Вирт Андер: другие произведения.

Кукла для Мастера

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.49*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Твое существование еще не прервано. И это хорошо. Плохо только, что непонятно где ты, что вокруг происходит и самое главное, а собственно, кто ты такой? Или... такая?! И это, наверное, самый важный вопрос! --- Первая книга. Редакция от 15.09.19. Если заметили ошибку, напишите в комментариях и я поправлю.


Пролог. Истина где-то рядом

    
    
   В глубинных слоях астрала, где деление на энергию и материю является чисто условным и зависит от Воли находящихся здесь существ, в жемчужно-белом тумане парит маленькая каменная площадка буквально в несколько шагов. Белесая дымка, клубясь, перекатывается через едва видимые края, устремляясь к чему-то в центре. Две фигуры в тумане...
   - Все уже готовы.
   - Мне нужно еще время на активацию заклинания, Госпожа. Пусть начинают, скоро присоединюсь.
   - Пожалуйста, поторопись.
   - Как пожелаете, извините, но мне нужно сосредоточиться.
   - Хорошо, уже ухожу.
   Одна из фигур исчезает. Через небольшой промежуток времени туман на площадке начинает редеть и сквозь него проступают очертания второго собеседника. Девушка небольшого роста, темные большие глаза, короткое черное с кружевами платье чуть выше колен, белоснежные фартук, чепчик и большой бант на черных с пепельным отливом волосах. На ногах такого же цвета чулки и шнурованные с серебристыми вставками ботинки. Образ, похожий во многих мирах и определяемый однозначно - горничная. И единственное что из него выбивается - огромный широкий черный меч, который, судя по размеру, наполовину воткнут в площадку перед девушкой.
   Она держит его за длинную рукоять почти у гарды, расположенной на уровне груди. С запястий на меч непрерывным потоком стекают возникающие у предплечий разноцветные ленты символов, окутывая его сверкающей спиралью, а снизу втягиваются дымчатые косматые пряди. Через некоторое время ленты символов исчезают, да и туман, прекращает вливаться в меч, редея еще сильнее. Глаза девушки на мгновенье закрываются, открываясь уже совершенно черными с алыми вертикальными зрачками. Внимательный наблюдатель заметил бы и возникшие за чепчиком небольшие аккуратные рожки.
   - И все же, что-то вы мне недоговариваете, Госпожа, но что?
   Озвучив свои сомнения, она стоит еще некоторое время, как будто к чему-то прислушиваясь и потом, встряхнув головой, с улыбкой произносит:
   - Ладно, надеюсь, пришедший Господин готов к обслуживанию. Лучшая из горничных идет лично поприветствовать его.
   Быстрый взмах руками и загудевший от скорости меч, прорезая площадку, вытащен и направлен вверх. Легкое движение плечами и черные кожистые со вставками из пепельно-серых перьев крылья, внезапно возникшие за спиной, распахиваются в разные стороны. Рывок и стремительно взлетевшая фигура, укутываясь золотисто-красным светящимся ореолом, влетает в раскрывшуюся на ее пути и сразу исчезнувшую темную воронку. И только пустая каменная площадка остается безмолвным свидетелем произошедшего разговора, впрочем, уже начинающая растворяться в окружающем ее тумане.
  
  
  

Глава 1. В нужное время и в нужном месте

  
  
    
   Где-то в горах
   Буря налетела внезапно. Казалось, только недавно где-то громыхало над горами, а теперь уже резкие порывы ветра бросали первые крупные капли на лица всадников, их плащи, и спины разгоряченных лошадей, скачущих по узкому серпантину горной дороги. Возглавляли всадников местный владетель Даниэль Люцифиано и его близкий друг, приехавший к нему погостить, Анри Леардо. Остальные члены отряда - простые слуги, скакали чуть позади. Оба аристократа были весьма преклонного возраста, однако, это не мешало им выглядеть довольно бодрыми, и успевать в процессе скачки перебрасываться короткими фразами. Первый из всадников, Даниэль, обернувшись, нахмурился. Похоже, ещё несколько минут, и они вымокнут до нитки.
   - Анри, давай поторопимся, за поворотом есть небольшая пещера, там можно укрыться и переждать, - прокричал он своему другу, пришпоривая лошадь. Тропа, резко завернув вокруг выступа скалы, открыла небольшую площадку с каменным парапетом и темный провал входа. Они успели... почти. По слугам, спешившимся и заводящим коней в небольшую пещеру, уже хлестал сильный дождь с резкими порывами ветра.
   - Слушай, Дан, я и не подозревал, что у тебя в это время года бывает такая погода, - пытаясь выглядеть бодрым и удержать дыхание, проговорил Леардо.
   - Честно сказать, Анри, я тоже не подозревал, а ведь день только начался, - ответил Даниэль, вернувшись к выходу из пещеры и всматриваясь в буйство природы. - Извини, что решил вытащить тебя из замка на прогулку именно сегодня. Плохой из меня хозяин.
   - Ой, да брось, это даже было весело! Хоть молодость вспомнил. Только спина вот побаливает, хе-хе...
   - В то время ты бы взмахнул рукой... может, и сейчас попробуешь, а, магистр Воздуха?
   - Нет, даже тогда я бы не рискнул, так только истощение можно заработать. Да и одним движением погоду не поменяешь. Или ты уже забыл от старости, а, магистр-химеролог?
   Оба негромко рассмеялись.
   - Эх, где они, наши степени...
   - Ну, положим официально остались, никто их с нас не снимал. Другое дело, что силы уже давно не те.
   Резко усилившиеся порывы ветра, забрасывающие внутрь струи дождя, заставили ностальгирующих друзей отойти от входа в пещеру. Анри, осмотревшись, заметил сложенный у стены хворост, небольшой очаг и хмыкнул, - о, а тут вполне обжито.
   - Ничего удивительного. Здесь часто останавливаются на ночлег местные охотники, эта пещера удобно расположена.
   Тем временем снаружи внезапно потемнело, как ночью и дождь почти прекратился. Сплошная пелена черных облаков, освещаемая отблесками молний, опустились ниже видимых горных вершин. Природа замерла в каком-то странном оцепенении.
   - Странно, - произнес Даниэль, - ты ничего не чувствуешь?
   - А должен? - его собеседник, сосредоточившись, нахмурился. - Действительно, какое-то странное ощущение, как будто давит что-то.
   - Да, именно, только не могу понять, что!
   И оба друга, вернувшись к входу в пещеру и, осмотревшись, обратили внимание на небо.
   А там разворачивалось нечто удивительное. Во-первых, отблески молний, подсвечивающие нависающие тучи, стали почти непрерывными, создавая темно-серое полотно. При этом сам звук доноситься перестал, что было уже очень необычно. Во-вторых, на фоне всего этого, на глазах у изумленных зрителей в небе постепенно стала проявляться темная гротескная фигура. Всполохи молний вырывали для взгляда разные части этого тела, а воображение дорисовывало то форму крыльев, то лап, то щупалец. И наконец, рядом с этой фигурой вспыхнул рой светящихся огоньков, непрерывно кружащий вокруг нее.
   Ощущение давления усилилось. Лошади заволновались, задергались, пытаясь забиться как можно дальше в пещеру, и слуги бросились их успокаивать.
   - Ничего себе! - воскликнул Леардо, вглядываясь в небо. - Это какая-то местная аномалия?
   - Нет, я бы тогда знал, - ответил Люцифиано, также с удивлением смотря вверх, - но меня больше беспокоит это ощущение давления. Оно странно и неприятно знакомо, но никак не могу вспомнить, что это.
   Некоторое время картина не менялась. Темная фигура шевелилась, выстреливая в разные стороны какие-то отростки или щупальца, а огоньки также танцевали вокруг нее, периодически наскакивая и отлетая. Внезапно облака прорезал яркий луч и рядом с фигурой возник огонек поярче, присмотревшись, можно даже было заметить золотисто-красные светящиеся протуберанцы вокруг него. После чего характер действия изменился. Часть маленьких огоньков отлетела, приблизившись к большому. Другие переместились вбок от темной фигуры так, что она оказалась окруженной.
   Все как будто замерло, и внезапно закрутилось каруселью. Резко ускорившиеся маленькие огоньки быстрыми росчерками чертили тело непонятного существа. Большой, периодически появляясь и исчезая с разных сторон от темной фигуры, как будто отщипывал от нее по кусочку, отсекая их четко видимым сияющим лучом, который после каждого использования пронзал серую пелену, окутывающую это место действия.
   Люди заворожено смотрели не в силах оторвать взгляд от невероятного зрелища. Неожиданно Даниэль резко дернулся и вскрикнул:
    - Я вспомнил!
   И, обернувшись к другу, со странной интонацией продолжил:
   - Это ощущение! Такое же было, когда... эльфы пытались вызвать ту тварь из другого мира, чтобы переломить ход Последней Войны. Давление, это ощущение ослабления барьера между реальностями. Он истончился, и мы сейчас видим, что там происходит!
   Его собеседник побледнел:
    - А ведь точно, я чувствую то же, что и на том поле, но тогда они очень долго готовили свой ритуал, вложив в него просто запредельное количество энергии! Им чуть-чуть не хватило времени и если бы не наши маги... Но подготовку такого ритуала невозможно скрыть, мы бы почувствовали заранее, в какой форме он ни был, а я не ощущаю никаких возмущений силовых потоков кроме этого непонятного давления! 
   Анри, сосредоточившись, создал диагностическую Печать определения магического фона и удивленно продолжил:
    - Энергетический уровень даже чуть ниже, чем обычно!
   - Судя по всему, в этот раз барьер пробуют на прочность с той стороны, - уже более спокойно произнес Даниэль.
   - С какой той?!
   - Да без понятия, откуда я знаю, какую из реальностей мы наблюдаем. Никогда не думал, что можно увидеть что-то, находящееся за пределами нашего мира вот так - в небе! Это же какой запредельный уровень энергии там сейчас! Жаль, что знания о других мирах и способах перехода были утрачены. Остались только общие описания и легенды. Даже тогда, в Последней Войне, использовались какие-то найденные записи. Эльфы сами толком не понимали, что делают. И (произносит едва слышно) призвали... на свою голову.
   Резкая вспышка в небе и внезапно донесшийся до собеседников неприятный гулкий звук, заставил прервать разговор и взглянуть туда.
   Они увидели изрядно уменьшившуюся тушу непонятного существа, разлетевшиеся в разные стороны, постепенно исчезающие темные клочки, и, воткнутую как блестящая булавка в ткань, светящуюся золотисто-красным фигурку в центре твари. От нее исходил сияющий луч, пробивший это существо, и концом упирающийся в небеса. Мелкие огоньки куда-то все исчезли.
   Тварь, изливая на зрителей ужасные звуки, в буквальном смысле слова билась в конвульсиях, практически на глазах распадаясь на части. Фигурка сверкала резкими вспышками золотистого света. Пульсирующие, накатывающие одна за другой волны давления от пространственного барьера ощущались все сильнее.
   Внезапно часть существа перестала двигаться, и сомкнулась вокруг золотистой фигурки в почти правильную сферу, из которой вырывались лишь всполохи света. А затем... все видели когда-нибудь, как в уже закрытом кране набухает большая капля воды, стремящаяся вниз? Вот это же самое и наблюдали ошеломленные зрители. Только в роли капли выступала сфера, четко видимая относительно туши. Возникшая ниоткуда, чудовищная чужеродная Сила навалилась на окружающий мир. На ее фоне даже ощущаемое ранее давление, казалось несильным. Одна из лошадей с хрипом рухнула на колени, шумно втягивая воздух.
   Анри с ужасом в глазах переглянулся со своим другом. Это была уже не завораживающая картинка с той стороны, тут происходил Прорыв! И пусть, многое оставалось непонятным, ясно было одно, сейчас это окажется в их мире, и...
   Над горами встало солнце! Так по глазам наблюдателей ударила мощнейшая вспышка света, разошедшаяся во все стороны от так и не успевшей сорваться "капли". Ужасный грохот вместе с порывом воздуха швырнул всех на каменный пол пещеры. Затем возникло ощущение, как будто мягкая теплая волна подхватила, качнула, и на окружающий мир опустилась ошеломляющая тишина, разбавляемая только звуками от капель редкого дождя, незаметно падающих все это время. В небе не было видно ни темных пятен, ни искорок. Ничего, кроме, стремительно редеющих и светлеющих на глазах, туч.
   Друзья, кряхтя и держась за стену скалы, с помощью подскочивших слуг, аккуратно поднялись на ноги.
   - Да чтоб его... в позе... - с чувством произнес Анри, мгновенно вспомнив подзабытый армейский сленг.
   - Полностью тебя поддерживаю, - ответил ему, морщась и потирая поясницу, Даниэль. 
   Внезапно один из слуг испуганно воскликнул:
    - Ваши Светлости, смотрите! - и показал рукой вверх. Там, на фоне туч, к земле летело что-то небольшое, вспыхивающее редкими всполохами света, похоже, собираясь упасть за следующей грядой скал.
   Через некоторое время после падения до наблюдателей дошел слабый звук напоминающий взрыв и пристально всматривающийся Даниэль заметил светящееся разноцветными искрами облачко, взлетевшее над скалами. Впрочем, оно быстро растворилось в воздухе.
   Дождь закончился и Люцифиано приказал выводить лошадей. К счастью, для них все произошедшее обернулось простым испугом.
   Вскочив на коня и оглянувшись на своего друга, Анри увидел задумчивый взгляд, по-прежнему устремленный туда, куда упало это "нечто".
   - Хочешь взглянуть?
   - Да, - ответил коротко Даниэль.
   - Это может быть опасно!
   - Опасно, согласен, но это мои владения и я должен выяснить, что упало и чего от него ждать.
   Леардо внимательно посмотрел на своего друга и отметил волнение напополам с любопытством. Чувство опасности молчало, и он решил не перечить другу, тем более что желание узнать, что там, проснулось и в нем самом. В крайнем случае, он удержит Даниэля от необдуманных поступков. Решив, Анри кивнул, - хорошо, едем.
  
  
   Место падения
   День уже перевалил за вторую половину, когда всадники пересекли гряду по небольшой горной тропе и выехали к котловине, окруженной скалами. Друзья спешились и, приказав слугам оставаться с лошадьми на месте, прошли вглубь. Там их встретил плотный туман, стелющийся по земле и не дающий ничего рассмотреть.
   - Да чтоб, - воскликнул, не сдержавшись Даниэль, - Анри, ты можешь что-нибудь сделать? Хоть что-то?
   - Попробую, - ответил ему Леардо, - но ничего не гарантирую, сам знаешь мой нынешний объем источника.
   Создав и активировав в несколько привычных движений Печать Силы и, ожидая максимум легкое движение воздуха, он с видимым удивлением придержал плащ, дернувшийся под резким порывом сильного ветра, который внезапно задул в котловине, успешно выдавливая из нее туман.
   - Ничего себе, откуда? - удивленно произнес Анри вслух и, не закончив фразы, в несколько движений соорудил диагностическую Печать. - Ого, выше нормы почти на порядок! Да тут и без рабочего источника создать печать проблем не составит. А такое возможно, только если...
   - Мы рядом с очень сильным природным источником, - продолжил его мысль Даниэль, - что не так, так как эти места я знаю вдоль и поперек.
   - Или произошел выброс энергии после смерти очень сильного магического существа, - в свою очередь добавил Анри и посмотрел вперед.
   А там ветер, выдувая туман, уже обнажил испускающее пар и дым широкое углубление, откуда даже на расстоянии исходил жар. Открывшийся вид заставил друзей вздрогнуть. Первое, на что они обратили внимание - догорающий силуэт... крыльев, раскинувшихся в разные стороны. И если от левого остался только почерневший и исходящий чадящим черным дымом контур, то с остатков правого крыла, еще невыдохнувшийся ветер, бросил под ноги изумленным друзьям несколько обугленных перьев, впрочем, сразу вспыхнувших и осыпавшихся пеплом.
   А в центре, частично утопленная в потрескавшейся и почерневшей земле, лежала человеческая фигура с нелепо запрокинувшейся головой и разбросанными в разные стороны руками и ногами. Женская фигура. Тлеющие остатки почти сгоревшей одежды вяло шевелились от создаваемого ветра, однако, как ни странно, обугленным тело не выглядело. И крови тоже не было видно.
   Даниэль вопросительно посмотрел на Анри и тот, пожав плечами, уже уверенно сменил простую Печать Ветра на ледяную. И, направляя поток воздуха в углубление, уже не удивился уровню вложенной Силы. Через некоторое время жар спал настолько, что появилась возможность приблизится к телу не получив ожоги. И видя, как нетерпеливо переминается с ноги на ногу Люцифиано, Леардо кивнул ему, приглашая осмотреть существо первым.
   Внимательно всматриваясь, Даниэль подошел к телу. Руки, ноги, туловище, грудь, голова... она была вывернута в сторону, не позволяя рассмотреть лицо. Впрочем, досталось и всему остальному. Четко видимые вмятины, сильные ссадины. Рваные раны под левой грудью и на правом боку. Складывалось такое впечатление, что существо основательно пожевали, что ли. И, похоже, оно было явно мертво еще до падения.
   Уже более спокойно обойдя тело вокруг, опустившись на корточки, Даниэль убрал рукой остатки спутанных и обугленных волос, чтобы взглянуть в лицо существа, и замер. Несмотря на глубокую рану, пересекающую отсутствующий левый глаз, и необычную форму ушей, лицо... человеческое лицо девушки, поражало своей красотой. Оно было почти чистое и нетронутое на фоне окружающей обстановки. Правый глаз был закрыт, и девушка выглядела, будто она просто заснула. Что-то показалось ему в этом лице знакомым, и он наклонился внимательно всматриваясь. Внезапно глаз широко раскрылся, а губы шевельнулись, как будто пытаясь что-то сказать...
   Анри наблюдал, как Даниэль осматривает тело. Неожиданно его друг резко сел на землю и побледнел. В этот же момент у тела дернулась нога и шевельнулась кисть руки. А оно еще живое, ошеломленно подумал Анри, пятясь назад. Тут Леардо обратил внимание на Даниэля. Тот, поднявшись, не отрываясь, смотрел в лицо существа.
   - Дан, отойди скорее назад, это опасно, - крикнул ему Анри. Но Люцифиано никак не реагировал на возглас. Тогда Леардо подскочил к своему другу и, схватив за плечо, попытался оттащить от тела, но Даниэль вырвался и упал на колени.
   - Сати, как же ты так, - произнес он дрожащим голосом, трясущимися руками касаясь тела девушки.
   Услышав произнесенное имя и увидев безумный взгляд своего друга, Леардо отшатнулся от него, но Даниэль, приподнявшись, схватил за руку и, глядя в глаза, лихорадочно произнес, - Анри, ты ведь поможешь мне? Вместе мы сможем спасти ее. Она ведь жива, она еще жива! - и, поворачиваясь обратно. - Мы спасем ее, теперь точно спасем!
   Ментальное воздействие, мелькнула мысль в голове Леардо, и судорожно создав защитную печать, он наложил ее на Даниэля. Однако ни первая попытка очистить разум друга, ни вторая не помогли. Люцифиано бросился к слугам, что-то крича на ходу, а Анри, отойдя в сторону и неотрывно смотря на лежащую на земле девушку, пытался подавить помимо его воли вылезающие воспоминания.
   ...
   Дорога. Чадящие черным дымом остатки роскошной кареты и разбросанные вокруг тела. Надежда была. Была все время. Была, когда сроки приезда уже вышли и Люцифиано беспокоясь, велел седлать лошадей на поиски. Была, когда они увидели поднимающийся столб дыма. Она даже была, когда Даниэль вытаскивал из остова кареты тело, аккуратно придерживая окровавленную голову. Была, когда он, накладывая одну печать лечения за другой, кричал ее имя и, рыдая во весь голос, пытался, пытался... 
   А потом надежды не стало, так же как и Сати. Милой и непосредственной девушки, ехавшей к своему родственнику в гости. Было долгое расследование, сухие строчки отчетов о подложенной на постоялом дворе магической мине и не сработавшем защитном амулете. Было потемневшее от горя лицо отца, старательно отворачивающегося и говорящего глухие слова об их невиновности, косые взгляды и шепотки за спиной. Магистр-химеролог не может быть плохим лекарем, работая с Силой Жизни. Он способен удержать на краю смерти любого, почти любого, но только если тот еще жив...
   ...
   Четко вставшая перед глазами картина давней трагедии, так и не дала Леардо остановить своего друга. Что не помешало Анри проверить Даниэля всеми возможными способами на магическое и ментальное воздействие. И, не получив результата, заставить себя поверить, что все происходящее, это попытка Люцифиано исправить, то что произошло в прошлом, пускай и в такой необычной ситуации. И со всевозрастающим удивлением наблюдать, как он это делает. Тот факт, что у одного из слуг оказалась сумка с медицинским набором, а в ней эликсир, временно восстанавливающий полный магический резерв, удивил, но не сильно. Настоящий шок Анри испытал, когда его друг, поколебавшись несколько мгновений, снял с шеи медальон и, раскрыв его, достал и приложил к груди существа, нет, не существа, а девушки, тёмно-фиолетовый кристалл, опознанный им, как невероятно редкий амулет Последнего Шанса. Такие артефакты делали только в ныне исчезнувшей Закатной империи эльфов. Очень знакомый амулет.
   ...
   Лежащее на носилках изломанное тело, еще теплое и истекающее кровью. Возложенная на него рука и голос: 
   - Активированный амулет не действует - он мертв! 
   ...
   Отведенные в сторону глаза Анри тогда принял за огорчение от бесполезной траты выданного специально артефакта и невозможности спасти, пусть и ненавистного, но одного из командиров армии королевства, однако...
   Дальнейшее Леардо воспринимал уже моментами.
   Вот Люцифиано быстрыми и четкими жестами покрывает все тело девушки магическими печатями, из которых только часть была опознана, как лечебные.
   Вот они бережно извлекают ее из земли, а Даниэль уверенными движениями ампутирует с помощью хирургических инструментов, также оказавшихся в сумке, части крыльев со спины.
   Вот он с удивлением смотрит на проступившую, но нежелающую капать кровь.
   Вот они стягивают спину и остальные раны тугими повязками, аккуратно фиксируя шею, а Даниэль продолжает покрывать девушку печатями.
   Вот они, укутывая одеялом, укладывают ее на быстро срубленные и сделанные на скорую руку носилки.
   Дальше идет скачка к замку, балансирующая между быстротой и минимальной тряской.
   ...
   Внезапно поднятые и нервно бегающие слуги, Даниэль, закрывшейся со спасенной девушкой в магической лаборатории, расположенной под одной из угловых башен замка, завершили этот поистине безумный день. Очнулся Леардо окончательно уже на кухне, жующим булочки и запивающим их вкусным чаем в обществе местной экономки, которая с тревогой всматривалась в его лицо. Увидев, что Анри пришел в себя, она с облегчением вздохнула и, присев с поклоном, вопросительно посмотрела. 
   Поняв, что явившись так в замок, они перепугали слуг, Анри успокаивающе произнес:
    - Все хорошо, Герда, все хорошо, - и в упреждение возможных слухов, добавил, - мы просто нашли пострадавшую от камнепада девушку в горах и ваш хозяин, проявив милосердие, захотел ей помочь. Экономка, присела в поклоне, принимая его информацию к сведению, а он, чувствуя сильную усталость, отправился в свою комнату, ожидая, что завтра эту версию будет знать весь замок. "Надо предупредить Даниэля о том, чтобы он тоже так сказал", - засыпая, подумал Леардо.
  
  
   Замок в горах. Даниэль Люцифиано, Анри Леардо и спасенная девушка
   Сутки Люцифиано почти не вылезал из подвала, а когда появлялся, то все живущие в замке шарахались от его безумного взгляда и дергающейся походки. На следующий день Даниэль, рано утром, отправил посыльного к травнице в деревню со списком и, получив мешочек с травами, молча его забрал. Через некоторое время попросил помощи у Анри в запитывании магией какой-то ужасно пахнущей мази. Протянул энерговод от замкового защитного амулета напрямую в лабораторию, что привело в шоковое состояние капитана стражи. И все это время никого не пускал в помещение, где находилась девушка, кроме Анри, которого пригласил помочь ему, заставив перед этим надеть специальный лабораторный халат белого цвета, такой же, как и на нём самом. В основном, правда, вся помощь свелась в "передай этот инструмент" или "помоги перевернуть", или "запитай основу заклинания, пока я формирую дополнительные модули".
   И пусть большую часть того, что делал Даниэль, Анри не понимал, но ассистируя другу в его работе над телом девушки, он видел не доживающего свой век в фамильном замке такого же старика, а того кем был Люцифиано когда-то - лучшего боевого химеролога армии королевства. Того, кто был способен, как создавать существ, внушающих ужас увидевшего их, так и поднять на ноги любого, в котором есть хоть крупица жизни. Химеролога, который мог поспорить своей квалификацией с самими эльфам. Тогда, Даниэлем Люцифиано, прозванным Кровавым, пугали врагов и детей.
   Хоть это время уже почти прошло, а упоминание в разговорах его имени соседствовало сейчас с фразами: "А, разве он еще жив?", но, как убедился Анри, Даниэль, не потерял квалификации и в таком возрасте.
   Наконец, наступил момент, когда после очередных продолжительных манипуляций, Люцифиано устало вздохнул и вслух произнес:
    - Хватит!
   Теперь уже Леардо пришлось помогать другу, засыпающему на ходу, добраться до своих покоев, где он передал его с рук на руки слугам, сразу захлопотавшим вокруг хозяина, после чего тоже отправился спать.
   ...
   На следующий день, уже ближе к обеду, к Анри в комнату заглянула служанка и, увидев, что он проснулся, передала приглашение в трапезную. Спустившись, Анри обнаружил хозяина за столом, заставленным целой кучей разнообразных блюд от которых шел одуряющий аромат.
   - Прошу, мой дорогой друг, присоединяйся и помоги мне справиться с чрезмерным усердием слуг, - махнул рукой ему Даниэль и, подавая пример, с видимым удовольствием вонзил свои не по-стариковски крепкие зубы в большой кусок мяса.
   Похоже на радостях, что хозяин пришел в себя, прислуга решила устроить целый пир. Чувствуя пробуждающийся аппетит, Анри с удовольствием последовал его примеру.
   Некоторое время друзья посвятили поглощению стоящих на столе кушаний. Анри всегда нравилась стряпня местной кухарки, что он не преминул об этом заметить, когда был утолен как первый, так и второй голод.
   - Да, она неплохо готовит, - сказал Даниэль, и с прищуром посмотрев на Анри, продолжил, - но ты, наверное, хотел бы со мной поговорить не о еде?
   Леардо пристально взглянул на друга. До этого момента он помогал, не пытаясь задавать вопросы, зная, что когда тот посчитает нужным, то сам все расскажет. Похоже, это момент наступил. Вопросов на языке вертелось много, и Леардо задумался, какой именно задать.
   - Пожалуй, начну первым, - произнес Люцифиано, увидев заминку своего друга. - Чтобы ты знал, я четко понимаю, что это не Сати!
   - И когда спало наваждение? - с удивлением, но осторожно, спросил Леардо.
   - Какое слово-то подобрал, хотя соглашусь, действительно случившееся было похоже на наваждение. Что могу сказать, да почти сразу.
   - Так, почему ты...
   - Не остановился? - закончил за него Даниэль и, откинувшись на спинку стула, замер, подбирая слова. Однако увидев, что его друг нетерпеливо ждет, собравшись с мыслями, продолжил: 
   - Ты уже понял, что когда она посмотрела, я внезапно увидел умирающую Сати, которую могу спасти...
   Голос Даниэля задрожал, но он жестом попросил друга не прерывать его. 
   - ...И бросился это делать не раздумывая. Постепенно наваждение спадало, но даже когда я начал осознавать свои действия, воспоминания заполнили голову и не желали уходить. Не знаю, чем воспользовалось это существо. Потом, в лаборатории, я применил на себя специальный проверочный комплекс, но диагностика показала, что никакого воздействия не было. Ты ведь также ничего не обнаружил?
   - Да, хотя проверил всеми возможными способами, и прости, что без разрешения.
   - Не извиняйся, Анри, на твоем месте я бы поступил так же. Ну, так вот, - Даниэль выдержал небольшую паузу. - С одной стороны, я понимал, что спасаю не Сати, а с другой, уже не мог остановиться. Возникло ощущение, что если я вылечу эту девушку, то тени прошлого все-таки уйдут...
   Неловкое молчание, повисшее за столом, через некоторое время прервал сам же хозяин, сказав с внезапно возникшей ехидной усмешкой:
    - А главное, как же я мог упустить возможность исследовать существо из другого мира. Такое выпадает лишь раз в жизни, что для меня особенно актуально. Сам понимаешь!
   - Ну, ты... - выдохнул Леардо. - Такой драматический момент испортил!
   Люцифиано, криво улыбнувшись, предложил завершить с приемом пищи и переместиться в его кабинет. Перейдя туда и устроившись возле уже растопленного камина с бокалами вина, друзья продолжили разговор.
   - Кстати, Даниэль, ты знаешь, я тут осторожно расспросил слуг, съездил в деревню. Так вот, никто кроме нас, того, что происходило в небе, не видел, - решил вначале немного сменить тему Анри. - Для них это была обычная, пусть и неожиданно налетевшая, буря с дождем и молниями.
   - Я не удивлен, - подумав, ответил ему Даниэль. - Скорее всего, под влиянием искривления пространственного барьера возникло локальное искажение пространства с ограниченной областью воздействия. Если бы мы находились чуть ниже, то, скорее всего, тоже ничего не увидели...
   - ...И ничего не нашли, - закончил за него Анри и, возвращаясь к интересующему его вопросу, спросил:
   - Ладно, так ты скажешь результат своих усилий?
   - Результат - она пока жива!
   - И все?
   - В главном - все. Я, вообще, удивлен, что смог удержать ее на краю. Вернее, то, что от нее осталось.
   - В каком смысле "осталось"?
   - Ну как тебе сказать... Давай по порядку. У существа, нет, лучше уж называть ее девушкой. Так вот, у девушки полностью выжжена вся энергетическая структура вместе с источником. Для магического существа, которым она, несомненно, является, это обычно означает смерть, пусть и не сразу. Ведь как ты помнишь, им для поддержания жизнедеятельности организма необходима магическая энергия. А чем сильнее существо, тем больше для этого ее требуется. И если бы я не использовал, - тут Даниэль замялся...
   - Амулет Последнего Шанса, - вкрадчиво подсказал Анри.
   - Откуда... - вскинулся Люцифиано, но сразу сник, - Точно, ты же тогда был там.
   - Я не буду сейчас спрашивать, как ты смог его присвоить, - успокаивающе произнес Леардо, - пожалуйста, не останавливайся, продолжай.
   - Ну... амулет ее фактически спас, - и, Даниэль, обрадованный смене направления разговора, быстро продолжил, - хотя при этом очень странно сработал.
   - Что значит странно?
   - Ты знаешь, как действует такой амулет? Он разворачивает специальный магический конструкт внутри тела пациента и фиксирует его состояние на этот момент, фактически приостанавливая жизнедеятельность организма. Отмена действия конструкта происходит либо по времени, когда заканчивается энергия, либо от применения специальной печати-ключа. 
   Так вот. Когда я, находясь уже в лаборатории, использовал ключ, то конструкт вместо распада изменился и начал внедряться в магическую структуру девушки. Вернее, с учетом того что она разрушена - вместо нее. Я не знаю, почему он так сработал, могу только предположить, что это связано с особенностями ее организма, так как она из другого мира. 
   Однако для девушки это стало спасением, так как на данный момент, похоже, конструкт взял на себя, пусть и частично, функции энергетической структуры ее организма. Не забывай, она ведь магическое существо. Во всяком случае, энергию он стал потреблять так, что мне пришлось задействовать замковый амулет, чтобы его запитать. Накопители в лаборатории на такой расход энергии рассчитаны не были. Как работает эта конструкция, совершенно непонятно, но буду разбираться.
   - Да уж, напугал ты Теодора, он наверно до сих пор не может прийти в себя от столь вопиющего нарушения защиты замка, - усмехнулся Анри.
   - Ничего, наш доблестный капитан потерпит, энергии будет потрачено, думаю, всего нескольких процентов, которые восстановятся потом буквально за неделю-другую, - ответил Даниэль. - Тем более я не помню, когда мы в последний раз задействовали эту защиту. Большая часть моих недоброжелателей, уже давно на том свете от старости. Хе-хе-хе...
   Ну ладно, о чем это я, ах да, продолжу. Несмотря на некоторые сложности, удалось запустить более-менее нормально, почти неработающую, систему кровоснабжения. Все внутренние кровотечения я остановил, брюшную полость очистил. Удивительно, но крови девушка потеряла относительно немного, и ее удалось пока компенсировать обычным раствором. Кроме того, я смог частично восстановить работу легких. Дышит она самостоятельно, правда, под контролем медицинской печати.
   Главное, чтобы мозг не успел получить необратимых повреждений. К сожалению, он закрыт какой-то непонятной структурой, и я не могу диагностировать происходящие в нем процессы. На данный момент девушка в коме. Более того, я наложил специальную печать, не позволяющую ей выйти из нее самостоятельно, так как это сейчас очень опасно. Пусть сначала тело восстановится.
   - А что с ее ранами?
   - Зашил и обработал специальной мазью, ну тут ты все видел, сам же в этом помогал. Внутренние органы сильно повреждены, но относительно целы. Глаз она потеряла. Так что хоть все и серьезно, но если регенерация, как я предполагаю, у нее хорошая, проблем не будет. 
   Еще удивительно, но, несмотря на такое падение кости целы. Все найденные трещины и надломы я зафиксировал. Гораздо больше вопросов с шеей.
   - А что с ней?
   - Сильно разорваны мышцы, повреждена трахея и связки, а главное, почти разрушены два позвонка. Фактически голова была оторвана. Я удалил осколки, как смог, зашил мышечную ткань, зафиксировал ее шею в правильном положении и наложил регенерационную печать. Большой вопрос, в каком состояние нервная ткань, но, надеюсь, что повреждения обратимы, иначе в лучшем случае мы получим парализованную калеку, прикованную к кровати.
   - Прямо страшно становиться за девушку, слушая тебя.
   - Да не все так ужасно, она же не человек и подобные раны должны, как я уже говорил, регенерировать, ну... надеюсь.
   - А крылья? Ты когда успел так аккуратно удалить остатки? Когда я помогал, то хоть спина и была изранена, но выглядела так, как будто крыльев никогда и не было.
   - А их и не было.
   - Как не было?
   - А вот так. Когда я снял повязку, которую наложил еще там, то обнаружил, что остатки крыльев исчезли. На месте ампутации остались только открытые раны с поврежденными мышцами. Причем они носили довольно поверхностный характер. Хватило буквально нескольких швов.
   - Вот это да! И куда же крылья делись?
   - Хм, интересный вопрос. Я могу только предположить, что в пространственный карман, куда и убирались, когда были целыми. Будем надеяться, что со временем они там тоже регенерируют.
   - Что еще за пространственный карман?! - воскликнул удивленно Анри.
   - А, ты же не знаешь. Сейчас это необычайная редкость, да и раньше сильно распространено не было. Разработка... эльфов. Они умели создавать небольшой объем локально свернутого пространства и привязывать его к живым существам. Там была очень интересная система, с взаимно проникающей метрикой пространств и приостановкой всех видов процессов в данной области... (Анри, выслушал, ничего не понял, но на всякий случай кивнул). 
   Широко распространены карманы не были, так как применение требовало весьма значительных трат энергии. Поэтому обычно их использовали маги с очень сильным источником или специально созданные химеры. Первые могли в них прятать оружие, а вторые - дополнительные конечности. 
   И я... именно поэтому знаю о его существовании. Как-то довелось встретиться с одной химерой. У нее была дополнительная пара верхних конечностей, которая появлялась только в бою. А так выглядела как обычный человек. Между прочим, это ей все равно не помогло, мои дети разделали ее за милую душу.
   Леардо внутренне содрогнулся, вспоминая, какие у его друга были в свое время "дети". Одна стоила в бою целой сотни обученных воинов.
   - Так, она химера?!
   - Как тебе сказать, если бы девушка была из нашего мира, я бы ответил - да! Однако для химеры она слишком совершенна. Не буду подробно объяснять почему, лишь скажу, что по сравнению с этим телом, мои создания - неуклюжие поделки!
   - И кто она по твоему мнению?
   - Хм, если бы я верил во Всеблагой Свет, то сказал бы - ангел, хотя это конечно не так.
   - Ангел?
   - Да, а что? Крылья есть, ну... были, и с перьями, как ты помнишь. Магической силы, для создания всяких там чудес, у нее наверняка было хоть отбавляй. Тело - само совершенство.
   - А билась она, значит, с демоном?
   - Ну, судя по тому, что мы видели, вполне возможно.
   - То есть, рядом действительно находится мир, откуда родом эта "ангел" и где они и демоны сражаются друг с другом, а наши души попадают туда после смерти?
   - Как-то ты своеобразно воспринял проповеди в местном храме. Но за основу можно принять и такую версию, пока не услышим от девушки, кто же она на самом деле.
   - Что же, буду рассчитывать на твой талант, Даниэль.
   - Спасибо, Анри, а сейчас прошу извинить, надо сходить и проверить нашу пострадавшую.
   - Хорошо, и я, пожалуй, пройдусь. После такого великолепного обеда явно стоит нагулять аппетит перед ужином.
   Друзья спустились во двор, где Люцифиано сразу убежал в свою лабораторию, а Леардо, задумчиво посмотрев ему вслед, неторопливо направился к выходу из замка.
   - Не верю я, что воздействие рассеялось, - проговорил он негромко, сделав несколько шагов, - но ради твоего душевного здоровья и такого эмоционального подъема, пока ничего не буду предпринимать. А сейчас... небольшая прогулка действительно поможет переварить съеденное и обдумать услышанное сегодня.
  
  
   Даниэль Люцифиано и его решение
   Однако к вечеру следующего дня спасенной девушке стало хуже. Фактически ее существование поддерживал теперь только комплекс магических печатей и энергия, щедрым потоком вливаемая в ее организм через внедрившийся конструкт.
   Друзья, опять в халатах, сидели в лаборатории, куда Даниэль пригласил Анри и молча смотрели на замотанную в бинты и окруженную магическими печатями девушку, неподвижно лежащую в специальном ложе, напоминающем небольшой саркофаг. Сбоку от него стояли агрегаты непонятного для Анри назначения. Из них под бинты в тело девушки, шли несколько трубочек, по которым текла какая-то жидкость и пара вьющихся проволочек, по которым периодически пробегали зеленоватые огоньки.
   - Я уже не понимаю, что делать, - признался Даниэль. - Понемногу тело перестает реагировать на внешнее воздействие, еще чуть-чуть, и оно просто перестанет работать.
   - Совсем ничего нельзя сделать? - спросил с тревогой Анри.
   - Вот сижу, думаю, тебя пригласил. Может, натолкнешь на какую-то идею, - ответил ему Люцифиано, опустив голову. - Готов выслушать любое предложение.
   - Ничего так навскидку не приходит, - задумался Леардо.
   Спустя некоторое время, Даниэль поднял глаза на друга и спросил:
   - Слушай, а там где она упала, было еще что-то кроме тела?
   - Да я особо не осматривался. Так что вполне может быть. Но какое это отношение имеет к ее состоянию? - удивился Анри.
   - А если там есть что-то принадлежащее девушке, а мы не заметили? Что-то способное помочь, - неуверенно произнес Люцифиано. - У меня, к сожалению, не получится надолго отойти от нее. Сможешь съездить завтра утром сам? Только возьми тех слуг, которые с нами были. Они надежны и лишнего болтать не будут, если что.
   - Да, конечно, я осмотрю то место.
   Утром Даниэль проводил друга и спустился в лабораторию. После проведенной проверки он нервно вздохнул и задумался. Как Люцифиано и предполагал, состояние девушки продолжало ухудшаться. И если ничего не сделать, то поддержка ее организма станет бессмысленной уже на следующий день, настолько будут необратимы разрушающие его процессы.
   Если ничего не сделать, а он мог сделать, мог! Просто именно сейчас, когда все сложилось как нельзя лучше, Даниэль колебался в готовности осуществить давно запланированный шаг. Очень тяжелый шаг. Ведь Люцифиано на самом деле знал, что происходит, все-таки не зря он был одним из лучших химерологов. Когда-то.
   Все время пока Даниэль работал с телом, он не чувствовал главного компонента - ауры! Сначала Люцифиано решил, что это из-за сильного магического истощения у девушки. Но даже спустя сутки ничего не изменилось. А после проведенной тщательной проверки Даниэль находился в некотором недоумении.
   Ауры у тела не было. От слова совсем. Но оно жило. А ведь аура, это отражение души. И отсутствие одного означает отсутствие другого. А тело без души существовать не может. Эта аксиома доказывалась самой жизнью и многократными экспериментами. Любое существо ее лишившееся, погибало через весьма небольшой промежуток времени. Создать химеру из основы без души, также было невозможно, кто бы ни пытался. Она просто не оживала. А тут нарушался один из основных постулатов его профессии - уже несколько дней тело существовало при отсутствии души!
   Но, судя по всему, он рано изумлялся. Аура по-прежнему не ощущается, а тело начинает разрушаться. Значит, души нет. Куда она исчезла, можно было гадать до бесконечности. Осталась при переходе в том мире. Вернулась в Свет, если девушка действительно ангел. Была поглощена демоном. И это только основные варианты. Да какая разница, главное: тело есть - души нет. И, несмотря на все раны и даже шею, очень хорошее тело. Ведь он не зря им восхищался!
   Даниэль почувствовал, что опять начинает сам себя уговаривать сделать то, о чем он подумал. Подумал, когда обнаружил отсутствие души. А Анри, так "удачно" не будет почти целый день...
   Он, не торопясь, подошел и тыльной стороной ладони провел по свободной от повязки щеке девушки, которая, естественно, никак на это не отреагировала. И с неожиданной нежностью негромко проговорил:
   - Хозяйка тебя покинула. И, думаю, уже не вернется. Ведь ты умирало и если бы не мы... но я тебя не брошу. Я дам тебе новую хозяйку. Надеюсь, вы понравитесь друг другу.
   Его слегка безумный взгляд медленно обвел лабораторию. У практикующего химеролога не может быть своих детей. Мало кто знает, но основная привязка химер всегда идет через эмоции. Только когда ты искренне любишь свои творения... своих "детей", только тогда они ответят взаимностью. И будут готовы... умирать за тебя. Но химеры очень ревнивы. И ненавидят соперников по любви к Мастеру. Поэтому обычно больше двух или трех химер одновременно не создают. И если своего брата или сестру они еще готовы терпеть, подсознательно чувствуя тождественность, то человеческие дети, отбирающие у них "его" внимание, будут вызывать ревность и ненависть. Тут даже жесткие и однозначные приказы не способны помочь. Человек ведь такое хрупкое существо. Поэтому и не женятся химерологи, пока не уйдут на покой. И детей тоже заводят поздно.
   А Даниэль очень долго отдавал себя всего королевству и выбранному Пути. А когда озаботился продолжением рода, оказалось, что уже совсем поздно. Настоящих детей у него не будет никогда. Именно поэтому он в свое время так привязался к Сати. Именно поэтому он был вне себя от горя, когда этот хрупкий огонек, освещающий конец его жизни, внезапно потух. И именно поэтому он совершил то, что подсознательно тяготило его все прошедшие после трагедии годы и не давало возможности встретиться с ее отцом. Даниэль просто не смог бы посмотреть ему в глаза. Однако сейчас...
   Люцифиано аккуратно снял с шеи медальон, отщелкнул внутреннюю крышку и взглянул на пустое углубление. Туда, где недавно лежал кристалл, опознанный Анри, как амулет Последнего Шанса. Даниэль не зря носил его постоянно с собой. Перевернув медальон, он открыл крышку уже с внешней стороны, посмотрел искусно выполненную миниатюру Сати. Затем, проведя пальцем по внутреннему краю, нажал незаметный снаружи выступ. Пластинка с портретом отошла в сторону, открыв углубление уже во второй половине медальона. Там лежало то, что удивило бы его друга еще больше, чем амулет. Это был маленький невзрачный камень небесно-голубого цвета. Известная только по книгам невероятная редкость - кристалл Душ. И он слегка светился, показывая, что в нем что-то есть.
   В свое время, при обстоятельствах, о которых он не любил вспоминать, Даниэль нашел этот кристалл в небольшой шкатулке вместе с короткой инструкцией по применению и оставил себе. Повесил на шею как талисман на удачу и не предполагал использовать. Когда произошла трагедия, и Даниэль понял, что Сати мертва, то вне себя от горя применил его в надежде пересадить ее душу в другое тело. Только потом, на всякий случай, перепроверяя по специальному манускрипту, как провести возрождение, Люцифиано осознал, насколько сложно сделать то, что он захотел. Инструкция оказалась, скажем так, не совсем верной. И была не предназначена для полноценного переноса души. Если бы он применил, как там было написано, стандартную схему создания тела, как при изготовлении своих химер, и перенес в него душу из кристалла, то в результате получил просто очередную химеру, которая только фрагментарно, что-нибудь помнила, но не более того. То есть, это пусть и необычный, но всего лишь еще один способ создания экзотической химеры. Не такого существования он хотел для Сати.
   Для того чтобы полноценно вернуть ее к жизни, Даниэлю нужно было еще живое обычное тело или такое, которое можно воскресить, но душа из него уже ушла, причем желательно, максимально похожее на старое. И это учитывая весьма недолгий срок существование такого тела. Но даже так, шанс на то, что возродится именно Сати, как личность со всеми ее воспоминаниями, был, оказывается, меньше половины. Сначала он долго колебался, потом решившись, искал подходящее тело. Даже разработал специальный магический ритуал, позволяющий сделать это прямо на месте. Он включал в себя амулет Последнего Шанса, разработанную им лично печать переноса и кристалл Душ. Для всего этого Даниэль и сделал медальон, который с тех пор всегда висел на шее. 
   Он дежурил во всех лечебницах столицы и других городов. Доводил до обморока работников "домов мертвых", внезапно врываясь и осматривая поступившие тела. Ездил по окраинам королевства, выискивая отчаявшихся и согласных. Мрачная слава была щитом, крепко закрывшим от потока жалоб в стражу и королевскую службу Дознания. Мало ли как Мастер ищет "основу", он же никого не убивает. К сожалению, время шло, но именно того, что нужно, так и не находилось. Даниэль, отчаявшись, уже подумывал разбить кристалл и освободить душу Сати, однако пока не решался. И тут подвернулась эта незнакомка из другого мира, у которой душа отсутствовала. А у него как раз была... свободная. И пусть тело сильно повреждено, не страшно, ведь все можно починить, то есть вылечить.
   Даниэль поколебался еще некоторое время, затем выдохнув, уверенным движением положил открытый медальон на грудь девушки и, проведя пальцем по ободку, активировал его. Сначала некоторое время ничего не происходило, потом от медальона разошлась в разные стороны специальная Печать Силы, обхватив все тело девушки. Кристалл, лежащий в углублении, засиял. Мерцающая дымка легким облачком вышла из него и спустя несколько мгновений, в течение которых Даниэль боялся вздохнуть, втянулась в тело девушки. Кристалл, резко вспыхнув, осыпался горсткой сероватой пыли.
   Люцифиано до вечера просидел возле тела девушки, пытаясь отследить происходящие в нем процессы. Он даже, в свое время отказавшийся верить, помолился, негромко упомянув вслух имя той, о существовании которой обещал себе не вспоминать до конца жизни. И к своему сожалению, изменений в состоянии девушки пока не видел. Даниэль никак не мог понять почему, и только услышав из-за двери голос Леардо, неохотно встал и шаркающей походкой вышел из лаборатории.
   Друзья уединились за поздним ужином, однако Анри тоже не смог его обрадовать, сообщив, что на месте падения он не обнаружил ничего. Даже пепел и остатки крыльев, что были удалены, исчезли непонятно куда. Хотя новых следов, кроме тех, что оставил их отряд на подходе к котловине, Анри не заметил. На спекшейся от жара земле остался лишь четкий контур этих самых крыльев, и по центру вдавленный след от тела девушки. Даниэль без особых эмоций выслушал, после чего уставшие и расстроенные, правда, каждый по своей причине, друзья отправились спать.
   ...
   Опустевшая лаборатория, освещенная только парой дежурных светильников и небольшим сиянием магических печатей. Тень на стене, чуть более темная, чем должна быть. Она сгущается и приобретает форму существа в плаще с капюшоном, под которым ничего невозможно увидеть.
   - Все же ты не забыл меня, пусть и обещал это сделать, - произносит оно тихим, но мелодичным голосом.
   Существо склоняется над девушкой, осматривая ее.
   - Какое интересное... тело ты подобрал для своей новой игрушки, - с удивлением в голосе говорит оно, и некоторое время всматривается, во что-то, видимое только ему.
    - Хм, хорошо, что решил вернуть отнятое в Круговорот, но ты даже не догадываешься, к каким последствиям способно привести желание, выполненное так.
   Подумав немного, существо решается:
   - Весьма необычно, но это шанс. Пожалуй, я помогу, а потом она поможет мне!
   Оно наклоняется и не сильно дует в лицо лежащей девушке. Замирает на мгновение и потом внезапно исчезает в небольшом вихре темных искорок.
   ...
  
  
  

Глава 2. Если нельзя, но очень хочется, то можно

    
    
    
   Замок в горах. Даниэль Люцифиано и Анри Леардо
   На следующий день Анри был разбужен сильным воплем, пришедшим от окна его комнаты.
   - Она жива, жива! - радостно орал кто-то, очень знакомым голосом.
   Выглянув, Леардо с удивлением увидел хозяина замка, который танцевал во дворе вокруг замерших в шоке от подобной картины слуг и периодически повторял:
   - Она жива, жива... я знал, верил! Теперь все будет хорошо, она жива!
   Спустившись и с трудом успокоив друга, он спросил, едва сдерживая свое любопытство:
   - Неужели девушке стало лучше?
   - Непросто лучше, мой дорогой Анри, - сияя широкой улыбкой, ответил ему Даниэль. - Она опять самостоятельно дышит, работа других внутренних органов тоже восстанавливается, поврежденные ткани в ранах начали регенерировать!
   Рассказывая Леардо о состоянии девушки, Люцифиано не произнес вслух главное. Утром, проверяя свою подопечную, он почувствовал пусть едва заметную и слабенькую, но все-таки ауру у неподвижно лежащего тела. А проверив ее специальным комплексом печатей, действительно убедился, что перед ним, потихоньку оживая, лежало тело с полноценной душой. Значит, как минимум перенос завершился положительно.
   Несколько дней девушка радовала своих спасителей заживлением ран и общим улучшением состояния, а лично Даниэля более четким ощущением ауры.
   И все было хорошо, пока при очередном осмотре Люцифиано не обнаружил новую проблему. Магические потоки в теле вдруг стали вести себя хаотично, опять нарушая работу внутренних органов. Причина нашлась быстро - конструкт, внедрившийся в тело вместо старой уничтоженной магической структуры. С началом восстановления он активизировался, пытаясь проникнуть еще глубже во все доступные места, используя старые магические каналы. И что удивительно, тело этому активно сопротивлялось, причем так, будто кто-то им управлял, что было в принципе невозможно, девушка-то была без сознания! А на следующий день, вообще, произошло непонятное, тело стало отвергать магическую энергию, щедрым потоком вливаемую в него через этот конструкт. Люцифиано, пока не нашедший способ убрать подпитку, со всевозрастающей тревогой отмечал вновь начавшуюся тенденцию к ухудшению состояния девушки.
   Друзья опять сидели в лаборатории и смотрели на лежащее тело. Даниэль, объяснив Анри текущее положение дел, молча ожидал его комментарий.
   - Хм, я так понимаю, основная проблема в том, что тело больше не желает "кушать" предложенный ему "бульончик", - задумчиво проговорил Леардо.
   - Если оставить в стороне твою иронию, то да.
   - Скажи, - спросил его Анри, - а ты делал проверку на соответствие Силам?
   - А смысл? - удивился Даниэль. - Каналы вместе с источником выжжены, и использовать магическую энергию девушка больше никогда не сможет.
   - Но при этом она продолжает ее активно потреблять? Ты не противоречишь сам себе, друг мой? Дан, смотри, этот конструкт из амулета заменил ей магическую структуру, так? И закачивает в тело энергию. Это же в чистом виде имитация работы магической системы организма! У тебя, вообще, что в замковом амулете?
   - Обычный стандарт, очищенная нейтральная Сила с небольшой примесью Жизни, - озадаченно ответил Люцифиано, и, в свою очередь, спросил:
   - Хочешь сказать, что она не подходит спасенной нами девушке? Не может такого быть. Жизнь лежит в основе большинства лечебных заклинаний, а нейтральная составляющая, вообще, подходит всем существам, обладающим магией. Их источник сам перерабатывает энергию в ту, которую нужно.
   - Но у девушки его нет.
   Даниэль замер, потом, резко вскинув голову, встретился глазами с другом.
   - Ты намекаешь, что ее организм не может усвоить получаемую Силу, так как не способен преобразовать?
   Он задумался, что-то прикидывая в уме: 
   - А ведь это может объяснить и неоправданно большой расход энергии...
   Анри в ответ создал Печать определения магического фона и с удовлетворением произнес: 
   - У тебя здесь и, скорее всего, по всему замку фон повышен относительно нормального на треть. Это говорит о том, что большая часть энергии не использовалась, а просто рассеиваясь в пространстве. У бедного капитана Теодора де Тенвиля сердце не выдержит, узнай он о таком "рациональном" использовании столь ценного ресурса.
   Даниэль, ничего не говоря, вскочил и убежал. Однако вскоре вернулся, неся шкатулку с набором кристаллов-определителей.
   - Я болван! - сказал Люцифиано, глядя на Анри. - И это, не говори ничего Теодору.
   - Не говорить чего? Что ты болван? Он и сам это знает. А если про энергию, не скажу... пока.
   - И на том спасибо, - с кислой миной произнес Даниэль, открывая шкатулку и раскладывая кристаллы на небольшом столике перед ложем, где лежала девушка. - Ладно, приступим.
   Спустя некоторое время, друзья, получив результат, переглянулись.
   - Что ж, в принципе итог ожидаем, - произнес Анри.
   Да, согласен, - ответил Даниэль. - Свет, что еще можно было ждать.
   - Кстати, если ты не заметил, на Воздух тоже присутствует небольшая реакция.
   - Так это вполне понятно. Она же как-никак летающая, ну была, по крайней мере. Кстати, и на Жизнь есть немного, наверно именно она помогала усваивать хотя бы часть энергии.
   - Свет с дополнительной предрасположенностью к Воздуху и Жизни, - проговорил Анри. - Все-таки она ангел.
   - Давай не будем ставить телегу впереди лошади, - поморщился Даниэль. - Дождемся, когда девушка очнется и сама скажет кто она.
   - Не возражаю, - с улыбкой ответил Леардо, - но у меня простой вопрос. Узнать то мы узнали, а вот что делать будем? Ближайший источник на территории местного храма Всеблагого Света. Хотя его настоятель для кое-кого гораздо больше, чем очень хороший знакомый, однако массовое заполнение накопителей вряд ли пройдет незамеченным действием. Со своей репутацией ты можешь его крупно подставить, да и не найдешь, скорее всего, такого количества и качества кристаллов.
   - Ты не забыл, кто я? - подняв палец вверх, демонстративно напыщенно спросил Даниэль. И уже нормальным голосом добавил:
   - Если коротко, то есть другая возможность. Не всегда же у "основ" источник совпадал с необходимыми требованиями. Приходилось вносить изменения. Для этого существует специальная Печать Преобразования, вернее, магический конструкт. Кстати, в какой-то степени он способен имитировать работу источника. И почему я раньше о нем не подумал, - уже себе под нос, пробормотал он.
   - Ну, про Печать Преобразования я и без тебя знаю, - чуть обиженно, впрочем, тоже демонстративно, произнес Анри. - Только у нее коэффициент передачи такой, что это крайне невыгодно. А вот про конструкт не слышал. Да, чтобы его еще можно было закрепить в живом организме на постоянной основе.
   - Ты не слышал, а я изготавливал, - ответил Люцифиано, - и сейчас покажу как.
   Впрочем, большую часть из того что делал Даниэль при создании магического конструкта, Анри все равно опять не понял, что не помешало ему в очередной раз восхититься уровнем мастерства своего друга. Наконец, все бы закончено и Люцифиано, прикинув примерно нужное место, стал аккуратно внедрять конструкт, внимательно отслеживая происходящие изменения.
   Сначала все шло хорошо, но как только Даниэль запустил поток энергии, диагностические печати, контролирующие состояние девушки, замигали тревожным красным светом, сигнализируя о нарушениях в работе внутренних органов. Затем ее внезапно выгнуло дугой, а изо рта пошла пена. Даниэль резко выдернул конструкт, развеивая его в воздухе. После чего друзья в полном шоке наблюдали, как тело постепенно прекращает биться в конвульсиях, а диагностический комплекс успокаивается, показывая нормализацию происходящих в организме процессов.
   - Ну и что это было? - выдохнул потрясенный Анри.
   Люцифиано бросился опять вытаскивать кристаллы из шкатулки и перепроверять полученные ранее результаты. Но они не поменялись, по-прежнему это был Свет с небольшими вкраплениями Воздуха и Жизни. Друзья в шоке переглянулись.
   - Как может быть резкое неприятие основной магической составляющей собственной Силы? - наконец-то озвучил произошедшее Даниэль.
   Теперь уже Анри молча забрал у него шкатулку и стал смотреть, но не девушку, а кристаллы. Однако находящиеся в комплекте проверочные маркеры показывали полную исправность определителей.
   - Кстати, а где, - он указал на пустые гнезда. На самом деле Леардо сразу заметил отсутствие двух кристаллов, но зная болезненное отношение Люцифиано к этим силам, не стал спрашивать.
   Даниэль поморщился, вернул себе шкатулку и нажал какой-то незаметный выступ. После чего показал Леардо два выскочивших в своих углублениях определителя.
   - Тьма и Смерть, зачем они тебе, тем более что девушка отреагировала на Свет.
   Однако Анри следуя своей интуиции, забрал у него кристаллы и, положив их на грудь девушки, не говоря ничего, активировал Печать определения Силы. И спустя положенное время медленно повернулся к другу.
   - Тьма с предрасположенностью к Смерти? - пораженно воскликнул Даниэль. - Но как?!
   Выхватив из шкатулки определители Света, Жизни и Воздуха, он проделал такие же манипуляции и, увидев результат, беспомощно плюхнулся на стул, растерянно переводя взгляд с кристаллов на друга и обратно. Леардо не менее потрясенно делал то же самое.
   - Основные магические составляющие источника - Свет и... Тьма. Есть предрасположенность к Силам Жизни, Воздуха и... Смерти, - ровным тоном, хотя и с задержками, проговорил Анри. Как будто член приемной комиссии при магической академии, проверяющий поступающего абитуриента на сродство Силам.
   - Нет, это бред какой-то! - воскликнул Даниэль, судорожно растирая ладонями лицо и пытаясь прийти в себя. - Свет и Тьма антагонистичны по своей природе, они неспособны ужиться вместе. Я точно знаю! Даже если представить два таких источника в теле, это приведет к его мгновенному разрушению, ибо они все равно будут находиться рядом и войдут друг с другом в конфликт. Было бы какое-нибудь другое сочетание или одна составляющая являлась предрасположенностью, тогда в такое еще можно поверить, но тут!
   - А если все-таки представить, что у нее существовали два независимых источника?
   - Тогда, чтобы не допустить конфликта сил, они должны быть разнесены и иметь независимую привязку. И специальный магический орган, отвечающий за взаимодействие и смешивание этих противоположных по "сути" Сил. Однако поскольку в качестве "основы" источника выступает сердце, соответственно...
   Тут Даниэль неожиданно замолчал, а потом, подойдя к стенке, начал методично биться в нее головой. Анри так уже устал удивляться, что просто решил дождаться, когда Люцифиано успокоится. Тот через некоторое время вернулся, сел на стул и, глядя в сторону, монотонно произнес:
   - Я дважды болван.
   - Пожалуй, не буду возражать подобному утверждению, но хотелось бы подробностей, почему? - с интересом спросил Леардо.
   - У нее есть сердце с правой стороны, у нее два сердца, - продолжил Даниэль, - и частично сохранившееся непонятное магическое образование в районе солнечного сплетения.
   - Два? И почему ты сразу об этом не сказал?
   - Извини, но я просто... забыл, - сильно смутившись, произнес Люцифиано.
   - Забыл?! Так, он забыл, ну как же, только не говори, что у тебя это, как его... старческая беспамятность?
   -...
   - Что, серьезно? Так ты в путешествии на тот свет уже меня обогнал! Я пока еще подобным не страдаю, да-да! Советую немедленно попить соответствующей травки, понятно? - полушутя, полусерьезно, волнуясь за друга, отчитал его Леардо. И спустя некоторое время:
   - Ладно, ты знаешь, что надо делать?
   Даниэль судорожно кивнул и напряженно произнес:
   - Хотя я обычно не использовал такую составляющую, но соответствующую конфигурацию для конструкта подобрать смогу. Однако вот восстановить или воссоздать этот "орган"... Не имею ни малейшего представления о его работе. И я очень надеюсь, что там все находится в более-менее нормальном состоянии, иначе...
   Люцифиано недоговорил, но Анри стало понятно, что жизнь так и не очнувшейся спасенной девушки вновь повисла на волоске.
   Но поскольку на дворе уже была ночь, а слуги устали осторожно скрестись в дверь, намекая, что хозяевам пора перекусить и поспать, они не стали ничего сейчас делать, отложив все до завтра. Да и слишком много моральных и что уж говорить, физических сил было потрачено. Быстро отужинав, друзья отправились спать, с надеждой, что все завтра получится.
  
    
   Лаборатория Даниэля Люцифиано. На следующий день
   Анри проснулся поздно и, спустившись в трапезную, обнаружил только свой завтрак с запиской, чтобы как поел, приходил в лабораторию. Когда Леардо в ней появился, еще дожевывая какой-то пирожок, Даниэль уже был полностью погружен в процесс создания конструктов. Кивнув Анри, он попросил его надеть халат и немного подождать. Спустя некоторое время Люцифиано устало вздохнул и, встав со своего рабочего места, жестом пригласил Анри к специальному ложу, где находилась девушка.
   - Будешь помогать, слишком сложно контролировать подачу энергии и одновременно управлять внедрением, - сосредоточенно и с усталостью в голосе проговорил он.
   Анри показалось, что друг в кровать так и не ложился, а всю ночь провел здесь. "Надо будет сегодня его заставить пойти спать как можно раньше, - с тревогой подумал Леардо, - а то еще сляжет от переутомления или чего похуже будет".
   - Держи кристалл, тебе темный и не морщись на мне основной контроль, так что потерпишь, дальше подключаешься к энерговоду, вот переходник, встаешь с левой стороны, а я с правой, - начал инструктировать его Даниэль. Объяснив подробно действия друга и, убедившись, что тот все правильно понял, Люцифиано попросил занять требуемую позицию.
   Они разместили кристаллы с конструктами на специальных отметках, которые нарисовал Даниэль на груди девушки, освободив ее от повязок. После этого друзья подключили через себя линии от энерговода, готовясь контролировать поступающую энергию. Затем Люцифиано одновременно активировал оба конструкта. Сверкнув напоследок темными и светлыми всполохами, они погрузились в тело девушки.
   Пока продолжалось размещение и разворачивание, ничего особенного не происходило. Даниэль на этот раз подошел к операции более ответственно. Он рассчитал и определил место внедрения чуть ниже и ближе к центру от обоих сердец, объяснив Анри, что именно там согласно проведенному анализу ранее располагалось нечто похожее на остатки старых источников. Кроме того Люцифиано намеревался сцепить конструкты с тем, что из амулета. Причем так, чтобы они составляли впоследствии единое целое. Когда все было готово, Даниэль, еще раз перепроверив, поднял глаза на Анри и, дождавшись кивка, сосредоточился.
   - Ну что... три, два, один, поехали! - скомандовал он.
   Все, что было дальше, вылилось для Анри в монотонную, но требующую предельной концентрации работу. На его долю, правда, выпала в основном регулировка подачи энергии, сопровождающаяся фразами: "увеличивай потихоньку", "держи на этом уровне", "уменьши в два раза", "теперь усиль, но плавно". Даниэль, отдавая команды, склонившись над телом, рассматривал через свои печати что-то, видимое только ему и, периодически ругаясь вполголоса, четкими движениями вносил какие-то коррекции. Несколько раз удивленно хмыкал, однажды даже дернулся и стал оглядываться, как будто подумал, что кто-то еще находится рядом.
   Все это время тело девушки, то дергалось в конвульсиях, то замирало. Иногда даже светилось. Однако Даниэль не обращал на это внимание, заранее крепко притянув его к ложу ремнями, а в рот, между зубов, засунув специальный фиксатор.
   Наконец, Люцифиано выпрямился и, вытерев рукой струящийся со лба пот, устало сказал Анри: 
   - Все, можешь прекращать управление энергией, дальше конструкты сами справятся.
   - У нас получилось? - отпуская контроль над магическим потоком, измотанный однообразными действиями, спросил Леардо.
   - Да, причем даже лучше, чем я ожидал. Только вот по-прежнему не понимаю, как это все работает. Но факт - работает.
   Потом он немного помолчал и, оглянувшись, понизив голос, внезапно спросил: 
   - Анри, пока длилась наша операция, здесь никого не было? Или, может, происходило что-то странное?
   - Да нет, я не заметил, - удивленно ответил Леардо. - А почему ты меня об этом спрашиваешь?
   - Да не бери в голову, значит, показалось, от усталости, - сказал ему задумавшейся Люцифиано. - Ладно, ты иди, отдыхай, а я еще немного тут посижу, на всякий случай.
   Обратив внимание на предсказуемое выражение лица друга, чуть усмехнувшись, он произнес: 
   - Прошу, не переживай. Я в порядке, просто должен убедиться, что все работает правильно.
   Дождавшись, когда Анри уйдет, Даниэль практически рухнул на стоявший рядом стул, достал дрожащей рукой небольшую коробочку из кармана халата и открыл ее. Затем взяв пару таблеток, закинул их в рот. "Использовать стимуляторы в моем возрасте, конечно, полностью противопоказано, - невесело подумал Люцифиано, сморщившись от неприятного вкуса, - но что поделать, без них я еще дня три назад свалился бы от энергетического истощения, а сейчас боюсь даже шаг сделать. Был бы помоложе, но, увы, теперь работать на таком уровне сложности невероятно трудно, да и еще..."
   Даниэль вздрогнул и мысленно вернулся во времени назад. Начиная, он предполагал чего угодно, от отторжения конструктов и невозможности запустить этот "магический орган", до того, что все пройдет, как было запланировано. В принципе получилось по последнему варианту, но вот чей был план? В процессе операции возникло четкое ощущение, что он проводит ее под чьим-то контролем. Все действия, вносимые изменения, проходили с какой-то задержкой. Более того, они иногда корректировались! Но надо признать, что результат был всегда положительный. А итог? Работающие конструкты с коэффициентом передачи почти в единицу, что в принципе невозможно и нечто в районе солнечного сплетения, которое мгновенно активировалось и стало преобразовывать поступавшую энергию в непонятно что. И организм девушки, который сразу начал это "кушать". Да, проблемы с работой конструктов возникли, но балансировка прошла удивительно легко, с пониманием, что Люцифиано "позволили" ее сделать. В какой-то момент времени даже возникло ощущение чужого присутствия и ему указали на ошибку!
   Кроме того, проверяя работу внедрившегося ранее и растянувшегося на все тело конструкта из амулета, Даниэль обнаружил тонкое почти незаметное кружево магических линий, переплетающее его ажурной сеткой. Как оно возникло и какой функционал несло, Люцифиано так и не понял, а тронуть поостерегся, чтобы не навредить питающей тело структуре. И прямо на глазах кружево стало наползать на только что установленные конструкты-преобразователи, при этом совсем не нарушая их работу! Были еще ряд моментов, которые он заметил вскользь, так как сил исследовать весь организм уже не было.
   Люцифиано встал, скинул халат на стол и, пошатываясь, побрел к выходу из лаборатории. Надо срочно отдохнуть. И пусть еще только вторая половина дня. Завтра, все Даниэль проверит и перепроверит завтра. А сейчас чего-нибудь пожевать и в кровать, похоже, стимуляторы уже не помогают. Значит, стоит действительно выспаться, надеясь, что в его отсутствие ничего плохого не произойдет.
  
  
   Даниэль Люцифиано и еще одно непростое решение
   На следующий день Даниэль сидел перед своей подопечной и не знал, радоваться ему или огорчаться от того, что увидел. С одной стороны, результат вчерашней операции можно было оценить, как однозначно положительный. Получившаяся конструкция выглядела устойчивой и без проблем справлялась с магической энергией, преобразовывая и распределяя ее по организму. При этом потребление значительно уменьшилось, что говорило об эффективности и о том, что девушка, очнувшись, возможно, сможет применять магию, при наличии внешнего источника, конечно. Тело прямо на глазах восстанавливалось, активно регенерируя поврежденные ткани. Процесс ускорился настолько, что, возможно, уже через три-четыре дня о ранах будут напоминать только шрамы, которые, скорее всего, тоже исчезнут.
   С другой стороны, Люцифиано по-прежнему не мог отследить, что происходит в мозгу девушки. Не понимал назначения ажурной конструкции магических канальцев, которая постепенно оплетала все внутри тела, при этом не оказывая никакого видимого влияния на его работу. Еще Даниэля смутили непонятные образования, возникшие выше и ниже шеи, состоящие из мускульной ткани и толстых нервных окончаний. А также странные узлы на кровеносной и эндокринной системах. Позвоночный столб тоже регенерировал в какую-то многослойную конструкцию. И главное, анализ уже достаточно окрепшей ауры показал меньше чем наполовину совпадение с образцом, который у него был. Соответственно, вероятность того, что в этом теле очнется именно Сати, стремилась к нулю. Как такое могло произойти, Люцифиано не понимал, не первый раз задумавшись, кого или, вернее, "что" спасает.
   Все утро Даниэль размышлял над тем, какие действия можно предпринять для повышения шанса нужного результата. И единственное, что приходило на ум, это принудительное внедрение биологического материала с наложением Печати Подобия. К сожалению, прием из арсенала химерологов, когда необходимо было "основе" придать свойства другого объекта. Что фактически превращало ту, кто очнется, в подобие химер, которые Люцифиано создавал, так как при этом надо было все равно внедрить дополнительно еще целый комплекс специальных модулей контроля и адаптации. Не такого он хотел, совершая свою попытку, совсем не такого. Но ведь можно же, потом минимизировать химеризацию, да точно! Убрать все внешние проявления, внутренние максимально уменьшить. "Она" и не будет знать. Да, не будет! И Анри знать необязательно!
   Даниэль вскочил и возбужденно стал расхаживать по лаборатории. Пришедшая идея все больше нравилась, обрастая деталями. Внезапно он остановился, осознав одну неприятную мысль. А ведь для исполнения задуманного, единственным, чем можно будет воспользоваться, это Реликвией! Его Реликвией! Весь другой биологический "материал", накопленный по крупице в свое время и бережно хранимый в лаборатории, не подходил совершенно. Только как вспомогательный, но не более. И другого нет, ничего нет. Люцифиано так расстроился, что опять упал на стул и застыл в мрачной скорби. Впрочем, через довольно небольшое время очнулся. Ну и что? Надо, значит надо! В конце концов, заказав кремацию, по костям не плачут! Подойдя к телу, он наклонился и, сместив повязку, еще раз тщательно обследовал левую сторону лица девушки. Да, все верно, несмотря на ускорившееся заживление, внутри глазной впадины было пусто, пока пусто.
   Решившись, Люцифиано быстрыми шагами покинул лабораторию и поднялся во двор. Еще один момент, требующий внимания, сразу разрешился. Выловленный конюх подтвердил, что Леардо покинул замок, воспользовавшись предложением, изложенным в записке, переданной ему утром со служанкой. В ней Даниэль просил его извинить и не беспокоить, так как он проведет сегодня день в лаборатории, отслеживая состояние девушки. А также просьба совершить конную прогулку в деревню и заглянуть к травнице с приложенным к записке списком. Зная о маленькой "слабости" друга к красивым женщинам, Даниэль не сомневался, что до вечера Анри будет занят.
   Люцифиано поднялся в свой кабинет и, тщательно заперев дверь, поколебавшись, нажал незаметный выступ на камине. Сбоку на стене отошла панель, открыв то, что он никогда не показывал никому, его... Алтарь. Центральное место занимал портрет Сати, сделанный на ее двенадцатый день рождения. На нем она была в нарядном серо-серебристом платье и с букетом голубых цветов, который так походил к ее глазам. Нет, Даниэль не присутствовал на праздновании того знаменательного события. Сати привезли к нему позже, через несколько дней, бледную до синевы и с повязкой в пол-лица.
  
    
   Даниэль Люцифиано и Сати. Много лет назад
   Подарков было полным-полно. И половина, как обычно, без поздравительных подписей, позволяющих определить дарителя. Их, конечно, проверили на магию и наличие неприятных сюрпризов, но все равно это не помогло. Милая детская страшилка - шкатулка, из которой при открытии должна выскакивать голова шута на пружинке. Почему-то ее на месте не оказалось. Девочка же, открывая, наклонилась слишком близко. А кончик пружины был очень длинным и острым...
   Когда лучшие лекари столицы признались, что восстановить глаз не в состоянии и стали предлагать установку протеза, отец девочки вспомнил о своем родственнике. Тогда он и приехал к Даниэлю с Сати, надеясь на чудо. А Люцифиано, в то время уже давно не желающий ни с кем общаться, вышел навстречу, планируя послать всех появившихся куда подальше.
   ...
   Чужая стража, распределившаяся по двору, остановившаяся перед входом в донжон карета. Даниэль, набирающий воздуха в грудь, чтобы в идиоматических выражениях описать новый путь для приехавших. Скрипнувшая дверца и детский голосок, рассыпавшийся колокольчиками: 
   - Папа, это тот Великий Маг, что мне поможет? Какой он красивый! 
   И ярко-голубой глаз, с интересом смотрящий прямо на Даниэля.
   ...
   Тогда Люцифиано от неожиданности чуть не подавился воздухом, с трудом остановив заранее заготовленную фразу. Эти слова и глаз неожиданно пробили щелочку в его окаменевшей душе. И потом, выслушав просьбу хмурого отца, Даниэль уже не смог отказать. Даже когда при дальнейшем общении он выяснил, что Сати называет "красивым" практически все, для Люцифиано ничего не поменялось. Маленькая девочка уже прочно поселилась в сердце, даря то, что он думал, никогда не ощутит.
   Проблему с глазом старый химеролог решил быстро и кардинально. Вспомнив об ученице травницы, которая была примерно такого же возраста, послал за ней в деревню. Когда девочка, прибыв, выслушала его, то, почти не раздумывая, согласилась. Ведь не каждый день предлагают без всяких условий поставить настоящий "ведьмин глаз", позволяющий видеть "незримое". Она, конечно, побаивалась, но рискнуть решила.
   Дальше уже пошли чисто детали. Осмотр показал, что нерв, к счастью, поврежден был не так глубоко и безнадежно, как думали столичные лекари. Для Даниэля, естественно. Извлечение глаза у донора, удаление поврежденного, прошли без эксцессов. Установка и приживление нового зрительного органа тоже проблем не вызвало. А девочке из деревни он поставил оставшийся от старых экспериментов глаз, предназначавшийся изначально для химер, с внедренными печатями усиления зрения и магической чувствительности.
   Потом состоялся небольшой реабилитационный период, в течение которого Люцифиано окончательно восстановил полноценное зрение у Сати и привел в соответствие цвет нового глаза, старому. У юной травницы тоже все было хорошо и она, находясь в полном восторге, глядя из окна, могла сказать название и состояние каждого растения во дворе. Кстати, обе девочки, несмотря на недовольство отца Сати, лежали вместе в специально оборудованной комнате и подружились. Даниэль тогда не посчитал нужным сказать, что это сделано на всякий случай. Чтобы была возможность быстро пересадить второй глаз... если что.
   По непонятной для Люцифиано причине, но, к его счастью, Сати в замке понравилось. С тех пор она постоянно, как только могла уговорить отца, ездила к Даниэлю в гости. Несколько раз и химеролог, до этого давно уже не покидавший свои владения, появлялся в столице. И вся эта идиллия продолжалась до того пока...
    
  
   Даниэль Люцифиано. Текущее время
   Вернувшийся мысленно в прошлое Даниэль, споткнувшись на произошедшей тогда трагедии, помрачнел, но вспомнив, зачем он собственно сюда пришел, перевел взгляд ниже. Там на красивой подставке в специальном контейнере, переплетенном небольшой светящейся паутинкой магических линий, в прозрачной жидкости, висел глаз с ярко-голубым зрачком, давно восстановленный из остатков поврежденного органа. Его Реликвия!
   Глубоко вздохнув несколько раз, чтобы унять сильно бьющееся сердце, Люцифиано схватил контейнер и, выйдя из кабинета, распугивая выражением лица попадающихся на пути слуг, решительными шагами направился в лабораторию. При этом можно было расслышать, как он бормотал себе под нос:
   - Это все для нее, для нее...
   Закрывшись в лаборатории, Даниэль тщательно проделал необходимые для операции подготовительные процедуры. Затем, подойдя к неподвижно лежащему телу, еще раз глубоко вздохнул и, глядя на него, виновато произнес:
   - Пойми и... прости!
   После чего в несколько движений активировал комплекс специальных медицинских печатей и спустя пару мгновений еще одну, скрытую под ложем - Печать Подавления. До этого Люцифиано ее не использовал, так как предназначена она была для работы над химерами, являясь стационарным аналогом амулета Последнего Шанса. Склонившись над лицом девушки, Даниэль снял повязку и, поднимая инструменты, проговорил негромко, произнеся последнее слово беззвучно:
   - Ну что, поможешь еще раз, "несравненная"?
   И, сосредоточившись на работе, уже не услышал непонятно как прозвучавшее в воздухе с тихим вздохом:
   - Помогу.
   ...
   Смертельно уставший Даниэль в прострации сидел на стуле в лаборатории, бессильно откинувшись на спинку и вымотавшись гораздо больше, чем он предполагал. Не иначе чем чудом можно было назвать, то, что произошло. Ведь планируя операцию, Люцифиано совсем упустил из вида, что тело все-таки отличается от обычного человеческого, включая глаза и их строение с подсоединением к головному мозгу. Возможность воздействия изнутри тела он подавил, но это означало и отсутствие отклика, по которому можно было судить о том, все ли правильно он делает. И начались проблемы.
   Но потом Даниэль вдруг почувствовал почти забытое ощущение тени за спиной, а руки приобрели давно прошедшую уверенность и точность молодости. Главное, откуда-то появилось "знание", как нужно делать. Конечно, имя той, кто пришел на помощь, он, вообще-то, мог произнести. Однако произошедшее далее...
   Когда Люцифиано весь в напряжении снял действие Печати Подавления, ожидая попытки отторжения глаза, этого не случилось! Более того, без дополнительной стимуляции заработала система кровоснабжения, и появились признаки нервных реакций! Он был в шоке от столь быстрого принятия чужого органа, тем более по сравнению с ранее демонстрируемым полным контролем всех действий в предыдущей операции.
   Просидев еще некоторое время, Даниэль со стоном встал и, пошатываясь, поплелся к выходу. Что же, для исполнения мечты сделано все возможное и сейчас осталось только найти в себе силы доползти до кровати.
   ...
   Когда за химерологом закрылась дверь, одна из теней шевельнулась и, склонившись над телом девушки колеблющимся силуэтом, прошептала:
   - Спасибо, что согласилась... 
   И исчезла, оставив после себя несколько тающих темных искр.
   ...
    
  
   Даниэль Люцифиано и Анри Леардо. На следующий день
   Анри с некоторым напряжением смотрел на друга, который с хорошим настроением и аппетитом уминал свой обед, бывший, впрочем, для него завтраком. Вчера, когда Люцифиано выполз из лаборатории и на попытки задать вопрос, лишь бессильно махал рукой, Леардо решил не мучить его, а расспросить позже. "Позже" затянулось и плавно перешло на вторую половину следующего дня.
   - Не хочешь ничего мне рассказать? - вкрадчиво поинтересовался он у Даниэля, когда тот, утолив свой голод, откинулся на спинку стула.
   - А что ты хочешь услышать? - благодушно поинтересовался Люцифиано.
   - Ну, например, чем таким занимался вчера целый день, что к вечеру выполз еле живой? И не надо говорить об усталости от постоянных проверок состояния здоровья девушки.
   - Да нет, не скажу. Пришлось еще немного поработать. Извини, что не буду вдаваться в подробности. Все-таки довольно узкоспециализированные действия я проводил. Но могу сказать, что уже все хорошо. Теперь нужно дождаться, когда тело полностью восстановится и можно выводить ее из комы. Думаю, дней пять это займет.
   - Две недели от "котлеты" до нормального состояния? - с удивлением спросил Анри.
   - Скоро ты сам пообщаешься с бывшей "котлетой" и поздравишь с возвращением из-за Грани, - самодовольно сказал Даниэль, добавив с какой-то непонятной интонацией: - Возможно, это тебя изумит.
   Однако уже на следующий день удивились они оба, когда зашли проведать пострадавшую.
   - Тебе не кажется, что она была... постарше, - заметив необычность в облике девушки первым, сказал Анри.
   Даниэль с удивлением оглядел лежащее перед ним тело:
   - Ну, скорее всего, организм, активно восстанавливаясь, начал использовать все возможные ресурсы, включая существующую мышечную ткань и жировую прослойку. Вот тело и "подсушивается". Пожалуй, я увеличу подачу питательных веществ и общего объема жидкостей.
   Но и на следующий день изменения, происходящие с телом, не исчезли, а через два проступили еще более явно. Лицо тоже постепенно становилось другим, причем Леардо оно показалось смутно знакомым. И если только что упавшей, Анри давал восемнадцать - двадцать лет, то сейчас перед ними лежала девушка, выглядевшая от силы на пятнадцать. Даже Даниэль вынужден был это признать. Проведя диагностику, он, пребывая в очередном шоке, сказал, что все биологические ткани и общие размеры костей, уменьшились пропорционально определяемому возрасту. Как подобный процесс возможен в принципе, Люцифиано совершенно не понимал, о чем и поведал своему другу.
   Однако раны продолжали активно регенерировать, а внутренние органы почти полностью восстановились. Осмотр же левого глаза (в отсутствие Анри) показал, что и с приживленным органом полностью все в порядке. И, похоже, планируемая коррекция по размеру будет минимальна, если, вообще, понадобится. Соответствие ауры Даниэль просто побоялся проверять, понимая, что в любом случае уже ничего сделать не сможет.
   Еще Даниэля беспокоили, помимо отката биологического возраста, процессы, происходящие в шее пострадавшей. Нестандартный мышечный каркас, с невероятной скоростью окончательно сформировавшиеся странные многослойные, трубчатые позвонки, непонятные утолщения в начале и конце шеи. Трахея и голосовые связки, также выглядели очень странно. Что, для чего и зачем, куча вопросов без ответа. Но это было еще начало...
    
  
   Даниэль Люцифиано, Анри Леардо и спасенная... девочка
   Несколько дней спустя друзья, молча, сидели в лаборатории возле ложа, на котором лежал... ребенок. Девочка десяти-одиннадцати лет, не больше. Анри при этом пытался понять, почему она кажется ему знакомой. Все повязки были сняты, только небольшая салфетка пока еще прикрывала левый глаз. Как сказал Даниэль, внимательно осматривая девочку: "Временно, на всякий случай". Следы от ран, несмотря на ожидания их полного исчезновения, остались, но страшными не выглядели, так, тонкие линии, которые даже шрамами назвать было сложно. Люцифиано не переживал по этому поводу, с полным основанием считая, что позже их спокойно уберет. А Леардо все продолжал смотреть на девочку, пытаясь вспомнить, кого она ему напоминает.
   - Ты по-прежнему не хочешь ничего сказать? - упорно пробовал он вытащить из своего друга истину.
   - Я тут совершенно ни при чем, - стараясь выглядеть честным, оправдывался Даниэль.
   Однако Анри подозревал, и не без основания, что тот явно знает больше, чем говорит. А Даниэль действительно догадывался о происходящем, и это предположение грело ему душу, сильно грело.
   - И, кстати, почему у нее белые волосы? - опять спросил Анри. - Ведь я точно помню, что когда мы удаляли их остатки в первый день, они были черными.
   - Да не знаю я, - вновь ушел от ответа Даниэль и постарался сменить тему: - Слушай, уже дважды все перепроверено. Физически, тело, несмотря на некоторые странности, полностью здорово. Процесс омоложения окончательно остановился. Показатели мозговой активности, насколько я могу видеть, в норме. Фактически э-э-э... девочку удерживает в бессознательном состоянии только моя Печать. Однако перед тем как выводить из комы, надо ее перенести наверх в комнату. Все-таки если она придет в себя в более обычной обстановке... будет лучше, - как-то неловко закончил он.
   - А откуда ты знаешь, какая для девочки обстановка является обычной? Может, для нее такая, как в твоей лаборатории самая обычная, а? - спросил, демонстративно приподняв брови, Анри.
   Но, в конце концов, так и не добившись от Даниэля внятных ответов, он помог, под горящими от любопытства взглядами слуг, отнести девочку в комнату, заранее выбранную Люцифиано. После того как они аккуратно уложили ее в кровать, Даниэль, под удивленным взглядом Анри, стал притягивать девочку к ней специальными ремнями.
   - На всякий случай, - отвернувшись в сторону, ответил Люцифиано на невысказанный вопрос.
   После чего он быстро подсоединил от заранее установленной линии энерговода проводники к телу и от небольшого агрегата с емкостями две трубочки с медленно капающей жидкостью. Наконец, навесил над кроватью несколько диагностических печатей. Потом, немного замешкавшись, установил специальный контейнер между ног. И тщательно укрыл одеялом.
   - Энергия, питательные вещества, контроль общего состояния организма и э-э-э... сбор отходов жизнедеятельности, - пояснил, почему-то смутившийся на последних словах, Даниэль.
   - И чем "это" отличается от обстановки в лаборатории? - усмехнувшись, спросил Анри.
   Однако Люцифиано, не слушая его и глядя на девочку, прошелся несколько раз возле кровати и, резко повернувшись к другу, сказал, нервно подергивая рукав халата.
   - Думаю, один день ничего не решает. Давай завтра сразу с утра, а пока отдохнем и выспимся. Предлагаю поужинать и поднять настроение парой бокалов хорошего вина!
   Анри, в который раз с подозрением оглядел друга, и, отметив нервозное состояние, решил, что в целом это хорошая идея. Успокоиться Даниэлю не помешает, а добиться ответов на свои вопросы можно и позже.
   ...
   На следующее утро они встретились перед комнатой, куда поместили девочку и Анри с удивлением, что, впрочем, последнее время уже стало привычным, уставился на Даниэля. Если он оделся, как обычно, в любимый охотничий костюм, который всегда носил в гостях у Люцифиано, то Даниэль... Приведенные в порядок волосы с аккуратно подстриженной бородкой, великолепный черный с серебром костюм, в котором и на прием королю не зазорно будет появиться. Похоже, он даже принял ванну! А если бы еще и духами побрызгался...
   - Утро доброе! Мы собрались будить нашу гостью или на прием во дворец? - с ехидством пошутил Анри.
   Однако Даниэль, поздоровавшись и улыбнувшись, ничего не ответил и, открыв дверь, прошел в комнату.
   - А, я понял, ты собираешься сделать предложение, извини, но надо теперь подождать... года четыре, - продолжил, зайдя вслед за ним, Леардо, видя непонятно сильное все нарастающее волнение Люцифиано.
   Тот, по-прежнему не реагируя на шутки, попросил друга расположиться сбоку от кровати так, чтобы его не было сразу видно. Убедившись, что Анри так и сделал, Даниэль аккуратно снял салфетку с левого глаза и, приоткрыв веко, заглянул в него. Потом утвердительно кивнув самому себе, наложил какую-то печать на голову девочки и положил на лоб небольшой кристалл. Затем Люцифиано, активировав его движением руки, встал перед кроватью так, чтобы оказаться первым кого она увидит и застыл в ожидании.
   Вот тут Анри почувствовал себя нехорошо. Так как эта процедура была ему знакома, очень знакома... к сожалению. Ритуал Запечатления. Недомолвки друга внезапно стали понятными, все встало на свои места. Более того, Анри наконец-то осознал, кого на самом деле напоминает ему девочка! Неужели Даниэль?.. Леардо резко рванул ставший удавкой ворот костюма, попытался что-то сказать, но не успел. Девочка, лежащая на кровати, шевельнулась и, приподняв голову, взглянула на стоящего перед ней Люцифиано.
   Остановившееся мгновение и две фигуры замершие друг напротив друга. Высокий, худой, беловолосый, но не кажущийся седым, старик с неожиданно яркими голубыми глазами. И маленькая девочка в кровати, с серебристо-белым уже довольно длинным ежиком волос, левый глаз которой имел тот же цвет, что и у старика. Они были такие разные и такие... неуловимо похожие друг на друга, как отец и дочь, как дядя и племянница, как... Мастер и Химера!
   - Что же ты наделал, друг мой, что же ты наделал... - потрясенно прошептал Анри, переводя взгляд с одной фигуры на другую.
  
  
  

Глава 3. Все только начинается

  
  
    
   Некто на кровати... (1)
   Я проснулся. Первое ощущение - блаженство с легкой ноткой раздражения. Блаженство, потому что отсутствует боль, нет, не так, Боль. Кстати, интересно, почему я знаю, что она была, но не могу вспомнить отчего. А раздражение... не люблю, когда на меня так пристально смотрят. Причем сразу двое. Один сбоку, другой прямо, в упор. Интересно, кто это?
   Приподнял голову и открыл глаза. Не понял? Я же только "подумал" о том, чтобы открыть их. Э-э-э... да, так и испугаться можно, в конце концов. Прямо передо мной стоял худой старик с хищным лицом, носом клювом и длинными белыми волосами. Причем внешний вид был, как говорится, краше в гроб кладут. Хотя, судя по всему, он недавно пытался себя привести в порядок. И даже что-то получилось. Этот нелепый черный костюм и неровно подстриженная бородка явно на это намекали.
   Однако главным был взгляд, тяжелый и уставший, но со странной надеждой и... счастьем? Так смотрят на найденное сокровище или на выздоровевшего от смертельной болезни любимого родственника. Эй, дядя, я тебя не знаю, совсем не знаю. Не понял? А, это что за ответное чувство радости, поднимающееся из груди? Это что за ощущение, что он мой... а кто это "мой"? Да что за... на некоторое время я потерялся от бури каких-то непонятных эмоций, мгновенно поднявшихся изнутри. Хорошо, что они также быстро исчезли, будто их выключили.
   Внезапно дернулись руки, и я с удивлением перевел взгляд на них. Нет, не вижу, укрыты одеялом. Значит, лежу на кровати. Но это не главное. Я опять только подумал и "не хотел" двигать руками! Та-а-ак... а почему, такое ощущение, что они привязаны. Похоже, я еще не проснулся. И очень неплохо бы это сделать. Прямо сейчас. Но сначала... что за все более странный взгляд сбоку.
   Уже не удивляюсь тому, что голова повернулась без моего участия. Рядом с кроватью находился еще один старик, только ниже ростом. Темные волосы, вернее, их остатки, тщательно при... прилизаны, точно! Выглядит гораздо более представительно, хотя одет проще. В какой-то обтягивающий, э-э-э... замшевый костюм. При этом фигура, скажем так, плотная. Лицо широкое со слегка отвисшими щеками и коротким прямым носом. Видно, что любит улыбаться. Часто.
   Но и тут основное, это взгляд. Растерянность и удивление из разряда "как такое могло случиться" и... страх? Интересно почему? Судя по всему, оба ждали, когда я проснусь, а значит эмоции по другому поводу. А по какому?
   Кстати, картинку вижу, а где звук? Я глухой? И стоило только об этом подумать, как комната неожиданно наполнилась шумом. Шелест одежды, непонятное потрескивание, чье-то сиплое дыхание и еще куча всего, что составляет общий фон, по которому можно понять... понять... а что понять?
   - Бу-бу-бу, - внезапно донеслось спереди. Я решил возвратить голову в прежнее положение, и она послушно повернулась обратно. Как интересно... какой оригинальный сон. Как будто не телом управляю а... а кем? Или чем? Да что это такое! Не могу ничего вспомнить!
   - Бу-бу-бу? - Уже с вопросительной интонацией произнесли вновь. Так, похоже, говорит этот "в черном". Только вот не могу понять, о чем. Начинаю испытывать раздражение от такого сна. Вот как проснусь! Вот сейчас... почему не получается?! 
   Хм, а это что пульсирует у меня с краю зрения. Пытаюсь скосить глаза и вижу... кнопку! Обычную квадратную и с улыбающимся лицом. Да это же иконка со "смайликом"! Как в... игре? А как на нее нажать? Не пойму. Нет, так не пойдет. Если это сон, значит, я могу здесь все! Ну, нажимайся! Опа, развернулась! Какой-то ряд... э-э-э... символов? Я знаю, что они означают! Итак это будет... "Активировать интерфейс - Да/Нет"... - что за?.. Конечно же, "Да"!
   Ого! Все вокруг сразу стало оттеняться ореолами, появились стрелочки, идущие к надписям. Внизу возник ряд иконок. В углу какой-то кружок... Карта? Живем! Сейчас мы со всем этим...
   - Бу-бу... бу-бу-бу?! - меня внезапно схватили за плечи и затрясли. Да что, вообще, происходит? Не надо меня трясти, ты, бубукающий тип "в черном"! И эта "звезда в шоке", стоящая рядом. Дайте хоть что-нибудь сделать. Или хотя бы проснуться.
   Тут этот худой старик отодвинулся и совершил несколько странных жестов руками. С них в меня полетела какая-то штука, напоминающая зеленую светящуюся паутину с непонятными символами. Прямо в лицо, между прочим! А что это за головокружение... и спать опять хочется... Заснуть во сне, значит, проснуться, так? Ну, наконец-то. Пора просыпа...
  
    
   Даниэль Люцифиано
   Даниэль стоял и смотрел на принудительно усыпленную девочку. Его раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, она быстро вышла из состояния искусственной комы и очнулась. При этом физиологические показатели, из тех, что он отслеживал, с учетом состояния организма были вполне удовлетворительными. Также, судя по первым признакам, все функции движения в норме. Она даже спокойно подняла голову, значит несмотря на странности, шея работала. Девочка видела и слышала. Голос проверить не успел, но, скорее всего, тоже все в порядке.
   С другой стороны, ожидая чего угодно, он проделал стандартную с соблюдением мер безопасности процедуру Пробуждения. И внезапно получил классический отклик Первого Запечатления, прямо как по учебнику, с образованием "истинной связи" Мастера и Химеры. Нет, Люцифиано, конечно, предполагал частичную химеризацию, но не в таком полноценном варианте. Надо серьезно проанализировать, как это произошло! Ведь, на самом деле, Даниэль просто хотел, чтобы Сати увидела его первым.
   Кроме того, девочка явно никого не узнала и, судя по всему, совсем не понимала, что говорят. Даже когда он потряс за плечи, пытаясь обратить на себя внимание, взгляд был какой-то... пустой. И это плохо. Пришлось использовать Печать Сна, чтобы было время спокойно обдумать возникшую необычную ситуацию. Хотя... такое тоже случалось. Общая личностная регрессия. Не самый лучший вариант при создании химеры. Теперь придется восстанавливать навыки речи, а может и проводить первичную адаптацию...
   Стоп! О чем он сейчас?! Это же Сати! Какая первичная адаптация? Необходимо придумать, как вернуть воспоминания. И даже хорошо, что девочка сейчас в таком состоянии. А как начнет проявляться память, Даниэль будет постепенно уменьшать уровень связи. Она ничего не должна почувствовать. Ему не нужна химера, ему нужна Сати! Люцифиано уже начал, успокоившись, прикидывать, что он сделает в первую очередь, но тут сбоку раздался голос с очень странной интонацией:
   - Дан, ты ничего не хочешь рассказать?
   Повернувшись к Анри и увидев его лицо, Даниэль вздрогнул и понял, что если он срочно не придумает какое-то правдоподобное объяснение для своего друга, то...
    
    
   Анри Леардо. Чуть ранее
   Анри стоял и в полном шоке переводил взгляд с Даниэля на очнувшуюся девочку и обратно. Как? Когда? Будучи другом Люцифиано уже много лет, Леардо прекрасно знал, сколько усилий требуется для создания химеры и как долго готовится "основа". А здесь? Да он же постоянно был рядом! И даже если подумать на тот день, который Даниэль провел со спасенным существом, внезапно сейчас ставшим девочкой и невероятно вымотался по непонятной причине...
   Нет, не мог он за один день создать химеру и, главное, так похожую на очень знакомую и ныне мертвую девушку! Люцифиано, конечно, гениальный химеролог, но не настолько. Тем более Даниэль сам удивился, когда она стала молодеть. Значит, тут что-то другое. И, вообще, разве они не лечили существо из иного мира, чтобы потом расспросить? Почему операция по спасению превратилась в создание новой химеры?! И это с учетом того, что Даниэль уже давно отошел от практики по своей специализации и перестал их делать.
   А этот взгляд? Когда девочка повернула каким-то неестественно плавным движением голову, Анри реально испугался. Пустые глаза куклы, один из которых был такого же цвета как у друга, а второй поражал своим странным серо-серебристым оттенком. Но как же она похожа на "нее"! Только с поправкой на возраст, естественно. Так, Даниэль решил зачем-то усыпить девочку. Это очень хорошо. Анри срочно нужны ответы на вопросы. Прямо сейчас!
    
    
   Рабочий кабинет Даниэля Люцифиано. Допро... дружеская беседа
   Анри сидел и обдумывал ответ, полученный на первый вопрос. 
   - То есть ты хочешь сказать, что просто имплантировал глаз, и она после этого стала молодеть? И действительно не понимаешь почему? Ладно, не буду спрашивать, зачем скрыл это от меня. Но, почему она так похожа на Сати? И что за глаз такой, что может омолодить за несколько дней и превратить в химеру?
   - Ты не понял, вернее, я еще не все сказал, - с какой-то нерешительной отчаянностью ответил Даниэль и продолжил: - Понимаешь, это был не просто глаз, это был... глаз Сати!
   - Что-о-о?! Откуда? Ты умудрился забрать его, когда... - Анри недоговорив, поперхнулся, попытался еще что-то из себя выдавить, но Люцифиано его опередил.
   - Нет, конечно же, нет, успокойся. Помнишь, как я с ней познакомился?
   И, дождавшись ответного кивка, Даниэль, с видом человека, ныряющего в ледяную воду, быстро проговорил: 
   - Ты же знаешь, что тогда Сати был пересажен глаз от другого человека, а вот поврежденный... я восстановил и оставил себе.
   - Оставил себе? Зачем?! - Анри в шоке уставился на Даниэля.
   - Это была моя Реликвия!
   - Э-э-э, Реликвия? Не понял...
   - Понимаешь, Сати приезжала ко мне гораздо реже, чем хотелось. И в то время пока ее не было, я успокаивал себя... любуясь глазом.
   - М-да, не удивлюсь, если еще и разговаривал с ним.
   - ...
   - Что?! Ну, ты и... эта одержимость переходила и переходит все границы! Ты хоть это понимаешь? - практически заорал на своего друга Анри.
   - Да понимаю я все, - как-то устало проговорил Даниэль, - но пойми, Сати - первый человек, к которому за долгое время возникли эмоции. Когда я потерял последнего из своих "детей", то это очень сильно ударило по моим чувствам. Они как будто тоже умерли. Даже тот факт, что уже не смогу завести собственных не вызвал особых эмоций. Я находился в скорлупе, а она ее пробила. Пусть одержимость, не спорю, но это эмоции, которых больше не будет. И я собираюсь цепляться за них до конца.
   Леардо некоторое время молчал, потом вздохнув, сказал: 
   - Ладно, я тебя понял. Про глаз. И даже поверю в то, что девушка поменяла облик по своему желанию. А как насчет превращения в химеру? Зачем ты это сделал?
   - Анри, можешь не верить, но я не создавал из нее химеру. Были внедрены только модули контроля, чтобы не произошло отторжения глаза. Сам очень удивлен!
   - А Ритуал Первого Запечатления?
   - Да не он это был. Конечно, я проделал определенные процедуры, связанные с безопасностью. Сам должен понимать, с кем и как в свое время работал. Просто хотел, чтобы девочка увидела меня первым. Надеялся, что если она стала так похожа на "нее", то может быть...
   - Превратилась в Сати на самом деле, - договорил за друга Леардо. - Вот же свихнулся на старости лет. Ладно, я утомился, голова совсем не соображает. Лучше скажи, что планируешь делать дальше? Девочка явно не понимала, что происходит вокруг.
   - Буду действовать по ситуации. Обучу ее нашему языку и необходимым жизненным навыкам. Хуже если придется восстанавливать двигательные функции. Тоже не страшно, опыт есть.
   - Да, догадываюсь каким образом ты смог получить его. Все хватит. Пожалуй, проветрюсь, может, хоть немного в себя приду, - проговорил выдохнувшийся Анри и, слегка пошатываясь, вышел из кабинета.
   Даниэль долго смотрел на закрывшуюся дверь, потом тихонько прошептал:
   - Прости, друг, что не рассказал все, но это мой груз, который я буду нести до конца.
  
    
   Некто на кровати... (2)
   Проснулся. Ну, наконец-то, теперь надо открыть глаза. Что за... опять, только захотел, а они уже. Так я и думал, все еще сплю... или нет? Что у нас вокруг? Комната с высоким потолком. Тишина. Только какое-то легкое потрескивание. И еще небольшой шум за окном. Ветер? Похоже. В комнате почти темно, только мерцающий свет исходит от каких-то паутинок. Нет, теперь я рассмотрел. Это рисунки в кругах. Непонятные символы по окружности и внутри. Надо мной висят сразу три и еще два сбоку. Светятся зеленым со вставками из синего. Символы разные, но тоже с преобладанием этих цветов. Красиво. 
   Повернул голову набок, уже не удивляясь, как это происходит. Опа, капельница. Странная, правда, какая-то. Напоминает массивную, э-э-э... колбу на ножках. Даже две. Трубочки, естественно, идут ко мне под одеяло. И еще какие-то провода откуда-то сзади. Попытавшись пошевелиться, понял, что действительно чем-то притянут к кровати. Неприятно, но подергавшись, пришел к выводу, что пока ничего не могу с этим сделать. Ну и ладно.
   У меня есть чем заняться. Например, осмотреть окружающую обстановку. Или подумать, что происходит. И вообще, почему я решил, что во сне? Уж очень реалистичный сон. Все четко понимаю, вижу, слышу, ощущаю... стоп! Эй, а чего я почти ничего не чувствую? Тела не чувствую! Только странное ощущение отсутствия движения. Как сразу не обратил на это внимание! Парализован? Со мной что-то случилось? Не помню. А что я, вообще, помню? И... и... кто я такой?!
   Вот это номер, а слона-то и не заметил... 
   ...
   Перед глазами мелькает картинка. Большущее существо на четырех ногах-тумбах, стоящее на каком-то шаре. На голове нелепый полосатый колпак с кисточкой. Огромные уши, очень маленькие глазки, а посередине... э-э-э... хвост?!
   ...
   Бр-р-р, ну и привидится же такое. Ладно, где предыдущая мысль, а вот! Так я, оказывается, даже не знаю, как меня зовут! Уже не говоря о том, где я и что со мной происходит. Погрузившись в себя, стал перебирать все, что могу вспомнить. И пришел к интересному результату. А... ничего! Пустота! Только слова. Смысл, правда, понимаю. Вроде. Как вижу предмет, приходит его название, назначение, характерные особенности (срочно забыть про морду с хвостом).
   Вот вижу потолок и понимаю, что он деревянный из потемневших от времени, но хорошо обработанных и плотно пригнанных друг к другу досок. На нем ничего нет, хотя чувствую, могло быть. Поворачиваю голову и вижу ставни на узком высоко расположенном окне. В его проеме тоже должно быть что-то, но что, опять вспомнить не могу. Ладно. Сквозь ставни пробивается неяркий белый свет. Луна? Стены из темного камня, хорошо обработанные. Через довольно большие промежутки по ним спускаются сверху вниз э-э-э... гобелены, точно! В противоположной от меня стене какой-то прямоугольный проем, обложенный выступающими большими камнями и закрытый решеткой. Камин! На нем, на металлической подставке, оплывшие белесые столбики. Свечи! 
   Дверь деревянная с большими петлями, сделанными из какого-то металла. Шкаф в углу с орнаментом. Красивый. Два стула, что-то, напоминающее тумбочку. Низенький столик на кривых ножках. Я лежу на довольно широкой кровати с деревянными столбиками по краям, расположенной в углу комнаты изголовьем к стене. Но не вплотную, проход есть. Кстати, именно там стоят все эти приспособления с трубочками и проводами. На стене укреплен довольно большой светильник, в нем какие-то камни. Нет, грани слишком ровные. Кристаллы, вот!
   Что сзади меня, не вижу, мешает изголовье кровати. Но сбоку выделяется выступ чего-то овального. Внушительная толстая окантовка, наверно тоже из дерева, в каких-то завитушках. Картина? Может быть, хотя в чуть видной полоске, что-то блестит. Это зеркало! На стене, где расположено окно, висит полка, но что на ней уже непонятно, в этом углу слишком темно. Вообще, для такого освещения я прекрасно вижу. И хотя периодически в глазах чего-то расплывается, но как сосредотачиваюсь, все приходит в норму.
   Фух. По крайней мере, с окружающей обстановкой разобрался. Уже хорошо. А комната-то довольно большая. Правда, на сколько? М-да, а вот с размерами проблема. Знаю, что должны быть меры длины, высоты и... ширины, точно! Но не помню какие. Беда. Ладно, судя по обстановке, я нахожусь... э-э-э, вот ведь! Вертится же на языке. Попробуем по-другому. Такие комнаты, характерны для... замка! Точно! Или для дома, который под него... стилизован? Частная клиника? Ого, сколько умных слов вспомнил. Что-то я устал от этой игры в угадайку. Чем бы еще заняться... 
   Так, а что там в уголке глаза все мешается? Соринка какая-то. Не понял?! Маленький мерцающий квадратик со схематичным изображением головы. И всплывшая вязь символов рядом, как только я его увидел. Это называется... надпись. И она означает: "Развернуть интерфейс - Да/Нет"... О-о!
   ...
   Как быстро слово-то нужное вспомнил. Такое подходящее к моим умственным способностям. Я - дурак! Причем полный! Ну что мешало увидеть "соринку" сразу? Тем более, сам же этот "интерфейс" и активировал в первое пробуждение! Как мог забыть? Нет, ну надо же. Теперь вот лежу и любуюсь комнатой уже совершенно в другом варианте. Со стрелочками и пояснительными надписями. Собственно теми же самыми, что я с такими усилиями вспоминал ранее. Но это не главное. Главное, на данный момент, это обнаруженная в ряде появившихся "иконок", одна с простой надписью: "Ощущения".
   Лежу и наслаждаюсь... Покалыванием в слегка онемевших конечностях. Непонятными пульсациями в шее. Легкой головной болью. Даже чешущимся левым глазом. Нет, без шуток, серьезно! Одно дело, предполагать, что после чего-то страшного, случившегося с тобой, лежишь парализованный в какой-то частной клинике. И совсем другое, когда ты, оказывается, в игре! Да, точно! Виртуальной игре с глубоким погружением. Как-то так вроде. И пусть все равно не вспомнил, кто я такой и что тут делаю. Значит, по сюжету не должен. А если сбой или как его... "баг", то можно обратиться к администрации, вот! И самое, самое главное! Здесь непременно должна быть кнопка "Выход". Просто обязана!
   Так, теперь надо ее найти. Сейчас найду. Сейчас... 
   ...
   Кнопки выхода нет, кнопки связи с администрацией тоже. Чата нет. Ничего, что могло меня как-то и с кем-то связать. Это, вообще, не "интерфейс", а непонятно что! Насколько я, не помнящий себя, могу судить. 
   Слева снизу "иконки". Шестиугольные. Пять штук. С довольно оригинальным функционалом. Там сейчас видны и активны: "Изображение", "Звук", "Запах", "Ощущения". Причем без возможности регулировки, просто, включить и выключить. Ради интереса нажал на "Изображение". М-да, все стало черным, только интерфейс виден. Вернул обратно. Включил "Запах". Хм, специфический какой-то, но оставлю. Пятая "иконка" серая и при взгляде на нее появляется надпись "Неактивно". 
   По центру снизу прямоугольные полоски: "Жизнь" и "Энергия". Первая верхняя стандартного зеленого цвета и заполнена примерно на одну десятую. Полоска энергии (смутно помню, что название может быть другим) трехцветная, сине-черно-белая, вообще, едва мерцает с левого краю. Чуть ниже есть еще одна полоска, но она серая и неактивна.
   Справа снизу другие пять "иконок". Две активны. Вторая по ряду - "Уровень угрозы" и третья, с длинным названием "Дополнительная помощь", которая сначала обрадовала, но это оказалось лишь включение тех самых пояснительных подписей со стрелочками к предметам.
   В верхнем правом углу кружок. Внутри на сером фоне четко нарисованы границы комнаты со схематичными изображениями стоящих там предметов. На прямоугольнике кровати пульсирует фиолетовая точка. Судя по всему, это я. Обстановку снаружи комнаты не показывает, но это естественно, так как неисследованная область.
   И опять о плохом. Не отображается уровень персонажа. Кнопки "инвентаря" нет. Игровую "куклу" посмотреть невозможно, как и характеристики. Даже наименование своего персонажа и его "ник" не могу найти. Не говоря уже название игры. Собственно все. Весь "интерфейс". Ах да, в левом верхнем углу та самая "иконка" "Свернуть/Развернуть". Теперь точно все.
   В голове вертится куча вопросов и предположений. И ни одного ответа на них. Произошел сбой и я попал в неигрового персонажа? Или я игрок, но из-за того же сбоя у меня сломался "интерфейс", лишив возможности выйти? Я - преступник, которому стерли память и заключили в игру? Я - жертва, с которой проделали те же самые действия? Я - неигровой персонаж, который возомнил себя игроком?..
   Ладно, хватит. Гадать можно бесконечно. На данный момент останется только ждать, когда что-то проясниться. Интересно, а кто все-таки были эти старики. И какое они отношение имеют ко мне. Вернее, какое я отношение имею к ним. Если это сюжет игры, значит, рано или поздно узнаю. И что происходило со мной, до того как я проснулся. Обязательно узнаю!
   И стоило только об этом подумать, как в левом верхнем углу, ниже уже находящейся там "иконки", что-то замерцало. Квадратик со знаком вопроса, выделив который взглядом получил надпись: "Активировать "Журнал событий" - Да/Нет". Некоторое время тупо смотрел, пока не дошло. Вот и появилось то, что я только что хотел! И неважно, по какой причине, может, как реакция на мысли, но, естественно, "Да"!
   Пятая "иконка" справа стала активной. Нажал. Почему-то слева развернулся черный прямоугольник. В самом низу ряд символов. Так, здесь написано, хм... "Нейтрализовано внешнее негативное воздействие. Активность восстановлена". Понятно, это про мое усыпление. Только кто нейтрализовал? И как? А ладно. Дальше. Больше ничего нет? Не может быть! Где тут ползунок? Вижу. Захватываю взглядом и вверх. И чего не двигается? Необходимо сменить режим отображения информации? Без проблем! "Да"! Давай, давай! А, почему так стало темно вокруг? Что за... а-а-а! Как знакомо больно...
  
  
   В начале было... (1)
   Первое, что я почувствовал, когда осознал себя, это боль, точнее - Боль. Вот только что именно дарит мне такие ощущения, не могу понять, так как, кроме Боли, ничего нет. Я в ней плаваю, растворяюсь...
   Не знаю, сколько раз я так растворялся и осознавал себя, но в какой-то момент... боль вроде немного спала. Даже стал "видеть". Хм, как оригинально, темнота. Нет, еще что-то есть. О-о! И как это называется? Вспомнил. Изображение! Только чего? Похоже, моего тела. Наверно. Красный, это плохо? Сколько тут его! Не удивительно, что мне больно. Основные зоны - шея, центр груди и какая-то разветвленная конструкция по всему телу. Правда, в самых толстых каналах шевелятся странные фиолетовые нити. О, а тут еще есть какие-то мигающие квадратики, стрелочки и надписи. Сейчас почитаем... 
   ...
   Так, более-менее разобрался. Попутно выяснил, что о себе, как личности, ничего не помню. Совсем. И еще много интересного. Но основным на данный момент являлась надпись: "Оставшийся энергетический ресурс - 5,43%". Буквально недавно была цифра - 5,44. А еще есть "журнал событий", с очень интересными записями. Правда, первые нечитаемые. Но вот дальше...
   - "..."
   - "Запуск системы самоуничтожения - успешно"
   И цифры: 
   - "00:59", "00:58", "00:57"... "00:03", "00:02", "00:01"
   ...
   А затем:
   - "Сбой в системе самоуничтожения!"
   - "..."
   - "Активация программы "Возрождение" -- успешно"
   - "Запуск подпрограммы "Птенец кукушки" - успешно"
   - "Режим ожидания - включено"
   ...
   - "Активация триггера "Птенец кукушки"- успешно"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Активация процедуры восстановления - неудача, недостаточно энергии"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Внимание! Обнаружено внедрение чужеродного объекта"
   - "Запуск процедуры блокирования - неудача, недостаточно энергии"
   - "Внимание! Внедрение чужеродного объекта"
   - "Повторный запуск процедуры блокирования - неудача, недостаточно энергии"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Внимание! Неправильное возобновление подачи энергии"
   - "Запуск процедуры блокирования - неудача, недостаточно энергии"
   - "Запуск процедуры адаптации - успешно, преобразование энергии 3%"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Запуск процедуры восстановления - успешно"
   - "Запуск процедуры стабилизации локального пространства - успешно"
   - "Запуск процедуры внутреннего восстановления - успешно"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   - "Произведено внешнее воздействие"
   ...
   - "Запуск подпрограммы "Симбионт" - успешно"
   - "Восстановление базовой личности из архива - ... 12% - неудача"
   - "Изменение требований к архиву"
   - "Повтор процедуры"
   - "Восстановление базовой личности из архива - ... 17% - неудача"
   - "Изменение требований к архиву"
   - "Повтор процедуры"
   - "Восстановление базовой личности из архива - ... 25% - неудача"
   ...
   - "Изменение требований к архиву"
   - "Повтор процедуры"
   - "Восстановление базовой личности из архива - ... 53% - успешно"
   - "Инициализация сознания - неудача"
   - "Повтор процедуры"
   - "Инициализация сознания - неудача"
   - "Повтор процедуры"
   ...
   - "Внимание! Недостаточно энергии"
   - "Выполнение процедур восстановления приостановлено"
   ...
   - "Инициализация сознания - неудача"
   - "Повтор процедуры"
   ...
   - "Инициализация сознания - успешно!"
   - "Активация сознания - неудача"
   - "Система в режиме ожидания"
   ...
   Как "интересно"... Жаль почти непонятно. И боль все усиливается, перестаю соображать. Надо...
   ...
   Опять придя в себя и открыв журнал событий, увидел:
   ...
   - "Внимание! Сбой инициализации сознания"
   - "Повтор процедуры"
   - "Инициализация сознания - успешно"
   - "Активация сознания - неудача"
   - "Система в режиме ожидания"
   ...
   Фух, боль еще немного спала и мысли прояснились. Ну, давай разбираться. Так, судя по всему, меня хотели восстановить из какого-то архива, который был поврежден. И после невероятного количества попыток получилось. Хм, с учетом, постоянно снижаемых требований... я соответствую тому, что было заложено первоначально, всего лишь на двенадцать процентов! Жесть! Удивительно, как я, вообще, что-то соображаю. Еще смущает одно сообщение. О запуске подпрограммы "Симбионт". Случайно, это не про меня?
   А что значит "Внешнее воздействие..."? Я получается внутри? И началось все за три... три... да что это такое, не могу вспомнить название единицы времени. Плохо. А... о чем я хотел подумать? Точно! Самоуничтожение! Я должен был самоуничтожиться! Но что-то случилось. Смысл остальных сообщений в принципе тоже понял, за исключением некоторых. Однако общая картина ясна.
   Теперь нужно решить главное - что делать? Особенно когда "Оставшийся энергетический ресурс - 5,39%"...
    
    
   Некто в кровати. Текущее время... (1)
   Очнулся! Как хорошо, когда нет боли. Вот это приплюснуло. Хотел? Получи и распишись! Хм, а чего тут вокруг меня какая-то обстановка нервная? Эмоции прямо бьют. Тревога, волнение. Открыл глаза и сразу зажмурил вновь. Светло! Очень светло! Наконец, когда перестали мелькать темные пятна, решил еще раз попробовать осмотреться.
   Ярко сияющие кристаллы, закрепленные на стене. Мигающие красным рисунки в воздухе. Худой старик, одетый ради разнообразия в белый халат, который, кстати, ему идет больше, чем тот уродливый костюм. Даже напоминает кого-то. Внимательно смотрит на меня, совершая какие-то жесты руками. Вслед за движениями в теле чувствуется странное покалывание.
   Поймав его взгляд, увидел сильное облегчение в глазах. Что-то сказал, но я опять не понял. Так, а это что за мерцающая надпись перед глазами - "Загрузить следующую часть данных? Да/Нет". Ну, если что старик меня же спасет? Наверное. "Да!" Как больно...
    
    
   В начале было... (2)
   ... Вишу в пустоте. Боль уже даже не воспринимается. Так, раздражает слегка. Смотрю на постепенно заполняемое красным туманом схематичное изображение себя любимого, висящее напротив. Собственно, вся ориентация относительна. Так как тела нет и глаз тоже. И в любом направлении, я "вижу" этот "силуэт". А также надпись: "Оставшийся энергетический ресурс - 2,15%". Периодически выскакивает "Произведено внешнее воздействие", но я уже не обращаю на нее внимание. 
   Энергия поступает. И ее много. Но я не могу "усвоить". Какие-то три процента - мой предел. Увы, их не хватает. И я это "чувствую", как и многое другое. Теперь вглядываться в "иконки", стрелочки и надписи уже совсем необязательно. Про себя я тоже кое-что понял.
   Что-то случилось. Случилось со мной "настоящим". И то, что осталось, пытается выжить. Правда, довольно странно почему-то это выглядит. Хотя, может, я просто ничего не помню, особенно с учетом того, что как личность ущербен. Пятьдесят три процента, а исходя из прочитанных сообщений, скорее всего, лишь двенадцать. Неполноценный кусок личности. Поэтому застрял тут. Попытался сосредоточиться и почувствовать свое тело, очнуться, в конце концов, но ничего не получилось. Только вывалило кучу сообщений: "Активация сознания - неудача".
   Управлять отображаемой для меня картинкой не могу. Влиять на что-либо тоже. Только наблюдать. Смысл существования непонятен. Остается дождаться полного израсходования этого "ресурса" и... умереть?
   Кстати. Я здесь все-таки не один. Есть еще что-то рядом со мной. Какое-то полупрозрачное нечто. При попытке рассмотреть, мне сообщают, что это "Изначальная личность - 9%". Что значит "изначальная" и чем "изначальная" отличается от "базовой" непонятно. Может, это как раз остаток настоящей личности, а я... какая-то программа?
   Попытался сместиться в это "нечто", чтобы соединиться с ним, что ли. И получил предельно ясную надпись - "Низкий процент личности. Слияние невозможно" Вот тебе и пирожки с котятами. Остается только ждать и надеяться на чудо. Есть у меня слабая надежда, что не может все закончиться так. Ну не может! Ведь...
   ...
   Хм, какие-то интересные ощущения. А это что за дымка вокруг, голубоватая? Неужели. Да, чудеса есть! Как и надписи появляющиеся прямо передо мной: 
   - "Обнаружена часть неопознанной личности"
   - "Анализ. Успешно. Комплексная оценка - 37%"
   - "Проверка возможных воздействий"
   - "Уничтожение - Да/Нет", "Слияние - Да/Нет"
   О-о, первый раз меня о чем-то спросили. Интересно и какой же вариант выбрать? Ну, прямо, даже не знаю. Может уничтожить? Хороший вариант, так ведь? Мне же не нужно слияние? Ну, совершенно не нужно. Ха-ха-ха... ха-ха-ха... ну ладно, повеселились и хватит. Слияние, "Да!"
   ...
   Ха-ха-ха... ха-ха-ха... девяносто процентов! Это круто! Это здорово! Но! Почему ты такая... маленькая, чья-то часть? Не хватает! Поток энергии не увеличился совсем. Почему? Почему?! Стоп. Тут же "Изначальная" еще есть, надо попробовать снова. Так, сейчас... да, получилось!
   ...
   Девяносто девять! Как много по сравнению со мной предыдущим, но... не хватает! Один процент, один! Где? Где его взять? Неужели я остановлюсь на полушаге? Ведь должен же кто-то помочь. Ведь есть тот, кто помогает. Есть, я знаю. Надо только позвать. Но как?!
   ...
   Странное чувство. Я не один. Какая-то тень висит рядом и смотрит. Интересное ощущение. И "фраза-образ", возникшая в пустоте: 
   - А потом ты поможешь мне...
   Легкое дуновение, невозможное в этом застывшем "ничто". И сто процентов. Сто! И сразу сообщения:
   - "Воссоздание личности завершено - 100%"
   - "Пересчет базовых характеристик - выполнено"
   - "Внимание! Способность к преобразованию энергии увеличена"
   - "Перезапуск процедуры адаптации - успешно, преобразование энергии 10%"
   - "Перезапуск процедур восстановления - успешно"
   ...
   Фух, буду жить. И боль вроде стала меньше. Вспомнить бы еще, кто я...
    
    
   Некто в кровати. Текущее время... (2)
   Я вернулся. Как же мне плохо. Но зато, хоть что-то начал понимать. Правда, вопросов стало еще больше, чем ответов, которые получил. Так, а что там мерцает? Загрузить следующую часть? Да у меня прямо просмотр мыльной оперы какой-то. Интересно, сколько там серий, в смысле частей? Надо обязательно глянуть все! Если бы еще это не сопровождалось жуткой болью.
   Кстати, тут опять какие-то пляски. Уже наученный горьким опытом, аккуратно прищурившись, приоткрываю глаза. Точно. Все этот старик суетится. Увидел, что я очнулся, подскочил. Смотрит. И чего ты так уставился? На мне узоров нет, и цветы не растут (какая интересная картинка). И, вообще, пойду, пожалуй, следующую серию смотреть. "Да!" Ох...
    
    
   В начале было... (3)
   ... Рано радовался. Не успел насладиться своей "полноценной" личностью, как сразу посыпались сообщения:
   - "Внимание! Обнаружена несанкционированная попытка изменения структуры"
   - "Запуск процедуры блокирования - успешно"
   - "Внимание! Обнаружена несанкционированная попытка изменения структуры"
   - "Запуск процедуры блокирования - успешно"
   - "Внимание! Обнаружена несанкционированная попытка изменения структуры"
   - "Запуск процедуры блокирования - успешно"
   ...
   Так, и что тут происходит? О, те самые фиолетовые нити, которые были внутри разветвленной, похожей на отображение кровеносной системы, конструкции в моем "силуэте". Они... размножились?! Теперь там целые веревки этих нитей. И концы лезут наружу. Но попытки протиснуться за пределы красных каналов заканчиваются вспыхнувшей искоркой и заметным укорачиванием кончика. Который, впрочем, начинает отрастать. По самим каналам нити распространяются беспрепятственно и скоро, похоже, их заполнят.
   Судя по всему, это и есть тот самый "чужеродный объект" из первых сообщений. Не нравятся мне его действия. На постоянный контроль надо бы поставить. А что за надписи внезапно появились?
   - "Провести слияние внедренного модуля с основной системой - Да/Нет"
   - "Провести удаление внедренного модуля из основной системы - Да/Нет"
   Пожалуй, удалю. Пока еще что-нибудь не учудил.
   - "Внимание! Удаление модуля приведет к прекращению подачи энергии. Продолжить - Да/Нет"
   О-о, нет, конечно! Фух, чуть сам себя не убил. Интересно, а как же я раньше без него существовал?! Хм, надо еще раз все проанализировать подробнее, прочитать надписи на "силуэте", пересмотреть дневник...
    ...
   Ну что, когда читаешь, становишься умнее? Несомненно! А когда понимаешь, тем более! Только почему раньше не пришло осознание "большого песца"?! Я, оказывается, труп, над которым проводятся реанимационные процедуры. И только благодаря им еще жив. Пока я волновался из-за своей ущербности, кто-то меня усердно спасал. А ведь чувствовал. Догадывался. Даже звал. Красное - это не просто плохо. Красное - это нет, не работает, уничтожено! 
   И только теперь я обратил внимание, что периодически тот или иной небольшой участок красноты внезапно начинает мерцать и слегка бледнеет. А кое-где даже потихоньку наливается зеленым цветом. 
   Разветвленная конструкция во все тело, это, оказывается, энергетическая сеть, которая питает мой организм (ощущение, небольшой "неестественности", ну ладно). И она была чем-то уничтожена. Внедрившиеся фиолетовые нити осуществляют сейчас ее функцию. Судя по всему, вполне неплохо, если еще существую. А раз так, то пусть будет слияние. "Да!". О, даже управлять можно, что же приступим.
   ...
   Ого, извиваются! Прямо как живые. Нет, бесполезно, вы будете находиться там, где я решу! Давайте, заполняйте все каналы, мне нужна энергия. Так, предложение создать добавочную контрольную "сеть"? Не помешает...
   ...
   Фух, готово! Растянул эти фиолетовые нити на всю бывшую энергетическую структуру и ограничил созданной контрольной. Правда, как сделал, сам не понял, все на "ощущениях", но выглядит красиво. Смущают еще темные-красные области в районе груди. Слева, справа и прямо по центру. Надо тоже с ними что-то сделать. Попробуем. Ну, что смог, хотя нити, вообще, заползать в эти места не захотели. Ладно, сойдет. О, опять что-то спрашивают.
   - "Провести полную инициализацию подключенного модуля - Да/Нет"
   Конечно же, "Да!" Так, идет отсчет. Закончился. Сейчас явно будет лучше... э-э-э? А что это все красным замигало? Несоответствие полярности энергетического потока? Принудительное блокирование поступающей энергии? И как вишенка на торте:
   - "Процедуры восстановления остановлены - недостаточно энергии"
   - "Оставшийся энергетический ресурс - 1,71%"
   Ну вот, приплыли, называется. Правильно говорят: работает - не трогай! И что теперь делать?..
    
    
   Некто в кровати. Текущее время... (3)
   О, моя голова! Я тебя люблю, действительно! Только прекрати ныть и кружиться. И опять меня кто-то за плечи трясет. Нет, я знаю, кто это делает. Но даже открывать глаза, сил нет. Да уж. Прямо сериал-триллер какой-то (мелькает картинка со вспышками, разваливающимися домами и бегающими фигурками людей). 
   И закончилось на самом интересном месте. Ну, с учетом, что главный герой как бы я, понятно, что все будет хорошо. Но напрягает. А еще напрягает этот "трясун"! Да открою я глаза, открою. Только успокойся.
   Открыл. Хм, лучше бы не открывал. Старик, похоже, решил, что я отдаю концы. Столько вокруг меня висит... всякого разного. И не меньшая куча чего-то непонятного воткнута. Ощущения в теле, как у воздушного шарика (шарик в воздухе с корзинкой снизу, из которой падают фигурки людей).
   Пошел я, наверное, следующую серию смотреть. Пока еще могу. А то с таким нездоровым энтузиазмом старик и придумать что-то сможет. Как помешать. Так что вперед. "Да!"
    
    
   В начале было... (4)
   ... - "Оставшийся энергетический ресурс - 1,52%"
   Эй, меня там спасать будут? А то ведь и подохну. От собственной тупости. Не, ну это ж надо. Сам! Своими э-э-э, ну скажем мыслями. Да, мыслями! Остается только лечь и землю на себя покидать. Да где же вы пчелы, когда так нужны? О, наконец-то! Эти, как их, ну которые "спешат на помощь". Явились. Фух... 
   А это что такое интересненькое? Светящееся...
   - "Внимание! Обнаружено внедрение чужеродного объекта"
   - "Запуск процедуры блокирования..."
   Нет, никакого блокирования!
   - "Инициализация запуска процедуры блокирования приостановлена"
   Ну, так-то лучше. Ага, будет слева. Почти на том же месте, где находиться темно-красная область чего-то уничтоженного. Посмотрим, сейчас...
   - "Внимание! Подача энергии приостановлена"
   - "Внимание! Подача энергии возобновлена"
   - "Внимание! Обнаружен энергетический поток соответствующей полярности"
   - "Активация энергетического контура - сбой"
   - "Внимание! Энергетический дисбаланс!"
   - "Запуск процедуры блокирования - неудача, действие процедуры приостановлено"
   - "Внимание! Угроза разрушения структур"
   - "Внимание! Энергетический дисбаланс!"
   - "Отсчет до необратимых изменений: 3%... 5%... 8%..."
   Это что, помощь? Решили, что легче убить, чем прокормить? В смысле спасти. Судя по первому сообщению, попытка вроде частично удачная, но вот результат... 
   - "Внимание! Подача энергии остановлена"
   Фух, жить буду...
   - "Оставшийся энергетический ресурс - 1,36%"
   Но недолго...
   ...
   - "Оставшийся энергетический ресурс - 0,47%"
   Похоже, откидываю копыта. Как говорится, жизнь была короткой, но яркой. О, опять что-то светящееся. Теперь две штуки.
   - "Внимание! Обнаружено внедрение чужеродного объекта"
   - "Внимание! Обнаружено внедрение чужеродного объекта"
   Одна закрепляется слева, другая справа, на это раз точно в темные пятна. Какая-то структура начинает вытягиваться в сторону фиолетовых нитей и к центральной области. Хм, а что мне терять, поможем! 
   - "Внимание! Подача энергии возобновлена"
   - "Внимание! Обнаружен энергетический поток соответствующей полярности"
   - "Внимание! Обнаружен энергетический поток соответствующей полярности"
   - "Активация энергетического контура - успешно"
   Пошло... кое-что по трубам! 
   - "Перезапуск процедуры адаптации - успешно, преобразование энергии 56%"
   Явно не совсем то, что было раньше, но пятьдесят шесть это не десять, живем!
   - "Перезапуск процедур восстановления - успешно"
   - "Внимание! Требуется синхронизация потоков"
   - "Внимание! Требуется локальная коррекция распределения энергии"
   Надо - значит, надо. Приступим! Судя по всему, неведомый спаситель, пытается проделать похожие действия. Поможем! И проконтролируем... 
   ...
   - "Синхронизация энергетических потоков - успешно"
   - "Коррекция распределения энергии - успешно"
   - "Перезапуск процедуры адаптации - успешно, преобразование энергии 98%"
   М-да, это было достаточно напряженно. Нет, тот неведомый, кто меня спасает, действовал в целом верно, но довольно грубо. Пришлось все сначала блокировать, потом разбираться, что он хочет делать и затем разрешать. Иногда корректировать. А один раз, когда явно была ошибка, даже мысленно стал кричать на него, и что удивительно, остановил. Еще пришлось, прямо по ходу, вносить изменения в центральной структуре. Справился. Уже привычно непонятно как. Просто почему-то "знал".
   Некоторое время любовался получившейся конструкцией. Слева - темный клубочек, справа - светлый. Толстые канаты соответствующих цветов идут от них в центр. Там они каким-то хитрым образом переплетаются. И далее серебристо-серые ручейки по ставшим фиолетовыми каналам распределяются по всему телу. Красиво!
   - "Внимание! Энергетическая структура частично восстановлена"
   Как будто я не вижу. Только обижает это "частично".
   - "Программа "Возрождение" - переход к следующему этапу"
   О, уже интересно!
   - "Внимание! Требуется пересинхронизация ментальных составляющих сознания"
   - "Инициировать процедуру? - Да/Нет"
   Какое-то предчувствие нехорошее. Но вдруг это важно? "Да!"
   - "Подпрограмма "Симбионт" завершает свою работу"
   - "00:59", "00:58", "00:57"...
   Что за?! Стоп! Прекратить!
   - "00:19", "00:18", "00:17"...
   Мысли путаться начинают. Так все и закончится?! Не хочу!
   - "00:03", "00:02", "00:01"
   Странно, но, кроме сильной обиды, ничего не чувствую. Ладно, не поминайте лихом...
   ...
    
    
   Некто в кровати. Текущее время... (4)
   Неожиданный финал. Герой преодолел все трудности и умер, потому что стал не нужен. Эпично! И почему у меня ощущение, что это не редкость? Кстати, в конце боли уже почти не было. Так, отголоски.
   А как там дедуля поживает? Судя по шуму, копошится где-то рядом. А ведь он меня спасал все это время. Крутой старикан. Похоже, перед ним теперь большой должок. Даже если я в игре, а это элемент сюжета. Хотя, игра с таким уровнем боли и детализацией... бывает или нет?
   Ладно, сейчас надо все увиденное, вернее "прочувствованное", хорошенько обдумать. Хм, это что за надпись? Еще одна часть данных?! Разве уже не все? Даже интригует. Что же, смотрим. "Да!"
    
    
   В начале было... (5)
   ... Опять вишу в пустоте. Думаю. Кстати, это уже не я. Вернее, не "тот я". Повторно очнувшись, первое, что понял, насколько же неадекватно и глупо "я - он" себя вел. Наверно оправданием для "предыдущего меня" служит тот факт, что он не был, по сути, полноценной личностью. Небольшой кусочек, осознавший свое существование. Давно придуманный и продуманный вариант возрождения себя любимого. Ах, эта слепая вера в сообщения "системы". Даже не смог понять, что это все иллюзия, созданная для того, чтобы разум, не имеющий доступа к чувствам, мог выполнить поставленную задачу - спастись. Которая, кстати, так до конца и не реализована.
   Оглядываю отображение своего тела, висящее передо мной. Муторная работа по запуску процедур исправления повреждений и коррекции внесенных изменений закончена. В целом все было бы хорошо, если бы не было так плохо. Да, восстановление идет полным ходом. Но это на физическом уровне. А вот на энергетическом гораздо хуже. Источник уничтожен. Распределяющая структура тоже. Те костыли, которые придумал неведомый пока для меня спаситель, помогли, но не решили основной проблемы. Без внешнего источника тело долго просуществовать не сможет. И главное - отсутствует связь с Изначальным. Полностью и на всех уровнях. И "позвать" его с тем, что осталось от тела, даже с учетом поступающей извне энергии невозможно. А это значит, с проблемами придется разбираться самому.
   Правда, созданная конструкция новой магической структуры натолкнула на идею, которую, я, естественно, уже воплотил. Довольно мощный энергетический поток соответствующей полярности все же инициирует создание источника, но для энергии только данного типа. Однако их может быть больше чем один. Немного напрягло, как распределились энергетические составляющие по остаткам старой структуры. Но я сумел создать вполне равновесную конструкцию. Получилось... необычно. Если все заработает, как предполагаю, то пропускная способность и мощность на выходе будут не намного хуже, чем у изначальной структуры. И это несмотря на недоступность части составляющих. Но вот мощность самих источников будет мала. Даже на третьей ступени инициации. Так что зависимость от внешней энергетики, пусть со временем лишь частичная - это уже навсегда. В данном теле.
   Проблему с шеей я, вообще, решил очень оригинально. Меня расстроило, что голову смогли отсоединить так легко. Ведь еще чуть-чуть и биологическая смерть данного тела была бы неизбежной. Предыдущий вариант защиты не предусматривал таких энергетических повреждений. Ничего, теперь после моих манипуляций голова будет прекрасно себя чувствовать даже... отдельно от тела! Хе-хе-хе. Перенос и дублирование части шеи в локальное пространство, создание в ее основной структуре системы, напоминающей хвост ящерицы. Я даже повеселился, представляя себе... некоторые моменты. Единственное, расстояние и время нахождения отдельно, придется устанавливать опытным путем. И так все делал больше на интуиции. Расчеты с таким количеством переменных выполнил, но с большими допусками. Более точно даже не пытался. Однако чувствую - будет работать!
   Кстати. По поводу локального пространства. С ним тоже проблема. Выдран большой кусок вместе со всем содержимым. Включая "нужное" содержимое. Соответственно от первоначального объема почти ничего не осталось. Так же как и от крыльев. Я, конечно, запустил процедуру восстановления. Но это не просто какие-то кости, мышцы, кожа. Там было столько всего. Что только стоит взаимодействие с энергетическими составляющими. Я не могу сделать новую обвязку на пока несуществующем физическом воплощении. Значит, полеты в ближайшей и средней перспективе станут невозможны. Да и доступ в само пространство, чтобы что-нибудь туда положить, теперь будет только с определенным уровнем энергетической независимости. То есть пока не заработают источники. Хотя бы два. Ладно, вроде все, что мог на текущий момент сделал, остается только ждать...
   ...
   Хм, что это? Мне пытаются имплантировать глаз? Я, конечно, еще не начинал его регенерировать, только-только нервы восстановил. Ну, нельзя же так, я и сам могу все сделать. Да и орган так себе. Сейчас мы его... О-о, как интересно. Стазис? Точно, тело погрузили в стазис! Похоже, тот, кто это делает, предполагал, что его действия могут быть заблокированы. Вообще-то, не проблема. Проверяю создающую эту "неожиданность" магическую конструкцию. Ничего сложного. Сейчас мы ее... стоп. А зачем? Я же потом в любой момент могу провести отторжение. Значит, даже парится по поводу этого, не стоит. Про попытки внедрить еще какие-то магические конструкции, я, вообще, молчу. Они просто не будут работать. Но на всякий случай потом заблокирую.
   ...
   - "Ощущение".
   Как странно. Неожиданное чувство чуждого присутствия. О-о, значит, тому - я, не показалось. Какая интересная... сущность меня посетила. 
   - "Образ-просьба". 
   Должен? Кто и кому? Хотя... да, должен. Хм, это же всего лишь глаз. Просто адаптирую под себя. Меньше возни. Хорошо, согласен. 
   - "Образ-просьба". 
   Еще просьба? Оригинально, но теперь я подумаю, извини. 
   - "Образ-согласие".
   Ощущение пропадает.
   ...
   Все, я сделал, как обещал. С глазом.
   - "Образ-благодарность". 
   Вежливая, однако.
   ...
   Да что это такое! Как будто не мой разум и тело, а проходной двор какой-то! То кусок чужой души подсунут, то глаз имплантируют, то сущности всякие разгуливают. Кстати, а если взглянуть вооруженным взглядом... ха, точно! Глазик-то от вместилища той души оказывается! Как-то тревожно становится. Что там из меня сделать пытаются? А дальше? Хвост присоединят? Надо что-то придумать, чтобы больше не было таких поползновений. Так, а если... о, а это мысль. Ну-ка, сравнительный анализ...
   ...
    Почему бы и нет. И кусок чужой души, болтающийся рядом, пристрою. Сколько там, тридцать семь процентов? Цифра условная, конечно, но в целом верна. Объективно говоря, это не кусок. Похоже, душу в чем-то длительное время хранили. И она "истаяла". Это же такая субстанция, которую удержать надолго, скажем так, очень сложно. Полноценной личности из нее пока не получится, слишком много уже утеряно, но со временем, да если еще объединить, как подумал, что он это делает, "предыдущий я"...
   Хм, очень неплохой вариант может в результате получиться. Даже есть шанс на то, что я так и не осилил Изначальным. И оболочка как раз соответствующая. А взаимодействие сделаю, через то, что от этой сущности получил. Невероятный дар, кстати. Немногие существа такого уровня делятся частичкой своей души. Тоже интересные перспективы вырисовываются. Заодно и вторую, довольно необычную просьбу выполню. Все! Решено!
   ...
   А что, неплохо так. Оригинально, свежо и с юмором. Можно сказать, шедевр. И возраст откатить почти идеально смог. Немного промахнулся, но ничего, так симпатичнее. Даже интересно стало, как "следующий я" будет в "этом" существовать. 
   Да-да! Это тебе говорится "следующий я"! Я специально сделаю возможность увидеть воспоминания и мысли "меня - предыдущего", "меня - текущего". Но не все, извини. Не потянешь. Прав был "тот я". Слишком мало меня - Изначального тут. Уже с трудом удерживаю рассыпающееся сознание. Придет момент, станешь "сильным" душой, сам все узнаешь.
   Кстати, одновременно с тем, как будешь "видеть" записанные воспоминания, я на запуск поставлю специальную корректирующую процедуру. Она окончательно закрепит все, внесенные в тело и душу, изменения. Так надо, потом поймешь. Ты ничего не почувствуешь, так как во время ее действия будешь смотреть увлекательный сериал, хи-хи... а если что пойдет не так, твой спаситель поможет. Я знаю.
   ...
   Чтобы еще сделать. О, придумал, создам "пасхалки". Триггеры на срабатывание задам разные. Наверняка получится весело. Что еще. Точно! Ты же сначала ничего помнить не будешь! И проблемы могут быть с внешним миром. Сооружу, пожалуй, "интерфейс". Простенький, но на первых порах поддержит. И чтобы гадал, в игре ты или нет. Даже увидев эти воспоминания. Хи-хи. Да, кстати, я знаю, кто такой и как меня зовут. Но не скажу. И еще тебя ждет сюрприз! Какой? О-о, сразу увидишь, ха-ха-ха...
   ...
   Вот и все. Чувствую, как исчезает магическая структура, препятствующая возвращению сознания в тело. Но очнется в нем уже не я, а ты. Передай тому, кто тебя, нет, "нас" спас, мою искреннюю благодарность. И неважно, сколько нам отмеряно удачи, желаю тебе ее еще больше! Мало не бывает. Прощай, нет, до встречи!.. (слышен долгий, постепенно растворяющийся в тишине смех).
    
    
    
   Некто в кровати. Текущее время... (5)
   Какие необычные ощущения в глазах. Их пощипывает и они сырые. Я плачу? Да уж, последняя просмотренная часть - это как с ног на голову. Всю информацию придется заново переосмысливать. А сколько трагического пафоса было в последних "мысле-образах". 
   Неужели все, что я "увидел", правда? Осознавая, что не ты будешь существовать дальше в этом теле, приложить столько усилий? Да, "первый я" не знал, что исчезнет. Хотя его тоже ужасно жалко. Но "второй я" понимал! И ни капли сомнений и никаких намеков до самого конца. 
   Кстати, действительно, большую часть того, что "предыдущий я" делал в этой пустоте, вспомнить не могу. Увы. Интересно, что он имел в виду, когда "думал" про возраст? И что, вообще, сотворил со мной?! Какой-то бред про шею. "Интерфейс", получается, он придумал? Убогая фантазия! И что за сюрприз такой? А уж не сказать кто "я" и как "нас", нет, как меня зовут... сволочь он!
   Только почему-то слезы льются, не переставая, и как же хорошо, что меня кто-то обнимает...
    
    
   Даниэль Люцифиано
   Даниэль дрожащей рукой вытер пот с лица. Тяжелой выдалась ночь. Сначала неожиданно поступил сигнал от диагностического комплекса в комнате девочки, сообщив, что она проснулась. Люцифиано еще подумал, что это странно, так как работа Печати Сна была рассчитана до утра следующего дня. Пошел посмотреть, в чем дело, и поставить новую. 
   И появился как раз в тот момент, когда тело, лежащее на кровати, выгнуло дугой. Дальше стало происходить что-то непонятное. Диагностические печати верещали, выдавая невероятные показания. По телу девочки пробегали какие-то магические волны, а аура пульсировала в непонятном ритме. Он хотел отключить подачу энергии, но так и не решился.
   Тем временем сложилось впечатление, как будто кто-то неведомый методично перебирает каждый нерв, каждую мышцу, каждый сосудик и что-то с ними делает, но вот что именно разглядеть у Даниэля не получалось. Слишком быстро вносились изменения, сопровождающиеся сильным магическим возмущением. Происходящее с аурой, он, вообще, не мог понять.
   Часть органов после этих манипуляций даже получала микроповреждения, которые Люцифиано судорожно залечивал. Замерло одно из сердец - с трудом запустил. Хлынула из носа кровь, остановил, поставил капельницу с раствором. И такие моменты заставляли пребывать в постоянном напряжении. 
   Несколько раз все прекращалось, девочка даже приходила в себя и открывала глаза. Тогда Даниэль пытался привлечь ее внимание. Пару раз, казалось, что получилось, но потом глаза закрывались и приступ начинался снова. И так пять раз подряд. Когда после пятого раза девочка опять затихла, а Люцифиано проконтролировав ее состояние, стал ждать следующий приступ, то долго не в силах был осознать, что все закончилось.
   Очнуться и прийти в себя ему помогли тихие всхлипывания. Сначала Даниэль не понял, что происходит, пытаясь разглядеть источник проблем через печати. Однако все показания были в норме. И только потом увидел. Девочка плачет. Просто тихо плачет...
   Поддавшись внезапно нахлынувшим эмоциям, позабыв обо всех мерах безопасности, Даниэль сел на кровать и, притянув к себе сквозь разорванные ремни, обнял маленькое хрупкое тельце. Отчего-то вдруг на глазах появились непонятные капельки. И уже почти забытые слова сами слетели с губ:
   - Все хорошо, моя принцесса, не плачь, теперь все будет хорошо.
  
  
  

Глава 4. Как хочется иногда побыть страусом...

    
    
    
   Некто, но уже не на кровати
   Я вспоминал. Напрягая все свои (как подозревал - небольшие) мозги. Морща лоб и закусив губу. Мучительно больно вспоминал. Неужели забыл?! Ведь точно помню, что они существуют. Эти прекрасные и замечательные слова. Слова, которые называют... некультурными, вот! И я подозреваю, "кто" постарался, чтобы "их" не было в памяти! Ведь только такими "замечательными" словами можно охарактеризовать увиденное перед собой.
   Нет, если смотреть абстрактно, то в принципе "это" выглядело очень даже... мило. Небольшой носик. Округлые щечки с едва заметными ямочками. Большие глаза с пушистыми ресницами. Разного цвета, правда, но это сейчас неважно. Аккуратный подбородок. Необычной формы, но все равно симпатичные уши. Даже короткий ежик белых волос смотрелся неплохо. Общую картину несколько портили тонкие линии шрамов. Один, шел через левый глаз, а другой - поперек шеи, но выглядели они достаточно аккуратно, и зрительного отторжения не происходило. В целом, несмотря на ясно видимую худобу, тело тоже вопросов не вызывало. Вполне обычное для девочки возрастом десяти-одиннадцати лет. Вот только стояла она... отражалась в зеркале! В зеркале! И это был я!
   Почему я - девочка?! Почему? Я же точно знаю, что мужского пола! Я же помню... помню? Да ничего подобного! Не помню! Вообще, ничего не помню! Но это не отменяет того, что с момента пробуждения я ассоциировал себя с парнем. А, оказывается, и не парень вовсе. Бред какой-то! Так вот, значит, о каком "сюрпризе" были "мысле-образы" "предыдущего я", который второй. Кстати, он тоже определял себя в мужском роде, хотя явно знал, в каком теле мы находимся. А-а-а, да за что мне все это!
   Так. Ладно, спокойно, спокойно... осталась последняя проверка. Берем и... поднимаем подол той "ночнушки", что на меня одели после пробуждения. И-и-и раз... хм... тут тоже шрамы... а волосики-то еще не растут... да елки зеленые! (картинка: огромный мужик в красном колпаке и с белой бородой идет по лесу, размахивая вырванным деревцем с характерными листьями - иголками) О чем я думаю?! Все, опустить, аккуратно расправить, сделать невинное выражение лица. Услышав раздавшиеся возгласы, краем глаза поймал ошарашенные моим поведением взгляды стариков. А чего? Я ничего... только посмотрел, не щупал же. Пока. И вообще, можно подумать, что вы, спасая, не оглядели и не обтрогали меня везде? Хм, а ведь по-любому... извращенцы старые!
   Особенно этот "человек в черном", который сейчас в белом халате. Весь остаток сегодняшней ночи лапал, то есть обнимал. И я его тоже. Пока плакал, а потом спал. А чего рыдал? Вот не могу сейчас понять. Совсем. И уши опять стали красные, как вспомнил. Нет, это же надо такие сопли развести! Хотя с учетом того, что вижу в зеркале, неудивительно. Девчонки в таком возрасте, ужас какие плаксивые. Правда, хоть убей, не помню, откуда я это знаю. 
   А ведь старик, похоже, ко мне совсем неравнодушен. Видно было, какое он получает удовольствие от того, что колени, как подушку использовали. Довольно костлявую, кстати. Глаза аж прямо сияли. Так, все-таки, кто я ему? Дочь? Да вроде больно старый. Внучка? Может быть. Я ведь пока разглядывал себя, обратил внимание на внешнее сходство. Но как это согласуется с воспоминаниями предыдущих "я", пока непонятно. 
   Надо узнать побольше информации об окружающем мире. Еще раз тщательно проверить, что я помню. Разобраться с этим подарком в виде "интерфейса". Выяснить, почему так странно двигаюсь. И еще. Эти проводки, которые идут к ноге и потом поднимаются к груди чем-то приклеенные, так раздражают! Может их снять?
    
    
   Чуть ранее. Даниэль Люцифиано...
   Несмотря на то, что сильно устал, хотел спать, а все тело затекло и жутко ныло, Даниэль был счастлив. Ощущать ее тепло. Чувствовать дыхание. Гладить по волосам. Он уже не думал, что когда-то сможет еще раз сделать все это. И пусть девочка не совсем Сати. Пока еще. Главное, что теперь целиком и полностью его! Личная! И Даниэль больше никому не позволит их разлучить! 
   ... Кажется, просыпается. Ах, какие ресницы пушистые, совсем как у Сати. Да нет же, это и есть она! Глаза, о, эти глаза (надо не забыть, потом и второй сделать такого же цвета). Хм, похоже, узнает... хотя бы относительно вчерашнего дня. Приподнимает голову... О-о, какой прыжок! Двигательные функции точно в норме! Спряталась? В одеяло? А почему? Так, учащенный пульс, покраснели уши, верхняя часть щек, чтобы это значило? Она стесняется?! Как мило!
   Однако надо еще раз все полностью проверить. Не дает сдернуть одеяло? Еще больше закуталась? Почему? Что-то не в порядке? Одежда, точно! Надо ее одеть. Так, где-то я тут специально приготовил. Ага, вот! Давай откинь одеяло, и я на тебя это одену. Почему не хочешь? Смотришь за спину? А что там? Э-э-э...
   - Привет, Анри, - смущенно проговорил Даниэль, - ты я вижу, поднялся сегодня рано.
    
    
   ... и примкнувший к нему Анри Леардо
   - Скорее уже поздно, - ответил Леардо, стоявший, прислонившись к косяку двери плечом. И продолжил: 
   - Ты чего там с девочкой творишь?
   - Просто пытаюсь одеть и осмотреть.
   - И?
   - Не дает.
   - Так, чай не барышня из столичного красного квартала, чтобы "давать", - усмехнулся Леардо.
   - Анри, не надо так шутить, особенно при ребенке! - вскинулся Даниэль.
   - При ребенке?! Хе-хе, при ребенке... так ты выяснил, кто она и что помнит?
   - Нет, девочка только проснулась. 
   - А чего тогда делал в ее комнате всю ночь?
   - Откуда знаешь? - удивленно спросил Люцифиано.
   - Как откуда? Ты же опять весь замок на уши поднял. Рядом с этой комнатой разве что дежурящие на постах стражники не обретаются. Такое внимание к хозяину, прямо завидно становиться, - усмехнулся Анри.
   - Ясно. Надо будет потом их успокоить. В общем, тут у девочки случился непонятный рецидив. Но сейчас уже все хорошо, - ответил, ощущая небольшую неловкость, Даниэль, - вот хочу осмотреть, только одеть надо.
   - Надо, а то пока мы говорили, она уже с кровати слезла...
   - Что?!
   Люцифиано повернулся и увидел откинувшую одеяло и пытающуюся встать на ноги девочку. Резко дернувшись, Даниэль схватил приготовленное легкое платье-сорочку и быстрым движением накинул его. И когда девочка начала в нем барахтаться, ловко приподнял ей руки и надел. Потом жестами попросил лечь обратно на кровать поверх одеяла. К удивлению Анри, девочка несколько мгновений постояла и внезапно послушалась. Впрочем, процедура осмотра была довольно недолгой, после чего Люцифиано отойдя от кровати, облегченно выдохнув, сказал: 
   - Что же, очень неплохо. Не вижу никаких патологий и отклонений.
   Даниэль разрешающе махнул рукой и с заметным удовлетворением стал смотреть, как девочка встает и пытается оглядеться.
   - Судя по твоим действиям, слова все-таки она не понимает? - спросил Анри.
   - Да. Но, как я говорил, это решаемо.
   Некоторое время друзья, молча, наблюдали за перемещениями девочки по комнате. Вот она подошла к зеркалу и внезапно резко замерла, всматриваясь в свое отражение. Было ужасно забавно смотреть за тем, как девочка корчила рожицы и крутилась перед ним. Анри даже удивился, когда поймал себя на мысли, как это мило выглядит. И глаза больше не казались такими жуткими. Ему пришлось даже себя специально одергивать и напоминать, что это не простая девочка, а химера, созданная непонятно зачем Люцифиано из существа с другого мира. Еще месяц назад Леардо отказался бы верить, что такое возможно. А сейчас "это" находилось перед ним и вызывало... странные чувства.
    - Да что ты делаешь, прекрати немедленно?! - воскликнул Даниэль, увидев, как девочка, неожиданно задрав платье, рассматривает... то, что находилось ниже пояса. Кстати, совершенно не обратив внимания на возглас и еще раз подтвердив Анри, что она не понимает, что говорят. Но при этом чувство смущения знакомо, так как, заметив их удивленные лица, девочка быстро опустила подол и демонстративно расправила, одновременно слегка покраснев и сделав невинное выражение лица.
   Леардо поймал себя на внезапном желании подойти, погладить по голове и... дать конфету. После чего, посмотрев на Даниэля, Анри понял, что тот, вообще, временно для всего мира потерян. Однако он же и разбил милоту этого момента, когда вскрикнул и подскочил к девочке, которая внезапно попыталась сдернуть прикрепленные к ноге провода.
   - Ты планировал вроде решить эту проблему, - сказал Леардо, наблюдая, как Люцифиано пытается жестами объяснить девочке, что трогать вот "это", ни в коем случае нельзя. И она, похоже, опять поняла, вполне осознанно кивнув. Чем вызвала очередной приступ умиления со стороны Даниэля, что не помешало ему ответить:
   - Да, есть одна идея, но воплощение займет несколько дней. А пока девочке придется посидеть в этой комнате. Я, конечно, подстраховался и наложил несколько специальных печатей. Так что на текущий момент времени отключение от внешней энергетической подпитки приведет лишь к потере сознания с приостановкой жизненных процессов. Правда, всего на несколько часов, но, надеюсь, что подобной ситуации не случится. Жаль не могу объяснить словами необходимость этих проводов, но, похоже, меня поняли.
   - Давай узнаем, что она, вообще, понимает и может ли говорить, - предложил Анри.
   - Я как раз собирался это сделать, - ответил ему Даниэль, усаживая девочку на стул перед собой.
    
    
   Там же, спустя некоторое время
   - Ну что, - констатировал Даниель, - ни одного из известных нам с тобой языков она не знает. Однако простейшие жесты, как согласие, отрицание и указание на движение понимает правильно.
   - Твои, может, и понимает, - ворчливо отозвался Анри, - а вот мои игнорирует.
   "И это очень хорошо, - подумал Люцифиано, - не хватало еще, чтобы химера воспринимала команды не от Мастера". Уже сейчас присутствовало ощущение зарождающейся "связи", а когда она заработает полностью, слова и жесты будут не нужны. Но, естественно, вслух с ехидством сказал совсем другое:
   - Ты ей просто не нравишься.
   И, помолчав, добавил:
   - А если серьезно, то предварительно могу сказать, что несмотря на незнание языка, понимание жестов показывает хорошую способность к анализу окружающего мира. Значит, адаптация пройдет достаточно быстро. И восста... то есть я хотел сказать изучение языка тоже вопрос времени.
   - Остается только выяснить, может ли она говорить, - с подозрением взглянув на Даниэля, сказал Анри.
   - Согласен, - ответил Люцифиано и, повернувшись к девочке, громко и четко произнес, показывая на себя: - Да-ни-эль!
   После чего выжидательно посмотрел на нее. Однако девочка с серьезным лицом лишь спокойно кивнула в ответ.
   - Хе-хе, - не выдержав, хихикнул Анри, увидев озадаченного Даниэля.
   - Ладно, - проговорил Люцифиано, - попробуем по-другому.
    
    
   Прошло еще немного времени
   Вспотевший и нервничающий Даниэль большими шагами ходил из угла в угол комнаты. Анри, уже не в силах смеяться, тихо сползал по стеночке, к которой успел прислониться. Проблема. Девочка упорно не произносила ни слова. Она с самым серьезным выражением лица кивала в ответ на все попытки заставить ее говорить. Внимательно осматривала руки и горло Даниэля, пытающегося на себе жестами объяснить, что требуется сделать. Также спокойно поглядела на язык, показанный Люцифиано от безысходности. После чего подумала и продемонстрировала свой, превратив на некоторое время смех Анри в какое-то бульканье. При этом девочка выглядела так мило, что Даниэль даже не мог рассердиться, а Анри дал себе клятву таскать в кармане хотя бы пару конфет.
   - Все, у меня кончились идеи, - прекратив ходить и плюхнувшись на стул, устало проговорил Даниэль. - Будь добр, перестань ржать как лошадь и предложи что-нибудь. Анри! Все! Хватит, прошу!
   - Ладно, хи-хи, - с трудом уняв смех, ответил Леардо. - Честно говоря, я даже не знаю, что можно еще сделать. Только если попробовать спросить, как ее зовут.
   - А это идея! - вскинулся Даниэль.
   Однако спустя несколько минут рухнул обратно на стул. Посмотрел на всхлипывающего от смеха Анри и мрачно произнес:
   - Ты это специально сказал, чтобы еще раз надо мной посмеяться! 
   - Все-все... хи-хи, я не нарочно, - в примирительном жесте, вытянул руки Леардо, отчаянно стараясь не улыбаться. - Ну не получается узнать имя, так придумай и дай пока свое. Все равно нам же надо, как-то ее называть? Эй, ты чего?!
   Анри с удивлением посмотрел на замершего Даниэля, который резко стал серьезным и, судя по всему, что-то судорожно обдумывал. Потом, придя к какому-то решению, поднялся и подошел к девочке. Леардо внезапно тоже стало не до смеха, так как пришло осознание, какое имя может произнести сейчас Люцифиано. Он уже собрался остановить друга, но не успел.
   - ... Эл-ли! - с небольшой задержкой и коротко перед этим взглянув на Анри, четко произнес Даниэль, показывая на девочку рукой и глядя прямо в глаза.
   И так еще несколько раз. После чего устало и выжидательно посмотрел на нее. Вдруг девочка с каким-то серьезным выражением лица неожиданно встала со стула. После чего, коротко и резко кивнув, совершила странный поклон, села обратно и... опять превратилась в милого, рассеянно улыбающегося ребенка.
   Анри застыл в недоумении, пытаясь понять, что это сейчас было? Хотя и ощутил облегчение от того, что Люцифиано все-таки не решился произнести "то самое" имя. Но, судя по едва заметной паузе, очень хотел. Тем временем как-то внезапно погрустневший Даниэль обернулся к другу и сказал:
   - Что-то я устал сильно, надо отдохнуть. Девочке, то есть... Эли, думаю тоже это нужно. Давай продолжим чуть позже. Как раз подойдет время обеда. Заодно проверим навыки приема пищи.
    
    
   Эли, хм... девочка Эли. Вечер текущего дня
   Лежа на кровати, я перебирал события прошедшего дня. С учетом отсутствия воспоминаний, наверное, стоит назвать его, вообще, первым днем моей жизни. В данном мире. Ну что можно сказать. Шок, причем полный! Если это игра, то стартовые условия придумал явно лоликонщик-фетишист (хм, оригинальная картинка) и просто полный извращенец. Да-да, я все-таки вспомнил несколько слов подходящих моему нынешнему состоянию. Правда, толку-то...
   Кстати, наконец-то могу хоть как-то себя называть. Эли. Да уж, оригинальное имя дали (картинка: маленькая девочка, болтая ногами, сидит в дверях летящего по небу фургончика с дымящейся трубой). Брр, ну и образы всплывают в голове. Имена своих спасителей я тоже узнал. Причем сегодня, первоначально бессмысленное "бу-бу-бу" превратилось, пускай в непонятную, но довольно четко ощущаемую речь. Более того, возникло ощущение, что услышанные слова для меня не являются чем-то необычным. Даниэль Люцифиано и Анри Леардо. Первый - высокий худой старик, тот, кто меня спасал и лечил. Второй - толстый и улыбчивый, не намного моложе. Его помощник или друг, так до конца и не понял.
   Если с самими именами и даже названиями некоторых предметов проблем не возникло, то вот с произнесением вслух ситуация была несколько другой. Я же сразу понял, что хотел Даниэль, но не смог ничего сказать, вернее, не успел. Какой-то странный спазм охватил горло и только сильным усилием воли я смог подавить внезапный порыв... спрятаться под кроватью! Когда же поборол непонятную реакцию тела, то вдруг подумал. А если заговорю мужским голосом? Нелепо, маловероятно, но мало ли. Как старики отреагируют? Поэтому дальше старательно делал вид, что не понимаю, чего от меня хотят. Несколько раз даже пришлось сдерживать улыбку, настолько смешно выглядели эти попытки. Толстый старик, вообще, неприкрыто ржал над худым, который пробовал меня разговорить. Удивило еще, что я почему-то почти сразу понимал Даниэля, а вот с Анри было сложнее. Откровенно сказать, от всех этих попыток я устал и даже обрадовался, когда старики, поняв, что не заговорю, куда-то ушли. И сразу завалился на кровать с четким намерением поспать.
    Однако не успел задремать, как в животе возник какой-то дискомфорт. Вроде и не боль, но что это за ощущения, непонятно. Поднялся, но лучше не стало. Так и ходил из угла в угол комнаты, таская вслед за собой провода, которые мне запретили снимать и не понимал, что происходит пока в дверь не вошла какая-то женщина. Она держала перед собой поднос, от которого шел странно знакомый запах, поднявший неприятные ощущения в моем животе на новый уровень, даже раздалось непонятное урчанье. И я внезапно осознал. Так пахнет... еда! Я голоден! Нет, не так, хочу жрать!
   Как я не вырвал у нее поднос из рук... наверно, только увиденный силуэт худого старика сзади женщины, сдержал мой порыв. Собрав всю силу воли, я заставил себя сесть на кровать и терпеливо ждать, пока женщина разложит все принесенное на столике, а затем не спеша удалиться, при этом отчаянно кося глазами в мою сторону. Но ее любопытство было неинтересно. Я ждал. И когда Даниэль приглашающим жестом указал на тарелки, неторопливо подошел и сел на низенькую табуретку, с любопытством осмотрев принесенную еду. И дальше было даже как-то стыдно вспоминать.
   ...
   Я лопну. Хотя нет, если этот кусочек съесть, то может и влезет. И еще тот...
   Вот теперь точно лопну. Надо дополз... э-э-э, дойти до кровати. Фух. А сейчас спать! Это бормотанье над ухом неплохо усыпляет. Надеюсь, я не сильно опустил себя в их глазах? Потом подума... (хр-р-р...)
   ...
   Как ни странно, когда я проснулся, было еще светло, и день еще явно не закончился. Рядом сидел этот высокий старик и, чему-то улыбаясь, гладил по голове. Довольно странные ощущения. Мне было все равно, даже слегка раздражало, но вот кому-то внутри... наверно так ощущает себя кошка, когда ее гладят. Только еще мурлыканья не хватает. При этом старик что-то говорил вслух. Я, конечно, ничего не понимал, но сообразил, что периодически повторяющееся слово, скорее всего, означает имя. Явно не то, каким меня назвали. Сати. И непонятное что-то в душе на него откликалось.
   Дальше было не так интересно. Старик, который Анри, сидел на стуле у стены и делал вид, что его нет. А мой Даниэль, что-то проверял, заставляя совершать разные движения. Еще раз попытался разговорить, но быстро отступил. Но это не помешало ему очень долго и подробно исследовать шею и рот (чуть не вырвало, когда какой-то палочкой внутрь полез). Несколько раз в комнату заходили еще люди. Пара женщин и один мужчина. Судя по поведению и более простой одежде - слуги. Старики здесь явно были хозяевами, однако какого-то чрезмерного раболепия особо заметно не было. Ближе к вечеру они уже просто сидели рядом и о чем-то разговаривали. Я же в это время рассматривал картинки каких-то животных и растений на странной плотной бумаге серого цвета. Причем тому, кто внутри, эти изображения действительно нравились.
   ...
    Когда за окном уже стало темнеть, принесли еще поесть. Опять, даже не задумываясь, все проглотил. И если днем основным блюдом было мясо с овощами, то сейчас принесли кашу с большим куском довольно жесткого хлеба. Оба раза в глиняных кружках находилась странная жидкость, после которой оставался кисловато-терпкий привкус во рту. Впрочем, весь букет ощущений я оценивал только потом, так как на момент "употребления" был неадекватен. В мыслях всплыла непонятная фраза "жор открылся". Что за "жор" и почему открылся, на эти вопросы память, как обычно, промолчала. Хорошо хоть опять нелепую картинку не выдала. Затем старики наконец-то ушли, пожелав (понял только Даниэля) вполне обычное "спокойной ночи".
   ...
    По поводу вопросов, которые сам себе утром задал. Откровенно сказать, я на них почти забил. Нет, про проводки понял быстро. Собственно, именно по ним поступает в тело энергия, на которой я... "работаю". Оригинально и довольно неприятно. Судя по "воспоминаниям", только она поддерживает жизнь в теле, а значит, из комнаты выйти невозможно. Одна надежда, что стариков подобное не устраивает, и они что-нибудь придумают. А если я в игре, то тогда, вообще, об этом размышлять не стоит. Значит, в сюжете на происходящее выделено строго определенное время. Если игра... 
   Ведь действительно, я так и не смог понять - реальность это или нет. С одной стороны, полный набор ощущений. С окружающими предметами можно сделать все что угодно (оторванный от кровати деревянный столбик я как-то сумел воткнуть обратно и теперь старался не касаться). Но с другой стороны. Этот несчастный "интерфейс", который мозолил глаза, и был пока свернут. Четкое ощущение, что все вокруг незнакомо и необычно. Воспоминания предыдущих "я", которые очень похожи на сюжетную завязку какой-то хитро-закрученной истории. Это не считая полную потерю памяти, которая тоже может являться ее частью. И еще. В реальности, будучи маленькой девочкой, я точно не сумел бы одним движением сломать деревяшку толщиной в ногу, причем даже вдавленные следы от пальцев остались. Да и быть девочкой, чувствуя себя мальчиком? Это что же за реальность такая?! А-а-а! Так, спокойно, спокойно. Вдох-выдох, вдох-выдох... все, отпустило.
   ...
   О чем еще я забыл подумать? Ах да, странное управление телом и кто-то находящийся внутри. Тут, вообще, можно строить любые предположения. От банального "ведь это игра, детка...", до того, что я космический мозговой паразит, путешествующий от планеты к планете и захватывающий тела местных жителей таким экзотическим способом. Кстати, вот что интересно, про космические корабли и как они бороздят просторы большого... помню, но внешний вид и способ движения, нет (почему-то возникла картинка не кораблей, а странного потного мужика, аппетитно поедающего мясо с металлической палочки... бр-р-р). Названия планет тоже. И, главное, как это все относится к телеге, на которой днем вывозили за ворота замка кучу навоза из местной конюшни.
   Да, я выглянул из окна. На запах. Хотя и пришлось подпрыгнуть. Короче, не думается сейчас совсем. Мысли постоянно уходят в сторону. Нет, мелькает пара догадок, но нужно время. И, вообще, я хочу спать. Вроде голос еще надо попробовать... (Э-э-а-а-у). Вот и попробовал (мощный зевок, чуть челюсть не вывихнул). Есть голос, странный, правда, ну и ладно, завтра об этом подумаю. Спокойной ночи... Эли... 
  
  
   Эли. Прекрасное утро следующего дня (1)
   Я был зол, нет не так, очень зол! А от лица явно можно спокойно поджечь свечку или факел. Если так будет каждое утро, то не знаю, что сделаю, но точно что-нибудь нехорошее...
    
    
   Эли. Чуть ранее...
   Я проснулся от непонятно-неприятных ощущений в животе. Сначала подумал, что лишняя жидкость наружу просится. Еще вчера пришлось перед сном сливать ее в найденный в ногах на кровати странно выглядевший стеклянный сосуд, судя по мелькающим в памяти обрывкам, предназначенный как раз для этой цели. Честно сказать, едва дотерпел, когда старики уберутся из комнаты. Но делать "это" в их присутствии? Скорее лопнул бы! Ну, так вот. Жидкость-то я еще раз слил, но проблема осталась. Причем ощущения усиливались. Было такое впечатление, что я собрался... э-э-э... родить (картинка просто ужас)?! Вы чего?! Эй! Сценаристы хреновы! О, еще одно "нужное" слово вспомнил. Хотя, похоже, и не совсем "некультурное" (всплыла картинка какого-то овоща, почему - непонятно), но лучше чем ничего. Рожать в таком возрасте? И главное, когда и с кем был "процесс"?! Надеюсь, это я не вспомню, с учетом моей самоидентификации (ох-тыж-блин, какие умные слова сегодня прут)!
   И тут до меня дошло (на пятый день Зоркий Глаз заметил, что у камеры нет стены...). Это не роды. Я ведь вчера не только пил, но и кушал. А через некоторое время после того как поел, обычно начинает хотеться... какать! Я хочу какать! А "сливать жидкость" - это писать! "Предыдущий я", ты сволочь! Зачем и "такие" воспоминания стер?! Решил поиздеваться напоследок? Так, ладно, потом изучу твою родословную вдоль и поперек, а сейчас нужно найти... найти... ночной горшок! Точно! Он должен быть под кроватью. Нет? В углу... в других углах... в шкафу... в тумбочке... да где же он?!
   Я бегал по комнате, постепенно с ужасом понимая, что еще чуть-чуть и наплевав на все, присяду где-нибудь... за кроватью. Не помню почему, но внутри было четкое "знание", что так делать нельзя! И тут в комнату вошел "он". Не спеша и величественно. Его Светлость - горшок! То, что его держали руки Даниэля, меня взволновало мало. Однако схватив свою "прелесть" и уже собираясь присесть, я внезапно осознал! Он стоит. Смотрит. Ждет. Когда. Я. Сделаю. Это. В его присутствии?! Р-р-р... хм, вышел, даже выскочил. Дедуля, я тебя поцелую. Потом, если захочешь... (и плевать на странную картинку). Главное... А-а-а... о-о-о... у-у-у... есть в жизни счастье!.. Теперь бы перекусить...
    
    
   Эли. Прекрасное утро следующего дня (2)
   И сейчас я стоял весь красный и злился. А "этот", зайдя в комнату сразу после окончания "процедуры" (под дверью подслушивал?), увлеченно рассматривал "содержимое"! Понятно чего. А ведь даже не дал бумажки или тряпочки, чтобы подтереться! Хотя вроде поноса не было. Чисто, так сказать, сходил. Ага, кажется, наконец-то проняло. Вон как стоит, смотрит на меня. А я на него. И очень хочу сказать. Много теплых слов. Вот как только выучу этот замечательный язык, в котором обязательно должны быть "замечательные" слова. А сейчас я все взглядом скажу! Все, что думаю о тебе и твоих... экспериментах. Думаешь, я не понял, почему не было горшка, и пришлось терпеть все утро?! Думаешь, "я не поняла?!.." Хм, опять выскочил за дверь. И с такой скоростью! Правда, прихватив горшок и ту стеклянную посудину. Он что, будет?! Р-р-р... так, спокойно... дышать глубже... глубже... 
   ...
   Еда! Да не ты женщина, не надо так бледнеть и отпрыгивать. Ну вот. Чуть поднос не уронила. Хорошо я "быстрая..." и подхватить успел. Так, что тут у нас? Ням, хрум, ням... (некоторое время в комнате слышен только звук "перемалываемой" пищи). Вот и поел. Теперь надо и поспать, то есть, подумать, конечно! Итак, хм... а-а-а, хрен с ним (удобное слово, однако) спать!
    
    
   Даниэль Люцифиано в своей лаборатории
   Даниэль злорадно посматривал на Анри, который жадно глотал воду из кувшина и пытался унять икоту. А вот не надо было так смеяться, не надо. Теперь пускай помучается. А про печать, что помогает при таком недуге, Люцифиано забыл. Да-да! С памятью совсем плохо, знаете ли. И травки забыл попить, ага. Впредь умнее будет. 
   Ну, подумаешь, решил, что удобнее с утра следующего дня взять анализы отходов жизнедеятельности химеры, то есть Эли (не вспоминать другое имя... забыть). И поэтому специально не оставил нужного "предмета" в комнате. Он же ведь успел! Ну, захотел понаблюдать за процессом. Так все ради проверки здоровья. Да, именно здоровья! Однако какой был взгляд! Таким и убить можно! Совсем как у "нее", когда Даниэль случайно оторвал у любимой игрушки лапу (была уже надорвана, честно). Ну, так он же вышел. Подождал. И совсем не подслушивал. Почти. А потом просто немного увлекся, хотелось сделать сразу... предварительную оценку.
   И вот тут Даниэля накрыло. По едва окрепшей "связи" прилетело "такое", что будь это обычная химера, он бы уже разбирал ее на запчасти как бракованную. Тут по-настоящему жаждали его смерти! Причем изображения промелькнули, весьма своеобразные. Чего только стоит огромное существо с большими ушами на четырех ногах, которое... пристроилось к нему сзади и совершало действия, нацеленные на половое размножение. А ведь были и другие "картинки". Кстати, Сати знать такого не могла. Значит, это из оставшейся части воспоминаний той, что была в теле раньше. Вопрос, насколько полно они сохранились, и как это повлияет в будущем на "его" Сати? Надо тщательно обдумать. 
   А сейчас Даниэль сделает анализы. И не будет смотреть в сторону Анри. Этот негодяй сумел справиться с икотой и опять хихикает, наверно вспоминая, как Даниэль вылетел из комнаты, чуть не упав, в обнимку с контейнерами для отходов. Да... пошел он лесом! И девочка тоже пока пусть успокоится. Там еды должны были принести. Покушает и успокоится. В ближайшие дни аппетит у нее будет большой. Как у всех химер после "пробуждения". Но эта реакция... совершенно неправильная для химеры, но такая естественная для девочки с определенным воспитанием. Для "нее". И это радовало. Очень. И как не смешно со стороны выглядело, Даниэль подыграет. Потому что нужно вызывать подобные реакции. И пускай Анри ржет. О, опять на него икота напала. Какой сегодня день хороший!
    
    
   Эли. Продолжение прекрасного утра
   Лежу. Думаю. И настроение... не очень. Причем именно мое. А вот внутри "нечто" распространяет волны благодушия и любви ко всему миру (картинка: котенок, наевшийся сметаны и греющий пузико на солнышке). Почему такая ассоциация - не знаю. Но это неважно. А важны эмоции и реакции тела. Необходимо признать, что я их плохо контролирую. Как, например, сегодня утром. И зачем надо было, так злился? Хотя, да, неприятно. Стыдно. "И если этот гад еще раз!.." Стоп! Успокоится! Немедленно! Ну вот, опять сильные эмоции пробились. Это не считая того, что когда я не стараюсь контролировать тело, то оно начинает действовать самостоятельно. Нет, все в рамках моих желаний, верно. Но подумать или сделать то, о чем подумал - тут должна быть разница. А ее нет, почти нет.
   Вывод напрашивается простой. Я все-таки в теле не один! Нас минимум двое! И это эмоции, "того" - второго. И именно он постоянно перехватывает управление телом. Или если быть точнее, то вторая. Я даже знаю, как ее зовут. Сати! Судя по воспоминаниям предыдущих "я", тот самый остаток души в тридцать семь процентов. Это ее левый глаз виден в зеркале. Из-за нее я сейчас в таком молодом теле! "И именно она виновата..." Стоп! А вот "эта" чья эмоция?! Неужели есть и третий сосед? Прямо какая-то коммунальная квартира получается, а не мозги (волевым усилием прогоняю мелькнувшие картинки - "такое" точно нет желания запоминать).
   И что мне делать? Нет, в принципе знаю что. Нужно сознанием вернуться в ту "пустоту" где обретались предыдущие "я". Если и есть возможность повлиять на происходящее, то только там. Опасно. Вдруг не смогу возвратиться? Или вернется какой-то "следующий я". Да, это будет тоже "я", но... как-то не ощущаю в себе моральных сил на "такое". Похоже, мое уважение ко второму "предыдущему я" сильно возросло! Ладно, откладываем на крайний случай. Что еще можно сделать? Показать, кто тут главный и заставить себя слушаться? Так вроде никто из "квартирантов" и не претендует на первенство. Все происходит как будто по моей воле. М-да. Значить контроль и еще раз контроль. Поступков, желаний, эмоций. Ловить "их" в момент совершения воздействия, так сказать, и... короче там видно будет. Справлюсь, должен справиться. Все, эту тему отложим, теперь надо вспомнить, что еще хотел. Точно! Я же собирался голос проверить, пока никого рядом нет...
    
    
   Эли. Совсем не прекрасный день
   Я знаю, что за сегодня уже второй раз. Знаю, что сам себе обещал, но... как я зол! Очень зол! Правда, ради разнообразия столь яркая эмоция сейчас была направлена исключительно на "предыдущего я". Вот не верю в ошибку. Не верю! И что это мой настоящий голос тоже не верю! Да, он должен быть женским (ладно уж не сейчас выяснять, почему тело такое). Да возраст... небольшой. Но! Не должен голос быть таким! И если внешность, скрипя зубами, я еще принял, так как дети должны быть милыми, а небольшой перебор (вернее, очень большой, ну ладно) потом можно и как-нибудь убрать. Но вот "это"!
   Я подошел к зеркалу и, слегка кашлянув, произнес:
   - Да-ни-эль, Ан-ри, Эл-ли.
   Затем еще несколько слов из тех, что запомнил, когда меня пытались разговорить. И... нежные колокольчики рассыпались по углам комнаты. А как еще можно охарактеризовать то, что я слышу? И как на "это" будут реагировать окружающие, страшно представить! Мало внешности, так и еще настолько милый и... няшный (о, еще одно слово вспомнил) голосок! Да меня же насмерть затискают! Дедули и затискают. Я сам себя готов затискать. Что делать? Может попробовать как-то изменить? 
   ...
   На некоторое время комната превратилась в филиал страны радуг и розовых пони.
   ...
   Ну что. В принципе, если говорить тихо и шепотом, не все так плохо. Можно еще хрипеть. Но боюсь, что голос смертельно больной милой девочки вызовет обратную реакцию. И кстати, попытка произнести вслух мысли на "своем" языке провалилась. Не смог. Местные слова - без проблем, а те, на которых думаю, произнести не получается. Язык просто не двигается. Похоже еще один привет от "предыдущего я". Причем даже сил злится на него за очередную "плюшку", нет. Особенно после подставы с голосом. Да, по поводу плюшек... чего-то я проголодался. Где еда?! И старички носа не показывают. Неужели так всех перепугал? А, ладно, зато посижу в спокойствии...
   ...
   ... Я хочу есть! Я зол!
   ...
    
    
   Даниэль Люцифиано
   После некоторых размышлений и с учетом того, что "она" еще ничего не помнит, Даниэль решил все-таки продемонстрировать э-э-э... Эли, что не позволит с собой так поступать. Поэтому дал распоряжение пока не нести еду в комнату к девочке и сам закрылся в лаборатории. По "связи" Даниэль ощущал раздражение и голод, но в ответ транслировал, что ему некогда и... нужно терпеть. Правда, уже во второй половине дня было ощущение, что наказал самого себя. Наконец, Люцифиано не выдержал, сходил на кухню, забрал давно приготовленный поднос и отправился к ней в комнату.
   Открыв дверь, Даниэль увидел, неподвижно сидящую на стуле девочку. Эли медленно подняла голову и посмотрела на него большими печальными глазами. Сердце резко вздрогнуло. "Как же можно было так поступить", - виновато подумал Люцифиано. Но не успел он собраться с мыслями и попросить прощения за долгое отсутствие, как в воздухе укоризненно прозвенели грустные серебряные колокольчики:
   - Да-ни-эль...
    
    
   Довольная девочка Эли
   Есть! Накрытие и попадание сто процентов! Я мстю, и мстя моя страшна! Проверка оружия стратегического назначения (не помню, что это значит, но звучит красиво) проведена успешно. А не надо морить голодом (чавк, хрум...) маленьких девочек! У них тоже есть оружие. Вот так!..
   ... Я довольный поглощал принесенную пищу с перехваченного у моего старичка подноса. А он стоял столбом в прострации и никак не мог прийти в себя. Настроение с уровнем закладываемой внутрь еды стремительно повышалось. О, кажется, очнулся. Осмотрелся и сел на стул. Похоже, сильно пробрало. И виноватым чувствую уже себя я. Ладно, сейчас доем и буду мириться. Все-таки, как ни крути, а он мне жизнь спас. Так что имеет право на некоторые поступки. Но только на некоторые. И решать буду я, что простить, а что нет! И... стоп, опять "несет". Да к тому же еда кончилась. Все, надо подойти к Мастеру (возникшее из ниоткуда слово, но смысл вроде ясен) и... ой, не понял?!
    
    
   Даниэль Люцифиано
   ...
   Схватить! Держать! Гладить по волосам! Счастье!
   ...
    
    
   Уже не очень довольная девочка Эли
    Переборщил. Однако сам виноват. В следующий раз надо дозировать эту... няшность. Теперь вот сижу на его коленях. Меня гладят по голове и лопочут. И вот что интересно. Язык по-прежнему незнаком. Однако сказанное почему-то понимаю. Почти все. А говорит он про Сати, что очень рад и теперь мы всегда будем вместе. Странно это все. Если я Сати, тогда почему назвал Эли? Или старик знает, что во мне лишь часть той души? И спросить-то... неловко. Хотя ощущаю, что поймет. "Нам теперь не нужны слова, ведь он мой Мастер, а я его... его..." Кто я?! В голове что-то мелькает, но никак не могу уловить. Как будто это зачем-то скрывают от меня. 
   Неприятно, но после всего произошедшего скорее еще одна загадка с поиском ответа на будущее. А сейчас, я потерплю. И буду послушно смотреть на картинки, которые осторожно подсовывают в руки. И старательно повторять слова, которые он произносит. Только шепотом. На ухо. Пускай не удивляется. Не хочу еще раз видеть "соляной столбик". И как бы старик ни желал услышать мой голос, громко говорить не буду. Пока не смогу убрать милоту до приемлемого уровня. Опять быть затисканным совершенно не хочется. Да, именно мне! И тебе, та, кто внутри, придется с этим смириться!
    
    
   На следующий день. Все та же комната, все та же девочка
   ...
   Скучно! Очень! Все надоело. И картинки. И еда. Хотя, стоп! Святое не трогать! Еда - это хорошо. Но она быстро заканчивается. И опять скучно. А выйти из комнаты нельзя... совсем. Мастер строго-настрого запретил. Правда, есть еще "он". Большой. Пушистый. Мастер принес. Можно обхватить руками и качаться на нем. Или таскать за лапу, которая была когда-то оторвана. И потом пришита. Ничего. "Он" все равно красивый. И его зовут Бертуш! Как Мастер обрадовался, когда я сказала это слово. А другой старик, который Анри, очень странно посмотрел и потребовал от моего Даниэля каких-то объяснений. Интересно, почему? А... неважно. Ску-учно! О, опять Мастер пришел, что-то принес. Сейчас посмотрим... Ура! Ой, голова...
   ...
   Эксперимент можно считать условно удавшимся. Почему? И что за эксперимент? Я попытался максимально отстраниться от восприятия окружающего мира и каких-либо действий и, наконец, ощутить ту, кто находится внутри меня. Сначала долго не получалось. Затем, в какой-то момент времени все же "почувствовал". Решил сосредоточиться на этом... и стал действительно ощущать себя маленькой девочкой, которая скучает в запертой комнате. Даже в движениях по комнате не участвовал. Но мог пожелать и действие сразу совершалось.
   При этом продолжал быть "собой" с соответствующими мыслями и эмоциями. А рядом "эти". То есть, одновременно был "я" и маленькая девочка "Сати". Слишком уж маленькая, кстати. Я бы оценил лет на 5-6, не больше (опять нестыковка по "воспоминаниям"). Причем "я" чувствовал, что в любой момент могу вмешаться и перехватить управление. С эмоциями и мыслями получалось несколько сложнее, так как они были как бы тоже моими. Но в некоторые моменты влияние мог оказать. Очень интересное ощущение. И кстати, следов третьего, я не нашел. Похоже, третий - это смесь моего восприятия и этой Сати. Теперь, когда мы фактически поменялись местами, окончательно стали понятны резкие перепады настроения, непонятные мысли и странная манера двигаться. Однако даже в таком варианте, я явно был главным. И это успокаивало. А почему эксперимент условно удавшийся? Да потому что нам помешали. Пришел Даниэль с Анри. Сейчас узнаю, чего хотят...
   ...
   А вот визжать и прыгать на старика, было совсем необязательно! Головами даже стукнулись. Блин, не успел перехватить управление. Слишком погрузился. Хорошо хоть дальше дело не пошло. Дедуле, правда, и этого хватило. Опять судорожно застыл, нелепо шаря вокруг себя руками. Да обними ты "ее" уж, то есть меня. Ладно, потерплю. О, догадался. Или я подсказал. Про "связь", которую ощущаю между нами, уже сообразил, но что это такое и как работает, пока не разобрался. В очередной раз поймал странный взгляд Анри. Не нравится мне он. Совсем не нравится. И Сати с этим согласна. Кстати, в таком состоянии сознания есть большие плюсы. Я все сильнее чувствую ее эмоции и уже могу отделить от своих. Пожалуй, побуду пока в таком режиме. И удерживать его со временем становится все легче и легче. Как будто это было привычным действием... раньше. Хм, привет из забытого прошлого?!
   Да, собственно, почему такие восторги. Я больше не буду получать энергию от жутко раздражающих проводов. Теперь у меня есть... батарейка (картинка: толпа марширующих зверьков с длинными ушами, на спине у каждого цилиндры с разными надписями, постепенно все зверьки нелепо падают, и остается только один, наверно с самым "правильным" цилиндром)! Естественно, Даниэль обозвал ее как-то по-другому, и я это слово запомнил, но мелькнувшая ассоциация... короче - батарейка! Выглядит как мешок с лямками. Что внутри, пока не смотрел. Надевается на спину. Из этого мешка тоже торчат проводки, которые, очевидно, будут прикреплены на грудь вместо старых (и без фантазий... "этого" там пока нет, рановато). Не очень удобная конструкция, но я наконец-то выйду из комнаты! Так, хочет закрепить? "Я согласна!.." Надеваю мешок на спину, попутно отмечая, что движение привычное, стою, жду. Несколько манипуляций и... "Я свободна, ура!" Однако Даниэль не отпускает, и до-о-олго ("Быстрее, быстрее!..") рассматривает через свои, нарисованные прямо в воздухе картинки (тоже так хочу, пусть потом научит), заставляя стоять и в нетерпении переминаться с ноги на ногу (приходиться даже прилагать усилие для сдерживания "кое-кого"), посматривая на дверь. Ну вот, вроде закончил, и я могу, наконец...
   - "Опасность!"
   ... Ох-тыж-блин! Что это сейчас было?! И... где я?
    
    
   Даниэль Люцифиано и Анри Леардо. Чуть ранее
   Даниэль, прихватив, как обычно, Анри, радостно улыбаясь, шел в комнату к Эли. Всю ночь и первую половину дня он провозился в лаборатории, однако уставшим себя не чувствовал. Наоборот, ощущал прилив сил и эмоций! Прямо как в молодости, когда был увлечен очередным экспериментом. Все из-за Эли (которая Сати, но т-с-с). 
   Во-первых, девочка заговорила. И это не просто "ее" голос. Там двойная, нет, тройная Сати! Даже накрыло слегка, когда он первый раз услышал. Некоторое время Даниэль, вообще, не мог соображать, а потом долго держал девочку на коленях и успокаивался. Правда, увидев его состояние, она стала шептать и наотрез отказывалась говорить громче. Но тут Люцифиано сам виноват. Продемонстрировал, что может получить повреждение от звукового воздействия, а основная установка химеры - ненанесение вреда Мастеру. Она в приоритете даже над просьбами, а приказывать Даниэль не решился.
   Во-вторых, Эли (Сати) узнала свою игрушку! И вспомнила имя! Наверно это было даже более важным, так как говорило о том, что память начала потихоньку возвращаться. Причем произошло все естественным образом, так как Даниэль, только еще думал о способах ускорить процесс.
   Но сначала Люцифиано сделал то, что обещал. Переносимый источник энергии, который позволит девочке, наконец, выйти из комнаты. Конечно, сейчас он выглядел не очень и был неудобным, громоздким и тяжелым. Даниэлю даже пришлось упаковать источник в мешок и приделать лямки, чтобы была возможность носить. Но ничего страшного. Вес химеры могут выдерживать гораздо больший, чем обычные люди. А со временем Люцифиано разработает более компактный вариант, благо знал, как это сделать. 
   И еще Даниэль был горд тем, что создал не просто очередной накопитель, а полноценный магический артефакт, который не требовал подзарядки. Через специальный преобразователь он получал энергию напрямую из замкового амулета. Просто нужно находиться рядом с магическими волноводами, проложенными в стенах замка. А их тут много, причем количество и частота, по предварительным прикидкам, будут позволять перемещаться девочке практически по всему замку и даже кое-где в некоторых пределах от его стен. На данный момент больше и не надо, а дальше... дальше, он что-нибудь придумает. Ведь времени у них теперь много. Так, ладно, уже пришел... 
   ...
   - Ну как ты тут, Эли, - произнес Люцифиано, заходя к девочке в комнату, при этом прекрасно зная (а связь то на что) все ее эмоции. Увидев мрачно нахмуренную (но от этого еще более умильную) мордашку, широко улыбаясь, продолжил:
   - Я тут кое-что принес и теперь ты сможешь... наконец-то выйти из комнаты!
   Девочка посмотрела на него, потом на мешок в руках и... Даниэль внезапно получил удар головой в челюсть. А Эли повисла на нем, обхватив руками. В глазах потемнело, и зубы как-то подозрительно хрустнули. Он чуть было не разозлился (больно же), но чувство радости, что затопило сознание по "связи", вымыло все кроме положительных эмоций. А "ощущение", что ждут и с его стороны объятий, окончательно примирило с будущей проверкой и лечением пострадавшего места.
   "Странно, - подумал Даниэль, когда, уже ссадив с себя девочку, принялся закреплять на ней артефакт, - обычно химеры лучше контролируют свои движения". А значит, есть еще повод порадоваться! Ладно, хватит отвлекаться, необходимо сосредоточиться. Предстоит аккуратно прикрепить новые контакты к нужным местам на груди девочки и потом отсоединить старые. Теперь это было проще, так как Люцифиано придумал что-то вроде присосок, которые решил посадить на специальный магический гель. Одновременно с этим Даниэль планировал немного изменить месторасположение энергетических выходов конструктов. Но они, стоило только прикрепить новые контакты, неожиданно стали подключаться самостоятельно. Люцифиано с удивлением наблюдал за происходящим процессом, так как подобный функционал в них не закладывался. Однако, проверив, он убедился в отсутствии каких-либо отклонений. Все работало отлично. Вживленные контакты были бы удобнее, и потерь меньше. Но проводить такую операцию... нет, не стоит. Тем более есть даже лучший вариант. Ну, вроде все проверил, работает отлично. 
   Уже немного специально затягивая процедуру, Даниэль с удовольствием наблюдал за девочкой, ощущая ее сильное желание выйти из комнаты, но... месть - это блюдо, которое подают холодным! И память у него хорошая. Поэтому потерпит. Чуть-чуть. Ровно настолько, чтобы не считать виноватым себя. Увидев, как Анри зашел за спину девочки и, протянув руку, пытается поправить лямку у мешка, Даниэль улыбнулся. Значит, несмотря на демонстративное отрицательное отношение к происходящему, друг все-таки не избежал милоты Эли. Однако только Даниэль собрался пошутить по этому поводу, как внезапно возникло острое чувство опасности, пришедшее по "связи"! После чего девочка резко замерла и... растаяла хлопьями быстро рассеявшейся дымки. Приятели в полном шоке уставились друг на друга...
  
  
  

Глава 5. Игра в песочнице

    
    
    
   Эли. И не в комнате
   ...
   По улицам слона водили, как видно напоказ - известно, что слоны в диковинку у нас - так за слоном толпы зевак ходили...
   ...
   Непонятная фраза вертелась в голове все утро, пока я ходил... по замку. Да, это был замок. И Даниэль мне его показывал. Или ему меня. Вопрос довольно спорный и картинки, выскочившие в памяти, вполне соответствовали моменту. Нет, то, что я наконец-то вышел из комнаты это здорово, а то бы, наверно, скоро выл на луну и вырезал черточки на стенах. И замок в целом мне понравился. Чувствовался в нем какой-то уют, что ли. Было, правда, некоторое запустение. И в паре коридоров я даже увидел пыль. Но немного. И в "труднодоступных" местах. Странно, вообще, что заметил, хотя специально не старался. В замке явно регулярно убирали и вовремя делали ремонт, но, похоже, без хозяйской женской руки. Значит, как я и думал, мои старики были основными и единственными хозяевами в замке. Если, точнее, то Даниэль. А вот со статусом Анри я так и не разобрался. Но он явно не помощник. 
   Естественно, что кроме этих двоих в замке была прислуга (тем более, видел уже кое-кого еще сидя в комнате). И стража. Правда, на мой взгляд, что-то слишком много. Хотя он на данный момент был весьма субъективный (хорошее слово выскочило, красивое). Так как у всех почему-то появлялись "ну очень важные дела" там, где я шел. И взгляды. Отовсюду. Не думал, что можно не просто ощутить, когда на тебя смотрят (может и думал, но не помню), но и настолько четко понимать, какую смотрящий в этот момент испытывает эмоцию. А эмоции были сильными и очень "своеобразными". Я даже поежился пару раз (смешной зверек с иголками вместо меха воинственно их растопыривает, при этом сидя в чьей-то ладони...).
   Общим фоном шло, естественно, жгучее любопытство, смешанное с, как бы сказать... настороженной боязливостью, что ли. Причем боязливостью абстрактной, не нацеленной конкретно на меня. На втором месте была вполне ожидаемая реакция на внешность - умиление, плавно переходящее в желание "потискать". Дальше уже были индивидуальные эмоции. От откровенного страха и испуга (с чего это вдруг), до восторга и обожания (определить данные особи и подальше от них, подальше...). В общем, полный набор присущий людям, пришедшим посмотреть на диких зверей в зоопарке (картинки каких-то животных в клетках и толпы вокруг). А с учетом того, что "зоопарк" состоял из одного меня... Ладно, это нужно просто перетерпеть.
   ...
   Еще меня держали за руку, крепко держали. Что тоже добавляло эмоций, в основном удивления, всем встречающим нас по дороге. Однако осторожные попытки освободиться ни к чему не приводили. И я знал, по какой причине. Поэтому просто вздыхал и терпел. Сам подставился. Вернее, "подставилась", но с учетом одного тела на двоих смысл в таком нюансе пропадает. Меня боялись потерять еще раз. Хотя по сравнению с произошедшим вчера это были так, отголоски. До сих пор находился в легком шоке от выплеснувшихся тогда столь мощных и неожиданных эмоций. Пусть и длилось все лишь несколько секунд, но Даниэлю хватило. Я же, вспоминая произошедшее событие, больше думал о том, когда смогу повторить получившееся. Осталось только дождаться этого "когда"...
  
  
   Вчерашний день. Комната Эли
   ...
   Что это сейчас было?! И где я? Темное пятно перед глазами. Это... спина? Точно! Знакомая и сутулая спина. Я сейчас сзади Даниэля. Но ведь только что был перед ним! И как я тут оказался? Перешел? Перебежал? Перепрыгнул? Ничего не помню.
   Так, осторожно выглядываю. Вижу Анри, в полном шоке осматривающегося вокруг. Чувствую эмоции Даниэля. Ух, как "чувствую"! Похоже, для моих стариков все произошло моментально. Значит, перемещение тоже было мгновенным.
   Ого, что я могу, оказывается! Но почему именно сейчас? И главное, зачем? Что за опасность, от которой надо было уклониться столь "особенным" способом? Сколько новых вопросов и как обычно, ни одного ответа. 
   Ладно, хватит ломать голову, нужно успокоить их, что ли. А то, похоже, мой старик сейчас в полную панику войдет. Вон как плющит. Пытается отыскать по "связи" и не понимает, почему не получается? А я ведь за его спиной. Похоже на "мертвую зону" (о, картинка, запомню).
   Что же делать? Хм, дерну, пожалуй, за рукав. Осторожно так. Эй, не надо так отпрыгивать, кости старые, сломаешь ведь! И не нужно так хватать в обнимку, уже мне сломаешь кости, я же маленькая и хрупкая девочка. Да отпусти же!
   ...
   Наверно излишне говорить, что в этот день я так никуда из комнаты и не вышел. Сначала обследовали всем, чем только можно. Потом приступили к "таким" проверкам, какие, по моему мнению, делать нельзя. Пришлось даже успокаивать нездоровый энтузиазм старика "тем самым" взглядом. Но главное, мне действительно было плохо. Такое ощущение, что с ног до головы осыпало ледяным песком. Кололо по всей поверхности и даже внутри тела, и бил непонятный озноб. К вечеру, правда, прошло, только постоянно хотелось есть. Куда проваливалось, я не задумывался и просто поглощал все, что давали. Благо даже просить не приходилось, так как мои желания и эмоции Даниэль читал сразу. На самом деле это не очень хорошо, но я так и не разобрался, как эта "связь" работает и, главное, как заблокировать. А она стала уже мешать. Ведь чтобы не вызывать лишних вопросов у старика, приходилось себя контролировать и старательно транслировать "ее" эмоции. Хорошо хоть с учетом нового (или воссозданного) режима работы своего сознания это давалось относительно легко. Наконец, когда откровенно стало тянуть в сон, я был оставлен в покое, и Даниэль ушел из комнаты.
   Относительном покое. Так как по "связи", я по-прежнему чувствовал его внимание. Пришлось срочно что-то придумывать. Попытался сильнее разъединить себя и Сати. И сделать ее эмоции более... самостоятельными. Удивительно, но получилось довольно быстро. Как и загородить ими себя, создав наподобие щита. Теперь даже не приходилось прилагать усилий для их поддержания. Просто была девочка Сати, которая очень хотела спать и... заснула? Ого, оказывается, так тоже можно! Ведь действительно, уснула! Запомним на будущее.
   Ощутив, как ослабло внимание Даниэля (интересная штука, эта "связь"), я наконец-то сделал то, что хотел все это время - развернул "интерфейс". Да, мог бы и раньше. И маловероятно, что старик почувствовал бы эмоции с ним связанные. Но рисковать не стал. Хотя для себя я уже решил: даже если это игра, буду действовать, как будто нахожусь в реальном мире.
   Ладно, отвлекся, нужно посмотреть "журнал событий". Разворачиваем, листаем. Хм, давно я сюда не заглядывал. Так... внешнее воздействие... внешнее воздействие... необходимость принятия биомассы, наверное, это про еду (м-да, а за "биомассу", "предыдущему я" было бы неплохо и по шее отвесить...). Ага, нашел! О-о, вот оно что!
   ...
   - "Зафиксирована вероятность летального воздействия"
   - "Активация режима "мерцание" - неудача, готовность 26%"
   - "Принудительная активация режима "мерцание" - успешно"
   - "Эвакуация из возможной точки поражения - успешно"
   - "Повреждение биологических тканей 3%, 
   - "Запуск процедуры восстановления - успешно" 
   - "Произведено внешнее воздействие"
   ...
   Так, это получается, меня убить хотели? И кто? В комнате, кроме стариков никого не было. Даниэль стоял передо мной, а вот где находился Анри? Не помню. Значит, это он?! Бред. Хотел бы, давно убил. Наверняка когда я валялся полутрупом, была масса возможностей. А тут, да еще на глазах своего... а кого своего? Надо обязательно выяснить. Но на данный момент его тоже подозревать, оснований нет. Кто еще? Через окно? Так, я в башне... угловой. И, например, крышу донжона с того места из окна не видно. С другой башни? На таком расстоянии? Бесполезно, можно гадать сколько угодно. Тем более смущает слово "вероятность". 
   Однако какой у меня оказался "сейв"! Только почему-то не до конца готовый. Ну-ка, что там с "иконками"? Ага, пятая слева стала активной, и название появилось - "Эмпатия". Что ж, не удивлен. Хотел ради интереса нажать, но вспомнил про старика и решил оставить на потом. О, вот и "Мерцание". Самая первая иконка справа. Подсвечена лишь частично. При наведении сообщает, что готовность двадцать семь процентов. На один уже больше. Так, выдохнуть, нажать и... ничего не произошло. Вернее, просто появилась надпись:
   - "Режим к работе не готов, желаете осуществить принудительную активацию? - Да/Нет"
    И чуть ниже:
   - "Внимание! Повторная принудительная активация приведет к повреждению биологических тканей на 7%".
   Нет, чего-то уже не хочется. Меня и с трех процентов плющило, будь здоров. Подожду. Тем более, как выяснилось, в случае опасности перемещение срабатывает само без моего участия. Что не могло не радовать, хотя и слегка напрягло.
   Кстати, в целом "интерфейс" изменений не претерпел. Жизнь была по-прежнему где-то на десяти процентах, мана едва мерцала с краю. Только полоска снизу стала белой на треть и сообщала, что "Готовность "покрова" 35%", но при попытке как-то воздействовать высвечивалось: "Первичная активация на 100%". Тоже подожду. Похоже, еще одна защита. Наверняка есть еще много чего интересного. Но, судя по всему, это "еще" в понятие "простенького интерфейса" не входило. Может, откроется позже. На самом деле я давно перестал переживать по этому поводу и, следуя принятому ранее решению, спокойно свернул "интерфейс". Реальность, значит, реальность. Тем более с таким контролем моей безопасности.
    
    
   И снова "слон", то есть Эли
   Пока я вспоминал произошедшие события, мы уже спустились во двор, тоже довольно чистый и ухоженный. Совершив по нему круг почета, и попутно получив объяснения, что, чего и как (всплывающие картинки и "связь" творят чудеса), наконец-то вышли к открытым воротам и сделали несколько шагов наружу. Тут Даниэль все же отпустил мою руку и приказал стоять на месте (ого, я даже ощутил, что нужно послушаться). Сам же некоторое время ходил, создавая светящиеся и висящие в воздухе кружева и что-то через них рассматривая. Затем подозвал. Теперь объяснения были посложнее, но я сообразил, что показывают границу, за которую заходить нельзя. И, скорее всего, это связано с радиусом действия "батарейки" за спиной. Странно. Значит, получается, что мешок, скорее всего, какой-то... ретранслятор (еще одно умное слово), чем просто накопитель энергии. Теперь понятно, почему Даниэль не стал объяснять, как "батарейка" будет заряжаться, когда я попытался спросить об этом (жестами и по "связи", естественно).
   Однако все эти объяснения постепенно отодвигались в мыслях на второй план. С того места, где я находился, вид открывался такой, что на некоторое время просто заставил застыть на месте. Не сдерживая эмоций восхищения (к немалому удовольствию старика, чувствующего все по "связи"), прошелся вдоль показанной границы. Оказывается, замок, полностью сложенный из какого-то серого камня, стоял на большом скалистом возвышении. Справа и слева довольно пологие склоны плавно уходили вниз. От ворот, изгибаясь серпантином, шла дорога, четко просматриваясь до возникающих в отдалении холмов и леса. Все вокруг зеленого цвета, с вкраплениями оранжевого, плавно переходящее на склонах в серый камень. Белоснежные облака в пронзительно чистом голубом небе. Легкий, на удивление теплый ветерок. Позади, расходясь каменными крыльями, вздымалась горная гряда, поросшая лесом, выбрасывая по обеим сторонам замка отроги. За ними просматривались еще и еще. Вершины гор были белыми. Я сразу вспомнил, что это означает. Снег. Замок на скале в горах. Сказка. Хм, так, вообще, сказка-то и есть. Если я в игре. Однако, как вокруг... "красиво!.."
    О, Сати! А ведь это была ее мысль. С момента разделения наших эмоций я все четче и четче ощущал, когда мысли или даже намерения были мои, а когда нет. Вообще, шебутная девчонка. Постоянно во время сегодняшней прогулки по замку норовила сорваться на бег или нырнуть "вон в тот" коридор. Но мой контроль и рука Даниэля сдерживали эти порывы. Раздражало, но приходилось терпеть.
   Ладно, экскурсию провели. На виды полюбовался (надо обязательно со стены замка еще посмотреть, уверен, это даже более захватывающе). Что у нас дальше? Сам? Куда захочу? Ага, Даниэль пойдет рядом и будет смотреть. А зачем так сложно? Непонятно, ну ладно. Вроде меня в правое крыло не водили... 
   ...
   Ну что же. Кажется, все обошел. Правда, в некоторые помещения меня так и не пустили (а в подвалы сам не пошел). Оружейная комната, казармы (почему-то вспомнил названия и определил назначение сразу, даже не задумываясь). Еще несколько запертых комнат, одна из которых, судя по прилетевшим эмоциям, была кабинетом Даниэля. И наверно... библиотека. Тоже отказал. И что интересно, по "связи" возникло чувство непонятной вины. М-да, вопросы копятся. А еще... а еще меня тянуло туда, где мы проходили ранее. Какое-то ощущение там возникло, знакомо-позабытое. 
   Вернулись. Большое влажное помещение, точнее, пристройка к стене замка внутри двора. Две женщины что-то делают с одеждой в воде, налитой в небольшие деревянные... бадьи. Когда проходил в первый раз, их тут не было. Так, это же... стирка! Точно! Собственно, так обычно чистят все из ткани. Хорошо, что вспомнил, но непонятно почему забыл. Хм, но это не то. Что еще. У стены большие... бочки? Нет, они слишком широкие. Тоже бадьи? Нет, не то. Вот вертится на языке...
   Чем дольше я смотрел, тем четче понимал, что "это" крайне нужный предмет. Просто необходимый каждой уважающей себя девочке. И парню тоже не помешает... иногда. Но вот что? Посмотрел на Даниэля. А у него глаза в потолок, руки за спину. И вид невинный такой. Типа знать не знаю, ведать не ведаю. "Связь" даже приглушил, почти ничего не чувствую. Вот как он это делает, гад такой! Ладно, напряжем извилины...
   Попытку вспомнить прервал громкий возглас, стук и плеск воды. Повернувшись, я увидел, что одна из женщин, похоже, засмотревшись на нас с Даниэлем, неудачно споткнулась и села прямо в бадью, где стирала белье. Смешно! Ха-ха! Пошла постирать, заодно и помылась... стоп! Помылась? Есть! Неважно, что это, но в них моются!
   А... почему я не моюсь? С утра, правда, какое-то влажное полотенце давали, чтобы обтерся. Я что, уже несколько дней не мылся? А если учитывать период, когда меня "оживляли" то получается... "я что, грязная?!.. Р-р-р. Мне нужны его глаза! Смотреть! На меня!.."
   ...
   ...Сейчас меня помоют, сейчас я буду чистой. Сейчас меня помоют, сейчас я буду чистой...
   ...
    
    
   Даниэль Люцифиано
   Хорошая вещь, эта "связь". Слишком, правда, хорошая. Как все-таки от "нее" опять прилетело! Хех. Конечно, Даниэль специально спровоцировал ситуацию. И пускай не сразу, но все получилось. Чтобы химера злилась на то, что ее не помыли? Да они патологически не любили воду. Наоборот, только силком или под прямым приказом можно было заставить помыться, да даже просто окунуться. Хотя надо признать, из-за особенностей метаболизма химеры почти не потеют. Что интересно, то в бою при необходимости подобная неприязнь к воде полностью исчезала.
   А тут, поняв, что она не мылась уже несколько дней, Эли устроила истерику. Ну как истерику. Опять посмотрела на него "своим" взглядом. И выразила эмоциями все, что о нем думает. Вот как "это" получается у нее делать по "связи"? Ни одна из химер так не умела. У всех основной эмоцией было обожание и желание постоянно находиться рядом, с готовностью выполнить любой приказ. А тут такие всплески. Причем совершенно разные. От радости, которая мягко охватывает теплой волной, оставляя ощущение невероятного блаженства, до злости, окатывающей ледяным душем. И Даниэлю это начинает нравиться. Лучше, чем было раньше. Значит "связи" быть, даже когда Сати вернется полностью. Ладно, он отвлекся. Конечно, надо было бы отвести девочку в специальную отдельную ванную комнату, но ничего и эта, общего пользования, подойдет. И горничным было приказано явиться именно сюда. А вот и они, уже с водой. Итак...
   ...
   Трех ведер достаточно. Теперь Печать Подобия. Готово. Ванна полная. Осталось нагреть. Где специальный артефакт? Здесь. Опускаем. Активируем. Сейчас, сейчас... готово! Насколько он помнит, это оптимальная температура для приема ванны. Что? Недостаточно горячая? Ты уверена? А так? Еще? Достаточно? Хорошо! Теперь залезай, я тебя... э-э-э, нет? Почему? Ну... ладно, пусть они тебя... (жаль, но ничего, все еще впереди). Провода? Так вытяни из мешка, там достаточно длины, а потом надо будет скрутить и засунуть обратно. Сам артефакт нужно поставить подальше, чтобы мешок не намочился. Вода? Нет, не навредит. Да, я предусмотрел! И не надо опять злиться...
   ... 
   Люцифиано с сожалением отошел от ванны, и под требовательными взглядами девочки и... горничных (ого, а они, то чего?), отвернулся и сел на заботливо принесенный стул. Там за спиной раздавался веселый смех и возмущенные попискивания жертвы, то есть Эли. Но Даниэль в первую очередь чувствовал от нее эмоции удовольствия. Хотя и мстительно замечал оттенки раздражения от "чрезмерного усердия" девушек. Сама виновата. Он был бы один. И действовал более аккуратно и скромно. Так что на будущее пусть думает. И Люцифиано пока подумает. О произошедшем вчера. Так как, похоже, его только сейчас отпустило. Если бы волосы не были белыми, он точно за те мгновения поседел. Наверное.
   Однако какая необычная способность. Перемещение на небольшое расстояние, причем моментальное, то есть без затрат времени, вообще. Даниэль даже не думал, что такое возможно. Нет, конечно, способы быстрого перемещения были. И до этого он искренне считал, что знает все существующие. 
    "Поступь Тьмы". Достаточно хорошо известна. В основном, правда, благодаря легендам и разным историям, где ею пользовались всякого рода злодеи, всегда побеждаемые положительными героями. На самом деле это была сложная в исполнении боевая техника, использующая Силы Тьмы. И очень редкая. Так как требовалось умение управлять энергией на уровне магистра. А таких было очень немного. Так как адептов Тьмы не жаловали. И часто их жизненный путь оканчивался на плахе, костре или просто вилах крестьян, задолго до того, как смогли бы подняться на соответствующий уровень Силы.
   "Вознесение Светом". Сложность и требования были аналогичными. И хотя адепты Света достаточно широко распространены, и магистров приличное количество, мало кто из них не то что применял, а даже просто знал, как создавать. Потому что с некоторых пор прерогатива использования данной техники была за служителями храмов Всеблагого Света. А они усердно внедряли в умы окружающих, что это способность дарована "Им". И только "Его" жрецы способны правильно и "Во Благо" ее использовать. Остальные - заблудшие души и подлежат всяческому порицанию. Во что это могло вылиться, Даниэль знал, потому и магов Света, способных и умеющих так делать было еще меньше, чем соответствующих адептов Тьмы.
   "Ускорение Силы". Самый массово используемый способ. Специальная техника, которую применяли адепты всех школ магии (Свет и Тьма тоже, как более доступную) и практиковали разного рода мастера боевых искусств. Она имела громкие и не очень названия, от "Тропы Ветра" до "Прыжка Разъяренного Тигра", но, по сути, основана была в первую очередь на физических возможностях тела с энергетической поддержкой от соответствующей магической составляющей. Даниэль, например, владел "Тропой Жизни", хотя в силу возраста уже не мог ей толком пользоваться. Да и незачем было.
   Но все эти способы требовали время, пусть и очень небольшое, на подготовку и активацию, оставляли характерные следы в магическом фоне и пространстве, да и просто перемещение можно было увидеть. А тут, пуф-ф... и все. И никаких следов. Только быстро пропавшая непонятная дымка. Хорошо хоть расстояние оказалось очень небольшим. Кстати, судя по эмоциям, полученным по "связи", девочка и сама не поняла, как это сделала. Похоже, сохранившаяся подсознательная реакция на опасность той, что была в теле до Сати. Остается только понять, что за опасность. И была ли она. В этом Даниэль совсем неуверен. 
   У него уже были свои предположения, почему так произошло. Все очень просто. Девочка частично, а может и не частично... химера. Боевая химера! И по своей сути постоянно контролирует окружающее пространство на предмет опасности. Должна контролировать. Но в этот момент, похоже, в первую очередь она была Сати и поэтому просто не заметила Анри, подходящего к ней сзади. И... испугалась прикосновения, когда он пытался поправить лямку мешка. А испуг уже запустил реакцию химеры. Кстати, вполне стандартную. Сообщить о возникшей опасности Мастеру и уйти от нее максимально быстро и эффективно. Ну а затем сработала способность бывшей владелицы тела. Хорошая, однако, способность. Надо будет потом обязательно провести исследование. Если девочка сможет сознательно ей пользоваться.
   Проблема еще с Анри. Даниэль боялся, что произошедший случай зафиксирует отрицательную реакцию Эли на него и соответственно усложнит дальнейшее общение. Поэтому он тогда почти сразу попросил его уйти из комнаты. И сегодня уговорил съездить на охоту, и тот, согласившись, уехал еще утром. А дальше... Даниэль надеялся, что после большой порции впечатлений и под его нажимом по "связи", Сати поймет, что это была лишь случайность. 
   Так, похоже, ее уже помыли. Одевают. Значит, можно посмотреть. Нельзя? Отвернуться?! Да что это тако... э-э-э... ладно, подожду...
    
    
   Эли. Вымытая и чистая
   У Сати явно есть пунктик насчет чистоты своего тела. Во всяком случае, я бы подождал до вечера. Да еще и постарался сделать это сам. Конечно, быть чистым приятно, но сам процесс... вот как у девушек получалось, мыть и тискать одновременно? А какое платье на меня потом натянули. И где только нашли, спрашивается? Я уж не говорю про панталончики (прекрасно до этого без них обходился, даже и не вспоминал, что существует нижнее белье). Оборочки, рюшечки всякие, кружева (о, я знаю названия, и картинки не всплывают, странно). Хорошо хоть с волосами ничего не смогли сделать, коротковаты пока. Так, расческой поводили и, повздыхав, отпустили (при этом каждая сочла своим долгом раз "нанадцать" эти волосы погладить и взлохматить, бр-р-р). А уж процесс примерки разных туфелек... вот ходил сейчас в каких-то деревянных башмаках и дальше бы так... не жали, нога не сильно выпадала и ладно. 
   Интересно, у них есть свои дети? По возрасту должны быть, а судя по эмоциям их нет. Как так? Мужчин я видел в замке достаточно. И даже определил несколько явных пар. Например, "главная" над всей прислугой, которую мне представили как Герду. Очевидно между ней и начальником стражи Теодором очень тесные взаимоотношения. Во всяком случае, шаловливый шлепок по хм... задней части, я воспринял именно так. Особенно с учетом того, что это сделала Герда. А мужик только улыбнулся и посмотрел многообещающим взглядом на ушедшую дальше по коридору аналогичную часть женского тела.
   Кстати, в целом, слуги произвели на меня приятное впечатление. Достаточно опрятно одетые, особо не пахнущие (конюх не в счет - специфика работы). Глаза живые, на лицах улыбки. Видно, что они довольны тем, что здесь живут и работают. И, несмотря на то, что, как я заметил раньше, особого преклонения перед хозяином не было, все приказы старались выполнить максимально быстро. Даже по возможности предугадывать. Во всяком случае, явно не по времени проснувшееся желание поесть, отправленное мной по "связи", обернулось простым переходом в большую залу в нижней части замка. Где нас усадили за огромный стол друг напротив друга. И сразу стали ставить на него кучу аппетитно выглядевших и пахнувших блюд.
   Хм, если старик думает, что я не замечу очередной проверки (пока непонятно зачем), то он явно ошибается. Сервировка. Это всплывшее в памяти слово сразу охарактеризовало, то, что раскладывали перед нами в определенной последовательности. Специальные ложки, вилки и ножи. Несколько тарелок разного размера и... бокалы? Были даже салфетки. После чего прислуга растворилась, оставив двух девушек в белых передниках и чепчиках, застывших чуть позади и с боку каждого из нас. Даниэль, улыбнувшись, кивнул на стол и откинулся на спинку стула, явно собираясь наблюдать за мной. 
   И что делать? Хотелось уже не есть, а жрать! И для этого, конечно, больше подходили грубая деревянная ложка и двузубая вилка, которые приносили ранее вместе с едой в комнату (кстати, миски и тарелки тогда тоже были деревянными и простыми). Там я, не задумываясь, ими пользовался и никакого дискомфорта не испытывал. И старик особого внимания как я ем, не обращал (наверное). А тут... да вот хрен тебе! Я также с ожиданием уставился на него, тщательно транслируя недоумение с возрастающим чувством голода. Не прокатило. Хм, а тут ведь есть и запасной вариант. И я, изогнув шею (ого, как могу), посмотрел на девушку, стоящую рядом, которая пыталась старательно изображать предмет интерьера (красивое словосочетание, запомню). Странно, вроде не жарко, а она потеет. Ого, какие крупные капли! Так девушка же быстро станет сырой. Мне даже захотелось... лизнуть (эй, давай без этого гастрономического интереса). Ой, чего она так побледнела? Никак в обморок собралась? А эмоции-то, эмоции! Как будто девушку сейчас собираются пытать или... есть. Ладно-ладно, больше не буду. Я вернул голову в прежнее положение.
   Однако проблема не решена. Нет желания участвовать в непонятных проверках, но кушать-то, хочется. Может пока отвлечь себя? А потом у Даниэля терпение кончится. Наверное. Вон, какие "красивые" гобелены и железный круг со свечками под потолком тоже... "красивый". И головы зверей развешенные по стенам. О, а это что под головой какого-то зверя с большими... рогами? Две скрещенные металлические плоские палки с рукоятками. Это же... мечи! Сразу возникло желание подойти и потрогать. Всегда мечтал взять их в руки, взмахнуть и... ох!
   ...
   Туман застилает зрение. Возникающие то справа, то слева тени подвывают и стонут, пытаясь обратить на себя внимание. В каждой руке по мечу. Светящиеся ленточки символов красивой змейкой скользят по клинкам. Ладони привычно ощущают шершавую поверхность рукояток, край большого пальца холодит прикосновение металлической гарды. Глаза закрыты, дыхание... даже не собираюсь дышать этой мерзостью. "Он" рядом, я это чувствую. Ближе... еще ближе... есть!
   Резкий взмах мечами, отбивающий что-то, летящее в меня. Поворот, ложный выпад, "мерцание", удары крест-накрест, прыжок вверх с кувырком, два продольных, отскок. Тишина. И только тягучие темные капли медленно стекают с лезвий вниз. Резко встряхнуть и красивым движением убрать мечи в появившиеся и тут же исчезнувшие ножны за спиной. Открыть глаза, повернуться. Темное едва видимое пятно. Слышится характерный звук расползающейся плоти и туман начинает медленно таять вместе с неприятной аурой этого "существа".
   Поправить немного сбившийся на сторону передник, стряхнуть прилипший на рукав какой-то... мусор.
   - Вам понравилось мое обслуживание, Господин? О, не переживайте... ваш счет уже оплачен. Приятного... вечного отдыха.
   Одновременно с произнесением слов сделать аккуратный, с приседанием, поклон. Все. Можно открывать портал. Работа закончена.
   ...
   Вот это прилетело! Так, как будто все произошло только что. Даже пальцы, казалось, еще чувствовали рукояти тех мечей. Однако! Первый раз за все время, что я здесь, увидел картинку прошлой жизни. Непередаваемые ощущения, которые надо потом тщательно проанализировать. Интересно, почему именно сейчас? Хотя передник... да я был одет почти как эти девушки! И мечи... нет, не похожи, но все равно. Может, поэтому сработало? Как те образы, что периодически всплывают? Надо срочно наведаться в местную оружейную. Может, хоть это подтолкнет мою память, и я вспомню не какой-то обрывок, а что-то более существенное. Так, сейчас дернем моего Даниэля и пойдем. Вот только дожую кусочек мяса... глоток из бокальчика... теперь вот этот... отрезать надо вдоль и аккуратно... Что?! Я ем?!
   Похоже, пока я наслаждался сценой из своего прошлого, то слишком сильно отстранился от управления телом, и Сати решила взять заботу о нем в свои руки. Кардинально. И у нее это получилось! Сразу пришло осознание, как начался процесс и даже понимание, что происходит. Наличие кучи непонятных инструментов под руками не стало препятствием, как и первоначально пустая посуда. Как интересно! Выходит, надо было взять вилочку легко стукнуть по тарелке и указать на нужное блюдо. Девушка (впечатлительная, до сих пор белая и дрожит, но работу выполняет, молодец) накладывает, пока повторный стук не обозначит, что хватит. Тоже и с жидкостью красного цвета, которую тут постоянно используют для питья (все-таки интересно, что это такое, терпкое и с кислинкой). А уж нож и вилка оказались, вообще, не проблемой. Я и сам внезапно понял, почему именно таким образом их надо использовать, а не просто насаживать на вилку и отрывать куски мяса зубами. Хотя делал до этого именно так. Ну, что же. Мешать "такому" процессу явно нет смысла, так что стоит насладиться в полной мере. 
   Хм, а все-таки некоторые моменты Сати не помнит, и они вызывают у нее затруднения. Вот, например, как есть это блюдо похожее на кашу с кусочками овощей? Ложка в наличии... целых три. Но какую выбрать? И зачем рядом непонятный инструмент, напоминающий нож, но довольно странной формы? Хотелось бы ей помочь, но как, тем более краем глаза вижу внимательно наблюдающего за мной Даниэля. Впрочем, это не мешает ему кушать, непринужденно используя такие же инструменты. Но на данный момент проделать аналогичные действия не получится, он ест другое блюдо. Как тогда поступить? Интересно, а я раньше "знал", как этим пользоваться? Все-таки одежда и слова, сказанные в конце скоротечного боя... должен был знать... должен... ох...
   ...
   - Позвольте еще раз объяснить на наглядном примере, юный Господин, как отличается применение столовых приборов в этом способе сервировки, от другого, очень похожего, но не используемого в текущий момент времени. Не надо огорчать окружающих своими старомодными манерами. Вы со мной согласны? Итак, в правую руку берем...
   ...
   Однако, похоже, не просто знал, а еще и учил! И какой, оказывается, кучей способов можно использовать, казалось, похожие инструменты. Вернее, столовые приборы. Все не вспомнил, но то, что всплыло в памяти... что же вперед, пора "есть красиво"!
    
    
   Даниэль Люцифиано
   Запланировал, называется. А ведь хотел просто проверить, остались ли в памяти у девочки довольно сложные навыки, например, навык правильного приема пищи за общим столом. Нет, результат есть, но вот насколько он хороший - вопрос. Сначала все шло по плану. Когда Эли в очередной раз проголодалась (даже его предыдущим творениям далеко до подобного аппетита, интересно, он всегда будет такой?), Даниэль повел девочку в трапезную. Там проинструктированные заранее слуги быстро накрыли на стол специальным образом. Сервировка не самая сложная. Из тех, что использовали в "ее" семье на праздничных обедах и званых ужинах, но для узкого круга в "домашнем" варианте. Даниэль был готов ко всему. Начиная с того, что девочка, не обращая внимания на лишние приборы, воспользуется чем попало, до полного соблюдения этикета.
   Она заметила. Люцифиано четко ощутил, как Эли все поняла и... просто не стала есть. Несмотря на явное чувство голода. И начала его нервировать "своим" взглядом. Однако Даниэль приготовился заранее и притушил "связь" до максимально возможного состояния. Поняв, что этим ничего не добьется, она переключилась на горничную (необходимую, в данном случае, для полного соблюдения этикета) и чуть не довела ее до потери сознания. Надо Эли потом объяснить, что "так" поворачивать голову и смотреть "таким" взглядом, на простого человека не стоит. Тем временем кушать она, похоже, не собиралась, и он уже хотел отдать приказ унести "лишние" приборы, как вдруг...
   Сначала пришло нечто странное по "связи", но из-за ослабления, Даниэль так и не понял, на что это похоже. Затем внезапно Эли, изменив выражение лица (так и хочется потрепать эти щечки...), четкими, уверенными движениями, стала использовать находящееся на столе так, как положено. Потом на очередном блюде задумалась и... внезапно характер ее движений изменился. И столовые приборы вроде использовала не по правилам, но тоже как-то естественно и изысканно. Возникло четкое ощущение соблюдения незнакомого этикета. А это было уже не очень хорошо. Даниэль сразу понял, что всплыла еще одна частичка памяти предыдущей хозяйки тела. После чего с тревогой подумал, что если так пойдет дальше, то еще неизвестно кто в итоге окончательно осознает себя в этом теле. Соответственно получается надо ускорить возвращение памяти Сати.
    
    
   Эли. После "процедуры кормления"
   В оружейную Даниэль идти отказался. Наотрез. Хотел демонстративно обидеться, но ощутив по "связи" его уверенность в правоте, отступил. С трудом вырвал обещание пойти туда на днях. Очень неопределенно, но выбирать не приходиться. А сейчас старик потащил меня, похоже, в свою лабораторию. Ну что могу сказать... мне не нравилось, что он вытворяет в комнате? Это были цветочки, а ягодки появились сейчас. И почему-то в этот момент на Даниэля совсем не подействовала ни демонстрируемая злость, ни прожигание взглядом. Тут уже мне пришлось притихнуть под таким экспрессивным нажимом, а Сати даже как-то оробела и тоже не посмела возразить. 
   В общем, не надо вставать между ученым (картинка: какой-то человек в белом халате, подозрительно похожий на Даниеля, нажимая на рычаг, припадочно хохочет и кричит, повторяя, что кто-то жив...) и его подопытной... то есть исследованиями. Не могу, конечно, сказать, что было совсем неинтересно. Главное, что я вынес после всех мучений, это сильное желание научится рисовать такие же картинки в воздухе как Даниэль. И был неприятно удивлен, когда на мою просьбу, он выдал целый букет из сожаления, огорчения и возможной будущей надежды. Из чего я сделал вывод, что на данный момент так не смогу и это связано с моими повреждениями и "батарейкой" за спиной (а может по сюжету игры, если вдруг это игра, не положено). Что же, не страшно. Ломать руками деревянные бруски тоже неплохо. 
   Собственно на этом довольно насыщенный событиями день и закончился. Уже засыпая в своей комнате (Сати давно дрыхла, хорошо хоть не храпела), я подумал, что неплохо было бы завести какой-нибудь дневник, в который заносить самые важные события. Вроде все девочки, особенно в этом возрасте, так и делают. И жаль, что пока писать негде, не на чем, да и наверняка не смогу (привет, "предыдущий я"). А когда получится (с использованием местного языка), то все уже забуду. Подумал и заснул, а утром...
  
    
   Утро следующего дня. Эли
   А утром (что-то, правда, рано проснулся) меня ждал сюрприз в виде мигающей "иконки" с надписью:
   - "Прошло обновление интерфейса. Развернуть - Да/Нет"
   Неожиданно. Помнится, предыдущие изменения вроде о себе не сообщали. Хотя, может это я не заметил. Ладно, посмотрим. Ого, даже не знаю, что и сказать. Пятая "иконка" справа стала активной, а название... банально, но - "Дневник"! Хотел? Получи и распишись. Еще один плюсик к тому, что это все-таки игра. Развернул. Пусто. А почему? О, настройки есть. Посмотрим. Нашел: "Введите дату начала ведения записей". А откуда я знаю, какие тут даты?! Хорошо хоть, вообще, помню. Даже слово "календарь" всплыло. И на этом все. Что делать. А вот. Внизу: "Установить настройки по умолчанию". Что же, значит, пусть будет "по умолчанию".
   М-да, оригинально, как всегда. Появилась темное окошко с надписью вверху "День первый". Подозреваю, что дальше последует второй, третий... и т.д. Ну ладно, сойдет. О, надпись:
   - "Внести сохраненные данные - Да/Нет"
   Интересно и что это за данные? Что там (и кто) успели про меня написать? Смотрим. "Да!"
   ...
   Интересно, у кого можно попросить губозакатывающую машинку? Кстати, осознание, что это такое появилось, но картинка почему-то не прилетела. Хотел дневник с подробными записями? А вот "низзяяяя"! Нельзя тут писать. Можно только смотреть. Просто изображения или короткие фрагменты того, что со мной происходило, распределенные по дням. И начинались записи шесть дней назад, с того момента, когда очнулся. Жаль. Было бы интересно посмотреть, что с моей тушкой творили в отсутствие в ней меня. Хотя... все равно бы не смог. Так как вид был, что называется "из глаз". 
   Но... как-то странно все сохранено. Некоторые эпизоды были представлены десятком изображений, а какие-то одним. Часть, вообще, пропущены. Статичные и... динамичные картинки чередовались в непонятной последовательности (вроде должно быть по-другому сказано, но в памяти возникли только эти слова). Однако слегка проанализировав, я понял, что в основном фиксация шла во время всплеска эмоций. Полюбовался еще раз некоторыми моментами типа выпученных глаз Даниэля, когда я потряс его своим милым голосом или красивейшими видами природы вокруг замка (тут был полный динамичный фрагмент... красота, да и только).
   Кстати, а ведь уже шестой день пошел, как я очнулся. Как быстро время летит. Время... время?! А... сколько сейчас времени? А... из чего оно состоит? А... как его считают? Не помню... да что это такое! Как мне надоело! ... Интересно, а если с размаху головой ударить об стену, то память вернется? ... "бух" ... А если посильнее... "бух!" ... Ой, больно! А...
   ...
   Время - форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения. Мера длительности существования всех объектов, характеристика последовательной смены их состояний в процессах и самих процессов, изменения и развития, а также одна из координат единого пространства-времени...
   ...
   - "Ай... ой... голова... мозги... Что это сейчас было? Не понял?!"
   ... 
   Время характеризуется своей однонаправленностью, одномерностью, временной упорядоченностью...
   ...
   - "Эй... хорош, уже..."
   ...
   Для отсчета времени используются несколько понятий...
   ...
   - "Хватит, пожалуйста, я понял, что был не прав..."
   ...
   Единицы измерения времени...(перед глазами проплывает длинная таблица с названиями и пояснениями, как ни странно, теперь сразу понятными). Для измерения времени используются...(изображения различных предметов со шкалой и стрелками... часы!)
   ...
   ... А... а... тут вмятина образовалась... на стене. Большая такая... Блин, надеюсь, Даниэль не заметит. Хотя камень раскрошился. Заметит. Ну и ладно. Скажу, случайно. Зато успокоился. И про время узнал. "Узнала ведь?!.." Много красивых слов узнал?! Особенно с учетом того, что все это вбивалось в мою голову не текстом или голосом, а... образно-сознательным способом (как еще назвать появляющиеся мысле-образы?). А вот хоть что-нибудь понял? Особенно первую, хм... фразу (да я чуть с ума не сошел, "осознавая" ее). Хотя нет, понял. Две вещи. Первая. Нельзя пытаться вызвать воспоминания ударами головой об стенку. Вторая. "Предыдущий я" был очень ехидным существом, к которому появилась уже искренняя ненависть. Если я не в игре. А если в игре, то когда вернусь, найду того, кто издевается и... в общем, главное, найти. Я же просто хотел вспомнить, как и чем меряется время. Не более. А получил лекцию, от которой все в голове перемешалось. Хорошо хоть, в конце смилостивились и сообщили требуемое. 
   Кстати, похожий механизм я видел внизу в холле донжона, но почему-то не обратил внимания. А почему? Точно, он не тикал! Все часы (хотя судя по обрывочным ощущениям не все) тикают! И шкала на нем была, кстати, похожая. Сейчас старик появится, надо сразу решить этот вопрос. Только что-то его не видно, хотя по "связи" чувствуется, что уже не спит и с кем-то разговаривает. Ладно, значит, скоро придет сюда. Чем бы еще заняться (да и отвлечься надо от уже возникающего чувства голода). Может попробовать самостоятельно сохранять изображения в дневнике? А то автоматическое (о, какая занятная картинка) сохранение хорошо, но активация эмоцией может и не сработать. Да и, вообще, хотелось такую возможность поставить на контроль.
   Мучился не особо долго. Главное, оказалось, надо просто сосредоточиться и "захотеть". Хм, на чем бы попробовать? Точно, зеркало! Так, выгляжу, как всегда, ужасно мило, но с этим пока ничего не поделать. А шишка откуда? Ах, да стенка. Вроде, не сильно она и страшная. И вообще, судя по виду, скоро пройдет, да и не болит... (ой) если не трогать. Ладно, пробуем. Есть! Э-э-э... изображение в стиле "ню" (сразу вспомнил, что это), может и неплохое, но явно мне еще такие делать рановато. Так, а удалить то тут как? Ага, тоже надо "захотеть"... только немного по-другому. Все, понял. Теперь следует одеться и постараться не запутаться. Вторая попытка. Хм, а неплохо (внутри возникло ощущение острого любопытства). Что, Сати, тебе тоже интересно? Получается, она их видит? Хочешь еще? Да без проблем. Понравилось? Еще? И попробовать в другой позе? Может, хватит уже? Ладно, все равно никто не видит, давай, так как ты хочешь...
   ... 
   А если так? А вот так? Раскинуть руки? Ха-ха-ха! Это весело! Сати, а ты, оказывается, выдумщица, каких поискать. Я и не подозревал, сколько всего можно... перед зеркалом. Сразу видно опыт. Ладно, продолжим! Интересно, а что у меня там внутри рта? О, какой длинный язык, а если... 
    ...
    
  
   Спустя некоторое время. Деликатное покашливание за спиной...
   Ой! Э-э-э, а я тут развлекаюсь Мастер (и какого... не почувствовал?!). Ох, и Анри здесь... Хм, ну типа привет, что ли (ух, какая у меня "морда лица" стала красная, жар аж до груди дошел)... Стыдно-то как... поймали за кривлянием. Интересно, а насколько давно они уже тут? А-а-а! Ну, Сати, ты меня и подставила... Что? Это мы вместе? Ах, так! Вот раз подставила, сама и отдувайся, а я пойду, подумаю о "вечном".
    
    
   Даниэль Люцифиано и Анри Леардо
   Даниэль не знал, что ему делать. То ли пытаться сохранить серьезное лицо, то ли в открытую рассмеяться, как это сделал Анри, увидев в комнате корчившую рожицы и встающую в разные позы перед зеркалом девочку. Причем Эли это делала так самозабвенно, что даже не заметила, как они вошли. Ах, эта умильно-сосредоточенная мордашка (интересно, а шишку-то где успела подсадить?)... И какая она сейчас пунцово-красная. Прелесть! Моя прелесть! Так бы и затискал. А... кто мешает?
   ...
   Сев на кровать, и усадив слабо сопротивляющуюся девочку себе на колени, Люцифиано с удовольствием зарылся рукой в ее волосы (как быстро отросли, скоро можно косички заплетать уже). Однако окончательно уйти в блаженство ему не дал ехидный голос, раздавшийся над ухом:
   - Такое ощущение, что я на этом празднике жизни лишний. Мне опять на охоту пойти?
   Даниэль с трудом сосредоточился и возразил: 
   - Нет, Анри, я просто... сейчас... подожди чуть-чуть, хорошо?
   - Ладно, понимаю, - Леардо, усмехнувшись, дошел до стула и плюхнулся на него.
   - И уже начинаю завидовать. Почему только одна упала? Я тоже себе хочу!
   - Завидуй, разрешаю, - благодушно произнес Даниэль. - Делиться не буду.
   Однако спустя некоторое время он вздохнул, и нехотя отстранил слегка успокоившуюся девочку от себя. Ничего, все еще впереди. А сейчас...
    
    
   Чуть ранее. Кабинет Люцифиано
   - Анри, мне нужна твоя помощь, - с ходу начал Даниэль, когда приглашенный рано утром в кабинет друг, уселся в кресло. Леардо, на это молча, приподнял бровь, ожидая продолжения.
   - Надо провести комплексное исследование, то есть обследование Эли. Но нужен ассистент. Сам я не справлюсь. 
   - С чего так? - удивленно произнес, Анри. - Да и чем помочь? Я же не специалист в магии Жизни и уж тем более не химеролог. А судя по тому, что вижу, ты опыта не растерял и прекрасно справляешься сам. Тем более если действительно нужна помощь, специально просить не надо, сам знаешь.
   - Да я знаю и благодарен за это, но тут другое. Видишь ли, чтобы двигаться дальше, мне для создания специальных печатей нужно провести манипуляции четвертого порядка по предварительно рассчитанным схемам. И тут опыт не поможет. Только аккуратность и точность, а у меня...
   - Руки! Покажи немедленно! - резко поддавшись вперед, вдруг потребовал Анри и, увидев мелко дрожащие пальцы, нахмурился.
   - А теперь предплечье, - продолжил он внезапно серьезным голосом.
   Люцифиано криво усмехнулся:
   - Можешь не проводить расследование. Да, я "их" принимал.
   - Но зачем?!
   - Иначе просто не смог сделать все то, что ты видел. Сил бы не хватило. Извини, но их гораздо меньше, чем я показывал.
   - И давно? Как часто?
   - ...
   - Давно?!
   - ... Две недели. По стандартной схеме. Ну, может, чуть больше.
   Анри вскочил и нервно заходил по кабинету.
   - Нет, тебя точно лечить пора. Мы же и так одной ногой в могиле. А ты теперь в нее с разбегу прыгаешь! Неужели, из головы вылетели все последствия? Ты хочешь за несколько месяцев сжечь весь и так невеликий остаток своей жизни? Какие? Какие, я спрашиваю?!
   - Синие. Неделю. Потом красные.
   - Красные?! Ты совсем? Это же боевые стимуляторы! Это... даже не знаю, что сказать.
   - Все нормально, успокойся. У меня были зелья Отката. "Те самые".
   Леардо резко замер и развернувшись к Люцифиано, еще раз потребовал:
   - Покажи! 
   Даниэль молча, закатал рукав и Анри впился глазами в предплечье. Там, поверх старческих вен проступали характерные красные линии, но уже почти везде слегка смазанные "особой" желтизной.
   - Я не буду спрашивать, откуда такая очередная по нынешним временам редкость, спрошу другое, сколько их еще осталось?
   - Ни одного. Честно. Да и сейчас это не надо. Я уже прекратил принимать стимуляторы. Однако сам знаешь, правильный контроль мелкой моторики мышц возвратится не ранее, чем через два месяца. А мне нужно кое-что срочно проверить.
   - Если он, вообще, возвратится, - сев обратно в кресло, сказал Леардо. - Ладно, в конце концов, ты бы все равно поступил по-своему. Всегда был упертый как бык.
   Видя, что его друг успокоился, Даниэль спросил:
   - Значит, согласен?
   - А куда деваться? Только не забывай, что ты дома. А я в гостях. И в начале сезона холодов, а это уже скоро, уеду. Надо и в Империи иногда показываться.
   - Знаешь же, что я не люблю, когда ты это говоришь, - произнес, враз погрустневший Даниэль. - Неужели, так быстро полгода прошли...
   - Чего стал опять переживать? Теперь же есть Эли, ведь так? Скоро девочка совсем заменит старого брюзгу, и он станет не нужен, - с усмешкой сказал Леардо.
   - Не говори так, - вскинулся Люцифиано, - мой дом - твой дом и это навсегда.
   - Ладно-ладно, - в примирительном жесте поднял руки Анри. - В начале лета вернусь. Я же всегда возвращаюсь.
   - Знаю. Тем более, булочки у моей кухарки очень вкусные!
   - О, да!
   - И ребрышки она готовит, как в Империи даже и не пытались.
   - И это верно.
   - И вино такое...
   - Да понял, - рассмеялся Анри. - Не надо повторять мои же слова, сказанные ранее. Уже огорчаюсь, что полгода проведу без достойного питания.
   Окончательно перестав нервничать, Даниэль продолжил: 
   - Осталось решить одну проблему.
   - Это ты про испуг Эли?
   - Да. Я надеюсь, что все-таки она, в первую очередь девочка, а не химера. А то придется накладывать прямой приказ на общение с тобой. А хотелось, чтобы у вас были более... дружеские отношения.
   - Извини еще раз, что так неудачно решил помочь.
   - Не извиняйся, это я забыл предупредить об особенностях восприятия химер. Мы вместе просто про это забыли. Уж слишком она милая...
   - О-о, вижу стекленеющий взгляд! Похоже, ты уже мыслями шагаешь к Эли. Может, отправимся по-настоящему? Захватим ее из комнаты и в трапезную. От хорошего завтрака я бы сейчас не отказался. А если там будут булочки...
   - Будут, я заказывал.
   - Так чего мы ждем? - подскочил с кресла Анри, и друзья, перебрасываясь шутками, вышли из кабинета.
    
    
   Комната Эли. Даниэль, Анри и девочка
   Удивительно, но когда Даниэль попытался обратить внимание Эли на Анри, та посмотрела на него ничего не значащим взглядом и повернулась обратно к Люцифиано, недоуменно спрашивая по "связи", что именно нужно сделать. Как ни пытался Даниэль ощутить что-то еще, кроме небольшого раздражения от того, что ее непрерывно гладят по волосам (терпи, то ли еще будет, хе-хе) и легкого остатка стыда за сцену перед зеркалом, он больше ничего не почувствовал. 
   С облегчением Люцифиано попытался еще раз донести свои пожелания девочке. Она некоторое время думала, затем, не меняя позы, внезапно протянула руку Леардо. Тот с аналогичным недоумением уставился на ее, пытаясь понять, что от него хотят. Эли вздохнув, слезла с кровати и, молча подойдя к Анри, взяла руку, вложила в нее свою. Затем слегка сжала и несколько раз коротко качнула вверх-вниз, при этом глядя прямо в глаза. И внезапно Леардо ощутил, вместе с детской ладошкой, что ему верят, не держат зла и готовы к общению. Это было так неожиданно и так знакомо. Ведь когда-то и для него Даниэль сделал химеру. И спустя столько лет опять ощутить чужие эмоции. Да, неудивительно, что Даниэль так подсел на них. И Анри уже не в шутку, а с легкой тоской по почти забытому прошлому, завистливо посмотрел на друга, с полным правом купающегося в эмоциях девочки. Вздохнул, и...
   - Эй, если так дальше продолжится, то я умру голодной смертью! Да и булочки уже явно остыли.
   - Да понял я, понял, - усмехнулся, поднимаясь с кровати девочки, Даниэль. - Эли, пошли кушать. Нет, никакой проверки, просто завтрак. Честно! И даже смотреть не буду. Кстати, и тебе не дам. А то мне всех горничных до нервного срыва доведешь. Поседеют и станут некрасивыми. 
   - Ого, а я и не знаю. Что случилось? Давай рассказывай!
   - Хорошо, заодно и Эли объясню, что так делать нельзя, а то вчера забыл. Значит, слушай...
    
    
   Маленькая девочка Эли. Вечером в комнате
   Вот и еще один день подошел к концу. В целом вполне неплохой. Хотя опять долго мучили в лаборатории. На этот раз ради разнообразия вдвоем. Вот чего им неймется? Ладно, потерплю... пока. Только вот утреннее происшествие. Хотя оно неожиданно открыло еще одну способность. Или, вернее, как бы следующую ступеньку в разделении меня и Сати. На эмоциях стыда и обиды за неожиданную подставу, я смог полностью отстраниться от управления телом. При этом мысли стали более ясными, но вот эмоции потускнели и даже ощущения как бы притупились. Что было очень неплохо, особенно когда Даниэль опять принялся за свое. Я мстительно ощущал раздражение Сати, сам при этом не испытывая ничего не приятного. Что интересно, она мое отсутствие почувствовала так, как будто исчезло что-то важное, но так и не смогла понять, что именно. Зато осознала, из-за чего это произошло, и даже попросила у самой себя прощения! Неожиданно.
   В общем, достаточно быстро перестав обижаться и дав понять это Сати (радости-то было) я тем не менее, решив потренироваться, старался не выходить из этого режима восприятия и вполне получалось. Единственное, пришлось временно вернуться, когда Даниэль пытался меня примирить с Анри (оказывается, ритуал пожатия рук тут отсутствует, пришлось делать все самому). И окончательно вернулся, когда решил расспросить своего старика о времени и его исчислении. Чем сильно удивил. Тот долго и почему-то настороженно думал, но все-таки объяснил. Рассказывал подробно, внимательно наблюдая за реакцией. Но я, так и не поняв, чего он ожидает, просто сопоставлял отображаемое по "связи", с тем, что всплыло в памяти (чтобы я еще раз пробовал "тот" способ, да никогда). И вот что удивительно и неожиданно. Все совпало. Конечно, слова, которыми он сопровождал передаваемые образы, были незнакомыми, но вот смысл...
   Да, количество дней было в году другим, так же как и в месяцах, но ненамного. И в сутках были двадцать четыре часа по шестьдесят минут. Потом, от времени мы со стариком плавно перешли на числа и до конца дня он объяснял и показывал, а я сравнивал. Заодно выучил обозначения и даже немного потренировался в написании. Вообще, суда по долетевшим эмоциям, старик решил заняться моим обучением всерьез. Я и сам был полностью согласен. Нужно срочно овладевать местным языком, так как, несмотря на довольно большое количество запомненных слов (удивительно быстро и без особых проблем), я по-прежнему кроме Даниэля, никого не понимал. Еще нужно узнать, а где собственно нахожусь, и что вокруг творится. Да и смутным образам и понятиям, что вертелись в голове, явно был нужен толчок извне. То, что запустит цепочку воспоминаний. Поэтому завтра надо опять потеребить старика, чтобы он сводил в оружейную комнату. Вдруг я там вспомню что-то более значимое, чем "прилетевшее" вчера в... столовой (вот и доказательство, еще одно слово всплыло).
   Ладно, пора спать. Завтра будет новый день и новые впечатления.
    
    
   Глубокая ночь. Комната Эли
   Я проснулся. Сначала долго не мог понять, что происходит и, вообще, кто я? Возникло все нарастающее ощущение паники, которое, в конце концов, было подавлено волевым усилием (Сати, прекрати немедленно). О, вспомнил! Все вспомнил (все, это только последние шесть дней, к сожалению). Так, а почему я проснулся? Кошмар? Да нет. И ощущения какие-то странные. Не могу понять. Знакомые, правда. Мне... мне... холодно?!
   Я с удивлением ощущал это чувство, постепенно распространяющееся по телу. Не считая того случая, когда переместился, мне за все это время холодно никогда не было. Даже без одежды. Впрочем, как и жарко. Ладно, закутаюсь поплотнее в одеяло, а утром попрошу растопить камин. Он же для тепла вроде. Не понял, а почему я не могу двигаться? Опять привязан к кровати? Да нет, бред полный. Тем более ремней не ощущаю. Да я, вообще, ничего не ощущаю! Что происходит?! 
   С трудом приподняв голову, огляделся вокруг. Вроде все нормально. Хотя света, обычно пробивающегося сквозь ставни от местной луны, не было, но это не проблема. Еще в первый день заметил, что в темноте неплохо вижу, правда, в каких-то серых тонах, а цвет пропадает.
   Тут я обратил внимание на мигающую иконку свернутого "интерфейса" в уголке глаза (ну бесит он меня, поэтому сворачиваю и не пользуюсь). Развернул и сразу одна за другой высветились надписи:
   - "Внимание! Зафиксировано уменьшение подачи энергии"
   - "Внимание! Энергии недостаточно"
   - "Принудительный переход в энергосберегающий режим"
   - "Внимание! Энергии недостаточно"
   - "Необходим переход в режим консервации. Активировать? - Да/Нет"
   ...
   Недостаточно энергии? Это как? И только теперь я ощутил. Артефакт. Мешок с лямками, который таскаю днем и держу, чуть ли не в обнимку, ночью. Вот он. Рядом. Валяется холодным, мертвым пятном. И проводки безжизненно свисают с шеи. И я внезапно четко осознал, что в них нет ни капли того, что нужно. Сломался? Как? Ведь как я понял Даниэля, он не может сломаться. Во всяком случае, не так моментально. Так, ладно. Примем как данность. Что делать? Точно! Запасной вариант. Провода, к которым был подключен раньше. Мой старик специально оставил их как резервную линию подпитки. На всякий случай. Закреплены у изголовья кровати. Надо собраться с силами и протянуть руку.
   Но, уже дотягиваясь онемевшими пальцами (игнорируя кучу надписей в интерфейсе, что "энергии недостаточно"), я почувствовал - они тоже мертвы. Паника опять стала нарастать, и пришлось снова ее подавлять, правда, уже с большим усилием (Сати, да прекрати ты, мешаешь). С трудом успокоившись, я вновь задал себе сакраментальный вопрос. Что делать?
   Связь! Нужно сообщить Мастеру о происходящем. Вообще-то, странно. Он должен был уже сам все ощутить и прибежать. И с неприятным чувством я осознал, что "связь" тоже отсутствует. Такое, уже ставшее привычным, ощущение "кого-то" за спиной пропало. Взгляд заметался по комнате. Спокойно, спокойно... "спокойно, я сказала!.." Все равно ничего пока ужасного не происходит. Ну, пропала энергия, ну нет "связи". Авария наверно какая-то (от возникших картинок я просто отмахнулся, не до этого). Сейчас починят и все восстановится. Да-да, так и будет, успокойся Сати. Лучше посмотрим, что за режим консервации предлагает "интерфейс", хорошо?
   ...
   Хм, может подойти. Я сразу вспомнил аналогию. Летаргический сон. Почти полная приостановка или замедление всех жизненных процессов в организме. Причем как высветилось пояснение, в нем можно находиться целых семь дней. А Даниэль появится уже утром. Так что просто посплю немного более глубоким сном. Вот видишь Сати, ничего страшного. Сейчас активируем...
   - "Внимание! Зафиксировано повышение вероятности угрозы летального воздействия"
   А это что за надпись выскочила? И что значит "повышение вероятности"? Вроде ничего не происходит.
   - "Внимание! Зафиксировано повышение вероятности угрозы летального воздействия"
   - "Внимание! Необходима эвакуация из возможной точки воздействия"
   И только тут я заметил в правом верхнем углу области зрения пульсацию карты со схематическим отображением окружающего. На нее я не смотрел уже давно, после того как убедился, что прекрасно ориентируюсь и так. А ничего другого, кроме увиденного она не показывала, да и размер отображаемого изменить было невозможно. Короче, как я искренне посчитал, самая бесполезная вещь в этом убогом "интерфейсе" (что тебе сто лет икалось "предыдущий я").
   Так вот, сейчас отображаемые границы моей комнаты были подсвечены мерцающим красным цветом. А посередине карты медленно сходились какие-то широкие оранжевые полосы. Они по мере приближения к друг другу постепенно сужались и также меняли цвет на красный. Причем центром схождения, похоже, становилась фиолетовая точка на кровати. И что все это значит?
   Внезапно я и сам ощутил нарастающее беспокойство. Возникло и окрепло четкое ощущение, что надо встать и куда-то идти. Причем все равно куда. Лишь бы покинуть это место. Необычное чувство. По натянутым нервам опять ударила паника. Так, надо подавить. Ох...
   ...
   ...Страшно. Как страшно. "Они" опять приходили. "Они" всегда приходят по ночам. Стоят рядом. Она чувствует "их" дыхание. Она чувствует "их" злобу. Хорошо опять успела спрятаться под кроватью. И Бертуша спасла. Он хоть и сильный и наверняка разогнал бы всех, но мало ли. А тут она с ним в безопасности и до утра уже недолго ждать осталось. Вон полоска на полу у окна начинает светлеть. И пусть здесь холодно, Бертуш согреет. Она бы, вообще, всю постель под кровать переместила. И спала тут. В безопасности. И было бы тепло. Но родители не верят. Говорят - придумывает. Раньше хоть иногда оставались на ночь. В основном мама. Однажды был и папа. Самая счастливая ночь в ее жизни. Тогда "они" не приходят. И спать так хорошо. 
   Но мамы... больше нет. А папа сильно занят. Работа. Она все понимает. Но "они" приходят, и опять надо прятаться. А недавно она "их" почувствовала днем. Рядом. Совсем рядом. Было страшно. И она спряталась под кровать. Ее ругали. Стыдили. Она не будет объяснять. Не верят. Лучше спрятаться. Когда ругают не страшно. Страшно, когда "они" приходят. Ничего, уже почти светло. Скоро "они" уйдут. Жалко братика нет. Он бы ее защитил...
   ...
   Вот это да! Это не мои воспоминания! Сати?! Интересно и кто "они"? В отличие от незнакомых родителей (это точно не Даниэль), ощутив весь спектр эмоций Сати, я сразу поверил в реальность страхов. Ничего себе девочку пугали. Будет случай, если свидимся, по стенке размажу... раза три. Теперь, по крайней мере, стала понятна причина таких приступов паники и невероятное желание спрятаться под кровать, которое преследовало меня с того момента, как проснулся.
   Так, ладно, разбираться с ее фобиями будем потом (если потом настанет). Сейчас нужно выйти из комнаты. Отлежаться не получится. Это я понимаю уже точно. Что, правда, за опасность, представления не имею. Но "интерфейсу" ("предыдущий я" такими вещами точно бы не шутил) и своим ощущениям доверяю. Ну что же, попробуем встать. Блин, как тяжело. Как будто на меня навесили нечто неподъемное. Так, шажок. Еще шажок. "Интерфейс" сыпет сообщениями об отсутствии энергии. Да, знаю, нужна, только где ее взять. Точно! Кристаллы на стене. Даже вижу, как они там слегка светятся. И в этих агрегатах, что Даниэль так и не убрал из комнаты. Вроде внизу тоже мерцает. Ладно, начали!
   Вернутся на кровать. Встать. Дотянуться. Есть, ухватил. Стало полегче. Дернуть. Еще раз. Все, вытащил! Теперь опрокинуть оба агрегата. Идите ко мне родненькие вы мои. О, даже руки перестали дрожать. Хорошо. Только как же держать? Точно! Можно засунуть за ворот ночной рубашки, а проводом обмотать живот, чтобы не выпали. Мне же только открыть дверь и позвать на помощь. Вот и она. Теперь надо...
   Однако стоило только прикоснуться к ручке двери, как по нервам резануло острое ощущение опасности. В коридор нельзя, пришло внезапное осознание. А "интерфейс" подтвердил и заодно сразу добавил:
   - "Внимание! Угроза летального воздействия!"
   - "Внимание! Принудительная активация "мерцания" невозможна"
   - "Внимание! Необходима срочная эвакуация из возможной точки воздействия"
   Значит, мой "сейв", если что, не сработает. Плохо. Тем более надо отсюда убираться! Вон, поторапливают. Только как, если через дверь нельзя? Может, в комнате есть секретный проход? Но я его не вижу и не ощущаю. Память молчит и "интерфейс" тоже. Да и времени совсем, судя по почти соприкоснувшимся полоскам на карте и всевозрастающему неприятному тянущему ощущению, нет. 
   Остается последний вариант - окно. И даже не думать, что я буду делать, когда залезу. И не обращать внимания на подвывающую от ужаса на заднем фоне Сати. Нет времени. Вот только как до него допрыгнуть? Это когда я был полон энергии (смешно), то мог без проблем так сделать. Потом подтянуться одной рукой и смотреть во двор, продолжая на ней висеть. И соответственно, спокойно вылезти, если бы захотел. А сейчас? Что-нибудь использовать? А смогу? Попытался стул... вроде сдвинул. Еще. Еще. Так, дотащил. 
   Надо бы быстрее. Есть. Забрался. Чуть не упал. Руки вверх. Вытянуться. Немного, еще чуть-чуть. Зацепился. Кончиками пальцев. А теперь надо подтянуться. И не думать что это невозможно. Жить хочешь? Тогда подтягивайся, "подтягивайся, я сказала!.." Так... еще, еще. Получилось. Ставни распахнуть. Есть! Что-то не дает двигаться дальше и тянет назад (в сознании дернулся почти не соображающий комок страха). Это провода! Просто провода от артефакта. Надо снять... оторвать... сильнее... да отгрызть их к... матери... плохих людей (даже в этот момент не смог вспомнить те "замечательные" слова). 
   Все. Теперь перелезть. Краем глаза замечаю медленно и бесшумно открывающуюся дверь в комнату (а ведь еще вчера слегка скрипела). В сознании поднимается какая-то оранжево-красная волна и одновременно на отображаемой "интерфейсом" карте вижу как скрестившиеся на пустой кровати, резко сузившиеся полоски, довольно быстро начинают перемещаться в сторону окна. И моей фиолетовой точки на нем. Резко откинутся и повиснуть на руках. Ощущение опасности продолжает нарастать. Что же. Остается последнее. Надеюсь, что выживу. Как я там думал перед сном? Завтра будет новый день? Сейчас узнаю. Разжать руки. Нет? Сати, надо... просто надо. И мне страшно. Очень страшно. Но... сейчас!
   ...
   Выступ! Сати, тут выступ и мы живы! Ну, создатель сего чуда, именуемого замок! Был бы здесь, точно расцеловал в обе щеки. И дал себя погладить по волосам (недолго, но добровольно, вот главное). Не знаю, зачем он здесь (да и знать не хочу), но мы живы! И плевать, что руки и ноги разодраны в кровь при попытке притормозить падение. Главное, мы живы! Ой, кристаллы выпали, но вроде сознание не теряю. Даже ощущаю от стены какое-то приятное и дающее силу тепло. 
   Так, теперь мы... а это еще что? Опять эта... волна?! И красные полоски в кружке карты, замершие было на окне, снова перемещаются к точке, отображающей мое местоположение. Ничего, до земли недалеко. Сейчас надо сосредоточиться и сгруппироваться. Даже если что-то сломаю, не разобьюсь. И... ох, снизу! Снизу поднимаются еще полосы! Опять нарастающее ощущение опасности! Но я ничего не чувствую. Никаких чужих эмоций и взглядов! Насколько можно осмотреться, во дворе никого нет. Никакого движения. Только легкий шелест ветерка в ночной тишине. Чувство полной пустоты. Странно. А где все?! Такое ощущение, что даже внутри замка никого нет. Что же делать? 
   Связь! Я ощущаю "связь"! Слабо, очень слабо, но... Мастер! Мастер! Нет, не слышит, вернее "не чувствует" меня. Надо... добраться до него надо! Как! Да вот так! Раз вниз нельзя, то будем ползти по стене. "Ползем, я сказала!.." Пальцы за камень. Зацепились. Подтянулись. Еще раз. Все, выдохнули и повторяем заново. О, тут камешек поудобнее. Так, сюда нельзя (опасность!)... ползем здесь. И сюда тоже... обратно вверх, и... вбок? Значит, так и делаем. Ничего, еще немного (да знаю, что вру, но успокаивать-то не только себя приходится) и мы доберемся. Обязательно доберемся, слышишь сестренка? У тебя теперь есть братик, и он тебя спасет! И себя тоже. Иначе и быть не может. И никто сейчас не погибнет. Ведь это всего лишь игра... ведь игра, правда?!
   ...
   Резко появившаяся светлая полоска над горами выхватила из тьмы ночи контур вздымающегося в небеса замка. Наружная стена, поросшая кое-где мхом, привычно подставила свой бок, ожидая окончательного рассвета и тепла нового дня. Обычную тишину зарождающего утра портило только сиплое дыхание ползущей по стене маленькой фигурки в каких-то бело-красных обрывках одежды, слабо шевелящейся под утренним ветерком. Стороннему наблюдателю наверно было бы непонятно, как, вообще, по такой довольно гладкой стене можно ползти. Однако вблизи стало бы видно, как руки, нащупывающие очередной выступ и найдя его, вбивают окровавленные пальцы в едва заметные щели между камнями. А ноги с оторванными ногтями, проделывая такую же операцию снизу, цепляются за малейшую выемку. И она ползет по стене. Ползет, оставляя за собой кровавый след, тянущийся редкими пятнами от самого угла, и вмятины от пальцев на специально обработанном сверхпрочном камне...
    ...
  
  
  

Глава 6. Строим замок из песка

    
    
    
   Где-то в замке...
   Небольшая комната без окна, освещенная только тремя оплывшими свечами, стоящими на столе, за которым сидит человек. Он аккуратно выводит на бумаге вязь письма, прислушиваясь к тишине за дверью. Наконец, закончив, откидывается на стуле и, внимательно читая написанный текст, еще раз тщательно обдумывает текущую ситуацию: 
   "Планы надо корректировать. К сожалению, непредвиденные обстоятельства так и не исчезли и теперь сроки поставленной задачи явно смещаются. Объяснения я изложил в "нужном" виде. Хозяин будет недоволен, но ничего не поделаешь. На начало первого этапа не должно быть никакой помехи. Или, в крайнем случае, надо учесть "ее" во время подготовки и устранить непосредственно в самом начале. Точно! Так и сделаем..."
    Человек кивает принятому решению и дописывает пару строчек. Затем еще раз все перечитывает, мгновение думает, сворачивает письмо в аккуратную трубочку и упаковывает в специальную тубу, которую ловко прячет среди одежды. Писчие приборы и стопка бумаги исчезают в сумке на боку. Потом он встает и резким движением тушит свечи. Раздается скрип двери и вскоре о том, что происходило в комнате, можно было бы узнать только по быстро остывающим лужицам воска от свечных огарков да паре небольших пятнышек от чернил на столе.
    
    
   Вечер того же дня. Девочка на кровати
   Я, медленно приходя в сознание, очнулся. Тягуче, с каким-то тянущим чувством, поднимаясь из почти растворившей меня и такой приятной "пустоты". Не понимая происходящее и с неожиданным ощущением, что по телу кто-то скачет, пытаясь разбудить! Однако когда я, наконец-то, смог разлепить глаза (ради разнообразия пришлось для этого самому приложить усилие), то никого не обнаружил! 
   Но ощущение осталось! В сознании! Вместе с эмоцией пришедшего счастья. Эмоцией, что наконец-то ее "братик" очнулся и теперь все будет хорошо! Как странно. Нужно разобраться, ведь вроде я не создавал такого при разделении. Что же тогда это? И что, вообще, происходит? Происходило вчера... или ночью?! 
   Так, кажется, я почувствовал опасность, из-за которой решил выбраться из комнаты... да, верно! Еще перед этим пропала энергия! А дальше... (в сознании проносится вереница образов). Ого, вот оно как, то-то в теле такие странно-болезненные ощущения!
   Хм, теперь смутно вспоминаю. Я ввалился в окно к Мастеру, заставив его подскочить на своем ложе (о-о, этот нелепый колпак и ночная рубашка, зрелище еще то, хи-хи). Помню его побледневшее (хотя куда уж дальше) лицо и внезапно навалившиеся по связи эмоции удивления и испуга за меня (шок - это по-нашему). Потом было блаженство отсутствия боли в пальцах рук и ног, да и по всему телу, если уж на то пошло (обтесал я себя об камни изрядно), и наконец-то тепло, проникающее внутрь и выгоняющее поселившийся там стылый холод. Затем провал в темноту и...
    И тут я вспомнил! Все вспомнил. После чего на меня, терпеливо дожидаясь этого момента, навалилось чувство вины. Заигрался! Даже осознавая опасность и прикладывая невероятные усилия, чтобы ее избежать (чего стоит только подтягивание на кончиках пальцев до окна, которое я так и не понял, как сделал - сил-то не было). Заигрался, так как не осознал до конца, что не один. "Предыдущий я" явно не смог всего предусмотреть, а если это игровой момент, то... счет к разработчикам "такой" игры растет! Дело в том, что если я мог контролировать свои ощущения и просто отключить их при необходимости (что и проделал, когда пополз) то Сати... прилетело все полностью!
    
    
   Происходившие ранее события...
   Пройдя значительный кусок стены (очень извилистым, путем, как требовал "интерфейс"" и чувство опасности), я внезапно ощутил, что эмоции Сати пульсируют уже не страхом и паникой, а болью! Она все чувствовала! Разодранные в кровь коленки и живот. Оторванные, из-за моих усилий удержатся, ногти. Ноющие и стонущие от напряжения и отсутствия энергии мышцы.
   А я-то никак не мог понять, почему при отключенных ощущениях, пусть и очень ослаблено, все чувствую. И радовался, так как без осязания под пальцами камней, риск упасть повышался многократно. А это была "ее" боль! Чуть не сорвавшись, подстегиваемый усиливающимся чувством опасности и визуальным его отображением в "интерфейсе", повиснув на стене, я стал думать, что делать. Однако, единственное, что пришло на ум, это попытался оттянуть обратно, вернуть себе все, что так старательно отделял, формируя образ Сати. И когда после нескольких мгновений непонятной борьбы я "это" получил, то не заорал от боли только потому, что перехватило спазмом дыхание. А затем... первые движения были "очень" трудными. Но что-то на грани сознания удержало от малодушного признания невозможности двигаться дальше. Да и "та" боль была сильнее, гораздо сильнее! 
   И я пополз, шипя от непередаваемых ощущений и пытаясь протолкнуть в легкие еще немного воздуха. Через некоторое время краем сознания ощутил, что переместившись по башне, оказался на наружной стороне стены. Но, не сократить путь, не опуститься на землю, не получалось. Предупреждения "интерфейса" и проявляющееся резкими всполохами чувство опасности вело меня вполне определенным маршрутом, конечной точкой которого было окно комнаты Даниэля...
    
    
   Текущее время...
   Попытавшись отвлечься от неприятных воспоминаний, я приподнял голову и увидел, что опять лежу в своей комнате, весь перебинтованный, с кучей трубочек, иголочек и проволочек, воткнутых в себя любимого. Множество светящихся паутинок висело в воздухе. Судя по активированному освещению (никак кристаллы нашли и вставили обратно... оперативно, однако), был уже вечер.
   Потом, ощутив по "связи" просто неповторимый "букет" эмоций и повернув голову, я увидел бледного и осунувшегося Даниэля, который с волнением всматривался в мое лицо. Некоторое время мы играли в гляделки, а потом... потом пришлось терпеть. Очень долго. И да, я ну прямо совсем "не заметил" несколько капелек, упавших на макушку в процессе... хм, попытки раздавить тело "методом обнимания".
   Затем Мастер долго расспрашивал, что случилось. Когда же я по "связи" передал весь объем действий, сопровождая их соответствующими эмоциями (естественно, без упоминания про "интерфейс"), то процедура "обнимашек" повторилась заново, а я почувствовал, что Даниэль крайне озадачен. На попытки спросить, что случилось, он в первую очередь потребовал, чтобы я отдыхал и восстанавливал силы. Потом пообещал (ощущение сильного чувства вины... странно), что такого больше не повторится. А вот по происшествию почему-то выразился более туманно, мол, разберется и потом расскажет. Ладно, Мастеру виднее.
   И наконец, в комнату зашло счастье! И пусть оно имело вид небольшого подноса с парой тарелок, миской и кувшином, все равно было (хрум, чавк, хрум)! Жалко быстро закончилось. Затем меня еще раз осмотрели, предложили поспать и вышли, при этом широко открыв дверь и продемонстрировав стоящих в коридоре стражников, типа теперь я в безопасности. Не факт, но, как ни странно, действительно, почему-то подействовало успокаивающе.
   Но выполнять предложенное я пока не стал, так как нужно было разобраться с возникшей проблемой. Прямо здесь и сейчас. И потянувшись к скачущему в сознании клубочку эмоций, попытался еще раз определить для себя, что "это" такое, что с ним делать и...
   ...
   Как же хорошо, как же я счастлива! У меня есть братик! Он теперь меня защищает! Он меня защитил! Больше "они" не появятся никогда! А если придут, братик опять их прогонит! Я теперь смелая и могу ходить там, где раньше было страшно! А "там" ведь столько любопытного! И это "все" я узнаю, потрогаю, увижу! Осталось только братика уговорить, но он добрый и со всем согласится! И главное... мы теперь навсегда вместе! Как я счастлива!
   ...
   Ого, вот это да, столько радости-то в этом клубочке, сколько эмоций! И я ведь не прикладываю ни малейших усилий по их созданию. Даже не могу управлять ими. Похоже, Сати окончательно осознала себя как личность. Очень хорошо, что это единственное последствие той ситуации (чувство вины потихоньку успокаивается, под поглаживающими ощущениями эмоций от Сати: "со мной все хорошо, не переживай"). Но вот что странно... Даниэль не мог не почувствовать произошедшие изменения. Однако по "связи" никаких вопросов по этому поводу не ощущалось. Надо будет внимательно отследить его реакцию. Да и утеряв контроль над эмоциями Сати, какие я теперь буду использовать и транслировать?
   А вот с тем, что делать, думать даже не собирался. Во всяком случае, обещание надо выполнять. Да, теперь у меня есть сестренка! Хоть это получилось и без моей воли, но пусть так и останется: "я" и "она". Братик и сестренка, которую тот защищает. Всегда будет защищать! 
   Еще раз прокрутил в голове то, что произошло. Больше всего напрягло, как спокойно я отнесся к получению травм в процессе передвижения по стене, и сопутствующей ему боли. Особенно когда стал чувствовать полностью. Какой-то частью сознания я понимал, что это явно ненормально. Но можно ли было сделать что-то по-другому? И насколько реально существовала эта опасность? Ведь я так никого и не увидел, однако, проанализировав и еще раз вспомнив те ощущения, пришел к выводу - все сделал верно, а значит, и переживать больше не стоит! Конечно, я позже еще неоднократно прокручу всю ситуацию в голове (благо запись сохранилась), но сейчас нужно немного поспать, совсем немного. Еще бы этот "клубочек" вел себя потише...
   - "Сати, пожалуйста! Да, нужно! Спасибо, сестренка..."
    
    
   Даниэль Люцифиано и Анри Леардо
   Даниэль аккуратно прикрыл дверь комнаты Эли, в которую заглянул убедиться, что девочка действительно заснула. Да и еще раз самому себе подтвердить, что с ней все в порядке. А то, как выяснилось, даже "истинная связь" не гарантирует, что ты узнаешь обо всем вовремя! Пройдя по коридору, он спустился по лестнице в общий зал и, увидев сидящего за столом Анри, кивком предложил следовать за собой. Пройдя с ним в свой кабинет, Люцифиано тщательно закрыл дверь и, подумав, сделал то, что не совершал уже давно - активировал защиту от прослушивания. Увидев удивленный взгляд друга, Даниэль спокойно пояснил:
   - На всякий случай, мало ли. 
   После чего сел напротив расположившегося в кресле Анри и, отвечая на другой немой вопрос, сказал:
   - Все в порядке, теперь, действительно просто спит.
   - Как ее общее состояние?
   - Очень сильное истощение организма. Повреждения тела, к счастью, носят больше поверхностный характер. Выглядит ужасно, но по сути, ничего страшного и за три, максимум четыре дня с учетом скорости регенерации, она полностью поправится. Ей сейчас необходимы только еда и сон.
   - Понятно. Дан, слушай, я...
   - Не надо, Анри, у меня даже тени мысли нет, что виноват ты.
   Чуть помолчав, Даниэль добавил:
   - Проблема в том, что никто не виноват. Опять случайность! Но две случайности - закономерность и мне это совсем не нравится!
   Люцифиано пересказал все, что передала ему Эли по "связи". 
   - Ну и дела... - протянул Анри. - И что ты об этом думаешь?
   - Есть еще пара вопросов, но в целом картина ясна и... я тебе сейчас солгал, так как виноватый все-таки есть и это, похоже, я сам! - хмуро ответил ему Даниэль.
   - Почему?!
   - Видишь ли, когда я первоначально подключал энерговод к замковому амулету защиты, то установил временный гостевой допуск. Потом, при переносе линии в ее комнату и позже при подключении мобильного артефакта, я... забыл поменять его на постоянный. А сегодня ночью... сегодня ночью сработал основной защитный контур. На какую угрозу он среагировал - неизвестно, Теодор разбирается до сих пор. Но главное не это, а то, что амулет перешел согласно протоколу защиты в режим готовности к отражению атаки. А в этом режиме все гостевые допуски обнуляются. Соответственно, подача энергии для таких потребителей, как артефакт и дополнительные линии энерговодов, была прекращена. Более того, включился первый, ментальный уровень защиты!
   - То есть ваша "связь"...
   - Оказалась заблокирована. Буквально через месяц такое было бы невозможным, но "связи" всего несколько дней и она оказалась еще недостаточно сильна, чтобы пробить защитный барьер.
   - Хорошо, это объясняет прекращение подачи энергии на артефакт и то, что Эли не могла тебе об этом сообщить. Но зачем она выбралась из комнаты и полезла по стене?!
   - А вот тут все очень странно! Эли утверждает, что ощутила опасность, более того, видела, как кто-то стал открывать дверь в ее комнату, поэтому и предприняла эти действия. Однако еще неделю назад перед размещением девочки в комнате я установил в коридоре контрольную сеть (не смотри так, это стандартный протокол безопасности), и снятые с нее данные показывают, что там в этот момент никого не было! Не говоря уже о том, что после прекращения подачи энергии Эли должна сразу потерять сознание! А тут она, мало того, что выбралась из комнаты через окно, так еще и умудрилась через половину замка по стене доползти до моего! Причем Эли сделала все так быстро, что сеть защитных конструктов, обязанных среагировать, просто не успела сработать. Вот именно "эта" опасность и была реальна! Ведь если бы она промедлила хоть ненадолго, то...
   Даниэль побледнел, представляя, что могло случиться.
   - Успокойся, все уже позади! - заволновался Анри, и, пытаясь отвлечь друга от обвинений самого себя, продолжил: - То есть, по сути, у нас всего два вопроса. Что, заставило девочку так поступить, и как она смогла сделать это без энергии?
   - Ну, у меня есть предположение по первому вопросу и почти уверенность по второму, надо только кое-что дополнительно выяснить, - ответил ему Люцифиано.
   - И...?
   - Помнишь предыдущую ситуацию? Когда Эли так необычно переместилась, после твоей попытки поправить лямку у мешка с артефактом?
   - Как же, забудешь, славная охота была! Во-о-от такого оленя завалил! - показал Анри, демонстративно восхищенно разведя руки. - Два дня за ним гонялся...
   - Не надо делать вид, что обиделся, я же тебе еще тогда объяснил, зачем это было нужно! Тем более все закончилось благополучно. Ладно, мы отвлеклись, ну так вот, вчера, как я выяснил еще днем, была проверка и смазка всех дверных петель в замке. Ее делают примерно каждые полгода, и, очевидно, подошел срок, соответственно, серьезных усилий для открытия двери в ближайшее время не требовалось. Уходя, я на засов не запер, а изнутри его нет. И, распахнув ставни на окне, Эли...
   - Вызвала простой сквозняк, который эту дверь и отворил! - закончил за него Анри.
   - Именно! Сам знаешь, мы в горах и приличный ночной ветерок из-за перепада температур, обычное дело. А опасность в коридоре... контрольная сеть, которую я там установил, имеет, то есть имела (все уже убрано) дополнительную функцию принудительного усыпления девочки, если она выйдет, хм, без надзора. Хотелось бы только понять, как Эли ее ощутила.
   Леардо бросил на Даниэля удивленный взгляд и... не стал ничего спрашивать. Так как понял. Несмотря на свое, несколько неадекватное отношение к девочке, Люцифиано все же оставался химерологом до мозга костей, Соответственно, Даниэль защищал не только Эли, но и замок от нее. Ведь, как ни крути, девочка - химера!
   - То есть Эли... - протянул с вопросительной интонацией Анри.
   - В сложившейся ситуации сделала вывод об угрозе для жизни и приняла решение покинуть опасное место!
   - Что же, логично. А почему она смогла двигаться?
   - Ну, тут еще проще, энерговоды!
   - В смысле? 
   - Судя по оставленным следам, девочка ползла четко по линиям энерговодов, расположенных внутри стен замка.
   - И снимала энергию напрямую с них? - удивленно воскликнул Анри. - Но, как? Ведь это невозможно! Даже зная ключ доступа, снять энергию получиться только в узловой точке, через специальный переходник!
   - А Эли и не брала энергию напрямую. По всей видимости, она воспользовалась той, что распределяется по стене, укрепляя изнутри. Вернее, паразитным излучением, которое при этом возникает. У девочки есть способность к поглощению рассеянной энергии. Очень необычно, надо будет в дальнейшем тщательно исследовать... - Люцифиано задумался, начав покачивать головой.
   - Очнись Даниэль, давай закончим разговор, потом будешь размышлять о своих исследованиях! - заставил его выйти из этого состояния Анри и продолжил: - Ты лучше скажи, получается, судя по твоим словам, что Эли неверно оценила опасность и приняла неправильное решение?
   - Не совсем так. Знаешь, скажу честно, это, скорее всего, реакция "той", что упала. Наверное, там, где она существовала, недооценка окружающей обстановки была чревата гибелью. Соответственно, отсюда столь острая реакция на опасность и быстрые, приводящие любым путем к максимально нужному результату, решения.
   - То есть все-таки память девочки постепенно пробуждается? - удивленно спросил его Анри.
   - Вполне возможно, - задумчиво ответил ему Даниэль, опять начиная погружаться в свои мысли.
   - Что же, тогда я надеюсь скоро услышать рассказ о другом мире. Уверен, это будет невероятно интересно! - с энтузиазмом воскликнул Леардо. Затем, заметив состояние своего друга, немного помолчал и, сменив тон, добавил:
   - И я предлагаю на такой хорошей новости закончить наш разговор и пойти тоже спать, как Эли.
   - Ты иди, а я еще немного посижу... нет, не переживай, ничего делать не буду, надо просто привести свои мысли в порядок, - ответил Люцифиано.
   Дождавшись ухода друга, Даниэль вздохнул, устроился поудобнее в кресле и опять задумался. Несмотря на четко выстроенную и вполне логическую цепочку рассуждений, что-то не давало покоя. Однако как он не крутил ситуацию со всех сторон и не перебирал варианты, другого объяснения произошедшему не видел. Решив, что для успокоения себя будут предприняты ряд действий, и уже прикинув часть из них, Даниэль переключился на другую проблему. 
   Проблему, которую он считал основной - пробуждающаяся в девочке память предыдущей владелицы тела. За душу Люцифиано не волновался, ведь на момент "заселения" там никого не было. Но вот какие воспоминания останутся в результате? Даниэль мог только гадать и старательно помогать внешним воздействием в "нужном" направлении. Еще он, общаясь сегодня с девочкой по "связи", заметил странное расслоение эмоций, но так и не понял, что это может быть. Есть вероятность возникновения каких-то психических отклонений, что плохо и, главное, опасно (сошедшая с ума химера - очень страшная вещь). Но гадать бессмысленно, а сидеть и анализировать, сил уже не было. Поэтому Люцифиано решил все отложить, а сейчас... действительно пойти спать.
  
    
   Две недели спустя...
   ...
   - Эй, извозчик! - Какой я тебе извозчик?! - А кто ты такой? - Я не извозчик - я водитель кобылы...
   ...
   Как всегда слова появились неожиданно и с соответствующими картинками. При этом, несомненно, дальше есть продолжение, но по ощущениям сейчас нужно именно вспомненное, которое, безусловно, соответствовало тому, что происходило. Я носился по замку. Вернее, носилась Сати, а я размышлял над прошедшими событиями, повторял разученные с Даниэлем накануне слова и попутно удерживал свою сестренку от необдуманных действий. Ощущения были... специфические. Больше всего это напоминало чтение книги с одновременной скачкой на лошади, в данном случае на молодой необъезженной и очень любопытной кобылке. Которая сует свой нос (эй, Сати, не надо туда "так" забираться, лестница же есть... вот блин, свалилась на мою голову...) во все, что только можно!
   ...
   Да, после того случая прошло уже целых две недели. Из тех трех, что я, очнувшись, провел в этом мире. Содранная кожа, мясо на обтесанных почти до кости фалангах пальцев и вырванные ногти, восстановились быстро, буквально за три дня. Что по моим смутным ощущениям еще даже очень медленно! Все это время я провел в своей комнате на кровати, подключенный к старым проводам, так как Даниэль "батарейку" забрал, сказав по "связи", что хочет внести в ее конструкцию какие-то изменения.
   Но меня происходящее не очень и расстроило, так как все три дня был в каком-то апатично-сонном состоянии, периодически проваливаясь в черный омут беспамятства. Ничего не хотелось, да и почти не соображал. Только еда, сон, и "естественные потребности". Сати периодически тормошила, заставляя просыпаться, но убедившись в неспособности выполнить ее желания (в основном вскочить и куда-то бежать), отставала. И вообще, вела себя на удивление (осознание пришло позже) терпеливо. 
   Единственное, на что меня хватило, это в конце третьего дня развернуть "интерфейс" и посмотреть "журнал событий". Как и ожидал, там находились только те фразы, которые появлялись в процессе моего "квеста" (вспомнил, осознал, послал подальше) и никакой дополнительной информации. Поэтому я его с облегчением свернул, надеясь, что следующий раз, когда он мне понадобится, настанет нескоро.
   Наконец, на четвертый день я проснулся рано утром с ощущением невероятной бодрости. Действительно, захотелось вскочить (что и было проделано) и куда-то бежать (а вот тут проблема - "длины проводов" не хватит). С трудом дождался недовольного Даниэля (ну разбудил по "связи", ну потребовал прийти побыстрее только потому, что я этого хочу, злиться то зачем), которого пришлось успокаивать "стратегическим оружием". Как и предполагалось, подействовало на сто процентов и уже довольный Мастер энергично мудрил что-то над принесенной переделанной "батарейкой".
   За процедурой повторного подключения, кстати, без проводов (две специальные пластинки, закрепленные на спине и все), последовало объяснение внесенных изменений. Если коротко, то Даниэль уменьшил габариты и вес, после чего большая сумка с неудобными лямками превратилась в аккуратный и довольно легкий рюкзачок (какие красивые картинки... о, хочу на него такую же висюльку!), и добавил накопители. Соответственно, теперь отключение замкового артефакта проблемой не будет. Вот только возникшее ощущение "куклы на батарейках" стало еще сильнее (ага, и картинка подходящая). Правда, время автономной (еще одно умное слово вспомнил) работы зависело напрямую от того, сколько буду потреблять энергии. Выяснить это предполагалось опытным путем, и блеснувшие глаза заставили внутренне содрогнуться. Похоже, намечались очередные издевательства надо мной, любимым.
   Собственно, Даниэль медлить не стал и после состоявшегося "поглощения" принесенной еды потащил в свою лабораторию. До конца того дня я там и застрял. И еще половину следующего. Эти бесконечные "сожми-разожми", "встань-присядь", "наклонись-выпрямись". Капелька крови от укола там, маленький разрез здесь. Сати немного боялась происходящего, поэтому ощущения полностью брал на себя. Но такая боль, право слово, сущая мелочь. Потом приходилось неподвижно стоять (лежать, сидеть), пока вокруг тела крутилось множество светящихся паутинок, а Мастер внимательно через них меня рассматривал.
   Все это начало уже утомлять и раздражать, но что-то внутри останавливало от того, чтобы перестать подчиняться его требованиям, хотя такую возможность чувствовал. Напряжение потихоньку росло, не спасали даже горы еды, которые непонятно куда проваливались, что тоже служило объектом исследований, и уроки по языку и письму, проводимые в очень странной, осторожной форме, будто Даниэль чего-то опасался. Вообще, при обучении ничего, кроме деревянных пластинок с вырезанными на них буквами и, на мой взгляд, уж слишком детских книг с картинками растений, птиц и животных я от него не получил. В некоторых из них даже были, похоже, специально вырваны страницы. 
   Но вот, наконец, через два дня Даниэль дал понять, что с исследованиями закончил (временно, увы, временно) и разрешил выходить из комнаты по собственной воле, правда, с сопровождением из служанки и стражника. Но маршруты были ограничены. Из того, что хотел, смог побывать только на крепостной стене и полюбоваться окружающим миром с высоты. Там и провел большую часть времени. Что могу сказать, красота невероятная! Сати тоже была в полном восторге. Другие варианты маршрутов оказались скучнее и вели в столовую, лабораторию и комнату с ваннами (ура, вспомнил это слово), где меня еще раз помыли (б-р-р, приятно, конечно, быть чистым, но так и до смерти затискать могут). Прошло еще несколько дней и вдруг неожиданно мне дали полную свободу перемещения по замку без сопровождения. Но, как оказалось, не совсем. Даниэль тут такого наворотил... 
   Во-первых, перед этим он очень долго инструктировал. Что можно делать, а что нельзя, причем тщательно проверил, все ли я запомнил. Если коротко, то ходить и смотреть можно, а трогать ничего без разрешения нельзя. Отдельной темой шло общение с людьми. Как ни странно, но запрета не было - говори сколько влезет, правда, если сможешь (ведь знает, что еще ничего не понимаю и не могу произнести, старый... хм). Главным было другое. Ни в коем случае нельзя к людям прикасаться! Даже если очень хочется или просят. Нельзя и все! А вот им можно! С его, правда, разрешения, но можно. Причем сказанное было передано в форме категоричного приказа. Сначала это разозлило, и я даже хотел нарочно проигнорировать (ну не верил, что запрет подействует), но потом подумал и... хрен с ним, соглашусь, а там видно будет. И по возможности убедительно (но пальцы за спиной, вспомнив, зачем это, на всякий случай скрестил), обозначил по "связи" свое согласие. И кстати, с удивлением заметил, как Мастер с облегчением вздохнул.
   А во-вторых... а во-вторых, было гораздо интереснее. Ладно, он сам постоянно проверял мое местоположение ("связь", чтоб ее), но, помимо этого, Даниэль еще создал (придумал или знал про такой, в общем, неважно) артефакт, который делал то же самое, включая контроль здоровья. После чего установил его в отдельном помещении рядом с казармой и поставил там пост охраны, замучив инструктажем выделенных стражников аж до синевы под глазами. Теперь, если что-то случится (днем или ночью - неважно), то несколько упакованных в доспехи и обильно потеющих (попробуй побегать в коже, железе и с тяжеленной палкой, то есть с мечом) мужиков бросится сразу меня спасать. А с учетом того, что прибегут они явно злые (я бы сказал - очень злые), то любую неприятность ожидает крайне несчастливое будущее.
   Было желание что-нибудь сымитировать и посмотреть на это зрелище (пару раз проведенная Даниэлем учебная тревога не в счет, так неинтересно), но я подавил его, хотя Сати вся изнылась, упрашивая. Хватит с них и учебной беготни (сестренка, отстань, хочешь - посмотрим еще раз в дневнике). Кроме того, пару раз обманешь, и на третий могут побежать не так резво или вообще не побежать... а пойти. И не успеть. Не успеть к чему, правда, не совсем понятно, но мало ли. А не совсем понятно по простой причине. "Тех", кто хотел что-то мне сделать так и не нашли. 
   Причем было ощущение, что особо и не искали. Хотя Мастер мне поверил, это точно. Собственно не поверить невозможно, "связь" лгать не позволяла в принципе. Но вот почему ничего не предпринял - вопрос. Вопрос, который я ему обязательно задам, когда выучу местный язык. А необходимость этого уже бросалась прямо в глаза. 
   Слишком уж много между нами недомолвок, которые он, а кое-какие и я, накопили за последнее время. Но при этом в общении аккуратно старались их не касаться. Да, "связь" лгать не позволяла. Но вот недоговорить или просто спрятать нужную эмоцию или информацию - спокойно. Чем мы с ним и пользовались. Правда, Даниэль явно выигрывал с разгромным счетом в этом противостоянии. Хотя, какое противостояние, скорее: я знал, что он знает, что я знаю, но друг друга не спрашиваем. Как-то так. И на данный момент подобного молчаливого договора было достаточно.
   Вчера, кстати, я, наконец (после неоднократного напоминания), смог посетить оружейную комнату. В целом это оказалось очень интересным (в некоторой степени), но полностью провальным событием! Я так на него рассчитывал, а в результате не вспомнил ничего! Может, правда, потому что оружие в руки взять не позволили. Отказ был категорический, и с ним пришлось смириться (вот, старый... погоди, вспомню нужные слова, обязательно все выскажу!). 
   Так что зашел, полюбовался, не трогая, стойками, в которых были закреплены мечи и копья (слово осознал, но сопутствующие картинки не выскочили). Потрогал связку щитов. Походил вдоль стоек с доспехами. Отдельно залип возле стеллажа с арбалетами (как бы в руки взять, но, увы). И к сожалению, ни одной картинки в голове не всплыло (Сати сначала заинтересовалась, но вскоре ей быстро стало скучно). 
   Попробовал все-таки уговорить дать в руки меч. Неожиданно согласились. На учебный. Почему учебный? Да потому что из дерева! Однако вручали так, как будто это смертельное для окружающих оружие. Кстати, помимо Даниэля, Анри и начальника местной охраны Теодора, присутствовали еще два стражника, внимательно за мной наблюдающие. Причем, судя по мерцающей сеточке на их доспехах, там была наложена какая-то защита. А когда я взял меч в руку, взгляды всех присутствующих странно напряглись. Эмоции... эмоции были разными. От легкого интереса Анри и равнодушия Теодора (он, кстати, почему-то почти не испытывал эмоций, даже странно) до настороженности, смешанной со страхом, у стражников. А Даниэль, вообще, прикрыл "связь" и интерес к происходящему выдавали только глаза. 
   И что он пытался разглядеть? Ну, повертел я эту палку (другого даже слова не подберешь), баланс у нее отвратительный (ого, "осознал", но... картинки опять нет, вот блин). Взмахнул пару раз. Неудобно. Попросил второй "меч". Покрутил в руках пытаясь вызвать хоть какие-то воспоминания. Пустота. Попробовал сделать что-то похожее из того "озарения". Получилось отвратительно! Как будто совсем не умею... не умею... та-ак, спокойно! А я ведь действительно, кроме обрывков каких-то движений и поз... ничего не помню! И соответственно не умею! Похоже, придется (а ощущение было, что придется) учить все заново. Интересно только у кого и когда ("эти", судя по настрою, на данный момент учить явно не намерены). Печально, но почему-то, кроме легкого сожаления, ничего не ощутил. Поэтому спокойно отдал мечи выдохнувшим с облегчением стражникам и пошел на выход.
   ...
   Вынырнув из воспоминаний, я неожиданно осознал, что сейчас пытаюсь попасть (Сати, ну зачем это нужно?) в одно закрытое, но, однозначно, ну очень интересное помещение (ты уверена?) и уже присмотрел (присмотрела) подходящий маршрут. Хм, в принципе... если так и вот так, то попадем. Ладно, вроде прямого запрета нет, погнали! Ой, стоп! Вызов от Мастера! Где? У входа в донжон? Сейчас буду!
   Я метнулся туда, рассчитывая быстро вернуться (ну зачем я ему нужен-то, до ужина далеко, а свои эксперименты на сегодня Даниэль закончил). Однако, уже подбегая, заметил рядом с Мастером незнакомую женщину. Незнакомую, потому что за то время, что я бегал на "свободе", успел увидеть всех проживающих в этом замке. А ничего так женщина, красивая. И в "нужных" местах довольно фигуристая. Даже слишком. Размера этак на два (не знаю, что это значит, но чувствую, что слова к месту, в смысле, слова относятся именно к "этому" месту, хе-хе). Одета довольно просто, однако куртка и брюки выглядят добротно (а почему не платье, странно). 
   Стоп, а где эмоция "какая она красивая" от Сати? Она же ее постоянно вставляет. Как интересно! И чего это вдруг сестренка так напряглась внутри меня? Сати, ты ее... узнаешь? Молчишь? Боишься? Что за чувство?! Как кролик перед удавом. В ней же ничего страшного нет. И странного. Не считая глаза. Левого. С необычной формы зеленым зрачком. Хм, ну и что? У меня тоже глаза разного цвета! 
   А чего это женщина покраснела так? И руки задергались? Ой, кровь из носа пошла! Эй, ей что, плохо? Ай! Не надо! Не надо меня "так"! Ты же меня сейчас всего зальешь! И раздавишь! А стоять я и сам могу! И не надо так вжимать между своими... двумя! Так и задохнутся недолго! Да что это такое! Мастер, спасите (а он стоит и улыбается, вот сволочь старая...)! А-а-а! 
    
    
   Даниэль Люцифиано
   Даниэль с умилением и ностальгией смотрел на разыгравшуюся сцену. Главное, с полным удовлетворением. Все получилось даже лучше, чем предполагалось. Вчера вечером, думая чем бы еще подтолкнуть память Сати, он неожиданно вспомнил про ее общение с травницей, которое зародилась после случая с глазом. Более того, именно Кайнэ в свое время помогла преодолеть неумение общаться с человеческими детьми. И она же стала постоянной спутницей Сати, когда та приезжала. А Даниэль с удовольствием смотрел на их общение и игры.
   Со стороны, конечно, это сложно было назвать дружбой. Сати, когда Кайнэ появлялась в замке, начинала прятаться, а та активно искать и, как правило, находить. Потом Сати от нее бегала. Причем обычно все заканчивалась тем, что Кайнэ догоняла, обвязывала зачем-то веревкой и тащила за собой в какое-нибудь укромное место. Потом обе выползали оттуда раскрасневшиеся и старавшиеся не смотреть друг на друга. Что они там делали, Люцифиано не интересовался, главное, Сати ему не жаловалась, даже когда Даниэль спрашивал напрямую. 
   Успокоившись, после этого они вели себя как две образцовые подружки, причем Сати обожала кататься на плечах Кайнэ, а та с удовольствием ее возила. А однажды он застал их за тем, что вымотанная работой и вцепившаяся в Сати, Кайнэ лежит головой на ее коленях и спит, а та гладит рукой по волосам и чему-то рассеяно улыбается...
   И сейчас, мало того, что реакция Кайнэ оказалась такой же, как и тогда, даже наверно более сильной. Так они еще явно узнали друг друга. А какое у Сати, то есть теперь Эли, выражение лица, хе-хе, и эмоции, что сейчас до него доносятся! Отлично! Все это однозначно подстегнет память в нужную сторону. И к тому же травница обеспечит Эли еще один дополнительный контроль. А Даниэль с удовольствием понаблюдает за ними. Не говоря уже о том, что Кайнэ лучше из всех, кроме него и Анри, приспособлена для такого тесного общения с химерой. Будет особенно интересно посмотреть, сможет ли травница теперь ее догнать. И еще... как на их общении скажется разница в возрасте. Все-таки уже почти двенадцать лет прошло.
    
    
   Травница Кайнэ. Чуть ранее...
   Когда господин вызвал ее в замок, Кайнэ удивилась, но не сильно. Наверно нужна какая-то трава, собрать и обработать которую надо строго определенным образом. И он хочет это во всех подробностях объяснить. Были иногда такие заказы. Но появившись в замке и заведя во двор своего верного лошака, она обнаружила господина уже тут, ожидающего ее с каким-то нетерпением.
   - Вы звали, господин Даниэль? - Спросила она, с тайным злорадством наблюдая, как поморщилась проходящая мимо прислуга. Но привилегию обращения по имени она получила еще много лет назад и не собиралась от нее отказываться.
   - Да. Кайнэ, я хочу тебя кое с кем... познакомить, - с необычно странной интонацией произнес хозяин замка. - Она сейчас появится.
   Девушка удивилась. Господин, что нашел ей помощницу? Зачем, она и так прекрасно справляется! Или... замену?! Она провинилась? В чем? 
   Поток возникших беспорядочных мыслей прервала тень, метнувшаяся из-за угла и резко остановившаяся перед ними. Это оказалась девочка, одетая в нарядное платьице, с изумительным кукольным личиком, красоту которого не портил даже тонкий шрам-линия через левый глаз, и белыми, распущенными волосами до плеч. На спине, закрепленный ремнями, висел небольшой мешок. Необычно разные глаза, голубой и серебристо-серый, с любопытством уставились на нее.
   Чем дольше они смотрели друг на друга, тем больше девочка кого-то напоминала. А еще странное чувство, поднимающееся изнутри... чувство, которое Кайнэ не испытывала уже много лет. Девочка, как же ты похожа... похожа?! Это не похожа... это "она"! Ощутив, как из носа что-то закапало, травница сделала шаг вперед и увидела, что любопытство в глазах девочки тоже уступает место узнаванию (точно, она). Затем заметила, как та сделала маленький шажок назад, потом еще один... не уйдешь! (хвать) Да! Да! Это "она"! Моя... прелесть!
   Слегка повернувшись и отыскав глазами господина Даниэля (при этом, не прекращая крепко прижимать к себе трепыхающееся тельце), Кайнэ обратила внимание, с каким удовольствием он наблюдает за происходящим. Более того, поймав взгляд травницы и прочитав там вопрос-мольбу, господин кивнул, подтверждая ее выводы. Что-то закапало с подбородка, прокладывая себе путь по лицу мокрыми дорожками...
    
    
   Недовольная девочка Эли
   Что делать, когда весь мир против тебя? Идти уничтожать мир, или... приспосабливаться. Мало мне было Даниэля, так, оказывается, тут есть еще один, вернее, одна особа, которая ко мне, ну очень... неровно дышит. Точнее, как я догадываюсь (ну не тупой же), к девочке Сати, которую они оба когда-то знали. Конечно, интересно, что с ней все-таки случилось, но сейчас актуальный вопрос следующий - когда меня отпустят! И опустят вниз! 
   Так, а это что? Уже сверху кровью заливают?! Хм, на кровь не похоже. Слезы? Эй, а ты чего рыдаешь? Не, ну вот как тут злиться? Ладно уж, обнимай, разрешаю. И я обниму! Все, успокойся. Ну, хочешь, по волосам поглажу? Сильнее зарыдала?! Да как же с вами сложно женщины! Ох, терпение, только терпение...
    
    
   Даниэль Люцифиано
   Даниэль с удивлением наблюдал, как сопротивляющаяся вначале девочка, прекратила дергаться и обняла (опасно) заплакавшую травницу (эх, ведь уже взрослая женщина, а разрыдалась-то как...), обхватив ее руками и ногами. Потом подняла ладошку и стала гладить по волосам (а ведь сказал, что нельзя без разрешения, но вроде обошлось), одновременно пытаясь передать успокаивающие эмоции. И к удивлению Даниэля, у Эли получилось. Постепенно рыдания прекратились, потом руки расслабились, и девочка выскользнула на землю. Правда, при этом она по-прежнему держала за руку Кайнэ, аккуратно поглаживая тыльную сторону кисти. 
   Однако... о как! Опыт?! Возможно, но тогда явно не Сати. М-да, а палочка-то о двух концах оказалась. Ладно, все еще впереди!
   - Кайнэ, ты успокоилась? - Спросил Люцифиано травницу и, увидев судорожный со всхлипыванием кивок, продолжил, - пошли в кабинет, я тебе сейчас все объясню про Эли. Да-да, ее "теперь" зовут именно так, понятно? Давай пошли, и да, она может и дальше держать тебя за руку...
    
    
   Очень... терпеливая девочка Эли
   - "Дайте мне терпения. Хоть кто-нибудь! Как же я надеюсь, что рано или поздно "это" закончится..." 
    
    
   Утро, три дня спустя
   Я стоял, смотрел на себя в зеркало и думал. Думал о бренности бытия. Что все тлен. Что все в мире рано или поздно проходит. Пройдет и "это". Надеюсь. Искренне надеюсь. Очень искренне надеюсь...
   К сожалению, мои попытки привести свои нервы в порядок пока ни к чему не приводили. Потому что уже знал - "это" не закончится никогда! На заднем плане сознания радовалась (как красиво!) Сати. И чему радуется, дуреха? Я еще раз, нахмурясь (вернее, пытаясь нахмуриться - выходило откровенно плохо), внимательно осмотрел открывающееся зрелище. Ну что можно сказать... Я думал, раньше было плохо и ужасно? Думал, что хуже быть не может? Может! Оказывается, еще как может! 
   Сил злиться уже не было, поэтому я просто смотрел. Смотрел на эту белую, идеально ровную и гладкую (прощай шрамы) кожу, на эти розовые, как будто подсвеченные изнутри, щечки с ямочками и аккуратный носик. На кажущиеся еще более большими, мерцающие маленькими и таинственными искорками глаза с красивыми нереально пушистыми ресницами. На пышные, отливающие серебром волосы, ровной волной (волосок к волоску) спускающиеся на плечи. Даже обгрызенные ногти (Сати, ну сколько можно, чуть отвлечешься, вечно в рот тянешь...) превратились в аккуратные заостренные перламутровые коготки. На, зубки - жемчуг, а губки - коралл и остальные мелочи, эпитетов уже не хватало.
   Кукла! Фарфоровая (в голове, не вызывая интереса, мелькают картинки и образы) кукла! Большая игрушка для детей. Вспомнив Мастера, криво (это я так думаю, изображение в зеркале считает иначе) усмехаюсь - для взрослых, даже возрастных детей. Потом перевел взгляд на развернутый "интерфейс", вернее, на серебристо-серую полоску снизу, заполненную до конца на сто процентов. Полоску, которую я сегодня (и ведь тоже радовался... сначала), наконец-то, смог активировать. С надписью "Покров".
   Нет, то, что шрамы исчезли, это здорово (насовсем или были спрятаны, еще вопрос). То, что теперь я не могу порезаться или пораниться и спокойно беру в руки раскаленную кочергу (до откровенных издевательств над собой пока не дошел, но ткнуть, царапнуть и ухватить, сделал) - тоже хорошо. Но вот цена... ну почему он такой?! "Милота" и "няшность" просто зашкаливает! Да меня Кайнэ до смерти затискает. А про Даниэля, вообще, молчу. Теперь время, которое он тратит ежедневно, чтобы пообнимать и потрепать за волосы, увеличится как минимум в два раза, если не больше. 
   А главное, я пока не знаю, как отключить! Только если с ногами забраться в камин! Хм, а это идея. Но придется раздеться, так как одежда сгорит. Потом дождаться когда "покров" полностью израсходуется и... и что дальше? Он же просто восстановится и все. Не говоря уже о том, что будет момент, когда защита исчезнет, а я еще в камине. Нет, так не пойдет. Ну почему ты не подумал о таком "предыдущий я", а?! Или все запланировал специально и хихикал, зная, что меня ожидает?! Какая же ты сволочь... был!
   Так, судя по отклику от "связи", Даниэль уже идет ко мне в комнату. Ой, что сейчас будет... хотя, Сати, ты радовалась? Вот и наслаждайся! А я ушел думать об этой самой, как ее, точно - бренности бытия (нужно, максимально полно отстраниться от управления телом, должно помочь)! И не надо начинать хныкать! Тебе же нравится! Нет? То есть нравится, но не так много? Что же, увы, но надо потерпеть. Надо, Сати, надо! Ну, я пошел...
    
    
   А в это время...
   Яркий солнечный луч, отразившись от высокого золоченого шпиля собора, проник сквозь распахнутое окно в кабинет и заплясал, медленно перемещаясь по разбросанным на столе документам. Человек, сидящий в кресле, вздрогнул, как будто очнувшись ото сна. На самом деле он работал. Да, именно так. Был погружен в утомительную работу по изучению этих отчетов. Очень утомительную...
    "Да пошло оно все!" - мысленно крикнул человек и в раздражении отбросил бумагу, которую уже долгое время держал перед глазами, пытаясь сосредоточиться на написанном. Не получалось. А все потому, что он ждал посетителя. Втайне надеясь, что тот споткнется и сверзится с крутой винтовой лестницы, ведущей в кабинет. Зная, что подобное не случится.
   Человек вздохнул, откинулся на кресле, насколько позволяла высокая резная спинка, и устало потер виски. Вот почему? Почему так происходит? Почему Свет отдыхает на детях? С каким удовольствием он бы ждал его отца. Посидели бы, выпили великолепного вина такой выдержки, что и на стол императору подать не жалко. Затем вспомнили старые деньки, когда создавали все то, что сейчас потихоньку разрушается. Да, незаметно, но признаки есть и их можно увидеть. И сын старого друга этому немало способствует.
   Увы, Никос давно уже в более светлом месте. А ему... ему еще рано. Пока не сможет найти достойного, того, кто способен сохранить и приумножить, а не просто бездумно пользоваться уже накопленным. Жаль, слишком поздно пришли в голову такие мысли. Конечно, варианты есть, но вот времени, что бы их "вырастить" и подготовить, почти нет.
   И чтобы оно появилось, нужно выполнить План! Предложенный "покровителями" и являющийся всего лишь частью чего-то большего, после долгих сомнений принятый, он был уже очень близок к началу реализации. И если все получится (не если, а когда, так надо думать!) уже никто и ничто не смогут разрушить их с Никосом детище, их (вернее, его) организацию! Слишком другой статус она приобретет. Главное, добраться до этого светлого (несомненно) будущего!
    Потому появившиеся на пути проблемы надо решать сразу, пока не переросли в нечто большее. Хотя, собственно, проблемой, после изучения всей предоставленной информации, человек ее уже не считал. Неудачный эксперимент или действительно кого-то спасли, интереса особого не вызывало. А вот то, что без внешнего источника энергии "это" существовать не могло, он отметил. Да и противодействие подобным созданиям уже наработано давно. 
   Поэтому, собственно, осталось решить единственный вопрос. Устранить проблему до начала Плана или во время "первого этапа", предварительно подготовившись, как предлагал "агент". Хотя он лукавит сам себе, вопрос уже решен. Грех не воспользоваться ситуацией и не поставить "кое-кого" на место! Неужели "он" думает, что не станет известно, по какой причине внезапно возник такой "благородный" (тьфу, противно) порыв возглавить "первый этап"? Кто бы еще дал это сделать.
   За дверью послышались шаги. Человек поморщился, но буквально через мгновение лицо разгладилось, а на губах застыла благожелательная улыбка. В кабинет без стука вошел высокий, широкоплечий (подкладки и нагрудник специально расширенный в этих местах, будто я не знаю, хе-хе) мужчина в сверкающих серебром и золотом (простое напыление, вот ведь хвастун) доспехах. Сделав несколько шагов к столу, он остановился, коротко поклонился (мог бы и ниже, паршивец), тряхнув гривой рассыпавшихся по плечам золотистых волос (солома, она и есть солома, что снаружи, что внутри). 
   - Эмиль фон Думкофф по Вашему распоряжению прибыл.
   Верховный магистр Ордена Карающей Длани Света Ричард де Кондье широко улыбнулся:
   - Рад приветствовать тебя, Эмиль! Надеюсь, все хорошо? Расскажи, что-нибудь, побалуй старика.
   - Не надо так, дядя, вы еще в самом расцвете сил!
   Наговорив друг другу витиеватых комплиментов (Эмиль при этом успешно смог избежать подробных расспросов о своей жизни), собеседники наконец-то перешли к поводу для данной встречи.
   - С огорчением вынужден сообщить Эмиль, что в связи с некоторыми обстоятельствами, сроки начала "первого этапа" немного сдвигаются (ах, какое выражение лица, прямо бальзам на душу, сейчас еще подбавлю, хе-хе). И у нас появляется время, которое я предлагаю использовать с толком. По агентурной информации в предгорьях Арата возникли проблемы с "измененными". Твоему отряду не хватает слаженности в общих действиях и определенного опыта, поэтому я предлагаю вам отправиться туда и провести своего рода учения в обстановке "приближенной к боевой". И да, в данном случае руководство должен осуществлять непосредственно командир (несколько недель в глуши, надеюсь, хоть немного научат тебя смирению и вежливости, мальчик, а твоих людей - дисциплине). Предлагаю обсудить детали...
  
  
  

Глава 7. Игры на свежем воздухе

    
    
    
   Город Канервиль, место главной резиденции Ордена Карающей Длани Света
   ...
   По городской улице, освещенной заходящим солнцем, шагал высокий широкоплечий человек в великолепных доспехах. Рука придерживала на боку знаменитый меч-артефакт, которым он уничтожил множество монстров угрожающих миру. Его золотые волосы красиво развевались на ветру. Лицо с благородным профилем мужественно смотрело вдаль, отражая мысли о грядущих победах. Жители города восторженно приветствовали и восхищенно шептали, глядя ему вслед - Герой!
   ...
   "Именно так и должно быть! Только так! Но почему они этого не понимают? Никто не понимает!" - крик души рвался из груди рыцаря Эмиля фон Думкоффа, того человека, который и шел по этой улице. 
   Нет, доспехи присутствовали, правда, были самыми обычными. А украшения с серебром и позолотой он заказал на них, когда вступал в Орден (деньги еще тогда папаша подкидывал). Позолота, правда, уже местами слезла, и Эмилю приходилось их подкрашивать краской, которую он выбил, то есть купил, у странствующего торговца не так давно.
   Меч тоже... был. Это все, что о нем можно сказать. Увы, но "тот", что подарил папаша на совершеннолетие, и который стоило называть мечом, уже давно заложен в ломбарде и, похоже, навсегда. Но вот волосы! Он же действительно за ними ухаживает, и они развеваются на ветру! И лицо у Эмиля мужественное и благородное! Так все говорят! Все, с кого он требует это сказать! А когда кулаком напоминаешь, так, вообще, восхищаются!
   Тогда почему сейчас никто не высказывает восторга?! Почему отворачивают глаза или прячутся в переулках? И разговоры стихают. Наверное... наверное, они не хотят мешать его мыслям! Да, точно! Вдруг герой размышляет о борьбе за мир во всем мире, а его собьют с этой мысли, кинув цветы к ногам, вот и не бросают. Верно! Так и есть! Эмиль широко улыбнулся своим мыслям, не заметив, как увидев это, в переулок шарахнулась, резко побледнев, попавшаяся навстречу парочка горожан. 
   Теперь нужно решить, что сейчас делать. Увы, денег осталось совсем немного, а рыцарь так рассчитывал, что дядя, в смысле верховный магистр (терпеть его не могу), как было предварительно обещано, объявит сбор и переход на казарменное положение. Что, соответственно, означало казенную лошадь, да и доспехи подремонтировали бы перед отправкой. Не говоря уже о постановке на довольствие и выплате аванса.
   Однако из-за возникшей задержки (по какой причине, этот старый пердун так и не пояснил), объявлены пока всего лишь учения, совмещенные с показательной карательной акцией (совсем уже эти "измененные" обнаглели, свободу проживания им, видите ли, подавай). Результат примерно такой же, как требовался, но точкой сбора отряда и получения всего того, что необходимо сейчас Эмилю, объявлен небольшой городок на севере, куда добираться предложено своим ходом (..."Как командир, вы, естественно, должны прибыть вовремя и даже раньше остальных рыцарей, мой мальчик" ...).
   Так что у него сейчас хоть и был выбор, но довольно небогатый. Можно выкупить лошадь (заложенную еще позавчера), но тогда денег больше не остается, и где Эмилю сегодня ночевать, да и на что кушать, непонятно. И это не говоря уже про то, что делать в дороге! Еще один вариант, опять переночевать в дешевой гостинице и воспользоваться услугами почтовых карет. Денег хватит, впритык, правда, но он явно будет добираться дольше требуемого. И... появление командира так поздно и без лошади тоже будет неправильно (именно что неправильно) понято. 
   Такое простое действие, как зайти в городскую казарму Ордена, там поспать и поесть, он даже не рассматривал. Это как Эмиль считал, серьезно бы навредило его репутации. Да и существовала вероятность столкнуться с рыцарями, которых... не хотелось в ближайшее время видеть (не надо играть в карты после такого количества выпитого). 
   И еще эти, будь они трижды светом прокляты, то есть, благословлены, ростовщики! Уже который раз напоминают о долге. Эмиль и сам знает, что надо вернуть, но денег нет, совсем нет. Папаша, чтоб ему икалось на том свете, мог и побольше монет в наследство оставить. Но мы такие святые, главное же - идея! Какая идея, чтоб его... главное, это когда все происходит, так как ты хочешь! И получаешь, чего ты хочешь! А Эмилю нужно так мало, всего лишь, чтобы им восхищались и... были готовы выполнить любое его желание! 
   Особенно женщины! Эмиль ведь их так обожает! И они его тоже! Правда, почему-то недолго. А потом что-то требовать начинают, просить. Деньги, например. Или совершать "неправильные" поступки. Приходится им "помогать", чтобы они осознали всю неправильность совершенного. А, помогать "осознавать неправильность", это так правильно и приятно. Увы, почти все не осознают, сопротивляются!
   Эмиль замечтался о том, как он будет помогать "осознавать неправильность" женщинам... девушкам... молоденьким девушкам... очень молоденьким... м-м-м...
   ...
   - Кого я вижу, "сам" знаменитый барон фон Думкофф, мой брат по Свету, собственной персоной! - внезапно раздалось над ухом. 
   Эмиль дернулся от неожиданности (его "красивое" и "благородное" лицо в этот момент скривила совершенно неблагородная гримаса), отскочил и судорожно схватился за меч. Однако увидев незаметно подошедшего рыцаря и узнав его, расслабился.
   - Барон Дэнис фон Кравер! Брат по Свету! Не надо так внезапно, я мог и... мечом, у меня же эти... рефлексы, вот! - ответил Эмиль, одновременно пытаясь принять гордый вид (и ни в коем случае не испугался, не-не).
   Барон, коренастый черноволосый с проседью человек, одетый в неприметный, но добротный доспех стоимостью на порядок выше того, что был на его собеседнике, слегка улыбнулся, наблюдая за потугами молодого рыцаря. Но не более чем слегка. Слишком опытен он был для большего показа своих эмоций. Чем меньше окружающие знают, о чем ты думаешь, тем лучше. Эту простую истину барон усвоил уже давно.
   - Эмиль, я слышал, твой отряд собирается в предгорья Арата? Сочувствую. Довольно глухое место и городок там так себе. Стоит хорошенько отдохнуть напоследок. Как насчет того, чтобы сходить на "красную" улицу? Например, в "Лаузиану"? Вполне достойная кухня и кроме того мне говорили у них недавно было пополнение. Неплохо бы оценить, как считаешь?
   Эмиль, сначала резко вскинувшийся и вспыхнувший глазами (вот это да, новые девочки) потом поник и нехотя выдавил из себя: 
   - Увы, но я должен подготовиться к столь ответственному заданию (а-а-а, как хочется туда пойти!). Я планирую (денег просто нет и, увы, но приоритет - лошадь) провести этот вечер в посту и медитации (пытаясь унять голод...), и отправиться уже рано утром (все равно под деревом снаружи города ночевать придется).
   - Ну что же так себя истязать-то? В твоем возрасте все-таки стоит больше думать о мирских делах. Но я уважаю столь благородный и светлый порыв, и не буду настаивать (хе-хе, как его перекосило), - произнес Кравер, сделав печально-постное лицо (насколько смог, при своем орлином профиле и паре шрамов пересекавшим его) и, выдержав паузу, продолжил: - Кстати, к слову, твой приятель шевалье Родерик Д'Алион планировал посетить сегодня это заведение. Жаль, что столь серьезная подготовка помешает вашей встрече. Ладно, мне пора идти, удачи в походе, мой брат по Свету!
   Выдавив из себя учтивые слова прощания, Эмиль мрачно посмотрел вслед уходящему рыцарю. Разбередил душу! Вот как теперь себя настраивать на голодный вечер под деревом, зная, что кто-то в это время развлекается. Причем рыцарь, раньше смотревший ему в рот и ловивший каждое слово! Правда, тогда он был простым оруженосцем. Но ведь только по протекции Эмиля, Д'Алилон возведен в рыцари! 
   И неважно, что Родерик доказал делом, что достоин, а также свою преданность Ордену и Свету, в битве при Конке! Тогда орда демонов прошла через образовавшуюся от землетрясения брешь в Стене, и их отряд целый день удерживал одну из позиций у реки, не давая прорваться к городу в этом месте. Ведь Эмиль там тоже был! Правда, он с ранением лежал в медицинской палатке. С серьезным ранением! У Эмиля был сильно поврежден... э-э-э, палец, точно! И он не мог держать меч! Но отрядом-то командовал! Передавая приказы через оруженосца! Хотя и не помнит какие.
   И тогда же Эмиль благородно отказался от награды в пользу семей погибших, и подписал прошение о возведении Родерика в рыцари. Именно благородно, и льдисто-вежливые глаза Верховного магистра тут совершенно ни при чем! И вообще, Родерик ему должен! Да, должен! За то, что стал рыцарем! А долги отдавать надо! Он, правда, уже отдавал несколько раз, но... долг же большой! Все Д'Алион еще не покрыл, однозначно! А потому, нужно сходить в "Лаузиану" и напомнить. И может немного задержаться... перед медитацией. Именно так он и сделает! Прямо сейчас! А коня можно и утром выкупить.
    
    
   Барон Дэнис фон Кравер
   Аккуратно выглянув из-за угла и проводив взглядом внезапно заспешившего куда-то Эмиля, барон мрачно усмехнулся, позволив, естественно, лишь тенью отразится этому на лице. Как Дэнис и предполагал, его недалекий собеседник проглотил наживку вместе с крючком. Родерик уже предупрежден и определенная сумма в золоте выдана. В том числе и то, что он должен (вот ведь невезение) проиграть Эмилю в карты или кости (неважно). 
   Что там дальше будет происходить, Дэнис знал наизусть (и как Свет терпит его... пристрастия?). Вопрос упирался лишь в то, хватит ли денег и сколько потом добавлять. Иногда развлечения Эмиля требовали в дальнейшем большого количества монет и не всегда даже они помогали. Эх, с каким удовольствием Кравер избавил бы Орден, да и мир от него, но...
   Обещание, данное отцу Эмиля под клятвой Света, которое дал Дэнис, в то время верный оруженосец Никоса де Кондье Верховного магистра Ордена Карающей Длани Света. Это же обещание дал и младший брат Верховного магистра, Ричард, возглавляющий Орден сейчас. А клятву Света, увы, нарушить невозможно. Вот и надеются они, что произойдет чудо, и барон фон Думкофф исчезнет... естественным образом. 
   В крайнем случае, подставится, как это произошло в битве при Конке (клятва, к счастью, ограниченно учитывала вред, нанесенный ордену, и кое-что позволяла). Тогда они смогли здорово его прижать. А уж то, что в свое время Ричард подговорил Эмиля после окончания академии и при вступлении в Орден взять фамилию матери (уже зная, что будущий рыцарь из себя представляет), вообще, отдельная история. Если коротко, тогда это прошло под соусом того, что он должен всего добиться сам. По крайней мере, фамилия де Кондье сейчас не осквернена, что уже хорошо! И Родерик. Его помощь тоже стала неоценимой. Один из немногих, нового поколения рыцарей, к кому Кравер испытывал искреннее уважение (чувствуя его в ответ) и присматривался. Пусть молодой, но это плюс, Дэнис-то, моложе не становиться. Придет время и...
   Ну а барон фон Думкофф... единственное что удается (не нарушая клятву), правда, без особого труда, это держать Эмиля на безденежном поводке. Что хоть как-то подавляет его натуру. Хотя особо стараться не приходится. Эмиль сам по себе транжирит деньги направо и налево, не задумываясь, откуда они берутся. Дэнис и сейчас бы ни монетки не выделил из того, что отдал им Никос (а это и была большая часть его состояния). И с удовольствием посмотрел, как рыцарь ночует под деревом, но в данном случае по делу Ордена Эмиль должен покинуть город и прибыть в указанное место вовремя. Что он явно не смог бы совершить уже в который раз. И клятва о себе напомнила.
   Наверное, можно было и по-другому, но лучше уж сейчас Эмиль отдохнет и спустит свою дурь под присмотром. И относительно адекватным появится в Арате. А там глядишь, кто-то из тех недовольных, быть может, все-таки... Дэнис резко оборвал свои мысли. Нет, он не будет думать об этом. Совсем не будет думать. Пока не будет.
    
    
   Утро следующего дня. Заведение с вывеской "Лаузиана"
   С внутренней стороны двора с крыльца спустился, пошатываясь, рыцарь. Правда, то, что это рыцарь, становилось понятным только по кое-как натянутым сапогам со шпорами. Вид у него был несколько... помятый. Лицо говорило о том, что большую часть ночи рыцарь провел, явно обнимаясь не с подушкой, а с бутылкой. А пятна на одном расстегнутом месте брюк свидетельствовали, что женщины тоже там были. Единственное, что немного выбивалось из обычной картины "хорошо отдохнувшего" человека, это белая рубашка, заляпанная чем-то, напоминающим кровь.
   Эмиль фон Думкофф очень... насыщенно провел ночь и не отказался бы от продолжения, но дела Ордена (чтоб их, как здорово все было, повторить сейчас еще раз...). Рыцарь, подслеповато щурясь от первых солнечных лучей, обвел двор мутным взглядом, который остановил на внешне симпатичной, но сильно накрашенной женщине, одетой в пестрое платье. Увидев, что на нее обратили внимание, женщина подошла и низко поклонилась. Затем, не поднимая головы, проговорила: 
   - Господин уже нас покидает? Дозволено ли мне спросить, когда он сможет заплатить... за развлечение? 
   Эмиль нахмурился, сжал руку в кулак, и коротко без замаха ударил женщину в живот, от чего она с легким вскриком отлетела к стене. 
   - Как ты, шваль, посмела открыть рот без моего разрешения? Ваше заведение должно быть радо тому, что я осчастливил его своим присутствием! - крикнул рыцарь и, чуть помолчав (переборщу, в следующий раз не пустят и кулаки не помогут...), добавил, - мне сейчас некогда думать о таких низменных вещах, запишите на мой счет. Вернусь из похода, отдам, а сейчас даже не смей напоминать об этом! 
   И подойдя, еще раз ударил ногой, по пытающейся подняться и кое-как вздохнуть женщине. Уже покидая двор, Эмиль внезапно кое о чем вспомнил и, развернувшись (лежащая на земле при этом вся сжалась), сказал:
    - Доспехи почистите и отправьте... туда, где я буду, ясно?! Чтобы через час они там были! И не дай вам Свет их испортить!
   После чего шатающейся походкой вышел на улицу.
   ...
   Некоторое время женщина лежала, но потом, убедившись, что Эмиль окончательно покинул двор, морщась и кряхтя, неуверенно поднялась на ноги, придерживаясь за стену. Развернувшись к входу в здание, она неожиданно увидела другого рыцаря, который вначале отдыхал вместе с предыдущим (только позже разошлись по разным комнатам) и тоже всю ночь не с подушкой провел, однако уже был одет в доспех, тщательно умыт и причесан, даже побрит. 
   Родерик Д'Алион внимательно посмотрел на женщину, спустился с крыльца и, подойдя, коротко спросил: 
   - Сколько, мадам Роза?
   Та, скривившись от стрельнувшей в спине боли, на несколько мгновений задумалась...
   ...
   Комната в полутьме. Большая кровать с балдахином. В расплывшимся на простыне красном пятне лежит, покрытое следами от ударов и кровавыми полосами, женское тело. Из комка спутанных волос, прикрывающих опухшее и разбитое лицо, раздаются всхлипывания и негромкие стоны. Рядом стоит девушка со слезами, капающими из глаз, и пытается аккуратно промокнуть раны салфетками, говоря при этом тихим голосом что-то успокаивающее.
   ...
   ... И потом негромко назвала сумму. Теперь скривиться пришлось уже рыцарю.
   - Почему так много?
   - Она получила сильные повреждения, пусть, к счастью, больше внешние, но внешность - это наше все, и теперь потребуется длительное лечение. Надеюсь, что успешное. Он сегодня сильно разошелся. А эта простушка еще радовалась, что первый раз будет с благородным...
   Рыцарь стиснул зубы, сдерживая раздражение, подумал, потом вытащил из поясной сумки флакон и протянул его женщине. Та взяла, тщательно осмотрела и сказала:
   - Максимум треть от суммы.
   - Хорошо, договорились, - и Родерик, достав мешочек с монетами, протянул женщине, которая, ловко подхватив его, согнулась в низком поклоне.
    - Там, чуть больше. Это дополнительно, за произошедшее и... дай немного той, с кем я был, заслужила. Пусть принарядится, купит себе что-нибудь. Надеюсь, когда я в следующий раз появлюсь в вашем заведении, она похвастается своими обновками?
   От блеснувшего взгляда рыцаря, выпрямившаяся было женщина, склонилась опять. Д'Алион немного подумал, затем достал из сумки еще несколько монет и, уронив их в мгновенно протянувшуюся и тут же исчезнувшую руку женщины, проговорил:
   - Сильно не напрягай ее. Это за недополученный доход. Ты все поняла?
   Внимательно посмотрев на согнувшуюся в низком поклоне женщину, он коротко кивнул и, резко чеканя шаг, ушел тем же путем, что и предыдущий клиент.
   Хозяйка модного борделя "Лаузиана", Роза Савиньон, выждав время, выпрямилась и, прошипев нечто вроде: "благородные, чтоб их...", кряхтя, поднялась на крыльцо и зашла в здание...
    
    
   Замок в горах. Эли
   Я бегал. И бегал на этот раз целенаправленно именно "я". Периодически прятался. И никак не мог понять, ну как "она" меня находит?! Причем у Сати такого вопроса не возникало, и сестренка считала это естественным. Правда, почему, объяснить не могла. Вот есть день и ночь, ветер и вода. И есть та, кто всегда тебя находит. Неизменная и незыблемая истина. Я был несогласен. Хотя постепенно одолевали сомнения. 
   Вот, например, сейчас я аккуратно и (надеюсь) бесшумно пробрался к переходу, по нему зашел в башню и начал спускаться. А снизу ко мне стала подниматься "она"! Ладно, хорошо. Переместился по стене (с наличием энергии и коготками от "покрова" такой способ передвижения был признан мной оптимальным и взят на вооружение) вниз, забежал в конюшню, являющуюся пристройкой к другому крылу здания. Там, через неприметную дверцу проник внутрь, два коридора, направо и... "она" идет навстречу! Вот как так?! Ведь даже эмоции стараюсь не читать, вдруг именно из-за этого меня ощущают и находят. Хорошо, побежали обратно. О, картинка выскочила. Хм, актуальность зашкаливает, остается понять, что делать?
   ...
   По коридору нервно оглядываясь, бежит мальчик в каком-то странном, слегка помятом костюме и с красным платком на шее. За ним не торопясь, идет мужчина, одетый во что-то блестящее. Отстает. Мальчик пробегает еще немного и за углом опять видит этого мужчину. Бежит обратно, несколько поворотов и... человек в блестящем костюме вновь перед ним. И так бесконечно. Интересно, кто устанет первым?
   ...
   Я сидел в своей комнате и ждал. Ждал, потому что первым устал я (Сати, вообще, ни на что не реагировала, трепыхаясь вялым комочком эмоций на краю сознания). Устал не физически, а эмоционально и совсем не удивился, услышав в коридоре шаги. Потом, постучав в дверь (вежливая, однако), в комнату зашла "она" - травница Кайнэ. Недоверчиво на меня смотря, медленно приблизилась к кровати. Да не буду больше убегать от тебя, не переживай! Стоит. Даже интересно стало, ну вот меня, будем считать, догнали. Дальше что? Ага, подошла ближе и обняла, встав на колени. Все?! А это что за звуки? Э-э-э, она что, собирается так заснуть?
   И только тут я заметил изможденное лицо и ощутил эмоции. Под основной радостью (наконец-то прикоснулась к своей "прелести") была сильная усталость и ожидание проблем при завтрашнем сборе травы. О-о, ничего себе у нее ноги болят! Ну и загнал девушку. Еще немного и Кайнэ бы просто свалилась без сил. Вот упертая. А я дурак. Доводить до такого состояния ее явно не следовало.
   Возникло сильное чувство вины. Аккуратно взяв травницу на руки (большая, а такая легкая), я переложил ее полностью на кровать, головой к себе на колени. Слегка проснувшись, Кайнэ вцепилась в них руками, но убедившись, что не исчезаю, заснула вновь. Ладно, ничего страшного, побуду с ней. Пусть поспит. Все равно Даниэль сегодня больше не придет, сообщив по связи, что занят. С утра закрылся в кабинете, и не выходит (мне самому появляться там запрещено, а он пока ни разу не приглашал).
   А волосы ничего так, шелковистые, гладить приятно. Интересно все-таки, зачем Кайнэ за мной гонялась? Неужели только ради того, чтобы заснуть на коленях? Думаю, скоро узнаю, так как больше не буду так бегать и мучить. Ну, только если слегка.
    
    
   Кабинет Даниэля Люцифиано. Даниэль и Анри
   Даниэль сидел за столом, откинувшись в кресле и сцепив руки в замок. Уткнувшись в них подбородком, Люцифиано мрачно рассматривал разложенные перед ним книги, карточки и свитки. Нет, конечно, еще много чего можно было показывать и учить, но... Даниэль чувствовал, что постепенно загоняет сам себя в угол. И пока никак не мог придумать, как же сделать все правильно. Раздался стук в дверь и, подняв голову, Люцифиано увидел зашедшего к нему Анри.
   - Ого, какой мрачный взгляд, - воскликнул тот, заметив нахмуренные брови Даниэля и, не меняя интонации, добавил: - Ладно-ладно, если я не вовремя, то не буду мешать твоим мыслям. Пойду мучить своими советами кого-нибудь другого.
   - Да нет, ты не мешаешь. Я просто немного...
   - Запутался и не знаешь, что дальше делать? - усмехнувшись, произнес Анри.
   Даниэль выпрямился, вскинув голову, и пристально на него посмотрел, но потом вяло шевельнул рукой и, вернувшись в прежнюю позу, сказал:
   - Ничего-то от тебя не скроешь, ладно уж, проходи, может, действительно стоит спросить совета.
   - Давай тогда, расскажи, в чем проблема. А то заперся, понимаете ли, в кабинете с утра, и всех посылает... далеко, - Леардо уселся в кресло, стоящее сбоку от стола, и с удовольствием вытянув ноги, внимательно уставился на хозяина кабинета.
   - Тебе Герда нажаловалась?
   - Не нажаловалась. Я принудил рассказать. Ведь из твоих слуг вытянуть плохое слово о хозяине можно только под пытками, вот я и... сказал, что не буду кушать собственноручно приготовленные пирожки, и они засохнут прямо в блюде на столе.
   - Жестокий ты человек, Анри! - усмехнулся Даниэль и спустя паузу продолжил: - Ладно, если коротко, то я тут пытаюсь составить дальнейший план обучения нашей девочки, но есть некоторые проблемы. Дело в том, что...
   Люцифиано замялся, подбирая слова. Леардо его остановил сказав:
   - Подожди, давай лучше сначала.
   - С какого начала? - удивился Даниэль.
   - С самого! Там, где нужно ответить на простой вопрос. Который звучит так: чего ты хочешь получить в результате?
   - Как чего? Чтобы на первом этапе она научилась говорить, потом читать и писать. Для начала.
   - И учишь ты, используя это? - Анри кивнул на россыпь карточек, лежащих на краю стола.
   - Да.
   - И еще книги, - Леардо показал на стопку, стоящую рядом с карточками.
   - Ну да, ты же сам периодически присутствуешь на занятиях и все прекрасно знаешь, зачем спрашивать? 
   - Терпение мой друг. Последний вопрос: а отделенные от них книги и карточки, это очевидно то, что вы выучили?
   - Да... - растерянно продолжил отвечать Даниэль, уже понявший, что его друг, как всегда, сейчас скажет что-нибудь нехорошее и не ошибся.
   - Ясно. Тогда ответь мне... и долго ты будешь мучить девочку?
   - В каком смысле? - воскликнул Даниэль, правда, почему-то отведя глаза в сторону.
   - В самом прямом! Сколько слов она уже выучила?
   - Э-э-э, не могу сказать точно, да и зачем? Чем больше, тем лучше, разве не так?
   - Верно, и на самом деле действительно неважно, сколько Эли сейчас знает, так как и так понятно, что с таким количеством слов она уже должна строить элементарные фразы, если не больше. Так почему этого не происходит?
   - Ну, идет наработка словарного запаса, - все неуверенней, комментировал свое обучение девочки, Даниэль.
   - Не многовато? Особенно для первого этапа? Тем более, столько уровней сразу. Я же вижу, какие карточки используются! Конечно, хорошо, что ты их сохранил еще с того времени. Но, я уверяю, такое количество слов не каждый крестьянин знает, не говоря уже об уровнях, и не пытайся сейчас что-то сказать про свою деревню, она у тебя особенная, - продолжил наседать на друга Анри. - А еще я предполагаю, что, кроме слов, вы больше ничего не учите. Может, достаточно?
   - Нет, еще недостаточно, она должна знать, столько... - остановился на середине фразы Даниэль, но Анри улыбнувшись, за него закончил: - Сколько знала Сати, так?!
   - ...
   - Так, - удовлетворенно произнес Леардо, глядя на смутившегося и замолчавшего Люцифиано.
   Тот, помолчав, резко вскинул голову и сказал, - хорошо, именно так и есть. Ты ведь это хотел услышать?
   - Нет, - неожиданно ответил Анри. - Извини, но я наверно не совсем правильно задал основной вопрос. На самом деле он должен звучать следующим образом:
   - Чего ты не хочешь получить в результате обучения?
   - Я не понимаю, - озадаченно произнес Люцифиано, однако, опять отведя глаза от собеседника.
   - Давай больше не будем играть в слова, я сам сейчас на него отвечу, - понимающе улыбнувшись, сказал Леардо и продолжил: - Ты очень не хочешь, чтобы научившись говорить, девочка спросила - "кто я", так как не знаешь, что ответить. И наверняка пресекаешь попытки сделать это по вашей "связи". Хочешь, чтобы она сама обо всем вспомнила и осознала себя как та, о ком ты так грезишь. Именно поэтому, кроме слов больше не даешь никакой информации. Эли наверно даже до сих пор не знает, где находится! А почему? Да потому что материалы подбираются даже из того что знала Сати тоже особенным образом. Остальное ты просто удаляешь! - Анри кивнул на несколько вырванных листов, выглядывающих из-под стопки книг.
   В кабинете повисло молчание, которое через некоторое время прервал угрюмый голос Люцифиано:
   - Ладно, я и тут не буду возражать, твои рассуждения полностью верны. 
   - Да верны, но не закончены, - сказал Анри, пристально посмотрев на друга. - Думаю, все же когда она сможет спросить, нужные слова будут найдены. Боишься ты другого...
   Леардо выдержал паузу и закончил:
   - Того, что осознав себя, девочка вспомнит кто она и про отца! И я уверен, что когда кое-кто думал про возрождение Сати, о том, что могут вернуться и такие воспоминания даже не вспомнил. Хорошо хоть сейчас это сделал, а не тогда, когда уже станет поздно! В данный момент ты просто тянешь время!
   Люцифиано несколько мгновений смотрел на друга, потом откинулся на спинку кресла и обмяк.
   - Да, опять ты полностью прав. И раз уж все столь досконально разложил по полочкам, тогда знаешь, как поступить?
   - Я знаю главное, так продолжаться дальше уже не может. Как минимум несколько вариантов подскажу. Ну а решение, все равно будет за тобой, ведь это твоя химера, - ответил Анри, сделав вид, что не заметил, как на слове "химера" поморщился Даниэль, и продолжил: - Еще хочу сказать, что не буду акцентировать свое внимание на том, что ты, по непонятной для меня причине, по-прежнему уверен, что в девочке должна очнуться Сати.
   Некоторое время Леардо буравил глазами своего друга, и, не увидев, никакой реакции, вздохнув, приступил к объяснениям:
    - Ладно, в общем, начал ты в данной ситуации в целом правильно. И подход выбрал действительно интересный. Но вот дальше немного не хватило хитрости. Впрочем, у тебя с ней всегда были проблемы. Я предлагаю сделать следующее...
    
    
   Кабинет Даниэля Люцифиано, спустя некоторое время
   Обстановка в комнате разительно переменилась. Друзья сидели рядом в креслах (Даниэль ради этого вышел из-за стола) и пили вино, бутылку которого Люцифиано достал из неприметной дверцы в стене сбоку от стола. 
   - Даже не хочу знать, сколько этого вина у тебя осталось, - сделав очередной небольшой глоток и зажмурившись от удовольствия, проговорил Анри.
   - Правильно, меньше знаешь - крепче спишь, - ответил расслабившийся и довольный Даниэль. - Спасибо, что в очередной раз выручил.
   - Тебе стоило ко мне пораньше обратиться, тогда бы меньше мучился.
   - Увы, столь умная мысль не смогла прийти в мою голову с уже высохшими от старости извилинами, - повинился Люцифиано.
   - Да ладно, по "извилинам" мне до тебя далеко. Я вот даже не пытаюсь понять, что такое "взаимно проникающая метрика пространства". Просто в некоторых вопросах не надо быть таким прямолинейным.
   - А давай я тебе сейчас объясню, про метрику?
   - Смерти моей хочешь?! - шутливо воскликнул Леардо, изображая крайнюю степень ужаса, потом посерьезнел и спросил уже с нормальной интонацией: - Лучше скажи, ты разобрался с новым обликом Эли?
   - Это бесподобно! - с энтузиазмом в голосе, и резко ожив, воскликнул Даниэль. - Такое поле для исследований!
   - Никакой другой фразы я и не ожидал. Уверен, что кое-кто уже успел замучить Эли своими проверками. Так что это такое?
   - Могу только повторить - просто бесподобно! - Даниэль поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, выдержал паузу и продолжил: - Судя по всему, это равновесная система отрицания локальных физических и температурных воздействий. Основой выступает поверхность живого тела носителя. Однако согласно концепции Ванкоффа, создание подобной структуры невозможно, как и такие сильные, причем заметь, временные изменения на клеточном уровне. Даже при высокой энергонасыщенности он допускал только частичное укрепление мембран. Ведь возникающие при локальном воздействии на поле поверхностного натяжения паразитные колебания повреждают целостность структуры, что приводит к ее разрушению. Однако тут применен очень интересный способ стабилизации с точечным перераспределением энергии, причем количество этих узловых точек, или, вернее, их плотность даже на небольшом участке кожной поверхности, просто невероятна. И если удастся провести анализ структуры узла и понять каким образом... то возможно... 
   ...
   Глаза Анри постепенно начали стекленеть, и вскоре он, вообще, перестал понимать, что говорит его друг. Спохватившись, Леардо замахал рукой перед лицом Даниэля, продолжающего увлеченно рассказывать. Тот наконец-то обратил внимание и остановился.
   - Фу, - демонстративно вытер пот со лба Анри. - Ведь говорил, что не понимаю таких сложных слов. Можно еще раз и попроще? Как для студента первого курса академии, ладно?
   - Ладно, - смутился Люцифиано, - извини, меня слегка занесло. Если проще, то это невероятно сложная и эффективная защита от ударов и температуры. И создается она не над поверхностью и даже не на поверхности кожи, а прямо в верхних слоях кожного покрова!
   - То есть Эли теперь... - начал Леардо. 
   - ...Не может обжечься и пораниться. Более того, способна выдержать даже непрямой магический урон, - закончил Даниэль, совершая небольшой глоток из бокала.
   - А если сильный удар, например, падение?
   - Равномерно распределится по всей структуре защиты, а инерция будет погашена противоположным по направлению энергетическим импульсом. И теперь я начинаю понимать, почему она выжила, упав с такой высоты, и даже не сломала ни одной кости.
   - Невероятно! - воскликнул Анри.
   - Согласен! Более того, эта защита самодостаточна и работает независимо от сознания!
   - Это как?
   - А вот так! Эли не может ее выключить! Да и инициация, как я понял, сработала автоматически, - довольный так, как будто сам сделал эту защиту, ответил Даниэль.
   - А почему именно сейчас?
   - Полагаю, что это результат восстановительных процессов, которые, похоже, продолжают идти в теле девочки. Во время своих исследований я обратил внимание, что та магическая структура, которую мы создали взамен уничтоженной, постепенно преображается. Подобные процессы идут и в организме. Похоже, происходит адаптация к новым условиям существования и как результат, активируются функции, которые ранее были недоступны из-за недостаточной энергонасыщенности. Э-э-э, извини, я постарался попроще...
   - Ладно, я тебя понял. Так получается, Эли теперь неуязвима? - продолжил спрашивать Анри.
   - Не совсем. Обратной стороной подобной эффективности является большой расход энергии. Причем, при полном истощении защиты повторная активация возможна, только при определенном уровне насыщения энергией кожного покрова. Кроме того, при очень сильном внешнем воздействии есть вероятность кратковременной перегрузки на небольших локальных участках, максимально удаленных от центральной части тела, например, пальцах. Да, и еще, сильное узконаправленное физическое воздействие с магической составляющей тоже способно пробить эту защиту.
   - М-да, а я уж было за нее порадовался.
   - Продолжай это делать, в целом защита гораздо эффективнее любой другой из существующих на данный момент. Причем намного.
   - Ладно, я тебя понял, остался последний вопрос, почему девочка теперь так выглядит? - Анри решил выяснить еще один момент, который шокировал, когда он увидел вчера Эли. 
   - Ты про внешний косметический эффект? При исчезновении защиты он пропадает. Хотя согласен, впечатляет! Я сам был сильно удивлен (полдня продержал Эли на коленях, гладя по голове и расчесывая волосы, пока не отошел).
   - Да уж. Когда первый раз увидел, то подумал, что ты где-то достал косметику восточных королевств и намазюкал на девочку.
   - Ну и слово подобрал. Рано в ее возрасте таким пользоваться. Так что все естественно, ну относительно, конечно. И вопрос со шрамами неожиданно оказался решен. Хотя странно, почему они так и не исчезли окончательно, учитывая столь хорошую регенерацию, - задумался, покачивая в руках бокал с вином, Даниэль.
   - Может ответ кроется в том, чем были нанесены эти раны? - сделал, после непродолжительного молчания, предположение Леардо.
   - Вполне возможно, мой друг, - меланхолично ответил ему Люцифиано, по-прежнему пребывая в своих мыслях.
   Некоторое время они еще поговорили, обсудив вопросы уже не касающиеся девочки, после чего Анри ушел из кабинета (аккуратно допив из бокала все до последней капли). А Даниэль вернулся за стол и стал в задумчивости перебирать разложенные материалы, неторопливо прикидывая новый план обучения.
  
  
   Спустя несколько дней. Стена замка. Эли
   Лежу на парапете стены замка (выбрал самую высокую точку) и любуюсь открывающимся видом. Вот сколько ни смотрел, а все равно не наскучило. Жаль, что меня пока не выпускают. А то бы с таким удовольствием прогулялся, потрогал каждое деревце. Но, увы. Поэтому пока лежу и размышляю, а Сати тихо дремлет после утренней беготни. Похоже, девочка отрывается по-полной, чувствуя себя в любом уголке замка в абсолютной безопасности (братик-то всегда рядом, хе-хе).
   Вспомнил про Кайнэ, улыбнулся. Тогда, после первого раза, через некоторое время (по моим ощущениям прошло часа три-четыре) она проснулась и, увидев (осознав), что лежит у меня на коленях, изобразила кита. Картинки этих существ, появившиеся в голове, вызвали восхищение, особенно фонтан воды, рвущийся ввысь. 
   Постель и всю одежду, которая была на нас, пришлось менять. Естественно, Кайнэ вызвалась меня искупать (ведь испачкалась же). Однако я и не подозревал, что в человеке может быть столько крови! Во всяком случае, судя по периодически бьющей из носа струе, у Кайнэ ее явно много. Даже воду в ванной пришлось менять на новую. Остается только понять, как она с такой проблемой жила раньше?! Или это реакция на мой новый внешний облик? Первые догонялки-то мы устроили, только через неделю после нашего знакомства!
   Затем, спустя два дня она опять появилась в замке. Я для приличия побегал. Сати еще хотела (ну очень хотела), но я сестренку остановил, потом дал себя поймать. Что могу сказать... хлипкие у нее веревки. Буквально на глазах расползались. Даже удивился, какая Кайнэ оказывается странная, бегать за мной несколько часов по замку, чтобы потом просто обвязать веревкой! Но увидев, как она расстроилась, не выдержал, подошел и дал себя погладить и потискать (не жалко, не сотрусь, а девушке приятно).
   Через несколько дней Кайнэ появилась вновь. Ну, стали крепче, но только слегка. Все равно, чуть дернулся и порвались. Опять утешал. Даже стыдно стало, она ведь так старалась. Ушла, одарив меня (как она думала) многообещающим взглядом. Ну-ну. Я, вообще-то, камни, из которых сложен замок, пальцами крошу (этот "квест" по стене, еще долго не забудется), хотя меч на них не оставляет и царапины (видел, как во время тренировки, один из стражников случайно задел стену мечом и потом его водили к Даниэлю лечить руку).
   ...
   Вынырнув из воспоминаний о травнице, стал перебирать все остальные события, произошедшие за последнее время. Самым значимым, конечно, оставалась активация этого "Покрова". Чувствую, что он доставит еще много проблем. Не своей эффективностью, как защита. Тут, наоборот, кроме восхищения, ничего нет. А вот изменение внешнего облика, когда он активен, это проблема. Еще раз с тоской подумал, какой "предыдущий я" сволочь, и стал вспоминать результаты исследований Даниэля. Это был первый раз, когда я сам старался помогать изо всех сил. Надо же до конца понять, что это такое.
   Интересные результаты получились, прямо сказать. Например, я спокойно лежу на самом краю высоченной стены и совершенно не боюсь, так как знаю, что даже случайно упав, в лучшем случае получу синяки, которые пропадут через несколько минут. И этот было проверено! Правда, в эксперименте Даниэля я падал максимум с высоты потолка комнаты. Но последний раз это было без кучи мягких матрацев внизу! Как результат - запланированный ремонт пола. А у меня никаких повреждений!
   Сати, вообще, после этой проверки стала перемещаться по замку столь экстремальными способами, что оставалось только мысленно хвататься за голову. Несколько раз останавливал буквально в последнее мгновенье. Чего стоит только попытка сестренки перепрыгнуть с башни на башню напрямую! Однако, к моему сожалению, главным выводом было то, что без внешнего источника эта защита (а ничем иным она и не являлась) превращалась в грандиозный пшик. Правда, все равно давая шанс на выживание.
   Еще я полностью, ну за исключением запретных мест, в которые из-за уважения к Даниэлю не лез, исследовал замок и окончательно определился с количеством проживающих. Удивительно, но их оказалось не так много, как ожидалось. Похоже, тогда, посмотреть на меня любимого, собрались все, а некоторые специально перебегали от места к месту, чтобы увидеть несколько раз. Кроме хозяина и его друга (статус Анри окончательно прояснился), все остальные в замке были прислугой и стражниками. Из основных это: экономка Герда, кухарка Марта, конюх Рони и, конечно же, капитан стражи Теодор. У последнего был еще помощник, какой-то странный, с зализанными назад черными волосами и лисьим взглядом. Но его я видел всего один раз, так как он находился в постоянных разъездах вне замка. Подчинялись им около двух десятков служанок и слуг рангом ниже, а Теодору порядка тридцати стражников. Точнее сказать сложно, так как каждый день их количество было разным. Объяснение этому довольно простое. Рядом находилась на данный момент недоступная мне деревня, откуда и куда они постоянно появлялись и исчезали. Причем из-за холмов ее видно не было.
   Отдельным пулом шли служанки хозяина, количеством в пять тел, больше всего соответствующие вспомненному слову - горничные. В их задачу входило обслуживание Даниэля и Анри. Милые, симпатичные, всегда готовые выполнить любое требование (именно эти девушки меня и мыли), они напоминали молодых мамаш, терпеливо обихаживающих и выполняющих любое требование своих великовозрастных детей. А старики как нельзя лучше подходили под это определение, и капризничали иногда даже похоже (хи-хи). В остальное время горничные занимались уборкой в покоях хозяев и по дому, хотя большей частью символической - чистота всегда была близка к идеальной. Странно, но периодически глядя, как горничные работают, у меня возникало желание поправить, или сказать, что они сделали неправильно. Причем, пытаясь понять, что именно, приходил к выводу, что не могу объяснить. Но ощущение неправильности оставалось. Со временем я просто стал игнорировать свои порывы.
   Кстати, Кайнэ всегда приезжала в замок из деревни, не пытаясь в нем оставаться даже на одну ночь. И еще пару раз оттуда появлялся кузнец по имени Варок. Такой низкий и кряжистый человек с длинной и окладистой бородой. Посмотрел я, как он легко пальцами подравнивал подковы, прежде чем подбить к копытам лошадей и подумал, что не так уж и выделяюсь со своей силой (вполне возможно, вообще, далеко не первая лягушка в этом болоте).
   ...
   Так, о чем я еще не подумал. Ах да, "интерфейс". Развернул. Ну, собственно, с прошлого раза он не поменялся. Только полоска "жизни" стала ощутимо больше. Процентов на пять. И еще при активации "дополнительной помощи", надписи к окружающим меня предметам теперь дублировались символами, обозначающими слова, изученные с Даниэлем. Причем это произошло без моего участия и даже не помню когда! Хотя и не удивительно, ведь после того, как не смог определиться, где на самом деле нахожусь и обидевшись на "предыдущего я", просто демонстративно перестал им пользоваться. Да, ребячество, но ничего поделать не могу, и, вообще, я разве сейчас не маленькая девочка?..
   ...
   Кстати, наконец-то произошел сдвиг в обучении. Несколько дней назад оно резко изменилось и мне стали объяснять, как пользоваться запомненными словами! Уже могу задать элементарные вопросы: "что это?" или "кто это?". Произнести короткие фразы: "хочу есть", "хочу спать", а также довольно важные... "хочу писать" и "хочу какать". Правда, когда их учили, Даниэль был менее бледным, чем обычно, а у меня щеки так и пылали, ведь сопровождалось-то все картинками по "связи".
   Стал чуть-чуть понимать, что говорят окружающие. Однако какой здесь сложный язык. Каждый предмет или действие обозначались несколькими, если не десятком слов, разными по звучанию и написанию (включая символы), но одинаковыми по смыслу. А построение фраз? Пять разных вариантов, из которых самым тяжелым для изучения был целиком завязанный на интонацию!
   ...
   Еще мне, наконец-то (что-то часто повторяю про себя это слово, но что поделать, действительно многое в первый раз), рассказали об окружающем мире. И такой огромный для маленькой девочки замок внезапно превратился в крохотную точку на карте, которую принес и показал мне Даниэль. При виде большого и длинного свитка, слова и понимание того, что там может быть изображено, сами всплыли в голове.
   Оказалось, что я нахожусь в так называемом королевстве Света, располагающимся относительно остального на карте в центре и немного вниз. Да-да, кстати, несколько раз переспросил про название. Именно так и называется. Правит им король Эрик Светоносный (даже не удивился, а кто же еще, хи-хи). Королевство, кстати, весьма небольшое, относительно, конечно. Около десятка городов на карте, а более мелкие населенные пункты, как я понял, просто не показаны.
   На западе расположена огромная империя... все правильно - Запада. Состоит примерно (почему-то Даниэль затруднился ответить, а на карте особо не показано) из пары десятков провинций, каждая из которых размером с наше королевство. На самом краю империи был еще какой-то большой лесной массив, судя по пометкам на карте, являющийся тоже отдельным государством. Но на вопрос: "что это?", Даниэль, фонтанируя странными эмоциями, неожиданно сказал по "связи": "давай попозже, хорошо?". Слегка удивившись, я от него отстал. Рано или поздно, думаю, все равно расскажет.
   На восток и ближе к югу - Восточные королевства. Причем именно так, во множественном числе. Почему названия совпадают с наименованием сторон света, Даниэль как-то затруднился ответить. Похоже, даже не задумывался, ведь это для него естественно.
   Вся нарисованная на карте суша окружена водой, с разного размера островами вдоль береговой линии. Моря, обозначенные с каждой стороны, тоже не удивили своими названиями. Материк (осознал и понял) резко сужаясь, продолжался вниз, туда, где карта... просто кончилась. Ладно, для начала неплохо, хотя по ощущениям мир должен быть гораздо больше (мелькнула картинка сине-зеленого шара в огромной черной пустоте).
   От Восточных королевств и империи Запада нас отделяют две большие горные гряды. Существуют постоянно действующие перевалы, позволяющие достаточно активно торговать, но, очевидно, недостаточно широкие, чтобы соседи захватили королевство. Почему они обязательно должны этого хотеть, непонятно, но внутреннее ощущение говорит, что если бы могли, то сделали. Например, империи, королевство точно не сможет сопротивляться. Размеры явно несопоставимы. Один из перевалов находится совсем рядом, хотя далеко и не основной, так как действует всего два раза в год, становясь в остальное время непроходимым.
   Судя по пояснениям и показанной отметки на карте, наш замок расположен в небольшой долине на западе королевства и получается, что за этими горами, которыми я любуюсь каждый день, уже земли империи. Называется он... Люциф. Похоже, местные жители не заморачиваются с названиями от слова "совсем".
   Но самое интересное было все-таки внизу. Огромная черная область без всяких обозначений, уходящая за край карты. И я даже смог перевести короткую надпись: "Земли Демонов". От них мы тоже отделялись горами, хотя и не сплошными, а так же довольно узкой полоской, протянувшейся небольшой лентой с запада на восток и полностью отгораживающий королевство от этой черноты. Надпись на карте вместе с пояснением по "связи" сложилась в вполне логичное слово: "Пограничье". Как сказал Даниэль, это не отдельное государство, а скорее некая зона, перекрывающая самое опасное место, откуда может быть осуществлен какой-то "прорыв", про который он так ничего и не объяснил, обещав рассказать попозже. Официально это была территория империи.
   По результатам рассмотрения карты, я сделал вывод, что королевству невероятно повезло. Защищенное со всех сторон горами, наверняка имеющее множество рудников и ведущее активную торговлю с соседями. Похоже этот Эрик, самый счастливый король на свете. Он и его семейство. Кстати, пока я рассматривал карту и выслушивал короткие пояснения Даниэля, то постоянно ощущал наличие у него какого-то внутреннего напряжения и готовности к чему-то, правда, непонятно к чему. Когда же в общих чертах все было показано, а свиток аккуратно свернут, с обещанием еще не раз принести для более подробного изучения, Даниэль стал на меня смотреть, ожидая лишь ему ведомой реакции. Не дождавшись и вздохнув с каким-то облегчением, спросил все ли на первый раз понятно и, получив утвердительный ответ, вышел, предложив продолжить занятия на следующий день.
    
    
   То же место. Чуть позже...
   Внезапно я обнаружил, что Мастер, оказывается, уже давно зовет по "связи" и даже начинает нервничать!
   - "Сати, блин, чего не предупредила? Дрыхнешь? А нечего было не спать и по ночному замку бродить. Сегодня не дам! В наказание! Чтобы не подставляла больше! Просишь прощения? Ну... я подумаю. А сейчас давай, дуем к Даниэлю, пока он не прислал тех дежурных стражников. Ребята же не виноваты в нашей с тобой задержке. Погнали!.." 
    
    
   Травница Кайнэ
   Пораньше освободившись (большая часть сегодняшней работы специально была сделана еще вчера), она в очередной раз за последнее время направилась в замок. Как удивительно, не заезжая в него месяцами и нисколько из-за этого не переживая, Кайнэ сейчас считала дни, если не часы, когда сможет там побывать. А все потому, что в замке появилась "она"!
   От воспоминаний из носа опять потекло. Да что это такое, ведь и траву специальную пьет и компрессы ставит! Ничего не помогает. От одной мысли о Сати, нет, теперь об Эли, начинает кружиться голова и сильно биться сердце. Единственное, что пока не получается, это "поиграть" как раньше. Но ничего, Кайнэ сегодня подготовилась! Ночь не спала, но веревку сделала с тройным плетением. Даже успела вымочить в специальном растворе. Должна выдержать! А если нет, то остался последний вариант, обратится к господину Даниэлю с надеждой, что он не откажет в просьбе сделать веревку крепкой. И тогда... при мыслях про "тогда" Кайнэ опять пришлось срочно лезть за платком.
   Замечтавшись и периодически вытирая темные капли, текущие из носа, травница не заметила, как добралась до замка. Однако, уже настраиваясь на поиск Эли, она неожиданно увидела господина, выходящего из дверей донжона во двор. Тот, обратив на нее внимание, махнул рукой, подзывая к себе. 
   - Привет, Кайнэ, как дела?
   - Все хорошо, господин Даниэль, вот... я тут...
   - Приехала навестить Эли?
   - Да... наверное, слишком часто... прошу прощения, господин! - занервничала травница.
   - Успокойся, - прервал он поток ее бессвязных слов. - Я еще в первый раз сказал тебе, что не возражаю, даже, более того, рад, что вы общаетесь.
   Но потом, осмотрев ее цепкими глазами, Даниэль несколько жестче продолжил: 
   - Только мне совсем не нравится, что ты тратишь столько сил. Так и истощение легко заработать. А ты мне нужна, очень нужна.
   Неодобрение, смешанное со словами о нужности, ввело Кайнэ в ступор. Пока она судорожно подыскивала ответ, хозяин замка внезапно активировал диагностическое плетение и провел им вдоль тела Кайнэ и, нахмурившись только ему видимым результатам, произнес:
   - Так и думал, ты уже почти на пределе, поэтому я запрещаю играть сегодня с Эли в замке. 
   У травницы потемнело в глазах от расстройства. Она так хотела... а если господин совсем запретит?! Это будет...
   - Потому сегодня просто пройдетесь к той небольшой рощице, в которой, как я помню, ты раньше играла с... "ней". Покажешь это место Эли. Заодно проверишь, как она выучила название растений и деревьев. А также животных, если встретите. И никакой беготни, ясно? Полежите на травке, пообщаетесь... девочке будет очень полезно для улучшения разговорных навыков. Все понятно?!
   Когда до Кайнэ дошло, что господин предлагает взамен, то от избытка чувств она бросилась перед ним на колени, бормоча слова благодарности. Тот поморщился и потребовал встать (всю жизнь Люцифиано ненавидел подобные выражения признательности, сталкиваясь при этом с ними постоянно). Травница поднялась на ноги, однако по-прежнему старательно наклоняя голову.
   - Подожди, сейчас я ее позову, - сказал Даниэль и сосредоточился.
   Однако прошло несколько минут, а Эли так и не появилась. Видя, как сердито нахмурились брови у господина, Кайнэ испугалась, что сейчас последует запрет и на поход в рощу, после чего ее опять бросило в отчаяние. 
   Внезапно он вскинул голову и посмотрел вверх. Проследив за взглядом, травница увидела, как небольшая фигурка неожиданно вынырнула с внешней стороны надвратной башни и на невероятной скорости побежала прямо по стене! Прошло буквально несколько мгновений и, оказавшись над ними, она бросилась вниз (сердце Кайнэ замерло) и превратилась в слегка запыхавшуюся девочку, которая с этого невероятного прыжка приземлилась на ноги так, как будто просто спрыгнула со стула.
   Под пронзительным взглядом господина, который на удивление спокойно отнесся к такому способу перемещения, Эли наклонилась и что-то невнятно пробурчала, шаркая по земле ножкой. Потом подняла голову и посмотрела на них своими невероятно красивыми и большими глазами. Кайнэ прямо почувствовала, как под взглядом девочки, раздражение хозяина замка утихает. Тот сделал несколько шагов, поднял руку и... опустив ее на макушку Эли, начал поглаживать. "Как кошку", - мелькнула мысль у травницы.
   - Сегодня я даю тебе разрешение на выход из замка, - сказал господин с теплотой в голосе и без малейших намеков на недавнее недовольство. И продолжил:
   - Пойдешь, прогуляешься с Кайнэ. Она тебе покажет одно место рядом с замком. Во всем ее слушаться! И не позднее, чем... солнце коснется вон той вершины горы, необходимо вернуться, поняла? Иначе заряд в артефакте кончится и Кайнэ придется тебя на себе тащить. А я сильно расстроюсь!
   Повернувшись к травнице, Даниэль произнес:
   - На самом деле она пока почти ничего не понимает, кроме простейших фраз, и я сейчас лишь повторил вслух, все то, что передал по "связи".
   Посмотрев на господина и взмахнув пару раз своими невероятно пушистыми ресницами (о, эти глаза), Эли внезапно слегка подпрыгнула и коснулась губами его щеки. Потом прихватив полу платья, присела в изящном поклоне. Хозяин замка застыл, прижав ладонь к щеке, затем через несколько длинных мгновений почему-то резко охрипшим голосом сказал:
   - Ну ладно, идите уж, - и, развернувшись, слегка шатаясь, пошел к входу в донжон, почему-то по-прежнему не убирая руку от лица, как будто что-то удерживая.
    
    
   Окрестности замка. Кайнэ и Эли
   Вот как выполнить распоряжение господина?! Кайнэ была в некоторой растерянности. Если до рощи они добрались почти без проблем (вывороченный камень, сделавший на дороге большую яму не в счет, скажет слугам, починят), то там... Эли оторвалась по полной. Кстати, на недоуменный вопрос, зачем она "это" сделала, девочка спокойно ответила:
    - Ящерица.
   И показала, как та юркнула под камень (наверно подумала, что в безопасности, наивная).
   А дальше... бедная роща. Хрустели ветки, трещали деревья. Взмывали в воздух кустарники. Разлетались большим пестрым облаком цветы. Травница пыталась сначала следовать за девочкой, но потом махнула рукой, и кое-как выровняв дыханье, присела на небольшой полянке. Наконец, немного успокоившись, перед ней возникла Эли с охапкой цветов и травы (вырванных прямо с корнями так, что даже комки земли еще свисали с белесых нитей). Вспомнив про наставления господина, Кайнэ, помогая себе жестами, попросила назвать собранные девочкой растения. Сначала травница подумала, что она не смогла понять, настолько неподвижно и без проявления внешних эмоций ее выслушали, но потом...
   Потом Кайнэ с возрастающим изумлением смотрела на Эли, пока та своим невероятно мелодичным голосом произносила слова. Девочка смогла назвать почти все, что сорвала. Только окончания и интонация были не всегда правильны, но и тут, когда травница начала поправлять, она послушно стала повторять, пыталась сказать правильно.
   Это занятие неожиданно увлекло Кайнэ и она начала специально разыскивать на поляне, а после по всей роще (главное, не замечать разрушений) еще не показанные растения. Затем перешли к деревьям и пролетающим мимо насекомым. Эли попыталась кого-то из них поймать, но те, как будто чувствуя что-то, упорно облетали ее по большой дуге. Потом они просто валялись на траве. Кайнэ с удовольствием положила (как приятно вспомнить старую привычку) голову на колени к Эли, а та перебирала ее волосы пальцами (вечность бы так лежала) и о чем-то думала.
   Однако время шло и травница, поглядывая на солнце, поднялась и со вздохом сожаления сказала:
   - Прости, Эли, но нам пора. 
   Девочка с явно видимой неохотой встала, но послушно пошла вслед за Кайнэ. Точнее, побежала, непрерывно кружа вокруг травницы, что-то высматривая, пока та не спеша (время еще есть, да и ноги ноют) шла в сторону замка.
   Они уже подходили к дороге, когда Эли, что-то увидев, с легким вскриком рванула вбок. Травница остановилась в ожидании и вскоре девочка вернулась, держа перед собой на вытянутых руках... кролика! Какой большой, подумала Кайнэ, разглядывая его. Удивительно, как он сюда забрался, обычно эти зверьки живут гораздо ниже по склону. Эли, с восторгом разглядывая свою добычу, громко воскликнула, демонстрируя ее травнице:
   - Кролик!
   Неожиданно, висевший до этого неподвижно зверек вздрогнул, дернулся, и, извернувшись, ударил с размаху задними лапами девочку прямо в лицо. И тут...
   ...
   Все произошло мгновенно. Вот кролик бьет Эли и... кровавые брызги разлетаются в разные стороны. А в руках девочки остаются только какие-то непонятные, свисающие с пальцев ошметки, с которых капает кровь на кучку чего-то, у ее ног. Эли с удивлением посмотрела на свои руки, потом, подняв забрызганное кровью лицо, взглянула на Кайнэ, и с уже вопросительной интонацией растерянно произнесла:
   - Кролик?
   Затем сделав несколько шагов, опустилась на колени и уставилась на ладони, как будто увидела их в первый раз.
   Кайнэ сначала тоже растерялась, но потом, вспомнив, кто сейчас Сати, то есть Эли, взяла себя в руки. Подойдя, она с успокаивающей интонацией в голосе, сказала девочке:
   - Все хорошо, ничего страшного, просто будь в следующий раз осторожнее, ладно?
   И попыталась погладить ее по голове, но Эли неожиданно вывернулась и отскочила в сторону. 
   - Ты чего? - удивилась Кайнэ.
   Однако девочка не отреагировала на вопрос, непрерывно переводя глаза со своих рук на травницу и обратно. Когда Кайнэ сделала к ней несколько шагов, Эли отбежала, не давая приблизиться. Затем, пытаясь вытереть ладони о платье, размазала по нему все, что на них было. Посмотрела на пальцы. Опять перевела взгляд на Кайнэ.
   Травница еще раз попыталась успокоить девочку:
   - Все хорошо, Эли. Никто тебя ругать не будет. Это же кролик. Просто дикий зверек...
   И опять шагнула к ней, намереваясь обнять. Девочка же вновь отпрыгнула, а на лице неожиданно проявились четко читаемые выражения страха и испуга.
   - Нет! - выкрикнула она Кайнэ, и когда та в шоке замерла, добавила: - Кролик, Кайнэ... нет!
   После чего с невероятной скоростью бросилась бежать вверх по склону к замку, мгновенно скрывшись из виду. Кайнэ постояла и, вздохнув, пошла за ней. В голове все перемешалось, но одно травница знала точно - Эли нужно обязательно найти и успокоить. И понять, почему она испугалась! Ничего же страшного не случилось, ведь так?
  
  
  

Глава 8. Кажется, дождь собирается

    
    
    
   Кабинет Даниэля Люцифиано. Даниэль и Анри
   Услышав шаги, раздавшиеся перед кабинетом, сидевший в одном из кресел перед столом Анри, встрепенулся и протер глаза, прогоняя навалившуюся дремоту. В комнате появился Даниэль, добрался до своего кресла и рухнул в него, уставившись невидяще куда-то вдаль. Спустя небольшое время очнулся и перевел взгляд на Леардо. В нем была такая сложная смесь эмоций, которую Анри даже не стал анализировать. 
   - Как она? - вместо этого спросил он.
   - Заснула, - ровно и без интонации, ответил Даниэль.
   - Что будешь делать?
   - Не знаю, - также безэмоционально произнес его друг. Потом пошевелился, с силой растер свое лицо руками и стал рассматривать ладони. Затем глухо проговорил:
   - Честно... даже не ожидал, что такое может произойти. Особенно в первый же выход за пределы замка. И ведь опять винить, кроме самого себя, некого.
   Помолчав, добавил с внутренней злостью:
   - Ну чего мне стоило нормально объяснить, почему ей сейчас нельзя прикасаться к окружающим живым существам? Нет, решил пока обойтись простым прямым запретом, в котором, вообще, упомянул только людей! Боялся, что начнет задавать лишние вопросы и оставил все на потом! А теперь что делать? И пускай это был просто мелкий зверек, сути момента, он не меняет! Я уже не говорю о том потрясении, которое Эли получила, да и мы все заодно!
   - Да уж, перепугала девочка изрядно. Не ожидал, что в таком маленьком животном может быть столько крови! Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. В конце концов, это был всего лишь кролик!
   "Это был всего лишь кролик..." - эхом пронеслось в голове Даниэля, а перед глазами опять встали сегодняшние события.
    
    
   Чуть ранее...
   Люцифиано сидел в своей лаборатории, когда от Теодора поступил сигнал тревоги. Поднимаясь наверх и гадая, что случилось, Даниэль ощутил присутствие в замке Эли, обрадовавшись ее возвращению. Правда, почему-то не смог прочитать эмоции. Когда же он вышел во двор, то был удивлен творившейся там суете. Взгляд зацепился за двух служанок, которые с выражением ужаса на лице сидели прямо на земле, при этом один из стражников пытался о чем-то их спросить, а другой внимательно осматривал стену. У приоткрытых ворот стоял капитан стражи, также разглядывая одну из створок и, одновременно, выкрикивал громким голосом команды своим подчиненным, выводившим лошадей из конюшни.
   - Что случилось? - спросил его Люцифиано, когда подошел ближе.
   - Ваша Светлость, э-э-э, ваша... подопечная... Эли... - с непонятными заминками, начал говорить Теодор.
   - Что, Эли? - встревожился Даниэль, пытаясь вызвать девочку по "связи" и натыкаясь на глухую стену. Нет, отклик был, но с "той" стороны общение заблокировали (и когда интересно она успела этому научиться?). Напрягшись, Даниэль, тем не менее все-таки смог ощутить ее эмоции, которые повергли его в ступор. Страх перед совершенным поступком, растерянность и испуг. Это было из основного, что он смог уловить. Мурашки пробежали по коже, застыв где-то в районе лопаток, где резко кольнуло.
   С уже нарастающим плохим предчувствием он перевел свой взгляд на Теодора, который наконец-то смог внятно сформулировать, что хотел сказать, прибегнув к короткой армейской манере:
   - Она вернулась с прогулки, Сир. Вся в крови. Травница... нет. Отправляю стражников на поиски, Сир.
   И только тут Люцифиано обратил внимание на то, что осматривал капитан стражи. На перекосившейся (каким образом?!) створке ворот был четко виден вмятый в деревянную поверхность отпечаток детской ладони. Кровавый вдавленный след со стекшей вниз красной капелькой. Переведя взгляд на стену, рядом с которой стоял стражник, он увидел темные полоски, тянущиеся от самой земли и прерывисто идущие вверх к одному из окон. "Похоже, это комната Эли... - отстраненно подумал он, и как проснувшись: - Окно комнаты Эли?!"
   Мысли, до этого вяло трепыхающиеся в голове, начали быстро выстраиваться в короткую цепочку, по мере осознания которой Даниэлю становилось все хуже и хуже: 
   - "...Он отправил Эли на прогулку с травницей Кайнэ". 
   - "...Девочка вернулась без нее, вся в крови и с эмоцией, что совершила что-то плохое". 
   - "...Неужели?!"
    В глазах у него потемнело.
   - Господин, Господин Даниэль! - сквозь шум в ушах, как будто издалека, раздался знакомый голос.
   Повернув голову, Люцифиано отстраненно отметил:
   - "Травница... стоит перед воротами, едва удерживая дыхание. Травница Кайнэ... Кайнэ"?!
   В несколько быстрых шагов Даниэль оказался возле нее и, схватив за плечо, активировал диагностическую печать, которая подтвердила то, что он видит - живая и здоровая (правда, явно нуждающаяся в отдыхе) травница! От избытка чувств он резко ее обнял, потом отстранился и спросил ошеломленную происходящим девушку:
   - Что случилось?!
   И по мере выслушивания сбивчивого рассказа, сжавшееся было тугой пружиной внутри напряжение, медленно отпускало, оставляя покалывание под лопаткой и тревогу за девочку. А в голове билась мысль:
   - "Как хорошо, что это был всего лишь кролик..."
    
    
   Кабинет Люцифиано. Текущее время...
   Даниэль невесело усмехнулся про себя. К сожалению, от этого "всего лишь" отмахнуться не получится и нужно будет что-то решать. Не так давно, взглянув правде в глаза, он уже смирился с тем, что когда Сати окончательно осознает себя, то придется рассказать гораздо больше, чем было запланировано. Но теперь ситуация еще сложнее. Озвученный "на всякий случай" запрет внезапно обернулся реальностью.
   Химеры сильны, очень сильны. Но все относительно. Сдерживающими факторами, как правило, являлись, недостаточная прочность тела и, главное, ограниченное поступление энергии из Источника. На реализацию всех возможностей "основ" ее не хватало, поэтому распределение происходило в зависимости от того, какой результат хотел получить химеролог. 
   Только правильная балансировка энергетических потоков внутри химеры при ее создании, учитывающая все нюансы подготовленной "основы", гарантировала на выходе высокое качество... инструмента. Корректирующие мероприятия проводились и после "пробуждения". Для этого существовал специальный обучающий комплекс тренировок с использованием "ограничителей", позволяющий химерам оценить предел допустимых усилий и научиться их контролировать.
   Эли же, появилась... нестандартным способом. Не говоря уже о том, что именно Даниэль использовал в качестве "основы". А ведь не хотел же и не планировал. И почему у него получилась настоящая, а все исследования и произошедшее событие это доказывают, химера, так и не понял. Это как в детской сказке о сапожнике, который взялся печь хлеб, а в результате все равно получил сапоги. И повел Люцифиано с ней вначале не так, как с химерой.
   В результате "ограничители" Эли не использовала. Проблемы с энергией, щедро вливаемой из питающего артефакта, отсутствовали. Да и уровень прочности тела был невероятно высок, особенно благодаря недавно проявившей себя защите. И естественно, предварительную подготовку, не говоря уж о каких-либо тренировках, он не проводил.
   Суммарно это привело к закономерному итогу. Химера, не под контролем и во время специального практического занятия, а совершенно случайно, увидела и попробовала кровь. Последствия для ее психики могут оказаться довольно серьезными. Но даже если все обойдется, игнорировать "особенности" Эли больше нельзя. Хорошо хоть на данный момент в жертву его беспечности был принесен лишь дикий зверек и несколько седых прядей в волосах служанок (бывает, не повезло). Как ни печально, но придется признать свою ошибку и принять меры к ее исправлению. Даже если это нанесет еще одну моральную травму. В том числе и ему. Все ради "нее"!
   Приняв решение, Даниэль поднял голову и, посмотрев на Анри, сказал:
   - Не надо ничего придумывать. Я просто сделаю то, что должен был выполнить уже давно. И ты в этом поможешь.
   - Я весь внимание, друг мой, - блеснул глазами Анри, - слушаю...
    
    
   Комната Эли. Девочка на кровати
   Сестренка, наплакавшись, наконец-то заснула и уже тихо посапывала, но мне было не до сна. В сознании крутилось множество мыслей. В том числе самая банальная и очевидная: "я дурак". Вот все находилось на виду. Можно сказать - понимал, ощущал, даже бравировал. А вот до логического конца не осознал. И это уже не в первый раз! Ведь если я крошу пальцами сверхпрочные камни, то, что станет с обыкновенной живой плотью? 
   ...
   Нет, началась прогулка просто замечательно. Сати была счастлива до безумия, даже меня слегка повело от выплескиваемых эмоций. Ситуация с вывороченным придорожным камнем, куда, спасаясь от любопытства сестренки, юркнула ящерица, вообще, рассмешила. Тем более что ее мы там так и не нашли.
   В роще мне понравилось. Правда, постоянно приходилось сдерживать порывы Сати, которая пыталась пощупать, потрогать, понюхать... и так далее. Только когда травница попросила назвать растения, которые "мы" сорвали, сестренка несколько поумерила свой пыл и выдала эмоцию нежелания, но тут уже я захотел проверить новые знания. В результате мы облазили все, что можно. В ощущаемых от травницы в этот момент эмоциях царило восторженное удивление, связанное с тем, что я так много знаю (даже приятно стало). Сати, правда, слегка заскучала, но в целом тоже была удовлетворена. Потом было традиционное возлежание головы на моих коленях (однако, как она любит это). Но вот когда уже стали возвращаться в замок, произошло событие, какого я ну совсем не ожидал!
   Сати, носясь вокруг травницы, внезапно заметила шевеление в траве. Подбегая, "мы" увидели зверька, который, смешно двигая усами, что-то активно жевал. "Судя по запомненной картинке из книги Даниэля..." - я не успел додумать эту мысль, как сестренка, прыгнув, схватила его (бедняга даже дернуться не смог) и, держа на вытянутых руках, бросилась к Кайнэ.
   Дальше все произошло очень быстро. Вот Сати, гордо держа зверька перед собой, говорит (с моей помощью) травнице название, а вот он, вздрогнув от голоса, уже выворачивается в руках, и я вижу быстро приближающиеся к лицу лапы. Ощущаю испуг Сати и успеваю ей передать, что все нормально, не надо бояться, ничего не...
   - "Опасность!"
   ...
   Мир замирает. Пальцы вдруг резко сжимаются и, почти не чувствуя сопротивления, проходят сквозь застывшее тельце. Затем руки, помимо моей воли (не понял?!), резко раздвигаются, разрывая зверька напополам, и возвращаются, схлопывая между ладоней. 
   Кроваво-красная взвесь невесомым облачком возникает вокруг пальцев, распространяясь в разные стороны, и комочки, напоминающие плохо прокрученный фарш, медленно двигаются вниз. Мир отмирает, начиная свое движение, и, чувствуя влажные брызги на лице, я уже понимаю, что это может быть.
   ...
   Находясь в шоке от случившегося и стараясь осознать, что произошло, я сосредоточился на своих ощущениях, попутно пытаясь объяснить Сати, что все это из-за испуга, ничего страшного. Но тут она неожиданно сформулировала ощущение-вопрос: "Мы" можем сделать так с любым, кто нас испугает, пусть и случайно?" И получила неосознанно выданный честный ответ: "Да!" После чего домыслила его вместе со мной до конца. И к "нам" в голову пришла следующая мысль: "А если Кайнэ также вызвала бы испуг, когда я глажу ее по голове, что тогда?" И мне с сестренкой резко стало плохо, после чего она впала в истерику.
   Натуральную истерику с суматошно скачущими мыслями и эмоциями. Если честно, то я растерялся от этой бури внутри сознания и все, на что меня хватило, это судорожно выкрикнуть травнице фразу из трех слов, что не хочу причинять ей вред и позволить Сати выполнить более-менее внятно сформулированное желание - вернуться в свою комнату. Что она и проделала, особо не думая про расстояние (не подозревал, что можно так быстро бегать), ворота (прости кузнец за дополнительную работу) и двери (хорошо ставни были открыты). Да и кровать сестренку не прельстила, а вот пол под ней...
   Упрашивали выбраться мы ее уже вдвоем с Даниэлем, который прибежал, когда я устал Сати уговаривать (показалось очень важным, чтобы это сделала именно она, а не я, перехватив управление). Хорошо еще, что смог (научился, анализируя, как это делал Даниэль), появившись в замке, заблокировать весь вал эмоций, шедший от нее, и не пропустить его по "связи". Хотя Мастер явно был неприятно удивлен, что я тоже способен так делать. По мере того как эмоции Сати стихали, я ослаблял свой контроль, пока не снял совсем.
   Потом "нас" отмыли, переодели и уложили в кровать с категорическим требованием заснуть. А Даниэль еще и сел рядом, держа за руку. Честно говоря, помогло. Поплакав, сестренка успокоилась и под дружный рефрен от нас с Мастером, что все хорошо, забылась сном. Даниэль подождал еще какое-то время и, убедившись, что "мы" заснули (естественно, только Сати), вышел из комнаты. А я же в свою очередь стал думать, о прошедших событиях и дальнейших действиях.
   ...
   Вернувшись из мыслей в настоящее, я открыл "интерфейс", чтобы посмотреть "журнал событий". Увы, там было всего лишь:
   - "Внимание! Зафиксирована угроза!"
   - "Угроза нейтрализована!"
   М-да, негусто. Полез в "дневник". К счастью, он свое отработал и событие оказалось записанным полностью. Стал прокручивать, попутно вспоминая ощущения. Очень странные. Как будто руками в тот момент управлял кто-то другой, и это явно не Сати! Неужели все-таки есть третий, способный перехватить контроль над телом в критических ситуациях и никак себя не проявляя в обычное время? Попытался "осознать"... бесполезно. Ничего не получилось.
   Промучившись, решил - хватит! Нужно думать не о случившемся, а о том, как избежать повторения подобного! И все, что пришло ко мне в голову, это то, что надо учиться контролировать свою силу. И единственный, кто способен мне помочь - Мастер! Так что завтра надо обязательно на это дело его раскрутить. Ладно, что-то и я спать захотел, хотя день еще далеко не закончился. Захотел, значит - захотел. Спать!
    
    
   В это же время. Северная часть Империи. Городок Ландо. Резиденция Ордена Страждущих Света 
   По переходу, огражденному, с одной стороны, стеной, а с другой, ажурными арками, открывающими вид на внутренний двор старого замкового комплекса, большими шагами шел молодой человек. Большими, потому что иначе ходить не умел. Высокий, широкоплечий и мускулистый, с неожиданно тонкими чертами лица, прямым носом и волнистыми темными волосами до плеч. Мечта всех местных (и не только) незамужних дам. Одетый в батистовый костюм, который топорщился в кое-каких местах, но в целом неплохо сидящий на его фигуре (некоторые дамы считали, что места очень даже... какие). И молодой человек до сих пор неловко себя чувствовал, когда к нему обращались - Ваше Сиятельство. 
   Достигнув конца перехода и миновав анфиладу комнат, мужчина замер перед закрытой дверью, вздохнул и как-то робко постучал. Дождавшись еле слышного: "Войдите!", сделал шаг и застыл у порога, наклонив голову и неловко переминаясь с ноги на ногу.
   В небольшом почти не заставленном мебелью помещении, за столом, расположенном в углу наискосок от двери, сидела женщина. Несмотря на возраст, который проглядывал сквозь едва видимые морщинки на лице, любой, лишь взглянув, назвал бы ее красивой. Благородный профиль, тугая коса, переплетенная шелковыми лентами и небольшая серебристая диадема, сидящая на голове так, как будто это королевская корона. Увидев вошедшего и его поведение, она улыбнулась и, поднявшись из-за стола, сказала:
   - Ты уже несколько лет благородный рыцарь, однако, каждый раз, когда заходишь в мой кабинет, ведешь себя так, как воспитанник приюта, вызванный, чтобы быть отчитанным за очередную шалость. Алекс... как же я рада тебя видеть!
   На покрасневшем от смущения рыцаре наверно можно было жарить яичницу. Однако он собрал все свои силы, поднял голову и почти не запинаясь, ответил:
   - Матушка Рони... то есть, сестра по Свету Ранесса... по вашему распоряжению рыцарь Ордена Алекс Д'Анте прибыл, вот... 
   После чего опять опустил глаза в пол. 
   Верховный магистр Ордена Страждущих Света Ранесса де Парадис, еще раз улыбнувшись, подошла к рыцарю и изящной рукой приподняв его лицо за подбородок, произнесла:
   - Сколько раз повторять, благородные рыцари гордо смотрят вперед и не перед кем не склоняют свой головы. 
   И уже довольно жестким голосом:
   - Понятно?!
   - Да! - резко выпрямившись и вытянувшись во весь рост, ответил Алекс.
   - Так-то лучше, - удовлетворенно проговорила Верховный магистр и, вернувшись обратно за стол, продолжила: - А теперь подойди и сядь на этот стул. И не заставляй меня повторять!
   Дождавшись, когда ее собеседник выполнит требуемое, она, опершись локтями на стол и положив подбородок на сцепленные пальцы рук, некоторое время просто рассматривала сидящего перед ней рыцаря, сильно смущающегося от такого пристального внимания и упорно отводившего глаза.
   Наконец, Ранесса вздохнула и с небольшой паузой, как будто все еще сомневаясь в принятом решении, глядя прямо на Д'Анте, неожиданно спросила:
   - Алекс, насколько ты осведомлен о текущей обстановке в Ордене? Я про то, что бросается в глаза. Только честно (хотя он по-другому и не умеет)!
   Рыцарь замялся, но под требовательным взглядом, выдавил из себя: 
   - Насколько я знаю, у Ордена сейчас есть некоторые трудности... финансового характера (уже довольно давно не слышно про какие-либо выплаты и каждый выживал, как мог). 
   - Как ты обтекаемо сказал, что мы полные банкроты, - произнесла Верховный магистр. И после еще одной паузы продолжила:
   - Но это честный и прямой ответ, других слов я и не ожидала. И ты совершенно прав! Увы, наша деятельность на данный момент почти не приносит (и никогда не приносила) дохода. Мы всегда существовали на пожертвования тех, кто понимал и сопереживал целям Ордена, часть из которых являлись его членами. Но во время не так давно произошедших событий... - голос Ранессы слегка дрогнул, но она, замолчав на несколько мгновений, быстро с ним справилась и продолжила, - братьев и сестер не стало. Плохо и неправильно это говорить, но, к сожалению, и та помощь, что оказывалась, тоже прекратилась.
   Немного помолчав, она проговорила дальше: 
   - Тем не менее, до последнего момента все еще было относительно неплохо. Но недавно несколько наших друзей, не состоявших в Ордене, но по-прежнему поддерживающих его, почти одновременно неожиданно ушли в Свет. Конечно, возраст был большой, но...
   Ранесса, замолчав, задумалась, однако спустя несколько мгновений, чуть встряхнув головой и горько улыбнувшись, продолжила:
   - Ладно, сейчас это к делу не относится. Так вот. После их смерти, вошедшие в права наследства родственники, перестали оплачивать наши счета. Каждый под собственным предлогом, но на данный момент это уже неважно. А важно то, что если мы срочно что-нибудь не предпримем, то в ближайшее время все наше имущество пойдет с молотка за долги. И мне не останется ничего другого, как... расформировать Орден.
   Резко вскинув голову на услышанные слова, Д'Анте застыл перед взглядом, в котором только сейчас увидел бесконечную усталость и тревогу. В душе закружился вихрь эмоций. Ранессе (лишь в мыслях он позволял себе называть ее по имени) и так тяжело, а тут еще и это. Но как помочь? У самого нет денег, а недавно заработанного на случайном заказе хватит в лучшем случае на две недели, причем очень экономные. Да и вряд ли она хочет именно денег. Тогда единственное, что можно еще предоставить, это... но перед тем, как сказать нужные слова, Алекс сначала спросил кое-что важное для себя:
   - А как же приюты?
   - Приюты... если ситуация дойдет до самого плохого, то есть возможность передать их, не отправляя никого на улицу. Извини, что не уточняю. Кроме того, нам недавно... помогли. И пока с ними серьезных проблем нет. Даже пообещали подарки всем на День Урожая и запрашивали количество детей.
   Алекс мысленно выдохнул. Хоть тут все в относительном порядке. Потом встал со стула, выпрямился и неожиданно для хозяйки кабинета, без тени предыдущего смущения, четко и громко сказал:
   - Верховный магистр! Можете на меня рассчитывать. Жизнь за Орден и Свет! Готов выполнить любое ваше задание!
   Ранесса внимательно посмотрела на Д'Анте и еще раз вздохнув, сказала:
   - Пожалуйста, не надо произносить таких слов! Твоя жизнь очень важна для меня (услышав это, Алекс опять вспыхнул), но, действительно, Ордену нужна твоя помощь!
   Выдержав небольшую паузу, она продолжила:
   - Один мой старый друг незадолго до своего ухода за Грань, рассказал и даже показал на карте, объяснив довольно подробно как ее взять, местонахождение одной древней Реликвии. Реликвии Света! Если мы сможем найти, и она окажется настоящей, то наличие такого предмета в Ордене поможет привлечь новых... сторонников. И даже если это подделка, то, судя по описанию, весьма дорогая и просто продав, мы некоторое время продержатся, а дальше я обязательно найду выход из столь тяжелого положения. И возможно в том месте будет еще что-нибудь ценное. Я тебе доверяю и хочу, чтобы именно ты возглавил экспедицию по ее поиску!
   Услышав это, молодой рыцарь вытянулся во весь рост (хотя куда уж выше) и глядя на нее горящими глазами, воскликнул:
   - Можете на меня рассчитывать! Приложу все свои силы!
   В ответ на эти слова, Ранесса де Парадис, помолчав и подавив очередной вздох, произнесла:
   - Я не сомневалась в тебе, Алекс. И единственное, что прошу, и о чем буду ежедневно умолять Свет - пожалуйста, вернись живым! Хорошо? А теперь сядь обратно, внимательно слушай и запоминай! На руки ничего давать не буду - слишком ценно сейчас это знание, чтобы доверить бумаге! И да, с тобой отправятся еще двое, к моему сожалению, всего двое, но надежных людей. Завтра я вас познакомлю. Но только ты будешь знать все о местонахождении Реликвии! Теперь слушай...
  
    
   Кабинет Верховного магистра Ордена Страждущих Света. Спустя некоторое время
   Де Парадис долго смотрела на закрывшуюся за молодым рыцарем дверь, потом, слегка шевельнувшись на стуле, вздохнула (непонятно какой по счету раз за этот день) и погрузилась в свои, давно уже невеселые мысли. Никогда Ранесса не думала и даже представить себе не могла, что настанет день, и она сядет за этот стол. Более того, даже вообразить себе ситуацию, которая сложилась сейчас в Ордене, раньше бы просто не получилось.
   "Отец... - в груди женщины все сжалось и на несколько мгновений стало трудно дышать, - как же мне тебя не хватает!"
   В голове до сих пор только вопросы и ни одного ответа. Ну, зачем ты сунулся в ту мясорубку? Да и еще в таком возрасте! Ведь наш небольшой Орден всегда занимался только благотворительностью, работая в основном с детскими приютами и больницами для бедных. Неужели сложно было выяснить, почему пришел полноценный Вызов на сборы, а не как обычно - прислать только представителей в штаб и персонал для обслуживания медицинских палаток?! Кому и что ты пытался доказать? Зачем собрал всех более-менее боеспособных рыцарей, включая руководство Ордена? И почему попал на самом острие атаки демонов в этой проклятой долине Конке, рядом с одноименным городом? Увы, но это так и осталось тайной, погребенной вместе с телом в родовом склепе.
   Ранесса, еще с детства мечтая заниматься детьми, на тот момент руководила одним из приютов. Была вполне довольна своей жизнью и не помышляла о чем-либо другом, включая то, что решила навсегда забыть. И тут внезапно оказалась единственным представителем древнего рода, так как дядя погиб вместе с отцом и своим сыном. Вдобавок еще и последним высшим посвященным Ордена, что сделало безальтернативными выборы нового главы. Поэтому спустя положенный срок, как не пыталась что-то придумать, должность Верховного магистра вместе с кучей проблем стала ее.
   Потом был момент, когда Ранесса даже думала, что жизнь налаживается, и она начала справляться! И вдруг все опять стало рассыпаться. Основной проблемой, как не банально звучит, были деньги, которые... отсутствовали. Причем даже у нее, так как, вступив в права наследования, новоиспеченный Верховный магистр выяснила, что семейная сокровищница давно пуста, все более-менее ценное имущество распродано. А что осталось, было отдано в вечное пользование Ордену, как, например, этот замок, являвшийся родовым для их семейства. Когда и почему - спросить было уже некого. Так что, увы, но, кроме кабинета, своей спальни и шкафа с довольно скудным гардеробом, у Ранессы не было ничего.
   Второй проблемой были люди, которые уходили, не выдерживая катастрофического безденежья, и Ранесса не могла никого в этом винить. И сейчас... их просто не осталось. Верховный магистр не сказала Алексу, что он один из последних трех рыцарей в Ордене, причем Ранесса являлась вторым. Еще был глубокий старик, который доживал свой век привратником этого замка и уже давно не поднимал ничего тяжелее ключей. 
   Было больше, но два рыцаря, не далее как сегодня утром и в этом кабинете, сообщили об уходе из Ордена. Не в силах поднять головы и посмотреть в глаза. Но Ранесса знала, что у них семьи и их надо кормить. А идеей, какая бы благородная она ни являлась, сыт не будешь. Просто же посвященных, осталось только-только, чтобы обслуживать имеющиеся заведения. 
   Орден всегда был малочисленным. Даже в пору рассвета в нем состояли не более трех десятков рыцарей, включая руководство и около сотни посвященных, являющихся в подавляющем большинстве обычными воспитателями, нянечками и лекарями (невысокого ранга). 
   После потери большей части рыцарей и резко оскудевшего денежного потока, ей, как новому избранному Верховному магистру пришлось принять ряд непростых решений. Работать, как раньше, помимо своей родной провинции еще и в двух соседних Орден уже не мог, и пришлось уйти. Хорошо, что довольно удачно смогли пристроить все больницы и приюты. 
   До сих пор, когда она про это вспоминала, у Ранессы становилось сухо во рту, настолько много и долго Верховный магистр тогда говорила со всеми, с кем только можно. В результате больницы согласились взять на себя братья по Жизни из Ордена Зеленого Трилистника, как раз в этот момент удачно обратившие свое внимание на северо-восток Империи.
   Приюты. С ними было сложнее, но одну часть воспитанников, самых маленьких, Орден вывез в приюты своей провинции, а другую... неожиданно согласилась принять Имперская служба Надзора в кадетский корпус. После отбора, естественно, но в результате на удивление все кого запланировали, были приняты.
   Но, несмотря на уменьшившиеся расходы, денег по-прежнему не хватало, поэтому сокращаться пришлось и дальше. Кого-то из подросших детей смогли выпустить во взрослую жизнь, проконтролировав устройство на работу или учебу. Где-то часть трат на больных любезно взяли на себя местные власти. Хорошо помогла продажа уже ненужных зданий в провинциях, где ранее располагались подразделения Ордена.
   Семь приютов, три больницы и основная резиденция, расположенная на окраине небольшого города Ландо в старом родовом замковом комплексе. Вот и все, что осталось на данный момент у Ордена. И по-прежнему полное отсутствие денег. Хорошо хоть несколько семей потомственных слуг все так же жили в замке, обслуживая его и не напоминая об оплате. Именно из них, кстати, Ранесса и отобрала двух самых преданных людей в помощь Д`Анте, правда, уже в возрасте, но все еще довольно крепких.
   И как же хорошо, что недавно кто-то неизвестный передал с курьером, так и не сказавшим имя благодетеля, приличное количество денег. Поэтому в ближайшей перспективе, о том, чем накормить детей или купить одежду и лекарства, голова у нее не болела. А то Ранесса, как только не изворачивались, чтобы найти еду, не говоря уже о том, чем лечить. Печати на основе Силы Света, это, конечно, хорошо, но не панацея и без лекарств все равно нельзя. Но такая сумма, несомненно, была разовой акцией и, соответственно, когда деньги кончатся, проблема всплывет с новой силой.
   Были еще два способа решить эту ситуацию раз и навсегда. 
   Первый, это обратится к жрецам Света и ей последнее время неоднократно о такой возможности намекали. Или, если по-нынешнему официально - в Верховный Храм Всеблагого Света. Напыщенное название, которое слегка коробило слух Ранессы. По сути, раньше это был обыкновенный жреческий Орден. Был. Непонятным образом они очень быстро набрали силу и фактически подмяли под себя все организации, так или иначе, использующие адептов, оперирующих силой Света. Включая рыцарские Ордена. А Карающая Длань Света, вообще, уже давно стала их цепным псом. 
   Официальная политика Империи, заключающаяся в равноправии адептов всех Сил, трещала по швам, но пока держалась. Ходили слухи о высокопоставленных покровителях и чудесах Света, которые являли служители храмов избранным. Все это мало интересовало Ранессу, тем более что еще ее отец озвучил официальный отказ от присоединения к храмовникам, а Верховный магистр после вступления в должность сразу же его повторила. Несмотря на обещание быстрого избавления от всех проблем. 
   Повторила без колебаний, потому что была в их детских приютах и видела, как калечат души детей, прививая им любовь к Свету "всеми" доступными методами. Ранесса знала точно - "так" нельзя! Только искренние чувства, только самостоятельное решение, являлись тем, что должно было привести человека к Свету. А то, что делали храмовники, напомнило ей создание кукол колдунами востока, о которых рассказывал отец.
   Второй способ был на данный момент самым лучшим, и заключался в том, что Ранесса де Парадис как Верховный магистр Ордена Страждущих Света, состоящего в официальном реестре Орденов Империи, имела право обратиться непосредственно к императору с просьбой о помощи. И он бы наверняка помог. Но увы, нынешний император являлся последним человеком из всех, к которому она бы обратилась с такой просьбой. На то была личная причина и слишком болезненные воспоминания. И как Ранесса сама себя не упрашивала, ничего не могла с этим поделать. Рана на сердце так и осталась незатянутой. Тянула до последнего, надеясь на чудо. Чудо, за которым она послала Алекса.
   Не было никакого друга. Молодому рыцарю она рассказала местонахождение древней реликвии своего Рода, оставленной в незапамятные времена (почему, давно уже забыто). И надеялась, что тайник действительно существует и там до сих пор что-то есть. Честно говоря, Ранессе о нем напомнили. Но посредник, предлагавший очень приличную сумму денег за сведения о местоположении реликвии, сразу вызвал подозрение, особенно готовностью резко поднять первоначально озвученную цену. Слишком все выглядело хорошо, учитывая то, что посторонние осведомлены о тайне семьи, которую она сама вспомнила с трудом.
   Алекс, Алекс... Ранесса знала его еще с того времени, когда была простой воспитательницей в детском приюте (сама захотела так начать свое служение Свету), а он карапузом несколько лет от роду, непослушным и любящим шалости. Его еще младенцем подбросили в корзинке к дверям приюта (обычное дело). 
   Помнит, сколько раз ругала мальчишку за разные выходки, сначала как воспитательница, потом как начальница приюта.
   Помнит, как, запинаясь, Алекс первый раз (честно - была в шоке), признался в любви и сказал, что когда вырастет - обязательно на ней жениться. 
   Потом был второй, третий раз и так далее. Как ни странно, со временем и его взрослением, ничего не прошло и, услышав в который раз уже от четырнадцатилетнего подростка очередное признание, Ранесса задумалась, а что будет дальше? Она ведь тоже давно и искренне его полюбила, как... сына. И не могла заставить себя воспринимать в ином качестве. Хотя как раз к тому времени, будоражащие кровь и выворачивающие сознание наизнанку, встречи с "тем, кто так и не смог сказать - да" окончательно и по ее инициативе прекратились.
   А потом на пороге приюта появился служащий имперской канцелярии, который проверял всех детей соответствующего возраста на наличие каких-то признаков. Обследовал и его. Так безродный воспитанник детского приюта городка Ландо стал графом Алексом Д'Анте. На тот момент уже покойный старый граф в завещании признал своего бастарда, указал, куда была подброшена корзинка и приметы мальчика. Нашли даже родовой знак, о котором все в приюте думали, что это просто странная родинка.
   Но, счастливый конец сказки оказался смазан тем, что кроме титула и долгов у объявившегося отца ничего не было. И бастарда в завещание он вписал от отчаяния... или с большого перепою, так как сильно любил это дело. Отчего в итоге и умерев. 
   Когда же Ранесса спросила Алекса, что он планирует делать, став графом, то в ответ получила очередное восторженное признание со словами, что теперь им ничего больше не может помешать! Хорошо, что хоть присутствующий в тот момент рядом ее отец (давно знавший о столь страстном воздыхателе и постоянно над этим посмеивающийся), остудил пыл подростка, сказав, что просто слов и титула недостаточно, и он должен делом доказать, что достоин руки его дочери. И на наивный вопрос обескураженного подростка: "Как?", предложил поступить в имперскую академию, закончить ее и пройти посвящение в рыцари Ордена. И вот тогда...
   Ранесса улыбнулась своим мыслям. Кто бы мог подумать, что Алекс действительно поступит в академию (деньги после продажи оставшегося имущества графа и раздачи долгов все-таки остались, и их хватило), закончит и вернется сюда спустя пять лет уже взрослым мужчиной, при виде которого дамы падали в обморок! Появившись, молодой человек сразу направился в кабинет к отцу. Ранесса так и не узнала, о чем был разговор, но Алекс хоть и вступил в Орден, признаваться в любви и не предлагать руку и сердце теперь не спешил. Хотя она и ощущала, что его чувства явно все еще не угасли. 
   Вообще, после академии Алекс очень изменился. Иногда во взгляде проскальзывало нечто, обычно несвойственное этому возрасту. И еще, смело ведущий себя с другими женщинами, он стал сильно смущаться в ее присутствии, выглядя настолько милым, что Ранесса где-то в самой глубине души начала ощущать нечто, что явно нельзя было назвать чувствами матери к сыну. Но внезапно произошедшие события и навалившиеся проблемы не дали больше возможности думать о таком. А сейчас Алекс стал последней надеждой. И если все пройдет удачно, то, может быть, она сама первой заговорит про "это"...
    
    
   Городские улицы Ландо. Граф Алекс Д'Анте
   Алекс, погруженный в свои мысли, шел по улице, не замечая окружающих. Он не видел, как прохожие останавливались и смотрели вслед. Не слышал, как на балконах домов, мимо которых проходил, громко (уметь надо) перешептывались женщины разного возраста (от юных девушек, до вполне зрелых), каждая из которых втайне надеялась, что молодой человек, ну вот прямо сейчас и внезапно, посмотрит в ее сторону и увидит! Дальнейшие фантазии зависели от статуса и житейского опыта этих самых женщин. Мужчины слегка поскрипывали зубами, но некоторые (особенно имеющие дочерей), не стали бы возражать против дальнейшего развития событий.
   Один из прохожих, очевидно, недавно прибывший в этот город, слегка удивился подобному вниманию и спросил проходящих мимо горожан:
   - А кто это?
   И неожиданно услышал, гордый и вместе с тем обескураживающий ответ:
   - Это, наш Герой!
   Ответив на вопрос, и не считая нужным уточнять подробности, парочка спокойно проследовала дальше.
   ...
   - Господин Алекс... Ваше Сиятельство, - пробился сквозь мысли рыцаря чей-то голос. Повернувшись, он увидел, как из двери небольшого магазинчика, мимо которого только что прошел, выбежала девушка в белом переднике и колпаке на голове. Она держала небольшую корзинку, наполненную чем-то доверху и заботливо прикрытую полотенцем. Спустя мгновенье Д'Анте узнал ее. Это была дочка пекаря, Мила, а прошел Алекс мимо булочной. Девушка, подбежав и залившись румянцем, с легким придыханием проговорила:
   - Господин Алекс, вам матушка просила передать и еще раз поблагодарить, - вручив корзинку (практически насильно втиснув в руки рыцаря), она согнулась в поклоне. При этом внезапно открывшийся вид в глубоком вырезе не до конца застегнутого (жарко же ведь) платья, оставил мало простора для мужской фантазии, показывая молодость и красоту девичьего тела.
   Немного смутившись и некоторое время неспособный отвести взгляд от столь откровенно показанного "того самого", рыцарь, наконец, собрался с силами и, прокашлявшись, ответил:
   - Благодарю, Мила. Как твой брат, ему уже лучше?
   - Большое спасибо, благодаря вам он отделался лишь парой синяков и царапин, которые скоро исчезнут, - потом выпрямившись и ехидно улыбнувшись, девушка добавила, - а вот попа будет заживать гораздо дольше, отец... сильно огорчился!
   Алекс только хмыкнул, увы, но папаша этого недоросля прав, лучше уж несколько дней сынок поспит на животе, зато не полезет больше в гнездо песчаников без подготовки только потому, что с кем-то на улице поспорил. Да, яйца у них вкусные. И пироги с ними объедение. Но и жвалы крепкие. И вполне возможно, не подоспей тогда Алекс, случайно проходивший рядом, то сейчас пекарь хоронил бы своего сына. Причем в гробу лежал в лучшем случае скелет, а может и всего лишь несколько обгрызенных косточек.
   Мила, тем временем, посмотрела на него своими темными глазами и неожиданно подойдя, поцеловала в щеку. Потом покраснев еще сильнее и опустив взгляд, пробормотала:
   - А это от меня...
   Затем несколько мгновений постояла и, резко развернувшись, побежала обратно. Звякнул колокольчик на быстро захлопнувшейся двери.
   Смущенный рыцарь прикоснулся пальцами к щеке, некоторое время постоял и двинулся дальше по улице, сжимая в руке корзинку. При этом по-прежнему не замечая взглядов сверху, теперь приправленных изрядной толикой зависти. А кое-кто смотрел в сторону булочной даже с ненавистью.
    
    
   Гостиница "Усталый барсук"
   В дверь Д'Анте заходил уже боком, толкнув ее локтем, так как руки были заняты. Там помимо корзинки от Милы, была с фруктами от Рози (Ваше Сиятельство, а грызуны так и не появились больше!) и упакованный в бумагу копченый окорок от Сальди-мясника (Если бы вы не прогнали того темного духа из подвала, все мое мясо уже было испорчено!).
   Из-за стойки к нему навстречу метнулась девушка:
   - Господин Алекс, давайте я помогу, а вот ключи от вашей комнаты!
   Зайдя в номер и сгрузив подарки на стол, Д'Анте почувствовал приятный аромат и обратил внимание на несколько ваз с цветами, стоящие по углам комнаты. Посмотрев на смущенную девушку, он спросил:
   - Лиси, а откуда это?
   - Мы... просто решили украсить комнату Ваше Сиятельство! Не беспокойтесь, все за счет заведения.
   "Хорошо, что напомнила", - подумал Алекс, и проговорил:
   - Ладно, тогда скажи, сколько я должен за проживание?
   - Хотите уже уехать? Вам у нас... не понравилось?! - с видимым и не совсем понятным испугом, воскликнула девушка.
   - Нет, - удивленно ответил ей Д'Анте, - эта гостиница меня полностью устраивает. Однако по делам Ордена все равно вынужден вас вскоре покинуть. Но только послезавтра.
   - Тогда давайте пока не будем говорить об оплате, - облегченно улыбнулась Лиси, - лучше скажите, когда приносить ужин? И если позволите, то я помою фрукты и нарежу мясо. Еще... не желаете принять ванну?
   - Было бы неплохо! - обрадовался Алекс. Ведь если честно, то он отправился к матушке Рони, то есть к Верховному магистру, сразу же по получению приглашения. А это произошло, как только Алекс вернулся в город, выполнив очередной заказ. Конечно, Д'Анте тщательно следил за собой и не допускал, чтобы от тела пахло, но ополоснуться все равно не помешает.
   Тут он обратил внимание на пустой угол, в котором стоял только двуручный меч и удивленно спросил:
   - Лиси, а где мои доспехи?!
   - Простите, Ваше Сиятельство, - девушка согнулась в низком поклоне, - вы же сами сказали, чтобы мы привели их в порядок, когда отправлялись на встречу. Сейчас вернут. С вашего позволения я пойду, отдам распоряжение о ванне.
   И произнеся скороговоркой последнюю фразу, Лиси выпорхнула из комнаты так, как будто за спиной были крылья.
   "Странно, - подумал Алекс, - меня спрашивали разрешения убраться в комнате, но разговора про доспехи вроде не было..."
   Постояв некоторое время в недоумении, он, наконец, решил на эту странность махнуть рукой и, улегшись на кровать, стал прокручивать в голове сегодняшний разговор. Нет, Д'Анте, конечно, знал, что с деньгами в Ордене туго, но чтобы дошло до роспуска?
   Как же Верховному магистру все-таки трудно! И как же Алексу было больно, что он ничем не мог поддержать. Но вот сейчас появился шанс и Д'Анте сделает все, чтобы выполнить возложенное на него поручение! Но, положа руку на сердце, это будет не только ради возрождения Ордена. Ведь Ранесса де Парадис - его единственная любовь с самого детства! Нет, молодой рыцарь не был ханжой и, повзрослев, давно уже попробовал и оценил все прелести общения с женщинами. Но стоит только де Парадис шевельнуть пальчиком, как он вечность проведет у ее ног!
   Но Ранесса по-прежнему оставалась недоступной. И теперь не из-за статуса, так как, пусть и формально, но они были равны. Даже не из-за предыдущего Верховного магистра, которого больше нет, да будет его душа всегда сиять в Свете. А из-за обещания, данного сначала действительно ее отцу, а потом, самому себе. И молодой рыцарь, как наяву, опять услышал этот твердый, хотя уже и по-старчески надтреснутый голос.
   ... 
   - "Алекс, я давно знаю о твоих чувствах к моей дочери. И пусть в самом начале слова пятилетнего ребенка действительно выглядели смешно, но сейчас таковыми они не будут точно! Я не спрашиваю, готов ли ты повторить слова, сказанные много раз, и так вижу, что да. Я хочу спросить, а насколько ты готов взять на себя ответственность за мою дочь? Сможешь ли обеспечить ей достойную жизнь? Про возможность защитить, не упоминаю, так как наслышан о твоих талантах, проявленных в академии. Вон, целая стопка благодарственных писем в шкафу. Но разговор не об этом. Так вот... я не жду ответа сейчас. Я хочу, чтобы ты однажды просто пришел ко мне и сказал всего одно слово - готов! И без всяких доказательств, рука моей дочери будет твоей. Пусть разница в возрасте у вас и велика, но я верю и знаю, что помехой она не будет". 
   ... 
   И увы, пока Алекс не может произнести "это" слово. Но ничего, вот уже и появилась возможность сделать первый шаг. Своими руками и мечом он, так или иначе, добьется поставленной цели! Именно так!
   Алекс перевел взгляд в угол, потом встал и подошел к мечу. Взял в руки и, аккуратно вытащив из ножен, в который раз с удовольствием оглядел. Д'Анте любил свое оружие, пускай над его внешним видом (особенно в академии) часто смеялись, обзывая по-всякому (самое мягкое слово - некрасивый). Выглядел меч для постороннего взора действительно непривычно и скорее походил на вытянутый треугольный наконечник копья, закрепленный на рукояти длиной с само лезвие. Но Алекс чувствовал внутреннюю красоту этого клинка. А главное, когда Д'Анте брал меч в руки, то ощущал гармонию. И становясь с ним одним целым, способен был фехтовать так, что враги ничего не могли противопоставить. Причем для всех посторонних, кто пытался использовать этот меч, он становился жутко неудобным, тяжелым, да так и норовил выпасть и еще порезать.
   Столь необычное оружие Алекс нашел совершенно случайно в древних руинах, когда пешком (экономил деньги) отправился поступать в академию и заблудился. И это была целая история, которая подарила ему друзей (жаль, что после окончания академии пришлось расстаться), но оставила много неприятных воспоминаний, которые он бы не хотел трогать.
   Убрав меч в ножны, и поставив обратно в угол, Алекс уже собирался опять прилечь на кровать, как в дверь, слегка постучав, начали входить работающие тут девушки, неся части его доспеха. "Полировать-то было зачем, - удивился Д'Анте, а затем, присмотревшись, - да еще запыхались так! Красные и дышат тяжело. Интересно почему?"
   Следом за девушками в дверь зашла странно-пунцовая Лиси, которая прожигала взглядом каждую из них, когда те, покидая комнату, проходили мимо.
   - Господин Алекс, ванна готова, - проводив последнюю, и повернувшись к Д`Анте, сказала она, - пойдемте, я отведу вас. 
   - Зачем? - удивился он, - я и так прекрасно помню, где и что находится! Сейчас найду запасную одежду и пойду.
   - Извините, - совершив поклон и опустив глаза, сказала девушка, - ванна приготовлена в другом месте. На старом сейчас... не получится, - как-то скомкано и немного невнятно закончила она.
   - Да, - удивился Д'Анте, - ладно, тогда показывай дорогу.
   - Лиси привела рыцаря в небольшое, выложенное камнем в нижней половине и хорошо прогретое помещение, расположенное совсем не там, где Алекс обычно ополаскивался. Затем показала рукой на деревянную ванну с налитой водой, исходящей паром:
   - Здесь...
   - Какая большая, - удивился Д'Анте, потом осмотревшись и заметив несколько высоких скамеек, на одной из которых стоял ряд бутылочек, продолжил, - о, жидкое мыло, очень удобно!
   - Да, господин, - с некоторой заминкой произнесла Лиси и добавила, - я выйду, но буду рядом. Если что-то понадобится - зовите!
   - Хорошо, - ответил Алекс и, дождавшись, когда девушка покинет комнату, закрыв за собой дверь, быстренько разделся и с большим удовольствием опустился в воду.
   "Отлично нагрето, то, что нужно!" - удовлетворенно подумал он и, полежав в ванне, спустя время приподнялся, пытаясь нашарить рукой одну из бутылочек, из тех, что видел.
   - Господин, позвольте, я вам помогу, - внезапно Д'Анте услышал над ухом и девичья ладонь, пройдя по его руке, аккуратно забрала уже взятую емкость.
    - Лиси, что ты тут делаешь? - сумев только слегка дернуться (он сразу взял под контроль свои рефлексы, мгновенно узнав голос), удивился Алекс, попытавшись обернуться. Однако женские руки, неожиданно придержав за плечи, не дали это сделать.
   - Господин, пожалуйста, позвольте, я сама, - опять сказала девушка, как-то странно дыша, и он, спустя несколько мгновений, ощутил нежные женские пальчики, начавшие аккуратно растирать что-то по его плечам, попутно пытаясь размять похожие на камень мышцы.
   Когда вся доступная поверхность была намазана, голос уже явно тяжело дышащей Лиси произнес, - Ваше Сиятельство, вы можете приподняться? Я намажу... ниже...
   Уже давно почувствовав, что растирают по его плечам не мыло, а масло, и по запаху поняв, что оно собой представляет, Алекс мысленно усмехнулся: "Даже если стараешься вести себя невинно, то несмотря ни на что, все заканчивается, как обычно. Ну и хорошо, расслабиться, явно не помешает. Да и поиграть тоже!". После чего, неторопливо встав в полный рост, повернулся к Лиси.
    Как Д'Анте и думал, она стояла перед ним раскрасневшаяся, полностью обнаженная, блестя капельками то ли пара, то ли проступившего пота. Обратив внимание на стекленеющие глаза, Алекс понял, что девушка явно оценила уже находящийся в активном состоянии "основной инструмент", при этом слегка впав в ступор. Он улыбнулся, и легким движением перемахнул через край ванны. Затем, обняв Лиси, сказал:
   - Похоже, ты забыла, как "это" делается, может быть... заболела? Тогда, как лекарю (причем даже не соврал), мне нужно тебя срочно обследовать!
   После чего, подхватив на руки пискнувшую девушку, Д'Анте уложил ее на соседнюю скамейку лицом вниз, одновременно поймав выпавшую из рук бутылочку. Открыл, щедро плеснул содержимое на спину и ниже и, хрустнув пальцами, произнес:
   - Ну-с, приступим к осмотру пациента...
   ...
   - А теперь нужно перевернуться, - спустя некоторое время проговорил он.
   Увы, лежащая в полной прострации девушка, смогла отреагировать только слабым хрипящим стоном. Крики, раздававшиеся в комнате незадолго до этого, явно нанесли определенный вред ее связкам. Алекс, по-прежнему находящийся в хорошем настроении и на боевом взводе, усмехнулся и сам перевернул девушку, повторно проделав после этого действие с бутылочкой. Затем сказал, слегка пошевелив пальцами:
   - Что же, думаю обследование пациента надо закончить полностью...
   ...
   - А теперь, водные процедуры, - спустя время раздался его голос и тело, когда-то принадлежащее Лиси, плавно погрузили в воду, оставив на поверхности только голову.
   Сидя в ванной и обнимая девушку, Д'Анте ощущал, как в нее постепенно возвращается жизнь. Сначала робкие, потом более сильные трепыхания становились все осмысленнее и, наконец, Лиси, сдвинувшись с его колен, повернулась к Алексу лицом. 
   - Я и не знала, что "это" может быть "так"... - хриплым голосом произнесла она.
   Алекс посмотрел на девушку, отмечая постепенно загорающиеся в ее глазах огоньки. "Эх, не училась ты в академии для благородных, - подумал он, - то, что я сделал, лишь маленькая и невинная толика тех безумств, которые творятся там, в магической тишине спален общежитий..." 
   Однако не успел он додумать эту мысль, как шею обвили руки, а голос возле уха прошептал:
   - Простите, господин, что заставила вас, напомнить мне, как и что нужно делать. Разрешите исправить свою ошибку. 
   Алекс улыбнулся. Он знал эффект от работы этого масла. Особенно если его правильно использовать. А значит, ночь будет... очень насыщенной и начнется прямо сейчас! 
   Увлеченные друг другом, они не заметили, как приоткрыв дверь, в комнату проскользнула какая-то тень. Или две тени? А может... три?
    
    
   Утро следующего дня. Гостиница "Усталый барсук". Комната Д'Анте
   Яркий солнечный луч, пробившись сквозь щель между занавесками, медленно пополз по кровати через переплетение людских тел. Наконец, добравшись до чего-то лица, заплясал вдоль закрытых век, как будто специально пытаясь разбудить. Человек дернулся и, приоткрыв глаза, сразу зажмурился. А луч, как будто удовлетворившись тем, что сделал, заскользил дальше по комнате.
   Проморгавшись, Д`Анте попытался приподняться и понял, что не может это сделать. Все части тела были оккупированы. Слегка подняв голову и скосив глаза, он внимательно оглядел открывающуюся картину.
    Так, справа посапывает в плечо Лиси. Слева, похоже, одна из ее сменщиц со стойки гостиницы (не помню, как зовут, ну и ладно). Снизу обнимает ногу еще одна девушка. Хм, а кто это? Ах да, точно, это же из тех, кто чистил мне доспех! Значит, трое. Неплохо! А это что за ощущение! О-о... ого! Кому-то показалось мало ночи?!
   Еще немного поднявшись, Алекс неожиданно встретился взглядом с большими темными глазами. Девичья голова, находящаяся у него между ног тоже слегка приподнялась и...
   "Мила... - отстраненно подумал Д'Анте, а потом с резко возникшим удивлением, - Мила?!"
   Девушка аккуратно облизнула губы язычком, скосила глаза вниз, потом опять посмотрела на Алекса и произнесла спокойно, как нечто само собой разумеющиеся:
   - Я уже опоздала на завтрак, а папа все равно будет ругаться, поэтому задержусь и... поем здесь!
   После чего ее голова опять опустилась, а Д'Анте, откинувшись на подушку, судорожно попытался вспомнить и выложить в хронологической последовательности все, что произошло вечером, а особенно ночью. В сознании же закрутилась запомненная еще со времен академии фраза: "Если ты не в силах сопротивляться обстоятельствам, то расслабься и постарайся получить удовольствие..."
  
  
  

Глава 9. Покой нам только снится

    
    
    
   Где-то в Восточных королевствах
   Ковры, ковры... кругом ковры. На полу, стенах, даже свисают с потолка, формируя своеобразный небольшой лабиринт. Там и тут, слегка покачиваясь от малейшего движения воздуха, на цепочках висят магические светильники. Причудливые тени, переплетаясь, скользят по окружающей обстановке. 
   В центре этого лабиринта на разбросанных в кажущемся беспорядке подушках с кисточками возлежит старый человек в длинном шерстяном халате. Высушенное временем тело, пергаментная пожелтевшая кожа и голова, полностью потерявшая все волосы. Мутно-водянистые глубоко посаженные глаза невидяще уставились вдаль. Ноздри крючковатого носа слегка трепещут, периодически пропуская через себя дым от кальяна, трубку которого он держит в тонких, плотно сомкнутых губах. 
   Рядом в поклоне, безмолвной тенью застыл собеседник - молодой человек с незапоминающимся лицом. Юноша одет в дорогой, расшитый бисером камзол по последней моде, волосы тщательно уложены в сложную прическу. 
   ...
   Ковры. Он любил их запах. И пусть со временем этот запах, приобретал легкий (или не очень) оттенок затхлости (слугам дозволялось только, не прикасаясь, смахивать пыль), это не имело значения. Каждый из ковров, развешенных на стенах его обители, нес в себе частицу прошлого. 
   Вот этот подарил сосед с юга, увы, светлая ему память, слишком многого хотел. Тот - от дальневосточного небольшого королевства. Он помнит делегацию с дарами. И ковер действительно красивый. Он помог тогда. Потом кое-что попросил, но им не понравилось. Сейчас там, на троне... другой король.
   А вот этот ковер, был прислан недавно. С Запада. Все как обычно, почти. Так как он помнил "его". Даже слегка удивился, что еще жив. И сейчас легкая тень мысли: "Стоит ли?" Но в сундучке, присланном вместе с ковром, хорошо и, главное, правильно сверкает. Так что помощь все же будет оказана, однако появилось одно "но". Стояло рядом и почтительно наклонившись, ждало его воли. Хороший мальчик. Еще не испорченный. Пока можно... использовать.
   ...
   - Сандр, дорогой, стар я стал, плохо уже понимаю с первого раза, озвучь повторно их дополнительную просьбу.
   - Да, Хозяин. Они просят, помимо "дешифровщика", предоставить артефакт "подавления", для подстраховки при устранении внезапно возникшей проблемы. Судя по пояснению, у Цели неожиданно появилось новое дитя.
   - А почему "мы" не знаем об этом?
   Гибкое тело, распростерлось перед ним ниц:
   - Прошу великодушно простить, Хозяин, но Цель выведена из приоритетных еще десять лет назад. Основного Наблюдающего нет, и слежение ведется удаленно с контрольной точки. Можем осуществить новое внедрение, но это займет время.
   - Нет необходимости (ведь не упомянул, что все было по моему приказу, хитрец). И встань, наконец! - ответил ему, выдержав паузу, довольный поведением своего визави старик и продолжил: - Передай, что мы предоставим... три артефакта, но вместе с "дешифровщиком" к ним прибудет и "контролирующий". Хорошее дитя (а других "этот" не делал), будет неплохим приобретением для нашей коллекции. Тем не менее, цена увеличится в полтора раза, и оплатить нужно вперед! 
   - Да, Хозяин, все будет, как вы сказали!
   - Я и не сомневаюсь, мой мальчик. И давай закончим на сегодня с делами. Ступай и через... час, пришли новенькую. Ее ведь уже подготовили? Прекрасно! Полагаю, я не буду разочарован? Давай иди...
   Дождавшись, когда пятясь и одновременно кланяясь, его молодой собеседник уйдет, старик, слегка поморщившись, откинулся на подушки. Увы, возраст все-таки давал о себе знать и женщины ему, в общем, были уже не нужны. Так что ничего, кроме эстетического наслаждения, не предвиделось, но необходимо было соответствовать! 
   Однако, что-то в просьбе новых друзей тревожило. Ведь он помнил "его". Так что три артефакта "подавления". И надо узнать подробности про дитя, которые ему расскажут. Чуть позже. Ведь интерес обозначен, значит, вывернутся наизнанку, но узнают. Иначе и быть не может. Ладно, хватит думать о работе и пока есть время нужно немного вздремнуть.
    
    
   Замок Люциф. Эли. На следующий день после "того" случая
   Как же все-таки гибка детская психика. Вот вчера, ребенок бился в истерике, и его только с большим трудом можно было успокоить. А сегодня он в прекрасном настроении, бегает и играет, а ты наоборот нервничаешь, вспоминая произошедшее, и думаешь, как не допустить случившегося вновь. Вот почему, спрашивается, я не спал полночи (рано проснувшись, так и не смог заснуть и только под утро опять отключился), думал, прикидывал свое (в смысле, наше), дальнейшее поведение, переживал, как сложится первое после этого случая общение с Кайнэ... а в итоге?!
   ...
   "Сати, тебе чего надо? Дай поспать, пожалуйста! Нужно сказать "булочка"? Ну, хорошо:
   - Булочка!
   Довольна? Что? Хм, ладно:
   - Крендель!
   А теперь что еще? Это звучит так:
   - Пирожок!
   Еще? Все! Хватит! И прекрати чавкать, спать мешаешь. Стоп, а ты чего делаешь? И... где мы?!"
   ...
   Первое, что я увидел, наконец, очнувшись от сна, это испуганные глаза кухарки, которая, отгородившись подносом, кидала какую-то выпечку. Сати ее ловила, проговаривала название вслух (вообще-то, говорил я, правда, до этого не зная зачем) и использовала по назначению, то есть кушала. А находились мы, судя по обстановке, на кухне. Интересно и как здесь очутились? В памяти проскользнула цепь образов-воспоминаний... 
   О, Сати оказывается, уже с раннего утра носится по замку, а сейчас проголодалась (ну, вообще-то, мы с ней всегда не прочь перекусить) и решила до завтрака немного "заморить червячка" (внезапно проявившиеся картинки заставили меня чуть не подавиться пирожком, настолько они были смешными).
   Ладно. А почему, Марта в таком состоянии? Вроде раньше она нас не боялась (осознание последних действий). Ты чего, Сати?! Зачем залезла на кухню через отдушину в погребе? Шла по запаху? И как подняла крышку? Что? Больно хлипкий засов? Ну, если толщина деревяшки в нашу ногу, это хлипкий...
   Так, может, хватит объедать народ? С такой скоростью ты явно съешь все, что приготовили на завтрак замку! И не стыдно? Нет? А мне, да! Поэтому мы отсюда уходим, и вежливо благодарим... "Благодарим, я сказала!" И произнесешь сама! Я помогу. Не помнишь, как ее зовут? Марта! Вот, так лучше! Теперь пошли.
    
    
   Кухня замка Люциф. Кухарка Марта
   Когда внезапно в крышку погреба изнутри постучали, то Марта чуть не стукнулась головой в потолок, подпрыгнув от испуга. А после того как еще и засов от удара треснул... но, к счастью, это оказалась всего лишь "подопечная" господина. Посмотрев на кухарку (эти разноцветные глаза просто завораживали), она с какой-то странной интонацией сказала:
   - Булочка! - и показала рукой на рот.
   Собственно, Марта сразу все поняла и, схватив поднос со свежей выпечкой со стола (простите, господин, но это ваша воспитанница, с ней сами и разбирайтесь), взяла оттуда что-то, не глядя, и кинула в сторону девочки. Потом еще... и еще. Когда женщина уже с тревогой стала посматривать на стремительно пустеющий поднос (похоже, скоро и к завтраку господина подать будет нечего, вот позор), девочка внезапно остановилась и перестала запихивать пойманное в рот. Более того, подойдя к кухарке, которой стало не по себе, аккуратно положила последние пойманные пирожки обратно. Затем внезапно поклонилась и своим необычным голосом (какой у нее он все-таки милый) произнесла:
   - Благодарю, - и, выдержав паузу, - Марта! - потом еще раз поклонилась.
   После чего неестественно быстрым движением переместилась за женщину и выбежала за дверь. Кухарка, вытерев судорожно пот со лба, долго смотрела вслед убежавшей девочке. И наконец, вздохнув, решила про себя: "Что же, раз такая ситуация, то ничего не остается, как... просто готовить больше, этак раза в два!"
    
    
   Эли. Чуть позже
   Я стоял перед серьезной дилеммой, вернее, выбирала Сати, а я заставлял ее думать и принимать решение. Так вот, сам выбор. Можно пойти посмотреть очередную тренировку стражи на небольшом полигоне вне замка. Немного далековато, правда, но артефакт позволит понаблюдать. Или же сходить и посмотреть, как Варок будет проверять и подбивать подковы к копытам лошадей. 
   Вообще, кузнец вызывал восхищение. Немногословный, на удивление, почти не обращающий внимание на меня (ну неожиданно, когда уже привык к иному, увидеть того, кто на тебя не пялится). И главное, наблюдая за его работой, я понял, что он настоящий мастер своего дела! Даже специально (Сати, виновата - отвечай!) подошел, когда Варок ремонтировал ворота и извинился. К сожалению, то, что он сказал, так и осталось непонятым, но ощущаемые эмоции, носящие перед этим крайне негативный оттенок, сильно смягчились.
   Возвращаясь к выбору. Увы, но все решили за нас. По "связи" неожиданно пришел вызов от Даниэля, который целый день проторчал в своей лаборатории вместе с Анри и меня, кстати, туда не пустили (Сати вся извелась от любопытства). Причем даже завтрак и обед слуги им носили, и пришлось кушать в одиночестве. Ничего, мы с сестренкой и за отсутствующих постарались, ну, насколько влезло. Между прочим, кузнец, приехавший рано утром, тоже почти полдня провел там и только что вышел. Даже мне стало интересно, что они там делали. Сейчас и узнаем! И кстати, я же вроде хотел с Даниэлем пообщаться на тему контроля силы! Так что, ноги в руки и вперед! Ой! Ай!
    - "Сати! Это выражение такое. Не надо понимать буквально, чуть не упали же!" 
    
    
   Лаборатория Даниэля Люцифиано
   Даниэль беспомощно переводил взгляд с Анри на Эли, стоящую перед ним, и обратно. Он готовился к любой негативной реакции. К истерике, презрению, отказу, попытке убежать, в конце концов. Но не к тому, что когда Люцифиано, стиснув зубы в нервном напряжении, сказал Эли по связи, что хочет надеть на нее "ограничители" и объяснил почему... она улыбнулась и с непонятно-радостной эмоцией протянула руки с одновременной просьбой, чтобы Мастер научил ими пользоваться! При этом искренне смотря своими большими завораживающими глазами...
   Вот как?! Как сейчас надевать даже на руки ей "это"? Однако Даниэль нашел в себе силы нацепить и застегнуть нижнюю часть. Верхнюю... уже не смог. А когда девочка сообщила, что неудобно, с одновременной готовностью терпеть, затем поблагодарила и еще раз спросила, как работают, то Даниэль не выдержал. Снял их обратно и недоумевающей Эли сказал, что это просто предварительная примерка и окончательно все будет надето чуть позже. Тогда же последуют и объяснения. 
   Удовлетворившись ответами, девочка спросила, нужна ли она еще и, получив разрешение идти гулять дальше (но, не отходя далеко от замка), буквально выпорхнула за дверь. При этом по "связи" прилетел такой букет положительных эмоций и благодарности к Мастеру, что Люцифиано даже на некоторое время поплыл.
   Анри, наблюдавший за этой сценой, как-то устало улыбнулся и спросил:
   - Ну и что ты будешь делать?
   - Не знаю, - с какой-то обреченностью ответил Даниель, и спустя некоторое время добавил: - Я не могу понять, почему она с такой готовностью согласилась на "это"?!
   - А ты не подумал о самом простом варианте? - спросил Леардо, и, глядя на недоумевающего друга, продолжил: - Может, она не знает, что это такое? И более того, ты уверен, что она не думала о том, чего нужно сделать, чтобы не допустить подобной ситуации впредь? Ведь сам же слышал пояснения Кайнэ. Девочка действительно испугалась, что может причинить ей вред!
   Даниэль задумался. Потом, нервно теребя рукав халата, поднял глаза на Анри и сказал:
   - Все может быть. В том числе и то, что ты прав. А сейчас... давай позовем мастера Варока обратно. Нужно будет кое-что переделать!
    
    
   Западная Империя. Городок Ландо. Вход в гостиницу "Усталый барсук"
   Алекс не любил прощаться, особенно с женщинами, так как чувствовал себя при этом очень неловко. Эти слезы, просьбы поскорее вернуться, пылкие признания (с определенного периода в его жизни, бывшие нормой). Но в этот раз, на удивление, неловкости почти не было. И сцен с заламыванием рук тоже. Нет, слезинки в уголках глаз женского персонала гостиницы, с которыми он свел близкое знакомство, присутствовали. Объятия и поцелуи тоже, чему Д'Анте был совсем не против, приятно же! Но до признаний дело, к счастью, не дошло. Хотя ведь откуда-то узнали, что это далеко не простая поездка.
   Кстати, по количеству подошедших, в сознании Алекса зародилось подозрение, что девушек ночью было гораздо больше, чем увидел утром. А Д'Анте думал, чего это они так активны, а все оказалось гораздо проще. Ну и ладно, с учетом очень приятных воспоминаний, никаких отрицательных эмоций молодой рыцарь не чувствовал. Тем более что с некоторыми было, далеко не в первый раз. Хоть в городе и несколько гостиниц, в этой он останавливался уже неоднократно. И девушки, похоже, опять остались довольны!
   Особенно одна, которая сейчас стояла, держа за руку и уткнувшись лицом в плечо. Лиси! Д'Анте чувствовал ее душевные метания и ждал. Вот она, решившись, слегка отодвинулась, подняла глаза и дрожащим голосом произнесла:
   - Господин Алекс, я... мы всегда будем рады видеть вас в нашей гостинице! Прошу, по возвращении выберите ее снова!
   После чего, сделав несколько шагов назад, согнулась в глубоком поклоне. Едва слышный шепот:
   - Главное, вернитесь! Я...
   И только пара упавших капелек влаги обозначили опять несказанные слова.
   - Обязательно! - широко улыбнулся Алекс, испытывая двойственное чувство. Облегчение, что не пришлось говорить (а смог бы?) неприятные слова понравившейся девушке и, как ни странно, сожаление, что не услышал так ожидаемого признания.
   Вообще, буквально некоторое время назад, после столь приятного утра, а также, естественно, вечера и ночи, он уже планировал, как проведет день, и ждал повторения пройденного еще раз, благо отправление намечалось только на завтра. Однако реальность внесла свои коррективы. Люди, о которых говорила матушка Рони, появились в гостинице уже в обеденное время, и Алексу пришлось все-таки покинуть постель, чтобы с ними переговорить (утреннее продолжение оказалось настолько неплохим, что моральных сил покинуть комнату до этого не было).
   Увы, итогом переговоров с двумя пожилыми, но крепкими на вид мужчинами, стала необходимость выезжать прямо сейчас. Идея, предложенная ими на начало похода, была очень правильной и Алекс с ней согласился. Ведь действительно лучше полпути проделать охранниками каравана с питанием, ночлегом и даже оплатой услуг, чем ехать отдельно.
   Именно поэтому, немного скомканное прощание состоялось прямо сейчас. И жаль, что оглядываясь, он не видел еще одного женского лица. Мила! Хотя обнаружить утром ее в постели было очень неожиданно. Д'Анте, к своему стыду, так и не вспомнил, когда девушка там появилась. Вообще, он боялся признаться самому себе, но Мила и Лиси, выделяясь на фоне остальных, уже давно маленькими теплыми огоньками укрепились в его сердце. Тем более он помнил их еще с того времени, когда только-только появился в городе после академии. 
   ...
   Едва лишь вернувшись и оставив лошадь и вещи в первой попавшейся гостинице, Алекс быстрым шагом шел по улице, с каждым мгновением приближаясь к своей (как тогда думал) мечте.
   - Ай! - услышал он вскрик и, повернувшись, увидел, как вырвав из рук идущей с подругой девушки наполненную продуктами корзинку, какой-то неопрятно одетый парень припустил по улице. При этом толкнув ее так, что она упала. Девушка даже не звала на помощь, с какой-то растерянностью смотря вокруг. А попытавшись подняться, с тихим вскриком опять упала на дорогу. 
   Рефлексы сработали почти помимо воли и выброшенный в сторону пробегавшего рядом парня кулак, впечатал того в стену. Подобранная корзинка, отнесенная подругам, и небольшая лечебная помощь (просто растяжение, ничего страшного), послужили отличной завязкой для знакомства.
   ...
    С тех пор по возможности Д'Анте оказывал им знаки внимания, не предполагая ничего в ответ (ну нет у него с "этим" проблем), да и Мила с Лиси тоже всегда с удовольствием общались, не переступая определенную грань. До сегодняшней ночи. И сейчас он пока не знал, как реагировать на произошедшее, втайне радуясь, что решение отложено на потом.
   ...
   Увы, Мила так и не появилась, и Алекс, зная ее отца (крепкий и довольно строгий к детям старик, хотя явно безумно их любящий), предполагал почему. Ну, ничего, все равно утреннее прощание было великолепным и надолго задержится в памяти. Ладно, пора заканчивать. Вскочив на лошадь, и еще раз оглядев стоящих перед ним девушек (вот не надо все-таки плакать, не железный же), Д'Анте взмахнул рукой и, не оглядываясь, отправился по улице, ведущей к дороге из города. Следом за ним тронулись и двое сопровождающих. Небольшое тревожное чувство, поселившееся в груди, Алекс списал на мандраж перед непростым заданием, твердо пообещав себе, что обязательно вернется!
    
    
   Булочная. Мила, дочка пекаря
   Наклонившись, девушка аккуратно переложила с подноса свежий хлеб на специальный стол, где он остывал, набирая свой непередаваемый вкус и аромат. Чуть позже Мила перенесет его в торговый зал, где хлеб будет быстро разобран покупателями. Булочная довольно популярна (отец - хороший пекарь) и все выпекаемое расходилось практически сразу.
   "Отец!.." - выпрямившись и случайно задев попой соседний стол, Мила поморщилась, помянув его (только мысленно и с извинениями) не очень хорошим словом. Мог бы и... помягче, что ли. Хотя она, конечно, прекрасно понимала на что шла, когда отнеся в гостиницу вечернюю выпечку, неожиданно узнала от сменщицы Лиси, стоящей за стойкой, где сейчас ее подруга.
   Черная зависть тогда волной поднялась в груди. Мила-то мечтала втайне, а Лиси взяла и сделала! Ощущая непередаваемую обиду, девушка внезапно поняла, что если именно сейчас ничего не предпримет, то эта зависть навсегда поселится в сердце, лишив покоя и подруги. И сделала Выбор! Даже сейчас, после того как отец судорожно снятым со штанов ремнем объяснил, как волновалась семья из-за ее столь долгого и без предупреждения отсутствия, она ни о чем не жалела. Повезло, конечно, что уже день и ему было некогда. Поэтому Мила всего лишь неделю не присядет и поспит на животе. Получив также запрет на три дня, выходить из дома. Но все равно, "это" того стоило!
   Мила еще раз вспомнила ночь, ее утренний "завтрак" плавно перешедший в... и поняла, что надо срочно успокаиваться иначе еще немного и придется идти менять нижнее белье. Поэтому с усилием прогнав такие приятные мысли, она стала думать о другом важном моменте, вернее - тайной надежде. Вдруг этой ночью по воле Света зародилась новая жизнь? В этом случае Мила даже не испугается гнева отца. Хоть три месяца на животе будет спать! Маленькое чудо от любимого (да, именно так!), что может быть прекраснее! И если девушка и рассчитывала на что-то большее, то только на одно и очень важное, постоянно повторяемое про себя с самого утра: "Вернись, главное, вернись!"
    
    
   Башня замкового комплекса резиденции Ордена Страждущих Света
   Ранесса де Парадис стояла, опершись руками на парапет, и смотрела вдаль, туда, куда предположительно сейчас скачет на лошади с сопровождающими его людьми последний рыцарь Ордена! Ее рыцарь! Из глаз вниз стекали крупные капли, а сухие губы шептали слова, общий смысл которых сводился лишь к одному: 
   - Вернись, прошу, главное, вернись живым!..
  
  
   Королевство Света. Замок Люциф. Эли
   А они ничего так, стильные (от прилетевшей картинки я отмахнулся, так и не поняв, что это за существо с выпяченными накрашенными губами, бородкой и в аляповатом одеянии)! Темные, почти черного цвета, браслеты, сделанные из металлических полос, обтянутых кожей, с довольно длинными штырьками по внешней стороне. "Ограничители", как объяснил мне по "связи" Даниэль, непонятно почему смущающийся своей работы. Это ведь то, что надо!
   Сначала, правда, они были больше, целиком металлические и без кожи. Но, примерив, первый вариант (неудобный, но я был согласен даже на такой), он решил его доработать и на следующий день, пригласив в лабораторию, показал второй, который мне понравился, конечно, гораздо больше. Затем Мастер объяснил, как они работают. Оказывается, при усилии, превышающем некий допустимый предел, заложенный в "ограничитель", будет... больно. И чем больше разница, тем сильнее, а все лишнее, соответственно, блокируется. 
   Предел сейчас заложен примерно равный по силе обычному взрослому тренированному мужчине. Хм, оставим в стороне, что я маленькая девочка, все равно даже взрослый и сильный мужик, не сможет в несколько мгновений превратить кролика в фарш. Так что, наверное, это действительно то, что нужно. Правда, меня немного смутило, что снять браслеты самостоятельно нельзя. Ну и ладно, все равно Мастер постоянно рядом.
   Сразу как их одели, попросил разрешения опробовать и получил его. Ну а раз уж проверять, то по максимуму, поэтому я просто и без затей с размаху ударил пальцами в стену... 
   - О-о, о-у!..
   Да, действительно больно, я бы даже сказал, ну очень больно!
   Через какое-то время звездочки все-таки прекратили мельтешить перед глазами. Даже перестал трясти рукой и смог ее ощутить. Я ведь так и не отключил ощущения Сати от себя, соответственно прилетело полностью и за двоих. Получив одновременно с этим нагоняй от Мастера и требование больше так не делать, выдержав паузу, решился на вторую попытку. Потом на третью. В общем, спустя некоторое время более-менее разобрался. 
   Все ничего, но постоянно, чуть забывшись, терпеть боль немного напрягло. Но Даниэль сказал, что потом проведет комплекс специальных тренировок, и нужное усилие я начну прикладывать бессознательно, соответственно, боли не будет, чем в принципе успокоил.
   Правда, сразу всплыл еще один вопрос. А как теперь передвигаться по замку? Цепляться за камни не получится, "ограничители" не дадут. Ответ получил очень простой - ножками, как и все. Похоже, Мастер был даже доволен эти обстоятельством. Вот... нехороший человек. Сати сначала огорчилась, но когда я пояснил ей, что благодаря этим браслетам мы не сможем ничего плохого сделать Кайнэ, сразу успокоилась и даже обрадовалась. Эх, какая же она, пускай и существуя лишь в моем сознании, сплошная милота и непосредственность (ага, а на себя в зеркало давно глядел, хе-хе)!
   В итоге, несмотря на некоторые неудобства, я решил, что это все равно лучше, чем постоянно рисковать жизнями окружающих. Так что, искренне поблагодарив Даниэля и получив в ответ сложную смесь эмоций с непонятным чувством вины и разрешение идти, выбежал (ну не может Сати по-другому) из лаборатории. Наступало время заката, на который нам очень понравилось смотреть, а с учетом того, что быстро теперь на башню не забраться, нужно было поспешить...
    
    
   Замок в горах. Спустя несколько дней. Девочка Эли и травница Кайнэ
   Кайнэ все-таки смогла меня связать. Правда, для этого ей понадобилась помощь Мастера в магическом укреплении веревок (интересно и зачем Даниэль сделал это). Да и кроме того, из-за "ограничителей" я не сумел приложить достаточно силы. И теперь вишу в небольшом изогнутом тупичке коридора перед переходом в башню. Здесь друг с другом встречалась часть несущих балок, и привязать было к чему. Причем по старым следам видно, что в свое время Сати здесь тоже повисела.
   Кайнэ стоит рядом, довольная как кошка, объевшаяся сметаны. Да, между прочим, немного не в тему, но! Я помню, таких одомашненных зверей, более того, видел их на картинках в книгах Даниэля и выучил, как они называются на местном языке (пять вариантов, включая написание - ужас просто). Однако в замке их нет. Нет от слова совсем! И кстати, грызунов (вот название забыл, знаю только местное, хотя внешний вид помню, он совпадает) на которых охотятся кошки тоже! Странно, но ничего, потом узнаю.
   Ладно, возвращаясь к подвешенному телу, то есть ко мне. Ну, связала. Ну, вишу. Кайнэ периодически веревки поправляет, то подтягивая, то ослабляя. И все на меня посматривает. А я на нее. Интересно, и чего она ждет? Никак не могу понять. В принципе, за исключением некоторого неудобства можно даже попытаться поспать.
   Постепенно в ее глазах появилось разочарование. И как, ничего не делая, я умудрился Кайнэ обидеть?! Наконец, грустно вздохнув, она ослабила основной узел и спустила меня на пол. После чего села на корточки, прислонившись к стенке спиной, положила на колени вытянутые руки и наклонила голову.
   Выпутавшись окончательно из веревки, сел рядом, пытаясь заглянуть в лицо, но девушка еще сильнее опустила его, не давая этого сделать. В эмоциях был непонятный сумбур, с приличным отрицательным оттенком, правда, все-таки направленным не на меня, а, как ни странно, на саму себя.
   Нет, так не пойдет! Нужно что-то срочно придумать! Жаль, что у Сати, никаких воспоминаний об этом не осталось. Хм, что же делать? А может... я посмотрел на веревку, потом на травницу. Да, точно! Если выполню аналогичные действия с Кайнэ, то наверно пойму чего она от меня хотела (попробую даже притвориться).
   Не знаю, насколько сильно удивилась девушка, когда я, приподняв, стал быстро опутывать ее веревкой. "Ограничители" работали, но даже с ними у меня не возникло проблем, да и Кайнэ не сильно сопротивлялась, очевидно, пребывая в легком шоке. Кстати, с учетом разницы в телах, пришлось в некоторых местах сделать по-другому. И что странно, руки даже знали как именно.
   Вот теперь уже я стоял рядом с травницей и проделывал то, что она со мной (да здравствует "дневник" и запись). А вскоре, перестав механически повторять запомненное, в своих действиях уже ориентировался на ее эмоции. Довольно странные, постепенно нарастающие в каком-то непонятном вихре предвкушения и некоторого стыда одновременно. А затем... хорошо, что мы были в довольно укромном и редко посещаемом месте. Никто ее не услышал.
   Спустя время, ощутив нужный момент, я опустил Кайнэ на пол и подошел с попыткой осмотреть, не повредила ли она себе чего, но был схвачен и стиснут в объятиях. Где мне пришлось провести продолжительное время, пока травница не успокоилась. Что с ней происходило, так и не понял, но положительных эмоций было много. Кстати, судя по блестевшим глазам девушки и долетавшим из ее сознания всплескам чувств, повтор был не за горами. Я, в общем, не возражал. Единственный момент, который немного смущал, смогу ли так, похоже, притворится, чтобы в следующий раз не обидеть.
    
    
   Замок Люциф. Кабинет Даниэля Люцифиано
   Даниэль сидел в кресле и размышлял. Основной темой мыслей, как обычно, являлась Эли. Текущая ситуация не сказать, что была полностью хорошей, но и плохой ее назвать нельзя. Обучение двигалось вперед. Девочка явно прогрессировала в использовании слов и уже могла самостоятельно строить короткие фразы. С пониманием было хуже, но прогресс и тут очевиден, простейшие словосочетания она понимала тоже без особых осложнений. Что еще было важно для Люцифиано, неудобных вопросов (хотя уже могла) Эли пока не задавала. Странно, но хорошо.
   "Ограничители". Люцифиано в новом варианте (пришлось еще одну ночь не поспать) отключил самые неприятные функции, оставив только регулировку по силе рук. И, хотя приготовил, решил все-таки не надевать верхнюю часть. Ведь принудительный контур он же не собирался использовать, так? Да и основную проблему убрал. Так что достаточно!
   Кстати, помимо очевидного повышения уровня безопасности, "ограничители" слегка, сбавили Эли энергичность, что позволило успокоить часть слуг, которые уже начинали нервничать при виде девочки. Еще удивило, что тренировки, начавшись, совсем скоро закончились. Так как Эли необычно быстро ухватила основы и самостоятельно, буквально за неделю, полностью адаптировалась под пониженное усилие. 
   С Кайнэ же они уже на следующий день стали общаться, как ни в чем не бывало. Более того, недавно травница, подойдя и отчаянно краснея, попросила зачаровать на прочность веревку. Вспомнив их игры с Сати и поняв, что "обычная" сейчас действительно не сгодится, он пошел навстречу. И уже вечером наблюдал, как Эли помогала, едва держащейся на ногах, но невероятно счастливой Кайнэ, залезть на ее лошака, который, почувствовав хозяйку, неторопливо направился через ворота в деревню по многократно пройденному маршруту. Положительные эмоции девочки, принятые по "связи", Даниэль воспринял, как окончательное урегулирование столь неприятной ситуации. Ну и хорошо.
   Неожиданно в голову пришла одна простая мысль. А почему они до сих пор не съездили с Эли в деревню? Ей же наверняка будет полезно увидеть что-то новое. И воспоминания Сати может подстегнуть. Конечно, Люцифиано понимал, что уже не будет так, как он изначально хотел, но тем не менее! Кроме того, Игорь, заместитель Теодора, отвечающий за безопасность в деревне, в сегодняшнем сообщении просил о срочной встрече именно там, собираясь не только что-то рассказать, но и показать. Решено, завтра с утра они с Эли туда и отправятся!
    
    
   Следующий день. Окрестности замка Люциф
   Даниэль едва сдерживал улыбку. Сидя на лошади и неторопливо двигаясь по дороге вниз, Люцифиано с умилением наблюдал за Эли, которая бегала вокруг него и Анри. Тот, услышав об этом коротком путешествии, с радостью согласился съездить вместе и сейчас также смотрел на Эли, причем, похоже, с той же эмоцией.
   Наблюдать было действительно интересно. Одетая в легкое белое платьице, с выделяющимися на руках черными браслетами и неизменным (увы) рюкзачком на спине, она мелькала то справа, то слева, успевая, и двигаться вместе с ними, и осматривать все вокруг. Даже под камни заглядывала и пару раз на деревья забиралась. Иногда, кроме большого белого банта, который повязали девочке на голову горничные, и из-за которого они даже задержались с выездом (вот как можно, потратить целый час, чтобы выбрать ленту и сделать бант?!), и видно-то ничего не было! 
   Зато сколько цветов и растений оказалось вырвано, показано и сказано! Между прочим, совершенно правильно! Даниэль в полной мере ощутил чувство гордости за проделанную работу. А вот живых существ Эли в руки не брала. Даже кузнечиков. К тому же он заметил, что подбегая к чему-то, шевелящемуся в траве, девочка убирала руки за спину. Люцифиано это не очень понравилось. Так Эли могла и фобию заработать! И он решил попозже обязательно подумать над новой проблемой.
   Наконец, дорога, завернув за очередной холм, уперлась в высокий бревенчатый частокол. Два стражника, дежуривших у ворот, выпрямились и попытались судорожно придать себе боевой вид. Что с учетом частично расстегнутых доспехов, облепленных травинками, смотрелось несколько смешно и нелепо. Это не считая прислоненных к частоколу копий, до которых они явно не могли дотянуться. Хотя нет, один сумел, дернувшись и роняя на землю шлем, но копье выскользнуло у него из пальцев и, падая, ударило по ноге второго, который выпучил глаза, но сдержал крик боли, только шумно задышав.
   Даниэль удивился. С этой стороны выставить стражу? И пусть, похоже, они сами не поняли, зачем были здесь поставлены и вели себя беспечно, но тем не менее! Решив расспросить об этом Игоря, Люцифиано проехал мимо, сделав вид, что ничего не заметил. Анри, правда, многозначительно и широко ухмыльнулся, глядя на бледные, мгновенно покрывшиеся потом, вытянувшиеся лица. Зная его неисправимое ехидство, Даниэль был уверен, что вскоре история о нелепых стражах станет вовсю гулять по деревне и замку, а может и в ближайшем городе, обрастая разнообразными подробностями. 
    
    
   Деревня возле замка Люциф и девочка Эли
   А она оказалась гораздо ближе, чем я думал. Если бежать на максимальной скорости, которую мы могли выдать с Сати, то я бы добрался сюда от замка за несколько минут. Не совсем, правда, понятно, почему обнесена частоколом и зачем охрана на воротах. Тут есть какая-то опасность, о которой я пока не знаю? 
   Хотя подбежав и осмотрев стражников (интересно, а разве можно побелеть еще сильнее?), понял, что если и есть что-то, то чисто гипотетически. Так как их внешний облик говорил только о том, что стражники опасности уже давно (или никогда) не видели. Кстати, у одного явно сломан палец на ноге, но он терпит бедняжка. Найду Кайнэ - скажу. О, я же, наконец, узнаю, где и как она живет! Ой! Стоп! (Сати, не бросайся вперед Мастера, это неправильно, потерпи!)
   ...
   Два десятка бревенчатых домов с довольно приличными подворьями, кузница, конюшня. Несколько отдельно стоящих амбаров. Казарма. Посередине деревни большой дом с приличного размера утоптанной площадкой перед ним. Все это обнесено высоким в два моих роста частоколом из довольно толстых бревен. Слева и справа от деревни было что-то наподобие валов, которые упирались в резко вздымающиеся склоны холмов, на которых стояли вышки, наверняка с дозорными. 
   И главное! Дорога, проходя сквозь деревню и другие ворота (вот там стража стояла, как положено и в полной боевой выкладке), спустя некоторое расстояние упиралась в другую, более широкую и выложенную плотно пригнанными камнями. Я бы назвал ее уже трактом, правда, довольно старым и нечасто используемым. Проросшая между булыжников трава на это явно намекала. Как я запомнил по карте, в одну сторону располагался небольшой город Светлый. Второй конец дороги, поднимался на перевал, ведущий в Западную Империю, которым можно было пользоваться всего два раза в год. Там же, перед перевалом стояла застава. Наверно тут еще и патруль должен разъезжать.
   Все это я увидел, получив разрешение от Мастера прогуляться по окрестностям, пока он, зайдя в центральный дом, разбирается с делами. Вообще, результаты моей с Сати беготни, заставляли задуматься. Похоже, несмотря на нынешнюю частичную беспечность, Даниэль в свое время хорошо заботился о безопасности себя и людей. Правда, что странно, несмотря на валы, обойти деревню не составляет труда (тогда зачем они нужны?). Да и внешний вид укреплений явно не предполагал долгой осады. Похоже, вся эта защита рассчитана, на то, чтобы увидеть, предупредить и успеть спрятаться за частоколом. Что же это за опасность?
   Жители деревни практически ничем не отличались от проживающей в замке прислуги. Более того, я заметил пару лиц, которые уже видел и вспомнил, что недавно в замке появилась новые служанки. Значит, тут есть своеобразная ротация. Странно как-то, но понять еще можно, но вот почему в деревне, как и в замке, тоже не было детей? И домашних животных! Ну, не считая кудахтающую и хрюкающую живность на подворьях (кстати, все обнесены крепким забором). Чувствовалась даже какая-то неестественность.
   Еще одной странностью были ощущаемые эмоции живущих тут людей. Отвык я уже от "такого". Вот в замке, например, со временем, первоначальная настороженная боязливость сменилась большей частью умилением (еще и тискали периодически, блин), в крайнем случае просто легкой опаской (к тем служанкам, так рано поседевшим, я тоже подошел и извинился). А Марта, вообще, осмелев за последнее время, меня полотенцем гоняла с кухни (признаю, за дело, но уж очень пирожки у нее вкусные). А тут...
   Страх! Причем довольно сильный. Настороженность. И лишь пара вспышек умиления (а вот и бывшие служанки). При моем появлении все почему-то поспешили зайти в дома. Закрывались двери и ставни, сквозь щели в которых, на меня настороженно смотрели. Чувствуя недоумение и растерянность, пробежав пару раз по опустевшей деревне, я, расстроенный, вернулся в центральную часть. Сати тоже сильно огорчилась, она так надеялась с кем-то поиграть. Кстати, а где все же находится Кайнэ и почему ее саму не видно? Так, а если сосредоточится на ощущениях... точно, большой дом!
   В этот момент из него вышел Даниэль с травницей (вот она!) и, мгновенно поменяв настроение, Сати резко рванула нашим телом к ним. Даже появившиеся следом черноволосый "зализыш" - помощник Теодора, и Анри, не заставили нас притормозить. Подбежав к Кайнэ, Сати, не сдержавшись (не стал останавливать, сам обрадовался), подхватила ее на руки и, резко крутанув несколько раз вокруг себя, аккуратно опустила (проконтролировал) на землю. 
   Затем уже я схватил травницу за руку и быстро спрятался за ее спиной от круглых глаз окружающих. "И вот совсем не стыдно!" - ответил я по "связи" фактически на прямой вопрос-удивление от Мастера. Посреди серого болота страха и настороженности, "солнышко" эмоций Кайнэ слепило, не хуже настоящего! Даже не пытаясь вслушиваться в то, о чем они говорили, я просто стал греться в его лучах.
    
    
   Чуть ранее. Дом травницы. Небольшое собрание
   - Ты уверен? - спросил нахмурившийся Даниэль, откинувшись на спинку лавки. Полученная от стоящего напротив человека информация носила очень тревожный характер.
   - Да, - кивнул Игорь, а это был он, - я дважды перепроверил. Следы пересекают холмы и, проходя через долину, делают несколько петель, исчезая дальше в предгорьях.
   - Значит, опасности нет? Стая же ушла из наших мест? - полувопросительно произнес Анри, сидящий рядом.
   - Возможно, но утверждать я не могу. В любом случае это именно те дикие "измененные", про которых нас предупреждали с заставы, - ответил ему стражник, - правда, разговор был про шесть-семь особей, а я насчитал двенадцать, но может не всех увидели.
   - Как, вообще, они смогли пройти? - удивилась травница.
   - Увы, похоже, в империи стали менее ответственно подходить к контролю состояния "запирающих" камней и часть их на горном участке Пограничья просто разрядилась. Конечно, после сообщения с нашей заставы, все было восстановлено, но, судя по следам, уже поздно. А "Завеса" на нашей границе в некоторых местах сейчас достаточно тонка, чтобы ее можно было продавить. Небольшая группа до отклика на разрыв пройти успеет. Контрабандисты иногда этим пользуются, если выгода превышает риск. Патрули с заставы не могут обхватить весь опасный участок одновременно.
   - А чем, вообще, может нам грозить присутствие этой стаи? Первый раз, что ли, происходит? Магический фон, здесь очень низкий, им по-прежнему не годится. Побродят, как обычно, туда-сюда и их не станет. Ведь так? - продолжил расспросы Леардо.
   - Вы правы, Ваша Светлость, - поклонившись, ответил ему Игорь и добавил: - Но в данном случае, не совсем. 
   Взглянув на находящихся перед ним людей, стражник с некоторой заминкой продолжил:
   - Я внимательно осмотрел следы. И в разных местах. Существует большая вероятность, что среди них находится... зараженный, причем может и не один! - неожиданно почти выкрикнул Игорь и торопливо добавил, - более того, по всей видимости, вожак разумен!
   Окружающие в шоке посмотрели на него.
   - Ты уверен?! - после непродолжительного молчания спросил его помрачневший Люцифиано. - На какой стадии и какие доказательства есть?!
   - Господин, косвенные признаки подтверждают вторую, если не больше! - склонив голову, ответил Игорь, и продолжил: - А доказательства... именно поэтому я попросил вас приехать в деревню. И я рад, что здесь Его Светлость - он совершил поклон в сторону Леардо, - и вы взяли с собой... девочку.
   - А при чем тут Эли? - вскинулся Даниэль. - Зачем она?!
   - Чтобы окончательно подтвердить предположения, нам надо съездить в самую ближнюю точку, где оставлены эти следы. Ваша "подопечная" сможет почувствовать то, что нужно, а господин Леардо будет свидетелем!
   - Нет! - резко ответил, вскочив с лавки, Люцифиано. - Она никуда не поедет, я верю тебе и так!
   - Прошу простить, господин, но в данном случае, это уже Дело Короны! - неожиданно твердо произнес Игорь и, взглянув прямо в глаза Даниэлю: - "Нам" нужно точно знать!
   Некоторое время они смотрели друг на друга, потом Игорь опустил глаза и согнулся в низком поклоне:
   - Прошу вас, Ваша Светлость!
   Люцифиано тяжело вздохнул и, сев обратно, с паузами произнес:
   - Она... необучена. Возможно, ничего и не получится.
   Однако стражник по-прежнему молчал, согнувшись в поклоне и спустя время, глядя на него, Даниэль, еще раз вздохнув, сказал:
   - Ладно, когда и куда выезжаем?
   - Это недалеко отсюда, - с видимым облегчением и радостью ответил Игорь. - Если сейчас отправимся, то уже во второй половине дня вернемся!
   Обсуждая детали, они вышли из дома и в этот момент откуда-то внезапно налетел маленький белый вихрь, закружив и подняв в воздух Кайнэ. Затем также неожиданно отпустил ее и... превратился в маленькую девочку в белом платье, которая быстро спряталась за спину травницы. Только краешек большого банта выдавал теперь ее присутствие.
   ...
   Редко видевший Эли, Игорь удивленно хлопал глазами, пунцовая Кайнэ, пыхтя, пыталась вытащить ее из-за спины, Люцифиано, судя по остекленевшему взгляду и шевелящимся губам, что-то выговаривал девочке по "связи" и только Анри громко смеялся, наблюдая эту сцену...
  
  
  

Глава 10. На границе тучи ходят хмуро

    
    
    
   Деревня возле замка Люциф
   Сопротивлялся я вообще-то не сильно, поэтому был быстро вытащен под перекрестные взоры всех вышедших из центрального дома. Ну, если кто-то думал меня пристыдить, то он здорово ошибся! Опустить голову, пошаркать по утоптанной земле ножкой, поднять голову, обвести окружающих взглядом давно некормленого котенка, пару раз взмахнуть ресницами и контрольный:
   - Извините...
   Все! Враги повержены и скопом идут сдаваться, стискивая тебя в объятиях. Даже негативный фон от ближайших домов, жители которых явно наблюдали за происходящим, почти мгновенно стал нейтрально-недоуменным. К сожалению, "зализыш" тоже попал под "удар", но мы с Сати быстро вывернулись из неуклюжих объятий, с трудом перетерпев не менее неловкие пару поглаживаний по голове (Сати, ну не виноват он, что так мне не нравится). 
   Однако еще ничего не закончилось. Когда все чуть-чуть успокоились, выяснился еще один неприятный момент. Даниэль внезапно прищурился, оглядел меня с ног до головы и обратно и выдал по "связи": "Ну и ну!", продублировав это восклицанием вслух. А следом и Кайнэ внезапно обнаружила, что ее костюм теперь кое-где не совсем чист и судорожно стала пытаться его отряхнуть.
   Взгляды окружающих опять сошлись на мне и тут, похоже, "няшность" дала сбой. Хотя... я оглядел сам себя и понял, что, скорее всего, она и подвела. По принципу: ну не может такая красивая и симпатичная девочка быть настолько грязной!
   Если верхнюю часть платья еще можно назвать относительно белой, да и бант, в общем, тоже был почти такой же, то вот ниже... Ниже цвет платья постепенно менялся, уже к подолу приобретая зеленовато-серо-коричневый оттенок (трава, кусты, деревья... многое что, оставило на нем свой след). Не говоря уже о (скажем культурно) кое-каких повреждениях.
   Короткие белые чулки (или длинные гольфы), которые на меня нацепили в замке, превратились в серо-бурые обрывки, непонятно как висящие на ногах. Ботиночки, раньше сверкая лаком и блестящими клепками, стали коричневого цвета, приобретя неповторимую полосатую фактуру. И на фоне всего этого яркими пятнами выделялась моя чистая белоснежная кожа (ну не липнет к "покрову" грязь).
   Слегка растерявшись, я ощущал укоризненные взгляды окружающих и пытался понять свои дальнейшие действия. Но все, как обычно (однако, быстро привык к "хорошему") решили за меня. Пробурчав себе под нос что-то неопределенное, похожее на фразу: "Я этого ожидал...", Мастер направился к своей лошади, которая, как и все остальные, стояла рядом возле перевязи.
   Раскрыв седельную сумку, Даниэль жестом фокусника (ого, какая картинка, толком не понял, но ребята очень интересные) извлек из нее сверток и, поколебавшись, добавил еще один, поменьше. Потом, обратившись к Кайнэ, спросил: "Есть, где ее переодеть?" (ура, начинаю потихоньку понимать, о чем говорят вокруг). 
   Кайнэ посмотрела на меня, потом на него, потом опять на меня, и... быстро вытащила платок из кармана, прижав его к носу (с чего это вдруг). Затем поклонившись, подошла, крепко схватила за руку (да не вырвусь, самому стало стыдно) и повела в дом. 
   Следом за ней зашел Даниэль, сказав спутникам (тоже почти все понял), чтобы они немного подождали снаружи, а еще лучше, прогулялись (кивок-просьба к Анри), пока он (Мастер посмотрел на меня), помогает Кайнэ с переодеванием. По "связи" вдруг пошли какие-то непонятные помехи и ощущаемые от него эмоции резко ослабли. Странно...
    
    
   Там же, спустя некоторое время
   Ну что можно сказать. Ладно, Кайнэ... ее страсть к переодеванию меня любимого уже несколько раз была испытана в полном объеме. Но я и не подозревал, хотя определенные намеки были, что Даниэль тоже - озабоченный.
   Я конечно, в общем, нестеснительный, поздно уже стесняться, поэтому раздевание и протирание влажными полотенцами перенес довольно спокойно. Но так и не понял, зачем надо было снимать "всю" одежду? Затем, одевая в четыре руки, они увлеченно обсуждали каждую часть нового облачения, по нескольку раз оценивая результат, осматривая меня в разных ракурсах. У травницы, как всегда (бедняжка), шла носом кровь, и она периодически отбегала вытереть ее и закапать какое-то лекарство. Помогало слабо.
   В целом то, во что меня переодевали, было довольно симпатичным. Нечто вроде составного комбинезончика серо-зеленого цвета из прочной ткани (с платьем не сравнить), а также соответствующие ему высокие ботинки со шнуровкой и с необычно выглядевшими, металлическими вставками на носах. Интересно, а почему нельзя было сразу надеть его и такие ботинки? И у меня стали появляться смутные подозрения. 
   Ведь Даниэль уже пытался участвовать в подобных действиях, но каждый раз мягко, но непреклонно, был оттеснен своими горничными. Может он специально приказал нарядить меня с утра в легкое белое платье, рассчитывая именно на такой вариант развития событий? Не зря же запасная одежда была заранее уложена в сумки. Увы, его эмоции спрятаны. Так что все осталось на уровне догадки (правда, переходящей почти в уверенность).
   Наконец, когда я подумал, что все закончилось, Мастер с непередаваемым выражением лица (и эмоции не прочитать - глушит) достал из последнего свертка... зеленые ленты и расческу. И глядя на их с Кайнэ заблестевшие глаза, я понял - еще ничего не закончилось!
   ...
   Когда мы вышли из дома, то обнаружили снаружи Анри, который довольно мрачно восседал на лошади, и нервно переминающегося с ноги на ногу "зализыша". Судя по их состоянию, "немного" оказалось гораздо дольше, чем они предполагали.
   Даниэль виновато посмотрел на Анри, произнеся: "Ну, ты же понимаешь...", после чего его друг нехотя кивнул и ощущаемые первоначально негативные эмоции постепенно сменились на обычные, ехидно-положительные. Затем Мастер передал мне по "связи", что нужно съездить в одно место (отлично, гуляем), мы сели на лошадей и, наконец-то, отправились в путь (я опять побежал рядом, благо это было даже проще). Кайнэ, кстати, осталась, да и Даниэль, похоже, не планировал брать ее с собой.
   ... 
   На самом деле, мы попытались отправиться, так как на выезде из деревни (с той стороны, с которой въехали) Мастер стукнул себя ладонью по лбу и, остановив всех, опять полез в седельную сумку. С некоторой напряженностью я подбежал, повинуясь переданному требованию. Вот он достал, развернул... кристаллы. Это были просто магические кристаллы! 
   И тут уже мне пришлось (мысленно) бить себя по голове. Я же работаю на "батарейке", а она скоро разрядится! То-то чувствую некоторую усталость и движения стали немного замедленными! И уже спокойно подойдя, повернулся к нему спиной. Мастер открыл рюкзак, вытащил старые кристаллы, вложил новые, чем-то пару раз щелкнул, и как будто волна прошлась по моему телу, даря непередаваемое ощущение бодрости. 
   Вот теперь можно и отправляться! Кстати, опростоволосившихся стражей видно не было, вместо них стояли суровые дядьки в полном облачении, как и на внешних воротах. Все! Побежали!
    
    
   Окрестности деревни. Даниэль Люцифиано
   - "Просто непередаваемое ощущение удовлетворения. Он наконец-то сделал "это"! То, чего давно хотел, но никак не получалось. Он ее одел! Сам! Ну, Кайнэ же считать не будем. А уж когда стал заплетать ленту... эти волосы и ощущение упругости... М-м-м, великолепно! Прямо как раньше...
   Не зря была создана эта ситуация, ох не зря. И вообще, горничные совсем от рук отбились, забыли кто в замке хозяин?! Все! С завтрашнего дня именно он с утра будет "ее" одевать, вот так! И никак иначе!"
   ...
   Единственное, что вносило определенный диссонанс в приятные мысли Даниэля, это информация, полученная от Игоря, собственно ради которой они сейчас и скачут в сторону дальних холмов.
   ... 
   - "Ну, ничего, на месте разберемся!"
    
    
   Долина замка Люциф. Эли
   Как же тут все-таки здорово! Луга, небольшие холмы, покрытые мягкой изумрудной травой и плавно переходящие друг в друга. Периодически появляющиеся аккуратные рощицы самых разных деревьев (в голове, уже без моей воли, всплывали названия). Гудение насекомых, шелест травы от проползающих змей. Прыжки вспугнутых животных, запах цветов. Все это кружило голову и заставляло замирать в экстазе от непередаваемой красоты.
   Несмотря на высокий темп, взятый всадниками, мне не доставляло проблем бежать с такой же скоростью, более того, периодически отбегать к тому, что интересовало и возвращаться. И совсем не мешало тщательно обдумывать и анализировать увиденное сейчас. Сложности не было никакой, ведь контроль над движением я скинул на Сати, чему она только обрадовалась. А мысли тем временем появлялись очень интересные.
   Странности. Они копились, возбуждая любопытство и не давая ответов. В основном это касалось пресловутой деревни, у которой даже названия не было. Пасторальная картинка не складывалась (прилетевшие ассоциации, только это подтверждали). Вроде как деревня, дома, подворья, люди... все хорошо, не так ли? Только почему было ощущение, что я побывал не в населенном пункте, а на какой-то заставе. Пускай и донельзя расслабленной и забывшей когда видела врага последний раз. Те стражники были такими смешными, хи-хи... ой, а про сломанный палец я так Кайнэ и не сказал. Ладно, сообщу, когда вернемся, главное, опять не забыть.
   Ну, так вот, возвращаясь к основной мысли. Как я сразу отметил, в деревне не было кошек, собак (да, в памяти всплыло название еще одного одомашненного зверя), а также больших таких животных, картинки которых я у Даниэля видел, местное наименование (пресловутые пять вариантов) запомнил, но на внутреннем языке оно так и не пришло. Они еще дают какую-то жидкость белого цвета. Даже очень смутно ощущаю этот вкус. И почему-то, отсутствие чего-то похожего в меню замка вызывает довольно сильное огорчение. Соответственно, вокруг и по пути я не заметил даже что-то напоминающее место выгула этих животных (четко помню, что они едят траву).
   Кроме выше перечисленного, в деревне также отсутствовали дети и старики. Не увидел ни одного, даже намека, и не ощутил соответствующих эмоций. Конечно, по ним внешний облик не построишь, но определить возраст и пол вполне возможно. Вкус эмоций у всех типов людей характерно-разный (о стариках я судил по Анри и Даниэлю, а о детях по Сати и думаю, почти не ошибался). Более того, за исключением кузнеца Варока и капитана Теодора, вообще, никто не мог похвастаться большим возрастом. 
   Не знаю, сколько тут живут люди (нужно будет выяснить), но по моим ощущениям почти все в деревне и в замке были молоды или только еще приближались к зрелому возрасту. Что еще? Не было возделываемых полей, садов и огородов. Замеченные сквозь щели в досках грядки во дворах не в счет, обычно в деревнях масштабы несколько другие.
   Опять же, стена вокруг поселения, наблюдательные вышки и казарма, где по прилетевшим ко мне ощущениям эмоций, стражи было едва ли не больше чем в замке. И наверно самое интересное здание - то, в котором меня переодевали. Потому что это был не дом для собраний или что-то наподобие его, а так разыскиваемое жилье травницы Кайнэ! Я почему-то думал, что ее дом как минимум будет на окраине или даже в отдалении от деревни (вертелись соответствующие картинки). С большим огородом перед ним (растения выращивать всякие), весь завешенный пучками сушеной травы или обвешенный ими внутри и черным котом. Почему котом и почему черным, не понял, но вроде как бы надо!
   А тут большое просторное строение прямо в центре деревни с довольно странной планировкой. Половина была похожа на обычный дом, где собственно и жила травница (судя по запаху, комната с сушеными травами там все-таки была). А вторая половина дома состояла из нескольких больших помещений, в двух из которых, находились какие-то лежаки (пустые) и стоял странно-знакомый запах. 
   К сожалению, картинки так и не всплыли, а из рассказанного и показанного Даниэлем ничего не подходило. Оставалось только ждать, когда я достаточно выучу местный язык, чтобы спросить напрямую. Кстати, когда вели переодеваться, мельком увидел какую-то худенькую девушку, которая испуганно сжалась и юркнула в ближайшую дверь. Похоже, помощница Кайнэ, надо будет как-нибудь познакомиться. 
   ...
   - "Сати, чего тебе? Мастер предлагает перекусить на ходу? Да, конечно! Лови и ешь, без проблем! Я просто еще сильнее отодвинусь от управления. И не отвлекай по пустякам. Уж два таких действия (одновременно кушать и бежать) ты явно можешь делать самостоятельно!"
   ...
   О чем это я? Ах да, напоследок, как жирная точка - таверны тоже не было! Как подумал, что чего-то не хватает, картинка вместе со словом прилетела почти сразу. Куча пьющих из больших кружек и одновременно дерущихся мужиков, какие-то полуголые женщины, танцующие на столах, сизая дымка... бред короче! Но ведь в таверне же, деревенские жители после трудового дня обязательно (ну уверенность почему-то у меня такая) должны были расслабляться. А этого нет! И спиртное если тут и употребляли, то делали незаметно, так как даже в замке, ни пьющих людей, ни того, что пьют, я не видел. 
   Ну, кроме вина, которое иногда появлялось у стариков на столе, причем не более пары небольших бокалов в обед или ужин. И еще оно почти постоянно использовалось в сильно разбавленном состоянии просто для питья. Слегка окрашенная и кисловатая жидкость. Именно вино мне принесли в самый первый раз, но осознание, что это такое, появилось гораздо позже. Градусов в нем почти не было, и понять какие ощущения от опьянения можно испытать в этом теле, не получилось, да и почему-то не хотелось. Правда, тут надо еще учесть, что в меня все проваливалось и переваривалось моментально.
   Был еще один вариант. Если я в игре, то разработчик мог просто именно так представлять себе деревню. Однако таверны, то не было! А это же вроде как место сбора всяких приключенцев (игроков, то бишь). Может, совсем глухая и отдаленная локация, где их нет, и заполнение сделали на "отвали"? Хотя по ландшафту этого явно не скажешь... 
   Хватит, не буду больше гадать. Надо придерживаться давно выбранной стратегии. Все вокруг является реальностью, а "интерфейс" - придуманное "предыдущим я" издевательство, чтобы ему икалось там, где сейчас находится! Но надо признать, пару раз "интерфейс" меня выручил. Ладно, не издевательство, но все равно не нравится!
   ...
   - "Что еще, Сати? Мастер подзывает?! Уже добрались? Хорошо!"
    
    
   Дальние холмы на краю долины
   Это была небольшая рощица, ничем не отличающаяся от других, что несколько раз встречались по пути сюда. День уже перевалил за вторую половину и довольно длинные тени, отбрасываемые от деревьев, незаметно скользили по траве. "Зализыш", то есть Игорь (как его зовут, я услышал в разговорах, пока добирались сюда), соскочил с лошади и уверенно повел нашу группу вглубь. Через некоторое время мы вышли на поляну. Вполне обычную и ничем не примечательную. Трава, да по краям кусты (Сати, не трогай ягоды, я не помню их картинок, вдруг ядовитые). Наш проводник, остановившись, обернулся и сказал (понял почти все):
   - Судя по следам, "они" здесь ночевали, прежде чем отправиться дальше. Это идеальное место для проверки!
   И после своих слов Игорь посмотрел на меня... Чего?! Я тут при чем? И кто такие "они"?
   Тем временем Даниэль слез с лошади, подошел и с какими-то непонятными паузами попросил по "связи" тщательно осмотреть это место и рассказать обо всем необычном, что увижу. Погладил по голове (Сати, не надо мурлыкать, не кошка) и добавил с непонятной эмоцией вины и легкого стыда, что только я могу это сделать! Хм... ладно, странная просьба, но раз она исходит от Мастера, то, конечно, попробую!
   ...
   Что же тут не так? И как это "не так" обнаружить? Пройдя по поляне, я попытался, как делал со своими воспоминаниями, "ощутить" и "осознать". Пусто. Хотя... хотя есть "нечто", на самой грани. Уже интереснее! Потом чисто физически осмотрел все вокруг. В глаза бросились сломанные ветки и примятая трава. В конце концов, этот след привел меня к нависающим над краем поляны деревьям. Похоже, тут кто-то долгое время валялся. Спал?
   В голове возникли смутные ощущения и я, поддавшись им, аккуратно раздвинул траву. Есть! Крупный отпечаток лапы в длину и в ширину как моя стопа. Ого, и что интересно это за зверь такой? На картинках Даниэля были только изображения самих животных, а не отпечатков лап. Стал смотреть внимательнее и сразу нашел еще несколько. Показал их Мастеру. Тот опять погладил по голове и попросил поискать еще что-нибудь. Хорошо!
   Уже чувствуя азарт (в Сати тоже проснулось любопытство), наклонившись и тщательно осматривая траву, ощутил еще и запах. Так, тут сильнее, здесь... слабее. Возвращаемся, проходим чуток вбок. Еще, еще, и... фу, блин, какашки! Уже, правда, несвежие и подсохшие. И много-то как! А вон еще одни! Получается "зализыш" (за такую подставу, будет у меня им, пока отсюда не уедем) хотел именно их найти?! Извращенец! 
   Тогда сейчас на листики, и ка-а-ак ему под нос сунем! В смысле, покажем! Хм, а чего так возбуждаться-то? Странно, впервые (как осознал себя в этом мире) вижу человека, который настолько сильно радуется какашкам (срочно забыть про тот случай с Даниэлем)! О, "зализыш" еще и считает их! Ну, точно, извращенец!
   Десять. Мы нашли ровно десять "кучек". Кстати, от двух из них, как-то "странно" пахло. И "ощущения" были слегка сильнее, чем вокруг, как будто концентрация этого "нечто" рядом с ними выше. Но я никак, хотя и пытался, не мог вспомнить, что это за запах и ощущения. Передал по "связи" Мастеру (заставил практически почувствовать, пусть тоже понюхает, хоть и опосредованно). Даниэль подошел, внимательно осмотрел, сделал какие-то движения (хм, светящаяся зеленая паутинка над кучкой коричневых "колбасок"... сюрреализм, однако). Судя по сильно нахмурившемуся лицу и прилетевшим эмоциям, похоже, они обнаружили именно то, что искали. 
   Но почему-то "зализыш" никак не успокаивался. Подойдя к Даниэлю, что-то стал ему втолковывать и, наконец, Мастер подозвал меня, сообщив, что должны быть еще "кучки".
   - "И что? Искать? Не хочу, противно! Пожалуйста? Ну, ладно, но с Марты два подноса с самыми вкусными пирожками! Ой, так легко согласился?! Блин, надо было пять попросить..."
    Искать. И как интересно? И чем это так важно? Ладно, вздохнем, сосредоточимся (Сати, на тебе управление полностью) и двинемся по спирали. Затем, сместившись, в обратную сторону.
   ...
   Не знаю, сколько прошло времени, но в какой-то момент я опять ощутил увеличение концентрации этого "нечто". Кстати, совсем недалеко от первого места. Однако пока вплотную не подойдешь, не увидишь, что здесь кто-то был. О, ветки странно расположены. Как будто шалашик какой-то. Тут примято и здесь. Похоже, оставшиеся двое спали вместе. Парочка? Возможно! И "ощущения" довольно сильные, даже сосредотачиваться почти не надо.
   Теперь поищем "радость зализыша". Попробуем, по запаху. Больше всего несет от корней вот этого дерева. Как я и думал, прикопано. И опять не скажешь, что зверь сделал. Теперь берем палочку и аккуратно раздвигаем землю... вот одна! И вторая! Отлично, зовем Мастера и начинаем мечтать о пирожках! 
   И все-таки, что же это за "нечто"? Вот вертятся в голове какие-то смутные образы, а ухватить не могу. Хм, чисто на всякий случай, пока Даниэль сюда идет, надо бы понюхать (Сати, если тебя будет тошнить, то нас обоих будет тошнить, учти), наклоняемся и...
   - "Ой! Ай! Мой нос! Как противно и знакомо. Знакомо?! Ох!.."
   ...
   Иду. Иду уже давно. Абсолютное спокойствие и равнодушие. Единственное, что висит легкой тенью раздражения - это Запах. Он лезет через ноздри, проникая прямо в мозг. Дурманит, пытаясь запутать мысли. Наверное, если было чем, давно бы стошнило. Вокруг, куда ни кинь взгляд, отвратительная и пузырящаяся жижа. Темная дымка четко видимыми лентами поднимается с поверхности и тянется ко мне. Окружает, пытается проникнуть внутрь, особенно когда приходится вдыхать этот мерзкий воздух. Но...
   Бесполезно! Пусть это почти обычное тело (другим я бы не смог сюда проникнуть), но того результата, на который рассчитывает эта "дымка" не будет! Внутри радужным шариком пульсирует небольшое "солнышко" и своим сиянием рассеивает ее безвредными хлопьями. Остается только Серый Туман, который, благодарно касаясь рук ласковыми невесомыми прядями, уже спокойно втягивается в меня. А запах? Запах можно и перетерпеть. Все-таки, когда гниет целый Мир, цветами пахнуть не должно.
   Остановился. Еще раз оглядываю ровную как стол поверхность, покрытую дымящимися лужицами. Белесые испарения скрывают горизонт. Темно-серое небо тяжелой, мутной пеленой нависло над головой. Сколько прошел, уже не помню, сколько идти, еще не известно. Но "цель" стала ближе, я чувствую. Использовать всю свою Силу в страхе передо мной на Бесконечный Барьер - как глупо! Неужели "он" не подумал, что можно... просто дойти ногами. Ведь Вечность всегда рано или поздно заканчивается.
   Пошевелил плечами, ощущая, как в любой момент по желанию там может появиться мое Оружие! Почувствовал его безграничное терпение. Поправил скрывающий лицо капюшон (совершенно не мешает "видеть"), провел руками по наглухо застегнутому плащу и спокойно двинулся дальше. Рано или поздно, но я дойду. И сделаю то, что должен. Иначе и быть не может. Ибо ничто не остановит...
    ...
   Вот это да! Наконец-то опять прилетело! Картинка из прошлой жизни! Странная, правда, какая-то. Надо постараться запомнить до мельчайших подробностей и потом тщательно проанализировать! Так, а чего это тело так раскачивается? Я на руках? Еду на лошади? Мастер?!
   По "связи" пришло ощущение облегчения, радости и... чувства вины. Так не пойдет, поэтому:
   - "Нет, Мастер, я "сама" виноват, не надо было так делать! Все в порядке, можете отпустить. Что? Собираетесь так везти до замка? Возражения не принимаются? Совсем-совсем?.."
   Ну, ладно, в принципе удобно. Можно даже поспать. И ведь действительно заснул.
    
    
   Поездка с Эли в деревню. Анри Леардо
   Какой сегодня день насыщенный получился! С утра, услышав предложение Даниэля прогуляться вместе в деревню, Анри даже сначала подумывал отказаться (что он там не видел). Однако услышав, что Люцифиано хочет отвезти туда девочку, согласился, предполагая, что явно в таком случае произойдет что-то интересное и необычное. И не ошибся!
   Началось все с уморительной беготни Эли, когда они ехали на лошадях. Вообще, Леардо сначала удивился, когда Люцифиано сказал, что девочка не поедет на лошади. Но увидев, с какой скоростью та перемещается, а главное, вспомнив, кто также бегал вокруг них много лет назад, успокоился. Однако сочетание белого легкого платья и черных, шипастых "ограничителей" слегка било по нервам, вызывая в мыслях определенный диссонанс. Удивительно, но Эли совсем не обращала на них внимания. 
   Стражники на въезде в деревню, конечно, ничего кроме смеха не вызвали (и где Игорь таких олухов нашел, это же постараться надо), а вот внезапное сообщение о диких "измененных", да еще и зараженной стае... вот тут уже стало "очень интересно"! Особенно когда он услышал предложение Игоря. Ведь Эли действительно была необученной химерой.
   Но ситуация являлась неожиданно опасной и Анри не удивился, когда, после серьезных колебаний, Даниэль все-таки согласился на проверку с использованием девочки. Ведь других наиболее быстрых способов в ближайшее время не было. А след, который должен подтвердить предположения Игоря, долго не просуществует. Команда дознавателей из города может и не успеть.
   Сцена с подбрасыванием в воздух Кайнэ рассмешила, а вот переодевание девочки (и как она умудрилась так изгваздаться), сначала вызвало раздражение (да сколько ждать-то). Однако когда Анри увидел выходящего из дома Даниэля с глупой улыбкой счастья на лице и услышал неловкие извинения, раздражение моментально улеглось.
   Кроме того, походное облачение химеры в сочетании с "ограничителями", теперь смотрелось вполне естественно и обычно (вот уж не думал, что у него с тех времен костюм подходящего размера остался). Быстрая перезарядка артефакта на выезде из деревни, уже заставила Леардо только удивленно приподнять брови. Оказывается, его друг и такое предусмотрел! А скачка на лошадях вглубь долины даже вызвала ностальгию. И неожиданно вспомнилось...
   ...
   Последняя Война. Уже ближе к концу. Они небольшой группой патрулируют выделенный участок фронта, а химера Даниэля, наворачивая круги, периодически подбегает к нему, прося, чтобы ее погладили по голове или дали "вкусняшку". 
   Их Люцифиано постоянно таскал в седельной сумке, периодически лаская и угощая своих "детей", что служило поводом для насмешек остальным химерологам в полку (предпочитающим более жесткие методы тренировок), да и в армии в целом (профессиональный мир тесен).
   Однако насмешки быстро кончались, когда приходилось сравнивать результаты боев, в том числе и учебных. Как насмехающиеся не пыжились, однако и в несколько "питомцев" они не могли справиться с одной химерой Даниэля. Те, без тени сомнений, исполняли любой его приказ с абсолютной самоотдачей и даже... на смертельный бой выходили с улыбкой на лице.
   ...
   Поняв, что последнее воспоминание явно было лишним, Анри постарался загнать его внутрь и продолжил смотреть, как Эли, то уходя вперед, то появляясь сбоку, периодически подбегала к Даниэлю, а тот, рассеяно улыбаясь, наклонялся, трепал ее по голове или давал извлеченный из седельной сумки пирожок.
   ...
   Наконец, прибыли на место. Обычная ничем не примечательная рощица. Было видно, что выслушав просьбу Люцифиано, Эли сначала растерялась, но потом, пройдя несколько раз по поляне, куда их привел Игорь, позвала Даниэля и показала ему найденный в траве отпечаток лапы, потом еще несколько. Удивительно. А ведь Люцифиано ее действительно не обучал! 
   Анри сам подошел и внимательно осмотрел. Все верно, характерное расположение пальцев и другие мелочи говорили о том, что зверь подвергся "изменению". Насколько сильно, непонятно, но явно, судя по размеру, не далее первой ступени. Игорь, кстати, спокойно отнесся к найденным следам, очевидно увидев ранее именно их.
   А вот обнаруженные Эли экскременты его удивили (эх, а охотника из деревни взять с собой, когда бегал и искал следы, было наверно не судьба, все-таки лезет из тебя профиль совсем другого... образования). Сосчитали, получилось десять "кучек". Девочка, кстати, продолжила удивлять, указав на две "особенные" с виду ничем не отличающиеся от других.
   Увы, хотя Анри искренне надеялся, что это не так, она оказалась права. Диагностическая печать четко обозначила наличие эманаций Заразы! В одной посильнее, в другой слабее, но в целом, к счастью, не очень серьезные. Едва ли эти звери способны были к заражению других, да и поглощение Силы, скорее всего, еще на очень низком уровне. Для нахождения так далеко от Пограничья и Земель Демонов явно недостаточно. Больше двух недель не протянут. И близко к населенным пунктам подойти не смогут, сверхнизкий уровень магического фона не позволит. Но сам факт! Ладно, отыскали, подтвердили, можно и обратно возвращаться...
   Однако Игорь по-прежнему утверждал, что по следам в стае больше особей и Даниэль нехотя согласился, чтобы Эли еще раз все осмотрела. Девочка, низко наклонившись и наворачивая расширяющиеся круги (вот никто же ее не учил, а даже движения почти правильные), пробежалась по рощице и внезапно нырнула в неприметные кусты, находящиеся буквально неподалеку.
   "Нашла!" - понял Анри, когда Даниэль (похоже, получив сообщение по "связи") встрепенулся и широкими шагами пошел в ту сторону. Леардо направился за ним. Неожиданно из-за кустов раздался странный стон-всхлип и перешедшие на бег друзья увидели девочку, стоявшую перед каким-то деревом. Она зажимала нос обеими ладошками и, похоже, даже не могла вздохнуть, потом пошатнулась и практически рухнула на руки Люцифиано. Тот, побледнев, уложил Эли на землю и начал быстро накладывать лечебную и диагностическую печати. По его последующим коротким комментариям стало понятно, что у девочки возникла острая аллергическая реакция. К счастью, спустя небольшое время дыхание нормализовалось, и обморок перешел в простой сон.
   Пока Даниэль хлопотал над Эли, Анри осмотрел то, что послужило причиной такого состояния. С виду просто "кучка" твердых отходов жизнедеятельности живого организма. Правда, необычного сизого цвета. Составляя специальную двухуровневую диагностическую печать, Леардо уже предполагал, что увидит. И оказался неприятно прав. "Это" оставлено зараженным с активной второй степенью демонизации! Причем, исходя из уровня эманаций, было недалеко и до третьей! Как такое существо смогло проникнуть вглубь безопасных территорий?! Его же должны были обнаружить и остановить минимум пять раз! 
   Теперь совсем неудивительно, почему девочка так остро отреагировала. Даже спустя приличное количество времени эманации были очень сильны! Зная чувствительность химер к подобному и с учетом того, что Эли явно не умела глушить восприятие, такой "запах" для нее соответствовал острой пряности, насыпанной на нос собаки. И хорошо, что все обошлось простым обмороком!
   Поискав в траве, Анри отыскал следы и был еще раз неприятно удивлен. Они максимально соответствовали... человеческим! Нехорошие подозрения закрались в его мысли. Пройдя дальше и осматривая каждый найденный отпечаток, Анри обнаружил то, чего боялся увидеть. Два следа на расстоянии шага. Только если первый соответствовал человеческой ступне, то второй был уже звериной лапой! Ситуация становилась еще хуже! Намного хуже!
   Оборотень! Зараженный оборотень! Один из самых сильных разумных "измененных"! Эти существа проживали в основном на территориях, соседствующих с Землей Демонов, например, в Пограничье, так как для их существования был нужен определенный уровень магического фона. Да и не любят люди разумных "измененных" такого типа, часто путая с дикими собратьями, особенно увидев второе обличье.
   Там же отношение к ним было более чем терпимым. Кстати, несмотря на мифы, бродящие среди населения, для превращения оборотням не требовалась луна, и кувыркаться не нужно. Обращать других в себе подобных, они также не могли. Просто сильные "измененные" способные проводить практически на подсознательном уровне частичную трансформацию тела. В основном в полузвериную форму, но были и исключения. 
   Нередко, как ни странно, они вели обычную жизнь фермера или кузнеца. Также можно было спокойно встретить оборотня - Охотника на Демонов! По своей сути эти "измененные" были иммунными к заражению, и смело отправлялись в самую глубь проклятых земель. Но очень редко, при каком-то невероятном стечении обстоятельств, что-то в защите давало сбой и на свет появлялось существо, по-прежнему разумное, но уже с характерно вывернутой психикой, которое стремительно (на порядок быстрее обычного) превращалось в полноценного демона! И вот уже такие оборотни, могли не только заражать окружающих, но и обращать их в уродливое подобие самих себя. 
   И если вовремя не остановить заражение или просто не убить это существо, пока оно еще относительно слабо, то оборотень превращался в самый страшный кошмар всех отвечающих за безопасность государств и их жителей. Так как для поддержки своего существования, ему не нужно уже постоянно находиться в зоне высокого магического фона. Достаточно было периодически употреблять в пищу плоть живого существа, умеющего эту магию вырабатывать и накапливать, причем даже в минимальных объемах. Как правило - человеческую плоть! 
   И становилось понятным такое количество зараженных особей в стае. Ведь обычно дикие "измененные", ощутив "это" в себе, уходили и становились одиночками. А тут вожак (кто же еще) держал всех твердой хваткой и, постепенно заражая, выстраивал нужную ему структуру новой, демонической стаи. А если учесть, что оборотень уже был способен "обращать" любое существо, увеличивая ее размер, то...
   Как он смог пройти тоже стало ясно. При превращении, уровень испускания эманаций резко снижается и системы слежения просто ничего не заметили. Ну и наверняка еще элементарное разгильдяйство привыкших к десятилетиям безопасности людей. Стремление оборотня в центр обычных земель, в благополучные и беззащитные перед ним города и деревни тоже было вполне объяснимым. Пища! Все жители становились потенциальной едой! И стаю, он мог в довольно короткий срок, как вывести на нужный уровень, так и увеличить в размерах, используя население в качестве кормовой базы.
   Правда, если быть честным, то все не так страшно и плохо. Несмотря на кажущуюся крутость, оборотня бы рано или поздно вычислили и разобрали на ингредиенты (довольно ценные, кстати). Его и стаю. Может быть даже без особых усилий. Ведь на самом деле нет монстра сильнее и страшнее, чем человек. Например, некоторые из тех, кто работает на королевскую службу Дознания... хм, ну ладно, забыли. Но вот сколько людей и не только их, оборотень до этого успел бы убить и съесть (скормить стае)? Десятки или сотни? Да, даже одна жизнь - неприемлемый вариант! А значит, его надо остановить как можно быстрее!
   ...
   Анри подозвал к себе Игоря и показал следы. Тот, осмотрев их, с каким-то обреченным видом сказал:
   - Жаль, все же я надеялся на ошибку. 
   - А откуда, вообще, взялось предположение, что у стаи разумный оборотень-вожак? Ведь на следы ты сейчас слишком спокойно отреагировал. Знал? Я уже понял, что сказано далеко не все, так что слушаю.
   - Я был на горной заставе, разговаривал. Там пропала девушка, причем все видели, как она перед этим беседовала с каким-то путником, - нехотя, ответил Игорь.
    Помолчав, он продолжил:
   - А потом стражники, отправленные на ее поиски, тоже не вернулись. Два человека. По тревоге был поднят полноценный патруль. Нашли... кости. Обнаружили следы зубов, сопоставили...
   - Подожди, - с оторопью, прервал его Анри, - какая девушка, какой путник? Это же пограничная застава! Там женщин, вообще, быть не должно! Только стража! И до открытия перевала еще больше месяца!
   - Совсем недавно по многочисленным просьбам и в связи с трудностями при наборе желающих служить было принято решение... смягчить условия контрактов. Привезти семьи и не только. Застава официальным приказом была расширена до гарнизонного поселка, хотя и сохранила прежнее наименование. А девушка приходилась невестой одному из стражников, появившись там в числе первых.
   - Что? И ты молчал? - воскликнул Анри.
   - К нам же это не имеет никакого отношения. И доклад на столе Его Светлости уже давно, - неловко ответил Игорь, переминаясь с ноги на ногу перед Леардо.
   - Ты же прекрасно знаешь, что сейчас он... сильно занят, - сказал Анри, выразительно посмотрев на Люцифиано, склонившегося над лежащей на земле девочкой, - и вряд ли читает твои доклады. Можно было сказать хотя бы мне? Или это опять игры "вашей" службы?! Не заигрались?!
   И он "по-особенному" посмотрел на Игоря.
   - Да, нет, то есть... буду! Теперь буду всегда говорить вам! Прошу меня простить, Ваша Светлость! - испуганно согнулся в глубоком поклоне стражник, очевидно, "кое-что" вспомнив.
   - Ладно, мы отвлеклись, - выдержав паузу, продолжил уже более спокойным тоном Анри. - Удалось выяснить, кто путник и что он делал возле заставы в такое время?
   - Ну, тут довольно интересно. Согласно полученному докладу, этот человек пришел со стороны королевства и... просто не знал, что перевал не работает. Был удивлен. Поговорил со стражей на воротах, той самой девушкой, которая как раз собирала цветы на лугу перед заставой, и ушел обратно.
   - Что, прямо совсем не вызвал подозрения? И защита не сработала? - прищурился Леардо.
   - Да, Ваша Светлость. Внимания тоже особо не привлек. Одет был как обычно. Говорил нормально и вполне вежливо. А ранний приход... в городе так частенько подшучивают над приезжими, которые не знают, когда именно у нас заработает перевал. Так что стражники на воротах не удивились, а лишь опять посмеялись очередной наивности. Вот только, судя по описанию, такой человек в Светлом никогда не появлялся...
   Лицо Анри скривила горько-неприятная усмешка:
   - Ну и демоны пошли. Разгуливают средь бела дня под носом у людей и их никто не замечает. Скорее всего, этот оборотень сделал так специально, чтобы проверить, смогут ли обнаружить человеческую ипостась или нет! М-да, жаль девушку. Даже если ее не съели, а обратили, конец все равно будет печален.
   ...
   Некоторое время они постояли на месте, думая каждый о своем. Наконец, услышав голос Даниэля, Анри очнулся от невеселых мыслей и шагнул к другу. Тот, держа Эли на руках, спросил, выяснили ли все, что надо и, получив утвердительные кивки, потребовал немедленно вернуться в замок.
   - Я сам ему потом расскажу, - ответил Леардо на невысказанный вопрос Игоря, глядя на Люцифиано и понимая, что сейчас говорить бесполезно. Потом еще раз "сверкнул" глазами:
   - Но с тебя завтра с утра доклад со всеми подробностями, которые знаешь! 
   И не дожидаясь ответа, помог Даниэлю взобраться со своей ношей на лошадь, затем сел сам и они отправились обратно. Уже вечером Анри, сидя в своей комнате и готовясь ко сну, вспоминая прошедший день, подумал, что все-таки странно это. Спустя столько лет и сразу "такое". Причем именно сейчас. А глубоко внутри, противным и едва слышным голоском интуиция подтверждала - да, тут явно что-то не так. Оставалось понять, что. И как дальше действовать. 
  
  
   Замок Люциф. Спустя несколько дней. Эли
   Все, что происходит в нашей жизни - к лучшему! Так думал я, сидя в своей комнате и пытаясь запихнуть внутрь еще один пирожок. Получалось плохо, лезть ему было некуда. Но поднатужившись и набрав побольше воздуха в грудь, я все-таки смог осилить это действие, однако, оглядев оставшееся, пришел к печальному выводу, что до окончательной победы еще далеко. И судя по ощущениям надо срочно делать временное перемирие с выпечкой, иначе Даниэлю придется зашивать мой лопнувший живот. Да и пирожки оттуда вывалятся, что неприемлемо!
   Переваливаясь с ноги на ногу, я дополз до кровати и с облегчением на нее взгромоздился. Уф, опять объелся! И виноваты в моем состоянии "они", вот! Ну те, чьи следы и кака... (молчу Сати, я понял, что сейчас тебя стошнит, держись) тогда были найдены. 
   Почему? Да потому что мы теперь "их" ищем, а выпечка заработана этим тяжким (честно-честно) трудом. Как по мне - очень достойная оплата! Вот только возникла одна проблема. Осматривая поредевшее, но по-прежнему многочисленное пирожковое войско, я подумал, что наверно слишком высоко себя оценил. Может, стоит попросить уменьшить зарплату? Эх, а ведь скоро еще и ужин. Грустно. Добавочную порцию явно не осилю. Интересно, и как долго будет все это продолжаться?
    
    
   События, происходящие ранее...
   Как я тогда попал в свою кровать, помню смутно. Отключился и пришел в себя только утром. А когда вскочил для выполнения естественных дел, то обнаружил отсутствие одежды. Не найдя ничего в комнате, удивился и, почувствовав по "связи", что сюда идет Мастер, даже спрятался под одеяло. Но пить минеральную воду (хм, интересная картинка) было уже поздно...
   Ну, если не обращать внимания на его выражение лица (эмоции опять были заглушены), одел Даниэль меня вполне профессионально. И ленту в волосы заплел, закручивая в бант, тоже ничего, симпатично. Шуршание возле двери и долетавшие из коридора всплески ревности и обиды, несущие характерный оттенок, дали понять, что это была не забывчивость горничных, а собственное желание Мастера. 
   Кстати, когда он спокойно сказал, что теперь будет одевать меня так каждый день... о-о-о, такой непередаваемый коктейль эмоций пришел из коридора! Даже жалко стало девушек. И я решил, что надо обязательно сегодня пару раз хорошенько испачкаться. Потом попасться им на глаза, для получения "компенсации". И в дальнейшем, что-нибудь придумать. Все-таки эти горничные тоже очень милые.
   Уже ближе к вечеру в замок неожиданно приехала пара незнакомых людей. Причем, если один был в доспехе с эмблемой королевства на груди, правда, немного не такой, как мне показывал Даниэль, то другой носил костюм, хотя и довольно необычный, напоминающий что-то военное (мундир - всплыло соответствующее название). Согласно пояснению, полученному по "связи", это были командир местной пограничной заставы и один из начальников стражи города Светлый. При этом Мастер попросил близко не подходить. Почему - непонятно.
   Они вместе с Даниэлем, Анри, Теодором и Игорем очень долго сидели в кабинете, куда сразу же после появления были приглашены, и беседовали. И в конце концов, договорились на постоянные совместные патрули до тех пор, пока не будет найдена и уничтожена эта пришлая стая. Поиски осуществлялись не только здесь, но и происходили по всему маршруту предполагаемого следования. Почему она должна быть уничтожена, Даниэль пояснил уже потом, когда рассказывал, что ожидают от меня.
   Впечатления от показанных картинок были сильные. Ничего себе существа тут бродят! Да я, оказывается, еще невинный котенок перед ними. Пусть с такими монстрами разбираются специалисты! И хорошо, что требовалось только как вчера, пока патруль перемещается, бегать вокруг него и пытаться ощутить это "нечто" и, вообще, замечать все странности. Выезжать нужно будет раз в день. Задача - проехаться по окрестностям вокруг замка, включая деревню, ну может заглянуть в самые дальние углы долины, и все. То, что лежало вне нее, брали на себя пограничники и город с подкреплением от нас. На усиление будут отправлены группы стражников из деревни и замка, во главе с Игорем и Теодором, соответственно. Кстати, по некоторой эмоциональной окраске сказанного, я понял, что были попытки уговорить и Мастера на внешнее патрулирование. Увы (интересно же, что там, вне долины), но он категорически отказался.
   Переночевав в замке (совещание закончилось очень поздно), гости на следующее утро собрались уезжать. Но перед их отъездом Даниэль позвал меня во двор, сообщив, что хочет познакомить. Похоже, все-таки уговорили. Ведь еще вчера я обратил внимание на взгляды издали и ощутил эмоции. Такая смесь острого любопытства с сильной опаской! Причем одновременно от обоих. А сейчас, значит, набрались смелости и желают? Ну-ну, познакомимся, почему бы нет, сами напросились!
   Спустившись во двор и подойдя к отъезжающим, я встал рядом с Даниэлем, который, не задумываясь, поднял руку и погладил по голове (Сати сразу мурлыкнула). Потом, специально открытыми пошире глазами я обвел обоих стражей и присел в приветствии, слегка приподняв подол (коротковат, однако) платьица. Затем из-под руки Мастера, вывернув голову, вопросительно посмотрел на него. Тот, слегка усмехнувшись (похоже, почувствовал, что я хочу сделать), по очереди их представил. 
   Один, постарше и пониже, с усиками, тонким длинным носом и острыми глазами - заместитель начальника стражи города Светлый, отвечающий за внешнюю безопасность Рикардо де Таунт. Второй, высокий и молодо выглядевший, с соломенными волосами, большими широкими усами и носом картошкой - командир пограничной заставы на перевале Юлий Д'Экст. Оба с уже ставшим привычным любопытством и некоторым изумлением меня рассматривали. Хм, ну что, поехали!
   Сначала, уже многократно отработанный первый удар, хотя и слегка измененный. Чуть отодвинуться, мило улыбнуться, еще раз присесть в приветствии и сказать (специально тренировался, выверяя слова, честно):
   - Рада очень познакомимся!
   И ресницами хлоп-хлоп. Все! Поплыли! Сейчас сосредоточиться (Сати, не зевай, твоя очередь) и подождать, когда не выдержат... есть! Отвели глаза! Вперед!
   Новый коронный прием, выполненный уже со стороны их спин:
   - Надежда дорога спокойный будет.
   Ничего так не пугает, как голос от собеседника, раздающийся сзади, когда он только что стоял перед тобой! О-о, какой прыжок и в доспехе! Хорошая подготовка! А вот другому гостю, надо бы и потренироваться, животик-то проступил, хе-хе. Ладно, начнем добивающий удар! Попросил Мастера подыграть. Поскольку нервы ему потрепали, как я и думал - согласился сразу. Осталось только выразительно посмотреть и спросить:
   - Мастер разрешает?
   Подождать, когда они проследят направление взгляда и опять отвернутся (Сати, давай жми) и продолжить... уже сверху, с надвратной части стены:
   - Провожу глазами вас...
   Потом сделать пару шагов назад, пропадая с поля их зрения. Все, занавес!
   Не знаю, о чем гости говорили между собой, когда, наконец, выехали из ворот, но сидели в седлах явно неуверенно, да еще постоянно оборачивались. Было желание спрыгнуть, быстро переместиться за поворот и выйти навстречу, но ничего настолько плохого эти люди мне не сделали, так что желание было подавлено (Сати, не ной, потом на ком-нибудь испытаем).
   Спустившись во двор, я увидел смеющихся Даниэля и Анри, который, оказывается, за всем происходящим наблюдал с крыльца донжона. Потом Мастер посерьезнел и спросил меня, давно ли умею так ускоряться? На что получил честный ответ, что как только он надел "ограничители", так я и стал разрабатывать новый способ быстрого передвижения по замку (сестренка, как тут откажешь). А с учетом того, что невозможно было пользоваться только руками...
   Даниэль долго смотрел на меня задумчивым взглядом (в эмоциях творилось что-то непонятное), потом вздохнув, попросил постараться, используя подобное перемещение, не пугать окружающих. Затем усмехнулся, очевидно, вспомнив гостей, и добавил, что ну только если иногда и по его просьбе. На что я ответил согласием, подставляя голову под руку (эх, Сати, все тебе мало).
   ...
   По дороге от замка, который уже почти скрылся из виду, стараясь не выпасть из седел, скакали два всадника, давя в себе желание, еще раз обернуться и взглянуть назад. Туда, где на них со стены по его же словам смотрело... чудовище, притворяющееся невероятно милой девочкой. И только сейчас приходило осознание, у кого они попросили помощи...
   ...
    
    
   Возвращаясь в текущее время. Замок Люциф и его окрестности. Эли
   На следующий день после прошедшего совещания мы выехали первый раз. Но перед этим я подошел к Даниэлю и невозмутимо спросил, остается ли в силе его обещание? И на удивленное: "Какое?", напомнил про пирожки. Когда в ответ услышал, что их же мне еще вчера отдали в полном объеме (было дело), спокойно сказал, что вчера это вчера, а сегодня это сегодня. И два подноса с пирожками по-прежнему являются достойной оплатой выполненной работы. После чего стал смотреть на него своими, ну очень невинными глазами (не забываем хлопать ресницами). Рассмеявшись столь наглому разводу (ладно, хоть попытался), Мастер неожиданно согласился (ура). И потом добавил, что если буду вести себя хорошо, то получу даже больше (хм, уже подозрительно, но как отказаться).
   ...
   Интересно, почему у меня от первой поездки осталось ощущение, что мы выехали не на патрулирование, а на прогулку. С вооруженной до зубов охраной, которая состояла в основном из тех стражей, что постоянно сменялись у артефакта, следящего за моими перемещениями по замку (никто пост не упразднял, и ребята по-прежнему бдели). Радость ощущалась сильная, ведь это было гораздо лучше, чем торчать по нескольку часов в закрытом помещении. Но смотрела стража почему-то больше не по сторонам, а на меня. 
   Кстати, впервые увидел Даниэля в доспехах и с оружием. Впечатлился. Черные, с серебристыми вставками, напоминающими схематичный силуэт скелета. За плечами такого же цвета короткий двуручный меч, на поясе жезл с навершием в форме черепа. Выглядело очень эпично и навевало какие-то смутные образы. А движения говорили, что когда-то доспехи он носил часто. Но... это было явно давно, так как, мужественно отъездив в них первый раз (а под конец я чувствовал, каких сил ему это стоило, и искренне жалел), в дальнейшем Мастер ездил в одной кирасе, правда, такого же цвета и фактуры. И из оружия оставил только жезл.
   Но в целом первый раз вышел неплохим и, осуществляя легкий перекус перед сном честно заработанной выпечкой, я даже с удовольствием думал о завтрашнем выезде. Второй и третий раз почти ничем не отличались от первого за исключением маршрутов, и пирожки были по-прежнему вкусные. Пока шло патрулирование, Мастер, чтобы не терять время, взялся за обучение, чему, несмотря на недовольство Сати (знаю, сестренка, что не нравится, но надо) я был даже рад. Кстати, Анри на второй день нас покинул, сообщив о внезапно возникших неотложных делах, обещая вернуться буквально через неделю. Даниэль не сильно удивился, похоже, предполагая это.
   Вечерком на третий день заглянула Кайнэ и мы с ней прекрасно провели время. И хотя я так и не смог притвориться, но для травницы постарался вдвойне, отчего на лошака мне пришлось ее усаживать самому (так и не смог понять, почему Кайнэ не хочет переночевать в замке). И даже проводил почти до ворот деревни. Даниэль отругал меня (ну, в общем, за дело), обнаружив отсутствие, но быстро успокоился, узнав причину. Четвертое и пятое патрулирование также прошло без особых изменений.
   Теми временем периодически приходила информация от пограничников и стражников. Они видели новые следы недалеко от города, но почему-то насчитали только троих. Были ли среди них зараженные, понять не смогли. И даже те ли это следы (ну и специалисты, блин). Потом пришло сообщение от соседнего, тоже предупрежденного об этой проблеме, города. И вот оно оказалось очень интересным.
   Стаю смогли вычислить и окружить. Был небольшой бой и исходя из того, что написано в привезенном нарочным свитке, они почти всех уничтожили. Вожак и еще один, сумели вырваться и сейчас с преследователями уходили вглубь королевства (то есть, все дальше от нас) и их уничтожение, похоже, это лишь вопрос времени. 
   Даниэль обрадовался и хотел отменить патрулирование. Однако, не предупредив, делать это было неправильно. Потому он решил съездить еще на один раз, отослав сообщение, что со следующего дня все прекращается ввиду исчезновения опасности.
   ...
   Отправились, как обычно, с утра. На этот раз Даниэль не стал выбирать определенный маршрут, и мы фактически ехали (я спокойно бежал рядом) куда глаза глядят. В результате оказались на самом краю долины. Взобравшись на резко вздымающийся холм с неохотного разрешения Мастера, я стал всматриваться в простирающиеся за ним земли, с удовольствием подставляя лицо довольно сильно дующему ветерку. 
   Собственно особых отличий не было. Та же изумрудная трава, холмы и деревья. Правда, уже дальше они постепенно сходили на "нет", и у самого горизонта можно было разглядеть что-то, напоминающее возделываемые поля. Исходя из того, что я помнил, там и располагался город Светлый. Отсюда разглядеть его было невозможно. Вздохнув последний раз полной грудью, я уже хотел вернуться к Мастеру, как вдруг...
   Даже сначала не понял, что меня встревожило. Обернулся кругом, посмотрел. Ничего. Потянул воздух носом и... легкое, прямо на грани ощущение. Что это? Неуловимое, но такое знакомое. Конечно, не "нечто", но тоже отдает чувством тревоги. И ведь буквально недавно ощущал. Да, точно! Этот же запах, вернее, его легкая тень...
   Я даже глаза закрыл, чтобы максимально сосредоточиться. Так пахнет... пахнет... и почему в голове упорно возникает образ Кайнэ? У нее же совсем другой и очень приятный запах с множеством оттенков трав! Однако образы упорно лезли, мешая сосредоточиться. Вот Кайнэ стоит, вот сидит, тут висит на своей веревке, здесь она меня переодевает и из носа, как обычно, бежит кровь. Да уж, вот не везет девушке, так когда-нибудь вся и вытечет. Кровь... кровь?! Точно, так пахнет кровь! Человеческая кровь!..
   И широко раскрыв глаза, я начал уже целенаправленно нюхать воздух, пытаясь определить направление. Одновременно с этим по "связи" передал Мастеру чувство тревоги, сопровождая своим пояснением. После чего получил приказ немедленно возвращаться. Что я и сделал, успев определить, откуда приходит ощущение этого запаха.
   Подбежав к встревоженному отряду (Даниэль уже дал команду на подготовку к возможной опасности), еще раз пояснил и показал направление. И хотя надо было за край долины, похоже, мы могли пройти между холмами без проблем. И спустя небольшое время, быстро перестроившись и приготовившись, отряд отправился в путь.
   ...
   Это была небольшая группа деревьев, заросшая высоким кустарником. И из нее пахло. Причем довольно сильно! С противным кисло-металлическим привкусом во рту. Отряд спешился и стал окружать это место, а Даниэль велел мне отбежать подальше. Нехотя (ну интересно же) выполнил его требование, но, тем не менее, сделал большой круг. 
   И сразу же обнаружил следы. Что-то по траве недавно волокли... и из соседней рощицы! Оттуда тоже тянуло, но не так сильно. Сообщил Мастеру. Подумав, Даниэль отдал несколько команд и вместе с частью отряда отправился в рощицу, внимательно осматривая все вокруг. Через некоторое время внезапно раздались крики, дающие понять, что там что-то нашли. Оставшиеся у деревьев стражники стали тоже туда подтягиваться.
   Подбежав и встав в отдалении (ближе не позволил Даниэль), я увидел изломанные кусты, смятую и вырванную с кусками земли траву. Сорванная кора на деревьях, брызги, а кое-где и четко видимые пятна крови довершали картину не так давно произошедшего здесь боя. Тел, правда, не было, но дважды два сложить нетрудно и я, впрочем, как и Мастер, сразу поняли, где нужно искать. Вернулся к деревьям и, не подходя к ним (категорическое требование, переданное по "связи"), стал всматриваться, пытаясь разглядеть, где они могут лежать.
   Все это время меня не покидало чувство какой-то неправильности. Вроде и не ощущал "нечто" (Мастер первым делом уточнил) и в то же время что-то неуловимое витало в воздухе. Неожиданно в уголке глаза сильно замерцало, и я с удивлением осознал, что это уже позабытая иконка разворачивания "интерфейса". Причем пульсировала она как-то необычно, окрашиваясь периодически в красный цвет. Ладно, развернем.
   И сразу текст по центру:
    - "Внимание! Зафиксирован повышенный уровень угрозы!"
   - "Внимание! Высокая вероятность летального воздействия на членов группы!"
   ...
   С левого края зрения возникли зеленые прямоугольники с именами (ого, так значит "интерфейс" подобное тоже умеет), а на находящейся в правом верхнем углу карте появилась россыпь огоньков такого же цвета. Но главным было то, что прямо перед ними горели два красных! Я еще успел передать сигнал опасности Мастеру и даже указать, откуда она исходит...
   Как неожиданно в роще прямо перед стражниками, из-под кустов выскочили две тени и с размаху в них влетели. Словно кегли, отметил мозг без участия разума, уже привычно ловя картинку и наблюдая разлетающиеся в стороны тела. Два прямоугольника в развернутом "интерфейсе" замерцав, погасли. Остальные в разной степени потеряли свой зеленый цвет. Только один, более насыщенного, темного оттенка (Мастер), и еще три снизу (не успевшие подойти стражники), остались неизменными.
   Тени превратились в двух зверей огромного размера, больше всего напоминавших волков. Непроизвольно отметил непропорционально большую голову с оскаленными клыками и передние лапы похожие на уродливые руки с когтями-кинжалами. Тело, покрытое короткой шерстью серо-стального цвета, с середины становилось поджарым и к задним лапам уже выглядело как звериное. 
   "Угроза Мастеру, нужно срочно...", - не успел я додумать эту мысль, как мир вдруг замедлился, воздух стал плотным и тягучим, а перед глазами появилось:
   - "Опасность!"
   - "Принудительная активация режима "мерцание" - неудача!"
   ...
   Ощущение, появившееся сзади, уже без всякого "интерфейса" вонзилось кинжалом в голову, заставляя разрывать, ставший таким твердым, воздух, в попытке развернуться и отпрыгнуть. Но, уже выполнив наполовину необходимое действие и неожиданно увидев приближающуюся оскаленную морду, единственное, что я успел сделать, это резко (по сравнению с остальными движениями своего тела) поднять руку и, плотно сомкнув пальцы, вбить ее в открытую пасть...
  
  
  

Глава 11. Трудности выбора

    
    
    
   Место боя. Эли
   Наверное, это больно. Даже очень! Когда сначала выбивают передние зубы, а потом раздирают нёбо металлическими шипами. И ты вместо того, чтобы торжествующе вгрызаться врагу в горло, висишь на чем-то остром и твердом, которое раньше выглядело, как обычная тонкая детская рука. Но вот только перекусить ее почему-то никак не получается. Судя по резко расширившимся и заполненным болью глазам существа, примерно такие чувства оно и испытывало.
   К сожалению, мои ощущения были не лучше. Удар привел в действие "ограничитель" и сейчас кисть руки, находящаяся внутри горла этой твари, представляла собой пульсирующий комок боли. Это не считая того, что из-за инерции меня пронесло сквозь кусты и впечатало в дерево, выбив дыхание (увы, но "покров" полностью все не скомпенсировал). Если быть точнее, то это монстр, воткнувшись в дерево мордой, прижал меня к нему. И с учетом того, что мир по-прежнему едва двигался (ощущение мухи в сиропе), я успел во всех зарождающихся подробностях прочувствовать происходящие вокруг и внутри процессы. 
   Странно, но никаких эмоций, которые должны были идти от этого существа, по-прежнему не ощущалось. Как будто передо мной никого не было! Да и эмоциональный фон вокруг, как-то непонятно застыл. Но сейчас это не главное! Мастер! Его тоже атаковали! Нужно срочно прийти к нему на помощь! Возникшая чуть ли не осязаемая необходимость этого висела у меня в сознании с момента нападения, почти не давая ни о чем больше думать. Но сначала необходимо избавиться от помехи передо мной. Кардинально! Чтобы потом не отвлекала.
    Кажется, похожая мысль пришла и в голову нападавшего. Так как он, сообразив, что челюсти сжимать напрасно и отодвинувшись от дерева, начал движение головой вбок, очевидно, намереваясь стряхнуть прикрепившуюся столь неприятным образом добычу. Да и дышать наверно стало затруднительно. Так не пойдет! И я активно зашевелил ногами, пытаясь нащупать хоть какую-то опору. Вроде бы даже получилось, но, увы, слишком легкое тело стало проблемой. Поэтому первые резкие движения мне пришлось пережить, вцепившись свободной рукой в ухо существа и пытаясь другой, не чувствуя пальцы, схватится за что-нибудь внутри. Судя по еще больше увеличившимся и выпученным глазам (ух-ты, вот это размер), у меня даже что-то получилось.
   Наконец, после третьего взмаха, сообразив, что ничего не получается, монстр опустил голову и, приподнявшись на задних лапах (ой!), схватил меня передними, пытаясь уже просто отодрать от морды и елозя по телу когтями (ай, сволочь, костюмчик). К счастью, "покров" опять оказался на высоте, чего не скажешь об одежде. Да и закрепиться получилось хорошо. Установился некий паритет. Я не мог что-то сделать, так как руки были заняты, но и у него ничего не выходило. Более того, движения существа все больше замедлялись, пока монстр не застыл в каком-то непонятном оцепенении.
   Несколько мгновений я пытался осознать, что произошло, пока, наконец, в мозгах неожиданно не щелкнуло. Ведь все это время, несмотря на то, что окружающее пространство застыло, наша скорость была почти одинакова (моя несколько выше). Но это не мир замедлился, а мы стали быстрее! И сейчас его ускорение спало, а мое еще не закончилось. А раз так, то надо эту разницу использовать по максимуму. Тем более что по ощущению и мой предел скоро наступит.
   Увы, но внезапно возникшая в голове фраза: "Дай, где стать, и я поверну Мир", сопровождающаяся довольно интересной картинкой, полностью соответствовала возникшей ситуации. Не получалось найти "где стать". Слишком большая разница в размерах и массе, а также отсутствие хоть какого-то упора, сводили на нет все усилия. Да еще и "ограничители" по-прежнему действовали, не давая полностью использовать возможности рук.
   Чувствуя, что время на исходе, и елозя по земле, я внезапно на пределе вытянутой ноги задел что-то большим пальцем. В голове сверкнуло и после активного взрыхления почвы получилось зацепиться за откопанный корень (большой и толстый, очень хорошо) всей ступней и рывком подтянуть себя и противника ближе к нему. Уже целенаправленно ковыряя другой ногой землю, смог нащупать второй и вбить ее тоже. Есть! И в этот момент мир резко вернулся в обычное состояние.
   Вопли ошеломленных и разбросанных в разные стороны стражников с транслируемыми эмоциями страха и испуга, хриплое рычание монстров (по-прежнему их не чувствую), шелест травы и листьев на деревьях ворвались в мое сознание (даже и не заметил, что обычных звуков во время ускорения тоже не было). Однако все это сразу перекрыло, пришедшее мощной волной, острое чувство тревоги! Мастер явно видел, что на меня тоже напали!
   Внезапно в голову пришла мысль, что если Даниэль отвлечется от боя, то... и, не успев додумать, я неожиданно для самого себя практически заорал по "связи":
   - "Со мной все в порядке! Не переживайте Мастер! Сейчас решу "проблему" и сразу вам помогу!"
   И, спустя буквально небольшую паузу, получил немного ошеломленный ответ:
   - "Ну, хорошо..."
   Резкий рывок, чуть не сорвавший тело с места, доказал, однако, что мне тоже стоит быть более внимательным к окружающей обстановке. Но на самом деле, именно этот бой уже закончен! Хотя монстр с кроваво-красными выпученными глазами, вцепившейся в меня передними лапами и издающий одновременно хриплый рык и какое-то поскуливание, об этом еще не знал. Но к его сожалению, прозрение наступит очень быстро! Прямо сейчас!
   Не обращая внимания на судорожные попытки оторвать руки от морды или стащить с корней, которые трещали, но держались, я, глядя этой твари прямо в глаза, с нежностью взял за нижнюю челюсть свободной рукой. Потом аккуратно и не торопясь, потянул вниз, постепенно усиливая нажим. Ведь еще в самом начале ношения "ограничителей" я выяснил про них одну маленькую подробность. Блокировка усилия срабатывала при превышении определенного порога скорости движения рук, правда, довольно небольшого, но если все делать очень медленно, то...
    
    
   Место боя. Даниэль Люцифиано
   Даниэль с самого начала чувствовал - что-то не так. Но никак не мог понять, что именно. Однако контрольная сеть, которую он постоянно держал активной, показывала отсутствие живых существ в округе, а Эли подтвердила, что эманаций "заразы" здесь нет. Но Люцифиано все равно приказал отряду быть внимательнее и потребовал активировать индивидуальную защиту сразу, как они подъехали к роще, откуда по ощущениям Эли шел запах крови.
   Неожиданно обнаруженное место боя со свежими следами, но с отсутствующими телами, насторожило еще больше. Так что, когда внезапно пришло сообщение об опасности, Даниэль среагировал и успел уклониться от стремительно взметнувшегося из-за кустов тела.
   Увы, как он сразу ощутил по контрольной сети, некоторые из стражников, несмотря на приказ и отправленное по сигнальным амулетам предупреждение, оказались не готовы, не говоря уже о несработавшей почему-то защите. А потом донеслось "чувство опасности" от девочки и Люцифиано, развернувшись, успел увидеть, как серая туша сносит ее в кустарник. 
   Сердце замерло, пропуская удар, но возникшую в нем бурю эмоций и желания бросится на помощь (что он бы и сделал) перебила по "связи" сама Эли. Причем, что неожиданно, это была не обычная смесь чувств и образов, которые разум привычно превращал в слова, а вполне осмысленное сообщение с четко сформулированной довольно сложной информационной конструкцией. Эмоциональный оттенок же отдавал такой уверенностью в силах, что Даниэль действительно решил подавить переживания и, хищно прищурившись, посмотрел на своего противника. 
   Да, он старик и давно не брал в руки оружие, но прижимающийся к земле в готовности к новому прыжку зверь все равно обречен. Хотя и не знает еще об этом. Но к его сожалению, прозрение наступит очень быстро! Прямо сейчас! И Даниэль поднял жезл...
   ...
   Стражники, уже опомнившиеся и злые, перегруппировавшись, осторожно окружали одного из монстров, не давая прорваться и ловя каждый прыжок на копье, которое пускай и не пробивало шкуру, но отшвыривало его обратно. Второй зверь хрипел, не в силах подняться, под неестественным голубоватым светом, исходящим из сияющих глаз черепа-навершия на жезле Даниэля.
   Внезапно над полем боя, заставив всех вздрогнуть, раздался пронзительный скулеж, переходящий в вой и сразу сорвавшийся в какие-то уже чуть слышные хрипы и бульканье. 
   ...
   Люцифиано даже не повернул головы в ту сторону, ощутив и поняв все по "связи". Коротко передав Эли, что необходимости в спешке больше нет, он, сложив пальцы в особую фигуру, резко провел рукой над жезлом. И теперь зверь перед Даниэлем забился в смертельных судорогах, испуская похожие звуки. 
   Уже спокойно Люцифиано развернулся к последнему монстру. В это время из кустарника показалась девочка. В крови с головы до ног (не своей, как сразу понял Люцифиано) и в чем-то рваном, лишь очень отдаленно напоминавшем одежду. В руке она держала нечто непонятное, похожее на большую угловатую подкову, покрытую какими-то свисающими обрывками. На землю с них что-то капало. 
   "Челюсть", - отстраненно отметил Даниэль, когда Эли немного приблизилась и стало лучше видно. Неожиданно он услышал скулеж и посмотрел на последнего из напавших монстров. Существо уже не пыталось прорваться или атаковать, а только переводило свой взгляд с предмета в руке девочки на скрюченное тело, лежащее за Люцифиано, и обратно. 
   Внезапно его облик потек, окутываясь дымкой. И спустя несколько мгновений Даниэль, вместе с Эли и судорожно сжимавшими свои копья стражниками, увидел девушку, сидящую на корточках и с ужасом смотревшую на окружающих. Несмотря на ясно видимую худобу, порванную одежду и перепачканное грязью лицо, ее можно было бы назвать даже красивой.
   Девушка протянула руки к Даниэлю, безошибочно определив его, как старшего и с трудом произнесла:
   - По-ща-де-ите! - после чего согнулась в поклоне полного подчинения.
   Люцифиано остановил, поднятый было, жезл и задумался. Кажется, в свое время он хотел провести ряд исследований над "измененными", но не нашел подходящего материала. А тут еще и оборотень. Очень интересные эксперименты можно будет поставить. 
   Прикидывая, что нужно сделать в первую очередь, Даниэль стал подходить к девушке, одновременно оглядываясь, чтобы попросить кого-нибудь из стражников сбегать к лошадям и принести веревку. Когда он, уже сильно развернувшись, сделал несколько шагов, девушка вскочила на ноги и...
   ...
   Резкий свист рассекаемого воздуха и неподвижно замершее безголовое тело начинает фонтанировать кровавыми струйками из рваного обрубка шеи, постепенно заваливаясь набок. Возле Люцифиано замирает возникшая из воздуха маленькая фигурка, теперь держа что-то и в другой руке. В этом "что-то", присмотревшись, можно было опознать голову девушки с непонятным выражением лица. То ли улыбка надежды, то ли зарождающийся агрессивный оскал...
    
    
   Место боя. Эли
   Не хотел. Честно! Однако когда Мастер принял решение, а я почувствовал это по "связи", в глубине души поднялось нечто темное и жгучее. И тут неожиданно девушка дернулась навстречу. Она хочет навредить Мастеру!.. Тело практически без моего участия рвануло через, опять ставший таким твердым, воздух. Да, "ограничители" сдерживают усилие рук, но зачем, вообще, ими пользоваться? Можно же просто вытянуть вперед ладонь и сомкнуть пальцы. Остальное сделает скорость!
   После произошедшего я медленно поднял глаза и посмотрел на Даниэля, молча ожидая его реакции. В ответ он бросил на меня странный взгляд и после небольшой паузы, вздохнув, с какой-то обреченностью и неожиданно без отрицательных эмоций погладил по голове. Если попытаться выделить основное из того, что ощущалось внутри него, то, наверное, главным был не совсем понятный, но очень четко читаемый мысле-образ:
   - "Все как всегда, "она" не потерпит других".
   Свои кровавые трофеи я, кстати, держал в руках недолго. Через некоторое время пальцы сами разжались, выронив их на землю. А следом за ними упал и я. Услышав уже сквозь какую-то пелену взволнованное восклицание Даниэля, смог протолкнуть по "связи":
   - "Простите, Мастер, но мне надо... отдохнуть..."
   После чего темнота распахнула свои ласковые объятья. 
    
    
   Замок Люциф. Кабинет Даниэля Люцифиано. Даниэль и Анри. Два дня спустя
   - Как она, - сразу спросил вернувшийся из поездки Анри, как только услышал от Даниэля о произошедшем на патрулировании бою.
   - Ну... - с какой-то непонятной интонацией протянул Люцифиано, - вполне себе нормально. Сильное истощение, которое девочка опять получила, прошло быстро. Особенно учитывая те "боевые", которые Эли потребовала, когда очнулась. А в остальном - никаких повреждений, защита отработала отлично, как я и предполагал. Так что она сейчас полностью здорова и как обычно, бегает по замку. Хочешь, позову? Только из кабинета выйдем.
   - Какие "боевые"? - зацепившись за слово, удивился Анри, вскинув брови.
   - Обычные, пирожковые, правда, в двойном размере, как она мне сказала: "За дополнительную сложность".
   - Какая дополнительная сложность? Какие пирожковые? Совсем уже запутал! - не на шутку удивленный и заинтригованный, воскликнул Леардо. - Ну-ка, давай с самого начала, чувствую, я многое пропустил, пока отсутствовал...
   ...
   - Ничего себе, ха-ха, - рассмеялся Анри, услышав пояснения Даниэля, - вот это химеры пошли! Требования выдвигают, плату за выполненную работу просят. И слово-то, какое придумала - "боевые", ха-ха! А за сложность, это значит, за действия на ускорении и неожиданность? Ха-ха-ха!
   - Да мне нетрудно, тем более, она бы их так и так получила, - пожал плечами Даниэль. - Я специально Марте недавно вместо одной, двух новых помощниц приставил. В связи с увеличением объема производства, так сказать.
   - Ладно, - отсмеявшись и успокоившись, произнес Леардо, - я не про здоровье Эли спрашивал, хотя это тоже очень важно, а про ее эмоциональное состояние. Все-таки она своими руками убила двух существ, одно из которых было разумным! Неужели так спокойно к этому отнеслась, особенно после истерики от смерти кролика? Не верю!
   - Ну, во-первых, два разумных существа, - спокойно стал отвечать ему Даниэль. - Не поднимай брови, потом поясню. А, во-вторых...
    
    
   Чуть ранее. Утро на следующий день после боя. Комната Эли
   Даниэль с тревогой глядел в лицо спящей в кровати Эли, терпеливо дожидаясь пробуждения. Собственно, с того момента как он привез домой завернутую в одеяло девочку (и не только потому, что так удобнее, одежды действительно почти не было) и оставил на попечение горничных (отмыть, одеть, спать уложить, самим в истерику не впадать), напряжение Люцифиано не покидало.
   После случая с кроликом Даниэль искренне надеялся, что еще совсем нескоро Эли увидит чью-то смерть, и тем более кому-то навредит. Поэтому и отказывался, как мог, от использования девочки в патрулировании. Но долг, увы, нельзя проигнорировать. Он просто есть! Так что пришлось. И когда Люцифиано уже радовался, что все позади, случилось "это"!
   Во время боя думать было некогда, а вот после, проводя анализ произошедшего, оставалось только ругать себя за беспечность и глупость. Ведь с самого начала Даниэль действовал неправильно, излишне переживая за безопасность Эли и не поручив ей дополнительный контроль окружающей обстановки. А вот девочка сразу повела себя как настоящая химера, успев предупредить об опасности и спокойно справившись с напавшим на нее противником. И вновь грубейшая ошибка. Нельзя было так спонтанно показывать благосклонность к врагу при своем "дитя", стоявшем рядом и все чувствующем по "связи"! Результат был неприятно быстр и, увы, не удивителен.
   Но вот что теперь, когда прошло время, а того факта, что Эли необученная и очень эмоциональная химера (не надо пока упоминать, кто внутри) никто не отменял. И Люцифиано боялся того, как она себя поведет, когда начнет вспоминать произошедшее.
   ...
   Даниэль вдруг ощутил взгляд и, посмотрев на девочку, увидел, что она уже не спит. По "связи" пришли эмоции, быстро превратившиеся в смысловую конструкцию:
   - "Мастер, я так рада, что с вами все в порядке! Что-то случилось?"
   Понимая, что нет смысла тянуть, Люцифиано, внутренне сжавшись, осторожно спросил Эли, как она себя чувствует, сопроводив вопрос эмоцией, направленной на прошедшие события. После чего неожиданно получил спокойный ответ:
   - "Они хотели навредить Мастеру, теперь этого сделать не смогут!"
   И ни тени сомнений в правильности совершенных действий! Правда, когда Даниэль, уже успокоенный, поднялся (пусть сегодня горничные сами ее оденут, в компенсацию за вчерашние переживания) и хотел уйти, неожиданно услышал шелест за спиной и, повернувшись, с изумлением обнаружил Эли на полу перед ним в поклоне глубокой вины. И услышал сказанное голосом:
   - Простите, Мастер!..
   Все это сопровождалось по "связи" сильным чувством вины и переживания за совершенный поступок, но не из-за убитых живых и разумных существ, а потому что Эли не получила разрешения на "это" от него во второй раз и действовала самостоятельно!
   И опять оставалось только вновь удивиться своей глупости. Ведь это была совершенно стандартная реакция химеры на отсутствие наказания или поощрения за действия без приказа. Причем, судя по эмоциональному оттенку, девочка не знала, зачем она сейчас это делает, понимая только, что поступает правильно. Вот тут Даниэлю действительно пришлось успокаивать Эли, пока ненужные чувства не исчезли в умиротворенном сопении, и она опять не задремала у него на коленях. Люцифиано же осторожно поглаживая ее по волосам, думал о том, как удалить так не вовремя и неизвестно откуда выскочивший элемент подчинения. Похоже, химеризация зашла уже слишком далеко...
    
    
   Кабинет Даниэля Люцифиано. Даниэль и Анри. Текущее время
   Когда Даниэль пересказал Анри, что происходило утром предыдущего дня, тот задумчиво пожевал губами, а потом сказал:
   - Что же, все понятно. Теперь верю! А вот почему ты удивляешься? Не мне напоминать основной императив любой химеры - безопасность Мастера превыше всего! И неважно, что не обучена и не знает, кто она! (Даниэль при этих словах отвел глаза в сторону). Потому, если вдруг кролик или какой-нибудь хомячок чисто по дурости попробуют тебя атаковать, то Эли превратит их в кровавую взвесь и не испытает ни капли тех переживаний, которые у нее тогда были! Но и обратное утверждение тоже будет верно...
   ...
   Внезапно во дворе раздались крики и, заинтересовавшись, друзья подошли к окну. Там внизу, между идущими по своим делам слугами, носилась маленькая фигурка, а за ней, размахивая большим полотенцем, бегала кухарка. Две девицы в похожих, чем-то сильно заляпанных, платьях и с колпаками на головах, очевидно, как раз те самые помощницы, пытались поймать ее, заходя с боков. Увы, пока у них ничего не получалось и Эли, а это, естественно, была она, гибкими движениями выскальзывала в самый последний момент.
   Отреагировав на крики и появляясь из разных дверей и строений, прислуга потихоньку окружала место действия, уже азартно подбадривая пытающихся поймать девочку. Стража же со стен, наоборот, что-то кричала Эли, поддерживая ее. Наконец, когда женщины уже почти выдохлись, девочка внезапно споткнулась и, неудачно дернувшись в сторону, была поймана кухаркой за руку. 
   Последовала экзекуция в виде нескольких ударов полотенцем, после чего торжествующая Марта потащила ее за собой, вероятно на кухню, исправлять содеянное. Во дворе раздавались поздравительные крики с аплодисментами, перемежающиеся с разочарованными восклицаниями со стен. Девицы, стараясь удержать бурное дыхание, шли следом, зорко контролируя каждое движение понуро бредущей Эли. 
   Разыгравшаяся сцена была довольно веселой, хотя, на самом деле, к ее концу внимание Анри уже больше сосредоточилось на резко вздымающейся груди каждой из бегающих девушек, чем на самом действии. Вид сверху, в сочетании с частично распущенной шнуровкой на соответствующей части одежды, вызывал... определенный интерес. "Хм, а они ничего, думаю, стоит познакомиться поближе", - промелькнула мысль, однако он, ощутив сожаление, загнал ее пока поглубже. Не сейчас.
   ...
   Встряхнувшись, Анри повернулся к Даниэлю, который все это время на происходящее внизу смотрел с легкой улыбкой, не пытаясь остановить. И даже никак не отреагировал на последние действия кухарки. Впрочем, Леардо тоже все прекрасно понял. Девочка ведь даже не пыталась использовать ускорение. Более того, она явно двигалась гораздо медленнее, чем способна, а в конце специально дала себя поймать. Ну не может химера просто так взять и споткнуться!
   А вот зачем она так делает? Ответ на этот вопрос потихоньку формировался у него в голове, впрочем, сразу же рождая другой. Но, главное, похоже, действительно, то, что произошло, не повлияло кардинально на Эли и не требует каких-либо дополнительных действий на данный момент. Пока не требует...
   Услышав, что Даниэль его о чем-то спросил, Анри вновь с усилием вынырнул из своих мыслей и виновато произнес:
   - Прости друг, не мог бы ты сказать еще раз, а то я не расслышал.
   - Если есть проблемы со слухом, обратись к Кайнэ, чтобы дала соответствующей травки... попить! - с демонстративным ехидством в голосе заметил Даниэль (думая про себя, что ему наконец-то удалось вернуть обратно ту "шпильку") и повторил свой вопрос: - Ну, так как, тебе удалось узнать, что хотел?
   - Да!
   - И?
   - Его зовут Кэвин Блатт. Он был Охотником на демонов, - ответил Анри, вернувшись обратно в свое любимое кресло перед столом Даниэля.
   - Даже так? "Они" уверены?!
   Теперь пришел черед Люцифиано вскидывать брови от удивления.
   - Увы, но это уже точно, перепроверяли несколько раз и даже съездили в командировку, - слегка дернув в подтверждение головой, сказал Леардо.
   - Что о нем, вообще, известно?
   - На самом деле не очень много. Охотники из Пограничья неохотно предоставляют сведения об одном из своих. Даже с учетом того, что они его сами же и изгнали. Так что информация довольно скудная и носит больше описательный характер. 
   Посмотрев на терпеливо ждущего, и не пытающегося задать вопрос, Даниэля, Анри потер пальцами виски, слегка поморщился и продолжил:
   - Третий ранг гильдии Охотников. Был зарегистрирован чуть меньше года назад на западной заставе Пограничья. Какими Силами владел неизвестно, такую информацию они не раскрывают, но если и есть что-то, то не более чем на начальном уровне. Вторая Форма - волколак, ну, думаю, ты и так уже это знаешь. Что еще. Судя по всему, Блатт был довольно неприятным в общении типом. Хвастливый, агрессивный, очень самоуверенный. Это притом, что имел лишь третий ранг, что для столь сильного "измененного" несколько необычно.
   Собственно все. Ах да, есть сестра, тоже Охотник на демонов, но уже давно не поддерживает с братом отношения, я так понял какие-то семейные разборки. У нее, кстати, пятый ранг. К сожалению, пообщаться у дознавателей не получилось, так как сейчас она на Землях Демонов.
   - За что его изгнали? - внимательно выслушав Анри, задал очевидный вопрос Люцифиано.
   - Ну, тут, вообще, информация на уровне слухов. Отправился на какое-то задание вглубь этих проклятых земель вместе с недавно образованной группой Охотников. Спустя время, когда уже почти все сроки вышли, и планировалась поисковая операция, вернулся один, сообщив, что остальные погибли, и даже рассказав как. В общем, печальная, но обычная для тех мест история.
   Однако спустя буквально несколько дней половина группы вернулась, обвинив его в том, что оборотень их бросил и обокрал, и из-за него погибли другие. Не дожидаясь расследования, исчез. Слова выживших членов группы в дальнейшем подтвердились и Блатта официально, на совете мастер-охотников гильдии, исключили из ее состава. Причем без права возврата и блокировкой "метки". Известно, что он, наверно не зная об этом, появился на центральной заставе Пограничья, и гильдейская Система привела приговор в исполнение.
   - Серьезно, однако, - хмыкнул Люцифиано, прекрасно понимая, что с заблокированной "меткой" этому несчастному светило в лучшем случае теперь место помощника фермера или разнорабочего. А на территорию контролируемую людьми, что в Империи, что в Восточных королевствах, даже рядом с Землей Демонов, одинокому оборотню лучше не соваться. Нет, официального запрета не было. Но вот риск быть зарубленным проезжающим мимо патрулем, без защиты гильдейской метки повышался многократно. 
   - А есть хоть какая-то информация, как Блатт подцепил "заразу"?
   - Увы, - с разочарованием в голосе, ответил Анри, - удалось только выяснить, что он самостоятельно отправился в Земли Демонов без поддержки и снаряжения. Вроде как решил напоследок совершить мужественный поступок. Хотя я считаю, что самоубийство, даже в такой форме, это неприемлемо и совсем немужественно.
   - В Земли Демонов... - протянул, откидываясь в кресле Даниэль, - очевидно, этому теперь есть только единственное объяснение. Он взглянул на Анри и, прищурившись, хмыкнул:
   - Ты же это тоже понял, не так ли?!
   - Да, добровольная инициация, - с угрюмым вздохом сказал Леардо. - Не думал, что найдется безмозглый идиот, способный на такое. И ведь мало того, что выжить умудрился, так еще и разум сохранил!
   - Он еще и навыки свои не забыл, - в тон другу продолжил Люцифиано, выдвигая ящик стола и бросая небольшой предмет перед собой.
   - Что это? - спросил Анри, рассматривая грубо вырезанную из дерева фигурку на разорванном шнурке.
   - То, что висело на шее у каждого из напавших волколаков, и обмануло как мою контрольную сеть, так и Эли. Блокиратор ауры. Так что я могу точно сказать, что Блатт владеет основами Жизни. Причем на уровне довольно талантливого Подмастерья, не меньше. Только вот, кто его научил их изготавливать? Хоть и стандартная, но далеко не самая известная схема магической обвязки. И требует оперирования Силой Тьмы.
   - Да, неожиданно, - растерянно проговорил Леардо, и спросил: - А что ты выяснил после обследования места и тел?
   - Ну, похоже, это отколовшаяся часть стаи. По прослеженному (город не подвел и прислал результаты проверки) маршруту можно предположить, что они пытались возвратиться на приграничные территории. Но интересно другое...
   Даниэль, помолчав, продолжил:
   - Главным, в их группе, по всей видимости, был тот, кто напал на Эли. Второй не так важен, обычный дикий "измененный", а вот третий, вернее, третья... это та самая девушка с заставы, о которой ты мне рассказал со слов Игоря!
   - Уверен? - оживился Анри. - И как понял?
   - Одежда и еще кое-что, - Даниэль опять выдвинул ящик и положил перед Леардо маленький дешевый медальон. 
   Анри взял его в руки и откинул крышечку. На него смотрела неплохо выполненная гравюра улыбающегося усатого парня в доспехах местной приграничной стражи, а внизу шла мелкая надпись по нижней окантовке: "Любимой на память. Грегор"
   - Очень символично, - с какой-то грустью прокомментировал он надпись. Потом вздохнул, поморгал глазами, как будто что-то сбрасывая, и спросил:
   - Кстати, как получилось, что она оказалась обращена, но "заразу" не подцепила?
   - Подцепила! - и, увидев слегка округленные от удивления глаза Леардо, Даниэль продолжил: - Только заражение было на таком низком уровне, что она даже в своей второй Форме, практически не испускала эманаций! Как и другие два оборотня. А ведь времени прошло уже довольно много!
   - Такое, вообще, возможно? 
   - Увы, мой друг, боюсь, это навсегда останется тайной. Тот волколак, что напал на Эли. Я исследовал его тело. Несмотря на все твои слова, он не новообращенный Блатта. Это был еще один, истинный "измененный"! 
   - Даже так?! - удивленно воскликнул Анри.
   - Да! Более того, он владел Силой Воздуха и перед нападением наложил на всю свою группу Печать Ускорения Ветра. Но правильно выполнить необходимую последовательность действий, у оборотня не получилось. Наверно из-за спешки. И подействовала она максимально только на него. Остальных лишь чуть-чуть ускорила.
   - Однако это все равно не помогло, твоя Эли, разделала оборотня под орех!
   - Вернее сказать, разорвала, - с мрачной усмешкой уточнил Даниэль, вспомнив, что он увидел, когда пошел взглянуть на тело противника девочки.
   ...
   Некоторое время друзья молчали, думая каждый о своем. Затем Анри встрепенулся и спросил:
   - А кого они до встречи с вами успели оприходовать?
   - Патруль города, - с каким-то странным блеском в глазах ответил ему Даниэль и продолжил: - Эти, обладающие недостаточно развитым интеллектом, люди решили на последнем патрулировании устроить пикник! А поскольку груз на лошадях был лимитирован, то они взяли с собой мясо, овощи, вино, жаровни, но вот про оружие и доспехи малость забыли.
   - Да уж, - протянул медленно Анри, представляя, как порезвились волколаки с беззащитными стражами, особенно если те уже успели употребить.
   - Жетоны я собрал и как раз завтра планировал с посыльным отправить в город. Тела... там особо собирать нечего и если кто-то захочет идентифицировать те куски мяса, что найдены, то у него всего неделя. Потом они будут сожжены в ближайшем подлеске.
   Выдержав паузу, Люцифиано продолжил:
   - Хотя и у меня в страже тоже оказались не дружащие с головой люди. 
   - Ты про тех, кто погиб? - осторожно уточнил Леардо. - Выяснил, почему защита не сработала?
   - Да потому что они не просто идиоты, а еще вдобавок и жадные идиоты! - довольно экспрессивно высказался Даниэль. - Взяли и подменили в энергоячейках стандартные накопители на дешевые аналоги. Для проверки, изобразить, что защита есть, их прекрасно хватало, а вот когда она оказалась нагружена по-настоящему, эти дешевки просто мгновенно перегорели, не выдержав даже одного удара.
   Чуть помолчал и уже более спокойно продолжил:
   - Причем, увы, такими "умными" оказались не только они. Я приказал проверить после этого случая все доспехи, и... в общем, у Теодора и Игоря внезапно оказалось много работы на ближайшее время и очень низкая оплата в этом месяце!
   - Ты суров, но, увы, прав. Что-то слишком мы стали беспечны последнее время. 
   Друзья еще немного помолчали. Потом Анри спросил:
   - Ну что, эпопея закончилась? 
   - Похоже, что да. Согласно последней информации его ловят возле границы с Восточными королевствами, а это уже совсем далеко от нашей долины. Так что, каким бы крутым себя оборотень ни возомнил, жить этому Блатту осталось очень недолго. Даже если каким-то чудом он избежит встречи с преследователями из нашего королевства, пограничники Востока размажут его по скалам и скажут, что так и было. Я помню их подготовку и думаю вряд ли что-то изменилось с того времени.
   Наконец, уже собравшись уходить из кабинета (надо отдохнуть с дороги, принять ванну, выпить чашечку...), Анри внезапно кое о чем вспомнил:
   - Слушай, Дан, а как твои стражники стали относиться к Эли, после того, что она сделала с волколаками?
   - Как? - с непонятной усмешкой переспросил Люцифиано и, продолжая удерживать ее на лице, ответил: - Скажу так, если бы они не побаивались, то носили девочку на руках с утра до вечера. Но уже сейчас от предлагаемых разных вкусностей живот у нее наверно скоро мячик будет напоминать.
   Анри с некоторым облегчением вздохнул, надеясь, что в ближайшее время ситуация останется такой же. Потом вдруг вспомнил, что ему нужно срочно сходить на кухню. Да, точно! И по дороге не забыть заглянуть в комнату. Там, в ящике стола, есть пара очень симпатичных безделушек...
  
  
   Замок Люциф. Кухня. Эли
   "Невиноватая я, они сами..." - изо всех сил транслировал я свои эмоции сердито сопящей, ну и заодно пытающейся отдышаться, Марте. А вслух и смотря на нее широко открытыми глазами:
   - Извините...
   Увы, но многократно и всегда до этого безотказно срабатывающий прием на этот раз не действовал! 
   Виной тому, к сожалению, было гипертрофированное чувство ответственности кухарки к своей работе. А два перевернутых стола, на которых раньше стоял и остывал до нужной температуры, приготовленный на весь замок обед, это чувство превращал в такое непробиваемое нечто, что даже моя "милота" и "няшность" не помогали.
   "Похоже, мне в ближайшее время ничего вкусного не перепадет, до тех пор, пока она не успокоится. Думаю три-четыре дня на это понадобиться точно!" - грустно размышлял я. Ну невозможно было предвидеть испуг новеньких помощниц такой силы, что они с воплями запрыгнут на эти столы, опрокинув их. Подумаешь, появился посреди кухни из ниоткуда. Всего лишь воздуховод и немного ускорения. Хорошо хоть не сломали ничего себе и не обожглись. Правда, перепачкались сильно, и сейчас Марта отослала девушек переодеться.
   Вообще, я понимал чувства кухарки. Мгновенно уничтоженный результат нескольких часов работы и минимальное количество времени, чтобы хоть что-то сделать на замену. Это еще не считая уборки всего опрокинутого, пролитого и рассыпанного. Так что я, вздохнув, и не пытаясь больше хоть как-то воздействовать на сердитую и обиженную на меня женщину (причем за дело), опустил глаза и наклонил голову.
   После продолжительного сопения, Марта, встрепенувшись (наверно вспомнила, что время-то идет), сообщила (эмоции при этом были такие, что становилось понятным каждое слово), что если я в будущем намереваюсь хоть что-нибудь получить вне обычных приемов пищи, то сегодня в течение всего дня буду у нее в подчинении! И ничего не есть до конца Наказания! Выбор за мной. Затем она демонстративно отошла в сторону, освобождая выход из кухни.
   Жестоко, однако! И чего мне делать? Вспомнил, что краем глаза видел, как на нашу беготню из окна смотрел Мастер и ничего не спросил. Странно. Отправил ему робкую смысловую конструкцию:
   - "Можно, я на кухне побуду..."
   И вдруг неожиданно и мгновенно получил ответ:
   - "До конца дня ты в распоряжении Марты!"
   А "связь" в пассивном режиме точно только эмоции передает? Откуда он узнал?! Делать нечего, и посмотрев на кухарку, я, молча, выполнил поклон подчинения.
    ...
   Однако все оказалось не так уж и плохо. Более того, произошедшие дальше события меня самого удивили, а окружающих, похоже, даже шокировали. Но обо всем по порядку.
   Когда Марта, ехидно на меня посмотрев, приказала переодеться в более подходящее облачение и кивнула на принесенный ее помощницами пакет, я сначала подумал о каком-то подвохе. Только это было просто платье горничной, вполне себе стандартное. Девушки по замку в точно таких же ходят. Правда, в груди оно было великовато, но в остальном на удивление подошло. 
   И вот что интересно. Оказавшись в подсобке, куда меня жестом отправила кухарка, сначала подумал, что долго буду соображать, как его одевать. Однако возникло странное ощущение чего-то невероятно привычного, хотя и давно забытого. Над пустым верхом пришлось немного подумать, но опять же, несколько неосознанно выполненных действий и частично утянутый, он стал выглядеть уже более-менее нормально. Пусть для этого и пришлось подложить найденное тут же полотенце.
   Неожиданно появилось осознание необходимости перевязать по-другому бант, чтобы волосы не мешали. И, несмотря на движения вслепую, получилось так естественно, что сам изумился! А после того как все надел, руки неожиданно сами быстро прошлись по пуговичкам, что-то одернули, разгладили передник и аккуратно поправили чепчик. Представил, как выгляжу. А что, неплохо! Даже "ограничители" смотрятся довольно гармонично.
   Вернувшись на кухню, я попал под перекрестные взгляды Марты и девиц. И судя по ощущаемому в их эмоциях изумлению, оделся действительно правильно! Даже заметил желание подойти и потрогать "одно место", чтобы понять, откуда взялся "такой" размер. В общем, первый раунд однозначно остался за мной!
   К продолжающему возрастать удивлению кухонной команды, второй был также выигран всухую. Когда вручали "уборочные принадлежности" и приказывали исправить содеянное, то есть привести изгвазданную и перепачканную часть кухни с опрокинутыми столами во что-то более приемлемое, то наверно думали, что это как раз займет все время до вечера. Но результат вышел несколько другой.
   Нет, сначала, конечно, я некоторое время "плавал" в определении, для чего предназначена та или иная вещь и как ей пользоваться. Даже заработал несколько "хи-хи" со стороны помощниц кухарки. Но разозлившись и сосредоточившись (монстров побеждаю, а с уборкой справиться не могу), постарался отдаться полностью тому бессознательному, что четко чувствовал внутри себя. Сначала появилось "понимание", а потом... неуверенные поначалу движения, становились более правильными и дело пошло. Даже понеслось!
   Сила, скорость и привычные (откуда?) действия рулят! Не обращая внимания на потихоньку выдвигающиеся вперед глаза девиц (ого, оказывается, не только монстры так могут), я перемещался по выделенному фронту работ и приводил все в чистое и правильное состояние. В принципе, у Марты котлы только-только успели закипеть, когда, замерев перед ней, я сообщил о выполнении поставленной задачи!
   Кухарка действительно все это время была занята, сосредоточена (достать необходимое, помыть, почистить, начать резать) и не смотрела по сторонам в отличие от своих помощниц. Увидев меня перед собой, она очнулась от своеобразного транса (профессионал, уважаю) и оглянулась на ту половину кухни, что приводилась в порядок. Судя по поднятым бровям и слегка выпученным глазам (заразно, что ли), кажется, я явно сделал что-то не то. Однако Марта, странно прокашлявшись, ничего не сказала и только еще раз внимательно осмотрела с головы до ног. Затем предложила, раз уж все убрал, помочь с подготовкой ингредиентов. А что, я не против! Даже интересно стало, смогу или нет? Проблему с ростом решил быстро, принеся из подсобки и расставив в нужном порядке несколько подходящего размера ящиков.
   Получилось и еще как! Уже понимая с полуслова все, что говорили (прием эмоций от Марты был усилен максимально), я, уже не удивляясь своим движениям, чистил, резал, высыпал в котел и помешивал. Потом пришла пора самого ценного для любимого животика: разминать, формировать, выкладывать на подносы и ставить в печь. Ну, тут расширенные глаза понятны, все такое раскаленное, а я голыми руками...
   Девицы, которые вроде как должны были помогать Марте, почему-то почти не принимали участия в готовке. Вместо этого, получив от кухарки какое-то задание, и продолжая во все глаза смотреть на меня, что-то потихоньку делали в противоположном углу кухни (ну попробуйте там запачкать, только что ведь убрал).
   Неожиданно я почувствовал еще один вектор внимания со стороны и обнаружил несколько очаровательных головок (горничные Мастера, что они тут делают, интересно), которые внимательно наблюдали за происходящим из-за приоткрытой двери кухни. Более того, на самом краю ощущений появились сквозящие любопытством эмоции Анри (ну вот, еще один). Ну и ладно, пускай смотрят, несахарный, не растаю (ого, какая интересная картинка пришла, но вот сахар тут другой, серый). Вскоре по кухне поплыли запахи, и желудок намекнул, что завтрак был уже давно. Но я мужественно его проигнорировал. Виноват - терпи!
   ...
   Внезапно в голове возникло ощущение заспанности и, сам собой, появился образ только что проснувшегося ребенка, потирающего кулачками глаза. Сати! Неужели эта соня, наконец, соизволила очнуться?! Ведь полдня пытался достучаться, пока не надоело. А все потому, что эта егоза, проведя ночь на крыше донжона в обнимку с Бертушем и рассматривая звезды (еще и меня будила: "вон-вон смотри, какая красивая пролетела"), утром просто вырубилась. И сейчас, похоже, ее заставил подняться только мощный аромат готовящихся блюд, отдающий кваканьем в пустом желудке.
   Окончательно придя в себя (возникшее на краю сознания мягкое и теплое солнышко), она, естественно, потребовала главное - кушать! Или если быть точнее, то скооперировавшись с моим желудком - жрать! Но после скупых пояснений, почему нельзя, была послана в отдаленное будущее. А вот нечего так раздражать ночью, поэтому и вышло... резковато. Капризное: "хочу!", я тоже проигнорировал. А попытку перехватить управление мгновенно заблокировал, хотя и пришлось серьезно напрячься, слишком уже въелась привычка доверять двигаться самостоятельно. Но, несмотря на то что она моя сестренка, приоритет первичного управления я тщательно контролировал!
   Что еще остается женщине в таком случае? Правильно! Устроить показную истерику с плачем и воплями о том, что над ней издеваются и не ценят! С судорожными метаниями. А делать это Сати могла, только в моем сознании. С учетом того, что я продолжал помогать Марте, ощущения были очень специфичные. Как будто все делаю на открытой палубе какого-то судна в бушующий шторм. Более того, даже соответствующая картинка опять проявилась. Ничего, справился, хотя несколько недоуменных взглядов на дерганую походку и неожиданные движения, я заработал.
   Пометавшись и наплакавшись, а также поняв, что это не помогло, Сати демонстративно обиделись. И неожиданно, сделав какое-то усилие, скрыла от меня свои эмоции за небольшой пеленой, из-за которой по-прежнему доносились всхлипывания (какая актриса пропадает, честно). 
   Нет, ну вот как?! Когда я раздирал пополам одного монстра и отрывал голову другому, обливаясь чужой кровью, то ничего кроме удовлетворенно-восхищенной фразы: "Наконец-то "они" попались, и братик их уничтожил", я от сестренки не услышал. Даже тени той истерики, которую она закатила по невинно убитому кролику, не было. А тут дикий скандал из-за того, что ей, видите ли, не дали покушать! Женщины, какие же вы... существа со странной логикой!
   ...
   Тем временем процесс приготовления подошел к концу и Марта, уже нервно поглядывающая на часы, висящие в углу, немного успокоилась. Кстати, это были одни из двух, о местонахождении которых мне было известно. Другие часы (большие и красивые) стояли в холле донжона. Предполагаю, что в кабинете у Мастера тоже могут быть, но там я еще ни разу не был. Почему-то он туда не пускал, как и по-прежнему в некоторые помещения.
   Наконец, в последний раз попробовав результаты своих (с моей скромной помощью) усилий, кухарка удовлетворенно кивнула, при этом опять как-то странно на меня посмотрев. Затем, крикнув девицам, которые сидели в углу и шушукались, чтобы они начинали раскладывать еду по уже приготовленной посуде, направилась к выходу, очевидно, собираясь позвать служанок на разнос обеда. А там...
   ...
    По моим ощущениям возле кухни к этому времени уже скопилась довольно приличная толпа, причем я даже немного не понимал, как они там все помещаются и что умудряются видеть в таком положении. Результат закономерен. Резко открытая дверь создала груду шипящих друг на друга тел. Кухарка, уперев руки в бока и грозно нахмурившись, несколькими восклицаниями привела эту шевелящуюся кучу в две судорожно приводящие себя в порядок шеренги. А когда из коридора послышался еще один недоуменно-сердитый голос, они стали очень стройными и подтянутыми!
   В кухню зашла экономка Герда, развернулась, некоторое время сверлила взглядом вытянувшихся во весь рост и замерших служанок, потом обернулась обратно к нам и стала спрашивать Марту о происходящем, включая то, почему задерживается обед. После полученного ответа (странные интонации, непонятные эмоции), осмотрела убранную часть кухни, хмыкнула и... попросила меня в долг! 
   И "эта" (много ласковых слов) согласилась! Еще и выразив в эмоциональном плане удовлетворение от содеянного! После чего я был быстро оприходован под белые ручки Герды и отправлен с командой служанок разносить приготовленную еду. И надо было поторапливаться, а то отсутствие приема пищи в обычное время уже слегка напрягало проживающий в замке народ.
   Увы, честь отнести господину обед досталась, как обычно, его личным горничным. Так что наивная попытка, попав под светлые очи Мастера, избавится от наказания, не получилась. Мне достался более скромный маршрут: стражи на стенах, казарма, столовая прислуги. Как оказалось (а я и не подозревал раньше), у каждого в замке было определенное место для принятия пищи, да и еще сам прием довольно специфический!
   Стражники на стенах ели прямо на месте, при этом на пост временно приходил специальный заменяющий, который бдел, пока его товарищ обедал и после еще отдыхал (честно, даже подремать мог в отведенное время). В казарме была собственная столовая, где свободные от дежурства собирались все вместе. Конюх, кузнец (если он был в замке), начальник охраны Теодор, питались на своих рабочих местах, как и экономка и думаю кухарка. У обычной прислуги, в зависимости от обязанностей имелось тоже несколько мест для приема пищи.
   Возникло четкое ощущение, что меня специально провели везде. Шок и недоумение, возникающие у всех при этом, служили слабым утешением. Тем более что приходилось, ну раз уж увидел, перед каждым кланяться и просить прощения за задержку обеда по моей вине. Как будто эти... нехорошие женщины знали, что я буду вынужден так делать (в сознании четко висело сильное ощущение правильности подобного поступка).
   Когда вроде все закончилось (как же много народу живет в замке), настал черед мыть посуду. Ну, что могу сказать - пришлось! В принципе ничего сложного: взял, почистил со специальной жидкостью, сполоснул, отдал, чтобы вытерли. Единственное, почему-то посмотреть, как я это делаю, пришла куча народу. Немного напрягало, но подумав, решил не обращать на них внимания (не мешают, а любопытные взгляды можно и потерпеть).
   Но посудой, увы, наказание опять не ограничилось. Похоже, Марта оказалась довольно злопамятной, и, не успев вернуться на кухню, я был одолжен вновь! В общем, что только сегодня не пришлось делать. Мыл полы в коридорах, смахивал пыль с гардин, даже помогал Рони убирать навоз! Какое отношение отработка на кухне имеет к чистке конюшни, я ну вот совсем не понял! И даже начал думать, а стоят ли дополнительные пирожки таких мучений? 
   Когда же день стал подходить к концу, я... приступил к стирке белья в комнате с ванными (кстати, довольно быстро получилось, да и было его не так уж и много). А потом и к уборке в этом же помещении. Отдраить все эти деревянные бадьи, протереть пол и стены (не забыть про скамьи). Расставить принесенные из подсобки мыльно-рыльные принадлежности и развесить в раздевалке, заранее приготовленные полотенца. Сати уже давно перестала хныкать и просто в прострации слегка подвывала, говоря, что сейчас умрет от голода. Желудок был с ней солидарен. Но я пока держался, хотя от жуткой пустоты внутри уже было ощущение воздушного шарика (возникшая картинка полностью соответствовала).
   Но все когда-нибудь заканчивается. В том числе и этот день. На самом деле, если бы не усиливающееся чувство голода, сказать, что он был очень трудным или бессмысленным, я не могу. Более того, узнал много нового, как о себе, так и о замке. Если взять основное, то первое: как же много усилий нужно, чтобы содержать такой замок в чистоте и порядке! И второе, слегка приятное: я смог выполнить все, что говорили. Пусть сначала с некоторыми ошибками, но быстро исправлялся. А ведь даже не подозревал о присутствии таких умений и навыков. Странной все же личностью был этот "предыдущий я". Особенно учитывая то, что примененные сегодня знания сразу всплывали в голове, а вот явно присутствующее ранее владение мечом в нужный момент так и не возникло. 
   Единственное, что все время нервировало, это толпа желающих посмотреть на меня. Нет, конечно, большая часть делала вид, что они совершенно случайно проходили (пробегали, заглядывали). И совсем не потому, что я тут что-то делаю. Но были и те, кто совершенно не скрывали своего интереса. Основная эмоция у народа была одна: жгучее любопытство, замешенное на удивлении и каком-то странном нетерпеливом ожидании. Уже к концу дня было ощущение, что на меня сбежался смотреть весь замок, ну, кроме Даниэля и Анри, хотя эмоции последнего периодически ощущались на дальнем фоне.
   ...
   Опустошенный и обессиленный (в первую очередь морально) я сидел на скамейке во дворе возле помещения с ванными, куда присел, после того как вышел. Судя по пропавшему солнцу и наступающей темноте, все было закончено. Стражники уже активировали магические светильники, развешенные на стенах. Сверху нависла тень. Я поднял голову и увидел Марту, которая со странным выражением на лице смотрела на меня.
   - Пойдем, - сказала она.
   Вроде отработка завершена и подчиняться уже необязательно, но, подумав, я встал и, поклонившись, отправился следом. Зашли в трапезную. Интересно, почему тут так темно? И ощущения странные...
   - Поздравляем! - неожиданно хором раздалось вокруг.
   Вспыхнул свет, и я удивленно увидел целиком заполненное помещение! Здесь были все кроме Мастера и его друга! Облако радостных эмоций, которое даже не портил легкий оттенок опаски, идущий от части присутствующих, окутало сознание. Но главное, это стол! Потому что на нем была еда! А еще там находился "он"! Большой и ароматно пахнувший, не менее аппетитно выглядевший, пирог! И судя по эмоциям Марты, поздравляющей вместе со всеми, и ее приглашающего жеста, он был мой! Хотя делиться, похоже, придется. В сознании умоляюще застонала сестренка.
   - "Что, Сати, я уже так быстро прощен? Точно? А то, может, нам отсюда уйти? Нет?! Мир навсегда? Ну, ладно..."
   Кстати, а ведь, похоже, это именно его помощницы Марты начали готовить еще на момент моего нахождения на кухне. Как странно. Но разве это было сейчас важно?!
   - "Так, Сати, спокойно. "Спокойно я сказала!" Ничего не понимаю, но надо всех поблагодарить. Поклонись. "Поклон!" Терпим обнимания... и не только. "Терпим!" Так, хорошо, теперь можно... "Стоять!" Руки мыла? Нет? А чего суешь? Вон, приготовлен тазик, так что споласкиваем, затем протираем полотенцем. Не спеша. "Не спеша, я сказала!" А теперь аккуратно и... опять накричать? Умница, поняла. Продолжаю. Красиво нарезаем кусочек на тарелку, ложечкой берем и пробуем..."
   ...Хм, как вкусно!
   - "Знаешь, сестренка... да пошло оно все! Давай жрать!.."
    
    
   Замок Люциф. Трапезная
   Марта с умилением смотрела на девочку, одетую горничной, которая с горящими глазами уничтожала на столе все в пределах доступности рук. Впрочем, остальные старались от нее не отставать. Праздничный пирог, разделенный на присутствующих по довольно большому куску, уже исчез с такой скоростью, что даже возникло легкое сомнение в его существовании. Ничего страшного, вкусного еще много! Если надо то и добавит. Не так уж часто в замке происходит столь достойное событие! Полное Посвящение! Не каждый из прислуги решался на такое, и еще меньше тех, кто доходит до конца. 
   Ведь нужно не просто что-то делать целый день без еды, а последовательно и правильно выполнить все работы по обслуживанию замка, от уборки и готовки до пресловутого (тут многие спотыкались) навоза в конюшне. И все это время на тебя смотрят и оценивают каждое действие. Из нынешних слуг только несколько человек, смогли пройти Посвящение. Марта тоже сумела, хотя до сих пор с содроганием вспоминала "тот" день!
   А Эли... Последнее время страх перед "подопечной" господина куда-то пропал, тем более что она даже намека не высказывала на неправильное поведение. И Марта начала воспринимать ее как обычную просто немного чудную девочку. Наказанием же, всего лишь хотела дать понять, что надо ценить чужой труд, даже если ты на привилегированном положении. И не ожидала ничего большего, кроме кое-как убранной кухни, из которой она планировала отпустить Эли уже через два-три часа. Но в результате...
    Когда девочка полностью и правильно надела костюм служанки (специальный комплект для горничных), кухарка удивилась, конечно, но мало ли, вдруг господин... намеренно обучал ее. В голове даже появились "неправильные" мысли. Но когда Эли за невероятно короткое время убрала и, более того, привела в идеальный порядок испачканную часть кухни, то шок - это самое малое, чем можно было охарактеризовать состояние Марты. Никогда потолок не обладал столь светлым оттенком, а столы не находились в такой чистоте. Пол же блестел так, что Марте сразу стало стыдно за вторую половину кухни.
   А помощь в приготовлении обеда? Скорость и правильность действий, с которыми Эли чистила, резала или смешивала, поражали воображение. Да, было видно, что она иногда ошибалась, будто ингредиенты и способ их подготовки ей незнакомы. Но после совета быстро поправлялась, и опять все выходило выше всяких похвал. Уже в этот момент окончательно приняв решение, Марта дала задание помощницам (толку-то с них) готовить Праздничный Пирог.
   А дальше договоренность с Гердой, которая на удивление сразу согласилась, и наблюдение за девочкой со все больше возникающим восхищением. Начавшееся ближе к вечеру и периодически доносящееся громкое урчание живота Эли, пугающее окружающих, стало уже терзать кухарку чувством вины, но... девочке надо было дойти до конца. И она справилась! Даже с навозом! А ведь "кое-что" в конюшне пришлось делать наклонившись и прямо руками! 
   И пусть Эли не имеет никакого отношения к слугам. Посвящение она прошла и поэтому навсегда останется Почетной Горничной Замка Люциф, получив уважение прислуги. Откуда и почему девочка все знала и умела? Ответ был один - воля и талант хозяина. И он кухарку полностью устраивал. Последняя мысль Марты, не имеющая отношения к празднику, была: "Какое же чудо в этот раз создал ее господин!". 
    
    
   Анри Леардо
   Сквозь приоткрытую дверь Анри смотрел на празднующую Посвящение прислугу, на довольную девочку, которая уже, похоже, не в состоянии была хоть что-то съесть, но из всех сил пыталась запихнуть в себя еще кусочек. Глядел и улыбался. Ведь вышло даже лучше, чем он предполагал, когда уговаривал Герду (неожиданно помогла Марта, попросив того же) превратить наказание Эли в Посвящение.
   Аккуратное слежение в течение дня показало главное - по отношению к тем, кого химера считает "своими", она даже в сложных условиях не высказывает ни капли агрессии. Более того, готова полностью подчиняться тем правилам, которые ей озвучивают. Правда, если они не идут вразрез с волей Мастера. Анри специально уточнял, Эли действительно сначала запросила разрешение у Даниэля.
   Что ж, теперь можно и отправится в очередную поездку, о которой Леардо только завтра скажет Люцифиано. Увы, этот волколак с Пограничья слишком много ила поднял со дна их, оказывается, довольно сильно заболоченного озера жизни. Единственное о чем сожалел Анри, так это о том, что так и не познакомился с новенькими и крайне "интересными" помощницами кухарки.
   Хотя... он еще раз присмотрелся сквозь приоткрытую дверь. Поглощение в таком количестве, пусть и сильно разбавленного, но вина, может привести к определенным последствиям. И понадобится помощь. Например, в снятии одежды. Да, точно! Нужно будет заглянуть к ним в комнату (удобно, вдвоем живут)... попозже. И безделушки прихватить.
    
    
   Замок Люциф. Спустя неделю. Эли
   Сижу на парапете самого верха одной из надвратных башен, откинувшись спиной на выступ, и лениво болтаю в воздухе ногами. Как-то даже не верится. Целая неделя, в течение которой ничего не происходило. Совсем. Ну не считать же за происшествие опрокинувшийся на следующее утро возок с заботливо собранными накануне отходами лошадиной жизнедеятельности. Причем прямо на конюха. Нет, не из-за меня, а просто по его невнимательности. Не надо было столько разбавленного вина пить. Ага, именно! Да и чеку из оси колеса не я вытащил... совсем не я. Это все судьба. Да-да! Просто не стоило распускать руки с одной из горничных, особенно если видел, что ты ей не нравишься.
   Анри куда-то уехал. Кстати, что любопытно. При прощании выглядел невероятно довольным, даже помолодел как будто. И провожали его не только я с Мастером, но и что несколько удивило, те две помощницы Марты. Как-то неловко смотрящие друг на друга и при взглядах Анри на них, заливающиеся румянцем. Тут явно была какая-то тайна, но один носитель отсутствовал, а эти две, похоже, и под пытками не расскажут. Кстати, девушки были такие принарядившиеся, даже какие-то красивые амулеты на шеи тогда одели. И сейчас их носят. Мне тоже понравились. Может у Мастера похожий попросить? Так...
   - "Сати, это ведь твоя мысль? Хочется? Ладно, я подумаю..."
   Больше ничего интересного не происходило. Беготня по замку. Занятия с Даниэлем. Ах да, три дня назад в замок заезжала Кайнэ. Попрятался, опять поразившись умению меня находить, и... она даже не пыталась связать сама. Незамедлительно перешли ко второй части. Пока висела на веревках, рассказала, что происходит вокруг и в деревне. Собственно ничего, но, похоже, ей обязательно надо было что-то говорить. Особенно когда я подтягивал или ослаблял тот или иной узел. Судя по четко читаемым эмоциям, можно сказать, прямо потребность. Ну, помогал, как умел. 
   Потом пришлось отпрашиваться у Мастера и провожать Кайнэ обратно. Вернее, вести лошака за узды по дороге, пока она, тихонько постанывая, обессилено лежала на его спине. Думаю, придет время и я пойму ценность того, что происходило с травницей. Кстати, лошак Кайнэ был единственным, кто относился ко мне совершенно равнодушно, а не пытался брыкаться при приближении (лошадь Мастера не в счет). 
   Уже перед самым уходом из деревни вспомнил, что я так и не рассказал о сломанном пальце стражника, одного из тех, кого увидел в прошлый приезд на воротах. Повинился. Она вдруг погрустнела и ответила, что это уже не имеет значения. А на мой вопрос почему, отвела меня в какую-то странную и холодную комнату, расположенную почти в подвале. Что интересно, у нее с другой стороны был еще один вход, широкий такой. 
   Так вот, в комнате стояло два лежака с телами накрытыми простынями. И когда девушка откинула их поочередно, я узнал того стражника. Второго тоже. Оказывается, это они тогда погибли от первого удара волколаков. Как сказала Кайнэ, тела скоро должны забрать родственники, которые хотят где-то их у себя похоронить. Стало жалко и немного грустно, несмотря на мимолетное знакомство. С такими печальными мыслями и вернулся в замок.
   Волколаки. Теперь я знаю, как назывались те монстры. На местном языке (традиционно в пяти вариантах) и на внутреннем, так как, увидев изображение, показанное Даниэлем, получил и свою картинку. Причем, что интересно и удивительно, исходя из рассказа Мастера, обычно они вполне нормальные и разумные существа. Только вот способны превращаться в человека и обратно. Живут в каком-то Пограничье. А эти были "заражены" и стали плохими. "Зараза", кстати, и есть то "нечто", что я тогда ощущал. Еще он обещал обучить контролю моей чувствительности, чтобы столь острой реакции больше не возникало. И правильно, а то неожиданно терять сознание достаточно неприятно.
   ...
   Так, что-то уже долго сижу, а Кайнэ все нет и нет. Ведь обещала сегодня появиться. Сбегать самому в деревню? Если к вечеру не приедет, то так и сделаю. Последнее время я даже вокруг замка спокойно перемещаюсь и достаточно прилично отбегаю. Ничего, Мастер разрешает, главное, чтобы в зоне действия "связи" находился. До деревни, правда, пока недостает, но можно попробовать его уговорить. Не просто же так погулять отправлюсь, а к Кайнэ!
   Интересно, а кто это на дороге показался? Травница?! Нет, всадник какой-то. Быстро едет. Все, узнал. Это один из местных посыльных или по-другому - нарочный. Сообщения и, если нужно, мелкие посылки развозит. Как я понял из объяснений Даниэля, у них есть какая-то способность перемещаться по дороге в несколько раз быстрее, чем обычные люди. Так что даже от ближайшего города досюда он будет добираться меньше, чем за половину дня, в то время как нам, например, понадобится в лучшем случае целый. Хотя положим, если бы хватило батарейки...
   Кстати, судя по форме, этот посыльный именно из Светлого. И новенький какой-то. Ого, явно что-то срочное, ведь предыдущий появлялся еще позавчера, а ездят они, как правило, раз в неделю. И эмоции от него, странные, паникой отдают. Даже любопытно стало. Надеюсь, Мастер расскажет потом.
    
    
   Замок Люциф. Кабинет Даниэля Люцифиано
   Даниэль мрачно смотрел на стоящего перед ним бледного и нервничающего нарочного. Понимая, что тот ни в чем не виноват, и несмотря на желание высказаться вслух, молчал, но, по всей видимости, это только сильнее пугало. Тем более что парень в его замке впервые и, похоже, наслушался... всякого. Наконец, Люцифиано вздохнул и проговорил, старательно не давая прорваться раздражению:
   - Хорошо, можешь идти. В коридоре уже ждут, проводят в столовую и накормят. А пока я напишу ответное послание. Тебе его скоро передадут. Как отдохнешь, отправляйся обратно. Если решишь, что не успеешь и нужно здесь переночевать, доедешь до деревни, там скажешь страже. Они все обеспечат, понятно?
   Дождавшись ответного кивка и выражения благодарности, махнул рукой. Когда нарочный, слегка пошатываясь от волнения и усталости, ушел из кабинета, Даниэль взглянул на стоящего сбоку Теодора.
   - И что ты думаешь по этому поводу? - как-то грустно, спросил он.
   - Расслабились там... и забыли, кто такие "зараженные"! - не задумываясь, ответил капитан стражи. - А вот Светлый, молодцы, сразу всполошились и разослали предупреждения. Я уверен, что даже эвакуацию отдаленных поселений организовали, до выяснения.
   - Нет, ну это же надо, - уставившись в никуда, проговорил Люцифиано, - мало того, что они упустили этого оборотня, так и еще попались в ловушку! Чувствую королю (голос слегка запнулся) придется принимать в ближайшее время непростые кадровые решения! Ладно, в свете полученной информации, что будешь делать?
   - Ну, нужно дождаться результатов поисков, может городской патруль пропал совершенно по другой причине, - спокойно сказал Теодор. - Кроме того, даже если это был "он", происшествие случилось на самых дальних землях Светлого, на границе с другим городом. И если представить, что стая идет сюда, на нашей территории они будут в лучшем случае завтра к вечеру. Так что время есть. Но ограничить местонахождение людей вне стен замка и деревни надо уже сейчас. Еще организовать усиленный патруль в близлежащей зоне с дополнительным отрядом поддержки на постоянном дежурстве в казарме. Игорю дам распоряжение сделать то же самое. И еще...
   Тут капитан стражи выдержал паузу, потом осторожно проговорил:
   - Можно пока подготовиться и, убедившись, что это был оборотень, воспользоваться умением вашей "подопечной" чувствовать "заразу". Тогда существует хороший шанс, что мы сможем их перехватить и решить эту проблему раз и навсегда!
   Даниэль потер пальцами виски и, поморщившись, произнес:
   - Я подумаю, а пока... готовь людей.
   И затем, вслед уже выходящему из кабинета Теодору (минимум, еще пару раз припомнит, чтобы больше не расслаблялся):
   - Да, кстати, не забудь проверить накопители в доспехах!
   По вздрогнувшей спине Люцифиано с удовлетворением понял, что удар достиг цели.
   ...
   Оставшись один, Даниэль откинулся на спинку кресла и задумался. Вот, казалось бы, все успокоилось и на тебе. Как можно было так опростоволоситься? Да и еще из охотников превратиться в добычу! И ведь у "них" была вся информация о Блатте. Ладно, ситуация пока некритическая. В лучшем случае вместе с оборотнем сейчас три-четыре новообращенных. Все-таки для ритуала нужно время и место.
   А патруль. Вспоминая то, что произошло с предыдущим, Даниэль был не удивлен. Похоже, в Светлом нужно хорошенько "почистить" стражу. И оборотень, пусть даже и в неприемлемом виде, оказал городу услугу, ткнув в собственные экскременты. Но это пускай они сами там разбираются. А мы тут. Может и кардинально!
   Мрачно усмехнувшись, Даниэль перевел взгляд на так и не убранный обратно жезл, лежащий на специальной полке. Оборотень, бывший Охотник... неважно. Слишком мелок по сравнению с теми, с кем сталкивался в прошлом Люцифиано. 
   Жаль, что неизвестно, когда вернется Анри. Они с ним, стряхнув песок, наглядно бы показали разницу поколений, утерев нос этим молодым да ранним. Ну, ничего, Даниэль и один справится. Нет, вместе с Эли. Да, кстати, надо ее предупредить! Нечего пока бегать неизвестно где. Так будет гораздо спокойнее. И в этот раз, если что, никакого боя! Стражники-то зачем?
    
    
   Замок Люциф. Эли
   А ведь даже не успел ничего. Вот как так? Он точно не может читать мои мысли по "связи"? Ведь только-только собрался попросить Мастера разрешения сбегать по-быстрому в деревню, как внезапно получил категорический запрет на перемещение вне стен замка! Обидно! Как же мне узнать, где эту Кайнэ носит? А то чувство какое-то неприятное. Нервничать почему-то начинаю. Хотя и раньше случалось, что она не появлялась в назначенный день. Но таких переживаний не было. Странно.
   ...
   Да что это со мной? И не сидится, и не лежится, и не бегается. Сати, нервничая, тоже наворачивает круги в сознании так, что даже испытываю легкое головокружение. Хожу по стене и смотрю на дорогу. А там... никого! Нет, ну вот пусть только появится! Даже прятаться не буду. Сразу в наш закуток потащу. И она у меня повисит, так повисит... главное, чтобы появилась! Блин, больше не могу...
   - "Мастер..."
    Ух, согласился. Как хорошо. Сейчас патруль до деревни доедет и все выяснит! Даже легче стало.
   ...
   Что-то не возвращаются. И почему так долго? Тут же два часа на "туда и обратно"! Что там "большие и красивые" в холле показывают? Всего половина времени прошла?! Ладно, жду.
   ...
   О, появились, но... Кайнэ среди них нет! Вот ведь. Ну хоть узнаю сейчас, почему не может прийти.
   - "Что?! Уехала рано утром за травами и еще не вернулась? А куда? Она никогда не говорит? И иногда так задерживается? Значит все в порядке?! Наверное, да..."
   ...
   Кажется, я стал пугать окружающих. Во всяком случае, стражники шарахались в сторону, да и служанки, почему-то стали обходить по дуге (обязательно потом попрошу прощения). Надо срочно попытаться успокоится, но... нечто, поднимающееся откуда-то из глубины, не давало этого сделать. Оно было похоже на то чувство, которое я испытал тогда в комнате при исчезновении энергии и потом, когда ползал по стене замка. Даже активировал "интерфейс" и внимательно просмотрел все сегодняшние записи. Ничего. И никаких желтых или красных волн угрозы на карте. 
   Пока тщательно все проверял, обнаружил небольшое изменение. Черная часть "энергии" ощутимо выросла и теперь заметно отходила от края. Интересно, отчего и, главное, что это дает? А на трети всей полосы появилась странная "насечка". Что она означает непонятно, никаких пояснений при попытке сфокусироваться, не всплывает. В общем, как обычно, кроме раздражения и непонимания, "интерфейс" ничего не принес, но... я его оставил. Мало ли. Вдруг что-то покажет про Кайнэ.
   ...
   Вечер уже почти превратился в ночь. Даниэль принудительно отправил меня в комнату и сейчас сидел рядом, поглаживая по голове и говоря что-то успокаивающее. Помогало, но слабо. Кстати, от него шел набор каких-то очень странных эмоций и ощущений, причем часть была тщательно прикрыта. Происходящее все больше переставало мне нравиться. Надо срочно что-то делать, но что?! С трудом уговорил еще раз отправить стражников в деревню. Правда, почему-то он долго не хотел, да и еще упорно отворачивал глаза...
   ...
   - "Они сказали, что Кайнэ так и не вернулась? А искали? Искали, но пока не нашли?! Тогда... Мастер, а почему ты на меня так странно смотришь? И зеленая паутинка, зачем она? Нужно поспать? А Кайнэ? Завтра узнаем? Поздно! Надо сейчас срочно уже нам отправляться на поиски!"
   Странно, как тяжело подниматься. И глаза закрываются...
    
    
   Комната Эли
   Полутьма. Мягкое сияние специально приглушенного светильника. На кровати лежит девочка, слегка посапывая и немного дергаясь во сне. По нахмуренному личику видно, что она была недовольна, когда засыпала или может, прямо сейчас, снится что-то плохое.
   Человек, сидящий рядом уже долгое время, пошевелился, затем, наклонившись над девочкой, еще раз внимательно ее осмотрел, к чему-то прислушался и... взял с кровати, лежащий рядом рюкзачок. Потом снял со стены провода, присоединив их к спящему телу. Выходя из комнаты, обернулся еще раз. В тишине ночи, окутывающей замок, почти беззвучно раздалось:
   - Прости, Эли, но ты для меня важнее!
   Но когда человек уже открывал дверь, то внезапно ощутил легкое дуновение воздуха с одновременным осознанием пустоты в руке. Резко развернувшись, он увидел силуэт в окне с распахнутыми ставнями и услышал одновременно сказанное вслух и пришедшее по "связи":
   - Простите, Мастер, вы тоже, но я... не могу по-другому...
  
  
  

Глава 12. Кто такая Эли?

    
    
    
   Окрестности Замка Люциф. Эли
   Я бежал. Бежал так, как только мог. Позади уже давно растворилась во тьме ночи громада замка. Мыслей не было. Совсем. Поступок эхом отдавал в пустой до звона голове. Почему я так сделал и к каким последствиям это приведет, такие вопросы уже не имели значения. В сознании пульсировало яркое "солнышко" согласия и стремления помочь всем, чем можно.
   - "Сати, спасибо!"
   Главное, сейчас спасти Кайнэ! И времени почти нет! Это я уже понял, вернее, мне дали понять.
    
    
   Чуть ранее...
   ...
   Неяркий, мерцающий свет зарождающейся луны. Груда камней, в которой с трудом угадываются развалины какого-то строения. Посередине, на очищенной от остатков стен площадке, стоят, скрепленные между собой крест-накрест, неровно обломанные две большие деревянные балки. На них висит, покрытое кровавыми царапинами, женское тело в обрывках одежды. Едва слышный стон-вздох. Опущенная голова со спутанными, окровавленными волосами. Тень, стоящая рядом и голос, низкий и утробный, пробирающий до судорог:
   - Уже скоро, потерпи немного, дорогая, и мы будем вместе навсегда!
   Безмолвные, наполненные болью и страданием, слова:
   - "Кто-нибудь, помогите!"
   ...
    И я очнулся! Наведенное Мастером беспамятство слетело, как будто снесенное порывом ветра. Это явно был не сон, а явь! Озарение, подобное тем кускам воспоминаний о предыдущей жизни, иногда приходившим ко мне. И четкое осознание, что если сейчас ничего не сделаю, то Кайнэ, во всяком случае, "ту" Кайнэ, мне больше никогда не увидеть! Понял, что это неприемлемо, и сделал Выбор!
   Затем был рывок к Даниэлю, выхваченный из его руки рюкзак с артефактом, прыжок в окно, сказанная фраза, резанувшая все чувства острой болью, стремительный бег по стене вниз во двор и... резкая тяжесть в руках, остановившая и пригнувшая меня к земле вместе с пришедшей по "связи" жесткой смысловой конструкцией:
   - "Ты никуда не пойдешь! Приказ! Вернуться!"
   Но решение уже было принято и, с невероятным усилием преодолев возникшее желание подчиниться, разрываясь между пониманием "необходимости" и долгом, я сделал единственное, что оставалось...
   - "Мерцание!"
   Мгновенно появившееся и также исчезнувшее ощущение жуткого холода, стена за спиной и хорошо слышный в ночной тишине звук упавших во дворе замка "ограничителей". Тщательно оберегаемый маленький секрет канул в небытие. Но разве это имеет сейчас хоть какое-то значение?
    
    
   Еще раньше... Следующий день после боя с волколаками
   Как только появилось время, я внимательно прочитал "журнал событий". Хоть старался на "сейв" и не рассчитывать сильно, но меня напрягло, что он опять не сработал! И полез разобраться, почему так случилось. Нашел! Согласно записям: "в связи с воздействием неопознанного модуля". Долго гадать не пришлось, единственное, что подходило под такое определение, это "ограничители". И что значит: "несовместимость полярности энергетических потоков"?
   Но особо огорчится мне не дали, так как сразу шло предложение провести активацию в ручном режиме и без предупреждений о повреждениях. Но я все-таки огорчился. Своему низкому уровню интеллекта. Так как, оказывается, уже давно, находящаяся слева первой, иконка, была рабочей и при сосредоточении на ней выдавала: "Активация режима "мерцание" (2/2) Да/Нет".
   Все-таки, мне явно стоит пересмотреть свое отношение к "интерфейсу". Такую "плюшку" не заметил! Вот готовность "покрова" отследил, а тут почему-то забыл (возникшее сильное желание побиться лбом о стену, памятуя о прошлом случае, я быстро подавил). Пользоваться оказалось очень просто. Активировал, увидел вокруг себя подсвеченную зону (увы, меньше чем хотелось бы), сосредоточил взгляд на нужной точке, нажал мысленно "Да" и через мгновение неприятных ощущений, ты там! 
   Даже если она чем-то закрыта, все равно перемещение происходит. Главное, представить, что ты именно "там" хочешь оказаться! Хм, надеюсь, дерево, превращенное в щепки прямо там, где росло, особо никого пугать не будет? Кстати, можно даже просто ткнуть по кружку карты в верхнем углу, на котором зона перемещения тоже отображается. Ну и, в общем, внимательно посмотреть "куда" тыкаешь. Прощай еще одно дерево. Да и "покров" нужно держать включенным, так как мои действия непринужденно и почти полностью его снесли.
   Изменение в надписи на (1/2), а потом на (0/2) тоже стало понятным, как и пошедшая сразу же после проведенного "мерцания" по периметру иконки полоса. Правда, непонятно было, почему подсветилась какая-то неровно очерченная область, а не окружность. И еще одно...
   "Ограничители" перемещаться отказались, упав на траву поляны, где я решил потренироваться. И еще очень хорошо, что получилось надеть их обратно, хотя и с великим трудом (узкое запястье и нежная девичья ладонь рулят). Памятуя, как Мастер жадно расспрашивал об этой способности и представляя, сколько экспериментов он возжаждет сразу провести, я тогда подумал, что лучше расскажу попозже, как-нибудь при случае.
    
    
   Текущее время. Долина замка Люциф. Быстро бегущая девочка Эли
   Спустя время, невероятное напряжение стало немного отступать. Вспомнив про использованную способность, сам себе усмехнулся: "теперь он увидел". И с усилием отогнал мысли и воспоминания, наплывающие следом. Включая то, что я услышал по "связи" во дворе замка, сильно царапнувшее сознание вместе с приказом вернуться. 
   Не время, все потом. Хорошо еще, что понял, куда бежать. Я ведь узнал место, показанное в видении. Развалины какого-то сооружения, заросшие кустарником и окруженные жиденькой рощицей, которые находились в самом северо-восточном углу долины. На них мы наткнулись при очередном патрулировании. Что это, Даниэль тогда так и не сказал, да и я сильно не интересовался. Побегал, осмотрел. Остатки стен с грудами обвалившихся камней по периметру едва угадываемого помещения, да проход в почти засыпанный подвал. Понял тогда, что тут давно никого не было и все. По моей оценке, времени действия артефакта как раз хватит на то, чтобы добежать. И еще немного на спасение Кайнэ. Вполне достаточно. Дальше в будущее я не заглядывал.
   Порадовался, что не поленился досконально изучить артефакт. Нет, ни принципов его работы, ни тем более, как он сделан, я даже не пытался понять. А вот какие возможности дает, исследовал. И уяснил главное. Есть только единственное ограничение - время использования. На полном заряде оно сейчас составляло где-то около двух часов. И в течение этого времени я мог без проблем применять все свои возможности. Правда, когда оно было на исходе, возникало ощущение усталости и движения становились слегка замедленными. Потом несколько резервных минут, в течение которых я мог еще действовать, но уже прилагая серьезные усилия. Затем все, холод и мертвый груз за спиной. 
   Неизвестным фактором было ускорение. Нет, не которое я применял сознательно, там-то все понятно. Два-три раза подряд и обязательный отдых. Потом опять можно использовать. И длительность напрямую зависела от соотношения первого ко второму. А если еще и пирожками периодически подкрепляться, можно, вообще, целый день так бегать. Лишней энергии с артефакта при этом не бралось. Короче, все нормально.
   А вот спонтанное ускорение в момент опасности или острой необходимости, когда окружающий мир застывал почти в полной неподвижности. Тут другое дело. Контролировать его я не мог, хотя и ощущал границы возможного. Причем два раза подряд чреваты потерей сознания, что уже было. А это опасно. Особенно сейчас, когда за спиной никого нет, а я явно буду биться с сильным противником. И как оно использовало энергию с артефакта не совсем ясно. Значит, нужно действовать очень осторожно. 
   И "интерфейс" кстати, обязательно оставить включенным, особенно учитывая вероятность использования "мерцания". Да и мало ли что всплывет во время боя. В общем, сосредоточенность и внимание! Но уверенность в силах была, особенно с учетом предыдущего боя, отсутствия "ограничителей" и воспоминаний о том, как выглядел кролик, вернее, его останки. И сейчас мне никто и ничто не помешает сделать то же самое. Да какое, то же?! Там в совочек собирать будет нечего!
   - "Сати, твоя мысль? Полностью согласен! Давай надерем задницу этому засранцу и спасем Кайнэ! Потом вместе вернемся домой, и все будет хорошо, так ведь? И не запоминай, что я сейчас сказал, ладно? "Эти" слова. Услышу потом от тебя, мало не покажется, поняла? Отлично!"
   ...
   Холмы, луга. Негромкие звуки ночной жизни животных и насекомых. Шелест травы, шум кустарников и легкий скрип деревьев от небольшого и прохладного ветерка. Неяркий свет луны и звезд, серебристым покрывалом освещающий с неба все великолепие бархатной ночи. Маленькая, едва видимая фигурка, стремительным росчерком рассекает это темное пространство пополам. И вместе с ней идет волна четко ощущаемой смертельной опасности, заставляющая замирать в тишине и оцепенении, ночную жизнь долины.
   ...
    
    
   Старые развалины. Будущий лорд-повелитель этих земель Кэвин Первый
   Кэвин Первый! Звучит! Скоро его только так будут называть! И осталось для этого сделать совсем немного. Для начала создать себе новых подданных, так как старые оказались слишком слабы, да-да слабы. Ничего, сейчас они будут гораздо сильнее. А главное, Кэвин сделает себе новую супругу будущего Повелителя! И лучше, чем бывшая.
   От воспоминаний из горла Блатта вырвалось глухое рычание. Никчемные предатели! Даже его единомышленник, с которым они хотели создать свое королевство Благополучия и Процветания. Сбежал при первых трудностях и супругу уговорил! А ведь Кэвин ее сам выбрал, когда пришел на эти земли. И после Причастия она же осознала и приняла Путь. Так почему?! Еще одно ничтожество, убежавшее вместе с ними, Блатт помнил смутно. Ладно, это уже не имеет значения. Все равно не смогли убежать далеко. Слабаки! Позволили жалким человечкам убить себя. Даже вспоминать больше не хочется. Тьфу! 
   Ничего, скоро все люди будут знать свое место, когда Кэвин Первый создаст королевство. Нет, не королевство, а империю! Точно! Империю, где бы все "измененные" находились на положенном для них месте. На месте Хозяев! Ведь только они, получив это право от Ушедших, должны быть главными! Какое равноправие, о котором талдычил его бывший единомышленник-предатель?! Люди - пища для благородных "измененных". И самые-самые из них, несомненно, оборотни! Это элита! Лучшие из лучших! А он, самый лучший из всех. Об этом все говорят. Он везде это слышит! Трава, кусты, деревья! Темнота! Они все шепчут, какой он "самый-самый"!
   Блатт поднял голову вверх, частично трансформировал лицо и торжествующе завыл. Ему вторил нестройный хор стаи, сидящей на некотором отдалении. Закончив выражать свои эмоции, Кэвин бросил на нее взгляд, наполненный гордостью. Вот новая элита! И пускай сейчас не очень. Ничего, скоро наберет силу. Недалеко есть поселение этих людишек и завтра надо туда наведаться. Главное, чтобы ему опять не помешали. Как "там".
   Увы, где Блатт хотел сначала обосноваться, было все-таки пока слишком опасно. Он вынужден это признать, хотя бы самому себе. Много неудобных людишек. Даже смогли обмануть и заманить в ловушку. Тогда Кэвин почти... но сумел прорваться. А как же иначе! И длительное время водил их кругами, пока не смог вернуть долг сполна! Тех, кто пытался его схватить, разорвал лично, а остальные теперь сидят вокруг, повинуясь во всем. Но пришлось вернуться в эту долину, через которую пробежал в самом начале. Хорошее место, чтобы восстановить силы и потом, наконец, показать всем, кто здесь главный. Да, так и будет. Однако сначала надо отпраздновать свадьбу!
   Блат повернулся к подготовленному месту проведения Таинства. Конечно, его будущая супруга пока не понимала всю ценность предложенной чести, впрочем, как и предыдущая. Ничего, после Причастия, она поменяет свое мнение. Они все меняют свое мнение. Кэвин подошел к висевшему на деревянном брусе женскому телу. Аккуратно (такое хрупкое) провел по нему когтем, услышав слабый стон. Еще жива. Хорошо! И тело неплохое. Даже в таком виде пробуждает желание. Он не сдержался и потом с трудом остановил финальный укус. Все-таки эта женщина должна быть пока живой. Но вот когда станет супругой... о-о, Блатт целую ночь выделит, чтобы доказать - лучше никого нет! Он еще раз торжествующе завыл, опять подняв голову. И обратил внимание на луну. 
   Так, все, пора! Отправив своих слуг жестом за периметр разрушенных стен (ни к чему им наблюдать Таинство, недостойны еще), Кэвин достал из сумки Сосуд Причастия. Затем, сосредоточившись (просто так не получится - не прорежет), полоснул себе когтем запястье и ловким движением подставил Сосуд под закапавшую кровь. Подождал пока он наполнится, отпустил сдерживаемую Силу, и рана мгновенно затянулась. Так, теперь активировать Печать Перерождения, полученную из новых истинных знаний, которые появились, когда он стал высшим существом. Несомненно, это доказывало, что Блатт - избранный! Все, можно приступать.
   - Ты готова, дорогая? - произнес Кэвин, и осторожно, чтобы не сломать, приподнял голову будущей супруге, убрав в сторону волосы. 
   На него уставились глаза полные боли и ненависти. Блатт усмехнулся, как приятно! Не дрожит и не боится. Точно станет очень сильной новой "измененной"!
   - Ну же, открой свой ротик и прими "наш" Дар! - продолжил Кэвин, практически прорычав последние слова.
   И как бы висящая на вывернутых руках перед ним женщина ни пыталась уклониться, крепко взял ее за лицо. Затем когтем пальца раздвинул стиснутые зубы и другой рукой поднес Сосуд ко рту. Еще мгновение...
   ...
   Резкий порыв ветра, неожиданный в этих руинах, прикрытых разваливающимися стенами и окружающими их деревьями. Удивленный оборотень, разглядывающий свою внезапно опустевшую ладонь. А на обломке одной из стен, как будто из теней, возникла маленькая фигурка и мелодичный детский голосок, странно выговаривая слова, произнес:
   - Прости, Кайнэ, я задержаться.
   ...
   Блатт с возрастающим недоумением смотрел на появившуюся в самый неподходящий момент гостью. Маленький человеческий ребенок в свободном светлом платье на тонких лямках. Легкое и просвечивающее, оно скорее напоминало ночную сорочку. На его глазах одна из лямок сползла и была небрежно поправлена. За спиной висел небольшой непонятный мешок. Белые волосы, свободно распущенные по плечам, обрамляли красивое кукольное личико со странной улыбкой. Маленькое худое тельце, тонкие руки и ноги. Такую соплей перешибешь и не заметишь! Какая "милая" девочка... э-э, о чем это он?!
   И тут Кэвин обратил внимание на то, что ребенок держал в руках. Его Сосуд Причастия! Как он у нее оказался? Блатт еще раз посмотрел на свою пустую ладонь, затем вернул взгляд обратно.
   - Девочка, ты кто? - не найдя ничего лучшего, спросил оборотень.
   - Эли, - спокойно ответили ему.
   - А что ты тут делаешь? - задал Кэвин следующий, не менее "умный" вопрос.
   - Гулять, - был услышан еще один безмятежно-спокойный ответ.
   Блатт моргнул, подумал, потом... еще раз подумал и осторожно произнес:
   - Сосуд Причастия верни.
   - Взять, твой, - ответила девочка и поставила его рядом на один из обломков. Потом отошла в сторону, показывая рукой, что путь свободен.
   Кэвин нервно мотнул головой. Что-то было явно не так, но что? Однако обратив внимание на небо, решил, что сначала нужно закончить Причастие. А с человеческим ребенком можно и потом разобраться, тем более он как раз немного проголодался. Отпустив лицо будущей супруги, Блатт сделал шаг... и следующим ощущением, было чувство полета. А потом спина вошла в соприкосновение с чем-то твердым. И наконец, еще сверху что-то упало, погребая под собой.
    
    
   Старые развалины. Эли
   Успел. В самый последний момент! Когда я услышал вой, то, окончательно осознавая правильность видения, побежал так, что возникло ощущение, как будто взлетел. И лопатки резануло непонятной болью. От появившегося сообщения "интерфейса" просто отмахнулся, некогда! Сати, как и в прошлый раз, мгновенно растворилась в сознании. Даже эмоции перестали ощущаться, оставив только короткую фразу-образ: "не имею права мешать братику". Хорошая сестренка.
   Появившись в развалинах, я увидел темную фигуру, склонившуюся над Кайнэ, висящей на этом импровизированном кресте из балок. Одной рукой она держала девушку за лицо, а другой пыталась влить в рот какую-то жидкость из кружки. Ударить в фигуру? Плохо, она может навредить своей рукой травнице. Тогда... 
   Я рванул сквозь, ставший уже привычно твердым, воздух и просто выхватил эту посудину. Пролетев площадку, притормозил у противоположной стены и развернулся, заново все осматривая. Фигура оказалась здоровенным небритым мужиком в каких-то, немного странно выглядевших, кожаных доспехах с одним наплечником. Спутанные, свисающие сосульками волосы. Лицо с сильно выделяющимися скулами и глаза, подсвеченные оранжево-красным светом, четко видимые в ночной темноте.
   С краю зрения на карте "интерфейса" возникли две точки, большая красная и едва видимая зеленая. И больше вроде никого рядом нет. Хорошо. Но главное, мужик по-прежнему держал рукой голову травницы и не двигался, только смотрел на меня непонятным взглядом. Эмоции были очень странные и плохо читались, будто прикрытые какой-то темной пеленой. Интересно, почему он не набросился сразу, когда отняли "это"? 
   Я скосил глаза. Обычная глиняная кружка, неказистая и потемневшая от времени. Даже с трещинкой. В ней какая-то темная жидкость. Кровь?! Точно! Но и не только. Шибануло характерным запахом "нечто". Очень сильным. Собственно, здесь все было им пропитано так, что в носу стало свербеть, и возникло дикое с трудом подавленное желание чихнуть. Мельком глянул на появившееся сообщение: "воздействие остаточных проявлений структурированной темной энергетической составляющей...", дальше даже читать не стал. Все потом.
   Похоже, я столкнулся с одним из тех волколаков! Странно, Мастер (в груди кольнуло) сказал, что их уничтожили. Получается не всех? И чего он застыл на месте? Давай, отпусти голову Кайнэ, ну же! Тебе что, не нужна эта кружка?! К счастью, оборотень, наконец, "отлип". Хотя, начинать бой с таких нелепых вопросов? Он бы еще под конец посоветовал не гулять так поздно! Нет, не угадал. Все же свою посудину потребовал. Но мне же лучше. Отошел в сторону и стал наблюдать, как эта сволочь замедленно опускает руку и делает шаг вперед. Так... сейчас! 
   Рывок и тело волколака впечатывается в остаток стены, которая, окончательно разрушаясь, его заваливает. Ох, какой жесткий! Вместо того чтобы быть разорванным от удара, оборотня только отбросило! Может, защита? Неважно, наверняка без сознания валяется. Сейчас подойду, посмотрю, что с травницей...
   ...
   Грохот. Здоровенная туша, уже слабо напоминающая человека, поднимается на месте разлетающихся во все стороны камней. Прыжок и она мгновенно оказывается в центре площадки.
   - Разо-орр-ву-у, - можно было расслышать в раздавшемся утробном рыке.
   ...
   "Как он сумел так быстро оклематься?!" - воскликнул я про себя, повернувшись и с удивлением разглядывая преобразившегося противника. Он ничем не напоминал того волколака, с которым я сражался в прошлый раз. Мощное тело, перевитое бугрящимися мышцами и покрытое черной шерстью. Лапы-руки с большими когтями. Не сильно уж и короткие лапы-ноги, царапнувшие остатки напольных плит, и имеющие тоже приличный колюще-режущий набор. Большая голова почти без шеи. Как ни странно, но морда была довольно короткой, а уши - длинными. Но больше всего выделялось другое. Горящие, уже четко видимым в ночной тьме, красным светом глаза. И острый частокол в пасти.
   "Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие большие зубы", - пришла внезапно в голову мысль с соответствующей картинкой. И помимо моей воли вылезла следующая, невольно заставляя раздвигать губы в улыбке, - "хотя чепчик на нем смотрелся бы оригинально..." Увы, похоже, оборотень воспринял мою выражение лица как-то не так, потому что от него прямо плеснуло эмоцией ярости. Прыжок и... очередной кусок стены разлетается во все стороны от соприкосновения с его тушей.
   "Да что же ты непробиваемый какой!" - уже просто взвыл я. Даже в моем теле прошел отголосок от столкновения, вызвав неприятные ощущения. И руки почти онемели. А ведь специально приготовился и еще раз сумел использовать ускорение! Да и бил изо всех сил, куда только смог. Последний удар в голову должен был просто убить его! Даже что-то упругое поддалось сначала до хруста, но потом тварь опять отбросило. Неуязвим, что ли?! Хотя нет, гляди-ка, все-таки его повело. Вон как стоит, едва держась на лапах и мотая башкой. И выплюнул что-то. Зубы? Жаль в глаза не попал, как-то успел он отвернуть свою морду. 
   Может, когда еще раз ударю изо всех сил, наконец, пробью? Надо в то же место, для дополнительного шанса. Вбить оставшееся во рту ему в глотку. Так, приготовится и не обращать внимания на усталость! Однако оборотень внезапно издал утробный вой, и острое ощущение опасности хлестануло меня, заставив остановиться и отпрыгнуть. На карте "интерфейса" рядом с большой красной и пульсирующей точкой, стали загораться такие же.
   "Вы шутите!" - ошеломленно проговорил я про себя, наблюдая, как возле возвышающейся фигуры монстра появляются другие, поменьше. Вот эти, были похожи на того волколака, что я разорвал. Один, два, три, четыре! Четыре твари вышли вперед и, не торопясь, стали подходить, беря в полукруг. Почему я их не почувствовал?! Даже сейчас никаких ощущений! Впрочем, в том бою было так же.
   Заметил, как фигура предыдущего противника потекла, меняя форму на человеческую. И он, пошатнувшись, оперся рукой на стену. Значит хорошо достал! Что же, осталось решить четыре проблемы стоящие передо мной, быстренько добить первого и все! Большие, однако. Хотя... я посмотрел на свои руки, потом на тварей. Хм, а почему бы и нет? Надо только представить, что они...
   - Кролики! - сказал я вслух и, широко улыбнувшись пришедшей в голову очередной картинке, продолжил уже про себя: "Это не только ценный мех..."
  
  
   Старые развалины. Кэвин Блатт, бывший Охотник на демонов
   Соплей перешибу?! Да это не девочка, а... монстр какой-то! Кэвин закашлялся и сплюнул на камни кровавый сгусток. В глазах все плыло, в голове стоял туман боли. Никогда его так быстро не превращали в отбивную. Тем более во второй Форме! Особенно после Причастия, когда Блатт стал "высшим". Даже тот маг из преследователей, только заманив в ловушку из Печати Земли, смог достать его своим жезлом! 
   А тут? Непередаваемое ощущение отбитых внутренностей, сломанных ребер и выбитых зубов в горле. И все это за несколько мгновений боя с активной Печатью Защиты из тех, "истинных" знаний! Хорошо хоть пропитанная Силой шкура выдержала. А ведь Кэвин был уверен, что теперь нужно опасаться только высокоуровневых печатей магии, но ни как не физического урона! Ладно, пока слуги отвлекают ее, нужно восстановиться.
   Блатт пошарил дрожащей рукой на поясе и достал из пристегнутой к нему сумки бутылочку. Зубами (хорошо, что в этой Форме они остались целыми) выдрал пробку и опрокинул содержимое в рот. Противно! И увы, но эта была последней из тех, что остались еще от прошлой жизни. Очень дорогое зелье Восстановления. Хотя он и не купил его в магазине, а "позаимствовал", все равно жалко. Сейчас должно подействовать. Часть повреждений одной Формы, всегда отражается на другой. Вместе с тем, присутствует и обратный эффект. Так что сработает и на ту отбивную с перемешенными костями и внутренностями, из которой Кэвин успел выйти. А там регенерация довершит свое дело.
   Тем временем звуки боя стихли. Как-то подозрительно быстро, не успев даже толком начаться! Блатт сфокусировал (наконец-то, зелье подействовало) свое зрение и увидел девочку, стоявшую в заляпанном темными пятнами и частично порванном платье. С ее рук на землю что-то капало. А где слуги?! Почему все залито кровью? И что за непонятные комки, разбросанные по площадке? Это они? Девочка уже всех убила?! Да что происходит и кто "она" такая?! Какая странная улыбка. Жутью несет! Хотя подобное должно от него идти, а не наоборот! О, пошатнулась! Тоже ранена? Это хорошо! Сейчас надо собраться с силами и...
   Внезапно на нее откуда-то сзади прыгнул еще один из его слуг. И девочка пропала, растаяв хлопьями тумана. Что происходит? Где она? И откуда этот слуга? А, точно! Кэвин же сам велел ему бегать вокруг, в этом, как его, ах да, патруле! И забыл. Самый слабый из получившихся "измененных". Даже думал съесть, как недостойного быть новым подданным. Так, а где же девочка? Вот она! Выходит из-за деревянного креста, на котором... 
   Блатт резко дернулся, вспомнив, что собирался недавно сделать. Поморщился от стрельнувшей боли. Будущая супруга. Время почти вышло! Еще немного и это будет просто бесполезный человечишка, годный лишь на еду! Но пока Кэвин мог только стоять и смотреть, хотя и чувствовал, как силы стремительно возвращаются под действием зелья и собственной регенерации. 
   Тем временем слуга еще раз прыгнул на девочку. Как ни странно, но она устояла на месте, приняв полностью на руки прилетевшее тело. И замерла, сдерживая рычащего и изо всех сил пытающегося ее разодрать волколака. К удивлению Кэвина, у него ничего не получалось, только летели в разные стороны обрывки платья. Затем девочка, как-то медленно обхватила слугу и обняла за шею. С учетом разницы в росте и размере, фактически повисла на ней, едва сомкнув руки.
   Слуга, помотавшись и покрутившись, но так и не сумев девочку сбросить, внезапно захрипел и стал биться в конвульсиях на земле. Толстая шея под ее руками как-то неестественно сузилась и вытянулась, а потом раздался громкий хруст, и голова откинулась в сторону, похоже, удерживаемая только мышцами и кожей. "Оторвала!" - пронеслась ошеломленная мысль в голове у Блатта.
   Затем девочка с трудом отлепилась от безжизненно распластавшегося тела и встала, слегка покачиваясь, находясь боком к Кэвину. Заплечный мешок сполз, повиснув только на одной лямке. Похоже, последний бой тоже не прошел для нее даром. "А это шанс", - промелькнуло в голове у оборотня. Зелье Восстановления выполнило свою работу, и Блатт мог снова двигаться и драться, но во вторую Форму, судя по ощущениям, сейчас все равно лучше пока не входить. Однако это не значит, что он ничего не может сделать. И Кэвин уже довольно уверенным движением опустил ладонь на пояс, привычно обхватив рукоять своего оружия. 
   Увы, но правило минимального количества металла в экипировке, характерное для оборотней, не пропало и после Причастия. Клепки, пряжки, крепления и все. Чуть переборщишь и прощай превращение. Поэтому Блатт по-прежнему носил старые кожаные доспехи и привычную дубинку с шипами от каменного дерева на поясе. Хотя мечтал о мече. Очень большом и длинном! Но сейчас и это сгодится. Пора вернуть внезапно образовавшийся должок. И он, раздвинув губы в кривой ухмылке, напрягся, приготовившись к рывку: "Ну что, приятного полета, птичка?!"
    
    
   Старые развалины. Чуть ранее. Эли
   "... но и три-четыре килограмма диетического, легкоусвояемого мяса!" - договорил я про себя эту всплывшую фразу, разорвав пополам последнего из четырех напавших оборотней. Увы, но это все, что получилось с ним сделать. Нет, сначала пошло хорошо. Летящие в разные стороны оторванные лапы первого и голова, превратившаяся от удара ладонями в кровавый блин. Дыра во втором, сквозь которую я просто прыгнул к третьему. Дальше было скольжение под брюхом с вытянутой вверх и выпрямленной ладонью, кульбит в обратную сторону и по пути движение руками, как ножницами. Успел полюбоваться на расползающиеся в разные стороны куски, ранее бывшие одним целым. 
   Тут меня внезапно повело и возникло ощущение чего-то тяжелого, придавившего к земле. "Артефакт!" - забило набатом в голове. Прыжок к последнему волколаку. Обе руки в его живот и на пределе сил раздвинуть в стороны. Все? Хотя нет. Остался главный засранец. Сейчас он ответит и за Кайнэ, и за то, что пришлось "тогда" нюхать! Энергии как раз должно хватить. Но тут, внезапно сработавшее в аварийном режиме "мерцание", неожиданно перенесло меня на край площадки рядом с деревянными брусьями, на которых висела травница. А на предыдущем месте, водя мордой по воздуху, стоял еще один волколак. 
   "Пятый?! Да сколько же вас тут?" - простонал мысленно я. Краем глаза взглянул на Кайнэ. Вроде еще жива. И зеленая точка посередине карты "интерфейса" это подтверждала. Однако время стремительно убывало вместе силами и ничего не оставалось, как выйти к волколаку обратно. О работе на ускорении уже не было и речи. Он рванул навстречу и я каким-то образом смог устоять на ногах, даже не отлетев в сторону. 
   Но это был единственный успех. Сил что-то сделать с оборотнем не хватало. Хорошо хоть "покров" работал, но взгляд на стремительно убывающую серую полоску дал понять, что это ненадолго. И что делать? Мыслей не было и я не нашел ничего лучше, чем попытаться просто задушить. Удивительно, но получилось. Даже, кажется, голову от позвоночника оторвать смог.
   ...
   Я с трудом встал с мертвой туши и чуть не упал от головокружения, но удержался. "Так, нужно собраться с силами, дойти и добить "ту" тварь", - медленно шевельнулась мысль в сознании. Но не успел шагнуть, как сбоку выроста тень. И сильный удар чем-то твердым, хлестанувший резкой болью в месте соприкосновения и вызвав неприятные ощущения во всем теле, отправил меня в недолгий полет до ближайшей стены. Соприкосновение с ней было не менее болезненным. Еще и несколько обвалившихся камней, упавших сверху, добавили боли и звона в голове.
   А когда я вновь попытался подняться, внезапно понял, что... не могу! Ноги просто отказывались повиноваться, несмотря на прилагаемые усилия. Да и руки все медленнее двигались. Внутри был какой-то ком, мешающий дышать, и я, прокашлявшись, сплюнул перед собой что-то красное. Наклонив голову вниз, обратил внимание на ряд отверстий, проходящих наискосок по груди, из которых сочится кровь. "Вот и нет больше "покрова"", - как-то отстраненно появилась следующая мысль. Еще раз попытался встать на ноги. Увы, но нет. И в голове рефреном, вместе с возникшей нелепой картинкой шарообразного существа с клювом, прозвучало, сказанное странным голоском: "Батарейка кончился". Сознание померкло...
   ...
   И рывком вернулось оттого, что меня грубо подняли за плечо, вонзив в него что-то острое. Дернулся, невольно издав стон от боли. 
   - А ты еще жива, оказывается? - произнес над ухом, пронизанный торжествующими нотками, хриплый голос.
   Удивительно, но я даже смог приподнять голову и посмотреть. Хотя уже знал, кого увижу. Тот самый первый недобитый волколак. Похоже, он оклемался полностью и теперь держал меня на вытянутой руке, подцепив когтями. Оставшееся "мерцание" почему-то автоматически опять не сработало. И сил что-либо делать, уже не было.
   - Знаешь, маленьким детям не стоит гулять так поздно! - продолжил, ухмыляясь, оборотень.
   "Все-таки сказал эту фразу", - возникла в голове мысль и я, против своей воли, раздвинул губы в улыбке.
   Его лицо неожиданно исказилось от ярости.
   - Ты-ы, р-р-р... - прорычал волколак, - прервала Причастие, убила слуг, чуть не... да еще и улыбаешься?! - и широко размахнувшись, он вонзил другую руку мне в живот прямо под ребра.
   "Нет, с логикой у мужика явно не все в порядке, при чем тут моя улыбка и его слуги...", - пришла очередная мысль. Однако было больно. Но не самое сильное ощущение, полученное за последнее время, так что крик я сдержал, лишь издав шипение выбитым воздухом. К горлу изнутри пришел комок, и я пропустил его, выплескивая наружу запузырившуюся кровь, заливая подбородок и горло.
   - Ус-ти е-е-ё! - внезапно раздались с боку неразборчивые, но громкие звуки.
   Оборотень развернулся. Я тоже невольно скосил глаза. Кайнэ! Она изо всех оставшихся сил дергалась на своем деревянном кресте, смотря на нас глазами полными ярости.
   - О, дорогая, извини, что забыл про тебя, вижу, корень Безмолвия уже перестает действовать, - пророкотал, с самодовольной усмешкой, волколак. Затем, прищурившись, взглянул на небо, - знаешь, а ведь еще не поздно. Придется немного переделать ритуал, но ты все-таки станешь моей супругой!
   Потом посмотрел на меня и со злобной ухмылкой продолжил: 
   - А твоя подруга побудет свидетелем на нашей с тобой Свадьбе, раз больше никого не оставила. Затем... скромным праздничным угощением для двоих! Я покажу тебе, как правильно есть, чтобы пища подольше оставалась живой. Так, гораздо вкуснее, поверь мне!
   Внезапно он резко рванул рюкзачок, висящий на одной надорванной лямке за плечами, срывая его вместе с остатками ночной рубашки. Внимательно на него посмотрел.
   - Я догадался, откуда была такая Мощь! Увы, похоже, артефакт подвел тебя. Потом обязательно в нем поковыряюсь, наверняка что-то древнее и принадлежащее ушедшим Хозяевам!
   И он небрежно бросил его куда-то в сторону. Затем повернулся, осматривая площадку, и швырнул меня в самый центр, залитый кровью убитых волколаков.
   - Вот и неплохое место для свидетеля, да и соусом ему пропитаться не помешает! - коротко хохотнул волколак неприятным клокочущим смехом.
   Покувыркавшись и окончательно перемазавшись, я уткнулся спиной в кусок туши, бессильно наклонив голову набок. "А он меткий, сволочь, действительно все видно", - прошла еще одна тень мысли. Даже думать, сил уже почти не было. А оборотень тем временем стал двигаться вокруг креста, выводя над землей какие-то символы. Прямо как Мастер со своими картинками.
   ...
   "Странные они какие-то", - с полным равнодушием подумал я, наблюдая за темными линиями, возникающими в воздухе вслед за когтями и медленно ложащимися на землю. Сам рисунок, пусть и с такого угла зрения, стал постепенно проявляться, становясь тоже видимым. И еще что-то темное, клубящимся облаком, проступило вокруг фигуры оборотня. Затем перед глазами возникли непонятные испарения, исходящие от трупов и... крови?
   Я попытался осмотреться, внезапно осознав, что могу шевелиться и даже чуть-чуть двигать головой. Заодно окончательно понял, что сижу прямо в центре этих испарений. Более того, они потихоньку втягиваются в тело! И мне становится все лучше! Правда, при попытке приподняться, грудь и живот резануло острой болью, а из горла опять выплеснулась кровь. Но упав обратно, уже смог удержать голову прямо и не завалиться набок. "Хоть какой-то успех", - пришла невеселая мысль, но уже четкая и осознанная. Похоже, я что-то впитываю из крови и трупов, и это очень даже помогает. Только как же медленно все происходит!
   Тут я обратил внимание на появляющиеся в самом низу моего зрения красные надписи от "интерфейса". Странно и почему здесь? А, точно, сам же туда задвинул, когда они начали выскакивать посередине боя с волколаками! Только как это сделал, не могу вспомнить. Но действие было естественным и мгновенным. И как вернуть? Ладно, это сейчас неважно, пока не могу двигаться, хоть почитаю, что пишет.
   Ого! Оказывается, я собираю "рассеянную энергию темной энергетической составляющей", и еще идет "блокирование воздействия структурированной темной энергетической составляющей". Похоже, в меня впитывается то "нечто", которое ощущал от волколаков. Причем оно делится на две части, одну из которых я могу использовать, а вторую мой организм блокирует. О, полоска энергии! Ее темная часть, прямо на глазах потихоньку двигается и уже на полпути к замеченной ранее риске, которая ее пересекает. И пояснение появилось - "Активация первого уровня"!
   Что это значит непонятно, но, наверное, должно помочь. Только как ускорить процесс? Сильно ускорить, так как оборотень уже прошел четверть круга. Я подвигал головой, потом опять попытался приподняться и понял, что с трудом, но уже могу двигаться. Вариант действий, в общем, оставался только один, да и пачкаться было дальше некуда... 
   И свалившись на бок (больно-то как), я пополз, выбирая места, где кровь скопилась лужицами. Хоть выворачивало, и чувствовал себя в этот момент омерзительно, но даже попробовал выпить. Вырвало. Решился откусить от трупа. Вывернуло опять, вместе с собственной кровью. То ли оборотень там внутри все серьезно повредил, то ли организм такую "биомассу" использовать не может. 
   Увы, когда волколак завершил свой круг, я, как не валялся в этой крови (даже на трупы пару раз залез), так и не смог довести полоску энергии до нужной длины. Немного, но осталось. Более того, скорость ее продвижения даже замедлилась. Да и испарения от крови сильно поредели. Возможно, полоска со временем и доберется до нужной отметки, но как раз его и не было. Оборотень, закончив приготовления, уже сходил за своей кружкой. 
   Злясь на себя за слабость и ощущая, как из глаз что-то закапало, я попытался встать на ноги. И вроде даже получилось, но сделав шаг, упал на колени. Волколак заметил мои трепыхания и, оглядев, с усмешкой проговорил, обращаясь к висящему перед ним телу:
   - Смотри, дорогая, какой нам вкусный и живой ужин предстоит. Нежная, детская человечина под соусом. Мм-м, объеденье!
   И повернувшись, погрозил пальцем:
   - Не надо возбуждать во мне аппетит, потерпи немного.
   Затем он разрезал себе запястье когтем и стал не торопясь наполнять кружку кровью. Я понял, что счет опять пошел на мгновенья. Слепо зашарил вокруг себя руками, чувствуя, как изнутри поднимается волна ярости и злости на свою слабость. Ладонь неожиданно наткнулась на... рукоять? Неужели?! Изо всех сил потянул и...
   ...
   Наверно тут раньше стояла статуя. Взгляд отстраненно отметил характерные обломки, валявшиеся вокруг. И в ее руках, очевидно, находился меч, собственно часть которого, я и держал, с трудом вытащив из земли. Впрочем, она оказалась не сильно закопана, скорее, слегка присыпана. Похоже, меч когда-то был большим, почти в мой рост и очень широким. Однако сейчас от него осталась только рукоять с гардой и отломанный наискосок кусок лезвия с выступающим вперед острым краем. Обломок каменного меча от статуи. Да, явно это не то оружие, которым можно победить злодея. Тем более, даже сил его приподнять, почти нет. Но, у меня есть выбор?
   С трудом привстал и, опершись на одно колено, подтянул обломок вслед за собой. Поднял. Опираясь на него, выпрямился, однако, не удержав равновесия, упал на колено опять (как больно). И фактически повис, держась за этот кусок меча двумя руками. Острый край каменного лезвия неожиданно легко ушел в землю не давая упасть. Слезы уже непрерывно текли из глаз. Неужели все, что я делал бессмысленно и должно закончиться именно так?! Не хочу! Нужно...
   ...
   Сил нет. Не осталось ни капли. Вокруг, куда ни кинь взгляд, лежат трупы и просто куски тел. Все залито кровью. Она тоже вся в крови. Своей и чужой. Под ногами небольшой холм из последней волны атакующих тварей, отчаянно пытавшихся ее достать. Ладони сжимают скользкую от крови рукоять меча, который воткнут в тела, чтобы удержаться на ногах. Не получилось, пришлось встать на одно колено.
   Увы. Но это был не конец боя. Впереди стоял "он", прятавшийся ранее за атаками своих подчиненных и дождавшийся нужного момента. Ухмыляющийся и уверенный в победе, противник легко поигрывал большой секирой, наслаждаясь исходящим от нее чувством бессилия. Но она не могла дать победить себя. Не имела такого права.
   Ведь там позади, спрятавшись среди маленьких человеческих огоньков, сияло небольшое, но яркое солнышко. Ее солнышко. Обжигающее огнем и одновременно дарящее через эту боль чувство самой себя, которое было когда-то почти потеряно. Они обещали. Обещали его сохранить и вырастить тем, кем он должен стать. Ярким Светом, озаряющим все вокруг! И пусть это будет ее последний бой, но она не даст своему солнышку погаснуть. "Мой мальчик, пускай я больше не увижу тебя, но ты должен жить!"
   - Демон! Дай мне Силу! - крикнула она мысленно, и голос внутри сознания ответил:
   - Ты получила уже столько, сколько могла выдержать. Если возьмешь еще, то умрешь. Давай просто уйдем, я даже открою портал... без оплаты.
   - Нет! Дай мне Силу!
   - Ты хочешь преждевременного исполнения Контракта? Знаешь же, что будет! - удивленно протянул голос.
   - Я готова.
   - Ты уверена?! - уже практически громыхнуло в ее сознании.
   - Да! Выполни последнее желание и моя душа твоя, навсегда!
   - Женщина, увы, но это действительно "истинное" желание. Да будет так!
   И она ощутила, как в тело влился поток энергии, дарующий Силу и одновременно что-то разрывающий внутри. Ноги перестали дрожать и позволили спокойно встать. Руки уверенным движением вытащили меч из груды трупов под ногами. Ее противник замер, не понимая, что происходит. Что же, сейчас поймет. И она рванула вперед через, ставший таким твердым, воздух...
   ...
    
    
   Старые развалины. Кэвин Блатт, бывший Охотник на демонов и опять будущий лорд-повелитель окрестных земель
   Кэвин следил за струйкой крови, стекающей в Сосуд Причастия, и удовлетворенно рычал. Он опять победил, иначе и быть не могло! Ведь "Они" сказали, что так будет всегда. И казались правы! Ну, подумаешь, лишился своих подчиненных, ничего создаст новых. И Супруга у него будет! "Так, крови уже достаточно набралось, хватит". Бесцеремонно взяв за лицо (ничего, выдержит) хрипящую и пытающуюся что-то сказать женщину, он поднес к ее губам Сосуд и ухмыльнулся: "Теперь уж точно никто не...". Неожиданно спину резануло острой болью и рука, дрогнув, расплескала драгоценное содержимое Сосуда. "Что это?!". 
   Опустив голову вниз, Блатт с удивлением увидел вылезший из груди край какого-то острого камня! "Не понял?". Из горла вдруг хлестануло кровью. Руки онемели, и Сосуд выпал, покатившись по земле. В ногах появилась непонятная слабость. Возникло ощущение, что только камень удерживает Кэвина от падения. Внезапно он исчез, и это оказалось правдой, заставляя упасть на колени. С трудом подняв голову, оборотень неожиданно увидел девочку, всю в крови, которая, держа в одной руке обломок каменного меча, вышла откуда-то сбоку и встала перед ним.
   Но не неожиданный удар, не боль и непонятная слабость, нет, Блатта, больше всего поразили ее глаза. Да, до этого он уже обращал внимание, что один был голубым, а другой серым. Заметил и появившийся ниоткуда шрам, когда швырял девочку на площадку. Однако сейчас они выглядели по-другому. Правый глаз был залит темнотой, в центре - яркий серебристый шарик. Таким же светом мерцал и вертикальный шрам. А вот левый... в ночной тьме превратился в исходящий темной дымкой провал, из которого на него смотрел вертикальный красный зрачок. Очень знакомый зрачок!
   Понимание и осознание того, "кто" стоит перед ним, прервала сама девочка, которая резко и без замаха, каким-то невероятно быстрым движением, воткнула свой обломок ему в грудь уже спереди, опрокидывая и прибивая к земле. Встала на живот ногами, оперлась на рукоять и окончательно вдавила этот каменный кусок до выступа, изображающего гарду. Все это время, оборотень непрерывно смотрел прямо в глаза, стоявшего над ним существа, а гаснущее сознание заполняло невероятное недоумение, которое Блатт и выразил, вместе с выплескивающейся из горла кровью:
   - Ты же одна из "Них", так... почему?!
   И не дождавшись ответа, провалился в жадно ожидающую его пустоту.
    
    
   Старые развалины. Эли
   Осознал я себя уже на теле оборотня, сжимающем руки на обломке каменного меча, всаженном в его грудь. Мелькали смутные воспоминания о внезапно появившейся силе и рывке к врагу. Четко стоял перед глазами новый, всплывший эпизод из прошлой жизни, свершено непохожий на остальные. Однако все возникающие мысли и образы, перебивала большая надпись от "интерфейса", пульсирующая красным цветом:
   - "Активация темного источника первого уровня!"
   И цифры, идущие с надписью рядом:
   ...
   - "35"
   - "34"
   ...
   "Кайнэ!" - забилось в сознании. Увы, не разжать руки, не двинуться с места, не получилось. И это несмотря на ощущение болезненно бурлящей и обжигающей внутренности энергии. Даже бросить взгляд на травницу не вышло, так как стоял к ней спиной. Однако пульсирующая метка на карте "интерфейса" успокаивала - жива! Внезапно там же начали загораться еще зеленные огоньки. И я увидел стражников из замка, которые, осторожно водя копьями по сторонам, входили в руины. Причем во взглядах читалось выражение ужаса. Среди них возвышалась высокая худая фигура, в которой я узнал Даниэля. 
   Как только пришло понимание кто это, внутри стал разворачиваться спутанный клубок мыслей и чувств, который был на время просто подавлен. Однако по "связи" ничего не приходило, такое впечатление, что между нами какая-то стена. Ощутить эмоции тоже не получалось. Мастер выглядел странно и смотрел с непонятным выражением лица. 
   Однако не успел я толком все это увидеть и осознать, как отсчет, мелькавший цифрами перед глазами, закончился, и тело затопило ощущение какой-то невероятной мощи, пробившее от пяток до головы и ушедшее куда-то вверх. Боль при этом была просто невероятной. Может, даже что-то кричал, не помню. Наконец, после проведенной в ней вечности, кто-то сжалился, и я с ощущением невероятного блаженства нырнул в такую мягкую и невероятно приятную темноту.
   ...
   Отряд всадников, изо всех сил подгоняя лошадей, скакал по ночной долине. Впереди, в черном доспехе, сверкающем серебристой сеточкой защиты, возвышался высокий и худой старик с белыми, развевающимися от скорости и ветра волосами. Помогая луне, поднятый вверх жезл неестественным голубым светом разгонял тьму, позволяя видеть все вокруг.
   Вот показалась группа деревьев, окружающая жиденькой стенкой какие-то развалины. Всадники спешились и, сняв копья с лошадей, практически трусцой побежали за своим предводителем, который невероятным для его возраста прыжком соскочил с лошади и широкими шагами направился вглубь. Открывшаяся перед всеми картина, освещенная луной, поражала воображение и вызывала чувство ужаса.
   В центре руин возвышался деревянный крест из обломанных брусьев, на котором висела обнаженная женская фигура. Все видимое пространство перед ней было залито кровью, стекшейся где-то даже в лужицы. Тут и там валялись куски тел. Прямо перед крестом на земле лежал труп, похожий на человеческий, с раскинутыми руками и подогнувшимися в неестественной позе ногами. А на нем...
   Держа что-то, воткнутое в это тело, стояло "оно". Небольшого размера Существо, покрытое кровью с головы до ног так, что даже невозможно было разглядеть одето оно или нет. Но особо выделялись глаза. Темные провалы, вызывающие страх у любого, кто осмеливался в них взглянуть даже мельком. Неожиданно Существо подняло голову и издало звук, от которого застыла в жилах кровь и зашевелились волосы.
   После чего на его месте внезапно возник темный столб пламени, упершийся верхним концом в небеса, неестественно четко видимый в ночной темноте. Постояв несколько мгновений под этот пронзительный крик, пламя опало, снова явив широко раскрытым от ужаса глазам стражников это непонятное "нечто". Неожиданно оно как-то изменилось, опустило руки и... оказалось просто измазанной кровью девочкой, которая уже без звука свалилась набок, скатившись с тела. 
   Старик, который все это время стоял неподвижно, непрерывно смотря на происходящее, вздрогнул и как-то неестественно дернулся. Потом пошатнулся, но удержавшись на ногах, резким жестом остановил бросившихся к нему подчиненных. Постояв несколько мгновений, полез рукой в сумку, висящую на плече. Пошарив, старик достал какую-то коробочку и опрокинул содержимое в рот. Замер, сомкнув глаза, наполненные невыносимой мукой и болью, и спустя некоторое время открыл... безмятежно пустые, не отражающие ничего. И уже четко и спокойно стал отдавать распоряжения, вызвавшие у окружающих недоумение напополам с оторопью, но приказы не обсуждают...
   ...
  
  
   Замок Люциф. Три дня спустя. Анри, возвращающийся из поездки
   "Как все-таки тут красиво", - думал Леардо, сидя на лошади, которая неспешной трусцой поднималась по дороге в замок. Увы, настроение не совсем соответствовало окружающей его красоте. Нет, конечно, часть задачи, которую он для себя поставил, была выполнена и колесики давно не получавшего смазки механизма завертелись, прокручивая в фарш всех, кто допустил столь невероятную оплошность. Но, его мнение по текущей ситуации выслушали и... "приняли к сведению". 
   Что фактически означало, что осознание проблемы у тех, кто сидит в мягких и уютных креслах и принимает решение, так и не наступило. Увы, годы благополучия и безопасности дают о себе знать. И первый звоночек оказался не услышан. Ну, он сделал все, что только смог. В будущем, когда припрет, отчеты будут подняты и головы полетят. Но сколько огоньков жизни к этому времени задует ветер смерти, Анри было не известно.
   "Так, ладно, пора отвлечься", - пришла уже мысль с приятным оттенком, когда он увидел вздымающие шпили, после очередного поворота дороги. Например, вспомнить о помощницах кухарки, Наде и Вере, с которыми он так приятно провел время, перед тем как отсюда уехать. Анри искренне надеялся, что девушки не успели за это время его забыть. Чем-то они зацепили. Может, своей искренностью. Или тем, что вытворяли той ночью, когда Леардо заглянул к ним в комнату, позволив почувствовать себя молодым (о паре заранее проглоченных таблеточек промолчим). Неплохо было бы повторить и, возможно, не один раз. Интересно, как там Эли. И понравится ли небольшой подарок, который он приготовил.
   Так, с повышающимся по мере приближения к замку настроением, Анри и проехал оставшийся путь. Уже у самых ворот его взгляд неожиданно зацепился за фигуру, находящуюся немного сбоку. Вся перебинтованная, одетая в какое-то мятое, покрытое темными пятнами платье, она стояла на коленях, опустив голову. С возрастающим изумлением Леардо узнал в этой фигуре, несмотря на бинты, травницу из деревни. Подъехав, он спрыгнул с лошади и, подойдя, спросил:
   - Кайнэ, ты чего тут делаешь в таком виде?
   И после продолжительного молчания услышал сказанное безнадежно равнодушным голосом:
   - Жду.
   - Чего ждешь?
   - Искупления.
   Оглядевшись вокруг и не заметив ничего необычного, да и чувство тревоги молчало, Анри осторожно задал следующий вопрос:
   - Искупления чего?
   И опять получил ответ без малейших проблесков эмоций, кроме тусклой обреченности:
   - Своей Вины.
   Представив продолжение дальнейших расспросов, Леардо подумал и... присел рядом. Помолчал. Потом спокойно произнес:
   - Рассказывай...
   ...
   - Господин будет недоволен! - подскакивая возбужденно на каждом слове, нервно говорил, семенящий рядом с Анри стражник. Его он видел нечасто, так как в зону ответственности этого человека входили подземелья замка, в которые Леардо заглядывать не любил. Да и незачем было.
   - Можешь сказать, что я заставил тебя под угрозой смерти, - ответил вздрогнувшему при этих словах стражнику, Анри, и продолжил, - давай, не отвлекайся, скоро уже?
   - Уже недолго, Ваша Светлость, вот за этим углом. 
   Завернув в следующий коридор, он действительно увидел большое, освещенное тусклыми светильниками помещение. По периметру располагались камеры, огороженные решетками. В одной из них на полу сидела маленькая девочка, прислонившись спиной к стене. 
   Анри подошел ближе и, ощущая сильное внутреннее напряжение, произнес:
   - Привет, Эли, как ты тут?
   Ответа он так и не дождался. Нет, Леардо не проигнорировали. Было четкое ощущение взгляда, который равнодушно пробежался по его фигуре, нигде не задерживаясь, после чего опять ушел в никуда. Именно ощущение, так как сами глаза были залиты чернотой, вызывающей неприятное чувство легкого озноба, и понять, куда смотрит девочка, стало невозможным. Правда, на мгновенье Анри показалось, что в правом сверкнула какая-то серебристая искорка.
   Одета Эли была в непонятный короткий балахон, больше напоминавший просто кусок грубой ткани с прорезью для головы, и сидела на охапке соломы. Перед ней стояла миска, наполненная едой и кувшин с кружкой, к которым, похоже, и не притрагивались. На шее и запястьях был закреплен, мгновенно узнанный, комплект первоначально подготовленных "ограничителей". Но с небольшим изменением. К каждому из них была приделана петля, на которой крепилась цепь. Далее, они шли выше на стену к кольцам и потом через блок к барабану с рукоятью.
   - А это зачем? - спросил стражника Анри.
   - Ну, так во время уборки и когда еду приношу, Его Светлость строго сказал, подтягивать на семь с половиной оборотов. Потом ослаблять.
   Леардо прикинул размеры барабана, посмотрел длину цепей и нахмурился. Судя по всему, в результате этого действия девочка не просто притягивалась к стене, а подвешивалась, удерживаемая цепями. Несколько раз в день. А держат ее тут уже три дня. Анри окинул взглядом камеру. Обратил внимание на целую горку разнообразной выпечки под небольшой отдушиной в стене, также совершенно нетронутую. Внезапно раздался легкий звук чего-то катящегося, и прямо на его глазах очередной пирожок упал туда сверху.
   "Вот стоило уехать на десять дней. И как так все повернулось", - находясь в совершенном расстройстве и растерянности, подумал Анри. К сожалению, такие меры безопасности, для защиты окружающих от зараженной химеры, были правильными. Однако ужасно резали глаза по сравнению с тем, что было раньше.
   - Все, свободен! - неожиданно произнес он, развернувшись к стражнику и, не слушая возражений, добавил, - оставь нас, немедленно!
   Тот, не выдержав прозвучавших в словах интонаций, смог только поклониться и быстро раствориться в коридоре, по которому они вошли.
   Некоторое время Анри просто стоял и глядел на равнодушную к постороннему присутствию девочку. В уголках глаз неприятно пощипывало. Какая-то капля скатилась по щеке.
   - Как же ты так, Эли? Почему так получилось... - негромко проговорил Леардо, потом помолчав, добавил, - знаешь, а я ведь подарок для тебя привез.
   Он достал из кармана небольшой сверток и раскрыл. Там оказалась искусно сделанная фигурка кролика на цепочке. 
   - Вот, - продолжил Анри, - я слышал, как ты уговаривала кузнеца создать что-то подобное, чтобы потом повесить на свой артефакт. Знаю, что он не согласился и когда увидел похожее, не удержался и купил (заказал специально, но я этого не скажу). Думал, тебе понравится.
   Увы, Эли по-прежнему безучастно смотрела в пустоту, не реагируя на слова. 
   - Оставлю тут.
   Анри положил фигурку у решетки, вздохнул и пошел к выходу из помещения. Однако, сделав несколько шагов, остановился. Какая-то неправильность зацепила его сознание. Некоторое время постоял. И резко развернулся. Точно, а мешка с артефактом у нее за плечами нет! И проводов от замкового амулета тоже не видно! А ведь она тут уже три дня! 
   Леардо в свое время внимательно слушал пояснения друга. Исходя из них, следовало, что сейчас Эли в лучшем случае должна была лежать без сознания. Что-то тут явно не так! Он еще раз тщательно осмотрел камеру, стараясь подмечать определенные детали. И приходил во все большее недоумение. Потом опять посмотрел на девочку, вернее, на ее глаза. 
   Память, наконец, после настойчивого требования, отозвалась, и Анри, осознав вспомненное, стал без лишней суеты, но быстро и четко создавать специальную многоуровневую Печать Поиска. Да, он был не силен в диагностике. Но война приучила в свое время обходиться тем, что умеешь, а поиск был как раз в специфике его специализации. 
   Получившийся результат Леардо перепроверил дважды. Затем, развернувшись, крикнул в коридор:
   - Эй ты! Подойди сюда!
   И немедленно насел на появившегося, нервного стражника.
   - Когда последний раз Даниэль заходил? Что делал?
   - Вот как эту определили, он здесь был до утра, потом появился вечером, постоял, посмотрел, дал распоряжения и ушел. Больше пока не подходил. Но я четко выполняю все, что Его Светлость сказал, до последнего слова!
   - Ясно, - коротко проговорил Леардо, потом быстро подойдя к решетке и глядя на девочку, произнес, - потерпи еще немного, очень скоро все будет хорошо, - и развернувшись, - на выход, быстро!
  
  
   Кабинет Даниэля Люцифиано. Анри Леардо и Даниэль Люцифиано
   - Приветствую, мой друг, как доехал, все ли у тебя хорошо? - произнес Даниэль, когда Анри зашел к нему в кабинет.
   Леардо сразу обратил внимание, что стол, ранее заваленный материалами, предназначенными для обучения Эли, девственно чист, не считая двух аккуратных стопок документов. Даниэль брал из одной бумагу, тщательно ее изучал, делал пометки и потом перекладывал в другую. На его спокойном и безмятежном лице не отражалось ничего. Он даже Анри поприветствовал, не отрываясь от изучения того, что находилось в его руках.
   - Да, все прошло хорошо, смотрю и у тебя все в порядке, - осторожно проговорил Леардо, тщательно всматриваясь в лицо своего друга. И спустя небольшую паузу, пытаясь отследить реакцию Даниэля, спросил:
   - Как Эли?
   - Увы, Анри, к сожалению, Эли больше нет. Ты был прав. При отсутствии надлежащего контроля она сорвалась и, убежав в нарушение приказа, получила очень серьезные... (голос слегка, но только слегка, дрогнул) повреждения. Восстановлению эта химера больше не подлежит.
   - Это печально, - мягко проговорил Леардо, заводя руки за спину. Там он, как-то по-особенному складывая пальцы, начал рисовать в воздухе, что-то невидимое. Затем, по-прежнему отслеживая поведение собеседника, спросил:
   - Не знаешь, где Кайнэ?
   - Как, где? Наверно у себя в деревне. Я запретил ей появляться в замке. 
   - А почему?
   - Травница совершила неприемлемый поступок. Именно на Кайнэ лежит вина за то, что был утерян столь ценный экземпляр. К сожалению, пока некем ее заменить, но я уже написал заявку на нового человека. Да, будь добр, посодействуй по своей линии, чтобы ее выполнили быстро.
   - Да, мой друг, конечно. Кстати, а как твое самочувствие?
   - Я себя замечательно чувствую, - спокойно ответил Люцифиано. Однако, буквально через несколько мгновений, он, слегка поморщившись, поднял руку и раскрыл пошире ворот камзола.
   - Ты уверен, - продолжил Анри, при этом несколько раз резко распрямив и сжав пальцы спрятанных за спиной рук.
   - ...Да, - уже с паузой, произнес Даниэль, потом как-то судорожно вздохнул, попытался еще ослабить ворот и внезапно уткнулся головой в стол, безжизненно свесив руки.
   Подойдя к телу друга, Анри приподнял ему веко и кивнул своим мыслям. Затем уверенным движением выдвинул один из ящиков стола и стал перебирать многочисленные бутылочки. Наконец, найдя нужную и открыв ее, аккуратно приподнял голову и влил содержимое ему в рот. Тщательно отследив, чтобы все до последней капли прошло внутрь, Леардо вернулся и сел, застыв в ожидании.
   ...
   Через некоторое время Даниэль вздрогнул и приподнялся на своем кресле, смотря мутным, ничего не соображающим взглядом вперед. Наконец, он смог его сфокусировать на Анри, который с видимым удовлетворением спросил:
   - А как сейчас твое самочувствие?
   - Хоро..., - попытался ответить Даниэль, но внезапно его лицо исказилось гримасой страдания от вонзившихся в сознание, полностью отсутствующих ранее эмоций.
   - Что... зачем... для чего ты это сделал?! Мне было так хорошо!
   - Именно затем и сделал, что такое "хорошо" ведет в небытие! Ты уже в очередной раз пытаешься свести себя в могилу раньше времени. То боевые стимуляторы принимаешь, то пыльцу Безмятежности. Для чего, скажи мне? - подскочив на месте и упершись ладонями в стол, яростно закричал Леардо.
   - Эли... - простонал Люцифиано, стискивая голову двумя руками, - она... на моих глазах... прошла инициацию "заразой" от убитого оборотня в развалинах часовни, посвященной Силе Тьмы! Хуже и быть не может! Я не выдержал...
   - Она это сделала специально?
   - Нет, конечно. Защищала эту Кайнэ. Да, мне травница тоже небезразлична. И да, я неправ, что обвинил ее. Но Сати, то есть Эли... это совсем другое... было другое.
   И Даниэль опять застонал.
   - И что ты сделал?
   - Ее по моему приказу отнесли в помещение для содержания нестандартных экземпляров. Я незамедлительно осмотрел, раны отсутствовали, но, увы, "зараза" проникла слишком глубоко. Лечение было бесполезным. Даже удалить зараженные части невозможно. Такой процент тела она просто не смогла бы восстановить.
   - И больше ты туда не ходил?
   - На следующий день. Убедился, что ничего не изменилось, и ушел.
   - Отсутствие артефакта и линии питания от замкового амулета?
   - Не надо, Анри, мне только хуже становится. Я же был под пыльцой! И решил, что лучше она так... быстро. Прекрати меня мучить!
   Однако Леардо безжалостно продолжил:
   - То есть, другими словами, после тяжелейшего боя за жизнь травницы и уничтожения целых шести волколаков, один из которых был почти демонизирован, ты просто бросил ее в камеру умирать?! И это после всего того что я слышал и видел на протяжении нескольких месяцев? Ты даже не попытался ничем скрасить ее последние часы пребывания в нашем мире!
   В ответ раздался только новый стон, не отражающий и части той душевной боли, которая была сейчас на сердце Даниэля.
   Спустя некоторое время, понаблюдав за терзаниями своего друга, Анри внезапно спокойно сказал:
   - Я сегодня заходил туда. А ты не хочешь тоже спуститься в свое подземелье?
   После длинной паузы, наполненный мукой голос из-под стиснутых рук произнес:
   - Не смогу. Ты сейчас наглядно показал, как эти поступки выглядели со стороны. Настолько мерзко я себя наверно никогда не ощущал. Теперь понимаю, почему так странно все эти дни вела себя прислуга. И их взгляды, с абсолютным молчанием. Ты прав. Да, Эли заразилась, но я поступил по отношению к ней недостойно, и не в силах сейчас взглянуть даже на тело.
   Даниэль выпрямился и глухим голосом, глядя в сторону, сказал:
   - Я сейчас дам распоряжение. Ее... подготовят. Потом лично отнесу Эли в... родовую усыпальницу. Хоть так (голос задрожал), смогу снять с себя часть вины.
   Анри внимательно на него посмотрел, и странно усмехнулся. 
   - Какие интересные слова ты произнес. Но знаешь, рановато еще живому телу в склеп!
   Люцифиано резко вздрогнул и впился глазами в лицо Леардо с его привычной усмешкой на губах.
   - Как? Она еще жива? Но, там же нет ничего! И камеры специальные, экранированные! Ей неоткуда было взять энергию!
   - Ну почему? А Источник для чего?
   - Какой? - с недоумением спросил Даниэль.
   - Обычный, ее собственный.
   - Так... у нее нет Источника! Они все уничтожены, сам же знаешь, зачем так шутишь?
   - А я и не шучу, - с удовлетворением в голосе произнес Анри, - раньше не было, а теперь есть!
   Потом, глядя на Даниэля, резко сказал:
   - Девочка прошла инициацию Тьмой и сейчас темный источник работает! Пусть и далеко не в полную силу. Можешь сколько угодно говорить, что это невозможно. Прошу прощения, друг, за то, что я сейчас скажу, но ты старый болван! Почему сразу предположил худшее?! Почему потом не перепроверил? Ну, сам подумай: посвященное Силе место, убийство наполненных этой Силой существ, фактически заменяющее ритуал...
   - Но "зараза", глаза?
   - "Зараза", "зараза". Нет в ней ее сейчас. Совсем нет. Возможно, девочка просто имеет иммунитет. Полностью! А глаза... Я не сразу вспомнил, так как лично видел всего лишь раз. Это характерная особенность спонтанной инициации Источника под сильным внешним воздействием. Причем не зависит от типа Силы. Был бы Свет, сидела сейчас, сияла двумя фонариками. Через неделю глаза должны сами вернуться в нормальное состояние.
   - То есть...
   - Три дня ты мучаешь ее просто так. Только потому, что не захотел думать, а решил, что легче глотнуть пыльцы! Вот так!
   Даниэль резко вскочил, возбужденно воскликнув:
   - Я туда!
   Но не успел он сделать и пары шагов, как голос Анри заставил замереть на месте:
   - Ну, хорошо, пойдешь и что? Что ты скажешь? Как объяснишь, почему так поступил? А она сможет простить? Захочет слушать? И будет ли "слышать"? "Связь" же ты порвал! Я ведь прав? Иначе даже под пыльцой давно ощутил сам, что девочка жива. Так что теперь это не твоя химера! И приказывать ей больше не можешь. Сам сделал этот Выбор!
   Даниэль сгорбился под тяжестью сказанного, помолчал, потом глухо спросил:
   - И что мне делать?
   - Не знаю, тебе решать. От себя лишь добавлю, что сейчас поможет только искренность. Такая искренность, которую я услышал, когда ты говорил про родовую усыпальницу...
    
    
   Замок Люциф. Надвратная башня. Эли
   Лежу на своем месте между зубцами, привычно откинувшись спиной на стену. Любуюсь закатом. Четыре дня его не видел. Рука уже привычным движением взлохмачивает и поглаживает волосы на голове Кайнэ, лежащей на коленях. Сама травница, вцепившись в меня, сидит рядом на площадке вся перебинтованная и счастливо сопит во сне. Руки периодически стискиваются, как будто она боится, что я исчезну. 
   Вполне возможно, что так и есть. Особенно с учетом того, что увидев меня и прорыдав довольно продолжительное время, девушка весь остаток дня ходила хвостиком, хотя едва держалась на ногах. Только и смог, что заставить помыться (намек на то, что мне тоже надо, оказался волшебным) и обработать раны (к счастью, почти все были поверхностными), наложив свежие бинты. Надо чуть позже отнести Кайнэ в заранее вытребованную комнату. Нечего ей в таком состоянии в деревне делать.
   Сати, мурлыкающим солнышком покачивается на краю сознания. Объевшимся, судя по тому, что она уговорила в себя запихнуть. Но если бы я дал сестренке и окружившей меня в тот момент прислуге волю, то боюсь, что солнышко напоминал и снаружи, или, вернее, раздувшийся шарик. Кстати, все, что со мной происходило, прошло мимо нее. Последнее что Сати помнила, это как у нас отключилась "батарейка"... 
   И появилась в сознании, только после того, как был надет артефакт, а Даниэль провел, как он объяснил: "коррекцию распределения мощности по энергетическим составляющим, в связи с появлением собственной генерации темного источника". И потом еще удивился, что я понял. Нет, виду не показал, но "связь" на что. Да, она пропала после его... действий. Но только у меня. Сати ее сохранила, и соответственно, я нагло, на правах старшего братика воспользовался. Впрочем, сестренка не возражала. Даниэль, ощутив это, стал еще счастливее, хотя куда уж больше, я не понимал. Он и так до этого сиял. А ведь всего-то сказал одно единственное слово. И потребовал говорить другое, жаль не совсем то, какое хотел (увы, но тело). Потом долго выплывал из океана выплеснувшихся эмоций.
   Да-да, я простил его! Понял и простил. Все совершают ошибки. И если ты не умеешь прощать, то и получить прощение не получится. Я ведь тоже поступил по отношению к Даниэлю неправильно, что и привело к такому результату. И заплаченная за это цена... буду считать произошедшее полезным опытом. Да и когда человек ломает себя, вставая перед тобой на колени...
   А уж искренность и стремление любой ценой загладить вину, я просто не мог не почувствовать. Но что-то в наших отношениях надо было менять и именно в этот момент. Чтобы забыть сильно царапнувшее сознание слово-образ, принятое вместе с "тем" приказом. И я решил это сделать. Все изменить. Да, он больше не мой Мастер, а я не его... Химера!
   ...
   Комната, окутанная мягким сиянием приглушенного светильника. Кровать, на которой лежит укрытая одеялом девочка. Высокий старик, закончив читать книгу, сидит рядом на стуле и смотрит, как она спит, улыбаясь во сне. Спустя небольшое время неуверенно приподнимается, оглядываясь вокруг, будто боясь, что его кто-то увидит. И затем, наклонившись, неловко, словно первый раз (может, так и было), касается губами лба девочки.
   - Спокойной ночи... дочка, - слегка запнувшись на последнем слове, произносит старик. Затем поворачивается, чтобы выйти из комнаты и замирает, расплывшись в счастливой улыбке, услышав в ответ сонные, умильные своим неправильным произношением, но самые ценные в данный момент для него слова:
   - И тебе, спокойный ночь, папа...
   ...
  
  

Эпилог. А в это время...

    
    
   Верховный магистр Ордена Карающей Длани Света Ричард де Кондье всегда скрупулезно походил к поставленным задачам. Изучал всю возможную информацию. И предпочитал при возникновении новых обстоятельств перестраховаться, чем потом искать крайнего. Именно поэтому последний полученный отчет заставил его задуматься, а точно ли он все предусмотрел? Слишком многое было поставлено на эту карту. Итогом раздумий стал стоящий сейчас перед хозяином кабинета посетитель. Не задающий лишних вопросов, и не отвечающий на них. Очень дорогой наемник с востока, приглашенный, чтобы проблема была решена в любой случае.
   Темно-серые, необычной формы кожаные доспехи, плащ с накинутым на голову капюшоном, большой лук за спиной и безликая серебристо-серая маска. Мягкий голос, произносящий слова с легким акцентом:
   - Моя Цель?
   - Кровавая Кукла.
   ...
   Дождавшись, когда посетитель уйдет после объяснения поставленной задачи, де Кондье выдохнул, сбрасывая скопившееся при разговоре напряжение, и подумал: "Пусть дорого, но теперь точно с гарантией".
   Обретя окончательно спокойствие, он стал обдумывать дальнейшие планы. Пришла пора отзывать Эмиля и отряд с Арата. Хватит, достаточно там порезвились. Даже слишком. Пришлось заплатить приличные отступные начальнику местной службы Дознания, чтобы он закрыл глаза на кое-какие вольности. Все-таки хоть и измененные, но согласно закону вроде как считаются гражданами Империи. Но ничего, пронесло.
   "Уже скоро все закрутится, и никаких препятствий больше нет", - с удовлетворением подумал хозяин кабинета, - а если то, что предоставили покровители, сработает, в дальнейшем тоже не предвидится". И его взгляд упал на статуэтку, недавно появившуюся на столе. Нечто бесформенное на подставке. При желании в нем можно было разглядеть все что угодно. От крыльев и хвоста, до морды с оскаленными клыками. А в тщательно запертом ящике стола лежала инструкция по использованию и короткое описание результата. Довольно шокирующее.
   Ричард с усилием отогнал возникшие неприятные мысли и вспомнил о просьбе, озвученной вместе с передачей статуэтки. Что же, выполнить ее несложно. Люди ведь иногда исчезают и молодые рыцари не исключение. Путешествия бывают очень опасными, особенно когда ты везешь на обратном пути что-то, нужное другим. И Верховный магистр, кивнув своим мыслям, негромко проговорил вслух:
   - Извини, Ранесса, ничего личного, это просто дело...
  
  

Оценка: 6.49*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"