Вильгоцкий Антон: другие произведения.

Хроники Схарны. Книга 4. Ядовитая тень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

  Антон Вильгоцкий
  Хроники Схарны.
  Книга 4. Ядовитая тень
  
  Глава 1
  
   "Как же, все-таки, скоротечно время, - волшебник Даргор прогуливался по саду, окружавшему Дом хранителей спокойствия. - Кажется, только что повсюду веселились зеленые духи леса, и вот уже земля под ногами покрыта желто-красным осенним ковром. Кажется, еще вчера Учитель Эрлангус был с нами, и его мудрость направляла жизненный путь каждого. А ныне главой Дома являюсь я, и - стоит признаться в этом хотя бы самому себе - я совершенно не знаю, что делать. А может, - маг остановился, опершись ладонью о шершавый ствол высоченного вяза, - нам просто покончить с этим? Разъехаться по арланским городам и деревням, зажить спокойной жизнью и не вспоминать, что некогда мы охраняли страну от зла, которое несут чернокнижники? Да, наверное, это было бы лучшим из вариантов. Оставаясь здесь, мы просто обманываем себя. Дорнблатт, наконец-то, обратил свой взор, куда следовало, и теперь на колдунов обрушится вся мощь государственной машины. Не думаю, что черным удастся выстоять. Даже несмотря на то, что у них теперь есть дзерг".
   Легонький импульс кольнул затылок. "Даргор!", - прозвенело в мозгу, как если б его позвали несколько десятков научившихся говорить ледяных кристаллов. Произошедшее означало, что кто-то вызывает главу дома на связь при помощи волшебного Зеркала.
   - Даргор! - с крыльца главного здания жилого комплекса раздался голос Лой. - Зеркало!
   - Я уже иду! - крикнул в ответ Даргор. Развернувшись, маг направил свои стопы к дому. Через несколько минут он был уже в зале совещаний, куда перенесли Зеркало вскоре после трагической гибели прежнего лидера организации, волшебника Эрлангуса.
   Как оказалось, пообщаться с ним захотел человек, которого, ничуть не приукрашивая истину, можно было назвать верховным магом страны. Ректор столичной Академии магии, архимаг Дорнблатт.
   - Доброе утро, Даргор, - произнес седовласый кудесник. - Как дела в доме хранителей?
   "С каких это пор старого бирюка начали интересовать наши дела?", - удивленно подумал Даргор. Ему не очень-то и хотелось разговаривать с архимагом. По предыдущим беседам Даргор помнил Дорнблатта наглым и циничным самодуром, полнстью равнодушным к чьим-либо идеям, кроме своих собственных.
   - Доброе утро, - кивнул Даргор. - Дела у нас идут ровно, но не далее, как десять минут назад меня посетила мысль о том, что лучше было бы распустить Дом. Мне кажется, что после смерти Учителя существование нашей организации утратило смысл. Да - и чего уж греха таить - я не так мудр и опытен, как Эрлангус. Я не тот лидер, который нужен Дому хранителей. А если я просто покину свой пост, организация в итоге превратится в подобие общества бывших алкоголиков. Так что, мессир Дорнблатт, - сделав грустную физиономию, произнес Даргор, - думаю, скоро каждый из нас пойдет своей дорогой.
   - Тогда хорошо, что я именно сегодня решил поговорить с тобой, - сказал Дорнблатт. - Позже мог ведь и не успеть. Мне нужна помощь магов Дома, Даргор. Нет, я не совсем точно выразился. Помощь нужна не мне, а Академии, Эльнадору, Арлании. А может быть, что и всей Схарне.
   - Да неужели? - Даргор, хоть и уважал заслуги своего собеседника, не был склонен к показному раболепию. - Вы не поверите, мессир, но я ведь не раз уже слышал эти слова. Знаете, от кого?
   - Знаю, - как ни странно, Дорнблатт не впал в ярость от этой фразы. - От Эрлангуса. Вот что, Даргор, давай я сразу все проясню. Ты, может статься, думаешь, что я пекусь лишь о собственном престиже. Не скрою, в некоторых вещах это действительно так. Но только не в дни, когда что-либо серьезно угрожает благополучию нашего мира. И, как мне видится, сейчас настали как раз такие времена.
   Даргор хотел было снова поддеть своего визави, сказав, что Эрлангус первым заговорил об этом еще полвека назад. Но тотчас передумал, решив, что не стоит заводить в тупик и без того не слишком теплые отношения...
   - Мы, волшебники Схарны, вовсе не разобщены, - продолжал тем временем Дорнблатт. - Вражды между нами нет, но... каждый варится в своем котле, каждый занимается своим делом, и не видит дальше собственных владений. Появился где-то Черный колдун, так его просто вышвырнули пинком под зад и забыли. А прохиндей зализал раны, да и начал снова шебаршить в соседнем уделе. Все просто, да? Вот и мне казалось, что все так просто. Я думал, что держу ситуацию под контролем, но... - ректор Академии развел руками, - и на старуху бывает проруха. Довольно многое прошло мимо моего взора. И сегодня я всерьез обеспокоен тем, во что это может вылиться.
   - Не вы один озабочены судьбой Арлании, мессир, - Даргор окончательно решил навсегда оставить старые обиды позади. - Дом хранителей будет раж помочь.
   - Прекрасно! - по лицу старого мага главный хранитель понял - тот был настроен на длительный и ожесточенный спор. - Суть вот в чем, - Дорнблатт сразу перешел к делу. - В Эльнадоре в последнее время творится кое-что очень странное. Я склонен думать, что это связано с черной магией.
   - В Эльнадоре?! - изумлению Даргора не было пределов. - Тогда, возможно, мы уже опоздали.
   - Откуда пораженческие мысли у тебя, всегда так рвавшегося в бой? - улыбнулся Дорнблатт. - Нет, Даргор, пока еще не поздно. Я точно знаю, что колдунам не удалось добиться какого-либо влияния в городе. Но что они присутствуют здесь, так это точно. Прячутся по подвалам и чердакам, как им и пристало. И, будь я тем самовлюбленным самодуром, каким меня считают очень многие, мне не о чем было бы беспокоиться. Но за себя я волнуюсь в последнюю очередь. А в первую - за каждого из наших граждан. Разве ты не согласен со мной, Даргор?
   - Согласен, - решительно кивнул глава Дома хранителей. - Я готов присоединиться к вашей игре, мессир.
   - Ну вот и славно, - потирая руки, произнес Дорнблатт. - Надеюсь, наши старые распри навсегда остались в прошлом.
   - Можете не сомневаться, - усмехнулся Даргор. - Я, конечно, никогда не забуду, как вы однажды назвали меня "щенком". Но также никогда не стану строить мелкие козни, чтоб отомстить за свою обиду.
   - Прости меня, Даргор, - сказал архимаг. - Я был не прав, признаю. Давай лучше поговорим о будущем. Сколько тебе понадобится времени, чтобы собраться?
   - Думаю, завтрашним утром я постучусь в ваше Зеркало, будучи в полной боевой готовности, - промолвил молодой волшебник. - Кстати, мессир... Вам нужен только я один?
   - Ну что ты, конечно же нет. Мы должны как следует подстраховаться. Так что возьми с собой еще нескольких лучших бойцов Дома. Я собираю в городе всех союзников. Сильнейших магов, эльфов, гномов - всех, кто твердо стоит на позициях Света.
   "Даже гномов? - удивленно подумал Даргор. - Значит, заваруха предстоит серьезная. Ректор явно чего-то не договаривает. Возможно, он просто-напросто напуган. А в этом случае я не сумею добиться от него правды. В своих ошибках Дорнблатт еще способен признаться. Но вот в том, что боится чего-то - никогда".
   - Мы прибудем завтра, - повторил Даргор.
   - Ну что ж, до встречи, друг мой, - сказал Дорнблатт. - всех благ.
   - Всех благ, мессир.
   Образ архимага начал таять, и вскоре Даргор уже видел перед собой лишь собственное отражение. А впрочем, нет - в дверях зала собраний стояла волшебница Лой, и ее миловидное личико выражало крайнюю степень любопытства.
   - Как я поняла, нас вызывают в столицу? - произнесла женщина.
   - Да, - кивнул глава Дома. - Так что, думаю, нам стоит прямо сейчас приступить к сборам.
   - Ну наконец-то настоящее дело, - глаза волшебницы азартно заблестели. - Как же долго я этого ждала!
  
   На карте Арлании существует несколько мест, куда вряд ли рискнет отправиться рядовой обыватель. Но если дурная слава Дзергвольда и Диких земель имеет под собой вполне реальные основания, то слухи, что ходят в народе об окрестностях озера Эльганор и одноименном городе, очень мало соответствуют действительности.
   Здесь, конечно, не жалуют чужаков. Но не настолько, чтобы вспарывать живот всякому, кто появится на территории, находящейся во владении Темных эльфов...
   Зловещая репутация, закрепившаяся за этой расой, имеет мало общего с реальным положением дел. Демоническое происхождение, экстравагантный внешний вид и, разумеется, Магия Боли не позволят перебравшемуся в человеческий город эльганорцу обзавестись большим количеством друзей - очень многие будут избегать общения с ним. Но Темные эльфы - вовсе не злодеи. Они не вынашивают планов по завоеванию мира, крайне редко общаются со своей потусторонней родней, а истязают лишь тех, кто действительно это заслужил. Как, например, тролльего короля Пахрака, повинного в гибели старшего брата эльганорского князя Танариса.
   Конечно, у Темных эльфов есть некие собственные интересы, в суть которых они не посвящают даже ближайших своих родственников - лесных белокожих эльфов Схарны. Но никакой угрозы для окружающих от этих созданий, чья кожа имеет бледно-фиолетовый оттенок, не исходит. Главная цель, к которой стремятся Темные - спокойно жить своей жизнью на принадлежащих им землях. А если на горизонте возникнет угрожающий спокойствию всего мира грозный враг - Темные эльфы будут сражаться в первых рядах воинства Света и никогда его не предадут.
  
   Город Эльганор, воздвигнутый еще в эпоху Праматерей - сожительствовавших с демоном принцессы Сферраны и ее сестер - являл собой многоуровневый комплекс, одна часть которого возвышалась над землей, а другая - уходила в глубь ее. Большая часть города располагалась внутри горного массива, полукольцом окружавшего озеро с северной стороны. Величественные башни, высившиеся над темной водой, были некогда каменными вершинами - нынешний вид им придали сами Темные эльфы, да нанятые ими мастера-гномы. А также многочисленные твари, что прислуживали отцу рода - их помощь прекратилась, когда демон вернулся обратно в свой мир. Ниже, под основаниями башен, располагался подземный уровень, состоявший из множества соединенных друг с другом пещер. На берегу озера стояли дома, построенные традиционным образом - каменные и деревянные.
   Одним из главных стереотипов, бытующих в отношении эльфов - как Темных, так и обыкновенных - является убеждение, что остроухие, якобы, едят гораздо реже и меньше, чем люди. Это - чистейшей воды миф. Эльфы, хоть и имеют менее плотную конституцию, чем людская, нуждаются в таком же количестве белков и витаминов для укрепления костей и развития физических параметров. Большинству жителей Биланы, Эльнадора или Джейнарда трудно будет представить себе эльфа-фермера. Но если бы остроухие добывали себе пропитание одной лишь охотой, они давно уже истребили всю живность в своих угодьях.
   Так что, эльфийские фермы и плантации - вполне объективная реальность. Нелегко, конечно, вообразить истыканного серебряными сережками остроухого гнущим спину на подворье, но Темные эльфы в этом смысле исключением не являются. Они разводят оленей и птиц, ухаживают за фруктовыми садами. Сказывается на их образе жизни и то, что она протекает близ большой воды. Темные эльфы Арлании - изрядные мастера по части рыбалки. Наткнуться на эльфа, сидящего с удочкой на берегу, жуя травинку и насвистывая мелодию какой-нибудь песенки - пожалуй, даже больший шок, чем увидеть его же возящимся в хлеву. Если где такое и возможно - так в первую очередь, в Эльганоре.
  
   Весельчаки и любители шумных застолий, Темные эльфы, тем не менее, могут прекрасно прожить без вина. Но вот обойтись без нежных персиков и сочных груш... Пойти на такие жертвы их не заставит и мировая война. Персиковые и грушевые сады Эльганора плодоносят круглый год, и в этом эльфам помогает магия.
   Сейчас, в последнюю неделю сентября, как раз настало время накладывать на деревья чары, поддерживающие жизнеспособность садов в течение холодных месяцев. Занимался этим лично старший садовник Эльганора, Темный эльф по имени Илькарно.
   Он обошел уже все грушевые сады и сейчас заканчивал работу в последнем из персиковых. Стоя под сенью раскидистых крон, Илькарно монотонно повторял заклинание Вечного Цветения, простирая руки к дереву, которое нужно было обработать. Потоки душистого сияния, исходя из его ладоней, окутывали древесную крону и медленно стекали по стволу вниз, после чего впитывались в землю.
   О дальнейшей судьбе плодов после этой процедуры можно было не беспокоиться: обработанные магией деревья не требовали даже особого ухода.
   Эту работу Илькарно выполнял уже много десятков лет. Он освоил ее до автоматизма и мог позволить себе практически не думать о том, чем занимается в настоящее время. Мысли садовника крутились вокруг предстоящей рыбалки. По окончании рабочего дня эльф планировал спуститься к озеру и всласть посидеть в надежно укрытом от посторонних глаз местечке, поджидая несмышленых пятнистых сомиков. В нынешнем сезоне рыба этой породы ловилась лучше всего.
   Через полчаса, когда магическая обработка персиковых деревьев была полностью завершена, Илькарно отправился в свою сторожку, где прихватил удочку, корзину с приманкой и ведро для улова. Покинув подведомственную территорию, садовник начал спускаться вниз, к похожей на разлитую по земле ночную темень воде озера Эльганор.
   Эльф не нуждался в компании - такой процесс, как рыбная ловля, он считал занятием достаточно интимным. Но остаться на берегу в одиночестве Илькарно не удалось. Как только он приблизился к кромке воды, из озера, подняв тучу брызг, выпрыгнул и приземлился на берег уродливый монстр.
   Он был похож на бескрылую птицу: длинные толстые ноги с когтистыми пальцами, шарообразное тело, длинная шея, и голова с изогнутым клювом. Но назвать это создание птицей мешало не только отсутствие у него крыльев и перьев.
   Красные глаза на представшей перед Илькарно твари пылали яростной злобой, а клюв, вопреки законам природы, был полон длинных острых зубов. Старший садовник мгновенно понял, кого он видит перед собой. Такая встреча не сулила эльфу ничего хорошего. Бледнокожее чудовище было одним из древних, почти окончательно забытых ныне порождений Мрака и относилось к той породе живых существ, что были выведены когда-то дзергами в пронизанных гнилостными испарениями подземных лабораториях ужаса и смерти.
   - Ворденг, - пробормотал Илькарно, застыв, как вкопанный. - Ради всех демонов, откуда он взялся?!
   В следующую секунду эльфийский садовник осознал, что оказался в весьма незавидном положении. Обе руки его были заняты, и чтобы нанести по твари магический удар, Илькарно должен был сначала бросить удочку или ведро с вложенной в него корзинкой. А этого времени ворденгу с лихвой хватит, чтобы атаковать. И атака его, скорее всего, будет смертельной...
   - Цып-цып-цып, - произнес Илькарно, осторожно отступая назад. Ворденг издал пронзительный вопль и широко распахнул свою клювообразную пасть. Между зубами затрепетал раздвоенный красный язык. "Ну и мерзость", - подумал эльф, сделав еще несколько шагов в сторону холма. Похоже, у него оставался единственный выход. Но для того, чтоб осуществить задумку, могло банально не хватить сил - работая в садах, Илькарно существенно истощил свой магический резерв. Не мог же он предвидеть, что столкнется на берегу с древним чудовищем, чей род давно считается вымершим...
   "Жаль, но видимо, придется мне расстаться со своей любимой удочкой, - подумал старший садовник. - Хотя, конечно, это гораздо лучше, чем расстаться с собственной головой".
   В следующий миг он швырнул удилище как копье, метя чуть левее от своего страхолюдного визави. Ворденг отреагировал мгновенно - дернулась шея, клацнули зубы, и удочка с хрустом переломилась пополам. Илькарно выиграл всего несколько секунд, но их ему хватило, чтобы сделать следующий бросок. На этот раз в ворденга полетело ведро. Не с целью нанести урон - слишком уж легок был снаряд. Садовник бросил ведро так, чтобы оно наделось на круглую голову твари, на какое-то время лишив ворденга возможности видеть.
   Прием сработал - монстр, увлеченный разгрызанием остатков удочки, не успел поднять голову. Все произошло в точности, как рассчитывал Илькарно. Монстр нелепо крутил башкой, пытаясь стряхнуть ведро, а эльф уже успел нащупать поблизости силовую линию для подзарядки.
   Илькарно принял боевую стойку, приготовившись ударить по ногам твари Хлыстом Заката. Заклинания из арсенала Магии Боли были главным оружием Темных эльфов, и даже садовник, далекий от военных дел, знал эту систему в совершенстве.
   Только вот, воспользоваться своим знанием Илькарно так и не успел. Вода за спиной отчаянно мотавшего шеей ворденга вспенилась, будто там бился угодивший в сети гигантский сом. На берег принялись один за другим выскакивать собратья попавшего в ловушку монстра. Через мгновение целых пятнадцать ворденгов, отряхиваясь, стояли перед Илькарно. А из воды Эльганора поднимались все новые лысые головы с красными глазами и смертоносными клювами.
   Илькарно даже не стал прикидывать свои шансы. Против такого количества врагов их у него просто не было. Единственное, что он еще мог попытаться сделать - так это убежать. Но поворачиваться спиной к толпе разъяренных тварей тоже было бы чистейшей воды безумием...
   К счастью, запасов магической энергии садовнику хватало для заклинания левитации. Илькарно поднялся в воздух и приземлился на вершине холма. Долететь до самого города он не сумел бы, но все равно эльф теперь оказался на безопасном расстоянии от ворденгов. Те, с их птичьими ногами, могли развивать невероятную скорость, но с трудом поднимались на возвышенности. Старший садовник подумал, что сможет, пожалуй, перебить монстров и по одному, если они надумают вскарабкаться на холм. Нужно только сперва как следует подпитаться от силовой линии...
   Но бросив взгляд вниз, Илькарно мгновенно отказался от мысли о расправе над тварями.
   Теперь уже вся поверхность озера бурлила, словно кипящий суп.
   И в этом "супе" было очень много "мяса". Ворденгов.
   Их были там тысячи. Илькарно развернулся и во всю прыть побежал к спасительным башням города. Энергию, которую эльф успел скопить для удара, он потратил на то, чтобы послать вперед себя сигнал тревоги.
  
   Отголоски магической битвы, что несколько минут назад кипела у подножия горного хребта близ цитадели Падшего лорда Джетро, волной раскатились по всем Диким Землям. Правда, почувствовать их смогли лишь те, кто обладал магическими способностями. А таких людей на Южном побережье было совсем немного.
   Но в их число входил беглец из столичной Академии, неудачливый изобретатель новых заклинаний Игарр Топтер.
   Способность творить волшебство давным-давно покинула Игарра, но чувствовать энергетические всплески он по-прежнему мог. Особенно те, что возникали вследствие применения особо мощных заклятий. А в этом смысле последствия сражения команды Борланда с людьми Лангмара и дзергом являли собой не слабый всплеск, а самый настоящий ураган.
   В тот момент, когда созданный Тергон-Газидом портал утащил бойцов обеих сторон за пределы Схарны, Игарр вместе с деревенским старостой Тентором и молодым Джерродом подходили к деревне Химри. Резкая перемена магического фона заставила бывшего волшебника остановиться и вздрогнуть.
   - Что стряслось, Игарр? - спросил, заметив это, староста. - Неужели ты что-то забыл в замке Зильбера? Так вроде, ты и не брал с собой ничего ценного.
   - Погоди, не до шуток сейчас, - глухо промолвил Топтер. - Там творится что-то непонятное. И нехорошее.
   - Где? В замке Красавчика? - Тентор не смог сразу сообразить, что его товарищ говорит о событиях, происходящих на самом краю страны. - Да что там может твориться? Монстров мы перебили, машинку проклятую уничтожили. Расслабься.
   - Я не о замке, - покачал головой Игарр. - Там, куда пошли Борланд и другие посланцы Эльнадора...
   - И что же там не так? - насторожился бывший разбойник. С некоторых пор неприятности, возникшие у Весельчака, сулили куда более серьезные проблемы всему остальному миру, и химрийский староста прекрасно это понимал.
   - Не знаю, - Топтер посмотрел на него отрешенным, ничего не выражающим взглядом. - Мне кажется, что они... погибли.
   - Богиня, да как же это может быть?! - Тентор выхватил из ножен свой меч и в сердцах вонзил его в ствол ближайшего дерева. - Чтобы наш Весельчак да проиграл какому-то недобитому колдунишке?" Нет, не могло такого случиться! Я Борланда как облупленного знаю. Он не из таких передряг живым выкарабкивался.
   - То, во что он ввязался на этот раз, едва ли можно назвать обычной передрягой. - рассудительно произнес "недомаг". Селяне, привыкшие видеть Игарра рассеянным, перепуганным, что-то бессвязно бормочущим, были поражены произошедшей с ним переменой. Словно и не в рваное тряпье он был одет, и не красовались у него на носу дурацкие бесполезные очки. Голос, зазвучавший вдруг из уст Игарра Топтера, принадлжеал, казалось, не ему. Так мог бы говорить могущественный волшебник, шагнувший на твердую землю прямиком с пожелтевших от времени страниц древней летописи.
   - Мрак обрел невероятную силу, и защитники Света оказались к этому не готовы, - закончил Топтер.
   - Если они погибли, что делать нам? - спросил Джеррод.
   - Сдается мне, мы единственные во всей Арлании люди, которые знают о случившемся, - сказал Игарр. - И чем дольше все остальные будут пребывать в неведении, тем большей бедой это может обернуться. Нам нужно ехать в Эльнадор.
   - В Эльнадор? Но как? У нас ведь даже лошадей нет, - Тентор выдернул клинок из дерева и вложил в ножны.
   - Есть, - возразил Игарр. - Возьмем тех, на которых приехали Борланд и его друзья. Кстати, Заффа вчерашним вечером сказал мне, что эти животные усилены магией. На них мы доберемся до столицы уже через несколько дней.
   - Надо бы только одеться получше для такого дела, - почесав в затылке, молвил староста Химри.
   - Мне - так просто необходимо, - произнес Игарр, оглядывая себя. - Вот ведь привык жить дикарем. Надеюсь, в деревне найдется добрый человек, который согласится выделить для меня часть своего гардероба.
   - Моя Лорика сможет сшить для тебя новую одежду, - с готовностью сказал Джеррод.
   - На шитье нет времени, - замотал головой Топтер. - Мы отправляемся сегодня же. Действие наложенных на коней заклятий может иссякнуть, а восстановить его будет некому. Не забывайте - я только выгляжу как маг-оборванец. На самом деле я... самый простой оборванец.
   Но Тентор и Джеррод уже начали в этом сомневаться.
  
   Яркий сноп оранжевых искр вспыхнул в подернутом пеленой сумерек небе над городом Темных эльфов. Через несколько секунд искры сложились в символ, означавший крайнюю степень угрозы - оскалившийся череп. Сигнал, посланный старшим садовником Илькарно, достиг своей цели.
   Все боеспособное население Эльганора, включая самого князя Танариса и его свиту, почти мгновенно подготовилось к сражению и высыпало на городские улицы. Облаченные в черные эластичные доспехи, вооруженные алебардами и бердышами, отряды Темных эльфов являли собой весьма грозное и мрачное зрелище. Правда, оценить его было некому - враг покамест не появился. И топота приближавшейся толпы тоже слышно не было.
   - Если это чья-то шутка, - произнес Танарис, оглядываясь по сторонам, - то очень скверная. И ее автору придется крупно пожалеть о содеянном.
   - Да нет, похоже, все серьезно, - одна из жен князя указала на одинокую фигуру, возникшую из-за пригорка на входе в город. Какой-то эльф, размахивая руками, приближался к сородичам. Приглядевшись, Танарис увидел, что это - старший садовник Илькарно. Но, несмотря на то, что "властелин фруктов" выглядел перепуганным, преследователей у него за спиной не наблюдалось...
   - Так-так-так, похоже, кто-то у нас перебрал персикового самогона, - раздраженно промолвил Танарис. - Пожалуй, обойдемся неделей тюрьмы - исключительно в силу его прошлых заслуг.
   Заметив князя, Илькарно направился прямо к нему, проталкиваясь сквозь ряды вооруженных собратьев. "Что случилось?", - то и дело доносилось со всех сторон, но садовник, казалось, не слышит вопросов. Добежав, наконец, до места, где переминался с ноги на ногу Танарис, Илькарно отдышался и произнес одно лишь слово:
   - Ворденги.
   - Что?! - тонкие брови княхя поползли вверх. - А в своем ли ты уме, драгоценный мой? Ворденги давным-давно истреблены, как и их хозяева дзерги.
   - Со мной все в порядке, - с достоинством ответствовал Илькарно. - Ворденги полезли из озера десять минут назад. Почему бы этому не случиться, раз уж сами дзерги начали воскресать?
   Танарис не успел ничего ответить на это. В подтверждение слов садовника, в отдалении - но не слишком уж далеко - раздался леденящий кровь звук. Это было похоже на хохот хора оживших мертвецов. А вслед за ним тысячи глоток движущихся к городу бледнокожих тварей исторгли пронзительный клекот, от которого у многих эльфов побежали по спинам мурашки.
   Никто из жителей Эльганора не мог, конечно, слышать этих звуков прежде. В те времена, когда ворденги наводили ужас на жителей Схарны, Темных эльфов еще не существовало. Но услышанного эльганорцам хватило, чтобы понять - к городу и впрямь подступают чудовища.
   Отношение Танариса к поступку Илькарно мгновенно переменилось на противоположное.
   - Спасибо, брат, - молвил князь, положив руку на плечо старшего садовника. - Иди в оружейную и возвращайся, чтобы сражаться.
   Илькарно побежал по направлению к главной башне, а Танарис поднял вверх правую руку, чтоб привлечь внимание своего народа.
   - Эльфы Эльганора! - прокричал остроухий князь. - Сегодня нам предстоит сражаться за наши жизни и жизни наших детей! Кровь демонов течет в наших жилах, и это не дает нам права впускать в свои души страх, кто бы ни бросил нам вызов! Не забывайте также и о том, что наша раса - самая молодая на Схарне, и на нашем счету меньше подвигов и славных битв, чем у всех остальных. Что ж, сегодня богиня дала нам шанс сократить этот разрыв! Я верю - наступит день, когда между лостижениями Темных эльфов и прочих народов Схарны не будет ни единого разрыва!
   - Ни единого разрыва! - дружно подхватили эльганорцы.
   На пригорке, из-за которого несколько минут назад выбежал Илькарно, появились несколько монстров. Должно быть, тех самых, первых, которых старший садовник Эльганора повстречал на берегу. Этот небольшой авангард легиона воскресших тварей выполнял разведывательную функцию. Увидев столпившихся внизу эльфов, птицеобразные твари вытянули шеи и злобно закудахтали, призывая остальных.
   В следующий миг разведчики были уничтожены. Кого-то из них испепелили огненными шарами, нескольких разорвало заклинаниями внутренней вибрации, а прочих прикончили обычными стрелами и метательными дисками.
   Но разведотряд успел выполнить свою миссию. За холмами вновь запел ужасный хор. Земля задрожала от топота тысяч ног.
   - Мы не должны дать им прорваться в город! - выкрикнул Танарис. - Вперед!
   Эльфийские отряды потекли в сторону холмов и через несколько минут выплеснулись за пределы ограждавшего Эльганор защитного кольца. Здесь, в ущелье, между двумя высокими скалистыми горами, они могли создать эффективный блок, препятствующий продвижению врага. Защитники города были преисполнены решимости отразить внезапное нападение, но они не знали одного - сколько именно ворденгов поднялось вдруг из глубин темного озера. Илькарно забыл сказать, что к городу приближается целая орда. И подлинное количество врагов должно было стать для эльфов весьма неприятным сюрпризом.
   Но пока что оно было им неизвестно...
   Около трехсот тварей появились на противоположной стороне ущелья. Расправиться с таким количеством врагов было плевым делом. Ворденги не являлись разумными существами, а следовательно, от них нельзя было ожидать стратегически спланированного нападения. Лишенные какого-либо оружия, кроме своих зубастых клювов и когтистых лап, они не могли проводить дистанционных атак, и на расстоянии полета стрелы или магического выстрела были практически беззащитны. Главное - не дать ворденгу приблизиться, а там - хоть сырым его ешь. Сохранившиеся с эпохи Волшебных войн учебники по тактике подробно описывали, как нужно бороться с этими птицеобразными монстрами. В библиотеках Эльганора такие учебники имелись.
   Так что, с отражением первого выпада бледнокожего воинства у Темных эльфов проблем не возникло. Первые три сотни ворденгов были уничтожены в течение считанных минут - таким же образом, как и разведывательная группа. В проходе между скалами возникла бесформенная груда изувеченных тел: обледенелых, сгоревших, или растерзанных металлом. Те немногие ворденги, которым удалось уцелеть после первого залпа, не успели преодолеть и половины пути, отделявшего их от эльганорского ополчения.
   Но в ущелье волнами вкатывались все новые группы монстров. Покуда эльфы доставали новые стрелы, да готовились к следующему магическому залпу, перед ними возникло едва ли не троекратно большее количество врагов. Уничтожить разом всех этих ворденгов с расстояния не было никакой возможости.
   Но преимущество во времени сыграло свою роль. Эльфы успели выстроить шеренги алебардщиков и подготовиться к ближнему бою. В ворденгов снова полетели стрелы, диски, облака морозного тумана, ледяные копья, огненные шары и струи кислоты. Только вот поразить сразу всех эти выстрелы уже не могли. Примерно двести пятьдесят бледнокожих чудовищ уже неслись на полной скорости к позициям оборонявшихся.
   - Сомкнуть ряды! - крикнул Танарис. - Они не должны пройти!
   Сжимая в руках жаждущее вражеской крови оружие, авангард эльфов напряженно застыл на острие оборонительного клинка. Как только кудахчущие сгустки ненависти приблизились на расстояние удара, три сотни эльфов совершили стремительные выпады. Сверкнули стальные лезвия алебард - свист, возникший в тот миг, когда каждое из орудий взрезало воздух, слился в мощный единый гул.
   Кто-то подсек надвигавшемуся ворденгу ноги, кто-то пронзил туловище, кто-то отсек уже приготовившуюся впиться в плоть голову. В воздух над линией столкновения поднялись фонтаны крови...
   Эльфийской крови тоже.
   Несколько десятков монстров с разбегу перепрыгнули через своих погибших сородичей, врезались в гущу эльфов. Тут и там вспыхнули магические щиты. Но прочитать оборонительные заклинания успели не все. Нескольких эльганорцев буквально разорвали на куски - не помогла даже броня. Доспехи способны защитить от прямого удара клюва или когтистой лапы, но вот когда несколько тварей вцепятся в тебя со всех сторон, и каждая начнет изо всех сил тянуть на себя, надежды на спасение уже не остается...
   Потери эльганорского войска были, впрочем, незначительны. Прорвавшиеся внутрь клина ворденгов уничтожили очень быстро, но... главная опасность по-прежнему исходила спереди. Уже почти половина ущелья была заполнена белыми телами чудовищ. И все новые враги напирали сзади от озера. Еще немного - и ворденги обрушатся на Темных эльфов самым настоящим неконтролируемым валом, как океанская волна сокрушает корабли. В этом случае у эльганорцев не останется ни единого шанса. Все бойцы сложат головы здесь, в ущелье, а немногим позже будет опустошен и оставшийся без защиты город...
  
   Будь у эльфов в запасе хотя бы один лишний час, они вполне могли успеть подготовиться к нападению так, что оно утратило бы всякий смысл. Заблокировать все подступы к городу, выставить на горных плато катапульты, стрелометы и ударные группы боевых магов. Но сейчас, когда счет времени шел уже на секунды, нечего было даже думать о стратегической подготовке.
   Танарис, бившийся в самом первом ряду, видел, что поток монстров не собирается иссякать, несмотря на крайне успешные действия эльфов. Чтобы победить, нужна была мощная контратака. Стремительный прорыв в самую сердцевину зубастого белого месива.
   - Темные эльфы, вперед! - взревел Танарис, вращая над головой свое оружие. - Мы должны выбить их из ущелья и оттеснить к озеру.
   Отдав приказ, князь Эльганора ринулся к противоположной стороне ущелья, превратившись в настоящий черный ураган смерти. Алебарда Танариса, казалось, действует совершенно самостоятельно - так ловко и быстро он ею орудовал.
   Прочитанные перед боем заклинания увеличили физическую силу князя в десять раз. Так что теперь он мог, держа оружие только одной рукой, нанизать на длинное лезвие сразу трех ворденгов, или снести одним взмахом целый десяток мерзких лысых голов.
   Но лишь немногие в Эльганоре могли позволить себе воспользоваться в бою столь мощной магией. Внутренний резерв Силы, накапливаемый каждым магом в процессе совершенствования его способностей, не позволяет использовать приемы, для реализации которых требуется больше энергии, чем волшебник вообще в состоянии собрать. Только Танарис, его сестра, и несколько эльфов, равных им по силе, могли в один момент превратиться в несокрушимые боевые машины. Но сил этого небольшого отряда героев все равно не хватало, чтобы успешно сопротивляться такому натиску.
   Прочим эльфам приходилось биться как обычно, чередуя оружейные выпады с магическими атаками. Но и высококлассными боевыми магами тоже были далеко не все. Кому-то лучше давались защитные чары, кто-то, как, например, Илькарно, специализировался в Магии Природы. Так что, сражение в Эльганорском ущелье не стало звездным часом для волшебников. Главный урожай красных капель собрала сегодня стремительная сталь.
   А также - зубы, клювы и когти ворденгов. Чистая победа - дело редкое, особенно в сражении со столь грозным вргом. Это тебе не тролли болотные, которых умелый маг может крошить в салат целыми отрядами. Дзерги, чья цивилизация была основана на поглощении и уничтожении, являлись изрядными мастерами в том, что касалось изготовления живых орудий убийства. Чтобы произвести на свет ворденгов, волкоголовые использовали генетический материал человека, птицы и змеи. К счастью, им не удалось оснастить лысых чудовищ ядовитыми железами. Возможно, в экспериментах просто использовались неядовитые змеи. Но и без яда ворденги по праву считались одними из опаснейших тварей во всем легионе скверны, раздавленном младшими расами в далекую эпоху Волшебных войн...
   "Какая же сила подняла их из тысячелетнего мертвого сна сегодня, в нашу эпоху?", - подумал Танарис, прорубаясь к выходу из ущелья сквозь ряды истошно вопящих кровожадных чудовищ. Время от времени в гвалт мерзостного полчища вплетались крики умирающих эльфов. Но не было лишней секунды, чтоб обернуться и посмотреть, кто из сограждан навсегда ушел из-под неба Хандары.
   Танарис и не смотрел. Он с лихвой мстил за каждого погибшего, отправляя в Бездну по десятку ворденгов в минуту. Другие воины старались не отставать, хоть это и было достаточно трудно. И вскоре эльганорцам удалось, уничтожив половину проникших в ущелье тварей, вытеснить оставшуюся за пределы горной гряды.
   Но и это оказалось лишь первым шагом на пути к победе. Увиденное снаружи разом нивелировало все прошлые достижения. Прорыв не принес мгновенного тактического преимущества. Ворденги здесь были повсюду, атакуя уже не только спереди, а со всех сторон. Озеро же напоминало бурлящее варево в котле у ведьмы. Ворденгов было столько, что для немалой их части даже не нашлось места на берегу. "Их тут больше девяти тысяч, - подумал Танарис. - В два раза больше, чем все население города".
   И в души некоторых эльфов начали пробираться сомнения относительно исхода этого боя...
   Даже Танарис допустил мысль, что этот день, возможно, станет последним для него и для Эльганора.
   Если только он - наследник демонов, князь Темных эльфов и Мастер Боли, не предпримет кое-каких шагов.
  
   В комнате студента Академии магии Моргана началось первое заседание "Ордена костяного голема". Первое - если не считать вчерашней попойки, во время которой это общество и было сформировано. Нынешний же день стал для участников Ордена первым рабочим, хоть на дворе и стояло воскресенье.
   Их было шестеро. Сам Морган, его сосед по комнате Джирон, Рейнард и Таймур, а также эльфийка Ильграна и увалень Флинт, тоже принмавшие участие в расправе на тренировочным монстром, которого создал преподаватель магии огня. Еще несколько студентов, которые также вступили накануне в Орден, уже сегодняшним утром сочли, что эта затея не стоит того, чтоб тратить на нее свое драгоценное время. Ребят можно было понять. Они минувшей ночью банально перебрали - еще покруче, нежели Рейнард. Теперь им куда как больше хотелось отлежаться, чем идти на первое дело Ордена, коим являлось патрулирование городских районов с целью выявления черных колдунов. Согласно наспех составленному уставу, такие несознательные личности подлежали автоматическому исключению.
   - Баба с возу - кобыле легче, - резюмировал Морган, увидев, что лентяи так и не соизволили появиться.
   Отчеты тандемов Морган-Джирон и Ильграна-Флинт были, казалось, сотканы из уныния и отчаяния. Ребята долго и нудно, смакуя каждую мельчайшую подробность, рассказывали о том, как они слонялись по улицам, преследуя сомнительных типов и подслушивая показавшиеся подозрительными разговоры. Все это могло представлять интерес лишь в том случае, если б кто-то из четверых сумел выследить хотя бы пособника чернокнижников. Слушая рассказы друзей, Рейнард и Таймур преисполнились гордости за собственные достижения - им-то ведь удалось не только обнаружить в Денборге черного колдуна, но и выявить предателя в самой Академии! Свою историю, грозившую стать настоящей бомбой, парни приберегли напоследок.
   Правда, они решили не рассказывать товарищам всего, что стало им сегодня известно. Предателя Адавила, которого Рейнард и Таймур застукали в бандитской таверне "Паучья лапка" в компании с чернокнижником, было решено заменить неким абстрактным мужиком неприглядного вида - "тоже, наверное, колдуном". Утренние герои посчитали, что не все из членов Ордена - особенно Флинт - смогут удержать язык за зубами, и важная информация преждевременно достигнет ушей Дорнблатта. Или, что еще хуже, самого предателя Ай-Ли - тогда козел успеет замаскировать следы своего преступления, либо вовсе сбежать из города.
   Ребята даже не подозревали, что совершают большую ошибку. Если бы они сразу рассказали обо всем ректору, вся дальнейшая история Схарны могла сложиться совершенно иначе...
  
   Быстро оглядевшись по сторонам, Танарис заметил неподалеку неистово бьющегося с ворденгами Илькарно. Старший садовник, как оказалось, успел сбегать за оружием и присоединился к согражданам. Илькарно активно использовал в бою Магию Природы. Длинные толстые корни, прораставшие вокруг него, сворачивали ворденгам шеи, или поднимали монстров высоко в воздух, чтобы швырнуть их на острые камни скал.
   Хоть должность Илькарно и не входила в число высоких, он был единственным поблизости от князя эльфом, имевшим доступ в Цитадель Боли - главное хранилище артефактов Эльганора. Возможность войти в это здание даровалась особыми чарами, которые накладывал на своих подданных лично Танарис. Эльфа, не отмеченного магическим знаком, еще на пороге уничтожило бы охранное заклинание.
   - Илькарно! - крикнул Танарис, прорубаясь к садовнику сквозь гущу белесых тел. - Возвращайся в город! Иди в Цитадель Боли и принеси мне шкатулку с Рунами Праматери!
   Услышав эти слова, Илькарно вздрогнул.
   Магическое оружие, о котором говорил Танарис, хранилось за семью замками и никогда прежде не применялось на практике. Никто не знал, к каким последствиям может привести использование этих рун.
   - Но как я попаду в последнее хранилище? - вопросил садовник, снося голову очередному налетевшему на него врагу. - Простого знака доступа недостаточно, чтобы войти туда. Защитные чары испепелят меня! Да ведь и ключ-то находится у вас!
   Расшвыривая наскакивающих со всех сторон ворденгов, князь приблизился к садовнику на расстояние, достаточное для того, чтобы можно было говорить, а не кричать. Но передать в пылу битвы ключ все равно было невозможно. Поэтому Танарис создал вокруг себя и Илькарно высокую защитную полусферу лилового цвета. Она была непроницаема не только для зубов и когтей ворденгов, но даже и для их глаз.
   - Вот, держи, - князь снял со своей шеи цепочку, на которой покачивался изукрашенный причудливыми символами продолговатый серебряный шестигранник - ключ к волшебной сокровищнице Эльганора. Надписи на этом предмете были сделаны на языке демонов, который даже среди Темных эльфов знали только представители правящих династий.
   - Чары, которые защитят тебя от охранного заклинания, наложены на ключ, - объяснил Танарис. - Ни в коем случае не выпускай его из рук, пока не выйдешь из сокровищницы.
   Илькарно хотел было спросить, почему князь не хочет сам отправиться в Цитадель, но тут же прикусил язык. Во-первых, не дело это - когда командир в самом разгаре сражения вдруг исчезает с поля боя. А во-вторых - уход такого мощного бойца, каким являлся Танарис, незамедлительно сказался бы на общем положении дел - и уж, конечно, не в пользу эльфов.
   - Я все понял, мой князь, - кивнул садовник. Танарис убрал защиту, чтобы Илькарно мог двинуться в сторону ущелья.
  
   - Ну, а у вас что? - обращаясь к Рейнарду и Таймуру, спросил Морган, когда Флинт, наконец, закончил пыхтеть, рассказывая о том, как он героически преследовал подозрительного хромоногого зеленщика. Нелегко пришлось бедняге, ведь он вынужден был подстраиваться под ритм ходьбы объекта слежки. А кончилось дело всего-навсего тем, что хромец принес корзинку с овощами какой-то немощной старушке. "Той самой, должно быть, которую вознамерились "ограбить" мы с Таймуром", - внутренне усмехнувшись, подумал Рейнард. В их с другом утренних разговорах также фигурировала дама весьма преклонных лет. Только вымышленная.
   - Нам, кажется, удалось напасть на след тайного общества колдунов, - произнес Таймур.
   - Да что ты? - в голосе Моргана сквозило недоверие пополам с иронией. - Неужели босяки из Старого города принялись вдруг баловаться черной магией?
   - Не торопись смеяться, - осадил его Рейнард. - Скажи мне, Морган, что ты знаешь о чернокнижниках?
   - Ну, - развел руками председатель Ордена, - они одеваются в черное. Когда поблизости нет служителей закона, пособники Мрака наглы и самоуверенны. И еще - в их облике есть что-то особенное. Какая-то неуловимая деталь, которая помогает понять, что ее носитель причастен к Черному колдовству.
   - Вот как раз такого человека мы и повстречали в Старом городе, - сказал Таймур. - И более того - он был не один.
   Услышав это, Морган притих.
   - Рассказывай, - только и смог он выдавить из себя.
  
   "Что-то идет не так", - не прекращая уничтожать ворденгов, подумал Танарис. Для таких мыслей было достаточно уже самого нападения белокожих тварей - никто на всей Схарне не смог бы, наверное, объяснить, откуда взялись ворденги в двенадцатом веке новой эры. Но беспокойство князя было вызвано не только грохотавшим вокруг кровавым хаосом. Танарис видел в небе наползавшие с юго-востока черные тучи. Слышал в вышине завывание ледяных ветров смерти и... кое-что похуже. Ему казалось, что над эльфийской землей звучит несущийся издалека хриплый, будто бы расщепленный, и до предела злобный голос.
   "За этим кто-то стоит! - догадался князь. - Черные маги! Только они могли воскресить такое количество ворденгов. Но, во имя Занзары, какая же сила нужна, чтоб осуществить это?! И сколько сил понадобится нам, чтобы успешно бороться с таким врагом?".
   Тем временем старший садовник Илькарно уже подбегал ко входу в Цитадель Боли. Улицы Эльганора были пусты - тем, кто не принимал участия в битве, было запрещено покидать убежища. Распахнув дверь, Илькарно бросился к магическому подъемнику, чтобы как можно быстрее достигнуть последнего яруса. Круглая плоская каменная плита сама считывала информацию о пункте назначения из мозга всякого, кто на нее становился.
   Уже через полминуты Илькарно соскочил с подъемника на последнем этаже Цитадели. Здесь была только одна дверь, за которой хранились главные магические сокровища Темных эльфов. Старший садовник никогда не бывал здесь прежде, но надеялся, что быстро отыщет среди артефактов Руны Праматери. В конце концов, то было самое мощное оружие, которым владели эльганорцы.
   "Наверняка шкатулка стоит на каком-нибудь возвышении, озаренная лучом вечного магического света", - подумал Илькарно, поворачивая в замке ключ.
   Так оно и оказалось. Объемистый ящичек, заключавший в себе величайшую драгоценность Эльганора, был расположен на изукрашенном цветочным орнаментом гранитном постаменте, стоявшем в окружении тяжелых кованых сундуков, и разнообразных артефактов, что покоились на подставках поменьше. Илькарно увидел шкатулку сразу же, как только вошел в сокровищницу. И сразу рванулся по направлению к ней.
   Лучше б ему, конечно, так не спешить. Второпях садовник не смотрел под ноги. В результате он запнулся об угол какого-то ящика и упал. И ничего бы страшного, но при этом эльф выронил серебряный ключ. А ведь именно от этого предостерегал его Танарис! Из-под свода хранилища двинулась к лежащему на полу Илькарно энергетическая сеть бордового цвета.
   К счастью, княжеский порученец успел не только вовремя заметить ее, но и дотянуться до упавшего рядом ключа. Смертоносные ячейки растаяли в воздухе. Должно быть, тот, кто устанавливал в сокровищнице магическую защиту - а был то, вероятнее всего, сам Танарис - предвидел подобную ситуацию и специально сделал заклинание не слишком "скорострельным".
   Встав, Илькарно повесил цепочку с ключом себе на шею и подошел к постаменту. В этот миг его охватило чувство невероятной гордости - ведь это именно он, Илькарно, спасет сегодня свой город, доставив князю шкатулку с рунами. Хотя, с другой стороны - и садовник полностью отдавал себе в том отчет - так вышло лишь потому, что он вовремя оказался поблизости от Танариса.
   Взяв шкатулку, Илькарно двинулся к выходу. На этот раз он ступал крайне осторожно, чтобы не повторить досадной оплошности, что едва не стоила ему жизни. А чтобы компенсировать эту вынужденную заминку, садовник рассчитывал вернуться на поле боя при помощи заклинания левитации, которое один раз уже выручило его сегодня.
  
   - Вот это да, - выдохнул Флинт, дослушав до конца историю, рассказанную Рейнардом. Услышанное впечатлило толстяка так сильно, что он незамедлительно принялся жевать печенье, которым Морган угощал своих гостей. В свойственной ему манере, Флинт меньше чем за минуту уничтожил половину содержимого подноса.
   - Флинт, сейчас по рогам получишь! - отреагировал хозяин комнаты. - Оставь другим. Но в общем ты прав, конечно. Вот это да - пришла беда...
   - Так что же мы тут расселись? - встрепенулась Ильграна. - Нужно немедленно идти к ректору и все ему рассказать!
   - Думаешь, Дорнблатт станет нас слушать? - скептически произнес Таймур. - Как бы нам всем шестерым не вылететь из Академии после такого визита.
   - А ведь верно, - вздохнув, согласился Морган. - Это ж, получается, мы усомнимся в его способности контролировать ситуацию в городе. Да и потом... В Эльнадоре полным-полно людей, что желают выслужиться перед Дорнблаттом. Или просто на врага своего тень навести. Да у ректора, должно быть, стол уже ломится от всяческих доносов и наводок! Но то ведь люди со стороны делают, а если еще и мы присоединимся, на нас и обрушится весь его гнев.
   - Так что же нам делать? - пухлые пальцы Флинта вновь потянулись к подносу с печеньем.
   - Куда, оболтус?! - председатель Ордена исполнил свою угрозу, сильно хлопнув рогатого по жирной кисти, и передал поднос эльфийской девушке. - Думаю, нам стоит пока помолчать о том, что мы знаем. Осуществлять регулярное наблюдение и как-то фиксировать накопленную информацию. Мы должны узнать о черных колдунах все: имена, адреса, и даже кулинарные пристрастия. А уж потом разом сдадим всю их мерзкую шайку ректору. Все со мной согласны?
   - Да, - синхронно кивнули Рейнард и Таймур.
   - Согласен, - буркнул Флинт, потирая ушибленную ладонь и продолжая пожирать печенье, теперь уже - глазами.
   - Я тоже, - сказал Джирон.
   - А я не согласна! - обиженно надула свои прекрасные губки Ильграна. - Но препятствовать общему решению Ордена не стану.
   - Итак, - Морган обвел собравшихся пристальным взглядом, - знание которым мы владеем, благодаря Рейнарду и Таймуру, останется нашей тайной.
  
   Танарис не ошибался, думая, что нападение ворденгов было кем-то организовано. Если бы князь Темных эльфов мог видеть на многие лиги вперед, он узрел бы того, кто устроил эльганорцам эту кровавую взбучку. Одетый в серо-зеленую хламиду высокий человек, на голове которого красовалась железная корона, стоял на горном уступе, в пяти лигах от места сражения. Воздев руки к небу, что было беспросветно черным над ним и стремительно темнело по направлению к городу эльфов, маг отрывисто выкрикивал слова заклятий. Он говорил на языке, которого не знал никто на всем громадном пространстве Схарны. Но некому было услышать его и понять. Те двое, что находились сейчас рядом с волшебником, не так давно утратили интерес ко всему, кроме одного - убивать по приказу своего хозяина. Которым являлся именно долговязый обладатель аляповатого одеяния и железного атрибута власти.
   Имя его было Эстанор. Несколько дней назад он явился в Схарну из иного мира, и уже успел внести достаточно серьезный разлад в здешнюю жизнь. Нападение на Эльганор было уже второй по счету атакой, которую осуществлял таинственный пришелец. Не далее, как сегодняшним утром Эстанор направил полчища лесных созданий - троллей и черных дандров - в рейд на человеческую деревню Артолия. Чуть позже он выбросил далеко за пределы Схарны весь цвет местных черных магов, а заодно и противодействовавший им отряд защитников Света. И вот, спустя совсем немного времени, он верховодил нашествием на Эльганор, управляя легионами воскрешенных древних тварей.
   Но истинной целью Эстанора было вовсе не уничтожение схарнийских сел и городов. Поступая так, он стремился привлечь внимание своего давнего врага, ненависть к которому и воскресила самого Эстанора после бессчетных тысячелетий, проведенных в небытии...
   "Я сделаю с этим миром такое, что ты не сможешь остаться в стороне, - думал маг, продолжая нагнетать над городом атмосферу ужаса и отчаяния. - Так уже было однажды. Жаль, что я не помню, когда и где".
  
   "Где же Илькарно? - думал Танарис, направо и налево раздавая смертельные удары. - Почему его нет так долго? Еще немного ведь - и ход сражения переломится в пользу ворденгов".
   Белокожая орда, бесновавшаяся на берегу, не представляла собой критической угрозы... Да только вот, на смену уничтоженным тварям немедленно вставали другие, что лезли и лезли из озера. "Должно быть, наш дом находится на месте одной из древних битв, в которой и были убиты все эти ворденги, - подумал князь. - Их воскресили, не может же быть, что кто-то с нуля создал такое количество тварей!".
   Именно та, большая часть ворденгов, что копошилась сейчас в воде, должна была стать мишенью того удара, который собирался нанести Танарис при помощи Рун Праматери. После этого исход сражения был бы уже предрешен. В настоящий момент все зависело от того, насколько быстро старший садовник Илькарно доставит артефакт на берег.
   Руны получили свое название в честь самой первой из Праматерей - принцессы Сферраны. С помощью мужа-демона та создала для порожденной ими расы Темных эльфов оружие, ставившее этот народ на ступеньку выше всех остальных. Магическая энергия, которую могла высвободить активация любой из рун, равнялась удару тысячи архимагов. И, поскольку наличие в арсенале столь мощного артефакта являлось большим соблазном попробовать захватить мир, Сферрана завещала своим потомкам использовать его лишь в случае, когда возникнет угроза их полного истребления. Один из прежних князей хотел открыть шкатулку в дни Бескровной войны, но вовремя понял, что она бескровной и останется - хастарские отряды тогда даже не дошли до границ Эльганора.
   Но сейчас Танарис не сомневался - настал тот самый день. Или шкатулка Сферраны будет открыта - или же в Арлании почти не останется Темных эльфов...
   Где же Илькарно?!
   - Князь, могу я попросить вас создать площадку для приземления? - послышался сверху голос последнего. Садовник парил над схваткой, на достаточно безопасной высоте, чтоб не могли допрыгнуть длинноногие ворденги. Танарис крутанулся вокруг своей оси, разрубив сразу три десятка врагов. А после - сформировал округлый защитный барьер. Только на этот раз - с открытым верхом, дабы Илькарно мог опуститься на твердую землю.
   - Признаться честно, я чуть было не погиб, - сказал садовник, приземляясь по правую руку от князя. - Но, видимо, богиня помнит о нас, - Илькарно протянул правителю шкатулку и ключ от сокровищницы.
   - Да, - кивнул владыка Эльганора. - Если бы это случилось, Схарна сегодня могла лишиться немалой части нашего народа.
   - Но теперь-то дело пойдет повеселее, как я понял, - бодро молвил старший садовник.
   - Ага, - усмехнулся Танарис. - До нашей полной победы осталось минут пятнадцать.
   "Но вот закончатся ли на этом неприятные встряски в судьбе Арлании?", - подумал эльфийский князь, памятуя о том, что ничего не случается просто так.
   Не убирая защитных чар, Танарис отворил шкатулку. Двадцать четыре кусочка красного дерева с начертанными на них рунами, как воробьи, выпорхнули из ящичка и дугой повисли в воздухе перед князем. "Подумать только, средоточие волшебной силы Темных эльфов выглядит на деле столь невзрачно!", - пронеслось в голове у стоявшего рядом Илькарно. Но садовник знал, разумеется - в этих простеньких табличках кроется сила, о которой даже мечтать не смеют самые грозные из волшебников Схарны.
   "Вскипятить воду в озере, или заморозить?", - размышлял тем временем Танарис. Владыка Эльганора колебался недолго - эффект от удара холодом в данном случае был бы куда сильнее. Князь остановил свой выбор на руне Айзал, управлявшей силами льда и снега. Прочие дощечки вернулись в шкатулку, которая плавно опустилась на землю у ног Танариса. Илькарно с восхищением наблюдал за манипуляциями князя.
   - Айзал-Хордаг! - выкрикнул Танарис, хлопнув в ладоши над головой. - Айзал-Хорменнон!
   Табличка с поименованным символом взмыла высоко в воздух, неподвижно повиснув над кипящим внизу сражением. Через мгновение из нее вырвался тонкий голубой луч, который, расширившись, обернулся потоком волшебной энергии, несущей смертельный холод. Громадный искрящийся бело-голубой меч ринулся в озеро, вонзившись в самую сердцевину вопящего месива из тел ворденгов.
   Гулкий удар сотряс берега Эльганора. Защитники города воодушевленно закричали, поняв, что им теперь почти и не о чем беспокоиться. Те ворденги, что сразу не замерзли насмерть, стали пленниками толстой ледяной корки, покрывшей поверхность озера. Биться теперь предстояло лишь с полутора тысячами птицеобразных монстров, находившихся на берегу. Подкрепления эта армия уже не получит...
   Не прошло и получаса, как их истребили всех до единого. После - уничтожили магическими выстрелами и тех, что вмерзли в волшебный лед руны Айзал. Сама табличка, выполнив свою задачу, вернулась в шкатулку к своим сестрам. Вновь эффективно использовать эту руну можно было теперь лишь через несколько дней.
   Отовсюду раздавались победные крики, а князь Темных эльфов Танарис, будто не разделяя всеобщего ликования, мрачно смотрел на юго-восток.
   Он понимал - это еще не конец.
   Скорее, только начало.
  
   Глава 3
  
   - Проклятье! Что же мне делать? - целитель-отступник Харнулл в отчаянии метался по комнатам своего дома. Забавный лысый человечек то застывал на одном месте, подняв к потолку испуганный взгляд, то вдруг начинал лихорадочно рыться в ящиках шкафов и столов - будто пытаясь отыскать какой-то важный предмет.
   - Нет, мое снадобье не могло оказаться отравленным! - возопил в конце концов Харнулл, бессильно падая на диван. - Тролль побери, ну почему он умер? Теперь другие несомненно обвинят в его смерти меня!
   Причина паники Харнулла неподвижно лежала на ковре в центре гостиной. Черный маг Джорандо, ставший недавно главой эльнадорской ячейки братства, внезапно скончался вскоре после того, как принял приготовленное Харнуллом Снадобье Орлиного великолепия. Волшебный состав был нужен, чтобы свести на нет окружавшую Джорандо негативную ауру, из-за которой несколько дней все городские маги.
   Теперь Харнулл был готов вырвать у себя и без того редкие волосы на голове, а так же те, что росли на груди, под мышками, и кое-где еще. Он был знаком с бывшим главой ячейки Айслером и знал, что тот - ничуть не менее жесткий человек, чем Джорандо. Разве что, не такой страшный. О том, что Айслер сделает с ним, если посчитает, что в смерти Джорандо виноват именно Харнулл, целитель старался не задумываться.
   - Проклятье, - это слово Харнулл произнес за последние пятнадцать минут уже раз пятьдесят, ничуть не заботясь о том, что может, в конце концов, накликать настоящую беду.
   Целитель сел, обхватив голову руками, и попытался собраться с мыслями.
   Похоже, у него оставлся сейчас единственный выход. Ни в коем случае не пытаться скрыть произошедшее, а напрямую связаться с Айслером и все ему рассказать.
   Горестно вздохнув, Харнулл подошел к самому большому из стоявших в гостиной шкафов, снял с гвоздика длинный серебряный ключ и отпер верхнее отделение. Там хранились запретные артефакты, которые он, пересекший границу, отделявшую Свет от Мрака, лишь де-юре, но не де-факто, покамест страшился касаться. Эти предметы принес ему Айслер, вскоре после того, как завербовал Харнулла, сделав его агентом Черного братства. Сегодня у целителя не оставалось выбора - ему пришлось воспользоваться одной из этих вещей.
   А именно - волшебным шаром, выключенным из общей системы подобных орбов и потому недоступным контролю, который, при необходимости, могли установить за чужими переговорами высшие магические чины Арлании.
   Харнулл бережно перенес шар в свою волшебную лабораторию и установил на столе, смахнув оттуда несколько пустых склянок и пробирок, которые, достигнув пола, разлетелись мелкими осколками. В другое время скупердяй не стал бы портить свой рабочий инвентарь, но сейчас он был слишком взвинчен, чтобы обращать внимание на мелочи.
   - Айслер! - закричал Харнулл, держа ладони над шаром. - Айслер, выйди на связь! Ты мне нужен!
   Правила магического этикета были бессовестно нарушены. Для Айслера, если тот находился сейчас поблизости от своего шара, такой вызов стал бы громом посреди ясного неба. Едва ли этот поступок добавил бы Харнуллу очков - особенно в контексте того, что он собирался сообщить...
   Однако целителю повезло. Прежде, чем Черный ответил, прошло еще довольно много времени. Значит, Айслер был не дома в тот момент, когда Харнулл активировал артефакт.
   - Что стряслось, Харнулл? - в глубине орба возникло изображение мрачного мужчины с черной бородкой клинышком. - Зачем было так вопить? Мне даже в "Паучьей лапке" померещилось, что ты орешь прямо у меня над ухом.
   - Простие, это очень срочно, - торопливо заговорил отступник. - С Джорандо случилась беда. Он... - Харнулл замялся, не находя сил сказать правду.
   - Арестован? - насторожившись, предположил собеседник.
   - Хуже, Айслер. Джорандо... умер.
   Харнулл ожидал от Черного взрыва эмоций, но тот оставался на удивление спокоен. Прежде чем продолжить разговор, Айслер молчал минуты полторы.
   - Так, - молвил он затем. - Я приду к тебе через полчаса. Не выходи из дома и не впускай никого, пока я не появлюсь.
   - Хорошо, - кивнул Харнулл, несказанно обрадованный тем, что на него не обрушился гнев Черного мага. Впрочем, возможно, что облегчение его было преждевременным - ведь Айслер еще не знал, при каких обстоятельствах скончался лидер ячейки...
  
   Быть выдающимся волшебником - не только приятное отличие от окружающих. Это еще и тяжкое бремя, и далеко не всегда сам его носитель способен осознать всю степень этой тяжести. Или даже просто почувствовать ее...
   Прославленный архимаг Дорнблатт крайне редко совершал ошибки. Но если уж допускал их - то поистине чудовищные, хоть они, до поры до времени, и оставались для него незримыми.
   Одной из главных ошибок Дорнблатта стало недостаточное внимание к проблеме Черных колдунов. В этом часто упрекал его Эрлангус. Но покойный ученик архимага сам ошибался, не подозревая о том, что учитель разыгрывает хитрую многоходовую партию честолюбца, владея при этом гораздо большим количеством информации, чем можно предположить. Но план Дорнблатта был не безупречен. Сильнейший маг континента видел опасность лишь там, где и все остальные, кто вообще был способен ее заметить. Он контролировал подступы к Арлании со стороны Осиротевшей Земли, засылал шпионов в ставку чернокнижников, готовился к решающему удару...
   Но и помыслить не мог о том, что Черные колдуны давно орудуют практически у него под носом.
   Причиной же этой оплошности было как раз то, что Дорнблатт принадлежал к касте могущественных волшебников. Больше трех сотен лет он судил обо всех вещах с позиции гранд-мастера магии, и уже не помнил о том, как мыслил и чувствовал в свои юные годы, когда еще не был способен даже зажечь взглядом свечу или заставить подняться в воздух легкое перышко.
   А ведь простые люди в вопросах добра и зла далеко не столь щепетильны, как маги. Кудесник, обладающий огромной силой, прекрасно осознает, что может произойти, если ее направить в дурное русло. Но тот, кто влачит жалкое существование на задворках общества, или же просто серьезно недоволен своим положением - большинство таких людей с определенного момента не останавливается уже ни перед чем. Множество жителей Арлании - терпящих лишения и нищету, находящихся в зависимости от других, одержимые гордыней и тщеславием - о, как мечтали они хоть на один день получить волшебные способности, чтобы решить свои проблемы - реальные или надуманные. И очень мало кто из них, осуществись его мечта, стал бы задумываться о выборе между добром и злом...
   Однажды в Арлании появился человек, который, поразмыслив, понял, как можно использовать эту ситуацию в своих интересах.
   Имя его было Лангмар.
  
   В своей прежней жизни, будучи еще одним из Хранителей спокойствия Схарны, то есть - адептом Света, Лангмар несколько раз принимал участие в расследованиях в отношении людей, подозреваемых в колдовстве. Главным для него тогда было - проникнуть в мысли своих врагов, понять, что же заставляет их становиться на Черный путь.
   И в этом деле Лангмар пошел намного дальше, чем его ближайший друг Тайрис, и даже их учитель Эрлангус.
   Те-то считали, что чернокнижники появляются на континенте по воле самого Мрака. Что это его зловещий шепот звучит в их ушах... нет, не в ушах даже, а прямо в сердцах людей, избравших для себя мир жестокой и вредоносной магии.
   Лангмар же довольно быстро понял, что это не так. Позже, когда он сам начал слышать голос Мрака, маг лишний раз убедился в этом. Но и прежде, допрашивая пойманных чернокнижников, читая их признания, он догадывался - в происходящем очень мала доля какого бы то ни было участия высших сил. Главная причина, как это бывает почти всегда, скрывалась в самих людях.
   Дзерги, главная сила, питавшая зло в мире Схарны, давно погибли. Да, они оставили после себя мрачное пророчество Тергон-Газида. Но оно ведь не было снабжено неким магическим механизмом, который, сработав, заставил бы людей начать пытаться приблизить срок исполнения пророчества! Ловушка, заключенная в словах верховного жреца волкоголовых, была рассчитана на человеческую слабость.
   И, как выяснилось впоследствии, то был единственно верный расчет...
   Именно те, кому не хватало материальных благ, уважения окружающих, женской любви, власти, но в большинстве своем - те, кто лишь считал, что им этого не хватает - первыми задумывались о том, что способ достижения цели, по большому счету, не столь уж и важен.
   Чужая корысть и чужой страх издавна были излюбленными инструментами лжецов и мошенников всех мастей. "Узнай, чего человек боится, - гласил их неписаный закон, - и он у тебя в кармане". То же самое было верно и относительно фразы "Узнай, к чему человек стремится". Стоит забросить в бурлящее человеческое море блестящую золотом наживку - и в твоем распоряжении сразу появятся как минимум несколько десятков рекрутов, чьими руками ты сможешь в дальнейшем добиваться собственных целей.
   Став лидером Черного братства, Лангмар был озабочен не только поисками Венца Мрака. Ничуть не менее важную задачу видел он в том, чтоб максимально умножить число бойцов совей личной армии. То был своего рода запасной вариант, при успешной реализации которого Лангмар смог бы объявить войну Свету даже без помощи Венца и легиона воскресших дзергов.
   Изначально колдунов было на Хайласте не так уж много. Большинство людей оставались, все же, в рамках морали, и собственные дурные мысли не могли подтолкнуть их к окончательному падению. Но при определенном воздействии со стороны - при наличии рядом "мудрых советчиков", эта ситуация могла в корне перемениться.
   И она начала меняться, когда Черное братство получило централизованное управление в лице Лангмара...
   Его агенты не только собирали по крупицам информацию о возможном местонахождении Венца, но и активно вербовали новых сторонников. Некоторые из них и вовсе путешествовали по городам и деревням Арлании исключительно с этой миссией. В течение нескольких десятилетий нити ядовитой паутины Черного братства насквозь пронизали страну во всех направлениях и свились в тугие узлы повсюду, где это имело смысл. Портовые и торговые города, центры магической активности - в каждом таком месте существовала Черная ячейка, возглавляемая надежным, проверенным руководителем.
   В том числе и в Эльнадоре, чего даже представить себе не мог великий ректор Академии Дорнблатт.
   Вплоть до появления в городе уродливого гиганта Джорандо во главе столичного подразделения братства стоял жестокий, коварный и хитроумный человек по имени Айслер.
  
  Именно он, не сняв обуви, стоял сейчас в центре гостиной Харнулла, мрачно взирая на громадное безжизненное тело, что распростерлось на полу. Хозяин дома, бросая частые взгляды на дверь, с виноватым видом примостился рядом. Сердце Харнулла билось сейчас едва ли не с той же силой, с которой лесной мастеровой - дятел - наносит удары по дереву.
  Целитель-ренегат поглядывал в сторону выхода по двум причинам. Во-первых, Харнулл опасался, что за Айслером могли проследить, и в дом в любую секунду может ворваться боевой отряд Белых магов. А во-вторых - он сам готов был в любую секунду сорваться с места и убежать в ночь, бросив жилище, роскошь и сбережения на произвол судьбы. Хотя, тут к гадалке ходить не надо - в этом случае все его имущество перейдет в казну Черного братства...
  Пальцы Харнулла нервно гладили бока лежавшей в кармане брюк магической сферы. Сфера та была его единственной надеждой на спасение. Попробовать потягаться с Айслером в колдовском поединке было бы равносильно самоубийству. Так что, если третий по величине иерарх братства после Лангмара и Джорандо сочтет, что великан умер по вине Харнулла, и захочет тут же, не тратя время на лишние разбирательства, наказать целителя... в этом случае Харнулл разобьет об пол сферу и попытается, укрывшись в заполнившем дом волшебном тумане, выскользнуть на улицу. Получится у него или нет... ох, о том, что будет, если не получится, Харнулл изо всех сил старался не думать.
  - Дай мне склянку из-под орлиного снадобья, - властно потребовал Айслер. Харнулл ждал этой фразы, но она все равно прозвучала для него громом среди ясного неба. Пальцы целителя стиснули сферу так, что та едва не треснула. Однако, если он действительно хотел доказать свою непричастность к смерти лидера ячейки, то должен был повиноваться - даже если Айслер прикажет ему сплясать веселый танец, популярный среди городской молодежи - или отрезать себе палец.
  - Да, сейчас... - еле слышно пролепетал Харнулл. Сделав несколько шагов назад, он взял с тумбочки сосуд, в который несколько часов назад наливал снадобье для Джорандо. В следующий миг склянка уже была в руках у Айслера.
  - Яда я здесь не чувствую, - пробормотал тот, проведя над нею ладонью. - Ты ничего не напутал в составе зелья? - Айслер устремил пронзительный взгляд на хозяина дома.
  - Нет-нет, ну что ты?! - замотал головой ренегат. - Ни в коем случае! Снадобье Орлиного Великолепия - мой конек, я тысячи раз его смешивал.
  Последнее утверждение не соответствовало действительности, но Харнулл знал, что проверить это все равно будет невозможно. Разве что Айслер захочет учинить над ним магический допрос с пристрастием - но целитель знал также и то, что для этого Черному понадобится огромное количество Силы, которую тот вряд ли захочет расходовать почем зря.
  - Вот только как бы нам это проверить? - мрачно усмехнулся Айслер. - Может быть, проведем магический допрос?
  В груди у Харнулла екнуло. Не потому, что он не был уверен в своей невиновности. Просто процесс, о котором говорил Черный, предусматривал использование довольно жестоких заклятий, которых изнеженный организм целителя мог и не выдержать.
  - Придумал! - щелкнул пальцами Айслер, а на лице его возникла улыбка счастливого озарения. - Проделаем-ка мы с тобой вот что. Здесь все еще осталось несколько капель. Я могу размножить их, заполнив всю склянку. После чего ты выпьешь снадобье - фактически то же самое, которое сам приготовил. И, если вслед за этим ты не скончаешься - я буду уверен, что ты ни в чем не виноват. Ну а если не повезет - будем считать, что ты сам себя наказал.
  Произнося эти слова, Айслер, будто бы непреднамеренно, подошел к двери и перекрыл своим телом выход. Вздумай Харнулл теперь сбежать, как он сперва намеревался, это было бы значительно труднее сделать. Сказать по правде, теперь это было вовсе невозможно...
  - Согласен? - хитро прищурившись, вопросил Айслер.
  - Да, - кивнул целитель-ренегат. Иного выхода у него все равно не оставалось.
  - Отлично. Есть одно заклинание - к сожалению, применять его можно только один раз в год, но сейчас как раз тот случай. Капли еще свежи, так что... - Айслер произнес несколько слов на Черном наречии дзергов, и склянка в его руке наполнилась розовой жидкостью. Харнулл поежился. Он и забыл совсем, что с недавних пор его приятели-колдуны вдруг сделались полноценными Черными магами.
  - Пей, - маг протянул сосуд с зельем оторопевшему целителю. Харнулл зажмурился, выдохнул и одним махом осушил склянку.
  - Ну что ж, я вижу, со снадобьем действительно все в порядке, - произнес Черный спустя несколько секунд. - Ты молодец, Харнулл.
  Похвала, вероятнее всего, была вызвана не реальным отношением Айслера к своему собеседнику, а действием снадобья Орлиного Великолепия, которое моментально придало неуклюжему толстяку элегантности и представительности. Но для Харнулла это уже не имело значения. Главным было то, что Черное братство больше не будет подозревать его в преднамеренном убийстве Джорандо.
  - Но мы непременно должны выяснить, от чего же он на самом деле умер, - потирая подбородок и глядя на распростертый на полу огромный труп, произнес Айслер. - Возможно, это был наведенный магический удар наших врагов...
  - А что, если он просто умер от старости? - предположил осмелевший Харнулл. - Мы ведь не знаем, сколько ему было лет. Или, может, болел чем-нибудь?
  - Не стану отрицать, - кивнул Черный, хотя, не будь целитель накачан орлиным снадобьем, он, вероятно, подверг бы Харнулла осмеянию. - Любая версия имеет право на существование. Кроме одной - это было не отравление.
  - Я... не... мертв... - прохрипел вдруг сам виновник этой встречи. Люди Черного братства вздрогнули - при этом хозяин дома даже тихонько вскрикнул. Айслер и Харнулл переглянулись, после чего вновь уставились на внезапно воскресшего горбуна.
  - Помогите мне встать, - уже более уверенно произнес тот, приподняв голову. Без лишних слов они подхватили его под руки, подняли с пола и усадили на кушетку, которая под весом горбуна заскрипела и прогнулась.
  - Что с вами случилось, Мастер? - поинтересовался предшественник Джорандо на посту главы столичной ячейки братства.
  - Я не могу сейчас об этом рассказать, - покачал головой великан. - Шпионы могут быть повсюду. Одно могу сказать наверняка: наш план остается без изменений.
  А по мясистому затылку Харнулла катился холодный пот. В тот миг, когда они с Айслером поднимали Джорандо с пола, целитель явственно ощутил - сердце гиганта не билось, будь тот 'мертв' или 'жив'.
  'Кто же ты такой, тролль тебя побери?', - подумал Харнулл. Его собственное сердце колотилось сейчас еще быстрее, чем двадцать минут тому назад.
  
  Глава 4
  
  В чертогах гномьего воеводы Кальдерика было шумно и весело. Глава гномов Серного Кряжа играл с тремя своими внучатами в 'раскидушки' - старинную игру, суть которой заключалась в том, чтобы бросками молота разнести до основания сложенные в дальнем конце тронной залы кучи камней. Кальдерик находился в прекрасном расположении духа - ведь на днях ему должно было исполниться девяносто девять лет.
  Для гнома такая дата является столь же важной, как для человека или эльфа - следующая за ней. Ведь практически каждый гном - искусный ювелир, и цифры, означающая высшую пробу золота, имеют для него большее значение, чем само количество прожитых лет.
  
  
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"