Бульба Наталья: другие произведения.

1. Время больших игр. Входящий: омега. Файл обновлений Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 9.15*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление 20/01/2018

  
  

ВРЕМЯ БОЛЬШИХ ИГР

  История 1. ВХОДЯЩИЙ - ОМЕГА
  
  

Глава 14

  
  Год 2229. Дорджи. Столица Аракса
  19 июня. День/вечер
  
  К обеду, уже с утра осоловевший от жары город, казалось, окончательно расплавился. И если под одеждой, пусть и слегка, но спасал терморежим, то в легкие воздух попадал тяжелым, раскаленным.
  От стоянки, на которой бросил кар, до дома родителей идти было пару минут. В этом пекле их вполне хватило, чтобы вернулось уступившее работе раздражение.
  Его бы сорвать...
  Сорвать было на ком, но Корзун прекрасно понимал, что вряд ли поможет.
  - Не ожидал, - подойдя к подъезду, коротко бросил он поджидавшему Шульцу. В отличие от него этот был подтянут и бодр.
  - Так получилось, - небрежно пожал имперец плечом и чуть отступил в сторону, пропуская Корзуна вперед.
  - Елена пригласила или сам напросился? - приняв ситуацию, Игнат открыл дверь. Вошел первым, поймав себя на мысли, что присутствие Шульца за спиной позволяет чувствовать себя прикрытым.
  - Решение было обоюдным, - обошелся тот без конкретики.
  - Ну, если обоюдным... - не без усмешки протянул Корзун, останавливаясь на лифтовой площадке. - Мне показалось, что у Соболева с ним свои счеты, - решительно развернулся он к Генриху.
  О ком именно спрашивал, уточнять не стал. Сомнений, что Шульц уже был в теме, у Игната не было.
  - Есть такое, - Генрих взгляда не отвел. - У Соболя врагов значительно больше, чем друзей.
  - Что так? - приподнял бровь Корзун.
  До двух, когда обещал быть, оставалось еще три минуты. Для полной откровенности не хватало, если слегка подкормить любопытство.
  - Неудобный он, - коротко ответил Шульц.
  - И этот среди них?
  - Не так однозначно, - без малейшего напряжения, словно не откровенничал не тему собственного шефа, отозвался Шульц. - Было время, он под всю группу копал. То ли контрабанда, то ли кто-то из них сливал информацию.
  - И чем все закончилось?
  - Конкретно - не знаю, но когда искали переговорщика на площадь, работать с Соболем командир группы отказался. Пока не придавили сверху.
  - Разносторонний он, ваш Соболев, - скептически заметил Корзун. Потом провел рукой рядом с панелью лифта. - Ты насчет Ленки серьезно или как? - резко сменил он тему.
  - Как сложится, - сдвинулся Шульц, вставая рядом. - Я бы хотел забрать их с Мариной с собой. Не сейчас, так позже.
  - Забрать, значит... - протянул Корзун с намеком.
  - Это тоже будет нашим обоюдным решением, - опередив, вошел Генрих в кабину лифта.
  Игнат хмыкнул - эти имперцы умели возвращать жизни соответствующий градус, и последовал за ним.
  - Ты ведь знаешь, что я хочу сказать? - уточнил он, развернувшись к закрывшейся дверце и вновь оставив Шульца за спиной.
  - Что отрежешь мне все лишнее, если я позволю себе ее обидеть, - произнес Шульц. - Я никогда не был женат, - неожиданно для Игната продолжил он. - Просто знал, что однажды встречу свою женщину и ждал, когда это случится.
  - Красиво звучит, но...
  - Давай на этом остановимся, - перебил его Шульц. - Я сказал все, что...
  Кому-то из них точно повезло. Лифт успел остановиться, дверная панель - уйти в сторону, выставив напротив открытой двери, рядом с которой стояла Елена.
  Словно знала...
  'Словно' в этом ракурсе точно было лишним.
  - Поговорили? - нахмурившись, перевела она взгляд с одного на другого и обратно.
  И вот это... один... другой...
  Был в этом смысл.
  Оставалось понять: какой?
  
  
  Слова. Слова. Слова...
  Их было много. О том, каким он был. О том, как переступал через невозможное. Как искал и находил. Как вытаскивал на себе друзей. Как делился последним глотком питательной смеси. Как умел молчать. Как радовался чужим успехам, скромно принимая свои. Как был верным, отдавая себя только одной работе и одной женщине. Как многое мог бы сделать, если бы не...
  Каждый, кто выходил на трибуну, находил их. Слова, ложившиеся кусочком в пазл, которым был его отец.
  Об этой стороне жизни своих родителей Игнат знал.
  Как оказалось, далеко не все.
  - Смерть забирает лучших, - вместо соболезнования, произнес остановившийся напротив них мужчина. Возраста ушедшего отца. Да и внешне... нет, не похож, но что-то общее в них было. Твердость. Упертость. - Женька был лучшим, - с легким поцелуем коснулся он губами щеки уставшей, но все еще сильной матери. - Ты знаешь, если понадобится что-то...
  - Я этого никогда не забывала и не забуду, - улыбнувшись с мягкой грустью, чуть хрипловато произнесла он - Спасибо, Славочка. Ты ведь...
  - Я буду рядом, - кивнув, что про поминки не забыл, передвинулся мужчина к Корзуну. Протянул руку. - Вячеслав Бойко. Друг твоего отца.
  - Игнат, - представился и Корзун, хотя и был уверен, что уж имя сына друга тот должен знать. - Это...
  - Ты все хорошеешь, Леночка, - обнял сестру Бойко. Посмотрел на стоявшего за ее плечом Шульца. - Вас можно поздравлять?
  Прощание было странным, больше похожим на встречу старых друзей. Если бы не черные платья на женщинах, да строгие костюмы у мужчин... Ну и запах медикаментов. Легкий, но навязчивый.
  Насчет помещения в Управлении внешней геологоразведки Корзун договаривался сам. Был уверен, что вся процедура окажется лишь формальностью, но ошибся - довольно большой зал оказался забит.
  Но поразило Игната не только это. Равнодушных среди присутствовавших его цепкий взгляд не заметил.
  - Спасибо, дядя Слава, что пришли, - очень похоже на то, как сделала это мать, улыбнулась Елена. Позволила себя обнять. И даже задержалась в кольце крепких рук. - А поздравлять пока... - отстранилась она. Оглянулась.
  - ...уже можно, - закончил Шульц, - но мы оставим этот повод для другой встречи. Генрих, - сдвинувшись, первым протянул он руку. - Генрих Шульц.
  - Рад, - Бойко ответил на приветствие. - Очень рад. - Потом посмотрел на мужчину и женщину, что дожидались своей очереди высказать слова сожаления, и перевел взгляд на Игната. - Мы не могли бы... - кивнул он в сторону.
  - Присмотри, - попросил Игнат Шульца - не знак доверия, скорее уж, вынужденное смирение со сложившимися обстоятельствами, и последовал за Бойко к окну, рядом с которым были выставлены столы с освежающими напитками.
  В зале было и прохладно, но...
  Большинство из тех, кто пришел, был уже не молод.
  - Мать твоя сдала, - дождавшись, когда Игнат подойдет, Бойко взял бутылку с водой.
  Открыл, тут же наполнив два стакана. Отпил из одного, бросил взгляд на постамент, на котором рядом с портретом старшего Корзуна стояла урна с его же прахом.
  - Она справится, - уверенно произнес Игнат, отметив про себя еще одну странность. Несмотря на то, что был здесь чужим, принимали его за своего. Словно вот это... сын, ставило на одну ступень с остальными.
  - А я разве сказал, что не справится? - несколько ворчливо протянул Бойко. - Этот Шульц, он ведь имперец?
  - Вам бы...
  - Помотался бы с наше, да повидал, сколько нам довелось, не удивлялся, - перебил его Бойко. - Мотнул головой, словно отгоняя от себя вставшие перед глазами видения. - Мужик он нормальный, Ленке с ним хорошо будет. Я таких, как он, знаю. Надежные. Крепкие. Раз и на всю жизнь. А вот о матери тебе придется заботиться. Ну и...
  - Отца еще не похоронили! - жестко отрезал Корзун, догадываясь, о чем тот собирался сказать.
  - А я и не тороплюсь, - твердо произнес Бойко. - Лезть в душу не буду, но и одну не оставлю. От тебя-то...
  - Что ты хочешь?! Благословения?! - оборвал его Корзун.
  Внутри дернулось...
  Сначала - злостью, потом - осознанием. Пока был жив отец, Игнат мог быть сам по себе. Когда отца не стало...
  Здесь тоже была ответственность. Но теперь уже за семью, в которой он неожиданно для себя оказался старшим.
  - Я хочу предложить ей поработать в нашем институте, - совершенно спокойно, продолжил между тем Бойко. - У нее опыт. У нее умение находить общий язык. Ты не думай, - с какой-то внутренней болью посмотрел он на Корзуна, - я и раньше предлагал, но она ведь знала, что Женьке осталось...
  - Я не против, - остановил его Корзун. - Если сумеешь уговорить, пусть так и будет.
  Еще бы вчера...
  Сегодня слова дались легко, став такими, какими и должны были быть.
  Нацеленными не на прошлое - на будущее.
  
  
  ***
  
  Эта четверка в команде Соболева была особенной. И остальные хоть куда, но эти...
  Все - бывшие.
  Рус из так называемой золотой молодежи, сыночек богатых родителей. Дэйм - его телохранитель-наставник, а теперь еще и лучший друг. Виктор - восходящая звезда дипломатического корпуса. Тони...
  Тони была отдельной историей, но именно она свела двоих из них вместе, столкнув однажды лбами в ночном клубе.
  Единственная дочь офицера спецназа. Красавица, каких поискать. Умница. Глаза - нежно-голубые. Взгляд... Тяжело мужикам от такого. Слишком много намеков и обещаний. Фигурка из тех, когда все на месте и все в меру. И посмотреть, и подержать.
  Сейчас Тони было двадцать восемь.
  А тогда...
  В шесть Тони Брэкстон говорила на четырех языках. В девять стала победительницей соревнований по рукопашному бою в своей возрастной категории, приняв серебряную ветвь - символ доблести, из рук самого императора. Три года спустя повторила результат, тут же его затмив - угнала с полигона бригады, командовал которой ее отец, боевой катер и разбила его во время не совсем удачной посадки.
  Трудно сказать, чем все могло закончиться, если бы не Ирвин, на самом пике скандала обратившийся со страниц центральных информагентств с открытым письмом к Его императорскому величеству.
  В нем, на фоне размышлений о судьбе талантливого ребенка, до которого никому не оказалось дела, он рассуждал и о скрытой дискриминации, сложившейся в Империи по отношению к женщинам. С одной стороны, закон не запрещал им проходить военную подготовку наравне с представителями сильного пола. С другой, условия этой самой подготовки были таковы, что родители добровольно отказывались от будущих преференций, которая давала служба на благо империи, в пользу душевного и телесного здоровья своих дочерей.
  А ведь достаточно было создать отдельные воинские подразделения, учитывавшие специфику и нюансы развития женского организма, чтобы не только получить дополнительный военный контингент, способный при необходимости полноценно выступить на защиту своего Отечества, но и нивелировать сложившуюся ситуацию, когда женщины все более отчетливо исключались из активной общественной жизни.
  Как и следовало ожидать, СМИ с огромным удовольствием уцепились за горячую тему, раздув ее до размеров вселенской катастрофы. Ну а Тони Брэкстон с ее устремлениями стала символом. Юная девушка... совсем еще девочка, бредившая техникой.
  Спустя недели две, когда стало ясно, что пожар только разгорается, Его императорское величество отдельным указом инициировал создание 'Небесных ласточек' - женского аналога 'Имперских соколов' и торжественно открыл дополнительный факультет в подготовительном командном колледже.
  Особого результата это не принесло. Если не считать судьбы Тони, которая сделала крутой поворот, спустя несколько лет приведя ее на курс экстремальных переговорщиков, который вел Соболев, а потом и в тот ночной клуб, где в пьяном угаре схлестнулись Рус и Виктор.
  Теперь эти четверо - Дэйм пришел последним, были в его команде особой мобильной группой. Молодые, дерзкие, легкие на подъем...
  Считаться хорошо подготовленными профессионалами это им не мешало.
  Вот и теперь. О том, что на контроле сегодня как раз эта компания, Соболев знал, но Тони зацепил только на подходе к отелю, в котором находилась точка эвакуации.
  Впрочем, она и не скрывалась. Стояла у него на пути. Щурилась от яркого света, растерянно оглядывалась по сторонам...
  Легкий сарафан с огромными ярко-желтыми цветами делал ее то ли невинной, то ли наивной. Маленькая сумочка, в которую девушка вцепилась двумя руками, добавляла испуга. Две светло-русые косы до самого пояса - трогательности.
  Расскажи кому, что за глаза ее называли гадюкой, ни за что не поверят.
  - Вам помочь? - наслаждаясь естественностью, с которой девушка отыгрывала роль, подошел к ней Соболев. - Вы что-то...
  - Шеф, в чем мы провинились? - негромко спросила она, с искренней обидой посмотрев на него снизу вверх. - Полдня по жаре!
  - А это - не ко мне, - чувствуя, как чуть, но отпускает подспудное напряжение, восстановил справедливость Соболев. - Это - к Эдвину.
  - Прошу меня простить, шеф, - с преувеличенным сожалением вздохнула Тони. - Вопрос считаем риторическим.
  Прокомментировать ее слова Соболев не успел - их отношения со Старком тоже были отдельной историй. Тони мило улыбнулась, произнесла слова благодарности, вроде как за оказанную помощь, и отошла, направляясь в сторону художественной Академии.
  Соболев постоял еще минутку - на девушек ему сегодня везло, потом развернулся, подумав о том, что Шульц был прав. Не только Эдвин пропитался необходимостью пусть и незримо, но всегда быть у него за спиной. Соболев и сам привык, что прикрыт.
  Это не значило, что позволял себе расслабляться, но...
  Вот это... не один, дорогого стоило.
  Отель для родственников ветеранов и участников военных действий, проходивших лечение в находившемся поблизости медицинском центре, нельзя было назвать шикарным. Скорее, добротным, качественным. Не пустить пыль в глаза - обеспечить теплый, ненавязчивый уют.
  Неяркое освещение, легкая прохлада, приятная глазу зелень растений, выставленных по всему периметру холла.
  Невысокий потолок, мягкое покрытие пола, деревянная стойка, выглядевший вполне аутентично колокольчик для вызова администратора. Несколько столиков. Кресла, обитые тканью.
  - Ром? - Эдвин поднялся с одного из них, как только Соболев вошел.
  - Как Грэг? - сделав вид, что не понял вопроса, уточнил он. Потянул носом, уловив пусть и слабый, но аромат кофе.
  Под ложечкой тут же засосало, напомнив, что с едой у него с утра не заладилось.
  - Трудно сказать, - нейтрально заметил Старк, приняв правила игры. - А вот Ричард доволен. У них нашлись то ли общие знакомые, то ли общие дела.
  - Это - хорошо, - словно бы невпопад произнес Соболев. Посмотрел на девушку-администратора, которая вышла из скрытой панелью комнатки и встала за стойку.
  Внешне не придерешься - профессионально-услужливая улыбка, легкие, привычные движения, но в списке сотрудников отеля ее не было, что наводило на мысль об особом отделе, уже успевшем вписаться в антураж.
  - Крот на месте? - посчитав, что увидел достаточно, направился Соболев к лестнице.
  Можно было и на лифте...
  Третий этаж даже на разминку не тянул.
  - На месте, - Эдвин обошел на повороте. Поднявшись на площадку между этажами, остановился и развернулся, загородив собой проход. - Соболь, тебе не кажется...
  - Кажется, - остановил его Соболев. Эдвин был прав. Он и раньше всю эту историю тянул не в одиночку, теперь же... - Распорядись насчет чего-нибудь пожевать. А я пока...
  
  
  Про общие дела или общих знакомых Старк не ошибся. И хотя явственно это не звучало, но ударившая в нос смесь сигарного дыма и тяжелого, со смолянистым привкусом, аромата коньяка, говорила сама за себя. Эти двое не просто нашли друг друга. Они искренне наслаждались этим фактом.
  Жаль, его появление в номере спугнуло оказавшуюся хрупкой идиллию. Грэг, только и дав Соболеву слегка осмотреться, прихватил со стола дутую бутылку и довольно тяжело приподнялся:
  - Роман Георгиевич! Рома...
  Очень хотелось поверить, но взгляд осведомителя пусть и на мгновение, стал трезвым, лишая происходящее очарования.
  - Похоже на встречу старых друзей, - усмехнулся Соболев, проходя мимо стола к окну. - Вы раньше не...
  Грэг дождался, когда он обернется, и только тогда мотнул головой. Мол, не приходилось. Потом, словно прося подтвердить, посмотрел на вальяжно раскинувшегося в кресле Ричарда.
  Подобная поза подошла бы больше несколько надменному Ирвину, но и средний из Кляйнов смотрелся в ней весьма впечатляюще.
  - Может, обойдемся без предисловий? - чуть подался он вперед, когда и Соболев перевел на него свой взгляд.
  - Может, и обойдемся, - задумчиво протянул Соболев.
  Несмотря на факты, сложившиеся в четкую, лишенную темных пятен картинку, Роман в нее не верил. Не потому что были доказательства, потому что чутье твердило, что здесь все не так просто.
  Впрочем, с 'просто' он значительно преуменьшил. Разработанная против них многоходовка выглядело весьма достойно. Достаточно, чтобы быть запечатленной в учебных пособиях для сотрудников стратегических отделов спецслужб.
  Еще один брошенный в окно взгляд - сто восемьдесят метров до ограждения, за которым начинался парк медицинского центра, и Соболев, по пути прихватив стул, вернулся к столу:
  - У тебя остался кто-нибудь на Лебар? - присел он напротив Грэга.
  - Хоршев? - нахмурился Уиллер. Потянулся за сигарой. Вставив ее в рот, откинулся на спинку кресла и затянулся.
  Морщинки ушли со лба, лицо разгладилось, став не только расслабленным, но и одухотворенным.
  - Ром, это ведь тот самый Змей? - не открывая глаз, осторож... аккуратно поинтересовался он.
  - Тот самый? - уточнил Ричард. Позу он так и не сменил, продолжал сидеть, подавшись чуть вперед.
  - Это - старая история, - медленно выдохнув, произнес Грэг. - Мы еще с его отцом...
  - С Филином? - удивился Ричард.
  - Если ты про Лиса, - искренне улыбнувшись, открыл глаза Грэг, - то с ним я тоже знаком.
  - Как же тесен этот мир... - вроде как, сетуя, протянул Ричард.
  Соболев и не хотел, но был вынужден согласиться.
  Хитрый Лис, мудрый Филин и хитромудрый Звездочет.
  Кевин Кляйн - отец Ирвина, Георгий Соболев - тоже отец, но уже его, Романа, и Майкл Радзинцев.
  Гордость отдела стратегических операций. Легенды, ставшие такими еще при жизни.
  Учитель и два его ученика...
  - Да, есть там у меня парочка старых друзей, - довольно резко выпрямился Грэг. - Но это - смотря кто тебе нужен.
  - Мне нужен крайне осторожный слив, - не задержался Соболев с ответом. - Но - быстро.
  - Крайне осторожный и быстро... - повторил, посмотрев на него Грэг. - И что он должен...
  - Он должен слить, что я ищу информацию на некую Эльзу Раубер и ее близкое окружение. С упором на 'я' и близкое окружение.
  - И больше никаких имен? - переспросил Грэг.
  - И больше никаких имен, - повторил Соболев, поднимаясь. - Ты в курсе, что дальнейшие переговоры Ирвин решил спихнуть на тебя? - свернув тему, обратился он к Ричарду.
  - Да, он меня уже обрадовал, - совсем невесело улыбнулся тот. - Уже решил, кого оставишь на прикрытии?
  - Шульца и Барлинга, - не задержался Соболев с ответом. - Если ты не против, конечно.
  - Я - не против, - поднялся и Ричард. Кивнул на дверь: - Они ведь не знают...
  - Давай, каждый из нас займется своим делом, - миролюбиво усмехнувшись, оборвал его Роман.
  И неважно, что некоторые моменты ему и самому не нравились...
  О недоверии речь не шла. Не там, где касалось Ричарда или того же Грэга. А вот предосторожность...
  Та ниточка, за которую не без их помощи тянула Карина, была толстой и надежной.
  А вот его...
  Его была слишком тонкой, чтобы не опасаться оборвать.
  
  ***
  
  Пахло больницей, духами Карины и опасностью.
  Старпольский попробовал шевельнуться, остро реагируя на эту смесь, но тело было вялым, отказываясь подчиняться рассудку.
  - А вот и наш болезный проснулся, - успокаивая, раздалось совсем рядом.
  - Шутки у тебя, Николай! - в унисон его брату хмыкнула Карина.
  - Армейские у меня шутки, - хохотнул тот, продолжая пикировку. - Одноизвилистые.
  Влад как раз в этот момент сумел открыть глаза, так что видел, как Карина двинула огромного по сравнению с ней Николая по плечу, тут же скривившись от боли:
  - А предупредить?! - зашипела она, с нежностью поглаживая отбитый кулак.
  - А подумать? - поправив едва не свалившийся одноразовый халат и подмигнув ему, в том же духе поинтересовался старший братец. Тут же пошел на попятный, сгреб Карину в свои тяжеловесные объятия. - Ну, извини, малышка. Не ожидал, что ты сегодня такая кровожадная.
  Карина попыталась вывернуться...
  Влад не сдержался, сначала всхлипнул, побаиваясь, что от смеха дернет болью, но когда опасения не подтвердились, засмеялся, ловя себя на том, что счастлив.
  Счастлив, что все закончилось так, а не иначе. Что мир продолжал существовать не сам по себе, а вместе с ним. Что тело, хоть еще и слабое, но уже не безвольное. Что рядом те, за кого...
  - А ему ржать-то можно? - отреагировав на его смех, вроде как с беспокойством поинтересовался Николай. Карину из объятий он так и не выпустил.
  - Ему и ржать можно, - не прекращая попыток вывернуться - приемы самообороны против этой машины для убийств не действовали, несколько придушенно выдала Карина. - И даже петь. Врач сказал, только не вставать.
  - Ну, если так... - Николай, отреагировав на его укоризненный взгляд, нехотя избавил Карину от своей опеки.
  Потом передвинул стул ближе к кровати, сел, тут же вновь продемонстрировав свою пакостливую натуру - приглашающе ударил ладонью по колену, предлагая Карине устроиться со всеми удобствами.
  Карина фыркнула, мотнула головой.
  У нее почти получилось выглядеть беззаботной.
  Почти получилось...
  - Корзун? - поймав себя на том, что счастье оказалось эфемерным, резко выдохнул Старпольский.
  Внутри все-таки пробило, но эта боль была другой. Выглядела, как физическая, но корнями уходила значительно глубже. До самого нутра. До...
  - Это он про вчерашнего? Того, наглого? - словно не услышав, как дрогнул голос Влада, обернулся Николай к Карине. Когда та кивнула, преувеличенно тяжело вздохнул и с явным сожалением посмотрел на брата. - Не дружил бы ты с этими прохвостами. Это же особый...
  - Мне дяде так и сказать? - подходя к Николаю и вновь замахиваясь, примериваясь к удару по лысому затылку, не без язвительной иронии поинтересовалась Карина.
  Тот попытался съежиться, что при его комплекции было весьма нелегкой задачей, потом испуганно отстранился.
  - Я все понял, - слегка расслабившись, хмыкнул Влад. - Только байки и анекдоты.
  - И сказки... про девочек, - тут же поддержал его Николай, поучительно выставив вперед указательный палец. - И никаких трупов.
  Звучало, как надежда. Никаких...
  - Цел твой Корзун, - 'сжалилась' над ним Карина. - На похоронах отца. А то бы уже...
  - Это хорошо, что цел, - не скрывая облегчения произнес Старпольский.
  На этот раз попытка приподняться удалась. Конечно, не без помощи Карины и Николая, которые и подложили подушку, и придержали, но все-таки с его участием.
  Когда отдышался и огляделся - палата совсем чуть-чуть не дотягивала до фешенебельного номера, Карина уже сидела на том самом стуле, а старшой стоял за ее спиной.
  Едва ли не символично.
  - Это - официальный допрос? - попытался он... пошутить.
  - А есть в чем каяться? - Карина подхватила шутку, но тут же свела ее в ноль. - Твое дело у Лукьянова, но ему, как ты понимаешь, и без тебя есть, чем заняться.
  - Так я вроде как главный... - едва ли не обиженно заметил Влад. Машинально кинул взгляд на табло времени.
  Он уже приходил в себя на госпитальной койке. Один раз только и успел, что открыть глаза и тут же их закрыл, вновь падая в забытье. В другой...
  Корзун тогда мог отправить его с вызванной бригадой, но поехал сам. Сожаления о том, что Влад старался даже не дышать, чтобы собственным дыханием не размыть границу между реальностью и тем, что создавал взбесившийся после допросов с пристрастием мозг, вряд ли испытывал, но продолжал оставаться рядом, пока очередной укол не отключил Старпольского и от того, и от этого.
  Раздражающий фактор.
  Фактор стабильности.
  Когда 'свет' включился, майор оказался первым, кого Влад увидел. Усталый, слегка заросший...
  На извинения тоже не тянуло. Просто Корзун делал то, что считал правильным.
  - Влад... - Карина пересела на край кровати. Взяла его ладонь в свою. Чуть сжала, делясь не только силой, но и тем, к чему и слов не подобрать. - Мы...
  - Прорвемся, - согласился Старпольский.
  Не с ней согласился. Сам с собой.
  - Влад, история может быть значительно серьезнее, - словно не услышав, продолжила Карина. - Есть версия...
  - Импульсник, из которого в тебя стреляли, с Корсы, - перебил ее Николай. Карина нахмурилась, но его брат недовольства даже не заметил, тут же продолжив: - И он совершенно точно прошел через мои руки.
  Влад, выравнивая сорвавшееся дыхание, на мгновение закрыл глаза. Такие совпадения, как это...
  - Твоя ДНК ушла на сторону, - голос Карины заставил вновь посмотреть на нее. - Есть предположение, что это - весточка из прошлого.
  - Мне было четыре года, - хрипло произнес он, отказываясь принимать сказанное. - Что я могу...
  - А разве дело в том, что ты можешь или не можешь? - чуть склонила она голову, намекая на возможные родственные связи.
  - Меня проверяли по всем открытым базам, - уперся Влад. И ведь сам все понимал...
  Детство он помнил. Помнил темноту. Ужас, от которого тело била крупная дрожь. Помнил взрывы, огонь, запах гари. Помнил, как кричал, когда прямо в лицо ударило светом.
  Не забыл, как вдруг все вздрогнуло, как начала заваливаться стена. Как его выдернули из щели грубые металлические руки. Как подняли...
  За матовым щитком оказалось отнюдь не чудовище, которого он боялся. Самые обычные человеческие глаза смотрели на него так, что хотелось плакать.
  И он заплакал...
  Вот эти темнота, страх, слезы, и стали рубежом, с которого началась жизнь. Ничего - до, все - после.
  - На Корсе всегда легко было скрыться, - вырывая из воспоминаний, словно невпопад заметил Николай. - На добыче идентификаторы не проверяли. Да и потом...
  О чем сказал старшой, Влад прекрасно понял.
  Последние лет двести на Корсе редко когда было спокойно. У Альянса всегда хватало проблем, так что руки до находившейся у черта на рогах планеты, доходили редко. К тому же, ничего такого, что нельзя было обнаружить в более благоприятных местах, там не находили.
  Но это - с одной стороны. С другой...
  С другой был тот факт, что это были хоть и ненужные, но свои территории, на которые имел виды подгребавший все под себя конгломерат Хоршев.
  Потому и повторялось с завидной регулярностью. Хоршев, не сильно-то и скрываясь за действиями наемников, заявлял о своих притязаниях. Альянс, вспоминая об обязанностях по защите, прописанных в Декларации прав вошедших в объединение планет, отправлял подразделения, которые вычищали всех, кто оказывался не в то время и не в том месте.
  Затем наступало время затишья, когда дипломаты и соответствующие службы пытались найти виновных, а простой народ зализывал раны и учился жить, как прежде. И... все начиналось сначала.
  Сама планета добродушием к людям не отличалась. Полоса жизни вдоль экватора - диапазон температур позволял не просто существовать, а существовать в довольно приятной обстановке, все остальное - условия эксперимента на выживаемость.
  Но имелись на Корсе и странности. Несмотря на суровость обстоятельств, смертность, не связанная с технологическими авариями и военными действиями, была довольно низкой, а вот продолжительность жизни...
  Причину феномена ученые так и не выявили - то не хватало денег, то слишком коротким оказывался промежуток мирного существования, но с тех пор, как данный факт стал достоянием общественности, борьба за планету разгорелась с новой силой.
  Военная база на орбите планеты частично решала эту проблему. Ну а то, что в качестве вооружения на ней должны были использоваться те самые внеатмосферные робототехнических комплексы с модификантами поколения четыре плюс, о поставке которых договаривались с 'Империал армилла'...
  Могло быть и совпадением.
  Могло и нет.
  - Я разговаривал с отцом.
  Карина сильнее сжала ладонь Влада, словно предупреждая.
  - Его об этом никто и не спрашивал, а сам он предпочел промолчать, но...
  - Но... - поторопил Влад, когда брат затянул паузу.
  Николай был прав. Отца никто и никогда...
  Было время, когда Старпольский хотел узнать, кто его настоящие родители.
  После очередной проверки по доступным базам, он поставил точку, признав, что все, что имеет, значительно важнее потерянного.
  Тогда это казалось правильным. Теперь...
  - Вот это было у тебя на руке, - Николай достал из кармана узкий браслет белого металла, протянул.
  Карина отпустила его ладонь, когда Влад взял пришедшую к нему из прошлого вещь, поднялась, встав рядом с его братом.
  - Мы с Николаем решили, что это - другая история. И если ею заниматься...
  Влад предпочел ничего не говорить, просто кивнул. Этой историей он действительно предпочел бы заняться сам.
  
  
  
  
  
  Внимание! Общий файл обновляться не будет.
  Полная версия романа выкладывается:
  ПРОДОМАН
  ЛИТНЕТ
  Через два дня после завершения роман перейдет в статус платных.
Оценка: 9.15*48  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Я - твоя королева!" (Приключенческое фэнтези) | | М.Кистяева "Безопасник" (Женский роман) | | М.Ваниль "Влюбленная в сладости" (Женский роман) | | С.Казакова "Судьба на выбор" (Магический детектив) | | А.Стасина "Я рожу от тебя детей" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Предназначенная" (Попаданцы в другие миры) | | М.Славная "Спорим, ты влюбишься?" (Женский роман) | | И.Триш "Неучтенная невеста" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"