Этери Анна: другие произведения.

Злоключения принца Кармаэля. Часть 2 Принцесса Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    На протяжении сотен лет не ослабевает кровавая вражда между двумя могущественными империями, но, может, пора положить ей конец? Такая честь выпадает наследному принцу Кармаэлю, который получает в подарок на семнадцатилетие Первую принцессу вражеского государства, коварную соблазнительницу, да ещё и старше его на восемь лет. Жениться или бежать? Впрочем, друг в беде не оставит. А по ходу дела можно выяснить, что за тайну скрывают демонические Врата Шаоса и какое проклятие наложил на его семью древний чародей.

    Главы 1-6. Продолжение от 1 января 2018г.
    Группа ВКонтакте


Анна Этери

Часть 2 Принцесса Тьмы

  
   Содержание:
   Тьма 1 Дела государственные
   Тьма 2 Потерянный дар
   Тьма 3 То, что скрывает шкаф
   Тьма 4 Ночные бдения
   Тьма 5 Обручение
   Тьма 6 Незваные гости, или неудавшееся ограбление
  
  

Тьма 1 Дела государственные

  
   Четвертый день после возвращения домой. Странно, что я ещё жив. Не так выматывают битвы с лунниками и прочими чудищами Чёрных Лугов, как церемонии в честь возвращения. Под конец второго дня я мечтал о том, чтобы все забыли, что я есть на свете. Как же!
   - Кармаэль! Эй, Кармаэль! - Меня трясли за плечо, будто не видя, что я сплю, уютно устроившись в садовом гамаке. - Я тут подумал, а может, зря я её отпустил? Решил, что мы друг другу не подходим и она должна жить в своём мире, а я в своём, но... Вдруг у нас бы всё получилось?
   - Ты о чём? - заинтересованно приоткрыл я глаз.
   Тёмные, как виноградины, глаза Венди возбуждённо сияли.
   - О ней... О своей Скорлупке!
   Я сел, свесив ноги с гамака.
   - Это нужно обдумать.
   - Так и я о чём! - обрадовался друг. - Как думаешь, не поздно, если я за ней вернусь? Она меня ещё помнит? Ведь прошло столько дней!.. Хотя я в ней уверен, она никогда... она... Кармаэль, что ты делаешь? Зачем тебе бревно? Эй!
   Меня было не удержать.
  

***

   - И чего? И зачем? - сидел Венди с унылым лицом за столом в библиотеке, подперев рукой подбородок. На его лбу красовалась шишка. А я виноват, что он упал в яму? А вот если бы я его догнал, тогда - да, был бы виноват.
   - Ты слишком расслабился, вот я и подумал... подбодрить.
   - Расслабишься тут! - проворчал друг. - После возвращения из Чёрных Лугов этот кэшнаирский выскочка стал ещё невыносимей, просто настоящий коз...
   - Венди, и у стен есть уши! - осадил я его.
   - Угу. Но он сказал, что Пати непременно согласится выйти за него замуж, что она обещала дать ответ, когда он вернётся.
   - И что? Тебя это каким боком задевает?
   - Ну-у... - замялся он. - А тебе разве не страшно? За Пати?
   - Это её личное дело, если она решит, то...
   - Да ну! - с неприятной ухмылкой продолжил он. - Породниться с кэшнаирцем? Да я бы лучше умер! Если бы у меня была сестра, и она решила выйти за тёмного, то я бы - да ни за что!
   Я промолчал, что я и так породнюсь с Эсмирато, женившись на Кадемонии.
   - Что с тобой? Если хочешь, пойдём за Скорлупкой. - Мне бы не помешало освежить голову.
   - Забудь! - вздохнул друг тяжело. - Мне просто не даёт покоя мысль...
   - Что Пати выйдет замуж за Эсмирато?
   - ...что кэшнаирец хотел тебя угробить! - закончил Венди. - И если бы ему удалось, то я... Я не знаю, что бы я с ним сделал!
   Мы помолчали, слушая звенящую тишину императорской библиотеки. Сейчас всем не до книг, веселятся на банкете по случаю присвоения мне награды за выживание в особо тяжёлых условиях Чёрных Лугов. Надеюсь, они и без меня справятся.
   - Он не станет. Эсмирато не станет меня гробить. Не беспокоиться. Я нужен ему живым, и поэтому...
   - Если бы ты его видел тогда, в долине, - продолжал Венди, напряжённо сцепив лежащие на столе руки. - Он был одержим. Я думал, что он тебя... Что тебя больше нет!
   Я слушал его, понимая, что в долине произошло больше, чем он уже рассказал, но он упорно не договаривал. Впрочем, как и я.
   Дверь в библиотеку открылась, и кто-то тихо вошёл, затворив её.
   Шелестящие быстрые шаги, и в солнечном свете, падающем из окна на тёмную библиотечную мебель, в облаке танцующих пылинок обозначился Кантэль, мой камердинер. Он сдержанно поклонился, как всегда прилизанный и безупречно одетый, в пенсне, и водрузил на стол перед притихшими нами толстую книгу. На чёрной обложке с красной вставкой золотыми буквами было выведено...
   - "Сказки"?! - возмутился Венди. - Какие ещё сказки? Мне не до сказок! - Он сердито взглянул на меня. - Твой камердинер шутит?
   - Кантэль, - навалился я на стол для более приватной беседы, - объясни, в чём дело?
   Кантэль снова поклонился. Может, у него там какая-то пружинка?
   - Вы велели отыскать что-нибудь о книге... - он замялся, будто для него это было сложно, - книги Откровений. И это то, что я обнаружил.
   - Сказки?! - снова взялся за своё Венди.
   - Точнее, сказки и легенды, написанные Тарканийской императрицей. Один учёный муж изложил в своём труде "Догадки и гипотезы" мнение, что в сто пятнадцатой сказке, рассказывающей о некой мистической книге-артефакте, указан непосредственный источник всех "безусловно, гениальных творений" Тарканийской императрицы.
   - То есть? - подгонял говорившего Венди; морщинка меж его бровей разгладилась.
   - На двести сорок пятой странице, - на стол бухнула ещё одна толстая книга в зелёной обложке, - автор высказывает уверенность, что Тарканийская императрица почти с гарантированной вероятностью писала свои сказки и легенды, основываясь на историях, прочитанных в... книге Откровений.
   - А я слышал, что она отравилась, - равнодушно брякнул Венди. - Императрица, - уточнил он в ответ на две пары удивлённых глаз. - Выращивала в своём саду ядовитые розы, однажды укололась и...
   - Это мы и без тебя знаем! Как и то, что императрицей она вовсе не являлась, на карте мира нет Тарканийской империи - это государство такой же вымысел, как и всё, что писала императрица.
   - Ну раз вы знаете, то я молчу, - угрюмо произнес он.
   - Получается, что автор сказок читала книгу Откровений, книгу, которая и сама является сборником сказок и легенд. И взяв их за основу, она написала собственные легенды и сказки, но зачем? Почему просто всё не переписать? - размышлял я вслух.
   - В труде "Догадки и гипотезы", - притронулся к зелёной книге Кантэль, - приводится исследование личности Тарканийской императрицы. Она была странной и загадочной.
   - Но это ничего не объясняет. - Если бы я выращивал в саду цветы, которые могут меня же и убить, то скорее заслужил бы звание сумасшедшего.
   - А что если она и переписала? - вставил слово Венди. - Что если книга "Сказки Тарканийской императрицы" является копией книги Откровений? Автор гипотез не мог этого установить, он не читал книгу Откровений, он лишь исследовал творчество самой императрицы, но мы-то читали и можем...
   Мы с Кантэлем разом взглянули на Венди, только он озадачено, а я... я удивился. И почему эта гениальная мысль не пришла в мою голову? Если Венди прав, мы легко сможем подтвердить его догадку. И если императрица действительно переписала, у меня появится возможность прочитать книгу Откровений, не дающую мне покоя вот уже несколько дней.
   - Так и поступим, - кивнул я. - Кантэль, спасибо за работу. Ты очень помог. - Правда, меня кое-что смущало. - Ты сам этим занимался? Или тебе кто помог? - Он внёс в библиотеку книги, которые нам показывал, значит, верно, изучал их вне её стен.
   Кантэль поджал губы, явно не желая отвечать, но лгать в глаза не посмел.
   - Да, кое-кто мне помогал, но он просил о нём не упоминать. Он очень скрытный и неохотно общается с людьми, но для меня делает исключение.
   - И кто же это?
   - Некто... - нехотя продолжил Кантэль. - Он скрывает своё настоящее имя и представляется как... Герцог.
   - Герцог? Он в самом деле герцог?
   - Да ну! - усомнился Венди.
   - Нет-нет, - покачал головой камердинер, - он не герцог, такого титула не носит, но скрывается под псевдонимом Герцог.
   - Вот как! Я бы хотел с ним встретиться. - Нам есть что обсудить.
   - Это исключено! - решительно возразил Кантэль и смутился. - Простите. Но одно из условий, при котором Герцог согласился помогать, это что он будет иметь дело только со мной. Если вы вмешаетесь, он попросту исчезнет. Я уже говорил, что он скрытный.
   - Ладно, не буду мешать. Если он помогает тебе исполнять мои указания, то я не против его скрытности. И даже хотел отблагодарить за помощь. Только... что ещё за условия он поставил? Сколько их?
   Кантэль, неплохо владевший собой, не растерялся, когда я его подловил.
   - Иногда я даю ему книги из императорской библиотеки. На время. Он очень любит читать.
   - Неужели? И какие же книги?
   Кантэль замялся, но тут же вытащил из кармана листок. Я пробежался по списку книг. История. География. Философия. Основы саразийского языка. Ничего из ряда вон выходящего. Для человека с замкнутым образом жизни вполне подходящее чтение.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - одобрил я. - Больше никаких условий?
   - Больше - нет, - приободрился Кантэль. - И вот ещё что... - Он достал из кармана конверт. - Здесь перевод страницы, которую вы мне дали за несколько дней до похода в Чёрные Луга. И пояснения.
   Я с любопытством взял конверт и вытянул из него кончик бумаги. Едва его коснулся, как меня пронзил холод, возникло ощущение призрачных пальцев на шее. Нахлынули воспоминания.
   ...Потайная комнатка в покоях Кадемонии, скрытая от глаз чарами... исчезающий фолиант, из которого Венди вырвал страницу. И явившиеся после создания, сотканные, казалось, из самой тьмы, пытавшиеся нас убить. Меня убить. Я помнил, как с каждым мигом из меня уходила жизнь, пока рука тени сжимала горло...
   - Та самая страница... Это ты её расшифровал? - Я прилагал усилия, чтобы мой голос звучал ровно.
   - Нет, это сделал Герцог.
   - Передай ему, что я благодарен. И вот это... - На стол лег мешочек с золотыми монетками. Кантэль замешкался. - Что-нибудь ещё?
   - Да, тут одно дело... Ваша матушка...
   - Что? - Я едва на месте не подпрыгнул, вовремя сообразив, что Кантэль хочет мне передать сообщение от императрицы, а не отмечает факт её появления в библиотеке.
   - Ваша матушка непременно желает видеть вас на награждении, - продолжил камердинер. - Гости уже все собрались...
   - Они что, ещё не закончили?
   Кантэль выглядел обескураженным.
   - Без вас они не могли даже начать.
   Под его взглядом я почувствовал себя беспросветным дураком.
   - Ясно. - Без лишних слов я встал из-за стола. Когда там должно было начаться награждение? Часа два-три назад? И что меня ждёт за опоздание? Мама мне его так просто не спустит. - Я возьму это и изучу сам, - поднял я со стола две увесистые книги.
   - Вам принести остальное?
   - Остальное?!
   - "Догадки и теории" ещё двенадцать томов.
   - Э-э... пожалуй, пока я ограничусь одним.
   - Как пожелаете.
   Кантэль вышел из библиотеки первым, сказав, что будет ждать меня в гардеробной.
   - Как это он сразу не утащил тебя на банкет? - удивился Венди. - Всегда считал его подкаблучником императрицы.
   - За словами следи, - осадил я его. - И ты ошибаешься, если думаешь, что Кантэль не понимает разницы между светскими обязанностями и государственными... Ибо дела государственные превыше всего!
   - Ну да, - равнодушно согласился Венди. - То-то я удивился, что ты потащил меня в библиотеку, а ты, оказывается, опасался засады в своей комнате...
   - Ничего я не опасался. - Может, немного. - Мы с Кантэлем договорились встретиться в библиотеке.
   - Потому что в твоей комнате могли поджидать камеристки императрицы...
   - Ничего подобного!
   - А может, и ждут - ещё не поздно!
   - Как ты мне надоел! Держи! - Сунул ему в руки "Догадки и теории". - Это тебе. Читай на досуге. А потом ещё двенадцать томов, ты же Кантэля слышал?
   - Чего?
  

***

   Он был не прав. Кроме Кантэля меня никто не ждал. Ну разве что что-то... Синий бархатный камзол со стоячим воротничком, расшитый золотой нитью. Узкие штаны. Парадная шпага с позолоченной витой гардой, украшенной драгоценными камнями. Высокие начищенные сапоги на каблуке. Полоска золота, скрывающая угольно-чёрную черту на лбу. Всё, как я люблю, строго и без украшательств... Ну, почти.
   Банкет предполагался в саду, на свежем воздухе, и Кантэль проводил меня к месту действия. На входе поджидала мама в сливово-голубом платье, и по её лицу я понял, что... Она на меня не сердится?! Но почему?
   - Кармаэль, мой милый мальчик, ты прекрасно выглядишь, - нежно улыбнулась она.
   - Э-э... ты тоже, мама.
   И это всё? Никаких тебе: ты опоздал на три часа, и теперь тебе придётся долго и мучительно вымаливать прощение? Может, после того, как я прошёл тахарэ она смотрит на меня иначе, понимает, что я повзрослел и способен сам распоряжаться собственным временем?
   - Я знала, что ты припозднишься, и поэтому заранее перенесла время награждения на три часа.
   Перенесла? Или заведомо сообщила не тот час, чтобы было время выловить меня и притащить сюда? По маминой обезоруживающей улыбке и не скажешь, что она на такое способна, может, это фантазии?
   - А Вендиан с тобой не пришёл? Я просила его тебя найти и напомнить, что я тебя здесь жду.
   Он об этом даже не заикнулся.
   - Он скоро придёт.
   Пусть только явится!
   - Сегодняшний праздник его тоже касается. Для вас будет сюрприз. - Мама отошла в сторонку, поприветствовать подошедших гостей.
   Сюрприз?! И чего мне так нерадостно? А, наверное, потому, что после последнего родительского сюрприза мне предстоит жениться.
   Было многолюдно. Гостей разместили в саду за столиками, утопающими в цветах и зелени. Впереди возвышался помост, а справа накрытое тканью что-то громоздкое. Надеюсь, они не приволокли лунника или кого похлеще, чтобы на примере показать, насколько тяжёлыми были условия в Чёрных Лугах.
   Я огляделся. Э'шер поблизости не наблюдалось, но это не значит, что они не прячутся в кустах, чтобы вовремя поставить щиты и обезопасить гостей. Но не меня. И снова получится, как на игрищах, когда пришлось сжечь монстров, призвав Врата. Но если я открою Врата сейчас, не уверен, что смогу их контролировать, и амулета Шеду теперь нет и сдерживать силу некому.
   "Мы не могли тебя остановить. Ты нас чуть не сжёг!" Слова Венди не выходили из головы. Так ли было с Карвэлом? Насколько же сильно я на него похож?
   Кто-то положил руку на плечо, и я вздрогнул.
   - Ты напуган? - Венди улыбался. - Я тоже. Когда императрица готовит сюрприз, я хочу проснуться где-нибудь в Чёрных Лугах.
   - И проснёшься, только скажи, и я прямым ходом тебя туда отправлю.
   - Ты чего? - удивлённо вскинул он брови. - Хочешь что-то сказать?
   - Почему не передал, что меня ждёт мама?
   - Как-то из головы вылетело.
   - Вылетело, да? Ладно, идём. Скоро начнётся.
   Кругом царила неофициальная обстановка. И вместо того, чтобы сесть за императорский столик, где помимо родителей сидела Пати, я сел за соседний, рядом с Венди - кивком головы отец мне это разрешил.
   Грянула музыка, начиная церемонию. Я знал, как всё будет, и не удивился, когда на помост взошёл Араберто с неразлучной тростью в белом костюме с серебряной вышивкой и произнёс речь по случаю начала праздника.
   Пока он говорил, по садовой дорожке прошагала делегация тёмных во главе с Эль'Саапрана и разместилась за одним из столиков. Опоздали к началу.
   - Для кэшнаирцев закон не писан, - прокомментировал Венди.
   Я промолчал о том, что и сам сюда не стремился. Но они-то!
   - Что взять с тёмных, - поддержал я.
   - Ты посмотри, как он вырядился - шут гороховый!
   Эсмирато даже не взглянул в нашу сторону, отдавая предпочтение канцлеру. На кэшнаирце был красный костюм, щедро отделанный золотом. Из рукавов и воротника выглядывали белопенные кружева. В каштановых волосах плетёная из тонких нитей сияла корона.
   - Как будто на свадьбу пришёл, а не на награждение, - заметил Венди, видно, чувствуя, что его собственный камзол не настолько нарядный и кружева не такие пышные, да и короны нет. - Эх, надо было всё же столкнуть его с платформы...
   - Чего? - опешил я.
   - Принц Кармаэль Шо-Вириен ви Миргард! - прогремел над садом голос Араберто.
   Я встал и под аплодисменты проследовал на помост. Мне, наверное, нужно что-то сказать...
   По обе стороны от меня встали талахари. Венди недобро поглядывал на кэшнаирца, будто собирался столкнуть его если не с платформы, то хотя бы с помоста. Эсмирато не обращал на него внимания, как, впрочем, и на меня. Что-то задумал?
   Араберто продолжал говорить о том, что сотрудничество Саразирии и Кэшнаира как никогда ярко показало себя в Чёрных Лугах, откуда мы трое вернулись невредимыми. Что дружба между нашими народами с этого дня будет только крепнуть. Кто писал ему речь? Вряд ли он сам так думает. Он говорил о том, что совместный поход это огромный успех на пути к миру. Ага, большое достижение, что мы не поубивали друг друга в первый же день, уже не говорю про остальное время. И дело не в междоусобице Саразирии и Кэшнаира. Тут война идиотизма и здравого смысла. И никакой политики!
   Араберто ещё много чего сказал. Всё сводилось к тому, что мы втроём теперь должны быть не разлей вода, и это будет как символ мира. Подталкивают Кэшнаир к скорейшему подписанию Мирного Договора? Вон как "внимательно" слушает Эль'Саапрана, чуть ли не пузыри в стакане пускает от интереса - как бы не уснул.
   Под конец церемонии нас всех троих наградили Орденом Мудрости - совёнком в обрамлении лилий. Если бы они знали, как всё было там, в Чёрных Лугах, то отобрали бы ордена и никогда бы больше о них не вспоминали.
   Я уж было подумал, что теперь можно отсюда по-тихому... э-э... уйти, но оказалось ещё не всё.
   А я и забыл о сюрпризе. Демоны бы его подрали!
   Мой взгляд упал на один из столиков, и сердце обмерло. Невлепий! А этому мастеру совка и глины что тут понадобилось? Если только... Я глянул на прикрытую тканью громаду возле помоста. Неужели? Неужели это "гениальное" творение Невлепия, черновой набросок которого меня чуть до разрыва сердца не довёл? И сейчас я увижу его в полной красе? Одноглазое чудовище, задрапированное волосами, в очертании коего угадывались в хаотичном порядке расставленные конечности. Лагас, убереги мои глаза!
   Ткань сползла вниз к основанию творения, открывая взору две скульптуры.
   Боже нас всех храни!
   Я выдохнул напряжение. Две фигуры, изваянные из камня, походили не на монстров, собранных из человеческих частей, а на нас с Венди. Все демоны бездны! Они в самом деле были на нас похожи!
   Художник, вышедший на помост, сказать два-три слова о своём произведении, выглядел немного обиженным. Как выяснилось, у него было несколько иное видение, как должны выглядеть скульптуры победителей состязаний. Что он более всего радеет за символизм, в котором можно выразить и показать больше духовности, но слово императора оказалось важнее взгляда мастера, и, безусловно, результат вышел лучше - хотя по недовольному лицу Невлепия и не скажешь, что он так считает.
   В любом случае открытие скульптур победителей игрищ состоялось. И фигуры заняли в саду почётное место.
   Скульптор пообещал в дальнейшем показать ещё более высокое искусство, которое затмит обыденное представление об изваяниях из камня и композиции в целом. Я надеялся, что никогда этого не увижу. Где папа откопал этого новатора? Как-то раньше жили без скульптур во дворце и ничего.
   Венди лучился от счастья. Его каменная голова, украшенная лавровым венком, являла миру лик величия и отваги. Шпага в руке воздета вверх. Ну прямо герой!
   Моя скульптура на фоне его выглядела скромнее. Я тоже салютовал шпагой, но как-то вяло и нерешительно. Месть Невлепия?
   Ну всё, теперь можно и отдохнуть. Самое сложное позади.
   Я спустился с помоста и сел за столик. Венди присел рядом, победоносно взирая на кэшнаирца, который медленно брёл вдоль столиков, сверкающих бокалами и украшенных букетами. Остановился, задумчиво поглядев в сторону императора, притронулся к груди и, словно на что-то решившись, двинул к нему.
   - Он раздавлен, - улыбаясь, прояснил ситуацию Венди. - Будет просить разрешения вернуться в Кэшнаир.
   - С чего бы?
   - Вот увидишь. Когда терпят поражение, хотят убраться подальше, поджав хвост, - продолжал друг, с победоносным видом потягивая вино из бокала и поглядывая на свою скульптуру победителя.
   Он бредит?
   Эсмирато остановился перед императорским столом. Мне вдруг подумалось, что я наблюдаю заранее спланированную сцену. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце.
   Кэшнаирец почтительно поклонился.
   - Прошу прощения, что отвлекаю вас, но если мне будет позволено сказать...
   - Продолжай, - разрешая, махнул отец рукой, на которой блеснул синим огнём перстень - знак императорской власти.
   Эсмирато выпрямился и напряжённо вздохнул. Щёки его пылали жаром. Волнуется?
   - Милостивый император Сендариан Со-Вириен ви Миргард, - начал он, - и милостивая императрица Эмергения Со-Вириен ви Миргард, здесь, при всех, я покорно прошу руки вашей дочери Патриции.
   Стало так тихо, что все услышали, как ветер таинственно прошелестел по саду.
   Бокал выпал из руки Венди и разбился вдребезги. В тишине это прозвучало громовым раскатом.
   Отец безотрывно глядел на Эсмирато. Миг казалось, что он рассердится и отсчитает кэшнаирца за наглость, но... он улыбнулся.
   - Если Патриция согласна, то мы не станем возражать.
   Мама накрыла его руку своей и легонько сжала - считает, что папа погорячился?
   Взгляд Эсмирато переместился на сестру, и она отвела глаза, зарумянившись.
   Лагас и все демоны бездны! Только не это!
   Кэшнаирец вынул из внутреннего кармана свёрток и развернул. На красном атласе, заливая округу внеземным сиянием, лежал волшебный цветок, свет истиной любви. Невероятно! Интересно, где он его всё это время прятал?
   Эсмирато встал на колено и протянул знак любви Пати.
   - Патриция Вириен, ты согласна выйти за меня замуж?
   Хорошо, что мы с Венди сидели, потому что я, например, был готов грохнуться в обморок.
   Пати вскочила с места, взволнованно дыша, прижимая руки к груди, где, уверен, часто-часто билось сердце. В лёгком розовом платье с кружевным стоячим воротничком она выглядела невероятно трогательно.
   - Да, - с придыханием сказала она.
   И Венди всё-таки рухнул.
  

Тьма 2 Потерянный дар

  
   - Она в него влюблена. Влюблена! - метался Венди по саду, не зная, куда себя девать. - Это катастрофа! Конец... Всему конец!
   Сидя на бордюре фонтана под бескрайним вечерним небом, я внимательно следил за другом, не понимая, чего это он так разволновался? Это же я породнюсь с кэшнаирцем, и не так, как думал, а совсем с другой стороны. Пати или с ума сошла, или влюбилась, что, впрочем, одно и тоже.
   Поговорить бы с ней с глазу на глаз, выяснить, всерьёз ли она или это какой-то хитроумный план матушки, чтобы контролировать кэшнаирцев... и пусть не всех, а только одного... И убедиться за одним, что и они не сделали то же самое. Особенно подозрительно, что после объявления о помолвке, Эсмирато вернули сабли Рассвета... Сама Кадемония преподнесла, явившись под занавес всего балагана. Поздравляла и расточала улыбочки, будто, завоевав сердце Патриции, Эсмирато вышел из немилости. Словно Пати - его награда! Не потому ли он согласился стать талахари, что ему пообещали не чинить препятствий на пути к сердцу Патриции? Эль'Саапрана вначале был против их свадьбы и вдруг изменил решение. Кто его уговорил? Не Кадемония ли?
   Я прижал ладонь к груди, там, в потайном кармане, лежала расшифровка страницы из книги Первой принцессы. Что ещё скрывает Кадемония?
   От размышлений отвлек странный звук. Я огляделся и замер...
   Перегнувшись через бордюр, воды попить, Венди так и остался в фонтане, пуская пузыри, готовый отправиться к праотцам.
   Насилу его вытащил!
   - Ты что, совсем свихнулся? Жить надоело? - кричал я. - Так ты только скажи, и я тебя героически упокою! А не в луже! - оскалился в злой усмешке.
   Он надулся, как мышь на крупу. Ага, будто я виноват, что он решил поплавать и залёг на дно...
   - Да что с тобой? Как только узнал, что Пати помолвлена, так совсем раскис. - И тут меня словно молнией ударило. - Только не говори, что у тебя разбито сердце?
   Только не это! Потому что тогда мне придётся разбить ему морду!
   Венди зло глянул на меня и, пыхтя как загнанный сепур, промчался мимо и дальше в кусты, ломая ветки и розы. А их, между прочим, Пати сажала!
   И всё же... Неужели он влюблён в Пати?
   Выяснение этого вопроса я решил не откладывать в долгий ящик. К тому же, если Венди вновь надумает самоубиться, я как раз буду рядом. Конечно, не для того, чтобы ему помочь, хотя...
   С полчаса поплутав по садовым дорожкам, понял, что Венди в саду нет, и направился во дворец.
   Если он не обнаружится и у себя в комнате, то даже не знаю, где...
   Я едва успел спрятаться в стенной нише, когда из дверей его покоев вышел Араберто с одним из придворных э'шер - я его и раньше мельком видел, но лично не был знаком. У обоих на лицах печаль, словно бы... Я сглотнул в предчувствии нехороших известий.
   - Мне жаль, но ничего сделать нельзя, - угрюмо проговорил спутник канцлера, лысеющий толстяк в тёмно-синий мантии. - Слишком поздно...
   Они проплыли мимо со скорбными минами, пронося глубокое, траурное молчание.
   Не медля, я кинулся к двери и попытался её открыть, но не в ту сторону. Поняв это, налёг со всей силы и с треском ввалился в комнату.
   - Венди?
   В комнате царили сумерки, и я ощутил холод, увидев на тахте лежащий силуэт. Моё сердце упало.
   - Венди... - Неужели худшее случилось? Неужели он...
   Я подошёл ближе, не веря и всё ещё надеясь, что...
   - Конец. Всему конец! - раздалось глухо.
   - Демоны! Так ты жив? - вырвалось у меня непроизвольно.
   - Пока - да, но лучше бы я умер.
   - Что ты несёшь? Для кого лучше?
   - Для всех, и для вас в первую очередь, Ваше Высочество.
   Прибил бы! Хотя он только того и ждёт.
   Я зажёг свечи от лучины, и комнату озарил тусклый свет. Венди лежал на тахте, мордой в подушку и... жалел себя:
   - Больше не заклинатель камней, не открывающий Врата! Больше никто!
   - Что? - ляпнул я невпопад. Вижу, что он переживает, но не пойму почему.
   - Я теперь не чувствую камней, не понимаю их природу. Для меня они не больше, чем бездушные булыжники. Я лишился дара, лишился способностей, лишился всего! Тебе придётся сменить проводника, теперь я на это не годен. Уверен, отец согласится меня заменить.
   Я аж вздрогнул, представив Араберто, которому я приказываю открыть Врата... или как он, всегда уравновешенный и спокойный, носится по Чёрным Лугам, вместе со мной отбивая атаку монстров. Мне поплохело, и я опустился на первый подвернувшийся стул, расстегнув воротник.
   - Сегодня рухнула вся моя жизнь, - продолжал друг.
   Чего уж там его жизнь, я чуть сам не рухнул... от его новости.
   - И ничего нельзя сделать? - аккуратно спросил я.
   - Можно. Если ты принёс верёвку и мыло.
   - Только точило и топор. Аристократам рубят головы, вешают - простолюдинов. - В конце концов, будем придерживаться традиций предков.
   Венди даже на своём лежаке приподнялся, убедиться, серьёзно я это или нет.
   А почему нет? Могу же я исполнить его последнее желание? Друг я ему или кто?
   - Женюсь и уеду, и больше ты меня никогда не увидишь! - пообещал он.
   Это угроза или надежда на светлое будущее? А-то я щас как понадеюсь, а всё зря.
   - И на ком женишься? На Беатриче?
   - Она не самая худшая кандидатура. Дочь графа всё-таки.
   - Да она спит и видит, как бы проснуться вдовой!
   - Ты так говоришь оттого, что завидуешь, - зло улыбнулся он.
   - Было бы чему.
   - Жена со скверным характером всё же лучше, чем чёрная ведьма! - Он даже повеселел, в то время как я...
   - Что ты имеешь в виду? Что мне хуже, чем тебе? - нахмурился я.
   Прибью и даже не посмотрю, что там от него осталось!
   - Мне-то что, - уселся он, свесив ноги с тахты, - я из игры выхожу, а тебе в этой каше ещё вариться и вариться. Свояк - тёмный. Жена - тёмная. Их сестра... Лилу-Анна... ну тоже, как всем известно. И ты среди всей этой тьмы! Муж и родственник, и всё что хочешь!..
   Похоже, правда, что когда другому хуже, чем тебе, это как-то успокаивает, обнадёживает. Вот и Венди ободрился, обрисовав мои не радужные перспективы.
   - Что-то не пойму... ты мне друг или кто? Радуешься, что у меня всё плохо?
   - Не всё. Ты же прошёл испытание и обрёл невероятную силу...
   Вспомнив, как несусь на чёрном коне, чтобы поубивать своих талахари - как мне потом рассказали, сам я этот момент, к счастью, помнил весьма эпизодически - я вздрогнул.
   У меня действительно всё плохо!
   - И что мне делать? С тёмными.
   - Не знаю, меня это больше не волнует, - откинулся друг на подушки, подложив руки под голову, будто собирался отдохнуть в своё удовольствие. Демоны бы его побрали!
   - Что у тебя стряслось? - спросил я миролюбиво. - Как это ты больше не заклинатель камней? Ты ведь с самого детства только о том и болтал, как тонко их чувствуешь.
   Он вздохнул и снова сел на тахте, уставившись на меня с горестным видом.
   - Похоже, Эйхейзар со мной что-то сделал, и я лишился дара...
   - Разве такое возможно?
   - Как видишь. И теперь тебе придётся подыскать мне замену.
   Не к месту вспомнилось предложение Эсмирато...
   И его бы тоже демоны подрали!
   - Придётся подыскать... - продолжил Венди, - если ты не хочешь слететь с катушек и поубивать всех в округе. - Он сказал это без злости, и под конец вяло улыбнулся, словно извиняясь, что не сможет помочь.
   Даже злиться на него расхотелось.
   - Тогда я не буду пользоваться силой. Это всё решит, пока ты не сможешь... пока ты снова...
   - Нет! Мастер Лансер сказал, что тут ничего не поможет, что я... как будто выгорел изнутри, не осталось того, что позволяло мне чувствовать камни. Проще говоря, я стал обычным человеком.
   - Но ведь дар у тебя в крови, ты же сам говорил. Это передаётся по наследству, от отца к сыну.
   Венди странно на меня посмотрел, словно хотел что-то сказать, но так и не решился, лишь отвёл глаза и снова тягостно вздохнул.
   - Мы что-нибудь придумаем. - Как ещё я мог его утешить?
   Он покачал головой. Непривычно видеть его таким. Обычно он не унывал. Даже когда я говорил, что всё плохо, что мы по-страшному влипли, он страдальчески вздыхал и стонал, что на кой-то со мной связался, но никогда по-настоящему не отчаивался. А теперь... Я даже не знал, что сказать, как его успокоить.
   - Значит, тот придворный э'шер, что вышел отсюда минуту назад - мастер Лансер?
   Венди кивнул.
   - И он разбирается в заклинателях камней?
   - Не то чтобы... Но что-то он о нас знает... о них, - исправился он. - Знает о них.
   Венди вновь уныло вздохнул, явно теперь считая себя не заклинателем. И тут мне по правде захотелось дать ему в морду. Пусть бы почувствовал боль и вкус к жизни! После того, через что мы прошли, как я не раз спасал ему жизнь, а он мне, он сидит и развешивает сопли, будто раньше было легко, а теперь вдруг стало сложно.
   Я сжал кулак.
   - Зачем же мастер Лансер тебя осматривал, если не разбирается в заклинателях? - С трудом, но я сдержал себя.
   - Отец попросил, когда узнал, что на мне висело проклятье. В проклятьях мастер Лансер разбирается куда лучше.
   - И что же?
   Венди пожал плечами, будто его мало волновало какое-то там проклятье, когда он лишился дара - что намного важнее!
   - Теперь не висит.
   - Что? - вскочил я на ноги. - Выходит, Эсмирато был прав! Кто-то наложил на тебя проклятье перед походом в Чёрные Луга! И ты об этом так спокойно говоришь?! Это же... Это измена!
   Он снова пожал плечами:
   - Всё равно. Теперь всё в прошлом.
   - А ты не думал, что оно могло стать причиной, от чего ты лишился дара? - Сказав это, я понял, как ошибочно было признать, что дара у него теперь нет.
   Венди посмотрел на меня, словно я его ударил. Ещё нет, но... В общем, это стало последней каплей.
   Я подошёл к нему, ещё не зная, что собираюсь делать.
   - Поднимайся! - велел я.
   - Зачем это? - Он тоже не понимал.
   - Идём и выясним, зачем Кадемония наложила на тебя проклятье...
  

***

   - Ты думаешь, что это она? - настороженно выглядывая из-за дерева, спросил Венди.
   Я не знал, я просто больше не мог оставаться в комнате и держать себя в руках.
   - А кто же ещё?
   Венди не стал спорить, он тоже не разбирался в том, на что способна Первая принцесса Кэшнаира и каковы её планы... Возможно, с помощью Венди она хотела контролировать меня, но всё пошло наперекосяк, как, впрочем, было всегда, когда друг принимался за дело.
   Снова пробраться в комнаты Кадемонии, попробовать найти улику, что указала бы на её причастность к колдовскому наговору, вот что мы думали сделать. Это был шаг отчаяния. Потому что вот так, без подготовки, проделать это повторно было практически невозможно. Если, конечно, нам крупно не повезёт, как случилось в первый раз.
   - Так что мы будем искать? - спросил Венди, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
   - Аромат. Эсмирато говорил, что проклятье связано с ароматом. Может быть, ты вдохнул его, когда мы были в её комнате... Или она дала тебе что-то понюхать...
   Венди пожал плечами, как бы говоря, что если такое и случалось, то он не помнит.
   Благовония и кэшнаирцы неразрывно связаны. Вдохнуть чего-то не того в их покоях мог даже я. Но, признаться честно, если бы запахи имели колдовскую силу и могли налагать проклятья, вряд ли бы отец и Араберто относились спокойно к ароматическим смесям кэшнаирцев. Фиолетовые порошки из грибов дело другое...
   - Что это? - указал Венди в сторону, вглядываясь в силуэты деревьев. Там едва различимо мерцал огонёк. - Кому не спится так поздно?
   - Стража? - Именно из-за стражи мы и толклись в саду, обдумывая, как пробраться незамеченными. О том, чтобы воспользоваться тайным ходом, ведущим в гостевую часть дворца, нечего было и думать. Кэшнаирцы каким-то образом о нём прознали и выставили охрану - от нечего делать, я как-то проверил... Нужно было искать обходной путь или лезть в окно спальни в надежде, что Кадемония уже спит и сон её крепок.
   Не сговариваясь, мы двинули с Венди на огонёк и открыли для себя интересный факт. Кадемония не спала. Я бы даже сказал, что сна у неё не было ни в одном глазу. Придерживая рукой фонарь, свет которого освещал красивые черты её лица и красный плащ, спадавший вниз складками, она положила руку на плечо человека, стоявшего к нам вполоборота - его лица не было видно.
   - Отличная работа, - сказала Кадемония. - Но многое ещё нужно сделать, ты хорошо знаешь, о чём я.
   Её собеседник кивнул.
   - Всё идёт по плану, ничто не должно помешать, - продолжила она. - И ни слова сераскиру, он придерживается старого уклада жизни, но и ему со временем придется признать нашу правоту.
   Она улыбнулась и со значительностью добавила:
   - Эния бы тобой гордилась.
   Её спутник вздрогнул и аккуратно, но решительно убрал её руку со своего плеча; свет фонаря осветил его лицо.
   - Я так не думаю, - ответил Эсмирато и зашагал прочь, вскоре скрывшись из виду.
   Кадемония недолго постояла, глядя ему вслед, а потом повернулась и - будь я проклят! - посмотрела прямо на меня. Словно между нами не существовало стены кустов и густого сумрака.
   Когда она ушла, унося с собой фонарь с пылающим внутри огоньком, я напряжённо втянул в себя воздух. Что тут, сакрахар подери, творится?
   - Это был отличный шанс, который мы только что упустили!
   Я вздрогнул, забыв, что нахожусь в саду не один. До чего эта женщина страшно на меня влияет!
   - Какой шанс?
   - Прошмыгнуть в её комнаты, пока она тут. Теперь идти туда смысла нет. Еще неизвестно, когда она уснёт.
   Что он мелет? Развернулся к Венди, собираясь прояснить ситуацию, но вдруг понял, что и сам в ней не разобрался. Знал только, что подслушанный разговор - важный.
   - Они что-то задумали за спиной Сопраны. Разлад темных может сыграть нам на руку. Я подозревал, что у них есть план, и что в его осуществлении немаловажная роль отводится Эсмирато...
   - С чего ты взял, что у темных разлад? - удивился Венди - Из их болтовни я не понял ни слова.
   - Как? Они же... - Говорили не на саразийском, а на кэшнаирском - демоны меня разорви! На кэшнаирском! - озарило меня. Получается, от фруктов истины мне кое-что перепало, а именно - знание тёмного языка. Хотя вряд ли я смогу на нём говорить так же свободно, как понимать. Но плюс в этом, несомненно, есть.
   Если Кадемония и знала, что я прячусь в кустах, она вряд ли полагала, что я понял их разговор.
   Я не смог сдержать улыбки.
  

***

   Следующий день не принёс ясности.
   Едва я осознал, что утро, демон его побери, наступило, как узрел камердинера. Не то чтоб его постной физиономии с утра не предвиделось, но я надеялся, что тяжёлая жизнь, что я вел в Чёрных Лугах, остудит ко мне интерес и меня хоть ненадолго оставят в покое.
   Кантэль придерживался другого мнения, и, судя по блеску радости в глазах, у него ко мне имелось дело.
   Я хотел притвориться спящим, но прозорливого камердинера провести нелегко.
   Предупредив мои намерения, он распахнул шторы, впуская в спальню утренний свет, и, придав лицу торжественность, объявил, что я уже проснулся, и как раз вовремя, потому что меня ждут дела.
   По мне так это меня не касается, а по его...
   - Дела государственной важности! - со значением добавил он.
   Вот знает, как застать врасплох!
   Умывшись и одевшись, вернее, позволив Кантэлю себя одеть - в конце концов, это его обязанность, и сегодня пусть он её выполняет - я вышел в гостиную, ожидая, что камердинер вручит мне кипу бумаг для вдумчивого изучения и полного погружения в скучные доклады. Отец говорил, что мне это полезно. Может и так, только спать я сегодня не собирался...
   - Вы просили предоставить доклад о том, как подданные относятся к кэшнаирцам и... к вам лично, - проговорил камердинер.
   - И что? - Я поморщился, и хоть и не нашёл ожидаемой стопки аккуратно сложенных листочков, предчувствовал, что их появление не за горами.
   - Это оказалось не просто, - принялся он набивать себе цену, как бы намекая, что если я решу его выставить, то потеряю ценного слугу. - Вы ведь просили не в письменном виде... - На этих словах я даже заинтересовался. - Пришлось потрудиться.
   Не успел я заинтересоваться ещё сильнее, как он вышел за дверь и через минуту вернулся. И не один. С ним были трое: рослый сухощавый парень, розовощёкий толстяк и мелкий парнишка. Они выстроились в шеренгу, как на плацу. Я озадаченно обозрел всех троих, пройдясь перед ними, не забыв осуждающе взглянуть в ясные глаза Кантэля.
   - Кто они?
   - Глас народа! - с удовольствием пояснил камердинер - в таком приподнятом настроении мне наблюдать его не доводилось. - Вы же хотели узнать, как к вам, наследнику саразийского престола, относится ваш народ... Вот, эти парни желают служить вам всей душой и всем сердцем. Они ненавидят кэшнаирцев и сделают всё, чтобы...
   - Так, погоди. - Провёл я ладонью по лицу, сомневаясь, проснулся ли я сегодня или ещё сплю. - Кто это? - терпеливо спросил в надежде, что Кантэль признается, что это шутка, и вытолкает молодцов за дверь. Но он истолковал вопрос по-своему.
   - О! - Воодушевившись, он поведал, что толстяк - сын булочника, жердь - ученик э'шер, а мелкий - бывший карманник, но уже бросивший это скользкое дело. - Все они из народа. И с детства мечтают вступить в вашу личную армию.
   Я удивлённо приподнял бровь. Похоже, кто-то пристрастился к фиолетовым грибам.
   - Это всё, конечно, очень занимательно. И я тронут. До глубины души. - Прижал руку к груди, чтобы усилить впечатление от сказанного. - Но не думаю, что в этом есть необходимость.
   Личная армия? Да ну!
   - Кэшнаирцы опасны! - неожиданно высказался Ученик.
   Я смерил его пристальным взглядом, и он замолк, смущённо покраснев.
   - Кантэль, можно тебя на минутку. Хотя нет... - Всё, что я хочу сказать ему, я могу сказать им всем. Почти всё за исключением некоторых выражений. - Вам лучше разойтись по домам и заняться своими делами. Я, безусловно, благодарен за преданность, но в личной армии не нуждаюсь.
   Личная армия... Что за бред?
   - Да, но... - начал камердинер, явно имея возражения.
   - Кантэль, - повысил я голос. - Проводи молодых людей и дай им по золотому.
   Пусть не думают, что я не ценю преданность. Матушка всегда говорила, что нужно быть внимательным к деталям.
   Камердинер хотел ещё что-то добавить, но, увидев мой далеко не добродушный взгляд, оставил это при себе. Махнул рукой, и молодые люди, как по команде, направились к дверям. Вскоре мы остались одни.
   - Что за шутки, Кантэль?
   Он поклонился как-то даже чересчур официально и выдал:
   - Ваша матушка одобрила.
   - Матушка?
   Не успел я его расспросить, даже в себя прийти, как он юркнул за дверь.
   И как это понимать?
   Дверь снова распахнулась, я подумал, что Кантэль всё же снизошел до объяснений, но порог переступил вовсе не он.
   - О, ты уже встал!.. - произнёс Венди.
   Проходной двор какой-то!
   - Есть дело.
   - Да ну! - усомнился я. Можно подумать, сюда приходят ещё за чем-то.
   Он поднял что-то с пола, пока я усаживался на тахту и вытягивал ноги на стол, для удобства.
   - Что это? - обозревая находку, покрутил друг в руках шляпу и натянул ее на голову. - Не знал, что ты такое носишь.
   Шляпа была не опознаваемого, ни то серого, ни то коричневого цвета с узкими полями.
   - Я такое не ношу. Это, верно, от Булочника осталось.
   - От какого ещё булочника?
   Я вкратце, без особой охоты, пересказал обстоятельства утренней встречи.
   - Личная армия? - заинтересовался друг, сняв шляпу и аккуратно положив на стол. - А где они сейчас?
   - Где им и положено быть: пошли вон.
   - Зря ты так.
   - Возможно. Лучше скажи, чего ты пришел? - Если он снова начнёт самоубиваться... И так до глубокой ночи его слушал.
   Я самозабвенно зевнул.
   - Ах да! - спохватился Венди. - Отец прислал записку, написал, что утром явится инспекция. Будут искать предмет, который мог бы меня проклясть... или что-то в этом роде...
   - Куда явится?
   - Известно куда. Ко мне в комнату.
   - Так почему ты ещё тут?
   - Я хотел тебя попросить... - Он даже смутился. - Не мог бы ты тоже... поприсутствовать...
   Я прищурился, пытаясь разгадать его намерения.
   - Зачем?
   - Ну... мало ли что... - Он смутился ещё больше.
   Да, в комнате Венди они могут найти много чего интересного и крайне познавательного, например книгу, как там её... "Уроки соблазнения", кажется. При мысли о ней я тоже почувствовал на щеках жар.
   - Надеюсь, ты убрал всё, что может тебя скомпрометировать...
   - Э-э... более-менее, - неуверенно ответил он.
   - Тогда пошли, - стремительно поднялся я на ноги.
   Мало хорошего, если после этой инспекции о Венди поползут дурные слухи. Он как-никак мой приближённый. Не хотелось бы, чтобы и меня впутали.
   Дверь у него оказалась незапертой - заходи, не хочу. И я зашёл. Потом вышел, задним ходом, прикрыв тихо дверь. Мне померещилось? Не может же в самом деле?..
   - Ты точно убрал всё, что не понравится твоему отцу? - Хотя я же не знаю вкусов Араберто, может, они ему и понравятся...
   - Вынес всё до мельчайшей крупицы! - ударил себя в грудь Венди и бесстрашно вошел в комнату. - А-а-а! Что это?
   Я зашёл следом, уже зная, что увижу.
   На широкой кровати возлежали две красивые девушки, на которых одежды кот наплакал: голубые лифы, затканные золотом, и полупрозрачные юбки из летящей органзы.
   Венди издал вопль подстреленной птицы и пошатнулся. Я его придержал. Может, он, когда делал уборку, их и правда не заметил?
   - Кто вы, демон побери? Откуда? - покраснел друг ни то от гнева, ни то от... но кровь в его голову точно ударила.
   Девушки улыбались и не говорили ни слова.
   - Боже! Я сойду с ума!
   - Может, они комнатой ошиблись? - предположил я, стараясь на них не смотреть... больно наряды у них... гхм... - Так ты их не приглашал?
   Венди судорожно замотал головой.
   - Как же это они... без приглашения...
   Я ощупал взглядом комнату, аккуратно огибая углы ложа, и заприметил свиток, полюбовно перемотанный красной лентой. Он лежал на столике рядом с... кроватью.
   - Он тебе знаком? - указал на свиток.
   - Первый раз вижу!
   Я осторожно к нему приблизился и так же осторожно протянул руку, словно боясь, что незваные гостьи меня покусают. Схватил добычу и отскочил, сам себе поражаясь.
   Распустив ленту, воззрился на послание.
   - Ну что там? - нетерпеливо спросил Венди, боясь даже вздохнуть в сторону дам... Думает, это ему зачтётся, если Араберто его тут застукает?
   Повторно пробежав глазами по строчкам, не веря прочитанному, я с сочувствием взглянул на друга.
   - Тебе конец!
  

Тьма 3 То, что скрывает шкаф

  
   Никогда не думал, что скажу это вслух, но:
   - Третий принц Кэшнаира редкостная сволочь!
   Венди, обессиливши, сидел в кресле и перечитывал послание, от чего по временам у него дёргался глаз. Я даже забеспокоился о его душевном самочувствии. В письме ясно и многословно излагалось следующее: Эсмирато Нейрон вэн Астарта, милостью судьбы Третий принц Кэшнаира, выражал глубочайшее сочувствие по поводу случившегося с Венди на банкете обморока и с самыми лучшими пожеланиями слал ему в подарок двух прекраснейших дев, которые должны усладить взор и улучшить состояние души и сердца герцога Рикторианского. Эсмирато надеялся, что герцог примет его подарок без возражений, поскольку узы дружбы, зародившейся между ними в Чёрных Лугах, позволят не отказаться от дара, преподнесённого от чистого сердца.
   - Зря мы его в Чёрных Лугах не закопали! - неожиданно зло выговорил Венди. - Упустили такую возможность!
   - Ты больше о деле, о деле думай. Что с этими красавицами делать? Они не книжка - под кровать не спрячешь.
   - А что тут сделаешь? Ты многое смог сделать с Кадемонией? Тоже ведь... подарили!.. А тут две! - До него вдруг дошло, что хоть так он меня обскакал, и взгляд просветлел. - Две это всё-таки не одна.
   Думает, я сразу не понял намёка? А мне-то что! В Кэшнаире вообще положено по достижению совершеннолетия обзаводиться тель'яри, девушкой, обязанности которой весьма обширны... И Венди, помнится, даже завидовал... Собирается жениться на Беатриче... Интересно, как он ей объяснит наличие двух тель'яри в доме?
   И почему две? Верно, Эсмирато решил, что подарков много не бывает.
   - Нужно отказаться, - пришёл я к выводу. - Но сначала надо их спрятать. Когда придёт инспекция с Араберто?
   - Не знаю. Может, через час, - взволновался Венди.
   - Успеем.
   В коридоре послышался грохот.
   - Инспекция? - предположил я.
   Глаза Венди испуганно расширились.
   Шли минуты, дверь не открывалась, и он, наконец, не выдержал, распахнул ее во всю ширь и выглянул наружу.
   - Ты что здесь делаешь? - гаркнул во всё горло.
   В ответ послышались робкие оправдания.
   - Вазу разбила? Её стоимость будет вычтена из твоего жалования! - припечатал он и с грохотом захлопнул дверь.
   - Ты чего? - Насколько я знал, ваза принадлежала императорской семье, да и жалование дворцовой прислуге платили из государственной казны.
   - Неуклюжая старуха! Это была моя любимая ваза! - пояснил Венди.
   Но я-то знал, что дело не в вазе, а в том, что у кого-то сдают нервы.
   Он запер дверь на ключ.
   - Итак, что с ними делать? - кивнул на кровать, где ничего не изменилось - всё те же девы возлежали всё в тех же позах.
   Я устало вздохнул, и мы начали соображать.
   Вначале решили, что девушек нужно из комнаты вывести. Но как это сделать, не привлекая внимания?
   - А как их сюда привели, так и выведем, - заметил Венди.
   Знать бы ещё, как их привели. С другой стороны, увидеть кэшнаирцев с девушками, закрытыми покрывалами, дело, может, и не совсем заурядное, но вполне уместное, а как мы с Венди будем смотреться в качестве сопровождающих? Наследный принц и сын канцлера!
   - Этот вариант отпадает.
   - Почему? У меня и покрывала есть, - покосился он на шкаф. Я тоже на него взглянул, но с другой целью - надеюсь, воспользоваться им не придётся.
   - Я тут подумал... - начал я, когда в дверь деликатно постучали. Что это? Служанка деньги за вазу принесла?
   Я перехватил испуганный взгляд Венди. Друг на одеревенелых ногах направился к двери, осторожно изъял ключ из замочной скважины и припал к ней. Когда он выпрямился и взглянул на меня, я понял всё.
   - Араберто...
   Услышав имя отца, Венди побледнел.
   - Он убьёт меня! Убьёт! - схватился он в панике за голову.
   Я прижал палец к губам, призывая к тишине.
   - Дверь на замке. Тебя тут нет.
   - Что?
   - Тебя - нет.
   В его глазах мелькнуло понимание.
   Мы молча прислушивались, надеясь, что Араберто уйдёт...
   - Милочка, - раздалось с той стороны двери, - не знаете, у себя ли хозяин?
   - Как не знать, господин Араберто, - услышал я голос той самой служанки, что разбила ценный антиквариат. - Господин Вендиан заперся с четверть часа назад и с тех пор не выходил.
   Демоны!
   - Что-то не открывает. Не случилось ли чего?
   - Если позволите, у меня есть запасной ключ. Сейчас принесу.
   На этих словах мы перестали дышать.
   - Вот же подлая старуха! - задохнулся от гнева Венди. - А ей на пуговицы давал.
   Идиот! Так бы и прибил той самой вазой. Со слугами нужно быть вежливым!
   - В шкаф! - вынес я вердикт.
   - Не полезу!
   - Да не ты, а они, - раздражённо указал на кровать.
   - А как ты им объяснишь, что от них нужно?
   - Я не буду объяснять. Это сделаешь ты!
   - Я? Но... - Придётся ему признать, что кэшнаирский он не знает. - Я не знаю... как по-кэшнаирски шкаф! - разозлился он.
   - Сакрахар тебя подери! - прошептал я в сердцах и поднял на руки одну из девушек, не такую лёгкую, как казалось. Но что не сделаешь ради любимого друга. Чтоб его демоны сожрали! - Открывай дверцы!
   Но кэшнаирка лезть в шкаф не хотела. Упиралась ногами и мягко улыбалась Венди.
   - Скажи ей, что это необходимо, - обратился я к другу.
   - А может, и прятать не надо... Скажем, что это твои дополнительные подарки ко дню рождения.
   Убью!
   - Тебе целую принцессу Империи подарили, и ничего. А тут всего две милые крошки. Отец ругаться не будет.
   Зато я буду, и очень сильно!
   - Чей отец ругаться не будет? - Мой так точно не останется равнодушным.
   Поразмыслив, Венди, наконец, подхватил на руки вторую девушку.
   - Это для твоего же блага, - принялся он сочинять. Девица вряд ли поняла, но, обхватив за шею, запечатлела на его губах страстный поцелуй. Как после этого Венди шкафом не ошибся, ума не приложу - наверно потому, что тот был всего один, - но штормило его знатно. Следом за первой совместными усилиями загрузили и её подружку.
   Шкаф был на удивление пуст, и у меня закралось подозрение, что его давно используют не по назначению.
   Едва дверцы со стуком закрылись, как в комнату ввалилась целая толпа. Я толком и дух не успел перевести. Канцлер пришел не один.
   - Отец! - разулыбался Венди; щёки его пылали. Араберто придирчиво оглядел комнату, словно что-то заподозрив. - Почему так рано? Что-нибудь случилось?
   Я привалился спиной к дверцам шкафа, надеясь, что это поможет сохранить наш секрет в тайне... Точнее два секрета.
   - Случилось? Это я и хотел у тебя спросить. Почему не открывал? Я забеспокоился, - озадаченно нахмурился канцлер и с некоторым удивлением обнаружил меня. - Кармаэль, - отметил он моё присутствие.
   - А вы стучались? Не слышал. Мы были заняты. - Уши Венди горели, но он мужественно не отвёл от отца взгляда. Часть правды в его словах всё же была - мы действительно были заняты.
   - И что вы делали? - спросил Араберто, пытая сына взглядом.
   - В окно глядели. Там нынче занимательная картина.
   Канцлер подошёл к окну и отодвинул шторку. К слову, с самого утра лил дождь, и смотреть было разу не на что, разве что на лужи и грязь.
   - Странно, - заключил Араберто, возвращаясь. - Ну ладно, оставим. Я пришёл по делу. Надеюсь, ты не против, что инспекция осмотрит твою комнату.
   - Против! - выпалил Венди и тут же опомнился: - То есть нет, конечно. А почему сейчас?
   - Есть возражения?
   Друг открыл рот, но придумать что-нибудь правдоподобное под пристальным взглядом отца не смог.
   - Прошу прощения, я, наверное, должен объяснить, - раздался голос, которого мы с Венди не ожидали услышать. Из-за плеча мастера Лансера вышел Эсмирато. - Это я настоял, чтобы поиски проклятой вещицы провели как можно скорее. Мне жаль, что это доставило вам неудобства. - Хотя в его глазах не было и капли раскаяния, одна насмешка. Он точно знал, какие неудобства доставил нам ранний приход инспекции.
   - Как благородно с твоей стороны проявить беспокойство, - брызгая ядом, заметил Венди.
   - Ну что ты, никакого беспокойства, - положил кэшнаирец руку ему на плечо и, сладко улыбаясь, добавил: - Мы же почти как братья.
   Во взгляде Венди я прочёл, что он с удовольствием бы начистил ему морду. По-братски.
   Но Эсмирато на этом не остановился, прошёлся по комнате, осматриваясь, будто что-то выискивая. И вряд ли проклятую штуковину.
   - Я подумал, что держать у себя заговорённую вещь опасно - мало ли каких бед она натворит - и пошёл к мастеру Лансеру...
   - Да, - подхватил э'шер, сияя. - Мастер Эсмирато был очень убедителен, когда говорил, насколько ценен господин Вендиан, и наше государство многое потеряет, если лишится благодетеля в его лице. Я был так тронут.
   А уж как мы с Венди тронуты, это не передать.
   - Ну-с, с чего начнём? - оживился мастер Лансер, сопровождаемый двумя учениками в коричневых мантиях.
   Я упрямо сложил руки на груди, давая понять, что к шкафу они не пройдут. Только через мой труп! Эсмирато понимающе ухмыльнулся. Захотелось вывести его из комнаты и поговорить без свидетелей, чтобы не шокировать тех неподобающим отношением к принцу крови.
   Перехватив взгляд Венди, понял, что у него такие же кровожадные намерения.
   - Мастер Лансер, комната моего сына в вашем полном распоряжении, - ответил Араберто.
   В руках мастера Лансера возник хрустальный шар. Он напоминал мыльный пузырь, по его поверхности то и дело перемещались голубые и зелёные пятна.
   - Чувствую, что предмет, наславший проклятье на господина Вендиана, ещё тут. Он не покинул комнату. - Мастер Лансер закрыл глаза, нюхая воздух. - Это сделала женщина. Я чувствую запах её духов.
   Он подошёл к шкафу, продолжая принюхиваться.
   - Тут! - ткнул он мне прямо в грудь и сконфузился. - Простите, Ваше Высочество, но Жемчужный глаз никогда не лжёт, и он указал на шкаф, и если вы отойдёте...
   Щас прям!
   - Мастер Лансер, в этой комнате может пахнуть духами и по причине, не связанной с проклятьем, - прервал я его. - Перепроверьте, пожалуйста. В вопросе безопасности герцога Риктарианского не может быть ошибок.
   - Разумеется, - охотно согласился э'шер и вернулся в середину комнаты.
   Я скрежетал зубами. Если мастер Лансер руководствуется в поисках запахом, мысль о котором наверняка заронил Эсмирато, то будет неизменно возвращаться к шкафу.
   К моему удивлению, следующая попытка привела поисковиков в гардеробную, где во множестве висели костюмы, включая парадный и маскарадные. Похоже, Венди позабыл про отчий дом и полностью перебрался в императорский дворец, ко мне поближе. Работа превыше всего! - твердил он, довольный, что тут запросто можно улизнуть от всевидящего ока отца.
   Друг заметно напрягся, когда порог гардеробной переступил и Араберто.
   - Что в гардеробной? - спросил я шёпотом у окаменевшего рядом Венди. - Я должен об этом беспокоиться?
   - Там несколько вещиц и... запретная литература...
   Нашёл о чём волноваться, когда у меня буквально за спиной две красотки, об одеяниях которых не стоит и упоминать.
   Эсмирато молча следил за нами и поисковиками. Он определённо знал, где нужно искать. Вернее, где не нужно.
   Вскоре на свет из гардеробной были извлечены, во-первых, две женские атласные перчатки - что ещё можно было как-то объяснить, - а во-вторых, пара чулок и кружевное бельё, явно не принадлежащее герцогу Лириканто.
   - Это какая-то ошибка! - краснея, уверял он. - Мне кто-то подбросил!
   - Интересно, кто это был? - с усмешкой вопросил Третий принц Кэшнаира.
   Венди ожёг его ненавистным взглядом, но сейчас ему было не до него.
   Араберто хмурился.
   - Могла ли какая-то из этих вещей быть проклятой? - спросил он, нарочито не глядя на сына.
   - Любая. Или все вместе, - ответил мастер Лансер. - Необходимо провести более тщательное исследование. С вашего позволения, все эти вещи я изымаю. - Ловко рассовал он найденные улики по карманам. И смутился, перехватив мой заинтересованный взгляд. - По долгу службы приходится сталкиваться...
   Мог бы и не говорить. Сам знаю.
   Инспекция собралась уходить.
   Мы с Венди едва перевели дух и уже расслабились, как вдруг...
   - Мастер Лансер, а вы уверены, что поиски на сём можно прекратить? - догнал э'шер и его помощников в дверях вопрос Эсмирато. - Что если вы что-нибудь пропустили? Я волнуюсь. Мы так подружились с герцогом Лириканто, путешествуя по Чёрным Лугам, что если с ним что-то случится, я не переживу. - Он напрочь игнорировал дружеские взгляды герцога, грозившие лишить его жизни прямо сейчас, не дожидаясь случая.
   Мастер Лансер обвёл искательным взглядом комнату и остановился на шкафе. Я вопросительно приподнял бровь. Вот интересно, есть ли у него жена? И знает ли она, с чем её мужу приходится сталкиваться по долгу службы?
   - Пожалуй, на сегодня хватит, продолжим в другой раз, - подпрыгнул он на месте, словно ему жгли пятки, и, коротко попрощавшись, спешно шмыгнул за дверь вместе с учениками.
   Наконец я смог вздохнуть с облегчением.
   - Я тебе это ещё припомню, - сквозь сжатые зубы пообещал Венди кэшнаирцу.
   - В любое время, - учтиво раскланялся тот, но просто так уйти не смог. - Надеюсь, мой подарок найдёт достойное применение, - остановился он в дверях и быстро скрылся за косяком, когда по его душу прилетела статуэтка.
   - Убью гада! - прокричал вслед Венди.
   - Ты это всегда успеешь, - остановил я его, собравшегося было погнаться за тёмным. - А вот... - Что хотел сказать дальше, я забыл, едва мой взгляд упал на канцлера.
   Тот стоял в сторонке, возле кровати, и что-то усердно читал.
   Мысли в это секунду ворочались, как Эйхейзар в своём логове, неповоротливо, но красная лента в руках Араберто явственно сообщала, что именно он читал.
   Всё пропало!
   - Где они? - тихо прошелестело по комнате. Никогда не думал, что тихий голос может заморозить почище, чем оглушительный крик.
   Венди стоял ни жив ни мёртв. Хотя, казалось, в эту минуту он больше мёртв.
   Араберто поднял на сына тяжёлый взгляд.
   Венди молчал, не смея произнести ни слова.
   И тогда я распахнул дверцы шкафа...
  

Тьма 4 Ночные бдения

  
   Отец поставил чайную чашку на блюдце и пристально посмотрел мне в глаза. Минул полдень.
   Я ждал этого разговора с момента приезда из Чёрных Лугов и чувствовал, как внутри всё сжалось. Что я скажу? Что чуть не прибил талахари? Что вместо того чтобы овладеть силой, пройдя ритуал, сила овладела мной?
   Жаль, после обеда мама и Пати ушли по делам. Если бы они остались, то... Демоны! Всё подстроено! Наверняка мама сказала, что разговор проще пройдёт на свежем воздухе... Может она права? Деревянная широкая беседка с видом на озеро неплохое место, чтобы поговорить о демонических силах, пожирающих душу...
   Проклятая бездна!
   - Я тоже их видел, - начал отец. - Врата Шаоса. Наяву. Они впечатляют.
   - Да, - посмотрел я в пустую чашку, жалея, что в ней ничего не осталось. Я даже с Венди не говорил о Вратах. О том, что там видел... Но, быть может, отец тоже всё видел, Карвэла, одержимого желанием завладеть силой, способной противостоять колдовству бога Красной луны, отстоять суверенитет Саразирии. Да, я его понимал. Я бы тоже пошёл на всё, чтобы...
   Перед глазами встало видение... угольно-чёрные руки поверх одеяла... Он не смог контролировать силу, удержать её. И я - тоже?..
   - Врата мне не открылись, - признался отец.
   - Что? - переспросил, увлечённый собственными мыслями, позабыв, что мы с отцом один на один среди красоты природы. - Но ведь ритуал... он открывает Врата.
   - Открывает. Но не воспоминания. Для меня они оказались недоступны.
   - Как это?.. - Я чего-то не понимал. - Откуда же ты знаешь, что там хранятся воспоминания?
   Он усмехнулся. Ждал этого вопроса, не удивился, что я спросил. Достал книгу и положил на стол передо мной. Потрёпанная кожаная обложка. Да ей на вид сто лет!
   - Что за книга?
   - Это дневник. В нём записаны воспоминания.
   - Чьи воспоминания?
   - Всех наследников.
   Я поднял глаза на отца. Он говорил не о наследниках императорского трона. Он говорил о наследниках силы Врат Шаоса. Я почувствовал, как меня затрясло. Эту дрожь невозможно было унять.
   Дневник. С воспоминаниями тех, кто входил во Врата. Если повезёт, возможно, в нём окажутся записи самого Карвэла. Я чувствовал, что с ним у меня больше общего, чем со всеми остальными наследниками. Чем с отцом.
   Он пододвинул ко мне дневник.
   - Не смотри так, он тебя не укусит, - усмехнулся отец. - Прочти. Тебе многое станет понятным. И... если захочешь... можешь тоже записать всё, что там видел...
   Я взял его. Обложка жгла пальцы.
   - Надеюсь, тебе не нужно напоминать, как он важен... Что воспоминания, записанные в нём, традиционно передаются от отца к сыну, и будет печально, если...
   - Я его не потеряю.
  

***

   Прижимая к груди дневник, я бродил по саду до самого вечера. Не знаю почему, но я не мог заставить себя его открыть. Быть может, время ещё не пришло, или я не готов.
   Хотел найти ответы, да просто жаждал... Как справиться с силой? Кто тот, другой во мне, что приходит, чтобы уничтожать... кого я не могу контролировать?.. Но вдруг в дневнике нет ответов? И никто, ни один из наследников силы Врат их не знал...
   Над водой поднималась луна. Сверчки завели прелестную песню. Я сел под дерево, вслушиваясь в умиротворяющие звуки подступающей ночи, и открыл дневник. Если не сейчас, то...
   Посреди раскрытых страниц плюхнулось что-то лохматое и маленькое, размером с лимон. Шурша? Зверёк распушил шёрстку, яростно сверкая красными глазками, явно думая, что оказался во враждебной среде. Я хотел его утешить и заодно убрать с драгоценных страниц, но он не оценил и грызнул за палец.
   - Чтоб тебя!
   Но постойте, разве обитание шурши не один из районов Чёрных Лугов - кажется, Тиховодье. Что же он делает здесь?
   Обогнув дерево, раздвинул ветви растительности и...
   - Добрый вечер, Венди! Это твоё? - подкинул на ладони пушистика.
   - Добрый, Кармаэль! - поздоровался он с серьёзной миной.
   Дикий блеск в его глазах помешал залепить ему шуршей в лоб. Сумасшествие вернулось? А говорили, проклятье развеялось.
   Венди был не один. Я оглядел отряд троих самоотверженных бойцов.
   - Где ты их нашёл? - Я же их выпроводил и надеялся, что больше никогда не увижу. - Личная армия, да?
   - Знакомься, - приободрился Венди. - Джо, Рикки и Лем.
   Я тут же забыл.
   - И что прикажешь с ними делать?
   - Ты? Ничего. Мы сами всё сделаем.
   - То есть как? - Они явно куда-то собирались.
   - Хочешь с нами?
   - Я? Ну-у...
   Эх, надо было сразу внятно отказаться.
   - Маска? - оглядел я выданный реквизит. Больно знакомый. Помнится, мы ходили к тёмным, надев что-то подобное.
   - А ты хочешь лицом светить?
   - Я ничего не хочу.
   - И это надень... - Бросил он мне плащ с блёстками - он что, скоморошную лавку ограбил? - От маскарадного костюма. Некогда было подготовиться, пришлось всё делать впопыхах.
   Троим "бойцам" тоже было выдано снаряжение. Я отвоевал плащ без украшательств - ещё поймают, засмеют. Кстати...
   - А куда мы собрались? - Об этом следовало спросить в первую очередь. Венди злобно осклабился. - Не-ет! - непроизвольно вырвалось у меня, хотя я догадывался. После выходки Эсмирато этого следовало ожидать. Только я надеялся, что действовать будем тоньше, а тут... - Шурши? - оглядел я корзину битком набитую чёрными зверьками. - И что планируешь с ними делать? - Венди снова хищно улыбнулся. Повезло, что я не кэшнаирец. Рассвирепевшие шурши кусают почище рассерженной таталы. А в тесной корзине они явно не расположены к миролюбию.
   Пока трое добровольных помощников натягивали маскировку - и когда Венди успел с ними сговориться? - я приблизился к другу. Чем закончился его разговор с Араберто, я так и не узнал. Ушёл. Это их внутрисемейные дела, и лезть в них не хотелось. И всё же...
   - Что сказал отец?
   Венди сделал вид, что не расслышал. Плотно закрыв корзину, чтобы зверьки раньше времени не разбежались, он взял прислонённую к дереву палку и грозно вскинул её на плечо. И тут я её узнал. Трость Араберто! Не прибил же он собственного отца, в самом деле?
   - Ты что-то сказал, Кармаэль? - переспросил он подчёркнуто спокойно.
   - Я? Нет, тебе послышалось. - Я закрыл лицо полумаской. Демоны! Не думал, что мне придётся спасать кэшнаирцев.
   Пробираясь в гостевую часть сада под аккомпанемент ломаемых веток - трём дурням не на охоту на кэшнаирцев ходить, а пугать полуночных прохожих - я спросил Венди, откуда шурши. Здесь за версту пахло контрабандой.
   - Наловил, - ответил тот и прибавил ходу.
   Наловил, значит. Ладно, будем считать, что я их не видел. И не слышал. Сжал кулак. Укус ещё болел.
   - Стой!
   - Что? - недовольно обернулся Венди - трость всё так же угрожающе покоилась на его плече.
   - Мне надо вернуться. - Ох и не хотелось мне его расстраивать. - Я забыл под деревом... книгу.
   - Кому нужна твоя книга? На обратном пути заберёшь. Что с ней сделается? - Он не дал времени объяснить, как она важна, и зашагал дальше. Я тоже надеялся, что с ней ничего не случится, но...
   Позади что-то грохнуло.
   - Осторожней! - окликнул я троих незадачливых помощничков, попеременно тащивших корзину. Когда мы доберёмся до места, шурши будут просто в ярости!
   - Тихо... - насторожился Венди. - Кто-то идёт. - И юркнул за ближайшие кусты.
   Я махнул троим спутникам оставаться на месте, за деревом - с большой корзиной они быстро не развернуться, - а сам последовал за другом.
   - Кэшнаирский стражник, - сообщил он, внимательно наблюдая за неспешно движущемся по дорожке человеком.
   Ну вот, вылазку на этом можно и закончить. С такой корзиной, а особенно с такими носильщиками нас быстро засекут. Даже не знаю, расстроился ли я или...
   - Он будет первым.
   - Чего? - Мне показалось, что я ослышался.
   Венди повторять не стал и подал знак. Со стороны корзины закопошились, раздался тонкий, на грани слышимости писк шурши, и от ближайшего куста отделилась тень, явственно похожая на то, чем и являлась - человека с зажатой в руке шуршей. Он вышел на тропу войны один на один со стражником. Последний медлить не стал и, не получив ответа на вопрос "кто такой?", обнажил сталь. Подпрыгнув на месте, будто его за пятку укусила шурша, помощник Венди развернулся и дал стрекача. Кэшнаирский вояка припустил следом, но не догнал. Зато его самого догнала трость Араберто. Стоя над поверженным врагом, Венди сплюнул пожёванную травинку и признал, что первый кэшнаирец встал в горле комом.
   - Но ничего, нужно немного потренироваться и тогда... - Он глянул на меня, словно размышляя, не сгожусь ли я как объект для тренировки.
   - Чего ты на меня уставился? На мне узоров нет. - Хотя на мне были узоры. На плаще. Но не очень заметно.
   - Ладно, - смилостивился Венди. - Я покажу, как надо. У меня есть стратегия.
   На этих словах подумалось, что лучше б мне пойти домой.
   Обезвреженный стражник был оттащен в кусты и аккуратно замаскирован ветками, чтобы не вспугнуть следующих жертв карательной операции.
   - А если он в себя придёт и предупредит остальных?
   - Не придёт, - уверенно заявил Венди, - у меня удар хорошо поставлен.
   Когда это он его успел поставить? Вслух я, разумеется, не спросил. Говорят, сумасшедших лучше не провоцировать.
   За первым стражником последовали ещё двое. По очереди. Шурши упорно не желали лезть им за шиворот - по плану Венди. Дело усложнялось тем, что жертвы произвола тоже сопротивлялись. Один даже умудрился порвать любимые кружева на рубашке Венди, после чего безжалостно был бит тростью - мне его даже жалко стало.
   На четвертом стражнике во мне взыграл азарт. Смогу ли я запихнуть зверька ему за шиворот? Подкрался сзади, едва начал, как вдруг тот обернулся, и я остолбенел. Третий принц Кэшнаира собственной персоной!
   Эсмирато потребовалась всего секунда, чтобы оценить ситуацию. Он схватился за сабли и... странно дёрнувшись, повалился на дорожку. Позади него стоял Венди.
   - Четвёртый пошёл, - осклабился он в хищной улыбке.
   - Сакрахар тебя дери! - напустился я на него - Что ты наделал? Отец трижды сказал, что мы должны уважать семью Нэйрон! Пока они у нас в гостях...
   - Поверь, я к нему со всем уважением... - довольно закинул Венди трость на плечо.
   Вразумить его не удалось.
   - Они здесь! - разнеслось над садом.
   Из-за поворота вылетело несколько кэшнаирских стражников. Впереди всех ковылял тот, кого Венди приложил первым. Видно, над ударом ему ещё работать и работать!
   - Что теперь делать, стратег? - спросил я Венди.
   Он без предупреждения перевернул корзину. Демоны бы его задрали! Меня мог бы и предупредить.
   Чёрные шарики вывалились на садовую дорожку и устремились вперед, не разбирая дороги, ослеплённые яростью. Галопом пробежали по кэшнаирскому принцу, на его счастье, пребывавшего в забытье. Дальше шёл саразийский принц... Но я ждать не стал. Припустил бегом, прямо на стражников. В густые колючие кусты роз, что росли по краям дорожки, лезть не хотелось. Кэшнаирцы слегка опешили оттого, что нарушитель сам бежит к ним в руки, а потом даже обрадовались, бодро размахивая оружием. Зря. Я-то, пожалуй, проскачу. А они через заслон шурш - вряд ли.
   Не останавливаясь, будто собираясь протаранить стражников, я нырнул между ними и проскользил по земле, под свист проносящихся над головой сабель. Опасно. В другое время я бы не рискнул. Если бы не отвлекающий маневр со стороны шурш. Они налетели катящимися горошинами, если представить, что те величиной с каштан, забираясь под балахоны воителей.
   Просторы огласили душераздирающие крики.
   Демоны всё побери! Даже приятно.
   Вскочив на ноги, я понёсся прочь, перепрыгнув куст можжевельника.
  

***

   Дожидаться сообщников не стал. Скорее всего, воспользовавшись суматохой, они убрались куда подальше, как сделал и я. Вернулся в сад под дерево за дневником и... не нашёл.
   Дважды обошёл вокруг, удостоверившись, что это то самое дерево - другого быть не могло. Но дневника, доверенного мне отцом, как самое ценное из семейных реликвий, за потерю которого оторвут не только голову, но и руки с ногами, не нашёл.
   Да быть не может!
   Кому понадобилась книга? Кэшнаирцам? Пока мы гуляли в их саду, они шерстили в нашем?
   Я успел трижды облиться потом, как вдруг... Кусты зашелестели и, придерживая тяжёлые юбки, ко мне шагнула Лилу-Анна. Я обомлел при виде принцессы и не смог вымолвить ни слова, глядя на неё. Кажется, если бы из кустов выпрыгнул лунник, я бы и то не так удивился.
   - Что ты здесь делаешь? - наконец вернулся ко мне дар речи. - Ты заблудилась?
   Она с интересом меня разглядывала. Куда подевалась её робость?
   - Я могу тебя проводить... - Ага, меня сейчас там ждут с распростёртыми объятиями... И с саблями наперевес.
   Она протянула мне... дневник. Я замер. Демоны! Мой дневник! Чувство благодарности смешалось с раздражением - зачем брать чужие вещи?
   Я сжал книгу с одного края, собираясь забрать, а Лилу-Анна держала с другого. Это длилось секунды, и я вдруг почувствовал тепло в обручальном браслете, оно поднималось всё выше и выше по руке, пока не окутало меня целиком.
   Почудилось, что Лилу-Анна легко касается моей ладони, но ладони касалась только книга.
   - Я подержу, - сказал я, имея в виду книгу.
   Лилу-Анна, смутившись, отпустила, и наваждение рассеялось.
   - Я её потерял, а ты нашла и...
   Она не дослушала, подобрала юбки и убежала, словно подхваченная ветерком.
   Я поглядел на браслет. Если подумать, он никогда не был холодным. От него всегда исходило тепло, и я часто забывал, что ношу его, настолько хорошо и удобно он сидел на руке.
   Размышляя об этом, я возвратился во дворец, прижимая к боку дневник. В раздумьях хотел потереть лоб и... наткнулся на маску.
   Поглоти меня бездна!
  

***

   - Так она тебя видела в маске и догадалась, что это ты?
   Мы сидели с Венди у меня в гостиной поутру.
   - Понятия не имею. Но вполне возможно. Думаю, она почувствовала моё присутствие через обручальный браслет.
   - Ну всё, теперь доложит братцу. И этот придурок явится, требуя компенсации за пострадавшую честь.
   - А я говорил...
   - Что? Ну, что ты говорил? Какую-то книжонку под деревом оставил! А мне откуда знать, что она такая важная, что ты попрёшься за ней на ночь глядя, не снимая маски? Может, ты со скуки решил научный трактат почитать?
   - Сказал бы я тебе, что я со скуки обычно делаю, но боюсь, твоя физиономия этого не перенесёт, - наглядно размял я костяшки пальцев.
   - С кем я связался? - возопил Венди.
   - С наследником Саразийского престола!
   Он застонал.
   - Ну чего ты переживаешь? Вряд ли наш маскарад обманул Эсмирато. Другой вопрос пойдёт ли он в открытую или...
   - Будет действовать исподтишка, - подхватил мою мысль Венди. - Ты прав. Нужно беспокоиться не о лобовой атаке, а об ударе в спину. А... - он странно на меня посмотрел, - почему обручальный браслет до сих пор на Лилу-Анне? Не собираешься же ты жениться и на ней?
   Да я и на Кадемонии не горю желанием, а тут... Лилу-Анна. Представив её хрупкую, тщедушную фигурку, почувствовал, как потеплел браслет. Что это? Говорили, что рубенит передает человеческие эмоции, а наложенные при обручении заклинания связывают парные браслеты. Выходит, думая о Лилу-Анне, я ощущаю то, что чувствует она. Бред какой-то! С чего бы тёмной испытывать ко мне теплоту?
   Качнув головой, стряхнул с себя оцепенение, сообразив, что вот уже некоторое время Венди с мрачным видом рассказывает о своих новых горестях.
   - ...Отец сказал, что раз вышло, что эти две крошки оказались у меня в шкафу, значит, я уже дорос до брака. И так на меня посмотрел, с таким обвинением, словно я ему синего ежа на стул подложил. А ты знаешь, с пяти лет я этим не занимаюсь. - Венди тяжело вздохнул. - Теперь отец считает, что я его подвёл - надо было сразу сообщить ему о подарке, а не прятать в шкафу. Доверия мне больше нет.
   - А как он тебе трость отдал?
   - Молча. Отдал и ушёл, будто тем самым признавая меня взрослым, ответственным за свои поступки. Что мне делать, Кармаэль?
   Топиться ему не предложишь - он уже пробовал. А вот поговорить ещё раз с отцом, разъяснить, как всё было - можно.
   - Вот. - Вытащил он из кармана голубой конвертик. - Это тебе.
   Внутри него обнаружилось приглашение на помолвку.
   - Беатриче хочет, чтобы всё было, как положено, официально. Так что, если ты придёшь...
   - Я буду там. Но... ты уверен? Ты действительно хочешь жениться на Беатриче?
   - Я уже не знаю, чего хочу. Но почему нет?
   - Если бы ты всё как следует объяснил Араберто, он бы не настаивал...
   - Зачем? Пусть думает, что я непутёвый сын. Ведь я его подвёл не только в этом. На протяжении сотни лет наша семья поддерживала семью Вириен, твою семью, Кармаэль, а теперь... я стал единственным в роду, кто на это не способен. С глаз долой - из сердца вон. Думаю, для отца так лучше.
   - Хорошо, я буду на обручении. - А там посмотрим, что можно сделать.
  

Тьма 5 Обручение

  
   Весь остаток дня я провёл за чтением дневника. Многие из прадедушек пересказывали то, что я уже знал. Видели, как Карвэл заключает договор с чародеем и впервые призывает Врата Шаоса. Но для них это происходило как взгляд со стороны, и только мне посчастливилось непосредственно влезть в шкуру Карвэла. Почему? Я такой особенный или мне просто не везёт по жизни? До сих пор вздрагиваю при воспоминании о том, что чувствовал Карвэл, когда сила опустошала его, выжигала изнутри. Меня ждёт то же самое? А главное - чего я и боялся - записей Карвэла в дневнике не было. Или он не посчитал нужным оставить заметку для потомков, или его личная рукопись хранится в другом месте. Я чувствовал, что если это так, в ней я найду важные сведения, то, что так отчаянно ищу.
   Всю ночь провёл в раздумьях, изучая рельеф потолка. Угораздило же родиться наследником Врат Шаоса!
   Утро встретило меня пасмурно. Так же, как и я его.
   Кантэль помог мне одеться. Я не сопротивлялся, желая поскорее покончить с утренними церемониями.
   - Её Высочество Патриция тоже придёт на обручение господина Вендиана, - между делом сообщил камердинер.
   А ей-то что там понадобилось? Это окончательно разобьёт сердце Венди ... Проклятье! Я ещё не набил ему морду за то, что он таки осмелился положить глаз на мою сестру. Но это подождёт, это всегда успеется...
   Когда Кантэль закончил, я оглядел себя в зеркало. Камзол из тёмного бархата как раз то, что нужно, чтобы не выделятся среди гостей. Но эта чёрная обугленная полоска на лбу, доставшаяся от последнего призыва сил Врат... она всё портит, привлекает внимание. А я, как-никак, буду там инкогнито.
   - Подай-ка ленту.
   - Какую? - удивился Кантэль.
   - Атласную.
   Выражение ещё большего удивления на его лице было неподражаемым.
   Демоны! Я сам себе удивляюсь.
   Мама и папа решили не ехать. Конечно, чего участвовать в этом театре абсурда? Хотя думалось мне, дело обстоит иначе. Присутствие императора и императрицы придадут обручению официальный статус, а если Араберто попросил их не приезжать, тогда, возможно, у Венди есть надежда избежать всего этого...
   Через два часа я стоял в большой комнате особняка Лириканто, на церемонии обручения, проводимой священнослужителем в золотой тиаре и багряном одеянии, и понимал - надежды нет.
   Венди произносил слова клятвы без особого энтузиазма - как бы он там не уснул.
   Беатриче оделась пышно, словно это не обручение, а настоящая свадьба. Белые юбки и корсаж, затканный золотом. В волосах сверкающая диадема. Невеста, конечно, красотка, но я Венди не завидовал.
   Браслеты защёлкнулись на запястьях обручившихся. И это прозвучало, как щелчок замка тюремной камеры. Они словно надели на руки кандалы. Почему же я не ощущаю то же самое? Может потому что браслет ещё не на руке Кадемонии?
   Среди гостей я обнаружил Патрицию. Сестра была одета не броско, но изящно - в бело-жёлтое платье, в тон костюма ее спутника, которым был... будь я проклят!... Эсмирато! Зачем она его сюда притащила? Мало того, что сама...
   - Пати, ты что? Ты с ума сошла? - пробравшись через толпу, зашипел ей в самое ухо.
   Эсмирато вежливо мне улыбнулся.
   Еле сдержался, чтобы не выпроводить его взашей прямо сейчас. Пришёл поиздеваться над моим другом? Ведь знает, что для Венди значит Пати, не может не знать.
   Патриция выдернула из моей руки свой локоть, который я непреднамеренно сжал в порыве гнева.
   - Доброе утро, Кармаэль, - проговорила она подчёркнуто вежливо. - Вижу, ты тоже здесь. - Хочет сказать, что так же имеет право тут быть, как и я? - Беатриче пригласила нас с Эсмирато на собственный праздник, есть возражения?
   Беатриче, сакрахар её раздери! Это что, женская ревность, хочет вот так отыграться на Венди? Наверняка ей кто-то нашептал о его маленьком обмороке после известия, что Пати выйдет замуж за Эсмирато, когда придёт время. Или опять интриги тёмных?
   - Возражения есть, да только... - По залу шествовали новообручённые: Венди держал Беатриче под руку, его взгляд скользил по лицам гостей и остановился... на Пати. - Не сейчас!
   Беатриче потянула жениха в нашу сторону, сияя улыбкой и диадемой в смоляных волосах.
   - Патриция, как я рада тебя видеть, - поприветствовала она мою сестру, пожимая ей руку.
   Венди замер рядом соляным столбом. Лицо - непроницаемая маска хладнокровия. Я даже гордился им в этот момент.
   - Эсмирато. И... Кармаэль? - перевела на меня взгляд Беатриче, удивлённая, словно не ожидала меня увидеть рядом с Пати и Эсмирато.
   - Это граф Ло, - поспешно представил меня Венди и шёпотом добавил: - Принц здесь инкогнито.
   Беатриче изумлённо похлопала длинными ресницами, но быстро взяла себя в руки, приняв несколько надменный вид.
   - Граф Ло? - зашипел я на Венди. - Что ещё за граф Ло?
   - Первое, что пришло на ум.
   А я полночи сочинял себе достойный псевдоним.
   - Позвольте поздравить вас с обручением! - проговорил Эсмирато светским тоном и склонился над ручкой Беатриче, запечатлеть условный поцелуй, не касаясь перчатки.
   Интересно, шея у него сильно болит или ничего? Жаль, Венди не огрел его посильнее, чтобы пару дней встать не смог и дотащиться досюда...
   - Прошу прощения, - выпрямился Эсмирато, намеренно елейно улыбаясь, - мы с Пати отойдём, личный разговор.
   Он демонстративно взял сестру под руку и отвёл к окну, заговорив с ней о чём-то, не забывая провокационно поглядывать в нашу сторону.
   - Держись! - шепнул я Венди, воспользовавшись тем, что внимание Беатриче отвлёк один из гостей.
   Друг глянул на меня остекленевшими глазами, и я понял - он пьян! Забери его демоны! Пьян!
   - Была рада вас видеть... принц, - тихо добавила Беатриче, нежно улыбаясь, и утащила пошатывающегося женишка с собой, принимать поздравления от других гостей.
   Рада видеть?.. А я даже не смог выдавить слова поздравления, не то, что испытать радость...
   Дальше всё как обычно: угощения, танцы. Беатриче не отпускала от себя Венди ни на шаг. Все были чем-то заняты, один я не мог найти себе дело. Сколько мне тут торчать? Танцы мне не интересны. Все, кто хотел со мной заговорить, как с принцем Кармаэлем, были посланы... Сказал, что я граф Ло. Они удивлённо приподнимали брови, чем я и пользовался, спешно ретируясь. Неплохо быть инкогнито.
   - Пати! - окликнул я сестру, выбирающую у столика безалкогольный цветной коктейль. - Что ты делаешь?
   Она выразительно глянула на столик, в изумлении, что это не очевидно.
   - Да нет же! Что ты делаешь здесь? Зачем пришла? Разве не понимаешь, что тебе не стоило принимать приглашение на обручение Венди?
   - Почему?
   - Да потому что... - Разорви меня лунник, если я расскажу, что Венди влюблён по уши и вовсе не в Беатриче! - Эсмирато больная мозоль на ноге, понимаешь? - Это, кстати, тоже правда.
   - Выражайся яснее... как тебя там? Граф Ло, да? - насмешливо улыбнулась она и отпила розового коктейля из бокала, украшенного зелёным зонтиком.
   - Я тебя не понимаю, - сдался я. - То ты с одним, то с другим. - Припомнил я виконта.
   - Смею сказать, что тут мы на равных.
   - Что?
   - Я тебя тоже не понимаю. Чего ты от меня хочешь?
   - Разве ты не испытывала к виконту... некоторой привязанности?
   Патриция глубоко вздохнула.
   - Ох, Кармаэль, - начала она и я поправил:
   - Граф Ло. - Убью Венди!
   - Граф Ло, - согласилась она. - С виконтом у нас были особые отношения. С самого начала. Как-нибудь я тебе расскажу.
   Особые отношения?
   - А теперь мне нужно идти танцевать. Эсми заскучал.
   - Но, Пати... - Эсми?
   Она пронеслась мимо, не остановившись на оклик.
   Что тут, сакрахар побери, происходит?
   - Кармаэль.
   - Граф Ло, - недовольно поправил я, поворачиваясь к подошедшему. Им оказался Араберто. Он пытался выглядеть весёлым, и даже чересчур...
   - Граф Вилейский хотел бы поблагодарить тебя за оказанный тёплый приём на дне твоего рождения.
   Я оглядел стоящего рядом с Араберто невысокого мужчину с чёрной бородкой. Ах да, отец Беатриче...
   - Премного благодарен! - расцвёл граф в улыбке, сцапав мою руку и пожимая в порыве признательности. Он многословно излил душу о том, как ему понравилось на празднестве, устроенном по поводу моего совершеннолетия, и как он впечатлен прошедшими состязаниями... - А теперь я уезжаю на родину и отвезу непременно...
   - Что вы сказали?
   - О воспоминаниях?
   - Нет-нет... Вы уезжаете?
   - Да! - охотно подтвердил граф. - Послезавтра. И Вендиан выразил желание ехать с нами.
   - Как? С вами?
   - Со мной и Беатриче.
   - Но как же свадьба? - опешил я от такой новости.
   - Всё устроим у нас дома. Мы уже обо всём договорились. Не так ли, Араберто? - Он по- свойски хлопнул канцлера по плечу. Показалось на секунду, что Араберто пожалел, что при нём нет трости.
   - Осталось кое-что утрясти, но в основном - вопрос решён, - согласился он, кисло улыбаясь. - Венди больше не состоит у вас на службе в виду профессиональной непригодности. Он свободен. И сам волен распоряжаться своей судьбой.
   Я просто не мог поверить. Венди уезжает... Венди в самом деле уезжает?
   - Невероятно. Это... это... Невероятно!
   Граф говорил что-то ещё, но я его уже не слушал. Никогда не думал, что Венди меня бросит, что однажды он вот так возьмёт и уйдёт. В никуда. Как быть? Как я буду без него?
   Момент, когда ушёл Араберто и его спутник, я не отметил. Я просто остался один среди веселья и суеты, оглушённый известием. И когда меня кто-то толкнул в бок, мне захотелось развернуться и... Тоже толкнуть.
   - П-простите! - заикаясь, извинился виновник. Я сузил глаза, сурово глядя. Он побледнел ещё больше и, бросив партнёршу по танцу, с которой так неудачно меня задел, спешно удалился.
   Что с ним? Сумасшедший? На миг почудилось, что я его уже где-то видел, только где?
   - Кармаэль! - повисло на мне что-то странное, дыша винными парами. - Порадуйся за меня. Я женился!
   - Идиот! - Вывернулся я из захвата Венди, придерживая его, чтобы он не свалился на пол. - Ты еще только обручился.
   - Ну да. Но это ненадолго. Скоро и... - он икнул, - под венец!
   - Почему не сказал, что уезжаешь?
   - Я уезжаю, - спокойно произнёс он, пьяно улыбаясь. - Скучать по мне будешь?
   - Ещё как! - Хотелось дать ему под дых и вытащить на свежий воздух. - Ты серьёзно думаешь, что тебе так будет лучше?
   - Ты о чём? - схватил он бокал вина с подноса мимо проходящего слуги. Я отобрал и поставил на место, жестом велев прислужнику проваливать.
   - Думаешь, Беатриче станет тебе хорошей женой? - Да её отец даже сейчас, после помолвки, намекал, что ещё надеется видеть с ней другого зятя, и выразительно на меня посматривал. - Венди, очнись! Тебе это не нужно.
   - А что мне нужно? - вспетушился он. - Каждый день видеть Пати с этим хмырём? Или таскаться за тобой, как цепной пёс? И для чего? Я больше не могу, ты же знаешь... я... Я лишился дар. - Он потерянно смотрел на свои руки, будто весь дар был в них. - Теперь это всё как сон. То, что мы пережили. Твоя сила, проходящая через меня. То, как я пытался её удержать. Сражения с монстрами, горящая от азарта кровь. Этого больше нет. И никогда не будет. Не хочу цепляться за прошлое. Это вот здесь больно, - что есть силы ударил он себя кулаком в грудь. - Так больно, что дышать не могу! - В его глазах стояли слёзы.
   Он даже протрезвел.
   - Идём! - схватил его за руку и потащил сквозь толпу, сквозь блеск и веселье, туда, во тьму коридоров. И демон бы меня разорвал, если я тоже... плачу.
   Затейливо украшенный зеленью фонтанчик в коридоре освежил и привёл Венди в чувства. Для этого пришлось макнуть его в ледяную воду, но оно того стоило.
   - Полегчало?
   Он недовольно фыркал, как конь, отплёвываясь от воды и прочищая уши.
   В момент макания я немного перестарался... Не к месту вспомнилось, что он не сообщил об отъезде... что бросает меня на произвол судьбы... Окунув его, еле сдержался, чтобы не довести начатое до конца. До самого.
   - Теперь ты можешь мыслить здраво? - Хотя я уже сомневался, что у него это когда-нибудь получится.
   - Я уезжаю и женюсь на Беатриче, что тут непонятного? - недовольно пробурчал он и зашагал по коридору, оставляя позади фонтанчик и меня. Не хочет видеть?
   Я направился следом, не желая оставлять его одного.
   Бывать в доме Лириканто доводилось не часто, повода особого не было. Да и Венди большую часть времени проводил в императорском дворце. Тем интересней оказалось бродить по коридорам, разглядывать портреты предков Венди. Среди незнакомцев, взирающих с потемневших от времени полотен в позолоченных рамках, я внезапно увидел одно знакомое лицо.
   - Кто это? - остановился перед портретом.
   - Пра-пра какой-то там дедушка, - оглянулся Венди, безразлично скользнув взглядом по портрету.
   - Вы похожи, - невольно сравнил я их.
   - Да чем же?
   - То же лицо и...
   Он подошёл ближе.
   С портрета глядел статный мужчина с тонкими чертами лица и хмуро сведенными бровями. На груди поверх бархатной бордовой накидки золотая цепь с массивным орденом - знаком канцлера. Губы сжаты в тонкую линию, словно бы он преодолел много жизненных трудностей, и это сделало его жёстким. Совсем не тот, каким предстал в видении за Вратами... Куда подевалась его насмешливость? Напускная бравада? Всё исчезло с появлением на висках седины?
   - Инди...
   - Чего? Инди? - с подозрением взглянул на меня его пра-пра-правнук.
   - Я видел его за Вратами. Я был Карвэлом, а он... он был Инди. Я умирал, вернее, это Карвэл умирал, не в состоянии справиться с демонической силой, и тогда Инди... твой предок... придумал, как помочь... - Я замолчал, заметив удивление на лице Венди. А я и не подумал, как воспримет мои слова кто-то другой. Думает, я спятил?
   - Значит, Индилиан Лириканто... Так его звали, - пояснил Венди. - И ты считаешь, что мы похожи?
   На портрете мужчина с волевым взглядом, уверенный в себе. А со мной рядом растрёпанный и потерянный юнец - его потомок. М-да, унылая картина.
   - Не то чтоб очень, но... В чём-то вы всё же разные. Он не любил женщин, считал, что они приносят несчастья, и жениться не хотел, но потом всё-таки надумал...
   Венди улыбнулся.
   - Он и не надумал, просто... Это давняя история, передающаяся в нашей семье из уст в уста, хотя отец однажды проговорился, сказал, что её краткое изложение есть в старых записях... Индилиан жениться не хотел и не собирался никогда. "Лучше сдохнуть, чем под венец!", говорил он. И, возможно, так бы и остался холостяком, если бы не... проклятье...
   - Проклятье?
   - А что еще могло заставить его жениться? Хотя, говорят, что он действительно так думал и даже имел какие-то тому доказательства.
   - Какие доказательства?
   - Некий договор. Откуда он и с кем заключён - неизвестно. Я только слышал от отца, что договор есть, но где спрятан не знаю - в личных вещах пра-пра... дедушки Инди ничего похожего найдено не было.
   - Получается, он женился, потому что его вынудили?
   Венди кивнул и добавил:
   - Но, к слову, под конец жизни он переосмыслил свою позицию и всё же решил, что быть женатым не так уж плохо, особенно если твоя жена умная и обходительная женщина, каковой была моя пра-пра... бабушка... По крайней мере так написано в его дневнике.
   - Ты читал его дневник?
   - Однажды. Но успел прочесть не больше двух-трех строк, как меня застукал отец, а он не любит, когда берут его вещи без позволения.
   - Но ведь это не его вещь.
   Венди философски пожал плечами.
   - Всё, что хранится в ящике его письменного стола и запирается на ключ - неприкосновенно.
   - Демоны! Венди, это же может нам сильно помочь!
   - Чем же?
   - В личных записях Инди может найтись важная информация... о камнях, о даре, да обо всём!
   - Какая теперь разница? Я больше не обладаю даром и...
   - Ты не понимаешь! - схватил я его за руку. - С Инди всё начиналось, именно он нашёл, как помочь Карвэлу, он один смог что-то придумать...
   - Насколько я помню, это не сильно помогло. Карвэл погиб.
   - Да, я знаю. - Мне бы мог и не говорить, я сам изучал историю рода Вириен и помню, как упокоились мои предки.
   - Просто для него было слишком поздно, а для нас...
   - Нас? - Венди криво ухмыльнулся и высвободил руку. - Ты о себе беспокоишься?
   - Что? Нет, я...
   - Для меня всё кончено, ты же знаешь, так к чему всё это? Я уеду, женюсь на Беатриче и тогда...
   - И что тогда? Ты так сможешь?
   - Почему нет? - Он тягостно вздохнул. - Всё кончено, Кармаэль. Всё кончено.
   Венди, угрюмо склонив голову, поплелся обратно в зал, украшенный по случаю своей помолвки, а я взглянул на портрет Инди.
   - Капитан "Морского змея", да?.. - В его ухе блеснула серьга. Я пригляделся. Нет, просто показалось. - Как же тебе удалось так сильно измениться?
   На обратном пути я решил забрать Пати с танцев. Сам я прощаться с помолвленными не собирался, пусть сами радуются, без меня. Тем более я тут инкогнито, какой с меня спрос?
   - А! Всемилостивейший граф Ло!
   Я аж подпрыгнул, узрев в дверях зала графа Вилейского, азартно подмигивающего мне - таким странным способом он выражает, что поддерживает моё инкогнито? Лучше бы Араберто нас не знакомил. Но думается мне, судя по напористости и приставучести отца Беатриче, выбора у канцлера не оставалось.
   - Не окажете ли любезность познакомиться с моим племянником? - просиял граф, добившись моего внимания. - Юноша он сообразительный, воспитанный и образованный, и может вам пригодиться. Не хочу брать его с собой, обратно в поместье, чего он там не видел? Закиснет. А вам он может быть полезным.
   Юноша, чьи положительные качества с таким усердием расхваливал его дядюшка, вовсе не стремился обзавестись покровителем в моём лице. Наоборот, он скорее желал убраться с глаз долой. Что-то в нём мне снова показалось знакомым. И дело не в том, что он недавно налетел на меня в танце...
   - Мы с вами раньше не встречались? - спросил я, когда граф, видно, позабыв, что должен расхваливать племянника, принялся жаловаться, что у того ветер в голове и без надёжной руки он пропадёт.
   Юноша вздрогнул, будто я застал его за воровством любимой курицы, и тряхнул кудрявой головой, отказываясь признаваться.
   - Как его зовут? - обратился к графу, как к более осведомлённому в делах племянника, потому что из того слова не вытянешь.
   - Марияр.
   - Говорите, любезность оказать... - пристально поглядел я на Марияра. Что он скрывает? - И что же вы хотите, граф?
   - Не найдется ли для него местечко в вашей... м-м... свите?
   - Свите? - У меня и свиты-то никакой нет. Один Венди был, да и тот сбежал. - Возможно. Но для начала мне нужно с ним переговорить с глазу на глаз.
   - О, конечно-конечно! - обрадовано уступил мне собеседник. - Он в вашем полном распоряжении!
   Граф исчез так стремительно, что ни я, ни мой будущий придворный и опомниться не успели.
   - Дядюшка... - оглянулся Марияр, тщетно ища глазами родственника среди кутерьмы праздника. Хотел, было, тоже... удалиться, но я заступил ему дорогу. Не знаю почему, но мне казалось, что это мой шанс...
   - Идём, поговорим без свидетелей.
   Он отчего-то вздрогнул и попятился.
   - В чём дело? Не хочешь разговаривать? Но должен же я о тебе что-нибудь узнать, прежде чем брать в свиту.
   Он покорно кивнул. Всё подозрительней.
   Коридор с фонтанчиком, где приходилось уже бывать, оказался пуст и тих. Прислуга носилась с угощением другими путями, а тут... прекрасное место для работы. Допроса. С пристрастием.
   - Хочешь что-нибудь сказать? - предложил я. Не могу же я сразу бить человека? А если по-доброму поговорить - может, и не придётся.
   - Зовут меня Марияр, и я...
   - Это я уже слышал, - поморщился я и нахмурился. - Где-то я тебя прежде видел, не подскажешь?
   - В зале, я случайно вас задел, когда танцевал со своей...
   - А раньше? Мне кажется, мы уже встречались... этак пару недель назад, нет? - надвигался я на него, и ему ничего не оставалось, как отступать к стене, пока он в неё не упёрся и не остановился, растерянно хлопая глазами. Добью!
   - Не понимаю, о чём вы... - Он сглотнул. - Я никогда вас не видел. До сегодняшнего дня.
   - Никогда? А на балу? Беатриче твоя кузина и ты мог её тогда сопровождать... - Живо вспомнился вечер, на котором мы танцевали с Лилу-Анной. Тогда ещё Венди напился... - Это ведь был ты, тот парень с коктейлем?..
   - Я не виноват! - внезапно рухнул он на колени. - Это всё она... она! - Он разрыдался как девчонка, пряча лицо в ладони. Вот тьма!
   - Ну-ну, успокойся, - похлопал его по плечу. Не хватало еще и его утешать. - Расскажи всё подробней. А особенно, кто такая она? - Хотя кое-что я начинал понимать. Тот вечер на балу для Венди стал роковым, и будь я проклят, если всё не подстроено, и я даже догадывался кем. - Чистосердечное признание облегчит совесть.
   Он всхлипнул и высморкался в мой платок, который я ему дал.
   - Оставь себе, - отказался я принять его обратно. - Итак, в чем же ты не виноват?
   Он вытер слёзы и поднялся с пола, оправив белый, затканный серебром камзол, окончательно придя в себя.
   - Ни в чем, - ошарашил он меня своим спокойствием. - Меня зовут Марияр, и я буду служить вам верой и правдой.
   - Неужели? - Вот и посмотрим.
   Макая его головой в фонтан, я испытал нечто вроде удовольствия. Всё шло как по маслу. Тренировка с Венди не пропала даром.
   - Что тебя просила сделать Беатриче? - спросил я, дав ему возможность хлебнуть воздуха вместо воды. - Отвечай!
   - Пощадите! Если я скажу - она меня убьёт!
   Его не волнует, что я пытаюсь проделать с ним то же самое?
   - Я всего лишь выполнял указания. Вам лучше спросить её!
   - И спрошу, не беспокойся. - И не по-хорошему - она за всё ответит! Если то, что я подозреваю, окажется правдой.
   - Цветок тоже она просила отнести, сам бы я ни за что... Если бы вы знали, как она умеет убеждать!
   У меня способности ничуть не хуже.
   - Какой цветок?
   Он молчал.
   Отлично! После глотка воздуха хорошо хлебнуть и водички.
   - О, Кармаэль, а я тут запонку потерял, ты не... - Венди остолбенел, увидев, какими делами я тут занимаюсь... топлю кузена его невесты. - Демоны!
   - Чего стоишь? Помоги. - А то я уже выдыхаюсь, а работы здесь ещё минут на двадцать.
   Он и в самом деле ринулся помогать. Но только не мне.
   - Кармаэль, иди домой, - придерживая спасенного парня и осуждающе глядя на меня, велел Венди. Марияр отплёвывался от воды и всем своим видом изображал несчастного, едва зверски не убитого. Десять ударов сердца под водой для него уже перебор? Мельчает народ. По крайней мере дворянство. Если уж брать его в свою свиту, то только в качестве лакея, сапоги мне чистить.
   - Он вступил в сговор с Беатриче! - обвиняющим перстом указал я на Марияра, который отрицательно мотал головой, брызгая водой во все стороны.
   - Ты о чём? Какой сговор? - не понял Венди.
   - Это я и пытаюсь выяснить. Весь день он шарахается от меня, как от чумного. Да я бы на него и внимания не обратил, если бы не его странное поведение. Он скрывает что-то важное. Настолько важное, что даже готов умереть, только бы не проболтаться. Давай его в подвал! Ты говорил, там есть пыточная...
   - Имеется, - хмурясь, кивнул друг.
   - С раскаленным железом в сердце он вмиг разговорится...
   - Стойте! - завопил Марияр, когда Венди поудобней перехватил его под локоть. - Я всё скажу! Только имейте в виду: всё, что я совершил, случилось не по моей воле, а из боязни проклятья! Меня заставили!
   Мы с Венди переглянулись. Я подозревал, что дело нечисто, но не думал, что настолько!
   Через четверть часа стало ясно, что мои подозрения в сравнении с действительностью - ничтожны. Помимо того, что на балу по случаю моей помолвки Марияр пытался подсунуть мне коктейль с любовным зельем, чтобы я пал жертвой восхитительный и коварной Беатриче (это за меня с удовольствием проделал Венди) было кое-что еще, и оно тянуло уже не на мелкую шалость. Хотя опоить наследника престола любовным зельем тоже проступок, заслуживающий отдельного рассмотрения, и всё же он не шёл ни в какое сравнение с другим преступлением. Да знала ли Беатриче, какими последствиями грозит её выходка?
   - Как ты пронёс в комнату герцога Рикторианского цветок с проклятьем? - Я помнил ту розу с чёрным лепестком, понюхав её Венди глупо разулыбался.
   - Это деловая тайна.
   Венди отвесил ему подзатыльник - я заметил, что делает он это с особым рвением и маниакальным блеском в глазах - никак нашел на ком отыграться за все свои горести.
   Я положил Марияру руку на плечо, не позволяя встать со стула, и немного сжал, давая понять, что если он и дальше будет отмалчиваться, я пойду на более решительные меры.
   - Заплатил, и меня пустили.
   - Кто пустил? Кто-то из слуг? Она была старая? Ведь не могла же Розана... - успокаивал себя Венди.
   Марияр пожал плечами, словно это было не важно. В принципе он прав, да только...
   - Это точно была не Розана. Она не могла!..
   - Допросишь своих слуг позже, - одёрнул я друга. Сейчас было важнее другое...
   - Это точно старая грымза! Она меня терпеть не может!
   Демоны!
   - Значит, Беатриче отметила Венди проклятьем? - задал я решающий вопрос.
   Марияр молчал, и его молчание было красноречивей слов.
   - Нужно поговорить с Беатриче и как можно скорее. Где она? - обратился я к другу.
   - А если он всё врёт? - указав направление, перехватил меня Венди, когда я направился в зал, оставив его на карауле. - Неужели ты веришь, что Беатриче наложила на меня проклятье? Она же знала, что вскоре состоится тахарэ, все приближенные знали. Безумие какое-то! Я ведь мог погибнуть. И ты тоже!
   - Вот именно, что безумие. В которое тебя и повергло проклятье Беатриче.
   - Выходит, это не Кадемония.
   - Выходит, так. А теперь я всё же хотел бы найти Беатриче и поговорить с ней, - кивнул я на его руку, удерживающую меня, и он наконец отцепился.
   Отыскать Беатриче не составило труда. Она обнаружилась на собственном празднике в обществе смазливого кавалера.
   - На пару слов, - шепнул я ей нежно на ушко, чтобы она ничего не заподозрила, и утянул из зала.
   Не знаю, как получилось, но следом увязался граф Вилейский, Араберто и Пати с Эсмирато. Возможно, о предстоящем допросе канцлеру в тайной записке сообщил Венди, забеспокоившись, что я перегну палку. А Патриция с женишком потянулись за компанию. Хотя, возможно, сбор родственников получился спонтанным, это просто я мнительный.
   Когда все собрались у трагично известного фонтана, Беатриче, узрев плачевный вид своего кузена, всё поняла. Я думал, она испугается или, по крайней мере, обеспокоится, но она только гордо вскинула голову, будто это я тут натворил дел.
   - Думаю, не стоит объяснять, почему мы здесь все собрались.
   - Напротив, Кармаэль, мне бы очень хотелось узнать, что происходит, - озадачился Араберто; вид у него был такой, словно я и правда совершил что-то из ряда вон... Ну конечно, притащил его невестку, предварительно измучив ее двоюродного братца, явно же, что замышляю что-то нехорошее.
   Я прошёлся туда и обратно возле фонтана, оттягивая время, наслаждаясь заинтригованными и нетерпеливыми взглядами собравшихся. Одна Беатриче хранила подлинное хладнокровие, но я надеялся, что когда я начну, надолго её не хватит.
   - Мне стали известны имена зачинщиков заговора против меня, - обронил я в глубокой тишине, если не считать звенящих струй воды. Остановился напротив графа Вилейского и выразительно посмотрел ему в глаза. - Прошу прощения, граф, но в списке заговорщиков значится ваша дочь.
   - Что? - Бородка графа неодобрительно затрепетала, а глаза - и без того чуть навыкате (верно, Беатриче красотой пошла в мать) - едва не вылезли из орбит. - Этого не может быть! Её кто-то оговорил!
   - Кто-то? Это был ваш племянник. А вы говорили, человек он кристально честный, ему можно полностью доверять.
   Граф ожёг родственничка пламенным взором, отчего тот сконфузился, уставившись в пол.
   - Этот бездельник что хочешь наговорит!
   - С его слов, ваша дочь пыталась опоить меня любовным зельем, чтобы после женить на себе. Вы помните, что произошло в саду после бала? Вы же думали, что именно я был там при компрометирующих обстоятельствах. Вы даже принесли мой камзол императору, чтобы убедить его в этом и вынудить женить меня на вашей дочери. Но я в ловушку не попал. Вместо меня в неё угодил Венди.
   - Что? - на сей раз опомнился Араберто. - Как это понимать, граф? Вы знали?
   - Многоуважаемый канцлер, я к этому не имею ни малейшего отношения. И моя дочь - тоже. Какие есть доказательства, кроме слов Марияра? - покривился он.
   - Есть свидетель, который видел, с каким усердием ваш племянник предлагал мне коктейль, - продолжал я.
   - Кто? Да разве можно верить этому вашему свидетелю, когда на кон поставлена честь моей дочери? За звонкую монету иные готовы сказать всё что угодно!
   - Не беспокойтесь, свидетелю можно верить. Это - я. И я отлично помню тот вечер, когда Марияр с упорством подсовывал мне коктейль, который, к слову, достался Венди. К каким последствиям это привело, нам всем отлично известно.
   - Да, но...
   - Есть еще кое-что, - повысил я голос. - Беатриче на этом не остановилась. Ей показалось мало женить на себе герцога Рикторианского. Она решила отомстить! Верно, ей не понравилось, к чему привёл промах с зельем. Да и вам, граф, вероятно, тоже.
   - Это возмутительно! - пошёл тот красными пятнами гнева. - В чём вы меня обвиняете?
   - Пока ни в чём. Я лишь рассказываю, что знаю, и на основании этого строю предположения. И единственное, чего прошу - дослушать до конца.
   Установилась тишина. Прекрасно!
   - В комнате Венди была обнаружена роза с чёрным лепестком, - объявил я.
   Бровь канцлера поползла вверх: он знал наверняка, что ничего подобного найдено не было.
   Ну подыграйте мне, Араберто!
   - И что? Это ничего не доказывает, при чём тут моя дочь?
   - Марияр утверждает, что именно по её приказанию он принес цветок с проклятьем в комнату Вендиана. Да не просто с проклятьем, а проклятьем, влияющим на разум! И это учитывая, что Венди был выбран талахари, и ему предстояло сопровождать меня на испытание, в опасном путешествии. Поступок Беатриче мог стоить всем нам жизни!
   - Проклятье в комнату Вендиана могли принести по чьему угодно приказу. Слова Марияра - пустой звук! - упорствовал граф.
   - Но он настаивает на том, что приказ отдала ваша дочь. И как ему не верить? Случай с зельем и вот этот с цветком свидетельствуют, что Марияр давний сообщник Беатриче.
   - Всё это притянуто за уши! - отмахнулся граф. - Нет никаких доказательств, кроме пустых слов мальчишки! Я твёрдо убежден в невиновности своей дочери!
   - То, что проклятье было наложено на Венди - уже доказано мастером Лансером. Кроме того, о проклятье знал ограниченный круг людей, и Марияр в него не входил. Откуда же ему известны подробности? Разве только из первых рук.
   - Клевета!
   - Извините, но у вашего племянника вряд ли хватит ума оговорить кузину просто так.
   - На это много ума и не надо!
   - Конечно. Если бы всё так хорошо не сошлось. Инспекция выявила, что проклятье наложила женщина. У вас есть предположения, кто бы это мог быть?
   - Всем известно, кто, но все предпочитают молчать! - ощетинился граф. - Но если возникнет угроза для моей дочери, я молчать не стану!
   - Так не молчите, - тихо подсказал я, понимая, чьё имя может всплыть.
   - Не в ваших интересах, чтобы я произносил его вслух, - прошипел граф. Вот и с него слетела маска благородства.
   - Прошу прощения, - подал голос Эсмирато - а я о нем и забыл! Он вышел вперёд, привлекая внимания. - Знаю, какие слухи ходят во дворце, и хочу их опровергнуть.
   - Разве это слухи? - усомнился граф с неприятной улыбкой.
   Эсмирато усмехнулся.
   Не теряет самообладания. Молодец!
   - Полагаете, моя сестра занимается черным колдовством? Это неправда! Но завистники, готовые оболгать любого, находятся везде. Сложно поверить, что красота и очарование, коими обладает Кадемония, не следствие колдовских чар, а дар природы. - Он поглядел на меня, словно над чем-то раздумывал. - Единственные чары, которыми она пользуется, это женские, - подмигнул он мне.
   Что он задумал?
   - Граф, вы перегибаете палку, обвиняя мою невесту бог знает в чем! - вступился я притворно-возмущенно.
   По губам Эсмирато скользнула едва заметная улыбка. Предлагает заключить сделку? Утопить графа с Беатриче совместными усилиями?
   - Мало кто знает, - продолжил кэшнаирец меж тем, - что у меня есть дар видеть проклятье. Оно выглядит, как чёрное пятно на ауре. И я видел это пятно на Вендиане Лириканто, и могу поклясться, что моя сестра не имеет к этому делу никакого отношения.
   - Я тоже могу поклясться, что моя дочь...
   - Я ещё не закончил! - В голосе Эсмирато звенела сталь. - Спасибо, - улыбнулся он миролюбиво. - У Кадемонии не было необходимости портить ауру герцога, а вот у прекрасной Беатриче мотив имелся. Она ненавидит герцога! - Он вложил в слова столько пыла, словно и сам разделял это чувство. - Сжить его со свету лёгким проклятьем - что может быть проще?! Да и условия подходящие... один неверный шаг в Чёрных Лугах, и ты мертв!
   - Вы ничего не докажете, - неожиданно прозвенел нежный голосок Беатриче. Глаза ее сияли, как два драгоценных камня.
   - Ещё как докажу, - принял вызов Эсмирато, ответив на её улыбку такой же любезной. - Я не только вижу проклятье в ауре, а ещё и знаю, кто его наложил.
   Интересно, чего он раньше-то молчал?
   Вздох Беатриче был порывистей, чем обычно, но в целом она осталась спокойна.
   - И вы думаете, что это я?..
   - На суде я буду на этом настаивать...
   Да он просто её запугивает!
   - Есть одно смягчающее обстоятельство! - Не то чтобы мне стало жалко Беатриче, но и с кэшнаирцем связываться не хотелось. - И если мы договоримся, то никакого суда не будет, - пообещал я.
   Эсмирато кинул на меня непонимающий взгляд.
   - Какое ещё обстоятельство? - не выдержал граф. - Вы обвиняете мою дочь тьма знает в чём! Вы хотите разорвать помолвку Беатриче и Вендиана? - возмущенно и озлобленно уставился он на меня. - Иначе к чему ссора на пустом месте?!
   - Вы не понимаете...
   - Это вы не понимаете! - ткнул он в меня обвиняющим перстом. - Если в вас есть хоть капля благоразумия, вы сейчас же прекратите! Всё, что было в прошлом - там и оставьте! Вы...
   - Граф, - тихо начал Араберто, - успокойтесь. Не стоит так горячиться. Понимаю, вы возмущены обвинениями в адрес вашей дочери.
   - Это ни в какие рамки... - раскраснелся тот, утирая накативший пот; казалось, еще немного, и его хватит удар. - Но я рад, господин Араберто, что вы всё понимаете. И очень надеюсь на вашу помощь.
   - Разумеется. Но с отъездом вам придётся повременить, - не меняя спокойного тона, произнес канцлер. - При всём моём содействии суд вряд ли состоится раньше, чем через две недели.
   - Суд? Через две недели? - Глаза графа вновь сделали попытку вылезти из орбит.
   - То, что я здесь услышал, подлежит расследованию. А это займёт некоторое время.
   - Но как же... - граф в волнении сглотнул.
   - Я окажу вам всю возможную помощь, - опустил Араберто руку на его плечо; тот вздрогнул, будто то опустилась рука правосудия. - Вы можете идти. Я позже сообщу вам о решении.
   Граф Вилейский медлить не стал и, схватив дочь за руку, не оглядываясь, скорым шагом скрылся из виду. Будто страшась навлечь на себя еще больший гнев канцлера.
   - Кармаэль, - обратился ко мне Араберто. - Что за смягчающие обстоятельства, о которых ты говорил?
  

Тьма 6 Незваные гости, или неудавшееся ограбление

  
   Расследование длилось неделю, разумеется, в полной секретности.
   Араберто подключил свою сеть осведомителей: не только тех, которые рыскали по городу, выискивая малейшие крупицы информации, но и тех, кто и сам был глазами и ушами города. Агентом канцлера мог оказаться кто угодно - от чистильщика обуви до секретаря в городской ратуше. Неудивительно, что нашёлся аптекарь, подтвердивший, что продал некие весьма специфические ингредиенты, входящие в состав приворотного зелья, камеристке Беатриче Вилейской! Сама камеристка, преданная хозяйке, хранила молчание, но её слова уже не могли ничего изменить. Беатриче предложили во всём сознаться, что смягчило бы вину, но она только холодно улыбалась и повторяла, что её оговорили. Дело бы приняло скверный оборот, учитывая еще и проклятье, наложенное, чтобы извести неугодного женишка, если бы оно самое не принесло пользу... Благодаря ему, воздействие Эйхейзара на разум Венди было сведено к минимуму, и только из-за этого мы все трое смогли вырваться из иллюзорной ловушки духа.
   - Хорошо, - одним летним вечером на маленьком собрании в кабинете императора сказала Беатриче, - признаю, зелье сварила я. Из чистого любопытства. Но идея напоить им наследника принадлежала Марияру.
   - Это так? - обратился к её кузену Араберто.
   Тот бросил на Беатриче затравленный взгляд и кивнул.
   - В таком случае это меняет дело. - Мне послышалось в голосе канцлера облегчение. - По всему выходит, что вы, Беатриче, и мой сын Венди пали жертвой обстоятельств.
   Все знали, что это ложь, по крайней мере, что касается молодой графини, но не воспользоваться случаем...
   - Если вы хотите, с обоюдного согласия сторон помолвка может быть расторгнута, - довел до общего сведения свою точку зрения Араберто.
   - Нет! - поспешно заявила Беатриче. - Отчего же разрыв?.. Полагаю, повод слишком мал, чтобы отступать.
   Венди, сидевший на стульчике у стены, промолчал, собирая из своих пальцев странное сооружение. Демоны! На его бы месте я воспользовался возможностью удрать из-под венца, а он...
   - Но я не признаю, что роза с чёрным лепестком была моей, - закончила Беатриче, холодная и неприступная, как ледяная крепость.
   - Позвольте не согласиться, - поднялся со стула Эсмирато, приглашённый на закрытое собрание в качестве почетного гостя и свидетеля. Беатриче бросила на него ненавидящий взгляд. Не приходилось сомневаться, он нажил в её лице смертельного врага. - Я знаю, кому принадлежит проклятье цветка.
   - Как же вы это установили? - спросил Араберто, хотя ему и без того были известны все детали дела.
   - По лепестку, - вынул Эсмирато из кармана коробочку. Внутри на бархатной подушечке лежал чёрный лепесток, который - и я точно знал - был найден под кроватью Венди при более тщательном осмотре. Когда известно, что искать, это облегчает дело. - Я и мастер Лансер провели некоторые исследования, и теперь с уверенностью можно сказать, - продолжил кэшнаирец, - что ниточка ведёт к вам, - многозначительно взглянул он на Беатриче.
   - Я протестую! - подпрыгнул с места граф Вилейский. - Это косвенные доказательства!
   - Ну, если вам этого мала, - пожал плечами Эсмирато, - то есть ещё слова вашего племянника, который утверждает, что...
   - Я знаю, что говорит этот недотёпа! - взбеленился граф.
   - Тихо, - обронил сидящий за столом император, до сих пор молчавший. Граф побледнел и уселся на место. - Ситуация крайне щекотливая, и давайте не будем всё и дальше доводить до абсурда. Граф, вы считаете, что Беатриче не виновата...
   - Именно так! - воскликнул граф, но под пристальным взглядом императора замолчал и сник.
   - Марияр же говорит, что выполнял её поручения в обоих случаях.
   - Меня заставили это сказать, - побледневшими губами вымолвил юноша. Верно, Беатриче с папашей пригрозили его выпотрошить, если он продолжит свидетельствовать не в их пользу.
   - Кто же?
   - Его Высочество принц Кармаэль.
   - Он действовал неправомерно?
   - Не-нет... просто...
   - Вы ему солгали? Тогда, может быть, вы скажете правду мне, - милостиво предложил император.
   - Я... я уже всё сказал, - запинаясь, подтвердил Марияр, снова уткнувшись взглядом в цветастый ковёр посреди кабинета.
   Отец, сцепив руки на столе перед собой, тягостно вздохнул.
   - Хорошо. Предлагаю пойти на компромисс. Пустопорожними спорами мы ничего не добьёмся.
   - И что же вы предлагаете?.. - осмелел граф, запоздало добавив уважительное: - государь...
   - Забыть обо всей этой истории и разойтись.
   Граф облегченно вздохнул.
   - Мудрое решение.
   - Вы, кажется, хотели уехать, - напомнил император. - Не буду задерживать. Надеюсь, лет через десять об этой истории мы и не вспомним.
   Десять лет? Десять? Отец не хочет видеть его десять лет?
   - Южные земли, я думаю, вам больше не понадобятся, - не остановился на сём батюшка.
   Граф сжал зубы, изо всех сил стараясь улыбаться. Я ему даже посочувствовал: не всякий может быть любезным, когда его лишают земель, пусть даже не всех, а только части. Он пытался возразить, намекая, что с ним поступают несправедливо, но отец быстро это пресёк.
   - Не хотел вам говорить, но... Мы нашли в комнате вашей дочери книгу заклинаний, и в ней найдены слова проклятья, которое было наложено на цветок и предназначалось Вендиану Лириканто. Это доподлинно установлено. Но если вам и таких доказательств недостаточно, то в наших подвалах найдутся комнаты, где любой человек, насколько бы он не был молчалив - разговорится. - Даже мне огонёк в глазах императора показался зловещим.
   На следующий день Беатриче вместе со своим отцом и свитой покинула Миргард. И я вздохнул с облегчением. Будто мало мне было Кадемонии!
   - Это не конец, - пронаблюдав, как кортеж, поднимая тучи пыли, скрывается по дороге за горизонтом, сказал Эсмирато, отступая от окна. - Такие особы, как правило, очень мстительны, они не оставляют свои обиды неотомщёнными.
   - Если она подошлёт ко мне убийцу...
   - Нет-нет, Кармаэль, убийца никуда не годится, такие дамы действуют тоньше. Тем более, когда их так опозорили... - перевёл кэшнаирец насмешливый взгляд на Венди, пасмурного, как грозовое небо. - Не успела девушка почувствовать себя невестой, как оказалась отвергнутой. Это ли не повод для мести?
   - Она уехала, о чём тут говорить? - И это она еще легко отделалась - при всей кажущейся невинности поступка, за такое и головы можно лишиться.
   - Одного не пойму, - встал с кресла Венди, обозрев рыщущим взглядом Бархатную гостиную, обставленную мягкой мебелью, пока не упёрся в меня глазами. - Почему меня не спросили, чего я хочу?
   - А чего ты хочешь?
   - Хотел, - поправил он, - теперь-то это не важно. Помолвка расторгнута, и всё по твоей вине! Если бы ты не начал копать...
   - Я тебя спас от брака!
   - А кто тебя просил?
   - Ну, достаточно сказать "спасибо"...
   Заскрежетав зубами, Венди вылетел из комнаты, хлопнув дверью, да так что картина с летним пейзажем подпрыгнула на гвоздике и рухнула на пол.
   Эсмирато поглядел в сторону закрывшейся двери с ироничной усмешкой.
   - С тех пор, как он перестал владеть амулетом Шеду, настроение у него не очень, правда?
   - Не правда, - покривился я и откинулся на мягкие подушки диванчика, разглядывая кэшнаирца, пытаясь понять - зачем ему было помогать мне с Беатриче? И даже солгать! А правда состояла в том, что определить, кто же наложил на ту или иную вещь или человека проклятье, он не мог. Блефовал, да и только! Но зачем? Хотя одно предположение у меня имелось. Но я решил спросить напрямик: - Что тебе нужно?
   - Не так много, - уселся он на диванчик напротив меня, взяв со столика чашку с чаем. - Тем более, как я понимаю, других претендентов на эту должность у тебя нет.
   Ну так я и думал!
   - Хочешь заменить Венди?
   - Заменить?! - отпив глоток ароматного напитка, поморщился он, недовольный ни то вкусом, ни то предположением. - Стать лучше! И полезней.
   Тут бы я поспорил.
   - Уверен, что справишься?
   Он достал из кармана камень, по форме удивительно похожий на рассыпавшийся прахом амулет Шеду, только этот был жёлтым.
   - Янтарь. Ничего нет лучше янтаря, чтобы сделать амулет. Нужно его только немного настроить. На тебя. И тогда всё получится.
   Доверить кэшнаирцу управлять своей силой?
   - Я ещё не дал согласие.
   - Дашь. - Что? Не многовато ли самоуверенности? - Какой тут может быть выбор? Если ты, конечно, не хочешь спалить всё вокруг к демонам. Мне-то всё равно. А вот тебе... - Он отставил чашку и откинулся на спинку дивана. - Всё складывается удачно, не находишь?
   Ну в чём-то он прав.
   - От нашего соглашения, - продолжил он, - союз между Саразирией и Кэшнаиром только окрепнет. Венди больше тебе не помощник и ты это прекрасно знаешь.
   - Хорошо, - согласился я, сделав вид, что еще сомневаюсь, - я поговорю с императором, и если он одобрит, то... я возражать не буду.
   Эсмирато встал, склонил вежливо в прощании голову и неторопливо вышел из комнаты. Я не знал, смеяться мне или плакать, что всё прошло так гладко.
   - Ну как? - приоткрылась потайная дверка за статуей девы в венке и в проём протиснулась голова Венди. - Он поверил, что у нас разлад?
   - Над этим еще стоит поработать, а вот в том, что он отлично тебя заменит - он и не сомневался.
   - Ты ему веришь? Ведь это... - Венди передёрнул плечами, явно не зная, как облечь мысли в слова. Но я его понял. Быть проводником силы, контролировать её поток, стать мостиком между ней и мной... В этом было что-то личное. А я и не подозревал, насколько близок за все эти годы стал мне Венди. А теперь он отдалялся, его должен был заменить кто-то другой. Да еще кто!
   - А какой у меня выбор? - Венди сам предложил разыграть эту маленькую комедию, когда я ему рассказал, что Эсмирато выдвинул свою кандидатуру, как проводника... Откуда у него, этого темного, такие силы, и как это возможно, чтобы кто-то, кроме семьи Лириканто, был на такое способен? Здесь нужно не просто уметь заклинать камни, а ещё и по крови быть склонным ими управлять. И это была такая загадка, ответ на которую вряд ли кому-то из нас понравится.
   - Не переживай, у него ничего не выйдет, - ободрил меня Венди. - То, что он умеет заговорить один-два камушка - ерунда. Тут нужно нечто большее, и он в этом скоро убедится.
   Да, Венди не понимал, что если у Эсмирато ничего не получится, то грянет беда. Большая беда!
  

***

   Тем же вечером я отправился к отцу. Обсудить предстояло многое. К некоторым вопросам я не знал, как подступиться, но... как-нибудь...
   - Присядь, - велел он, когда я деликатно постучался, получил приглашение войти и оказался в кабинете, пропахшем книжной пылью и чернилами. В окно светило вечернее солнце, припав к горизонту в прощальном поцелуе. - Что за срочное дело, что ты не хотел ждать до завтра? Новые подробности истории с Беатриче? Или что-то с Кадемонией?
   Одно имя этой женщины заставляло нервничать.
   Я уселся в кресле поудобней.
   - Не совсем. - С момента приезда из Чёрных Лугов я видел Кадемонию два раза, и оба раза нам не удалось побыть наедине. К счастью. - Дело в Эсмирато. Он предложил... заменить Венди.
   - То есть?..
   - Стать моим проводником.
   Отец нахмурился, но морщинка на его лбу быстро разгладилась. Не понял.
   - Ты знал? Знал, что Эсмирато может?
   - До меня доходили слухи, но проверить их не было возможности, а теперь и необходимость отпала. Что думаешь? Ты согласен?
   - Я? - Меня так ошарашила новость, что отец знал об Эсмирато и даже словом не обмолвился, что я только недоверчиво на него глядел, не понимая, мне-то что теперь делать? - Я думал, ты подскажешь, как поступить...
   Отец встал и обошёл вокруг стола, заложив руки за спину.
   - Прошло то время, когда я за тебя решал, ты уже совершеннолетний, да к тому же прошёл ритуал посвящения, тахарэ, так что - тебе решать. Но прежде скажи, как ты относишься к Эсмирато? Веришь ему? Думаешь, он может стать тебе верным другом?
   Скорее уж смертельным врагом, вспомнил я его самодовольную рожу там, в мире Эйхейзара, когда он впервые предложил себя вместо Венди.
   - Верю? Нисколько! - Да и другом он может стать, только если попрошу его столкнуть меня с обрыва - что он охотно сделает, по-дружески. - Нет-нет, - помотал я головой, - ничего у нас не получится. - Нужно было сразу к отцу прийти, он бы мигом дал дельный совет. - Я откажусь.
   - Почему? Я как раз думаю, что нужно согласиться, - сел отец в свое кресло с высокой спинкой. - Кэшнаирцы ничего просто так не делают, и уж если предложили союз - ожидай сюрприза.
   - Зачем же ждать? Откажусь и точка. Мне сюрпризы ни к чему. - И так один есть, на всю жизнь хватит. Впрочем, отец как-то намекнул, что от Кадемонии можно отвертеться, если она сама от меня откажется. Ещё бы придумать, как это сделать...
   - Выходит, тебе неинтересно, что они задумали? - вопросительно приподнял бровь отец. - Третий принц Кэшнаира внезапно оказывается способным стать проводником... Тут есть над чем подумать.
   Есть. Но мне не хотелось думать, я предпочитал быть уверенным, что когда снова обращусь к силе, мы с ней поладим... пусть даже и за счёт мнимой дружбы с тёмным, но поладим.
   - Что ты знаешь о способности Лириканто удерживать силу Врат? - спросил я.
   Отец нахмурился. Кажется, на сей раз мой вопрос его озадачил.
   - Немного. Не больше, чем ты.
   - А об Индилиане Лириканто?
   - Спроси лучше Венди.
   - Он ничего не хочет рассказывать. Он сдался. А я... я хочу ему помочь. Не может быть, что всё кончено. Должен найтись выход. В своё время Инди смог его отыскать, возможно, и мы сумеем, если попробуем. Но я не знаю, с чего начать.
   Отец откинулся на спинку кресла.
   - Что ты помнишь об Инди из видений за Вратами? - спросил он.
   - Инди сказал, что знает, как помочь, что он привёл какую-то девушку...
   - Вот и начни с этого.
   Это подсказка или предположение? Искать девушку, которая давно умерла? Или... найти записи самого Инди?.. Я качнул головой. Араберто наверняка прячет их за семью замками.
   - Дневник, который ты мне дал... записи предков... там нет ни одной записи от Карвэла, ни единой строчки... - Я разглядывал лицо отца, не дрогнет ли, но оно оставалось предельно спокойным. Или он так хорошо скрывает эмоции, или и сам...
   - Я не знаю, были они или нет. Возможно, их хорошо спрятали, или их никогда не существовало.
   - Но если бы они были...
   - То я бы тебе сказал.
   Последняя надежда таяла, как дымок затухающего костра.
   Я вышел из кабинета императора с неясным чувством тревоги. Где-то в глубине души я надеялся, что отец запретит мне связываться с тёмным, а он благословил на скользкий путь. И почему я сразу не отказался?
  

***

   Венди нашёлся в саду под вечер. Он сидел на скамейке и созерцал цветочный бордюр, крепко о чём-то задумавшись. Я тихо присел рядом. Не нравилось мне, что я собирался сделать... Кажется, Венди не принимал всерьёз предложение Эсмирато, считал, что мы над тёмным хорошо подшутим, а вышло...
   - Отец дал добро.
   - На что? - спросил он, не отрываясь от цветника.
   - На то, чтобы Эсмирато стал моим проводником.
   Венди перевёл на меня задумчивый взгляд. Верно, не понял, о чём речь.
   - Это ненадолго, это пока ты не сможешь... Я знаю, твой дар вернётся, да я просто уверен! Но нужно время, немного времени, и тогда...
   - Мне всё равно, - отвернулся он.
   - Всё равно?
   - Дар не вернётся. И ты волен брать проводником, кого захочешь. Хоть саму Кадемонию.
   Я не выдержал и вскочил на ноги, сжимая кулаки.
   - Венди, демон бы тебя побрал, ты что несёшь?! Снова за старое? Мы же договорились, что проведём Эсмирато! Что мы ему ещё покажем!
   - Какой смысл? Я больше не могу быть твоим проводником, а он... он, верно, сможет, и тогда... полностью заменит меня, - не отрывался он от этого демонского цветочного бордюра.
   Заменит? Но только не в этом... Смазал я ему кулаком в челюсть.
  

***

   Возвращался я из сада в немного потрёпанном виде и настроении. Нога болела, ни то я неудачно упал, ни то Венди меня так сильно покусал. Да и садовник нам спасибо не скажет, когда увидит, что пестрый бордюр превратился в цветочное кладбище. А вот скамейка, да... она уцелела исключительно чудом... или потому что была хорошо сколочена?
   Толкнув дверь в свои комнаты, я даже не очень удивился, что она открылась. Казалось, я способен весь дворец перевернуть вверх дном, до того во мне кипела кровь после занятной потасовки с лучшим другом... или уже бывшим? Однако размялись мы хорошо, и даже слишком - притронулся к глазу, куда этот проныра засветил самым прямы образом. Но ничего, я тоже в долгу не остался.
   За окном расползались сумерки, обещая приятный вечер, но мне на сегодня приятностей уже хватит.
   Плюхнувшись на тахту и вытянув ноги, прикрыл глаза, припоминая возню в цветнике. Венди давно следовало выпустить пар, да он всё никак не решался, а теперь...
   Я уже начал дремать, когда почудился шёпот. Силился разобрать, но... Что-то разбилось, и я вскочил как ошпаренный, обнаружив рядом незнакомых людей. Они застыли статуями в нелепых позах, но всего на миг.
   - Вы кто? - Схватился я было за оружие... ага, так оно меня и ждало! - Вы что тут делаете?
   Меня обступили трое. На лицах маски, позади плащи, у одного гостя в руках нож. Похоже, расклад не в мою пользу. Двое из них схватили меня за руки.
   - Где предмет? - спросил третий, видимо, главный.
   - Какой предмет? В комнате много предметов - бери любой. - Только меня оставь в покое! Он вообще понял, куда залез?
   - Не умничай. Тот, что ты взял из лавки.
   - Я вообще в лавку не хожу, этим занимается моя прислуга.
   - Гляжу, ты не из понятливых. - Он приставил к моему лицу лезвие и провёл по щеке. - Личико подпорчу, посмотрим, как запоёшь.
   А я ведь и обидеться могу.
   - Отпустите, и тогда поговорим.
   - А так ты говорить не можешь? Я тебя прекрасно слышу.
   - Кто вас послал? Беатриче? Это она?
   - Кто это... Беатриче? Не заговаривай мне зубы! Где предмет?
   - Ты меня ни с кем не спутал? - А то мало ли - вдруг?
   - Принц Кармаэль.
   Ни с кем.
   - И ты понимаешь, что если с моей головы хоть волосок упадёт, тебе головы не сносить?
   - Не пришёл бы ты, мы бы по-тихому дело сделали. А так...
   Похоже, кто-то не сориентировался в комнате и разбил вазу. Но... если они воры, значит, убивать меня не будут. А если не будут, то...
   - Я охрану позову.
   - Охраны на этаже нет.
   Хм... они неплохо разобрались, что тут к чему. Но меня ждал сюрприз... Как же я их ненавижу!
   - Охрана здесь! - Дверь с грохотом вылетела - она же и так была не заперта! - и на пороге обозначились три фигуры. С их стороны вылетел огненный шар и... подпалил оконную занавеску. Демонское пламя!
   Первым ввалился Ловкач, за ним Булочник. Ученик э'шер застыл в дверях, изображая на лице силу мысли, и с его ладони сорвался зеленый сгусток пламени...
   - Еще раз пальнёшь, и я тебя в окно выброшу! - пригрозил я, наблюдая, как и вторая занавеска занялась огнём... приятного зеленоватого оттенка.
   Я получил свободу, а все пришедшие гости отвлеклись, самозабвенно молотя друг друга.
   - У меня нож! - сообщил главарь.
   - У меня два! - продемонстрировал Ловкач, скользнувшие из рукавов лезвия.
   - Уходим! - приказал старший двум своим приятелям: один еле выбрался из-под объёмного брюха Булочника, навалившегося на него всей массой, другой с упоением трепал в углу Ученика, который не смел ослушаться моего приказа и без своих фокусов оказался бессилен.
   Грабители выскочили из комнаты и пропали где-то в районе стены. Похоже, там есть еще один тайный ход...
   - Ваше Высочество, вы как, целы? - озаботился мной Ловкач. - Ничего себе они вас отделали!
   - Это не они. Это... Не важно, - притронулся я к глазу, вспоминая, кто туда засветил. - Как вы сюда попали? Я же ясно сказал... - "убираться и больше не приходить", кажется так. - Ладно, - смилостивился над ними. Всё-таки они помогли... - Тушите занавески! - Хорошо, что в графине осталась вода, и на одну полыхающую тряпицу даже хватило. Вторую сорвали и выкинули горящей в окно. Её ли увидел камердинер или услышал шум потасовки, но через минуту явился в компании охраны. Они как всегда вовремя.
   - В чём дело? Что случилось? Вы в порядке? - Кантэль казался обеспокоенным сверх меры. И, окинув взглядом доморощенных защитничков - глас народа, ага, - подозрительно сощурился. - Это вы?.. - не увидев в комнате среди разрухи больше никаких посторонних, сделал он неправильный вывод.
   - Они меня... защитили, - нехотя вступился я за них, жавшихся к стене под напором громыхающей оружием дворцовой стражи в жёлто-синих нагрудниках. - Уж не знаю, каким ветром их надуло, но пришли они вовремя. Я застал в комнате воров... они на меня напали...
   - Какие воры? Где? Мы по дороге никого не встретили.
   - Значит, они ушли другим путём. Тайным ходом, например.
   - Тайным ходом? Но здесь нет тайного хода.
   - Разберёмся.
   Кантэль сделал знак страже выметаться из моих покоев и обследовать местность.
   - Говоришь, воры... А что же они искали? - минуты спустя вопрошал отец, явившийся на место происшествия вместе с канцлером.
   - Кто бы их знал. Какой-то предмет. - Мне уже было не до чего, я хотел остаться один и спокойно обо всём подумать.
   - Есть предположения?
   - Если бы я знал.
   - И это, значит, не Беатриче их послала?
   Я отрицательно мотнул головой. Да, может, и она, кто признается?
   Кантэль опросил слуг, в том числе и служанку, которая, услышав в моей комнате шум и испугавшись, что "здоровью наследника нанесут непоправимый вред", позвала на помощь; на ее крики-то и сбежалась стража во главе с Кантэлем. Но опрос ничего не показал. Стража тоже не смогла объяснить, как на охраняемый этаж попали посторонние. И стена, где таинственным образом исчезли незваные гости, не дала ответов, оставаясь непроницаемой. Если бы тут был вход, он бы всё равно как-то да открывался, а так...
   - Что-то другое, - задумался отец. - Не с неба же они упали? - Окна оказались закрыты, причём на всём этаже, так что даже и эта невероятная теория терпела крах.
   Не поняв ничего и унося с собой еще больше вопросов, канцлер и император удалились обдумывать и обсуждать происшествие, оставив у моих дверей охрану и напутствовав ее смотреть в оба. Я же со своей стороны был только рад, что они не позвали меня с собой на обсуждение. У меня имелось дело к камердинеру.
   - Выстави их, - кивнул я на троицу, что всё также стояла у стеночки, несмотря на приход императора с советником, которые на тех взглянули лишь с чуть большим интересом, чем на мебель. - Почему они ещё здесь? Я же ясно выразился. Не желаю, чтобы...
   - Они ведь пригодились, - привёл веский довод Кантэль. - Представьте, что было бы, если бы ребят не оказалось рядом?
   Полыхали бы не только занавески, сжал я кулак, чувствуя, как сила жжёт руку.
   - Ваша матушка настоятельно рекомендовала не оставлять вас одного, она как в воду глядела! - подобрался ко мне ближе Кантэль с травяным компрессом для фингала. Я солгал, что споткнулся и неудачно упал. Камердинер сделал вид, что поверил, но, верно, думал, что мне совестно сознаваться, что со мной такую штуку проделали напавшие воры. Переубеждать не стал. Не хотелось, чтобы Венди призвали к ответу, тем более что мы с ним действовали на равных.
   - То есть это твоих рук дело, что они... эти ребята... были поблизости? - уточнил я.
   - Ну... я просто не препятствовал им в их желании.
   А моё желание, выходит, никого не интересует?
   Я прилёг на тахту, позволив камердинеру расположить компресс из трав на лице.
   - У вас что-то случилось? - осторожно спросил он, явно имея в виду не последние события.
   - Что у меня может случиться? - Жизнь идёт под откос, а так... - Всё отлично!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) Anaptal "Я видел Магию"(Уся (Wuxia)) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"