Винниченко Игорь Александрович: другие произведения.

Насекомец (неокончен)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Учусь писать боевую фантастику, с (надеюсь) неожиданным финалом :) Аннотация. Человечество заселило множество миров. Дальнюю колонию - Вадон - неожиданно "посетил" огромный рой странных и опасных существ - инсектов, которые сразу взяли курс на полное очищение планеты от колонистов. Земляне пытаются дать отпор и разгорается большая война. А между тем на планете явственно видны следы древней и куда-то пропавшей цивилизации...


   1. Патруль.
   Толстый слой полупрелой органики тихо хрустнул под сапогами, заглушая шум дыхания через плотный противопылевой фильтр. Двое в гермокостюмах, раздвигая шарообразные "листья" местного леса, взбирались на вершину высокогорья.
   - А теперь скажи-ка, приятель, в каком режиме держат оружие, когда идут по шариковому лесу?
   Фридману было скучно, он развлекался, гоняя молодого напарника по уставам и параграфам. Делился опытом. Впрочем, развлекался не просто так: массовый набор в патрульные спихнул "планку качества" куда-то в район плинтуса, что тут же сказалось на росте потерь.
   - В точечном. На предохранителе, - неохотно ответил Тоша. Его порядком достал этот усатый ворчливый тип. Но ничего не поделаешь, соблазнился на высокую зарплату патрульного - терпи.
   - Ну и дурак! - ответствовал дядя Миша. - В точечном ты хрен куда попадёшь, если нападут из засады. Дёргаться будешь, да и сожрут. А ставят распылитель, и с предохранителя снимают! Товарища распылённой плазмой ты не убьёшь, даже если пальнёшь сдуру, а против здешних любителей засад самое оно.
   - В инструкции написано: точечный режим и предохранитель, - раздражённо сказал Тоша. Он невольно прищурился, когда в глаза ударили алые лучи восходящей звёзды. - И к тому же у меня высший балл по стрельбе. Я и с точечного свалю кого угодно!
   Фридман на миг замер, перестраивая светофильтры.
   - Фигня эти твои баллы!
   - Ну, вам виднее... - выдохнул Тоша, прерывая бесперспективный разговор.
   Они тихо взбирались на холм, переступая шарообразные травянистые комочки. Вроде уклон и небольшой, но уже изрядно упарились. Да и дядя Миша достал порядком. У Фридмана есть напарник, который его как-то терпит. Да вот беда, свалился с болезнью. А тут как раз Тоша "вступил в ряды". Вот и достался Фридману в качестве временной замены. Ну, ничего. До конца недели дотянуть, а там глядишь, дадут другого.
   Вот и вершина холма. Уже рядом, осталось метров пятьдесят. Они прогуляются по станции, ничего там не найдут, ткнут в маяк - мол, мы тут были. И домой, на базу! Где бассейн с тренажёрами за счёт Министерства и хорошая пивнушка через коридор. За свой счёт, правда, но эту несправедливость перенести проще, чем наличие Фридмана.
   - МНЕ виднее, - глухо сказал Фридман. - Я тут второй год хожу. И любой, кто прожил тут хотя бы год, скажет то же самое. Хочешь дожить до пенсии, малой, - слушай старого дурака, а не молодых умников. Они тебе насоветуют... по самое надгробие.
   Тоша поёжился, но промолчал. Ситуация действительно требовала ходить тише, а башкой вертеть чаще. Совсем не так, как год назад, когда он только подавал документы на конкурс.
   Раньше многое было не так. Вот, например, эти станции осматривал робот-вертолёт. Пролетал, снимал показания и - нормуль. Вот он, кстати, в бурьяне валяется. Хвостовая часть. Остальное сгорело ещё при падении.
   Летать нынче трудно. Появились инсекты. Насекомцы - как их ещё называют. Из космоса их принесло в виде очередного метеоритного дождя. Орбитальная группировка прохлопала, а когда сообразили, что "булыжники" искусственно меняют курс - поздно стало.
   И началось на соседнем континенте "светопреставление". Даже неясно, остались там живые люди, или уже нет. Вскоре последнее организованное сопротивление оказалось раздавленным, континент пропал из всех систем связи.
   На этих островах инсекты тоже появляются. Особенно здесь у побережья. Оттуда прилетают...
   - Смотрите! - Тоша задрал голову, глядя на две далёкие точки.
   - Ложись! - шикнул Фридман и рывком швырнул Тошу на землю. Сухощавый и низкорослый "старичок" оказался удивительно сильным. Тоша куклой шмякнулся на плотный многометровый слой органики, и замер, слыша стук собственного сердца.
   Валяясь среди пузыреподобных "травинок", патрульные с благовейным страхом смотрели в розовые облака, где плавно проходили три "осы".
   - Видишь, поле вокруг них светится... - глухо сказал Фридман. - На форсаже идут. Сволочи!
   Тоша настроил видеокамеру, стараясь запечатлеть. До сих пор "ос" он видел только в роликах из Сети. А теперь и самому можно выложить!
   - Не заметили, - глухо сказал Фридман, поднимаясь, едва три точки ушли за горизонт.
   - А если бы заметили, напали? - Тоша поправил оружие, опасливо глянув на небо.
   - По-всякому бывает, - вздохнул Фридман. - Их не поймёшь...
   После появления инсектов о вёртолётах и авиаперевозках пришлось забыть. "Осы" сжигают все летательные аппараты без разбору. И в отличие от наземных сил инсектов, воздушные появляются тут достаточно часто. Так что авиация всё чаще кукует в подземных аэродромах, а станции проверяют патрульные. Пешкодралом.
   Заглядевшись на небо, Тоша не заметил, как о сапог что-то обвилось. Когда сообразил, стало поздно. Его сбило с ног. Послышался жуткий треск порванных корней, толстый слой местного грунта встал дыбом, и всё вокруг окуталось пылью. Нечто длинное, огромное с широкими паучьими ногами и оскаленной пастью вырвалось наружу.
   - А... а-а! - Тоша рывком вырвался из захвата, отползая на заднице подальше. Рука нащупала излучатель и рванула из-за спины. Ствол зацепился чем-то и Тоша яростно выругался.
   - Твою мать! Да вылась же!
   Восемь чёрных глаз, раскиданных безо всякой симметрии, сфокусировались на нём. Небольшой, но функциональный мозг распознал во враге человека, и мощное червеобразное тело начало извиваться рывками, увёртываясь от возможных выстрелов. Люди - стреляют. Это паукочервь знал уже на генетическом уровне.
   Сзади послышалась ругань Фридмана и шипение его излучателя.
   Вытащив, наконец, ствол, Тоша судорожно нажал на замыкатель.
   Выстрел! Чёртов, предохранитель... Тварь с противным писком плюнула в стекло какой-то жёлтой дрянью. Тоша ослеп и быстро потёр стекло рукавом. Хищник встал на заднюю часть червеобразного тела, угрожающе подняв паучьи лапы с выпущенными коготками.
   Выстрел! Горячий луч плазмы прошёл в полуметре от активно извивающейся змеистой твари и ушёл в пространство. Ещё выстрел. Тоша почти не видел противника и отчаянно стрелял, не замечая сигнала перегрева.
   Зверь играючи ушёл с направления беспорядочной пальбы. Резко вытянув корпус - раза в два - он навис над Тошей. Мелькнула мохнатая лапа, с острым блестящим когтем. Ударом Тошу опрокинуло навзничь. Впрочем, защита выдержала. В панике Тоша вскочил на ноги и кинулся бежать, но сослепу споткнулся, и снова упал, стукнувшись о сухие стволы кривых "деревьев". У лица мелькнула оскаленная пасть, сочащаяся ядом с острых клыков...
   Среди тучи пыли появился силуэт Фридмана. Закрытый круглый шлем, включённая защита, квадратные пластины из бронепластика. Излучатель плюнул распылённой струёй плазмы, обдав ею и хищника, и жертву. Костюм удар выдержал, а вот ошпаренный паукочервь взвыл и свалился на землю, корчась среди дымящихся веток. Оклематься от болевого шока он не успел, Фридман перевёл излучатель на точечный режим и методично расстрелял хищника в упор. Подошёл ближе, придавил сапогом костяную шипастую голову и сделал контрольный выстрел. Разогретый до пара мозг разорвал бошку, вырвавшись серыми парящими брызгами.
   - Теперь понял, почему излучатель держат на распылении? - усмехнулся Фридман, рывком поднимая напарника. - Стрелки, бля. Чемпионы! В тирах иголки срезают, а при первой опасности - прыжок на жопу и марш-бросок на четвереньках.
   Тоша стоял, опустив голову. Ему было стыдно.
   - Но ты ещё ничего... - снисходительно сказал Фридман, хлопнув его по плечу. - Ты хоть побрыкаться успел. Иные стрекача давали прямо в чащу. Ну, их потом находили, конечно. По ошмёткам... Ствол, на каком режиме держишь, а?!
   Тоша быстро перевёл излучатель на "распылитель".
   - Во! - ухмыльнулся Фридман. - Через пару месяцев глядишь и человеком станешь.
   Тоша молчал, его трясло. Потом словно очнувшись от морока, сорвал пучок шарообразных травинок, и начал вытирать шлем.
   - Ищи зелёные, - подсказал Фридман. - У них внутри вода есть.
   Он осматривал дохлых хищников и размышлял вслух. - Интересно, что с ними стряслось? На людей обычно не нападают. Как взбесились.
   - Посмотрите! - Тоша показал рукой в сторону двух деревьев, необычного для землян вида. Как будто воздушные шарики залили водой и сложили пирамидкой. Впечатляло с непривычки, но колонистам это великолепие давно уж примелькалось. А вот рядом с деревом лежало нечто, впечатлившее даже Фридмана. Там торчал смятый закопчённый кусок двигателя космолёта. Сам по себе двигатель, свой собственный. Его основательно вбило в землю, где он и дымился, пока не остыл.
   - И суток не пролежал! - подытожил Фридман, сорвав растение, и оценив длину. - Надо было сканер взять. Что пошли за ним?
   Тоша вздрогнул, глядя на заросли. Они больше не казались чем-то мелким и противным. Скорее - большим и ужасным. Один взгляд туда вызывал страх.
   - И чего нам летательные аппараты не дают? - вздохнул он.
   - Угу, - кивнул Фридман, снимая рюкзак. - И собирай вас потом россыпом, по планете. Ходить сперва научись, летатель!
   - Ну, не летать, а это... - Тоша, задумавшись, щёлкнул пальцами. - Такую штуку, чтобы подпрыгивать высоко и парить... как белка...
   - Белка-летяга, - подсказал Фридман, доставая из рюкзака сапёрную лопатку. - Они бывают двух видов: белки-парашютяги, и белки-дельтапланерюги. И обе при неудачной посадке ломают себе руки, ноги и дурные головы.
   Вручил Тоше лопатку.
   - Копай, давай, белка! Посмотрим, в какую глубину оно воткнулось. А то я, кажется, догадываюсь, отчего звериная общага тут с ума сходит.
   Дальнейшие несколько минут прошли в тишине. Фридман отдыхал, сидя на земле и осматриваясь. А Тоша энергично обкапывал упавший обломок. Вскоре лопата ткнулась в нечто, похожее на дерево. Фридман резво вскочил на ноги, подошёл к Тоше. Забрал лопатку и расчистил грунт.
   - Вот, пожалуйста! Он проломил купол роя.
   Подземный купол представлял собою жалкое зрелище. Из многочисленных трещин шёл сизый дымок, и слышалось беспрерывное шуршание тысяч мохнатых лапок.
   - Двигатель их гнездо раздавил! - Фридман вручил Тоше лопатку, достал небольшой брикет, нажал там пару кнопок.
   - Зачем взрывчатка? - удивился Тоша.
   - Затем, - проворчал Фридман, - что они теперь месяца полтора на людей кидаться будут. Мало нам инсектов...
   - А экологи...
   - Шваброй мы сношали твоих экологов! Ты, главное, сам языком не трепи. Усёк?
   Тоша кивнул.
   - Усёк...
   Внутри послышалось оживлённое движение. Из пролома показались мохнатые лапы с чёрными острыми коготками.
   - Стреляй давай! - усмехнулся Фридман. - Снайпер...
   Тоша поднял оружие, нажал на тугой спуск. Излучатель жахнул огненным облаком. Визг, вой - тишина. Только опалённые лапы, судорожно подёргиваясь, тихо сползли в тёмное чрево роя.
   Резко стемнело. Подняв головы, патрульные увидели, что на горизонте появилось огромное чёрное облако. В стеклах их шлемов блеснула молния.
   - Шторм будет, - сказал Фридман. - Закругляемся!
   Между тем шуршание стало слышно отовсюду.
   - Роют? - испугался Тоша.
   - Роют... сейчас приподниму стенку, а ты бросай яйцо! - приказал Фридман. - Только не медли!
   Тоша растерянно взглянул на серебристую термогранату, походящую на яйцо. Фридман схватился за отколотую часть купола и с силой оттянул на себя.
   - Бросай!
   Яйцо полетело внутрь. Отпустив стенку купола, Фридман пулей бросился прочь. Ахнул взрыв, раздалось шипение подземного огня - облако раскалённого дыма вырвалось наружу. Послышался и затих многоголосый вопль.
   - А теперь ты держи, а я кидаю! - Фридман вытащил из-за пояса брикет. - Да не бойся, поблизости уже никого нет.
   Брикет благополучно улетел в подземное чрево, послышалось хлюпанье, это взрывчатка дошла до уровня жидкой протоплазмы и начала погружаться внутрь.
   - А теперь БЫСТРО отсюда! - крикнул Фридман. - БЕГОМ!
   Вниз они летели как на крыльях. Тоша так быстро не бегал даже на экзамене. Шарообразные кустарники пролетали мимо, сливаясь в один разноцветный слой. Фридман ухитрялся бежать впереди, и отстреливать разных зверюшек, имевших глупость стать на пути. Пару раз на пути появлялось что-то местное, с претензиями, но словив струю плазмы, с удовлетворённым визгом уматывало прочь.
   А потом случился бабах. Земля дрогнула под ногами. Позади оглушительно громко булькнуло. Тоша замер возле Фридмана и обернулся. На вершине холма несколько секунд изливался грязевой "вулкан". Поднявшееся взрывом давление не только выбило струю грязной жижи, но и прошлось волной сжатия на десятки метров, вырубая соседние "звенья" большого роя.
   А потом наступила тишина.
   - И всё? - разочарованно спросил Тоша.
   - Что, с одной уже не торкает? - ехидно спросил Фридман. - Ничего, в следующий раз кинем две и убегать не будем.
   Тоша испуганно взглянул на усатое улыбающееся лицо. Почему-то не оставалось сомнений, что дядя Миша так и поступит.
   - Осталось понять, - Фридман снял шлем, обмахиваясь им, - кто уронил двигатель.
   - Там за склоном разбитый корабль лежит, - сказал Тоша, восстанавливая дыхание. Снимать шлем побоялся, лишь приоткрыл маску и жадно глотал воздух. - Может, это от него кусок?
   Лицо Фридмана выразило немалое изумление.
   - Чего? Какой корабль? ГДЕ?!
   - Там, за склоном, - Тоша сел на корточки. - Помните, внизу скала такая, на палец похожа?
   - Ну...
   - Возле неё и лежит.
   - Ну, как обычно! Всё дерьмо на мою смену! - Фридман выругался, потом оценивающе взглянул на Тошу. - Ишь ты, глазастый какой! Ладно, поехали, посмотрим, что ты там углядел.
   2. Истребитель.
   Корабль валялся на краю большой борозды, которую пропахал при жёсткой посадке. Корпус весь в проломах и вмятинах, одного двигателя не было, от второго всё ещё шёл сизый дымок
   - Второй движок отстрелить не смогли, - сказал Фридман, рассматривая корабль. - Хорошо, что не взорвался.
   В прицеле видеокамеры белела наглухо закрытая дверь. Даже не пытались открыть...
   Фридман барабанил пальцами по приборной доске, и скептически смотрел на уродливую борозду, изломавшую разноцветный "шариковый лес". Тоша молчал. Ход мыслей старшего понять было несложно. Если один двигатель, разворотивший рой спровоцировал червепауков на агрессию, то, что будет после того, как во-о-он та дура переломала половину рощи? Местные, с битами в тентаклях уж заскучали, поди дорогих гостей с Земли поджидать.
   - Нет, тварей здесь не будет, - наконец, сказал Фридман. - Смотри сюда.
   На экране мелькнули несколько больших конусообразных ям.
   - Воронки! - догадался Тоша.
   - Именно. Причём старые. Водой заполнились. Их рой разбит в хлам, выжившие сбежали.
   - Это же хорошо!
   - Оно-то да... но ты сюда посмотри.
   Камера сдвинулась, Тоша вздрогнул. Среди смятого кустарника валялся поломанный, но вполне узнаваемый "арахн" - серая восьминогая боевая машина инсектов. Четыре пушки, высокая скорость, прекрасная маскировка... Десяток таких в лесу засядет и всё, без танков не пройдёшь. А если попадутся более крупные собратья "арахнатеры", то и с танками не всегда пройдёшь - тепловые пушки броню прожигают на раз, а могут и тяжёлой болванкой запулить.
   - Плохо! - выдохнул Тоша, потом приглядевшись, добавил. - Только он дохлый кажется.
   - Понял теперь по кому тут пушки лупили? - усмехнулся Фридман.
   - Понял... - кивнул Тоша. - А кто лупил?
   - С "тридцать шестого", видимо, артиллерия отработала. Тут ближе никого нет.
   - А корабль?
   - Да пёс знает! - нахмурился Фридман. - Может, инсекты подбили? Тут такая мешанина в небе бывает...
   Фридман рассмотрел в камеру большого "жука"-транспортника с вырванным боком. Этого снесли на земле или на низкой высоте, иначе расплющился бы от удара. Круглая пятнистая спинка поблёскивала в свете здешнего солнца, короткие и прочные лапки замерли в скрюченном состоянии. Точно, на земле...
   Транспортники инсектов перевозят грузы, не внутри себя, а снаружи, зацепив лапками. Аэродинамика обеспечивается созданием каплевидного поля, происхождение которого пока остаётся загадкой. Поэтому сами они размером небольшие, гораздо меньше земных аналогов той же грузоподъёмности.
   - В общем, все дохлые! - нарочито бодро сказал Фридман.
   - А если есть живые, то попрятались - согласился Тоша.
   Фридман нахмурился. Молодой напарник озвучил его главный страх.
   - Короче так, - Фридман вышел из оцепенения и взялся за шлем. - Иду один, запускай "Варяг". Увидишь, кого подозрительного, стреляй смело... - и  прежде чем закрыть стекло, проворчал:  - Меня не грохни!
   - Ага! - кивнул Тоша, азартно вглядываясь в прицел тяжёлого пулемёта.
   Фридман закрыл шлем, проверил герметичность костюма, сменил батарею на излучателе. Своя заряжена процентов на семьдесят, по инструкции положено использовать дальше, но... Не сейчас. Также он прикрепил к поясу две гранаты и сунул в кобуру личный огнестрельный пистолет, который возил с собой в броневике. Архаика конечно, но надёжная. И даже грохот в плюс. Местная живность к сильному шуму непривычная, иногда достаточно пальнуть в воздух, чтобы все разбежались.
   - Лишь бы только инсекты сюда патруль не отправили... - глухо через стекло пробурчал он, выбираясь из машины.
   Глухо захлопнув массивную дверь, Фридман осмотрелся. У его сапог начинался плавный спуск вниз до морского берега. Спуск неоднородный, где крутой, а где и пологий. Корабль лежал на крутом. Может быть, пилот специально направил машину сюда, чтобы смягчить удар об землю. Место крушения покрыто "жёлтыми кувшинками", очень неприятными растениями, способными вспыхивать от малейшей искры. Весь ареал обстрела чернел от пятен гари. Похоже, они тут уже выгорали. Но "кувшинки" растут быстро. Уже покрыли собой половину сожжённой местности.
   Ладно, начали! Фридман пригнулся на случай обстрела и рванул со всех ног вниз, преодолевая самую открытую часть пути. Бежать вниз под горочку удовольствие сомнительное, одна ошибка и полетишь кубарем. Но он удержался, добрался до ближайшего валуна и, спружинив руками, остановился об него. Присел, восстанавливая дыхание.
   На гребне холма среди кустарника виднелся броневик. Ствол крупнокалиберного "Варяга" неподвижно торчит среди веток. Зрелище успокаивающее. Ладно, отдохнули и будет. Путь к кораблю он выбрал по открытой местности, перебегая от валуна к валуну. Конечно, соблазн двигаться в кустарнике всегда велик. Но разглядеть замаскировавшегося инсекта практически невозможно. А встречаться с ними в ближнем бою как-то не хотелось.
   Первым Фридман увидел израненного арахна, полузасыпанного землёй. Массивные мохнатые лапы, застыли навсегда, выпустив напоследок огромные острые когти. Многочисленные усики-антенны колыхались на ветру. Два-три уцелевших "глаза" безжизненно смотрели в небо.
   Фридман аккуратно обошёл его стороной, держа руку на излучателе. Эту гадину стандартным оружием патрульных, говорят, не прошибёшь. Но хоть задержать... Высокие чины давно уж обещают выдать патрульным армейское оружие, куда более мощное. Но пока выполнять обещания не спешат. И всем понятно почему - нет у них этого оружия! Нет и неизвестно когда будет.
   В здешней глуши войсковые части оставались в виде этакого рудимента эпохи пиратских налётов, коя закончилась лет восемьдесят назад. Хотя нападения "частных флотилий" на дальние миры ещё случались, но из разряда обычной практики это перешло в крайне редкие исключения.
   А потому колонисты всё чаще задавались вопросом: для чего этим крепким парням выдали красивую форму и разрешили не работать? Хозяйственные губернаторы и некоторые члены Совета творчески развили эту мысль и начали выпихивать военных с дальних колоний.
   А то висят, понимаешь, на балансе. Отчётность портят...
   Оформлялось это в виде создания гигантских космических "крепостей" с гарнизонами и мощными транспортниками. При малейшей опасности помощь должна была примчаться галопом в считаные сутки. Главным условием этого плана являлось полное отсутствие этих самых опасностей. Даже малейших. У колоний оставались слабые орбитальные группировки, ПВО и силы внутренней безопасности.
   Правда, у военных тоже было лобби в Совете, а потому выдавливание гарнизонов в "крепости" затягивался и сопровождался чередой скандалов и судебных тяжб.
   Когда появились инсекты, выяснилось что хитрый план удалённых "крепостей" не фурычит от слова "никак". Слишком далеко, слишком поздно. Слишком не то. Когда флот припёрлись на орбиту, выяснилось, что инсекты уже на земле штурмуют города. Когда прибыл десант, целый континент уже заглох. Первые попытки "образумить неразумных хазар" десантом закончились провалом. Слишком их много оказалось. Нереально много, никакие расчёты такое количество не предполагали. Десанты захлебнулись в крови, и вскоре даже самым тупым стало ясно, что перед ними армия как бы не равная всем наземным силам Содружества.
   Конечно, пошли крики - давайте взорвём планету, закидаем её астероидами, заразим бактериями и сверху посыплем ультрасовременным нанодустом. Чтобы уж наверняка.
   Но возникал вопрос - если инсекты ухитрились выжить в космосе с радиацией, а потом пережить жёсткую посадку на планету, то насколько успешна будет планетарная бомбардировка? При этом на планете всё ещё оставалось шесть миллионов человек. Их куда девать?
   Пока на этот вопрос внятного ответа никто не дал.
   ...Под ногами валялись ошмётки "богомолов" - пехотинцев инсектов. Светло-зелёные с жёлтыми прожилками существа с огромными ячеистыми глазами умели менять цвет. Но пользовались этим не всегда, частенько предпочитая пугать ополченцев своим видом. Знают, сволочи, что люди боятся их до икоты.
   Возле валяющихся пластом богомолов, шевельнулось нечто. Совсем чуть-чуть, но опытный глаз Фридмана без труда "достроил" остальные элементы паучьего силуэта. Оп-пань-ки! Внутри похолодело.
   Паук стоял на трёх ногах. Точнее, лежал, опираясь на них. Посекло его изрядно, видимо, вместе с теми, кто валялся вперемешку. Будь он цел, Фридмана уже бы не стало. Прыгать эти гадины могли шагов на пять, а стрелять до километра. Арахн был тяжёло ранен и малоподвижен. Однако упускать землянина он не собирался и упрямо подгребал уцелевшими лапами, стараясь, навести на тепловую пушку на кусок скалы, за которым прятался Фридман.
   Не желая проверять, выдержит ли булыга тепловой луч, Фридман достал термическую гранату. Но тут на гребне защёлкал "Варяг". Послышалась барабанная дробь от пробиваемой костяной брони. Паук безвольно осел на землю, тут же потеряв свой маскировочный окрас.
   - Дядь Миш, - сказал Тоша, - возле треугольной каменюки богомол вроде прячется. Мне отсюда не видно, сможете навести камеру?
   - Сейчас! - Фридман ужом прополз от камня к канавке, которую пробуравил корабль. Отсюда видно лучше, приподнял над собой камеру, осмотреться. За камнем и впрямь похожим на треугольник, что-то мелькнуло. Фридман рывком убрал камеру и сполз вниз в борозду - над головой прошла волна жара...
   Тепловизор сработал отлично. Тоша легко заметил место выстрела и повёл туда перекрестье прицела. В следующий миг "Варяг" короткой очередью превратил богомола в порванную тряпку, грубо отброшенную в кустарник.
   - Снайпер! - восхитился Фридман.
   - Ну, дык...
   До корабля Фридман дополз без приключений. Может, никого не осталось, или инсекты сообразили, что дёргаться - себе дороже. Кто ж знает? Главное - добрался! Прижавшись спиной к стальной стене, осмотрелся. Вроде никого. Можно заняться главным.
   Корабль лежал накренившись. Фридман молился богам кораблестроения чтобы входная дверь не заклинила из-за перекоса.
   Щёлкнул "ключ", открывающий любой гражданский корабль. Внутри послышалось жужжание приводов, и вскоре дверь раскрылась.
   - Ага. Добро пожаловать!
   Внутри царила темнота. Фридман закинул за спину излучатель и достал пистолет. Включил налобный фонарик. Дверь за собой аккуратно закрыл. Ещё гостей со спины не хватало.
   - Что видишь, дядя Миша? - настороженно спросил Тоша.
   - Тебя вижу, - огрызнулся Фридман, подсвечивая себя путь в полной темноте. - Сидишь в кресле и лыбишься.
   - П... почему лыблюсь? - удивился Тоша.
   - Да, видать, щекотно тебе было... Кто снаружи?
   - Никого! - отрапортовал Тоша осипшим голосом. - Всё тихо.
   - Эт хорошо! - Фридман спокойно прошёл через грузовой отсек и забрался в пассажирский салон.
   - Твою мать!
   - Что, что там?
   - Помолчи!
   В креслах, повёрнутых лицом к нему, сидели около тридцати мертвецов. На пару секунд показалось, что все они смотрят на него. Потом отпустило. Фридман боялся мёртвых.
   Он осторожно посветил им на лица. Синюшные. Задохнулись. Похоже, разгерметизация корпуса. Разворот кресел его не удивил - оно всегда поворачивает пассажира спиной к наибольшей из перегрузок. Видимо, корабль садился очень круто. Инсектов поди повстречал...
   - Чего ж вы без скафандров-то? - с укором сказал Фридман покойникам. Они, разумеется, не ответили.
   Преодолев страх, Фридман сделал пару шагов и решительно пошёл к кабине пилота, забрать чёрный ящик.
   Людей в кабине не было, управлял робот. Бесстрастный похожий на куб механизм до последнего боролся за жизнь корабля и не его вина, что людей это не спасло. Фридман хлопнул его по пластиковому корпусу.
   - Молодец!
   Затем извлёк небольшой блок, закинул в рюкзак.
   - Это я возьму с собой.
   - Дядя Миша, что там? - сказал Тоша.
   - Люди, мёртвые...
   - И я там тоже?
   - Да ты достал!
   В этот самый миг, что-то зашевелилось. Фридман резко повернул фонарик, и увидел перед собой белое лицо с глазами навыкате. От сильного толчка его влепило в стену. По руке что-то больно ударило, пистолет вылетел и звякнул, стукнувшись о стальной пол, после чего две ручищи мёртвой хваткой сомкнулись у него на горле.
   Извернувшись, Фридман взялся за вражью конечность, и ловко вывернул её, заломив противнику за спину. Рывком уложил на пол, влепил кулаком по затылку. Добавил...
   Тяжело дыша, повёл фонариком, ища пистолет. Затем посветил в салон, с ужасом представляя, как будет прорываться, если они ВСЕ оживут.
   - Что там, дядя Миша? Что там?
   - Да тихо ты...
   Покойники сидели на месте, даже не пытаясь встать. Дёргался только этот, понемногу приходя в сознание. На шее у него висела кислородная маска.
   Фридман зло выругался на себя и свои детские страхи. Покойников, блин, испугался. Смех и грех!
   - Свои! Дурень! - крикнул он нападавшему. - Очнись!
   Тот замер, перевернулся со спины на живот, прищурился.
   - Простите! - глухо сказал тот. - Это я зря...
   - Вот уж точно... - рыкнул Фридман. - Ну что, бузить не будешь?
   - Незачем.
   - Ладно... Ты кто такой?
   - Майор Кротов! - громко сказал тип. - Истребитель! Майор Кротов...
   - Я не глухой, - Фридман убрал пистолет в расстёгнутую кобуру. Отошёл назад, позволяя незнакомцу подняться.
   - Дядя Миша! - тревожно сказал Тоша. - Приближается какой-то корабль. Не наш! Уходите оттуда!
   - Чёрт! - выругался Фридман и повернулся к незнакомцу. - Пошли быстро!
   ***
   Плоский похожий на клопа шлюп заложил лихой вираж и приземлился на краю кувшинного поля, на безопасном расстоянии от возможного пожара. После чего практически сразу взлетел. Причина такой прыткости стала понятна, когда в небе появились три шустрые ракеты. Маленькие убийцы, оставляя дымный след, помчались за шлюпом. Тот отчаянно кувыркаясь, пытался уклониться от встречи и ушёл за вершину холма.
   Спустя всего ничего из-за горизонта вынырнули "авторы" ракетного залпа - два штурмовых вертолёта. Догнать шлюп они не могли, но старались удерживать дистанцию, чтобы расстреливать его ракетами.
  
   Вскоре и они скрылись.
   Проводив всю эту компанию взглядом, Фридман выбрался наружу, включив бинокль. Десанта тут только и не хватало! В следующий же миг блеснул луч, металл рядом с Фридманом засветился красивым алым свечением...
   - Тоша, они нас зажали! Ты их видишь?
   Тоша тяжело вздохнул, закашлялся. Потом хрипло сказал:
   - Нет.
   - Здесь хреновая связь, выезжай на соседний гребень и сообщи о десанте. Только быстро!
   - Дядя Миша, я без вас не уеду!
   - Не дури! Они в корабль не пролезут. Делай, что говорю!
   - Я без вас не уеду!
   - Это шестой! - послышалось в наушниках. - Патруль, мотайте оттуда! Заметны три десантных шлюпа. Могут быть "осы". Мы тут долго не пробу... Это шестой! Патруль... патруль!
   - Ты дурак совсем? - влез Фридман. - Поубивают всех тут, езжай за...
   Тоша молча, выключил радио, слушая тихое потрескивание в наушниках. Где-то бушевал грозовой фронт. Да он и сюда придёт с часу на час. В салоне было темно, только мониторы слегка освещали его лицо бледным мёртвенным свечением, отчего оно казалось немного мультяшным. Тошу сильно трясло, по лицу катился пот.
   - Это... хуже смерти - шептал он, глотая воздух. - Хуже!
   В этот момент сработал датчик движения. Камера автоматически выявила мелькнувшего богомола. Тот уже пропал, укрывшись в "кувшинах", но умная камера распознала в нём вражеского пехотинца и сделала фото.
   Он был скорее похож на переодетого актёра из малобюджетного кино, чем на известное насекомое. Ноги слишком походили на человеческие. Правда, у него все шесть конечностей были ногами. И поэтому ходить он мог как "по-человечески", так и на шести ногах. А мог и на четырёх, а двумя другими стрелять или сражаться. Эта гадость оказалась кошмаром городских боев, ибо могла передвигаться где угодно с любой скоростью, имея при этом от двух до четырёх свободных для драки конечностей. Сходство с богомолом ему придавала треугольная голова с огромными глазищами и шипастые верхние руки, с изрядно вытянутой кистью.
   Тоша вытер мокрый лоб, отдышался, дрожащими руками добрался до бутыли с водой и опустошил её. Затем ещё раз взглянул на радар, изучил показания камер и взялся за рычаги.
   - Я без вас не уеду!
   ***
   Обстановка накалилась. В прямом смысле слова. Стенка рядом с Фридманом заалела цветом раскалённого металла. Богомолы с помощью четырёхлапой ходячей установки пытались разрезать корпус. На "спине" этой штуки стояла массивная трубка, откуда выходил алый луч. Один богомол замер возле установки, видимо управлял ей. Всё это располагалось за кораблём, вне досягаемости "Варяга".
   Однако этим они не ограничились. Три богомола пробежали "на всех шестерых", прикрывшись растительностью, и запрыгнули в борозду. Двое залегли - если можно про них так сказать - готовясь прикрывать штурм, а третий, прижавшись к стенке борозды, стал на две ноги и медленно приближался к кораблю. Две руки держали излучатель, две другие - по зелёному шипастому шару...
   Фридман изредка постреливал, в нечто зелёное, мельтешащее в щели рывками открываемой двери. Излучатель лежал на полу, Фридман к нему даже не прикоснулся. Его делали против животных и нарушителей среди обычных граждан. А вовсе не для боёв с экипированным вражеским пехотинцем, да ещё и нелюдем. Так что только пистолет. Старый надёжный и убойный инструмент человеческой экспансии. Что матушки-Земли, что других планет.
   - Дядь Миш, пошуми! - проскрипело в эфире. - Отвлеки их...
   Фридман имел своё мнение на счёт самодеятельности молодого напарника, но спорить, пока не стал. Высунул ствол, и жахнул, раз пять по направлению. Так сказать, выстрелил вверх и попал мимо.
   Однако богомол, оказавшись под обстрелом в открытой всем пулям тесной бороздке, резко изменил своё желание подойти ближе и, швырнув шарики, отскочил к своим.
   Фридман, ругнувшись, прыгнул назад, поглубже в салон. И ещё сильнее выругался, когда увидел Кротова, старательно закрывающего входную дверь.
   Бахнул взрыв. Тяжеленная дверь хлопнула, как форточка на ветру, отшвырнув "истребителя" в противоположную стену.
   - Осторожнее ты! - крикнул Фридман, перезаряжая пистолет. - Отползи в сторону!
   Но Кротов лежал без сознания и не реагировал.
   Оглушённые выстрелами, богомолы не услышали, как сверху на них катится броневик. С грохотом и лязгом он влетел в борозду, размесив двоих в светло-зелёную кашу. Третий оказался шустрее, он успел отскочить и, развернувшись, чиркнул по броне зелёным ярким лучом, выбив сноп искр. В двух руках опять появились шипастые шарики.
   Но тут покорёженная дверь открылась, оттуда с матюгами высунулся Фридман и высадил ему в спину пол обоймы. Богомол, всплеснув всеми руками, свалился замертво.
   Проехавшись по нему для надёжности, Тоша дал газу и вышвырнул броневик из борозды. Глаза заливал пот, сердце молотилось, внутри ревело ощущение бесконечного ужаса... Тоша что-то тихо бормоча, жадно всматривался в прицелы.
   - И где же вы, создания? Где... вы....
   На экране мирно шагал инструмент для разрезания стен, чем-то похожий на зелёного обезглавленного ослика. Не отвлекаясь на него, Тоша дрожащими руками бил по несчастному сенсору, заставляя камеру переключаться с режима на режим.
   - Ну, давай же, давай! Ага!
   На экране мелькнул ультрафиолетовый лучик, направленный точно сюда. Попался, скотина! Крутанув башню, Тоша вжал педаль в пол и "Варяг" отозвался мерными щелчками. Место вокруг луча вскипело от фонтанчиков пыли.
   Поворот ствола, короткая очередь и шагающий "инструмент" завалился на бок, забрызгав кувшинки зелёной кровью.
   Подъехав ближе, увидев истерзанный труп, Тоша глухо зарычал и наехал на него, начав крутиться на месте, вминая мёртвого врага в податливый органический грунт...
   ***
   - Ты как? - спросил Фридман, беспокойно глядя на Тошу.
   - А в... вы... правда, видели человека, похожего на меня? - тихо спросил Тоша. Его лихорадило, едва успевал вытирать пот. Фридман согнал его с места водителя и сел на рычаги сам.
   - Может, в аптечке чего есть... - буркнул Фридман, понимая, что ничем аптечка не поможет, ибо диагноз не ясен. Фридман много раз видел заболевших патрульных, да и сам раз пять укладывался в стационар. Места здесь лютые в плане биологической опасности. Забыл фильтр поменять, не обработал ранку, и - привет краям счастливой охоты.
   Но того, что происходит с Тошей, Фридману видеть не доводилось, и на курсах первой помощи о таком не говорили.
   В разложенном кресле, заботливо пристёгнутый на все ремни без сознания лежал ещё один "пациент" - Кротов. Который истребитель.
   - Правда в...видели? П-п-п...охож? - настаивал Тоша.
   - Похож, похож, - Фридман выдавил из себя улыбку. Получилось хреново. Особенно в фильтре, который надел сразу, едва понял, что напарник заболел. Он не знал, что говорить человеку, у которого начался бред и говорил что-нибудь, лишь бы отвечать.
   - Что ж! - печально сказал Тоша. - Значит я жил... на самом деле жил...
   Его неожиданно перестало трясти, дыхание выровнялось. Полуприкрытые глаза смотрели куда-то за горизонт. Тело обмякло и расслабилось.
   - Конечно, жил... - кивнул Фридман, объезжая валуны. - И ещё поживёшь, Тоша! Какие твои годы?
   Против своей привычки ездить аккуратным "дедовским способом" он сейчас гнал как на трассе. Причём по спуску, отчего машина выла и грохотала, подпрыгивая на каждой неровности. Двое полудохликов в салоне, вражеский десант снаружи, вряд ли уничтоженный. Оставаться здесь не хотелось категорически. На Фридмана накатил страх. Вцепившись в рычаги, он вёл машину по лезвию ножа, стараясь преодолеть этот проклятый спуск как можно быстрее. Там за неглубокой речкой начинается первая подземная база. Там есть врачи.
   Кротов открыл глаза. Поёрзал, убедившись, что пристёгнут. Облизнул пересохшие губы. Из рукава аккуратно вылезло острое как бритва лезвие...
   3. Охотник
   Броневик резко повело в сторону. Позади послышался глухой стук и тихая ругань. Фридман включил "пассажирскую" камеру и увидел, как Кротова мотыляет по полу. Нагрудные и набедренные ремни "истребитель" срезал, а ножные не успел, и теперь болтало его как метёлку. Но это было полбеды. Фридман пригляделся и понял, что Кротов ремни не отстегнул, а срезал.
   Что-то с человеком не то. Рука потянулась к кобуре... Правда, пришлось снова вернуться за рычаги. Остановить взбесившуюся машину, несущуюся под откос, не удалось бы при всём желании - слишком крутой склон. Но Фридман позволил себе "забаву" слегка подёргивая машину туда-сюда, отчего Кротова швыряло во все стороны, этим Фридман мешал ему срезать последний ремень.
   - Ничего, - цедил Фридман. - Сейчас на ровное место выеду. Получишь ты у меня успокоительное на две лошадиных дозы!
   - Дядя Миша... - тихо сказал Тоша, вцепившись в подлокотники и с сильной дрожью выгнувшись назад. - Дя... дя...
   Да что ж такое! Со всех сторон...
   - Да, Тоша!... - Фридман, сжав зубы, объезжал торчащий из земли валун. - Терпи, парень! Скоро приедем, уже чуть...
   - Дядя... Миша... - выдохнул Тоша и обмяк.
   - Что, Тоша, что? - Фридман рывком смотрел на него, отчаянно пытаясь понять, что делать.
   - Очень жаль, что всё так получилось, - неожиданно сказал Тоша, скрипучим и совершенно не своим голосом.
   Жёлто-чёрный коготь метнулся к лицу Фридмана. Сработал датчик движения - стекло шлема резко опустилось и тут же лопнуло от чудовищного удара. Вибрирующий коготь застыл в миллиметре от глаза Фридмана.
   Тот вскрикнул от неожиданности, и машина вильнула в сторону. Тошу откинуло к дверце, но опять бросился в драку. Левая рука тоже с когтем, торчащим между средним и безымянным пальцами, схватила руку Фридмана, мешая вытащить пистолет. Силища у Тоши оказалась чудовищная. Второй рукой он шарил по замку, пытаясь отстегнуться.
   За ними бледной тенью стоял Кротов, с коротким ножом в руке.
   Фридман с пронзительной ясностью осознал - жить ему осталось пока то, что недавно было Тошей, не отстегнёт ремень.
   И он рывком нажал на тормоз.
   Мир внутри кабины перевернулся, верх поменялся с низом, полетели какие-то предметы, погас свет. Грохот катастрофы заглушил ревущий сигнал тревоги. Машину резко закрутило, швырнуло набок, затем на крышу и снова набок. Она врезалась в торчащую скалу и замерла.
   ***
   В салоне стало темно. Только алая надпись красного тревожного цвета требовала покинуть борт. Фридман вытащил пистолет и зло усмехнулся. Он при аварии не пострадал никак.
   Однако "Тоша", прибитый ударами обо все стенки кабины, успел заползти в пассажирский салон. Фридман отстегнулся и последовал за ним. Пистолет поблескивал сталью в красном тревожном свечении.
   У стены лежал Кротов. Без сознания с пристёгнутыми ногами. Вот уж не повезло, так не повезло. Интересно, он жив ещё? Вроде дышит...
   Спохватившись, Фридман зашёл за излучателем. Нечего оружие бросать.
   Задняя дверь глухо закрылась. Тоша ушёл, оставив на память дырку в прозрачном пластике шлема. Кстати, о дырке! Фридман включил свет и нащупал шкафчик со сменным оборудованием. Дело житейское вскрыть ящик, достать запасное стекло, отстегнуть старое и прикрепить. Всё на рефлексах, ошалевший мозг думать отказывался.
   Что теперь то делать? Выручать "истребителя" или добить? Гнаться за Тошей или бежать со всех ног, куда глаза глядят?
   Открыл дверь. Внутрь ворвался холодный воздух предстоящей бури. Вдалеке слышались величественные раскаты грома. Фридман выбрался, предварительно осмотревшись. Не прячется ли его бывший напарник за дверью? Тоши нигде не было. Зато сразу три "богомола" спешили составить ему компанию. Они мчались огромными прыжками по кувшинному полю на всех шести лапах, направляясь сюда.
   Один из них, заметил Фридмана и тут же выстрелил. Луч, хорошо видный в потемневшей из-за туч местности,  прочертил зелёную линию и чиркнул по полю возле броневика. Кувшинки полыхнули адовым пламенем. К счастью, они тут росли редко, и пожар дальше не передался. Фридман облегчённо вздохнул.
   А вот стрельба участилась. Даже не пытаясь целиться, приближающаяся троица полосовала несчастный броневик зелёными лучами, наугад.
   - Твари!
   В броневик Фридман не вернулся, предпочитая скрыться в куширях. Опасно конечно, но торчать в беззащитной стальной коробке, которую могут забросать гранатами - нема дурных.
   Зато он мог перемещаться от булыжника к булыжнику, оставаясь незаметным. Закрепив излучатель - от греха подальше - с пистолетом в руке, он крался среди булыг, выбирая позицию для наблюдения.
   Когда он смог надёжно спрятаться и выставить камеры, то увидел, что богомолы уже стоят рядом с броневиком. Возле них расположился Тоша. С руки, откуда выходил коготь, обильно капала кровь. Но он не обращал на это внимания.
   - Выходи, дядя Миша, - ровным голосом сказал он, постучав рукой по корпусу.
   Фридман не ответил, предпочитая следить за богомолами. Дверь он захлопнул, а значит и замкнул. Ключи у него. Добро пожаловать, твари, матку вашу многохвостую!
   - Выходи, всё кончено! - Тоша слегка повысил голос. - Пилот живой?
   Фридман усмехнулся. Потрясающий наглец!
   - А морду тебе вареньем не измазать? - спросил он, включив рацию. Надо отвлечь их от машины. Передатчик сейчас беспрерывно посылает сигнал тревоги, чем дольше, тем лучше...
   Тоша вздрогнул и начал вертеть головой. Сообразил, засранец, что всё не так просто, как казалось.
   - Я не любил варенье, - сухо сказал он. - Отдай ключ!
   - Возьми, если сможешь... - Фридман взглянул на часы. Всего-то лишь пять минут прошло с момента аварии! А кажется, уже час или больше.
   Однако идея отвлечь инсектов провалилась. Они твёрдо вознамерились вскрыть машину. Днище броневика расплылось алым светом раскалённого металла. Двое богомолов держали толстую трубку, которую до своей гибели тащила четырёхлапая хренотень. Третий богомол и Тоша прикрывали, внимательно поглядывая по сторонам.
   Фридман задумчиво погладил термическую гранату через ткань сумки. Что ж. Если не получается по-умному, придётся как обычно.
   ...Кротов очнулся от сильной жары. Перерезав таки ремни, прополз к кабине, пытаясь выбраться. Но вот беда - дверь оказалась заблокирована. На автомате запустил камеры, увидел трёх чудищ и землянина который... управлял ими?
   Чудища прожигали днище. Спокойно, методично и ничего не опасаясь. Внутри броневика стояла адская жара. Воняло горелым пластиком.
   - Э, не... так не надо.....
   Откашлявшись, Кротов на четвереньках пополз в кабину. Закрыл дверь. Тут работала вентиляция, и есть чем дышать. Поморщившись, Кротов сфокусировал зрение на приборной панели броневика и впервые за долгое время улыбнулся. Улыбочка, правда, получилась кривая, на пол лица. Кое-как он забрался в лежащее на боку кресло. Руки сами нашли запуск "Варягом", включилась прицельная система. Эту штуку он знал как себя...
   Целиться было бесполезно. Броневик лежал на боку, да и мишени стояли вплотную. Рывком, повернув ствол, на максимально возможный угол, Кротов нажал педаль...
   Фридман, где бегом, где ползком подбирался к броневику, двигаясь между скоплениями "кувшинок", чтобы не цеплять их. Только одна граната, а потом...
   Потом будет потом! Он обогнул последний валун и замер. Дальше нельзя. Густые заросли выдадут с головой,  одного выстрела из теплового оружия хватит, чтобы кремировать его заживо, в этой-то горючей массе.
   Он подбросил в руке "яйцо", оценивая вес. Термогранатами выжигали агрессивные ядовитые заросли. Бросать их "по-солдатски" никто не учил, не было такой надобности. Теперь вот появилась...
   Впрочем, задача, которую Фридман поставил сам себе, особых навыков и тактических умений не требовала - подпалить нахрен заросль и добить всех, кто дёргается. Второе, даже необязательно. Лупоглазые поймают такое количество тепла, что можно будет подавать их на завтрак.
   Пока Фридман приноравливался с броском, прикидывая, как будет бежать к скалам, чтобы не зажариться самому, ситуация резко изменилась. Башня с пулемётом, ожила, глухо щёлкающий "Варяг" вспахал землю, прорезав искрящуюся щебёнкой черту в каменном основании. Первого "плавильщика" порвало на куски вместе с трубкой. Второй успел отскочить и поэтому грохнулся оземь "всего лишь" без половины лап, дёргаясь в агонии и заливая зелёной жижей каменную насыпь.
   "Часовые" - Тоша и третий богомол - стояли дальше и потому их не зацепило, разве что щебёнкой осыпало.... Но рядом сидел Фридман, готовый и броску, и к стремительному маршу.
   - Получи, фашист, гранату! - серебристое яйцо описало полукруг и шмякнулось в кувшинки. Тоша заметил его раньше всех и нырнул между камнем и броневиком. Богомол среагировал чуть позже и гигантским прыжком рванулся в сторону нагромождения камней, подальше от кувшинок.
   - Да хрен ты угадал, погань хитиновая! - Фридман распластался на камне, и остервенело жал на курок. Оглушительно бахал пистолет, богомола влепило в камень и он плавно начал оседать, измазав валун зелёной кровью. С трудом подняв оружие, он всё же выстрелил разок, в нагромождение камней, естественно, не попал.
   В этот момент полыхнуло титаническое пламя. Взвыла кожа, ошарашенная теплом даже через защитный костюм. От яркой вспышки заболели глаза. Фридман, ругаясь как сапожник, врубил светофильтры и перезаряжал дрожащими руками пистолет. Заставив себя встать, он пошёл вслепую навстречу шороху и яростному шипению.
   Пламя стихло внезапно, как и появилось. В глазах стало темно. Фридман рывком вырубил светофильтры и поднял ствол. Инсекта он увидел сразу. Забрызганный зелёными пятнами богомол пытался подняться, не выпуская из лап оружие. Одна из лап, доставала шипастый шар из продолговатой сумки на корпусе.
   Тремя выстрелами Фридман сбил его с ног и ещё двумя расколол лупоглазую башку пополам.
   Готов...
   Тонкий луч излучателя прошёлся рядом практически скользнул по шлему. Фридман рывком ушёл в сторону, ощутив, как луч прошёл ещё раз.
   - Да, дядя Миша, у тебя есть чему поучиться! - проскрипело в наушниках. Голос изрядно менялся, теряя последние человеческие нотки.
   - Жаль, что я включился так рано. Досадная ошибка! Почему они отправили тело на планету?
   Прежний план снова стал актуальным. И Фридман не прочь, чтобы Тоша установил его местонахождение. Пусть побегает...
   - Какая нах... ошибка! - сказал Фридман. - Это была шутка, чудила! Шут-ка, понимаешь?
   Он крался возле кувшинок и камней, стараясь ничего не цеплять.
   - Шутка? - удивился голос. - Что это означает? Обман, то есть? Да? Обманул?
   - Обманул... Ты всё правильно понял!
   - Ты обманул кокон - тихо продолжал новый Тоша, - и спровоцировал моё проявление раньше срока.
   Он шёл среди кустов, в руках зелёное оружие богомолов. На предплечьях до локтя налеплено что-то зелёное, с большим количеством шипов. Экзоскелет?
   - Страшный ты человек, дядя Миша. Ты страшный. Человек.
   Кувшинки сгорели не везде. Нагромождение камней остановило пожар. Фридман манил его за собой, отходя в сторону уцелевших зарослей. Враг его не видел. Излучатель Фридман пока не использовал. Пусть этот гад думает, что у него лишь пистолет.
   - А ты не лучше! - пробурчал он, подходя к "красной черте", представляющей собой плотную заросль "кувшинок".
   Тоша крадучись, шёл на сигнал. Он отметил изменение траектории Фридмана и повернул. Давай, давай...
   - Лучше, - проскрипел Тоша. - Мы лучше, чем вы. Но вам не понять...
   - Хорошо, - согласился Фридман. - На том и порешим!
   Пора заканчивать. Он прыгнул в сторону, перекатившись. Рядом прошёл зелёный тепловой луч. Не попал!
   Перемещаясь среди камней, Фридман изредка постреливал в сторону приходящего луча. Оттуда с ответкой не задерживались. Но пока выстрелы носили чисто психологический эффект. Кто первый ошибётся.
   Добравшись до очередного укрытия, Фридман увидел, что дальше начинается открытая местность. До ближайшего валуна метров двадцать. Вроде немного... но не в том случае, когда ты в прицеле.
   Противник это тоже понял. Он находился выше по склону и видел дальше. Быстрым шагом Тоша прошёл через "кувшинки" и замер, присев на корточки, держа ствол перед собой.
   У него были основания считать себя почти победителем. Главная опасность миновала - "кувшинки" пройдены без проблем. Впереди цель,  прячущаяся за небольшим валуном. Можно сжечь его прямо тут, или дождаться когда побежит и подстрелить как бегущего зверя.
   - Выходи, человек. Умрёшь без боли.
   - Я лучше помучаюсь, - усмехнулся Фридман, сжимая в руке подобранный голыш.
   - Как знаешь, - проскрипел голос. Первый же луч заставил валун лопнуть пополам. Второй, выбил сноп искр и пара. Камень оказался рыхлый и разваливался буквально на глазах, образуя вокруг облако нестерпимой жары.
   - Лови!
   Фридман кинул голыш и, спустя миг, рванул на прорыв. Тоша, завидев летящий предмет, рывком ушёл в сторону.
   - Глупо! Человек...
   Твари боятся открытой местности. Фридман это заметил дважды. Или показалось? Придётся проверять! Главное, предохранитель выдрать...
   - Поехали-и! - Фридман бежал зигзагами, стреляя из пистолета на ходу.
   Едва поднявшись после прыжка, под свист пуль Охотник рефлекторно ушёл перекатом назад в укрытие. А укрытием оказались "кувшинки". Во второй руке Фридмана излучатель. И Охотник всё понял.
   С яростным шипением он выпустил в мечущегося зигзагами Фридмана один длинный зелёный луч. Излучатель перегрелся настолько, что начал дымить, но Охотнику было не до техники безопасности. Он отчаянно водил лучом в сторону вертлявого землянина, пытаясь рассечь его до того, как...
   И, наконец, удалось. Фридман вскрикнул и грохнулся на землю.
   Крича от боли, нажал на замыкатель. На пределе дальности, струя плазмы всё же чиркнула по заросли "кувшинок".
   В небо поднялось титаническое пламя. Поле мгновенно превратилось в ад.
   Фридман, со стоном, перекатился дальше - место, где он только что лежал, рассекло зелёным лучом. Фигура Охотника прорисовалась тёмным силуэтом среди бушующего пламени. Он медленно шёл вперёд, и стрелял наугад.
   - Глупый. Человек. - Натужно скрипело в наушниках. - Я не боюсь... тепла!
   Пробитая лучом нога болела адски. Хотелось выть, и стонать. Но Фридман взял себя в руки. Поднял пистолет, прицелился в надвигающийся силуэт.
   Пистолет задёргался в руке. Две пули в голову и ещё одна в шею.
   Всплеснув руками, Охотник улетел вниз, провалившись в охваченный пожаром слой органики.
   - Вот и грейся там! - хрипло сказал Фридман и зло сплюнул, потянувшись за аптечкой.
   Упали первые крупные капли. С каждой секундой они падали чаще. А потом на склон обрушился настоящий шквал воды. Оглушительно бахали молнии.
    Вколов себе обезболивающее, Фридман запаковал рану и осторожно пошёл назад к броневику, искренне надеясь, что он туда дойдёт.
   - Я нашёл палатку! - доложился лётчик, сидя на земле в плаще с какой-то бутылью в руках. - Пить будете?
   Фридман задрал голову, созерцая падающее на них море воды, потом расхохотался.
   - Нет, спасибо. Хорошо ж тебе по башке прилетело!
   - По башке прилетело вам, - бесстрастно ответил Кротов. - Это водка.
   - Тьфу ты... - Фридман плюхнулся рядом, тяжело вздохнул, поправив онемевшую ногу. - Тогда извиняюсь. Давай!
   Отхлебнув обжигающей влаги, он вернул фляжку и вздохнул.
   - Спасибо что пулемёт запустил.
   - Да и вам спасибо, - Кротов приложился к горлышку, протянул бутыль Фридману. - Изжарили бы они меня...
   - Ну вот такие мы с тобой молодцы! Домой бы теперь добраться.
   - Лучше переждать стихию, - Кротов взглянул на небеса. - Потом идти.
   - Идти как раз не придётся, - Фридман сделал ещё глоток, поднялся и, подволакивая ногу, полез внутрь. - Сейчас мы эту дуру на траки поставим. У меня лебёдка есть. Привяжем за валун да и кинем на гусеницы.
   - Думаете, она ещё на ходу? - Кротов убрал фляжку и снял трос, с крюка возле башенки.
   - А чего ей будет? - удивился Фридман, выбираясь с увесистым свёртком в руках. - Вон на тот камень петлю зацепи... Ага!
   ***
   - ...Видимо, что-то было, - сказал Кротов, настороженно слушая лязг в районе ведущего колеса. Он сидел рядом с Фридманом, поглаживая ручки управления "Варягом". Машина ехала вниз по склону, сильно стуча и дребезжа.
   - Ничего, доползём! - отмахнулся Фридман. - Дай хлебнуть! Когда я ещё в бухом виде покатаюсь?
   - А не опасно? - Кротов протянул фляжку
   - Тут, что ли? - Фридман со смехом махнул рукой и приложился к горлышку. - Эх, хороша!.. Не... неопасно. Все сорок километров до базы такая вот каменистая крошка и спуск пологий. Главное, не разгоняться, доползём за час. А, может, и раньше...
   Он вернул флягу Кротову и серьёзно сказал
   - А вот потом я нажрусь по-настоящему.
  
   4. Отпуск
   В генераторной было тихо и спокойно. Уютно освещённое жёлтое помещение, заставлено массивными установками, дающими полуподземному комплексу свет и тепло. А также холод, когда начинается аномальная жара, что случается на Вадоне не так уж и редко.
   Пётр Мицерук - грузный хмурый мужчина, прошёлся очередной раз по своим владениям и присел возле столика, сваренного из кусков разного хлама. Чайник уже закипел, приглашая хозяина отведать свежего кипяточка с каким-нибудь красителем вроде бледного чая из местной растительности или совершенно не натурального зелёно-коричневого "кофе". Впрочем, реклама утверждает - именно такой кофе пьют настоящие земляне. Мицерук подозревал, что торгаши их крупно накалывают. Впрочем, всё равно не проверишь - Единую Сеть этого сектора галактики на Вадон пока ещё не провели - вторая звезда систематически накрывает тазом ретрансляторы.
   Черпанув ложкой странного вида смесь, Мицерук смерил её взглядом, как будто черпал из унитаза. Однако выбора нет - спать уже хотелось, а до конца смены ещё три часа. А от чая чего-то не бодрит ни разу...
   Брезгливо кривясь, он тщательно размешал содержимое полулитровой "кофейной чашечки", ибо растворялось это не очень. Спохватившись, закинул туда пару кубиков подсластителя. Совсем рассеянный стал. В отпуск пора!
   Эх, отпуск... Не дают пока отпуска. Чрезвычайное положение, мать его! Мицерук выругался и от избытка эмоций расплескал кипяток себе на штаны. Ругаясь ещё больше, вытер мокрую ткань.
   Вот почему оттого что на континенте война, он не может отдохнуть по-человечески, а?! Он что-ли в этом виноват? Нет! Виноваты вадонские топ-гоп-стоп-менеджеры. Уроды, тупорылые!
   Сначала забили на то, что в гигантские джунгли свалилась пара сотен каменных булыг, сомнительного происхождения. Потом, когда Галактический совет дал Вадону денег на покупку спецтехники, для расчистки джунглей, их успешно освоили (и тут Мицерук завистливо вздохнул). Наконец, когда джунгли превратились в плацдарм вторжения инсектов, руководство впало в истерику и приняло туеву хучу активных действий, включая военное положение по всему Вадону (и тут Мицерук грязно выругался).
   Это называется СИБУРДЕ - симуляция бурной деятельности. Одним этим словом можно описать многое из того, что тут на Вадоне происходит.
   Отхлебнув кофе, Мицерук вздохнул и поставил чашку на стол. Нервничать нельзя, говорят не восстанавливаются клетки эти, которые нервные. Сосед всегда говорил, что во всём надо искать хорошее. И подавал пример, своим жизнелюбием.
   Ну... надо так надо. Мицерук нашёл, не напрягаясь - сосед со всей семьёй уехал на континент в курортную зону. У него там родственники. Началась война с инсектами и попали они в замес. С тех пор ни слуху, ни духу.
   А ведь Мицерук с семейством тоже собирался за ним увязаться. Шутка ли - на халяву пожить там, где неделя проживания стоит половину его зарплаты. Но не срослось, не пустили на работе... Зато живой! Вот он, позитив-то!
   И, вообще, лучше дома сидеть.
   Что-то скрипнуло. Мицерук напряг слух. Генераторную он знал, как пять пальцев. Каждый звук, каждая вибрация у него на счету, разложенные по полочкам и стопкам. По звукам он давно научился безошибочно определить поломку или сбой. Поэтому у Мицерука всё работало как по нотам. Включая левый кабель, ведущий живительную электроэнергию в "свой" отсек. Не сам, конечно, провёл, люди добрые помогли за денежку малую. Трудящиеся должны друг другу помогать...
   Помимо существенной экономии в плате за энергию, получился ещё и небольшой бизнес, поскольку соседи тоже подключились к кабелю, и экономят вместе с ним. Бизнес цветёт и пахнет. Оно и понятно - у Мицерука ж дешевле, чем у конкурентов...
   И всё вроде хорошо, а как-то не то! Отпуска нет, и всё тут.
   А так хочется недельку поваляться с утра в постели, забив на расписание. Или проводить любимую жену на работу, чмокнув в щёку, а самому майнуть в ближайшую пивнушку. А вечером рубиться в игрухи до часу ночи, зная, что выспаться завсегда успеет.
   В общем, не хватает в жизни отпуска, для полной и окончательной гармонии. А потому несчастлив Мицерук. Жизнью удовлетворён не полностью...
   И снова скрип. Да что ж такое там! Шумно поставив кофе, Мицерук пошёл глянуть. Это кажется за третьим котлом. В самом начале генераторной.
   И лампа погасла... Ну, началось! Мицерук, вернулся к столу, открыв дверцу шкафчика. Добыл оттуда мощный налобный фонарь и заточенную арматурину. Последняя против местной разновидности крыс, которые иногда ухитряются проникать через защитные барьеры крытых городов.
   - Ща я тебя...
   Ведомый азартом, он тихо подкрался к третьему котлу. Шуршание усиливалось. Даже показалось, что через гул котлов он услышал шёпот. Да ну нафиг!
   Мицерук повернул голову, в сторону выхода. Может, патруль позвать? Чрезвычайное же, мать его, положение, не?
   Передумал. Положение-то чрезвычайное, а патруль обычный. Ещё не дай бог на Фридмана нарвёшься. Застебёт и сверху плюнет. Ну, их...
   Вздохнув, Мицерук, помял в руке арматурину и свернул за угол квадратной коробки генератора. И...
   ...увидев человека, шарахнулся назад, да так, что в стену влип.
   И не в защитном костюме и пистолете дело. И во втором таком же, за спиной первого. Это всё фигня по сравнению с главным - на Мицерука с немалым удивлением смотрел сам Мицерук.
   Так они и пялились друг на друга секунд пять.
   - Ты кто? - наконец, спросил тип в защитном костюме (патрульный что ли?).
   - Я... - проблеял Мицерук. - Ну... я...
   - Нет, - патрульный поводил пальчиком. - Это я - я, а ты кто?
   Ноги Мицерука подкосились, и стало нехорошо. Даже забыл, что только что от страха едва повторно штаны не замочил. Два вооружённых мужика посреди безлюдного комплекса. Те ещё ощущеньица...
   В этот момент тот, что в наглухо закрытом шлеме сделал шаг вперёд. Повернулся ко второму Мицеруку, спросил.
   - Ну, чё? Не он?
   Не сводя взгляда с оператора, "Мицерук номер два" грустно вздохнул.
   - Не, не он!
   - НЕ Я! - проблеял Мицерук, вжимаясь в стену при виде подходящего двойника.
   - Да нет. Ты! - грустно сказал он. - Это я не ты...
   И пшикнул Мицеруку в лицо струей из красного баллончика.
   Пока оператор энергоцеха кашлял до хрипа, и пытался вытереться, визитёры спокойно вышли, прикрыв за собой дверь.
   Вытерев холодный пот, Мицерук дрожащими руками потрогал лицо. В голове упрямо всплывал анекдот соседа: "нет, мужик, ты горбатый!".
   Он щупал лицо, пытаясь проверить, не украл ли его этот... который...тот! А может, это сосед вернулся. И украл его лицо, чтобы никто не узнал, что он мёртвый? Может, ему инсекты лицо объели?
   Чувствуя, как пол ходит ходуном, Мицерук добрался до умывальника, сполоснулся, судорожно вытерся. Всё кругом дрожало. Землетрясение, что ли?
   Шумно сел на стул, опрокинув чашку со здешней версией кофе, и прижался к стене. Ребристая холодная стенка, почему-то оказалась тёплой и колышущейся. Прямо как круто просолённая жижа вадонского океана.
   Мицерук держался за голову, пытаясь хоть что-то стабилизировать внутри себя.
   Услышал тихое хихиканье. Поднял голову, увидел, как первый генератор повернулся к нему торцовой частью и давил лыбу всеми нижними панелями.
   - Да что ж это такое! - крикнул Мицерук. - А?!
   Генератор игриво подмигнул тремя лампочками и прошуршал.
   - А шо сразу я? Сам в шоке!
   - Дурдом... - пискнул Мицерук.
   - Ой, Петюнь... та да! - согласился генератор.
   Оператор энергоцеха сполз на покрытый жёсткой травой пол, ошарашено глядя на то, как весело ржёт генератор, ковыряясь в зубах урановым стержнем. В мозгу пульсировала лишь одна стабильная мысль:
   Отпуск у него таки будет. В особо комфортных условиях.
   5. Мелкий прокол
   - Так, это уже четвертый! - невысокий азиат, снял с себя шлем, убрал в сумку. - И снова мимо. Может, хватит? Представляешь, что будет, если они расскажут?
   - Кому? Психиатру? - усмехнулся Белов. Его лицо потеряло черты Мицерука, превратившись в подобие древней языческой маски. Люгай взглянул на это с содроганием и отвернулся.
   - Как только кончится действие химии, - продолжал Белов, быстро принимая человеческий вид, - они даже понять не смогут, где реальность, а где глюки.
   Теперь на Люгая смотрела простодушная светловолосая физиономия.
   - Пошли, что ли?
   Люгай кивнул. Он никак не мог привыкнуть к напарнику-оборотню. Особенно впечатлило, когда тот вчера "превратился" в местного пожарного - мало того, что негра, так ещё и выше Белова на две головы. Напугал, конечно, бедолагу до усрачки. Но пожарник тоже оказался обычным трудягой, зря только Белов суставы "расщёлкивал"...
   Навстречу вышли трое патрульных, под руководством прихрамывающего усатого дяди. Тот смерил их подозрительным взглядом, но поприветствовал, и они спокойно разошлись.
   - Меня другое беспокоит, - сказал Белов. - По расчётам, охотник тут. А его нет. Неужели наш тест не работает? Или не там ищем?
   - Может, он просто ушёл? - подумал вслух Люгай.
   - И оставил вместо себя убитого им человека? - хмыкнул Белов. - Да вы, батенька, сказочник!
   - Пять часов две минуты, - сказал Люгай, глянув на часы. - Нам ещё Васнецова вербовать. Опаздываем!
   - Я договорился с ним на пять минут шестого, - кратко ответил Белов. - Ещё три минуты.
   ***
   - Ну, господа, как дела?
   Васнецов смотрел на них с поистине чрезмерным благодушием. Прямо лучился гостеприимством. Оно и неудивительно, у Белова и Люгая корочки ревизоров. Официально их похождения оформлены, как внеплановая проверка. Так что, заходите, гости дорогие, угощайтесь в пределах разумного...
   Белов осмотрел кабинет. Стол, за ним крупногабаритный дядя. Возле дяди шкаф. Хотя на фоне Васнецова - так, шкафчик. Следом ещё один стол и на нём мигающая сенсорами МФУшка, позволяющая "нашлёпать" всякого - от листов бумаги, которой на Вадоне до сих пор активно пользуются, до авторучек, карандашей и даже дырокола.
   На диване, сжавшись в комок, сидит ещё одна "МФУшка" типа "сектретарша". Белов окинул её взглядом. Определённо не просто "ходячая кофеварка" а очень даже в теме дамочка. Не зря ж Васнецов её оставил. Рядом, теребя галстук, сидит худощавый мужик лет сорока с лицом, покрытым оспинами. Деловой костюм на нём, как на корове седло. Словно только сейчас и одел, для этой встречи. Впрочем, если учесть любовь вадонцев к комбинезонам, то, может, так оно и есть.
   Все нужные люди в сборе.
   Внимание Белова привлекла фоторамка, стоящая на краю стола Васнецова. Изображения он отсюда не увидел. Но в памяти отложил. Раз глаз лёг, значит, не просто так.
   - Нам надо поговорить, Виталий Иванович. - Белов глянул на секретаршу и зама. - Наедине.
   Обитатели дивана переглянулись с патроном и смерили "ревизора" колючим взглядом. Уходить никто и не подумал.
   - У меня нет секретов от моих людей, - глаза Васнецова похолодели. Напрягся. - Я вас слушаю.
   - Хорошо, - Белов нахально прогулялся по кабинету, проигнорировав строгий взгляд Васнецова. - Ваши сотрудники провели кабель через стену. Энергию воруют-с!
   Люгай молча, положил на стол планшет с фотографиями.
   - Мы насчитали десять штук, - пропел он, дружелюбно улыбаясь. - Но может быть, больше.
   - Боюсь... вы... э... ошибаетесь, господа! - Васнецов передвинул свои бумаги в дальний угол стола, лишь мельком взглянув на планшет. - Чтобы провести столько кабелей такой мощности, нужны... эм... обширные монтажные работы. Половину этажа разбирать бы пришлось...
   - Да, без вашего ведома, такое не провернёшь, - согласился Белов, выдержав колючий взгляд начальника.
   - Ну... это же целая бригада... - выдохнул Васнецов. - А... у нас... как бы другая... специализация...
   Люгай обошёл стол и с белозубой улыбкой оказался возле Васнецова - на фоне начальника субтильный с виду азиат казался игрушечным. Аккуратно нажав пальчиком на экран планшета, он "вытащил" фотографию группы счастливых монтажников.
   Внизу изображения жирным шрифтом алела надпись:
   Я знаю где. Я знаю как. Я не гадалка - я следак!
   Рядом с планшетом Люгай положил знакомый Васнецову документ. Вадонская служба безопасности, отдел чего-то там, неважно чего, всё равно - ничего хорошего.
   Васнецов закашлялся, и ослабил узел галстука, ставший тесным.
   - Ну, извините, эти люди могли и соврать... - пробормотал он, вытирая вспотевший лоб.
   - Зато мусор, врать не будет, - сообщил Люгай. - Переработка отходов, дело ответственное, знаете ли. Есть даже служба, которая отслеживает всё, что мы выбрасываем и отправляет отчёт наверх. От них мы узнали, что полгода назад, ваша контора выбрасывала строительный мусор. Иными словами, здесь были, - как вы говорите - обширные монтажные работы. Готов поспорить, что официально о них ни слова не сказано. Верно? А эти милые ребята, утверждают, что они их и выполняли.
   - И это мы ещё падение мощности не проверяли, - хмыкнул Белов. - Ваше начальство, его "не замечает", конечно. Но если МЫ попросим - сразу прозреет! Как думаете, Виталий Иванович, кого они выберут в "жертвы прогнившего режима": себя или вас?
   Васнецов вытер взмокший лоб. Переглянулся с секретаршей и замом, скривился.
   - Может, договоримся? - спросил без обиняков.
   - Как получится, - усмехнулся Люгай.
   Минут пятнадцать шёл настоящий базарный торг. По каждому пункту - деньги, информация, помощь следствию. И опять - деньги.
   Человек, известный здесь как "Белов" вырос в совершенно другой среде и этот "базар" воспринимал негативно. Чтобы отвлечься он ходил по кабинету, внимательно изучая каждую деталь. Мало ли. Пригодится... Зашёл и со спины Васнецова. Взгляд упал на ту самую рамку, что привлекла его внимание ещё при входе. В рамке фотография, в ней растерянно улыбается ребёнок лет десяти. Чёрная лента через угол. Возле неё голографическая свечка, видная только с этой стороны. Рядом голографический ангел. Придвинут так, что светящаяся рука касается светлых непослушных кудряшек.
   Та-ак...
   - Это же не ваш ребёнок... - сказал Белов.
   Васнецов замолчал, повернулся и посмотрел на Белова как на сумасшедшего, потом вопросительно переглянулся с Люгаем.
   - Что?!
   Белов приблизился к нему.
   - Это не ваш ребёнок...
   Люгай нахмурился и посмотрел на напарника уничтожающим взглядом. Но Белов твердил своё.
   - Ребёнок чей? Это не ваш!
   - Моей жены, - тихо сказал Васнецов. - Мы в разводе. Были... Они обе умерли во время эпидемии. Будьте любезны, не лезьте не в своё дело! Или вы и тут нашли нарушение закона?
   Люгай смотрел то на напарника, то на расстроенного Васнецова, но чаще на Белова - и потихоньку сатанел.
   - Мой коллега ошибся, - процедил он. - Извините, пожалуйста...
   - Можно попросить вас уйти? - тихо сказал Васнецов. - Обоих! Встретимся... как договорились.
   - Конечно, - кивнул Люгай, - до встречи.
   Схватив Белова за локоть, Люгай буквально выдрал его из кабинета и захлопнул дверь. Со стороны было бы забавно видеть, как невысокий худенький человек, легко волочит по коридору крупное атлетическое тело.
   Отвёл ещё шагов на десять, прижал к стене.
   - Ты чего творишь?!
   Холодные глаза Белова смотрели не мигая. Ни страха там, ни смущения. Только любопытство.
   Внутри Люгая что-то кольнуло, нехорошее такое. На Вадоне давно принято считать, что в "большой галактике" все сошли с ума. А его "коллега" оказался прекрасной иллюстрацией к этому.
   - У меня возникло предположение... - начал Белов.
   - Здесь МОЙ сектор! - Люгай схватил его за грудки и тряхнул. - Здесь Я решаю, что предполагать, а что нет! И ты НИЧЕГО делать не будешь без МОЕГО ведома! Иначе будет тебе полное "до свиданья" отсюда! Не забывай, что с вашими "международными службами" мы сотрудничаем исключительно добровольно. Усёк?!
   - Усёк, - кивнул Белов всё также без выражения. - Это я зря.
   - Зря! - согласился Люгай, отпуская его.
   Несколько секунд стояли молча. Люгай приходил в себя после вспышки ярости, а Белов, похоже, терпеливо ждал. Потом сказал
   - Да, это было зря. Я больше не стану ничего делать без договоренности с тобой.
   - Ладно, - буркнул Люгай. - Извини, что наорал. Я этого... понимаю. У самого двое и оба переболели. Каждый день молился. И в больнице... как вспомню, как они там десятками... в коридорах, как брёвнышки сложены... крематорий ждут...
   Он замер и пустыми глазами уставился в стену.
   - Я тебя понимаю, - сказал Белов. - Ребёнок и всё такое. Но и ты пойми - переброска сил начнётся ближайшее время. Включатся десятки ангаров и цехов. А у нас "крот" в энергоснабжении! Кратное повышение расхода энергии - всё равно что перебрасывать войска пешком, парадным шагом и под барабанный бой.  Если инсекты узнают - примут меры. И наступление закончится горами  трупов. Тоже знаешь ли, чьих-то отцов и детей...
   Люгай медленно кивнул
   - Начальство прикажет повязать всех энергетиков и заменить новыми. Твои "тесты" куда вернее насторожат здешнюю агентуру. Особенно если инсекты догадываются, зачем ты это делаешь.
   - Никого не повяжут, - отмахнулся Белов. - Их заменить некем. Так что давай ближе к реальности. Мы должны его поймать.
   - Должны, значит, поймаем, - рассеяно сказал Люгай. - Но не может же он отправлять передачи отсюда?
   - Мы не знаем, как они держат связь, - сказал Белов. - Может, и отсюда, или вон в той лампочке передатчик. Неизвестно. Ладно... давай уже до завтра. Отдыхать пора.
   - Ещё один нюанс. Деньги "энергетиков" делим на три части, - сказал Люгай. - Мне, тебе и туда... наверх. Так принято.
   - Ладно, - согласился Белов, решивший не ссориться с единственным знакомцем в чужом мире. - С деньгами сам решай. Кстати, ты жучок поставил?
   Люгай хмыкнул.
   - Обижаешь! И в кабинет, и на костюм. И даже к шее прилепил - мочалкой не отмоет. Полный комплект.
   - Вот это хорошо! Если "крот" успел вжиться в роль, то контакты с начальником он будет искать с двойной силой. Особенно в ближайшее время. Будем высматривать, - Белов мечтательно улыбнулся. - И проверять...
   Увидев лицо Люгая, улыбнулся ещё шире.
   - Постепенно. Ещё две недели есть.
   - Это что, каждого встречного, будешь на свой тест проверять? - поинтересовался Люгай.
   - Да. Тебе интересно, зачем я доколебался до Васнецова?
   - Интересно. Ты же сам вычеркнул его из списка подозреваемых.
   - Из списка главных подозреваемых. Он пределы города не покидал. Но... Портрет. Свечка. У него это на рабочем месте.
   - Да ребёнка он потерял! - вспылил Люгай. - Эпидемия была. Неужели для тебя это такая удивительная вещь?
   - Третья часть рабочего стола! - напомнил Белов.
   Люгай всплеснул руками и нетерпеливо пояснил.
   - На Вадоне, в отличие от ОСТАЛЬНЫХ миров, - в слово "остальных" Люгай вложил максимум пренебрежения, - семейные ценности чтут и уважают. Мы живём семьями, а не абы как. Понимаешь? Потеря ребёнка - это не просто трагедия, это...
   - Не пыли, - мягко остановил его Белов. - Не вы одни такие. Семейные.
   - Ну, как знать... - засомневался Люгай.
   - Я знаю точно, - улыбнулся Белов. - Бывал. Видал. Узнал. Но позволь всё-таки закончить мысль.
   Люгай кивнул.
   - Ну?
   - Васнецов занял третью часть стола под эту... композицию. При этом закидал её бумагами. И едва не опрокинул фото, когда брал у тебя планшет. Понимаешь?
   Люгай задумался.
   - Изображает скорбь? Чтобы не осудили за чёрствость? Такое бывает, некоторые свиньи боятся, что их...
   - Не думаю, - перебил Белов. - Свечки и ангел видны только с его стороны. К тому же я их цену посмотрел в Сети. Дорогие штучки! ТАК показуху не делают. Это для себя. Но... он забросал это место бумагами...
   - ...это не он? - насторожился Люгай побледнев.
   - Я этого не говорил, - сказал Белов. - Тем более "тест Фридмана" не подействовал. - Просто объясняю, почему решил проверить....
   Его перебил громкий женский визг. Оперативники, рванули с места, с шокерами в руках. Рывком открыли дверь, зашли, прикрывая друг друга. Замерли.
   У стены сидел зам, прижимая рукой окровавленный бок. В углу визжала секретарша, на холёном лице пять длинных царапин, в руке электрошокер. Трясётся как осиновый лист.
   - Вколи этому обезболивающее! - приказал Люгай, обезоруживая секретаршу.
   Белов присел возле тихо стонущего мужичка, достал аптечку. Шок - дело хреновое, от него и умереть можно. Дырка в боку впечатляла.
   - Чем это он вас?
   - Электр... пистол... моим... - зам уронил голову на грудь и снова застонал. На скуле у него расплылся ощутимый синяк.
   Плачущую женщину утешать не стали - некогда. Жива, да и ладно. Белов заметил несколько дырок в стене внизу. Как раз на уровне её головы. Ох, повезло же! Люгай дал ей влажную салфетку, вытереть кровь. Этим ограничился. Попытки расспросить ни к чему не привели, дама тряслась и выдавала маловразумительные звукосочетания. Толку от неё не было никакого.
   - Он... туда... - снова ожил зам, и показал рукой наверх.
   Оперативники подняли головы. Наверху проходил вентиляционный ход. Дверца оторвана с мясом. Грузный Васнецов ухитрился забраться туда без подставок и лестниц.
   - Однако... - хмыкнул Белов.
   - Так! - Люгай запрыгнул на стол. - Я за ним. Поезжай на вокзал. Попутно ознакомься с биографией Васнецова. Может, чего найдёшь. Если я его не возьму, придётся звать наших. Будем шерстить поезда. Понял?
   - Понял.
   - Ну, всё, удачи мне...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"