Викулов Петр Иванович: другие произведения.

Свободный среди звёзд: пилот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.50*251  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он не спецназовец и не доктор многих наук. Да что там, зачастую он просто не отличается умом и сообразительностью. Ему по жизни не везёт. И однажды не повезло настолько, что умудрился попасть в плен космическим работорговцам, вместе с ещё несколькими тысячами землян. К счастью, рабом нашему герою побыть не довелось - его освободили. Но теперь перед юношей стоит извечный вопрос: "Что делать?" В Звёздной Империи Ротар перед бывшим рабом открыты все дороги. При условии, что у тебя достанет денег купить билет.

  Пролог
   С шипением растворились гигантские ворота грузового шлюза. Сотрясая металлические переборки вибрацией, под потолком дока прошёл военный буксир. Словно хвост неведомого животного, сзади него болталось несколько сцепленных в цепочку больших стальных контейнеров, выполненных в форме неправильной шестигранной призмы. Развернувшись на "пятачке", буксир занёс этот хвост над грузовой площадкой и сбросил его. С оглушительным грохотом контейнеры соприкоснулись с металлом площадки.
   - Эй, полегче, не руду всё же везёшь! - заорал кто-то из разгрузочной команды.
   "Бесполезно", - усмехнувшись, подумал пожилой мужчина в флотском мундире со знаками различия командор-майора, - "он тебя не услышит". И уже лично вышел на связь с пилотом буксира.
   - Полегче, лейтенант, там всё же люди, как-никак. Хоть и дикари.
   - Виноват, господин командор, исправлюсь! - бодро отрапортовал пилот.
   Раскаяния в его голосе не чувствовалось совершенно. Ещё раз усмехнувшись, командор-майор направился к другой грузовой площадке. Там уже вскрыли привезённые ранее контейнеры, и теперь один за одним вылавливали из его внутренности саркофаги анабиозных капсул и складывали их на грузовые тележки. Те, словно муравьи, сновали до ворот дока и обратно.
   - Ну как наши спасённые, господин капитан? Мертвяков много?
   Командующий разгрузочной командой капитан, пышногрудая девица с грубоватым лицом и непослушными рыжими локонами, выбивающимися из-под кепи, развернулась и небрежно отдала честь.
   - Никак нет, господин командор! Даже удивительно, все "зелёненькие".
   Капитан имела в виду, что у всех разгружаемых капсул индикаторы контроля за процессами жизнедеятельности заключённых внутри людей светились успокаивающим зелёным цветом.
   - Это радует, - сухо отозвался мужчина. - Продолжайте. По завершении разгрузки этой партии отчёт по форме.
   Капитан сдержанно кивнула.
   - Диспетчерская? - снова задействовал внутреннюю связь командор-майор. - Сколько там ещё?
   - Ещё одна партия, господин командор. Последний буксир.
   - Принято. Передайте этим чертям, чтобы не бросали контейнеры на пол, будто бомбы с орбиты. Бомбометание пусть лучше на тренажёрах отрабатывают.
   Закончив разговор, мужчина впрыгнул на одну из тележек с саркофагом, уцепившись рукой за управляющую консоль. Платформа накренилась, пока управляющий антигравитационной подушкой контроллер не среагировал на изменение центровки груза и не перераспределил нагрузку. "Как мальчишка, клянусь Небом", - сердито подумал на себя командор-майор. - "Подчинённые же смотрят!" Но ничего не мог с собой поделать. С детства любил кататься на антигравитационных повозках, прицепляясь к ним сбоку. С самого голодного, проведённого в портовых трущобах детства.
  
   - Докладывай, полковник, - сухо бросил он сухопарому брюнету в безукоризненно сидящей форме медицинской службы и знаками различия подполковника.
   - Разгружено четыре тысячи сто двадцать восемь капсул, господин командор. Прошу прощения, уже двадцать девять. Пустых нет. Жизнедеятельность, судя по индикаторам, в норме. Но это ненадолго, господин командор.
   - Потрудись чётко выражать свои мысли во время доклада, полковник, - поморщился командор-майор. - Что значит "ненадолго"?
   - Прошу прощения, господин командор. Аккумуляторы. Их хватит максимум на пару суток. Потом наши спасённые начнут умирать.
   - Ну так подключить саркофаги к питанию! - недоуменно бросил он. - Не вижу проблемы, полковник.
   - Проблема есть, господин командор-майор, - упрямо возразил офицер медицинской службы, нарочито полно упомянув звание собеседника. - Даже с подключённым питанием люди могут умереть. В любой момент, господин командор. Ты готов взять на себя ответственность?
   - А ты, полковник, значит, не готов? - осведомился командор, неприязненно глядя на нахала.
   Тот промолчал. Впрочем, ответ был очевиден.
  
   До прибытия обещанного транспортника больше недели. Если за это время хоть один из бывших рабов, так удачно отбитых патрулём от работорговцев, умрёт, ему, лично ему, коменданту базы, придётся нести за это ответственность. Всё-таки официально это разумные существа, в какой бы клоаке мира их не нашли эти проклятые ламийцы. Кодекс Содружества не позволяет в ситуации, опасной для жизни, бросать на произвол судьбы разумное существо, если есть возможность его спасти. А законы Империи прямо приказывали принять все меры к тому, чтобы принять освобождённых рабов и способствовать получению ими имперского гражданства.
   - И что ты предлагаешь делать, господин подполковник? - от сочащегося сарказма командор не заметил, как сам перешёл на полное звание.
   - Нужно их пробудить, господин командор.
   - А если они сдохнут при пробуждении?
   - Устав предписывает принять меры к спасению жизни разумных из опасной ситуации, - уклонился от прямого ответа подполковник. - Лежать в капсуле - это опасная для жизни ситуация. Мы не можем их там оставить.
   - А что если они всё-таки сдохнут при пробуждении? - настойчиво повторил командор свой вопрос.
   - Мы предпримем все меры, чтобы этого не случилось, - ответил медик, глядя коменданту прямо в глаза. - А если в некоторых случаях принятых мер окажется недостаточно, нашей вины в этом не будет. Мы действовали по уставу.
   "Тебе же плевать на этих рабов", - подумал командор, - "Главное, чтобы твоя задница осталась чистой". По уставу, надо же. Мы не можем оставить пьяного лежать в луже, есть вероятность, что он захлебнётся и умрёт. Лучше мы стукнем его палкой по голове и вытянем из лужи тягачом, зацепив трос за ноги. А если он случайно умрёт при этом, то в этом нет нашей вины. Мы действовали строго по уставу.
   - Хорошо, начинай разморозку спасённых, как только подготовишь всё нужное для этого, господин подполковник, - бросил он. - Прими все возможные меры, чтобы не допустить летальных исходов.
   "А ведь и мне, по большому счёту, важней всего, чтобы моя задница осталась чистой", - с грустью подумал командор-майор. - "Старею. Где тот юнец, что нахватал полную грудь орденов, сбивая архов во главе бригады торпедоносцев, а потом получил командорский патент из рук самого Императора? Не слишком ли долго я сижу на этой базе?"
  
   Комендант стоял и скептически осматривал сваренные из металлической сетки сооружения. "Клетки", - размышлял он. - "Великое Небо, это же просто клетки. И мы собираемся держать здесь разумных? Чем мы тогда лучше ламийцев?"
   - Потрудись объяснить, что это ты тут придумал, господин подполковник?
   - Осмелюсь доложить, это совершенно необходимо, господин командор. Они не знают нашего языка. После того, как спасённые придут в себя, начнётся паника. Мы должны рассечь толпу на отдельные небольшие группы, только так можно надеяться их контролировать.
   - А мы не можем просто запереть их по отдельным кубрикам? - начал было командор-майор и тут же осёкся.
   По отдельным кубрикам. Дикарей, ага. Конечно, дикарей, кто ещё может работорговцам в саркофаг угодить? Что скажут нижние чины, после того, как вернуться в загаженные помещения? Так и до бунта недалеко. Может, необитаемые отсеки? Так они там разломают всё к демонам.
   - Это совершенно невозможно, господин командор, - запротестовал медик. - У нас нет столько персонала, чтобы контролировать восемь тысяч человек, разбросанных по отдельным помещениям.
   - А здесь ты надеешься их всех контролировать, полковник?
   - Так точно, господин командор! Под потолком есть камеры видеонаблюдения, картинки можно свести на один пульт и поставить там пост. Только...
   - Только?
   - Нам потребуется контингент для силового решения вопроса, господин командор. С помощью камер мы можем засечь начало беспорядков, но у нас нет достаточного числа санитаров, чтобы в любой момент вмешаться и пресечь.
   - И что же за контингент ты имеешь в виду, полковник? - осведомился комендант, начиная уже догадываться, куда клонит этот ублюдок.
   - Нам нужны военные полицейские, господин командор. Сотня, как минимум.
   - Наши ВП, конечно, подонки ещё те, - проворчал он. - Но я сомневаюсь, что вы наберёте среди них сотню добровольцев на такую работу.
   - Но...
   - Никаких "но", полковник! - отрезал комендант. - Только добровольцы. И ты лично будешь проводить собеседования. Можешь пообещать им премию в размере жалования, от моего лица.
   - Как прикажешь, господин командор, - недовольно отозвался медик. - Нам ещё понадобится что-то, чтобы их кормить. И какие-то ёмкости, куда они смогут гадить. По числу этих... отсеков. Разумеется, после того, как мы сможем отучить их гадить на пол.
   "Как изящно он назвал свои клетки", - усмехнулся про себя командор-майор.
   - Согласуй с технической службой, полковник. Пусть что-нибудь придумают.
  
   Он проводил глазами очередную пару санитаров, пронёсших мимо него на носилках женщину. Обнажённую.
   - А почему они все без одежды, полковник?
   - Они могут прятать там оружие, господин командор. Да и из самой одежды можно изготовить оружие. Удавку, например. Лучше лишить их такой возможности. Кроме того, их вещи необходимо продезинфицировать.
   - Но мы всё вернём этим несчастным, надеюсь? - сухо осведомился комендант.
   - Безусловно. Мы сложили их вещи в пакеты. Все пакеты подписаны.
   - Хорошо. А что они будут носить всё это время? Напоминаю, полковник, во многих культурах, даже варварских, существует табу на вид голого тела.
   - Мы выдадим им одноразовые пижамы из медблока, господин командор.
   - У нас есть на складе столько пижам? - удивился он.
   - Восемь тысяч наберётся, господин командор. Поносят несколько дней, пока не прибудет транспорт.
   "Неправильно всё это", - подумал комендант, качая головой. - "Неправильно".
  
  Глава 1
   Знакомый рёв сирены вырвал из объятий мучительного сна. Зашуршали по металлическому полу ладони, колени, спины, кого-то согнул приступ надсадного кашля, ему немедленно вторили ещё несколько человек. Павел сдержал порыв прочистить горло, хоть и с трудом. Оно саднило ещё ощутимо, хоть и не так сильно уже, как предыдущие дни. Зажглись и нехотя начали разгораться установленные под высоченным потолком светильники неизвестной конструкции, поднимающиеся с пола люди вполголоса переговаривались, в разграничивающих отдельные клетки проходах появились фигуры охранников с кухонными тележками. К каждой из них полагалось два охранника и один раздающий из заключённых, но последнего на фоне шкафоподобных громил заметить было не так просто. Раздающий доставал из поддона тележки глубокую миску и плюхал туда зачерпнутую из ёмкости кашеобразную жижу желтоватого цвета, потом миску через специальное отверстие в проволочной сетке передавал одному из узников в клетке. Один человек - одна миска. Охранники бдили, чтобы этот принцип не нарушался.
   В дальнем конце зала уже закончили утреннюю кормёжку и теперь из каждой клетки дежурный на пару с одним из раздающих выносил парашу. По-прежнему сопровождаемые парой охранников. С действием их электрошоковых дубинок многие уже ознакомились, причём на глазах у всех остальных заключённых, и повторять этот эксперимент никто не стремился. А за опрокинутую по неосторожности дурнопахнущую ёмкость, к примеру, наказание бы последовало незамедлительно. Павел успел одним из первых в клетке к этому заменителю туалета, освободил наполнившийся за ночь мочевой пузырь, потом отошёл к "своему" углу и чуть поплескал на руки водой из своей бутылки.
   Трёхлитровые пластиковые ёмкости с водой, одну на день в одни руки, в обмен на вчерашнюю пустую, начнут выдавать чуть позже, после того, как вынесут отходы жизнедеятельности. Парень сел прямо на твёрдый пол, благо что он тут хотя бы был тёплый, и стал ждать, когда до их клетки доедет какая-нибудь тележка. Остальные пять заключённых из шестёрки, ютившейся на квадратном, огороженном металлической сеткой клочке пространства со стороной примерно в три с половиной метра, занимались кто чем. Гул нескольких тысяч голосов, переговаривающихся под потолком гигантского помещения вроде ангара, наскоро превращённого в тюрьму, потихоньку усиливался, перекрикивались на незнакомом языке охранники.
   Начинался новый, вот уже четвёртый день их заточения.
  
   Сегодня в раздающих была знакомая. Эта же миниатюрная симпатичная китаянка подавала им еду и вчера вечером. Вообще, среди узников китайцев и прочих азиатов было много, как бы не две трети. Вот и в их клетке из шестерых человек четверо являлись выходцами из Поднебесной. А ещё, кроме русского Павла, здесь содержался здоровенный, под два метра, мускулистый скандинав. Настоящая "белокурая бестия", длинные волнистые волосы цвета зрелой пшеницы, голубые глаза, мужественное непреклонное лицо, наверняка на Земле от девок отбоя не было. Потомок викингов сидел в своём углу с отрешённым видом, уставившись в одну точку и не обращая внимания на поднявшуюся по поводу визита тележки суету.
   Впрочем, и Павел тоже счёл ниже своего достоинства бросаться в числе первых за миской, всё равно без еды не оставят, вместо этого откровенно любовался на китаянку. Женского пола среди заключённых хватало, но держали их отдельно от мужчин, в другой половине зала. Ещё и высокую перегородку поставили от стены до стены, препятствуя общению полов. Но в раздающие отбирали без всякой дискриминации, и обслуживали эти тележки весь зал, без разбора.
   Одета незнакомка была ровно так же, как и все остальные заключённые, а именно в оранжевые штаны с широкими штанинами и оранжевую же куртку. И то, и другое застёгивалось при помощи "липучек", то есть ленточек с липкой внутренней поверхностью, которая прилипала прямо к материалу одежды. Именно материалу, а не ткани, так как эта штука, подобно войлоку, состояла из множества переплетённых тонюсеньких волокон, смахивающих на синтетические, а не была соткана из отдельных нитей. Толщины в этом "войлоке" было меньше миллиметра, и продувался он насквозь, но воздух здесь тёплый, так что от холода никто не страдал. Подобрать девушке одежду по росту у охранников, судя по всему, не получилось. Штанины были закатаны несколько раз, рукава тоже, пола куртки запахивалась чуть не за спину. Обуви узникам не полагалось. Раздавая миски с едой, китаянка смущённо смотрела в пол и виновато улыбалась. Почему виновато, так и осталось для Павла неизвестным.
   Давясь, юноша быстро заглотал горячую, чуть сладковатую жижу и пальцами соскрёб остатки себе в рот. Ложек не давали. Успел ещё плеснуть в миску воды из бутылки и выпить. Соприкоснувшись со съедобной жижей, похожий на картон материал миски начинал размокать и очень быстро терял форму. Потом его также можно было съесть, на вкус, как пресный лаваш. Запил бывшую миску остатками воды, предварительно отмыв испачканные пальцы, и всё, завтрак окончен. Кормили здесь четыре раз в день, всегда одинаково, в независимости от времени суток, и не сказать, чтоб от пуза. Но и с голода пока никто не помер. Теперь параша.
   Сегодня у Павла была очередь дежурить. Узнал он это просто - после завтрака один из охранников ткнул в его направлении дубинкой и пробурчал что-то вроде "ур нака ии тбул". Слово "тбул" означало "дежурный", тем, кто не осилил эту нехитрую премудрость, очень быстро добавили ума посредством дубинок ещё в первый день. Похожим педагогическим приёмом заключённым вдолбили и обязанности, возлагающиеся на "тбул". Нужно было на протяжении дня следить, чтобы никто из заключённых в клетке не гадил мимо параши, не плевал на пол, не рвал выданную одежду и не затевал драк. В случае же, если это случится, позвать охранников и указать пальцем на виновного. Виновный тогда наказывался. Если же охранники не были вызваны, и самостоятельно обнаруживали беспорядок, наказывали также и дежурного. Но это только в "их" клетке. Дела, происходящие в соседних клетках, Павла волновать не должны. Поэтому юноша не беспокоился - народ тут подобрался смирный.
  
   Выносить туалет ему помогал другой записанный в раздающие узник, худой сутулый негр неопределённого возраста и одинакового с Павлом роста. Это, если перестанет сутулиться, а так чуть ли не на полголовы ниже. Негр постоянно бормотал себе под нос что-то ругательное на английском (Павел разбирал только "факинг", "мазафака" и "эссхол") и поминутно норовил сплюнуть на пол. Но воздерживался. А ещё он постоянно заходился в приступах кашля.
   Сама параша по своему виду напоминала низенький широкий бидон ёмкостью литров на пятнадцать и была снабжена двумя оттопыривающимися полукруглыми ручками из толстого прута. И откидывающаяся вбок крышка на одной петле с защёлкой, как у советских молочных бидонов. Всё это было сделано из светлого лёгкого металла, скорее всего алюминия. Чем-то этот сосуд неуловимо напоминал Павлу "дюар" с жидким азотом, который ему приходилось таскать, когда он ещё учился в универе. Выходить из клетки парню ещё не доводилось, поэтому дорогу ему показывал свободной рукой его помощник-негр, называя юношу "браза" в голос и "сноу", когда думал, что напарник его не слышит. Оба охранника шествовали сзади. Негров, кстати, среди заключённых тоже хватало, как и арабов. Европоиды были представлены в явном меньшинстве, едва ли один человек из десяти.
   Тащить "дюар" с дурнопахнущим содержимым пришлось в ту же часть зала, откуда прикатывали тележки с едой. Возле входных ворот перегородка, разделяющая зал, кончилась, и Павел впервые получил возможность заглянуть на "женскую" половину. Ничего особенного тут разглядеть не удалось. Те же люди, в таких же проволочных клетках сидят. Если б не характерные черты лица, да не оттопыривающие куртку выпуклости, и не длинные, в основном, волосы, не догадаешься даже, что женщины. Разве что запах другой. Нет, не то чтоб воняло, да и духами тоже не благоухало, откуда здесь парфюмерии взяться, но просто какой-то немножко другой запах. И тембр приглушённых голосов не такой.
   Парашу, вопреки ожиданиям, никто никуда не опорожнял. Просто ставили в одном углу зала заполненный сосуд, потом шли до другого угла и брали там точно такой же, но пустой и чистый. И тащили обратно в клетку. А заполненные бидоны, Павел своими глазами видел, охранники собственноручно ставили на здоровенные тележки с маленькими колёсиками, вроде тех, что на вокзале для перевозки багажа используются, и увозили вон. Это зрелище несколько поколебало уже сложившееся было мировоззрение юноши. До сих пор он был убеждён, что охранники грязной работой в принципе не занимаются, сваливая её всю на заключённых. И ещё на обратном пути парень увидел сцену, которая поразила его до глубины души. Какая-то женщина из клетки, похожая на индианку, спросила (!) охранника что-то на его тарабарском наречии, он ей ответил (!!), зашёл в клетку (!!!), дал какую-то штуковину и вышел обратно.
  
   Интересно, размышлял Павел, такую вольность охранник себе позволил, потому что имел дело с женщиной? Или существовала какая-то другая причина? К мужчинам в их клетки, насколько он помнил, охранники заходили исключительно с целью избить кого-то дубинками. То есть, не избить, конечно, им это не требовалось. Достаточно просто легонько ткнуть заключённого концом этой полуметровой палки, нажимая при этом кнопку у основания рукояти, и... Эффект, судя по виденному ранее, как от хорошего электрошокера. Хотя характерного звука электроразряда, наподобие тех, что показывают в фильмах, слышно не было.
   Вообще, охранники представляли из себя одну большую загадку. Начать с того, что никто ни разу не видел их лица. Да чего там лица, даже маленького кусочка открытой кожи. С ног до головы одетые в чёрные комбинезоны из грубой материи, тяжёлые высокие ботинки на толстой рубчатой подошве, чёрные перчатки, на головах шлемы, вроде мотоциклетных, с вечно опущенными черными непроницаемыми взгляду забралами. Вроде бы все мужчины, хотя чёрт их разберёт, в таком обмундировании. Грудь, живот, пах и спину, вместе с верхней частью ягодиц, защищала броня, набранная из отдельных фигурных пластин, наклеенных (или нашитых) прямо на материал комбинезона. Промежутки между отдельными пластинами узкие, палец не вставить, но сгибаться-разгибаться не мешают. Отдельно защищены плечи, локти, внешняя сторона запястий, колена и передняя сторона голени. Носки и пятки у ботинок также бронированы. Просто не люди, а роботы какие-то. Но, как показывает практика, вполне умеют по-человечески общаться с заключёнными. Если обратиться к ним на их родном языке. Где бы только выучить этот язык? И как его выучила та индианка?
   Для себя Павел давно уже решил, что они находятся где угодно, только не на Земле. Вроде бы, рассуждая чисто логически, ничего не подталкивало к такому выводу. Ни одного инопланетянина увидеть не довелось, кроме охранников в этот зал вообще никто не заходил, никаких сногсшибательных технических диковин им не демонстрировали. Разве что дубинки эти, но и они могли оказаться обычными электрошокерами. Он по телевизору видел, в некоторых странах используют что-то подобное. На дверях клеток стояли обычные замки с электромагнитами, управляемые дистанционно. Язык не был похож ни на один известный Павлу земной, но, с другой стороны, он их и знал-то: русский, русский матерный, английский со словарём, да немецкий на уровне просмотра специфических видеофильмов. Исходя из сегодняшнего эпизода, можно было б заключить, что они находятся где-то в Индии, и язык охранников - на самом деле индийский. Или как он там называется. Если бы не одно "но". В соседних клетках сидело немало индусов, и они не раз пытались обратиться к охранникам на своём родном наречии. И это не возымело никакого эффекта.
   В общем, ничего определённого, указывающего на инопланетян, не было. Но вот имелось что-то в происходящем здесь. Неземное. Нечеловеческое. Что именно, Павел сказать не мог, но был уверен в своих выводах.
  
   Очнулся Павел, как и все остальные, четыре дня назад, полностью обнажённым и лежащим на голом металлическом полу в вот этой самой клетке. Одежду им выдали позже. Жутко болела голова, саднило пересохшее горло, все кругом непрерывно кашляли, в руках и ногах ощущалась страшная слабость, голова кружилась, перед глазами стояли чёрные круги. В подавляющем большинстве все ругались, некоторые бросались на проволочные сетки, пытались их порвать, что-то орали. Охранники невозмутимо вышагивали по проходам между клетками и тыкали дубинками в самых буйных. Сквозь ячейки сетки можно было просунуть только пальцы, но даже прикосновения к костяшкам суставов конца дубинки хватало, чтобы сжатые намертво пальцы непроизвольно отцеплялись от сетки, а их владелец с болезненным криком отлетал прочь. При этом всё его тело выгибалось в болезненной конвульсии.
   Потом один додумался броситься не на сетку, а на товарищей по несчастью. Реакция охранников была молниеносной. У нужной клетки тут же собралось с полдесятка их, открыли дверцу (тоже проволочную), трое встали у выхода, ещё двое зашли внутрь, ткнули разок бесноватого и выволокли его наружу. А потом, закрыв клетку, уже приложили основательно. Впятером, не просто тыкая концами дубинок, а удерживая их на содрогающемся в судорогах теле, не обращая внимания на закладывающие уши вопли. Демонстрация мощи и жестокости помогла. Больше ни на сетку, ни на сокамерников никто в окрестных клетках не бросался. Драки, бывало, затевали. Место не поделили, кому-то ногой во сне в нос заехали, просто слово за слово... А вот так, в приступе неконтролируемой слепой агрессии больше не бросались. Да и драки уже на третий день прекратились. Потому что за них наказывали точно так же.
  
   Попал сюда Павел, как он считал, совершенно случайно. Прочитал в газете объявление, что, мол, требуются на высокооплачиваемую работу молодые мужчины, бла-бла-бла... Не поверил, разумеется, кто ж на работу с такой зарплатой берёт людей, не требуя при этом ни высшего образования, ни сертификатов, ни опыта работы. Замануха, естественно, на деньги пытаются "развести", подумал он тогда. Но однажды, проходя мимо нужного адреса, внезапно вспомнил. И решил зайти. Всё равно как раз без работы сидел. Решил про себя: если вздумают попросить хоть копейку его денег "на курсы по повышению квалификации", тут же встанет и уйдёт.
   Не попросили. Длинноногая секретарша встретила юношу на входе в офис, записала его данные и провела в кабинет на собеседование. Там ему объяснили, что нужны работники в строительную фирму, которая ведёт свою деятельность в далёких жарких странах. Где много диких обезьян и совсем нет санитарии. А ещё местное население сильно не мирное. Квалификации никакой не требуется, потому что нужны подсобные рабочие. Местных на работу напрячь совершенно невозможно. Они умеют бегать с голой задницей и с автоматом Калашникова в руках. Ещё умеют пить, есть, спать и заниматься сексом. А вот работать не умеют. Совсем.
   Так что всех, включая подсобных рабочих, приходится завозить со стороны. Но не стоит беспокоиться. Даже подсобным рабочим фирма готова платить серьёзные деньги. От десяти тысяч долларов в месяц и выше. В случае согласия - предоплата в пять тысяч на руки наличными. Вот только нужна секретность, потому как против той страны, с правительством которой заключён контракт, введены серьёзные санкции, и фирму, если кто чего узнает, ожидают неприятности со стороны госдепартамента мировой демократической общественности. Поэтому никаких официальных контрактов и вообще, лучше никому не распространятся, даже родным.
   Пять тысяч долларов - это было втрое больше того, что он, работая в Москве сисадмином, получал за месяц, поэтому Павел согласился без лишних раздумий. Через пару недель он явился в офис фирмы, где ему, а также ещё паре десятков мужчин вручили билеты на чартерный рейс до Египта и толстый конверт с деньгами, после чего автобусом отвезли до "Домодедово" и посадили на самолёт. В каирском аэропорту их встретили, провели толпой через паспортный контроль, где всем быстренько шлёпнули туристическую визу, и посадили в автобус, на котором привезли в какое-то не то заброшенное, но то недостроенное строение, где собрали в небольшой подвальной комнате без мебели, якобы для инструктажа. Он ещё успел почувствовать незнакомый запах, перед тем, как потерять сознание. Последняя мысль была о том, что так и не успел ни потратить, ни отдать кому-нибудь выданный задаток. Очнулся уже здесь.
  
   Получив на руки очередную бутыль с водой, Павел уже было собрался привычно усесться в углу и продремать до следующего приём пищи, но не тут-то было.
   Дело в том, что охранники заготовили для местных обитателей ещё один сорт развлечений. Из каждой клетки поочерёдно, начиная от входа, её обитателей выводили наружу, строили, приковывали одной рукой к длинной цепочке, а потом уводили куда-то в сторону входа в сопровождении пары охранников. А минут через пять возвращали обратно. Причём таких групп одновременно водили несколько штук, не меньше пяти в одной только "мужской" половине зала. Приведя группу обратно и заперев раскованных обитателей в родной клетке, охранники брали следующую шестёрку и повторяли процесс, группа за группой, до самого вечера, с перерывами только на кормёжку.
   И вот теперь очередь добралась и до их клетки. Вопреки опасениям, браслет, который одели Павлу на левую руку, не был ни жёстким, ни тугим. Наоборот, обит изнутри мягким, тёплым на ощупь материалом, и довольно удобно обхватывал запястье. В сущности, уже через минуту его вообще можно было перестать чувствовать на руке. И цепочка, на поверку оказавшаяся алюминиевой, практически ничего не весила. Пересечь расстояние до входа много времени не заняло, и процессия, состоящая из четырёх китайцев, скандинава и русского, достигла входных ворот в помещение. Именно ворот - в раскрытые створки мог без проблем въехать карьерный самосвал. Или даже два одновременно. Сейчас, правда, створки оставались закрытыми.
   Целью их путешествия оказалась шестёрка странных аппаратов, напомнивших Павлу приспособления для сушки волос, которые стояли раньше в парикмахерских. Пластмассовое кресло у стены и металлический колпак на кронштейне над ним. Всю прикованную к цепи шестёрку заключенных сажали дружно на кресла, надевали им на голову колпаки, что-то включали (в аппарате при этом начинало тихо гудеть), выдерживали так несколько минут, всё снимали и уводили.
   Таких групп по шесть аппаратов вдоль стены стояло несколько, и их сейчас подвели к одной из них, как раз освободившейся. Павел ожидал каких-то необычных ощущений, когда на его голову надели колпак, но, кроме гудения, аппарат не проявлял никакой активности. Сидеть в жестком, не слишком удобном кресле, да ещё без возможности обзора, было достаточно скучно, но парень стоически терпел. Знакомиться с действием дубинки на своей шкуре он не желал, а в том, что его попытка прервать процедуру вызовет раздражение у охранников, юноша не сомневался ни секунды. До следующего утра он так и не понял смысла процедуры, которой его только что подвергли.
  
   Утро пятого дня начиналось точно так же, как и предыдущее. И снова утреннюю, самую первую порцию еды принесла та самая китаяночка! Он широко улыбнулся девушке - хоть какая-то, но знакомая в этом безумном месте. Однако та проигнорировала парня. Раздав все положенные миски, бросила стоявшим позади охранникам: "Спасибо!" и поспешно укатила тележку к следующей клетке. Ощущение неправильности произошедшего преследовало Павла на протяжении всего завтрака. И только минут через пять его вдруг, как мешком по голове стукнуло.
   Девушка обратилась к охранникам на их языке! Как та индианка. Но это ещё не всё! Он, Павел, её понял! Сейчас он вспоминал сказанное китаянкой короткое слово, и был совершенно уверен, что оно не походило ни на русское "спасибо", ни на английское "thank you". Звучало это примерно, как "ирим". Он повторил про себя "ирим, ирим". И каждый раз ловил себя, что неизвестно откуда, но ему точно известно, как это переводится. Что это значило? Одно из двух. Либо, просидев здесь более четырёх суток, он начал понимать на интуитивном уровне отдельные слова из незнакомого языка... Либо вчера, при помощи тех странных аппаратов, его этому самому языку научили. До самого вечера он просидел, пытаясь выдавить из своей памяти - или подсознания, если угодно - хоть ещё одно слово на тарабарщине. Тщетно.
   Зато на следующее утро обнаружился прогресс, да ещё какой! Парень начал понимать речь охранников, те фразы, которые они время от времени выкрикивали, проходя между клетками. Раньше Павел думал, что это они просто между собой так переговариваются. Оказывается, на самом деле, они обращались к заключённым. "Понимает ли здесь кто-то наш язык? Если кто-то понимает, что мы сейчас говорим, пусть скажет нам об этом", - вот что говорили они. "Я понимаю, что вы говорите!" - вырвалось у юноши, причём эти слова прозвучали на том же языке. Проходящий мимо охранник тут же остановился. "Ты понимаешь меня?" - "Да", - "Возьми это", - с этими словами охранник протянул что-то ему сквозь сетку. Павел машинально взял.
   Поданный предмет оказался маленьким наушником, наподобие таких, которые применяются в карманных плеерах. Только без провода. И без плеера. "Вставь себе в ухо и слушай!" - распорядился охранник, видя, что заключённый смотрит на наушник, как баран на новые ворота. Парень подчинился. Из наушника тут же раздался сухой сдержанный голос, всё на том же языке зачитывающий объявление.
  
   Приветствую тебя в Звёздной Империи Ротар, достопочтенный господин! Я приношу свои извинения за то, что тебе пришлось провести столько времени в неподобающем разумному существу условиях, но так было необходимо для твоей собственной безопасности. Не зная языка, было невозможно объяснить тебе суть происходящего, а большое количество ничего не понимающих людей может быть опасно, прежде всего, для самих себя. Именно поэтому вас держат раздельно. Не думай, что тебе придётся всё время сидеть в этой ужасной клетке. Как только мы сможем подготовить более подобающие условия, мы выпустим вас, и вы будете свободны в передвижениях. А за это время тебе необходимо выучить наш язык, чтобы мы смогли понять тебя, когда тебе потребуется попросить нас о помощи.
   И последнее. Мы знаем, господин, что многих из вас захватили обманом на вашей родной планете, перед тем, как продать в рабство. Уверяю тебя, мы ни имеем никакого отношения к тем мерзавцам. Мы освободили тебя, и ты сможешь воспользоваться своей свободой, как только научишься нашему языку и нашим обычаям. А до тех пор тебе придётся ещё некоторое время провести в этой клетке. Я ещё раз приношу свои извинения, но это совершенно необходимо для твоей же безопасности. Уверяю тебя, скоро мы выпустим и тебя, и всех остальных.
  
   - Что они хотели? - внезапно спросил Павла сидевший в углу скандинав, поднимаясь и подходя вплотную. - О чём ты с ними говорил? Что они тебе давали?
   - Я понимаю их язык. Это из-за тех штук, которые гудели. К которым мы ходили вместе. - Разговор шёл на английском, который юноша и понимал-то в лучшем случае на две трети, а строить фразы самостоятельно удавалось и вовсе только с большим трудом.
   - И что они говорили? - Вот у скандинава проблем с английским не было вовсе. Один из китайцев подобрался поближе. Очевидно, он тоже был знаком с языком Шекспира.
   - Они ходили и спрашивали. Кто понимает их язык. Я сказал, я понимаю. Они дали эту штуку. Это маленький плеер. Как диктофон. Вставляешь в ухо, он работает. Там прокрутили запись. На их языке. Сказали, что мы не пленники. Что нас скоро выпустят. Только нужно подготовить помещение. До тех пор будут держать нас здесь. Для нашей безопасности.
   - Безопасности? Что за бред?! - возмутился собеседник. - Они не имеют права держать нас здесь, как животных, и подвергать пыткам! Даже у преступников есть права, а ведь мы вовсе не преступники!!!
   - Это они так сказали, - примиряюще поднял руки Павел. - Не я. Я только повторил.
   - Ты русский?! - перебил его оппонент. Не успел Павел хотя бы кивнуть, тут же продолжил. - Я знаю, ты русский. Нация рабов, ты и сейчас рассуждаешь, как раб! Тебя посадили в клетку, ты и рад! Раньше своему Кей-Джи-Би подчинялись, сейчас решил новых хозяев найти!!!
   Потомок викингов навис над ним, как скала, кулаки сжаты, лицо перекошено. Смотреть на него было страшно. Реально страшно, аж в горле пересохло. Что сказать в ответ, Павел не имел ни малейшего представления, да и не было уверенности, что его выслушают. Причём здесь "Кей-Джи-Би", то есть КГБ, и вообще, с чего это он так взбеленился? Положение спас китаец, знающий английский. Ломано, с ужасным произношением и путая времена глаголов, он всё-таки смог донести до белокурого гиганта мысль, что за драку их могут наказать. А значит, драться не надо. Бросив что-то вроде "Тебе это с рук не сойдёт", скандинав отошёл обратно в свой угол и уселся, отвернувшись от Павла. Китайцы о чём-то тихонько шушукались, собравшись в кружок. Потом тот, который знал английский, подошёл к парню и сел рядом с ним на корточки.
   - Ты говорить, гудящие колпаки были научившие тебя их языку?
   - Возможно, да, - ответил Павел. - Я не вижу другого объяснения, почему я стал понимать их язык.
   - Но они тебе не говорить, что это из-за колпаков?
   - Они вообще не так много мне говорили. Нет, прямо они этого не говорили.
   - Почему тогда мы не понимать их язык? Мы же тоже были надевавшие колпаки?
   - Я не знаю. Возможно, это не сразу действует. Возможно, у меня быстрее. Вчера я понимал только одно слово. Сегодня уже могу разговаривать. Может быть, вы тоже сможете понимать. Я не один такой. Вчера утром девушка приносила еду, она тоже могла с ними разговаривать.
   - Эта девушка - моя племянница. Я понимать тебя. Ты думать, мы тоже будем мочь понимать этих?
   - Я думаю, да.
   Китаец удовлетворённо кивнул, потом вернулся к своим соотечественникам, и они снова принялись вполголоса переговариваться о чём-то.
  
   На следующий день один охранник подозвал Павла и просунул ему сквозь сетку свёрнутую в рулон брошюрку, смахивающую на рекламный буклет - такая же цветастая и глянцевая, с обилием картинок. По словам охранника, здесь можно будет прочитать подробнее о том государстве, в котором они оказались. Мол, это стандартная памятка для всех беженцев, прибывающих в Звёздную Империю Ротар с территории Ламийской Империи. Они тут, правда, не беженцы (опять же по словам охранника), а освобождённые рабы, которых перевозил в замороженном виде один из ламийских торговых кораблей - до того как его поймал на ротарской территории патрульный крейсер и не принудил сбросить груз. Однако, с точки зрения закона, что беженец, что освобождённый раб, одна фигня, так что эта памятка как раз для них.
   А ещё охранник сказал, что скоро прибудут чиновники и дадут всем, кто изъявит такое желание, имперское гражданство. И вот после этого их выпустят, наконец, из этих клеток. Потому что держать гражданина в клетке без приговора суда - противозаконно. В этот момент всех удивил китаец - тот самый, который вчера разговаривал с Павлом. Он подошёл к охраннику и на чистейшем ротарском (местном языке) попросил и ему дать такую же брошюрку. Охранник удивления не выказал - хотя, поди, разбери в этом шлеме, выказал он удивление, или нет - и без слов протянул просителю ещё один экземпляр. Их, судя по всему, у охранника было много.
   Читал Павел без каких-либо особенных проблем. Буквы не походили на знаки ни одного известного земного алфавита, но при первом же взгляде на них складывались в осмысленные и понятные слова. Первое, что утверждала полученная памятка на первой же странице: в Ротарской империи рабства нет. И не было. И не будет. Написано это было громадными буквами, ярко-зелёной краской, которая к тому же ещё и периодически вспыхивала изумрудным огнём. Судя по всему, рабство являлось больной темой для всех беженцев с ламийской территории, если это так выделялось. Этот лозунг иллюстрировался большой, на полстраницы, фотографией вдохновлённых людей, откровенно радующихся чему-то - очевидно, отсутствию рабства в империи Ротар.
   Фотография сама по себе заслуживала внимания. Во-первых, она была объёмной. Наподобие голограммы, но выполненной на гораздо более высоком уровне, без характерных радужных разводов и нечёткости. Фактически, это смотрелось, как маленькое окошко, за которыми было видно людей. Но только если смотреть на бумажку более-менее прямо, под большим углом изображение смазывалось и исчезало. Во-вторых, это изображение двигалось. И не по циклу, как анимированный рекламный баннер на веб-странице, а скорее наподобие "живых" фотографий в фильмах о Гарри Поттере. То есть, изображённые на картинке люди улыбались, взмахивали руками, переговаривались друг с другом. И всё это с непреходящим выражением безграничного счастья на лице. Забегая вперёд, скажем, что точно так же были оформлены почти все картинки в памятке, разве что размером были существенно меньше.
  
   Вторая мысль, выраженная на второй странице брошюрки, гласила, что любой разумный, прибывший на территорию Звёздной Империи Ротар, имеет право стать её гражданином. И непосредственно после этого он получал неотъемлемые права: право избирать и быть избранным в органы местного самоуправления, право на использование нейросети и обучающих баз данных, право служить в Вооружённых силах и на Флоте, право вступать в профсоюзы, гражданские и политические организации, а также право на защиту своей свободы, чести и достоинства.
   Получали ли какие-то права те беженцы, которые по некой причине не захотели стать гражданами, памятка умалчивала. Позабавил также набор прав, которые выделили создатели брошюры. Даже знакомый лишь понаслышке с Женевской конвенцией Павел сходу выделил отсутствие в списке права на жизнь, а также права на свободу слова и перемещений, к примеру. То ли этих прав не было даже у граждан, то ли авторы памятки не сочли их достойными упоминания. Также совершенно нераскрыта была тема обязанностей, которые получали бывшие беженцы, принимая гражданство.
   Зато уже на третьей странице сообщалось, что кроме обычных граждан, есть ещё и какие-то "полноправные граждане", которыми есть шанс стать у любого обычного гражданина. У которых есть, в частности, право занимать государственные должности, выбирать и быть избранными во властные структуры планетарного и имперского уровней. Стать полноправным гражданином можно было, например, после десяти лет службы в армии или на флоте. Собственно, вся третья страница была посвящена агитации новых граждан на вступление в эти структуры. И быстрое приобретение полноценного гражданства сулилось лишь одной из плюшек.
   Служить в армии чужого государства Павел не желал и быстренько перевернул страницу. На четвёртой и пятой целый разворот посвещался рекламе громадных государственных и полугосударственных корпораций, каждая из которых производила что-то охренительно нужное для Империи и её граждан. И в каждую из них предлагалось немедленно устроиться на работу. Шестая и седьмая страница в таком же тоне зазывала в другие корпорации, помельче, уже полностью коммерческие. На восьмой, последней странице скромно притулилась информация о возможности гражданам поступить в различные имперские учебные заведения, с прилагающимся списком и краткими характеристиками. Заведения были платные. Но имелась возможность взять кредит у государства. Сколько лет потом придётся расплачиваться по этому кредиту, не уточнялось.
   Заканчивалась брошюра жизнеутверждающим лозунгом: "В Звёздной Империи Ротар перед вами открыты все дороги!" Параллельно с Павлом свой экземпляр брошюрки изучал и способный к языкам китаец. И не просто изучал: в кругу других китайцев он читал, на ходу переводя на свой родной язык, всю текстовку сплошняком и, тыкая пальцем в картинки, что-то объяснял своим соотечественникам. Викинг (так наш герой решил называть про себя скандинава) участия в веселье не принимал. Но, когда Павел, прочитав памятку, бросил её на пол, немедленно подобрал книжицу и стал внимательно рассматривать иллюстрации. Чуть позже он начал изучать качество бумаги, на которой брошюрка была напечатана, попробовал поскрести ногтем картинки (безуспешно) и оторвать от листа уголок (успешно). Оторванный уголок он взял в рот и пожевал. Сморщился, выплюнул. Текст, судя по всему, оставался для него тайной за семью печатями. Заметив, что Павел за ним наблюдает, Викинг покраснел, отбросил от себя памятку и отвернулся. Павел хотел было заговорить с ним, объясниться, заверить его, что они на одной стороне, и он не меньше его хочет выбраться отсюда. Но передумал.
  
   На девятый день после их пробуждения в этом месте прибыли, наконец, давно обещанные чиновники. Те самые, что должны были принять у беженцев присягу и дать им права гражданина. За день до этого произошло знаменательное событие. Охранники открыли двери всех клеток и позволили всем свободно перемещаться по залу. За его пределы, правда, пока не выпускали. Все бывшие заключённые, или правильно сказать, временно задержанные, к этому времени уже прошли обучение языку, и у подавляющего большинства это проявилось в полном или хотя бы частичном понимании ротарской речи. Люди ходили по громадному помещению, искали знакомых.
   Все здесь присутствующие оказались тут схожим образом - устроились в ту или иную фирму, обещавшую им какую-нибудь высокооплачиваемую работу где-то за границей - и многие из них отправились в путешествие не в одиночку, а с группой приятелей. Сейчас эти группы, поначалу разбросанные по отдельным клеткам, снова собирались вместе. У некоторых здесь даже нашлись родственники, как, например, у знакомого Павлу китайца с его племянницей, другие поехали вдвоём с супругом, и юноша не раз наблюдал крайне эмоциональные сцены семейного воссоединения. Он тоже встретил пару человек из группы, летевшей вместе с ним в Египет.
   Жилищные условия также существенно улучшились. Прежде всего, им выдали их личные вещи. Точнее, ту одежду, которая была на землянах в тот момент, когда их усыпили работорговцы. У некоторых счастливчиков сохранилось и кое-что помимо этого - в основном, если вещи были сложены в рюкзаке. У Павла, путешествовавшего с чемоданом, к сожалению, не сохранилось ничего. Даже сотовый выпал из кармана, хотя к чему он теперь? И конверт с деньгами исчез бесследно.
   Выдали также всем по паре смен нижнего белья. Для мужчин это было что-то вроде трусов-семейников и футболки с короткими рукавами, женского белья юноше понаблюдать не довелось, но, по случайно услышанному признанию одной представительницы прекрасного пола, там имелось что-то вроде коротких панталон и обтягивающего топика со встроенными полужесткими чашечками для поддержки груди. Характерно, что каждому достались одеяния строго по размеру.
   Желающим дали также по комплекту верхней одежды, можно было даже выбирать её фасон и цвет из нескольких предложенных вариантов. Павел выбрал себе куртку неброского серого цвета с короткими полами, застёгивающуюся на уже знакомые липучки. Штаны решил не брать, родными джинсами пока обойдётся. А вот с обувью ситуация была тяжёлой, поскольку при погрузке спящих людей в корабль работорговцев обувь у многих потерялась. А может, её снимали специально. Проблема заключалась в том, что всем без исключения предлагали одну единственную модель - высокие тёмно-серые ботинки на толстой рубчатой подошве и с застёжками на всё тех же липучках. Без вариантов. Протесты и даже слёзы некоторых девушек, не желающих "носить это убожество" игнорировались. Вот станете гражданами, заработаете деньги, тогда и покупайте, что вам угодно, следовал неизменный ответ.
   То же самое отвечали по поводу приобретения косметики. Немногие счастливицы, умудрившиеся не утратить свои сумочки с косметичками, мгновенно приобрели невиданную популярность. А ещё вдоль одной из стен выстроили в ряд индивидуальные туалетные кабинки и (о божественное блаженство!) душ. Всякие мелочи вроде мыла, туалетной бумаги и одноразовых полотенец были включены. А девушкам, по слухам, даже тампоны с прокладками выдавали. И в довершение всего, всем презентовали подстилки из чего-то, похожего на вспененную резину, чтобы не спасть больше на голом полу.
   К всеобщему сожалению, с питанием вопрос не изменился абсолютно. Та же мерзкая жижа в одноразовых мисках. Только выдали каждому на руки по пять твёрдых плиток предположительно съедобной массы, размером с шоколадку каждая, запечатанных в некий аналог полиэтилена. Сказали, что это сухой паёк. Вкус, по словам попробовавших, просто отвратительный. Как прессованные опилки пополам с остывшей овсяной кашей.
  
   Забавную историю, кстати, услышали от одного охранника. Оказывается их привезли на пограничную базу Флота, в принципе не приспособленную к приёму больших масс беженцев (а прибыло землян, к слову, аж восемь тысяч), поэтому многое пришлось приспосабливать на ходу.
   Помещение, в котором они находились, к примеру, - стояночный ангар для малых космических истребителей. Так надоевшие всем клетки были сварганены в авральном порядке за одну ночь бригадой техников, сами охранники представляли собой специально отобранных добровольцев из состава военной полиции, а приснопамятные параши - на самом деле стандартные контейнеры для сбора и утилизации отработанных технических жидкостей. Тележки же для кормления изготовила другая бригада техников по образцу использовавшихся на гауптвахте. Там же, на гауптвахте, позаимствовали автомат для изготовления одноразовых тарелок. Опостылевшие оранжевые штаны и рубашки, оказывается, выдавали здесь вместо пижам больным, имевшим несчастье угодить в местную больницу. И предполагалось, что вещи эти одноразовые - поносив один день, полагалось сдавать их на переработку. Землянам же пришлось носить их целую неделю, не снимая, что не прибавляло им радости. Но достаточного запаса одноразовых пижам, чтобы менять их восьми тысячам человек каждый день, в наличии просто не было.
   К слову, когда несколько человек не захотели вымыться в душе, когда представилась такая возможность, то их соседи, не желавшие более терпеть "аромат" немытых тел, очень быстро нашли достаточно убедительный способ объяснить грязнулям всю глубину их неправоты. И охранники, обычно мгновенно пресекавшие любой намёк на рукоприкладство, в этот раз спокойно проходили мимо, следя только, чтобы в процессе убеждения не наносилось совсем уж тяжёлых телесных повреждений.
   Вообще, охранники стали гораздо человечнее. Они больше не ходили с наглухо задраенными шлемами, подобно бездушным машинам, охотно вступали в разговоры, помогали землянам советами и даже не думали прикасаться более к висевшим на поясе дубинкам. Создавалось впечатление, что получив возможность общаться с бывшими узниками на понятном языке, полицейские увидели, наконец, в них людей. Некоторые даже пытались флиртовать с наиболее симпатичными девушками. И не всегда безрезультатно.
  
   Павел старался держаться поближе к Сергею и Михаилу - двоим взрослым, лет 35-40, мужикам, знакомых ему ещё с Земли. Они летели в том же самолёте, что и он, сидели в соседних креслах. Других людей из той группы он больше не нашёл, а может, просто, встретив, не узнал. Все земляне собрались в одном конце ангара, уже почти полностью очищенного от бывших клеток. Перед ними на небольшой наскоро сделанной трибуне стояла группа людей, одетых в светло-голубые мундиры.
   Это были прибывшие на сегодняшнем транспортном корабле сотрудники иммиграционной службы. Перед трибуной же стояли, выстроившись в ряд, все имеющиеся в наличии охранники, не давая подходить к выступающим чиновникам вплотную. Те отвечали на вопросы собравшихся ещё-не-граждан, отвечали уже третий час. Вначале они вкратце объяснили суть, развернув и дополнив изложенную в памятках информацию.
   На самом деле, альтернатива была проста. Либо ты становишься гражданином по своей доброй воле, либо нет. Если нет, то вместе с остальными отказниками тебя высаживают на одной из недавно колонизированных планет, и далее ты выживаешь так, как сочтёшь нужным. Империи до тебя больше дела нет. Единственно, что на тебе повиснет небольшой должок - в компенсацию за то, что ты успел съесть и износить здесь. И пока ты этот долг не вернёшь, колонию ты не покинешь. Даже если выплатишь и покинешь, вход на цивилизованные планеты тебе будет закрыт.
   Впрочем, желающих также могут отвезти в находящуюся по соседству, всего в паре переходов, Ламийскую Империю, где их немедленно превратят в рабов. Ну, кто ж знает, может быть, кому-то именно это нужно в жизни, так что они не вправе мешать. Ротарская империя всё равно получит своё - ведь новых рабов отдадут не за бесплатно.
  
   Совсем другое дело, если ты согласился стать гражданином... Тут всё гораздо веселее. Тогда ты получаешь нейросеть. Можно бесплатную базовую модель, такие здесь ставят детям с двенадцатилетнего возраста, можно другую, помощнее, но за деньги. Откуда деньги? Так кредит дадут. Ну, не сразу дадут, конечно. Сначала тебя протестируют, определят степень твоего физического и интеллектуального развития. Определят способность к восприятию тех или иных профессиональных навыков. Спросят, куда ты собрался устроится на работу. И только потом определят максимально возможный в твоём случае размер кредита. Потому что военным, скажем, кредит могут дать побольше. Государство субсидирует.
   Впрочем, можешь не брать кредит. Если найдёшь добренького дядю, который тебе за красивые глаза большую сумму отвалит, то можно на эту сумму купить себе домик, или хотя бы апартаменты в городе-улье, остаток положить на банковский счёт и до конца жизни плевать в потолок. А вот если добренького дяди нет, то нужно устраиваться на работу. Но сначала придётся-таки взять кредит и купить нейросеть помощнее. Потому что нейросеть повышает общий уровень интеллекта, объём обрабатываемой информации и способность к обучению. А это необходимо для успешной карьеры. Если только ты не желаешь остаток жизни проработать старшим помощником младшего крутильщика вентиляторов.
   И даже если не будешь брать кредит, небольшой долг на тебе всё равно есть. Да-да, всё за то же. За то, что ты успел съесть и износить здесь. И учти, если не устроишься работать, то кормить-поить-одевать тебя больше никто не будет, даже в долг. Хоть с голоду сдохнешь, никто и не почешется. Шутка. В освоенных мирах тебе с голоду никто дохнуть не даст. Считается, что бездомные голодные бродяги повышают уровень преступности. Поэтому граждан, не имеющих средств к существованию, в добровольно-принудительном порядке высылают... правильно, на одну из недавно колонизированных планет. И всё отличие от неграждан в данном случае будет в том, что перед высылкой они смогут выбрать название планеты. А вот там эти неудачники уже могут дохнуть с голоду.
  
   Ну а теперь, всем желающим получить гражданство, - добро пожаловать на борт транспорта. Вас доставят в ближайший центр по приему беженцев, и уже там будут тестировать и всё такое. Медицинское обследование проведём в пути, нужное оборудование мы с собой захватили.
   Ха, они правда думали, что вот так просто, без единого вопроса земляне дружно погрузятся на корабль? Наи-иии-ивны-ыеее...
  
  Глава 2
   Павлу нравились закаты. По крайней мере, нравились на этой планете под названием Марна, на Земле любоваться этим явлением природы ему как-то не слишком часто доводилось. А тут... Кругом степь и лёгкая пыль, постоянно висящая в воздухе, позволяет заходящему солнцу расцвечивать небо в полотнища изумительной красоты. Сзади послышались лёгкие шаги. Павел их отлично слышал, но намеренно не оборачивался, пока на глаза ему не легли тонкие длинные пальцы.
   - У тебя руки всегда прохладные. Как тебе удаётся? У меня постоянно ладони потеют.
   - Не знаю, у меня всегда так было, - со смехом ответила девушка.
   Павел обернулся и положил ей руки на талию. Жанна, длинноволосая стройная шатенка чуть ниже юноши ростом, пыталась смотреть серьёзно, но в её глазах так и играли бесенята. Она всегда такая, сколько он её знал. Странно было здесь, на чужой планете, встретить девушку, с которой судьба случайно свела тебя в одной группе универа - на один год, потом она вытащила в жизни счастливый билет и перевелась в другой ВУЗ, и не куда-нибудь, а в МГУ. Между ними не было ничего тогда, на Земле она его даже не замечала особо, да и сейчас дальше вот такого робкого объятья дело почему-то не шло. Но всё равно, даже это мимолётное знакомство очень много значило сейчас, когда больше ни одного близкого кругом, и родной дом невесть где.
   - Надумала, куда пойдёшь? - решился, наконец, спросить он.
   - Да, - кивнула девушка, но дальше развивать тему не стала. Павел расспрашивать не стал. Не хочет говорить, не надо.
   - А я всё не могу определиться, - признался юноша.
   - Ты давай шевелись уже! - нахмурилась Жанна. - Говорят, кто не определится в ближайшие несколько дней, загребут военные. И не просто так, а в десант. А там у них средняя смертность при каждой высадке в тридцать процентов. У тебя сколько тесты дали?
   - Сто три процента общий уровень, девяносто пять память, сто двадцать пять скорость обучения. И ещё какой-то нереальный результат по скорости физической реакции, чуть ли не двести процентов от нормы.
   - Тогда тебе прямая дорога в пилоты-истребители!
   У самой Жанны тестирование выявило коэффициент интеллекта в сто тридцать процентов от условного среднего уровня. Её даже поселили отдельно от остальных землян, вместе с ещё десятком таких же умников.
   - Не хочу быть пилотом-истребителем, - вздохнул Павел. - Я вообще воевать не люблю.
   - Твои проблемы. У нас вот один паренёк в шахтёры хочет пойти. Вполне мирная профессия.
   - Шахтёр, п-фф... Болтаться неделями в пустоте, дробить астероиды на руду, а выручки на грош. Читал об этом в сети.
   - А ты что хотел? Раз-два, и ты богач?
   - Пусть не богач. Но чтоб, по крайней мере, жизнь интересно прошла. Вот этот парень лет через пятьдесят накопает руды, купит себе домик на планетке вроде этой, он уже старик, и что ему вспоминать? Как он всю жизнь в астероидном поясе болтался, да раз в пару недель напивался в баре на станции?
   - Шахтёры неплохо зарабатывают, по сравнению с остальными, - Жанна нервно дёрнула плечами и, сбросив его руки, отошла в сторону. - Ты сам чего хочешь? У тебя-то хоть есть мечта какая-нибудь в жизни?
   - Мечта у меня есть, - буркнул Павел, обхватывая руками плечи. Холодало, однако. Надо было куртку захватить.
  
   Мечта у него была. Ещё с детства. С тех самых пор, как он, будучи школьником, поиграл в "Elite" на своём "Спектруме". С тех пор, как он часами сидел за штурвалом виртуального космического корабля в "X: Beyond the Frontier", а потом и в последователях этой великой игры. Павел был болен космосом. Нет, парень не желал, как настоящие космонавты на Земле, преодолевать гравитационный барьер своей родной планеты на огнедышащей консервной банке с керосином, терпеть перегрузки, кувыркаться в невесомости, выполняя задуманные умными дядями на Земле эксперименты, а потом снова терпеть перегрузки, молясь о том, чтобы теплозащита спускаемого аппарата случайно не дала сбой.
   Он мечтал парить в пилотном кресле собственного корабля, подобно герою его любимых игр, чтобы только открытый космос кругом и свобода. Свобода лететь, куда захочешь. Хоть на соседнюю планету, хоть в другую звёздную систему. Только ты, корабль и холодные звёзды вокруг. Вот только признаться в этой мечте Павел почему-то не мог, по крайней мере, Жанне. Девушка некоторое время постояла, ожидая его ответа, но, поняв, что продолжать разговор парень не собирается, развернулась и ушла. В последнюю секунду он ещё хотел остановить её, окликнуть, убедить... В чём убедить? Павел не знал. И так ничего и не сделал.
   Проблема была в том, что на положенный ему, в случае выбора профессии "Пилот гражданских судов малого и среднего тоннажа", кредит на сумму в восемнадцать тысяч можно было купить малый транспортный корабль с трюмом на тысячу кубов и без межзвёздного привода, причём подержанный. Или средненькой мощности нейросеть модификации "Пилот 3М", которая бы позволила ему с этой лоханкой управляться. Или же на эти деньги можно было записаться на курс обучения пилотскому ремеслу, без которого он не смог бы использовать даже малую толику возможностей нейросети.
   Вот только нужно ему было всё это сразу. А столько денег никто Павлу давать не собирался. Тем не менее, Жанна была права. Нужно было решаться. И оставалось прибегнуть к старому испытанному методу - решать проблемы по очереди, не задумываясь о способах решения каждой последующей, пока не придёт для неё время. Первое, что ему нужно - это хорошая нейросеть. Её, в принципе, можно будет впоследствии заменить на более мощную, но в инфосети, местном аналоге Интернета, все дружно утверждали: чем более продвинутую ты поставишь с самого начала, тем лучше. Мозг привыкает работать с лучшим, адаптируется, к тому же с хорошей сетью ты быстрее соображаешь, больше запоминаешь, быстрее учишься, в общем, растёшь с большей скоростью. Чем раньше начнёшь, тем лучше.
   А курс обучения, теоретически, можно пройти и самому, нужно только где-то достать набор баз данных, содержащих мнемограммы с нужными знаниями и навыками, а также программу для их самостоятельно освоения. С действием подобных баз данных Павел был уже знаком - с помощью одной такой он выучил местный язык. Тогда ему записали эту базу прямо в мозг, используя мнемоиндуктор. В тот раз это заняло пять минут. А при наличии нейросети можно было бы записать базу практически мгновенно, и не одну. Единственное, что для нормального использования записанной базы её сначала требовалось освоить: мысленно обратиться к каждой содержащейся в базе мнемограмме и осознать её содержимое. Это требовало времени, зато потом полученные знания останутся с ним на всю жизнь.
   Хотя лучше бы, конечно, это делать под руководством опытных инструкторов. Изучение баз - большая нагрузка на нервную систему, возможны стрессы и даже осложнения в виде различного рода психических отклонений. К тому же на платных курсах устраивают практические занятия, да и просто инструкторы могут своим жизненным опытом поделиться, этого ни в каких базах не найдёшь. Но что ж поделаешь, денег на курсы пока нет. Придётся вертеться. Что касается корабля... С кораблём решим позже. В конце концов, имея нейросеть и навыки, можно было наняться пилотом на чужой корабль. Это было не то, о чём он мечтал, но зато хоть жить будет на что. Кредит-то как не крути, отдавать придётся. И ещё, у него будут звёзды...
  
   Решившись, Павел быстрым шагов пошёл в центральное здание Центра. Полностью это называлось "Центр по приёму беженцев" и представляло собой комплекс зданий, затерянных посреди степи. Выйти за пределы этого комплекса можно было свободно, но без флаера добираться до ближайшего населённого пункта пришлось бы не меньше пары сотен километров пешком. А на флаеры пускали только за деньги, которых у подопечных Центра не было. Своего рода карантин. В центральном здании Павел быстро отыскал нужную дверь. К счастью, соответствующий сотрудник ещё не ушёл со своего рабочего места. Войдя в кабинет, парень обратился к сидящему перед терминалом мужчине.
   - Я выбрал свою будущую профессию.
   - Что ж, это радует, гражданин. Какую же?
   - Я хочу стать пилотом малых и средних гражданских судов, - выпалил Павел на одном дыхании.
   - Ты уверен? - мужчина нахмурился, - С твоими данными, тебе бы больше подошла профессия военного пилота. Истребителя или торпедоносца. Или десантного корабля. Там уровень зарплаты гораздо выше. Опять же, полноценное гражданство через десять лет. Социальные гарантии. Боевые выплаты, доплата за риск, полное содержание.
   - Я уверен, - Павла несколько покоробило это "ты" из уст чиновника. Но что поделаешь, в ротарском языке не было такой формы обращения, как "Вы", по отношению к одному человеку.
   - Или, если ты не хочешь рисковать своей жизнью, можно устроится в большую транспортную компанию. Отучишься три года в училище за счёт работодателя и сможешь пилотировать большие межзвёздные корабли. Повидаешь другие планеты.
   - Нет, господин инспектор. Именно малые гражданские суда.
   - Ну, дело твоё, я хотел, как лучше. Давай сюда чип.
   Личный идентификационный чип, с виду смахивающий на пульт-брелок от автомобильной сигнализации, им выдали сразу по прибытии в Центр. Помимо личных данных (имени, места жительства, номера личного банковского счёта и т. д.), туда записали результаты его тестирования. Эта маленькая вещица заменяла гражданину империи паспорт, кредитную карточку и ключи от любого доступного ему замка. Правда, все те же функции с успехом можно было выполнить, используя нейросеть, поэтому обычные граждане чип с собой, как правило, даже не носили. Инспектор приложил пластинку к своему терминалу.
   - Кредит брать будешь? - спросил он Павла.
   - Да, на полную.
   - Восемнадцать тысяч триста семьдесят один кредит долга на тебе. Сразу удерживаю двести восемьдесят четыре кредита - плата за работы по твоему спасению и твоё содержание здесь по состоянию на сегодняшний день. Так что на счёт ты получишь чуть больше восемнадцати тысяч. Деньги поступят завтра в десять утра, с началом банковского дня, сейчас уже поздно, извини, раньше нужно было приходить.
   - Ничего, я понимаю.
   - С этой секунды ты утрачиваешь статус беженца, поэтому ты обязан в течение трёх суток, начиная с текущего момента, покинуть территорию Центра. Выдача питания на этот срок сохраняется, бесплатный доступ к инфосети тоже, остальное теперь только за деньги. Рейсовые флаеры в город уходят с девяти до двадцати трёх каждые два часа, стоимость проезда полкредита. Такси можно вызвать в любой момент, до Уронара отсюда добраться будет стоить пять кредитов, ночью в два раза дороже.
   - Я знаю, - кивнул парень.
   - Присваиваю тебе профессию пилота малых и средних гражданских. Держи, - юноша взял протянутый чип. - В течение тридцати суток ты обязан устроиться на работу по специальности, или записаться на курсы по повышению квалификации, или самостоятельно приобрести судно и заключить контракт с любой транспортной компанией. В противном случае, государство имеет право рекрутировать тебя на работу по специальности. Это будет длиться, пока ты не вернёшь нам кредит. Потом можешь катиться, куда хочешь, и заниматься, чем пожелаешь.
   - Хорошо.
   - На этом всё. Удачи, гражданин.
  
  
   Основную часть землян по прибытии в Центр расселили по семи большим баракам, которые представляли собой возведённые на скорую руку сооружения ангарного типа с полукруглой цилиндрической крышей, разделённые изнутри на отдельные помещения трёхметровой высоты перегородками. Там, в условиях, лишь немногим лучше, чем на приснопамятной военной базе, проживали те, у кого тестирование не выявило особых интеллектуальных особенностей. Разве что без клеток и наружу гулять выпускают. И еда получше. Так устроили семь из восьми тысяч освобождённых рабов, по одной тысяче на барак. Оставшуюся тысячу, для которой тестирование показало значения, сравнимые со средним по Ротанской империи, расселили по шести капитальным жилым корпусам, стоявшим вокруг центрального здания.
   Очевидно, первоначально Центр был рассчитан на одновременный приём не более чем одной тысячи беженцев, и внезапное прибытие такой огромной партии застало здешних чиновников врасплох. Многое пришлось переделывать на ходу. Например, большая столовая в центральном здании обслуживала только сотрудников Центра и "избранную" тысячу. Остальным приходилось довольствоваться чуть ли не полевыми кухнями.
   По пути до корпуса, где жил Павел, парня перехватил Сергей с Жанной. Девушку его знакомый держал под руку, что юношу неприятно удивило. Раньше он не видел, чтобы Сергей с Жанной где-то общались. Хотя, если подумать... Ведь Сергей, как и Жанна, попал в число "умников" со своими ста пятнадцатью пунктами интеллекта и жил в центральном здании, а Павел там бывал только во время посещения столовой.
   - О, Паша, вот ты где! А мы тебя обыскались. Чего в Центр ходил, выбрал наконец?
  
   Сам Сергей профессию выбрал ещё вчера, он решил поступить в Уронарский Государственный Технический Университет на инженера добывающе-обогатительного комплекса. И успел уже сдать предварительные экзамены. Ему дали кредит, даже два: от службы миграции и от корпорации, с которой он подписал предварительный контракт. А по итогам окончательных экзаменов могли назначить ещё и стипендию. Но в любом случае, на ближайшие полгода, до сессии, Сергей мог считать себя студентом. Отбор годных абитуриентов вёлся по итогам предварительных экзаменов, окончательные же были нужны только для определения индивидуальной программы обучения.
   - Да, выбрал. Завтра с утра лечу нейросеть ставить, - свою новую профессию Павел решил пока не раскрывать. Он не знал, почему. Возможно, потому что рядом стояла Жанна, которая про свою будущую работу тоже ничего не сказала.
   - Ха, а у меня она уже включилась! - Сергей летал в город сегодня утром, вернулся ещё до обеда. - Правда, там первые сутки не советуют в полную мощность пользоваться, так что завтра с утра займусь.
   - Круто, и как оно?
   - У-уу, брат, это на словах не расскажешь, самому попробовать надо! Слушай, я чего тебя искал, отвальную хочу сделать. Деньги у меня ещё остались, сотен пять могу потратить, на всю компанию, плачу за всё. В разумных пределах, разумеется. Зависнем в ночном клубе, посидим, выпьем, потанцуем. Ты как?
   - С удовольствием! - Павел ни разу ещё не был за пределами Центра, ему хотелось увидеть здешний город.
   - Тогда собирайся, я уже такси вызвал.
   - Чего мне собираться? Только подпоясаться! - хохотнул Павел, намекая на известную поговорку о нищем.
   - Тогда стоим, курим. Это я образно, курева нет, - Сергей тяжело вздохнул. - Бросать, по-видимому, придётся. Дорого.
   - А я вообще не курю, - поведал Павел.
   И подумал про себя, что это большая удача. Курение здесь знали, даже табак выращивали. Но сигаретный дым на раз забивал почти любой воздушный фильтр, поэтому на космических кораблях курить строго запрещалось. Смолить можно было только на больших станциях, в специально оборудованных помещениях, за отдельную, весьма серьёзную плату. Короче, в космосе курильщикам было плохо и трудно. Да и на поверхности планеты за курение в общественных местах взыскивали сумасшедшие налоги. На компенсацию причинённого здоровью окружающих вреда.
   - Рад за тебя, - саркастически поздравил парня Сергей. - О, а вон и Миха с Махой топают. Маша и медведь, блин.
  
   Михаил, рослый, под метр девяносто, накачанный мужик, шёл в обществе невысокой блондинки, ровесницы Павла, с мягким округлым лицом и шикарными формами. А одежду Маша, судя по всему, признавала только туго обтягивающую и с глубокими вырезами. Когда девушка подошла поближе, Павел нервно сглотнул, узрев перед своим носом выпирающие молочно-белые полушария. Сергей тоже с видимым усилием заставлял себя не пялиться на соблазнительную грудь. Жанна нахмурилась. Одному Михаилу было пофиг. Жизнерадостный здоровяк принялся представлять своей спутнице новых знакомых.
   - Маша, это Сергей, это Павел, мы ещё на Земле познакомились. Ребята, знакомьтесь, это Маша.
   - Очень приятно, - томно улыбнулась девушка, протягивая Сергею руку запястьем вверх. - Я очень рада знакомству.
   - А уж мы-то как рады! - отозвался Сергей, целуя протянутую руку. - Маша, Миша, знакомьтесь, это Жанна.
   - Очень приятно, - сухо кивнула Жанна.
   - Здравствуйте, Жанна, - ответил Михаил с полупоклоном и повернулся к юноше. - Паша, ты с нами?
   - Ага.
   - Павел наконец-то решился с профессией, - сообщил Сергей.
   - О, прикольно! Кем будешь? - сразу заинтересовался Михаил.
   - Пилотом, - нехотя признался Павел. - На малые и средние гражданские суда.
   - Как здо-орово-оо! - протянула Маша, широко распахнув глаза. - Я бы тоже так хотела, что бы сидеть за штурвалом, куда хочу, туда лечу! А я в компанию "Звёзды-Транс" пошла, буду стюардессой на пассажирских лайнерах. Я ещё на Земле стюардессой была, и тут буду.
   - Однако такси летит, - объявил Сергей, прерывая беседу.
   Действительно, к засыпанной утрамбованным гравием площадке по воздуху абсолютно бесшумно приближался флаер-такси. Выглядел он, как зализанных форм минивен, почему-то лишённый колёс. Колёса этому агрегату, естественно, были не нужны. Плавно затормозив и развернувшись, флаер завис на секунду в воздухе, а потом медленно опустился вниз. Захрустел под плоским металлическим брюхом гравий, и с ближнего к ним борта летательного аппарата открылась приглашающе дверь. Открылась вверх, как на машине времени в фильме "Назад в будущее", и одновременно из дверного проёма выдвинулась короткая, в две ступеньки, лесенка, хотя до нижнего края проёма было всего сантиметров тридцать.
   Поперёк салона оказались установлены два дивана, войдя в дверь, пассажир попадал в проход между ними. Передний диван сразу же оккупировали Михаил с Машей, остальные устроились на заднем, причем как-то так вышло, что Сергей оказался посередине. Зато Павлу досталось место у окна. Туда парень и просмотрел всю дорогу (минут пятнадцать). Вперёд он старался даже голову не поворачивать. Сидящая прямо перед ним Маша вольготно развалилась на мягком сиденье, что, учитывая длину её юбки, фактически выставляло на обозрение двум мужчинам ослепительно белые кружева женских трусиков.
   Возможно, впрочем, девушка этого просто не осознавала. Она тоже прилипла к широкому панорамному окну, глядя на пролетающую внизу землю. Учитывая расстояние до города (больше трёхсот километров) и время в пути, флаер должен был разогнаться как бы не до сверхзвуковой скорости, но внутри этого ничуть не ощущалось. Ни звука, ни вибрации, ни малейшего ветерка в салоне.
  
   Посадку летательный аппарат совершил на крыше высотного здания, откуда до уровня земли они добирались на скоростном лифте. Стенки лифта были полностью прозрачными, и спускался он по рельсе, проложенной снаружи здания, так что перед ними открылся завораживающий вид на погружающийся в вечерние сумерки и сверкающий всеми огнями город. Уронар насчитывал полтора миллиона жителей и являлся одним из крупнейших городов на этой планете, на которой и жило-то всего чуть больше двухсот миллионов. При этом большая часть населения города обитала в широко раскинувшихся предместьях, а сюда, в центр, добирались по воздуху. Это им Сергей рассказал, он в сети вычитал.
   Пока они ехали в лифте, Сергей как бы невзначай положил руку Жанне на талию, да так её там и оставил. Девушка не возражала. Михаил с самого начала обнимал Машу, которая с восторгом смотрела на панораму. Павел остался, таким образом, один. Впрочем, он старался не подавать виду, будто его это расстроило. До клуба, который присмотрел Сергей, нужно было пройти с полкилометра, и они преодолели это расстояние пешком, не спеша, с удовольствием погружаясь в атмосферу ночного мегаполиса. Тротуары заполняли прогуливающиеся люди, по мостовой то и дело с еле слышным шуршанием проносились мобили на антигравитационной подушке, тьму рассеивали огни бесчисленных реклам и вывесок.
   Павел с интересом рассматривал, во что одеты встречные прохожие. Мужчины в основном одевались либо в комбинации брюки-куртка, либо в комбинезоны различного покроя. Почти все либо в высоких ботинках, либо в некотором подобии кроссовок. Встретилась, впрочем, парочка индивидуумов в свободных одеяниях наподобие римских тог и пара десятков человек в чиновничьих, либо военных мундирах. Дамы наряжались гораздо более разнообразно.
   Маша, увидев ярко освещённую витрину какого-то бутика, что-то возбужденно защебетала Михаилу на ухо. В итоге они задержались на десять минут, Михаил потерял полторы сотни кредитов, а Маша приобрела изящные туфельки на высоких каблуках-шпильках и пару прозрачнейших чулок. Настолько прозрачных, что после одевания они стали попросту невидимы. Старые ботинки, выданные ещё на военной базе, девушка торжественно вручила продавцу и поручила их сжечь. Надо сказать, продавец, гламурно одетая девица с раскрашенными татуировками щеками и замысловатой причёской, поручение приняла со всей серьёзностью.
  
   Подходя к клубу, Сергей оживлённо рассказывал его предысторию. По его словам, это заведение основал "один из наших", в смысле, из землян, давно, правда, около полусотни лет тому назад. И первоначально это было казино. Сергей уверял, что своими глазами видел в сети фотографии настоящих рулеток, "одноруких бандитов" и покерных столов. Казино там и осталось, но только на третьем этаже. На втором стояли столики, где можно было посидеть, выпить и закусить, а в конце зала разместились сцена и небольшая танцплощадка. Почти всё пространство первого этажа, кроме обширной барной стойки, было отдано под денс-зону.
   В том, что заведение было основано когда-то землянином, Павел поверил ровно в тот момент, когда увидел вывеску. С чего бы иначе ночной клуб в городе на чужой планете светил над входом натуральной латиницей выведенной надписью "Las Vegas"? Впрочем, для не знающих латиницу аборигенов чуть ниже ротарским алфавитом было написано: "Лас Вегас, хватая удачу за хвост". Завершало композицию изображение птицы, пышностью хвоста и цветастостью расцветки смахивающей на павлина.
   Около лестницы на второй этаж скучал добрый молодец в комбинезоне и со знакомой дубинкой-шокером на поясе. "У нас заказан столик", - спокойно поведал ему Сергей в ответ на молчаливый, одними глазами заданный вопрос. Охранник посторонился, пропуская компанию. Сергей пояснил, что свободный вход наверх только до одиннадцати вечера, а потом надо было заранее заказывать столик. Это ничего не стоило, но сразу же по приходу требовалось сделать заказ как минимум на двадцать кредитов с каждого посетителя в компании, то есть, в их случае, на сотню.
   На эти деньги Сергей взял бутылку водки (настоящей, как на Земле), две бутылки вина и салатов на закуску, чего оказалось вполне достаточно. Цены тут были астрономические, в обычном ресторане без претензий в середине дня можно было плотно поесть на два-три кредита, здесь же паршивый стакан сока стоил минимум пять кредитов, а алкогольные коктейли начинались от пятнадцати.
  
   После того, как выпили за удачу и здоровье всех присутствующих по отдельности, а потом вместе, за милых дам и нерушимую дружбу, за тех, кто не с нами, и за то, что будет, водка как-то незаметно кончилась, а мысли у Павла потеплели. Заиграла какая-то приятная медленная музыка, Маша немедленно утащила Михаила танцевать, следом Сергей пригласил Жанну. Павел остался не у дел. Танцевать он не умел и не любил, да и глупо танцевать медленный танец в одиночку (хотя других посетителей это не смущало, одиноких фигур на танцплощадке было полно). Юноша пошёл прогуляться, и спустя некоторое время ноги принесли его к лестнице, соединяющей этажи клуба. Там его встретили Михаил с Машей.
   - Пашка, вот ты где! В казино думаешь податься?
   - Честно говоря, не знаю, - признался Павел. - Но вообще, да, было бы интересно взглянуть.
   - А там вход платный, прикинь. Ну, то есть как, платный, покупаешь фишек на сотню, и входишь внутрь. Можешь играть, можешь не играть, на выходе обменяешь обратно. Но обычно все играют.
   - Вот как?
   - Да ты не дрейфь, хочешь, мы тебя с собой возьмём?
   - Пожалуй, хочу. Только зачем тебе на меня сотню тратить?
   - А я и не буду тратить! - захохотал Михаил. - Я счас Серёге через нейросеть звякну, он тебе накинет. Обещал же потратить полкуска на компанию, вот пусть и тратит! Всё, сотня у тебя на счету, чип, надеюсь, с собой?
   - Да, конечно.
   - Прикольная, кстати штука эта нейросеть, круче любого мобильника. Он там ещё передает, мол, удачи, не везёт в любви, повезёт в игре. Ну, козёл, за это он ещё ответит!
   - В смысле?
   - Чего в смысле? Думаешь, я не вижу, как ты на Жанну смотришь? Ничего, мы ещё этому Казанове недоделанному морду набьём! А теперь пошли. - И Михаил, схватив его и Машу в охапку, повлёк их вверх по лестнице.
   Ворота в храм Фортуны охранялись сразу двум охранниками, а во врезанных в стену нишах затаились сверкающие автоматы по продаже игровых жетонов. Михаил просто подошёл к одному из них, и спустя секунду в приёмную чашу вывалилась куча жетонов. Сгребя их в карман, они с Машей направились к входу в зал казино. Павел подошёл к тому же автомату. Агрегат мелодично звякнул и попросил ввести требуемую сумму жетонов. Та же самая просьба отобразилась на небольшом экране. Можно было ввести произвольную сумму при помощи цифровой клавиатуры, или просто нажать большую кнопку с надписью "100", что Павел и сделал. "Подтверди платёж", - потребовала машина, вторично звякнув. Зажав большим пальцем идентификационную площадку на чипе, парень взмахнул им перед считывателем, - с подобной системой ему уже доводилось сталкиваться. "Спасибо", - поблагодарил его автомат, звякнув в третий раз, и в приёмную чашу со звоном ссыпался десяток жетонов с надписью "10" на каждом.
   А Михаил, наверное, через нейросеть всё провернул, с завистью подумалось Павлу. Ничего, завтра и он сможет так же.
  
   Михаила с Машей в зале он нигде не увидел, и Павел решил осмотреться. Сам зал был довольно большой по размерам, гораздо больше второго и первого этажей, затеряться тут, как нечего делать. Помимо знакомых ему (правда исключительно по фильмам и книгам, в настоящем казино парень ни разу в жизни не был) рулетки, одноруких бандитов и прочих представителей земных азартных игр, тут имелись и другие, местные разновидности. До Павла никому дела не было, только официантка, проходя мимо, предложила ему высокий стакан со слабоалкогольным коктейлем.
   Поблагодарив её, юноша решительно направился туда, где трещал шарик в колесе рулетки. Играть, так играть. В рулетке, ему, по крайней мере, правила известны. Если, они, конечно, не изменились. Так, судя по наличию "двойного зеро", это так называемая "американская рулетка". Стол разбит на клетки, как обычно, колесо также не отличается, тридцать восемь секторов. Спустя несколько раундов, уяснив для себя, что и правила не слишком разнятся от знакомых ему, Павел решил поставить одну фишку на чёрное. Проиграл. Ладно, ещё попытка. Выиграл. Хм... Ещё разок чёрное. Выиграл. Решил поставить сразу две фишки, хотел на чёрное, в последний момент передумал, поставил на красное. Выигрыш. Ещё разок. Проиграл.
   Парня охватил азарт, он то выигрывал, то проигрывал, но выигрышей было больше. Куча фишек на краю стола перед ним росла, а он, не глядя, хватал из неё пригоршнями маленькие кругляши и ставил то на красное, то чёрное, не замечая, что вокруг стола уже столпилась целая толпа зевак, которые не играют, а смотрят на его поединок с крупье. Помимо обычных жёлтых фишек, достоинством десять кредитов, у него появились сначала красные, на пятьдесят, потом синие, на сотню, белые, на двести, черные на пятьсот и золотистые, на тысячу.
  
   - Замена крупье! - заявил представительный мужчина в деловом костюме.
   Павел перевёл дух. Он внезапно осознал, какая сумма лежит перед ни на столе. Только золотистых фишек там имелось три штуки. А всего их тут набиралось тысячи на четыре. И это всё его! Он сейчас может сгрести все фишки со стола, выйти из зала, и у него станет на несколько тысяч кредитов больше! Дух захватывает!
   - Не желаешь вина, друг? - отвлёк его мелодичный, словно перезвон хрустальных колокольчиков, голос над ухом. Он обернулся. Перед ним у стола женщина.
   - Д-да, конечно, спасибо, - заикаясь, ответил Павел.
   Нет, перед ним стояла Женщина!
   Незнакомка улыбнулась одними губами, протягивая ему бокал. Павел отхлебнул, не чувствуя вкуса. Она божественна!
   Кажется, у неё была стройная фигура с высокой полной грудью и длинными безупречными ногами, изящная шея и аристократический овал лица, обрамлённый уложенными в высокую причёску тёмными волосами. Кажется, она была одета в длинное свободно струящееся ночное платье из полупрозрачной материи с глубоким узким декольте и длинным вырезом вдоль левого бедра. Кажется, её шею оттеняло шикарное колье из чёрных сверкающих камней. Кажется, кончики тонких, почти прозрачных ушных раковин у неё были заострены, как в фильмах про эльфов.
   Кажется, потому что Павел был не в силах отвлекаться на подобные мелочи. Он тонул в прекрасных синих глазах, растворялся в блеске её губ, а трепетание крыльев её безупречного носа отдавалось дрожью всего его тела.
  
   - Я вижу, тебе сопутствует удача. Поставишь и мою фишку тоже? - незнакомка протянула ему золотистый кругляш.
   - Конечно, - от её голоса парень буквально таял, а когда кончики её пальцев случайно коснулись его руки, юношу буквально как током прошибло.
   - Поставь на двадцать восемь. Это моё счастливое число, - прошептала она ему на ухо, обдав мятной свежестью своего дыхания. У Павла чуть ноги не подкосились.
   - На двадцать восемь! - громко объявил он. А потом неожиданно для себя добавил, - И от меня тоже. Туда же, - и сдвинул всю груду своих фишек на клетку с надписью "28".
   - Прямая ставка от госпожи в чёрном платье, двадцать восемь. Прямая ставка от господина в синих штанах, двадцать восемь. Ставки сделаны, ставок больше нет.
   Мужчина, заявлявший только что о смене крупье - сейчас он сам стоял на его месте - закрутил колесо и экономным плавным движением вбросил шарик. Шарик заскакал по секторам, медленней, медленней... Остановился. Нет, не на двадцати восьми! На семнадцати! Мир померк. Он только что держал в руках такую сумму. И бездарно потерял её в одно мгновение. И, что гораздо хуже, он подвёл её доверие. Когда глаза снова обрели способность видеть, он обнаружил себя держащим в руке золотистую фишку.
   - Поставь на двадцать восемь. Это моё счастливое число, - прошептала незнакомка ему на ухо, обдав мятной свежестью своего дыхания. Как, снова? Тут он обратил внимание на край стола перед собой. Там всё ещё лежала куча фишек!
   - Ставлю на двадцать восемь от имени госпожи! - громко сказал он. А потом под дружное аханье всех присутствующих зрителей двинул всю свою кучу на другую клетку, - И все свои на семнадцать!
   - Прямая ставка от госпожи в чёрном платье, двадцать восемь. Прямая ставка от господина в синих штанах, семнадцать. Ставки сделаны, ставок больше нет.
   - Семнадцать - это моё счастливое число, - с улыбкой сказал он незнакомке. Он уже представлял себе, как нальются восторгом эти прекрасные глаза, когда выиграет его ставка.
   Павел повернулся к колесу... и замер в ужасе. Шарик не упал в семнадцатый сектор! Он застыл на тонкой перегородке, разделяющей соседние сектора с номерами семнадцать и тридцать два. Вот колесо остановилось. Шарик заколебался... и наконец скатился в семнадцатый!!! Тонкие крепкие пальцы с длинными ногтями с силой сжали его локоть. Это она, с ходу понял Павел. Он повернулся с торжествующей улыбкой.
   - Твоё счастливое число оказалось сильнее моего, - с придыханием проговорила она. И её глаза наполнились обожанием, совсем как только что в его мечтах. Ради этого стоило жить!
   - За моё счастливое число! - провозгласил Павел и опустошил свой бокал до дна.
   - Выиграла ставка господина в синих штанах, - невозмутимо объявил занявший место крупье мужчина под всеобщие аплодисменты, - Выигрыш тридцать пять к одному. Господин желает продолжить игру?
   - Нет, на сегодня хватит, - решительно ответил Павел. И громко добавил: - Всем по бокалу в счёт моего выигрыша!
   - Всех присутствующих угощает господин...
   - Павел.
   - Господин Павел угощает всех за свой счёт! - Окончание фразы потонуло во всеобщем восторженном рёве.
   Юноша почувствовал, как её руки поворачивают его лицо. Её губы тянуться... Неужели? Да! Именно так! К его губам!!! Это сбывшиеся грезы! О чём ещё возможно мечтать? Павел буквально потонул в потоке блаженства. Когда юноша пришёл в себя, она, она, уже держала его под локоть, держала спокойно и уверенно, как свою безусловную собственность, а он взирал на весь мир с высоты как минимум в километр. "Смотрите", - хотелось вопить ему, - "вот у меня какая женщина! Она моя и я никому её не отдам!" Лишь спустя полминуты до него дошло, что его трясут за плечо. Нет, его постоянно в эти секунды кто-то похлопывал по плечу, по спине, теребил за локоть, норовил пожать руку, абсолютно незнакомые ему люди, но этот тряс особенно настойчиво. Павел повернул голову. Там стоял Михаил с Машей под руку, Михаил орал по-русски: "Поздравляю!", Маша тоже кричала что-то соответствующее. Их, впрочем, было едва слышно, шум вокруг стоял неописуемый.
  
   - Господин Павел, - услышал он вкрадчивый голос, необъяснимым образом легко пробившийся через царящий гвалт, - Господин Павел.
   - Да? - парень обратил внимание на спрашивающего. Ага, это снова тот мужчина, который подменял крупье.
   - Ричард Джонсон, к твоим услугам, господин, - мужчина пожал ему руку. - Внук того самого Эндрю Джонсона, основателя этого казино. Это традиция родной планеты моего дедушки, давать ещё одно имя в честь моего рода. К сожалению, моих финансовых способностей оказалось недостаточно, чтобы единолично продолжать дело моего деда, поэтому ныне я всего лишь один из директоров игрового зала. Перед тем, как продолжить, позволь поинтересоваться под протокол. Ты применял во время игры какие-либо парапсихологические способности?
   - Нет, - решительно ответил Павел. - Никаких особенных способностей я не применял.
   - Ты должен понимать, если в будущем выяснится, что сейчас ты солгал, мы будем считать себя вправе требовать возврата выигрыша через суд. Но это была лишь необходимая формальность. А теперь о приятном. Мы сосчитали фишки. Последняя ставка господина составляла четыре тысячи сто тридцать кредитов. Включая выигрыш, тебе полагается сто сорок восемь тысяч шестьсот восемьдесят кредитов. Учитывая специальный тридцатипроцентный налог на выигрыш в азартных играх, превышающий по размеру десять тысяч кредитов, ты получаешь сто семь тысяч семьдесят шесть кредитов. Данная сумма уже перечислена на твой расчётный счёт.
   - Постойте, он ещё угощал всех за свой счёт, - вмешался Михаил.
   - Извини, господин...
   - Михаил. Я друг Павла.
   - Видишь ли, господин Михаил, со стороны твоего друга это был великолепный публичный ход, но, к счастью, он не стоил ему и сотой доли кредита. Все напитки в игровом зале бесплатны для игроков.
  
  Глава 3
   Память отдельными осколками возвращалась в его больную голову. Лицо и грудь саднило, свет, льющийся из здорового, во всю стену, окна слепил глаза. Где он? Почему всё болит? Что такое вчера было? Они пошли в ночной клуб, устраивать Сергею отвальную. Он напился? Да нет, вряд ли. Что было потом? Сергей ухлёстывал за Жанной. Они подрались из-за этого с ним? Нет, снова мимо. Потом он пошёл в казино. О, казино. Он играл... И он выиграл. Да, точно. Он выиграл. Только почему-то не с первого раза. Сначала он проиграл, потом мигнул, время вернулось назад, он поставил на выигрышный номер и выиграл. Так, с этого момента поподробней. Он что, умеет путешествовать по времени?
   Павел сосредоточился на этом воспоминании. Вот он ставит на номер. Двадцать восьмой. Почему на двадцать восьмой? И почему на номер? Он же до этого только на чёрном-красном играл? Он не мог вспомнить. Но двадцать восьмой номер оказался ошибкой. Шарик остановился на семнадцатом. Тогда он закрыл глаза. Открыл их, и обнаружил, что время шагнуло назад, и он ещё не успел поставить на неправильный номер. Тогда он поставил на семнадцатый. И снова чуть не проиграл. Если в первый раз шарик твёрдо занял положенную ему нишу, то во время второй попытки колебался до последнего. Почему? Ответ ясен. Будущее не определено. Поставив на другой номер, Павел изменил поведение крупье, тот немного не с тем усилием бросил шарик... И вот результат, парень снова чуть не проиграл всё, что было.
   Ладно, с этим, конечно, стоит ещё разобраться, но потом, сейчас более-менее всё ясно. Другой важный вопрос, почему, почему он вдруг принялся так рисковать? Почему он поставил всю имеющуюся сумму на один номер? Что-то ещё, что-то нужно вспомнить. Вот он ставит тысячекредитовую фишку на двадцать восьмой номер. Стоп, почему он ставит сначала одну фишку, потом всё остальное? И тут ещё один осколок разломанной памяти скользнул на место.
   Женщина. Там была женщина. Сногсшибательной красоты женщина. Милу. Она называла своё имя, когда они пришли в гостиничный номер. Гостиничный номер? Тут Павел начал вспоминать. Вот женщина, она угощает его вином. Даёт свою фишку, предлагает поставить на двадцать восьмой номер. Он выигрывает, пусть и не с первой попытки. Дальше. Потом она его целует. При одном воспоминании об этом поцелуе по его телу прокатывает сладострастный озноб. Стоп, давай лучше вспоминай ещё, приказал себе юноша. Дальше с ним разговаривает крупье. Нет, не крупье. Один из директоров игрового зала. Он увидел, что Павел подозрительно много выигрывает, и решил сам встать на место крупье. Да. Этот директор сообщает, что Павел выиграл какую-то не представимую сумму. Больше ста тысяч. Наверное, поэтому гостиничный номер. Они отправились сюда праздновать выигрыш.
   Да, отправились. Но только они вдвоём с Милу. Михаил звал обратно на второй этаж, за их столик, но Милу отказалась. Нет, это он, Павел отказался. Милу прошептала ему на ухо, что хотела бы пригласить его к себе в номер. Не точно такими словами, но смысл примерно такой. И Павел отказался от приглашения Михаила, отправился вслед за Милу в другую дверь, которая вела к номерам. Нехорошо получилось, бросил, считай одного из немногих близких ему людей. Ладно, вспоминаем дальше. Итак, они пришли с Милу в номер. Кстати, именно в этот момент он догадался спросить женщину, как её, собственно, зовут.
  
   - Кто ты? - спросил её Павел, когда дверь гостиничного номера за ними захлопнулась, и они остались одни. Нет, не так. Сначала парень схватил её в объятья и впился ей в губы горячим поцелуем, на который она с не меньшей страстью ответила. И только потом он спросил её: - Кто ты?
   - Зови меня Милу.
   Женщина вдруг с силой оттолкнула юношу и, воспользовавшись мгновением его замешательства, прошла в комнату. В одну из комнат, - в номере их было несколько. Парень тут же прошёл следом. Эта комната представляла собой спальню. И более половины её площади занимала шикарная двуспальная кровать. Женщина прошла мимо неё и встала у окна.
   - Милу, прости, я проиграл твою ставку! - взмолился Павел. Юноша не понимал, почему она вдруг отдалилась от него. Сам он не решался к ней подойти, и получилось так, что при разговоре их разделяла кровать.
   - Забудь о моей ставке. Ты выиграл свою, вот это важно. Павел, я должна спросить у тебя одну вещь. Обещай, что ответишь правду.
   - Всю правду и ничего, кроме правды. Милу, ты, правда, на меня не сердишься?
   - Нет, не сержусь. Павел скажи мне, ты действительно не пользовался парапсихологическими способностями для того, что бы выиграть?
   - Нет, клянусь! - он внезапно, даже для самого себя внезапно, рухнул на колени. - Милу, любимая, если я тебя чем-то обидел, прости!
   - Нет, конечно, - она улыбнулась и, подойдя к нему, подняла на ноги. - Ты меня не обидел, и я на тебя не сержусь. Вставай. Ты помнишь, что мы собирались отметить твой выигрыш?
   - Да! Заказать в номер напитки? - Милу помотала головой и впилась в его губы поцелуем, прижавшись всем телом. О, божественное тело! Неужели он действительно обнимает её тело?
   - Нет, напитков не надо. У меня для тебя особенное угощение, - загадочным голосом прошептала она, сверкая глазами. - Вон там, - она показала пальцем, - ванная. Через пять минут ты должен вернуться сюда чистый, с почищенными зубами и без этих глупых тряпок, - с этими словами она потянула за край его футболку и улыбнулась многообещающей улыбкой. - Я буду ждать тебя здесь.
   Как-то раз Павлу пришлось помыться в душе за три минуты, с ног до головы, пока шла рекламная пауза в его любимом сериале "Звёздный путь" по телевизору. Сейчас парень побил этот рекорд. Вот только выйти к ней совсем голым он не мог. Ладно, пусть Милу сказала "без этих глупых тряпок", но ведь она не говорила: "Выйди ко мне совсем-совсем голым"? Подумав, парень решил завернуться в полотенце, благо оно такое широкое, и выйти в нём.
  
   В этот момент Павел встряхнулся (что немедленно отозвалось вспышкой головной боли) и оборвал воспоминания. Итак, женщина пригласила его в гостиничный номер, судя по всему, тот самый, в котором он сейчас лежит. Комната, во всяком случае, похожа. Вызывает беспокойство его собственное поведение в этот момент. Такое ощущение, что в тот момент юноша полностью потерял способность критически воспринимать свои действия. Влюбился, как мальчишка, в женщину, которую он вообще не знал, которая, вообще-то говоря, была старше его, как минимум, на десяток лет. Ладно, об этом позже, что было дальше?
   Он вышел, она лежала на кровати. В платье. А он. Почему-то в том момент единственно правильным поступком показалось сорвать с себя полотенце и броситься в её объятья. Потом, между ними случалось то, что должно было случиться. Если коротко, грубо и одним словом, случился секс. При воспоминании об этом, его мгновенно скрутила судорога, и пах взорвался сладостной болью.
   О, что она вытворяла с ним в постели... Павел не был девственником в свои двадцать три года, хотя женщин, которых ему до сих пор довелось хотя бы поцеловать, можно было пересчитать по пальцам. Причём Милу входила в это число. Ну ладно, ладно, до сих пор у него только с двумя девушками было до конца. Так вот, никакого сравнения!
   Не о том думаешь, сказал себе парень, не о том. Есть ещё что-то важное, что нужно вспомнить. Думай, думай.
  
   - Павел, ты меня любишь? - Милу оседлала его. Её прекрасное тело фантастически изгибалось и двигалось, причиняя юноше невыносимые сладострастные страдания.
   - Да! Да! Любимая!
   - Ты сделаешь для меня всё что угодно?
   - Всё!
   - Любимый, мне очень нужны деньги. Очень-очень нужны.
   - Да, любимая! У меня есть деньги! Я выиграл много денег!
   - Ты подаришь мне эти деньги?
   - Да! Да! Забирай их всё!! Я выиграл их для тебя!!!
   - Обещаешь, что подаришь их мне? Под протокол!
   - Обещаю! Любимая!
   - Перечисли их на мой счёт!
   - Не могу, любимая!
   Павел хотел сказать, что у него пока нет нейросети, и, чтобы перечислить ей деньги, ему придётся прервать половой акт, встать, пойти в ванную и найти в брошенной там одежде идентификационный чип, но юноша сейчас находился не в том состоянии, чтобы строить такие длинные и сложные фразы. Однако Милу поняла его по-своему.
   - Нет, ты можешь, любимый! Сделай это для меня!
   - Не могу! Любимая, не могу! Не сейчас! ("Только не прерывай то, что ты делаешь!", - На самом деле хотел сказать он.)
   - Нет, сейчас!
   - Я не могу! (Я не могу прерваться!)
   - Я помогу тебе! Открой мне свою нейросеть!
   - Не могу! (У меня нет нейросети.)
   - Можешь! Дай код доступа к твоей нейросети!
   - Не могу! (У меня нет нейросети и кода доступа к ней.)
   - Дай пароль к твоему счёту!
   - Не могу! (Я не устанавливал пароль на доступ к моему расчётному счёту.)
   - Дай пароль к твоей учётной записи в инфосети!
   - Не могу! (Я всегда выходил в инфосеть из терминала в Центре, и у меня нет своей учётной записи.)
   - Невероятно! Какая-то очень сильная блокировка от внушения...
   Последнюю фразу Милу произнесла про себя в некоторой задумчивости. При этом та пляска змеи, которую демонстрировало её тело, ненадолго приостановилась. Этого оказалась достаточно. Вышедший из-под контроля Павел дёрнулся, и с ним случилось то, на грани чего его удерживали вот уже несколько минут, и чему при помощи дьявольского искусства не давали случиться. Короче говоря, с ним случился оргазм.
   - Что?! - вскричала Милу. - Ах ты свиргов сын! Ты же сейчас вырубишься!! Не смей засыпать!!! Слышишь?! Не! Смей!! За-сы-пать!!!
   Каждое своё слово, а под конец и каждый слог разъярённая женщина сопровождала хлёсткой пощёчиной, её длинные ногти буквально рвали кожу на его лице, но всё было бесполезно. Юноша стремительно погружался во тьму беспамятства.
  
   Теперь понятно, почему лицо так саднит. Нет, он не подрался с Сергеем из-за Жанны. Его просто расцарапала Милу. Хотела присвоить себе выигранные парнем денежки, но не учла одной простой вещи: Павел не имел нейросети и не был подключён к той глобальной информационной паутине, которая каждого родившегося здесь опутывает с самого детства, и пользоваться которой здешним жителям так же естественно, как ходить и разговаривать.
   Вроде всё. Он выудил из своей памяти все значимые детали вчерашнего вечера. В сухом остатке удалось получить два факта. Первое. У него есть необъяснимая способность возвращаться в своё прошлое и корректировать его. Эта способность помогла ему приобрести внушительную сумму денег. Второе. В этом мире существуют люди, которым в принципе ничего не стоит лишить его всего нажитого непосильным трудом, просто соблазнив и внушив мысль о том, чтобы было бы прекрасно отдать свои деньги. И с этим надо что-то делать. Ладно, сейчас он чудесным образом спасся. А в следующий раз? И ещё, эти парапсихологические способности, о которых его столь настойчиво спрашивали. Нужно срочно узнать, что это такое, и с чем его едят.
  
   Вызывающий сигнал видеофона застал Павла в ванной, где он пытался отмыть с себя кровь от царапин. Милу вчера знатно поработала когтями. Глубокими рваными бороздами было покрыто не только лицо, но и шея, плечи, грудь с животом. Счастье, что глаза не выцарапала. Выключив воду и завернувшись в полотенце, парень прошёл в холл, где настойчиво пиликал несносный аппарат.
   - Да? - хмуро спросил он одетую в униформу гостиничного служащего женщину на экране.
   - Господин Павел, этот номер был оплачен до десяти часов утра. Сейчас полдесятого. Ты будешь продлевать?
   - Нет.
   - В таком случае, я прошу господина освободить номер до 10.00.
   - Хорошо. Я что-нибудь должен?
   - Нет, за всё было заплачено вперёд.
   Ну вот, ещё и из номера выгоняют. Павел прошёлся по номеру, надеясь обнаружить какую-нибудь вещь или просто зацепку, которая помогла бы ему узнать любую дополнительную информацию о Милу. Ничего. Только растерзанная постель с пятнышками крови на простыне и скомканное полотенце на полу (то самое, которое он сбросил с себя вчера) напоминали о произошедшем. Юноша вернулся в ванную и принялся одеваться. Одежда смялась, пролежав всю ночь на полу, и была чуть влажноватой. Проверил идентификационный чип в кармане. На месте.
   Внезапно спохватившись, парень подбежал к терминалу инфосети и проверил состояние своего счёта. Сто семь тысяч кредитов с хвостиком. Деньги на месте. Порядок. Вспомнив одну деталь вчерашнего разговора, он установил пароль на доступ к счёту. Двадцать знаков, в основе записанная буквами ротарского алфавита фраза на русском, в определённом порядке прерываемая цифрами. Заглавные и прописные буквы во фразе чередовались также определённым образом. Подумав ещё, завёл личную учётную запись в инфосети. Также закрыл её паролем, только на основе другой фразы, и с другим чередованием цифр и заглавных букв. Вроде всё. Отметившись на ресепшене, Павел покинул гостиницу. Теперь ему предстояло поехать и установить себе нейросеть. Учитывая вчерашний выигрыш, стоило заказать вариант подороже.
  
   Как и обещали, нейросеть активизировалась через час после установки. Хорошо, что его предупредили о том, как примерно это будет выглядеть, а то бы от неожиданности мог случиться конфуз. Павел как раз обедал в небольшом ресторанчике, когда у него в сознании вдруг словно взорвалась граната. Он ослеп и оглох, оставшись беспомощным в темноте, и в этой темноте завертелся хоровод мельчайших льдинок, который быстро слепился в один большой вращающийся комок впереди. Этот комок постепенно растаял, уступив место логотипу корпорации "Нейросеть". Обстановка прояснилась, только полупрозрачный логотип продолжал висеть перед глазами.
   Павел обнаружил, что всё ещё сидит за столом, сжимая в руке ложку. Логотип тем временем растаял в воздухе, а на его месте проявилась заставка операционной системы. Пока парень продолжал прерванную трапезу (а то работники ресторанчика уже начали посматривать), заставка сменилась вывеской с надписью "Подождите, пока нейросеть настроит параметры для своей работы". К счастью, эту вывеску можно было свернуть, сфокусировав взгляд на её нижнем левом углу, а то посторонние летающие в воздухе предметы мешали нормально принимать пищу.
   Свернувшись, вывеска превратилась в маленький флажок, парящий на границе периферийного зрения. Если смотреть прямо на какой-либо реальный предмет, этот флажок становился совершенно незаметен. Разумеется, никакого флажка и никакой вывески не существовало на самом деле. Нейросеть просто транслировало нужные импульсы в зрительные центры головного мозга, и воспринимала нервные импульсы, которые мозг посылал глазным мышцам. Но выглядело это так, как будто перед его глазами установили прозрачный экран. Интерфейс был юноше прекрасно знаком, - в терминалах инфосети использовался почти такой же, и ими так же можно было управлять с помощью движений глаз, хотя Павел предпочитал действовать по старинке, тыкая пальцем в экран.
  
   Сама процедура покупки и установки прошла как-то буднично. В холле громадного офисного здания корпорации "Нейросеть" (на территории Ротарской империи она обладала монополией на установку этих устройств) его перехватил клерк и направил в кабинет к одному из менеджеров по продажам. Там Павел, почти не глядя, ткнул пальцем в нейросеть модели "Пилот 5МЭ", самой дорогой и современной для данной профессии, из представленных в каталоге, лениво отбился от предложений приобрести ещё вот это и вон то, получив за это бонус, а за то скидку, перечислил на счёт корпорации семьдесят восемь тысяч и отправился в кабинет к медику.
   У медика выяснилась пикантная особенность: данная модель требовала от пользователя коэффициента общего интеллектуального развития 105 пунктов, как минимум, а у Павла было только 103. Менеджер по продажам этот факт как-то упустил. Впрочем, доктор заверил его, что все эти "минимальные требования" указываются с небольшим запасом, чтобы избежать лишних судебных исков. Вот если б у Павла было меньше сотни, тогда да, проблема. В этом случае ему бы пришлось устанавливать сеть предыдущего, четвёртого поколения, использующую гораздо менее развитую систему нейросвязей в мозгу, и поэтому не обладающую многими из доступных для пятого поколения возможностями.
   А ещё доктор обработал его царапины какой-то мазью, заявив, что не пустит в саркофаг пациента, сочащегося кровью, возможно даже инфицированной. Мазь помогла, - кровотечение прекратилось, а сами царапины частично разгладились и даже начали уже зарастать тоненькой молодой кожицей. Проспав в вышеупомянутом саркофаге пару часов и не почувствовав, проснувшись, в себе никаких изменений, Павел покинул здание корпорации. В его мозгах была сформирована специальная структура нейронных связей, в затылочную часть черепа вживлён управляющий этой структурой чип, а в кармане лежала краткая инструкция, как всей этой фигнёй пользоваться.
  
   Когда парень уже возвращался в Центр (на такси, не пожалел пяти кредитов), нейросеть просигнализировала о готовности к работе. По случаю первого запуска, система включила что-то вроде "Стартового помощника" в хорошо знакомой ему программе "1С: Бухгалтерия". Очень удобно. Павел быстренько установил все нужные настройки, в частности, привязал к нейросети свою учётную запись в инфосети, зашёл в "Виртуальный банк", проверил состояние счёта (сорок семь тысяч с лишним), привязал к нейросети и его тоже, чтобы можно было управлять деньгами посредством встроенной программы-клиента, для пробы перевёл пять сотен в счёт оплаты будущих услуг инфосети, зашёл в учётку проверить зачисление, ужаснулся количеству спама, отписался от всех рассылок, настроил встроенную спаморезку, словом, сделал кучу нужных и полезных дел, а полёт ещё даже не завершился. Поскольку его неоднократно предупреждали, чтобы первые сутки он не использовал нейросеть на полную мощность, а критерии, по которым можно было определить, полная сейчас мощность или нет, никто не подсказал, Павел решил на сегодня с экспериментами покончить.
   - О, какие люди и без охраны! - на входе в знакомый жилой корпус ему повстречался Михаил. Опять вместе с Машей, похоже, у них всё серьёзно. - Хоба, а чё это у тебя с лицом?!
   - Горячая ночь с горячей женщиной, - угрюмо буркнул Павел, пожимая протянутую руку. - Привет. Привет, Маша.
   - Изверг, что ты делал с этой несчастной, что она так оборонялась?! - заржал Михаил.
   - Всё тебе скажи, всё расскажи. У вас-то вчера как всё закончилось?
   - У нас? У нас всё хорошо закончилось. Посидели ещё там, выпили, потом Серёга с Жанной куда-то свалили, а мы с Машей взяли такси и сюда, баиньки. Серёга, кстати, ещё здесь не появлялся. Хотя обещал заглянуть. А вот Жанна прислала письмецо, мол, до свидания, было приятно познакомиться, уезжаю далеко и надолго, так что, скорее всего, больше не увидимся. Тебе лично привет и наилучшие пожелания, велела написать.
   - Куда написать-то? Я ж номер её учётки не знаю.
   - Номер я тебе сейчас дам. У тебя-то он хоть есть?
   - Да, - Павел продиктовал свой номер.
   - Ага. Всё, нашёл твою учётку. Лови письмо.
   В ушах у Павла прозвучал звук удара по гонгу, на краю зрения замигал значок с надписью "Входящее сообщение". Он сфокусировал на ней взгляд, и значок развернулся в табличку с письмом. "Вот её номер", - писал Михаил, далее следовала последовательность цифр, - "Смотри, не заставляй девушку ждать".
   - Всё, получил, - кивнул Павел, одновременно изменяя в настройках звуковой сигнал входящего сообщения. Теперь вместо гонга должно было звучать деликатное постукивание, как на его старой "Нокии".
   - Давай, добавляй меня в друзья, - велел Михаил. - Хоть будем следить друг за другом.
   - Добавил.
   "Меня тоже добавь", - пришло сообщение от Маши. И смайлик, обозначающий поцелуй. "Хорошо", - ответил он девушке по сети. Та улыбнулась. По номеру, переданному Михаилом, Павел нашёл учётную запись Жанны, отправил ей запрос на добавление в друзья, - тут всё было организовано примерно, как в прекрасно знакомых ему социальных сетях. Пришёл ответ от робота на сервере: "Сообщение получено, но абонент в настоящий момент занят и не может его прочитать". Спросил у Михаила номер Сергея, отправил приглашение и ему. Сергей приглашение принял и прислал короткое сообщение: "Извини, сильно занят, потом поговорим". Вроде всё, с перепиской покончено.
   - Я вижу, нейросеть ты себе установил, - продолжил Михаил. - Давай, хоть похвастайся. Какая модель?
   - "Пилот 5МЭ". Самая дорогая, которая у них была. Её только недавно разрешили гражданским продавать.
   - Ага, потому что для военных давно уже шестое поколение разработали, - хохотнул Михаил. - Ну, крут, крут, ничего не скажешь. Сколько стоит?
   - Семьдесят восемь.
   - Ни хрена себе! - округлил глаза собеседник. - Слушай, у тебя ж и было-то всего чуть больше ста? На что корабль себе покупать собрался? Я ж так понял, у тебя в этом основная задумка была? Чтоб, значица, вольной птахой летать, куда в голову взбредёт?
   - Ну да, основную идею ты уловил. Но корабль я сейчас покупать не буду. Нужно устроиться на хорошие курсы, а то толку от этой нейросети. И ты забыл, у меня ж ещё кредит, так что денег ещё прилично осталось. А в космос я в ближайшее время, если только на учебном корабле с инструктором.
   - А потом? Где корабль собрался брать, чем кредит отдавать?
   - Увидим, - уклончиво ответил Павел.
  
   Когда Павлу устанавливали нейросеть, ему, в качестве подарка, загрузили набор баз с говорящими названиями: "Краткий курс истории империи Ротар", "Основы этики и морали", "Основы политической и социальной системы империи" и так далее. Всего три десятка наименований, - всё то, что местные жители проходят ещё в детстве. Рекомендовалось изучить их все. Был ещё один особый курс, спешно разработанный Центром специально для землян, долженствующий, по задумке создателей, помочь бывшим беженцам в общении с местными жителями. По сути, он являлся расширением и дополнением той базы данных с языком, что ему вкорячили в первые дни.
   Дело в том, что та база была рассчитана на людей, уже поживших в Галактическом содружестве (в состав которого входила, в частности, и Ротарская империя). Этим людям не нужно было объяснять, что такое нейросеть и космический корабль, к примеру. К счастью, со многими подобными понятиями земляне, - по крайней мере, те, кто любил читать фантастику, - были в целом знакомы, иначе сейчас Павел испытывал бы заметные проблемы в повседневном общении. Вот этот курс он и решил освоить сейчас самостоятельно. Уж больно невтерпёж было испробовать эту возможность нейросети, несмотря на все предупреждения. Ничего, он осторожно.
   Существовало два способа самостоятельного изучения обучающих баз. Первый, более быстрый и рекомендуемый, предполагал вход в особое изменённое состояние сознания, наподобие транса (методика входа была подробно описана в инструкции). Потом обучающая программа в управляющем чипе нейросети начинала пропихивать по очереди имеющиеся в базе мнемограммы в кратковременную память. Далее мозг самостоятельно обрабатывал предложенный массив информации. В транс необходимо было входить, потому что мнемограммы загружались очень быстро, и ничем другим сознание в этот момент заниматься не могло.
   Второй способ отличался от первого тем, что пациент сам выбирал, какую мнемограмму ему изучать сейчас, и загружал их по одной, при помощи той же программы. Сознание при этом не отключалось, разве что на краткую долю секунды, поэтому можно было учиться и одновременно заниматься какой-нибудь продуктивной деятельностью. Желательно монотонной и не требующей напряжения мозгов. Без малейших сомнений Павел выбрал второй способ, как более безопасный, - ведь можно было контролировать своё состояние и в любой момент прерваться.
   Для пробы он решил узнать значение одного выражения, которое услышал от Милу вчера ночью. Она тогда обозвала его "свирговым сыном". Найдя мнемограмму с таким названием в списке предложенных для изучения, он "нажал" на неё глазами. Хлопок, в ушах слегка зазвенело, а в мозгах появилось осознание, что эта фраза обозначает "потомок свирга" и относится к ненормативной лексике, являясь оскорблением. Можно подумать, Павел сам обо всём этом не догадывался. Искомая мнемограмма при этом исчезла из списка предлагаемых к обучению. Вроде как он её изучил. Ладно, попробуем вот эту. Свирг. В голове словно что-то взорвалось. Придя в себя, Павел понял, что знает теперь, кто такой свирг (животное, напоминающее помесь кабана с дикобразом и размером с телёнка), как он выглядит, где обитает и какими привычками обладает. Как будто статью в "Википедии" прочитал.
   Ну что ж, принцип понятен. Павел продолжил изучение курса. Всего там содержалось более восьми тысяч мнемограмм, как статей в небольшом словаре. Вы когда-нибудь пробовали прочитать словарь? Подавляющее большинство мнемограмм срабатывали почти незаметно, это были те понятия и выражения, значение которых Павел и так знал, или хотя бы представлял. Но были и такие, которые заставляли выпадать из реальности на несколько секунд и осознавать, очнувшись, что ему вдруг стали доступны целые блоки новой информации. Под конец парень даже не обращал внимания на названия, просто тупо включал одну мнемограмму за другой по списку. Закончил он уже глубоким вечером.
  
   Утро встретило Павла жуткой головной болью. Зря всё-таки он вчера решил осилить весь курс за один день. Но результат был вполне ощутим. Юноша стал по-другому осознавать и оценивать поступки окружающих людей. Вот прошёл сотрудник Центра, чуть заметно кивнул ему. Раньше парень думал, что этот кивок обозначает приветствие, ну вроде как на Земле встретил знакомого, тебе лень или некогда сказать, или хотя бы даже изобразить губами приветствие, тогда ты быстренько киваешь ему и всё, разбежались.
   Теперь он знал, что здесь это общепринятый жест старшего по отношению к младшему, обозначает примерно: "Я заметил твоё присутствие, можешь продолжать дальше выполнять свои обязанности", и по отношению к равному его применение рассматривается, как оскорбление, хоть и не слишком серьёзное. Получив в столовой свой завтрак, Павел машинально склонил голову, особым образом согнув правую руку в запястье: "Спасибо". Стоявший на раздаче мужчина показал открытую левую ладонь: "Не стоит благодарностей, это моя работа". Странно же, наверное, он раньше выглядел со стороны, не зная всех этих мелочей. Вполне может быть, даже оскорбил кого-то ненароком.
   Входящее сообщение от Маши: "Я здесь у окна, садись рядом". Павел, пробираясь между столиками с подносом в руках, повертел головой и быстро обнаружил машущую рукой девушку.
   - Привет. А Миша где? - спросил он, усаживаясь.
   - Он с самого утра в город улетел. Я не помню, я рассказывала, нет, он же решил в охранники податься. Говорит, что на Земле тоже в частном охранном агентстве работал. Вот, сейчас поехал в какую-то там корпорацию, контракт заключать. До завтра не вернётся.
   - Понятно. Я тоже сейчас в город, на курсы устраиваться.
   - Ой, а возьмёшь меня с собой? Мне тут скучно одной сидеть. В "Звёзды-Транс" пока группу набирают для обучения, оно только через неделю начнётся, а до этого мне делать нечего.
   - Конечно, возьму. Разве можно оставлять скучать такую красивую девушку? - неуклюже попытался отвесить комплимент юноша. Маша, впрочем, улыбнулась в ответ. - А что касается "делать нечего", то, как друг, я тебе настоятельно рекомендую, изучи те базы, которые тебе в "Нейросети" поставили. Особенно тот специальный курс. Я вот прошёл, теперь многое понимаю, чего раньше не замечал. Вон смотри, видишь, идёт охранник? На тебя смотрит, улыбается, а руку вон как у пояса держит. Ты думаешь, он просто так её держит? А это намёк на самом деле. Вроде как он предлагает тебе с ним вместе ночь провести.
   - Ой, да этот намёк я и без всякой руки поняла! - отмахнулась девушка. - Вон, глазки-то какие масляные, и улыбочка.
   - Всё равно, курс стоит пройти, честно. Реже будешь впросак попадать.
   - Ладно, ладно, уговорил! Изучу твой курс, - она скорчила рожицу. - Я, может, просто хочу по городу погулять, на людей посмотреть.
  
   Как ни странно, Маша сразу же выполнила своё обещание выучить курс. Едва только они уселись в кресла рейсового флаера (он как раз подошёл и такси дружно решили не вызывать), как девушка впадала в транс. Что это транс, Павел понял, когда увидел, как быстро движутся её глаза под опущенными веками. Сам Павел решил пока отложить учёбу. Уж очень голова болела. Спустя двадцать минут, уже перед завершением полёта, Маша широко открыла глаза и со свистом втянула в себя воздух сквозь зубы.
   - Ой, мамочка! - протянула девушка. - Что б я ещё раз!
   - Что такое? - встревожено спросил Павел.
   - А то ты не знаешь? Блин, как будто мозги прополоскали! И голова болит!
   - Ну, извини. Потерпи немножко, сейчас таблетки купим, всё пройдёт.
   - Какие ещё таблетки?
   - От головной боли. Вон, смотри супермаркет. Сейчас зайдём, купим.
   - Супермаркет? А почему не в аптеку?
   - А тут нет аптек. Простые лекарства, которые без рецепта, в любом магазине можно купить, или заказать через сеть, а остальные тебе прямо в кабинете врача он сам на руки выдаст, и стоимость в чек включит.
   - Ну, если ты так говоришь, - с сомнением покачала головой она. - Ладно уж, веди. Отравитель.
   Искомые таблетки действительно обнаружились сразу, как они подошли к нужной витрине. Павел читал о них в сети, и название запало в голову. Расплатился за упаковку через нейросеть и тут же положил сладковатую крупинку себе под язык. Маша взяла себе сразу две, несмотря на все его уверения, что это совершенно излишне.
   - И? Я ничего не чувствую! - капризно пожаловалась девушка. - Голова раскалывается!
   - Подожди минутку, сейчас подействует. Пойдём, пока прогуляемся, на товары посмотрим?
   - Что, решил купить молчание женщины? - кривовато ухмыльнувшись, фыркнула она. - Ладно, хорошо. Только здесь ходить не будем, тут всё какое-то страшное. Вон там был бутик с миленькими блузочками.
   То ли таблетки подействовали, то ли "блузочки" помогли, но в бутике настроение Маши волшебным образом сменилось на солнечное. Она снова стала девушкой, которой приятно любоваться и говорить ей комплименты. Перемерив десятка полтора экземпляров, некоторые не по одному разу, и заставляя Павла относительно каждого из них выражать своё мнение ("Нравиться? Или не очень? А вот это? А по сравнению с этим? А вот с тем?"), она покинула заведение с чувством глубокого удовлетворения на лице и с двумя предметами одежды в фирменном пакетике. Павел лишился часа времени, сотни кредитов на счёте и был вознаграждён поцелуем в щёчку.
  
   До здания Лётной академии добрались за десять минут на общественном транспорте, аналоге земного автобуса, только на антигравитационной подушке. На курсы Павел записался вообще за пять минут. Переведя на счёт Академии тридцать тысяч (как первый взнос, ещё столько же он был обязан выплатить в течение трёх лет после окончания обучения), юноша получил на руки чип памяти с записанными учебными базами данных и повеление явиться завтра к девяти утра. Ждать сбора группы, как у Маши, не требовалось, обучение шло сплошным потоком и каждому студенту в индивидуальном порядке назначалось время, когда ему явиться к тому или иному преподавателю. Там ему нужно было подтвердить усвоение самостоятельно изученного заранее блока знаний из предоставленных баз (какого именно, тоже сообщалось) на практических или теоретических занятиях.
   На практических занятиях общаться с инструктором предстояло тет-а-тет, для теоретических же на лету собирались небольшие группы по 10-15 человек. Длиться это удовольствие должно было на протяжении ста дней, через каждые четыре дня пятый - выходной. Были и другие варианты. Например, изначально, ещё до удачного похода в казино, он присматривался к другим курсам, стоимостью двенадцать тысяч (без всякой рассрочки), рассчитанные на десять учебных дней без выходных. Но теперь, раз уж появились деньги, решил брать лучшее из доступного. К счастью, завтра предстояло только одно занятие, вводное, готовиться к которому было не нужно, так что остаток сегодняшнего дня можно было посвятить приятному ничегонеделанию. Тем более, в хорошей компании.
  
   Странное, уже практически забытое чувство - не спеша прогуливаться по залитой солнцем городской улице с симпатичной девушкой под руку. Павел чувствовал, как заведённая пружина в его душе постепенно распрямляется, и тепло растекается по всему телу под жаркими лучами. Он внезапно осознал, что, начиная с того самого момента, как очнулся в клетке голый среди незнакомых ему людей, постоянно жил в ожидании удара исподтишка. Даже позавчера в клубе, сидя и выпивая в компании друзей, постоянно размышлял, наблюдал, строил гипотезы, сопоставлял факты, анализировал обстановку, планировал свои дальнейшие действия...
   А сейчас ему было просто легко и хорошо. Он сделал всё, что мог, распорядился предоставленными ему судьбой средствами, и теперь решение любых жизненно важных проблем было отложено как минимум на сто дней, пока не окончатся курсы. Через сто дней он начнёт думать, где достать корабль. Через сто дней будет беспокоиться, как расплатиться по долгам. А сейчас можно гулять и наслаждаться жизнью. Они зашли с Машей в бар, отведали по бокалу коктейля, купили в уличном лотке по трюитру - местному сладкому фрукту, чем-то напоминающему инжир.
   Потом долго катались в парке на аттракционах, девушка, смеясь, целовала его липкими от сока губами. Посидели в ресторанчике, пообедали. Слетали на расположенное неподалёку озеро, катались по нему на маленьком кораблике, уминая сладкие орешки из пакетика. Искупались в этом же озере, купив в близлежащем магазинчике купальные костюмы (кстати, гораздо более строгие и закрытые, чем те, к которым он привык на Земле). Позагорали, снова искупались. Солнце близилось к закату, похолодало.
   Вернулись в город, посидели в кафешке, поели пирожных. Просто бродили по улице, болтая о том, о сём. Когда окончательно стемнело, взяли такси, вернулись в Центр. Перед расставанием, Маша внезапно обняла его и крепко поцеловала в губы. "Спасибо", - шепнула она и удалилась быстрыми шагами. А когда Павел уже засыпал, пришло сообщение от Жанны. Она согласилась добавить его в список друзей и написала: "Извини, не могу разговаривать, сильно занята. Потом пообщаемся". Сергей, к слову, больше на связь не выходил. Впрочем, возможно, он был погружен в учёбу.
  
  Глава 4
   Тихо посвистывали маневровые двигатели, только пять из двенадцати ещё работали, маршевые вообще все отрубились пять минут назад. Впрочем, маршевые сейчас были и не нужны. Приближался узел аварийной стыковки. Пора, решил Павел и дал приказ на импульс маневровыми. Через нейропривод, на всякий случай дублировав с пульта. Не зря - мерзкая система противно запищала, выдав сигнал "Ошибка работы нейросети". С нейросетью было всё в порядке, а вот сигнал по приводу в самый ответственный момент не прошёл. Заорал датчик опасного сближения. В режиме стыковки он не должен работать, но вот подишь ты, сработал. Машинально через привод послал сигнал на выключение - сигнал, разумеется, не прошёл. Чертыхнувшись, не глядя, вырубил вручную. Не глядя, потому что всё внимание на экран. Через нейропривод исправно поступала информация о положении корабля в пространстве, скорости и расстоянии до узла, но юноша этому гадкому прибору не доверял.
   Зная плачевное состояние оставшихся маневренников, через нейросеть рассчитал таблицы коррекций в случае отказа любого из них. О том, что он будет делать, если откажут сразу два или три, даже думать не хотелось. Впрочем, Павел не был уверен, что успеет сделать коррекции вручную рукоятями, даже с готовыми таблицами. На всякий случай поставил таблицы на автоматическое выполнение, в случае поступления сигнала об отказе соответствующего двигателя. Хотя приводу он до сих пор не доверял. Внезапно картинка, передававшаяся с телекамеры стыковочного узла пошла рябью и погасла. А до касания считанные секунды! Павел взвыл, не бывает такой непрухи!
   Словно в ответ ему, с рёвом включилось табло "Отказ третьего маневрового двигателя". Одна из заранее рассчитанных таблиц вспыхнула огнём исполнения... Разумеется, "ошибка работы нейросети"! Рыча сквозь зубы и выворачивая пальцы в суставах, попарно сдвинул четыре оставшиеся рукояти ручного управления, благо цифры нужных позиций до сих пор горели перед глазами, и в сердцах саданул пяткой по педали включения. Короткий свист и протяжный "бум-ммм". Свист - это маневренники, бум - это стыковка. Издевательская надпись: "Есть захват, стыковка завершена. Скорость стыковки избыточна, возможны лёгкие повреждения стыковочного узла".
  
   Из тренажёра Павел выбирался мокрый, как мышь. Свирг встречал его сияющей улыбкой. Свирг - прозвище. Уж больно причёска характерная. На самом деле, инструктора звали по-другому. Официально. Неофициально - только Свиргом. В том числе за любовь подкидывать курсантам задачки "поинтересней".
   - Замечательно, курсант Павел, замечательно. Десять заходов - и ни единой помарки. Ну, в последнем случае, конечно, скорость была великовата, но в пределах допустимого, да. Признаюсь по секрету, я сам отрубил третий маневровый. По сценарию, там был только отказ телекамеры. Так что, зачёт по аварийной ручной стыковке я тебе с удовольствием ставлю. Заслужил. Побольше бы таких курсантов, скажу я тебе. Сейчас молодёжь без нейросети и искина уже шагу ступить не может.
   У Павла даже ругаться сил уже не было. Пробормотав положенные слова благодарности, он бочком, бочком, протиснулся мимо инструктора и направился к выходу. Так, сейчас занятие по "Галактическому праву" и всё, на сегодня отстрелялся. Но сначала в душ.
   Аварийная ручная стыковка, скажете тоже. Если на вашем космическом корабле отказывает искин, сиречь искусственный интеллект, лучшее, что вы можете сделать, - это пустить себе пулю в лоб. К ручной стыковке можно приступать, если до станции рукой подать и скорость невелика. А если до неё миллионы километров, определения координат нет и скорость несколько тысяч, как прикажете рассчитывать кривую сближения? А импульсы маршевых? А таблицы коррекции? Бросьте, дохлое это дело.
  
   Шёл девятнадцатый день с начала курсов. Завтра выходной. Можно отдохнуть. То есть, это другие могут отдохнуть. У Павла ещё одна учёба. Он поставил сам себе задачу в каждый выходной выучивать как минимум по три штуки из тех баз, которые ему дали при установке нейросети. Надоело уже постоянно накалываться на незнании элементарных вещей, которые тут любому ребёнку известны. А сегодня вечером нужно будет ещё выполнить домашние задания к следующему учебному дню, пусть даже он будет только послезавтра.
   На занятие по праву парень успел вовремя. И то слава Богу. Посмотрел на студентов, сидящих в комнате. Нет, ни одного знакомого. Он уже сошёлся с несколькими парнями, с которыми постоянно пересекался то на одном, то на другом занятии. Но почему-то на общих курсах, таких, как "Галактическое право" или "Межзвёздная торговля", знакомых никогда не оказывается. Всегда новые люди в группе. Чиф-Чиф ещё не пришёл, можно посидеть, отдохнуть.
   Чиф-Чиф - это, разумеется, тоже прозвище. Он такой звук издавал при ходьбе. А вообще, солидный седовласый дядька. На этом его галактическом праве не одну собаку сожрал в прошлом. Без соли и перца, что характерно. К сегодняшнему занятию, помимо того, чтобы выучить блок данных, для удобства выделенного в отдельный раздел обучающей базы, нужно было подготовить правовую оценку конкретной ситуации. Каждому учащемуся - своей собственной. Зная репутацию преподавателя, Павел не удивился бы, если бы выяснилось, что все эти ситуации реально имели место в его богатой на всякие курьёзы карьере.
   Сам Павел домашнее задание выполнил от и до, а вот многие из присутствующих в комнате совершенно явно лихорадочно рыскали в сети, выискивая ссылки на законодательные акты и постановления судов.
  
   Выйдя на улицу, парень с удовольствием подставил лицо лучам садящегося солнца. Последние пару дней погода стояла не ахти, но сегодня вот подразогнало облака. На приземлившийся во дворе ярко-синий флаер он не обращал внимания, пока стоящий рядом с ним верзила в униформе охранника не преградил ему дорогу своим шокером.
   - Залазь, - коротко велел незнакомец, кивая на флаер. У того как раз приглашающе открылась дверца.
   - Я?
   - Ну, а кто же? - удивился охранник.
   - А зачем?
   - Затем, что я велел, - веско произнёс тот, недвусмысленно приподнимая шокер.
   Пришлось подчиниться. Когда парень, пригнувшись, залез в тёмный салон, его буквально втолкнули на середину дивана, на дальнем краю которого сидел ещё один охранник, почти идеальная копия первого. Первый тем временем залез следом, дверца закрылась, и флаер взлетел. Зажатый между двумя дюжими бугаями, юноша с трудом дышал. Но не потому, что было тесно. Просто напротив него на другом сиденье сидела Милу.
   - Привет, милый, - произнёс её хорошо знакомый голос. - Я пришла за своими деньгами.
   - Какими деньгами?
   - Как, какими? - картинно приподняла она брови. - Которые ты мне обещал отдать.
   - Обещал?! - выпучил глаза Павел.
   - Лови файл, - вздохнув и закатив глаза к потолку, бросила Милу.
   "Входящее сообщение", - просигнализировала нейросеть. Юноша открыл его и обнаружил там файл в стандартном формате протокола. В таком формате записывали воспринимаемую нейросетью через органы чувств информацию, которую хозяин нейросети хотел сохранить и потом использовать, как доказательство. При записи информация "на лету" шифровалась и подписывалась электронной подписью владельца, при этом сохранялась данные о точном времени записываемых событий и разные служебные пометки, делающие невозможной подделку или монтаж записи. Сам файл очень короткий, только видео- и аудиоканалы. Его, Павла, собственное перекошенное лицо, его же срывающийся хриплый голос и спокойный её - в ответ: "Да, любимая! У меня есть деньги! Я выиграл много денег!" - "Ты подаришь мне эти деньги?" - "Да! Да! Забирай их всё! Я выиграл их для тебя!" - "Обещаешь, что подаришь их мне? Под протокол!" - "Обещаю! Любимая!"
  
   - Теперь ты понял, о каких деньгах идёт речь? - снисходительно спросила Милу.
   - Это... Это было подстроено! - он с ненавистью уставился на её лицо, на которое когда-то смотрел с такой любовью.
   А она не так уж сногсшибательно выглядит, подумалось ему. Красива - да, черты лица правильные, хорошо сложена и за собой следит. Но всё же не такая богиня во плоти, как представлялось ему тогда.
   - Что подстроено? - с удивлением спросила шантажистка. - Ты обещал отдать мне деньги, но обещание не выполнил. Я долго ждала, но теперь ждать больше не намерена. Впрочем, я согласна завершить дело миром. Ты переводишь мне сто тысяч, и я забываю обо всех претензиях. В противном случае, я обращаюсь в суд, выигрываю его, и тебя отправляют на принудительные работы, отрабатывать все деньги, которые ты мне обещал, да ещё мои судебные издержки в придачу.
   - У меня нет ста тысяч, - неожиданно спокойным голосом сказал Павел.
   - Да, там у тебя ещё и долг перед Службой миграции, а за обучение... - продолжала Милу, не обращая внимания на его слова.
   - У меня нет ста тысяч, - с нажимом повторил он. - Потом, ты не выиграешь суд. Я находился в изменённом состоянии сознания в тот момент, сделка недействительна.
   - А у тебя есть этому доказательства? - широко распахнув глаза, спросила она.
   - Нет, - признал Павел, стиснув зубы с досады.
   - Значит, суд будет считать, что ты находился в нормальном состоянии, - заключила женщина. - Я выиграю суд.
   - Ты... - от ярости он задохнулся. - Ты опоила меня! Подмешала наркотики в вино!
   - Ты обвиняешь меня? Ну-ка, повтори под протокол!
   - И повторю! Ты! Подмешала мне в вино психотропные вещества! И вынудила! Дать обещание, когда я находился под их воздействием!
   - Ну, милый, я-то думала, мы сможем решить дело миром. А ты меня оскорбляешь, предъявляешь необоснованные обвинения. В компенсацию морального ущерба, я требую с тебя ещё десять тысяч. Сто десять тысяч за мирное решение вопроса, это моё последнее слово. Иначе увидимся в суде.
   - Там мы и увидимся! - пообещал он. - И в любом случае, у меня нет ста десяти тысяч.
   - Павел, Павел, ну что ты, как ребёнок? Если у тебя сейчас нет денег, это только означает, что надо их достать, ведь верно? - она поощряюще улыбнулась.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Я верю в твою удачу, милый, - улыбнулась она, наклоняясь и тыкая пальцем ему в грудь. И, подмигнув, продолжила: - Если ты приходишь в казино, ты выигрываешь.
   - Ты хочешь, чтобы я жульничал в казино? - уточнил он.
   - Разве я говорю о жульничестве? - деланно испугалась она. - Я говорю о твоей удаче. Через десять дней я жду первые десять тысяч из тех денег, что ты мне должен.
   Милу откинулась на спинку сиденья, и Павел осознал, что флаер уже продолжительное время стоит на земле. Дверца открылась, и один из охранников вылез, позволяя юноше выбраться наружу, потом залез назад в салон, и флаер улетел. Оглядевшись, Павел обнаружил, что его высадили неподалёку от того дома, где он снимал квартиру на время учёбы. Они даже это про него знали, а он знал о Милу только её имя. Похоже, он серьёзно влип.
  
   На следующий день с самого утра парень отправился к юристу, рекламное объявление которого он нашёл в сети. Юрист, звали его Адран, внимательно выслушал Павла и уточнил только один момент: когда было сделано обещание? Узнав, что больше двадцати дней назад, отрицательно покачал головой.
   - Боюсь, ты не сможешь доказать ничего. Если там и были психотропы, то они уже давно распались в твоём организме. Даже если остались какие-то следы, то невозможно однозначно определить, что они были в тебе именно в тот вечер. Никакая экспертиза не поможет.
   - А мои слова?
   - Если они не подтверждены протоколом, то они не стоят ровным счётом ничего. У тебя же ещё не стояла на тот момент нейросеть, я правильно понял? Твоё свидетельство против её свидетельства. Они противоречат друг другу, а значит, оба являются ничтожными. Кроме тех слов, на которые она предъявит протокол. Всё, что ты скажешь, будет вычеркнуто из записи слушаний. Вот если б у тебя был ещё один свидетель... Но, так, как его нет, то это бессмысленно.
   - Значит, бесполезно?
   - Абсолютно, - кивнул Адран. - Мне очень жаль.
   - Что ж. Извини, что отнял время, - сказал Павел, вставая.
   - Ничего страшного, - ответил юрист. - Сто кредитов не лишние, - именно столько стоили полчаса консультации. - Если сможешь разузнать какие-нибудь дополнительные обстоятельства, обращайся. Буду рад представлять тебя в суде, такого интересного дела мне вести ещё не доводилось.
  
   Несмотря на тяжёлую ситуацию, в которую он попал, Павел не бросил учёбу и добросовестно выполнил все домашние задания на завтра. Выиграет он суд или нет, ещё неизвестно, а вот если его выпрут из Академии, тогда точно всё пропало. Не забыл он и про заданный самим себе урок. По иронии судьбы, как раз на этот выходной парень запланировал изучение базы данных "Основы юриспруденции и делопроизводства в империи Ротар". Учитывая обстоятельства, эту базу он освоил ещё вчера. После этого юноша убедился, что действительно влип.
   Местная правовая система не знала таких понятий, как "договор, заключённый под давлением" или "заведомо неравноценная сделка". Можно было напасть на человека вдесятером на одного, отпинать его ногами, а потом предъявить ультиматум: мы прекращаем тебя пинать, если только ты перечислишь нам каждому на счёт по десять тысяч. И, что самое интересное, если ты потом откажешься платить, эти типы смогут подать в суд, ведь данная сделка не противоречит законодательству Галактического Содружества, а договор - дело святое. Правда, такие фокусы противоречили законодательству Империи, которая запрещала подобные разборки на улицах городов на контролируемых её планетах. Но только в цивилизованных мирах. В незаселённой местности царил закон джунглей.
   Что самое интересное, подобный принцип взаимоотношений ему был прекрасно знаком - не зря же он уже столько времени изучал галактическое право. Юношу уже не удивляло, когда он читал, что некая корпорация термоядерной боеголовкой уничтожила автоматический горнодобывающий комплекс, принадлежавший конкуренту. Или устроила орбитальную блокаду целой планете, лишив подвоза жизненно необходимых товаров, пытаясь добиться уступок на торговых переговорах. Сообщения о настоящих войнах, которые вели наёмные армии по заказу корпораций, то и дело мелькали в новостях, и называлось это "укреплением позиции по договору о совместной разработке планетарных ресурсов". Просто до сих пор парень не думал, что данный подход относится и к обычному человеческому общению.
   Одно время парень даже подумывал о приобретении какой-нибудь стреляющей игрушки, на случай новой встречи с нежелательными субьектами - на улицах городов разрешено было носить нелетальное оружие, а в сельской местности - даже летальное, только с ограничением по мощности, максимальной дальности и скорострельности. Но передумал. От давешних рекетиров он в одиночку по-любому не отстреляется, ведь там настоящие профессионалы, наверняка с опытом боевых действий, а от всяких хулиганов обороняться ему оружия не нужно, хватит полученных ещё на Земле навыков рукопашного боя. По крайней мере, в студенческие времена, когда к юноше пару раз прикапывалась на дискотеках подвыпившая компания, этих навыков вполне хватало, чтобы отмахаться.
  
   Всю следующую четырёхдневку Павел ходил, как в воду опущенный, думая о том, что назначенные Милу десять дней постепенно истекают, а решения проблемы у него нет, и не предвидится. Нет, десять тысяч у юноши имелись, он ещё не все деньги потратил из выигрыша и кредита, но платить мошеннице ему было противно. Кроме того, выплатив один раз эти десять тысяч, парень автоматически признал бы правомерность предъявленных ему претензий. Возможно, на это и был расчёт.
   Про то, чтобы всерьёз заработать необходимые деньги в казино, юноша поначалу даже не думал. Тем не менее, вечером в следующий выходной он отправился в "Лас Вегас". Просто ему пришла в голову мысль. Ведь по любому придётся в будущем приобретать корабль, верно? А откуда взять на это деньги? Особенно учитывая, что к азартным играм у него, ха-ха, особый талант? Придя до одиннадцати, чтобы не заказывать столик, Павел приобрёл фишек на сотню и отправился к столу рулетки.
   И там получил большой, смачный облом. Он добросовестно пытался выиграть, но у него ничего не вышло. Парень быстро спустил все фишки. Приобрёл ещё на сотню, и тоже спустил. Не удалось подхватить то состояние азарта, не удавалось также и вернуться в прошлое, чтобы исправить неверную ставку, ничего не получалось.
   - Я вижу, ты сегодня не в ударе, господин Павел, - раздался у него сзади голос. Павел обернулся. Там стоял Ричард Джонсон. - Здравствуй.
   - Здравствуй, - юноша пожал руку Ричарду. - Да, сегодня не мой день.
   - Очень жаль, - вздохнул собеседник.
   - Жаль?
   - Да. Такие выигрыши, как твой, хорошо действуют на игроков. Хорошая реклама.
   - Ну, извини, Ричард, - развёл он руками. - Сегодня не судьба.
   - Я вижу. Ладно, тогда приглашаю тебя в свой кабинет. Посидим, выпьем.
   - Хорошо, - согласно кивнул Павел.
   - Вот, полюбуйся, - похвастался Ричард, когда они пришли в кабинет. - Бокал победителя!
   - Бокал?
   - Да из него ты выпил за свой выигрыш. Я его держу здесь, на удачу.
  
   Павел буквально оцепенел. Такого просто не бывает. Если только в приключенческих романах, где спасение неожиданно приходит в последний момент. На полке, помещённый под герметичный прозрачный купол, стоял бокал. Тот самый бокал, который преподнесла ему Милу тогда.
   - Ричард, - проговорил он хриплым голосом. - Спрашиваю тебя под протокол. Это очень важно. Это тот бокал, который я держал в руке, когда поставил свою последнюю ставку в тот вечер, когда я выиграл сто сорок девять тысяч?
   - Да, именно этот! А что такое?
   - Подожди. Я тогда выпил из него всё вино?
   - До капельки!
   - И этот бокал мне подала женщина в черном платье?
   - Вроде бы да. Не могу сказать точно. Впрочем, можно будет поднять записи камер видеонаблюдения.
   - Поднимем, Ричард, обязательно поднимем. Но подожди, это ещё не всё. Этот бокал с тех пор стоял здесь?
   - Да, я сразу отнёс его в кабинет.
   - Его с тех пор не вымыли?
   - Нет.
   - К нему никто не прикасался? Никто не мог, скажем, что-то туда капнуть?
   - Абсолютно исключено. Я всё время держал его в поле зрения. Боялся, что какая-нибудь официантка возьмёт и унесёт.
   - Ричард. Мне необходимо сделать экспертизу остатков вина, которое было налито этот бокал в тот вечер. У меня есть основания полагать, что там присутствуют психотропные вещества, под воздействием которых меня пытались лишить моего выигрыша. Позволь, я отвезу его в лабораторию.
   - Серьёзно? Подожди секунду. Нет необходимости везти его в лабораторию. Сейчас придёт наш сотрудник. У нас тут есть портативный химический анализатор. Ты не представляешь, Павел, на какие хитрости порой идут игроки, чтобы усыпить бдительность крупье. Недели не проходит, чтобы кого-нибудь не попытались опоить. Все такие штучки приходиться расследовать "по горячим следам". А вот и он. Рег, проходи. Вот этот бокал. Посмотри, что в нём было.
   - Сейчас, босс. Так, да тут шикарный букет! Средства, подавляющие силу воли, причём три разных, афродизиак, два средства для стимулирования выработки половых гормонов, три разных средства для подавления действий защитных блокировок. Давненько такого не видал. Только уж больно давненько этот бокал стоит на воздухе. Многое уже подвыдохлось.
   - Рег, ты можешь сказать, сколько времени он тут простоял? - торжествующе спросил Павел.
   - Точно нет. Примерно от двадцати восьми до тридцати пяти суток.
   - Спасибо, Рег, точнее и не надо, - Павел уже делал голосовой звонок через нейросеть. - Адран? Мне потребуются твои услуги.
  
   Милу встретила его на выходе из здания суда. На самом заседании она не появилась, её интересы представлял какой-то невзрачный субъект. Он даже не пытался как-то отстаивать интересы своей подзащитной. По бумажке зачитал исковое заявление, предъявил в качестве обоснования уже известный Павлу файл протокола, и ещё один, где юноша обвинял Милу в использовании психотропов, а потом сидел с сонным видом, пока Адран допрашивал свидетелей и предъявлял улики: сам бокал, результаты его экспертизы, протоколы показаний свидетелей, сделанных ранее. Каждый раз, когда судья его спрашивал, есть ли у стороны истца вопросы к свидетелям или по поводу представленных улик, монотонно отвечал: "Нет, господин судья".
   Встал он только один раз - чтобы выслушать решение суда. Сделка дарения объявлялась ничтожной, как совершённая в состоянии изменённого сознания (местный эвфемизм для обозначения нездравого ума и нетвёрдой памяти), требование о компенсации морального ущерба отклонялось. На истца возлагались расходы по возмещению судебных издержек, понесённых ответчиком. Требуемая сумма была немедленно перечислена на счёт Павла. После чего заседание было объявлено закрытым.
   Возле знакомого синего флаера стояла сама прекрасная мошенница и один из знакомых охранников. Второго видно не было, хотя не исключено, что он сидел внутри.
   - Ей, парень, поди-ка сюда! - велел ему верзила.
   - Применение насилия на улице запрещено, - безмятежно ответил ему Павел, подходя, тем не менее, поближе. - А в флаер я не залезу. Если меня принудят, любая заключённая впоследствии сделка будет объявлена ничтожной.
   - Ты давай тут не умничай. Слушай сюда. На эти деньги рассчитывали люди. Серьёзные люди, понимаешь? Вот ей, - он ткнул пальцем в сторону Милу, - полагались только сорок кусков из тех ста десяти, что ты должен. Если она лопухнулась и проиграла дело, это её проблемы. Теперь вы оба, слышишь, и ты, и она, вместе, должны нам семьдесят кусков. Забудь про суды и прочую тряхомудию. Если вы вдвоём через десять дней не предоставите нам десять тысяч из тех семидесяти, у вас обоих будут проблемы. Большие проблемы, понимаешь?
   - Не понимаю, - хладнокровно ответил парень. - Это она должна вам семьдесят кусков, я здесь ни причём.
   - Ты тут причём. Так сказал босс.
   - Я не буду платить.
   Охранник осклабился. И Павел внезапно почувствовал, как с него содрали кожу и пропустили через тело разряд тока вольт этак на тысячу. А мгновением ранее рука охранника с зажатым в ней шокером со стремительностью атакующей кобры взметнулась вверх и вперёд, а кончик дьявольского устройства коснулся груди юноши.
   Свет померк. А когда он снова зажёгся, его губы сами собой сказали: "Я не буду платить". Вымогатель осклабился, его рука с шокером пошла вверх. Павел знал, куда она идёт, и стремительно отклонился, хватая соперника за запястье. Тот мгновенно стряхнул захват и врезал юноше кулаком в челюсть.
   Свет померк. Рука охранника пошла вверх. Павел стремительно увернулся, схватил двумя руками соперника за запястье. Провернулся плечом под локоть захваченной руки, и резко рванул вниз, проводя приём на излом. Охранник выгнулся от боли в руке, но сумел ногой провести подсечку. Парень рухнул на землю, тщетно пытаясь поймать прилетающий в голову ботинок.
   Свет померк. Рука охранника пошла вверх, он схватил её двумя руками и на излом. Резче! Противным хлюпающим звуком локоть противника вывернулся на изнанку. Тот заорал. Удерживая правой рукой сломанную конечность, Павел разжал пальцы левой и ребром твёрдой ладони ударил оппонента в кадык. Когда-то он таким ударом на спор разбивал кирпичи. Хитрость невелика. Главное - ударить достаточно резко, чтобы кирпич разбился быстрее, чем сломаются твои пястные кости.
   Как ни странно, по кадыку у Павла получилось попасть с первого раза. Верзила захрипел и повалился к его ногам. В этот момент в схватку вмешалась Милу. Откуда-то она извлекла небольшой серебристый стержень, размером с коротенькую авторучку, и прижала его заострённый конец к шее корчащегося на земле бандита. Тот вздрогнул, и безвольно осел.
   - Твой товарищ слишком вспыльчив, Герджи, - сообщила она выскочившему из флаера компаньону вымогателя. - Передай боссу, пусть он ищет свои семьдесят кусков в другом месте.
   - Босс этого так не оставит, Милу, - хмуро заметил Герджи.
   На Павла он смотрел... с некоторой опаской. Очевидно, не предполагал, что юноша так легко и быстро расправится с его напарником.
   - Я сама с ним договорюсь, - отмахнулась женщина. Она обошла флаер и уселась на водительское место. Дверца с другой стороны водительского отсека открылась, а раскрытая дверца пассажирского салона, наоборот, начала закрываться. - Павел? Залезай, покатаемся! - Милу высунула голову из дверного проёма и одарила парня лучезарной улыбкой. - Ну, если, конечно, ты не хочешь остаться здесь и побеседовать с Герджи.
  
   Павел впервые оказался в водительском отсеке флаера, но сейчас его это совсем не интересовало. Юношу трясло. Тело ныло от испытанной в неслучившемся будущем боли, во рту стоял железистый привкус. Но самое важное заключалось не в этом. Его особый дар, умение возвращаться в собственное прошлое, никуда не делся - и сейчас спас его от избиения, а также, возможно, от похищения. Павел пока не умел "включать" данную способность в произвольный момент по собственному желанию, но это уже не так важно. Это всего лишь обозначало, что ему ещё только предстоит найти нужный способ.
   Пока можно было сказать, что его талант проявляется в случае, если Павлу грозит реальная опасность. На мелочи, вроде неудачно поставленной на чёрное-красное фишки в казино, его дар размениваться не желал. Существовало, судя по всему, также некое "пограничное" состояние, когда способность возвращаться не срабатывала, но юноша получал определённый шанс предвидеть близкое будущее. Такое пограничное состояние он испытал в прошлый раз в казино, когда ставил на чёрное-красное и чаще выигрывал, чем проигрывал. Очевидно, он в ряде случаев просто знал заранее, по крайней мере, подсознательно, какая ставка будет в следующий раз выигрышной.
   - Куда мы летим? - спохватился парень. - К твоему боссу?
   - Расслабься, - лениво улыбнулась Милу. - Он такой же мой босс, как и твой. Просто помогал мне информацией и предоставил в распоряжение этих вот громил.
   - Так куда же мы летим?
   - Павел, милый, разве ты не рад меня видеть? Что ты так дёргаешься? Откинься на спинку кресла и наслаждайся полётом. Мы летим ко мне домой.
  
   Флаер быстро миновал городскую черту и теперь летел над степью. Юноша не смог точно определить расстояние, не зная скорости, но через две с половиной минуты, - время он засёк по нейросети, - машина начала снижаться. Павел определил своё местоположение по спутнику, - полсотни километров от города. Вдали сверкнула серебристой ниткой небольшая речка. Бусинкой на этой речке сверкало маленькое озерко или, скорее, запруда. На берегу этого водоёма уютно пристроился, утопая в зелени сада, небольшой двухэтажный особняк. Флаер шёл прямо туда. Милу не прикасалась к панели управления, да и подключённого нейропривода видно не было, но флаер уверенно подошёл к особняку, развернулся и сел точно на небольшую выложенную булыжником площадку посреди сада. Обе дверцы водительского отсека распахнулись, и женщина выбралась наружу. Потом она заглянула обратно и с улыбкой сказала ему:
   - Чего сидишь? Вылезай! Приехали.
   - У тебя такой дом, - хмуро спросил парень, оглядываясь по сторонам, - зачем тебе ещё деньги?
   - Ты шутник! - звонко расхохоталась Милу. - Денег много не бывает. Пойдём, выпьем.
   Она вошла в дом и прошла на кухню. Павел следовал за ней, невольно любуясь на стройную спину, открытую в глубоком вырезе платья, и виляющие крутые бедра. Туфли на высоком каблуке Милу, войдя в дом, снимать не стала, так что и парень не стал заморачиваться со своей обувью. Оглянувшись назад, он увидел, что по его грязным следам на полу холла уже ползает черепашка робота-пылесоса. На кухне женщина достала бутылку вина из бара и пару высоких бокалов из стойки. Протянув один из наполненных бокалов юноше, Милу чокнулась и провозгласила тост.
   - За твой выигрыш в суде!
   - За мой выигрыш? - удивился Павел. - Но ведь ты потеряла деньги?
   - Всё равно я болела за тебя! - женщина просияла. - Ты мне понравился!
   - Так понравился, что ты решила разорить меня?
   - Если б ты шёл по улице и увидел драгоценный камень, валяющийся на дороге, ты бы не поднял его? Я увидела возможность и воспользовалась ею.
   - А моя судьба тебя не волновала?
   - Просто не нужно быть таким легковерным, - расхохоталась Милу. - Ты пострадал из-за своей неосторожности.
   - И часто ли ты ходишь в казино в поисках... неосторожных?
   - Я оказалась в том клубе случайно, - отмахнулась она. - Меня позвал тамошний дежурный директор, его зовут Ричард. Он мой давний знакомый. Сказал, что в зале какому-то новичку чересчур везёт на рулетке. Дал тысячу на проигрыш и велел заставить тебя потерять деньги.
   - Ричард? Ричард Джонсон?
   - Ну да, его так зовут, - бросила она и, отпив из бокала, продолжила. - Сначала я планировала подмешать тебе кое-что в бокал, и заставить потом раз за разом ставить на случайный номер. Сначала всё шло, как задумано, ты легко поддавался воздействию. Даже решился поставить все свои фишки за один раз, я на такое и не рассчитывала. А потом вдруг что-то изменилось. Ты неожиданно поставил на другой номер, не тот, на который собирался. И этот другой номер внезапно выиграл! Я глазам своим поверить не могла!
   - Я тоже сначала поверить не смог, - хмуро буркнул Павел. Милу расхохоталась.
   - Да, я чувствовала, как ты был ошарашен. Тогда у меня возник план. Уединиться с тобой и заставить перевести весь выигрыш мне. Я даже готова была взломать твою нейросеть, если б потребовалось. Кто ж знал, что у тебя её просто нет?
   - А ты всегда записываешь свои слова под протокол, когда собираешься заставить кого-то отдать тебе деньги?
   - Ну, должна же я была потом доказать, что ты сделал этот перевод не просто так, а по своей доброй воле?
   - Милу, подожди-ка, у тебя, что, есть способность внушать людям свои желания?
   - Да, я эмпат.
   - Что-то мне подсказывает, что внушать вот так свои мысли незаконно.
   - Если ты не зарегистрирован, да, - безмятежно кивнула она.
   - И ты не зарегистрирована, - утверждающе сказал он.
  
   Парень интересовался в один из первых дней своего обучения, много ли таких людей, как Милу, которые могут заставить человека совершить тот или иной поступок, внушив ему такое желание. Оказалось, что совсем немного, и все они должны состоять на учёте. Причём Милу там не числилась - список людей, проживающих на планете и имеющих паранормальные способности, был открыт для публичного просмотра.
  
   - Ну да, это так неудобно! Сразу столько ограничений накладывают, - Милу в притворном испуге закатила глаза.
   - Ты не боишься, что я на тебя донесу?
   - Павел, милый, но ведь ты этого не сделаешь? - она с нарочитым выражением ужаса на лице скользнула к нему вплотную и положила ладонь на грудь.
   - Не сделаю, - нехотя подтвердил он. - Ну ладно, хорошо. Теперь скажи, зачем ты привела меня сюда?
   - А если просто так?
   - Милу, я тебя знаю, ты ничего не делаешь просто так.
   - Так уж и знаешь? - лукаво улыбнулась она.
   - Знаю!
   - Нет, не знаешь, - Милу развернулась, отошла в другой конец кухни к окну и встала там спиной к нему, обхватив свои плечи руками. - Можешь уходить, если не доверяешь мне.
   Поколебавшись минуту, Павел развернулся, вышел из дома, вызвал такси, дождался его и вернулся в свою съёмную квартиру. Юноша ни разу не обернулся, чтобы проверить, не смотрит ли она ему вслед. Всё это время его не покидало чувство, что он делает ошибку - но парень сдержался и не поддался этому ощущению.
  
   Сообщение от Жанны пришло, когда юноша только переступил порог своей квартиры. "Привет, можем встретиться?" - писала она. Через полчаса Павел уже сидел в знакомой кафешке неподалёку от своего дома - он частенько заходил сюда по вечерам, отдохнуть от выматывающей учёбы. "Сегодня день встреч", - думал он. На душе по-прежнему было тяжело от некрасивой сцены расставания с Милу. То и дело накатывало дикое желание позвонить ей, извиниться и вернуться к ней домой. Впрочем, сейчас об этом думать было уже поздно. Что он скажет Жанне? Извини, мол, что не пришёл на встречу, срочно приспичило помириться с той, кто меня чуть было не ограбила?
   - Привет. Чего такой грустный?
   Он поднял глаза. Жанна уже сидела за столиком. Сразу видно, она не теряла зря времени в том, что касается внешнего вида. Одета в строгий, но модный и стильный деловой костюм, элегантная причёска, безупречный макияж. В другое время Павел залюбовался бы своей старой знакомой, но сейчас у него перед глазами неотступно стоял образ одинокой фигурки Милу на фоне окна. Мысленно чертыхнувшись, парень несколько раз яростно мигнул, прогоняя наваждение, и попытался улыбнуться.
   - Привет. Да так, ничего важного.
   - Ничего важного? Ты же только что выиграл суд, спасся из лап мафии. Ты должен прыгать от радости, нет?
   - Откуда ты это всё знаешь?
   - Работа у меня такая, всё знать, - видя непонимание в глазах парня, Жанна расхохоталась. - Ты в учётку мою когда в последний раз заглядывал? С глаз долой, из сердца вон? Ты же в списке моих друзей, имеешь доступ к моим личным данным!
   - Эм-мм... - протянул Павел. Признаться честно, он и не подозревал о наличии такой опции. Вызвав через нейросеть свою учётную запись, заглянул в книгу контактов, нашёл учётку Жанны, развернул и прочитал вслух: - Информационный бюллетень "Уронарские вечерние хроники", внештатный корреспондент. Так ты журналист, что ли?
   - Да. А что тут удивительного? Я журфак МГУ закончила, если ты вдруг позабыл.
   - Но это же было... - промямлил он.
   - На Земле? А ты думаешь, есть какая-то разница?
   - Ну... Э-ээ... Поздравляю тогда. И как работа, нравится?
   - Ничего, живу.
   - Понятно. С Сергеем видишься?
   - Сергея я с того вечера не видела. Пропал он в своём университете. И тут, кстати, мы мягко подходим к сути.
   - Какой сути?
   - Как, какой? Моего появления здесь!
   - Не понял.
   - А что непонятного? Я тут по работе.
   - По работе? Стой. Ты что, хочешь сказать, спустя месяц после расставания ты, наконец, выкроила вечерок повидаться со мной - и то, исключительно по работе?
   - Ну почему исключительно? - девушка пожала плечами. - Как только я увидела в списке заданий твоё имя, я сразу схватилась за это поручение. Так что можешь считать, что я, кроме того, ещё и просто хотела тебя повидать. А ты-то, можно подумать, всё это время страстно желал со мной встретиться?
   - Понятно. И что же во мне заинтересовало тебя, как журналиста? Дай угадаю. Сегодняшний суд? Или тот выигрыш в казино?
   - И то, и другое сразу, - серьёзно кивнула Жанна. - И как можно более подробно. И учти, с настоящего момента наша беседа записывается.
   - С чего начинать? С выигрыша?
   - Нет. Лучше начни с момента, когда к тебе подошла одна загадочная особа в чёрном вечернем платье.
   Павел рассказал почти всё. Умолчал только несколько моментов. Во-первых, он не стал рассказывать, что они с Милу сначала поцеловались на глазах у всех, а потом занимались сексом в гостиничном номере. Почему-то он не мог признаться в этом, по крайней мере, Жанне. В его версии это выглядело так, как будто мошенница заманила его к себе в номер и, пользуясь временным помутнением сознания юноши, вырвала у него слова о согласии передачи денег. Потом, он ни слова не сказал о том, что Милу эмпат. Наконец, юноша обошёл молчанием происшествие после суда и тот факт, что Милу возила его к себе домой.
  
   Жанна внимательно его выслушала... а потом насела. Оказывается, ей прекрасно было известно и про поцелуй, и про половой акт в номере. У неё были на руках копии всех судебных материалов, хотя вообще-то считалось, что это приватная информация, и она не должна выдаваться журналистам.
   - Павел, вот уж от кого не ожидала! - с укоризной воскликнула девушка. - Для меня так важна эта работа, это задание, я должна выполнить его, как можно лучше, чтобы меня приняли в штат. Мне нужно рассказать читателям всё, что может быть им интересно, чтобы они продолжали подписываться на наш бюллетень. А ты хочешь скрыть от меня важную информацию!
   - Между прочим, есть вещи, о которых я не хотел бы прочитать о себе в газете, - огрызнулся парень. - Даже если эти вещи будут правдой от первого до последнего слова. И ты могла бы видеть во мне человека, не чужого человека, кстати, а не просто объект для своего журналистского расследования!
   Зря он это сказал. В ответ девушка разразилась в его адрес целой речью на повышенных тонах, минут на пять, не меньше, о том, насколько ей осточертели, ещё на Земле, ложь, двуличие, лицемерие и ханжество людей, и что, мол, именно из-за этого она решила стать журналистом. Павел с громадным трудом удержался от того, чтобы встать из-за столика и уйти, не попрощавшись.
   Потом Жанна начала расспрашивать его о стычке у здания суда. Долго выпытывала, не имеет ли Павел специальную подготовку в области боевых искусств. Парень, разумеется, ответил, что занимался карате в университете, и ещё в детстве его отец, бывший десантник, показывал ему приёмы боевого самбо. Этот ответ начинающую журналистку не удовлетворил. По её словам, любой из здешних секьюрити, за счёт боевых имплантатов, модификации организма и усвоения техники рукопашного боя путём закачки прямо в мозжечок, скушает пять каратистов и двадцать самбистов только на завтрак.
   Из этого автоматически следовало, что один каратист по крутости равняется четырём самбистам, на что Павел, как патриот отечественной системы единоборств, немедленно возмутился. Жанна же посоветовала ему не разводить холивор на тему "Что круче, наше самбо или ихнее карате?", находясь Бог знает в скольких световых годах от Земли, а лучше отвечать прямо и без увёрток, как ему удалось победить профессионального бойца, причём вариант "Просто повезло" не принимается. В общем, чуть не поругались, но про свой особый дар Павел не заикнулся и словом, продолжая настаивать, что именно "повезло".
   Наконец девушка начала выпытывать, куда же его увезла под конец Милу на своём флаере. Вот тут Павел не выдержал. Встал, расплатился по счёту и буквально вылетел из ресторанчика, не обращая внимания на призывы вернуться и успокоиться. Быстро, почти бегом, прошагав с полкилометра по тротуару, юноша, наконец, остыл и замедлил шаг.
   - Прав был Сергей, - сказал парень в пространство, ни к кому конкретно не обращаясь. - Мне действительно не везёт в любви.
  
   На следующий день он специально оформил одноразовую подписку на "Уронарские вечерние хроники" и прочитал статью Жанны. Статья была выдержана в остросатирическом ключе, причём объектом насмешек являлся в основном он сам, содержала в себе все мыслимые подробности и заканчивалась так: "Впрочем, наш герой недолго злился на коварную соблазнительницу. После отважной победы над грозным боевиком, они вдвоём уселись в флаер и умчались в её роскошное поместье, где, надо полагать, решили предаться любви, на этот раз из бескорыстных мотивов". И большое фото их с Милу поцелуя под заголовком, очевидно кадр из записи камер наблюдения в казино.
   Подпись под статьёй гласила: "Жанна, штатный корреспондент 'Хроник'". Обратив внимание на эту подпись, Павел зашёл на учётку Жанны и убедился в её карьерном росте. За один вечер его знакомая действительно превратилась из внештатного корреспондента в штатного. Мысленно плюнув, парень удалил девушку из списка друзей и строго-настрого повелел себе позабыть обо всём поскорее.
   Одно радовало. То, что Милу - эмпат, а Павел - вообще провидец, журналистка разузнать так и не смогла.
  
  Глава 5
   Маша снова зашлась в рыданиях. Её сгорбленные плечи тряслись в такт сдавленным всхлипам. Павел обнимал девушку и гладил по голове, тщетно пытаясь утешить. А как всё здорово у них с Мишей начиналось...
  
   Спустя десять дней после памятного судебного заседания, Михаил со своей подругой внезапно огорошили Павла, прислав ему приглашение на свою свадьбу. Купив по случаю новый костюм, парень отправился в здание православной часовни. Была, оказывается, в Уронаре и такая. И там даже служил настоящий русский батюшка. Настоящий в том смысле, что рукоположенный, ещё на Земле. Попал сюда совсем молодым, сорок пять лет тому назад, был рабом, бежал, осел на Марне и начал нести местным обитателям слово Христово. Даже несколько десятков аборигенов в новую веру обратил.
   Кроме Павла, были ещё приглашены Сергей с Жанной, пара приятелей Михаила с его работы, и подружка Маши, с которой она тоже сошлась где-то там в своей корпорации. Свадебное торжество совместили с новосельем - Миша с Машей сняли по такому случаю новую, более просторную квартиру. На протяжении всего действа Павел упорно игнорировал присутствие Жанны, она платила ему той же монетой. Впрочем, новоявленная акула пера отлично проводила время на пару с Сергеем. Подружка Маши быстро нашла общий язык с приятелями Миши, а сам жених уединился с Павлом на кухне, пока Маша хлопотала по хозяйству.
   За последнее время Михаил сильно изменился внешне. И раньше далеко не выглядевший хиляком, он здорово раздался в плечах и бицепсах, а мускулатура его стала поистине стальной. "В зеркала не смотрюсь", - смеялся он, - "самому страшно!" По его словам, охранная корпорация, куда он устроился, на деле представляла собой натуральную частную армию. От военных, как он говорил: "Отличаемся только тем, что строем не ходим и честь не отдаём".
  
   Спустя пару недель после свадьбы Михаила сдёрнули с места и отправили в командировку на какую-то Богом забытую планету на самой границе освоенного людской расой космоса, потому что некая корпорация заключила с его хозяевами контракт, целью которого было силовое решение некоторых спорных вопросов с конкурентами. Конкуренты не поскупились заплатить другой частной армии, и на планете соратников Михаила уже ждали. Более того, сумели пронюхать про место и время высадки, в результате чего при десантировании две трети капсул было сбито огнём ПВО. В их число вошла та, на которой летел Михаил.
   Маша узнала об этом только на третий день. Как гласили сухие строки официальной повестки, "капсула вошла в соприкосновение с поверхностью со скоростью, исключающей выживание личного состава". Её супруг был признан мёртвым, и в связи с этим уволен. Без пенсии и выходного пособия, поскольку не успел отработать средства, потраченные на его обучение и подготовку. У Маши случилась истерика, Павлу пришлось срочно приезжать и утешать её.
   Беда не приходит одна - спустя ещё две недели начальство Маши узнало, что девушка беременна (под венец она шла, уже неся в себе новую жизнь), и потребовало сделать аборт, поскольку по контракту сотрудницам "Звёзды-Транс" было запрещено рожать, пока они не расплатятся по своим долгам перед корпорацией. Маша делать аборт отказалась, и её уволили в тот же день. Тоже без выходного пособия, да ещё и долг за обучение по-прежнему висел на ней. К счастью, кредит, выданный Службой миграции, она успела погасить, и насильственное рекрутирование "на работу по специальности" Маше не грозило. По слухам, наиболее близкой по духу работе стюардессой Служба считала деятельность девушек из публичных домов.
   Но и без того всё было невесело. Деньги начали стремительно заканчиваться. Никто не хотел брать на работу беременную, а этот факт был отражён в её личной карточке, и скрыть его не удавалось. В конце концов, получилось устроиться на место с вдесятеро меньшей зарплатой, и то временно, вместо другой сотрудницы, оказавшейся в аналогичном положении. Та женщина ушла в неоплачиваемый отпуск за два месяца до срока родов, и предполагалось, что через пять месяцев после ухода она вернётся обратно на своё рабочее место. Однако получаемая Машей на новой работе сумма не покрывала и половины квартплаты, не говоря уж о прочих тратах.
  
   Какое-то время девушка проедала сделанные ранее немногочисленные накопления, но в один отнюдь не прекрасный момент хозяин снимаемой ею квартиры узнал о постигших его квартирантку проблемах и удвоил квартплату, мотивируя это тем, что девушка всё равно скоро съедет, и ему придётся тратить время и деньги (в виде упущенной прибыли) на поиск новых жильцов. Причём плата повышалась задним числом, за уже почти окончившийся месяц. Павел с Адраном изучили договор найма жилья под лупой и вынуждены были признать, что хозяин имел право так поступить.
   Неожиданно помог тот самый поп, который незадолго до этого венчал молодых. Он кинул клич среди православной общины Уронара, и недостающая сумма для оплаты одного месяца была собрана. Тогда хозяин квартиры потребовал внести плату за следующий месяц вперёд. На это он тоже имел право.
  
   Маша собрала вещи и приехала в единственное место, где она могла надеяться получить помощь, - к Павлу домой. К несчастью, как раз в это время парень сдавал заключительный экзамен по практической навигации и узнал о случившемся только через два часа. Всё это время и ещё три минуты, потраченные юношей на такси, девушке пришлось провести под запертой подъездной дверью. И вот теперь она сидела с ним вдвоём на кухне, пытаясь сквозь слёзы рассказать все подробности своей истории.
   - А Жанну ты спрашивала? - спросил Павел.
   - Да я с этой сволочью даже срать рядом не сяду! - с неожиданной злобой закричала девушка.
   О причинах подобной ненависти парень спрашивать не стал, тем более что в оценке Жанны был полностью солидарен с Машей, но, тем не менее, втихую отправил журналистке через нейросеть сообщение, в котором вкратце описывал ситуацию. "Ничем не могу помочь", - пришёл мгновенный ответ. Сергей, также ознакомленный с сутью дела, и был бы рад помочь, но он сам ютился в комнате общаги, деля её с ещё одним студентом, а его стипендии с трудом хватало на прожитьё.
   - Ну, ничего страшного, поживёшь у меня. Я всё равно днём здесь практически не бываю, всё учусь и учусь, - с улыбкой предложил Павел. - А послезавтра вообще на практику полечу, десять дней квартира пустой стоять будет.
   Практика являлась последним этапом его обучения в Лётной Академии перед получением сертификата. Десять дней ему предстояло провести в качестве второго пилота на какой-нибудь среднетоннажной посудине, владелец которой заключил соответствующий договор с Академией. Среднетоннажной, потому что на малотоннажных скорлупках второй пилот был на фиг не нужен, а для крупных судов его квалификации не хватало.
   Остаток дня Павел потратил на приобретение надувного матраса и туристического спального мешка, при помощи которых он устроился на ночь прямо на полу посреди единственной комнаты в своей квартирке. Девушке, разумеется, достался диван, на котором юноша раньше спал сам. Коснувшись головой подушки, Маша мгновенно отрубилась. А вот Павел ещё долго ворочался.
  
   - Ещё раз увижу, что отстыковываешься на ручном, полетишь обратно в эту вашу грёбаную Академию своим ходом, причём без скафандра, - орал Заген. - О, Великая Мать, за что же такое мучение? Каждый грёбаный сосунок, которого мне подсовывают из этого богами проклятого дома умалишённых, немедленно норовит полихачить! Запомни раз и навсегда! Вон там, в шахте, стоит такая штука, называется искин. Все манёвры на моём корабле производит он! И только он! Твоё телячье дело сидеть в кресле и копить лётные часы!
   Павел стоял навытяжку во все свои метр семьдесят восемь, плюс сантиметр каблуков, с громадным трудом сохраняя на лице каменную неподвижность, пока снизу и чуть впереди от его подбородка мелькала розовая лысина брызгающего слюной толстячка. Отстыковаться и выйти из дока в свой первый полёт на ручном управлении, не прибегая к помощи автопилота, было святой традицией всех без исключения выпускников Академии, и парень не собирался её нарушать. Хотя он должен был признать, ручное управление посудиной, масса которой даже в порожнем состоянии превышала двадцать тысяч тонн, а длина с трудом позволяла лечь на хоккейное поле поперёк, значительно отличалось от всего того, что он до сих пор испытывал на тренажёрах. Подумать только, и это считалось малым транспортником! Судном среднего класса!
  
   Когда Павел только появился на борту "Матери возмездия" - такое грозное название носило рассыпающееся от старости корыто с возрастом под два десятка лет, с донельзя изношенными двигателями и маразматическим искином - Заген, его капитан, первый пилот и владелец, сразу предупредил парня:
   - Так, слушай меня, сосунок. На этом корабле есть два дела. Твоё дело - сидеть в кресле и делать вид, что ты чем-то управляешь, потому что так хочет твоя Академия, и она платит мне за это деньги. Моё дело - делать вид, что я контролирую твою работу, потому что так хочет твоя Академия, и она платит мне за это деньги. Ты здесь по единственной причине. Так хочет твоя Академия, и она платит мне за это деньги. Ради этого я готов потерпеть десять дней твоё присутствие. Но только не вздумай провоцировать меня на то, чтобы я выкинул тебя за борт. Если я стану делать это слишком часто, мне не заплатят. Будешь десять дней тише воды, ниже травы, - и мы поладим.
   Несмотря на свои не слишком скромные размеры, жилого (то есть заполненного воздухом и хотя бы иногда отапливаемого) пространства на малом транспортнике насчитывалось едва сотня кубов. Куб - мера объёма, немножко превышающая земной кубический метр, если Павел всё правильно посчитал. Кстати, то, что он обычно называл тонной, на самом деле по массе соответствовало примерно восьмистам пятидесяти земным килограммам. С единицами измерения разных величин вообще дело обстояло туго. Для удобства он просто мысленно придумал каждой из них более-менее подходящее название, поскольку ни с одной из земных систем измерения в империи Ротар, разумеется, знакомы не были. Но не в этом суть.
   Как видно, жилого пространства на "Матери возмездия" было меньше, чем в двухкомнатной хрущёвке. Это пространство делилось на рубку управления, кают-компанию, два шлюза для выхода в открытый космос, отсек СЖ (системы жизнеобеспечения), две кабины управления артиллерийскими системами (неустановленными), отсек системы управления трюмным оборудованием, две шахты для установки блоков искина, отсек-ангар универсального ремонтного робота (отсутствующего), мусорный бак, малый шлюз для выхода в трюм, сортир и хитровывернутую улитку коридора, всё это соединяющего. В остаток свободного места были втиснуты две крохотные каюты-пенала, где место хватало только, чтобы широко улыбнуться.
   Большую часть времени Павел проводил либо в рубке, в пилотском кресле, либо в своей каюте. В свободное время он занимался в основном самообучением. Перед самой практикой он раскошелился на обучающую базу под названием "Юриспруденция" второго уровня (три тысячи восемьсот пришлось выложить). В трансе эту базу можно было бы выучить за пять дней. Но, к сожалению, в транс нельзя было погружаться надолго. Не на таком корыте. За этим психованным искином нужен был глаз да глаз, а система навигации упорно отказывалась корректно определять положение в пространстве с первой попытки, из-за чего искин сходил с ума ещё больше.
   Приходилось постоянно выходить из режима обучения и отвлекаться на управление, расплачиваясь за это постоянной головной болью. И ладно бы это касалось только вахтенного времени. Даже из своей каюты парню приходилось постоянно связываться с искином через внутреннюю корабельную инфосеть. Заген в управлении своим судном не участвовал вообще никак. Однако базу Павел упорно продолжал учить. Возможность разбираться в действующем законодательстве для юноши казалась более важной, чем вышеперечисленные неудобства. Слишком явно стоял перед глазами пример, как человека могут выкинуть на улицу, сославшись на какой-нибудь неявно прописанный пункт в договоре.
  
   - Смотри, сосунок. Вот это астероид. Его оседлал трудяга-шахтёр незнамо когда, у меня тогда ещё росли волосы на макушке, поставил жилой купол из пластика на поверхности и долбит породу. Раз в день-два прилетает какой-нибудь хрен, типа меня, на своей развалюхе и забирает, чего он там нарыл. Чтобы заполнить мне трюм, нужно посетить не меньше тридцати таких шахтёров за один вылет. Три десятка прыжков, для каждого нужно разгоняться как минимум час на тех убожествах, что мы имеем вместо маршевых двигателей, а потом ещё столько же тормозить. Это порожняком. Когда мы примем свою законную тысячу кубов, бери все два часа. Плюс время на загрузку. Как раз за десятидневку обернёмся.
   Есть две вещи, составляющие суть существования любого государственного (и не очень) образования в Галактическом Содружестве, в том числе Звёздной Империи Ротар. Эти вещи: война и торговля. И то, и другое требует для себя космических кораблей и космических станций. А для их строительства нужен металл. Чтобы поднимать такое количество металла в космическое пространство с поверхности планет и крупных лун, нужно слишком много энергии, к тому же это плохо влияет на экологию, хотя последнее относится только к обитаемым планетам.
   Поэтому обычно материал берут из маленьких планетоидов и астероидов. В основном это алюминий и железо, хотя в космосе можно встретить всё, что душе угодно: титан, ванадий, цезий, иридий, молибден, платину. Хватает с лихвой и на строительство кораблей со станциями, и на то, чтобы спускать на планеты для работающих там машиностроительных заводов, а также для возведения различных зданий и сооружений.
   Все сколько-нибудь заметные объекты на небе давно застолблены за корпорациями, но остаётся ещё куча летающих скал размером в несколько сотен или даже десятков метров. В одном таком "камушке" тысячи и миллионы тонн руды, из которой можно извлечь металлы. Разрабатывать их с помощью гигантских автоматических горнодобывающих комплексов нерентабельно, а гонять к ним за добычей тяжёлые транспортники с вместимостью в сотни тысяч кубов бессмысленно. Вот они-то и достаются простым шахтёрам.
  
   Шахтёр, как правило, - это человек, обладающий специальным кораблём, на котором установлен миниатюрный добывающий комплекс, и с достаточно вместительным трюмом. Он ищет незанятый астероид с выходом подходящей породы, подлетает вплотную и врубает мощные буровые лазеры, которые, работая в импульсном режиме, испаряют и дробят руду. Отлетевшие куски ловятся при помощи силовых захватов и отправляются в мельницу, которая измельчает их. Измельчённая порода засыпается в трюм.
   Иногда на шахтёрском корабле устанавливают дополнительно ещё и обогатительный комплекс, хотя такое может быть оправдано лишь в случае, когда затраты на перевозку руды сравнимы с затратами на переработку. Такое бывает достаточно редко, обычно большие орбитальные металлургические комплексы намного экономичней. Многие шахтёры, не довольствуясь поверхностными выходами, приобретают переносные буровые комбайны и зарываются вглубь. Зачастую при этом, они не возят добытую руду самостоятельно на своём корабле, а привлекают профессиональных перевозчиков. Вот, как этот шахтёр, например.
   - Хей, Чин! Ты тут ещё не сдох? Тогда лови контейнер! - проорал Заген в переговорное устройства ближнего радиуса действия.
   Контейнер с запасом топлива, набором запчастей к какому-то сломавшемуся механизму и свежими продуктами летит по направлению к астероиду. На полпути его подхватывают силовым захватом и аккуратно ставят на поверхность. Из купола выскакивает фигурка в скафандре и принайтовывает контейнер к утопленным в камень анкерам тонкими тросами.
   - Готово, Заген, - раздаётся из динамика. - Отправляю груз.
   Четыре десятикубовых алюминиевых контейнера с рудой один за другим отправляются в короткий полёт, который заканчивается в трюме транспортника.
   - Четыре на этот раз? Хорошо! Надеюсь, ты не забыл их там подписать? А то компания не будет знать, кому перечислить сладкие кредиты за твою руду! - и продолжил, обращаясь к стажёру. - Ну, уловил принцип? Потом, возможно, тебе придётся делать это самому. Смотри, вот список заказов, сюда заносишь номера принятых контейнеров, какой от кого. А теперь поехали на разгон.
  
   Трапеза на космическом корабле с барахлящим генератором искусственной гравитации - это нечто. Высокое, без всякого преувеличения можно сказать, искусство. И почему-то это единственная, наверное, вещь, которой не учат в Лётной Академии. Хотя барахлящие гравигенераторы встречаются гораздо чаще, чем, к примеру, отказавшая система автоматической стыковки. Павел некоторое время поразмышлял, как бы могла выглядеть сдача зачёта по принятии пищи в невесомости, а также знакопеременном и непостоянном поле тяжести. Какие "интересности" при этом мог бы подкинуть курсантам тот же Свирг. Со вздохом отпил остывшего бульона из тубы и решил, что лучше пусть такого предмета не будет и дальше.
   - Слушай, Заген, - спросил парень. - Вот мы делаем три десятка прыжков, тратим кучу топлива, а забираем всего по два-три контейнера с рудой от каждого шахтёра.
   - Угу.
   - А что мешает одному шахтёру накопить сразу сотню контейнеров, а потом уже вызвать нашу лоханку, чтобы она вывезла их за один раз? Ведь так можно здорово сэкономить на стоимости перевозки?
   - В нашем деле без году неделя, а решил, что самый умный, так?
   - Нет, но...
   - Слушай сюда, - Заген сыто рыгнул. - Во-первых, топливо стоит копейки. Знаешь, что съедает семьдесят процентов стоимости перевозки?
   - Что?
   - Плата за страховку! Мы живем в неспокойном мире, малыш. Вот подловят нас у следующего астероида пираты и вежливо попросят поделиться грузом. Угадай, что мы сделаем?
   - Будем драпать?
   - На нашей развалюхе? Ты шутишь! Мы спокойно сгрузим все контейнеры и полетим получать свою страховочку. А драпать будут как раз пираты. Потому что через десять минут, максимум пятнадцать, там вывалиться из прыжка сторожевой корвет. А то и крейсер!
   - И что, часто так грабят?
   - Меня? Да раз в год примерно. Меня все знают, я по-крупному не работаю, таскаю только дешёвую руду от шахтёров-забулдыг. Много с меня не возьмёшь. Зато и за страховку плачу мало.
   - Ну хорошо, а почему шахтёры-то не копят руду?
   - Блин, ты точно тупой! Да всё потому же! Накопит такой сотню контейнеров, и тут здрасте, гости дорогие. Кидай всё сюда, если хочешь остаться с кораблём и куполом. И учти, это мы птицы вольные, по какому маршруту в следующий рейс полетим, сами не знаем. Астероиды-то все наперечёт известны, и с орбиты своей, что характерно, никуда не деваются. Так что большей дневной нормы копить им нет смысла, всё равно скорей всего отнимут.
   - А почему к ним не прилетает тогда сторожевой крейсер?
   - А они платят за страховку?
   Павел снова напомнил себе - это мир узаконенного насилия. Корпорации строят собственные системы безопасности, обеспечивая заказы для оборонных предприятий в мирное время и мобилизационный резерв - в военное, а на тех, у кого на подобное просто нет средств, всем плевать. Да и то сказать, частные шахтёры обеспечивают от силы процентов двадцать поступления сырья на орбитальные металлургические комплексы. Исчезни все частники разом - разве что цены на необработанную руду немного подскочат.
  
   - Добрый день, хозяин. Добро пожаловать!
   Павел озадачено уставился на панель домофона. Раньше их домашний искин ему такого не говорил. Обычно парень посылал через нейросеть свой идентификационный код, компьютер молча подтверждал его право войти сначала в подъезд, потом в лифт и, наконец, в квартиру, и на этом всё заканчивалось. Он, конечно, знал о возможности настроить каждому жильцу голосовые приветствия под себя, но никогда этой возможностью не пользовался.
   Да, кстати, этого коврика перед квартирной дверью тоже раньше не наблюдалось. Войдя в квартиру, юноша поразился ещё больше. В прихожей был постелен ковер, на стены наклеены обои поверх стандартной пластиковой обшивки. Появилась вешалка для одежды и подставка под обувь, а также ростовое зеркало на стене. И кажется, Павел догадывался, кто послужил автором всех этих изменений.
   - Маша, я вернулся!
   - Я слышу! Сейчас! - девушка в цветастом халатике выбежала из кухни и чмокнула его в щеку. - Я вкусненькое приготовила! Но сначала в душ! Подожди, я всё чистое припасу.
   - Я чувствую, что вкусненькое! - ответил Павел вслед девушке, умчавшейся в жилую комнату. - Так пахнет! А как ты узнала, когда я вернусь?
   - Да что там узнавать-то? - ответила Маша, неся стопку сменного белья, одежды и чистое полотенце. - Позвонила в Академию, спросила, на какой корабль тебя распределили, потом отправила запрос, когда ожидается его возвращение.
  
   Пока Павел мылся, девушка успела переодеться. Поразительно, но за те десять дней, пока его не было, Маша решительным образом изменилась. Она снова стала той солнечной блондинкой, которая запомнилась ему по их последней совместной прогулке. Начала следить за собой, пользоваться косметикой, сделала новую причёску. Из взгляда исчезла та подавленность, в которую она всё глубже погружалась со дня известия о гибели Михаила. И сейчас девушка облачилась не в разношенные застиранные тряпки, в которых ходила, когда парень отправлялся на практику, а надела новенькую блузку (Павел помнил её, это была одна из двух, что они купили тогда в день его поступления) и обтягивающую мини-юбку. А ещё туфельки, приобретённые в их самую первую поездку в Уронар, ещё Михаилом. И, возможно, те самые чулки. Или просто очень похожие.
   - У нас сегодня праздник? - спросил Павел, глядя на богато выглядевший стол.
   - Конечно. Завтра ты станешь настоящим пилотом. Открой, - девушка подала ему бутылку вина. - Как ты и хотел. Ведь так?
   - Ну, да, - признал юноша. - Все экзамены и зачёты сданы, практика пройдена. Завтра официально вручат сертификат и всё. Я настоящий пилот!
   - Ну вот! Разве не повод отпраздновать?
   - Просто я думал, что завтра и отпразднуем... - неловко попытался оправдаться он.
   - А может, мне просто хотелось встретить своего мужчину из дальнего похода? - Маша лукаво ему подмигнула.
   От этого вопроса парня как будто током ударило. Её мужчину? А как же Михаил? Эти и куча других вопросов вертелись у него на языке. С трудом удержался от того, чтобы их задать. Мелькнула циничная мысль: "Михаил мёртв, а девушке нужен кто-то, кто будет о ней заботиться". Мелькнула и пропала. Это было неправильно. Михаил его друг.
  
   Обед прошёл в неловком молчании. Точнее, это Павел неловко молчал, пытаясь разобраться со своими чувствами. Маша же смотрела, как парень поглощает пищу, улыбаясь чему-то своему. А ведь она явно решила остаться и дальше жить в его квартире, подумалось юноше. Не спросив его согласия. Вот только он никак не мог решить про себя, плохо это или хорошо.
   - Слушай, Паша, давно хотела спросить, а откуда у тебя эти шрамы на лице? - заговорила, наконец, девушка.
   В ответ Павел рассказал о том, как Милу хотела ограбить его, а после неудачи исполосовала ногтями в приступе ярости. Тут выяснилось, что Маша, оказывается, имеет постоянную подписку на "Уронарские вечерние хроники" и читала статью, в которой Жанна описывала это происшествие. Пришлось рассказать и о разговоре с журналисткой, а заодно поведать об их завязавшемся ещё на Земле знакомстве. Он также признался, что после того случая удалил Жанну из списка друзей, на что Маша с жаром воскликнула: "И правильно!" А когда Павел поинтересовался, за что такая "любовь", поведала историю своих взаимоотношений с выпускницей журфака.
  
   Оказывается, они с самого начала, ещё на той военной базе, оказались в одной клетке. По словам Маши, Жанна тогда сразу принялась командовать и строить в коллективе из шести женщин порядок по своему усмотрению. Надо сказать, что потенциальная журналистка великолепно владела английским и французским, да и ротарский освоила очень быстро, так что проблем с общением и пониманием у будущей акулы пера никогда не возникало. А словесной эквилибристикой Жанна владела в совершенстве. Поэтому всегда как-то так получалось, что если кто пытался противиться самозваному диктатору, эти несчастные мгновенно оказывались кругом виноватыми и удостаивались всеобщего презрения остальных. Очень быстро сложилась ситуация, когда против Жанны никто слова сказать не мог.
   Дальше, больше. Когда их всех, наконец, выпустили из клеток, Жанна начала в буквальном смысле выискивать себе подходящего мужчину среди узников, тонко флиртуя с наиболее перспективными кандидатами. Тогда-то она и заприметила Сергея. Причём было ещё несколько кандидатов, и ни один из них не подозревал о наличии остальных. А уже в Центре, по словам Маши, Жанна в буквальном смысле этого слова переспала с одним важным чиновником, и тот похлопотал об её устройстве на хорошую престижную профессию. Об этом никто бы никогда и не узнал, если б Маша не застукала свою соперницу, выходящую из кабинета вышеупомянутого чиновника характерно растрёпанной.
   - Да ну её к чёрту! - отмахнулась Маша. - Не хочу об этом разговаривать. Лучше, скажи, помнишь, мы на озере катались?
   - Помню, - с улыбкой кивнул Павел.
   - Давай снова туда слетаем!
   - Хорошо, давай.
   - Только, Пашенька, мне купальничек новый нужен. Тот уже страшненький совсем.
   - Как скажешь, купим тогда купальничек, - согласился парень.
   Ему было совсем не жалко потратить на девушку немного денег - сколько там этот купальник может стоить? А взамен увидеть улыбку на её лице.
   - И ещё мне шляпка нужна, и сумка пляжная, и накидка, и шлёпанцы, - начала торопливо перечислять девушка.
   - Хорошо, хорошо! - со смехом прервал её юноша. - Сейчас поедем в магазин и купим всё, что нужно. А на озеро завтра слетаем.
   - Ну ладно, - оживлённо засуетилась Маша. - Только давай быстрее. А то провозимся, магазины закроются!
  
   Вернулись уже затемно. Маше нужно было очень много всего купить. Потратить пришлось почти полтысячи. Юноша устало думал, что за такое нормальные девушки одной улыбкой и "спасибо" не расплачиваются. Вот только когда дело доходило до вопроса, как именно "нормальные девушки" за такое расплачиваются, его сознание стыдливо умолкало. Пока девушка принимала душ перед сном, Павел быстро покидал покупки в шкаф, даже не разворачивая, постелил на диване, достал спальный мешок и привычно начал надувать матрас при помощи встроенного миниатюрного компрессора.
   - Охота тебе с этим возиться? - спросила его вышедшая из ванной девушка.
   Павел оглянулся. Маша стояла, опершись о дверной косяк плечом, одетая в одну полупрозрачную ночную рубашку. Павел медленно встал, лихорадочно соображая, что сказать в ответ. Во рту пересохло. Девушка подошла к нему и нежно поцеловала его в губы.
   - Тут на диване достаточно места, - прошептала она на ухо.
   Все мысли, вопросы и моральные терзания мгновенно вылетели из головы.
  
  Глава 6
   "Нужно встретиться. Назначай место и время", - пришло сообщение от Милу. А Павел уже почти и забыл о существовании этой женщины. "Давай в 'Лас Вегасе', сегодня в полдень", - ответил он. Поцеловав Машу на прощание и сообщив ей, что у него деловая встреча (не уточнив, с кем именно), юноша отправился в центр города. Милу появилась точно вовремя. На этот раз прекрасная авантюристка была одета не в вечернее платье, как уже привык видеть её Павел, а в строгий деловой костюм.
   - Я здесь, чтобы обсудить с тобой вопрос твоей будущей работы, - начала она, сделав заказ. - Если я не ошибаюсь, вчера ты получил сертификат пилота?
   - Это так, - сдержанно кивнул парень.
   - Что ты скажешь об этом корабле? - спросила женщина, кидая через нейросеть файл с описанием.
   - Лёгкий транспортник класса "Скаут", трюм четыреста пятьдесят кубов, очень быстрый, мощные двигатели и реактор, возможна установка межзвёздного прыжкового привода. Очень хороший искин, позволяет устанавливать развитое вооружение и электронное оборудование. Экипаж три человека, допускает вождение в одиночку. До двенадцати человек пассажиров. Может совершать посадку на поверхность планеты. Гражданская версия, переделанная из диверсионно-разведывательного сверхлёгкого крейсера. Этому кораблю нужен пилот?
   - Там многое усовершенствованно, кроме того. Более мощные двигатели и реактор, искин, снятый с линкора, мощная система маскировки "Тень", новейшая военная разработка, только недавно сняли секретность, действует по новому принципу.
   - Это корабль-контрабандист, - поразмыслив, заключил Павел. - Для чего-то иного подобное делать слишком дорого и бессмысленно. Ты предлагаешь мне заняться контрабандой?
   - Тебя это смущает?
   - Контрабандистов мало кто любит, - Павел откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на Милу. - Их ловят патрульные крейсера, отстреливают не терпящие конкурентов корпорации. Жизнь контрабандиста, как правило, интересна и коротка. Сдохнуть молодым - это не совсем то, о чём я мечтал.
   - С другой стороны, контрабандисты зарабатывают хорошие деньги, - нейтрально заметила собеседница.
   - Деньги хороши, когда можно их потратить.
   - Если делать работу чисто, то остаёшься живым и с незапятнанной репутацией.
   - Возможно. Кстати, о репутации. Ты не боишься, что я прямо сейчас позвоню в полицию?
   - И что они мне предъявят? Что я приобрела и реконструировала корабль, на котором, возможно, будут возить контрабанду? Но это не преступление, до тех пор, пока я действительно не начну её возить. Кроме того, в полиции и так обо всём знают.
   - Это не слишком вяжется с твоими словами о незапятнанной репутации.
   - Если будешь обделывать свои делишки за пределами Империи, на твоей репутации не останется ни малейшего пятнышка.
   - А мы собираемся вести дело не в Ротарской империи?
   - Да. И давай начистоту. Мы оба отлично знаем, что ты никуда не позвонишь.
   - Хорошо, - кивнул Павел. - Ещё вопрос: почему я?
   - Во-первых, ты лучший из выпускников Академии за последние несколько лет. Преподаватели о тебе уже легенды складывают. Во-вторых, как показала одна известная нам обоим история, ты умеешь держать язык за зубами. В-третьих, ты просто дьявольски удачлив, а это крайне полезное качество. В-четвёртых, тебя можно держать под контролем. Мы осведомлены, что у тебя здесь есть человек, которого ты не бросишь. Это даст гарантию, что ты не сбежишь с ценным грузом. Наконец, я знаю, что тебе нужны деньги, и хочу помочь тебе. Я за тебя поручилась.
   - А если я откажусь?
   - Ты имеешь в виду, не станут ли тебя шантажировать? Нет. Контрабандист, работающий из-под палки - плохой контрабандист. Это скорее искусство, чем ремесло, тут требуется вдохновение.
   - Ты дважды пыталась меня ограбить. Как я могу доверять тебе?
   - Я и не прошу тебя доверять мне. Достаточно того, что я буду доверять тебе. Ты - мой инструмент для зарабатывания денег. Отвёртка доверяет тому, кто держит её в руке?
   - Если этот инструмент вдруг окажется не нужен, его могут выбросить. Сдать в полицию, - заметил Павел.
   - В полиции ты расскажешь слишком много интересного, - качнула головой Милу.
   - Ещё меня можно убить.
   - Ты веришь в то, что я собираюсь тебя убить?
   - Я должен ответить немедленно? - помолчав, спросил парень.
   - Могу дать на размышление сутки. Иначе мне придётся искать другого пилота. Корабль уже готов, груз под него заготавливается. Время не терпит.
   - Последний вопрос. Кто хозяин? На кого я буду работать?
   - Хозяин - я. Я купила этот корабль на свои деньги и на свои деньги его переоборудовала. Я буду говорить тебе, куда лететь и что везти. С заказчиками договариваюсь сама. Первые заказчики известны. Ты уже встречался с их людьми. Вспомни нашу прошлую встречу, - улыбнулась Милу.
   - Я позвоню завтра, - заявил Павел, вставая из-за стола.
   Маше про предложение Милу он рассказал сразу по возвращении домой. Девушке эта затея категорически не понравилась. Маша не хотела снова потерять единственного человека, который является её опорой и защитой в этом мире, и она откровенно об этом заявила. Однако девушка сама понимала, что альтернативы, в целом, нет. Пилотов без корабля и без опыта самостоятельной работы было слишком много. Они никому не требовались, даже с самыми расчудесными баллами по сертификату, даже на должность второго пилота.
   Ключ к успеху заключался в наличии собственного корабля, способного совершать межзвёздные путешествия. На внутрисистемных перевозках не заработаешь сколько-нибудь заметную сумму даже за всю свою жизнь. Но корабль, приспособленный для прохождения звёздных врат, не говоря уж об имеющем межзвёздный прыжковый привод, был им не по карману. На следующее утро он отправил Милу сообщение о своём согласии. "Поднимайся на 'Урену'", - пришёл немедленный ответ.
  
   Подниматься с поверхности планеты на орбиту, используя обычные термоядерные реактивные двигатели - очень плохая затея. То есть, это возможно, хотя и требует наличия специальных двигателей, приспособленных к работе в атмосфере, но что случиться с экологией планеты, с поверхности которой ежедневно будут стартовать тысячи космических кораблей, лучше даже не думать. Немногим лучше дело обстоит с челноками на антигравах. Чем дальше от поверхности, тем больше энергии они требуют. Решение придумано давно - использовать орбитальные лифты.
   Суть проста. Выводите на геостационарную орбиту космическую станцию, внизу строите станцию-якорь, а потом эти две конструкции соединяете тросом. На трос сажаете капсулу, которая за счёт собственных двигателей может ездить по этой верёвочке вверх-вниз. И вуаля, проблема доставки людей и грузов на орбиту решена. Есть, кончено, ещё куча технических заморочек, которые нужно преодолеть, чтобы сначала построить такую систему, а потом нормально её эксплуатировать. Но это уже не столь важно. Главное, что все эти заморочки в Галактическом Содружестве давно уже научились преодолевать, и орбитальные лифты стабильно являются основным способом сообщения с орбитой.
   Подавляющее большинство космических кораблей даже не умеют садиться на поверхность планет. Они строятся в космосе и всю свою жизнь проводят там же, лишь пристыковываясь к станциям время от времени. На Марне действовало сразу несколько орбитальных лифтов. Один из них, который вёл на космическую станцию "Урена", своей земной половиной укоренился неподалёку от города Уронара. Собственно, своим процветанием Уронар и был во многом обязан этому лифту, тысячам пассажиров и сотням тысяч тонн груза, ежедневно доставляемых на орбиту и обратно.
  
   Милу ждала его в одном из баров на станции. Одета его будущая начальница была в практичный и неприметный комбинезон, что ничуть не спасало женщину от повышенного внимания мужских особей. Но подойти к ней никто не решался, потому что рядом с Милу за столиком сидел мужчина. И этот мужчина был Павлу знаком.
   - Привет, Милу. Привет, Герджи. Милу, это и есть наш заказчик?
   - Представитель заказчика, - кивнула женщина. - Садись, Павел. Мы ждём ещё одного человека.
   Парень уселся на предложенный стул и заказал себе освежающий напиток. Ждать пришлось недолго. Спустя пару минут к ним за столик без приглашения уселся неприметный мужчина средних лет, одетый в униформу корпоративного служащего.
   - Здравствуй, Милу, - бросил он. Павел с Герджи удостоились только стремительного взгляда исподлобья.
   - Здравствуй, дорогой, - Милу с ходу врубила на полную мощность свою машину обольщения. Незнакомец оцепенел под её взором, словно кролик перед удавом. - У нас всё готово. Ждём только твоего сигнала.
   - Ещё... Ещё шесть дней. Кто... эти люди?
   - Он обеспечит связь с покупателем, - Милу кивнула в сторону невозмутимо сидящего мордоворота. - А это мой пилот. Его зовут Павел.
   - Я тебя знаю, - незнакомец в упор посмотрел на юношу и нервно моргнул. - Ты тот курсант, который, единственный за последние десять лет, сдал все зачёты Свиргу без единого потерянного балла, - он повернулся к Милу. - Ты хочешь доверить наш корабль зелёному новичку? У него нет опыта.
   - Это мой корабль, - томным голосом протянула женщина, скривив губы в иронической усмешке. - И у моего пилота достаточно опыта.
   - Мутный он какой-то, - задумчиво проговорил Герджи, когда незнакомец ушёл. - Ему можно доверять?
   - Это пешка, - пренебрежительно бросила Милу. - Люди, которые решают, сидят на планете и на этой станции не покажутся. Твой босс этих людей знает. И потом, всё что от них требуется - это предоставить груз. Потом они сами будут заинтересованы в успехе дела.
   - Смотри, рискуешь ты, а не кто-то другой, - покачал головой Герджи.
   - Я верю в свою удачу, - ответила женщина, вставая. - Павел, идём.
  
   Корабль был прекрасен. Он походил на сверкающую ёлочную игрушку, у которой внизу по окружности вырезали шесть цилиндрических колодцев с покоящимися в глубине дюзами мощнейших двигателей. Диаметр белоснежного сферического корпуса чуть не дотягивал до сорока метров. Установленный в самом центре транспортника генератор невидимости мог создавать поле именно такого размера. На борту красовалась большая надпись вычурными золотистыми буквами: "Милу".
   - Как тебе моя малышка? - спросила женщина Павла, остановившись перед опущенным трапом.
   - Она не зря носит твоё имя, - ответил тот, подходя к одному из поддерживающих гигантскую сферу силовых захватов. - Так же ослепительно красива.
   - Павел! - Милу в удивлении вскинула брови. - Это что, комплимент?
   - Констатация факта.
   - А ты стремительно взрослеешь, - негромко проговорила она. - Пойдём, познакомлю тебя с искином.
   В глубине души Павел опасался, что искин корабля заговорит с ним голосом Милу и будет обладать таким же характером. К счастью, личностную матрицу искусственного интеллекта не трогали с тех пор, как сняли его блоки со списанного военного линкора, и общался тот при помощи интеллигентного глубокого баритона. Железный мозг без вопросов принял личный код нового пилота и предоставил ему доступ ко всем своим ресурсам. Парень сел в удобное пилотское кресло (не сравнить с убожеством на "Матери возмездия") и подключил нейропривод.
  
   От избытка впечатлений его чуть не взорвало! С такой тонкой, мощной и совершенной электронной начинкой Павлу ещё встречаться не доводилось. Казалось, юноша может, не выводя корабля из дока, с помощью его сенсоров отслеживать каждого отдельного суслика на поверхности планеты, и параллельно с этим заниматься расшифровкой всех переговоров, ведущихся в окрестности станции, в том числе по зашифрованным каналам, да ещё вдобавок контролировать состояние каждого самого мелкого и незначительного механизма на борту. Вот только долго выносить подобное состояние всемогущества было невозможно, и спустя несколько секунд Павел стремительно отключился. Возвращение в реальный мир походило на подъём с глубины.
   - Ну как? - проникновенно спросила Милу, склонившись к самому его лицу и внимательно изучая там своими широко раскрытыми глазами что-то, видимое ей одной. - Правда, это похоже на оргазм?
   - Это похоже на такой оргазм, который испытываешь вместе с тобой, - серьёзно ответил юноша, глядя ей прямо в глаза. - Точно так же невозможно описать словами. С другими женщинами у меня ничего похожего не было.
   - Тебе кто-нибудь уже говорил, что ты пошляк? - ему показалось, или где-то там в глубине её глаз промелькнуло смущение?
   - Много раз, - с улыбкой ответил Павел. - Но слушай, нам нужен ещё один член экипажа. Сам я не справлюсь с таким потоком данных. Если даже справлюсь, то не смогу одновременно пилотировать.
   - Поэтому тут и стоит такой здоровый искин. Большую часть работы будет выполнять он. Тебе только нужно научиться управлять им. Там, в памяти, в разделе "Инструкции", лежат обучающие базы. Тебе нужно освоить их все, - Милу встала и направилась к выходу из рубки. - Начинай прямо сейчас, времени мало. Через четыре дня мы должны вывести корабль на лётные испытания. Потом полетим забирать груз. Корабль не покидай, если что-то нужно, заказывай прямо отсюда.
  
   Павел внимательно проследил за начальницей, пользуясь сначала внутренними, потом внешними сенсорами и выводя картинку на один из экранов, пока она не скрылась в шлюзовых воротах дока. Даже в бесформенном лётном комбинезоне Милу умудрялась быть женственной и грациозной. Правильно ли он поступил, не оставшись тогда у неё дома?
   Юноша вздохнул и выключил экран, параллельно убирая трап, запирая шлюз и ставя систему внешнего слежения в режим предупреждения о любых приближающихся объектах. Мой корабль - моя крепость, усмехнулся он. Послал Маше сообщение: "Прибыл на место, корабль получил. Буду пока осваиваться в кресле, эта штука сложнее всего, чем мне до сих пор доводилось управлять. На планету сейчас спускаться не стану, дорого. Целую".
   Упоминание дороговизны в целом соответствовало истине. Билет в один конец на орбитальный лифт стоил пятьдесят кредитов, а это пока не являлось той суммой, с которой он мог расстаться ради своей прихоти. О запрете покидать корабль он решил Маше ничего не говорить. Ответное сообщение от девушки пришло почти сразу: "Жалко. Тогда удачи. Я тебя тоже целую. Буду ждать". А Павел тем временем установил себе через нейросеть одну из лежащих в указанном разделе баз данных. С говорящим названием "Лёгкий транспортник класса 'Скаут'. Краткая инструкция по эксплуатации и ремонту". Один только список названий мнемограмм это "краткой инструкции", будучи распечатанным, занял бы не самую тонкую брошюру.
   Несмотря на это, она была самой маленькой и, судя по всему, самой бесполезной из представленных баз, - ведь информации о сделанных усовершенствованиях там наверняка не содержалось. Начать, тем не менее, Павел решил именно с данной инструкции. Зная, что было вначале, он более полно сможет оценить, что изменилось после того, как установили всё остальное. Ох-ох-ох, мысленно посетовал парень, снова учиться. Хорошо ещё, что те волшебные таблетки от головной боли он так удачно захватил с собой.
  
   Маневровые двигатели полыхнули коротким импульсом в сторону медленно удаляющейся станции. Павел откинулся на спинку кресла и сообщил сидящей рядом начальнице.
   - Вывод из дока завершён. Сейчас немного отдалимся, - и на разгон к первому прыжку.
   - Хорошо, - кивнула Милу.
   Тут она заметила кое-что на пульте.
   - Павел! Ты что? Выходил из дока на ручном управлении?!
   - Традиции нарушать нельзя, - туманно отозвался юноша. - К тому же, мне необходимо было прочувствовать корабль.
   - Не делай так больше! - приказала она. И добавила, уже гораздо мягче. - Пожалуйста.
   - Обещать не могу, - покачал головой парень. - Ситуации могут разные возникнуть. Но без необходимости больше так не сделаю.
   - Извини, что наорала, - женщина положила ладонь на его предплечье и примиряюще улыбнулась. - Понимаешь, в этот корабль я вложила очень много своих денег. Я серьёзно пострадаю, если с ним что-то случится.
   - Доверься мне! - широко улыбнулся парень. И добавил другим тоном. - Даю разгон к первому прыжку.
  
   Корабль, носящий сейчас имя его владелицы, даже при половинной тяге маршевых двигателей, рвался с места, как болид "Формулы-1". Никакого сравнения с учебными скорлупками в Академии, не говоря уж о всяком летающем антиквариате вроде "Матери возмездия". Через четыре с половиной минуты он уже ушёл в прыжок, первый из запланированных по программе лётных испытаний. Сразу после выхода судно легло в дрейф и теперь неслось в пустоте с погасшими дюзами, лишь помаргивая ходовыми огнями. Теперь нужно было протестировать в реальных условиях всю его многочисленную электронику.
   Вначале Павел прогнал по полной программу самотестирования. Результат ничем не отличался от того, что был получен получасом раньше, ещё в доке перед вылетом. Но это было только разминкой. Сейчас ему предстояло погрузиться в электронный водопад, используя нейропривод. После памятного первого раза парень это делать не рисковал, ограничиваясь только неполным включением, когда последовательно, шаг за шагом проверялась та или иная отдельная система. Во время второй попытки вместе с ним в это путешествие должен был отправиться верный друг и помощник - искин.
  
   Итак. Струящийся звёздный свет. Безграничная пустота кругом. Чернота. Звёзды. Пылающее солнце. Летящие по волнам эфира далёкие переговоры. Шёпот космоса. Шарящие в пространстве лучи стационарных диспетчерских радаров, бессильно скользящие по не отражающей радиоволны обшивке. Ощущение могущества и внутреннего совершенства корабля и всех его механизмов. Это всё внутренние образы, условные схемы, которые при помощи нейросети рисовал в его подсознании искусственный интеллект, управляющий кораблём.
   Для пробы включил систему астронавигации. Четыре крупные звезды мигнули в его сторону яркими лучиками, пришло осознание: это те самые звёзды, что нужно, спектральные карты совпадают, углы определены, рассчитанные галактические координаты... соответствуют. Теперь обратный процесс. Калибровка. Лучиков потянулось гораздо больше, кроме необходимых для определения местонахождения четырёх, ещё множество опорных, чтобы проверить адекватность измерителей углов. Калибровка завершена, настройка датчиков валидна.
   Что ещё попробовать? Ага, вот. Перехват сообщений. Далёкие переговоры приблизились, расслоились на множество отдельных каналов, как струящиеся длинные волосы. Зелёный цвет, незащищённые каналы, жёлтый - расшифрованные, красный - неподдающиеся мгновенной расшифровке. Красных всего ничего. В основном военные и немногочисленные правительственные каналы. Криптологическая подсистема поражает воображение своей мощностью и быстродействием.
   Можно определить координаты абонентов закрытых каналов (и открытых, разумеется, тоже), причём и отправителей, и получателей, если только последние не находятся в режиме полного молчания с тщательно заэкранированными приёмниками. С переговорами по каналам свёрнутого пространства всё сложнее, - ни проследить, ни подслушать их невозможно. Можно только отследить момент начала передачи и место, где в этот момент находился абонент, - если это достаточно близко.
   Павел последовательно попробовал включить одну подсистему корабля за другой, потом по две-три из них в комбинации, следил за динамическим перераспределением мощности реактора и вычислительных ресурсов искина. И напоследок, в качестве небольшого хулиганства, включил всё разом на пару секунд, как в первый день, но не беспорядочной какофонией, а одним могучим аккордом... Божественно! Почти ничего не разобрать, но общие ощущения... Даже Милу с ним такое не делала.
  
   - Проверка электронных систем завершена. Замечаний не выявлено.
   Собственный голос кажется карканьем простуженной вороны. Как тяжело возвращаться в скучный и серый реальный мир после электронного многоцветия! Глянул на часы - полтора часа прошло. В ноздри проник аромат свежесваренного кофе. Кофе?! Павел повернул голову. Так и есть. Милу протягивает наполненную чёрным напитком чашку.
   - Это, кажется, пьют на твоей родной планете?
   - Да, это так. Спасибо! Но где ты взяла?
   - Купила. Кто-то из твоих соотечественников когда-то случайно прихватил с собой зёрна и стал выращивать это растение. Некоторым людям нравится, поэтому его продают и покупают, хотя популярным этот напиток не стал.
   - Милу, - у юноши перехватило дыхание, - что ты знаешь о моей родной планете?
   - Не больше, чем остальные, - пожала та в ответ плечами. - Ты сам можешь прочитать в инфосети, там есть статья.
   - Да-да, варварская планета, координаты неизвестны, предположительно находится зоне влияния Ламийской империи, периодически встречаются освобождённые рабы и беженцы с ламийской территории, которые заявляют об этой планете, как о своей родной, - процитировал по памяти Павел.
   - Если ты надеешься, что я знаю больше, то зря. Я пыталась выяснить, когда собирала информацию о тебе, но безуспешно. Понимаешь, Павел, таких планет много. Когда Прародители расселялись по Галактике, они создали множество колоний. После распада Первой Империи большая их часть потеряли связь с остальными и скатились в варварство. Мы, ротарцы, если находим такие бывшие колонии, пытаемся помочь и приобщить к цивилизации. Ламийцы предпочитают использовать их, как источник дешёвых рабов и трансплантатов. Твоей планете не повезло, она оказалась в их зоне влияния.
   - Ну, да, конечно, - пробурчал Павел, отхлёбывая кофе. Несмотря ни на что, вкус великолепен. Нужно будет купить себе потом зёрен. Или тут продают сразу молотым?
   - Поверь, мне очень жаль, - сказала Милу, продолжая разговор о Земле.
   - Ладно, не будем об этом. Что там дальше по программе?
   - Сейчас серия из двух прыжков, получасовой разгон на полной мощности двигателей и маневрирование. Потом последний прыжок и назад на станцию. И, кстати, я перечислила тебе аванс в счёт будущего полёта. Десять тысяч.
   - Вот это хорошая новость! Ты лучшая начальница на свете! Можно я тебя поцелую?
   - Только кофе не пролей, - улыбнулась Милу.
  
   Половину полученных от Милу денег он тут же перечислил в счёт погашения долга перед Службой Миграции. Павлу очень не хотелось быть рекрутированным на работу "по специальности". Кто знает этих чиновников, где они найдут применение его навыкам пилота? Скорее всего, отправят в какую-нибудь недавно колонизированную систему, и будет он там работать извозчиком, типа Загена, получая гроши, всю оставшуюся жизнь. Если верить словам Милу, то за удачный рейс Павел сможет "поднять" примерно двадцать-тридцать тысяч. Один такой рейс, - и парень избавиться от угрозы рекрутирования навсегда. Ещё двух-трёх удачных рейсов хватит, чтобы вернуть долг за обучение в Академии. Остальные деньги можно будет откладывать, чтобы со временем купить в собственность нормальный корабль.
   Хотя жалко, конечно, будет расставаться с таким замечательным судном, как "Милу", но контрабандистом парень оставаться не хотел. Юноша был абсолютно искренен, когда говорил начальнице, что сдохнуть молодым не входит в число его заветных желаний. По возвращении на "Урену" начальница дала ему отпуск на одни сутки, и Павел воспользовался этим, чтобы повидаться с Машей.
   Сообщение о своём скором приезде он отправил, уже заходя в стометрового диаметра шайбу орбитального лифта, и спустя полчаса девушка встречала его на выходе из наземного терминала. Трудно поверить, что Маша могла так соскучиться по Павлу всего за пять дней, но повисла она на парне так, словно от крепости объятий зависела её жизнь.
   - Пашенька, миленький, прошу тебя, не улетай! Я боюсь, что ты погибнешь, пропадёшь. Я не хочу снова остаться одна! Что я без тебя буду делать?
  
   Маша билась в рыданиях, Павел, как мог, утешал её, покрывая поцелуями всё лицо, залитое слезами. Юноша шептал ей на ушко уверения, что всё будет хорошо, что он обязательно вернётся, и что беспокоиться не о чем. Продолжалось это с тех самых пор, как девушка встретила его по приезду на Марну. Наконец, Маша постепенно успокоилась, и теперь тихо, словно пойманная мышка, сидела в его объятиях на лавочке в парке, лишь изредка всхлипывая. Павел получил, наконец, возможность озвучить хорошие новости.
   - Смотри, Маш, я получил десять тысяч. Пять тысяч сразу на кредит, а пять положил на наш общий счёт. К этим деньгам будем иметь доступ ты и я, но я их трогать не буду. А ты можешь взять, если что-то понадобиться. Можешь даже купить себе блузочку, я не против. Только сразу всё не трать, прошу.
   - Блузки у меня сейчас есть, - улыбнулась Маша сквозь высыхающие слёзы. - Вот юбка новая не помешала бы, та уже вся застиранная, страшненькая.
   - Значит, купишь юбку. Только мне обязательно покажешь, я полюбоваться хочу!
   - Хорошо, - всхлипнув в последний раз, девушка прижалась к его щеке.
   - Ещё я включил тебя в договор на квартиру. Теперь ты тоже считаешься нанимателем. Хозяин у нас хороший, договор у него нормальный, на улицу не выгонит. Платить за всё буду я, как и раньше.
   - Хорошо, - повторила Маша и продолжила невпопад. - А мы ходили посмотреть, кто тут: мальчик или девочка?
   Павел сначала не понял, кто это "мы", и причем здесь мальчики и девочки, но потом увидел, как девушка положила руку на свой живот (практически не выступающий пока ещё) и ласково на него смотрит. Он чуть сильнее прижал Машу к себе.
   - Ну, и кто там? - девушка подняла своё заплаканное лицо и ответила с гордостью.
   - У нас будет мальчик!
   Это "у нас" неприятно резануло Павла, хотя виду он не подал. "Не у нас, а у вас с Михаилом", - с внезапным ожесточением подумал он, но тут же одёрнул сам себя. Ребёнку будет нужен отец, а Михаил мёртв. А ещё, мелькнула следующая мысль, Маше нужен муж. А не просто парень, который даёт ей деньги и позволяет пожить в своей квартире. И почему бы ему, Павлу, не стать этим мужем и отцом?
   Что самое интересно, девушка, похоже, уже нашла для себя ответ на этот вопрос. Конечно, ей был нужен не столько сам Павел, сколько та обеспеченность и стабильность, которую юноша вносил в её жизнь. Но ведь она и не клялась ему в любви до гроба, так? К тому же и сам Павел против подобного исхода ничего не имел. Вернуться домой в ухоженную квартиру, вдохнуть запах свежеприготовленного ужина, услышать топот маленьких детских ножек и поймать губами нежный поцелуй, как обещание сладостного ночного продолжения. Чем плохо?
   - Я уверен, у нас будет замечательный сынишка! - Заявил он Маше, прижимая её к себе ещё крепче. Девушка расцвела.
  
   Потом они долго гуляли по городу, наслаждаясь жизнью. А ночью, сжимая счастливого и обессилевшего юношу в объятьях, Маша снова начала разговор о том, каким опасным ремеслом парень вздумал заняться, и как сильно она за него боится. И снова пришлось её утешать и успокаивать. В итоге сошлись на том, что Павел поклялся: как только они смогут рассчитаться с его и её долгами и накопить денег на собственный корабль, он тут же порвёт с этой работой. После этого довольная девушка задала неожиданный вопрос:
   - Паша, а как мы его назовем? - застигнутый врасплох парень не нашёл ничего лучшего, чем ответить вопросом на вопрос.
   - А как бы ты хотела? - то, что речь идёт о ребёнке, он догадался почти сразу. Маша перед ответом замялась.
   - Пашенька... Миленький... Обещай, что не будешь обижаться? - Павел поцеловал её и заверил, что не будет ни в коем случае. - Я бы хотела назвать его в память о нём... О Мише. Ты не против?
   "Вертит мной, как хочет", - недовольно подумал юноша. Но с другой стороны, почему бы и нет? Маше будет приятно, а ему по большому счёту всё равно, каким именем звать ребёнка. К тому же, внеся свой вклад в сам факт появления младенца на свет, Михаил заслуживал того, что б его память была почтена, хотя бы таким образом.
   - Нет, конечно, любимая! - он снова поцеловал девушку. - Пусть будет Михаилом.
  
   На борту корабля Павла, помимо Милу, встретили ещё и Герджи, и (сюрприз!) тот мордоворот, которому парень сломал некогда руку. Верзила свирепо оскалился, увидев пилота, но никаких агрессивных действий предпринимать не стал. Кроме него, в пассажирском кубрике устроились ещё полдюжины боевиков того таинственного "босса". Этот корабль создавался более десантным транспортом, нежели грузопассажирским, и особых удобств для перевозимого контингента здесь не было даже спроектировано. Отдельные каюты, в количестве трёх штук, были предусмотрены только для членов экипажа, и их заняли сам Павел и Милу с Герджи, который возглавлял всю эту маленькую банду. Кстати, старый знакомый Павла, его звали Стур, в этом отряде исполнял обязанности заместителя командира. Сломанную некогда руку ему давно "починили", при здешнем уровне медицины это не представляло сложности.
   - Павел, сейчас отстыковываемся, разгоняемся и серией из двух прыжков со случайной средней точкой перемещаемся вот к этим координатам, - инструктировала его Милу. - Потом ложимся в дрейф, слушаем пространство, если всё чисто, прыгаем вот сюда, так, чтобы после выхода продолжить движение по этому вектору. Сразу после выхода из третьего прыжка ложимся в дрейф, гасим всё и врубаем систему маскировки. Летим по инерции в этот район, там нас должен дожидаться контейнер с грузом, тоже в дрейфе.
   - Один контейнер? Большой?
   - Сто пятьдесят кубов. Как раз войдёт, по габаритам. Масса - две тысячи триста семьдесят тонн примерно. На контейнере радиопоглощающее покрытие, но от целенаправленного сканирования это не спасёт. Поэтому, пока летим, внимательно прислушиваемся, особенно на подлёте. Если обнаружишь, что этот район сканируют, или увидишь корабли в окрестности, любые, просто пролетаешь мимо, будто нас тут не было. Операция отменяется.
   - Ясно. Если всё в порядке, подбираем груз?
   - Да. Маневрируй, если будет нужно сблизиться, на малой тяге, режим маскировки не выключай. Постарайся обойтись силовым захватом. Когда контейнер окажется в трюме, пролетим дальше ещё немного. Продолжаем слушать. Если всё тихо, разгоняемся для межзвёздного и прыгаем вот в эту систему. Это промежуточное. Куда потом, - скажу, когда будем там.
   - Понятно.
   - Запомни, если сцапают уже с грузом: мы просто пролетали мимо, пробовали новую систему маскировки. Увидели странный объект, решили прибрать к рукам. Стой на этом до конца, если хочешь жить. Это не шутка! И ещё, Павел, - Милу положила свою ладонь на его грудь и серьёзно посмотрела парню прямо в глаза. - Давай сегодня без этих штучек с ручным управлением?
  
   Кушать на корабле с нормально работающим гравиком - занятие гораздо менее интересное и гораздо более приятное, чем если гравик не работает. А качество стряпни, выдаваемой автоповаром "Милу", не шло ни в какое сравнение с разогретыми полуфабрикатами, которыми ему довелось питаться на борту "Матери возмездия". А уж внутреннее убранство кают-компании могло поспорить по богатству и изяществу со многими известными Павлу ресторанами. Сейчас за небольшим полированным столом тёмного дерева сидело двое человек: Павел и Герджи. Милу сразу после обеда ушла к себе в каюту, Стур и остальные бойцы ели у себя в кубрике, и в кают-компании не показывались.
   - Скажи, Герджи, что за дела у Милу с твоим боссом?
   - Ты имеешь в виду сегодняшнее дело или вообще? - уточнил тот.
   - Вообще. Какие у них отношения?
   - Они знакомы. Давно, - подумав, ответил Герджи. - Когда я только начинал работать на босса, они уже были знакомы, а это было много лет тому назад. Возможно, они были вместе, когда-то раньше. Некоторые так говорят. Время от времени она обращается к боссу за помощью. В основном, когда нужно достать информацию. Вот как с тобой. Потом она ему часть прибыли отстёгивает. Всё, как положено.
   - А тогда, со Стуром? Он сказал, что она боссу теперь должна, и у неё проблемы будут.
   - Это когда ты ему руку того? - Герджи поморщился. - Стур тогда отсебятину спорол. А может, это Милу ему нашептала, что б он так сказал, это ты уже у неё самой спрашивай. Или у Стура, но он вряд ли ответит.
   - Понятно.
   - Знаешь, я всё жду, когда ты начнёшь спрашивать у меня, что, мол, у нас за босс такой, чем занимается, как зовут вообще?
   - А ты ответишь?
   - Нет, - ухмыльнулся Герджи. - Скажу, что не твоё дело.
   - Почему-то мне так и казалось, что ты это ответишь. Потому и не спрашивал.
   - Кое-что всё-таки расскажу. Просто, чтобы ты не нервничал. Когда-то давно мы помогали должникам вспомнить, где лежат их денежки, которые они уже целый год всё никак не могут вернуть кредиторам. За это получали процент от возвращённого. Это когда я ещё только начинал. Теперь же мы чем только не занимаемся. Но в основном всё в рамках закона. Ты не поверишь, но даже тот груз, за которым мы сейчас летим, в принципе, законен. Хотя, если поймают, расстреляют в подвале, предварительно вырезав язык. Чтобы палачу лишнего не крикнул. А босс у нас просто такой человек, не любит, чтобы его имя попусту трепали. Вот его все наши так и называют. Так что некоторые новички теперь и не знают его по имени даже, - помолчав немного, верзила добавил, ухмыльнувшись. - И это, знаешь, помогает в делах. Создаёт эдакий ореол таинственности.
  
   Контейнер удалось обнаружить только благодаря мощным сенсорам "Милу", и то потому, что тот летел в точности по заявленной траектории. Он вообще ничего не излучал и не отражал, абсолютно чёрный на фоне черноты космоса. Павел подхватил его захватом ещё на подходе, деликатно уравнял скорости и втянул в неосвещённое нутро одного из трёх отсеков грузового трюма. Там контейнер надёжно повис, опутанный невидимыми цепями силовых фиксаторов.
   Уже после того, как створки трюма закрылись, Милу по системе внутренней связи послала в сторону таинственного груза кодированный микросекундный радиоимпульс. Через мгновение тот откликнулся другим условным сигналом, что означало, что его встроенной системы самоуничтожения можно было временно не опасаться. Но входить в трюм и тем более передвигаться в непосредственной близости от контейнера всё равно не стоило. По словам начальницы, там стояла мощная система безопасности с весьма нервным искином, склонным к паранойе.
   Спустя два часа Павел снял режим маскировки, врубил все ходовые огни и на половинной мощности маршевых дюз (Милу не хотела всем и каждому демонстрировать истинные ходовые качества её нового корабля) пошёл на разгон. Спустя ещё полчаса судно исчезло из пространства этой звёздной системы. И через немыслимо краткое мгновение появилось неподалёку от другой звезды. Это был красный карлик, один из многих в Галактике, ничем не примечательный. За эту неприметность его и выбрали. Проскользнув совсем недалеко от неяркой звезды, "Милу" прыгнула к другой, которая, собственно, и являлась конечным пунктом. Эта система не входила в состав Ротарской империи, и вообще Содружества. Здесь уже начинался Фронтир.
  
  Глава 7
   Фронтир. Понятие столь же легендарное, как американский Дикий Запад на Земле. И точно так же ходящие о нём мифы (своим возникновением обязанные, в основном, сериалам, показываемым по визору) не соответствовали действительности чуть менее чем полностью. Фронтир не был сборищем анархических планет, на поверхности которых отсутствует закон, а бандиты и космические пираты день-деньской надираются в барах, поминутно устраивая дуэли, а то и просто перестрелки. Там не грабили пролетающие корабли, спрыгивая в пустотных скафандрах на их обшивку прямо на лету. Подавляющее большинство населения даже не носило с собой оружие.
   На самом деле, Фронтир - это просто совокупность всех систем, населённых преимущественно людьми или другими гуманоидными расами, но не входящих в состав Галактического Содружества. Ни прямо, как Центральные миры, ни посредством одного из государственных образований, вроде Ротарской империи. Там даже были свои государства, некоторые из них насчитывали сотни освоенных звёздных систем. С другой стороны, как раз по соседству с этой частью Ротарской империи Фронтир был размазан по её границе тонким слоем в несколько систем.
   Дело в том, что свободную экспансию людей в этом регионе тормозила раса Чужих. Архи, разумные существа, своим видом очень смахивающие на здоровенных пауков (хотя к паукообразным они отношения не имели), ещё несколько десятков лет назад воевали с Империей. Воевали страшно, кроваво, но окончилась та война ничьей. Обе расы отступили на десять стандартных переходов (стандартный переход - чуть больше пяти световых лет) от условной разделительной черты на карте, обязавшись не колонизировать попавшие в эту зону системы, не строить звёздные врата и космические станции и не держать там войска или флот, и с тех пор длился вооружённый до зубов мир, время от времени перемежаемый провокациями и локальными конфликтами.
   Основной причиной конфликтов служил тот самый Фронтир. Находились люди, которые решались самостоятельно осваивать "ничьи" планеты. Архам это не нравилось, и они периодически устраивали самопальным колониям зачистку. Порой в этот процесс на стороне колонистов вмешивался имперский флот, "случайно" проводящий как раз неподалёку учения. Вроде как, не можем же мы бросить в беде своих собратьев. А что они планеты колонизируют, ну так они ж в состав Империи не входят и тот мирный договор не подписывали. Колонии при этом всё равно уничтожались, но чуть позже, после эвакуации населения, и архи при этом теряли корабли и экипажи, поэтому до обострения старались доводить пореже.
  
   Пилотируемый Павлом кораблик обладал способностью прыгнуть разом на десяток стандартных переходов. До Марны от этой системы по прямой насчитывалось пятнадцать, а до границы Империи - три. В звёздном атласе данная система числилась, как необитаемая, но о том, что это не соответствует действительности, Павел догадался сразу после прибытия, когда уловил импульсы работающих отдалённых передатчиков. А ещё через пять минут рядом с ними вынырнул военный корабль. И мгновенно врубил блокиратор - генератор особым образом промодулированных электромагнитных колебаний. Теперь ни один корабль поблизости не мог уйти в прыжок.
   - Это ламийский патрульный корвет, только старой постройки, - сходу определил Павел и повернул голову к Милу. - Здесь что, ламийцы живут?
   - Здесь кто только не живёт. А корвет они, скорее всего, на распродаже списанного флотского имущества по случаю купили, - вместо начальницы ему ответил Герджи. Взглянув на экран, он с усмешкой добавил. - Не удивлюсь, если у них и ракет-то нету при себе.
   - На таком расстоянии им ракеты ни к чему, - заметила Милу. - На нас хватит пары залпов лазерной пушки, уж она-то там точно имеется.
   - Запрашивают опознавательный код, - заметил Павел. - Искин дал автоматический ответ согласно заложенной ранее программе.
   - Да, я заложила все нужные коды, - кивнула Милу. - Эти ребята ждали нас тут.
   - Это покупатели? Сбрасывать груз?
   - Подожди пока, - распорядилась она. - Герджи, твоя очередь. Мне хочется надеяться, что мы получим за наш груз много-много хорошеньких кредитов, а не залп из пушки. Я полагаюсь на тебя.
   - Не бойся, не подведу, - ухмыльнулся тот. - Мне нужна связь с этим корветом, желательно видеоканал.
   - Есть связь, - мгновенно отозвался Павел. - Передача по зашифрованному каналу, видеосигнал.
   Экран ближней связи, до этого остававшийся тёмным, включился, и на нём появилось изображение худого седовласого мужчины в военной форме без знаков различия. Павел заметил, что при виде этого человека Герджи непроизвольно вытянулся по стойке "смирно".
   - Господин генерал!
   - Вольно, майор. Ты больше не у меня на службе. Привёз, что обещал?
   - Так точно, господин генерал! - отчеканил Герджи и добавил уже нормальным тоном. - Прошу прощения, не знал, что ты будешь лично контролировать операцию.
   - Решил повидать старого друга. Ты проверял содержимое контейнера?
   - Никак нет! Прошу прощения, господин генерал, не было возможности. Контейнер закрыт и опечатан. После поступления оплаты представитель продавца передаст коды отключения системы самоуничтожения.
   - Ты представитель продавца? - генерал вперил свой взгляд в Милу.
   Павел заметил, что его начальница переоделась в уже знакомый ему светло-голубой деловой костюм. Хотя он точно помнил, когда они отправлялись на межзвёздный прыжок, женщина была одета в длинное белоснежное платье с открытыми плечами. Когда только успела?
   - Я перевозчик и владелец этого корабля, в первую очередь, - царственным тоном ответила Милу. - Коды отключения будут переданы по каналу свёрнутого пространства с известными мне параметрами, как только необходимая сумма поступит на счёт продавца. Эта процедура была обговорена во время заключения соглашения.
   - Мне это известно, госпожа перевозчик. Что ж, в таком случае, ничто не мешает вам сейчас сбросить контейнер в открытый космос, - сообщил им генерал и добавил саркастическим тоном. - Ведь я всё равно не смогу добраться до его содержимого без ваших кодов, так?
   - Павел, сбрось груз, - холодно приказала Милу. Юноше не нужно было повторять дважды, он тут же подал через нейропривод команду на сброс контейнера. Тот вылетел из распахнутых створок грузового люка и поплыл в безвоздушном пространстве.
   - Хорошо, вижу. Контейнер подходит под описание, переданное нам продавцом, и отвечает на условный сигнал, - генерал пристально уставился через экран на всех находящихся в рубке. - Это даёт мне гарантии, что вы, ребята, не подменили груз по дороге.
   - Когда ты отправишь деньги, генерал? - хмуро спросил Герджи.
   - Уже отправил, майор.
   - Павел, лови параметры, - Милу переслала файл на нейросеть посредством системы внутренней связи корабля. - Устанавливай канал.
   Аппаратура, позволяющая устанавливать мгновенную связь на любом расстоянии, используя эффект свёрнутого пространства, была довольно громоздкой и требовала для работы очень много энергии, поэтому её обычно не ставили на кораблях такого размера, как "Милу". Их судно было исключением.
   - Есть канал, - рапортовал парень.
   - Вижу. Пришло подтверждение оплаты. Вот твои коды, генерал, - файл с кодами ушёл по тому же каналу, по которому поддерживалась видеосвязь с корветом.
   - Принял. Есть подтверждение отключения системы безопасности. Сейчас прибудет транспортник, мы вскроем на его борту груз, и, если всё в порядке, вы свободны, господа.
   - Сколько нам ждать этого транспортника? - осведомилась Милу.
   - Он уже разгоняется. Расчётное время выхода из прыжка - семь минут. Расчётное время прибытия - девятнадцать. Майор, я хотел бы побеседовать с тобой у себя на борту. Высылаю катер, - и собеседник отключился.
   Возможности получения отказа от своего бывшего подчинённого генерал, судя по всему, даже не рассматривал. Пробурчав что-то себе под нос, Герджи вышел из рубки. Павел посмотрел на Милу. Женщина сидела в кресле и задумчиво кусала губы, неподвижно уставившись в одну точку. Впервые за время их знакомства Павел видел её пребывающей в сомнениях. В рубку заглянул Стур.
   - Куда это Герджи направился? - поинтересовался боец.
   - Повстречал старого сослуживца, - ответил ему Павел, кивая на приближенное оптикой изображение корвета. - Решил поболтать с глазу на глаз.
   Стур немного помялся в дверях, о чём-то раздумывая, и молча удалился.
   - Что подсказывает тебе твоё чутьё, Павел? - неожиданно спросила Милу. - Нам удаться выбраться отсюда живыми?
   - Моё чутьё мне ничего не подсказывает, - пожал плечами Павел. - Но я думаю, да, выберемся.
   - Сообщи мне, когда прибудет этот их транспортник, - повелела она и тоже вышла. Парень остался в рубке один.
  
   Обещанный грузовик вышел из прыжка точно по расписанию и спустя ещё двенадцать минут подошёл к двум зависшим в пустоте кораблям, погасив за это время свою скорость. Это было судно того же класса, что приснопамятная "Матерь возмездия", разве что поновее. И с установленными артиллерийскими установками. После того как транспортник втянул в себя контейнер, от корвета отделился катер и скользнул к грузовозу, попыхивая маневровыми двигателями. Ещё спустя минут десять этот же катер пристыковался к "Милу", привезя назад Герджи. Одновременно с этим на корвете выключили препятствующее уходу в прыжок излучение. И как только катер вернулся обратно к себе, военное судно убралось вместе с транспортником восвояси. Милу чуть слышно перевела дыхание.
   - Ну что, теперь домой? - спросил Павел.
   - Ты хочешь возвращаться с пустым трюмом? - удивилась Милу. - Раз уж мы столь удачно забрались во Фронтир, предлагаю посетить Хальголаа.
   - Поддерживаю! - с энтузиазмом воскликнул Герджи.
   - Ты-то чего радуешься? - с подозрением спросил Павел. Он слышал много не очень хороших вещей про место с таким названием, ещё когда учился в Академии.
   - Просто мне нравиться эта дыра, - ухмыльнулся здоровяк. - Там всё просто и понятно. Если тебе не по вкусу какой-нибудь хмырь, ты берёшь свою пушку и вышибаешь ему мозги!
  
   Хальголаа, собственно, - не совсем планета. Это спутник. Один из многих, обращающийся вокруг безымянного газового гиганта. Впрочем, самый крупный из них, около полутора тысяч километров в диаметре. На нем даже имелись свои вулканы, исправно "дымящие" оксидом серы, аммиаком, водяным паром и углекислым газом. Благодаря этому вокруг планетоида поддерживалось некое бледное подобие атмосферы, хотя лучше б её вообще не было. Из-за малой силы тяжести (в пятнадцать раз меньше стандартной) на поверхность спутника даже могли садиться, с оглядкой на вышеупомянутую атмосферу, космические корабли, кроме самых крупных.
   Хотя садились они, конечно, не на поверхность, а в один из вырезанных прямо в скальной толще доков. Сверху они накрывались лёгкими металлическими воротами, обеспечивающими защиту от микрометеоритов. Герметичность эти ворота обеспечить не могли, и не делали этого. Выходить из корабля предлагалось по специальному переходному тоннелю. Или в скафандре. Это, впрочем, было нормально. На космических станциях тоже далеко не всегда обеспечивали наличие воздуха вокруг пришвартовавшихся кораблей.
   Система, в которой обреталась Хальголаа, весьма удачно располагалась на стыке границ двух империи, Ламийской и Ротарской, а также Фронтира. При этом с первыми двумя она была связана посредством межзвёздных врат. И ещё эта система лежала в "разрешённой" мирным договором зоне, так что недружественный визит флота архов ей не грозил. Это делало её своего рода торговым центром для всех находящихся в округе независимых планет. В пространство обеих империй через систему Хальголаа завозилось сырьё и всякая всячина из колоний, обратно шло оборудование, медикаменты и всевозможные промышленные товары.
   Управляли системой, формально не принадлежащей ни одному из государств Содружества, семь Великих Торговых Домов, чьи представители заседали в Совете Семи. Этот совет установил для всех прибывающих кораблей и их экипажей одно простое правило - торговле не мешать. В остальном, в единственном городке, спрятавшемся в искусственных пещерах под поверхностью спутника, царила весёлая анархия. Пожалуй, именно глядя на неё, придумывали все эти бесконечные сериалы про Фронтир.
   Конечно, лететь от места рандеву с заказчиком в систему Хальголаа начинающим контрабандистам было далековато - аж двадцать пять стандартных переходов. Однако в предложении Милу был резон: корабль, возвращающийся порожняком из Фронтира, неминуемо вызовет подозрения. Разумеется, корабль с их соотношением объёма трюма к мощности двигателей (не говоря уж обо всём остальном) вызовет подозрения в любом случае. Но всё равно, лучше загрузиться чем-нибудь здесь и вернуться официальным порядком через врата, чем прыгать своим ходом прямо в лапы патрульным крейсерам, да ещё и пустыми. Мгновенно возникнет вопрос: а зачем, собственно, достопочтенные господа летали во Фронтир? Запретная для полётов зона, кстати говоря, согласно имперским законам.
  
   Добирались долго, в четыре прыжка по шесть-семь стандартных переходов по необитаемым системам, сберегая ресурс межзвёздного движка. Да и топливо сэкономить не помешает, хотя ёмкости обеих цистерн хватало и не на такое. Ничего интересного по пути не встретилось, только в последней перед пунктом назначения системе уловили электромагнитное эхо работы чьего-то двигателя. Кто таков, выяснять не стали, проскользнули огородами на малой тяге, врубив режим маскировки. Из последнего межзвёздного перехода немедленно, не дожидаясь встречающих, ушли в новый, внутрисистемный прыжок, не снижая скорость и лишь немного изменив вектор минутным включением маршевых двигателей. Там притормозили и прыгнули снова, опять в новом направлении. Такие вот салочки с тенью, стандартный приём "сброса с хвоста" патрулей.
   Вышедший из межзвёздного прыжка корабль "светит" так, что детекторы видят эту вспышку даже с поверхности планеты, сквозь атмосферу. Шансов прибыть полностью незамеченными нет ни у кого, и, если не хочешь быть сцапанным, нужно сразу бежать и прятаться. Если в системе много кораблей, и они постоянно прыгают туда-сюда, так что можно надеяться затеряться в этих многочисленных вспышках, да ещё патрульные не успели "срисовать" характерный спектр вспышки, выдающий прыжковый двигатель конкретного корабля не менее надёжно, чем человека - отпечатки пальцев...
   У вас получилось, сработали все эти условия, и вас не поймали? Поздравляю, вы - удачливый контрабандист. Не забывайте, правда, что на подлёте к станции вас могут спросить, каким это образом вы попали в систему, не зарегистрировавшись при пролёте врат или после короткого общения с командиром патруля. Но это уже другая история. В системе Хальголаа недружелюбно настроенных таможенников ожидать не приходилось, но Милу настояла на том, чтобы Павел ради тренировки отработал маневр "по-взрослому".
  
   В первый после прибытия выход "на землю" отправились Милу и вся весёлая банда, оставив Павла скучать на корабле в одиночестве. Герджи сотоварищи вернулись через три часа, после чего Стур и остальные бойцы немедленно отлучились снова. Бухать в портовом кабаке, как без обиняков заявили они. Герджи заперся в своей каюте. Павел продолжал скучать. От нечего делать он подключился к местной инфосети и теперь наблюдал за торговлей на бирже.
   Каких только товаров тут не выставляли на продажу! Были даже рабы, причём под работорговлю отвели целый большой раздел, с множеством подразделов. Господин желает купить себе для сексуальных утех голубокожую гуманоидку с большими кошачьими глазами и длинными эльфийскими ушками? Их есть у нас, и не одна! С фотографиями и видеороликами, а также подробно заполненными карточками, с отметками о проведённом соответствующем обучении. А может, требуются взращенные на стероидах клонированные дебилы для монотонной тяжёлой работы? Тут этого добра полно. "Пушечное мясо" с редуцированным инстинктом самосохранения? Без проблем. Тут же по соседству Ламийская империя, напомнил себе юноша, там работорговля абсолютно легальна.
   Неподалёку вольготно раскинулся громадный раздел "Лекарства и медицинские препараты", с одним из подразделов, называвшемся открыто и прямо: "Наркотические и психотропные вещества". Ввоз подобной весёлой фармации в обе соседние империи был строго запрещён, но никто не запрещал большим имперским корпорациям тоннами производить эту гадость и отправлять на экспорт во Фронтир. То, что львиная доля проданного потом нелегальными путями просачивается обратно, никого не волновало. Впрочем, во Фронтире хватало соответствующих медпрепаратов и собственного производства.
  
   Спустя ещё два часа вернулась Милу, и не одна, а с парой сопровождающих её мужчин. Последние, впрочем, только проводили женщину до входа в переходной тоннель, после чего, вежливо раскланявшись, отправились восвояси. Павел встретил начальницу у шлюза. Милу не очень устойчиво держалась на ногах, от неё пахло чем-то незнакомым, а на щеках горел нездоровый румянец. Взгляд, впрочем, она сохраняла осмысленный и твёрдый.
   - Павел, это тебе, - женщина вручила ему увесистый прямоугольный свёрток размером с коробку для обуви. - Я к себе в каюту, посплю немножко. Меня не будить, если будут какие-то проблемы, обращаться за советом к Герджи. В случае совсем уж непредвиденных осложнений просто взлетай и выводи корабль на высокую орбиту.
   - Стур с ребятами ещё снаружи, - заметил Павел, ведя её под руку по корабельному коридору.
   - Если что, их не ждать! - отрезала Милу. - Что они там делают, в бар пошли?
   - Да.
   - Ты тоже можешь сходить, только не один. Но сначала освой это, - женщина показала на свёрток. - И постарайся вернуться до завтрашнего утра. Я купила груз, завтра его доставят на корабль.
  
   Когда Милу скрылась за дверью своей каюты, Павел задумчиво уставился на свёрток. Освоить "это"? А это что вообще?
   Пройдя по короткому коридору до кают-компании, парень положил свёрток на стол и начал его распаковывать. Под слоем декоративной обёрточной плёнки обнаружилась закрытая алюминиевая коробка с легко узнаваемой символикой одной ротарской оружейной корпорации. В заводской упаковке, поражая воображение строгой элегантной законченностью совершенных форм, тускло поблескивал полированными титановыми боками наручный бластер.
   Наручный - это значит, что одевать его предполагалось на руку, на внешнюю сторону предплечья. Крепился этот бластер посредством обхватывающего запястье широкого браслета из металла с "памятью формы". Длины в машинке как раз от запястья до локтя, что позволяло носить её под рукавом свободной куртки или плаща. Для рукава пиджака это устройство было бы уже слишком габаритным. Стрелял бластер разогнанными до гиперзвуковой скорости сгустками раскалённой плазмы, стиснутыми до доли миллиметра в поперечнике капсулой квазистабильного силового поля. Попав во что-то, более материальное, чем воздух, эта капсула почти сразу же - успев пролететь ещё пару сантиметров - распадалась.
   Эффект от внезапного расширения освободившейся плазмы получался, как от взрыва небольшого количества тротила. Хватало, чтобы разорвать человека практически пополам. Или оторвать ему конечность. В Ротарской империи ношение подобного оружия в городах было запрещено, но здесь-то ни разу не империя. Да, кстати, в реальности название данного вида оружия звучало совсем по-другому, но Павлу было удобнее использовать именно это привычное с детства слово.
   Чип с инструкцией содержал в себе две базы данных (выученных Павлом за двадцать минут): собственно инструкцию по эксплуатации данной конкретной модели бластера и обучающую базу первого уровня под названием "Лёгкое стрелковое вооружение". Последняя, помимо всего прочего, должна была дать реципиенту базовые навыки стрельбы из различного рода лёгкого стрелкового оружия, в том числе плазменного (лёгкая ручная плазменная пушка, вот как звучало официальное название бластера). Именно навыки, на уровне мгновенных условных рефлексов, даже пресловутая "мышечная память" прививалась, чтобы уметь правильно целиться и стрелять из этой штуки. Управлялась она биотоками в руке, нужно было только особым образом напрячь мышцы в предплечье.
   Разумеется, присутствовал и предохранитель, им можно было управлять через нейросеть, так же как переключать режим стрельбы. Через нейросеть же можно было и "нажимать на спуск", хотя так обычно никто не делал, - слишком медленно. Ещё нейросеть можно использовать для прицеливания, тогда перед глазами появлялся виртуальный прицел, а контуры предполагаемой цели подсвечивались, хотя обычно этим не пользовались и стреляли навскидку. Батарея внутри стояла достаточно ёмкая, чтобы не беречь заряд, а темп стрельбы, в том числе очередями, был очень высок, так что выстрелить первым из такого оружия было, как правило, более важным, чем выстрелить более точно.
   Павлу, тем не менее, режим прицеливания через нейросеть чрезвычайно понравился. Просто компьютерная игрушка какая-то! Сходства с игрушкой прибавлял тот факт, что отдачи при стрельбе никакой не ощущалось, - она компенсировалась встроенным гравигенератором. Сам юноша стрелять внутри корабля не пробовал, разумеется, но, судя по привитой "памяти тела", так оно и было.
  
   - Вижу, госпожа решила сделать тебе подарок, - Павел обернулся. В дверях кают-компании стоял ухмыляющийся Герджи. Этот здоровяк вообще предпочитал общаться с людьми, сохраняя ухмылку на лице.
   - Да, - кивнул парень, подстраивая крепёжный браслет по руке. - Наверное, боится потерять своего единственного пилота.
   - Если хочешь знать моё мнение, тебе это не нужно, - добродушно сообщил наёмник. - Даже вредно.
   - Боишься, что получив такую игрушку, я тут же захочу её использовать на деле?
   - Ну, что-то вроде того, - кивнул Герджи. - В той ситуации, в которой ты раньше бы просто держал язык за зубами и не нарывался на неприятности, сейчас ты можешь почувствовать, как будто готов дать отпор. Но это иллюзия. Какой там тебе уровень базы влепили, первый?
   - Первый, - подтвердил юноша.
   - То есть, фактически, ты знаешь только, с какого конца держаться за эту штуковину. Это я в переносном смысле, держаться за неё не надо, сам понимаешь.
   - Понимаю.
   - Вот только парни, которые встретятся тебе по ту сторону ствола, знают про это дело намного больше. А ещё они имеют гораздо больший практический опыт. Но даже не это самое главное. А знаешь, что?
   - Что?
   - Они готовы убивать. Понимаешь, психологически. А ты не готов. И не будешь готов, пока пару раз сам не побываешь в переделке со смертельным исходом. Поэтому они откроют огонь гораздо раньше тебя. И ты умрёшь, не успев сделать ни единого выстрела.
  
   Проверить справедливость этих слов Павлу пришлось уже через час с небольшим. Он упросил бывшего майора сходить с ним вместе в бар неподалёку. К слову, тот самый, где уже тусовалась остальная часть команды боевиков. Во-первых, до него было ближе всего, во-вторых, особой разницы всё равно нет, в-третьих, вместе веселее. И безопасней. Бар предполагал наличие выпивки, лёгких наркотиков и женщин соответствующего поведения. Последние в свободное время подрабатывали ещё и стриптизёршами. Или наоборот?
   Посетителям запрещалось приносить с собой бухло и наркоту (приходить со своими женщинами не возбранялось, хотя этого никто и не практиковал). Ещё нельзя было устраивать драки и перестрелки. Ну, по крайней мере, нужно было постараться не портить при этом мебель. Азартные игры также присутствовали, но только в самопальном варианте, то есть исключительно усилиями и средствами самих посетителей.
  
   - Не угостишь девушку выпивкой? - Павел поднял глаза и вздрогнул.
   Перед его столиком стояла, низко наклонившись и выставив юноше на обозрение глубины своего декольте, инопланетянка. Одна из тех, что он совсем недавно разглядывал в каталоге рабынь. Ну, по крайней мере, принадлежащая к той же самой расе. И, судя по татуировке на лбу, тоже рабыня. Выглядела она точь-в-точь, как на фотографиях. Вот только изображения не передавали фактуру её кожи, покрытую прозрачным невесомым пушком. От картинок в каталоге не исходило пронзительного мускусного запаха. И ни на фото, ни даже в видеороликах не было заметно этого трогательного трепетания её торчащих над головой тонких, почти просвечивающих ушных раковин. И блеска полуприкрытых тяжёлыми веками глаз с большой радужкой и вертикальным зрачком.
   - С удовольствием, - улыбнулся парень и добавил, обращаясь к стоящему за стойкой бармену. - Два балира, пожалуйста.
  
   Балир был одним из самых дорогих из подававшихся здесь напитков, три кредита за стакан. Правила неписанного этикета разъяснил ему Герджи ещё перед выходом. Либо ты заказываешь одну порцию чего подешевле, девушка быстренько её выпивает и поднимается с тобой в одну из комнат на втором этаже. Либо ты заказываешь две порции дорогого напитка, она выпивает вместе с тобой и отправляется на поиски другого клиента. Можно, конечно, отшить проститутку и вообще ничего не заказывать, но это считается крайне невежливым. За такое могут отходить ногами по рёбрам другие посетители, и чёрта с два вышибалы заступятся. Другое дело, если к тебе подошла уже вторая, а то и третья девица за час. На такое наглое вымогательство уже можно с полным правом возмутиться.
   Сказать по правде, выпивку Павел заказывал не без внутреннего содрогания. Он не был уверен, что правильно распознал ситуацию и правильно поступил в ней. А ну как это просто девушка желает познакомиться? И тут же одёрнул себя с внутренней усмешкой. Какая такая "просто девушка" в портовом кабаке? Да ещё чья-то рабыня? Ну и, даже в таком случае, пара стаканов дорогого напитка - не худший способ завязать знакомство. Впрочем, беспокоился юноша совершенно напрасно. Ситуацию парень распознал абсолютно правильно. Надо сказать, девушка его выбору ничуть не огорчилась. Уселась напротив и принялась с видимым удовольствием сосать напиток через соломинку, прядая своими выдающимися ушами.
   - Я прошу простить моё любопытство, но до сих пор ещё не видел иил`ани вживую, - начал Павел.
   Инопланетянка согласно смежила веки, приглашая продолжать. Пока девушка пьёт свою порцию, она обязана развлекать несостоявшегося клиента разговором, - это было ещё одно неписанное правило.
   - Тебе, наверное, должно быть не очень приятно в таком шумном месте?
   - Я привыкла, - просто ответила представительница древнейшей профессии, щурясь на мелькающие огни стробоскопа.
   За её спиной на сцену выбежала стайка легко одетых девиц, - начиналось очередное выступление.
   - Я был рабом у ламийцев. Недолго, правда. Не успел заработать украшение, - Павел показал на свой лоб. Девушка посмотрела на него чуть заинтересованней. - А как ты стала рабыней?
   - Меня продал мой род, - спокойно поведала она. - Было мало еды, всех не прокормить. Мы выбрали на совете троих самых красивых и отвели в город с каменными домами. Там нас купили торговцы с неба. На эти деньги наши охотники купили оружие, убивающее издалека, чтобы отнять много еды у врагов.
   - Скучаешь по своему дому?
   - Там было плохо. Я никогда не ела досыта. И ещё я не люблю... не знаю слова... дождь-который-низвергается-с-листьев-деревьев-по-утрам. Старейшины говорили, что его нужно любить, потому что с ним приходит очищение души. Но я не любила.
   - Значит, тебе здесь нравиться?
   - Здесь тепло. Сухо. Вкусная еда. И вот такие штуки мне нравятся, - девушка приподняла стакан. - От них внутри горячо. Только ваши мужчины плохие. У них слишком большие пенисы, они делают мне больно. Мне сделали операцию, чтобы внутри было больше и легче входило. Но всё равно больно. У наших мужчин не так. И ещё вы плохо пахнете.
  
   Иил`ани допила свой балир и ушла, покачивая бёдрами. Павел задумчиво проводил её взглядом, а когда повернулся обратно, обнаружил за своим столиком ещё одного человека. Худой коротышка с всклокоченными сальными волосами допивал балир из его, Павла, стакана. Стакан он держал левой рукой, а правая лежала на столешнице. Из-под рукава в направлении юноши отливало синевой дуло наручного бластера. Не такого, как у юноши, - подешевле. И явно уже не раз бывавшего в деле.
   - Чего хотел? - нейтральным голосом поинтересовался парень, как бы невзначай положив свои руки запястьями на столик. Краем глаза он заметил, что Герджи поднялся из-за своего столика и направился в их сторону. Вышибалы, до этого дежурившие у входа в бар, тоже начали потихоньку подтягиваться.
   - Есть инф, - незнакомец оскалил редкие жёлтые зубы. - Интересует?
   - Нет, - всё тем же нейтральным тоном ответил Павел.
   - Брезгуешь? - угрожающе прошипел собеседник. Юноша тревожно напрягся.
   Инф - сокращение от "информационный наркотик". Загружаясь через нейросеть, особым образом сформированная мнемограмма, вроде тех, что составляют обучающие базы, только очень большая, погружала пациента в кратковременную, но очень приятную иллюзию. В отличие от обычных наркотиков, инф не вызывал физиологического привыкания, но всё равно чрезвычайно разрушительно действовал на мозг, поэтому был запрещён на всей территории Содружества.
   Но дело даже не в том, что Павлу предлагали купить запретный плод. В конце концов, это Хальголаа. Другое вызывало беспокойство. Даже те немногие обрывки сведений, что были известны юноше по данной тематике, давали ему основания полагать: наркодилеры так себя не ведут. Получив прямой отказ, этот мужик должен был по-тихому удалиться, а не нарываться на скандал.
   - Папаша, отвали, - в разговор вступил Герджи.
  
   Дальнейшее произошло так быстро, что многие, даже пристально наблюдая за происходящим, не смогли уловить всю последовательность событий. Павел внезапно встряхнул рукой, сбрасывая обшлаг рукава с дула своего бластера, и его оружие полыхнуло пламенем. Незнакомец в мгновении ока лишился головы и жизни. Головы в буквальном смысле - осколки черепа с его содержимым разбросало по всему помещению. Компания в другом конце зала повскакивала с мест, выхватывая оружие, люди Герджи тоже поднялись на ноги, со всех сторон послышались ругательства и проклятья обрызганных посетителей.
   - Всем стоять! - рявкнул Герджи. - Никто не стреляет! Павел, что б тебя! Что за шутки?!
   - Он хотел выстрелить первым! - крикнул юноша.
   - Он лжёт! - возмутился один из компании в дальнем углу. - Малыш Ган спокойно сидел за столиком, все это видели.
   - Он держал меня на прицеле и хотел выстрелить первым! - настаивал Павел.
   В отличие от всех присутствующих, он точно знал, что его оппонент собирался выстрелить первым, причём без предупреждения. Грудь до сих пор ныла от разорвавшего её в неслучившемся будущем заряда.
   - Вашего друга никто не приглашал за столик! - прорычал Герджи.
   - Это не повод убивать его!
   - Ты чёта вякнул, я не расслышал? - в беседу включился Стур.
   Шкафоподобный боевик навис над возмущающимся субъектом. Тот затравлено оглянулся, заново оценивая ситуацию. Подчинённые Герджи полукольцом окружили группу поддержки свежеиспечённого покойника и прижали её к стенке.
   - Я знаю места, где убивают за меньшее, - зловеще ухмыльнулся их командир. - Твой приятель сам нарвался.
   - Так, спокойно, ребята. Не нужно стрельбы в моём баре, - это уже бармен. По его бокам стояли вышибалы с оружием на изготовку. - Риг, перед тем, как тебя и твоих парней начнут убивать, я хотел бы получить деньги за выпивку.
  
   Защитник покойного Малыша Гана злобно прошипел что-то неразборчивое и уселся вместе со своими друзьями обратно за столик. Стур с подчинёнными тоже отошёл в свою сторону. При этом он выразительно взглянул на юношу и пробормотал чуть слышно что-то вроде: "Вечно от тебя одни неприятности". Герджи обхватил Павла рукой за плечи и чуть ли не силком повлёк парня на выход.
   - Павел, во имя неба! - спросил он юношу уже снаружи. - Это действительно было необходимо?
   - Он собирался выстрелить, - упрямо повторил парень.
   - Это я уже слышал. С чего ты взял?
   - Я... Я не могу это сказать. Просто поверь мне.
   - Просто поверить, говоришь? - Герджи покачал головой и тяжело вздохнул. - Ладно, дело твоё. Позволь только дать один совет. Ведь не всегда я буду рядом. В следующий раз, перед тем, как начать стрельбу, ты крикни что-нибудь. Что-то в духе: "Проваливай, подонок!" Или: "Да я те щас мозги вышибу!" Если тот, кому ты кричишь, не полный отморозок, он свалит после таких слов. Если же он в самом деле собирался пустить тебя в расход, по крайней мере, никто потом не будет говорить, что ты пристрелил его ни за что, ни про что без предупреждения.
   - А если, пока я кричу, он уже выстрелит?
   - Это проблема, - признал здоровяк. - Тебе придётся кричать очень-очень быстро. Ладно, пошли на корабль. По барам тебе сегодня точно лучше не ходить больше.
  
   Груз, о котором говорила Милу, представлял собой партию экстрактов биологического происхождения. На независимых планетах зачастую встречались животные и растения, которые либо не успели ещё начать разводить в Содружестве, либо было невыгодно это делать, проще добывать на месте (допустим, если они занимали строго определённую экологическую нишу в специфическом биоценозе). У некоторых из этих животных и растений отдельные их органы или ткани содержали биологически активные вещества, которые можно было использовать, например, в медицине.
   Эти органы тогда извлекали тем или иным путём, размельчали их, экстрагировали нужное вещество (или смесь веществ, одно или два из которых представляли интерес), потом получившийся экстракт отправляли на продажу. Товар достаточно дорогой и редкий, к тому же требовал срочной доставки (иначе мог испортиться), поэтому на его транспортировке можно было сравнительно неплохо заработать. Честно говоря, это был почти единственный легальный товар, позволяющий с таким трюмом и такими двигателями, как на "Милу" хотя бы отбить затраты на топливо и износ механизмов.
  
   Наутро после стрельбы в баре Милу вызвала его в свою каюту. Разговор, разумеется, шёл о вчерашнем инциденте.
   - Я дала тебе это оружие не для того, чтобы ты немедленно начал палить из него направо и налево, - строго выговаривала ему начальница. - И, кстати, не думай, что я тебе его подарила. Это личное оружие пилота моего корабля, а не твоё персональное. Прибудем на Марну, оставишь в сейфе. До следующего полёта.
   Потом Милу долго допрашивала его о подробностях происшествия. В то, что Павел неким образом заранее узнал про грозящую ему смерть, женщина поверила сразу. Она уже давно если не знала, то, по крайней мере, догадывалась о наличии у юноши способности к предвидению. Гораздо больше её взволновали те странности в поведении фальшивого наркодилера, на которые обратил внимание ещё сам Павел. Милу потребовала у юноши запись всего, что зарегистрировала его нейросеть, за всё то время, которое парень провёл в баре. Она надеялась вычленить из этой информации, о чём переговаривался Малыш Ган со своими друзьями перед тем, как подсесть к юноше за столик.
   В эту запись, разумеется, попал и разговор с иил`ани, который начальницу чрезвычайно развеселил. От неё не укрылся тот факт, что в течение этой беседы Павел, скажем так, несколько неровно дышал, - эти параметры нейросеть тоже фиксировала.
   - Нравятся кошечки? - долго, до слёз хохотала женщина. - А ещё собираешься стать молодым отцом? Хорошо, пускай не отцом, - отчимом? Ладно, не бойся, не узнает ничего твоя Маша.
   К сожалению, в тайну переговоров Малыша и его приятелей проникнуть не удалось. Звуки их речи терялись на фоне царившего в кабаке шума, а движений губ во время разговора Павел не видел. В итоге Милу просто велела юноше быть настороже, - кто-то явно хочет его смерти. А она не хочет терять пилота.
  
   Звёздные ворота действуют по такому же принципу, что и прыжковый двигатель, за одним исключением. Для совершения прыжка требовалось придать кораблю определённую скорость, а врата могли перенести хоть стоящий на месте корабль, главное, чтобы он вошёл в створ. Что объединяло почти все врата, так это очереди. Корабли можно было пропускать только по одному или, на крайний случай, очень тесной группой, а желающих совершить переход всегда хватает. Приходилось ждать. Или попытаться "оседлать" одного из прилетевших перед тобой. Но "Милу" никто в группу принимать не желал.
   Поэтому на всех вратах (а их для прибытия на Марну пришлось преодолеть полдюжины) они стоически тащились в череде других кораблей, молясь о том, чтобы впереди не возникло какого-нибудь происшествия, из-за которого пропуск кораблей приостановили бы. К счастью, ничего такого не возникало. Ни поломок, ни аварий, ни внезапных налётов пиратов. Последние, впрочем, почти никогда не показывались возле врат, - эти сооружения очень хорошо охранялись.
   Вот на соединяющих между собой врата и планеты разгонных трассах, бывало, пошаливали. Разгонные трассы - это цепочки так называемых разгонников, устройств, помогающих разогнать корабль для внутрисистемного прыжка со строго определёнными параметрами, - как раз до следующего разгонника. При этом можно было экономить топливо и ресурс двигателей, так что выходило намного дешевле, чем прыгать, разгоняясь самому при помощи собственных движков.
   Пираты пользовались тем, что разгонников много, и охраны на все не хватает. Вполне можно было подловить безоружный транспортник и заставить сбросить часть груза, пока не примчится сторожевик. А сторожевик прибывал всегда, Империя строго следила за порядком на своих торговых коммуникациях. Впрочем, Павлу за всё время этого путешествия пираты повстречались только один раз, и он от них банально удрал. С такими ходовыми характеристиками, как на "Милу" это не составило никакого труда.
  
   - Таким образом, госпожа утверждает, что единственным грузом, доставленным в Империю её кораблём, является партия экстрактов биологического происхождения, занесённая в грузовую ведомость и таможенную декларацию?
   - Точно так, господин офицер, - церемонно кивнула Милу.
   Значение здесь имел не столько её ответ, сколько тот факт, что он фиксировался под протокол. Ведь если б у неё не спросили про возможное наличие неучтённого груза, а Милу, соответственно, не заявила бы о его отсутствии, то, даже в случае последующего обнаружения такого груза, максимум, что можно было инкриминировать владелице корабля - неправильное заполнение сопроводительных документов и декларации. А это максимум небольшой штраф. Разумеется, за ввоз запрещённых товаров её бы наказали отдельно, но это нужно было бы ещё доказать, что не так просто и отнюдь не быстро. А тут всё элементарно. О неучтённом грузе спрашивали? Спрашивали. В ответ солгала? Солгала. Пожалуйте в тюрьму, госпожа судовладелец, за введение в заблуждение официального лица при исполнении. Разумеется, всё это были не более чем теоретические умозаключения. Они ведь в самом деле не погрузили на Хальголаа в трюм ничего, кроме экстрактов.
   - И корабль не делал остановок по пути следования от звёздных врат "Хальголаа" до станции "Урена", не стыковался с другими кораблями и не сбрасывал часть груза, либо иные предметы? - продолжал докапываться служивый.
   - Именно, господин офицер. Не делал, не стыковался, не сбрасывал.
   - И корабль госпожи не отклонялся от маршрута, согласованного с Транспортной службой?
   - Не отклонялся, господин офицер.
   - Я хотел бы услышать подтверждение этого заявления от пилота корабля.
   - Пожалуйста, господин офицер. Вот пилот.
   - Господин... Павел, правильно? - офицер Таможенной службы повернулся к юноше.
   - Да, господин офицер.
   - Ты являешься пилотом этого корабля?
   - Да, господин офицер.
   - Ты единственный пилот на нём?
   - Да, господин офицер.
   - Ты находился в рубке во время перехода от "Хальголаа" до "Урены"?
   - Да, господин офицер. Всё время.
   - Ты подтверждаешь то, что сейчас заявил твой наниматель?
   - Да, господин офицер, полностью подтверждаю.
   - Госпожа, я вынужден просить предоставить мне доступ к записям бортового журнала.
   - Основания? - офицер замялся. Милу продолжила: - Оснований у господина офицера нет. Я отказываю в предоставлении доступа к записям.
   - Я буду вынужден оставить запись об этом отказе, - сухо бросил таможенник, выходя из кают-компании.
   - Вот, примерно так, Павел, нужно с ними обращаться, - улыбнулась Милу. - Когда-нибудь тебе придётся делать это самому, я не собираюсь летать с тобой в каждый рейс.
   - Я думал, он спросит, за каким хреном мы попёрлись во Фронтир на собственном движке, и что при этом везли? - заметил сидящий тут же Герджи.
   - У него нет полномочий спрашивать у нас о таких вещах. Вот если бы здесь были представители Транспортной службы, они могли бы поинтересоваться, что мы позабыли в запретной зоне. А что мы туда вывезли, это вообще наше личное дело.
  
   К вывозу за пределы Империи были запрещены некоторые передовые технологии и оборудование, либо товары военного назначения, их использующие, а также стратегическое сырьё, ну и разумные существа, при условии, что эти существа вывозятся против их воли. Последний пункт имел в виду существование под боком рабовладельческой Ламийской Империи. Однако даже в этом случае действовал принцип: "Не пойман - не вор". Если б перед самым прыжком во Фронтир или непосредственно после него их поймал имперский патруль, просканировал содержимое их трюма и обнаружил запрещённый груз, тогда бы их могли привлечь к ответственности. А так, пусть и при наличии подозрений, у них не имели права даже потребовать показать бортовой журнал, - сведения, содержащиеся в нём, согласно действующему законодательству, представляли собой коммерческую тайну, и не могли быть открыты иначе, чем по решению суда.
   Контейнер со злополучными экстрактами, не вскрывая пломб, отвезли на торговый склад, а заявку на его продажу разместили на местной бирже. Спустя полчаса он был куплен, - как призналась Милу, почти в полтора раза дороже, чем его приобретали на Хальголаа. К сожалению, такой товар встречался достаточно редко. Можно сказать, им повезло. И ещё помогли её старые связи, иначе бы эту партию продали кому-нибудь другому. По результатам рейса Милу перечислила на счёт Павла тридцать тысяч, в дополнение к авансу, предупредив, правда, сразу, что больше столько много не будет, - просто рейс вышел ну очень удачным.
  
   Юношу это сображение ничуть не расстроило. Не сходя с места, он сделал через нейросеть необходимый перевод и тем полностью закрыл остаток долга перед Службой Миграции, мысленно помахав ручкой карьере рекрутированного пилота в Богом забытой системе. Разумеется, оставался ещё непогашенный долг за обучение, и первый платёж по нему парень тоже провёл, - как раз время настало. Но торопиться с этим кредитом он не желал. За его неоплату не предусматривалось никаких санкций, кроме начисления пени, так что можно было пока не беспокоиться.
   Павел мысленно подвёл первые итоги. Почти четыре месяца назад он пришёл в себя на той военной базе, голый и ничего не понимающий. За это время он обзавёлся достаточно высокооплачиваемой и престижной профессией пилота, решил вопрос с жильём и средствами на существование. Устроился на интересную, хоть и несколько рискованную работу по профессии и практически исполнил свою заветную детскую мечту. Пусть и не на своём корабле, но он летал в космосе среди звёзд. У него есть красивая, всем на зависть, девушка, которая, если и не любит его, то, по крайней мере, испытывает симпатию. И она наверняка сейчас наверняка с нетерпением ожидает его возвращения. Весточку Маше о своём прибытии парень отправил сразу после стыковки.
   Сейчас юноша уже ничуть не жалел о том, что попался тогда на удочку работорговцев, ведь здесь в Галактическом Содружестве он устроился гораздо лучше, чем в бытность свою на Земле.
   Словом, жизнь удалась.
  
  Глава 8
   - Господин Павел! Господин Павел! - запыхавшись, позвал юношу маленький человечек.
   - Что? - недружелюбно ответил парень, останавливаясь и разворачиваясь.
   Пальцы на правой, вооружённой бластером руке недвусмысленно сжались в кулак, демонстрируя готовность выстрелить. Ствол грозного оружия, правда, пока ещё смотрел в землю.
   - Господин Павел, я уверяю тебя, произошло досаднейшее недоразумение! Разумеется, я имел в виду тысячу двести кредитов за тонну!
   - Какой мне смысл покупать это дерьмо за тыщу двести, если на Флоке я смогу его продать всего за тысячу триста? Я не отобью даже затрат на топливо, не говоря уж обо всём остальном!
   - О, господин Павел, зачем же так говорить! Я знаю на Флоке человека, который готов скупить у тебя это замечательное мясо буйвола по две тысячи за тонну!
   - Да? А почему я его не знаю?
   - Ну же, господин Павел, это мой хороший знакомый! У него своя мясная лавка! Он готов покупать мясо очень дорого!
   - Что же тогда торговцы ещё не выстроились к нему в очередь?
   - О, этот господин ведёт дела только с проверенными людьми, которые поставляют ему свежайшее высококачественное мясо! С такими, как я, например! Но могу тебя ему рекомендовать!
   - Если куплю у тебя эти двести тонн протухшей буйволятины?
   - Зачем так говорить, господин Павел? - маленький человечек всплеснул руками. - Это лучшее мясо, которое только можно достать на этой планете!
   - Только оно воняет. И ты воняешь, - Павел нацелил бластер на собеседника. - И твоё предложение тоже воняет! Даю тебе пять секунд, чтобы убраться с глаз моих долой! Время пошло!
   Секунду поколебавшись, человечек повернулся и сломя голову бросился вдаль по улице. Парень утёр левой рукой струящийся градом по лбу пот и медленным шагом направился к заманчивой вывеске находящегося неподалёку бара. Та обещала дрянную выпивку, потных женщин и тень. Юношу сейчас интересовало только последнее. Два далёких голубых гиганта нещадно поливали с небес своими лучами измождённую от сухости почву. Если б не мощная атмосфера, их ультрафиолет вообще был бы смертелен для человека. Но из-за этой же атмосферы, по плотности вдвое превышающей привычную, дышать было решительно невозможно. И постоянно болела голова, несмотря на анальгетики. Да ещё эта сила тяжести, на треть превышающая стандартную. И убийственная жара. А до вечера ещё целых десять часов.
  
   Худощавый мальчонка с торчащими рёбрами проскользнул между столиками, тщательно стараясь не задеть никого из сидящих. Узенькие глазки, сплюснутый нос и по четыре пальца на каждой руке. Но без характерной желтоватой кожи, как у туземцев. Полукровка. Наполовину человек, наполовину представитель населяющей эту планету разумной расы. Остановившись перед столиком Павла, низко поклонился и защебетал с немыслимым птичьим акцентом:
   - Господин, господин, тебе записка!
   Парень лениво бросил перед собой монетку. Она покатилась по столешнице и упала бы на пол, если б посыльный не подхватил её в последний момент. Вместо металлического кружочка мальчонка оставил на столе пластиковый прямоугольник и опрометью бросился вон из бара. Вернувшийся из подсобки бармен проревел ему вслед:
   - Ещё раз здесь увижу, ноги выдерну! Грязное животное, что б ты под грузовик на улице угодил! Что б тебя дикие тархи сожрали!
   Павел всё так же лениво поднял со столика записку. Двигаться не хотелось. Мышцы ныли от непривычной нагрузки. Хрипящий кондиционер разгонял по комнате раскалённый воздух, не принося облегчения. "Когда же я, наконец, смогу улететь с этой проклятой планеты", - думал про себя юноша. До вечера оставалось ещё восемь часов.
  
   На карточке двадцать цифр. Номер учётной записи инфосети. Парень почувствовал, как его брови непроизвольно ползут вверх. В этой дыре кто-то умеет пользоваться инфосетью? На планету Спира Павел прибыл ещё вчера. Привёз большой холодильник. Точнее говоря, оборудование для морозильной камеры в двести кубов объёмом. Ради разнообразия, - абсолютно легально. Просто подвернулся срочный заказ с большой премией за доставку. Познакомившись со здешней жарой, парень был готов признать, - доставка нового холодильника действительно крайне срочное дело. Если б ещё новый владелец доставленного оборудования не попытался продать ему партию почти протухшего в сломанной морозилке мяса...
  
   Три недели назад Павел вернулся на Марну с Хальголаа. Дома ему удалось тогда пробыть всего два дня. Потом начальница снова вызвала своего пилота в полёт. На этот раз никаких сложностей с ловлей загадочных контейнеров. И переговоров под стволами корабельных пушек. Простое купи-продай. Милу называла это "свободным плаванием". Купи на одной планете подешевле, продай на другой подороже. Чем больше разница цены за куб товара, тем больше норма прибыли. А самая большая разница в цене обычно возникает там, где ставят мешающие свободной торговле барьеры.
   В отличие от Хальголаа, на многих других независимых планетах действовали правительства, гораздо строже следящие за тем, что покупают и продают их подданные, вводя разнообразные запреты и таможенные пошлины. Однако отсутствие должного количества патрульных кораблей и тотальная коррупция местных таможенников сводили их усилия на нет. Настоящий рай для контрабандиста. Прибыли, правда, были не столь велики, по причине наличия громадного количества конкурентов. Зато им с Милу, в отличие от коллег, не приходилось тратиться на отступные пиратам, - те элементарно не могли поймать быстроходное и хорошо замаскированное судёнышко.
   Первые две недели Милу путешествовала вместе с Павлом. Сначала переговоры вела в основном она, юноша лишь наблюдал и запоминал. Потом начальница стала поручать парню вести беседу с продавцами и покупателями самостоятельно. Поначалу Павел жутко стеснялся торговаться. Он никогда не делал этого на Земле, даже там, где это теоретически было возможно, - на рынках там, базарах всяких. Юноша просто не мог себе представить, как это так: он выслушивает предложение контрагента, а потом заявляет в ответ, нет, мол, такая цена меня не устраивает, давайте лучше вот эту.
   Милу каждый раз требовала записи с его нейросети, и потом они вместе просматривали получившиеся ролики, и женщина мягко объясняла своему пилоту, какие есть признаки того, что обсуждаемая цена не окончательная, и каким образом в каждом конкретном случае можно было попытаться её изменить. Эти знания Павел пытался применить во время следующих переговоров. Иногда даже успешно. Из Милу получился великолепный учитель, куда там преподавателям из Академии. За две недели Павел узнал больше о межзвёздной торговле, чем за всё время, проведённое на семинарах. Такое ощущение, что женщина занималась контрабандой всю свою жизнь, хотя Павлу удалось достоверно выяснить, что "Милу" - это первый корабль, который находится в собственности у его нанимательницы, и в экипаже других судов она тоже ни разу не числилась.
  
   Однажды после очередного неудачного разговора с продавцом Павел спросил Милу в сердцах, зачем он ей вообще нужен, такой ничего не умеющий? Женщина тонко улыбнулась в ответ и заверила юношу, что у него всё получится, а она всё равно не может постоянно находиться при своём корабле, - у неё много других дел. И ушла к себе в каюту. Павел остался размышлять над её словами. Он ведь ей явно зачем-то нужен. Именно он, Павел, а не кто-то другой. В какие-то свои особые способности именно как пилота, юноша не верил. Торговец из него тоже никакой. Единственная возможная разгадка могла заключаться в его особом даре. Милу явно собирается как-то использовать в будущем эту способность.
   И это соображение Павла очень беспокоило. Ведь за одним исключением, до сих пор его предвидение срабатывало только в ситуациях, когда жизни и здоровью юноши угрожала серьёзная опасность. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, каким образом Милу может попытаться воспроизвести эти условия, когда решит использовать его дар. Она просто пошлёт парня в какое-нибудь смертельно опасное место, чтобы он достал или сделал там что-то ей нужное.
  
   Через две недели вольного плавания "Милу" вернулась на Марну. Её хозяйка отправилась в свой особнячок, а Павел получил отпуск на три дня. Маша, как ни странно, все эти три дня ни разу не скандалила и не просила больше юношу бросить его работу. И это радовало, потому что, честно говоря, её истерики уже начинали утомлять. Возможно, тут помогли те пять тысяч, что парень перечислил на их совместный счёт. Почти всё, что удалось заработать за две недели.
   Кучу денег съела профилактика, - заменили разгонные стержни в маршевых двигателях и произвели осмотр с юстировкой прыжкового привода. Да ещё Милу забрала себе две трети оставшейся суммы. Впрочем, начальница пообещала, что отныне будет претендовать только на треть от чистой прибыли, поскольку Павел теперь начнёт зарабатывать самостоятельно.
   Через три дня юноша отправился в новый полёт, теперь уже в одиночку. Милу поставила только одно условие: раз в день-два при помощи установки туннельной связи подсоединятся к межзвёздной информационной сети Содружества и отсылать ей отчёт о своей деятельности. Ну, и забирать те сообщения, которые она оставит для него. В остальном Павел свободен лететь, куда ему вздумается и торговать, чем захочет. Только, чтобы с прибылью. Такой корабль, как "Милу", должен приносить деньги, а не простаивать в доке без дела.
  
   По указанному на карточке номеру нашлась учётка незнакомого Павлу мужчины. Рес Шалт. Это имя, если верить тому, что написано в личной информации. В Ротарской империи следили за тем, чтобы в учётной записи указывали корректные данные, но здесь, во Фронтире, к этому относились гораздо проще. Ещё из учётки удалось узнать адрес его офиса здесь неподалёку. Подумав, парень произвёл звуковой вызов.
   - Приветствую. Это Павел, торговец.
   - Приветствую, Павел. Рад, что ты отозвался. Мы можем встретиться?
   - Когда и где?
   - У меня в офисе. Желательно прямо сейчас.
   - Я буду, - коротко сказал Павел, отключаясь.
   Оставив на столе деньги за выпивку, юноша вышел из бара под ослепительный голубовато-белый свет двойной звезды.
  
   Под громким словом "офис" подразумевалась лачуга, которая в другом мире сошла бы разве что в качестве сарая. Но там была тень, туда почти не проникала вездесущая пыль и, что самое важное, внутри работал нормальный кондиционер.
   - Господин Павел, я полагаю? Рес Шалт, приятно познакомиться. Проходи.
   Павел огляделся вокруг. Стол с терминалом, два стула и несколько полок на стене, заваленных всякой всячиной, - вот и всё убранство. Ах нет, в углу за занавеской ещё и умывальник.
   - Вода есть? - спросил юноша, указывая туда. Хозяин офиса кивнул. - Извини, можно умыться? Всё лицо в пыли.
   - Да, конечно.
   Пока Павел освежался, Рес прошёл к столу и уселся на стуле. Не спрашивая разрешения, юноша уселся на второй. Его позвали, значит, он нужен. К чёрту деликатность.
   - Есть груз, - без предисловий начал собеседник. - Нужно доставить на Брок.
   Семь с половиной стандартных переходов. Можно добраться за один прыжок.
   - Что за груз?
   Перед ответом мужчина замялся. Павел встревожился. Какие-то проблемы с законностью груза? Это поднимет цену.
   - Сушёные молотые железы буйволов. В брикетах, - наконец раздался ответ.
   - В чём подвох? - прямо спросил парень. Когда Рес не ответил сразу, юноша сделал вид, что поднимается со стула.
   - Подожди! - остановил его собеседник. - Могут быть проблемы с "Объединённой мясной компанией". Обычно такими вещами торгуют только через них.
   "Объединённая мясная компания" была конторой местного, планетарного уровня. Одна из трёх относительно больших корпораций, разрабатывающих ресурсы Спиры. Специализировалась на продуктах биологического происхождения. Проблем с этой компанией Павел не боялся, поскольку не намеревался слишком часто наведываться на эту планету в будущем, но доплату за риск стоило запросить.
   - Две тысячи, - выставил цену парень. Рес нахмурился:
   - Это слишком дорого!
   - Доставка на моём корабле стоит дорого, - невозмутимо кивнул пилот.
   - Хорошо, - подумав, кивнул мужчина. - Доставить нужно сегодня.
   - Четыре тысячи.
   - Только что это стоило две!
   - Срочный заказ, - объяснил Павел.
  
   Сегодня вечером у юноши была назначена встреча с продавцом. До неё оставалось чуть больше семи часов. Если погрузить груз Реса прямо сейчас и без задержек сгрузить его на Броке, можно успеть обернуться.
   - Никто не берёт за доставку четыре тысячи!
   - Ищи другой корабль, - кивнул Павел. Других кораблей в окрестности Спиры сейчас не было.
   - Сбавь цену до трёх, - попросил Рес.
   - Четыре.
   - Проклятье, я столько не потяну! Хотя бы три с половиной?
   Парень ничего не ответил.
   - Дьявол с тобой! Давай за четыре.
   - Когда можешь начать погрузку?
   - Хоть сейчас.
   - Начинай, - кивнул Павел, поднимаясь.
   Впервые юноше удалось провести переговоры, настояв на своей цене. Либо он научился, наконец, торговаться... Либо просто продешевил.
  
   Жизнь на Спире начиналась с заходом солнц. Казалось, сама земля облегчённо вздыхает, спеша отдать в стремительно темнеющее небо накопленное за день тепло. Ногам жарко, а вот голову уже морозит вечерний ветерок. То заведение, где Павлу назначили встречу, тоже открывалось с наступлением темноты.
   - Смотрите-ка, кто тут у нас сидит! - раздался над головой парня чей-то вопль. - Да это никак тот подонок, что снёс башку Малышу Гану!
   - А, это ты, Риг? - Хотя Павел внутренне похолодел, внешне он старался этого не показать. Он даже приветливо улыбнулся, перед тем как продолжить: - Садись.
   - Чего это мне сидеть с тобой тут, а? - Спросил Риг издевательским тоном. Но, тем не менее, сел.
   - Так мне удобнее целиться, - объяснил парень, недвусмысленно постучав по столешнице пальцами лежащей на её краю правой руки. - Ты сейчас сидишь точь-в-точь, как Малыш.
   Риг мгновенно перестал улыбаться и нервно взглянул на своих компаньонов, обступивших столик. Встать со стула он даже не попытался.
  
   Риг - это тот тип, который громче всех возмущался после перестрелки в баре на Хальголаа. Павел его бы ни за что не узнал, если б его нейросеть не обладала функцией автоматического запоминания и распознавания лиц собеседников (а если памяти не жалко, - то и всех встречных вообще). Вместе с ним сейчас было ещё четверо людей. А в тот раз, помнится, целая толпа, человек пятнадцать. Все четверо с оружием. У самого Рига - наручный бластер. Как бы не тот самый, что украшал когда-то руку Малыша Гана. Сложно сказать, тогда Павел смог только краешек рассмотреть. Но похож.
   - Ты не успеешь выстрелить, - сказал оппонент, облизав кончиком языка губы. - Даже если грохнешь меня, мои парни прикончат тебя.
   - Но тебе-то это уже не поможет, верно?
   Несмотря на показную браваду, юноша едва сдерживал дрожь. Сердце бешено колотилось, в ушах грохотало, в животе разливалась неприятная тяжесть. Однако показывать этого было нельзя. Риг снова нервно оглянулся. Он что, ждёт ещё какой-то подмоги? Помимо четырёх ребят с пушками в кобуре?
   Справившись с первыми симптомами паники, Павел начал прикидывать свои шансы в схватке. Как это ни удивительно, они были не нулевые. Рига он завалит вообще без проблем, при условии, что начнёт стрелять первым. Из четырёх оставшихся только трое смогут стрелять немедленно, четвёртый встал неудачно и номер три перекрывает ему линию огня. Можно попробовать укрепить это преимущество, если прикрыться телом одного из противников. Вдобавок, всем четверым понадобиться время, чтобы достать оружие из кобуры. Очень удачно единственный член их команды, имеющий наручный бластер, услужливо сел прямо у Павла на мушке.
  
   Видимо, Риг догадался, о чём рассуждает его несостоявшаяся жертва. Или что-то почувствовал. Или понял по глазам.
   - Что тебе нужно? - отрывисто спросил он.
   - Мне? - удивился юноша. - Это тебе, вроде бы, было что-то нужно.
   - Неохота о тебя руки марать, - пренебрежительно бросил Риг, пытаясь встать из-за стола.
   - Сидеть! - прикрикнул на него Павел. Оппонент непроизвольно шлёпнулся обратно на стул.
   - Твои люди уходят первыми, - уже тише объяснил парень.
  
   Хотя Риг со своими помощниками уже пять минут, как благополучно удалился в неизвестном направлении, Павел всё никак не мог успокоится. Воздуха не хватало, сердце продолжало колотиться. Он не был суперменом-ганфайтером. Просто надеялся, что, когда дело дойдёт до реальной перестрелки, ему поможет его дар предвидения. Однако смертельно испугавшемуся подсознанию объяснить это было очень трудно.
   "Однако, я хорош", - думал юноша про себя не без самодовольства. - "Уже дважды за сегодня провёл трудные переговоры, и оба раза - удачно".
   - Позволишь? - спросил его незнакомый голос.
   Павел поднял глаза. Рядом со столиком стоял коренастый пожилой мужчина. Знакомое лицо. Видел его на фото. Это был тот человек, который назначил здесь встречу. Рунео. "Чёрт!" - выругался про себя Павел. - "Ведь не заметил, как он подошёл! А если б это был кто-то из людей Рига?"
  
   - Садись, господин Рунео, - приглашающе указал Павел правой рукой на свободный стул и демонстративно опустил её, направив бластер в пол. Невежливо наставлять пушку на делового партнёра.
   - Я вижу, у тебя были тут небольшие разногласия кое с кем, - заметил тот, устраиваясь напротив.
   - Да.
   - Я знаю этого человека. У него свой корабль. И при встрече с этим кораблём торговцы иногда пропадают.
   - Кажется, на своём корабле он храбрее, чем на земле.
   - Все мы храбрее, когда можем поразить врага ракетой издалека.
   - У меня тоже есть ракеты, - пожал плечами Павел. - Позволишь угостить выпивкой?
   - Буду благодарен.
   Пока подошедшая официантка ставила на столик два высоких запотевших стакана с ксиртом, - самое то после такой жары, - Павел настраивался на нужный лад. Предстоял третий за сегодняшний день "трудный разговор", - как бы не более тяжёлый, чем предыдущие два, вместе взятые. Зато и прибыль, в случае удачной сделки, сулила немалая.
  
   Рунео возглавлял компанию "Спира-агро", которая контролировала на этой планете весь бизнес по выращиванию, обработке и продаже чалла. Чалл - это местная трава, культивировалась только на Спире и ещё в паре мест. Для её нормального роста нужно было солнце со спектром, как у здешних голубых гигантов, и жаркий сухой климат. По действию - лёгкий наркотик, вроде земной марихуаны. Употребляли его так же, то есть курили. Иногда, правда, ещё заваривали отвар.
   Как всегда бывает, наиболее дешёв товар в месте, где его производят. А поскольку чалл зачастую норовили запретить или обложить громадными пошлинами на других планетах, то продав его в обход таможни, можно было бы неплохо заработать. Именно ради покупки партии чалла Павел прилетел на Спиру. То оборудование для морозильной камеры было лишь сопутствующим грузом.
   Проблема заключалась в том, что Рунео не вёл дела, с кем попало. За одно только то, чтобы этот разговор состоялся, Павел заплатил три тысячи кредитов.
  
   - Мои друзья в городе сообщили, что один молодой, но крайне многообещающий торговец ищет со мной встречи. Сейчас я вижу, что мне не солгали.
   Павел удивлённо поднял брови. Многообещающий торговец? Свои способности к торговле он бы оценил каким угодно словом, но только не "многообещающие". Юноша заподозрил бы Рунео в грубой лести, но зачем такому человеку льстить Павлу?
   - Спасибо на добром слове, господин Рунео, - вежливо ответил парень. - Я действительно искал встречи с тобой.
   - И зачем же?
   - Чалл. Разве может быть что-то другое? Когда говорят "чалл", подразумевают господина Рунео. Когда говорят о господине Рунео, имеют в виду чалл.
   - Остроумная шутка, - коротко хохотнул собеседник. - Сам придумал?
   - Не совсем, - улыбнулся юноша.
   - Я создал чалл, - самодовольно сказал Рунео. - Когда я появился здесь тридцать лет тому назад, тут ничего не было. Пыльное захолустье. "Объединённая мясная", "Минералы Спиры", "Центральная рудная", все они появились позже. О чалле тогда слышала лишь горстка людей за пределами планеты. И здесь его тоже курили только туземцы. Я провёл рекламную компанию, наладил производство. Сейчас у меня больше двадцати миллионов в "Центральном Ротарском банке". Я в любой момент могу вернуться в Содружество и до конца жизни наслаждаться жизнью на самых роскошных курортах. Потом я, скорее всего, так и сделаю. Я уже не молод. Но пока у меня остались силы, я останусь здесь. И возможно, успею заработать ещё миллионов десять.
  
   Рунео прервал свои разглагольствования и достал портсигар. От раскуренной сигареты распространился остро пахнущий пряный дымок. Глава "Спира-агро" сам пользовался своим товаром.
   - Хочешь? - предложил Рунео. Юноша отрицательно мотнул головой, вежливо улыбнувшись. - Перейдём к делу. Я могу доставить на станцию сотню тонн в течение трёх дней. Если сойдёмся в цене.
   - Извини, перебью, господин Рунео. Сто тонн - это сколько по объёму?
   - Кубов пятьсот пятьдесят, - ответил тот, секунду подумав.
   - Столько не влезет, - покачал Павел головой. - У меня трюм всего четыре с половиной сотни.
   - Не люблю иметь дело с мелкими партиями, - нахмурился собеседник.
   - Но я могу сесть прямо возле твоей фабрики и загрузит чалл к себе на борт, - вкрадчиво предложил парень. - Не нужно ничего везти на орбитальную станцию.
   - Хорошо, - хмуро бросил Рунео. - Садись там завтра утром, загрузим, сколько влезет.
   - Отлично! - заключил Павел. - Осталось обсудить цену.
   - Цена одна для всех. Две четыреста.
  
   Две четыреста за тонну. На Флоке (а больше он пока нигде не обзавёлся нужными для таких дел знакомствами) удастся продать за три. Если повезёт. Если не повезёт, то придётся отдавать за две девятьсот. В трюм влезет тонн восемьдесят. При норме прибыли пятьсот-шестьсот кредитов за тонну в итоге выходит 40-48 тысяч. На топливо и износ механизмов стоит откинуть тысяч пятнадцать на дорогу туда и обратно, - лететь от Флока сюда было далеко, пришлось сделать целых пять прыжков, и все сложные, расход топлива большой. А то и двадцать тысяч, если опять встретятся пираты и придётся маневрировать, спасаясь от них. А пираты встретятся практически наверняка. Значит, берём прибыль в 20-28 тысяч. И ещё тысяч десять придётся потратить на взятки, если поймают. Поймать могут вполне, - на Флоке хорошая таможенная служба. То есть, вполне может получиться, что Павел "поднимет" только 10-18 тысяч на этой сделке. И треть из этого придётся отдать Милу. Он рассчитывал на большее.
  
   - Я рассчитываю получить скидку, - осторожно начал юноша. - Ведь со мной тебе не придётся возиться с доставкой груза на орбиту.
   - Действительно, - важно кивнул Рунео. - Хорошо, могу скинуть пятьдесят.
   Пятьдесят за тонну. Плюс четыре тысячи. Хорошо, но мало.
   - И я могу помочь с погрузкой. У меня в трюме хороший силовой манипулятор. Твоим работникам нужно будет только вынести товар со склада и положить его на землю рядом с кораблём. Погрузка пройдёт очень быстро, тебе не придётся надолго отвлекать сотрудников от работы.
   - Ладно, ещё пятьдесят, - пожевав губами, согласился продавец. - Но больше не проси. Две триста, это окончательная цена!
   - Договорились, - улыбнулся Павел. - Ещё ксирта, за удачную сделку?
   Интересно, ему в самом деле так везёт, или он всё-таки продешевил? Неважно. Минимум восемнадцать тысяч чистой прибыли. Двенадцать, когда отдаст Милу её долю. За один рейс. Ради такого стоило смотаться на Спиру и потерпеть здешнюю жару один денёк. К тому же, он ещё на грузе Реса заработал. Да и за доставку холодильника с всё того же Флока кое-что получил, хотя там не удалось покрыть даже затраты по поставке. Но всё не пустым было сюда лететь.
  
   Свой корабль Павел оставил на орбитальной станции, не желая лишний раз тратить топливо на преодоление гравитационного барьера и атмосферы планеты. Теперь обнаружилась небольшая проблема, - если жизнь на Спире вечером ещё только начиналась, то любая работа уже заканчивалась. С большим трудом удалось найти планетарный катер с более-менее трезвым пилотом, да и то пришлось отдать за срочную доставку три сотни. Оставаться в этой дыре дольше, чем необходимо, Павел не собирался. Лучше переночевать на корабле.
   На следующее утро он посадил "Милу" возле фабрики по производству сигарет с чалом. Кругом, сколько было видно при посадке, тянулись бесконечные плантации с полями, засаженными этой травой. Поместье Рунео располагалось неподалёку. Хозяин лично встретил пилота, несмотря на раннее утро. Он же приказал управляющему фабрикой открыть склад и вынести оттуда восемьдесят тонн продукции.
   - Прогуляемся пока? - предложил Рунео юноше. - Я всегда обхожу свою фабрику с утра, чтобы убедиться, что всё нормально. Кстати, у меня для тебя подарок.
   С этими словами хозяин вытащил из флаера, на котором прилетел сюда, шляпу. И не просто шляпу, а настоящий стетсон, как у американских ковбоев на Земле. Сам он, кстати, щеголял в таком же.
   - Держи! - торжественно заявил Рунео, водрузив шляпу на голову гостю.
   - Какая интересная, - заметил Павел, снимая стетсон и рассматривая его. - Откуда такая?
   - Один тип в городе их делает. По мне, так самое лучшее на здешнем солнцепёке.
   - А что за тип?
   - Понятия не имею. Прилетел к нам на Спиру лет пять назад, с тех пор живёт.
   С этими словами они вдвоём направлялись к зданию фабрики.
  
   Несмотря на то, что солнца взошли лишь полчаса назад, в обширном помещении кипела работа. В воздухе было не продохнуть от висящей там мелкой чалловой пыли. Павел закашлялся. Рунео только добродушно ухмыльнулся, глядя на это. Юноша отчаянно пожалел, что не догадался захватить с собой скафандр. Или хотя бы респиратор. Скафандр в любом случае не помешал бы, - с ним Павлу не пришлось бы глотать все эти гадкие препараты, подавляющие аллергические реакции организма на пыльцу местных растений и прочие штуки. Однако деловые переговоры в скафандре не ведут. Не принято.
   Работали на фабрике, по большей части, туземцы. Причём, все без разбора: мужчины, женщины, старики, дети. Очень многие надрывно кашляли. Один не удержался и харкнул на пол. Парень отчётливо разглядел в его слюне сгустки чего-то чёрного. К провинившемуся мгновенно подскочил мастер и ударил по спине резиновой дубинкой, покрыв грязной руганью. Наказанный безропотно перенёс издевательство, вжав голову в плечи. Мастера, к слову, были сплошь людьми. Впрочем, среди простых рабочих людей тоже хватало. В отличие от туземцев, здешнюю атмосферу они переносили довольно сносно. По крайней мере, не кашлял ни один. Да и сам Павел постепенно привык. Даже какая-то лёгкая эйфория появилась, по-видимому, от висящего в воздухе наркотика.
   Обойдя все участки и обсудив с мастерами происшествия, случившиеся за прошлый рабочий день, Рунео пригласил Павла в своё поместье на завтрак с семьёй. Отгрузка, по его словам, должна была затянуться ещё часа на полтора. Юноша, разумеется, согласился. Выйдя наружу, он убедился, что раньше, чем за полтора часа, здесь действительно не управятся. Парень почему-то думал, что товар будут возить от склада до корабля на погрузчиках или хотя бы на тележках. На деле целая вереница туземцев, словно муравьи, таскала из широко распахнутых ворот картонные коробки с сигаретами и складывала их на землю возле опущенного грузового пандуса. Вдоль их маршрута расхаживали какие-то люди с резиновыми дубинками наготове.
  
   - Эти туземцы - ну чисто звери, - разглагольствовал Рунео, пока флаер на предельно малой высоте нёсся над полями. - Никак не хотят работать нормально. А они должны быть нам благодарны. Если б не моя фабрика, они тут скитались в степи, искали съедобные корешки и охотились на грызунов. У меня они за день работы получают еды больше, чем раньше могли добыть за три дня. А то и за неделю. Я, к тому же, ещё и их детишек грамоте учу, у меня при фабрике вечерняя школа. Всех, кто туда ходит, отпускают с работы пораньше.
   Поместьем оказался большой привольно раскинувшийся двухэтажный дом. Центральная часть - из тёсанных каменных блоков, скреплённых раствором, и два деревянных крыла. Дерево наверняка привозное, - насколько Павел помнил, на Спире не росло деревьев с пригодной в строительном деле древесиной.
   Кроме Рунео с гостем, за обширным столом собрались его жена и пятеро детей. Старшему на вид около шестнадцати, двум младшим - лет пять, не больше. Все вели себя чинно, хозяин сам накладывал на тарелки еду с больших блюд. Завтрак получился очень плотным. Ели молча. Покончив с десертом, Рунео встал из-за стола и подозвал Павла к себе поближе.
   - У меня будет для тебя ещё одно поручение, - поведал он юноше. - Знакомься, это Стиг, это Нара.
   Представленные личности были детьми хозяина. Мальчику Стигу лет двенадцать, Нара помладше, - ей лет десять. Брат и сестра стояли, взявшись за руки, и глазели на парня любопытными глазёнками. Стиг оказался уменьшенной копией отца, даже на голове носил такой же стетсон, Нара лицом пошла скорее в мать, только волосы были такие же тёмные, как у Рунео.
   - Им пора уже учиться, - продолжил хозяин, - и нужна нейросеть. Я хочу, чтобы её поставили в Содружестве. Здешним врачам я не доверяю, даже тем, что на Флоке. К тому же учёба в цивилизованных мирах стоит дешевле, а качеством выше. Да и детям полезно будет побывать где-то, кроме Фронтира.
   - Но я не лечу в Содружество, - осторожно заметил Павел, догадавшись, к чему идёт разговор.
   - Достаточно будет, чтобы ты отвёз их на Флок и там посадил на подходящий корабль, - кивнул Рунео. - За проезд они заплатят сами, Стиг у меня уже совсем большой, верно?
   - Да, папа, - серьёзно кивнул мальчик.
   - Моя кровь! - довольно заявил отец. - Он и о сестре позаботиться.
   - А Наре разве уже есть двенадцать? - спросил Павел. Именно с этого возраста в Содружестве было разрешено устанавливать нейросеть.
   - Через полтора года исполнится, - ответил Рунео. - Поживут пока у родственников.
   - Две тысячи, - поставил условие юноша.
   - Деловой подход, да? - нахмурился собеседник. - Ты уже достаточно на мне заработал. Пойдёт в счёт скидки.
   В этот момент Павел понял, что невероятно сглупил. Ведь ему доверили родных детей! Фактически, это было предложение к постоянному сотрудничеству, основанному на доверии. А он вместо этого попытался наварить лишние пару тысяч, наглядно показав себе цену, как партнёру.
   - Хорошо, - кивнул парень, мысленно кляня себя за оплошность. - Им надо, наверное, собрать вещи?
   - Уже всё собрано, - отмахнулся Рунео. - Я сам отвезу вас на корабль.
  
   Спустя полчаса, втянув через грузовой люк всю груду сложенных у корабля коробок и устроив наблюдавших за этим процессом со стороны детей в одной из кают, Павел поднял "Милу" с поверхности и направил маленькое судно в открытый космос.
  
  Глава 9
   Флок являлся самой густонаселённой планетой в этой части Фронтира. И самой промышленно развитой на несколько десятков стандартных переходов в округе. Продукцию его многочисленных заводов и фабрик покупали не только на независимых мирах, но и в лежащих поблизости системах Империи. Здесь даже строили самостоятельно космические корабли на орбитальных верфях, пусть и используя, по большей части, комплектующие, завезённые из Содружества. Особо примечательно, что добился этих результатов Флок всего за двадцать с небольшим лет, начав с одного единственного города под куполом.
   Под куполом, потому что атмосфера на планете отнюдь не способствовала пребыванию на поверхности человека без скафандра. Тем удивительнее казался тот факт, что сейчас люди жили на Флоке уже в полутора десятках городов, не считая посёлков при шахтах и карьерах. Все восемьсот семнадцать тысяч человек.
  
   - Дядя Павел, а можно я посмотрю на Флок из космоса? - спросила Нара.
   - Можно, - разрешил пилот. - Но мы ещё не долетели. Я позову тебя, когда будем близко.
   Из двух детей только девочка называла его "дядя Павел". Стиг же величал исключительно "господином Павлом" или "господином пилотом". Слова девочки у юноши вызывали какие-то странные чувства. Дядей его раньше ещё никто не называл. Однако, это всё лирика. Сейчас нужно вернуться в рубку. Предстоял последний, самый важный межзвёздный переход. А потом игра в салочки с таможней.
   Как ни странно, никаких пиратов на сей раз Павлу не встретилось. И уже не встретится, - в системе Флока их нещадно гоняли таможенники. Ибо конкуренты. Правда, сразу после взлёта со Спиры юношу подкараулил корабль Рига. Почему Павел решил, что именно его? Так Риг сам сказал об этом, вызвав парня на связь. Он ещё много чего говорил, и даже запустил в сторону "Милу" ракету. Почему-то с предельной дистанции. Что стало с этой ракетой, Павел так и не узнал, - ушёл в прыжок раньше, чем долетела.
  
   Выход из перехода, минута на изменение курса, прыжок. Включение маскировки, изменение курса, прыжок. Ещё изменение, ещё прыжок. Дрейф.
   После входа в систему прошло не больше пяти минут, а Павел уже на подлёте к планете и со сниженной скоростью. Скорость выхода из прыжка всегда была меньше, чем скорость входа, и пилот воспользовался этим явлением, чтобы погасить ту стремительность, с которой он ворвался в систему. Теперь требовалось ждать. Профессия контрабандиста не любит нетерпеливых.
   "Милу" уже миновала внешнюю завесу патрульных кораблей, карауливших дальние подступы к системе, - те места, в которых обычно выходили из межзвёздного скачка корабли торговцев. Павел вышел в другом месте, потеряв немного больше топлива на разгон перед последним переходом.
   Оставалась ещё одна завеса, возле самого Флока. И юноша рассчитывал проскользнуть мимо неё, пользуясь генератором маскировочного поля.
   Не получилось.
  
   - Неопознанный корабль, следующий курсом 221 в секторе 35-62-18. Говорит патрульный корабль Таможенной службы Демократической Республики Флок. Приказываю снять маскировку и приготовиться к принятию на борт досмотровой группы. Не пытайтесь совершить прыжок, действует блокиратор. Включение маршевых двигателей рассматриваю, как попытку к бегству, и открываю огонь без предупреждения. Давай, мужик, хватит прятаться, мы тебя поймали.
   - Говорит гражданское грузовое судно "Милу", порт приписки "Урена", Марна, Ротарская империя. Вас понял.
   Павел с сожалением отключил маскировочное поле и зажёг ходовые огни. Отозвался он не сразу, - только после того, как патруль подорвал прямо перед носом "Милу" ракету. Как его обнаружили? Вычислили по параметрам последнего перехода? А потом что? Радарным лучом его не облучали, это точно. Да бесполезно это было бы. Как вообще можно засечь корабль, укрытый маскировкой? Непонятно. Возможно, не стоило показываться, - вдруг его лишь брали на испуг? Но рисковать почему-то не хотелось. Ракета жахнула уж очень убедительно.
  
   Досмотровую группу численностью в три человека возглавлял светлоглазый высокий блондин в ладно сидящей офицерской форме. И этот человек юноше был знаком. Заочно. Постарался раздобыть данные на всех командиров патрулей во время своего прошлого визита на Флок. Эта информация стоила юноше две тысячи.
   - Добро пожаловать на борт, господин офицер, - учтиво поприветствовал его пилот, когда они все прошли в пилотскую рубку.
   - Благодарю, господин... Павел, я не ошибаюсь? Инспектор Таможенной службы Сарес.
   - Очень приятно, что господин офицер знает моё имя, - чуть поклонился парень.
   - Твоё судно не в первый раз посещает пространство Республики, господин Павел. Однако в прошлый раз ты прилетал сюда, как все нормальные люди. Что за игры в прятки? Потрудись объяснить, господин Павел!
   - Осмелюсь обратить внимание господина офицера, это не моё судно, я только пилот. Отвечая на вопрос господина, я испытывал систему маскировки. Осмелюсь заметить, в этом районе космоса буквально кишат пираты и прочие негодяи, и такая система жизненно необходима простому торговцу.
   - Однако ты двигался в пространстве с выключенными ходовыми огнями и радиорепитером. Это строжайше запрещено правилами судоходства. Я налагаю на тебя штраф в тысячу кредитов.
   - Слушаюсь, господин офицер, - снова поклонился Павел.
   Штраф - это цветочки. Не может же Сарес, в самом деле, просто отпустить его после подобных художеств, не наложив никаких взысканий? У него тоже свои отчётность и контроль имеются.
   - А теперь потрудись показать сопроводительные документы на груз, господин Павел.
   - Пожалуйста, господин офицер, - ответил Павел, посылая соответствующий файл на нейросеть таможеннику.
   - Хм... Удобрения биологического происхождения?
   - Осмелюсь заметить, навоз буйволов, господин офицер.
   - Ну-ка, ну-ка, покажи мне этот навоз, - потребовал Сарес. Своим спутникам он бросил через плечо: - Вы, остаётесь здесь, никто не должен войти в рубку.
   Вот это уже дело. Избавился от подчинённых, - значит, собирается договариваться о взятке. И верно, лишние уши здесь ни к чему. Пусть даже подчинённые и догадываются, куда это направился их командир. Догадки, как говориться, к делу не пришьёшь.
  
   До самого трюма Павел с Саресом не добрались, - остановились в переходном шлюзе.
   - Теперь говори, что там у тебя на самом деле?
   - Что можно везти со Спиры? - пожал плечами парень. - Чалл, разумеется.
   - Сколько?
   - Восемьдесят тонн.
   - А чего так мало?
   - Больше не влезло. Трюм у меня маленький.
   - И что же мы будем делать? - со значением спросил Сарес.
   - Могу предложить три тысячи, - начал торг юноша. - Наличными. И господин офицер убеждается в достоверности сопроводительных документов.
   - Ты шутишь? - с угрозой спросил таможенник.
   - Четыре тысячи, - быстро поправился Павел.
   Ошибки он не боялся. Парню было точно известно, что Сарес берёт деньги. Впрочем, как и подавляющее большинство его коллег. Честные люди в Таможенной службе Флока почему-то не задерживались.
   - Партия у тебя маловата, - с сомнением проговорил Сарес, задумчиво побарабанив пальцами по металлической стене шлюза. - Но и мне расценки занижать нельзя. Допустим, теоретически, что мы говорим о сумме, в два раза больше первоначальной...
   - Невозможно, господин офицер!
   - Прошу прощения? - приподнял тот бровь.
   - Шесть тысяч - это слишком большая сумма! - убеждённо заявил Павел. - Четыре с половиной - это уже реально.
   - А если я не соглашусь?
   - Тогда я заявляю о неправильном оформлении сопроводительных документов, - твёрдо сказал парень, глядя прямо в глаза собеседнику. - И плачу за это штраф. А по прилёту - полную пошлину. И потом расскажу всем своим знакомым торговцам, какой честный и неподкупный офицер господин Сарес.
   "И ты не получишь моих денег", - мысленно закончил Павел.
   - Возможно, возможно... - с сомнением покачал головой таможенник. - Но всё же сумма выглядит не слишком круглой.
   - Пять тысяч - гораздо более красивое число, - мгновенно согласился юноша.
   - Да, теперь я вижу, что ты в самом деле не везёшь ничего, кроме навоза, - удовлетворённо кивнул Сарес. - И ещё. Когда прибудешь на станцию, швартуйся к четырнадцатому доку. Там найдёшь моего брата. Инспектор Серес. И нечего ржать, так нас папа с мамой назвали! - Павел поспешно стёр с лица улыбку. - Сумма та же. Я с ним свяжусь.
   - Благодарю, господин офицер, - низко поклонился пилот.
  
   Дождавшись, когда Сарес с подчинёнными отчалит на катере от борта "Милу", Павел пригласил в рубку Нару с братом. Он обещал девочке кое-что, и обещание нужно выполнить. Тем более теперь пилот мог расслабиться, - прорыв второй завесы в режиме маскировки и последующий головоломный спуск с орбиты в одно из заранее условленных мест на поверхности ему больше не грозили. Заплатив офицеру, парень купил себе возможность спокойно пристыковаться к орбитальной станции, как это делают цивилизованные люди.
   - Как красиво! - Восхищённо воскликнула малышка, уставившись на обзорный экран.
   Наре повезло. Орбитальная станция сейчас как раз пролетала над освещённой солнцем стороной планеты, что давало возможность сполна насладиться захватывающим зрелищем. Внешним видом Флок напоминал Венеру из Солнечной системы. Точно так же весь диск планеты был затянут белыми облаками с оттенком желтизны. По мере приближения облака расслаивались, разделялись на протянувшиеся вдоль экватора полосы различных оттенков желтоватого. Между полосами при дальнейшем увеличении просматривались клубящиеся завихрения. В высотах атмосферы бушевали нешуточные ураганы.
   К счастью, до поверхности долетали только их незначительные отголоски. Но и там ветер зачастую сбивал с ног. А иногда даже отрывал человека в скафандре от земли и поднимал в воздух. По приземлении неосторожного, как правило, ожидала смерть из-за разгерметизации. Превышающая по плотности в пятнадцать раз земную, атмосфера у поверхности Флока состояла на тридцать процентов из углекислого газа, остальное азот и разные примеси типа хлора, оксида серы и аммиака.
   Нагрета эта адская смесь была примерно до ста пятидесяти градусов по Цельсию. Купола над городами представляли собой, фактически, большие холодильники. Излишнее тепло отводилось изнутри и сбрасывалось на исполинские радиаторы, обдуваемые вечными ветрами. Эти же ветра крутили лопасти целых полей ветряков, снабжая местных жителей энергией.
  
   "Нужно быть сумасшедшим, чтобы жить здесь", - думал об обитателях Флока Павел, подводя "Милу" к шлюзу четырнадцатого дока. Ему, к слову, пришлось улестить диспетчера, - молоденькую девчушку с курносым конопатым личиком, - чтобы пристыковаться именно сюда. Изначально его хотели направить в седьмой док. О нет, никаких взяток. Парень просто пригласил её встретиться и посидеть в баре после окончания смены. То есть, через три часа. Стиг с Нарой заворожено наблюдали надвигающийся створ раскрытых исполинских ворот. Такого зрелища они ещё не видели.
   По причине своей маломерности "Милу" пропускали через шлюз не в одиночку. В ворота вместе с ними залетели два корабля-шахтёра и малый транспортник. Требовалось внимательно следить за тем, чтобы они не задели их своими бортами и не ободрали обшивку судна. Наконец, все расположились в своих углах шлюза, и внешние ворота начали неторопливо закрываться. Внутренние ворота с большой надписью "14", нарисованной по центру, пока оставались запертыми. Они растворились только после того, как шлюз продули нагретым газом до нормального давления. Именно газом, а не воздухом, - использовался добытый из атмосферы внизу азот. Кислород берегли для дыхания людей, в грузовом шлюзе он ни к чему. К тому же, содержащийся в обычном воздухе водяной пар при охлаждении ниже точки росы выпадал на хранящей холод космоса обшивке совершенно ненужным инеем.
   Начиная с момента, когда корабль подлетел к станции ближе, чем на пять километров, его маршевые двигатели были выключены и заглушены. В штатном режиме разрешалось пользоваться только гравитационным. Допускались лишь корректировки маневровыми. Впрочем, последние тоже заглушили, как только они пошли к створу шлюза. Нерассеянная с расстоянием реактивная струя из термоядерного двигателя, даже маленького, могла запросто проделать дырку в металлической стенке. Так, на гравике, Павел прошёл внутри дока от шлюза к назначенному для "Милу" месту стоянки. На автопилоте, не время баловаться с ручным управлением.
   Силовые захваты зафиксировали корабль в нужном положении, к люку была подана прозрачная кишка трапа. Стыковка завершена.
  
   Инспектор Серес оказался полной копией своего брата, разве что чуть-чуть помоложе. Пятьдесят сотенных купюр исчезли в его широкой ладони так же быстро и незаметно, как появились, и у таможни, будто бы по волшебству, исчезли любые вопросы касательно удобрений органического происхождения, совершенно необычным образом перевозимых почему-то в пропахших чаллом картонных коробках. Последние оперативно перегрузили в шестьдесят десятикубовых контейнеров, которые тут же отправились на склад. Cуммарная ёмкость последних превысила объём трюма "Милу", потому что их размеры, увы, оказались не совсем кратны размерам коробок, и внутри осталось пустое место.
   Убедившись в сохранности груза, Павел сел со своими пассажирами в вагон монорельса и направился в жилую часть станции, к пассажирскому бюро. Требовалось купить детям билеты на корабль до Хальголаа, - иного пути легально попасть в Содружество из этой части Фронтира не существовало. Вопрос с билетами разрешился чрезвычайно просто. Оказывается, по маршруту Флок-Хальголаа ходил самый настоящий рейсовый пассажирский лайнер, под охраной двух стареньких корветов. Хватало, чтобы отпугнуть подавляющее большинство пиратов. И всё это удовольствие, - всего по шесть тысяч за место в двухместной каюте. Вот только пребывал этот лайнер по расписанию только через трое суток. Да ещё, бывало, задерживался в пути.
   Почесав в затылке, Павел всё-таки позволил Стигу купить два билета, после чего устроил брата с сестрой в гостинице (мальчуган и тут настоял, чтобы заплатить за всё из своего кармана), сам снял номер по соседству и повёл детей в ресторанчик ужинать. В качестве десерта угостил их мороженным, после чего проводил обратно в номер, взяв обещание никуда не отлучаться без него. Приближалось время назначенного девушке-диспетчеру свидания. Нарушать своё слово Павел не любил и без крайней необходимости старался этого не делать.
  
   - А я говорю, наш президент рано или поздно доиграется!
   - Ага, прилетят страшные архи и всё тут порушат.
   - И порушат! Сколько колоний они уже уничтожили? - тут Гала принялась загибать пальцы. - Силору сожгли? Сожгли. Брец сожгли? Сожгли. Натау сожгли? Сожгли. И это только за последние два года!
   - Да отстань! Это всё маленькие поселения. А нас тут свой флот, да и имперцы помогут, если что. Не бросят же, у нас столько народу тут живёт! Павел, скажи!
   Приглашённая Павлом девушка носила имя Кииза. При ближайшем рассмотрении, лицо у неё оказалось ещё более курносым и веснушчатым, чем на экране. Встретив юношу на выходе из диспетчерской, девушка страшно удивилась. Киизе было не привыкать получать подобные приглашения от пилотов, но впервые это зашло дальше простых слов. Идти в бар одной с незнакомым парнем она категорически отказалась, пришлось захватить с собой ещё и её чернявую остроглазую подружку Галу. Та тоже работала диспетчером. На Павла Гала уставилась так, как будто подозревала в намерении затащить обеих девушек в какой-нибудь безлюдный отсек и там изнасиловать. Или, по крайней мере, ограбить. Таким порядком и шли: две подруги, взявшись за руку, и юноша чуть сзади.
   Впрочем, алкоголь быстро снял напряжённость, в результате чего разгорелся вышеприведённый спор. А поводом к нему послужила речь президента Республики Флок, показанная по установленному в баре визору. О чём говорилось в этом выступлении, Павел, честно говоря, не совсем понял. Глава государства угрожал каким-то "традиционалистам", которые, по его словам, хотят лишить Флок "его с трудом приобретённого суверенитета и завоеваний народовластия", а потом пообещал вдвое увеличить бюджетные ассигнования на "строительство достаточного количества военных и вспомогательных судов, дабы дать решительный отпор любым агрессорам". Какие именно агрессоры имелись в виду, не уточнялось.
  
   - Да, Павел, скажи, - поддакнула Гала. - Будут твои друзья имперцы рвать задницу и защищать нас, если навалятся архи?
   - Они не совсем мои друзья, - дипломатично уклонился от ответа парень. - Я гражданином Империи стал всего полгода назад. А что, бывали случаи, когда не защищали? Насколько я помню, за последние лет этак двадцать пять имперский флот всегда вмешивался...
   - Вмешивался! - сверкая глазами, подтвердила Гала. - Вот только колониям от этого было не легче!
   - Ну, по крайней мере, людей удавалось спасти, - осторожно заметила Кииза, пытаясь унять разбушевавшуюся подругу.
   - А толку?! Ладно, всяким голодранцам с Бреца или Натау всё равно, где жить. Их на другую планету увезли, они и рады! А мы что, захватим с собой все наши заводы? Помяни моё слово, на новом месте останемся нищими!
   - Не пойму, из-за чего переполох? - примиряюще сказал Павел, подняв руки. - Вы тут уже сколько живёте, и до сих пор архи даже не показывались в этой системе. Почему они должны сделать это сейчас?
   - Потому что теперь у нас есть космические верфи и флот! - воскликнула Гала. - Наш президент зарвался! Дважды до сих пор колонии в демилитаризованной зоне пытались обзавестись своими орбитальными верфями, и оба раза это плохо заканчивалось! Не проходило и года, как появлялись Чужие и всё уничтожали! С нами будет так же!
   - Но у нас верфи уже три года, как работают, - осторожно заметила Кииза. Обернувшись к юноше, она объяснила, понизив голос: - Гала у нас традиционалистка.
   - Да! Я традиционалистка! И не скрываю этого!
   - Тише, Галочка! - вполголоса попыталась урезонить подругу Кииза. - Ты же не хочешь неприятностей на работе?
   - К дьяволу работу! - мотнула головой та. - Я не хочу, чтобы мою планету сожгли эти твари!
   - Гала, ты слишком много выпила, - продолжала урезонивать её Кииза. - Павел, ты извини, мне нужно отвести её домой.
   - Давайте, я вас провожу, - предложил парень.
   - Нет, что ты, не надо!
   - Надо! - Твёрдо заявил юноша. - Давай, бери её под руку, я возьму с другой стороны.
   - Не нужно меня брать! - запротестовала Гала. - Я сама дойду!
  
   Она встала со стула и тут же чуть не свалилась обратно. По всей видимости, Гала действительно переборщила с алкоголем, - ноги её уже не держали. Странно, а язык почти не заплетался, да и рассуждала вполне здраво, только что больно громко. Пришлось передвигаться именно таким порядком, как предложил Павел. С переменным успехом доставили Галу к дверям маленькой комнаты, в которой жили они вдвоём с Киизой. Под конец девушку совсем развезло, она бессвязно выкрикивала проклятья и угрозы в адрес "этого проклятого жулика президента", а потом порывалась спеть какую-то песню, слова которой никак не могла толком вспомнить. Удивительно, вроде пили все втроём наравне, но Павел чувствовал только лёгкий шум и лёгкость в голове, да и Кииза отнюдь не выглядела навеселе.
   - Извини, Павел, что так получилось, - сконфужено попросила она, когда им, наконец, удалось уложить Галу на её кровать. Прямо поверх одеяла, не раздевая, только сняв ботинки.
   - Ничего страшного, - заверил её юноша с улыбкой. - Буду здесь в следующий раз, - ещё встретимся.
  
   Кииза хотела пройти мимо него в другую часть комнаты, но не тут-то было. Повинуясь какому-то внезапному порыву, Павел остановил девушку, обняв за талию, и притянул к себе. Она попыталась вырваться, но силы были явно неравны. Парня самого удивил собственный поступок, но отступать теперь казалось просто глупым.
   - Пусти, - тихо попросила девушка, со страхом глядя ему в глаза.
   Очень тихо, и очень жалобно. Вместо ответа он впился ей в губы жёстким поцелуем. Почему-то он был уверен, что Кииза не станет слишком сильно вырываться и звать на помощь, и это странным образом заводило. Одна небольшая часть его тела настойчиво требовала продолжения, упираясь девушке в живот. Трепыхнувшись ещё разок, Кииза затихла в его руках маленькой испуганной мышкой, вся сжавшись. Павла охватило упоительное, совершенно неизвестное доселе ощущение вседозволенности и полной власти над другим человеком, и расставаться с этим чувством не хотелось.
   "Ты что творишь, окаянный?" - строго спросил он сам себя. - "Насильником хочешь стать? И вообще, тебя Маша дома ждёт!" Павел немного ослабил хватку и, отняв одну руку, погладил Киизу по голове.
   - Не бойся, я тебя не обижу, - прошептал он её на ухо, продолжая поглаживать коротко остриженные волосы цвета соломы.
   Девушка чуть расслабилась. Мышцы на её спине оставались напряжёнными, но она больше не сжималась в комочек, и чуть подняла своё лицо. Павел немедленно воспользовался этим, чтобы сорвать с её губ ещё один поцелуй. Кииза покорно запрокинула голову и даже раздвинула губы, повинуясь его напору. Она явно уже была готова, пусть и не с радостью, принять любое решение Павла касательно своей судьбы на этот вечер.
   Чувствовать и понимать это было неописуемо восхитительно. Давно ли юноше приходилось покорно следовать воле девушки, насколько далеко можно продвинуться сегодня в их отношениях? Года не прошло. С последней своей спутницей, не считая Маши, Павел расстался за несколько месяцев до того, как попал сюда, - по её инициативе.
   - Когда я прилечу сюда в следующий раз, - прошептал он, - мы опять сходим в бар. Вдвоём, без подружек.
   Это был не вопрос и не просьба. Юноша просто информировал Киизу о своих планах. Девушка робко кивнула в ответ на его слова.
   - Нет, лучше не в бар, а в ресторан, - продолжал Павел свои рассуждения. Девушка кивнула чуть смелее, и впервые с тех пор, как он схватил её, чуть улыбнулась.
   - И не просто в ресторан. Мы спустимся вниз и пойдём вдвоём в самый шикарный и дорогой ресторан в городе, - поправился он.
   Кииза интенсивно закивала, улыбаясь уже уверенней.
   - А потом снимем номер люкс в роскошном отеле и проведём там ночь, - уверенно закончил парень.
   Девушка быстро замотала головой из стороны в сторону, в глазах её снова появился страх.
   - У меня жених есть, - сообщила она чуть слышным шёпотом.
   - Шутка, - с широкой улыбкой успокоил её юноша. - Только ресторан. У меня тоже невеста.
   Кииза облегчённо расслабилась. "Тебе что, нравится играть с этой девочкой?" - спросил он себя. И неожиданно себе же ответил: "Да, нравится. Это очень приятно". Павел снова прильнул к её губам, и в этот раз девушка ответила на его поцелуй. Даже разжала зубы, впуская в себя его язык.
   - До свидания, - сказал ей юноша, выпуская Киизу из объятий.
   - До свидания, - согласно кивнула она.
   Павел повернулся и направился к выходу. Уже в дверях он обернулся и напомнил:
   - В следующий раз будет ресторан. Не забудь.
   И вышел.
  
   По пути назад до гостиницы Павел чуть не влип в историю. Трое каких-то юнцов, явно под наркотой, преградили ему путь и начали докапываться. Судя по тому, что удалось разобрать юноше из их сбивчивых речей, этим парням не нравились уроженцы других планет, пилоты и вообще все, кто шляется в "их секторе" без разрешения. Интересно, как они определили, что Павел с другой планеты? С пилотом-то всё ясно, - кто ещё будет разгуливать по станции в лётном комбинезоне?
   И, как назло, нет на руке привычного уже бластера. На планете Флок было запрещено ношение стрелкового оружия в общественных местах, это правило распространялось и на станцию. Ничего фатального от этой встречи Павел не ожидал, надеясь на свой дар, который до сих пор его ни разу не подводил, однако заранее скорбел о своей побитой физиономии и порванной одежде. В возможность обойтись словами с данным контингентом юноша не верил.
   К счастью, всё окончилось без рукоприкладства. Дальше по коридору послышались шаги полицейского патруля, и гопников, как ветром сдуло. Просто удивительное уважение к охранникам правопорядка, особенно учитывая состояние троицы. Добравшись до своего номера, Павел пообещал себе не встревать больше в неприятности ближайшие три дня. Мало того, что на нём два ребёнка висит, так ещё груз чалла продать нужно. Не лежать же ему вечно на складе?
  
   Завтрак юноша позорным образом проспал. Зайдя в номер к детям, он обнаружил, что Стиг с сестрой уже успел дойти до вчерашнего ресторанчика и там поесть. Самостоятельный паренёк, однако. Кроме того, как выяснилось, отлично умеет пользоваться инфосетью через стационарный терминал. Поэтому, когда Стиг попросил разрешения погулять с сестрой по станции, Павел поставил лишь два условия: ходить только там, где есть полицейские патрули, и, если что, немедленно звонить ему на нейросеть с ближайшего терминала.
   Самому же пилоту предстояла встреча с перекупщиком.
   Тонна чалла на оптовом рынке стоила около девяти тысяч кредитов. Хотя, с учётом закупочной цены в две четыреста и официальной пошлины, должна была бы стоить все двенадцать, даже не считая транспортных расходов. Вот такая весёлая арифметика. Если бы Павлу удалось провезти товар на планету, то у него были все шансы продать его за три тысячи. Остальные шесть тысяч с каждой тонны уходили перекупщикам.
   Всю продажу чалла на Флоке "держали" три организованные преступные группировки. Раньше они люто враждовали друг с другом, а также с другими бандами, но теперь, устранив всех лишних конкурентов, "большая чалловая тройка" заключила своего рода джентльменское соглашение. Основные условия: закупочную цену не завышать, продажную - не занижать, всех новых участников рынка - давить, пока маленькие. В остальном продолжалась подковёрная грызня за рынки сбыта и влияние.
   Павел во время своего прошлого визита на Флок "вышел" на представителей одной из этих группировок. Вчера он послал им условленное сообщение. Точнее, одно из условленных сообщений, означавшее: "Я на станции с грузом". С утра юноша получил ответ.
  
   - Да кто ты вообще такой, чтоб называть свою цену? - Коган с треском раздавил сигарету с чаллом о металлическую пепельницу на краю столика. - Первый раз с грузом сходил, и туда же, цену назначать будет! Слушай сюда, мальчик, получишь столько, сколько я скажу! А я говорю: "Две восемьсот". И ни одним траханным кредитом больше.
   Коган, представитель перекупщика, оказался высоким тучным мужчиной с большим животом, утопающей в складках жира шеей и вечной одышкой. А ещё он постоянно курил чалл. Как у него ещё мозги от этого набекрень не встали, - загадка.
   - Когда мы разговаривали в прошлый раз, цена была три тысячи, - спокойно ответил Павел.
   - Когда мы разговаривали в прошлый раз, - издевательски передразнил его собеседник, - мы договорились, что ты доставишь груз на планету.
   Стоявшие за спиной у толстяка двое верзил-телохранителей тихонько загоготали.
   - Я могу доставить груз на планету, - всё так же невозмутимо продолжал юноша. - Это займёт некоторое время, но я могу это сделать. Однако я не понимаю, в чём проблема? Контрактом была предусмотрена возможность доставки груза на станцию. Цена при этом снижалась на сто кредитов за тонну. На сто, а не на двести.
   Он бы и сейчас с удовольствием доставил груз на планету самостоятельно, даже не выгружая его из трюма корабля. К сожалению, необходимость заботиться о детях не позволяла сделать это. Поручение Рунео дороговато ему обходилось.
   - Контракт? Какой ещё контракт? - Коган оглянулся на своих телохранителей. - Ребята, вы видели какой-то контракт? Нет? И я не видел никакой контракт. Эй, малыш, не пудри мне мозги! Мы тут не в грёбаном банке или корпорации, чтобы подписывать контракты. Кто тебе сказал такую чушь, что цена снижается на сто кредитов?
   - Ты это сказал. Протокол предъявить?
   - Протокол будешь в суде показывать! А у нас тут не суд! Нечего тыкать мне своим протоколом!
   - Зачем же сразу в суд? - Павел чуть наклонился вперёд и продолжил, понизив голос: - Я могу продемонстрировать этот протокол господину Мамену. И запись этого разговора заодно.
   - Ты? Господину Мамену? - прищурился Коган. - Не смеши меня! Ты что, думаешь, господин Мамен будет слушать тебя? Как ты ему вообще позвонишь? Обратишься в справочную и спросишь их, дайте мне, пожалуйста, номер господина Мамена?
   Последние слова Коган произнёс нарочито тоненьким, будто детским голосочком. Верзилы за его спиной заржали в голос. Вместо ответа Павел вытащил из внутреннего кармана небольшой кусочек писчего пластика и быстро написал на нём двадцать цифр.
   - Узнаёшь? - Спросил он Когана, двигая в его сторону по столику записку.
   - Откуда у тебя этот номер? - хрипло спросил толстяк. Кровь отлила от его толстых щёк.
   - Так мне звонить господину Мамену? - уточнил Павел.
   - Не надо, - быстро ответил собеседник. - Я беру твоё дерьмо за две девятьсот.
   - Две девятьсот пятьдесят, - как бы между делом поправил Павел.
   - Не наглей, мальчик, - угрожающе просипел Коган.
   - Разве я наглею? - невозмутимо отозвался юноша. - Обнаглел бы я, если б запросил три тысячи.
   - Хорошо, две девятьсот пятьдесят. И учти, если с товаром будет какая-то заморочка, я тебя найду. Даже в Империи своей не спрячешься.
  
   "Как же сильна в людях жадность", - думал парень, выходя из бара. Он точно знал, что с каждой тонны товара Коган кладёт в свой личный карман пятьсот кредитов. Нет же, пожадничал, захотел положить шестьсот. И ведь партия-то мизерная, обычно торговцы по нескольку сотен тонн возят. Или Коган не одного только Павла так "доит"?
   Погрузку своего груза на грузовой планетарный катер Павел контролировал лично, сверяя номер и электронную печать на каждом из шестидесяти контейнеров.
   А ещё через два дня с небольшим опозданием прибыл пассажирский лайнер из Хальголаа. Посадив Стига с Нарой на борт, парень облегчённо перевёл дух. Больше его на этой планете ничего не держало.
  
  Глава 10
   "Павел, срочно ответь. С Жанной что-то случилось, она не отвечает на сообщения, у себя дома показывалась в последний раз неделю назад", - это сообщение от Сергея Павел получил, едва только "Милу" вошла в зону действия планетарной инфосети. И вслед за ним ещё четыре, с всё более нарастающим градусом беспокойства. Первое сообщение было отправлено неделю назад. Либо в панике, либо просто по причине нехватки денег Сергей не догадался задействовать платную услугу доставки писем через межзвёздную сеть, которая действовала по соединяющим все врата Содружества каналам свёрнутого пространства. Тогда бы его сообщения достигли адресата гораздо быстрее.
   На Марне Павел в прошлый раз был полторы недели тому назад. Он бы прилетел ещё позже, но Милу послала ему сообщение с требованием вернуться. Полтора месяца "свободного плавания" подошли к завершению. У начальницы наклёвывалось какое-то срочное поручение для её пилота.
  
   Маша встретила его на пороге их квартиры, уже нарядная и накрашеная. С кухни доносился запах чего-то вкусного. Немудрено, ведь о своём возвращении Павел предупредил за три часа до этого, ещё когда только входил в пространство системы Марны. Девушка нежно обняла юношу и попыталась что-то сказать, но у парня сейчас были другие планы. Он запечатал ей рот глубоким агрессивным поцелуем, а потом подхватил взвизгнувшую подругу на руки и так донёс до дивана, не обращая внимания на её попытки отбиться и вырваться.
   - Паша, что ты так бросаешься?! Ты мне трусики совсем порвал! - Пожаловалась Маша несколько минут спустя. Она лежала поперёк дивана, придавленная тяжестью его тела. - И на блузке пуговичка отлетела!
   - Не беда, новую купим. - Безмятежно отозвался парень. Он полторы недели не прикасался к женщине. Хотелось компенсировать.
   - Я думала, мы сначала пообедаем. - Обиженно протянула она. - Ты кушать хочешь?
   - Хочу! - С энтузиазмом кивнул Павел и с рычанием сжал зубами её сосок. - Съем!
   - Паша! - Вскрикнула девушка, тщетно пытаясь отпихнуть его от себя. - Я там пирог с мясом приготовила!
   - И пирог с мясом тоже съем! - Согласился юноша, продолжая терзать сосок. Играючи, конечно, не до боли.
   - Одичал ты там, в этом твоём Фронтире. - Ласково проговорила Маша, откидываясь назад и теребя пальцами его волосы.
  
   Сергей настаивал на немедленной встрече, но Павел рассудил, что дело, до этого терпевшее неделю, подождёт и ещё денёк. Маше о просьбе своего знакомого парень сообщил уже на следующее утро, после похода по магазинам, совместного роскошного ужина в дорогом ресторане, романтической прогулки и ночи бурного секса. Подождать до утра оказалось разумным решением, - ведь даже так девушка закатила ему громкий скандал с истерикой. Звучали совершенно необоснованные обвинения в том, что Павел хочет кинуть Машу ради "этой потаскушки" и всё такое в том же духе.
   Однако настроение у девушки было переменчивым, как весенняя погода. Уже через полчаса они снова лежали в постели, сжимая друг друга в объятьях, а Маша взахлёб рассказывала парню о том, как неделю назад маленький первый раз толкнулся, и теперь уже ночи напролёт не даёт маме спокойно спать, а также строила планы, какую кроватку и какие игрушки она обязательно ему купит, - только надо переехать в другую квартиру, побольше, ведь они переедут, правда, у Павла есть теперь на это деньги?
   Денег за последние полтора месяца Павел смог "поднять" лишь чуть больше двадцати тысяч, да ещё всю прошлую неделю длилась сплошная полоса невезения, но он заверил Машу в том, что квартиру они обязательно сменят, поскольку дело это однозначно полезное и нужное. А кроватка и игрушки для маленького - и вовсе жизненно важное. Бесхитростные попытки Маши слупить с него ещё немного денег при каждом удобном случае юношу чрезвычайно забавляли. И отказываться от удовольствия почувствовать себя щедрым и значительным Павел не собирался.
  
   - Давай, рассказывай, что тут у вас стряслось?
   Сергей заметно осунулся за то время, пока они не виделись. Видать, действительно волнуется. Странно, подумалось Павлу, ведь Сергей старше его почти на десяток лет, а он сейчас чувствует себя наравне со своим собеседником. Наверное, всё дело в материальном достатке. Сергей по-прежнему учился в университете и жил на одну стипендию, в то время как Павел ощущал себя достаточно самостоятельным в финансовом плане. Хотя, одёрнул сам себя мысленно Павел, неизвестно ещё, кто на кого будет смотреть в этом смысле свысока через два с половиной года, когда Сергей окончит своё обучение. Зарплата инженера добывающе-обогатительного комплекса, даже вчерашнего выпускника, начиналась от десяти тысяч в месяц.
   - Ну, что тут можно рассказать? - Начал его знакомый, нервно раскуривая сигарету. - С Жанной мы после Мишкиной свадьбы... Не сказать, что б сошлись, но начали встречаться время от времени. Она, кстати, штатным корреспондентом стала, в курсе?
   - В курсе, - невозмутимо кивнул Павел. О подробностях он решил умолчать.
   - Ну да, вы ж тоже переписывались. Да... Так вот, начали мы с ней встречаться, переписывались почти каждый день. У неё работы много, а времени мало. Обычно в штат после нескольких лет берут, а тут так сразу. Она всегда говорила, нужно соответствовать.
   - В общем, пахала, как пчёлка, - нейтрально заметил Павел.
   - Ага, - энергично кивнул Сергей. - Поэтому у нас всё через переписку, в основном. Ну, и, знаешь, у меня денег не так много сейчас, раз в неделю в ресторан девушку сводить, это ещё туда-сюда. А вот чаще... - и он тяжело вздохнул.
   - Ты, рассказывай, что случилось-то? - поторопил его Павел.
   - Ну вот, две недели назад я как раз хотел пригласить её, прогуляться, то да сё. А она отвечает, мол, давай попозже, у меня тут как раз журналистское расследование, такой материал, сенсация просто.
   - На сенсации у неё особый нюх, - снова вставил Павел, как бы между делом.
   - Вот. А на следующий день я ей пишу, мол, как там сенсация? А мне ответ от сервера, так и так, сообщение не может быть доставлено. Вот как у тебя было, когда ты улетал.
   - Так может, она просто не на Марне?
   - И не предупредив меня, улетела? На две недели?
   - Не знаю, - дипломатично уклонился от ответа Павел. - А ты по межзвёздной сети пробовал вызывать?
   - Пробовал, - тихо ответил Сергей. - Вчера попробовал.
   - Ну и как?
   - То же самое. Невозможно доставить сообщение.
   - Понятно, в общем, - заключил Павел. - А меня-то чего звал? Типа подумать вместе, одна голова хорошо, а две - вообще мутант, да?
   - Ну, - смутился Сергей. - У тебя есть знакомства... Там, - при этом Сергей как-то выразительно скосил глаза вправо, хотя в той стороне ничего, кроме голой стены, не наблюдалось.
   - Там? - откровенно не понял Павел. - Где это "там"?
   - Ну, эти люди... Ты понял? Ты же с ними дела имел!
   - Какие люди? Какие дела? - окончательно запутался юноша.
   - Ну, мафия! - последнее слово Сергей произнёс буквально шёпотом.
   - Чего-оо?! - от удивления Павел чуть не грохнулся на пол.
   - Ну, эта женщина. Помнишь? Она ж оттуда? Ну, у Жанны ещё статья была. Ты, что, не читал? Подожди, она у меня где-то сохранена была...
   - Не парься, - холодно ответил Павел. - Читал я эту статью. Слушай сюда. Чушь всё это. Никакой мафии нету. А если есть, я их не знаю.
   - Извини, - стушевался Сергей. - Я думал...
   - Я постараюсь разузнать, что смогу, - сказал Павел, поднимаясь. - С мафией у меня никаких дел нет и не было, но кое-какие знакомства в самом деле имеются. Для начала узнаю, куда она вообще полетела. Что-то мне подсказывает, что на этой планете искать её бессмысленно.
   - Спасибо, - вскочил Сергей. - Спасибо. А то я уж думал... думал...
   - Что?
   - Ну... Что она умерла.
   - Тогда б нейросеть послала сигнал, об этом сразу же узнали бы, - отрезал Павел.
   Уходя, парень думал про себя, что всё-таки он не сможет больше воспринимать Сергея, как старшего, вне зависимости от того, сколько денег тот в будущем начнёт зарабатывать. Вроде взрослый мужик, а сопли распустил. Тьфу.
  
   - У меня есть для тебя особый заказ, - с порога сообщила Милу. - Проходи.
   - Спасибо, я догадался, - ответил ей Павел. - Прекрасно выглядишь, кстати.
   Хотя начальница и вызвала своего пилота срочным сообщением, но по прилёте на Марну Павел её там не застал. На планету Милу прибыла уже на следующий день, - парень как раз отправлялся на встречу с Сергеем. Для беседы она пригласила юношу в свой особняк, - тот самый, в котором он уже побывал однажды. Сегодня женщина была одета в длинное вязанное шерстяное платье, даже с виду уютное и тёплое, хотя столь же изысканное и грациозное, как и всё остальное у неё.
   - Спасибо и тебе, за доброе слово. Вина?
   - Не откажусь, - улыбнулся парень.
   - Как у тебя с вооружением? Базы купил, как я говорила?
   - Да, две. "Системы целеуказания и управления огнём" и "Ракетное вооружение", и та, и другая - первого уровня. Обе выучил, так что выстрелить, если что, я смогу. На большее пока денег не было.
   - Этого мало. - Покачала головой его наниматель. - Нужен, как минимум, второй уровень по обеим этим базам, и ещё по "Пушечному вооружению".
   - На "Милу" нет пушек, - отметил Павел.
   - Появятся.
   - Что-то мне подсказывает, что ты хочешь послать меня в самое, что ни на есть пекло, - вздохнул юноша.
   - Без риска не сорвёшь куш.
   - Мне понадобиться задаток на эти базы. Двенадцать тысяч.
   - Уже перечислила, - кивнула Милу. - Пушки на моей малютке установят завтра к вечеру. Ты должен быть там и проследить. А когда вернёшься с грузом, получишь ещё двадцать тысяч.
   - Замётано, - снова вздохнул Павел. - Что хоть за груз? И куда лететь?
   - Тимбаркоту. Тебе говорит что-нибудь это название? - Павел вздрогнул. Именно на этой планете погиб Михаил.
   - Говорит. Там обнаружили большие запасы нефти и каменного угля.
  
   Настолько большие, что для этой планеты приняли специальную поправку, исключающую её из-под действия закона о защите недр обитаемых планет с недоразвитой цивилизацией. Там на планете ещё жили какие-то аборигены, но на них было всем плевать. Сразу семь или восемь больших корпораций ринулись осваивать спрятанные под землёй сокровища, толкая локтями конкурентов, и внезапно нарвались на остатки боевых сооружений Цхива. Причём остатки, до сих пор функционирующие. У этой чужой расы там раньше было что-то вроде колонии.
   Сейчас на планете шла весёлая война всех со всеми, причём неудачная высадка частной армии, в чьих рядах когда-то состоял его знакомый, оказалась только первым из множества кровавых актов этой драмы. Вот ведь, думал про себя парень, стоило забираться так далеко в космос, чтобы снова наблюдать схватку из-за нефти. Разумеется, жечь эти углеводороды никто не собирался. Нефть с газом, а также каменный уголь - это практически незаменимое сырьё для химической промышленности. Настолько дорогое, что его даже было выгодно поднимать с поверхности планеты для переработки на орбитальных комплексах.
  
   - Там недавно обнаружили какие-то ценные археологические находки. Очень необычные. Настолько удивительные, что Центральные миры снарядили туда специальную археологическую экспедицию, несмотря на всю царящую на этой планете неразбериху. Учёных собирали со всего Содружества. От одной Ротарской империи двадцать человек поехало. Даже отсюда, из Уронарского Университета, кого-то послали.
   - Дай угадаю. Связь с экспедицией пропала, никто не знает, что с ней произошло, а из их бывшего лагеря посылают по радио загадочные сигналы?
   - Нет, - ошарашено ответила Милу, воззрившись на юношу широко раскрытыми глазами. - Связь с экспедицией нормально поддерживается, в лагере всё в порядке, раскопки идут. Другое дело, что пропала связь с конвоем, который вёз первую партию найденных артефактов. Там посадочная площадка для орбитальных челноков в нескольких километрах от базового лагеря, ближе было не сделать. А дорога по джунглям. Сам конвой нашли сразу, точнее говоря, его остатки. На него кто-то напал. Выживших нет, артефакты пропали.
   - И тебе стало известно, где эти артефакты сейчас? - выразил ещё одну догадку юноша.
   - Теперь почти угадал, - кивнула женщина. - Только не мне, а моему заказчику.
   - Не они ли конвой того? Почикали малость?
   - Может быть, я не спрашивала. Меньше знаешь, дольше проживёшь, не так ли?
   - А я, значит, должен буду всё это добро вывезти?
   - Верно. Итак, план таков. Прибываешь в ту систему. Официально везёшь груз оборудования для одной из действующих там корпораций. И ты действительно его повезёшь. Обратно ты должен будешь взять партию экстрактов биологического происхождения.
   - Что, опять?
   - Да. Не смотри на меня так, это не моя идея. Но партию тебе сразу не загрузят. Возникнут какие-нибудь сложности. Ты задержишься на орбитальной станции. И вот тогда с тобой на связь выйдет представитель заказчика. Он предложит тебе работёнку. Сгонять на ещё одну станцию в той же системе и кое-что привезти. Поскольку твой корабль вроде как всё равно простаивает без дела, ты согласишься. Но на ту станцию не полетишь. Вместо этого тебе передадут координаты места на планете, куда необходимо сесть и забрать груз. Сделаешь это, причём так, чтобы тебя никто не поймал. Берёшь груз, взлетаешь и сразу рвёшь когти из системы. Подчёркиваю, сразу. И так, чтобы тебя никто не встретил. Если какой-нибудь патруль просканирует твой трюм, тебе конец.
  
   - Замечательно! - с фальшивым энтузиазмом воскликнул юноша. И продолжил уже обвиняющим тоном. - И за всё это жалкие двадцать тысяч?
   - А сколько ты хочешь?
   - Пятьдесят.
   - Не пойдёт. Мне самой заплатят сотню.
   - Рискую я, а не ты.
   - Корабль мой, а не твой! - отрезала Милу. - Может, тебе больше не нужна эта работа?
   - Хорошо, хорошо, ну давай, хотя бы сорок?
   - Сорок, включая тот задаток на двенадцать, - подумав, кивнула она.
   - Ах, да, эти базы. Почему ты думаешь, что они мне понадобятся?
   - Места там дикие. Будешь прыгать по неосвоенным системам, там полно пиратов. Базы ты должен выучить, это необходимое условие. Иначе не выпущу в полёт. Мне мой корабль дорог, знаешь ли.
   - Я полтора месяца болтался по Фронтиру, а там тоже хватает всякой швали. И за всё время мне не пришлось выпустить ни единой ракеты. А тут всё-таки имперская территория. Милу, мне кажется, ты преувеличиваешь опасность. И пушки на этом кораблике вовсе ни к чему. Их там просто негде ставить.
   - На моём корабле будут стоять пушки! - твёрдо заявила Милу. - И тебе придётся выучить эти базы. Это не обсуждается. А будешь вредничать, - мстительно добавила женщина, - я тебя учебные стрельбы провести заставлю. И все снаряды за твой счёт.
   - Ну ладно, не будем ссориться, - примиряюще поднял руки парень. - Двенадцать задатка и тридцать по прибытии.
   - Двадцать восемь.
   - Милу, - Павел подошёл к начальнице вплотную и положил руки на её талию, глядя прямо в глаза. - После всего, что было между нами... Тебе жалко для меня две несчастные тысячи?
   - Не нужно вот так вот! - возмущённо начала женщина, но тут же затихла и отвернула своё лицо в смущении. - Хорошо, только ради тебя. Тридцать.
   - Ты самый лучший начальник! - с энтузиазмом воскликнул Павел и чмокнул её в щёку.
   - Иди уже, - отмахнулась она, вырываясь из его рук. - Вымогатель.
  
   Традиционно во всем Галактическом Содружестве делили обучающие базы данных на уровни. При этом база второго уровня, к примеру, полностью включала в себя содержимое одноимённой базы первого уровня. И, в свою очередь, полностью содержалась в недрах базы третьего уровня. Делали это ради удобства - не всем требовалось знать в совершенстве, к примеру, устройство флаера. Подавляющему большинству достаточно было знать, как включать автопилот, и что значат те или иные сигналы на дисплее бортового компьютера. Обычно объём баз разного уровня подбирали так, чтобы они отличались по величине в 5-15 раз.
   И, если речь шла об обучении какой-либо технической документации, то, как правило, делали так: первый уровень - это краткая инструкция по эксплуатации оборудования того или иного типа. Второй уровень - уже руководство по самостоятельной диагностике и мелкому ремонту, плюс основы теоретических знаний о работе этого оборудования. Третий уровень - более глубокие теоретические основы, плюс знание в совершенстве процедур по полной диагностике, включая навыки работы с соответствующим инструментом и специальными приспособлениями, а также самостоятельный ремонт любой сложности, если только его вообще можно самостоятельно провести в условиях достаточно оснащённой ремонтной мастерской.
   Обычно максимальный уровень базы ограничивался пятым, и считалось, что освоивший эти знания человек владеет в своей узкой области всем, что нужно для практического использования. Не менее традиционным было то, что цена, которую требовалось уплатить за базу, отличалась для разных её уровней на порядок. И если первый уровень "оружейных" баз, купленных и изученных Павлом во время прошлого визита на Марну, обошёлся ему относительно недорого, то на второй уровень он бы по деньгам не потянул, если б не этот задаток. Но даже не в деньгах дело.
   Освоение любой базы требовало времени. В грубом приближении это время было пропорционально её размеру. Второй уровень только что купленного "Пушечного вооружения" Павел мог освоил в трансе за пять часов. И ещё примерно столько же на каждую из двух других баз, их тоже требовалось поднять до второго уровня. Это только время, потраченное на обучение, без учёта перерывов на сон и еду. А ведь ещё нужно попробовать применить эти знания на практике.
   Пусть создатели обучающих баз в один голос утверждали, что после их изучения можно пользоваться соответствующим оборудованием так, как будто делал это всю свою жизнь. В реальности все знали, что в работе любого механизма или приспособления сложнее камня с палкой есть масса практических нюансов, не включенных в программу обучения. И лучше их все узнать заранее, в спокойной обстановке. А кроме практического использования, никакого другого способа быть в курсе этих тонкостей не существует.
  
   Сроку на обучение Милу дала три дня. Раньше её заказчики всё равно не могли подготовить всё нужное, а больше ждать было нельзя. Бросать Машу одну на этот срок после полутора недель разлуки, да ещё в виду скорого отлёта, Павел посчитал свинством, а учёба приковывала парня к кораблю, и на орбитальном лифте каждый день не наездишься. Юноша поступил проще, - привёз девушку на станцию, сняв там номер в гостинице. Теперь в доке он появлялся только для того, чтобы "повертеть в руках" очередной кусочек из только что изученного, остальное время проводил или в номере, или гуляя с Машей по станции.
   Погулять там было где, - размеры этого колоссального сооружения исчислялись десятками километров. А народу жило и работало, как в небольшом городе. Одних только баров насчитывалось с полсотни. Надо сказать, что поездка на орбитальном лифте, а потом ещё прогулка по смотровой галерее на станции произвели на девушку неизгладимое впечатление. Она ещё ни разу не видела звёздное небо иначе, чем по визору. Даже когда их готовили в компании "Звёзды-Транс", будущих стюардесс не возили за пределы атмосферы. А космос - это такая вещь, которую нужно увидеть своими глазами.
   И ещё у юноши за эти дни появилось новое развлечение - после постельных утех приложить ухо к животику своей милой и слушать, как возмущённо брыкается там разбуженный малыш. Про себя Павел решил - когда он вернётся из этого вылета, он предложит Маше стать его женой. Хотя девушка и не поднимала до сих пор этот вопрос в открытую, парень считал, что так будет правильно. Нужно пообещать девушке стабильность, которую она так жаждет. А что может быть лучшим обещанием, чем колечко на безымянном пальце?
  
   - Привет пилотам! - в ответ на эту незамысловатую фразу Павел чуть не выронил стакан с балиром из руки.
   И дело было не в самой фразе, нет. Дело было в том, кто её произнёс. Вот уж кого он не ожидал увидеть в баре на орбитальной станции близ далёкой планеты Тимбаркоту, так это начинающую журналистку Жанну.
   - А-гх-мнн... - прокашлялся парень. - Привет. Тебя Сергей обыскался уже весь, ты в курсе?
   - Нет, не в курсе, - пренебрежительно махнула рукой девушка, усаживаясь напротив. - Мальчик, ещё один балир за этот столик! А что, прямо так волнуется?
   - Очень, - внушительно произнёс юноша.
   - Ну, напишу ему потом. У меня просто учётка заблокирована временно, чтобы мои перемещения отследить не могли.
   - Ах да, у тебя же материал, - вспомнил парень. - Ты вся в поисках сенсации.
   - Сергей рассказал? Между прочим, действительно сенсация, - Жанна восторженно закатила глаза. - Если я эту тему раскопаю и напечатаю, то меня с руками оторвут в любом издательстве. Прощай, унылые "Уронарские хроники", секреты из жизни звёзд и маленькие грешки городской элиты. Да здравствует, как минимум, "Вестник Марны"! А то и на общеимперский уровень выйти удастся.
   - Сенсация, надо полагать, там? - Павел указал на обзорное окно, в котором открывалось шикарное зрелище освещённой части планеты на фоне черного звёздного неба.
   - Угадал, - кивнула журналистка, потягивая принесённый напиток через соломинку.
   - И что же это, если не секрет?
   - Секрет, - лукаво прищурилась девушка. - Но готова меняться. Информация на информацию.
   - Вот как? Ладно, давай. Первый мой вопрос: что за расследование ты тут проводишь?
   - Нет, так не пойдёт! Я женщина, первый вопрос положено задавать мне.
   - Договорились, - невольно улыбнулся Павел.
   - Итак, первый вопрос, - журналистка широко улыбнулась перед тем, как продолжить. - Что ты тут делаешь?
   - Привёз груз оборудования. Сейчас жду, когда погрузят ещё один груз.
   - Это официальная версия, - кивнула она. - Вот тебе официальная версия ответа на твой вопрос: я освещаю деятельность археологической экспедиции. Следующий мой вопрос: что ты на самом деле тут делаешь?
   - О чём ты? - непринуждённо улыбнулся Павел. Между тем сердце у парня стремительно застучало, а дыхания стало не хватать. - А, ну выпиваю тут ещё. Делать-то всё равно пока нечего.
   "Она что-то подозревает?" - лихорадочно размышлял начинающий контрабандист. - "Или даже знает? Откуда? Кто-то проболтался? Представитель заказчика? Кто-то из посредников? Может, сама Милу? Кто ещё может знать? Сергей, - нет. Я ему ничего не говорил. Маша, - нет. Потому же. Кто ещё?"
   - Ох, врёшь же, по глазам видно! - прищурилась Жанна. - Давай, колись! Это что-то незаконное?
   - Что незаконное, Жанна, ты о чём вообще? - удивлённо вскинул он брови. - Я не занимаюсь ничем незаконным, я не такой идиот. В тюрьму мне совсем не хочется.
   - Павел, не держи меня за дуру! - не на шутку рассердилась Жанна. - Не хочешь говорить, - не надо!
   - Хорошо, - пожал плечами Павел, - можешь не верить мне. Ну а что там в экспедиции? Которую ты освещаешь?
   - Там много чего, - недовольно буркнула девушка, дёрнув плечами.
   - Например? - Павел как можно более дружелюбно улыбнулся. - Я слышал, там кучу учёных собрали, со всего Содружества. А из-за чего хоть сыр-бор-то? Чего нашли?
   - Артефакты. Старой цивилизации, - всё ещё нахмурившись, отозвалась Жанна.
   - Цхива? - блеснул познаниями Павел.
   А про себя подумал: "Всё-таки, дело в артефактах. Вопрос, она интересуется артефактами вообще, или конкретно тем грузом, который я должен вывезти? Как бы разузнать?"
   - Что? Нет. Они появились уже значительно позже, - Жанна задумчиво посмотрела на него. - Тебе что-нибудь известно о Прародителях?
   - Ну, кое-что слышал. Считается, что все гуманоидные расы произошли от них.
   - Или были созданы ими в результате управляемой эволюции, - кивнула Жанна. - Что именно, научное сообщество ещё не определилось.
   - И что? Артефакты на той планете остались от Прародителей?
   - Да, но не в этом суть.
   - А в чём? - перед ответом журналистка замешкалась.
   - Извини, не могу пока сказать.
   - Та самая сенсация? - высказал свою догадку юноша.
   - Давай не будем об этом? - попросила Жанна. - Слушай, давно хотела спросить, а почему ты тогда меня из списка друзей удалил?
   - А то ты сама не догадываешься? - резко бросил Павел. Вспоминать о том случае ему было неприятно.
   - Откуда? - примиряющим тоном спросила девушка. - Если б догадывалась, не спрашивала.
   - Скажем так, ты слишком много написала в своей статье, - пристально глядя на неё, процедил парень.
   - Но... Паша, я же говорила тогда. Очень важно было написать как можно более подробную статью. Решался вопрос о моём зачислении в штат, мне замредактора прямо сказал, это мой шанс, - она виновато посмотрела ему в глаза. - Я не думала, что это тебя так заденет!
   - Достаточно было не думать, а выполнить мою просьбу, - хмуро пробурчал парень. - Я же просил тебя тогда!
   - Ну, извини маленькую засранку! Я не со зла! Знаешь? Предлагаю перемирие! - с улыбкой предложила Жанна. - Не будем вспоминать о неприятных вещах. Просто посидим, поболтаем. Помнишь, как ты меня тогда в ресторан приглашал, ещё на Земле?
  
   Случай, о котором упомянула девушка, был первой и последней попыткой Павла завязать более тесные отношения с красивой однокурсницей. И окончилась она эпической неудачей, как и подавляющее большинство других подобных попыток до и после. То есть, сама девушка тогда ничего не сказала по данному поводу, но сам парень был убеждён: он всё делал и говорил не то, не так и невпопад тем вечером. И то, что Жанна тогда не позволила проводить её до самого своего дома, а лишь посадить на маршрутку, только убедило юношу в правильности его предположений. Больше он Жанне не звонил и даже не делал попыток подойти к ней и хотя бы заговорить.
   - Хорошо, давай поговорим, - согласно кивнул Павел. - Расскажи, как ты хоть вообще устроилась на работу тогда? Я что-то не припомню, чтобы нам предлагали стать журналистами.
   Невинный, казалось бы, вопрос содержал второе дно. Павел отлично помнил обвинение Маши, что Жанна этой вакансии добилась "через постель". Он не рассчитывал, конечно, что девушка признается сейчас в подобном поступке, но надеялся получить хоть какие-то намёки "за" или "против" этой версии.
   - А мне и не предлагали! - расхохоталась девушка. - Ещё бы они предложили что-то хорошее! Ладно, давай по порядку. Ты помнишь, наверное, коэффициент интеллекта у меня выявили очень высокий. Такие люди пользуются спросом в Империи. Мне тут же начали делать самые разные предложения. Подходили люди из разных корпораций, звали к себе. Но в корпорацию мне не хотелось. Быть винтиком в большом механизме, бр-рр! Мне нужна была такая работа, чтобы я сама решала, что и как делать. А стать журналистом - это была моя мечта, ещё на Земле. Вот я и решила: а почему бы, собственно, и нет? Отрыла в сети адреса разных издательств, разослала резюме. Через терминал разослала, нейросети у меня тогда ещё не было. На следующий день написали из "Хроник", пригласили на собеседование. А у меня денег нет, даже на рейсовый, представляешь? Попросила у одной знакомой, прилетела в город. А куда идти-то? Адрес знаю, но где эта улица? Это сейчас хорошо, посмотрела через нейросеть карту, а тогда? Но ничего, поспрашивала у прохожих, нашла нужный дом. Опять же вхожу, меня спрашивают, к кому, мол? Там ведь куча разных офисов в одном здании. А я нужный номер позабыла! Ладно, девушка там в холле попалась с пониманием, пропустила и как пройти подсказала.
   - Понятно, - бросил Павел.
   - Ну, собеседование прошло хорошо, меня взяли. Возвращаюсь назад, иду к этому чинуше, ну который на профессию записывает. Выбрала, говорю, свою судьбу, хочу стать журналисткой. И тут он как начал орать! Кричит, журналистов всяких и так тьма-тьмущая, плюнуть невозможно, - в журналиста попадёшь. Лучше б, кричит, чем-нибудь полезным занялась. Империя, мол, ко мне со всем добром, могла бы и отблагодарить. Ну, я ни в какую. Журналист, говорю, и точка!
   - Вот как?
   - В общем, поорал он, я тоже поорала. Но делать нечего, отказать он права не имеет, пришлось меня в журналисты записывать. И тут он так ухмыляется, говорит, кредит на такую профессию полагается, как разнорабочему. Минимальный, то есть. Пятьсот кредитов. И если его не верну, то на работу меня рекрутируют - тоже разнорабочим. Потому что в этой их Службе такая профессия, как журналист, не предусмотрена.
   - Даже так?
   - Ага. Ну, а мне-то что? Мне денег особо много не было нужно, как я тогда думала. Я себе даже нейросеть базовую поставила, за бесплатно. Так до сих пор и стоит, кстати. А куда мне больше-то? Статьи я писать и так могу. Я эту сеть и менять даже не собираюсь.
   Версия, озвученная Жанной, выглядела вполне стройной и логичной. И даже не противоречила тем фактам, что упоминала Маша. Ведь что Маша, в сущности, видела? Что Жанна вышла из кабинета слегка растрёпанная и раскрасневшаяся. Но это ещё не значило, что она только что занималась в этом кабинете сексом. Ровно такого же эффекта можно добиться, просто хорошо с кем-нибудь поругавшись. А стены и двери в Центре все были звуконепроницаемые, это Павел знал точно. Таким образом, заключил про себя юноша, обвинение отклоняется за недостачей улик. Всё равно правды сейчас уже не узнаешь.
  
   - Вот, пришла я в первый день на работу, - продолжала Жанна. - Там меня прикрепили к какой-то фифе из штатных, вроде как, чтобы меня учила. А деф-фачка эта, - она по светским новостям. Кто с кем на званый ужин пришёл, кто вчера в ночном клубе зажигал и во что одет был при этом. Ужас. Посмотрела на меня эта чувырла, и говорит эдак: "Я с такой замухрышкой в общество выходить не собираюсь". А как я одевалась тогда, ты, наверное, помнишь. Всё, что с Земли осталось. Джинсы, водолазка, кроссовки. Послала она меня, в общем. В магазин. Нормальную одежду покупать. А что считает "нормальным", не сказала.
   - Ничего себе!
   - Да. Ну, ничего, купила, что сама считала нужным. Простенько и со вкусом. Косметики, опять же, прикупила, духов. Всё в двойном размере: одно для похода по ужинам и ночным клубам, другое, чтобы днём с людьми встречаться. "Дневной" костюм ты тогда видел, кстати, - подмигнула Жанна и тут же спохватилась. - Ой, тебе наверное, неприятно про то интервью наше вспоминать? Прости!
   - Ничего страшного.
   - М-ммм... Ну вот. А ей всё не так. То есть, на дневной наряд она даже не взглянула особо. А по вечернему, как начнё-ёё-ёт! Да как ты, говорит, не понимаешь, ведь на званый ужин по случаю годовщины Ароканского сражения надо одно одевать, а на благотворительный вечер поддержки вымирающих видов животных - совсем другое! А в ночной клуб вообще третье, причём чуть ли не в каждый клуб своё!
   - Мрак.
   - Да ещё к каждому платью и костюму свои туфли, свои аксессуары, свой набор косметики и парфюма должен быть! И всё за свой счёт! А зарплата, между прочим, у меня тогда всего сто кредитов в неделю была. В общем, деньги, что мне служба дала, я в первый же день потратила. Потом ссуду взяла на работе, тоже спустила. И зарплату всю туда. В какой конуре жила, чем питалась, - даже сейчас вспомнить страшно.
   - Жуть.
   - Слава Богу, потом полегче стало. Во-первых, в штат перешла, там зарплата в разы больше, во-вторых, гардероб, в целом, набрала нужный, основные покупки кончились. И тут ты ещё со своей обидой, - укоризненно заметила она. - Ну, нужно мне тогда было попасть в штат, очень нужно, понимаешь?
   - Понимаю.
   - Значит, простил? - Жанна с улыбкой протянула к нему руки. - Мир?
   - За то интервью - простил, - кивнул Павел, накрывая её руки своими ладонями и мягким властным усилием прижимая их к столу.
   - А за что ещё? - удивлённо спросила девушка. Руки убирать не стала.
  
   Павел ничего не ответил. Помолчав минуту, журналистка внезапно вспохватилась.
   - Да, кстати, а что ты там говорил про Сергея? Он меня ищет?
   - Не то слово, - ответил Павел. И вкратце пересказал их с Сергеем разговор.
   - Ой, в самом деле, как-то неудобно получилось. Не думала, что это так его взволнует. Ладно, вот сейчас вернусь к себе, с терминала ему напишу, что всё в порядке со мной. Учётку свою мне пока лучше не активировать.
   - От кого хоть скрываешься?
   - Есть люди, - туманно ответила девушка. - Кстати, а зачем ты Сергея обманул, что с мафией дел не имеешь?
   Парень нахмурился. Что-то тут не то. Почему она так упорно сводит разговор на эту тему?
   - Подтверди под протокол, что это не интервью, - попросил он.
   - Что?
   Павел вздохнул.
   - Подтверди, пожалуйста, под протокол, что это не интервью, и ничего из сказанного мною сегодня не будет опубликовано или использовано тобой в одной из твоих статей, - мягко, как неразумному ребёнку, повторил он.
   - Подтверждаю, - недовольно бросила Жанна, немного поколебавшись.
   Она вырвала свои руки из плена и нервно обхватила себя за плечи.
   - Ты стал каким-то жёстким, - пожаловалась она, - пугающим.
   - А к мафии я в самом деле никакого отношения не имею, - спокойно продолжил Павел, не обратив внимания на её слова. - Я сказал Сергею чистую правду.
   - То есть, ты хочешь сказать, что та женщина, она не из мафии? - Саркастически осведомилась журналистка. - Ты мне, кстати, так и не рассказал, куда она тебя тогда отвезла?
   - Милу никакого отношения к мафии не имеет, - твёрдо заявил парень. - Если мне память не отшибло, мафия - это организованная структура. А Милу всегда сама по себе.
   - Милу? - в глазах журналистки вспыхнул огонёк профессионального азарта. - Так ты теперь её по имени называешь? Её ты тоже простил?
   - Вообще-то она теперь мой начальник, - сухо ответил юноша. - Ей принадлежит корабль, на котором я сейчас летаю.
   - Аф-ффигеть! Сначала она тебя чуть не ограбила, потом чуть не засудила, а под конец взяла на работу, - Жанна заговорщицки подмигнула. - Признайся, когда вы с ней помирились, без постели дело не обошлось?
   - А вот это не твоё дело! - с неожиданно злостью выкрикнул парень. Девушка в ответ поджала губы и нахмурилась.
   - Хорошо. Как скажешь. Не моё, так не моё, - обиженным голосом проговорила она. Помолчав с минуту, она продолжила совершенно другим тоном, поднимаясь со стула. - Ладно, засиделась я тут с тобой. Бывай! Возможно, ещё увидимся.
  
   Парень сидел, медленно остывая. Очередная встреча с Жанной снова окончилась ссорой. Интересно, дело в ней, или в нём самом? Конечно, журналистка излишне любопытна. Учитывая род занятий Павла, - смертельно любопытна. Но он-то чего так нервно на неё реагирует? Погружённый в свои мысли, он не сразу заметил, что на место, только что освобождённое журналисткой, уселся незнакомый ему мужчина. Спрашивать что-либо, и вообще раскрывать рот Павлу в этот момент не хотелось совершенно, поэтому он просто молча воззрился на незнакомца.
   - Что, поссорился с подружкой? - подмигнул ему собеседник. Юноша продолжал молча буравить того взглядом. - Я вижу, ты любишь балир. А я лично предпочитаю ксирт.
   Павел похолодел. Это был пароль, по которому он должен был узнать представителя заказчика.
   - Ксирт неплох, но у нас на Марне его не производят, - произнёс парень условный отзыв.
   - Я угощаю. Официант! Два ксирта! - Мужчина снова повернулся в юноше. - Есть работа. Нужно слетать на станцию Рет-3217, это здесь, в этой же системе и доставить оттуда сюда кое-какой груз.
   - Что за груз?
   - Химические реактивы. Что-то там для наших умников.
   - Оплата?
   - Госпожа Милу сказала, что в накладе ты не останешься, - улыбнулся мужчина. Упоминание имени его нанимательницы было третьей частью пароля. В качестве второй служило название станции, куда требовалось слетать.
   - Почему нет? Я пока что всё равно свободен, - пожал плечами Павел. Это тоже было условленной фразой.
   - Значит, договорились, - кивнул мужчина, поднимаясь и оставляя на столе чип памяти. - Вот вся необходимая информация. Вылетай прямо сейчас, заказ срочный.
  
  Глава 11
   "Милу" вышла из прыжка с минимальной скоростью, со стороны солнца, если смотреть от планеты. И некоторое время просто падала, включив режим маскировки и лишь изредка помаргивая маневровыми двигателями. Маршевые Павел врубил только после того, как снизился ниже, чем на сотню километров. Именно на такой высоте летали многочисленные спутники-шпионы, запущенные враждующими корпорациями для присмотра за конкурентами.
   Выхлоп термоядерного двигателя в вакууме практически невидим, но будет лучше, если от зорких объективов его закроет туша корпуса. Рассеянные потоки высокоскоростных альфа-частиц, результат управляемого ядерного синтеза, прошивая верхние слои атмосферы, должны были вскорости вызвать необычное в этих широтах зрелище полярного сияния, но корабль к тому времени уже сядет. За две с небольшим секунды удалось сбросить скорость падения практически до нуля, - до жалких пяти километров в секунду, но даже сейчас она превышала скорость звука в полтора десятка раз.
   Дальше в действие вступила атмосфера. Незримый конус силового поля заранее раздвигал в стороны набегающие молекулы, а потом другой конус не давал им сразу сомкнуться назад, так что с точки зрения аэродинамики в воздухе с гиперзвуковой скоростью двигалось гигантское веретено. И оно всё равно тормозилось. Испытывающий мгновенное сжатие поток воздуха неизбежно нагревался, но, к счастью, не настолько, чтобы начать светиться. На пяти километрах Павел включил гравитационные двигатели.
   С этого момента пошла гонка на опережение со всеми оперативными службами, следящими за данным районом. При работе такие двигатели вызывали весьма характерные колебания гравитационного поля, которые было невозможно замаскировать. Парень уже играл в такие "догонялки", и не раз. Но тогда максимум, что грозило ему в случае провала - лишняя взятка таможенному чиновнику. Сейчас игра шла на выполнение важнейшего контракта. А возможно, и на его жизнь. Юноша не был уверен, что такого свидетеля, будучи пойманного, не придушит по-тихому одна из заинтересованных сторон.
  
   Формула идеальной посадки, высота ноль, скорость ноль. Сверзившись с невероятной высоты, сорокаметровая сфера замерла буквально в нескольких метрах от поверхности, накренившись на сорок пять градусов, чтобы было удобнее заехать в трюм по опускающемуся уже грузовому пандусу. Росшие здесь деревья-исполины разметало ударом гравиков в мелкую щепу мгновением раньше. К пандусу, тихо завывая, устремился из джунглей грузовой вездеход на антиграве. Рядом с ним бежало несколько фигурок в боевых бронекомбинезонах с оружием на перевес. Условный радиосигнал Павел поймал ещё за несколько секунд до посадки, и в личности встречающих не сомневался.
   Как только последняя фигурка вскочила на пандус, тот немедленно начал подниматься обратно. А грузовой люк успел полностью закрыться лишь тогда, когда корабль уже поднялся почти на километровую высоту. Немедленно после этого пилот врубил на полную мощность маршевые. На экологию этой планеты парню было плевать. Равно как ему было плевать на те последствия, которые вызовет его уход в прыжок прямо из стратосферы. И лишь совершив несколько прыжков внутри системы, с дополнительными разгонами, и завершающий скачок к другой звезде, Павел, наконец соизволил выйти из своей рубки и пойти познакомиться с новыми пассажирами.
   Один из них был ему уже знаком - это тот мужчина, что вчера подсел к нему за столик в баре. И тот факт, что сразу двое закованных в броню молодчиков держали представителя заказчика под прицелом своих импульсных винтовок, Павлу совершенно не понравилось.
   - И что тут такое происходит? - осведомился юноша.
   - М... м-меня вынудили... - прошептал мужчина разбитыми в кровь губами.
   В этот момент одна из фигур внезапно вышла вперёд и хорошо знакомый голос спросил:
   - Пашка? Ты, что ли? - одновременно с этим спрашивающий поднял забрало своего шлема. Павел почувствовал, что пол уходит у него из-под ног.
   - Михаил?
  
   Когда капсулу Михаила подбили на высоте нескольких километров, их взводный сумел вовремя сориентироваться и активизировал аварийный отстрел кресел с десантниками, - была там такая процедура. Не все пережили эту встряску и последующее приземление, сам взводный тоже погиб, но примерно половину людей удалось спасти. А внизу тем временем разворачивался ад. Кроме зенитно-ракетной засады, нанятая конкурентами частная армия организовала в районе высадки настоящий огненный мешок.
   Даже пробившиеся к поверхности капсулы немедленно накрывались гиперзвуковыми тактическими ракетами малой дальности, а успевших выбраться десантников утюжили по навесной траектории управляемыми снарядами из электромагнитных пушек и тяжелых реактивных миномётов, наводя их при помощи миниатюрных летающих роботов-разведчиков. Пытавшихся прорваться прочь с плацдарма косили в упор из всех видов ручного и станкового оружия, пленных не брали. Такие понятия, как гуманизм и профессиональная солидарность, наёмникам были неведомы.
   Михаил и ещё четверо парней из их взвода упали не слишком удачно, и на время потеряли боеспособность. Это в определённой мере их и спасло, - тех, кто пытался скооперироваться с другими подразделениями и дать отпор, всех уничтожили. Выкосив практически весь десант, обороняющиеся не стали прохлаждаться на месте боя, а быстренько погрузились со всей техникой на транспортные флаеры и убрались в направлении своей базы.
   На орбите до сих пор болтался привёзший Михаила с коллегами десантный транспортник, и никто не мог гарантировать, что, убедившись в отсутствии выживших со своей стороны, оставшиеся там люди не преподнесут противникам несколько подарков мегатонн этак на десять каждый. Поэтому прочёсывать джунгли в поисках оставшихся в живых десантников никто не стал.
   Пятёрка из взвода Михаила, плюс ещё несколько людей из других капсул собрались вместе и начали пробираться пешком в сторону имевшейся на Тимбаркоту научно-исследовательской станции, надеясь найти там средство покинуть негостеприимную планету. Пешком, так как никакой техники у них в распоряжении не осталось. Как-то так получилось, что его старый знакомый быстро стал в этой группе неофициальным руководителем. Неофициальным, потому что претендентов на роль официального не было, - среди выживших не оказалось ни одного в звании, выше рядового.
  
   Пройти предстояло почти пятьсот километров, - минут двадцать пять лёту на флаере. И несколько месяцев скитаний пешком по джунглям. На свои рации они принимали обрывки незашифрованных переговоров, из которых узнавали об изменении обстановки на планете. О снятии запрета на разработку недр. О приходе других корпораций. О разразившейся между ними схватке. О потерях, которые несли все без исключения воюющие армии, когда их отряды случайно натыкались на старые оборонительные точки Цхива.
   Нейтрализовать последние даже не пытались, по причине крайней опасности и почти полной бесполезности этого занятия, - просто помечали смертоносный район на своих картах и в будущем пытались заманить на него солдат противника. Цхива знали толк в сооружении долговременных автоматизированных укрепрайонов.
   А у бывших десантников была своя собственная маленькая война. На маленькую группу выживших ополчились хищные животные, мелкие паразиты, ядовитые насекомые, незнакомые инфекции и даже несъедобные фрукты, - когда у наёмников закончился сухпаёк. И вдобавок ко всему на них начали охоту аборигены, причём никто не знал, почему. Их отравленные дротики, выстреливаемые при помощи духовых трубок, не могли пробить броню, но заставляли быть всё время настороже. Да ещё и постоянные ловушки, типа падающих сверху брёвен и волчьих ям с шипами на дне.
  
   О средстве своего спасении они тоже узнали по радио. Разговоры о найденных учёными артефактах давно сгинувшей цивилизации, а потом ещё и о посланной на раскопки экспедиции ходили давно. Когда учёные организовали свой лагерь на месте бывшей исследовательской станции, их постоянные переговоры открытым текстом стало удобно использовать, как пеленг, - до сих пор идти приходилось почти что наугад, к чужим системам спутниковой навигации подключиться не удалось.
   По радио же они услышали о нападении на конвой. Случилось так, что они оказались как раз неподалёку. Не настолько близко, чтобы стать свидетелями самого нападения, но достаточно для того, чтобы проследить нападавших до их временного лагеря. Те и отъехали-то всего на полсотни километров. Успели пройти по следу смятого подлеска, пока он не успел выпрямиться. Следы в джунглях исчезают очень быстро.
   Группа Михаила, в ней к тому времени остались в живых он сам, ещё трое ребят из его взвода и двое "приблудных", решили залечь неподалёку и проследить за развитием событий. На закономерный вопрос Павла, зачем они вообще в это ввязались, вместо того, чтобы просто выйти к лагерю учёных, до которых от места нападения оставалось пройти всего пару десятков километров, был дан простой ответ.
   Наёмникам было прекрасно известно, что родные работодатели фактически списали их в расход. В настоящий момент они лица без работы и без копейки денег, да ещё и с долгами. Улететь-то с этой планеты они ещё смогут, пожалуй, а вот как потом добираться до дому? Даже весточку родным, у кого они есть, не пошлёшь, потому что это не бесплатно. А билет на межзвёздный корабль, пусть даже на место в трюме попутного транспортника, стоит не одну сотню кредитов.
   И тут натуральное ограбление поезда. Но ведь вещь, не имеющую ценность, никто силой отнимать не станет, не так ли? А значит, вернув эту вещь прежним хозяевам, или просто продав, можно получить определённую сумму.
  
   В засаде пришлось сидеть больше недели. Но никто не роптал. Проведя столько времени в джунглях ради спасения своей жизни, они были готовы потерпеть ещё несколько дней ради того, чтобы сделать эту жизнь обеспеченной. Обнаружения наёмники не боялись. Постоянные игры в прятки с аборигенами, плюс необходимость охотиться для добычи пропитания сделали из бойцов просто гениев маскировки в джунглях.
   А сегодня с утра в лагере грабителей наметилось шевеление. Со стороны базы археологической экспедиции прилетел флаер и высадил мужчину, одетого в форму корпоративного служащего, - это был тот самый представитель заказчика. Сразу же после этого в лагере поднялась нездоровая активность. Стоявший доселе без дела тщательно замаскированный вездеход, в кузове которого лежали похищенные артефакты, спешно начали готовить к скорому использованию. Очевидно, груз собирались куда-то перевозить.
   Михаил с товарищами решил: сейчас или никогда! Пользуясь суматохой, незаметно сняли часовых и внезапным огнем уничтожили всех грабителей, - кроме только что прилетевшего мужчины. Проведённый экспресс-допрос последнего позволил выяснить, что очень скоро в одно место по соседству сядет космический корабль, который должен вывезти груз. Посредник, его звали Южон, любезно указал координаты этого места, и даже согласился послать условный радиосигнал спускающемуся судну. В благодарность за сотрудничество его захватили с собой, а не пришили на месте. В дальнейшем планировалось захватить корабль и заставить пилота отвести всю весёлую банду вместе с артефактами на Марну, откуда почти все они были родом.
   Последний пункт, разумеется, подкорректировали, поскольку Павел и так согласен был отвести их всех на эту планету, и даже бесплатно.
  
   - Миш, зайдём ко мне в каюту, мне нужно кое-что сказать тебе, - попросил Павел, когда собравшиеся в кают-компании пассажиры начали расходиться.
   - А что такое? - с энтузиазмом спросил здоровяк, следуя за ним. - Будем пить?
   - Нет, - ответил Павел, печально вздыхая. - Сейчас ты будешь бить мне морду.
   - Это ещё почему? - удивлённо спросил Михаил.
   - Давай всё-таки у меня в каюте?
   - Ну, выкладывай, - сказал Михаил, когда они оказались на месте.
   - Тут такое дело, - начал Павел, смущенно глядя в пол. - Когда ты пропал, тебя объявили мёртвым, и уволили.
   - Это не новость, - кивнул Михаил.
   - А Маша была беременна. Ты, кстати, в курсе?
   - Да.
   - Короче, её тоже уволили. Есть у них там такой пункт в контракте.
   - Знаю про этот пункт, - заиграл желваками Михаил.
   - Её никто не хотел брать на работу, да ещё хозяин квартиры вашей оказался редким гадом. Короче, выселил.
   - ...! - нецензурно выразился его знакомый.
   - Деваться ей было некуда, и я пригласил её к себе жить, - Павел замолчал на несколько секунд, собираясь с духом. - В общем, мы теперь вместе. Вот. Теперь можешь бить мне морду.
   - Совсем вместе? - уточнил Михаил. - И спите тоже?
   Юноша кивнул с совершенно убитым выражением на лице. Михаил постоял немного с отрешённым взглядом, потом несколько раз сжал и разжал правый кулак и, наконец, коротко, без замаха двинул парню в челюсть.
  
   В сознание Павел пришёл примерно через пятнадцать минут, если судить по часам. Голова гудела от боли, нижней челюстью было больно двигать, во рту стоял солоноватый привкус, а два зуба ощутимо шатались. Вдобавок ко всему этому голова слегка кружилась, перед глазами плясали какие-то пятна, и поминутно накатывала тошнота.
   Михаила он нашёл в кают-компании. Его знакомый одиноко сидел за столом, угрюмо уставившись в дальний угол. На вошедшего юношу он даже не взглянул.
   - Выпить хочешь? - спросил парень. И не дожидаясь ответа, достал из бара бутылку брога, - крепкого напитка, чем-то напоминающего земной ром.
   - Знаешь, так, наверное, даже лучше, - сообщил ему Михаил. На налитую стопку он не обратил ни малейшего внимания. - Не говори про меня ничего Маше. Живите вместе.
   Жить вместе? Павел подумал над этим предложением. Первоначально в их с Машей отношениях речь шла о том, чтобы приютить девушку и её ребёнка. Считалось, что Михаил мёртв и больше о них некому позаботиться. Сейчас, очевидно, это уже не так. Любит ли он, Павел, Машу? Они жили вместе. Спали в одной кровати. Он был добр к ней. Ни разу за всё это время не изменил с другой женщиной. Готов был жениться. Можно ли это назвать любовью? Ответ был для парня очевиден. Нет. Этого слишком мало, чтобы назвать их отношения таким словом.
   Вот Михаил Машу любит. Это видно невооружённым взглядом.
   - Поздно, - сообщил наёмнику Павел. - Маше я уже дал знать. Ещё когда все вместе здесь сидели, я по каналу свёрнутого пространства связался с ближайшей станцией и послал сообщение.
   - Нафига? - поморщился Михаил.
   - А ты, что, хочешь, чтобы она себе окончательно глаза выплакала? - неожиданно для самого себя сымпровизировал парень.
   - А что, плачет? - переспросил Михаил. В голосе его зазвучала робкая надежда.
   - Каждую ночь, когда думает, что я уже сплю, - не моргнув глазом, солгал Павел.
  
   Когда Павел с Михаилом вошли в пассажирский кубрик, там все уже были в сборе. Даже Южон сидел в углу, тихонько сопя опухшим переломанным носом.
   - Так, ребята, - начал неофициальный предводитель наёмников. - Вот этот человек, - тут он положил Павлу руку на плечо, - утверждает, что не даст нам толкнуть на сторону груз артефактов.
   - А по репе? - поинтересовался один из сидящих за столом бойцов.
   - Пробовал, не помогает, - нарочито серьёзно признался Михаил. - А если кроме шуток, предлагаю сначала его выслушать.
   - Ещё вчера я связался с покупателем груза по каналу свёрнутого пространства, - эти слова были чистой правдой, именно ради этого сообщения Павел организовал сеанс связи, которым воспользовался, чтобы заодно переслать и весточку Маше. - Так что эти парни знают, что груз с планеты я забрал. Он также в курсе вашего присутствия на борту. И обстоятельств, при которых вы здесь оказались.
   - А про меня сказал? - встрепенулся Южон.
   - Про то, что ты привел на место посадки посторонних и послал мне условный сигнал? - саркастически осведомился Павел. Кто-то из присутствующих сдержанно хохотнул. - Конечно, сказал. Ещё я "срисовал" идентификаторы ваших нейросетей, а также фото ваших лиц и радужной оболочки глаз. Эти данные я тоже отослал. Ничего личного, просто страховка. Если что, вас найдут, ребята.
   - И у меня тоже "срисовал"? - изумился Михаил.
   - У всех, - жёстко ответил юноша. - Даже у Южона. На всякий случай.
   - А ты не боишься, что мы тебя сейчас немножко убьём? - поинтересовался один из наёмников.
   - Без моей команды корабль не сдвинется с места. Ляжет в дрейф и начнёт посылать аварийный сигнал. Но даже без этого, - не боюсь. Если я не доставлю груз, мне всё равно не жить. И девушке моей тоже, - при этих словах Михаил вздрогнул. - Да и вы, ребята, вряд ли надолго задержитесь на этом свете.
   - Нас не так просто убрать, - возразил тот же наёмник.
   - Они будут очень стараться, - заверил его парень. - Вы, ребята, просто не представляете себе, какие деньги здесь замешаны.
   - Что, очень большие? - спросил ещё один из наёмников.
   - Не скажу в целом, но одному только владельцу этого корабля за вывоз груза с планеты отвалили сто штук, - твёрдо заявил Павел. Кто-то присвистнул.
   - Это правда? - сурово спросил у Южона тот наёмник, что угрожал Павлу.
   - Не знаю, сколько заплатили судовладельцу, но деньги здесь вложены серьёзные, - подтвердил тот. - И серьёзные люди имеют свой интерес.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Михаил.
   - Я доставляю груз в условленное место. Сгружаю его там. Вместе вот с ним, - юноша кивнул на Южона. - Потом везу вас всех на Марну. На станцию "Урена", если быть точным. Желающим могу дать денег на орбитальный лифт. Из своего кармана.
   - И нам никакой премии за артефакты не заплатят? - уточнили из-за стола.
   - О премии сами с покупателем груза договаривайтесь, - отрезал пилот.
   - Голосуем, - заключил Михаил. - Кто "за", поднять руки.
   И сам первым поднял свою. Один за другим к нему присоединились остальные члены его группы. Южон в голосовании участвовать не стал.
  
   Условленным местом оказалась база Имперского Флота в одной ненаселённой системе рядом с границей. Либо флотское начальство имело свою долю в деле с артефактами... Либо на самом деле заказчиком ограбления выступил не кто иной, как Великий Император Ротар. В лице одной из своих многочисленных спецслужб. От последнего предположения становилось неуютно на душе. Если власть предержащие решат избавиться от лишних свидетелей, сколько проживёт Павел?
   В пакете, полученном ранее от заказчика, содержался кодированный сигнал, посылаемый системе "свой-чужой" в ответ на её запрос при входе в зону безопасности базы. А зона эта начиналась от самых окраин системы. Тем не менее, вышедшую из прыжка "Милу" немедленно взяли под охрану космические истребители. Они сопровождали кораблик до самых ворот стыковочного шлюза.
  
   Когда маленькое шарообразное судёнышко застыло в тисках силовых захватов в доке, у трапа их уже ждал незнакомый мужчина в форме офицера криминальной полиции.
   - Господин Павел? - вопрос прозвучал, как утверждение.
   - Да, господин офицер.
   - Старший инспектор криминальной полиции Сштаарс. Я провожу здесь расследование. Ты являешься пилотом судна "Милу", порт приписки "Урена", Марна?
   - Да.
   - У меня имеется ордер на обыск этого судна. Потрудись проводить меня в трюм.
   - Чё это тут такое происходит? - поинтересовался Михаил.
   Он, вместе с товарищами, облачился в броню, и теперь вся группа наёмников стояла за спиной пилота с оружием наперевес. Сам Михаил сжимал в своих руках тяжёлый ручной плазмоган. Выглядела эта штуковина внушительно, а то, что все до единого заряды к ней были расстреляны ещё в первый месяц скитаний по джунглям Тимбаркоту, полицейскому знать было необязательно.
   - Тут происходит следственное действие, - холодно ответил офицер. - И не советую вмешиваться. Я - официальное лицо при исполнении. За попытку помешать мне полагается тюремное заключение.
   - Ты что-нибудь понял? - спросил Михаил стоящего рядом боевика. Тот помотал головой. Михаил повернулся обратно. - Я таких умных слов не знаю. Ты, мил человек, проще говори.
   - Говорю проще, - произнёс полицейский с едва сдерживаемой злостью. - Не пропустите меня в трюм, все на каторгу загремите.
   - Господин Сштаарс, что ты тут делаешь? - на сцену вышел новый персонаж. Пожилой мужчина во флотском мундире со знаками различия командора.
   - Следственное действие, - повторил ещё раз Сштаарс. - У меня ордер на обыск.
   - Это помещение является территорией, находящейся под исключительной юрисдикцией Флота, - холодно сообщил ему командор. - Ты согласовал свои действия с военной прокуратурой?
   - Нет, - сквозь зубы процедил следователь.
   - Тогда советую как можно скорее это сделать. Иначе ты не сможешь проводить здесь какие бы то ни было следственные действия. А пока будь добр, покинь отсек. Гражданским нельзя находиться здесь без разрешения. По соображениям секретности.
  
   Проследив взглядом удаляющегося почти бегом полицейского, мужчина повернулся к пилоту.
   - Господин Павел, полагаю. Я - командор Наким, начальник службы внутренней безопасности базы. У меня имеются полномочия принять от тебя груз. Лови файл, - Наким послал юноше на нейросеть пакет с уловным кодовым сигналом.
   - Всё верно, забирайте, - кивнул парень.
   - И ещё я должен забрать у вас господина Южона. Где он?
   - Я здесь, господин командор, - с подобострастной улыбочкой протиснулся вперёд вышеупомянутый персонаж.
   - Взять под стражу, - коротко распорядился Наким. Откуда ни возьмись, по бокам у Южона выросли двое десантников.
  
   Пока Южона уводили, командор наблюдал, как из распахнувшегося грузового люка "Милу" выводят вездеход с грузом.
   - Ну, вроде всё. Господин Павел, я подтверждаю, что ты выполнил свою часть контракта. Сейчас мои ребята почистят у тебя в трюме, чтобы не осталось следов. Эта крыса, Сштаарс, не сможет добиться согласования с нашими юристами раньше, чем через неделю, но это не помешает ему подловить вас с этим же ордером в любом гражданском порту. Лучше будет, если к этому времени он уже ничего не сможет доказать.
   - Благодарю, господин командор, - вежливо кивнул юноша.
   - Не стоит. Это и в моих интересах тоже. Видел отчёт о твоей посадке на Тимбаркоту. Кстати, имей в виду, то, что там садился именно ты, в полиции знают практически наверняка. Так вот, насчёт посадки, позволь выразить своё восхищение. Это было что-то. Тебе никто не говорил, что из тебя вышел бы отличный пилот десантного корабля?
   - Говорили, - кивнул Павел.
   - М-да. Ну ничего, я повторю. Очень жаль, парень, что ты не захотел пойти на Флот. Нам нужны такие пилоты. Сколько б ребят сейчас оставались в живых, если бы все наши летуны умели делать такие вещи, - командор горько вздохнул.
   - И ещё, позволишь один вопрос? - после паузы продолжил он.
   - Да, конечно.
   - Это что, твоя личная охрана? - Наким указал подбородком на Михаила и его компаньонов. Те переглянулись. Павел ухмыльнулся.
   - Сопутствующий груз.
  
   Как и предсказывал командор Наким, Сштаарс не оставил "Милу" в покое. Когда только корабль покинул станцию и прыгнул к имеющимся в этой системе межзвёздным вратам (к слову, первым, которые встретились им по пути с Тимбаркоту), их перехватил патрульный таможенный крейсер. После того, как Павел заглушил по приказу таможенников двигатели, на катере к ним на борт прибыла целая следственная группа во главе с неугомонным офицером криминальной полиции. Они долго перетряхивали вверх дном все закоулки на корабле, но ничего не нашли. Наконец, Сштаарс заявился в рубку, чтобы поговорить с самим пилотом.
   - Господин Павел, спрашиваю тебя под протокол. Ты причастен к ограблению груза артефактов на Тимбаркоту?
   - Я не знаю, о каком ограблении говорит господин офицер. Нет, не причастен.
   - Ты высаживался на планете под названием Тимбаркоту?
   - Нет, господин офицер.
   - Но ты был в системе, где находится эта планета?
   - Да, господин офицер.
   - С какой целью?
   - Я привёз груз промышленного оборудования.
   - Согласно имеющимся у нас данным, ты провёл на орбитальной станции возле вышеозначенной планеты почти сутки. Почему?
   - Должен был забрать другой груз, господин офицер. Но с ним произошла задержка.
   - Ты забрал этот груз?
   - Нет, господин офицер.
   - Почему тогда ты покинул станцию?
   - Мне предложили подработку. Нужно было привезти ещё один груз со станции Рет-3217.
   - Ты привёз его?
   - Нет, господин офицер. Произошла какая-то ошибка. На этой станции мне сказали, что никакого груза они отправлять не собирались, - о том, чтобы на Рет-3217 нашлись подтверждения его слов, должны были позаботиться представители заказчика.
   - Почему ты покинул систему? Ты же не дождался своего груза?
   - Пришёл срочный вызов от судовладельца, - это тоже было правдой.
   - Мне нужно ознакомиться с записями в твоём бортовом журнале, - строго произнёс Сштаарс.
   - Пожалуйста, господин офицер, - кивнул Павел. Имеющийся у полицейского ордер на обыск давал ему право и на такое действие.
  
   Осмотра записей журнала парень не боялся. Пользуясь администраторским доступом к искину, он уже давно "вычистил" из журнала все компрометирующие его сведения. Но Сштаарс, похоже, предвидел такой поворот дела.
   - Мне необходимо произвести подключение к искину твоего корабля по служебному интерфейсу.
   - Это невозможно, господин офицер! - запротестовал юноша.
   Пользуясь служебным интерфейсом, можно было обойти обычные ограничения прав пользователей и получить доступ непосредственно к хранящимся внутри искина данным. Однако такое действие теоретически могло повредить вышеупомянутые данные, поэтому сделать это можно было только по специальному решению суда. Невыясненным оставался вопрос, успел ли Сштаарс получить данное решение.
   - Я вынужден настаивать.
   - Я заявляю протест! - твёрдо сказал Павел. - Господин не имеет на это права.
   Полицейский мрачно смерил юношу взглядом. По всей видимости, он действительно не успел ещё получить соответствующее разрешение.
   - Хорошо. Мы ещё встретимся. Господин Павел, - последние слова Сштаарс произнёс с нескрываемым сарказмом, после чего удалился.
   - Катись колбаской, - прошептал про себя парень по-русски.
  
   Немедленно по прибытию на "Урену" на борт своего корабля поднялась Милу с ещё одним мужиком. Мужик этот Павлу был отлично знаком. Будучи высококлассным специалистом по компьютерной технике и системам искусственного интеллекта, он уже неоднократно "чистил" бортовой искин от лишних данных.
   Сама же хозяйка немедленно отправилась в кают-компанию, где собрались Михаил с соратниками. Павел давно не видел свою работодательницу такой. При юноше она старалась не применять больше свои эмпатические способности, стремясь сохранить между ними по возможности деловые отношения. Сейчас же прекрасная авантюристка буквально источала животное обаяние, с грацией пантеры скользя между собравшимися в помещении людьми.
   Все наёмники, будучи вполне здоровыми мужиками, только что слюни не начали пускать. Они мгновенно окружили женщину плотной гурьбой. Каждый из бойцов, не исключая, кстати, и Михаила, стремился протиснуться к ней поближе и как бы невзначай прикоснуться к её телу. Весьма открытое платье из тонкой нежной ткани только усугубляло ситуацию. А Милу такое положение дел ничуть не смущало. Более того, она откровенно наслаждалась подобным вниманием. Своим звучным голосом женщина толкнула короткую, но прочувствованную речь.
   Суть её сводилась к тому, что Милу сильно-сильно благодарит всех этих замечательных ребят за то, что они помогли доставить очень ценный груз и не дали в обиду её пилота. Наёмники тут же наперебой стали уверять, что всегда пожалуйста, а за Павла они вообще горой. В доказательство своих слов один из наёмников, доселе не обращавший на пилота какого-либо внимания, схватил юношу в охапку за плечи и хорошенько потряс.
   Затем Милу объявила, что выплачивает всем из своего кармана премию, по тысяче кредитов на нос. Восторженный рёв, раздавшийся в ответ, чуть не снёс окружающие переборки. И в завершение женщина заявила, что один её хороший знакомый (Павел очень сильно подозревал, что все подчинённые зовут этого её знакомого исключительно "босс") нуждается в услугах таких замечательных ребят, смелых и сильных. И если кому-нибудь нужна работа, она готова дать рекомендацию. От того, что вырвалось в ответ из полудюжины лужёных глоток, Павел на несколько секунд оглох.
  
   С орбиты из всех наёмников вниз отправился только Михаил, у остальных нашлись свои дела на станции. Михаил же, вместе с Павлом, ехал к своей молодой жене. Когда они вошли в квартиру, Маша уже ждала в прихожей. Увидев мужа, она охнула и, пошатнувшись, прислонилась к стене. Михаил же, не отрываясь, смотрел на её уже довольно заметный животик.
   - Мой? - спросил он зачем-то, хотя прекрасно знал ответ.
   - Мишенька, твой, - жалобным голосом подтвердила девушка.
   - Паш, - обернулся Михаил. - Ты, в общем, как хочешь, но жену свою я у тебя забираю.
   - Ясно, - безжизненным тоном произнёс юноша. И зачем-то спросил: - Переночевать-то есть где?
   "Почему так хреново?" - спрашивал он себя. - "Я же сам отдал её Михаилу. Так чего горюю?"
   - Найдём, - отмахнулся Михаил. - Да не расстраивайся ты так! Отыщешь себе ещё бабу. Я понимаю, конечно, Машка у меня сладенькая, но извини, она мне самому нужна. Делиться не собираюсь!
   - Это-то понятно, - вздохнул парень.
   - Не нравишься ты мне! - здоровяк скептически уставился на Павла. - Слухай, давай выпьем? Дома есть чо?
   - Там в холодильнике бутылка водки, - мотнул головой парень. - Маша когда-то купила. Не знаю, зачем, мы её даже не открывали ни разу.
   Они вдвоём прошли на кухню. Михаил разыскал вышеупомянутую бутылку и достал два стакана. В баре в комнате стояли настоящие водочные стопки, но Павлу не хотелось об этом сейчас рассказывать. В той же комнате ходила Маша, хлопая дверцами шкафа и собирая вещи. Наёмник плеснул в каждый стакан на два пальца огненной воды, аккуратно закрыл бутылку и убрал её обратно в холодильник.
   - Нажираться не будем, - прокомментировал Михаил свои действия. - Исключительно в медицинских целях. Для снятия стресса. Ну, будем!
  
   Они легонько чокнулись, выпили залпом. На кухню зашла Маша. Девушка всё ещё была босиком и в одном халатике.
   - Миша, - позвала она. - Там для маленького вещей много, всё в чемоданы не умещается.
   - Тряпки свои выкинь! - сурово ответил ей муж.
   - Можно в простыню какую-нибудь завязать, узлом, - вмешался Павел. Михаил промолчал.
   Он прошёл с девушкой в комнату, они достали из шкафа простыню и расстелили её на полу. Маша быстро покидала туда все закупленные заранее пелёнки, распашонки и прочие подгузники, всё ещё в магазинных упаковках, и Павел завязал у простыни узлами противоположные углы. Девушка уже собралась выходить, но парень быстро поймал её и сжал в объятьях.
   - Прости, если что не так, - прошептал он ей на ухо.
   - Что ты, Пашенька, всё так, - быстро зашептала в ответ Маша. - Просто... Мы же с Мишей женаты. И клятву в церкви давали, быть всё время вместе. А ты очень, очень хороший! Ты к нам потом в гости приезжай! Мы тебя всегда будем ждать. И на крестины приезжай обязательно, к маленькому! Я Мишу уговорю, мы тебя крёстным сделаем!
  
   Пока девушка упаковывала остатки вещей и одевалась в дорогу, Павел налил себе с Михаилом чаю и достал печенье. Тот от угощения отказываться не стал. Потом юноша вызвал такси и помог супругам загрузить все вещи. Помимо узла с детскими вещами, набралось два больших чемодана и не менее полудюжины сумок различного калибра. Хорошо ещё, вызвали специальное такси-микроавтобус, а не обычный мобиль. Иначе бы всё не влезло.
   Вернувшись домой, парень первым делом достал из холодильника обратно початую бутылку водки. Некоторое время постоял в задумчивости, глядя на неё, потом решительно прошёл в туалет и вылил в унитаз всё содержимое. Пустую бутылку отправил в утилизатор. Постелил на диване чистую простыню, лёг, закутавшись в одеяло, и мгновенно уснул.
  
  Глава 12
   - Вот, Риспи, мой корабль, - поведал Павел. - Можешь посмотреть на маршевые двигатели?
   - Могу. Смотрю, - словоохотливостью техник не отличался.
   - Что скажешь? - поинтересовался парень.
   - Это модель "Ресенцио-237М", - невозмутимо отозвался Риспи. - Как я понял, не родные. На "Скаутах" обычно двести семнадцатую серию ставили.
   - Ты прав, не родные. Нужны разгонные стержни. Знаешь, у кого есть? - слегка затаив дыхание, спросил пилот.
   - Знаю. У меня есть.
   - У тебя? - удивился юноша. - Откуда?
  
   Риспи считался лучшим техником здесь, на Армике. Его Павлу рекомендовали в этом качестве сразу три знакомых торговца, не связанных друг с другом. Однако такие двигатели, как на "Милу" - достаточно экзотическая штука, и он не ожидал вот так сразу найти для них запчасти во Фронтире.
   - Завалялась пара десятков комплектов на складе. Если на шесть двигателей, три раза хватит сменить. Стержни тут такие же, как у двести семнадцатых, применяются. Изменились питатели, силовая обвязка и стабилизаторы истечения электронного потока. Вон, видишь чёрные фиговины между истекателями? Это стабилизаторы.
  
   Честно говоря, подпускать к "Милу" какого-то непонятного доморощенного специалиста было несколько боязно. А ну как напортачит? Кто отвечать будет? Павел, конечно, это же его инициатива: не летать каждый раз на профилактику в Содружество, а попробовать обойтись местными ресурсами. И, как назло, протянул до последнего, всё откладывал. Ещё один заказ, ещё один... Дооткладывался. Стержни пока держались, но уже скоро могут помахать ручкой и отправиться в края вечной охоты.
   - Давно стержни-то валяются? Они ещё не протухли?
   - Что им сделается в заводской упаковке?
   - А там разве сверхпроводящие обмотки не деградируют?
   - Павел, слушай, ты вроде как мой клиент потенциальный и всё такое, мне полагается быть вежливым... Но ты такую-то чушь не городи! У тебя по "Двигательным установкам" какой уровень?
   - Первый, - признался юноша, смутившись. - Что в Академии выучил, то и знаю.
   - Почему я не удивлён? В разгонных стержнях для термоядерных двигателей нету никаких сверхпроводящих обмоток. Там вообще нет никаких обмоток. Формируется плазменный шнур по всей длине, который удерживается силовым полем. А поле подаётся по энергопроводам. Ядра гелия разгонять не нужно, они сами после реакции летят с нужной скоростью. Главное - сделать так, чтобы они летели вдоль оси. И отражались с одного конца. Там всё работает по принципу резонатора, как в лазере, только на ядерном уровне.
   - Так значит, стержни не деградируют?
   - Деградируют. Ещё как. Во время работы. Тепловыделение-то вон какое.
  
   Вот интересно, как проверить, правда это или нет? Может, ему сейчас с умным видом лапшу на уши вешают, чтобы залежалый товар сбагрить? К сожалению, всё, что Павел знал о термоядерных реактивных двигателях, - это как их использовать и чем отличаются с практической точки зрения разные модели, производимые корпорациями Ротарской империи. Ну, ещё общий принцип регулируемой реакции ядерного синтеза себе представлял, - на том уровне, что в инфосети смог вычитать. Парень не умел даже самостоятельно определять степень износа стержней, - помимо специальной аппаратуры, для этого нужно было выучить базу второго уровня, которую требовалось сначала купить за отдельные деньги.
   Приходилось верить на слово бортовому искину, вещающему, что "ресурс выработан на девяносто восемь процентов". И обращаться в сертифицированный сервисный центр для замены. Или вот к такому частнику. Потому что до центра ещё долететь нужно, а оставшихся двух процентов может и не хватить. Надо, надо срочно купить второй уровень по "Двигательным установкам". Или хотя бы просто не тянуть столько с профилактикой, надеясь на "авось".
   А пока...
   - Хорошо, - вздохнул Павел. - Сколько возьмёшь за шесть комплектов и замену?
  
   "Милу" скользила вдоль колец газового гиганта. Приходилось смотреть в оба, всякой каменной и ледяной мелочи тут летало более чем достаточно, но другого выхода Павел не видел. Чёртов пират никак не отставал. Обычно, чтобы отделаться от любителей поживиться содержимым чужих трюмов, достаточно было дать полную тягу маршевым двигателям и сделать внутрисистемный прыжок. В худшем случае, потом приходилось делать ещё два, если нападающие обладали аппаратурой для сканирования и анализа излучения прыжкового двигателя, позволяющей зарегистрировать параметры образовавшегося канала свёрнутого пространства и определить точку выхода.
   Но этот экземпляр попался не только упорный, но и с хорошими двигателями. Он настойчиво прыгал вслед за его кораблём раз за разом, и оторваться достаточно далеко после каждого скачка никак не удавалось. Хорошо ещё, у пирата пока не получалось подойти на расстояние действия блокиратора, - генератора, делающего невозможным уход в прыжок. И ещё лучше, что Риспи не обманул, и двигатели у Павла были ничуть не хуже.
  
   Наконец, юноша решился на ход конём. Прыгнул на самый край атмосферы гигантской планеты, аналога Сатурна из Солнечной системы, а потом тут же ушёл в прыжок снова, на совсем небольшое расстояние, прямо сквозь планету, чтобы оказаться на другой её стороне рядом с одним из исполинских ледяных колец. Расчёт был на мощнейшее магнитное поле планеты, которое, по идее, должно исказить работу считывающей аппаратуры и не позволить злоумышленникам на сей раз определить его новое местонахождение.
   Судя по всему, задумка удалась. Пират вышел из скачка парой секунд раньше, чем "Милу" прыгнула в очередной раз, но совершать переход следом не стал. Вместо этого он некоторое время летел в дрейфе, а затем включил двигатели и поднялся над полюсом газового гиганта. Вид на кольца оттуда должен был открываться просто шикарный, но найти маленькое судёнышко это никак не помогло бы. Павел уже уравнял свою скорость со скоростью движения частиц в кольце и включил маскировку.
  
   Судно было невидимо в любом диапазоне электромагнитного излучения. Время от времени, правда, приходилось делать демаскирующие включения маневровых двигателей, чтобы уклониться от столкновения с многочисленными летающими здесь обломками, да частички пыли постоянно вспыхивали, сгорая в силовом поле щитов. Но выхлоп слабосильных маневренников с расстояния в несколько сотен тысяч километров обнаружить не представлялось возможным, а вспышки практически ничем не отличались от сверкания на солнце бесчисленных кусочков льда.
   Юноша рассчитывал подождать некоторое время, пока космическим разбойникам не надоест высматривать его корабль, и они не уберутся восвояси. Однако те уходить не спешили. Проходил час, другой, а пират всё еще дрейфовал в прежней позиции. Парень уже успел хорошенько пообедать, принять душ и даже сходить до своей каюты и поменять там постельное бельё, бросив старое в стирку. Пират ждал.
   Пилот проделал комплекс физических упражнений при удвоенной силе тяжести, - с недавних пор он начал заниматься этим раз в сутки, комбинируя процедуру со специальным стимулирующим мышечную активность нижним бельём, надеваемым под лётный комбинезон. Иначе можно своё сорокалетие отметить с парой десятков килограммов излишнего веса, учитывая, сколько времени он проводит в своём кресле. Снова принял душ, нежась в горячей воде. Проклятый супостат продолжал наблюдение.
  
   Тогда юноша решил вздремнуть. Павел дал бортовому искину задание разбудить его, если пиратский корабль проявит какую-нибудь активность. Сон был прерван уже через два с половиной часа, но не пират оказался тому причиной. На сцене появился новый персонаж. Дозорный крейсер архов вышел из межсистемного прыжка на окраинах системы, и сейчас же прыгнул к планете, где играли в прятки два людских корабля.
   Возможно, уловил какие-то следы работы пирата. А может быть, и корабля самого Павла. Второе должно быть вернее, потому что рыскал он теперь гораздо ближе к "Милу", чем к кораблю разбойников. На всякий случай Павел заблокировал маневровые двигатели и ещё больше сбавил мощность щитов.
   Крейсер Чужих тем временем подползал всё ближе и ближе. Вряд ли он засёк "Милу", просто случайно так совпало, что дрейфовал в этом направлении. В мощную оптику уже можно было рассмотреть громадину военного корабля во всех подробностях. Даже специальных знаний, вложенных парню в голову ещё в Академии, не требовалось, чтобы опознать в этом судне произведение нелюдей.
   Такие корабли в одиночку и парами патрулировали всё демилитаризованное пространство, - наряду с имперскими крейсерами. Следили за исполнением мирного договора.
  
   Павел разблокировал пусковые установки ракет. Парень не любил и не хотел воевать, но был твёрдо убеждён, - при любой возможности он засадит чужаку термоядерную боеголовку в бок. Не потому, что был ярым ксенофобом, а по причине неоднократно слышанных им разговоров о нападении вот таких вот крейсеров на мирные человеческие суда по всей нейтральной зоне.
   Дело в том, что любой вооружённый, хотя бы старенькой лазерной пушечкой, корабль архи отказывались рассматривать, как гражданский. А для борьбы с пиратами приходилось вооружать даже пассажирские лайнеры. Вот и гибли в этих краях один за другим корабли под пушками Чужих.
   Терпеливо выждав, когда крейсер приблизиться на расстояние действенного огня, Павел дал залп из всех трёх пусковых установок. Тяжёлые разгонные блоки в считанные минуты придали металлокерамическим сигарам скорость в пять сотен километров в секунду и, отделившись, вильнули в сторону, чтобы раньше времени не демаскировать собственно ракеты своей обширной засветкой на экранах радаров.
   Молчаливые и незримые до поры для электронных глаз орудия убийства продолжали мчаться вперёд. Их системы наведения получали информацию от двух десятков различных датчиков, искусственный интеллект позволял на основе этой информации определить местонахождение, скорость и курс цели, и рассчитать оптимальный курс перехвата, учитывая необходимость преодоления противоракетной обороны.
   Каждое из этих изделий обошлось в немаленькую сумму (пять с половиной тысяч кредитов), но Павел всегда использовал только самые дорогие из доступных в продаже снарядов, - ведь он их почти не расходовал. "Наше дело торговать, а не воевать", - всегда говорил он знакомым в портовых барах.
   До сих пор юноше только однажды довелось выпустить пару ракет по одному настырному пирату, - теперь уже покойному, - и Павел чрезвычайно гордился этой статистикой. Даже сегодня он предпочитал играть в прятки, убегать, прятаться, затаившись, часами, но не применять оружие.
   Но то по людям. Архам же здесь делать было нечего. Даже если в мирном договоре с Ротарской империей написано обратное.
  
   Тем временем очнулся от спячки пират. Неизвестно, что его встревожило, скорее всего эхо от работы двигателей крейсера, но разбойник решил прыгнуть поближе. По стечению обстоятельств, из прыжка флибустьеры вышли как раз в том районе, где мгновением раньше промчались ракеты, выпущенные Павлом. Не слишком внимательный оператор мог бы заключить, что ракеты были выпущены именно пиратом.
   То ли у архов сидел у пульта именно такой, то ли они просто решили действовать по принципу: "Увидел хумана - убил хумана", но в ответ на эти три ракеты крейсер выпустил по появившемуся кораблю целую тучу. Тот в долгу не остался и выпустил свою тучу, поменьше.
   Одновременно разбойники попытались убежать, но куда там.
   Крейсер полным ходом ринулся вслед за атакованными, одновременно с этим задействовав свою систему ПРО. Три ракеты, выпущенные Павлом, действовали согласованно, обмениваясь короткими кодированными сигналами по узконаправленному радиолучу, и атаковали цель с разных азимутов. Но их слишком рано обнаружили, из-за неугомонного пирата.
   Одно из изделий перехватила противоракета Чужих, другое попало под мощный заградительный огонь и детонировало, чтобы подарить пару драгоценных секунд своей товарке. Третий снаряд, пользуясь временно ослепшими сенсорами крейсера, добрался до самых его щитов и привел в действие свой заряд.
   В его относительно небольшой объём (примерно с апельсин) ротарские инженеры умудрились впихнуть больше десяти мегатонн тротилового эквивалента. Щиты у крейсера снесло более чем наполовину, а сенсоры ослепли окончательно. Добравшиеся до места через пару минут ракеты пирата добили подранка. Самим джентльменам удачи от этого, впрочем, было уже ни жарко, ни холодно, - ракеты крейсера настигли их корабль несколькими секундами раньше.
  
   - Ты слышал? Крейсера архов видели в двух переходах отсюда!
   - Слышал? - приподнял брови Павел. - Я видел один из них собственными глазами. И не в двух переходах, а в полутора.
   О том, что он сам принял деятельное участие в уничтожении упомянутого крейсера, а также о том, что при данном эпизоде засветился некий разбойничий корабль, юноша скромно умолчал. Ни к чему слишком многим людям об этом знать. У флибустьеров ещё могли остаться друзья.
   - Серьёзно? Не заливаешь?
   - Я когда-нибудь тебе заливал?
   - Ага. Помнишь, пытался втюхать, что один от троих пиратов ушёл?
   Речь шла как раз о том случае, когда Павлу пришлось выпустить пару ракет. Его действительно зажали сразу трое. И, что самое скверное, один из них подобрался достаточно близко, чтобы включить блокиратор. Ох и пришлось ему тогда повертеться! Хорошо ещё, супостаты ракеты применять не стали, всё пушками работали. Парень впервые осознал значение выражения: "Как уж на сковородке". В конце концов удалось залепить пару ракет в того гада, что держал Павла "на привязи".
   Остальные после этого как-то очень быстро отстали. Хотя до этого долго перечисляли по радио, что сделают со слишком много возомнившем о себе нахале, упорно не желающим платить положенную дань флибустьерам.
  
   Появление крейсеров Чужих вызвало нездоровое оживление на Армике. Разговор с одним знакомым в баре, приведённый выше, был тому примером. Цены за место на корабле, - на любом, лишь бы следовал в сторону Содружества, - мгновенно взлетели до десяти тысяч кредитов. Жаль, Павел пропустил этот бум, а то бы нажился...
   Армика являлась одним из самых крупных колоний в этой зоне Фронтира. Население её составляло более полумиллиона. Даже на Флоке немногим больше. И ещё, в отличие от многих других независимых планет, здешнее правительство вело предельно либеральную таможенную политику. Никаких запрещённых товаров, чисто символические пошлины, и сугубо формальная регистрация груза при прилёте-отлёте, даже без осмотра. Исключительно, чтобы вести статистику по внешней торговле.
   Торговлей эта планета и жила. Никаких уникальных ресурсов, за исключением очень удачного месторасположения, за ней не водилось. Зато здесь было приятно жить. Сила тяжести чуть меньше стандартной и атмосфера, как на Марне. Только климат теплее. Марна являлась сравнительно холодной и сухой планетой, так что даже на экваторе, в окрестностях Уронара, лежала степь. Армика же больше походила на Землю.
   Как контрабандисту, Павлу тут было плохо продавать, зато хорошо покупать. Именно поэтому он принял решение устроить здесь что-то вроде временной базы для своих торговых экспедиций. А теперь надумал ещё и ремонтироваться в этих краях.
  
   - Привет, Риспи. Зашёл поблагодарить за двигатели. Стержни тянут, как звери!
   - А то! Я халтуру не делаю.
   - Слушай, я тут на днях потратил несколько ракет. У тебя случаем, на продажу нет таких же?
   - Модель?
   - "Тар-3759".
   - Не, таких нет. Это если только на Хальголаа, или в Содружестве заказывать.
   - Ясно. А прыжковый привод отъюстировать сможешь?
   - Без проблем. Тридцать кусков.
   На Марне это стоило семьдесят. Павел даже торговаться не стал.
   - Идёт. А ты, я смотрю, спокоен, как космос.
   - А что?
   - Просто тут все так бегают, из-за этих крейсеров.
   - Эти крейсера только на моей памяти раз десять так вот показывались неподалёку, - ответил Риспи, пожав плечами. - И пару раз даже залетали в саму систему. Ничего, всё ещё живём тут. Нервничают только новички, которые тут недавно поселились. Я в первый раз тоже нервничал.
   - А давно ты на Армике?
   - Да лет пятнадцать уже.
  
   Своего старого знакомого Павел встретил, когда зашёл в бар пропустить ещё стаканчик. И возможно, поболтать с кем-нибудь. Что ж, задумка удалась.
   - Привет, Риг. Помнишь меня? Да ты сиди-сиди.
   Павел нажимом ладони усадил дёрнувшегося было Рига, обошёл столик и сел напротив.
   - А ты в этот раз один, без команды, - продолжил парень. - Что такое, дела тут какие или подружку ждёшь?
   - Эй, это цивилизованная планета! - огрызнулся собеседник. - Тут есть полиция! Ты не можешь стрелять здесь, в кого заблагорассудиться!
   - А я разве собираюсь в кого-то стрелять? - удивился юноша. - Мы же просто разговариваем, не так ли?
   - Чего тебе нужно?
   Вместо того, чтобы сразу ответить, Павел заказал стакан балира и начал неторопливо посасывать его через соломинку, наблюдая за собеседником. Тот ждал и потел. Неужели в самом деле боится того, что парень наплюёт на местные законы и пристрелит болезного? Ведь даже встать из-за столика и уйти не пытается.
   - Знаешь, я тут подумал как-то на досуге, - проникновенно начал юноша. - Ведь Малыш Ган не просто так подсел тогда за мой столик. Он хотел пустить меня в расход. Именно меня. Почему? Меня кто-то "заказал"?
   - Я не знаю, о чём ты говоришь! - хриплым шёпотом выкрикнул Риг.
   - Знаешь, дружище, знаешь, - Павел со значением побарабанил пальцами правой руки. Собеседник, как загипнотизированный, наблюдал за выглядывающим из-под рукава дулом бластера. - И сейчас мне всё расскажешь.
   - Не знаю! - уже в голос крикнул Риг. - Это был частный заказ. Малышу кто-то позвонил на нейросеть. Сказали, в этом баре сидит пилот одного корабля. Ты. Нужно было не дать твоему кораблю улететь. Больше мне ничего не известно, клянусь! Малыш ничего не сказал, кроме этого!
   - И во сколько же меня оценили? - ласково поинтересовался парень.
   - Полторы штуки! Они сразу заплатили, деньги вперёд.
   - А откуда ты знаешь, что полторы?
   - Малыш сказал!
   - Ты же только что говорил, что Малыш больше ничего не сказал?
   - Это он потом уже рассказал, когда мы все в баре сидели.
   - А про имя заказчика он, случаем, ничего не рассказал?
   - Нет! Про заказчика ничего!
   - Может, какой-то намёк? Сам-то как думаешь, кто ему мог так вот позвонить на Хальголаа?
   - Не знаю! Ему кто угодно мог позвонить, у него много там корешей. Малыш жил там, до того, как попал ко мне в команду.
   - Вот видишь, мы поговорили, - улыбнулся Павел, вставая. - А ты боялся. Ничего же страшного, так?
   Стоило отправить Милу очередное сообщение, и заодно поведать в нём об услышанных в течение этого разговора сведениях.
  
   В ответном сообщении, полученном во время следующего сеанса связи через сутки, ничего не говорилось о найденной Павлом информации. Зато содержалось недвусмысленное распоряжение: "Держись поближе к Марне. Возможно, мне вскоре понадобится мой корабль". Вот и старайся, узнавай важные сведения. От Армики до Марны Павел мог добраться за три перехода, поэтому Павел на присланное распоряжение особого внимания не обратил. Только сделал себе зарубку в памяти, - не соглашаться на сделки, требующие длительных рейсов в далёкие края.
  
   Планета Галога не могла похвастаться ни богатой растительностью, ни разнообразным животным миром. Единственные формы жизни, обитающие за пределами нескольких укрытых под куполами посёлков, представляли собой царство бактерий, в основном сине-зелёных водорослей. Да и те были завезены сюда двадцать лет тому назад.
   Гораздо более примечательным являлось местонахождение планеты. Это было самое далёкое из забравшихся в нейтральную зону людских поселений, - семь стандартных переходов от границы. С самого основания колонии все без исключения предрекали, что она не протянет и года до того момента, когда на её орбите покажутся тяжёлые бомбардировщики архов. Но шло время, а люди всё ещё жили на Галоге.
  
   - Не угостишь девушку? - послышалось традиционное начало. Павел лениво поднял глаза. Проститутка полностью соответствовала своему голосу. Такая же тусклая, уставшая и унылая.
   - А у тебя подружки нет? Поулыбчивей? - без особой надежды поинтересовался парень. После расставания с Машей юноша перестал чураться продажной любви. Но конкретно этот экземпляр вдохновения у него не вызывал.
   - Нет. Я одна сегодня, - ответила девица так же тускло.
   - Два пива. Импортных, - со вздохом заказал Павел.
   Глупо, конечно, ожидать чего-то яркого в единственном баре на одинокой станции возле захолустной планетёнки, ничем иным, кроме храбрости (или, вернее, тупого упрямства) её жителей, не примечательной. Интересно эта-то местная? Или прилетела сюда когда-то? Впрочем, чего гадать, если можно спросить?
   - Прилетела, - подтвердила девица. - Давно уже, лет семь назад. Или восемь. От местных ты ничего такого не дождёшься. У них, типа, религия. С чужими нельзя.
  
   Допивать своё пиво она явно не спешила. Да и с чего ей спешить, если Павел был единственным посетителем в баре? Оживлённым трафиком эта система точно похвастать не могла. Павел привёз сюда с Армики груз медицинских препаратов и промышленного оборудования, который, по словам карго-диспетчера, ожидал попутного корабля целый месяц. Собственно, груз этот он взял, чтобы не лететь с совсем уж пустыми трюмами. Основной причиной появления здесь "Милу" был специальный заказ от мужчины, который представился, как предводитель и религиозный лидер этой небольшой колонии. Кстати, надо бы расспросить у этой девицы, что он из себя представляет. Как бишь его по имени? Димон? Дилман?
   - Дидмон, - кивнула проститутка. - Самый психованный из всех этих психов внизу. И, типа, самый главный у них там. Без его разрешения они даже пёрнуть не смеют.
   - А здесь, на станции, он власть имеет? - уточнил Павел.
   - Не-а, - мотнула она головой. - Единственный катер у старика Джуи. А он ни одного психа сюда в жизни не привезёт. Они все повёрнутые. Увидит вот один такой, что мы тут пиво пьём...
   - И что сделает?
   - Убьёт всех нас. Типа, что б своё тело не разрушали. А потом сам себе мозги вышибет. Потому что на Подобие Божье руку поднял.
   - Подобие Божье?
   - А-аа, это у них там шиза такая, - махнула девица рукой. - Вроде как давным-давно был такой чувак, Бог. Он, типа, всё-всё создал. И звёзды, и планеты, и даже дерьмо всякое. Быстро всё сделал, за неделю, вроде как, управился. А в последний день слепил из всякой грязюки своё подобие, подул на него, и получился человек. Поэтому людей, типа, трогать нельзя. Они на того чувака похожи.
   - А деньги у этого Дидмона есть? - нахмурился юноша.
   - Да вроде как есть, - пожала она плечами. - Не знаю сколько, но оборудование он постоянно какое-то заказывает, некоторое больше тысячи кредитов стоит. И вроде как ещё никто не жаловался, что ему не заплатили.
   - Что за оборудование?
   - Ну, типа, чтобы планету менять. Я в этом не разбираюсь. И ещё он погонщикам платит, чтобы они лёд ему таскали.
   - Погонщикам?
   - Ну, есть тут парни. На буксирах ходят. Цепляют самые здоровые астероиды, которые изо льда состоят, притягивают сюда и в атмосферу спускают. Типа, чтобы там внизу воды стало побольше. О, вот и погонщик, лёгок на помине!
   Проститутка быстро опрокинула в горло остатки пива и вскочила навстречу толстому бородачу, входящему в бар. "Погоди крошка, успеем ещё повеселиться!" - гудел тот на всю комнату. - "Дай горло промочить!" Павел заплатил и вышел. Нужно было найти этого старика Джуи и договориться о перевозе груза на поверхность планеты. Заодно и самому туда попасть. Узнать, наконец, что за особый заказ имеется к нему у Дидмона.
  
   Джуи оказался крепким сухопарым мужчиной преклонных лет. За доставку особы Павла на планету он запросил помощь в погрузке его планетарного катера. За доставку самого груза Джуи платы вообще не взял, - её оплачивал Дидмон. Посадка на катере происходила в точности, как обычно.
   Сначала ты тормозишь, чтобы снизить свою орбитальную скорость, и немедленно начинаешь падать. При этом скорость твоя за счёт гравитации увеличивается, - вот такой вот парадокс. Некоторое время спустя входишь в сравнительно плотные слои атмосферы и тормозишь о неё. В конце концов, включаешь гравитационные двигатели, да ещё вдобавок формируешь силовое поле таким образом, чтобы при обтекании аппарата поток набегающего воздуха создавал подъёмную силу, и переходишь в горизонтальный полёт. Начиная с этого момента, планетарный катер представляет собой, фактически, просто большой флаер.
   Гораздо интересней происходит взлёт. Комбинации гравитационных двигателей и силового поля хватает лишь, чтобы вывести катер на параболическую орбиту с высшей точкой в тридцать-семьдесят километров, - в зависимости от силы тяжести на планете и плотности её атмосферы. Потом приходиться включать реактивный движок. И даже с ним обычно дальше низкой орбиты не улетишь, - кончится невеликий запас топлива. Поэтому такие катера и называют планетарными, - они действую только вблизи планет.
  
   Самый большой посёлок под куполом, в котором, в числе всего прочего, располагалась и резиденция Дидмона, носил незамысловатое название Центральный. Атмосфера Галоги была в несколько раз плотнее, чем у планет земного типа (вроде той же Марны), и на 96 процентов состояла из углекислого газа. Остальное - по большей части оксид серы и водяной пар. Температура на поверхности колебалась чуть выше точки замерзания воды, даже на экваторе.
   В общем, не самые гостеприимные условия. Поэтому катер сходу залетел в большой грузовой шлюз, пристроенный сбоку к куполу, и только оказавшись внутри, приземлился. Немедленно появившиеся местные жители принялись сноровисто разгружать аппарат. Из рассказов проститутки, имя которой Павел так и не удосужился узнать, юноша представлял себе затянутых в монашеские рясы аскетов.
  
   На деле встреченные им сектанты оказались обычными мужчинами, одетыми в стандартные одеяния колонистов (куртки, брюки, высокие ботинки на липучках), разве что все поголовно с бритыми головами и непривычно молчаливые. Один из них подошёл к Павлу.
   - Что ты ищешь здесь, чужестранец? Желаешь познать Истину?
   - Меня пригласил для разговора ваш предводитель, - заявил юноша, твёрдо глядя собеседнику в глаза. - У него ко мне дело.
   Имя Дидмона он решил в лишний раз не трепать, - кто знает, как тут к этому относятся? Спросивший его мужчина молча повернулся и пошагал прочь, жестом велев следовать за собой. Спустя непродолжительное время они вышли на большую площадь, посреди которой возвышался христианский храм.
   Павел не слишком разбирался в архитектурных тонкостях (а точнее говоря, до попадания сюда вообще не разбирался, все познания на данную тему были почерпнуты им из обучающих баз), поэтому не мог навскидку определить, к какой конфессии принадлежало это культовое сооружение. Башни, все пять, увенчивались остроконечными конусообразными крышами, а не характерными русскими "луковками". А кресты на их верхушках были похожи на христианские, но не православные, - только с одной перекладиной. Вот и всё, что парень мог сказать по поводу данного здания.
   Юноша уже было подумал, что резиденция Дидмона расположена где-то в недрах храма, но, выйдя на площадь, его проводник свернул и подвёл парня к одному из окружающих открытое пространство каменных двухэтажных домиков, ничем не выделяющемуся среди соседей. Перед дверью мужчина остановился, взялся за массивное кольцо на двери и дважды гулко ударил им по толстому дереву.
   - Дидмон внутри и ждёт тебя, чужестранец, - сказал он юноше, перед тем, как убраться прочь. - Входи.
  
   Павел потянул на себя тяжёлую створку и оказался в тёмной прихожей. Прямо перед ним начиналась лестница на второй этаж. Там наверху была открыта дверь, и из неё лился поток света. "Входи, чужестранец!" - послышалось оттуда. Дидмон оказался высоким худым стариком с абсолютно лысой головой и костистым морщинистым лицом. Вот, наверное, в подражание кому колонисты брились наголо.
   Старик взглянул на парня пронзительным взглядом и жестом предложил сесть на простой деревянный стул с высокой спинкой, стоящий перед письменным столом. Сам предводитель, впрочем, уселся вслед за гостем на точно такой же стул, только стоящий по ту сторону стола. Вообще, обстановка в помещении оказалась поистине спартанской. Помимо стола со стульями, здесь имелись только шкаф-бюро и распятие на стене. Настоящее распятие, с фигуркой Христа.
   - Приветствую тебя, Павел, - начал хозяин неожиданно мягким голосом. - Заранее приношу свои извинения за то, что не называю тебя "господином", но у нас тут нет господ.
   - Ничего страшного, - заверил его юноша. - Как мне звать тебя?
   - Зови меня Дидмон. Мы здесь не употребляем алкоголя, но ты наш гость, и на тебя не распространяются наши запреты. Желаешь пива? Или вина, может быть?
   - А что вы обычно здесь пьёте?
   - Ты вежлив. Хорошо. Могу предложить горячий настой из трав. Несколько необычный вкус и, кроме того, оказывает лёгкое стимулирующее действие.
   - С удовольствием попробую, - кивнул парень.
   Дидмон взял со стола небольшой колокольчик и позвонил в него, крикнув куда-то за пределы комнаты:
   - Грета, тии бринген!
  
   В ответ на зов немедленно явилась молодая девушка в закрытом платье, украшенном кружевами, с длинным пышным подолом, а также в чепчике на голове. Она несла в руках поднос с фаянсовым чайником и двумя кружечками. Поставив поднос на стол, девушка безмолвно удалилась.
   - Грета, моя внучка, - ответил Дидмон на незаданный вопрос. - Она помогает мне по дому. Я вижу, ты хочешь спросить что-то, перед тем, как мы начнём разговор? Прошу тебя, не стесняйся.
   - Да, - кивнул Павел, наблюдая, как старик разливает из чайника по чашкам напиток. Больше всего это было похоже на "деревенский чай": без собственно чая, только разные луговые и лесные травы. - Вы так далеко забрались от границы. Как получилось, что архи вас до сих пор не уничтожили?
   - Все это спрашивают, - улыбнулся Дидмон.
   - И что же вы отвечаете?
   - Нам помогает Господь, - абсолютно серьёзно ответил старик. Он указал рукой в окно, за которым виднелся храм. - Каждый день утром, в полдень и вечером мы молимся, чтобы отвести эту беду, и Бог помогает. Он закрывает глаза этим мерзким тварям, чтобы они не обнаружили нашу планету.
   - Извини, Дидмон, я не слишком верю в это объяснение, - покачал головой парень.
   - Другого у меня нет, - спокойно ответил Дидмон. - Теперь, когда ты задал свой вопрос, позволь мне рассказать, зачем я тебя сюда позвал.
   - Хорошо, - кивнул Павел.
   - Что ты знаешь про эту систему?
   Предводитель послал к нему на нейросеть файл с описанием звёздной системы. От неожиданности юноша вздрогнул и посмотрел на старика широко раскрытыми глазами. Тут в этом доме везде царила такая архаическая обстановка. Вот уж никак не ожидал, что люди здесь умеют пользоваться нейросетями.
  
   - А ещё у нас тут и компьютеры имеются, - тонко улыбнулся старик, явно потешаясь над охватившим парня удивлением. - И даже установка туннельной связи.
   - А-кхм. Приношу свои извинения, - смутился юноша и, справившись со своим изумлением, продолжил. - Это необитаемая система. Недалеко отсюда, пара переходов. Ещё дальше в сторону архов. Судя по этим данным, во времена войны там состоялось грандиозное сражение.
   - Много кораблей погибло, - кивнул старик. - И со стороны Империи, и со стороны архов.
   - Твой заказ как-то касается погибших кораблей? - высказал Павел своё предположение.
   - Верно, - улыбнулся Дидмон. - Там осталось множество относительно исправного оборудования, которое пригодилось бы нам здесь. И ещё больше ценного металлолома, который мы можем переплавить и продать.
   - Ты предлагаешь мне слетать туда и привезти сюда все эти вещи?
   - Что-то сюда, что-то в другие миры. Мы заплатим за всё, что покажется нам нужным, и что ты согласишься нам продать. Твоя выгода в том, что тебе не придётся летать далеко, чтобы сбыть товар. Наша выгода в том, что мы покупаем оборудование дешевле, чем нам привезли бы из Содружества.
   - Намного дешевле?
   - На десять процентов в минус от той цены, которую тебе бы дали на Армике.
   Армика располагалась в пяти стандартных переходах отсюда.
   - Но зато тебе не придётся тратиться на перелёт туда, - продолжил Дидмон.
   - Звучит заманчиво, - ответил Павел. - Но потрошить погибшие корабли - достаточно опасное занятие. Я уж не говорю про то, что там гораздо чаще можно встретить архов.
   - Я дам тебе сведения о расположении всех остатков и всю информацию по ним. Включая все известные нам коды доступа. И карту уцелевших минных полей. С местоположением действующих до сих пор дронов. Всё это ты получишь, если мы заключим сделку. Там действительно несколько опасно, но если быть осторожным, можно слетать туда и вернуться с добычей. Мы уже посылали так пилотов.
   - Посылали? И что с ними случилось?
   - Они вернулись, - Дидмон пожал плечами. - Ну, большинство из них.
   - Почему тогда они не продолжают летать туда снова и снова?
   - Они продолжают. Но этого мало. Нам бы хотелось большего. Поэтому мы постоянно ищем новых смельчаков.
   - Если они продолжают, почему я не встретил их на станции?
   - Не слишком многие желают лезть в лапы к архам. Сделают несколько рейсов, продадут товар и улетают в более спокойные места. Потом иногда возвращаются, иногда нет. К тому же у нас тут не слишком много развлечений. Им здесь просто скучно. А жаль. В той системе ещё столько всего полезного, что можно было бы привезти.
   - Хорошо, я согласен. Но только если вы дадите мне минус пять процентов от цены на Армике.
   - Отлично! Значит, мы договорились. И у меня остался последний вопрос.
   - Да?
  
   Перед тем, как спросить, старик помолчал полминуты, раздумывая.
   - Там, на станции, есть падшие женщины. Ты касался их? - Дидмон пронзительно уставился прямо в глаза юноше. Павел вспомнил потасканную проститутку в баре, усмехнулся и покачал головой.
   - А наркотики, дитя моё? - продолжал допытываться проповедник. - Ты употребляешь эту гадость?
   - Нет, ни разу не пробовал. Это имеет какое-то значение? - перед тем, как ответить, старик удовлетворённо откинулся на спинку стула.
   - Тогда ты достаточно чист перед Господом, насколько это вообще возможно для чужестранца. Я предлагаю тебе отужинать с нами и переночевать в моём доме. Здесь гораздо комфортнее, чем на станции. И, возможно, комфортнее, чем в каюте твоего корабля. Смею тебя заверить, отнюдь не каждый чужестранец удостаивается такой чести. А завтра с утра я дам тебе те сведения, о которых я говорил.
  
   Перед ужином пришлось подождать, пока не пройдёт время вечерней молитвы. Павел остался в кабинете Дидмона и мог наблюдать, как всё население посёлка, включая стариков и маленьких детей, - некоторых несли на руках, - стекается на площадь и входит в широкие двери храма. Спустя несколько минут оттуда послышались мощные звуки органа и слаженное пение хора. Потом на несколько минут всё затихло и снова послышалось пение. На этот раз гораздо более многоголосое и несколько менее стройное. Когда и оно затихло, народ начал выходить из храма. Дидмон покинул святилище одним из последних, уже через полчаса после окончания молитвы.
   Внучка его вернулась гораздо раньше и тут же принялась хлопотать над ужином на первом этаже. Там же располагалась и столовая, в которой Грета накрыла достаточно богатый стол. Перед тем, как приступить к трапезе, старик с внучкой помолились, причём Дидмон отдельно поблагодарил Господа за то, что он послал колонии нового добытчика (так старик охарактеризовал род занятий юноши). Молились, кстати, на ламийском языке, - Павел успел как-то его выучить по случаю. Во время еды все молчали. Только Грета постоянно вскакивала из-за стола, чтобы подать следующую перемену блюд или ещё как-то обслужить трапезничающих. После ужина она ушла на кухню мыть посуду, а хозяин повёл Павла показывать выделенную ему на ночь комнату.
  
   Посреди ночи Павла разбудила нейросеть, которую юноша перед сном поставил в сторожевой режим. Кто-то подошёл к входной двери спальни, которую выделили парню на ночь. Он активизировал бластер, надетый на правую руку, - вместе с трусами, этот предмет составлял сейчас всё его одеяние. Не доверял юноша обитателям этого дома, поэтому лёг спать вооружённым. В принципе, не впервой. Бластер нисколько не мешал ему спать. Дверь, тем временем, тихонько отворилась. Послышались тихие осторожные шаги, и тёмная фигура легонько проскользнула к постели Павла. Дверь перед этим она тщательно закрыла.
   - Кто ты, и что тебе нужно? - шёпотом спросил юноша.
   Лёгкий звёздный свет, струившийся из окна, принёс ему ответ на первый вопрос. У его кровати на коленях стояла Грета. Интересно, подумал парень про себя, что сделает Дидмон, если узнает, что его внучка нанесла визит в спальню к незнакомому мужчине? И что сделают после этого с ним самим? Счастье ещё, что, судя по тому немногому, что удавалось разглядеть, девушка была полностью одета. Даже чепчик свой нацепила.
   - Прошу прощения, брат Павел. То есть, я хотела сказать, господин Павел, - запинаясь, начала девушка, тоже шёпотом. - Это я, Грета. Извини, что разбудила тебя. Я хотела спросить одну вещь. Можно, господин Павел?
   - Ну, спрашивай, - прошептал в ответ юноша.
   - Ты ведь был... там?
   - Там?
   - В других мирах?
   - Да. Во многих.
   - А правда, что у вам там не молятся Господу каждый день?
   - Правда.
   - И ваши мужчины разрушают своё тело алкоголем и наркотиками?
   - Некоторые разрушают, - подтвердил он. - И не только мужчины.
   - И ваши женщины бесстыдно ходят с обнажёнными руками и ногами, с непокрытой головой?
   - Когда как. Некоторые ходят.
   - И у вас там есть падшие женщины, что дозволяют мужчинам видеть себя без одежды и творить непозволительные вещи?
   - Есть и такие.
   - А правда, что ваши женщины отрицают Дар Господень и убивают своих нерождённых детей?
   - Ну, некоторые убивают. Но это редко случается.
   - И что меж вами царит ложь и недоверие, и все преисполнены алчностью?
   - Не все, но... В общем, хватает и этого тоже, - Грета замолчала, явно находясь в крайнем потрясении.
   - Как же вы там живёте? - наконец спросила она совсем уж тихим голосом.
   - Вот так как-то живём, - несколько сокрушённо признался юноша.
   - Понятно, - прошептала девушка. Как-то уж очень опечалено. - Извини, что побеспокоила тебя. Спокойной ночи.
   И ушла. Всё так же тихонько, стараясь не шуметь. А Павел ещё долго не мог уснуть.
  
  Глава 13
   Система не имела названия. Обычно его дают по обитаемой планете, - у этого же светила не то чтобы с обитаемыми, вообще с планетами оказалось не густо. Красный карлик, один из многих, по причине малой мощности своей термоядерной топки до сих пор не мог пережечь весь свой водород, и ещё долго не сможет. Освещённые тусклым светом нестареющей звезды, на пространстве в десятки и сотни миллионов километров были разбросаны искорёженные металлические остовы и обломки. В равнодушной безграничности космоса, среди одиночества пустоты продолжали свой вечный полёт промороженные тела людей и Чужих.
  
   Вряд ли сейчас кто-то, кроме историков, вспомнит, по какому стечению обстоятельств именно в этой системе сошлись две армады космических кораблей. Они долго маневрировали, постоянно меняя место дислокации, кочуя от одной звезды к другой. Каждая из двух сил жаждала ударить вглубь условной и зыбкой линии фронта, прорвать тонкую завесу военных баз и заваленных минами приграничных систем, нашпигованных "москитным флотом". Ударить по живому, по густонаселённым планетам врага. Однако противник не хотел допустить такого исхода и подкарауливал вражеский флот на полпути. Тот, не желая тратить силы в бою, отступал и пробовал прорваться в другом месте. Или же сам пытался подстеречь оппонента, имеющего точно такие же намерения.
   В конце концов, противоборствующие стороны решили, что проще будет сойтись в генеральном сражении, одним мощным ударом смести с доски фигуры противника и положиться на то, что оставшихся в строю кораблей хватит для прорыва. Подробности опять же могли бы поведать историки, подавляющему большинству современников известен только итог, - два флота фактически уничтожили друг друга. Повреждённые корабли, потеряв больше половины собратьев, уползли к своим базам, зализывая раны. Не в первый раз. Это было уже третье подобное сражение. Предпоследнее. И люди, и архи оказались весьма настойчивыми в попытках уничтожить друг друга. Они повторяли их, даже когда всем стала понятна полная бесполезность подобного пути.
   После четвёртого взаимного избиения Ротарская империя и поддерживающая её в благожелательном нейтралитете Ламийская поняли бесперспективность попыток заставит Чужих силой отдать нужные для продолжения экспансии системы. Был заключён мирный договор. Создана демилитаризованная зона. И остались четыре огромных кладбища погибших кораблей (не считая всякой мелочи, схватки кипели повсеместно).
  
   Примечательно, что только самое первое, Ароканское сражение получило собственное имя. Возможно потому, что в тот раз флот архов уже прорвался на населённую территорию (к слову, до сих пор контролируемую Империей), в систему Арокана. Теперь там находился грандиозный мемориал из нескольких стащенных в одно место разбитых суперлинкоров. Туда возили на экскурсии школьников, этому сражению были посвящены книги и песни, фильмы и спектакли. Остальные три побоища канули в Лету.
   Оставшиеся там относительно ценные вещи растаскивали мародёры. Причём только люди, что характерно. Ни разу не видели ни одного арха, потрошащего погибшие корабли. Зато Чужие с удовольствием отстреливали занимающихся этим людей. Те быстро поняли, что мародёрство - штука смертельно опасная, и постепенно переключились на другие, более спокойные способы заработка. Да и самое дорогостоящее из флотского имущества к тому времени уже успели выдрать. Потом на долгие годы про эти кладбища вообще забыли.
   И вот, пятнадцать лет тому назад, и два с половиной десятка лет после окончания войны, про одну такую летающую свалку вспомнил некто Дидмон, предводитель небольшой колонии на Галоге. Именно на полученные от продажи переплавленного металлолома деньги жило это поселение все последние годы.
  
   Когда-то это было крейсером. Возможно, он даже носил своё гордое имя, хотя, говорят, ближе к концу войны на простые крейсера имён уже не хватало, и обходились номерами. Павел не стал соваться к громадам линкоров, хотя их местоположение было подробнейшим образом обозначено на предоставленной юноше карте. Линкоры "разрабатывали" уже много лет и наверняка успели снять там всё самое вкусное. Касательно же данного крейсера имелась лишь скупая пометка: "По результатам широкополосного сканирования здесь имеется большая масса металла", и это внушало оптимизм.
   Карта, которую дал парню Дидмон, составлялась на протяжении всех пятнадцати лет. И сам Павел, по условиям контракта, должен был вносить в неё всю полученную им в ходе изысканий информацию. Вот и сейчас, прыгнув в указанный район, проведя сканирование узким радарным лучом и обнаружив бывший крейсер, парень подробнейшим образом записал в свою копию файла точное местоположение мёртвого корабля, его курс, скорость, а также тип, класс и ориентировочно степень повреждений, - около семидесяти процентов.
   Это было ещё нормально. Меньше, чем на шестьдесят процентов, здесь вообще ни у одного корабля повреждений не встречалось. Военные корабли - весьма надёжная вещь, и менее побитые экземпляры просто-напросто улетели отсюда своим ходом. В крайнем случае, были утащены на буксире.
  
   Дидмон дал Павлу все возможные коды доступа, - на случай, если в останках кораблей затаится до сих пор действующая система контроля за окружающим пространством. Секретность с этих кодов уже давно сняли. Но, как правило, это было не нужно. Системы связи никогда не пытались делать особо долговечными, - их слишком часто меняли, по мере принятия на вооружение новых поколений. Упор делался на быстродействие. То же относилось и к модулям искусственного интеллекта, - их вообще устанавливали в виде легко снимаемых и заменяемых модулей. Из-за деградации тонких квантоворазмерных структур внутри микроэлектронных элементов последние к настоящему времени в большинстве своём уже вышли из строя, и в трёх случаях из четырёх подлетающего к искорёженному остову мародёра встречала лишь мёртвая тишина.
   Так вышло и сейчас.
   Возможно, впрочем, дело было не столько в деградации электроники, сколько в отсутствии питания. Все три термоядерных реактора на крейсере были разбиты прямыми попаданиями (вместо одного из них так и вовсе зияла сквозная прореха в корпусе) и энергию дать не могли даже при всём желании. Хотя как раз в реакторах обычно устанавливали надёжную, кондовую электронику. Ещё бы, её-то можно поменять только вместе с самим реактором. А на аварийном питании, если оно и было, корабль сорок лет не протянет. Поэтому темнели холодные гигантские дюзы, не ворочались массивные пушки, молчали мощные радары и радиопередатчики.
   Радовало, что крейсер, по всей видимости, расстреляли в упор: были повреждены лишь маршевые двигатели и реакторы. Всё остальное выглядело на первый взгляд целым. Обычно перед завершающим ударом корабли долго корёжили снаружи, уничтожая установленное на броне и непосредственно под ней ценное оборудование.
  
   Недолго думая, Павел пристыковал "Милу" прямо внутри упоминавшейся выше прорехи на месте реактора. Радиацией здесь давно уже и не пахло, а торчащие, словно частокол, искорёженные балки силового набора корпуса весьма надёжно прикрывали маленькое судёнышко от недобрых глаз. С того момента, как парень прилетел в эту систему, архи ещё не появлялись, однако, по данным Дидмона, их патрульные крейсера наведывались сюда чуть ли не каждый день. Требовалось соблюдать осторожность.
   Перед отлётом предводитель дал Павлу во временное пользование бригаду ремонтных роботов, - двенадцать штук, управляемых из единого центра. Сейчас эти металлические сороконожки, суча маленькими лапками, выползли наружу через открывшийся грузовой люк и прикрепили корпус "Милу" к остаткам крейсера сеткой из тонких металлических тросов. Теперь можно было отключить стыковочные силовые захваты, и снизить тем самым потребление энергии, а также уровень излучаемых в пространство электромагнитных шумов. Потом роботы вытащили из трюма свой управляющий центр, подключили заключённый там искин к остаткам аварийной сети внутренней связи и дружно понеслись к различным оконечностям огромного корабля на разведку. Радиосвязью старались по возможности не пользоваться.
   Первым пунктом наиболее желанного для Дидмона оборудования стояли управляющие различными подсистемами крейсера искины. Увы, ни одного сколько-нибудь крупного "железного идиота" на борту в исправном состоянии не сохранилось. При эвакуации остатков экипажа все они были тщательным образом уничтожены. Дальше по списку шли элементы систем жизнеобеспечения (их на корабле имелось много, на каждый отсек по две-три автономных). Тут ситуация обстояла гораздо лучше, почти все эти элементы остались на своих местах. И даже в подавляющем большинстве своём начинали функционировать, когда роботы подключали к ним аварийное питание от собственных источников. Их старались делать очень надёжными, с минимумом самой простой электроники, остальное всё на механике. Все эти элементы снимались, вместе с хранящимися на соответствующих складах запчастями. Живущим под куполами колонистам на Галоге они все требовались позарез. Новые посёлки под куполами возводились постоянно, их требовалось обеспечить устройствами для очистки воздуха и воды.
   Третьим пунктом значились системы вооружения. Плазменные, лазерные, импульсные, гравитационные пушки, системы запуска ракет и пространственных мин, - всё это можно было надеться починить и продать. К сожалению, самые важные их элементы, а именно системы управления огнём, также были демонтированы или уничтожены. Приходилось довольствоваться собственно пушками, а также нерастраченными в бою ракетами и прочими снарядами. Последних, правда, тоже осталось совсем немного, - видать, крейсер дрался до исчерпания боезапаса. Да и те, что были, наверняка уже не взрывались, - содержащийся в термоядерных зарядах тритий по прошествии лет по большей части неминуемо распался.
   Кроме того, в списке содержалось медицинское оборудование. Даже без "мозгов" оно крайне пригодилось бы колонистам, все эти выполненные с великолепной точностью микроманипуляторы из коррозиестойких материалов, зонды и биодатчики с обработанными неотторгаемым покрытием поверхностями, химически стойкие небьющиеся резервуары и прочее. Определённую пользу могли принести и оставшиеся на борту ремонтные киберы. Сами они, скорее всего, уже не действовали, но вмонтированные в их металлические "тела" инструменты возможно было извлечь. Ну и корабельные мастерские, с их универсальными станками. Другого оборудования тоже хватало набрать. Если не для использования по прямому назначению, то как источник деталей из обладающих определёнными характеристиками сплавов.
  
   В результате всего через шестнадцать часов трюм "Милу" был набит под завязку, - и это только с одного крейсера! Отрезвление наступило, когда по завершении процесса разграбления флотского имущества Павел сел и посчитал ожидаемый барыш, согласно полученным от Дидмона расценкам.
   Для простоты считал, что, за исключением систем жизнеобеспечения, ничего из добытого оборудования не работоспособно. А это, скорее всего, было именно так, по крайней мере, запустить на скорую руку ремонтным киберам ничего не удалось. Тогда всё идёт по статье "запчасти и металлолом". Полный трюм выходил стоимостью всего восемь тысяч! Из них пять - это всё те же навязшие в зубах элементы систем жизнеобеспечения. Да, конечно, восемь тысяч меньше, чем за сутки, - не самый плохой заработок. Но бывало и лучше. И это ещё Павел снял с крейсера сливки, если в следующий свой визит он продолжит изыскания в этой же груде металла, - будет ещё меньше. Хорошо, что копаться снова в том же самом крейсере парня никто не заставлял. Выявленных широкополосным сканированием груд металла тут хватало.
   Приходилось учитывать ещё такую малость, как предшественники. Да, за последние лет тридцать пять на борту погибшего исполина никто не побывал. Но вот до этого там порезвились изрядно, - киберы не раз обнаруживали места, из которых с мясом выдрали дорогостоящие приборы или просто детали из ценных сплавов. Причём неведомые коллеги в своё время точно знали, где что искать, и такие места встречались с завидным постоянством. Кроме того, явственно присутствовал системный подход. Допустим, обнаружено, что у нескольких турбин такого-то типа отломаны лопатки, сделанные из особого жаропрочного сплава, - можно быть уверенным, что во всех остальных однотипных агрегатах на крейсере эти запчасти тоже не останутся на месте.
   Сам Павел, а также управляющий ремонтниками искин подобным уровнем знакомства с внутренним устройством крейсера похвастать не могли. Рассекретить эти данные ещё не успели.
  
   В систему Галоги юноша возвращался в расстроенных чувствах. Можно, конечно бы, надеяться, мол, это сегодня так не повезло, а вот в следующий раз отыщется что-нибудь стоящее. Но это надежды кладоискателя. Павел, несмотря на присутствие некоторой доли авантюризма в характере, таковым не был. Свой прибыток он привык строить на точных прогнозах и расчётах.
   Именно во время таких размышлений к нему за столик подсел Джуи. Павел как раз выпивал в баре на орбитальной станции, куда он пристыковался полчаса назад.
   - Здравствуй, - начал беседу пилот и владелец единственного планетарного катера на станции. - Значит, это ты теперь новый добытчик Дидмона?
   - Привет. Если под словом "добытчик" ты понимаешь типа, который летает к месту большой битвы и потрошит останки кораблей, то да, я это самое и есть. Выпьешь?
   - Не откажусь. Брог, если можно.
   - Бармен! - позвал Павел. - Два брога, пожалуйста. За мой счёт.
   - Благодарю, - Джуи обхватил стаканчик с брогом ладонями. - Ну и как впечатления?
   - От этого кладбища? Так себе. Не очень большой заработок.
   - Не все это так быстро понимают, - ощерился собеседник в саркастической улыбке. - Некоторые продолжают летать снова и снова. Пока в один прекрасный момент не попадаются на прицел к архам. Или им не надоедает.
   - И многие попадают на прицел? - поинтересовался парень.
   - Примерно каждый третий.
   - А остальным надоедает?
   - Ага. Тоска тут смертная.
   - Знаешь, Джуи, складывается ощущение, что ты пытаешься меня отговорить, - заметил Павел.
   - Кто ж тебя может отговорить? - развёл руками старик. - Ты взрослый человек, сам можешь решать, что тебе делать.
   - А ты мне только хочешь дать один маленький бесплатный совет? - предположил юноша, вопросительно приподняв бровь.
   - Что-то вроде того, - хитро прищурившись, ответил Джуи.
   - И какой же? - спросил Павел.
  
   Перед тем, как продолжить, собеседник помолчал пару минут, сосредоточенно рассматривая парня.
   - Если они попытаются обратить тебя в свою веру, беги, - наконец, выдал он с совершенно серьёзным лицом. - Не слушай, что они тебе скажут, просто беги. Сматывай удочки.
   - А что, были прецеденты? - удивился юноша. - Они кого-то обращали?
   - Да. И много. Взрослые самостоятельные люди, все со своими кораблями, десятки их, наслушавшись речей этого фанатика Дидмона, забывали обо всём. Бросали семьи, у кого были. Или ещё хуже, привозили эти семьи сюда. Оставляли свой бизнес. И начинали раз за разом летать к погибшим кораблям, пока не погибали под пушками Чужих.
   - Это та треть, о которой ты говорил?
   - Да. Для них всё оканчивалось, как только они соглашались нацепить себе на шею вот такую штуку.
   С этими словами Джуи выложил на стол крестик. Простой маленький крестик из тёмного дерева с вырезанной фигуркой распятого Христа.
   - А остальные две трети? - поинтересовался Павел, рассматривая вещицу.
   - Они вовремя сматывались.
  
   Предварительная оценка Павла оказалась близкой к истине. Дидмон действительно оценил его добычу в восемь с половиной тысяч. И снова пригласил юношу остаться на ночь в его доме. Но только с одним отличием. Сегодня они ужинали не втроём. Когда парень спустился в столовую (до этого он сидел в кабинете), то обнаружил там целую толпу. Полтора десятка мужчин и столько же женщин. И количество еды на столе увеличилось соответственно.
   Как оказалось, в этот день Дидмон пригласил на вечер своих сыновей и дочерей с супругами. Не просто так пригласил. Каждый из собравшихся здесь мужчин являлся предводителем одного из имеющихся на Галоге посёлков. Разумеется, чтобы получить под своё начало посёлок, совершенно необязательно было родиться сыном Дидмона или жениться на одной из его дочерей. В конце концов, их, этих посёлков, на планете насчитывалось намного больше. Но как-то так получилось, что в родные руки предводитель колонии отдал все ключевые населённые пункты. И ужин, на самом деле, оказался натуральным производственным совещанием. Насколько Павел смог понять из разговора, такие устраивались каждые две недели.
   Всё происходило чинно и благородно. Вкушая какое-нибудь блюдо, Дидмон степенно обращался к одному из сыновей или зятьёв (женщины ужинали молча) и просил рассказать о произошедших за последние пару недель событиях. Тот так же степенно рассказывал об успехах, достигнутых за упомянутый срок подшефным посёлком, а также о проблемах, случившихся за тот же период. И предлагал способы решения последних (или докладывал об их успешном решении). Предложенные методы комментировались ещё двумя-тремя присутствующими, потом Дидмон важно кивал и выдавал что-то в духе: "Нужно сделать так, как говорит брат Сурено". Или ещё какой брат, - тут все обращались друг к другу на брат-сестра. За одним исключением: свою внучку Дидмон звал исключительно по имени. Грета, впрочем, своего деда тоже звала "братом".
  
   А ночью она снова пришла к Павлу в спальню. Тот предвидел что-то подобное и, будучи разбуженным посреди ночи своей нейросетью, ничуть не удивился.
   - Садись, - юноша приподнялся на постели, подтянув ноги, и указал на дальний конец кровати. - Незачем стоять на полу, колени заболят.
   - Нет, брат Павел! - замотала головой девушка. - Ой, то есть господин Павел.
   - Можешь звать меня братом, если тебе так удобней, - с улыбкой разрешил парень.
   - Хорошо, брат... Павел.
   - Ты всё-таки садись, - повторил он.
   - Я не могу! - отчаянно зашептала Грета. - Так нельзя!
   - Садись, - настоял юноша. - Я не могу разговаривать с девушкой, которая стоит передо мной на коленях.
   - Нет!
   - Мне позвать твоего деда? - вкрадчиво спросил Павел.
   - Не надо! - сдавлено прохрипела Грета.
   - Садись.
   Девушка неуверенно поднялась с колен и перебралась на кровать. На самый кончик. Павел удовлетворённо подвинулся, поднимаясь ещё выше на подушку, чтобы дать ей побольше свободного пространства. При этом укрывавшее его одеяло случайно соскользнуло с плеч, открывая весь торс до пояса. Грета заметила это, несмотря на царившую в комнате темноту, и стремительно отвернулась. Павел усмехнулся. Происходящее начинало казаться забавным. Теперь главное, чтобы Дидмон в самом деле не заглянул в эту комнату сегодня ночью. Как бы не пришлось тогда пробиваться обратно к планетарному катеру с боем.
   - Всё, можно смотреть, - прошептал парень, натягивая одеяло обратно до самой шеи. - Больше не страшно.
   Павел достал из-под подушки очки и надел их. Обыкновенные облегающие очки, похожие на солнцезащитные. Благодаря нанесённым на внутреннюю сторону экранам, он теперь видел всё, происходящее в комнате, как будто при свете дня. Надоело ломать глаза в потёмках. Ещё одни такие очки он кинул Грете.
   - Надень это, - попросил он.
   - А что это... ой! Я всё вижу! - в голос воскликнула девушка.
   - Тише, - шёпотом попросил юноша. - Видела раньше такие штуки?
   - Такие - нет, - ответила она, прикасаясь кончиками пальцев к вещице. - В шахтах горняки носят похожие, но там другие. Они большие и круглые... Ой, мне же нельзя говорить про шахты!
   Грета резко замолчала, закрыв рукой рот. Глаз не было видно, но лицо выражало крайнюю степень испуга. В чём дело?
   - Нельзя говорить про шахты? - удивился Павел.
   - Да. То есть, нет. Пожалуйста, не спрашивай!
   - Хорошо, не буду, - заверил её юноша. - Ну а ты о чём хотела поговорить?
   - Поговорить?
   - Ну, ты же зачем-то пришла сюда? - напомнил парень.
   - А! Да... - Грета зарделась. - Я хотела спросить ещё кое-что про другие миры.
  
   На этот раз внучку Дидмона интересовали, в основном, детали быта. Правда ли, что в Империи у всех имеются отдельные жилища? Квартиры? А что такое "квартиры"? А в какой квартире живёт Павел? Правда, что там есть специальные машины, которые моют пол и грязную посуду, стирают одежду, готовят еду? Действительно ли в каждой "квартире" есть отдельный визор, и по нему можно посмотреть всё что угодно, а не только то, что разрешит предводитель? Как так, нет предводителя? А кто говорит, кто какую работу выполняет сегодня? А кто распределяет продукты? Что значит "купить в магазине"? Что, прямо любое количество? Ах, насколько хватит денег! И что, можно каждый день есть то, что нравиться?
   Павел отвечал на эти и другие вопросы, размышляя про себя над невольным признанием Греты. Итак, на Галоге есть шахты. В которых, очевидно, что-то добывают. Что-то нужное для колонистов. Это неудивительно. На многих планетах есть шахты. Удивительно то, что это обстоятельство скрывают от чужеземцев. В том числе и от добытчиков. То есть, факт существования шахт является ещё большим секретом, нежели информация о кладбище кораблей в соседней системе. Почему? Дидмон боится, что добываемое там у него отнимут? Или заключённые под землёй ресурсы каким-то образом могут его компрометировать? Что же такое может быть?
   Увы, узнать что-либо от Греты не получилось. Даже самые осторожные попытки свернуть беседу на эту тематику оканчивались провалом. Девушка мгновенно замыкалась в себе, и разговорить её после этого удавалось с большим трудом. Одну только вещь Павел разузнал более-менее достоверно. Факт существования шахт являлся секретом именно для жителей других планет. Все остальные колонисты об этом были прекрасно осведомлены.
   За беседой время пролетело как-то незаметно. Спохватились, когда Павел случайно взглянул на часы. За окном уже начало светать. Раньше они этого не замечали, - в очках-то изменение освещённости не замечалось. Грета испуганно выбежала из комнаты. Прямо в очках, забыв их снять. Впрочем, неважно. Юноша всё равно собирался их подарить.
  
   - Джуи, я хотел бы спросить у тебя про одну вещь.
   - А именно?
   Владелец катера снова сидел, обхватив ладонями стаканчик с выпивкой. Такая у него была манера. Прилетев с планеты на станцию, Павел специально пригласил старика в бар пропустить стаканчик, чтобы этот разговор состоялся.
   - От одного колониста я случайно услышал упоминание о неких шахтах, - изложил парень несколько откорректированную версию событий. - Но когда хотел спросить, что за шахты, этот колонист тут же замолчал и ушёл.
   - И?
   - Ты что-то знаешь об этих шахтах?
   - Только то, что они существуют, - проворчал Джуи. - Сектанты скрывают всё, что с ними связано. Они даже пустую породу из этих шахт вывозят только по ночам и разбрасывают её подальше от посёлка, чтобы мы не заметили.
   - Ничего себе! - удивлённо воскликнул юноша. Не то чтобы он действительно был так удивлён, но хотелось поддержать разговор.
   - Ага, - кивнул собеседник. - Я не знаю, сколько у них там шахт. И уж тем более не в курсе, что они там добывают. Одно могу сказать точно. Чтобы это ни было, сектанты не продают свою добычу на сторону. На продажу у них идёт только то, что переплавят в своих печах из металлолома.
   - Понятно, - задумчиво проговорил парень.
   - Позволю дать ещё один маленький бесплатный совет, - подмигнул Джуи. - Не пытайся узнать что-либо об этих шахтах. Иначе не проживёшь долго.
   - Спасибо за совет, - кивнул Павел, вставая со стола.
   - Всегда пожалуйста, - пробурчал старик себе под нос, даже не оборачиваясь в сторону выходящего из бара юноши.
  
   Во второй раз Павлу опять попался крейсер. Но только не человеческий. И, ради разнообразия, не совсем мёртвый. При попытке просканировать его узким лучом, военный корабль начал посылать в сторону "Милу" кодированные радиоимпульсы, а потом, не получив ответа, попытался сам провести сканирование. Разумеется, безуспешно, поскольку Павел давно уже включил режим маскировки. На этом бы дело и кончилось, если б ту самую минуту в систему как раз не зашёл патруль архов.
   Активность полуживого собрата патрульный крейсер заметил сразу. И, разумеется, незамедлительно прыгнул поближе. Павел пережил пару весьма волнующих часов, пока архи рыскали в окрестностях, пытаясь нащупать что-то своими радарами. Когда Чужие, наконец, убрались из системы, Павел ради надёжности не стал немедленно снимать маскировку, а сначала пошёл в свою каюту вздремнуть ещё часиков на пять. Как раз самое то после бессонной ночи.
  
   Третья отмеченная на карте масса металла оказалась имперским кораблём. Но не крейсером. Эсминцем. Так, по крайней мере, для краткости перевёл для себя этот термин Павел. Официально корабли такого класса назывались "сверхтяжёлыми эскадренными ракетоносцами". Как следует из названия, основным их оружием были ракеты. Данный экземпляр, к примеру, мог выпустить тридцать шесть штук за несколько секунд, из шести револьверных установок.
   И выпустил в своё время, к сожалению. Боезапаса на эсминце не осталось, а пушки здесь стояли маленькие, скорее "для галочки". Да и те пришли в негодность, как и всё, что находилось снаружи корабля. Дело в том, что данный корабль когда-то убивали при помощи близких термоядерных взрывов. Ударная волна в вакууме не образуется, но под воздействием мощной радиации (как коротких электромагнитных волн, так и быстрых нейтронов), выделяющейся при взрыве водородного заряда, броня бывшего ракетоносца, а также всё, что было установлено поверх неё, оплавилось и деформировалщсь.
   Тем удивительней оказалась находка в командном центре корабля. Из пяти управляющих эсминцем блоков искина два до сих пор функционировали! Уже одно это тянуло на двенадцать тысяч гонорара, как только парень доставит их на Галогу. На всякий случай Павел велел ремонтным киберам снять все пять бочкообразных элементов. А также автохирурга и универсальный анализатор из единственного на весь ракетоносец медблока.
   Системы жизнеобеспечения, к сожалению, продолжали получать энергию от маленького вспомогательного реактора на протяжении многих лет, и полностью выработали весь ресурс. Нет, они по прежнему работали, внутри даже можно было находиться без скафандра, но вряд ли Дидмон много даст за такое старьё. Не хотелось возиться. Зато удалось снять сам вспомогательный реактор, вполне работоспособный, хоть и порядком изношенный. Ещё плюс две тысячи. Оба основных реактора погибли вместе со своим кораблём. Их, впрочем, и не удалось бы снять силами одной только дюжины киберов. А если б и удалось - всё равно ни один не поместился бы в трюм "Милу".
   Особо радовало, что с дней великой битвы на борт эсминца не ступали мародёры, - за исключением Павла.
   К сожалению, это была единственная удача за день. Остальные три отметки на карте не принесли никакой ощутимой прибыли. В двух случаях это оказались корабли Чужих. Искин даже примерно в них не ориентировался, равно как и в установленном там оборудовании, поэтому такие скопления металлолома Павел обходил стороной. А оставшаяся попытка привела к чему-то настолько искорёженному, разрушенному и оплавленному, что пилот, совместно со своим бортовым искином, так и не смогли это опознать. Вдобавок, от груды металла до сих пор "фонило", так что датчики радиации зашкаливали.
   Ну его нафиг, решил парень, прыгнул ко вчерашнему крейсеру, набрал там всякого мусора, чтобы забить до отказа трюм, и вернулся в систему Галоги.
  
   - Павел, я должен задать тебе вопрос, - сказал предводитель колонии, пронзительно глядя парню в глаза.
   - Конечно. Спрашивай.
   Внешне юноша был безмятежен, но подобное начало разговора ему не понравилось. Дидмон встал, походил по кабинету и снова сел на свой стул. Волнуется. Потянулся было к колокольчику, почему-то остановил руку на полпути, поморщился. Не хочет звать Грету?
   - Скажи, Павел, моя внучка приходила к тебе в комнату вчера ночью?
   - Да, приходила, - спокойно ответил парень.
   Выгораживать девушку он не собирался. Врать её деду в лицо - тем более. По крайней мере, пока. Честность - лучшая политика, всегда считал Павел. Если говорить по возможности правду, гораздо меньше шансов быть пойманным на лжи (что всегда плохо влияет на отношения между людьми), да и в собственном вранье не запутаешься.
   - Это хорошо, что ты честен, - проскрипел Дидмон каким-то неожиданно севшим голосом. - Что вы делали в это время?
   - Разговаривали, - всё тем же спокойным тоном признался парень.
   - О чём?
   - Она просила рассказать мне о других мирах.
   - Что именно?
   - О том, как там живут люди.
   - И ты рассказал?
   - Да.
   - А сама она что-то о нашем мире рассказывала?
   Вопрос был задан ровно таким же тоном, как и все предыдущие, и вроде бы ничего не сигнализировало о том, что ответ на него как-то особенно заинтересует предводителя. Павел же, который появление такого вопроса предвидел и все последние секунды лихорадочно размышлял, что на него отвечать, умудрился продолжить разговор, не сбившись и не изменив интонации.
   - Да.
   - О чём?
   - Как живёте вы здесь.
   Это тоже было правдой, но не всей.
  
   Дилемма заключалась в том, что Павел не знал, имеется ли у Дидмона полная запись их с Гретой вчерашней беседы. Если да, то старик знает о том, что его внучка случайно сболтнула юноше про шахты. Равно как и о том, что Павел потом пытался расспросить про них поподробней. В этом случае данный разговор не имеет своей целью получение нужной информации, и Дидмон просто играет с ним, как кошка с мышкой. Если же такой записи нет, то предводитель знает о содержании ночной беседы только со слов Греты, или даже просто из собственных размышлений. И сейчас хочет убедиться в правильности некоторых своих выводов.
   В первом случае врать бесполезно. Хотя сильно хуже от вранья, скорее всего, уже не станет. Во втором - лгать просто необходимо. Ради собственной безопасности. А также ради того, чтобы хотя бы частично вывести из-под удара девушку. Всё-таки, несанкционированный контакт с чужеземцем при компрометирующих обстоятельствах - это одно. А предательство интересов колонии - совсем другое.
   - И больше ни о чём? - как бы между делом уточнил Дидмон.
   - Вроде бы, больше ни о чём, - невозмутимо пожал плечами юноша. - Я, во всяком случае, больше ничего не помню.
   - Хорошо, Павел, - кивнул старик. На его лице по-прежнему не отражалось никаких эмоций. - Когда ты в следующий раз полетишь за добычей?
   - Завтра с утра, наверное.
   - Можешь снова остаться в моём доме на ночь, если хочешь. Не беспокойся насчёт Греты. Она не будет слишком строго наказана. Я отослал её к родителям.
   Приглашение переночевать - это что? Просто дань вежливости и партнёрским взаимоотношениям или попытка заманить в ловушку? Если первое, то предложение необходимо принять. Если второе... Юноша некоторое время колебался, потом почувствовал на правой руке успокаивающую тяжесть бластера и решился. "Уж не собираешься ли ты перестрелять всё население посёлка?" - ехидно спросил он сам себя. "Почему нет? Заряда хватит", - холодно отозвался себе же.
   - Да, конечно, Дидмон. Буду рад провести ночь в твоём доме, - спокойно отозвался парень.
   "Но бластер в эту ночь снимать с руки не стану", - закончил он про себя.
  
   Сегодня Павел решил рискнуть. Один из крейсеров, отмеченных на карте, был снабжён весьма любопытным примечанием: "Проникнуть на борт не удалось, кругом мины". А между тем, крейсер до сих пор оставался "в живых", то есть при попытке приблизиться начинал ругаться и требовать код доступа. Это значило, что там внутри сохранилось какое-то питание и живая электроника.
   Вот только мины...
   Каждая пространственная мина представляла собой фактически, маленький космический корабль. Только без экипажа. Зато с очень мощным термоядерным зарядом внутри. При появлении рядом подходящей цели, мина включала двигатель, приближалась к ней и взрывалась. Отдельные мины даже оснащали небольшим прыжковым приводом, позволяющим им миновать заградительный огонь жертвы. Примечательно, что для мин обычно использовался не тритиево-литиевый заряд, как обычно, а дейтериевый. Дейтерий гораздо труднее взорвать, и при его реакции не образуется проникающих быстрых нейтронов, весьма эффективно воздействующих на любую органику. Зато он, в отличие от трития, абсолютно стабилен. Поэтому, будучи однажды поставленными, такие мины способны сохранять свою смертоносность десятилетиями. А то и веками. Если, конечно, заранее не взвести механизм самоликвидации.
   У этих мин данный механизм не взвели.
   Красться приходилось буквально на цыпочках, естественно, в режиме маскировки. Мины присутствия "Милу" не заметили. Крейсер тоже. В итоге Павел снова оказался перед выбором: выйти "из Сумрака" и представиться искину военного корабля, используя имеющиеся коды, или же просто проникнуть к нему на борт тихой сапой. В итоге решил действовать по первому варианту. Кто её знает, эту железяку, ещё систему самоуничтожения включит с перепугу.
   И надо же такому случиться, что именно в этот момент в систему прибыл очередной патруль архов!
  
   На этот раз появились сразу два крейсера. И, разумеется, они уловили радиообмен между "Милу" и погибшим имперцем. А дальше начались танцы. Мины-то никуда не исчезли. Чужие следовали в строю сквозь минное поле, расстреливая все лежащие близко к курсу опасные предметы из пушек. Отдельные экземпляры всё же пропускали, и те весело, с фейерверком подрывались на щитах боевых кораблей. Или рядом, если не успевали долететь. Полностью сбить щит не удавалось ни одной мине, однако каждый взрыв временно ослеплял сенсоры, давая шанс следующей самоходной бомбе подобраться поближе. Но, поскольку крейсера держали крайне малую скорость, сенсоры у них успевали восстановиться гораздо раньше. И щиты тоже. Сюда бы парочку эсминцев, или хотя бы обыкновенных торпедоносцев, и от архов остались бы рожки да ножки. Но эсминцев поблизости не нашлось, и салют продолжался без малого три часа. Павел всё это время провёл в напряжённом ожидании.
   К счастью, система маскировки сработала безупречно. Прибыв, наконец, к погибшему кораблю, патруль некоторое время провисел неподалёку в дрейфе, пытаясь понять, что же покойника встревожило. Понять не смогли, сделали для острастки по имперцу по паре залпов и убрались восвояси. По уже пробитому в минном поле каналу. Павлу осталось только ругаться, - это ж сколько всего Чужие сейчас спалили своими пушками из того, что можно было снять и продать? Прождав для верности ещё полчаса после ухода архов из системы, Павел снова вызвал крейсер на связь. Слава Богу, тот ответил.
   К сожалению, из многочисленных искинов имперца в живых осталось только пять. С одним из них юноша уже успел пообщаться. А вот элементы системы жизнеобеспечения снова оказались с выработанным ресурсом. Зато сюда не добрались раньше мародёры, и многие ценные детали в оборудовании по-прежнему стояли на месте. Да и боезапас не был истрачен до конца. Так что, даже имелся смысл в следующую "ходку" снова вернуться к этому крейсеру, - в трюм влезло далеко не всё вкусное.
   К несчастью, следующий визит в эту систему пришлось отложить.
  
   - Увы, Павел, ты оказался слишком хорошим добытчиком. У нас просто нет столько денег, чтобы купить всё, что ты привёз в этот раз.
   Казалось, Дидмон был искренне данным обстоятельством расстроен. Впрочем, почему "казалось"? Вполне возможно, так оно и было.
   - Возможно, - осторожно предположил предводитель, - ты согласишься уступить нам часть добычи в долг? Уверяю тебя, мы ещё никогда не обманывали своих кредиторов!
   Павел поморщился. Не любил он давать что-либо в долг. С другой стороны, если всё сложится удачно, ему с Дидмоном ещё сотрудничать и сотрудничать. А неисследованных отметок на карте хватало.
   - Сколько ты можешь дать мне сейчас наличными? - спросил парень.
   - Девять с половиной тысяч.
   - Хорошо. Давай так. Я оставляю вам два из пяти рабочих искинов, и всё остальное железо. Три блока придётся продать на Армике. Ты даёшь мне столько, сколько сможешь, остальное пойдёт в счёт долга.
   - Замечательно, Павел, я согласен! - воскликнул старик.
   "Надо было запросить с него цену побольше", - подумал юноша, видя такой восторг.
   - Значит, договорились, - заключил он, вставая.
   - Договорились! - с энтузиазмом кивнул Дидмон. - Не останешься сегодня на ночь?
   - Сегодня нет, извини. Заночую уже на Армике.
  
   Сразу туда, правда, Павел не полетел. Сначала снова навестил крейсер в минном поле. Ремонтных роботов ему пришлось оставить на орбитальной станции, но можно было забрать часть добычи, заранее подготовленной в прошлый раз к транспортировке и сложенной у грузового шлюза.
  
  Глава 14
   - Ого, какой у нас тут богатырь растёт! - Павел в восхищении встал перед Машей на колени и положил ладони на её огромный живот. - Сколько времени меня не было? Два месяца? И уже так вымахал!
   Сообщение от Маши "упало" на учётную запись Павлу, едва только "Милу" вошла в систему Марны. В нём девушка просила о встрече. Павел ответил немедленно, предложив выбрать любое место и время. Маша тут же написала: "Давай вечерком у тебя дома?" Разумеется, юноша ответил согласием.
   - Да, он такой! - рассмеялась она. - Растёт и пинается.
   - Что, прям так пинается? - парень приложил ухо к её животу, совсем как когда-то. - Не слышу!
   - А он спит. Ты же его не разбудил, - игривым тоном напомнила Маша.
   - Да, точно. Надо разбудить, - полушутя, полусерьёзно согласился юноша, вставая с колен и обнимая девушку за талию.
   Было ли это сказано случайно? Или со смыслом? Вряд ли Маша забыла, что именно они вдвоём имели в виду под словами "разбудить малыша" ещё пару месяцев назад. Павел, во всяком случае, отлично помнил. Но по глазам девушки невозможно было понять, насколько серьёзно она говорит. Тогда Павел просто поцеловал Машу в губы, как когда-то. Глубоко, с участием языков, заставив прогнуться назад и прижаться всем телом. И точно так же, как и раньше, она ответила на его поцелуй, крепко обняв за шею. Как будто и не было возвращения Михаила. Это наводило на определённые мысли.
   - Здравствуй, путешественник! - нежно сказала девушка, прильнув к нему.
   - Привет, красавица. А что у тебя с Мишей? - задал юноша прямой вопрос.
   - Всё по-прежнему, - с улыбкой ответила она, теребя растопыренными пальцами его волосы. - Миша нашёл новую работу. Зарплата хорошая. Расплатились по всем старым долгам. Купили в кредит квартиру. Четыре комнаты! Ждём, когда маленький родиться, для него уже всё готово. Миша хочет ещё флаер купить.
  
   Намёк понятен, расторгать свой брак с Михаилом девушка не намерена. А Миша с Машей не бедствуют, подумалось ему.
   Флаер - это ещё фигня. При желании, Павел тоже мог его себе купить. В зависимости от модели, летающую машинку можно было приобрести за сумму от пяти тысяч кредитов. И вплоть до бесконечности. Так, например, в садике возле дома Милу во время последнего его визита к ней парень заметил стоящий ярко-красный флаер спортивной модели, позволяющий развивать скорость до десяти "махов". Павел потом специально глянул в каталоге, - эта модель стоила девяносто восемь тысяч, даже если брать в минимальной конфигурации.
   А вот с квартирой уже интересней. Цены на четырёхкомнатные апартаменты, пусть и не в центральном районе города, начинались от двухсот тысяч. Похоже, у Михаила в самом деле неплохая зарплата.
   - Значит, всё хорошо? - с улыбкой спросил парень.
   - Ага, - просто ответила девушка, прижимаясь к нему щекой. - Я по тебе скучала.
   - Я тоже по тебе скучал. Проходи, чайку попьём, - несколько невпопад предложил Павел.
   Юношу мучили два вопроса. Первый: стоит ли ему продолжать свои отношения с Машей в принципе? Второй: стоят ли те приятные ощущения, которые он, несомненно, получит в случае продолжения этого романа, испорченных отношений с Михаилом?
  
   - Пашенька, - спросила Маша, вспорхнув юноше на колени и удобно там устроившись. - Можно попросить у тебя одну вещь?
   Этот вопрос девушка задала уже ближе к концу встречи, когда они вдоволь наболтались обо всех событиях, произошедших за последние два месяцев, сидя на кухне за кружечкой кофе, - чая в доме не оказалось.
   - Конечно!
   - Я хочу сделать себе операцию.
   - Операцию? Какую операцию?
   - На груди.
   - Ты хочешь их увеличить? Ещё больше?! - Павел в изумлении положил ладонь на её грудь и чуть сжал. - Зачем? Они же и так красивые!
   - Па-аша-аа! - протянула девушка, с укоризненной улыбкой глядя на его расшалившуюся руку. Но прогонять её, что характерно, не стала. Даже чуть развернулась, чтоб было удобней. - Нет, не увеличить. Я просто боюсь, они обвиснут потом, когда маленького закончу кормить. Ты же не хочешь, чтобы они висели, как ушки спаниеля?
   - Ни за что! - воскликнул юноша.
   Рука его тем временем крадучись забралась в вырез блузки, расстегнув пару верхних пуговичек. Маша всё ещё не спешила изгнать шалунью. Похоже, вопрос о том, стоит ли продолжать с ней отношения, парень для себя уже решил. Это, правда, пока не значило, что он в самом деле их продолжит.
   - Такая красота не должна висеть, как чьи-то ушки! - проговорил Павел, продолжая свои ласки.
   - Вот! И я так думаю! Поэтому хочу сделать операцию. Там внутрь вживляют специальные волокна. Они потом подтягивают грудь, чтобы не обвисла.
   - А-аа, понятно! - Павел слышал про такие операции. - А что такое? Миша не разрешает?
   - Ну, не совсем, чтобы не разрешает, - вздохнула Маша. - Но денег не даёт. Говорит, он лучше флаер купит, да и по кредиту платить надо.
   - Какой жадный! - шутливо посетовал парень. - А сколько там нужно-то?
   - Полторы тысячи нужно, - поведала Маша. - Всего. У тебя же есть столько, правда, Пашенька?
  
   Это было уже конкретное деловое предложение. Никак иначе Павел такую просьбу, вкупе с провоцирующим поведением со стороны Маши, воспринимать не мог. Сколько деловых предложений, по самым различным поводам, ему делали в последнее время? Сколько их делал он сам? Не сосчитать. Интересно, Маша поймёт намёк, если парень сейчас угостит её стаканчиком чего-то спиртного? Потому что на предложение это Павел был склонен ответить согласием. Цена его устраивала.
   Оставался второй вопрос. Касательно Михаила. Михаил был его... ладно, пусть не другом, но товарищем точно. Павел вывез его с той планеты, он в ответ поддержал юношу при разговоре с наёмниками касательно судьбы груза артефактов, а потом выступил на стороне юноши против Сштаарса, - и убедил сделать то же самое своих собратьев по оружию. Это дорого стоило. Угроза инспектора криминальной полиции про каторгу была отнюдь не фигурой речи. Да и до командировки на Тимбаркоту будущий наёмник относился к юноше по-дружески. Вполне можно было рассчитывать на то, что они с Михаилом и в дальнейшем будут помогать друг другу.
   И рисковать этим ради мимолётного секса с девушкой, пусть даже очень красивой и желанной для него?
  
   - Машенька, - мягко начал он, аккуратно отнимая ладонь от уютной теплой мягкости. - Давай я завтра утром к вам с Мишей приду, и ты при нём меня попросишь. Если он разрешит сделать такой подарок, тогда без проблем.
   - Точно? - переспросила Маша. Ему показалось, или уход руки девушка восприняла с сожалением?
   От одного только Дидмона за доставленное оборудование и металлолом Павел получил тридцать пять тысяч, да ещё до этого заработал около сорока за два месяца, после вычета всех затрат. Треть заработка, правда, причиталась Милу, но оставалась всё равно внушительная сумма.
   - Точно! - подтвердил Павел. - И давай так. Если Михаил разрешит дать денег на операцию, я тебе две тысячи скину. На тот наш общий счёт, не забыла ещё, как им пользоваться?
   - Я на нём всё своё и храню. - Маша порывисто обняла его. - Спасибо, Пашенька! Ты самый лучший! Дай я тебя поцелую!
  
   Не успел Павел посадить девушку в такси, как ему на нейросеть позвонил Михаил.
   - Паша, Машка у тебя? - сразу взял быка за рога бывший наёмник.
   - Только что была. Как раз уехала, - не стал запираться парень.
   - Трахались? - жёстко спросил Михаил.
   - Что? Нет, - удивился такому вопросу Павел.
   Конечно, руки сегодня парень распустил изрядно, но ведь ни до чего серьёзного дело не дошло! "Ну и стоило так деликатничать, если Михаил всё равно подозревает меня в желании наставить ему рога?" - спросил себя юноша.
   - Смотри у меня, Пашка! - пригрозил Михаил. - Глаз на жопу натяну! И моргать заставлю! Маша - моя жена!
   - Да я, собственно, и не забывал об этом! - не на шутку обиделся парень.
   - Хорошо, верю, - смягчился Михаил. - Извини, погорячился. Просто она тут уже давала повод... Ладно, неважно! Чего хоть она к тебе ездила? Просто за жизнь поболтать?
   - Денег просила, - буркнул всё ещё недовольный юноша.
   - На операцию эту её? - сразу догадался Михаил. - Дал?
   - Нет. Сказал, только если ты разрешишь.
   - А... Э... - замялся Михаил. - Ладно, извини, не хотел... Всё равно, глупость всё это. Нормальные у неё сиськи и так, без всяких операций. Нечего там с ними делать. А, впрочем, деньги твои, трать, куда хочешь. Я разрешаю, если что.
   - Ты уже вернулся, значит? - продолжил собеседник после небольшой паузы. - Приезжай к нам как-нибудь. Мы квартиру тут купили, Маша рассказала?
   - Рассказала. Четыре комнаты?
   - Ага. И кухня с ванной ещё, в футбол играть можно!
   - Хорошо приеду. Завтра как, можно?
   - Нужно!
   - Хорошо, тогда завтра в шесть. Адрес давай.
   - Нейросетью пользоваться разучился? Одичал там в своём Фронтире. Адрес у меня в учётке указан. Ты в списке друзей, не забыл?
   Когда Михаил дал отбой, Павел, не сходя с места, перевёл на их общий с Машей счёт две тысячи, присовокупив записку: "Миша разрешил". Это совсем не соответствовало его тщательно поддерживаемому образу прожжённого дельца-контрабандиста, но юноше было ничуть не жалко этих денег. Просто ему очень хотелось сделать Маше приятное. И без последствий.
   Ответ не заставил себя ждать: "Ты самый лучший! Я тебя люблю!" И смайлик с поцелуем.
  
   Следующий день начался с похода в парикмахерскую. Раньше Павел как-то не обращал на это внимания, а вот вчера взглянул на зеркало в прихожей и ужаснулся своей лохматости. Потом прошёлся по магазинам, купил несколько смен белья, новые штаны, ботинки, несколько футболок и рубашек. А то дома всего два комплекта одежды осталось, и оба заношенные донельзя. Не в лётном же комбинезоне идти? Парень только сейчас понял, кстати, насколько он с этим самым комбинезоном свыкся. Фактически, как вторая кожа стал. Был, правда, ещё тот костюм, что Павел надевал на Мишину свадьбу (и больше ни разу), но юноша счёл его слишком торжественным для простого похода в гости.
   Туалетная вода, дорогая ультразвуковая бритва и лосьон после бритья завершили список покупок. От депиляционного крема парень, поразмыслив, отказался. Принял душ, тщательно побрился. Отдал дань нарциссизму, - прошёл прямо из душа раздетым в прихожую и полюбовался на себя. Ежедневные занятия дали о себе знать, под кожей появились какие-никакие, но мускулы. Даже кубики пресса на животе стали заметны. На ощупь. Вспомнив внезапно данное самому себе обещание, заказал через сеть обучающие базы по двигателям и прыжковому приводу. И заодно ещё одну, по эмиттерам силовых щитов. Давно хотел разобраться, как они работают. Все базы, - второго уровня.
   Оставалось ещё три часа свободного времени, которое решил убить на просмотр визора. Бездумно щёлкая по каналам, набрёл, наконец, на местные новости. Решил оставить, посмотреть хоть, чем живёт сейчас планета Марна вообще и город Уронар в частности. А то ведь даже не будешь знать, о чём с тобою в порядке светской беседы разговаривают. К сожалению, "включиться" в передачу не удавалось, блоки новостей на различную тематику, перемежаемые рекламой, навевали невыносимую зевоту и скуку. В какой-то момент "говорящая голова" ведущего на экране сменилась очередным репортажем "с места события". Бросив только один взгляд на экран, Павел чуть не упал с дивана. С голографической панели на него смотрела Жанна.
  
   С момента последней встречи его знакомая похорошела ещё больше. Строгий и неяркий, но очень стильный и элегантный костюм, замысловатая, но не мозолящая, тем не менее, глаза причёска, неброские, но явно очень дорогие драгоценности и украшения, изящный макияж. О чём Жанна говорила, Павел не сразу врубился, не прислушивался. Что-то о судебном процессе над одним пойманным на взятке городским чиновником. Репортаж, соответственно, вёлся на фоне здания суда. Не того, где когда-то судился Павел, а центрального городского.
   У Павла бился в голове вопрос: "А что, Жанна уже работает на телевидении?"
   Решил проверить. Вводную ему подсказала сама девушка, окончив репортаж фразой: "Следите за развитием событий, с вами была Жанна, штатный репортёр 'Центрального Ротарского канала', специально для 'Новостей Уронара'". Итак, она работает на "Центральном Ротарском канале" (кстати, вещающем на всю Империю), занимает должность штатного репортёра. Этого должно хватить. Краткий визит в инфосеть подтвердил: да, действительно есть на указанном канале такой репортёр. Вот только сам "Центральный ротарский" показывал видео, сделанное Жанной, лишь один раз за свою историю. Два месяца назад. Всё остальное время девушка проработала в местном уронарском отделении, сотрудничая с местными каналами, - "наговаривала" для них на камеру репортажи о различных событиях, которые потом пускали в местных новостях.
   Юноша мельком пробежал взглядом по заголовкам. Всё какая-то фигня, вроде той, что он видел только что. Скандалы, интриги, расследования. В основном, городского уровня, но пару раз её ролики выпускали в эфир на центральных каналах Марны. И ещё нашёлся целый документальный фильм длительностью в час за авторством его знакомой, сделанный пару недель назад. Павел просмотрел его мельком, - картина повествовала о нелёгкой судьбе восьми тысяч землян, захваченных в рабство коварными ламийцами и подвергшимися бесчеловечному отношению со стороны командования Флота уже после освобождения. Приснопамятные клетки (неужели их до сих пор не разобрали?) смотрелись со стороны весьма устрашающе.
   Это всё не то, сказал себе Павел. Невозможно, чтобы Жанну взяли на "Центральный ротарский", сразу сделали штатным репортёром, а потом держали там ради таких пустяков. Что, ни разу за два месяца в Уронаре не случилось событий, достойных показа на общеимперском канале? А если не случилось, то зачем держать в местном отделении целого штатного репортёра? В чём разгадка? Почему Жанну вообще взяли на телевидение? Ответ мог заключаться в том первом и единственном репортаже, показанном на всю Империю. Наверняка, это была та самая сенсация, которой Жанна так хвасталась. Вот только посмотреть этот ролик у Павла времени уже не хватило. На часах - без пяти шесть.
   Юноша спохватился, лихорадочно оделся и выбежал на улицу навстречу срочно вызванному такси.
  
   - Привет, бродяга! - Михаил схватил Павла в охапку, и сжал так, что рёбра затрещали.
   - И тебе здорово, косолапый ты медведь, - со смехом ответил юноша, оглядываясь.
   А ничего так апартаменты. Одна только прихожая могла размерами поспорить с жилой комнатой в его квартирке.
   - Ну, как тебе хата? - с гордостью спросил хозяин.
   - Прелэ-эстно, прелэ-эстно, - отозвался парень фразой из мультика про попугая Кешу. - Привет, Маша.
   - Привет, Пашенька! - отозвалась вышедшая из комнаты девушка. - Спасибо, что приехал.
   Она прижалась к нему, обняв за шею, и нежно поцеловала в губы. Совсем не так, как полагается целовать друга семьи, пусть даже близкого. Михаил нахмурился и стиснул зубы, так что желваки вздулись на лице. Павел тоже напрягся, хотя внешне этого и не показал. Маша играла в какую-то свою игру, причём впутывала в неё парня. Не спросив согласия, что характерно. Однако вслух он ничего говорить не стал. Кто знает, какие у них тут разборки внутри семьи? Ещё встрянешь, - окажешься единственным же виноватым.
   - Проходи, - пригласила Маша. - Сейчас ещё гостей дождёмся и за стол сядем.
   - Ещё гостей? - удивился юноша.
   - Да, - спохватился Михаил. - Я ж тебе не сказал. Там Сергей с Жанной должны придти. Мы тут подумали заодно новоселье справить, сразу как-то не получилось. Вот, решили всех вместе собрать.
   - Ты решил, - поправила Маша, не оглядываясь.
   Очень раздражённым тоном. Вот, наверное, из-за чего конфликт. Маша недовольна решением Михаила пригласить Сергея с Жанной, - как подозревал Павел, в основном дело именно в Жанне, - и теперь пытается показать мужу своё отношение. В частности, флиртуя с Павлом.
   - Ну, я решил, - виновато согласился Михаил. - Машуль, давай не будем начинать снова?
   Его супруга, ничего не ответив, вышла из прихожей. Павел переглянулся с Михаилом. Тот тяжело вздохнул и покачал головой. Разувшись, парень прошёл вместе с хозяином в гостиную. Стол там был уже накрыт, Маша хлопотала, раскладывая какие-то вилочки.
  
   - О, зацени телик! - похвастался Михаил, как только вошли в комнату. - Тыщу кредитов стоит!
   Визор, висящий на стене, действительно поражал воображение. Его голографическая панель занимала треть стены, если считать по ширине, - метра два с половиной где-то. Сейчас там показывали какой-то горный пейзаж. Качество изображения просто отменное, - даже вплотную не видно никаких дефектов, обычно присущих более дешёвым моделям такого размера. Как будто в обычное окно смотришь.
   - Классно! Я слышал, ты ещё флаер собрался покупать? - спросил Павел, с удовольствием переходя на безопасную тему покупок и культа потребления.
   - Ага. С этой зарплаты, наверное, или со следующей.
   - Кстати, а кем хоть работаешь?
   - Так охранником и работаю! По-настоящему теперь, а не как у этих долбаков, что б им...
   - В самом деле?
   - Ну да. Правда, в первый год меня на серьёзные объекты не пускают, типа проверка, все дела. Пока что в разных офисах и торговых центрах стою внизу на вахте. Ну, ты знаешь, наверное. На улице государство всем безопасность обеспечивает, а вот внутри зданий уже нужно самим заботиться. Либо владельцу здания, либо тем, кто у него помещения снимает, как договор составлен. Ну вот, и привлекают конторы типа нашей. Если в моё дежурство какие-нибудь хулиганы или, не приведи Господь, налётчики объект порушат, фирме штрафные влепят, а мне премию снимут за месяц. А без премии денег в три раза меньше выходит. Но пока что, тьфу-тьфу, такого не случалось.
   - Ясно.
   - Вот. Ну, потом посолиднее дела пойдут. Грузы нужно будет сопровождать, на телохранителя можно выучиться. Или тем же охранником, но уже в банк какой-нибудь, или в большую корпорацию. Не в одиночку, естественно, там бригадами дежурят.
   - М-ммм... - понимающе кивнул Павел.
   - А вообще, знаешь, слухи среди ребят ходят, будто контора наша - чуть ли не мафия, на самом деле. Мол, долги вышибает, барыг всяких крышует, чуть ли не рэкетом занимается. Но я лично ничего такого даже близко не видел.
   - Понятно.
   - Я тут думаю в профсоюз вступить. Дорого, конечно. Чуть ли не треть зарплаты на взносы отдавать придётся. Но зато членам профсоюза - отпуска оплачиваемые. И больничные. Да и страховку медицинскую можно подешевле взять, и ещё куча разных скидок. К тому же, члена профсоюза так просто не уволишь, а если и уволят, - выходное пособие гарантировано.
  
   Рассказ Михаила прервал сигнал домофона.
   - О! - воскликнул хозяин. - Вот и Серёга с Жанной приехали.
   Они с Павлом пошли встречать гостей. Маша осталась что-то делать у стола.
   - Здорово, Мих, - Сергей пожал руку здоровяку, подавая какой-то свёрток. - Это вам на новоселье. Так сказать, от нашего дома - вашему. Привет, Паш, давно не виделись.
   - Привет, - кивнул Павел в ответ.
   "А я ничего не подарил", - подумал он. Впрочем, он же не знал, что тут новоселье собираются праздновать. И всё равно, стоило что-то подарить. Припёрся, понимаешь, в гости с пустыми руками. В дверь, тем временем, вслед за Сергеем вошла Жанна.
  
   На голове у девушки была та же самая причёска, что он видел сегодня по визору, и, вроде бы, пара колец на руках остались прежние. Остальное всё поменялось. Макияж, маникюр. Одета Жанна была в длинное струящееся вечернее платье с открытыми плечами из переливающейся перламутровым блеском материи. На ногах - воздушные туфельки на очень высоком и тонком каблуке. В ушах - изящные серёжки, сверкающие драгоценными камнями. Шею украшало колье. Интересно, на это всё она сама заработала, или подарил кто?
   Девушка мимолётно чмокнула в щёчку сначала Михаила, потом Павла.
   - Привет, мальчики.
   - Привет, красавица! - жизнерадостно отозвался хозяин.
   Павел промолчал. Интересно, думал он, уставившись на стену, почему Жанна пришла одновременно с Сергеем. Он за ней заехал по пути? Или внизу встретились? Или же... они живут вместе? В последнее предположение верить почему-то не хотелось...
   В прихожую заглянула Маша, пригласила всех за стол. Направляясь в гостиную, Павел услышал, как за его спиной Михаил спрашивает у гостей:
   - Ну что, когда хоть свадьбу играть думаете?
   Сердце у парня пропустило удар, а ноги чуть не запнулись. У Сергея с Жанной будет свадьба?! "Тебе-то что с того?" - сердито одёрнул себя юноша. Ответ Сергея он не расслышал. В ушах как-то странно зазвенело. Впрочем, сразу прошло.
  
   Пока Маша рассаживала гостей, Михаил с выражением детского любопытства на лице разворачивал подарок.
   - Это что за штуковина? - удивился здоровяк. Потом прочитал название на коробке: - Голографический проектор. Прикольно! А как работает?
   - Ставишь на пол, включаешь, он начинает показывать, прямо в воздухе, - объяснил Сергей.
   - Во как! - изумился Михаил. - До чего дошёл прогресс!
   - Ну, здесь-то такие штуки давно уже делают, - хохотнул Сергей. - Вот у нас на Земле это пока фантастика.
   - Давай включим! - загорелся Михаил.
   - Миш, сначала за стол! - возмутилась Маша.
   - Хорошо, хорошо, - сконфуженно отступился её супруг.
   Он обнял жену и чмокнул её в щёчку. Маша раздражённо вырвалась и продолжила раскладывать по тарелкам салат. Наблюдавший за этой сценой Павел чуть смущённо (ему было не слишком приятно смотреть на отголоски семейного скандала) перевёл глаза чуть в сторону и внезапно наткнулся на пристальный взгляд Жанны. Свежеиспечённая репортёрша, не отрываясь, смотрела на него с другого конца стола. Очень внимательно и задумчиво. Совсем смешавшись, Павел уставился на тарелку перед собой.
   Что он вообще здесь делает? Нафига ему сдалось это празднество? Никогда не любил ходить по гостям на Земле, а тут вдруг сподобился...
  
   Пока Павел сидел, погружённый в раздумья, уже успели разлить водку по стопкам. Для мужчин. Жанне достался бокал вина, а находящейся в интересном положении Маше - сок. Чтобы было не так обидно, тоже налитый в бокал для вина.
   - Чтоб жили в этом доме сто лет, в счастье и радости! - провозгласил Сергей первый тост.
   После первой рюмки потекла застольная беседа, изредка прерываемая тостами. Когда очередь дошла до Павла, он, осознав вдруг, что не придумал ничего подходящего случаю, смущённо пробормотал что-то вроде: "Живите долго и счастливо". Беседовали в основном Михаил и Сергей с Жанной, Маша время от времени вставляла реплики, Павел же не только ничего не говорил, но даже и не прислушивался. В голову лезла какая-то чепуха, почему-то вспоминались его немногочисленные друзья и знакомые на Земле, разные дни рождения и прочие праздники, на которые его порой приглашали ещё в детстве, - потом, когда вырос, приглашать перестали, чему Павел был только рад.
  
   Из задумчивости юношу вырвал вопрос, заданный Жанной. Только сейчас он осознал, что последние несколько минут она рассказывала о том, как расследовала свою сенсацию на Тимбаркоту.
   - Вот так и взяли меня в штат, - заключила Жанна. - А уволить штатного сотрудника СМИ - это вам не на форточке кататься! Законодательство не позволяет. Только по собственному желанию или вперёд ногами. Так что с тех пор я штатный репортёр.
   - Кстати, Павел тоже был в той системе, да, Паша? - с улыбкой проговорила она, обратившись к юноше. - Я его встретила случайно на станции. Расскажи, кстати, что ты вообще там делал-то тогда?
   Кровь горячей волной ударила парню в голову, сердце забило в ушах набатом. Снова эта тема! Зачем она всё время норовит об этом выспросить?! Хочет наткнуться на новую сенсацию? Как же, прямо так и представляешь себе заголовок: "Полиция Марны арестовала соучастника похитителей артефактов!"
   - Ищи себе тему для репортажа в другом месте! - захваченный вопросом врасплох, с внезапной злобой прошипел парень сквозь зубы, глядя ей прямо в глаза.
  
   Над столом повисла напряжённая тишина. Павел внезапно осознал, что с Жанной он беседовал отнюдь не наедине. Юноша затравленно обвёл глазами присутствующих. Жанна смотрела на него, чуть прищурившись, - по её лицу ничего нельзя было понять. Сергей уставился с явным осуждением, Михаил - с удивлением. Только Маша чуть улыбалась, выражая глазами одобрение.
   - Я думала, тебе будет интересно рассказать, - произнесла журналистка удивлённо-извиняющимся тоном, чуть дёрнув плечами.
   Павел сконфуженно пробормотал извинения и поднялся из-за стола. Прошёл на кухню, встал у окна и уставился на освещённую фонарями улицу далеко внизу. Ни единой души. Ему вдруг как-то резко расхотелось здесь находиться. Душа требовала вернуться в его маленькую квартирку. А ещё лучше, - на борт корабля. Вот там ему было бы по-настоящему хорошо.
   За спиной послышались шаги. Павел мельком глянул на отражение в оконном стекле, - Михаил. Хозяин квартиры подошёл и молча встал у него за спиной. Первым он начинать разговор не стал, Павел тоже хранил молчание. Потоптавшись немного, Михаил удалился.
   Спустя ещё несколько минут пришла Маша. Она нежно прижалась к Павлу и прошептала на ушко:
   - Пашенька, пойдём обратно за стол. Мы там танцевать скоро будем.
   - Извини, Маш, я пойду, наверное уже.
   - Как? Пашенька, сейчас же чай ещё пить будем. Я тортик приготовила, очень вкусный, - у Маши, казалось, сейчас слёзы на глаза навернутся. - И танцы... Я хотела потанцевать с тобой.
   - Прости, - прошептал он на ухо, развернувшись и обняв девушку.
   - Это из-за неё, да? - обиженно спросила Маша.
   - Из-за неё, - мрачно подтвердил Павел.
   - Я знала, что не надо было её приглашать! - гневно воскликнула хозяйка, чуть притопнув ногой. - Стерва!
   - Я пойду, - прошептал он.
   Вместо ответа Маша обняла его и горячо поцеловала.
   - Приходи ещё к нам, - прошептала она. - Я тебе всегда буду рада.
   - А Миша? - с улыбкой спросил Павел.
   - А Мишу я уговорю, - убеждённо ответила Маша.
   Провожать Павла, кроме Маши, вышел один Михаил. Он ничего не стал спрашивать, только молча пожал юноше руку на прощание.
  
   Следующим утром Павла разбудил голосовой звонок на нейросеть. Ну как, разбудил, парень уже проснулся и просто валялся в постели, бездумно глядя в потолок. Нужно было вставать, что делать, но Павел ленился. Звонила Жанна. Что ей опять нужно?
   - Скажи мне, что это вчера было? - резко начала девушка разговор с вопроса, пренебрегая приветствием и прочими формальностями.
   - Что? - удивился Павел.
   - С чего ты на меня так окрысился вчера? Что я тебе сделала? Весь вечер всем испортил.
   - Задаешь слишком много вопросов, - пробурчал парень.
   - Сейчас? Или вчера? Я тогда тебе только один вопрос задала, и то потому, что ты сидел молча, как сыч, думала тебя расшевелить. Расшевелила на свою голову!
   - Вообще, - неопределённо ответил юноша.
   - Что "вообще"?
   - Вообще задаёшь слишком много вопросов, - объяснил Павел.
   - Понятно, - холодно заключила Жанна. - Отчего такое отношение? Ты за то интервью по-прежнему дуешься? Я же извинилась за него уже!
   - Я же сказал, задаёшь слишком много вопросов, - терпеливо повторил парень, как будто разъясняя ребёнку непонятную ему вещь. - Я этого не люблю.
   - Да что ты врёшь! - вспылила девушка. - Я ещё только через порог тогда переступила, ты на меня уже смотрел, как на врага народа! Что я тебе сделала?!
   - Давай окончим этот разговор? - мягко попросил он.
   - Нет, мы его не окончим!!! - внезапно заорала Жанна. - И не вздумай разрывать связь!
   Павел закрыл глаза и мысленно застонал. Только не учёл, что во время разговора по нейросети, "мысленно" - достаточно условное понятие.
   - Чего ты стонешь?! Это я должна стонать!!! - немедленно отреагировала собеседница. - Блин, я-то обрадовалась вчера, когда узнала! Паша тоже там будет, снова увидимся! Увиделись!! Дура!!!
   - Паша в мою сторону даже не посмотрит! - продолжала орать Жанна, всё больше распаляясь. - Его спросишь, - он шипит, как змея подколодная! Поцелуешь, - так вообще отворачивается! Ни полслова за весь вечер не услышала, кроме шипения! Даже "привет" не сказал! Чуть что, сразу сбежал! Видеть не желает! За что?!
   Неизвестно, что сказал бы сейчас Павел в ответ, но тут Жанна неожиданно... расплакалась. Да что там расплакалась, разревелась. Навзрыд.
  
   Юноша лежал на диване, смотря в потолок, и слушал, как в его голове рыдает девушка. Девушка, которую он любил когда-то. Да, внезапно понял Павел, именно любил. Поэтому он так отреагировал на известие об её с Сергеем свадьбе.
   Впрочем, сейчас от этого чувства почти ничего не осталось. Лишь какие-то крохи, самая малость. Недостаточно уже для того, чтобы начать сейчас извинятся перед Жанной, пытаться как-то её утешить, вернуть... Но ещё хватало, чтобы не позволить просто разорвать связь и оставить девушку плакать в одиночестве. Поэтому Павел продолжал лежать и слушать.
   - Извини, - мягко (на этот раз действительно мягко) сказал он ей, когда Жанна немного утихла. - Не хотел тебя обидеть. Не думал, что это тебя так заденет.
   - Тогда почему ты так вёл себя со мной? - сквозь слёзы спросила девушка.
   "Потому что мне неприятно было смотреть на тебя с Сергеем. Потому что ты ушла тогда к нему, бросив меня", - хотел сказать Павел, но не сказал. Даже мысленно. По крайней мере, нейросеть эти его слова не озвучила.
   - Я просто думал, ты вместе с Сергеем, не хотел вмешиваться в ваши отношения, - на ходу сымпровизировал юноша.
   - Что, настолько не хотел вмешиваться, что слова нельзя сказать? - обиженно спросила она.
   - Ну, я вообще человек неразговорчивый, - подумав, нашёлся он с ответом.
   - Дурак! - коротко заключила Жанна. Павел ничего не сказал.
   Жанна помолчала немного, возможно, ожидая его ответа, но, ничего не дождавшись, разорвала сеанс.
  
   Павел полежал ещё немного, потом решительно поднялся с постели и начал выполнять привычный комплекс упражнений. Без двойной силы тяжести нагрузка, конечно, не та, но хоть что-то.
   А ближе к полудню его вызвала Милу. Назревал новый срочный заказ.
  
  Глава 15
   До Хальголаа добрались обычным порядком, через врата. Загрузили попутный груз, - партию чего-то взрывающегося и стреляющего. Чего именно, Павел даже не удосужился узнать. Немедленно по прибытии сдали содержимое трюма на руки представителю логистической компании, заказавшей перевозку, и забыли про него. Милу, - в этот полёт она снова сопровождала своего пилота, - опять ушла куда-то, повелев юноше оставаться на борту и ждать. Тот не расстроился, парню было чем заняться в одиночестве. Конечно же, самообразованием! У него имелось три базы второго уровня неизученных.
   Кстати, Павел вчера с удивлением узнал, что государство всячески поддерживает у своих пилотов тягу к знаниям. Ещё бы, ведь, если что, их можно будет мобилизовать, уже обученных, в Имперский Флот! За каждый подтверждённый экзаменом и сертификатом уровень выученных баз полагались различные бонусы, скидки, налоговые преференции. К примеру, если юноша в будущем вздумает покупать собственный космический корабль в кредит, то ему придётся платить банку меньше процентов, - часть выплат возьмёт на себя Империя. И с каждым полученным сертификатом эта часть станет более весомой.
   Вернулась Милу часа через четыре. От неё пахло точно так же, как и после прошлой отлучки, но мутило, на сей раз, гораздо сильнее. На ногах его нанимательница уже не стояла, говорила с трудом. Павлу пришлось нести её до каюты на руках. Потом Милу долго не могла связаться с искином корабля, чтобы подтвердить приказ открыть дверь своей каюты. Другого способа попасть туда не существовало. Наконец, замок открылся, и юноша занёс женщину внутрь.
   Хотел положить её на кровать и уйти, но не тут-то было. Милу вцепилась в рукав юноши мёртвой хваткой и не отпускала. Шептала что-то на незнакомом языке, в её голосе слышался невообразимый ужас, широко раскрытые глаза невидяще глядели куда-то вдаль. Только спустя полчаса женщина расслабилась, закрыла глаза и откинулась на подушку. Павел тихонько встал с колен и покинул каюту своей начальницы.
  
   На следующее утро Милу вызвала его к себе. Женщина сидела на кровати, откинувшись на подушку, закутанная в пушистый халат. На её голове было намотано полотенце, - видно, только что из душа. Сесть в каюте было негде, кроме как на постель, и юноша остался стоять в дверях.
   - Садись, Павел, - царственным жестом женщина указала на противоположный от себя конец кровати.
   - Благодарю, моя королева, - шутливо поклонился парень.
   - Мне нравиться, когда ты меня так называешь, - глаза у неё вспыхнули от удовольствия. - Скажи мне Павел, много ли я вчера наговорила лишнего?
   - Возможно, что и много, моя королева, - продолжил игру юноша. - Но твой покорный слуга не понял ни слова.
   - Ты не слуга, ты мой защитник! - торжественно провозгласила Милу. И продолжила серьёзным тоном: - Надеюсь, ты стёр запись из своей нейросети?
   - Я не посмел уничтожить твои божественные слова, - с лёгким поклоном провозгласил он, однако Милу не пожелала дальше поддерживать шутку.
   - Немедленно сотри!
   - Хорошо. Уже стёр, - несколько удивлённо ответил парень.
   - Не верю!
   Милу вскочила с кровати и, наклонившись, неожиданно цепко ухватилась своими сильными пальцами за его затылок, притянув его лицо к своему.
   - Павел, поклянись, что всё стёр! - потребовала она, пристально глядя в его глаза.
   - Хорошо, - недоуменно проговорил юноша. - Клянусь.
   - Теперь верю, - уже гораздо спокойнее сказала женщина. - И не пытайся ничего скрыть от меня!
   - Я никогда и не пытался ничего от тебя скрыть, - абсолютно искренне заверил её юноша.
   - В это я тоже верю, - успокоила его Милу. - Можешь идти. И если хочешь, разрешаю пока покинуть корабль. Когда нам доставят груз, я тебя вызову. Но раньше, чем через два дня, этого ждать не следует.
   - Благодарю, моя королева, - Павел встал, отвесил шутовской поклон и ретировался.
   - Паяц! - ещё успел услышать парень сквозь закрывающуюся дверь.
  
   Бар ничуть не изменился за прошедшее время. Казалось, вон в том углу до сих пор пирует Риг с компанией, чей дружок Малыш Ган чуть не разнёс Павлу грудь когда-то. Парень присмотрелся. Нет, там какая-то другая компания. Он подошёл к бармену. Вот это точно был старый знакомый. Именно этот мужик когда-то разнимал их после того недоразумения с Ганом.
   - Здравствуй, друг, - обратился Павел к бармену. - Я ищу одну из твоих девушек.
   - Привет друг. У этой крошки есть имя?
   - Есть, но я его не знаю. Она иил`ани, у неё чуть надорвано левое ухо, почти у самого кончика, на левой груди есть небольшой шрамик возле соска и ещё один шрамик на правом запястье.
   - Я понял, о ком ты говоришь. Цри`ика. Да, она свободна. Сейчас подойдёт.
   - Спасибо, друг. Стаканчик ксирта, пожалуйста.
   - Привет, - не прошло и пары минут, как к стойке подошла та самая инопланетянка.
   - Привет, - улыбнулся ей парень. - Позволишь угостить?
   Ещё один неписаный ритуал. Если клиент желает не любую проститутку, а конкретную девушку, он первым предлагает ей выпивку. При этом согласно обычаю, девушка может отказаться. Правда, пользовались этой привилегией достаточно редко. А рабыни - вообще никогда. Цри`ика поощряюще улыбнулась юноше, одним глотком проглотила поданную ей барменом стопочку брога и направилась к лестнице на второй этаж.
   - Цри`ика, - в коридоре на втором этаже Павел догнал девушку и пошёл с ней рядом, обняв за талию. - Скажи, тебе по-прежнему больно с нашими мужчинами?
   Девушка настороженно дёрнула ушами. Цри`ика сейчас явно лихорадочно пыталась вспомнить, кто этот парень, откуда он знает её имя, и когда она рассказывала ему о своей проблеме с человеческими мужчинами.
   - Только если входят быстро и без ласк, - наконец ответила инопланетянка, посмотрев на него снизу вверх своими большими кошачьими глазами.
   А юноша тем временем думал про себя: какая у неё тонкая и гибкая талия. Совсем как у Милу. Или даже у Жанны. Если закрыть глаза, то можно представить себе, что обнимаешь любую из них. А можно не закрывать глаза, и убедиться, что в твоих объятьях настоящая живая представительница другой разумной расы. И ты вдыхаешь её мускусный запах. Сам юноша перед визитом сюда вымылся в душе как можно более тщательно. Глупо, конечно, проявлять такую заботу по отношению к проститутке. Или не глупо?
   - Значит, мы будем делать всё медленно и с ласками, - заверил он девушку.
  
   До прибытия груза пришлось прождать целых три дня. Милу всё это время сидела в своей каюте, выходя наружу только чтобы поесть в кают-компании. Павел продолжал невольно начатую им игру: называл её только "моя королева" и при каждом удобном случае кланялся. Женщина со смехом принимала эти почести, частенько, правда, называя юношу клоуном и шутом. Но было видно, что ей нравится эта забава, и иногда она торжественно обращалась к парню "мой защитник" и "благородный рыцарь".
   В остальное время Павел не сидел без дела, и количество выученных мнемограмм росло не по дням, а по часам. Впрочем, трёх баз хватило ненадолго, даже учитывая время, затраченное на практическое закрепление полученных знаний и навыков. Ещё по часу уходило на ежедневные упражнения. Теперь, учитывая присутствие Милу на борту, невозможно было менять силу тяжести сразу во всей жилой зоне корабля. Пришлось, посоветовавшись с искином и инфосетью, повозиться с настройкой генератора гравитационного поля. Зато теперь, убрав из пассажирского кубрика большой стол, можно было в любой момент превратить помещение в импровизированный спортзал.
   Когда долгожданные контейнеры, наконец, прибыли, пилот лично спустился проконтролировать их погрузку. Груз по накладным числился, как "химические реактивы" и "биологически активные вещества". И если названия химикатов ничего Павлу не говорили, то наименования веществ показались парню смутно знакомыми. Полазав по инфосети, юноша убедился в правильности своих догадок. Он немедленно явился в каюту к Милу и задал прямой вопрос. На который был дан столь же прямой ответ.
  
   - Да, это сырьё для производства наркотиков, - невозмутимо подтвердила женщина.
   - Куда мы собираемся везти эту мерзость?
   - Сначала в сторону Фронтира. Потом в Ламийскую империю.
   - Я не собираюсь иметь дело с наркотиками, - с тихой угрозой проговорил юноша, глядя своей нанимательнице прямо в глаза.
   - Что за чушь? Это же сырьё можно ввезти туда вполне легально, только пошлину сдерут.
   - Я не собираюсь иметь дело с товаром, которым будут разрушать жизни людей!
   - Тебе жалко ламийцев? Этих рабовладельцев? - сузив глаза, осведомилась Милу. - А то, что ты торговал оружием, и не раз, тебя не смущает?
   - Это другое!
   - Чем другое?
   - Другое! - упрямо повторил юноша.
  
   - Молчать! - неожиданно завизжала Милу, вскочив на ноги (до этого она сидела на кровати). - Как ты разговариваешь со своей королевой?! Презренный!!! На колени!!!
   Павел с изумлением уставился на свою начальницу. Лицо Милу ужасало. Оно раскраснелось, ноздри гневно раздувались, глаза метали молнии. Что твориться? Чего это она? Только что вроде нормально разговаривали...
   Эй, а сам-то он что такое делает? Колени у парня внезапно подкосились, и он плюхнулся на ковёр перед начальницей.
   - Никогда! Никогда!!! Не осмеливайся оспаривать мои решения!!! Проси прощения!!! - потребовала разъярённая женщина.
   - Я... - начал Павел. И тут его пронзила догадка.
   - Милу! - вскричал поражённый юноша. - Ты что?! Используешь свои способности, да?! Подчиняешь меня своим желаниям?! - Он вскочил на ноги и гневно продолжил, ткнув в её направлении пальцем: - Проклятая эмпатка! Я не позволю тебе делать это с собой! Никогда!
   - Ты жалкий раб! - прошипела Милу, сузив глаза. - Я уничтожу тебя!
   Вместо ответа Павел поднял руку, чтобы влепить женщине пощёчину. Но не сделал этого. Нет, она не останавливала его удар. Парень сам сделал это, потому что начальница внезапно отвернулась и бросилась от него в другой конец комнаты. Там она упала на колени перед кроватью и безмолвно замерла, уронив лицо на скрещенные руки.
  
   Прошла минута. Потом вторая. Ничего не происходило. Павел осознал, что так до сих пор и стоит с занесённой рукой. Медленно опустил её. Милу по-прежнему не шевелилась. Тогда он развернулся и пошёл к выходу из каюты. А потом и из корабля.
   Как-то незаметно ноги привели его в давешний бар. Поразмыслив, парень решил, что это не самый худший вариант. Юноша заказал бокальчик брога и уселся за столик, предварительно попросив бармена, чтобы проститутки в этот раз его не беспокоили. Над случившимся требовалось поразмыслить. Скорее всего, начав этот спор, он автоматически подписал собственный приказ об увольнении. Это, в принципе, парня не пугало.
   Павел уже мог записать на свой счёт достаточный опыт практического пилотирования, что, вкупе с отличным сертификатом от Академии, позволило бы парню без труда устроиться на должность второго пилота на среднетоннажный корабль любой транспортной компании. Это, конечно, совсем не так интересно и прибыльно, как играть в догонялки с таможенниками по всему окрестному Фронтиру, но зато стабильно и не противоречит закону.
   Кроме того, на его счету к текущему моменту успела накопиться приличная сумма. Так что можно особо не спешить с поисками работы и тщательно выбирать вакансию. Или даже записаться уже на другие курсы, - для крупнотоннажных судов, там зарплаты больше. Если брать в кредит, то хватит и на новое обучение, и на расплату по прежнему долгу, и на жизнь останется.
   Хотя жалко, конечно, будет расставаться с таким замечательным корабликом, как "Милу"...
  
   Когда чья-то тень заслонила свет юноше, тот сначала рассердился, а потом встревожился. Ведь он вылетел из корабля без оружия! А тут портовый кабак, здесь с безоружными разговор может быть коротким. Однако, подняв глаза, парень успокоился. К его столику подошла Милу.
   - Если ты решил покинуть меня, я хотела бы сделать тебе подарок на прощание, - проговорила женщина.
   И положила на столик его бластер. Когда Павел, поколебавшись немного, взял его, она уселась напротив.
   - Я... - с усилием начала Милу, уставившись на свои сцепленные пальцы. - Совершила ошибку. Поступила недостойно с тобой. Мне не следовало делать это.
   Павел ничего не ответил, ожидая продолжения.
   - Прости меня, мой рыцарь, - тихо попросила она, не поднимая глаз. - Этого больше не повторится. Я никогда не стану подчинять твой разум. Обещаю тебе.
  
   Павел напряжённо размышлял. Можно, конечно, плюнуть на это. Уйти, купить место на любом корабле в Ротарскую империю и забыть про Милу с её непонятными планами и капризами навсегда. Мечты о собственном корабле откладываются на неопределённый срок, но это он переживёт. Нельзя позволять творить над собой такое. Сегодня она заставила его на колени встать, а что будет дальше? Можно ли верить её обещаниям?
   Поразмыслив, Павел понял: у него нет ни единой причины полагать, что Милу никогда не нарушит своё слово. До сих пор юноша считал, что его начальница не станет причинять вред своему пилоту, потому что тот ей нужен для получения прибыли. Сегодня парень на своей шкуре убедился, что, в случае чего, это Милу не остановит. А значит, он должен исходить из того, что однажды начальница может нарушить данное ей сейчас слово.
   Оставалась только одна проблема. Юноше была не безразлична Милу. Это было не то химически чистое половое влечение, которое он испытывал по отношению к Маше. Не глубоко спрятанная неразделённая любовь, как когда-то с Жанной. Скорее это можно было назвать симпатией. Парню нравилась эта женщина.
   Нравилась её обычная невозмутимость, уверенность в себе, искусство манипулирования окружающими, упорство в достижении цели, быстрота ума и умение из всего извлекать свою выгоду. Павел испытывал чувство уважения и восхищения по отношению ко всему этому. Такое восхищение и уважение испытываешь к смертельно опасному хищнику. И он желал, страстно желал оставаться рядом с Милу, чтобы получить возможность восхищаться ею и дальше, пусть даже однажды это выйдет ему боком, - парень ни секунды не сомневался, что его начальница, не моргнув глазом, пожертвует им в своих целях, если на то будет её выгода.
   "Она пыталась ограбить тебя. Дважды!" - попытался урезонить его собственный внутренний голос. - "Милу добивалась своей цели. Ей нужны были деньги". - "Эта мошенница хочет использовать тебя, твои способности, твой особый дар". - "Естественно, она хочет использовать мой дар. И свой тоже. Если есть особые способности, почему бы их не использовать?" - "Она обманет тебя!" - "Быть обманутым такой женщиной не жалко!"
  
   Поняв, что на самом деле он уже давно всё про себя решил, Павел решительно прерывал внутренний диалог и обратился к начальнице:
   - Милу, я могу простить тебе твой поступок. Но прошу, откажись сейчас от этой сделки.
   - Не могу, Павел, - призналась она, тяжело вздохнув и отведя взгляд в сторону. - Я уже взяла кредит и купила товар. Если не продам его, не смогу расплатиться. Останусь ни с чем.
   - Продай его кому-нибудь здесь, на Хальголаа, - продолжал настаивать парень.
   - Никто не купит так дорого, - покачала головой женщина. - Я брала в расчёте на то, что мне не придётся платить пошлину. Да и не слишком много покупателей на такую большую партию.
   - Сколько у тебя останется, если ты продашь товар за меньшую цену?
   - Лучше спроси, сколько у меня останется долгов после того, как я продам корабль, дом и всё остальное, - горько усмехнулась она.
   - Неужели эта гадость столько стоит?
   - Она стоит немало, - кивнула Милу. - Но дело не в этом. Я много брала в кредит ещё до этого. Для того чтобы... В общем, для другого. Этот груз - моя последняя надежда рассчитаться.
  
   Правда это или нет, размышлял про себя юноша. Достаточный ли это повод согласиться, если правда? Достаточная ли причина отказаться, если нет?
   - Обещаю тебе, это был первый и последний раз, когда я связалась с наркотиками, - добавила начальница, видя его сомнения. - И впредь я буду заранее спрашивать твоё мнение о грузе.
   Парень ещё раз взглянул ей в глаза и решился.
   - Ладно, Милу, я повезу это сырьё. Но только один раз. Иначе ищи другого пилота.
   - Спасибо, Павел, - с облегчённой улыбкой поблагодарила она. - И извини мне мою ярость. Мне не следовало подчинять твой разум. Это моя ошибка и мой грех.
   - Хорошо, - сказал юноша, поднимаясь из-за столика и помогая ей подняться, - я прощаю тебя.
   Некоторое время они просто стояли молча напротив друг друга. Потом Милу наконец заговорила:
   - Пошли на корабль. Нужно подготовить его к вылету, - тихо попросила она. Павел кивнул и направился к выходу из бара.
   - Павел! - окликнула женщина, догнав его уже за порогом. Юноша посмотрел на неё. - Откуда ты узнал про мой титул?
   - А я и не знал, - ответил он с улыбкой.
  
   Милу нашлась в пилотской рубке. До этого на протяжении всего дня, пока её корабль, как блоха, скакал по незаселённым системам Фронтира, женщина не выходила из своей каюты. Но стоило Павлу перед решающим переходом отлучиться со своего места на полчаса, - и вот уже она тут как тут.
   - Ты хочешь спросить меня, что я за королева, и где моё королевство? - прозвучало это не как вопрос, а как утверждение.
   - Да, госпожа.
   - Называй меня по имени, как и раньше, - попросила начальница. - На твой же вопрос я сейчас не дам ответа. Пусть это пока останется моей тайной.
   - Хорошо, Милу, - Павел подошёл уже почти вплотную, рукой можно достать. - Как прикажешь. Моя королева.
   В отражении на поверхности обзорного экрана он увидел, как начальница улыбнулась этим словам.
   - Скажи мне, сколько денег ты хочешь выручить за этот груз? - продолжил он, положив ей руки на плечи.
   - Миллиона три с половиной, после того, как расплачусь по кредиту, - будничным голосом ответила женщина. - Вплоть до трёх восемьсот, если всё сложиться удачно.
   - И сколько из них получу я? - поинтересовался юноша.
   - Тридцать тысяч, - как что-то само собой разумеющееся, сообщила начальница.
   - Этого мало, - возразил Павел. - Я хочу треть.
   - Я могу заплатить миллион триста, - ответила Милу. - Но при одном условии.
   - Каком же?
   - Ты получишь их не сразу.
   - А когда?
   - После того, как я окончу одно дело. Года через три.
   - Что за дело?
   - Пока не могу сказать. Но оно начнётся уже скоро. Мне понадобиться мой корабль и минимум четыре миллиона наличными.
   - Дело продлится целых три года?
   - Да.
   - Корабль будет тебе нужен всё это время?
   - Нет, - покачала она головой, - только иногда. В остальном можешь заниматься другими делами. И даже не отчислять мне больше треть прибыли, как раньше. Только будь готов вернуться, если я позову.
   Павел задумался.
   - Подтверди под протокол, что через три года выплатишь мне миллион триста, - попросил он деловым тоном.
   - Подтверждаю, - кивнула Милу, не раздумывая ни секунды.
   - И ещё шестьдесят тысяч сейчас, по завершении доставки груза, - добавил он.
   - Шестьдесят? М-ммм... Хорошо. Подтверждаю, - поколебавшись немного, согласилась она.
   Несколько секунд прошли в молчании.
   - А теперь, Павел, нам нужно подготовиться к переходу, - продолжила начальница, видя, что парень больше не выдвигает дополнительных условий. - Это будет нелегко.
  
   Никогда раньше Павлу не приходилось нелегально пересекать границу Империи. И то, что Империя в данном случае была не Ротарской, немногим меняло ситуацию. Свои границы ламийцы охраняли ничуть не хуже. Однако, по уму, следовало ожидать, что такое испытание ему ещё рано или поздно предстоит. Парень отлично понимал, что "Милу" слишком хороша для той мышиной возни, которой он занимался до сих пор во Фронтире. Всё, что юноша делал до этого, являлось, очевидно, не более чем тренировкой.
   - Три стандартных перехода от границы, - деловито объясняла Милу, - это зона отчуждения. За исключением военных баз, в этих системах запрещено строить долговременные сооружения и основывать поселения. Все возможные зоны входа заминированы, стоят мощные стационарные блокираторы, дежурят патрули. Это защита от любителей. Как знаешь, на гражданские корабли редко ставят прыжковые приводы с дальностью больше, чем три перехода. Ну и первый рубеж обороны на случай внезапного нападения, на большинстве вспомогательных судов тоже не особо хорошие джамперы, а одними крейсерами и линкорами без обеспечения много не навоюешь.
   - Я слышал, на наши новые военные транспортники и мобильные ремонтные базы сейчас ставят приводы на пять переходов, - вставил юноша.
   - Я тоже слышала что-то похожее, но сейчас тебя это не должно волновать. Дальше уже интереснее. Начинаются обитаемые системы. Там просто так мины не пораскидаешь, да и блокираторы с зоной действия на всю систему не поставишь. Поэтому обходятся частичным ограждением. Перекрывают локально только те зоны, куда возможен выход при прыжке из Фронтира. В остальном - только патрули.
   - Понятно. Мы как-то обойдём их стороной?
   - Умница! Как догадался? Мы не будем прыгать через всю зону отчуждения прямо в лапы таможенникам. Мы пройдем между системами.
   - Между системами?! - удивился парень. - Это невозможно!
   - Это очень трудно, - поправила Милу. - Но возможно. Если у тебя хороший привод. И ты тщательно рассчитаешь параметры каждого перехода.
  
   Совершить переход из системы в произвольно взятую точку между звёздами - это не проблема. Точнее говоря, не очень большая проблема, если тебе достаточно хорошо известны координаты этой точки, и она не слишком далеко от начального пункта. По настоящему трудности начинаются, когда из этой точки требуется прыгнуть к какой-либо звезде, даже соседней. Чем меньше напряжённость гравитационного поля в зонах входа и выхода из туннеля свёрнутого пространства, тем большие требования предъявляются к точности расчёта параметров. Если вы хотите попасть именно в нужную систему, а не к чёрту на кулички, требуется достоверно знать текущие местоположение и скорость.
   И если место ещё можно вычислить, триангулируя по звёздам, - с точностью плюс-минус несколько сотен миллионов километров, даже при использовании самой лучшей системой астронавигации, - то со скоростью получается полный пролёт. Нужно ждать недели и месяцы, чтобы в результате твоего смещения хотя бы ближайшие звёзды изменили свое положение относительно корабля достаточно для проведения точных вычислений, а неподвижных столбов с указанием пройденного расстояния в космосе не поставлено. А между тем для удачного прыжка знать текущую скорость гораздо более важно, чем начальные координаты.
   Так, кстати, обычно и делают, если попали в межзвёздное пространство случайно. Идентифицируют ближайшие звёзды, определяют по ним координаты, ждут несколько недель, сколько терпения хватит, снова определяют координаты, вычисляют смещение, определяют требуемую скорость и параметры прыжка к ближайшей системе. Внутри системы гораздо больше реперных точек, по которым можно засекать своё местоположение, и они находятся значительно ближе, так что относительные угловые скорости существенно выше. А если ещё и радиомаяки расставлены, то вообще красота. Но в данном случае, когда прыжок в пустоту был осознанным, можно попробовать вычислить скорость выхода из перехода.
   Входя внутрь туннеля свёрнутого пространства, корабль имеет определённую скорость. От неё зависят параметры канала, в частности, местоположение точки выхода. А от параметров канала зависит та скорость, которую судно приобретёт, вернувшись в обычное пространство. Зная параметры, можно рассчитать последнюю. Как направление, так и абсолютную величину. И во время расчёта следующего прыжка плясать уже от неё. Нужно только иметь достаточно хороший привод со стабильными и хорошо контролируемыми характеристиками. И мощный вычислитель, потому что с точки зрения математики, расчёт конечной скорости в зависимости от параметров туннеля - на несколько порядков более трудоёмкая задача, чем нахождение координат пункта назначения. Уж больно много всяких дополнительных факторов задействовано.
  
   Вплотную к границе Ламийской империи подходить не стали: все ближние системы были напичканы следящими устройствами. В неближних они тоже встречались, но можно было надеяться проскользнуть мимо незамеченными. Потом Павел аккуратно нацелил "Милу" и совершил прыжок на расстояние шести стандартных переходов. После выхода их маленький кораблик окружила тьма.
   Обычно куда бы ты не забрался в системе, тебе сопутствует излучение центрального светила. Или нескольких. Даже если из-за большого расстояния оно видно просто, как очень яркая звезда, а не диск, всегда можно посмотреть в ту сторону на обзорном экране и сказать: "Вот оно". Сейчас такой яркой звезды не было. Все светила находились очень далеко и не могли рассеять темноту вокруг.
   Искин начал расчёты, как только получил отчёт от прыжкового привода о выходе из свёрнутого пространства и провёл быстрый тест всех систем корабля (стандартная процедура после каждого перехода). Спустя несколько секунд были готовы предварительные данные по координатам точки выхода. Ещё через пару минут - окончательные.
   Определившись с длиной получившегося туннеля свёрнутого пространства и сопоставив эту величину с графиком потребления энергии различными контурами джампера, а также зарегистрированным кормовыми сенсорами спектром вспышки при выходе, можно было узнать важнейшие характеристики канала, - число продольных и поперечных мод колебаний вакуума внутри него. Именно при использовании волновых эффектов и явления резонанса удавалось получить замечательные свойства свёрнутого пространства, когда расстояние между входом и выходом для движущегося внутри туннеля корабля оказывалось неизмеримо меньше, чем то же расстояние снаружи.
   Конечно, точные координаты измерить невозможно, поэтому получалось не точное число, а некий диапазон, включающий несколько триллионов допустимых комбинаций значений. Теперь, перебирая эти числа и сопоставляя их с уже имеющейся информацией, можно было найти единственно верное решение. А там уже и до определения скорости выхода один шаг.
  
   "Милу" пришлось сделать целых три прыжка между системами, чтобы попасть к той звезде, которая являлась конечным пунктом назначения. С каждым переходом количество потребных вычислений и вероятность ошибки возрастала. Если б парню кто-то сказал раньше о том, что такое возможно, юноша рассмеялся бы этому человеку в лицо. Теперь Павел сам сделал такую вещь. И пусть все расчёты вёл искин. Пилотом на корабле всё равно оставался он сам. Именно он провёл корабль между звёздами. И пересёк границу Ламийской империи.
   Точкой назначения являлась орбитальная станция возле одной из планет. А точнее говоря, целый выведенный на высокую орбиту завод, принадлежащий большой фармакологической корпорации. Именно она оказалась покупателем груза. "Милу" вошла в систему с совершенно необычного для патрулей азимута и тут же совершила несколько прыжков в случайном направлении. Сейчас юноша с усмешкой вспоминал свою ошибку, допущенную однажды на заре карьеры, когда вёз партию чалла на Флок (кстати говоря, ведь тоже наркотик, хоть и разрешённый к употреблению).
   Тогда он решил "совместить приятное с полезным": и таможенников со следа сбить, и скорость уменьшить, да ещё и выйти прямо к планете. Естественно, инспектор Сарес с лёгкостью просчитал подчинённую внутренней логике последовательность координат входа-выхода и вычислил направление и скорость движения корабля после последнего перехода. Для внутрисистемных прыжков это было намного проще сделать. Осталось только подорвать ракету перед предполагаемым местонахождением контрабандиста, чтобы тот испугался и поднял лапки. То, что в данном месте никакого корабля не наблюдалось, таможенника ничуть не смутило, - мало ли какую систему маскировки могли поставить себе "клиенты".
   Сейчас прыжки были по настоящему хаотические, к тому же, кроме первых двух скачков, между переходами выдерживалась пауза в два-три часа. В режиме маскировки, разумеется. Павел всё-таки умел учиться на своих ошибках. В итоге к заводу он вышел незамеченным. И маскировку снял уже на входе в шлюз, предварительно послав диспетчеру условный радиосигнал.
  
   Неизвестно, предполагалось ли это делать изначально, но на переговоры с покупателями Милу взяла своего пилота. Велев ему прихватить с собой бластер. Неужели она думала, что один маленький бластер поможет против системы безопасности целой большой станции, десятков профессиональных охранников, сотен боевых киберов и тысяч автоматических турелей в коридорах? Как бы то ни было, против одного её "рыцаря" представители корпорации привели в комнату для переговоров сразу полдюжины бойцов. Двое из которых встали на пост снаружи у входа, остальные расположились по углам. Юноша остался стоять за правым плечом своей нанимательницы. Демонстрируя спокойствие, в целом не показное. В отличие от закованных в броню и вооружённых до зубов секьюрити, он абсолютно точно знал, что не умрёт в ближайшие пару секунд.
   Сами переговоры прошли по накатанной схеме. Угрозы, намёки, лесть и туманные обещания. Павлу ничего не оставалось делать, кроме как молчать и наблюдать за работой профессионалов. Свои способности в этом деле он до сих пор оценивал на уровне "опытный любитель". Опуская подробности, сразу скажу, что Милу удалось получить тот максимум, на который она рассчитывала. Забавно выглядела одна попытка хозяев "надавить" на несговорчивого продавца угрозой применения физического насилия.
   Мол, что нам мешает вас тут немножко арестовать, а груз втихую прибрать к рукам? Женщина абсолютно спокойно проинформировала оппонентов, что пилот у неё стреляет очень быстро, арестовать их без человеческих жертв не получиться, а на корабле действует взведённая система самоуничтожения. Настроенная на работу в параноидальном режиме. То есть, любое поползновение к несанкционированному проникновению на борт - взрыв. Истекает полчаса после последнего сеанса связи с владелицей корабля - взрыв. Попытка взлома искина через внешние каналы связи - взрыв. И так далее.
  
   Оставив на станции злополучный груз, "Милу" прямо с орбиты устремилась во внутрисистемный прыжок, а потом вернулась во Фронтир, далее - в Хальголаа, после чего направилась к вратам, ведущим в Ламийскую империю. У Милу там ещё оставались незавершённые дела.
  
  Глава 16
   Было у Павла невинное развлечение, - коллекционировать бары на разных космических станциях, а если получиться, то и на поверхности. Началось это, наверное, оттого, что бар - единственное заведение, присутствующее на любой, даже самой задрипанной консервной банке, болтающейся вокруг планеты. Нет, конечно, есть ещё всякие технические помещения, вроде отсека системы жизнеобеспечения, они тоже везде присутствуют. Но, согласитесь, глупо, прилетев на новое место, тут же идти и смотреть местный отсек СЖ? А вот человека, сразу по прилёту направляющего свои стопы в местный бар, никто не назовёт психом. Разве что алкоголиком, но для этого надо пить во много раз больше, чем позволял себе наш герой. На этой станции баров было не просто много, а очень много.
   До сих пор юноша считал, что Марна - богатый, густонаселённый мир. Наверное, оттого, что, болтаясь по Фронтиру, он ничего даже приблизительно похожего не видывал. Теперь же парень понял, что Марна - своего рода аналог Армики, только что история её освоения началась на два века раньше. Планета, чьим единственным преимуществом изначально было удачное местоположение, живущая за счёт торговли. Сумевшая укрепить это положение после того, как были построены одни за другими пять межзвёздных врат. И до сих пор сохранившая гигантские площади ненаселённой суши, даже с учётом того факта, что большая часть её поверхности для нормального обитания человека была непригодна.
   Лежащая сейчас внизу планета Геруна, являлась одним из первых, коренных миров Ламийской империи. Одно только число населяющих её индивидуумов било по мозгам не хуже кувалды. Сто тридцать миллиардов разумных существ. Из них семьдесят миллионов - в городском ядре, выросшем вокруг ведущего на эту станцию орбитального лифта. И всего таких лифтов насчитывалось около полусотни. Городское ядро - это местный термин, обозначающий место со сравнительно плотной городской застройкой. Потому что неплотной покрывалась значительная часть суши и даже немного поверхности морей и океанов. Города предпочитали расти вширь, а не ввысь или вглубь. И всё это при том, что рост населения на планете сдерживался всеми возможными способами, налоги на рождение ребёнка поражали воображение, стоимость жизни зашкаливала, а высылка на окраинные миры стабильно являлась любимым видом наказания, применяемым местной судебной системой.
   Милу не стала сообщать своему пилоту всех подробностей касательно текущего полёта. Сказала только, что ей нужно договориться с несколькими членами Сената, - высшего законодательного органа Ламийской империи, - касательно взаимодействия по тому загадочному делу, о котором она упоминала ранее. Из более чем трёх миллионов кредитов, заработанных начальницей только что, триста тысяч ушло именно на то чтобы организовать данную встречу. Нет, не на взятки. На организацию ужина в одном из фешенебельных ресторанов, во время которого предложения женщины должны были хотя бы просто выслушать, для начала. Когда парень узнал об этом, то чуть не подавился. Ничего себе расценочки.
   Соответственно, с самого утра (по местному времени) начальница направилась вниз, на планету. Утрясать последние незавершённые дела перед началом переговоров. Павел остался предоставленным самому себе. Проделал ежедневный комплекс упражнений, принял душ, позавтракал, переоделся в цивильную одежду и уже собрался было тоже спуститься на поверхность, посетить местное консульство Ротарской империи, - имелось у него там одно дело. Но жизнь внесла коррективы в его планы. А началось всё с того, что, купив билет на орбитальный лифт, парень забежал в один бар пропустить стаканчик.
  
   - Здорово, летун! - поприветствовала его Жанна, усаживаясь напротив.
   - Ещё немного, и я начну думать, что ты за мной следишь, - ответил Павел, с подозрением глядя на свою знакомую.
   - А есть из-за чего? - невинно осведомилась работник пера и телекамеры. И, посмотрев на его лицо, рассмеялась: - Расслабься, я тут случайно оказалась, в командировке.
   - Вот как? И что же за командировка?
   - Одна шишка из нашего Адмиралтейства приехала сюда с целой сворой дипломатов и атташе на переговоры насчёт будущего союза против архов, - небрежно взмахнула рукой девушка. - Моё начальство прикрепило меня к пулу, чтобы я, так сказать, освещала визит для наших дорогих зрителей.
   - На переговоры насчёт союза? - тупо переспросил парень.
   - Павел, - укоризненно посмотрела на него Жанна, - ты вообще визор когда-нибудь включаешь? Об этом союзе уже три месяца талдычат по всем новостям. И в газетах тоже. Наш дорогой Император решил вспомнить молодость и снова повоевать. Но в одиночку страшновато, поэтому решил привлечь и ламийцев заодно.
   - Про союз я знаю, - сухо обронил юноша. - А переговоры и прочие тонкости мне неинтересны. А что, эта твоя шишка будет встречаться с местными прямо здесь, на этой станции?
   - Нет, конечно, - удивлённо ответила журналистка. - Переговоры проходят в здании Штаба. Внизу, на планете. Уже два дня, как идут.
   - А ты, значит, решила бросить своих коллег и смотаться сюда, на орбиту, промочить горло? - саркастически заключил Павел. - И чисто случайно зашла в тот же бар, что и я?
   - Ах, вот ты о чём! - воскликнула Жанна. - Нет, я специально искала тебя. Как узнала вчера, что ты тоже прилетел на эту планету...
   - Узнала? - перебил её юноша. - Как?
   - Сергей сказал, - как что-то само собой разумеющееся, пояснила его знакомая.
   - Сергей? - изумился Павел.
   - Да. Он почему-то вбил себе в голову, что мы с тобой встречаемся в тайне от него. Узнал, что ты прилетел сюда, и тут же позвонил мне, устроил сцену ревности. Так я узнала о твоём прилёте.
   - Подожди, а он-то откуда узнал?
   - Так он же в списке твоих друзей, - как будто маленькому, объяснила Жанна. - Может следить за твоими перемещениями. Вот и заказал себе платную услугу. "Где мой друг?" называется. Теперь, где бы ты в Содружестве не объявился, он уже об этом знает. Ну и про меня тоже знает, на меня он так же "следилку" поставил.
   Павел ошарашено замолчал. Потом встряхнулся, зашёл в свою учётную запись и решительно удалил Сергея из списка друзей. Ибо нефиг. Теперь этот список состоял всего из двух пунктов: Михаила и Маши. Их, поразмыслив, юноша решил оставить.
   - Я... - продолжила было Жанна, и тут же прервалась, поморщившись: - Подожди, мне Сергей звонит, лёгок на помине.
  
   Её лицо приняло характерное отрешённое выражение, какое бывает у людей, общающихся по нейросети, но не проговаривающих свои реплики вслух. Разговор длился довольно долго, минут десять. Павел тем временем думал, что надо бы, наконец, собраться и почитать хорошую инструкцию по возможностям, предоставляемым инфосетью. В частности, список вот таких вот опций и услуг. Надоело попадать впросак. А пока, юноша решил заняться одной вещью, которую, вообще-то давно уже полагалось сделать, но как-то всё руки не доходили. А именно, посмотреть тот репортаж, с которого началась карьера Жанны на телевидении.
   Как парень и предполагал, речь там шла об артефактах, оставшихся после Прародителей. И даже, возможно, о той партии, что похитили по дороге. Хотя о факте похищения в репортаже не упоминалось и словом. Куда больше внимания уделялось информационной политике властей Содружества. Насколько смог понять юноша, находка представляла собой настоящий прорыв в исторической науке. До сих пор предполагалось, что Прародители безвестно сгинули несколько миллионов лет тому назад, - учёные всё ещё спорили, сколько именно. А здесь, на Тимбаркоту, нашлись сооружения, судя по архитектурным особенностям, явно построенные этой древней расой, с применением технологий соответствующего уровня, но возведённые относительно недавно, за две с половиной сотни тысяч лет до наших дней. Между тем, даже древнейшие расы Содружества начали свою экспансию в космос всего семь тысяч лет назад и не могли иметь никакого отношения к данным сооружениям.
   Пылая праведным гневом, его знакомая рассказывала в объектив видеокамеры о лицемерии и трусливости власть предержащих, которые не решились сразу раструбить об этой находке по всему Содружеству. Только "одну жалкую экспедицию" удосужились послать, по её словам. Тот факт, что эта экспедиция включила в свой состав несколько сотен учёных-археологов, ведущих специалистов по данной тематике, не считая разного обслуживающего персонала, обходился молчанием. А всё дело, по мнению Жанны, заключалось в нефти. А точнее, в начинающих разведку её запасов корпорациях. Якобы, более представительный интерес научного содружества, а также шумиха в СМИ могли помешать большим важным дядькам зарабатывать серьёзные деньги.
   Вся эта "сенсация", по мнению Павла, не стоила и выеденного яйца. Но население Содружества явно считало по-другому. Рейтинг у данного ролика зашкаливал, его показали в своё время по всем сколько-нибудь уважающим себя каналам, а обсуждения в прессе и на форумах кипели до сих пор. Даже собирались снять по этому поводу большой документальный фильм. Теперь понятно, как Жанна смогла пробиться в штат "Центрального Ротарского канала". И откуда у неё деньги на дорогие украшения и прочее, - небось авторские отчисления до сих пор капают, с такого-то количества просмотров.
  
   - Ты сейчас Сергея из друзей удалял? - спросила девушка недовольным тоном, окончив свой разговор.
   - Да, - кратко ответил Павел, отвлекаясь от своих изысканий в инфосети.
   - Спасибо! - с сарказмом поблагодарила она. - Теперь он абсолютно убеждён, что у нас тут с тобой тайный роман.
   - Что, всё так плохо? - фальшиво посочувствовал парень.
   - Да ну его нафиг, надоел! - раздражённо отмахнулась Жанна. - Это всё после того, как я с Тимбаркоту вернулась, началось. Звонит каждый день, хнычет. Давай встретимся, говорит, я без тебя не могу... Как-то раз к себе в гости пригласила, так он теперь у меня чуть ли не поселился. Вечером после универа приходит, в полночь чуть ли не пинками выгонять приходиться. И только попробуй кого-нибудь по работе привести! Особенно, если это мужчина. Да даже и женщина! Чего это, говорит, она нам тут мешает?!
   - Ну надо же, - вставил парень.
   - Ага. Как-то раз решила прогнать, так он три недели каждое утро к дверям цветы притаскивал! И записки слезливые писал.
   - И что?
   - Простила, сердце-то не каменное, - вздохнула журналистка. - И ещё почему-то решил, что я прямо сплю и вижу, как бы от него к тебе сбежать. И так ревнует к каждому столбу, а уж стоит о Паше заикнуться!
   - Хм, что-то не заметил, чтобы он ко мне что-то такое выказывал... - заметил юноша.
   - Естественно, тебе-то он ничего такого не говорит. Это мне его скандалы терпеть приходится.
   В этот рассказ Павел не поверил ни на грош. Парень слишком хорошо помнил, с каким осуждением смотрел на него Сергей, когда он огрызнулся на Жанну тогда в гостях. Так не смотрят на предполагаемого соперника. Следовательно, Жанна врала. Ради какой-то своей, непонятной для юноши цели. Каким образом выяснить, что это за цель? Ну, можно, например, узнать, в чём ещё солгала журналистка. Возможно, это поможет.
   Краткий визит в инфосеть показал: не соврала почти ни в чём больше. Визит шишки из командования Флота имел место, и Жанна действительно числилась среди той стаи ротарских журналистов, которая прибыла сюда вместе с официальной делегацией. Даже засветилась на одной пресс-конференции. Услуга "Где мой друг?" на самом деле существовала, и Сергей реально был на неё подписан до недавних пор, по отношению к юноше. Оказывается, Павла об этом даже информировали в своё время, но он тогда не обратил на данное сообщение внимания, посчитав какой-то рекламной рассылкой, и удалил, не читая.
   Ситуацию мог бы прояснить звонок самому Сергею, но этот шаг парень совершить не успел.
  
   - Алло, есть кто-нибудь дома? - Жанна перегнулась через столик и легонько постучала Павлу по лбу костяшками пальцев.
   - А? - встрепенулся юноша. - Извини, задумался.
   - Я так и поняла, - усмехнулась девушка. - Я говорю, ты что сегодня вечером делаешь?
   - Хм, такой вопрос мне ещё никогда не задавали! - воскликнул парень в шутливом изумлении.
   - Вот, - притворно вздохнула собеседница, - всё приходиться брать в свои руки. Ну, так как?
   - А в чём, собственно, дело? - спросил он.
   - Да так, хотела пригласить тебя в ночной клуб. Есть там один внизу. Пойти совершенно не с кем, а у меня как раз завалялись два билета на сегодняшнее представление.
   - Абсолютно случайно? - осведомился Павел, иронически выгнув бровь.
   - Абсолютно, - подтвердила журналистка с совершенно невинным видом.
   Интересно, что ей нужно? Опять хочет что-то выведать? Но что? За исключением недавней доставки партии сырья для производства наркотиков, Павел не помнил за собой каких-либо "скользких" дел за последние пару месяцев. Но предполагать, что Жанна каким-то образом про это пронюхала, было бы чистейшей воды фантастикой. А его деятельность во Фронтире вряд ли могла заинтересовать журналистку. Что ещё? Информация о его визите на Тимбаркоту? Вполне вероятно. Но в любом случае, кто мешает ему просто держать язык за зубами по данному поводу? Предупреждён - значит вооружён.
   - Почему бы и нет, собственно, - пожал плечами юноша. - Давай тогда ближе к вечеру созвонимся. Ты где остановилась?
   - Как, а разве на планету мы сейчас не вместе поедем? - удивилась девушка.
   - Почему ты думаешь, что я сейчас собираюсь на планету?
   - Элементарно, Ватсон! - улыбнулась она. - Этот бар. Он прямо напротив зала ожидания орбитального лифта. Если б ты не ждал здесь очередного рейса, тебе было бы гораздо удобней пойти в любое другое заведение, поближе к докам или в зоне развлечений.
   Выйдя из бара, Жанна немедленно взяла Павла под руку, цепко ухватившись за его локоть. Когда парень удивлённо посмотрел на неё, девушка ответила озорной улыбкой. "Чему она так радуется?" - удивился про себя юноша. Потом вспомнил вдруг о незавершённом деле, нашёл в списке контактов учётку Сергея и вызвал его. Краткое сообщение от сервера "Абонент ответил отказом" послужило ему ответом. Очевидно, его знакомый не желал сейчас общаться с парнем. Жаль, значит этот вопрос пока останется непрояснённым. "Надо было сначала расспросить его, а потом уж удалять из друзей", - раздосадованно подумал юноша. Но кто ж знал...
  
   При входе в зал ожидания, его кто-то слегка толкнул. Павел недовольно посмотрел в ту сторону и увидел склонившегося в извиняющемся поклоне мужчину с татуировкой на лбу. Раб. Юноша поморщился. Ему было неприятно лишний раз вспоминать про эту особенность жизни в Ламийской империи. Рабы встречались повсюду. Они прислуживали в барах, работали в доке, даже просто идя по коридорам станции, парень постоянно встречал людей с татуировкой на лбу. И нельзя сказать, что рабов насчитывалось так уж много в количественном отношении. Может, один из двадцати, не больше. Поражала именно их вездесущность.
   При этом люди с татуировкой отнюдь не выглядели несчастными. Никто, по крайней мере, на глазах у Павла, не наказывал и не унижал их. Лишь один нюанс обращал на себя внимание. Если свободному человеку приказать делать некую работу, не очень приятную, но необходимую, которую тот обязан делать по должности, он непременно поворчит или ещё как-то выкажет своё недовольство перед тем, как всё-таки выполнить распоряжение. Рабы здесь никогда так не делали. Им приказывали, они выполняли.
   Происходило это, в основном, из-за внедрённой им нейросети. Очень специфической. Сразу после запуска она ставила сильнейший блок в сознании, обязывающий раба подчинятся любому приказу, отданному хозяином. Конечно, ничто не вечно, и со временем сознание могло научиться избегать действия этого блока, - да он и сам слабел с течением лет. Некоторые рабы, пользуясь этим, даже сбегали потом. Но у подавляющего большинства этот блок трансформировался в привычку подчиняться. Можно сказать, у них атрофировалось умение возражать и возмущаться.
   Павел искоса взглянул на Жанну. Она тоже смотрела на кланяющегося им раба. Лицо девушки выражало смесь сочувствия и отвращения. Интересно, по отношению к кому было направлено это отвращение?
   - Рабство - это отвратительно, - решил закинуть пробный шар юноша.
   - Не то слово! - коротко кивнув, воскликнула журналистка. - К сожалению, мы никак не может повлиять на ламийцев в этом вопросе.
   Несмотря на всю правильность произнесённой тирады, звучало это, как стандартная реплика какого-нибудь ротарского политика, произнесённая на очередном званом ужине по случаю годовщины чего-то там. Сразу вспомнился старый земной фильм, там одну блондинку пытались обучить поведению и правилам общения в высшем обществе американского истеблишмента. В конце концов оказалось, что достаточно обучить её десятку наиболее распространённых дежурных фраз, чтобы она произносила их в нужный момент, и успех обеспечен. Интересно, кто подразумевался под словом "мы" в данном случае? Жанна уже всерьёз считает себя гражданкой Ротарской империи?
  
   Дело, ради которого Павел намеревался посетить сегодня консульство, заключалось в покупке обучающих баз данных. В вышеупомянутое заведение было необходимо обращаться, чтобы получить субсидию на покупку, которую предоставляла Ротарская империя своим гражданам, при условии, что купленные базы соответствуют выбранной ими профессии. Для этого полагалось во время покупки находиться на ротарской территории. То есть, в данном случае, внутри консульства.
   Купить юноша решил сразу четыре базы третьего уровня. "Двигательные установки", "Прыжковый привод", "Эмиттеры силовых щитов" и "Техническое обслуживание малых кораблей". В общей сложности на восемьдесят три тысячи, с учётом субсидии. Собственно, и субсидия-то лишь немногим превысила четыре тысячи. Но хоть что-то. Когда уже настала пора расплачиваться, менеджер по продажам вкрадчиво поинтересовался, не собирается ли достопочтенный господин приобрести ещё одну базу третьего уровня? Тогда Павел попал бы под действие специальной акции: каждому купившему пять баз третьего уровня полагается ещё одна, второго уровня, совершенно бесплатно.
   Вначале парень лишь усмехнулся такой бесхитростной попытке раскрутить его на деньги, а потом задумался. Давно ведь уже собирался выучить кибернетику. Уж больно много приходилось общаться с бортовым искином, хотелось бы знать, как это работает. Но база третьего уровня с таким названием стоила очень дорого. И субсидию на неё не давали: по мнению императорских чиновников, кибернетика пилотам ни к чему. Так что, если только в кредит. "Так это ж замечательно!" - с энтузиазмом воскликнул менеджер. И немедленно объяснил причину своего восторга. Если брать кредит в любом ротарском банке, компания предоставляет скидку. Да и проценты придётся платить меньше, ещё одну субсидию от государства дадут. Кстати, как там у Павла с кредитным рейтингом?
   С рейтингом всё обстояло достаточно неплохо. На свой счёт юноша мог записать полностью возвращённый кредит от Службы миграции и исправно, без единой просрочки, погашаемый долг за обучение. Этого хватало, чтобы без проблем получить ещё один кредит, на пять лет под восемь процентов годовых, с начальным взносом в двадцать пять процентов от общей суммы покупки. Но с учётом субсидии, речь шла на самом деле о годовой ставке в шесть с половиной процентов. А размер предоставляемой скидки, в случае покупки в кредит, составлял аж целых три процента. Зато, по мере расплаты по данному кредиту, рейтинг станет расти ещё больше.
   В итоге Павел расстался с двадцатью шестью тысячами первоначального взноса и приобрёл-таки пять баз третьего уровня. Пятой взял "Энергетические установки малых и средних судов". Это про реакторы, если кто не понял. Второй уровень "Кибернетики" пошёл бонусом. Конечно, второй уровень - это совсем не то же самое, что третий, но надо же с чего-то начинать. А "Энергетические установки" подпадают под субсидию, да и стоят дешевле, меньше по кредиту платить. Продавец, узнав, что клиент собирается ухватить по бонусу такую дорогую базу, мгновенно заюлил, но не на того напал. Спокойно глядя в глаза собеседнику, юноша попросил соединить его со старшим менеджером. Конфликт мгновенно оказался исчерпанным.
  
   Жанна сидела в холле и откровенно скучала. Время за переговорами пролетело для Павла как-то совершенно незаметно, поэтому ждать его девушке пришлось без малого два часа. Если б самого парня кто-то заставил просидеть в ожидании настолько долго, он бы озверел и при первой возможности высказал всё, что думает о таком нехорошем человеке. Журналистка же только улыбнулась ему, как родному, снова ухватила юношу под руку и повела в ресторан обедать. Оплатила, кстати, за себя сама.
   После обеда разбежались. Ей нужно было поспеть на очередную пресс-конференцию, он же заявил, что собирается выучить кое-что из только что купленных баз. На деле же парень направился в компанию, занимающуюся консультированием по вопросу безопасности. Павел собирался узнать, возможно ли приобрести какую-то защиту от эмпатического воздействия на свой мозг. Можно, конечно, положиться в данном вопросе на слово Милу, но почему-то не хотелось. Уж лучше иметь гарантию, не зависящую от доброй воли другого человека. Собственно, парень пришёл бы сюда и раньше, но в присутствии Жанны обсуждать данную тематику не хотелось по вполне понятным соображениям.
   Даже в её отсутствие парень не решился сразу в лоб обозначить проблему. А ну как эти люди прямо отсюда позвонят в полицию и сообщат им, что где-то в окрестностях, возможно, ходит незарегистрированный эмпат? Паранойя, конечно, но чем чёрт не шутит. В итоге юноша раскошелился на полную консультацию. Заплатил тысячу восемьсот кредитов, о чём ничуть не пожалел. За три с половиной часа ему не только объяснили доступным языком все те сведения, которые Павел успел до этого самостоятельно нарыть в инфосети, но и сообщили много нового.
  
   В частности, для защиты от паранормального воздействия имелся целая куча средств, которые можно было условно разделить на три категории: программные, аппаратные и медикаментозные. С последними всё ясно, вторые представляли собой специальные устройства, либо экранирующие нежелательное влияние, либо заглушающие его собственным излучением. Некоторые из таких девайсов были выполнены в виде имплантатов, другие - в виде различных носимых безделушек. Под программными средствами подразумевался различный софт, устанавливаемый на управляющий чип нейросети.
   В конце концов, Павел приобрел за девятнадцать с половиной тысяч большой программный пакет, повышающий безопасность владельца нейросети "в комплексе". Защита от эмпатического воздействия шла там лишь одной из опций. Кстати, ещё одной возможностью этого пакета была способность "закрывать" пользователя от слежки через инфосеть. Ещё за две тысячи с хвостиком юноша купил обучающую базу, являющуюся расширенной и дополненной версией только что прослушанной им лекции. Бонусом при покупке парень выпросил себе оформленную в виде небольшого кулончика "глушилку", при активации гарантированно лишающую любого парапсиха на двадцать метров в округе возможности применять свои способности.
   Остаток свободного времени Павел посвятил изучению последней приобретённой базы.
  
   "Паша, ты где? Подходи ко мне в гостиницу, номер 651-4-37", - пришло сообщение от Жанны. Павел посмотрел на часы: ого, он почти два часа эту базу изучал! А думал, за час управится, судя по размеру. До места решил добираться на монорельсе, благо его станция оказалась прямо видна от той скамейки в парке, где пристроился парень. Дорога заняла десять минут, семь из которых он разбирался с хитрой схемой маршрутов и ещё одну ждал подходящего поезда. Со схемой, к слову, так и не разобрался, пришлось прибегнуть к услугам платной справочной службы, которая за пятнадцать кредитов мгновенно выдала ему нужный номер.
   Жанну, как и остальных журналистов из пула, поселили в отеле с длинным непроизносимым названием, чьё здание занимало целый квартал. На 651-ом этаже из более чем двух тысяч имеющихся, судя по номеру апартаментов. Чёрта с два отыщешь. К тому же, юношу ещё не хотели пускать внутрь. Пришлось связаться с Жанной, чтобы она подтвердила стоящему на посту в холле охраннику личность гостя.
   Когда Павел, наконец, добрался до двери её номера, девушка как раз закончила одеваться и теперь наносила боевую раскраску. Обязанность развлекать гостя возложили на занимающую тот же номер напарницу, - девицу с узким лицом и ярко-жёлтыми коротко стриженными волосами. Причёску ей явно посоветовал злейший враг. Соседка Жанны смешала парню слабоалкогольный коктейль, усадила на софу перед визором и совершенно искренно сочла свои обязанности выполненными наилучшим образом.
  
   - Ладно, Жанна, давай колись, зачем я тебе сдался? - спросил её Павел, когда они плотно отужинали в ресторанчике, скрытом в недрах вышеупомянутого ночного клуба.
   - О чём ты, Паша? - ласково спросила девушка, протянув к нему руки через столик. - Ты не веришь, что я могу желать просто встретиться с тобой и пообщаться?
   - Нет, - помотал головой юноша, безмятежно улыбаясь. Но протянутые руки взял в свои ладони.
   - Ну вот, - огорчилась девушка, на вид, так даже совсем искренне. - Чем хоть я заслужила подобное отношение? Это всё из-за того интервью?
   "Спросить напрямую, или нет?" - размышлял парень. - "Наверное, надо спросить, чем я рискую?"
   - Зачем ты соврала, что Сергей тебя ко мне ревнует?
   - Думаешь, нет? - печально спросила журналистка, взглянув на него с видом оскорблённой невинности.
   - Знаю, что нет, - коротко отрезал Павел.
   На самом деле, это было не более чем предположение. Связаться со старым знакомым так и не удалось, равно как и нарыть новые факты за или против данной версии. Перед тем, как ответить, Жанна некоторое время размышляла, потупив взор.
   - Ладно, признаю, это была неправда, - наконец, ответила она, не поднимая глаз. - Просто хотела, чтобы ты перестал на меня дуться.
   - Ты выбрала не самый лучший способ, - нейтрально заметил юноша.
   - Извини, - попросила журналистка. - И ты прав, я на самом деле хотела попросить у тебя сделать одну вещь.
   - Какую? - деловым тоном спросил парень.
   - Что ты знаешь о работорговце, который похитил нас с Земли? - начала с вопроса Жанна.
   - То же, что и все остальные. Имя неизвестно. Перевозил большую партию рабов, - такую огромную патрульные ещё не перехватывали. Зачем-то сунулся на ротарскую территорию, когда прижали, сбросил груз во внешних подвесных контейнерах и удрал к ламийцам. Удалось установить марку и модель корабля, и всё. Тебе известно больше?
   - Да, - кивнула журналистка. - я специально добилась, чтобы меня послали в эту командировку, чтобы выяснить подробности. Членам официальной делегации гораздо охотней предоставляют информацию.
   - Ну, и что же ты узнала?
   - Имя. Его зовут Ремци. Лови файл, - Жанна послала Павлу небольшой файл через нейросеть. - Тут краткое досье.
   - Интересно, - нейтрально заметил юноша.
   - Интересно другое. Судя по всему, этот Ремци полный банкрот. Залез в долги, что бы купить эту партию, а расплатиться стало нечем, после того, как бросил груз. Продал корабль и всё остальное, что было, но этого не хватило.
   - Какая жалость.
   - Мне его не жалко! - отрезала журналистка. - А вот что действительно вызывает жалость, так это то, что поговорить с ним не удалось. Он бежал от кредиторов и теперь скрывается где-то за пределами Содружества.
   - Вот даже как?
   - И поэтому мне нужна твоя помощь, - девушка умоляюще посмотрела ему в глаза. - У меня нет никаких источников там, а ты всё-таки во Фронтире торгуешь, летаешь там, имеешь связи...
   - Хочешь, чтобы я разыскал этого Ремци?
   - Да! - энергично кивнула журналистка.
   - Скажи, а тебе-то это зачем?
   - Как? - удивилась Жанна. - Паша, ты что, не понимаешь? Он же знает, где Земля! Мы сможем домой вернуться!
   - Ты так рвёшься домой?
   - А ты нет?
  
   Павел задумался. Рвётся ли он домой? А что он там забыл? Ну, мама с папой, наверное, скучают по нему, было бы хорошо повидаться. Хотя парень ещё до похищения полгода с ними не встречался, и даже не звонил. Тяжело поддерживать контакты с родителями, если ты живёшь в Москве, а они - в Липецке. Что ещё? Работы у него не было, да и нужна ли ему теперь работа на Земле? Девушка тоже отсутствовала. Каких-либо близких друзей он до сих пор не завёл. Конечно, было б прикольно прилететь на собственном космическом корабле и сесть где-нибудь на Красной площади. Вот хохма получится! Ну а если серьёзно?
   Если серьёзно, то ни одной весомой причины желать возвращения на свою родную планету у Павла не имелось.
   - Ладно, не будем об этом, - уклончиво ответил юноша. - В общем, ты хочешь, чтобы я поразнюхал там во Фронтире, и попытался найти этого твоего Ремци?
   - Именно так! - кивнула Жанна.
   - Хорошо, попробую... - начал он.
   - Спасибо, Паш! - обрадованно воскликнула она.
   - Но все затраты за твой счёт.
   - Затраты?
   - Мне придётся потратиться, если я собираюсь чего-то накопать, - объяснил юноша. - Люди не будут делиться со мной информацией за просто так.
   - Ну хорошо, как скажешь, - согласилась Жанна, недовольно поджав губы. - И всё равно, спасибо, что согласился помочь.
   - Пока не за что, - флегматично отозвался парень. - И давай условимся на будущее? Не надо пытаться врать мне. Если тебе что-то нужно, просто попроси.
   - Хорошо, - улыбнулась девушка. - Тогда прошу.
   - Уже? - удивился он. - И о чём же ещё ты хочешь меня попросить?
   - Пригласишь меня сейчас на танец?
  
   Вопреки опасениям, за весь вечер Жанна так и не пыталась выведать у парня какую-либо секретную информацию. Посетив танц-пол, они отправились смотреть представление, - своеобразный спектакль, показанный акробатической труппой в условиях невесомости под потолком большого зала. Пропустили по коктейлю, ещё потанцевали, после чего юноша галантно проводил Жанну до её номера.
   С утра парень первым делом сделал звонок:
   - Герджи? Здравствуй, это Павел. Помнишь такого?
   - Привет, Павел. Конечно, помню.
   - Мне нужна помощь. Нужно добыть информацию об одном человеке. И поговорить с ним. Готов заплатить, если сумма в пределах моих возможностей.
   - Не вопрос. Что за человек?
   - Это ламиец. Зовут его Ремци. Сейчас кину тебе краткое досье. Раньше был вольным торговцем, но потом прогорел и покинул этот бизнес. В последнее время скрывается.
   - Он тебе должен?
   - Нет, но у него есть необходимая мне информация. Однако есть люди, которым он должен, они тоже могут вам заплатить.
   - Понятно. Насколько это срочно?
   - Желательно, чтобы вы нашли его ещё до того, как я состарюсь.
   - Ясно. Можем заняться этим за десять тысяч. Половина сейчас, половина после того, как мы его найдём. Такая сумма в пределах твоих возможностей?
   - Да, вполне.
   - Замётано. Сейчас вышлю тебе договор. Подписываешь и платишь пять штук, потом мы начинаем работать.
   - Хорошо, жду.
  
   Ну вот. Если кто и способен найти беглеца, так это Герджи. Он сам говорил, что начинал когда-то с вышибания просроченных кредитов. Наверняка среди их "клиентов" были и люди, пытающиеся скрыться от кредиторов. Опыт их поисков должен был остаться с тех пор. Павел завёл отдельный сберегательный счёт и положил туда пятнадцать тысяч. Это будет неприкосновенный запас, который он использует для того, чтобы расплатиться с Герджи, если тот преуспеет в поимке Ремци, ну и просто пусть лежит, на чёрный день.
   Пятнадцать вместо пяти - так ведь мало ли что может случиться? Давно, на самом деле, нужно было завести такой счёт. А то живёт от получки до получки, да ещё в долгах, как в шелках. Было же желание накопить и купить свой собственный корабль. Покупать корабль, скорее всего, не горит. Раз уж Милу обещала на ближайшие три года предоставить своё судно в его распоряжение. Но всё равно, стоит начать откладывать.
   Тут ещё какое дело. До сих пор деньги для оборота Павел брал у начальницы в кредит. То есть, снимал требуемую сумму со специально заведённого ею для своего пилота счёта с овердрафтом, покупал нужный товар, вёз его, продавал, после чего возвращал взятую сумму обратно. Процентов по банковским правилам первые два месяца платить было не нужно. Разницу клал в карман, за вычетом одной трети. Теперь вполне может статься так, что Милу этот свой счёт прикроет, в свете того, что деньги ей нужны для собственных загадочных дел. И откуда тогда прикажете брать начальный капитал для торговли?
  
   Ближе к полудню его нанимательница вернулась на борт. И "Милу" немедленно стартовала с орбитальной станции, причём с пустыми трюмами. Поисками попутного груза женщина утруждать себя не стала. Курс маленький кораблик держал на границу с Ротарской империей.
  
  Глава 17
   Гладкая металлическая поверхность, скупые угловатые формы, утилитарные петли под крепёж по углам и тёмные пока ещё оконца с индикаторами, забранные толстыми пластинами из прозрачного пластика. Около двух метров в длину и чуть меньше метра в ширину и высоту. Похожие на гробы и немногим от них отличающиеся по назначению. В гроб кладут мёртвого человека, сюда - полуживого. В анабиозе.
   Двести новеньких, ещё ни разу не использованных, саркофагов стояли стройными рядами на складе в ожидании покупателя. И вот он, покупатель явился. Или, точнее говоря, она.
   - Милу, уж не собираешься ли ты заняться работорговлей? - осведомился Павел.
   Вопрос был достаточно закономерным. В таких саркофагах обычно возили свой "товар" работорговцы. Они даже называли рабов "мороженое мясо" на своём сленге по этой причине. И парень не слышал, чтобы эти капсулы в таком большом количестве использовались для чего-то другого.
   - Нет, - холодно отрезала женщина. - И не оскорбляй меня больше подобными предположениями. В этих капсулах повезут людей не на продажу.
   - А куда?
   - На свободу. Это беглые рабы.
   - Почему тогда... в этом?
   - А как ты ещё предлагаешь перевезти на моём корабле двести человек за один рейс?
   - А их нужно перевезти за один рейс? И именно на "Милу"?
   - Да.
   В слова своей начальницы парень верил с очень большим трудом. С чего вдруг она озаботилась судьбой беглых рабов? Милу и благотворительность, - эти два слова парень даже мысленно не мог поставить в одном предложении.
   - А твои друзья-сенаторы с Геруны об этом знают? - спросил юноша с невинным видом.
   - Их это не касается, - жёстко ответила начальница. - Точно так же, как их не касается, откуда я взяла деньги на то, чтобы накормить их ужином. А почему тебя это так интересует?
   - Опасаюсь проблем, - флегматично пожал плечами юноша.
   - Проблем не будет, - отрезала Милу. - Как только мы пересечём границу, наш груз станет полностью легальным.
   - А до этого?
   - Вот ты и позаботишься, чтобы до этого тоже не возникло никаких проблем.
   - Я позабочусь, - пожал плечами пилот, - если мне за это заплатят.
   - Ну что ж, работа тут полегче, чем в прошлый раз, так что, думаю, сорока тебе хватит.
   - Пятьдесят, - из принципа возразил парень.
   - Сорок пять.
  
   Помощь беглым рабам, а тем паче попытка их вывоза за границу преследовалась в Ламийской империи по закону. Загрузив в трюм две сотни саркофагов с уснувшими внутри мужчинами и женщинами, Павел автоматически обеспечил себе билет на каторгу, - в случае, если попадётся. Поэтому с безымянной космической станции вблизи Ротарской границы они уходили тихо и деликатно, стараясь не привлечь к себе внимание патрульных кораблей, но в тоже время так, чтобы это не казалось подозрительным. Груз в трюме был обозначен, как "рефрижераторное оборудование", - у того, кто составлял поддельную спецификацию, явно присутствовало чувство юмора.
   Кто именно это делал, для парня осталось неизвестным. Но очевидно, что у начальницы всё было схвачено. Имелось даже расписание и маршруты полётов патрулей в системе. Ушли поэтому чисто и без происшествий. Прыгнули на полную дальность, - десять стандартных переходов, - чтобы за один раз пересечь сразу обе зоны отчуждения, по разные стороны границы. И по прилёту немедленно сдались первому попавшемуся патрулю. Оформили протокол задержания, сгрузили освобождённых рабов вместе с тарой прямо в этой же системе и спокойно, при помощи врат, направились к Хальголаа. Ответа на вопрос, для чего Милу понадобилось вывозить этих рабов, юноша так и не получил.
   Добравшись до Хальголаа, начальница объявила парню, что дела призывают её снова в Ламийскую империю, а вот самому Павлу, вместе с кораблём, лучше провести ближайшие два-три месяца за пределами Содружества. Незабвенный инспектор криминальной полиции Сштаарс в последнее время развил подозрительно бурную деятельность, пытаясь вывести на чистую воду как хозяйку "Милу", так и ей пилота. В связи всё с тем же делом, а именно вывозом с Тимбаркоту похищенных артефактов. Никаких доказательств, насколько женщине было известно, неугомонному полицейскому добыть не удалось, но всё же лучше пока переждать где-нибудь подальше от его длинных рук и любопытного носа.
  
   Павел уже было привычно собрался направить судно в сторону Фронтира, как позвонил Герджи.
   - Здравствуй, Павел. Есть информация по тому человеку, о котором ты спрашивал.
   - Слушаю.
   - В последний раз его видели пару месяцев назад, на Армике.
   - На Армике?
   - Да. У нас там сейчас нет людей, поэтому привлекли одного местного кадра для поисков. Он уже сотрудничал с нами, и у него большой опыт. Зовут Улвар. Платим ему мы, если начнёт требовать с тебя ещё деньги, звони мне. Это всё в счёт той платы, о которой я с тобой условился.
   - Хорошо. Как мне его найти на Армике?
   - У него там свой офис, сейчас дам номер его учётки. И ещё, тут файл, в нём вся информация об этом Ремци, которую нам удалось собрать на сегодня.
   Улвар оказался достаточно известным человеком на Армике, - многие знакомые Павла слышали о нём. Подрабатывал он тем, что можно было бы назвать профессией частного детектива. Проще говоря, искал людей. Правда, отнюдь не всегда для того, чтобы передать им исключительно благие пожелания. Гораздо чаще искомые люди после встречи с Улваром внезапно умирали. Но за руку над тёплым трупом сыщика ещё ни разу не поймали, поэтому у полиции не возникало слишком много вопросов. Во Фронтире к жизни и смерти вообще относятся достаточно философски, даже на такой сравнительно благополучной планете, как Армика.
  
   Павел нашёл Улвара в маленьком офисе в одном из зданий в центре города. Сыщик, - худощавый высокий мужчина лет пятидесяти на вид, - полулежал в кресле, закрыв глаза и закинув ноги на стол, и наслаждался большим стаканом брога.
   - Я вижу, работы у тебя негусто, - заметил парень, входя в дверь.
   - Ты Павел? - поинтересовался Улвар, приоткрыв один глаз. - Тот человек, о котором мне говорил майор?
   - Да это я.
   - Что случилось в баре на Хальголаа?
   - Это что, проверка? Я снёс башку одному мутному типу, который хотел пристрелить меня.
   - Как звали этого мутного типа?
   - Его звали Малыш Ган.
   - Ну что ж, наверное, ты действительно Павел, - теперь собеседник открыл уже оба глаза и убрал ноги со стола. - Хочешь выпить?
   - Не откажусь. Герджи рассказывал, что необходимо сделать?
   - Да. Какого рода информацию ты хочешь узнать от этого мужика?
   - Последний груз, который он потерял при встрече с патрулём. Где он его взял?
   - Понятно, - Улвар побарабанил пальцами по столу. - Майор уже заплатил мне, но у меня есть дополнительное условие.
   - Какое?
   - Мне нужно будет место на твоём корабле, если в системе появиться флот архов.
   - Я думал, с архами уже всё покончено.
   - С ними ничего не будет покончено, пока все эти проклятые твари не сдохнут. Вчера снова видели их крейсера неподалёку. Уже в соседней системе.
   - Место на моём корабле стоит недёшево.
   - Я готов подарить тебе половину своего запаса брога.
   - Большой запас?
   - Три ящика осталось. Точнее, два с половиной. Первосортное пойло, другого не держу!
   - Хорошо, идёт, - с усмешкой кивнул парень.
   - По рукам, - сыщик перегнулся через стол и пожал юноше руку. Рукопожатие у него оказалось неожиданно крепким. - Теперь о нашем бедном Ремци. Тебе знакома система Кедар?
   - Не бывал, - ответил юноша, пожав плечами. - Но слышал. Там засели какие-то парни, добывают газ, перерабатывают его на топливо. Продают потом по всему окрестному Фронтиру.
   - Ремци там. Водит газовый танкер. У него новое имя, новое лицо, новая нейросеть. Решил начать жизнь с чистого листа.
   - Где он получил новую нейросеть?
   - Хороший вопрос. Я пока не нашёл на него ответ. Где-то здесь, на Армике.
   - Я хочу знать, он сейчас сам по себе, или его кто-то прикрывает?
   - Логичное желание. Ну, за новое лицо он заплатил сам. А насчёт нейросети надо разузнать отдельно. У тебя есть три дня?
   - Да.
   - Тогда увидимся через три дня, я скажу тебе, откуда он взял нейросеть. Это будет стоить тебе ещё пять сотен, потому что изначально я на такое не подписывался. Потом полетим к нему самому и зададим все нужные тебе вопросы. У меня место на твоём корабле, не забыл?
   - Не забыл. Пять сотен получишь, когда добудешь информацию. Увидимся.
  
   Вопрос, что делать, перед юношей не стоял. Повторный визит крейсеров Чужих вызвал новую волну ажиотажа на пассажирские места до Содружества. Работа извозчика, конечно, но за такую цену Павел готов был поработать и им. Восемь тысяч с человека. Полторы сотни за один полёт до Хальголаа, учитывая, что народу забилось под завязку, - больше уже просто система жизнеобеспечения не справлялась. Правда, только за первый рейс. Потом цена значительно упала. Всё равно неплохо, учитывая, что за раз он вывозил по дюжине.
   Все вырученные деньги переводил на свой сберегательный счёт. К исходу дня парень уже любовался на нём суммой в полмиллиона кредитов. Шестьдесят тысяч там лежали и раньше, но всё равно, столько за день Павел ещё не получал. В принципе, на такие деньги можно уже брать свой корабль, пусть и не самый лучший. Заработал бы и больше, но первая волна паники уже спала. Тех, кто всё ещё продолжал нервничать, успевали вывозить другие корабли, за гораздо меньшие деньги, и бизнес стал для парня неинтересен.
   Оставались ещё два дня свободного времени. Павел с удовольствием помародёрил бы для Дидмона, но предводитель с сожалением признался юноше в разговоре через туннельную связь, что деньги на новый металлолом с кладбища погибших кораблей у него пока ещё отсутствуют. Другие старые знакомые, обзвоненные за десять минут, тоже расписались в отсутствии на текущий момент выгодных заказов. Что ж, остаётся старый проверенный способ. Пойти в бар и посидеть там в ожидании клиента.
   Как ни странно, способ этот работал, - "Милу" уже примелькалась в этой части космоса, чем её пилот занимается, все заинтересованные лица давно знали, или, по крайней мере, догадывались, и у парня уже начала формироваться определённая репутация. А именно репутация человека, способного доставить груз в сжатые сроки куда угодно, и при этом не потерять его при встрече с пиратами и таможенными офицерами. И не болтающего, к тому же, языком, что немаловажно.
  
   - Господин Павел, если я не ошибаюсь?
   - Господин Маренциу! Какая честь для меня! Чем обязан вниманию столь уважаемого человека?
   - Я вижу, тебе знакомо моё лицо. Значит, ты уже наводил справки. Хорошо. Позволишь, я присяду?
   - Разумеется. Господин позволит угостить? Официант, два балира за этот столик!
   Балир, по слухам, был одним из любимейших напитков Маренциу, - руководителя Синдиката работорговцев. Штаб-квартира этой мощной организации располагалась здесь, на Армике, а область интересов охватывала весь окрестный Фронтир. Павел не слишком любил работорговцев, но показывать в лицо свою неприязнь такому богатому и влиятельному человеку было, по меньшей мере, неразумным. Если, конечно, Павел и дальше собирался вести свои дела на этой планете.
   - Приятно разговаривать с умным и вежливым молодым человеком. Ребята, погуляйте пока, - последняя фраза предназначалась двум угрюмым телохранителям, до того стоявшим за спиной Маренциу. Те беззвучно испарились.
   - Прежде, чем мы начнём разговор, господин Маренциу, позволю себе уточнить один момент, чтобы в будущем не возникало ненужных обид. Я не вожу "мороженое мясо". Это не соответствует моим принципам.
   - Принципы - это хорошо, - кивнул Маренциу. - Я знаю о твоих принципах, господин Павел. Сейчас я хотел бы обсудить с тобой не вопросы торговли.
   - Я внимательно слушаю господина.
   - Я знаю, что ты ищешь одного человека. Бывшего нашего коллегу по имени Ремци.
   - Это правда. Господин желает, чтобы я прекратил эти поиски?
   Если да, то это может сильно затруднить дальнейший процесс добывания сведений о местонахождении Земли. Ещё раз повторим, Маренциу - не тот человек, чьи пожелания стоит игнорировать.
   - Наоборот. Мы тоже его ищем.
   - И безуспешно? - удивлению Павла не было предела, и он даже не счёл нужным это скрывать.
   - Увы.
   - Прямо даже не знаю, чем тогда могу помочь господину, - развёл руками парень. - Ну, разве что могу дать всю известную мне информацию.
   - Именно об этом я хотел попросить тебя, господин Павел.
   - Собственно, известно мне немного. Два месяца назад этот человек был здесь, на этой планете. Сделал себе новое лицо и новую нейросеть. После чего исчез.
   - Понятно. Значит, ты знаешь не больше нашего. Печально.
   - Мне тоже, господин Маренциу. Не сочтёшь за дерзость, если и я спрошу кое о чём?
   - Нет, - покачал головой собеседник, - я думаю, это будет справедливо.
   - Господину не известно ли случайно, кто помог Ремци получить новую нейросеть?
   - К сожалению, нет. Ответ на этот вопрос ищем и мы сами.
   - Жаль. Жаль, что мы так и не смогли помочь друг другу, господин Маренциу.
   - Да, - печально вздохнул работорговец.
   - Прошу господина извинить мне досужее любопытство, но что такого сделал этот Ремци, что его поисками лично занимается столь уважаемый человек?
   - О, ничего такого особенного, - добродушно сказал Маренциу. - Возможно, тебе просто не успели сказать, но я очень многими вещами занимаюсь лично. Что касается Ремци, мы просто хотели спросить его про источники его поставок. Нам эти источники тоже пригодились бы. Могу я, кстати, спросить и у тебя, Павел, зачем Ремци понадобился тебе?
   - Тут нет никакой тайны, - заверил его юноша. - Возможно, господин не знает, но этот Ремци задолжал кучу денег уважаемым людям в Содружестве. Эти люди очень хотели бы с ним побеседовать.
  
   Маренциу выглядел, как достопочтенный богатый торговец, - собственно, он им и являлся. Но не следовало заблуждаться насчёт его благонравия. Благонравные люди во Фронтире вообще не приживаются. Если он найдёт Землю... Страшно даже подумать, что будет тогда. Парню живо представились целые караваны большегрузных судов, набитых лежащими в анабиозе землянами. И все они летят в Ламийскую империю. Где каждому вынутому из анабиозной камеры первым делом ставят нейросеть. Особую, рабскую нейросеть.
   Заказ Павлу в тот день всё-таки подкинули. Нужно было забрать на некой планете партию каких-то особенных животных и привезти на Армику. Потом их планировалось переправить в Ротарскую империю, а там уже начать разводить. Уж больно шерсть у этих зверушек была качественная и дорогая. За попытку их вывоза местный диктатор карал показательным расстрелом с предварительным отрубанием рук. Что, в общем, не удивляло. Павлу частенько приходилось сталкиваться с подобного рода запретами. И нарушать их.
  
   - Ты был прав, нейросеть Ремци достал не сам по себе. Хотя и на свои деньги. - Такими словами приветствовал Павла в своём офисе Улвар через три дня.
   - И кто же ему помог?
   - Старые знакомые по бизнесу. Лови файл. Вот, можешь полюбоваться на их рожи.
   - Старые знакомые, говоришь. Вот как, - задумчиво пробормотал парень себе под нос, рассматривая фотографии. - Ты в курсе, что этого Ремци, кроме меня, ищет ещё и Маренциу?
   - А как же! Я этих типов так и раскрутил на откровенность. Просто пригрозил сдать их Синдикату. Теперь они улепётывают из этого сектора во все лопатки, так что мы всё ещё опережаем Маренциу на шаг.
   - А если верить его словам, что он не знает о текущем местонахождении Ремци, то на все два.
   - Поскольку они ещё не подвесили беднягу за яйца, то наверняка не знают, - кивнул Улвар.
   - В таком случае, нам здесь больше делать нечего. Летим за Ремци. Только не сразу. Незачем наводить Маренциу на верный след. Сначала заглянем на пару дней в одно место.
   - Что за место?
   Павел рассказал сыщику про Дидмона и его маленький бизнес на металлоломе. Предводитель как раз связался с парнем накануне и попросил прилететь. Сказал, что у колонии появились наличные средства.
   - Не нравиться мне идея лезть к архам прямо в пасть, - нахмурился Улвар.
   - Архи не проблема, - заверил его парень. - Я их там встречал пару раз, но они не способны обнаружить мой корабль, даже если пролетают совсем рядом.
   - Ну, если ты так говоришь. Кстати, ты ещё должен мне пять сотен, не забыл?
  
   Архов они в этот раз не встретили. Зато их атаковал оставшийся с былых времён дрон, сиречь беспилотный истребитель. Имперской постройки, что характерно. На попытки отбиться от него управляющими кодами неприкаянный робот не реагировал, пришлось задействовать пушки. Три импульсные электромагнитные пушки были установлены ещё перед достопамятным визитом на Тимбаркоту, и с тех пор ни разу не использовались, хотя Павел регулярно проводил для них диагностику и юстировку. Не самое дешёвое удовольствие, но Милу настаивала, что безопасность дороже.
   Теперь парень был склонен с ней согласиться. Три разогнанных до нескольких десятков километров в секунду железных стержня (по одному из каждой пушки) прошили дрона насквозь, произведя красивую вспышку и рассыпав по всему окружающему пространству его электронно-механические потроха. Даже немного обидно стало, что так быстро всё кончилось. Юноша аккуратно отметил на карте местонахождение и курс остатков бывшего дрона и полетел потрошить тот крейсер, на котором он остановился в прошлый раз.
  
   - Ты в курсе, что эти повёрнутые на своей религии психи используют у себя оборудование архов? - спросил юношу Улвар после того, как они привезли добычу на Галогу.
   - Нет. У меня они не покупают оборудование Чужих, я его им и не вожу. А что, используют?
   - Ага, сам видел.
   - Ну, значит, ещё до меня кто-то привёз, - пожал Павел плечами. - Тоже, небось, сняли с одного из старых кораблей.
   - Я говорю об арховских проходческих комбайнах. Их используют, чтобы шахты рыть. Вряд ли паучки возили подобное добро в трюмах своих кораблей в день того сражения.
   - А сам ты откуда знаешь, как выглядит проходческий комбайн, сделанный архами?
   - Я их видел. На некоторых планетах до сих пор используют трофейные.
   - Ну, значит, и здесь трофейные, - Павел ещё раз пожал плечами.
   Но про себя задумался. Прежде всего, над тем, как сектанты могли позволить ушлому сыщику увидеть хоть что-то, имеющее отношение к их сверхсекретным шахтам.
   - Не похожи они на трофейные. Уж больно новые на вид.
   - Может, только недавно где-нибудь у себя откопали?
   - Всё может быть, - настала очередь Улвара пожимать плечами.
   - А где ты их видел?
   - В посёлке. Две штуки стояли в одном здании там у них.
   - С чего хоть ты в этом здании шариться начал вообще?
   - Работа у меня такая. Да и потом, делать всё равно было нечего. У этих сумасшедших ни выпивки, ни баб. Скукотища.
   - А я предлагал тебе, оставайся на станции, а я быстро сгоняю на катере, разгружусь.
   - Не-еее, я предпочитаю быть поближе к тебе, пока мы летаем под носом у архов, - ухмыльнулся Улвар. - Иначе можно и не успеть добежать до твоего корабля, если что.
  
   За доставленное оборудование Дидмон заплатил им сполна, предупредив, правда, что деньги опять закончились, но это не слишком сильно расстроило парня. Взлетев с Галоги, Павел направил "Милу" в сторону системы Кедар. Обитаемых планет там не имелось, зато на высокой орбите вокруг одной из планет-гигантов болталась космическая станция "Кедар", принадлежащая одноимённой корпорации.
   На этой станции, если верить справочной информации, обитало почти тысяча человек, тем или иным способом участвующих в добыче водорода из атмосферы близлежащей планеты. Среди этих людей затерялся и скромный пилот газового танкера Ралт, - так теперь звали бывшего работорговца Ремци.
   Вообще водорода во Вселенной - море. Но дейтерия, изотопа водорода, который используется, как топливо для реакции ядерного синтеза, в этом водороде одна доля из сорока тысяч. Достаточно много в плане общего количества, но недостаточно, чтобы можно было бы его с лёгкостью отделить. Как обычно отделяют дейтерий от водорода на Земле, Павел не знал. Но в Содружестве давно и надёжно используются специальные испарительные колонны для ректификации жидкого водорода в вакууме.
   Система Кедар, с точки зрения возможности выработки топлива, выделялась из прочих наличием удобно расположенных астероидов с поверхностными выходами самородной платины. Платина использовалась при производстве испарительных колонн. Топливо - товар дешёвый и массовый, поэтому, чтобы получить ощутимую норму прибыли, нужно вырабатывать его в поистине гигантских объёмах. Кроме того, для получения приемлемой чистоты необходимо использовать множество каскадов, соединённых последовательно. А значит, нужно сделать много колонн и добыть много платины, прежде чем развернуть производство на полную мощность. И этот металл гораздо удобнее добывать на месте, чем тащить за несколько переходов из Содружества. К тому же, на экспорт платины действовали запретительные пошлины, поскольку производство топлива относилось к стратегическим отраслям промышленности.
   Добыча благородного металла на астероидах, собственно процесс производства топлива, а также его продажа оптом в соседние системы изначально была прерогативой осевшей в этой системе корпорации (ходили слухи, что и корпорация-то когда-то давно, пару десятков лет назад, была основана специально ради этого проекта). А вот добычу газа в атмосфере планеты и доставку его на станцию отдали в руки частникам. Хотя и корпорация тоже владела несколькими исполинскими атмосферными харвестерами и дюжиной большегрузных газовых танкеров планетарного класса. Последние, кстати, возили и добытый частниками газ тоже.
  
   - Улвар, что ты скажешь по поводу вот этого типа? - спросил Павел, кидая ему небольшой файл с фотографией.
   - Это один из тех парней, что помог нашему Ремци получить нейросеть, - лениво отозвался сыщик. - Я сам давал тебе его фотку. А что?
   - А ещё он штатный сотрудник Ротарской Службы Имперской Безопасности.
   - Проклятье! Тогда всё несколько сложнее, чем я думал, - Улвар по своей привычке задумчиво побарабанил пальцами по краю столика. - Откуда у тебя эти сведения?
   - Свой источник в Империи. Сегодня получил от него послание.
   О том, что источника зовут Жанна, и она работает на телевидении, Павел упоминать не стал. Улвар и так уже слишком много всего знает. Интересно, что на данного сотрудника спецслужб его знакомая вышла совершенно самостоятельно, не имея результатов расследования, проведённого Улваром, - Павел просто не стал делиться этой информацией с журналисткой. Причём, она явно указала на этого человека, как на причастного к исчезновению Ремци.
   И это было плохо. Если к одним и тем же выводам независимо друг от друга пришли сразу двое человек, то и Маренциу тоже сможет. А значит, если они и опережают Синдикат на пару шагов, то эта фора грозит в скором времени сократиться. Вдвойне скверно, что в деле замешана спецслужба. Пусть даже такая большая, старинная и, вследствие этого, не слишком поворотливая, как СИБ.
   - Понятно, - пробормотал себе под нос сыщик. - В любом случае, наших непосредственных планов это не меняет. Дожидаемся здесь Ремци, то есть Ралта, говорим с ним и... Дальше будет видно.
   - Значит, сидим здесь. Его посудина прибывает по расписанию, то есть через полчаса.
   Сфера услуг на станции тоже была отдана в руки частному бизнесу, - корпорация только брала арендную плату за помещения. Но конкретно этот бар, как утверждала реклама, был основан женой одного из соучредителей корпорации, в те времена, когда эта станция ещё только строилась, а корпорация представляла собой горстку предприимчивых людей, рискнувших начать бизнес за пределами Содружества. Сейчас, впрочем, бар ничем особенным не выделялся в среде ему подобных. Единственная причина, по которой они с Улваром выпивали именно здесь, - по имеющимся сведениям, Ралт всегда заходил после рейса только сюда.
  
   - Привет, Ралт, - Улвар с Павлом подсели за столик к невысокому коренастому мужчине. Тот сверкнул глазами исподлобья.
   - Вы кто такие?
   - Может, нам лучше называть тебя Ремци? - приятельским тоном спросил Павел.
   - Кто вы такие, мать вашу?
   - Ты, кстати, в курсе, что тебя ищет Маренциу? - продолжил Улвар.
   Они с Павлом заранее расписали и выучили эти реплики, и теперь произносили их по очереди, чтобы не дать собеседнику опомниться.
   - В гробу я видал Маренциу! И вас тоже! Убирайтесь!
   - То есть, ты останешься здесь и подождёшь ребят из Синдиката? - уточнил Павел.
   - Думаешь, СИБ тебя снова прикроет? - участливо поинтересовался Улвар.
   - Чего вы хотите? - затравленно спросил беглец.
   - Ответов, Ремци, - сообщил ему Улвар. - Ответов на вопросы.
   - Какие вопросы?
   - Разные, - ответил Павел. - Например, о твоём последнем грузе.
   - Да, - поддержал юношу сыщик. - Маренциу очень интересно, где ты его взял. Нам, кстати, тоже, но по другой причине.
   - Если я скажу, вы меня отпустите?
   - А мы разве тебя держим? - удивился Улвар.
   - Хорошо. Если я скажу, вы не сдадите меня Синдикату? - перед тем, как ответить, Улвар переглянулся с Павлом.
   - Смотря, сколько правды ты скажешь.
   - Только сначала выпей это, - Павел капнул в бокал бывшего работорговца маслянистой жидкости из пузырька.
   - Что это, яд?
   - Ну что ты, просто разновидность сыворотки правды, - заверил его юноша. Ремци ещё раз мрачно взглянул на них, потом решительно проглотил содержимое бокала.
   - Ну, спрашивайте.
   - Подождём минутку, пусть подействует. Девушка, ещё три брога за этот столик! - сделал заказ Павел. Через минуту он продолжил: - Итак, тот груз. Восемь тысяч "мороженого мяса". Где ты взял такую большую партию разом?
   - Купил, - бесстрастно ответил Ремци. Его движения стали заторможенными, взгляд отрешённым.
   - У кого?
   - Я не знаю их. Вышел на этих людей через старого знакомого.
   - Что за знакомый? - тут же спросил Улвар. Ремци в ответ назвал имя. Тот самый человек из СИБ.
   - Как давно вы с ним знакомы? - поинтересовался Павел.
   - Давно. С юности. Вместе начинали бизнес. Летали на одном корабле.
   - Откуда он знает этих людей?
   - Я не знаю.
   - Что ещё ты можешь сказать про этих людей?
   - Ничего не могу сказать.
   - Где они взяли "мясо"?
   - Я не знаю.
   - Где конкретно ты взял груз? - Ремци назвал в ответ координаты звезды.
   - Как они доставили туда рабов?
   - Привезли на корабле.
   - Что за корабль?
   - Контейнеровоз, - прозвучала модель судна.
   - Бортовой номер?
   - Стёрт.
   - Название?
   - Стёрто.
   - Имена владельцев?
   - Я их не знаю.
   - Это был первый раз, когда ты торговал с этими людьми?
   - Нет.
   - Расскажи про прошлые сделки, - попросил Павел.
   Ремци рассказал. В общей сложности, он закупил пять партий по несколько тысяч рабов в каждой. Всякий раз товар привозил один и тот же транспортник.
   - Вы каждый раз встречались в одной и той же системе? - уточнил Улвар.
   - Нет, всегда в новой.
   - В каких системах вы раньше встречались? - быстро спросил Павел. Торговец назвал координаты. - Они торгуют с кем-то ещё?
   - Не знаю.
   - Ты слышал ещё о партиях "мяса" из того же источника? - поинтересовался Улвар. - Ты слышал, чтобы эти люди раньше с кем-то другим торговали рабами?
   - Нет. Ни разу.
  
   Спустя полчаса Ралт очнулся и обнаружил себя сидящим за столиком в любимом баре. Он не помнил ни разговора, ни собеседников, ни даже самого того факта, что с ним общались двое незнакомцев. Если б он догадался заглянуть в свою нейросеть, то обнаружил бы странное обстоятельство, - все записи, сделанные в течение нескольких минут прошлого часа, были стёрты. Однако мужчина не смотрел в свою нейросеть. Странный провал в памяти он списал на собственную усталость и действие алкоголя. Выпив остатки брога из стопки, бывший работорговец побрёл на свой корабль, чтобы поспать.
   На следующий день он отправился в очередной рейс. Когда его танкер уже входил в верхние слои атмосферы, прилетевший неизвестно откуда с огромной скоростью железный стержень пробил насквозь носовой эмиттер силового поля, и тот вышел из строя. Напор атмосферы мгновенно смял переднюю часть обшивки и расплавил её, вместе с находящимися там переборками и оборудованием. Спустя несколько минут громадный корабль бесследно сгинул в недрах газового гиганта. Пилот умер намного раньше.
   - Знаешь, я не верил, что ты действительно это сделаешь, - задумчиво заметил Улвар. - Ты же не убийца, по глазам видно.
   - То, что он рассказал, не должно стать известно Маренциу, - твёрдо сказал Павел.
   - Он бы и так вряд ли что рассказал.
   - Я не хочу рисковать.
   - Как знаешь, - пожал плечами сыщик. - Но не будем о грустном. Где ты собираешься меня высадить? Знаешь, Фронтиром я сыт по горло.
   - Хальголаа подойдёт?
   - Вполне.
   - Значит, туда и полетим. Но сначала захватим кое-какой груз.
   - Что за груз?
   - Тут одни ребята из корпорации хотят толкнуть "налево" партию платины, втайне от начальства. Я решил купить.
  
  Глава 18
   В детстве одним из самых любимых ощущений у Павла являлось состояние, когда сидишь в теплой сухой квартире у окна, а на улице дует ветер, идёт дождь или снег, в общем, мерзость. А внутри уютно. Ты смотришь наружу на зябко ежащихся в слишком лёгкой одежде прохожих, что передвигаются перебежками под порывами пронизывающего ветра, и тебе хорошо. Юноша всегда подозревал, что самое приятное для него заключалось даже не в том, чтобы лично ему было комфортно. А в том, чтобы всем вокруг оказалось не очень.
   Наверняка владельцы ресторана "Рыман", - самого дорогого ресторана Флоконга, столицы Флока, - знали о подобных пристрастиях своих потенциальных клиентов. Иначе, зачем бы ещё почти всю стену небольшого отдельного кабинета на втором этаже занимала громадная голографическая панель, на которую непрерывно транслировали изображение с видеокамеры, установленной за пределами города? Из динамиков, дополняя атмосферу присутствия внешней агрессивной среды, слышалось завывание ветра, перестук катящихся по земле камушков и шорох песка по несокрушимым стенам купола. Звук слышался на пределе восприятия, не заглушая тихую расслабляющую музыку и не мешая беседе, но ощущение соседства с большим забранным толстым стеклом окном создавалось абсолютно полное. Для полноты счастья не хватало прохожих, бегающих по узким бетонированным дорожкам, держась за натянутые над поверхностью земли тросики, но это было бы уже слишком.
   Ужин на двоих в ресторане влетел Павлу в копеечку. Триста пятьдесят кредитов, не считая денег "на чай". Чаевые же парень решил обязательно оставить. Ему понравилось здешнее обслуживание, ненавязчивая вежливость и услужливость официантов, а также интерьер утопающего в романтичном полумраке кабинета. Отличное место, чтобы сводить вечером знакомую девушку. И если уж он обещал в прошлый прилёт Киизе ужин в ресторане, то надо держать своё слово. И денег не жалко.
   Только на последней сделке, приведшей его сюда, юноша наварил пятнадцать тысяч. И всё его, до последнего кредита. Больше не нужно отчислять треть прибыли владелице корабля, - Милу сдержала своё слово и внесла изменения в контракт. Более того, женщина пообещала своему пилоту под протокол, что она сделает парня капитаном своего корабля по достижении двух лет стажа, требуемых для этой должности в случае судов малого класса. И после этого отдаст "Милу" ему же в залог, под обеспечение обещанной выплаты в миллион триста. Так что, в случае несвоевременной расплаты, достаточно прилететь на Марну и обратиться в нотариальную контору, чтобы забрать маленький кораблик в свою полную собственность. Но до этого ещё три года ждать.
  
   - Нам ещё полторы тысячи осталось накопить, потом ему можно будет поставить себе хорошую нейросеть в кредит и имплантаты. Тогда появится возможность перевестись на другой корабль с повышением, он уже договорился.
   Кииза уже второй раз упоминала в разговоре об этих полутора тысячах, требуемых её жениху. И при этом так трогательно заглядывала юноше в глаза. "Она что, правда думает, что я подарю ей столько денег за просто так?" - недоумевал про себя парень.
   - А как, кстати, дела у Галы? - перевёл разговор на другую тему Павел, вспомнив о подруге девушки, с которой они в прошлый раз посещали бар.
   - Галу уволили, - нахмурившись, ответила Кииза. - Придрались к тому, что она не заперла свой шкафчик в раздевалке и вышвырнули.
   - Надо же! - сочувствующе воскликнул парень, хотя особого сожаления на самом деле не испытывал.
   - Это всё из-за того, что она критиковала господина Президента, - сказала собеседница. - Постоянно, в каждом разговоре. Начальник смены не хотел проблем.
   - Вот как? - равнодушно вставил он.
   - Ну, на самом деле, его тоже можно понять, - продолжала разглагольствовать девушка. - У него семья, дети. Нужно держаться за место.
   - И где теперь Гала? - поинтересовался юноша.
   - Вернулась вниз, - поведала Кииза, имея в виду поверхность планеты. - В космосе ей теперь никто работу не даст. На какой-то фабрике теперь работает. Я ей писала, она не отвечает.
   - Понятно. Хочешь ещё вина? - спросил парень, увидев, что девушка допила свой бокал.
   - Хочу, - смущённо улыбнувшись, согласилась она. - Спасибо за ужин. Очень вкусно.
   - Готовил не я, - усмехнулся парень, поднимаясь и разливая по бокалам остатки вина из бутылки.
   Обратно он сел на тот же диванчик, который занимала девушка, хотя до этого сидел по другую сторону стола, и уверенно обнял её за плечи одной рукой, прижав к себе. Они чокнулись и выпили багряный напиток, потом Павел впился в её губы. Это был второй поцелуй с начала их встречи. Первый, в комнатке, где жила Кииза, больше походил на формальное приветствие. Сейчас же он показывал девушке свою власть. И та приняла правила этой игры, признавая, что такой замечательный вечер, подаренный юношей, требует вознаграждения с её стороны, хотя бы в виде поцелуя.
   Возможно, она согласилась бы позволить парню и большее, но честно говоря, Павел сам к этому не очень стремился. Особой красотой Кииза не блистала. Худая, мальчишеская фигурка, почти нулевой размер груди, простое веснушчатое личико с вздёрнутым носиком и тусклые коротко остриженные волосы. Но юноше доставлял неимоверное удовольствие именно тот факт, что он способен дать девушке нечто, за что той пришлось бы его "благодарить". Именно по этой причине, чтобы не потерять сладкое ощущение своей власти и значимости, парень потом повёл Киизу на танец, во время которого вынуждал прижиматься к себе вплотную, давая прочувствовать свою вздыбившуюся плоть. И, возможно, поэтому после ресторана он снял всё-таки номер на двоих в отеле.
  
   - Если господин желает, я могу просмотреть непосредственно в регистраторе, через служебный интерфейс, - предложила худосочная ярко накрашенная девица, стрельнув в его сторону глазками. - Возможно, нужную запись потом стёрли, поэтому я ничего не нахожу.
   - Это было бы просто замечательно, - внушительно произнёс Павел, тяжело облокотившись на край её рабочего стола и нависая над собеседницей. - Моя признательность не знала бы границ.
   "И чего такого находят в этих девственницах", - устало размышлял он про себя, вспоминая прошедшую ночь. Юноше впервые довелось превращать девушку в женщину, и приобретённый опыт у него никакого восторга не вызвал. Во-первых, Кииза жутко боялась с самого начала. Во-вторых, страшно стеснялась наготы, - как своей, так и его. В-третьих, ей было больно. Даже когда самая главная преграда оказалась прорвана, девушка вся судорожно сжималась от боли после любого более-менее резкого движения парня. И наконец, она просто ничего не умела. Разумеется, ни о каких ответных действиях речи идти не могло. Удовольствия парень так и не получил. Когда его семя, наконец, излилось, это было воспринято, как долгожданное окончание мучений, причём обеими сторонами.
   Именно из-за этого, когда утром девушка уже прямо попросила у него дать ей полторы тысячи кредитов для его жениха, юноша ответил согласием. Если б Кииза не оказалась девственницей, он бы послал её грубо и коротко. Просить такую сумму за одну ночь - просто хамство, ни одна, даже самая дорогая проститутка столько не потребует. Если б девушка была девственницей, но не решилась попросить деньги напрямую, она тоже ничего бы не получила, несмотря на все намёки прошлым вечером. В конце концов, изначально парень обещал Киизе только ужин в ресторане и, возможно, номер в отеле, ничего больше.
   Но при виде того, на какие жертвы девушка пошла ради своего жениха, у Павла просто совести не хватило сказать "нет".
   - Есть! - торжествующе воскликнула сотрудница архивной службы. - Нашла! Как я и предполагала, записи были стёрты при помощи административного доступа. Вот он, твой беглец, господин.
   - Ну, и как же теперь его зовут? - заинтересовано спросил Павел.
   - Его новое имя Илнац. И... - протянула она, вводя новый запрос. - Да. Спустя два дня после смены имени он улетел на рейсовом до Хальголаа. Тут есть фото, в картотеке транспортной компании. Можешь полюбоваться на его новое лицо.
   - Очень хорошо, - довольно улыбнулся парень. - А можно теперь окончательно стереть эти удалённые записи? Чтобы больше никто их не увидел?
   - Ну... Не знаю... - покачала головой собеседница в притворных сомнениях. - Это будет очень трудно сделать...
   Павел спокойно ожидал продолжения, взирая на девицу с одобряющей улыбкой.
   - Хорошо, - согласилась она, подмигнув и кокетливо поведя плечиками, - только ради тебя, красавчик. Минуточку... Всё, их больше нет.
   - Замечательно! - с энтузиазмом воскликнул юноша.
   - Ожидаю благодарности, - игриво напомнила собеседница.
   - Какой именно? - со значением спросил он.
   - Как насчёт того, чтобы встретиться вечером? - томным голосом спросила она, строя глазки. - Сходить в ресторан?
   "Что-то не хочется", - неприязненно подумал парень.
   - А что скажет твой начальник, если узнает, что ты залезла в регистратор и стёрла там записи? - невинным тоном поинтересовался юноша. Улыбка мгновенно исчезла с лица клерка.
   - Но ты же сам меня попросил! - возмущённо воскликнула девица.
   - Разве? - удивился парень. - По-моему, я просто спросил, возможно ли это сделать. Подожди, у меня под протокол сохранено было...
   - Не надо говорить моему начальнику! - испуганно попросила девица. - Меня уволят!
   - Но мы же этого не хотим, правда? - доверительно проговорил он, наклонившись к самому её уху. - Давай так. Я тебе плачу тысячу наличными. И мы дружно забываем об этом маленьком инциденте. Идёт?
   - Идёт, - недовольно буркнула она.
   Выйдя из здания архивной службы, Павел по защищённому каналу связался с искином "Милу" и уже при помощи находящейся на борту установки туннельной связи подсоединился к инфосети Содружества.
   - Герджи, привет. У меня для тебя есть ещё один заказ. Примешь?
   - Привет, Павел. Конечно.
   - Лови файл. Здесь досье. Этот человек раньше жил на Армике. Потом удрал на Флок, сменил имя, лицо и идентификатор нейросети, новые в том же файле. Должен был прибыть рейсовым на Хальголаа шесть дней назад. Мне нужно с ним поговорить. Но имеются сложности. Во-первых, это штатный сотрудник СИБ. Во-вторых, за ним охотится Маренциу. Возьмёшься?
   - Это срочно?
   - Желательно, чтобы я нашёл его раньше, чем люди из Синдиката.
   - Понятно. Тридцать пять тысяч, пятнадцать авансом. Если Маренциу найдёт его раньше, чем мы, возвращаем аванс, за вычетом пяти тысяч. Такие условия устраивают?
   - Да.
   - Принято, сейчас высылаю договор.
  
   Илнац, так теперь звали человека, познакомившего своего старого знакомого Ремци с неизвестными работорговцами, а потом поспособствовавшего тому с приобретением новой нейросети, оставался последним из пяти человек, чьи фотографии и имена две недели назад дал Павлу Улвар. Остальных четырёх юноша уже нашёл. Одного, правда, обнаружил мёртвым, - ещё раньше с ним поговорили люди Маренциу. Трёх других парень во время разговора, помимо всего прочего, усиленно расспрашивал, где бы теперь мог обретаться бывший торговец Ремци. Это на случай, если ребята из Синдиката тоже с ними потом поговорят. Павел надеялся, что о его встрече с Ремци-Ралтом на станции "Кедар" Маренциу ещё не знает.
   Вот на след Илнаца не удавалось выйти целых две недели, до сего дня. Хотя, надо сказать, Павел не так уж рьяно этот след искал. Нельзя было показывать, что это его сильно интересует. Поэтому поездку на очередную планету, где, по имеющимся у него данным, видели того или иного беглеца, юноша подгадывал так, как будто заглянул туда ненароком, по торговым делам. Чуть позже практика показала правильность подобной стратегии.
  
   Спустя три недели после беседы с Ремци, окончившейся гибелью последнего, Маренциу ненавязчиво пригласил Павла в своё поместье на Армике, на ужин. И как бы мимоходом расспросил, как продвигаются поиски его бывшего конкурента. Юноша с абсолютно честным видом поведал, что Ремци он ещё не нашёл, зато обнаружил четверых его бывших подельников. Одного, правда, в непригодном к разговору виде. Разговор с Ралтом, его последующая гибель, а также ниточка, ведущая к Илнацу, остались за скобками.
   В этом заключался определённый риск, - если Маренциу уже успел выяснить, что некто Ралт и есть искомый Ремци, то парня вполне могли повесить за ребро на крюк. В подвале этого же поместья. Но пронесло. Либо глава Синдиката ничего не знал, либо не счёл нужным прибегать к форсированным методам допроса. Дом работорговца Павел покинул вполне благополучно.
  
   А потом наступило затишье. Надежды на Герджи не оправдались, - тот так и не смог выследить скрывающегося агента СИБ. Согласно последнему полученному от него сообщению, Илнац сел на рейсовый лайнер в Ротарскую империю, но до пункта назначения не долетел. По крайней мере, если судить по документам и свидетельствам очевидцев. И на промежуточных станциях не сходил. И с тех пор ни слуху, ни духу. Павел выждал для верности ещё две недели, а потом связался с Жанной.
   Журналистке парень поведал следующее. Во-первых, бывший торговец Ремци сменил имя на Армике и стал Ралтом. Кто ему при этом помогал, юноша не сообщил, но намекнул, что тот человек, фото которого его знакомая присылала, действительно мог приложить к этому руку. Имя этого человека парень также раскрывать не стал. Зато сказал, что, возможно, он теперь находится где-то на территории Империи. Это было во-вторых. Ну а, в-третьих, поговорить с Ралтом, по его словам, к сожалению, не получилось. Мол, за два дня до прилёта Павла на станцию "Кедар" бывший работорговец, увы, скончался. Что-то там у него с кораблём случилось.
   В доказательство своих слов парень предъявил заверенную копию контракта на поиск Ремци, с отметкой об успешном выполнении, и официальное заключение о смерти Ралта, а также результаты генетической экспертизы биологических образцов, оставшихся от покойного, свидетельствующие о его настоящем имени. Последнее исследование по просьбе Павла провела служба внутренней безопасности корпорации "Кедар", - юноша действительно вернулся туда спустя пару дней. Главным образом, чтобы проверить, не наследил ли где. Жанна доказательства приняла и без звука оплатила пятнадцать тысяч, которые юноша запросил в возмещение понесённых расходов.
  
   "Пашка! У меня сын родился! Назвали Михаилом! Будет Михал Михалыч! Приезжай к нам, отпразднуем!" "Пашенька, а у нас с Мишей маленький родился. Приезжай к нам в гости, будем рады!" "Паша, нужно встретиться и поговорить по поводу этого дела с торговцем. Я тут кое-что ещё нарыла". Эти три сообщения, от Михаила, Маши и Жанны, соответственно, одно за другим свалились ему на нейросеть в течение всего двух дней. Но самой первой пришла записка от Милу. В ней его начальница сообщала, что инспектор Сштаарс временно нейтрализован, и Павлу вместе с кораблём можно вернуться в Империю. Давно пора, на самом деле. Павел уже два с половиной месяца болтался по Фронтиру.
   Войдя в пространство системы Марны, парень первым делом позвонил Михаилу.
   - Привет, Миха.
   - Пашка! Здорово, бродяга! Ну, ты силён пропадать. Хо-ба, вроде вчера только был здесь, и вдруг опять на пару месяцев укатил.
   - А что делать? Жизня у нас, у вольных торговцев, такая. Волка ноги кормят.
   - Это ты-то волк? - расхохотался его знакомый. - Скорее, кролик.
   - Кроликам тоже ноги нужны, - не стал спорить парень. - Слушай, я уже на подлёте. Так что, начиная с завтрашнего дня, могу к вам нагрянуть. Называй день.
   - А вот давай тогда завтра и устроим! - с энтузиазмом воскликнул Михаил. - Только, это. Серёга с Жанной тоже подойдут. Ты как, готов к такому испытанию? Не будешь больше рычать на девушку?
   - Постараюсь держать себя в руках, - с усмешкой ответил юноша.
   "Вот заодно и поговорю с Жанной насчёт этого дела", - подумал он про себя.
   - Тогда завтра в шесть! - заключил здоровяк. - Да! Чуть не забыл! Тут Машка снова нацелилась у тебя деньги на какую-то операцию выпросить. Дело, конечно, твоё, давать, не давать. Но я, если что, не возражаю. Как подарок молодой маме. Считаю, заслужила!
   - А много там ей нужно?
   - Понятия не имею. Мне не говорит. Ну ладно, до завтра!
   - До завтра.
   "Буду завтра у Михаила", - послал парень сообщение Жанне после того, как бывший наёмник разорвал связь, и потом набрал номер Маши:
   - Маша, здравствуй.
   - Ой, Пашенька, привет! Так рада тебя слышать! Ты уже близко?
   - Близко. А завтра вообще у вас в гостях буду.
   - Как здорово! Я хочу тебя повидать! Так скучала!
   - Вот завтра и увидишь, - рассмеялся юноша. - Михаил сказал, ты хочешь ещё одну операцию сделать?
   - Да! Пашенька, я хотела у тебя попросить! Мне так нужно! Там, знаешь, специальные уколы, чтобы мышцы внутри после родов быстрее стянулись, и ещё нити под кожу вшить, на животе и на бёдрах тоже. Чтобы растяжек не было, они такие некрасивые!
   - Хорошо, считай уговорила! - усмехнулся он. - А сколько нужно-то?
   - Ну... Пашенька, миленький, пять тысяч дашь?
   Однако, подумал он. Павлу вдруг живо вспомнилась Кииза, которая, краснея и заикаясь, не смея взглянуть в глаза, просила у юноши полторы тысячи кредитов, сидя на смятой окровавленной простыне. А тут так простенько: "Пять тысяч дашь?" С другой стороны, парень сам в прошлый раз широким барским жестом отвалил Маше две тысячи вместо полутора запрошенных, дав тем самым понять, что он богатенький Буратино, и вообще, очень щедрый. Да и потом, всё-таки ребёнок родился, такое не каждый день случается. "Ага", - тут же отреагировал внутренний голос, - "а лечь под чужого мужика и потерять девственность, лишь бы достать денег для жениха, такое, можно подумать, каждый божий день происходит!" - "Да ну тебя, зануда", - мысленно отмахнулся от самого себя парень, - "Машу я уже давно знаю, а эту Киизу второй раз в жизни тогда видел", - "А ведь она так и будет у тебя просить и просить", - "Это подарок. В честь рождения ребёнка. Больше она ничего не получит!" - "Ну-ну, посмотрим".
   - Хорошо, Маша. Я считаю, в честь такого события денег жалеть не нужно! Ты в каком центре эти свои уколы будешь делать? - спросил он. Девушка в ответ назвала клинику. - Ну, тогда я там подарочный сертификат куплю на пять тысяч и завтра тебе подарю. Договорились?
   - Договорились! Ой, Пашенька, я так счастлива! Спасибо тебе большое! Ты самый лучший! Любимый мой! Самый-самый!
  
   Новый день на Марне снова начался с парикмахерской и покупок. Во-первых, требовалось купить костюм. Хорошо ещё, Павел догадался вчера примерить тот, который он одевал на Мишину свадьбу, - юноша намеревался снова его использовать. Внезапно выяснилось, что ежедневные тренировки не прошли даром, и старый костюм банально узок в плечах. Потом заглянул в клинику и забрал заказанный заранее сертификат в красивом подарочном конверте. Ну и напоследок парень отправился в магазин, торгующий оружием и защитным вооружением.
   Просто вдруг пришло в голову вчера вечером, что и молодому отцу тоже не мешает подарить что-нибудь. Причём, что-то, по стоимости сравнимое с подарком Маше. А что может быть лучшим подарком для мужчины, чем стреляющая игрушка, рассудил он. К несчастью, парень не знал, какие предпочтения имеет в данной сфере Михаил. Звонок Маше ничем не помог, - та тоже была не в курсе. Вместо этого посоветовала купить какой-нибудь бронежилет. Она запомнила, что её муж как-то жаловался, будто на работе им ничего приличного не выдают, а купить самому не хватает денег, - львиная доля зарплаты уходит на профвзносы и выплаты по кредитам.
   В итоге Павел за четыре тысячи шестьсот кредитов приобрёл для своего знакомого модульную броню с портативным эмиттером защитного силового поля, обеспечивающую защиту от поражения из большинства видов лёгкого стрелкового вооружения. Что-то внешне похожее юноша видел у охранников в офисах банков и больших корпораций. Броню тут же подогнали по размеру, - необходимые цифры ему также сообщила Маша. Этот подарок парень тоже упаковал в подарочную декоративную плёнку поверх заводской коробки и попросил доставить в свою квартиру. В качестве последней траты денег на сегодня послужил звонок в фирму, торгующую цветами, и заказ роскошного букета на сегодняшний вечер.
   А после магазинов Павел отправился в хорошо знакомое здание Лётной Академии. У него имелось пять выученных баз третьего ранга. Нужно было подтвердить их усвоение на специальных экзаменах и получить соответствующие сертификаты. Как раз успел ещё до шести забрать букет и заехать в свою квартиру, - принять душ, переодеться и взять подарок. Такси вызвал заранее.
  
   Михаил встретил его на пороге своей новой квартиры. Хотел по привычке проверить на прочность рёбра юноши своими лапищами, но тот вовремя успел закрыться букетом с криком: "Осторожно, сломаешь!" В прихожую вплыла Маша с младенцем на руках. Ребёнок сосредоточенно сосал мамину грудь и не реагировал на внешние раздражители.
   - Маша! Сдурела?! - немедленно возмутился Михаил. - Ты в каком виде перед гостями расхаживаешь? А ну, прикройся!
   - Ми-иш, да ладно тебе! Тут и не разглядеть ничего, - её супруг аж лицом закаменел от такого заявления. - Ой, Пашенька, это мне?! Спасибо! Дай я тебя поцелую!
   Михаил скрипнул зубами, но ничего не сказал. Павел нахмурился, не считая нужным скрывать своё недовольство. Маша опять играла на ревности мужа. И снова без его согласия. Интересно, теперь-то по какой причине? Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что доля истины в словах Маши содержалась. Молодая мама носила специальный бюстгальтер для кормящих, где для предоставления малышу доступа к соску достаточно было лишь отстегнуть специальный клапан на одной из чашечек. И девушка могла кормить ребёнка, лишь слегка отодвинув в сторону полу своего халатика. Благодаря этому всему разглядывать действительно было особо нечего.
   - Ладно, Маш, не дразни Мишу, - попросил Павел свою знакомую. - А то он сейчас мне голову отвернёт и скажет, что так и было.
   - Обязательно! - поддакнул Михаил.
   - Это тебе, папаша, - парень вручил хозяину свёрток с бронёй, надеясь отвлечь того от кровожадных мыслей. Потом протянул Маше букет и конверт: - А это нашей мамочке! Поздравляю!
   Маша первым делом схватила конверт и открыла его, причём умудрилась сделать это одной рукой, не выпуская младенца.
   - Ой! - взвизгнула девушка, аж присев от избытка чувств. - Маленький, смотри, что дядя Паша нам подарил!
   Она чуть подпрыгнула и, привстав на цыпочке, одарила гостя горячим поцелуем в губы. Потом взяла из его рук букет и убежала со словами: "Я сейчас в воду поставлю".
   - Весело тут у вас, - глубокомысленно заметил Павел.
   - Не то слово, - сквозь зубы процедил мрачный Михаил. - Ладно, проходи, чего в дверях стоять.
   Они направились в гостиную. Навстречу им с Михаилом-младшим на руках пробежала Маша и скрылась в одной из комнат. От букета и конверта она уже успела избавиться. "Мальчики, вы там пока посидите, я сейчас маленького докормлю и выйду!" - крикнула она из-за закрывающейся двери.
   - Дай мне в морду, если я сую нос не в своё дело, но что тут у вас Машей такое творится? - спросил Павел у здоровяка, когда они вдвоём уселись за стол.
   - Много чести тебе в морду давать, лучше сразу шею сверну, - мрачно пошутил Михаил. - Чёрт её знает, с утра вроде всё нормально было, а тут вдруг шлея под хвост попала!
   И без всякого перехода предложил:
   - Выпить хочешь?
   - А то!
   Михаил разлил по стопкам водку.
   - Ну, будем! - провозгласил он, опрокидывая залпом напиток. Павел последовал его примеру. - Ты закусывай, смотри, сколько всего на столе.
   - Ты, вроде, флаер собирался покупать в прошлый раз? - спросил Павел, выуживая из тарелки кусочек копчёного рыбного филе. - Ну как, купил?
   - Ага, - кивнул Михаил. - В кредит взяли, за двенадцать тысяч с копейками. Теперь хоть до работы добираюсь, как белый человек. Эх, мне бы ещё снаряжение нормальное где надыбать! Я не помню, рассказывал, нет, старое-то барахло всё те говнюки взад отсудили. Ну, с прошлой работы которые.
   - Ты, подарок-то посмотри, - с усмешкой напомнил юноша.
   - А что там? Ладно, сейчас гляну, - с этими словами хозяин развернул свёрток. - Оба-на! Ты глянь, яка цацка!
   - Нужная вещь?
   - Спрашиваешь! Ну, спасибо, Пашка, уважил! Давай за такое ещё выпьем! Чтоб не сносилось и не подвело!
   Выпили ещё по одной.
   - Мальчики, что вы тут делаете? - спросила вошедшая в комнату Маша и тут же возмутилась: - Миша, ты хозяин, или кто? Почему гостю поесть не положил ничего?!
   Девушка успела переодеться в короткое, выше колен, обтягивающее чёрное платьице из вязанной шерстяной материи и обуть туфли на сравнительно низком и широком каблуке, а также накраситься и по-быстрому уложить волосы. Она принялась было распоряжаться за столом, но тут раздался сигнал домофона. Встречать Сергея с Жанной направились всей гурьбой.
   Сергей тоже пришёл с букетом. И ещё с какой-то музыкальной штуковиной, которую полагалось вешать над кроватью младенца. Жанна не захотела утруждать себя проблемой выбора и просто презентовала супругам деньги в конверте. Она, как и в прошлый раз, поприветствовала мужчин поцелуем в щёчку. Павел отметил про себя, что Жанна с Сергеем не сделали один подарок на двоих, как в прошлый раз. Сегодня Павел не стал после поцелуя журналистки отворачиваться и смотреть в другую сторону, памятуя, как нервно его знакомая реагирует на подобное поведение. Да и, если честно, отворачиваться совсем не хотелось. На Жанну было откровенно приятно поглядеть, - чувство стиля в одежде и всём прочем ей не изменили. Честно говоря, Маша рядом с ней смотрелась несколько вульгарно, хотя нельзя сказать, будто бы что-то в облике хозяйки являлось излишне вычурным или вызывающим.
  
   Перед десертом все встали из-за стола размять ноги. Маша, к тому же, убежала в детскую, проведать младенца. Жанна как-то незаметно подхватила Павла под локоть и повела на кухню. Неистребимая традиция, подумал парень, если секретничать, - то обязательно на кухне. Но не успели они с журналисткой начать разговор, как нарисовался Сергей:
   - Жанна, что ты тут делаешь? - спокойно спросил он, холодно смерив взглядом Павла. Юноша никак на это не отреагировал.
   - Сергей, можно мы тут с Пашей пообщаемся наедине? - раздражённым тоном спросила девушка.
   - Как хочешь, - всё тем же размеренным голосом сказал тот после небольшой паузы. Ещё раз взглянул на Павла и с достоинством удалился.
   - Выяснил что-то новенькое? - спросила журналистка, когда её спутник отошёл достаточно далеко.
   - Нет, - ответил юноша, пожав плечами. - А ты?
   - А я выяснила! - торжествующе воскликнула журналистка. И продолжила уже тише: - Помнишь, я тебе фото присылала? Агента СИБ? Так вот, я его нашла. Поселился на планете Рамуга. Видать, решил там затаиться и переждать немного.
   - Вот даже как? - Павел, изобразил удивление, смешанное с восхищением. - Как же тебе удалось? Это же Служба Имперской Безопасности! Они, вроде как, должны прикрывать своих сотрудников?
   - У меня свои источники! - хвастливо заявила Жанна. - Я кстати, ещё кое-что разузнала. Его новое имя. Только я его тебе не скажу.
   - Почему? - изумился юноша.
   - Потому что на Рамугу мы с тобой отправимся вместе! - торжествующе закончила она.
   - Куда-куда отправитесь? - внезапно спросил неслышно подошедший Михаил.
   - На журналистское расследование! - сообщила Жанна таким тоном, будто открывала величайшую тайну истории.
   - Жанна хочет использовать меня в качестве извозчика, - криво ухмыльнувшись, поведал парень.
   - Но, Паш! - мгновенно запротестовала журналистка. - Неужели тебе самому неинтересно узнать эту тайну?
   - Мне корабль нужно на профилактику ставить, - ответил юноша.
   - Полетим на рейсовом! - немедленно отреагировала Жанна.
   - Полетите, если только вместе со мной! - заявил стремительно ворвавшийся в помещение Сергей. - Иначе я тебя с ним никуда не отпущу!
   "Посекретничали, называется", - подумал Павел.
   - Конечно с тобой, куда ж от тебя денешься, - холодно ответила Жанна, демонстративно не смотря в сторону своего ухажёра.
   "Интересное кино", - удивился про себя парень. - "Жанна с Сергеем явно не в ладах, но избавиться от него она не осмеливается". В этот момент на кухню зашла Маша и позвала всех пить чай с тортиком.
  
   Павел ещё с прошлого визита сюда гадал, где в этой квартире можно устраивать танцы, о которых мимоходом упомянула тогда Маша. Конечно, если отодвинуть в гостиной в сторону большой стол, то освободиться достаточно пространства. Но кто ж его будет двигать туда-сюда, учитывая, сколько всего на нём наставлено? Оказывается, проблему решили значительно проще. В апартаментах имелось четыре комнаты. Одну, самую большую, отдали под гостиную, две маленькие - под супружескую спальню и детскую. Четвёртая комната, вторая по величине, осталась свободной.
   Неизвестно, что именно собирались устроить тут хозяева (если в прошлый раз они и рассказывали, то парень благополучно это прослушал), но теперь здесь располагался импровизированный танц-пол. Подаренный ранее Сергеем голографический проектор укрепили под потолком, на стенах повесили колонки аудиосистемы и разноцветные светильники, мигающие на манер цветомузыки, пол покрывало некое подобие ламината. Звукоизолирующие стены и межкомнатные двери позволяли не опасаться увеличить громкость, несмотря на спящего в соседней комнате ребёнка. За благополучием последнего следила электронная "няня", которая должна была подать сигнал Маше на нейросеть, если малыш всё-таки проснётся и заплачет.
   Маше после родов излишние нагрузки были противопоказаны, и она скромно присела в углу на банкетку, пока играют быстрые танцы. В результате оказалось, что единственным центром внимания для трёх существ мужского пола оказалась Жанна. Журналистка воспользовалась данным обстоятельством сполна. То, что она демонстрировала в центре комнаты, назвать просто танцем язык не поворачивался. Скорее это походило на танец змеи, вставшей на кончик хвоста. Девушка отлично понимала, что все взгляды прикованы к её особе, и откровенно наслаждалась этим.
   Некоторая заминка возникла, когда после пары быстрых мелодий заиграла медленная музыка. Михаил сразу направился к сгорающей от нетерпения супруге, а Павел рванулся вперёд и обхватил Жанну одной рукой за талию, буквально на полкорпуса опередив Сергея. Взгляд, которым тот окинул юношу, что-то ему напомнил. Точно. Военная база, проволочная клетка... И скандинав, вбивший себе в голову, будто бы Павел продался их тюремщикам. Такая же холодная бешеная ярость. "Бесись, сколько душе угодно, мне всё равно не страшно", - с усмешкой подумал парень.
  
   - Слушай, можешь отправляться к себе домой, если тебя что-то не устраивает! - раздражённо крикнула Жанна.
   - А кто тебя до дома проводит? - холодно осведомился в ответ Сергей.
   - Паша меня проводит, - отрезала журналистка.
   - Эй, а почему я об этом ещё не знаю? - удивился вошедший на кухню юноша.
   Возможно, не стоило говорить это вслух, встревая в личные разборки Жанны с Сергеем, но парня покоробило, что его персоной прикрываются, причём без его, Павла, на то ведома и согласия.
   - Но ты же меня проводишь? - мгновенно сменила тон и выражение лица на ластящиеся Жанна, обернувшись к новому участнику разговора.
   Павел взглянул сначала на неё, потом на застывшего в бессильной злобе Сергея. Вспомнил, как тот уводил Жанну у него из-под носа в их самый первый визит в Уронар, когда они ещё жили в Центре по приёму беженцев. И с иронической усмешкой ответил девушке:
   - Конечно.
   Танцы завершились за пару минут до этого разговора. Павел попеременно приглашал то Машу, то Жанну. Михаил танцевал с женой, когда та оказывалась без партнёра. Сергей же старался проводить рядом со своей пассией всё возможное время. Даже во время быстрых танцев держался к ней поближе. Спустя примерно час единогласно решили, что хватит с танцами на сегодня, да и Маше уже нужно было кормить ребёнка. Павел с Михаилом прошли в гостиную, выпили по стопке и вдруг обнаружили, что сидят вдвоём, и к ним никто не спешит присоединяться. Михаил попросил парня позвать остальных гостей за стол. Выполняя данное поручение, тот и застал вышеописанную сцену.
  
   Сергей, ни слова не говоря, вылетел в прихожую. Жанна облегчённо вздохнула.
   - Спасибо, спас, - с улыбкой поблагодарила она Павла.
   - Не за что, - философским тоном ответил тот. - Скажи, почему ты решила, что я полечу вместе с тобой на эту твою Рамугу?
   - Ты разве не полетишь?
   - По правде говоря, не слишком хочется. Я три месяца почти болтался невесть где. С удовольствием отдохнул бы. И вообще, тебе следовало посоветоваться со мной сначала. Кстати, и сейчас тоже. Не знаю, что у вас с Сергеем, но не стоило впутывать в это меня без спроса.
   - С Сергеем у нас полный п...ц, - нецензурно призналась Жанна, тяжело вздохнув. - Я уже не знаю, как ему объяснить, что не собираюсь выходить за него замуж и вообще продолжать отношения. Простые слова он никак не понимает.
   - Ты думаешь, если я буду рядом, он отстанет? - с усмешкой спросил парень.
   - Ну, хоть какая-то надежда. Так значит, ты не полетишь со мной на Рамугу?
   - Я этого не говорил. Давай, я подумаю и завтра тебе отвечу, хорошо?
   - Хорошо, - вздохнула журналистка. - Проведёшь меня сейчас через прихожую? А то он ещё там, одна я боюсь.
   - Я думал, ты храбрее, - рассмеялся парень. - Ладно, проведу.
   Опасения Жанны оказались напрасными, - Сергей уже ушёл. Даже не попрощавшись ни с кем, как выяснилось чуть позже. Михаил очень удивился этому факту, когда о нём узнал. И немедленно попытался позвонить беглецу. Неудачно. "Не отвечает", - пробормотал здоровяк себе под нос. Жанна не стала даже делать вид, будто уход воздыхателя чем-то её расстроил. Усевшись за стол, она начала оживлённо рассказывать про документальный фильм, который вот-вот уже скоро снимут. Ну, тот, про артефакты, найденные на Тимбаркоту. Если верить её словам, то получалось, что журналистка чуть ли не в одиночку работала над этой картиной, подгоняя и наставляя окружающих её бездарей.
   Михаил с Павлом по большей части пропускали этот трёп мимо ушей, не забывая наливать на двоих, хотя у парня уже шумело в голове от спиртного. Жанна только изредка прикасалась к бокалу с вином. Чуть позже к беседе подключилась Маша, и тема разговора плавно съехала на маленьких детей вообще и того младенца, что спал в соседней комнате, в частности. Почувствовав, что начинает клевать носом, Павел возвестил, что кто как, а лично он собирается до дому. Жанна тоже поднялась из-за стола, напомнив юноше, что тот обещал её проводить. Хозяева вызвали такси и усадили туда гостей, расцеловав на прощание. Точнее, Маша поцеловала Павла, Миша чмокнул Жанну, потом Павел пожал руку Михаилу и был таков.
  
   Как выяснилось, Жанна тоже успела купить собственную квартиру. А конкретно, пентхаус на верхушке одного из высотных зданий в центре Уронара. Выглядело это как перевёрнутый аквариум, притаившийся под сенью растущих прямо на крыше деревьев. Аквариум, потому что стены данного сооружения оказались полностью стеклянными. Такси высадило их прямо неподалёку от входа и улетело.
   - Хочешь выпить? - спросила Жанна, проходя внутрь.
   Зашедший следом Павел выяснил интересную деталь: лишь немногим уступая по площади Мишиной квартире, жилище журналистки представляло собой, по сути, одну большую комнату. Если не считать отделённую полупрозрачными перегородками ванную и огороженную стойками кухню, в доме больше не имелось никаких внутренних стен.
   - Нет, спасибо, - ответил юноша. - Выпивки с меня на сегодня достаточно.
   - А что тогда будем делать?
   - Как что? - удивился парень. - Я сейчас поеду домой. Что будешь делать ты, не знаю. Но, наверное, ляжешь спать.
   - Ты разве не останешься? - ошарашено спросила девушка.
   - Нет, - помотал он головой в ответ, пытаясь разогнать хмельной туман. - Спать мне лучше у себя.
   Жанна некоторое время колебалась, но потом кивнула.
   - Ну, если хочешь, поезжай домой. Что ж ты сразу не сказал, я бы такси не отпускала.
   - Не подумал об этом, - смущённо признался Павел. - Ладно, сейчас вызову.
   - Подожди, я сама.
   Несколько минут, пока не прилетел флаер, прошли в неловком молчании. Уже перед самым уходом Жанна спросила его:
   - Ну так как, мы летим с тобой на Рамугу?
   - Мы же договорились, что я дам ответ завтра, - напомнил парень. - Я сейчас слишком пьяный, чтобы разговаривать на серьёзные темы.
   - И ничего ты не пьяный! - воскликнула журналистка, непонятно к чему.
   Усаживая юношу на такси, она чмокнула его в щёчку и шепнула на прощание: "До завтра". А когда Павел уже засыпал, пришло сообщение от Сергея: "Тронешь Жанну хоть пальцем, - убью!"
  
  Глава 19
   Рамугу начали колонизировать гораздо раньше Марны, - более пяти сотен лет тому назад. Однако не совсем удачное расположение в сети звёздных врат, связывающих отдельные миры Империи, (к этой звезде вели только одни, что фактически делало систему транспортным тупиком) не позволили торговле и промышленности на ней развиться в должной степени. Это был захудалый, в основном аграрный мир с населением чуть больше миллиарда. Оно могло бы стать гораздо большим, если б не постоянный мощный отток в места с большей зарплатой и лучшим уровнем жизни.
   Зато эта планета пользовалась популярностью среди не слишком богатых, но и не нищих стариков, желающих остаток своих дней провести в тишине и спокойствии. Достаточно мягкий и комфортный климат на территории большей части суши, а также низкий уровень цен на недвижимость этому крайне способствовал. Именно здесь, по сведениям из источников Жанны, поселился в небольшом уединённом домике штатный агент СИБ, работавший на Армике под прикрытием. По словам журналистки, у агента было много имён, и ещё больше прозвищ, но в оформленных при покупке дома документах стояло имя Илнац. То самое, которое он взял себе на Флоке.
  
   Сергей не выполнил свою угрозу и не полетел вместе с ними на лайнере. Возможно, правда, он просто упустил их в чехарде с билетами, предшествовавшей отлёту. Дело в том, что первоначально Жанна приобрела два билета в соседствующие одноместные каюты на лайнере компании "Звёзды-Транс", - самой большой и респектабельной среди представленных на рынке межзвёздных пассажирских перевозок в Содружестве. Но Павел, который слишком хорошо помнил, как эта корпорация когда-то обошлась с Машей, настоял на том, чтобы лететь кораблём другой компании. В последний момент журналистке пришлось поменять билеты, и в итоге они сели на лайнер компании "Галактика-Экспресс", отходящий на два часа позже, и не с "Урены", а с другой орбитальной станции. Даже если б Павел с Жанной специально захотели запутать следы, вряд ли бы им удалось сделать это лучше.
   Жизнь на фешенебельном пассажирском судне (а они летели именно на таком) размеренна и нетороплива. Сначала оно не спеша следует по разгонной трассе до врат, чинно ждёт в очереди, совершает переход в другую систему, снова пользуется трассой, чтобы добраться до планеты, потом стыкуется с орбитальной станцией (снаружи, в док такой гигант не поместится), и далее в течение двух-трёх часов длится стоянка. По десять-пятнадцать часов от планеты до планеты. А Павлу со спутницей предстояло преодолеть около двадцати таких остановок. Почти пять суток в пути.
   Развлечений на борту гигантского корабля, способного нести сквозь пространство десятки тысяч пассажиров, хватало с избытком. За то время, что они провели на судне, не удалось обойти и десятой части заведений различного толка. Было здесь даже казино. Павел попробовал поиграть там, проиграл почти две тысячи кредитов, пытаясь вызвать в себе то состояние, при котором ему удавалось угадать выигрышную ставку. Бесполезно. Его дар предвидения упорно не желал размениваться на мелочную наживу, а крупные суммы парень ставить не отваживался.
  
   Уже на второй день у юноши сложился своеобразный распорядок дня. Он вставал рано утром, шёл в спортзал упражняться при двойной силе тяжести, как привык, потом примерно полчаса плавал в бассейне, переодевался, заходил за Жанной (которая спала допоздна) и они вдвоём отправлялись завтракать. После завтрака (кстати, единственной трапезы в течение дня, чья стоимость была включена в цену билета) Павел возвращался к себе в каюту и принимался за учёбу.
   Перед самым отлётом он приобрёл себе базу "Навигация" четвёртого уровня за сто семнадцать тысяч. В кредит. Мог бы купить и сразу, но предпочёл ещё больше увеличить свой рейтинг. Да и потом, кто знает, когда свободные деньги понадобятся? А тут у него уже на счёте отложено. Кстати, любопытная деталь. По тем базам, успешное освоение которых юноша сумел подтвердить сертификатами, субсидия, выплачиваемая государством на оплату долга, удваивалась.
   То есть, номинально ставка по тому кредиту, который парень взял на приобретение пяти баз третьего уровня, составляла восемь процентов. Поскольку Павел взял долг у Ротарского банка и купил базы у ротарской компании, ему выделили субсидию в размере полутора процентов от оставшейся суммы в год, за поддержку "отечественного производителя". Иными словами, фактически он платил из расчёта в шесть с половиной процентов годовых. Теперь, после того, как Павел сдал экзамены, эта субсидия удваивалась, и фактическая ставка по тому кредиту составляла уже всего пять процентов. К тому же, факт успешного изучения купленных в долг баз ещё больше увеличивал его кредитный рейтинг, - этим парень доказывал банкам, что берёт у них деньги не для баловства, а для собственного развития, а значит, точно собирается вернуть.
   Помучив мозги в течение четырёх-пяти часов, юноша отправлялся с Жанной обедать, потом снова впадал в транс до ужина. Время перед сном они посвящали походу по местным достопримечательностям. Чем журналистка занимается днём, Павел не спрашивал, но, по её словам, она работала над своими статьями. Поздно вечером парень провожал девушку до её каюты, получал неизменный поцелуй в щёчку и отправлялся к себе спать.
   Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Парочка сошла на станции в одной из систем, единственное достоинство которой для них в данный момент заключалось в том, что отсюда вели звёздные врата в систему Рамуги. Последний переход пришлось делать уже на гораздо более скромном, хоть и всё ещё достаточно комфортном корабле. Орбитальный лифт на Рамуге имелся только один. И, как это не странно, рядом с ним не располагалось никакого крупного города. Возможно, просто не захотели строить его в экваториальных джунглях с их нездоровым климатом.
   Предъявив внизу справки о сделанных прививках и подтвердив факт изучения краткой инструкции по опасным и просто вредным формам местной флоры и фауны, парень с девушкой загрузились на борт рейсового стратолёта и спустя полчаса прибыли в большой город, расположенный на берегу живописной бухты. Самый большой город на этом материке, а по совместительству ещё и административный центр планеты.
  
   - Где ты был? - осведомилась Жанна.
   - Завтракал, - удивлённо ответил Павел. Он только вернулся в свой гостиничный номер, и застал там свою спутницу, стоящую посреди комнаты.
   - Где ты был вчера вечером? - нетерпеливо уточнила свой вопрос журналистка. - Отвечай!
   - Эй, советую сменить тон, - нахмурился юноша. - Я не обязан давать тебе отчёт.
   - Паша, это тебе не прогулка! - воскликнула девушка звенящим от напряжения голосом. - Между прочим, мы собираемся наступить на хвост СИБ! А им это вряд ли понравится! Меня не волнует, что ты делаешь. Можешь пить, можешь по бабам шляться! Но я должна знать, где ты, и как с тобой связаться!
   - А позвонить на нейросеть не судьба?
   - Звонки могут отслеживаться!
   - И кому же нужно следить за звонками двух людей, только вчера прилетевших на планету?
   - Сейчас - никому, - ответила журналистка. - А потом эти звонки будут изучать под лупой!
   - И что они увидят? Что некая Жанна позвонила некоему Павлу и спросила того, где он пропадает на ночь глядя? - саркастически осведомился парень. - Милая, тебе не кажется, что у тебя паранойя?
   - Не называй меня милой! - взорвалась Жанна.
   - Как скажешь, - холодно отозвался он, - теперь ты можешь успокоиться и объяснить, в чём дело? Или мне подождать?
   - Господи, да что ж это... - простонала журналистка, прикоснувшись кончиками пальцев к вискам и закрыв глаза. - Ты хуже Сергея! И зачем только я отказалась...
   - Отказалась от чего? - мгновенно спросил Павел.
   - Не твоё дело! - заорала она в ответ и вылетела из комнаты, оглушительно хлопнув дверью.
   Юноша постоял с полминуты, глядя ей в след, а потом улёгся на кровать, не разуваясь, и прикрыл глаза.
  
   Ещё на Марне Павел связался с Герджи и дал ему новую вводную: Илнац, скорее всего, скрывается где-то на Рамуге. Вчера вечером, едва успев устроиться в своём номере, парень пошёл встречаться с человеком, контакты которого ему передали пару дней тому назад. Этот субъект должен был передать юноше вся информацию по Илнацу и помочь в приобретении некоторых устройств, которые могли бы понадобиться в ходе предстоящей беседы с агентом СИБ. Заодно Павел получил информацию по текущему месту жительства Илнаца. Теперь предстояло решить нетривиальный вопрос: брать с собой на встречу Жанну или не брать?
   Каждый из вариантов имел свои плюсы и минусы. И на самом деле, вопрос стоял даже глобальнее: собирается ли он вообще сотрудничать с журналисткой или дальше справляется с этим расследованием самостоятельно? Не придя к какому-либо определённому выводу, Павел решил немного подождать. А пока, у него имелось ещё одно срочное дело.
   Юноша солгал Жанне, когда сказал, что ходил завтракать. На самом деле он проснулся и поел ещё три часа назад, а после этого съездил по одному узнанному накануне адресу и кое-что прикупил из снаряжения. Вот только для его успешного использования требовалось выучить специально подготовленную базу данных.
   И очень удачно так получилось, что ранее Павел уже поднял свой уровень в "Кибернетике" до второго. Иначе вряд ли бы парень сейчас справился, - приобретённое им оборудование как раз предназначалось для доступа к некоторым недокументированным возможностям вычислительных систем. Очень сложно было бы понять, о чём идёт речь, если не знаешь даже документированные.
   В итоге Павел на сорок пять минут выпал из реальности. А когда очнулся, в номере снова обнаружилась Жанна. Она сидела на кровати и внимательно рассматривала его лицо. Заметив, что парень очнулся и открыл глаза, девушка смутилась и отвела взгляд. Парень раздосадовано подумал, что забыл поставить нейросеть в сторожевой режим, входя в транс. А если б вместо журналистки сюда проник какой-нибудь злоумышленник?
  
   - Извини, что накричала на тебя, - тихо попросила девушка, пряча глаза. - Я испугалась, когда проснулась, а тебя всё ещё нет. Думала, ты со вчерашнего вечера не возвращался. Бросил меня.
   - Ладно, замяли, - недовольно буркнул парень, вставая.
   - Я сняла флаер напрокат, - сообщила журналистка. - Этот Илнац живёт довольно далеко отсюда, на другом конце континента. Полтора часа лететь.
   Павел это знал, но не стал показывать свою осведомлённость.
   - Ты завтракала? - дождавшись утвердительного ответа, Павел продолжил: - Тогда не будем терять времени. Полетели к Илнацу.
   Жанна встала вслед за ним с кровати, привычно ухватив под руку, и вдруг неожиданно поцеловала в щеку.
   - Спасибо, что назвал меня милой, - сказала она, видя его недоумение по поводу этого поступка.
   - Тебе же, вроде, наоборот не понравилось? - изумился парень.
   - Сергей постоянно называл меня милой, у меня на это слово аллергия, - поведала девушка. Видя, что юноша продолжает смотреть на неё с удивлением, объяснила: - Но ты же этого не знал!
   - Как же мне тебя называть? - с усмешкой спросил Павел, направляясь к выходу.
   - Ты - как хочешь, - с нежностью в голосе поведала Жанна, прижимая к себе его локоть.
   "Похоже, избавиться от неё сейчас не получится", - заключил про себя парень.
  
   Когда они поднялись в воздух, Павел попросил спутницу лететь не в сторону того, места, где жил скрывающийся агент, а строго на север, вглубь материка. Чуть позже, когда густо населённые места остались позади, а под днищем флаера распростёрся бесконечный лес, парень попросил посадить машину на одной из лесных полянок. Жанна выполнила эту просьбу. Если она и удивилась, то очень хорошо это скрывала. Когда летательный аппарат замер на земле, юноша достал из сумки небольшой, с пачку сигарет, прямоугольной формы прибор. Подсоединил к одному из разъёмов тонкий волосообразный щуп около тридцати сантиметров в длину. Щуп тут же ожил, напрягся и впился кончиком в пластиковую приборную панель, моментально пробуравив её и скрывшись внутри.
   - Электронная отмычка? - со знанием дела спросила журналистка, наблюдая за этими манипуляциями. - Где взял?
   - Где взял, там больше нет, - пробормотал парень, подключаясь к бортовому компьютеру флаера по служебному интерфейсу и запуская программу взлома.
   - А что ты сейчас делаешь? - продолжала любопытствовать Жанна.
   - Хочу отключить систему спутникового слежения и навигации, - объяснил он. - Чтобы наши перемещения не смогли отследить. Заблокируй, кстати, нейросеть на внешнюю передачу. Ретранслятор я тоже отключу, но мало ли, будем пролетать мимо места, где он есть. Не хочу, чтобы наши нейросети регистрировались в сети.
   - Уже заблокировала, - кивнула девушка. - А откуда ты это всё знаешь? Неужели все вольные торговцы во Фронтире умеют взламывать компьютеры?
   - Мы чего только не умеем, - уклонился от ответа юноша. - Всё, готово. Поднимай машину. Дальше полетим по карте.
   - Я не умею.
   - Тогда дай доступ к пульту, я поведу.
   - Хорошо, - Жанна послушно переключила контроль на Павла. - А как ты догадался заранее приобрести такую штуку? Откуда ты знал, что мы полетим на флаере и нам понадобиться отключать его от спутникового контроля?
   - Я не знал, - солгал пилот. - Эта штука не только бортовые компьютеры умеет взламывать.
   Он предвидел такой вопрос и заранее придумал ответ. Но, между прочим, эта отмычка действительно на многое была способна.
  
   - Как думаешь говорить с Илнацем? - спросила его Жанна, когда они уже приближались к месту назначения.
   - Увидим, - пожал плечами юноша.
   - Слушай, давай тогда я буду говорить, а ты просто посидишь рядом, хорошо?
   - Хорошо, - кивнул он, доставая из сумки свой бластер.
   На улицах городов такую игрушку носить строго запрещалось, но тут-то ни разу не город.
   - Эй, зачем это?! - воскликнула Жанна, глядя, как Павел застёгивает на руке ремешки.
   - На всякий случай, - спокойно ответил парень.
   Искомый домик скрывался в глубине леса. До ближайшего жилья предстояло бы пройти не один километр. Жанна посадила флаер на опушке, в паре десятков метров от входной двери. Журналистка попросила Павла ни в коем случае не вступать в разговор, и уж тем более не использовать бластер до того, как она не спросит у Илнаца всё, что сочтёт нужным. Пока журналистка шла к входу, юноша совершил странную, на первый взгляд, вещь. Он поднял одну руку и подержал так пару секунд. Что-то маленькое и вёрткое взлетело с его ладони и стремительно метнулось вперёд, к домику. Жанна ничего не заметила.
   - А он ценит уединение, - прокомментировала девушка, имея в виду отдалённость жилья от очагов цивилизации.
   - Да, наверное, - рассеяно пробормотал парень, слушая щебетание птиц и шум ветра в ветвях.
   - Чем обязан визитом? - спросил их появившийся в дверях пожилой, чуть полноватый мужчина.
   Илнац (а это оказался именно он, они узнали по фотографии) был одет в свободный мягкий костюм, на ногах красовалось некое подобие мокасинов. В руке он держал широкий стакан с каким-то бледно-жёлтым напитком.
  
   - Жанна, корреспондент "Центрального ротарского канала", оттараторила девушка на одном дыхании. - Это мой ассистент. Не возражаешь, если мы пройдём внутрь, и поговорим немножко?
   С этими словами журналистка проскользнула мимо мужчины в дом. Если тот и хотел возразить, то не успел это сделать.
   - Я думал, у ассистента должна быть видеокамера, - хмуро заметил Илнац, проходя следом. Павел замыкал процессию.
   - Ты спутал с оператором, - жизнерадостно сообщила ему девушка. - Но оператора сегодня не будет. И камеры тоже. Никаких съёмок.
   - Возможно, и спутал. Я не слишком разбираюсь в этих делах, - Илнац прошёл к бару на кухне. - Будешь пить?
   - О, спасибо! - Жанна с лучезарной улыбкой приняла второй стакан с таким же бледно-жёлтым напитком. Юноша, кивнув, взял третий.
   - А твой ассистент имеет имя?
   - Безусловно! Эй, как там тебя?
   - Павел, - хладнокровно сообщил парень.
   - Павел, значит. Хорошо, - Илнац уселся в глубокое кресло. - Так о чём ты хочешь поговорить, Жанна, корреспондент "Центрального ротарского канала"? Не припоминаю, чтобы сделал что-то такое, что помогло бы мне попасть в визор.
   - Как же не помнишь? Ты же настоящий агент СИБ под прикрытием, участвовал в операции по перехвату крупной партии контрабандных наркотиков.
   - Тебя кто-то ввёл в заблуждение, - поморщился мужчина. - Ни в какой акции по перехвату наркотиков я не участвовал.
   - А в какой участвовал?
   - Ни в какой не участвовал! С чего ты вообще взяла, что я секретный агент?
   - Да ладно тебе, Илнац. Или мне лучше звать тебя Резан? - при последних словах её собеседник чуть приподнял брови, демонстрируя своё удивление. - Такой герой, как ты, не может оставаться безвестным!
   - Откуда тебе известно это имя? - С нажимом переспросил агент.
   - О, у меня много друзей!
   - Твои друзья обманули тебя. Я не имею отношения ни к каким операциям против наркотиков.
   - Но ты же агент СИБ, правильно?
   - Правильно, - нехотя признал Илнац.
   - Отлично! Значит, я могу взять у тебя интервью!
   - Интервью?
   - Разве у тебя нет ничего, что можно было бы рассказать нашим зрителям? Ты же герой!
   - Какой герой, о чём ты?
   - Ну, Илнац, - умоляюще протянула Жанна. - Мы так долго летели сюда! Неужели всё зря? Одно только маленькое интервью? Меня же начальство съест, если я вернусь без истории для репортажа!
   - Ладно. Пусть будет интервью. Но давай сразу условимся. Никаких имён, - журналистка в ответ согласно кивнула. - Так о чём ты хотела поговорить?
   - О твоей последней операции.
   - То, чем я занимался, не имело к наркотикам никакого отношения.
   - А к чему имело?
  
   Перед тем, как ответить, Илнац раздумывал минут пять, не меньше.
   - Ещё раз повторю, никаких имён. Я дам информацию, не всю, только ту, что не может повредить другим нашим агентам и проводимым им операциям, но ни в коем случае не ссылайся на меня.
   - Никаких имён, - кивнула девушка. - Гарантирую.
   - Я контролировал торговлю рабами. Следил за потоками. Некоторые планеты Фронтира используются, как источник дешёвой рабочей силы. Законов против рабства на большинстве планет там нету. Рабов импортируют в Ламийскую империю, в основном. Я наблюдал за этим. Это было длительное скучное задание. Никаких подвигов. Никаких погонь и перестрелок, как в этих сериалах. Я сидел на захолустной планетке, содержал для вида маленькую ремонтную мастерскую, собирал сведения.
   - Значит, про ту операцию с наркотиками ты ничего не знаешь? - разочарованно уточнила Жанна. "Какая операция, о чём она вообще?" - подумал про себя Павел.
   - Честно говоря, я даже не знаю, о какой операции идёт речь, - признался Илнац.
   - Жаль. А про работорговцев ты можешь рассказать что-нибудь интересное?
   - Ничего интересного, я же говорю, - нахмурился Илнац. - Работа агента под прикрытием - это совсем не то, что ты думаешь. Ничего захватывающего в ней нет. Приходится общаться в основном со всякой грязью.
   - Только грязь? - заинтересованно спросила Жанна. - Не было такого, чтобы ты понял: вот человек, который только по ошибке стал на преступную тропу. Все безнадёжны?
   - Позволь кое-что сказать. Хорошие люди работорговцами не становятся. Относиться к человеку, как к товару, - это, знаешь ли, требует особого склада ума. Но, пожалуй, был один...
   - Да? - подбодрила его Жанна, наклонившись вперёд.
   - Мы с ним давно были знакомы. Однажды нам не повезло, мы потеряли много денег. Я улетел в Империю, долго занимался разными вещами, в конце концов, меня приняли на работу в Службу. А он всё так же летал от планеты к планете, еле сводил концы с концами.
   - И?
   - Когда я сидел на той планетке, я его встретил. Посидели, поговорили. Оказалось, ему срочно были нужны деньги. Я решил свести его с кое-какими парнями. Они где-то раздобыли новый источник рабов, искали канал сбыта. Сами в Ламийскую империю летать не могли, были у них там какие-то свои проблемы с полицией. А с Синдикатом связываться не хотели, опасно это. Вот я и предложил своему другу: давай ты будешь возить этот груз, и сообщать мне все подробности об этих ребятах. Мне нужно было узнать, что за новый источник такой. Ему это не понравилось, но деньги были сильно нужны... В общем, он согласился.
   - И что дальше?
   - Ничего. Угораздило его попасться к нашим доблестным патрульным, они вынудили моего знакомого сбросить груз... Он стал банкротом, потерял корабль и дело, те ребята потеряли канал сбыта, я лишился возможности что-то узнать об их источнике. Все что-то потеряли.
   - Какая жалость... - печально протянула Жанна.
   - Да, грустно.
  
   Некоторое время они сидели в тишине. Потом журналистка снова заговорила:
   - Подожди. Но ведь, теперь получается, те парни снова ищут канал сбыта?
   - Ну да... - недоумённо согласился Илнац. Павел тоже заинтересованно взглянул на свою спутницу.
   - Слушай, из этого можно сделать отличный репортаж! - возбуждённо затараторила Жанна. - Двое отважных журналистов продолжают дело храброго агента. В самом логове коварных работорговцев. Целый фильм можно сделать!
   - Ты сейчас о чём вообще? - настороженно спросил Илнац. Павел мысленно присоединился к этому вопросу.
   - Ты должен помочь мне связаться с этими работорговцами! - с горящими глазами Жанна подалась вперёд. - Мы с Павлом притворимся владельцами корабля.
   - С ума сошла? - спросил Илнац. Павел молчаливо его поддержал.
   - Нет, слушай! - перебила его журналистка. - Мы проберёмся в их логово! И всё про них разузнаем для тебя! А я сделаю на этом потрясающий материал!
   - Точно, сбрендила! - заключил Илнац.
   - Я знаю, что это опасно, но я готова рискнуть! - воскликнула девушка.
   "А я нет!" - чуть было не крикнул Павел. Но Илнац внезапно откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на девушку.
   - Знаешь, это может сработать, - задумчиво проговорил он. - В такой бред точно никто не поверит, а значит, и не заподозрят.
   - Значит, согласен?! - возбуждённо переспросила Жанна.
   - Но у вас всё равно ничего не получиться. У вас же нет корабля.
   - Мы можем приобрести его! - с жаром возразила она. - На средства редакции! Хватит только на какую-нибудь развалюху, но ведь летать она будет?
   - И у вас нет экипажа.
   - Наберём, - легкомысленно махнула рукой девушка.
   - Свеженабранному экипажу никто не доверит серьёзный груз, - покачал головой Илнац.
   - Слушай, это будут наши проблемы! - прервала его Жанна. - Ты только сведи нас с теми плохишами. А уж дальше мы как-то сами.
   - Это верная смерть. Ляпните что-то не то в разговоре, и вас укокошат. Просто для профилактики, на всякий случай.
   - Мне не впервой, - возразила журналистка. - Помнишь скандал с артефактами на Тимбаркоту?
   - Ну да, слышал...
   - Это я раскопала!
   - А я-то думал, где раньше тебя видел, - пробормотал Илнац. - Ладно, если ты так хочешь, можешь попробовать залезть в это змеиное логово. Если тебе открутят голову, я долго плакать не стану.
   - Замечательно! Ну и как с ними связаться?
   - Нужно лететь на Армику. Это та планета во Фронтире, где я сидел. Там есть связной, его зовут Дорт. Он держит магазинчик, где торгует редкими животными и всякой всячиной для них. Выглядит, как безобидный старикашка, слегка чокнутый на своих зверушках, к тому же. Но внешность обманчива. Это очень опасный тип. Нужно попросить его, чтобы он устроил встречу с Залями.
   - Залями?
   - Да, Залями. Это имя. А может, название организации. Скажи ему, что ты от Резана. От меня, то есть. Он меня знает. В смысле, он не знает, где я по-настоящему работаю, но мне удавалось поддерживать с ним достаточно неплохие отношения. Дальше разбирайся сама. Мне больше ничего разузнать не удалось.
   - А тот твой знакомый? Который работал с работорговцами раньше? Он может ещё что-нибудь рассказать?
   - Возможно, - пожал плечами Илнац. - Если вы его найдёте. Он тут скрывается где-то в последнее время. У него проблемы с кредиторами. А ещё за ним охотится Синдикат.
   - Синдикат? - переспросила Жанна.
   - Синдикат работорговцев. Преступная организация. Имеет большую власть там, во Фронтире. Смотрите, не перейдите им дорогу.
  
   "Вот видишь, как легко", - пришло Павлу по прямому каналу на нейросеть сообщение от Жанны, когда они уже собирались на выход. - "Правда, я умничка?"
   - Илнац, а у тебя тут выход на спутник есть? Что-то до инфосети никак достучаться не могу, - произнесла журналистка вслух тем временем.
   - Выход есть. Но сейчас чего-то барахлит. А чего ты хотела в такой глуши? У них тут аппаратура стоит, небось, ещё времён войны с архами. Если даже не древнее. Постоянно ретранслятор на спутнике отрубается. А на новый денег нет. И никто не почешется, - район-то малонаселённый.
   Девушка открыла входную дверь. И в этот момент произошло сразу несколько событий.
   Павел внезапно прыгнул на свою спутницу и сшиб её на пол. За дверью полыхнул разряд бластера. Ещё одна рукотворная молния сорвалась с руки Илнаца, направляясь наружу. А у самого агента, шедшего до того прямо за журналисткой, в груди разорвался сгусток высокотемпературной плазмы. Павел, не вставая с пола, дважды выстрелил в дверной проём. Откатился в сторону, громко крича по-русски: "Жанна, лежи! Не вставай! Не двигайся!" Девушка, надо отдать ей должное, послушно осталась лежать там, куда её уронил парень, - вне сектора обстрела для людей, засевших напротив двери.
   Уже лучше. У Павла до сих пор стояла перед глазами картинка: прилетевший с улицы заряд разрывает девушке грудь, а Илнац падает на пол, укрываясь за её трупом и ещё в полёте начиная отстреливаться.
  
   - Павел! - послышался с улицы знакомый голос. - Павел, я знаю, что ты здесь, с какой-то девчонкой с телевидения. Это я, Улвар. Мы ничего не имеем против тебя, нам нужен Илнац. Ты со своей подружкой можешь уходить. Ни к чему лишние смерти.
   - Вы опоздали! - крикнул Павел. - Илнац мёртв.
   - Я знаю, дружище! Они с беднягой Томом подстрелили друг друга ещё в первый же момент. А ведь я предупреждал этого обалдуя, что он имеет дело со штатным агентом. Не поверил. Теперь у Маренциу на одного человека меньше.
   - Зачем вам тогда Илнац? Он вам уже ничего не расскажет!
   - Он сам - нет. А вот в его нейросети остались нужные нам сведения.
   Вместо ответа Павел тщательно прицелился и одним выстрелом разнёс мёртвому агенту СИБ голову, испепелив управляющий чип вместе со всей содержащейся в нём информацией.
   - Зря ты так, Павел, - укоризненно сказал ему Улвар. - Теперь нам придётся добывать нейросеть у тебя из головы. Или у девчонки.
   Но юноши уже не было на месте. Он стремительно прополз по комнате, тщательно что-то высматривая. Наконец обнаружил то, что искал: центральный модуль управляющего жилищем компьютера. Модуль отправился вслед за головой хозяина дома.
   - Павел, хватит там ползать туда-сюда. Я тебя всё равно вижу, даже сквозь стены. Очки с микрорадаром, слыхал о такой штуке? Не перестанешь суетиться, отстрелю тебе что-нибудь не жизненно важное. Ногу, например. Давай расстанемся, как друзья. Вы с девчонкой даёте нам коды служебного доступа, мы скачиваем содержимое ваших нейросетей, и можете валить, куда вздумается!
   Юноша привстал и выпустил целую серию зарядов прямо в стену. На улице вскрикнули от неожиданности. В ответ стену напротив парня буквально изрешетили. Но его уже не было на том месте, откуда он стрелял.
   - Павел! - расхохотался Улвар. - Ты, наверное, с испугу позабыл. Эта твоя пукалка не работает сквозь стены.
   Сыщика поддержал дружный смех нескольких мужчин.
   - Сколько тебе заплатил Маренциу, Улвар? - крикнул Павел. - Может, договоримся?
   - Извини, не меняю заказчиков до конца выполнения контракта.
   - Хватит с ним болтать, Улвар, - раздался снаружи ещё один голос. - Пристрели сосунка, потом берём девчонку и сваливаем.
   Павел подполз поближе к продырявленной стене и бросил в одно из отверстий горсть каких-то маленьких предметов. С улицы донеслось сердитое жужжание и целый всплеск болезненных криков и проклятий.
   - Небеса, это что ещё за дрянь?! - заорал чей-то испуганный голос. Улвар приглушённо выругался.
   В этот момент раздался мощный взрыв. Тотчас же Павел метнулся к открытой двери. Едва оказавшись снаружи, он начал стрелять короткими очередями, казалось бы, беспорядочно во все стороны. Однако на самом деле, каждая выпущенная им серия зарядов имела свою цель.
  
   Парень не умел видеть сквозь стены, зато включённая видеокамера регистратора на взятом им с Жанной напрокат флаере исправно транслировала на нейросеть юноши открывающуюся ей картинку на поляну перед домом. Жаль, правда, сам флаер пришлось взорвать, перегрузив ему цепь питания основного двигателя, чтобы отвлечь внимание бандитов. Ну и малая толика миниатюрных роботов-камикадзе, запрограммированных на автоматический поиск и поражение скрывающихся за укрытием людей, тоже сильно помогла.
   Первоначально Павел предполагал, что эти взрывоопасные малютки понадобятся ему, если переговоры с Илнацем примут агрессивный характер. Неплохо иметь козырь в рукаве, юноша всегда так считал.
   - Выходи, Жанна. Больше никого, - раздался с улицы его голос.
   - Сейчас! Подожди! - с дрожью проговорила журналистка.
   Она с трудом сдерживала порывы к рвоте, глядя на обезглавленное тело Илнаца. Наконец, ей удалось справиться с тошнотой и выйти наружу, - или скорее выползти, держась руками за стены. Девушка оглянулась вокруг. Лучше б она это не делала.
   - Что ты там делаешь? - прохрипела она, разгибаясь после судорожного извержения.
   - Хочу задать ему ещё пару вопросов, - ответил Павел, склонившийся над тяжело раненым Улваром. - Принеси, пожалуйста, аптечку из флаера.
   - Он взорвался, - сообщила в ответ Жанна, бросив взгляд на искорёженные остатки летательного аппарата.
   - Я имел в виду, из вон того, - парень кивнул в сторону большого пассажирского флаера, на котором, очевидно, прилетели сюда налётчики.
   - А-аа... Там точно никого не осталось... Из этих? - неуверенно переспросила она.
   - Нет, не бойся. Больше никого нет, - успокоил её юноша, обыскивая взглядом окрестности в поисках подручных средств для помощи корчащемуся в судорогах Улвару. - Поторопись, он недолго протянет.
  
   Пока Жанна искала аптечку первой помощи, Павел успел перетянуть Улвару остатки его размозжённой взрывом руки полоской ткани, оторванной от куртки пациента. Оставалась ещё рваная рана в боку, но с ней вряд ли что-то можно было поделать. Парень затолкал в зияющее отверстие скомканную рубашку и обвязал поверху курткой. Рубашка наверняка нестерильна, но заражение крови - это последнее, что сейчас угрожало умирающему сыщику. Когда девушка принесла, наконец, медикаменты, Павел вкатил Улвару лошадиную дозу болеутоляющего и противошокового, истратив сразу весь запас этих лекарств в аптечке. Спустя полминуты раненый расслабился, в его глазах появилось осмысленное выражение.
   - Что хотел от Илнаца Маренциу? - спросил парень, связавшись с его нейросетью через свою напрямую. - Отвечай мне на нейросеть, не пытайся говорить вслух.
   - Хотел выйти на поставщиков Ремци, - послышался в его голове голос сыщика. - Как и раньше.
   - Что насчёт нас?
   - Про вас ничего не было сказано. Маренциу не знал, что вы уже нашли Илнаца.
   - Маренциу знает, как умер Ремци?
   - Нет. Он вообще не знает, что Ремци умер. Надеялся выйти на него через Илнаца.
   - Как Маренциу вышел на тебя?
   - Я задержался на Хальголаа дольше, чем было нужно.
   - Сколько он тебе заплатил за эту работу?
   - Обещал двадцать тысяч. Половину суммы авансом. Проклятье, спутник до сих пор не работает. Не могу связаться с инфосетью.
   - Зачем тебе спутник? С ним всё в порядке. Это я установил блокиратор.
   - К Проклятым спутник! Лови файл, - Улвар переслал к нему на нейросеть файл.
   - Что это? - спросил парень.
   - Завещание. И ещё номер моего личного счёта и пароль доступа к нему, - ответил сыщик. - Пара тысяч там ещё осталась. Это за то, что ты помогаешь мне. И ещё я должен тебе за то, что из-за меня тебя чуть не убили. А теперь оставь меня, пожалуйста. Дай умереть спокойно.
  
  Глава 20
   Единственное, что смущало Павла в тюремной камере - это её размеры. Примерно два метра на два с половиной. Хорошо, что имелась возможность поднять койку и закрепить её у стены, можно хоть походить из угла в угол. Или сделать зарядку. Ещё на Земле Павел прочитал в одной умной книжке, что единственный способ не свихнуться при длительном одиночном заключении - это регулярно делать зарядку, мыться, бриться и вообще, следить за собой. Как только перестанешь выполнять эти ежедневные монотонные действия, - всё, ты опустился.
   К счастью, длительное заключение Павлу не грозило. В течение двух недель ему должны были или предъявить обвинение, утверждённое судом, или выпустить на свободу. Но всё равно каждое утро парень начинал с привычного комплекса упражнений. Оставшееся же свободное время он посвящал повышению своей квалификации. Имеющийся в камере визор юноша даже ни разу не включил, чем немало удивил охранников. По мере изучения "Навигации" выяснилась одна вещь. Не сказать, чтобы совсем неожиданная, но юноша надеялся столкнуться с данной проблемой несколько позже.
   Как оказалось, чтобы осилить представленные в базе теоретические знания по принципам работы каналов свёрнутого пространства, требуется сначала усвоить кое-какие знания по математике и физике, несколько превосходящие тот уровень, который парню предоставили ещё в Лётной академии. Пришлось прикупить дополнительно несколько учебных баз второго уровня, где чуть подробнее давались знания по космогонии, теоретической физике многомерного пространства и прочему матану. Иначе бы со всей этой заумью в жисть было не разобраться. Слава Богу, отучился в своё время на Земле в техническом вузе, и мозги имел соответствующим образом заточенные.
   Особых дополнительных расходов это не повлекло. В отличие от "практических" баз, таких, как "Двигательные установки судов малого и среднего тоннажа", охватывающих чуть ли не весь спектр выпускаемый имперской промышленностью образцов, общие теоретические знания стоили достаточно дёшево. К примеру, дисциплина "Единая теория поля" второго уровня обошлась юноше всего в полторы сотни кредитов. К слову, даже выпускникам технических высших учебных заведений, таких, как Уронарский Технический Университет, эта самая единая теория поля давалась лишь в объёме третьего уровня.
   Зато потом рост собственной квалификации Павел начал ощущать в буквальном смысле селезёнкой. Усваивая учебную базу, юноша постоянно сталкивался с тем, что многие самостоятельно замеченные им ранее эмпирические закономерности и наблюдения, касающиеся работы прыжкового привода, - подтверждаются на страницах учебника! И не просто подтверждаются, но и получают подробное обоснование с теоретической точки зрения.
   Пожалуй, теперь он мог не просто полагаться на искин в расчётах параметров прыжка, но и производить их самостоятельно, с нуля написав соответствующую программу, причём эта программа будет учитывать все те же тонкости, что и стандартная. Только что всё равно потребуется достаточно мощный вычислитель. Но, скажем, простенький внутрисистемный прыжок можно рассчитать, даже пользуясь ресурсами управляющего чипа нейросети. Пару раз он так и сделал, скачав из сети практические задачки, предназначенные для самостоятельной подготовки к экзаменам.
  
   В принципе, Павел вообще не слишком хорошо понимал, что такого страшного в одиночном заключении, и почему его все так боятся. Для него отсутствие компании других заключённых являлось только плюсом. Вообще, оставаться одному для парня всю его сознательную жизнь было лучшей альтернативой, чем находиться среди множества других людей. Он бы с удовольствием провел все эти две недели, не покидая стен своей камеры. К сожалению, не давали.
   Ни одного дня с момента задержания не проходило, чтобы Павла не вызвали хотя бы раз в кабинет следователя. И началось всё это ещё возле дома Илнаца, куда слетелась куча полицейских флаеров спустя всего несколько минут после окончания схватки. Как потом ему объяснили, - взорванный флаер перед самой своей гибелью успел послать на спутник сигнал через аварийный передатчик. Установленный парнем блокиратор, подавляющий активность расположенных поблизости спутниковых ретрансляторов, не смог заглушить эту передачу.
   В итоге пришлось срочно этот самый блокиратор ликвидировать, так как использование подобного оборудования противоречило законодательству. Ещё пару оставшихся у него вещичек незаконного свойства юноша успел быстренько запихать в карманы Улваровой куртки. Электронная отмычка погибла вместе с их флаером. Но если от использования нелегального оборудования удалось откреститься, то от подозрения в убийстве штатного сотрудника Службы имперской безопасности уйти не получилось, - ведь именно из его, Павла, бластера была разнесена голова Илнаца (возможно, ещё живого на тот момент).
   К счастью, обвинения в убийстве бандитов юноше никто предъявлять не стал. Записи из нейросетей покойных, а также видеорегистратора флаера, на котором последние прилетели, однозначно показывали: парень только оборонялся. Из разрешённого и зарегистрированного оружия, так что целиком и полностью был в своём праве. Что касается агента СИБ, Павел упорно повторял одну и ту же версию: он старался уберечь ценную информацию, имеющую отношение к безопасности Империи, от попадания в руки злоумышленников. Имеющиеся у юноши познания в области юриспруденции говорили ему, что такой поступок является правом и обязанностью любого гражданина.
   К сожалению, следователи имели на этот счёт другое мнение. Уже на поляне перед изрешечённым выстрелами домиком к парню последовательно придрались сначала двое патрульных полицейских, потом двое инспекторов криминальной полиции и, в завершение, - срочно прибывший сотрудник Службы имперской безопасности. Потом люди из тех же организаций, в различных комбинациях должностей и званий, расспрашивали юношу по три-четыре часа каждого дня, разбирая происшедшее в доме Илнаца буквально посекундно. Павел продолжал стоять на своём.
   Любопытно, что записи его собственной нейросети следователи так и не просмотрели (чего парень нешуточно опасался). На это требовалось отдельное разрешение суда, которое, по всей видимости, получить не удалось. Зато заблокировали юноше возможность совершать голосовые звонки через нейросеть, а также получать и отправлять сообщения.
  
   Но однажды, когда прошло уже десять дней заключения, обычный распорядок несколько изменился.
   - Здравствуй, господин Павел, - поприветствовал парня вошедший в камеру человек в мундире инспектора криминальной полиции.
   - Здравствуй, господин Сштаарс, - вежливо ответил заключённый, ничуть не выказав своего удивления.
   - Если позволишь, я задам тебе несколько вопросов.
   - А почему здесь? - удивился парень. Обычно его допрашивали в специально оборудованном помещении, а не в самой камере.
   - Так нужно, - туманно ответил офицер.
   - Господин снова не согласовал свои действия с местной прокуратурой? - невинно поинтересовался Павел.
   - Это не должно волновать тебя... господин, - огрызнулся Сштаарс. - Вопросы, которые я намереваюсь задать, не находятся под юрисдикцией местной прокуратуры.
   - Вот как? - юноша удивлённо приподнял брови. - Господин получил всепланетное разрешение на проведение следственных действий?
   Всепланетное разрешение выдавалось сотрудникам полиции, если предполагалось, что они станут преследовать своих подозреваемых за пределами той планеты, на которой было совершено преступление. Причина появления такого рода документа заключалась в том, что каждая планета, входящая в Империю, формально являлась суверенным государством, со своим правительством, законодательством и правоохранительными органами. И бегство с планеты некогда было одним из наиболее популярных способов избежать правосудия.
   - Получил. Господин может убедиться, - Сштаарс переслал на нейросеть парня соответствующий файл.
   - Тут сказано, что господин расследует вооружённое нападение и хищение ценного груза, совершённое группой лиц на Тимбаркоту, - констатировал Павел, просмотрев присланную копию разрешения.
   - Именно так.
   - Но мы, кажется, уже обсуждали это происшествие, - удивился юноша. - И я заявил, что не имею никакого отношения к данному преступлению.
   - Это тоже верно.
   - Так что же за вопросы господин хочет задать?
   - Господин Павел, тебе известно о текущем местоположении господина Южона?
   - Боюсь, не совсем понимаю, о каком господине идёт речь...
   - Ты познакомился с ним на орбитальной станции возле Тимбаркоту, - напомнил полицейский. - И он дал тебе заказ на доставку груза с другой станции.
   - А-аа, этот господин! - воскликнул парень. - Я даже подзапамятовал, что его так зовут. Нет, о текущем местонахождении господина Южона мне ничего не известно.
   - Когда ты видел господина Южона в последний раз?
   - На станции Имперского Флота, - сказал Павел чистую правду.
   Лгать было бессмысленно, - ведь Сштаарс мог наблюдать тогда Южона собственными глазами.
   - Тебе известно, что случилось с ним дальше?
   - Насколько мне известно, его взял под стражу начальник службы внутренней безопасности на той базе. Что случилось после, я не знаю.
   - Господин Южон прибыл на эту станцию на твоём корабле?
   - Да.
   - Как он попал к тебе на борт?
   - Я подобрал его на станции.
   Павел назвал обозначение станции и регистровый номер системы, где она находится, - о документальном подтверждении его визита туда должны были позаботиться.
   - А господин Михаил? Ты подобрал его на той же станции?
   - Нет, - Павел рассказал историю о том, как встретил в одной необитаемой системе спасательную шлюпку с группой бывших наёмников. Записи в бортовом журнале, свидетельствующие в пользу этой версии, он подделывал лично.
   Сштаарс задал ему ещё несколько незначительных вопросов и удалился. С первого взгляда могло показаться, что визит его окончился ничем. Однако парень отлично понимал, - теперь, если обнаружится хоть один факт, противоречащий высказанной под протокол версии, ему конец.
  
   Буквально через полчаса после ухода Сштаарса Павла снова вызвали в кабинет следователя. Там юношу встретили уже хорошо знакомые ему начальник местного управления криминальной полиции и представитель СИБ, а также ещё один незнакомый пожилой мужчина крайне представительного вида в дорогом костюме.
   - Господин Павел, наконец-то нам удалось встретиться, - начал незнакомец. - Просто возмутительно, что никому не дают с тобой увидеться вот уже сколько времени. Даже на нейросеть тебе позвонить невозможно, заблокировали.
   - Затронуты вопросы государственной безопасности, - глядя в пространство, заметил безопасник. - Были приняты меры по нераспространению имеющей отношение к следствию информации.
   - Рассказывайте эти сказки кому другому! - резко отозвался незнакомец. И продолжил уже гораздо более спокойным голосом, обращаясь к юноше: - Прошу прощения, господин Павел, я не представился. Моё имя Ренкир, я адвокат.
   - Адвокат? - переспросил парень.
   - Да. Вот копия моей лицензии, - Ренкир переслал на его нейросеть файл. - С твоего позволения, я хотел бы представлять твои интересы в зале суда. На общественных началах. То есть, для тебя это будет совершенно бесплатно, господин Павел.
   - Бесплатно? Я извиняюсь за прямой вопрос, какой твой интерес в этом деле, господин Ренкир?
   Вместо адвоката юноше ответил начальник управления полиции:
   - Господин Ренкир хочет прорекламировать своё имя, - со смешком поведал он. - Примазаться к твоей популярности.
   - Популярности? - недоуменно переспросил парень.
   - Ах, да! - воскликнул полицейский. - Я совсем забыл, ты ж не смотришь визор. Твоя знакомая с телевидения, она тут раздула целый скандал из-за того, что тебя задержали.
   - Господин говорит о Жанне? - уточнил юноша. - Корреспондентке "Центрального ротарского канала"?
   Возле дома Илнаца их задержали вместе. И увезли в одно и то же управление, правда, на разных флаерах. С тех пор Павел её не видел, но ещё в первый день услышал обрывок разговора, из которого следовало, что, мол, его знакомую придётся отпустить, так как никаких обвинений ей предъявить не получится, а из мэрии уже звонили по поводу задержания сотрудника СМИ.
   - Да, Жанна, эта отважная девушка приложила большие усилия к тому, чтобы властям не удалось замять это возмутительное обстоятельство, - ответил вместо начальника управления Ренкир. - Я говорю о твоём, господин Павел, незаконном задержании, разумеется.
   - Я хотел бы позвонить ей, - сказал парень, глядя на полицейского. - Я имею право сделать один звонок.
   - Как, вы даже не давали ему сделать звонок?! - немедленно возмутился адвокат.
   - Он до сих пор не просил, - огрызнулся начальник управления.
   - Твоя нейросеть будет разблокирована до окончания этого звонка, господин Павел, - прервал молчание представитель СИБ. - Предупреждаю, содержание разговора записывается. Пользоваться режимом защищённой передачи данных запрещается.
  
   Короткий разговор с журналисткой внёс некоторую ясность. Оказывается, сразу после освобождения Жанна связалась с местным телеканалом и попросила их выпустить в эфир сделанный ею короткий ролик. В нём девушка рассказала о том, как жилище агента имперской безопасности, где она случайно оказалась в гостях, подверглось нападению группы неизвестных преступников, - кое было успешно отражено благодаря действиям одного отважного парня, её спутника. И о том, что этот храбрец теперь томится в местной тюрьме, подозреваемый в преступлении, которого не совершал. Ролик имел успех, его тут же начали цитировать и размещать в сети, а вечером показали на одном из центральных каналов Рамуги.
   Ренкир тоже оказался персонажем известным. Адвокат уже на третий день громогласно заявил, что если дело дойдёт до суда, он согласен защищать интересы Павла. И Жанна даже успела взять у него пару интервью, в том числе одно - в прямом эфире. Дело постепенно получало всё большую огласку на общепланетарном уровне, и представители полиции, по словам Жанны, уже испытывали колоссальное давление со стороны общественного мнения. Сам юноша, правда, этого никак не ощущал.
   - Ну так что, господин Павел, ты согласен, чтобы я представлял твои интересы? - спросил адвокат после того, как парень окончил разговор.
   - Да, - кивнул тот в ответ.
   Выпустили его вечером того же дня.
  
   Жанна ждала Павла на выходе из следственного изолятора. Вместе с такси. И сразу же отвезла в снимаемый ею номер в отеле. Здесь же обнаружился багаж юноши, забранный девушкой из той гостиницы, в которой они поселились по прилёту на планету. Пока парень принимал душ, она позвонила в ресторан внизу и заказала столик на двоих. Когда после ужина Павел проводил свою знакомую до дверей её номера, и уже по привычке собрался было отправиться к себе, то внезапно осознал, что своего номера-то у него и нет. Не озаботился парень этим как-то.
   - Заходи, - пригласила его Жанна, проходя внутрь.
   Юноша послушно зашёл. Автоматически отметил один факт, на который не обратил ранее внимания: в номере журналистки стояла двуспальная кровать. Это, интересно, следует понимать, как намёк? Или просто случайно так получилось?
   Они вдвоём прошли на середину комнаты, после чего почти одновременно остановились. Шедшая впереди Жанна - чуть раньше, налетевший на неё от неожиданности парень, - чуть позже. Чтобы не уронить девушку, пришлось обхватить её за плечи. И как-то так получилось, что она извернулась при этом в его объятиях и застыла, упершись в его грудь согнутыми руками. "Всё интересней и интересней", - подумал Павел про себя. Ситуация получалась достаточно двусмысленной. Вроде прямо ничего не сказано, но намёки вполне прозрачные.
   - Спасибо, что заступилась за меня, - сказал он, чтобы прервать неловкое молчание.
   - Спасибо, что спас мне жизнь, - ответила девушка, пряча своё лицо у него на груди. - Тогда, когда оттолкнул.
   - Не за что, - отозвался парень будничным голосом.
   - Я так испугалась, когда все начали стрелять! - продолжила она. - Откуда ты узнал, что они там за дверью?
   - Подключился к видеокамере на нашем флаере, - спокойно ответил юноша.
   Это было почти правдой, - на самом деле Павел подключился к камере уже после начала стрельбы.
   - А я не догадалась так сделать, - призналась журналистка. - Если бы не ты...
   И снова замолчали. Павел элементарно не знал, как поступать дальше. Казалось бы, продолжение очевидно: вот девушка, хватай и целуй.
  
   Но следовать этим путём парень не хотел. Именно из-за его очевидности. Ведь ёжику понятно, что текущая ситуация была ею заранее подстроена от начала и до конца. И он совершенно точно знал, что этой девушке нельзя доверять. Даже если не брать в расчёт то злосчастное интервью, Жанна только на его глазах дважды кидала людей. Сначала она ушла от него к Сергею, в самом начале, а потом перебежала обратно от Сергея к нему. Однажды предавшему кто поверит, говорят обычно, а кто может довериться предавшему уже дважды? А ещё юноша своими глазами видел, как ловко журналистка умеет "разводить" людей на информацию. А не подлежащих разглашению сведений у парня имелось в избытке.
   И лишь по одной причине Павел до сих пор не развернулся и не вышел из номера. Духу не хватало. Вкрадчивый голос твердил из глубин сознания: "Ну что с тобой? Всего одна ночь, переспали и разбежались! Какой от этого может быть вред?" - "Где одна ночь, там и несколько. Привяжет к себе", - ответил этому голосу. - "Ну привяжет и привяжет, тебе жалко что ли?" - "Сначала привяжет, потом бросит. В самый неподходящий момент", - "Боишься, да?" - "Боюсь". Тут в диалог вступил ещё один голос, рассудительный: "А ведь она заступилась за тебя. Не обязана была, но заступилась", - "Просто я ей нужен, вот и приложила усилия, чтобы вытащить меня из тюряги". Первый голос мерзко захихикал: "Ты? Нафиг ты ей сдался?" - "Я, может, и не сдался. А вот мой корабль ей нужен, чтобы попасть во Фронтир и продолжить поиски Земли". Второй голос тут же спросил: "А ты не собираешься ей в этом помогать?" - "Ещё не решил".
  
   В этот момент Жанна невольно прервала начинающееся раздвоение (растроение?) личности у юноши.
   - Паша, я давно у тебя хочу спросить, но всё не решаюсь, - начала она тихим неуверенным голосом.
   - О чём?
   - Ты любишь Машу?
   - Машу? - удивился Павел. - Нет. Она же с Михаилом.
   И тут же сообразил, что это, наверное, не самый убедительный аргумент.
   - Просто вы с ней так целуетесь, - заметила журналистка.
   - Это она меня целует, - поправил её юноша. - И Михаил мне за это точно однажды голову оторвёт.
   - Но ты же не сопротивляешься! - обвиняющим тоном заявила девушка.
   - Конечно, не сопротивляюсь, - беззаботно согласился парень. - Маша - красивая девушка. Мне приятно, когда она меня целует.
   После такого ответа Жанна быстро подняла голову и посмотрела ему в глаза.
   - А я красивая? - задала она прямой вопрос.
   - Очень, - уверил её юноша.
   - Можно тогда я тебя тоже поцелую?
   Разумеется, Павел ответил согласием. Как оказалось, целовать Жанну было ничуть не менее приятно, чем Машу. Обнимать и прижимать к себе - тоже. Окончив это занятие, журналистка снова спрятала своё лицо у него на груди.
   - Значит, у вас с Машей ничего нет? - снова спросила она.
   - Ничего, - решительно заявил парень.
   - Но вы же жили вместе?
   - Это было раньше. Я тогда думал, что Михаил умер. А у Маши ребёнок.
   - И что?
   - Ну... - замялся юноша. - Не прогонять же её на улицу?
   - На улице она бы не пропала! - фыркнула девушка. - Рассказать тебе, чем она на Земле занималась?
   - Не надо, - тихо попросил он. - Что было на Земле, то осталось на Земле. Не будем вспоминать об этом.
   - А ты веришь, что мы найдём её? - быстро спросила Жанна немного напряжённым голосом, снова взглянув ему в глаза. - Землю?
   - Не знаю, - просто ответил Павел.
   - А я думаю, найдём! - убеждённо заявила девушка.
   Отвечать на это парень не стал, поэтому они снова погрузились в молчание.
   - Паш, - немного погодя начала девушка. - Помнишь, ты мне говорил: если что-то нужно, просто попроси?
   - Помню, - кивнул юноша. Перед тем, как продолжить, Жанна в очередной раз посмотрела в его глаза:
   - Останься со мной сегодня на ночь?
  
   Когда Павел проснулся, Жанны в постели уже не было, хотя бельё всё ещё хранило запах её духов. Впрочем, искать девушку не пришлось, - судя по шуму льющейся воды, она принимала душ. Обнаружив это, парень расслабленно откинулся на подушку и уставился в потолок.
   Вчера журналистка всё-таки сумела удивить его напоследок. Когда большая часть одежды была сброшена с их тел, и почти уже дошло до самого главного, девушка прошептала ему на ухо:
   - Я надеюсь, ты будешь очень осторожен. Я ещё ни разу не делала... это.
   - Как? - сдавленно каркнул ошарашенный парень. - А... с Сергеем?
   - Нет! - резко ответила она. - Ни разу!
   К счастью, всё оказалось не настолько страшно, как в прошлый раз. Меньше боли, меньше крови. Да и Жанна была явно заинтересована в происходящем, в отличие от Киизы. Спустя пару минут она даже начала получать удовольствие от процесса. К тому же юноша действительно старался всё делать осторожно и нежно. И результат ему понравился гораздо больше.
   От воспоминаний парня отвлёк звук открывающейся входной двери. Это юношу несколько удивило. Они разве не заперлись вчера вечером? Покопавшись в памяти, он понял: нет, не заперлись. Интересно, кого это там принесло? Павел взглянул в сторону входа.
  
   В дверном проёме стоял Сергей. И в руке он держал игольный пистолет.
   - Ты! - выплюнул он одно слово. Прозвучало это, словно ругательство.
   - Я, - согласился парень.
   Одеяло отлетело в сторону, а сам Павел одним движением соскочил с кровати, мягко приземлившись на полусогнутые в коленях ноги. Игольный пистолет - это серьёзно. Не так разрушительно, как бластер, но не менее убийственно в некоторых случаях. Он выстреливает быстрорастворимые полимерные иглы, мгновенно рассасывающиеся в крови. Есть парализующие или усыпляющие иглы, есть смертельно ядовитые.
   - Стоять! - скомандовал Сергей, направив в его сторону оружие. И тут же поморщился: - Хотя нет, оденься. Нечего тут мудями трясти.
   - Зачем одеваться? - вкрадчиво спросил Павел, делая скользящий шаг вперёд и чуть в сторону.
   Ствол пистолета неотрывно следовал за ним. Парень нашёл взглядом свой бластер. Тот валялся возле самого входа, куда он кинул его вчера, когда только пришёл сюда после освобождения. Да ещё и не распакованный лежал, к тому же. Как в следственном изоляторе выдали. Возможно, что и разряженный.
   - Тебя что-то смущает? - продолжил юноша, делая ещё шаг. Скользнул теперь в другую сторону, но так же продвинулся вперёд, приближаясь.
   - Не видел раньше голых мужиков? - на каждую свою фразу Павел совершал шаг. - А может ты гомик?
   От последнего предположения Сергей аж пятнами пошёл.
   - Я тебя предупреждал! - прорычал он. - Прикоснёшься к ней хоть пальцем - убью!
   - Уже прикоснулся, - издевательски сообщил Павел. - Всеми пальцами. Даже этим.
   Он взмахнул перед собой рукой чуть ниже пояса, отвлекая внимание противника. Ещё пара шагов - и можно прыгнуть. Выбить пистолет.
   - Знаешь, мне понравилось, - проникновенно поведал Павел, приближаясь ещё на шаг. - Ей тоже.
   Его мускулы напряглись перед прыжком. Лицо не предвещало ничего хорошего. Сергей попятился было назад, но упёрся спиной в закрывшуюся дверь.
  
   - Паша! - воскликнула вышедшая из ванной Жанна. - Сергей!
   Последний вздрогнул и направил оружие уже на девушку. Павел мгновенно сместился вбок, закрывая её собой.
   - Эй, неудачник! - ощерился он в лицо Сергею. - У тебя проблемы со мной, - ну так решай их со мной!
   - Паша, не надо! - крикнула Жанна.
   Видя, что парень не отреагировал, она быстро подбежала к ним и буквально оттащила Павла назад, обхватив за плечи.
   - Сергей, тебе здесь не место! - строго сказала она, выглядывая из-за плеча юноши. - Уходи!
   - У нас договор! - крикнул Сергей в бешенстве. Его пальцы на рукояти пистолета побелели.
   - Его срок ещё не наступил, - холодно ответила девушка.
   - Какой договор? - поинтересовался Павел, выпрямляясь и расслабляя мышцы.
   Ситуация явно оказалась сложней, чем ему представлялось сначала.
  
   - Брачный контракт, - после некоторого колебания призналась Жанна, прижавшись к его спине и положив руки ему на плечи. - На десять лет. С отсрочкой исполнения. Мы с Сергеем заключили его вскоре после Мишиной свадьбы. Тогда мне это показалось хорошей идеей.
   - С отсрочкой исполнения?
   - Я думала, нам стоит сначала проверить свои чувства, - объяснила она. - Поэтому включила отсрочку исполнения. Контракт начинает действовать не сразу. Но если его не разорвать, то спустя год после заключения мы считаемся мужем и женой.
   - И этот год уже почти прошёл! - выкрикнул Сергей.
   - А если его разорвать? - спросил Павел.
   - Понимаешь, Паша, - смущённо ответила девушка. - В одностороннем порядке от контракта можно отказаться, но нельзя его полностью прекратить. По условиям, мы должны всё имущество и все свои доходы отдавать в общесемейный фонд. А распоряжается им только тот, кто всё ещё придерживается контракта. Я тогда не обратила внимания на этот пункт. Он был в стандартном бланке договора. Если я сейчас откажусь от выполнения контракта, то всё моё имущество отходит Сергею, и доходы за ближайшие десять лет тоже. Кроме какого-то там минимума, только чтобы прожить.
   - Это было в стандартном бланке? - не поверил юноша.
   Не может быть, что б такую подлянку подсовывали всем молодожёнам. Ситуации же разные бывают, люди могут через год и разойтись.
   - Это было в стандартном бланке, который не предусматривал отсрочки, - поправилась Жанна. - Я внесла это требование в последний момент. И забыла указать, что все положения договора действительны только с момента начала действия контракта. В результате, этот пункт вступил в силу сразу, хотя время действия самого контракта ещё не началось.
   - Эй, а просто развестись? - воскликнул Павел. - То, что ты описываешь - просто рабство какое-то.
   - Я подам на развод, - кивнула девушка. - На следующий же день после заключения брака.
   Павел не увидел её кивка, но почувствовал его спиной. Сам он не отрываясь, следил за Сергеем. Тот, впрочем, пока не проявлял признаком агрессии, внимательно прислушиваясь к их разговору.
   - Но бракоразводный процесс может длиться месяцы, а то и годы, если нет достаточных оснований для расторжения брака, - вздохнув, продолжила она. - И всё это время будет действовать контракт.
   - И что, ничего нельзя сделать?
   - Можно прекратить действие договора, если согласны обе стороны, - ответила журналистка. - Или уличить Сергея в нарушении условий контракта, тогда будет считаться, что он прервал его со своей стороны.
   - Не дождёшься! - процедил последний.
   - В любом случае, тебе, Сергей, здесь делать нечего, - спокойно ответил ему парень. - Убирайся. И не возвращайся раньше, чем истечёт этот твой год.
   Как ни странно, тот послушался. И действительно убрался. Хотя и пробормотал себе под нос много нехороших слов, уходя.
  
   Павел повернулся к Жанне и обнял её. Девушка стояла с чрезвычайно виноватым видом, вся поникнув. А юноша, наоборот, чувствовал себя так, как будто у него гора свалилась с плеч. Поразмыслив, он понял, в чём дело. До сих пор, главная вещь, которой он боялся, - это то, что журналистка привяжет его к себе. Приблизится, войдёт в доверие, а потом бросит, больно ранив. А теперь стало ясно, что такой вариант развития событий ему не грозит.
   Жанна не сможет привязать его, - она сама была повязана, причём крепче, чем самой прочной стальной цепью. В то, что описанная девушкой правовая коллизия может произойти, он поверил почти сразу. Достаточно было скачать из инфосети стандартный бланк брачного контракта, а потом попробовать вставить в него пункт об отсрочке начала выполнения (это оказалось отнюдь не то же самое, что момент вступления в силу договора), больше ничего не прибавив. Эффект должен был получиться ровно такой, как описала Жанна. Для уверенности парень всё-таки попросил девушку показать её образец договора. Да, так и есть. Вот что значит вносить изменения в текст контракта, не проконсультировавшись с юристом.
   - Плюнь на это, - посоветовал он Жанне (в основном, ради очистки собственной совести). - Потерпишь некоторое время без новых платьев, пока идёт процесс о разводе. Квартиру могу свою дать пожить, я в ней всё равно раз в два месяца бываю.
   - Не могу, - глухо ответила она. На глаза у девушки наворачивались слёзы.
   - Ну-ну, не плачь, - прошептал Павел, гладя её по голове.
   Жанна в ответ разревелась, бросившись ему на шею.
  
  Глава 21
   - В этот раз мы работаем на правительство. Точнее говоря, на Флот, - сообщила ему Милу. - Поэтому можешь пока не беспокоиться насчёт господина Сштаарса.
   - Это радует, - признал Павел. - А что потребовалось флотским от скромных контрабандистов?
   - Наш корабль, разумеется.
   - У них же своих кораблей дофига! - удивился парень.
   - Им нужен такой, о маршруте следования которого им не пришлось бы отчитываться перед всеми, кому не лень написать официальный запрос в Комиссию по надлежащему расходованию бюджетных средств.
   - Милу, решать тебе, но что-то мне подсказывает, что нас пытаются использовать "втёмную", - Павел в сомнении покачал головой.
   - Я допускаю такой вариант, - кивнула она. - Но мне сделали предложение, от которого я не могу отказаться. Эти люди заказывали мне перевозку артефактов. И они же обещают прикрыть нас с тобой от инспектора Сштаарса. И от тех, кто за ним стоит.
   - Всё равно мне это не нравится, - нахмурился юноша. - И какой будет моя оплата?
   - Мне платят три сотни. Я дам тебе одну. И прошу тебя, не надо торговаться. Это справедливая доля.
   - Хорошо, моя королева, - ответил он с шутливым поклоном.
   - А теперь, Павел, скажи мне, что у тебя за дела с этой журналисткой? Жанной? И зачем вы летали на Рамугу?
   - Жанна, прежде всего, моя соотечественница, - недоуменно начал юноша. Причём здесь вообще Жанна, спрашивается? - Мы с одной планеты. Более того, жили в одном городе. И она моя давняя знакомая. А потом уже журналистка. Мы вдвоём пытаемся выяснить всё, что возможно, о нашей родной планете. На Рамугу мы летали с этой же целью.
   И Павел поведал начальнице о том, как узнал имя Ремци, и о проведённом им в связи с этим расследовании.
   - Эта... Женщина... Она оскорбила меня своими домыслами, - с большим трудом сохраняя нейтральность в голосе, проговорила Милу, выслушав его рассказ. - Она извинится передо мной, или ты должен будешь оставить её. Или же ты оставишь меня.
   Начальница повернулась и вышла из кают-компании, давая понять, что считает разговор оконченным. Павел посмотрел ей вслед, с трудом удерживаясь от того, чтобы позволить своей нижней челюсти отвиснуть в немом изумлении. "А Милу, оказывается, собственница", - подумал он про себя. Не замечал раньше за ней такого. Вот ещё одна забота на его голову. Сложновато будет убедить Жанну извиниться перед его работодательницей. Ладно, это в любом случае пока неактуально. Будем решать проблемы по мере их возникновения, решил парень.
  
   Сообщение от нанимательницы с требованием незамедлительно явиться на борт "Милу" застало Павла, когда они с Жанной уже летели обратно на Марну. Павел даже на поверхность планеты опускаться не стал, только посадил девушку на орбитальный лифт, поцеловав на прощание, и сразу проследовал к трапу уже ставшего родным корабля. На борту его ожидал сюрприз. Даже два. Первый из них заключался в том, что в этот полёт их снова сопровождал Герджи со Стуром и командой бойцов, - на этот раз их набралось десяток, считая командиров. Второй сюрприз был в том, что одним из этих бойцов оказался Михаил. Кроме того, там обнаружилось ещё трое мужиков из той группы, что парень когда-то вывез с Тимбаркоту.
   Немедленно по прибытии пилота на борт, "Милу" стартовала с "Урены". Сначала они тихо-мирно следовали вратами до одной Богом забытой планеты с грузом промышленного оборудования. Планета эта, в некоторой степени, являлась аналогом Рамуги. Такой же затхлый транспортный тупик с одними воротами. Единственное, что колонизирован этот мир был относительно недавно (перед самой войной с архами, полусотни лет не прошло) и располагался значительно ближе к границе. Сгрузив доставленное оборудование, "Милу" рванулась прочь из пространства Империи.
   Но по Фронтиру их судно проскиталось недолго. Совершив несколько прыжков вдоль границы, они тихой сапой просочились обратно. Здесь, в безымянной системе со скучным красным карликом в роли центрального светила, располагалась пограничная база Имперского Флота. На саму базу залетать не стали. На дальних подступах их встретил сторожевой фрегат и военный транспортник. С борта транспортника на "Милу" загрузили полный трюм секретного военного оборудования, а с фрегата вдобавок пересело ещё трое человек. Все они ходили в гражданском, но военную выправку никакой одеждой скрыть было невозможно.
   Один из этих людей, носивший, судя по случайным оговоркам, звание капитана, сразу занял третью пассажирскую каюту (Герджи в этот раз летел вместе с подчинёнными в пассажирском кубрике), а двое остальных присоединились к наёмникам. Когда их корабль отошёл уже достаточно далеко от границы, таинственный капитан собрал в кают-компании пилота, судовладельца и Герджи, как командира боевой группы, и раскрыл, наконец, цель их миссии.
  
   - Прежде всего, позвольте представиться, - начал он неожиданно мягким и негромким голосом. - Капитан первого ранга Римцис. Разведывательное Управление Штаба Тринадцатого флота, департамент средств инженерной разведки. Ты, как я понимаю, Герджи, руководитель группы привлечённых гражданских специалистов?
   - Именно так, господин капитан первого ранга, - подтвердил тот.
   - Зовите меня просто капитан, - попросил Римцис. - Нашего пилота я знаю, правда только заочно. С владелицей этого корабля мы также знакомы. Теперь к делу. Как всем хорошо известно, после войны с архами было заключено перемирие, ограничившее экспансию Содружества в данном направлении. Учитывая состояние нашей экономики и уровень потерь в тот момент, подобное перемирие было вполне разумным решением. Однако с тех пор многое поменялось. Мы полностью восстановили численность флота и армии, проведя при этом полное перевооружение на новые образцы. Разработали новые тактические приёмы, основываясь на опыте боевых действий, и внедрили эти приёмы в программы обучения, вырастив новое поколение командиров. И накопили дополнительные ресурсы вооружений, боеприпасов и стратегического сырья.
   - Короче, там наверху решили, что пора бы уже и повоевать, - перебил его Герджи.
   - Именно так, - капитан ничуть не обиделся на это грубое вмешательство. - Разумеется, мы не собираемся бросаться в бой, сломя голову. Именно поэтому разведка Флота последние годы непрерывно проводит специальные операции в глубине нейтральной полосы с целью вскрыть места сосредоточения флота архов и объекты его инфраструктуры вблизи границы. Наша миссия будет похожа на эти операции, за одним исключением. Мы собираемся разместить разведывательное оборудование в системе, которая находиться дальше, чем десять стандартных переходов от условной разделительной линии.
   - То есть, на территории архов?! - приглушённо прохрипел изумлённый наёмник.
   - Именно, - Римцис оглядел присутствующих.
  
   Павел сохранял полное спокойствие. Архи, так архи. Если не попадёшься им, они тебе ничего и не сделают. Милу также выглядела вполне безмятежной. Очевидно, она была оповещена заранее. Ну, с Герджи всё понятно.
   - Что за система? - спросил юноша.
   - Вот координаты, - Римцис переслал короткий зашифрованный файл на нейросеть пилоту.
   - Это не на территории архов, - констатировал парень, просмотрев присланное, - а несколько ближе.
   - Верно, - кивнул разведчик. - В этой системе существует периодически действующая пространственная червоточина. Прыгнув через неё, мы сможем миновать приграничные оборонительные порядки архов и проникнуть в глубину контролируемого эти тварями пространства.
   - Пытаться пройти через червоточину, да ещё периодически действующую... Это безумие, - проворчал Герджи.
   - Нет, если тебе известны в точности её параметры, - возразил Римцис.
   - А вам известны эти параметры? - поинтересовался Павел.
   - Станут известны после того, как мы проведём необходимые измерения и запустим в червоточину несколько зондов.
   Павел и Герджи синхронно взглянули на Милу. Павел, чтобы удостовериться, что всё, только что сказанное, не стало для неё сюрпризом, а Герджи - в молчаливой попытке призвать в свидетели овладевшего Римцисом явного безумия.
   - Павел, твоя задача довести корабль до указанной системы таким образом, чтобы нас не заметил ни один патруль архов, - невозмутимо проговорила женщина. Юноша кивнул, принимая распоряжение. - Герджи, я согласовала с твоим боссом условия этой миссии. Он согласился, что в данном случае риск приемлем. И заметь, я рискую со всеми вами вместе.
   - Вы все чокнутые, - проворчал про себя командир наёмников. - Скажи на милость, капитан, мои-то люди тебе зачем? Мы же вроде не собираемся никуда высаживаться? Так на кой тебе понадобилась пехота?
   - Будем мы высаживаться или нет, я пока сказать не могу, - ответил Римцис. - Однако ко всем кораблям, отправляющимся на специальные разведывательные миссии, придаются десантные группы. Это стандартная практика, зафиксированная в требованиях устава, и она возникла не по чьей-то прихоти. В данном случае, учитывая особый характер нашего предприятия, пришлось привлечь сторонних специалистов.
   - Неподготовленная десантная операция, обожаю... - пробурчал под нос Герджи.
   - А почему, кстати, такая тайна? - спросил Павел, не обращая на наёмника внимания. - Уж не опасаются ли там в вашем управлении, что у архов есть шпионы в высшем командовании Флота? Им будет сложновато замаскироваться...
   - Насчёт высшего командования Флота, наши контрразведчики пока не могут дать определённый ответ, - сухо обронил капитан. - Однако отдельные предатели рода человеческого, передающие данные архам, в Империи имеются, это факт. Мы уже не раз сталкивались со случаями утечки информации. Имеющей, в том числе, гриф "совершенно секретно".
  
   Свет звезды есть жизнь. Если вы находитесь достаточно близко от светила. Например, возле обитаемой планеты. Чем дальше на задворках системы, тем видимый диск звезды меньше, а поток живительной энергии от неё слабее. Возле самых дальних пределов солнце превращается просто в очень яркую звёздочку. Светящую, но практически не греющую. Окружающий мир погружается во мрак, и сознание начинают терзать странные мысли.
   В этом полёте они старались забраться подальше от больших гравитационных масс, чтобы тратить поменьше энергии на каждый переход между системами. Меньше энергии - слабее вспышка при выходе. Меньше вероятность того, что тебя заметят. К тому же расход топлива не такой большой, что тоже немаловажно. Баки-то не безразмерные, а путь дальний. Да и внутри системы старались без нужды не прыгать. Поэтому от одного межзвёздного прыжка до другого проходило не полчаса-час, как раньше, а почти сутки. А таких скачков следовало совершить больше двух десятков.
   Во время полёта Герджи неожиданно проявил недюжинный талант психолога. Если б не он, запертые на три недели в замкнутом пространстве люди давно бы уже перегрызлись. Но даже так наёмники посматривали на Римциса очень недобро. Ведь именно по вине последнего их оторвали от привычной жизни на такой долгий срок. Своя доля неприязни доставалась и обоим техническим специалистам, которые прибыли на борт "Милу" вместе с капитаном. Неизвестным оставалось, как бойцы относятся к хозяйке судна, но та всё время благоразумно отсиживалась в своей каюте, появляясь оттуда только для совместной трапезы в кают-компании.
   А вот к пилоту отношение у служивых было на удивление ровным. Возможно потому, что каждый день некоторую часть своего свободного времени Павел проводил среди десантников, рассказывая им последние новости о ходе их миссии, а также разные байки о своей жизни вольного торговца. Те в долгу не оставались, делясь подробностями своих похождений. Возможно также, определённую роль сыграла дружба с Михаилом. Среди бывших сослуживцев с Тимбаркоту тот имел непререкаемый авторитет (как бы не выше, чем официальное начальство), а четыре бойца из десяти - это сила, с которой при любом раскладе приходилось считаться.
   Оставшееся свободное время парень посвящал упражнениям и учёбе. Поскольку кубрик использовать больше не получалось, он перенастроил генератор искусственной гравитации так, чтобы при нужде создавать усиленное поле тяжести в своей собственной каюте. Места маловато, конечно, но что поделаешь. Заодно перешёл к другому комплексу, с большим количеством упражнений. Пришлось увеличить темп занятий, чтобы уложиться в то же время. Поначалу шло тяжело, но к концу второй недели втянулся.
   Этот прыжок обещал быть последним. До системы, координаты которой были указаны разведчиком, оставался всего один шаг. Потом Римцис со своими подчинёнными перестанет быть мёртвым грузом. Равно как и часть оборудования, загруженного в трюм. Но перед этим требовалось в точности рассчитать параметры работы прыжкового двигателя. Тут требуется аккуратность.
  
   Дверь в пилотскую рубку чуть слышно открылась. Даже не подключаясь к внутренним видеокамерам, Павел мог сказать, кто вошёл в помещение. Помимо пилота, только Милу имела права открывать эту дверь по своему желанию.
   - Приветствую тебя, моя королева! - шутливо воскликнул юноша. - Желаешь присутствовать при прыжке?
   - Да, мой рыцарь, желаю, - с не менее шутливой торжественностью ответила женщина. И спросила уже более деловым тоном. - Сколько времени осталось?
   - Три с половиной минуты до окончания расчётов. Плюс ещё не более двух минут на принятие решения. Иначе параметры опять "поплывут".
   - Хорошо. Я посижу здесь, - Милу уселась в кресло второго пилота, обычно пустующее.
   Присутствие не только начальницы, но и самого Павла в рубке являлось не более чем формальностью. На самом деле, расчёт от начала и до конца производил искин. Он же должен был подать управляющий сигнал на контроллер движка. Участие пилота заключалось в том, чтобы в нужный момент сказать "да". Обычно Павел делал это, как только железный мозг уведомлял его о завершении расчётов. В этот раз он сначала взглянул на Милу. Та чуть заметно кивнула ему в знак согласия. Звёзды на невыразимо краткий миг исчезли и появились снова, - почти все на тех же самых местах. Мгновенно заглушив двигатели, Павел включил режим маскировки.
   - И-иии, мы-ы всё ещё живы!!! - с шутливым восторгом выкрикнул Павел во всю мощь своих голосовых связок, победно вскинув вверх сжатые в кулаки руки.
   Милу вздрогнула, с удивлением поглядев на своего пилота. Тот ухмыльнулся и подмигнул начальнице, одновременно принимая по нейроприводу отчёт искина по приборам. Система астронавигации подтвердила: это та самая звезда. И, похоже, их до сих пор не обнаружили. Риск попасться патрулям архов был велик в любой системе данного региона, но конкретно в этой, учитывая наличие поблизости червоточины, мог находиться ещё и стационарный пост. При условии, что архи догадывались о том, куда с помощью этой аномалии можно попасть. Удивительно, кстати, а откуда наши доблестные разведчики узнали о её существовании?
   - Ну что ж, неизвестно, поставили ли паучки здесь пост, но эфир чист и активного радарного облучения также не фиксируется, - констатировал пилот. - Кораблей тоже не видать и не слыхать.
   - Это радует, - признала Милу и потом внезапно без всякой видимой связи спросила: - Скажи, Павел, ты не боишься смерти?
   - Нет, не боюсь, - просто, без рисовки ответил парень.
   Это было правдой, но не всей правдой. Он в самом деле не боялся смерти, но не по причине какой-то особой храбрости. Юноша просто не мог представить себе, что он может однажды умереть. Кроме того, немалую толику уверенности в этом вопросе парню придавал его дар предвидения. Во время схватки с людьми Маренциу на Рамуге он получал смертельные ранения трижды, и каждый раз неведомая сила возвращала его назад, чтобы получить возможность всё исправить. Неизвестно, сработает ли это, если его корабль атакует самонаводящаяся ракета, но что-то подсказывало юноше: сработает.
  
   - Ты мой защитник, - улыбнулась Милу, вставая с кресла. - И мой талисман. Когда ты рядом, я ничего не боюсь.
   По какой-то случайности получилось так, что в тот же самый миг со своего места начал вставать и Павел. А поскольку их кресла во время предыдущего краткого диалога были развёрнуты друг другу, то посередине парень со своей нанимательницей неизбежно столкнулись. Чтобы уберечь начальницу от падения, да и самому не потерять равновесие, юноша быстро схватил её, обняв за плечи. Извинившись, уже собрался было выпустить, но женщина вдруг сама обхватила его за бока, прижавшись вплотную.
   Милу была чуть выше парня ростом, даже без учёта туфель на высоком каблуке, а сейчас его подбородок и вовсе упёрся ей в ямочку ниже ключицы. Стоять так оказалось довольно неудобно, но освобождаться от её объятий Павлу не хотелось. Милу тоже как-то затихла в этой не совсем естественной позе. И только когда ладонь юноши крадучись заскользила вниз вдоль её спины, она тихим голосом попросила:
   - Давай не будем портить такой миг? - и, помолчав, с лёгкой усмешкой добавила: - Я не могу не слышать твои пошлые желания, но хотя бы рукам волю не давай! Хорошо?
   - В обмен на поцелуй, - предъявил парень ультиматум, задрав голову и посмотрев ей в глаза.
   - Договорились, - загадочно улыбаясь, ответила женщина и прильнула к его губам. Спустя бесконечно долгую минуту она отстранилась и запечатала его уста кончиком указательного пальца. - Молчи!
   И стремительно вышла из рубки.
  
   Подождав несколько минут (в радиоэфире по-прежнему не прослушивалось никаких признаков присутствия кого бы то ни было в системе), Павел вышел следом. Пройдя в кают-компанию, он обнаружил, что здесь как раз собирается совещание в расширенном составе. Помимо него и Милу, присутствовали ещё Римцис с обоими своими подчинёнными, а также Герджи и Стур. Начала, на правах хозяйки, Милу:
   - Мы только что совершили переход в систему с координатами, которые нам дал господин капитан. Павел утверждает, что нас здесь пока никто не обнаружил.
   - Это так, - кивнул пилот. - Сейчас мы дрейфуем по направлению к центральным районам системы с небольшой скоростью в режиме маскировки. Я планирую задержаться в таком положении на сутки. Потом мы сможем начать маневрирование. И ещё, я почему-то не обнаружил никаких следов наличия червоточины в окружающем пространстве. Обычно эти штуки достаточно сильно "фонят" в эфире.
   - Она находится не в самой системе, а на расстоянии примерно в одну десятую стандартного перехода, - объяснил Римцис, пересылая парню ещё один файл. - Вот координаты.
   - Понятно, - кивнул Павел. - Тогда мы можем даже не забираться внутрь системы, а прыгнуть туда прямо из этой точки. Хотя, лучше бы мне сказали об этом раньше.
   - До этого нужно установить разведывательный буй, - заметил капитан. - Чтобы следить за проходящими здесь судами. Если архи патрулируют пространство вокруг этого конца аномалии, то они должны периодически заглядывать в систему, в ту точку невозможно прыгнуть непосредственно от любой другой звезды.
   - Не то, чтоб совсем невозможно, - возразил пилот. - Я бы смог, наверное, если б постарался. Но довольно трудно, да. Очень тонкий расчёт.
   - Я не думаю, чтобы архи каждый раз так рисковали, только чтобы проверить окрестности червоточины, - покачал головой разведчик. - В любом случае, ещё один буй так близко к границе не помешает.
   - Хорошо, - заключил Павел. - Значит, ждём сутки, слушаем эфир. Потом ставим буй и прыгаем к червоточине.
   - Нужно будет подождать ещё трое суток после установки, пока буй не развернётся и не проведёт тестовый сеанс связи с центром, - напомнил Римцис. - Заодно сообщим об успешном выполнении первой стадии миссии.
   - Не вопрос, подождём трое суток, - пожал плечами парень. - Подготовку можно начать прямо в трюме.
   После чего все разошлись.
  
   Несмотря на дополнительную задержку, внезапно обнаружилось, что психологическая обстановка на борту за эти три дня существенно улучшилась. Возможно, тот факт, что их пилоту удалось провести корабль настолько близко к владениям архов и не попасться при этом, внушил людям надежду на успешное завершение этого полёта. Хотя по большому счёту, самое опасное (два прыжка через нестабильную червоточину, а между ними - миссия на непосредственно контролируемой Чужими территории) ещё только предстояло.
   Спустя сутки, как и договаривались, начали установку буя. Под этим словом подразумевался металлический контейнер размером с маршрутку-пазик, целиком облепленный радиопоглощающим покрытием. Таковых в трюм было загружено целых девять штук. Ещё один буй намеревались сбросить возле выхода из червоточины на той стороне, а остальные - в близлежащих системах.
   Питание буй получал от собственного реактора, управлял им встроенный искин, а связь с "центром" (автоматическим ретранслятором, обеспечивающим передачу сообщений до штаба Тринадцатого флота) он поддерживал по каналу свёрнутого пространства, для чего внутри имелась специальная тщательно заэкранированная установка. Весь остальной объём был под завязку набит всевозможной следящей и регистрирующей аппаратурой.
   За время, необходимое для того, чтобы многочисленные электронные системы внутри буя включились, провели самотестирование и калибровку, "Милу" отдрейфовала подальше от места установки. Если в системе всё-таки присутствует следящая аппаратура, установленная архами, и она зафиксирует уход корабля в прыжок, то пусть, по крайней мере, место ухода окажется подальше от человеческой установки. Меньше вероятность, что Чужие её обнаружат. Прилетел корабль, поболтался три дня в системе и улетел. Кто сказал, что он тут что-то оставил?
  
   Дождавшись, пока развернувшийся буй не завершит тестовый сеанс связи, Павел увёл корабль в прыжок. Пришлось покорпеть над расчётами, зато он вывел судно "впритирку" к аномалии. Включив маршевые двигатели, они добрались до заданной точки меньше, чем за пару суток, что было великолепным результатом, - Павел всерьёз опасался, что придётся возвращаться и делать повторный прыжок, подвергая себя дополнительному риску быть обнаруженным. На месте люди Римциса собрали и запустили полдюжины специальных напичканных приборами конструкций, единственной целью создания которых было изучение параметров дырки в пространстве.
   Червоточина, на самом деле, - это целый класс природных феноменов различного происхождения и с разным механизмом действия, общим для которых является принцип: бросил нечто в один конец, спустя мгновение оно появилось с другого. Под "нечто" здесь может пониматься как некий материальный объект (корабль, например), так и пучок излучения. В целях перелёта, понятное дело, можно использовать только первое, да и то не всегда. Потому что есть ещё зависимость удачного переброса от массы объекта, его скорости и ещё кучи параметров. Вдобавок ко всему, червоточина может оказаться периодически действующей. А то и вовсе нестабильной.
   Можно долго описывать, как бились двое умников, чтобы составить модель процессов, протекающих в данной конкретной аномалии. Как подбирали на основе этой модели параметры входа, гарантирующие результат, то есть успешный перенос. Как один за другим послали в зону переноса три автоматических зонда. И как все радовались, когда те благополучно вернулись назад. А можно сразу перейти к итогу: спустя ещё четверо суток "Милу" вошла в червоточину и невредимой вышла из неё с другого конца.
  
   - Так далеко ещё ни один наш корабль с самой войны не забирался! - благоговейно прошептал Римцис.
   - Я думал, с этого конца мы тоже окажемся где-то в межзвёздном пространстве, - заметил Павел. - А вылезли чуть ли не в середине системы. Хорошо ещё, она необитаема, судя по всему. Можно надеяться, что нас до сих пор никто не заметил.
   - А эту червоточину так и обнаружили, - ответил ему Римцис. - Один наш крейсер зажали архи в этой системе. Он, случайно пролетая неподалёку от входа в аномалию, обнаружил её. И, недолго думая, прыгнул. Ему повезло, и он попал в нужную фазу с необходимой скоростью. А вот паукам, а их было три корабля, повезло меньше. Целиком, одним куском, вышел только один, да и то с мёртвым экипажем. Мы тогда, кстати, очень много секретных арховских технологий захватили, - система самоуничтожения тоже вышла из строя.
   - И чего, все три корабля вот так и прыгнули вслед за этим крейсером?! - изумился парень. - В незнакомую червоточину?!
   - Ну, архи, они, твари, упорные, - пожал плечами разведчик. - Хотя, возможно, просто не знали, что аномалия нестабильна.
   - Понятно. Сейчас, как я понял, мы тут оставим ещё один буй?
   - Да. Только отойдём чуть подальше. А пока буй разворачивается, облетим все планеты здесь, посмотрим, что там есть на поверхности, да и на орбите тоже. Ну и карты уточним, на предмет астероидов и прочего.
  
   Система, в которой им повезло появиться, отстояла от границы вглубь чужой территории аж на три десятка переходов. Пусть не слишком глубокий, но всё же тыл. И ещё, она была абсолютно необитаемой. Архами тут и не пахло. Даже паршивого навигационного маяка не имелось, не говоря уж о космической станции. Точно так же оказались необитаемыми и все лежащие неподалёку звёзды на десяток стандартных переходов окрест.
   В Ротарской Империи, конечно, хватало неосвоенных систем, особенно рядом с самой границей, но там речь шла о местах, где людям нечего делать. Ни пригодных для колонизации планет, ни большого количества каких-либо ценных ресурсов. Но вот таких больших кусков ненаселённого пространства не встречалось. Тут же имелись и звёзды нужного спектрального класса, и планеты с подходящей атмосферой, силой тяжести и температурными условиями. Насчёт полезных ископаемых что-либо сказать было трудно, но и они не могли не присутствовать. И всё это валялось без дела.
   Римцис подтвердил: даже до войны архи осваивали в этом регионе только ключевые с точки зрения логистики системы, держа там свои военные базы, а на все остальные откровенно плевали. Сама война началась, когда вольные переселенцы из Фронтира начали основывать колонии на территории, которую Чужие по какой-то причине считали своей. Основывали, заметим, в системах, где архи никак не отметили свой приоритет, то есть как бы "ничейных", согласно общепринятым нормам "галактического общежития".
  
   Под конец Павел настолько оборзел, что перестал скрываться и внаглую прыгал на полную мощность движка, сразу на десять переходов, скача по окрестностям в поисках мест, удобных для установки буев. И внутри самих систем передвигался, как где-нибудь в пространстве Содружества, используя прыжковый движок везде, где только можно, и не боясь обнаружения. Они даже перестали задерживаться после каждой установки буя на трое суток. Просто бросали его и летели к другой звезде.
   Разумеется, бросали не абы где, - Римцис имел список из пяти звёзд, которые, согласно прежним разведданным, использовались в качестве крупных узлов арховской транспортной инфраструктуры. Вот поближе к ним буи и ставили. В сами эти системы единогласно решили не лезть. Уж лучше тихонечко, с расстояния в несколько световых лет, послушать следы от переговоров Чужих. Уловить отзвук работы двигателей их кораблей. Проанализировать микровозмущения в структуре пространства, возникающие при работе стационарных межзвездных врат, а также прыжковых движков. Потом, если нужно, сюда придут другие корабли. Прокрадутся ещё ближе и узнают поподробней всё, что нужно. Новая-то война ещё не через один год начнётся. Спешить некуда.
   Когда "Милу" благополучно проскочила во второй раз через червоточину, вернувшись в нейтральное пространство, объявившего об этом во всеуслышание Павла только что не начали качать на руках. В кают-компании, мгновенно ставшей очень тесной, устроили целый банкет. Ещё бы, миссия длилась уже почти полтора месяца, и вот теперь они уже на пути домой! Как по волшебству, исчезли все мелкие бытовые ссоры и подспудно тлеющая неприязнь. Лица людей непроизвольно растягивались в улыбках каждый раз, когда их взгляды встречались. Домой! Возвращаемся, ребята!
  
   - Милу, тревога! Только что приборы засекли вход другого корабля в систему!
   - Архи?
   - Скорее всего, нет. Судя по спектру двигателей, корабль построен в Содружестве.
   - Он нас видит?
   - Вряд ли. Мы в маскировке.
   - Ничего не делай, жди! Сейчас приду.
   Они уже сделали три прыжка от входа в червоточину и как раз готовились пойти на разгон к четвёртому, когда Павел разбудил свою начальницу этим сообщением посреди ночи. Условной корабельной ночи, разумеется, - на борту жили по своему времени. Спустя полминуты в рубку зашли Милу и Римцис.
   - Что он сейчас делает? - спросил разведчик.
   - Тормозит после прыжка, - ответил пилот. - И прыгали они, похоже, так же осторожненько, как и мы. Задами, задами, подальше от центра системы.
   - Ещё бы! Если это действительно люди, вряд ли они хотят попасть архам на прицел.
   - Что он делает в этой системе? - спросила Милу.
   - Это я и сам хотел бы знать, - пожал плечами Римцис.
   - Может, просто спросить? - поинтересовался Павел.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - отрезал капитан. - Подождите, сейчас вызову Герджи.
   - Предлагаешь взять его на абордаж? - удивилась Милу.
   - Пока не знаю.
  
   Командир наёмников пришёл хмурый и помятый. Вдобавок, одевшийся явно впопыхах. Проигнорировав Римциса, он обратился к Милу.
   - Ну, что у вас стряслось?
   - У нас гости. Люди, судя по всему, не архи, - вместо начальницы ответил Павел, кивнув на экран системы слежения. - Капитан предполагает, что твоё мнение может быть полезным.
   - Вот как? - Герджи мрачно взглянул на разведчика. - Господин капитан желает захватить парочку "языков"?
   - Пока я ничего не желаю, - огрызнулся тот. - И постарайся проявить толику уважения к старшему по званию, майор!
   - Я гражданский, - пожал плечами наёмник.
   - Хватит ссор, - вмешалась Милу. - Что вы предлагаете делать?
   - Можно попробовать сблизиться, - спокойно ответил Павел. - И посмотреть оттуда. Вряд ли они смогут нас обнаружить, а у нас будет больше информации для принятия дальнейших решений.
   - Поддерживаю! - мгновенно подхватил Римцис. Герджи насупился и промолчал, Милу вообще никак не прореагировала.
   Не получив явных запретов, парень начал претворять своё предложение в жизнь. Включив ненадолго маршевые двигатели, он изменил курс судна, направив его на перехват незнакомца. При неизменном курсе и тяге двигателей тот должен был поравняться с "Милу" через семь с половиной часов. Потоптавшись немного, Герджи объявил, что пойдёт поспит ещё пару часиков, и покинул рубку. Вслед за ним в свою каюту удалилась владелица корабля. Римцис проторчал, приклеившись к экрану, ещё два часа, но, в конце концов, сдался и тоже ушёл.
   Но, когда до перехвата осталось ещё около часа, все они снова столпились в рубке.
  
   - Это грузовое судно. Контейнеровоз, - сообщил Павел главную новость. - Старой постройки. Со слабым вооружением. Сильное на такую модель просто установить некуда, если только не перестроить сначала от носа и до кормы. А может, там вообще нет вооружения. Корабль следует порожняком, судя по ускорению. Но контейнеры висят во всех захватах, насколько можно разглядеть отсюда. Либо в них пусто, либо везут что-то очень лёгкое. Экипаж не больше тридцати человек. Но и не меньше пяти, иначе с такой дурой не управишься.
   - Мы можем его достать ракетами? - спросила Милу.
   - Минут через сорок сможем, - Павел пожал плечами. - Хотя на эту развалину и пушек хватит, ещё ракеты тратить...
   - Герджи, насколько велика вероятность удачного абордажа? - поинтересовался Римцис.
   - Если наш катер не собьют ещё на подлёте... - Наёмник задумчиво почесал подбородок. - Я бы дал процентов двадцать, если там в самом деле три десятка народу и хотя бы половина из них знает, с какой стороны браться за бластер. Разумеется, если там всего пятеро плешивых старикашек с пивным пузом, то шансы повышаются.
   - Павел, насколько вероятно, что там тридцать человек экипажа? - потребовал ответа Римцис.
   - Не очень вероятно. Я бы скорее сказал, не больше двадцати, и то большая нагрузка на СЖ, - скорректировал свою оценку пилот. Римцис взглянул на Герджи.
   - Процентов тридцать, при неблагоприятном стечении обстоятельств, - пожал тот плечами. - Зависит от их снаряжения. Если у них есть такие же бронескафы, как у нас... Конечно, если мы вообще долетим, опять же.
   - Павел, они могут сбить наш катер? - продолжал расспросы разведчик.
   Один десантный катер погрузили на борт одновременно с разведбуями. Очевидно, полагая, что без него от десантной команды будет совсем мало толку. А может, просто так устав требовал.
   - Если у них есть вооружение, то собьют, даже зажмурившись, - ответил парень.
   Десант вообще обычно не высаживают при неподавленных огневых точках на обшивке. Но говорить об этом вслух юноша не стал. Незачем тыкать господина капитана первого ранга в его собственную некомпетентность. Кто его знает, этого Римциса, может он злопамятный?
   - Павел, ты сможешь сбить их вооружение из наших пушек, не уничтожив сам корабль? - вступила в беседу Милу.
   - Не знаю, - честно признался юноша. - Если подойду поближе, то смогу, возможно. А почему бы просто не выйти с ними на связь и не потребовать принять досмотровую партию? И пригрозить расстрелять их ракетами, если они откажутся?
   - Пираты всегда так и делают, - ухмыльнулся Герджи. - Если у них есть время на осмотр, конечно.
   - Мы не пираты! - возмутился Римцис.
   - Но хотим взять на абордаж первое встречное судно, даже не узнав его название и имя владельца...
   - Обычному судну нечего делать так далеко от границы! А необычное мы просто обязаны проверить! Потому что оно может поставить под вопрос успешное выполнение задания! А вдруг люди на том корабле - предатели?! И сотрудничают с архами?!
   - Довольно споров! - повысила голос Милу. - Это пока ещё мой корабль, и я здесь решаю!
   Оглядев мужчин, она продолжила спокойным тоном:
   - Павел, когда мы сблизимся на дистанцию в две трети от максимального расстояния действенного использования ракет, сними режим маскировки и подорви одну ракету у них перед носом. Потом выйдешь на связь и прикажешь им заглушить двигатели. Дальше посмотрим, как они отреагируют. Будут пытаться бежать, или хоть раз выстрелят в нашу сторону, бей на поражение!
  
   Павел так и поступил. Вот только реакция вышла несколько неожиданная. Парень не успел даже выйти на связь, как незнакомый корабль как будто взорвался, причём без всякого участия запущенной парнем ракеты.
   - Он сбросил груз! - выкрикнул пилот и зачастил короткими донесениями. - Все контейнеры! И отстыковал весь грузовой отсек! Полностью! Врубил маршевые на полную! Уходит с курса! Перенаправляю ракету! Преследую!
   Ракета, до этого летевшая навстречу чужаку по прямой, вильнула, обходя тучу сброшенных грузовых контейнеров, и устремилась за беглецом. Сама "Милу" тем временем на полной мощности двигателей начала разгоняться следом.
   - Он уходит на прыжок! - продолжал докладывать Павел. - Эта ракета ещё успеет, но вторую выпускать бесполезно, она его не догонит! Прыгаю!
   "Милу" переместилась в пространстве, внезапно оказавшись гораздо ближе к преследуемому кораблю. Даже ближе, чем выпущенная ракета. Блок наведения последней чуть не сошёл с ума от появления ещё одной цели. Хорошо ещё, система определения "свой-чужой" сработала, как надо. Ещё один вираж, - и разминувшаяся в последний момент с родным кораблём металлокерамическая сигара догнала чужака, сдетонировав возле его щитов. Слава Богу, перед этим она успела предупредить искин "Милу", чтобы тот затемнил сенсоры, иначе бы они сами ослепли от этого взрыва.
   Когда экраны снова просветлели, Павел обнаружил, что щитов у беглеца больше не осталось. В связи с этим, парень решил далее использовать пушки, - ещё одна ракета не оставила бы от загадочного корабля и его содержимого ничего, кроме остова и искорёженного металла. Залп, - и один из шести пыщущих атомным пламенем двигателей чужака взорвался, пронзённый тройкой железных стержней. Ещё парой залпов Павел вывел из строя все маршевые двигатели с одной стороны, обездвижив беглеца.
   В ответ тот плюнул в их сторону из плазменной пушки. Заряд лишь бессильно полыхнул на защитных щитах "Милу", убавив их, но не сбив полностью. Ещё одним залпом парень прошил посягнувшую на него пушечную турель. Противник начал разворачиваться другим бортом, чтобы достать их из второй турели. Павел уничтожил и её тоже.
   - Герджи, грузи своих в катер! - приказала Милу. Наёмника словно ветром из рубки сдуло.
   - Они пытаются выйти на связь, - сообщил Павел.
   - Включи, посмотрим на них, - отреагировала его начальница. Пилот подчинился.
   - Кто вы такие, и что вам нужно?! - прокричал человек с экрана.
   По его одежде и внешнему виду нельзя было сказать ничего определённого. Лицо тоже не было знакомо ни одному из присутствующих.
   - Это же мы хотели спросить у вас, - холодно отозвался Римцис.
   - И поэтому напали на нас?
   - Это был предупредительный выстрел, - разведчик усмехнулся. - Кто ж знал, что вы такие дёрганные?
   - Мы думали, вы пираты!
   - А кто сказал, что это не так? - вмешалась в разговор Милу.
   - Мы... Мы готовы оставить вам весь свой груз... - неуверенно начал мужчина.
   - Вы это уже сделали. Сейчас мои люди поднимутся к вам на борт и осмотрят всё. Потом, возможно, я вас отпущу, - женщина прищурила глаза. - И не вздумайте сопротивляться! Умрёте все!
   - Мы и так умрём! - патетично воскликнул собеседник. - Здесь, в этой системе, с разбитыми двигателями! Но в плен мы не сдадимся! Вы дорого заплатите за наши жизни!
   - Наделать им дырок в корпусе? - спросил Павел, когда незнакомец отключился.
   - Ни к чему, - мотнула головой Милу. - Они всё равно наденут скафандры, если только не полные идиоты. Надо предупредить Герджи, что встреча будет тёплой.
  
   Встреча оказалась очень тёплой. На борту чужака неожиданно обнаружилась целая армия боевых роботов. Ладно, пусть не армия, но три десятка набралось. К счастью, все подчинённые Герджи остались живы и невредимы. Не в последнюю очередь благодаря своим тяжелым бронескафам. А вот обороняющиеся не выжили. Ни один. Их там и было-то всего семеро в экипаже.
   К сожалению, ничего определённого про их род деятельности и причину пребывания в этих местах узнать не получилось. Корабль, как корабль. Экипаж, как экипаж. Данные в искине и во всех запоминающих устройствах на борту полностью стёрты. Равно как и в нейросетях убитых. Даже в сброшенных грузовых контейнерах было абсолютно пусто. Римцис повелел собрать образцы пыли в каждом из них, чтобы потом попытаться узнать, что в них возили раньше.
   Ещё одна пикантная особенность лишь добавляла безымянному (со стёртым названием и регистрационным номером) кораблю загадочности. В одном из запертых технических отсеков в обитаемой части корабля лежало сложенное аккуратной пирамидкой золото. В слитках. Почти тонна. В Содружестве этот жёлтый металл не имел той сакральной ценности, какая придавалась ему на Земле, поскольку достаточно часто попадался в недрах астероидов, так что цена за тонну для него составляла около трёхсот тысяч кредитов. Корабль, на котором это золото везли, стоил гораздо больше, даже учитывая свой почтенный возраст. Зачем и куда транспортировали такую груду золота, спросить, к сожалению, было уже не у кого.
   Поэтому груз, не мудрствуя лукаво, перетащили в трюм "Милу". Неплохая добавка к обещанному Флотом гонорару. На одну треть наложила лапу Милу, как владелец корабля. Остальное поделили по-братски между Павлом и десантниками, - последние единогласно решили, что пилот тоже участвовал в штурме и имеет право на часть добычи. Юноше даже присудили двойную долю, равно как и Герджи, своему командиру.
   А ещё парень перекачал себе с подбитого корабля всё топливо, какое только влезло. На "Милу" его оставалось в обрез, что нервировало.
  
  Глава 22
   Когда "Милу" отошла достаточно далеко от владений архов, они, наконец, смогли связаться с Содружеством и получить оттуда последние новости и послания. Кто о чём. Лично Павлу пришло одно письмо. От Жанны.
  
   Привет, Паша. Ты всё не возвращаешься. Надеюсь, не сгинул совсем там в космосе. Никогда бы не подумала, что испытаю это чувство: ждать кого-то и надеяться, что он вернётся рано или поздно.
   Я подготовила все бумаги на развод и вышла за Сергея, чтобы не затягивать. Раньше сядешь - раньше выйдешь. Адвокат говорит, за пять-шесть месяцев можно управиться. Дай то Бог. Он переехал в мою квартиру и теперь настойчиво требует, чтобы пустила его и в свою постель тоже. По контракту, я обязана это сделать. Но тут уж дудки. Мне подсказали одну хитрость, как этого избежать. Надеюсь, до развода продержусь. Представить себе не могу, что Сергей ко мне прикоснётся. Мне на него смотреть-то противно. Господи, какой я дурой была, когда заключала этот договор.
   Ладно, не буду об этом. Пока не расторгну брак, нам с тобой лучше не встречаться. Иначе может так получиться, что развод я получу, а вот свою половину имущества - уже нет. Надеюсь, ты тоже сможешь меня дождаться. Очень надеюсь. Ни к одному человеку ещё таких чувств не испытывала. Знай, мне будет очень больно, если ты меня обманешь.
   Люблю тебя, твоя Жанна.
  
   Последняя фраза привела юношу в некоторое смущение. Он ещё не до конца разобрался в своих отношениях с журналисткой, но вряд ли бы это можно было назвать любовью. Скорее, такая же симпатия пополам с сочувствием, как когда-то с Машей. Да и Жанна до сих пор в разговоре с ним глагол "любить" употребляла только однажды. Когда спросила в тот вечер после освобождения из следственного изолятора, испытывает ли Павел до сих пор это чувство к жене Михаила.
   Само же известие о замужестве парня ничуть не удивило. Они уже обсуждали этот вопрос раньше.
  
   - Я исключила Сергея из списка друзей, - внезапно сказала Жанна.
   Они лежали на широкой постели в двухместной каюте пассажирского лайнера. Тело юноши сковала приятная истома после недавнего секса, девушка уютно устроилась у него под боком, положив голову на плечо, и задумчиво теребила волосы на его груди. Шла вторая ночь их совместного путешествия с Рамуги обратно на Марну.
   - Только сейчас? - удивился Павел. - Я думал, ты давно это сделала.
   - Раньше боялась, - призналась журналистка.
   - Боялась? - с недоверчивой усмешкой спросил он. - Ты?
   - А что, я, по-твоему, и испугаться не могу? - слегка обиделась девушка.
   - Нет, - мотнул он головой. - Ты бесстрашная.
   - Неправда, - улыбнулась она. - Я трусишка. Всегда была, с детства.
   - Не верю, - отозвался парень с иронией. - Ты, отважная журналистка, разоблачитель тайны артефактов, охотник за работорговцами, и вдруг трусишка?
   - Это всё другое, - возразила она. - На работе я всегда знаю, что за меня заступятся. Закон, общественное мнение, руководство канала... А вот так, наедине с Сергеем, мне было страшно. Не могла даже сказать ему "уходи" в лицо.
   - Да ладно! - скептически воскликнул Павел. - Ты только в моём присутствии говорила ему это дважды.
   - Вот именно, что в твоём присутствии, - вздохнула девушка, погладив ладонью по его груди. - Я знаю, что ты не позволишь ему наорать на меня или обругать. А так мне было страшно. Вот ты, в самом деле храбрец. Как ты тогда перестрелял тех бандитов!
  
   Упоминание об этом инциденте заставило парня ещё раз мысленно вернуться к одному вопросу, который волновал его на протяжение вот уже двух недель. До сих пор юноша считал, что его особый дар возвращаться в собственное прошлое срабатывает только тогда, когда его жизни или здоровью угрожает непосредственная опасность. Из этого правила существовало единственное исключение: тот случай, когда он чуть не проиграл в казино. Но и там, в принципе, можно было сказать, что речь идёт о жизни и смерти. Точнее, о жизни или о прозябании с нищенской зарплатой.
   И тут вдруг ещё одно исключение. Его дар проявился, когда у него на глазах погибла Жанна. При этом самому Павлу в ту секунду ничего не угрожало. Как это понимать? Потеря Жанны для него равнозначна собственной гибели или телесному повреждению? Но он не ощущал в себе ничего такого по отношению к журналистке. Несколько раз парень проводил мысленный эксперимент: представлял себя снова в тот момент и рисовал перед внутренним взором картину гибели его спутницы. И ничего. Никаких особенных эмоций.
   Его подсознание что-то знает о его чувствах, чего не знает он сам? Или тут просто какой-то другой принцип на самом деле? Павел не понимал, и тот факт, что он чего-то в себе не понимает, его очень сильно беспокоил. Но с Жанной, разумеется, он сейчас данными сомнениями делиться не собирался. Для этого необходимо было бы сначала рассказать ей о своём даре, а парень ещё не настолько доверял журналистке.
  
   - А сейчас, значит, ты набралась храбрости и удалила его из списка? - спросил он.
   - Да, - просто ответила девушка. Помолчав немного продолжила: - Правда, всё равно мне рано или поздно придётся остаться с ним наедине. Без замужества невозможно начать бракоразводный процесс, а когда он станет мужем, то вправе будет потребовать, чтобы я впустила его в свою квартиру. Ему же будет принадлежать её половина. Как подумаю об этом, у меня аж в животе начинает болеть от страха!
   Этот вопрос они уже обсуждали, причём дважды. Первый раз - в то утро, когда Павел узнал о существовании брачного контракта, второй раз - прошлой ночью. Вчера он вторично предложил Жанне плюнуть на своё имущество с доходами и съехать куда-нибудь до момента официального расторжения брака. Она второй раз отказалась, заявив, что не может бросить свою работу, а для работы ей необходимо следить за своим внешним видом, что невозможно делать, не имея средств к существованию.
   Возвращаться к этой теме ещё раз юноша не захотел, и вместо этого спросил несколько холодным тоном:
   - Что ж ты тогда этот договор подписала с ним, с таким страшным?
   - Дура была потому-что, - самокритично ответила девушка. - Как же, Серёжа такой добрый, такой ласковый, цветы всегда дарит, ничего лишнего себе не позволит. Даже целовал меня всегда только с моего разрешения. Вот и купилась на его уговоры. Кто ж знал, что он такой...
   - Какой? - переспросил парень.
   - Собственник, - резко ответила журналистка. - Как он наорал на меня тогда... Помнишь, после Мишиного новоселья я тебе звонила? Я тогда сказала, что хотела встретиться с тобой. Потом, когда мы разговаривать кончили, он ворвался ко мне в комнату, да как закричит! Почему это, говорит, ты с Пашей встретиться хотела? Зачем вообще ему звонила? Почему такая заплаканная? Кто, мол, он тебе? Почему, спрашивает, я не знаю?
   - Так ты, получается, говорила мне правду, что он тебя ко мне ревнует? - внезапно спросил юноша. - Ну помнишь, когда мы на Геруне встретились? А почему тогда потом сказала, что соврала?
   - Ты бы всё равно мне не поверил, - печально объяснила Жанна. - А я не хотела, чтобы ты ушёл.
   Парень подумал, что у его знакомой просто какой-то талант к вранью. Она способна обмануть, даже говоря чистую правду. Но озвучивать эту мысль вслух он не стал.
   Вместо этого поцеловал девушку, желая прекратить этот не слишком приятный разговор. Она отозвалась на его поцелуй с крайним энтузиазмом, и Павел с удивлением обнаружил что восстановил свои силы несколько быстрее, чем рассчитывал.
  
   И вот теперь, по возвращении из долгого разведрейда, Павел узнаёт, что Жанна решилась всё-таки на это замужество. Что ж, она сама выбрала свою участь. Какого-то особого сожаления по данному поводу у него не возникло, к тому же впереди его ждало ещё одно дело, интересующее юношу гораздо больше.
  
   - Таким образом, я заключаю, что ты, господин Павел, успешно подтвердил владение предметом на необходимом уровне. Как считаете, коллеги?
   Коллеги выразили полное согласие. Экзаменационная комиссия состояла из пяти человек. Для принятия экзамена у соискателя требовалось, чтобы сказало "да" как минимум трое из них. Но, в случае Павла, решение было единогласным. Спустя минуту парень уже подавал секретарю свой идентификационный чип, чтобы в нём сделали отметку о получении сертификата четвёртого ранга по дисциплине "Навигация".
   Разумеется, вся эта возня с чипом являлась не более чем формальностью. Любой потенциальный работодатель мог, не заглядывая туда, посмотреть ту же самую информацию в инфосети, если только юноша сам не ограничит доступ к такого рода сведениям. Павел, конечно же, ничего ограничивать не собирался. Зачем?
  
   Из экзамена отнюдь не получилось лёгкого и приятного приключения. Сначала первый этап, решение практических задач. Сто штук (!) за три часа. Не больше двух ошибок. Каждая ошибка - дополнительный вопрос по теоретической части. И подробный разбор правильного решения силами экзаменуемого. Расчёт параметров прыжка - слишком ответственное занятие, чтобы допускать в нём промахи.
   Использовать можно только стационарный вычислитель Академии и ресурсы своей нейросети. Вся внешняя связь отрубается. Шпаргалки не запрещены (такого понятия просто не существует, ни к чему это, когда даже в бесплатной базовой нейросети можно таскать содержимое целой библиотеки), но пользоваться ими некогда, учитывая лимит времени.
   Успешно прошедшие первый этап допускаются до теоретической части. Которая начинается через час после окончания практической. Десять произвольно подобранных теоретических вопросов (из трёх тысяч возможных). Из десяти разных разделов, по одному на каждый. Два часа на подготовку. Пятнадцать минут, чтобы изложить ответы. Чётким, громким и уверенным голосом. И дополнительные вопросы, - пока экзаменаторам не надоест. То есть, прошу прощения, пока высокая комиссия не убедится в достаточном уровне знаний соискателя.
  
   Это ещё что. Для подтверждения пятого уровня требуют наличие собственных теоретических работ, опубликованных в рецензируемых научно-исследовательских бюллетенях по тематике. И, как минимум, год практической работы по специальности. И специальность эта должна называться отнюдь не "пилот малых и средних гражданских судов". Но пятый уровень "Навигации" Павлу без надобности. Даже при устройстве на должность капитана большого межзвёздного пассажирского лайнера не требуют больше четвёртого.
   На сдачу экзамена юноша записался немедленно по возвращению на Марну. Ещё до того, как сел на орбитальный лифт. И отправился сдавать уже на следующее утро. А чего тянуть? Длительная самоподготовка принесла ожидаемый результат. Сто из ста правильных ответов на практической части, все десять принятых ответов по теоретической и всего три дополнительных вопроса.
  
   Не успел Павел выйти из здания Академии, как ему позвонила Маша. Раньше она, судя по полученным ранее служебным сообщениям, не могла с ним связаться из-за выключенной связи.
   - Пашенька, ты уже здесь? - начала она с вопроса. - А то Миша ещё вчера вернулся, а он же на твоём корабле должен был лететь.
   - Да, Маш, вчера прилетел.
   - Пашенька, что ж ты мне не позвонил тогда? А я хотела тебя к нам в гости пригласить.
   - В гости? Маш, давай завтра? Сегодня отдохнуть хочется.
   - Ну во-от, - разочарованно протянула собеседница. - А вечерком сегодня сможешь?
   - Давай завтра? - повторил он своё предложение.
   - Хорошо, - покладисто согласилась девушка. - Завтра утром придёшь? Я так хочу тебя увидеть!
   - Ладно, давай тогда утром. Во сколько к вам подходить?
   - Пашенька, да как проснёшься, так и приходи! Я тортик приготовлю, вкусненький!
   - Ну, я тогда часов в десять к вам нагряну. Договорились?
   - Конечно! Приходи, Пашенька, я буду рада!
  
   На следующее утро Павел заявился по хорошо знакомому адресу с большущим букетом цветов.
   - Ой, Пашенька, это мне?! - восторг Маши по поводу букета не знал границ. Она аж запрыгала от радости, хлопая в ладоши.
   - Тебе, - улыбнувшись, ответил юноша.
   - Спасибо! - девушка звонко чмокнула его в губы и убежала ставить цветы в воду.
   - Тортик уже готов! - прокричала она из гостиной. - Сейчас на стол накрою.
   - Хорошо, - сказал он, разуваясь и приходя следом. - А что за тортик?
   - Сейчас увидишь, - пообещала Маша, устанавливая букет в большую вазу. - Очень вкусный! Я старалась!
   - Верю, - ответил ей юноша, невольно любуясь на хозяйку квартиры. Маша низко склонилась над тумбочкой, где стояла ваза, и мини-юбка очень соблазнительно обтягивала её выставленную напоказ попку. - Ты всегда вкусно готовишь.
   - Спасибо, - кокетливо поблагодарила девушка, выпрямляясь и разворачиваясь.
   Парень поймал себя на том, что уставился на её откровенное декольте, и быстро перевёл взгляд выше, посмотрев на лучащиеся от восторга глаза. Восторга? Да, именно так. Маша смотрела на него так, как будто юноша только что подарил ей новую блузку. Не успел Павел поинтересоваться, в чём дело, как Маша нежно обняла его за шею и прильнула к его губам в поцелуе.
   Целовалась она самозабвенно. Так умирающий от жажды припадает к источнику прохладной чистой воды. Да ещё и прижималась всем телом, стискивая его в объятьях чуть ли не до боли. Некоторое время парень просто наслаждался. Когда он говорил Жанне, что ему приятно, когда Маша его целует, это было чистой правдой. Но спустя минуту юноша начал беспокоится.
   - Маша, подожди, - прошептал он, с трудом оторвавшись от её губ и переведя дыхание. - Сейчас же Миша зайдёт и увидит.
   - Как зайдёт? - удивилась девушка. - Он же на работе.
   - На работе?!
  
   Павел оторопел от неожиданности. Ему как-то не пришло в голову уточнить, но парень считал, что Маша с мужем приглашают его к себе вместе, на пару. И до сего момента юноша полагал, что её супруг сейчас просто занят какими-то своими делами в другой комнате, вот и не вышел до сих пор встречать гостя. А Михаила, оказывается, здесь вообще нет. Интересно, его знакомый вообще знает, что жена сегодня кого-то позвала к ним домой?
   - Ну да, он на дежурстве, - объяснила хозяйка, оторвавшись от парня и занявшись тем, что начала разрезать торт на кусочки и разливать чай. - Со вчерашнего вечера. Его на сутки вызвали. Представляешь, только вернулся, и сразу вызвали.
   - Значит, мы тут одни? - ошеломлённо переспросил юноша.
   "Да ладно, чего ты, одни, так одни! Не съест же тебя Маша!" - сердито сказал он себе. И себе же ответил: "Маша, может, и не съест, а вот Михаил может подумать лишнее. Причём без разницы, случилось ли реально то, о чём он подумает, или нет".
   Самым правильным сейчас, наверное, было бы позвонить Машиному мужу и спросить у него разрешения на этот визит, хотя бы задним числом. Или, по крайней мере, поставить в известность. Но Павел на этот шаг не решился. "Ладно, чай попью и уйду", - наконец, сдался юноша после внутренней борьбы с самим собой.
   - А что, боишься остаться со мной наедине? - игриво спросила Маша, подмигнув. - Когда-то не боялся. Наоборот, тебе нравилось.
   - Тогда многое было по-другому, - отстранённо заметил Павел. И добавил, желая перевести разговор на другую тему: - А где, кстати, ребёнок? Михаил Михайлович?
   - Так он спит! А что, хочешь посмотреть?
   - Хочу, - внушительно заявил парень. - Я ж его толком и не видел до сих пор.
   - Давай сейчас проведу. Только тихо, не разбуди.
   Юноша заверил молодую маму, что будет абсолютно бесшумен.
   - Он на тебя похож, - чуть слышно прошептал он, заглядывая в кроватку.
   - А все говорят, что на Мишу, - прошептала Маша на ухо в ответ, прижавшись к его боку. - Такой же здоровый.
   - Лицо твоё, - уточнил парень. Непонятно почему, но девушка зарделась после этих слов.
   - Пошли чай пить, - шепнула она вместо ответа.
  
   Тортик оказался превыше всяких похвал. Чай тоже был очень вкусным. Вот только очень горячим. Приходилось пить очень маленькими глоточками, подолгу дуя на поверхность. Маша со своей кружкой удобно устроилась у парня под боком на диване и внимательно смотрела, как юноша наклоняется к пододвинутому журнальному столику и деликатно отламывает ложечкой кусочки угощения. Сама она к собственному торту не притронулась, заявив, что сидит на диете.
   - Пашенька, а ты правда летал на разведку к архам? - начала она разговор.
   - Миша рассказал? - ответил вопросом парень.
   - Ну правда?
   - Правда, - кивнул он.
   - Ой, Пашенька, наверное, страшно было? - спросила она, широко распахнув глаза.
   - Да нет, - пожал юноша плечами, - скорее скучно.
   - Ты такой храбрый! - восхитилась девушка. - А я с детства пауков боюсь!
   - Да я ни одного арха в глаза не видел, - улыбнулся он. - Только их корабли, и то издалека.
   - Так вам и корабли их встречались?! - изумилась она. - А Миша мне ничего не рассказал!
   - Нет, там не встречались, - замотал он головой. - Это... в другом месте.
   - А где?
   Перед тем, как ответить, Павел некоторое время колебался. А потом подумал: а чего скрывать-то? Рассказал Маше про планету Галогу, живущих на ней сектантах, кладбище погибших кораблей и патрулях архов, постоянно заглядывающих в ту систему. Разговорившись, поведал также о случае, когда он скрывался от пирата и в итоге повоевал с крейсером Чужих. После чего разговор плавно перетёк на космических пиратов вообще и их с юношей взаимоотношения, в частности. В итоге парень понял, что от долгих разговоров у него в горле пересохло и налил себе ещё кружечку чая. Маша настояла на том, чтобы он съел ещё один кусочек тортика. Пришлось взять и тортик, хотя есть, честно говоря, не хотелось.
   - Ну а у тебя как дела? - спросил Павел девушку.
   - Какие у меня могут быть дела? - отмахнулась она. - Сижу дома, скучаю, визор смотрю. Маленький только спит и есть, иногда ещё подгузники пачкает.
   - Так на то он и маленький, - прокомментировал парень.
   - Недавно меня начал в лицо узнавать. Улыбается, - с гордостью добавила Маша. - А ещё агукает и ручками играется.
   - Понятно, - с улыбкой ответил юноша. - Растёт.
   - Да, - энергично кивнула девушка. Помолчав, продолжила: - Без Миши тяжело было. Поговорить не с кем. Так он, представляешь, позавчера домой вернулся, вчера вечером его снова на какое-то дежурство загнали, на целые сутки.
   - Работа такая, - философски заметил Павел.
   - В гробу я видала такую работу! - возмутилась Маша. - Мне мужика в доме хочется!
   Смутившись, добавила:
   - Ой, извини.
   - Ничего, понимаю.
   - Нет, не понимаешь, - вздохнула девушка, положив голову ему на плечо. - Сами там, небось, по борделям шлялись.
   Павел смутился. Они в самом деле завалились всей дружной гурьбой в бордель на Хальголаа, когда возвращались в Империю. Все: и Павел, и Герджи с подчинёнными. Римциса с его двумя специалистами высадили ещё раньше, во Фронтире, встретившись с имперским патрульным крейсером. Но ведь это было только один раз!
   - Можешь не отвечать, - продолжила она. - Ладно ты, но Миша мог бы и потерпеть до дома! Я его так ждала, специально новое боди купила, такое симпатичненькое, хотела показать. А он в кровать на бок завалился, "угу" сказал и спать!
   Что говорить, Павел не знал, поэтому счёл за лучшее промолчать. Отставил опустевшую чашку на столик и откинулся обратно на спинку дивана. "Пора уже уходить", - подумал он про себя. - "Чай допит, а разговор начинает приобретать неприятный характер. Вот только жалоб на плохого мужа мне не хватает!"
  
   - А хочешь, тебе это боди покажу? - внезапно предложила Маша. - Не зря же деньги тратила!
   - Не надо, - успокаивающим тоном ответил парень, повернувшись к девушке и погладив её по плечу. - Сегодня вечером Миша вернётся с дежурства, ему покажешь.
   - Снова спать завалится, - недовольно буркнула девушка. И вызывающим тоном продолжила: - Нет, ну а что?! Ты не чужой человек, меня уже во всяких видах видел, тебе можно!
   Она внезапно вскочила с дивана и вышла на середину комнаты, раздражённо оттолкнув путающийся под ногами столик. Тот отъехал в сторону на своих маленьких колёсиках и гулко стукнулся о стену, звякнув стоящей на нём посудой.
   - Смотри! - воскликнула Маша, быстро расстёгивая пуговки на свой блузке. - Я до сих пор в нём хожу!
   Юноша малодушно позволил себе подождать, пока все пуговицы не расстегнутся, а распахнувшиеся полы не явят нечто кружевное и полупрозрачное, с трудом удерживающее рвущиеся на волю большие груди с напряжёнными сосками.
   Потом он поднялся с дивана и мягко попросил:
   - Машенька, не надо.
   - Нет, надо! - возмущённо воскликнула девушка, с силой толкнув его обратно на диван. - Смотри!
   Одним движением она полностью сбросила блузку, потом расстегнула юбку, которая, оказывается, держалась на одном ремне, и отбросила этот предмет одежды в сторону.
   - Разве я некрасивая?! - требовательно спросила Маша, выпрямившись и с вызовом уперев руки в бока. Помимо вышеупомянутого предмета нижнего белья, на девушке остались только прозрачнейшие чулки и туфли на высоком каблуке.
   "Надо было уходить раньше", - с досадой подумал Павел. - "Сейчас устроит истерику".
   - Очень красивая, - заверил её юноша.
   - Тогда почему Миша на меня даже не смотрит?! - гневно закричала она.
   - Он просто устал, - попытался выгородить отсутствующего супруга Павел. - Долго в космосе был, ему очень спать хотелось после дороги.
   - А когда он по бл...м там ходил, ему спать не хотелось?! - возмутилась Маша.
   Павел поморщился. Задал ему Михаил задачку с этим борделем. В самом деле, что ли, потерпеть не мог? Отдувайся теперь за него.
   - Маша, Миша тебя любит, - заверил он девушку, силясь подобрать нужные слова. - Очень.
   - А ты меня любишь? - внезапно спросила она.
  
   Не успел юноша хотя бы поразмыслить над ответом, как Маша бросилась вперёд и заскочила к нему на диван, встав перед ним на колени и оседлав его бёдра. И, не дав опомниться, впилась в губы требовательным поцелуем.
   - Ты же меня любишь, правда? - жарко прошептала она на ухо. - Нам так хорошо было вместе, ты помнишь? Тебе нравилось целовать меня, ведь так? Хочешь снова меня поцеловать? В любое место?
   С этими словами Маша чуть отстранилась и взяла в руки свои груди, приподняв их.
   - Ты смотри, их так давно никто не целовал! - продолжила девушка срывающимся шёпотом. Потом отпустила грудь и схватилась обеими руками себе за пах. - И вот там уже столько времени никого не было!!!
   - Как?! - удивился парень. - Разве у вас с Мишей?..
   - Нет! - ответила она на незаданный вопрос. - Полгода уже! Сначала ему, видите-ли, живот мой большой мешал, потом после родов нельзя, когда стало можно, в командировку свою укатил, из командировки вернулся - ему спать хочется!!!
   Последние слова девушка буквально проорала. На глазах у неё выступили слёзы.
   - Маша, я...
   - Молчи!!! - закричала она и снова впилась в его губы. Потом оторвалась и начала покрывать поцелуями всё его лицо, разгорячёно шепча: - Я же тебе нравлюсь, Пашенька, ты тоже этого хочешь, я знаю!
   Её руки тем временем лихорадочно нащупывали застёжку на его ширинке. Павел почувствовал, что его самого охватывает туманящее разум возбуждение. Его руки легли на её бёдра и скользнули вверх, по направлению к талии...
  
   Когда-то давно, примерно за полгода до этого, Маша пришла к нему домой, чтобы попросить денег на первую свою операцию, и заодно намекнула всеми возможными способами, что не прочь продолжить их отношения, несмотря на наличие вернувшегося живого мужа. Тогда Павел отказался, потому что посчитал, что товарищеские отношения с Михаилом ему дороже, чем секс с Машей. Что с тех пор изменилось?
   Правильный ответ: ничего.
   Парень взял Машины руки, поднял их, оторвав от своей ширинки (уже почти расстёгнутой), нежно, но надёжно сжав её запястья, и решительно заявил девушке:
   - Не надо.
   - Не надо? - не веря, переспросила она.
   - Не надо, Маш, - повторил парень. - Ты же с Мишей замужем, зачем ты так делаешь?
   Девушка посмотрела на парня с выражением лица, как у ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку. Её губы задрожали, а на глаза навернулись слёзы.
   - Ты тоже меня не любишь! - она бросилась к нему в объятья и расплакалась.
  
   Уже вернувшись домой, Павел осознал одно крайне любопытное обстоятельство. Впервые за то время, какое юноша знал Машу, она во время встречи не попросила у него ни денег, ни подарка. Однако вера в то, что девушка решила изменить своему обычному меркантилизму, продержалась совсем недолго. Буквально несколько минут, пока та не позвонила парню на нейросеть.
   - Пашенька, миленький, - начала Маша жалобным тоном, - ты же не расскажешь Мише, что у нас произошло?
   - Нет, конечно! - удивился такому вопросу Павел.
   Во-первых, зачем ему делать что-то, что может повредить Маше, во-вторых, его собственное поведение в данной ситуации тоже было не безупречным. Михаил вполне может решить, что юноша сам спровоцировал его жену на такой поступок. Как в том анекдоте: то ли у вас шубу украли, то ли вы шубу украли, в общем, что-то нехорошее с вами случилось.
   - Честно-честно не расскажешь?
   - Честно-честно не расскажу, - уверил он её. И потом неизвестно зачем признался: - Машенька, поверь, мне самому этого очень хотелось. Но Миша - мой друг, я не буду его обманывать.
   - Мне бы тоже хотелось, - печально вздохнула девушка. Помолчав, прибавила: - Пашенька, а можно я у тебя одну вещь попрошу?
   Парень едва не расхохотался в голос. Но отвечая, постарался удержать прущий из него сарказм и даже изобразил в своём голосе участие:
   - Хочешь сделать ещё одну операцию?
   - Да, - воодушевлённо подтвердила Маша. - Пашенька, любимый, там нужно выпрямление костей на ногах сделать.
   - Костей? - Павел решил, что ослышался.
   - Ну, чтобы ноги не кривые были, - пояснила она.
   - Но они же и так не кривые, - ошарашено ответил юноша.
   - Нет, Паш, они кривые! - плаксиво воскликнула девушка. - Раньше это не так заметно было, но теперь я липосакцию и подтяжку на бёдрах сделала, это сразу видно! Пашенька, миленький, любимый мой, мне это очень-очень нужно! Ты же не хочешь, чтобы я некрасивой была? Пожалуйста, хороший мой, я что хочешь для тебя сделаю!
   Павел промолчал, потеряв дар речи. Расценив его молчание, как знак согласия, Маша обрадованно продолжила:
   - Пашенька, там всего восемь тысяч нужно. С половинкой. Ты можешь мне дать, это же немножко, правда?
   "Сколько-сколько?!" - чуть не поперхнулся парень. - "А не охренела ли ты, голубушка?" Восемь с половиной тысяч - это стоимость приличного флаера. А она на ноги хочет такие деньжищи потратить! Кривые они у неё. Как будто он сам эти ноги не видел только что. Во всей красе. Если они кривые, то юноша был готов сожрать свой бластер.
  
   - Нет, Маша, - неожиданно спокойным голосом ответил Павел.
   - Нет? - разочаровано протянула девушка.
   - Нет, - твёрдо повторил он. - Просто так я такую сумму отдать не могу. Если только в долг.
   - В долг?
   - Да. С возвратом. И ты пообещаешь мне под протокол, что вернёшь их.
   - Паша... - в её голосе послышались слёзы. - Я думала, ты меня любишь. А ты!...
   И, всхлипнув, Маша разорвала связь. Но буквально через десять минут позвонила снова:
   - Пашенька, миленький, а если в долг, можно я тогда больше возьму?
   - Больше?
   - Да. Пашенька, мне пятьдесят тысяч нужно.
   У парня глаза полезли на лоб.
   - Маш, зачем тебе сразу полсотни?
   - На операции, - с готовностью ответила девушка. - Там ещё подтяжку кожи лица нужно, а то у меня рябое всё, и родинки свести, и плечи разной высоты, их исправлять нужно, и уши тоже разные. Вот сколько операций!
   - Это тысяч двадцать, - навскидку прикинул Павел. - Никак не полсотни.
   - Да, - согласилась Маша. - Ещё мне на фотографа хорошего нужно.
   - Фотографа?
   - Портфолио сделать.
   - Чего-чего сделать?
  
   Павел непроизвольно полез в сеть смотреть значение незнакомого слова, не сразу сообразив, что разговор шёл на русском и расшифровки земного слова "портфолио" в здешней инфосети, скорее всего, не окажется. Но Маша успела объяснить раньше:
   - Когда серию твоих фотографий делают, чтобы в агентстве сразу видели, как ты перед камерой получаешься. Это называется портфолио.
   - В каком агентстве? - спросил он.
   - В модельном. Пашенька, я фотомоделью хочу стать. Сниматься в рекламе всякой, в журналах...
   - Понятно, - заключил юноша. - Ну что ж, Маша, я могу дать тебе взаймы пятьдесят тысяч. Сроком на пять лет, под четыре процента годовых, с отсрочкой первого платежа на три года. - Когда Маша собралась возразить, он перебил: - Поверь, это очень хорошие условия, ни один банк тебе такого не предложит. Но только две вещи ещё. Во-первых, простого обещания под протокол тут будет мало, мы составим договор. Во-вторых, Михаил должен выступить поручителем по этому кредиту.
   - Миша? Но он же... Пашенька, я не хотела ему говорить...
   - Не хотела говорить что?
   - Ну, что я буду моделью работать...
   - Маш, ты собираешься сниматься в журналах, - с иронией спросил он, выделив последнее слово, - и рассчитываешь, что твой муж ничего об этом не узнает?
   - Но, Паш...
   - Это обязательное условие, - отрезал парень. - Миша должен всё знать и выступить поручителем по кредиту. Иначе я ничего не дам.
   - Паш, я... я подумаю и потом перезвоню, хорошо?
   - Хорошо.
  
   Пообедать Павел решил в ресторанчике. Он всегда так делал, когда прилетал на Марну. Продуктов в его холостяцкой квартире не водилось с тех пор, как съехала Маша, да и готовить юноша не умел. И именно за обедом его застал звонок от Михаила.
   - Паш, ты сейчас где?
   - В центре, а что? - настороженно переспросил Павел.
   - Встретиться нужно. Давай на точке, где я дежурю, я тут минут на дцать в одну местную обжираловку отлучусь поесть, заодно поговорим.
   Павел некоторое время размышлял, что может понадобиться его знакомому. Это как-то связано с его визитом к нему домой? Или Маша уже успела поговорить с ним насчёт кредита? Ладно, чего гадать, сейчас всё узнаем.
   - Хорошо, называй место, - ответил парень.
   Михаил назвал адрес в центре.
   - Через пятнадцать минут сможешь туда подъехать?
   - Да, я там буду, - подтвердил Павел. - До встречи.
  
   То, что Михаил назвал "обжираловкой", оказалось вполне приличным небольшим ресторанчиком, наподобие того, в котором только что откушал Павел. Располагалось это заведение на первом этаже большого офисного здания. Сам Михаил, как выяснилось, дежурил в этом же здании, только на другом этаже. На встречу он заявился прямо в той амуниции, в которой работал. Именно эту броню Павел подарил ему когда-то. Сам юноша к тому времени уже пять минут, как сидел за столиком и потягивал прохладительный напиток.
   - Привет, Пашка, - начал здоровяк, грузно опускаясь на жалобно скрипнувший стул. - Был у моей благоверной сегодня?
   - Был, - ответил парень, осторожно кивнув.
   Скрывать этот факт не имело смысла. Михаил мог проверить его в течение секунды, просто связавшись с искином того дома, где они с Машей приобрели квартиру.
   - Трахнул её? - продолжил расспросы наёмник, нехорошо ухмыляясь.
   - Нет, - невозмутимо отозвался юноша. - Сам этим занимайся. Это твой супружеский долг.
   "Который ты не исполняешь", - закончил он про себя. Михаил расхохотался.
   - Ладно, Пашка, не ссы, - успокоил он парня, вытирая выступившие от смеха слёзы. - Знаю я, что ничего у неё не получилось.
   И объяснил, видя его недоумение:
   - Я ж систему видеонаблюдения у себя дома установил. Так что всё видел.
   Павел некоторое время помолчал, переваривая информацию, потом нейтрально заметил:
   - Интересное, наверно, кино получилось.
   - Да уж, зрелище ещё то! - энергично кивнул Михаил и повернулся к подошедшей официантке, чтобы сделать заказ. Окончив, снова повернулся к юноше: - А ты молодец. Признаюсь по секрету, я б на твоём месте не выдержал.
   - У него есть достойная альтернатива, правда, Паша? - раздался из-за спины парня знакомый голос.
   На соседний стул уселась Жанна. Павел с изумлением уставился на свою знакомую.
   - Я Жанне всё рассказал, - пояснил Михаил, принимая принесённые тарелки. - Даже кино показал.
   Павла покоробила мысль о том, что его знакомый не только снял парня на скрытую камеру, но и продемонстрировали получившееся видео без спроса кому-то ещё, но вслух юноша говорить об этом не стал. Только сделал заметку в памяти, касательно Михаила.
  
   - Спасибо, Паша, - нежно сказала журналистка, взяв парня за руку и с обожанием глядя на его лицо. - Я знала, что ты не захочешь изменить мне с этой шалавой, и рада была убедиться, что не ошиблась. Это самый лучший подарок, который ты мог бы мне сделать.
   - Эй, поосторожней в выражениях! - фальшиво возмутился здоровяк, ненадолго отрываясь от приёма пищи. - Речь идёт о моей жене!
   - Я тебя люблю, - беззвучно прошептала девушка одними губами, не отрываясь своих глаз от юноши.
   Павел покраснел. Если честно, при встрече с Машей парень вообще не вспоминал о существовании Жанны. И уж тем более, не терзался вопросом, стоит ли ей изменять. Но если журналистке приятно думать, что он удержался от соблазна по причине великой любви к ней, пусть так считает, ему жалко, что ли?
   Хотя, надо сказать, такие сильные проявления чувств с её стороны его несколько беспокоили. Уж очень это было не похоже на то, как он привык думать о своей знакомой. Но с журналисткой вообще никогда нельзя было быть уверенным в том, что полностью понимаешь мотивы её поступков, поэтому данную проблему парень пока решил отставить в сторону.
  
   - Жанна, а почему ты здесь? - спросил он девушку. - Я думал, Сергей будет следить за каждым твоим шагом.
   - А он и следит. Вон частный детектив сидит, - небрежно ответила журналистка, кивнув в сторону. Павел взглянул туда и обнаружил сидящего за столиком у стены мужчину неопределённой внешности. Тот слегка улыбнулся юноше одними губами.
   - Я встречаюсь со своими друзьями в общественном месте, - продолжила Жанна. - Это не запрещено.
   - Понятно, - заметил Павел.
   - Паша, - внезапно прошептала девушка, наклонившись к самому его уху. - Скажи мне, только честно.
   - Да? - прошептал он в ответ.
   - Ты бы захотел, чтобы мы провели некоторое время... наедине?
   - Конечно, хочу, - ответил юноша. - Но разве ты можешь?
   - Я переговорила с сыщиком. Он согласен закрыть глаза на некоторое время. Я иногда так делаю, когда мне нужно встретиться с кем-нибудь по работе. Сергей ничего не узнает. У нас будет один час.
   У Павла чесался язык спросить, использует ли обычно журналистка этот час для тех же целей, что и с ним сейчас, или же действительно только, чтобы встречаться по работе? Но задавать этот вопрос парень не стал. Вместо этого осведомился о другом:
   - Ты уверена, что ему можно доверять?
   - Да, уверена, - кивнула Жанна.
   - Хорошо. А где встретимся?
   - Я сейчас дам тебе адрес. Это маленькая гостиница. Одна газета, с которой я сотрудничаю, снимает там номер на средства редакции. Иногда они дают мне им попользоваться, чтобы я могла взять интервью у нужного человека в приватной обстановке. Приходи туда ровно в полчетвёртого.
   - Приду, - решительно кивнул он в ответ.
  
   Следующим утром ему позвонила Маша. Неизвестно, каким образом, но ей удалось уговорить своего мужа выступить поручителем по кредиту. Павел позвонил Михаилу, чтобы удостовериться в том, что его знакомый в курсе будущей профессии его жены, а также действительно готов гарантировать исполнение сделки своим имуществом и доходами.
   После чего разослал файл с договором на подпись Михаилу с Машей. Подписанный контракт парень зарегистрировал в нотариальной конторе, перевёл на счёт Маши пятьдесят тысяч, банковскую выписку с информацией о переводе также отослал в вышеупомянутую контору и передал контрагентам заверенную копию договора с отметкой о перечислении средств. Всё это обошлось ему в три сотни, выплаченные из собственного кармана.
   Кроме того, Павел за отдельную небольшую плату разместил информацию о сделке в бюро кредитных историй. Теперь возврат долга (или, наоборот, его невозврат) должен будет отразиться на рейтинге Маши с Михаилом.
   Но всё это уже не слишком интересовало юношу. Впереди его ждал очередной рейс.
  
  Глава 23
   На первый взгляд, планета ничем не отличалась от любой другой недавно колонизированной в Содружестве. По всем основным признакам: отсутствие видимых невооружённым глазом с орбиты рукотворных сооружений, маленькая одинокая орбитальная станция, вращающаяся сразу за пределами атмосферы и ничтожная интенсивность судоходства в окружающем пространстве. И лишь потом проявлялись различия. Раскиданные по всевозможным средним и высоким орбитам космические мины. Кружащиеся на низких орбитах роботизированные пушечные платформы. И пара дежурящих в ближайших окрестностях сторожевых корветов. Карантин. Никто не должен выйти. Никто не должен войти. Закрытый мир.
   - Раньше эта планета входила в зону влияния ламийцев, - сказала Милу, глядя на обзорный экран. - Потом ротарцы её отвоевали. Но ламийцы уже успели там набедокурить. Как всегда, впрочем. Чего ещё ожидать от этих работорговцев. С тех пор там карантин. Всякие сношения с этим миром запрещены, пока не сойдут на нет последствия вмешательства.
   - Подожди, отвоевали? - изумился Павел. - Но ведь Ротарская империя с ламийцами в последний раз воевала семьдесят лет назад!
   - Тогда они и отвоевали, - согласно кивнула Милу.
   - Милу! - поражённо воскликнул юноша. - Сколько же тебе лет?!
   - Много, Павел, - грустно улыбнулась она.
   А парень запоздало вспомнил, что женщинам такие вопросы задавать не полагается.
   - И что, до сих пор последствия не прошли?
   - Вмешательство было очень сильным...
  
   Павлу наконец-то открылась тайна происхождения Милу и её титула. Когда-то она жила на варварской планете. Вот на этой самой. Но тогда она ещё не знала, что её планета варварская. Она вообще не знала, что такое "планета". Милу (это не настоящее её имя, а сокращённый вариант прозвища, но не суть) происходила из древнего знатного рода. Правда, как с горечью призналась она, ко времени её рождения во владении этого рода осталось всего три горных долины.
   Да-да, её народ жил в горах. И когда девочке стукнуло двенадцать лет (год на этой планете был длиннее стандартного, так что речь на самом деле шла скорее о четырнадцати), её выдали замуж за третьего по счёту сына правителя ещё одного древнего и знатного рода. Но только ещё и богатого, к тому же. Надо сказать, отец её жениха числился среди горных народов этаким "собирателем земель". И это ставилось ему в укоризну, а отнюдь не в похвалу.
   Не привыкли тамошние народы и племена жить вместе. Что ни долина, то отдельный народ, со своим языком и обычаями, а то и несколько. Или, ещё веселее, селения одного народа разбросаны по разным долинам, вперемешку с селениями других народов. Поэтому, когда Гирагеж (так звали новоиспечённого свёкра) начал одну за другой присоединять к своим владениям окрестные долины, это всем жутко не понравилось.
   Но Гирагеж оказался хитёр и изворотлив, аки змий. Он правил тридцать лет, и за это время не было и года, чтобы его растущее государство не воевало. Но боролся он только с одним, максимум - двумя противниками одновременно. С другими же состоял если не в союзнических отношениях (нарушаемых при первом удобном случае, когда приходила очередь союзнику быть завоёванным), то, по крайней мере, в состоянии нейтралитета. И, что самое удивительное, у него это получалось.
  
   Женитьба Милу являлась чисто политическим шагом. Её род решил элементарно "лечь" под сильного покровителя и скрепил эту сделку кровными узами. Впрочем, не одни они такие были. Первые два сына великого завоевателя обрели жён точно таким же образом. Да и дочери правителя тоже покидали семью не просто так, а в обмен на договоры вассалитета. И армии их мужей шли в бой вместе с воинами Гирагежа.
   Так, действуя то мечом, то дипломатией, правитель объединил под своей жёсткой рукой две трети горной страны. Перед самой своей смертью он успел ещё принять древний титул короля - единственное воспоминание о совсем уж старых временах, когда горцы считались частью большого единого государства. Согласно легендам, когда-то их предки единой толпой пришли в эти горы откуда-то с равнин, попутно завоевав тех, кто жил в горах до того.
   Владетельные роды - потомки семей завоевателей, каждой из которых досталось в кормление по деревеньке местных. Или по несколько деревенек, смотря уж какая семья была. Милу в своих предках числила людей, которые ещё тем, старым королям служили чуть ли не командирами целых отдельных армий. У Гирагежа и то родословная была победней - его пращуры в королевской армии являлись простыми латниками, максимум - десятниками. А теперь он король. Такой вот забавный выверт истории.
  
   Ко времени смерти Гирагежа его третий сын Гират (муж Милу) успел стать первым. Не подумайте ничего плохого, первый и второй погибли честно, в бою. Новый король свою родню от опасности не прятал, да и сам частенько шёл в атаку во главе своих рыцарей. Приняв королевский меч (корону у этого народа носить было не принято, так что меч был и символом власти заодно), Гират продолжил дело отца. И закончил объединение страны. Вот только он на этом не остановился.
   Теперь уже объединенная армия Горного королевства (так оно и называлось в дипломатических документах близлежащих стран) начала вторгаться на окрестные равнины. В основном, правда, с чисто грабительскими целями. Во время долгих военных походов мужа Милу оставалась "на хозяйстве". В юной девушке рано проснулся присущий её роду наследственный эмпатический дар, который помог ей сначала избежать смерти от рук бесчисленных придворных интриганов (а это оказалось отнюдь не тривиальной задачей), а потом, после восшествия мужа на трон, прижать этих самых интриганов к ногтю.
   Они продолжали устраивать интриги, но теперь исключительно друг против друга. Заодно молодая королева железной рукой давила вспыхивающие чуть ли не ежемесячно в разных концах насильно объединённой страны бунты и восстания. Так что в седле она проводила немногим меньше времени, чем её муж. Вот только в бой женщине идти не полагалось, поэтому за ходом битвы Милу следила с порога своего шатра.
  
   Так продолжалось тринадцать лет. За это время все, кто хотел восставать или бунтовать против королевской власти, были радикально укорочены - на голову. Остальные научились жить мирно и не воровать постоянно у соседей скот. Впервые за много-много лет по извилистым горным дорогам поползли купеческие караваны, вслед за торговлей начали оживать ремёсла, крестьянские семьи в кои-то веки стали выращивать больше зерна, чем съедали сами. Под предводительством королевы строились мосты и придорожные крепости, основывались храмы и монастыри (на самом деле, не совсем такие монастыри, как на Земле, но смысл похожий). Среди высших и средних сословий начала распространятся грамота, чему способствовали открытые при монастырях школы.
   Именем мужа, но по своему почину Милу провела несколько реформ, создав единую налоговую и судебную системы, сделала изготовление денег монополией королевского двора, заложила основы единой управляющей всей страной бюрократии (кто скажет, что бюрократия - это плохо, пусть попробует пожить в стране, где бюрократии нет, а властные полномочия исполняют наследники древних знатных родов, каждый в меру своего разумения и прихотей).
   А потом Гират умер. Погиб в очередной битве. И Милу, принявшая титул королевы-матери, а заодно и регентши при малолетнем сыне, внезапно обнаружила, что кроме её королевства есть ещё и другие страны. Которых сам факт существования Горного королевства уже просто конкретно достал. Не в последнюю очередь, из-за лихих военных походов её покойного супруга.
  
   Неизвестно, чем бы это дело кончилось (скорее всего, при своих многочисленных талантах, Милу нашла бы способ замириться с соседями), но случилось так, что буквально через год после смерти Гирата на планету заявились ламийцы. Мгновенно оценив обстановку, они предложили как раз сколачивающим грандиозный военный союз соседям Горного королевства сделку. Ружья и пушки в обмен на рабов. Обычные казнозарядные ружья и пушки со стальными нарезными стволами, и снаряды к ним, в цельнометаллической гильзе. На бездымном порохе. И с мощной взрывчаткой внутри. Для промышленного потенциала Ламийской империи - детский лепет. Для родной планеты Милу - невиданное чудо технологии.
   Огнестрельное оружие там знали и широко применяли, но это были дульнозарядные мушкеты и литые пушчонки на дымном порохе, стреляющие ядрами или картечью. Максимум - бомбами с таким же чёрным порохом внутри, взрывающимися от медленно горящего фитиля. С таким допотопным огнестрелом нечего было и думать выковырять горцев из их неприступных крепостей. Теперь же это стало возможным.
   Три года шла война на истребление. Три года Милу во главе маленьких мобильных отрядов мешала врагу продвинуться вглубь страны, уничтожая его обозы и фуражирные отряды. Три года она безжалостно уничтожала изменившие присяге роды, решившие переметнуться на сторону победителей. Три года подконтрольная ей территория уменьшалась, как кусок льда на жарком солнце. Спустя три года Горное королевство пало, а его столицу разрушили до основания.
   Ещё через полгода королеву с сыном настигли и заперли в глухом ущелье, вместе с сопровождавшим их отрядом. Отряд дрался до последнего и погиб весь. Сына настигла шальная пуля. Королеву взяли в плен и повезли на равнины в железной клетке, показывая её бывшим подданным, что им больше не за что сражаться. Правитель страны, которому подчинялись захватившие Милу воины, вдоволь поиздевался над пленницей. Мучения длились два месяца. Потом её продали ламийцам. По цене обычной рабыни, не преминув раструбить об этом факте везде, где только можно.
  
   Забегая вперёд, скажем, что соседям Горного королевства его падение так и не принесло желанного мира. Теперь уже бывшие союзники вцепились друг другу в глотку, пользуясь оружием торговцев с неба. Последние исправно поставляли всё новые и новые партии всем заинтересованным сторонам. Население, разорённое бесконечными войнами и грабежами, выживало, как придётся. По всем дорогам слонялись толпы вооружённого люда, никому не подчиняющегося. Цена взрослого мужчины на рабском рынке сравнялась с ценой винтовки (или пачки патронов для неё). "Мороженое мясо" вывозили с планеты целыми караванами больших грузовых судов, такими же, какие когда-то привиделись Павлу после разговора с Маренциу. Немудрено, что последствия такого вмешательства на планете расхлёбывают до сих пор.
  
   Рабыней Милу пробыла всего ничего. Ей даже не успели поставить нейросеть. Пользуясь своим даром, она бежала. Долго скиталась по портовым трущобам на какой-то планете в Ламийской империи, она сама до сих пор не знала, на какой именно. Терпела голод, холод и страдания. Устроилась на проходящий мимо транспортник, пообещав простому механику заплатить своим телом, если тот спрячет её в своей каюте. Обещания не выполнила, воспользовавшись, опять же, своим даром. В следующем порту сбежала с корабля, ограбив обманутого механика. Купила место на ещё одном корабле.
   Так, скитаясь от планеты к планете, добралась до Хальголаа. Попутно выучив ламийский язык. На Хальголаа познакомилась с одним человеком, который дал ей путёвку в жизнь. Каким именно образом, женщина умолчала, но с его помощью Милу смогла заработать первые серьёзные деньги. С ними она перебралась в Ротарскую империю, где приняла гражданство последней. Там же поставила нейросеть. Базовую. Удачно вложила деньги в некий бизнес полукриминального свойства. Разбогатела. Попутно неслабо потратилась на пластических хирургов, доведя свою внешность до сегодняшнего практически идеального состояния. И заодно узнала о том, что её родная планета теперь находится в карантине.
  
   Сказать, что у неё была мысль вернуться домой и восстановить своё королевство, значит не сказать ничего. В определённый момент это стало её идеей-фикс.
   Именно благодаря данной мечте женщина смогла выдержать все свои бесчисленные испытания. Приобретя состояние, Милу начала эту идею потихоньку осуществлять. Несмотря на карантин, с закрытой планетой всё же поддерживались определённые торговые связи, через плюющих на все запреты контрабандистов. С их помощью свергнутая королева готовила возвращение на трон. В укромных горных укрытиях создавались тайные заводы, где на современном оборудовании производились нужные для будущего воскрешённого государства товары. В первую очередь оружие, конечно, но не только.
   Также с планеты тайно вывозились её сородичи, доказавшие свою преданность. Обучались в учебных заведениях Империи за счёт своей королевы, и так же тайно возвращались назад, чтобы сеять разумное, доброе, вечное. Больше всего котировались учителя для монастырских школ и врачи, хотя инженеров, геологов, агрономов и всяких архитекторов тоже хватало. Все "побывавшие на небе" образовывали нечто вроде тайного общества, цементирующей идеей которого являлась безусловная личная преданность королеве.
   Одновременно продвигали идеологическую составляющую. Упорно и последовательно создавался миф о Королеве-Солнце. Недолгое время её правления провозглашалось своеобразным Золотым Веком, в течение которого народ Горного королевства жил так хорошо, как никогда до или после (это, во многом, являлось чистой правдой).
   Воспевались подвиги погибших воинов, отдавших жизни в борьбе за свободу. Предавались проклятию имена стародавних противников и примкнувших к ним предателей. Издавались сборники поэзии, сказок и легенд на родном языке. Учебники для детей, равно как и исторические трактаты для взрослых, Милу писала сама. Вброшенные ею идеи начинали дальше жить самостоятельно, обрастая подробностями (и иногда несуразностями).
   Но результат был налицо. Уже сейчас Горное королевство фактически объединилось снова. По-прежнему разделённое на множество мелких, зачастую враждующих между собой клочков, оно теперь представляло собой одно целое в культурном плане. Общий язык, общая письменность, общие враги и герои, общая история. Всё чаще представители различных народов говорили о себе: "мы, горные", как о единой нации, противопоставляя себя всем остальным. Всё громче в храмах и на площадях звучали голоса о необходимости воссоединения.
   Это было хорошо, но слишком мало и медленно. Королеве требовался свой собственный корабль, чтобы не зависеть от прихотей контрабандистов, для которых прибыль была важней всего. Таким кораблём стала "Милу". Женщина открыла Павлу ещё один маленький секрет. Её затраты на приобретение и переоборудование маленького кораблика (без малого полтора миллиона кредитов) на самом деле окупились ещё во время того, самого первого рейса. Вот такие крупные ставки были в том простеньком на первый взгляд полёте. Фактически под выполнение этого единственного заказа корабль и создавался. Так, по крайней мере, думали заказчики. Они и представить себе не могли, что Милу начнёт использовать одноимённое судно и дальше.
   А она начала. Не столько ради прибыли, сколько ради того, чтобы "натаскать" своего пилота. Павла. Дать ему возможность приобрести нужные умения и навыки. И потом использовать всё вместе: и корабль, и пилота с его навыками, в своих целях.
  
   - Я даю тебе право выбора, Павел, - торжественно вещала Милу, сурово глядя на экран с изображением родной планеты. - В последний раз, больше выбора у тебя не будет. Ты можешь остаться просто пилотом моего корабля. Возить для меня грузы и людей через карантинный кордон, не выходить за пределы корабля и не показываться никому, кроме персонала разгрузочной команды.
   Она медленно повернулась и посмотрела на юношу сверху вниз, продолжив:
   - Или ты можешь стать моим помощником там, внизу. Встать рядом со мной и помочь мне вывести мой родной народ из тьмы средневековья. Ты станешь преступником по законам Империи. Ты в любом случае станешь преступником, но если скромного пилота-контрабандиста власти будут готовы забыть, то за одним из моих сподвижников развернётся настоящая охота, после того, как они установят твою личность.
   Дав осознать сказанное, Милу снова заговорила:
   - Но это ещё не всё. После того, как я верну себе престол, прольются реки крови. И часть её прольёшь ты сам. Родственники и близкие убитых станут боятся, презирать и ненавидеть тебя. Твоей жизни каждую минуту будет угрожать опасность. Любой твой успех забудут через месяц, а малейшую ошибку продолжат вспоминать годами. Люди, которым ты поможешь, начнут плевать на твои следы и шептать проклятья. Ложь, грязь и предательство окажутся неотъемлемой частью твоей жизни. Это участь всех, кто решит прикоснуться к власти.
   Женщина перевела дыхание.
   - Однако, когда всё кончится, о тебе узнает вся Империя, а то и Содружество. О тебе напишут книги и снимут фильмы. И это ещё не всё. Ты станешь моим представителем, когда снимут карантин. А его снимут уже через несколько лет, я позаботилась о том, чтобы это произошло. Не официальным представителем, конечно, это место уже занято. Но ты будешь вести переговоры от моего лица в тех случаях, когда официально действовать будет нежелательно. Через твои руки потекут настоящие потоки денег. И я не возражаю, если некая маленькая часть из них к этим рукам прилипнет. У меня всё равно будут воровать, пусть уж я буду знать, кто именно. Тот миллион триста, который я пообещала тебе, покажется жалкой мелочью.
   Начальница снова замолчала. Через минуту она тихо спросила:
   - Так что ты выбираешь, Павел? Тебе придётся сделать этот выбор сейчас, я не могу больше ждать. Ты мой пилот или мой соратник?
   Павел спокойно посмотрел на неё и твёрдо ответил:
   - Я твой соратник.
  
   Павел посадил корабль в глубоком горном ущелье, стиснутом между двух скальных круч. Посадил, миновав незамеченным космические мины и пушечные платформы. Дождавшись перерыва в пару десятков минут, во время которого над районом не проходило ни одного спутника-шпиона. Среди бела дня, чтобы скрыть в солнечном свете следы работы реактивных движков. Не прибегая к гравитационным двигателям, чтобы не "засветиться" на экранах систем слежения. Вывел с расстояния в несколько десятков тысяч километров точно на заранее освобождённую от деревьев прогалину в лесу размером лишь немногим превышающую размеры судна.
   Прогалина эта до последней минуты скрывалась под специальной маскировочной сетью, и сейчас эту сеть споро натягивали обратно на верхушки деревьев поверх корпуса судна. Пяти минут не прошло, и вот уже на месте прогалины любой наблюдатель с небес увидит лишь такие же верхушки деревьев, качающиеся на ветру. Причём увидит в любом спектре, каком ни посмотрит: видимом, инфракрасном, ультрафиолетовом, рентгеновском. Даже облучив это место узконаправленным пучком радарного излучения, получат лишь стандартный отклик, как от поверхности грунта и подлежащих горных пород.
   Милу не упустила шанс лишний раз покрасоваться перед своими будущими подданными. Из пассажирского люка она показалась в одеяниях, точь-в-точь воспроизводящих древнее церемониальное платье времён её царствования. Павел в своём лётном комбинезоне смотрелся рядом с ней нелепым контрастом, однако и в этом заключался смысл. Милу настояла, чтобы самим своим видом юноша символизировал поддержку, оказываемую королеве такими полумифическими созданиями, как "люди с неба".
  
   Сойдя с трапа на родную землю и дождавшись, когда вслед за ней сойдёт Павел, женщина сделала ещё одну вещь. Под восторженные крики присутствующих (они не смолкали с момента её появления), королева посвятила своего пилота в рыцари Горного королевства.
   Королевский меч, потребный для этой церемонии, ей преподнёс какой-то седовласый худощавый мужик с суровым породистым лицом. Как позже объяснили Павлу, титул (а заодно и должность) его так и звучала: "Хранитель Королевского Меча". Всё с больших букв. Дело в том, что данный артефакт нельзя было вывозить за пределы королевства, кроме как в рамках военного похода. Поэтому каждый раз, покидая родную планету, Милу оставляла меч на ответственное хранение.
   Теперь же она воткнула древний клинок остриём в каменистую землю и сложила свои сцепленные пальцами кисти рук поверх оголовья рукояти. Произнеся слова торжественной клятвы, Павел поцеловал эти пальцы, а заодно и оголовье тоже. Ещё один бодро подскочивший мужик опоясал юношу отделанным золотыми пластинами широким поясом, и всё, теперь Павел официально считался рыцарем. Безземельным, правда, не наследным, и без титула. Низший, так сказать, из высших. Последний среди равных.
   После чего свежеиспечённому рыцарю пришлось срочно осваивать нелёгкое искусство езды верхом. До знакомого парню ещё с Земли седла с луками и стременами местные жители уже додумались. В то время, как до одомашнивания лошадей - ещё нет. По причине отсутствия таковых, как вида, в местной фауне. Использовались некие подобия жирафов. Карликовых. С непропорционально длинными ногами и такими же шеями. Передние ноги немного длиннее задних, что, вкупе с высокой холкой, придавало спине животного этакую изящную наклонность. А всаднику, вздумавшему взгромоздится на спину дрока (так они назывались) без седла - неудержимое стремление скатиться кубарем по направлению к хвосту.
   Что поделать, другого транспорта здесь не придумано. Только если пешком или на местном аналоге арбы - одноосной повозке с большими цельными деревянными колёсами. Одноосной, потому что другая на извилистых горных дорогах не развернётся. С большими колёсами - чтобы поменьше все встречные камешки чувствовать. Но рыцарю на арбе не положено. Впрочем, до ближайшего пещерного укрытия добрались достаточно быстро, пары часов не прошло.
  
   - Ты кто такой, что б стоять у меня на пути? - процедил высокородный молодчик.
   - Тот, кто не хуже тебя, - невозмутимо отозвался Павел.
   - Смерд, крестьянин! - взорвался собеседник.
   - Ни смердом, ни крестьянином в своей жизни не был. Ты лжёшь.
   - Я лгу?!
   - Ты лжёшь.
   - Хам!!! - молодчик выхватил из ножен меч. - Я укорочу твой грязный язык!!!
   Павел спокойно стоял и смотрел, как заточенная полоска кованной стали сначала взметается вверх, а потом с шелестом обрушивается на его голову. Для кого-то другого это движение могло бы показаться молниеносным. Но не для пилота, чей мозг в единении с нейросетью привык обрабатывать десятки показаний различных приборов в секунду. В последний момент активировав бластер, юноша хладнокровно разнёс покушающемуся на его жизнь рыцарю грудь. Вздохнув, отвернулся.
   Уже тринадцатый за неделю. Какие-то вспыльчивые они тут в Горном королевстве. Самому первому дуэлянту парень просто отстрелил руку. Помнится, ещё произнёс тогда с пафосом, мол, поднявшего на меня руку я этой руки лишу. Как выяснилось, лучше б он его убил. За убитого на благородной дуэли никто не "впишется", а вот за покалеченного будет мстить весь род, поскольку дуэль считается не оконченной. Тогда Павел стал убивать.
  
   - Многие будут недовольны моим решением, - говорила ему Милу неделю назад. - Но не осмелятся высказать своё недовольство мне в лицо. Твоя задача, мой рыцарь, спровоцировать их гнев. Они будут пытаться устранить тебя, а ты устранишь их. Я произвела тебя в это достоинство. Подвергая сомнению твой ранг, они подвергают сомнению моё решение и мою власть. Таких следует удалять, как садовник отсекает заранее поражённые гнилью ветви. С гнилой сердцевиной из них не выйдет крепкой опоры.
   - Моя королева, - возразил он ей тогда. - Так будут отсечены только самые глупые. Умные затаятся и будут вредить исподтишка.
   - На умных всегда можно найти укорот. Сладкую приманку. Деньги, титулы, почести. И кнут с другой стороны. А те, кто глуп, достойны наказания уже по одной этой причине.
   - Повинуюсь, моя королева, - с тяжёлым сердцем согласился Павел.
  
   На следующий день после прибытия "Милу" на планету, королева провозгласила во всеуслышание о своём возвращении. И сделала это не где-нибудь, а среди развалин бывшего дворца, взобравшись на полуразрушенный постамент, где когда-то стоял её трон.
   Выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Первым делом правитель удельного княжества, на территории которого находилась столица (по какому-то недоразумению, этот тип присвоил себе титул короля), послал свою дружину схватить "самозванку". Дружину, сплошь состоящую из благородных рыцарей в сверкающих доспехах, пропустили на площадь перед дворцом и расстреляли в упор из улучшенных магазинных винтовок с продольно-скользящим затвором.
   Потом королевское войско (состоящее из сотни пеших стрелков при двух пушках) пошло к родовому замку "короля" и пришибло того. Вместе со всей семьёй, свитой и большей частью челяди. В течение последующих трёх дней такая же участь постигла ещё двух царьков, ранее вздумавших присвоить себе древний титул. Оставшись единственным лицом королевского звания на двадцать километров окрест, Милу вернулась в столицу, где местный первосвященник при большом стечении народа помазал её на царствование и опоясал поясом с висящим на нём королевским мечом. Это был первый в истории Горного королевства случай, когда королём стала женщина. Милу, напомним, до этого являлась лишь супругой, а потом матерью короля.
   Усевшись на специально восстановленный в спешном порядке к этому моменту трон, королева начала награждать и миловать. Награждать тех, кто помогал ей вернуться к власти, миловать тех, кто по какой-то уважительной причине не мог это сделать (например, вообще не знал о её существовании, считая лишь древней легендой).
   Помилованы, в частности, оказались те правители окрестных земель, что догадались примчаться в столицу к началу церемонии коронации и вовремя принести присягу. Среди награждённых числился и Павел, которому подтвердили рыцарское звание. И заодно дали почётный титул Лорда королевства. И землю во владение. И не просто землю, а всю столицу и несколько окружающих её деревенек.
   В этом тоже содержался свой смысл. Правителем столицы традиционно назначался ближайший родственник короля. Конкретно супруга, младший брат или старший сын. Окружающим оставалось только гадать, кем именно из вышеперечисленного приходиться королеве этот никому не известный инопланетник. На следующий день после коронации Милу ушла в поход, вразумлять тех соседей, которые вовремя принести присягу не догадались.
   Свежеиспечённого Лорда Столицы (так и звучал официальный титул) Милу оставила на месте. Как она прямо заявила, у неё больше не имелось человека, на которого можно было бы оставить город с тем, чтобы, вернувшись, не обнаружить этот город в чужих руках. Или, что ещё хуже, в руках того человека, на которого она этот город оставляла. И вот уже неделю Павел без дела слонялся по отстраиваемому силами горожан дворцу и, так сказать, привлекал внимание прохожих. Которые порой кидались на него с мечами.
  
   Первое покушение на его жизнь случилось уже через пару часов после того, как улеглась пыль, поднятая уходящим королевским войском (оно уже успело разрастись до тысячи человек и десяти пушек, плюс две сотни конных латников, набранных из дружин присягнувших правителей). На Павла, как раз вышедшего в тронный зал, набросилась сразу целая толпа благородных. Некоторые из которых носили титул лорда.
   Павел находился в плохом настроении, вызванном долгими безуспешными поисками сортира по всему дворцу. До этого он пользовался ночным горшком в своих апартаментах, но возвращаться в выделенные ему покои только для того, чтоб опорожнить мочевой пузырь, парень посчитал полной блажью. Увы, сортир найти так и не удалось. Допрошенные с пристрастием слуги дрожали и путались в показаниях. К тому же Павел ещё не настолько хорошо понимал их язык. Милу когда-то давно сварганила при помощи привлечённых лингвистов небольшую обучающую базу, призванную помочь инопланетникам постичь местное наречие, но полнота этой базы оставляла желать лучшего.
   Итак, представьте себе ситуацию. У вас переполнен мочевой пузырь, к тому же крайне мрачное расположение духа, вы ищете, на ком бы сорвать свою злость, и тут на вас набрасывается два десятка дебилов с острыми железяками наперевес, вопя, как ненормальные. Ваши действия? Нет, Павел не намочил штаны. Он просто перестрелял нападавших. После чего, ругаясь на четырёх языках, потащился в свои покои за ночным горшком. Как позже выяснилось, такая штука, как сортир, во дворце отсутствовала в принципе. Наполненные ночные горшки слуги потом утаскивали и опорожняли в выгребную яму.
   Вернувшись через десяток минут в тронный зал, новый Лорд Столицы застал на месте устроенной им бойни лишь пару слуг, спешно отмывающих с пола пятна крови. На закономерный вопрос: "Где все?", они лишь задрожали и сбивчиво начали объяснять, что придворные и строители в полном составе бежали с поля боя, испугавшись продолжения репрессий со стороны Лорда-С-Неба. Тяжело вздохнув, Павел послал одного из слуг найти и привести к нему управляющего дворцом (назначенного на эту должность только вчера самой Милу).
   Сам он уселся на верхнюю ступеньку лестницы, ведущей к трону и принялся ждать. Имеющие зоркий глаз, увидев это, мгновенно заключили, что юноша в самом деле приходиться близким родичем королеве. Иначе с чего бы он осмелился забраться так высоко? А парень просто хотел отодвинуться подальше от царящего в помещении тяжёлого запаха крови. Он бы сел и на сам трон, но в последний момент посчитал это ненужным излишеством.
   Явившемуся управляющему (дрожащему благообразному старикашке по имени Ягет) Павел объяснил, что массовые расстрелы пока откладываются, а вот повеление королевы восстановить её дворец в прежней красе неплохо бы выполнить к моменту возвращения правительницы из похода, хотя бы в части, касающейся тронного зала и её личных покоев. А ещё Лорд Столицы проголодался.
   Намёк был понят. Уже спустя пятнадцать минут тронный зал снова наполнился шумом строительных работ, по коридорам засновали работяги и дворцовые чиновники, а Павла повели в дом одного из богатых горожан обедать. В самом дворце пока царила разруха, исключающая нормальный приём пищи.
  
   Второй раз действовали тоньше. Парень шёл в свои покои по тёмному коридору, когда на него со спины набросились прятавшиеся за гобеленами шестеро человек. Набросились молча. Если б Павел не надел очки ночного видения и не заметил торчащие из-под гобеленов носки сапог, у них могло бы даже что-то получиться. Ругаясь ещё замысловатее, чем в прошлый раз, юноша снова вызвал управляющего и повелел тому найти начальника дворцовой охраны. Явившемуся начальнику парень приказал провести следствие по горячим следам, грозя в случае неудачи пристрелить его самого. После чего ушёл спать.
   Выходя утром из апартаментов, Павел обратил внимание, что по всему дворцу теперь расхаживают парные патрули из гвардейцев с винтовками, а у дверей его покоев стоит пост из шести человек. Больше народу охраняло только королевские покои, сейчас пустующие. Там слонялась целая дюжина. Перехвативший Лорда Столицы по пути в тронный зал начальник охраны отчитался о проведённых за ночь следственных мероприятиях.
   Выясненными оказались личности убийц, их родственники и знакомые были схвачены и брошены в городскую темницу (дворцовую тюрьму ещё не восстановили). Многие из задержанных уже дают признательные показания. Павел благосклонно кивнул и посоветовал не налегать пока на форсированные методы допроса. Всё-таки признавшиеся должны будут дожить до королевского суда, а он когда ещё состоится.
   Дальше случилось несколько одиночных (возможно, спонтанных) нападений, включая уже описанное выше. И ещё разок на него попытались напасть во время сна. Кроме того, Павла дважды хотели отравить. Безуспешно, по причине применения юношей компактного химического анализатора, настроенного на поиск отравляющих веществ. Два состава поваров переселились в темницу, а Лорд Столицы переехал трапезничать в дом другого горожанина. Начальник охраны порывался схватить и хозяина старого дома, но Павел запретил. Милу, уезжая, попросила не портить отношения с богатыми людьми незнатного происхождения. Именно в них, а не в старой знати она видела будущую опору своего трона.
   Помилованный купчина, по совместительству градоначальник (а кому ещё иметь такой большой дом?) ползал перед Лордом-С-Неба на коленях, плача и целуя в порыве благодарности руки. На пальцах юноши после этой процедуры прибавилось массивных перстней с драгоценными камнями. Парень заверил несчастного в отсутствии в отношении последнего дурных намерений и пообещал лично разобраться в степени виновности арестованных поваров, и потом вернуть невинных на волю.
   А вот перстни отдал обратно, чем несказанно всех удивил. Не объяснять же им, что с помощью ремонтного робота на борту "Милу" он сможет за день понаделать таких же пару мешков, было бы достаточное количество драгметаллов в качестве материала. Определённые сложности возникли бы только с синтезом искусственных драгоценных камней подобного размера.
  
   Дальше - веселее. Поняв к исходу первой недели, что попытки физического устранения не срабатывают, большие шишки местной политики решили задобрить Павла. Или скомпрометировать? В общем, вокруг парня начали увиваться тучи девиц. Они и раньше это делали, но не в таких количествах, и как-то несмело. Среди этой толпы были и молодые дочери других лордов, и их почтенные жёны, и какие-то авантюристки не совсем благородного происхождения, и просто смазливые служаночки. Юношу эти заигрывания в основном забавляли. Для достижения сколько-либо серьёзного результата дамочкам неплохо было бы начать мыться несколько чаще, чем раз в месяц, но говорить им это вслух Павел не стал.
   Одновременно с этим к Лорду Столицы начали подходить Очень-Серьёзные-Люди и предлагать свою дружбу, а также все блага мира. Нужно было только решить один вопрос в их пользу. Или посодействовать тому, чтобы его решила королева. Павел обворожительно улыбался и соглашался на все предложения (почти всегда противоречащие друг другу), но сетовал, что королева нынче далеко, и поговорить с ней он не может, а сам он такие вопросы решать пока не уполномочен. И то, и другое, к слову, было неправдой. Во-первых, они с Милу общались каждый день при помощи целой сети ультракоротковолновых ретрансляторов, заблаговременно установленных на верхушках всех высоких гор, а, во-вторых, полномочиями королева одарила своего лорда самыми широкими. Но негласными.
   Очень-Серьёзные-Люди хитрость юноши раскусили моментально и стали заваливать мелкими просьбишками, на решение которых у Лорда Столицы совершенно точно имелись все полномочия. Непринуждённо улыбаясь, юноша заявлял им в лицо, что подобной фигнёй ему заниматься лениво, и пусть они с этими проблемами идут к градоначальнику. Или управляющему дворцом. Или старшему конюшему. Или ещё кому-нибудь, по ситуации. Вышеозначенные чиновники вертелись, как ужи на сковородке, пытаясь угодить всем партиям и не попасть под опалу монаршей особы. Павел читал стенограммы, сформированные по результатам работы подслушивающих устройств, раскиданных по всему дворцу, и мотал на ус. Раз в день намотанное отсылалось с докладом прямо к Милу.
  
   Королева тем временем огнём и мечом прошлась по замкам строптивых князьков. Контролируемые ею земли расширились до сотни километров в поперечнике. С поправкой на рельеф местности, разумеется, тут границы всех территориальных единиц были привязаны к горным хребтам, ущельям и речкам. В каждом городе и даже маленьком селении Королеву-Солнце встречали с хлебом-солью (образно выражаясь). И в каждом населённом пункте, как по волшебству, находился всеми уважаемый, давно уже живущий в этом месте человек, как правило, священник, или врач, или учитель из монастырской школы, в которого правительница тыкала пальцем и провозглашала: теперь ты будешь здесь градоначальником (старостой). О том, что каждый из выбранных носил в голове нейросеть и уже успел собственнолично побывать на небе, окружающим знать было не обязательно.
   Пару раз случилось так, что после её ухода королевского избранника умерщвляли некие личности, которым тот мешал жить в своё удовольствие. Оба раза Милу возвращалась в эти места с армией и вешала данных личностей и всех их подельников вместе с семьями на окрестных деревьях. Народ неизменно торжествовал, потому что везде, где королева успела побывать, она отменяла все местные налоги и поборы, обещая заменить их единственным пятнадцатипроцентным налогом на прибыль, из которого в столицу будет уходить лишь треть. Остальное поделится пополам между местной церковной епархией и городской (деревенской) казной, которой станет распоряжаться местный выборный совет.
   И даже этот налог начнёт взиматься лишь с начала следующего года. Тогда как текущий год ещё только недавно начался. Так что почти год селянам не придётся платить вообще никаких налогов. Причина подобного аттракциона невиданной щедрости заключалась в богатом золотом запасе, заранее привезённом на планету и до поры укрытом в одном из горных убежищ. Захваченная накануне тонна жёлтого металла, выкупленная королевой целиком и привезённая в трюме корабля, удачно в этот запас вписалась.
   А по вечерам королева разговаривала с Павлом и с выражением зачитывала все те кляузы и доносы, которые придворные писали в её адрес по поводу возмутительного поведения юноши. О том, что Милу писала в ответ, женщина умалчивала, но когда гонцы приносили эти ответы адресатам, последние серели в лице и уменьшались в размерах раза в полтора, лишь бы не отсвечивать лишний раз перед грозным Лордом-С-Неба. Полные ненависти взгляды упирались в спину парню всюду, где бы он не прошёл, но Павлу на это было откровенно наплевать. Единственная вещь, которой он интересовался, не стесняясь наказать нерасторопных, а то и пригрозить виновным в том или ином срыве гневом королевы - это восстановительные работы, ведущиеся во дворце.
  
   Полностью готовыми после двух недель ремонта можно было назвать лишь две области во дворце, состоящие из нескольких близкорасположенных, изолированных от прочих помещений комнат. Это личные королевские покои и покои Лорда Столицы. Их облицевали заново отделочным камнем и панелями из ценных пород дерева, перекрыли давно обрушившуюся крышу, починили проходящую под полом систему труб, через которые прогонялся нагретый воздух от печей в подвале, запустили миниатюрные фонтанчики по углам (теперь хоть руки есть, где сполоснуть), побелили потолки, украсили гобеленами стены, набрали заново витражи в окнах. Заодно притащили мебель. В комнаты Павла, равно как и в некоторые другие залы - экспроприированную из замка местного "короля", для правительницы же всё срочно изготовили под заказ столичные мастера.
   Частично готовыми также можно было признать тронный и малый обеденный залы. В малом обеденном вообще только люстру повесить осталось. Узнав от Милу, что та скоро возвращается, Павел велел срочно ускорить этот процесс, забив на всё остальное. В тронном же зале успели отделать только потолок и пол. Ну и сам трон с постаментом. Проникающий сквозь широкие незастеклённые окна ветер вихрями гонял пыль по свежеуложенным мраморным плитам между голыми стенами, которые лишь только начали облицовывать. Колонны стояли голые (их позже намеревались покрыть резьбой), торжественных вымпелов нет, красивых статуй нет, деревянных панелей и гобеленов тоже нет. Стыдобище, а не тронный зал.
   В другие же помещения дворца пока даже заходить было страшно.
  
   Зато остальные должностные лица зря времени не теряли. К примеру, Предводитель Воинского Разряда (министр обороны по-здешнему) за те две недели, что королева отсутствовала, успел набрать ещё десять тысяч рекрутов в королевское войско. Обмундировал их и устроил в спешно сооружённых казармах. И даже начал преподавать основы строевой подготовки. Так что возвращающуюся королеву вся эта военизированная толпа встречала, выстроившись в идеально ровные колонны по краям ведущих к дворцу улиц. Заодно оберегая правительницу от толпы настоящей - встречать Милу собралась вся столица.
   Королева ехала во главе своей армии верхом, улыбалась подданным, гвардейцы за её спиной швыряли в толпу горожан мелкие монетки. Горожане в долгу не оставались, и в государыню летели зёрнышки злаков и лепестки цветов. Градоначальник, который всё это организовал, ехал рядом с правительницей, пыжась от важности. Под мышкой он сжимал обширный доклад с отчётом о жизни города и своими предложениями по её, этой жизни, улучшениям. Свои доклады принесли в клювике и другие чиновники всех мастей.
   Павел всё время торжественного марша благополучно продрых в своей спальне. На церемонию его никто не позвал, лишив возможности показаться на людях рядом с королевой и опустив, таким образом, в неофициальной придворной иерархии ниже плинтуса. Парню на это было плевать. О грядущем прибытии Милу, равно как и о подготовке её встречи, он знал ещё позавчера и в тронный зал пришёл за пять минут до того, как туда пожаловала виновница торжества. Когда королева поманила юношу рукой и повелела сесть на верхней ступеньке у подножия её трона, злопыхатели чуть слюной не подавились от ярости.
   Чуть позже юноша с гордостью демонстрировал Милу полностью восстановленный малый обеденный зал. А во время трапезы он сидел во главе длинного стола, по правую руку от правительницы. Взгляды всех присутствующих лордов и чиновников были устремлены на парня, даже в большей степени, чем на королеву. И если б эти взгляды умели материализовать мысли своих владельцев, Павел не задержался бы в мире живых и на секунду.
  
  Глава 24
   Однажды Милу совершила шаг, необъяснимый с позиции логики, по мнению Павла. А именно, взяла и вывезла на своём корабле две сотни рабов из Ламийской империи. Сегодня парень ещё раз получил возможность убедиться: если он чего-то не понимает в действиях своей бывшей нанимательницы, значит просто не в курсе всех её грядущих планов.
   При взгляде на открывшееся зрелище сразу вспомнился старый земной анекдот про рабочего, вывозящего с территории завода тележки с мусором. "Да нужен мне этот мусор", - в порыве откровенности признался герой анекдота заинтригованному охраннику, - "я тележки ворую!" Так и Милу, ввезя на территорию Ротарской империи две сотни беглых рабов в анабиозных капсулах, на самом деле тривиально нашла способ переправить через границу нужное ей количество этих самых капсул. Официально их ввоз был ограничен, а оборот - строжайше контролировался в рамках борьбы с работорговлей. Заодно она ещё и проверила саркофаги на возможное наличие заводского брака, как позже сообразил юноша. Если при перевозке беглый раб издох - значит, изделие дефектное.
  
   Парень ошеломлённо смотрел на стройные ряды анабиозных капсул, стоящие в небольшом подвальном помещении. Все они, судя по горящим индикаторам, были включены и заполнены живым содержимым. И здесь лежат соратники Милу? Те, кого она когда-то вывезла с Империю, чтобы дать им современное образование?
   - Уверяю тебя, господин, все они легли в эти капсулы добровольно и только на время перелёта, - проскрипел маленький человечек со сморщенным лицом неопределённого возраста. - По прибытию на родную планету их немедленно освободят.
   - Я извиняюсь за свои необоснованные подозрения, господин, - дипломатично проговорил юноша.
   Признаться, в сказанное верилось с большим трудом. Но, с другой стороны, убедительных доводов, доказывающих неискренность произнесённых слов, тоже не находилось.
   Интересно, размышлял он, какой же фанатичной преданностью к своей правительнице нужно обладать, чтобы добровольно залезть в этот гроб? Лежать в темноте при температуре чуть выше нуля в искусственной коме при практически остановленных жизненных процессах под воздействием специальных препаратов, когда лишь исправная работа аппаратуры капсулы отделяет тебя от полной смерти? При том, что, согласно статистике ламийцев, на каждые тысячу погружений в анабиоз случается в среднем полтора случая с летальным исходом, и ещё шесть-семь случаев с различными осложнениями, делающих человека инвалидом на всю оставшуюся жизнь, если сразу не последует весьма сложного и дорогостоящего медицинского вмешательства? А знают ли вообще эти преданные подданные своей королевы о подобной статистике?
   - Не нужно извинений, господин. Мы же служим одному делу! Ведь я правильно понял, что ты не из этих жадин-контрабандистов, которых, кроме денег, ничто не интересует? Тебя же посветила в рыцари наша королева?
   - И не только в рыцари, - задумчиво пробормотал Павел.
   В последнее время Павел как-то подрастерял свой изначальный восторг по поводу того, что делает Милу. Да, цель она себе выбрала вполне благородную. Объединить раздробленную страну, отодвинуть в сторону замшелую феодальную структуру, дав развитие промышленности и торговле, поднять уровень всеобщего образования и медобеспечения, сделать жизнь простого народа лучше, наконец. Но вот методы, которыми она пользовалась... Можно сказать, последней соломинкой послужило то поручение, которое дала правительница Павлу перед самым его отлётом с её родной планеты.
  
   - Я недовольна тобой, мой рыцарь! Ты не выполол в моём саду все сорняки!
   - Я предупреждал, что так случиться, моя королева. Он слишком умён, чтобы бросаться на меня с мечом или устраивать покушения.
   - Просто ты недостаточно сильно старался его спровоцировать!
   Разговаривали они через нейросеть, так что со стороны всё выглядело прилично. Королева восседала на троне в торжественных одеяниях и с ничего не выражающим лицом выслушивала цветастую речь недавно прибывшего посла Иллирии, крупнейшего равнинного государства из прилегающих к границам Горного королевства. Речь посла на человеческий язык можно было вкратце перевести так: "Не знаю, кто ты такая, королева, но давай жить дружно, а не то хуже будет!" Павел же привычно примостился на верхней ступеньке подле трона (ему там даже специальную подушечку положили, чтоб не на голом камне сидеть) и озирал тронный зал нахальным взглядом. На посла Лорд Столицы внимания не обращал, пусть об этой проблеме у Главы Посольского Разряда голова болит.
   Тот сорняк, о котором говорила Милу, носил титул Лорда королевства и звание правителя одной достаточно большой провинции в этом самом королевстве. Своё звание он сохранил за собой с давних времён, поскольку вовремя понял, куда ветер дует, и во время коронации одним из первых принёс присягу вернувшейся на трон королеве. Вот только мириться с подчинённой ролью не пожелал категорически.
  
   Милу имела в своём распоряжении сразу две независимые друг от друга системы слежки за своими подданными. Одна основывалась на живых осведомителях из числа слуг и управлялась начальником дворцовой охраны. Другая являлась полностью автоматической и черпала сведения из бесчисленных "жучков", разбросанных как по дворцу, так и по домам всех сколько-нибудь значимых людей в королевстве.
   Системы дополняли и дублировали друг друга, позволяя с достаточной степенью надёжности следить за развитием политических интриг и тайных течений при дворе. И обе они уже давно сигнализировали о чрезмерном усилении группировки, возглавляемой лордом Риглоном. Это как раз и был тот самый сорняк, который имела в виду Милу в разговоре с Павлом.
   Группировки при дворе - дело обычное. Человекам вообще свойственно кучковаться. Особенно в опасном окружении. А кто скажет, что придворные - это не опасное окружение? Тут дело такое, съесть могут любого, да так, что и косточек не останется, только дай слабину. Потому что всем хочется себе побольше власти и влияния: одним - в интересах дела, чтобы иметь возможность выполнять свои обязанности так, как они считают нужным и правильным, другим - в целях обогащения, себя или клана, третьим - просто в целях самообороны. Но другие-то придворные, гады такие, своей властью и влиянием делиться не хотят! Для себя берегут.
   Значит, что? Правильно, давить, давить проклятых конкурентов при каждом удобном случае! Пусть место своё знают и не высовываются! А конкуренты не хотят давиться. И объединяются, чтоб поддерживать друг дружку. Поэтому на создание и подковёрную борьбу всяких кланов правитель обычно смотрит сквозь пальцы. Следит только, чтобы не схарчили случайно тех человечков, которые, по мнению государя, пользу приносят, а постоять за себя во всех этих интригах не способны.
   Другое дело, если группировка создаётся с целью свержения самого правителя. В то время, как именно такую цель, по всей видимости, и ставил перед собой лорд Риглон. Может, он и не желал физического уничтожения Милу. Но вот задумку стать самым главным во вновь создаваемом королевстве, превратив номинальную королеву в свою марионетку, точно имел. Он сам однажды в этом признался во время беседы с одним своим очень близким сторонником. Беседа эта, кстати, достигла ушей Милу именно благодаря электронным "жучкам". Осведомителей при ней не присутствовало.
   Зато благодаря слугам-шпионам стало известно, что Риглон, помимо всего прочего, сумел прижать к ногтю Предводителя Воинского Разряда и управляющего дворцом Ягета. То ли смог их уговорить, то ли припугнул при помощи какого-то "убойного" компромата, то ли просто использовал "втёмную", не раскрывая до конца своих целей. И, что на самом деле наиболее серьёзное, на днях он смог найти подход и к Рунку - начальнику дворцовой охраны. Во всяком случае, в последнем докладе Рунка подозрительным образом отсутствовали важные детали, которые непременно должны были быть услышаны подчиняющимися ему осведомителями.
   И вот это уже было страшно. Во-первых, от начальника дворцовой стражи Риглон мог узнать о факте слежки за собой. Во-вторых, вышеперечисленные три чиновника, вместе взятые, контролировали почти все наличные силы внутри дворца. Так что от удачного переворота лорда Риглона отделяло фактически только его собственное нежелание пока этот переворот совершать.
  
   - Что ты предлагаешь сделать, моя королева? Мне пристрелить его?
   - Нет, он должен первый на тебя напасть. Иначе я не смогу потом уберечь тебя от гнева остальных владетельных лордов.
   - Как?! Что мне сделать, чтобы он напал на меня? На мои слова, даже на прямые оскорбления этот ублюдок не реагирует.
   - Оскорблять можно не только словами, мой рыцарь. Посмотри на его дочурку. Она - единственное, что у нашего драгоценного лорда есть дорогого для его души.
   - И что мне прикажешь совершить с этим ребёнком? - хмуро спросил Павел.
   То, куда клонила Милу, ему категорически не понравилось.
   - Ты жалеешь её? Думаешь о её чувствах? О своей репутации? Или о своей совести? - вкрадчиво спросила королева. И продолжила жёстким тоном: - Подумай лучше о тех реках крови, что прольются, когда лорд Риглон, наконец, решится выступить против моей власти!
   - Повинуюсь, моя королева, - скрепя сердце, согласился Павел.
   - Сделай это сейчас, когда я выйду из зала! - приказала она. - Не смей ждать и сомневаться! Сегодня Риглон должен умереть!
  
   Дипломатический приём, тем временем, подошёл к своему завершению. Посол окончил свою речь и вручил пергаментный свиток с вверительной грамотой. На все иносказательно заданные им вопросы он получил столь же иносказательный ответ: "Такие дела, мил человек, с кондачка не решаются. Ты пока в гостевом домике поживи, а мы пока подумаем, о чём с тобой говорить, и говорить ли вообще".
   Королева встала с трона и, величаво пройдя через весь зал по образованному придворными живому коридору, покинула помещение. Часть присутствующих (в частности, вся её личная свита) последовали за ней, но большинство осталось, чтобы обсудить речь посла и данный на неё ответ. Лорд Риглон отошёл к группе своих сторонников, оставив дочь на попечении некоего молодого человека, не то её жениха, не то дальнего родственника.
   Павел, сочтя, что более удобного момента не представиться, легко соскочил со своего места и скользящей походкой пошёл сквозь толпу. Разговоры при его приближении мгновенно смолкали - парень считался изгоем в среде придворной знати. Он ни с кем не дружил, не поддерживал ничью партию или группировку, да и лично был многим не симпатичен. Кроме того, он успел заработать кучу врагов. А то и кровных мстителей, после всех тех покушений.
   В таких условиях даже просто находиться рядом с Лордом Столицы все считали для себя, во-первых, неприятным, во-вторых, просто опасным.
  
   - Ба, что тут у нас за красавица стоит?! - громко воскликнул Павел.
   Фраза получилась глупой и неестественной. И не мудрено. Впервые в жизни парню приходилось решать подобную задачу - приставать к девушке. Да ещё и на виду у всех. Он даже не знал, с чего начинать.
   - У тебя есть имя? - продолжал он глумливым тоном, внутренне желая провалиться сквозь землю от стыда.
   "Блин, ну и задала же ты мне задачку!" - рассержено думал юноша в адрес королевы. Можно, конечно, долго рассуждать о благе государства и том, что важнее: слезинка ребёнка или мировая гармония. Ну вот не получалось у него! Не мог он заставить вести себя так, как требовалось! Фальшивость играемой им роли чувствовал даже он сам.
   Девчушка (на вид, ей исполнилось лет пятнадцать, по земным меркам) посмотрела на него широко раскрытыми испуганными глазами. Её сопровождающий заметно напрягся, но в разговор пока не вмешивался. Вокруг прокатился чуть слышный шепоток. Лорд Риглон (Павел видел это через установленную в зале видеокамеру) повернул голову в их сторону.
   - Ну же, у тебя разве нет языка? - продолжал глумиться парень. С ужасом и отвращением он осознал, что начинает даже находить в происходящем какое-то извращённое удовольствие. - Скажи мне своё имя!
   - Рата, - еле слышно проговорила несчастная.
   - А почему так тихо? - продолжал издеваться Павел. Он провёл пальцем по её губам. - Этот прекрасный ротик способен говорить громче?
   "Боже, что я творю? В какое чудовище я превращаюсь?" - билось у него в голове.
   - Послушай, лорд... - Решился, наконец, вмешаться стоявший рядом юноша.
   Это был очень хороший и правильный поступок, вот только голос храбреца в самый ответственный момент дал петуха, а сам он побледнел и смешался, отступив на шаг, когда Лорд Столицы неистово вперился в него своим взглядом. "Ты-то хоть куда вмешиваешься?" - яростно подумал про себя Павел, совершенно несправедливо, заметим.
   К счастью (или, к сожалению?), на что-то большее этого юнца не хватило. Отец девочки тем временем решительно направился в их сторону, следуя во главе группы из полутора десятков человек. Пространство вокруг троих молодых людей как-то незаметно, но стремительно опустело. Причём все до единого окружающие старались смотреть куда угодно, только не в сторону Павла. Вроде как они ничего не замечают.
   Какую бы неприязнь присутствующие не испытывали к Лорду-С-Неба, ссориться с этим неуязвимым фаворитом королевы никто не желал.
  
   - Итак, Рата, красавица, скажи мне, что ты тут делаешь? - задал Павел новый вопрос, придвигаясь поближе.
   Девочка непроизвольно отступила. При этом она затравлено оглянулась на приближающегося отца. За ним же следил (через видеокамеру) и Павел. Что лорд Риглон предпримет в данной ситуации? Попытается усовестить его словами? Вызовет на дуэль? Просто нападёт без лишних разговоров? Парень был готов к любому из этих вариантов.
   Но тот просто встал на месте, не дойдя до них метров пяти. За его спиной столпились и его сторонники. "Ну что же ты, я же позорю твою дочь, втаптываю в грязь твою родовую честь", - мысленно взывал юноша. - "Давай, нападай на меня!" Ему так хотелось завершить, наконец, этот фарс. Но Риглон просто стоял и смотрел. По его каменному породистому лицу ничего нельзя было прочесть. Павел решил форсировать события.
   - Наверное, ты захотела подарить нам зрелище своей невиданной красоты! - продолжил он всё тем же глумливым тоном, беря в руку волну её длинных волос и пропуская их между пальцами. Девочка вздрогнула, как от удара. На лице её отца вздулись желваки. - Очень похвальное стремление!
   Парень задержал самые кончики ускользающих прядей и поднёс в своему лицу, глубоко втянув в воздух:
   - Ах, какой запах невинности и свежести!
   Риглон по-прежнему стоял на прежнем месте и ничего не делал. Павел уже начинал сердиться на него. Ну почему он не хочет упростить ситуацию?! Гнев помог решиться на следующий шаг. Внезапно шагнув к девушке вплотную, он обнял её одной рукой за талию и повлёк за собой, преодолевая слабое и нерешительное сопротивление.
   - Пойдём, моя милая, я столько нового тебе покажу! - провозгласил он на весь тронный зал, выводя Рату в коридор.
   Бывший сопровождающий девушки остался стоять на месте, бледный, как смерть, сжимая рукоять своего бесполезного меча. Павел ругался про себя последними словами, в основном в адрес непокорного лорда, никак не желающего умирать под огнём его бластера. Ничего, думал парень, возможно, это он на людях не решается. Вот сейчас заведу его дочурку куда-нибудь в укромное местечко, там-то папочка на меня и навалится.
  
   Риглон, надо отдать ему должное, действительно следовал за ними по пятам, не предпринимая, правда, больше никаких действий. Таким макаром они прошествовали до самых покоев Лорда Столицы. На входе Павел шикнул на гвардейцев, стоявших на посту перед дверями, и те испарились. Не хватало ещё, чтобы они вмешались в эту схватку. Хотя надо сказать, глаза у гвардейцев, когда они смотрели на Павла, заводящего испуганную девушку в свои комнаты, были... очень выразительными.
   Неизвестно ещё, на чьей бы стороне они выступили, если б всё-таки вмешались в схватку. Павел надеялся, что Риглон вломится в помещение вслед за ним, вызволять свою дочь. Тут бы и появился закономерный повод пристрелить его - вторжение в жилище приравнивалось к нападению. Но проклятый лорд остался снаружи!
   Что же теперь делать? Павел попал в крайне дурацкую ситуацию. Он вдвоём в комнате с этой девочкой, снаружи разъярённый, но внешне спокойный папаша, людская молва наверняка уже приписала юноше славу совратителя малолетних и чуть ли не насильника (хотя людская молва сейчас волновала парня меньше всего).
   Снаружи была установлена ещё одна видеокамера, так что за поведением Риглона Павел имел возможность наблюдать непосредственно. Лорд собрал всю свою свиту компактной группой напротив дверей, только пара людей бросилась куда-то бегом после отданного шёпотом приказания. Собирает себе подмогу? Замечательно, чем больше вас сейчас соберётся, тем больше прихлопнем одним ударом, с ожесточением подумал юноша.
  
   - Что ты так дрожишь, милая? - громко, чтобы было слышно за дверью, спросил он. - Хочешь вина?
   Нарочито топая, Павел прошёл к столику со стоящим на нём кувшином и большим бокалом мутного стекла. Налил полбокала подогретого вина, действуя одной левой рукой (чтобы правая, с бластером, оставалась свободной и направленной в сторону двери). Подал вино Рате (девочка действительно тряслась так, что чуть не выронила посудину), громко велел: "Пей". Та послушно припала к краю бокала, стуча зубами о стекло. В глазах у неё стояли слёзы. Павел громадным усилием воли заставил себя сохранить безразличное лицо.
   За дверью, между тем, события приобретали всё более интересный оборот. Те двое, которых Риглон послал за подмогой, привели ещё десяток человек. Среди них, сюрприз, затесалось двое людей, одетых в форму гвардейцев. Оба при своих винтовках. И ещё три винтовки гвардейцы принесли с собой. Измена явно распространилась несколько шире, чем они с Милу предполагали. По идее, гвардейцы не подчинялись ни воинскому командованию, ни начальнику дворцовой стражи.
   Павел твёрдо про себя решил: если ничего не получится с Ратой, он сам выйдет наружу и перестреляет всех, пусть даже нарушив приказ королевы. Заговорщики тем временем разобрали принесённые винтовки и нацелили их на дверь. Ещё у пяти или шести человек обнаружились при себе местного производства пистоли с колесцовым замком, которые они сноровисто начали приготовлять к стрельбе. Несмотря на свой примитивный вид, оружие ничуть не менее смертоносное, чем бластер, учитывая калибр. Но атаковать не спешили.
  
   Надо было что-то делать. Срочно. Сжав зубы, Павел внезапно закатил девушке оглушительную пощёчину. Та вполне ожидаемо вскрикнула и отшатнулась, выпавший бокал со звоном упал на прикрытый ковром пол. Это оказалось последней каплей.
   Яростно выкрикнув что-то нечленораздельное, Риглон ринулся вперёд и вломился в дверь. Вслед за ним неудержимой лавиной устремились его соратники. С оглушительным грохотом они один за другим разрядили пистоли. Комната заполнилась пороховым дымом. Никому не навредив, пули пролетели сквозь комнату, выбивая солидные куски стенной панели. Сухо прощёлкали винтовки, также никого не задев.
   Сквозь дым методично засверкал бластер Павла, рассыпая огненным веером заряды в стремительно надвигающуюся толпу. Юноша стрелял со скоростью пулемёта. В несколько секунд всё было кончено. Трое заговорщиков, успевшие вовремя оценить угрозу и затормозить перед дверью, теперь, что есть ног, улепётывали вдаль по коридору. Из клубящегося в покорёженном дверном проёме дыма невозмутимо вышел Лорд-С-Неба.
   - Господин Ягет, - обратился он к неведомо как очутившемуся тут управляющему дворцом. - Там у меня в покоях намусорено. Вели слугам, чтоб убрали всё.
   За его спиной рыдала, скрючившись на полу в комнате, наполненной мертвецами, осиротевшая Рата. Павел чувствовал невообразимое облегчение по поводу успешного завершения инцидента с заговором, и это облегчение заставляло его ещё больше ненавидеть самого себя.
  
   Деликатное прикосновение вернуло парня из пучины воспоминаний.
   - Что, извиняюсь? - переспросил Павел. - Я задумался.
   - Я говорю, если господин не против, мы погрузим это сегодня ночью.
   - Да, конечно, - кивнул пилот. - А мне пока надо поразмыслить, как проскочить мимо патрулей. Не думаю, что их удовлетворит рассказ о добровольно залёгших в капсулы людях, если они просканируют мне трюм.
   Расправа над Риглоном свершилась две недели назад. Уже через полчаса после её окончания королева вызвала Лорда Столицы в свои покои и прилюдно отчитала его за свершённое кровопролитие, повелев немедленно покинуть дворец и не показываться ей на глаза. По нейросети же Милу объяснила юноше, что довольна своим рыцарем и достойно наградит впоследствии, но сейчас ему необходимо временно отлучится, иначе она не сможет гарантировать его жизнь. Тем более, заметила правительница, Павлу давно пора уже было заняться тем, ради чего Милу его когда-то пестовала: перевозкой через карантинный кордон необходимых для её королевства товаров. Можно подумать, парень специально отлынивал от этой работы.
   Юноша уже успел сделать пять рейсов на закрытую планету до сего дня. Но в прошлые посещения он привозил лишь промышленное оборудование, инструменты и запасы различных материалов и полуфабрикатов, которые пока было либо невозможно, либо очень трудно получить на месте, учитывая текущий уровень развития промышленности и технологий. Ничего криминального в трюме "Милу" не содержалось, и единственная сложность состояла в незаметном преодолении карантина.
   Сейчас ситуация изменилась. С работорговцами в Ротарской империи разговор короткий, а за кого ещё, кроме как за работорговца, можно принять пилота корабля с гружённым натуральным "мороженым мясом" трюмом? А ведь везти эти капсулы придётся за пару десятков стандартных переходов, риск встретиться с чересчур любопытным или просто бдительным патрулём достаточно велик.
  
   "Павел, ответь мне немедленно!" Сообщение от Сергея пилот получил вечером того же дня, когда сидел в баре, пытаясь вчерне прикинуть маршрут следования. В принципе, если пробираться малозаселёнными системами, не приближаясь к их центральной части и двигаясь в режиме маскировки, можно попытаться проскочить. По предварительным прикидкам выходило пять прыжков. Если брать сутки на маневрирование при каждом переходе, получается, что меньше, чем за неделю доберётся. Это, конечно же, совсем не то же самое, что с комфортом по межзвёздным вратам и разгонным трассам, но что делать?
   Увидев мигающий значок принятого сообщения, юноша недовольно поморщился. А увидев имя отправителя, чуть было не удалил письмо, не читая. Ну что там ещё, недовольно подумал он. Сергей уже несколько раз присылал ему такие записки. Как правило, они приходили в то время, когда Павел находился вне зоны действия сети. Ладно, может, стоит поговорить, вдруг что-то важное?
   - Павел, Жанна у тебя?! - требовательно спросил Сергей, не утруждая себя приветствием.
   - Жанна? - удивлённо переспросил парень. - Нет.
   - Не ври мне! - вскричал собеседник. - Я терпел, когда Жанна уехала на Тимбаркоту, якобы для работы над своим фильмом, но теперь она сбежала к тебе! Предупреждаю, я этого так не оставлю! Здесь тебе не Фронтир, тут действуют законы! Жанна - моя жена!
   - Это ты так думаешь, - хладнокровно отозвался юноша. - Суд очень скоро решит по-другому. Но ты ошибаешься. Я сейчас не во Фронтире, и Жанны со мной нет.
   - А где ты? - тут же осведомился Сергей.
   - Не имеет значения, - ответил Павел, разрывая связь.
  
   Итак, Жанна куда-то подевалась. То, что его знакомая под предлогом служебных командировок старается как можно меньше времени проводить дома, для юноши уже давно не являлось секретом. Однако раньше она не пыталась выйти из-под наблюдения своего мужа, и во всех поездках журналистку сопровождал частный детектив. Теперь же, судя по оговоркам Сергея, его супруга избавилась от присутствия сыщика и направилась куда-то за пределы Содружества. Что она там забыла?
   "Жанна, можешь ответить?" - послал Павел сообщение на одну безымянную учётную запись. Спустя минуту, с этой записи пришёл голосовой вызов. Судя по параметрам звонка, говорила девушка не через нейросеть, а через специальный портативный коммуникатор.
   - Привет, Паш, что случилось?
   Они договорились между собой, что не будут пользоваться этим каналом связи без особой нужды, чтобы не "засветить" его.
   - Привет. Сейчас звонил Сергей, он убеждён, что ты сбежала от него прямо ко мне.
   - Да, - ответила Жанна. - Эти маленькие хитрости с командировками перестали действовать, Сергей заявил, что в следующий раз он поедет вместе со мной. Тогда я решила смотаться во Фронтир.
   - Во Фронтир? Одна?! Ты с ума сошла!
   - А что делать? - саркастически поинтересовалась девушка. - Был у меня один молодой человек, который мог бы поехать туда вместе со мной, но куда-то пропал, вот уже почти на два месяца.
   Павел смутился. Журналистка не раз присылала ему письма с просьбами отправиться вместе с ней вместе на Армику, чтобы продолжить поиски владеющих информацией о местонахождении Земли работорговцев. Но как он мог это сделать, если по-прежнему оставался скованным необходимостью помогать Милу? Юноша даже не мог объяснить толком своей знакомой, чем именно сейчас занимается, по соображениям секретности.
   - Жанна, прошу тебя, подожди ещё немного! - взмолился парень. - Я скоро освобожусь. Не надо ехать на Армику одной, это очень опасно! Ты где сейчас, на Хальголаа?
   Куда бы девушка не направлялась во Фронтире, этой системы ей было не миновать.
   - Нет, уже улетела оттуда, - ответила она задорным тоном. И продолжила устало: - Паша, я уже две недели слышу, что ты скоро освободишься. А до этого ты вообще пропал куда-то без следа. Я устала ждать. Прилетай на Армику, как только освободишься. Обещаю, оттуда я никуда не двинусь без тебя.
   - Жанна, подожди ещё неделю, хорошо? - попросил юноша. - Оставайся в гостинице, не пытайся что-то сделать в одиночку.
   - Неделя, Паша, - заявила журналистка. - У тебя есть одна неделя, чтобы присоединиться ко мне.
   И разорвала связь.
  
   Павел тяжело вздохнул, покачав головой. Это могло показаться странным, но его действительно беспокоило то, что с Жанной может случиться что-то плохое. Юноша не доверял ей, опасался её излишнего любопытства, не совместимого с родом его деятельности, не испытывал какого-то особенного влечения и по-прежнему чувствовал раздражение по поводу того, что его знакомая не пожелала расстаться с комфортом в своей жизни, игнорировав все советы. Но почему-то при мысли о том, что, едва начав свои поиски на Армике, журналистка немедленно окажется в фокусе внимания Маренциу и других окопавшихся там опасных личностей, парень начинал испытывать душевный дискомфорт.
   Однако просто бросить всё и улететь во Фронтир юноша не мог. У Павла имелись определённые обязательства перед Милу, и они не были для парня пустым звуком. Там ситуация тоже не терпела отлагательств. В любой момент происходящим в Горном королевстве могли заинтересоваться службы, призванные следить за надлежащим соблюдением режима карантина. Тогда кордон многократно усилят, и миновать его станет гораздо труднее. А королева, между тем, рассчитывала на эти две сотни подготовленных специалистов. Она прямо сказала юноше, что данные люди ей дороже, чем всё доставленное ранее оборудование и припасы, вместе взятые.
  
   Затихли колебания в механических амортизаторах посадочных опор, и посадочная команда принялась шустро натягивать маскировочную сеть. Как всегда. Но, в отличие от прошлых прилётов, в этот раз королева сама приехала встречать корабль.
   - Встань, мой лорд! - торжественно велела она припавшему на одно колено юноше, позволив поцеловать свою руку. - Покажи мне, кого ты привёз.
   Павел послушно прошёл вслед за Милу к пандусу грузового трапа, по которому как раз начали выносить тяжёлые саркофаги. По команде королевы одну из капсул вскрыли прямо здесь. Помигав огоньками индикаторов, устройство позволило, наконец, открыть крышку. Внутри лежал высокий мускулистый мужчина. Глаза его ещё были закрыты, а обнажённое тело с ног до головы покрывал слой вязкой мази, предохраняющей кожу от пересыхания и повреждений во время анабиоза. Присутствующий при вскрытии капсулы медик приложил к локтевому сгибу мужчины автоматический инъектор, впрыснув стимулирующий препарат, а потом прилепил к груди монетку кардиоводителя и начал подавать через дыхательную маску кислород.
   Спустя пару минут глаза мужчины под опущенными веками задвигались. Ещё спустя полминуты пациент зашёлся в приступе неудержимого сухого кашля. Павел мог его понять, парню тоже пришлось однажды пережить анабиоз. Мужчине помогли выбраться из капсулы и усадили на постеленное под деревом одеяло, накинув ещё одно на плечи.
   - Моя королева, - проговорил разбуженный, с обожанием глядя на стоящую перед ним женщину, и снова начал кашлять.
   - Выздоравливай, ты мне нужен, - ласково произнесла Милу, прикоснувшись к его плечу. Повернувшись, она повелела: - Разбудите остальных!
   Правительница не покинула место посадки, пока из анабиоза не вытащили всех прибывших. И для каждого пробуждённого у неё нашлись добрые слова и улыбка. Павел невольно залюбовался, глядя, с какой заботой королева относится к этим людям. Неудивительно, что они так фанатично ей преданы.
  
   Милу сидела в кресле перед разожжённым камином, в то время как юноша, стоя за её спиной, расчёсывал пышные длинные волосы вырезанным из драгоценной кости гребнем. Свита почтительно столпилась в дальнем конце комнаты.
   Во дворце почти ничего не изменилось за последние две недели. Исчез старый Предводитель Воинского Разряда - по словам королевы, тот даже после смерти Риглона решил продолжать играть в заговорщиков, и она его казнила. Теперь этот титул носил другой мужик. Зато Ягет и Рунк остались каждый при своей должности. Очевидно, сделанное внушение помогло им одуматься.
   Рата, как позже узнал Павел, отправилась в монастырь, всё имущество лорда Риглона было отписано в казну. К Павлу придворные стали относиться ещё хуже, если такое вообще возможно, но зато теперь его боялись буквально до потери пульса. И старались по возможности спрятать подальше от его глаз своих молодых жён и дочерей (что отнюдь не всегда удавалось сделать, согласно требованиям этикета), хотя парень и не давал больше повода к опасениям по данному вопросу.
   - Моя королева, позволь мне отлучиться ненадолго, - начал Павел.
   - Куда, мой милый лорд?
   Если Милу назвала его "мой милый лорд", это означало, что сейчас она в добром расположении духа. Обычно использовались эпитеты "мой лорд" или "мой рыцарь". Разговор этот состоялся вечером следующего дня после прилёта корабля в её покоях. На сей раз, королева повелела своему пилоту задержаться на планете, хотя в прошлые разы он улетал немедленно после разгрузки.
   - Во Фронтир, моя королева. Одному моему другу нужна помощь.
   - Та журналистка, - мгновенно догадалась женщина. - Ты всё ещё не забыл про неё, Павел?
   А вот обращение по имени было верным признаком ухудшающегося настроения. Повинуясь её резкому жесту, Павел прекратил процедуру причёсывания.
   - Все вон! - приказала правительница.
   Безмолвно стоявшие в отдалении служанки и свита мгновенно исчезли. Павел остался. Какой смысл отсылать слуг, подумал он про себя, если разговор шёл по-ротарски, и те всё равно не понимали ни слова?
   - Я надеялась побыть с тобой хотя бы немного в этот раз, - печально продолжила женщина. - Ощутить человеческое тепло. А ты опять бросаешь меня одну среди эти расфуфыренных болванов!
   - Прости меня, моя королева, - Павел положил ладони ей на плечи и начал тихонько массировать.
   Милу закрыла глаза, отдаваясь ласке. Значит, он угадал, и женщине сейчас хотелось именно этого, раз она отослала свиту.
  
   - Боюсь, не выйдет из тебя моего соратника, - неожиданно сказала она, не раскрывая глаз. - Ты слишком мягкосердечен. До сих пор терзаешься из-за этой девчонки, которой не повезло с отцом.
   - Дело не в девчонке, - мягко возразил парень, продолжая массаж. С чего бы правительница решила вдруг вспомнить эту историю? - Проблему нельзя было решать таким образом. Это нехорошо.
   - А как было бы хорошо? - спросила женщина.
   - Не знаю, моя королева, - признался Павел.
   Он в самом деле не имел ни малейшего понятия. До сих пор не смог придумать, как бы ему было лучше поступить в той ситуации.
   - Хорошего решения нет, и не может быть, - строго проговорила королева. - Это политика. Грязное дело. Я тебя предупреждала.
   - Нет плохих путей и хороших, - продолжила она. - Есть правильные и неправильные. Позволить Риглону поднять мятеж и только после этого начать действовать - это неправильно. Просто убить его, не имея на руках убедительных доказательств, тоже неправильно. Ты поступил самым правильным образом из тех, что были возможны.
   - Какое это имеет сейчас значение, моя королева? - прошептал парень, склоняясь к её уху.
   - Это имеет значение, потому что, если дело так пойдёт дальше, ты сам выступишь против моей власти. Ты уже сейчас хочешь сбежать от меня, потому что тяготишься своей ролью в этом деле.
   - Милу, но Жанне в самом деле нужна помощь! - возразил юноша.
   - Это только предлог, - отрезала правительница.
   И Павел был вынужден молча признать: он действительно желал покинуть Милу, и необходимость присоединиться к журналистке, несмотря на то, что таковая реально существовала, служила в данном случае лишь предлогом.
   - Я отпускаю тебя, Павел, - внезапно сказала женщина.
   - Милу?
   - Ты больше не мой соратник, - объяснила она. - Только пилот.
   - Но ты говорила, за мной теперь откроют охоту, - напомнил парень.
   - Надеюсь, те шпионы из карантинной службы, что имеются на планете, ещё не успели добраться до моего дворца, - усмехнулась правительница. - Не думаю, что они уже успели сфотографировать твоё лицо. Если только ты не выходил наружу и не позировал перед телекамерами на спутниках слишком часто.
   - Я всегда скрывал своё лицо от небес, - заверил её юноша.
   - Я знаю, мой милый лорд, - с улыбкой ответила она.
   Милу запрокинула голову, повернув к нему своё лицо, и тихо попросила:
   - Поцелуй меня.
  
   Первые лучи восходящего солнца проникли через цветные стёклышки витража и осветили комнату. Пробежали по стенам, полу и, в конце концов, добрались до смятой постели. Лежащая на ней обнажённая женщина потянулась и перевернулась на живот, взглянув на сидящего, опершись спиной на наваленные горкой подушки, молодого человека.
   - Ты уже не спишь, мой лорд? - промурлыкала она, по-кошачьи протягивая вперёд одну руку со скрюченными на манер коготков пальцами. Длинные остро заточенные ногти слегка оцарапали кожу на его животе и остановились, запутавшись в зарослях чуть ниже.
   - Нет, моя дорогая Нелана, не сплю, - ответил Павел, чуть улыбнувшись.
   Когда вчера Милу попросила его о поцелуе, юноша подумал было, что за этим последует что-то большее. Нет, не последовало. Отосланный из королевских покоев, Лорд Столицы пошёл искать, где бы сбросить накопившееся напряжение, и очень быстро нашёл. Нелана, молодая жена какого-то высокородного знатного лорда, владельца двух долин и десятка деревень.
   Сказать, что Павел затащил её в постель, значило бы грубо согрешить против истины. Эта огневолосая зеленоглазая дьяволица сама туда чуть ли не запрыгнула. Являясь весьма неравноценной заменой Милу (у Павла до сих пор сладко сжималось в паху при одном воспоминании о том, что случилось с ним тогда в гостиничном номере, когда он выиграл в казино) Нелана, тем не менее, оказалась хороша собой и весьма задорна и жива в сексе. А поскольку её муж влиятельной особой не был, могущественных покровителей не имел и существенного влияния на придворные расклады не оказывал, юноша никаких проблем от общения с данной женщиной не ожидал.
   - Тогда чего мы ждём? - продолжая играть в кошечку, Нелана встала на четвереньки и, подкравшись вплотную к юноше, внезапным броском приблизила своё лицо и впилась в его губы жарким требовательным поцелуем.
   От её кожи исходил тяжёлый аромат благовонных масел. К счастью, ему не приходилось заглушать собой запах застарелого пота и несвежей пудры, как обычно у всех здешних женщин. Из всех великосветских распутниц, Нелана одной из первых поняла: чтобы иметь хоть какой-то успех у Лорда-С-Неба, ей необходимо для начала помыться. Это являлось ещё одной причиной, по которой Павел выбрал именно её.
   - Моя госпожа, смилуйся! - шутливо взмолился парень. - После такой бурной ночи, мой жезл ещё не восстановил свои силы!
   - Не беда, мы ему поможем. А пока, у меня тут есть кое-что вкусненькое, - Нелана оседлала бёдра юноши и, взяв с прикроватного столика кубок с вином, струёй пролила багровый напиток на свои полные груди. - Угощение подано, мой лорд!
  
   - Я вижу на шее у Неланы то ожерелье, которое тебе подарил Ягет, - заметила Милу.
   Королева выслушивала утренние доклады чиновников, тогда как Павел привычно примостился на своей подушечке. Разговаривали, как всегда, через нейросеть.
   - Эта безделушка гораздо лучше смотрится на женщине, - ответил парень. - Я не знаю, зачем он мне его подарил.
   - Возможно, он подумал, что тебе это подойдёт? - предположила правительница. - Я слышала, наш дорогой управляющий дворцом распускает слухи, будто тебе больше нравятся мальчики.
   - Этим слухам охотно верят, - подхватил Павел, - ведь я до сих пор не показывал, что на самом деле мне нравятся девочки.
   Милу расхохоталась так, что это даже отразилось на её обычно невозмутимом лице. Казначей, как раз разливавшийся соловьём о найденном им недавно способе сэкономить королевское золото, уловив эту тень улыбки, отнёс её на свой счёт и просиял.
   - Спасибо, мой милый лорд, что развеселил меня напоследок. Когда ты улетаешь?
   - С твоего позволения, сегодня, моя королева.
   - Хорошо. Возле корабля тебя ждёт один человек. Отвезёшь его на Хальголаа.
   - Нет проблем, моя королева. Считай, он уже там.
   - Я знала, что на тебя можно положиться. И не забудь, через три месяца мне снова понадобится мой корабль. Нужно будет отвести новую партию рекрутов.
   - Не забуду.
   - Обещай, что вернёшься.
   - Ты же знаешь, Милу, даже если я захочу, я не смогу не вернуться. Это твой корабль и искин выполняет в первую очередь твои приказы.
   - Обещай! - с нажимом повторила женщина.
   - Обещаю, моя королева.
  
  Глава 25
   Два брючных костюма делового стиля. Три блузки. Одно вечернее платье. Одна пара туфель. Несколько смен белья. Предметы личной гигиены, в том числе женской. Косметика. Флакончик духов. Тех самых, он помнил этот запах. Больше ничего. Никаких запоминающих устройств или записей, ни одной вещи, которая могла бы содержать информацию. Павел на всякий случай потряс пустую пластиковую коробку, вздохнул и сложил обратно её содержимое. Вот и всё, что осталось от журналистки Жанны.
  
   Успешно преодолев карантинный кордон и совершив переход в другую систему, Павел первым делом попытался связаться с неугомонной репортёршей. Назначенная ею неделя уже истекала, и требовалось уговорить девушку потерпеть ещё денёк, пока "Милу" не прибудет на Армику. Но отправленное на условленную учётку сообщение осталось без ответа. Конечно, данная учётная запись не была привязана к чьей-то нейросети, поэтому сервер не отслеживал доставку письма адресату. Возможно, Жанна просто пока не заглядывала в этот "почтовый ящик". Но юноша сразу преисполнился самыми мрачными предчувствиями. А ещё его охватила злость. Ведь предупреждал же её, чтоб не пыталась лезть во всё это в одиночку!
   На Армике его дурные предчувствия получили подтверждение. Жанна прибыла на эту планету восемь дней назад. Поселилась в гостинице и взяла в аренду флаер. В обоих случаях заплатила за неделю вперёд. В гостинице провела три дня и две ночи, отлучаясь каждый день на пару часов по каким-то своим делам. За полчаса до наступления третьей ночи журналистка вышла из гостиницы, сдав ключи портье, села на припаркованный неподалёку арендованный флаер и улетела. Больше её никто не видел.
   Когда предварительный платёж иссяк, снятый девушкой номер освободили для новых постояльцев. Все обнаруженные личные вещи сложили в стандартную коробку, содержимое которой продемонстрировали Павлу за небольшую мзду. По правилам, эти предметы должны были хранить месяц, после чего они поступали в собственность законных наследников. Или хозяина гостиницы, если последних не обнаружится. Юноша договорился, что он выкупит содержимое коробки при следующем посещении планеты, дополнительно оплатив её хранение из расчёта в десять кредитов за сутки, начиная с истечения оговоренного месяца.
   В течение оставшегося до вечерних сумерек времени парень последовательно обзвонил почту, больницу, полицейский участок и морг. Нигде из вышеперечисленных мест его не смогли просветить касательно судьбы журналистки. В прокатном агентстве подтвердили, что арендованная Жанной машина пропала без вести, и они уже объявили её в розыск. Безрезультатно. Это означало, что летательный аппарат находится где-то за городом (иначе бы его давно нашли), и установленный там спутниковый ретранслятор отключен. Тогда Павел с горя пошёл в ближайший бар.
  
   В баре юноше впервые удалось получить внятную информацию. Оказалось, большую часть времени, проведённого вне стен гостиницы, его знакомая просиживала именно здесь. И все три раза не одна. Один раз она пришла сюда с каким-то мужчиной, во время остальных двух посещений собеседники подсаживались к ней за столик чуть позже. Потом они все уходили, оставляя Жанну в одиночестве. За тысячу кредитов бармен согласился предоставить краткие ролики на основании записей из своей нейросети - по умолчанию, вся фиксируемая ею информация хранилась на управляющем чипе в течение двух недель.
   Первый упомянутый мужчина оказался тем самым частным детективом, которого нанял Сергей для слежки за своей женой. Второго Павел не опознал, третьим был не кто иной, как Маренциу. К сожалению, ни движений губ, ни звука разговоров зафиксировать не удалось. Журналистка пользовалась специальным прибором, создающим вокруг беседующих вносящее хаотические оптические искажения полупрозрачное силовое поле.
   Краткое дополнительное расследование показало, что выпивавший в первый день с Жанной сыщик поселился в той же гостинице, только в другом номере, и пропал в тот же день, что и его спутница, только парой часов раньше. Также без следа. Его вещи парень тоже просмотрел, и это опять же не принесло никаких зацепок. Второй мужчина остался безымянным даже после того, как его фото прогнали через местные базы данных, включая полицейскую. Это означало, что он либо прибыл на планету неофициально, минуя регистрацию (причём недавно, так что не успел нигде "засветится"), либо позаботился о том, чтобы все записи о его персоне оказались стёрты.
   Именно этим незнакомцем, а также сыщиком, Павел намеревался заняться завтра с утра, но случилось так, что ещё одну толику полезной информации удалось получить гораздо раньше. И тоже, как ни странно, в баре, правда, в другом.
  
   - Здравствуй, господин Павел, - на стул напротив юноши грузно опустился Маренциу. - Жарковато сегодня, не находишь?
   - Истинно так, господин Маренциу.
   - Кого ты ищешь на этот раз?
   - Свою знакомую, господин Маренциу. Её зовут Жанна, она работает на имперском телевидении. Хотела сделать здесь репортаж, да вот, пропала.
   - Понятно, - Маренциу на секунду задумался. - А тот торговец? Ремци? Ты нашёл его?
   - К сожалению, нет, господин Маренциу, - покачал головой парень. - Так и не нашёл. Куда бы он ни спрятался, это место где-то очень далеко.
   - Говорят, похожего на тебя человека видели в доме некоего Илнаца на Рамуге, когда там случилась перестрелка с моими людьми.
   - Я был там, господин Маренциу, - спокойно подтвердил Павел. - И это действительно я убил твоих людей. Осмелюсь заметить, они начали стрелять первыми. И они же убили Илнаца.
   - Это хорошо, что ты ничего не скрываешь, господин Павел, - одобрительно покивал собеседник. - Я не виню тебя. Илнац рассказал тебе, где искать Ремци?
   - К несчастью, не успел, - Павел чуть развёл руками.
   - Печально, печально, - Маренциу снова задумался. - Твоя знакомая была здесь. Вынюхивала сведения о Синдикате. Задавала вопросы. Потом исчезла.
   - Осмелюсь спросить, господин Маренциу, она исчезла оттого, что задавала слишком много вопросов?
   - Возможно, - Маренциу чуть улыбнулся. - Люди здесь, как правило, исчезают именно по этой причине. Но Синдикат не причастен к её исчезновению. Я не знаю, где она сейчас.
   - Возможно, у господина есть предположения, кому ещё могли не понравиться её вопросы? - в ожидании ответа Павел даже чуть подался вперёд.
   - Одно предположение есть, - степенно кивнул Маренциу. - Хотя я не поручусь, что оно правильное. Дело в том, что твоя знакомая вынюхивала информацию не столько о Синдикате, сколько вообще о торговцах "мороженым мясом". Я бы попробовал поискать у наших конкурентов.
   Юноша мысленно стукнул себя по лбу. Действительно, как он мог забыть! Похоже, пропажа журналистки крайне негативно сказалась на его способностях к логическому мышлению.
  
   Магазинчик располагался в полуподвале. И найти его представлялось возможным, только заранее зная, что и где искать, потому что снаружи никакой вывески не наблюдалось. Лишь спустившись по пыльной бетонной лестнице на полтора метра ниже поверхности земли и пройдя через первую хлипкую дверь в небольшой плохо освещённый тамбур, можно было прочитать сделанную прямо на поверхности второй двери (теперь уже массивной и металлической) надпись масляной краской: "Дорт. Товары для животных".
   Владельца этого магазинчика Илнац рекомендовал, как единственного посредника, имеющего возможность свести с таинственными работорговцами, давешними торговыми партнёрами Ремци.
   - Кто? - спросил из вделанного в стену над дверью динамика резкий старческий голос.
   - К господину Дорту.
   - Повторяю вопрос. Кто это?
   - Меня зовут Павел, - невозмутимо ответил юноша. - Я торговец... разным редким товаром.
   - А, да... Знаю такого... Входи.
   Щёлкнул замок, и дверь с натугой поддалась усилиям парня потянуть её на себя. Ого, да тут сантиметра два в толщину! Павел вошёл. Небольшой зал, где-то пять на семь метров, в несколько рядов посреди помещения и вдоль стен стоят стеллажи с клетками. В дальнем конце зала прилавок, на стене за ним полки со всякой всячиной. И ещё дверь, из которой вышел сухонький старичок. На тоненькой сморщенной шее каким-то чудом держалась непропорционально большая голова, окружённая облаком седых волос. Глаза подслеповато щурились на парня. Павел спокойно огляделся, разглядывая разнообразную живность в клетках, пересёк зал, зашёл за прилавок, миновав внимательно наблюдающего за его действиями старикашку. Заглянул в скрывающуюся за дверью комнату, представляющую собой одновременно склад, жилое помещение и туалет, судя по установленной там мебели.
  
   - Ты Дорт? - уточнил парень. Дождавшись кивка, продолжил бесстрастным голосом: - Неделю назад в этот магазин пришла девушка. Её звали Жанна. Она передала привет от Резана и попросила устроить ей встречу с Залями. Меня интересует, что с ней случилось дальше.
   - Какой серьёзный молодой человек, - хихикнув, ответил Дорт. - Почему ты думаешь, что твоя девушка сюда приходила?
   - Первое предупреждение, - спокойно проговорил Павел. Видя непонимание в глазах собеседника, объяснил: - За каждый неправильный ответ на мой вопрос выношу предупреждение. После каждого третьего предупреждения стреляю.
   После чего продемонстрировал свой бластер.
   - Очень серьёзный молодой человек, - уже откровенно захихикал старичок. - Ты не боишься полиции?
   - Второе предупреждение.
   - Я думаю, тебе следует побеседовать с моим другом.
   Внезапно из широкого рукава его куртки словно ударила тёмная молния. Она бы непременно поразила юношу в горло, если б тот в последний момент не выбросил руку с бластером и не отбил эту молнию в сторону. Чёрная извивающаяся лента пролетела два метра и плюхнулась на бетонный пол, обратившись в злобно шипящую змею. Вспышка - и змею разорвало на две неравные половинки. Живность в клетках отозвалась на выстрел целым взрывом криков, писков и визгов.
  
   - Это было третье предупреждение, - констатировал Павел. - У тебя все друзья такие?
   - Что тебе нужно?! - правая рука Дорта незаметно скользнула в карман.
   - Девушка. Жанна, - напомнил парень.
   Он резко вытащил руку старика из кармана и припечатал её об прилавок, грозя сломать тонкие кости. На пол выпал автоматический инъектор. Отбросив его ногой в угол, Павел спросил:
   - Что там, яд?
   - Парализующий состав, - Дорт сморщился от боли.
   - Умно, - похвалил его юноша. Он вытащил правой рукой пузырёк: - А это сыворотка правды. Мне надоело выслушивать твои увёртки. Пей!
   Пить Дорт не желал категорически, и пришлось его заставлять, силой открывая рот и вливая пару капель жидкости прямо в горло. Обождав необходимое время, Павел отпустил старика и продолжил допрос. Дорт отвечал характерным заторможенным тоном:
   - Я обещал этой девушке связаться с Залями и передать ему её предложение. Потом она ушла. Я позвонил Залями. Он сказал, что уже знает о ней и сам обо всём позаботиться. Больше я её не видел.
   - Что за предложение?
   - Она хотела стать новым посредником. Покупать товар у Залями и доставлять его ламийцам. Говорила, у неё есть деньги на корабль, и она может набрать команду, нужно только согласие Залями.
   - Кто такой Залями?
   - Торговец рабами.
   - Где он берёт рабов на продажу?
   - Я не знаю.
   - Откуда ты знаешь этого Залями?
   - Мы давно знакомы. Родом с одной планеты.
   - Где найти Залями?
   - Не знаю. Я всегда только звонил ему.
   - Назови его номер, - потребовал парень.
  
   Окончив допрос, Павел хотел было уже уйти и оставить Дорта в покое, но в последний момент передумал. Конечно, использование сыворотки правды (как удачно он догадался прикупить на Хальголаа новый флакончик) отшибало кратковременную память, но всё равно слишком велик был шанс, что обнаружив следы вторжения в своём магазинчике, хозяин подымет тревогу и даст знать подельникам об опасности. Эту возможность следовало устранить.
   Парень подвёл безвольного старика к одной из клеток и, приоткрыв дверцу, сунул туда его руку, ткнув её в морду содержащейся внутри твари. Это была ядовитая ящерица с одной необитаемой планеты, известная своим вздорным и непредсказуемым характером. Пресмыкающееся ожидаемо цапнуло своего владельца, а Павел выдернул руку последнего из клетки и запер дверцу обратно.
   Внимательно осмотрел комнату, заметил остатки застрелённой им змеи. Поднял их и забросил в ещё одну клетку. Пусть твари едят тварей. Заодно забрал с пола оброненный инъектор. За его спиной бесформенным кулем обрушилось на пол тело Дорта. Яд укусившей его ящерицы блокировал прохождение сигналов по нервам, вызывая общий паралич. Более того, через полчаса должна была наступить остановка дыхания и последующая смерть от удушья.
   Пользуясь заранее выпытанными кодами доступа, Павел отпёр дверь, вышел, запер её обратно и удалил любые упоминания о своём визите из памяти домашнего компьютера. Записи в нейросети Дорта "подчистить" не удалось, поскольку старик, как оказалось, её не имел. Что ж, с большой долей вероятности никто не заглянет в магазинчик, пока не станет слишком поздно, а даже если заглянет, то не сможет открыть дверь. Дорт умрёт раньше, чем кто-то успеет ему помочь, и особо тщательно расследования его гибели ожидать не приходиться. Всё будет выглядеть вполне естественно, а полиция на этой планете не слишком любопытна.
   Никакого раскаяния за совершённое убийство беспомощного старого человека Павел не испытывал. Во-первых, не таким уж он был беспомощным, пока не выпил сыворотку. Во-вторых, случившееся - ещё одна дополнительная палка в колёса тем ухарям, что вздумали похищать землян и продавать их на рабском рынке. Без посредника им это станет делать труднее. Ну и, в-третьих, Дорт являлся ещё одной ниточкой, потянув за которую, Маренциу сможет найти Землю. А парень по-прежнему не собирался оставлять Синдикату зацепки.
  
   На берегу небольшого озерка среди поросших редколесьем холмов спрятался небольшой домик. В том, что он здесь стоял, не заключалось ничего странного - именно так, в уединении, предпочитали селиться многие колонисты. Армика являлась, в основном, торговой планетой, но не всем же заниматься торговлей? Кто-то должен выращивать злаки, разводить скот, ловить рыбу, добывать древесину. Данное строение больше всего походил на жилище лесоруба. Об этом говорил и стоящий рядом с домом лесопильный комбайн, и усыпанный опилками двор, и установленная в отдельном сарайчике пилорама, и штабели сохнущих досок.
   Никакого удивления не вызывал и флаер, укрытый в небольшой пристройке к домику. Это был типичный флаер-работяга, отслуживший верой и правдой Бог знает сколько лет в Содружестве, и проданный потом во Фронтир, вместо того, чтобы отправиться на металлолом. Вот только стоящий в той же пристройке второй флаер несколько выбивался из образа "домика лесоруба". Лесорубы - люди простые и обычно не держат у себя сразу два флаера. Особенно таких, как этот второй: дорогой, высокоскоростной и относительно новый.
   Стояла тихая безветренная ночь. В домике спало в своих постелях трое человек. Их спокойное дыхание терялось на фоне плеска воды и стрекотания невидимых насекомых. Дом тоже спал в ожидании утра. Беззвучными тенями на фоне звёздного неба скользили пернатые хищники, охотящиеся за мелкими грызунами и ящерками. Еще одну тень, приближающуюся к домику сверху, тоже не было слышно. Но не потому, что та двигалась очень тихо. Просто она обгоняла производимый ею шум.
  
   "Милу" обрушилась на уединённое жилище, как карающий меч архангела на грешников. И сам дом, и пристройку к нему, и сарай неподалёку разметало по доскам. Лесопильный комбайн опрокинуло набок и искорёжило. Ещё не успела улечься накопившаяся в бесчисленных щелях пыль, как из пассажирского люка, не прибегая к помощи только ещё опускающегося трапа, выпрыгнула человеческая фигура. Вопреки ожиданиям, она не упала с многометровой высоты, а плавно скользнула по воздуху по направлению к развалинам. Причина такого странного неприятия закона тяготения заключалась в небольшом портативном антигравитаторе.
   Вот под грудой досок и кусков фанеры зашевелился один из тех, кто спал в домике. Мгновенно уловив движение при помощи прибора ночного видения, Павел одним прыжком преодолел разделяющее их расстояние и впрыснул в показавшуюся из-под развалин руку парализующий состав из инъектора. Того самого инъектора, что пытался применить против него Дорт. Второго обитателя домика постигла та же участь. А вот третий успел оказать сопротивление и попытался выстрелить в юношу из бластера. За что получил заряд в голову.
   Пыхтя, парень втащил по трапу на борт обоих парализованных, потом тщательно обшарил развалины. Собрал оружие, деньги из тут же раскуроченного на месте сейфа и всё, что могло содержать записи с нужной информацией. Заодно заглянул в бывшую пристройку и убедился, что один из стоявших там флаеров - тот самый, что когда-то взяла в аренду Жанна. Следов пребывания самой девушки он в развалинах не нашёл, хоть и искал. Вернувшись на судно, Павел поднял трап, задраил люк, связал пленников и растащил их по разным отсекам ныне пустующего трюма. После чего маленький корабль поднялся и улетел обратно в сторону звёздного неба.
  
   Каждый раз, когда вы совершаете голосовой звонок или пересылаете сообщение через нейросеть, её управляющий чип соединяется с ближайшей базовой станцией. Дальше информация передаётся либо абоненту, либо другой базовой станции, если абонент где-то далеко. В последнем случае передача, как правило, идёт через спутник. Есть ещё режим "прямого" звонка, когда одна нейросеть связывается с другой, находящейся неподалёку, но сейчас речь не об этом. Имея на руках номер Залями, Павел мог попытаться проследить прохождение сигнала при звонке к нему и узнать его примерное местонахождение. Даже не залезая в логи базовой станции, отследить прохождение пакета по радиоканалу непосредственно при помощи аппаратуры радиоперехвата, установленной на корабле.
   Уже на следующую ночь после визита к Дорту Павел вывел "Милу" на стационарную орбиту над городом и послал с бортового коммуникатора особое короткое служебное сообщение на известный ему номер. Своеобразный "пинг" - призыв нейросети удалённого абонента откликнуться и подтвердить готовность к приёму звонка. Если Залями не устанавливал себе на управляющий чип специальной программы, у него даже не имелось шансов узнать о том, что к нему кто-то обращался. Ночи необходимо было дожидаться, чтобы, во-первых, снизить уровень помех при приёме, а, во-вторых, застать период снижения общего информационного трафика. Тогда существовал хороший шанс отследить прохождение каждого отдельного пакета. На более населённой планете такой номер не прошёл бы.
   Результат получился просто замечательный. Удалось узнать не только координаты домика за городом, где в данный момент находился Залями, но и идентификационный номер его нейросети. Что позволило заодно навести в местных базах данных кое-какие справки. Решив не откладывать "на потом", Павел спустился в указанное место прямо на своём корабле. Попутно разметав домишко комбинированным ударом гравитационных двигателей и воздушной волны. И обеспечив тем самым обитателям строения неслабую контузию. Не самый приятный способ проснуться. Где-нибудь в цивилизованном мире его бы за такой маневр по головке не погладили, но это же Фронтир. На то, что за городом, властям плевать. Теперь у него на руках двое пленников, которым можно и нужно задать вопросы.
  
   Начать допрос Павел решил с незнакомого ему мужика. В качестве разминки, оставив Залями на потом. Как парень и догадывался, мужик оказался обычным исполнителем. Как пилот об этом догадался? Да больно уж лицо у того было... не слишком одухотворённое. Мужик поначалу кочевряжился, ругался матом и даже попытался пнуть Павла в живот связанными ногами. Пришлось взять сварочный лазер и прижечь строптивцу несколько участков открытой кожи (а открыто было много, учитывая, что в плен того захватили в одних трусах). Тратить дорогостоящую и дефицитную сыворотку юноша не пожелал.
   Однако, даже разговорившись, мужик не поведал много интересного. Кое-что занимательное удалось узнать только по поводу исчезновения Жанны. Именно этот индивидуум, вместе с напарником, похитил девушку, дождавшись её прилёта на условленное Залями место, и увёз её в тот самый домик. На её же флаере. А вечером того же дня он помог погрузить Жанну на неопознанный планетарный катер, который тут же улетел.
   В свободное от похищений любопытных журналисток время эти двое работали на лесопилке и иногда били морды незнакомым им людям, на кого Залями покажет. За это получали зарплаты втрое больше, чем обычно достаётся работягам на лесопилке. Зачем он бьёт по лицу тех неизвестных, и чем вообще занимается его хозяин по жизни, допрашиваемый не знал.
  
   Для разговора с Залями требовалось морально подготовиться. И подождать, пока тот тоже созреет для беседы. А провести несколько часов связанным в полной темноте, в холоде, на жёстком и неровном металлическом полу грузового трюма, по мнению пилота, - отличный способ приспособиться к мысли о том, что тебя скоро будут бить, пытать и допрашивать. Поэтому Павел сначала вздремнул, потом сытно позавтракал, заглянул в рубку управления (всё это время корабль удалялся от планеты в свободном дрейфе) и лишь затем спустился в трюм. Сразу захватив сварочный лазер, чтоб времени зря не терять. Пациент за время ожидания аж посинел от холода. Температура в трюме поддерживалась около пятнадцати градусов, по земным меркам, но ведь одеждой пленника обделили.
   - Привет, - улыбнулся собеседнику парень. - Я Павел. А ты Залями. Можешь не представляться. Знаешь обо мне?
   - Знаю, - просипел мужчина. - Ты ищешь эту журналистку. Но у меня её нет.
   - Зато она у тебя была. И сейчас ты мне расскажешь, куда она потом делась.
   - А если я не скажу? - угрюмо поинтересовался Залями.
   - Тогда я буду тебя согревать, - Павел похлопал по лазеру. - А то ты замёрз, я же вижу.
   - Дай какое-нибудь одеяло, - попросил работорговец охрипшим голосом, с трудом шевеля губами. - А то я окочурюсь раньше, чем ты успеешь узнать всё, что тебе нужно.
   - Сначала ответы, - мотнул головой юноша. - Ответы на мои вопросы. Потом - одеяло и одежда. Если мне понравятся ответы.
   - Хорошо, спрашивай. Только побыстрей.
   - Куда увезли Жанну?
   - Я передал её своим друзьям. Партнёрам по бизнесу. У них есть космический корабль. Они увезли её с планеты. Чтобы она не смогла ни с кем связаться через нейросеть.
   - Куда они её увезли?
   - Я не знаю.
   - Плохой ответ, - Павел положил руку на лазер. - Мне он не нравится.
   - Эй-эй, полегче! На другую планету её увезли. Я не знаю координат.
   - Что за планета?
   - Да говорю же, не знаю! Они полетели за следующей партией товара.
   - Что за товар?
   - Это... - Залями замялся.
   - Давай помогу, - поощрительно улыбнулся парень. - Это "мороженое мясо".
   - Да. Оно и есть.
   - И её увезли на планету, где твои друзья берут товар?
   - Скорее всего. Они взяли её на борт и сразу полетели туда. Если по дороге нигде не высадили, она сейчас на их корабле. Вряд ли мои партнёры успели добраться до места.
   - Возможно. Так что за планета, куда они полетели?
   - Дьявол, да не знаю я!
   - Можешь не говорить названия и координат. Скажи хотя бы, в какой она стороне?
   - Названия у неё и нету. Это варварская планета. И она очень далеко. Так далеко, что тебе туда не добраться. Даже я не знаю дороги, моё дело было договариваться с посредниками, а не возить товар!
   - Говори проще, - подмигнул Павел. - Скажи, что эта планета на территории архов и попасть туда можно, только прыгнув сквозь периодически действующую червоточину.
   - Проклятье! Ты! Откуда ты это знаешь?!
   - Корабль. Контейнеровоз. С порожними контейнерами. И тонна золота на борту.
  
   Эта догадка пришла в голову юноше совсем недавно. Куда можно везти тонну золота? Туда, где оно имеет большую ценность. А что делал неизвестный корабль в нескольких переходах от входа в аномалию, под носом у архов? Скорее всего, летел к этой самой аномалии, ведь больше ничего примечательного в тех краях не находилось.
   - Так это ты... - Залями с ненавистью уставился на юношу. Но спустя несколько секунд он внезапно успокоился и даже перестал дрожать, несмотря на то, что теплее в трюме не стало. - Ты знаешь больше, чем я. Мне нечего рассказать тебе.
   - Это очень плохо, - с сожалением проговорил Павел, поглаживая лазер. - Я могу решить, что мне не понравились твои ответы.
   - Что же мне сделать, чтобы тебе понравились мои ответы?
   "Ага, а ведь он предлагает мне добровольное сотрудничество", - подумал про себя юноша.
   - Расскажи про эту планету. Всё, что знаешь.
   - Хорошо, - Залями задумался. - Что про неё рассказывать? Это варварская планета. Хотя, говорят, там уже начали осваивать орбитальное пространство. На каких-то допотопных химических ракетах. И атомное оружие изобрели. Я там не был и не могу сказать, сколько в этом правды. Не в курсе точных координат этой системы, знаю только, что она находится в семнадцати с половиной стандартных переходах от выхода из червоточины. Случайно услышал однажды в разговоре.
  
   Подельники Залями нашли Землю уже довольно давно. Около семидесяти лет тому назад. Планету сразу решили использовать, как источник рабов, потому что больше на продажу там взять было нечего, а рабы всегда в цене. Работорговцы основали постоянную базу на крупном спутнике планеты (очевидно, Луне) и организовали на Земле агентурную сеть из завербованных местных жителей. Именно местные подыскивали кандидатов на продажу и незаметно их похищали. Работорговцы платили им золотом и другими ценными металлами. Сначала давали ещё и искусственные драгоценные камни, но после того, как резкое увеличение предложения последних чуть не обрушило местный рынок, их партнёры сами отказались от данного способа оплаты.
   Залями упомянул, что порой некоторые из завербованных агентов начинали требовать продать им вместо драгоценностей секреты инопланетных технологий, однако по каким-то причинам работорговцев это не устраивало, и с такими агентами просто переставали поддерживать связь. К тому же, этого и не требовалось. За одного раба приходилось платить всего около ста сорока граммов золота, что составляло меньше полусотни кредитов по ценам Содружества. Сущие копейки, по меркам рыночных цен на живой товар. Дальнейшая доставка "мороженого мяса" на цивилизованные планеты стоила в несколько раз дороже.
   Так оно и продолжалось три десятка лет. На Земле началась и несколько лет продолжалась грандиозная бойня - работорговцы только удивлялись, видя, сколько "материала" гибнет даром. С одним из основных воюющих государств даже удалось договориться об оптовых поставках, и часть людей, по документам задушенных ядовитым газом и сожжённых в специальных печах, на деле улетели в космос. То есть, договаривались не с самим государством, а с некоторыми высокопоставленными офицерами одной из его спецслужб, но не суть. К разочарованию дельцов, государство оказалось в числе проигравших, и продолжить сотрудничество не получилось.
   По итогам войны сформировалось два враждебных блока государств, и страны "третьего мира" наводнили агенты противоборствующих разведок - работорговцы чувствовали себя, как рыба в воде в этой вакханалии спецслужб, где все следили за всеми и странным образом умудрялись не замечать массовые исчезновения людей у себя под носом. Хотя, какие массовые. За год удавалось сделать максимум пару десятков рейсов, в каждый из которых вывозилось чуть больше тысячи саркофагов с рабами внутри трюма единственного имеющегося корабля. Всё собирались прикупить ещё один, но не получалось.
  
   Настоящей катастрофой стала война с архами. Предприятие чуть было не вылетело в трубу. Проводить корабль через линию фронта показалось дельцам не слишком хорошей идеей, и они свернули свои операции. А когда всё улеглось, выяснилось, что Солнце с Землёй остались на контролируемой Чужими территории. Шанс на новую жизнь предприятие получило всего несколько лет назад, когда знакомым Залями удалось получить от одного вольного торговца информацию о периодически действующей червоточине, благодаря которой оказалось возможным попасть на ту сторону границы. Обнаруживший аномалию человек умер, так и не узнав, что выданные им во время пьяного разговора сведения представляют собой ощутимую коммерческую ценность.
   Многое пришлось начинать заново. Работорговцы отказались от мысли возить товар в Ламийскую империю самостоятельно, вместо этого привлекли посредников. Залями специально поселился на Армике, чтобы иметь с ними связь. Дорт, кстати, оказался не единственным его связником с потенциальными кандидатами. Дела у компании постепенно выправились и пошли на лад. Резкое повышение цен на живой товар, последовавший вслед за войной, этому чрезвычайно способствовал.
   Работорговцы даже задумались в последнее время о расширении бизнеса и купили ещё один корабль - однако тот исчез на полпути вместе с грузом золота и боевых роботов, которых дельцы думали использовать для усиления обороны своей лунной базы. Невольно Павел нарушил амбициозные планы этой братии. Теперь у них, как и прежде, оставался только один старый контейнеровоз, на котором по-прежнему возили рабов, и небольшой грузовик, использовавшийся, как курьер. Именно на последнем и увезли Жанну. За какой надобностью девушка понадобилась этим типам на Земле, Залями не знал. Высказанная им версия о том, что забрали, мол, "чтобы не смогла ни с кем здесь связаться" показалась Павлу не особо убедительной. Существуют гораздо более простые и надёжные способы заставить человека замолчать.
  
   После допроса в полный рост встал вопрос, что делать дальше с пленными. Если подручного можно было высадить на слабо населённой планете с оружием и небольшим запасом продовольствия и забыть о нём на неопределённо большой срок, если не навсегда, то с самим Залями такой подход не мог считаться перспективным. Пленного работорговца требовалось держать под рукой, как источник ценной информации, и в то же время под контролем, чтобы не наделал дел.
   Первоначально у Павла была мысль оставить его в том же трюме, только снабдив одеждой, спальным мешком и резервуаром для хранения отработанных технических жидкостей вместо параши, но потом юноша передумал. В результате Залями поселился в одной из кают, только с заблокированной дверью и отключенной связью - кроме аварийной голосовой. При этом пилот чётко обрисовал узнику альтернативу: будет рыпаться, переедет жить в трюм. Туалет есть, душ есть, кровать есть, еду Павел сам приносил три раза в сутки, что ещё для жизни надо?
   Конечно, если бы он мог, парень устроил заключённого в других, менее комфортных условиях, но такой возможности не имелось. Пассажирский кубрик невозможно запереть, а любой технический отсек мало того, что ничем почти не отличался от трюма, так его ещё и переоборудовать надо было для длительного обеспечения жизнедеятельности человеческого организма. И обезопасить находящееся внутри оборудование от возможной диверсии. Вот на корабле работорговцев, по словам Залями, подобных вопросов не возникало - там было устроено сразу несколько специализированных тюремных камер. Для каких целей, непонятно, впрочем, Залями и не был настолько допущен к секретам своих компаньонов, чтобы ему это объяснили.
   Следующие трое суток прошли для Павла в рваном ритме. Переход в систему, как правило, на небольшое расстояние, до соседней звезды, чтобы не тратить много энергии и не "светить" при выходе из свёрнутого пространства слишком ярко. Потом осторожное осматривание, три-четыре часа маневрирования и следующий прыжок. Отсыпался во время маневрирования. И ел тоже. Собственно, жить в таком ритме парню было не в новинку.
  
   - Залями, зайди в рубку, - потребовал Павел. - Дверь я тебе открыл.
   - Что случилось, шеф? - спросил бывший работорговец, появляясь в помещении.
   Своё сотрудничество Залями предложил сам, на следующий день после того, как его вывели из трюма. Павел не настолько доверял пленнику, чтобы принять в команду, пусть даже на временных условиях, но согласился подумать. Что не помешало Залями начать называть парня "шефом" сразу после того разговора. А ещё он помог выбрать подходящее место для высадки бывшего подручного. Возможно, конечно, что при этом он преследовал свои цели, но Павел решил последовать его совету в данном вопросе.
   - Посмотри на этот корабль. Узнаешь?
   - А как же, - хищно оскалился Залями. - Это мои дорогие друзья. На этом корабле увезли твою знакомую. Будем воевать или говорить?
   - Мы не крейсер, чтобы воевать, - нахмурился Павел.
   Корабль работорговцев повстречался им в системе, соседней с той, подле которой располагался вход в червоточину. Или, скорее, это они им повстречались. И, к сожалению, оппоненты засекли их выход из прыжка. Спустя пятнадцать минут старый грузовичок уже вышел из внутрисистемного перехода неподалёку от "Милу". Продемонстрировав тем самым весьма похвальную точность в расчётах для пилота и недюжинные способности к разгону для самого корабля. Маскировку Павел снял, как только понял, что имеет дело с кораблём человеческой постройки, потому что желал побеседовать.
   - Вы кто такие, чёрную дыру вам в задницу, и что здесь делаете?
   - Это же я хотел спросить у вас, - ответил Павел, используя установленный канал связи.
   - Это Лирк, капитан этой посудины, - прокомментировал Залями появившееся на экране видеофона бородатое лицо. - Эй, Лирк, старина, есть деловой разговор!
   - Он тебя не слышит. И не видит, - сообщил ему пилот.
   Голосовой канал со своей стороны Павел на самом деле пропускал через собственную нейросеть. Микрофон видеофона оставался отключенным. И видеокамера тоже - никакого изображения собеседникам не посылалось. Парень не хотел, чтобы те увидели или услышали Залями. Наблюдать лицо парня работорговцам тоже не обязательно.
   - Предлагаю компромисс, - продолжил тем временем Лирк. - Вы пускаете к себе на борт наших ребят, мы убеждаемся, что вы не представляете для нас угрозу, и можете лететь на все стороны. Только даёте слово, что больше никогда не заглянете в эту систему. И в соседние тоже. Тогда мы вас отпустим.
   - Врёт, - коротко заключил Залями.
   - Предлагаю компромисс, - невозмутимо ответил Павел, повторив слова собеседника. - Вы пускаете к себе на борт нашего человека, он убеждается, что у вас нет ничего ценного и представляющего для нас интерес, потом я вас отпускаю и не зову на помощь своих друзей.
   - На такой блеф они не купятся, - предупредил Залями.
   - Враньё, - Лирк растянул губы в хищной усмешке. - Нет никаких друзей. Сейчас мы тебя поджарим, малыш.
   - Как хотите, - невозмутимо отозвался Павел. И выпустил две ракеты.
   - Тревога! - раздался чей-то возглас с той стороны. - Они атакуют!
   - Ты же вроде хотел разговаривать?! - крикнул Залями.
   Экран тем временем мигнул и погас, отреагировав на прекращение передачи сигнала.
   - Сядь в кресло! - жёстко приказал Павел.
  
   Пока Залями выполнял это распоряжение, парень считал ракеты, выпущенные кораблём работорговцев в ответ. Раз, два, три, четыре... девять штук, в общей сложности. Из них две противоракеты, против его снарядов. Дистанция для ракетного оружия тут фактически "пистолетная", не факт даже, что у его "рыбок" разгонные блоки отработают до конца. Работорговцы пользовались более лёгкими и манёвренными изделиями без отдельных разгонных блоков. Павел двинул "Милу" по направлению к неприятелю. И его ракетам.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - встревожено бросил Залями из кресла второго пилота, наблюдая за происходящим на пульте.
   Вместо ответа Павел дистанционно включил вокруг его сидения кокон защитного силового поля. Теперь выбраться самостоятельно Залями не сможет. Управление пультом перед ним было заблокировано с самого начала.
   В тот момент, когда ракеты, запущенные Павлом, поравнялись с предназначенными им противоракетами, "Милу" совершила прыжок. И одновременно с этим термоядерные заряды взорвались. Павел вывел корабль из прыжка в точности между своими взорвавшимися снарядами и вражеским кораблём, прикрываясь их вспышкой от обнаружения, и запустил ещё три изделия, после чего прыгнул снова. Оказался в стороне от курса работорговцев, лихо развернулся на маневровых и дал залп из пушек.
   - Ты псих! - заорал Залями.
   Противник тоже развернулся и плюнул в их сторону из плазменного орудия. Большого плазменного орудия. Не дожидаясь, когда до "Милу" доползёт его убийственный заряд, Павел опять прыгнул. И вышел с другой стороны от неприятеля, примерно на том же расстоянии.
   - Но классный пилот, к тому же! - продолжал орать его спутник.
   Его можно было понять: для подобных точных прыжков на столь маленькое расстояние требовались филигранные расчёты, которые просто невозможно было производить в такие сжатые сроки. Юноша не отвечал. На него снова напало состояние "пророческой горячки", подобное тому, что помогало парню когда-то выигрывать в казино. Парень не рассчитывал параметры каждого скачка, он просто знал заранее правильные ответы.
   Павел развернулся, дал ещё один залп из пушек и снова сманеврировал, дав полную тягу в направлении, перпендикулярном направлению на корабль противника. Работорговцы ответили целой серией залпов из лазерных пушек, миновавших маленькое судёнышко - не успели вовремя взять упреждение. Плазменное орудие ещё не перезарядилось, по всей видимости. Или просто не хотели палить из него по вёрткому кораблику. Противники не знали, что вся эта пляска служит лишь для отвлечения внимания.
   Все три запущенные юношей ракеты встретились с целью в расчётный момент и одна за другой сдетонировали на её щитах.
  
   Неказистый, но по-своему суровый и гордый корабль превратился в инвалида. Обшивка смялась и потекла. Все надстройки с поражённой стороны буквально смело. Турель плазменного орудия просто вырвало с мясом. Дюзы у половины двигателей оказались покорёжены, остальные тоже молчали. Космос был усеян всевозможными предметами, выброшенными потоками воздуха при разгерметизации отсеков. С такого расстояния пока невозможно было определить, присутствовали ли среди этих предметов тела людей. И если да, то имелись ли на них скафандры.
   "Милу" осторожно приближалась к поверженному врагу, стараясь не попасть на прицел пушкам, которые ещё могли уцелеть с другой стороны, не пострадавшей от взрывов ракет. Щиты щитами, но лучше не рисковать. К тому же, стоило опасаться и ракет. То, что их до сих не запускали, ещё ничего не значило.
   - Снова вызывают, - заметил Залями. - По аварийному каналу.
   - Вот теперь мы можем начать деловой разговор, - спокойно отозвался Павел, выводя сигнал на экран видеофона. На этот раз камеру и микрофон он отключать не стал. - Тебе слово. Меня интересует Жанна. Если она у них на борту, пусть вернут.
   - Ты! - Лирк выпучил глаза с экрана, узрев своего бывшего подельника. - Подонок!!!
   - Спокойно, Лирк, меня заставили, - быстро отозвался Залями, о чём-то лихорадочно размышляя.
   - Ага, вижу я, как тебя заставили! Ну, только дай мне добраться до твоей рожи!
   - Полегче, Лирк, полегче! Тут очень серьёзные ребята! Круче даже, чем Синдикат. Но мы этим парням без надобности, им нужна та девка, что я вам отдал тогда. Это не просто журналистка, оказывается. Верните её, и мы все будем жить долго и счастливо.
   - Ага, ты, возможно, будешь жить счастливо, свиргов сын, а нас потом в расход пустят, как отдадим. Не-ее, пусть у нас пока побудет!
   - Докажите, что она у вас сейчас на корабле, - включился в беседу Павел.
   - Запросто, - ухмыльнулся Лирк.
   Экран мигнул и показал небольшую каюту, переоборудованную в тюремную камеру. На небольшой подстилке, постеленной прямо поверх металлического пола, сидела измождённая девушка. Она подняла голову и посмотрела в видеокамеру.
   - Павел! - слабым голосом воскликнула она, улыбнувшись. - Ты пришёл за мной!
   Парень нахмурился. Что-то тут не то. Жанна в такой ситуации не стала бы звать его полным именем и говорить на ротарском.
   - Жанна, скажи что-нибудь по-русски, - попросил он девушку на экране.
   Та лишь промолчала, глядя на него ничего не выражающим взглядом.
   - Довольно комедии! - раздражённо выкрикнул юноша. - Либо вы показываете настоящую Жанну, а не эту подделку, либо я стреляю!
   - А ведь ты с той же планеты, - заметил появившийся на экране Лирк. - Я узнал язык, на котором ты говорил.
   - Где Жанна? - требовательно спросил Павел.
   - Возле твоей планеты. На нашей базе. И только я могу показать тебе туда дорогу. Если ты возьмёшь нас к себе на борт, - Лирк хищно усмехнулся. - А за это ты отдашь мне потом моего непостоянного друга Залями. Я хочу побеседовать с ним наедине.
   - Боюсь, меня не устраивает подобная сделка, - покачал головой Павел, выпуская ещё одну ракету.
  
  Глава 26
   - Нет, ну а что с них взять-то ещё, кроме рабов? - недоуменно спросил Залями.
   - Что, совсем нечего? - лениво поинтересовался Павел, просто, чтобы поддержать беседу.
   - Нечего, - помотал головой бывший работорговец. Подумав, добавил: - Ну, вот разве что нефть ещё. Я слышал, там много нефти у вас. Но её ещё довезти надо до того места, где купят. Тут только затраты на перевозку всю прибыль съедят, экипажу и владельцу судна ни кредита не останется. Даже при условии, что с поверхности ты будешь брать бесплатно. Так ведь там эту нефть ещё добыть надо.
   - А если перевозить не сырую нефть, а нефтепродукты? - поинтересовался пилот.
   - Ну... - задумался собеседник. - Возможно. Но ты представляешь себе, сколько стоит орбитальный нефтеперегонный комплекс? А нефтеналивной танкер планетарного класса?
   - Почему сразу орбитальный? - сразу уточнил юноша. - Что, если перегонять нефть на поверхности, а на орбиту поднимать уже готовый продукт? Или хотя бы полуфабрикат какой-нибудь?
   - Перегонять нефть на поверхности?! - выпучил глаза Залями. - Разоришься на экологическом налоге!
   - Каком экологическом налоге? - не понял парень. - Речь идёт о планете, не входящей в Содружество, ты не забыл?
   - Я-то помню, - с сарказмом уверил его мужчина. - Это ты, очевидно, подзапамятовал о законодательстве в отношении торговли с планетами, населёнными недоразвитыми разумными расами. Если ты добываешь там ресурсы, ты должен позаботиться, чтобы твоя деятельность не вредила местной экологии. Иначе при попытке продать товар с тебя сдерут экологический налог.
   - Даже так? - удивился Павел.
   - Именно! - воскликнул Залями. - Хотя, между нами, все эти экологические налоги - просто дополнительный барьер, чтобы всякие мелкие компании не мешались под ногами у больших корпораций. Таких, которые могут позволить себе собственный нефтеперегонный комплекс на орбите.
   - Интересно... - пробормотал себе под нос юноша, размышляя о непредвиденных осложнениях. Поначалу всё казалось гораздо проще.
  
   Изначально этот разговор развился из одного единственного вопроса Павла, заданного после совместного обеда в кают-компании.
   После схватки с кораблём Лирка парень решил, что доверяет своему пленнику достаточно для того, чтобы делить с ним трапезу. При условии, конечно, что бластер юноши останется при нём, а Залями будет с пустыми руками. Но с оружием пилот в эти дни и не расставался, даже во время сна и принимая душ. Несмотря на то, что бывший работорговец оставался вполне надёжно заперт в своей каюте, и искин, случись что, непременно поднял бы тревогу.
   А вопрос, о котором было упомянуто выше, звучал очень просто: как часто подельники Залями проводили свои корабли через червоточину? Павла очень беспокоило одно соображение. Ведь всё это происходит буквально под носом у архов. От ближнего входа в червоточину до границы демилитаризованной зоны оставалось всего полтора стандартных перехода. Активно пользоваться аномалией, по словам его пленника, работорговцы начали четыре с половиной года назад. И что, за всё это время патрули Чужих ни разу не побывали в системе неподалёку от входа и не перехватили там человеческое грузовое судно?
   К сожалению, ничего определённого по данному поводу Залями ответить не смог. Большой контейнеровоз, по его сведениям, оборачивался раз в три недели. Лирк свой грузовик мог бы гонять и чаще, но не хотел. Этот корабль работорговцы использовали только при наличии насущной необходимости. Архов, как он утверждал, его подельники вообще ни разу не видали за всё время. Этот вопрос ещё следовало прояснить. Скорее всего, с использованием сыворотки правды - в отношении Залями юноша её пока ещё не применял. Ждал, когда накопится побольше вопросов, чтобы потом задать их все сразу. Пока что Павла вполне устраивала в качестве источника информации и вот такая застольная беседа.
  
   - Я думаю, всё равно можно что-то придумать, - убеждённо заявил пилот. - Рабами я точно торговать не собираюсь.
   - А что не так с рабами? - осведомился Залями. - По мне, так товар ничем не хуже любого другого.
   - Хуже, - отрезал Павел.
   - Чем же? - усмехнулся собеседник. - Хотя, подожди, ты сейчас, наверное, начнёшь говорить о том, что аморально лишать свободы разумных существ и подавлять их волю, используя рабскую нейросеть.
   - Допустим. Ты считаешь по-другому?
   - Скажем так, чем, по-твоему, лучше стандартный контракт на пятнадцать лет под обеспечение кредита? Который нельзя расторгнуть без того, чтобы у тебя не возросли сразу в два раза выплаты банку?
   - На контракт соглашаешься добровольно, зная, на что идёшь, - ответил Павел.
   - А у тебя есть выбор? - мгновенно переспросил Залями. - То есть, не у тебя лично, конечно же. Я имею в виду, у некоего среднестатистического работяги.
   - То есть?
   - Ну, вот смотри. Ты родился на планете, получил базовую нейросеть и стандартное образование. Таких, как ты, миллионы, а то и миллиарды в твоём родном мире. Ты ничем не лучше других, у тебя нет никаких специальных знаний, твой уровень интеллекта, прямо скажем, не блещет. Куда податься? Либо в колонизационную программу, либо на нерегулярную работу, где оплаты с трудом хватит, чтобы покупать себе еду и ночевать в ночлежке, либо вот такой кабальный контракт. Причём, учти, что в колонии будет то же самое, только вид сбоку.
   - И что?
   - Ну, кому как, конечно, - пожал плечами Залями. - Лично я считаю, что установить рабскую нейросеть на те же пятнадцать лет будет гораздо честнее.
   - На пятнадцать лет? - удивился Павел.
   - А-аа! - ухмыльнулся собеседник. - Ты, наверное, наслушался ротарской пропаганды и думаешь, что рабство - это навечно?
   - Ну... - неопределённо протянул юноша.
   - А вот и нет! По закону, рабскую нейросеть можно ставить только на определённый срок. Обычно, лет на пятнадцать. И все это время хозяин платит за использование раба специальный налог. Причём после снятия нейросети раб может поставить себе уже обычную и начать зарабатывать. Можно даже накопить денег и выкупить себя на волю.
   - Вот это, извини, чушь! - не выдержал парень. - Можно подумать, я не видел, во что превращается человек после нескольких лет рабства. У них привычка самостоятельно мыслить атрофируется просто! Им и в голову уже не придёт себя выкупать.
   - Ну, это да. Что-то такое есть, - кивнув, признал Залями. Эдак запросто, как будто разговор шёл о вкусе только что съеденного блюда или ещё на какую отвлечённую тему. - Но, думаешь, обычная работа малоквалифицированного рабочего лучше? Им так же промывают мозги, только при помощи визора. Причём за визор приходится платить из своего кармана.
   - Визор можно не смотреть, - возразил Павел. - Вот я, к примеру, не смотрю. И всё равно, есть ещё проблема свободы выбора. Пусть даже выбор будет заключаться между работой по контракту и нищенством, я бы не хотел, чтобы меня его лишили.
   - Это потому что тебя захватили в рабство обманом, - объяснил Залями.
   Он уже знал, при каких обстоятельствах парень попал в Ротарскую империю.
   - Обычно рабами становятся добровольно, - продолжал он. - Даже на варварских планетах, когда покупают рабов, берут тех, кто пошёл на это сознательно. Это мои дорогие компаньоны надумали хватать людей против их воли, причём за сущие копейки. Кстати, чтоб ты не думал про меня плохо - я всегда был против этого.
   - Дай догадаюсь, - предположил Павел, - ты предлагаешь рекрутировать на Земле будущих рабов на добровольной основе?
   - Конечно! Думаешь, не найдётся достаточно желающих?
   - Уверен, что не найдётся. Вообще-то продажа людей в рабство запрещена на моей планете. Даже, если не считать этого, вряд ли люди согласятся.
   - Местные законы можно обойти, - пренебрежительно махнул рукой Залями. - А насчёт желающих, то это вопрос правильно проведённой рекламной компании.
   - И всё равно, я не буду заниматься работорговлей, - мотнул головой юноша. - Лучше тебе подумать о чём-нибудь другом, если такой умный. Например, о том, как можно избежать уплаты экологического налога при переработке нефти на поверхности планеты. Кстати, тебе пора обратно в твою каюту.
   - Как скажешь, - ухмыльнулся пленник, поднимаясь со стола. - Но ты всё равно поразмысли о моём предложении. Дело выгодное, точно тебе говорю!
   Павел молча покачал головой, следуя за ним, чтобы тот случайно не "заблудился" по дороге до места своего заточения. Вот ведь делец. Сам в плену, его бывшие компаньоны ещё имеют в наличии один корабль и пока что контролируют ситуацию в Солнечной системе, а он уже строит коммерческие планы и пытается привлечь к ним своего пленителя.
  
   Расправившись с Лирком, Павел прыгнул от места схватки прямо к входу в червоточину. В памяти бортового искина до сих пор хранились модель физических процессов внутри аномалии и все расчёты по определению параметров перехода через неё, так что попасть на ту сторону никакой сложности не составило. Равно как и найти Солнце. Основной ориентир Залями дал ещё во время первого их разговора - до искомой точки от той системы, где оканчивалась червоточина, должно быть семнадцать с половиной стандартных переходов. Под такой критерий подпадала всего одна звезда нужного спектрального класса.
   Однако прямо туда Павел прыгать не стал. Вначале он двумя скачками добрался до лишённого крупных планет тусклого красного карлика поблизости - меньше, чем в одном стандартном переходе. Судя по всему, это была знаменитая Проксима Центавра. По правде говоря, об этой звезде Павел до сих пор слышал только то, что она существует и является ближайшей к Земле, кроме Солнца. Имелась надежда совершить переход из этой системы в Солнечную так, чтобы остаться незамеченным.
   Кстати, отсюда можно уже было без особых проблем уловить идущие от Земли радиопередачи. С запозданием на четыре года с небольшим. Единственное, что уверенному приёму мешала соседняя звезда, которая иногда резко увеличивала свою светимость, сопровождая каждое такое изменение всплеском активности в радиодиапазоне.
   Впрочем, это неважно. Вот уже десять часов они удалялись от красного карлика, стремясь по мере возможности избавиться от влияния его гравитационного поля. Тоже в целях уменьшить интенсивность вспышки при последующем межзвёздном переходе. Павел желал вернуться домой как можно более незаметно и схватить окопавшихся там дельцов, что называется "тёпленькими". Наконец, собравшись с духом, юноша включил прыжковый привод.
  
   Четыре каменистые планеты на внутренних орбитах. Четыре газовых гиганта - на внешних. И куча планетоидов. У третьей планеты имеется один большой спутник, а у четвёртой - два маленьких. Первые две сателлитов лишены. Диски внутренних планет пока ещё не рассмотреть на таком расстоянии, но точка, которой видится отсюда мир номер три, имеет характерный голубоватый оттенок, а у четвёртого - красноватый. Ну, и куча радиопередач, исходящих с третьей планеты. По всем признакам, это действительно Солнечная система. Значит, нашёл.
   Павел никогда не считал себя сентиментальным человеком, а события последних пары месяцев, казалось, и вовсе отбили у него способность испытывать душевные волнения, но при взгляде на далёкую Землю у юноши непроизвольно навернулись на глазах слёзы радости и умиления. Парень сердито сморгнул. Не хватало ещё, чтобы сидящий в соседнем кресле Залями увидел его слабость. К тому же, ещё не всё окончено.
  
   - Залями, ты слышал что-нибудь про то, что твои друзья устроили дополнительную базу возле четвёртой планеты в этой системе? - спросил он бывшего работорговца.
   - Нет, - слегка удивлённо ответил тот.
   - А там, тем не менее, что-то есть, - пробормотал себе под нос пилот.
   Спустя два часа после дрейфа в режиме маскировки аппаратура радиоперехвата уловила короткий радиообмен между Землёй и Марсом. Ничего содержательного - просто обмен служебными сообщения между двумя станциями, призванный подтвердить наличие работоспособного канала связи. Вот только обмен этот вёлся на частоте, которой обычно пользовались гражданские абоненты в Содружестве, и содержание сообщений также свидетельствовало о неземном происхождении пославших их радиопередатчиков.
   - Какой индекс? - деловито осведомился Залями.
   Он имел в виду, что подписывая переданные пакеты, гражданские станции обычно вставляли в свои автоматически формируемые позывные тип объекта, на котором находится радиоаппаратура. У передатчиков, установленных на космических кораблях, эти позывные начинались с одних индексов, на орбитальных станциях - с других, у находящихся на поверхности планет и спутников - с третьих.
   - Как у корабля. Гражданское грузовое судно крупного тоннажа, - ответил пилот. - Думаешь, они спрятали там транспортник?
   - Скорее всего. Насколько я понял, у спутника третьей планеты слишком большая гравитация на поверхности, туда невозможно посадить большой корабль, ведь так?
   - Так, - согласился парень. - Что-то около четырнадцати процентов от стандартной, если судить по размерам и предположить, что там обычный состав.
   Контейнеровоз такого класса, какой имелся у рабовладельцев, можно было безопасно сажать на поверхность космических тел с гравитацией не больше одной двадцатой от стандартной. Корабль мог переносить во много крат большие перегрузки, но только при условии, что они направлены вдоль оси его протяжённой грузовой балки - той, к которой пристыковываются внешние контейнеры. А сажать судно приходится "боком", иначе трудно обеспечить устойчивость в условиях гравитации. Если сила тяжести превышала допустимую, слишком велик при этом риск элементарно "сломать хребет".
   - Значит, они держат корабль на орбите четвёртой планеты, - заключил Залями. - Или возле одного из её спутников, они достаточно малы. А когда груз готов, вывешивают транспорт во внешней точке гравитационного равновесия у спутника твоего родного мира и забрасывают туда заполненные контейнеры при помощи силового манипулятора.
   - Ты это знаешь или только предполагаешь?
   - Предполагаю. Мои компаньоны ничего не рассказывали мне о таких деталях. Но, учитывая обстоятельства, я бы сделал именно так, раз уж твои соотечественники начали осваивать орбиту и активно следят за небом над своей головой.
   - Ну что ж, тогда двигаем к четвёртой планете, - решил Павел. - База на спутнике от нас никуда не убежит.
   - Я думал, ты хочешь спасти свою девушку, - удивился Залями. - Лирк, помнится, говорил, она сейчас на базе.
   - Пока и у нас, и у них по одному кораблю, у твоих бывших компаньонов будет преимущество на любых переговорах, - объяснил юноша. - Они ведь на своей территории, плюс у них ещё база. Если нам удаться уничтожить транспортник, на нашей стороне появится перевес. А если мы его захватим, то у нас на руках окажутся почти все козыри. Тогда можно будет поторговаться и о судьбе Жанны.
   - А ты хочешь захватить контейнеровоз? - уточнил Залями.
   - Если получится.
   Кроме того, юноша имел на это судно определённые планы. Но рассказывать об этом он пока не стал.
  
   Спустя несколько часов дверь в каюту, где содержался пленник, открылась. На пороге стоял Павел, уже одетый в скафандр, только с открытым забралом шлема.
   - Мы идём на штурм? - осведомился Залями.
   - Ещё нет, - ответил пилот. - Просто скафандры лучше приготовить заранее. Но сначала ты должен надеть это.
   Он подал мужчине две соединённые с одного конца на шарнире металлические полуокружности, оканчивающиеся с другой стороны замком.
   - Что это? - хмуро спросил бывший работорговец.
   - Страховка. Надень это на шею и соедини, чтобы защёлкнулось.
   - Дай угадаю, - узник повертел поданный предмет в руках, - если моё поведение тебе не понравится, со мной случиться что-то плохое?
   - Голову оторвёт, - кивнул парень. - И не только, если твоё поведение мне не понравится. Если я умру или потеряю сознание, тоже.
   - Ты мне не доверяешь, - утверждающе заявил Залями.
   - Доверяю, - возразил Павел. - Поэтому даю тебе шанс показать свою верность в бою с твоими бывшими компаньонами. Но страховка не помешает. На всякий случай.
   - Аккуратно сработано, - заметил мужчина, продолжая рассматривать ошейник. - Даже красиво. Где купил?
   - Сам сделал. Только что, при помощи ремонтного кибера. Не беспокойся, всё вполне надёжно. Без причины не взорвётся. Если только снять не попытаешься.
   - Ну что ж, - вздохнул пленник, - особого выбора, как я понимаю, у меня нет.
   Залями надел вещицу и защёлкнул замок.
   - Вот так, - удовлетворённо кивнул пилот. - Советую сходить в туалет перед тем, как надевать скафандр.
   - Только что там был, - буркнул собеседник.
   - Как знаешь. Теперь в шлюзовую. Иди вперёд.
   - Ты же только что нацепил на меня эту штуковину, - напомнил его новый компаньон. - И всё равно боишься поворачиваться ко мне спиной?
   - У меня аллергия на то, чтобы поворачиваться к кому-нибудь спиной.
  
   В комнате перед шлюзовой камерой на борту "Милу" в специальных шкафах стояли три скафандра. Возле второго отсека, у запасного пассажирского люка - ещё три. Плюс два лёгких пустотных костюма в переходном шлюзе у входа в трюм. Если количество человек на борту превышало восемь, то в случае разгерметизации всех отсеков лишним индивидуумам стоило срочно начинать осваивать искусство существования в условиях вакуума.
   Теоретически это возможно, если человек будет одет в специальный лётный комбинезон, наподобие того, который постоянно носил Павел, и успеет добраться до шкафчика с дыхательным аппаратом - фактически лёгким гермошлемом, куда подавалась дыхательная смесь из баллонов. В Лётной Академии их даже заставляли сдавать зачёт по скоростному надеванию этих штуковин.
   Пилот привёл Залями к шлюзовой перед запасным люком, хотя выходить намеревался через основной. Во-первых, хотел, чтобы в случае чего, у него под рукой оказалось три свободных скафандра, во-вторых, тот костюм, что парень намеревался вручить будущему соратнику по битве, был несколько модифицирован. Юноша отключил в нём оба встроенных радиопередатчика, поставив вместо них коммуникатор, при помощи которого имелась возможность связаться только с двумя абонентами: им самим и искином "Милу".
   Сам скафандр представлял собой настоящее миниатюрное произведение инженерного искусства, позволяющий своему владельцу выживать не только в открытом космосе, но и на поверхности планет с крайне негостеприимной атмосферой. Кроме того, за счёт своей прочности и непроницаемости, материал костюма предоставлял защиту от огня некоторых видов лёгкого стрелкового вооружения, такого, как игольные пистолеты и парализаторы. Пытаться тыкать в человека, защищённого подобным образом, ножами (кроме оснащённых особой молекулярной режущей кромкой) и шокерами также не имело особого смысла. И даже будучи пробитым пулей или специальным клинком, скафандр автоматически герметизировал пробоину при помощи быстро затвердевающего геля.
  
   Будучи облачёнными в защитные костюмы, Павел с Залями прошли в пилотскую рубку. По пути парень объяснял текущую диспозицию:
   - Мы сейчас в получасе лёту от четвёртой планеты. Тормозим на малой тяге, чтобы выйти с подходящей скоростью. Вроде как, нас пока не заметили. Я перехватил ещё два сеанса радиообмена, между кораблём и базой. Поэтому мы теперь точно знаем, где они находятся. База действительно расположена на спутнике третьей планеты, а вот транспортник пристыкован ко второму спутнику четвёртой. Это планетоид неправильной формы, размеры около пятнадцати километров, состав каменистый. Реактор на грузовике заглушен. Кроме того, на самом спутнике имеется малая база. Судя по тому, что можно разглядеть отсюда, нескольких куполов на поверхности, внутрь закапываться они не захотели.
   - То, что реактор заглушен - это хорошо, - заметил Залями. - Вполне может быть, на корабле ведут какой-нибудь профилактический ремонт. Если так, то вряд ли на нём сейчас полный экипаж, и мы действительно вполне можем захватить это судно себе. А что ты намереваешься делать с теми, кто на спутнике?
   - Вот этот вопрос я намеревался задать тебе. Как, по-твоему, отреагируют твои бывшие компаньоны, если я вежливо попрошу их отстыковать транспортник и не пытаться проникнуть туда? Останутся ли они смирно сидеть у себя под куполом или полезут драться?
   Тем временем, они дошли до рубки и устроились в пилотских креслах.
   - Я могу попытаться связаться с ними, - предложил Залями. - Предложить им ультиматум. Или они сидят тихо, или мы дырявим им купол. И расстреливаем тех, кто попытается выбраться наружу.
   - Так и сделаем, - кивнул пилот. - Только подойдём поближе. Кстати, тут искин обнаружил ещё одну штуку. У них возле базы стоит малый катер.
   - Да, вижу, - отозвался мужчина. - Его тоже надо будет захватить. А пушек у них там нет случайно?
   - Пока не видно.
  
   Пушек на базе не имелось. Только грузовая площадка с силовым манипулятором, катер и несколько привязанных тросами к анкерам контейнеров. Ну, и пять куполов из сверхпрочного пластика, соединённых герметичными переходами. Неподалёку, в полукилометре, в одном из кратеров скрывался стыковочный узел, в который сейчас уткнулся носом большой контейнеровоз, удерживаемый в таком положении силовыми захватами. Небольшой термоядерный реактор обеспечивал всё это хозяйство необходимой энергией. Кстати, только сейчас Павел вспомнил, что тот спутник Марса, к которому работорговцы причалили свой корабль, называется Деймос. То есть, юноша и раньше знал, что два спутника красной планеты носят имена Фобос и Деймос, но до сих пор не мог выудить из глубин своей памяти, который из них какой по порядку.
   Чтобы отстыковать грузовик, даже не понадобилось высаживать десант или вести переговоры с работорговцами. Павел просто подкрался поближе в режиме маскировки и, аккуратно прицелившись, перебил из пушек кабель, питающий стыковочный узел. После внезапного отключения силовых захватов громадный корабль начал величаво отходить от планетоида. Страховочные тросы, связывающие грузовик и утопленные в скалистый грунт якоря, стали натягиваться. Ещё несколько залпов - и эти якоря оказались уничтожены. Освобождённые тросы безвольно поплыли в пустоте. "Уцепившись" силовым захватом за корму судна, Павел разогнал его до нескольких метров в секунду, используя "Милу" в качестве импровизированного буксира. Теперь, учитывая ускорение свободного падения на спутнике, погасить эту скорость контейнеровоз сможет не раньше, чем минут через двадцать. И ещё через столько же упадёт обратно на Деймос, так что стоило поторопиться.
   - Неопознанная база, вызывает гражданское судно "Милу", порт приписки "Урена", Марна, Ротарская империя. Неопознанная база, вы подозреваетесь в работорговле. Согласно законам Империи, я задерживаю ваш корабль до выяснения всех обстоятельств. Не покидайте базу. Не пытайтесь воспользоваться катером или попасть на борт корабля. Любой покинувший купол будет уничтожен.
   Сделав это объявление, Павел повернулся к Залями:
   - Теперь твоя очередь.
   - Так, девочки, это ваш старый знакомый, - прокричал бывший работорговец в видеофон. - Рады видеть меня? А я вас рад! Тут, знаете, немножко власть поменялась. Так что, сидите тихо и останетесь живы.
   Переждав взрыв возмущённых воплей, Залями продолжил:
   - Да-да, всё так! Однако у меня есть корабль, а у вас - уже нет. Будете хорошо себя вести, возможно, мы возьмём вас к себе на борт. Потом. Если же нет - так и просидите на этой каменюге до самой смерти.
   Павел заметил, что один из обитателей базы выскочил из шлюза и опрометью бросился к катеру, ловко перебирая башмаками с магнитными подошвами по металлизированной дорожке, скользя рукой по натянутому над поверхностью тросику. Ещё один залп из пушек уничтожил и самого храбреца, и участок дорожки.
   - Хорошая попытка, - прокомментировал Залями. - Станете дёргаться, окончите так же. А то и купол продырявим.
   Работорговцы ничего не ответили, разорвав связь.
  
   - Что-то они там затевают, - задумчиво проговорил мужчина.
   - Возможно, - отозвался Павел. - В любом случае, твой выход. Высаживайся и поднимай катер. Я тебя прикрою из пушек.
   Проводив Залями до шлюза и убедившись, что тот покинул борт, парень вернулся в рубку. Оттуда он проследил, как напарник спустился на поверхность спутника, пользуясь реактивным ранцем, и проник на борт катера. Спустя пару минут аппарат оторвался от скалистой поверхности. На базе пока не проявляли никакой активности. Судя по показаниям сенсоров, все находящиеся там, в количестве восьми человек, сгрудились в одном из куполов и сидели там.
   - Павел, катер наш, - вышел на связь Залями.
   - Вижу. Лети ко мне в трюм. Я открою грузовой люк.
   Когда катер устроился в трюме, Павел вышел к переходному шлюзу.
   - Ну, показывай, что ты там нашёл? - спросил он Залями, держа наготове пристёгнутый поверх рукава скафандра бластер. - Оружие? Ещё что-то?
   Усмехнувшись, тот продемонстрировал лазерный пистолет, который до этого держал пристёгнутым к поясу за спиной.
   - Хорошая штука, - кивнул юноша. - Давай теперь обратно на катер. Летим захватывать корабль.
   - А кто останется в рубке?
   - Искин присмотрит за всем. В случае чего, предупредит нас.
  
   Проникнуть на борт контейнеровоза никаких сложностей не составило. Они просто пристыковались на только что захваченном катере к одному из его внешних стыковочных узлов, разблокировав тот при помощи хранящихся в памяти бортового компьютера катера кодов доступа. На борту большого корабля им никого не повстречалось. Реактор оставался заглушенным, одна из развязок энергопровода, идущего от этого реактора к кормовым эмиттерам защитного силового поля и вовсе оказалась разобрана.
   Взять бортовой искин под контроль не получилось - это невозможно было сделать, не зная соответствующих паролей. Пришлось обнулять модуль аппаратно и заливать туда через служебный интерфейс "базовую" операционную систему, чтобы компьютер заработал хотя бы в режиме ввода-вывода, без поддержки функций искусственного интеллекта и без возможности использовать его для управления кораблём. Все хранящиеся внутри данные при этом исчезли из памяти. Жаль, конечно, но возиться со взломом искина сейчас времени не было.
   Подсоединив железный мозг к его собрату на "Милу", чтобы последний закачал коллеге набор необходимых программ, Павел с Залями прошли в рубку. Спустя двадцать минут юноша смог обрести контроль над контейнеровозом в достаточной степени, чтобы включить двигатели и вывести "Колымагу" (этим русским словом, не объясняя его значения, парень решил назвать свой первый собственный корабль) на орбиту ухода от Марса. Теперь они с Залями могли вернуться обратно на "Милу" и посмотреть, чем занимаются оставшиеся на Деймосе противники. Однако те по-прежнему сидели тихо и отказывались выходить на контакт. Более того, они даже не пытались связаться со своими товарищами на Луне. Возможно, у них просто не имелось на базе радиостанции, способной "добить" через разделяющее планеты расстояние.
   Так прошёл целый час, пока контейнеровоз, полыхая дюзами маршевых двигателей на малой тяге, отходил всё дальше от Марса. Когда Павел удостоверился, что работорговцам совершенно точно уже не достать свой бывший корабль, он направил "Милу" к Земле.
  
   То, что работорговцы на Деймосе тихарились не зря, Павел убедился спустя ещё пару часов. Те всё-таки раздобыли где-то достаточно мощную станцию и установили радиосвязь с Луной. Передача шла по защищённому каналу, но благодаря мощной криптологической системе, которой юноша, помнится, так восторгался во время первого полёта на "Милу", содержание разговора не осталось секретом. Впрочем, ничего нового из того, что удалось подслушать, парень не узнал. Его оппоненты просто сообщили своим коллегам, что и контейнеровоз, и катер оказались захваченными какими-то хмырями из Ротарской империи, якобы в целях борьбы с работорговлей, и с этими типами заодно их бывший подельник Залями. Разве что выяснилось имя того бедняги, что погиб, пытаясь добежать до катера, но имена мертвецов пилота сейчас не интересовали.
   Таиться больше смысла не оставалось, и "Милу", разогнавшись, прыгнула к Луне. По обрывку заканчивающейся радиопередачи удалось ещё установить точное местоположение базы работорговцев на обратной стороне спутника Земли. Она оказалась спрятана в пустотах под поверхностью, скорее всего, искусственно вырубленных в скалистом грунте. Вход на базу и немногочисленные служебные постройки снаружи были тщательно замаскированы внутри одного из сравнительно небольших метеоритных кратеров. В частности, антенны радиостанции и локатора слежения укрывались под макетами скал, изготовленными из прозрачного для радиоволн материала, а грузовая площадка с первого взгляда выглядела просто, как участок выровненного при падении давнего метеорита базальтового поля, слегка припорошённый лунной пылью.
   К притаившейся базе Павел приближался, как будто к обычному цивильному космодрому. Сняв маскировку, включив все ходовые огни и даже радиоответчик, вместе с системой контроля сближения и посадки. Естественно, его незамедлительно вызвали на связь.
  
   - Я так понимаю, это вы те ребята, что похитили наш корабль? - требовательно спросил юношу представительный мужчина с суровым морщинистым лицом и роскошной гривой длинных седых волос.
   По словам Залями, его звали Бурит, и он возглавлял всю эту шайку.
   - Не похитили, а реквизировали, - уточнил парень, невольно цитируя капитана Джека Воробья из одного земного фильма. - В целях борьбы с работорговлей. Позволь представиться. Меня зовут Павел. Это Залями, вы его знаете.
   Вышеупомянутый индивидуум широко улыбнулся сквозь открытое забрало шлема.
   - Знаю, - сдержанно кивнул собеседник. - Что за чушь ты там болтаешь про борьбу с работорговлей? Здесь тебе не Ротарская империя!
   - Однако Великая Империя Ротар всегда оставляла за собой право бороться с работорговцами везде, где только сможет, - возразил Павел. - Капитаны судов имеют полномочия задерживать и даже уничтожать суда, замеченные в работорговле, в том числе за пределами Империи.
   - Это ты, что ли, капитан? - презрительно бросил мужчина. - Не слишком ли молод?
   - Ну что ты, я просто пилот, - невозмутимо отозвался парень. - Капитан сейчас на вашем бывшем судне.
   Раскрывать тот факт, что на "Колымаге" сейчас нет экипажа, да и вообще их только двое здесь, юноша посчитал излишним.
   - Ладно, наш корабль у вас. Что вам ещё нужно от нас? Учтите, захватить эту базу у вас не получится. У нас здесь плазменные пушки спрятаны и зенитная ракетная установка. Да и на самой базе найдётся, чем встретить.
   - А у меня тут несколько ракет модели "Тар-3759", - отпарировал Павел. - Ими и по стационарным объектам можно работать. Но мы не хотим лишнего кровопролития. Меня интересует девушка, которую привёз вам Лирк пару дней назад. Её зовут Жанна. Верните её, и я не стану разрушать вашу базу.
   - Мы вернём её, и больше ничего не будет удерживать вас от того, чтобы уничтожить нас, - возразил Бурит.
   - Мы можем обменять ваш бывший корабль на базу и девушку, - предложил юноша, больше для того, чтобы прозондировать намерения собеседника, нежели действительно имея намерение заключать подобную сделку.
   - Можем обменять девушку на корабль, - мгновенно отреагировал оппонент.
   - Докажите, что она у вас и жива, - потребовал парень, желая выиграть время на раздумья.
   - Её сейчас приведут, - чуть смежил веки Бурит в знак согласия.
   Павел почувствовал неладное. Что-то слишком легко всё идёт. С точки зрения работорговцев, нет никакого резона менять корабль на Жанну. Ведь по завершении данного обмена Павлу понадобится всего несколько ракет, чтобы лишить противников как корабля, так и базы. Да и жизней, заодно. Либо Жанну и не намереваются менять, либо...
  
   - Они тянут время, - встревоженно пробормотал Залями. - Чего-то ждут, что должно скоро случиться, и тогда они получат преимущество.
   - Но что? - спросил пилот.
   - Не знаю.
   Павел на всякий случай отключил ходовые огни и систему контроля сближения, подал дополнительную энергию на эмиттеры защитного поля и запустил активное радиолокационное сканирование окружающего пространства. Но проходила минута за минутой, и ничего страшного не происходило. В комнату по ту сторону видеофона между тем вошли двое мужчин, следующих по пятам за одной девушкой.
   - Паша! - воскликнула Жанна, взглянув на экран. - Я знала, что ты придёшь!
   Выглядела журналистка совсем не так измождёно, как в той фальшивой картинке, что пытался всучить юноше Лирк, да и говорила она на чистейшем русском языке, но червячок сомнения по-прежнему грыз парня.
   - Жанна, скажи, как называлось то кафе на Земле, где мы с тобой встречались на первом курсе? - спросил он собеседницу.
   Та ненадолго задумалась.
   - Ну, ты нашёл, что спросить. "Серебро", кажется, оно называлось. Помнишь, я ещё пошутила тогда, мол, почему не золото?
   - Павел, внимание! - неожиданно заорал Залями.
  
   Предупреждение, впрочем, было излишним, - искин "Милу" поднял тревогу гораздо раньше. Кусок лунной поверхности как будто взорвался, и из открывшейся шахты опрометью метнулся ввысь небольшой юркий корвет ламийской постройки. И тут же включил блокиратор, не давая им уйти от опасности при помощи прыжка.
   - Ты не говорил, что у твоих друзей есть ещё корабль! - крикнул пилот, давая полную тягу на маршевые двигатели.
   - Я не знал! - проорал в ответ напарник.
   Противник тем временем запустил в их сторону ракету. Потом ещё одну. И третью. К счастью, это оказались "скоропырки" - быстрые и манёвренные, они имели крайне ограниченный запас топлива. Павел элементарно от них удрал. Впрочем, корвет, похоже, и не надеялся уничтожить "Милу", хотел только отогнать от базы. Искин, тем временем, сообщил о разрыве канала связи и новом вызове - теперь уже с борта корвета. Собеседником снова оказался Бурит.
   - Предлагаю новую сделку, - снисходительно усмехаясь, сказал он. - Вы убегаете из моей системы так быстро, как только можете. И никогда не возвращаетесь. Тогда, возможно, я не причиню твоей знакомой вреда, мальчик.
   - Серьёзно? - спросил Павел, пока его корабль описывал широкую дугу вокруг противника. - А сколько у тебя ракет? Как долго мы будем танцевать тут, пока я не подберусь к твоей базе на эффективную дистанцию пуска?
   - Ты не станешь палить по базе, пока там твоя знакомая! - отрезал Бурит.
   - Да ну? - скептически осведомился парень, выпуская ракету.
   До базы та, естественно не долетела, но, чтобы перехватить её, корвету пришлось потратить одну свою.
   - Кстати, ты что-то говорил про зенитную ракетную установку, - продолжил юноша. - Что-то я её не наблюдаю. По-моему, ты солгал. И про плазменные пушки тоже.
   "Милу" попыталась прорваться поближе к убежищу работорговцев. Корвет снова её отогнал, но потратил ещё одну ракету.
   - На тебя у меня ракет и так хватит, - раздражённо бросил Бурит.
   Корвет погнался за "Милу", но та могла продемонстрировать не меньшее ускорение и легко сохранила дистанцию. Павел снова заложил пологую дугу, пытаясь обогнуть неприятеля. При этом он очутился в такой позиции, что оказался на одной линии с противником и Солнцем.
   - А хочешь, покажу фокус? - предложил парень и включил режим маскировки, одновременно разрывая сеанс связи и отклоняясь от прежнего курса кратким включением маршевых двигателей.
   Что на это ответил Бурит, осталось неизвестным, но его корабль выпустил целых пять ракет, две из которых разорвались в опасной близости от "Милу". Одновременно противник начал обшаривать пространство возле точки их исчезновения направленным лучом радара. Это ему не помогло. Дождавшись, когда рыскающий корвет отойдёт чуть в сторону, Павел включил маршевые двигатели на малую тягу и начал на цыпочках удаляться от корабля рабовладельцев.
   Когда дистанция достигла полусотни тысяч километров, парень развернулся и выпустил по врагу сразу три своих ракеты. Ослеплённые светом близкой звезды, сенсоры противника не замечали их приближения, пока не стало слишком поздно.
  
  Эпилог
   Три человек стояли в большом и, кажется, таком пустынном зале управления и отказывались поверить своим глазам. Двое - потому что не способны были принять, как факт, что всё обстоит так плохо, и ещё одна девушка не могла поверить, что всё окончилось настолько хорошо.
   - Он убил их, Хуг, старина, он убил их всех, - потрясённо шептал один из мужчин.
   Корвет, стремительное воплощение смертоносного совершенства, ведомый самым отчаянным капитаном во всём окрестном космосе и командой просто отличных ребят, профессионалов своего дела, оказался уничтожен, и кем? Жалким сопляком на гражданском судёнышке. Скорлупке лёгкого класса. Даже не волком Фронтира - имперцем. Маменькиным сыночком, сроду не знавшим о том, каково жить под небом, принадлежащим Чужим. Как такое могло случится? Куда смотрели Небеса, когда допустили это?
   - Хуг, это правда? - донеслось из интеркома. - Скажи, это правда? Имперцы сожгли Бурита с парнями?
   Второй стоявший перед пультом мужчина дёрнулся, словно очнувшись ото сна, и заговорил:
   - Подтверждаю. Корвет был поражён тремя тяжёлыми ракетами с термоядерными зарядами. Щит сбит полностью. Управление, судя по всему, потеряно. Связь не поддерживается. Корабль в дрейфе и спустя двадцать две минуты, если не изменит своей траектории, врежется в поверхность спутника.
   - Я иду к вам, Хуг, - решительно произнёс голос из интеркома.
   - И я тоже, - присоединился к нему ещё один.
   Пятый из оставшихся на базе компаньонов ничего не сказал, но система контроля внутреннего пространства сигнализировала, что он тоже направился в зал управления. Что-то очень древнее заставило переживших смерть товарищей мужчин прекратить полагаться на интерком и прочие современные системы связи и собраться всем вместе в одном помещении. Посмотреть друг другу в глаза, перед тем, как принять самое важное решение.
  
   - Предлагаю убить девку! - крикнул один из пяти. - Этот малец прилетел за ней, так пусть он её не получит! Это самое малое, что мы можем сделать для парней.
   - Поддерживаю! - воскликнул второй. Ещё один сдержанно кивнул.
   Та, о которой шла речь, испуганно съёжилась и попыталась отодвинуться подальше от спорщиков, однако ей помешал находящийся за спиной пульт.
   - Спокойно, парни! - призвал Хуг, подняв руки в успокаивающем жесте. - Убить мы её всегда успеем. Вы думаете, что всё потеряно? Это не так. У нас есть ещё наши жизни. И есть возможность их сохранить. Напомню, на базе возле четвёртой планеты имперцы оставили всех в живых. Им нет нужды нас убивать. Вы слышали, о чём мальчишка разговаривал с Буритом. Этим ребятам нужна наша база.
   - Ясно, что ротарским крысам нужна база! Кто бы сомневался! Разве кто-то поверил в их слова о борьбе с рабством? Они собираются сами торговать с этой планетой, а нас подвинуть в сторону!
   - Редли, я согласен с тобой, за одним исключением, - сурово проговорил Хуг. - Ротарцы уже подвинули нас в сторону. У нас не осталось ни одного корабля, у них только в этой системе есть два. Если им сильно будет нужна база, они построят новую на этом же спутнике. Или захватят ту, возле четвёртой планеты. Это сделать очень просто, продырявят купола и подождут, пока в скафандрах не кончится период автономности. Хотя гораздо раньше наши сами поднимут лапки кверху. Не вылезать из скафа две недели - такое я даже врагу не пожелаю.
   - И что? Предлагаешь нам тоже поднять лапки кверху?
   - Да. Если нам сохранят жизни.
   - Не слишком ли большая цена? Такая большая база в обмен на пять пропащих жизней?
   - Не знаю, как ты, Редли, а я свою жизнь пропащей не считаю! - раздражённо воскликнул Хуг.
   - Понятно, - холодно отозвался Редли. - Кто ещё желает спасти свою шкуру?
   Трое мужчин смущённо отвели глаза. Последний, пятый, участник беседы, морщинистый старик в сильно потрёпанном рабочем комбинезоне, мягко сказал ему:
   - Редли, мальчик, Бурита и ребят наши смерти не вернут. Ладно я, всё равно скоро сдохну, но тебе ещё жить и жить.
   Редли ещё раз обвёл глазами компаньонов и покачал головой:
   - Будь по вашему, делайте, как хотите.
  
   Спустя несколько минут ротарский корабль, исчезнувший ранее с экрана системы слежения за окружающим пространством, снова там появился. И одновременно под видеофоном замигал сигнал вызова. Стоящие в комнате переглянулись, потом Хуг дал искину разрешение на установку сеанса связи. Спустя секунду на них смотрело ухмыляющаяся рожа предателя Залями.
   - Девочки, вы так не шутите больше! - жизнерадостно проорал он. - Надеюсь, ещё у вас кораблей не припасено по нашу душу? А то ведь так ракет не напасёшься!
   - Ближе к делу, Залями, - хмуро попросил Хуг.
   - Ближе, так ближе. Мой партнёр уже озвучивал своё предложение. Корабль в обмен на базу и девчонку. К сожалению, эти условия нас больше не устраивают. Можете винить в этом старину Бурита, да будут Небеса к нему милосердны. Нам не нравится, когда нас пытаются обмануть.
   - И какие новые условия?
   - Вы даёте нам девчонку и базу, мы сохраняем ваши головы на месте.
   - Где гарантии, что вы потом нас не убьёте?
   - Гарантия - моё слово, - заявил включившийся в беседу Павел. - Я вас ещё ни разу не обманывал.
   - Этого маловато, - заметил Хуг.
   - Других гарантий не будет, - отрезал парень.
   Хуг и остальные переглянулись.
   - Где мы будем жить после того, как отдадим вам нашу базу? - спросил он.
   - Могу предложить на выбор два варианта. Либо мы спускаем вас на планету, либо отвозим к вашим друзьям у четвёртой планеты.
   - Мы бы предпочли, чтобы вы вывезли нас в Содружество, - предложил Хуг.
   - Исключено.
   Хуг снова взглянул на своих товарищей.
   - Мы выбираем четвёртую планету. Лучше уж будем все вместе.
  
   В качестве средства обеспечения безопасности своего корабля Павел потребовал предоставить ему доступ к искину базы по внешнему каналу с полными правами. Получив желаемое, парень немедленно отключил все системы безопасности. Плазменными пушками и зенитным ракетным комплексом, которыми грозил Бурит, работорговцы разжиться не успели - только подготовили для них площадки и подвели, замаскировав, питающие кабели. Собственно вооружение должен был привести Лирк на своём грузовике. К сожалению, не сложилось. Однако, помимо вышеуказанного, на гребне кратера, в котором прятались наземные постройки базы, было установлено несколько скорострельных электромагнитных пушек. Защитное поле корабля они пробить не могли, а вот любого вышедшего на поверхность человека располовинили бы вместе со скафандром на счёт "раз". Именно их, в первую очередь, Павел и взял под контроль.
   "Милу" села впритирку к входу в базу, так, чтобы можно было накрыть, в случае нужды, его своими щитами. Первым в шлюз отправился Залями, неся с собой пустой скафандр. Этот костюм надела Жанна, которую, по требованию Павла, работорговцы отпустили к выходу одну. Спустя пару минут девушка взобралась по трапу и, едва выйдя из пассажирского шлюза, не успев даже снять скафандр, только сбросив шлем, бросилась в объятья своему спасителю. Убедить её подождать пока с поцелуями и пройти в кают-компанию стоило юноше больших трудов. И лишь после этого парень смог присоединиться к Залями, который терпеливо ожидал своего нового компаньона на базе в коридоре возле шлюзовой.
   По внутренним переходам передвигались "уступом": бывший работорговец впереди и левее, Павел позади и правее. Перекрёстки проходили, предварительно убедившись в закрытии близлежащих опускающихся герметичных переборок, отсекающих части подземного сооружения, которые они пока не имели возможности проверить. Переборки по ходу дела прихватывали сваркой, чтобы они не открылись за их спиной. Найдя всех пятерых уцелевших обитателей базы в зале управления, провели тех в устроенную здесь небольшую тюрьму, которая раньше использовалась для содержания рабов. Каждому досталась отдельная камера. Систему внутренней связи на всей базе захватчики отключили, чтобы их пленники не могли переговариваться друг с другом. Сами Павел с Залями держались вместе и общались посредством коммуникатора.
   Заперев бывших хозяев, ещё раз планомерно обшарили весь комплекс, не поленившись заглянуть даже в чисто технические помещения и на склады, но больше никого не нашли. Обнаружили только анабиозные капсулы с похищенными землянами, большая часть которых была уже погружена в контейнеры. Следующий рейс большого корабля, носящегося теперь гордое имя "Колымага", должен был состоятся уже скоро. Можно сказать, вовремя успели. При взгляде на эти саркофаги у Павла родилась одна мысль, но озвучивать её он не стал. А пока предстояло завершить ещё одно дело. Даже шесть дел, но одно из них не терпело отлагательств.
  
   - Садись, Залями, - предложил Павел. - Советую, начиная с этого момента, включить у себя запись под протокол. Я тоже включу. Ожидаются некоторые провалы в памяти, и мне нужно, чтобы ты потом точно знал, что я не сделал тебе ничего плохого.
   - Начало мне уже не нравится, - проворчал Залями. - Что ты там задумал?
   - Это, - парень поставил на стол небольшой пузырёк, - "сыворотка правды", как её называют. Специальное медицинское средство. Если принять его внутрь, человек перестаёт критически оценивать важность выдаваемой им информации. Он начинает говорить всё, что думает или знает, или о чём только догадывается, по любой теме, на которую ему задали вопрос.
   - Мне всё больше это не нравится.
   - Средство давно испытанное, надёжное и безопасное. Я сам применял его уже дважды.
   - И что стало с теми двумя?
   - Они умерли, но это не было связано с действием средства. Повторяю, препарат абсолютно безопасен. Есть только один побочный эффект. Во время его действия мозг перестаёт накапливать новую информацию. Ты ничего не запомнишь из нашего разговора. Именно поэтому я хочу, чтобы ты всё записал при помощи своей нейросети. Чтобы у тебя потом не было ненужных сомнений.
   - Насколько я знаю, применение этого препарата незаконно, - мрачно заметил Залями.
   - Без твоего согласия - да, - кивнул Павел.
   - И ты хочешь, чтобы я дал тебе своё согласие? - уточнил Залями.
   - Именно. Отдельно отмечу, если ты откажешься, мы не сможем больше сотрудничать.
   Бывший работорговец немного помолчал, раздумывая.
   - Пообещай под протокол, что ты не будешь пытаться узнать детали моей личной жизни, не относящиеся к нашему будущему сотрудничеству. И не станешь узнавать номер моего личного счёта, пароль к нему и любую другую информацию, которая позволит тебе иметь несанкционированный доступ к моим личным финансовым средствам и имуществу. А также не спросишь код служебного доступа к моей нейросети, пароль учётной записи и другие личные данные.
   - Обещаю, - сдержанно кивнул Павел.
   - Хорошо, я согласен выпить этот препарат.
  
   Спустя полчаса Павел прекратил допрос, попросил Залями снять шлем скафандра, отпер взрывающийся ошейник на его шее и вышел из комнаты. Больше это приспособление было юноше не нужно, по крайней мере, по отношению к его новому компаньону. А впереди предстояло ещё пять подобных бесед - с каждым из захваченных в плен работорговцев. С ними парень не собирался церемониться и спрашивать согласия на процедуру. Срочно нужна была информация по этой базе и как ей управлять. Коды доступа к искину ему дали, но это были не единственные сведения, которые требовалось узнать.
  
Оценка: 5.50*251  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"