Вишес: другие произведения.

Пасынки хаоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты можешь быть одним из многих, кто как все нормальные люди ходит на работу, обеспечивает свою семью, воспитывает детей. И можешь стать одним из тех, кому дано право на убийство. Что заставляет людей сеять смерть и принимать смерть? Кто-то сам делает этот выбор. Кому-то судьба не дала шанса на другую жизнь. Но в мире, где невидимые правители управляют людьми, как марионетками, дергая за невидимые ниточки, не лучше ли взять в руки меч и позволить себе самому вершить свою судьбу? Тогда по крайней мере, у тебя будет иллюзия свободы. Иллюзия того, что ты что-то значишь в этом мире. Добро пожаловать в мир Маклута. (c) (Версия причесанная и отредактированная, но, наверно, еще не финальная)


Пасынки хаоса

  
  
  

Пролог

Поединок

Today I'm dirty
I want to be pretty
Tomorrow I know, I'm just dirt

Marilyn Manson

  
   Так... Ничего бы не забыть. Я глянул на себя в зеркало. Ну, в общем, не плохо. Черные широкие брюки. Высокие кожаные ботинки. И черная куртка с красными вставками, на данный момент на половину расстегнутая. Вполне себе такой парень с Внутреннего кольца.
   Пару лет назад я попытался соответствовать моде. С той поры у меня остались три маленьких красных камешка в мочках ушей и подведенные татуировкой глаза. Если к этому добавить синие волосы, то это уже получится модный парень из Центра.
   Если ко всему этому добавить, пару перчаток с обрезанными пальцами, катану в руках, виднеющийся из-под расстегнутой куртки шрам на груди и, самое главное, серебряное кольцо с рубином на среднем пальце левой руки, то получался средней паршивости дуэлянт неважно откуда, каковым я и являюсь.
   Я повертел меч в руках, проверил, достаточно ли легко он выходит из ножен, и засунул его за пояс с левого боку. Рядом с танто. Еще что-нибудь? Я задумчиво повертел в руках тэссэн.
   Нет, я не собираюсь ни с кем драться. Просто нашего брата проще встретить без одежды, чем без оружия. И потом, среди дуэлянтов совершенно нормально выйти погулять на полчаса и вернуться через три недели, в бинтах и не помня, где все это время шатался.
   Пожалуй, обойдусь без тэссэна. Последний взгляд в зеркало - во мне вдруг проснулся модник и сообщил, что еще не помешала какая-нибудь цепочка. Например, сейчас популярны серебряные с оскаленной волчьей мордой...
   Я открыл было дверь, но потом вспомнил, что забыл выключить музыкальный центр, из которого лились гитарные запилы вперемешку с красивым женским голосом. Не разбираюсь я в этих сопрано и контральто...
   Центр затих, и в наступившей тишине я услышал крики, доносившиеся с улицы. Какая-то девушка истошно кричала.
   Я выскочил на улицу, едва не забыв закрыть дверь на ключ и каким-то чудом не навернувшись в темном подъезде на скользких ступеньках. Я вылетел из подъезда так быстро, что замок на железной двери не успел толком начать пищать. На улице вяло шел снег. Светили фонари, звезды и луна. А в трех шагах от меня разыгрывалось интересное представление.
   Действующих лиц было пятеро.
   Первый, виновник всего произошедшего, был, минут пять как мертв и лежал, привалившись к стене дома. Снег вокруг него постепенно окрашивался в красный цвет. Убитый был молод. Лет семнадцать на вид. А дорогая, броская, но удобная одежда, обилие браслетов и колец выдавали в нем дуэлянта. Это было очевидно, не смотря на то, что я не разглядел, было ли среди его колец одно с рубином.
   Другие трое были обычными жителями окраины Внутреннего кольца, большую часть своего времени. А в данный момент они были мародерами, которые, как известно, появляются и исчезают в промежуток времени между исчезновением убийцы и появлением полиции.
   Такие сцены встречаются сплошь и рядом во Внешнем кольце, да и здесь, в Четырнадцатом секторе Внутреннего тоже случаются, но редко. Типично и то, что прохожие, проходя мимо, отворачиваются и прибавляют шаг.
   Нетипичен лишь один участник сцены. То есть участница.
   В данный момент она вцепилась в одного из мародеров и кричала ему, чтобы он отдал шпагу, очевидно принадлежавшую дуэлянту.
   Странно, обычно подруги забывают о тебе через минуту после того, как твои кишки выпустят наружу.
   Кстати, этого парня убили довольно красиво - проткнули сердце. Можно сказать - повезло. Большинство дуэлянтов умирает не так романтично.
   Пока я решал, хочу ли я вмешиваться или нет, мародер со шпагой двинул девушке в солнечное сплетение, так что она отлетела к стене и замолкла.
   Другие двое мародеров, склонившихся над мертвым, так увлеклись, что не заметили моего приближения. Первому я с размаху двинул по ребрам ногой. Он отлетел, упал на живот и стал кашлять. Кажется, я сломал ему нижнее ребро. Что поделать - привычка бить в уязвимые места. Второй с удивлением поднял голову и тут же получил коленом в лицо. Оставался один, который со шпагой.
   -Ты что...!? Ты кто такой?!
   Вместо ответа я со скучающим лицом обнажил катану. Моим противником, если его можно так назвать, был лысоватый мужик лет сорока. Он был явно тяжелее меня, но в основном за счет пивного живота.
   Он посмотрел на меня. Я никогда не смотрю в лицо врагу, даже такому. Но то, что он разглядел у меня в глазах, заставило его, неумело замахнувшись шпагой, с отчаянным ревом броситься на меня. Я встретил его размашистым ударом с шагом вперед. Тут же отскочил в сторону, чтобы не попасть под алые брызги. Отвернувшись, я привычно крутанул меч, чтобы сбросить кровь. Кроме крови на нем была еще какая-то липкая дрянь...
   Черт! Почему мне взбрело в голову разрубать его пополам? Я чувствовал омерзение, как будто копался в куче дерьма. Терпеть не могу драться со всякой мразью, это опускает до ее уровня....
   Двое других мародеров улепетывали со всех ног. Насколько это возможно со сломанным ребром или сотрясением мозга, конечно. Тот, что прижимал ладонь к окровавленному лицу, увидел, что стало с их товарищем и его вырвало.
   Тут я заметил, что подруга убитого дуэлянта все еще лежит, где упала и, вдобавок, конвульсивно дергается. Я подскочил к ней. Так и есть - перебито дыхание. Покойный ублюдок ударил на удивление сильно. И удачно.
   На мгновение, мне захотелось оставить все как есть. Почему я должен тратить свое время на такое? В конце концов - вышла бы замечательная история. Он погиб на дуэли, а она не могла жить без него и умерла рядом...
   Я еще додумывал эту мысль, а мой меч уже летел в грязный снег - мне нужно было освободить руки. Я рывком поставил ее на ноги, встал спиной к спине, схватил за руки и взвалил на себя. Теперь сдвигать и раздвигать локти, навязывая грудной клетке ритм дыхания. Очень просто, но если бы я этого не сделал, она бы задохнулась, застряв между вдохом и выдохом.
   Когда она, понемногу начала дышать сама, я опустил ее на землю. Разумеется, она тут же упала на четвереньки, но это не важно, дыхание восстановилось, так что не умрет. Я подобрал свой меч, вытер салфеткой, которые ношу на такие случаи, и сунул его в ножны. Поднял шпагу. Не мой выбор - не люблю украшения на оружии. Эфес серебряный, клинок из неплохой стали. Баланс не очень. Заводская штамповка. Оружие новичка.
   Он и был новичком. Все эти модные кольца и браслеты, дорогая одежда... Обычная история. Парень совсем недавно в дуэлянтах - пара удачных призовых боев или, может, понаемничал немного - появились деньги. Сразу после этого появляется гонор, драгоценности, пирсинг, татухи и девушки. И уверенность в себе. А потом он натыкается на другого дуэлянта, на первый взгляд, более скромного и сдержанного. И происходит дуэль, просто так, по тому, что хочется показать, кто здесь самый крутой. И парню невдомек, что у второго в ножнах сделанный на заказ клинок, стоящий дороже всех его побрякушек, шмоток и подружек, а за спиной у этого второго столько дуэлей, что он давно сам со счету сбился. Итог всегда один.
   -Ну, ты в порядке? - спросил я девушку. Почему-то в таких ситуациях на ум приходят только глупые реплики из дешевого кино.
   Она так и сидела у стены, обхватив колени руками, и плакала. Я, наконец, рассмотрел ее как следует. Обычная девчонка лет семнадцати. Блондинка, длинные волосы, синие брюки, вишневого цвета куртка. Таких полно. И что в тебе нашел этот юнец? Такие падки на более взрослых, богато разодетых и увешанных драгоценностями.
   Я уселся рядом. Осторожно обнял ее за плечи одной рукой.
   -Не переживай ты... - я понял, что несу чушь и заткнулся. Черт, не умею утешать женщин. Вообще не умею утешать. Однако она прижалась ко мне. Уткнулась носом в плечо.
   Так мы и сидели, пока не появилась полиция.
   Вылезшего из машины полицейского я узнал. Он меня тоже.
   -Ну и кого ты на этот раз прикончил, Айс? - спросил сержант Айвар.
   Его напарник вылез из машины следом, увидал убитого мародера и согнулся в борьбе с рвотными порывами. А девчонка, похоже, труп так и не заметила. Оно и к лучшему.
   -Нас здесь нет, Айв, - ответил я. - Забирайте трупы и езжайте себе.
   -Ты не оборзел, Айс?
   -Есть немного.
   Даже если б его табельный мини-арбалет был у него не на поясе и разряжен, а заряжен и в руках, он бы не рискнул мне угрожать. Он знает, каким я могу быть быстрым. Одна из привилегий дуэлянтов - ты можешь убить почти кого угодно почти где угодно, и ничего тебе за это не будет. Обратная сторона медали заключается в том, что тебя тоже может попробовать убить каждый и ему за это тоже ничего не будет. Конечно, существуют законы и дуэльный кодекс и какие-то организации, следящие за тем, чтобы ни то, ни другое не нарушалось, но в действительности положение дел такое, каким я его описал.
   -Ох и доиграешься ты, Айс, - проворчал Айвар, заполняя протокол.
   -Возможно. Ты только запомни и своим передай, если я узнаю, что с этого парня пропало, скажем, колечко или серьга...
   -Я знаю. Можешь не повторять.
   Полиция управилась с протоколом и упаковкой трупов на удивление быстро.
   Девушка, наконец, отлипла от меня.
   -Пойдем отсюда, - сказал я и потянул ее за руку.
   Мы пошли прочь от места дуэли.
   -Кловис был вашим другом? - Спросила она.
   -Кловис? Так его звали? Нет, я не был с ним знаком. - Ответил я.
   -Но почему вы вмешались?
   -Не люблю мародеров... Кстати вот... - я протянул ей шпагу, которую все еще держал в руках. - Сохрани на память о Кловисе что ли...
   Она приняла шпагу и вдруг снова расплакалась.
   -Ну ты чего?..
   -Это все из-за меня!.. Кловис пошел в дуэлянты из-за меня! Хотел произвести впечатление и заработать денег мне на подарок...
   Я подозревал, что причина того, что парень пошел в дуэлянты, была не только в этом, но оставил свое мнение при себе. В дуэлянты идут только по одной причине - от отчаянья.
   Я положил ей руку на плечо.
   -Послушай, я только догадываться могу, что ты сейчас чувствуешь, и как тебе плохо. Я не знаю чем тебе помочь. Все, что я могу предложить, это как-то отвлечься и попытаться забыть. Нагрузиться выпивкой, трепаться пока язык не отнимется... Тогда тебе будет проще прожить ближайшие несколько часов, а потом будет легче.
   Черт, что я несу? Я ведь не нанимался развлекать глупых девчонок...
   -Хорошо. Спасибо вам...
   -Айс. Меня зовут Айс и давай на "ты", я не на много старше тебя...
   -Ким. Меня зовут Ким. - На ее заплаканном лице появилась робкая улыбка.
   -Тебя не испугает общество дуэлянтов, Ким?
   Она решительно мотнула головой.
   -Тогда идем!
   Идти было недалеко. Подвальная стоянка, на которой я держал свой аэроцикл, располагалась через два дома.
   Ким изумленно ойкнула, когда увидела мой драндулет. Черное чудище о трех турбинах с нарисованными на корпусе глазами и зубами. Мои приятели немало повозились, чтобы подержанный хлам принял новый свой хищный вид. И не только вид. Движок был снят с разбитой спортивной машины класса "Стрела" и основательно переделан.
   -Держись крепче, - сказал я Ким, когда она села позади меня, и нажал на газ.
   Ким все-таки чуть не слетела, когда я рванул. Я запоздало вспомнил, что вообще-то положено надевать шлемы и пристегиваться к сидению, но было уже поздно.
   Под рев двигателя и визг Ким мы промчались по коридорам стоянки и вылетели на улицу. Я сразу же взял вверх, прямо в звездное небо.
   Внутреннее кольцо расстилалось перед нами. Бесконечные ряды домов - коробок, перемежающиеся иногда административными зданиями или супермаркетами. Улицы, широкие и не очень, снующие по ним люди и машины. Только поднявшись на крышу или еще выше, как мы, можно увидеть, что улицы и сами дома немного изгибаются и где-то там, за переделами видимости замыкаются в круг. Слева от нас можно было увидеть подсвечиваемые небоскребы Центра и даже огни на башнях Замка. Справа, где Внутренне кольцо переходило во Внешнее, светящиеся точки фонарей и окон домов встречались все реже. Там располагается большая часть производств города и самые бедные районы. Надо иметь действительно вескую причину, чтобы туда сунуться.
   Так выглядит город, где я живу. Маклут, последний город.
   -Ну как? - спросил я. Я переориентировал вектор тяги, так, что мы медленно плыли над городом.
   -З-замеч-чательно! - ответила Ким. - А правда, что с такой высоты можно увидеть Солнце?
   - Не знаю. Говорят, для этого надо подняться выше.- Но так высоко я не поднимусь. Чувствуешь как разрежен воздух? Это почти предельная высота для моего драндулета. К тому же выше будет еще холоднее.
   Да, я уже начал замерзать. Где-то на высоте тридцати метров начинает становиться холоднее и падает давление воздуха. Мне говорили, что так только во Внутреннем кольце. Во Внешнем такое начинает происходить на десяти метрах, а в Центре можно подняться на километр или даже два. Я не проверял.
   Мы приземлились у входа в заведение под названием "Нож и топор". Оно располагалось в полуподвальном помещении под большим магазином, невдалеке от границы Центра. Так что зря Ким так косилась на светящуюся вывеску, под которой красовались секира и крис, с лезвий которых падали светящиеся красные капли. Вполне приличное заведение. Не дуэлянтов здесь не убивают.
   В зале как всегда был полумрак, витали алкогольные пары и запахи курева. Народу было немного.
   -Эй! Айс, привет! - Ника энергично махала мне рукой и радостно улыбалась. Она была одета в высокие кожаные сапоги, короткие шорты с широкими вырезами по бокам, стянутыми шнуровкой, и черную и черный топ, как и шорты, явно выбиравшийся с тем расчетом чтобы скрывать как можно меньше. Впрочем, при её фигуре это вполне оправданный выбор одежды. Все ее тело покрывают тонкие зеленые линии татуировки, а довершает картину довольно коротко и неровно подстриженные волосы зеленого, красного и синего цветов. Не смотря на дикие даже по нашим меркам прикиды, Ника пользуется определенным уважением... Или, может, лучше сказать - дурной репутацией.
   Рядом с ней сидел Дирк, выходец из Внешнего кольца. Парень простой, как топор, которым он предпочитает драться. Его синяя майка едва не лопалась и не могла скрыть внушающих уважения мышц, покрытых татуировками и шрамами. На простом лице замерло совершенно блаженное выражение. Ну еще бы - целая Ника на него свалилась.
   Я улыбнулся и приветственно махнул Нике, и потащил ошалевшую Ким дальше.
   -С Никой я тебя как-нибудь потом познакомлю. Когда приобретешь нужную психическую устойчивость.
   Я огляделся. За стойкой знакомый бармен протирал стаканы. Он кивнул мне. В дальнем углу Регал в окружении поклонниц играл в какую-то мудреную карточную игру с Амелией. Та была в окружении своих поклонниц.
   Невдалеке о чем-то сосредоточено спорили Маркус и Ашер. То ли какую-то игру обсуждали, то ли еще что-то.
   В другом углу расположился Фрист и Ванесса. Я улыбнулся и направился к ним.
   Фриста природа наделила уникальной внешностью. Он под два метра ростом с длинными конечностями и при этом очень худой и жилистый. Его кожа почти серого цвета, один глаз у него голубой, а другой зеленый.
   Ему как будто этого было мало - он отрастил длинный хвост и покрасил его в синий цвет, кроме пары белых и синих прядей. На Фристе была белая рубашка и черные кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги. Его стальные наручни и шипастые перчатки лежали рядом на столе, а к креслу был небрежно прислонен его жутковатый полуторный фламберг в черных ножах.
   Фрист может напугать одной своей улыбкой не только детей, но и психически не закаленных взрослых. Так что голова Ванессы, доверчиво прикорнувшей у него на плече, смотрелась несколько неуместно.
   Ванесса, в сравнении с некоторыми, одевается довольно скромно. На ней был белый брючный костюм, из этих, недавно вошедших в моду вариаций на древнюю военную форму.
   В обнимку с Фристом они выглядели как живая иллюстрация к сказке "Красавица и чудовище".
   На столе стояла почти путая бутылка дорогой водки, рюмка и бокал, на половину наполненный темно-красной жидкостью. Я хорошо знал обоих, так что мог биться об заклад, что в бокале был вишневый сок, и пил его Фрист, а бутылку опустошила Ванесса.
   -Привет Айс! - Фрист хищно оскалился. На самом деле он радостно улыбнулся, но все его улыбки больше похожи на звериный оскал. - Извини, но обстоятельства не позволяют мне подняться и поприветствовать тебя и твою очаровательную спутницу как должно.
   Я покосился на Ким, опасаясь, что контраст манер и внешности Фриста ее доконает.
   -Присаживайся, - Сказал я Ким, ненавязчиво указывая на место напротив Ванессы. - Располагайся. Фрист, это Ким. Ким, это Фрист.
   Фрист протянул сначала руку мне, чтобы я пожал, а потом Ким. Когда она неуверенно подала ладонь, Фрист взял ее руку в свою и галантно поцеловал.
   -Ким, это Ванесса... -Я сел напротив Фриста и пнул под столом ногу Ванессы. Сразу же пришлось уворачиваться от ее прямого в челюсть.
   -Ванесса, это Ким.- Закончил я.
   Ванесса захлопала своими большими зелеными глазами. Рассмотрела Ким, обаятельно улыбнулась, смахнула с лица прядь ярко-красных волос и с энтузиазмом принялась трясти ее руку.
   -Новые люди в нашем вертепе! За это надо выпить! - заявила Ванесса. Судя по ее энтузиазму, она успела выпить совсем мало. По ее меркам, конечно. А задремала просто от скуки. Вообще алкоголь на нее почти не действует, пока его не накопится некая критическая доза, после которой Ванесса сразу отрубается.
   -В вертепе? - Фрист одобрительно хмыкнул.- Ты на удивление точно выразилась, учитывая первоначальное значение этого слова...
   -Не грузи, Фрист... Все и так знают, какой ты умный.
   -Эрудированный...
   -Не грузи! - шикнула Ванесса.- Ким, не обращай внимания, ты ему понравилась вот он и выеживается. Давай я лучше тебе помогу с заказом жратвы.
   Она вытянула упрятанный в середине стола экран меню и принялась объяснять, что там и как.
   Все, можно расслабиться. Ванесса способна за несколько минут кого угодно обаять, разговорить и убедить, что все не так уж и плохо. Если весь мир рушится - несколько минут болтовни с Ванессой и ты поймешь, что новый мир будет лучше старого.
   Принесли мой заказ. Ванесса увлеченно расспрашивала Ким обо всем, что Ким могло быть интересно. Та понемногу оживала и увлекалась разговором.
   Фрист рассказывал мне о недавних дуэлях, которых я не видел. Потом разговор перешел на различные фехтовальные традиции, потом на обсуждение преимуществ и недостатков гибкого лезвия, потом говорили о различных способах фехтования двуручным мечом.
   Тут вспомнили о приближающимся очередном турнире Стального Единорога. Главная интрига была в том, появится ли на турнире непобедимый Черный Бродяга. Фрист почему-то был уверен, что не появится.
   За тем Фрист рассказал, как недавно один дуэлянт с двуручным мечом зарубил противника со шпагой и разговор пошел по новому кругу. Да, об оружии и фехтовании мы можем трепаться бесконечно.
   Тем временем, девушки тоже не скучали. Ким ела мороженое и рассказывала Ванессе о каких-то своих житейских мелочах. Ванесса слушала с таким интересом, как будто ей выбалтывали секреты Нобилей из Замка. Фрист как-то сказал мне, что секрет обаяния Ванессы заключается именно в том, что другие люди ей всегда очень интересны.
   Идиллия была прервана появлением рядом с нашим столом Ивейна.
   Ивейн довольно примечательный персонаж.
   У него хищные черты лица и косой шрам идущий от лба к левой щеке через переносицу. Он отрастил кудри до плеч и выкрасил их в черный цвет. Наверно, женщинам нравится. Ивейн по последней моде носит гротескный костюм, прикидывающийся мундиром, только голубого. На поясе у него длинный дзянь в черных ножнах.
   Мне почти не доводилось с ним общаться, а из того что я наблюдал со стороны и слышал могу сказать, что Ивейн умен, эрудирован, не лишен харизмы, но в месте с тем совершенно невыносим, по тому что всегда считает свое мнение единственно верным и наличие точки зрения, отличной от его собственной, воспринимает как оскорбление. Из-за этого, он довольно часто дерется, в том числе на дуэлях второй и первой степени. Однако фехтует он неплохо и по тому пока еще жив и здоров.
   Фрист его знает лучше меня. Ивейн пишет стихи и поет в какой-то начинающей группе. Честно говоря, то немногое из его репертуара, что я слышал, оставило меня равнодушным, а вот Фрист - большой ценитель поэзии, как-то раз заметил, что "талант Ивейна уступает лишь его самомнению".
   -Фрист! По поводу твоей последней рецензии. Ты ничего не понял, - выдал Ивейн вместо приветствия.
   -Разве? - усмехнулся мой друг. - Впрочем, возможно я просто излишне консервативен во взглядах.
   -Ты просто читал невнимательно.
   -Ну ладно, - Фрист улыбнулся. - Я прочитаю твое творение еще раз. Вдумчиво. И если пойму, что был неправ, так и напишу, что был неправ.
   -Хорошо. Тогда бывай, - и Ивейн направился к другому столу, за которым сидели его приятели.
   -Его прикончит собственная самоуверенность... - заявил я и осекся, заметив, что Ким побледнела и застыла, не донеся ложку до рта.
   -Ким, что с тобой?
   -Это он!
   -Кто? - тупо спросил я, хотя уже все понял. Черт, в Маклуте тысячи дуэлянтов, а в "Нож и топор" из них регулярно заглядывает от силы двадцать. Вероятность такой встречи была просто никакой...
   -Это он убил Кловиса!
   Пришлось рассказать, при каких обстоятельствах я встретил Ким.
   Ванесса принялась успокаивать ее. Объясняла, что Ивейн, скорей всего, не хотел убивать Кловиса, просто рефлексы сработали. Что Кловис все-таки сам немножко виноват. Что Ивейн наверно тогда ее просто не заметил, по тому что все произошло очень быстро, иначе бы наверняка не оставил бы ее наедине с трупом. Я согласно кивал и под шумок заказывал "Сладкий сон".
   Когда монолог Ванессы иссяк, Ким некоторое время понуро смотрела куда-то вниз, а потом оглядела нас и сказала:
   -Ну ладно... давайте попробуем отвлечься. Расскажите, как вы стали дуэлянтами?
   -Что касается меня, - произнес Фрист, - меня всегда интересовали две вещи: фехтование и необычные люди, так что я ношу рубиновое кольцо, вполне закономерно.
   Фрист врал, точнее, говорил полуправду.
   -А как ты его получил? - мне показалось, Ким спрашивала не из вежливости, ей действительно стало интересно.
   -Обыкновенно. Пришел в ближайший офис службы поддержки дуэлей. Прошел пару тестов из разряда особо глупых. Заплатил взнос, получил кольцо... и все.
   -А какой взнос?
   -Какой сейчас - не знаю, но он всегда был невелик. По сути, ты оплачиваешь себестоимость кольца и своих похорон по низшему разряду.
   Принесли "Сладкий сон". Я молча сунул коктейль под нос Ким.
   -Очень вкусно!- сообщила она, попробовав.
   Еще бы. За такие деньги. Хотя на самом деле вкус далеко не главное достоинство этого пойла.
   -А зачем они вообще нужны? Дуэлянты в смысле?
   -Никто не знает, - ответил я. - Существует множество теорий. Самая интересная принадлежит Фристу.
   -Кхм... Я полагаю, дуэлянты созданы как инструмент стабилизации социума, - менторским тоном произнес Фрист.
   -А ты не мог бы ради нашей гостьи говорить подробнее и на человеческом языке? - поинтересовалась Ванесса.
   -Проще говоря, Нобили придумали как использовать асоциальную молодежь для укрепления общества. Идея простая и гениальная. Посмотри, кто идет в дуэлянты. Хоть на меня посмотри или вон на Нику. Практически все дуэлянты - это люди, которые по тем или иным причинам не могут или не хотят жить так, как обычные, нормальные люди. Их совершенно не устраивает тот скудный выбор ниш, который предлагает общество. Раньше такие собирались во всевозможные организации политические течения и секты, которые самим своим существованием, а иногда и активными действиями подрывали основы общества. Теперь всем предложен шикарный выход - стать дуэлянтом. Хотя юридически у нас всего два права, которых нет у обычных граждан, на практике эти два права позволяют нам творить что угодно и оставаться безнаказанными. Это все понимают, поэтому всегда есть приток новых дуэлянтов. Однако все дуэлянты по понятным причинам обособлены и никогда не смогут объединиться в единую силу.
   -А что за это особые права дуэлянтов?
   -Право вызвать кого угодно на дуэль. И не нести никакой ответственности за нанесенные во время дуэли раны и увечья или совершенное убийство, - пояснил я.
   - Казалось бы, не так уж и много, - подхватил Фрист, - но в дуэльном кодексе все сформулировано так, что если дуэлянт кого-то прирежет прямо на улице, в суде практически невозможно будет доказать, что это была не дуэль. Когда дуэлянты только появились, они часто фигурировали в судебных процессах, но все очень быстро убедились, что такие дела всегда кончаются одинаково, так что теперь их никто и расследовать не берется...
   -За то теперь все любят смотреть на дуэли и делать ставки, - вставил я.
   - Глядя на наши бои обыватели выпускают пар, - продолжал мой друг. - Происходит... Как бы это сказать? кровопускание для снижения социального давления....
   Я поймал момент, когда Ким начала заваливаться вперед. Поймал ее и уложил на спинку кресла. Да, "Сладкий сон" вырубает очень быстро и качественно. Как-никак градус в сочетании с газом....
   Убедившись, что Ким капитально вырубилась и к нам в ближайшие часы не вернется, я встал из-за стола и направился в другой конец зала, к столу за которым сидели Ивейн с приятелями. По пути я маханул бармену, чтобы он шел за мной.
   -Вызываю тебя, - сообщил я Ивейну.
   -Ты сдурел Айс? - мягко говоря, он был сильно удивлен. - Что я тебе сделал?
   -Это неважно. Говори где и когда. Я хочу прямо сейчас.
   Согласно кодексу, вызванный дуэлянт не может отказаться от дуэли. Но именно вызванный выбирает место и время.
   -Какой степени хочешь дуэль? - прошипел Ивейн.
   -Второй.
   Это значит - до потери сознания или тяжелого ранения. Или смерти.
   -Какое у тебя будет оружие?
   Еще одна привилегия вызванного.
   -Все, что при мне, - сообщил я. Расплывчатая формулировка конечно, но ведь видно, что, по крайней мере, двуручника или алебарды при мне нет.
   -Прекрасно! - Ивейн сильно обрадовался. - Тогда я приду со своим мечом и "усами дракона".
   -Когда? - я заставил себя улыбнуться. - И где?
   -Через час. На арене этого заведения, - сообщил Ивейн и повернулся к бармену, - если вы не против конечно.
   -Не против.
   -Тогда решено. Здесь. Через час. Все присутствующие - свидетели. Время пошло.
   Ивейн встал и направился к выходу. Я вернулся за свой стол.
   -Вторая степень. Через час. Он придет с "усами дракона", - ответил я на красноречивый взгляд Фриста.
   -Ивейн не дурак, - сказал Фрист. - Понимает, что на мечах ему не победить.
   -Ага, - согласился я. - У него и с алебардой не выйдет... Ванесса, можно тебя попросить отвезти Ким домой?
   -А что я? Я не знаю, где она живет.
   -Я тоже не знаю. Но у нее наверно есть какие-то документы.
   -Будет лучше, если ее родители узнают, что их дочь развлекалась в обществе очаровательной девушки, а не злобного головореза. - с улыбкой произнес Фрист. - К тому же ты успеешь за час отвести ее и вернуться.
   -Ну так и быть. Если адреса у нее при себе нет, отвезу к себе, - Ванесса встала из-за стола.
   -Хорошая идея. Некоторые родители всерьез полагают, что их дочери в большей безопасности, когда ночуют у других девушек, а не парней, - оскал Фриста сделался ехидным.
   -Нельзя ли без намеков? - На лице Ванессы появилось возмущение, тут же сменившееся коварной улыбкой - Хозяин самого грязного угла во всем Внешнем кольце вообще должен скромно молчать, пока ему не напомнили, что творится в месте его проживания.
   -Давай я донесу ее до машины, - предложил я. Эти двое могут пикироваться часами, им только волю дай, - очаровательная девушка, несущая на руках другую очаровательную девушку - это как-то вульгарно.
   Я донес Ким до машины Ванессы. Потом помахал им рукой, достал мобильный и набрал рабочий номер приятеля с портала "Меч и честь".
   -Привет, - сказал я. - Ты на месте?
   -Да. Что там у тебя?
   -У меня вторя степень. В "Ноже и топоре", через ча.. уже через сорок пять минут.
   -А с кем?
   -С Ивейном.
   -У нас в базе Ивейнов штук семь...
   -С тем, который музыкант и поэт. С черными волосами.
   -А! Нашел. Отлично. Запускаю объявление. С нас как обычно?
   -Да.
   -Сделаешь ставку?
   -Конечно. На себя.
   -Сколько?
   -Все, что на моем счету.
   -Хочешь сказать...
   -Нет. Просто я азартный.
   -Ладно. Удачи тебе.
   -Пока!
   Ну вот. Теперь от "Меча и чести" придет человек с камерой, и нашу дуэль в реальном времени сможет увидеть каждый, у кого есть выход в сеть. Наверно такого человека пригласит и Ивейн. Бои на арене переживают очередной пик популярности. Дуэли второй степени не редкость, но посмотреть на такую вот неожиданную дуэль считается особым шиком. Бытует мнение, что чем меньше времени проходит между вызовом и боем, тем зрелищней и кровавей он будет.
   "Меч и честь" получат деньги за размещенную рекламу и процент от ставок. "Нож и топор" получит немного денег за съемку на своей территории и немного рекламы. Я получу небольшой "гонорар за выступление" от "Меча и чести" и еще кучу денег, если выиграю - я ведь поставил на себя.
   Рядом одна за другой сели три машины. Очевидно, весть о предстоящей дуэли уже разошлась, и народ стекается посмотреть на зрелище.
   Я свернул в ближайшую подворотню и достал меч. Надо было слегка разогреться и заодно решить, как я буду драться с Ивейном.
   Я махал мечом и думал. Мне только пару раз доводилось видеть Ивейна в деле, и то довольно давно. Но с его школой я был знаком. В его технике упор делается на скорость - много маневров и серий быстрых ударов. Моя техника выглядит не так красиво и изящно, но я считаю ее более эффективной. Если бы Ивейн не потащился за "усами дракона", думать было бы не о чем. С этим хитрым трезубцем у него хорошие шансы удержать меня на расстоянии. Если он ограничится атаками с малой амплитудой, будет очень сложно его достать...
   Так ничего конкретно и не решив, я сунул меч в ножны и вернулся в "Нож и Топор".
   Народу в зале заметно прибавилось.
   Какие-то вроде бы супружеские пары. Какой-то дорого и безвкусно одетый пьяный мужик в обществе трех еще более безвкусно одетых фигуристых блондинок. Смутно знакомый парень с камерой из "Меча и чести". Одинокая женщина средних лет, одетая богато, но, как ни странно, довольно стильно. Еще один парень с камерой, наверно, от Ивейна.
   Мое появление вызвало всеобщее оживление. Демонстративно игнорируя всю эту толпу, я направился к столу, за которым сидел.
   Ванесса еще не вернулась, но Фрист не скучал. К нему подсели Ника и Дирк.
   -Пытаетесь выяснить, чего мы не поделили?
   -Ага. А Фрист, говорит, что не знает, - пожаловалась Ника. - Причем ежику ясно, что врет.
   -Просто не хочу делиться неподтвержденными результатами своих умозаключений, - прокомментировал Фрист.
   -А какие ставки?
   -Три к двум не в твою пользу.
   -И на кого ты решила поставить?
   -На Ивейна, - Ника обаятельно улыбнулась и махнула длинными ресницами. - Ничего личного, но против его рогатины у тебя мало шансов.
   -А ты Дирк?
   -А я... -парень замялся.
   Ника движением профессионального рукопашника двинула ему локтем в ребра.
   -Он хочет поставить на тебя. Но боится, что это меня расстроит, глупый...
   Дирк окончательно смутился и, кажется, даже покраснел.
   -А ты, Фрист? - спросил я.
   -А я поставлю на тебя, - Фрист оскалился более хищно, чем обычно. - Я пришел к этому решению исходя из неподтвержденных результатов своих умозаключений.
   Тут в зал вошел Ивейн с трезубцем на плече.
   -Ну наконец-то! - вздохнул я и встал из-за стола.
   Мы в молчании прошествовали на арену.
   Здешняя арена переставляла собой круглую площадку метров, эдак, семь в диаметре, покрытую слоем песка и окруженную двухметровым проволочным ограждением. За оградой, возвышаясь один над другим, располагалось пять зрительских рядов. К моменту нашего появления, передние два ряда были заполнены.
   Мы встали напротив друг друга. Я вынул правую руку из рукава - рукав слегка замедлят удар. Сменилось освещение - арена стала ярче освещена, а зрители погрузились во мрак.
   Дуэль началась. Зрители затаили дыхание. Мне показалась, что я чувствую на себе их напряженные и жадные взгляды.
   Я стоял в классической стойке иайдзюцу - правая нога впереди, левая рука лежит на ножнах, у самой цубы, правая на рукояти меча - и ждал.
   Как и ожидалось, Ивейн атаковал серией быстрых уколов. Вернее попытался. Я поднырнул под несущееся мне в лицо лезвие и растянулся в длинном выпаде. Меч рванулся из ножен...
   На краткое мгновение меня захлестнула ни с чем несравнимая радость. Победа! Чистая победа! Идеально исполненный удар в идеально выбранный момент времени. Это смерь, обаятельно улыбнувшаяся тебе и прошедшая мимо. Это больше, чем сорвать банк, поставив на "зеро" все что имеешь. Больше, чем могут дать самые красивые и искушенные женщины. Больше, чем может дать любой другой наркотик.
   Зрители дружно ахнули.
   Клинок врезался в бок Ивейна, но вместо того, чтобы глубоко войти в тело и рассечь печень, соскользнул. Послышался звон.
   У него под одеждой кольчуга!
   Ивейн рванул древко на себя. Я понимал, чем это грозит, но не успевал. Одно из боковых лезвий "Усов дракона" впилось мне в плечо, прежде чем я успел развернуться и блокировать его. Я подставил под "ус" клинок и с полсекунды мы перетягивали друг у друга оружие. Затем я, не глядя, ударил назад ногой. И, похоже, ударил удачно. Трезубец отлетел в одну сторону, его хозяин - в другую.
   Я развернулся к нему лицом, одновременно нанося удар туда, где он должен был быть. Разумеется, его там уже не было. Ивейн успел отпрыгнуть назад и сейчас обнажал свой меч.
   На его правом боку расплывалось красное пятно. Все-таки, я пробил кольчугу. Но, судя по цвету крови, мой меч вошел неглубоко.
   У меня положение было не лучше. Кровь текла по руке на рукоять меча, делая ее красной и липкой. Но это ерунда, рукоятка не выскользнет, я в этом уже убеждался. Проблема в том, что скоро у меня может начать отниматься рука - и тогда мне конец.
   Ивейн шагнул ко мне и атаковал. Мой клинок скользнул по его, отклоняя в сторону и нацеливаясь в лицо. Ивейн отпрыгнул, но поздновато.
   У него на щеке появился хороший порез.
   Зрители взвыли и снова затаили дыхание.
   Мой стиль использует в основном режущие удары, а кольчуга как раз прекрасно защищает от них. Если она выдержит мой удар, то Ивейн получит преимущество в долю секунды, и ему этого хватит. Приходится ограничивать и контролировать себя.
   Нет. Никуда не годится. Так мы будем обмениваться ударами, пока рана одного из нас не возьмет свое. Я не собираюсь полагаться на удачу.
   Я поменял стойку, отведя лезвие вниз и за спину. Ивейн осторожно сделал шаг вперед, держа меч перед собой. На этот раз первым атаковал я. Мой размашистый горизонтальный удар разрубил бы противника пополам вместе с кольчугой. Вот только Ивейн под восхищенное аханье толпы, лихо выгнулся назад, подметя волосами песок арены, и мой клинок просвистел у него над животом.
   На это я и рассчитывал. После удара я продолжил движение, провернулся на одной ноге и ударил другой разгибающегося противника точно в солнечное сплетение.
   Ивейн рухнул на песок, выронив оружие.
   Я крутанул меч, меняя хват, и прыгнул, чтобы приземлиться на колено возле Ивейна и одновременно с этим вогнать клинок ему в грудь. После моего удара он был не в том состоянии, чтобы уворачиваться.
   От этого удара кольчуга не спасла. Меч пронзил ее навылет, вместе с телом.
   Зрительские трибуны взвыли. В этом многоголосье слились восхищение и отвращение, радость и горе. Но мне не было до этого никакого дела, меня больше интересовал застрявший в теле меч. Наконец, упершись ногой, я выдернул его. Отскочил от брызнувшей красной горячей струи, стряхнул кровь с клинка, сунул его в ножны и побрел к открывшемуся выходу.
   Через пару минут я снова сидел за столом в окружении Фриста, Ники, Дирка и Ванессы, коротая успела отвести Ким домой и вернуться к началу дуэли.
   -Фрист, ты с самого начала знал, что Айс убьет Ивейна? - спросила Ника, накладывая швы на мою рану.
   -Ну... у меня были основания на это рассчитывать, скажем так.
   -Это совершенно на тебя не похоже, Айс, - заметила Ника. - Я помню, один парень тебя полчаса грязью поливал, а ты его только в нокаут отправил... Не вертись.
   -Признайся, - я старался говорить внятно, а не шипеть, но получалось плохо. - Ты взялась зашивать мне рану, чтобы удовлетворить свои садистские наклонности?
   -Разумеется. - Совершенно серьезно подтвердила Ника. - Я же потеряла из-за тебя кучу денег... Но ты уходишь от темы. Зачем тебе понадобилось убивать Ивейна?
   -Айс, - спросила Ванесса. - Не ужели ты так запал на Ким?
   -Разумеется, нет, - я усмехнулся. - Ты же знаешь, меня не интересуют девушки, не владеющие оружием... Кстати, у меня к тебе будет еще просьба.
   -Что на этот раз?
   -Ты не могла бы в ближайшее время заскочить к Ким и поболтать с ней?
   -Просто поболтать?
   -И между делом сообщить о том, что Ивейн был убит.
   -Тобой?
   -Нет. Каким-то неизвестным дуэлянтом.
   -О-о-о! - восхитилась Ника. - Айс! Ты еще и какие-то хитрые интриги плетешь! А я думала, тебя в этом мире кроме фехтования ничего не интересует!
   Фрист толкнул Дирка локтем в бок и заговорщически произнес: - Гляди как Айс Нику заинтересовал! Смотри, а то потом дело до драки дойдет...
   -Не надо мне такого счастья! - заявил я.- Мне рассказывали поучительною историю о том, за Никой ухаживало сразу трое.
   -И что было? - спросила Ванесса.
   -Они передрались между собой,- равнодушно сообщила Ника, разматывая бинт. -И перебили друг друга.
   -Что, победителя среди них не было?
   -Ну почему? Был, - Ника весело подмигнула. - Просто я его прикончила.
   В таком духе мы трепались еще полчаса, а потом я сообщил, что собираюсь проветриться. Фрист вызвался составить мне компанию.
   Когда мы взмыли в небо над городом, Фрист подогнал аэроцикл вплотную к моему и сказал:
   -Кажется, я должен тебя поздравить еще раз. Похоже, только я один понял, что ты сделал.
   -Похоже на то.
   -Думаешь, этот бой ты выиграл?
   -Да. Ким больше некому мстить. Теперь у неё нет причин идти в дуэлянты. А она уже собиралась. Помнишь, как тебя выспрашивала? Честно говоря, мне наплевать на Ким, но каждый человек, который мог бы стать одним из нас, но не стал - это уже победа.
   -Ивейн был поэтом, - напомнил Фрист.
   -Ивейн был дуэлянтом. К тому же с паршивым характером. Если бы не я, его бы прикончил кто-нибудь другой. Не сегодня - так через неделю, через месяц, через год... Ким проживет в десять раз больше, чем прожил бы Ивейн.
   -Ивейн был поэтом, Айс. За те несколько лет или месяцев, что ты его лишил, он мог бы дать людям больше, чем глуповатая блондинка Ким за всю свою долгую и скучную жизнь. Такие, как Ивейн, предназначены, чтобы смущать умы и разрушать старые порядки, чтобы можно было развиваться дальше. А теперь он мертв и из его искры ничего не разгорится, - Фрист протянул руку, показывая туда, где между небоскребами с трудом угадывались очертания Замка. - Это их игра. И они устроили ее так, что ты никогда не выиграешь. Я уже говорил это. В лучшем случае ты можешь рассчитывать на ничью.
   Я промолчал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть первая

  

Глава первая

Хитокири

Somebody get me through this nightmare!

I can't control myself

Somebody wake me through this nightmare!

I can't escape this hell...

So what if you can see

The darkest side of me

No one can ever change this animal

I have become

Three days Grace

  
  
   Когда потребителям приедается фастфуд, сериалы, шоу или еще что-нибудь, продюсеры и маркетологи чешут в затылках и идут рыться в библиотеках и энциклопедиях - чтобы выдать народу новое развлечение. Точнее, старое - в новой обертке. Мой друг Фрист, будучи в хорошем настроении, мог бы выдать пространную лекцию на эту тему. Он бы применил термины "социум", "архетипы", "культурное наследие". И пришел бы к выводу, что самая чуждая и забытая культура кажется человеку хоть немного знакомой, по тому, что наша цивилизация имеет культурные корни во всех мировых культурах, о каких остались хотя бы смутные намеки в исторических документах.
   Например - "Каменный сад". Грубо говоря, это бордель. Но бордель японский. Маленький кусочек Японии периода Бакуфу. Здесь есть сад с цветущими вишнями, ручьем и бамбуковой штуковиной, которая переворачивается, когда ее переполняет вода... Здешние гейши развлекут беседой на любую тему и сыграют на этой японской недогитаре - сямисене. Такой вот гибрид хост-клуба и публичного дома.
   Как сказал бы Фрист - это суррогат, паразитирующий на сложившихся в массовом сознании стереотипах. У местных гейш волосы самых странных цветов и оттенков, а у самураев и демонов на бумажных ширмах куда больше общего с популярной анимацией, чем с работами Хокусая. Я, со своими синими волосами и камнями в ушах, смотрюсь здесь как часть обстановки. Главное - что катана на поясе.
   В "Каменном саду" я бываю часто. Ничего странного - чего бы молодому и обеспеченному человеку не посещать такое известное и популярное заведение? Особенно если ему, судя по всему, глянулась одна из здешних девушек. К тому же, он дуэлянт, а это значит, что для него не существует морали и нравственности. Хотя, как я слышал, афишировать посещение "Каменного сада" теперь модно.
   Мы с Таю сидим в маленькой комнатке. По традиции - мы сидим на коленях, на татами. Между нами маленький столик с двумя миниатюрными глиняными чашками и чайничком с чаем. Не люблю сакэ. К тому же, оно подходит только тем, кто использует "Каменный сад" по прямому назначению. Здесь постоянно играет тихая живая музыка и слышан гул голосов. Здесь властвует запрет на работающие коммуникаторы и прочую электронику. Здесь много маленьких комнаток вроде нашей. Отличное место для тайных встреч и переговоров.
   -Новый контракт... - Говорит Таю. - Он необычен.
   Она поправляет прядь темно-зеленых волос и на миг выбивается из образа. С ее лица исчезает почти идеальная маска радости, и мы на секунду прекращаем играть в игру. Она - не проститутка, изображающая любовь. Я - не богатый юнец, изображающий самурая.
   Я - наемный убийца. Она - мой связной.
   -Я слушаю.
   -Недавно произошли два убийства. - Говорит Таю. - Заказчик утверждает, что вскоре могут произойти еще три. Твоя задача - устранить убийцу, чтобы предотвратить преступления.
   -Так кто моя цель?
   -Это неизвестно. Ты должен сам его найти.
   -Обращение не по адресу. Это дело полиции или наемного детектива.
   -Заказчик считает, что это дело по плечу только такому, как ты. - Таю не уговаривает меня. Просто равнодушно передает известную информацию. - Этот убийца, он очень опасен. Его нужно устранить. Не выследить, не поймать - именно устранить.
   -Кто заказчик? - Спрашиваю я, хотя и не рассчитываю получить ответ.
   -Ты знаешь правила.
   -Что еще ты можешь мне сообщить?
   -Ты получишь всю информацию об убийствах и о жертвах, какую нам удалось получить.
   -Этот убийца, он... - я делаю паузу. Беру чашку. Делаю глоток. - Мой коллега?
   -Возможно. Но скорее всего - нет. Он садист. Ты поймешь, когда увидишь фотографии.
   -Пей чай. - Говорю я. - Остынет.
   Она послушно тянется за чашкой.
   -Ты улыбаешься. - Говорит она.
   -Тебя это удивляет?
   -Минуту назад казалось, что ты вообще не знаешь, как это делается.
   -Я ведь улыбался при тебе раньше.
   -Да, ты часто улыбаешься, когда получаешь новый контракт. Я так понимаю - ты берешься?
   -Да.
   -Ты даже не узнал цену.- Она протягивает мне конверт. Не типографский - просто прямоугольник из сложенной бумаги. Традиции.
   -Уверен, что не буду обижен. - Я кладу конверт во внутренний карман куртки, поднимаю лежащий от меня справа меч - снова традиции - и поднялся на ноги.
   -Счастливо оставаться. - Сказал я, отодвигая дверь. - Я расскажу, как все прошло. Если буду жив, разумеется.
  
   Я вышел из Каменного Сада и направился к своему аэроциклу, стоящему у тротуара. Все-таки, почему средневековая Япония стала так популярна в последнее время? Так уж вышло, что я знаю эту культуру лучше большинства обывателей. Гадостное было место и время. Только больная на всю голову страна могла породить "Хагакурэ", камиказдзе и иайдзюцу. Кстати, модное в последнее время словечко "хитокири" - тоже оттуда...
   -Эй ты! Ты что, думаешь, если меч на пояс повесил - значит те на всех плевать?! - крикнули у меня за спиной. Это один из парней, мимо которых я только что прошел. Наверно, задел одного ножнами или что-то в этом роде...
   Я смотрю через плечо. Трое парней. Дуэлянты. Молодые. По последней моде, в яркой разноцветной одежде и увешанные всякой бижутерией так, что хватило бы ювелирный магазин открыть. Ближайший ко мне верещит и пытается одновременно жестикулировать и держаться за шпагу.
   Я ловлю его взгляд и говорю:
   -Прошу прощения.
   Я отвернулся и пошел дальше. Наверно, лет пять назад, в их возрасте, я бы стал орать в ответ. В прошлом или позапрошлом году, я бы без лишних слов порубил бы всех троих. Теперь я просто смотрю в глаза. Обычно, этого хватает.
   На выходе я услышал какой-то шум. Потом женский визг. Почти у самого порога лежал труп. В свете фонарей, лужа крови вокруг казалась почти черной. Я не особо рассматривал детали, но судя по всему, этот парень мог быть товарищем тех, на кого я наткнулся только что. И поработали над ним неплохо. Удар был один, и он почти развалил тело по диагонали от талии до плеча. Судя по замешательству толпы, все произошло так быстро, что никто ничего толком не понял.
   Убийцу я не заметил, скорее почувствовал. В кругу фонарного света мелькнула тень. Я успел разглядеть худую фигуру, широкие кожаные чапсы, короткую куртку, длинные прямые черные волосы и катану. Мне захотелось броситься следом. Но кругом было слишком много бестолкового народа. Устраивать дуэль было бы глупо. Впрочем, возможно наши пути еще пересекутся...
   Я подошел к аэроциклу. Его сильно присыпало снегом, пока меня не было. Снег все не прекращался, и луна не собиралась показываться из-за туч. Не люблю летать в такую погоду.
   Я вскрыл конверт, который мне дали, там оказалась флешка. Странно, обычно они не доверяют цифровым носителям - информация имеет свойство утекать сквозь любые фаерволы. Лэптоп был рядом - я так и не вытащил его из багажника после того раза...
   Мне не терпелось взяться за дело, так что я завел мотор и полетел в сторону одной знакомой забегаловки. Вскоре я сидел за столиком в самом дальнем углу в обществе лэптопа и чашки чая. Чай здесь забавный - в нем столько химии, что он на вкус больше похож на какую-то колу.
   Итак, я воткнул флешку и приступил к изучению того, чем меня снабдила родная организация.
   Джейсон Романов-Джонсон, Пак Вей, Алекс Фонцайтэн, Эрих Штартэн и Темпус Мори. Из них Романов-Джонсон и Вей уже мертвы. Я посмотрел информацию по убийствам.
   Таю была права. Убийца - садист. Вей работал охранником склада. Он был обнаружен пришпиленным к стене кинжалами. По одному в каждую ладонь. Еще один вонзили под ребра. Причем, предварительно его живот разрезали, и выпустили кишки. На таком фоне другие раны теряются. Хотя их было много.
   Романову-Джонсону повезло еще меньше. Убийца вломился в его дом, скрутил и также, как Вея, пришпилил кинжалами за руки к стене. А потом принялся за его жену. Над ней он вволю поиздевался на глазах мужа. Нет, никакого сексуального насилия. Только самое обычное. Потом прикончил и ушел, оставив хозяина дома подыхать с кинжалом в печени.
   Все это установила полиция. Далее была информация по оставленным убийцей следам. Следы были только в буквальном смысле - отпечатки ботинок. Ботинки были самые обычные, разве что размер ноги у убийцы небольшой. Примерно как у меня. Кинжалы тоже ни о чем не говорят. Я такие не раз видел в дешевых магазинах. Обычный ширпотреб, популярный у подростков.
   Вердикт полиции был таков: оба случая - смерть на дуэли. Оба дела закрыты. Я хмыкнул. Совсем обнаглели. Конечно, на дуэль можно многое свалить, но не такое же! Они бы еще "суицид" написали. Наверно кто-то очень сильно постарался, чтобы дело замяли.
   Я выдернул флешку и полез в сеть. Как я и ожидал - ни слова о "шокирующих подробностях". Нашлась пара коротких заметок - и все. Не надо быть гением, чтобы понять, что здесь подсуетился кто-то с большими деньгами и связями.
   Я заказал пиццу, еще чаю и стал изучать досье на жертв. Итак, пять человек, плюс еще один, их убивающий. Романов-Джонсон - охранник, Вей - бухгалтер в мелкой фирме, Штартэн - директор по маркетингу в "Твэлвтауэрс Индастриз", Фонцайтэн - священник Старой Церкви...
   А вот Мори оказался интересным персонажем. Во-первых, он был дуэлянтом. Во-вторых, он имел большие связи с криминалом. Из всех, на него было самое толстое досье - оно сплошь состояло из описаний дуэлей и убийств. Мори работал на какой-то криминальный клан и выполнял работу главного чистильщика и пугала. У меня с ним было много общего, мы даже фехтовали в схожей манере.
   -Думаешь, это Мори? - спросила девушка в сером костюме.
   -Нет, - ответил я.
   У нее серые глаза, серые волосы и тихий вкрадчивый голос
   -Почему?
   -Он не садист. Смотри, он завалил кучу народа, но нет ни одного случая ненужной жестокости. Вот, например, случай, когда он прикончил одного мужика вместе с двумя телохранителями в одиночку. Он профессионал.
   -Как ты? - она улыбнулась. У нее совершенно белые зубы.
   -Пожалуй, что так.
   -Ты нашел, что их всех связывает?
   -Да. Они все, кроме Вея, учились в одном и том же университете и окончили его в один год. Значит, они, по крайней мере, знали друг друга.
   -Правильно. - Она улыбнулась - Штартэн и Вей жили в одном районе - значит, тоже могли знать друг друга. Получается - одна компания. Они вместе натворили что-то в студенчестве или сразу после.
   -Интересно, что именно...
   -Кто знает? - она пожала плечами. - Может быть, призвали демона?
   -Такое впечатление, будто ты что-то об этом знаешь...
   Она снова улыбнулась.
   -Будите заказывать еще что-нибудь? - спросил официант.
   Я поднял голову. Похоже, я задремал. Хорошо, что экран успел погаснуть и официант не увидел лишнего.
   -Да. Еще чаю.
   Официант умчался выполнять заказ, и я остался один.
   Я разбудил лэптоп, посмотрел на его часы. Сверился с досье. Время было как раз, чтобы успеть выпить чаю и долететь...
  
   По счастью, Эрих Штартэн был настолько богат, что жил в собственном коттедже в Семнадцатом секторе. Если бы он обитал в элитном многоквартирном доме, добраться до него было бы сложнее.
   Как самый обычный богатей, Штартэн ездил в длинном черном колесном лимузине, и помимо личного шофера, его сопровождали два охранника. Я следил за его машиной с крыши коттеджа.
   Когда-то здесь были трущобы. Потом один толстосум скупил полсектора, все снес к чертям и с нуля сделал здесь элитный район. Теперь здесь повсюду уютные коттеджи, сады и заборы. Очень много заборов. Полиция здесь работает чисто номинально. Ее функции выполняет специальная служба безопасности, и действует она на порядок эффективнее - так что этот район, пожалуй, самый безопасный в Маклуте. Пару раз я получал заказ на одного из местных жителей. Оба раза я предпочел перехватывать их в Центре, а не здесь.
   Лимузин Штартэна въехал во двор его дома. Я поднял в воздух аэроцикл. Лететь было всего - ничего - через дорогу. Над двором я включил автопилот и прыгнул. Штартэн был на полпути между машиной и домом.
   Чуть больше трех метров - для меня не высота. Я упал, перекатился и нос к носу столкнулся с одним из телохранителей. Я ударил его в солнечное сплетение рукояткой меча, наполовину обнажив его. Крутанулся, обходя сгибающегося охранника и вынимая оружие до конца, и вертикальным ударом дотянулся до Штартэна. Я остановил клинок в сантиметре от его лица. Через секунду, у моего горла возник клинок второго телохранителя.
   -Так никуда не годится, - сказал я Штартэну. - Будь я убийцей, вы бы уже были трупом.
   Я опустил меч. С его лица сползло выражение ужаса. Он выглядел старше своих двадцати девяти лет - уже изрядно облысел и располнел.
   -Вам следовало просто позвонить, - сказал он, глядя в сторону. Потом поглядел на телохранителей. - Уйдите.
   -Не люблю общаться с секретарями, - проворчал я, краем глаза следя, как отходят в сторону охранники.
   -Вы ведь этот... как это? Хитокири? Это вас я нанял?
   -Да.
   -Пройдемте в дом, я вам все расскажу.
  
   Он провел меня на кухню, которая была размером с мою квартиру.
   -Я сразу, как только Пака убили, все понял. Отправил жену с сыном на отдых, телохранителей нанял... Хотите выпить?
   -Нет.
   -А я выпью.
   Он налил себя рюмку чего-то коричневого из прямоугольной бутылки. Выпил.
   -Это вы заставили молчать полицию и репортеров? - спросил я.
   -Вы выражаетесь штампами, молодой человек... Да, я. Здесь все дело в репутации.
   -Кстати, о репутации. Давайте договоримся, меня здесь не было, вы никого не нанимали, а если нанимали, то не знаете кого.
   -Вам запрещено узнавать имя заказчика?
   -Скажем так, это не приветствуется. Но мне мало той информации, что вы мне дали.
   -Это моя вина, - Штартэн вздохнул. - Когда обращаешься к специалисту, всегда кажется, что он все твои проблемы разом решит, ничего не спрашивая.
   Он налил себе еще, выпил и начал рассказ:
   -Мы тогда впятером отмечали сданный зачет. То есть сдали четверо, а Пак присоединился просто за компанию. Мы хорошо выпили, потом Пак угостил всех какой-то новой дурью... Короче, вышли мы из бара совсем в невменяемом состоянии. И по пути наткнулись на эту девчонку. Алекс начал к ней приставать. Она его отшила, он возмутился... В общем, слово за слово - и мы ее уже тащим в какую-то подворотню. Мы привязали ее к мусорному баку обрывками ее же одежды и начали... по-всякому... Я плохо помню, что было потом... Кажется, мы просто ушли, когда нам надоело.
   -Значит - месть?
   -Месть... - Штартен помолчал, как будто разглядывал это слово со всех сторон. - Только кто мстит-то? Я потом, когда деньгами и связями оброс, выяснил, что это за девка была.
   -И что?
   -А ничего. Самая обычная. Одна в семье, семья бедная. Все это время, а наводить справки я начал четыре года спустя, в коме провалялась. Ну, я анонимно оплатил нужных врачей. Они ее из комы вытащили, но нормальной она не стала. Я ей оплатил хорошую психиатрическую клинику. Она уже два года там. Врачи говорят - еще год и станет нормальной.
   -Это не могут быть ее родители?
   Штартэн отмахнулся.
   -Они старые и бедные. К тому же, я нанимал детектива проверить - на время убийств у них алиби.
   -А своих друзей не подозреваете?
   -Алекс после того случая слегка с катушек слетел. Учебу кое-как закончил, а потом в священники подался. Грехи замаливать, надо полагать. А вот Мори... - Штартен помолчал, собираясь с мыслями. - Мори - мог это сделать запросто. Он ненормальный. Я это понял потом, когда, вспоминал, что по накурке творил. Он ведь спортсмен был - кендо, дзюдо и все такое. Почти не пил, говорил - плохо на мышцы действует. И от дури тогда отказался. Когда это началось... - Штартен поперхнулся. - Он просто смотрел. Я до сих пор помню его взгляд. Он смотрел на нас, как ученый на насекомых. Как будто он ни нас, ни девку эту за людей не считает...
  
   Автопилот сработал правильно и посадил аэроцикл во двор Штартэна, а не на чью-нибудь крышу или машину. Я завел его и полетел прочь из Семнадцатого сектора. Штартэн рассказал, в какой больнице лежит жертва, поэтический выражаясь, темной стороны его души. И я собирался ее, жертву, посетить. В то, что за убийствами стоит Мори, я все еще не верил. Мори, похоже, действительно ненормальный, но я хорошо знаю эту породу. Такие не увлекаются причинением боли - не по доброте, просто им это не интересно.
   Я заметил какое-то движение внизу. Кто-то бежал по улице, пересекая одну за другой лужи фонарного света. Я сбросил скорость. Да, это была погоня. Преследователей было трое - местная служба безопасности - и еще черная машина приземлилась посреди улицы прямо на пути беглеца.
   Когда на него упал свет очередного фонаря, я узнал худую фигуру, короткую куртку и чапсы. Беглец увидел, что путь перекрыт и остановился. Я увидел катану, медленно выползающую из ножен. Положение было незавидное. С одной стороны бежало трое. С другой - из машины вылезло еще четверо. И приближалась еще одна машина, низко летя над домами, нарушая тем все правила безопасности и приличия. Я повел свой аппарат вниз.
   Я собирался по-быстрому подобрать парня и поиграть в догонялки, но опоздал. Когда я приземлился и выскочил из облака снега, поднятого турбинами, я нос к носу столкнулся с суровым мужиком в серо-синей форме службы безопасности. В его руке был недлинный прямой меч.
   Наверно, он не собирался сразу нападать.
   Наверно, меч он приготовил для беглеца, а вовсе не для меня.
   Я думал об этом, сбрасывая кровь с катаны. Все произошло слишком быстро. Рефлексы были быстрее сознания. Но через секунду я уже забыл об этом.
   Серо-синий роняет меч и оседает на снег. Из его груди бьет алый фонтан. С другой стороны другой серо-синий прижимает руку к шее и заваливается на спину. Она разворачивается ко мне. Она стоит между двумя фонтанами крови и два осколка синего льда вгрызаются мне в душу.
   Я ошибся, это не парень, а девушка. Не важно.
   Мои ноги сами встают в широкую стойку. Меч поднимаемся и становится параллельно земле. Она делает то же самое, как будто отражение в зеркале. Стойка немного другая. Не важно... Я узнаю эту жажду в глазах.
   Как будто в зеркале.
   Но нас прервали. Я заметил движение слева, переходом ушел от удара и срубил еще одного серо-синего. Из-за поднятого снега, было непонятно, сколько их. Черная машина только что приземлилась и теперь мы были закупорены с двух сторон. Я не стал терять инициативу и атаковал ближайшего противника. Он не успел.
   Мир был белым, черным и красным. Были только клинки, искры и рассекаемая плоть. Бесконечно долгие секунды. Упоительные мгновения чистого счастья. Быстрее! Сильнее! Точнее! Тела падают. Клинки звенят. Кровь шипит. Снег кружится.
   Я остановился, по тому что больше не с кем было драться. Я опустил меч, стер рукавом кровь с лица и попытался восстановить дыхание. Кровь была чужая. Сколько же их было? Впрочем, не важно.
   Она тоже была жива. Стояла на колене, опираясь на меч, и тоже пыталась отдышаться. Я крутанул клинок, чтобы сбросить кровь, и вложил его в ножны.
   -Ты как, жива? - спросил я, подходя к ней.
   Она поднялась на ноги. Поправила свои черные прямые волосы. Она была вся в крови и жест выглядел глупо.
   -Да, - голос у нее был усталый и спокойный. - А ты кто такой?
   -Меня называют Айс. Нужно уходить.
   -Мой драндулет разбился.
   -Погнали на моем.
   Я запрыгнул в седло. Она села у меня за спиной. Я рванул с места, резко набирая скорость и высоту. Нас преследовали, но не очень старательно. Силовая установка моего аппарата раньше стояла на гоночном аэромобиле. При сборке, программно ограничивать скорость никому в голову не приходило. Так что спидометр быстро переполз из "нуля" в "не знаю таких чисел", и мы были уже далеко. Правда, если бы на пути попался еще один лихач, на такой скорости я бы с ним ни за что не разминулся. Несмотря на то, что самодельные не сертифицированные аппараты запрещены, владельцев кастомов никто не преследует, поскольку они сами методично искореняют себя.
   Весь полет мы молчали. Даже когда я сбросил скорость и можно было заняться еще чем-то кроме попыток не слететь с седла, и стало слышно еще что-то кроме рева турбин и воя ветра. Она открыла рот только один раз - как только мы покинули границы сектора, попросила высадить ее.
  
   Погода стремительно менялась. Пока я покупал цветы и летел через город, снег кончился, ощутимо потеплело, небо успело полностью очиститься от туч. И холодные звезды, казалось, пронзительно взирают на меня, зависшего в пустоте. Между огнями неба и огнями улиц. Город внизу, как всегда, жил сиянием реклам и сигналами машин, светом окон и невидимыми нитями цифровых сетей. Но хорошая погода длилась недолго. Когда я приземлился на стоянку перед психиатрической лечебницей, небо вновь затянули тучи. На этот раз они собирались пролиться дождем.
   Лечебница производила мрачное впечатление. Серая башня, доминирующая над окружающими домами, она выглядела огромным обелиском или надгробием. В отсветах начинающейся грозы здание казалось черным и зловещим.
   Вестибюль был под стать фасаду. Черные полуколонны вдоль стен, огромные люстры под далеким потолком, черная деревянная мебель - вся сплошь монументальная, и похоже, ручной работы - и ковер цвета запекшейся крови.
   Я поприветствовал женщину в халате, сидящую за массивный столом. Она оторвала взгляд от экрана компьютера - кажется, играла в какую-то казуалку - и гримасой вялого любопытства на сером лице посмотрела на меня.
   -Я пришел к Яне Стоун. - Сообщил я, пряча руку с кольцом дуэлянта за букетом маков, который я купил по пути. Напрасные усилия - меч и шрам на лице так просто не спрячешь.
   -Время для посещений кончилось. - Сообщила женщина. Потом окинула меня взглядом и стала что-то смотреть в компьютере, щелкая мышкой, я собрался было вновь привлечь ее внимание, но она снова повернулась ко мне и сообщила:
   -У Стоун особый режим посещения. Восемнадцатый этаж, палата номер четырнадцать. - Она кивнула в сторону лифтов на дальнем конце вестибюля.
   Я сказал "спасибо" и пошел к лифтам. Против моего ожидания, лифтер к лифту не прилагался. Я набрал восемнадцатый этаж на панели, покрашенной под золото, и прислонился спиной к зеркальной стене кабины.
   -Тебе хочется прикончить этого убийцу? - тихо спросила девушка в сером. Она прислонилась к зеркальной стене рядом со мной. Поставила на стеклянную поверхность одну ногу.
   -Да.
   -Тебе не кажется, что он просто восстанавливает справедливость?
   -Я не верю в справедливость.
   Лифт поднимал нас выше. За стеной послышался нечленораздельный крик, потом какое-то бормотание. За тем - тихий отзвук грома с улицы.
   -А если бы он тебе заказал убить этих пятерых?
   Я пожал плечами. Она улыбнулась.
   -Так для тебя это, как говориться, просто бизнес, ничего личного?
   -Не совсем так... - я задумался. - У охотника ведь нет ничего личного к тигру? Но и равнодушным его не назовешь.
   -Да, пожалуй... Но в этой ситуации вполне возможно, что тигр пообедает охотником.
   -Если бы такой вероятности не было, охотник бы давно бросил свое занятие.
   Где-то хлопнула дверь. Я открыл глаза. Лифт приехал и уже некоторое время стоял с открытыми дверями. Должно быть, я снова задремал. Предо мной открывался длинный коридор с рядами пронумерованных дверей по обе стороны. Дверь номер четырнадцать казалась последней справа. После нее коридор переходил в холл с диванами, кадками с цветами и окном во всю стену, из которого открывался вид на город. В настоящий момент, вид был беспросветно мрачный.
   Когда я подходил к двери номер четырнадцать, она открылась, из нее вышел некто с длинными волосами и направился в холл. Что-то мне в этой фигуре не понравилось. Я не понял, что.
   "Палата" оказалась жилой комнатой - не хуже, чем в хорошем отеле.
   Девушку я увидел сразу. Она забралась на кровать с ногами и сидела, обхватив колени.
   -Привет, - сказал, я. - Ты Яна Стоун, да?
   -Да, - она посмотрела на меня с живым интересом. - А тебя как зовут?
   -Айс.
   -Странное имя.
   -Ага, но, говорят, мне идет, - я подошел ближе. Самая обычная девушка. Фигура, насколько позволяет судить больничная одежда, неплохая. Среднего роста, волосы русые, улыбка добрая.
   -Ты новенький, да?
   -Почему ты так решила? - удивился я.
   -Ну... - она стала задумчиво накручивать прядь волос на палец, - лицо у тебя такое.
   -На самом деле, нет. Кстати, это тебе, - я вручил ей цветы.
   -Ой! - она в восхищении схватила маки. - Зачем?
   -А разве нужна причина, чтобы подарить цветы хорошей девушке? - спросил я. Я казался себе похожим на соблазнителя из мыльной оперы, меня почему-то начало заносить. - Впрочем, вижу, я не один, кто так считает.
   Я указал на вазу с цветами, стоящую на столике рядом с кроватью.
   -А, это Воид. Он часто приносит цветы и говорит, как они называются. Вот это Тубероза и Аконит.
   -Воид? - повторил я.
   -Как же ты его не знаешь? Его все знают. Он заходил прямо перед тобой.
   Я обернулся к двери за полсекунды до того, как она начала открываться. Нет, никакой угрозы я не почувствовал, только чужое присутствие. Дверь открылась, и вошел мужчина. Это был врач, судя по халату, планшету и серьезному виду. Он быстро убрал выражение удивления с лица и объявил:
   -Сожалею, но пришло время очередного сеанса терапии, не могли бы вы нас оставить, молодой человек?
   Я пожал плечами.
   -Пока, Яна. Еще увидимся, - я улыбнулся девушке на прощание и вышел.
   В холле, напротив окна я увидел силуэт того, кто вышел из палаты Яны перед моим появлением. Воид, значит. Я подошел поближе.
   Я не медиум, не экстрасенс и не наркоман, но иногда мои чувства выдают странное. Иной раз я болтаю с девушкой ни о чем - и вдруг начинаю чувствовать, как сквозь духи от нее пасет кровью всех, кого она прикончила. Или, например, вижу парня, самого обычного - высокого, в меру жилистого, неуклюжего. И одновременно понимаю - что это одна видимость, а на самом деле под шкурой там что-то совершенно чужое и страшное. Как змея в кустах роз. И не раз такие ощущения меня спасали. Не увидь я тогда зверя за фасадом брутального рубаки - остался бы лежать в снегу, рядом с двумя случайными товарищами и двумя такими же случайными противниками. Любитель литературы и поэзии, Фрист - один из самых опасных рубак, которых мне доводилось видеть. Впрочем, и он тогда во мне что-то углядел - раз уж стояли битый час напротив друг друга, как истуканы, и никто не решился напасть первым.
   От Воида тоже несло кровью. Но не только ей. От него исходило ощущение чужеродности, и какой-то неправильности. Как будто весь окружающий мир меня обманывал, а я не мог понять, в чем именно заключается обман.
   Он повернулся, посмотрел на меня. Если бы Яна не называла его "он", я бы мог подумать, что передо мной девушка. Длинные черные волосы, субтильное телосложение. Лицо бледное и очень красивое. Он выглядел красивым хиляком - любимый типаж экзальтированных девчонок всех возрастов. Но в одном его движении я ясно прочитал природную ловкость, и часы, проведенные в додзе. На его левой руке я, как и ожидал, увидел кольцо дуэлянта. А вот оружия при нем не было. Впрочем, он был одет в темно-зеленые кимоно и хакаму, а в такую одежду можно много всего спрятать.
   -Привет, - сказал я.
   -Привет, - ответил он. Голос у него был приятный и раздражающий одновременно, как боль от гниющей раны. - Не знал, что у Яны есть друзья вне больницы. Или ты теперь тоже к нам?
   -А похоже?
   -По нам всем, - он потер свое кольцо, - психушка плачет. Нормальные люди в дуэлянты не идут.
   -А ты почему здесь?
   -Я - опасный социопат, - Войд легкомысленно улыбнулся. - Обычный диагноз.
   Я хмыкнул. Попытался вспомнить:
   -Социопатия, вроде, неизлечима?
   -Наш добрый доктор, - Воид кивком указал на палату номер четырнадцать, - полагает, что может вылечить даже ее. Он разработал специальную методику... Он и к Яне ее применяет.
   -Вот как? И что за методика?
   -Ну... если не прибегать к специальным терминам... Понимаешь, он рассматривает психику как механизм. Очень сложный, не до конца изученный, но механизм. Он берет те шестеренки, из которых состоит личность и оставляет из них только те, которые социально приемлемы, и дополняет новыми до полной картины.
   -А что с социально неприемлемыми "шестеренками"?
   -Он скидывает их в компенсаторные механизмы. В творчество, например.
   -И как, успешно?
   -Пожалуй, да, - Воид многозначительно улыбнулся. - Он не гений. Но он стоит на плечах гигантов.
   -Что-то ты много знаешь, для пациента.
   - Так я ему помогаю, - улыбка Воида стала шире. - Он считает, что мне полезно проявлять заботу к другим.
   Я недоверчиво хмыкнул. Этот субъект выглядел вполне адекватным, по крайне мере, по меркам дуэлянтов. Но его способность чинить чужие "крыши" вызвала большие сомнения. Скорее наоборот...
   -Забавно, не правда ли? - Воид повернулся к окну. За окном бушевала гроза, и вид представлял собой неясное серое полотно, время от времени перечеркиваемое молниями. Кстати, звукоизоляция была на высоте - гром и шум дождя до нас почти не долетал.
   -Что?
   -Город. В грубом приближении он представляет собой ступенчатую пирамиду. Как у майя или ацтеков, - в окне полупрозрачное отражение Воида улыбалось мечтательно и зловеще.
   -Те пирамиды были квадратными.
   Он удивленно покосился на меня. Я только теперь обратил внимание на необычный цвет его глаз. Они были красными.
   -Потрясающе. Ты знаешь историю. Может, ты найдешь еще одно сходство Маклута с городами ацтеков?
   -А оно есть?
   -Да, при чем, фундаментальное, - альбинос положил ладонь на стекло и всмотрелся куда-то в глубину улиц, сквозь серую муть дождя. - Как и наши Нобили, ацтеки знали секрет устойчивого общества. Это была великая цивилизация. Их столица, в период своего зенита, была самым населенным городом мира. И самым чистым. Диете ацтеков мог позавидовать любой европеец. Лучшая в мире инфраструктура, самая сложная математика. Самый лучший социум... Потому, что они знали секрет...
   Он сделал паузу, оскалился и продолжил.
   - Чтобы социум работал как часы, его шестеренки надо постоянно смазывать кровью. В этом весь секрет счастливого общества.
   -Что-то давно я не видел жертвоприношений по телевизору... - проворчал я и осекся.
   Воид с ухмылкой показал мне свою левую руку - искусственный рубин в кольце ярко блеснул, отразив вспышку молнии. Я скосил взгляд на свою руку - такой же камень на моем кольце подмигнул мне со следующей вспышкой.
   -Мы все предназначены на заклание на этой пирамиде, друг мой. - Он вновь посмотрел на город за окном.
   -Бред. - Пробормотал я.
  
   Потом я поймал доктора на пути к лифту и расспросил. Похоже, он очень высокого мнения о Воиде. И, похоже, Воид не врал. Нет, его не выпускают из клиники, так что у него алиби. Жаль - после беседы с этим парнем, он стал подозреваемым номер один.
   Я поднял воздух аэроцикл, наплевав на шанс получить удар молнии или налететь в непроглядной стене дождя на антенну. Льющаяся за шиворот вода прогнала сонливость. Я летел в Шестой сектор Внешнего кольца. Та еще клоака. Как и все Внешнее кольцо, в общем-то. Непроглядно-черным пятном на темно сером фоне выглядел дым из труб местной фабрики. Не знаю, что тут производят, но, говорят, снег в этом секторе вообще не выпадает, зато у местных жителей постоянно выпадают волосы, у кого они еще есть. Я лавировал между серыми обшарпанными домами. Пару раз, чуть не налетел на какие-то протянутые кабели. Людей кругом видно не было - все забились по щелям, переживая непогоду. Я вырулил к одинокой церкви и опустил машину на землю. Соскочил с седла и едва не вбежал внутрь.
   А ведь я впервые в церкви. В нормальной церкви. Я бывал в капище Культа Волка и даже в храме Черной Матери. Но это не то. Большинство именует новые религии "сектами", совершенно забыв значение этого слова. Если спросить Фриста, то он начет гнать что-то про архетипы, коллективное бессознательное и социологию с психологией и докажет, что новые культы, за редким исключением вроде поклонников Сетевой Богини, на самом деле куда древнее - поскольку созданы вокруг самых древних архетипов. Хотя любому дураку известно, что Старая Церковь возникла за две с лишним тысячи лет до Катастрофы, а все остальное - после оной.
   Все оказалось также как в фильмах. Прямоугольный зал, длинные скамьи в два ряда, алтарь и витражи. Но было сыро и холодно, несмотря на горящие свечи. Впрочем, их было немного.
   Я почувствовал на себе испытующий взгляд священника. Он стоял на той стороне - между нами были ряды скамей. Высокая худая фигура в черной сутане.
   Он сутулится или это дрожащий свет свечей искажает мое зрение?
   -Эти виражи... - произнес я. - Вон тот - нагорная проповедь. Вон там - Страшный Суд... а вот этот?
   -Въезд в Иерусалим. - Хрипло ответил священник. Здесь прекрасная акустика. Мы говорим негромко, но прекрасно слышим друг друга, несмотря на шум дождя.
   -Вы думаете, это может случиться вновь? - Догадался я. Я сделал несколько шагов вперед, чтобы рассмотреть витраж. Забавно, в таком районе - витражи в церкви. Да еще все целы. Или они из бронестекла?
   - Кроме этого - нам не на что надеяться.
   -Вы не верите в людей. - Понял я.
   -Я видел, как легко стирается грань между человеком и зверем... Нет, человек - хуже всякого зверя. Звери жили в гармонии - даже когда хищник убивал жертву, он делал это для продолжения своей жизни и жизни своих детенышей. Он не мучил жертв и не убивал больше необходимого. А человек куда хуже любого зверя. Боюсь, даже у Него не хватит милости, для того чтобы спасти нас.
   -Так вы не верите...
   -У меня еще есть надежда.
   -Надежда - глупое чувство, - процитировал я. Не помню, кто это сказал, но парень был чертовски прав.
   Нас со священником разделяет уже всего около трех метров. При желании, я мог бы прикончить его за пару секунд или даже быстрее.
   -У меня есть просьба, - произнес он после непродолжительного молчания.
   -Да?
   -Я не хочу, чтобы это произошло в храме, - сказал священник. - Если надо, я могу выйти на улицу.
   -Вы приняли меня за другого, - на мое лицо наползла кривая улыбка. - Я не собираюсь вас убивать, Алекс Фонцайтэн.
   -Лжешь! - его голос решителен и на удивление спокоен. - Ты - ангел смерти. Я понял это, как только ты переступил порог этого храма. Ты пришел, чтобы покарать меня за мой грех?
   -Возможно, я ангел смерти, - я повернулся к выходу. Я узнал все, что мне нужно. Больше здесь делать было нечего. - Но мне безразличны чужие грехи. Я пришел не за тобой, священник.
   У самых дверей меня нагнал его голос:
   - Постой! Я хочу спросить...
   -Да? - я не спешил оборачиваться.
   -Во что веришь ты, ангел смерти? На что надеешься?
   -Я не верю ни во что. И ни на что не надеюсь.
   -Что ж, по вере нашей, да будет нам.
   Я толкнул дверь и вышел во мрак и дождь.
  
   Ливень зарядил всерьез и надолго. До дома я добрался совершенно вымотанный и насквозь промокший. Меня ждали.
   Она сидела на ступенях лестничной клетки и курила. Катана лежала у нее на коленях. Я подошел и сел рядом.
   -Курить будишь? - спросила она, протягивая сигарету.
   -Не курю, - отозвался я.
   Некоторое время мы сидели рядом и смотрели в серую стену напротив. Над самым потолком было прямоугольное окно. Оно было открыто. Там шел дождь.
   -Ты давно ждешь? - Спросил я.
   -Давно, - равнодушно ответила она. - Но "побеждает тот, кто умеет терпеть", и все такое...
   Мы еще некоторое время молчали. На улице шел дождь. Лампа на потолке мигала из последних сил.
   -Как ты меня нашла?
   -По номеру твоего драндулета.
   -Он нигде не зарегистрирован.
   -Он есть в одной из баз по дуэлянтам.
   Я мысленно сделал пометку сменить номер на какой-нибудь другой.
   -С тем же успехом, я мог бы вернуться сюда через неделю. Или никогда.
   Она промолчала.
   -Хочешь чаю? - спросил я.
   -Хочу.
   Я встал и прошел открывать дверь квартиры.
  
   Мы сидели на моей кухне за столом и пили чай. За окном все также шел дождь. Она смотрела на меня, но взгляд синих глаз больше не царапал.
   -Я видела меч на подставке в комнате. Рейн - это кто? - спросила она, крутя в руках дымящуюся чашку.
   -Человек, заменивший мне родителей. Он подарил мне тот меч.
   -Наверно, у тебя было тяжелое детство.
   -Мне не на что жаловаться. Рейн баловал меня и обучил всему, что умеет.
   Она улыбнулась, вспомнив что-то.
   -А меня научил абсолютно посторонний человек. Все случилось совершенно по-глупому. Я хотела спрыгнуть с крыши, а он меня поймал за руку в последний момент. Представляешь, я почти в воздухе вишу. А он сам, наверно, как я весит. Меня одной рукой держит и при этом так спокойно улыбается...
   Она вдруг помрачнела и полезла в карман за сигаретой. Защелкала зажигалкой.
   -Я тогда умереть хотела. Не подумай, что из-за любви или там трагедии какой. Просто поняла вдруг... Что все бессмысленно.
   -В смысле? Что бессмысленно?
   -Все. Смысла в жизни нет. Ну то есть, может, у кого-то есть. Но в моей жизни не было и не предвиделось. Смотри. Зарабатываешь кучу бабок, делаешь карьеру, купаешься в роскоши. В конце - ты труп. Выходишь замуж, заводишь детей, внуков. В результате - труп. И родственники про тебя забыли через каких-то десять минут или десять лет. Вообще - все что ни делай - все равно в результате - ты труп. Так что для мира не важно, сдохнешь ты сейчас, или через сто лет. И даже оставишь ли ты потомков или нет, по большому счету, не важно. Это все незначительные колебания статистики.
   Она исчерпала запасы красноречия и затянулась.
   -И этот парень показал тебе смысл жизни?
   -Нет. Он показал интересный способ смерти.
   Я согласно кивнул. Странно, но у нас не было тем для разговора. Я все узнал про нее в тот момент, когда наши глаза впервые встретились. Хотя нет, кое-чего я не знал.
   -Как тебя зовут?
   -Елена.
  
  
   Мне снился старый сон. Из детства. Я совсем маленький. Я стою на снегу посреди улицы. Я только что почувствовал свое одиночество. Впервые. Такое острое и такое страшное чувство... Ко мне тянется рука - большая и теплая. Я смотрю на нее и вижу, что она заляпана красным. Я еще не знаю, что это красное называется "кровь". Я смотрю на свои маленькие ручки - они тоже красные. Тоже в крови. Я смотрю на себя - я весь заляпан красным...
   Я проснулся и сел. Надоело.
   У меня было такое чувство, что этот сон не отстанет, даже когда я прикончу убийцу родителей.
   Однако проснулся я не просто так. Меня разбудил писк коммуникатора. Это был Рейн.
   -Привет, парень, - бодро сказал он, глядя на меня с экрана своими застывшими блеклыми глазами. - Как жизнь?
   -Неплохо.
   -Что-то ты паршиво выглядишь.
   -Не выспался.
   -Как на счет того, чтобы позвенеть жестянками?
   -Не сейчас. Мне не до того, - я мотнул головой в сторону дальнего края кровати.
   -Ага. Понятно, - Рейн заговорщически подмигнул. - Ну пока тогда.
   Кстати, Елены рядом не было. Ее голос доносился из ванной поверх шума воды:
   "Надежда, надежда, тебя мы не знали, и знать уже не хотим. Мы наизусть вызубрили предсказанья и знаем, что не победим..."
   Пела она так себе.
   -Тебе опять снился кошмар? - сероглазая сидела на полу, прислонившись спиной к кровати.
   -Дурацкий надоедливый сон...
   -О чем?
   -Так... воспоминания детства.
   Я оделся. Под руку попался меч. Я на автомате обнажил его и сделал несколько ударов. Толком не проснувшееся тело двигалось плохо, но постепенно приходило в норму. Я сделал сложную серию, крутанулся. И острие катаны замерло в сантиметре перед лицом девушки в сером.
   -Говорят, те, кто бесстрашно смотрят в лицо смерти и идут ей навстречу, выживают в самых невероятных обстоятельствах, - улыбаясь уголками рта, проговорила она.
   -Так говорят, - сказал я.
   -И в этом есть смысл. Зачем брать то, что и так твое?
   Я пошел в другую комнату. У нормальных людей это была бы гостиная. У меня это тренировочный зал. Я сменил обычный меч на тренировочный и стал упражняться по-настоящему. Спустя некоторое время, зашла Елена, завернутая в полотенце. С минуту она смотрела на меня, потом сказала:
   -Что-то у тебя меч гуляет.
   Я остановился и подал ей свое оружие. К моему удивлению, она его не уронила. Она сделала пару пробных ударов и вернула меч.
   -Сколько он весит?
   -Килограммов пятнадцать.
   Она понимающе улыбнулась и вышла. Я продолжил тренироваться. В старых книгах я читал, что Накамура Ханзиро мог разрубить пополам сразу двух противников. Чем я хуже? Хотя Накамуре повезло больше. В отличие от меня, он жил в эпоху перемен... Потом я положил тренировочный меч на место и пошел в душ. На выходе из ванны я услышал, как Елена на кухне разговаривает, очевидно, по коммуникатору.
   -Да, он мне нравится. И он подходит... молчи... я знаю. Просто не хочу произносить вслух. Слова слишком грубые... Они всегда врут... Что поделать, я эгоистка.
   Я оделся и вошел на кухню. Елена сосредоточенно рылась на полках.
   -Кофе у меня его нет, - сообщил я.
   -Черт... Значит, будем опять пить чай.
   И мы пили чай.
   -Что ты собираешься делать? - спросила она.
   -Сейчас, я собираюсь добраться до одного неуловимого убийцы.
   -Вот как?
   -Это не наемник, а маньяк. Исполняющий обязанности справедливости.
   -Смешно. Раньше так называли хитокири...Интересная у тебя работа, - равнодушно сказала Елена.
   -Не сказал бы. Сейчас я даже не знаю, с какой стороны подойти. Этому убийце было просто не откуда взяться.
   -Не может быть, но есть? Да? - она улыбнулась. - Мой учитель любит такие парадоксы. Он еще что-то говорил про теорему о неполноте. Он говорил, что эта "неполнота" - это выход из системы в нечто большее.
   -И что это значит?
   -Понятия не имею, - она пожала плечами. - Он фантанировал странными изречениями. Назвал их "коанами". Например: "Когда устранили великое, появились "человеколюбие" и "справедливость". Когда появилось мудрствование, возникло и великое лицемерие. Когда шесть родственников в раздоре, тогда появляются "сыновняя почтительность" и "отцовская любовь".
   -Это не похоже на коан... - я вдруг запнулся. Стал повторять: - Человеколюбие.. справедливость.. лицемерие...
   Я кивнул, соглашаясь с собственными мыслями. Похоже, что так и есть. Если вдуматься - просто нет иных вариантов. А мои ощущения иногда тоже ошибаются...
   -Я вроде бы, понял, что имел в виду твой учитель, - сказал я. - И мне надо идти.
   -Мне тоже. Надо забрать деньги, за последнюю работу и решить вопрос с машиной. Но после этого, я вернусь.
   -Идет. Там в столе вторые ключи, можешь взять, - я встал. Я был уже у порога, когда она меня окликнула:
   -Эй, Айс!
   Я обернулся.
   -Что?
   -Сколько людей ты убил?
   -Не считал, - я пожал плечами. - Наверно, уже больше сотни.
   -Тебе никогда не казалось, что ты должен был давно сдохнуть, просто по теории вероятности?
   -Нет, не казалось.
   Я отвернулся. Взгляд упал на валяющийся на тумбочке томик "Хагакурэ", забытый здесь не помню кем и когда. Не думая, я открыл его на случайной странице. "Я постиг, что Путь Самурая -- это смерть. В ситуации "или-или" без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя..."
   Я со злостью отшвырнул книжку и повернулся к двери. Мой взгляд скользнул по висящей на крючке куртке Елены с торчащим из кармана коммуникатором. Я вышел и захлопнул дверь.
  
   На улице снова шел дождь. Я вывел из гаража аэроцикл и полетел во Внешнее кольцо. Фонцатен, не смотря на наш давешний разговор о вере, теперь казался главным кандидатом в убийцы. Свихнулся на почве веры и стал наводить справедливость и воздаяние за грехи. В эту схему плохо укладывается то, что, он принял за убийцу меня. Но кто знает, как у него в голове все устроено? И потом, если он почувствовал исходящий от меня запах крови, кто знает, на что он способен? В любом случае, не помешает с ним поболтать еще раз...
   Я прибыл как раз вовремя. Я понял, что был не прав. Но это было не важно. Священник висел, пришитый к стене кинжалами. Распятый, подобно своему богу. Рядом стоял некто в черном балахоне. Он повернул голову и посмотрел на меня. Белая маска. Совершенно пустая - только разрезы для глаз.
   -Ну наконец-то. - Произнес я. Тело само приняло стойку, руки сами легли на рукоять и ножны.
   С полминуты убийца в маске изучал меня, потом рванулся по проходу между скамьями, прямо на меня. В его руках появились кинжалы. Я почувствовал, что улыбаюсь.
   Я ловлю начало движения и бью. Если бы он не держал кинжал обратным хватом, я бы отсек ему руку, но он каким-то образом успевает остановить кинжал и подставить его под удар.
   Он падает, не справившись с набранной инерцией, и пытается достать мои ноги вторым кинжалом. Я прыгаю через него, делаю перекид на левой руке, и разворачиваюсь, готовясь к новой атаке убийцы.
   Но он, похоже, передумал со мной драться. Он удирал. Я выхватил нож и швырнул ему в спину. Он в тот момент уже выбежал из церкви и поворачивал - так что нож вонзился в левое плечо, а не между лопаток, как я метил. Я помчался следом, снаружи было темно. Один фонарь на всю улицу. А убийца уже скрылся за одним из домов. Я пробежал полквартала, но понял, что это безнадежно. Дождь успешно глушил звуки шагов и смывал кровь.
   -По вере нашей и да будет нам, - произнес священник, когда я вернулся. - Меня уже не спасти.
   Двусмысленная фраза. Впрочем, не знаю, как душу, а тело и впрямь не спасти.
   -У меня есть... последняя просьба, ангел смерти, - выдавил он, давясь кровью.
   -Молчи, священник, - перебил я. - Не бери на себя еще один грех. Ты ведь веришь в грехи?
   Я подошел поближе и всадил меч ему в сердце.
  
   Темпус Мори жил в пентхаусе, в здании, как я выяснил, целиком принадлежащем его криминальному клану. Он ездил на спортивном вседорожнике, но отрывался от асфальта редко. Чем я и воспользовался, приземлив аэроцикл у него на пути.
   Он остановился и вышел из машины. Высокий седовласый мужчина в плаще. Из-под плаща впирал меч. Я выпрыгнул из седла и пошел к нему на встречу.
   -У меня мало времени, так что давай без лишних слов. - Сказал он, высвобождая меч из складок плаща и кладя левую руку на ножны, под цубу.
   - Я пришел поговорить, - сказал я. Сказано было неубедительно, потому, что я стоял в той же стойке, что и он. - Это касается того дела с Яной Стоун. Там еще присутствовали Фонцайтэн, Штартэн и другие.
   -Если ты пришел не драться, то проваливай. Со своими делами я сам разберусь.
   -Хорошо. - Я извлек из кармана заранее приготовленную визитку и швырнул ему. - Тут мои координаты. На случай если решите, что не помешает помощь.
   Первые несколько шагов обратно к аэроциклу я сделал спиной вперед.
  
   Елена ждала меня дома.
   -Ты представляешь, - сказала она вместо приветствия. Она сидела на кухне и курила. Ее пальцы слегка подрагивали.
   - Я никуда не пошла. Я вдруг поняла, что это не нужно. Уже ничего не нужно. И я не могу больше ждать...
   Я молча сел рядом.
   -Мне последнее время кажется, что я просто обязана была лажануться хотя бы раз, - тихо сказала она.- Один раз ошибиться - и умереть. И что на сам деле, я должна быть мертва.
   -Но ты не ошиблась ни разу. Расслабься, - я обнял ее.
   -Я знаю, что не ошиблась. Я знаю. Но просто нет никакой разницы, жива я или мертва... Прости Айс... Айс, ты меня любишь?
   -Люблю, - честно сказал я.
   Она прижалась ко мне и всхлипнула.
   -Айс, я тоже тебя люблю... И ты мне нужен... Прости, я такая эгоистка.
   Некоторое время мы сидели, прижавшись друг к другу.
   -Я не могу больше тянуть, - тихо сказала она.
   -У этого дома хорошая крыша. С нее открывается неплохой вид.
   -Идем, - тихо и твердо сказала Елена.
   И мы поднялись на крышу. Дождь давно сменился снегом. Но теперь и он кончился и небо было чистым и звездным. Мы стояли на крыше. Над нами - огни звезд. Под нами - огни города.
   Мы стоим напротив друг друга. Долго, очень долго.
   Вечность капает каплями секунд...
   Она выхватывает клинок и бьет наискось. Я успеваю лишь частично вытащить меч и подставить клинок под удар. Отскакиваю, вынимаю меч до конца и атакую. Серия ударов - и я откатываюсь кувырком, чтобы избежать смертельного удара... Нас охватывает счастье. Мы растворяемся в вихре мечей. В звоне, высекаемых искрах, переходах и финтах. Удар. Отклоняю и тянусь к горлу. Отскакиваю. Ухожу от контрудара. Укол. Еще. Ее клинок быстр. Очень быстр. Слишком быстр.
   Я быстрее.
   Мы вновь застыли. Клики параллельно земле и друг другу. Ее - уткнулся в пустоту за моим плечом. Мой - в ее груди. Она роняет меч и падает на спину. Из раны фонтаном бьет кровь. Она кашляет.
   Я подхватил ее. Обнял.
   - Это был... прекрасный бой... - выдавила она, сквозь кровавый кашель. - Прости....Я такая эгоистка... Я оставляю тебя одного.
   -Я люблю тебя, - прошептал я. Я поцеловал ее и почувствовал вкус крови.
   Я отнес ее на руках. Прямо в морг.
   Только потом, уже придя домой, я понял, отчего от меня шарахались прохожие на улице. Я был с ног до головы в крови.
  
  
   Мори позвонил через двадцать два часа. Он пригласил меня в гости. Я согласился.
   Я оставил аэроцикл на стоянке. Охрана вестибюля покосилась на меня с подозрением, но пропустила. Я поднялся на лифте на самый верх и вошел в апартаменты Мори. Первым, на что я обратил внимание, была обстановка. Она была богатой и до безобразя безликой. Либо Мори здесь недавно, либо он здесь не живет, а приходит сюда спать.
   -Проходи, садись. - Сказал Темпус Мори, когда я вошел в гостиную. Он сидел в кресле за столом. В обществе двух рюмок и бутылки чего-то дорогого и алкогольного. Напротив него, было пустое кресло, в которое я и сел.
   Мори молчал. Тишина становилась все напряженнее.
   -Забавно, - наконец заговорил он. - Я хотел поговорить с тобой, но теперь вдруг понимаю, что говорить не о чем. Ты ведь понимаешь, что я это не я их всех убил.
   Я кивнул. Говорить нам не о чем. Мы совершенно разные, незнакомые люди. У нас есть только одно общее.
   -Тогда, давай. Прямо сейчас, - предложил я.
   -Что, и не выпьете за знакомство, даже? - с иронией в голосе спросила девушка в сером.
   -Я хочу сначала разобраться с этими убийствами, - сказал Мори. - Ты видел этого убийцу? Как он?
   -Он неплох, - сообщил я. - Я бы тоже предпочел сначала разобраться с ним.
   У Мори зазвенел коммуникатор, он вынул его из кармана и поднес к уху. Некоторое время он слушал, потом сказал "Хорошо. Скоро подойду" и положил коммуникатор на стол. Он посмотрел на меня.
   -Видать не так уж и хорош. Охрана внизу сумела его остановить.
   Я отталкиваюсь ногами и падаю на спину, вместе с креслом. В падении я вижу, как лезвие его меча проносится там, где была моя голова. Упав, я перекатываюсь и вскакиваю на ноги. Мори обходит стол и опрокинутое кресло. Встает в стойку. Он улыбается. Я тоже. Я разгадываю его финт и бью на опережение. Он успевает отскочить и тут же пытается достать меня колющим в грудь. Чем плох удар из ножен - после удара рука "провисает" из-за инерции, так что вернуть меч для парирования не успеваю.
   Подогнув ногу, я падаю на спину, пропуская над собой клинок Мори, и, не глядя, режу ему ноги. За тем, откатываюсь в сторону и поднимаюсь. Щиколотку я его достал, но не сильно. Но может и этого хватит?...
   Мори атакует. Я бью на опережение.
   Мы застыли, боком друг к другу, глядя в противоположные стороны.
   -Забавно, - произнес он. - Даже сейчас... я ничего не чувствую.
   Он упал лицом вперед. Я сбросил кровь с меча, убрал его в ножны. Повернулся. Мори лежал на животе, и вокруг него по дорогому ковру расползалось красное пятно. Я перешагнул через тело и направился к выходу.
   Лифт был занят. На нем кто-то поднимался. Как только двери открылись, что-то оттуда бросилось на меня. Тело среагировала само, не дожидаясь приказа. Через секунду я обнаружил себя стоящим не там, где только что был и с мечом в руках, а рядом лежало тело в черном балахоне. Лежало почти также, как тело Мори. Рядом валялись два ножа. Я подцепил убийцу ногой и перевернул на спину. Когда я наклонился, чтобы снять маску, он схватил меня руку. В этом движении я не заметил никакого опасного намеренья. Это больше было похоже на то, как утопающий хватается за соломинку. Я стащил с него маску.
   Почему-то, я был почти уверен, что увижу именно это лицо.
   Яна. Ну кто еще это мог быть? "Он берет те шестеренки из которых состоит личность и оставляет из них только те, которые социально приемлемы, и добавляет новых до полной картины", - я вспомнил, что говорил Воид. Вот значит как... Она умирала, ей было очень страшно. Она смотрела на меня, ища во мне поддержку и помощь.
   -Держись, - сказал я, сжимая в ладонях ее холодеющие пальцы. - Скоро тебе уже нечего будет бояться. Скоро все кончится.
   Когда она умерла, я закрыл ей глаза.
  
   В холе на первом этаже я обнаружил тела охранников. Один, с кинжалом в груди, лежал поперек прохода в служебные помещения.
   "В связи с тяжелым положением на рынке, представители руководства "Твэлвтауэрс Индастриз" уже потеряли всякую надежду... - доносилось из-за двери. Наверно, телевизор. - Так, сегодня покончил с собой директор по маркетингу, Эрих Штартэн. Как сообщил нашему корреспонденту..."
  
   Женщина в вестибюле сказала, что Воид почти все время проводит на двадцатом этаже в искусственном саду. Я вошел в лифт и стал подниматься.
   -Зачем он тебе? - спросила девушка в сером. - Все кончено. Все умерли.
   -Хочу кое-что прояснить...
  
   Искусственный сад был похож на настоящий лес. При условии, что в лесу растут яблони и кусты роз всех расцветок. Разумеется, в настоящем лесу я никогда не был, как и никто из ныне живущих. Воида я нашел быстро. Он сидел на траве, прислонившись к стволу отдельно стоящей яблони. И разговаривал с доктором.
   На этот раз Воид был гол по пояс, длинные волосы были собраны черной повязкой, и бледная кожа блестела от пота. Очевидно, его отвлекли от каких-то упражнений. И да, в таком виде, никто в здравом уме не принял бы его за хиляка и тем более за девушку. Особой мышечной массой он похвастаться не мог. Но рельеф такой, что можно как анатомическое пособие использовать. Воид со спокойной улыбкой слушал нависшего над ним доктора. Тот был в ярости.
   -Почему ты скрыл от меня это?! - почти кричал он.
   -Скрыл? - Воид выгнул бровь. - Я думал, ты это понимаешь. Плюс на минус. Черное и белое. Идея о единстве и борьбе противоположностей слишком укоренилась в человеческом сознании, чтобы ее можно было игнорировать. Несмотря на ее лживость.
   -Ты должен был сказать!
   -Что? Ты не знал, что все так и будет? - лицо Воида исказила злая кривая ухмылка. - Ты всерьез думал, что человека можно вернуть к tabula rasa? Что достаточно игнорировать весь негатив прошлого, чтоб он исчез? Проснись! Всеми твоими успехами в "реабилитации" ты обязан развитию темной стороны личности Яны.
   -Почему, ты обучил ее?! Тебе достаточно было просто ничего не делать.
   -А ты бы предпочел, чтобы она навсегда зависла полуживом состоянии? - Насмешливо спросил Воид.
   -Да!
   -А я - нет, - спокойно ответил Воид.
   Доктор сделал глубокий вдох и сказал деланно спокойным голосом:
   -Ты зарвался, Воид! Я... Я думал, что помощь другим разбудит в тебе гуманизм. Моя ошибка. С этого момента я запрещаю тебе свободно перемещаться по больнице. И я лично прослежу...
   Воид не стал перебивать. Просто пристально и с интересом посмотрел в лицо доктору. Тот осекся, развернулся и пошел прочь. Почти побежал. Меня он, похоже, не заметил, хотя я стоял у него на пути, и ему пришлось обходить...
   Воид глянул на меня.
   -Вот и ты, - он помолчал, разглядывая меня своими красными глазами. - Ты уверен, что это не может подождать?
   Воид - мастер. Я не знал, каким оружием он владеет, каким стилем. Но мои инстинкты вопили о том, что этот парень опасней, чем десяток дуэлянтов средней паршивости. Но у меня все равно больше не было ничего, кроме жажды вновь окунуться в водоворот клинков и раствориться в нем. Почти ничего.
   Я достал коммуникатор и набрал номер. На экране появился Рейн. Человек, заменивший мне родителей. Человек, убивший моих родителей.
   -Привет, - сказал я. - Что ты там говорил на счет помахать жестянками?
   -Ага. Надумал... Извини, парень, но сейчас не могу - весь в делах. Давай через неделю?
   -Ага. Буду ждать. Пока!
   Я убрал коммуникатор и посмотрел на Воида.
   -Ты прав. Это может подождать.
   -Хорошо, - Воид улыбнулся.
   Я развернулся и двинулся к лифту.
   -Эй, погоди!
   Я повернулся. Воид кинул мне только что сорванное яблоко. Я выхватил меч и полоснул им по воздуху. Четвертинки яблока упали на траву. Воид рассмеялся. Я развернулся и пошел прочь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава вторая

Крысолов из Седьмого сектора

My mother has killed me

My father is eating me

My brothers and sisters sit under the table,

Picking up my bones.

And they will bury them

Under the cold marble stones.

Детская песенка

  
   А все-таки тяжело тренироваться в одиночку, когда никто не стоит над душой и не следит за правильностью исполнения. Равно нет никого, перед кем можно красоваться своей выносливостью и мастерством. Если бы ежедневные тренировки с детства не стали для меня неизбежной рутиной вроде чистки зубов, никогда бы не заставил себя столько тренироваться. Со временем, уже тяжелее становится бросить, чем продолжать. Мышцы начинают ныть, требуя привычных нагрузок. А психике становится необходим новый шаг к совершенству, так же, как наркоману нужна новая доза наркотика. Конечно, я слегка утрирую, но мне для нормального самочувствия просто необходимо осознавать, что сегодня я чуть лучше, чем вчера...
   Я в очередной раз кружил фехтовальному залу, выполняя формы с мечом. Шаг, удар, разворот, удар, разворот, финт и укол. Бой похож на танец, в конце которого один из партнеров умирает... Послышался тихий стук в дверь.
   -Да? - Сказал я, застыв в стойке.
   Отворилась дверь и вошла Мея.
   -С вами желают говорить госпожа Астрид и господин Лорик Хаута. Они говорят, что это срочно.
   Я недовольно хмыкнул, и, положив меч на плечо, направился в гостиную к видеофону. Астрид и Лорик смотрели на меня с разделенного пополам экрана. При моем появлении, на лице Астрид появилась странная довольная улыбка. И она с интересом смотрела на меня. Я сообразил, что гол по пояс.
   -Приветствую, - сказал я. - Чем обязан вниманию столь значительных персон?
   -Привет, - сухо сказал Лорик. - Надо поговорить. И чем скорее, тем лучше.
   -С вами обоими? - уточнил я.
   -Да, - сказала Астрид.- Мне думается, что лучшего места, чем твой особняк, нам не найти.
   -Хорошо, - я изобразил улыбку. Все мои улыбки, и искренние и фальшивые, выглядят звериными оскалами. Я это знаю и использую. - В таком случае, жду вас у себя...
   -Через полчаса, - сказала Астрид. Лорик согласно кивнул.
   -Через полчаса, - с улыбкой повторил я. - Жду с нетерпением.
   Я разорвал связь и повернулся к Мее, стоящей в дверях и смотрящей на меня своим единственным глазом.
   -Мея, у нас гости через полчаса. Смею надеяться - ненадолго. Так что обойдемся чаем.
   Она поклонилась с таким же равнодушным и застывшим выражением лица, что и всегда. И ушла. У меня было еще полчаса, чтобы привести себя в порядок и подготовиться к предстоящему разговору.
  
   Через полчаса я стоял на улице, ожидая гостей. Черный комбинированный лимузин Астрид, показался из-за поворота, ослепляя светом фар. Он подъехал и остановился. Я ожидал, что сначала выйдет телохранитель, но Астрид, похоже, решила показать, что полностью доверяет мне. Я подал ей руку и помог выйти из машины.
   Астрид очень красивая и элегантная особа. Мне было известно, что ей далеко за сорок, но на свой возраст она не выглядела. У нее тонкие черты лица и длинные черные, слегка вьющиеся волосы. Темно-красное пальто прекрасно подчеркивает стройную фигуру.
   -Ты сама галантность, Фрист, - сказала она с улыбкой. - Моим ребятам стоило поучиться у тебя манерам.
   Мне было интересно, где королевским манерам могли научить бывшую проститутку, но я промолчал. Я действительно ее уважал и даже слегка восхищался ею. В свое время ей удалось подчинить и удержать от развала клан Акечи, который остался без предводителя. Притом что у нее на тот момент вообще ничего не было, кроме ума и обаяния и оборвавшегося романа с этим самым предводителем.
   Рядом приземлилась малиновая спортивная машина. Дверь поднялась вверх, и из машины выбрался Лорик. Худой человек в сером костюме и чертами лица, напоминавшими крысиную морду. Далеко не последний человек в семье Хаута.
   Для полной картины не хватало еще представителя группы Томмот. Впрочем, я подозревал, что разговор пойдет как раз о ней. Но я ошибался.
   Мы расположились в гостиной, и Мея подала чай.
   -А ты неплохо здесь устроился, - сказал Лорик, изучая картины на стенах. - И служанка у тебя... Где такую нашел?
   -На улице, - ответил я. - Здесь недалеко.
   -А что у нее с глазом? - спросила Астрид, удобно устроившаяся в глубоком кресле.
   -Ее предыдущий хозяин выбил ей глаз кольцом с алмазом... - сообщил я. - Но, я полагаю, вы не ради Меи решили посетить мой дом?
   -Нет, - Астрид помрачнела, и извлекла откуда-то длинную тонкую сигару. - Ты не возражаешь, если я закурю?
   -Не возражаю.
   Лорик протянул ей зажигалку.
   -Ты слышал, что творится на внешней границе сектора? - Спросила она.
   -Нет, - я пожал плечами, - мои интересы ограничиваются "Черным крестом".
   -"Крысы", - бросила Астрид и выпустила струю дыма изо рта.
   -Непонятно, откуда они появились, - подал голос Лорик. - Нападают и прячутся, так что не найдешь.
   Астрид выдохнула из носа струю дыма и произнесла:
   -Из канализации они лезут, откуда еще могут лезть крысы? Проблема в том, что их много, и они неплохо организованы... - она снова затянулась, выдохнула новую струю дыма и продолжила. - Мои ребята с ними справляются на поверхности. Но никто не ориентируется в тоннелях. Я не так давно посылала одну группу. Никто не вернулся.
   -А мне, позвольте спросить, кое до этого дело? - поинтересовался я. - В "Кресте" уже давно никаких "крыс" не видно.
   Это была правда. Последнюю банду я истребил что-то около полугода назад.
   -Вот именно, - мрачно сказал Лорик. - Ты - самый классный спец по их выведению.
   -Сейчас сектор находится в равновесии, - сказала Астрид. - Но эти гады нападают на мои склады и потрошат моих людей... У Хаута тоже самое. А у Томмот таких проблем нет. Так что мы становимся слабее их.
   -Фрист, - сказал Лорик. - Когда ты пришел сюда и установил свой порядок, никто не стал возражать. Но когда ты завел дела с какими-то странными парнями, это никому не понравилось. Но никто не стал тебя трогать...
   -Мне показалось, или ты мне угрожаешь? - с интересом спросил я. Разумеется, мне и думать нечего, чтобы в одиночку противостоять одному из трех кланов, контролирующих сектор. Но все понимают, что те неприятности, которые я могу причинить, не стоят двух улиц, которое мне как бы "принадлежат". Я постарался, чтобы все это хорошо уяснили.
   -Лорик хотел сказать, что нынешнее равновесие и в твоих интересах тоже. Или ты надеешься, что уцелеешь, если начнется большая война?
   Я ухмыльнулся. Я давно обдумал такой вариант развития событий, и пришел к выводу, что в случае большой драки, у меня есть шансы не только выжить, но и многое приобрести. Но это было бы хлопотно. И честно говоря, меня нисколько не интересовало увеличение собственного домена. С другой стороны, лезть в вонючие и полные "крыс" подземелья у меня тоже не было никакого желания.
   -Мы заплатим тебе, - пообещал Лорик. - И хорошо заплатим. И еще обещаем не соваться в "Черный крест" и дальше.
   -Но, позвольте узнать, неужели вы не обращались к другим профессионалам?
   -Обращались, - мрачно ответил Лорик. - Они тоже не вернулись оттуда.
   -Но ни у кого из них не было такого впечатляющего послужного списка, - с улыбкой добавила Астрид.
   Полагаю, ее лесть попала в цель. Во всяком случае, прогулка в канализацию уже не казалась мне столь отталкивающим мероприятием. Да и рубиться по-настоящему мне довольно давно не приходилось. А мечи, как известно, без смазки ржавеют...
   -Ну что же, похоже, вам удалось меня убедить, - с улыбкой произнес я. - Осталось только обговорить детали нашего соглашения.
  
   Лорик поспешил покинуть мой дом, как только мы сошлись в цене, а с Астрид мы еще некоторое время поговорили ни о чем. Потом я вышел проводить ее до машины. Через двор с садом. На улице стало холоднее, и звезды заволокло тучам. Должно быть, скоро начнется дождь.
   -Все-таки я тебя не пойму, мальчик, - сказала она, когда мы вышли во двор. -Ты позволишь один вопрос глупой женщине?
   -Разве я могу вам что-то запретить?
   -Где настоящий Фрист? Тот, который галантно подает руку даме? Или тот, который с удовольствием выпускает кишки любому, посягнувшему на его собственность? Где лицо, а где маска?
   Я рассмеялся и открыл наружную дверь. Водитель и охранники, должно быть, уже подвывают от скуки, дожидаясь свою госпожу.
   -Человек не сводится к сумме его внешних признаков. Может быть, и то и другое, мои настоящие лица.
   -Человек... - задумчиво повторила она. - А, может быть, и то и другое маска? Ты просто лучше носишь маски, чем твоя жутковатая служанка.
   -Она просто не умеет изображать на лице эмоции, - я с радостью перевел разговор на другую тему. - Ее этому не научили.
   -Как это?
   -Вы слышали про фонд "Новая жизнь"? - спросил я. - Они берут детей из приютов и неблагополучных семей и делают из них... как это называется? "Достойных членов общества".
   -Отмороженных ублюдков, - поправила Астрид. Она открыла дверь и села в машину. - Желаю удачной охоты, мальчик. А еще желаю, чтобы ты подольше продолжал играть в затворничество и носить маски.
   Я проводил взглядом отъезжающую машину и вернулся в дом. Экстренных дел у меня не было, так что, немного подумав, я решил заняться проблемой "канализационных крыс" немедленно. Я переоделся в "рабочую" одежду: кожаные штаны и куртка со стальными вкладками. Они шиты на заказ и не только имеют устрашающий вид, но и спасают от слабых ударов и не стесняют движений. Ножи за голенища сапог и наручи с секретом. Ну и, конечно, мой любимый полутораручный фламберг. Напоследок, я глянул в зеркало и остался доволен своим трехцветным хвостом. Подмигнул себе правым, зеленым, глазом. Потом скорчил страшную рожу и почти по-настоящему испугался.
   -Когда планируете вернуться? - спросила Мея, когда я был уже на пороге.
   -Не имею ни малейшего понятия, - честно ответил я. И закрыл дверь.
   А на улице начинался дождь. Ничего страшного - не ливень, а обычная серая морось. Я даже был рад. Дождь прибьет к земле поднявшуюся пыль и запахи. Интересно, как бы мне заставить своих подопечных соблюдать чистоту? Дело, впрочем, безнадежное. Сохранять чистоту и порядок в свое время не смогли научить и меня. Это оказалось куда более сложной задачей, чем обучить трем языкам и фехтованию, а также безоружному бою. Должно быть, я неспособен поддерживать в доме порядок точно так же, как Мея неспособна демонстрировать эмоции.
   Я шел по темной улице, пересекая редкие пятачки фонарного света. Одинокие прохожие всеми силами стремились разминуться со мной как можно быстрее. К такому отношению я давно привык. Меня уважают, но по возможности, стараются держаться подальше, вне досягаемости моего меча. Просто на всякий случай. Я свернул за угол, прошел мимо компании праздно шатающихся подростков, которых явно не смущал дождь.
   -Здравствуйте, господин Фрист! - крикнул один. Я улыбнулся в ответ.
  
   ...Первое время, самым тяжелым были не постоянные драки, и не необходимость всем себя обеспечивать. Тяжелей всего было понять и принять тот факт, что действительно бывают настолько глупые и закостеневшие люди. Неспособные абстрактно мыслить. Лишенные воображения и способности узнавать красоту. Они живут не интуицией и не разумом, а какими-то сложными инстинктами как общественные насекомые. Тяжелей всего было научиться понимать и принимать их такими, какие они есть. Я так и не смог и никогда не смогу их полюбить. Меня хватило только на то, чтобы их не возненавидеть...
   Еще сто метров - и я прошел мимо нарисованного на стене белой краской крысиного черепа. Своего рода, пограничный столб, и одновременно - предупреждение для гостей.
   Кабак располагался недалеко - в подвале соседнего дома. Просто кабак. У него давно потерялась вывеска, если когда-то и была. Завсегдатаи иногда называли его "Столбом" - за бетонную колонну, не к месту торчащую посреди зала. Я рассчитывал найти здесь своего приятеля Шена. Он почему-то любит это место. Обычно, он в курсе всего, что творится в секторе. Но когда из дверей заведения вылетел какой-то толстяк, я понял, что ожидает меня не только разговор. Толстяк с выпученными глазами промчался мимо, не заметив меня. Я даже слегка обиделся. Обычно, я - не самая незаметная деталь ландшафта. Уже у двери, я услышал крики и ругань, доносящиеся изнутри.
   Я вздохнул, и, согласно принятым правилам вежества, от души пнул дверь. Дверь, оказывается, открывалась наружу, мог бы и сообразить. Впрочем, она на настолько прогнила, что мой удар вынес ее вместе с косяком. Я пнул ее еще раз, чтобы она окончательно освободила проход, и вошел.
   Внутри было душно, темно и накурено. В кабаке шел бой. Шен, зажатый в углу, отбивался от двоих. Его спасала только его феноменальная реакция, и то, что его короткий меч был сантиметров на десять длиннее ножей нападавших. Раскачивающаяся над головами дерущихся лампочка на шнуре, заставляла тени плясать и добавляла неразберихи. За спинами этих двоих стояло еще трое с ножами. Они были бы рады придти на помощь товарищам, но для этого не осталось свободного места.
   Эти трое обернулись на устроенный мной шум.
   -А это что за урод? - сказал один из них. Я одной ногой подцепил низкий колченогий табурет и швырнул ему в лицо. Пока он отбивался от мебели, я шагнул к нему, по пути сгребая со стола какую-то недопитую бутылку, и схватил руку с ножом за запястье. Парень был моего роста и, пожалуй, потяжелее, но во всем остальном мне уступал. Я дернул его на себя и, выкрутив руку, отправил в полет - носом в ближайший стол. Попутно я успел швырнуть бутылку в одного его товарища и заехать ногой в живот другому. Получивший удар, согнулся пополам, и я поспешил подскочить и довершить дело ударом пятки по подставленному затылку. За тем мне пришлось резво отскочить в сторону, чтобы не получить нож в почку от последнего из троицы. Следующий его выпад я поймал на наручень и одновременно от души врезал ему в подбородок. Парень отлетел на пару метров, ударился затылком о колонну, стоящую в центре помещения, упал и затих.
   -Как же я ненавижу ножевой бой, кто бы знал... - пожаловался я неизвестно кому.
   К этому моменту Шен достал горло одного из своих противников, и тот медленно сползал по стене, прижимая ладонь к шее. Второй, сообразив, что остался в меньшинстве, отскочил от Шена и помчался к выходу.
   Шен прислонился к стене и попытался отдышаться.
   -Кто это? - спросил я.
   -Эта.. ща.. - Шен поднял ладонь, показывая, что пока неспособен внятно говорить. Я против воли нахмурился. Последнее время, у него плохо с дыхалкой. Сдает понемногу. Впрочем, другие в дорогих больницах, окруженные врачами, не протянули столько, сколько он прожил, слоняясь по улицам Седьмого сектора и суя свой курносый нос во все творящиеся здесь дела. Насколько я знаю, ему за двадцать. А выглядит он замученным субтильным подростком. Говорят, девушки без ума от его кривой ухмылки и больших голубых глаз, сияющих из-под взъерошенных волос мышиного цвета. Он носит старый драный, серый плащ, такие же штаны и кожаные сапоги. На поясе у него короткий прямой меч. Серьги в его ушах стоят как десять этих кабаков. А на левой руке у него кольцо дуэлянта. Оно ему нужно было исключительно для того чтобы безнаказанно убивать. Но, в отличие от большинства дуэлянтов из Внешнего кольца, он не "крыса", а профессиональный наемник.
   Совсем неплохо, для выбравшегося с самого дна и смертельно больного бывшего наркомана.
   -Я их не знаю, - наконец, сказал Шен. - Они не местные.
   -А что вы не поделили?
   -Ды так... слово за слово... - он закашлялся. Потом спросил: - А ты как тут оказался?
   -Тебя искал. Хотел спросить о "крысах" из канализации.
   -О "крысах"? - он почесал голову. - Это которые на границе Акечи и Хаута шалят?
   -Они самые.
   -А вспомнил... Аксель что-то такое про них толкал недавно.
   -А ты сам не в курсе? - спросил я.
   -Не-а. Пойдем, спросим, - Шен бодро отлип от грязной стены.
   -Это надо еще его трезвым отловить, - с сомнением произнес я.
   -А он все время трезвый, - Шен перепрыгнул через барную стойку и скрылся за ней. Через несколько секунд он показался, улыбающийся и с бутылками пива в руках. - Просто он только когда нагрузится, рискует тебе показаться. Пошли!
   Старый Аксель спрятался от дождя в наполовину развалившейся беседке, оставшейся с тех времен, когда район был куда более респектабельным. Он дремал, облокотившись на стол, изрезанный поколениями любителей простых способов самовыражения. Его лысина блестела в свете лампочки, свешивающийся с потолка беседки.
   -Привет старый! - бодро сказал Шен, усаживаясь напротив. Старик встрепенулся, но увидев Шена ставящего на стол бутылки, сразу расслабился.
   -А.. Шен! - Аксель, похоже, был действительно рад видеть моего друга. - Решил навестить старика? Как жизнь - то?
   -Пока продолжается, - Шен пожал плечами.
   -Это главное, - Аксель взял было бутылку. Спросил. - А открывалку-то ты прихватил?
   -Не-а..
   -Что, опять мечом будем ковырять?
   Я молча протянул руку, забрал у него булку, открыл ее пальцами и вернул Акселю. Потом проделал то же самое со второй бутылкой.
   Старик, похоже, только что меня заметивший, покосился на меня с плохо скрываемым страхом.
   -Привет, Аксель, - сказал я.
   -Здрав... э-э... Привет, Фрист.
   -Помнишь, ты рассказывал о тех "крысах", лезущих из канализации? - спросил Шен.
   -Крысах? А... ну да, - Аксель отхлебнул из своей бутылки. - Понимаешь, это настоящие крысы.
   -В смысле?
   -Ну эта... Оне же никогда себя "крысами" не называют. Это со стороны их так прозвали. А эти нет. Так и говорят: "Мы - крысы", - он с многозначительным видом сделал огромный глоток. Потом придвинулся к Шену поближе и произнес:
   -У них там целая страна. Это... крысиное царство. И свой вожак есть. Крысиный король!.. Говорят, он сам огромный, а во рту у него здоровенные зубы, такие, что он может человеку ногу откусить.
   -Ну ты уж ври, но не завирайся! - Шен усмехнулся и отпил из своей бутылки. - Еще скажи, что ты сам их видел.
   -Видел! - с готовностью подтвердил Аксель. Кажется, он успел забыть о моем присутствии и расслабился. - Я тогда к другану в гости шел. Иду... и вдруг - шум. Смотрю - а там крышка эта... ну люка, короче, движется. И рука показалась. Я нырк - в подъезд, сныкался. Оттуда мужик вылез, грязный весь, но с мечом и ентим... арбалетом. А потом еще один, такой же. Оне огляделись, меня не заметили. Стали говорить что-то о "короле" своем, а потом пошли по улице. А потом люди говорили, что в той стороне большая драка была. Вот как!
   -А где это было, показать можешь? - спросил Шен.
   -Не-а, а на что тебе? - удивился старик. - Что, хочешь туда залезть? Брось. Это как с крыши вниз головой. Только еще вернее. Там же их сотни, небось. Я когда мелким был, эти канализации все излазил. Там ходов - что твой лабиринт. Веришь, нет? Вот хоть вон в тот люк залезь - можешь в другом секторе вылезти. Ну если ноги не отвалятся столько топать. А теперь прикинь, сколько там крыс может сидеть. И каждая - каждый закуток знает. Такие вот дела...
   Аксель отхлебнул еще пива и сказал:
   -Ты-то молодой. Поберег бы себя. Это мне, старику, давно на тот свет пора...
   Вместо ответа Шен закашлял. Кашлял он долго, закрывая рот рукой. Когда, наконец, приступ прекратился и Шен отнял руку ото рта, на его ладони была кровь.
   Я подумал, что старик Аксель на своем веку повидал два, а то и три поколения таких молодых. Он видел, как они мальчишками бегают по улицам и видел их, взрослых и видел из мертвых. Видел и их детей. Как они бегают, взрослеют и тоже умирают - от алкоголя, наркотиков, чьих-то ножей или просто от безделья.
   -Думаю, старик, - заявил Шен, - в этой гонке я тебя обгоню.
   -Хе... Нашел соревнование.
   -У меня есть хорошие шансы обогнать вас обоих, - заметил я.
   -И то правда, - согласился Шен и встал из-за стола. - Ладно. Бывай, Аксель. Жизнь коротка, а еще столько глупостей надо успеть совершить...
   Мы распрощались со стариком и вышли под дождь.
   -Ты куда? - спросил Шен.
   -Домой, - ответил я. - Машину возьму.
   -Я с тобой.
   -Тоже хочешь посмотреть на этого "Крысиного короля"?
   -Ну да, - усмехнулся Шен. - В жизни не видел, как человеку ногу откусывают. Те сколько обещали за этих "крыс"?
   -Не поделюсь, - отрезал я.
   -Ну ладно, - Шен пожал плечами. - Ты же меня знаешь. Я лезу в драку ради самой драки. А все остальное - мелочи.
  
   Мея открыла нам дверь. Шен ее дружелюбно поприветствовал. Она ответила в своей обычной манере. Мы прошли в гараж, и я стал возиться со своим навороченным "кастомом". Надо было залить топлива и проверить работу турбин.
   -Слушай, расскажи мне про эту свою служанку, - попросил Шен. - Люди про нее такое говорят...
   -Пожалуйста, избавь меня от слухов обо мне и моем образе жизни.
   -Ну, этот тебе понравится! - Шен усмехнулся. - Самый бредовый, который я слышал. Говорят, что ты - на самом деле демон, которого призвал в наш мир какой-то колдун. Утверждают, будто бы ты копишь силы, забирая души тех, кого убил. Готовишься для боя с Нобилями. А служанка твоя - это труп, который ты поднял магической силой. Говорят, что в подвале твоего дома до сих пор сохранился магический круг, в котором тебя призвали при помощи черной магии...
   -Погоди, - я поднял на Шена удивленный взгляд. - А про круг они откуда узнали?
  
   Добавив к снаряжению все, что могло пригодиться в канализации, мы с Шеном оседлали мой аппарат и полетели туда, где последний раз видели этих "канализационных крыс". Поскольку все, что мы знали об их расположении, это то, что они обитали "где-то там, в канализации", нам было все равно в какой люк лезть.
   -Ну и как мы будем искать это "Крысиное королевство"? - Спросил Шен, когда мы спустились по скользкой и ржавой лестнице. Мы стояли в коридоре, по одной стороне которого шел канал со зловонной жидкостью. Было сыро и холодно.
   -Полагаю, нам туда. - Сказал я и махнул в глубину коридора. И зашагал в ту сторону.
   -Откуда ты знаешь?
   -Я не знаю. - Я усмехнулся. - Я предположил. И искать мы их не будем. Они нас сами найдут.
   Шен хмыкнул и пошел следом.
   Я оказался прав. Мы прошли примерно полкилометра, когда у коридора начались ответвления. Причем некоторые из них явно не предполагались изначально. В некоторых местах стены были проломлены и взору открывались узкие темные ходы. Местами в стенах коридора попадались темные ниши - выводы каких-то труб и узлов. Я довольно скоро почувствовал, что за нами наблюдают. Было очень темно, но кое-какой свет сверху сюда все же проникал, и глаза понемногу привыкали. На эту вылазку я прихватил и фонарь, и комплект химических осветителей, но я предпочел, по возможности, воздержаться от их применения и положиться на свое умение ориентироваться в темноте.
   Мы вышли на большую развилку. К нашему коридору под острым углом примыкал еще один, более узкий и темный. Он вел куда-то вниз. Я собрался было озвучить свое желание идти вниз, как вдруг услыхал знакомый тихий скрип. Или мне показалось, что услышал.
   Я толкнул Шена в одну сторону, а сам отскочил в другую. Не понимаю, как мне это удалось проделать за то время, пока двигался спусковой крючок арбалета. Послышался щелчок, что-то пролетело мимо и громко и обиженно звякнуло, ударившись о стену. Одной рукой я вынул меч, а другой вытащил и зажег химический факел. Стало очень светло, так что я едва не ослеп. А вот те, кто в меня стрелял, ослепли совсем. Во-первых, их глаза лучше моих приспособились к темноте. Во-вторых, они смотрели и целились в меня, а значит - прямо на факел. Так что еще три арбалетных болта полетело куда угодно, но только не в меня или Шена.
   Я оценил ситуацию. Пятеро впереди - из ведущего вниз хода, семеро сзади: четверо из бокового хода и еще трое шли за нами. Нормально. Бывало хуже. И как они ухитрились скоординировать действия в полной тишине?
   Я бросил факел и ринулся на тех, что были сзади. Надеюсь, Шен прикроет мне спину и, главное, не даст себя убить... Я прыгнул и, крутанувшись, рубанул сверху вниз. Противник успел поднять меч для защиты, но это его не спасло. Мой меч проломил блок и развалил голову пополам. Следующий противник тоже сумел только отклонить мой удар. Очень неудачно для себя - фламберг проскользил по его клинку, столкнувшись с эфесом, выбил его из рук, отхватил кусок трицепса на плече и, наконец, наискось снес полчерепа.
   Это была обычная танцевальная импровизация. С красивыми, выверенными траекториями движений меча. С пируэтами и сложными переходами, за счет которых клинок набирает скорость и инерцию. Главное - все время двигаться и атаковать. Не дать врагу воспользоваться преимуществом в численности. Фламберг привычно высекал искры из своих собратьев и рвал на куски из хозяев. В одном он застрял, на половину погрузившись в живот. Я дернул фламберг в сторону, чтобы закрыться насаженной жертвой от того, кто целился в меня из арбалета. В это же время, со спины на меня напал еще один. Я отпустил меч, увернулся и ударил ладонью в челюсть. При этом сработал спрятанный в наруче механизм, и из-под моей ладони выскочило лезвие, проколовшее шею врага. Я оттолкнул его, чтобы не мешался, пока умирает, и повернулся обратно. Как раз во время, чтобы увидеть, как заваливается и падает "крыса" с моим мечом в животе и открывает меня для арбалетчика. Нож чуть не выскользнул из скользкой от крови руки, но я, все же успел первым. Когда болт покинул ложе, мой нож уже засел в глазнице стрелка. Звон ударившегося в потолок болта стал своеобразным финальным аккордом. Я обнаружил, что противники кончились.
   Шипел на полу химический факел. Тяжело дышал Шен, весь покрытый кровью, но, похоже, только чужой. Хрипели и стонали умирающие. Я с некоторым трудом высвободил свой меч. Парень с распоротым животом был еще жив, и я поспешил его добить.
   -Какой... - выдавил Шен. - ...у некоторых богатый внутренний мир, оказывается.
   -Смешно, - сказал я, сбрасывая с клинка... что бы на нем ни было.
   -А ведь смотри... - продолжал Шен. - Не врал старый. Грязные, и одеты как я не знаю кто. А оружие и впрямь...
   -А еще у них нет колец, - добавил я и попытался выдернуть свой метательный нож из черепа "крысы". Застрял он крепко. - По крайней мере - они не у всех.
   Нож, наконец, поддался. Я поспешил вылезти из лужи крови, в которой стоял. Потом достал из кармана куртки пачку одноразовых салфеток и принялся очищать сначала нож, а потом руки и лицо от чужой крови. Шен с ухмылкой наблюдал за моими манипуляциями.
   -Один убежал, если ты не заметил, - сообщил он и показал на ведущий вниз ход. Я только теперь обратил внимание на идущую туда вереницу красных пятен.
   -Насколько я понимаю, ты его достал? - спросил я.
   -Ну да. Крепко ногу зацепил, - Шен плотоядно улыбнулся. - Далеко не убежит. Догоним?
   Я кивнул. Факел я решил оставить, так что пришлось снова привыкать к темноте. Но на этот раз это происходило быстрее.
   Раненного мы догнали скоро. По моим прикидкам, мы прошли метров четыреста и спустились на метров на двадцать. Коридор кончился новой развилкой. Здесь смыкались три хорда - два вели наверх, и один был строго горизонтальным.
   Нагнать раненного было немудрено, по тому что, к нашему появлению он благополучно перешел из раненых в мертвые. Причиной смерти послужила не потеря крови, а широкая рана в затылке.
   -Ну-ка, посвети, - попросил Шен.
   -Палимся, - сказал я, но включил фонарик.
   Шен зажмурился, чтобы быстрее привыкнуть к свету, потом открыл глаза.
   -Без понятия, что здесь произошло, - произнес он, - Но это, наверное, был топор. Думаешь, свои?
   -Все возможно, - сказал я и выключил фонарь.
   -Ой, как темно вдруг стало... Слушай, мне кажется, или там светится что-то?
   -Если ты имеешь ввиду этот проход, то да. Мне тоже так кажется.
   И мы пошли дальше. Впереди действительно становилось светлее. Также слабели запахи канализации. Пару раз мы замечали какое-то движение, но это оказывались крысы. Обычные Rattus norvegicus, а не одноименные представители homo sapiens.
   На этот раз это была не засада, мы просто неожиданно налетели друг на друга. Они вышли из примыкающего сбоку коридора прямо перед нами. Три черных силуэта, на чуть более светлом фоне. Я зажег новый факел.
   Эти трое были получше вооружены и носили какое-то подобие брони, собранной, очевидно "на коленке" из того, что было. И все трое носили кольца дуэлянтов. Шен шагнул вперед.
   -Родерик, ты? - спросил он.
   -Шен? - неуверенно сказал здоровяк с внушительным тесаком. - Откуда ты тут взялся? Я думал, ты сдох давно...
   -Я тоже самое думал про тебя... - сказал Шен. - А ты все еще жив и все еще крысятничаешь...
   -А ты как...
   -А я последнее время занимаюсь тем, что режу таких как ты, - Шен рассмеялся жестко и вымучено. - Забавно вышло, правда?
   -Ты что? Шен, мы же с тобой столько всего провернули... - верзила поудобней перехватил меч. - Помнишь, как мы мутили и бадяжили? Как мы трескались в одну машину?
   -Помню, - Сказал Шен. - И как мы народ потрошили, помню. И как девку ту...
   Он крутанул меч в руке и сделал еще один шаг вперед. Он встал левым боком чуть вперед, левая рука на поясе, а правая чуть отведена назад и висит вдоль тела, держа меч обратным хватом. Это была его любимая стойка. Девять из десяти фехтовальщиков назовут такую стойку неплохим способом самоубийства. Но Шену так нравилось.
   -Но... люди меняются, Род, - Шен заговорил почти ласково. - Они растут, взрослеют, потом умирают. Вот я, например, умираю. И, прежде чем подохнуть, я хочу немного пожить чуть лучше, чем та мразь, которой мы с тобой были.
   -Шен... торчок удолбаный... - очевидно, Родерик испытывал затруднения с выражением захлестнувших его эмоций.
   -Втыкаешь, Род?
   -Шен, - после некоторой паузы сказал Родерик.
   -Чо?
   -У тебя зрак в точку.
   Шен рассмеялся, подскочил к Родерику и полоснул его по шее. Разумеется, верзила удар заблокировал, а вот следующие несколько порезов по рукам - не успел. Шен отскочил назад, Род подался за ним. Его товарищи хотели было придти ему на помощь, но я не позволил. Дрались они получше предыдущих, но, все же проигрывали мне по всем параметрам. С одним я разделался быстро, сходу поймав на незатейливый финт. Со вторым пришлось слегка повозиться. Похоже, парень решил, что для него самое разумное - уйти в глухую защиту и надеяться на лучшее. Он был вооружен двумя мечами, по этому, хоть и ловился на финты, но худо-бедно успевал закрыться. Через полминуты звона клинков, я сумел нанести ему только небольшую царапину и пришел к выводу, что проще всего будет, забыть обо всех уловках и просто воспользоваться преимущество в силе и выносливости. Я отбросил факел и взял меч двумя руками. Вскоре я загнал противника к стене. Он уже с трудом держался на ногах. После очередного моего удара он выронил один меч. Я тут же провел ложную атаку, на которую он, разумеется, попался. Но прикончить его мне не удалось. Я краем глаза заметил какое-то движение и вместо добивающего удара отскочил в сторону.
   Там, где я только что находился, мелькнуло полукруглое лезвие топора и снесло голову моему противнику. Интересно, а если бы я там остался, оно бы снесло головы нам обоим?
   Это был карлик. Существо чуть больше метра ростом, облаченное в черный балахон с капюшоном. В его руках был топор выше его самого. Карлик выдернул оружие из тела убитого и засмеялся тонким писклявым голосом. Я сообразил, что именно это существо прикончило ту "крысу", по следам которой мы шли.
   Я бросил короткий взгляд назад - Шен стоял рядом с телом убитого им Родерика и с интересом разглядывал нового противника.
   -А это что еще за гоблин? - спросил он.
   Тем временем, "гоблин" прыгнул на меня. Прыгнул на удивление высоко. И лезвие топора, очертив полный круг, ударилось в пол и высекло искры из камня. Не сомневаюсь, если бы я не увернулся, оно бы разрубило меня, минимум, до пояса.
   Из темноты в круг света, исходящего от моего факела, вышли еще два точно таких же карлика. Один - с таким же топором, что и первый, а у другого в руках был двухзарядный арбалет.
   Двое с топорами действовали четко и слаженно. Один с кувырка рубанул по ногам, другой перепрыгнул через первого, чтобы достать меня, пока я буду защищаться от удара его товарища. В это же время, тот, что с арбалетом, выстрелил в Шена.
   На уловку я попался. Я прыгнул, с расчетом, перелететь через топор и достать карлика сверху и уже в воздухе понял, что неминуемо получу другим топором в голову. Я каким-то образом ухитрился извернуться, поймать одной рукой падающий сверху топор и отклонить его в сторону. После этого, я, разумеется, упал спиной на того, что был снизу и придавил его к земле. Я тут же вскочил, а поскольку ни я ни карлик так и не отпустили топор, мы пару секунд тянули его каждый к себе. Только пару секунд - по тому, что я, как минимум, вдвое превосходил его в силе и весе. Я просто оторвал его от земли, раскрутил и швырнул в стену. Перехватил топор поудобнее и швырнул следом. Попал. За тем, посмотрел, как очень злой Шен по рукоять вонзает меч в карлика с арбалетом, и прикончил того, что ранее припечатал к полу.
   -Жив? - спросил я.
   -Ага... - отозвался Шен. - Без понятия, как мне это удалось... За то арбалет хороший.
   Он взвесил в руке трофейное оружие.
   -Удобный... - Шен запнулся. - Постой, это же...
   Он уронил арбалет и кинулся за моим факелом, лежащим на полу. Впрочем, я и так уже видел, стоило только откинуть капюшон мертвого "карлика".
   -Фрист, - очень тихо и растеряно тихо сказал Шен. - Это же ребенок... Девчонка.
   -Вот как? - я подцепил носком сапога свою жертву и перевернул на спину. - А это мальчик.
   -Фрист, - тихо повторил Шен. - Ребенок.... Это. Ребенок...
   -Вижу, - спокойно сказал я. Я вынул нож и разрезал одежду на мертвом. Ему не было больше десяти-двенадцати лет. Хотя чрезмерно развитая мускулатура могла сбить столку. Вскоре я обнаружил то, что искал. Следы многочисленных и разнообразных инъекций. Я убрал нож и выпрямился.
   -Шен, это не дети, - сказал я. - Точно также, как мы - не взрослые.
   Шен не понимал.
   -Ты спрашивал про Мею. Почему у нее лицо такое. Просто ее такой сделали. Понимаешь Шен, детский организм и разум очень пластичны. Когда-то Мею забрали у ее родителей, или из приюта, точно не знаю. Ее учили и воспитывали по определенной программе. Ей была устроена специальная диета, и специальные лекарства. В результате, получилась не девушка с Внешнего кольца, а идеальная служанка. Скажешь, дорогое удовольствие? Просто надо хорошо отладить конвейер. Конечно, чтобы сделать ее более совершенной, ее воспитателям пришлось отсечь у нее все лишнее, и теперь она не мыслит себя вне своей профессии. То, что она не может выражать эмоции, это, я полагаю, побочный эффект. А, может, такие пользуются повышенным спросом...
   -Фрист, а это...
   -Такие же живые инструменты, я полагаю. В Маклуте всегда есть спрос на хороших солдат. Вот только я думал, их выпускают "в поле" позже. Полагаю, решили сократить цикл производства. Должно быть, мы с тобою попали на полевые испытания. Или Акечи и Хаута мне что-то забыли сказать...
   Я ждал, когда Шен спросит, откуда я все это знаю. Но он молчал. Он взялся за рукоятку меча и выдернул его из мертвой девочки.
   -Все равно, - упрямо сказал он - Я не хочу убивать детей. Даже таких.
   Я кивнул. А мне было все равно.
   -Думаешь, там впереди еще много таких? - спросил Шен.
   -Это вполне возможно, - сказал я. - Полагаю, их отправили сюда за тем же, за чем и нас. Троих для этого явно мало.
   -Тогда я пас, - Шен подобрал арбалет и повернулся в ту сторону, откуда мы пришли.
   -Не заблудишься? - спросил я и бросил ему пару факелов. - Вот. На всякий случай.
   -Спасибо. Бывай, - Шен сунул факелы в карман и пошел. Но после пары шагов остановился и обернулся. - Это... Фрист.
   -Да?
   -Почему тебе наплевать?
   -Хороший вопрос, - я задумался. - Полагаю, потому, что не вижу принципиальной разницы между ними и "крысами". Так же, как между ними и собой.
   -Ты потрясающий ублюдок, Фрист, - Шен рассмеялся и двинулся дальше.
   -Кто бы говорил. - беззлобно огрызнулся я и пошел в другую строну. Факел за моей спиной, наконец, потух, погрузив коридор в темноту.
   Коридор кончился неожиданно. Он вывел в огромный зал. Скорее пещеру. Пол здесь был земляной, а стены, по большей части - сплошной камень, а не бетон или кирпичи как раньше. А вот потолок был из бетона и на нем висели лампы. Часть из них даже горела. Я предположил, что здесь раньше была какая-то гидропонная теплица, а то и одно из "таинственных сооружений Нобилей", каковых, по слухам, на большой глубине спрятано немало. Подтверждением того, что здесь раньше была теплица, были трава и кусты, чье название я затруднился определить. Пещера оказалась достаточно большой, чтобы в ней мог разместиться поселок из собранных из разного хлама хижин. Из этой пещеры, помимо моего выходило штук десять других ходов. Очевидно, передо мной была столица "Крысиного королевства". И судя по тому, что часть "домов" горела, повсюду валялись тела, и до меня доносились крики и звон металла, эту столицу штурмовали.
   Строго говоря, к моему появлению штурм уже закончился. По моим прикидкам, здесь было что-то около сотни мертвых "крыс". Убитые дети тоже попадались, но куда реже. Похоже "крыс" застали врасплох.
   Ну что ж. Все к лучшему. Иначе бы мне пришлось основательно повозиться. Я знаю только одного человека, у которого есть реальный шанс в одиночку одолеть сотню. И это не я.
   Я вышел на, с позволения сказать, главную площадь этого поселения и стал свидетелем необычной сцены.
   Десяток детей на почтительном расстоянии окружил уродливый "трон", сложенный из камня и бетонных обломков, обмотанных проволокой - полагаю, для предания крепости конструкции. На троне восседал неимоверно толстый мужчина лет сорока. Он был лыс и по пояс гол. У него не было левой ноги ниже колена и всех пальцев на правой руке, кроме большого. За то у него были внушающие уважение своим размером кривые зубы, которые он скалил в злобной гримасе.
   -Так это ты тут главный? - Спросил белобрысый мальчик и хитро прищурился. - Дядь, мы тя сейчас убьем...
   "Дядя" не удостоил их ответом. Он все также скалился с трона. Я вдруг вспомнил, что однажды уже встречал его. В то время у него были на месте все пальцы и обе ноги.
   Я вышел из, тени, в которой прятался и объявил:
   -Сожалею, дамы и господа, но это моя добыча.
   -А ты еще кто такой? - спросил белобрысый.
   -А не все ли равно? - поинтересовался я. - Я полагаю, вы получили приказ уничтожить всех в этих подземельях?
   -Верно! - паренек улыбнулся и прыгнул. Я шагнул ему на встречу и выбросил руку вперед. Мои пальцы сжались на его горле. Я отшвырнул его прямо на двух девочек с арбалетами.
   Бой оказался проще, чем можно было ожидать. Они попались в ловушку собственных навыков. Их стиль был рассчитан на схватку с превосходящим в размере и весе противником. Упор делался на перемещения и акробатику. Их наставники предпочли качество отработки приемов их количеству. Их техники и тактика были прекрасно выверены и отработаны до автоматизма. И потому - предсказуемы. Предугадывать их действия и ловить на атаке было на удивление легко...
  
   Я застыл на одном колене с отведенной в строну рукой с мечом. Мой последний удар достал сразу двух арбалетчиц. Одна, с вскрытым животом лежала на земле. Другая несколько секунд стояла и обливала меня кровью. Ее голова лежала в стороне и смотрела на меня.
   Я опустил фламберг и поднялся с колен. Оказывается, белобрысый был жив. Просто он лежал и восстанавливал дыхание все то время, пока я возился с его друзьями.
   -Ты... ты кто? - спросил он. Он сидел на куче какого-то мусора, и не делал попыток подняться. Просто смотрел на меня расширенными от ужаса глазами. - Обычные.. они не могут так...
   Я покачал головой. Я и сам не знал, соглашался я с ним или нет.
   -Ты... - паренек запнулся и выдал скороговоркой: - Ты один из нас, да? Такой, как мы?
   Я снова покачал головой.
   -Не льсти себе, мальчик, - я попытался усмехнуться. - Я не такой как ты. Ты - серийное изделие. Штамповка. А я - уникальная модель. Ручная сборка.
   Я подошел к нему вплотную. Он не делал попыток взяться за оружие или сбежать. Я положил ладонь ему на глаза. И вонзил ему в затылок скрытое лезвие из-под другой руки.
   -Ты! - выкрикнул мужик на троне, когда я подошел поближе. - Так хотел меня сам добить?
   -Пожалуй, что так, - согласился я. - "Крысиный король..." Как я и ожидал, ты оказался всего лишь старой покалеченной "крысой".
   -Ты жадный жестокий ублюдок, - сказал Крысиный король. - Ты забрал мою землю. Забрал моих друзей, забрал мои пальцы и мою ногу.
   - Я забрал бы твою жизнь тогда, но мне помешали, - я, сам того не заметив, начал ходить кругами вокруг трона.
   -Ты теперь хозяйничаешь на моей земле, в "Черном кресте". Но тебе было мало, ты пришел сюда отнять то, что у меня осталось. Я пытался построить место, где смогут жить такие же как я и мои друзья. Мы хотели просто жить, как нам нравилось. Мы ушли сюда, где нас никто не достанет. Но оказалось, что такого жадного ублюдка ничто не остановит.
   -Ты грубо льстишь себе, если думаешь, что ты и твое королевство мне хоть немного интересны.
   -О не-е-ет.. Конечно, тебе не интересно! Ты такой же, как я. Брать то, что тебе нравится. Тебе интересно только жить как тебе нравится. Ты ведь тогда пошел нас всех резать только потому, что мы сильно шумели под твоими окнами... А теперь твоя жадность дошла даже до сюда...
   -Эта беседа меня утомила, - сообщил я. Я подскочил к нему, чтобы снести его голову, но он начала опять что-то говорить, и я остановил клинок у самой его шеи.
   -Знаешь, я только об одном жалею, - сказал он.
   "Крысиный король" улыбался. Он не боялся смерти.
   -О чем?
   -О том, что не увижу рож трех, которые там, на верху, заправляют всем... Когда они поймут, с какой тварью связались.
   И я снес ему голову. В конце концов, "Крысиный король" - это всего лишь искалеченная крыса на троне из объедков...
   Я отвернулся от мертвого. И увидел их. Четверо и еще одна шли по "улице" в мою сторону. Четверо в одинаковых черных костюмах и шлемах, с катанами на поясах. Высокая стройная девушка чуть позади них, одетая почти также, за исключением того, что была вооружена длинной шпагой, а на левом глазу нее был какой-то черный прибор. Что-то вроде инфракрасного монокля. Пару секунд я обдумывал следующее действие, а потом метнулся в сторону, чтобы скрыться из их поля зрения.
   Я услышал, как четверо обнажают оружие.
   -Недурно сработано! - крикнул я, спрятавшись за одной из хижин. - И, главное, логично.
   Они шли ко мне, обходя хижину с разных сторон. Я слышал их шаги сквозь треск огня горящей рядом постройки.
   Я выскочил на воина, когда он собирался зайти за угол. Он неудачно отбил мой укол, так что мой фламберг вонзился прямо в его сердце. Я ухмыльнулся другому бойцу, шедшему за первым следом, и скрылся за стеной хижины.
   Этого я заколол прямо сквозь картонную стену, когда он сначала бросился догонять меня, а потом соображал, куда я делся.
   -В конце концов, средний срок службы бойца - четыре года, - крикнул я. - А срок создания - до пятнадцати. Ну куда это годится?
   Со следующим мы столкнулись лицом к лицу. И он напал первым, проведя обманную атаку. Я ее распознал, но все равно чуть не попался. Пришлось бросить фламберг - поднять его для защиты от настоящего удара я не успевал - и нырять под меч, а там действовать скрытым клинком.
   -Так что сроки производства надо было резко сокращать, - продолжил я. - Все просто и разумно...
   Последний сумел подкрасться ко мне со спины. Я заметил в последний момент и ушел от укола поворотом на ноге. Наши мечи прошли параллельно друг другу. Только его распорол мне курку на локте, а мой проткнул противнику живот.
   -...не правда ли? - Спросил я беднягу, прежде чем снести ему голову вместе со шлемом.
   А потом мы встретились с ней. Сначала, я собирался подождать ее на площади, но потом я решил, что декорации из трупов мало соответствуют этой встрече. Чем бы она ни закончилась.
   Так что я ждал ее на фоне местного пожара. Который, впрочем, уже затухал. Она вышла из-за угла, увидела меня и сдернула ножны со шпаги. Свое оружие она носила просто положив на плечо. Это вполне понятно, учитывая, что ее шпага была чуть длиннее моего полуторника. У этого оружия длинная рукоятка и гарда в виде прямой перекладины. Так что в ножнах оно более походит на церковный символ.
   Девушка встала в стойку и осторожно приближалась, направив на меня острее шпаги. Ее длинные светлые волосы блестели, отражая огонь за моей спиной. Я сообразил, что прибор на ее глазу не только обеспечивает обзор в инфракрасном диапазоне, но и записывает или транслирует увиденное.
   Я стоял в точно такой же стойке что и она и ждал, когда она приблизится. Когда между нами оставалось метра четыре, она вдруг опустила шпагу. Сделала еще шаг и отбросила оружие потом сорвала монокль. И побежала ко мне.
   -Это же ты, да?! - осторожно спросила она, подбежав вплотную. Я опустил меч. Она некоторое время мена рассматривала. Потом бросилась на шею.
   -Это ты! - сказала она и всхлипнула. Я почувствовал, как катятся по моей шее ее слезы. - Где ты был все это время?
   -Мне тоже тебя не хватало, сестра. - ответил я.
   -Мать очень переживала, когда вы ушли. Только виду не подавала, - сказала она сквозь плач. - А потом, мы решили, что ты погиб.
   Я обнял ее. Я по ней страшно соскучился.
   -Ну не надо, - ответил я. - Ты бы никогда не поверила, что я могу погибнуть. Так же, как я всегда верил, что с тобой все в порядке.
   Я думал о том, что несмотря на то, что рад ее видеть, никогда не вернусь с ней назад. И еще о том, что из всех образцов, мы оказались самыми удачными...
  
  

Глава третья

Сильнее, чем феромоны

Hey you, what do you see?
Something beautiful, something free?


The worm
s will live in every host
It's hard to pick which one they eat most

There's no time to discriminate,
Hate every motherfucker
That's in your way

Marilyn Manson

  
   Наверно, в детстве, я была очень плохой девочкой. Единственный эпизод из детства, который я хорошо помню - это когда я оторвала голову своей любимой кукле. Я поняла, что ломать игрушки интереснее, чем играть с ними. Это было настолько значимое открытие, что я сохранила память о нем до сих пор. Говорят, любопытные мальчики разбирают игрушки, чтобы узнать, как они устроены. А меня больше всего интересовал сам процесс разрушения. Хотя, может быть, я все это выдумала? Просто чтобы объяснить себе, почему все сложилось именно так. Ведь у меня нет никаких доказательств - только воспоминание. А память такая ненадежная штука. Мне ли не знать...
  
   Меня разбудил писк коммуникатора. Я, не открывая глаз, нащупала маленькую верещащую сволочь и швырнула в стену. Ага, куда там. Специально выбирала самый вандалоустойчивый. Он ударился о стену, грохнулся на пол, но продолжал верещать. И мне пришлось сползать с кровати чтобы до него добраться и выключить. Чего он, паршивец, и добивался. Никто мне не звонил, это я сама выставила напоминание. Мне почему-то в голову часто приходят дурацкие идеи, вроде того, что отводить на сон больше шести часов - страшное расточительство. Перед сном это выглядит вполне разумно, но не шесть часов спустя.
   Надо заметить, что Дирк, на все происходившие никак не реагировал. Спал себе и спал. Тем лучше. Мысль о том, что люди могут сознательно ограничивать свой сон, для него, наверно, какая-то бессмысленная абстракция.
   После победы над коммуникатором, мне пришло в голову что, ничего не мешает заснуть прямо тут, на полу, но вскоре, я поняла, что без одеяла ничего не получится. А ничего похожего в пределах досягаемости не было. Я бы не пожаловалась на вселенскую несправедливость, даже если бы было кому. Это слишком сложная задача для только что проснувшейся меня.
   Здравый смысл рекомендовал отправиться в ванную, а лень с ним соглашалась. Она рассчитывала, что теплая вода вновь отправит меня созерцать сны. Но в этом она обсчиталась, по тому, что я спросонья перепутала краны и облила себя совершенно ледяной водой. Я завизжала и проснулась по-настоящему.
   Поскольку я перешла от сонного и равнодушного состояния к бодрому и злобному, то натянула майку и штаны от кимоно и пошла молотить макивару. Через полчаса произошло то, чего я давно ожидала - после очередного удара макивара развалилась с громким треском.
   Когда я стояла над обломками и наслаждалась победой, дверь приоткрылась и в нее просунулась сонная рожа Дирка. Ха, все-таки я его разбудила! Выражение лица у него было совершенно несчастное, что не могло не радовать.
   -Делать тебе нечего... - Глубокомысленно изрек он и скрылся.
   Мое хорошее настроение не могло испортить даже то, что теперь придется покупать новую макивару. Минут через двадцать зазвенел коммуникатор. Разумеется, это произошло в самый не подходящий момент - на сто пятнадцатом отжимании на пальцах.
   -Привет, Ника! - Сказала с экрана коммуникатора до отвращения радостная Ванесса. И обеспокоенно добавила: - Ой, я тебя от чего-то отвлекла?
   -Проехали. - Отмахнулась я. - Чего тебе?
   -Ты помнишь, что мы собирались сегодня собраться в "Ноже и топоре"?
   -Я помню. - Я вздохнула. Идти не хотелось. Наверно, просто злилась на Ванессу за звонок не вовремя. - А кто будет?
   -Все наши! Айс, Фрист... И Дирка притащи!
   Я кивнула.
   -Да, я помню. И приду. А сейчас, извини, ты меня отвлекла.
   -Ага, пока!
   -Пока.
   Я отшвырнула коммуникатор подальше и снова вздохнула. Желание тренироваться пропало. Ванесса обладает особым талантом обламывать меня. Может, мстит за то, что на меня не действует ее обаяние? Уже который год гадаю, хочет она меня затащить в постель или нет... Через несколько минут опять позвонили. И опять не во время. На этот раз, я сидела на шпагате. Я прижалась к одной ноге и подкатилась к коммуникатору. Это была Вера.
   -Есть дело. - Вместо приветствия сказала она. - Надо поговорить.
   -Где?
   -В храме.
   -Когда?
   -Через час.
   -Хорошо. - Я отключила связь и в очередной раз швырнула аппарат в стену.
   Я снова отправилась в душ, а потом переоделась в свой обычный прикид, состоящий из короткого черного топа, кожаных перчаток без пальцев и шорт в обтяжку. Нет, кроме шуток, мне так нравится. Путь те, у кого фигура плохая кутаются в тридцать три слоя ткани. Было дело, я даже носила топ, крепившийся прямо к телу пирсингом, но уж очень неудобно. За то теперь дракон на спине целиком не виден, как бы я не изощрялась...
   На кухне хозяйничал Дирк. Вообще, он выглядит классическим варваром из фэнтези: здоровенный, мускулистый не в меру и покрытый шрамами. А вот выражение лица у него, когда смотрит на меня, совершенно неподходящее - глупое и доброе. Самое удивительное, что при своей внешности и образе жизни, Дирк умеет и любит готовить. Вот и сейчас, от сковородки, над которой он шаманил, исходил многообещающий аромат. Телевизор на стене работал.
   -А теперь группа "Дети кармин"! С их хитом "Последняя любовь"! - радостно сообщила ведущая. Не понимаю, как Дирк смотрит это дерьмо?
   -Будешь завтракать? - спросил он, перекрикивая музыку.
   -Не-а. Времени нет, - я полезла в холодильник и извлекла оттуда яблоко. Потом цапнула Дирка за шею, притянула к себе и поцеловала. Может, у меня возникло бы желание превратить поцелуй во что-то большее, если бы не уродская музыка и слащавый голос дегенерата на экране.
   - Пока!
   По пути, я зашла в спальню и откопала в барахле пояс с футляром, в котором лежали эмейские спицы.
   В прихожей я натянула любимые сапоги-таби и накинула плащ, а то на Театральной площади народ такой пугливый... Да и холодновато сегодня.
   Храм Черной Матери, располагается не совсем на Театральной площади, а в переулке рядом. Узкое черное здание в три этажа, зажатое между двумя жилыми домами. Не очень впечатляюще. Не спасает даже круглый купол. А вот круглый витраж на фасаде вполне ничего. Одна из малых форм Богини - женский силуэт. Ноги, тело и голова - на месте, а вместо рук - щупальца, по четыре с каждой стороны.
   Я посадила машину прямо у входа. И зашла в темную арку.
   -Эй парень, ты куда! - остановила меня страница, дежурившая в темном коридоре между улицей и собственно храмом. Ну да. Из-за того, что у меня короткие волосы и не четвертый размер, меня иногда принимают за парня. Я распахнула плащ.
   -Прошу прощения, сестра, - сказала стражница и ушла с дороги. Я вошла в храм.
   Внутри было, как всегда, темно. Ряды свечей перед алтарем усиливали мрак вместо того, чтобы его разгонять. Я прошла между рядами кресел, глядя по сторонам, и уже подумала было, что мы тут только вдвоем с Богиней. Но нет - в первом ряду одно кресло было занято.
   Вера подняла голову и посмотрела на меня. Как всегда, на ней было строгое светло-синее платье. Как всегда, у нее царственная осанка. И как всегда, она была убийственно серьезна. Она настолько собранная и деловая, что даже ее волосы голубого цвета не кажутся чем-то лишним.
   -Вот и ты, - сказала она.
   -Это не опасно? - спросила я. - Приходить сюда одной?
   -Мать защищает своих дочерей, как сказала бы Лиона, - Вера сверкнула белозубой улыбкой. - Это место - одно из самых безопасных в Маклуте. И к тому же, здесь есть ты.
   Я ухмыльнулась. Я была польщена. Хотя конечно, я - самый верный и самый старый ее союзник. Так уж сложилось. Мы знаем друг друга очень давно. Можно сказать - всю жизнь.
   -Но зачем ты меня звала?
   - Есть одна проблема, которую можешь решить только ты, - Вера вздохнула. - Пожалуй, такого раньше не случалось. Мой терминал взломали и украли кусок моего личного архива.
   -А что там было?
   -Много чего, - Вера сложила руки на груди и принялась ходить из угла в угол. - Там были архивы моих родителей, прикрытые разработки, вроде блуждающих татуировок...
   -Блуждающие татуировки? - переспросила я. - Это как?
   -Ничего интересного. Просто краска меняет цвет то ли в зависимости от количества гормонов в крови, то ли еще чего.
   Я посмотрела на свою ногу. Хотя было слишком темно, чтобы разглядеть татуировку. Я представила, как она меняется на что-то совершенно другое, когда я злюсь или радуюсь.
   -Было бы здорово, - решила я. - А почему прикрыли?
   -Аллергия в сорока процентах случаев. Со смертельным исходи в двадцати, - Вера отмахнулась. - Но это ерунда. Самое поганое - личные записи моего отца. И результаты обследования...
   -Какого обследования?
   -Обследования меня, - Вера отвернулась и некоторое время молчала, глядя на фигуру богини над алтарем. - Понимаешь, в те времена у меня были проблемы... Психологического характера. Это было до того, как мы встретились. Сейчас ничего подобного нет. Но очень бы не хотелось, чтобы это всплыло.
   -Это были настолько серьезные проблемы? - удивленно уточнила я.
   -Настолько, - Вера повернулась и посмотрела мне в глаза. - Настолько, что могут поставить под сомнение мою теперешнюю адекватность. К тому же, я очень не люблю, когда копаются в моем прошлом. Ты знаешь, что там может всплыть.
   -Ага... - перед глазами всплыла перекошенная рожа одного из опекунов Веры. Как его звали Дядя Джек или Джейк?.. Ну да, он велел назвать себя "Дядя Джейк". Толстый боров. Он умирал так долго, что я успела посмотреть целую серию "Серого Легиона". Да, веселое было время...
   -Ты знаешь, кто это сделал? - спросила я.
   -Лерой Таннер. Глава моей службы безопасности.
   -Вот даже как? - я почесала в затылке. - Мне предстоит драться с твоей службой безопасности. Постой, как ты это узнала?
   -Сработал троянец, спрятанный в архиве. Да, я не сказала, архив зашифрован и без слова ключа, его не открыть. Но, сама понимаешь, рано или поздно его подберут.
   -Значит, время есть?
   -Ну да, так что не пори горячку, как ты любишь, - Вера протянула мне флешку. - Здесь досье на всю верхушку моей службы безопасности. Не думаю, что они все в этом замешаны. Насколько я знаю Таннера, он будет использовать подчиненных втемную. Самое обидное, я не могу ему запретить, не показав, что я все о нем знаю. И не на кого положиться кроме тебя, по тому что неизвестно, кто кроме него в этом заговоре.
   -А может, это вообще не он, а кто-то другой использовал его терминал?
   -Возможно. Но маловероятно.
   Я попрощалась с Верой, и она ушла. Скрылась в боковом коридоре, из которого, как я знала, можно было выйти на улицу в одном из полудюжины разных мест. Конспирация. Наверно, это тяжело - в одиночку управлять огромной корпорацией. Даже если тебя с рождения готовили для этого. Все время ожидать какой-нибудь подставы от конкурентов или предательского удара в спину. Сейчас еще ничего. А когда все начиналось, ей было четырнадцать лет. Она была совершенно растерянной девочкой, ставшей вдруг сиротой, и никто ее ни в грош не ставил. Кроме меня. Мне, впрочем, тоже тогда не много было.
   Я посмотрела на Черную Мать. У меня странные отношения с ней. С одной стороны, это единственный культ, который мне нравится. С другой - я вообще не понимаю, чему тут можно поклоняться. Ну женщина, ну черная, ну энное количество рук, ну улыбка с клыками...
   -Как здорово, что ты решила посетить Мать, девочка, - сказал старческий голос за моей спиной.
   Я обернулась и улыбнулась старшей жрице Леоне. Я была рада ее видеть.
   -Я помешала твоей молитве? - спросила жрица.
   -Вы же знаете, что я никогда не молюсь. Я же говорила, что не особо и верю...
   -За то Богиня верит в тебя, девочка, - старуха улыбнулась. - Это гораздо важнее.
   Я отмахнулась.
   -Опять вы со своей софистикой.
   Мы проболтали некоторое время, и я отправилась прочь их храма. Не понимаю, почему меня любят, жрицы Черной Матеи? Готовы на руках носить. Вернее догадываюсь, но... Я не настолько не верю в Богиню, чтобы так богохульствовать...
   В машине я изучила содержание флешки Веры и полетела в ближайший парк, чтобы прогуляться и обдумать информацию...
  
   Меня разбудил писк коммуникатора. Я сидела на скамейке в парке. Смешно, но я совершенно не помню, как здесь оказалась. Я вроде бы пошла побродить по парку, а потом уселась на эту скамейку...
   В мои ноги уткнулся мячик. Я равнодушно подняла его и крутанула на пальце. Ко мне подошел какой-то мальчик и посмотрел на меня требовательным взглядом. Они такие милые, пока маленькие... Я улыбнулась малышу. Краем глаза я заметила мамашу. Судя по тому, как вытянулась ее физиономия, она заметила мое кольцо. Я вручила мальчику мяч, поднялась и ушла.
   А коммуникатор, сигналил, оказывается, чтобы напомнить, что я собиралась в "Нож и топор". Это получается, я почти три часа по парку гуляла...
   В "Ноже и топоре" было людно. Кроме нашей маленькой компании здесь было еще две побольше. Все сплошь незнакомые, молодые да дерзкие. Нет, по любому - "Нож и топор" уже не тот. Я подошла к столу, за которым сидели Айс, Ника и Фрист.
   -Привет. - Сказала я. Я скинула плащ и бросила его на спинку кресла. При этом с разных сторон послышались возгласы. Черт, а ведь приятно!
   -Ну что у нас, на предмет пожрать? - Спросила я, плюхаясь в кресло. Фрист как всегда ухмыльнулся и промолчал. Этот урод всегда ухмыляется, когда видит меня. И в его случае "урод" - это совершенно объективная характеристика. Айс на секунду отвлекся от попыток прожечь взглядом кожу на спинке кресла Ванессы и скользнул по мне своим пустым взором. Одна только Ванесса тепло мне улыбнулась и принялась излагать, как рада меня видеть.
   Я заказала, что-то эдакое. И одним ухом слушала трескотню Ванессы, перемежаемую рассудительными комментариями Фриста и коротким фразами Айса. Я тоже что-то говорила и смеялась, когда было смешно. Но на самом деле, мне не давала покоя одна мысль. Как же так вышло, что эти трое считаются моими друзьями? Ведь, если честно, от интеллигентной вежливости Фриста и от его вечных оскалов, которые он считает улыбками, меня тошнит. Айс - придаток к своему мечу. Когда-нибудь, он меня убьет. Не со злобы, а просто из спортивного интереса. Ванесса - вечно улыбающаяся, вся такая положительная. Я ее давно знаю. Но понимать так и не научилась...
   Глухой удар обрушился на стол, так, что он задрожал. Я оторвалась от коктейля, который, когда-то успела заказать и даже почти весь выпить. Это был какой-то парень, с уложенными в художественном беспорядке волосами и очень вольной вариацией на военный мундир - самая последняя мода, между прочим. Парень, успел изрядно нагрузиться и на самом деле не ударил по столу, а просто резко на него оперся.
   -Эй, а почему бы вам, ребята, с нами не познакомиться?
   Айс тряхнул синей шевелюрой и внимательно посмотрел парню в лицо:
   -А что с вами знакомиться? Вы все время новые.
   Парень какое-то время стоял, застыв как статуя, потом изрек:
   -Понял. Отваливаю...
   И отвалил.
   А между тем, я почувствовала, что меня куда-то уносит. Краски вокруг стали ярче, а контуры четче. Я вспомнила, что слышала, что в некоторые напитки здесь подмешивают "Рубиновый снег". Я подумала и заказала еще порцию. Не люблю полумер.
   Спустя один коктейль, в который поместилась одна поучительная история от Ванессы и экскурс в мировую историю от Фриста, вокруг началось какое-то движение.
   Оказывается, на здешней арене начиналась дуэль. И все собирались идти посмотреть.
   -Посмотрим? - предложил Айс.
   Никто не возражал.
   Я встала из-за стола, вместе со всеми. К счастью, двигалась я нормально. Вот только короткая дорога в соседний зал казалась очень долгой - как многодневный переход через пустыню. Хотя, я, конечно, никогда не была в пустынях...
   -Слушай, Фрист, - сказала я, потому, что Фрист был ближе всех. - А вот какого черта? В смысле, какого черта ты тут делаешь?
   Фрист с интересом посмотрел на меня. Я сообразила, что что-то случилось с моей способностью разговаривать. Хорошо хоть ума хватило не орать во весь голос.
   -Тебя интересует, знаю ли я в чем смысл моей жизни? Я правильно понимаю? - Спросил он.
   -Свою жизнь можешь засунуть... -я забыла, что это за слово. - Меня интересует, что ты делаешь в моей жизни.. Ну не в этом смысле... В смысле, какого черта?
   -А, вот ты о чем...
   Но мы уже доползли до края балкона прямо над ареной. А дуэль внизу как раз началась.
   Двое парней, лет по семнадцать орудовали шпагами. Причем, даже довольно уверенно. Я отметила пару красивых элементов и даже смотрела на бой с интересом, хоть и вялым. В конце концов, парень в черно-зеленом костюме провел хитрый финт и дотянулся до щеки противника. Брызнула кровь. Ну вот и все. Третья степень - это быстро и скучно.
   -Весьма неплохо, - прокомментировал Фрист. Я едва слышала его из-за шума толпы. - Что же до твоего вопроса, то ответ прост. Мы - самые живучие. Из всех, кто тогда был, остались только мы четверо. Иногда в нашу компанию вливаются новые люди. Но, как правило, ненадолго.
   Я, с толи стоном, толи рыком, отвернулась от него и посмотрела вниз, на арену. Победитель ходил кругами, потрясал шпагой и наслаждался визгом и аплодисментами зрителей. Мне вдруг блевать захотелось от всего этого. От визгливой публики, от их коммуникаторов с камерами и от этой арены. Меня тошнило от этого кудрявого счастливчика внизу, от его поклонниц и от умника Фриста, взирающего на все это сверху вниз. И еще меня тошнило от себя самой...
   Я перекувырнулась через ограждение и полетела вниз. Падать было метро четыре. Я без проблем могу и с большей высоты спрыгнуть. Приземлилась на все четыре конечности прямо перед кудрявым. Судя по воплям, публике мое появление, понравилось. Я выпрямилась и сказала с улыбкой:
   -Эй, красавчик. Как насчет драки со мной?
   -А-а-а... - парень явно растерялся. - А какое у тебя оружие?
   Я извлекла спицы и просунула пальцы в кольца.
   -И все? - кудрявый был явно рад. А он ожидал, что я из кармана алебарду вытащу?
   -Мальчик, - я широко улыбнулась, - ты даже не представляешь себе, сколько это много. Ну так как? Как насчет второй степени, а? Прямо сейчас.
   -Э-э-э... нет, - парень смутился. - Я устал. Мне надо подготовиться. Давай, скажем...
   Что он там мямлил, я не расслышала. Голос потонул в крике зрителей:
   -Ду-эль! Сейчас! Ду-эль!!!
   Я развела руками, как бы говоря, что и сама не прочь отложить, но люди не поймут.
   -Ну хорошо! - парень поднял шпагу и встал в стойку. Острие его клинка смотрело мне в грудь. - Но пощады от меня не жди!
   Я рассмеялась, прогнулась назад и сделала фляк. Зрителям понравилось. Кудрявый начал атаку с серии осторожных уколов. Первые три я избежала, просто отшагивая назад, а потом парень попытался достать меня длинным выпадом, за что и поплатился. Одной спицей я отклонила лезвие, а другую вогнала ему в правое предплечье. Спица прошла насквозь, и связала наши руки. Кудрявый не сразу понял, что произошло. Попытался отдернуть руку. Потом увидел острие, торчащие из своего запястья. Застыл и перевел взгляд квадратных глаз на меня. Я в очередной раз мило улыбнулась. А он истошно заорал. Я за это чуть было не вогнала вторую спицу ему в висок, но это было бы слишком быстро. А я только начала получать удовольствие от вечеринки.
   Я шагнула под его руку, заломила и бросила. Это очень легко, если у тебя такой удобный рычаг, как торчащий из противника стальной штырь. От рывка спица выскочила из раны.
   Кудрявый упал как марионетка с обрезанными ниточками. Он лежал на животе, прижимая к себе раненую руку, и не делал попыток встать. Мне было его почти жаль.
   -Я сдаюсь, - выдал он. Мне показалось, что он плачет.
   -Ты что, красавчик? - я изобразила искреннее удивление. - Какое "сдаюсь"? Мы только начали. Ты жив и в сознании. У тебя есть вторая рука.
   -Я сдаюсь! - он то ли требовал, то ли умолял. Я не поняла. Впрочем, какая разница?
   -Парень, как ты хочешь умереть? - спросила я. - Сейчас или немного попозже?
   Он подобрал шпагу и поднялся на ноги. Шпагу теперь он держал левой рукой. На лице читалась отчаянная решимость.
   Я отклоняю спицей его укол и пинаю в живот. Отбиваю ударом ноги по эфесу следующий удар и чиркаю по лицу кончиком спицы.
   В фильмах и книгах часто побеждает отчаявшийся и загнанный в угол. И уж наверняка победит тот, за кем справедливость.
   Кровь из рассеченного лба заливает кудрявому глаза. Левой рукой он владеет хуже, чем правой. Он слепо машет шпагой в надежде достать меня. Я проскакиваю под клинком и вонзаю спицу ему в колено.
   На самом деле, вся это болтовня - наглое вранье. В бою побеждает не правый и не отчаянный. В бою побеждает самый умелый. Правда просто?
   Парень припадает на раненную ногу, в очередной раз пытается достать меня и в очередной раз промахивается. А мой удар в солнечное сплетение заставляет его согнуться. Я уже тут как тут. Одна спица - в левый бок, другая - в правый бицепс - и я перекидываю его через себя. Инерция срывает его с моего оружия. Он падает и воет, барахтаясь в песке. А под ним разрастается темная лужа.
   Я кружу вокруг него, прикидывая, что бы с ним еще сделать. Кудрявый приподнимается и протягивает пустую ладонь.
   -Сдаюсь! Я больше не могу!
   -Сдаешься? Красавчик? А ведь нам было так весело?
   -Ты что, не видишь! Я ранен и не могу продолжать! Вторая степень!
   Он рыдал и умолял. Меня передернуло от смеси разочарования с омерзением. Как ненадолго его хватило! Но я снова изобразила улыбку.
   -Ну не так уж и тяжело.
   И я подскочила к нему. Серии уколов эмейскими спицами не получаются особо быстрыми, по тому, что надо тратить время и прикладывать вторую руку чтобы выдернуть оружие. Но я управилась быстро.
   -А вот теперь тяжело! - сообщила я, отскакивая. Не оборачиваясь, я пошла прочь с арены под аккомпанемент стонов, хрипов и рыданий кудрявого. Зрители почти не шумели. Только кто-то и звал врача. И какая-то девушка звала кудрявого по имени. Легкое, печень, желудок, почка - врачи его не спасут. Но и очень быстро он не умрет. В конце концов, он же хотел прожить чуточку подольше.
  
   В туалете я наткнулась на двух девиц, которые после короткого взгляда на меня, умчались как вихрь. Я посмотрела на себя в зеркало. Не так уж и страшно. Ну да, вся в крови. И что? Отмываться пришлось долго, но результат в итоге меня вполне устроил. И как только схлынул адреналин, я поняла, что меня все еще не отпустило. Мир оставался ярким и радужным. И в, добавок, начал слегка покачиваться. Это мне совершенно не понравилось. Но, не торчать же в туалете и ждать, пока тебя отпустит?
   Я вышла в главный зал. Все было как всегда. Играла музыка, народ напивался и веселился.
   Все уже забыли, что их недавно было на одного больше. Я прошла между людьми, изо всех сил пытаясь показать, что со мной все в порядке. Хотя под кайфом этот фокус почти никому не удается. Один раз мне показалось, что и я и все кругом на самом деле стоит на стене, а стены справа и слева, на самом деле - пол и потолок. Меня спасло то, что такое со мной уже было. Если сделать несколько сотен кувырков без остановки, можно получить такой же эффект.
   Я быстро плюхнулась в кресло перед пустым столом и замерла, делая вид, что меня страшно интересует экран меню. Вестибулярный аппарат пришел в норму, а я так и не упала на стену. Я поискала глазами своих и вдруг увидела совершенно невероятную картину. За нашим столом сидели Ванесса и Фрист, Айса не было. Ванесса прижималась к Фристу и ревела. Экран заказов был поднят и его свет хорошо освещал лицо Ванессы и текущие по нему слезы. Фрист что-то говорил, гладил ее по ее ярко красным волосам одной рукой, а другой наливал порцию водки.
   Я была, мягко говоря, поражена. Я никогда не видела душу нашей компании не то, что плачущей - даже просто мрачной. Это что же случилось? Сообщили, что Маклут скоро падет на землю?
   -Ну может, ее просто отверг любимый человек? - сказал кто-то рядом со мной. Я повернула голову. Рядом со мной сидел, водрузив на стол обутые в высокие сапоги ноги, атлетически сложенный парень в черных штанах и кожаном жилете поверх белой рубашки. Он был ярким блондином и его симпатичное лицо не портил даже ломаный нос.
   -Арчи, какого черта ты тут делаешь? - спросила я. - С тобой уже давно все кончено.
   -Ну да, - Арчи беззаботно улыбнулся. - Ровно год прошел с тех пор как... А мне вот стало скучно и я решил тебя навестить.
   -Навестить? Зачем?
   -Ну что? Тебе обязательно надо знать причину? - Арчи все улыбался. Он был, как всегда, жизнерадостен и обаятелен, не смотря ни на что. - Почему бы просто не обрадоваться моему визиту? Неужели ты не рада меня видеть?
   -Ни капельки, - честно сказала я. - Ты - перевернутая страница. Законченная глава. Пройденная и деинсталлированная игра.
   -А ты все такая же. - Арчибальд поглядел по сторонам. - Ничего не меняется. Никогда. Вон Ванесса опять рыдает...
   -Опять? - на меня накатила такая смесь любопытства с удивлением, что даже присутствие Арчи перестало меня бесить. - Такое было раньше?
   -Ну да, раз или два. Ты присутствовала при таком, разве нет? Фрист уже освоил методу. Сейчас он ее накачает алкоголем, так что она отрубится, и все будет в порядке...
   -Да что это с ней?
   -"Рубиновый снег", ну или "Слеза младенца", - Арчибальд развел руками. - Ее все время на измену пробивает. Фрист еще говорил про какую-то "экзистенциальность" или что-то в таком духе. Кстати, может хоть сейчас мне объяснишь, у этих двоих роман или как?
   -Ты что? - ехидно спросила я. - Не знаешь? Фрист любит только свою сестренку.
   -Ты действительно веришь в эту глупую сплетню?
   -Ага, - я довольно улыбнулась. - Мне нравится думать, что он спал со своей сестрой. А иначе получается, что ему вообще все человеческое чуждо.
   -Логично! - Арчибальд рассмеялся. - Кстати, о любви. Смотри.
   Он указал в угол зала, где наш нелюдимый Айс болтал с какой-то блондинкой лет восемнадцати на вид.
   -Запах крови на некоторых действует сильнее, чем феромоны, - прокомментировал Арчи. -Мне ли этого не знать.
   Я нахмурилась.
   -И все же, зачем ты здесь?
   -Разве не очевидно? Тебе не приходило в голову, что я просто все еще люблю тебя? - при этих словах он продолжал улыбаться и в его голосе сквозили насмешливые нотки. - Несмотря на то, что произошло... Несмотря ни на что?
   -Не приходило, - ответила я. - ты, конечно, упорный как баран. Но теперь ты просто превзошел сам себя.
   -Я буду считать это комплиментом, - он бодро соскочил с кресла. - Ну что же, я убедился, что у тебя все в порядке и ничего не изменилось. Так что, пожалуй, больше не буду раздражать тебя своим присутствием.
   -Давай уж, сделай милость. Свали, - я демонстративно отвернулась и некоторое время смотрела просто в потолок и любовалась игрой теней и отсветов на потолке.
   Потом я поднялась и пошла прочь из "Ножа и топора", по пути подобрав свой плащ. Мой вестибулярный аппарат больше не барахлил.
   Но окончательно отпустило меня только в машине. Мне хотелось посидеть где-то в тишине и покое. Сейчас меня отвлекали и бесили даже рекламные транспаранты на улицах. Дома может быть Дирк, а в данный момент мне его видеть не хотелось. В парках гуляют дети с мячиками и родителями. А в храме Черной Матери есть внимательные и участливые жрицы... Я немного подумала и вспомнила место, где пусто и одиноко, как мне сейчас хотелось. И впрямь, почему бы не навестить?
   Здесь, как всегда, было тихо, одиноко и холодно. Гулкий звук моих шагов гулял по коридорам с запечатанными нишами и табличками. Я изрядно поплутала, прежде чем нашла нужную мне бронзовую табличку:
   "Арчибальд Ван Винкль, 1253 - 1276 г. Мятежный дух, обретший покой".
   Я положила под табличку букетик роз, купленный по пути.
   И впрямь целый год прошел. Арчи был хорошим бойцом и совершенным раздолбаем. Вечно улыбался и добродушно над всеми подтрунивал. Казалось, ничто не заставит его стать серьезным. Оказалось, что не казалось. Он просто не умел иначе. Он продолжал улыбаться, даже когда я проткнула ему сердце.
  
   Дома меня ждал сюрприз. Дверь была открыта, и сюрприз лежал поперек прихожей в луже собственной крови и дерьма. Кровавые следы говорили о том, что этот незнакомый мне дядька приполз сюда из гостиной. Оттуда доносилась ругань, звон и треск ломаемой мебели. Я перешагнула через тело и побежала, чтобы присоединиться к общему веселью.
   Я влетела в гостиную, перемахнув через загораживающие проход тело. В комнате Дирк азартно рубился с двумя незнакомыми мужиками в серых плащах. Незнакомцы явно умели драться в команде, да и их недлинные мечи лучше секиры Дирка подходили для боя в помещении. Но Дирк был сильнее, ловчее, азартнее и пара свежих ран его совершенно не смущала. Он резво метался по комнате, не давал себя окружить и норовил достать то одного, то другого. В отличие от Дирка, мебель уклоняться не умела, и я мысленно приготовилась покупать новые стулья и стол.
   Я сходу вырубила одного ударом ноги в затылок. Второй на мгновение отвлекся на меня, и секира Дирка раскроила ему череп. Я огляделась по сторонам, в поисках новых врагов, не нашла их и обстоятельно выругалась.
   -Ты чего? - вставил удивленный Дирк, когда я прервалась, чтобы набрать воздуха.
   -Чего?! Ты посмотри, что с моей квартирой! Теперь проще новую купить, чем эту от всего этого дерьма отмывать.
   У Дирка был такой виноватый вид, что в моей душке объявился редкий гость - совесть.
   -Ладно, забей, - сказала я. - Сейчас вот этого свяжу, а потом тебя зашью.
   Дирк был ранен в правое бедро и левый бицепс. К счастью - неглубоко. Зашивать я люблю и умею. Особенно без наркоза.
   -Откуда взялись эти парни? - спросила я, втыкая иглу.
   -Не знаю, - ответил Дирк, почти не разжимая челюсти. - Я пришел. Тебя нет. Стал смотреть телек - и тут они. Гады, телек сломали! А я так и не досмотрел...
   Я покосилась на торчащий из экрана метательный нож. Нда-а... Хорошо, что компьютер в другой комнате.
   -Они еще и замок взломали... - добавила я. - Больно?
   -Ыыы...
   -А будет еще больнее, - радостно поведала я.
  
   Наконец, я завязала последний шов. Слизнула кровь с руки Дирка и принялась накладывать повязку. В этот момент, привязанный к единственному уцелевшему стулу "военнопленный" застонал и открыл глаза. Он уставился на меня мутным взором. Вид у мужика был совершенно несчастный, я могла гордиться собой.
   -Ну, рассказывай, приятель, - сказала я. - Что вы забыли в моей квартире?
   -Нам приказали найти любую информацию о тебе... - бесцветным голосом ответил связанный. - Любые документы. Любые сведенья о родственниках.
   Я рассмеялась.
   -Было бы странно, если бы вы что-то нашли... Ты из службы безопасности "Эон Корп"?
   -Да.
   Я хмыкнула. Кажется, проблему с Лероя Таннера придется решать быстрее, чем я думала.
   -А ты знаешь, зачем Таннеру это понадобилось? - максимально равнодушно спросила я.
   -Интересы компании, - пленный пожал плечами. - Таким как я, знать не положено.
   Дирк оживился:
   -Что будем с ним делать?
   Я пожала плечами:
   -А ничего. Побудет здесь, пока я не улажу одно дело... Слушай, Дирк, мне опять надо валить. Ты пока тут приберись что ли... Хоть в ванну пока трупы свали.
   -А разве мы не будем вызывать "стервятников"?
   -Тут не Внешнее кольцо, Дирк. Здесь с трупами обходятся малость уважительнее...
   В прихожей Дирк догнал меня с вопросом:
   -Слушай, Ника, я давно хотел у тебя спросить...
   -Что?
   -Почему ты никогда не рассказываешь о своих родственниках? О родителях?
   -Почему ты это спрашиваешь сейчас?
   -Ну... Просто этот парень говорил... Я вот и подумал...
   -Все просто, Дирк. Я не помню своих родителей. Я почти ничего не помню о своем прошлом до четырнадцати лет.
   Я рассмеялась, глядя на ошарашенную физиономию Дирка. Потом подскочила к нему и поцеловала. Дирк нежно и осторожно обнял меня.
   -Осторожней с ранами, - сказала я, отстранившись. - Смотри, чтобы швы не разошлись.
   -Сама будь осторожней, - серьезно сказал Дирк. - Ты ведь опять лезешь в какую-то драку...
   -Ты же знаешь. У меня девять жизней и я всегда падаю на четыре лапы...
  
   По моим расчетам, Лерой Таннер должен был быть дома. По крайней мере, я на это сильно надеялась. Он жил в дорогих апартаментах на последнем этаже элитного жилого дома во Внутреннем кольце. Ну что ж, главное, чтобы он не надумал навестить любовницу или прогуляться по улицам. Не люблю работать в манере хитокири. Я подняла машину повыше и полетела к цели.
   Внизу жил своей жизнью спальный район. Пришедшая в голову неожиданная мысль заставила невесело усмехнуться. Забавно да? Я подумала, что за последние несколько часов у меня на глазах умерло четверо. И для тех, кто сейчас внизу, это ничего не изменило. Вообще ничего. Я могла бы сейчас приземлиться, вылезти из машины и убить пару первых попавшихся прохожих. Но это, опять же, ничего не изменило ни для кого, кроме самих убитых. Может, сюжет покажут в новостях, и телезрители потешат нервы. Может быть, у убитых окажутся семьи и их жизнь изменится. Но это все равно - капля в море. Этот город живет, и, кажется, будто он все время меняется. На самом деле, он неизменен. Миллионы спят, едят, делают карьеру. Каждый вроде как сам по себе и вроде как уникален. На самом деле - один муравей из бесконечного множества. Каждый гонится за своей мечтой, не замечая, что рядом точно такие же, ничем не отличимые. Вместе получается огромный муравейник, которому нет дела до каждого муравья в отдельности...
   Я их ненавижу.
   Я их всех ненавижу.
   Внизу проплывали знакомые очертания храма Черной Матери. Немного подумав, я решила, что пятнадцать минут ничего не изменят, и опустила машину на асфальт перед храмом.
   Жрица Лиона как будто ждала меня. Она стояла перед алтарем и повернулась ко мне, когда я вошла.
   -Я знала, что ты скоро появишься, доченька, - сказала она и я поняла, что покрытое морщинами лицо жрицы сейчас наверняка расплывается в улыбке.
   -Я подумала, что мне не помешало бы Ее благословение, - я подошла ближе.
   -Ты же знаешь, Ее благословение всегда с тобой.
   Наверно минуту или две я просто стояла и смотрела на статую Богини.
   -Мне давно кажется, что ты хочешь у меня что-то спросить, но никак не решаешься, - вдруг сказала Лиона.
   -Не у вас, скорее у самой Богини... - произнесла я. Потом вздохнула и мысленно махнула рукой. Раз уж этот вопрос постоянно всплывает, то так и быть. - Загадка всей моей жизни... Откуда я взялась?
   -Что? - изумленно спросила жрица.
   -Первое, что я помню, это как я стою на улице. В моих руках оружие и оно в крови. Под ногами - два тела. До этого момента - ничего. Только пара каких-то смутных воспоминаний. Но на счет них я тоже не уверена, может быть, они мне просто приснились... Как будто до этого меня просто не существовало. Как будто я уже появилась такой - вместе со всеми татуировками, навыками и оружием...
   Жрица некоторое время молчала. Потом начала говорить, осторожно подбирая слова.
   -Знаешь, почему, тебя здесь так любят, Ника?
   -Знаю, - Ответила я.
   -Никакая другая сестра тебе не скажет. Побоятся спугнуть чудо или навлечь гнев Богини. Или ее особое внимание, а это тоже нелегкая ноша. А я, старая и глупая, скажу. Дело в том, что ты на нее очень похожа, девочка. Слишком похожа. Ты - ее аватара.
   Я хотела сказать, что вообще в эту самую богиню не очень-то верю. Но подумала и заткнулась.
   -Любая верящая в чудеса жрица сказала бы, что так все и было. Богиня прислала тебя такой в наш мир.
   -Но вы не верите в чудеса?
   -Разумеется, я верю в чудеса. Я же все-таки жрица. А еще, как настоящая жрица, я знаю, откуда чудеса берутся.
   -Ну и откуда взялось это "чудо"? - я ткнула пальцем в свою грудь.
   -Я знаю только один способ устроить такое чуда. Ритуал посвящения. Знаешь что это такое?
   -Ну... наверное.
   -Они встречаются везде. Так глубоко проникли в сознание людей, что их часто воспроизводят неосознанно, в утрированном виде. Например, в виде побоев или большой попойки. Никто уже давно не обращает на них внимания и все принимают как должное.
   -Что-то я ничего не понимаю... - я почесала в затылке.
   Жрица сделала глубокий вдох и начала пространную лекцию.
   -Когда подросток вливается в новую компанию, его сначала поколотят, а же потом принимают как своего. Или, например, стандартный прием кинематографа, когда герой, прежде чем победить, обязательно должен получить по морде. Это все отголоски древних, первобытных ритуалов посвящения. Старый психологический механизм, безукоризненно работающий всю историю человечества. Принцип прост - надо как можно реалистичней убить человека. Но только так, чтобы он потом ожил. Раньше для этого использовались шаманскими ритуалы и костюмированные действа. Сейчас выбор способов гораздо больше. Суть такова - считается, что правильно "убитый" и за тем "воскрешенный" человек как бы обновляется. Теряет старые качества и обретает новые. И чем больше ритуал похож на настоящую смерть - тем выше "качество".
   -Начинаю понимать... - пробормотала я.
   -Я думаю, ты уже давно поняла: однажды тебя убили, девочка.
  
   Вот так всегда. Хотела выбросить лишние мысли из головы, а вышло наоборот. К дому, в котором жил Таннер, я прилетела через полчаса. Гадкое ощущение, оставшееся после разговора с Лионой, никуда не пропало. Я взялась было делать кудзи, но концентрироваться не получалось. Да и делать дыхательные упражнения в салоне машины - жуткое извращение даже на мой вкус. На подлете к зданию бортовой компьютер запищал о том, что я влетаю на охраняемую территорию. Обычная система защиты. Но если держаться на несколько метров выше крыш и лететь, не сбавляя скорости, то все наплюют и забудут. Всем известно, что так высоко летают богатые идиоты - самоубийцы, которым никакие правила не писаны. Особенно - в плохую погоду. Я запрограммировала автопилот и распахнула дверь.
   В лицо полетели крупные капли дождя. Крыша дома приближалась. И, пожалуй, что слишком быстро. И, наверно, она была слишком покатой. Вот промахнусь - и лететь двенадцать этажей. Мои навыки тут не спасут, но чтобы сделать смерть не мгновенной, а долгой и мучительной их как раз хватит.
   Я прыгнула. Приземлилась не очень мягко, но зато точно - почти на самый конек. И стала скользить вниз по скату, гася удар. К счастью, угол наклона был не настолько большим, чтобы улететь с крыши к чертям. Хотя дождь и сделал поверхность скользкой. Моя машина полетела дальше, хлопнув дверью и обдав на прощание струями воздуха из турбин. Я посмотрела на небо: луну скрывали тучи, что было мне на руку. Меньше шансов, что кто-нибудь заметил мое "десантирование".
   На этом удача кончилась. Вход на чердак был закрыт стальной дверью, которая открывалась только изнутри. Придется прибегнуть к резервному варианту...
   На меня внезапно свалилось четкое ощущение того, что что-то не так. Очень не так. Я рывком отскочила от двери, одновременно разворачиваясь в поисках врага.
   Крыша была пуста. Впрочем, здесь было достаточно вентиляционных труб, входов кондиционеров, антенн и прочей ерунды, чтобы спрятать за ними роту бойцов. А дождь помогал в этом, создавая шумовой фон и ограничивая обзор. Но я - то тоже в этих прятках давно не новичок...
   -Тебе не холодно? - насмешливо спросили у меня за спиной.
   Я опять повторила свой маневр. И опять никого.
   И вдруг тень под вентиляционной трубой задвигалась. И помахала мне рукой. Ну да, это не тень, это человек в черном комбинезоне.
   -А.. это ты, - я облегченно вздохнула. Хотя радоваться было нечему. - Нет, не холодно.
   Черный Бродяга поднялся на ноги и подошел поближе. Он выглядел точно так же, как и при нашей первой встрече. Черный мешковатый комбинезон и маска, скрывающая все, кроме глаз. Из оружия - прямая черная палка за спиной. На самом деле не палка, а прямой меч без гарды. Бродяга выглядит как классический, можно сказать эталонный, ниндзя. Судя по фигуре - это может быть и не сильно накачанный парень и не особо фигуристая девушка. Голос у него тоже какой-то неопределенный. В общем, ходячая загадка. И живая легенда.
   Первый раз, я встретила его точно также - на крыше. Похоже, это у него развлечение такое - бродить по крышам и смотреть на людей. Я не одна его встречала, но вообще это редкое событие - увидеть Черного Бродягу. Про него ходит немало дурацких слухов. Самый известный - что он на самом деле призрак первого дуэлянта, убитого на дуэли, и он ищет своего убийцу, чтобы отомстить. И убивает всякого, кто на него похож.
   Самый загадочный из всех дуэлянтов Маклута. И самый опасный.
   -Рада видеть тебя живым и здоровым, - сказала я. - Ты что тут делаешь?
   Черный Бродяга издал смешок и, помедлив, ответил:
   -Ищу человека.
   В этот момент где-то рядом ударила молния. И гром с успехом заменил точку в его фразе. Черт. Надеюсь, это было не в мою машину. Она ведь, наверно, еще не приземлилась.
   -И как поиски? - спросила я.
   -Ну... этот город пока еще стоит, - он развел руками.
   -Это обнадеживает, - произнесла я. "Убейте меня, если я знаю, о чем мы разговариваем", - подумала я.
   -А как твои поиски? - спросил он.
   -А почему ты думаешь, что я что-то ищу?
   -Разве нет? Что ж, никогда не поздно их начать.
   Он сделал неопределенный жест рукой, как будто указывая куда-то. Я глянула туда и на секунду потеряла его из виду. А когда снова посмотрела на него, его уже не было. Я оглянулась по сторонам, но все выглядело так, как будто я на крыше одна.
   Вздохнув, я решила плюнуть на Бродягу с его идиотскими загадками и заняться делом. Тем более что я начинала замерзать. Я вспомнила план апартаментов Таннера и нашла окна его спальни. Я отцепила с пояса захваченную из дома веревку с крюком, закрепила веревку за трубу, убедилась, что не отцепится под моим весом и стала осторожно спускаться по стене, отматывая веревку по мере необходимости.
   Я обвила веревку ногами и свесилась вниз головой, чтобы незаметно заглянуть в окно. В комнате горел свет. Но ничего не было видно из-за закрытых жалюзи. Я принялась работать стеклорезом. За несколько минут я справилась с обоими слоями стеклопакета. Вырезанные куски один за другим полетели в низ. Надеюсь, гроза окажется сильнее любопытства и никто не пойдет искать "а что это там звенело".
   Я оттолкнулась от окна и влетела в проделанную дыру. Влетела не без шума, но в целом удачно - не запуталась в жалюзи и приземлилась прямо на пустующую трехспальную кровать. Еще в комнате был огромный телевизор, чуть ли не во всю стену, бюро и широкое зеркало в бронзовой раме. Стены были отделаны под белый мрамор. Хорошая обстановка, если не считать сквозняка из дыры в окне. Только прятаться особо негде.
   Пришлось прижаться к стене рядом с дверью и притворяться деталью орнамента. И во время. Дверь распахнулась и в комнату вбежали двое мужчин в форменных куртках "Эон Корп" и с мечами на поясах.
   Они увидели, что в квартиру кто-то проник. Тот, кто шел впереди посмотрел на мятую и мокрую кровать, перевел взгляд на колышущиеся под сквозняком жалюзи. И повернулся, чтобы увидеть, как падает его товарищ и стоящую над телом меня. Парень оказался не промах. Он не смутился от внезапной встречи с красивой девушкой и даже не глянул на дыру в затылке товарища, а сразу схватился за меч. Но я успела первой. Прыгнула и одну ногу поставила на руку, схватившую меч, не давая его вынуть, а другой заехала по голове. Парень несколько секунд приходил в себя от удара, и я успела сначала проткнуть ему правую руку, чтобы обезопаситься от меча, а потом вогнать вторую спицу в между ребер - прямо в сердце. Пока я выдирала спицы из еще живого тела, я успела убедиться, что ни один из этих двоих не Таннер.
   Похоже, меня ждали. Очень хочется надеяться, что Таннер все-таки здесь. Не люблю делать одну работу дважды. Я выскочила из комнаты и тут же остановилась. На меня были направлены два арбалета. Один из них держал Таннер, другой - еще один его подручный, очень похожий на дух предыдущих.
   -Мое восхищение, - сказал Таннер. А он, кстати, довольно обаятельный дядька. Несмотря на залысины и выпученные глаза. - Вы превзошли все мои ожидания.
   Я промолчала. Арбалеты двухзарядные. Расстояние метров семь. Между нами журнальный столик и кресло. Ситуация - так себе, но не совсем паршивая. И все равно, стоило прихватить с собой несколько ножей или сюрикенов...
   -У меня к вам предложение, - произнес Таннер. - Переходите на мою сторону. Вы ведь лучше всех знаете все тайны корпорации и наверняка понимаете, что так быть не должно...
   -Скажите... - я изобразила лукавую улыбку. - А вы достаточно доверяете тому, кто справа от вас. Он предан корпорации или лично вам?
   У подручный Таннера лицо превратилось из каменного в до смешного удивленное. У него забегали глаза. На меня - на Таннера, на меня - на Таннера...
   -Что вы! Разумеется, я полностью доверяю своим людям, - с этими словами он, все так же держа меня в прицеле арбалета, левой рукой выхватил нож и вогнал его в спину своего подручного.
   Парень завалился назад. В падении он выстрелил, и болт пролетел у меня над головой, ударился в потолок, отскочил и покатился по ковру. Я меланхолично проследила за его движением.
   -О чем я? А вот... Вы столько времени работали на эту сумасшедшую, а получали гораздо меньше, чем заслуживали, - продолжил Таннер. - Вы же знаете, что как только Вера решит, что вы ей больше не нужны, она от вас избавится. Именно потому, что вы слишком много для нее сделали. И слишком много знаете. И еще, я думаю, в глубине души она вас ненавидит...
   -Давайте короче, - оборвала я его. Я разглядывала картины на стенах, узоры на ковре, телевизор в углу. Мне становилось скучно. - Скажите то, чего я не знаю.
   -Я могу вам дать гораздо больше... Все, чего вы желаете.
   -Чего я желаю... - повторила я. У меня на лице сама собой появилась кривая улыбка. - Чего я желаю...
   Я быстро шагнула к нему и тут же и упала, чтобы не получить арбалетный болт в грудь. Перекатилась к стене, вскочила, разминувшись со вторым болтом. Пара шагов по стене, отскок - и моя нога влетела Таннеру в грудь. Потом серия уколов и бросок. Таннер упал на журнальный столик.
   Он выл на одной ноте и зажимал продырявленными руками раны на груди и в животе. Я просто на всякий случай вытащила меч из ножен у него на поясе и отшвырнула подальше.
   Потом мне под руку попал пульт от телевизора. Я чисто по привычке включила телек и стала рассеяно переключать каналы.
   -Так вот, чего я хочу. Я, пожалуй, хочу, чтобы ты сдох. И не только ты. И не очень быстро. И не смотри на меня как на свинью. Я много кого ненавижу больше, чем тебя... Да, и Веру и себя тоже... Ой смотри! "Серый Легион"! Только начался!
   В ближайшем шкафу обнаружился минибар. И я, прихватив бутылку вина и бокал, с ногами забралась в кресло, готовясь получить максимум удовольствия от просмотра любимого сериала.
   -Ты ты не мог бы стонать потише? - попросила я Таннера, увеличивая громкость телевизора. - Я не расслышала, что он сказал...
  
  

Глава четвертая

Приют одиноких романтиков

There's something cold and blank behind her smile
She's standing on an overpass
In her miracle mile

"You were from a perfect world
A world that threw me away today
Today to run away"

A pill to make you numb
A pil
l to make you dumb
A pill to make you anybody else
But all the drugs in this world
Won't save her from herself

Marilyn Manson

   -... Как-то глупо получилось. Я ведь ее никогда не любил. Не то, что бы она мне не нравилась. Просто я давно, еще в школе, понял, какой должна быть женщина, чтобы я ее полюбил... Проблема в том, что этому идеалу вообще никто не соответствует, - Орсон, он велел назвать себя так, рассказывает. Я с интересом слушаю. Играет тихая музыка. За окном шумит дождь. Я слегка двигаю туда-сюда по столу вазочку с мороженным и слушаю.
   Орсон - еще не старый бизнесмен. Он еще не успел растолстеть и облысеть, как это происходит в его возрасте с такими людьми. У Орсона есть жена и маленькая дочь. И все было бы хорошо, если бы Орсон вдруг не понял, что его жена - совершенно чуждый ему человек. Он всегда был погружен в работу, и женился как бы между делом, просто "чтобы было". Чтобы "все, как у людей". Его жена - не глупая транжира и вроде бы даже не изменяет ему. Просто Орсон вдруг понял, что уже пять лет живет под одной крышей с совершенно незнакомым, и по большому счету, совершенно неинтересным ему человеком.
   -Я мог бы развестись. Проблем не будет, я уверен. Дело в том... что ничего не изменится, - говорит Орсон. - У меня же много других женщин было. Я знаю. Но как-то так получается, что мне от женщины нужно только тело... Но я же не урод какой-то! Я ведь всегда хотел любви. Ты не поверишь. Я ведь в душе такой романтик - самому противно. Мне плакать хочется, когда я в дешевой мелодраме по ящику главный герой и героиня целуются... А на практике - я какая-то машина для добычи денег!
   Он замолкает. Я жду, не скажет ли он что-нибудь еще. Кто-то скажет, что Орсон - посредственность и таких историй двенадцать на дюжину. Но это неправда. Не бывает скучных и однотипных историй, если в них участвуют живые люди. Каждая судьба уникальна и неповторима.
   -Орсон, ну не стоит отчаиваться! - говорю я. - Если вы осознали эту проблему, значит сможете ее решить. Я думаю, вам стоит присмотреться к вашей жене. Если вы выбрали именно ее, значит, у вас с ней уже было что-то общее? Разве не так?
   -Ну... наверное, - с сомнением отвечает он.
   -Ну вот и прекрасно! - я улыбаюсь. - Осталось только найти это нечто. Я уверенна, стоит вам чуть- чуть получше узнать вашу жену, и вы найдете, за что ее любить. Подозреваю, в глубине души вы ее сильно любите, иначе бы давно развелись!
   -Ну... не уверен... - Орсон улыбается неуверенно и озадаченно.
   Орсон ушел бодрым и даже как будто помолодевшим. На прощанье он скользнул по мне взглядом, озадаченным и благодарным одновременно. А я осталась в одиночестве уплетать мороженое, которым он меня угостил.
   Час до закрытия. Интересно, еще будут клиенты? Я сижу и вслушиваюсь в чужие разговоры. Вон Инга и Мая на пару убалтывают какого-то богатого мальчика с развязанными манерами. А в противоположном углу Анна треплется с двумя поклонниками. Она сидит прямо на столе, закинув ногу на ногу, и взгляд одного из парней скачет туда-сюда между ее голым бедром и таким же голым животом. Анна улыбается и непринужденно рассуждает о том, сколько в среднем живет человек, проколотый на вылет. Ее рука как будто случайно лежит на ножнах шпаги. Так проходит полчаса.
   Потом поклонники прощаются с Анной и уходят. Анна провожает их взглядом и улыбается. Потом соскакивает со стола, поправляет юбку и вздыхает. Она идет ко мне, на ходу снимая с глаза повязку.
   -Уф! - она со вздохом плюхается рядом. - Задолбалась трепаться.
   -Тяжелые клиенты попались? - спрашиваю я.
   -Нет, сама виновата. Перегнула палку с этим спектаклем....
   Анна - и в самом деле дуэлянт, как и я. Но совсем не кровожадная и брутальная, несмотря на прикид. Это просто имидж.
   -Давай что ли ролями поменяемся, а? - говорит она. Я только улыбаюсь. Анна думает. Потом говорит:
   - Хотя нет, я бы сдохла столько наволочкой работать... Да и вытягивать тайны из клиентов как ты я не умею.
   -Что собираешься делать сегодня? - спрашиваю я.
   -Пойду в магазин и куплю какой-нибудь тупорылый экшн, - она тяжело опускается рядом со мной на кушетку, облокачивается и смотрит в потолок.- Чтобы думать только спинным мозгом и чтобы никаких разговоров. И буду в него рубиться.
   -А мы с Дженни собирались посидеть в кафе. Поболтать...
   -"Поболтать?" - Анна удивленно смотрит на меня. - Мы здесь только тем и занимаемся, что разговариваем. А тебе все еще мало?
   -Ну, это же совсем другое! - я развожу руками и улыбаюсь. - Кстати, ты ведь с ней незнакома? Я думаю, ты бы ей понравилась...
   -Зато мне она точно не понравится.
   -С чего ты взяла? Ты же ее не знаешь...
   -После смены мне вообще никто из двуногих не нравится, - заявляет Анна. И добавляет: - Я, в душе, мизантроп. Особенно, после работы.
   -Просто тебе клиенты попались трудные. Вот ты и хандришь.
   -Они все трудные. Нормальные люди по хост клубам не шляютсю,. - Анна вновь запрокидывает голову и тихо добавляет: - Да и где они вообще, нормальные люди?
   -Ты так это говоришь, как будто в этом есть что-то плохое, - ехидно комментирую я.
   -Эй, эта реплика охраняется авторским правом! - она против воли начинает улыбаться. Действительно, это ее фраза. Она любит отвечать ей на комментарии клиентов типа "И что, он умер?" или "Поверить не могу, ползти километр, истекая кровью...". Анна усердно поддерживает имидж циничной и всего повидавшей женщины. Не знаю, много ли она повидала на самом деле, но циничной ее не назовешь.
   Новые клиенты так и не появились. Я прощаюсь с Анной и другими девчонками и ухожу. Обычно, я дожидаюсь, когда Анна снимет костюм воительницы и наденет обычную одежду, и мы идем полдороги вместе. Но в этот раз я спешу.
   На улице холодно и сыро. Я сворачиваю с оживленной улицы, освещенной фонарями и огнями окон и реклам, и оказываюсь в переулке, царстве темноты и тумана. Я прибавляю шагу. Мне отчего-то слегка не по себе.
   Умом я понимаю, что здесь, в Центре, дуэлянту при оружии бояться совершенно нечего. Да и не раз я бывала в таких местах, куда нормальные люди не то что с оружием - со взводом телохранителей не суются. Но все же, было страшновато.
   По углам клубится туман. Над головой смыкаются стены домов. В небе над ними висит луна, но совершенно ничего не освещает. Я вдруг как будто чувствую на себе чужой взгляд. Оборачиваюсь - за спиной никого. Смотрю по сторонам - нигде никого не видно. Разве что тень от мусорного контейнера выглядит подозрительно... Фрист как-то говорил, что некоторые могут чуть ли не в тени от швабры так спрятаться, что человек в метре пройдет и не заметит... Я еще прибавляю шагу, чтобы быстрее выйти на людную улицу.
   Я вхожу в кафе. И меня сразу окутывает здешняя уютная атмосфера, сотканная из тепла, гула голосов, запахов кофе и табачного дыма. Здесь сегодня неожиданно людно. Все столики заняты. И даже рядом с Дженни сидит какой-то черноволосый тип в модном темно-фиолетовом костюме. Я подхожу ближе.
   -Если не можешь изменить что-то, то можно изменить к этому свое отношение. Часто, это приводит к тому же результату... - говорит он. Голос у него необычный, я даже не могу решить нравится мне этот голос или нет... Как будто кто-то талантливо наигрывает твою любимую мелодию при помощи гвоздя и стекла.
   Несмотря на то, что он сидит спиной ко мне, он замечает меня раньше Дженни. Он оборачивается и пару секунд изучает меня. У него очень красивое, но болезненно-бледное лицо с тонкими чертами. И красные глаза. Я опускаю взор, чтобы не встретиться взглядом.
   -Я вижу, ты тут не скучаешь, - говорю я Дженни.
   Незнакомец улыбается и говорит:
   -Прошу прощения. Я бы не стал навязываться, но свободных столиков нет. А ваша подруга выглядела очень одинокой. Но моя чашка уже почти опустела, так что скоро я прекращу обременить вас своим обществом.
   Я сажусь рядом. Слева от меня Дженни. Справа - этот странный парень. Дженни смущенно и в тоже время радостно улыбается и смотрит на меня. Я накрываю ее руку своей.
   -А как тебя зовут? - спрашиваю я незнакомца.
   -Зовут? Ну, скажем... - он делает секундную паузу. - Ну, скажем Араун.
   -Как поживаешь, Араун?
   Он улыбается.
   -Однозначно лучше, чем некоторое время до этого.
   Я не могу решить, нравится мне этот парень или нет.
   -Чем занимаешься?
   Его улыбка становится шире.
   -Дженни сказала мне, что ты - хостесс. Не поверишь, но мы почти коллеги. Я занимаюсь примерно тем же самым. Принимаю разных посетителей и разговариваю с ними.
   -Психолог?
   -В некотором роде. Подталкиваю людей к решению их проблем.
   -Хорошее занятие. А как ты это делаешь?
   -Все очень просто. Если человек повстречал непреодолимую преграду, то надо или ломать преграду или изменить человека, так, чтобы он мог эту преграду преодолеть. Задача только в том, чтобы увидеть, как и в каком направлении человеку стоит меняться.
   -Ну да. В конечном счете, человек может преодолеть любое препятствие.
   -О да. Это всего лишь вопрос цены, - соглашается Араун, а потом добавляет другим тоном: - К сожалению.
   Он смотрит на Дженни, на меня. Потом говорит:
   -Впрочем, я вижу, что мое общество вас тяготит. И мои услуги здесь тоже явно излишни.
   Он залпом допивает чай и встает.
   -Было интересно пообщаться. Всего вам наилучшего.
   Дженни смотрит, как он расплачивается и уходит. Я говорю:
   -Странный субъект.
   -Да. Он мне такого наговорил... Разного. Я наверно так и не поняла, о чем это он...
   Дженни похожа на мультяшного олененка. Хрупкая и тонкокостная. Лицо с забавным курносым носиком и большими карими глазами, обрамляют кроткие светлые волосы. Она какая-то немного неловкая и осторожная в движениях, как будто совсем недавно научилась ходить. И на ее лице все время это трогательное немного виноватое выражение...
   -Ты давно меня ждала? - спрашиваю я. - Что-то ты рано пришла.
   -Мне было одиноко и скучно, - она сжимает мою кисть в своих ладонях. - Так что я решила прийти пораньше...
  
  
   Меня трясет. Открываю глаза и несколько секунд не понимаю, где нахожусь. Кругом темно.
   -Ванесса! - яростно шепчет Дженни. Я чувствую на лице ее дыхание.
   -Что такое? - спрашиваю я.
   -Ты кричала во сне и не хотела просыпаться.
   Дженни облегченно вздыхает и прижимается ко мне. Она дрожит. Я натягиваю слетевшее одеяло и обнимаю ее.
   -Тебе приснился кошмар, да? - тихо спрашивает Дженни.
   -Ну да, кошмар, - я чувствую неуверенность в своем голосе. - Но ничего же не случилось, глупышка. Не дрожи так...
   -Просто ты меня напугала, - она всхлипывает. - Знаешь, я ведь очень боюсь, что с тобой что-то может случиться.
   -Ну что со мной может случиться? Со мной всегда все будет в порядке, ты же знаешь...
   Я глажу ее, а пытаюсь вспомнить, что же мне приснилось. И вспоминаю.
   Фрист. Наш с ним разговор на одной тусовке в "Ноже и топоре" или еще где-то. Это было год или полтора назад, кажется. Совершенно не помню, о чем мы говорили во сне и что меня так напугало. И разговор тот тоже почти не помню. Одно точно - после того раза я разобралась в своем отношении к Фристу.
   По началу, он казался таким же, как я. Также живо интересовался чужими историями. Почти также как я умел слушать. И выяснять, что действительно интересно собеседнику умел тоже неплохо. Не так, как я, но все же. Особенно при его внешности. Такое родство душ, что я почти влюбилась в него.
   К счастью, я вовремя разобралась, что он такое на самом деле. Да Фрист никогда и не скрывал своего отношения, это я принимала желаемое за действительное. На самом деле, настолько непохожих друг на друга людей еще поискать надо.
  
  
   За окном шумит дождь. Я сижу за столом на своем обычном месте. Должно быть, дождь всех клиентов загнал домой. Анна у себя в углу играется со шпагой. Инга и Мая шепчутся о чем-то своем. Похоже, мне одной скучно.
   Просто чтобы убить время, я достаю пудреницу и начинаю рассматривать себя в зеркале. Кажется, волосы не такие красные. Хотя реклама уверяет, что цвет держится чуть ли не год. И вообще я какая-то бледная, хотя, это наверно хорошо сочетается с белыми брюками, курточкой и перчатками.
   Я барабаню пальцами по эфесу сабли и в который раз думаю, что ее стоит снять. И в который раз решаю не снимать. Никакой инструкции на этот счет нет. Я не скрываю, что я - дуэлянт, но и не афиширую. Для этого у нас есть Анна.
   Что-то я нервничаю. Как будто жду нападения. Глупо конечно - в этом районе не то, что дуэль, драку в жизни не увидишь. Но все же, с саблей расставаться не хотелось. Этот дурацкий эпизод с кошмаром, до смерти перепугавшим Дженни, никак не идет из головы и навевает какую-то паранойю.
   Я убираю пудреницу и отмечаю, что у меня немного дрожат руки. Я чувствую взгляд в спину. Хозяйка часто выходит на лестницу из своего кабинета наверху и смотрит на нас. Я оборачиваюсь - дверь кабинета закрыта, на лестнице никого нет.
   Что же я так нервничаю последнее время? Как будто жду, что что-то важное случится. Или кто-то ждет, что я сделаю что-то важное?
   Я достаю коммуникатор, надеваю гарнитуру и выбираю номер в списке. Руки немного дрожат. Полминуты я слышу обычный шум и писк. За тем он сменяется тяжелым дыханием.
   -Чем ты там занимаешься? - спрашиваю я, стараясь говорить тихо.
   -Привет. Тренируюсь, - отвечает Фрист. - А по какой причине без видео и шепотом? В засаде сидишь?
   -Почти, - я улыбаюсь. - Я на работе.
   В есто ответа я слышу грохот удара.
   -Что там у тебя творится? - спрашиваю я. - Ты кого-то пришиб?
   -В некотором роде. Снаряд для отработки бросков...
   -Слушай, я хочу спросить. Помнишь, ты как-то объяснял мне, чем ты от меня отличаешься?
   -О нет... - Фрист тяжело вздыхает.- Ты же об этому уже спрашивала.
   -Разве?
   -Ну да, и не раз.
   -Что-то не припомню.
   -Наверно потому, что ты была в... хмм.. измененном состоянии сознания. Что называется en sus... Ну а потом твоя точка сборки вернулась на место и ты все забыла.
   -Чего-чего? - порой, Фрист со своей эрудицией становится просто невыносим.
   -Просто не читай перед сном Сартра и все будет хорошо... - Фрист продолжает гнуть свою линию.
   -"Сартра"? Это какой-то религиозный трактат?
   Я слышу, как Фрист снова вздыхает.
   -Слушай, тот разговор - это ерунда, просто он цепляет и будит кое-что действительно страшное. Проблема в том, что ты существуешь, мир существует, и ты знаешь, что мир существует. И...
   -Ванесса!
   Я поднимаю взгляд и вижу Ингу. Когда она успела подойти? Она испуганна и взволнована.
   -Извини, Фрист, я тебе потом перезвоню, - говорю я и почему-то чувствую у себя в голосе облегчение. Я обрываю связь и снимаю гарнитуру. - Что такое, Инга?
   Инга молча мотает головой, указывая куда-то в сторону выхода, отчего ее пепельные кудри падают на лицо. Я смотрю туда. Какой-то мужчина грубо заграбастал плечо Маи и что-то яростно втолковывает ей, нависая над девушкой как цунами над тропическим островком.
   Я встаю и иду к ним. Моя вторая обязанность - выпроваживать нежелательных гостей. Это совершенно не обременительно. За все время мне приходилось это делать только пару раз. Причем оба раза мне не понадобились применять боксерские навыки, и тем более, хвататься за саблю.
   От мужчины разит перегаром. Я постаралась не слушать, что он говорит Мае, да мне и не разобрать. Наверно он из тех, у кого первым отнимается язык. Просто подхожу и беру его за рукав. Я говорю:
   -Наверно, вам лучше уйти.
   Он переводит взгляд на меня. Его взгляд обшаривает меня, задерживается на груди и, наконец, добирается до лица. Я смотрю ему в глаза.
   С минуту он стоит с открытым ртом без движения. Потом отпускает Маю, поворачивается и идет к выходу. Вместо того чтобы выйти в дверь, он врезается в стекло витрины рядом, механически поворачивается и, все-таки, находит дверь и выходит на улицу. Его фигура исчезает в дожде, который разошелся не на шутку.
   Я улыбаюсь Мае и говорю:
   -Не думаю, что он еще раз к нам заглянет. С тобой все в порядке?
   -Да, - она улыбается. - Спасибо Ванесса, ты просто волшебница!
   Я улыбаюсь и возвращаюсь на свое место.
  
   Двери открываются, и входит мужчина лет сорока в темном деловом костюме. Он складывает зонт и оглядывается по сторонам. Мне не разобрать выражение его лица, но в движениях читается нервозность и неуверенность. Он смерил Маю и Ингу странным взглядом и решительно зашагал вперед, вглубь зала.
   -Вы кого-то ищете? - спрашиваю я.
   Он растеряно смотрит на меня.
   -У вас есть запасной выход?
   -Нет. Разве что вы захотите подняться к хозяйке и выпрыгнуть из окна... Впрочем, - добавлю я, видя как на его лице растерянность сменяется страхом, - если вы угостите меня коктейлем, и расскажите, что у вас за беда, я, возможно, сумею вам помочь.
   Он кидает тревожный взгляд на дверь, через которую вошел. Потом пристально изучает меня. Я улыбаюсь.
   -Да. И мне, наверно, тоже выпить не помешает.
   Мы берем у стойки напитки и оправляемся к моему любимому столику. Клиент делает большой глоток виски и спрашивает:
   -Что это за место?
   -Вы не прочли вывеску над входом? Это хост клуб "Тинтагель".
   -"Хост клуб"? Я даже не знаю, что это такое.
   -Это место, где можно отдохнуть в обществе красивой и обаятельной девушки, - я понимаю, что эту фразу могут воспринять как самовосхваление и добавляю: - Ну или в моем.
   Клиент расплывается в улыбке. Но я все еще чувствую исходящую от него тревогу.
   -Что-то вроде борделя? - спрашивает он и тут же краснеет и смущается, совсем как мальчишка.
   -Ну, не совсем, - говорю я. - Но давайте, все же, познакомимся. Как вас зовут?
   -Роджер Тэн.
   -А я Ванесса. Что вас так гнетет Роджер?
   -Мне... - он кашляет и делает еще один глубокий глоток. - Мне кажется, меня кто-то преследует. Кто-то сейчас шел за мной по улице. Я уверен.
   -Может, это всего лишь девушка, которой вы очень понравились...
   -Нет, Ванесса, вы не понимаете. Дело в том, что я работаю финансовым аналитиком в... наверно, вам не нужно знать название нашей фирмы. Мне было поручено проанализировать перспективность одной намечающейся крупной сделки. Она обещает быть очень выгодной. Но я выяснил, что это не так. Есть несколько мелких нюансов, из-за которых мы можем остаться в минусе. Я подал отчет об этом начальству. И заключение сделки отодвинулось на неопределенный срок. А через некоторое время, какие-то люди позвонили мне и сказали, что если я не сообщу, начальству, что был неправ, мне несдобровать. Я не принял их всерьез и... скажем так, отказал в грубой форме. А вот теперь...
   Я ободряюще улыбаюсь.
   -Не стоит волноваться. Еще неизвестно, связаны ли люди, которые вам угрожали с этим преследователем, - говорю я и смотрю на вход.
   Появляется еще один посетитель. И это не кто иной, как Айс. Вот так сюрприз! Неужели он тоже ходит по хост клубам? Хотя, если подумать, парень он модный и ничто человеческое ему, наверно, не чуждо. Я улыбаюсь, машу ему рукой и тут же знаками показываю, что занятна с клиентом и не могу с ним говорить. Он смотрит на меня, на Роджера, кивает. И, немного помедлив, направляется к Анне.
   -Ну а кем еще может быть этот преследователь? - говорит Роджер.
   -Ну, кто бы он ни был, он сейчас мокнет под дождем, - замечаю я. - Если вы проведете здесь пару часов, он или уйдет или схватит пневмонию. Потому что дождь зарядил надолго.
   Кажется, Роджер воспрял духом.
   -А ведь верно! - говорит он. - Кому охота торчать под дождем?
   Мы говорим Роджере, о его жизни и работе. Сначала он нервничает и явно чувствует себя не в своей тарелке, но скоро расслабляется и становится обаятельным и веселым. Два часа проходят весело и незаметно, за шутками и смехом, мороженным для меня и виски для Роджера. Наконец, Роджер вспоминает о чем-то и смотрит на часы. Потом на окна - и обнаруживает, что дождь уже кончился.
   Мы прощаемся, и он уходит.
   А на другом конце зала Айс все еще болтает с Анной. И разговор у них не складывается. Я вижу, что Анна заметно нервничает. А Айс, как всегда, держится отстраненно и спокойно, всем своим видом навевая сонливость. Но вот он поднимается и идет к выходу.
   Я уже было собралась подойти к Анне и спросить, что не так, но она сама встает и идет ко мне. Нет, к стойке. Нет, все же ко мне.
   -Жуткий тип, - она ставит бокал на стол и садится рядом со мной.
   -Просто у него такой имидж, - говорю я. - На самом деле, Айс добрый и благородный.
   Анна оторопело смотрит на меня.
   -Твой приятель?
   -Ну да, - я пожимаю плечами. - Я же говорю, он добрый.
   -Знаешь, я не гений психологии, - говорит она и в ее голосе слышится сомнение. Она обхватывает себя за плечи, хотя в зале совсем не холодно, - но я узнаю монстра, когда его вижу. Этот парень - что-то жуткое. Сразу же раскусил меня. И два часа пытал меня на тему темпов, парадов и батманов. Мне казалось, если я на что-то не отвечу, он мне голову снесет - я и пикнуть не успею.
   Я смеюсь.
   -Зачем оно ему, у него же катана, а не шпага? - продолжает Анна.
   -Он помешан на оружии и фехтовании, - сквозь смех говорю я.
   Она молчит и смотрит на свой коктейль так, как будто хочет вскипятить его взглядом. Мы молчим. Через некоторое время я замечаю, что она так впилась пальцами себе в плечи, что вот-то процарапает их до крови. Я осторожно снимаю ее кисть с терзаемого плеча.
   -Что с тобой? - спрашиваю я. - Что он тебе такого наговорил?
   -Отцепись! - она вырывает руку из моих пальцев.
   Я молчу. Подбираю слова. Она смотрит на меня.
   -Извини, - произносит Анна. - Просто сначала эта статья... Теперь еще этот головорез, твой приятель....
   -Какая статья?
   -Помнишь Кристофа?
   -Ну да, конечно, - я улыбаюсь. - Наш лучший клиент. Кстати, что-то давно его не было...
   -Он умер.
   Мне нужно некоторое время, чтобы переварить новость.
   -Вот как? Что с ним произошло? - спрашиваю я.
   -Он "закольцевался" и был убит почти тут же... - Анна вздыхает.- Какого черта его понесло в дуэлянты? Он же из хороший семьи, и отец у него известный, вон даже статью накатали... Хотя постой... У него же были какие-то проблемы с девушкой, да? Ну, ты, наверно, лучше знаешь, ты же больше всего с ним общалась...
   -Ага... - говорю я.
   -А тут еще этот синеволосый красавчик, - продолжает Анна. - Знаешь, что он мне на прощанье сказал? "Какая разница как ты ведешь себя, если ты по большому счету уже мертв?"
   -Ерунда какая-то.
   Она делает глоток, потом достает сигарету и нервно щелкает зажигалкой. Затягивается. Рука с сигаретой слегка подрагивает. Анна смотрит прямо перед собой и говорит:
   -Несс, знаешь, что мне спасло жизнь? - она делает паузу и бросает на меня короткий взгляд. -Труп, на который я наткнулась когда вышла из центра дуэлей. У меня тогда были счеты кое с кем, и я решила прикончу суку, и будь что будет... И выхожу я, и вижу труп. Молодой парень лежит посреди улицы, а прохожие обходят его. Молодой, красивый, с кольцом с рубином... И мертвый. И я поняла, что вот именно это со мной и будет. И я поняла, что откусила больше, чем могу проглотить... И тогда я одним махом простила всех, кого прирезать собиралась и решила свалить в самое безопасное место. И тихо и незаметно жить так, как будто нет никакого кольца. И не дуэлянтка я вовсе, просто рабочий костюм такой. Я надеялась, что таким образом, смогу протянуть подольше.... Ну да, я же тебе это уже говорила, кажется. Ты еще сказала, что это самое верное решение, и все будет ништяк... А тут этот парень приходит и удивляется, что я пью боржоми, коли почки отвалились...
   -Да ну этого Айса. Не обращай внимания, - говорю я. Но она, кажется, меня не слышит.
   -Знаешь, - вдруг говорит Анна. - А ведь ты никогда не рассказывала, как у тебя появилась эта вещица.
   Она протягивает руку и указывает на мою левую руку, на которой под перчаткой надето кольцо дуэлянта.
   -Ничего интересного, - отвечаю я. - Глупая история. И давняя.
   -Расскажи.
   -Тогда у меня был парень. И у него были проблемы... Разные. В общем, он... - я замечаю, что тоже смотрю в никуда, как Анна. - Однажды он забрался в ванну и вскрыл вены, и еще принял снотворного. Чтобы не передумать... А его родные почему-то решили, что это я во всем виновата. Хотя я всегда была с ним рядом и поддерживала его. Эти люди, родственники парня, в общем, они добились того, что меня судили. "Доведение до самоубийства", так это называется. И тогда я решила заделаться дуэлянтом.
   -Но причем здесь?.. Это же не дуэль.
   Я киваю.
   -Ну да. Но, ты же знаешь, что юристы предпочитают с нами вообще не связываться. Так что все просто махнули рукой.
  
   Дженни подскакивает ко мне, как только я выхожу на улицу. И с разгону вешается мне на шею.
   -Ты что ждешь, меня? - спрашиваю я.
   -Ага. Еле дождалась! - судя по голосу, Дженни совершенно счастлива. - Без тебя мне было ужасно скучно и одиноко.
   -Не нашла чем себя занять?
   -Зачем себя занимать, когда есть ты?
   Я смеюсь и осторожно отцепляю ее от себя.
   -Ну, что? Куда пойдем?
   -Не знаю, может, просто погуляем?
   И мы идем в парк.
   Дженни заполучила в свое распоряжение мою руку и не собирается с ней расставаться. Мы мило болтаем о всяких пустяках и гуляем по дорожкам мимо подсвеченных лампами кустов и деревьев. Настроение прекрасное. Погода тоже - на небе яркие звезды и луна. Неожиданно Дженни отцепляется от моего плеча и подходит к кусту.
   -Что-то интересное обнаружила? - спрашиваю я.
   -Тут какой то зверек... она склоняется над кустами. И тут что-то выпрыгивает прямо ей под ноги и округа оглашается оглушительным лаем. Маленькая, но очень злая такса. От неожиданности, Дженни отскакивает и налетает на меня. Я заваливаюсь назад, и мы падаем.
   Но упасть не получается. Я чувствую мягкий, но сильный толчок в спину, который возвращает нас с Дженни на ноги. Таксе надоело облаивать нас, и она с чувством выполненного долга исчезает в кустах.
   Я оборачиваюсь. На скамейке у дорожки сидит человек и читает книгу, благо рядом фонарь и света достаточно. Если бы я упала - то прямо на этого чтеца. Значит, это он нас так ловко поймал.
   -Извините, - говорю я, - мы вас чуть не пришибли...
   -Не стоит. Все равно вам бы это не удалось, - он поднимет голову от книги и я узнаю это бледное лицо и улыбку на тонких губах: это же наш знакомец, Араун. - Рад нашей новой встрече.
   -Что читаешь? - спрашиваю я.
   Он молча показывает обложку: "1984" .
   -Странное название. О чем это?
   Араун пожимает плечами.
   -О разном. О политике, о людях, об иллюзиях.
   -Об иллюзиях? - переспрашивает Дженни.
   -Да. Здесь рассказывается, как человек может жить в мире иллюзий. Несмотря на то, что они противоречат окружающей действительности. Если хотите, я расскажу. Но вы лучше присядьте, а то мне неловко сидеть, когда дамы стоят.
   Так и быть. Я сажусь рядом, на небольшом расстоянии. Все-таки что-то неуловимое заставляет меня нервничать рядом с этим парнем. Дженни садится рядом со мной по другую сторону от Арауна и снова обхватывает мое плечо.
   -Секрет на самом деле прост, - говорит Араун. - Все упирается в то, как разум обходится с получаемой через органы чувств информацией. Изначально, человек считает всю информацию равноценной и достоверной. Однако, живя в обществе, человек учится верить одному и не верить другому, считать что-то важным, а что-то незначительным. И если постараться, можно научить его считать важным именно то, что тебе нужно, заставить делать из всего нужные тебе выводы. А все, что этим выводам явно противоречит, такой человек будет игнорировать до последнего. Причем совершено не важно, насколько внушенная картина мира противоречит истине. Человек может работать в каменоломне по двадцать часов за хлеб и воду и считать, что живет в раю. Или наоборот... Извините, кажется, я вас загрузил. Но вспомните классический пример: "Кому вы больше верите? Своим глазам или родной жене?"
   -Где-то я уже слышала что-то такое, - говорю я. - Только уже не помню где.
  
  
   Мы с Фристом стоим на балконе и наблюдаем, как внизу веселятся наши друзья, приятели и знакомые. А также незнакомые.
   Фрист разглагольствует с бокалом вишневого сока в руке:
   -Существует личная реальность каждого человека. И есть объективная действительность. Объективная действительность необъятна и непостижима. По большому счету, нет доказательств, что она вообще существует. Но большинство предпочитает верить, что она есть. Иначе, было бы слишком страшно жить.
   -Фрист, ты сейчас с кем разговариваешь? - спрашиваю я.
   -С тобой. Прошу прощения, но на твой вопрос так просто не ответить. Так что следи за логикой. Личная реальность складывается из множества мелочей. Она начинает собираться в раннем детстве и собирается много лет - у всех разные сроки. Туда входят непосредственные наблюдения и усвоенные правила "не влезай - убьет", "Девочек бить нехорошо, но можно", "деньги - это сила", "без труда не вытащишь и топор из процентщицы". Ну и все в таком роде. В результате, вокруг нас складывается ощутимая, и самое главное, понятная и логичная реальность, с которой можно взаимодействовать. И правила взаимодействия известны.
   Фрист разводит руками, как будто пытается объять весь зал и веселящихся людей.
   -В итоге, реальность получается понятной, уютной и замкнутой. Она такой и должна быть, чтобы никакая пугающая неизвестность не таращилась из каждой щели. Так что в каждой нормальной реальности присутствуют представления о плохом и хорошем, уверенность в том, что завтра наступит таким, какое ожидается и, как правило, что-то такое, чем можно заслониться от вопроса о смысле жизни. Причем, заметь, реальности у всех примерно одинаковы и это позволяет людям взаимодействовать и понимать друг друга. А там, где две реальности расходятся, обычно начинаются всякие споры, драки, крестовые походы и костры святой инквизиции...
   -Я сейчас засну, Фрист, - говорю я.
   -Да, прошу прощения, я, кажется, увлекся. Но перейдем к нам. У нас с тобой одна и та же проблема. Нам с тобой сильно недодали реальности. У нас она вся в дырах и прорехах. Как будто мы пытаемся жить в доме, от которого есть только каркас из несущих балок.
   Фрист задевает что-то рукой, и я краем глаза замечаю, что что-то падает. Я поворачиваю голову и смотрю на веселящихся внизу людей. Я говорю:
   -Кажется, я понимаю. С трудом.
   -Еще бы... что же до того, чем мы отличаемся. Отличаемся мы теми способами, которыми мы предпочитаем жить в наших дырявых реальностях. Твой метод заключается в том, что если сосредоточить все внимание на таком фрагменте личной реальности, на котором нет дыр, то дыры можно вообще не замечать. А поскольку мы говорим о чисто субъективных вещах, пока ты эти дыры и щели не замечаешь, их как бы и нет...
   Судя по грохоту, Фрист опять что-то задел и это "что-то" упало. Я смотрю вниз: там танцует красивая пара, парень в черном с серебром ведет в танце девушку с красном платье. Платье ей очень идет - подчеркивает фигуру и гармонирует со светлыми волосами. А в волосах заколка в виде розы...
   -Но нельзя же смотреть вечно на что-то одно, - продолжает Фрист. - Некоторые лакуны ты можешь заполнить красивыми иллюзиями. Собственно, все так делают, но немногие достигают твоего мастерства. Разумеется, весь секрет в практике. Закрывать дыры в своей реальности тебе приходится в разы чаще, чем большинству других. Самое забавное, что все те, кого ты делаешь частью своей реальности, попадают под власть твоих иллюзий.
   Фрист вздыхает.
   -Что же до меня, то я предпочитаю действовать по-другому. Обернись, пожалуйста.
   Я против воли оборачиваюсь. И вижу две прямоугольные щели и за ними - черная пустота. И из этой пустоты на нас смотрят сотни чужых, нечеловеческих глаз. Чуждые взгляды впиваются в меня. У меня подкашиваются ноги.
   -Я предпочитаю действовать прямо противоположным образом, - Фрист поводит рукой и с грохотом открывается еще одна прямоугольная дыра. Я понимаю, что на самом деле, вся эта комната - со стенами и потолком, с едой и выпивкой, с людьми и танцами - просто картонные декорации, как в театре. Фрист толкает то одну, то другую и они с грохотом падают.
   И вот уже мы остались вдвоем. Одни на крохотном островке посредине черноты и неизвестности. Под пронизывающим взглядом бесчисленных глаз.
   Голос Фриста спокоен и немного печален:
   -Страшно, разумеется. До тошноты страшно. Но посмотри, какие открываются возможности...
   Фрист подходит к краю островка. Я хочу его остановить, но ноги не слушаются меня. Я не могу подняться.
   Фрист делает шаг.
   Он исчезает в бездне.
   Через несколько секунд я вижу вдали знакомую угловатую фигуру. Он парит в пустоте, на огромных перепончатых крыльях. Я осторожно, на четвереньках и стараясь смотреть только вниз, под ноги, поднимаю и ставлю на место декорации, одну за другой...
  
  
   -Ванесса! Несс, очнись!!! - это Дженни. Она кричит и отчаянно трясет меня. Она до ужаса перепугана.
   Я поднимаю руку и глажу ее по лицу.
   -Я проснулась, - говорю я. - Все хорошо.
   Дженни падает мне на грудь и начинает рыдать. Я прижимаю ее к себе и глажу. Пытаюсь успокоить.
   -Ну что ты, глупая. Просто мне приснился плохой сон.
   Дженни всхлипывает.
   -Несс, ты кричала! Это было так жутко!
   -Ну, брось. Всем время от времени снятся кошмары.
   -Несс, я очень боюсь, что с тобой что-то случится. Я же этого не переживу!
   -Переживешь, - отвечаю я. - Куда ж ты денешься?
   -Нет, Несс, - тихо и уверенно шепчет Дженни. - Ты не представляешь, как ты мне нужна.
  
  
   В клубе все девчонки взволнованны. Обсуждают убийство, о котором говорили в новостях. В этом районе убийства не случаются годами. А это в добавок произошло буквально в двух кварталах от "Тинтагеля". Я хочу расспросить поподробнее, но тут появляются клиенты и приходится преступить к своим прямым обязанностям.
   В этот раз клиенты - странная парочка близнецов с фиолетовыми волосами. Симпатичные худенькие мальчики, они молчаливы и все время стараются заглянуть мне в глаза. Я этого избегаю. И, в конце концов мне удается их разговорить.
   Когда-то они были дорогими проститутками. Однажды очередной клиент вместо постельных развлечений проговорил с близнецами часа четыре к ряду. После этого разговора, эта парочка подалась в дуэлянты. Они убили своего хозяина, вырезали бывших клиентов и кое-кого из "коллег"...
   Потом приходит Орсон, и мы мило болтаем с ним о пустяках.
   Смена пролетела быстро и незаметно. А на выходе на меня снова бросается Дженни.
   -Неужели больше нечем заняться, кроме как сидеть в засаде и караулить меня? - со смехом спрашиваю я.
   -Есть чем, - жизнерадостно отвечает Дженни, - но охотиться на тебя - самое увлекательное.
   Я осторожно отцепляю ее от себя.
   -Ну, что у нас на сегодня? - спрашиваю я.
   -Несс, можно тебя на пару слов?
   Это Анна, и голос у нее какой-то хриплый. Я оборачиваюсь. Анна стоит у входа, на ней ее "рабочий костюм". И вся она какая-то нервная.
   -Что такое? - спрашиваю я.
   -Помнишь, что я сказала, что узнаю монстра, когда вижу? - она подходит ближе. Она пытается поймать мой взгляд.
   -Ну да. А что?
   -Я была не права. Одного монстра я проглядела, хотя он был всегда на виду.
   У Анны такой злой и решительный голос, что Дженни невольно отходит ко мне за спину.
   -Не поняла, - честно говорю я.
   -То убийство, про которое говорят девчонки. Убитый - твой давешний клиент. Его убили через пару минут после того, как он ушел из "Тинтагеля".
   -Очень жаль. Но причем...
   -А притом, что я знаю убийцу. Этот тот тип, который пытал меня по поводу фехтования. И ты этого типа знаешь. И наверняка знаешь, чем он занимается.
   -Да, но... - Я все еще не понимаю. Анна кричит:
   -Несс! Не корчи из себя дуру, которая два и два сложить не может! Ты могла бы хотя бы предупредить того парня!
   -Но мне и в правду как-то в голову не пришло... - растеряно говорю я.
   -Ага. На нашей работе, наверно, тупеют. Мне тоже кое-что в голову не пришло. Например, я упорно не замечала, как часто умирают твои постоянные клиенты.
   -Ну, их всего-то было... - я принялась подсчитывать. - Трое, кажется. Но постой, я же их не убиваю! У меня и в мыслях не было.
   -О да! - злорадно перебивает Анна. - "И в мыслях не было" - это надо сделать девизом. Доводить своего парня до самоубийства у тебя тоже в мыслях не было.
   У меня на секунду мутиться в глазах. Когда красная пелена спадает, я обнаруживаю, что моя рука висит наполовину опущенной, как после удара, а Анна стоит на четвереньках у моих ног и держится рукой за щеку.
   Анна говорит:
   -Это все твое вранье. Вранье, что у меня поучится жить по-человечески. Вранье - то, что ты говоришь клиентам. Не знаю, что ты говоришь этой девчонке. Но думаю, что это тоже вранье, - Анна медленно поднимается на ноги. Она улыбается разбитыми губами. - И то, что ты говоришь самой себе - тоже вранье. Хозяйка говорит, что секрет твоего успеха в том, что ты умеешь слушать. А я думаю, что еще лучше чем слушать, ты умеешь врать. Такая сладкая ложь, что забываешь обо всем на свете.
   -Я не обязана слушать этот бред, - говорю я и отворачиваюсь. - Ты, похоже, перебрала с коктейлями. Идем Дженни.
   -Не обязана, говоришь... - Анна усмехается, и я слышу знакомый шелест стали. - Ну так я тебя обяжу...
   Я отскакиваю и разворачиваюсь лицом к Анне. Она неторопливо вынимает из ножен шпагу. Я кладу руку на эфес сабли. Но пока не вынимаю. Я говорю:
   -Давай не будем делать глупостей. Мы обе погорячились. Я виновата. Извини. Но это еще не повод убивать друг друга.
   -Нет, - Анна мрачно усмехается. Ее костюм больше не выглядит маскарадом для привлечения клиентов. Она уже не девушка, изображающая злодейку из дурного фэнтези. Просто готовый резать и колоть боец. Совершенно не обаятельная, и очень страшная. - Будем делать глупости. Просто из самосохранения. Иначе мы потом помиримся, и ты усыпишь меня своим сладким враньем.
   -Я все еще не понимаю, что ты такое говоришь, - честно говорю я.
   -По-моему, это уже не важно, - говорит Анна. - Вызываю тебя Ванесса. Можем обговорить время, место и оружие. Но по мне, так зачем тянуть?
   -Стойте!
   Дженни выскакивает из-за моей спины и встает между нами. Анна чуть было не заколола ее, но успела себя удержать.
   -Отвали, девочка, - говорит Анна. - Ничего против тебя не имею. Но лучше бы тебе не мешать нам.
   -Иди домой, Дженни, - я вздыхаю. - Тут уже ничего не поделаешь. Меня уже вызвали.
   Дженни стоит между нами, растеряно и умоляюще глядя то на меня, то на Анну. По ее щекам текут слезы. Она шепчет:
   -Не надо!
   Она подходит ко мне и обнимает. Целует в губы.
   -Хорошо, - шепчет она. - Я сделаю, как ты хочешь.
   Она уходит, постоянно оглядываясь на нас. А мы идем в подворотню, где потише. Безлюдно.
   На удивление светло из-за фонаря над запасным входом куда-то. Но вот запашок здесь не ахти...
   -Если на роду написано сдохнуть в обоссаной канаве под забором, - С мрачной иронией замечает Анна. - То так оно и будет. Даже если во всем Центре только один такой забор.
   Она поднимает шпагу и становится в стойку. Я вынимаю саблю. Мы осторожно обмениваться ударами. Я быстро понимаю, что фехтует она примерно на том же уровне, что и я. Или даже лучше. Она в основном атакует, я защищаюсь и только время от времени перехожу в атаку, когда она уж слишком отвлечется. И сразу отскакиваю - она превосходит меня в скорости.
   Мне удается слегка задеть ее щеку, но она не замечает пореза. И, кажется, она тоже дотянулась до меня, но я пока ничего не чувствую.
   Но вот она нащупывает слабое место в моей защите и проводит смутно знакомую мне серию в четыре темпа. Нет! Пять темпов! Я еле отклоняюсь от настоящего укола. Но она слишком сократила дистанцию.
   Я бью ее левой рукой в солнечное сплетение. Она со сдавленным хрипом отшатывается и сгибается.
   -Ну, ты довольна? - Спрашиваю я. Но она быстро распрямляется, и я понимаю, что промазала. А в следующий момент уже чувствую удар в голову откуда-то сбоку и падаю.
   Я открываю глаза. Анна стоит надо мной, и острие шпаги почти касается моего горла. А моя рука все еще сжимает рукоять сабли, но это уже ничего не даст. Похоже, она ударила меня эфесом.
   Я поднимаю взгляд и смотрю на Анну, собирающуюся нанести последний удар. В ее лице я читаю мрачную решимость, желание довести дело до конца.
   Наши взгляды встречаются.
   Секунду мы смотрим друг другу в глаза.
   Она отшатывается назад. Острие шпаги больше не указывает на меня. Я привстаю и колю почти не глядя вперед и вверх...
  
  
   Наверно, не стоило ее так бросать. Надо было вызвать "скорую". Хотя бы ее все равно не спасли, но все же... Но об этом я думаю потом, когда обнаруживаю, что нахожусь рядом со своим домом. Бреду по улице с окровавленной саблей в руке, и по виску у меня тоже течет кровь.
   Прохожие косятся на меня и обходят по широкой дуге. Я механически вкладываю саблю в ножны, забыв протереть от крови. И прижимаю платок к ране на голове. Вроде бы ничего серьезного. Тут я обнаруживаю, что коммуникатор уже некоторое время подает признаки жизни.
   Мне пришло голосовое сообщение.
   -Привет, Несс, - это голос Дженни. - Если ты слушаешь мой голос сейчас, значит, ты победила. Или, по крайней мере, выжила. Я рада...
   Я иду домой.
   -...Знаешь, последнее время много думала. О тебе, о наших отношениях. Понимаешь, ты ведь главное. Я поглощена тобой целиком. И кроме тебя у меня нет ничего. И знаешь, Несс, наверно, я счастлива. Я же люблю тебя...
   Я захожу в подъезд. Поднимаюсь по лестнице.
   -...но, Несс, ведь ты же не всегда рядом. А когда нет тебя - остается пустота. И это так бессмысленно и так страшно! И ведь ты у меня не навсегда, Несс. Я ведь счастлива, а счастье не может быть долгим. Мне страшно представить ту жизнь, которая будет, когда закончится эта. Очень страшно. Прости меня, Несс. Я - слабя и глупая... Мне выть хочется, когда я представляю, что эта девчонка проткнула тебя, и тебя уже нет. И что жизнь без тебя уже началась... Я слишком слабая. Я хочу остаться в этой жизни, в которой у меня есть ты. Может быть, это мой последний шанс сделать это...
   Я открываю дверь и вхожу.
   -...Несс, я люблю тебя!
   Я вижу Дженни. Сквозняк слегка раскачивает ее. Шнур от жалюзи привязанный к люстре, едва не распорол ей горло. Он растянулся так, что ноги Дженни почти касаются упавшей на бок табуретки.
  
  
  
  

Часть вторая

Зеркальная паутина

  
  
   Над Седьмым сектором шел дождь. Улицы стремительно превращались в каналы. Потоки воды уносили прочь грязь и мусор. Еще быстрее вода прогнала с улиц их извечных обитателей - торговцев всякой мелочью, нищих, мелких бандитов и просто прохожих. Люди забились в дома и под козырьки лавок и подъездов, отгораживаясь от стихии, кто как может. Кроме двоих.
   Они стояли посреди сада, отгороженного от улицы высокой стеной. Здесь, в отличие от соседних улиц, горел одинокий фонарь, и было чуть светлее, чем в округе. Они промокли насквозь, но это их не волновало.
   -Еще раз повторяю, в этом нет никакого смысла, - сказал один. - Класть жизнь из-за такой ерунды - более чем глупо.
   -Нет! Ты просто не понимаешь, - ответил второй. Он был заметно ниже ростом и шире в плечах. Он застыл, широко расставив ноги. Его руки привычно и небрежно держали рукоять секиры с массивным двусторонним лезвием. Он был обнажен по пояс и, казалось, что капли дождя начинают шипеть и испаряться, едва коснувшись тела. Как будто массивные мускулы бойца были из раскаленного металла.
   Впрочем, в каком-то смысле так оно и было.
   -А на мой взгляд, не понимаешь ты, - его противник, стоявший в двух мерах от него, достал меч и медленно, будто нехотя, встал в стойку. Он был высок и худ. В другое время он бы показался неуклюжим и нескладным. Длинное обоюдоострое волнообразное лезвие, похожее на язык пламени или хвост рептилии поднялось, готовясь напасть. Капли воды текли по длинным волосам, по кожаной куртке, по жилистым рукам, по клинку. И казалось - не человек стоит под дождем, а дождь, трава, ветер и темнота в этом месте смешались таким образом, что появилась человеческая фигура.
   Впрочем, в каком-то смысле так оно и было.
   -Остановись! Не стоит оно того, - сказали тьма и дождь.
   -Стоит. Ты не понимаешь, - ответил раскаленный металл. И добавил: - Ты не поймешь. Никто не поймет.
   -Прекрати. Если бы я действительно...
   -Ну, ты же умный. Умнее меня. Самый умный из всех кого я встречал. Но ты не понимаешь. Ты сам говорил - так бывает когда не дано понять или когда не хотят понимать.
   -Вот как? - в голосе травы и ветра была насмешка. - Какой из этих вариантов - мой?
   -Мне все равно.
   Секира взмыла и опустилась. Яростный раскаленный поток вырвался на волю. Волнообразный клинок насмешливо засвистел, рассекая воздух. "Как можно бороться с темнотой? А с ветром?" - спросил он, ударяясь об изогнутое лезвие. "А с дождем?" - спросил клинок, проскальзывая по секире и разрывая предплечье.
   Секира не знала ответы на эти вопросы. Она вообще не умела думать и знать. Просто для нее иначе было нельзя.

Глава первая

Паутина и пауки

It's the disease of the age
It's the di
sease that we crave
Alone at the end of the rave
We catch the last bus home

Corporate America wakes
Coffee republic and cakes
We open the latch on the gate
Of the hole that we call our home

Protect me from what I want...
Protect me, protect me...

Placebo

   Погода сменилась быстро. Еще недавно был дождь и слякоть, а вот теперь - снег. Не мокрое царапающее кожу недоразумение, а настоящий снег. Снежинки падали плавно и неторопливо, покрывая белым ковром крыши, тихие и безлюдные в этот час улицы. Кто-то когда-то сказал Фристу, что снежинки похожи на людей. Их тоже великое множество, но при этом каждая уникальна и не похожа на других. От себя Фрист добавил, что человеческая жизнь также скоротечна, как жизнь снежинки. И еще уточнил, что уникальны только сложные снежинки, а чтобы различить простые, понадобится микроскоп. Фрист протянул руку и поймал на ладонь перчатку. Эта была сложной.
   Откровенно говоря, Фрист просто тянул время, решая, что делать. Он собирался в "Зеркальную Паутину" навестить Ванессу и посмотреть, как у нее дела - последнее время та трудилась изо всех сил, подготавливая "Паутину" к открытию. Однако когда Фрист уже почти долетел до места, ему пришло в голову, что в "Паутине" может оказаться и Ника, а ее он видеть совершенно не хотел. Так что он посадил аэроцикл на крышу жилого дома, чтобы подумать в тишине.
   Он уже вытащил было коммуникатор, чтобы связаться с Ванессой, но тут какое-то движение внизу привлекло его внимание.
   Одинокая фигура медленно брела по тротуару вдоль стены дома, пересекая одну за другой лужи фонарного света. Она еле ковыляла и держалась за стену, чтобы не упасть. Фрист напряг зрение. Так и есть: там где прошла фигура, на снегу виднелись красные пятна.
   Фрист запрыгнул на аэроцикл и меньше чем через минуту, подняв облако снега, посадил его посреди улицы.
   Это был худой и черноволосый парень, на вид - моложе двадцати лет. На нем были высокие сапоги, щегольские черные брюки в обтяжку, отделанные серебряными узорами по последней моде и такого же фасона короткая куртка. На поясе болталась шпага с посеребренной закрытой гардой. На боку у парня виднелось красное пятно.
   Заметив приближающегося Фриста, молодой человек бросил на него мутный взгляд, улыбнулся чему-то, положил руку на эфес... И повалился лицом в снег. Фрист подошел и носком ботинка перевернул лежащего на спину. На первый взгляд, рана юноши не выглядела смертельной. Впрочем, даже если так, и если он не умрет от потери крови, то уж холод наверняка прикончит неудачливого дуэлянта. А то, что перед ним дуэлянт, любой бы догадался даже не глядя на левую руку юноши, на которой красовалось знакомое кольцо с рубином. Фрист хмыкнул представив, как этот парень бредет по улице с раной в боку, а прохожие упрямо не замечают его и стараются обходить подальше.
   Фрист поднял юношу на руки и удивился его малому весу. Глядя на субтильное телосложение, тонкие черты и, как он теперь заметил, косметику на лице, он было подумал что ошибся, и на самом деле это девушка. Но с другой стороны, у женщин не бывает такого кадыка.
   -Если ты собрался помирать, то советую повременить, - сказал Фрист, неся раненного к аэроциклу. - Терпеть не могу выполнять бессмысленную работу.
   Фрист пинком распахнул массивную входную дверь и вошел в главный зал "Зеркальной паутины".
   -Что за... - Ванесса повернулась на шум и собиралась возмутиться, почему Фрист шумит и топчет грязными сапогами новый паркет. Но осеклась, увидев, что Фрист несет на руках раненного. - Ой!..
   -Что за падаль ты приволок? - равнодушно спросила Ника.
   Они вдвоем сидели за одним из столов, стоящих вдоль стен. Кроме них в зале никого не было. Что не удивительно - "Зеркальная паутина" еще не открылась.
   -Ванесса, у тебя есть аптечка? - спросил Фрист, осторожно сгружая ношу на ближайший стол.
   -Да! Сейчас, - Ванесса вскочила и помчалась к барной стойке. - Но может лучше в больницу?..
   -Я здесь ни одного врача не знаю, - ответил Фрист, вынимая из сапога нож и распарывая им одежду вокруг раны. Подошла Ника.
   -Красивый мальчик, - сказала она. - Я его зашью, если ты немедленно свалишь отсюда и не будешь бесить меня своим присутствием.
   Фрист на секунду замер. Потом сказал:
   -Приступай.
   И направился через зал, к лестнице, ведущей на другие этажи "Паутины". Он спустился вниз по неосвещенной винтовой лестнице и, миновав темный коридор, вошел в тренировочный зал. В зале обнаружился Айс. Он босой сидел на коленях посреди зала и отрабатывал вертикальный удар.
   -И ты здесь, - проговорил Фрист.
   -Я подумываю совсем сюда переселиться, - заявил Айс. - Здесь хороший зал, а дома вечно не хватает места.
   -Это сейчас хорошо. А когда "Паутина" откроется, здесь будет много людей и шума. Впрочем, тем больше причин находиться здесь сейчас.
   -Ну да.
   Айс замолчал и сосредоточился на упражнении. Через несколько ударов он вдруг замолчал и с интересом глянул на Фриста. Айс произнес:
   - У тебя куртка в крови. Это во-первых.
   Фрист посмотрел на себя, хмыкнул и пошел отмывать куртку. Она была кожаной, так что отмыть кровь не составило труда.
   -А во-вторых, - продолжил Айс, когда Фрист вернулся, - ты явно хочешь кого-то убить.
   -Так ты еще и телепат, - Фрист улыбнулся. - Тебе стоит играть в покер на деньги.
   -В картах мои способности не помогают. По крайней мере, пока кто-нибудь не попытается кого-то зарезать картой... Но ты уходишь от темы, кого ты собрался прикончить?
   Фрист почесал в затылке, вынул меч, сделал пару ударов по воздуху. Айс ждал.
   -Не то что бы собрался, - произнес Фрист и выполнил сложную серию ударов с хитрыми перемещениями и поворотом на триста шестьдесят градусов. - Но есть сильное желание убить Нику.
   Айс усмехнулся.
   - Давно пора. Но я думал, что меня она достанет раньше.
   -Это вряд ли. У меня сложилось впечатление, что тебя она боится.
   Айс недоверчиво хмыкнул.
   -А чем она тебя достала?
   -Это отдельная история, достойная куртуазного романа, - Фрист изобразил хитрый финт, который бы больше подошел шпаге, а не полуторному фламбергу, и ни за что не получился бы у кого-то с меньшим ростом и силой. - Намедни приходит ко мне Дирк и, не говоря дурного слова, вызывает меня на дуэль первой степени.
   -Чего?! - Айс оторопело уставился на друга.
   -Вот и я так сказал. А он несет что-то на счет того, что Нику ни с кем делить не намерен.
   -Чего?! - Повторил Айс.
   -Вот и я так сказал, - с грустной усмешкой повторил Фрист. - Я попытался объяснить, что в жизни не претендовал на ее руку и сердце и даже постель. А он что-то несет по поводу того, что я ничего не понимаю и что это все не в моей и не в его власти, но он этого так не оставит.
   -Ничего не понимаю.
   -В общем, вызывает он меня и ничего слушать не хочет. Даже не захотел подождать, пока дождь кончится, - Фрист сделал серию ударов по воздуху. Остановился и, вздохнув, закончил рассказ: - Короче говоря, вышли мы в сад и я его зарубил.
   -Он мне никогда не нравился, - Айс пожал плечами. - Слишком узколобый. Хотя порубиться с ним было бы интересно... А запись ты делал?
   -Делал, - равнодушно сказал Фрист. - Пришлю. Там есть пара интересных моментов.
   И внезапно с разворота саданул ногой в стену. Айс поморщился от грохота.
   -Черт! - рыкнул Фрист. - Терпеть не могу, когда меня используют! А уж как она - в качестве утилизатора для надоевших кавалеров...
   -Хороший поэтический образ, - мрачно заметил Айс.
  
   К тому моменту, когда Фрист вновь появился в главном зале, раненного перенесли на кушетку в углу.
   -С ним, наверно, будет все в порядке, - сказала Ванесса. - Но он еще не пришел в сознание...
   -Без понятия, сколько он потерял крови, - сказала Ника, она сидела за столом, закинув на него ноги. - Может быть уже поздно. Я бы потащила его в больницу, но у меня есть одно срочное дело.
   С этими словами, она взяла со стола пустой стакан и швырнула Фристу в лоб. Тот рефлекторно отмахнулся. Стакан, повстречав стальной наручень, разбился на мелкие осколки.
   -Вызываю тебя, - сказала Ника. - Вторя степень.
   -Вот так неожиданность! - Фрист довольно оскалился. - Не ожидал от тебя такого решительного поступка. Неужели ты пресытилась этим миром?
   -Ты рано обрадовался, - Ника вскочила из-за стола. - Самоуверенный ублюдок.
   -Эй, ребят, вы чего! - очнувшаяся от шока Ванесса встала между ними. - Успокойтесь! Чего вы не поделили?
   -Отвали, Несс, - мрачно сказала Ника. - Это наши личные дела. Они тебя не касаются. Фрист, назови время и оружие.
   -Полагаю, это не тот случай, когда стоит откладывать, - Фрист ухмыльнулся. Что же до оружия, мне все равно, что там у тебя. Я же...
   С этими словами он снял пояс с мечом и положил его на стол. Следом на стол легли ножи из-за голенищ сапог.
   -Ты издеваешься?! - вскрикнула Ника, на автомате вынимая эмейские спицы и продевая пальцы в металлические кольца. - Я тебя на ремни порежу!
   У Фриста было еще одно оружие. В наручнях пряталось длинные лезвия. Благодаря специальному механизму, когда Фрист складывал руку определенным образом, лезвие выскакивало из-под запястья почти на тридцать сантиметров. Ника подумала было, что Фрист рассчитывает на это свое секретное оружие, которое уже давно не является секретным для всех его, Фриста, приятелей. Но следом за ножами, Фрист снял и положил на стол перчатки и наручи.
   -Полагаю, я обойдусь вот этим, - с этими словами Фрист продемонстрировал пустые ладони.
   Ника собралась было что-то рыкнуть, но взяла себя в руки и холодно произнесла:
   -Как хочешь. Умирать тебе.
   -Вы с ума сошли... - тихо прошептала Ванесса и закрыла лицо руками.
   -Полагаю, стоянка перед входом нам подойдет, - предложил Фрист.
   Ника кивнула и пошла к выходу. Фрист пошел следом, сохраняя дистанцию в четыре мера. В зал зашел Айс, он окинул помещение взглядом и произнес:
   -Я явно пропустил что-то интересное.
   Он подошел к Ванессе и спросил:
   -Что произошло?
   -Ника вызвала Фриста! - когда она отняла руки от лица, Айс заметил слезы у нее на щеках. Айс хмыкнул и спросил:
   -И ты его надоумила обойтись без оружия?
   -Нет, это он сам.
   -Ну, значит, он совсем озверел, - Айс усмехнулся. - Значит, справится.
   Ванесса непонимающе посмотрела на Айса, потом резко повернулась и хотела было бежать следом за дуэлянтами, но тут у нее на плеча сомкнулись стальные пальцы Айса.
   -Если ты собралась попросить Фриста пожалеть ее, - холодно сказал он. - То не советую этого делать.
   -Даже если бы я сказала это ему, он бы не стал слушать, - тихо ответила Ванесса.
   -Тем лучше, - в голосе Айса послышалось веселье. - Пойдем, такой бой нечасто увидишь.
   "Зеркальная паутина" расположилась на вершине старой гостиницы. В заведении три этажа. Первый - как бы подвальный, в нем, помимо тренировочного зала, находились всевозможные служебные помещения. Главный вход и стоянка аэромобилей распологались прямо над ним. В данный момент, на стоянке стояли только две аэромашины и два аэроцикла. Каждый аппарат принадлежал одному из четырех новоявленных владельцев заведения. Впрочем, в ближайшие несколько минут у "Зеркальной паутины" могло стать на одного владельца меньше.
   Ника и Фрист медленно кружили, глядя друг на друга и держа дистанцию. Айс и Ванесса стояли в стороне и смотрели.
   -Фрист, ты придурок! - заявила Ника. - Теперь у тебя нет никаких шансов.
   Фрист не ответил.
   Ника подскочила к противнику, намереваясь полоснуть острием спицы по глазам и этой атакой замаскировать укол в плечо. А потом начнется веселье - торчащий в руке маленький стальной гарпун, это почти как пуль управления...
   Фрист шагнул ей навстречу, низко, как будто нырнул в поднятый его движением снег...
   Она не поняла, что произошло, просто вдруг перед газами смешался белый снег и черное небо. На мгновенье, она встретилась взглядом со звездами. Рефлексы смягчили падение спиной на припорошенный снегом бетон. Она кувырком откатилась в сторону, вскочила на ноги.
   И тут же напала снова. Боковой удар ногой в бедро, обманный укол в живот, и настоящий - сбоку в лицо. Но Фрист, как будто и не почувствовав первого удара, отшагнул в сторону, подтолкнул руку и одновременно подбил ногу - и Ника распласталась на снегу. В падении она на мгновенье заглянула в глаза Фриста и увидела, как отстраненная сосредоточенность сменяется яростью.
   Она резво откатилась подальше, а на ее место с грохотом опустился сапог Фриста. Ника вскочила. Ее противник был уже рядом. Она ударила. На этот раз он не стал уклоняться и ловить на прием. Просто он оказался чуть быстрее. Ника задохнулась, получив удар в солнечное сплетение. В глазах потемнело. Она слепо отмахнулась, и почувствовала, как на ее руке сжимаются пальцы Фриста. И снова полет. Но вместо того, чтобы привычно упасть на страховку, она налетела спиной на встречный удар ногой. Она бы взвыла, если бы могла. Она упала, судорожно набрала воздух в легкие и попыталась встать. Удар по ребрам едва снова не подбросил ее в воздух.
   Ника все-таки встала, и на нее обрушились удары, один за другим. Она отбивалась, как могла, толком не видя, и не соображая, что делает. А удары все сыпались. В какой-то момент она вновь упала и съежилась в позе эмбриона, закрываясь руками и коленями. Кажется, она поранила себя спицами, но не чувствовала этого. Где-то далеко что-то кричала Ванесса.
   Фрист схватил ее за руку и рывком поднял на ноги. Левой рукой он схватил ее за горло. Сквозь кровавую пелену Ника видела, как Фрист отводит правую руку для удара. Она поняла, что вот он сейчас ударит ее - и все. Но у нее не осталось сил сопротивляться.
   Неожиданно, заиграла музыка. Величественная, но совсем не к месту. Фрист опустил готовую ударить руку. В глазах понемногу затихла ярость и жажда крови. Он извлек из кармана играющий коммуникатор.
   -Да, я, - хриплым голосом сказал он. - Хорошо. Скоро буду.
   Фрист убрал коммуникатор и посмотрел на Нику, которую все еще держал за горло. Он напрягся и оторвал ее от земли. Ника забарахталась в его хватке как висельник в петле. Фрист посмотрел ей в лицо и сказал:
   -Еще раз натравишь на меня своего парня - убью.
   Он разжал руку и отвернулся, потеряв к ней всякий интерес. Ника мешком свалилась на снег. Фрист молча прошел мимо застывших Айса и Ванессы внутрь "Зеркальной паутины". Айс и Ванесса подошли к Нике.
   - Я один ее унесу. Лучше иди за аптечкой - Сказал Айс и застыл. Света из окон "Зеркальной паутины" было достаточно, чтобы разглядеть, что на разбитых губах Ники застыла улыбка.
   В положении наркомана и убийцы, медленно, но верно умирающего от неизлечимой болезни, есть и положительные стороны. Главная из них - падать уже некуда, и хуже чем есть уже не будет. Так что можно наслаждаться моментом и, вот как сейчас, спокойно разглагольствовать под прицелом четырех арбалетов.
   -Вы что, не видели что нарисовано вон там, на стене? - Шен махнул рукой, указывая за спины "крыс".
   Разговор шел прямо посреди улицы. С одной стороны ее перекрывала цепочка из десяти молодых людей, семи парней и трех девушек. Одеты они были грязно и пестро, часть одежды явно с чужого плеча. Причем на куртке главаря - широкоплечего бритого бугая с квадратной челюстью - Шен сумел разглядеть темные пятна. Почти наверняка они были хорошо знакомого Шену бурого оттенка. Улица освещалась плохо - одиноким фонарем в отдалении, да горящей мусоркой - так что Шен бы не поручился, что одежда всей остальной компании не разукрашена также. Оружие у них соответствующие - ножи и самый дешевый ширпотреб, который толком не заточишь и на котором от каждого чиха остаются зарубки. И даже пара-тройка самоделок. Но четыре арбалета - это четыре арбалета. Даже если два из них изготовлены каким-то умельцем на коленке из рессоры и табуретки при помощи молотка, лома и чьей-то там матери.
   Шен чувствовал на себе взгляды стрелков. Он стоял в мерах в пяти от них, посередине улицы. Шен прикинул шансы - они были невелики. Но, по большому счету, его все устраивало. Он улыбнулся своим мыслям. Настоящий герой - одинокий и гордый, с сером плаще и с мечом в отведенной за спину руке.
   -Нет, а чо там было намалевано? - подал голос один из "крыс".
   -Ты типа эта... экскурсовод местный, да? - сказал другой и заржал.
   -Делать нам нечего - на всякую мазню смотреть?
   Вожак молчал.
   -Там был нарисован расколотый крысиный череп, - охотно поведал Шен. - Это как бы намекает, на то, что "крысам", вроде вас, здесь очень не рады. Так что на вашем бы месте я бы тихо развернулся и ушел.
   -А кто нас тут остановит? Ты что ли, дохляк? - главарь, наконец, заговорил. При этом он потер костяшки правой руки ладонью левой и рубин в кольце ярко блеснул в свете горящего мусора.
   -Может и я, - Шен пожал плечами.- А может и настоящий хозяин этих мест. Я только хотел предупредить, что когда он вернется, будет уже...
   Послышался нарастающий шум турбин. Звезды в проеме между нависающими стенами домов закрыла черная тень. И стала опускаться вниз. Что-то большое и черное с шумом упало между Шеном и "крысами". Черная тень поднялась и скрылась за домом, шум турбин стал удаляться.
   -...поздно, - закончил фразу Шен.
   Фрист выпрямился и потянул меч из ножен.
   -Добро пожаловать, в мое логово, - сказал он тихо. Но его голос услышали даже нищие, спрятавшиеся в подвале в дальнем конце улицы. У одного из стрелков не выдержали нервы. Фрист повернулся на одной ноге, чтобы увернутся от арбалетного болта и туже отпрыгнул в сторону, избежав еще трех. Он перекатился и снова прыгнул. Фрист крутанулся в полете и использовал весь вес и набранную инерцию для удара. Фламберг описал круг и повстречался с подставленным тесаком одного из "крыс". Брызнули искры, лезвие тесака раскололось, а волнообразный клинок фламберга глубоко вошел в тело "крысы".
   Фрист выхватил нож из-за голенища сапога и швырнул его в ближайшую "крысу", затем уперся ногой в тело и выдернул из него меч.
   Бой был недолгим. Фрист не дал "крысам" придти в себя. Главарь упал с разорванным горлом где-то в середине схватки, Фрист даже не мог вспомнить, в какой именно момент. Последняя из "крыс" бросилась бежать и выбрала не то направление. Когда она пробегала мимо, Шен резко махнул мечом. Голова упала на грязный асфальт, тело сделало по инерции еще пару шагов и рухнуло.
   -Чуть не опоздал, - произнес Фрист, наклоняясь чтобы выдернуть свой нож из тела "крысы".
   -Я бы и сам справился, - заявил Шен.
   -Не сомневаюсь, - Фрист усмехнулся.
   -У тебя ща лицо как у раскумареного.
   -Просто адреналин в голову ударил, - Фрист пожал плечами. - Но звал ты меня по другой причине.
   -Да, хотел тебе кое - что показать, - Шен кашлянул в кулак. Посмотрел на ладонь. - Пошли, тебе понравится.
   -Это может подождать? Я бы хотел смыть с себя кровь.
   -Подождать оно может, но, по-моему, Стервятнику плевать, как ты выглядишь...
   -Если ты считаешь, что у Стервятника может найтись что-то интересное...
   Стервятником звали тщедушного неприметно человека средних лет. Он носил грязно-серый непромокаемый комбинезон, в каких ходили рабочие с местной фабрики, в те времена, когда она еще работала.
Стервятник занимался неприятной, но нужной работой - он со своими помощниками избавлялся от трупов. Без дела он не оставался - тела, о которых некому позаботится, на улицах Седьмого сектора появляются с завидным постоянством. С оплатой труда дело обстояло хитрее. Конечно, трупы поступают не полностью голые и лишенные всех вещей, хотя и такое случается. Однако когда до свежих тел добираются подручные Стервятника, все самое ценное обычно уже успевают забрать более шустрые мародеры.
Вторым источником дохода Стервятника являются специальные заказы - когда просят немедленно выехать по определенному адресу и забрать тело и утилизировать в кратчайшие сроки. Или привозят тело прямо в контору Стервятника. Иногда это тело еще дышит.
   -Вот, - Стервятник махнул рукой в сторону одного из стоящих в помещении столов. И даже слегка поклонился. Они втроем находились посреди холодного подвала, оборудованного под морг. - Каких только жмуриков я не видел, но чтоб такое...
Шен молча сдернул грязную простынь с лежащего на столе тела.
-Это Лошак. Я его пару раз видел в "Столбе". Обычный алкаш.
Фрист с брезгливым интересом посмотрел на тело. Оно было исполосовано безжалостно и умело.
   -Его нашли на углу в десяти шагах от твоего дома. Под окнами Джес, - сообщил Шен. - Ты ведь знаешь Джес?
   Фрист кивнул и подошел ближе, наклонился, чтобы внимательнее разглядеть раны. За тем выпрямился.
-Когда его нашли, вокруг было много крови, - заявил он.
   -Ты даже не представляешь, сколько! - весело подтвердил Шен. - Прям как в мультиках.
-Очень точно вскрыты артерии... - Фрист замолчал, в задумчивости почесал подбородок, еще раз внимательно изучил тело, сделал несколько неопределенных жестов рукой. Наконец пришел к заключению: - Причем сделали это очень быстро. Все раны были нанесены, пока он еще стоял.
- Ага. Я тоже так подумал. Ты так можешь? Я - нет.
   - Я тоже. Это работа настоящего мастера. И настоящего психопата.
-Большего, чем ты? - ехидно поинтересовался Шен.
-Возможно, - Фрист накрыл тело простыней. Потом порылся в карманах и протянул Стервятнику несколько банкнот. - Это за кремацию. И за то, чтобы разговор остался в этих стенах.
-Конечно, конечно... - Стервятник нервно поправил очки и спрятал деньги в карман на груди.
  
   -Что собираешься делать, Фрист? - спросил Шен, когда они вышли на улицу.
   -Для начала, я собираюсь умыться и выпить чаю. И хорошо все обдумать.
  
   Мир был серо-красным маревом, в котором тонули осколки смысла. Иногда ему удавалось зацепиться за мысль или воспоминание, но все они быстро терялись в серой пустоте. Ясно было одно - он умирает. Или уже мертв. Он не знал, сколько прошло времени. Может быть, минуло всего несколько секунд, после того, как он пропустил тот удар. А может быть вечность. Иногда приходило воспоминание о том, как он из последних сил тащит свое тело вперед, по улице. Однако он не был уверен, что это ему не привиделось.
   Еще были голоса. Он разбирал слова, но не помнил их смысл. Но сами эти звуки казались райской музыкой. И с голосами пришла боль. Вначале она была едва заметной. Но вскоре захватила его целиком. Он хотел было скрыться от нее, нырнуть поглубже красно-серое марево. Но один из голосов остановил его.
   -Тебе, наверно, сейчас очень больно. Я знаю, как это бывает. Слушай меня. Не беги от боли. Убежать можно только туда, откуда уже не вернешься. Слушай свою боль, она как бы пульсирует. Боль - это музыка. У нее есть мелодия, ритм. Если ты научишься слушать ее, она подарит тебе наслаждение.
   Ему показалась, что он понимает, о чем говорит голос. А если и не понимает - ему хотелась слушать еще. Поэтому, вместо того чтобы нырнуть в серое марево он потянулся навстречу голосу. И боли.
   И боль стала музыкой и морем. Он качался на ее волнах. Каждый прилив приносил страдание, а отлив - наслаждение. На какое-то время, не стало ничего кроме боли и голоса...
  
   Он открыл глаза. Он лежал на спине на чем-то мягком. Первым, что он увидел, был потолок. Он не сразу понял, что это именно потолок, сначала ему показалось, что он все еще бредит. Потом сообразил, что он просто смотрит на множество зеркал выполненных в форме неправильных многоугольников. Спустя некоторое время он понял, что это как бы одно большое зеркало, расколотое ударом исполина. Из-за чего по всему зеркалу пошла паутина трещин. Он скосил глаза в одну сторону - и увидел спинку кушетки и стену, обшитую дубовыми панелями. Точнее, хорошей имитацией под дуб. Посмотрел в другую - увидел зал с круглыми столами и креслами. Зал был совершенно пуст.
   Он попытался повернуться на бок, но ничего не вышло. Тело оказалось слабым и совершенно не слушалось. В место этого, он чуть снова не впал в забытьё. Сделать это помешала резкая боль в раненом боку. Краем глаза он уловил какое-то движение.
   -Проснулся? - спросил кто-то. Над ним медленно поднялся непонятный силуэт. Глаза нехотя сфокусировались. Но было все равно непонятно, кто это. Потому что этого персонажа как будто раскрасили самыми разными цветами безо всякого порядка. - Не двигайся. Тебе это сейчас вредно.
   -Ты кто? - спросил он и сам едва расслышал свой голос.
   -Я Ника. - Он сообразил, что это девушка. Худая, покрытая татуировками и с растрепанными волосами, раскрашенными в зеленый, розовый и фиолетовый. Ее губы распухли, под правым глазом виднелся пластырь, а левый был закрыт бинтом. Точно также бинтами были замотана грудь девушки и предплечья. Он бы, наверно, испытал какие-то эмоции, если бы на это были силы.
   -И заткнись, - сказала она. - Тебе вредно говорить. И мне тоже болтать неохота.
   Ника спустилась куда-то вниз и исчезла из поля зрения. Он посмотрел на потолок, в зеркало, и увидел, что она сидит на полу, прислонившись спиной к его кушетке.
   -Мне тут ребра помяли, - услышал он.
   Он сообразил, что именно этот голос он слышал, когда лежал без памяти. Он заснул. И улыбался во сне.
  
   -Это Красная Чума! - аявил Шен. - Зуб даю.
   Они сидели в гостиной и пили чай. Фрист расположился в уютном кресле с чашкой в руке и задумчиво глядел на огонь электрокамина.
   -Похоже на то, - согласился он. - Между прочим, впервые в наших краях.
   -Она убивает всех подряд, - Шен откусил печенья, запил чаем и заерзал в кресле. - Безо всякого смысла. Чистый рандом! Кстати, забавно, что маньяку дали такую кличку.
   -Именно по той причине, что это, как ты выразился чистый рандом. Приравняли к природным феноменам, - Фрист отхлебнул чаю. - Впрочем, не факт. Возможно, логика в действиях Чумы есть. Просто своеобразная.
   -Тогда бы его давно сцапали, - Шен покачал головой. - Кто-то наверняка понял бы его логику.
   -Ты забываешь о том, как у нас расследуются убийства. Полиция после появления дуэлянтов вообще разучилась это делать. За ненадобностью. Что же до частных детективов, - Фрист сделал многозначительную паузу. - Я полагаю, что действительно заинтересованные люди находили Красную Чуму. И не единожды. Просто никто не прожил достаточно долго, чтобы об этом сообщить.
   Шен криво ухмыльнулся.
   -Да уж, кто бы это ни был, а мериться жестянками я с ним не хочу... он помолчал и с сомнением добавил. - Или хочу?
   Фрист усмехнулся.
   -Полностью согласен. Помериться силами было бы интересно.
   -И ты собираешься его искать?
   -Это все-таки мой домен. И я не люблю, когда на нем кто-то хозяйничает, кроме меня самого.
   -Но это не "крысы" какие-то, - Шен помахал в воздухе пустой чашкой. - Это, как ты сказал? "природные силы"?
   -Я бы даже сказал хтонические. - Фрист оскалился и пристально вгляделся в огонь, как будто выискивая в нем затаившегося врага. - Тем лучше, если это какое-нибудь хтоническое чудище! Чем сильней противник, тем ценнее победа.
   -Если в Маклуте и водятся эти самые хтонические чудовища, то одного из них я точно знаю, - тихо произнес Шен. И уже громче спросил: - И как ты собираешься искать Чуму?
   -Расспрошу свидетелей. - Фрист пожал плечами. - Тогда дождь лил, так что не думаю, кто-то что-то видел. Но все же та же Джес, может быть, поведает что-то путное. Ну и пороюсь в сети. А там видно будет.
   -Тогда - без меня, - заявил Шен. - Не хочу пересекаться с Джес.
   -Вы что-то не поделили? - удивился Фрист.
   -Нет, просто она вбила себе в голову, что мне надо пройти курс в какой-нибудь клинике для толстосумов. И нудит об этом при каждой встрече...
   Шен вдруг закашлял. Он скатился с кресла и упал на четвереньки. Его тело тряслось в спазмах. Он кашлял и из его рта шла кровь. Фрист подскочил, но Шен поднял руку, показывая, что все в порядке. Спазмы становились слабее. Шен дрожащей рукой залез карман, извлек пластинку из фольги, раскрыл и запихнул себе в рот часть содержимого. Проглотил. Спазмы прекратились, он с трудом поднялся на ноги.
   -Извини за ковер, - сказал Шен, утирая рот рукавом.
   -Салфетки же есть, - заметил Фрист.
   -Ну да... Я наверно пойду, пока Мея меня не прибила шваброй.
   -Ты уверен, что в состоянии?
   -Да. - Шен усмехнулся. Таблетка начала действовать. Боль и слабость, всегда следующие за спазмами, таяли, едва успев появиться. Им на смену приходила неестественная бодрость и острота чувств. - И от наркоты есть польза.
   -Это похоже на изгнание бесов силою бесовского князя, - мрачно заметил Фрист, покачав головой.
   -Но других сил все равно же нет... Я пойду, передавай привет Джес.
  
   -Меня зовут Тау. - сказал он и попытался встать с кушетки. На этот раз, это ему удалось. Ника поддержала его за плечо, когда он пошатнулся. Он все еще чувствовал слабость. И к тому же был ужасно голоден.
   -Сейчас глянем, что у нас есть пожрать, - сказала Ника, угадав его мысли.
   -Ты сама-то как? - спросил Тау.
   -Не волнуйся, на мне все заживает, как на собаке, - Ника повернулась в сторону и крикнула: -Несс, где ты там?
   -А что это за место?
   -"Зеркальная паутина" - ответила Ника. - Ванесса, ну где ты ходишь?
   -А... ну я так и подумал... - произнес Тау.
   В зал вошла девушка в белом брючном костюме и с красными волосами. Она всплеснула руками.
   -Ника, а ты уверенна, что ему можно вставать?
   -Поздно метаться. Лучше скажи, где у тебя вся еда?
   -Есть только бутерброды, - ответила Ванесса, заходя за стойку.
   -Ага, сидим в ресторане, а жрать нечего, - Ника подтолкнула Тау в сторону стойки. - Ладно, давай бутерброды, а еще давай пиццу с доставкой закажем.
   -Еще не открылись, - объяснила Ванесса. - Так что извини.
   -Зато, как первого, нет, нулевого, клиента обслуживают за счет заведения, - добавила Ника с улыбкой.
   Потом Тау ел, пил и слушал. Говорила в основном Ванесса. А Ника в основном молча разглядывала Тау, облокотившись на стойку и подперев подбородок кулаком. Оказалось, "Зеркальную паутину" организовали четверо приятелей, которым надоели шумные клубы и, как выразилась Ника, "общество глупых подростков". Тау хотел было сказать, сама Ника от них не далеко ушла, но промолчал. "Паутина" планируется как закрытый клуб для дуэлянтов. И все уже почти готово, осталось только набрать поваров и прислугу. Насколько понял Тау, непосредственной хозяйкой будет Ванесса, а остальные трое ограничились тем, что скинулись на создание клуба и рассчитывают получить часть прибыли, если такая будет. Последнее, впрочем, их несильно волновало. Большинство дуэлянтов относятся к деньгам с инфантильным равнодушием.
   -А что с тобой случилось, Ника? - наконец не вытерпел и спросил Тау.
   -Упала с аэроцикла, - Ника улыбнулась. Улыбка на разбитом лице выглядела жутко. - Семь раз подряд.
   -Так, кое-какие неурядицы... - пробормотала Ванесса.
   Ника полюбовалась на Тау, вытаращившего глаза от удивления, и рассмеялась.
   -Меня побил Фрист. - объяснила она.
   -Ну в самом деле, ничего страшного же не произошло, - скороговоркой произнесла Ванесса, опустив взгляд.
   -Не грузись, - добавила Ника с улыбкой. - Это наши с ним дела.
   -Что же это за дела такие... - недоуменно произнес Тау. Его рука непроизвольно зашарила на поясе, ища эфес шпаги. Тут он заметил, что его рубашка безвозвратно испорчена. Еще он запоздало подумал, что и вся косметика на лице превратилась непонятно во что.
   - А где моя шпага? - спросил он.
   Ванесса порылась за стойкой и вручила ему оружие.
   -Я, пожалуй, двину домой, - Тау встал из-за стола. - Приведу себя в порядок. Спасибо вам обеим...
   -Куда это ты пойдешь, в таком виде? - возмутилась Ванесса.
   -Вызову такси, - к этому моменту, Тау успел проверить карманы и убедиться, что и коммуникатор и деньги, несмотря на все пережитые злоключения, все еще при нем.
   -Я тебя довезу, - решила Ника.
   Тау застыл с отрытым ртом.
   -А кто довезет тебя? - Наконец сказал он. - Тебе еще хуже, чем мне.
   -Ерунда! - Ника вскочила и пошла к Тау. - К тому же, я крепче.
   Тау собирался возразить, но Ника просто подняла его на руки и понесла к выходу.
   -Хмм... похоже, самое тяжелое в тебе - это шпага, - заметила Ника. Позади раздавался смех Ванессы.
  
  
   Ничто не говорило о том, что здесь недавно произошло кровавое убийство. Темная грязная улица, зажатая между унылыми стенами домов. Из фонарей не горел ни один. В части окон был свет, но таких было меньшинство. В добавок, ближайшая подворотня, судя по запаху, использовалась в качестве отхожего места. С момента убийства дождливая погода успела смениться на снежную и обратно. Так что почти всю проезжую часть перегораживала лужа.
   Фрист представил, как на человека налетает черная фигура, делает несколько взмахов и исчезает, например, в той подворотне. Или убирает оружие и спокойно идет дальше. А жертва, испуская во все стороны струи крови, падает в лужу.
   Фрист поднял голову: если убийца достаточно ловок, он мог бы и уйти по крышам. Всего пять этажей; карнизы, водосточные трубы - есть за что уцепиться. И кто-то ловкий здесь уже когда-то лазил - и сделал над окнами третьего этажа надпись красной краской: "Все, без сомненья, умрем". Фрист усмехнулся. Это послание на стене натолкнуло его на интересную мысль. Он подумал и добавил в список тех, с кем стоит поговорить еще одного человека. Вряд ли этот человек что-то знает или как-то причастен, но дельный совет точно сможет дать.
   Но начать Фрист решил с других людей. Он спустился по неприметной лестнице, ведущей в подвал, и постучал условным стуком в металлическую дверь. Спустя полминуты дверь открыли. Фрист вошел внутрь.
   В помещении было совершенно пусто - сплошной серый бетон. Однако оно было хорошо освещено и по чистоте уступало разве что операционной. В комнате было две двери. За одной, как знал Фрист, располагалась лаборатория, где создавали "Рубиновый снег" и еще полдюжины всевозможных запрещенных, но очень модных веществ. В "Черном кресте" было две таких лаборатории. Их владелец неплохо платил за "аренду" и за то, чтобы вокруг все было тихо и никто не мешал заниматься делом. Также пришлые, при необходимости, не брезговали услугами местного населения. "Это и есть - "создавать рабочие места" - с усмешкой думал Фрист. Здоровью населения производство тоже не вредило - вся продукция шла во Внутреннее кольцо и Центр. А если что и доставалось местным наркоманам - то на фоне того, чем они обычно ширяются, модные таблетки покажутся дистиллированной водой.
   Из другой двери вышел охранник. С неприметным лицом и в такой же неприметной серо-черной одеждой, и с тесаком на поясе.
   -Привет. Случилось чего? - спросил он.
   -Случилось, но не по твоей части, - ответил Фрист. - Тут недавно человека убили. Ваши не видели ничего?
   -А-а-а, это! - охранник усмехнулся. - Одна камера сняла. У нас сейчас на первом месте, побила даже "Девушек Люка". Пошли, покажу! Только это... копировать нельзя.
   -Понимаю, - Фрист кивнул.
   К большому сожалению Фриста, убийца полностью выпал из ракурсов охранных камер. Зато одна запечатлела смерть жертвы во всей красе. Все произошло, как и представлял Фрист - вплоть до того, что жертва в падении крутанулась и упала в лужу лицом. Единственное, что удалось заметить после покадрового просмотра - это оружие Красной Чумы. Точнее его острие. Разглядеть подробности было трудно, сказывалось качество съемки и скорость движений убийцы. Но все же, Фрист определил, что это было что-то вроде недлинной и несильно изогнутой, или вообще не изогнутой, катаны. Похоже, какая-то экзотика, вроде шиноби-гатана, ниндзя-то или даже какой-нибудь длинный танто.
   Это было уже кое-что. Фрист поблагодарил охранников и вышел на улицу.
   Джес жила чуть подальше через дорогу. Он вошел в темный и пустой подъезд, поднялся на второй этаж. Постучал, когда ему никто не ответил - вошел. Джес, должно быть, единственный человек во всем секторе, который не запирает входную дверь.
   Фрист прошел сквозь комнату, уставленную койками. По большей части - пустыми. Только на одной кто-то спал. Над спящим возвышалась капельница, в тусклом свете свисавшей с обшарпанного потолка лампы, ее силуэт казался зловещим. Джес обнаружилась на кухне. Она сидела на подоконнике, уперев одну ногу в противоположный край окна и прислонившись спиной к старому холодильнику. Она курила и сбрасывала пепел на улицу.
   -Привет спонсорам, - сказала она, увидев Фриста. Голос у нее был хриплый и равнодушный. - Тебя опять порезали?
   -Нет, со мной все в порядке, - отозвался Фрист. - Благодарю.
   -Это плохо, - так же равнодушно ответила Джес. Она рассеяно провела по тускло-серым, коротко остриженным волосам, и уставилась куда-то за окно.
   -Непременно плохо? - Фрист поднял бровь.
   -Ну разумеется, - Джес выдохнула струю дыма. - Значит, что-то случилось. Такие, как ты, даже к лучшим друзьям без веской причины не заходят.
   -Вот, как? А может быть я просто зашел поинтересоваться, как дела?
   -Ну как у меня могут быть дела? - Джес равнодушно пожала плечами. - Пять ножевых ран, три перелома. Воспаление легких - два. Отравление - всего одно. Еще у одного дурака - гангрена. Другому дураку давеча ногу оттяпала... Ты не знаешь, какого черта в лекарства этот гребаный силикон кладут?
   -Чтоб не кололись, - вставил Фрист. Но это был риторический вопрос.
   -Двоих час назад Стервятник забрал. Один свою бабу по пьяни пристукнул, а потом сам повесился. И еще один мальчик от передоза... Что-то наркота нынче качественная пошла... Это за неделю. В общем, все как обычно.
   -Тебя-то никто не обижает? - спросил Фрист после паузы.
   Джес хмыкнула.
   -Да кому я нужна?.. Правда, тут нарк один хотел в сейф залезть. Впрочем, это тоже мелочи...
   -А деньги нужны?
   -Да нет. Есть пока. Да и мне тоже платят, знаешь ли.
   -Знаю я, сколько тебе платят, - Фрист хмыкнул. - И как часто.
   -А мне много и не надо, - отмахнулась Джес. - А то ограбят еще... Лучше выкладывай, зачем пришел.
   -Тут убили недавно кое-кого, - Фрист подошел к окну и показал. - Вон там.
   -А, - Джес кивнула, - Лошак. Нет, мне тогда не до того было. Как раз притащили того парня с ногой... Совсем не было времени в окно глядеть. Но раны я видела. Мне бы в помощники такого хирурга.
   Фрист покачал головой, в очередной раз поражаясь, как может эта женщина целиком отдавать себя другим и при этом быть такой циничной.
   -Возможно, у тебя есть некоторые идеи относительно этого убийства? - спросил он.
   Джес пожала плечами.
   -Похоже на Красную Чуму. Скорее всего, она и есть. Выходит, желаешь ее найти?
   -Выходит что так.
   -Ну что ж. У тебя может и получится. С твоими-то талантами...
   -С моими талантами? - переспросил Фрист. - У меня нет особых способностей в криминалистике.
   Джес посмотрела на него и вздохнула.
   - Твой талант - делать то, что другие считают невозможным. Большинство людей могут разве что раз в жизни совершить что-то из того, что ты делаешь как дышишь.
   -Просто приделы возможного несколько шире, чем принято считать, - Фрист развел руками. - Если ты имеешь в виду мои фехтовальные достижения, то уверяю тебя - весь секрет в том, что я тренируюсь немного дольше и имею немного больше опыта, чем мои противники.
   -Я имею в виду твои фехтовальные навыки, твою сумасшедшую удачу, твою харизму. То, как ты ведешь дела. Ты ведь даже не замечаешь, как изворачивается мир только для того, чтобы лечь тебе под ноги.
   Фрист отвернулся и сложил руки на груди.
   -Если ты думаешь, что я баловень судьбы, которому все само идет в руки...
   -Да, - печально подтвердила Джес. Она уронила пепел сигареты себе на брюки и похлопала по штанине, сбивая его. - Судьба всегда кого-то балует и выделяет среди прочих. Почему не тебя? Или меня? Ведь надо признать, что мы талантливее других. Однако я все же не полная дура и догадываюсь, что за талант уплачено. И не уверена, что хочу знать, чем именно уплачено и как.
   Фрист промолчал и ничего не ответил.
   -Чего же я хочу... - Джес сделала паузу и затянулась сигаретой, обуглив ее до фильтра. - Я хочу, чтобы ты вылез из своей отшельничьей пещеры и показал, на что способен.
   -Ты слишком хорошего мнения обо мне, - бросил Фрист. - По большому счету я способен только убивать и разрушать.
   -Еще ты забыл способность брать себе все, что пожелаешь, - Джес выкинула окурок в окно. - Думаю, этого хватит.
   -Хватит для чего? - спросил Фрист.
   -Для того чтобы мне больше не пришлось отпиливать руки и ноги мальчишкам, которым хотелось уколоться и забыться.
  
   Тау, как оказалось, жил в шикарнейшей квартире в Центре. Ника уважительно присвистнула, окинув взглядом прихожую, обставленную дорогой мебелью.
   -Честно говоря, не знаю, что у меня там есть и чего тебе предложить, - сказал Тау.
   -А и не надо ничего предлагать! Я сама все возьму! - Ника зашла в гостиную и снова присвистнула. Засмотревшись по сторонам, она задела отбитой ногой ножку кресла и упала. К счастью, ковер оказался очень мягким. Шедший следом Тау споткнулся об ее ноги и с нечленораздельным возгласом рухнул сверху. Он успел выставить руки и не припечатать Нику сверху. Та повернулась на спину, и они с Тау оказались лицом к лицу. Ника решила, что более благоприятной возможности не представится. Она захихикала и выбила из-под Тау одну руку - так, чтобы он все-таки свалился на нее. Ника прижала его к себе, цапнула зубами за ухо, потом проверенным борцовским приемом перевернулась вместе с ним, чтобы оказаться сверху. Она прижала Тау к полу и зубами дернула за молнию на его куртке.
   -А почему ты решила, что мне нравятся побитые женщины? - задал чисто риторический вопрос Тау.
   -А почему ты решил, что твои пристрастия кого-то волнуют? - в тон ответила Ника.
  
   Тау проснулся первым. До кровати они так и не добрались. Ника лежала рядом на ковре, свернувшись в комочек и накрывшись курткой Тау и углом того же ковра. Тау отстраненно подумал что таких, как Ника он еще никогда не встречал. Волосы - ерунда, видал он и не такое. Татуировка, тянущаяся по всему по всему телу и этот дракон, буквально вырезанный у нее на спине, - это уже редкость. Но поразило его не это, а равнодушие, с каким Ника относилась к собственной боли. Его, Тау, она берегла - следила за тем, чтобы не разошлись наложенные швы. А сама себя вела так, как будто съела лошадиную долю болеутоляющих.
   Тау встал, нашел одежду. Оделся. Притащил из спальни одеяло и накрыл им Нику. Та что-то благодарно промурлыкала, но просыпаться явно не собиралась. Потом Тау мылся, причесывался, красился и всячески приводил себя в порядок. Ника, закутанная в одеяло, появилась на кухне, когда он варил кофе. Очевидно, ее разбудил аромат.
   -А я надеялась, что рана все-таки разошлась и ты умер, - сонно произнесла она. - Это было бы ужасно романтично.
   -Ну извини, - Тау улыбнулся. - Может, в следующий раз?
   -И то верно, куда ж ты денешься? - с этими словами Ника скрылась в ванной.
   Через некоторая время Ника появилась снова - уже одетая и бодрая. И жутко любопытная.
   -А что с твоей девушкой? - спросила она.
   -На данный момент, такой нет. Ну, это если не считать...
   -А парень? - живо перебила Ника.
   Тау задал себе вопрос, почему он не возмущается тем, что Ника явно успела залезть в его вещи и совершенно не скрывает этого.
   -Тоже нет. Последний сделал мне эту дырку в боку. Которую ты зашила.
   -А вся эта косметика?.. - сверкая глазами, продолжила допрос Ника.
   -Все мое, - ответил Тау. - Ты кофе пьешь?
   Кофе Ника пила. И с удовольствием. А Тау смотрел на нее и понимал, что влюбляется. То есть уже влюбился. Давно с ним такого не случалось - чтобы влюбиться, да еще в девушку. А Ника расспрашивала его обо всем. Началось с косметики - какую Тау предпочитает? А почему? Потом как-то разговор перешел на самого Тау. Откуда такая роскошь? - Отец ни в чем не отказывает. Нет, отец живет со своей семьей и видятся они с Тау редко. Нет, отец не знает о пристрастиях Тау. Но, наверно, ему все равно. А матери точно все равно - она давно умерла. Но он ее очень любит.
   -Мертвых любить проще, - легкомысленно прокомментировала Ника. Тау, прежде чем сообразил, что делает, отвесил ей пощечину. Его кисть тут оказалась в заломе, и он уже почти полетел лицом в стол. В последний момент, Ника отпустила его.
   -Извини, - сказала она. - Я не подумала.
   "Вот именно, что не подумала!.." - хотел ответить Тау. Но вместо этого почему-то сказал:
   -Это ты извини. Я - урод...
   -Это точно, - подтвердила Ника и вдруг чмокнула его в лоб. - Но не больше, чем мы все.
   Когда Айс зашел в главный зал "Зеркальной паутины", он обнаружил там Фриста и Ванессу, кропящими над какими-то документами. Еще он обратил внимание на стоящую на столе вазу с цветами.
   -Ну как идут дела? - спросил Айс. - Надеюсь, "Паутина" еще нескоро откроется?
   -Вынужден тебя разочаровать, - Фрист дружелюбно оскалился.- Уже почти все готово.
   -Привет, Айс! - сказала Ванесса. - У тебя какое-то дело или ты просто так зашел?
   -Честно говоря, мне просто понравился тренировочный зал.
   -Ты меня удивляешь. Тебя вообще что-нибудь кроме тренировок интересует?
   -Да. Мечи.
   -Может, хоть чаю с нами выпьешь? - cпросила Ванесса. - Помахать мечом ты всегда успеешь.
   Айс согласился.
   -Хочу тебя спросить, - сказал Фрист, когда Ванесса разливала чай. - Ты что-нибудь знаешь, о Красной Чуме?
   -Ну да, кое-что. Одно время перерыл немало статей о ней... - ответил Айс. - А зачем тебе?
   -Да вот, хочу поймать. Она недавно поохотилась рядом с моим домом.
   Айс хмыкнул и откинулся на спинку кресла.
   -Как говориться - флаг тебе в руки. Только позови меня, когда найдешь. Я хочу поучаствовать в бое века. Ну, или хотя бы посмотреть... Я встречал самые разные версии. Кроме самой известной, о маньяке-одиночке, есть еще много всяких. Что это тайная секта, или не тайная, а просто адепты Черной Матери. И самая веселая - что это Нобили развлекаются. Наконец, кто-то в серьез считает, что это просто никак не связанные между собой убийства, просто пресса раздувает сенсацию из ничего.
   -О каких ужасах вы за столом говорите! - возмутилась Ванесса, лучше скажите, как вам это печенье? Никак не решу, сколько его заказывать.
   -Об этом обо всем я уже знаю, - Фрист послушно захрустел печеньем, но с темы не слез. - Против версии Нобилей тот факт, что убийства начались менее десяти лет назад. Доказательство слабое. Но Нобилей всегда можно обвинить в чем угодно. Правда и толку от этого обвинения нет никакого.
   -Ага, - подхватил Айс. - В версию секты я тоже не верю. Также как и в несвязанные между собой убийства. По одной причине: убийца очень хорошо владеет клинком. Именно поэтому быстро раскусили всех подражателей Чумы - никто из них не смог работать мечом так, как он.
   -Ну, положим, "заточить" одну-две серии до нужного состояния можно любому человеку. И в обозримые сроки, - возразил Фрист. - Особенно, если он фанатик.
   -Чем больше народу в этом участвует, тем больше шанс, что хотя бы один засветится. Не верю я в такую ловкую организацию,- заметил Айс, он залпом опустошил кружку, поставил ее на блюдце и подался вперед, облокачиваясь на стол.
   -У меня даже есть собственная версия. Я почти уверен, что знаю, кто такой Красная Чума. - С улыбкой заявил он.
   -И кто же? - Фрист поднял бровь.
   -Только не говори, что это ты, - вставила Ванесса.
   -Красная Чума - это Черный Бродяга! - торжественно объявил Айс.
   Фрист рассмеялся.
   -Да уж. Весьма ценная идея! - заявил он. - Продолжая объединять сущности, мы установим, что Черный Бродяга - один из Нобилей. Таким образом, мы можем слить все легенды и задки Маклута в одну.
   -Смех смехом, а у этой версии есть свои плюсы, - сказал Айс.
   -А кто такой, этот Черный Бродяга? - подал голос Тау, заходя в зал.
   -Тау! - Воскликнула Ванесса. - Привет! Как ты себя чувствуешь?
   -Просто прекрасно. Спасибо.
   Тау все еще был бледен - или он всегда такой? - но, в целом, выглядел бодрым и находился в хорошем настроении. Он прошел через зал, по пути прихватил свободный стул, и присоединился к компании за столом.
   -Это Айс, - представила Ванесса. - А это Фрист. Это он тебя сюда принес.
   Услышав имя Фриста, Тау, до этого расслабленно развалившийся на стуле, встрепенулся и собрался уже вскочить, но тут до него дошел смысл фразы. Тау застыл, уставившись на Фриста.
   -Приятно познакомиться, - Фрист оскалился скорее хищно, чем приветливо и удостоил Тау любопытным и насмешливым взглядом. - Что же до твоего вопроса, Черный Бродяга - это легендарный дуэлянт. Никто не знает, кто он, однако считается, что он самый лучший фехтовальщик в мире. Странно, что ты о нем не слышал.
   Тау помолчал, раздумывая, что сказать.
   -Чай будешь? - спросила Ванесса.
   -Что?.. А. Да, спасибо, - невпопад ответил Тау. И уже спокойней спросил, обращаясь к Фристу:
   -Значит, это ты меня спас?
   -Выходит что так, - Фрист пожал плечами. - Я и Ника.
   -И думаешь, я тебе по гроб жизни благодарен? - с вызовом продолжил Тау.
   -С чего бы? - Фрист приподнял одну бровь. - Ничего такого я не предполагаю.
   -И правильно делаешь, потому что... -Тау замолчал, почувствовав на плече руку Ванессы.
   -Кто-то здесь распетушился, - с улыбкой сказала она. - Тебе вредно горячиться. Остынь, а то водой оболью!
   Тау решил некоторое время помолчать.
   -Кстати, что с Никой? - продолжила Ванесса. - Что-то ее давно не видно и не слышно. Последний раз я ее видела в твоем обществе.
   -Не знаю, - ответил Тау. - Я ее сам ищу...
   Айс бросил на Тау странный взгляд и поднялся из-за стола.
   -Если понадоблюсь, то я в тренировочном зале, - сказал Айс и направился в двери.
   -Что-то он какой-то мрачный, - проговорил Тау, проводив Айса взглядом.
   -Не обращай внимания, это имидж такой, - заверила Ванесса. - Ты лучше расскажи, кто тебе так бок проколол...
   В этот момент заиграл коммуникатор Ванессы. Она глянула на экран и со словами "Я сейчас" унеслась куда-то в подсобное помещение за стойкой.
   -Насколько я понял, тебе симпатична Ника? - спросил Фрист. - Настолько, что ты согласен влиться в эту компанию?
   -Не твое дело, - ответил Тау. - Не понимаю, почему Ванесса и Ника терпят такого урода как ты.
   -Просто хочу предупредить, - Фрист проигнорировал выпад, - самое лучшее, что ты можешь сделать, это уйти и забыть всех нас, как страшный сон. Тогда у тебя будет хороший шанс протянуть подольше.
   -Ты, что, решил меня запугать?!
   -Впрочем, боюсь уже поздно. - Продолжил Фрист. Он замолчал. Он смотрел куда-то в сторону и полностью игнорировал обжигающий взгляд Тау.
   -И вот еще что, - наконец произнес он. - Не вздумай общаться с Айсом как сейчас со мной. Он - человек терпеливый. Но если хоть на секунду выйдет из себя - ты обнаружишь себя разрубленным пополам раньше, чем возьмешься за шпагу.
   -Как страшно.
   -Судя по тому, как ты двигаешься, ты явно слабей любого из нас, - продолжил Фрист. - Если хочешь, я могу порекомендовать хорошего учителя фехтования.
   -На сколько хорошего? - равнодушно спросил Тау. - У меня один уже был...
   -Лучшего, из известных мне. Рискну предположить - лучшего в Маклуте.
   -Ну, ты меня прямо заинтриговал...
   Фрист набросал на салфетке адрес и протянул его Тау, загадочно улыбаясь при этом.
   -Вот. Если он тебя обучит, то у тебя будет хороший шанс остаться в нашей компании. Если же решишь нас покинуть, то и к нему лучше не ходи, - с этими словами, Фрист встал из-за стола. - Ну что ж, больше не буду обременять тебя своим присутствием.
   -Ну, наконец-то.
   Фрист направился к выходу. Глядя как он идет, Тау запоздало почувствовал, что Фрист и впрямь сильнее его. Не как один боец другого. Нет, это больше походило на разницу между двумя совершенно разными видами существ. Кто сильнее: самая сильная собака бойцовской породы или самый обычный тигр?
   -Вот урод! - прошептал Тау.
  
   Тем временем, Айс этажом ниже сидел на коленях и медитировал. Получалось плохо. Никак не удавалось сосредоточиться и выкинуть из головы лишние мысли. Все было ненужным и неправильным. По большому счету, у него ничего не осталось. Впрочем, у него никогда ничего не было, с четырех лет. Кроме его мастерства. Ну, почти ничего.
   -Чего же ты ждешь? - спросила девушка в сером. Она стояла, прислонившись к обшитой мягким покрытием стене, и насмешливо смотрела на него. - Ты ведь знаешь, что надо делать.
   -Я боюсь, - честно ответил Айс. - Последняя связь с этим миром, я боюсь разорвать ее.
   Она рассмеялась звонким чистым смехом.
   -Боишься? Ты? Я думала, ты забыл, как это делается.
   -Я тоже так думал.
   -Что это за связь? - продолжала девушка. - Это не вещь, не любовь и даже не ненависть. Это просто обещание, данное самому себе. Обещание, которое ты еще не выполнил.
   Айс не ответил.
   -Впрочем, поступай как хочешь, - девушка пожала плечами. Валяй дурака хоть еще десять лет. Конец-то всегда один. Ты же знаешь.
   Айс открыл глаза. Ну вот, теперь еще заснул на медитации. Подумав, он достал коммуникатор и в очередной раз вывел на экран запись боя Фриста и Дирка. Что-то в ней было не так. И это "что-то" не давало ему покоя. Он уже понял, что Фрист поначалу пытался щадить Дирка. Но было что-то еще. Качество записи оставляло желать лучшего: лил дождь, освещение было самое неудобное - не столько освещало, сколько слепило. Вдобавок, то ли у Меи, служанки Фриста, дрожали руки, то ли ее саму колыхало ветром. Во всяком случае, камера заметно тряслась, а в последний момент ее вообще уронили. Спасало только то, что она работала частично в инфракрасном спектре. В конце концов, Айс решил попробовать дома обработать запись на компьютере, а потом просмотреть по кадрам.
   Но это потом. Он поднялся на ноги, снял майку и бросил ее и коммуникатор на лежащую поодаль куртку. Он твердо решил залить татами своим потом.
  
  
  
  

Глава вторая

Разговоры

I was never faithful
And I was never one to trust
Borderlining schizo
And guaranteed to cause a fuss
I was never loyal
Except to my own pleasure zone
I'm forever black-eyed
A product of a broken home

Placebo

   Фристу удалось удивить Тау. По адресу, написанному на салфетке, находилось высокое и мрачное серое здание. Мраморная табличка перед входом гласила: "Частная психиатрическая клиника имени Р. Картера" Тау впал в ярость - этот урод Фрист еще и шутить изволит!
   От нечего делать, Тау заглянул внутрь и оценил убранство вестибюля. Надо признать, интерьер производил впечатление. Просторное помещение с высоким потоком. Черные мраморные полуколонны, огромные люстры, алый ковер. Основательная мебель, вся сплошь резная и покрытая черным лаком. Психиатры явно не бедствовали.
   Из дверей навстречу Тау вышел его старый приятель. Женоподобный франт Лилиан как всегда был увешан украшениями и слегка небрит. Вот уж кого он совсем не ожидал встретить в таком месте...
   -О! Тау! Привет-привет! Какая встреча!
   -Рад тебя видеть, - Тау кисло улыбнулся. - На что ты теперь подсел?
   Лииан расхохотался.
   -Нет, это не наркотик, - понял Тау. - Ты опять влюбился.
   О да! - приятель застыл в пафосной позе и с оглушительным хлопком раскрыл большой веер, который держа в руке. - Влюбился! Это еще слабо сказано.
   -В кого на этот раз? В девушку?
   -В парня! - Лииан принялся обмахиваться веером. Тау заметил, что пластины у веера выполнены из стали и заточены по краям, - О! Это воистину возвышенные чувства! Я готов погибнуть ради него, хотя знаю, что не получу от него ничего кроме удара ногой по роже!.. Ну, бывай, Тау!
   С этим словами Лилиан поскакал вниз с крыльца, напевая:
   -Надежда, надежда, тебя мы не знали и знать уже не хотим. Мы наизусть вызубрили предсказанья...
  
   В вестибюле, не считая Тау, была только сидящая за столом женщина средних лет. По ее выражению лица, Тау определил, что ее коэффициент интеллекта никак не больше девяноста. Тау пришел в голову хороший способ поднять себе настроение. Он подошел к женщине и с невиннейшим видом произнес:
   -Здравствуйте, могу я видеть Воида? - он назвал написанное на салфетке имя. - Мне сказали, что он мастер...
   Результат превзошел все его ожидания. При упоминании имени Воида женщина как будто очнулась от дрёмы. Встрепенулась и посмотрела на Тау расширившимися глазами.
   -Да! Конечно! Он, наверно, в саду, - выпалила она.
   -А где это? - спросил Тау, удивленный такой реакцией.
   -На последнем этаже. Не ошибетесь, - женщина выдавила из себя улыбку.
   "Выходит, это все-таки не шутка" - недоуменно думал Тау, поднимаясь наверх в роскошном лифте.
   Сад приветствовал его сотней запахов. Трава, мокрая земля, яблоки, вишни. И цветы. Много цветов. Тюльпаны, гвоздики, розы всех цветов и многие другие, каких Тау не знал. Он шел среди этого великолепия. Ему пришло в голову, что когда-то до Катастрофы весь мир был таким. Ну не считая стеклянного потолка и ламп сверху, конечно. Он подпрыгнул и сорвал яблоко. Оно было незрелым и кислым, но почему-то все же нравилось. Потом он заметил, что из кустов за ним кто-то наблюдает. Наблюдатель быстро исчез - только мелькнул в просвете среди листвы край одежды светло-голубого цвета.
   -Эй погоди! - Тау побежал следом. Но он, в отличие от убегавшего, не знал местных троп и отстал. Однако сад оказался не таким большим, как показалось Тау в начале. Он быстро вышел на небольшую поляну, где под высокой и раскидистой яблоней сидели двое. Одной была девушка лет семнадцати в тапочках и голубой пижаме. Очевидно, это ее зеленые глаза глядели на него из кустов. Девушка с опаской смотрела на Тау и жалась к странному субъекту, прислонившемуся к стволу дерева. Тау не понял, это парень или девушка.
   Бледное лицо, на удивление красивое и утонченное и черные волосы ниже плеч. Темно-зеленое кимоно и черное хакама. И никакой обуви.
   -Она побаивается чужаков, - сообщил субъект. Голос был странным. Мелодичным и раздражающим. Тау не смог решить, нравится ему такой голос или нет, пожалуй - и то и другое. Но такой голос, все же, скорее принадлежит мужчине, а не женщине.
   -Ты случайно не Воид? - спросил Тау.
   -Воид, - ответил субъект, - но не случайно, а вполне намерено.
   -Мне говорили, что ты хороший фехтовальщик и можешь научить своему искусству.
   -Я действительно немного фехтую, - согласился Воид, - а вот своему искусству я учить пока никого не собираюсь.
   Тау хотел что-то сказать, но Воид продолжил с загадочной улыбкой:
   -Однако я могу дать тебе пару уроков. Если мне это будет интересно.
   -Если тебе это будет интересно? - переспросил Тау - А как ты узнаешь, будет оно тебе интересно или нет?
   -А вот сейчас и узнаем! - оптимистично заявил Воид, бодро вскакивая на ноги. - Доставай шпагу.
   Тау обнажил оружие. Тем временем, Воид подцепил ногой какую-то палку, так что она подлетела и упала в подставленную ладонь. Палка была покороче, чем шпага Тау, и довольно тонкой - Тау вполне мог перерубить ее одним ударом.
   -Я же тебя порежу, - предупредил Тау.
   -Если ты меня поцарапаешь, то я к тебе сам в ученики пойду, - пообещалВоид. -En garde!
   Воид с удивительной легкостью и быстротой покрыл разделяющие их три мера и ударил Тау в лоб. Тау привычно закрылся и тут же получил болезненный тычок в солнечное сплетение, от чего в глазах на мгновенье померкло. И в эту же секунду его рука была отброшена в сторону, а на лоб все-таки опустилась проклятая палка.
   -Нда, - задумчиво промурлыкал Воид, успевший еще и отскочить на добрых два метра. - Над дистанцией стоит поработать.
   Тау бросился на него, намереваясь перечеркнуть клинком издевательскую улыбку на бледных губах. Но в самый неподходящий момент нога Тау налетела на поставленную палку и он, загребая воздух руками, повалился лицом в траву.
   Тау тут же вскочил и вновь бросился в атаку. Этот урод просто издевается! Но он еще заплатит за то, что решил играть с огнем! Ярость предала сил, и шпага так и замелькала, метя то в голову, то в колено, то в руку, то в живот... А Воид с неизменной улыбкой отражал все атаки, причем так, что даже его дурацкое оружие почти не страдало от контакта с острой сталью.
   Тау окончательно взбесился. Он вытряхнул из левого рукава стилет и попытался на шаге всадить его в почку противнику, одновременно метя шпагой в глаза. В следующее мгновенье он понял, что летит, а вокруг вращаются трава, деревья и стеклянная крыша. Еще через мгновенье удар об землю выбил воздух из его легких.
   Тау лежал на спине и пытался восстановить дыхание.
   -Эмоции. Реакция, - проговорил Воид. - Пожалуй, может получиться что-то интересное.
   Тау кое-как поднялся и обнаружил, что Воид стоит спиной к нему. Это был шанс. Тау рванулся, занося шпагу для удара...
   Воид обернулся и посмотрел на него.
  
   Тау вдруг понял, что стоит на месте в неестественной позе, а его шпага валяется под ногами. Что-то произошло между тем моментом, когда Воид обернулся и тем, когда он, Тау обнаружил себя стоящим вот так. Но Тау никак не мог вспомнить. Из памяти выпало с полсекунды жизни.
   -Что... Что произошло? - спросил он.
   -Если забыл - не пытайся вспомнить, - легкомысленно ответил Воид. - Не те у тебя нервы... Думаю, я мог бы тебя кое-чему научить. Только зачем тебе? Ты хочешь стать сильнее всех?
   -Нет, - Тау подобрал шпагу и убрал в ножны. Как обычно, после приступа ярости, он чувствовал слабость во всем теле. Помедлив, он уселся на траву. - Я хочу стать сильнее одного человека.
   -Это кого же? - Воид тоже уселся, где стоял. Девушка в пижаме подползла и стала глядеть на Тау из-за плеча Воида. Тау решил игнорировать ее и дальше.
   -Фриста.
   Воид рассмеялся.
   -Забудь, - отрезал он.
   -Почему?
   -Сколько тебе лет?
   -Девятнадцать.
   -Замечательно. Фрист, представь себе, тренируется дольше, чем ты на свете живешь. Оно уже преодолел свои семь водопадов, тебе такое не по плечу. У тебя есть кое-какие задатки, но мимо настоящего природного таланта тебя пронесло.
   -Но я все равно попробую! - заявил Тау.
   -Будет интересно посмотреть. Чем же Фрист тебе так досадил?
   -Это личное.
   -Хорошо, - Воид вскочил. - Для начала, я дам тебе кое-что из техники дзяня, чтобы усилить кое-какие слабые места. А там посмотрим, что у тебя лучше получается. Если тебе хватит упрямства, конечно.
   Через час Тау был так вымотан, что шпага стала казаться сначала чугунной кочергой, потом грифом от штанги. Одежда насквозь пропиталась потом, а все мышцы и связки болели как при ломке. Он еле добрался до дома, едва не устроив по дроге аварию, и завалился спать, даже не вспомнив про душ.
   -Забавного персонажа ты мне прислал, - Сказал Воид. Для разнообразия, теперь он устроился на ветке яблони. Это была уже другая яблоня, она росла на дальнем краю сада, и с ветки Воиду открывался вид на город за стеклянной стеной.
   -Я так и думал, что тебе понравится, - ответил Фрист. Он стоял рядом, прислонившись к стволу и сложив руки на груди. Девушка в голубой пижаме сидела рядом на траве и молча слушала разговор. - Я надеюсь, ты выбьешь из него немного дури? Честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы он себя угробил, а все к тому идет.
   -С чего такая озабоченность чужой судьбой?
   -Просто я имел несчастье спасти ему жизнь.
   -А теперь он из благодарности хочет тебя убить? - Воид усмехнулся и сменил положение. Теперь он лежал на ветке, как в гамаке.
   -Если бы все было так просто. Если он меня вызовет - я его просто вырублю, - Фрист вздохнул. - Проблема в том, что он подпал под чары одной особы. А эта особа избавляется от надоевших кавалеров самыми радикальными способами.
   -Разумная девушка...Странно, а мне показалось, что он предпочитает мужчин.
   -Похоже на то. Но уж очень сильны чары этой особы, - Фрист развел руками.
   -Ну, так убей ее, - легкомысленно посоветовал Воид. - В чем проблема?
   -И действительно, как я не подумал, - Фрист улыбнулся.
   Воид с интересом посмотрел на него. Потом перевел взгляд на город. Внизу мелькали огни машин. В окнах дома напротив горел свет.
   -Было бы жаль потерять его, - сказа Воид. - Совершенно отвратный типаж. Но он живой. Чувствует. Еще не сломанный.
   -Думаешь? Но даже так - путь-то только один.
   -Этот не сломается, - тихо и уверенно произнес Воид. - Он потому и такой, что не хотел ломаться. Поэтому, в нем столько жизни.
   Фрист недоверчиво хмыкнул.
   -Когда страстями увлекаются, устои общества шатаются, - промурлыкал Воид после некоторой паузы. - А нам того и надо.
   -Кому это "нам"?
   -Мне, тебе, Тали, - Воид указал на ловившую каждое его слово девушку.
   Он посмотрел на улицу внизу.
   - Даже им надо. Всем надо. Этот город слишком долго ходит по кругу.
   -Но если он остановится, Солнце догонит и сожжет его, - произнес Фрист общеизвестную истину.
   -Солнце, сожги настоящее во имя грядущего... - прошептал Воид. А во весь голос сказал: - Не вижу разницы между смертью и бессмысленным бесконечным копошением. И ведь ты думаешь также, не правда ли?
   - Мы все так думаем, - мрачно ответил Фрист. - Мы все... так чувствуем.
   Воид улыбнулся.
   - Если ты думаешь, как я думаю, чувствуешь то, что я чувствую...
   -... То тебе одна дорога - в дуэлянты, - перебил Фрист. - В могилу пассионариев.
   -Вот это ты хорошо сказал, - Воид стал похож на кота, дорвавшегося до сметаны.
   -Ты же знаешь мое мнение обо всем этом, - Фрист отлип от ствола яблони и подошел к стеклу. Внизу мелькали фары машин. Каждые пять секунд менялся рекламный щит у магазина напротив. А поодаль были жилые дома. Жизнь во Внутреннем кольце текла обычным порядком - неторопливо, и безостановочно. Фрист представил, как горят и рушатся здания, как толпа вчерашних клерков, рабочих и домохозяек стоит и ловит каждое слово человека, взобравшегося на перевернутую машину. Как в глазах людей пылает яростная решимость и они, вооружившись кто чем, идут.. Куда? Ну конечно к Замку. Так всегда было раньше. Если не внешний враг, то собственный народ сокрушал государство и возводил новое на обломках. Однако в это раз все будет не так. Кто бы ни победил - победа будет означать гибель. Ресурсы исчерпаны. На этих обломках уже ничего не построить.
   - Мы такие, какие мы есть, - произнес Фрист. - Никто не промывал нам мозги пропагандой. Никто не гнал нас с шашкой на танк и не командовал бросаться грудью на пики. Мы захотели этого сами. Мы - творческая сила человечества. Его воплощенная тяга к развитию и разрушению. Мы - чертовы пассионарии, которых хлебом не корми - дай сходить за три моря и там упиться кровью случайного врага. Мы бы сотню раз разрушили этот город до основания, а обломки утопили в крови, если бы нас не заставили жрать друг друга. Просто потому, что мы не можем иначе. Логичный выход - предоставить сотням гибнуть ради стабильной жизни миллионов.
  
   Воид соскочил с ветки.
   - Зачем нужны эти миллионы, живущие в стабильности и процветании? - спросил он. - Кому они нужны? Они тысячу лет ходят по кругу. Они бы до сих пор бегали на перегонки с мамонтами, если бы не горстка психов, которым хотелось странного... Ты, Тали, наш ненаглядный извращенец Тау - каждый из вас важнее тысячи успешных и добропорядочных жителей, крутящихся в бесконечном цикле самовоспроизводства. И лично мне плевать, что сотня-другая из них погибнет, если при этом звезда одного конкретного человека засияет ярче.
   -Даже так?
   -А как же иначе? И бросай оперировать цифрами, а не людьми. Тебе не идет.
   -Должно быть, власть и впрямь портит людей, - Фрист пожал плечами.
   -Так то людей, - Воид улыбнулся.
   -Кстати, насчет звезды одного человека и сотен погибших. - Сказал Фрист, отворачиваясь от стекла. - Что ты думаешь о Красной Чуме? Мне тут сказали, что это Черный Бродяга.
   Воид рассмеялся.
   -Ага, ему делать больше нечего, кроме как прохожих резать, - сказал он. - А тебе что за печаль?
   -Хочу поймать. Она убила одного человека на моей территории.
   -Говорил я - зря ты в эти собачьи игры с территориями стал играть, - назидательно, но все также весело сказал Воид. - И меня ты зря спрашиваешь. Ты же знаешь - сядь на берегу реки и рано или поздно по ней проплывет труп твоего врага. Ты всегда так делаешь, - он улыбнулся. - О чем ты беспокоишься, если в тебе и с тобой безначальное Дао?
   -Тебе легко говорить, о Дваждырожденный! - в тон ответил Фрист.
   -А как же иначе? Кто сможет помешать? - Все еще улыбаясь, продолжил Воид. - Ты же знаешь: Бог умер. Мы убили его. И даже вкусили его плоти и крови. Осталось одно Дао.
  

   Тау разбудил звонок Ники. Интересно, когда она успела узнать его номер? Спросонья Тау ничего не соображал. Вдобавок, боль в мышцах после сна только усилилась. Однако он не хотел, чтобы этот звонок пропал втуне. Разум еще спал, и вместо него сработала привычка - и он пригласил Нику в ресторан. Как ни странно, она согласилась.
   Выбор ресторана оказался удачным. Нике понравилось. Они сидели в отдельном кабинете. Играла тихая музыка. На столе горели свечи. Ника, надевшая по такому случаю темно-красное платье, уплетала рыбу, буквально только что плававшую. Тау не столько ел, сколько смотрел на девушку.
   -Интересно, а есть человека глазами - это каннибализм? - полюбопытствовала Ника. Тау в который раз подумал, что хотя платье и длинные перчатки не могли скрыть все татуировки и шрамы на спине, но и такая одежда ей шла. И, странным образом, Ника в ней казалась вполне обычной девушкой, даже без скидки на царящий полумрак. Если конечно можно применить слово "обычная" к настолько красивому и обаятельному созданию.
   -Тогда я согласен стать каннибалом, - с готовностью ответил Тау.
   -Ты все же внеси какое-то разнообразие в диету, каннибал, - Ника указала вилкой на его почти нетронутую порцию. - Есть глазами полезно для фигуры, но тебе-то худеть уже некуда.
   Тау послушно отправил в рот вику, не обратив внимание ни на то, что на нее было наколото, ни на вкус этого "чего-то".
   -Слушай, объясни мне, - с набитым ртом заговорила Ника. - Как ты дожил до этой красоты?
   Она схватила его левую руку, полюбовалась кольцом дуэлянта на ней, поймав отблеск свечи в искусственном рубине и, удовлетворенная, вернула руку владельцу.
   -У тебя же есть все, что только можно пожелать.
   -Так сразу и не скажешь, - Тау помолчал собираясь с мыслями. - Но по большому счету ты не права. У меня ничего нет. Ну, не считая денег, которые тоже не мои, а отца. Ты ведь наверно знаешь, как это бывает. Нам предлагают модную одежду, модную музыку, модный коммуникатор, модную машину. Выбирай будущее, выбирай карьеру, выбирай семью. Выбирай...
   -Выбирай культуру или контркультуру... - ника со вздохом перебила его. - Тау, избавь меня от цитат модных писателей. Неужели ты из тех, кто решил выбрать не жизнь, а кое-что еще?
   -А разве ты не из них? - серьезно спросил Тау.
   -По правде говоря, без понятия, - Ника пожала плечами. - Но идти в дуэлянты, чтобы сбежать от жизни простого обывателя - глупо. И, что еще хуже, - банально.
   -А как же иначе? Что еще делать? Марки коллекционировать, в сетевые игры играть, или там в кабинетные? Жрать наркотики? Дуэлянт - это единственная альтернатива. Я же не сразу им стал, я искал разные выходы. Я нарушал все запреты - гласные и негласные. Я попробовал все - и духовные практики и дикие оргии с десятком участников. Жил на одном белом порошке и коле и подумывал уйти в монастырь.... но это все оказалось только способом отвлечься на время. Выписать себе таблетку от тревожности, как говорил мой терапевт....
   Ника с наигранной печалью посмотрела на него. Тау выдерживал этот взгляд какое-то время, а потом раздраженно спросил:
   -Что?
   -Тау, глупый мальчик, ищущий выход... Неужели ты не понял, что выхода нет? Что дорога в дуэлянты - это еще одна хитрая безделушка Большого Брата? Того самого, который, говоря языком твоих любимых писателей, играет, поет и хочет, чтобы ты танцевал в его хороводе. Дуэлянты - не специальная ниша для странных людей. Это отстойник для мусора, который больше ни на что не годится. Понятно тебе, глупыш?
   -Не совсем... - Пробормотал Тау.
   -Ты мусор, Тау, - охотно и с улыбкой объяснила Ника.- И я - мусор. Мы все, кем бы мы себя не мнили, на самом деле просто мусор. Мы - поломанные куклы. Нас выбросили на помойку, потому, что нас у больше нечего ломать и нас стало противно любить. А мы, выброшенные, радуемся предоставленной нам свободе.
   -И что же делать? - спросил Тау через некоторое время.
   -Уже ничего, Тау, - Ника смотрела на него как-то странно: печально и... разочаровано что ли? - Уже ничего не поделаешь. Остается только радоваться тому, что есть... Слышишь? Там вроде бы вальс играют, пойдем потанцуем что ли?
   Когда они кружились в танце, он шепнул ей на ухо: "Я люблю тебя" . Но она не ответила.
  
   Жизнь незаметно захватила и увлекла Тау. Целиком и без остатка, он потерял счет времени и не мог остановиться, чтобы толком осознать себя. Ника стала синонимом жизни. Только она была настоящей - без нее он как будто и не жил. Просто сидел, не зная, куда себя деть, не в силах что-то делать или думать. В лучшем случае, он находил в себе силы только чтобы встать, достать шпагу и тупо и бездумно повторять уроки Воида. Ника стала самым сильным наркотиком, после которого не хотелось никаких других. Она исчезала неизвестно куда, по каким-то своим загадочным делам. Потом возвращалась, и захватывала Тау, как водоворот хватает опавшую листву. Что бы она ни делала, куда бы ни тащила - это всегда было праздником и приключением.
   Пожалуй, можно сказать, что он был счастлив. По-настоящему, он боялся только того, что однажды проснется, и поймет, что это был сон. Потому, что с ним происходило невозможное. Когда он смотрел на нее, спящую рядом, он иной раз, не мог поверить, что это именно ему досталось такое счастье, и гадал, чем он его заслужил.
   Однако на горизонте, на самом краю сна, маячило беспокойство. Причин было две. Первой был Фрист. Тау никак не мог понять, как он относится к этому монстру.
   -Ты его ненавидишь, - с ходу определила Ника, когда он рассказа об этом. - Это же очевидно.
   -Наверно. За то, что он с тобой сделал...
   -За то, что он меня избил, - согласилась Ника. - А еще за то, что он сильнее, умнее и благороднее тебя. Ну и, конечно, за то, что ты обязан ему жизнью.
   -С чего ты...
   -Не переживай, - Ника оборвала его нетерпеливым взмахом руки. - Я тоже его ненавижу.
   Второй причиной для беспокойства была сама Ника. Тау казалось, что она постепенно охладевает к нему. Хотя с другой стороны, он вообще сомневался, что знает, какие чувства она к нему испытывает. Впрочем, большую часть времени его это и не беспокоило. Хватало того, что Ника находилась рядом. А об остальном проще всего было просто забыть. До поры.
   Единственное, что кроме Ники сохраняло какой-то смысл, оставаись тренировки у Воида. Воид гонял его нещадно. Тау всерьез подозревал, что сад поливается исключительно потом учеников Воида. Да, были и другие ученики. Но Тау только единожды пересекся с одним таким - невысоким небритым персонажем в белой одежде с длинным мечом и повязкой на глазу. Незнакомец смерил его презрительным взглядом и ничего не сказал.
   Тау как-то раз отрабатывал очередную серию. Простую - в три темпа и без особых изысков, так что он решил, что можно одновременно и поговорить. Он спросил Воида:
   - Воид, ты же совершенно нормальный... То есть я хотел сказать, адекватный. Что ты делаешь в психушке? Ты же не псих и не доктор.
   - Все мы здесь не в своем уме -- и ты, и я, - ответил Воид. И чтобы подтвердить свой тезис, повис на ветке яблони вниз головой, при этом он ухитрялся цепляться только одной ногой. Тау пришло в голову, что Воид очень похож на аркан "Повешенный". - Я здесь живу. Тренирую и тренируюсь сам. А еще жду.
   -Ждешь? Чего?
   -Жду, когда настанет время, - ответил Воид с комичной серьезностью.
   -А, понятно. Ну как же я не подумал, - ядовито сказал Тау. - Думаешь, дождешься раньше, чем состаришься?
   Воид усмехнулся.
   -Определенно, - заявил он. Он схватился рукой за ветку, подтянулся и встал на нее ногами. - Я же не состарюсь никогда. Это роскошь - взрослеть и стариться. Она вообще доступна немногим, что бы там ни говорили.
   -А что же, ты бессмертен, что ли? - Тау хмыкнул и решил, что погорячился, посчитав Воида вменяемым.
   -Нет. Мы не взрослеем и не старимся, - совершено серьезно сказал Воид, - мы разучись. Мы растем до определенного момента, а потом начинаем гнить заживо.
   Тау замер, не сделав финального укола в серии.
   -Поэтично, но я ничего не понял.
   -Тебе не понять, - Воид покачал головой, - ты не из тех, кому дано воскреснуть. Можно сказать, тебе крупно повезло.
   Тау продолжил орудовать шпагой. Он ничего не понял и так об этом и сказал Воиду перед тем как уходить.
   -Многие знания - многие печали, - ответил Воид, устроившийся в позе лотоса в корнях дерева. И многозначительно поднял палец кверху. - Зачем тебе это знать? Это что, необходимо для выживания?
   -Просто интересно.
   -Ты переживешь небольшую лекцию?
   - Не знаю, - Тау с серьезным видом пожал плечами. - Рискну, пожалуй.
   -У человека есть свойство: если не соблюдать инструкцию по применению, человека легко сломать, - медленно и с иронией проговорил Воид. При этом его взгляд уставился куда-то вдаль, мимо Тау. - Однако если немного повезет, из праха восстанет новый человек. Причем если сломать человека в нужном месте, то и восстанет нужный тебе человек. Это, на уровне инстинктов, было понятно еще первым людям. Они проводили сложные и болезненные ритуалы посвящения. Они символически убивали свою молодежь, чтобы вместо детей воскресали уже настоящие охотники и воины.
   -Причем здесь...?
   -Отголоски тех ритуалов до сих пор слышны. Они проникли в волшебные сказки и мифы и пронизали всю нашу культуру. Но я не об этом. Если ты давишь на человека, он сначала отступает, а потом давит на тебя. Это нормально. Но на нас давит сам социум, безликий и вездесущий. Он давит рекламой и модной музыкой, разговорами друзей и родственников, телевиденьем и сетью. И уже его ты не передавишь. Мы испытываем все это давление с детства. Неудивительно, что мы все рано или поздно ломаемся. Это начинают родители и подхватывают сверстники с учителями. Социум ежечасно плавит и перековывает нас под себя. Результаты могут быть самые разные - от идеально социальных персонажей с пустотой внутри, до обаятельных фриков и социопатов.
   -Не понимаю, почему ты занялся боевыми искусствами. Ты итак любого до смерти загрузишь, - прокомментировал Тау. - Так поэтому ты живешь в психушке? Чтобы избежать всего этого?
   -Мне уже нет смысла бежать и прятаться, - сказал Воид совершенно равнодушно. - Меня столько раз плавили, раскатывали и плющили, что я уже не помню, кем я бы в начале и не понимаю, кто я сейчас. Возвращаясь к твоему первоначальному вопросу. Человечество слишком заигралось с посвящением, забыв, что это всего лишь суррогат и жалкое подобие подлинного развития и взросления. Каждый раз, когда ты обновленным восстаешь из могилы, что-то в ней, могиле, от тебя остается. Обычно, это часть социальных навыков, например - способность адекватно вести себя в любой ситуации. И здоровье. В иные времена, почти все мы, в лучшем случае, подохли бы от чахотки в подростковом возрасте. А большинство и того раньше. Но развитие медицины все изменило. И с тех пор мы вертимся в бесконечном цикле. Уроды-родители уродуют детей, потому, что иначе не умеют. Те вырастают, заводят детей и уродуют их по той же причине. И так далее.
   -Ага. Кажется, я понял. Способность нормально стареть тоже в этом процессе теряется, - сказал Тау. - Допустим так и есть. А кто виноват?
   -А не все ли равно, кто виноват? - спросил в ответ Воид. - Не устаю этому поражаться. Почему-то все всегда ищут, кто виноват. Как будто располагают машиной времени и в силах остановить этого виноватого. Ответ же всегда один. Всегда найдется кто-то, кто виноват больше других. Но если ты хочешь увидеть одного конкретного виноватого, тебе достаточно просто посмотреть в зеркало.
   -Ну пусть так, хотя я не согласен... А какой из этого замкнутого круга выход?
   -Выход? - Воид печально улыбнулся, - мы все искали выход, а нашли только самый дальний и темный угол в своей камере. Ты еще не понял? Выхода нет.
   -Ты выглядишь так, как будто тебе это нравится, - мрачно заметил Тау.
   -Что тут может нравиться? Просто знаешь... - Воид поднял газа и посмотрел на Тау. Его красные глаза ярко заблестели. Он заговорщически подмигнул. - Не так давно я наткнулся на одну очень старую запись одного мыслителя. Там говорилось о том, как ведет человек, который понял, что выхода у него нет.
   -И что же он делает?
   Воид вскочил на ноги.
   -Он присягает на верность хаосу. Он крушит все, до чего может дотянуться. Разрушает все, что способен разрушить, - Воид кровожадно улыбнулся. Алые глаза засияли. - Противопоставляет себя установленному порядку, во всех его проявлениях... Впрочем, кому я это рассказываю? Ведь ты сам давно присягнул хаосу и ступил на путь разрушения.
   -С чего ты взял?!
   -Разве нет? - Воид приподнял бровь и изобразил удивление. - В таком случае, зачем же ты так упорно разрушаешь себя?
  
   -Откуда ты взялся, Фрист? - спросила Джес ни к селу ни к городу. Они стояли в пустом дворе. Джес курила, прислонившись к серой обшарпанной стене. После нескольких часов за операционным столом она сама казалась такой же серой и обшарпанной. Только оранжевый шарф и духи с запахом тюльпанов выбивались из общей картины.
   То ли захваченный врасплох, то ли просто по минутной прихоти Фрист ответил:
   -Некогда одна организация захотела вывести улучшенную версию человека. Более сильного и умного. Свободного от цепей догм, законов и суеверий...
   -И в итоге получился ты? - Джес слишком устала, чтобы как-то реагировать. - Это многое объясняет.
   -Я всего лишь прототип. Первый и не слишком удачный вариант, - ответил Фрист. И вернулся к прежней теме. - Как ты себя чувствуешь? Ты выглядишь так, как будто вот-вот развалишься.
   -Да что со мной будет? - Джес махнула рукой с зажатой в ней сигаретой. - Вот отосплюсь только.
   -Возможно, тебе стоит отдохнуть? Я имею в виду неделю-другую в нормальных условиях. Мне несложно это устроить...
   -А ты можешь устроить так, чтобы здешний народ перестал травиться и резать друг друга на неделю-другую? - равнодушно спросила Джес и с усилием отлипла от стены. - Ладно, спонсор, пойду посмотрю, как там мои болезные... Бывай.
   Фрист смотрел, как она идет, потом вышел через подворотню на улицу. Ему хотелось размять ноги.
   Фрист сам не мог сказать, почему его иногда тянет пройтись по улицам Седьмого сектора. Это конечно не Шестой, где выход с целью "подышать свежим воздухом" можно считать разновидностью подвижничества, но все-таки и совсем не парк с прудами и фонтанами.
   При мысли о подвижничестве, память Фриста услужливо преподнесла картинку свисающего с дерева вниз головой аскета, вдыхающего дым от костра прямо под ним. Фрист так и не смог понять смысл так любимого всевозможными аскетами умерщвления плоти. Что это? Результат извечный дурацкой веры в то, что все зачитывается и страдания пойдут в уплату будущего блаженства? Люди почему-то верят, что за все нужно платить, и что все их издержки будут оплачены если не людьми, так кем-то свыше. Люди так верят в это правило, что забыли о том, что сами его придумали. Они считают, что высшим силам тоже необходимо эти правила соблюдать. Наивная самоуверенность.
   Или может самоистязание - просто слепое подражание величайшему из аскетов - Шиве-разрушителю. Он-то понятно, зачем себя истязает - на то и разрушитель, чтоб разрушать. А себя или окружающий мир - это дело десятое. Разница между внутренним и внешним не так велика, как принято считать. Свой Шива найдется во всякой религии - потому, что воплощает глубинную тягу человека к разрушению и саморазрушению. Забавно: удовлетворил свою страсть и приблизился к просветлению. Прямое опровержение идеи о том, что за все надо платить.
   Впрочем, страдание и удовольствие - это две стороны одной медали. Чтобы это понимать, не надо быть Буддой. Достаточно немного разбираться в психологии.
   Размышляя так, Фрист шел по плохо освещенной улице. Все было как всегда. В половине случаев окна в домах были темны и разбиты. Часть - закрыта досками или даже кусками мебели. Фонари работали один через три. Кто-то из прохожих, заметив приближающуюся высокую фигуру, предпочитал скрыться. Кто-то напротив, приветствовал, всячески показывая уважение. Собственное королевство - две грязные темные улицы, которые оказались не нужны даже поделившим сектор бандитам. И даже этот домен в любую минуту может сжаться до размеров ниши в колумбарии.
   Лужи, темные и вонючие углы и подворотни с еще более вонючими обитателями. Вот он - запах свободы. Один из запахов. Еще свобода пахнет химической свежестью "Рубинового снега", мукой, которой принято разбавлять этанитазен или еще какого-нибудь "белого кролика" и рвотой после первого приема. И еще свобода пахнет потом и кровью, своей и чужой. Потому что настоящая свобода никогда не желает кончаться там, где начинается чья-то чужая свобода. "В конечном счете, все конфликты между добром и злом, светом и тьмою, которыми пестрят книги и фильмы - это выбор между свободой и счастьем", - сказал как-то Воид. Фрист давно уже понял - для него уж лучше такая - грязная и смертельно опасная свобода, чем счастье в комфортной и безопасной золотой клетке, из которой он в свое время бежал. Свобода - не принцип и не цель, а единственная среда существования. По крайней мере, для него. Большинство людей устроены иначе.
   Старые воспоминания встали перед глазами. Детство: воспитатели, книги, таблетки и бесконечные тренировки. Вполне счастливое и безоблачное, если разобраться. И надо же все было бросить и бежать в неизвестность. В неизвестность, которая, как оказалось, полна крови и грязи. Кровь и грязь - коктейль "свобода" высшего сорта.
   Фрист даже прикрыл глаза, погрузившись в себя. Убийца воспользовался этим. Он выскочил из темной подворотни, мимо которой только что прошел Фрист, и ударил.
   Фрист развернулся на одной ноге, в единое движение отклонил руку с оружием и ударил противника в грудь. Неизвестный враг оказался на удивление легким и проворным. От удара он отлетел, в полете выгнулся, поймал руками асфальт и превратил падение в изящный фляк.
   -"Не верь, что голова его склонилась во сне, если глаза его закрыты" - процитировал Фрист, вынимая из ножен меч и растягиваясь в низкой стойке. На его лице появился хищный оскал.
   Его противник - черный силуэт на темно-сером фоне. Черный комбинезон и маска делали его почти невидимым там, куда не падал свет луны. Только недлинное прямое лезвие тускло блестело, поймав отсвет одинокого фонаря где-то позади Фриста. Это лезвие он уже видел на записи с камеры наблюдения. Фрист узнал разновидность оружия. Это был очень редкий вид.
   Убийца бросился в новую атаку, но тут же отскочил, с трудом отбив встречный удар фламберга. Не смотря на преимущество в скорости, он не мог подобраться на расстояние удара своего короткого клинка.
   -Судя по всему, я несколько переоценил тебя, - произнес Фрист. - И зря ты пытаешься имитировать Черного Бродягу. Ты не сойдешь и за его тень.
   Очевидно решив больше не испытывать судьбу, убийца кинулся в подворотню, из которой вышел. Фрист рванулся следом, пробежал подворотню насквозь и увидел, как темный силуэт быстро взбирается по стене дома. Меньше чем за полминуты убийца преодолел три этажа и поднялся на крышу. Фрист и сам неплохо лазил, но до такой скорости ему было далеко. Да и лезть, когда там верху поджидает более чем серьезно настроенный враг, будет только самоубийца.
   Человек в черном комбинезоне бросил на Фриста короткий взгляд и побежал по крышам прочь.
  
  
   На поляне собралась странная компания. Два парня и две девушки сидели полукругом на траве поодаль от небольшого костра и изучали лежащие перед ними распечатки. Фрист подошел и заглянул в бумаги.
   -Теорема Гёделя, - узнал он формулы. - Полиномиальная форма.
   -Я ничего не понимаю, - призналась девушка в черном платье и в изнеможении плюхнулась на траву.
   -Я тоже, - согласился долговязый белобрысый парень.
   Тали промолчала, погруженная в формулы.
   -Привет, Фрист, - сказал Воид. - Тали ты знаешь. А это Эйзо и Кана. Я решил наглядно проиллюстрировать кое-какие свои тезисы. Ну, ты в курсе...
   Фрист понимающе закивал.
   -Самое интересное - следствие из второй теоремы. Теоремы о неполноте, - заявил он. - Грубо говоря, это логическое доказательство того, что логикой мир познать нельзя.
   -Чего? - не понял Эйзо.
   -Непротиворечивость достаточно сложной системы не может быть доказана средствами самой системы, - пояснил Воид. - Эту непротиворечивость можно доказать средствами другой системы, однако непротиворечивость этой второй системы можно тоже поставить под сомнение... Ну и так далее. То есть, в любой упорядоченной системе всегда есть некоторая неопределенность, некий парадокс. Иными словами, в любом порядке присутствует хоть немного хаоса.
   -Круто! - вставила Кана. - Почему нам такого в университете не рассказывали...
   -Вы студентка? - удивился Фрист. - И при этом дуэлянта?
   -Была студенткой, - ответила Кана, - но я поняла, что есть много более интересных способов угробить здоровье и мозги.
   -Все настолько плохо?
   -А ты где учился? - подозрительно спросила Кана.
   -Сначала со мной занимались репетиторы, а потом я учился самостоятельно.
   Кана завистливо присвистнула.
   -Тогда ты изучал совсем другие науки, - она рывком села.
   -Та математика и физика, которую дают в школах и университетах - это набор формул и констант, - Пояснил Воид, - история - имена и даты. В литературе давно существует единственно правильная точка зрения на каждое произведение. Вся задача ученика - наиболее точно эту точку зрения отобразить.
   -А что здесь не так? - спросил Эйзо.
   -Все, - со вздохом ответила Кана. - Физика - наука об окружающем мире, математика - способ его познания. А история - это единый, сложный, очень интересный и многогранный процесс... Только ты всего этого ни в школе, ни в университете не поймешь.
   -Любую науку достаточно просто освоить, если начать не с фактов, а с принципов, - изрек Воид.
   -Ну все. Воид поймал волну, сейчас все расскажет, - Кана вновь откинулась назад, на траву, и зевнула.- Разбудите меня, когда лекция кончится...
   -Если ясно представлять себе течение исторических событий, а в именах видеть личности, то можно вообще обойтись без хронологических таблиц, - поведал Воид. - То же и в физике, если знаешь, что такое напряженность поля, откуда оно берется, нет необходимости помнить его формулу, всегда можно вывести. Однако нынешнее образование предпочитает давать и спрашивать со студентов не общие принципы, а набор конкретных фактов. Это требует гораздо больших усилий.
   -А почему так? - спросил Эйзо.
   -По тому, что задача нынешнего образования не в том, чтобы дать как можно больше знаний о мире. Его задача разбить картину мира на максимальное количество несвязанных фрагментов. Обществу требуется, чтобы человек знал конкретнее факты, но никогда не задавал вопрос "почему".
   Воид поднялся и подошел к костру.
   -Этот мир счастлив, - тихо сказал он, смотря на пламя. - Восемьдесят процентов живут тихой, спокойной и обеспеченной жизнью. Пять - купаются в роскоши. Четырнадцать процентов неудовлетворенны своим состоянием, но, на самом деле, так или иначе тоже счастливы - в алкогольном или наркотическом опьянении. Преступность тоже давно стала частью общества, только функционирует по особым правилам. Социум относится к преступникам с пониманием. Страховые компании компенсируют причиняемый ими вред, а тюрьмы предоставляют все условия для комфортного проживания. По большому счету, в нашем мире осталось только два преступления - это способность думать самостоятельно и желание что-то менять.
   -Мыслепреступление. - с мрачной усмешкой вставил Фрист.
   -Ага. Сначала Большой Брат разбивает твое сознание учебой, а потом выливает на тебя бесконечный поток рекламы и развлечений. Фильмы, музыка, игры, модные журналы и популярные идолы... как это? "Большой Брат поёт и пляшет. Достает белых кроликов из волшебной шляпы. Всё время, пока ты не спишь, Большой Брат развлекает тебя, отвлекая внимание. Он делает всё, чтобы не дать тебе время задуматься". Он делает всё, чтобы тебя занять. Все, чтобы уберечь тебя от единственного преступления.
   -Вот как? - вставила Кана. - Мы все преступники, да?
   -И уже приговорены, - подтвердил Фрист. - Кто-нибудь видел дуэлянта в возрасте тридцати лет или больше?
   -Я не понял, - подал голос Эйзо. - Почему так вредно думать?
   -Потому, что можно додуматься до интересных вещей, - пояснил Воид. - Например, всем известно, что в тринадцатом веке за пару поколений монгольские кочевники покорили большую часть Евразии. Однако если рассмотреть этот факт со всех сторон, выясняется, что такого просто не могло быть.
   -Почему? - спросил Эйзо.
   - По тому, что невозможно наладить массовое производство оружия, когда постоянно кочуешь по степи. Так же, как невозможно вооружить всю армию только трофейным оружием, - пояснил Фрист. - И нельзя воевать верхом, проходить в день по много миль и при этом держать коней на подножном корму. Особенно зимой.
   -А что такое "день"? И "Зима"?
   -Это единицы измерения времени, бытовавшие до Катастрофы, - объяснила Кана.
   -Фрист еще не сказал про проблемы с организацией и осады крепостей, - продолжил Воид. - Но это все ерунда, по сравнению с тем пробелом, который мы имеем в истории нескольких веков, предшествовавших Катастрофе.
   -А там что не так? - спросила Кана.
   Воид задумчиво почесал в затылке.
   -Трудно сказать. Судя по имеющимся документам, от нас скрыли революцию в военном деле. Появилось нечто, что вытеснило мечи, копья, кавалерию, луки, арбалеты и даже саму идею плотного строя. Этого так просто не видно, но если сопоставить несколько источников, создается именно такое впечатление. Какое-то принципиально новое оружие.
   -Может быть, оно настолько опасно, что Нобили решили скрыть информацию о нем? - предположила Кана.
   -Возможно, - согласился Фрист. - А может Нобили решили оставить его себе на случай бунта, в качестве финального аргумента. Странно, что это оружие так и не переизобрели за тысячу с лишним лет существования Последнего Города.
   -В том городе ничего не изобретают, - отмахнулся Воид. - Ничего принципиально нового. Фрагментарность мышления спасает нас от прогресса... Впрочем, это забытое оружие - тоже мелочь. Если начать думать, можно додуматься и до вещей, куда более интересных.
   -Например? - спросил Эйзо.
   -Например, до того, что всего этого... - Воид раскинул руки в стороны и улыбнулся. - Весь этот мир... Весь этот город... Он просто не может существовать.
  

Глава третья

Приношение

Never thought you'd make me perspire.
Never thought I'd do you the same.
Never thought I'd fill with desire.
Never thought I'd feel so ashamed.

Me and the dragon can chase all the pain away.
So before I end my day, remember..
My sweet prince, you are the one
My sweet prince
you are the one

Placebo

   Открытие "Зеркальной паутины" удалось на славу. Приглашенных, стараниями Ванессы, собралось на удивление много. Первый час она носилась по всему заведению, норовя везде успеть и за всем проследить. Но потом убедилась, что все идет настолько хорошо, что может обойтись и без нее.
   Впрочем, Тау этого не видел, не видел он и самой церемонии открытия. Потому что они с Никой опоздали на час. И, как показалось Тау, она жалела, что не опоздала еще сильнее. Последнее время, Ника часто бывала не в духе, постоянно впадала в какую-то меланхолию, а к ежедневным тренировкам приступала с таким ожесточением, как будто собралась выступать на турнире Стального Единорога.
   Но сейчас Тау это не волновало. Возможно, причина была в царящей атмосфере праздника и песне, которую пел со сцены какой-то патлатый дуэлянт. Может, виноват был неожиданно крепкий коктейль и дорожка недавно вошедшего в моду "звездного сияния", которая оказалась явно лишней и подействовала не так, как ожидалось. Он и Ника сидели за столом и внимали восторженному и радостному голосу Ванессы. Именно голосу. Насчет Ники неизвестно, а ему, Тау, давно надоело собирать из звуков слова, и он просто наслаждался звучанием голоса, удивительно гармонировавшего с голосом певца и аккомпанирующих ему электрогитаре и синтезатору. Ника, кажется, что-то разбирала, во всяком случае, она время от времени вяло кивала.
   -Эй красавчик, пошли потанцуем? - над Тау нависа какая-то черно-белая девица. Черное короткое платье с кружевами, черные сапоги на высоченном каблуке, черные перчатки, волосы, губы и щедро подведенные черной тушью глаза. За то лицо было совершенно белым. Тау мысленно поставил за раскраску четыре по пятибалльной шкале.
   Он ожидал, что Ника сейчас похоронит труд визажиста под слоем крови этой нахалки. Но та лишь бегло глянула на нее и сделала неопределенный жест рукой. Тау понял его как "делай с этой куклой что пожелаешь". Он задумался было, как поступить, но нетерпеливая черно-белая девчонка вцепилась в его руку и потащила к пространству перед сценой, на котором топталось под музыку несколько пар.
   По пути он равнодушно подумал, что этой кукле, должно быть, лет четырнадцать и что она не дуэлянтка. В этом не было ничего неожиданного, дети богатых родителей заглядывать на сборища вроде этого. Должно быть, для них это настоящее приключение. Большинство дуэлянтов, те что поадекватнее, относись к таким гостям снисходительно, особенно к юным девушкам, и никто не пытался их обижать. Но что делать с теми, кто как Айс, рубит быстрее чем думает?
   Когда танец кончился, черно-белая девица начала было что-то говорить Тау, но замолчала, увидев кого-то за его спиной. На плечо Тау легла чья-то тяжелая рука. Это был Айс. Помяни черта, он и появится...
   -Я на минуту, - сказал он девице и, сжав плечо Тау мертвой хваткой, потащил в ближайший темный угол.
   -Покажи, - потребовал Айс, указывая на прямую залакированную деревяшку сантиметров семьдесят диной, которую Тау заткнул за пояс рядом со шпагой.
   Он вырвал деревяшку из рук Тау. Дернул за разные концы - деревяшка разошлась на неравные части, обнажая прямой клинок сантиметров пятидесяти длиной.
   -Симпатичная игрушка, - прокомментировал Айс. - Откуда она у тебя?
   -Ника подарила, - честно ответил Тау. - А что?
   Айс хмыкнул, чему-то мрачно усмехнулся. Он вернул клинок в ножны. Рукоятка и ножны соединились, скрыв лезвие. О том, что это не простая деревяшка теперь говорила только тонкая линия, разделяющая рукоятку и ножны.
   -Я это забираю, - заявил Айс, засовывая чужое оружие себе за пояс.
   -Ты что, совсем...?
   Айс оборвал Тау резко ударив того в солнечное сплетение.
   -Слушай внимательно, идиот, - яростно прошептал Айс. - Я спасаю твою шкуру. Если хочешь прожить еще немного, забудь о существовании этого танто. Хотя, ты все равно долго не протянешь...
   С этими словами, он оттолкнул согнувшегося Тау и двинулся к выходу из зала.
   Айс нашел Рейна протирающим штаны в любимом баре, в обществе кружки пива и официантки. Айс уселся рядом и сказал:
   -Привет.
   Рейн посмотрел на него своими пустыми, как у рыбы, глазами и ответил:
   -Привет. Ты же говорил, что терпеть не можешь это место.
   -Просто тебя нигде больше не удалось найти.
   -А зачем я тебе понадобился?
   -Хочу спросить совета.
   Рейн довольно улыбнулся.
   -Это что-то новенькое. Последний раз ты спрашивал у меня совета... - он почесал затылок, пригладил редеющие черные волосы. - Даже не помню, в каком году это было.
   -Есть один человек. Он убивает много и без разбору. Уничтожает все, к чему прикасается. Прости за пафос, постоянно творит зло, - сказал Айс.
   -Так, - Рейн кивнул. - И что?
   -Я могу убить его.
   Рейн рассмеялся. Смеялся долго и с удовольствием.
   -А тебе лично он какое-нибудь зло причинил? - спросил Рейн.
   -Нет, - твердо ответил Айс.
   -А может?
   -Нет.
   -Тогда может тебе кто-то заплатит, за его убийство?
   -Тоже нет. Скорее наоборот.
   -Ну и зачем тогда ты суешься в чужие дела? - Рейн вздохнул. - Я же тебе не раз говорил. Больше всего грязи и дерьма получается именно из таких вот попыток облагодетельствовать людей и избавить их от зла, совершенно бесплатно и ни у кого не спрашивая разрешения.
   -Я понимаю, но...
   Рейн оборвал его взмахом руки.
   -Поступай как знаешь. Я что думаю - сказал, а ты сам решай. Я тебе уже давно не авторитет.
   Айс немного подумал и спросил:
   -А если я сам хочу его убить? Просто хочу?
   Рейн ухмыльнулся.
   -Тогда это уже совсем другая история. Не знаю, может еще хуже, а может и нет.
   Айс улыбнулся одними губами и соскочил с табурета.
   -Спасибо. Ты очень помог, - и он быстро зашагал к выходу из бара.
   Рейн мрачно смотрел ему в след. К нему подошла официантка.
   -Это был твой приемный сын? - спросила она. - Какой симпатичный молодой человек.
   -Ага... - Вяло согласился Рейн, все еще смотревший на дверь, за которой скрылся Айс. -Принеси мне, пожалуйста, еще пива.
   И когда официантка пошла выполнять заказ, тихо проговорил:
   -Этот симпатичный молодой человек обещал меня однажды убить.
  
   Айс появился в "Зеркальной паутине" почти одновременно с заспанной Ванессой.
   -Несс, у меня к тебе просьба, - бодро сказал он.
   -А? - не поняла девушка.
   Айс протянул ей запечатанный конверт.
   -Если со мной что-нибудь случится, отдай это Фристу. И только ему, никому другому.
   -Ну ладно...
   -Все. Пока!
   -Погоди! - запоздало крикнула Ванесса. - А что с тобой может случится?
   Но Айс уже шагнул за порог.
  
   -Ты замерзнешь раньше, чем они появятся, - сказала девушка в сером. - С чего ты вообще взял, что ждать надо здесь?
   -Я просто чувствую это, - ответил Айс, и поменял положение тела. Ждать, сидя в седле стоящего аэроцикла, было неудобно, и он действительно начинал замерзать. От движения, с головы посыпался снег. Айс стал стряхивать с себя белые хлопья. В этот час клиенты редки и на стоянке перед входом в "Зеркальную паутину" стояло всего две машины. Место было хорошо освещено и вид, в какую сторону не посмотри, открывался неплохой - жизнь Внутреннего кольца, в своем обычном течении. В конце концов, имеет он право выбрать красивое место для такого важного дела?
   И он оказался прав. На стоянку, разбрасывая во все стороны свежевыпавший снег, опустилась машина Ники. Айс дождался, пока они вылезут, снял куртку и пошел им на встречу.
   Ника увидела приближающегося Айса и поняла, что значит скользящая походка и лежащая на ножнах левая рука. Она выругалась и, дернув Тау за плечо, отодвинула его за себя.
   -Что, все-таки сорвался? - спросила она, вдевая пальцы в кольца эмейских спиц.
   -Можно сказать и так, - Айс застыл в низкой стойке на расстоянии полутора метров от нее. Он криво улыбался. - Просто хочу утолить свою жажду крови.
   -Черт, как же ты со своей адреналиновой ломкой не во время, - прошипела Ника. - Не мог подождать совсем немного...
   Тау словно в каком-то полусне наблюдал за ними. Ему пришло в голову, что они оба похожи на каких-то диких зверей, подобравшихся перед тем, чтобы бросится друг на друга и вцепиться друг другу в глотку.
   Этот бой будет коротким. Если Ника парирует или увернется от первого удара, то второго она просто не даст сделать. А если не парирует...
   Тау пришел в себя. Он осознал, что все по-настоящему, и что он уже через секунду может потерять ее. Тау с силой толкнул Нику в плечо, так что та отскочила в сторону, и вырвал из ножен шпагу.
   Уйди, щенок, - сказал Айс. - У меня нет времени с тобой возиться.
   Тау молча встал в стойку.
   -Тау, отвали! - крикнула Ника. - Ты не представляешь, что такое Айс.
   -Он убьет тебя, - спокойно сказал Тау. Он подумал, что ему сейчас должно быть очень страшно. Но страха не было. Он сознавал, что сейчас умрет, но это его совершенно не пугало.
   Ника подошла, сняла спицу с одной руки и нежно приложила Тау по затылку ладонью. Она поймала его падающее тело и аккуратно опустила на снег.
   Ника сделала пару шагов сторону, молча предлагая новое место для боя. Айс также молча сместился на ту же пару шагов.
   -Что здесь творится? - послышался голос. Ни Ника ни Айс никогда не слышали, чтобы Ванесса раньше говорила так громко. - Вы оба совсем сдурели?!
   С этими словами, Ванесса подбежала к дуэлянтам и встала между ними.
   -Подумать только, первый раз в жизни решил сделать доброе дело, сразу же все кругом из кожи лезут, чтобы мне помешать, - саркастически произнес Айс.
   -Хватит! - голос у Ванессы срывался. Она затравленно смотрела то на одного, то на другого. - Прекратите! Я не знаю, что вы не поделили, но не позволю вам убить друг друга! Если вам этого так хочется - сначала убейте меня.
   -Что-то ты прямо на себя не похожа, - заметила Ника.
   -Просто мне проще умереть самой, чем потерять еще и вас. - При этих словах из глаз Ванессы покатись слезы.
   Айс с недовольным глухим рычанием сделал шаг назад и убрал руку от рукоятки меча.
   -Это не дуэль, а балаган какой-то. Я разберусь с тобой позже, - пообещал он Нике.
   Он запрыгнул на аэроцикл и с умчался под рев турбин.
   История повторялась. Тау вновь обнаружил себя на кушетке в главном зале "Зеркальной паутины". Только в этот раз бок не болел. Вместо него раскалывалась голова. Зал был почти пуст - только две парочки в противоположных углах, занятые исключительно собой, и молодой парень, клевавший носом за стойкой.
   Увидев, что Тау пошевелился, бармен, обрадованный тем, что хоть что-то происходит, подошел к нему.
   -Очнулся? - спросил он.
   -Ага, - Тау хотел сказать какую-нибудь гадость, но ничего не лезло в голову. - Что произошло?
   -Понятия не имею, - бармен пожал плечами. - Я видел только как Ванесса выбежала на улицу, а потом вернулась и сказала затащить тебя сюда. Ты валялся в снегу на стоянке.
   -А ты там больше никого не видел?
   -Была еще эта странная девка, вся исколотая. Она передала тебя мне и улетела на своей тачке.
   -Улетела... - тупо повторил Тау. - А где Ванесса?
   -Должно быть, у себя в кабинете. Слушай, может тебе налить чего? И ли у меня там какие-то таблетки были...
   -Не стоит, спасибо, - рассеяно ответил Тау, вспомнив о лежащей в кармане дозе "звездного сияния". Он поднялся и двинулся через зал в служебные помещения. Бармен посмотрел вслед, раздумывая, следует ли ему остановить странного посетителя, но решил, что раз Тау так уверенно ведет себя, значит ему можно.
   "Сияние" прояснило мысли и хоть и не уняло боль, но отодвинуло ее куда-то на задний план. Хотя он раньше никогда раньше не был в кабинете Ванессы, Тау нашел его без труда. Кабинет оказался небольшим, вдобавок, его уже успели изрядно завалить всякими документами. Посреди помещения стоял массивный стол. Ванесса спала, упав на него лицом. Рядом с ее рукой стоял пустой стакан и почти пустая бутылка дорогого виски.
   Тау подошел поближе и заметил под рукой Ванессы конверт и, не раздумывая, осторожно вытянул его из-под руки девушки. Та заворчала во сне, но не проснулась. Тау повертел конверт в руках - он был запечатан и без каких-нибудь отметок. Тау решил, что Ванесса не могла решиться вскрыть его и решила выпить для храбрости. И перебрала.
   Тау и в обычном состоянии недолго бы раздумывал, а под наркотиком - тем более. Он разорвал конверт. В нем лежа сложенный лист бумаги, исписанный ровным почерком. Тау прочел:
  
   "Фрист, если ты это читаешь, значит, я крепко облажался. Честно говоря, всегда думал, что если кто меня и прикончит, то это будешь ты. Наверно, мне будет (зачеркнуто) было обидно подыхать от руки этой ненормальной. В общем, я оставил эту записку, на случай если я умру, а она - нет. Очень надеюсь, что Ванесса сделала все, как я сказал. Извини, но я не смог придумать способ надежнее.
   Короче говоря, это она - Красная Чума. Удивлен? Убийца, которого ты ищешь, всегда был рядом. Еще смешнее то, что доказательства были прямо под носом. Помнишь, свою дуэль с Дирком? Так вот, она была там. Я отфильтровал изображение на записи, которую ты мне дал. Пришлось повозиться. Она сидела на стене все время, пока вы дрались, и смотрела. Лица не разглядеть, но я уверен, это она. Именно она, уходя, нашинковала того парня на улице, про которого ты рассказывал.
   Потом, ты говорил, что убийца вооружен клинком в ножнах-ширасае. Очень похожий танто я недавно отобрал у этого придурка, Тау. Он сказал, что это она ему подарила. Думаю, она напала на тебя именно за тем, чтобы показать этот клинок, а потом подставить Тау. Решила разделаться с ним так же, как с Дирком. Честно говоря, не знаю, чем она думала. Любому дураку ясно, что Тау такое слабо.
   И еще можно посмотреть на даты. Первое убийство красная Чума совершила, когда Тау было девять лет. А ей было четырнадцать.
   Да, забыл сказать самое главное. Я навел справки и выяснил, что у нее за стиль. Мы никогда не интересовались, а зря. Это кое-что очень редкое и древнее. Но я уверен, что уж ты-то наверняка слышал. Это куноити-дзюцу, искусство женщин-убийц. В их традиционный арсенал входили эмейскиские спицы, танто, вакидзаши и куча другого барахла. А еще куноити, как и положено всем шиноби, хорошо умели маскироваться и лазать по деревьям и стенам. Теперь все сходится, верно?
   Так что, я прошу, раз это не удалось мне, убей ее ты. Кроме тебя я никого не знаю, кто бы с ней справился.
   P.s. У меня такое ощущение, что она поддавалась тебе в тот раз. Будь осторожен".
  
   Тау еще раз перечитал письмо и вдруг опустился на ковер, держась рукой за стол. В ногах появилось какая-то противная слабость. С минуту он смотрел в одну точку, потом, как будто проснувшись, достал коммуникатор и вызвал Нику. Ее коммуникатор оказался выключен. Он набрал номер ее квартиры - тоже никто не отвечал. Тогда Тау вызвал срочное такси ко входу "Зеркальной паутины" и поспешил на улицу. Он почему-то был твердо уверен, что времени у него нет.
   К счастью, Ника успела выдать ему комплект ключей от своей квартиры.
   -Ника, ты дома? - крикнул Тау как только открыл входную дверь. Глупо конечно, спрашивать, если на звонок в дверь никто не среагировал, но надежда умирает последней. Он даже обежал два раз всю квартиру, на всякий случай. Потом запоздало сообразил, что если бы она была дома, он увидел бы ее машину, когда вышел из такси.
   Тау волей - неволей и пришлось остановиться и задуматься. Где теперь следует искать Нику, он не знал. Тау вдруг понял, что он не знает и того, что он хочет. Он хочет поговорить с Никой, а потом... А что будет потом, он не задумывался. Тау понял, что его совершенно не заботит, что Ника, если верить Айсу - серийная убийца. Не интересен ему и тот факт, что Ника, судя по всему, действительно хотела его подставить. То есть это все конечно важно, наверное. Но на фоне того, что Нике грозит смертельная опасность, о таких мелочах не стоит и думать.
   Был еще один вывод. Какая-то тревожная и вызывающая раздражение мысль вот-вот должна была всплыть в сознании, но Тау всякий раз решительно отметал ее. Как то, что тогда в саду заставило его остановиться и выронить шпагу - есть вещи, о которых разум просто отказывается думать.
  
   Тау не нашел ничего лучшего, чем порыться в вещах Ники. Что он хотел найти? Доказательства того, что Ника - Красная Чума? Записную книжку с номерами Айса или Фриста, чтобы поговорить... О чем? Зачем, он вообще куда-то спешит, и пытается что-то судорожно предпринять? С чего он взял, что у него нет времени?
   Поняв, что ему стоит остановиться и подумать, он сел на диван. И тут же нашел ответ, который искал. Он почувствовал что-то под брошенной на диван курткой. Это была фотография плохого качества. Похоже, она была сделана коммуникатором, да еще в совершенно неподходящем освещении. Вдобавок она была сплошь обклеена прозрачным скотчем. Тау представил, как Ника яростно разрывает ее в клочки, а потом аккуратно и бережно склеивает обратно. На фотографии был Фрист.
   Непрошеная мысль все-таки пробралась в сознание. Минуту или две Тау сидел неподвижно и смотрел в никуда. Потом он сполз с дивана на пол, на колени и, запрокинув голову вверх, глухо завыл.
   Потом скорчился, уткнулся лбом в ковер. Зарыдал.
   Хотелось биться головой о стену. Хотелось резать руки в кровь. Хотелось открыть окно и шагнуть с подоконника. Он полез в карман за "звездным сиянием". Но понял, что здесь нужно что-то потяжелее. Вроде бы где-то у Ники было...
   Он вдруг остановил себя и резко выпрямился. Он не может сейчас бежать. И неважно куда бежать - в истерику, в наркотические грезы или даже в смерть. В любом случае он потеряет что-то такое, на фоне чего потеря своей жизни покажется мелочью. От этой мысли, Тау даже улыбнулся сквозь слезы: у него есть - что-то, что важнее жизни. Кажется, кто-то когда-то назвал это счастьем...
   Однако все же пришлось прибегнуть к наркотикам. Совсем небольшая доза - чтобы обострить разум.
   И решение не заставило себя ждать. В нормальном состоянии он бы до такого не додумался. Решение красивое и изящное. Возможно, лучшее решение в его жизни. И наверняка - самое страшное.
   Тау вновь улыбнулся. Он попытался встать и почувствовал слабость в ногах. Желудок скрутило так, что Тау едва не вытошнило. Странно, он никогда не думал, что от страха такое может быть. Просто ему никогда раньше не было так страшно.
   Но Тау заставил себя опять улыбнуться и все-таки поднялся на ноги. Что толку бояться, если решение уже принято?
   ...Убрать на место книги в гостиной, протереть пол в тренировочном зале - вот и все дела. Ну, может еще стоит пройтись по неиспользуемым комнатам и смахнуть пыль, которая успела накопиться.
   Хозяин отбыл по каким-то своим делам и явится, как обычно, неизвестно когда. Так что готовить смысла нет. На все дела уйдет от силы сорок минут, а потом, похоже, ее ожидает несколько часов в обществе хорошей книги. Чем не рай?
   Если бы еще не мысль о том, что хозяин может однажды не вернуться...
   Мея тряхнула головой, отгоняя тревожные мысли. Надо было приниматься за работу.
   Однако все вышло не так, как она планировала. По пути она обнаружила, что в одной из комнат для гостей настежь распахнуто окно. Это был не просто непорядок - Мея не была бы Меей если бы допустила такое разгильдяйство. Вывод бы один - в дом кто-то забрался. Причем этот "кто-то" успешно преодолел высокую бетонную стену с колючей проволокой, остался незамечен сигнализацией и каким-то образом влез в окно на втором этаже.
   Еще Мея сообразила, что пробравшийся сейчас в этой комнате, иначе бы она заметила грязные следы в коридоре. Ей бы наверно стоило испугаться, но Мея не очень хорошо умела это делать.
   Она внимательно оглядела комнату, и в этот момент какая-то тень бросилась на нее из темного угла между стеной и шкафом. Мея проворно отскочила и вылетела в коридор. Она схватила швабру с мокрой тряпкой на конце и приготовилась защищаться.
   Грабитель спокойно и не торопясь вышел из-за двери. Он был в черном мешковатом комбинезоне. Лицо закрывали маска и капюшон. Он посмотрел на Мею и расхохотался. Точнее "расхохоталась". Голос был женским.
   -Вам стоит немедленно покинуть дом, - спокойно сказала Мея.
   Смех оборвался.
   -Отвали, я не к тебе, - ответила грабительница.
   -Вам следует уйти, - Мея продолжала гнуть свою линию..
   -Ладно, ты сама напросилась, - сказала грабительница и бросилась на Мею.
   Та встретила врага отработанным тычковым ударом и тут же ударила другим концом швабры. Грабительница увернулась от первого удара, от второго пригнулась, за тем сделала фляк назад и тем избежала третьего удара - по ногам.
   -Черт, - сказала она. - В этом доме даже крысы, наверное, владеют кон-фу...
   Она снова бросилась в атаку. Мея ткнула шваброй в ноги. Но противница в нужный момент прыгнула вперед и врезалась в Мею. Они, сцепившись, покатились по полу. Мея выронила швабру. Спустя полминуты борьбы, Мея обнаружила себя лежащей на грабительнице. Причем та обхватила ее - за шею рукой и ногами чуть выше талии. Мея поняла, что в таком положении ничего не может сделать грабительнице, а ее ноги сдавливают ребра Меи с такой силой, что вот-вот сломают. И вдобавок легкие едва могут набрать воздуха из-за этого двойного удушения.
   -Что ты лезешь, я не грабитель какой-нибудь, - сказала грабительница. - У меня дело к Фристу. Тебя оно не касается.
   -Его... все равно сейчас нет, - с трудом выдавила Мея, - вам следовало позвонить.
   Грабительница выругалась, разжала хватку и спихнула с себя Мею. Та села и попыталась отдышаться, поправила сползшую повязку, закрывающую пустую глазницу.
   Грабительница бодро вскочила на ноги, бросила "Было приятно познакомится" и исчезла в той комнате, из которой появилась. Судя по всему, она выпрыгнула через то же окно. На обратном пути она не скрывалась, и поэтому вскоре послышался бодрый вой сигнализации.
   Тау выбежал на поляну, взъерошенный, бледный и сосредоточенный. Воид отжимался, стоя на руках.
   -У тебя такое выражение лица, как будто ты решил жениться, - заметил он.
   -Воид, ты говорил, что я не из тех, кто сможет воскреснуть? - спросил Тау.
   Воид оттолкнулся руками от земли и встал на ноги.
   -Ну да, а что?
   -И ты говорил, что в этом есть какие-то преимущества. Этим я выгодно отличаюсь от всех.
   -Это как посмотреть. Если угодно, да. Во всем есть свои преимущества, - Воид пожал плечами. - А что ты такой серьезный?
   -Все, что нельзя вернуть, или восстановить - ценится дороже, - продолжил Тау.
   -Эй! Это моя любимая роль - с загадочным видом говорить непонятными намеками, - шутливо возмутился Воид. - К тому же, не путай реальное положение вещей с людским мнением о нем.
   -Кого волнует, это реальное положение вещей? - Тау вымучено усмехнулся. - Для нас важнее тот мир, который мы создаем сами, ведь так? И в этом мире то, что нельзя воссоздать ценится дороже. Любой обмен должен быть равноценен, и два никак не связанных события буду связанны просто из-за того, что их цена кажется людям сопоставимой? Ты так говорил?
   -Воистину, ты - мой достойный ученик, - Воид зааплодировал. - Во всяком случае, пока ты под грамотно подобранной дозой. Сдвиг точки сборки творит чудеса...
   -Воид, - совсем другим тоном спросил Тау. - А сейчас я смогу победить Фриста?
   -Разумеется, нет. Даже под хорошим стимулятором. Ты и сам должен был понять - это совершенно другой вид разумных существ, - помолчав, Воид добавил: - Разве что теперь, ты заставишь его относиться к тебе с долей серьезности.
   Тау кивнул, как будто совсем не опечаленный. Он задумчиво поглядел в сторону и проговорил:
   -Ну, вот и все, о чем я хотел поговорить. Разве что...
   -Да-а?
   -Я нашел выход. - просто сказал Тау и, повернувшись, пошел прочь.
   -Эй, погоди! - Воид окликнул его. Когда Тау обернулся, Воид кинул ему только что сорванное яблоко. Тау поймал его. Надкусил. Оно оказалось кислым, но сочным.
   -Не проще ли повеситься на вожжах в конюшне? - спросил Воид. Тау печально улыбнулся и зашагал дальше, на ходу жуя яблоко.
   В лифте он вызвал Ванессу. Она уже пришла в норму.
   -Привет, Несс. Ты не дашь мне номер Фриста? Он сейчас у тебя? Нет, не надо я лучше сам подъеду и поговорю... А Ники там нет? А Айса? Обоих нет? Что бы это значило... шучу. Дай, пожалуйста, номер Айса тогда... Ага. Спасибо.
   Тау выключил коммуникатор. За время полета ему еще надо будет надиктовать два послания. Он начал мысленно подбирать слова.
  
  
   С Фристом он столкнулся в дверях "Зеркальной паутины". Тот, похоже, собирался уходить.
   -Привет, Фрист! - жизнерадостно поприветствовал Тау. - Как жизнь?
   -Если судить по твоему лицу, гораздо лучше, чем у тебя, - ответил Фрист.
   -Да. Тебе можно позавидовать. Это точно, - согласился Тау. - Вот что, Фрист, я вызываю тебя на дуэль.
   -Я бы рекомендовал тебе сначала проспаться, - Фрист отмахнулся и сделал шаг вперед. Тау отскочил назад. Его ботинки погрузились в свежий снег, засыпавший площадку перед входом. Тау обнажил шпагу.
   -Зачем же все усложнять, Фрист? - Весело спросил Тау. - Зачем готовиться, назначать время и место?! Проще же здесь и сейчас! Твой фламберг и моя рапира.
   Фрист сделал еще шаг.
   -Я просто не дам тебе подойти к аэроциклу, - продолжил Тау, вставая в стойку. - Такой я коварный. Еще на моей стороне куча подлых трюков, уроки этого безумного гения Воида и лошадиная лоза стимуляторов в крови.
   -Это тебя Ника надоумила? - мрачно спросил Фрист.
   -Не поверишь, но это я сам.
   -Ты прав. Не верю.
   -А еще Воид что-то говорил про вожжи и конюшню. Ты случайно не знаешь, что такое вожжи?
   -Ты меня удивляешь, - Фрист усмехнулся и нехотя потянул меч из ножен. - Ты знаешь, что такое конюшня.
   -Если ты решил, что можешь драться со мной в полсилы, - произнес Тау, - то это твоя последняя ошибка.
   Левой рукой он вынул коммуникатор и отправил приготовленные сообщения. Затем он отшвырнул прибор в сторону.
   -En garde!
   Тау атаковал яростной и вместе с тем хорошо рассчитанной серией ударов. Другой бы наверняка попался в ловушку и попытался парировать обманную атаку. Но Фрист оказался слишком опытен и на удивление быстр. Он ушел встрону, волнообразное лезвие ударилось о прямое у самой гарды, высекая искры - и Тау едва не выпустил оружие.
   Он слишком раскрылся и едва успел кувырком откатиться и избежать следующего удара фламберга. Тау пришло в голову, что тренировки у Воида только что спасли ему жизнь. Он усмехнулся и снова атаковал. На этот раз он не стал уповать на отточенную серию, а для начала решил аккуратно разведать защиту противника...
  
   Ника, мрачная и задумчивая, летела прочь из Внешнего кольца, когда запел коммуникатор, извещая о том, что пришло голосовое сообщение.
   -Привет, Ника, - сказал голос Тау. - Надеюсь, ты не успела сделать никаких глупостей и слышишь это сообщение не на больничной койке или еще где похуже. Глупости - это по моей части. Не знаю как перейти к делу... В общем, я в курсе, что ты меня ненавидишь. Нет, какой там, ты меня хорошо если презираешь. Нет, я не в претензии. Я бы хотел возмутиться, прийти в ярость и пылать ненавистью. Но... я просто не могу.
   Ника набрала номер Тау. Его коммуникатор не отвечал. Ника выругалась и прибавила скорости.
   -Мне тут сказали, что все из-за непосильных испытаний или умирают или превращаются во что-то иное. А мне не хватает сил, чтобы переродиться, но и умирать слишком страшно. Так что я просто бегу. Бегу всю жизнь. Раз за разом выскальзываю из чьих-то челюстей. Они захлопываются и отхватывают часть меня. Но я опять говорю не о том...
  
   ... Фрист легко ушел от трех уколов подряд. Причем, на последнем Тау слишком растянулся в выпаде, так что когда Фрист, крутанувшись, все-таки избежал клинка шпаги, на голову Тау по диагонали опустился фламберг....
  
   -... Знаешь, ты неизмеримо сильнее и чище меня. Ты стоишь одна против мира, мир не в силах тебя сломить. По крайне мере - сломить сильнее, чем он это уже сделал. Я завидую тебе, хотя завидовать тут и нечему. Я знаю, что заставляет тебя раз за разом вставать и наносить врагу еще один удар. Что дает тебе силы. Это ненависть. Ведь ты ненавидишь весь мир, людей. Даже себя. Знаешь, ты права. Ненависть - это то, что заслуживают лучшие из людей. Остальные достойны лишь презрения.
  
   ...На это Тау и рассчитывал. Все-таки легкий клинок вкупе с ускоренной наркотиком реакцией позволяли ему во время реагировать на каждое движение Фриста. Тау поднырнул под фамберг - волнообразное лезвие вместо шеи рассекло только пряди черных волос. Левая рука с вытряхнутым из рукава стилетом рванулась вперед. Защититься от этого Фрист, с его тяжелым, ведомым инерцией клинком никак не успеет. Тау наслаждался этим растянувшимся мгновением - мгновением перед победным ударом...
   -... У меня для тебя подарок, Ника. То, чего ты хотела. Черт, тебе достаточно было просто просить. И не надо было придумывать всякие изощренные планы. А теперь я кое-что прошу взамен. Наверно, ты придумала действительно хороший способ покончить со всем, что тебе ненавистно. Но, извини, я против. И я надеюсь, мой подарок покажется тебе весомым аргументом...
  
   ... Фрист просто оттолкнул его плечом. Он сделал это так точно и во время, что Тау упал лицом в снег. Он перекатился и едва успел поймать падающий фламберг на перекрестие шпаги и стилета. Брызнули искры. Лезвие стилета переломилось. Тау, наполовину ослепший от попавшего в лицо снега и искр, резво откатился подальше, вскочил и ринулся в яростную атаку...
  
   -...Извини, я несу какую-то чушь. Просто я думаю, что смерть от меча того, к кому ты испытываешь что-то еще кроме ненависти - это не для тебя. Ты не из тех, кто умирает. Это по моей части...
  
   ...В колено, в лицо, потом на шаге упасть на левую ногу и уколоть из немыслимой для большинства фехтовальщиков позиции. Если бы противником был не Фрист, Тау не сомневался бы в успехе. Поистине, Воид - гений боевых искусств, если смог научить такому. Фрист с трудом парировал первые два удара, а на третьем внезапно с точностью повторил движение Тау, только пригнулся еще ниже.
   На долгую секунду они застыли, как будто не противники, а исполнители какого-то сложного обрядового танца, запечатленные талантливым скульптором. Со шпагой, распоровшей куртку на плече Фриста. С фламбергом, вонзившимся Тау в грудь.
  
   -....Ну, вот и казал. Я дарю эту смерть тебе, Ника. А взамен я прошу только одно - перестань ненавидеть хотя бы себя. Извини, я знаю, что прошу слишком много. Но пожалуйста, попытайся найти в себе что-то еще, кроме ненависти. Или просто прожить немного подольше. Если кто-то этого и заслуживает, то это ты.
  
   Тау пошатнулся и выронил шпагу. Фрист подхватил его, не дал упасть.
   -Прости, - прошептал Тау. - Ты то здесь не причем... И пожалуйста, прости ее тоже. Никто не виноват, что она...
   Он произнес что-то еще, но так тихо, что Фрист не услышал. Тау замер и больше не шевелился. Фрист осторожно опустил его на снег и закрыл ему глаза.
   Высоко над ними зависла машина Ники. Ника смотрела на экран нижнего обзора.
   -Тау, придурок, - произнесла она. - Никогда не указывай мне, что делать.
   По ее щекам текли слезы.
  
  

Часть третья

Les enfants terribles

  
  
  

Глава первая

Неожиданные встречи

Sometimes hate is not enough
To turn this all to ashes.
Together as one
Against all others
Break all of their wings to
Make sure it crashes
.

We're running to the
Edge of the world
Running, running away
...

Marilyn Manson

  
   Офелия терпеть не могла больницы. Не важно, грязная и ли это больница во Внешнем кольце, где часть пациентов лежит в прямо коридоре из-за постоянной нехватки мест, а само здание находится в состоянии вечного ремонта, то тому, что давно отжило свое, но сносить тоже нельзя, так как на новое денег нет и не предвидится. Или госпиталь в Центре, вроде того, по коридорам которого шла Офелия, где каждый метр сияет стерильной белизной, а любой человек в белом халате, в кого пальцем ни ткни - признанное светило в своей области медицины. В любом случае, больница - это место, где люди болеют, страдают и умирают.
   Запах лекарств будил самые неприятные воспоминания детства. Например, как ей пытались вылечить правый глаз, который почему-то никак не хотел научиться фокусироваться. Лечение так и не удалось. Теперь Офелия прячет под зачесанной на правый глаз прядью черную повязку. Только в место черного круга, повязка удерживала миниатюрный прибор, который позволял ее правому глазу более-менее нормально видеть. А за одно, у прибора было много дополнительных полезных функций. Например, он мог работать в ближнем инфракрасном спектре. Превращать недостатки в преимущества - славная семейная традиция.
   Кстати о семье. Офелия в очередной раз нервно закусила губу и даже сбавила шаг. Она уже вся извелась, гадая, зачем брат назначил встречу в таком месте. Нет, она, разумеется, очень рада возможности его снова увидеть. Но все же... Все же он очень изменился за годы, что она его не видела.
   Офелия резко остановилась, так что шедшая за ней медсестра едва не врезалась в нее. Офелия отошла к стене, чтобы не стоять на пути у идущих по своим делам врачей и пациентов, и еще сильнее впилась зубами в нижнюю губу. Проклятье! Такого мандража не было, даже когда она дралась одна против троих телохранителей Старого Тома, когда делили фонд...
   Чего она боится? Того, что братец изменился до не узнаваемости или наоборот - того, что он все же вернется и все будет как прежде? Ведь тосковать по утраченному времени - это не совсем то, что в него вернуться.
   Офелия сделала глубокий вдох и решительно зашагала дальше - так, что полы плаща приподымались, а идущие навстречу люди шарахались в строну, спеша уступить дорогу.
   Брат ждал в коридоре, прислонившись к стене напротив какой-то палаты. У этой палаты секция стены рядом с дверью была стеклянной, и он равнодушно смотрел сквозь стекло на человека, лежащего на койке без движения.
   -Привет, - сказала Офелия. - Как ты там теперь называешься, Фрист? Что за дурацкая кличка! Я бы так даже собаку не назвала.
   -При всех ее недостатках, она мне нравится больше, нежели то имя, которым меня наградили при рождении, - равнодушно ответил Фрист. Он был как будто даже и не рад ее видеть.
   Они были похожи друг на друга. Оба высокие, и тонкокостные, и какие-то нескладные. Так что неискушенному наблюдателю оба показались бы неловкими и не слишком сильными. Оба, как будто сговорившись, выбрали в качестве верхней одежды длинные плащи, а в качестве прически - конские хвосты. Только Офелия была блондинкой, а Фрист то ли успел поседеть, то ли обесцветил волосы и выкрасил две пряди в синий цвет, поддавшись вульгарной дуэлянтской моде.
   Правый глаз у Фриста того же цвета, что и у Офелии - зеленого. А левый - голубой. Странности с глазами - еще одна семейная традиция.
   -Почему ты позвал меня сюда? - спросила Офелия.
   -Хочу кое-что показать, - Фрист кивком указал на лежащего за стеклом пациента. Офелия посмотрела на него и обратила внимание на окружающие того приборы, среди которых узнала осциллограф и аппарат для искусственного дыхания.
   -Он в коме? - спросила она.
   -Да, уже не первый год. Невероятно, что этот человек выжил.
   -Что с ним произошло?
   -Сначала проткнули грудь навылет. Клинок достал сердце. Затем облили чем-то горючим и подожгли.
   Офелия замерла, забыв дышать, и расширившимися глазами посмотрела на брата. Потом перевела взгляд на пациента в коме. Снова посмотрела на брата, потом опять на пациента. За тем она медленно и неуверенно подошла к стеклу и осторожно положила на него руки. Из груди вырвался неуверенный смешок. Еще один. Наконец, как будто набравшись смелости, она залилась довольным истеричным смехом. Фрист с мрачным лицом смотрел на сестру. Отсмеявшись, она обернулась к нему и спросила, все еще улыбаясь:
   -И давно ты заешь?
   -Уже некоторое время.
   -Ну что же, так, наверно, даже лучше. Наш братец все-таки не подох, хотя, видит Бог, я очень старалась. Но в виде овоща он ни чуть не хуже мертвого. Его феноменальная выносливость и живучесть сыграла с ним злую шутку.
   -Ты его никогда не любила, - спокойно сказал Фрист.
   -А за что его любить?! - Офелия криво улыбнулась. - Он был чудовищем. Мать его лелеяла и не замечала, что он собой представляет. Однажды он бы поубивал нас всех.
   -Знаешь, у меня сложилось впечатление, что такой исход бы ее устроил, - равнодушно заметил брат.
   -Вот именно! - Офелия раскраснелась от ярости. - И этого я ему простить не могла. Мне дико повезло, что вы удрали из дому, а потом разошлись. Ты не представляешь, сколько я в то время тренировалась! У тренеров глаза на лоб лезли. У меня руки были постоянно стерты в кровь о рукоять - все старые мозоли стерлись, а новые не успевали образовываться. И все ради того, чтобы догнать, нашего великолепного младшего братика! Самое смешное - мне это удалось! Хотя мать говорила, что это в принципе невозможно. Ха! А ведь я наверно, теперь самый сильный фехтовальщик в Маклуте. А может даже самый сильный за всю его историю.
   -Надо будет как-нибудь помериться силами, - задумчиво сказал Фрист после некоторого молчания.
   -Теперь тебе меня не одолеть.
   -Ну-ну, - Фрист покачал головой. - Ты ведь все еще полагаешься на Дестрезу?
   -Да. И лучше ее человек еще ничего не придумал.
   -А я вот успел поучиться самым разным стилям, - продолжил Фрист. - Будет любопытно сравнить.
  
  
   Фрист возвращался домой. Миновал Внутреннее кольцо, и количество света внизу пошло на убыль. Если Внутренне кольцо - это хорошо освещенные улицы, где клочки темноты жмутся по углам и шарахаются от автомобильных фар, то Внешнее - море тьмы, в котором то там, то здесь встречаются островки света. Зато звезды над Вешним кольцом горят ярче.
   Звездное небо над головой. У кого-то помимо него еще есть нравственный закон внутри. Фрист усмехнулся, вспомнив цитату. Кто-то и в темнице свободен, потому, что свобода это то, что у него внутри. А кто-то и на воле как в тюрьме, потому, что внутри есть какой-то ограничивающий закон. Если заняться глупым и неблагодарным трудом и подрядиться делить людей на две категории, то лучше критерия и не сыскать. Люди, у которых есть внутри нравственный закон и люди, у которых его нет. Точнее, к людям стоит причислять только первую категорию. Лично себя Фрист относил ко второй. И это его нисколько не беспокоило.
   От раздумий его отвлек замелькавший сигнал высотомера. Он поднялся слишком высоко. Точнее "потолок", за которым плотность воздуха стремительно падала, опустился слишком низко. В "родном" Седьмом секторе приходится едва ли не ездить по крышам.
   Фрист снизился и заметил три аэроцикла, летящих перпендикулярно его курсу. Он увеличил скорость и заложил вираж, чтобы разминуться, но те, увидев Фриста, направились прямо к нему. Фрист сбросил скорость и позволил нагнать себя.
   Подлетевший аэроцикл был явно дорогим и совсем новым, и на его "прокачку", по прикидкам Фриста ушло денег примерно столько же, сколько на сам аппарат. За спиной водителя сидела какая-то девица. Водитель снял шлем и Фрист узнал Эрика Хауту, сына главы одного из контролирующих сектор кланов. Эрик жестами и криком предложил Фристу спуститься вниз и поговорить. Фрист пожал плечами и кивнул.
   Он посадил аэроцикл на ближайшую крышу. Вылез из седла и прошелся туда-сюда, разминая ноги. Разговор явно ожидался непростой.
   Три аэроцикла сели рядом один за другим. Фрист заметил, что все три - новые, дорогие модели известных марок. В отличие от аппарата Фриста, который собрали из деталей двух разбившихся аэромобилей, одного аэроцикла и еще бог знает чего. В итоге, получился мощная, шустрая и неприхотливая машина. Хотя Воид непонятно шутил, что надо было покрасить не в синий цвет, а в красный - тогда бы этот агрегат летал еще быстрее.
   Всего Фрист насчитал четверых парней и одну девушку. Глядя на них, Фристу показалось, что он включил телевизор и попал на музыкальный канал - настолько от них разило модой и показной роскошью.
   -Плохие дела творятся, Крысолов, - объявил Эрик, соскочив с седла. - Ты слышал? Томмотского ублюдка зарезали.
   -Я в курсе, - равнодушно ответил Фрист.
   -А ты знаешь, люди говорят, это твоя работа, - с ухмылкой продолжил Эрик.
   -Люди любят поговорить, - заметил Фрист, - особенно о том, чего не знают. Но, позволь узнать, какое тебе или мне дело до этого?
   -Крысолов, дело серьезное, - проговорил Эрик, - Томмот этого так не оставит. Поговаривают - опять пахнет войной.
   -Что же, соболезную. Или поздравляю, - Фрист пожал плечами. - Мне лично нет никакого дело до ваших воин.
   -Не-ет! - протянул Эрик и погрозил пальцем. - Может, это ты того парня порешил, чтобы воину устроить.
   -Не могу не заметить, идея здравая, - согласился Фрист. - Если бы я захотел подмять под себя весь сектор, так бы я и поступил. Однако такого рода деяния меня совершенно не интересуют. По этой причине у меня много свободного времени. И я могу позволить себе говорить с тобой на отвлеченные темы, вместо того чтобы носится по всему городу и собирать армию для предстоящей воины. Как поступил бы любой начинающий завоеватель.
   Эрик в задумчивости подергал себя за серьгу в левом ухе, бросил на Фриста мрачный взгляд, почесал небритый подбородок и, наконец, сказал:
   -Может, ты говоришь правду, а может и нет. Но решение у меня по любому одно.
   Он сделал шаг назад и вынул из ножен палаш с щегольски отделанным фесом. Фрист краем глаза заметил, что в руках у двух приятелей Эрика появились в руках арбалеты, уже взведенные.
   -Убить меня? - Фрист оскалился. - И тогда, если я во всем виноват, то все волнения прекратятся. А если нет, то, по крайней мере, будет меньше круг подозреваемых. Решение логичное... но глупое. Осмелюсь осведомиться, известны ли вам, господа, мои рекомендации?
   -Чего?... А! Я знаю, что ты самый первый по части резанья глоток, можешь не скалиться и не строить крутого. А еще я знаю, что один человек никогда не победит в драке с четырьмя нормальными бойцами. Особенно, если у них арбалеты.
   -Вот как? - Фрист изобразил гримасу удивления на лице, - В таком случае, хорошо, что я этого не знаю...
   С этими словами он схватился за меч. В ту же секунду раздались щечки арбалетов. Фрист упал.
   На какую-то долю секунды, Эрик бы счастлив от того, что все прошло так гладко. Потом он увидел, что Фрист перекатывается и вскакивает, и сообразил, что Крысолов упал за полсекунды до того, как выстрелили арбалеты.
   Фрист черным смерчем взмыл вверх, крутанулся в воздухе и опустился перед Эриком, обрушивая ему на голову свой фламберг. Эрик по наитию переложил левую руку на обух клинка прежде чем подставить палаш под удар, и это его спасло. От удара брызнули искры. Эрик едва удержал оружие и не устоял на ногах. Однако то было лучше, чем позволить волнообразному клинку расколоть себе череп.
   К счастью для Эрика, один из его друзей уже подскочил к Фристу на расстояние удара и тому пришлось отвлечься. Бой вышел коротким и сумбурным. Слышался звон и ругань. Фрист размазанной тенью метался в свете фар аэроциклов, каким-то образом успевая сразу везде.
   Эрик тоже не позволил себе стоять в стороне, и, прогнав мысль о том, что следующий такой удар он может и не отбить, рыча, бросился в атаку.
   Фрист играючи, просто за счет большей дины клинка, пресек его нападение и заставил отскочить и разорвать дистанцию. Эрик огляделся и вдруг обнаружил, что остался в одиночестве. Еще была Жанна, стоявшая поодаль и смотревшая на бой расширившимися от ужаса газами.
   -Значит, один человек не справится с четырьмя бойцами? - Фрист хищно оскалился. Эрик отметил, что его противник даже дыхания не сбил. Фрист застыл в небрежной стойке. Ноги почти прямые, стоят совсем нешироко, рука с мечом выпрямлена, так, что острее смотрит Эрику в грудь. Кажется, Эрик видел что-то похожее, не вживую, а на каких-то старых картинках...
   -Ты не человек, - мрачно произнес Эрик.
   Фрист рассмеялся.
   -У меня нет желания ссориться с твоей семьей, - сказал он. - Я готов признать все сучившиеся печальным недоразумением, если ты сделаешь тоже самое.
   -Ага... недоразумением... - Эрик скосил глаза на тело Джейка. Шумный и глуповатый, охочий до баб и выпивки. Слишком глупый, чтобы замышлять что-то против друга и покровителя. А вон поодаль лежит Эдди. Большой хитрец и выдумщик. Себе на уме. Эрик всегда подозревал, что Эдди рассматривает дружбу с ним как доступ к легким деньгам и красивой жизни и готов "кинуть" покровителя если что-то пойдет не так. Но только минуту назад именно Эдди первый бросился на Фриста, спасая тем Эрика от смерти. А сейчас Эдди лежит с распоротым брюхом и его, Эдди, кровь омывает подошвы ботинок Эрика...
   -Их жизни мне тоже считать недоразумением? - прошептал Эрик. Эрик бы хорошим фехтовальщиком, он зал себе цену и неплохо определял цену другим. А еще у Эрика была странная, ему самому непонятная и глупая штука под названием "честь". И эта штука почему-то вопреки всякой логике твердила, что соглашаться на мир сейчас уже никак нельзя. И ей вторило врожденное фамильное упрямство Хаута. Вкупе с опытом фехтовальщика, напоминавшим о том, что иногда ошибаются даже самые великие мастера, так почему бы Фристу не ошибиться сейчас?
   Впрочем, немного раньше тот же опыт говорил, что от четырех бойцов не отбиться никому и никогда.
  
   Жанна бежала. Она каким-то чудом сумела не свалиться с лестницы на крышу, а потом бежала вниз на первый этаж, не разбирая дороги. Пару раз, ей кто-то попался на пути, но она обратила на них внимания не больше, чем на пошлые надписи на стенах. Если бы она немного подумала, то поняла, что бежать нет никакого смысла, потому, что ее никто не преследует. Но она была слишком испугана, чтобы думать.
   Жанна выскочила на безлюдную улицу и побежала в ту сторону, где было светлее. Она пересекла лужу фонарного света и внезапно со всего маху налетела на что-то в густой темноте. Точнее кого-то. Жана отела назад, под свет фонаря.
   -Тише, зашибешь же! - сказали из темноты. - Что же такое за тобой гонится, что ты так несешься?
   Теперь, остановившись, Жанна поняла, что больше не может бежать. Она задыхалась, а ноги подкашивались.
   -Там... Этот монстр... - выдавила она. И поняла, что сейчас заплачет. - Кры... крысолов... Убил...
   -Ну понятое дело. Что ему еще делать-то? - резонно заметили из темноты. - А кого?
   -Эрика! Эрика Хауту-у! - Жанна завыла и разрыдалась. - Эрик первый напал, он думал, что победит...
   И темноты раздался смешок.
   -Так чего же ты стоишь и сопли пускаешь, девонька. Звони, живо! - посоветовали из темноты, после короткой паузы. - У тебя коммуникатор есть? Звони кому-нибудь из Хаута. Уж они-то с Фристом разберутся и тебя защитят!
   Жанна, кивнула, проглотила слезы и достала коммуникатор.
   -Это я, Жанна. Ну, вы знаете, я с Эриком... - сказала она в коммуникатор. - Эрика убили! Тот Крысолов! Как его... Фрист. Он всех убил! Я убежала!
   В тот момент фигура в темноте шагнула на свет. Последнее, что увидела Жанна, был слепящий блеск клинка.
  
  
   Последнее время Ника много бегала по крышам. Четвертый сектор Внутреннего кольца в этом отношении просто подарок - дома совершенно разных типов и во многих местах подходят друг к другу достаточно близко, чтобы перепрыгнуть с одной крыши на другую. Между некоторыми тянутся кабели, достаточно прочные, чтобы выдержать ее вес.
   Ника в последнее время очень много тренировалась. Только этим и занималась. Можно было бы сказать, что она готовится к бою с сильным противником, но это было бы ложью. Ника никогда не умела лгать самой себе. Айс больше не хотел с ней сразиться. Он так написал в электроном письме, к которому приложил запись голосового сообщения, полученного им от Тау...
   Ника подбежала к краю крыши и прыгнула. Между домами было больше трех метров. И соседний дом был на этаж ниже. Ника упала, перекатилась и побежала дальше, на ходу возвращая на место выпавший наушник. Просто когда бежишь вот так, с музыкой в ушах и не зная толком, что впереди, мозг слишком занят, чтобы думать о чем-то кроме текущего момента.
   Ника бежала мимо рекламного стенда. Рядом с ней по стенду бежала ее тень. Ника не сразу обратила внимание, что стенд кончился, а тень все еще бежит рядом, хотя ей полагается стелиться у Ники под ногами. Ника прибавила скорости, перепрыгнула какую-то подвернувшуюся под ноги антенну. Тень отстала, но только на секунду. Ника повернула голову и посмотрела на тень. Тень, как ей и положено, была под ногами, а та, что бежала рядом, была не тенью, а старательно изображавшим ее Черным Бродягой.
   От удивления, Ника едва не пропустила край крыши. Она оттолкнулась ногами в последний момент, пролетела по воздуху больше трех метров и повисла на какой-то выступающей из стены трубе. Она посмотрела на Бродягу. Кроме этой трубы, хвататься больше было не за что, и если он не совсем дурак, то прыгать не стал. Бродяга, меж тем, висел выше на пол этажа, уцепившись за край крыши. Ника, оценив длину прыжка, восхищенно присвистнула.
   Спустя тридцать секунд, когда Ника поднялась на крышу, Бродяга уже сидел на грязном бетоне с таким видом, как будто успел соскучиться.
   Ника хмыкнула и побежала дальше. Бродяга тут же ее догнал и побежал рядом в одном с ней темпе. Ника выключила музыку и крикнула:
   -Какого черта тебе надо?!
   -Хочу узнать, от чего ты убегаешь.
   -Не твое дело!
   -Может быть ты не в курсе, но есть две вещи, от которых нельзя убежать, - сообщил Черный Бродяга, - от смерти и от себя.
   Ника не слушала. Она свернула и побежала по узкой полоске между длинным щитом, рекламирующим модные ботинки со светодиодами, и краем крыши. Впереди крыша кончалась, а щит продолжался.
   -Раньше ты была как хороший меч. Гибкая, крепкая и ничего лишнего, - нудел за спиной Бродяга.
   Крыша кончилась. Ничего впереди было не разобрать из-за слепящей рекламной подсветки. Ника сделала шаг по щиту. Один, другой... Прежде, чем сила тяжести победила инерцию, Ника успела пробежать по щиту три шага и оттолкнуться.
   Все вышло как нельзя более удачно. Она перелетела через улицу и попала на строительные леса, облепившие фасад здания напротив. Ника прокатилась кувырком по доскам, вскочила и побежала дальше, по лесам наверх.
   -А сейчас в тебе появилась какая-то неуверенность и отчаянная ярость. Ты как будто покрылась ржавчиной, - Черный Бродяга и не думал отставать. Он все также бежал следом и вещал, как будто у него было две пары легких. - Ну да, ты права. От смерти и от себя нельзя убежать, но можно просто бежать. Бежать не останавливаясь, покуда хватает сил...
   Ну, вот и крыша. Ника увеличила скорость и стала искать глазами хорошее место, чтобы задать трепку этому бегуну-психотерапевту.
   -...в конце концов, все так живут, - услышала она окончание фразы.
   Ника вдруг споткнулась. То ли какой-то кабель попал под ногу, то ли еще что. Она привычно превратила падение в кувырок, но в этот раз вышло немного не так, как должно быть. Все иногда совершают ошибки, даже величайшие мастера. Ника покатилась не совсем прямо и вылетела за край крыши. В последний момент, уже падая, она сумела уцепиться за край одной рукой.
   Как всегда при резкой остановке, во всем теле появилась слабость, а легкие попытались вывернуться на изнанку. Ника глянула вниз. По тротуарам шли люди. Многие возвращались с работы. Несколько компаний просто гуляло. До нее доносился смех, музыка и шум моторов. Никто снизу не видел ее, и не удивительно - высота семь этажей, да и висела она в самом плохо освещенном месте.
   Ника вполне могла забросить вверх вторую руку, а там, при ее растяжке, можно и ногу, и выбраться обратно на крышу. Но она не хотела этого.
   -По большому счету, не все ли равно? - прошептала она. Да, хотелось бы избавить этот мир еще от парочки - другой двуногих животных. И подыхать все-таки куда приятнее от меча. Но... дохлый красавчик Тау сломал и унизил ее так, как никогда не смог бы сделать галантный монстр с глазами разного цвета или шустрый синеволосый ходячий мертвец. Или даже она сама. Теперь, когда она бежит от себя точно так же, как это делают те, внизу, ей остается сделать только одно.
   Это стало очевидно, едва она перестала бежать от себя. Ника смотрела вниз, на людей под ногами.
   -А все-таки еще есть одна вещь, которая нас отличает, - прошептала она. По ее лицу текли слезы, но она улыбалась. - Вы никогда не сможете вот так...
   Она разжала пальцы. И ее уже не держало ничего кроме силы тяжести.
   Через мгновенье на ее запястье стальными тисками сомкнулись чьи-то тонкие пальцы. Ника посмотрела вверх. Ее держал Тау. Он улыбался.
   "Разве я отдал тебе жизнь не для того, чтобы ты стала ценить свою?"
   -Гаденышь, - Ника всхлипнула, - ты даже это у меня забрал...
   -С кем это ты разговариваешь? - спросил Ночной Бродяга и одним могучим рывком вытащил ее на крышу.
   Ника упала, где стояла, обхватила руками колени и заплакала. Ночной Бродяга чинно сел на колени спиной к ней, и всем своим видом показывал, что его здесь нет.
   Через какое-то время Ника подползла к Бродяге и села, прислонившись спиной к его спине.
   -Эй, Бродяга, - тихо спросила она. - А зачем ты все это, а?
   -Зачем, что?
   -Зачем ты говорил мне все это? Зачем вытащил меня оттуда?
   Бродяга не отвечал долго. Так долго, что Ника едва не решила, что он не расслышал ее вопроса.
   -Просто мне показалось, что тебе нужна помощь, - сказал он.
   Ника подумала, что ей следовало бы дико разозлиться, но то ли сил на это не было, то ли еще что... В место этого, она спросила:
   -И ты ничего не хочешь от меня?
   -Я хочу, чтобы ты больше не висела над пропастью.
   Ника некоторое время молчала, думала, смотрела на звезды.
   -Эй, Бродяга, - окликнула она и улыбнулась. - Спасибо... друг.
   -"Друг"? С чего бы это?
   -Просто я подумала, что у если у меня и могут быть друзья, то только такие как ты.
   -Я - очень плохой и опасный друг, - честно предупредил Бродяга.
   -Не хуже чем я, - уверено заявила Ника.
   Черный Бродяга задумался. У него тоже никогда не было друзей.
  
  
  
   Гостиница была так себе, но Айс видал и похуже. Портье не стал отпираться и ответил на все вопросы. Айс быстро нашел нужный номер - последняя дверь в пустом, темном и пыльном коридоре. Для начала, он постучал. Но никто ему не ответили, хотя из-за двери раздавались голоса и музыка. Тогда Айс от души пнул дверь, и она с треском распахнулась настежь. Посыпались куски разломанного косяка.
   Внутри было накурено. Четверо сидели вокруг стола с картами. По всей комнате ваялись пустые пивные банки, бутылки и много другого хлама. Айс последовательно посмотрел в лицо каждому из четверых и в одном узнал того, кто был ему нужен.
   -Ты - Альфред Рёфу? - спросил он полного, но подвижного парня в очках.
   -Ты, верно, хитокири, - понял Альфред и расплылся в улыбке. - Должен тебя предупредить, что, во-первых, ты уже не первый, кто является по мою душу. А во-вторых, ты уже настолько не первый, что твоя гильдия недавно отменила все заказы на мою голову. Ты, верно, еще не в курсе.
   Айс усмехнулся и положил руку на рукоять меча.
   -Мне все равно. То, что за голову не заплатят, еще не повод ее не сносить.
   -Ну как пожелаешь...
   Все четверо вскочили, выхватывая мечи.
   Айс опережающим ударом "из ножен" срубил одного. Увернулся от удара и полоснул второго, отклонил клинок третьего и перечеркнул ему горло. Первое тело еще не успело упасть, а Айс уже рубился с Альфредом.
   Он оказался не таким уж сильным противником. После короткого обмена ударами, меч Альфреда отлетел в сторону. Альфред упал на колени, показал Айсу пустые ладони.
   -Хорошо! Я сдаюсь! Тебе нет смысла меня убивать!
   -Да ну?
   -Слушай, у меня много денег! - затараторил Альфред, - У меня хорошие связи, я сделаю тебе все что угодно. Только скажи, чего ты хочешь...
   -Чего я хочу? - презрительно повторил Айс и вогнал катану Альреду в живот. - Я хочу найти гору, достаточно крутую для того чтобы, наконец, сломать себе шею.
   Айс выдернул клинок и снес жертве голову. Только после этого он заметил человека в дверях. Незнакомец стоял, прислонившись к дверному косяку. Он был в длинном черном плаще, из-под полы которого выглядывал сложный эфес меча. Красные волосы обрамляли красивое лицо с тонкими чертами. Айс понял, что не может по лицу и фигуре определить мужчина пред ним или женщина.
   -А ты кто еще? - спросил Айс.
   -Меня зовут Шики, - определить пол по голосу тоже было невозможно. - Ты выслеживал этих головорезов, а я - тебя.
   -Зачем?
   -Чтобы отмстить за смерть Елены. Помнишь такую?
   -Да, - ответил Айс. - Что же, я к твоим услугам.
   -Я передумал. У меня больше нет желания мстить тебе, - в голосе Шики было только равнодушие.
   -Почему? - тупо спросил Айс, глядя как несостоявшийся противник разворачивается и уходит.
   -У меня нет столько мстительности, чтобы мстить ходячему мертвецу.
   -Не боишься поворачиваться ко мне спиной?
   -Ты не ударишь в спину. Тебе это не интересно.
  
  
   К тому моменту, когда с ним связался Фрист, глава семьи Хаута, Торвард Хаута, уже знал о смерти сына. Никакого разговора не вышло, Торвард наградил Фриста многочисленными эпитетами и отключился. Значения половины слов Фрист не знал и потому не обиделся. Потом зашел Шен и сообщил, что по всем кабакам сектора обсуждают, как именно Фрист убил людей из Томмот и Хаута и кто будет следующим. По логике выходило, что кто-то из Акечи. Разумеется, никто ничего не видел, и доказательств, что во всем виноват Фрист, никаких нет, но все говорят...
   Фрист подумал и решил первым делом немедленно отправить Мею в отпуск, в какой-нибудь другой сектор. Ну а пока Мея собирала свои немногочисленные вещи, Фрист отправился тренировочный зал помахать мечом. Ему в голову пришла идея одного хитрого приема. Как обычно, не вовремя.
   Фрист кружил по залу, ноги топтали начерченный на полу рисунок. Круг, вписанный в квадрат и расчерченный двадцатью двумя прямыми линиями. Больше всего рисунок на полу напоминал сложную магическую фигуру. Какая-то магия в этом действительно была - когда-то очень давно, фехтовальщики знающие секрет магической фигуры считались очень опасными противниками.
   Это своего рода фамильная реликвия. Очень древняя и, несомненно, ценная. Не украшение, не легендарное оружие, а знание. Подчас, судьба ведет себя причудливо. О многом из периода, непосредственно перед Катастрофой не сохранилось даже смутных легенд. И в то же время некоторые вроде бы полностью исчезнувшие знания из тех, которые за ненадобностью забыли чуть ли ни за тысячу лет до основания Последнего Города, пережили Катастрофу и живы спустя тысячу с лишним лет после нее.
   Дестреза, "Истинное искусство" - одно из таких. Старая и сложная система фехтования сумела пережить даже страну, в которой была создана. Разумеется, многое было утеряно и открыто заново. Разумеется, пришлось адаптировать систему под реалии Маклута. Но принципы остались неизменными. Равно как и то, что понявший и принявший "Истинное искусство" становился на порядок опаснее среднего выпускника обычной школы фехтования.
   "Истинное искусство" рассматривало поединок как математическую задачу. Познавший эту науку, может манипулировать противником и за счет искусных маневров поставить его в неудобное для защиты положение. Одним из следствий такого мастерства было то, что исход поединка часто становился ясен задолго до финального удара.
   "Выиграть угол или профиль"? - Думал Фрист, пригибаясь к полу в длинном выпаде. - Что бы на это сказал... ну, скажем Ходзё Дзинсукэ? Он жил в тоже время, только на другом краю мира, и основал совсем другой стиль".
   У Фриста было свое мнение на этот счет. Фехтование - это не состязание в силе и скорости и не противостояние интеллектов, и даже не сочетание всего вышеперечисленного. Это искусство. Искусство убивать. Хорошо поставленный, точный и выверенный удар красив. Равно как и стойка, равно как и меч с хорошим балансом и ухватистой рукоятью. Боец в стремительной атаке красив не менее чем хороший танцор в своем танце.
   Красота убийства - единственная красота, какую умел создавать Фрист. И в этом искусстве он поднялся очень высоко. Он сменил короткий и быстрый шаг "Истинного искусства" на низкие стойки и сложные переходы японских школ. "Низкие стойки и скрещивание ног замедляют движение? Ха! Вы просто не умеете ходить". Его стиль вобрал в себя многое от разных школ Востока и Запада и не был похож ни на одну из них. "Укол шпаги быстрее удара мечом? Обычно это так. Но почему-то многие забывают, что бить надо не быстрее, бить надо во время".
   Вошла Мея и Фрист отвлекся от своих мыслей.
   -Да, Мея. Ты уже собралась?
   -У нас гости. Они садятся прямо в нашем саду, - как всегда равнодушно сообщила она.
   -Не ожидал, что события будут развиваться так быстро, - Фрист мрачно усмехнулся. - Сколько их?
   -Я видела два аэромобиля и фургон.
   В это момент завыла сигнализация.
   -Поднимись в арсенал и выбери себе, что по вкусу. Не высовывайся, пока все не закончится.
   Мея, как обычно безо всяких эмоций, слегка поклонилась и вышла.
   Фрист набросил на плечи куртку, проверил, на месте ли его арсенал ножей, посмотрел, как работают выкидные лезвия. Затем он направился в прихожую. Он распахнул дверь и на секунду замер на крыльце.
   Одна машина, изящный серебристый аэромобиль, села прямо в саду. При посадке она задела цветы на клумбе и повредила кусты. Еще был закрытый колесный фургон, и для него прилетевшие на аэромобиле распахнули ворота.
   Их было человек двадцать. Они стояли полукругом на расстоянии от крыльца, так чтобы дать простор арбалетам.
   -Господа, вы поступили более чем невежливо... - с ухмылкой сообщил Фрист.
   И сразу же отскочил в сторону, чтобы разминуться с арбалетными болтами. Еще один болт он отбил в прыжке, другой чиркнул его по левому плечу, распорол куртку, но Фрист этого не заметил. Он упал и перекатился, так чтобы оказаться на расстоянии удара от ближайшего противника. Фрист, вставая, полоснул его клинком по лицу, сметя подставленный для защиты меч и тут же, крутанувшись в сложном переходе, снес голову другому. Он заметил, что не успевает защититься от третьего противника и упал на колено, сбивая атакующего врага с ног подсечкой, и тут же заколол его, поднимаясь и уходя от удара еще одного врага.
   "В этом есть своя красота и гармония", - думал Фрист, перехватывая и заламывая руку очередного противника. Он на секунду воспользовался им как живым щитом, а потом толкнул на клинки товарищей.
   "Я живу, пока чувствую ее, эту гармонию. Пока не даю воли страху и обыденному сознанию. Пока творю", - он одним прыжком перелетел три метра, по пути полоснув кого-то по лицу, и по приземлении раскроил череп арбалетчику, заряжавшему свое оружие.
   "Другим нужен алкоголь и наркотики, чтобы подстегнуть вдохновение. Я же пью кровь и расширяю сознание адреналином", - волнообразное лезвие описало широкую дугу, одним движением отрубив одному руку и наискось раскроив грудь другому. Тут же Фрист схватил за плечо и дернул на себя очередного противника, чтобы загородиться им от топора его товарища.
   "Я чувствую их всех..." - Фрист завел меч за спину и парировал удар подобравшегося сзади. Это движение он также использовал для замаха, чтобы одним ударом смести защиту и убить еще олного боевика Хаута. - "Чувствую как страх передается от умирающих к тем, кто рядом с ними, а от них дальше. Я чувствую их как одно многоголовое и многоликое существо, путающееся в собственных конечностях. И мы танцуем с ним танец под музыку криков боли и шипящей крови..."
   Финальным аккордом фламберг прочертил полукруг снизу вверх, рассекая последнего противника от паха до подбородка, и застыл, указывая острием на звездное небо. Фрист стоял посреди искалеченного сада. Вокруг валялись тела. Кое-кто был еще жив. Некоторые стонали, другие исступленно шептали ругательства. Один сидел на коленях и пытался засунуть обратно выпавшие наружу кишки.
   Фрист, весь залитый чужой кровью, прошел мимо него и походя добил, снеся голову. Он чувствовал усталость и опустошение. Он осторожно наклонился над клумбой и поднял сломанную розу, лежащую в луже крови. Фрист вдохнул аромат цветка. В сочетании с запахом крови, он показаться каким-то невероятно красивым.
   Впрочем, Фрист быстро сообразил, что слишком рано расслабился. Мея говорила о двух аэромобилях, а здесь был только один. Еще Фрист вспомнил, что в начале боя слышал как воет внутренняя сигнализация дома. Очевидно, те, что были во втором аэромобиле, попытались проникнуть через крышу или через окно с другой стороны дома, а он, Фрист, в горячке боя не услышал шума работающих турбин.
   Он помчался в дом. На первое тело он наткнулся уже в прихожей. Боевик лежал на лестнице, вниз головой, раскинув руки. Из колотой раны текла кровь. Судя по кровавым пятнам на ступенях, он скатился по лестнице со второго этажа. Фрист взлетел вверх по лестнице. Окно в дальнем конце коридора на втором этаже было разбито. А поперек коридора лежало еще одно тело.
   Мею он нашел в арсенале. Она стояла посреди зала, опираясь на взятый здесь же трезубец. Платье на правом боку было разодрано и вымокло в крови. Рядом лежало еще два тела.
   -Ты молодец, - сказал Фрист. - Похоже, это все...
   Побелевшие губы Меи робко и неуверенно сложись в улыбку. Она подала Фристу трезубец. И тут же сама споткнулась и упала бы, не подхвати ее Фрист.
  
  
   Шен без стука вошел в гостиную. Все было как обычно, если не считать Меи, без сознания лежащей на кушетке. Фрист склонился над ней и аккуратно накладывал бинт на рану. Он на секунду прервал свое занятие и схватился за спрятанный за голенищем нож, но тут же узнал Шена и расслабился.
   -Было открыто, ну я и вошел, - неуверенно сообщил Шен, в его лице читалось плохо скрываемое удивление. Или даже скорее неуверенное восхищение. - Это были ребята Хаута?
   -Да,- мрачно бросил Фрист, - но они больше не будут.
   Шен хмыкнул и спросил:
   -Круто ее покоцали?
   -Сущая ерунда. Полагаю, это скорее нервное.
   -Ага, - Шен спрятал ухмылку за воротником плаща, - прикинула, сколько ей теперь убирать и хлопнулась в обморок.
   И уже серьезным тоном спросил:
   -Что собираешься делать?
   -Попробую разобраться с Хаута, - Фрист отошел от Меи и принялся стаскивать с себя куртку. Под курткой обнаружилась майка, сплошь залитая кровью. Шен присвистнул.
   -На самом деле, ерунда, - заявил Фрист, копаясь в стоящей на чайном столике аптечке. - Пара царапин. Просто курткой размазало.
   Шен кашлянул и сказал:
   -Это тебя просто адреналин еще не отпустил. Я Джес позову.
   -Не стоит. Она либо спит, либо вся в делах.
   -Ну, я все равно скажу ей, - Шен повернулся к двери. - Да, вот еще что. Пока еще ничего не ясно, но судя по шуму со стороны Восьмого, то ли Томмот, то ли Акечи прямо сейчас крепко рубятся с Хаута. Кто-то сообразил время подгадать. Так что все, конец тишине. Чую, настоящая мясорубка только начинается...
   Фрист неопределенно хмыкнул.
   Шен вышел и Фрист тут же услышал его удивленный голос из-за двери: "Оп-па, ты за мой? Давно пора. А что без косы?"
   В гостиную вошла невысокая фигруа, целиком скрытая под черным плащом с надвинутым на глаза капюшоном. Из-за двери следом появилась любопытная физиономия Шена. Фрист вгляделся в то, что можно было разглядеть под капюшоном и произнес:
   -Шен, ты вроде бы собирался навестить Джес?
   -Намек понял, - Шен ухмыльнулся. - Сваливаю.
   Как только он "свалил", фигура откинула капюшон. Она оказалась миловидной девушкой с серьезным лицом и синими волосами, уложенными в простую и строгую прическу.
   -Вам не стоит появляться здесь, - сказал Фрист. - Особенно в такое время и без охраны.
   Вера ничего не ответила, просто подошла и помогла ему наложить повязку на рану.
   -Вам стоит больше беспокоиться о себе. Равновесия, благодаря которому вы сохраняли независимость, больше нет, - сказала она.
   -Насколько я понимаю, вас беспокоит судьба ваших лабораторий? - спросил Фрист, затягивая последний узел. - Я сейчас в несколько стесненных обстоятельствах, так что могу предложить только вишневый сок... Ну или медицинский спирт.
   Вера тихо и мелодично рассмеялась и грациозно опустилась в кресло.
   -Не стоит, я ненадолго. По правде говоря, судьба лабораторий меня волнует далеко не в первую очередь. По большому счету, я пришла просто посмотреть на вас.
   -Вот как? И чему же я обязан за такое внимание? - осведомился Фрист.
   -Видите ли, я не могу разобраться в человеке, зная его только с чужих слов и рекомендаций. А я собираюсь вам предложить вам нечто особенное, и мне важно знать, достойны ли вы такого предложения.
   Фрист развел руками:
   -Как говорится, мои рекомендации вы видели, они валяются здесь повсюду. Так что у вас за предложение?
   -Выход из кризиса, в котором находится весь этот сектор и вы заодно, - Вера улыбнулась. Надежный способ вернуть мир, и, простите за политический лозунг, навести порядок и остановить творящееся на улицах насилие.
   -Какой же это способ?
   -Забрать все себе, разумеется, - улыбка Веры стала шире. - Теперь, посмотрев на вас, я уверена, что вы с этим справитесь. Особенно если я обеспечу вам некоторую поддержку.
   Фрист вопросительно изогнул бровь.
   -А вам какой смысл в этом участвовать?
   Какой смысл может быть в новых ресурсах? Нынешние лаборатории давно не справляются со спросом. Это к примеру... честно говоря, я сейчас даже не могу охватить взглядом все перспективы, какие дает власть над целым сектором, особенно если общественности абсолютно все равно, что в нем творится. Но, как вы прекрасно понимаете, деньги - это еще не вся власть. Возможно, моей корпорации удалось бы просто скупить все. Но, пока у меня нет поддержки у тех, кто правит сектором дэ факто, а не дэ юрэ, все будет моим только на бумаге.
   Фрист кивнул.
   -Идея заманчива. Пожалуй, мне стоит подумать над вашим предложением.
   -Как надумаете, сообщите, - Вера поднялась и кресла. - По правде говоря, времени для раздумий у вас почти нет. Вариантов, впрочем, тоже. Либо бежать, но вы не из таких. Либо принять мою помощь. Взамен же я прошу совсем немного - не чинить мне препятствий, когда все это станет вашим.
   Она повернулась к выходу.
   -Вы правы, - задумчиво проговорил Фрист. - Я не из тех, кто бежит... Позвольте вас проводить.
   -Не стоит обо мне беспокоиться, снаружи меня ждет телохранитель.
   Когда Вера покинула комнату, Фрист поднялся на второй этаж и подошел к окну, из которого открывался вид на сад, ворота и улицу за ними. Вера, осторожно переступая через тела и обходя уже застывшие лужи крови, пересекла двор, вышла за ворота и растворилась в темноте. Никакого телохранителя, Фрист так и не увидел. Впрочем, он заметил какое-то шевеление на крыше дома напротив, но что именно это было, Фрист не разглядел.
  
  
   Торвард Хаута долго смотрел в остекленевшие глаза боевика Томмот, за тем вдруг усмехнулся чему-то и полез в карман плаща за портсигаром. Глава семьи бы еще не стар, хотя борода и виски уже изрядно поседели. Зато все его волосы были на месте, в отличие от этого толстяка из Томмот.
   Трупы лежали по всей улице, бойцы Томмот и Хаута вперемешку. Всю картину освещал огонь горящей машины. Лорик ухитрился подстрелить водителя сквозь окно, и это, вкупе с появлением Эстреллы решило исход схватки.
   Сам Лорик уже успел сменить арбалет на коммуникатор и что-то орал в него, то ли ругая, то и командуя. В дальнем конце улицы светлым пятном виднелась Эстрелла в своем белом плаще. Она склонилась над одним из трупов.
   Торвард затянулся и выдохнул в струю дыма. Впервые за время, прошедшее с момента гибели его сына, он смог успокоиться и начать нормально думать и действовать. Эта бойня утолила его жажду крови. По крайней мере, на какое-то время.
   Подошел Лорик.
   -Скоро прибудут бойцы из других секторов, - сообщил он. Торвард смутно помнил, что Лорик что-то говорил о том, что стоит увеличить силы за счет наемников. - Все развивается слишком быстро...
   -Не быстро, - возразил Торвард. - Просто мы все успели отвыкнуть от настоящей драки.
   -Еще вернулся один из тех, кого мы посылали к Крысолову... - Лорик помялся, неуверенный, стоит ли поднимать опасную тему. - Он убил их всех. Остался только один водитель, который в драке не участвовал. Послать еще людей?
   -Нет, - ответил Хаута. Он помедлил, потом выпустил струю дыма и произнес, - Бери всех, что сейчас есть, и двигай к Акечи.
   -К Акечи? - недоуменно повторил Лорик. В этот момент до них донесся мелодичный смех Эстреллы, и Лорик вздрогнул.
   -Разумеется, к Акечи, - равнодушно повторил Торвард. - Старая шлюха наверняка думает, что заберет себе все, когда мы с Томмот укокошим друг друга.
   -Но тогда Акечи и Томмот объединятся против нас.
   -Поэтому ты возьмешь сейчас всех и очень сильно постараешься раскатать Акечи в пыль. Прямо сейчас, пока все ждут, что мы отправимся в гости к Томмот или Фристу. Бери всех, вообще всех. Оставь мне только Сильво и Тора. Я еще пришлю тебе наемников, если заварушка затянется.
   -Я понял, - сказал Лорик и нерешительно добавил. - Я возьму Эстреллу?
   -Нет, - Торвард усмехнулся. - Она остается при мне на случай, если меня решит навестить Крысолов.
   Лорик облегченно вздохнул.
   -Тогда я отправляюсь.
   -Давай. Удачи, - сказал Торвард и повернулся навстречу приближающейся Эстрелле. Торвард Хаута криво и невесело усмехнулся. Крысолов забрал у него сына. Но у него еще есть дочь.
   Эстрелла шла, держа в руках любимую боевую косу. На нижнем конце древка крепилась цепь, оканчивающаяся стальным шаром с шестью "перьями". Сейчас шар со звоном волочился по асфальту. Нижняя половина лица Эстреллы была испачкана в крови. Эстрелла улыбалась.
   -Вижу, тебе нравится, доча, - сказал Торвард.
  
  
  
  

Глава вторая

Метания

It seems to me that you want to feel like you're dying
Kiss the darkness and turn you back to the light
You don't want to see
You don't want to feel
Nothing but your hopeless destiny
You can always cry but never complain
All those bitter tears, will it ease the pain?

For my pain

  
   Воид окинул взглядом свою комнату. Будет ли ему не хватать ее? Он не знал. Шкаф, стул, кровать, стол, заваленный листами с результатами упражнений в каллиграфии, распечатками изречений патриархов дзен, Ницше и "Дао дэ цзин" и лэптоп.
   Воид протянул руку и снял со шкафа одну из двух почти одинаковых статуэток. Смахнул с нее пыль. Это был вставший на дыбы единорог, и о его витой рог вполне можно было порезаться до крови. Статуэтку выковали из стали, и ценилась она куда дороже, чем многие, сделанные из золота или мрамора. У Воида в свое время дабыл таких две штуки. Он мог бы взять и третью. Поэтому и не стал брать, что со второго раза окончательно понял, что если захочет - обязательно возьмет...
   Еще на шкафу лежала скромный на вид, но превосходный по прочности, гибкости, балансу и остроте клинок - шиноби дзуэ. С ним-то Воид и добывал стальных единорогов. Пожалуй, надо подарить его кому-нибудь. Не стоит такому клинку без дела пылиться.
   Воид вышел, закрыл за собой дверь. У него оставалось еще немного времени, прежде чем жизнь в очередной раз изменится.
   Он поднялся на лифте на самый верх, в сад. Он разжег огонь и поставил греться котелок с водой для чая. У его еще есть немного времени.
   Время. Величайшая из иллюзий. Секунда - это интервал между тем, как мастер иайдзюцу положит руку на рукоять меча, и тем, как он стряхнет с него свежую кровь. Секунда - время между тем, как капля росы соскочит с листа яблони, и как она упадет на землю. Секунда - это очень долго. В каждой секунде прячется вечность. Иногда Воиду почти удавалось уловить эту вечность и заглянуть в ее глаза. А иногда ему казалось, что на самом деле все еще там - лежит, умирая, на крыше торгового центра, а вся его последующая жизнь - лишь видение, уместившееся в секунду между жизнью и смертью...
   Воид выбросил руку в сторону и поймал на ладонь падающую каплю росы.
   Пришла Тали. Она уселась у огня и вперила в Воида вопрошающий взгляд.
   -Время пришло, - ответил Воид на невысказанный вопрос. - Пришло время сделать следующий шаг. Надо что-то закончить и что-то начать... Ты где-то успела испачкаться.
   Воид платком стер красную каплю с щеки Тали.
   -Я не могу, как этот город, вечно ходить по кругу... - Он смотрел на огонь и говорил, с едва заметной улыбкой. - Этот парень, Тау, он вселил в меня сомнения. Я и не знал, что в Маклуте кто-то еще способен отдать за что-то жизнь и ничего не потребовать взамен. Может быть, у этого города еще есть шанс двинуться дальше? И нет нужды ничего разрушать.
   Воид пожал печами.
   -Увидим, - сказал он. - Если это так, то все же найдется кому остановить нас... Не обращай внимания, Тали, я говорю сам с собой. Это все станет важным еще не скоро. А что действительно важно - у нас скоро будут гости. Готовься. А потом отправимся в гости мы сами...
   На поляне появился доктор Трентор.
   -Воид! Там в кустах, у лифта, лежит Симс, - взволнованно сообщил он.
   -Да, я знаю, - Воид равнодушно пожал печами и принялся разливать чай в маленькие глиняные чашки. - А что ты такой серьезный?
   -Воид, он мертв!
   -Это тоже для меня не новость. Ты чай будешь?
   Доктор побелел.
   -Это твоих рук дело?
   -Обижаешь, доктор. Насколько я понял, этот санитар пытался изнасиловать Тали. А я все гадал, зачем в этой больнице санитары...
   -И ты убил его?
   -Снова обижаешь. Его убила Тали.
   Трентор, посмотрел на девушку. Та потупила взор и скромно улыбнулась.
   -Ты же знал, что все этим кончится, не так ли? - насмешливо спросил Воид. - Когда я сказал, что могу сделать социально адекватным любого девианта, и не потребовал ничего взамен, кроме полной свободы действий.
   Доктор задохнулся и онемел от злости.
   -Ты обманул меня!
   -Разве? - Воид изогнул бровь, - Взгляни хоть на Тали. Сейчас она разве что не говорит. А раньше она была как растение. Да, "социально адекватный" не исключает "социально опасный". Но не тебе это объяснять.
   -Ты с самого начала знал, что так все и будет! - прошипел Трентор.
   -Знал, - легко согласился Воид. - И ты это знал. Ты же читал "Фауста".
   Он многозначительно поднял вверх указательный палец и продолжил шутливо-многозначительным тоном:
   -Но еще господь наш Форд - или Фрейд, как он по неисповедимой некой причине именовал себя, трактуя о психологических проблемах - заметил, что правила игр в человеческие игры, вроде забега по треугольнику Карпмана, обязывают делать вид, что мы понятия не имеем, чем все кончится... Ну, я так понял, ты чаю не хочешь?
   Трентор некоторое время мочал. Потом перешел к теме, из-за которой и явился сюда.
   -Это ты рылся в моих документах, - сказал он.
   -А вот здесь ты прав, - Воид улыбнулся. - Да, я. Те документы, что я у тебя позаимствовал, они ведь все равно не твои, а доктора Айхенвальда.
   -Айхенвальд мертв. Я - продолжатель его дела.
   Воид рассмеялся.
   -Куда тебе! Все на что ты годишься - кончить так же, как он. Ты должен быть благодарен, что я избавил тебя от такой участи. Если бы эти документы всплыли, тебя посетил бы ручной убийца "Эон Корп".
   -Ты собираешься шантажировать их?
   Воид закрыл лицо ладонью, демонстрируя полнейшее разочарование.
   -Боже, как же ты мелок... - произнес он тихо и устало. - Зачитываешься каталогами, как раньше - порнографий. Ходишь на работу, которую ненавидишь, чтобы купить вещи, которые тебе не нужны...
   -Что ты там бормочешь?
   -Убирайся, - сказал Воид. - "Возлюби ближнего своего" - это значит "оставь его в покое". Так что оставь меня в покое. Распорядись на счет тела этого санитара что ли. Его, наверно, должны забрать и похоронить. Разумеется, без кремации, так что весь фосфор пропадет зря...
   Доктор развернулся на каблуках и пошел прочь.
   -Без стабильного общества немыслима цивилизация. А стабильное общество немыслимо без стабильного члена общества, - задумчиво произнес Воид, глядя в след. Он поймал тревожный взгляд Тали, весело подмигнул ей и произнес:
   -С другой стороны, я всегда считал, что необходимость сохранения цивилизации отступает перед правом на личную свободу.
  
  
  
   -Зачем "Эон Корп" столько бойцов? - спросила Офелия, оторвав взгляд от лежащей перед ней на столе открытой папки. Она находилась в кабинете директора "Фонда имени Дона Гирша". Когда-то Фонд занимался благотворительностью и поддержкой перспективных медицинских исследований. Однако за годы существования фонд разросся и обзавелся многочисленными дочерними организациями, многие из которых занимались не заботой о людях, а чем-то прямо противоположным.
   Напротив Офелии, сидела хозяйка кабинета. Нестарая еще высокая женщина с седыми волосами, большими зелеными глазами под круглыми стеклами очков и резкими чертами лица.
   -Ты уверена, что нам надо это знать? - с улыбкой ответила она. - Они же не спрашивают, как мы их вербуем и тренируем.
   -Уверена, - ответила Офелия. - Если нас интересует, чтобы они вернулись живыми.
   -Нас это конечно интересует, но не слишком. Предложенные условия очень выгодны, читай внимательнее. Солдат окупает свою стоимость, даже если его убьют через минуту службы.
   Офелия кивнула и закрыла папку.
   -Ну, тебе виднее, - сказала она и замолчала, кусая губу.
   -Ты что-то хочешь спросить?
   -Да, - решилась Офелия. - Я нашла старшего брата. Он теперь живет во Внешнем кольце и ввязался в какие-то дела с бандитами. Я подумала, может...
   -Забудь! - резко оборвала ее хозяйка кабинета.
   -Но, мам!..
   -Еще раз говорю - забудь про него! Он - неудачный образец. Совершено неуправляемый и непредсказуемый. Я поняла, что ошиблась с ним еще до того, как ты родилась. Честно говоря, я теперь вижу, что от него надо было избавиться еще раньше. Забудь о его существовании и предоставь его самому себе. Иначе ты сделаешь только хуже. И в первую очередь, себе. Я знаю, как ты к нему относишься, но он, в отличие от тебя, любит только себя одного.
   -Хорошо, мама! - офелия вскочила с кресала, повернулась и пошла прочь, на ходу размазывая слезы по лицу и сдерживая себя, чтобы не бежать.
  
  
   В храме Черной Матери, как всегда, было темно. Слегка подрагивающее пламя свечей отбрасывало на стены тревожные неясные тени. В зале было только два человека. Молодая девушка в синем платье и старуха в рясе.
   -О чем ты хотела поговорить, девочка? - спросила старшая жрица.
   -Я совсем запуталась, - сказала Вера.
   -В чем, же?
   -В своем отношении к Нике.
   -Мне казалось, вы подруги.
   -Да. И нет. Это трудно объяснить... Позвольте рассказать вам все, - попросила Вера, нервно заламывая кисти. - Собственно это все, что мне нужно. Поделиться с кем-нибудь. Я знаю, вы умеете хранить тайны.
   Лиона кивнула.
   -Все началось очень давно. Я была совсем маленькой девочкой. У меня были родители, и мы жили, можно сказать, счастливо. Родители зарабатывали много денег и, по большому счету ни в чем мне не отказывали. Я была домашним ребенком, много читала. И слишком много думала, для такой маленькой девочки. Потом, что-то произошло. Наверно, я просто немного подросла, - Вера молча походила туда-сюда, подыскивая подходящие слова. - Все происходило, слишком медленно и постепенно, чтобы понять, когда конкретно это началось. Но к тринадцати годам я точно поняла: я ненавижу своих родителей. Объективно было совершенно не за что. Просто папа, мой великолепный папа, имел привычку, когда напьется болтать часами, не умолкая. Он постоянно нес какую-то чушь, о том, какой он пуп земли, оскорблял меня и мать. Конечно, ничего страшного, на улице и от сверстников я слышала и не такое. Но это был мой папа. И от пары его слов я впадала в истерику. Я помню, била посуду. Я резала себе руки, чтобы заглушить душевную боль физической. Я пыталась отравиться, пыталась выброситься из окна.
   -Я понимаю, - сказала жрица. - Одно слово от действительно близких людей может ранить сильнее кинжала. Особенно в таком возрасте.
   -С мамой была другая ситуация. Она контролировала каждый мой шаг. Причем, так сильно и так естественно, что я долго не могла понять, в чем дело. Потом я поняла, что она играет в такую компьютерную ролевую игру. Она развивала своего персонажа так, как ей больше всего нравилось, навешивала на него всякие крутые шмотки, ну, как это обычно бывает. И этим персонажем была я. Разумеется, она меня любила. Все игроки любят героев, за которых играют. Вот только у компьютерных персонажей нет своей воли и взгляда на мир, а у меня, оказывается, было и то и другое.
   Лиона улыбнулась. Поймав удивленный взгляд, она пояснила:
   -Прости старую женщину. Просто через такое проходят многие. Правда, не у всех это происходит так... остро. И я собственноручно прирежу того, кто скажет, что такая история банальна. Богиня меня поддержит в этом.
   Вера кивнула и продолжила:
   -После попыток самоубийства меня водили по разным врачам, психологам и психиатрам. Кое-что получилось только у одного, он попробовал на мне какую-то новую экспериментальную методику. Она давала эффект, но временный. Некоторое время я была пай-девочкой, а потом опять - истерики, битая посуда и порезанные руки. Я думала, я сойду с ума и навсегда поселюсь в больнице. И такой вариант мне казался не самым плохим... А потом все кончилось, - на лице девушки появилась кривая болезненная улыбка. - Когда мы с родителями шли по улице, пьяный отец увидел одну девушку и высказал все, что он думает о ее внешности и манерах. Это было последнее, что он сделал в жизни. По тому, что той девушкой была Ника. Она убила их обоих за несколько секунд. Я никогда не забуду, этой картины: мать медленно оседает на асфальт, из нее фонтаном хлещет кровь.
   Вера замолчала, посмотрела в лицо Черной Матери. Из-за дрожания свечей казалось, что руки богини слега шевелятся. Один раз изваяние даже как будто кивнуло девушке, предлагая продолжить.
   -А потом Ника увидела меня. Кажется, я просто стояла застыв. Может, плакала. И Ника обратилась ко мне. Она сказала, что-то теплое, ободряющее. А потом схватила меня за руку и потащила прочь. Я была как неживая тогда. И потом. Еще месяц я приходила в себя, была как овощ. Ничего не ела, ничего не могла делать, просто сидела на одном месте. Как только дышать не забывала? А Ника заботилась обо мне как о сестре. Первое время даже пыталась кормить меня с ложки, потому, что я вообще перестала есть. Постепенно она вернула меня к жизни. А потом... А потом началась драка за наследство моих родителей. Родственники и партнеры родителей по бизнесу налетели как стервятники. Что я могла сделать, чтобы мое наследство не уплыло в другие руки? А что я могла противопоставить убийцам, которых нанял мой дядя? Да ничего. А у Ники нашлось средство для каждого. Только сейчас я понимаю, насколько невероятно то, что она творила. Ей же было тогда столько же сколько мне - четырнадцать. Нам бы еще в куклы играть, а мы юридические воины ведем и здоровенным мужикам глотки режем... Точнее, резала она, у нее к этому особый талант.
   -Выходит, ты всем обязана Нике, - подвела итог Лиона.
   -Обязана, - согласилась Вера. - Но это не отменяет того факта, что она убила моих родителей. И я ненавижу ее за это. И всегда ненавидела.
   -А что она сама по этому поводу думает?
   -А ничего. Такое впечатление, что она вообще не помнит об этом убийстве. У нее какие-то проблемы с памятью. Это убийство, вроде бы, потом свалили на этого маньяка, Красную Чуму.
   -Вот как... - старшая жрица вдруг обернулась и крикнула, - Кто здесь?!
   В дальнем конце зала над скамьями поднялась черная фигура.
   -Кто это!? - коскликнула Вера.
   -Черный Бродяга, - узнала Лиона. - Как ты посмел явиться перед лицом Черной Матери без дозволения!?
   -Одно из моих имен - Бхарая, - голос Бродяги под сводами храма звучал громко и насмешливо. - Я есть разрушение и я есть смерть. И всякий, кто поверит мне и пойдет за мной, погибнет сам и погубит близких своих... Разве не здесь мне самое место?
   -Он все слышал!
   -Не беспокойся, девочка, - обернулась к Вере старшая жрица. - Бродяга любит собирать чужие секреты, но никогда ни с кем ими не делится.
   Когда она вновь повернула взгляд на Бродягу, того уже не было.
   -И не пытайся объявить на него охоту. Только выставишь себя на посмешище.
   -Почему?
   -Он что-то вроде живого мифа. Большинство уверено, что его на самом деле не существует, что это все слухи и мистификация. Кроме тех немногих, кто встречал его вживую.
   -Кто он?
   -Понятия не имею. Но я почти уверена, что он не человек.
  
  
   Все было не так. Все было неправильным. Кофе - безвкусный и не бодрит. Печенье слишком сладкое, а музыка - скучная и однообразная. Слова у песни - какая-то пошлая графомания. И голос у певца - отвратительный. Ника подняла голову и увидела свое отражение на зеркальном потолке. Ей захотелось двинуть ногой по роже эту унылую тварь за стеклом.
   Было ошибкой приходить в "Зеркальную паутину". Здесь все напоминало о Тау. Может, стоит закинуться чем-то, как это делал он, и обо всем забыть? Ника начала было подниматься из-за стола, но тут же вернулась обратно в кресло. Нет, это не выход. Если даже Тау это понял...
   Она почувствовала, как на плечо легла чья-то рука.
   -Что, красотка, скучаешь? - ломающийся мальчишеский голос. К тому же парень изрядно набрался.
   А еще можно развлечься в обществе очередного молодого и глупого... Нику передернуло. Она поднялась и всадила кулак в солнечное сплетение потенциальному ухажеру, даже толком не рассмотрев его. В этот же момент она заметила рядом еще одного парня. Может быть, приятель первого, а может просто мимо проходил. Ника рефлекторно ударила его ногой по лицу и двинулась прочь из зала, тут же забыв о существовании этих двоих.
   Мир как будто подернулся туманом. До нее доходили какие-то звуки, музыка и обрывки разговоров, но все было каким-то неправильным и ненастоящим. Она на автомате обходила попадавшихся на пути людей.
   -Ника, Привет! - это была Ванесса. Она неожиданно возникла на пути.
   -Привет, - равнодушно ответила Ника, обходя подругу.
   -С тобой все в порядке? Ты как будто сама не своя.
   -В порядке, не беспокойся.
   Ванесса проводила Нику недоуменным взглядом.
   Ника вышла из зала, закрыв за собой дверь, и оказалась в темном коридоре. Рядом никого не было. Ника подошла к стене и от души ударила в нее головой. Боль частично привела ее в чувство. Она повернулась к стене спиной и сползла по ней вниз, на пол.
   -Так больше продолжаться не может, - прошептала она. - Надо что-то делать.
   Подумав, она поняла, что ничего лучше того, что собиралась сделать давно, еще до встречи с Тау, она все равно не придумает.
   -Как все это глупо... - пробормотала она и поднялась на ноги. Ей пришло в голову, что Тау наверняка перед тем, как вызвать Фриста на поединок, вел себя точно так же, как она сейчас.
   Раздумывая, стоит ли пытаться связаться с Фристом при помощи коммуникатора или сразу начать ловить его "вживую", она вышла на лестницу и поднялась на верхний этаж.
   Фрист стоял в кабинете и с отсутствующим видом смотрел в окно. Ника подошла и осторожно взяла его за плечо.
   Фрист посмотрел на нее равнодушным взглядом.
   -А, это ты, - сказал он безо всякого выражения и вновь повернулся к окну. Там вдали сияли небоскребы Центра, а за ними угадывался силуэт Замка.
   -Забавно, не правда ли? - отстраненно произнес Фрист. - Мы ненавидим их за то, что они все решили за нас и лишили возможности выбирать. Но сами до смерти пугаемся, когда оказываемся перед необходимостью выбирать.
   -Просто у нас мало опыта в этом деле, - ответила Ника. - Фрист, мне нужно с тобой поговорить.
   - На счет Тау?
   -Да, на счет Тау... - Ника сделала глубокий вздох. - Нет, про меня.
   Фрист вновь посмотрел на нее.
   -Послушай, ты искал Красную Чуму. Это я.
   Фрист никак не отреагировал на это заявление.
   -Не веришь, спроси Айса, - продолжила Ника. - У него есть доказательства. Просто Тау просил его ничего не говорить.
   -И он послушался, - саркастически заметил Фрист.
   -Айс - настоящий самурай. - с презрением в голосе пояснила Ника. - Во всем. Разве что с мальчиками не спит... А Тау ему прямо сказал, его драка с тобой - это не дурь, а такой способ харакири.
   Фрист задумчиво подергал себя за длинный хвост белых волос, затем кивнул.
   -Понимаю. Это очень по-японски - считать, что самоубийство предаст вес твоим словам... но зачем ты это мне теперь рассказываешь?
   -Просто я хочу... - Ника улыбнулась уголками рта. - Просто я хочу, чтобы ты меня убил.
   Фрист хмыкнул и уселся на подоконник.
   -Тебе известна цитата про вожжи и конюшню? - спросил он.
   -Нет, что ты имеешь виду?
   Фрист долго смотрел куда-то сквозь ее, а потом сказал:
   -Неважно. Забудь. Я не буду тебя убивать.
   -Фрист, - сказала Ника, - Ты знаешь кто я? Я - убийца. Я не знаю, скольких я прикончила, давно сбилась со счета. Некоторых я убила из-за денег, а кого-то просто ради удовольствия. У меня нет родственников и близких, и если ты меня прикончишь, никто не заплачет. Наоборот, многие скажут тебе спасибо.
   -А тебе это зачем? - тихо спросил Фрист.
   Ника тоже уселась на подоконник, на дальний от Фриста край, и прислонилась к оконному косяку.
   -Ты задаешь сложные вопросы, - произнесла она. - Просто я так больше не могу. Все что я умею - это убивать, и еще ненавидеть. Всю свою жизнь я убиваю, гублю и разрушаю все, что вижу, все до чего могу дотянуться. Я ненавижу людей за их серость, за их мелочность и ничтожность. Черт, я их всех просто ненавижу! Разве для ненависти нужна причина?
   Она замолчала, ожидая, что Фрист что-нибудь скажет. Но он молчал. Молчал и смотрел на нее.
   -Я даже себя ненавижу, - произнесла Ника, - за то, что я - одна из них. И я всю жизнь из кожи лезла, чтобы от них отличаться. Я мстила людям за то, что родилась одной из них. Глупо, правда? Но больше я так не могу... Остался только один человек, которого я хочу убить -я сама.
   -Почему ты обратилась ко мне?
   -Я хочу умереть в бою. К кому мне еще идти? Да, еще есть Айс... Но понимаешь, Фрист, Айс - ходячий мертвец, аппарат для махания катаной... Если кого-то в этом городе я и уважаю, то это тебя...
   -Зря, - внезапно произнес Фрист. Ника с удивлением уставилась на него. - Полагаю, я представляюсь тебе своего рода благородным рыцарем. Это далеко не так. На самом деле, с человеческой точки зрения, я куда хуже того же Айса или всех тех, кто сейчас веселится этажом ниже. После инцидента с Тау я окончательно разобрался в себе.
   Фрист усмехнулся.
   -Это не рефлексия. Я действительно так думаю, и это нисколько меня не угнетает. Да, мне доставляет удовольствие изображать доброту и благородство. Но на самом деле я руководствуюсь только собственными желаниями и ничем больше. Кто-то собирает, марки, кто-то копит деньги, а я коллекционирую людей. Да, такая у меня коллекция. Айс, Ванесса и ты. И еще другие, с которыми ты незнакома. Иногда мне оставляет удовольствие играть в ваши человеческие взаимоотношения. Но только до определенного момента.
   Фрист печально улыбнулся.
   -Но когда мне все надоедает, я могу сломать игрушку. Тау мне это ясно показал. Как только меня действительно припрут к стенке, я тут же сбрасываю маску. Думаю, я все же мог бы сделать так, чтобы он остался жив. Но мне не удалось даже захотеть этого... По большому счету, мне наплевать на всех, кроме самого себя. Когда-то давно я, сам того не заметив, перешагнул границу человечности и с тех пор иду своим путем, удаляясь все дальше. И я без жалости сметаю все, что стоит на моем пути...
   Фрист хищно оскалился.
   -И мне совершенно безразлично скольких ты убила, и с какой жестокостью. И мне нет дела до того, что по всем законам ты заслуживаешь кары. С моей точки зрения, это только увеличивает ценность экспоната в моей коллекции. А никакое мнение, кроме моего собственного, мне не интересно, - он соскочил на пол. - Так что я не собираюсь тебя убивать, извини. Я бы хотел, чтобы ты прожила подольше. Даже если десяток-другой людей заплатят за это своими жизнями. Но, в конце концов, ты всегда можешь просто вызвать меня. Поскольку я не ценю ничью жизнь кроме собственной, скорей всего один из нас обязательно погибнет.
   Ника не ответила. Она окликнула его, когда он уже начал спускаться по лестнице.
   -Эй Фрист, тебе не бывает одиноко?
   Он обернулся. Его лицо исказилось в кривой ухмылке.
   -Только люди страдают от одиночества.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава третья

Нашествие варваров

  

Weighed upon a wider scale
Afraid to see what takes us down
Sing destruction, sing of unfullfillment
Search abandoned, let the blood be fevered
Ridden of the self provided things get easier
Ignite our minds and let's burn brighter now

These are the wonders at your feet

Dark Tranquillity

  
   На поляне было неожиданно людно. Фрист насчитал семерых, не считая его самого и Воида, возлежавшего на ветви любимой яблони. Слева от Воида какой-то невысокий, худой и небритый парень в белом костюме лениво выполнял некое мудреное упражнение с дзянем. Когда незнакомец во время своего упражнения повернулся к Фристу, тот обратил внимание на черную повязку на правом глазу фехтовальщика.
   Под деревом, прислонившись к стволу и подтянув к себе одну ногу, сидел некто в черном плаще, из-под которого виделись металлические носы модных высоких ботинок. Левая рука, облаченная в наручень и латную перчатку, лежала на рукояти длинного обоюдоострого меча. Волосы субъекта были уложены на прямой пробор и выкрашены в алый цвет. Фрист даже после пристального разглядывания, так и не определил парень это или все-таки девушка.
   А вот тот, кто удобно разлегся на траве, используя в качестве подушки ногу красноволосого андрогина, явно принадлежал к мужскому роду, хотя золотые серьги, роскошное ожерелье с синем камнем в центре и обилие косметики на лице могли бы заставить усомнниться в этом. Фрист прищурился и разглядел за широкими рукавами белой шелковой рубахи нечто подозрительно напоминающее ножны для метательных ножей и выкидные лезвия, прячущиеся в подошвах ботинок. Женоподобный парень игрался с теэсэном, то рывком раскрывая его, то складывая ударом о бедро.
   На краю поляны, опершись спиной о дерево, стоял еще один персонаж неопределенного пола - худое тело под длинным белым плащом и лишенное всякого выражения лицо, обрамленное фиолетовыми волосами. Руки в черных перчатках покоились на рукоятях двух одинаковых мечей, висящих слева и справа на поясе. И этот же персонаж сидел рядом на траве. Точнее не он, а его точная копия.
   А на противоположном краю поляны на ветке дерева, болтая ногами, обутыми в высокие сапоги, сидела уже знакомая Фристу Кана. Она была одета в длинную узкую черную юбку и короткий черный топ с длинными рукавами. Юбка очень мешала бы лазать по деревьям, если бы не разрез с левого боку. Рукава тоже были разрезаны вдоль до плеч. Обнаженные руки держали посох оканчивающийся затейливыми стальными навершиями. Угольно-черное древко посоха обвивали голубые цветы. Еще один такой цветок был в волосах девушки. А на поясе у нее, там, где другие носили ножны с мечом, висел большой колчан со стрелами. Фрист заключил, что странный посох в ее руках - на самом деле лук со спущенной тетивой.
   Еще об одного знакомца Фрист едва не споткнулся. Эйзо лежал в траве, подложив руки под голову, и дремал. Рядом лежал странной формы длинный узкий меч, своеобразный гибрид двуручного меча и тяжелой дуэльной рапиры. Очень длинный и узкий клинок полуторной заточки. Причем сильная часть не острая и обмотана тканью, как бывает у двуручных мечей. А гарда простая - в виде прямой перекладины, но края заострены. И еще одно острие внизу рукояти, там, где положено быть противовесу. Поверх меча лежала конструкция, в которой Фрист с удивлением узнал итальянский фехтовальный щит - соединенные в одно целое наручень, латная перчатка, небольшой, оснащенный длинными шипами круглый щит и короткий клинок, продолжение наручня.
   -Привет! - крикнул Воид со своего дерева.
   -Это и есть он? - спросила Кана и посмотрела на Фриста таким взглядом, как будто никак не могла решить, в какую из частей его тела лучше послать стрелу.
   -Приветствую, - Фрист слегка поклонился - Чрезвычайно рад встрече...
   Девушка, не слезая с дерева, протянула руку.
   Фрист подошел и пожал.
   -Ты же вроде раньше выпендривался и целовал девушкам руки, - прокомментировал Воид.
   -Только не тем, которые носят кольца с рубинами.
   -Давай, я по-быстрому всех представлю, и перейдем к делу, - предложил Воид. - А то когда ты закончишь со всеми расшаркиваться, в Седьмом секторе сменится два поколения и ты перейдешь в категорию фольклорных персонажей.
   -Изволь.
   Одноглазый звался Шао Рен, он отсалютовал Фристу мечом и вернулся к отработке техники. Женоподобный парень носил странное имя Лилиан, он помахал Фристу веером и послал такой взгляд, что Фрист едва удержал себя, чтобы не схватился за меч. Двойники, как и подумал Фрист, оказались близнецами, Робб и Хобб, но поскольку никто не знал, кто из них кто, все их так и называли - близнецами. Ни Робб, ни Хобб не пожелали как-то прореагировать на свои имена.
   -Я - Шики, - сказало красноволосое существо и даже хотело было подняться, но решило не беспокоить устроившегося на ноге Лилиана. Голос тоже был лишен всякого намека на пол.
   -Это парень или девушка? - спросил Фрист Кану шепотом.
   -Ты что, дурак? Это Шики, - с милой улыбкой ответила она.
   -А! Ну как же я не догадался...
   -На самом деле, никто не в курсе, но Шики все равно в каком поле к нему обращаются.
   Фрист решил, что будет считать Шики мужчиной.
   -А вот один из близнецов точно мальчик, а другая - девочка, - продолжила Кана, - но никто не знает, кто именно.
   -Еще есть Тор, - сказал Воид, - но он где-то прячется.
   Эйзо рассмеялся.
   -Ага, он такой незаметный и тихий...
   При этих словах затрещали кусты и на поляну ввалился огромных размеров детина. Явно выше двух метров и при этом чрезвычайно широкий в плечах. Старые, местами разодранные брюки заправлены в усиленные стальными вставками сапоги. К широкому кожаному поясу, перехватывающему внушительный живот поверх свободной синей рубахи, с боку подвешена огромная булава, или даже гердан. На простом широком лице застыла добрая улыбка. На плечах у здоровяка сидела улыбающаяся Тали.
   -Я что-то пропустил? - прогудел здоровяк.
   -Ды нет, - ответил Шики. - Фрист, это Тор. Тор это Фрист, наш предполагаемый великий вождь.
   -Великий вождь? - переспросили Фрист и Тор в один голос. Все зассмеялись. Даже на отрешенных лицах близнецов появились улыбки. Последним неуверенно улыбнулся Тор.
   Воид поднялся и встал на ветке дерева.
   -Ты говорил, что собираешься нанять небольшую армию. Я подумал, что лучше, чем эта, все равно не найти.
   -Вот как? - Фрист приподнял бровь. - Полагаю, навыки любого из присутствующих здесь не подлежат сомнению?
   -Конечно, - заявил Воид. - Любой из них стоит пары десятков тех ребят, что штампует Фонд Гирша.
   -Пары десятков? - обижено повторил Эйзо. - Так мало?
   -А ты думал, ты вообще непобедим? - спросила Кана.
   -Ну да, - согласился Эйзо. - Я любого сделаю, кроме нашей компании.
   -Ага, Елена тоже так думала, - Кана посмотрела на Фриста и пояснила. - Была еще одна девушка. Прекрасно обращалась с катаной. Ее порешил один из ее коллег.
   -Коллега?
   -Она подрабатывала убийствами. Хитокири.
   -Воид, - спросил Фрист. - Насколько я понимаю, все эти замечательные люди - твои ученики?
   -В некотором роде.
   -А почему ты решил, что они согласятся помочь мне?
   -Потому, что Воид нас попросил, - ответил Шики.
   -Может, потому, что ты, как настоящий вождь, обязательно после победы одаришь вассалов золотом и леном? - предложил Шао Рен.
   -Народ вы что? - удивился Эйзо. - Проще надо быть. Просто это хороший повод подраться!
   -Рен дело говорит, - сказала Кана. - Забрать целый сектор под собственную игровую площадку...
   -Сам решай, с кем ты хочешь делить Седьмой сектор. С "Эон Корп"...- подытожил Воид. Он сделал сальто вперед и, приземлившись на траву, продолжил, - ... или с этой компанией фриков.
   -По правде говоря, - произнес Фрист. - Я не собираюсь его делить ни с кем.
   Кана расхохоталась так, что чуть не упала с древа. Подошел Эйзо и хлопнул Фриста по спине.
   -Вот это правильный подход! - заявил он.
   -Здесь все здесь такие. - объявил Воид. Он улыбался, его красные глаза сияли, как будто в них отражался огонь будущих пожаров. - Варвары, уничтожающие все вокруг себя. Готовые лишить цивилизацию будущего...
   -...Потому, что это - не наше будущее, - подхватил улыбающийся Шики и вскочил на ноги. При этом Лилиан ударился затылком о землю, но это только заставило его рассмеяться.
  
  
   Первой целью бы выбран клуб "Черная Лилия", принадлежащему группе Томмот - просто потому, что он находился ближе всего.
   -Здесь центральный нервный узел Томмот. Через этот клуб проходит большая часть их денег и товара, - заявил Воид и ткнул пальцем в карту, спроецированную на борт грузового аэромобия Тора. Вся компания вместе с транспортом находилась на крыше клиники, на полосе бетона между пустотой и стеклянной стеной, окружавшей сад. Ветер выл, трепал одежду и волосы. Вдобавок, аэромобили прогревали турбины. Чтобы другие услышали, приходилось почти кричать.
   -Остается только удивляться твоей осведомленности, - прокомментировал Фрист.
   -Это же Воид, - Шики развел руками. - Он всегда все про всех знает.
   -Желаю вам удачи. - Объявил Воид. - А у меня еще здесь дела, надо оформить выписку Тали и показать ей новую квартиру.
   -Ты не пойдешь с нами? - удивился Тор.
   -Вы и без меня прекрасно справитесь.
   Фрист усмехнулся.
   -Просто он хочет, чтобы все выглядело так, как будто он здесь ни при чем.
   -Хочешь остаться чистеньким? - с шутливой укоризной прищурился Лилиан.
   -Невозможно остаться чистым, валясь в крови, - Воид покачал головой. - Просто этот маленький блицкриг - только звено в длинной цепи событий.
   -Все поняли? Мы все - только пешки в его игре, - радостно объявил Эйзо. - Он легко отправит нас на смерть ради стратегического преимущества.
   -Ты так говоришь, как будто в этом есть что-то плохое, - в тон ответил Шики. Эйзо рассмеялся.
   -Я ничего не понял, - честно признал Тор.
   -Догадываюсь я, чего ты хочешь, - сказал Фрист Воиду. - Это начало большой воины.
   Воид улыбнулся и раскинул руки в стороны, как будто желая объять весь мир.
   -Все, на что падет наш взгляд. А отсюда я вижу почти весь город...
   Фрист оскалился. И оглядел всех собравшихся.
   -Итак, дамы и господа, мы начинаем нашу маленькую войну! Все надо провернуть очень быстро. Так, чтобы когда до всех дошло, что происходит, все уже было кончено. В ближайшие часы Седьмой сектор должен быть очищен.
   -Давно пора, - многозначительно заметил Воид, - этот город заслуживает преступников получше... Да, вот еще что. Чуть не забыл. Лови!
   С этими словами, он кинул Фристу яблоко, которое недавно сорвал в саду. Фрист поймал яблоко, оскалился и сжал его в руке. Во все стороны брызнул сок, под ноги упали кусочки раздавленного плода. Воид довольно рассмеялся.
   -Окей! Отправляемся, - крикнул Шики, - Или здесь кто-то собирается жить вечно?
  
  
   -Эй! С оружием нельзя, - крикнул стоящий у входа охранник. Его коллега рядом на всякий случай положил руку на рукоять меча.
   -Ну, неужели тут нельзя сделать исключение...? - Кокетливо гримасничая, Лилиан подошел на расстояние удара и ловко огрел охранника сложенным веером по голове. В эту же секунду Шики подскочил ко второму и отравил его в нокаут раньше, чем тот успех выхватить меч.
   Лилиан, Шики и Эйзо вошли в клуб.
   -А ничего обстановочка, - прокомментировал Эйзо, осмотревшись. Его взгляд, пробежавшись по собравшейся толпе и по висящим на стенах экранам, на которых транслировалось какое-то шоу, остановился на стриптизерше, танцующей на сцене в противоположном конце зала.
   -А почему на нас никто не смотрит? Почему никто не бежит к нам, бряцая оружием? - возмутился Эйзо.
   -Сейчас исправим, - пообещал Лилиан и швырнул метательный нож через весь зал. Нож вонзился в грудь стриптизерши. Та сделала еще несколько танцевальных па, орошая сцену и ближайших зрителей кровью. Потом заметила нож, захрипела и упала на колени. Публика заголосила
   -Вот это да! - Шики восхищенно присвистнул.
   -Ага, потрясный бросок! - поддержал Эйзо.
   -Я про шоу... - пояснил Шики.
   Теперь все взгляды в зале были обращены на них. Шики кашлянул и объявил:
   -Прошу прощения, дамы и господа, у нас тут небольшое нашествие варваров.
   -Мы пришли грабить и убивать! - подхватил Эйзо.
   -И предавать огню! - добавил Шики.
   -Мы возьмем ваши деньги, убьем вас и ваших близких, заберем ваших женщин...
   -И выпьем ваше пиво! - подвел итог Шики.
   Для убедительности Лилиан длинным прыжком подскочил к ближайшему человеку и взмахом тессена рассек ему горло.
   В клубе началась паника.
  
  
   Грегор Томмот услышал сигнал связи по срочной линии. Он "разбудил" личный терминал и вывел на экран звонящего. Это был толстяк-управляющий "Черной лилией" и он был перепуган до смерти.
   -У нас тут налет! - выпалил он, стремительно потея.
   -Кто?! - рыкнул Грегор и его пальцы вонзились в кожаную обивку подлокотников.
   -Не знаю! Это какие-то отморозки! Они уже кучу народа покрошили.
   -Сколько их?
   -Не знаю! Много... нет... тут такой бардак творится - ничего не понятно.
   -Ясно. - Сказал Грегор и разорвал связь, хотя управляющий хотел еще что-то сказать. Вместо него Грегор вызвал на связь одного из заместителей.
   -Арно! Сию секунду хватай человек двадцать и дуй в "Лилию". Там драка. Чтоб через минуту там был! Живо!
   У заместителя в первый момент глаза на лоб полезли, но уже через секунду он взял себя в руки и деловито кивнул. Удовлетворенный таким ответом, Грегор отключился.
   Грегор Томмот обладал завидным качеством - в критические минуты его разум работал быстро и четко. Вот и сейчас вместо того чтобы волноваться, он начал перебирать всех возможных виновников нападения. После простейшего анализа число вероятных вариантов сократилось до одного: за нападением стоит Фрист, тот самый, которого еще прозвали Крысоловом. Дело в том, что Хаута совсем недавно попытались устроить Акечи хорошую трепку. Затея не то чтобы совсем провалилась, но теперь оба клана сидели тихо и зализывали раны. Грегор как раз прикидывал, как бы извлечь из этого положения побольше выгоды, когда ему позвонили из "Лилии" и сообщили о налете. Ни Астрид, ни Торварду даже в голову не пришло бы нападать на Томмот. А вот Фрист...
   В живую Грегор никогда не пересекался с Фристом, да и с чужих слов знал его плохо. Говорили, что он сбежал из сектора и уже не вернется. Грегор сильно сомневался в том, что человек, достаточной безумный, чтобы в одиночку выходить против пары десятков врагов, и достаточно умелый, чтобы эту пару десятков положить на месте, будет от чего-то бежать.
   Немного подумав, Торвард начал обзванивать подчиненных, которые могли что-то знать о Фристе.
   Через некоторое время, устав от разговоров, он вызвал служанку и приказал принести кофе. При этом он в очередной раз с легким удивлением и ностальгией подумал, что превратился в какого-то жирного столоначальника. А ведь начинал уличным грабителем...
   Служанка принесла кофе. Она уже почти поставила поднос на стол, как вдруг упала и весь кофе пролился на Грегора. Он открыл было рот чтобы заорать на нее, но тут увидел стрелу с черным древком, торчащую из ее затылка. Грегор упал на пол и откатился в сторону. В эту же секунду, сквозь приоткрытое окно влетела еще одна стрела с черным древком. И задрожала, вонзившись в спинку кресла.
  
  
   Резиденцию Томмот - мрачный серый трехэтажный особняк, обнесенный каменной стеной - постепенно охватывал огонь. Бой еще шел, хотя исход был уже определен. По стене туда-сюда скакала Кана и время от времени посылала стрелу то в мелькнувший в окне силуэт, то в выбегающего из дверей человека.
   Нападение на "Черную лилию" отвлекло внимание и заставило врага распылить силы. Но, по мнению Шао Рена, который сейчас отбивался сразу от трех противников, особого смысла в этой уловке не было. Враг все равно успел стянуть сюда все силы. Правда, действовали они суматошно и неорганизованно.
   Шао Рен метнулся в сторону, уходя от очередного удара, и все трое оппонентов оказались с ним на одной линии. Так что на секунду-другую у него будет только один противник. Шао Рен пнул его в ногу, и тот на долю секунды потерял равновесие и раскрылся. Этого времени хватило, чтобы проткнуть его насквозь. Шао Рен выдернул клинок и, перемахнув в высоком прыжке через падающего боевика, застал врасплох второго. Тот не успел поднять меч для защиты и у Шао Рена остался только один враг.
   Справа Тор успешно разделывался с другой тройкой. Очередной герой повелся на кажущуюся медлительность гиганта, проскочил под шипастым шаром гердана и, разумеется, тут же угодил в захват. Тор поймал противника за шею, одной рукой оторвал от земли и впечатал в нее же. До Шао Рена донесся хруст ломающихся костей.
   А слева близнецы, двигающиеся слаженно, как одно двухголовое и четырехрукое существо, медленно, но верно прижимали к стене сразу четверых. Четыре длинных узких клинка ткали сложную непроницаемую стальную паутину.
   Последний противник Шао Рена оказался посильнее предыдущих. После безрезультатного обмена ударами, Шао Рен провел укол в колено - тот был отбит - тут же "показал" удар в лицо и, когда боевик попытался ударить на опережение, упал на шпагат и уколол снизу вверх, в живот. После этого оставалось только вскочить и добить.
   ...Шао Рен не признавал условностей и ограничений. Из всех школ и стилей он выбрал такую, которая могла похвастаться минимумом правил и самым богатым техническим арсеналом. И благодаря фанатичному упорству очень быстро стал лучшим учеником своего учителя. Вскоре, учитель сказал, что Шао Рен знает и умеет все, чему он, учитель, мог его научить. Шао Рен заявил, что это не так, он точно знает, что есть еще нечто такое, чего учитель ему не показал. Учитель честно сказал, что не станет давать секреты школы тому, кем движет только страсть к фехтованию и больше ничего. И сколько бы Шао Рен не умолял, стоя на коленях, учитель был непреклонен.
   Тогда Шао Рен надел кольцо с искусственным рубином и напал на учителя, рассчитывая, что тот наверняка применит секретные техники, чтобы спасти свою жизнь. Это знание стоило Шао Рену глаза, а его учителю - жизни. Однако, право же, там было совсем немного! И Шао Рен вскоре снова уперся в стену из пустоты. Он поднялся на вершину мастерства, откуда в путь был только вниз. А ему больше всего в мире хотелось двигаться дальше и выше.
   Этот путь ему указал улыбающийся красноглазый отшельник, бросивший его на траву после короткого боя. "Все просто, - сказал он. - Ты человек. Ты ходишь на двух ногах, думаешь головой, и сражаешься с мечом в руках. Ты дошел до максимума, доступного человеку. Чтобы двинуться дальше, ты должен превзойти свою человечность. Ты должен научиться ползать на брюхе, как змея, и порхать как птица. Ты должен оставить человеческий разум с его логикой и привычной картиной мира. Ты должен перестать быть человеком, если хочешь стать еще сильнее".
   И Шао Рен не колебался ни секунды...
   На крыше особняка показалась высокая фигура. Пламя за спиной делало ее абсолютно черной. Ветер развивал длинный хвост волос и наброшенный на плечи плащ. Фигура подняла руку. Шао Рен напряг зрение и увидел, что Фрист держит за волосы чью-то отрубленную голову. Оставшиеся в живых бойцы Томмот поспешили убраться. Один на последок разрядил во Фриста арбалет, за что был тут же застрелен Каной, а болт в полете отбил стоящий рядом с Фристом Шики.
   Шао Рен посмотрел, как убегают последние враги и в изнеможении опустился на одно колено. Он улыбался. Он бы предпочел родиться в другую эпоху - рыцарем или сарацином во времена крестовых походов. Самураем в период враждующих провинций. Одним из соратников Лью Бея или Цао Цао в период Троецарствия... Но в этой эпохе и в этом месте приходилось довольствоваться бандитскими войнами. Однако это было не так уж плохо.
  
  
   Люди Торвадра Хаута устроили им засаду. Резиденция Хаута как будто была для этого создана. По этой причине Торвард в свое время и купил это неприметное четырехэтажное здание. Оно прижималось вплотную к барьерной стене, окружавший сектор. Был только один путь попасть в него - по длинной улице, зажатой старыми пятиэтажными домами с двух сторон. Покатые крыши плохо подходят для высадки на них. Кто бы ни пришел к Хаута, ему бы пришлось проехать по улице или хотя бы сеть на нее перед воротами.
   Для того чтобы подстроить смертельную ловушку, от Торварда Хауты потребовалось только разместить в бойцов соседних с резиденцией домах. Что он и сделал.
   -У хороших мест для засады один недостаток, - сказал Фрист, взглянув на карту, - они очевидны.
   -Это цитата из Сунь Цзы? - спросил Шики.
   -Нет, сам придумал. Слушайте план...
   -Слишком сложно, - прокомментировал Тор.
   - Нормально, справимся, - заверил Эйзо. - Только как-то слишком обще.
   -Вы главное доберитесь до ближнего боя, а там по обстоятельствам, - пояснил Фрист.
   -Тоже классная фраза. Это ты тоже сам придумал, или это из Сунь Цзы?
   -Это Наполеон, дубина! - просветил приятеля Шики.
   -А кто такой Наполеон? Тоже японский философ?
   -Неважно, - прервал Фрист.- Поехали! Выбиваемся из графика нашего блицкрига.
   -Это уже больше похоже на нашествие монгольской орды, - заметил Шики, запрыгивая в аэромобиль.
  
   Собственно, плана никакого и не было. Все машины просто зависли над улицей и синхронно пошли на снижение. Вся хитрость была только в том, что высадка началась раньше, чем аппараты опустились на асфальт. Фрист первый сиганул с аэроцикла прямо в окно верхнего этажа. Он влетел в комнату вместе с брызгами оконного стекла. Еще в полете он заметил прижавшегося к стене рядом с окном арбалетчика. Фрист перекатился, выхватил нож и метнул его в растерявшегося парня.
   Фрист усмехнулся, - как он и ожидал, стрелкам было приказано не показываться, пока машины не сядут и люди не вылезут из них - чтобы ловушка сработала наверняка.
   Он выскочил из комнаты и тут же зарубил двоих, прибежавших на шум. Спланированная ловушка обернулась хаотичной свалкой.
   Из соседней комнаты кубарем вылетел еще один арбалетчик, следом выскочил Шики и прикончил его. Он улыбнулся Фристу и поправил волосы, при этом размазав кровь по лицу.
  
  
   Ника стояла на крыше заброшенной колокольни, возвышающейся над улицей, и смотрела вперед и вниз, где шел бой. Там было светло и жарко от охватившего здания огня. Хаута собрал много людей. По идее, они должны были давно задавить числом горстку неприятелей, но им никак это не удавалось.
   Эйзо перехватил меч за тупую часть клинка и налетел на группу боевиков. Он вертелся вихрем, используя меч на манер посоха и сшибая с ног ударами щита. Рядом как большая бабочка порхал Лилиан, то перечеркивая веером чье-то горло, то вгоняя в чей-то живот лезвие из ботинка. Группа бойцов сбилась кучу и сформировала плотный строй. Но их тут же как кегли разметал Тор, сначала метнувший в них подвернувшегося под руку боевика, а потом бросившийся на них сам.
   Ника вдруг обнаружила, что рядом с ней стоит Черный Бродяга.
   -Горе тебе, Вавилон, город крепкий!.. - изрекс он. И добавил. - В конце концов, хаос всегда побеждает порядок. Потому что лучше организован.
   -Ты как-то сказал, что ищешь человека, - сказала Ника, просто чтобы что-то сказать.
   -Я нашел, - ответил Бродяга. - И потерял... Похоже, в этом городе не осталось и десяти праведников. Значит, недолго ему осталось стоять. Потому, что если ничего не помогает, насилие остается единственным способом дать миру и человеку шанс.
   -И что погубит его?
   -Ты, я, они, - Бродяга показал на сражающихся на улице.
   -Много чести, - Ника скривилась.
   -В этом нет никакой чести. - Бродяга покачал головой. - У таких как мы, нет никакой высокой миссии, никакого предназначения, никакого будущего. Мы, недовольные, неблагодарные дети цивилизации, мы не врачи - боль. Мы, присягнувшие хаосу и разрушению - симптом того, что цивилизация почти безнадежно больна.
   -Ты красиво говоришь.
   -Я просто повторяю чужие слова. - Бродяга вздохнул.
   Некоторое время они молчали и смотрели на бой внизу. Там Фрист поймал очередного боевика за руку и бросил через себя так, что тот налетел на меч другого.
   -Он делает новый шаг на пути хаоса прямо сейчас, - прокомментировал Черный Бродяга. - Нам предстоит сделать то же самое.
   -Что, и мне? - с иронией уточнила Ника.
   -Конечно. Нам точно также как и ему предстоит кое-что завоевать или умереть, - Бродяга посмотрел на нее и серьезным голосом произнес, - и для тебя и для меня это единственный способ жить дальше.
   Ника ничего не ответила, только смотрела на бой. Он все продолжался и продолжался. Кода она вновь повернулась к Бродяге, она обнаружила, что находится на крыше колокольни одна.
  
  
   Улица превратилась в уголок ада. В реку грязи и крови с берегами из огня и с трупами вместо камней. Бойцы Хаута дрались отчаянно, и их оказалось неожиданно много. Но всего этого было недостаточно.
   Бронированные двери сопротивлялись стойко, а вот стальные ставни и решетки на ближайших окнах сразу поддались гердану Тора.
   Вся компания уже была там, внутри. Только Фрист и Шики задержались, чтобы добить последних оставшихся снаружи врагов. Еще осталась Кана, обидевшаяся на весь мир за то, что у ее кончились стрелы и ей пришлось взять в руки трофейный арбалет. Поскольку большую часть стрел она потратила на тех, кто пытался стрелять из окон, Фрист сомневался в том, что в здании остался хоть один достойный противник.
   -Вот еще один, - сказал Шики.
   Фрист обернулся и увидел приближающегося Шена. Он шел медленно, осторожно обходил тела и то и дело озирался по сторонам. Когда он подошел поближе, Фрист различил какую-то странную неуверенность на его лице.
   -Это Шен, - сказал Фрист. - Он мой друг.
   -Потрясно выглядишь, Фрист, - заявил Шен. - Красный цвет - самый модный в этом сезоне.
   -Благодарю. Чему я обязан за эту неожиданную встречу?
   -Я как только услышал, что ты здесь дерешься сразу рванул сюда...
   При этих словах на Шена напал кашель.
   -...на помощь, - выдавил он. Он достал из кармана пузырек вытряхнул из него таблетку и с трудом проглотил.
   -Благодарю, но у меня и так предостаточно помощников, - сказал Фрист.
   -Еще один лишним не будет.
   -Решил малость пограбить на халяву? - спросил Шики.
   -А есть возражения? - в тон ответил Шен.
   Перепалки не получилось. Разговор прервался звоном стекла и грохотом ломающихся ставен, и на крышу стоящей у входа машины упал вылетвший из окна человек.
   -Лилиан! - узнал Шики.
   Несмотря на удар и кровь, залившую всю одежду, он был жив. Но недолго. Потому что следом из окна второго этажа вылетела женщина в белом платье и с огромной косой в руках. Она приземлилась на ту же машину и со всего маха вонзила свое оружие в грудь Лилиана. Кана выругалась и разрядила в нее арбалет. Женщина пригнулась, и болт прошел мимо. Она выдернула косу и отбила посланную следом за болтом стрелу, самую последнюю, которую Кана припасла на самый крайний случай.
   -Вот черт! - вырвалось у Шена.
   -Знаешь ее?
   -Ага. Это Эстрелла, дочка Торварда. Говорят, она с самого рождения не в себе. А уж когда у ней с парнем там что-то не вышло, совсем с катушек слетела.
   Тем временем, Эстрелла соскочила на землю. Шики рванулся к ней.
   -Шики! Стой! - крикнул Фрист.
   Меч столкнулся с косой. Эстрелла засмеялась и закружилась на месте, коса в ее руках превратилась в вихрь из дерева и стали. Меч замелькал, парируя удары, лязг стали слился в монотонный гул.
   Шики вскрикнул и отскочил, не удержался на ногах, упал и откатился подальше. Он поднялся и тут же рухнул на колени. Шики закашлял, и из его рта потекла кровь.
   Эстрелла медленно двинулась за ним. Она совершенно не по-боевому прижимала к себе косу и улыбалась.
   -Когда ее парень предал, она его порешила. И еще десяток подвернувшихся под руку, - продолжил Шен. - По слухам, папаша ее дома на цепи держал. По ходу, оборвала цепь-то.
   -Интересный вариант синдрома Саванта, - Фрист кивнул и пояснил. - Такая гиперкомпенсация. Бывает при умственных расстройствах, но редко.
   -Очень приято... оказаться побитым природным феноменом... - прохрипел Шики.
   На крышу машины рядом с телом Лилиана мягко приземлился Шао Рен. Он посмотрел на тело, на стоящего на четвереньках Шики и выругался. Шики предостерегающе поднял руку,
   -Стой!.. Она почти такая же быстрая как Воид.
   -Дай я... - сказал Шен. Он повернулся к Эстрелле, вытащил меч из ножен. Но на его плечо легла рука Фриста.
   -Все назад! - крикнул он. - Я сам.
  
   Эстрелла жила в скучном мире. Все кругом были такими медлительными, неловкими, хрупкими и слабыми. Вдобавок, люди вокруг всегда были заняты какими-то сложными и скучными играми. Эстрелла никогда толком не понимала, почему что-то нельзя делать, а что-то можно. А что-то делать просто необходимо. Все эти бесчисленные глупые правила! Когда ей объясняли, она могла их выполнять, пока не забывалась. А забывалась она часто, особенно когда ей становилось скучно.
   А еще у Эстреллы был секрет. Хорошо присмотревшись, она могла разглядеть внутреннюю сущность человека. И она знала, что некоторые только выглядят как люди, а на самом деле совсем другие создания. И она сразу поняла природу ворвавшихся к ним в дом существ.
   Пусть они и выглядели как люди, никакими людьми они не были. Демоны, сотканные из ожившего мрака, с пылающими глазами. Все разные, но при этом, все чем-то друг на друга похожие. Быстрые, ловкие, сильные. Неудивительно, что они прошли сквозь многочисленных слуг отца Эстреллы, как раскаленный нож сквозь масло.
   "Наверно, они уже добрались до папы" - если бы Эстрелла думала и чувствовала так же, как все люди, это бы сильно ее расстроило.
   Но сейчас она была поглощена игрой с существами мрака. Ей очень давно не было так весело.
   Вот они расступились, и вперед вышел один, высокий. Красный от покрывающей его крови, черный от тьмы в его душе. С зубастым клинком, созданным для того, чтобы дарить мучительную смерть. С белыми волосами развивающимися на ветру. С глазами, в которых отражались огни пожара. С глазами, в которых светился пылающий внутри огонь.
   "Это тоже маска" - поняла Эстрелла. Она прищурилась и заглянула в глаза приближающегося врага. И перед ней предстала его настоящая суть.
  
   Острые зубы, подобные стальным мечам, и огромное мускулистое тело в блестящей черной чешуе. Массивные лапы, способные раздавить человека как скорлупу, оканчиваются острыми когтями. При каждом шаге когти вгрызаются в асфальт и оставляют глубокие борозды.
   И глаза. Пылающие ромбовидные глаза, в каждом по два зрачка, смотрели на нее жадно и в тоже время равнодушно. И было в этом взгляде нечто невыносимо чуждое всему в этом мире.
   Дракон сделал еще шаг и навис над Эстреллой.
  
   Она упала на колени, опустила голову, чтобы больше не видеть этих жутких глаз, и протянула вперед свое оружие на раскрытых ладонях.
  
   - Встань, - приказал Фрист. Нужные слова сразу пришли на ум, как будто ждали этого момента. - Ты забрала моего человека. И ты его заменишь.
   Эстрелла кивнула, но головы так и не подняла.
  
  
   Астрид сама вышла им на встречу. Одна.
   Они стояли посреди улицы и смотрели, как она приближается. Она сильно хромала и при ходьбе опиралась на трость.
   -Четыре стрелка, как минимум, - тихо произнесла стоящая рядом Кана.
   -Я насчитал пять, - ответил Фрист. - Обрати внимание вон на ту трубу.
   -Далековато.
   -Полагаю, это какая-то особо дальнобойная модель.
   Астрид остановилась на расстоянии примерно десяти шагов.
   -Вижу, мальчик, тебе все же надоело играть в отшельника, - громко произнесла она, - а я уже начала верить, что ты действительно такой, каким пытаешься казаться.
   -Я бы предпочел обсуждать не прошлое, а будущее, - ответил Фрист.
   Астрид печально улыбнулась и спросила:
   -Зачем обсуждать будущее с тем, у кого его нет?
   С этими она словами она заковыляла вперед.
   -Это был риторический вопрос. На самом деле, я сама виновата. Я должна была понять, что ты такое сразу же, как только тебя встретила. Я эту встречу до сих пор забыть не могу. Полдюжины свежих выпотрошенных трупов, полуголая девица, которую от всего происходящего потянуло блевать. И ты, смотришь и на трупы, и на спасенную как на дерьмо.
   -Фрист, тебе, оказывается, не нравятся девушки? - Кана постаралась изобразить обиду и разочарование.
   -Не-а, - с готовностью подтвердил Шен, - особенно если они при встрече ходят под себя от страха. Но ты не расстраивайся, парни ему тоже не нравятся.
   -Да ты что? Как можно не любить парней? Они такие забавные...
   -Вы бы не могли помолчать? - попросил Фрист.
   Астрид остановилась в двух шагах от Фриста и произнесла:
   -Ты тогда еще сказал, что все это устроил только чтобы никто не орал под окнами. Я еще посмеялась, глупая.
   -Все это, конечно, очень занимательно, - произнес Фрист, - но вы ведь тут не для того чтобы предаваться воспоминаниям? Что вы хотите предложить? Разделить сектор?
   Женщина печально улыбнулась.
   -Как можно делить что-то с тем, кто не может себя ограничивать? Какие могут быть компромиссы... с тобой? - она посмотрела ему в глаза, снизу вверх, - Ты победил, мальчик. Если те двое не смогли остановить тебя, то и то, что осталось от нашего клана, тоже не сможет. Будь на твоем месте кто-то другой, я бы начала просить, торговаться... Но даже я не на столько глупа чтобы просить пощады у голодного зверя.
   -И что же вы, в таком случае, намерены сделать?
   -Все просто. Вот она я, твой враг. Возьми мою голову. Но пощади моих людей, позволь им уйти, они тебе не враги.
   Фрист усмехнулся.
   -Предложение весьма заманчиво. Однако я его не приму. У меня есть кое-что получше. Скажите, как вам нравится этот сектор?
   -Родину не выбирают...
   -...на ней живут и подыхают. - продолжил Эйзо.
   -Как на счет взять все это под свою опеку и обустроить по вашему вкусу? - предложил Фрист. - Разумеется, под контролем, моим и присутствующих здесь господ. Возможно, это покажется вам понижением статуса, но с объективной точки зрения, власти и возможностей у вас будет больше.
   -С чего такая щедрость, мальчик?
   -Хороший администратор мне понадобится в любом случае, а лучшего чем вы я не знаю.
  

Глава четвертая

Семейные ценности

Shriek the lips
Across ragged tongue,
Convulsing together.Sing
violently, Move the jaw
Cry aloud. Bound up the Dead
Triumphantly
...


Hey, Yeah - I'm the one that you wanted
Hey, Yeah - I'm your Superbeast
Hey, Yeah - I'm the one that you wanted
Hey, Yeah - I'm your Superbeast

Rob Zombie

   Ему снился гордый город, висевший прямо воздухе высоко над гладью бесконечного океана. Город был величествен и прекрасен, он извивался арками и галереями, взвивался вверх шпилями башен. Блистал витражами и полированным мрамором стен. По улицам ходили красивые и уверенные в себе жители.
   Внизу, город отражался в воде, еще одно отражение города висело в небесах. Три города, великих и неприступных.
   Он натянул тетиву лука и выстрелил. Стрела запела и упала на город.
   И город начал рушиться. Три города рассыпались как карточные домики. Раздавался мелодичный звон, как будто стены городов сложили из тонкого хрусталя. Со звоном смешались полные ужаса и боли, крики жителей города.
   Зрелище было невыразимо прекрасно. Небывалую красоту трех городов превзошла красота их разрушения.
   Крики гибнущих жителей и звон рассыпающихся зданий смешались в самую прекрасную музыку, которую ему доводилось слышать...
  
   Фрист проснулся совершенно не выспавшимся и разбитым. Пяти часов сна хватило только на то, чтобы мышцы расслабились и начали платить болью за чрезмерные нагрузки. Он бы ни за что не поднялся, если бы Мея не сказала, что к нему пришел Воид по срочному делу.
   Фрист вытащил себя из кровати, натянул брюки и рубашку, наскоро умылся и вышел в гостиную. Там за столом в кресле расположился Воид, в белоснежном кимоно и черной хакама. И с чашкой чая в руке.
   -Ну, что случилось? - хмуро спросил Фрист, садясь за стол. - Мея, мне тоже чаю...
   Воид загадочно улыбнулся и принялся размешивать сахар в чашке с чаем.
   -Ты пришел только для того чтобы порадовать меня свежим коаном? - Фрист мрачно глянул на Воида, - Да, я заметил - у тебя кимоно надето как у покойника.
   -Я пришел попрощаться, - сказал Воид. - Время делать следующий шаг. Время вернуться и забрать то, что я оставил. То, что мое по праву... Ты не поверишь, но я не знаю, что будет дальше. Так что на всякий случай, я решил попрощаться.
   Фрист какое-то время напряжено сверлил Воида взглядом. Потом вдруг ударил кулаком по столу и вскочил. Он случайно зацепил скатерть, и с нее на пол слетело блюдце - Воид поймал его и поставил на место.
   -Ты что, сдурел!? - прорычал Фрист. - Это же именно то, что она от тебя хочет! Хочешь снова плясать под ее дудку!?
   Воид печально покачал головой.
   -А ты думаешь, что мы не пляшем под ее дудку сейчас? Все, что произошло с нами с самого рождения и даже раньше - это все происходит по ее воле. По крайней мере, все, что касается меня. На тебя-то ей было плевать, счастливец.
   -И ты собираешься сдаться!? И признать, что она победила?
   -Ты что? Я так не умею. Я же говорю, я хочу все это закончить. У меня нет выбора. Если я хочу двигаться дальше, мне надо избавиться от груза прошлого.
   Он отхлебнул чаю и произнес:
   -Помнишь эту фразу? "Мир - яйцо. А мы - птенец. Если мы не разобьем скорлупу мира, то умрем не родившись", - Воид печально улыбнулся. - У птенца нет выбора - разбивать или нет. У него разве что может не хватить сил...
   Фрист напряженно думал.
   -Хорошо, - резко бросил он. - Я иду с тобой.
   -Хочешь все увидеть сам?
   -Нет. Мне тоже кое-что надо оставить в прошлом.
   В прихожей их ждали Шики и Эстрелла.
   -Тебе вроде полагается лежать на больничной койке под капельницей, - заметил Фрист.
   -Никогда не здороваешься, да? Что мне там делать? Всего- то пару ребер сломали... К тому же Джес сейчас не до меня.
   -Как знаешь. Ты, похоже, назначил себя моим заместителем?
   -А что, у вашего величества, есть иные кандидаты на эту должность?
   -Хорошо, гляди тут за всем в мое отсутствие... Эстрелла, слушайся Шики и не убивай людей почем зря.
   Эстрелла кивнула.
   -Не извольте беспокоиться, - Заверил Шики. - Мы тут за всем приглядим.
  
  
   Послышался стук в дверь.
   -Да, Гаюс, заходи, - сказала Офелия.
   Гаюс вошел в кабинет и положил папку перед ней на стол.
   -Вот информация из той больницы, как вы просили, - произнес он.
   -Хорошо. Спасибо, можешь идти.
   Гаюс никогда не отличался выразительностью мимики и жестов. Но Офелия знала своего заместителя не первый год и иногда могла читать его эмоции даже по осанке и походке. Поэтому, когда Гаюс развернулся и сделал шаг к двери, Офелия остановила его вопросом:
   -Хочешь что-то спросить?
   Молодой человек развернулся и смущенно произнес:
   -Я не уверен, что имею право спрашивать. Но последнее время вы как будто сама не своя...
   -Это так заметно?
   -Нет. Думаю, мне одному что-то показалось...
   -А ты еще говорил, что совершенно не чувствуешь чужого настроения, - Офелия заставила себя улыбнуться.
   -Просто вас я знаю очень давно, - Гаюс улыбнулся и выпалил, - вы поссорились с матерю?
   -Что-то вроде этого, - Офелия пожала плечами. - Не обращай внимания. Это наши семейные разборки.
   Гаюс кивнул, смущенно улыбнулся, и собрался удалиться. В дверях он замер, услышав непечатное выражение из уст начальницы. Он обернулся и увидел Офелию, которая нависла над столом над раскрытой папкой и вцепилась взглядом в ее содержание.
   -Что-то не так?
   -Не так... - Тихо сказала побледневшая Офелия . Она откинулась на спинку кресла и повторила. - Не так.
   При этом выражение лица у начальницы Гаюса было совершенно безумное. Гаюс такой испуганной и ошарашенной ее еще никогда не видел.
   -Это женщина, - произнесла Офелия в пространство. - Там, в больнице лежала женщина. Он тогда сказал "этот человек"... Чтобы я подумала, что это он там лежит... Вот хитрец...Как же он нашел человека с такими же симптомами....
   Офелия издала истеричный смешок.
   -Значит, если он не лежит в больнице...
   В этот момент запищал селектор на столе. Звонок был с первого поста охраны. Офелия по привычке ответила.
   -Что там у вас?
   -У нас тут какой-то странный парень. Вот сами посмотрите.
   Ожил экран компьютера на столе. На него передали картинку с камеры наблюдения. На экране появился Воид. Он улыбался и неторопливо приближался. Офелия пару секунд смотрела на монитор расширившимися глазами, потом ударом кулака включила кнопу общей тревоги.
   -Не пускайте его в здание! - приказала она.
   -Можно применить оружие? - Флегматично спросили из динамика.
   -Нужно!
   Офелия вскочила, нацепила на ухо гарнитуру внутренней связи, подхватила шпагу и побежала из кабинета.
   Гаюс взглянул на монитор и крикнул Офелии вслед:
   -Кто это?
   -Это дьявол!
  
   Растрепанная Офелия вломилась в кабинет матери. Мать оторвалась от изучения каких-то документом и спросила:
   -Что происходит?
   -Он! Он здесь! - выпалила Офелия. - Тебе надо уходить. Я не знаю, смогу ли остановить его...
   -Успокойся! Кто "он"?
   -Брат! Мой младший брат. Твой сын!
   -Наконец-то! - мать рассмеялась. Смеялась она долго и искренне.
   -Уходить? - переспросила она.- Это было бы невежливо. Ведь он пришел сюда именно за мной. Более того, это было бы просто глупо. Ведь я так долго этого жду...
   -Он чудовище, мать! - выкрикнула Офелия.
   -О! Он ангел, - мать снисходительно посмотрела на дочь. - Разумеется, для тебя он чудовище. Как бы иначе ты смогла поднять на него меч?
   Офелия задохнулась от удивления.
   -А ты думала, я не знаю? - продолжала мать. - В этом был весь план... Понимаешь, доча, что с человеком ни делай, как над ним ни работай, он останется ребенком своих родителей. Он будет тысячей невидимых цепей привязан к родной земле. Это будет всего лишь человек. А человек - это то, что должно превзойти. Поэтому человек должен быть убит. Сожжен дотла, чтобы из его праха возникла новая сущность, - мать вскочила. Она закинула голову вверх и истерически расхохоталась. - Это не перерождение, это жертвоприношение человека на алтаре грядущего бога! Для него, грядущего, я вырастила и воспитала совершенного человека в жертву и совершенного палача, тебя. Я срежиссировала этот ритуал! И скоро оно придет - совершенное существо, свободное от людских оков! Оно идет для того чтобы разорвать последнюю цепь, связывающую его с миром людей. Чтобы завершить свое становление.
   -Он пришел убить тебя, - поняла Офелия.
   Она выбежала из кабинета. Снаружи ее ждал Гаюс.
   Офелия достала из кармана связку ключей, выбрала один и протянула заместителю.
   -Вот, - сказала Офелия. - Это ключ от специального сейфа в хранилище. Возьми то, что там лежит и используй против того, что движется сюда, я попытаюсь дать тебе время.
   Гаюс сразу понял, о каком сейфе идет речь, и побледнел. Он был единственным человеком, кроме Офелии, который знал, что лежит в этом сейфе. И, честно говоря, он бы предпочел этого не знать.
   -Вы... Вы уверены? - запинаясь, спросил он.
   -Уверена! - прорычала Офелия. - Бегом!
   Гаюс побежал.
  
  
   Он двигался неторопливо и неотвратимо, оставляя за собой тела охранников. С пульта наблюдения докладывали, что он уже прошел через вестибюль и поднимается на второй этаж. Перепуганные охранники говорили, что вестибюле его встретило чуть ли не полсотни бойцов. Все что им удалось - это задержать младшего брата Офелии на пару минут.
   Офелия двинулась навстречу. Она шла по коридору, отдавая в микрофон приказы и стараясь ободрить подчиненных.
   -Спокойно! Организуйте оборону на лестнице на третий этаж. Да я знаю. Оставь стрелков на верхних ступенях и пусть теперь попробует повторить то же самое под стрелами!
   Ее голос звучал бодро и уверенно, хотя она знала, что охране ее брата не победить. Но может у них хотя бы получится ранить или измотать его? Или задержать, пока не вернется Гаюс.
   Внезапно прямо перед ней из-за угла, пятясь, вышел один из ее подчиненных. Он сделал пару неуверенных шагов спиной вперед и упал. За ним из бокового ответвления вылетел и врезался в стену еще один охранник.
   А следом показался потирающий кулаки Фрист.
   -Ты?! - выдохнула Офелия.
   -Я, - не стал спорить Фрист.
   -Ты обманул меня!
   -Я бы предпочел другую формулировку. Впрочем, неважно, - Фрист печально улыбнулся. - Я пришел остановить тебя.
   -Что?.. - не поняла Офелия.
   -Сейчас наш младший брат идет на свидание со своим творцом. Ты попытаешься остановить его и погибнешь.
   -С чего ты взял? Я уже дралась с ним.
   -Он уже давно не то, что ты знаешь. Самое мудрое, что ты сейчас можешь сделать - это оставить все и уйти. Забыть все и начать новую жизнь, как я.
   -Никогда! - Офелия побелела от ярости. - Я не такая как ты! Я ни за что не оставлю мать!
   Фрист покачал головой.
   -Я знал, что ты это скажешь. Но все же хотел попытаться... Разве ты не понимаешь, что ты всего лишь инструмент для нее? Ты предана ей только потому, что тебя такой создали.
   -Уйди с дороги, брат, - тихо сказа Офелия.
   Фрист отшагнул назад и вытащил из ножен меч.
   -В таком случае, я вызываю тебя на дуэль первой степени.
   -Ты что? - Офелия стряхнула ножны со шпаги. - Зачем?
   -Может, я как и брат, хочу собственноручно похоронить прошлое? А может, я смогу подарить тебе более красивую смерть? - Фрист оскалился. - Пожалуй, и то и другое.
   -В этом нет никакой логики.
   -Тем, кто присягнул хаосу, нет нужды цепляться за логику.
   -Все равно, брат. Не знаю, чему там ты научился, но тебе меня не одолеть.
   -Думаешь? Увидим. Кстати говоря, здесь маловато места для твоей Дестрезы.
   Офелия кивнула и атаковала длинной серией. Она заставила брата отступить на пару шагов - так чтобы проскочить в боковой коридор, из которого пришел Фрист. Он вел прямо на взлетную площадку. Там места будет достаточно.
  
  
   Гаюс долго, непростительно долго возился с замками. Он никогда в жизни не видел начальницу напуганной. Даже когда несколько лет назад умер тогдашний хозяин фонда, и между претендентами на его пост началась настоящая "гражданская воина", Офелия была спокойна и сосредоточена. Если кто-то сумел напугать ее одним своим приближением, то этот "кто-то" - действительно сам дьявол. Но стоит ли пробуждать одного дьявола ради изгнания другого?
   То, что лежало в сейфе, было реликтом далекого прошлого, мира до Катастрофы, когда Солнце светило и согревало, а не сжигало дотла. Нобили постарались, чтобы в новом мире сохранилось многое из того, что было до Катастрофы. Но то, что достал Гаюс из особого сейфа, было предано забвению. По мнению Нобилей, эта вещь - то, чего не должно быть. Гаюс помыслить боялся о том, что его ожидает, если Нобили узнают.
   Хотя ничего необычного там не было. Больше всего похоже на ручной арбалет. Только без плеч, а направляющая представляет собой трубку. И десять зарядов. Они совсем не похожи на арбалетные болты. Они содержатся в кассете, которая называется то ли "магазин" то ли "рынок" то ли еще как-то. Можно выстрелить все, без перезарядки. Еще Гаюс знал, что при выстреле оружие производит шум, похожий на взрыв и вырывается из рук. Зато заряд пробивает любую броню и летит так быстро, что даже дьяволу не под силу увернуться.
   Этот враг шел быстрее, чем ожидал Гаюс. Перехватить его не удалось и Гаюс шел по следу из тел. Он бежал, перепрыгивая и оббегая стонущих, лежащих без сознания и умирающих. Кто-то просто был оглушен, у других были сломаны ребра, некоторые были насажены на свои же клинки или мечи товарищей. Пару раз Гаюсу попадались мертвые со сломанной шеей или позвоночником...
   Он все же сумел перехватить врага.
   Гаюс встал у дверей кабинета директора. А в противоположном конце приемной появился тот, кого Офелия назвала дьяволом. Кимоно на нем было изрядно помято, выпачкано кровью и разрезано в нескольких местах. Но сам он не получил ни царапины. С длинных тонких пальцев стекала кровь.
   Гаюс запоздало сообразил, что его противник не просто положил всю охрану здания, он сделал это голыми руками.
   Гаюс поднял оружие и выстрелил.
   Грохот был оглушительный. Оружие сильно дернуло руку.
   Красноглазый остался на ногах. Он стоял почти там же, где был до выстрела и с интересом рассматривал дырку в стене у себя за спиной.
   -Так вот оно какое - оружие Нобилей... - произнес он.
   Гаюс снова выстрелил. На этот раз он заметил, что противник успел сместиться за долю секунды до этого. Гаюс опять нажал на спусковой крючок. На этот раз красноглазый упал. Но ранен он не был. Потому, что раненные не лежат на полу, подставив руку под подбородок и не смотрят со скучающим выражением лица на стрелявших в них.
   - В пустоту нельзя загнать гвоздь! - весело заявил красноглазый. - Или пулю...
   Гаюс снова выстрелил и снова не попал. В последний момент противник, не меняя положения и выражения лица, вдруг подскочил на полметра и разминулся с пулей.
   -Хочешь знать секрет? - сочувственно спросил он. - Смотри. Ты принимаешь решение стрелять, в ЦНС генерируется уйма сигналов, они бегут по нервам, приводят в действие мышцы, палец давит на спуск. На это требуется меньше секунды. Но в эти мгновения ты полностью парализован. Ты ничего не можешь изменить, потому, что ЦНС занята выполнением принятого решения. Мгновения - это куча времени. В каждом из них прячется целая вечность...
   Гаюс тщательно прицелился. На мгновение он встретился с красными глазами врага.
   В этом мгновении пряталась вечность.
   Воид встал и прошел мимо Гаюса, застывшего с поднятым пистолетом. Походя, Воид позаимствовал у него висевший на поясе нож. Подкидывая нож в ладони, Воид вошел в кабинет.
  
  
   Рапира Офелии была быстрее и легче. Она сразу же захватила инициативу, и Фрист скоро понял, что попал в ловушку.
   Они кружили по пустой площадке. Ноги разбрасывали свежий снег. Клинки звенели не переставая.
   Фристу доводилось иметь дело и с более быстрыми и с куда более сильными противниками. Но еще никогда с таким техничным и искусным. Фрист почувствовал на себе всю мощь Дестрезы, "истинного искусства". Офелия своим тонким клинком завлекла брата в лабиринт из выпадов, финтов и батманов, и в глубине этого лабиринта ждала смерть. Но любое отклонение с предложенного пути - это тоже смерть, причем немедленная. Мастерства Фриста хватило на то, чтобы это понять и всякий раз выбирать более длинный "путь", когда в "лабиринте" попадалась "развилка". Но вечно так продолжаться не могло, конец пути все равно приближался.
  
   Воид вошел в кабинет.
   -Ты пришел, - сказала мать и поднялась из кресла. - Время закончить все это.
   -Тебе понравилось шоу, которое я для тебя утроил?
   -О да... Но где Офелия? Ты уже разобрался с ней?
   -Думаю, с ней разбирается брат, - Воид взвесил в руке нож.
   -Несносный мальчишка. Настолько же самодостаточен и неконтролируем, насколько зависима и покорна сестра, - мать прошлась по комнате. - Как у меня могло выйти такое?
   -Это все элемент хаоса, - Воид печально улыбнулся. - Он присутствует всегда. В любой системе. И иногда проявляется вот так, хаотически... Однако, я пришел сюда не для того, чтобы говорить о брате. Он, как ты сказала, совершено самодостаточен. В отличие от меня.
   -Ты знаешь что делать. Тебе осталось порвать одну нить, связывающую тебя с миром людей.
   Воид усмехнулся и покачал головой.
   -"Человек - это то, что должно превзойти". Не слишком ли много труда ради глупой фразы?
   -Просто я, как любая мать, хочу самого лучшего для своих детей.
   -И, поэтому, ты превратила их в чудовищ.
   -Каждая мать делает то же самое. Просто я, в отличие от других, понимаю, что я делаю.
   -А тебе не жаль, что ты не увидишь, как встретит мир твое совершенное творенье?
   Мать рассмеялась.
   -О! Я и так знаю, что сделает с миром такое создание!
   Воид поднял глаза и взглядом пригвоздил мать к месту, на котором она стояла.
   -А тебе не приходило в голову, что отсутствие цепей - это тоже цепь? Что убив тебя, я стану тем, кем ты хочешь меня видеть. Я стану навеки рабом твоего плана. Это оковы не меньшие, чем оковы людского сознания, от которых ты нас так старательно избавляла. Ты действительно думаешь, что я настолько глуп, что добровольно войду в твою новую клетку? Теперь уже - навсегда?
   Воид выбросил руку вперед, нож сорвался с пальцев и полетел к цели.
  
   Вот и конец лабиринта. Фрист парировал укол в ногу. За ним последовал удар голову, Фрист успел отбить и его, но высоко поднявшийся и набравший инерцию фламберг не успевал заблокировать следующую атаку. Офелия все-таки сумела "раскрыть" его и подвести бой к финальному удару.
   Она пригнулась к земле в стремительном выпаде, метя брату в сердце.
   Фрист выпустил меч, левой рукой ударил по клинку, отклоняя его в сторону, а правую выбросил вперед. Офелия с разгону налетела на выскочившие из-под руки лезвие.
   -Нельзя просчитать все, - произнес Фрист. - Ты так и не поняла этого.
   Офелия выронила шпагу и вцепилась в брата, чтобы не упасть. Лезвие вошло ей прямо в сердце.
   Фрист подхватил ее. Офелия прижалась к нему. Она хотела что-то сказать, но губы уже не слушались ее. Фрист обнимал ее и чувствовал, как Офелию покидает жизнь.
   -Не знаю, есть ли жизнь поле смерти, - прошептал Фрист. - Но если есть, то ты там будешь счастливее, чем в мире, где живут такие как мы.
  
   Нож пролетел совсем рядом. Так, что задел ее волосы. Воид, не говоря больше ни слова, покинул кабинет.
   Мать посмотрела на закрывшуюся за сыном дверь, на торчащий из стены нож.
   -Ты... Ты промахнулся? - Неуверенно спросила она. И сама же ответила.
   -Ты никогда не промахиваешься.
   Некоторое время она стояла в замешательстве, не зная, что делать. Потом подошла к окну раздвинула жалюзи, открыла оконную раму и шагнула на улицу. Высота была как раз достаточной для того чтобы не успеть ничего почувствовать при приземлении.
  
  

Глава пятая

Showdown

Send a heartbeat to
The void that cries through you
Relive the pictures that have come to pass
For now we stand alone
The world is lost and blown
And we are flesh and blood disintegrate
With no more to hate

Smashing Pumpkins

  
   Фрист принимал у себя в гостях Астирд. Они сидели в гостиной, перед горящим электрокамином. Астрид пила кофе, Фрист, как всегда, чай.
   -Как вам обстановка в секторе? - спросил Фрист.
   -Тихо, - Астрид пожала плечами. - Люди боятся лишний раз показаться на улице. По ним бродят только твои или мои люди. Кажется, это называется военным положением?
   -Полагаю, да. Что же. Во всяком случае, станет потише. Люди давно забыли, что значит жить нормально. Придется учить их заново.
   -О да, - ехидно поддержала его собеседница - Соберем всех и пинками погоним к дивному новому миру. А тех, кто будет возражать, твои ручные фрики порубят в фарш.
   Фрист приподнял бровь, изображая удивление.
   -Вдобавок ко всем прочим достоинствам, вы еще и изрядно начитаны!
   -Просто ты слишком привык считать всех кроме себя тупым былом, мальчик. - Астрид нахмурилась. - Честно говоря, мне сейчас не до положения на улицах. Я пытаюсь не потонуть в той куче проблем, которую ты на меня так любезно свалил. Не хватает денег и людей. А людям не хватает опоры под ногами.
   -Что вы имеете в виду?
   - Все слишком быстро изменилось. Раньше, по крайней мере, было понятно, из-за какого угла следует ожидать удара в спину в первую очередь. А теперь никто толком не понимает, в каком мире живет и чего ждать от будущего.
   Фрист усмехнулся.
   -Первые две проблемы я решу. Деньги и людей нам предоставит фонд Дона Гирша. Что же до почвы под ногами... Полагаю, пора привыкать обходиться без нее.
   -Фонд Гирша? Кажется, что-то недавно говорили в новостях про него. Почему ты думаешь, что они станут нам помогать?
   -Я уже обо всем договорился. У них недавно сменилось правление, - Фрист спрятал улыбку за чашкой с чаем. - Новый глава обещал помочь, как только разберется с собственными делами.
   Астрид скептически покачала головой.
   -А что на счет "Эон Корп"? У тебя ведь какие-то соглашения с ними?
   -Они предлагали помощь, когда вся эта драка только начиналась. Но я ею так и не воспользовался. Что же до их лабораторий, их я пока трогать не собираюсь, но и позволять им расширять производство тоже не планирую... Кстати, они пригласили меня на переговоры, хотят что-то обсудить. Честно говоря, я не представляю, что интересного они могут мне предложить.
   -Приглашают? Куда?
   -К себе в главный офис. Вы видели, наверно, такой зеленоватый небоскреб...
   Астрид нахмурилась.
   -Это похоже на ловушку.
   -С чего бы им? - удивился Фрист.- Вы слишком долго общались с бандитами. А это честные фармацевты.
   -Честные фармацевты не устраивают подпольные лаборатории у черта на рогах. Хотя, поступай, как знаешь, не хватало еще, чтоб я и это на себя взвалила.
   Фрист пожал печами.
   Астрид вскоре ушла по делам. Фрист галантно проводил ее до дверей, где Астрид ждала машина. А еще там ждал Шики. Он стоял в стороне, и что-то прятал за спиной.
   -Мне казалось, твой особняк теперь превратится в нашу главную базу, - сказал Шики, когда машина Астрид отъехала.
   -Этого еще не хватало, - проворчал Фрист.
   -По-моему, ты ей дал слишком много воли. Не боишься, что она сунет нож в спину?
   Фрист пожал плечами.
   -Вряд ли, это было бы на нее не похоже. Впрочем, все может быть. Так что ты тоже не слишком расслабляйся... И что бы там ни было, надеюсь это не мне.
   Фрист кивком указал на то, что Шики прятал за спиной. Шики показал букет роз и смущено произнес:
   -Честно говоря, я пытаюсь Джес отловить.
   Фрист не сдержал возгласа удивления.
   -Она давно собиралась к тебе зайти, но после той драки у нее было слишком много пациентов, - принялся объяснять Шики. - Девушкам же положено дарить цветы, да? Ну не дарить же ей цветы при всех, посреди больницы...
   -Пострадает репутация, - ехидно согласился Фрист.
   -Можно подумать, сам никогда за девушками не ухаживал, - обиженно проворчал Шики.
   -Не поверишь, но да - никогда не доводилось.
   -Поверю, - Шики улыбнулся, - со мной тоже такого никогда раньше не случалось.
   -А вот и она.
   Джес выбежала из темноты, слегка растрепанная и запыхавшаяся. Шики, который поспешно спрятал букет за спину, она проигнорировала.
   -Привет, спонсор. Шен не появлялся?
   -Нет, а почему ты ищешь его здесь?
   -Значит, успела... Сейчас... - Джес вздохнула, поправила свой оранжевый шарф и полезла в карман за сигаретой. Шики услужливо защелкал зажигалкой.
   -Может, пройдем ко мне в дом? - предложил Фрист.
   Джес глубоко затянулась, выдохнула струю дыма и решительно заявила:
   -Нет. А то твоя служанка потом задолбается полы от крови оттирать.
   Фрист принялся сверлить девушку непонимающим взглядом.
   -Понимаешь в чем дело,- произнесла Джес, - это я все устроила. Всю эту войну за сектор.
   -Что ты имеешь в виду?
   -Помнишь, я тебе говорила, что ты заслуживаешь большего, чем эта пара улиц? Я решила тебе в этом помочь.
   -Хочешь сказать, что ты убила этого парня Томмот? - скептически уточнил Фрист.
   -Это сделал Шен. Я подговорила его. А потом он наткнулся на какую-то девку, которая видела, как ты дерешься с младшим Хаутой. Тут нам просто повезло. Он и прирезал ее во время разговора, так чтобы выглядело, как будто ты догнал ее и убил... Еще мы разносили слухи о том, что убийца именно ты. Чтобы вынудить тебя действовать.
   Фрист рассмеялся и спросил:
   -А почему ты рассказываешь это сейчас?
   -По тому, что Шен все равно собирается тебе все рассказать. Он считает тебя своим другом, и скрывать от тебя правду не собирается... Вот только он представит все так, что это он один во всем виноват. Ему-то на себя плевать.
   -И что? - с улыбкой спросил Фрист. - Полагаешь, я теперь в гневе должен разрубить тебя на семнадцать частей?
   От сигареты Джес остался один фильтр. Она задумчиво выпустила струю дыма и произнесла.
   -Это было бы справедливо. На мне - жизни всех, кто погиб в этой бойне. По большому счету, я одна виновата.
   Фрист развел руками.
   -Я не верю в справедливость, - сказал он. - Я нахожу манеру совершать убийство как реакцию на другие убийства чрезвычайно глупой. Что же до вины, то она не подчиняется законам известной нам математики. Возможно, на тебе вина за смерть многих людей. Но от этого та вина, которая на мне не становится меньше. Что бы ни было причиной того, что я поднял меч, в конечном счете, только я решаю, на кого он опустится.
   -Хорошая фраза. Надо записать, - прокомментировал Шики.
   Фрист посмотрел на Шики, потом на Джес, и произнес:
   -Вы тут поговорите, а меня ждут дела.
   И ретировался за дверь. Он вернулся в дом, набрал номер Воида и вывел изображение на большой экран в гостиной.
   -А, этот ты... привет, - Воид с недовольным видом возлежал на письменном столе в окружении стопок бумаг. - У меня тут полнейший завал. Мать уготовила мне поистине изощренную и жестокую месть - завещала мне свое дело.
   -Не может быть, чтобы ты не справился.
   - Вот именно, что не может быть. Приходится справляться. Как будто у меня других дел нет... - Воид по-кошачьи потянулся и продолжил. - Да, о делах. Деньгами я тебя обеспечу, а насчет людей все не так хорошо. Мать недавно отправила все резервы по какому-то дурацкому контракту...
   Он неглядя вытянул распечатку из середины одной из стопок.
   -... в "Эон Корп". Слушай, мне это не нравится!
   При этих словах Воид заулыбался до ушей. Он довольно хмыкнул и соскочил со стола.
   -Мне надо бежать. В голову пришла одна дикая идея.
   -А у тебя бывают другие идеи? - осведомился Фрист.
   -Так эта идея пришла не в мою голову, - пояснил Воид. - Ну все, пока!
   Он отключился.
  
  
   Небоскреб подавлял размерами. Если встать у подножия и посмотреть вверх, то вершину не видно и здание кажется огромной черной колонной, соединившей землю и предгрозовое небо.
   -И впрямь красиво, - согласилась девушка в сером, - но ты же сюда не любоваться пришел?
   Айс улыбнулся краем рта.
   -Не терпится?
   -Просто это самый опасный для тебя район Центра. Здесь такого как ты могут застрелить из арбалета просто на всякий случай. Было бы глупо так погибнуть в двух шагах от цели.
   -Не в двух. Мне еще надо поднятся на девяносто девятый этаж...
   Айс вошел в здание. Две пары стеклянных дверей, одна за другой, разъехались перед ним, и он оказался в просторном и шикарно обставленном вестибюле. Где Айса тут же остановил охранник в черной форме. Охранник не стал ждать, пока Айс пройдет через рамку детектора.
   -Простите, но с оружием нельзя, - сказал он, указывая на катану на поясе Айса.
   Айс положил левую руку на ножны у самой цубы, правая потянулась к рукояти...
   -Это со мной! - послышался крик.
   Это был Фрист. Он уже прошел сквозь детектор. И его никто не останавливал. Хотя под плащом явно был виден меч в ножнах. Охранник, остановивший Айса, с сомнением покосился на товарища, скучавшего поодаль. Тот пожал плечами и произнес:
   -Было сказано пустить. Вместе с оружием.
   -Но ничего не было сказано про сопровождающих.
   Охранник развел руками. Ни одному, ни второму лезть в драку с Айсом не хотелось.
   -Ладно, проходите.
   -Ты меня выручил, - сказал Айс Фристу, когда закрылись двери лифта. - Мне на девяносто девятый.
   -Мне на сто первый. Не возражаешь, если я спрошу, что ты здесь делаешь?
   -Так... - Айс прислонился к отделанной деревом стене кабины. - Отдаю старый долг. Исполняю обещание... А ты?
   -У меня тут деловая встреча, - Фрист усмехнулся, - с партнером по бизнесу.
   Айс хмыкнул.
   -Интересно, какой у тебя может быть бизнес, - сказал он безо всякого интереса.
   -Снимается в фильмах ужаса без грима? - предложила девушка в сером.
   -Не смешно, - буркнул Айс.
   -Тебе просто обидно, что все вокруг заняты делом, один ты маешься какой-то ерундой.
   Айс скривился.
   - Вся эта жизнь, все эти важные дела, которыми заняты люди... все это напоминает мне копошение личинок в гниющем трупе.
   Кабина лифта остановилась, двери раскрылись с мелодичным звоном. Айс открыл глаза, буркнул Фристу "Ладно, пока. Счастливо оставаться" и вышел. Фрист посмотрел ему в след. В голове вертелся какой-то вопрос, но он так не смог его сформулировать и задать.
  
  
   Ника давно не была на квартире у Веры. С тех пор как они решили, что встречаться лучше на улице или в храме Черной Матери, а не элитном доме, нашпигованном системами безопасности и населенном любопытными соседями.
   Ника открыла дверь своими ключами и вошла в темную прихожую.
   -Привет! Что-то темно у тебя. И пыльно.
   Никто не ответил. Ника прошла зал. Веры там не было, зато там сидело семь человек в черной униформе. В их бледных невыразительных лицах было нечто общее. Ника не могла определить что именно. Она и не собиралась, поскольку трое из незнакомцев начали вытаскивать мечи из ножен, а другие четверо похватали арбалеты, которые были заряжены заранее. Ника рванула назад и едва не налетела на меч еще одного такого же незнакомца в черном, внезапно оказавшегося сзади. Ника, не раздумывая, напала бы на него, если бы у того за спиной не стоял еще один, с арбалетом. Инка медленно подняла руки и с улыбкой произнесла:
   -Ну, хорошо, сдаюсь, что вам от меня нужно?
   -Нам приказано показать вам кое-что, - безо всякого выражения ответил тот, что с мечом. -Пожалуйста, вверитесь в комнату.
   Ника подчинилась. Один из вооруженных незнакомцев включил огромный экран на стене. На экране появилась Вера.
   -Привет, Ника, - сказала она и улыбнулась.
  
   -Эй, Рейн, может ты знаешь, что мы тут делаем? - спросил Ксандр. Сидящий напротив него Рейн закончил раздавать карты, поднял на приятеля взгляд пустых глаз и сказал:
   -Мы тут сидим. И играем в карты.
   -Я имею в виду, зачем нас всех сюда пригнали? Нас здесь человек полтараста, согнали со всего города по тревоге. А теперь вот сидим. В карты играм.
   -Не спрашивай, - Рейн уткнулся в карты. - Наше дело - выполнять приказы, а не обсуждать их. Я хоть и лейтенант, тоже ничего не знаю.
   -Ну что, кто ходит? - спросил Серж, последний из присутствовавших в комнате наемников.
   Неожиданно проснулся стоящий на столе коммуникатор. Рейн схватил его и прочел пришедшее сообщение.
   -Ну вот, только хорошая карта пришла, - проворчал он. - Выдвигаемся.
   Серж и Ксандр сразу похватали оружие и двинулись, а Рейн задержался, чтобы собрать карты. Когда он услышал шум и поднял голову, то увидел, как беззвучно падает навзничь Серж с разрубленным лицом, а Ксандр разваливается наискось на две половины. И нижняя половина какую-то секунду стоит, орошая все вокруг шипящей кровью.
   Айс стряхнул кровь с клинка и вошел в комнату.
   -Ты все-таки пришел, - Рейн улыбнулся. - А я уже думал, что ты забыл свое обещание.
   Его катана стояла прислоненной к крышке стола. Он взял ее, вынул из ножен и поднялся, оставив ножны лежать на столе.
   -Ты убил моих родителей, - тихо и невыразительно сказал Айс.
   -Я воспитал тебя. Я научил тебя всему, что знал. Я дал тебе все, что было у меня, - Рейн плавной кошачьей походкой отошел от стола. В комнате было достаточно места для схватки.
   -Но у тебя ничего не было, кроме боли и смерти, - согласился Айс. - Кроме них, ты ничего не мог дать мне.
   -Тогда почему ты хочешь убить меня?
   -Потому, что это все, что я умею.
   -Мальчик мой, - Рейн растянул губы в улыбке. - Я говорил тебе, что меня растили для этого с самого детства. Меня специально кормили и тренировали, чтобы сделать из меня убийцу. Мне никто никогда не давал выбора. А у тебя он есть.
   -Нет. Ты мог вырастить меня только так, как растили тебя. Ты же не зал, что это можно сделать как-то иначе. Я такой же, как ты, - Айс печально улыбнулся и встал в стойку. - Поэтому, я знаю, что ты чувствуешь. Я знаю, что в глубине души ты желаешь только одного. Чтобы кто-то более умелый прекратил твое существование.
   Застонал воздух, рассекаемый клинками. Девушка в сером улыбалась.
  
   -Привет, Ника, - сказала Вера с экрана. - Удивлена? Брось! Ты всегда знала, что это когда-нибудь случится. Ведь так?
   Отвечать экрану, показывающему запись, было бы глупо. Но даже если бы этот вопрос задала настоящая живая Вера, Ника бы не нашла, что сказать в ответ.
   -Знаешь, я всегда была очень благодарна тебе за все, что ты для меня сделала, - продолжала Вера, - за то, что спасла меня и компанию. И за то, что убила моих родителей. Да, может быть, ты не помнишь, но моих родителей не стало по твоей вине.
   -Не помню, - произнесла вслух Ника, - но верю на слово. С меня станется.
   -Я благодарна тебе за это. Но за это я тебя и ненавижу. Впрочем, не только за это, - Вера обнажила в улыбке идеально белые зубы. - Буду откровенна. У меня нет секретов от лучшей подруги. Я ненавижу тебя за то, что обязана тебе. За то, что там, где мне приходится хитрить, отдавать приказы и писать всякие бумажки, ты, просто не задумываясь, своими руками сносишь препятствие и идешь дальше. Я ненавижу тебя за твой прикид, за татуировки и пирсинг. Я ненавижу тебя за то, что у тебя хватает сил ненавидеть мир и открыто говорить ему об этом.
   -Ненависть, эта такая форма зависти, что ли? - Ника кисло улыбнулась. - Но я тебя понимаю.
   -Я очень давно, с первой нашей встречи, хотела тебе отомстить, - продолжала Вера. - Но сначала я не могла, потому что во всем зависела от тебя. А потом я поняла, что тебя нельзя просто убить. Даже если сделать твою смерть максимально мучительной - не понято, будет ли это кара или большое одолжение тебе. И я решила сделать кое-что более изощренное. Сейчас на твоих глазах умрет единственный человек в мире, к которому ты испытываешь какие-то положительные чувства. Черт, если бы это была не ты, я бы сказала, что ты его любишь.
   -Чего?! - изумилась Ника. - Кого это я...
   И замолчала, задохнувшись от внезапной мысли. Тем временем, экран поделился пополам, на левой его половине все также улыбалась Вера, а на правой транслировался сигнал с камер наблюдения. На правой половине был Фрист.
   -Было очень трудно вычислить его. Но все же, по косвенным данным от моих агентов и по разговором с тобой, я его нашла, - Вера расхохоталась. - Не могу не признать, он достойная пара тебе. Как и ты, он - настоящее чудовище. Но даже ему не победить здесь. Это лучшие наемники, которые можно найти за деньги. К тому же, их много. Очень много.
   -Ерунда какая-то, - пробормотала Ника. - Я этого ублюдка терпеть не могу! Я...
   Она остановилась, поняв, что ее голос звучит жалко. Вместо слов она издала звериный рык и бросилась на ближайшего наемника.
   Ей удалось избежать арбалетных болтов, увернувшись от одного, и закрывшись от других телом противника, но пока она ловила в захват руку одного из наемников и швыряла его в ближайших арбалетчиков, другой сумел дотянуться до нее мечом, оставив царапину на боку. Впрочем, она даже не заметила. Бросок дал ей пару секунд на то, чтобы разобраться с удачливым мечником. Она ударила ногой по руке с оружием, тут же поймала ее и выкрутила кисть. Ника рассчитывала использовать противника как живой щит. Ей это удалось. Однако закрываться уже не требовалось.
   По комнате гулял черный смерч. Он разбрасывал наемников как куклы, звенел и сыпал искрами от ударяющихся друг о друга клинков, шипел и брызгал кровью. Гулял он недолго. Скоро он застыл, приняв облик Черного Бродяги, помахивающего окровавленной шиноби дзуэ и с интересом разглядывающего черный браслет на руке одной из жертв.
  
   -Сюда, пожалуйста, - невысокий человек с неприметным лицом проводил Фриста в зал для переговоров. В зале кроме них никого не было.
   -Подождите, пожалуйста. Президент скоро подойдет, - сказал человек и двинулся к одному из выходов, оставив Фриста любоваться панорамой города, которая открывалась из окна, занимавшего всю стену.
   Отойдя на несколько шагов, человек извлек из - под полы пиджака взведенный миниатюрный арбалет, развернулся... И упал, демонстрируя висящей под потолком камере,
   торчащий из груди нож.
   -Думали, я не узнаю продукцию своей семьи? - спросил Фрист.
   Двери с обеих сторон зала распахнулись, и в них появились люди в черной форме. Защелкали арбалеты. Фрист с неожиданной ловкостью изобразил сложный акробатический элемент, уходя от болтов.
   Первого подбежавшего на расстояние удара он поймал на прием и с удвоенной скоростью отправил в товарищей. Это дало достаточно времени, чтобы вытащить меч. Фрист с ревом бросился на врагов, не давая им времени скоординировать действия.
  
   Клинки резали воздух, сыпали искрами, звон почти сливался в монотонный гул. Девушка в сером смеялась.. Рейн был хорошим противником - быстрым, сильным, опытным, безжалостным. У Айса не было мгновения, чтобы оценить свое положение и обдумать тактику. Впрочем, сейчас он не умел обдумывать и оценивать.
   В мире был только звон и блеск клинков.
   И улыбка девушки в сером.
   Удар, еще удар, отход, финт, снова отход и удар... Два клинка ударили и застыли. Какую-то секунду Айс и Рейн стояли, не двигаясь. Острие меча Айса смотрело куда-то вверх и вбок. Клинок Рейна - назад и вниз.
   На куртке Айса медленно расцветало красное пятно.
   Рейн усмехнулся и рухну лицом вперед.
   Внезапно, как будто что-то сломалось внутри Айса. Он упал на одно колена, оперся на меч и попытался отдышаться. Невидящий взгляд упирался в пол, которому из-под тела Рейна во все стороны расползалось кровавое пятно.
   -Вот и все, - произнесла девушка в сером. - Ты оказался чуть быстрее. Или чуть удачливее.
   -Все кончено, - подтвердил Айс. - Теперь у меня ничего не осталось.
  
   -"Браслет мертвеца". - Произнес Черный Бродяга.
   Ника свободной рукой огрела наемника, и, убедившись, что тот потерял сознание, спросила:
   -Чего?
   -"Браслет мертвеца". Он подает сигнал, если пульс владельца изменится. Должно быть, скоро сюда нагрянут еще наемники.
   -Тогда двигаем, к тому же... - Ника бросила взгляд на экран. Веры там уже не было. На экране был Фрист и он успешно разделывался с людьми в черной форме, по виду - близнецами тех, с кем только что дрались Ника и Бродяга.
   -Он пока справляется, - прокомментировал Бродяга. - Вера кое-что не учла. И перед тем как уйти, тебе стоит кое на что посмотреть...
   Он стянул с себя маску. Под ней оказалось красивое бледное лицо с тонкими чертами.
   -Нет, не это.... Просто надоело. Кстати, друзья зовут меня Воид, - он тряхнул головой, расправляя длинные черные волосы.
   -Давай быстрее. На что мне надо посмотреть?
   -Где бы оно могло быть... - Воид окинул взглядом комнату и почесал в затылке. Потом наугад открыл ближайший шкаф, вытащил оттуда какую-то синюю тряпку и кинул ее Нике.
   -На это.
   -Это... - Ника посмотрела внимательнее. - Это платье Веры. Ее любимое. И что?
   -И это. - Воид нашел швырнул в след за платьем туфлю.
   -И туфли ее, и что?
   -И даже это. - Воид тем же путем отправил еще что-то синее.
   Это бы парик.
   -Парик? - вот теперь Ника удивилась, - но у нее же свои волосы. Она их красит...
   -Включи свет и посмотри на свои руки, - сказал Воид. В его голосе Нике почудилась печаль и сочувствие.
   Ника подчинилась.
   -А что с ними не так? - спросила Ника, рассматривая ладонь.
   -Ты выше смотри.
   Ника перевела взгляд на запястье, потом на предплечье, и поняла, что имеет в виду Воид. Линии татуировок, струящиеся по рукам стали бледными, едва заметными. Эти татуировки были у Ники всегда, сколько она себя помнила, и за все это время они не изменились. Разумеется, Ника выросла с тех пор. Но татуировки как будто росли вместе с ней. Это было странно, но почему-то Ника никогда раньше об этом не задумывалась.
   Размышления прервал Воид. Он подскочил и без предупреждения нанес боковой удар ногой в голову. Ника рефлекторно отбила, также, как и следующий. И нанесла контрудар. Воид отвел ее кулак и отскочил назад.
   -Ты что?!
   Воид улыбнулся.
   -Посмотри на них снова.
   Татуировки снова стали четкими и яркими. Ника даже успела уловить момент, когда рисунок еще наливается цветом.
   -Блуждающие татуировки, - пояснил Воид. - Старая разработка "Эон Корп". В продажу не поступила, потому что ставит организм на уши в половине случаев. Ты из другой половины. Их яркость зависит от уровня определенных гормонов в крови. Я еще когда мы бегали на перегонки по крышам заметил, что с ними что-то не то. Просто раньше ты испытывала одни и те же эмоции.
   Ника метнула в Воида вопросительный взгляд.
   -И что это значит? Что ты хочешь сказать этим? - она не смогла скрыть в тревогу в голосе.
   -Подумай. Ты знаешь ответ. - Воид развел руками и улыбнулся, насмешливо и печально.- Почему здесь лежит одежда и парик Веры? И где сейчас сама Вера? И почему у тебя часто бывают провалы в памяти, когда ты не помнишь, где была и что делала последние несколько часов? Почему ты вообще ничего не помнишь о том, что с тобой было до четырнадцатилетнего возраста? Это все звенья одной цепи. Ты давно бы нашла ответ на эти вопросы, если не отмахивалась от них как от назойливой мухи.
   Воид посмотрел на экран. Там уже никого не было из живых. Только след из крови и тел говорил о том, куда ушел Фрист.
   -Думай быстрей. Здесь скоро будут еще наемники. Да и силы Фриста не бесконечны.
   Ника открыла рот, чтобы что-то сказать, но так ничего и не произнесла. Какая-то мысль настойчиво ломилась в сознание, но Ника, сама не зная почему, упорно гнала ее. Не давала ей оформиться до конца и обрести ясность.
   -Хорошо, я помогу, - сказал Воид. - Первый вопрос - почему ты ничего не помнишь о себе до четырнадцатилетнего возраста?
   -Я помню... наверное. Какие-то отрывки... - тихо возразила Ника. - И откуда ты это знаешь?
   -Зеленый Хидр поведал... - отмахнулся Воид. - Ну, давай. Самый простой и логичный ответ?
   Мысль все-таки прорвалась.
   -По тому, что до того времени меня не существовало, - спокойно и четко произнесла Ника и оперлась о стену, по тому, что ноги внезапно ослабели.
   -В точку, - подтвердил Воид. - Тебя не было. Была одна маленькая и очень несчастная девочка. Ей было невыносимо жить в этом мире. Она ничего не могла изменить, и ей было слишком страшно умирать. Все что она могла, это придумать тебя. Ты - ее перчатка, брошенная миру в лицо. Ты то, чем она никогда не смогла бы стать. Она придумала тебя, а один гениальный психотерапевт ей в этом немного помог.
   -Ч-что? - Ника закрыла лицо ладонью и застонала. - Я ничего не помню... какой психо... психотерапевт?
   -Его звали доктор Айхенвальд, - охотно сообщил Воид, - он думал, что сможет удалить из личности девочки все негативное, как хирург - опухоль. И ему это удалось. Правда эта "опухоль" собралась в самостоятельную личность. И вместо живой девочки Вероники в результате получились идеальная девушка Вера, и опасная социопатка Ника... Должно быть, ты не помнишь, но Айхевальд пытался все исправить, когда понял, что натворил. Он стал одной из первых жертв Красной Чумы.
   Ника прислонилась к стене и сползла по ней вниз, сев на корточки.
   -Постой... я ничего не понимаю. Ты говоришь какой-то бред... - лихорадочно заговорила она, пряча лицо в ладонях. - Ты хочешь сказать, что Вера и я - это один человек? Но мы же совершено разные.
   -Два человека в одном теле, - поправил Воид, присаживаясь рядом. - Одежда, татуировки, пирсинг. Разная походка, мимика и жесты. Разные эмоции. Ты уверена, что за этим хоть кто-то заметит одинаковое строение черепа?
   -А кто научил меня драться? Я смутно помню, что занималась в каком-то додзе.
   -Отец решил, что будущей бизнес-леди не помешает немного мужских занятий. Они вырабатывают волю, веру в себя и дух соперничества, - Воид усмехнулся. - А мать не желала чтобы ее дочь щеголяла рельефной мускулатурой. Куноити-дзюцу было идеальным вариантом. Естественно, Вероника вкалывала на тренировках как одержимая. Это был для нее единственный способ дать выход эмоциям. А после... разделения, Вера забыла об этом, потому что это не вписывалось в ее образ. А у тебя спали все психологические "тормоза" и ты внезапно оказалась очень, очень талантливой убийцей.
   -А почему Вера меня ненавидит?
   -По тому, что чувствует свою неполноценность, - Воид пожал плечами. - Или по тому, что ты убила ее родителей. Наверно она тоже не знает, о вашем с ней маленьком секрете. Или старательно игнорирует его. А может, ей все равно кому мстить - тебе или себе... Кстати, что-то наши враги запаздывают, это не к добру...
   Ника убрала руки от лица и покосилась на Воида.
   -Я убила своих родителей, - она заставила себя усмехнуться. - Я ведь должна что-то чувствовать по этому поводу. Да?
   Ника рывком вскочила и выдавила из себя улыбку.
   -Надо двигать, пока Фрист там всех один не поубивал и мне ничего не оставил!
   Она решительно направилась к двери. Воид обогнал ее в коридоре. Он стал было открывать дверь квартиры, но в последний момент вдруг застыл, как будто услышал или почувствовал что-то.
   -Так вот почему они сюда не ломились. Что же, логично, - он посмотрел на Нику, крутанул в руке меч. - Я дам тебе время. За меня не беспокойся.
   Прежде чем Ника успела что-либо сказать, он приоткрыл дверь и метнулся за порог. Из-за двери послышалось треньканье арбалетов, а спустя секунду звон метала и крики боли.
   Ника распахнула дверь и увидела, что вся площадка забита наемниками в черной форме, такими же как те, которые остались лежать в квартире. Но на нее никто не обращал внимания, потому что среди бойцов гулял смертельный вихрь по имени Воид.
   Ника, сделав сальто, перепрыгнула того, что был перед ней, прокатилась дальше кувырком между ногами наемников, которым было не до нее, и выскочила из толпы.
  
   Офис был похож на растревоженный муравейник, по которому носились черные муравьи - солдаты. У муравьев не бывает мечей и арбалетов, а так - похоже. Такие же дисциплинированные и одинаковые, наемники деловито слонялись по однотипным светло-серым коридорам и залам, разлинованным офисными перегородками на одинаковые отсеки.
   Айс налетел на очередную тройку, внезапно выскочившую из-за угла. Мечи уже были в руках и их сразу пустили в ход. Айс увернулся от удара ближайшего наемника и в три взмаха положил их всех.
   -Куда ты идешь? - спросила девушка в сером.
   -Не знаю, - ответил Айс. - Мне некуда идти.
   -Зачем ты убил этих троих? - белые зубы девушки блеснули в ехидной улыбке.
   Айс слабо улыбнулся.
   -Наверно, просто по привычке.
   Опасность он скорее почувствовал, чем увидел. Тень в углу, мимо которого он только что прошел, вдруг дернулась, и Айс едва успел отбить удар. За ним последовал еще один, и еще. Айс понял, что сейчас его защиту раскроют и разорвал дистанцию, отскочив назад. Появилась пара секунд, чтобы разглядеть нового противника.
   -Айс?!
   -Фрист?!
   -Я принял тебя за одного из них, - Фрист опустил меч. Выглядел он неважно. Волосы слиплись от крови. Плащ где-то потерялся, а рубашка была разорвана в нескольких местах и тоже залита кровью. Впрочем, Айс выглядел не лучше. Он крутанул катану в руке и вернул ее в ножны.
   -Фрист, что происходит? - спросил он. - Кто эти ребята в черном и что им надо?
   -Это наемники из фонда Гирша. А нужна им, судя по всему, моя голова. Меня заманили в ловушку. Но я выбрался, - Фрист оскалился. - Теперь играем в кошки-мышки.
   Айс хмыкнул.
   -Сколько их здесь?
   Фрист пожал плечами.
   -Сотня, а может и две. Минус те, с которыми я уже столкнулся - что-то около пары десятков.
   -Лихо! - Айс присвистнул.
   Фрист снова пожал плечами.
   -Это не так сложно, если знаешь все их приемы и их образ мыслей. А, что, позволь узнать, здесь делаешь ты?
   -У меня тут были кое-какие личные дела...
   Он пригнулся, чтобы избежать выстрела наемника, показавшегося из-за угла. Наемник отбросил разряженный арбалет и схватился за меч. Следом за ним из-за угла появились два его товарища.
   Фрист налетел на них и в прыжке достал ближайшего. Приземлился и упал на колено, пропуская вражеский клинок над головой. Вставая, он полоснул одного наемника мечом по лицу, отшагнул назад, избегая следующего выпада, и размашистым ударом обезглавил последнего оставшегося противника.
   Он обернулся и увидел, что Айс рубится с другой тройкой, появившейся с другой стороны коридора. Айс поднырнул под меч ближайшего и его катана очертила широкий полукруг. Первый момент Фристу показалось, что Айс то ли не дотянулся, то ли достал врага только самым кончиком лезвия. Но нет - два тела упали, верхние половины отдельно от нижних. Последнего оставшегося противника так потрясло зрелище разрубленных пополам товарищей, что он забыл сопротивляться, когда Айс шагнул к нему и проткнул мечом.
   -Великолепный удар, - прокомментировал Фрист. - Забавно, а ведь нам никогда раньше не доводилось драться плечом к плечу.
   -Наши стили для этого не подходят, - ответил Айс.
   -Я выражаюсь метафорически. Впрочем, нам надо уходить отсюда, - Фрист указал концом меча на запястье одного из поверженных врагов. - Благодаря этому браслету все остальные уже знают, где нас искать.
  
   Перелет занял десять очень долгих минут. Ника посадила машину на крыше небоскреба, выскочила и с ходу уложила двух охранников, пытавшихся задержать ее. Потом был бег вниз по лестнице и короткая стычка с тройкой наемников. Поднырнула под меч и загнала спицу в сердце одному, отшвырнула пинком другого. В едином прыжке одной ногой отшибла в сторону руку с мечом и вогнала пятку другой в солнечное сплетение третьего. Она добила его ударом спицы в висок. Последнего оставшегося Ника поймала на прием, выломала ему руку, прижала к стене.
   -Где Фрист? Что с Фристом?! Отвечай! - наемник ничего не ответил. Его лицо побелело. Расширившиеся зрачок смотрел на острие спицы, застывшей в паре сантиметров перед ним. Но наемник молчал.
   -Отвечай! - Ника, ни секунды не раздумывая, вонзила ему спицу в плечо и поводила оружие туда-сюда в ране.
   Лицо пытаемого исказилось от боли, но ничего кроме стона Ника от него не добилась. Время было дорого. Она взвалила пленника на себя особым образом. Рывок - послышался треск костей. Ника выпрямилась. Тело с переломанным позвоночником упало на пол. Какую-то секунду она удивлялась тому, что сумела безукоризненно выполнить такую сложную технику, а потом побежала дальше по коридору.
   Ника понимала, что ей стоит радоваться этой заварухе. Если бы не она, с нее бы сталось забиться в какой-нибудь угол и сидеть в нем несколько недель, копаясь в себе. И вряд ли бы она докопалась хоть до чего-то. Хитрец Воид знал, что делал, когда открывал ей все в такое неподходящее время. Теперь Ника была слишком занята, чтобы предаваться рефлексии.
   Кто она теперь? Как она будет жить дальше? Что она чувствует к миру, к другим? Особенного к одному уроду с разными глазами, от рук которого она была согласна умереть? Со всеми этими вопросами она будет разбираться потом. А сейчас важным было то, что Фрист где-то рядом отбивается от толпы врагов и она почему-то очень хочет быть рядом.
   Самым простым решением было бы прикинуться Верой. Но Ника была уверенна, что у нее не получится. А если получится - то где гарантия, что не вернется настоящая Вера? Если Ника чего-то и боялась сейчас больше чем гибели Фриста, то только этого.
  
   Анжело был простым солдатом и хорошо знал свое дело. В его жизни все было просто и ясно, и он не желал другой. Когда-то, когда он был ребенком, жизнь была мрачной, полной страха и безысходности. Но это было давно, и Анжело почти не помнил того времени. Теперь у Анжело были боевые товарищи, командиры и устав. Устав делал мир простым и ясным, не оставлял места неизвестности.
   Однако сейчас Анжело чувствовал себя... странно. Он и пять его братьев по оружию, сбившись в группу, стояли посреди какого-то зала, ожидая не появится ли враг. Он мог появиться в любой момент, и надлежало сохранять боеготовность. Чувство, которое исподволь подкрадывалось к Анжело, не было страхом. Страх был вещью простой и понятной. Обычный животный инстинкт. К нему можно привыкнуть и не обращать внимания, и тогда он не будет мешать. Если у тебя перед лицом машут острым лезвием, страх велит тебе отступить назад как можно дальше. Но следует прислушиваться только к разуму, который знает, что надо идти вперед, потому что самое безопасное место - это по ту сторону клинка.
   То, что происходило сейчас, вызывало если и страх, то это был какой-то совсем другой страх. Все началось как небольшая засада на одного-единственного человека. Непонятно зачем понадобилось собирать столько людей для боя с одиночкой, но Анжело не имел привычки подвергать сомнению действия командиров. Враг вырвался из ловушки, оставив после себя полтора десятка убитых. Командиры тут же заблокировали все пути вниз и организовали методичный поиск. Ошибкой было разделяться по трое. Враг разделывался с тройкой без труда и пришедшие на подмогу заставали только мертвые тела своих товарищей. Камеры наблюдения расположенные по всему офису, тоже не помогали - их оказаось слишком мало, к тому же за двадцать минут этой игры в "кошки-мышки" враг вывел из строя большую их часть.
   Потом отряды удвоили, но это не помогло. Вдобавок, выяснилось, что врагов двое. На данный момент командиры отказались от поиска. Просто расположили отряды по десять - пятнадцать человек так, чтобы контролировать наибольшую территорию, и пытались придумать новую тактику. Враг уже не казался загнанным в угол и отчаявшимся. Анжело уже не был уверен, что, не смотря на численное превосходство, им удастся одолеть противника. Впервые за много лет, он испытывал страх перед неизвестностью.
   Враг появился неожиданно. Анжело толком не разглядел. В первую секунду он показался просто каким-то клубком ярости и ненависти, несущимся прямо на него. Анжело привычно поднял арбалет и выстрелил. Прежде чем его товарищи с мечами слаженно закрыли его и других арбалетчиков он увидел, что враг оттолкнулся от пола и бежит уже по стене, тем самым избежав встречи с арбалетными болтами.
   Враг делает шаг по стене, другой. Третий. Отталкивается, и его тело, вращаясь по сложной траектории, пролетает над мечами передней шеренги бойцов. Анжело видит как женская нога, обутая в странный высокий сапог без каблука опускается на затылок одного из бойцов. А в следующую секунду враг падает куда-то межу бойцами и Анжело уже ничего не видит за спинами товарищей.
   Он слышит их крики боли и видит, как они падают один за другим. Анжело не заметил, как остался один. Он видит, как отступает назад и валится последний боец. Наконец он разглядел врага.
   Это была девушка. Одежды и лица не разобрать под слоем крови и пота. Вся как будто отлита из стали, в жилах как будто текла не кровь, а концентрированная ярость. Анжело против воли заметил, что восхищается ею. Он отбросил недозаряженный арбалет и схватился за меч, хотя уже понял, что не успеет.
   Она рванулась к нему, он отскочил и увидел, как один из его товарищей, смертельно раненный, но еще живой, приподнимается, подбирает чей-то взведенный арбалет и стреляет. Болт попал девушке в бедро. Она вскрикнула - в ее голосе мешались боль и ярость - упала у самых ног Анжело. Это дало ему секунду, чтобы вытащить клинок.
   Анжело замешкался. Он уже почти победил. Но в эту минуту, когда он стоял посреди разгромленного помещения рядом с телами мертвых и умирающих бойцов, точно таких же как он... Все вдруг стало ненужным. Этот бой, эти смерти и эта победа - все вдруг показалось Анжело сущей бессмыслицей. Его товарищи умерли здесь ради чей-то глупой прихоти. Их отправили на съедение чудовищу, в расчете на то, что оно рано или поздно подавится. В этом вся его жизнь - в том, чтобы погибнуть по приказу. Странным образом, он никогда не замечал этого раньше, не задумывался, не обращал внимания. Вся эта безумная охота, эта девушка, то, как безжалостно и легко она проделала себе путь сквозь его братьев по оружию - все это заставило его задуматься и остановить занесенный меч.
   На секунду. В конце концов, убивать - это все, что он умел.
   Меч расколол дорогую плитку. Противница не собиралась сдаваться. Она успела откатиться в сторону и попыталась подняться на ноги. В этот момент с другой стороны зала послышался грохот. Анжело поверну голову и увидел высокую фигуру, проламываю собой офисную перегородку, как будто она была из бумаги.
   Фигура махнула рукой в сторону Анжело. Клинок блеснул в свете офисных ламп. Что-то врезалось в грудь Анжело и заставило его упасть.
   Последним, что он видел в своей жизни, была драконья голова, венчавшая рукоять меча, вонзившегося в грудь Анжело.
  
   -Ты как? - спросил Фрист.
   Ника, тяжело дыша, с трудом поднялась на ноги и вымученно улыбнулась.
   - Нормально. Хорошо, что не попало выше.
   Из сделанного Фристом пролома вышел Айс. Он посмотрел на Нику, хмыкнул и ничего не сказал.
   -Надо двигаться пока не пришли новые, - Фрист, поднатужившись, выдернул фламберг из тела наемника. - И, позволь узнать, что ты тут делаешь?
   -Хотела тебе помочь. Долго объяснять...
   -Помочь? Мне? - Фрист изогнул бровь. Гримаса вышла невыразительной из-за корки крови на лице и растрепавшихся и слипшихся волос. - В любом случае надо идти.
   Он приобнял Нику за талию и взвалил ее на левое плечо, как мешок.
   -Эй! Ты что делаешь! - Ника протестующее лягнула его здоровой ногой.
   -Надо идти, а ты не форме, - пояснил Фрист и бодрым шагом двинулся прочь. Он усмехнулся.
   -В правой руке меч. В левой - скупо одетая девица. Кругом поверженные враги. Всю жизнь мечтал оказаться в шкуре героя эпика.
   -Очень смешно, - недовольно проворчала Ника.
   -Это не я. Это мой адреналин.
  
   Далеко они не ушли. На пересечении двух коридоров они столкнулись с отрядом из девяти человек. Пока Фрист сгружал Нику, Айс успел уложить троих. Айс и Фрист уже успели немного сработаться и, по крайней мере, не мешали друг другу.
   -Неплохо, - сказал Фрист, вырывая клинок из тела последнего врага, - но уже начинает надоедать.
   Он посмотрел на Айса и подумал, что тот какой-то замкнутый и без эмоциональный, еще более чем обычно и увидел. Айс отточенным движением сбросил кровь с катаны, убрал ее в ножны, и вдруг пошатнулся и стал падать. Фрист успел поймать друга на руки.
  
   Айс чувствовал холод. Так холодно ему не было еще никогда. Но это его уже не волновало. Его уже ничего не волновало, с того момента как он зарубил Рейна. А может и раньше.
   Девушка в сером склонилась над ним.
   -Вот и все, - ласково сказала она. - Наконец-то.
   Она приблизила свое лицо к его лицу и заглянула в глаза.
   -Ты отдавал себя мне по кусочку. Так долго, так методично. Я устала ждать. Наконец-то ты мой.
  
   Фрист оттащил Айса в один из коридоров. Он выбрал тупик, чтобы враг мог появиться только с одной стороны. Он прислонил друга к стене. Айс тяжелел с каждой секундой.
   -Что с ним?! - спросила Ника, ковыляя следом.
   -Не знаю! - рыкнул Фрист и посмотрел на Нику. - Посмотри ты. Ты лучше разбираешься.
   Он затряс друга за плечи.
   -Эй! Айс, очнись!
   Ника склонилась над Айсом, пытаясь понять, где тут чужая кровь, а где его собственная.
   -Ага, нашла! Только одна рана и не пойму, насколько серьезная. Ты видел, как он ее получил?
   -Нет! Возможно его ранили еще до того как мы с ним столкнулись.
   -Тогда может быть самый поганый вариант...
   -Делай что можешь!
   Фрист ударил Айса по щекам.
   -Эй! Айс не вздумай подыхать! Ты мне денег должен!
  
   Айс умирал.
   Девушка в сером наклонилась к его уху и ласково прошептала:
   -Ты всегда был верен мне. Как настоящий самурай, ты не умел жить - ты умел только умирать.
   Она вновь заглянула ему в глаза. Она приблизила свои губы к его губам. Айс почувствовал, как от ее кожи веет холодом. Сейчас он ощутит вкус ее губ - и на этом все кончится.
   В самый последний момент он увидел, как за спиной девушки в сером зажглись два чудовищных ромбовидных глаза. И огромная когтистая лапа отшвырнула ее прочь, как котёнка.
  
   Айс открыл глаза, посмотрел на искаженные лица Ники и Фриста и сказал тихо, почти неслышно:
   -Привет...
   -Все еще жив, зараза! - обрадовалась Ника и с удвоенным рвением продолжила бинтовать рану обрывками одежды. - Такой урод, что ни в ад, ни в рай не берут!.. Не смей мне тут подыхать...
   Айс попытался улыбнуться - не получилось.
   -Это бессмысленно, - прошептал он. - Они скоро будут здесь... Фрист не сможет... тащить двоих.
   Ника посмотрела на Фриста, перевела взгляд на свою ногу, из которой все еще торчал арбалетный болт и текла кровь. Она закусила губу и посмотрела Фристу прямо в глаза.
   -Фрист, он прав. Их здесь больше сотни. Если не двигаться, они просто сметут, - спокойно сказала она и слегка побледнела. - Хватай его и сматывайся... нет... извини... Айс, но ты уже тоже труп... уходи один. Один ты прорвешься, я знаю.
   Айс попытался усмехнуться, но получился только какой-то хрип.
   -Она права... Только так у тебя есть шанс.
   Фрист печально улыбнулся и покачал головой.
   -Фрист, ты не знаешь, - быстро заговорила Ника. - Это я виновата во всем этом... Воид тебе объяснит.
   Фрист вопросительно изогнул бровь, но ничего не ответил. Он уже слышал топот ног, приближающийся с разных сторон, но еще немного времени у них было.
   -Фрист, будет справедливо, если я умру! - выкрикнула Ника.
   -Ты уже это говорила, - Фрист повернулся к ней спиной, чтобы встретить опасность лицом. - Я не верю в справедливость.
   -Ты же говорил, что мы для тебя только игрушки, - умоляла Ника, - что по большому счету тебе никто не нужен!
   -Говорил, - согласился Фрист и перехватил меч поудобнее. - Позаботься об Айсе и не забудь о своей ране. Айс, держись! Умереть ты всегда успеешь.
   Он встал в стойку и заговорил, очень тихо, обращаясь не к Нике, а самому себе и приближающимся людям в черной форме:
   -Человек все время делает выбор. Человек все время чем-то жертвует. Все время ищет компромиссы, чему-то подчиняется, к чему-то привыкает, без чего-то обходится... Я беру все, что мне нравится, не иду на компромиссы и не руководствуюсь ничем, кроме собственного произвола. Я не человек. И там, где человек выбирает лучший из возможных вариантов, мне остается только одно: сделать невозможное.
   Фрист печально улыбнулся тем, кто смотрел на него сквозь прицелы арбалетов и рванулся на врага.
  
  
   -Право же, таких картин я не видел у самых безумных художников! - заявил Воид, никому конкретно не обращаясь. На нем все еще был костюм Черного Бродяги. Воид шел по разоренному офису, весело перепрыгивая через сломанную мебель и порубленные тела. Повсюду сновали медики, пытающиеся найти среди мертвых тех, кому еще можно помочь.
   Мимо провезли носилки, на которых лежал Айс. Судя по показаниям датчиков, которые на него уже и успели нацепить, он был жив и умирать в ближайшие часы не собирался.
   Рядом с Воидом кубарем прокатился какой-то молодой врач. Он ударился о стену и вскрикнул от боли.
   -Я только помочь хотел! - обиженно заявил он.
   Он обращался к Нике, которая показалась из-за угла. Ее рана была перевязана какой-то тряпкой. Она ковыляла, держась за стену. При виде Воида, она вымучено улыбнулась.
   -Тебе бы стоило сделать нормальную перевязку, - заметил он.
   -Сначала найду Фриста.
   -Сейчас найдем! - легкомысленно пообещал Воид и галантно подал даме руку, чтобы та могла опереться.
   Вскоре они набрели на коридор, который был весь завален телами. Отрубленные руки и головы, поломанное оружие и разваленные напополам тела валялись повсюду. Ника обратила внимание на наемника, которого наискось рассекли на две половины - верхняя прижимала к себе нижнюю, как будто в последние секунды жизни пыталась с ней вновь соединиться.
   Несколько тел лежали рядом полукругом, было ясно, что их срубило одним ударом. Одному чисто снесло голову с плеч, а второй был пониже, и у него на шее осталась изрядная часть черепа.
   Еще одного разрубили сверху вниз, и половина лица улыбалась Нике половиной рта...
   Застывшая кровь целиком покрывала пол. Она хрустела под ногами. Ника подумала, что если бы у нее остались силы хоть на что-то, ее бы наверняка вырвало от одного запаха.
   Воид запустил руку в груду тел... и выволок оттуда Фриста.
   Он удивленно заморгал и уставился на Нику и Воида.
   -Кажется, я потерял сознание.... - произнес он.
   -Заснул, - с довольной улыбкой поправил Воид. - Между прочим, ты нанес огромный материальный ущерб моему фонду...
   -Выпиши мне чек, - Фрист оперся о стену, чтобы не упасть. У него подкашивались ноги, и он с трудом соображал, на каком свете находится. - Я потерял свой меч...
   - Вон он. Вбит в стену на самом видном месте, вместе с двумя бойцами, которых ты как-то умудрился проткнуть одновременно... Пойдем уже! Нечего здесь делать. Ты здесь уже всех убил...
  
  
  

Эпилог

Is it bright where you are
And have the people changed
Does it make you happy you're so strange
And in your darkest hour
I hold secrets flame
We can watch the world devoured in its pain

Smashing Pumpkins

  
  
   -"То, что тебя не убивает, делает тебя сильнее..." - Тихо проговорил Воид. Он стоял посреди одноместной больничной палаты. Пациент, точнее пациентка, лежала на кровати без движения, опутанная бинтами, трубками и датчиками. Осциллограф отбивал редкий ритм. - Разумеется это ложь. То, что нас не убивает, то нас калечит....
   Заиграл коммуникатор. Воид посмотрел на экран. Звонил Фрист.
   -Тебя ждать или нет? - спросил он. - Все уже веселятся во всю... Даже Ванесса из своей "Паутины" выбралась. Ты ведь знаешь ее?.. И Айс тоже здесь, хотя ему по-хорошему еще долго следовало бы лежать в больнице. Только тебя не хватает.
   -Семь смертных грехов в начале и свадьба в конце...
   -Что?
   -Ничего, - ответил Воид. - Я скоро буду.
  
   Фрист стоял у раскрытого окна и смотрел, как внизу танцуют две пары: Шики и Джес и Эйзо с Ванессой. Чуть поодаль Шен пытался вытащить потанцевать Мею. Тут же стояли близнецы и о чем-то перешептывались с Эстреллой. Кана болтала с парой подручных Астрид. Сама Астрид, как было известно Фристу, обсуждала японскую поэзию в гостиной, в обществе Тора и Айса.
   Идею устроить праздник предложил Воид. Поводов было предостаточно, кто-то праздновал наступление порядка и спокойствия в секторе, кто-то - выписку из больницы. Что конкретно праздновал сам Фрист, он бы не смог сказать. Однако было ясно, что закончилась какая-то глава в жизни его самого и многих других. Фрист подозревал, что начинающаяся новая глава для кого-то может стать последней, но это трогало его не так сильно, как осознание того, что что-то закончилось и что-то началось в городе, где никогда ничего не начинается и не заканчивается...
  
   Ника подковыляла и встала рядом с Фристом.
   -Все веселятся, - сказала она. - Не хочешь присоединиться?
   -Нет. Мне и так вполне весело, - Фрист внимательно посмотрел на девушку. - Как ты?
   -Ничего, скоро буду как новая, - Ника улыбнулась. Она посмотрела вниз, во двор. - Этот Шики умеет танцевать вальс!
   -Да, я заметил.
   -Так неожиданно! Постой... если ты узнал, значит тоже умеешь?
   -Да, меня многому учили. Однако я удивлен, что и ты умеешь.
   -Я не умею, - Ника закусила губу и посмотрела в сторону. - Вера умела... Воид предупреждал, что я скоро начну обнаруживать у себя новые знания и навыки.
   Фрист промолчал.
   -Тау... он как будто смертельно ранил меня. Я уже не могла продолжать жить как раньше, как ни трепыхалась. Мы с Верой были связаны, и умирали от раны Тау тоже вместе. Теперь ее нет... и от меня тоже мало что осталось.
   Фрист осторожно положил руку ей на плечо.
   -Ты не умираешь. Скорее наоборот.
   Ника коснулась его руки.
   -Я знаю. Просто это так страшно... меняться. Я уже в курсе всех дел "Эон Корп", знаю все ее правление в лицо. Эта корпорация теперь моя... - Ника довольно захихикала. - Кое-кого хватил удар, когда они увидели, как изменилась их начальница!
   Ее голос снова стал серьезным.
   -Я не знаю, кто я теперь. Не знаю, как жить дальше...
  
   -Ты справишься, не сомневаюсь, - Фрист обнял ее за печи. - Но если что, можешь рассчитывать на меня.
   Ника улыбнулась и прижалась к Фристу.
   -Это тоже пугает, Фрист. Я никогда ни на кого не полагалась. Ни я, ни Вера. Я боюсь стать слабой.
   -Не станешь. Нам не дадут, - Фрист помолчал, наблюдая за сценкой внизу. Кана дернула за рукав Джес и спросила: "Слышь, а Шики все-таки парень или девушка?". Джес загадочно улыбнулась и ответила: "Шики - это Шики".
   Фрист заметил, что Ника вопросительно смотрит на него и пояснил:
   -Воид говорил - пропало древнее оружие, которое использовали против него. Буквально испарилось. Наш враг уже знает о нас. Нас было трудно не заметить. Осталось совсем немного времени, прежде чем враг заявит о себе.
   -Ему же хуже, - Ника прильнула к окну. - Фрист, хватит философии! Ты сказал, что умеешь танцевать вальс...
   Она осторожно перенесла через подоконник раненую ногу.
   -Ты что! У тебя же нога больная.
   -Голова у меня больная, - поправила Ника. - Это всего лишь второй этаж... ой!
   Фрист взял ее на руки.
   -Если ты думаешь, что я из-за раненой ноги не набью тебе морду...
   Фрист усмехнулся и поставил ногу на подоконник.
   -Эй! Ты что, кто прыгает с такой высоты с такой нагрузкой?! Стой дура-а-ак!
  
  
   -Возможно, лежать вот так лучше, чем жить и осознавать происходящее, - сказал Воид. - Возможно, даже умереть было бы лучше. Но все же...
   Он почувствовал, как зачесался на груди оставленный рапирой шрам. У лежащей перед ним девушки был точно такой же.
   -Я смог вернуться, сможешь и ты...
   Воид залез в принесенный с собой объемистый пакет и извлек и него миниатюрную сосну под стеклянным колпаком. Он поставил растение на тумбочку рядом с кроватью.
   -Обычно приносят цветы, но я не мог не соригинальничать... Ты никогда не сможешь стать прежней. Никто из нас не может. В лучшем случае, мы становимся похожи на этот бонсай. Очень красивое... уродство. И все что у нас остается - это пытаться жить... Жить так, как можем... Просыпайся.
   Воид вышел из палаты пошел по коридору. Коридор кончался поворотом на лестницу и широким окном с видом на Центр. Громада Замка была отчетливо видна за более низкими небоскребами.
   Воид подошел к окну, криво улыбнулся и положил ладони на стекло. Внутренним взором он видел картины возможного будущего. Ни одна из них не сулила ничего хорошего городу и его обитателям.
   -Мы можем только жить и отравлять мир, который отравил нас, - шепотом произнес он, ни к кому не обращаясь. - Винить окружение бессмысленно и глупо. Но еще глупее прятаться от собственной сущности. Я есть то, что я есть. Я ступил на путь хаоса, поскольку это был единственный путь для меня... Я есть разрушение, и я есть смерть.... Я разрушу этот город.
   За спиной у Воида послышался топот и возня.
   -Доктор! - донесся взволнованный голос медсестры, - больная из пятой палаты пришла в себя!
  
  
  

Глоссарий

  
  
  
  
  
  
   аэромобиль - летающий вариант автомобиля. Как и весь летающий транспорт, превосходит наземные аналоги в скорости, но уступает в грузоподъемности.
  
   Аэроцикл - одно- или двухместный летательный аппарат. Предназначен для полетов на короткие расстояния на сравнительно небольшой высоте. Грубо говоря, "летающий мотоцикл".
  
   Батман - в фехтовании, удар по клинку противника.
  
   Гердан - двуручная тяжелая палица с шипами.
  
   "Дао дэ дзин" - "Книга пути и благодати", основополагающий источник даосского учения. Автор Лао Цзы (VI - V в. до н. э. )
  
   Дестреза - "La Verdadera Destreza"("Истинное искусство", "Высокое мастерство") Испанская школа фехтования 16-18 веков.
  
   Дзянь - китайский длинный прямой обоюдоострый меч.
  
   иайдзюцу - японское искусство мгновенного удара мечом из ножен.
  
   Катана - японский меч. Слабо изогнутое лезвие с односторонней заточкой, как правило около метра в длину ( 70 см лезвие и 30 см рукоятка)
  
   "Крысы" -В Маклуте так прозвали тех, кто идет в дуэлянты только для того, чтобы безнаказанно грабить и убивать. Как правило, это молодые люди из районов с низким уровнем жизни. Обычно они предпочитают собираться в группы и нападают только в случае численного превосходства. Обычные дуэлянты презирают "крыс" и стремятся их уничтожать при любом удобном случае.
  
   Маклут - город с многомиллионным населением. Единственное место жизни человека после катастрофы. На время повествования Маклут существует уже больше тысячи лет. Город имеет радиально - кольцевую планировку и состоит из трех частей. Внешнее кольцо - в нем расположено большинство производств и проживает наименее обеспеченная часть населения. Внутренне - место проживание среднего класса. И Центр - средоточие деловой активности и элиты.
  
   Нарколепсия-- заболевание нервной системы, характеризуется приступами непреодолимой сонливости, внезапного засыпания и появлением галлюцинаций.
  
   Накамура Хандзиро (1838-1877) - знаменитый хитокири, прославившийся невероятной быстротой и силой удара.
  
   Нобили - кто такие нобили, доподлинно неизвестно. Они - создатели и истинные правители Маклута. Однако они предпочитают не вмешиваться в дела обычных людей, ограничиваясь изданием необходимых для функционирования общества законов. Нобили проживают в Замке -циклопическом строении в центре Маклута.
  
   Таби - здесь - обувь ниндзя. Из ткани, с мягкой подошвой и отеленным большим пальцем.
  
   Танто - короткий японский меч. (Хотя, не для японца это будет скорее нож)
  
   Темп - в фехтовании - одно движение мечом
  
   Тэссэн - Японский боевой веер
  
   "Усы дракона" - вид трезубца. Центральное ответвление -- обоюдоострое, кинжалообразное; боковые -- волнообразные, обоюдоострые, расходятся от древка в противоположные стороны.
  
   Финт - в фехтовании - обманное действие или комбинация из обманных действий и настоящего удара.
  
   "Хагакурэ" - "Сокрытое в листве" практическое и духовное руководство воина. Авторство принадлежит самураю Ямамото Цунэтомо (1659--1719).
  
   Хакама - традиционные японские длинные широкие штаны в складку
  
   Хитокири - "режущий людей", в Японии времен Реставрации Мейдзи(1866-1869) - мастер фехтования, использующий свои навыки для исполнения политических убийств. В Маклуте - высококлассный наемный убийца, полагающийся на быстроту, внезапность и навыки фехтования.
   Ходзё Дзинсукэ - легендарный создатель иайдзюцу.
  
   Цуба - гарда. Металлическая пластинка на катане, прикрывающая руку мечника.
  
   Шиноби дзуэ - Здесь - длинный прямой меч без гарды, замаскированный в посохе.
  
   Ширасая - комплект из ножен и рукоятки, предназначенный для хранения меча. Меч убранный в ширасю похож на простую деревяшку или боккэн. Не смотря, на то, что ширасая предназначена для хранения клинка, его боевое применение в такой оправе вполне возможно.
  
   Эмейские спицы - спицы с острыми ромбовидными наконечниками и кольцом посередине, куда продевались пальцы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

8

  
  
  
  
  

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Рябиченко "#3 - Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) А.Климова "Заложники"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"