Вильгоцкий Антон: другие произведения.

Пастырь мертвецов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.00*6  Ваша оценка:

  Антон Вильгоцкий
  ПАСТЫРЬ МЕРТВЕЦОВ
  Роман
  
  Посвящаю эту книгу своей возлюбленной Александре
  
  Если на мужегубительный бой снаряжаются люди,
  Рядом становится с теми Геката, кому пожелает
  Дать благосклонно победу и славою имя украсить.
  
  Гесиод
  
  Семь уроженцев Краснодарского края были доставлены сегодня для освидетельствования в психиатрический блок Центральной городской больницы Ростова. Несколькими часами ранее эти люди стали виновниками чрезвычайного происшествия на улице Соколова. Управляя микроавтобусом марки 'Фольксваген', они протаранили витрину одного из городских магазинов. К счастью, обошлось без жертв. Прибывшим на место сотрудникам полиции задержанные сообщили, что приехали в Ростов с целью отомстить некроманту, убившему их друзей. У странной компании было изъято несколько единиц холодного и огнестрельного оружия.
  Напомним, что некромантией в мифах и фантастике называется древнее магическое искусство воскрешения мертвецов и контроля над ними.
  Берегите себя. А вдруг все это - правда?
  
  'Вести', Дон-ТР, 17 июня 2016 года
  
  Глава 1
  Бросок на юг
  
  О том, что на Уманском кладбище по ночам неспокойно, Егор узнал неделю назад.
  Поначалу он сомневался - стоит ли браться за это дело? Знал Егор, как к его ремеслу относятся на Руси. И спина его о том знала, и ребра знали, и голова.
  Не любят на Руси некромантов...
  Вон, коллега Ян недавно из Германии вернулся. Говорит, там получше. Сторонятся, конечно, на свадьбы не приглашают. Но и смотрят без ненависти, и в кабаках не отсаживаются, как от чумного. Понимают, работа есть работа, какой бы она ни была. Взять палача, к примеру, - он же людей убивает! А золотарь, так тот вообще... И что их теперь, неприкасаемыми считать? Нет же такого.
  А некромант чем хуже?
  Да ничем.
  Только нашим разве что втолкуешь? Посмотрят - что помоями окатят. Заговорят если - много нового узнаешь про себя и всех своих прародителей до девятого колена. Да он же с нежитью знается, братцы! Ату его! Дубину в руки - и понеслась.
  Даже не то обидно, что такое вообще происходит, а то, что бьют и ругают после того, как им же поможешь. Нет бы, поблагодарить за то, что по кладбищу теперь ходить спокойно можно... Такое 'спасибо' промеж глаз влепят, что сам едва не пополнишь ряды тех, с кем борешься.
  Вот и думай - стоит ли связываться с такими?
  Эх, а что делать?
  Во-первых, если станешь сидеть и ждать, пока придет другой некромант и за тебя работу сделает - мертвяки полгорода к себе под землю утянут. Там же люди гибнут! Злые, жадные, но живые, русские люди.
  А во-вторых... Самому ведь тоже выживать надобно. И как тут поступить, когда ты в мирской жизни особых высот не достиг, а являешься всего-навсего хозяином книжной лавки? Некромант, как говорится, ошибается лишь однажды. Когда ремесло свое выбирает.
  Так что думал Егор недолго. Ровно через семь дней собрал колдовской мешок, запер лавку и поехал в Уманск. Весточку вперед себя он, конечно, выслал. Но мог и не делать этого - на месте бы столковались.
  
  - Ты трупогон? - встречают, как обычно, втроем. Городской голова, священник, и самый знатный местный купец.
  - Некромант, - Егор снял с плеча мешок и поставил рядом с собой на дощатый пол. При звуке этого слова у попа задергался правый глаз.
  - Звать тебя как? - спросил голова. Егор хотел было схохмить, но тут же передумал, решив, что не стоит с ходу портить отношения с теми, с кем они, как пить дать, и без того не заладятся.
  - Егор. А вас как величать, господа?
  - Да какие ж мы господа? - бородатое лицо градоначальника расплылось в улыбке. - Работяги простые. Меня зовут Евграф Силантьевич. Это - наш батюшка, отец Михаил. А это Никанор Смагин, он из торгового люда. С ним все финансовые вопросы решать будешь.
  - От церкви если какая помощь нужна, я всегда буду рад выслушать, - переступив с ноги на ногу, произнес отец Михаил. Но по лицу его было видно, что уважения к некроманту батюшка не питает и слушать его вовсе не будет рад. 'Да разве оно мне надо?', - внутренне усмехнулся Егор.
  - Отец Михаил, вы простите, конечно, но от церкви в этом вопросе толку мало. Мертвяки - это ж не упыри какие-нибудь. Они ни молитв, ни святой воды, ни креста животворящего не боятся. Одно слово - гопники.
  Егор заметил, что последняя фраза слегка развеселила всех троих. 'Что ж, отлично. Пусть хоть немного, но проникнутся ко мне доверием'.
  - Нас, некромантов, потому и не любят, - продолжал Егор, - что мы боремся со Злом его же методами. Так сказать, грех на душу берем...
  - Ну, положим, не 'так сказать', а берете, - кашлянув, строго сказал отец Михаил.
  - А что делать? - развел руками Егор. - Иначе-то никак.
  Священник ничего не сказал, только почесал бороду. В глазах его некромант увидел что-то вроде жалости. 'Ну, это уж совершенно зря', - подумал Егор, но также промолчал.
  - Денег тебе много потребуется? - вступил Смагин. - На оперативные, так сказать, расходы.
  - Да что вы, какие расходы? - отмахнулся Егор. - Все необходимое у меня есть, - кивнул он на мешок. Деньги - только за саму работу.
  И назвал сумму, от которой батюшка крякнул, Смагин поморщился, а Евграф Силантьевич выпучил глаза. Никто из троих, впрочем, не стал ничего оспаривать. Горожане прекрасно понимали, что эта цена никак не может быть выше той, что им придется заплатить, отказавшись от услуг некроманта.
  - По рукам, - сказал Никанор Смагин и, как человек, ответственный за денежные расчеты, шагнул вперед, чтобы пожать Егору руку. Как ни странно, на лице его при этом не промелькнуло ни тени отвращения или страха. 'Видать, не все так плохо в этом мире', - подумал некромант, поднимая с пола мешок.
  
  - Тебе, может, часть денег вперед отдать? - поинтересовался Смагин.
  - Вперед? Да нет, не стоит, - усмехнулся Егор. - А вдруг меня мертвяки порвут?
  - Что, и так может быть? - торговец застыл с раскрытым ртом.
  - Всяко может быть, - некромант развернулся и посмотрел на кладбищенские ворота. - Не будешь же ты потом по всему погосту деньги свои искать.
  - Верно, не буду. Ты когда думаешь начать?
  - А сегодня и начну. Дурное дело - оно же нехитрое, - некромант снова улыбнулся и подошел поближе к воротам.
  - Снаружи-то кровь откуда? - спутать эти бурые пятна с чем-либо другим было попросту невозможно.
  - Молодежь гуляла, - Смагин брезгливо поморщился. - Совсем оборзели, щенки. Водка, девки, гитары. Тогда еще никто не знал про мертвяков. Врасплох застигли. Один только уцелел. Его как раз и кровь - Ивашке на выходе, - торговец снова поморщился и прикурил папироску, - ногу оторвали. За ограду-то они не суются. Парень лежал тут и смотрел, как трупы его мясом угощаются. Тебе бы стоило, наверное, с ним поговорить перед тем, как туда идти. Ивашка, конечно, умом повредился малость, но, может, что дельного рассказать сумеет.
  - Лишнее это, - покачал головой Егор. - Этот заказ у меня не первый. Далеко не первый, - подчеркнул маг, чтобы придать своей персоне большую значительность в глазах проводника.
  - Ишь ты! - искренне удивился Смагин. - Неужели так часто?
  - Часто, - кивнул некромант. - Только об этом молчат обычно. Тебе ведь тоже неохота, чтобы торговля в городе встала?
  Смагин промолчал. Да тут от него ответа и не требовалось.
  - Еще жертвы были? - спросил Егор.
  - Да, увы. Монашка одного задрали, когда он с крестом и молитвами полез нежить изводить. И потом нашлись охотники погеройствовать. Охотников тех тоже схарчили, - Смагин в сердцах отшвырнул окурок.
  - Когда обычно трупы появляются? В полночь?
  - Ага. Бродят по кладбищу и воют. Все хотят на улицу выбраться, да не могут, слава тебе, Господи, - Смагин перекрестился.
  - Правильно, и не смогут. В старину освящать умели.
  - Это что же? - Никанор вытаращил глаза. - Если на новом кладбище такое начнется, они на улицы попрут?
  - Не знаю, - честно ответил Егор. - На новых еще ни разу не было.
  - Ну, я пойду, ладно? - Смагин занервничал. - До полуночи полчаса осталось. Тебе начинать скоро.
  - Иди, - кивнул некромант. - Утром увидимся.
  
  То, что кладбище беспокойное, Егор почувствовал, еще стоя рядом с воротами. Когда он ступил на землю погоста, ощущение это усилилось во сто крат. Земля буквально бурлила под ногами, гулкое уханье доносилось из-под нее то тут, то там. Егор слышал эти звуки не ушами - костями. И приятного в них не было ничего.
  Уманское кладбище уже превратилось в единый злобный организм, готовый в любой момент и в любом месте (но только - с полуночи до пяти утра) выбросить наружу свои смертоносные щупальца - мертвецов. Трупы не были привязаны к своим могилам и могли свободно перемещаться под землей, которая покорно расступалась перед ними в любом направлении. Там, внизу, образовалось целое поселение мертвецов - своеобразный антипод города. Своя иерархия власти. Свои законы. И один, общий закон для низших представителей нежити, к которым относились восставшие из могил покойники, - не подниматься на поверхность, пока не пробьет двенадцать.
  Егор вышел на центральную кладбищенскую аллею, где стоял небольшой памятник основателю города. Наверняка именно этот крепкий длинноусый старик возглавляет здешних мертвецов. Впрочем, это совсем неважно. Самое главное - их здесь не так уж много. Хоронить умерших на старом кладбище уманцы перестали уже много лет назад. Об этом некроманту рассказал Смагин по дороге к погосту.
  До появления трупов оставалось двадцать пять минут. Этого времени было вполне достаточно, чтобы подготовиться.
  Егор раскрыл мешок и принялся доставать из него магические предметы. Несколько минут он быстро сновал по центру кладбища, расставляя их в нужном порядке. Когда маг закончил, оставалось еще десять минут. Егор снова сунул руку в мешок и извлек маленькую тряпичную куколку с пуговицами, пришитыми на месте глаз.
  - Ну что ж, Олеся, - прошептал Егор, - настало время снова послужить.
  Положив куколку у основания памятника, маг отошел назад и вскарабкался на высокую иву. Оставалось дождаться появления мертвецов.
  И ждать оставалось совсем недолго...
  
  - Лю-ю-уууди! - перепуганная маленькая девочка в черном платьице металась между могил. - Кто-нибудь! Помогите!
  Земля начала вскипать, вспучиваться. Из нее полезли костлявые руки, облепленные разложившейся плотью. Невыносимое зловоние разлилось в воздухе над погостом. Девчушка в ужасе выбежала на освещенную Луной главную аллею.
  - Спасите меня! - заверещала она.
  Руки мертвецов опирались на землю, выталкивая на поверхность полуистлевшие торсы, увенчанные бугристыми скользкими шарами голов. Вместе с кадаврами из-под земли вырывались белесые клубы испарений. Это происходило не только в основном массиве захоронений, а по всему периметру кладбища. Бежать малютке было некуда.
  Трупы один за другим вылезали из темных провалов и выпрямлялись. Склизкие клубки извивающихся червей срывались с их тел и с гадким звуком шлепались на землю. В пустых глазницах мертвецов сверкали зловещие огоньки. Их настоящие глаза, конечно, не сохранились - светились сгустки эктоплазмы, подарившей покойникам вторую жизнь.
  - Плоть! - прошипел один из них, и это слово, будто многократно повторенное простывшим эхом, пронеслось по всему кладбищу. - Плоть! Плоть! Плоть! - щелкая челюстями, мертвецы начали сходиться, окружая девочку.
  Егор торопливо подсчитывал их количество. Крепких покойников, могущих оказать сопротивление, здесь было совсем немного. Остальные являли собой дряхлые скелеты и развалились бы на части даже от обычного удара палкой или ногой.
  - Стоять! - гулко рявкнул кто-то из-под земли, когда десятки дрожащих костяных рук со всех сторон протянулись к девчонке. Трупы замерли. Земля под памятником разошлась в стороны, выпуская очередного покойника. То, несомненно, был человек, послуживший прототипом для монумента - старый куренной атаман. Как и предполагал Егор, он был на Уманском погосте главным.
  Старик не должен был сохраниться так хорошо, ведь похоронен он был, должно быть, добрую сотню лет назад. Но, видимо, атаман всякий раз забирал себе лучший кусок, вот и набрал форму.
  - Стоять! - повторил главный мертвец, у которого даже усы сохранились и стали, за годы проведенные в могиле, еще длиннее. - Я первый.
  Атаман направился к девочке. Прочие почтительно расступились.
  - На всех не хватит! - возразил феноменально низкорослый труп с остатками курчавой рыжей шевелюры на черепе неправильной формы.
  Услышав такое, атаман подскочил к говорившему и влепил ему такую затрещину, что череп наглеца завертелся вокруг своей оси.
  - Тебя никто ни о чем не спрашивал, Ливада! - взревел старик. - Вспомни, кем ты при жизни был!
  Вращение мертвой головы прекратилось. Ее обладатель упал на карачки и уполз в глубь толпы, получив по пути несколько пинков. Остальные трупы дружно зареготали.
  Атаман склонился над трясущимся от страха ребенком. Если бы у усатого мертвеца сохранилось человеческое лицо, оно непременно приняло бы сейчас крайне разочарованное выражение.
  - Тьфу ты! - атаман выпрямился и со злости двинул кулаком в челюсть ближайшему мертвецу. Череп того отделился от позвоночника и, клацая зубами, улетел далеко в кусты. - Це ж не девка! Це ж упыренок!
  - Ага, - девочка осклабилась, обнажив два ряда длинных острых клыков. - Как ты догадался, дедушка?
  Тут же она выхватила из-под платья железный шар на цепочке и принялась ловко орудовать им, ломая коленные суставы стоявшим вокруг мертвецам.
  - Ты чего, чертовка?! - закричал успевший отскочить атаман. - Мы ж на одной стороне!
  - А я пре-да-тель-ни-ца! - по слогам произнесла девочка и попыталась влепить ему шаром в лоб. Но усатый и тут успел увернуться.
  Настал черед Егора. Некромант спрыгнул с дерева, сгруппировавшись, приземлился на корточки, но тут же выпрямился и выхватил из-за пояса магический жезл.
  Трупы вскинулись, почувствовав настоящего человека. Они-то сначала думали, что запах живой плоти исходит как раз от девчонки. Отталкивая друг друга, мертвецы ринулись к некроманту. И только длинноусый атаман начал пятиться по направлению к памятнику - он каким-то образом понял, кто и зачем явился на погост.
  Перед Егором было сейчас все местное 'население' - полторы сотни плотоядных кадавров. Он для того и задействовал свою давнюю помощницу - девочку-упыря Олесю, чтобы собрать их всех на одном небольшом участке.
  Олеся метнула свое оружие в ноги главному мертвецу. Цепь обмоталась вокруг гниющих голеней, лишив мертвого атамана возможности уйти под землю.
  - У, сучка проклятая! - мертвец упал и в отчаянии замолотил кулаками по земле.
  - Еще какая, - ухмыльнулась упырица, перекинулась в летучую мышь и скрылась в переплетении древесных ветвей, чтобы избежать магического удара Егора.
  Тот тем временем выставил перед собой руку с жезлом и начал нараспев читать заклинание, издревле служившее для развоплощения мертвецов. Олесю оно вряд ли смогло убить, но помучиться девчонке пришлось бы.
  
  ОГТРОД А'ИФ!
  ГЕБ'Л - ИИ'Х!
  ЙОГ-СОТОТ!
  'НГА'НГ АИ'Й!
  ЗХРО!
  
  Чем старше и опытнее становится волшебник, тем меньше усилий ему приходится прилагать, чтобы пользоваться магией. Самые могущественные маги способны творить чудеса при помощи жеста, взгляда или даже одной лишь мысли. Менее продвинутым приходится в большинстве случаев читать заклинания, для активации которых необходим рабочий инструмент. Жезлы, посохи, волшебные палочки, кольца и даже веера - все это, и много что еще, активно используется миллионами магов во всем мире.
  Кому-кому, а некроманту жезл будет необходим всегда. Ибо его основная специальность попросту не предполагает повышения уровня до такой ступени, где можно было бы обходиться без инструмента. В классической боевой магии Егор мог, в принципе, поднатореть настолько, чтоб запускать заклятия прямо с рук.
  Но если уж идешь сражаться с мертвецами - будь добр, возьми с собой жезл.
  А то нехорошо получиться может...
  Жезлы некромантов традиционно изготавливаются из кости. Не обязательно человеческой. Инструмент, сработанный, к примеру, из слоновьего бивня, будет в работе гораздо более эффективным.
  После изготовления жезл покрывается надписями заклятиями, а также реьбой, изображающей атрибутику смерти и посмертия.
  Из жезла Егора и разложенных в округе артефактов ударили в воздух плотные зеленые лучи. Над толпой мертвецов они сошлись, пространство же между ними наполнилось мягким зеленоватым свечением. Получилось что-то вроде призрачного энергетического покрывала, которое тут же начало опускаться на зловонное сборище.
  - Атас! - заверещал труп по фамилии Ливада, но было поздно. Волшебная сеть накрыла кладбищенских людоедов, высасывая из них жизненную энергию. Раздались чудовищные вопли - трупы в полной мере осознавали происходящее. Они не могли испытывать боль, но им, несомненно, было очень досадно лишиться второго шанса на существование.
  Спустя всего несколько минут с мертвецами было покончено. От них остались только груда костей и комков смердящего тлена.
  На левое плечо Егора села, выпорхнув из ветвей, Олеся.
  - Круто ты с ними разделался, - пропищала она.
  - Спасибо. Стараемся, - усмехнулся Егор.
  Девочка-кровосос сменила облик - превратилась в тряпичную куклу и упала в ладонь некроманта. Переступая через дымящиеся останки мертвецов, Егор подобрал оружие упырицы и пошел собирать свои инструменты.
  
  - Какие деньги?! Ты что, ополоумел, парень?
  Три ухмыляющиеся рожи. Даже поп ухмыляется. Впрочем, почему 'даже'? Чем он лучше других, тем, что в рясу влез и крест на пузе носит?
  - Ты ж, милок, погост наш осквернил, кости наших предков разбросал, - тряс пальцем перед лицом Егора Евграф Силантьевич. - А там, между прочим, куренной атаман Кирилл Анатский был похоронен! Тот, от кого наш город пошел!
  - Не станете, значит, платить? - иронично спросил Егор. - Хотите, может, чтоб я мертвяков ваших обратно воскресил?
  - А можешь? - с лица градоначальника мигом сползло глумливое выражение.
  - Да запросто, - ухмыльнулся Егор. - Вот сейчас прямо пойду и воскрешу. Да заодно и ограду расколдую, чтоб вам жизнь медом не казалась. И дракона костяного напущу на вас, куркули! - некромант шагнул по направлению к выходу.
  - Свят, свят, свят, - отец Михаил начал креститься со скоростью мельницы.
  - А ну стой! - грохнул Евграф. - Никанор, выводи своих.
  - Ребята! - задорно произнес Смагин. В углу комнаты открылась еще одна дверь, из которой вышли шестеро угрюмых бородатых мужиков. Каждый держал в руке длинный мясницкий нож.
  - Если ты, рачий сын, хоть близко к нашему кладбищу подойдешь, - Никанор сделал многозначительную паузу, - тебе тогда себя самого воскрешать придется. Только этого ты, боюсь, провернуть не сможешь. Усек?
  - Да пошли вы! - Егор плюнул прямо под ноги Смагину, развернулся и вышел, на всякий случай держа наготове заклятие массового оглушения. Но никто даже не дернулся ему вслед. Убивать некроманта уманцы не собирались. Главным для них было, чтобы он поскорее убрался.
  
  'Да, так еще нигде не было... Оскорбляли - да. Поколачивали - случалось. Но чтобы не заплатить, да еще так дело обставить, будто я сам во всем виноват! Зачем, спрашивается, стараюсь? Можно же по-другому, у всякой палки ведь два конца. Собрать армию из покойников и брать города один за другим. Да только не мое это. Душа не лежит'.
  Егор шагал по идущей сквозь кукурузное поле дороге вслед закату, прочь от Уманска.
  Чувство, которое он испытывал, нельзя было назвать разочарованием. Так должно было произойти, рано или поздно. Таковы люди.
  Нет, не страх и не отвращение лежали в основе подлого поступка уманцев. Простая человеческая жадность. Один из семи смертных грехов, которые они сами решительно отвергают.
  Сзади на дороге раздался шум. Егор не обернулся.
  - Трупогон! - он узнал голос Смагина. - Стой!
  'Не простили, стало быть, плевка. Сколько их там, интересно? Неужели один только Никанор? Какое безрассудство... Что ж, если у него нет пистолета, судьба его незавидна. А если есть - моя...'.
  Егор остановился и развернулся. Смагин действительно был один, но агрессивных намерений не выказывал. Маг отошел чуть в сторону, чтобы торговец мог подъехать ближе.
  'Что за тачка у него? Ну да, конечно, черный BMW. Как с ума все посходили'.
  - Привет, Егор, - Смагин высунулся из машины и подмигнул.
  - Виделись.
  - Да ты обиделся, как я погляжу! - хохотнул Смагин. - Не надо. С обиженными сам знаешь, что делают.
  - Слушай, тебе чего? Поглумиться приехал?
  - Нет, зачем? - пожал плечами Смагин. - Деньги тебе привез. За работу.
  - Деньги? У Евграфа ты иначе рассуждал.
  - Так то у Евграфа! Да еще и при Мишке, - Смагин махнул рукой. - Мне же здесь жить, бизнес вести. Что я, враг себе, что ли? В таких местах, как Уманск, чтобы жить спокойно, нужно разделять мнение руководства.
  - Ну, это везде так.
  - Ты не думай, что мы такие уж гады. Держи, - Смагин протянул Егору завернутую в целлофан тугую пачку тысячных купюр. Но взять деньги маг не успел. Стоило ему сделать движение навстречу, как Смагин выронил сверток, и тот упал на дорогу, подняв облачко пыли.
  По глазам Никанора некромант понял - тот сделал это намеренно.
  - Да, неплохие вы люди, - сказал Егор, стараясь игнорировать издевательский взгляд Смагина. - Слушай, Никанор, я хочу тебе услугу оказать, - некромант склонился к окошку смагинского BMW. - Враги есть?
  - Враги? - Смагин прищелкнул языком. По лицу коммерсанта было видно, что он мгновенно забыл о своем первоначальном замысле унизить Егора и заинтересовался намеком, суть которого, несомненно, уловил. - Допустим, есть. А что?
  - Ну... Могу помочь извести.
  - За отдельную плату? - тут же уточнил Смагин.
  - Да нет. Абсолютно бескорыстно. По дружбе, - усмехнулся некромант.
  - Ну, если по дружбе, то давай, - Смагин заерзал на сидении. - А то самому как-то боязно, да и киллера надежного в наших краях днем с огнем не сыщешь.
  Егор скинул с плеча мешок, покопался в нем и достал один из магических предметов.
  - Вот, - маг протянул артефакт Смагину. - Сумеешь тайком во дворе у своего недруга закопать - и через три дня можешь венок ему на могилу заказывать.
  - Сумею, - Смагин преобразился и стал похож на большую крысу, потирающую лапки в предвкушении похода на заброшенный сырный склад. - Все, Толян, кобздец тебе. И никаких проблем с законом. Ну, бывай, трупогон! - Никанор дал задний ход.
  - И никаких проблем с законом, - повторил Егор. - Это уж точно. Никаких проблем.
  Некромант подобрал сверток с деньгами, сунул в карман и зашагал дальше, по направлению к федеральной трассе 'Ростов - Баку'.
  
  - Что за черт? - вскинулся Смагин, когда лежавшая на пассажирском сидении тряпичная кукла вдруг превратилась в светловолосую десятилетнюю девочку.
  - Черт как черт, - Олеся пожала худенькими плечиками, открыла полный острых зубов рот и вцепилась сидевшему за рулем мужчине в горло. Машина съехала с дороги и скрылась среди высоких стеблей. Через полчаса из кукурузных зарослей выпорхнула летучая мышь. Пролетев несколько километров в сторону трассы, она опустилась на плечо стоявшему на обочине некроманту.
  - Они будут мстить, я думаю, - пропищала зверушка.
  - А я так просто уверен в этом, - Егор растворил заплечный мешок, и мышь, вновь обернувшись игрушкой, мягко свалилась туда.
  Егор подошел ближе к дороге и вскинул правую руку. Почти сразу же от потока машин отделилась и притормозила рядом с ним вишневая 'девятка'. За рулем сидела симпатичная женщина лет тридцати.
  - В Ростов едете? - уточнил Егор.
  - Да, - кивнула незнакомка, - Садитесь.
  Некромант залез в машину, перебросил мешок на заднее сидение, захлопнул дверцу и, повернувшись к хозяйке авто, спросил:
  - А что вы скажете, если я приглашу вас сегодня вечером в суши-бар?
  
  Глава 2
  Экзотика и эротика
  
  - Неужели настоящий некромант?
  - Натурально. Да к тому ж, еще - курящий, - Егор зажег сигарету и глупо рассмеялся.
  - А курить - вредно, - улыбнулась его симпатичная спутница. - Курение приводит к заболеваниям сердца.
  - Ничего, - некромант махнул рукой, едва не задев тарелку с сашими. - Прорвемся.
  'Что-то меня чересчур уж развезло, - подумал он. - Вроде, и выпил не так уж много', - Егор перевел взгляд с лица женщины, на стоявший рядом с ним на черной лакированной поверхности графин. Все верно - тот опустел всего на две трети. Пил только сам Егор - новой знакомой предстояло вскоре сесть за руль.
  'Перенервничал, должно быть, в этом проклятом Уманске', - подумал некромант.
  - Про некромантию можно поподробнее? - спросила женщина и придвинулась к нему поближе.
  Ее звали София. Волосы рыжие, подстрижены довольно коротко, но слегка курчавые. Глаза - зеленые и невероятно умные. Лицом похожа на французскую певицу Милен Фармер. Фигура - как у Алены Свиридовой. 'Знакомство-то случайное, а дамочка попалась как раз в моем вкусе', - подумал Егор. Алкоголь, а в еще большей степени - уверенность в завтрашнем дне (уверенность имела вполне материальное воплощение в виде увесистого 'пресса' тысячерублевых купюр, приятно оттягивавшего внутренний карман Егоровой кожанки) превратили его из скромного интеллигента в бесшабашного ловеласа. Впрочем, в подобных случаях так бывало всегда. И далеко не только с ним.
  - Некромантия? А что тут рассказывать, собственно? Дело как дело. Не хуже всех остальных.
  - Покойничков поднимаешь? - с интересом спросила женщина. Она, похоже, отнеслась к словам Егора совершенно серьезно. Неужели сталкивалась раньше с такими, как он?
  - Да нет, в основном - назад в могилы загоняю, - Егор взял графин и в очередной раз наполнил свою рюмку. - Но и воскресить, если для дела нужно, - парень опрокинул стопку и взялся за палочки, - смогу. Как говорится, очень даже вполне.
  - Слушай, а у меня как раз собачка болеет сильно, - на полном серьезе сказала София. - Ветеринары только руками разводят. Не поможешь, если вдруг околеет?
  'Она прикалывается, что ли? - подумал Егор, пережевывая ролл с лососем. - Блин. Протрезвиться надо'.
  - Не стоит, - сказал он, вставая. - Собачку - не стоит. Сейчас я отлучусь ненадолго, а когда вернусь - все обстоятельно объясню. Хорошо?
  - Конечно, - София подарила ему очаровательную улыбку. Егор достал из-под стола свой колдовской мешок и направился в туалет.
  - А рюкзак зачем забираешь? - рассмеялась София. - Неужели боишься, что украду?
  - Да нет, - полуобернувшись, промолвил Егор. - Вдруг гопник какой в бар заскочит, да и умыкнет в два счета?
  - А, ну да, - кивнула женщина. - Гопников в Ростове много.
  
  Двадцативосьмилетний Егор Киреев, хозяин букинистической лавки 'Погребок Аль-Хазреда', был дизайнером-полиграфистом согласно ламинированному университетскому диплому, и - некромантом высшей категории, если верить покрытому огненными словесами пергаменту, подписанному Темным магом Тасканом. Какая из этих специальностей - основная, Егор и сам не смог бы с точностью сказать.
  Скорее уж, некромантия, поскольку найти приличную работу по той профессии, за освоением которой Киреев провел пять лет в общении с завзятыми взяточниками, можно было разве что по большому блату. Все более-менее стоящие заказы перехватывал широко известный 'гений' дизайна, носивший редкую фамилию Циферкин. Работы Циферкина, все, как на подбор, являли собой редкостное дерьмо, но заинтересованные лица продолжали по инерции обращаться к нему, по той лишь причине, что Циферкин, хоть и лажал один проект за другим, был единственным в городе дизайнером, чье имя знали не только те, для кого он делал эти проекты. Интересно, как сложилась бы его судьба, прознай кто-нибудь из заказчиков, какими эпитетами снабжают это имя читатели ростовских глянцевых журналов, содержание которых, к слову сказать, было немногим лучше оформления.
  Так что графическим редакторам Егор Киреев обращался гораздо реже, чем к наполненному кладбищенской землей жезлу и заряженным черной энергией тартара шипастым магическим бомбочкам. А ультрасовременный компьютер, в памяти которого содержались эти самые редакторы, он использовал, в основном, для поиска в Интернете информации о редких фолиантах. Да еще поигрывал время от времени во всевозможные виртуальные развлекалочки, и все как одна игры, имевшиеся у него дома, были посвящены истреблению оживших покойников и прочих сверхъестественных тварей. Чтобы не забывать о том, какова его 'основная профессия'...
  
  Некромантия... Осуждаемый всеми мировыми религиями вид гадания, предполагающий вызов духов умерших с целью получить от них информацию о грядущих событиях. В основе данной практики лежит уверенность, что мертвые обладают особым могуществом и могут покровительствовать живым. В Древней Греции некроманты, впав в транс, вызывали духов в святилищах Аида и Персефоны. Святилища эти обычно строились в сакральных местах, казавшихся людям близкими к подземному миру - пещерах, ущельях, вблизи горячих минеральных источников.
  Позже термин 'некромантия' стал трактоваться более широко. Теперь он подразумевал любое активное взаимодействие с миром мертвых - использование его энергии или управление мертвецами. Некромантами, соответственно, стали звать магов или жрецов, практикующих подобные действия.
  Молва считает некромантов самыми страшными и злыми из Темных магов, оживающими после смерти, поскольку даже Ад не принимает их души. Некромант умеет воскрешать покойников - вот почему в народных сказках и легендах замки этих магов охраняют полчища зомби и скелетов, а также несущие мгновенную смерть защитные заклинания. Да, магия, которую используют некроманты, всегда в определенной степени связана со смертью. Но она не обязательно всякий раз несет кому-то погибель. Некромант вполне способен принести любому человеку исцеление и помощь. Правда, никто не застрахован от того, что позже маг востребует за это такую плату, что облагодетельствованный им человек горько пожалеет о своем спасении...
  Впрочем, некроманты редко становятся на чью-то защиту. А за последние несколько столетий необходимость в их деятельности упала почти до нуля.
  Правда, в начале нового века о тех, кто посвятил свою жизнь служению Темным Богам, стали вдруг вспоминать все чаще. Причины на то имелись. Ведь информация, изложенная выше - вовсе не выдержка из знаменитой книги 'Мифы и легенды народов мира', а описание одного из явлений самой что ни на есть объективной реальности...
  
  Итак, отбросив предвзятое представление о некромантах, как злобных колдунах, только о том и мечтающих, как бы кого-нибудь прежде срока свести в могилу, мы можем взглянуть на представителей этой мрачноватой древней профессии более свежим взглядом. Что же увидим? А то, что они не являются изначально злыми или же изначально добрыми. Ведь некромантия - всего одна из граней переливающегося всеми цветами радуги бриллианта под названием Магия, и то, в какую сторону будет направлен отблеск этой грани, определяет уже сам человек, вставший на путь Искусства.
  Чтобы изучать магию смерти, не обязательно самому быть восставшим из мертвых. Гораздо чаще некромантами являются живые люди, обладающие вполне человеческими потребностями, слабостями и пороками. Одним из таких был и Егор Киреев.
  Он отлучился в туалет вовсе не для того, чтобы справить нужду - в том пока необходимости не возникло. Егору причиняло неудобство то, что он довольно сильно опьянел - к счастью, не настолько сильно, чтобы не понимать этого, иначе, несмотря на принадлежность к славной братии могущественных волшебников, сегодняшний вечер мог закончиться для него весьма печально. Например - банальной потерей ста пятидесяти тысяч рублей, заработанных в кубанском городке Уманске. Или же залетом в милицейское отделение, что, опять-таки, было чревато потерей денег.
  Нужно было провернуть небольшой магический финт и избавиться от 'зеленого змия', уютно свернувшегося клубочком под крышкой черепа. Скинуть хмель на прохожего - то был один из самых древних волшебных приемов, которым, по слухам, пользовались еще маги Атлантиды.
  Какой-нибудь циничный юней из 'нерожденного поколения' именно так и поступил бы, выбрав мишенью одного из посетителей клозета. Но Егор не хотел создавать кому бы то ни было лишние проблемы. Будучи повелителем смерти, он с легкостью мог перебросить свое опьянение на ближайшую мертвую сущность. В непосредственной близости мертвецов, разумеется, не было. Но ведь внизу катила свои зловонные воды городская канализация. А уж там всевозможная падаль, равно как и мелкая инфернальная нечисть, также подходившая для финта, присутствовала в изобилии.
  Егор уединился в кабинке, поставил на пол мешок и, встав над унитазом, приложил ладони к вискам. Водочный дурман поплыл из его ушей, приняв вид клочьев ядовито-зеленого тумана. Туман этот скапливался облачками вокруг кистей Киреева. Почувствовав, что он совершенно трезв, Егор взмахнул руками, сбрасывая дыхание зеленой рептилии в унитаз. И спустил воду, отправив комок зеленой дряни на свидание с дохлой крысой или зубастым сгустком эктоплоти.
  - Егор, - раздался из мешка слышный только Егору голос вампирши, - а не слишком ли ты разоткровенничался с девчонкой?
  Киреев усмехнулся. Да, Олеся имела полное право называть девчонкой тридцатидвухлетнюю Софию, поскольку в ее детском теле обитала Сущность, чей возраст насчитывал несколько веков.
  - Ничего страшного, - сказал Егор. - В любой момент можно обратить все в шутку.
  - Ну, как знаешь. Мое дело предупредить.
  Егор вышел из туалета, провожаемый удивленным взглядом пожилого толстого иностранца, возившегося над раковиной у входа. 'What a strange people, - пробормотал толстяк себе под нос. - What a strange country'. Но то было чистой воды лицемерие, поскольку пропойцы, бубнящие что-то себе под нос, сидя в туалетных кабинках, есть абсолютно в любой стране.
  
  - Итак, некромантия, - разглагольствовал Киреев, вернувшись за столик. - Главной эмблемой этого ремесла является, безусловно, способность поднимать из могилы мертвых. Многие считают, что некромант, будучи адептом так называемой 'черной магии', имеет обыкновение вредить людям сглазами, порчами, проклятиями и прочими злыми чарами. В принципе, мы на это способны, но данный факт вовсе не означает, что мы только этим и занимаемся. Наш фирменный финт - оживление. Именно оживление, а не полномасштабное воскрешение, поскольку последнее является полным восстановлением жизненных сил покойника божественным способом, включая возвращение души. Чего, как ты сама прекрасно понимаешь, никак не может сделать обыкновенный земной маг. Вот почему я ни за что не стал бы воскрешать твою собачку. Не думаю, что тебе было бы приятно видеть, как по квартире бегает кажущийся живым, но при этом - абсолютно дохлый пес.
  - Да, действительно, - поежилась София. - Об этом я как-то не подумала...
  - К тому же, - сдвинув брови, Киреев сделал эффектную паузу, - ожившие люди и животные, как правило, очень агрессивны. Все, что ты видела в американских 'ужастиках' - почти стопроцентная правда.
  - Ой, да я их почти не смотрю, - улыбнулась женщина. - Но я поняла, о чем ты. Кусаются они, да?
  - Да, - скорчив страшную рожу, Егор откусил кусочек йони. - И все более - насмерть.
  - А ты складно рассказываешь, - сделав глоток апельсинового сока, произнесла София. - Даже как-то... верится во все это.
  - Учителя хорошие были, - иронично произнес Егор.
  - Понимаю. Должно быть, ты учился в Академии?
  - Откуда ты знаешь про Академию? - совершенно искренне удивился некромант.
  - Ну как же? Это ведь все знают. Каждый маг научился тому, что умеет, в какой-нибудь волшебной Академии. Стоит она где-нибудь далеко от населенных областей, в лесу или в горах, и для простых смертных дорога туда закрыта. Об этом и книжки пишут, и фильмы снимают. Никакой тайны.
  А Киреев подумал уж было, что собеседница лишь прикидывается обычной человеческой женщиной. Впрочем, определенного рода магия в ней, безусловно, присутствовала. Магия бездонных зеленых глаз...
  - Ты не такой, как другие, - промолвила София, проводя изящным розовым ноготком по ободку своего стакана.
  'Это уж точно', - внутренне усмехнулся Егор. Будь он пьян, как еще несколько минут назад, непременно произнес бы эту фразу вслух, после чего отношения с рыжеволосой чаровницей могли дать трещину.
  - Правда? - Киреев вскинул брови. - И что же со мной не так? - он принялся ощупывать себя, чем вызвал у женщины настоящий приступ веселья.
  - Да вот хотя бы это, - София достала кружевной платочек и вытерла слезы, что выступили на ее глазах от смеха. - Нет, не в смысле, что с тобой действительно что-то не так. Просто ты большой оригинал. Обычно мужчины, стараясь проивести впечатление, рассказывают совсем о других вещах. Квартиры в центре, машины, знакомства с сильными мира сего... Особнячки на левом берегу Дона или вообще где-нибудь на Багамах, миллионы долларов... А тут - Черная магия да ходячие мертвецы. Так скорее отпугнуть можно, а не привлечь...
  - Ну, квартира в центре и у меня есть, - сказал Егор. - Правда, она мне от родителей досталась, а не за миллионы куплена.
  - Что ж, обязательно как-нибудь наведаюсь к тебе в гости, - глядя ему в глаза, произнесла женщина. - Но сегодня, думаю, лучше нам поехать ко мне.
  - Поехать... к тебе? - такого поворота событий Киреев не ожидал.
  - Знаешь, кто такой лох, Егор? - спросила София и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Лох - это тот, кто надеется на секс в финале второго свидания. Ты ведь не лох, а, Егор?
  - Нет, - с достоинством произнес некромант. - Я - не лох.
  
  Глава 3
  Чему быть по линиям?
  
  Сны... Эти маленькие кусочки Смерти...
  На самом деле сны далеко не всегда являются таковыми. Некоторые из них представляют собой лишь отображение событий прошедшего дня, где кадры просмотренного вечером фильма, обрывки газетных статей и телефонных разговоров вкупе со случайными мыслями и воспоминаниями составляют связное повествование, главным героем которого становится видящий сон человек.
  Другие - уровнем выше. Тут все происходит, как если бы спящий вдыхал некий экзотический фимиам, дарующий возможность совершать гениальные открытия, провидеть будущее и, наоборот, проникать взглядом в хитросплетения прошлого, оставшиеся неразгаданными в реальной жизни. Такие сны снятся великим ученым, пророкам и детективам.
  И лишь говоря о третьей категории ночных видений можно, пожалуй, согласиться с Эдгаром По, ибо в них человеческие души, покинув отдыхающие тела, бродят по тропкам Чистилища и многих других территорий, названия большей части которых не упомянуты ни в одной из написанных на Земле книг...
  Такие сны являются далеко не всем. А способность видеть их одни именуют даром, другие - зовут проклятием. Трудно сказать, что же это на самом деле. Скорее всего, и то и другое сразу...
  Сон, снившийся сейчас Егору Кирееву, нельзя было назвать приятным. Хотя происходящее там было ему прекрасно знакомо, некромант ни в коем случае не хотел бы, чтобы подобное случилось с ним в реальной жизни...
  Стоя на невысоком холме посреди бескрайней черной пустоши, он отбивался от несметного полчища мертвецов, наседавших со всех сторон. Рядом не было никого, даже верной Олеси. Впрочем, сопротивляться такому натиску вряд ли долго смог бы даже целый отряд некромантов. Слишком много противников. Тысячи... Десятки, сотни тысяч...
  Егор проснулся раньше, чем сон подошел к логическому завершению. Он не жалел об этом, ведь единственным возможным завершением такого боя могла быть только его собственная гибель.
  А как приятно было после яростной смертельной схватки вновь очутиться в мягкой, пахнущей лавандовым маслом постели, всего лишь в нескольких сантиметрах от источавших нежное тепло загорелых округлостей потрясающего тела Софии. Еще приятнее было вспомнить о том, что предшествовало их погружению в дрему. Так что Егор быстро утопил стоявшую перед глазами кошмарную картину в омуте куда более приятных образов. Обычно, когда ему снились подобные сны, Киреев тщательно анализировал их (у непростых людей, каким он был, и сновидения ведь тоже непростые), но сейчас ему не хотелось думать ни о чем, кроме...
  Егор повернулся на бок и бережно провел указательным пальцем по гладкой коже плеча Софии. Женщина улыбнулась во сне и что-то невнятно произнесла.
  Егор бросил взгляд на часы, мерно тикавшие на прикроватной тумбочке. Девять утра. Он привык вставать на два часа раньше, но сегодня, во-первых, был выходной (впрочем, будучи единственным сотрудником своего предприятия, Егор мог сам решать, когда ему выходить на работу), а во-вторых... грешно не выспаться как следует после такой ночи, какая была у них с Софией.
  Киреев встал, надел трусы и пошел умываться. А покончив с этой процедурой, направил стопы на кухню.
  'Думаю, хозяйка не станет возражать, если гость приготовит завтрак', - подумал он, открывая холодильник. Обнаружившийся там набор продуктов обнадеживал - София не была вегетарианкой (к этим людям Киреев почему-то относился предвзято, считая их кем-то вроде сектантов). Егор поджарил омлет с кусочками сосисок и сварил кофе. Можно было будить Софию. Вернувшись в спальню, он обнаружил, что она уже проснулась и одевается.
  - Решил поухаживать? - улыбнулась женщина, вдохнув доносившиеся с кухни ароматы.
  - Ага. Ты ведь не против?
  - Ничуть. Подождешь, пока я приму душ?
  Егор вернулся на кухню и сел за стол у окна. София скрылась в ванной и открыла воду. Егор решил не начинать завтрака без нее. Над обеденным столом была укреплена небольшая полка с книгами, и Киреев занялся изучением разноцветных корешков. Он заметил, что среди стоявших здесь томов присутствовало несколько книг, так или иначе связанных с магией и оккультизмом. Одна из них привлекла его особое внимание - 'Тайны руки' знаменитого французского хироманта Адольфа Дебарроля. Егор слышал об этом авторе, когда учился в Академии, но вот читать Дебарроля ему раньше не доводилось. Сняв фиолетовый том с полки, Егор стал читать авторское предисловие. Сразу бросились в глаза следующие строчки:
  'До сих пор еще смеются над френологией, над хиромантией и над сокровенными науками, но смеются уже менее, ибо день близок, ибо рано или поздно истина должна открыться. Ждите, пока умолкнет эхо последних сомнений, ждите терпеливо!'.
  Егор закрыл книгу и задумался. Да, то была сокровенная мечта очень многих магов - выйти из тени и зажить в мире, свободном от предрассудков и распрей. В мире, где не будет даже намека на страх перед магией и гонения на тех, кто ею владеет. А отказ от таких гонений возможен лишь в одном случае - если магами станут все без исключения жители Земли. Не столь уж невероятный вариант, кстати.
  Впрочем, противников у него было ничуть не меньше, чем сторонников. Правы же были и те и другие...
  Из ванной вышла София в полупрозрачном голубом халатике.
  - С легким паром, - улыбнулся Киреев.
  - Спасибо, - хозяйка квартиры вошла в кухню и села за стол напротив Егора. Лицо Софии лучилось счастьем. Будто бы она давно мечтала о том, чтобы именно этот мужчина встречал ее завтраком на ее собственной кухне.
  - Приятного аппетита, - задорно произнесла София, берясь за вилку.
  - Приятного аппетита, - отозвался Егор. 'Надо же, почти семейная идиллия, - подумалось ему. - Вот уж не думал, что мне так повезет'.
  Лет семь назад он повел бы себя в такой ситуации совершенно иначе. Скорее всего, проснувшись, сразу оделся бы и ушел из квартиры. Да, в юности тебе не нужно от женщин ничего, кроме секса. Но вот когда не за горами четвертый десяток, а ты по-прежнему коротаешь вечера лишь в компании компьютера и полок с книгами - тут уж поневоле начинаешь задумываться об отношениях иного толка, посерьезнее...
  - Увлекаешься? - спросил Егор, кивнув на лежавший рядом томик по хиромантии.
  - Да нет, не просто увлекаюсь, - не без гордости ответила София. - Могу и тебе по ладони будущее предсказать. Хочешь?
  Киреев ответил не сразу. Ему мгновенно припомнился утренний сон. Да, при таком роде занятий, как у него, столь заманчивый для многих взгляд за полог грядущего мог обернуться лишним поводом для беспокойства.
  Но все же он согласился. Было интересно, обладает ли его новая подруга зачатками магических способностей, или она просто в совершенстве изучила комбинации папиллярных линий - это доступно любому, были бы память с усидчивостью.
  - Не возражаю, - подумав немного, произнес Егор.
  - Омлет - объедение, - сказала женщина. - Сразу чувствуется почерк холостяка.
  'Так-так, она уже забрасывает удочку, - мигом сообразил некромант. - Что ж, не буду ее обламывать. Тем более, что я и сам к этому расположен'.
  - Да, когда живешь один, даже простенькие блюда стараешься сделать изысканными, - сказал Егор, заметив, что в тот момент, как он произнес слово 'один', улыбка женщины зацвела чуть ярче.
  'Хм, она действительно рассчитывает на продолжение, - подумал Киреев. - И это, черт возьми, совсем неплохо!'.
  - А я вот не мастерица в кулинарных делах, хоть и одна почти всю жизнь, - с сожалением произнесла София. - Микроволновочка выручает. Да впрочем, и некогда мне учиться готовить, работа почти все время отбирает.
  - Кстати, Софа, а кем ты работаешь? - поинтересовался Киреев. Он в первый раз за все время их общения назвал ее так. Хотел посмотреть, как она отреагирует. Прежние догадки подтвердились - зеленые глаза радостно заблестели.
  - Я медик, - сказала женщина. - Хирург.
  - Это вам теперь так много платят? - удивленно произнес Киреев. Масштабы и обстановка квартиры, где он сейчас находился, никак не соответствовали официальным доходам российских врачей. Да и на взятках так не разгуляешься...
  - Ты про квартиру? - догадалась София. - Просто я в частной клинике тружусь. К нам часто обращаются руководящие лица области и депутаты городской думы.
  'Понятно. Значит, девушку кормят чужие взятки', - подумал Егор.
  - А ты у нас кто? - полюбопытствовала София. - Кроме некромантии чем-нибудь занимаешься?
  - Продаю редкие книжки в собственном магазине, - сказал Егор. - А по специальности я дизайнер. Правда, тут редко что перепадает.
  - На Кубань к родственникам ездил, наверное? - спросила София, подбирая с тарелки последние крошки. - Я, вот, в Адлер каталась, папу с мамой навестить.
  - Да, да, к родственникам, - кивнул Киреев. - В Уманск. Правда, мне там не особо рады были. Пришлось пораньше вернуться.
  - Что ж, и так бывает, - София встала, взяла со стола опустевшую посуду, поставила ее в раковину и открыла горячую воду. - Порой в собственной семье таких гадюк обнаружить можно, что диву даешься. Вот у меня, например, тетя есть - так она настоящая стерва. Когда я в Ростов учиться приехала и у бабушки поселилась, тетка такие козни начала строить! Все бабушке про меня гадости на ушко нашептывала. Чуть ли не в отравительницы записала. Боялась, гадина, что бабушка в мою пользу завещание переоформит. Пришлось мне в конце концов в общежитие съехать...
  - София, можно тебя спросить... - тихо промолвил Егор.
  Женщина, закончив мыть посуду, повернулась к нему. Смотрела слегка настороженно.
  - Конечно. Спрашивай.
  - Почему все произошло так быстро? Я хоть и не лох, не рассчитывал, все же, оказаться здесь в первый же вечер.
  Уголки губ Софии опустились. Она села рядом с Егором и взяла его за руку.
  - Егор, ты не подумай. Я не с каждым вот так...
  - Что ты, я и не думаю ничего подобного, - Киреев погладил ее пальцы. - Просто... так ведь обычно не бывает. Вот я и спрашиваю.
  София заметно приободрилась.
  - Я не в том возрасте, чтобы играть в игры, - искренне сказала она. - Но прожила достаточно, чтобы научиться чувствовать людей. И, раз уж я встретила человека, который, во-первых, очень мне нравится, а во-вторых, я чувствую в нем что-то очень доброе и чистое, - зачем прикидываться, будто он мне неинтересен? Ведь этот человек может пожать плечами, развернуться и уйти из моей жизни, чтоб никогда больше в ней не появиться. Игры пускай останутся тем, кто помоложе. Да и они рискуют здорово обломаться, постоянно поступая так.
  - Слушать тебя - одно удовольствие, - Егор улыбнулся и крепко обнял женщину. - А целовать - совсем другое, - их губы слились в нежном поцелуе.
  Когда он закончился, София вспомнила про обещанное гадание. Чтобы осуществить это, они перешли в гостиную и сели на диван, над которым висел написанный маслом превосходный портрет Софии в оправе из темного дерева. 'Однако, у леди хороший вкус, - отметил Киреев. - Какая-нибудь гламурная болонка непременно оправила бы картину в крашеный под золото гипс с торчащими во все стороны завитушками'.
  - Так-так, посмотрим, - промурлыкала София, внимательно вглядываясь в переплетение линий, расчертивших ладонь левой руки Егора. Потом подняла взгляд на его лицо. - А ты правда букинист? Линии говорят, что ты имеешь дело со смертью. Как-то не хочется верить, что ты и впрямь оживляешь покойников.
  Егор решил не убеждать ее в том, что вчера в баре он сказал чистейшую правду.
  - Ну, не знаю... Может быть, потому, что я продаю мертвые знания, нужные лишь немногим людям? - это, конечно, звучало не слишком убедительно, но София, кажется, вполне удовольствовалась таким объяснением.
  - Не самый благоприятный расклад, надо сказать, - произнесла она, поглядев еще немного на ладонь Егора. - В самом ближайшем будущем тебя ждет предательство близкого человека. И это принесет тебе довольно много хлопот. Но разрешится все благополучно.
  - Это здорово, что благополучно разрешится, - промолвил Егор, обняв Софию свободной рукой за шею. - Только... странно это. Вроде, некому меня предавать. Нет у меня близких людей. Родители, разве только, но в это что-то не верится.
  - Прости, я, наверное, не так выразилась, - София еще раз взглянула на его руку. - Это будет не родственник, а человек из ближнего круга общения. И что это значит - нет у него близких людей? - женщина обиженно надула губки. - А как же я?
  - Но ты-то меня предавать не собираешься? - рассмеявшись, спросил Егор. - Считай ведь, только познакомились.
  - Нет, я - не собираюсь, - абсолютно серьезно произнесла София. - Напротив, у меня в твоей жизни прямо противоположная роль. Смотри, - она вновь ухватила его за левую кисть. - Судя по этим линиям, мне предстоит спасти тебя от смерти еще до конца этого года... - София посмотрела ему в глаза, и по ее взгляду Киреев понял, что его дама говорит совершенно серьезно.
  - Надо же, - пробормотал Егор. - Слушай, ты правда все это видишь?
  - А ты правда мертвых воскрешаешь? - улыбнулась София. И что тут было сказать? Сейчас Егор уже жалел о своей вчерашней откровенности. Разумеется, если София станет постоянной спутницей его жизни, перед ней можно будет раскрыться полностью. Пока же она считает его слова о некромантии не более чем веселой глупостью. К счастью, тон, с которым был задан ее последний вопрос, безоговорочно свидетельствовал о том, что отвечать вовсе не обязательно.
  - Самое главное, - сказала София, - что никаких фатальных событий не предвидится. Судьба, заложенная в этих линиях, редко меняет свой ход.
  Егор только молча кивнул. Он прекрасно знал, при каких обстоятельствах может измениться предначертанная небесами судьба...
  - Что ж, это радует. Скажи, а наша с тобой встреча тоже была заложена в этих линиях?
  София посмотрела на свою руку.
  - Для меня - да, - сказала она через миг. - А для тебя - лишь наполовину. Ты волен сам решать, как поступить со мной дальше...
  - Ну что ж, - Егор сделал паузу, - считай, что я уже решил.
  Лицо женщины вновь приняло озабоченное выражение.
  - И что же ты решил? - спросила она.
  - А вот что, - Егор стал целовать ее шею, постепенно спускаясь к груди...
  
  Глава 4
  Возвращение колдуна
  
  Воздух над городом был пронизан ледяным дыханием Смерти.
  Это мешало ростовчанам расслабиться и почувствовать себя полновластными хозяевами сезона, который в этом городе самобытен настолько, что слова 'ростовское лето' давно уже стали самостоятельным выражением не только для тех, кто проживает здесь постоянно.
  Сам этот город, к слову сказать, тоже весьма оригинален и самобытен. За два с половиной века своего существования он сделал то, что не удалось многим европейским столицам за всю их историю. Ростов-на-Дону обзавелся неимоверным количеством мифов, легенд и баек, многие из которых стали известны на всю страну (которую, если верить одной пошловатой 'кричалке', Ростов частенько помещает в коленно-локтевую позу).
  Вы, может статься, слышали уже о шайке колдунов, что собирались спалить город к чертям собачьим и начали с собственных комнат в студенческом общежитии? Доходили до вас слухи о бомже, что обитает прямо в здании факультета журналистики, где бездомный бедняга когда-то учился? Быть может, вы даже знаете, почему Егор Летов десять лет не давал концертов в Ростове и приехал сюда лишь в 2006 году, будто предчувствуя свою скорую гибель? Но, если вы живете не в Ростове, то истории эти вам, скорее всего, кажутся не более чем забавными сплетнями. Тем более что всякий, кто пересказывает их, почему-то начинает утверждать, что описываемые события происходили в его родном городе и ни в каком другом. А между тем, все это - чистая правда, особенно - если речь заходит о колдунах. Выражение 'ростовский колдун' - оно почти настолько же знаменито, как и 'ростовское лето'.
  Правда, чтобы прославиться, ростовскому колдуну, как и ростовскому писателю, желательно для начала помереть...
  Вы найдете их здесь в изобилии - магов, колдунов, эзотериков, парапсихологов, экстрасенсов, гадателей и гадалок, а также странную новую разновидность, именуемую эниологами. Есть еще заклинатели бесов, астральные каратисты и суггестологи. Многие, очень многие ростовчане считают себя в той или иной степени причастными к Тайному Знанию. А многие из них и в самом деле к нему причастны...
  Так было, например, с мелким мистиком, носившим донельзя оригинальное прозвище 'Гэндальф'. Это он стоял во главе ячейки, что готовила 'огненное спасение' для всей южной столицы, но, напортачив в процессе тренировок, превратилась в кучку бомжей. Об этом во время оно писали даже московские газеты. А вот бесславный конец горе-колдуна стал известен только ростовчанам. Спустя ровно год после заварухи с пожарами, исхудавшего и вконец опустившегося Гэндальфа утопили в Дону случайные собутыльники.
  Был еще один колдун, постарше, а стало быть, посерьезнее. Он, возможно, жив и поныне, хотя в последний раз, когда о нем было слышно, маг был уже смертельно болен. В единственном интервью, которое Василий Михайлович дал на исходе ХХ века городской прессе, он утверждал, что в 80-е годы активно сотрудничал с КГБ, а в середине 90-х в составе специальной группы занимался психологической обработкой населения в преддверии президентских и губернаторских выборов. Вы, стало быть, думали, что голосовали за Ельцина, руководствуясь собственными убеждениями? Как бы не так!
  Но самый знаменитый из ростовских колдунов скончался давным-давно, никто уж и не вспомнит, когда. По слухам, он похоронен на Братском кладбище и по сей день сохраняет немалое влияние на мир живых. Особенно популярна эта легенда среди ростовских студентов. Эти ребята вообще в большинстве своем с головой погружены в мистику и регулярно гибнут (да просто как мухи мрут!) в результате неправильно проведенных магических ритуалов. Виной тому - легенды о Гэндальфе, активно распространяемые через газеты, Интернет и в кругу общения его уцелевшими прихвостнями.
  Итак, могила колдуна. Доказательством храбрости среди увлеченных мистикой студентов является визит к этому захоронению. Церемониал таков. В полночь надо прийти на могилу, в одиночку и без фонарика. Сесть на ее край и высказать свое сомнение в посмертной силе колдуна. Желательно при этом использовать бранные слова и так называемую 'ненормативную лексику'. Затем следует достать заранее помеченный нож и вогнать его в землю у себя за спиной. После чего - встать и, не оглядываясь, отправиться домой. Знакомые, которым вы доказывали свою храбрость, придут на рассвете - посмотреть, торчит ли из могильной насыпи нож. Это будет свидетельством того, что вы действительно были на могиле прошедшей ночью.
  В середине восьмидесятых на могиле чернокнижника нашли мертвым студента Донского института сельхозмашиностроения. Дело происходило поздней осенью, и парень был одет в длиннополое пальто. Сев на могилу, студент выполнил все условия описанного выше ритуала. Он воткнул нож в землю у себя за спиной и случайно пришпилил к могиле полу своего одеяния. Пальто и не пустило его, когда молодой человек попытался встать. Тут ему и померещилось, будто оскорбленный колдун, восстав из могилы, схватил его - сердце студента не выдержало.
  Исследователи городского фольклора считают, что вся эта катавасия с мертвым колдуном - чистейшей воды вымысел. Ведь чернокнижников на Руси в освященной земле не хоронили. Даже за кладбищенской оградой, где, согласно традиции, находили последний приют люди, отлученные от церкви, а также самоубийцы и скоморохи. Тела колдунов сжигали их родственники, последователи или друзья из числа посвященных. В противном случае душа покойника была обречена на вечные страдания. В ночь после формального погребения (проходящего, разумеется, без отпевания) тело выкрадывалось из гроба для предания огню. Так что, полагают публицисты, если на Братском кладбище и впрямь когда-то был похоронен настоящий колдун, сейчас на этом месте лежит в земле один лишь пустой гроб, сгнивший много десятилетий назад...
  И это действительно так. Гроб, что некогда содержал останки адепта губительной Черной науки, сейчас в самом деле пуст. Вот только опустел он совсем недавно. Те, кто должен был сжечь тело на проклятом пустыре, то ли испугались чего-то, то ли просто решили сыграть с чернокнижником жестокую шутку - колдун, более не живой, но и не умерший окончательно, остался лежать в причинявшей ему страдания освященной земле православного кладбища. Сколько продолжалось это тягостное существование, подобное тому, в котором пребывали проклятые мертвецы из 'Страшной мести' Гоголя, сказать весьма затруднительно. Но именно этим - тем, что колдун частично все же был жив - объяснялась и живучесть связанной с ним легенды...
  
  Сегодняшней же ночью старый злодей вернулся в мир живых с помощью молодого последователя. Надо сказать, что колдун вовсе не мечтал о новой жизни. Куда приятнее для него было бы оказаться в ласковых объятиях Смерти - об этом и только об этом он грезил в течение всех этих долгих мучительных лет. И то, что вместо вожделенного покоя ему пришлось снова шагнуть на солнечный свет, не слишком-то обрадовало колдуна. Но выбирать ему не приходилось. А тот факт, что он попал в услужение к дерзкому молодому некроманту, делал существование чернокнижника еще более печальным...
  
  Мрачный подвал, в котором находились сейчас некромант и похищенное им с Братского кладбища тело, напоминал персональный морг сумасшедшего профессора из фильма ужасов. Можно было вообразить, что над затхлым подземельем возвышается зловещий готический замок с островерхими башенками и неприступными зубчатыми стенами. Никакого замка, конечно, не было - подвал располагался в самом обыкновенном доме, стоявшем в частном секторе старинного города Ростова. Хозяин этого дома, впрочем, мечтал о подобном замке. Он считал, что лишь такое жилище соответствует статусу некроманта.
  Стол, на котором лежало тело колдуна, тоже наводил на мысли о морге. Только уже настоящем, больничном. Ну а как же еще могло быть, если именно оттуда, из мертвецкой БСМП-2 он и был накануне украден для некроманта подкупленным сторожем-алкоголиком?
  Старый колдун казался мертвым, но похититель знал - это не так. Тело выглядело совершенно свежим, будто чернокнижника похоронили только вчера, а не в позапрошлом веке. Старость изъела его, но никак не тление. Колдун был мертв лишь наполовину - та часть его души, что некогда делала живым это тело, блуждала сейчас по лабиринтам Чистилища, не в силах ни найти себе новый дом, ни вернуться на Землю. Но, вместе с тем, старый маг прекрасно осознавал и все, что происходило с его неподвижной телесной оболочкой здесь, в объективной реальности. При этом он не мог пошевелить даже глазом и видел лишь то, что находилось прямо перед его лицом (в данный момент это был серый потрескавшийся потолок). Не мог произнести ни слова. То было кошмарное раздвоенное состояние, испытать которое обычный человек может, разве что, проведя без сна десять суток подряд. Или, что гораздо хуже, подвергшись мощному проклятию.
  Молодого некроманта передернуло, когда он подошел к столу и, встав над распростертым телом, заглянул в полные муки голубые глаза. 'Ты должен быть благодарен мне старик, за то, что я сейчас сделаю', - подумал маг.
  Расставив ладони над телом старого волшебника, он начал произносить слова запретного заклинания, возвращающего жизнь. В данном случае, поскольку душа колдуна не была полностью разлучена с телом, слова эти должны были воздвигнуть мост, по которому она смогла бы вернуться.
  
  Й'АИ'НГ'НГАХ!
  ЙОГ-СОТОТ!
  Х'ИИ - Л'ГЕБ!
  УАААХ!
  
  Воздух в подвале будто бы загустел. Начерченный на каменном полу круг, в котором находились стол с телом чернокнижника и творивший волшбу молодой некромант, вспыхнул ослепительно-алым светом. Веки полумертвого колдуна дрогнули. Из уст его вырвался тяжелый хриплый стон. Словно древнее дерево скрипело, сбросив многолетний гнет и медленно выпрямляясь.
  - Ааарх, - выдохнул колдун и зашевелил руками, ища, на что опереться. Молодой некромант, хоть и знал, что воскрешенный не посмеет причинить ему вреда, а все же рефлекторно отступил на шаг.
  Чернокнижник выпрямился и сел. Голубые глаза уставились на некроманта. Уголки тонких сухих губ поползли вверх.
  - Ну здравствуй, освободитель хренов, - сказал колдун. - Надо полагать, это был не акт милосердия? Не по чину как-то, да и вообще - на такое только у Христа наивности хватало.
  - Я не из его шайки, - глухо промолвил некромант. - Ты прав, старик, я не просто так вернул тебя к жизни. Мне нужен верный слуга, который в то же время был бы моим учителем.
  - Как в лучших домах Франции, стало быть, хочешь, - осклабился живой мертвец. - Что ж, почему б и не послужить. Выбора-то все равно нет.
  - Я должен узнать твое имя, - сказал некромант.
  Колдун запустил руку во внутренний карман пиджака и достал заскорузлую книжицу - паспорт Российской империи времен Николая II. Достал - и протянул хозяину.
  - Ивлев Платон Евгеньевич, - прочитал некромант и отдал бумагу Ивлеву. - Надо бы тебе новые документы выправить... Что ж, дед Платон, теперь мы в одной команде. И главный в команде - я, хоть ты, наверняка, и мудрее. Не забывай об этом.
  - Я-то не против, - хихикнул Платон. - Там, - указательный палец его правой руки устремился вверх, - осерчать могут.
  - Ошибаешься, дед Платон, - покачал головой некромант. - Там всем на все наплевать. И уже очень давно.
Оценка: 7.00*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Воронцова "Мартини для горничной" (Юмор) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"