Вишнева Ева: другие произведения.

Принесенные в дар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.37*7  Ваша оценка:

   "Они превратились в птиц и улетели, - шепчет Азек в лихорадке. - А я не смог, в детстве повредил крыло". Он бормочет что-то еще, смутное, неразборчивое. Я согласно киваю, а сам думаю о том, что Азек и правда чем-то похож на птицу.
   "Иди, я посижу с ним" - говорит Ушту, но я остаюсь.
   Ушту садится рядом; между нами тягостное молчание. "Ладно, позови, как захочешь отдохнуть. Подменю" - он не выдерживает, уходит.
  
   По моим подсчетам, Азек прибыл в начале осени.
   Незадолго до его появления яблоня дала урожай. Набрякшие, бугристые плоды облепили тонкие ветки - хрупкие, они льнули к земле, надламывались от тяжести.
   Яблоки пахли болезнью. Никто не стал их пробовать.
   Бесцветные люди столпились вокруг дерева, по лицам растеклась хмурость. Постояли немного, а потом Ушту пристал ко мне с расспросами о настоящих яблоках. Я вспоминал цвета и формы, вкус и запах. Но описать не получалось - выходило сухо, лживо, бесцветно.
   А через два дня привезли Азека. "Сладко-кислые, терпкие, с вязкой мякотью" - повторял я за ним беззвучно, одними губами, вспоминая и запоминая слова.
   Слова определяющие (как и эти чертовы яблоки) почти забылись. Как воспоминания о семье, о цветах в палисаднике за домом, о шумящих кронах, летних дождях и не прогорклом воздухе. Как все правила и заветы, по которым жили те, кто подарил мне жизнь и имя. Те, кто врал, что некоторым змеям свойственно кусать себя за хвост. Те, кто молчал о том, что кривая времени однажды порвалась, выпустив на свет ее.
   "Она пьет соки земли, отравляет воду слюной, а дыханием - воздух" - еще одно воспоминание: дребезжащий голос, узловатые руки. Ветшающий дом, слишком большой для одного человека. И он, этот человек, сгорбился в глубоком кресле у погасшего очага, силится забыть тех, кто принес его в жертву. Тело старика было еще крепким, а ноги казались сильными - но она уже успела его поцеловать. Разучила ходить, ослепила. Свела с ума.
   Я в спешке покинул дом человека, как до этого оставил землю, на которой родился. Которая высохла, почернела деревьями и прогнила всеми корешками и камнями. Уходил по звериным тропам - туда, где еще цвело и пестрело, где встречались люди. Они давали мне кров и еду, а я помогал, чем мог. Строил и сеял. Учил новые наречия. А когда она подступала, начинала дышать в затылок - сбегал. Тайно, тихо, словно вор. Исчезал раньше, чем меня успевали назначить жертвой.
   ...перед тем, как уйти, жители поселений оставляли подарки. Людей. Надеялись, что жертва задержит ее, отвлечет, выиграет время. В некоторых деревнях бросали жребий, где-то выбирали самого слабого, нелюбимого или старого. В других местах, наоборот, самого красивого и способного.
   Я встречал их, самых-самых, - уродов, глупцов и умниц - в мертвых деревнях, которые с некоторых пор стали появляться на моем пути все чаще. Я пытался узнать, куда ушли остальные, в каком направлении, - но жертвы сгорали в лихорадочном бреду, говорили о чем угодно - только не о людях, чьих следов я не находил.
  
   - А кожа-то, оказывается, помнит, как кололись перья, как все чесалось, - Азек слабо улыбается. Он выглядит счастливым, хотя чему радоваться? - Жаль, что я так и не научился летать.
   Я не плачу, просто слезятся глаза. А бесцветный Ушту кладет руку мне на плечо:
   - Рядом с домом, откуда я забрал Азека, была голубятня. Он и правда разводил птиц.
   Встряхнуть бы Ушту разок-другой: "Почему ты мне сразу не сказал?" - но что изменится?
  
   Я шел вдоль мелеющей реки. Рыбы всплывали брюхом кверху, мертвые птицы падали под ноги. Она обогнала. Я не понял, как и когда это случилось, не почувствовал. Смешно: раньше казалось, уже научился угадывать ее приближение...
   Воздух прогорк настолько, что в груди саднило, воспаленные глаза слезились, и нечем было утолить голод. Я прощался с жизнью, когда неожиданно вышел к поселению бесцветных.
   Они обступили меня, люди с серой кожей и водянистыми глазами, бледные, неузнаваемые, неразличимые. Долго стояли - молча, не моргая. Я испугался, что они тоже жертвы, ослепшие и обезумевшие.
   Чуть не закричал, когда один из них - тоже бледный, но все же самый яркий из всех, - протянул руки, прижал ладони к моим вискам. И ответил на наречии моей земли: "С каждым пришедшим мы говорим на его языке. Раньше мы слушали голоса трав и ветра, реки и далеких гор. Но после ее прихода земля молчит, поэтому теперь мы будем слушать тебя".
   Потом он сказал: "Нам не нужны имена. Впрочем, можешь дать их нам, если так тебе будет проще".
   Из всех бесцветных я дал имя только ему. Я назвал его "Ушту".
  
   Азек смотрит в пустое небо. Говорит: "Надо поставить пугало у входа в теплицу". "Зачем?" - удивляюсь. Он пожимает плечами: "Птицы. Они склюют все наши посевы". Отвечаю ласково, будто ребенку: "Азек, мир дышит на ладан, птицы здесь больше не водятся. К тому же, у теплицы прочная крыша".
   Он улыбается: "Нет, нет. Перед тем, как отпустить своих птиц, я попросил одну из них вернуться, как только доберется до места, где мы все могли бы жить".
   Азек смотрит в пустое небо.
   - Мы были как семья. Думаю, они прилетят все вместе. Зверски проголодаются после долгого перелета, не успеешь закрыть дверь - тут же проскочат внутрь. Поэтому нужно поставить пугало.
   Потом он добавляет виновато:
   - Я не хочу морить их голодом. Но нам нужно будет запастись едой, чтобы добраться до нового дома.
  
   У бесцветных были приспособления на все случаи жизни: огромное кольцо вокруг поселения (Ушту сказал, оно очищает воздух и землю), теплица с крышей, похожей на паучьи глазки. Ферма с тощими, горбатыми и мутноглазыми животными. Бесцветные пытались вывести хорошую породу, но каждое следующее поколение оказывалось слабее предыдущего.
   Ушту рассказывал и о предметах, скрытых под коркой земли, в водном источнике. Пытался объяснить, как они действуют, но его слова падали как камни, и у меня не было сил на то, чтобы их поднять. Нередко я ловил на себе разочарованные взгляды, чувствовал немой укор, невысказанный упрек - и не понимал, в чем именно был виноват, спросить не решался. Остальные бесцветные не обращали на меня внимания, маячили где-то в отдалении, похожие на призраков. Занимались своими делами.
  
   Они проходят мимо - стайка не то мужчин, не то женщин, все тонкие, в одинаково серых одеждах. Я тянусь к ним, хватаю одного - одну? - и почти не ощущаю прикосновения. Чужая рука выскальзывает из моей ладони, никто не оборачивается. Никто из этих людей, умевших слышать реки и горы, не хочет говорить со мной.
   В панике я врываюсь к Ушту, выливаю на него поток едва обличенного в слова страха. Он трясет меня за плечи - я хватаю его за руки, и в мыслях только одно:
   "Теплые".
  
   Позже Ушту стал время от времени уезжать из поселка; он называл это "экспедициями", я - "неоправданным риском". Бесцветный возвращался с пустыми руками, обессиленный и печальный. Не вставал с кровати по нескольку дней; я садился рядом, доставал карты, и мы играли сутками напролет.
   Все изменилось в начале осени, когда он привез Азека - ограбил ее, выкрав оставленный в очередной деревне подарок - смуглого, кареглазого человека. Со своими чертовыми яблоками и с другими историями, вымышленными и реальными. Со смешными и грустными, нелепыми и поучительными. Азек рассказывал так, что даже сдержанный Ушту терял свою бесцветность - хмурился и смеялся, взволнованно ходил по комнате, сверкал глазами.
  
   Схоронить бы нашего Азека под яблоней, но не в теплице же. Не под тем хилым и корявым деревом с плодами, похожими на волдыри. А под яблоней из его рассказов - раскидистой, белоцветной.
  
   После Азека - пустые дни.
   Ушту молчит, прячет глаза. Тишина терзает. Я пытаюсь ее разбавить, я говорю - некрасиво, нескладно. Не так, как смог бы наш умерший друг.
   Говорю о больном, незажившем. О том, как меня оставили в пустом доме, пообещав вернуться. О том, как я почувствовал ее приближающееся дыхание. Как разбил окно и бегал по деревне от дома к дому, не веря, что меня бросили.
   - А почему вы не ушли? Не было возможности?
   Ушту отвечает нечто совершенно невероятное:
   - Была... возможность. Но меня выбрали жертвой.
   Мы долго молчим. Наконец, я говорю, онемевший язык еле ворочается во рту:
   - Но тебя все равно не бросили. Остальные бесцветные остались здесь. Ты счастливый человек, Ушту: ты не один.
   Он морщится - верно, от слова, которым я окрестил жителей поселка.
   - Разве?..
   Я собираюсь ответить "Да", но вдруг понимаю, что уже очень, очень давно не встречал бесцветных. Никого (не считая Ушту), пока сидел у постели больного.
   Когда я в последний раз их видел?.. Я копаюсь в памяти, прокручиваю все разговоры с Азеком, все его сказки - кто их слушал, кто сидел рядом, затаив дыхание, кто ходил по комнате из угла в угол, едва не натыкаясь на стены? Только я и Ушту; я сидел, Ушту ходил.
   Должно быть, остальные ушли вскоре после появления Азека, после рассказа про яблоки. А я и не заметил...
   Бесцветный спокоен. Так спокоен, что я вдруг думаю: мы справимся. Выживем.
   - ...Она ведь тебя не тронула, да? Меня она тоже не признала в чужих землях, прошла мимо несбывшейся жертвы. Переступила.
   Смерив меня странным взглядом, Ушту отвечает:
   - Каждый сходит с ума по-своему, - и уходит, сославшись на дела.
  
   Я думаю долго.
   А додумавшись, впадаю в ярость. Да пропади все пропадом, пусть она хоть трижды всех нас перецелует и отравит. Лучше сразу умереть, чем бесконечно выигрывать время, мучить и без того уставшую землю, заставлять рожать едва съедобные плоды и растить чахлых животных - для двух осиротелых людей, не сумевших стать друзьями.
   Потом я иду к теплице и сооружаю пугало у дверей. Закончив работу, сажусь, запрокидываю голову (взглядом - в пустое небо) и начинаю ждать, когда прилетят птицы.

Оценка: 9.37*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Юмор) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Приключенческое фэнтези) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Ловец бабочек - 2" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"