Май Вита: другие произведения.

В полёте за счастьем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.52*91  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    КНИГА 1. ЗАКОНЧЕНА!!! ЧЕРНОВИК. ОБЩИЙ ФАЙЛ.

    Предупреждение 1: Уважаемые читатели! Я не хочу, чтобы моя книга оказалась на других ресурсах, а потому приняла решение не выкладывать на СИ последнюю главу и эпилог. Тем не менее, я вышлю окончание всем желающим на email, с условием не распространения. Спасибо за понимание. Извините за неудобства.

    Предупреждение 2: Это сказка для взрослых. В книге присутствуют не совсем цензурные слова и эротические сцены. Тем, кто этого не приемлет, читать не стоит.

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    Антория ДеЛаВер, преподавательница истории искусств, живет на Гелле, одной из планет Галактического Союза. Она умница, красавица, девушка со многими достоинствами и одним маленьким недостатком. Она боится общаться с людьми лицом к лицу. Когда Антория решает отправится на планету сенсетивов, чтобы прослушать семинар про древние артефакты, она и не догадывается какие изменения в судьбе её ожидают.

    Деймир Терлиннский, капитан пассажирского корабля "Метеор - 312" ненавидит сенсетивов, но по закону подлости именно на Терлинну, планету сенсетивов, ему предстоит полететь. Ничего хорошего от полёта на родную планету он не ждёт. Однако этот рейс преподносит сюрприз: на борту "Метеора" он встречает девушку, о которой всегда мечтал.

    Что ждёт их на Терлинне? Семейные тайны, открытия, предательство, месть и конечно любовь, но этого они пока не знают. Потому что полёт за счастьем только начинается...

    ОГРОМНАЯ благодарность за правку текста моей бете - Ilith

    ВСЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ СЮДА. ТВОРЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ :)



В полёте за счастьем

  
  

Посвящается моим родителям

Без вас ничего бы этого не было...

  
   Аннотация
  
   Антория ДеЛаВер живет на Гелле, одной из планет Галактического Союза Ра'Линнов, и работает преподавателем курса истории искусств в школе. Она умница, красавица, девушка со многими достоинствами и одним маленьким недостатком. Она боится общаться с людьми лицом к лицу. Но у Антории есть заветная мечта - найти своих родных, а для этого ей необходимо попасть на семинар, посвящённый артефактам Л'Линнов, и побороться со своим страхом.
   Деймир Терлиннский - капитан пассажирского корабля "Метеор - 312" ненавидит сенсетивов, но по закону подлости именно на Терлинну, планету сенсетивов, ему предстоит полететь. Однако рейс на Родину, который обещал для него стать очень непростым, преподнёс сюрприз: на борту "Метеора" он встречает девушку, о которой всегда мечтал.
   Так может не так всё плохо, как казалось, ведь девушка с радостью отвечает на его чувства? Но Деймир так не думает. Ведь ему предстоит признаться ей в том, что знают лишь немногие. Он клон. Клон одного из самых сильных сенсетивов. И как на это отреагирует Антория, он не представляет.
   Что ждёт их на Терлинне? Семейные тайны, открытия, предательство, месть и, конечно, любовь, но этого они пока не знают.
   Потому что полёт за счастьем только начинается...
  
   P.S. В этой книге вы не найдёте утончённых эльфов, властных вампиров и суперкрутых героинь. Зато здесь вы встретите обаятельных сенсетивов, заботливых киберлинов и мужественных клонов. Кто это такие? Прочтите и узнаете.
  
   Пролог
  
   Дежурство подходило к концу, и он откинулся на спинку кресла, вглядываясь в экран. На огромной поверхности сияла приближающаяся Гелла, затмевая собой окружающие звёзды.
   В ночь перед высадкой он всегда чувствовал давящую тоску и своё одиночество. Завтра его команда и пассажиры отправятся по домам, где их любят и ждут. У него, как и у всех, тоже был дом, отличный дом. Но не было никого, кто бы ждал его, скучал по нему, любил его...
   И это угнетало.
   Он с грустью посмотрел на Геллу. Ведь наверняка где-то есть она. Та, которая заставит его кровь гореть. Та, ради которой он будет готов совершить невозможное. Та, которая полюбит его таким, какой он есть...
   От безысходности захотелось со всей силы врезать по рабочей панели, но он сдержался, крепче вцепившись в кресло. Глядя в огромный экран перед собой, он отчаянно пожелал, чтобы там, на Гелле, его ждала она. А он сделает всё, чтобы её найти. Потому, что жить без радости и любви больше было невыносимо...
   А она подарит ему счастье. Почему-то сегодня в это верилось...
  
   ***
   В эту ночь ей не спалось. Она вышла на улицу и вдохнула тёплый, влажный воздух. Над головой таинственно и равнодушно мерцали далёкие звёзды, а где-то совсем рядом стрекотали неугомонные кузнечики. Она тяжело вздохнула.
   Как же она устала от своего одиночества! Как устала...
   Тёмное небо осветил росчерк падающей звезды, и она, поддавшись порыву, пожелала встретить его. Ведь где-то есть на свете человек, который заставит биться чаще её сердце, который крепко обнимет её и больше никогда не отпустит, который полюбит её...
   Она снова вздохнула. На звезду надеяться так глупо... и так безнадёжно. Жизнь давно научила её рассчитывать только на себя. Но так хотелось, чтобы рядом был он... Так хотелось влюбиться... Так хотелось изменить свою жизнь...
   Она снова вздохнула, на сей раз решительно. И когда очередная звезда сорвалась с неба, она не стала загадывать желание, а поклялась. Поклялась, что кардинально изменит свою жизнь. И, возможно, это поможет ему найти её.
   Ведь он наверняка ищет. Почему-то сегодня в это верилось...
  
  
   ***
  
   Он проснулся в поту. Сердце с перебоями стучало в груди, и он стал медленно и размеренно дышать, пытаясь отойти от кошмара. Силы были уже совсем не те, что в молодости, и эти сны, в которых он видел картины далёкого будущего, выматывали его.
   Он встал и вышел на балкон, чтобы прийти в себя. Над заливом раскинулось звёздное небо, соблазняя своими тайнами и загадками. Стояла удивительно тёплая ночь, тишина которой нарушалась лишь плеском волн. Сколько таких ночей ему ещё осталось? Он не знал, но чувствовал, что его время подходит к концу. А предчувствиям он всегда доверял. Особенно своим.
   Он ещё раз посмотрел на звёзды, по привычке отыскивая знакомые созвездия, и принял решение. Дела делами, но самое главное в жизни - это семья. Пока он жив, он сделает всё, чтобы его близкие были счастливы. Все близкие...
   И, пожалуй, начинать надо с внука, который искренне считает, что у него никого нет. Пора доказать мальчику, что тот ошибается.
   И это у него обязательно получиться. Почему-то сегодня в это верилось...
  
  
  
  -- Часть 1. От судьбы не уйти, её можно только встретить

Возможно,

Бог хочет, чтобы мы встречали не тех людей до того,

как мы встретим того единственного человека.

Чтобы, когда это случится, мы были благодарны.

Габриэль Маркес.

   Глава 1
  
   Глава, в которой дед отправляет одного внука, чтобы вернуть другого, а капитан "Покорителя звёзд" получает "подарочек".
  
   Мирран шёл не торопясь по восточной галерее парадного дворца круга Шал'Линнов. Он в который раз поражался, до каких размеров может вырасти высокомерие и чувство превосходства. Как представитель круга Шал'Линнов, а кроме того и его глава, Мирран не раз слышал обвинения в надменности по отношению к людям. Но он считал, что небольшая порция гордости ему только к лицу, а вот до своих славных предков ему еще далеко. Те настолько любили себя, что подчеркивали это любым способом. Взгляд свысока, презрительная усмешка - это лишь маленькие детали, которые они, не задумываясь, использовали, чтобы показать людям насколько те ничтожны, мелки и незначительны по сравнению с самими потомками легендарных Л'Линнов. Чтобы еще больше подавить любого, кто не обладал способностями Шал'Линнов, они и построили этот знаменитый на всю Терлинну парадный дворец.
   Мощь и величие круга Шал'Линнов постепенно угасала. Когда-то самый многочисленный и могущественный род, правящий на Терлинне, теперь можно было пересчитать по пальцам. И хотя его представители всё ещё оставались сильнейшими сенсетивами планеты, но звание Властителей Терлинны они потеряли несколько поколений назад. Мирран нисколько не переживал по этому поводу. Звание званием, а абсолютная власть всё ещё находилась в руках его круга, пусть и не такая явная для большинства населения Терлинны. Народ может сколько угодно жить в иллюзии, если это выгодно тому, кто им управляет...
   От прошлых времён и остался этот ослепительный гигантский дворец, построенный шесть веков назад на скалистом острове в заливе Нисса. В заходящих лучах солнца стены этого чуда архитектуры начинали пылать. Сам дворец издалека становился похож на огромный сверкающий кристалл, выросший из глубин моря и освещающий своим огнем взволнованные темно-синие волны.
   Небольшой город, который раскинулся на побережье залива, каждый вечер на мгновение замирал от такого великолепия. Раньше и сам залив, и город вокруг него принадлежали кругу Шал'Линнов, но теперь в их владениях остался лишь дворец, который всегда напоминал Миррану, каких гигантских масштабов было высокомерие его предков.
   Лично Миррану жить здесь было неуютно. Он предпочитал проводить время в загородных резиденциях круга подальше от всей этой былой претенциозности. Во дворце он останавливался, лишь когда прилетал в город по делам. Вот и теперь он оказался здесь не для того, чтобы любоваться величием и красотой дворца, а чтобы найти своего старшего внука Кэана.
   Кэан должен был стать его наследником, главой круга Шал'Линнов и аринором Терлинны, но пока был жив Мирран, брать ответственность на себя не торопился. Внук вовсю наслаждался молодостью, красотой и той властью, что давали ему экстрасенсорные способности. В своё крыло дворца он приводил многочисленных друзей, подружек и устраивал такие вечеринки, о которых потом еще долго шептались местные жители.
   Добравшись до апартаментов Кэана, Мирран снова поразился тому, как внук мог нормально жить в помещении, которое своими размерами соперничало с ангарами космических челноков. Но Кэану здесь очень нравилось, и огромное пространство, украшенное белоснежными колоннами, его нисколько не смущало.
   Прислушавшись к Эране, Мирран ощутил, что в "комнате" находятся около тридцати человек в разной степени алкогольного опьянения. Большинство из них сладко спали, а другие, не теряя времени, наслаждались в объятиях друг друга. Когда они ещё побывают в знаменитом "Кристалле Огня"? Да и не просто побывают, а и детей тут своих заделают, если повезёт. Будет, что потом внукам рассказывать.
   Мирран усмехнулся подслушанным мыслям и, скользя между колонн, направился к внуку. Как он и ожидал, Кэан мирно спал, обняв двух обнаженных красавиц.
   - Вставай, соня! - мысленно обратился он к внуку. - Просыпайся, Кэан. Добро-о-е утро-о!
   Кэан недовольно поморщился, повертел головой, но глаз так и не открыл.
   - ПОДЪЁМ! - Мирран изо всех сил мысленно крикнул внуку. - Не встанешь по-хорошему, на голос перейду и девок тебе всех перебужу и повыгоняю. Так и знай.
   Не открывая глаз, Кэан тяжело вздохнул и мысленно заворчал.
   - Нет, ну что ты за дед? Тебе лишь бы попугать кого-нибудь. Не видишь, что я немного выпил и почти не спал. А утро станет добрым, если ты дашь мне ещё поваляться.
   - Никаких валяний! Даю тебе время прийти в себя и жду на балконе через десять минов. Нам надо поговорить. Это важно! - Мирран развернулся и решительно направился к ближайшему балкону.
   - Эй, дед! Какие десять минов? Это не реально! А как же душ, завтрак? Я даже зубы не успею почистить. Дед, ты слышишь? - Кэан продолжал мысленно взывать к Миррану, - Какой разговор? Я рот открою, ты задохнёшься! Де-ед!
   - Я распорядился - завтрак ждёт тебя на балконе. А я жду тебя. Шевелись! - не слушая никаких возражений, отрезал он.
   С этим охламоном, надо быть построже, а то он всю жизнь потратит, прыгая из одной кровати в другую...
  
   ***
  
   Кэан наконец приподнял веки и тяжело вздохнул, провожая взглядом удаляющегося Миррана. Потом перевел глаза на своих соседок по постели, едва прикрытых шелковой простыней и осознал, что часть его тут же шевельнулась, затвердела и замерла в предвкушении.
   - Шевелись, говоришь? - прошептал Кэан, проводя рукой по спине девушки к круглой попке.
   - Ну что ж. Ты сам дал мне на это десять минов, а зубы как-нибудь обойдутся.
  
   Через десять минов Кэан тяжело опустился на стул рядом с дедом, откинулся на спинку и улыбнулся. На белоснежном резном балконе, увитом плющом, стоял легкий столик с завтраком.
   - Божественный аромат. Ну, дед, умеешь ты настроение поднимать.
   - Ешь, давай, - Мирран усмехнулся и перевел взгляд на залив. Утреннее солнце окрасило воду в нежно-розовый, и первые яхты, как прекрасные лебеди, уже скользили по водной глади. На несколько мгновений дед целиком ушел в себя, отрешенно созерцая раскинувшуюся красоту.
   Кэан в это время усиленно поглощал завтрак, с интересом поглядывая на аринора.
   Ну вот, то нам надо поговорить, то это срочно, а сам сидит и медитирует.
   Мирран недовольно свел брови и начал:
   - Завтра с утра у тебя начинается ещё одна практика. Так вот, я немного откорректировал курс, и планета назначения будет не Ливиния, а Гелла. Надо совместить приятное с полезным. Пора возвращать Деймира в семью.
   Кэан поперхнулся:
   - Уже? Дед, ты изверг. Я только вчера диплом получил. По всем законам мне положен отдых. Я должен развеяться, отдохнуть от экзаменов, чтобы с новыми силами приступить к работе. А ты, значит, подсуетился и что-то там подкорректировал, и теперь ни отдыха, ни Ливинии. А у меня там, между прочим, была намечена обширная культурная программа. Зато теперь, благодаря некоторым, мне придётся лететь в какую-то дыру к высокомерному братцу под номером два.
   По мере того, как Кэан говорил, глаза Миррана загорались гневом, и он прервал излияния внука яростным ударом кулака по столу. Ножки у бедного столика подкосились, и он с треском сложился, роняя всю посуду на пол.
   - Знаю я твою "культурную" программу! - рявкнул дед. - Девки, выпивка, казино и полёты. А Деймир, что б ты знал, ничуть не похож на Руэрта. Он такой же тебе двоюродный брат, как и ты ему. Твоя тётка не по-человечески к нему отнеслась, а я, старый дурень, узнал об этом слишком поздно. Мы все должны исправить её ошибку. Понятно тебе! Мы виноваты перед ним. И он уж точно не "номер два". Он, Деймир, замечательный человек и твой брат. Пора тебе и всей остальной семье наконец с ним познакомиться. Ясно?
   - Ясно-ясно! Дед, ну прости меня дурака. Ты же знаешь, я сначала говорю, а потом думаю. Сказал бы ты мне о своих планах пораньше, хотя бы до экзаменов, я бы не расслаблялся. Ты же знаешь, семья для меня всё! - Кэан торжественно закончил и прижал к сердцу зажатую в руке ложку, которую он чудом успел подхватить с падающего стола, потом увидел на ней каплю джема и тут же слизал.
   - Ну что ты за наследник! - с тоской проворчал дед.
   - Вот-вот! А я о чем тебе говорю! Никакой солидности и авторитета, то ли дело мой родной братишка. И потом, все знают, что Дэлан самый сильный сенсетив. Именно он и должен быть главой круга. После тебя конечно, - улыбнулся Кэан.
   - Хватит мне говорить каждый раз об одном и том же. Знаю я, что ты хочешь скинуть с себя ответственность и жить в своё удовольствие. Не дождёшься!
   Мирран перевел дух и продолжил:
   - Вот держи, - он протянул внуку инфокрис, - тут находиться вся информация, которую мне удалось узнать о Деймире. Твоя главная задача, если не подружиться с ним, то хотя бы заставить увидеть, что не все Шал'Линны такие, как его мать. Что у него есть семья, дед, тетя, братья, что у него есть дом, куда он всегда может вернуться, где его всегда будут ждать. На крайний случай упомяни, что он такой же мой наследник, как и все остальные мои внуки. Хотя это, пожалуй, я и сам ему скажу. Ты только справься со своим заданием и благополучно перенеси его корабль к Терлинне, а заодно во время полёта узнай его получше.
   - Будет сделано, дед. Обязательно узнаю, кто ему больше нравиться: блондиночки или брюнеточки.
   - О боги! Где же я провинился? - Мирран поднял глаза к небу.
   - Да ладно тебе сокрушаться, такого замечательного претендента, как я, на роль главы круга и аринора в истории еще не было. Ты лучше скажи, куда ты денешь мою тетку и Руэрта, когда я прилечу с Деймиром.
   - Вианой займешься ты. У тебя к ней особый подход. А с Руэртом я поговорю сам, а если не поможет, то приставлю к нему Дэлана. Тот с ним точно справиться.
  
   ***
  
   Начальник космопорта Самуин Хилт еще раз перечитал направление на прохождение практики из Терлиннского университета.
   На какой же корабль впихнуть этого выпускника. Надо глянуть, кто там из капитанов у него провинился.
   Самуин вызвал на экран список рейсов на Геллу.
   Так, регулярно туда летают всего семеро. Кому бы из них удружить? Жану Ванну бы спихнуть такой подарочек, да посудина у него старовата. На такой развалине наследничка Шал'Линнов не отправишь. Да и потом для этого отпрыска нужен капитан посолидней и посмелей, чтоб в случае чего и прикрикнуть на мальчишку мог, а то до Геллы они могут и не долететь. Перенесет этот сопляк корабль на Ливинию, как в прошлую практику, и свалит в казино. Ищи его потом по всей планете. А начнёшь ругать, так сделает круглые глаза и дурачком прикинется, мол, знать ничего не знаю, телепортация штука ненадёжная, скажите спасибо, что возле обитаемой планеты оказались, а не в глухом космосе. Ну и что с ним делать после этого? Даже наказать как следует нельзя. Кто ж в здравом уме будет связываться с Шал'Линнами, которые несмотря ни на что, всё еще остаются сильнейшими из сенсетивов. А этот выпускник, ко всему прочему, и наследник круга. Пожалуй, нужен кто-нибудь подипломатичней. Да где ж его найдёшь? У капитанов родом с Терлинны не слишком теплые отношения с сенсетивами, сказывается прошлое. И потому, если они со своими сенсетивами соблюдают вежливый нейтралитет, то он только рад и разрушать такие хрупкие отношения не намерен. Значит, вот эти четверо отпадают. Уж сколько каждый из них налетал, а ни разу на сенсетивов своих никто из этой четвёрки капитанов так и не пожаловался. Что ж остаются двое. Уже легче.
   Самуин прочитал фамилию второго из двух оставшихся капитанов, и его глаза засверкали радостью, а лицо расплылось в злорадной ухмылке.
   - Так-так-так, - протянул он. - Крайний найден.
  
   ***
  
   Ривз Терикан ознакомился с направлением и с ожесточением врезал кулаком по монитору. Экран выдержал, а вот кулак пострадал.
   - Ну, Самуин, ты еще за это поплатишься, старый прохвост! Я тебе такой "подарочек" до конца жизни буду вспоминать.
   Кэан Шал'Линн расплылся в довольной улыбке:
   - Надо же! Подарочек. Так меня еще никто не называл, но, в принципе, мне нравиться. Так уж и быть, позволяю обращаться ко мне так и в дальнейшем. Ну, а Вас, мой дорогой капитан, как прикажете величать?
   Ривз побагровел и готов был взорваться от ярости, но сдержался и сквозь зубы выплюнул:
   - Это ты хорошо сказал. Прикажите. Помни об этом. Здесь командую я, подчиняешься ты. Значит, слушай сюда, Подарочек. Для тебя я капитан Терикан. Говорить, дышать и пукать будешь только с моего разрешения. Только попробуй устроить на моем корабле, то, что ты сделал на своей прошлой практике. Гарантирую, что ты об этом пожалеешь. Место назначения - планета Гелла. Запиши себе это на подкорку. Будешь действовать на нервы, специально для тебя устрою карцер и ограничу в еде. Выпущу только на время телепортации, а потом опять запру. Всё понятно?
   Кэан выпрямился, сделал серьёзное лицо и отрапортовал:
   - Так точно, капитан Терикан! Запуган по полной программе. Разрешите пукнуть.
   Ривз, который в процессе своей речи уже почти успокоился, тут же приобрёл багровый цвет лица и от напряжения сжал кулаки. Он во что бы то ни стало хотел показать этому сосунку свою уравновешенность и кто тут хозяин. Напряжение сделало своё дело, раздался характерный протяжный звук, потом запах, и Ривз понял, что он только что пукнул.
   - Я так понимаю, что это было разрешение, - всё так же серьёзно произнес Кэан.
   В этот миг капитан Ривз Терикан осознал, что спокойствие и уравновешенность покинули его безвозвратно. Через некоторое время он понял, что от безумного крика "ВОН", у него сорвались связки и пересохло горло, но зато проклятый малец наконец оставил его каюту.
   Полет до Геллы в этот раз обещал стать мучительно долгим.
  
   ***
  
   Корабль, на котором Кэану предстояло отправиться за потерянным братом, носил гордое название "Покоритель звёзд". Более двадцати челноков сновали между ним и Терлинной, перевозя на "Покорителя" очередную партию туристов. Начинался отпускной сезон, и многие люди хотели сменить привычную обстановку и побывать в новых местах. Эти люди выбрали Геллу.
   Надо же, как их много. Кэан был искренне удивлен. Надо бы побольше узнать про эту планету, но чуть позже. Сейчас он хотел лишь одного - спать. В последнее время это ему не очень хорошо удавалось. Сначала был последний экзамен, потом выпускной, потом конечно надо было это дело отметить, потом явился дед, и в который раз Кэан был вынужден оторваться от подушки. Вчера он до обеда собирался в полёт, потом попрощался с семьей за торжественным ужином, который ему устроила мама, а затем всю ночь прощался со своими друзьями.
   Да, хороший крепкий сон ему сейчас точно не повредит. Пока капитан "Покорителя" приходит в себя, он воспользуется затишьем и обоснуется в своей каюте. Кэан окинул взглядом комнату, предоставленную ему на время полёта, нашел её вполне удовлетворительной и с наслаждением вытянулся на кровати.
   Неплохо-неплохо. Может позлить капитана еще немного, он, кажется, там изоляцией грозился.
   - Вот будет здорово, наконец-то высплюсь, - проворчал Кэан и, зевая, скинул обувь.
   Через мгновение он уже спал.
  
   ***
  
   Ривз Терикан постепенно приходил в себя. Сегодня по его самолюбию был нанесен серьёзный удар.
   И почему это он так завелся? В первый раз что ли на его корабль выпускников направляют? Да если задаться целью и посчитать этих спиногрызов, так, наверно, этот последний тридцать первым будет. Должен же был проявиться его опыт, включиться уравновешенность?
   Ривз недовольно нахмурился и решил, что во всем виновата его жена. Всё утро испоганила своей истерикой. А ведь он ей сто раз говорил, что как он утро проведет, потом и день таким будет. Начнётся день размеренно, с хорошим настроением, и он также размеренно и хорошо подойдет к концу. А если уж с утра ссориться, то потом всё наперекосяк будет.
  
   Вот опять улетаешь, а ведь мы должны были вечером пойти на приём к Старнам. Теперь придется идти одной. Сколько можно? Мы так редко куда-нибудь выходим вместе. Наконец-то ты согласился, я купила новое платье. А мы никуда не идём! Это несправедливо! Ненавижу твою работу! Ну почему лететь должен именно ты? Что, в компании нет других капитанов? Ты только прилетел, и теперь тебе положен отдых. Минимум неделя! А ты сколько был дома? Три дня! Да что ты за мужик? Ты должен был отказаться. Не нужна мне никакая премия за внеочередной вылет, мне нужен ты! Хотя бы на эту проклятую неделю!
   После этого Мила выбежала в слезах, напоследок громко хлопнув дверью. А ему пришлось идти и успокаивать жену. Не годится улетать не помирившись. Мириться пришлось долго и страстно, а потом она еще и подарок с Геллы выпросила. Теперь вот придётся шататься по магазинам и что-то выбирать.
   Ну терпеть он не может ходить по гостям! Потому, когда с работы пришел внеочередной вызов, он с радостью согласился. Слава богам, Мила об этом не догадалась, а то одним подарком он бы не отделался.
   Только потом он понял, что поторопился соглашаться. Надо было поподробнее узнать об этом вылете. Но кто ж знал, что этот прохвост Самуин ему такую свинью подкинет.
  
   - Ну что, капитан, пришли в себя? Чувствую, мы с Вами не скоро этот полёт забудем,- донёсся до Ривза голос киберлина "Покорителя".
   - Да уж! Что, всё слышал, старая железяка?
   - И слышал, и видел, и даже записал. Такую встречу надо сохранить для потомков.
   - Я тебе сохраню! Что б немедленно всё стёр. Слышал, Дин, это приказ!
   - Слышал, слышал. К счастью, слух у меня отменный. Об одном не жалею, что разработчики лишили меня обоняния. Запашок, наверно, был тот ещё.
   Ривз невольно улыбнулся, а потом, представив, как это выглядело со стороны, расхохотался. Ему сразу стало легче, и он, подумав, решил, что этот Кэан ему даже нравится. Только вот знать об этом, пожалуй, никому не нужно.
   - Ладно, давай к делу. Как там проходит посадка? Докладывай.
   - Да всё в обычном режиме. Корабль уже заправлен, продовольствие доставлено на борт, экипаж занят размещением пассажиров. Посадка закончиться через час, и можно будет отправляться.
   - Отлично, - Ривз глянул на монитор, где появилась запрошенная им информация. -Ого, 150 пассажиров. Давно у нас не было такого наплыва. Ни одной свободной каюты. Жаль.
   - Так ведь пора отпусков, - заметил Дин. - А почему жаль?
   - Да вот хочу запросить на борт дежурного сенсетива для подстраховки. А то малец, как видишь, шустрый. Не дай бог, телепортирует нас в дыру какую-нибудь, выбирайся потом. А где мне его разместить, когда все каюты заняты?
   - Капитан, разрешите напомнить, что младший аниматор Ойнор Ван вчера пошел в отпуск, и его каюта совершенно свободна.
   - Отлично! Вызывай сенсетива, там, по-моему, Син дежурит. Пусть проконтролирует наш "подарочек", так мне будет спокойнее.
   Ривз потянулся в кресле и удовлетворённо улыбнулся.
   Да, наследничка надо держать на коротком поводке. Кстати, а куда это он делся?
   Капитан вывел на экран список экипажа, рядом со списком загорелся план корабля, на котором зелёными точками было обозначено местоположение каждого члена его команды.
   Так, безопасники есть, техники на месте, доктор у себя, аниматоры встречают пассажиров, хозяйственник шаманит на кухне, а сенсетива, тьма его поглоти, нет нигде. Собрались красавчики лететь на Геллу без этого разгильдяя. О боги, когда ж ученые наконец изобретут телепортацию без сенсетивов. Ей богу, когда они это сделают, напьюсь от радости, и ни один сенсетив не ступит на борт его корабля! Ну разве что в качестве пассажира...
   - Дин, этот олух не зарегистрировался. Поищи его, будь добр.
   - Да я его и не терял. За таким парнем глаз да глаз нужен, - отозвался киберлин "Покорителя".
   - Ну и где он? Не томи.
   - Спит беспробудным сном у себя в каюте.
   - Офигеть!
   - Разбудить?
   - Нет, постой, чем меньше он будет мотаться у меня перед глазами, тем лучше. До телепортации он мне не нужен. Запри-ка его в каюте, а я подумаю, чем мне его занять.
   - А что тут думать. Пусть поможет аниматорам. Ойнор в отпуске, а у нас корабль пассажирами забит. Пусть развлечёт их, фокусы что ли какие-нибудь покажет.
   - Точно! Дин, ты гений. Высокомерность этих Шал'Линнов только так и надо лечить, - Ривз радостно потёр ладони. День начинал налаживаться.
   Через час посадка на "Покоритель" была завершена.
  
   ***
  
   Начальник космопорта откинулся на спинку своего огромного кресла на колёсиках, оттолкнулся ногами от пола и повернулся к стеклянной стене своего кабинета. Там, за стеклом от пола до потолка, раскинулась диспетчерская. Его кабинет возвышался над суетой, что вечно царила внизу. Иногда он чувствовал себя богом, который всё знает и всё может, и наслаждался этим. А иногда на него наваливалась такая ответственность, что он тысячи раз проклинал свою должность. В такие моменты он дико завидовал. Нет, не тем людям, что суетились внизу и корректировали курсы кораблей. А тем, кто лихо взлетал на челноках, преодолевая планетарное притяжение. Тем, кто управлял полетом космических кораблей, направляя их к далёким планетам. Тем, кто выше не над какой-то диспетчерской, а выше небес. Для кого Терлинна не огромная планета, а маленький родной шарик. Он завидовал капитанам кораблей, их экипажам и даже киберлинам, внедрённым в космические корабли. А больше всего - своему давнему другу...
   Пять лет назад после прохождения лётной комиссии Ривз умудрился остаться капитаном, а вот его признали негодным к полётам и перевели на административную должность. Нет в жизни справедливости. Он с детства мечтал о космосе и так заразил этим своего друга, что Ривз после школы вместе с ним пошел в летное училище. А теперь Ривз где-то там, среди звёзд, а он сидит в этом дурацком кресле и смотрит на свои любимые звезды как в детстве, снизу вверх. Именно поэтому он послал наследника круга Шал'Линнов к другу на корабль. Пусть хоть немного помучается.
   Хилт отвернулся от диспетчерской и глянул на противоположную стену. Там спутники передавали его любимую картину: голубой шар Терлинны на бархатном фоне звёздного неба был окружён стайками кораблей. Какие-то из них спешили наконец приземлиться и отдохнуть, а какие-то с новыми силами летели подальше, замирали возле спутников-причалов, потом начинали мерцать и наконец исчезали в яркой вспышке телепортации, чтобы тут же возникнуть где-то далеко-далеко у маяка планеты назначения.
   Маяк у каждой из населённых планет был один, построенный еще Л'Линнами. Это был ориентир для всех сенсетивов, которые должны были телепортировать корабли. Как они чувствовали нужный маяк, никто не знал, но с тех пор как начались активные межпланетные перелёты, заменить сенсетивов автоматикой так и не смогли.
   А жаль... Сенсетивов становилось всё меньше, даже здесь на Терлинне, а потребность в их способностях - всё больше. Если так пойдет и дальше, то вскоре люди будут ненавидеть сенсетивов не только за надменность, но и за богатство. За услуги телепортации они требуют всё больше и больше.
   Тут Самуин залюбовался. Огромный пассажирский лайнер завершил традиционный полёт вокруг Терлинны и величественно проплыл к своему причалу. Через некоторое время он начал мерцать, и яркая вспышка ударила по глазам Хилта.
   Тут же часть мониторов погасла, на пульте загорелись красные огоньки и противно запищал сигнал тревоги. В кабинете Самуина раздался взволнованный голос старшего диспетчера:
   - Разрешите доложить?
   - Докладывайте.
   - Во время телепортации пассажирского лайнера "Повелитель звёзд" в радиус действия сенсетива, находящегося на борту, попали и были перенесены к маяку Геллы двенадцать спутников наблюдения и три спутника-причала.
   - Возле причалов находились корабли?
   - К счастью, нет,- доложил диспетчер.
   Самуин облегчённо выдохнул и залпом выпил стакан воды, а потом вспомнил, кого отправил на "Повелителя".
   - Теперь понятно, почему он наследник. Это ж надо, какие способности! Такой Терлинну телепортирует и не заметит.
   - Это вы о Кэане Шал'Линне?
   - О ком же ещё?
   - Говорят, его младший брат самый сильный сенсетив Терлинны, - заметил диспетчер.
   - О боги! Ещё один. Ну уж нет! Младший Шал'Линн пускай себе другой космопорт выбирает, а сюда я его и близко не подпущу. Эта семейка - одна сплошная головная боль!
   Самуин отключился и отдал приказ техслужбе восстановить количество спутников, окружающих Терлинну.
   - Ну, что ж, Кэан. Будь уверен, каждый спутник будет вычтен из твоего вознаграждения. Этот рейс тебя вряд ли обогатит. А больше ты с моего космодрома в качестве члена команды не полетишь даже на захудалом транспортнике. И не надейся!
  
  
   Глава 2
  
   Глава, в которой Деймир получает неприятное письмо, а Антория ДеЛаВер борется с аристократической бледностью.
  
   Деймир был в ярости. Стремительно шагая по улице как можно дальше от дома, он ожесточённо сжимал кулаки до белых костяшек пальцев. Мысленно он сворачивал шею одного упрямого старика, который назывался его дедом.
   В принципе, против старика он ничего не имел. Он его просто много лет игнорировал и хотел, чтобы и тот поступал также. Так нет же! Дед вдруг вспомнил о каких-то семейных ценностях. Решил вернуть его в семью, как будто это было возможно! Нет у него семьи, нет, и не будет! И дед пусть проваливает куда подальше.
   Деймир похоронил семью в своей памяти давным-давно, когда понял, что сделала его мать. Тогда он потерял свои способности, а мать, дав ему новое имя, перестала считать его человеком и своим сыном. Тогда ему было всего шесть... Это было давно... и эти воспоминания Деймир периодически запихивал в самые дальние и пыльные уголки своей памяти. Но теперь, благодаря деду, они снова и снова вспыхивали у него в сознании.
   Нет у него никакой вонючей семьи, и точка!
   Именно этой версии он ради своего спокойствия и будет придерживаться.
   Невольно Деймир вспомнил события, которые заставили его в ярости выбежать из дома.
  
   Сегодня утром у него было отличное настроение. В конце недели был назначен вылет его корабля, и радостное предвкушение полета омрачало лишь одно - пункт назначения. Планета Терлинна. Его родина. Когда-то он поклялся, что и шагу не сделает в том направлении, но свободных кораблей такого класса, как у него, в компании больше не было, а туристы хотели лететь на легендарную Терлинну - планету сенсетивов - со всеми удобствами. Работа есть работа, тем более, когда она любимая. Засунув свою гордость и давнюю клятву куда подальше, Деймир начал предполетную подготовку.
   И тут опять засада. Оповещая команду о скором вылете, киберлин "Метеора" сообщил Деймиру, что никак не может связаться с их сенсетивом. Куда подевался Тойнил, они так и не выяснили, и начальник Деймира, а по совместительству и его друг, обещал что-нибудь придумать.
   Ближе к вечеру Деймир вернулся домой сменить одежду и увидел на домокомпе кучу непрочитанных сообщений.
   - Ну-ка, Эри, прочитай, что мне там прислали,- он сразу, как только купил дом, настроил аватар домокомпа на сексуальную блондиночку с хриплым голоском и сейчас, когда Эри зачитывала сообщения, хвалил себя за такой выбор.
   - Два сообщения из компании. Ваш начальник интересуется, как проходит предполётная подготовка и сообщает, что корабль телепортировать будет новый сенсетив, с которым неплохо бы заранее, перед вылетом познакомиться. Второе сообщение от техподдержки. Сообщают, что закончили проверять корабль. Им необходимо два дня для мелкого ремонта. Ваш "Метеор" будет полностью готов к вылету на третий день после заправки топливом.
   - Отлично, - Деймир, слушая Эри, быстро переодевался. - Передай Халу, что подготовка проходит в стандартном режиме. С сенсетивом знакомиться буду завтра с утра, пусть ждет в моем кабинете. Что-нибудь еще Эри?
   - Да, конечно. Пятьдесят одно сообщение - спам, три штрафа за превышение скорости, одно сообщение из банка - на вашу карту зачислено 1600 кредов и одно межпланетное видеописьмо, адресата которого я не смогла отследить.
   - Самое интересное оставила на потом... Эри, деточка, не дразни меня, а то сменю аватар на старушку.
   Деймир устроился поудобнее на диване, не глядя, плеснул себе что-то в стакан и уставился на огромный, во всю стену экран, по которому бушевали волны единственного океана на Гелле.
   - Ну что, просмотрим это таинственное письмо. Включай, Эри, не томи.
   На экране волны сменились на залитый заходящим солнцем сад с поляной. На краю поляны раскинуло свои широкие ветви какое-то старое дерево, а под ним в тени притаилась белая скамейка, на которой сидел он, тот самый упрямый старик, его дед.
   - Здравствуй внук, - на этих словах глаза Деймира сузились, губы сжались, а рука с силой сжала стакан.
   - С нашей последней встречи прошло уже девять лет. Ты сказал, что тебе нужно время, чтобы всё обдумать и простить. Я думаю, что девять лет достаточно долгий срок для этого. Пора возвращаться в семью и заново знакомиться с родственниками... Я всё понимаю. Твоя обида-ненависть ещё, может, и не перегорела, но я не становлюсь моложе, - Мирран иронично усмехнулся и продолжил. - Продлевать жизнь у меня нет никакого желания, а потому, пока ещё жив, хотелось бы заслужить твоё прощение. То, что сделала твоя мать - преступление. И я обещаю, что во время визита на Терлинну, если ты захочешь, то не увидишь её. Об этом позаботится твой двоюродный брат Кэан. Я отправляю его к тебе на Геллу, где он временно станет сенсетивом на твоём корабле. Надеюсь, вы подружитесь. Он уже давно рвался к тебе знакомиться, но я его сдерживал. Ты просил дать тебе время... Я дал его, сколько мог. Пора возвращаться, мой мальчик. Пора перестать быть изгоем и взять то, что принадлежит тебе по праву.
   Мирран замолчал, а потом пристально посмотрел сквозь экран, как будто видел окаменевшего Деймира, и сказал:
   - Надо отпустить своё прошлое, мальчик мой, и тогда оно отпустит тебя. Твоя семья ждет тебя. До встречи.
   Лицо Миррана пропало, и с экрана на Деймира снова накатывали яростные волны далёкого океана, разбиваясь о невидимые прибрежные скалы.
   Окаменение медленно покидало Деймира и стало сменяться бешеной злостью. Рука сама собой с силой швырнула недопитый стакан в экран. Стакан в дребезги разбился, осколки полетели в разные стороны, а по экрану потекла недопитая жидкость.
   Ты просил дать тебе время...
   Ха! Тогда, девять лет назад, дед просил его вернуться домой и попытаться всё забыть и простить. Деймир выдавил из себя, что когда-нибудь вернётся, а про себя поклялся, что этого не будет НИКОГДА. Он не имеет никакого желания видеться ни с кем из семейки Шал'Линнов и Ша'Тэрров. И не имеет значения, что дед тогда крупно помог ему. Это ничего изменило, ведь самый главный для него человек так и не появился. Мать не пришла за ним, а значит, его выводы верны. Она по-прежнему считает его отбросом и тварью, единственный плюс которой - его тело. Для неё он лишь запасной набор органов для её настоящего и единственного сына.
   Деймир бросился из дома, не разбирая дороги. Он шел и шел, пытаясь уйти от слов Миррана, от воспоминаний о матери, пытаясь запихнуть её лицо, её запах, её слова, туда, где они и были засунуты все долгие годы.
   Ноги принесли его в космобар "У Эдди" рядом с работой. Это было именно то место, где ему станет лучше. Определённо лучше. Надо только помочь себе дойти до нужной кондиции, а с этим у него проблем никогда не было. Деймир толкнул дверь и направился к стойке бара. На сегодняшний вечер у него только один план - напиться до потери сознания. Он должен опять все забыть. Хотя бы на сегодня...
  

***

  
   Антория ДеЛаВер еще раз пересмотрела видеоролик. Известный культуролог Брэй Сэнгани стоял в парке перед Хранилищем. Лучи восходящего солнца скользили по серебристым куполам здания, рождая яркие слепящие искры. Брэй Сэнгани сиял от радости не хуже солнечных зайчиков за его спиной.
   - Дорогие коллеги. Счастлив сообщить вам замечательную новость. 15-го нэкта этого года состоится уникальный семинар на тему "Артефакты Л'Линнов. Виды и особенности". Семинар пройдет в малом конференц-зале "Дворца Приёмов" Терлинны, а читать лекцию будет легендарная Хранительница - госпожа Синнола Шал'Линн. Как известно, госпожа Хранительница принадлежит кругу Шал'Линнов - продолжающих жизнь, которые являются прямыми потомками Л'Линнов. А кто кроме неё может лучше всех рассказать о наследстве наших прародителей? Последняя лекция госпожи Шал'Линн состоялась 75 лет назад, когда она была выбрана Хранительницей. От имени Академии Наук и Искусств Терлинны приглашаю всех преподавателей принять участие в уникальном семинаре, на котором вы увидите наиболее известные и легендарные артефакты. А избранным счастливчикам удастся даже воспользоваться их таинственными возможностями. Желающих присутствовать лично, просьба отправить свои данные в заявке на участие в семинаре до 1-го нэкта этого года на сайт Академии НИТ. Торопитесь, количество мест в зале ограниченно. Желающие прослушать семинар в режиме онлайн, должны зарегистрироваться на сайте той же Академии до 14-го нэкта. Координаты и более подробную информацию о семинаре вы можете узнать в свойствах видеоролика и на сайте Академии НИТ.
   Большое спасибо за внимание и до встречи на семинаре!
  
   Будет ли эта встреча? Антория грустно вздохнула. Три месяца назад, когда она получила этот ролик, она прыгала от радости и тут же подала заявку на участие. К сожалению, ей придётся посетить этот семинар лично. Межпланетный онлайн еще не придумали. Ну, ничего, она как-нибудь справиться с общением вживую, но вопрос, как попасть на Терлинну, ещё оставался открытым. То, что Антория являлась преподавателем курса истории искусств, давало ей право бесплатно посетить этот семинар. Администрация её школы бралась оплатить гостиницу на Терлинне. Но где взять деньги на билеты Гелла-Терлинна и обратно?
   Межпланетные перелеты для обычного преподавателя, каким являлась девушка, не самой населённой планеты были, к сожалению, нереально дороги. Её друзья и коллеги уже позанимали ей деньги, все знали, что Антория пишет диссертацию про артефакты и этот семинар был ей необходим. Кроме того, была еще причина, о которой никто из них не знал. Причина, по которой она и стала интересоваться артефактами. Но собранных денег ей едва хватало на один билет, а ведь надо и домой вернуться.
   Чем больше Антория об этом думала, тем больше она отчаивалась. Она боялась, что так и не попадет на Терлинну, что не увидит легендарную Хранительницу, что не побывает в коридорах и залах самого Хранилища Л'Линнов, что её мечта никогда не осуществится.
   Резкий сигнал домокомпа прервал её грустные мысли.
   - Тори, подружка, ты свободна?- Жизнерадостный голос Келли наполнил кабинет Антории, и та тут же улыбнулась, включая экран.
   Ярко-голубые глаза сверкали на загорелом лице подруги, а выгоревшие на солнце светлые волосы развевались вокруг её лица. Келли обернулась, разводя руки, и сказала:
   - Посмотри! Посмотри, я на пляже! Как тут здорово, Тори! Ты обязательно должна ко мне прилететь, бери такси и лети сюда быстрее ветра. И не вздумай говорить, что занята!- Келли погрозила подруге пальцем. - Не хочу слышать никаких отговорок. Я отлично знаю, что онлайновых занятий у тебя уже нет. Бери купальник, хорошее настроение и бегом ко мне. Я и шезлонги уже заняла. А на твой, между прочим, уже три раза покушались.
   - Келли, но я не могу! Правда. Сегодня вечером у меня встреча с клиентом.
   - У тебя встреча? Не смеши меня. Ты с подругой встретиться боишься, а тут пойдёшь к клиенту. Наверняка будешь с ним общаться по бионету, так что не трусь, вылезай из дома, никто тебя не съест, я прослежу.
   - Келли, ты так говоришь, будто я одна страдаю от личных контактов. Между прочим, таких, как я, на Гелле тридцать процентов! Ну, конечно, я буду с клиентом говорить по бионету, как будто когда-то было по-другому. Но я не трусиха, ведь с тобой-то я встречаюсь, согласись это уже прогресс.
   - Ха-ха-ха! Тори, надо лучше стараться, раз в неделю общение с живым человеком это не прогресс. И заметь, что этот живой человек - единственный! Ты встречаешься только со мной! Тори, ну ведь у тебя так много друзей, знакомых, у тебя коллеги, ученики, встреться ещё хоть с кем-нибудь.
   - Я попробую, обещаю.
   - Всё! Ты попалась! - Келли радостно потерла ладони, - Завтра буду тебя МУЧИТЬ!- девушка сделала "страшные" глаза и заговорила "страшным" голосом.
   - Я уже боюсь,- рассмеялась Тори, - что ты там задумала?
   - Секрет-секрет. Завтра с утра я тебя похищаю, и ты станешь МОЕЙ на весь день. Готовься, буду тебя лечить. А сейчас скорей на пляж, ты никогда не загоришь в своей берлоге, совсем белая стала.
   - Я не белая, я бледная. Это, между прочим, благородно.
   - Может и так, но я не вижу ничего благородного в том, что ты выглядишь больной. Тебе надо вернуть румянец, и я этим займусь.
   Тори смотрела на подругу, и её сердце сжалось от благодарности:
   - Спасибо.
   Девушки пристально посмотрели друг другу в глаза через экран домокомпа.
   - Пожалуйста, - ответила Келли.
   - Охраняй мой шезлонг, я скоро буду,- Тори улыбнулась и отключила связь.
  
   Через некоторое время Тори сидела у окна такси и смотрела вниз на проплывающий мимо неё пейзаж. Она в который раз замерла в восхищении, пробегая взглядом по раскинувшимся внизу красотам. Бескрайние холмы и взгорья пестрели в разноцветье трав и цветов. Лиловый холм сменялся голубым, белым, пурпурным, а потом опять лиловым. Ярко-синий мох делил с темно-зелёным подножия холмов, создавая иллюзию бархатной извилистой ленты реки. Темно-розовые шапки цветов кое-где встречались в этом море листьев, а над всем этим великолепием расстилалось нежно-голубое небо.
   Как же она любит свою планету! И пусть некоторые считают её слишком тихой и скучной, этаким раем для пенсионеров, для неё Гелла была спокойной и уютной. Это было место, где можно прожить долгую и счастливую жизнь, где было мало больших городов и люди жили в основном в небольших поселках, окружённых разноцветными холмами, на которых росли всевозможные специи.
   Но в последнее время Тори катастрофически чего-то недоставало. Она с упорством отгоняла эти мысли, не желая их как следует обдумать, потому что в глубине души знала, у неё есть серьезная проблема в общении. Она пока не понимала, почему сама себя во многом ограничила, но подозревала, что если признается себе в том, что у неё не всё так хорошо, как она всем рассказывает, то расклеится. Она будет плакать, жалея себя, а слезами ничего изменишь. Ей придётся жить дальше и как-то решать свои проблемы. Что-то делать. Пока она не была к этому готова, а поэтому переключила свои мысли на Келли.
   Как ей всё-таки повезло с подругой!
   Если бы не Келли, то Тори до сих пор бы сидела дома и пыталась бы сделать вид, что работает. Она бы пропустила разноцветную красоту Геллы, как пропустила многое другое в своей жизни. Мысли Тори плавно переключились на воспоминания, и она, закрыв глаза, прислонила голову к окну.
  
   Родители Антории Торин и Ания были известными учёными, создателями планетарной защиты, которую после их смерти назвали сетью ДеЛаВер. Их приглашали жить и работать на любых планетах Галактического Союза Ра'Линнов. Но мать Антории, узнав о беременности, не задумываясь, выбрала из многих вариантов тихую Геллу. Она всегда мечтала о спокойном месте, где можно растить ребенка. Отец Тори не возражал своей жене, ему, по большому счёту, было всё равно где работать, главным для него была Ания. Он готов был жить хоть на затерянном астероиде, лишь бы любимая жена была рядом.
   ДеЛаВеры поселились в небольшом элитном поселке, недалеко от университетского городка, где стал преподавать и проводить свои исследования Торин. Им достался милый трехэтажный коттедж. Он был достаточно старомодным и респектабельным, в таком люди обычно чувствуют связь с прошлым. И вместе с тем в доме была достаточно современная начинка, вроде высокоскоростного домокомпа с выходом в бионет, чтобы хозяева ни в чём не нуждались и жили в ногу со временем.
   Все дома в поселке управлялись и обслуживались высокопрофессиональным киберлином, которую звали Даной. Дана была достаточной мудрой, чтобы не вмешиваться слишком явно в жизнь своих постояльцев, и вместе с тем достаточно любопытной, чтобы знать о них всё. Она наслаждалась своей второй жизнью в качестве киберлина и испытывала материнские чувства ко всем, кто жил в её посёлке. Именно поэтому, когда новые постояльцы въехали в пустующий коттедж, Дана решила познакомить ДеЛаВеров с семьёй Торесофов. Она, как никто другой, сложив всё, что знала об этих семьях, не просто надеялась, а знала, что они поладят. Так и случилось.
   Дана послала ДеЛаВерам письмо с указанием правил поселка, планом расположения коттеджей, садов и водоемов, магазинов и салонов, а также приложила список жильцов с указанием имен, возраста и интересов новых соседей. Письмо-уведомление получили и Торесофы. В нём сообщалось, что по соседству с ними, поселилась молодая пара, ждущая ребенка, а так как Торесофы тоже ожидали прибавления в семействе, то на следующий день они стояли на пороге соседей. Невозмутимый Сэг Торесоф держал в руках большой сладкий пирог, приготовленный женой, а взволнованная Одиль звонила в дверь. Одиль зря волновалась, как и предполагала Дана, пары подружились, и теперь она с удовольствием наблюдала, как две женщины с радостью погружаются в хлопоты предстоящего материнства.
   Две будущие мамочки с энтузиазмом принялись скупаться в столичных детских магазинах, готовя приданое своим принцессам. Их мужья смотрели на это снисходительно и втайне от жен надеялись, что родятся всё же мальчики. Материнское сердце и ультразвук не подвели, и через положенный срок Торин и Сэг ломали голову над именами своих маленьких принцесс. Торин соединил свое имя с именем жены и назвал дочку Анторией, а Сэг взял имя сказочной принцессы и назвал свою малышку Келлианой.
   Девочки росли вместе, и скоро через сад пиллий между коттеджами была протоптана дорожка, которая не успевала зарастать даже сорняковым мхом. Именно в этом саду на поляне возле пруда, который разделял участки соседей, родители построили своим дочкам детский домик. Подружки тут же назвали его замком и покрасили в розовый цвет. А со временем замок обзавелся самым настоящим чудовищем. На один из совместных праздников им подарили конструктор "Робот-охранник". Девочки собрали его за неделю, а потом еще столько же превращали внешний вид обычной модели охранника в довольно эксклюзивный. Ания и Одиль, увидев, во что их дочки превратили робота, в один голос (очень-очень громко) заорали:
   - Чудовище!
   А Торин и Сэг дружно подавились куском пирога, которым они наслаждались на совместном пикнике. Правда Тори до сих пор считала, что они подавились из-за бешеного крика их мамочек, а не из-за того, что робот получился и вправду чудовищным. Келли тоже казалось, что слизистого пластика можно было и больше нацеплять, да и бородавки издалека не так красочно смотрелись. Но всё же подружки были довольны. У них был собственный замок и настоящее чудовище, которое его охраняло.
   А потом сказка кончилась. Совсем не сказочно. И потому было очень обидно и больно. До сих пор.
   Тори всё еще не могла пережить эту чудовищную несправедливость.
   Почему, когда всё было так хорошо и чудесно, всё закончилось так ужасно и трагически? Почему хорошее обязательно заканчивается? Почему белую полосу обязательно сменяет чёрная? Почему они погибли?
   И никакие умные и правильные ответы на эти вопросы не могли утешить Тори. Пятнадцать лет назад её сказка кончилась, и началась жизнь.
  
   После гибели родителей к Тори прилетел дед Эган. Он честно пытался заменить внучке папу и маму, но никак не мог справиться с её горем. А тут ещё и Сэга Торесорфа компания повысила в должности и перевела на другую планету. Недолго думая, он вместе с семьёй перебрался на новое место, и тогда дед совсем забеспокоился. Тори неделю не могли вытащить из замка принцесс. Это чертово чудовище не пускало никого на поляну, где стоял детский домик.
   За эту неделю Эган весь поседел, но заметил это гораздо позже. В это тяжелое время он сдружился с Данной, которая ему очень помогла. Именно она уверила обеспокоенного деда, что в домике есть еда и его внучка не сможет умереть от голода.
  
   - Дана, Дана! Что же делать? Надо срочно что-то предпринять, - Эган весь извелся. Он бегал вокруг поляны весь растрёпанный и пытался увернуться от болезненных разрядов чудовища.
   - Боги, что за мерзкая тварь? Когда, ты говоришь, она сдохнет?- Эган обратился к висящему над его плечом зонду, через который Дана за всем наблюдала.
   - Эган, не волнуйся ты так. Такие роботы не могут работать без подзарядки больше трех дней. Видишь, ты уже не падаешь замертво от его ударов, заряды слабеют, и скоро он отключится.
   - Скоро отключусь я, а не эта уродливая железяка. Как она смеет не пропускать меня к внучке! Да и потом я должен увидеть, что девочка в порядке, может еда, как ты говоришь там и есть, да только Тори, чует мое сердце, не до еды. Она должна быть на моих глазах. Я так сказал! Как я буду о ней заботиться, если её не вижу? Как я буду знать, что с ней всё хорошо?
   - С ней не всё хорошо, - мягко сказала Дана. - Дай ей побыть одной, выплакать своё горе, а потом она сама придет к тебе. Не суйся ты в её крепость, туда даже её родители не могли попасть.
   Но Эган не послушал Дану, он всё-таки победил чудовище и ворвался в замок спасать свою маленькую принцессу.
  
   Тори тогда поняла, что иногда человек не всегда знает, что ему лучше. Иногда надо довериться близким людям, тем, кто любит тебя. Узнав о смерти родителей, которая произошла где-то там в небе, на орбите Геллы, Тори не поверила ни официальным лицам, ни Дане, ни ректору университета, который прилетал выразить соболезнование и вручить компенсацию за несчастный случай.
   Нет трупов - нет смерти. Разве не так? Она не видела мертвых родителей, значит, они где-то есть. Живые. Просто что-то случилось на корабле, и они не могут прилететь. Пока. Но они это обязательно сделают. А она будет их ждать и неотрывно смотреть в высокое небо, чтобы ни за что не пропустить, как их аэрофлай подлетает к дому. Она не будет верить этим злым, но почему-то печальным тётям и дядям.
   А потом прилетел дедушка Эган. И Тори стало страшно. Он жил на другой планете и не мог позволить себе межпланетных перелётов. Папа всегда говорил, что дедушка прилетит, когда пойдет на пенсию. Тогда он продаст всё своё имущество и переберётся поближе к родным, поселится где-нибудь в соседнем коттедже и будет нянчить внуков. А пока дедушка посылал регулярные видеописьма и требовал от своего сына того же.
   И вот дедушка здесь, на Гелле. До пенсии ему еще пять лет. А он здесь. О, Боги! Она не будет думать о плохом. Она не будет думать о том, что дедушка всё бросил дома и переехал на Геллу навсегда, потому что она осталась одна и недостаточно взрослая, чтобы жить самостоятельно. Он просто погостит у них пока папы и мамы нет дома и полетит к себе. Он же никогда не бывал на Гелле, ему просто интересно всё посмотреть. А потом придут родители, и он полетит домой. И всё будет как раньше.
   Как раньше не будет никогда! Она поняла это особенно остро, когда прощалась с Торесорфами. Она не плакала и даже пыталась улыбаться, обещала писать письма. У неё даже поднялась рука помахать на прощание, а потом она как будто одеревенела. Она шла сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее, пока не побежала изо всех сил и не ворвалась в маленький розовый домик. Рухнув на кровать, она попыталась восстановить дыхание, а потом поняла, что не желает никого видеть. Внутри неё было так пусто, что хотелось устало закрыть глаза и никогда не открывать...
   А потом в домик ворвался дедушка. Он крепко обнял Тори, укутывая её своим теплом, обещая никогда не оставлять её и убеждая, что всё будет хорошо. И Тори тогда не выдержала. Сочувствующие объятия дедушки заставили её не заплакать, а зареветь. Она ревела в голос, слёзы градом катились из глаз, лицо опухло, из носа потекли сопли, но она отчаянно цеплялась за дедушку, согреваясь в его объятиях и телом, и душой. Крепче прижав её к себе, он всё продолжал шептать что-то утешительное, приглаживая своей большой рукой её растрепавшиеся волосы. После этого слёзного взрыва Тори стало легче. А через какое-то время она вновь стала верить, что когда-нибудь всё наладится и жизнь преподнесет ей новую, на сей раз счастливую сказку.
  
   Тори приземлилась у летнего коттеджа Торесорфов, который находился в курортной зоне Ла-Троса - небольшого городка, расположенного на берегу океана. С тех пор, как Келли вернулась на Геллу учиться в местном университете, Тори бывала здесь пару раз (благодаря ужасно настойчивым приглашениям подруги).
   Девушка быстро переоделась в пляжном домике. Она скинула свои любимые брюки, строгую блузку и облачилась в маленькое бирюзовое искушение. Этот чудесный раздельный купальник она недавно купила по бионету. Просто не могла удержаться.
   Да, у неё уже есть пять новых открытых купальников. Да, она не часто выбирается позагорать (два раза за этот год, если быть честной). Да, у неё слабость к красивому и сексуальному белью (её шкаф просто забит трусиками и бюстиками самых откровенных коллекций). Ну и что? Должны же быть у девушки маленькие слабости.
   Схватив пляжную сумку, Тори решительно улыбнулась и направилась искать Келли.
   На пляже в это время года было немноголюдно, только поэтому она и согласилась присоединиться к подруге. Сезон ещё только начинался, в пока прохладной воде океана купались лишь самые закалённые. Песок не обжигал голые ноги, но солнце уже светило вовсю, и люди наслаждались его теплыми лучами.
   Вскоре Тори увидела сдвинутые вместе два шезлонга и направилась туда, надеясь найти там подругу. Она не ошиблась, Келли растянулась на одном из шезлонгов, подставляя ласковому солнцу свою шикарную грудь. На девушке был модный белый купальник, который еле прикрывал стратегически важные места, и отлично оттенял её загорелую кожу.
   - Привет, подруга! - Тори приземлилась на соседний шезлонг.
   - Ну наконец-то! Держи крем и намазывайся, будем уничтожать твою "аристократическую" бледность, должен получиться очень соблазнительный загар, как у меня, - Келли повела плечами и её чудесная грудь качнулась еле сдерживаемая треугольными кусочками ткани.
   Скосив глаза на бронзовую грудь подруги, Тори недовольно буркнула, намазываясь кремом:
   - Нет, ну что ты такое ешь, что они у тебя так выросли! Просто чудо какое-то. Их надо в музее показывать с подписью - "самая идеальная грудь".
   - Да-да, а с мужчин деньги брать за просмотр, - рассмеялась Келли. - Глупенькая, у тебя ведь такая же, только на размер меньше. Я вот, например, твоей попке завидую, была б мужиком всё время б её лапала бы.
   - Ну-ну, грудь на размер меньше, попа на размер больше, утешила так утешила.
   - Перестань бурчать, сейчас убедишься, что ты самая настоящая красотка.
   Тори конечно догадывалась, что она не уродка, а очень даже хорошенькая, но любимая подруга казалась ей просто красавицей. Девушка уже намазала кремом грудь, живот, ноги и раздумывала просить Келли нанести ей крем на спину, как вдруг услышала приятный мужской голос и замерла.
   - Девушка, позвольте Вам помочь.
   Тори похолодела, волоски на руках стали дыбом и она с испугом посмотрела на Келли. Подруга понимающе улыбнулась и, ободряя, кивнула головой:
   - Ну, что я говорила. Успокойся и передай молодому человеку крем. Между прочим, меня зовут Келли.
   Тори взяла себя в руки и обернулась.
   - Извините, что сразу не представился. Я Инг ЛаМарр сотрудник министерства правозащиты, провожу здесь свой отпуск. - Молодой человек был весь мокрый, как будто только вышел из воды, и смотрел на девушку темными улыбающимися глазами.
   Тори, невольно сглотнула. О да, он точно вышел из воды.
   Её глаза быстро пробежали по его мускулистой фигуре и проследили за капельками, бегущими вниз по его телу.
   - Антория ДеЛаВер, вот прилетела с подругой позагорать, - выдавила она из себя. - Келли говорит, что я бледная.
   - Ну это легко исправить. - Инг забрал крем из рук, выдавил немного на пальцы и стал потирать ладони. - Очень приятно познакомиться с такими красавицами, как жаль, что мой отпуск уже заканчивается.
   Подвинувшись на шезлонге, Тори перекинула длинные черные локоны через плечо, чтобы освободить спину. Молодой человек опустился на колени рядом с шезлонгом, выдавил еще каплю крема и стал втирать его в кожу между лопаток Тори.
   Она вздрогнула и вжалась в шезлонг.
   Недотрога дёрганая. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Вдох - выдох. Вдох - выдох. Спокойнее, Тори, спокойнее. Дыши глубже. Все хорошо, рядом Келли. Он сейчас уйдет. Намажет спину кремом и уйдет. О боги, кажется, ей приятно.
   Тори густо покраснела, радуясь, что парень не видит её лица, и задышала еще глубже, пытаясь успокоиться.
   - Извините, наверно прохладно? Сейчас всё пройдет.
   Нет, ну сколько можно втирать этот дурацкий крем. У неё что, спина десять квадратных метров? Трёт и трёт, гладит и гладит. Вдох - выдох. Вдох - выдох. Раз, два, три ... С ума можно сойти. Какой-то незнакомый парень делает эротический массаж спины, а она, как дурочка, краснеет и расслабиться не может.
   Пока Тори переживала и вспоминала, как считать до десяти, Келли разговорилась с Ингом. И где он живет, и чем занимается, и какие планы у него на завтра, и есть ли у него симпатичный друг, и когда они встретятся опять. Инг наконец закончил смазывать кремом спину Тори, и девушка обернулась.
   - Большое спасибо, - еле сумела она произнести. Щеки всё еще были красные, а уши горели так, что Тори боялась, как бы волосы не вспыхнули.
   Молодой человек не мог отвести глаз от очаровательной и такой смущенной девушки. Он никогда не думал, что может одним массажем кого-нибудь возбудить. Но только он дотронулся до этой красавицы, как она глубоко задышала, и он в каком-то трансе отвечал на вопросы её подруги. Он не мог больше игнорировать своё очевидное возбуждение. Инг договорился встретиться завтра и понёсся искать свой шезлонг, чтобы одеть брюки.
   - Слава богам! Он наконец-то ушел, - воскликнула Тори. - Надо же, как не повезло. Только я присела рядом с тобой, как тут же появился парень. С тобой так всегда, ты просто притягиваешь особей мужского пола.
   - Да, я такая! Но в этом случае ты ошибаешься. Как ты думаешь, почему он к нам подошел?
   - Потому что мы единственные молодые девушки на этом пляже.
   - Хочешь, повышу твою самооценку? Он вышел из воды и сразу увидел двух аппетитных подружек. Я сидела к нему лицом, и он видел мою чудесную грудь и милую мордашку, а ты сидела к нему спиной, и он видел только твои волосы и круглую попку. А теперь дай отгадаю, к кому из нас он подошел? Кому тёр спинку, растирал плечики и поясницу? Та-та-та-там. Её зовут Тори. Приятно познакомиться. Детка, ты завела парня, даже не дотронувшись до него. Поверь мне, он сбежал так быстро, потому что в таком состоянии парням просто неприлично находиться на общественном пляже. - Келли хихикнула,- его спасло только то, что вокруг мало людей. Но я всё видела. Ха-ха. Теперь могу подать на него жалобу за недостойное поведение в обществе двух приличных девушек.
   - Келли, перестань. Я ничего такого не заметила.
   - Ха. Куда тебе. Считала небось про себя до десяти и пыталась ничего не чувствовать. Эх, такого парня игнорировать! Лечить тебя надо.
   - Да кто ж спорит. Самой уже этот ступор надоел, по сети с любыми людьми общаюсь, а как увижу перед собой живого человека, так не по себе становится, мысленно перед каждым барьер ставлю. С тобой только все легко получилось, но я думаю это потому, что ты с рождения была моей подружкой и вообще, кроме деда, самый близкий мне человек.
   Келли мягко улыбнулась и обняла Тори.
   - Я тебя тоже очень люблю. Знала бы, что ты в такую затворницу превратишься, уже давно бы прилетела. Есть у меня мысли, как тебя излечить, завтра будем пробовать.
  
   Глава 3
  
   Глава, в которой и Деймир и Кэан с грустью признают, что родственников не выбирают.
  
   Утро выдалось хуже некуда. Деймир тяжело вздохнул и застонал. Давно он так не напивался. Наверно, последний раз был после того, как от него сбежала невеста. Деймир застонал ещё громче:
   - И зачем я это вспомнил? Эри, Э-Р-И!
   - Слушаю, Дей,- раздался вежливый голос домокомпа.
   - Звук убавь, орешь, как ненормальная, - прохрипел он. - Приготовь мне что-нибудь, голова просто раскалывается, а еще на работу надо идти.
   Деймир попытался вспомнить, а зачем ему вообще надо вставать с кровати. Может опять отрубиться? В голове бродили смутные мысли о предстоящем полёте и подготовке к нему. Что-то надо сделать, что-то проверить, с кем-то там познакомиться.
   - Точно! Сенсетив,- озарило его, - ненавижу гадов.
   Политика его компании заключалась в дурацком детском лозунге "Наш экипаж - команда дружная", а потому перед вылетом обязательно проводилось ознакомление с новыми членами экипажа. Когда-то давно его тоже представляли команде, а команду ему. Но уже давно в его команде не было никаких изменений. До тех пор пока не вмешался дед... Одни неприятности от этих Шал'Линнов.
   Интересно, куда вдруг делся его прежний сенсетив. Насколько Деймир знал, Тойнил никуда не собирался. На Гелле у него была семья, отличная работа. Команда его ценила, а сам Деймир после трех лет совместной работы наконец перестал убивать его своими взглядами и, можно сказать, примирился, что такой хороший парень оказался сенсетивом. Ну не повезло парню, с кем не бывает. И вот теперь, когда напряжение между капитаном и сенсетивом сошло на нет, Тойнил куда-то делся. Да как он мог? Деймир столько сил потратил, чтобы забыть о своей ненависти к сенсетивам и увидеть в Тойниле обычного парня, а тот вдруг пропал. Теперь на его место, стараниями деда, назначен его двоюродный брат.
   Деймир помнил Кэана. Однажды, в далеком и таком коротком детстве, они оба гостили у деда, и старший брат, уже освоив кое-какие свои способности, вовсю испытывал их на Деймире. То выдергивал стул, то заставлял игрушки висеть в воздухе, и маленький Деймир, как ни старался, не мог до них допрыгнуть. Его мама, тогда ещё мама, увидев это, тут же отругала Кэана и сказала, что скоро и у Деймира проснутся способности сенсетива и он станет с братом на равных. Но этому не суждено было сбыться. Как только его способности стали проявляться, его жизнь изменилась. Бесповоротно. То далёкое лето у деда было последнее, которое он провел с семьёй. С тех пор Кэана, как и многих других из своей прошлой жизни, Деймир не видел.
   Похоже, сегодня его ждет явно незабываемая встреча. Вот еще одна причина, кроме похмелья, чтобы не идти на работу. Может, ну его, этот полёт? Отпуск взять что ли? Очень ему надо видеть наглые глаза его самоуверенного брата? Видеть весь полет до Терлинны... А ведь тот наверняка и поговорить по душам пожелает. Вот зараза, полет в этот раз, похоже, будет явно отстойным.
   В который раз проклиная свою жизнь, Деймир всё-таки наконец встал и поплелся в ванну приводить себя в порядок. От своей любимой работы он не откажется ни за что на свете. И никакие проклятые Шал'Линны ему не помешают. Раз дед так хочет встретиться, что ж, это его проблемы. Он полетит на эту долбанную Терлинну в обществе своего старшего братца, чтобы увидеться с дедом и остальной роднёй. И пусть этим жалким сенсетивам помогут все боги, каких они знают, когда они встретятся. Он устроит им "тёплую" встречу...
  
   Деймир вошел быстрым шагом в здание космопорта, намереваясь как можно скорее покончить с неприятной встречей, и в изумлении остановился. Обычно полупустой зал сейчас был забит шумной галдящей толпой: дети бегали повсюду, родители пытались их приструнить, группы молодых людей о чем-то громко разговаривали и весело смеялись. Над всем этим столпотворением раздавался голос диспетчера, сообщавшего о прибытии очередного челнока.
   Что происходит в этом мире? Как раз сейчас, когда он так зол на всех, и было бы неплохо побыть одному, ему приходится пробираться к офису через толпу возбужденных и радостных людей. Впрочем, люди как будто чувствовали его настроение и расступались перед ним без всяких слов, сменяя радостные лица на настороженные, тревожно отводя глаза. Какое-то время Деймир шел кратчайшей дорогой к офису, как ледокол, а люди отскакивали от него, как случайные льдины, но даже такими темпами идти ему было еще долго. Да и не любил он этих взглядов, которые поневоле ловил, проходя мимо. Так нормальные люди смотрят на сенсетивов. Настороженно. С опаской. С затаённым любопытством. Но он же не этот проклятый сенсетив!
   Деймир еще больше разозлился и свернул к боковым служебным помещениям. Пусть дорога будет длиннее, но он хотя бы не будет чувствовать на себе этих взглядов. Войдя в служебный коридор, который опоясывал приемный зал космопорта, Деймир с облегчением запечатал дверь своим пропуском, оставляя шумную толпу позади.
   Ну вот, то, что надо, в коридоре ни души. Но не успел Деймир пройти и пару шагов, как раздался торопливый топот и кто-то врезался в его спину. Деймир хотел было взорваться и размазать этого торопыгу по стене, но, обернувшись, увидел Анта, и расслабился. Племянник его друга проходил в компании практику и своей открытой улыбкой и жизнерадостностью успел за две недели покорить весь коллектив.
   - Ой, прости, Дей, не успел затормозить. Очень тороплюсь, - извинился Ант и тут же широко улыбнулся. - Тут такое творится!
   - Да уж, я заметил. Откуда такая уйма народа, ты в курсе? Никогда не видел здесь такого столпотворения, - поинтересовался Деймир, продолжая свой путь уже в обществе Анта.
   - Ну, а как же! Об этом только все и говорят. Помнишь, когда выбрали Линера, он всё кричал, что сделает из Геллы процветающий курорт, что пора перевести отношения с другими мирами Ра'Линнов в новую плоскость. Ну так вот, похоже, он своего добился. У нас тут просто аншлаг, скоро будем направлять челноки в другие космопорты. Но если все пойдет так и дальше, то ни один космопорт на Гелле не справится.
   - Похоже, Линер опять перестарался. Ты знаешь, теперь я почти рад, что скоро отправлюсь в полет. Не люблю толпу.
   - А мне нравится! Шум, гам, веселье! Но что значит "почти рад"? Ты ведь просто обожаешь летать. Сам говорил, неважно на чём, главное - над землей. - Ант вопросительно глянул на Деймира.
   - Да так, - вздохнул Деймир,- оказывается неважно на чём, важно с кем.
   - А что у тебя какие-то изменения в команде? - удивился Ант.
   Команда Деймира не менялась уже три года, так долго вместе в их компании никто еще не работал.
   - Сенсетив,- сухо ответил он.
   - А что с Тойнилом?
   - Хотел бы я знать! Да только сейчас я иду на встречу с новым сенсетивом и, как ты понимаешь, не очень этому рад, - процедил Деймир.
   - А-а, - протянул Ант и внезапно побледнел. Он наконец заметил, что Деймир явно не в духе, и припомнил все те истории, которые ему рассказали, как только он пришел в компанию. Когда Деймир злился, лучше всего быть подальше. Желательно вне поля его зрения.
   - Ну, желаю удачи, - попрощался Ант и свернул в боковой коридор, - твоему новому сенсетиву, - закончил он уже шепотом.
  
   ***
  
   Кэан сидел в кабинете Деймира и нервно барабанил пальцами по столу. Он в который раз окинул взглядом небольшую прямоугольную комнату. У окна, которое выходило на взлётное поле, стоял супернавороченный стол Деймира: один большой монитор, несколько маленьких, клавиатура, куча каких-то кнопок и индикаторов. Прямо не стол, а громадный пульт управления. Напротив окна находился ряд кресел и небольшой столик с рекламными проспектами. Стена у входной двери была скрыта встроенным шкафом, а на противоположной стене висело изображение Деймира в окружении команды. Всё очень просто и довольно безлико. Кэан почувствовал, что Деймир бывает здесь нечасто, и задумался, зачем его брату вообще нужен кабинет, если он сюда почти не заходит.
   Сколько же можно ждать? Братец запаздывает. Но, может, это и к лучшему? Есть время ещё раз всё обдумать. Нет, ну почему ему достались такие родственнички? О чем только думала тетка, когда сделала клона Руэрта, и как она умудрилась это скрывать столько времени? Ладно, с этим вроде дед разобрался, а вот ему надо заново знакомиться с Руэртом. Хотя нет, ведь это уже не Руэрт. Вот уже, как двадцать один год, это Деймир. Ну и кашу заварила тетка! Пожалуй, он будет считать, что у него объявился потерянный брат близнец, а не клон брата, так, наверно, будет проще. Теперь Деймира нужно в этом убедить, а то за столько лет он уже сжился с тем, что его бросили и никому до него нет никакого дела. Говорил же деду тогда, когда всё открылось, нельзя Деймира отпускать. Надо было хватать его за шкирку и тащить с Зиноба домой, а там бы уж как-нибудь вместе всё бы наладили. Но нет, дед сказал, что надо дать ему время прийти в себя. Когда он вернулся с Зиноба, где нашел Деймира, то чуть не прибил Виану. А потом еще долго ходил мрачный и злой, но, как прошла встреча с Деймиром, так подробно и не рассказал. Ограничился одним словом: "Плохо".
   Дверь в кабинет отъехала в сторону, и в комнату заглянул молодой высокий мужчина.
   - О, Вы уже здесь! - он вошел и приветливо улыбнулся. - Здравствуйте, я Хал Морини директор "ТрансКома", а Вы, как я понимаю, Кэан Шал'Линн.
   - Да всё верно,- протянул Кэан, вскакивая с кресла, - здравствуйте.
   - О нет, давайте присядем,- директор махнул на кресла рукой, - нам надо поговорить. Не возражаете?
   - Нет, - усмехнулся Кэан, - любой разговор лучше, чем это бесконечное ожидание. Деймир не торопиться.
   - Вы знаете, я даже рад, что его пока нет,- Морини замолчал и некоторое время задумчиво смотрел в окно. - Недавно я получил письмо с Терлинны, где мне очень рекомендовали, можно даже сказать настаивали, взять Вас в качестве сенсетива на "Метеор-312". Сначала я хотел ответить решительным отказом, несмотря на личность отправителя. - Директор перевёл пытливый, но взволнованный взгляд на Кэана. - Поймите, Деймир не только один из лучших капитанов, для меня он, прежде всего, друг. У него очень сложные и тяжёлые отношения с сенсетивами, и совсем не по той причине, по которой у остальных капитанов. Но, зная Деймира, могу сказать, что причина эта серьёзная. Он никогда не летает туда, куда рвутся все капитаны, на Терлинну. Кроме того, у него на корабле уже был сенсетив, и я очень радовался, когда их отношения наконец наладились. Но... Все так быстро поменялось. Наша компания получила выгодный заказ, клиенты пожелали лететь на Терлинну именно на "Метеоре". А Тойнила, нашего сенсетива, я так и не смог отговорить. Он взял отпуск по семейным обстоятельствам и уже вчера улетел с Геллы. Я бы хотел получить от Вас объяснения, почему именно Вы должны попасть на "Метеор". Почему я не могу назначить Деймиру одного из сенсетивов нашей компании. Для него это будет лучше. И если уж думать о Деймире, то он вообще не обязан лететь на Терлинну, если не хочет. У нас есть и другие капитаны, которые могут доставить "Метеор" и Вас с пассажирами, куда захотите. А Деймир может взять отпуск и отдохнуть, он давно это не делал. Объясните, что происходит. Почему с Терлинны специально для "Метеора" прислали сенсетива. К чему такие сложности? Интриги?
   Кэан криво улыбнулся:
   - Да, сложности мы любим, Вы даже не представляете как. И меня прислали сюда, чтобы эти сложности разрешить. Наверно, Вы уже догадались, что дело не в "Метеоре", а в его капитане. Я вроде как должен привести Деймира в семью.
   Директор удивлённо откинулся в кресле:
   - Не понял. У Деймира никого нет.
   - Это он так думает, - Кэан вздохнул. - Вообще-то я его двоюродный брат.
   - А Деймир в курсе?
   - Ну да, я думаю, он меня помнит. У него есть и другие родственники, которые тоже хотят с ним познакомиться. Заново. Мы довольно давно не виделись.
   - Но как же так случилось? Деймир всегда твердил, что у него никого нет! А тут, как Вы говорите, родственники. О боги, так Вы ещё и сенсетивы! Но этого не может быть! Деймир совершенно обычный человек! - воскликнул ошеломлённый новостями Морини.
   - Вы так думаете?
   - Конечно, когда я увидел его в первый раз, то решил, как и многие другие, что он сенсетив. Мощная фигура, смуглая кожа, ранняя седина, да и энергия, которую он излучает, чувствуется всеми. Но подружившись с ним, понял, что ничего от сенсетива, кроме внешности, у него нет. Ну, а энергия присуща всем ярким личностям. Так что я не понимаю, как он может быть Вашим братом, пусть даже и двоюродным.
   - Это сложно объяснить. Но, тем не менее, это так. Мой дед узнал о Деймире, когда тому уже было восемнадцать. Он встретился с ним, но Деймир отказался лететь домой на Терлинну. Дед дал ему время подумать и оставил в покое, сказав нам не приставать к брату. Что случилось с Деймиром до встречи с дедом, я знаю только в общих чертах. Дед не стал говорить об этом. Ну, а после встречи Деймир поступил в летную школу здесь, на Гелле, стал лётчиком и до сих пор тут живет. Скоро у нас будет традиционный семейный праздник "День круга", на котором дед собирается заново представить Деймира семье. Меня послали, чтобы его, как бы сказать помягче, сопроводить на Терлинну в целости и сохранности. Ну, а заодно поближе познакомиться. Вот, собственно, и всё. Что скажете, директор?
   - Я всё равно многого не понимаю из Ваших объяснений, но, думаю, Вы мне больше ничего не скажете, - Морини вопросительно посмотрел на Кэана и, дождавшись подтверждающего кивка, продолжил. - Но я очень рад тому, что услышал. Деймиру нужна семья, и я с удовольствием помогу вам наладить отношения. Я очень обязан ему. Мы познакомились в летной школе и там... В общем, мы подружились. Но более ожесточенного человека я в жизни не встречал! Потом он вроде смягчился и стал просто замечательным парнем, до тех пор, пока ему не встретилась эта... Короче, после того, как Летина его бросила, он снова замкнулся и стал ... кхм, немного нервным, - Морини на мгновение прикрыл глаза, а потом продолжил. - Я за него очень беспокоюсь и хотел бы, чтобы у него всё наладилось. Он это заслужил. Да, и прошу, зовите меня Халом.
   Кэан чувствовал эмоции этого человека: волнение и озабоченность за судьбу друга.
   - Буду рад любой Вашей помощи, Хал, - благодарно отозвался он.
   - Она Вам понадобится. Деймир, мягко говоря, не очень любит сенсетивов. Но я даже не знаю, как Вам тут можно помочь.
   - О, об этом не беспокойтесь. К этому я давно привык. Нигде не любят сенсетивов так, как на Терлинне.
   - Я всегда этому удивлялся. Мне даже не верится, что такое может быть. На всех других планетах союза сенсетивов ценят на вес золота. Опасаются, конечно, никому ведь не нравится, когда кто-то другой может прочитать его мысли. Но ведь без сенсетивов не было бы никакого Галактического Союза. Телепортироваться без них пока никто не может, да и в медицине они чудеса вытворяют.
   - О, Вас бы к нам на Терлинну главой совета, - Кэану всё больше и больше нравился этот молодой человек. - Но, боюсь, тогда сенсетивы сидели бы дома и наслаждались бы всеобщим почитанием, а не сбегали бы на другие планеты союза, - Кэан иронично улыбнулся. - А если серьёзно, то лет триста назад мы здорово достали обычных людей. Это на остальных планетах людей со сверхспособностями изначально было мало, а вот на Терлинне их было большинство. Естественно, они этим пользовались вовсю. Кто-то, как слимы, с этим смирился и стал нам служить, а кто-то возненавидел. Со временем людей становилось больше, а нас меньше. Но мои предки не переставали действовать им на нервы. Наконец, люди сильно разозлились и решили, что мир без нас станет лучше. И тут появился герой, так его конечно сенсетивы называют, который решил всех спасти. Я лично думаю, что мой предок Норран Шал'Линн просто-напросто спасал свою шкуру, а потому и выдал самый большой секрет круга. Но, тем не менее, убивать сенсетивов тут же прекратили, власть как будто бы перешла к людям, а от нас потребовали отдать долг человечеству и использовать свои способности для покорения космоса. И теперь несчастные сенсетивы вынуждены мотаться от одного маяка к другому, перенося на своих хрупких плечах космические корабли, - Кэан закончил со скорбным видом, но не удержался и рассмеялся.
   Покосившись на совершенно нехрупкие плечи Кэана, Хал не удержался и улыбнулся в ответ. Но тот вдруг резко изменился в лице и с непонятной болью уставился на дверь. Через мгновение она отъехала, и в кабинет стремительным шагом вошёл Деймир.
   - Веселитесь, - мрачно произнёс он.
   Кэан и Хал тут же поднялись на ноги.
   - Деймир, дружище. Рад снова тебя видеть,- Хал улыбнулся своей доброй улыбкой, пытаясь разрядить атмосферу. - Позволь познакомить тебя с твоим новым сенсетивом. Это Кэан Шал'Линн.
   Деймир метнул тяжелый взгляд на сенсетива, а Хал продолжил:
   - Но, как я только что узнал, вы давно знакомы.
   - Ты ошибся. Были знакомы. Давно. Очень давно, - отозвался Деймир, не сводя взгляда с Кэана.
   - Это легко исправить, братец. Потому дед и отправил меня. Ну, когда будем знакомиться поближе? Налаживать семейные связи, так сказать.
   Деймир крепко сжал челюсти и ощутимо напрягся, а потом сквозь зубы проговорил:
   - После обеда, когда все соберутся на "Метеоре", я познакомлю тебя со всей командой. А про семейные связи забудь. Наладить то, чего нет, невозможно.
   - Да ладно тебе сверлить меня взглядом! Я-то тебе чего сделал?
   - Как я помню, в последний раз, когда мы виделись, ты выдернул из-под меня стул.
   Кэан удивлённо уставился на Деймира.
   - Ну ты даёшь, парень! Такое помнить. Я ж тогда совсем сопляком был, а это была моя коронная шутка. Не ты один, кстати, от неё пострадал. Но я уже большой мальчик и обещаю, что больше так делать не буду. Честное слово. Я хороший. Так что заканчивай дуться, нам ещё лететь вместе.
   - Встретимся на "Метеоре" после двух, - Деймир оставил без внимания эти слова и, кивнув Халу, вышел из кабинета.
   - Извините его, но я Вас предупреждал, - через какое-то время нарушил тишину Хал. - Надеюсь, у вас всё же получиться наладить отношения. Желаю удачи. Ещё раз извините, но мне тоже пора, дела.
   Хал попрощался и тихо вышел, а Кэан наконец остался один.
   Теперь он мог не сдерживаться. Его стало трясти. Сначала дрожь была мелкой, но вскоре стали сильно стучать зубы, и ему пришлось найти в себе силы, чтобы сжать челюсти. Ладони стали влажными, и его бросило в жар. Голова налилась тяжестью и неприятно гудела.
   - Вот проклятие, - сказал он, потирая виски и медленно приходя в себя, - удачей тут и не пахнет.
   Он выглянул в окно и увидел Деймира, который стремительно направлялся к ангарам с челноками. Даже отсюда он ощущал тот спутанный клубок чувств, который носил в себе его брат. Ненависти. Обиды. Разочарования. Сожаления... И надежды?
   Ладно, с этим он справится, было бы хуже, если бы от Деймира веяло разочарованием. А от ненависти до любви, говорят, один шаг.
   Кэан кисло улыбнулся.
   О боги! И эти идиоты, так боятся, что он может прочитать их мысли! Да ему начхать, что там люди думают. Первое что он сделал, когда у него стали просыпаться способности, это научился блокироваться. Он должен был отгородиться от того потока нежелательной информации, который на него выливали окружающие. От чувств и эмоций, которые были чужими. Они его боятся! Да он сам иногда их боится! Он только чуть-чуть опустил блокировку, чтобы лучше почувствовать и понять Деймира, и на тебе... Получил эмоциональный нокаут. Нет, с Деймиром ему лучше пока не экспериментировать, а то так и до Терлинны можно не долететь.
  
   Челнок оторвался от поверхности Геллы, и Деймир немного расслабился. Сейчас стремительный полет был ему отчаянно необходим. Он выжал из челнока максимальную скорость и резко ворвался в черный бархат космоса.
   О боги! Спасибо вам за космос! За эту неземную красоту. За то, что здесь он может по-настоящему забыться. Хоть на какое-то время...
   Но забыться в этот раз получалось с трудом. Он думал, что не сможет видеть своего брата. И, тем не менее, не мог оторвать от него своих глаз. Он думал, что будет его ненавидеть, но не смог. Но он был в дикой ярости от той ситуации, в которой оказался! Проклятая судьба внезапно забрала у него счастливое детство и любящую семью. Но в одном Кэан был прав. Он тут не причём.
   Прикрыв глаза, Деймир попытался смириться с действительностью. Скоро он представит Кэана своей команде как нового сенсетива "Метеора".
   И как своего брата...
  
   Глава 4
  
   Глава, в которой Келли помогает подруге сделать шаг к новой жизни, а Тори понимает, что интуиции стоит доверять.
  
   Тори проснулась от настойчивого звонка в дверь. Она так давно не слышала этого звука, что сначала не сообразила, что и где это трезвонит. Потом она ещё некоторое время, накрыв голову одеялом и пытаясь хоть как-то приглушить этот звук, вспоминала, какой нахал мог прийти так рано. Память услужливо выдала имя, и Тори, выдернув себя из постели, обречённо поплелась впускать подругу.
   - Келли, ты просто чудовище! - зевая, пропустила она девушку в холл.
   - Нет-нет, я чудо! Но я же тебя предупреждала, что сегодня день мучений, - улыбнулась подруга, осматривая дом. - Боже, как давно я здесь не была. Ты почти ничего не изменила.
   Но Тори махнула рукой и, рухнув на диван, закрыла глаза.
   - Ты тут пока всё посмотри, а мне надо чуть-чуть подремать.
   - Ну ты и соня! Даю тебе десять минов. У меня сегодня грандиозные планы, - отозвалась Келли и направилась на кухню.
  
   После легкого завтрака подруги отправились в спальню.
   - Ну показывай, что у тебя есть, - распорядилась Келли, и Тори распахнула свой гардероб.
   Келли некоторое время с недоумением рассматривала одежду, а потом тяжело вздохнула:
   - Я, конечно, знала, что ты запущенный случай, но чтобы на столько! Тори, это одежда прошлого века. И всё бы ничего, иногда и ретро снова в моде, но что это за цвета? У тебя есть хоть одна тряпочка не чёрного и не белого цвета?
   - Ничего ты не понимаешь! - возмутилась Тори. - Это деловой стиль. Я ведь всё-таки детей учу, и у меня должен быть достойный вид. А цветные тряпочки у меня в том ящике, - Тори махнула рукой в сторону комода.
   - Достойный вид - это так скучно! Особенно в черно-белой гамме. Прилично выглядеть можно и без этих цветов. - Келли направилась к комоду, выдвинула верхний ящик и восторженно присвистнула.
   Там лежало чистое соблазнение: трусики, шортики, бюстики, маечки, комбинации. Всё это нижнее белье искушало своими смелыми фасонами и ослепляло всевозможными расцветками. Его было много. Очень много.
   - Ну ты даёшь! Оказывается, не всё так плохо! - Келли хитро подмигнула. - И для кого мы это надеваем? Да ты просто развратная училка!
   Тори густо покраснела и отвела глаза.
   - Отстань. Ни для кого. Мне просто оно нравится.
   - Ты знаешь, мне тоже. - Келли приложила к своей груди бюстик цвета пилии и глянула в зеркало. - Вот, блин. Впервые жалею, что моя грудь больше твоей. А то обязательно что-нибудь позаимствовала бы из твоей коллекции.
   - Фу, это не гигиенично, - сморщила нос Тори.
   - Да ладно. Тебе всё равно столько не нужно. Что тебе нужно, так это классное платье, которое бы прошептало мужчине: "Сними меня". А когда он увидит, что под ним ... М-м-м. Бедняга просто сойдет с ума. Мне его уже жалко.
   - Что мне действительно нужно, так это одежда для путешествия, - многозначительно произнесла Тори.
   Келли недоверчиво посмотрела на подругу.
   - Ты хочешь сказать ... что все-таки летишь на Терлинну?
   Тори радостно кивнула.
   - А-а-а! Так это здорово! - Келли бросилась обнимать подружку.
   Девушки закружились по комнате, весело смеясь, а потом в изнеможении рухнули на кровать.
   - Но как тебе удалось найти деньги на билеты? У тебя ведь не хватало приличной суммы. Рассказывай, - потребовала Келли.
   Тори вздохнула и, глядя в потолок, начала:
   - Вчера вечером, когда я вернулась с пляжа, позвонил дедушка. И стал задавать обычные вопросы. Что нового? Как дела? Ну я ему, всё нормально, как всегда, уроки, оценки. Вот, говорю, только что с Келли виделась, вместе загорали. Он мне, подозрительно так, и больше ты ничего не хочешь мне сказать? Я говорю, да нет, завтра вот по магазинам отправлюсь. А у тебя как дела? А он паузу такую выдержал, что я уже переживать стала, а потом как начал меня отчитывать. Я, мол, неблагодарная, бессовестная. И как мне только не стыдно. Он мой единственный родной человек, а о моих проблемах от чужих людей узнаёт. Нет, чтоб сразу дедушке сказать, а то мало того что не сказала, так ещё и не собиралась. И так ещё минов пятнадцать, но только другими словами. Я конечно раскаялась. Прости, дедушка, говорю, но я даже и подумать не могла, что у тебя можно одолжить денег, тебе ведь не так много платят. Но если бы у меня всё получилось, то ты бы узнал первый, а так... Нет денег - нет путешествия, а значит, и говорить нечего. Тут он опять стал ругаться. Я даже не знала, что он так умеет! Зато он меня просветил, что я круглая дура. Оказывается, когда он подписывал контракт, то из всего списка льгот выбрал ежегодный бесплатный билет на любую планету Галактического Союза Ра'Линнов для любого члена семьи. Так вот, за десять лет накопилось десять билетов! И теперь я могу лететь куда угодно! А кроме того, можно сегодня же отдать все долги, так как моих денег мне с лихвой хватит.
   - Ух ты! Повезло тебе с дедушкой! Но почему ты об этом раньше не знала? - поинтересовалась подруга.
   - Ну, когда дедушка подписал контракт, я была еще мала для самостоятельных перелётов. А ещё я очень на него злилась из-за того, что он сделал. Как бы я не любила этот дом и как бы нам не нужны были деньги, я тогда считала, что ему не стоило жертвовать собой. Теперь, став взрослее, я понимаю, что для него это была не жертва ... а в какой-то мере исполнение его давней мечты. Так вот, а когда я повзрослела, дедушка понял, что у меня небольшие проблемы с общением. Мне сложно сходить в магазин, куда уж тут говорить о дальних перелётах. Вот он и молчал.
   - Ты молчала, он молчал, а кто ему тогда сообщил о твоем семинаре? - удивилась Келли.
   Тори закатила глаза и тяжело вздохнула:
   - Это Дана постаралась. Я даже не знаю, как к этому относиться. С одной стороны она лезет не в свои дела, а с другой, если бы она ничего не рассказала дедушке, то я бы так и не узнала о билетах.
   - Скажи ей спасибо и не парься. Она ведь уже давно с твоим дедом дружит. Вполне естественно, что они иногда говорят о тебе. А твоя поездка ни для кого не была секретом.
   - Да я вроде как с ней не разговариваю,- смущенно пробормотала Тори.
   - И почему же, если не секрет?
   - Да потому что это из-за неё мой дедушка и подписал тот проклятый контракт! - выпалила Тори.
   - Ну ты даёшь! Так это лет десять назад было!
   - С тех пор и не разговариваю!
   - Ну ты и злюка! - протянула Келли. - Уже давно надо было помириться и забыть об этом. Прежде всего это выбор твоего деда, а не Даны. И он, насколько я знаю, ничуть об этом не жалеет.
   - Да я уже и не злюсь давно. Просто ...
   На экране спальни появился аватар домокомпа - маленькая смешная фея с крылышками - и проинформировала хозяйку:
   - Тори, на линии ждет тиен Шеган Эриолли, соединять здесь или пойдёшь в кабинет.
   - Кто это? - заинтересовалась Келли.
   - Да, это один из моих клиентов. Ты же знаешь, я подрабатываю экспертом в местной галерее искусств. Иногда я определяю для него время создания, стиль, место изготовления той или иной безделушки. Вчера, например, я работала с чудесной шкатулкой эпохи Возрождения. Ну, а потом он всегда звонит, благодарит и приглашает вместе пообедать. А я всегда говорю спасибо и вежливо отказываюсь. Так что, думаю, сейчас все пройдет по старой схеме. Фейт, соединяй здесь, только без картинки. Не хочу, чтоб он нас видел.
   На экране появился худощавый мужчина довольно сурового вида с породистым лицом и пронзительным взглядом. Впрочем, взгляд тут же потух, когда он понял, что так и не увидит собеседницу.
   - Здравствуйте, тиен Эриолли. Рада снова Вас увидеть. Извините, что не включаю камеру, но я не в кабинете. Чем могу помочь?
   - Здравствуйте, моя дорогая Антория. Я в который раз прошу Вас называть меня по имени, поверьте, мне это будет очень приятно. Очень сожалею, что не имею возможности Вас увидеть. Но я надеюсь, что Вы все же согласитесь отобедать сегодня со мной. Тогда я смогу насладиться Вашим очаровательным обществом и выразить свою благодарность за проделанную работу.
   Пока мужчина говорил, Келли прижалась к Тори и яростно зашептала на ухо:
   - Тори, подружка! Соглашайся! Мужик по тебе сохнет, сразу видно. О боги, какой мужик! Аристократ, сразу видно. Соглашайся, дура, я тебе помогу. Чего головой мотаешь, если он тебе не нравится, то бери меня с собой, очень хочу с ним познакомиться.
   Тори отчаянно завертела головой и одними губами прошептала:
   - С ума сошла!
   Но Келли не сдавалась и для верности ущипнула подругу за бок:
   - Говори да!
   - Э-э. Тиен ... Шеган. Я очень благодарна Вам за приглашение ... - начала Тори.
   - Только не отказывайте мне, моя дорогая. Мужчина не может выдержать столько отказов, сколько я получил от Вас.
   - Но, я уже обещала этот день своей подруге, а завтра улетаю на семинар.
   - Тогда я приглашаю вас обеих. Обязательно приходите, я уже заказал столик в "АльДаяре" на два часа.
   - О, Тори! Это самый модный и дорогой ресторан. Если ты не скажешь да, то я тебя задушу, - прошептала Келли с горящими глазами.
   - Ну тогда мы принимаем Ваше приглашение. Спасибо, - Тори послала улыбку подруге, которая прыгала по комнате, еле сдерживая радостные вопли.
   Шеган на мгновение застыл. Он на столько, привык к отказам, что не сразу понял, что наконец добился согласия. Проклятие, где эта подруга была раньше! Тогда он давно бы вытащил свою красавицу из заточения. Он невольно расплылся в довольной улыбке:
   - Я буду ждать, - и отключился.
  
   Торговый центр округа Та-Бара имел ярко выраженную бионическую форму. Он настолько вписался в береговую линию залива, что казался продолжением бескрайних холмов Геллы. Его холмистая крыша представляла сплошную парковую зону, пролетая над которой Тори с ужасом оценивала площадь центра.
   - Келли, я здесь умру! Мы просто не сможем всё обойти. Давай я закажу одежду, как обычно, по бионету.
   - Не боись! Если умрёшь, то в хорошей компании, - усмехнулась подружка. - Но умереть я тебе не позволю, красавица! Не забыла, у нас встреча с незабываемым мужчиной. Мы должны выглядеть, как конфетки, - она сделала крутой вираж и опустила аэрофлай на стоянку.
   - Кроме того, одежда должна быть по фигуре, а для этого надо её мерять. Прекращай паниковать. Всё будет хорошо.
   - Келли, ты же знаешь, что я боюсь не примерок, а ...
   - Да ладно тебе, - перебила подруга, - я тут по поводу твоих проблем, не называя имен конечно, с друзьями с кафедры психологии переговорила ... они мне пару способов подсказали, как можно тебя вылечить. Так что будем пробовать первый.
   - Боюсь даже представить, что меня ждет, - Тори с тоской посмотрела на двери торгового центра, которые гостеприимно разъезжались, пропуская внутрь довольно большую компанию.
   - Да ладно, всё будет хорошо. Тебе теперь некуда деваться, ведь завтра ты полетишь на Терлинну, а в дороге у тебя обязательно будут попутчики. На сколько я знаю, в каюте ты не сможешь отсидеться. Так что вперёд! Итак, не забывай дышать. Если тебе это нужно, то считай до десяти. Если тебе будет проще, то представь, что видишь людей не в реале, а как всегда, на экране домокомпа. В общем, делай, что хочешь, но без нарядов мы отсюда не уйдём.
   - У-у, мучительница! Веди меня на смерть, - Тори кисло улыбнулась, и подруги выпрыгнули из аэрофлая.
   Шагов через сто двери в персональный ад Антории плавно разъехались, и она храбро вошла внутрь.
   Считать до десяти она не успевала, но вот до трёх у неё получалось очень даже неплохо. Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Людей до фига! Ма-ма! Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Черт! Кто-то до меня дотронулся. Живой! Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Что они тут делают? Утро же! Кто работать будет? Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Нет, людей нереально много. Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Келли её ненавидит, специально выбрала самый большой центр. Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох. Она это припомнит. Раз-два-три вдох. Раз-два-три выдох.
   Тори не могла сказать, через какое время считалочка закончилась, а она стала дышать ровнее и перестала судорожно сжимать ладонь подруги. Она не заметила, когда паника сменилась интересом и она стала восторженно смотреть на оригинальные интерьеры торгового центра. Она даже не обратила внимания, что прошел один час, второй, третий...
   Келли тут же этим воспользовалась и затащила подругу в салон красоты, где над девушками стали колдовать профессионалы. Там Тори немного очнулась и хотела возмутиться вмешательству в её внешность, но Келли уверила, что без этого на свидание идти просто не прилично.
   - Какое свидание? Это просто деловой обед! Что ты себе напридумывала? - воскликнула Тори. Она уже почти пришла в себя. И хотя еще немного сжималась, когда приходилось к кому-нибудь дотрагиваться, но хотя бы не уходила в глубокий ступор.
   - Ничего я не придумала! Пусть у тебя будет обед, но у меня-то свидание. Я решила, что это не честно. Поэтому вечером мы идем в клуб, где свидание будет у тебя.
   - Что-о? С кем? Келли не пугай меня! Свиданий мне только и не хватает!
   - Да расслабься, ты его знаешь. Я время даром не теряла, и пока ты мерила платья, я с ним обо всё договорилась. Он был просто счастлив. Ну, а если он тебе надоест, то просто отметим твоё путешествие хорошенько. Ну, как тебе мой план?
   - Просто супер! - мрачно ответила Тори.
  
   ***
  
   Шеган Эриолли сидел в VIP-кабинке ресторана "АльДаяр" и с нетерпением ждал встречи с Анторией. Уже четыре года, как они были знакомы, но ещё ни разу не встречались. С тех пор, как она стала выполнять заказы для его галереи и он впервые увидел её по бионету, Шеган мечтал о свидании с этой красавицей. Он всегда восхищался красотой в любом проявлении, а потому никогда не мог смотреть на Анторию равнодушно. Но она так и оставалась девушкой с экрана. На все его предложения она отвечала вежливым, но твердым отказом. Шегана это немного нервировало. Он привык добиваться своего, и тиену Эриолли предпочитали не отказывать. Кроме Антории, он не мог припомнить никого, кто бы решился на это.
   Он знал о ней всё. Его люди отлично постарались. И хотя с киберлином Даной они договориться не смогли, и внутри дома Антория оставалась недоступной для визуального наблюдения, но как только она выходила из своего убежища, его камеры тут же включались. Он знал, что она была дочкой известных учёных, был в курсе новой ипостаси её деда. Он знал о её работе в школе и об увлечении артефактами, благодаря которому и познакомился с ней. Он только так и не выяснил причину, по которой такая красивая девушка предпочитала жизнь затворницы и ни с кем не встречалась. С другой стороны, именно этот факт изначально привлёк его. Двадцатипятилетние девственницы с такой внешностью ему ещё не встречались.
   Шеган знал, что вчера она была на пляже... Съемка велась с большого расстояния, и он не смог в полной мере насладиться восхитительными изгибами её тела... Он не смог, потому что эти идиоты не предупредили его своевременно! Идиоты! Кругом одни идиоты! Шеган со злостью смял салфетку. Из-за их нерасторопности, там на пляже к его красавице подошел другой. Этот молокосос осмелился коснуться её! Коснуться той, которая не знала мужских прикосновений. Он гладил, втирал этот долбанный крем в её нежную белоснежную кожу. Но этот тип не имел на неё никакого права! Он уже давно решил, что эта девушка должна принадлежать только ему, Шегану Эриолли, и готов убедить в этом любого.
   Его люди уже повсюду ищут этого сопляка. После просмотра записи он дал им задание найти и серьёзно поговорить с этим недоумком. Если этот тип хоть что-то соображает, то он сразу должен понять, что совершил серьёзную ошибку. Знакомиться в реале с Анторией раньше него - очень и очень опасно для здоровья.
  
  
   Девушки опаздывали, и Шеган метнул нетерпеливый взгляд на вход. Будь это кто-то другой, он бы не задерживался и на мгновение, а сразу же покинул бы ресторан. Но Анторию стоило подождать. Что значат какие-то пять минов по сравнению с теми годами, что он уже ждал. Главное, что она обещала прийти! Если бы он знал, что эта Келли имеет на неё такое влияние, то она давно была бы и его лучшей подругой.
   К Шегану подошел официант:
   - Тиен Эриолли, Вы готовы сделать заказ?
   - Нет, - отрезал Шеган, не глядя на официанта.
   Он в который раз посмотрел на дверной проем, из которого появлялись новые посетители, и ошеломлённо замер. Там, оглядываясь по сторонам, стояла его красавица с подругой. К ним подошел распорядитель, чтобы проводить их за нужный столик.
   - Пошел вон, - бросил Шеган официанту, не отрывая взгляда от девушек.
   - Не понял?
   - Пошел! Вон! Подойдешь, когда я позову, и ни мином раньше,- он махнул рукой, прогоняя официанта, как назойливое насекомое.
   Сейчас ему никто не должен мешать. Он должен какое-то время побыть с ней наедине. Он так долго об этом мечтал, что готов терпеть рядом только её подругу. Этой девке стоит как-нибудь сказать спасибо, а может и подарить что-нибудь. Ведь она сегодня подарила ему встречу с Анторией.
  
   ***
  
   Тори очень волновалась.
   Сегодняшний день был первым в её новой жизни. Она внезапно осознала, что так, как раньше, уже не будет. Она просто не сможет снова замкнуться в четырёх стенах. Как бы она не любила дом, который остался от родителей, но пришло время оставить его. Она и так провела в нем слишком много времени. Одна. Так долго одна.
   Тогда, десять лет назад, когда дедушка подписал свой контракт, её жизнь круто изменилась. Приёмные семьи, в которые она попадала, так и не стали родными. В них она чувствовала себя чужой и одинокой. Она обиделась на весь мир и дулась, как маленькая девочка, отказываясь куда-нибудь выходить. Со временем она выбрала дистанционное обучение, стала покупать всё, что необходимо, по бионету, посещала виртуальные выставки и концерты. В те редкие разы, когда она всё-таки встречалась с людьми, Тори чувствовала страшный дискомфорт. Немногочисленные знакомые семьи тут же начинали сочувствовать, и это её безумно напрягало. Ну, а незнакомым до неё не было никакого дела.
   Прошло время, и Тори поняла, что у неё сформировалась самая настоящая фобия. Она просто цепенела, когда перед ней оказывался живой человек. Осознание своей проблемы оказалось первым шагом на пути к её решению. Тори узнала, что на Гелле таких, как она, очень много, но не все они страдали от своей замкнутости и нелюдимости. Некоторые наслаждались жизнью в четырёх стенах и искренне не понимали, почему учёные бьют тревогу и переживают, что процент жителей Геллы с синдромом Фимейры с каждым годом увеличивается.
   Тори же напротив мечтала избавиться от этого синдрома. Ей хотелось новых знакомств, впечатлений, но после такого длительного добровольного затворничества научиться без проблем общаться с людьми оказалось очень сложно. Она была благодарна судьбе за новую встречу со старой подругой, которая потихоньку вытаскивала её из дома. Сегодня Тори не просто выглянула из дома, она наконец вышла из него. А завтра она сделает еще один шаг к новой жизни. Завтра она покинет Геллу и приблизится к осуществлению ещё одной своей мечты. Давней мечты.
   Подруги наконец подлетели к ресторану и вышли из аэрофлая.
   - Тори, ты не представляешь, куда мы сейчас попадём!
   - А что в этом ресторане такого особенного? - сейчас Анторию больше всего волновали каблуки, на которых она не очень уверенно держалась.
   - Всё особенное! Говорят, его владелец прилетел с Калирии - самой загадочной планеты среди Неприсоединённых. Он устроил все, как на своей родине. Более экзотического места не найдешь на всей Гелле. Но с другой стороны, никто не знает ничего про Калирию, так что интерьеры, кухню и даже наряды официантов он мог придумать сам, а как там на самом деле, мы так и не узнаем. В любом случае всё это необычно и напоминает мне старые сказки и мифы.
   Девушки вошли в ресторан и дружно выдохнули:
   - Вот это да!
   Они как будто оказались внутри огромного дерева. Стены были живыми, теплыми, изогнутыми, повсюду свисали лианы, распускались экзотические цветы, раздавались нежные трели птиц. Свет был мягкий, рассеянный, плавно переходящий в полутень. Среди изящных круглых столиков бесшумно передвигались невозмутимые официанты, одетые в длинные расшитые замысловатыми узорами одежды. Их длинные волосы были заплетены в тугие косы, а раскосые глаза ослепляли зеленью. Один из этих странно одетых, но красивых мужчин, подошел к девушкам. От других его отличало отсутствие подноса и более темная строгая одежда.
   - Рад приветствовать столь очаровательных девушек в нашем ресторане. У вас заказан столик?
   - Да, - отозвалась Тори. - Нас пригласил сюда пообедать тиен Эриолли.
   - О, тиен Эриолли наш постоянный клиент. Я с удовольствием провожу вас к нему. Пройдемте. Он вас ждет.
   - Келли, как я выгляжу? - Тори увидела свое отражение в утопленных в стену радужных зеркалах и занервничала.
   Она еще никогда так не выглядела. Непривычно. Женственно. Утончённо. Хрупко. Без привычных брюк и майки она чувствовала себя обнажённой. Стильное серо-голубое платье с затейливым рисунком по подолу мягко облегало её фигуру до колен. На ногах у Тори были туфельки на каблуках в тон к платью. Левая рука была украшена новой гарнитурой ликома, купить которую настояла Келли.
   Та, еще раз окинула взглядом Тори.
   - Всё отлично, не переживай. Платье подчеркивает твои серые глаза и, - Келли ехидно улыбнулась, - твою милую попку.
   Тори закатила глаза и не смогла не улыбнуться в ответ, её напряжение чуточку утихло.
   Но тут их подвели к столику, и она встретилась взглядом с тиеном Эриолли. О-ох, зря она согласилась на этот обед, чует её сердце, что очень зря. Он был очень вежлив, предусмотрителен, заботлив, но... Во всем этом было что-то тяжёлое и нехорошее. Она сразу же поняла, что до Келли ему нет никакого дела, и надежды подруги не оправдались. Зато оправдались её многочисленные предчувствия чего-то нехорошего, из-за которых она раз за разом отказывала этому мужчине. Он смотрел на неё как-то странно, и она не могла понять, что в этом взгляде её так пугает, из-за чего она сидит как на иголках и не может проглотить ни кусочка.
   Они беседовали о последнем приобретении Шегана, шкатулке эпохи Возрождения. Тори с воодушевлением, которого не чувствовала, рассказывала по каким признакам эта шкатулка относиться именно к Возрождению, а не к более ранней эпохе Освоения. Она отводила глаза от его пугающего взгляда и с облегчением рассматривала что угодно, только не его лицо. Но когда из вежливости она всё же поднимала на него свои глаза, то встречала его тяжелый и немигающий взгляд, от которого холодело всё внутри.
   Когда должны были принести десерт, Тори не выдержала и, извинившись, сбежала от этих взглядов в дамскую комнату. Какое-то время она смотрела на своё бледное отражение. Машинально включив холодную воду, Тори сунула туда свои руки, а потом прижала к щекам и лбу, чтобы прийти в себя. Через какое-то время она отдышалась, взяла себя в руки и решилась вернуться к столу. Остался только десерт, успокаивала она себя, а потом ничто не заставит её снова встретиться с этим человеком.
   Тори вышла из дамской комнаты и решительно направилась к столу, чтобы побыстрей расправиться с десертом и покинуть столь неприятное общество тиена Эриолли.
   - Нуэлла ДеЛаВер, извините, что задерживаю, - к Тори обратился незнакомый крупный мужчина, с потрясающими зелёными глазами. - Позвольте представиться, Аминар Сириф владелец этого скромного ресторана. Я только что узнал, что Вы почтили своим присутствием мое заведение, и хочу выразить Вам свое почтение и уважение, - мужчина приложил руку к груди и низко поклонился.
   Тори в глубоком смущении произнесла:
   - Спасибо, очень приятно. Но я просто Антория ДеЛаВер, может Вы меня с кем-то перепутали, потому что я никакая не аристократка.
   Аминар мягко улыбнулся:
   - Нет никаких сомнений, Вы очень похожи на своего отца. Когда-то давно я был знаком с ним и благодарен судьбе за то, что однажды она свела нас вместе. Поверьте мне, он был настоящим аристократом не только по происхождению, но прежде всего по духу. В своё время он оказал мне неоценимую услугу. И я считаю себя пред ним в неоплатном долгу. Он не считал меня должником и не позволял мне отдать долг чести. Но я хочу, чтобы Вы знали, что всегда можете рассчитывать на меня, смело обращайтесь ко мне по любому поводу. Я всегда к Вашим услугам.
   - Спасибо, - проговорила Тори, - мне очень приятно познакомиться с тем, кто знал моего отца. Но если он не считал Вас обязанным, то я тоже не имею никакого права так считать.
   - Нет, нет. Я от своих слов не отказываюсь. Просите, что хотите, - Аминар смотрел на неё так искренне и располагающе, что Тори не решалась ему отказать.
   - Проводите меня к столику,- нашлась она. - И я бы очень хотела, чтобы когда-нибудь Вы рассказали мне об отце.
   - С большим удовольствием, прошу Вас, нуэлла ДеЛаВер, - Аминар улыбнулся и протянул Тори руку, - в следующий раз, когда Вы посетите "АльДаяр", мы вспомним вашего отца.
   Когда Тори наконец оказалась за столиком, десерт давно принесли и Келли уже успела расправиться со своей порцией.
   - Извините, что задержалась. Я встретила знакомого своего отца, - Тори принялась за десерт, чтобы не осталось ни одной причины задержаться в обществе Шегана.
   - Всё в порядке, моя дорогая. У тебя чудесная подруга, и мы с ней здесь не скучали.
   Келли выразительно молчала, демонстративно потягивая коктейль. И почему Тори кажется, что сейчас этот человек не сказал ни слова правды.
   - Я бы хотел повторить наш чудесный обед. Или, может, Вы согласитесь на ужин? Что Вы скажите, если мы встретимся завтра?
   Тори проглотила последнюю ложечку десерта, не успев как следует его распробовать, и поспешила огорчить этого неприятного типа:
   - Скажу, что это невозможно. Мне очень жаль, но завтра я улетаю на семинар на Терлинну, а потому некоторое время меня не будет на Гелле. В школе каникулы, и я решила этим воспользоваться и заняться самообразованием.
   - Очень похвальное намерение. Тогда как-нибудь в другой раз.
   - Как-нибудь. А сейчас извините нас, но мы пойдем. Мне еще надо собрать вещи. Большое спасибо за обед, - Тори поднялась из-за стола.
   Келли тоже с нетерпением вскочила:
   - Да, нам надо идти. Огромное спасибо. Это была незабываемая встреча.
   Шеган тут же поднялся:
   - Это вам спасибо. Приятно было познакомиться,- он кивнул Келли. - Вы оказали мне честь, приняв мое приглашение, позвольте я вас провожу.
  
   ***
  
   Шеган был в ярости. Он смотрел, как аэрофлай подруг исчезает в небе, и безумно злился.
   Её нельзя отпускать на Терлинну. Её вообще нельзя отпускать. В этом новом платье она была прекрасна. Он еле сдерживался, чтобы не дотронуться до неё и не испугать. И что же! Стоило ей побыть одной, как к ней успел прицепиться этот трактирщик. Её нельзя оставить и на мгновение!
   Сегодня она будет собирать вещи, и ему можно пока не беспокоиться. Но вот завтра она улетит! Каким образом она достала билет? Он знал, что у неё не хватает денег и не беспокоился по этому поводу, но теперь ему тоже срочно нужен билет.
   Или они летят вместе, или никакого полёта не будет!
  
  
  
   Глава 5
  
   Глава, в которой Деймир получает помощь "гибрида", а Тори просит прощения и продолжает наслаждаться Днем Первого Раза.
  
   В это время в тренажёрном зале было пусто, но уже через час, когда у большинства закончится работа, здесь будет не протолкнуться. Сейчас же, кроме Деймира, на тренажерах занимались только два весёлых студента. Они всё время о чем-то шутили и тут же взрывались громким смехом.
   Деймир с трудом выносил их гогот. Он всё не мог избавиться от напряжения, которое осталось после встречи с Кэаном. Контраст между его мрачным настроем и этими беззаботными парнями безумно раздражал Деймира. Обычно тренажёры помогали сбросить весь негатив и, напрягая мышцы, он сосредотачивался на размеренных движениях и забывал о своих проблемах. Но не в этот раз.
   - Нет, это просто невозможно вынести! - прошипел Деймир и, бросив раздражённый взгляд на студентов, прекратил качать пресс.
   Сейчас ему необходимо выплеснуть своё напряжение, которое разъедало его, и это поможет сделать только хорошая драка.
   Деймир переступил порог зала единоборств и быстро огляделся.
   - Да что же за день такой! - обречённо прошептал он. В зале шли занятия для подростков, которым предстояло ещё долго учиться, чтобы он мог когда-нибудь назвать некоторых их них достойными противниками.
   Он закрыл глаза и с горечью вонзил кулак в стену. Но боль не принесла никакого удовлетворения.
   - Дей, потише. Зал только что после ремонта. И знаешь, я люблю эти стены.
   - Проклятье! Кирин, да у тебя, куда ни плюнь, везде один долбаный ремонт. Когда ж ты наконец остановишься, а то я каждый раз прихожу и не могу узнать твой клуб.
   Кирин насмешливо улыбался и неторопливо перекатывался с пятки на носок.
   - Да ладно. Твой любимый зал я не трогал, так ... поменял местами пару тренажёров. И вообще, в жизни иногда надо что-то менять.
   - Что ж ты тогда фасад здания не трогаешь? Снаружи клуб выглядит, как после бомбёжки, заходить страшно, вдруг развалится, а внутри ты уже по нескольку раз в залах стены перекрасил, потолки и полы поменял, - язвительно отозвался Деймир.
   - Э-э, друг! Так тут скрыт глубокий философский смысл, - протянул Кирин, - не стоит судить по внешности, внутренняя суть может быть совершенно иной, - закончил он с неизменной улыбкой и тоном мудрого наставника.
   Деймир закатил глаза:
   - Философ грёбанный, - буркнул он.
   - Ха, псих нервный. Шучу я, денег просто на всё сразу не хватает... Я смотрю, тебе нужно выпустить пар.
   - Что, так заметно? - устало произнёс Деймир.
   - Ладно, пошли. Покажу тебе прелести ремонтов. Сегодня рабочие наконец закончили работу в малом зале единоборств. Зал выглядит как конфетка. И представляешь, - Кирин таинственно понизил голос, - там ещё не было ни одного поединка. Что скажешь, не против немного размяться со мной?
   - Не вопрос, только немного не получится. Я сейчас в таком состоянии, что готов размазать тебя по любой стенке. Новой или старой мне без разницы.
   Кирин нахмурился:
   - Как всё запущено. Ну, да ладно, лицо только не порть, у меня сегодня свидание.
   - Идет!
   - И после этого ты мне всё расскажешь!
   - Я так и знал, что где-то будет подвох! - возмутился Деймир, - не может быть всё так замечательно.
   - Очень даже может, ты только этого ещё не замечаешь. Ну так как? - настаивал Кирин.
   - Расскажу! - выдавил из себя Деймир, - а сейчас открывай зал поскорее, так хочется тебе синяков наставить.
   Кирин весело рассмеялся:
   - Тебе придется здорово постараться!
   - Я знаю, - и впервые за этот день Деймир улыбнулся.
  
   ***
  
   В аэрофлае было тихо. Подруги потихоньку приходили в себя после общения с Шеганом. Тори обхватила себя руками и бездумно смотрела в окно на проплывающий мимо пейзаж. Ей никак не удавалось согреться, и девушка недоумевала, как обжигающий прощальный взгляд тиена Эриолли мог её так заморозить.
   - Нет, это невозможно! Тори, хватит дуться! Я полностью признаю свою вину, - Келли умоляюще посмотрела на подругу, - кто же знал, что этот мужик окажется таким препротивным типом! А на экране таким душкой выглядел, обманщик! Вежливый такой, солидный, аристократ хренов! А в реале, так мороз по коже! Он на тебя конкретно запал, так что у меня никаких шансов просто не было. Смотрел на тебя, как маньяк недобитый, кусок в горло не лез.
   - То-то я смотрю, ты ничего на тарелках не оставила, - буркнула Тори.
   - Так что из-за этого типа такой вкуснятине пропадать?! Когда я ещё туда попаду? Надо всегда пользоваться моментом.
   - Попользовалась?
   - Ну прости, подружка! Зато ты теперь на практике убедилась, что твоё общение по бионету с друзьями и учениками, мягко говоря, не такое полное, как могло бы быть в реальности. Ты многое теряешь. Допустим, с этим Шеганом это только плюс. На экране как-то не видны его маньячные глаза, а вот с другими... В общем, когда прилетишь, соберем всех твоих знакомых и друзей на вечеринку, и ты в реале посмотришь, кто из них кто.
   - Когда прилечу, будет видно, - Тори не загадывала так далеко.
   - Прощаешь? - Келли сделала умоляющие глаза.
   - Куда я денусь? Конечно.
   Келли радостно взвизгнула:
   - Ну и молодец! Я всегда говорила, что ты лапочка! Ну теперь можно с чистой совестью вести тебя на свидание.
   - Какое свидание?! - Тори просто взвыла, - Опять!
   - Ну, Тори, солнышко, ты сегодня моя на весь день, мы же договорились - робко начала Келли, а потом уже уверенно закончила, - а день ещё, между прочим, не кончился! Видишь лучики! - и Келли показала на залитый послеобеденным солнцем пол аэрофлая.
   Тори не выдержала и рассмеялась, а Келли тут же присоединилась к ней. Их девичий смех быстро развеял напряженную атмосферу в кабине и прогнал холод, вызванный пугающими взглядами тиена Эриолли.
   - Келли, но мне же завтра улетать! А я еще ничего не собрала. Даже не знаю, что с собой брать. Это вообще моё первое путешествие, так что мне надо к нему подготовиться.
   - Это всё ерунда, я тебе помогу. Мы всё успеем: и собраться, и в ночном клубе повеселиться. Подружка, ты ж меня почти на два месяца бросаешь! Так что просто не сопротивляйся и получай удовольствие. Сегодня у тебя просто день открытий. Ты впервые ходила с подругой по магазинам, ты впервые была в салоне красоты, ты впервые ела в ресторане, теперь впервые пойдешь на свидание и танцы. Я тебе дико завидую. У тебя столько нового впереди.
   - Келли, вот именно, столько нового! А ты хочешь запихнуть это в один день. Может, оставим что-нибудь на потом?
   - Ха! Не бойся, и на потом хватит. Всё, выходи, прилетели, - девушка махнула головой в сторону выхода, - Выгружаемся.
   Девушки вышли из аэрофлая, открыли багажное отделение и стали перекладывать покупки на подкативший погрузчик. После этого Тори открыла двери и наконец оказалась дома.
   Она уже давным-давно так надолго не покидала любимый коттедж, но завтра она это сделает ещё раз. И теперь уже её не будет не несколько часов, а несколько месяцев. Но Тори уверила себя, что обязательно справится. Она должна! Так, как она жила раньше, больше жить невозможно. Сегодня она поняла это особенно ясно.
   Погрузчик сгрузил покупки в холле и укатил в подсобку.
   - А мы сегодня постарались, - заметила Келли, оглядывая гору коробок и пакетов.
   - Да уж. Ты точно уверена, что всё это мне надо? - Тори скептически смотрела на груду вещей. Как это она умудрилась столько всего перемерить, да ещё и купить? О боги, это точно под влиянием стресса она так разорилась.
   - Конечно! А теперь давай составлять список вещей.
   Подружки уселись на диван и увлеченно принялись за список.
   - Много вещей не бери, лучше на месте купишь то, чего не хватает, - делилась своим опытом Келли, - и шмотка новая будет, и сувенир - два в одном, так сказать.
   - Да у меня вещей уже выше крыши! Куда ещё-то?
   - Не перебивай. Много - не мало. Бери документы, ликом свой любимый. Гарнитуру к нему возьми одну обычную и другую, ту, что мы сегодня купили, с платьями её будешь надевать. Украшений у тебя приличных нет, а эта штучка такая миленькая и стильная, что вполне их заменит. Я бы только её и взяла, а то старая твоя гарнитура слишком уж брутально смотрится.
   - Согласна, я в неё уже влюбилась, даже снимать не хочу, - Тори ещё раз полюбовалась на широкий, но вместе с тем изящный браслет, украшенный причудливыми завитками, и прикоснулась к уху, на котором в виде красивой серёжки свисал миниатюрный микрофон.
   - Значит, старую гарнитуру вычеркиваем, - заключила Келли.
   Еще минов пятнадцать подруги то вписывали новые пункты, то после некоторого обсуждения их вычеркивали. Наконец, список был составлен. Пора было собирать вещи. И тут выяснилось, что их совершенно некуда складывать. Про дорожные сумки девушки как-то забыли.
   - Проклятие, что же делать?! - Тори задумалась.
   Если она опять полетит в магазин, то потеряет много времени. Можно заказать по бионету, но заказ, принятый в это время, доставят, только завтра с утра. Придется, наверно, огорчать Келли и не идти с ней в клуб, а вместо этого лететь за сумками и собираться.
   - Келли ... - начала было говорить Тори.
   - Спокойно, без паники, - прервала её подруга, а потом хитро улыбнулась и потребовала, - а ну говори, что я твоя спасительница.
   - Что?
   - Спа-си-тель-ни-ца, - по слогам торжественно протянула Келли.
   Улыбаясь, Тори послушно произнесла:
   - Ты моя спасительница, - подруга наверняка что-то опять задумала.
   - Та-та-та-та-а-ам, - пропела Келли, - у меня есть то, что тебе нужно. В ближайшие полгода я никуда не собираюсь, так что мои дорожные сумки в твоём полном распоряжении. Сделаем так: ты тут всё собирай по списку, а я сгоняю домой за сумками. Потом мы легко поужинаем, оденем сногсшибательные наряды, и я поведу тебя на свидание.
   Келли чмокнула подругу в щеку и понеслась к выходу.
   - Спасибо, - крикнула ей вдогонку Тори. Всё-таки в клуб придётся идти, Келли всерьёз настроена познакомить её со всеми радостями жизни.
   - Жди меня, я скоро, - донеслось уже с улицы.
   Тори довольно быстро собрала вещи по списку, а потом села и задумалась. Она явно забыла, что-то важное, но никак не могла вспомнить, что именно. Её взгляд упал на панель домокомпа, на которой мигал настойчивый сигнал. И тут Тори осенило - она совсем забыла сообщить о поездке на работу! Сейчас в школе были каникулы, а сама девушка в отпуске, но отсутствовать она будет дольше, чем длится отпуск, а потому надо писать заявление и брать недели две за свой счёт.
   Тори срочно принялась связываться с нужными людьми, потом написала заявление, переслала его в отдел кадров и договорилась обо всём со своим начальником Вином Сорфом. Он был очень рад, что у Тори всё получилось, и искренне пожелал ей хорошего пути и интересного семинара.
   - А потом ждем от тебя лекций по этой теме, - закончил он.
   - Договорились, - Тори широко улыбнулась. Рассказывать своим ученикам о чём-то новом она любила больше всего.
   Поговорив ещё немного с Вином, девушка попрощалась. Она обвела взглядом холл: темный деревянный пол, ажурные перила лестницы, ведущей на второй этаж, теплые стены, увешанные картинами мамы и семейными фотографиями.
   Вот фотография папы - здесь он очень молодой и худой склонился над экраном домокомпа весь сосредоточенный и недосягаемый. Вот мама-студентка стоит в окружении группы девушек и робко улыбается. Вот они вместе смотрят, не отрываясь, друг на друга, никого не замечая. Вот мама с круглым животиком сидит в кресле и улыбается, а папа, высунув кончик языка, старательно рисует ей красками на животе забавную рожицу. Вот папа с трепетом держит завёрнутую в конверт Тори, а мама стоит с огромным букетом и ласково на них смотрит. Вот папа безумно серьёзный в скафандре на фоне звёзд. Вот мама вместе с Тори увлечённо рисует очередную картину. А вот дедушка ... Единственный, кто остался из их семьи. Тори, дедушка и больше никого...
   Тори прикрыла глаза. Может быть, скоро всё изменится. Она найдёт ещё кого-нибудь, пусть дальних, но родственников... Ну а если нет... Тори наконец поняла, что должна жить дальше. И может, чтобы не быть одной, стоит искать не мифических родственников, которые о ней ничего не знают, может, стоит наконец поискать свою половинку, как говорила Келли. Да, пожалуй, подруга права, и свидание ей просто необходимо. Может быть, там, в клубе, она встретит свою судьбу.
   Тори ещё раз пробежалась глазами по списку, думая о том, что ещё необходимо сделать.
   Наступил шестой час, и домашние роботы, запрограммированные на это время, выехали на свою работу. Кто-то вытирал пыль, кто-то поливал цветы, кто-то убирал разбросанные по полу пакеты. Тори вдруг поняла, что уезжает не на день, а на целых два месяца, и придётся делать то, что она ещё ни разу не делала. Тори усмехнулась. Такой вот день Первого Раза. Придется консервировать дом. А для этого необходимо связаться с Даной.
   Дана... Тори уже давно перестала на неё обижаться. С тех пор, как поняла, что дедушке нравится его новая жизнь. Но вот сказать ей об этом она сразу не решилась, а теперь после стольких лет молчания между ними не знала, как это сделать. Келли права, она давно должна была сказать Дане спасибо. И она это сделает! Сегодня у неё всё получится. Сегодня такой день.
   Тори решительно нажала кнопку вызова киберлина коттеджного посёлка.
   Дана отозвалась тут же, как будто столько лет только и ждала этого звонка.
   Девушке стало безумно стыдно, и она дрогнувшим голосом начала:
   - Дана... Здравствуй.
   - Здравствуй, Тори, - тон Даны был ровным и бесстрастным.
   - Я давно тебе не звонила ...
   - Да, давно.
   - Я завтра улетаю. Меня не будет почти два месяца. Я хочу тебя попросить законсервировать дом.
   - Хорошо. Когда именно это надо сделать?
   - Завтра, после обеда меня уже не будет. А вернусь я восемнадцатого энея, так что уже семнадцатого дом можно расконсервировать.
   - Всё будет сделано. Что-нибудь ещё? - Дана говорила всё так же ровно и сухо.
   Будь что будет! Она должна это сделать!
   - Дана! Прости меня, пожалуйста, - ну вот она это сказала. - Я вела себя, как маленькая капризная девчонка, я не должна была тебя ни в чём обвинять и обижаться на тебя. Ты совершенно не виновата, что дедушка сделал такой выбор. Я... я давно это поняла и хотела об этом тебе рассказать, но сначала не знала как, а потом думала, что уже поздно. Прости.
   Тори замолчала, а Дана не спешила отвечать. Девушка вслушивалась в густую тишину и ждала ответа. Наверно, уже и в самом деле поздно...
   - Я никогда тебя ни в чём не винила. Я не обижаюсь и очень рада, что и ты перестала это делать. Обида разъедает человека изнутри. Я рада, что ты это поняла. Ты наконец стала взрослой.
   - Спасибо! Спасибо, Дана. И не только за это. Благодаря тебе, я лечу на Терлинну. Не думала, что именно ты мне в этом поможешь. Спасибо.
   - Да, ладно тебе, девочка, - Дана растаяла. - Я ничего не сделала, просто поговорила с твоим дедом, так что летишь ты благодаря ему. Никогда мне ещё за сплетни не говорили спасибо, - усмехнулась она.
   Но Тори знала, что Дана была кем угодно, но уж точно не сплетницей. Она нашла способ ей помочь, и каким бы он не был, Тори была благодарна Дане за это. Девушка не была бы великодушной на её месте. В конце концов, Тори бойкотировала Дану целых десять лет.
   Распрощавшись с киберлином, Тори широко улыбнулась. Хотелось визжать и прыгать. Она сделала это! Она попросила прощения и получила его. Такого облегчения и радости она не испытывала уже давно. Правы те, кто говорит не носить обиды в себе. Эта ноша с каждым годом становиться тяжелее, но сегодня Тори от неё наконец избавилась. Пожалуй, стоит на будущее не затягивать с извинениями. Ничего страшного в них нет.
   Тори была так рада, что даже спустя десять минов, когда наконец вернулась Келли, продолжала улыбаться.
   Келли стремительно ворвалась на кухню, где Тори собиралась что-нибудь приготовить на ужин.
   - Нет-нет-нет, - воскликнула подруга, - даже не думай ничего готовить, мама передала нам на ужин салат и своё фирменное мясо. А я наконец нашла свои дорожные сумки. Все шкафы перерыла, ради тебя.
   - Молодец, - похвалила Тори. - Давай сюда скорей еду, а то я сто лет не ела мясо по-гурански. Твоя мама готовит его лучше всех.
   - Ага, - согласилась Келли, доставая сотели с салатом и мясом. - Ты вещи по списку собрала?
   - Так точно, командир, - отсалютовала Тори, доставая приборы с салфетками и сервируя стол. - Осталось всё разложить по местам и в путь.
   Запах был просто чудесный, и Тори вдруг осознала, что уже давно не ела домашней еды. Нет, она, конечно, готовила и любила это делать, но в последнее время стараться ради себя одной желания становилось всё меньше. Она всё чаще заказывала еду из ресторанов, а вот такую домашнюю вкуснятину последний раз готовил для неё дедушка. Он умел готовить только каши и любое мясо, но делал это просто превосходно.
   Девушки с удовольствием поели и вернулись к сборам. Разложить по сумкам уже собранные вещи оказалось делом нескольких минов.
   - Как хоть в клуб твой одеваться нужно? - поинтересовалась Тори, когда сборы были окончены.
   - Сногсшибательно!
   М-мм. Тори тут же вспомнила новое черное платье, которое сегодня приобрела. В нем она выглядела именно так - сногсшибательно и прежде всего для себя самой. К такой, новой Тори - элегантной и женственной - она ещё не привыкла, но то, что она видела в зеркале, ей однозначно нравилось. Привычным брюкам и майкам пора потесниться.
   В её гардероб, как и в жизнь, пришли перемены. И эти перемены наполняли девушку новыми неизведанными чувствами. Прошло то время, когда она точно могла сказать, что её ждёт завтра, послезавтра, через месяц, через год. Сегодня она не могла сказать, что ждёт её этим вечером. И это интриговало. Это заводило. Это делало жизнь вкусной.
   Жить становилось всё интересней и интересней.
  
  
   ***
  
   - Ну, рассказывай, - Кирин отпил глоток эйра и вопросительно посмотрел на Деймира. - Я должен знать, за что пострадал. - Он откинул край халата, чтобы показать огромную ссадину на бедре, которую в пылу борьбы получил от него.
   Деймир тяжело вздохнул. Сейчас, после поединка, после освежающего душа и с кружкой эйра в руках жизнь казалось не такой уж отстойной. Но он знал, что так ему только кажется.
   Кирин терпеливо ждал, когда Деймир заговорит. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку, потягивал эйр и не торопил. В этом он был очень похож на своего отца Арида. Сердце Деймира сжалось от тоски, так было всегда, когда он вспоминал его - своего Учителя. Он тоже не торопил. Он даже не настаивал, как сейчас настаивал Кирин. Но как-то так получалось, что после каждой тренировки Деймир всё больше и больше открывался своему Учителю. И это приносило покой и облегчение. Он не знал, в чём больше всего нуждался, в очередной тренировке или в обязательной беседе после неё. Но бесконечно ценил и то, и другое, а особенно человека, который это ему давал. Но Учителя больше нет... А Кирин, как бы хорошо не пытался заменить отца, всё же не он. Но друг старался. Действительно старался, а раз так, то возможно у него всё получится. Только вот воспринимать Кирина как Учителя Деймир пока не мог. Друг ещё ни разу не уложил его на лопатки, хотя из всех тех, кто пытался, был единственным, кто был близок к этому.
   Пытаясь оттянуть разговор, Деймир бросил щепотку специй в кружку и стал тщательно перемешивать напиток.
   Кирин молчал, но было ясно, что он решил во всём подражать отцу и без объяснений Деймиру отсюда не вырваться. Но что он мог сказать? Что у него было всё? Что он был самым любимым и желанным ребёнком, а потом стал отверженным, нужным своей матери только как запасное тело для того другого, которым он когда-то был? Что он был клоном, оригинал которого жив, что в принципе было невозможным и противозаконным, но, тем не менее, было? Что, когда он стал клоном, потерял, как и все остальные клоны, свои экстрасенсорные способности? Что он даже не понял, что сделала мать, и решил, что она бросила его, потому что он перестал быть сенсетивом? Что теперь дед хочет всё вернуть назад, как будто это возможно, вернуть его на Терлинну и в семью? Нет, это дерьмо он не будет вываливать на своего друга. И ни на кого другого. Это останется с ним.
   Кирин многозначительно взглянул на свой синяк и опять уставился на Деймира.
   - Старик, у меня проблема с родственниками, - такую правду Дей мог сказать кому угодно.
   - У кого их нет? - философски отозвался Кирин.
   - Я давно с ними не виделся, и они вдруг решили положить этому конец. Типа ты наш внук и брат, мы должны быть вместе.
   Кирин отметил про себя, что Дей пропустил слово сын, но мудро решил промолчать. Иногда, как говорил отец, это помогает услышать гораздо больше.
   - Я всегда был уверен, что ненавижу их всех. Да что я говорю! Я их серьёзно ненавидел. Но... когда наконец встретился с дедом и братом, то понял... Проклятье! - Деймир не знал, как найти слова, чтобы описать ту тоску и мучительную надежду, что он почувствовал при встрече. Надежду на то, что он всё же кому-то нужен и что у него может быть семья.
   - Короче, не так уж я и зол на них. Брат приехал, чтобы пригласить меня на Терлинну. Он будет сенсетивом на моем корабле. Я бы хотел наладить отношения, - выдавил он из себя. Дей не мог поверить, что сказал это, наладить отношения. Как паршиво звучит. Он непроизвольно скривился и сжал кулаки. Вот хрень, вся терапия боя прошла, и у него снова зачесались руки от желания кому-нибудь вмазать.
   Дей с яростью глянул на Кирина. Тот всё понял и напрягся.
   - Спокойно, не психуй, - друг поднял руки в примиряющем жесте. - У меня сегодня свидание, не забыл? Так, хорошо, молодец. Я понял твою проблему.
   - Да ты что? - язвительно заметил Дей. - И что же мне делать?
   - Пойти со мной и братом в клуб и расслабиться.
   - Что?
   - Я приглашаю вас в крутое место, тупица. Тебе надо получше узнать брата, как я понял, вы давно не виделись, а со временем люди, между прочим, меняются. На корабле, во время работы, ты тоже его узнаешь, но сейчас вам нужно как-то начать. И уж точно не с отношений начальник-подчинённый, как на корабле. Поэтому я предлагаю пойти всем вместе в клуб, расслабиться, выпить, в общем, развлечься. Лезть с разговорами он там к тебе не будет, слишком шумно. А вот расслабиться и понаблюдать друг за другом вы сможете.
   Чем больше Кирин говорил, тем больше Деймиру казалось, что в его предложении что-то есть. В конце концов, полет затянется на несколько недель. Непонятно, найдет ли он с братом общий язык, а потому и в самом деле неплохо бы расслабиться. Да и в таком месте, где куча людей, он не будет чувствовать присутствие брата столь остро.
   - Ну что? Как тебе моё предложение?
   - Сойдет! - Деймир наконец улыбнулся и допил свой эйр. - Психо...терапевт блин! Кто бы мог подумать?
   - Ха! Ты уж определись философ или психотерапевт.
   - Ты этот ... гибрид грёбанный, - смеясь, отозвался Дей.
   Здесь, на Гелле, у него появились такие люди, о каких он не смел и мечтать на Зинобе. Люди, которых он может назвать настоящими друзьями. И это было здорово и бесценно. Возможно, и его хорошо забытая семья станет для него такой же бесценной. Он мог на это только надеяться. Но с учетом того, через что ему пришлось пройти, надежда давалась Деймиру с трудом. Большим трудом.
   - Ах ты, засранец психованный! - друг сделал вид, что обиделся. - Никакой благодарности! Вот и помогай после этого людям, - возмутился он, улыбаясь. Дей очень редко улыбался, а смеялся и того реже, ради его смеха Кирин готов называться как угодно. Даже гибридом.
   Но Деймир уже не слушал, а связывался по ликому с Кэаном. Надо всё решить сейчас, пока он не передумал.
   Наконец он дозвонился и услышал сонный голос брата:
   - Да, я слушаю. Говорите.
   - Кэан, это я. Жди меня в десять в холле гостиницы, я зайду за тобой. В клуб пойдем, - и, подумав, решил уточнить, - налаживать отношения.
   Кэан подозрительно долго молчал.
   - Эй! Ты что умер?
   - Да, умер - откликнулся брат. - От удивления. Ты меня просто убил.
   Дей закатил глаза:
   - Юморист хренов. Ну так как? Подымешь свою задницу с кровати?
   - Я не против, только хотелось бы кое-что уточнить... Я люблю девушек, - выпалил он.
   - Ну и отлично, я тоже.
   - Уф, ты меня успокоил. А то клуб, налаживать отношения, а потом и задницу мою вспомнил, так что я дико засомневался.
   - Что?! Ты! Ты! - у Деймира от возмущения не было слов.
   - Что? - невинно поинтересовался Кэан, а потом уже серьёзно закончил, - Нам в самом деле нужно узнать друг друга, братишка. Я рад, что ты этого хочешь. Буду тебя ждать.
  
  
   Глава 6
  
   Глава, в которой братья налаживают отношения, а Тори понимает, что она слишком многое упустила в жизни, и решает это наверстать.
  
   Тори не верилось, что она здесь, в легендарном клубе "Глубина". Даже она, девушка весьма далёкая от клубной жизни, знала об этом месте. Сколько шума было в своё время в бионете, когда к Табарскому океанариуму владельцы решили пристроить ночной клуб. Но они, видно, знали, что делали, потому что "Глубина" вскоре стала безумно популярной и их затраты полностью окупились.
   Как только они вошли внутрь, Келли куда-то побежала, а Тори осталась в холле, с восторгом оглядываясь. Всё здесь напоминало интерьер старинной подводной лодки, которую она видела в одном из фильмов, - и зеркала-иллюминаторы, и стальные стены все в заклёпках, и толстенные двери, напоминающие люки.
   - Тори, пойдем, я всё узнала, - Келли наконец откуда-то вернулась. - Твой кавалер заказал нам столик на втором ярусе, но пока ещё не явился. Пошли, подождём его там.
   - Ты хоть сейчас признаешься, кто он? - спросила Тори, когда они направились в главный зал.
   - Инг ЛаМарр, помнишь такого?
   Тори тут же вспомнила тёмные улыбающиеся глаза и капельки воды, стекающие по обнажённой груди молодого человека. Горло резко пересохло, и она почему-то покраснела.
   - Ну да, что-то припоминаю, - пробормотала она.
   - Ну вот и славненько. Пока ты там млела от его эротичного массажа и считала в уме свои циферки, я с ним обо всём договорилась. Он обещал привести своего друга, так что я рассчитываю на двойное романтическое свидание.
   - Келли, - рассмеялась Тори, - ты в своем репертуаре: и подругу не забыла, и себя не обделила.
   - А ты как думала? Пока ты там к Ингу присматриваться будешь, пусть его друг ко мне присматривается. У меня, между прочим, тоже есть что показать, - Келли качнула своим бюстом, весело подмигивая.
   Тори не успела ответить подруге, потому как дверь-люк открылся, оттуда на них обрушилась громкая музыка, и девушки попали в главный зал "Глубины". У Тори перехватило дыхание, она попала в совершенно другой мир, и если бы не звуки, которые с непривычки оглушали её, то она была бы в полном восторге. У неё было чувство, что прямо с подводной лодки она шагнула в таинственные океанские глубины, где насыщенный синий цвет доминировал над оттенками бирюзы и темно-фиолетового. Белые огоньки светильников бегали по колоннам в виде коралловых рифов, как стайки глубоководных рыб, а барная стойка напоминала борт затонувшего корабля. Но самое большое впечатление производила противоположная от входа стена. За полностью стеклянной поверхностью от пола и до высокого потолка находился огромный аквариум, населённый всевозможными морскими обитателями, которые с невозмутимым спокойствием проплывали мимо, не обращая никакого внимания на посетителей ночного клуба.
   - Ух, ты! - с восторгом выдохнула Тори, когда они устроились за столиком. Здесь, на втором ярусе, была более интимная обстановка. Музыка уже не оглушала, аквариум за стеной бросал на их столик таинственные блики, а проплывающие неторопливо огромные рыбы, странно успокаивали и завораживали. Засмотревшись на них, девушка не сразу заметила, что с их места отлично видна сцена, на которой выступала группа, и танцпол, заполненный до отказа танцующими людьми. - Так вот почему возмущалась общественность, - не отрывая горящих глаз от проплывающей мимо огромной медузы, сказала Тори.
   - Между прочим, совершенно зря, - отозвалась подруга, - тут всё продумано, и до рыб ни вибрация, ни звуки не доносятся. Мама говорит, что они нас даже не видят.
   - А она-то откуда об этом знает?
   - Эх, ты ведь знаешь мою маму. Она, между прочим, лучше всех в мире готовит, а потому когда мы снова вернулись на Геллу, у неё от предложений работы ликом гудел не переставая. Вот и выбрала мама себе занятие по душе. Она теперь консультант по еде и всяким там званым и эксклюзивным вечерам, в том числе и в этом клубе. Так что она про многое знает. Слушай, - встрепенулась Келли, - что за ерунда тут творится? Две красавицы ждут, изнемогают, понимаешь ли, а эти оболтусы где-то шляются!
   - Безобразие! - согласилась, улыбаясь, Тори, но и без парней ей было здесь безумно интересно. - Давай что ли закажем по паре коктейлей, пока их ждем.
   - Самых дорогих, - мстительно добавила Келли, - за их счёт, разумеется.
   Подружки так и поступили, но когда и через десять минов, и через двадцать, и через тридцать к ним так и не присоединился Инг со своим другом, Тори заволновалась.
   - Келли с ним, наверное, что-то случилось?
   - Что бы ни случилось, - подруга была уже на взводе, - ликом есть у каждого! С нами можно было связаться, правда же?
   - Келли, позвони сама, может он не может.
   - Нам такой мужик, который не может, не нужен, - мрачно ответила Келли, набирая на своем ликоме номер Инга.
   Но сколько она не пыталась с ним связаться, номер парня не отвечал.
   - Нет, Тори, сегодня явно не мой день! Второе свидание, и я опять в заднице. Пошли они оба куда подальше! Официант! Ещё то же самое, - указала она на бокалы.
   - Келли, подожди! - опомнилась Тори, - если они не придут, то нам придется всё это оплачивать.
   - А, ерунда! Гулять, так гулять! Я, между прочим, свою подругу провожаю. Имею право выпить, - Келли чуть не плакала.
   - Ну, не переживай, Келли, успокойся. - Тори пыталась придумать что-нибудь, чтобы успокоило подругу. - Давай в самом деле оторвёмся и отметим мой отлет. Я, между прочим, ни разу в жизни не напивалась. А на парней забьём, пусть сами за нами бегают.
   - Ну на этих точно забьем, а по поводу остальных я подумаю, - согласилась подруга, провожая взглядом симпатичного официанта, который принес им напитки. - Значит, говоришь, не напивалась. Ха, мы это сейчас быстро исправим. За нас!
   И девушки, дружно улыбнувшись, принялись за коктейли.
  
   ***
  
   - Ну что, парни, устраивайтесь, а мы пока потанцуем, - Кирин махнул рукой на заказанный столик и отправился со своей девушкой на танцпол.
   Кэан тут же уселся на один из стульев и, обозревая окрестности, заявил:
   - А здесь здорово!
   - Скажи спасибо Кирину, я в такие места обычно не хожу, здесь всегда слишком много всего, - отозвался Деймир и заказал, подошедшему официанту, выпивку.
   - Чего много?
   - Выпивки, музыки, людей. - Деймира из этого списка привлекал только первый пункт, а его можно найти и в местах попроще.
   - Людей, - протянул Кэан. - Так значит, потому что тебе не нравятся люди, у тебя в экипаже вакансия? Как мне сказали, уже два года на твоём "Метеоре" нет врача.
   - Нет, не поэтому, - Дей не собирался объясняться, но Кэан продолжал вопросительно смотреть, ожидая ответа.
   Проклятье, что-то здесь, на втором ярусе, музыка не так оглушала, и его братец, в самом деле, настроился получше познакомиться. Деймир отчаянно глянул вниз, куда ушел со своей девушкой Кирин, но решил, что лучше всё же ответить, чем спускаться в толпу танцующих людей.
   - Наш старый врач ушел в отставку, и мы с командой решили, что вполне можем его заменить. В принципе, во время полета врач на моей памяти требовался не так уж и часто. Мита в своё время работала медсестрой, Марик прошел специальные курсы для оказания первой помощи, а я просто спец по ушибам и переломам. Ну, а если случится что-то серьёзное, то у нас всегда есть Эган со своими базами данных, в том числе и медицинскими, и медкамера, в которой больной уж точно дотянет до настоящего врача, - Деймир отхлебнул принесённый эйр и с наслаждением улыбнулся. Наконец-то кто-то положил специй как надо. А этот клуб не так уж и плох. По крайней мере, эйр они готовить умеют.
   - Значит спец по ушибам и переломам, - Кэан принюхался к своему эйру, - а вы что тут на Гелле специи везде кладёте?
   Деймир усмехнулся:
   - Пей, не отравишься. Специи - это вещь, как распробуешь, так больше без них жить не сможешь.
   - Ну-ну, - недоверчиво покосился на него Кэан. - Слушай, хотел сказать тебе, что команда у тебя отличная. Я на многих кораблях уже успел поработать, как сенсетив, и редко встречал такие дружеские отношения, как у вас.
   - Ну, спасибо, - Деймир не знал ещё, как реагировать на это признание. Его что хвалили? - Только вот у Марика и Миты не дружба, так что ты это... не засматривайся на неё, понял?
   - Понял, понял. Любовь у них, даже такой дебил, как я, это увидел. Только я не понял одно. Летаете вы вместе вроде как три года, а выглядят они, как будто влюбились только вчера.
   - Ха, так оно и есть. Сам в себя не приду от такого поворота, - Деймир замолчал, но вдруг понял, что Кэан ждет продолжения. Ну, как это у него получается разговорить и расположить всех и каждого к себе? И Хал, и ребята на "Метеоре" сразу приняли его, как старого друга. А вот Деймиру пришлось долго работать с ними, что бы его воспринимали также. Может надо чаще улыбаться? Кэан только и делает, что скалится. Деймир скривил губы в подобии улыбки и мрачно посмотрел на брата.
   Тот вздрогнул и напрягся:
   - Что? Я не думал, что это секретная информация. Просто нам вместе работать, и мне интересно про них что-нибудь узнать.
   - Я тебе что сплетник? - буркнул Деймир, но потом тяжело вздохнул и решил, что ребята против не будут. В компании про эту историю уже и так все знают. - Да, ладно, расскажу, тайны тут нет. Короче, полгода назад был у нас рейс на Ливинию.
   - О, моя любимая планета! - перебил Кэан, но наткнувшись на недовольный взгляд Дея, закрыл рот рукой, успев добавить, - Всё, молчу-молчу!
   - Так вот. Рейс был хреновый. На Гелле при отправлении нет обязательного медконтроля, и на борту оказалось парочка пассажиров с уригойской лихорадкой. Мита вовремя заметила, что с этой парочкой что-то не то, и мы их тут же отправили в медкамеру. В общем, никто больше не заболел, но вот когда мы долетели до Ливинии, то попали под карантин. Пассажиров забрали на планету, Тойнила, нашего сенсетива, отправили туда же, чтоб мы никуда не смылись. А я с командой остался париться полтора месяца на орбите. Сначала было всё нормально. Мы ж всё-таки таким составом больше двух лет летали. Сдружились за столько времени. Но потом... В общем, слово за слово, и вскоре они, как только встречались, начинали ругаться не переставая. Им даже повода давать было не надо, чуть кто косо посмотрел, и начиналось... Сбежал я от них на свой уровень, периодически заглядывал в кают-компанию, но неделю ничего не менялось. Уже издалека слышал их вопли. И вот однажды спускаюсь вниз, а там тишина... Ну, думаю, всё - поубивали друг друга... Нашел я их обоих в каюте Миты. Голых и заспанных... Вот с тех пор у них и любовь, - закончил Деймир рассказ и допил свой эйр. С одной стороны он был рад за друзей, за то, что они наконец разглядели друг друга, но с другой, ему становилось не по себе. Марик и Мита были знакомы со школы, потом больше двух лет летали с ним на "Метеоре" и никогда не замечали друг в друге мужчину и женщину. В последнее время он задумывался, а что было бы, если бы они не оказались в карантине. Неужели они так и ходили бы рядом, не замечая своей половинки? Дей отдернул себя, что толку гадать? Но вот то, что можно ходить с кем рядом, не замечать, а потом бац - и влюбиться, его очень напрягало. Может и он не заметил и проглядел, что где-то рядом ходит его счастье? Деймир вспомнил о Летине и горько усмехнулся, его счастье уже давно с другим...
   - Любовь, - Кэан пропел это слово. - Говорят, это здорово, но знаешь, что я тебе скажу? - он наклонился к Деймиру, не отрывая взгляда от девушки за соседним столиком, и зашептал. - Пока эта хрень со мной не случилась, я собираюсь оторваться по полной. Говорят, - и Кэан ещё понизил голос, - что когда эта беда происходит, все девушки, кроме одной, с которой у тебя это самое, перестают для тебя существовать. Представляешь?! Трахаться только с одной! Я молю богов, чтобы это произошло со мной как можно позднее. Ну, а когда стану стариком, тогда уж ладно, буду мучиться. А сейчас ... - Кэан призывно улыбнулся девушке, которая тоже не отрывала от него глаз, - братан, я должен тебя покинуть. Спасибо за всё.
   Деймир хлопнул его по плечу, удерживая уже встававшего брата:
   - Не забудь, завтра в десять ты должен быть на "Метеоре".
   - Договорились, - Кэан выскользнул из под тяжёлой руки брата и направился к девушке.
   Через некоторое время они уже спускались вниз танцевать.
   Проводив брата взглядом, Деймир заказал ещё один эйр. Здесь, в клубе, среди множества людей, он снова почувствовал своё одиночество. Одиночество, которое не могла погасить любимая работа, верные и надёжные друзья и даже море эйра.
   Нет, если бы он верил в богов, то попросил бы у них совсем о другом. Он желал бы встретить ту самую прямо сейчас.
   Наблюдая за Мариком и Митой, он вдруг осознал, что дико им завидует. Он долго не мог признаться в этом самому себе, но однажды понял, что хотел бы испытать эту самую хрень на себе. И как бы слезливо и по-женски это не звучало, он отчаянно хотел любить и быть любимым.
   Вот об этом он мог бы и умолять богов, если бы в них верил...
  
   ***
  
   Тори всегда знала, что танцы - это не её, но после трёх выпитых коктейлей дала Келли уговорить себя и пойти на танцпол. Она честно пыталась повторять движения подруги, но не была уверена, что это получалось у неё достаточно хорошо. Самое замечательное в этой ситуации было то, что это её не особенно волновало, а безумно веселило.
   Келли всё ещё была очень зла на Инга, а заодно и на всех мужчин, а потому отшивала всех, кто пытался познакомиться с подругами во время танцев. Тори это устраивало. Ей всё ещё было неловко при таком скоплении народ,а и она не знала, что делать с теми знаками внимания, что оказывали ей мужчины. Без алкогольного допинга она уже давно бы сбежала отсюда, и потому, когда Келли наконец решила вернуться за столик, Тори на радостях её чуть не расцеловала.
   - Келли, может уже хватит. Я бы уже домой вернулась, надо же выспаться.
   - Ни за что! Мы еще не пьяные, - заявила подруга, подзывая официанта, - Нам ещё по "Тропическому раю". И потом, - зашептала она на ухо Тори, - принцессы раньше двенадцати не уходят!
   - Почему? - так же шепотом поинтересовалась Тори.
   - А вдруг принц!? - искренне удивляясь, округлила глаза подруга.
   - Точно! - развеселилась Тори. В этот удивительный день, где было, казалось, всё, в том числе и злодей, ей не хватало только принца.
   - Слушай, подруга, а как у тебя обстоят дела с этим? - Келли бросила многозначительный взгляд и выпила ещё один глоток коктейля.
   - С чем с этим? - не поняла Тори.
   - Ну, с сексом. Ты хоть знаешь, откуда дети берутся?
   - Келли! - возмущению Тори не было предела, - конечно знаю!
   - Ух, успокоила, а то вид у тебя какой-то наивный, что я дико засомневалась. Ну, а про секс что-нибудь знаешь? Я ж помочь хочу, не стесняйся. Завтра ты улетаешь, чуть меньше месяца будешь лететь на космическом корабле. Думаешь, там секса не будет? Думаешь, никто тебя не заметит? Заметят, еще как! Будут виться над тобой, как бабочки над пилией в период цветения. И что ты с этим будешь делать? Так что признавайся. Что про секс знаешь?
   - Всё знаю, отстань, - щеки Тори запылали красным.
   - Всё? - Келли иронично приподняла бровь.
   - Всё, только в теории конечно, - буркнула Тори.
   - В теории... - протянула Келли, - А может ты еще и не целовалась ни разу?
   Тори думала, что краснеть дальше некуда. Она ошибалась. Пламя со щёк переместилось на уши и шею.
   - О боги! - догадалась обо всём Келли. - С этим надо что-то делать, - воскликнула она и стала хищно оглядываться вокруг.
   - Келли перестань, ты меня пугаешь.
   - Тише, тише, не шуми. Я тебя сейчас практикой обеспечу. Раз этот идиот Инг куда-то пропал, то мы здесь тебе кого-нибудь найдем. Как тебе во-он тон красавчик?
   - Келли, перестань. Мне никто не нужен. Со мной ведь будет дедушка, так что ничего страшного не случиться. И целоваться здесь я не собираюсь. Понятно.
   Но Келли уже всё было нипочем. Она хотела помочь подруге, и никто её не остановит. Даже эта самая подруга.
   - Собираешься, собираешься. Как ты можешь отказываться от того, чего не пробовала? Вот сегодня попробуешь, а потом я посмотрю, как ты отказываться будешь. Значит, тот не нравится? А вон там, смотри, блондинчик ничего, верно? Если ты от него откажешься, я сама его расцелую. Так и знай!
   Тори не знала, плакать ей или смеяться. Келли была настроена решительно. И Тори вдруг поняла, что они с подругой уже прилично выпили, а иначе как объяснить, что чем больше Келли настаивала, тем больше эта идея не казалась ей такой ужасной. В самом деле, ей двадцать пять, а она ещё не целовалась. Кошмар! С этим точно надо что-то делать, и День Первого Раза, ну ладно, Вечер Первого Раза, подходит для этого больше всего. Сегодня у неё всё получается, а значит надо ловить момент. И Тори с интересом глянула на парня, которого нашла Келли.
   - Нет, нет, нет. Блондинчик нам не подходит, на нем какой-то парень повис. А вон там, смотри, какой экземпляр! То, что надо!
   - Келли, остынь! Кому надо? Тебе надо, ты и целуйся, - отбивалась для вида Тори, но её сердце бешено колотилось в предвкушении. Девушка для храбрости прикончила свой коктейль, но поняла, что всё равно боится, и уставилась на недопитый бокал Келли.
   - За это не беспокойся, я себе тоже красавчика приглядела. Всё, жди меня тут. Я мигом, - и подруга унеслась в сторону бара за парнем для её первого поцелуя.
   - О, боги! - занервничала Тори и, схватив коктейль подруги, тут же его выпила, - что будет?!
  
   ***
  
   Деймир лениво смотрел вниз на толпу танцующих людей и слушал выступление новой группы, которая недавно вышла на сцену, когда услышал то, что заставило его резко обернуться и тут же убило всю скуку.
   - Ещё раз говорю, она ни разу не целовалась, - симпатичная блондинка остановилась совсем рядом с его столиком. Она держала за локоть высокого парня и яростно его убеждала. - И нет, она не уродка! Проклятье, моя подруга просто красавица!
   - Тогда я не понимаю. Может, она малолетка, потому и не успела ещё ни с кем поцеловаться?
   - Идиот! - зашипела девушка. - Малолеток сюда не пускают. Просто так получилось. Да вот же она, смотри!
   Деймир перевел взгляд в ту сторону, куда указала блондинка, и присвистнул вместе с парнем.
   Совсем недалеко, через столик, спиной к нему сидела девушка. Водопад тёмных волос струился до самой талии, а черное платье плотно облегало одну из самых восхитительных попок, что он видел.
   - Ничего, - заценил парень, а Деймир скривился. Это слово совсем не описывало то, что он видел, лично у него в голове вертелось другое - "прелесть".
   - А я что говорю, - зашептала снова блондинка. - Иди и подари ей такой первый поцелуй, чтобы она на всю жизнь запомнила.
   - А может, у неё лицо страшное, - всё еще сомневался парень.
   - Сам ты страшный! ... Придурок! - возмутилась девушка. - Всё! Иду искать другого!
   - Да ладно, пошли, лучше меня не найдёшь, я спец по поцелуям.
   Парочка отошла от столика Деймира, и он стал наблюдать, как блондинка представила парня подруге, а потом, оставив их наедине, ушла.
   - Нет, он всё же какой-то бракованный! - донеслось до Деймира, когда она проходила мимо. Он был полностью с ней согласен. Парню предлагают поцеловать девушку с охренительной задницей, а он мнётся и сомневается.
   Деймир с интересом наблюдал, как парень стал ближе пододвигаться к девушке, а та вместе со стулом потихоньку от него отстранялась. Пока этот идиот что-то нашёптывал ей на ухо, та тихонько передвигала стул, а потом плавным движением отодвигалась и снова устанавливала дистанцию между ними. Похоже, девушка не оценила выбор подруги и всеми силами пыталась избежать настойчивых домогательств этого доморощенного спеца.
   Ха, да у неё есть вкус! Девушка всё больше и больше ему нравилась. Когда в результате своего стратегического отступления она оказалась с другой стороны столика и Деймир наконец увидел её глаза, с тоской поглядывающие на лестницу и планирующие побег, то решение было принято мгновенно. Девушку нужно немедленно спасать. В умственных и прочих способностях парня Деймир очень сомневался, а вот в себе был уверен на все сто. Его первый поцелуй она точно запомнит на всю жизнь!
   - Руку убрал! - рявкнул он парню, оказавшись у столика.
   Тот дернулся, чуть не свалившись, но всё же переместил руку с плеча девушки на спинку стула.
   - В чем дело? - парень явно нервничал.
   - Прелесть моя, к тебе пристают? - вкрадчиво поинтересовался он.
   В огромных серых глазах мелькнуло понимание, и она тут же включилась в своё спасение:
   - Д-да, дорогой.
   Проклятье, у неё даже голос красивый. Деймир улыбнулся ей, перевел холодный взгляд на парня, и его улыбка превратилась в оскал.
   - Стул освободи! - прорычал он.
   Парень подскочил, как ужаленный:
   - Так и знал, что это подстава! Извращенцы! - заверещал он и быстро смылся.
   Деймир тут же придвинул освободившийся стул вплотную к стулу девушки и сел рядом.
   - О чём это он? - она непонимающе смотрела вслед парню, а Дей в это время осторожно положил руку на спинку её стула и крепко сжал. С ним этот номер с отодвиганием не пройдёт.
   - Забудь, - отмахнулся Деймир, вдыхая её аромат, сам забывая обо всём, кроме неё. - Я Дей, - представился он.
   - Тори, - опуская ресницы и мило краснея, ответила она.
   Она ещё и краснеет! Восхищению Деймира не было предела, и его тут же заинтересовало, только ли на щеках появляется этот румянец. Он скосил глаза на вырез платья, но тот скромно показывал только шею и ключицы девушки. Как она умудряется в таком закрытом платье быть такой офигительно привлекательной?
   - Большое спасибо, Дей. Ты меня просто спас, - благодарно произнесла она. М-мм, его имя просто здорово звучит в её исполнении. Тут девушка хихикнула и заявила. - Значит, ты принц?
   Он недоуменно посмотрел на неё, потом заметил на столике пустые бокалы и всё понял. Да она напилась! Не то, что бы он был против, но всё же было бы лучше, чтоб она ясно осознавала, что он намерен с ней делать. Дей усмехнулся и решил, что для неё он будет кем угодно.
   - Конечно, - согласился он.
   - Тогда, - хихикнула она, закусила нижнюю губку, а потом заявила, - за спасение ты заслужил награду. Поцелуй... - и мило покраснела.
   Нет, она точно прелесть! И они оба заслужили свою награду.
   Не отрывая взгляда от её губ, он стал медленно наклоняться, создавая у девушки иллюзию, что он даёт ей время передумать. Руку со спинки стула он плавно переместил на её шею, сминая шелк волос. Нет, никуда она не денется.
   Девушка прерывисто вздохнула и непроизвольно облизала губы. Проклятье! Да что ж она с ним творит. И он, больше не медля, накрыл её губы своими. Девушка замерла, и он, чтобы она расслабилась, легко помассировал тонкие косточки на её шее. Она застонала и приоткрыла рот. О да, моя хорошая, молодец. Язык Деймира скользнул в её рот, и его стон присоединился к её.
   Сладкая. Какая же она сладкая!
   Деймира охватило возбуждение, и он тут же пожалел, что они в таком людном месте, и хотя на втором ярусе была более интимная обстановка, он понял, что больше поцелуя от этой девушки здесь не получит. Мало! Как же этого ему мало! Он притянул девушку ближе, продолжая играть с её языком, и осторожно накрыл её грудь своей ладонью. М-мм. То, что надо! Она просто создана для него.
   Сильный удар по плечам заставил его прервать поцелуй, и он в ярости развернулся, что бы узнать, кто на это осмелился. Рядом стояла та самая блондинка и весело смотрела на подругу.
   - Ну что, понравилось? А что я говорила! Стою тут, зову её, а она ноль внимания! Наслаждается!
   Блондинка ещё раз хлопнула его по плечу и, хихикнув, заявила:
   - Молодец, с заданием справился! А я уж думала, что ты бракованный, - потом она наконец посмотрела на Деймира и нахмурилась, - что за ерунда, я вроде другого выбирала.
   Но тут же, тряхнув головой, она снова обратилась к подруге:
   - Бал закончился. Принцессам пора бежать домой.
   Та, наконец очнувшись от поцелуя, спросила:
   - А что, принцев больше не будет?
   - Какие принцы после двенадцати? - засмеялась блондинка и, схватив подругу за руку, потащила её к лестнице.
   - Стоять! - рявкнул Деймир. Что за хрень тут твориться?!
   Но девушки весело взвизгнув, скатились с лестницы и затерялись в танцующей толпе.
   Деймир рванул за ними, но внизу просто завяз среди людей. Проклятье, надо двигаться к выходу и ловить их там. Он не готов пока отпустить Тори. Ему только-только стало нравиться сладкое, и пока он всё не распробует, он её не отпустит.
   Когда Деймир наконец оказался на улице, он грубо выругался. Подруги уже скрылись в аэрофлае, который через мгновение взлетел. Он щелкнул ликомом, фиксируя в памяти номер аэрофлая, чтобы в случае чего по нему найти девушку, и направился к стоянке. От него ещё никто не убегал!
   - Дей! - раздался голос Кирина. - Постой!
   - Не сейчас, - Деймир не желал упускать аэрофлай из вида, но тот быстро удалялся, исчезая в ночном небе. Проклятье! Слишком поздно, он не успел.
   - Ты куда так рванул, друг? Кучу людей чуть не затоптал, что случилось? - поинтересовался Кирин.
   Деймир с досадой зарылся рукой в волосы и рванул их, не отрывая взгляда от того места, где последний раз видел аэрофлай подруг.
   - Она сбежала!
   - Кто?
   - Тори, - прошептал он её имя. Принцесса, твою ж систему! Но рядом с ней он почувствовал себя настоящим принцем. Её принцем. И принадлежать ей ему очень понравилось.
   - Когда это ты за женщинами бегал? - удивился друг. - Ха, это что-то новенькое, обычно это они на тебя вешаются.
   - Всё когда-то бывает в первый раз, - мрачно ответил Деймир.
   Он вспомнил, что был первым, кто поцеловал Тори, и что-то примитивное тут же согрело его сердце. Пьяная она или нет, но она должна была запомнить его поцелуй.
   Эх, если бы не предстоящий рейс, он бы тут же занялся её поисками, но завтра он улетает на длительный срок, и это ничего не решит. Хотя... Похоже, девушка всерьёз решила узнать все прелести интимной жизни и может не дождаться своего учителя...
   Проклятье! Придется найти её до отлёта и убедить подождать! Убеждать он тоже умеет.
  
  
   Глава 7
  
   Глава, в которой Тори испытывает "прелести" похмелья, а Деймир - неприязнь к блондинкам и своё терпение.
  
   Резкий настойчивый сигнал домокомпа, который доносился с первого этажа, уже реально достал Тори. Она еще поглубже зарылась в одеяло, пытаясь приглушить этот звук.
   Вчера, нет, уже сегодня, когда она вернулась домой, она первым делом отключила домокомп на втором этаже, чтобы утром была возможность поваляться в постели и её никто не мог разбудить. Она скинула с себя платье и натянула пижаму, но когда её голова коснулась подушки, весь сон пропал. Тори выругалась. Весь путь домой она зевала не переставая, а сейчас сна не было ни в одном глазу.
   Когда она раздражённо уставилась в потолок, пальцы невольно потянулись к губам, которые сегодня вместе с ней испытали потрясение. Прикосновение тут же воскресило в памяти первый поцелуй. Сердце Тори забилось чаще, и она тяжело вздохнула.
   Когда Келли привела молодого человека, она тут же поняла, что целоваться с ним у неё нет никакого желания даже после всех выпитых коктейлей. Отодвигая свой стул от него подальше, она пыталась понять, почему этот высокий кареглазый брюнет ей несимпатичен, но так и не поняла. Ясно было одно - она к нему совершенно равнодушна, а целоваться с холодным сердцем, чисто из интереса ей казалось не правильным. Потому как интереса к этому парню у неё не было. Ну никакого!
   Когда Дей пришел ей на помощь, она уже планировала побег, но услышав его чуть хриплый голос, сразу успокоилась и передумала. Прелесть моя! Подумать только, когда нечто подобное говорил Шеган, она испытывала смутную тревогу и неловкость, а когда это произнесли губы Дея, она почувствовала спокойствие и защищенность.
   Она до сих пор не верила, что сама предложила себя поцеловать. Сама! Тори скривилась. Дей был также не знаком ей, как и тот брюнет, которого привела Келли, но почему же его взгляды так воспламеняли её, что она непрерывно краснела?
   Когда он сел рядом, такой сильный и большой, у неё перехватило дыхание, она вдруг почувствовала себя маленькой и хрупкой. Тори усмехнулась. Она и была маленькой и хрупкой, но никогда так остро не чувствовала себя такой уязвимой и мелкой. Вместе с тем Тори не боялась, а наоборот замерла вся в ожидании чего-то чудесного. Она снова вздохнула.
   Как жаль, что всё хорошее так быстро заканчивается! Но, когда Келли их прервала, Тори была ей искренне благодарна. Дей просто покорил её своим поцелуем. Губы чуть припухли, сердце взволнованно билось, не желая успокаиваться, а в животе устроили свой танец бабочки, не понятно как там оказавшиеся. О, боги! Его рука была на её груди! Это мог видеть кто угодно, а ей в тот момент было всё равно! Нет, не так. Ей было до слёз обидно за вторую грудь, которой не достались объятья Дея. Эта её реакция испугала Тори до ужаса. Она, не раздумывая, бросилась бежать вместе с Келли, спасаясь от чувств, которые он вызвал. Что с ними делать, она пока не знала.
   Теперь Тори жалела, что так поторопилась. Кроме имени и того, что Дей замечательно целуется, она ничего о нём не знала. А ей хотелось встретиться снова. Хотелось узнать, так ли замечательно делает Дей всё остальное, как целуется.
   Уже почти засыпая, Тори поняла, что выпитые коктейли даром не пройдут. После посещения туалета она их окончательно прокляла, давая обещание никогда больше не напиваться. Этот опыт ей не понравился. Нехорошо ей было долго, и только с рассветом она наконец смогла заснуть.
  
   Проклятье! Домокомп не переставал пищать. Когда раздался стук в дверь, а потом и в окна, Тори поняла, что заснуть больше не удастся. И тут её словно ударило током, и она подпрыгнула, испуганно садясь в кровати.
   Терлинна! Она же сегодня улетает. О, боги!
   Как можно было об этом забыть?!
   Она бросила тревожный взгляд на экран ликома, который перевела в автономный режим. Одиннадцать часов. Первый челнок уже везёт партию пассажиров на корабль, а она ещё в пижаме!
   - Мама дорогая! - завопила она в панике.
   Стук раздался за окном спальни, и Тори, повернув голову, увидела зонд Даны. Подлетев к окну, девушка широко его распахнула, и зонд плавно вплыл в комнату.
   - Тори, деточка, кто ж так делает?! - раздался взволнованный голос Даны.
   - А-а-а, Дана, можно потише, - взмолилась Тори, от этих быстрых передвижений и громких звуков голова у неё загудела.
   - Я-то могу, но вот дед твой точно не может. Готовься, соединяю.
   - Антория ДеЛаВер! Потрудитесь объяснить, что происходит, - в голосе дедушки звучала еле сдерживаемая злость.
   - Проспала я, деда, - расстроено выдавила Тори, обнимая голову обеими руками. Что же он так кричит? - Но ты не переживай, я ещё успею, у меня билет на третий рейс.
   Тори кинулась в ванну, времени на разговоры не было, но даже с включённой водой голос деда продолжал греметь и отчитывать девушку.
   - Не переживай! И это ты мне говоришь после того, как вырубила домокомп во всём доме! И ликом, между прочим, тоже. То дома сидишь, как бабка старая, а то вдруг нет тебя нигде. И это в то время, когда надо собирать вещи и готовиться к длительному отсутствию. Я не ожидал, что ты будешь до такой степени безответственна. А если бы я забронировал тебе билет на первый рейс, что бы ты делала? А? Я даже не уверен теперь, что ты успеешь к отлёту третьего. Как это вообще ты умудрилась проспать? В такой день? ...
   Дед еще что-то говорил, но Тори уже юркнула в душ и продолжения не слышала. Когда она наконец вышла из ванны и стала впопыхах одеваться, дед уже успокоится.
   - ... Да, я тебя понимаю. Вот, помню, в свое время друзья провожали меня на Менару в универ. Как отмечали мы это дело, помню, а вот как оказался на корабле - нет. Ха-ха. А когда твои родители свадьбу справляли, я тоже славно погулял. Бабушка твоя потом месяц меня за это пилила. Эх, внученька, совсем взрослой становишься. Красавица моя.
   Тори улыбнулась. Как же она любит дедушку! Только он умудряется ругательную нотацию закончить ласковыми словами.
   Тори понеслась на кухню, надо хоть что-то перекусить. Она налила в стакан горячего тисса и быстро намазала бутерброд.
   Домокомп всё ещё пищал, сообщая о непрослушанных сообщениях, и Тори, не отрываясь от еды, стала просматривать список позвонивших. Сегодня с ней пыталась связаться, кроме дедушки, только Келли. Что там у неё случилось, что подруга семнадцать раз набирала её номер? Бросив взгляд на ликом, Тори решила позвонить ей на работу из аэрофлая, сейчас времени на разговоры не было.
   - Слушай, детка, - зонд добрался и до кухни. - Сообщу-ка я, что ты можешь опоздать, своему капитану, пусть подождет. Он сегодня как раз в третьем рейсе. Да и вообще, когда на корабле будешь, представлю тебя своей команде, - в голосе деда слышалась гордость.
   - Ой, дедушка, не надо, - взмолилась Тори. - Я точно успею, вот увидишь. Ну, а если нет, то так мне и надо. И вообще, я тебя очень прошу, не надо говорить, что я твоя внучка, - она вспомнила то время, когда они жили с дедушкой вдвоём.
   Как только он сообщал знакомым, что она его внучка, для неё начинался кошмар. Те, кто знал, что она сирота, начинали сочувствовать. "Ах, ты бедненькая!" - причитали они, заставляя Тори острее чувствовать свою потерю. Другие, начинали тискать её за щеки и гладили по голове. "Ах, какая красивая девочка!" - сюсюкали они, как с маленькой. Что будет делать команда деда, она даже думать не хотела.
   - Как это не надо! - возмутился дед. - Я уже ребятам все уши прожужжал, какая у меня внучка замечательная, какая красавица и умница.
   Тори закатила глаза, она именно этого и боялась. Она лишь надеялась, что дедушка в подробности не вдавался. Было как-то не по себе от того, что незнакомые люди, могли знать о ней больше, чем друзья.
   Тори накинула короткую куртку, скрутила волосы в узел и запихнула их в капюшон. Когда она посмотрела в зеркало и увидела синие круги под глазами от недосыпа, то решила, что не стоит так пугать людей, и одела очки-экраны, входящие в новую гарнитуру ликома. Теперь она была почти готова. Одев обувь и сложив сумки на погрузчика, Тори наконец вышла из дома. Когда она погрузила вещи в аэрофлай, то махнула рукой в сторону зонда.
   - Всё, дедушка, жди меня на борту. Пока, Дана.
   - Счастливого пути, - донеслось до неё пожелание киберлина.
   Устроившись в кресле аэрофлая, Тори настроила автопилот на космопорт и ещё раз сверилась с ликомом. Уф, кажется, она успевает. Если ничего непредвиденного не случиться, то на месте она будет вовремя. Немного расслабившись, она набрала номер подруги. Интересно, что такого срочно-важного у неё произошло.
   Келли отозвалась сразу же и тут же завопила:
   - Тори! Я тебя убью! Чем ты там занималась, что не могла ответить на мои звонки?
   Тори невольно поморщилась и уменьшила звук. Что за день такой, что на неё с утра все орать начинают?
   - Чем занималась? С коктейлями полночи прощалась! Будь они не ладны! Это ты мне скажи, что у тебя такого случилось ночью, что ты уже в семь утра названивать мне стала. Да, даже если бы мне хорошо было, это подло звонить в такую рань! Тем более семнадцать раз!- в ответ налетела Тори на подругу.
   - Ах, подло? А как это называется, когда тот горячий парень, с которым ты целовалась, с шести утра берёт приступом мой дом! Мой, а не твой! Я уж не знаю, как он моего киберлина уломал, чтобы тот в такую рань разрешил ему со мной связаться, но парень добился своего. Какого хрена ты дала ему мой адрес?
   - Я ему ничего не давала! Подумай, Келли, когда ты пришла, нам было не до разговоров, а потом я с тобой сразу же сбежала, - попыталась успокоить подругу Тори.
   - На хрена он тогда ко мне заявился? Я бы так не злилась, всё равно надо было вставать и идти на работу, если бы вместо тебя его бы устроила и моя скромная персона. Но он меня просто оскорбил! Связался в такую рань, разбудил меня и стал требовать, чтобы я тебя позвала.
   "Мне нужна Тори! Мне нужна Тори!" - передразнила девушка Дея.
   - Заладил, как идиот, как будто других девушек нет. Уж не знаю, что вы там вместе делали, чтобы он так на тебя запал, но он совсем не заметил, что я тоже очень даже ничего, - продолжала возмущаться Келли. - А потому я решила, что так просто он твой адрес не получит, пусть помучается.
   - Боюсь даже представить, что ты придумала. Заставила его с собой по магазинам ходить? - предположила Тори.
   - Нет, эту привилегию я за тобой оставлю. У меня созрел другой вариант. Месяца через два, говорю, пригласи меня в "Глубину", тогда и увидишь свою ненаглядную. Но просто так я её с собой не приведу. Никто не смеет безнаказанно меня будить! Приводи, говорю, своего друга, будем производить обмен: моя подруга - друг твой. Иначе, и злобно-злобно так сообщаю, о Тори можешь забыть. Так что, детка, когда прилетишь, у тебя опять свидание. Готовься.
   Тори широко улыбалась. Она была безумно рада, что понравилась Дею настолько, что он тут же стал её разыскивать. Предательское чувство сомнения нашептывало ей, что для него этот поцелуй мог ничего не значить, что он поцеловал её и тут же забыл, а она, как дура, уже размечталась. Но сомнение ошиблось. Да ещё как! Похоже, что Дей намеревается повторить свой поцелуй. И она была этому рада, потому что одного поцелуя ей было мало.
   - Свидание ... - мечтательно прошептала Тори. Она всё же снова его увидит, правда через два месяца. Но она будет ждать этого. Очень ждать...
  
   ***
  
   Деймир с нетерпением расхаживал возле челнока.
   Когда же закончится эта посадка? Пассажиры, как всегда, не торопятся, а он хотел поскорее отправиться в этот рейс. Кто бы мог подумать - он и рвётся на Терлинну!? Но как бы глупо это не было, ему казалось, что чем скорее он покинет Геллу, тем раньше он вернётся на неё.
   Как странно, что та вредная блондинка назначила свидание с Тори именно через два месяца, как раз тогда, когда он вернётся из рейса.
   Деймир улыбнулся, когда вспомнил смущенный румянец на щеках Тори. Нет, он совершенно не жалеет, что почти не спал сегодня ночью, что вместо того, чтобы отдохнуть перед рейсом, он всю ночь искал свою прелесть.
  
   Несколько часов ушло на то, чтобы пробить по базам номер аэрофлая и узнать адрес его владельца. Когда он наконец оказался в миленьком коттеджном посёлке перед домом по нужному адресу, было уже четыре утра.
   Деймир с трудом сдержал своё нетерпение снова увидеть девушку, она наверняка уже сладко спала. Он подождет. Он глянул на ликом и вздохнул, если бы не работа, то он не торчал бы сейчас под её окнами, но утром он обязан быть на "Метеоре", и другого времени, чтобы встретиться перед отлётом больше не будет.
   Деймир решил немного подремать до шести, а потом всё же попытаться поговорить с нею. Может она не захочет иметь с ним никаких дел, но тут же отбросил эти пораженческие мысли.
   О, она захочет! Ещё как захочет.
   Заснуть ему так и не удалось, как только он устало прикрыл веки, то перед ним тут же возникла она: огромные серые глаза, нежные уступчивые губы, тихие прерывистые вздохи. Эти мучительно-приятные воспоминания, от которых его тело наливалось желанием и твердело, захватили воображение Деймира и не давали окончательно погрузиться в сон, а потому уже в шесть часов он уговорил киберлина и связался с Тори.
   Какого же было его разочарование, когда вместо неё он увидел ту самую блондинку, что так нахально прервала тот незабываемый поцелуй. Эта вредина так жутко разозлилась за то, что её разбудили в такую рань, что ни в какую не хотела сообщать координаты своей подруги. Слава богам, что он всё же уговорил её, и та согласилась снова привести Тори в "Глубину".
  
  
   - Капитан "Метеора"? - к Деймиру обратился плотный лысый мужчина, который лишь на полголовы был ниже его.
   Дей сощурился, разглядывая нашивки и знаки отличия, украшавшие комбез флота Терлинны, который отлично сидел на крупной фигуре подошедшего.
   - Он самый, - лениво отозвался Деймир.
   - Капитан Ривз Терикан, - представился мужчина. - Я слышал, что тебе предстоит полёт с Кэаном Шал'Линном.
   - И что? - напрягся Дей.
   - Сочувствую, - усмехнулся Ривз. - Он был моим сенсетивом, когда мы летели на Геллу. Хотел предупредить, что у него огромный радиус действия, он умудрился, кроме моего лайнера и кучу спутников с причалами к Гелле перекинуть. Да и сам он далеко не подарок, достанет кого хочет. Хм, так что советую его сразу жёстко контролировать, а то потом волосы на себе рвать будешь.
   - Ты, я смотрю, свои уже все вырвал, - едко ответил Деймир, мрачно сверля его лысину.
   - Ты об этом? - усмехнулся Ривз, демонстративно проведя рукой по лысому черепу. - Нет, это моя жена постаралась, - уточнил он с гордым самодовольством.
   - Спасибо, за заботу, конечно, но я сам кого хочешь достану.
   Нечего его учить, как обращаться с его сенсетивом. С неприятностями по имени Кэан он и сам как-нибудь разберётся.
   - Как знаешь, - Ривз хлопнул по плечу Деймира. - Удачи! - пожелал он и, весело насвистывая, удалился.
   Деймир с раздражением заглянул в салон челнока. Половина пассажиров всё ещё испытывает его терпение и не торопится занять свои места, а другая половина с интересом изучает салон и смотрит информационные ролики на экранах. Он снова вернулся на свой наблюдательный пост возле трапа и посмотрел в сторону космопорта. Небольшая группа людей явно направлялась в его сторону. Наконец-то!
   - Деймир, капитан? Ты как там, не слишком занят? - в шлеме раздался голос киберлина "Метеора".
   - Нет, Старик, всё нормально, говори, - пассажиры были ещё далеко.
   - Тут, видишь, какое дело...- Старик замялся. - Я хотел сказать об этом ещё вчера, но ты быстро покинул "Метеор"...
   - Да говори, не тяни.
   - В общем, с нами на Терлинну полетит моя внучка. Я наконец воспользовался своей льготой.
   - Внучка? - Деймир думал, что она ещё маленькая. Только недавно он слышал историю, про какого-то детского уродливого робота.
   - Ну да, только у неё возникли небольшие проблемы, и я боюсь, как бы она не опоздала. Ты уж дождись её, пожалуйста.
   - Куда я денусь, - вздохнул Дей, похоже, раньше улететь не получится. - Как хоть она выглядит?
   - Она настоящая красавица, такую не пропустишь, - с гордостью сообщил Старик.
   - Ну-ну, - скептически хмыкнул Деймир, похоже, так считает любой любящий дед. - Ладно, задание понял, без внучки на "Метеор" можно не возвращаться.
   - Я всегда знал, что ты догадливый малый. Всё, работай, - и Старик отключился.
   К Деймиру подошла группа, которая состояла из семьи с двумя подростками и девушки с парнем, которые явно были влюблённой парочкой. Возглавлял процессию его друг Хал. Он кивнул Халу и занялся пассажирами: показал им багажное отделение, активировал робота-погрузчика, который быстро уложил и зафиксировал вещи в отсеке, и отправил их на свои места. Когда пассажиры были пристроены, Деймир спустился к Халу.
   - Что, пришёл платочком помахать на прощание? - друг обычно не приходил во время посадки, чтобы не отвлекать. - Ждёшь не дождёшься, когда я наконец отчалю?
   - Ага. Ты такой догадливый.
   - Мне сегодня все это говорят.
   - Отлично. Со мной тут большие шишки связались, предупредили, что с вами полетит Джара Ламани. - Хал многозначительно замолчал.
   - Я что должен её знать? - удивился Дей.
   - Вообще-то должен. Ты что, новости не смотришь?
   - Не-а, я такой хренью не занимаюсь. Если что-то важное случится, то ты или ребята меня тут же просветят, а если нет, то и голову забивать незачем.
   - Хорошо устроился, - буркнул Хал. - Так уж и быть, сообщаю, её назначили советником по туризму. Главное не это, ребята уверены, что она любовница Линера и с ней шутки плохи. Так, что я прошу держать себя в руках.
   - Хм. Постараюсь, - ответил Деймир и обхватил свой торс руками, - и чем это поможет? - совершенно серьёзно поинтересовался он.
   - Всё! - Хал закатил глаза. - Я всё сказал! Твоё дело делать выводы, догадливый ты наш. Не подведи.
   Он уже отошёл на пару шагов, а потом обернулся и добавил:
   - Да, и чуть не забыл. Парни говорят, что дамочка любит заставлять себя ждать, так что ты уж не торопись и не улетай без неё.
   - Проклятье! - зашипел про себя Деймир. - Похоже, я отсюда вообще не свалю.
   Он вернулся в кабину. До отправления оставалось десять минов, а три человека так и не заняли свои места. Дей быстро сделал запрос: один билет в красный сектор и два в синий. Всё ясно, любовница отхватила себе люкс. Красный сектор всегда был для VIP-пассажиров.
   Деймир ненавидел ждать. Он вышел наружу и в раздражении уставился на выход из космопорта. Никого! Он ещё ни разу не сбивался с графика, но как недавно сказал Кирину, всё бывает в первый раз. Проклятие! Сегодня все - начиная с вредной блондинки и кончая опаздывавшими пассажирами - испытывают его терпение, которое на их беду никогда не было прочным. В нетерпении он стал нарезать круги вокруг челнока.
   На втором кругу возле трапа к нему подбежала запыхавшаяся девушка. Огромные очки скрывали половину лица, оставляя на виду только пухлые губки и небольшой упрямый подбородок.
   - Здравствуйте, - поздоровалась она, протягивая билет.
   Синий сектор.
   Деймир поднял руку и выразительно показал время на ликоме.
   - Ещё пять минов! Я успела, - стала оправдываться она.
   Дей промолчал, когда он на взводе лучше лишний раз не открывать рот. Давно проверено.
   Он махнул рукой в сторону багажного отделения, и девушка направила свою платформу с вещами к роботу-погрузчику. Когда вещи были закреплены, она отослала платформу в космопорт и подошла к трапу.
   "Малявка" - отметил про себя Дей, девушка едва доставала ему до середины груди.
   - Что теперь? - спросила она.
   Он махнул рукой в сторону входа:
   - Любое свободное место твоё. Как найдёшь - пристегнись.
   Девушка замерла, как будто хотела что-то ответить, а потом засунула руки в карманы куртки, резко повернулась и молча стала подниматься по трапу.
   Дей, не отрываясь, смотрел ей вслед. Твою систему! А у малявки замечательная задница! Ничуть не хуже, чем у Тори.
   Как только он вспомнил свою прелесть, возбуждение снова накатило на него. Как жаль, что они встретятся только через три недели. Как же он выдержит, когда по кораблю будет ходить девушка с попкой, так напоминающему ему о Тори. Проклятие! Как он мог умудриться так и не дотронуться вчера до её охренительной задницы. Но у него всё ещё впереди, успокоил себя Дей.
   - Капитан! - окликнул его женский голос.
   Дей оглянулся и увидел высокую блондинку. Фу, а у Линера плохой вкус, с его любовницей явно поколдовала бригада хирургов, но искусственная красота Дея никогда не трогала. Рядом с этой расфуфыренной дамочкой стояла женщина постарше и попроще.
   - Вам должны были обо мне сообщить, - заявила она.
   - Если вы Джара, то да. Я в курсе.
   - Конечно, я - Джара Ламани, - представилась она, подавая руку для поцелуя.
   Дей уставился на неё с недоумением. Она что рассчитывает, что он поднимет щиток шлема и будет целовать её конечность? Деймир скривился, хорошо, что дамочка не видит его лица через экранное стекло шлема, она слишком высокого о себе мнения, а Хал просил не подвести.
   Он схватил её за руку и энергично потряс:
   - Очень приятно, а я Ваш капитан Деймир, - он кивнул в сторону другой женщины, которая, не теряя времени, стала заниматься багажом. - А это?
   - О, не обращайте внимания. Это моя секретарша Лорна, - защебетала Джара.
   - Так вот, дамочки, вы опоздали! - не сдержал Дей своего недовольства.
   Высоко подняв брови, блондинка деланно изумилась.
   - О, Вы должны нас простить! Лорна всегда та-ак копается.
   Секретарша уже справилась с багажом и подошла к ним.
   Простить! Как же! Он на сто процентов был уверен, что бедная секретарша здесь совершенно ни при чём.
   Сжав кулаки, Деймир как можно вежливее выдавил:
   - Прошу занять свои места как можно быстрее!
   Когда женщины поднялись на борт, он закрыл багажное отделение, прошел по салону и попытался понять, какая из девушек внучка Старика. Дей отметил пару симпатичных мордашек, но "настоящей красавицы, которую не пропустить" не заметил. Он так и знал, что Старик преувеличил. Ещё раз убедившись, что все на своих местах, он наконец сел в кресло пилота.
   Дей включил двигатель и, пока тот разогревался, сообщил пассажирам через общую связь:
   - Итак, мальчики и девочки. Вы находитесь на борту челнока компании "ТрансКом", через несколько минов мы покинем старушку Геллу и окажемся в космосе. Кто желает на него полюбоваться, обратите внимание на иллюминаторы. Это такие круглые маленькие окошки, рядом с вашими креслами. Через двадцать минов мы окажемся на самом лучшем корабле нашей компании - "Метеоре-312". Вас приветствовал капитан Деймир Терлиннский. На время полёта я для вас С.Г.Ч. Самый. Главный. Человек. Прошу это запомнить и слушаться беспрекословно, - Дей говорил и одновременно нажимал на нужные кнопки, готовя челнок к взлёту. - Да, очень рад, что вы выбрали именно нашу компанию. Спасибо за внимание!
   Широко улыбаясь, Деймир отключил связь, взялся за рычаг, и челнок, повинуясь ему, плавно оторвался от поверхности Геллы.
   Ну, наконец-то! Полетели!
   Кто не пристегнулся - я не виноват!
  
  -- Часть 2. Сила притяжения женского тела сбивает с ног мужской разум
   Куда уйти от пламенных страстей,
   Что причиняют боль душе твоей?
   Когда б узнал, что этих мук источник
   У той в руках, что всех тебе милей...

Омар Хайам

  
   Глава 8
  
   Глава, в которой с Тори происходят две встречи: одна - неожиданная, а другая - долгожданная.
  
   На "Метеоре" пассажиров встречала стройная шатенка. Её озорная стрижка очень шла девушке, а теплые карие глаза приветливо улыбались прибывшим людям. И хотя Тори не могла назвать её красавицей, но симпатичной и располагающей к себе девушка безусловно была. Когда все пассажиры спустились с трапа, девушка открыто улыбнулась и поздоровалась.
   - Уважаемые пассажиры! Рада приветствовать вас на борту "Метеора". Меня зовут Мита Толли, и я ваш аниматор. Насколько я знаю, многие из вас впервые попали на борт космического корабля, а потому советую внимательно меня слушать, я с удовольствием вам всё покажу и расскажу. Тех из вас, кто уже летал на таких кораблях, тоже очень прошу не отвлекаться. Возможно, вы узнаете, что-то новое, - девушка задорно подмигнула, - ну, а если нет, то просто обновите свои знания. Достаньте, пожалуйста, свои билеты.
   Она достала яркие стинлы, а пассажиры в это время выполнили её просьбу.
   - Сейчас мы с вами займёмся багажом. Подходите ко мне по одному и говорите количество сумок или чемоданов, которые вы с собой взяли. В левом верхнем углу вашего билета, находится чип, проведите им по каждому стинлу, который получите от меня. Затем подойдите к вашим вещам и наклейте их на каждую сумку. Как только вы это сделаете, наши роботы доставят багаж в вашу каюту.
   Раздав стинлы, Мита продолжила:
   - Как многие из вас уже заметили, связь с бионетом Геллы здесь не работает, так что желающие на время полёта могут подключиться к местной сети корабля.
   Тори уже давно это сделала и теперь ей не терпелось поговорить с дедушкой. Всё, что она услышит от Миты, ей может рассказать и он. Она решила еще немного послушать девушку, пока они не поднялись на пассажирский уровень, а потом потихоньку оторваться от группы и найти свою каюту. До телепортации она бы не отказалась немного поспать.
   Пассажиры наконец справились с багажом, и роботы тут же понесли вещи по каютам.
   - Итак, - голос Миты приобрел нотки заправского экскурсовода, - мы находимся на нижней палубе или четвертом уровне. Здесь, как вы видите, располагаются челноки и всевозможные зонды с роботами. На этот уровень в следующий раз вы попадёте, когда мы достигнем Терлинны, или, - Мита сделала "страшные" глаза, - если что-нибудь ужасное случится с нашим кораблем. Тогда я попрошу всех спуститься сюда, и команда вас эвакуирует. Но это так, информация на всякий случай. На кораблях нашей компании с вами ничего плохого не случится, тем более, что команда "Метеора" одна из лучших. У нас замечательный капитан - Деймир Терлиннский. В этом рейсе нас сопровождает один из самых сильных сенсетивов - Кэан Шал'Линн. Также в команду входит Марик Толли - наш хозяйственник и опытный киберлин Эган. Следующий, третий уровень, находится в распоряжении команды, а вот о втором уровне, где вы и будете находиться во время полёта, я расскажу поподробнее. В центре пассажирского уровня находятся кинозал, вирткомы и кают-компания, где мы с вами все вместе будем собираться на завтрак, обед и ужин. Всё это окружает кольцевой коридор, так что вы не заблудитесь. Уровень разделён на четыре сектора. Всего секторов у нас четыре. Каюты в красном секторе самые большие и комфортабельные, класса люкс. Желтый сектор обычно предназначен для семей с детьми. Синий и зелёный сектора попроще: с одноместными и двуместными каютами. Так, а теперь отклеиваем от билета чип и вставляем в ликом. Молодцы, вы только что активировали ключ от своей каюты. Также благодаря этому теперь вы ни за что не потеряетесь и сможете пользоваться лифтом, но только чтобы попасть сюда, на четвёртый уровень. Пред тем как мы пройдем к лифтам и поднимемся на второй уровень, хочу напомнить, что всем вам нужно заполнить анкеты для того, чтобы мы составили график посещения вирткомов и оптимально рассадили вас за столики в кают-компании. Так что как окажетесь в своих каютах, постарайтесь, пожалуйста, ответить на все вопросы и отправить анкеты до обеда. Заранее спасибо.
   Когда группа поднялась на второй уровень, Тори тихонечко отстала. Кают-компанию и вирткомы она посетит позднее, сейчас она жутко хотела спать, а потому отправилась дальше по коридору искать свой сектор.
   Тори активировала микрофон и связалась с дедом.
   - Привет, дедушка! Что я тебе говорила? Я не опоздала!
   - Я в тебе и не сомневался, - тут же отозвался он.
   Тори уже подходила к своему сектору, когда увидела то, что заставило её замереть и замедлить шаг. Там, вдалеке, прислонившись к стене, стоял Шеган Эриолли, явно кого-то поджидая. И у девушки было нехорошее предчувствие, что этот кто-то - она.
   - Деда, - сказала она напряжённо, - скажи, что Шеган Эриолли будет жить не в соседней каюте. Пожалуйста!
   - Эриолли, - задумчиво протянул дед. - Так, так, так, нет, не беспокойся, у него люкс в красном секторе.
   - Слава богам! - выдохнула Тори.
   - А в чём собственно дело? Кто этот тип? - в голосе деда звучала угроза. Никто не смеет обижать его внучку.
   - Ни в чем! Но я бы предпочла никогда с ним не встречаться.
   - Что он тебе сделал? - повысил голос дед.
   - Ой, дедушка! - Тори сморщилась. Напрасно она не сдержала эмоции. Шеган вел себя безупречно, и она ни в чем не могла его обвинить. Не жаловаться же, что ей с ним просто неуютно. - Ничего он мне не сделал, напротив, он ведет себя безумно вежливо и корректно. Просто не нравится он мне и всё.
   - Так и быть, рассажу вас в кают-компании за разные столики подальше друг от друга.
   - А ты можешь?
   - Ха! Детка, я всё могу! Особенно здесь.
   - Спасибо. Всё, пока.
   Тори подошла к Шегану, который не отрывал от неё своего взгляда. Девушка с тоской посмотрела за его спину. Так и есть! На двери стоит номер её каюты. Засада!
   - Здравствуйте, Шеган, - она решила быть вежливой.
   - Антория, милая. Это судьба, Вам не кажется?
   Нет, блин! Не кажется!
   - Просто совпадение.
   - Совпадение? О, я бы так не сказал. Скорее безграничные связи и возможности. У меня возникли дела на Терлинне. Срочные. И я решил к Вам присоединиться. Вы же не против, дорогая, - проникновенно закончил Шеган.
   Против! Конечно против! О, боги!
   - Как я могу запретить? - спросила Тори как можно небрежнее. - Извините, но мне нужно в каюту.
   Тори многозначительно посмотрела на дверь, которую подпирал Шеган.
   - Ах, да, конечно же, - он отодвинулся.
   Тори поднесла руку с ликомом, и дверь тут же отъехала в сторону. Вещи были уже там. Девушка шагнула внутрь, оказавшись в опасной близости от Шегана.
   - Встретимся за обедом, моя дорогая, - прошептал он, наклонившись к её уху, когда она проходила возле него.
   Ничего не сказав, Тори закрыла дверь и прислонилась к стене.
   Уф-ф. От этого "моя дор-рогая" у неё волосы на затылке дыбом вставали. Но во всём есть хорошая сторона, успокоила себя девушка. Под его пристальным взглядом много она съесть не сможет, а потому потерять стройную фигуру ей не грозит.
   Скинув куртку, брюки и обувь, Тори завалилась на кровать. Сейчас хороший сон привлекал её гораздо больше, чем вкусный обед. Особенно после того, как она узнала, что там, в кают-компании, её ждет неприятная компания в лице Шегана.
   Выкинув неприятные мысли из головы, Тори приказала себе спать, и тело с удовольствием её послушалось. Через несколько минут ей уже снился Дей. И это было здорово. Пусть во время полёта где-то рядом будет шататься Шеган, но во сне её всегда будет ждать Он. Её принц.
  
   ***
  
   - Дей! Спасибо за внучку.
   - Не за что. Она как раз и не опоздала, так что зря беспокоился, - Деймир откинулся в кресле капитана и посмотрел на пульт управления. Похоже, всё идет по графику и к причалу они успеют вовремя.
   - Зря, не зря, а я всё же решил подстраховаться. Не каждый день моя девочка по ночным клубам ходит.
   - Да, - протянул Деймир мечтательно, - я вот тоже вчера в ночном клубе побывал, до сих пор забыть не могу.
   - А, что так?
   - Да такую красотку встретил, закачаешься! И представляешь, только я разогрелся, только стал представлять, где и как я буду её трахать, как она сбежала. Такого облома я давно не испытывал.
   Деймир не сдержал разочарованного стона. Он уже в который раз представил себе Тори в своей постели и то, чем он там собирался с ней заняться. Хм-м. Пожалуй, такое привычное слово, как трахать, всё-таки не подходит к тому, что он хочет сделать вместе с Тори. Его прелесть достойна, чтобы с ней долго и изобретательно занимались любовью, а не примитивно трахали. Дей улыбнулся. Долго и изобретательно - это он умеет. А вот заниматься любовью ... Он тут же вспомнил Летину. Свою невесту... Да, только с ней, из всех женщин, он занимался любовью. Собственно, это она и научила его этому... А потом она ушла, оставив дурацкую записку, в которой сообщала, что любит другого... Проклятье! Сколько раз он давал себе слово не вспоминать эту с...? Как за два дня до свадьбы она умудрилась влюбиться в другого? И если у неё хватило наглости сделать это, то почему не хватило смелости сказать об этом прямо в глаза? Эта тв... оставила ему на прощание жалкий клочок бумаги, на котором нацарапала слова, втоптавшие его в грязь. Что ж, она не первая, кто так унизил его, но от этого было не менее больно. Тысячу раз был прав Кэан, когда назвал любовь хренью. Но в глубине души Деймир знал, что ради такой девушки, как Тори, он снова готов рискнуть. Он уже давно созрел для такого риска. И он сделает всё, чтобы и она рискнула вместе с ним. Потому что только хрень на двоих может превратить их жизнь во что-то чудесное. Так, по крайней мере, твердили все вокруг, и, глядя на Марика и Миту, он начинал этому верить.
   - Алё? Алё? Дей, ты где? Отзовись!
   До Деймира донесся настойчивый голос Старика.
   - Тут я, не шуми.
   - Ты где был, капитан?
   - Обдумывал свои капитанские дела, - буркнул Деймир.
   - Ну-ну. Ты хоть слышал, что я у тебя спрашивал? - ехидно поинтересовался Старик.
   - Конечно, я всё слышал. Продолжайте, киберлин Эган, - подчеркнуто вежливо и сурово попросил Деймир.
   - Ха-ха, ладно, попытка номер три. Ты точно на связи?
   - Давай уже, говори, что хотел.
   - Капитан прошу разрешения выдать моей внучке допуск на третий уровень.
   Деймир прекратил раскачиваться в кресле. Он знал, что у Старика были разногласия с внучкой по поводу своей работы. И тут такое! Допуск на третий уровень означал только одно. Внучка решила увидеть дедулю во плоти, если можно так выразиться по отношению к ядру киберлина.
   - Хм. Старик, а ты уверен? Зрелище не для слабонервных. Хрупкой детской психике такое лучше не видеть.
   - Уверен, не уверен... Только будь, что будет. Я уже десять лет такой, какой есть. Я уже давно адаптировался к новому состоянию, и оно стало доставлять мне удовольствие. Она должна меня наконец понять... А на счет психики... Так ведь не ребенок уже. Двадцать пять лет. Да и потом видела она уже в бионете, какой я теперь. Так, что все будет хорошо. Я надеюсь...
   - Ну-ну. Двадцать пять лет, говоришь. А какого хрена ты мне про неё какие-то детские истории всё время рассказываешь? - пробурчал Деймир. - Хорошо, тебе виднее, но если возле капсулы её стошнит, я про это ничего знать не желаю. Сам разбирайся. Давай её номер.
   Дей ввел пароль и сменил допуск девушки с пассажирского на командный.
   - Спасибо, - поблагодарил Старик. - В кают-компании появишься?
   - Ага, но только завтра. Сейчас дел куча, а после телепортации ещё больше будет. Так что, интриган, я тебя сегодня не порадую.
   - Почему интриган? - обиделся Эган.
   - А на хрена ты за мой столик всяких придурков сажаешь? Чтобы ржать весь полёт?
   - Как можно, капитан?! Просто мы с Мариком на тебя ставки делаем.
   - ЧТО вы делаете?
   - Да, ставим, прибьёшь ты соседей за столиком или так, просто понервничаешь.
   - ...!!!!!!
   - Вот видишь, Дей, - успокоительно сказал Эган. - Пока ты нервничаешь, я выигрываю. А Марик всё твердит, что я из пассажиров потенциальные трупы делаю, когда их за твой столик сажаю.
   - ....!!!!
   - Ты не переживай так, - продолжал совершенно спокойно Старик. - Когда-нибудь и Марик выиграет. Должно же и ему повезти. Но не в это рейс. Так, что никаких уродов за столиком. Наоборот ...
   - ВСЁ!!! Это не смешно! Еще слово, и твоя внучка деда своего так и не увидит. Потому, что от ДЕДА НИЧЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ!
  
   ***
  
   - Тори, деточка, ты просила меня тебя разбудить. Тори, просыпайся.
   Девушка медленно потянулась и с трудом открыла глаза. Расставаться со сном, в котором Дей осчастливил наконец и вторую грудь, не хотелось. Тори мечтательно улыбнулась. Там, во сне, пока Дей сладко её целовал, она набралась смелости и запустила руки в его шевелюру. Она стянула резинку с его волос и с наслаждением перебирала темные пряди, удивляясь, почему некоторые из них седые.
   - Тори-и! Тори-и! Да что ж такое со всеми происходит? Один из реальности выпал, ты вот, в нирвану ушла. Проснулась?
   - Да, деда. Спасибо, что разбудил.
   - Ну что, красавица моя, собирайся. Капитан допуск дал, так что жду тебя на третьем уровне.
   - Я мигом.
   Тори ещё раз потянулась и наконец рассмотрела свою каюту более внимательно. Вся мебель: кровать, удобное кресло и столик-тумбочка между ними - была белого цвета. Над дверью, столиком и кроватью висели большие экраны, которые показывали сейчас сияющую Геллу на фоне черного бархата космоса. Тори знала, что она всегда может поменять картинку на интересный фильм или на красивый пейзаж любой из планет Ра'Линнов, но сейчас она всё отключила. На Геллу хотелось смотреть не отрываясь, а ей надо собираться, иначе она никогда не встанет.
   Тори провела рукой по стене и восхитилась приятной теплой текстуре. Она посмотрела на цветовую панель и решила, что глубокий синий цвет стен ей определённо нравится - каюта казалась очень уютной и миленькой. А может сделать стены посветлее? Нет, это она ещё успеет, полет долгий, как-нибудь позже надо поэкспериментировать.
   Плавно потянувшись, Тори всё же встала с кровати. Напротив неё находились двери встроенного шкафа и санблока. Она распахнула первые и уставилась на сумки, которые запихала в шкаф не разбирая. "Может вещи разложить по ящикам?" - подумала девушка и тут же одернула себя.
   Нет, надо одеваться. Дедушка ждет. И чем скорее я увижу его, тем лучше. Что же я всё причины нахожу, лишь бы оттянуть нашу встречу? То спать мне надо, то на Геллу из космоса посмотреть, то цвет стен поменять, то вещи разложить - что угодно придумываю, только бы не идти. Нет, вещи могут и подождать, ничего с ними не случится, а вот дедушка уже наверняка волнуется.
   Тори выхватила из сумки первое, что попалось ей под руку, и натянула на себя. Темно-фиолетовый комбинезон плотно обхватил фигуру, и девушка перевела один из экранов в зеркальный режим, чтобы оценить, как она выглядит. Она крутанулась вокруг себя, и экран рядом с отражением показал её трехмерную проекцию.
   - Хм, - девушка нахмурилась и уставилась в свое отражение, - это точно был стресс, - заключила она.
   Только под влиянием стресса она могла купить такой вызывающий комбинезон. Тори стала понимать Келли, которая говорила, что попка у неё что надо, теперь и сама девушка не могла отвести от своего мягкого места восхищенного взгляда. Она вспомнила, что сомневалась и долго не хотела покупать комбинезон, но всё же дала Келли себя уговорить. Одежда из термошефского хлопка была незаменима в поездках. Мало того что она самоочищалась, так ещё и терморегулировалась - в ней нельзя было вспотеть или замерзнуть.
   - А я ничего, - заключила девушка и собрала волосы в высокий хвост.
   Подмигнув напоследок своему чертовски сексуальному отражению, она покинула каюту.
  
   Спокойно вздохнуть Тори смогла, только когда лифт выпустил её на третьем уровне. Девушка нервно потерла виски и понадеялась, что здесь кроме дедушки она никого не встретит. Это же надо так попасть! Умудрилась дура выйти в коридор, когда люди возвращались с обеда. Всё бы ничего, но, похоже, вся мужская часть пассажиров оценила её фигуру и откровенно пялилась на девушку, не обращая внимания на своих спутниц. Последним ударом для Тори был обжигающий взгляд в спину, который она почувствовала, оказавшись уже в лифте. Даже не поворачивая головы, она могла поклясться, что он принадлежал Шегану.
   - Всё понятно, комбинезон больше не одевать, - заключила Тори и, тряхнув головой, отправилась прямо по коридору искать своего деда.
   Мозг Метеора располагался в самом центре корабля, и девушка, никуда не сворачивая, быстро добралась до двери со скромной табличкой "Киберлин Эган ДеЛаВер".
   Тори замерла перед дверью, несколько раз читая надпись. Киберлин ... Киберлин ... На некоторых планетах союза таких, как её дед, не считали людьми, у них не было никаких прав, привилегий, ничего, кроме работы... Но здесь, на Гелле, киберлин считался таким же членом общества, как и любое мыслящее существо. Она так за десять лет и не ответила себе на этот вопрос. Кем же стал дед теперь: частью механизма или более совершенным человеком?
   Когда он принял решение стать киберлином, она решилась посмотреть в бионете, как будет выглядеть её дед. Тори увидела тогда жуткую капсулу, хранящую остатки человеческого организма, которая являлась ядром, и различные варианты "тел", управляемые киберлинами, - космические корабли, кондоминиумы, заводы, глубоководные станции и всевозможные предприятия. Киберлины становились сотрудниками таких предприятий, заводов и кораблей, а те в свою очередь являлись их новым телом.
   Она не могла понять, как её такой красивый дедушка хочет стать таким... Когда контракт всё же был подписан, Тори закрыла глаза на правду и твердо решила, что дедушка отправился в командировку. Но становясь взрослее, ей всё труднее было придерживаться этой версии. В последние годы, общаясь с дедом о чем угодно, только не о том, кем он стал, Тори поняла, что он получает удовольствие от своей новой ипостаси. У него появились новые интересы и возможности, но, не смотря на все изменения, он никогда не забывал о своей внучке, и даже с далекой орбиты, где ждал очередного рейса "Метеор", она чувствовала его любовь к ней. Это помогло девушке примириться с решением деда, и теперь она собиралась смело встретить реальность, в которой её любимый дедушка - киберлин.
   Решительно тряхнув головой, Тори открыла дверь и вошла внутрь, пора встретиться с дедом и ответить себе на все вопросы.
   Помещение, где обитал теперь её дед, было цилиндрическим. В центре находилась капсула с ядром киберлина, скрытая сейчас аватаром. Разработчики пошли навстречу пожеланиям, как самих киберлинов, так и некоторых капитанов, и окружили капсулу с мозгом экранным стеклом.
   - Привет, - Тори робко улыбнулась.
   На неё сейчас смотрел, не отрываясь, дедушка. Аватар выглядел точно таким, как Тори запомнила деда. Высокий, широкоплечий, в темно-синем комбинезоне, с короткой стрижкой и такой родной улыбкой аватар был точной копией деда, сделанной перед преобразованием в киберлина. Голубые глаза в окружении мелких морщинок тепло улыбнулись:
   - Привет, моя красавица. Долго добиралась...
   - Прости...
   - Передумала?
   - Нет, - Тори покачала головой. - Я должна это увидеть.
   - Хм, Тори, я ведь не настаиваю. В конце концов ты видела, какой я сейчас - свою фотку я тебе уже посылал.
   - Я знаю, просто... Фотка - это фотка, а ты здесь, за этим стеклом. Я понимаю, что ты изменился, и хочу наконец примириться с этим. Не знаю, как это объяснить, но я надеюсь, что если увижу тебя, то всё встанет на свои места.
   - Я тоже надеюсь, - дед улыбнулся и на какое-то время замолчал, а потом, как будто собравшись с духом, прошептал, - так и быть, пора снять маску ...
   Аватар потускнел и экранное стекло прояснилось. За ним Тори увидела капсулу с дедушкой... с тем, что от него осталось. Там, в специальном растворе парил головной мозг, спинной и все остальные периферические нервы. Из-за подсветки нервы казались противно-синими щупальцами, а мозг темнел мрачно-фиолетовым пятном. Девушка невольно выдохнула и поняла, что от волнения задерживала дыхание. Тори приказала себе успокоиться, ведь она знала, какое зрелище её ожидает. Но часть её обливалась слезами, сопоставляя образ дедушки, оставшийся в памяти, и то, что она видела сейчас. Тори знала, что жидкость, заполняющая капсулу, связывала нервы киберлина с соответствующими устройствами: серверами, компьютерами, двигателями, роботами, зондами, видеокамерами, микрофонами, динамиками, которые заменяли ему руки, ноги, глаза и уши. После преобразования дедушка около шести месяцев привыкал пользоваться своим новым "телом", а потом "Метеор" приобрёл "ТрансКом", и у него началась новая жизнь. В отличие от других планет, на Гелле считали, что стать киберлином - это значит продлить свою активную жизнь, и многие пенсионеры совершенно спокойно соглашались на это преобразование. Они меняли свои стареющие тела и привычный образ жизни, получая взамен нечто совершенно другое и становясь кем-то совсем другим...
   - Как это ... быть ... киберлином ... расскажи мне, - прошептала она то, что дед хотел рассказать давным-давно, а она должна была услышать ещё десять лет назад.
   - Это... необычно. Тори, я знаю, ты в это не веришь, но это здорово. Правда здорово. Когда, конечно, привыкнешь к своему новому состоянию... Знаешь, когда человек лишается ноги или руки, он ещё какое-то время чувствует потерянную конечность, а тут ... я приобрел вместо двух рук - штук двести роботов, вместо ног - двигатели. Глаза... Ха, по кораблю столько камер натыкано, что в первое время не знал, как таким количеством глаз распорядиться и увидеть то, что мне хотелось бы. А ведь камеры и на роботах есть, которые стали ощущаться, как мои руки. Так что мироощущение моё капитально поменялось... Первое время вообще чуть с ума не сошел, но психологи и Дана мне очень помогли. А потом как-то потихоньку вжился, и мне стало нравиться то, каким я стал, то, какие способности получил... Я всегда мечтал о космосе, но сама знаешь, программистов туда не берут, только их программы. Зато теперь я где только не побывал! А снимки? Ты видела мои снимки?
   Тори невольно улыбнулась. Дед всегда любил фотографировать, а когда стал киберлином, то из любителя превратился в настоящего профессионала. Его снимки космоса, кораблей и планет получили всевозможные награды, а галереи боролись между собой за право выставлять у себя его работы.
   - Да, дедушка, конечно видела. Я горжусь тобой.
   И Тори действительно гордилась. Тем, что он не сломался, что наслаждается тем, что у него есть, что находит новые возможности для творчества, что, несмотря ни на что, он так и остался замечательным человеком, которого она безумно любит. Она вдруг совершенно ясно осознала, что ей, в самом деле, всё равно, как он выглядит, потому что она любит его не за внешность, а прежде всего за его суть, которой по большому счету нет никакого дела до своей оболочки.
   Шаг, ещё один - и вот она уже обнимает чуть теплую поверхность капсулы, закрывает глаза, чтобы скрыть предательский блеск слёз и шепчет:
   - Дедушка, я так тебя люблю...
   - Я тоже...красавица моя ... я тоже тебя люблю, - шепчет в ответ дед. И стекло темнеет, скрывая ядро киберлина и проявляя аватар. И вот она снова видит такие родные и знакомые глаза, которые всё понимают. Так, в самом деле, будет лучше. Она увидела то, что должна, и приняла это, но общаться всё же легче с привычным образом, и Тори была благодарна деду за то, что он, как всегда, понял её без слов.
   Тори ещё долго говорила с дедушкой о том, что раньше было под её негласным запретом. Смотрела вместе с ним последние снимки Геллы, сделанные с орбиты, поражаясь необычным ракурсам, которые находил дед. Говорила о его отношениях с Даной, которые, как она теперь понимала, переросли из дружбы в любовь.
   Кем бы ни был Эган ДеЛаВер раньше и кем бы он ни стал теперь, он всегда будет для неё просто дедушкой. Сейчас Тори жалела, что ей понадобилось столько времени, чтобы это понять.
  
   ***
  
   Кэан затаил дыхание. Из сектора киберлина вышла девушка и, не замечая его, направилась в сторону лифта. Да, да, да! Он знал, что всегда был везунчиком. Попасть на один корабль с такой красоткой! М-м-м. Вот бы еще и за столиком в кают-компании оказаться вместе с ней. Надо потом поговорить с Эганом, пусть подсуетится и посадит его к ней, а там слово за слово, он это умеет, и девушка и опомниться не успеет, как пригласит его в свою каюту. Ну, а там он уж не упустит момент.
   - Кэан, какого хрена, ты ещё не на месте? - прогремел у него в ухе недовольный голос Деймира. - Чем ты там занимаешься?
   - Да вот, любуюсь на женские прелести, - отозвался Кэан, не отрывая взгляда от соблазнительной фигурки, удаляющейся девушки.
   - Ты грёбанный идиот! Я же тебе ясно сказал, на Миту не заглядывайся.
   - Причем здесь она?
   - А кто ещё из женщин имеет доступ на третий уровень? А, проклятье, - протянул Деймир, - совсем забыл ... Хм, значит, всё-таки красавица?
   - Не совсем понял, о чём ты, но ту девушку, что я только что видел, безусловно хочется узнать поближе. Я бы даже не отказался от очень близкого знакомства.
   - Ну-ну, Старику об этом только не говори.
   - Это почему же? Я хотел попросить, чтобы он нас за один столик посадил. Надо же к ней как-то культурно подкатить, чтобы познакомить её со своим дружком.
   - Кхм. Парень, особо не разгоняйся. Ты, похоже, только что видел внучку Старика. И на тот случай, если он нас сейчас слышит, я очень надеюсь, что под своим дружком ты имел в виду меня, а не то, что у тебя между ног. Боюсь, Старик не оценит твоих восторгов по поводу своей внучки, так что бросай свои пламенные взоры на кого-нибудь другого.
   Кэан покосился на видеокамеру, надеясь, что киберлин наблюдает сейчас за кем-нибудь другим.
   - О, боги! - прошептал он. - Спасибо за предупреждение, я чуть не встрял.
   - Проехали, - заключил Деймир. - Сейчас меня больше интересует другое. ПОЧЕМУ ТЫ НЕ НА МЕСТЕ?
   - Да что ж ты так орёшь? Я уже, между прочим, перед дверью стою, - возмутился Кэан.
   - Я никогда не ору, просто чтобы до некоторых лучше доходило иногда звук увеличиваю. Но ты, по-моему, плохо меня понял. Ты сейчас должен быть не перед дверью, а сидеть в кресле и готовиться к телепортации!
   - Всё-всё, - успокаивающе отозвался Кэан. - Я уже там.
   Он плюхнулся в кресло, которое удобно обхватило его тело и надёжно зафиксировало.
   - Отлично. А теперь позволь напомнить, что твоя задача телепортировать только "Метеор". Ни причалы, ни спутники, ни какие-нибудь другие корабли. Так что, будь добр, свой знаменитый радиус действия приглуши как-то и не создавай мне ненужных проблем.
   - Есть, капитан, - отрапортовал Кэан подчеркнуто серьёзно. - Будет сделано, капитан. Только "Метеор". А что, мой радиус уже знаменит? - не удержался он.
   - Твою систему, Кэан! О чём ты думаешь? Готовься, скоро будет наше окно.
   Деймир отключился, и Кэан попытался сосредоточиться, в самом деле, нехорошо будет подставлять брата и тащить к Терлинне спутники Геллы.
   Он закрыл глаза и нырнул в Эрану. Мир превратился в карту, по которой разноцветными огоньками рассыпались маяки. Каждая искорка звала к себе в гости, и Кэан привычно провел рукой по карте, приглушая ненужный зов. Рука сразу же почувствовала родной огонёк, который приглашающее вспыхнул под его пальцами. Да, уж маяк Терлинны он не спутает ни с чем. Дом - есть дом, и возвращаться всегда было проще. Теперь надо что-то делать с этим долбаным радиусом. В самом деле, сколько можно прихватывать с чужой орбиты ни в чём не повинные спутники. Он оглядел мерцающую вокруг своего тела сферу и попытался соотнести её размеры с размерами корабля. Да-а, с математикой и всякими соотношениями у него всегда были проблемы. Он вспомнил размеры "Метеора" - 150 роунов и создал ещё одну призрачную сферу, которая оказалась значительно меньше. Теперь надо как-то уменьшить первую сферу и совместить её со второй. Кэан сосредоточился и занялся делом. Что за невезение, у него всегда гораздо лучше получалось увеличение, а приходится делать совершенно противоположное. Так уж и быть, иногда можно напрячься и поработать, самому уже захотелось провести телепортацию без всяких косяков. Ещё чуть-чуть, и сферы совместятся.
   Кэан настолько увлекся, что чуть не пропустил сигнал Деймира к началу телепортации, но когда звук усилился и превратился в настойчивый писк, он был уже совершенно готов. Призрачная сфера вокруг резко уплотнилась, а огонек маяка Терлинны тут же вспыхнул, превращаясь в ослепительный столб света. Пространство вокруг Кэана ослепило глаза белым светом, и он, привычно прищурившись, покинул Эрану. Телепортация прошла успешно, и больше здесь можно не задерживаться.
   Он пару раз тряхнул руками и покрутил головой - всё, теперь можно расслабиться и совершенно заслуженно поздравить себя. У него всё получилось! Впрочем, так было всегда, когда он этого хотел. Проблема была в том, как говорил дед, что чтобы что-то получилось, надо приложить какие-то усилия, а напрягаться Кэану было зачастую лень, вот и выходили всякие недоразумения. Но не в этот раз.
   Подводить Деймира Кэану совершенно не хотелось. Гневался он знатно, даже молча. Кэан уже успел стать свидетелем его недовольства, когда вчера на "Метеор" явился опоздавший Марик. Дей просто бросил на провинившегося тяжелый взгляд, и несчастный тут же осознал свою неправоту и чистосердечно раскаялся. Гневный взгляд Кэан бы выдержал, а вот яростную нотацию в исполнении капитана "Метеора" боялся не осилить. Большие способности, которое позволяли без особых усилий телепортировать огромные корабли, левитировать, читать мысли и ещё многое другое, улавливали и эмоции. И если от мыслей окружающих людей он постоянно отгораживался щитами, то чувства особо эмоциональных людей иногда пробивались даже сквозь его защиту. Кэан был почему-то уверен, что в гневном состоянии Деймир мигом сметет все щиты.
   Нет, сегодня он хорошо постарался, и как всегда после телепортации у него проснулся дикий аппетит. Кэан легко покинул кресло и направился в кают-компанию, нужно основательно и довольно быстро поужинать, так как из опыта он знал, что эта бодрость долго не продлится и вскоре сменится усталостью, с которой бесполезно бороться.
   - Кэан, Кэан, ты как там? Всё нормально? - Деймир явно волновался.
   - Да, - недоумённо ответил он, замерев в дверном проёме, - а что? Что-то случилось?
   - Твою систему! Бестолочь ты безответственная! Ты что не знаешь, что должен был прикрепить к телу датчики? Телепортация прошла успешно, а потом, когда я глянул на показания твоего самочувствия, то увидел, примечательную надпись "данных по запрашиваемому объекту нет". Что я должен был подумать? Что ты умер? Что у тебя кровоизлияние в мозг? Что у тебя сердечный приступ? Что эта грёбанная телепортация тебя просто утомила и ты мирно спишь? Какого хрена я должен гробить своё зрение и искать тебя на камерах, чтобы в конце концов убедиться, что с тобой всё в порядке?
   Кэану стало стыдно, что бывало чрезвычайно редко. Он уже настолько привык, что окружающие знают о силе его способностей, что забывал, для большинства сенсетивов телепортация в самом деле была довольно изматывающей и в чём-то даже опасной процедурой.
   - Хм-м. Дей, прости, пожалуйста, я забыл тебя предупредить... Для меня телепортация - раз плюнуть. Чтобы вывести меня из строя нужно, что-то более серьёзное. Нет, конечно, я сейчас очень хочу есть, а вскоре вырублюсь и засну, но кровоизлияние и проблемы с сердцем - это уже слишком.
   Деймир не отвечал. Повисла тишина, нарушаемая лишь мерным гудением приборов, и Кэану стало не по себе. Проклятье, он как-то не так извинился.
   - Слишком говоришь? - прошипел Дей.
   - Всё-всё, братец, успокойся. Я осознал, что полный придурок, - Кэан добавил в голос искреннего раскаянья. - Сегодня же прочту все инструкции и честно буду их исполнять. Зуб даю.
   - На хрена мне твои клыки - своих хватает, - заворчал Деймир. - Иди жрать, а потом спи. Но вот инструкции я с тебя спрошу по полной программе, да и дежурство на тебя повешу, а будешь доставать, то ещё что-нибудь придумаю.
   Деймир отключился, а Кэан, направляясь к лифту, успел подумать, что ещё легко отделался. Показывать фокусы, как ему пришлось на "Повелителе звёзд", больше не хотелось.
  
  
   Глава 9
  
   Глава о том, как Тори оказалась за конфликтным столиком, а Кэан классифицировал окружающих.
  
   Разочарованию Тори не было предела.
   И это телепортация?
   Когда дедушка стал прощаться и настаивать, чтобы Тори ради безопасности вернулась в каюту на время телепортации и обязательно уселась в кресло, она думала, что это будет что-то выматывающее типа перегрузки или на худой конец что-то неприятное для организма такое, как тошнота, рвота и головокружение. И что же? После того, как капитан приказал занять всем свои места и приготовиться к телепортации, а через десять минов поздравил всех с успешным перемещением, она не заметила никаких изменений. Ни в себе, ни вокруг. Правда, на миг ей показалось, что задрожал воздух и завибрировал пол под ногами, но это чувство тут же прошло, и теперь она сомневалась в своих ощущениях.
   Тори разочаровано усмехнулась, в фильмах телепортация сопровождалась такими ослепительными спецэффектами, что она невольно ожидала того же. Но реальность, как всегда, оказалась не такой красочной.
   Девушка, глянула на ликом и заторопилась. Лучше прийти в кают-компанию пораньше, пока там не успели собраться все пассажиры, спокойно заказать еду, не толкаясь в очереди, и если повезёт с соседями по столику, то поужинать наконец в приятной компании.
   Тори ещё раз посмотрела на своё отражение и решила не переодеваться. Во-первых, это займет время, а во-вторых, в таком виде её уже видели - и ничего, никто не умер. Если разобраться и быть с собою честной, то восхищенные взгляды ей очень даже понравились. Она очень хорошо знала про свои недостатки, но оказалось, что многие их просто не замечают. Чувствовать себя красивой было очень приятно, это здорово повысило самооценку и уверенность Тори в себе. Она решительно вышла из каюты и отправилась ужинать.
   В кают-компании и в самом деле людей пока было мало. При входе располагались несколько пищепортов, чуть дальше у смежной стены - столики со стульями, как в ресторане, стена напротив них была вогнутой и вдоль неё стояли удобные мягкие кресла и диванчики, а пространство внутри было пустым и предназначалось, как догадывалась Тори, для танцев. Девушка огляделась и направилась к свободному пищепорту. Хорошо, что за спиной никто не стоит и можно спокойно прочитать меню и, не торопясь, сделать свой выбор. Выбор, однако, был небольшой, что приятно удивило. Два салата, два мясных блюда, два гарнира, два напитка и один десерт - просто красота! Какое наслаждение выбирать всего из двух позиций. Почти не задумываясь, она нажала нужные кнопки и, пока ждала заказ, огляделась.
   В кают-компанию вошла Мита и остановилась у входа рядом с пультом управления. Аниматор за работой - это нечто. Пальцы Миты стали порхать по клавиатуре, а экраны, развешанные по всем стенам в кают-компании, повинуясь её командам, как будто ожили. Стены превратились в стрельчатые окна, за которыми притаилось звёздное небо. Стандартный потолок, повинуясь оптическим эффектам, взмыл куда-то ввысь. Дневной свет сменился на приглушенный вечерний, а когда кают-компанию заполнили ароматы морского бриза и романтическая музыка Мориффи, Тори была в таком восторге, что чуть не забыла про заказ. Опомнилась она уже только тогда, когда кто-то из пассажиров пристроился за ней в очередь. Тори взяла поднос с ужином и направилась в сторону столиков, радуясь, что пришла пораньше и стала свидетельницей волшебного превращения кают-компании.
   Дедушка подсуетился и распределил её за первый столик, который стоял с краю почти у самой стенки. Расположение столика, Тори полностью устраивало, а вот насчет соседей она сильно сомневалась. Уже издалека она заметила, что за нужным столиком сидит какая-то парочка, но она была уверена, что это не все её соседи. У девушки было нехорошее предчувствие, что за первым столиком вместе с пассажирами запросто может оказаться капитан, а этот немногословный и явно нервный тип, настораживал. Что-то в нём было такое... Тревожное. С другой стороны, хотя во время отлета, капитан явно нервничал, никакой угрозы к себе она не почувствовала. Так, что лучше сидеть с ним, чем с тиеном Эриолли. Вот ведь прицепился!
   - Привет, я Тори! - она поздоровалась с парнем и девушкой, которые сидели за первым столиком. Девушка была темно-рыженькой с россыпью веснушек на лице, а вот парню, который выглядел чуть старше и имел такую же шевелюру, веснушки не достались. Одинаковые голубые глаза и довольные улыбки окончательно убедили Тори, что перед ней брат и сестра.
   - Слава богам, наконец нормальный человек за нашим столиком, я Нэйт, - представился парень.
   - Привет, а я, Нолла, его сестра.
   - Что сестра сразу видно, уж очень вы похожие. А как ты определил, что я нормальная? Может, я маскируюсь? - усмехнулась Тори, парочка была симпатичной и очень располагала к себе.
   - Не-а, для маскировки лицо надо иметь другое, не такое открытое. Ты так и светишься дружелюбием, - улыбнулся парень.
   - Ну, спасибо, - Тори смутилась, оказывается, по её лицу можно всё прочитать, и села рядом с Нэйтом. - А кто же за нашим столиком не нормальный?
   - Да как тебе сказать... За столиком пять мест, а в обед нас было только трое. Я, Нолла и одна дамочка из люкса. Нет чтоб у себя в каюте питаться и другим аппетит не портить, так она сюда напросилась. Я узнавал у киберлина, как бы нам от неё избавиться, но он меня просто расстроил. Дамочка указала в анкете, что желает познакомиться с приятными молодыми людьми, не связанными узами брака, а таких в нашем рейсе немного. Ты уже, наверно, заметила, что в основном летят семьями, да и пенсионеров много. Так что зря я в анкете не указал своих предпочтений, поставил, как дурак, прочерк. Теперь вот приходится терпеть её соседство, пока она сама от нас не уйдет. Так что, когда буду для неё играть роль "неприятного молодого человека", ты не пугайся. И вообще, была бы ты на обеде, я бы так не расстраивался. Расскажешь, где пропадала?
   Тори улыбнулась, ей не верилось, что у Нэйта получится быть неприятным.
   - Да высыпалась я после бессонной ночи, и есть особо не хотелось. А вы зачем на Терлинну летите, на экскурсию или по делам?
   - Домой мы летим, - ответила Нолла.
   - Так вы сенсетивы? - обрадовалась Тори. Она давно хотела с ними познакомиться, слишком уж противоречивые мнения она слышала про жителей Терлинны, а хотелось составить собственное мнение.
   Нолла скривилась:
   - Нет-нет-нет. Мы - нау'линны.
   - А это кто? - изумилась Тори. Это слово она где-то слышала, а вот вспомнить, что оно означает, с ходу не смогла.
   - А это, девушка, с древнего терейни дословно переводится, как проживающие жизнь, то есть те, кто не обладают экстрасенсорными возможностями. Проще говоря, совершенно обычные люди. Давным-давно так называли всех, кто не являлся сенсетивом.
   Тори обернулась к знатоку непонятных слов и обомлела. Рядом стоял высоченный парень с подносом, который просто ломился от еды. Очень похоже, что он вообще не утруждал себя выбором и нажал на единственную кнопку "Всё". Черные волосы ниже плеч, голубые глаза, чуть кривоватая, но очень обаятельная улыбка - он просто светился какой-то притягательной мужской аурой и озорством. Парень, который так и просился на обложку эротического журнала, был одет в темно-синюю униформу "ТрансКома": брюки и легкую куртку, которая изумительно хорошо на нем смотрелась. Хотя на таком чуде природы, отметила девушка, что угодно будет смотреться замечательно. Система безопасности Тори предупреждающе запиликала, когда он уселся на стул рядом с ней. Как бы хорош не был этот парень, но влюбляться в него было опасно, такой разобьёт сердце и не заметит. А на всё остальное, что могла предложить эта ходячая женская мечта, например, провести незабываемую ночь, а на утро мирно расстаться, девушка пока была морально не готова. Заметив, что красавчик, хотя и отвечает на вопрос Тори, но смотрит исключительно на Ноллу, девушка расслабилась. Как здорово, что его убойное обаяние направлено на другую.
   - Привет всем, я Кэан Шал'Линн.
   - Спасибо за ответ, а я Тори.
   Пока брат и сестра как-то напряженно здоровались и почему-то теряли своё хорошее настроение, Тори обдумала полученную информацию и вспомнила, что названное имя принадлежит сенсетиву "Метеора". Она так и знала, что за столиком будет кто-нибудь из команды. Пусть это не капитан, но сенсетив - это даже лучше. Теперь она сможет удовлетворить своё любопытство.
   - Вы сенсетив! - озвучила она свою догадку.
   Нолла тут же вспыхнула и зло прошипела:
   - Тей'линн!
   Тори вопросительно подняла брови. Что тут происходит? Похоже у каждого за этим столиком свои заскоки психики. Кэан подмигнул ей и опять, уставившись на Ноллу, принялся пояснять.
   - О, а вот это слово переводится, как изменяющие жизнь, то есть сенсетивы. Эх, хорошее было слово, понятное, так некоторые его так извратили, что пришлось новое выдумывать.
   - Как бы вы ни назывались, вашей гнилой сути это не изменит.
   - Это где же такая замечательная девушка во мне таком красивом что-то гнилое отыскала? Ай-ай-ай, неужели и у Вас есть скрытые таланты? Уже прочитали мои грязные мысли? Знаете, мне за них ни сколечко не стыдно. Но если у Вас получается так хорошо видеть мою суть, может у вас тоже есть определённые способности? - Кэан многозначительно замолчал и вопросительно выгнул бровь.
   Нолла фыркнула и демонстративно принялась за еду, решив, видно, не отвечать. Кэан тут же последовал её примеру и невозмутимо принялся поглощать свой ужин.
   А вот Нэйт, как заметила Тори, также был не доволен новым соседом.
   - Насколько я знаю, все сенсетивы седые, а у Вас такие черные волосы, что я не знаю, что и подумать. Вы какой-то нестандартный сенсетив? - Тори и предположить не могла, что в тоне Нэйта будет столько язвительности.
   - О, вы не представляете насколько! - оживился Кэан. Он тряхнул своей гривой, опять подмигнул Тори и доверительно сообщил, - Девчонки, скажу только вам по секрету, я крашусь.
   - Что делаешь? - Нолла поперхнулась, а Тори еле сдержала смешок.
   - Крашусь, - Кэан сделал томный вид, безуспешно попытался куда-нибудь спрятать свои широкие плечи, а потом скромно опустил ресницы и робко спросил у Нэйта - Правда мне идёт?
   Тори не смогла сдержаться и весело рассмеялась. Вот актёр!
   Она наконец вспомнила всё, что знала про нау'линнов и тей'линнов. Вот уж не думала, что на Терлинне - главной планете Галактического союза, сохранилась давняя вражда. Ей казалось, что триста лет назад они уже всё решили между собой.
   Тори вздрогнула, когда заметила, как в кают-компанию вошел Шеган в компании ослепительной блондинки. За ними показались их спутники - огромный накачанный мужчина и неприметная строгая женщина. Они осмотрелись и направились к пищепортам заказывать еду. Тори спохватилась, пока Шеган не стал сверлить её своим взглядом, надо поужинать. Девушка принялась за еду, но обиженный рыжий Нэйт с ярко-красным лицом, здорово отвлекал. Без смеха на него смотреть было очень сложно. Тори решила сменить тему и узнать значение ещё одного незнакомого слова.
   - Скажите, а что это за древний терейни? Какой-то местный диалект?
   - Нет, что ты, - Кэан перестал дурачиться. - Так называется язык Л'Линнов - наших предков. Это название не многие знают. Сейчас все говорят на ралини, а на каждой из планет есть свой особый диалект, который может довольно сильно отличаться от всеобщего, но изначальным языком был терейни. Слышала такой термин, как терейнизация?
   - Конечно, - обрадовалась Тори, что хоть что-то знает. - Эпохи терейнизации, когда изменялись условия жизни, были отмечены на всех обитаемых планетах.
   - Вот-вот. Л'Линны любую планету, подходящую для жизни, терейнезировали, то есть делали похожей на свою родину. А планета-то их так и называлась - Террейн. Язык - терейни. Между прочим, многие современные слова оттуда, только вот первоначальные их значения у людей как-то забываются. На их языке линн - означает жизнь, а Л'Линны значит дающие жизнь.
   - И откуда ты всё это знаешь? - недовольно буркнула Нолла.
   - Так я ведь Шал'Линн! Помните? Это имя моего круга, и означает оно продолжающие жизнь. Я один из прямых потомков тех самых Л'Линнов, которые эмигрировали с Террейна. Они и новую родину назвали похоже - Терлинна - новая жизнь. Это все сенсетивы знают. А вы нас не любите... А я, между прочим, весь из себя та-акой нестандартный и как наследник круга знаю та-акие вещи. Так что меня беречь нужно. Вот.
   - Как мне безумно повезло. С кем я только не была знакома, а вот наследника ещё не видела. - Блондинка, которая была с Шеганом, подошла к их столику. - Как жаль, что я немного опоздала на Вашу занимательную лекцию. Позвольте представиться, тем, кто меня ещё не знает. Я Джара Ламани, а это Лорна - моя секретарша.
   Лорна тихо поздоровалась со всеми и поставила поднос на свободное место.
   - Спасибо, можешь идти, - Джара, не глядя, махнула рукой, и села на последний незанятый стул.
   Секретарша молча кивнула, прощаясь, и ушла к пищепорту за своим подносом.
   Тори теперь понимала реакцию Нэйта. Джара была красивой, даже очень. Определить, сколько ей лет, Тори не могла, но называть эту эффектную блондинку девушкой, не стала бы. Как сказал когда-то любимый дед, девушка и наивность - это синонимы, а женщиной можно назвать ту, которая эту наивность потеряла. И возраст здесь ни при чём. Наивности в Джаре не было совсем, а то, что было, Тори совершенно не нравилось.
   - Не знал, что в обязанности секретарши входит работа официанткой, - Нэйт опять включил свой язвительный тон и, благодаря злости на Кэана, удачно вошел в роль неприятного молодого человека.
   - Ой, а Вы что, работали секретаршей, что так хорошо разбираетесь в её обязанностях? - с ехидной улыбкой поинтересовалась Джара.
   Тори тяжело вздохнула. Какой-то конфликтный столик подсунул ей дедушка. Аппетит пропал, потому что она почувствовала, что Шеган всё же нашел её и теперь снова настойчиво смотрит. Что он от неё хочет? Неужели не видит, что в его присутствии её в дрожь бросает? А может как раз видит, и ему это нравится. Блин! Как всё было хорошо, когда они общались исключительно по делу и через бионет.
   Надо заканчивать эти посиделки и спешить в свою уютную каюту. Там она точно сможет расслабиться, и ей не придётся терпеть нежелательное внимание некоторых непонятливых тиенов.
  
   ***
  
   Когда Кэан вошёл в кают-компанию, он уже был зверски голоден. А когда он голодный, то очень злой и раздражительный, проверено на окружающих. Окружающие, однако, не обращали на него никакого внимания занятые беседой и ужином. Кэан подошёл к пищепорту и нажал свою любимую кнопку. Пока заказ выполнялся, он огляделся. Почти всё пассажиры были на местах, так что можно начать сканирование.
   Его сестричка Альяна была в этом деле специалистом. Едва войдя в комнату, она безошибочно могла рассказать, кто и какие чувства испытывает. Кто с кем и в каких отношениях состоит. Что недавно было в жизни этих людей и что ждёт их в ближайшем будущем.
   Его такая дребедень не интересовала. Знать ненужные для него подробности жизни окружающих и их будущее он считал одним из проклятий сенсетивов. Кэан был просто счастлив, что один из богов постарался и закрыл от каждого сенсетива возможность заглянуть в собственную судьбу и судьбу близких ему людей. Это делало жизнь непредсказуемой, что ему очень нравилось.
   Для сканирования у него была своя система. Примитивная, как смеялся Дэлан, но действенная, как считал Кэан. Окружающих он делил на женщин и мужчин, да, в этом он не оригинален. Женщин - на занятых, не занятых и неприкосновенных. К последним он определил родственниц и дочек знакомых. С занятыми женщинами он предпочитал не пересекаться и относил в эту категорию всех тех, кто на момент знакомства уже испытывали определённые чувства к другому мужчине или состояли в законном браке. А вот незанятые подразделялись на тех, которые понравились и тех, которые не понравились. Проще не бывает. Естественно он был заинтересован в незанятых женщинах, которые ему нравились. С классификацией мужчин он тоже особо не заморачивался: соперники, соратники и все остальные. Соперников Кэан поделил на нуарров и скорпов. Тут все тоже было предельно просто. Боевой стиль нуарр подразумевал честный и открытый бой, в котором запрещённым приемам не было места, а вот стиль скорп был более опасен. Тут в ход шло всё, что может принести победу, и запретов не было никаких.
   Пищепорт выдал поднос и Кэан направился к своему столику. Нет, ну надо же как устроился Дэймир! Незанятых женщин на корабле всего-то пять штук, и трое из них сидят за первым столиком. Так он и сядет за второй стол, куда его распределили! Не дождётесь! Пока капитан занят работой и ест на своём уровне, Кэан займет его стул. Посторожит, так сказать, такое выгодное место. И пусть только кто-нибудь попробует его пересадить!
   Кэан замедлил шаг, сканируя девушек. Оп-па! Внучка старика. Соблазнять девушку с синдромом Фимейры конечно занимательно, но не под бдительным же оком Старика. Да уж, только на таких малонаселённых и высокотехнологичных планетах, как Гелла, можно встретить такой синдром. Кэан пригляделся к девушке и заключил, что она с этим недостатком успешно борется. Пожалуй, такими темпами от синдрома к концу рейса ничего не останется. Красивая ж зараза, но надо срочно переместить её в категорию неприкосновенных, киберлин - страшный враг, особенно на своём корабле.
   Он скользнул взглядом по пустому стулу и увидел образ блондиночки. Так, с ней он разберётся потом, когда она объявится.
   А вот третьей девушкой можно смело любоваться. Дедушек киберлинов у неё нет, а брат, хоть и будет под ногами путаться, но в категорию соперников точно не попадает. Симпатичная какая рыжуля. И веснушки у неё очень миленькие, просто блеск! Только уж очень она против сенсетивов настроена. Максималисточка, твою систему, - видит только черное и белое. И Кэана на сто процентов занесет в черную категорию. А его туда нельзя! Он с детства был разноцветным. Когда она нахмурилась и гордо заявила, что они с братом нау'линны, он разозлился. Сколько ж можно из сенсетивов врагов делать?!
   Только после того как Кэан немного подкрепился, он подобрел. А это даже ничего, что рыжуля в нем видит врага. Зачем ему лёгкие победы? Лететь до Терлинны долго и на соблазнение такой красотули время есть. Надо исправлять её ошибочное мнение о сенсетивах, а это, как подозревал Кэан, будет очень занимательно.
   Когда к столику подсела Джара, Кэан уже прорабатывал план покорения Ноллы, но ради новенькой отвлёкся. Блондиночка тоже была хороша. Этакая стильная дамочка с обложки. Джара сразу дала ему понять, что она очень даже не занята. Такие взгляды были для него привычны и безумно приятны. Кэан усмехнулся и присмотрелся к ней более внимательно. Ай-ай-ай, а она не так проста, как кажется. Скорп в женском обличье, очень редкое и опасное явление. Кто-то сильно-сильно умудрился обидеть Джару, и она превратилась в красавицу-стервочку. Интересно, интересно, а он и не знал, что опасность тоже может его возбудить. Какое замечательное задание дал ему дед. Пожалуй, на Ливинии он таких красавиц всех за одним столиком бы не встретил.
   Прислушиваясь к замаскированному и от того вежливому переругиванию между Нэйтом и Джарой, Кэан понял, что его время вышло. Как всегда через где-то час после телепортации навалилась дикая усталость, которая лечилась только банальным сном. Кэан встал и, пожелав всем приятного аппетита, стал прощаться. Нужно срочно спешить к каюте, а то с него станется отрубиться прямо в коридоре и мирно заснуть.
   По пути в каюту Кэана мучил только один вопрос. Кого же выбрать в конце концов: рыжулю или блондиночку?
   Над этим стоило крепко подумать. И на его счастье, делал это Кэан в собственной кровати. Во сне...
  
   ***
  
   Иногда ни деньги, ни репутация, ни всевозможные связи не могут помочь достичь желаемого. И Шеган ничего не мог с этим поделать.
   Одна радость, что он всё-таки попал на этот рейс. До Терлинны ещё не скоро, а пассажирский уровень не такой и большой, так что Антория не сможет вечно прятаться в своей каюте. Чтобы поесть, ей обязательно придётся бывать в кают-компании. И пусть он не смог устроить так, чтобы его посадили вместе с ней, Шеган не отчаивался. За время полёта возможностей провести время вместе у них будет предостаточно.
   - Я не понимаю, что Вы в ней нашли? - Мэтт искренне удивлялся, поглядывая в сторону Антории ДеЛаВер, и не забывал вместе с тем расправляться с ужином.
   Шеган тяжело вздохнул. Распустил он своего телохранителя, вот и приходится расплачиваться. В такие моменты, как сейчас, Шеган жалел, что пятнадцать лет назад, когда взял Мэтта на работу, у них сложились такие нетипичные отношения. Он давно понял, что друзей у него нет, и потому оценил дружеское отношение своего нового телохранителя. Тем более, что он очень хорошо улавливал, когда можно включить режим друга, а когда необходимо работать и смотреть в оба. Со временем выяснилось, что Мэтт имел привычку рассуждать о жизни и комментировать новых женщин Шегана, его партнёров и конкурентов. Вынужденное близкое общение вылилось в странную дружбу, и Шеган закрывал глаза на не всегда лестные комментарии своего телохранителя. Но сейчас ему захотелось врезать Мэтту по челюсти, чтобы он замолчал. На корабле угрозы для Шегана не было, а потому, к его сожалению, Мэтт переключился в дружеский режим и решил высказать всё, что думает о новом увлечении своего шефа. Дружба дружбой, а Анторию почему-то обсуждать не хотелось ни с кем. Но как ударить Мэтта, Шеган не представлял. Последний раз он дрался ещё в школе, а сейчас его кулаками работал Мэтт. Сказать ему что ли, что б он сам себе челюсть снёс? Так нарушит приказ, к гадалке не ходи. Пусть уж выскажет, что накипело и заткнётся, а он, так и быть, потерпит. Что не сделаешь ради единственного друга, каким бы он не был. Обсудит Анторию, а потом и на других перекинется. Шеган на это очень надеялся.
   Мэтт прожевал кусок мяса и продолжил:
   - Нет, я не спорю, попа у неё что надо, есть за что ухватиться и помять. Волосы тоже ничего - густые и блестят хорошо. Серые глаза, пухлые губки и носик миленький - в общем, личико, тут я с Вами соглашусь, запоминается. Хотя повторяю - ничего такого необыкновенного тут нет. Теперь скажу о недостатках...
   Шеган криво усмехнулся. Дожили! Его телохранитель, оказывается, эксперт в женской красоте.
   - Смейтесь, смейтесь. Да только послушайте, что я Вам скажу, а то на других девок уже перестали заглядываться. Как будто эта пигалица приворожила вас к себе. Итак, первый минус - это рост. Я, конечно, слышал этот бред, что маленькие созданы для любви. Но не настолько же маленькие! Да чтоб её поцеловать, Вам надо всё время с табуреткой под мышкой ходить или гнуться до пояса. Оно Вам надо? А вдруг радикулит скрутит? Вам, уже за сорок, так что всё может быть. Нет, его, конечно, вылечат с Вашими-то деньгами, но приятного в этом мало, уж поверьте. Если ж в постели целоваться будете, то там, не спорю, сподручнее. Но не всё же время, когда на нежности тянет, в койку прыгать. Второй минус - это её сиськи. Нет, не хмурьтесь Вы так. Грудка у неё есть, не спорю, но согласитесь, размерчик побольше б не помешал. А теперь сложим наши плюсы и минусы и увидим, что таких, как она, до фига. Нет, шеф, ну правда. Если не вдаваться в подробности, то фигурка у неё в общем и целом ладненькая, но в наше время, когда косметическую коррекцию делают практически всем желающим, некрасивых людей совсем не осталось. Каждый второй - красавец, каждый первый - симпатичный. Да если сравнить Вашу знакомую Джару с этой Анторией, я сразу же голосую за первую. Вот у кого всё на месте и в полной гармонии.
   Шеган не выдержал.
   - В гармонии? Это у Джары-то? Специалист доморощенный! Ты с ней хотя бы пять минов общался?
   - А оно мне надо? В спальне дело надо делать, а не разговоры разговаривать. А для дела она очень даже ничего. Высший класс.
   - Да, если бы мне Антория только для спальни была бы нужна, ты думаешь, я бы за ней так бегал? А насчет красоты, ты не прав. Я, конечно, понимаю, сколько людей, столько и мнений. Но... вот ты сказал, что сейчас почти каждый что-нибудь меняет в своей внешности. В наше время стало практически невозможно встретить натуральную, естественную красоту. Может, именно это и привлекло меня в Антории изначально. Я точно знаю, что она не прибегала к пластике и её внешность полностью заслуга хороших генов. Если же сравнивать Анторию и Джару, то приведу такую аналогию. Представь себе чистейшее горное озеро, в воды которого не ступала нога человека, и представь самый современный и элитный аквапарк. Может теперь тебе станет понятно, что меня так привлекает в этой девушке.
   - О боги, и за что мне такое наказание! - воскликнул Мэтт. Шеган был с ним солидарен, до чего докатился, спорит с телохранителем о женской красоте. Надо было всё же отдать приказ, чтобы он травмировал свою челюсть. - Слова-то какие говорите. Но, я вообще-то не дурак, и Вашу аналогию просёк. Горные озёра - это, конечно, здорово, но что Вы будете делать, когда купнётесь там пару раз. Скучно не будет?
   - Нет, не будет, - Шеган улыбнулся. Рядом с его озером будет хорошо и спокойно, а аквапарки ему никогда не нравились, даже самые элитные.
   Мэтт хотел ещё что-то сказать, но Шеган дал знак молчать. Тори закончила ужин и вслед за сенсетивом покидала свой столик.
   Настал его час.
   Когда девушка проходила мимо, он вскочил с места и бросился за ней.
   - Антория! Моя дорогая, позвольте Вас проводить? - спросил Шеган из вежливости. Что бы она не ответила, он всё равно проводит её.
   - Шеган, может не стоит? Вы ещё не закончили есть, а я вряд ли заблужусь в кольцевом коридоре.
   - Конечно стоит. Разве я могу променять Ваше общество на какой-то ужин, - да он только ради нее пришёл в кают-компанию и терпел болтовню своего телохранителя. В люксах были свои пищепорты с более обширным выбором.
   Антория вежливо улыбнулась, и дальше они шли уже рядом.
   Девушка о чём-то задумалась, а Шеган вдруг понял, что не знает с чего начать. С ней у него всё было не так, как с другими. Это, наверно, ещё одна причина, может, самая главная, что заставила его бросить все дела и полететь за ней.
   Шеган никогда не испытывал недостатка в женском внимании. Красивый, из старинной аристократической семьи Геллы, он с юности был окружен всевозможными претендентками на место его жены или в крайнем случае на место в его постели. Они добивались его внимания, его подарков, его связей, а когда он стал богатым, то и его денег. Можно сказать, что женщины всегда ухаживали за ним. И теперь он не знал, как же ухаживать за Анторией. Такого опыта у него не было.
   Ей не нужны были его деньги и всё, что они могли дать, не нужен был и его титул. И его это безумно радовало. Он чувствовал, что Антории был нужен мужчина, который бы ей нравился и которого она могла бы любить не за титул и деньги, а просто за то, что он есть. И Шеган во что бы то ни стало хотел, чтобы Антория увидела такого мужчину в нём. Но как ей понравиться совершенно не представлял.
   Пока они общались по бионету, всё было отлично. У них сложились больше дружеские, чем рабочие отношения. А вот когда они встретились в том ресторане, всё пошло наперекосяк. Он так давно ждал этой встречи, что не отрываясь смотрел на Анторию, в жизни она оказалась ещё красивее, чем на экране. Шеган не мог на неё наглядеться. Да он даже и сейчас на неё глупо таращится. В этом облегающем комбинезоне она выглядит такой хрупкой и сексуальной, что ему хочется накинуть на неё одеяло и спрятать от чужих взглядов, которые осмелились её коснуться. Может именно это и пугает Анторию?
   Они быстро дошли до синего сектора и ещё быстрее до её каюты. Желая спокойной ночи и прощаясь, он видел её напряжение и настороженность и в бессилии сжимал кулаки. Что же ему делать? Как её приручить и дать понять, что ничего плохого он ей не желает. Наоборот, готов совершить что-нибудь невозможное.
   Расстроенный он отправился в свой люкс, похоже, ему вскоре придется научиться ухаживать за девушками. И в случае с Анторией ни деньги, ни титул ему опять не помогут.
  
   Глава 10
  
   Глава о том, как могут радовать и огорчать обманутые ожидания.
  
   Давным-давно Деймир мечтал, что когда вырастет, он обязательно станет капитаном космического корабля. Он будет рассекать темный бархат космоса с бешеной скоростью и нестись среди манящего блеска звёзд от планеты к планете. Прошли годы, он вырос и осуществил свою мечту. Он теперь капитан. Но где бешеная скорость? Где звёзды? Деймир с грустью пришёл к выводу, что, похоже, не все детские мечты стоит осуществлять. С возрастом они иногда теряют свою привлекательность. В современных космических кораблях уже сто лет не было иллюминаторов и внешние камеры передавали, что происходит снаружи, на многочисленные экраны. Но это же совсем не то! И вот он сидит, как дурак, в этой консервной банке, где нельзя почувствовать скорость и увидеть настоящие звёзды, и занимается тем, о чём в детстве уж точно не мечтал.
   Хотя... Первые часы после телепортации его порадовали. Он никогда не летал к Терлинне и не ожидал, что возле её маяка будет такое столпотворение. Чтобы войти в Поток пришлось в поте лица лавировать среди кораблей, что он очень любил, но давно не делал. Обычно кораблей возле маяков было не больше пятнадцати, обойти их и занять место в Потоке у него получалось за пару часов. Но Терлинна не была простой планетой, и манёвры после телепортации заняли у Деймира почти сутки с небольшими перерывами.
   Корабли Галактического Союза были в большинстве своём стандартными, формой напоминая полусферы, и отличались друг от друга лишь размерами. Все они были оснащены габаритными огнями, которые сообщали о выбранном направлении или изменении направления полёта. А вот корабли Неприсоединённых Планет отличались разнообразием форм и отсутствием огней. В крайних случаях огни были, но их цвета имели совсем другие значения, что значительно затрудняло расчет оптимального курса. В системе Терлинны таких кораблей было достаточно, а потому Деймиру приходилось выходить на связь с впереди летящими кораблями и уточнять их намерения, после чего киберлин рассчитывал курс.
   Пожалуй, в работе капитана это была самая тяжёлая для него обязанность. Он никогда не любил, когда приходилось связываться с другими кораблями для совместной корректировки курса. В такие моменты он должен был представлять лицо "ТрансКома", быть вежливым и приветливо улыбаться. Когда он впервые прочитал эту инструкцию, то долго думал, а стоит ли ему становиться капитаном или послать всех на хрен с такими требованиями. Но Хал убедил его, что улыбаться не обязательно, серьёзный и деловой вид тоже годится, а быть вежливым очень просто, достаточно не грубить. Но Деймиру просто не было. Убрать из своего лексикона хотя бы на время официальных переговоров такие повседневные для него слова, как "хрень", "проклятье" и "твою систему", было очень проблематично. Более крепкие слова из него выбили ещё в училище на курсе этикета общения, пожалуй, самом сложном для него предмете, но с этими он расставаться не желал. Вот и приходилось Дею всё время контролировать свою речь и пропускать свои любимые слова, из-за чего предложения получались сухими и отрывочными, а сам он постоянно хмурился.
   Оптимальный курс они со Стариком рассчитали вчера, но надо было оставаться на связи. С "Метеором" постоянно связывались корабли Неприсоединённых, и Деймиру приходилось, твою систему, быть этим долбаным лицом и приветствовать всех от имени Геллы и "ТрансКома".
   Деймир отключил связь с очередным кораблём в Потоке и устало откинулся в кресле.
   Как ему это надоело! Пора подключать к работе Кэана, хватит тому прохлаждаться. Инструкции он получил ещё в первый день полёта, сейчас начало четвертого, так что выучить их к этому времени был уже обязан. График дежурств давно утвержден, и теперь, когда Деймир утряс все проблемы после телепортации, можно начать его придерживаться. Стоит наконец спуститься на второй уровень, посмотреть на пассажиров, поесть в компании людей. Ну и что, что Старик вечно подсовывает за его столик всяких уродов? Сейчас, когда Деймир столько сдерживался, возможность расслабиться и перестать держать лицо радовала. И пусть эти уроды его достают сколько угодно. Пусть. Он найдёт, что им сказать. Накопилось немеряно.
   - Братишка, - Кэан вошел вразвалочку в рубку весь взъерошенный и заспанный. - Ты меня не любишь. В такую рань заставлять работать - это жесть.
   - А ничего, что ты кроме телепортации ни хрена пока не делал? Мне и Старику тоже спать когда-то надо, Марик и Мита заняты и не могут всё время дежурить за тебя. Так что ищи свою совесть и подключайся к работе. Будешь лицом "ТрансКома". - Дей неодобрительно оглядел помятый вид Кэана и тяжело вздохнул. На представителя компании сенсетив сейчас никак не тянул. Пожалуй, такое заспанное лицо Кэана могло нанести удар по репутации компании гораздо более сильный, чем угрюмость и не разговорчивость капитана. - Приведи себя в порядок. Быстро.
   Кэан, продолжая зевать, стал причесывать рукой свою гриву и поправлять форму.
   - Лучше?
   - Сойдет, - махнул рукой Деймир, глаза у Кэана ещё были сонные, но как только тот получит свою долю работы, это быстро пройдёт, - Ты, надеюсь, ознакомился с инструкциями и графиком дежурств?
   - А? - Кэан непонимающе посмотрел на капитана.
   - Проклятье! И я ещё ругался на Тойнила! Да, по сравнению с тобой, мой сенсетив просто золото! Вот куда вы с дедом умудрились его деть?
   - Я тут не причём, - отмахнулся Кэан, - но могу предположить, что твой Тойнил взял отпуск и летит сейчас где-то в Потоке впереди нас на День Круга. Так что обратно у вас есть все шансы отправиться на Геллу вместе.
   Деймир дернулся, когда сообразил, что неспроста именно сейчас в его жизни снова появился Кэан. День Круга. Как он мог забыть? Так вот что его ждет на Терлинне. Но стоит всё же уточнить, может ему повезёт, и этот день для его семьи уже прошел или наступит ещё не скоро, тогда он успеет смыться до начала этого мероприятия.
   - А скажи-ка мне, когда будет отмечаться День Круга Шал'Линнов? - спросил Деймир тихо и подчёркнуто вежливо, еле сдерживая возникшее раздражение.
   Кэан уселся в соседнее кресло, делая вид, что заинтересовался показаниями на экранах, потом скосил глаза на Дея и фыркнул:
   - Не мог попозже догадаться? Лети теперь с тобой таким недовольным, страдай. Да-да, тебя туда тоже пригласили, дед всё подгадал, не отвертишься. И почему у меня все братья такие умные, это же не справедливо. Я же старший, так что это я должен быть самым-самым.
   - Слышишь ты, самый-самый, - прошипел Деймир сквозь зубы, - если она там будет, вы меня туда даже краном не затащите. Понял?
   - Это ты деду рассказывай, а только с краном или без, но сдаётся мне, что ты там будешь. И тетка моя тоже... Да ты не переживай, замок здоровый, запросто можно потеряться, особенно если я помогу. Только вот я бы на твоём месте встретился с ней.
   - Ты не на моём месте, - еле сдерживал себя Дей. Советов ему только не хватало. Много он понимает!
   - Км-м, ты на неё обижен и очень сильно зол. Ты безумно хочешь её видеть и вместе с тем хотел бы вычеркнуть её образ из сердца и памяти. Ты хочешь отомстить и вместе с тем не желаешь её даже вспоминать. И нечего хмуриться и сверлить меня своими глазами, - огрызнулся Кэан. - Я сенсетив. Не забыл? Я могу чувствовать всё, что ты переживаешь. И я только что был на твоём месте. Твои чувства стали моими... И знаешь, что я хочу сказать... Ты можешь совместить свои такие противоположные желания. Виана сенсетив. И ты сможешь отомстить ей просто присутствуя рядом. Будешь ты смотреть ей в глаза при этом или нет, это твоё дело, но щиты у неё не такие прочные, как у меня. Когда вы встретитесь, она будет на твоем месте. Подумай об этом.
   Дей медленно кивнул. Он подумает. А сейчас ему надо пройтись. Успокоиться. Он встал и уже был у выхода, когда Кэан нерешительно остановил его.
   - Э-э, Дей? Ты сейчас в кают-компанию?
   - Да, что за вопрос?
   - Э-э. Знаешь, пока тебя не было, я сидел за твоим столиком.
   - Ну, сидел и сидел. Чего ты мнёшься? Хотя удивляюсь, чего тебя туда занесло. Мне Старик туда вечно всяких придурков и уродов сажает, развлекается за мой счёт. Но сейчас мне такая компания в самый раз. Пойду попугаю. Расслаблюсь.
   - Кх-кх-м, - Кэан закашлялся. - Нет-нет, пугать не надо! Дей, не знаю, как раньше, но в этот рейс всё по-другому.
   Деймир вопросительно поднял бровь. Что значит по-другому?
   - М-м-м. Нет, правда. Не знаю, как раньше, но сейчас за первым столиком сидят брюнетка, блондинка и рыженькая с братом. И никто из них не урод и не придурок.
   Деймир опять разозлился. Да, что же это делается?!
   Но тут Кэан решил его успокоить или добить, Дей так и не решил, когда услышал продолжение:
   - Старик, наверно, ради внучки постарался. Она у него просто красавица, но советую тебе с ней не связываться. Сам понимаешь, дед во все камеры следит, да и поклонник за ней с Геллы увязался. А вот за кем из оставшихся красоток мне приударить, я ещё не определился. И блондиночка с огоньком, и рыжуля с коготками, так что очень тебя прошу, на них тоже пока не засматриваться.
   Деймир прорычал что-то неразборчивое себе под нос, вмазал кулаком по переборке и вышел коридор. Да что, твою систему, тут происходит?! Он вообще тут кто, капитан или хрень с бантиком? С внучкой не связываться, на других баб не смотреть, это что же, ему значит парень остаётся? В расстройстве он опять впечатал кулак в ближайшую стену и вошел в лифт. Почему-то в памяти всплыли серые глаза, и Деймир с тоской подумал, что чтобы снова в них посмотреть, надо как-то выдержать два месяца. Два месяца в этом дурдоме. Похоже, боги задумали сделать из него святого или психа. Садисты, твою ж систему!
  
  
   Как только Деймир вышел, Кэан подскочил с кресла и приставил свой кулак к вмятине, которую оставил разгневанный капитан. Размахнувшись, он попытался оставить похожую отметину на стене, но как только его кулак соприкоснулся с металопластиком, Кэан взвыл.
   - Больно, же! - вмятина у него получилась, не такая глубокая, как у Деймира, но такая же круглая, а костяшки пальцев тут же покраснели и запульсировали.
   Когда со стороны лифта до Кэана донёсся ещё один удар, он осторожно выглянул в коридор. Деймир уже скрылся в лифте, а до Кэана вдруг дошло, что мятые стены коридора - это не авангардный интерьер, который придумали креативные дизайнеры, а выброс чувств темпераментного капитана "Метеора". И хотя Дей его уже не слышал, Кэан счел своим долгом крикнуть тому вдогонку:
   - Ты псих!
   С чувством выполненного долга сенсетив отправился в рубку на дежурство.
  
   ***
  
   Это утро было для Тори чудесным, пока она не вспомнила, что натворила вчера. Она глухо застонала и сунула голову под подушку.
   - Вот ду-ура! - донеслось оттуда вместе со стонами.
   Через некоторое время, Тори решила, что делать нечего, что сделано, то сделано, надо вставать, под подушкой весь день не просидишь. Она высунула голову, убрала с лица волосы и посмотрела на экран. В режиме зеркала там отразилось её заспанное лицо в окружении копны растрёпанных черных волос и виноватые серые глаза.
   - Ладно, - проговорила она шепотом своему отражению, - посмотрим правде в глаза. Какого хрена я вчера поцеловалась с ШЕГАНОМ?
   Нет, если быть совсем честной, то правильнее было бы сказать, что она позволила Шегану себя поцеловать. Но как это не назови, а она сделала глупость и теперь в этом раскаивалась. Тори смотрела в зеркало и усиленно искала ответ на свой вопрос.
  
   Когда утром на второй день полета Тори снова столкнулась с Шеганом, ей стало ясно, что таких встреч будет ещё много и пережидать их весь рейс в своей каюте не было смысла. Надо было что-то делать с этой раздражающей настойчивостью тиена Эриолли. И потому, когда Шеган пригласил её на беседу после ужина, она сразу же согласилась. Побеседовать было надо.
   После завтрака Тори отправилась в спортзал, где набралась целая группа желающих поразмяться. Под присмотром Миты они стали изучать самые популярные комплексы упражнений на разные группы мышц. Фигура фигурой, а мышцы у неё были совсем слабые и хилые, а потому Тори решила воспользоваться случаем и с энтузиазмом стала исправлять это упущение. После обеда она занялась написанием планов на следующий учебный год и новых лекций. Девушка так увлеклась, что не заметила, как наступил вечер. Мита настроила основное освещение в каютах и коридоре так, чтобы его интенсивность менялась в зависимости от времени суток. А потому, когда стемнело, Тори без ликома догадалась, что наступило время ужина.
   Она с некоторым волнением перед встречей переоделась. Злополучный комбинезон Тори запихнула подальше. От него одни неприятности - мужчины просто едят глазами, женщины сверлят недовольными взглядами, да и в туалет в нем неудобно ходить. Провоцировать Шегана она не собиралась, а потому выбрала простое синее платье с красной отделкой по подолу и лёгкие сапожки в тон платью - симпатично, но не вызывающе, самое то.
   После ужина Шеган усадил её в мягкое кресло в кают-компании, устроился рядом и все её планы поменялись. Вот как это у него получилось, она до сих пор не понимала. После встречи в "АльДаяре", когда она увиделась с Шеганом в реале, он произвел на неё не самое лучшее впечатление. Какой-то тяжелый взгляд, который и обжигал кожу, и холодил сердце. Какое-то ожидание, как будто она что-то должна и не сделала. Тогда в воздухе между ними витало гнетущее напряжение, и Тори это не нравилось. Сейчас ничего этого не было. Вернулось деловое и дружеское общение, которое возникло между ними за несколько лет работы по бионету. Она спокойно и с удовольствием болтала с Шеганом о любимом искусстве и недоумевала. То ли изначально в нем не было ничего страшного, и то, что ей показалось, было последствием стресса, всё-таки в тот день она впервые вышла в народ. То ли Шеган как-то приглушил свои желания, и то, что её напугало, перестало отражаться в его глазах и поведении. Что бы там ни было, Тори наконец расслабилась и с удовольствием рассуждала о своих любимых художниках, а Шеган пообещал обязательно устроить их выставки в своей галерее.
   В девять часов в кают-компании собралась небольшая группа - Мита организовала школу танцев. Зазвучала танцевальная мелодия, люди разбились на пары, а Мита с Мариком стали показывать основные па. Тори с легкой завистью наблюдала, как профессионалы кружатся по кают-компании, а новички пытаются им подражать. Увидев это, Шеган тут же пригласил её на танец, и никакие отговорки, что она не умеет и не хочет позориться, его не убедили. Тори едва успела мысленно проговорить свою успокаивающую считалочку, когда он всё же вытащил её на танцпол и повел в танце. Шеган оказался отличным партнёром, и как только она подстроилась под него, поняла, что опозориться ей не грозит. Наоборот, присутствующие с восхищением смотрели на их пару и расступались, давая больше места. Тори была в восторге, она впервые танцевала медленный танец и получала от этого море удовольствия. Когда музыка стихла и волшебство танца рассеялось, Тори осознала, что Шеган обнимает её, а его губы находятся в опасной близости от её губ. Она поняла, что ещё чуть-чуть, и он её поцелует. Запаниковав, Тори напряглась. Она уперлась ладонями в грудь Шегана, не давая ему прижаться сильнее, и он, больше не настаивая, поблагодарил её и проводил до дверей каюты.
   Всю ночь и весь следующий день она думала об этом несостоявшемся поцелуе и вспоминала поцелуй Дея. А был ли он так хорош, как ей кажется? В тот вечер она была пьяная, поцелуй был первым в жизни... А может Дей целуется не так здорово, как ей помнится, и если бы она была трезвой, он не произвёл бы на неё такое впечатление. Что она вообще знает о нём? Имя, внешность и то, что у них свидание через два месяца. Всё! А вот про Шегана она может много чего рассказать. У них общие интересы и вкусы, он классно танцует и замечательный собеседник. И похоже, что он за ней ухаживает. Даже такая неопытная дура, как она, поняла наконец, что безумно нравится тиену Эриолли. И Тори решила, что если наступит нужный момент, она даст Шегану шанс. Она не будет упираться, и будь, что будет.
   Третий день полёта повторился по сценарию первого. Спортзал, планы с лекциями и вечер с Шеганом. Когда после танца, наступил нужный момент и Шеган потянулся к ней с настойчивой надеждой во взгляде, Тори не сопротивлялась. Она позволила их губам соприкоснуться и через мгновение пожалела об этом. Шеган загорелся от страсти, прижимал её всё сильней и сильней, впечатывая в своё тело. Его поцелуй из нежного превратился в требовательный, из поверхностного в глубокий. А она... Она не смогла ответить ему тем же. Её любопытство превратилось в сожаление. Приятные ощущения поначалу так и не перешли во что-то большее. Был хорош Дей или нет, но она отлично помнила, как волна желания пробежала по её телу, заставляя становиться смелой и безрассудной. С Шеганом у неё было одно желание. Остановиться. И никогда больше этого не делать. Когда она смогла его отпихнуть, стало ясно, что она сделала глупость. Эту границу с Шеганом не стоило переходить. Никогда.
   Когда он проводил её до каюты, она попыталась вернуть всё на свои места.
   - Шеган... Всё было замечательно... но я хочу, чтобы мы оставались друзьями. Хорошо?
   Как только слова вырвались, она поняла, что это прозвучало глупо и наивно. Какие друзья? Шеган довольно улыбнулся, и Тори стало ясно, что он скажет всё, что она захочет, если ей от этого будет легче. Но своим другом он её никогда не считал и считать не будет, для него она всегда была чем-то большим. А теперь ... Она боялась подумать, что будет теперь.
  
   - Да уж! Натворила ты дел, экспериментаторша хренова, - недовольно пробурчала в конце концов Тори своему отражению.
   Тяжело вздохнув, она отправилась в санблок приводить себя в порядок. Время завтрака уже наступило, и следовало поторопиться. На "Метеоре" его можно было получить с семи до девяти, если не успеешь - жди обеда. А для Тори завтрак всегда был важнее ужина, и она не понимала, как можно отказаться от порции утренних калорий и пережить без них весь день. Девушка быстро оделась, схватила ликом и выскочила из каюты. От переживаний у неё разыгрался аппетит. Вот перекусит и опять будет думать, как дать понять Шегану, что надеяться ему не на что. И ведь не скажешь теперь, что она не дала ему ни малейшего повода! Вот дура-то!
   Тори шла по коридору, злясь на саму себя, и настраивала ликом. Душа для успокоения просила что-нибудь жёсткое и тяжелое, в крайнем случае что-то мрачное и без слов, но такое пока не находилось. Перед отлётом девушка, как назло, записала сборник современный хитов, чтобы послушать что-то новенькое, а среди них была одна романтика. Нельзя сказать, что она не нравилась Тори, но больше всего в песнях она ценила слова, а тут было сплошное бла-бла-бла и тра-ля-ля. Надо же так проколоться! А всё Келли со своими советами, нечего, мол, старьё всякое слушать, а то даже современных исполнителей не знаешь. А что их знать-то, услышишь один раз и сразу забудешь: и поют одинаково, и сами на одно лицо. То ли дело Мориффи или Арж Ланур - столько веков прошло, а их всё слушают и наслаждаются. Из всего сборника только Барт Корин и понравился, но его две песни не будешь же слушать вечно. Надо будет покопаться в базах "Метеора", классика там точно найдётся. Дедушка её всегда слушал (его бабушка в своё время приучила), а он своей любовью к прекрасному с удовольствием поделился с внучкой. Вот и вышло, что вкус у Тори оказался совсем не современный, но она ничуть от этого не страдала. В последнее время девушка открыла для себя альтернативную музыку, которая тоже пришлась ей по душе, но она, к сожалению, осталась на другом инфокрисе. Когда Тори налетела на человека, который шёл навстречу, она так и не успела выбрать мелодию из списка.
   - Ой, извините, - Тори уставилась на тёмно-синюю форму "ТрансКома" перед глазами, и её мозг тут же заработал, пытаясь определить её принадлежность.
   Миту она отмела сразу, перед ней стояла уж точно не женщина. Широкая грудь, на уровне которой оказались её глаза, принадлежала явно не Марику, он не такой массивный и всего на полголовы выше Миты. Кэан уже давно что-нибудь бы сказал, и когда её взгляд поднялся до подбородка, она окончательно исключила его из списка - на плечах мужчины отсутствовала знаменитая черная грива сенсетива. Значит капитан... Вот не повезло. Но что же он молчит, она же не нарочно на него налетела и сразу извинилась. Когда Тори наконец подняла голову повыше и встретилась с карими глазами капитана, то поняла причину его молчания.
   Он был в шоке. И Тори его понимала, потому как испытывала сейчас аналогичные чувства. Шок и изумление. Так они и стояли в полном молчании посреди коридора и смотрели, не отрываясь, друг на друга. Щёки Тори стал медленно заливать румянец, потому что капитан первым пришёл в себя, в его глазах проскользнули довольные искры и губы искривились в неком подобии улыбки.
   - Тори... Вот так сюрприз.
   - Дей...- девушка усиленно боролось со своим смущением, пытаясь не показать своей радости. - Так ты капитан! - вот почему она так радуется?
   - Так точно. И теперь ты на моём корабле, - он развел руками, указывая ей очевидный факт, - здесь сбежать не получится.
   Как будто она собиралась! Первый раз не в счёт.
   Со стороны кают-компании послышались голоса, кто-то уже возвращался после завтрака. Дей схватил её за руку и потянул в сторону вирткомов.
   - Нам надо поговорить. Наедине.
   "Надо, так надо", - усмехнулась Тори, следуя за Деймиром. Значит, теперь это так называется. Поговорить. Ну, с одним она уже договорилась... до поцелуя. А с Деем пока всё наоборот получается - сначала поцелуй, а потом разговоры. Ладно, надо посмотреть, что из этого выйдет.
   Дей открыл дверь в ближайший свободный виртком и включил свет. Небольшое помещение с экранами по всем стенам, в середине два больших кресла и между ними столик с гарнитурой для 3М-проекции - всё очень стандартно. Тори устроилась в ближайшем кресле, а Дей сел напротив и, наклонившись к ней, начал:
   - Ты знаешь, я тебя искал...
   Знаю-знаю. Как же приятно! А голос-то какой! М-м-м.
   - Да, мне Келли рассказала перед отлётом.
   - Это хорошо. И что ты решила?
   - Не поняла? - удивилась Тори. Она уже что-то должна решить?
   - Кх-м. Через твою подругу я пригласил тебя на свидание в "Глубину"...
   - А-а. Я решила пойти... - да что же делать с этим предательским румянцем! Щеки так и горят.
   - Это хорошо. Но... может не стоит ждать так долго. Мы обязательно сходим в тот клуб, когда вернёмся на Геллу, а сейчас я хочу сделать новое предложение. Как насчёт вечера? Сегодня? Мита после ужина устраивает танцы в кают-компании, и там может быть шумно. Но я знаю пару мест на корабле, где нам не будут мешать.
   Ага. Не будут мешать... Помнится, в прошлый раз в "Глубине" было столько людей, что не протолкнуться, и это им нисколько не мешало. Если бы не Келли, она не знает, как бы далеко зашло у неё с Деем. Почему-то рядом с ним она перестаёт соображать. Но, может, тогда виноваты коктейли? Нет, для верности лучше, чтобы поблизости были люди. Мало ли что.
   - Согласна на сегодня, и кают-компания меня полностью устраивает. А на танцы всегда приятно посмотреть, не думаю, что они будут мешать.
   - Вот и отлично! - улыбнулся Дей и, не удержавшись, добавил, - Прелесть моя!
   Она может и прелесть, но пока не его. А вообще до чего же приятно это слышать! Что вот только делать с этими предательскими щеками? А-а-а, ну вот, теперь и уши горят. Тори очень надеялась, что они не ярко-красные, как ей кажется, а хотя бы бледно-розовые.
   - Кх-м, Дей? Что же это получается? Мы летим вместе на одном корабле уже несколько дней и не знаем об этом. Где ты был всё это время?
   - Работал.
   - Это понятно, но я даже догадаться не могла, что Дей и Деймир Терлинский - это один человек. Твоя мама, оказывается поклонница Деймира Завоевателя или это отец назвал тебя в честь супергероя?
   Капитан скривился и Тори с запозданием поняла, что его с этим именем все, наверно, достали. Что же у него за родители, которые умудрились дать имя своему ребёнку в честь персонажа комиксов, пусть даже самого популярного?
   - Дей - это для друзей. А как быть с тобой? Я видел списки пассажиров, и там не было ни одной Тори.
   - А Антория ДеЛаВер была? Тори - это тоже для друзей.
   - Проклятье, так ты внучка Старика!
   - Это ты так моего деда называешь?
   - Не только я.
   У Тори вдруг заурчало в животе, и Дей понимающе кивнул.
   - Да, я с тобой полностью согласен. Надо завтракать. Пойдем я провожу. Как я понимаю, мы с тобой за одним столиком.
   - Но, Дей, с нами сидит Кэан, и свободных мест там больше нет.
   - Прелесть моя, я тут капитан или ... хм-м. В общем, считай, что пока я был занят, тот бездельник охранял моё место, чтобы всякие подозрительные личности к тебе не приставали.
   Ну-ну, плохо охранял. Подозрительных личностей, может, и не было, но вот тиен Эриолли приставал и ещё как. А она, как дура, не устояла. На проверки её потянуло! Знала бы раньше, что Дей совсем рядом, и Шеган никогда бы не дождался своего шанса. Хорошо, что на завтраки он не ходит и появляется только на ужине.
   О боги! И что ей теперь делать? Как жаль, что рядом нет верной Келли, которая разбирается в мужчинах гораздо лучше её и обязательно бы дала нужный совет. Тори покачала головой, нет, в этом деле ей придётся обойтись без советчиков. Сама сделала ошибку - самой и исправлять. А как, она обязательно придумает. Время ещё есть...
  
   ***
  
   То, что жизнь не справедлива, Джара знала ещё с детства. И этим утром она опять в этом убедилась.
   Стала бы она идти на завтрак в кают-компанию, если бы не красавчик-сенсетив? Нет, конечно! В её люксе есть свой пищепорт, и выбор там побогаче. Только ради голубых глаз Кэана она решила сидеть за этим дурацким столиком в компании рыжих сопляков и училки. И что же? Она пришла, а его нет!
   Зато вместо сенсетива их столик осчастливил капитан. Красавец мужчина! Широкие плечи, хищная походка, суровое лицо с правильными чертами - и где только таких делают... Судя по фамилии, где-то на Терлинне. Прямо не терпится туда скорей долететь, пока самых лучших мужчин не расхватали.
   Но и с капитаном ей тоже не повезло. Тот пришёл в компании училки и практически ни на кого, кроме неё, не обращал внимания. Джара недовольно наблюдала за парочкой, что сидела напротив.
   И что все мужики находят в этой малявке? Шеган, старый знакомый, расписывал недавно, какая красавица эта Антория. Может, это и так. Может... Да только эта недалёкая не достойна своей внешности. Она её не заслужила! Она, в отличие от Джары, не приложила никаких усилий, чтобы так выглядеть. Не перенесла кучу коррекций внешности, болезненных операций и бесконечных часов у стилистов. Она совсем не ценит тот подарок, что дала ей природа. Где томный взгляд? Где трепет ресниц? Где непринуждённое движение плеч, соблазнительная походка и всё остальное? Ничего этого нет. Да эта пигалица даже не подозревает, как можно использовать свои данные. А мужикам, похоже, всё равно. Им как будто это даже нравится. Вот и капитан просто ест глазами это недоразумение в юбке.
   Джара быстро допила свой сок и раздражённо встала, но эти двое ничего не заметили. Как будто её и не было! Стоит, пожалуй, нанести визит старому другу. Надо обрадовать Шегана замечательной новостью, что у его зазнобы ухажёр появился.
   Пусть хоть не у неё одной утро будет паршивым!
  
   Глава 11
  
   Глава о серьёзных намерениях, самых серьёзных.
  
   Каждый развлекается в меру своих сил и возможностей. И того, и другого у Кэана было предостаточно. Потому, когда он оказался в кресле капитана (ну, хорошо, в кресле первого помощника), долго раздумывать, что делать в первую очередь, не пришлось. Он сделал умное лицо, глубокомысленно посмотрел на ленты разнообразной информации, выдаваемые на экраны, и принялся рассчитывать собственный курс до Терлинны.
   Должна же быть хоть какая-то польза от трёх высших образований, что он получил! Кэан с азартом почесал затылок и стал применять свои познания в высшей математике, физике и астрономии на практике.
   Пока он рассчитывал курс, то невольно задавался вопросом, который со времен новой космической эпохи не давал покоя многим ученым ра'линнов. Почему предки размещали маяки не возле обитаемых планет, а на границе звёздных систем? Как было бы удобно и быстро перемещаться, если бы маяк располагался рядышком с Терлинной! Так нет же! Эти мудрые Л'Линны, как самые настоящие заподлисты, построили звёздный ориентир на самой дальней орбите. И всё было бы ничего, если бы система Терлинны была небольшой, как, например, система Деноса, состоящая всего из двух планет. Но сентетивам так не повезло. Их система насчитывала целых двенадцать небесных тел, не считая маяка, который крутился вокруг звезды самым последним. А это означало, что путь домой для Кэана и всех остальных терлиннцев растягивался от недели до целого месяца и зависел от взаимного расположения маяка и родной планеты.
   Расчёты наконец были закончены, и Кэан стал сравнивать результаты. Когда его курс практически один в один совпал с оптимальным, который рассчитал Дей со Стариком, он удовлетворённо усмехнулся. Память работает, как надо, и лекции по "Космической геометрии" всплыли мгновенно, хотя ему и не часто приходилось применять эти знания.
   Скоро ему стукнет двадцать девять, а он, как вечный студент, всё учится и учится. Нельзя сказать, что получать новую информацию Кэану не нравилось, но в последнее время учебный процесс основательно поднадоел. Хотелось практики. И дед дал добро. После последнего курса "Телепортационное манипулирование в подсознательном пространстве Эраны", который проходили все сенсетивы, он попал на "Повелитель", а затем на "Метеор", где наконец смог продемонстрировать свои способности.
   Кэан давно убеждал деда, что три высших образования одно за другим - это чересчур. В конце концов надо же когда-нибудь и работать. Но тот твердил, что с их продолжительностью жизни (в два раза большей, чем у людей), три универа - это далеко не предел, а наработаться Кэан ещё успеет, когда из наследника превратится в главу круга.
   Быть аринором ему отчаянно не хотелось, он даже титул наследника с трудом переносил. Эта предопределённость в судьбе его угнетала, заставляя сопротивляться изо всех сил. Благодаря деду, Кэан понимал, что любая власть предполагает ответственность. Власть у аринора была огромна, что автоматически означало не меньшую ответственность.
   Это простые нау'линны могли считать, что триста лет назад они победили, что планетой правит Совет тэносов, а сенсетивы у них на побегушках, но он-то знал правду. Никакие решения Совета не принимаются без одобрения аринора. И Кэан особо не стремился быть тем, кто имеет возможность и право принимать такие судьбоносные решения. Он всем своим существом чувствовал, что это не его. Благодаря полученному воспитанию и образованию, Кэан знал, что справился бы со своими обязанностями, если когда-нибудь ему всё же не повезёт стать аринором. Но также четко он понимал, что при этом потеряет часть себя, важную часть, а это определённо сделает его несчастным. Несчастный правитель - что может быть хуже? Нет, нет и ещё раз нет. О боги, дайте его деду здоровья и сил, чтобы оставаться аринором, а ему терпения и упрямства для того чтобы убедить деда поменять порядок наследования. Дэлан - вот лучшая кандидатура. Он заставил умолкнуть свою совесть, которая возмущалась, что спихивать все проблемы на младшего брата нельзя. Дэлан будет отличным аринором, и точка! Все от этого только выиграют. Что при этом хочет от жизни его брат, Кэан старался не анализировать. Ничего не поделаешь, эгоизм в нём процветал с самого детства.
   Кэан размял плечи и переключился на другие мысли. Надо же что-то делать! Пора определяться и выбирать между Ноллой и Джарой. Но как сделать выбор, он не представлял. Джара - эффектная блондинка, обладает властью, любит руководить. Ведёт себя как очаровательная стервочка и считается только с теми, кто сильнее её. Но всё это маска для того, чтобы была возможность ударить и ужалить окружающих раньше, чем это сделают они. Маска, которая скрывает какую-то тайну, какое-то разочарование, дальше он предпочел не заглядывать. Чужие тайны пусть остаются при хозяйке, так Кэану было даже интереснее. Джара сразу дала понять, что сенсетив, да ещё и наследник, ей нравится. Ха-ха, как будто он когда-нибудь кому-то не нравился. И если он выберет её, то можно смело перебираться в люкс и не вылезать без надобности из постели до конца полёта. Если выберет...
   Есть ещё Нолла - очаровательная рыжуля с такими милыми веснушками. Удивительно наивная в своей ненависти к сенсетивам, которая явно была навязана ей воспитанием. Она отчаянно злилась, когда слышала комплименты и подколки Кэана. Злилась в основном на себя, потому что несмотря ни на что, этот "противный тай'линн" ей нравился. Ха-ха, пусть даже не пытается бороться с его обаянием - гиблое дело. Он нравился всем! И когда девушка это поймет, Кэану только нужно быть рядом. А дальше - дело техники. Но как же приятно её дразнить! Синие глаза сверкают, щёки пылают, а сам он начинает заводиться...
   Кэан задумался в который раз над своим нелёгким выбором и не заметил, как в рубку ворвался Деймир. Тот приземлился на кресло капитана, посмотрел на текущие сообщения и заявил:
   - Ты, по-моему, спать хотел. Иди спи, сегодня днём буду дежурить я, мне нужен свободный вечер и ночь.
   - Ха! Ты бы ещё позже пришёл! Я уже давно проснулся, и мне тоже нужен свободный вечер.
   Деймир тяжело посмотрел на Кэана.
   - Ладно-ладно, - примирительно поднял руки Кэан, - Приказ капитана для меня закон! Но что такого случилось за этот час, что ты так поменял свои планы?
   Деймир откинулся в кресле, у него появился мечтательный взгляд, а морщины между бровями чудесным образом сгладились:
   - У меня вечером свидание с женой.
   От такой новости Кэан чуть не съехал со своего кресла. Ну ни фига себе человек позавтракать сходил!
   - К-какой женой? - настороженно поинтересовался он. В досье, что собрал дед на Деймира, не было такой информации.
   - С будущей, - с такой же мечтательной улыбкой сообщил Дей.
   - А-а-а, - облегчённо протянул Кэан. - С невестой значит... А девушка об этом знает?
   - Узнает, - Дей перевел взгляд, в котором мелькнули озорные огоньки, на Кэана и уточнил. - Мы ведь видели друг друга в общей сложности около часа. Не могу же я так сразу её обрадовать.
   - Кх-хм. В самом деле... такой радости девушка может не выдержать.
   Дей, что? Над ним подшучивает? Кэан подозрительно вгляделся в капитана.
   - Вот и я о том же. Подожду пару денёчков, пусть привыкнет. А потом обрадую.
   Теперь Кэан был точно уверен, что Дей над ним издевается! Вот что с мужиками бабы делают! Был суровый невозмутимый мужчина, который не то что шутить, улыбаться не умел. Пообщался с какой-то красоткой - и вот результат! Эдак он деду привезёт не несчастного брошенного внука, а счастливого семьянина.
   - Ну и кто счастливица? Только Ноллу и Джару не трожь!
   Проклятье, надо как-то определяться. Что же делать, если Дей сейчас назовет имя рыжули? Или блондиночки? Смириться с его выбором и забирать ту, которая останется? Нет-нет, он на такое не согласен! Пусть обе будут его.
   - Да забирай их себе на здоровье и женись хоть на обоих! - благородно разрешил Дей, как будто услышав его мысли.
   - О боги, не слушайте этого ненормального! - схватился за сердце Кэан. Нет, так далеко его желания не заходили. Серьёзные отношения не для него. Это же всем ясно! - Я слишком молод для брака! - категорически отказался он. - Ну, ты скажешь наконец её имя?
   - Антория Терлинская! Ну, как? Звучит? - Дей мечтательно улыбался, продолжая смотреть в потолок, а Кэан чуть не сполз с кресла, не веря в то, что услышал. Он уже и имя своё бедной девушке дал. Сказать ему что ли, что дед официально уже давно ввёл его в круг, и теперь он Ша'Тэрр, а никакой не Терлинский? Нет, пусть дед сам его обрадует.
   - Тори? Внучка Старика? - наконец отреагировал Кэан.
   Дей кивнул.
   - Ну ты и влип, братишка! А если он сейчас нас слушает?
   - Да пусть слушает! Я тут капитан или кто!? И потом у меня самые серьёзные намерения. Я, знаешь, сколько такую, как она, искал? Теперь не отпущу ни за что!
   - Хм, и чем же она от твоей бывшей отличается? Летины кажется?
   Дей скривился:
   - Всем! Тина ... была первой, кого я ..., а Тори будет последней! И хватит мне душу трепать. Давай вали отсюда. Но чтоб перед ужином снова был здесь. И только попробуй опоздать!
   Кэан усмехнулся, поднимаясь с кресла. Раскомандовался что-то капитан. Ну-ну, вот она и власть в действии: захотел - поставил дежурство, захотел - отменил. Красота! Может и не стоит так сопротивляться судьбе? В том, чтобы быть аринором, есть и свои плюсы...
  
   ***
  
   После занятий с Митой Тори поспешила к себе. Она думала, что пока будет наклоняться, махать ногами и ползать на попе, ей удастся придумать, что сказать Шегану. И вообще, как ей с ним быть.
   Но ничего не получалось. Во время занятий на её лице блуждала глупая улыбка, а все мысли были только о Дее.
   Подумать только! Сегодня вечером у неё с ним свидание! Не через два месяца, как она думала, а сегодня! А кроме того, все эти два месяца они проведут вместе. И таких свиданий может быть ещё ... Нет-нет-нет, она не будет торопить события - пусть всё идёт своим чередом.
   Добравшись до каюты, Тори скинула с себя спортивный костюм и бросилась в душ. Она быстро помылась и выскочила из санблока в одном полотенце, а второе обернула вокруг головы. Брошенный на стол ликом призывно мигал - кто-то явно пытался с ней связаться. Но Тори решила перезвонить потом, камера у неё была не настроена и по умолчанию включалась, а появляться перед кем бы то ни было в одном полотенце ей не хотелось. Девушка посмотрела на время и решила, что сушить волосы полотенцем слишком долго и снова отправилась в санблок, чтобы воспользоваться феном. Когда она вышла оттуда уже с сухой головой, ликом всё ещё мигал. Тори плюхнулась в кресло и посмотрела на экран. Там светился аватар дедушки - симпатичный паучок верхом на ракете. Она подогнула под себя ноги и нажала кнопку связи - дедушке можно показаться и в таком неодетом виде (он её всякую видел).
   - Антория ДеЛаВер, - тут же начал дед, и Тори сразу поняла, что её ждёт нотация.
   - Да, дедушка?
   - Я вот хочу у тебя поинтересоваться ... Что тебя связывает с тиеном Эриолли?
   Тори поморщилась. Хотела бы она сама знать ответ на этот вопрос.
   - А почему ты спрашиваешь? - решила она выиграть время и обдумать свой ответ.
   - Почему? Да потому что я твой дед! Кто кроме меня о тебе ещё позаботиться? Сначала ты попросила меня не сажать вас вместе, хотя до этого именно этот человек требовал от меня сделать совершенно противоположное. Потом ты каждый день говоришь мне, что у тебя всё в порядке, а вечера проводишь в его обществе... А вчера я вообще ничего не понял... Ты что с ним целовалась? Зачем?
   Да-да, целовалась. До сих пор в шоке. А зачем? Дурацкий вопрос... Разве для поцелуя нужны причины? Момент был романтическим (о таких в книгах пишут), и тогда это казалось правильным порывом души... Хотя в случае с Шеганом решающим конечно оказалось любопытство. А как это будет с ним? Дурацкое любопытство, из-за которого теперь одни проблемы.
   - Хм, дедушка, ты что, следишь за мной?
   - Вот делать мне только нечего! - вспылил дед. - Я вообще-то на работе и следить, как ты говоришь, мне приходится за многими вещами. Да понимаешь ли ты, что мне приходится следить за тем, что происходит в космосе, за бортом, я контролирую всех роботов и вообще все системы корабля, я могу видеть, что происходит во всех помещениях, где установлены видеокамеры, а их, поверь мне, много. Но я же не робот и не машина, и следить за всем сразу не могу. Так, семь-восемь объектов одновременно. Я переключаю своё внимание между этими группами объектов в порядке очерёдности... или если появляется какой-нибудь приоритетный объект.
   - Я что - объект? - возмутилась Тори.
   - Ты моя внучка! И всегда была моим приоритетом! И что это ты так возмущаешься? Можно подумать, ты была там одна, а я такой плохой подглядывал в щёлку! Кают-компания, чтобы ты знала, является общественным местом, и там, как и в других подобных местах, есть видеокамеры. Когда у меня появилось время, я захотел полюбоваться своей красавицей и что, как ты думаешь, увидел?
   - И что ты увидел? - Тори всё ещё не знала, что ответить на самый первый вопрос.
   - Антория ДеЛаВер! Перестань издеваться надо мной! Я твой дед и требую уважения! За всё это время ты не ответила ни на один вопрос, наоборот, как дурочка, задаёшь и задаёшь новые. И вообще я первый спросил! Изволь немедленно отвечать!
   - А на какой именно...
   - АНТОРИЯ! НЕМЕДЛЕННО!
   - Ну не знаю! Не знаю! Я не знаю, что тебе ответить, потому и вопросы эти дурацкие из меня так и сыпятся, - Тори потерла лоб и стал нервно ходить по каюте. - И вообще я уже взрослая! Мне двадцать пять! Я понимаю, что ты обо мне беспокоишься, но может не стоит. Был романтический момент, который захотелось закончить поцелуем. Что в этом такого? Я же не замуж за него собралась, чтобы выяснять, что нас связывает. Может, сегодня я поцелуюсь с Нэйтом или с Кэаном? Ради любопытства! Ты тоже будешь всё выяснять?
   - Буду! И досье на каждого соберу, - отрезал дед.
   - Дедушка! - возмутилась Тори, а потом обрадовалась тому, что наконец сможет всё узнать о Дее, - Слушай, а досье на капитана у тебя есть?
   - Зачем тебе? - насторожился дед.
   - Как зачем? Интересно же, с кем у меня сегодня вечером свидание будет.
   - Ты ... Ты что, встречаешься с Деймиром?
   - Ну да, - Тори расплылась в счастливой улыбке и стала ждать ответа. Но дед что-то подозрительно долго молчал. - Ну как? Есть досье?
   - Да я и без всякого досье скажу, что нечего тебе с ним встречаться! - выпалил наконец дед.
   - Как это нечего, - решила подразнить деда Тори и мечтательно протянула, - он, знаешь, как целуется?
   - Не знаю и знать не хочу! - отрезал дед. - Но зато я знаю, что бабы на него вешаются в каждом рейсе и на каждой планете, а вот серьёзных отношений у него уже давно не было. Ребята говорят, что пять лет назад у него была невеста, которая его бросила, но я про это почти ничего не знаю. Он тогда на "Метеоре" ещё не летал. И где это ты с ним поцеловаться успела? Я только что просмотрел все записи, вы встретились только сегодня перед завтраком.
   - Мы встретились перед отлётом в ночном клубе, там и поцеловались.
   Дед опять замолчал.
   - Ты чего? - забеспокоилась Тори.
   - Ничего! Злюсь! Был бы человеком, то сейчас усиленно бы дышал, чтобы успокоиться.
   - А почему ты разволновался? - невинно поинтересовалась Тори.
   - Почему? И ты ещё спрашиваешь? То сидела себе дома тихонечко, работала, никуда не ходила. Когда я советовал сходить куда-нибудь и познакомиться с каким-нибудь хорошим парнем, рукой махала. То как вышла, что никаких нервов не хватает - сразу же целуешься с этим сердцеедом. Вот как тебя угораздило с ним встретиться, ума не приложу! Деймир же по клубам не ходит, предпочитает бары... Проклятье! Так это тебя он не мог забыть - всё сокрушался, что трахнуть не успел!
   Тори покраснела и решила скромно промолчать. В конце концов она уже взрослая и до встречи с Деем ни к кому не испытывала таких чувств. Такого желания. Может, она тоже сокрушается, что они до сих пор не занимались любовью... А заниматься этим с Деем ей хотелось, несмотря ни на что. Где-то подсознательно она уже поняла, что он ТОТ САМЫЙ. Что он только её. Ну, а если она ошибается - ничего страшного. У неё появится опыт. Сексуальный. И что-то подсказывало, что этот первый опыт её не разочарует.
   На большом настенном экране появился призыв на обед, и Тори встрепенулась - надо же одеться.
   - Ладно, дедушка, не волнуйся. Все будет хорошо. В конце концов я же у тебя умница, сам говорил. - Тори отключила камеру на ликоме и открыла шкаф. - Ты мне лучше скажи, в каюте камеры есть, а то я сейчас буду одеваться, не хотелось бы тебя ещё больше волновать.
   - Нет, датчики движения и тепловые есть, а камер нету. Переодевайся. Только боюсь, до конца рейса мне ещё не раз поволноваться придется.
   - Дедушка, ну хватит бурчать! Относись ко всему проще. Считай, что этот рейс у тебя с сюрпризами, причём приятными. Согласись, что со мной тебе лететь гораздо интереснее.
   - Ха! ... Ха-ха! Интереснее - не то слово! А знаешь, внучка, ты права! Покажи-ка этим мужикам, кто тут самый главный. Утри им нос! Пусть побегают за моей красавицей, а я тихонечко послежу за этим. Буду развлекаться... Ух, как я буду развлекаться!
   Тори улыбнулась, застёгивая платье. Вот так всегда, сначала ругается, а потом гордится. О боги, как же она любит своего деда! Всё так же улыбаясь, она вышла из каюты и столкнулась с мрачным Шеганом.
   - Антория, рад видеть Вас в хорошем настроении. Позвольте проводить Вас до кают-компании.
   Тори натянуто улыбнулась и протянула ему руку. И ведь не откажешь теперь с его-то вежливостью. Неприятное чувство вины затопило девушку, и она решила как можно быстрее объясниться с Шеганом. Но он шел с таким каменным лицом, что Тори не осмелилась ничего сказать.
   Обед был ужасным. И дело было совсем не в еде, а в атмосфере за столиком. Джара, недовольная отсутствием "нормальных" мужчин рядом с собой, говорила всем гадости. Нолла с возмущением огрызалась. Нэйт мудро решил не вмешиваться в женскую перепалку и сосредоточился на еде. А у Тори резко пропал аппетит, она спиной чувствовала мрачный взгляд Шегана и лениво водила ложкой по тарелке с супом. Объясняться с ним совершенно не хотелось. Девушка с головой ушла в свои мрачные мысли и не заметила, как её соседи покончили с обедом и ушли. Очнулась она только, когда рядом возник Шеган и со своим невозмутимым "позвольте" сел рядом с ней.
   - Антория, нам нужно поговорить, - начал он, и Тори встрепенулась. Правильно! Надо поговорить и поскорее во всем разобраться.
   - Я тоже так думаю, - стрельнула она глазами в сторону Шегана, набирая воздух для своего признания.
   Но Шеган её опередил.
   - Антория, дорогая! Я всё время забываю, как Вы молоды и неопытны. Рядом с Вами никого нет, и многие не совсем хорошие люди могут воспользоваться Вашим одиночеством и наивностью. Позвольте мне, как старому знакомому, стать Вашим защитником. Я узнал, что Вы встретились сегодня с капитаном и он произвел на Вас определённое впечатление. Мне бы хотелось Вас предостеречь...
   - Позвольте я Вас перебью, - тьфу, Тори уже говорит его словами. Пора прекращать это нравоучение. Одно дело выслушивать это от дедушки и совсем другое - от Шегана. - Я может быть и в самом деле не совсем опытна, но у меня есть своя голова на плечах. И Вы ошибаетесь, я не одинока, киберлин этого корабля мой дедушка, и он, можете быть уверенны, не спускает с меня глаз и всегда поддерживает. Мне есть у кого попросить совета. А насчет капитана... Должна Вам признаться, что он мне очень нравится. Мы познакомились недавно в клубе на Гелле, но я не знала, что он капитан "Метеора". Сегодня, когда мы встретились за завтраком, он пригласил меня на свидание. И я согласилась. Мне хочется получше его узнать, но не думаю, что Дея нужно опасаться. В конце концов психи капитанами не становятся, - закончила Тори с мягкой улыбкой и наконец решилась посмотреть на Шегана.
   Тот сидел рядом, как изваяние, и только его темные, почти чёрные глаза, говорили Тори о том, что рядом с ней живой человек. И она его сильно расстроила. Расстраивать людей Тори ненавидела. Она даже плохие оценки из-за этого старалась не ставить, а тут такое. В порыве раскаяния Тори обхватила своими руками ладонь Шегана и умоляюще прошептала:
   - Ну, что Вы так расстраиваетесь...
   - Антория, - хрипло прошептал Шеган, - Тори... Я думал, Вы поняли... Я надеялся... Тори, что общего у Вас может быть с этим неотёсанным капитаном? О чём Вы будете с ним говорить? Тори, он из тех мужчин, что забывают о женщинах, едва добьются своего. Я не хотел Вас торопить, но Вы должны знать, что у меня самые серьёзные намерения. Я никогда этого не делал, но ради Вас...
   Не отрывая взгляда от Тори, Шеган соскользнул со стула и стал рядом с девушкой на одно колено.
   - Антория ДеЛаВер, окажите мне честь, станьте моей женой.
   Тори побледнела. Потом покраснела. Потом не выдержала настойчивого умоляющего взгляда Шегана и закрыла глаза. Такого она не ожидала. И что ей теперь делать? Как сказать мужчине нет и не расстроить его? Мысли Тори метались в панике, и ей пришлось взять себя в руки, чтобы сосредоточиться. На предложение Шегана было всего три варианта ответа: да, нет и я подумаю. Если она скажет нет, Шеган расстроится ещё больше. Если она ответит, что подумает, то сделает хуже им обоим: он будет продолжать надеяться, а она снова будет мучиться, придумывая как бы помягче отказать. Не говорить же да, в конце концов?!
   Тори глубоко вздохнула, открыв глаза, она с трудом заставила себя посмотреть на мужчину у своих ног.
   - Шеган, я Вас очень уважаю, но не люблю. Мой ответ нет, потому что я считаю, что между супругами должна быть взаимность, - выпалила она.
   Шеган склонил голову, но тут же вскинул и впился своими черными глазами в лицо Тори.
   - А его ты любишь? - прошипел он.
   - Нет! Не люблю! - Тори покачала головой. - Шеган, я знакома с ним около часа, я уверена, что за такое короткое время нельзя полюбить другого человека.
   Зато запросто можно влюбиться, что, похоже, и произошло с ней, отметила про себя девушка. О боги, да она по уши влюблена в сурового капитана!
   - Тогда у меня есть шанс. И я им воспользуюсь! - Шеган встал с колен, молча наклонил голову, прощаясь, и быстрым шагом удалился.
   Тори печально улыбнулась. Она ведь ясно сказала нет. Но Шеган всё решил по-своему. Какой у него может быть шанс, когда она спит и видит Дея? Тому даже стараться особо не надо, она и так уже его.
   После обеда Тори опять отправилась в каюту и с головой ушла в работу. Хотелось отвлечься от грустных мыслей, и она занялась своими новыми лекциями. Пока она правила текст, добавляла новые тезисы, перечитывала, что получилось, а потом опять исправляла, добиваясь совершенства, наступил вечер.
   Освещенность каюты стала постепенно приглушаться, и Тори очнулась. Скоро она опять увидит Дея. У них будет свидание, а она тут валяется на кровати в мятом платье. Тори покрутила колесико и отрегулировала освещение, а затем открыла шкаф. Перед ней вдруг возник извечный женский вопрос - "что одеть?". Казалось бы с новым гардеробом такой проблемы быть не должно. Но это только казалось.
   К вечеру женщины на "Метеоре" преображались: они наряжались в красивые платья, делали замысловатые причёски, загадочно подводили глаза. Для большинства из них это было главным развлечением в полёте. Но, к удивлению Тори, они так одевались не ради своих мужей и спутников, а ради других женщин. Они оценивающе смотрели друг на друга, сравнивая наряды и украшения. И под этими оценивающими взглядами Тори было неуютно.
   Даже Нолла одела вчера откровенное платье не ради Кэана, который не сводил с неё глаз, а ради того, чтобы утереть нос Джаре. Когда та увидела Ноллу, её глаза сузились, а губы сжались в тонкую линию. Джара по достоинству оценила наряд, который открывал и подчеркивал все прелести Ноллы, - она была в ярости. И эта реакция соперницы безусловно понравилась Нолле, она тут же успокоилась, у девушки появилась уверенность, что она лучше всех, и на подколки Кэана она стала реагировать с невозмутимым спокойствием, что выводило того из себя. Такая красавица сидит перед ним, демонстрирует свои прелести и нисколько не реагирует на его безграничное обаяние! Как такое может быть?! Тори тогда невольно подумала, что не будь Джары, Нолла ни за что не одела бы такое платье, а если бы и одела, то от её невозмутимости не осталось бы и следа - горячие взгляды Кэана сделали бы своё дело и не оставили бы её равнодушной.
   Раньше Тори думала, что одеваться нужно прежде всего для себя, а не для других. Её одежда была функциональной и удобной, но вот модными её брюки, блузки и футболки никто бы не назвал. И Тори это нисколько не волновало, главное, чтобы всё это хорошо на ней сидело и нравилось в первую очередь ей, а не какой-то посторонней женщине. Единственное, что изменилось после терапии, которую устроила ей Келли, - это платья. Они вдруг появились в её гардеробе, и как поняла Тори, поселились в нём надолго. В них она стала чувствовать себя женственной и красивой, а восхищенные взгляды мужчин добавляли уверенности в этом.
   Вечерних платьев у неё оказалось целых две штуки. Хотя она точно помнила, что укладывала только одно - узкое и серебристое, именно его она неизменно и одевала каждый вечер. "Маленькая серебристая статуэтка" - так охарактеризовал её Шеган, когда впервые увидел в этом наряде. И это сравнение заставило щёки Тори пылать от смущения. А вот второе платье - длинное и красное - запихнула наверняка Келли. Тори точно помнила, что решила его не брать, в нём она точно сгорит от стыда. Но Келли со своим "ничего ты не понимаешь - от этого платья все мужики с ума сойдут", конечно же её не послушалась.
   И вот наступил момент, когда Тори захотелось как-то по-особенному одеться: не потому что это делали все женщины к ужину, не для того, чтобы вызвать женскую зависть, не для себя любимой, а для него. Для мужчины, от которого сердце замирает, а потом падает в пропасть. Для мужчины, который одним своим взглядом заставляет её желать неизведанное. Для Дея. И что же такого она может одеть, чтобы заставить Дея чувствовать себя также? Тори сморщила нос, учитывая, что красное платье в её понимании - это платье-прелюдия ( пять минов - и мужчина точно сойдёт с ума, сорвёт его на фиг и приступит к "делу"), остаётся только серебристое. Но чем бы его таким дополнить, особенным? Специально для Дея?
   Тори медленно улыбнулась, когда вспомнила, как подруга называла её белье - приманочки. Точно! Под платье она оденет приманочки для Дея. Тори быстро выбрала черный кружевной комплект с серебристыми вставками и одела его на себя. М-м-м. Какая красота: трусики - маленькие и соблазнительные закрывали спереди всё что надо, лишь слегка просвечивая, а сзади полоска ткани провокационно терялась между округлостями, открывая взгляду всю попу. Бюстик приподнимал грудь, и зрительно та казалась больше, что тоже нравилось Тори.
   Девушка натянула на тело платье и соблазнительно улыбнулась. Когда на ней такое бельё, улыбка, взгляд, движения сами собой становились раскованными и сексуальными. Тори вся запылала от радостного возбуждения. Она ещё раз оценивающе себя осмотрела и подмигнула своему отражению.
   - Ну всё! Ему не устоять!
   А потом, прикоснувшись пальцами к губам, прошептала:
   - И мне тоже...
  
   ***
   Шеган не пошел на ужин.
   Он отправил Мэтта в кают-компанию с камерой и приказал следить за Анторией. Запись уже передавалась, но он не мог заставить себя посмотреть на экран. Не мог.
   Когда же всё пошло не так? Где он ошибся? Он опустился в кресло и в ярости запустил руки в волосы. Он всегда знал, что с Антории нельзя спускать глаз, но после того злополучного обеда в "АльДаяре" расслабился. Он ошибочно решил, что она пойдет тогда собирать вещи, а она отправилась в ресторан. И вот результат... Первый встреченный проходимец ей понравился. Всё было бы ничего, на следующее утро она надолго улетала с Геллы, а рядом с ней был бы он - Шеган. За время полета, как бы не понравился ей тот, другой, Шеган бы заставил Анторию забыть того парня. Он очаровал бы её, и ни о ком постороннем она бы больше не думала. Но вмешалась судьба... И тот проходимец оказался капитаном "Метеора"... И они встретились...
   Шеган не выдержал и посмотрел на экран. Увиденная картина, заставила его выругаться, но он не смог отвести взгляда от девушки, от её сияющего лица, от её влюблённых глаз, которые смотрели на другого. Он никогда не видел её такой красивой, и от того, что это произошло благодаря капитану, его бесило. Она никогда так не смотрела на него, никогда так ему не улыбалась, она никогда так не сияла. Рядом с ним.
   Шеган в сердцах зашвырнул ликом в дальний угол своих апартаментов и задумался. Проклятая судьба опять вмешивается в его планы. Давным-давно он уже боролся с ней. Он вернул былое величие своему роду, он стал богатым, а вместе с этим к нему пришла сила и власть. Он победил тогда судьбу и сделает это снова.
   Антория будет сиять для него. И рядом с ним.
   Он так решил.
  
   ***
  
   Эти долбаные боги существуют! Или кто там такой умный, что создал этот хреновый мир. Кто бы то не был, Деймир был ему или им благодарен и мысленно кричал: "Спасибо". Только божественным вмешательством в свою жизнь он мог объяснить присутствие на "Метеоре" Тори.
   Деймир не мог на неё наглядеться, не мог наслушаться. Он никого и ничего не замечал, кроме неё. Что в кают-компании куча людей? Что за их столиком сидит кто-то ещё? Что за бред! Он видел только огромные серые глаза на таком милом и родном лице. Слышал чуть хрипловатый негромкий голос, который его завораживал. Любовался изящной фигуркой в ослепительном платье. Ему казалось, что он знал Тори давным-давно. В какой-то мере, благодаря рассказам Старика, так и было. Но сейчас он узнавал её с другой стороны, с той, с которой её дед никогда не знал свою внучку.
   Перед ним сидела красавица, умница, девушка с невинными глазами и такой сексуальной улыбкой. Деймир старался не думать о том, что будет делать, когда они в самом деле останутся одни. Он и так был возбужден. Надо было как-то успокоиться, а то скоро его возбуждение будет заметно и окружающим. Он прислушался к тому, что говорила Тори, и в который раз проклял свою мать. Если бы он не стал клоном, то получил бы совсем другое образование. Он был бы похож на Кэана, который знает всё обо всём. Он знал бы, что ответить такой девушке, как Тори, и о чем с ней говорить. Возможно, он и не полюбил бы искусство, но хотя бы знал, о каких таких художниках с увлечением рассказывает Тори. Деймир пообещал себе в свободное время залезть в базы данных и почитать хоть в общих чертах, о чем идет речь, чтобы в следующий раз не молчать, как идиот. Тори, видно, заметила, что он в этом ничего не понимает, и с улыбкой сменила тему. Да-да-а... Разговор про последние книжные новинки ему тоже не поддержать. Последней книгой, которою он читал, был "Справочник технических характеристик космического флота ГС Ра'Линнов"... Рассказать про Терлинну? Нет, только не это! Он вообще летит туда в первый раз - и это чистая правда. Деймиру не хотелось говорить, что он родился на этой долбаной планете, тогда придется объяснять и всё остальное, а портить их свидание он не намерен... Какие блюда он любит? Ну, наконец-то он мог что-то рассказать. Деймир знал про кухни практически всех планет, куда его заносила судьба. Но почему-то сейчас он почувствовал себя пещерным человеком, который может говорить только о еде и охоте.
   Проклятье! Такой девушке надо соответствовать!
   Но ради Тори Дей был готов на всё. Если ради того, чтобы быть с ней, ему придётся сходить на выставку... или в музей, что ж он готов. В конце концов от этого ещё никто не умирал и, возможно, это будет даже интересно. Да, он на сто процентов уверен, что с Тори там точно будет интересно.
   Тори отпила сок, а потом непроизвольно провела язычком по своим губам. Возбуждение снова нахлынуло горячей волной, и Деймир понял, что пора отсюда уходить. Больше такого соблазна он не выдержит. Он решительно встал и пригласил её на экскурсию. На первый уровень, а точнее в свою каюту. В рубку он её пока не поведёт, ведь там сейчас дежурит этот охламон, его брат.
   Целовать Тори он начал, едва закрылась дверь лифта. А может, не закрылась. В тот момент ему было не до того, не прерывая поцелуя, он на ощупь искал нужную кнопку. Когда лифт остановился и Деймир вынес Тори из него на руках, уверенность в себе снова вернулась к капитану. Пожалуй, в чем-то его девушка совсем не разбиралась. И Деймир был этому безумно рад. Он готов был рассказать и показать ей всё, что знает об этом предмете. Во всех подробностях. М-м-м, как здорово у неё стало получаться целоваться. И ему было приятно думать, что это его заслуга.
   Деймир дошел до своей каюты и пожалел, что на корабле нет старых добрых дверей, которые открываются, стоит лишь их толкнуть. В таком возбужденном состоянии с Тори на руках, не прекращая целоваться, довольно сложно попасть ликомом в поле действия замка. Дверь наконец отъехала в сторону, и Деймир внес драгоценную ношу в свою каюту.
   Пора переходить к следующему этапу. Он поставил девушку на пол и заглянул в её глаза. Да, он всё делает правильно: взгляд чуть затуманенный, щёки горят, припухшие губы пылают, а её руки притягивают его голову для нового поцелуя.
   - Сейчас, моя хорошая, моя прелесть, подожди, - Деймир на мгновение прижался к её губам и потянул застёжку на платье. - Я должен увидеть тебя всю...
   Платье мягко соскользнуло на пол, и Деймир обомлел. Твою систему! Да он сейчас кончит!
   - Ну как, нравится? - прошептала Тори.
   Дей смог лишь молча кивнуть, не отрывая взгляда от тела девушки.
   - Так не честно, - вновь шепнула Тори. Его взгляд переместился на её лицо. Конечно не честно! Из-за этих тряпочек на её округлостях он потерял всякий контроль. - Я хочу тоже на тебя посмотреть!
   А-а-а. Это? Пожалуйста.
   Деймир улыбнулся и медленно стянул с себя рубашку. Но когда глаза Тори загорелись, а изо рта вырвался тихий стон, он не выдержал. Притянув девушку к себе, он впился в её губы, подхватил на руки и бросился к кровати. Надо лечь, сил никаких нет смотреть стоя на такую красоту.
   Но как только Деймир опустил Тори на кровать, его ликом настойчиво завибрировал.
   Проклятье! Надо было снять его на фиг.
   Он потянулся к браслету и мельком глянул на экран - вызывал Старик. На четвертом уровне произошла авария. Через мгновение в его каюте включился аварийный вызов, который призывал капитана в рубку, а затем раздался весёлый голос Кэана:
   - Деймир, ты там? А у нас авария! Вали скорей сюда.
   Твою ж систему!
   Он с сожалением посмотрел на Тори:
   - Мне надо идти...
   - Я понимаю...
   Деймир несколько раз глубоко вздохнул, чтобы сосредоточиться и успокоиться. Он отыскал на полу свою рубашку и быстро одел. Потом помог Тори натянуть платье и стал медленно его застёгивать. Руки как будто не хотели делать этого. Пальцы медленно поглаживали ускользающую полоску кожи на спине девушки, но ликом вибрировал не переставая, раздражая и поторапливая Деймира. Он проводил Тори до лифта и кинулся в рубку.
   Что же за хрень там произошла? Корабль только что с ремонта, а на четвертом уровне никогда ничего не ломалось! Да на этом долбаном уровне прорва роботов, которые, по идее, всё, что нужно, уже давно должны были починить.
   Что бы там ни было, это произошло в совсем неподходящий момент. Хотя... если разобраться для аварий подходящих моментов никогда не бывает. Но Деймиру было на это плевать. Сейчас он был в бешенстве от злости и намеревался во всём разобраться. Как можно быстрее.
   Он треснул кулаком по обшивке, украсив её новой вмятиной, и выругался. Должно же это невезение когда-нибудь закончиться. Пусть оно останется там, в прошлом. Потому что с того момента, как он встретил Анторию, у него будет новая жизнь, в которой всяким неприятностям не должно быть места. Проклятье! Но он, как никто другой, заслужил немного счастья и удачи. Дей был уверен в этом на все сто, не зря ведь ему наконец повезло встретить такую девушку, как Тори.
   - Ди нарри, прелесть моя, я скоро вернусь, - пообещал он перед тем, как войти в рубку.
  
   Глава 12
  
   Глава о препятствиях, которые встречаются на пути влюблённых, о несчастливом дне и о коварных замыслах.
  
   - Нарх зи трахеш! - выругался в сердцах Деймир. - Марик! С какого перепуга ты не сказал мне об этом раньше?
   - Подожди, Марик, не отвечай, - вмешался Кэан. - Повтори-ка, как ты сказал? - с азартом обратился он уже к Деймиру. - Нах зи ... а дальше?
   Дей скрипнул зубами и сузил глаза. Ни хрена он больше не скажет! В последнее время столько всего навалилось, что он постоянно был на взводе. В минуты гнева, когда привычные удары кулаком в стены почему-то перестали помогать, из него, на радость Кэана, стали вырываться давно забытые уличные ругательства Зиноба. Проклятье! Он столько сил в своё время потратил, чтобы избавиться от них, но, видно, всё напрасно. Такие слова просто так с подкорки не сотрешь. Деймир с тоской подумал, что, вероятно, никогда не избавится от того, что въелось в него когда-то на тех улицах. Воспоминания и навыки, что он получил там, несмываемой грязью скопились где-то глубоко внутри, и не было никакого желания их демонстрировать.
   Подчёркнуто не обращая внимания на Кэана, капитан снова задал свой вопрос:
   - Марик, я жду ответа. Почему? - виноватый вид второго помощника его ни сколько не трогал.
   - Так получилось.
   Деймир закатил глаза. И это ответ взрослого семейного человека! Его второго помощника, между прочим. Вот как это у него получается? Отличный механик, умный мужик, а ведёт иногда себя как ребёнок. Может, у Миты получится его как-нибудь исправить? Говорят, любовь и не такое с людьми делает. Капитан откинулся в кресле, машинально глянул на многочисленные экраны рубки, постепенно успокоился и снова вернулся к больной теме.
   - Ладно. Вопрос, почему ты мне сразу не доложил об этой проблеме, отложим на потом. Объясни мне сейчас, пожалуйста, как могли засориться новые фильтры всего на тринадцатый день полёта? Они ведь рассчитаны на целый год эксплуатации.
   - Знаю-знаю, - вмешался опять Кэан, поднимая руку, - всё дело в дне. Подумай, Деймир, тринадцатый день! Число-то какое несчастливое. В такой день всё, что хочешь, случиться может. То ли ещё будет, вот увидишь!
   Деймир, продолжая игнорировать Кэана, направил всё своё внимание на Марика.
   Тот запустил руку в свою вечно лохматую копну волос, ещё больше её растрёпывая, наконец откашлялся и выдал:
   - Они не новые...
   - Твою ж систему! Марик! Как такое может быть? Я точно помню, что ты должен был заменить их в тот день, когда я знакомил вас с Кэаном.
   - Я не успел. Понимаешь, их привезли на склад с опозданием... А в тот день у меня была важная встреча. Меня пригласила мама Миты. Знакомиться... Вот я только об этом и думал, волновался.
   - Лучше б ты волновался, что б у нас на корабле ещё что-нибудь не сломалось. За бортом космос, если кто не в курсе, - проворчал Деймир.
   Родственники! Причем жены. Вот в чём дело. И как он сразу не догадался, что все проблемы от них. Как он понимает Марика! Капитану всегда хотелось иметь нормальную семью. А потому одной из главных причин, по которой Летина стала его невестой, была её замечательная семья, членом которой он мечтал стать. Он тоже в своё время волновался перед встречей с её родными.
   Но сейчас у него была Тори, и он подумал, что уж лучше было бы встретиться с её мамой, чем иметь дело с её дедом. С женщиной он как-нибудь нашёл бы общий язык. Но вместо мамы у неё был дед... Вредный дед. И ведь нормальный был человек, тьфу, киберлин, пока Дей не стал ухаживать за его внучкой. Куда всё делось?
   - Не сломается, - увидев, что Деймир подобрел и задумался, Марик приободрился и стал оправдываться. - В тот день я успел перевезти все фильтры на корабль, а потом во время полёта в свободное время потихонечку их менял. Мне осталось заменить всего четыре фильтра в зелёном секторе, и всё было бы прекрасно. Я честно хотел во всём признаться, но в последнее время ты такой... нервный, что я решил тебя не беспокоить. Если бы этот старый фильтр не загнулся, ты бы вообще ничего и не узнал...
   Деймир сжал кулаки, сдерживая раздражение:
   - Нет, ну это нормально? - задал он риторический вопрос Кэану, а потом снова перевёл свой мрачный взгляд на Марика. - Капитан должен знать обо всём! Запомни это раз и навсегда! Не хотел беспокоить... Тактичный ты наш! А то, что на борту куча пассажиров, есть дети, тебя не беспокоило? А если бы кто-нибудь из них отравился? Ты должен сообщать мне обо всех проблемах сразу же! Ну сказал бы я пару крепких слов, подумаешь. Вместе мы уже давно бы справились. Что я не знаю, как эти проклятые фильтры меняются?
   - Может и знаешь, - опять вклинился Кэан, - но Марик прав. В последнее время ты какой-то дерганный, нервный. Просто псих натуральный! Из-за того, что ты не можешь трахнуть кого хочешь, ты уже затрахал всех остальных, а нам ещё лететь и лететь. Слушай, братец, не мучай окружающих и себя, пойди в душ, расслабься хорошенько. Сбрось напряжение и кончи наконец. Тебе это нужно.
   Дей глубоко задышал. Ещё слово по той же теме, и кто-то точно до Терлинны не долетит. Мелькнула соблазнительная мысль, что сенсетив после телепортации - лишний груз.
   - Мне. Нужно. Чтобы. Ты. Заткнулся, - тихо и медленно проговорил Дей. - А то я с удовольствием сброшу напряжение. Тебе по шее.
   Кэан закрыл рот, сделав вид, что испугался, на что Деймир только тяжело вздохнул. Проклятье! Но как ни крути, а брат прав. Нервы горят, а сам он уже на людей кидается. Дошло до того, что вчера, когда он в расстроенных чувствах шёл от Тори и налетел в коридоре на пассажира, то сначала обругал его как следует (нечего так поздно в коридоре шататься), а потом и запугал, врезав пару раз от души по стене (надо же было пар выпустить). Но последовать предложению Кэана и заняться самоудовлетворением Деймир не мог. Рука не поднималась.
   Ещё раз глубоко вздохнув, он опять обратился к Марику:
   - Значит так. Премию за этот полёт ты не увидишь - это раз. Сейчас берёшь с собой Кэана и чешешь в зелёный сектор - это два. Дружно меняете оставшиеся фильтры, и чтобы через два часа этой проблемы на моём корабле больше не было.
   - Стой-стой-стой, Деймир! - возмутился Кэан, - я ничего не знаю про эти фильтры.
   - Научишься, - отрезал Дей, - у тебя ведь практика, вот и практикуйся.
   - За что ты меня так?
   - Это не я. Это день такой несчастливый, - саркастически заметил Дей. - Сам сказал, то ли ещё будет...
  
   Оставшись один, Деймир устало потёр виски - парни справятся, он в этом не сомневался. Через два часа эта проблема будет вычеркнута из его списка, но останутся другие... Он не был сенсетивом, но ещё на Гелле без всяких сверх способностей чувствовал, что этот рейс не будет простым. Так и получилось.
   Одни мысли о том, что его ждёт на Терлинне, напрягали до безумия, а с тех пор, как он встретил Тори, поводов для напряжения стало больше, гораздо больше.
   Тори... Тори... Его прелесть, его ди нарри, его радость и его мучение... В том, что девушка будет его, Деймир не сомневался с первого поцелуя. Но то, что она принесёт с собой столько новых чувств и ощущений, совсем не ожидал. Проклятье! Но в последнее время он чувствовал себя сопливым юнцом, который безумно хочет остаться с любимой наедине и не имеет такой возможности.
   После той первой аварии на четвертом уровне, которой и аварией-то назвать нельзя (подумаешь, заклинило люки, через которые роботы-уборщики отправлялись на работу), он думал, что всё дело в его невезении. После того, как вышел из строя один из насосов в водоочистительной системе, он ещё надеялся, что это уж точно последняя неполадка. Но когда он в третий раз в нетерпении снял с Тори платье... и опять получил вызов и сообщение о проблемах на сей раз с освещением в кольцевом коридоре, то все его сомнения отпали.
   Какое на хрен невезение?! Закон подлости, злой рок, происки судьбы или шутки богов - это можно называть как угодно, но Деймир давно убедился, что за всеми проблемами обязательно стоят конкретные люди. Или киберлины... Когда он понял, что за его неприятностями стоит Старик, то в ярости выбежал из своей каюты. Он бросился в рубку, как был - в сильнейшем возбуждении, кое-как прикрытом брюками, которые он ещё не успел снять. Но когда Деймир ворвался туда и увидел изумлённое лицо Кэана, а затем и изображение Старика, который тут же появился на экране, то вспомнил, что о своих серьёзных намерениях в отношении Тори заявлял только брату, а вот её дед ещё ничего не знает. Дей попытался успокоиться, но когда Кэан выгнул бровь и иронично посмотрел на выпуклость между его ногами, не выдержал и взорвался:
   - Киберлин Эган ДеЛаВер! - взревел он. Но потом, еле сдерживая себя, сумел более-менее спокойно прошипеть. - Что это Вы себе позволяете?
   Старик невозмутимо ответил:
   - Ничего особенного. Просто согласно инструкции информирую своего капитана обо всех неполадках.
   Деймир чуть не взревел. Теперь он практически не сомневался, что аварий и неполадок как таковых и не было. Что стоило киберлину не открыть люки, отключить насос или вырубить освещение? Даже если что-то там и сломалось, это могло подождать, все поломки были несерьёзными и не представляли опасности для жизни пассажиров и экипажа. Насколько он помнил, эту грёбаную инструкцию, в таких случаях следовало информировать Марика и только потом уж капитана.
   - Не в такой же момент, - вырвалось из него.
   - В какой такой момент? - всё также невозмутимо поинтересовался Старик.
   - Когда я за твоей внучкой ухаживаю. Извини, что не поставил в известность, - рядом с Тори он забывал обо всём.
   - Ах, ухаживаешь, - подчеркнул это слово киберлин. - Значит, теперь это так называется.
   Деймир крепко сжал кулаки. Да, твою ж систему! Это так и называется - ухаживание. Он проводит всё своё свободное время с ней, не сводит с неё глаз, говорит комплименты, целует и... просто жаждет доставить ей удовольствие. Возможно, в таких случаях принято что-то дарить девушке и приглашать куда-нибудь, но он же старается. Регулярно приглашает в свою каюту и дарит свои поцелуи и объятия - это всё, что он может на этом корабле.
   - Что ты хочешь от меня? - Деймир желал знать его условия.
   - Ничего особенного. Я просто хочу, чтобы моя внучка была счастлива.
   Проклятье, как будто он хочет другого?!
   - Она сейчас ослеплена своими первыми сильными чувствами и поэтому ни о чём не задумывается, - продолжал дед. Ха, да как будто Деймир не ослеплён. - Зато задумываюсь я. Как я недавно слышал, ты собираешься сделать моей внучке предложение... Ну что ж, попробуй. А пока я хочу напомнить тебе, что главная задача ухаживания - это побольше узнать друг о друге. А теперь я хочу спросить тебя, что знает о тебе Тори? Кто вообще хоть что-то знает о тебе? До того как ты прибыл на Геллу, никому не известно, что с тобой происходило. Кто твои родители? Откуда ты родом? Где ты рос? Я не требую, чтобы ты собрал весь экипаж и пассажиров и стал рассказывать свою биографию, но Тори должна знать всё. Ты понял? Всё. И только после этого я соглашусь с любым её выбором.
   У Деймира всё похолодело. Нет, только не это! Рассказать ей про всю ту грязь, что у него была в жизни - это всё равно, что испачкать её. Он не сможет это сделать. Только не теперь. А вдруг его прошлое оттолкнёт от него Тори?
   - Что ты скажешь? - поинтересовался через некоторое время Старик.
   - Я подумаю над твоим предложением, - выдавил он тогда из себя.
   Дей думал до сих пор. И до сих пор ничего не решил.
   Иногда наступали подходящие моменты, Тори задавала вопросы, но его горло всегда что-то сдавливало, не давая ему открыться, и вместо ответов он принимался целовать свою прелесть. Только целовать.
   О боги! Как вы умудрились сделать так, чтобы киберлин его корабля оказался дедом его девушки?! Из-за этого деда единственное, что ему оставалось, - это целоваться и целоваться. Как только он начинал её раздевать и загораться от её тела в кружевных тряпочках - тут же приходил вызов, который он, как капитан, никак не мог проигнорировать. А вдруг это и в самом деле авария? Или серьёзная поломка, как сегодня? Нет, он не мог рисковать, но из-за всего этого Деймир сходил с ума.
   Проклятье! Да провались оно всё пропадом! Он опять должен её увидеть. Обнять свою прелесть и крепко-крепко её поцеловать. И он это сделает несмотря ни на что. Прямо сейчас.
  
   ***
  
   Тори лежала на кровати в старых любимых шортах и майке, которую подарила когда-то Келли. На майке красовалась яркая надпись "Улыбнись!", а ниже в скобочках пряталось продолжение "(если хочешь меня)". Себя она не хотела, но это нисколько не мешало ей улыбаться.
   Как же изменилась её жизнь! Стоило однажды собраться с духом и решиться выйти из дома, как перемены не заставили себя ждать. Она отправилась в путешествие, она встретилась и познакомилась с новыми людьми, она влюбилась... А ведь раньше, когда она сидела дома, девушка не сознавала, что была чего-то лишена. Ей казалось, что у неё есть всё. Друзья и работа по онлайну и бионету, виртуальные походы на выставки и в магазины... Воздухом подышать? Так для этого у неё есть замечательный сад с водоёмом возле дома, и она честно перед сном гуляет там по дорожкам. Тори за несколько лет создала свой маленький уютный мирок, в котором было безопасно и... скучно. Теперь-то она это понимала.
   Утром после зарядки и днём через некоторое время после обеда Тори работала. Так было, пока она не встретила Дея. С тех пор, когда приходило время работы, она честно открывала нужные файлы, раскладывала на столе объёмные проекции самых известных артефактов и на этом всё заканчивалось. Вот и сегодня она уже несколько раз прочитала статью одного из исследователей, но когда осознала, что ничего не запомнила, решила, что с этим пора завязывать. Работать совсем не хотелось. Девушка мечтательно улыбнулась и тихонько вздохнула. Все мысли в голове стали принадлежать Дею.
   Тори провела пальцами по губам, которые ещё помнили последний поцелуй Дея и прошептала:
   - Ди нарри...
   Как же приятно слышать, как Дей называет её всякими ласковыми словечками. А от этого "ди нарри", произнесенного его хриплым от страсти голосом, она просто таяла.
   Как же здорово быть влюблённой! Весь мир вокруг тебя становится чудесным, радостным, хочется всем улыбаться, а иногда просто прыгать от счастья. Пусть дедушка говорит, что она сейчас невменяемая, что у неё на глазах розовые линзы, пусть. А ей это нравится! Она никогда не была такой счастливой, такой уверенной в себе. Раньше она сомневалась во многих вещах, но восхищенные взгляды Деймира, направленные на неё одну, придавали уверенности, дарили спокойствие, убеждали в собственной значимости. Она стала нужной. Она стала важной. Не только для деда, для него она всегда была приоритетом, но и для другого человека. И какого человека! Дей самый лучший мужчина на свете! Нет, во всей Галактике! По крайней мере для неё.
   Сердце девушки наполнилось восторгом и радостью, стоило ей только подумать о Дее. А что с ней происходило в его присутствии, она вообще не могла описать словами. Тело охватывало томление, требовательный жар начинал пылать где-то глубоко внутри, а в животе просыпалась бабочка, которая непонятно как поселилась там с первым поцелуем Деймира. Никогда раньше она не испытывала таких чувств, как сейчас. Никогда раньше ей не хотелось зайти дальше поцелуев. Собственно, даже о них она раньше не думала. Рядом с ней не было никого, кто бы мог пробудить такие мысли.
   Одна часть её боялась того, к чему могли привести поцелуи Деймира, и она с облегчением вздыхала, когда ему приходилось их прерывать. Другая часть трепетала в нетерпении, когда же наконец ЭТО случится, и разочаровано стонала, когда всё заканчивалось, не успев начаться. Эта вторая часть подбивала её одевать сексуальные приманочки под серебристое платье и удовлетворённо улыбалась, когда видела, как у Деймира от её вида перехватывает дыхание, а глаза становятся просто бешенными. Сознавать, что она доводит сурового и внешне невозмутимого капитана до такого почти невменяемого состояния, было на удивление приятно и казалось ей справедливым. О боги! Ведь он точно также действовал и на неё. Между ними горел огонь, в который, не задумываясь, хотелось прыгнуть. И она бы обязательно сделала это, если бы не дедушка.
   Тори снова улыбнулась. Дедушка. Вот кто в этой ситуации развлекается по полной программе. Выдумывает несуществующие аварии и следит за каждым её шагом, останавливая в самый ответственный момент. Чаще всего она просто бесилась от этого, и когда Дей убегал на очередной вызов, просто рычала на деда по ликому. Но иногда, в моменты, когда Дей ловко игнорировал её расспросы, она соглашалась с позицией деда.
   Блин, но Дей знал о ней практически всё, она не скрывала ничего, она доверяла ему. И Тори хотелось бы такого же доверия. Что может быть такого в его прошлом, о котором совсем ничего нельзя рассказать? Что с ним произошло когда-то, что только рядом с ней разглаживаются его морщины на переносице, смягчается взгляд, а вся твердость и суровость куда-то отступает? Как он сломал нос? Почему у него седые пряди и шрам на подбородке? Почему Кэана он называет братом, когда сам не является сенсетивом? Все эти вопросы возникали, когда они проводили вместе время, но Дей, как только мог, отвлекал её. Лишь когда она оставалась одна, Тори понимала, что так и не получила его ответы. Где-то в глубине души это начинало тревожить и беспокоить девушку, но она была влюблена, а потому изо всех сил гнала от себя плохие мысли.
   Деймир отличный человек, замечательный капитан, его уважает дедушка, а Марик и Мита считают своим другом, успокаивала она себя. Что бы там ни было в его прошлом, оно уже прошло и осталось далеко позади. Вот пусть оно там и остаётся. Но дедушка считал иначе. Он убеждал Тори в том, что любое прошлое рано или поздно вторгается в настоящее, и она должна быть к этому готова, а потому ей просто необходимо знать, с кем она имеет дело. Что ж, Тори не была против узнать всё-всё про своего любимого мужчину, но заставлять Деймира говорить то, что он не хочет, не собиралась. Пусть всё идет своим чередом.
   Дверь в каюту тихо пискнула и стала медленно отъезжать в сторону. Она ещё не открылась до конца, как Деймир, не дождавшись этого, ворвался к ней в комнату. Он тут же запечатал дверь, набрав какой-то код, а потом обжигающе глянул на неё и достал из огромного кармана на брюках банку жидкого пластика.
   - Что ты делаешь? - Тори вскочила с кровати, одёргивая шорты и поправляя волосы. Блин, она опять лохматая.
   - Молчи, - отмахнулся Дей и стал ожесточенно замазывать пластиком какие-то выемки по углам каюты на стыке стен и потолка.
   Тори с изумлением смотрела на Дея. Чем это он занимается?
   Когда Деймир закончил с пластиком, то достал баллончик с закрепителем и стал брызгать им на панели воздухопровода, запечатывая их намертво.
   - А зачем...? - начала было Тори, но Деймир еще раз яростно посмотрел на неё, и она решила, что лучше промолчать.
   Когда он всё закончил, то медленно повернулся к девушке. Тори невольно облизала губы, сердце её забилось чаще, наполняясь радостным предвкушением, а на щеках стал проступать румянец - сомнений в действиях Дея не осталось. Он заблокировал все ходы и выходы из её каюты, теперь никакой робот, а вместе с ним и дед не сможет узнать, что здесь происходит. Она осталась наедине с самым лучшим мужчиной, который наконец придумал, как избавиться от опеки деда.
   Деймир молча и страстно посмотрел на Тори, а затем отшвырнул в сторону баллончик. Его глаза наткнулись на надпись у неё на груди, и губы тут же дрогнули в неровной улыбке.
   - Можешь не сомневаться, - прохрипел он и одним движением притянул её к себе.
   Он накрыл своими большими ладонями её попку, крепко сжимая, а затем наклонил голову, вдыхая аромат её волос. Он держал её так крепко, как будто без неё не мог удержаться на ногах. Как будто она - самое дорогое и что-то безумно хрупкое, что он когда-либо держал. Как будто она исчезнет, если он хоть на миг её отпустит. Как будто он не сможет больше жить без неё...
   Тори зажмурилась и крепко-крепко обняла его в ответ, пытаясь без слов сказать ему то же самое. Когда он потянулся к её губам, она улыбнулась. О боги, как же приятно осознавать, что она сводит такого мужчину с ума!
   Дей притянул её ещё ближе, безмолвно говоря о своём возбуждении, а затем с нетерпением набросился на её улыбку.
   - Как же я скучал! - пробормотал он между поцелуями.
   Тори опять улыбнулась. За те два часа, что они не виделись, она тоже очень соскучилась.
   И тут до них донёсся голос дедушки.
   - Деймир, немедленно открой! Я знаю, что ты задумал! Ах ты, гад! Не смей, слышишь, не смей. У тебя всё равно ничего не выйдет! Открой, кому говорю. Ты ведь знаешь, я не замолчу. Тебе хорошо слышно? А так? - Эган увеличил звук, и Тори стало казаться, что он орёт уже здесь, в комнате. - Открывай, бессовестный! Немедленно.
   - Проклятие! Он ведь не отвяжется? - с безнадёжной тоской спросил Деймир, прижимаясь к её лбу, а затем яростно впился в её губы, не обращая внимание на не прекращающийся крик из коридора. Но едва он услышал стон Тори, его поцелуй из жесткого, отчаянного превратился в нежный, соблазняющий, и она невольно издала ещё один чувственный звук.
   - Ты была так нужна мне, что я больше не мог ждать,- прошептал он в её губы.
   Крик Эгана превратился в оглушительный шум, и Деймир, как ни старался больше, не мог его игнорировать. С трудом оторвавшись от припухших губ Тори, он прошептал ей на ухо:
   - Мы еще не закончили, ди нарри, - развернулся, набрал код на двери и вышел.
   - Что ты с ней сделал, гад? - Эган не уменьшил звук, и Тори чуть не оглохла.
   - Киберлин Эган, потрудитесь заткнуться! Я капитан корабля и имею право заходить в любую каюту без вашего разрешения.
   - Но ты...
   - Еще слово и от тебя даже винтика не останется. Устроил тут спектакль. А ну по местам! - рявкнул Дей.
   Тори осторожно выглянула из каюты. В коридоре была толпа, которая потихоньку расходилась.
   - Дедушка, успокойся, ничего не было, - тихонько произнесла Тори.
   - Правда? - донёсся уже тихий, для неё одной, голос деда.
   - Правда, - впервые Тори солгала дедушке, потому что между ней и Деймиром определённо что-то было. Тори боялась дать этому название, но то, что она испытывала в его объятиях, ей безумно нравилось. Она в который раз забыла про свой счет до десяти и была не уверена, что сможет правильно посчитать даже теперь. И Дей был прав, они еще не закончили. Они еще даже не начинали как следует. Но дедушке об этом знать не обязательно. Он и так слишком сильно вмешивается в её жизнь, а так быть не должно, ведь она уже давно взрослая.
   - Хм, дедушка, - Тори вернулась в каюту и закрыла дверь. - Может, объяснишь, что это за цирк ты тут устроил? Ты что, меня окончательно опозорить хочешь?
   - Да ни за что на свете! - возмутился дед.
   - Правда? А что это тогда было? Половину корабля собрал у дверей моей каюты! - Тори действительно разозлилась, ей с этими людьми ещё лететь и лететь, а она уже сейчас пытается не обращать внимания на их шуточки. Что же будет после этого представления?
   - Кх-м, Тори, - дед явно был смущён. Обычно он за словом в карман не лез, а тут мнётся и как будто не знает, что сказать. - Понимаешь, я просто не успел подготовиться. До конца дежурства ещё четыре часа, я думал, что капитан будет занят сменой фильтров, и потому немного расслабился. Кто ж знал, что ты бедного парня так охмурила, что он уже, не дождавшись конца смены, к тебе со всех ног бежит?! Ну не успел я придумать подходящей аварии! Не успел! Вот и выкуривал мерзавца из твоей каюты, как мог. А он же, зараза, все щели чем-то заблокировал, что я не смог робота потихонечку подослать, чтобы разведать, как там у тебя дела. Вот и заволновался, вот и устроил, как ты говоришь, цирк. Зато ж подействовало!
   Тори застонала.
   - М-м-м, дедушка! Очень тебя прошу, отстать ты от нас! Пожалуйста! Что ты там хотел разведывать? А? Ты что, забыл, чем влюблённые люди наедине занимаются?
   - Ничего я не забыл! Вот потому и вклиниваюсь между вами постоянно, чтоб не наедине были. Рано вам ещё этим заниматься! Он до сих пор ничего ни тебе, ни мне не сообщил.
   - Ну и что! Мне, что б ты знал, всё равно! Не хочет говорить, и ладно. Для меня он всё равно самый лучший.
   - В этом ещё убедиться надо. Всё, я всё сказал. Ты мою позицию знаешь, - дед отключился, а Тори в бессилии застонала.
   Он тоже знает её позицию! Почему же всё должно быть так, как он сказал? Это же несправедливо!
   С этим срочно надо что-то делать.
  
   ***
  
   Как девушку можно заставить полюбить себя? Как? Если ты просто теряешь голову рядом с нею, а она уже потеряла свою голову. От другого...
   Шеган не мог найти ответ на этот вопрос. Уже то, что ему надо над этим раздумывать, выводило его из себя. Будь он дома на Гелле, и проблема в лице капитана решилась бы тёмной ночью тихо и незаметно. Нужные люди у него всегда были под рукой, но здесь на "Метеоре" без своих связей с одним Мэттом он мало что мог сделать.
   Он ходил из комнаты в комнату по своим апартаментам и старался не смотреть на экран в гостиной. Ему невыносимо было видеть Анторию в объятиях другого. Уже сто раз он пожалел, что ещё в первый день полёта приказал Мэтту напичкать камерами весь второй уровень. Тогда он хотел быть в курсе всех перемещений девушки, чтобы в подходящий момент всегда быть рядом. Тогда это казалось хорошей идеей. Но с тех пор как этот сопляк спустился со своего уровня, всё пошло наперекосяк. В первые дни Шеган вообще не мог выходить из своего люкса. Он боялся сорваться и окончательно испортить свои отношения с Анторией. Как наркоман, он не отрывался от экранов и наблюдал за своей девушкой и тем гадом. Он смотрел, желая отвернуться. Он отворачивался, желая посмотреть.
   Потом Шеган всё-таки нашёл в себе силы встретиться с девушкой и, выбрав момент, когда капитан отправился на дежурство, вышел из своих апартаментов.
   Антория была прекрасна и недосягаема. Её глаза сияли, улыбка очаровывала, голос соблазнял. Они опять говорили, и он обрадовался, что хоть в этом ничего не изменилось. О своих любимых предметах искусства и артефактах она могла говорить только с ним. Шеган так и знал, что капитан окажется в этих вопросах полным профаном. Что можно ещё ожидать от этого недоумка?
   Почему замечательные и хорошие девушки всё время влюбляются в таких вот... неподходящих типов? Почему Антория не влюбилась в него? На этот вопрос у Шегана был горький ответ. Всё дело в химии. Именно она связала вместе таких непохожих людей, как Антория и этот недоделанный капитан. Именно она затуманила его девушке глаза, заставляя не обращать внимания на несовместимость с этим типом. Всё дело в этой суке - химии, а не в любви, как думала Антория.
   Нервное хождение Шегана было прервано. К нему в люкс зашёл Мэтт с дурацкой ухмылкой на лице и нагло плюхнулся в кресло.
   - Ше-еф, - загадочно протянул он, - а что я сейчас видел...
   Шеган поморщился. Он уже просто ждал в нетерпении, чтобы ему опять грозила какая-нибудь опасность и этот проклятый режим дружбы отключился в его телохранителе.
   - Что, совсем не интересно? - Мэтт бросил взгляд на экран, до которого Шеган так и не дошёл. - Уже всё видели, да? - обиделся он.
   - Ничего я не видел, рассказывай, - сдался Шеган.
   - О! Так вот. Похоже, нашего капитана сильно припекло. Он выскочил из лифта как ошпаренный и припустил по коридору в сторону, где находится каюта одной Вашей знакомой. Я, естественно, не мог этого пропустить и отправился следом. Сначала ничего не происходило. Капитан, видно, уже проник в святая святых, и в коридоре кроме меня больше никого не было. Но очень скоро появился робот-уборщик и вместо того, чтобы заняться уборкой коридора, попытался проникнуть в ту же каюту. Ни хрена у него не вышло. И тут подключился наш дедуля. Ха! Голосил он, скажу я Вам, препротивно. Кучу возмущенного народа в коридоре собрал, но зато добился результата. Капитан всё-таки вылез из каюты и, судя по его злющему взгляду и рёву, которым он разгонял толпу, ничего у него не срослось. Вот так-то. Так, что не переживайте Вы так за свою красотку, за ней тут глаз да глаз. В такой ситуации у нормального мужика ни хрена не получится. А капитан, похоже, из таких, его свидетели не возбуждают.
   Шеган скривился. Его нисколько не успокоили слова Мэтта. Пока он тут раздумывает, что делать, его соперник вовсю целуется с его девушкой. Обнимает её тело. Слышит её стоны. Из груди вырвался рык. Он должен что-то предпринять! Шеган стал опять нервно ходить по комнатам. В такой ситуации у него было всего два варианта: действовать с помощью той же химии или организовать интригу, в результате которой Антория будет смотреть на капитана совсем другими глазами и наконец оценит Шегана.
   - Что? Всё гадаете, что бы такое совершить, чтобы красотка воспылала к Вам любовью? - Мэтт явно нарывался. - Я бы на Вашем месте...
   - Ты не на моём месте! - как же он надоел Шегану со своими советами.
   - И слава богам! Нет, Вы всё-таки послушайте. Вдруг поможет.
   В самом деле, может Мэтт выдаст какую-нибудь спасительную мысль.
   - Говори.
   - В Вашей ситуации сделать можно только одно. Опустить капитана. Смешать его с грязью. Сделать так, чтобы красотка сама от него отвернулась и кинулась за утешением к своему старому и верному другу. То есть к Вам. Ну, а там уж Вы постарайтесь не растеряться от её прелестей. Ха, не мне Вам рассказывать, что делать с женщиной.
   Вот именно. Не ему.
   Но Шеган не услышал ничего нового. Собственно, это и был один из вариантов, о котором он размышлял. Но если он предпочтёт действовать в этом направлении, всё равно оставались вопросы.
   - И как ты предлагаешь его опустить?
   - Ну неплохо было бы покопаться в его прошлом. Но в базе "Метеора" никакого компромата конечно же нет. Может, что отыщется на Терлинне, но я сомневаюсь, слышал, что наш капитан летит туда впервые. Кстати, Вы знаете, почему он и киберлин сейчас на ножах? - Мэтт дождался вопросительного взгляда шефа и продолжил. - Как раз из-за его тёмного прошлого. Никто не знает, чем занимался капитан до того, как оказался на Гелле. Это подозрительно.
   Тут Шеган был полностью согласен с Мэттом. Это было подозрительно, и наверняка эта информация ему очень бы помогла. Но так долго ждать было невыносимо. Лететь до Терлинны, нанимать детективов, ждать, пока они что-то выяснят, а в это время эта сволочь всё время будет с Анторией... Нет, ему не нравился этот вариант, категорически.
   - Слишком долго ждать, - недовольно отрезал он.
   - Согласен. Неплохо было бы здесь что-нибудь провернуть, но опасно...
   - А поподробнее, - заинтересовался Шеган.
   - Я мог бы устроить аварию. Вывести из строя гравитоген, например. Но это, скорее всего, не поможет. Обвинить капитана, что он сам или благодаря своей халатности испортил генератор гравитации, практически нереально. Зато можно использовать его напряжённые отношения с киберлином. Как Вам такой вариант: капитан так хочет вкусить прелестей нашей красавицы, что устраняет со своего пути все препятствия. Киберлин ему мешает? Мешает. Значит на хрен этого киберлина. Как капитан, он имеет право в исключительных случаях его отключить. А чем Тори не исключительный случай? Корабль без киберлина не развалится, просто у команды больше дел прибавится, а вот внучка наверняка обидится. А если во время отключения с её дедом ещё и произойдёт что-то нехорошее... то капитану точно несдобровать. Вот если бы всунуть капитану в голову эту мысль об отключении, была бы красота! А уж я бы в нужный момент как-нибудь бы вклинился в процесс и сделал бы большую бяку.
   Шеган медленно улыбнулся. Это было бы прекрасно во всех отношениях. Во-первых, не надо долго ждать, а во-вторых, ему тоже киберлин не нужен. Антория, конечно, расстроиться, но он её быстро утешит. У неё будет всё: драгоценности, меха, дома, картины и то, что не доставалось ещё ни одной женщине - его любовь.
   - Я так понимаю, что Вам понравилось моё предложение, - Мэтт самодовольно откинулся в кресле. - Только чур с меня диверсия, а с Вас уговоры. Капитан должен по крайней мере начать процедуру отключения, а там дело техники.
   Шеган кивнул. Он что-нибудь придумает.
   Всегда оставались и другие варианты в случае неудачи. Возможно, ему всё же придётся порыться в прошлом капитана. Или использовать феромонгон... Но это уже крайнее средство. Совсем крайнее. Применять к Антории феромоны было нежелательно, он хотел от неё не искусственных, а настоящих, искренних чувств. Таких же, как она.
  
   Глава 13
  
   Глава, в которой Тори поддалась душевному порыву, а Кэан "подготовил почву" для откровений.
  
   Быть в центре внимания Тори категорически не нравилось, но после того как дедушка устроил спектакль в коридоре возле её каюты, она вот уже два дня ловила на себе заинтересованные и насмешливые взгляды. Теперь не только команда, но и все пассажиры знали о её романе с капитаном и с интересом следили за их парочкой. Как оказалось, её аппетит от повышенного внимания к хозяйке нисколько не уменьшился. Обед был очень вкусным, впрочем, как и всегда на "Метеоре", и девушка, мысленно отгораживаясь от любопытных взглядов, решила несмотря ни на что наслаждаться вкусной едой. Она скосила глаза влево и тут же наткнулась на повышенное внимание к своей персоне семейной пары за соседним столиком.
   Что за люди! Уже и поесть спокойно нельзя. Нет, ну сколько можно на неё пялиться? В конце концов, это просто неприлично. Так ведь и подавиться можно!
   Тори раздражённо вздохнула и посмотрела в другую сторону. Сегодня у Дея до конца дня было дежурство, и за столиком вместо него был Кэан. До чего ж хорош сенсетив, зараза! Глаз просто не отвести. И хотя за время полёта она уже привыкла к его красивой и эффектной внешности, но это не мешало девушке им любоваться. И она ни сколько не корила себя за это. Она всегда восхищалась красотой, и ей по большому счёту было не важно, кому она принадлежит: девушке, мужчине, ребёнку или старику. Тори умела видеть красоту во всём и во всех.
   Кэан довольно быстро это понял. Когда он замечал такое внимание со стороны девушки, то чуть заметно ей подмигивал и принимал более эффектную позу, как бы говоря ей - любуйся мной, я совсем не против. И Тори любовалась. А Кэан, в свою очередь этим вовсю пользовался, чтобы подразнить Дея, Джару и Ноллу. С Деем у него не очень получалось. Тот не поддавался на такие провокации. Капитан был на сто процентов уверен в чувствах Тори, а потому снисходительно смотрел на её восхищенные взгляды, бросаемые в сторону своего брата. А вот Джара откровенно злилась. Она тут же принималась с вызовом смотреть на Тори, хватала Кэана за руку и с чувством собственницы прижималась к ней всем телом. Джара всёрьез была намерена заполучить этого красавчика в своё личное пользование, но тот пока держал оборону. Нолла, глядя на это, презрительно фыркала, но тоже злилась, хотя Тори подозревала, что больше всего её раздражает поведение Джары. Это всё веселило и в какой-то мере успокаивало девушку. Слава богам, не у неё одной на борту "Метеора" возникли романтические отношения, и любопытным пассажирам было что обсуждать кроме неё.
   С дедом так и не получилось договориться. Она никогда так не спорила с ним, как в последние дни. Но всё было без толку. Дед провел границы, переступить которые она не могла, пока находилась на "Метеоре". Нет, конечно, она могла наплевать на заплесневелые представления деда об ухаживании, но ссориться с ним Тори не хотелось. Дед был единственным её родственником в этом мире, и как бы не нравились ей его стариковские правила, девушка предпочла им подчиниться. Чего не сделаешь ради любимого деда?
   С Деймиром разрешалось разговаривать, целоваться, обниматься в одетом виде, и сидеть на коленях - всё! Когда она честно пообещала не нарушать его требования, стало легче. Дед перестал так пристально за ними следить и давал время вволю нацеловаться.
   Но в любом положении есть свои положительные стороны. Благодаря такому контролю со стороны дедушки она почувствовала себя в безопасности, а потому зачастую провоцировала капитана своими взглядами, движениями, словами. Не то что бы его надо было соблазнять, он и так смотрел только на неё и видел только её, но Тори никогда ни с кем не флиртовала, не заигрывала, а потому с удовольствием стала этому учиться. Судя по реакции Дея, это ей удавалось. То, что эти заигрывания ничем, кроме поцелуев не кончатся, очень радовало её осторожную и рассудительную часть. А вот другая её часть, которая просто таяла от поцелуев Дея и хотела продолжения, испытывала легкий стыд. Ей нравилось дразниться, нравилось возбуждать, и как бы осторожная часть её натуры не взывала к совести и просила не мучить капитана, Тори ничего не могла поделать. По просьбе Дея одеть что-нибудь трудно снимающееся, она вновь откопала свой комбинезон. Может, это было и плохо так дразнить капитана, но она не смогла сдержаться. В тот же день при встрече в кают-компании, пока он изучал меню, Тори тихим шепотом сообщила ему на ухо, какая именно приманочка скрыта под комбинезоном. Она думала получить жаркий взгляд на своё признание, но Дей даже не повернулся. Вместо этого он основательно погнул поднос и прошипел что-то непонятное, но явно ругательное. Только за столиком он более менее успокоился и, наклонившись к ней, тихо пригрозил:
   - Я тоже умею дразнить, ди нарри. Жду не дождусь, когда смогу тебе это доказать...
   Тори тут же улыбнулась, когда опять подумала про Дея. Она ничего не могла с этим поделать, а так как в последнее время девушка только о нем и думала, то мечтательная улыбка не сходила с её лица. В последние дни, кроме томного желания, которое вызывал в её теле суровый капитан, в её сердце поселилась необъяснимая нежность к этому загадочному мужчине. Когда он ласково на нее смотрел, когда ухаживал за столом, когда увлеченно рассказывал о своих путешествиях и о своих друзьях, когда заботливо обнимал и страстно целовал на прощание, она чувствовала, что всё больше и больше между их сердцами возникает что-то большее, чем влюблённость. Она боялась дать этому название, да и по большому счету не знала, когда влюблённость превращается в любовь, но одно она знала наверняка. Едва они расставались, как она тут же начинала скучать. Без него ей было плохо. Дей давно дал ей свободный допуск на все уровни, но она старалась не злоупотреблять его доверием. Всё-таки он на работе, и вполне возможно, она будет его отвлекать. Но именно сейчас она вдруг поняла, что безумно скучает по своему капитану и не может больше выносить любопытных взглядов окружающих. Тори приняла решение посмотреть наконец рубку управления и навестить Дея.
   Она быстро покончила с обедом и отнесла поднос к пищепорту. Проходя мимо столика Шегана, она поймала на себе его взгляд и ответила легким кивком приветствия. Тот тепло улыбнулся в ответ и продолжил свой разговор с Мэттом. Похоже, он наконец понял, что у неё с капитаном всё очень серьёзно и отказался от своих романтических планов. Девушка была этому очень рада и теперь безбоязненно общалась с ним время от времени, пока Дей был на своих дежурствах. Но сегодня она слишком скучала без своего мужчины, и общаться с Шеганом даже на любимые темы совершенно не хотелось. Она решительно вошла в лифт и нетерпеливо нажала единицу. Пора кому-то разнообразить эти утомительные и такие долгие дежурства Дея.
   Первый уровень был совсем небольшим: от лифта шел прямой коридор к рубке, слева по коридору находились каюты сенсетива и врача, а справа - апартаменты капитана. Тори быстро добралась до рубки, остановилась в дверном проёме и тут же нашла взглядом Деймира. Он сидел в капитанском кресле и, уставившись в экран перед собой, внимательно кого-то слушал. Девушка чуть сдвинулась и увидела, что на экране был Марик, который, судя по всему, о чем-то докладывал Дею. Не желая отвлекать капитана от работы, Тори тихонько прислонилась к стене и стала им любоваться. Прямые широкие брови, светло-карие почти янтарные глаза, большой нос, чувственный рот, твердый подбородок - всё это стало таким родным и любимым за последние дни. Сейчас он чуть хмурился, но Тори знала, что стоит ей появиться и эта морщинка между бровями тут же пропадёт, а глаза потеплеют. Дей был чуть ниже Кэана, но здоровое капитанское кресло, в котором Тори точно бы утонула, казалось еле вмещало его.
   Марик закончил свой отчет, и Дей удовлетворённо кивнул:
   - Действуй.
   Он отключил экран, откинулся в кресле и тут же увидел Тори. Карие глаза загорелись и он, протянув к ней руку, позвал:
   - Иди ко мне.
   Тори оторвалась от стены и не спеша направилась к креслу, хотелось оглядеться вокруг, но Дей безраздельно приковал к себе её внимание. Он не отрывал от неё своих глаз, а когда она оказалась рядом, мягко потянул за руку, торопя девушку, и усадил к себе на колени. Тори привычно устроилась в уютных объятьях, а Дей зарылся лицом в её волосы, вдыхая их аромат.
   - Ты давно пришла?
   - Нет, только что. Я, наверно, не вовремя, ты работаешь, - смутилась Тори, кивнув на экраны. - Я не помешаю?
   - Никогда, - уверенно ответил Дей и поцеловал её в затылок. - Без тебя здесь скука смертная. Кроме того, ничего срочного и важного пока не предвидится, так что... если не вмешается твой дед, то я буду просто счастлив видеть тебя рядом до конца дежурства.
   Тори улыбнулась.
   - Ну, ты же знаешь, у нас с дедом перемирие. Он не вмешивается и не стоит над душой, а мы с тобой в ответ только разговариваем и... целуемся.
   - Целуемся... - прошептал Дей и наклонил к Тори голову. Его рот накрыл её губы, и девушка тут же растаяла от безумно приятных ощущений, вызванных поцелуем, в котором было столько нежности, трепета и страсти, что не ответить было невозможно. Через некоторое время Дей с трудом оторвался от её губ и, пробормотав что-то похожее на ругательство, тяжело вздохнул. Он обхватил левой рукой её шею, нежно поглаживая, а правую провел вдоль всего тела, скользя по плотной ткани комбинезона, и остановился на икрах девушки, которые тут же стал массировать.
   Тори застонала, по телу разлилась приятная истома:
   - Как здорово...
   Дей переместил губы на её шею, а потом стал покусывать её ушко.
   - Знаешь, - шепнул он, - я начинаю ненавидеть этот комбинезон.
   - М-м-м, а раньше он тебе нравился.
   - Нравился, - согласился Дей, - ты в нём такая сексуальная. Но, проклятье, Тори, это не комбинезон, а какие-то доспехи, просто так до тела не доберёшься.
   - Угу. Так и было задумано. Ты же сам попросил меня одеть что-нибудь, что было бы сложно быстро снять. Чтоб не соблазнять тебя лишний раз.
   - Просил, - печально сказал Дей. - Но, похоже, что бы ты ни одела, мне уже ничего не поможет, - он тяжело вздохнул. - О боги, кто бы мог подумать, что я буду просто с ума сходить от нетерпения попасть на Терлинну.
   Тори нахмурилась. Она не знала ни одного человека, кто не мечтал бы попасть на планету сенсетивов. Ни одного, кроме Дея.
   - Почему ты не хотел туда лететь?
   Его пальцы чуть сильнее сжались, тело напряглось, и Тори поморщилась. Всё ясно - это одна из закрытых тем. Вот как это у него получалось? Казалось, Дей ничего от неё не скрывал, он отвечал на любые её вопросы, но... Иногда, глаза его темнели, сам он как будто каменел, а его ответы в таких случаях ничего не объясняли. Вот и теперь в разговоре повисла неприятная пауза, а потом он слишком уж безразлично ответил:
   - Что я сенсетивов не видел. Ты же знаешь, я их терпеть не могу.
   - Что, даже Кэана? - решила пошутить Тори.
   Дей тут же расслабился и фыркнул:
   - Особенно Кэана. Охламон ещё тот.
   Но в его тоне чувствовалось теплота, и Тори поняла, что его неприязнь, направленная на сенсетивов, к Кэану никак не относится.
   - Расскажи мне ещё о других планетах, - попросила Тори. Она знала, что на эту тему Деймир никогда не откажется говорить. - Какая тебя больше впечатлила?
   - Пожалуй, Акатора, - после недолгих раздумий определился Деймир. - Никогда так не замерзал, как там. Это какое-то царство снега и льда. Жутко холодное и невообразимо прекрасное. Люди, и довольно много, живут там подо льдами. Но когда подлетаешь к планете, видишь только бескрайние пространства ослепляющего снега, ледяные шпили гор, ярко голубое небо, и тебе кажется, что более безлюдного места не найти во всей Галактике... Но, в принципе, на каждой планете есть свои плюсы и минусы.
   Тори поёжилась, холод она не любила и на эту Акатору ни за что не полетит, как бы красиво и необычно там не было.
   - А ещё где ты был? Ну, кроме тех планет, куда у тебя постоянно рейсы. Про Ливинию и Орид ты мне уже рассказывал.
   - Раньше возил людей на Меунару, Карду, Денос. А ещё меня занесло на Артан. Вообще у нас рейсы периодически меняются. После Терлинны отправлюсь опять на Денос. Милая такая планетка с кучей университетов и институтов. С Геллы там многие учатся. Рассказать?
   Тори отрицательно мотнула головой и сглотнула, почему-то внезапно пересохло в горле. На Деносе познакомились её родители. И истории про их знакомство рассказывала ей мама перед сном вместо сказок.
   - Про Денос не надо. Расскажи про Артан.
   - Артан, так Артан.
   Деймир принялся рассказывать, а Тори задумалась. Как внезапно сжалось сердце и стало тоскливо, когда она вспомнила о родителях. Она не захотела говорить про Денос и не вспоминала в разговоре с Деем про своих родителей. Ей было тяжело. Наверно, и у Дея есть свои причины для закрытых тем. Наверно, и ему сложно рассказать то, что требует её дедушка. Некоторые вещи очень больно и неприятно опять вспоминать. Но ведь и она не говорит с Деймиром о том, что никто, кроме неё, не знает, и до сих пор сниться ей в кошмарах. Неудивительно, что и он молчит. Сложно рассказать тому, в кого ты влюблён, не самые приятные моменты своего прошлого. Хочется показать свои самые лучшие стороны и совсем не думать о плохом. Но кто-то должен сделать первый шаг и доверить другому свою тайну. Тори улыбнулась. Она недавно изменила всю свою жизнь, и у неё уж точно хватит храбрости довериться первой.
   - Тори, - окликнул её Дей. - О чем задумалась?
   - О прошлом. Знаешь, почему мой дед стал киберлином?
   - Ну это всем известно. На одном месте сидеть надоело, а он всегда мечтал о космосе, вот и согласился на преобразование. Кроме того, на Гелле к этому все нормально относятся, а пенсионеры, насколько я знаю, даже в очередь становятся.
   - Угу, становятся. Только вот он на тот момент пенсионером не был... - была не была, решила Тори, она расскажет Дею то, что дедушка точно никому не сообщал, а она сама предпочитала не вспоминать. - Знаешь, я живу в довольно элитном поселке, и за это нужно много платить. Когда были живы родители, таких проблем не возникало. Они были довольно известны в научных кругах, и наша семья могла позволить себе очень многое. Но потом... всё изменилось. Дедушка тогда всё бросил и прилетел на Геллу, но работы так и не нашел. Мы получили страховку и денежную компенсацию от института, где работали родители, и сначала казалось, что тех денег на всё хватит - и на жизнь, и на дом, и на мою учёбу. Но так только казалось. Моим опекуном стал дедушка, а у него никогда не получалось делать деньги, но ради меня он всё же решил попытаться. Я узнала про все подробности гораздо позже, уже когда стала взрослой. А тогда он вложил все свои и часть моих денег в какое-то новое предприятие, но оно прогорело буквально через полгода. Перед ним встал вопрос, как сообщить мне, что денег на содержание дорогого родительского дома у нас больше нет, денег на мою учебу тоже и надо всё продавать и перебираться в более скромное место. И тут ему пришла в голову гениальная мысль - стать киберлином. Тогда бы не пришлось признаваться мне в том, что он так невыгодно вложил наши деньги, да и дом, который я очень люблю, остался бы в моей собственности. В то время киберлинами становились единицы, и преобразование могли выдержать не все, а потому компания, куда обратился дед, очень обрадовалась. Он был достаточно молодым и здоровым, а самое главное, у него была крепкая психика. Они подписали с моим дедом выгодный контракт и выдали ему деньги авансом. Только после этого он мне сообщил о своём решении. Причем сделал всё так, как будто он мечтал стать киберлином всю свою жизнь, а о финансовых проблемах я тогда так и не узнала. Я сильно обиделась на него и просила подождать его хотя бы до моего совершеннолетия, но он...
   - Что? - прошипел Дей и чуть крепче прижал к себе Тори. - Ты что была тогда маленькой?
   Тори улыбнулась:
   - Я и сейчас маленькая. А тогда мне было пятнадцать с половиной, и я считала себя очень взрослой.
   Дей ещё сильнее её обнял, и Тори с удивлением посмотрела на него.
   - Ты что не знал? Я думала, что дедушка всё-всё обо мне рассказал своей команде.
   - Не всё, как оказалось, - процедил Дей, и Тори показалось, что он очень разозлился.
   - Ну и ладно, - попыталась успокоить его девушка, - значит, узнаешь обо мне что-то новое, а то в последнее время мне кажется, что мне тебя уже и удивить нечем.
   Капитан чуть расслабился и с нежностью посмотрел на неё:
   - Скажешь тоже. Ты самая удивительная девушка, что я встречал. А вот дед твой, - Дей опять нахмурился, - ещё пожалеет, что из-за него ты попала в детдом.
   - Не была я ни в каком детдоме! - воскликнула Тори. - Но Гелле вообще таких домов нет!
   - Так что ты хочешь сказать, что ты стала жить одна в пятнадцать лет? - Дей был искренне возмущён.
   - Да лучше б осталась! - фыркнула Тори. - Поверь мне, я бы справилась. Дом у нас оснащён домокомпом, плюс за мной бы присматривала Дана - киберлин нашего посёлка. И ничего бы со мной не случилось...
   - А что случилось? - как-то подозрительно поинтересовался Дей.
   Тори тяжело вздохнула, начинается самое трудное, но ведь она сама решила всё рассказать.
   - На Гелле есть социальная служба, которая распределяет сирот по семьям, в которых изъявили желание помочь таким детям. Дед знал это, а потому договорился с семьёй, которая дружила с моими родителями, чтобы они взяли меня на воспитание. Я их тоже знала, они часто приходили к нам в гости, а потому думала, что будет всё хорошо... Сначала так и было. Мне выделили свою комнату и даже учитывали мое мнение при её ремонте. Накупили много книг и одежды...
   - А потом? - поторопил её Деймир.
   Тори замялась, как бы рассказать это всё так, чтобы Дей не начал её жалеть, а то он уже и так как-то остро реагирует на её рассказ. А ведь она ещё не дошла до самого плохого. И какой бог надоумил её откровенничать? Угораздило же её вспомнить самое неприятное событие в жизни! Вечно она так - сначала поддастся порыву, а потом страдает. Но отступать было поздно, тяжело вздохнув, Тори продолжила:
   - Потом стало так странно. Я долго не могла понять, что не так, пока в школе не понравилась одному парню. Он пытался привлечь моё внимание и часто смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд даже спиной и тогда поняла, что точно такое же чувство появляется у меня в доме Лернов. Как будто на меня кто-то смотрит, следит. Это продолжалось довольно долго, но я всегда отбрасывала свои подозрения: и Олан, и Дирая вели себя просто замечательно. А потом я проснулась и поняла, что в моей комнате кто-то есть. И этот кто-то смотрит на меня, - Тори сжала ладони в кулаки. Оказывается это трудно, вспоминать. Она старалась говорить как обычно и ничего не драматизировать, но невольно волоски на теле встали дыбом и к ней вернулись детские ощущения страха и ужаса. Почувствовав тот липкий взгляд, она тогда замерла и не смела ни пошевелиться, ни вздохнуть. Ей казалось, что стоит ей сделать лишнее движение, и этот невидимый, а потому жутко страшный кто-то, набросится на неё. Сердце колотилось с бешеной скоростью, а спина покрылась холодным потом. Тори закрыла глаза, отгоняя призраков прошлого, и продолжила. - Я сильно испугалась, а потом этот кто-то ушел. Так было несколько раз, и я начала бояться темноты. Бояться спать. Что только не приходило в мою голову. Там, в темноте, я представляла то бесплотных приведений, то злобных вампиров, то лохматых оборотней, но всё оказалось гораздо банальнее.
   Тори замолчала, на неё опять накатила неприятная волна страха, заставляя цепенеть, и девушка разозлилась. Столько лет прошло, а она, оказывается, до сих пор об этом переживает. Нет, от этого надо избавляться! Она всё расскажет, как бы неприятно это не было, а потом с чистым сердцем выкинет всю эту гадость из головы.
   - В общем дошло до того, что я стала спать с фонариком, и когда опять проснулась от того пугающего взгляда, машинально его включила. Свет тут же выхватил из темноты дядю Олана, и я от неожиданности заорала. Тут же прибежала растрёпанная Дирая. Она глянула на меня, потом на мужа, а затем включила свет и вытолкала его из моей комнаты. Он тогда казался мне каким-то странным и заторможенным, но, даже выходя из спальни, он не отводил от меня своего немигающего взгляда. Дирая вернулась, успокоила меня, а утром я уже собирала свои вещи. Она сказала, что Олан заболел и я больше не могу с ними жить. Социальная служба в тот же день нашла мне новую семью, и вечером я уже спала в новом месте. У Парков кроме меня было двое своих детей, и вскоре я поняла, что нужна им больше как нянька, чем как ещё один ребёнок.
   Тори опять сделала паузу, вспоминая Ялу и Фила. Она тогда быстро подружилась с малышами и с удовольствием проводила с ними своё время. И пусть их родители так и не полюбили её как родную, в их семье она обрела сестрёнку и братишку, которых у неё никогда не было. Сейчас они уже выросли и учились в одном из колледжей Деноса, но ни один из них не забывал её. На каникулах они приходили к Тори в гости, а она отправляла им на Денос многочисленные видеописьма и была в курсе всех их дел.
   - Тебе там тоже было плохо? - тихо спросил Дей.
   - Нет, что ты, - опомнилась Тори и продолжила, - У Парков за мной никто не подглядывал, а маленькие Яла и Фил мне сразу же понравились. Я стала для них любимой старшей сестрой, а они стали членами моей маленькой семьи. Но вот как только я пошла опять в школу, чувство, что за мной следят, снова появилось. Я стала думать, что становлюсь параноиком, что мне всё это кажется, но как-то на школьной стоянке в открытом окне аэрофлая увидела Олана. Мне опять стало страшно. Я не могла понять, что ему от меня надо, - Тори иронично усмехнулась. - Вернее сказать, что я сразу поняла, что ему надо, как-никак я была уже взрослой девочкой, но изо всех сил старалась гнать эти мысли от себя. Убеждала себя, что мне всё кажется, что он прилетел сюда случайно, что он ждёт кого-то другого... В общем, убеждения не помогли. Он прилетал каждый день, ждал, когда я войду в школьный аэрофлай, и летел следом. Когда он понял, что я его вижу, то перестал таиться. Я боялась выходить из школы и караулила школьный аэрофлай в главном корпусе, чтобы, когда он прилетит, пулей вылететь из холла, и, не задерживаясь на стоянке, нырнуть в салон и сесть на своё место. Но как бы быстро я ни бежала, краем глаза я всегда видела его. Теперь он не прятался внутри, а напряжённо стоял, скрестив руки возле своего аэрофлая, и не мигая смотрел на меня. Мне казалось, что стоит мне помедлить, и он сорвётся со своего места, но он начинал двигаться, только когда я скрывалась в школьной машине. Он садился в аэрофлай и следовал за мной, ждал, когда я выйду возле дома Парков, а затем улетал...
   Он улетал, а Тори не могла заставить себя выйти из дома. Она не ходила в гости, не гуляла на улице, она пряталась в комнате малышей и пыталась забыть об этом психе за весёлыми детскими играми. Она стала лучшей ученицей, потому что забить голову учёбой лучше, чем думать, что там, на улице, её ждёт Олан.
   - Ты рассказала об этом своей новой семье? - Тори вдруг осознала, что Дей уже второй раз задаёт этот вопрос.
   - Нет, не рассказала. В чём я могла его обвинить? Что он смотрит на меня издалека? Так это никому не запрещено. А то, что это мне не нравится, так это мои проблемы.
   - Ты была ду... - возмущённо начал Дей и тут же замолчал, решив не продолжать.
   - Дурой? - закончила за него Тори и горько улыбнулась. - Я знаю. Но тогда мне казалось, что никто мне не поможет.
   - Ты была не права.
   - Может быть. Но в то время дедушка был на преобразовании, с Парками у нас не сложилось доверительных отношений, а подружкам в школе казалось это романтичным. Они считали меня глупой - такой мужчина оказывает мне внимание, а я, как идиотка, от него бегаю. Девчонки не собирались сочувствовать, а всё их советы сводились к одному - выйти из школы и уехать вместе с ним.
   - Надеюсь, ты их не послушала.
   - Ну... - Тори замялась и покраснела.
   - Нарх! Зирт хеше далек! - выругался Деймир. - Ты что, пошла к этому уроду? Проклятье! Тори, ты ...
   - Я не дура! - обиделась Тори, не замечая, что только недавно назвала так сама себя. - Я просто не могла этого больше выносить. Я устала бояться и решила с ним поговорить. Я уговорила двух подружек пойти со мной и в один из дней вышла из школы и отправилась с ними на стоянку. На всякий случай я засунула руку в сумку, где у меня валялся шокер, так что я была очень осторожна, - успокоила Дея Тори и улыбнулась.
   Как же приятно, когда кто-то о тебе переживает и волнуется. Девушку затопила нежность к Дею. Она положила голову ему на грудь, и все её страхи и неприятные воспоминания потеряли свою остроту, растворились в крепком мужском объятии. Тори подняла голову и чмокнула Дея в подбородок, а потом уже совершенно спокойно и даже легкомысленно продолжила:
   - Ты представляешь, я его испугала! Он совершенно не ожидал, что я решусь к нему подойти, и когда я с подругами решительно приблизилась, Олан нырнул в свой аэрофлай, и я в тот день наконец вздохнула спокойно... Он всё ещё прилетал, но уже не выходил из машины, а через месяц пропал. В общем, я стала думать, что всё закончилось и я легко отделалась,... пока не оказалась полностью парализованная в багажном отделении его аэрофлая.
   Дей крепко сжал Тори своими руками, и девушка почувствовала, что он сейчас взорвётся, а потому накрыла его рот своёй рукой и быстро продолжила:
   - Подумаешь, бдительность потеряла. Знаешь, как тяжело всё время настороженной ходить и чуть что оглядываться? В тот вечер я отправилась в кафе, у одноклассницы был день рождения, а когда пошла в туалет, опять же не одна, а с подружками, то и подумать не могла, что что-то плохое может случиться.
   Тори убрала руку и, не глядя на Дея, продолжила:
   - Когда я вышла из кабинки, в туалете никого не было. Я мыла руки, когда погас свет, а через мгновение вдохнула какую-то гадость и отрубилась. Очнулась я уже в багажнике полностью парализованная. Надо сказать, это было самое страшное, что со мной произошло... Я сразу поняла, кто это сделал, но лежать в полной темноте, не имея возможности пошевелиться, не зная, что будет дальше, а потому придумывая самое страшное, - вот это сводило меня с ума. Я была уверенна, что эта неподвижность навсегда, и мне хотелось умереть. Быть парализованной - это, бр-р-р, - Тори передёрнула плечами. - Он привез меня в свой загородный коттедж и запер в подвальной комнате, и тут я наконец стала чувствовать кончики пальцев рук и ног. Дей, ты представить не можешь, как я тогда обрадовалась! Ни о чем другом, как о том, что к телу медленно возвращается чувствительность, я не думала. Пока не разглядела стены... Там в подвале на стенах и потолке была моя мама. Сотни, тысячи её фоток, врезки из газет и журналов... Я не успела до конца отойти от той дряни, что мне подсунул Орин, и тело ещё плохо меня слушалось, как дверь в комнату открылась и показалась взволнованная Дирая.
  
   - Живая! - Дирая облегченно выдохнула и нервно улыбнулась, а потом перевела взгляд на стены и в шоке застыла.
   Лицо женщины скривилось, а изо рта вырвалось эмоциональное:
   - Сука! Всю жизнь мне поломала!
   Дирая уставилась на огромный портрет Ании ДеЛаВер и с дикой злостью стала выплёвывать слова:
   - Тебе мало было своего мужа? Мало? Чем ты так зацепила Орина? Чем? Что он даже после твоей смерти не успокаивается и с ума сходит? Ненавижу! Ненавижу! Как же я тебя ненавижу! Сука!
   Она с ужасом смотрела на подругу матери, которая истерично выкрикивала слова, а потом, как будто захлебнувшись последним криком, горько заплакала. Она попыталась встать, но тело всё ещё не слушалось, мышцы дико закололо и изо рта вырвался стон.
   Дирая очнулась и заплаканными глазами уставилась на неё:
   - Ты такая же! Все беды от твоей красоты!
   Женщина резко отвернулась, несколько раз судорожно вздохнула и наконец немного пришла в себя. Дирая подошла к кровати и стала разминать её руки и ноги.
   - Скоро всё пройдёт, - голос женщины был безумно усталым.
   И в самом деле, через пять минов она смогла сесть, а затем при небольшой поддержке Дираи, встала.
   - И что теперь? - она почему-то боялась посмотреть в глаза женщине.
   - Теперь я отвезу тебя домой и попрошу никому ничего не говорить.
   - А он? - она вскинула глаза и наткнулась на мрачный взгляд Дираи.
   - А он будет лечиться! - твёрдо сказала женщина. - И я тебе обещаю, что больше он к тебе не подойдёт. Я зашью в него датчик, когда он вылечится, и буду его контролировать. Обещаю!
   Она вздрогнула, услышав в последнем слове женщины умоляющие нотки, и отвела глаза.
   - Я люблю его... - прошептала Дирая.
   И столько безнадёжной тоски было в голосе женщины, что она, не задумываясь, прошептала:
   - Хорошо. Я буду молчать.
  
   И она молчала до сегодняшнего дня.
   Тори тряхнула головой и решила, что надо заканчивать:
   - В общем, она меня спасла. Злодей был наказан. И больше в моей жизни психов не было.
   - Как? - хрипло спросил Дей.
   - Что как?
   - Как он был наказан?
   - К-кх. Неважно.
   - Как? - настаивал Дей.
   - Послушай, в конце концов всё кончилось хорошо. Он больной человек, и его отправили на лечение. Я его простила.
   Дей скрипнул зубами:
   - Значит никак. Ладно, я запомнил Орин Лерн.
   - Зачем запомнил? Ты хочешь его наказать? Но, Дей, всё это было давно. Я не хочу мстить. Опять в это окунуться. Пойми, когда тем вечером я оказалась дома у Парков, то испытала громадное облегчение. А когда через некоторое время поняла, что Дирая выполнила своё обещание, была просто счастлива. В конце концов, он просто следил за мной и самое страшное, что мне сделал - это парализовал и заставил испугаться. Это всё ерунда, - и хотя раньше для Тори это не было ерундой и многие страхи, что вызвал Орин ещё жили в ней, сейчас она хотела убедить Дея в обратном. Капитан был как готовый проснуться вулкан, и Тори боялась, что наказание Орина может оказаться чрезмерным.
   - Это не ерунда! - отрезал Дей. - Это наказуемые вещи, которые остались безнаказанными. Он помешался на твоей матери, а когда её не стало, переключился на тебя. Ты не подумала, что когда ты исчезла из его жизни, он переключился на кого-нибудь ещё? Что он преследует другую девушку, и той, другой, может и не повезти, как тебе?
   - Нет, - прошептала Тори, внезапно побледнев, - не думала.
   Но девушка ещё не успела испугаться, как Дей крепко обнял её и успокаивающе погладил по спине.
   - Прости, Тори. Прости и не переживай так. Ты ни в чём не виновата. Просто после твоего рассказа у меня руки так и чешутся, безумно хочется наказать этого мерзавца, - Дей скрипнул зубами, вдыхая аромат волос Тори, и постепенно успокоился. - Не думай больше о нём. Если бы лечение не помогло, он уже давно нашел бы тебя, но видно, у Дираи и впрямь всё под контролем. Не переживай, я никому не дам тебя в обиду. Я буду рядом.
   Он наклонился и лёгкими нежными поцелуями заставил Тори расслабиться и забыть обо всём. Когда она поддалась своему порыву поделиться неприятными воспоминаниями, главным страхом для Тори было вызвать жалость Деймира. Сейчас от него шла просто лавина всевозможных эмоций, но жалости, слава богам, среди них не было.
   Подумать только, у неё есть защитник! И как же это, оказывается, здорово чувствовать себя защищённой! Знать, что в трудный момент есть на кого положиться. Что ты не одна. Что есть кто-то рядом. И этот кто-то безумно родной и любимый.
  
  
   ***
  
   Чуть ли не ежесекундно человеку приходится делать выбор. Сделать шаг влево или вправо, вперёд или назад... Поддаться внезапному порыву или глубоко его запихнуть внутрь, а потом всю жизнь жалеть и думать, а что бы было, если бы я тогда... Но какой бы путь не был избран, по нему всегда приходится идти, а вот пока ты на перекрёстке, есть время (хорошо, если есть) подумать и разобраться, что же всё-таки выбрать. Чаще всего выбор происходит незаметно, автоматически, но иногда это приносит истинные мучения и разлад в душе.
   Сейчас, сидя в кресле кают-компании, Кэан испытывал ни с чем не сравнимые терзания и сомнения. Странно, но до этого, такого примечательного полёта, он и не подозревал, что может так долго определяться в своих предпочтениях между двумя девушками. Проклятье, но скоро "Метеор" долетит до Терлинны, а он так и не выбрал между блондиночкой и рыжулей, между наигранной доступностью и упрямым сопротивлением, между глубоко запрятанной болью и открытой наивностью, между зрелым цинизмом и юношеским максимализмом.
   Так ничего и не решив, Кэан уже хотел было отправиться в свою каюту и отоспаться перед ночным дежурством, как в кают-компанию вошла задумчивая Тори. Не замечая Кэана, она направилась к пищепорту, а через минуту уже со стаканом сока оглянулась и, увидев его, приветливо улыбнулась. Кэан махнул ей рукой, показывая на свободное кресло рядом с ним.
   Интересно, его брат избавил её от синдрома Фимейры? Он прищурился, вглядываясь в девушку через Эрану, и замер.
   Что за хрень? Какого дрокха он ничего не видит?
   Кэан тряхнул головой, полностью погружаясь в Эрану, и понял, что Тори стала для него невидимкой.
   Так-так-так... Как же интересно жить! Вот ведь удивится его дед, когда он приведет домой сразу двух новых членов семьи.
   - Привет, коварная соблазнительница! Как там наш страдалец?
   - Никакая я не коварная, - насупилась Тори, усаживаясь рядом.
   - Ха! Значит, по поводу всего остального возражений нет? - ухмыльнулся Кэан. - У-у, мучительница.
   - И почему это я мучительница? - буркнула Тори, заливаясь краской.
   - А как тебя ещё назвать? Обтянула, понимаешь, попку свою замечательную и виляешь ей перед носом Дея, а он бедненький даже руки распустить боится. Ты в курсе, что с твоим появлением на борту в коридоре на первом уровне ему уже и вмятину поставить негде, все стены своими кулаками затыкал? Я уж не говорю про воду?
   - А что с водой? - хрипло прошептала уже совсем красная девушка.
   - Расход зашкаливает! Дей после каждого свидания в душ несётся. Вот так-то! Смотри мне, доведёшь нашего капитана до предела. Тебе ничего, а я, между прочим, с ним на одном уровне живу.
   - Я и не думала, что я так на него действую... - окончательно смущённая Тори сделала большой глоток сока и закашлялась. - Я просто подразнить его хотела. Чуть-чуть.
   - Эх, повезло парню! Кто б меня так дразнил. Был бы только за, - Кэан искоса глянул на Тори, прикидывая, расстался ли Дей со своими секретами, и решил, что нет. Хм, стоит, пожалуй, помочь этой парочке, родственнички как-никак будущие.
   - Слышишь, подруга, а что ты знаешь о клонировании?
   Тори удивлённо глянула на него:
   - Э-э, немного.
   - А поподробнее?
   - Ну, знаю, что клонируют людей только на Терлинне. На других планетах клонируют только части человеческого тела. Насколько я знаю, проблема в переносе сознания от оригинала к клону, такое пока могут делать только сенсетивы. В основном своих клонов делают богатые люди, очень богатые. Они продлевают свою жизнь и молодость. А вот сами сенсетивы не очень любят себя клонировать, правда, не знаю почему.
   - Я знаю, - хмыкнул Кэан.
   Тори закатила глаза:
   - Кто бы сомневался. Ты вообще хоть что-то не знаешь?
   - Конечно. Чем больше знаешь, тем больше понимаешь, что того, чего не знаешь, гораздо больше, - не удержался и выпендрился он.
   - Ладно, просвещай меня, умник.
   Кэан улыбнулся и, понизив голос, заговорщицки прошептал:
   - Сейчас выдам тебе страшную государственную тайну!
   - Ух ты! Давай! - глаза Тори тут же загорелись.
   - Только сначала клянись, что тему про клонов ни с кем первой затрагивать не будешь.
   - Что за странная клятва?
   - Молчи, женщина, или ты не слышала, что мы сенсетивы всё лучше всех знаем? Думаешь, я просто так с тобой про это заговорил?
   Девушка сузила глаза:
   - Ну и кто здесь дразнится? А ну, рассказывай скорее свою тайну, а то я уже от любопытства сгораю.
   - А клятва где?
   - Ладно-ладно, клянусь, что первой ни с кем про это говорить не буду.
   - Отлично. Так вот сенсетивы не любят себя клонировать и делают это только в исключительных случаях, потому что, - Кэан сделал паузу, разжигая ещё больше любопытство Тори, и когда та уже была готова злиться, продолжил, - наши клоны, хотя и являются полной копией нашего тела и сознания, лишены самого главного. У наших клонов нет никаких сверх способностей! Для сенсетивов хуже быть ничего не может. Это всё равно, что обычному человеку лишиться всех своих чувств, для нас результат примерно тот же. Короче, никто пока не придумал, как сделать полноценный клон сенсетива.
   - И всё равно вы клонируете себя?
   - О, поверь мне, далеко не все. Многих устраивает и наш средний срок жизни. Согласись, двести лет - тоже не мало. Но вот мне так не повезло. Всё-таки в аристократическом происхождении больше минусов, чем плюсов.
   - У тебя где-то живет клон? - удивилась девушка.
   - Ты что? Живет или клон, или я. А так как я ещё очень живой, то и клона моего пока нет. Ты что, законов не знаешь? - Кэан посмотрел на удивлённое и непонимающее лицо Тори и хлопнул себя по лбу. - Проклятье! Как всё запущенно. Для чего, по-твоему, создают клонов?
   - Э-э, для органов? - Тори явно сомневалась и сказала первое, что пришло в голову.
   - Живодёрка, - скривился Кэан. - Для этого нет смысла копировать всё тело и сознание. Клонов создают, чтобы продлить себе жизнь. В клинике с помощью специальных технологий и процедур делают матрицу тела и сознания. Тело копируют один раз желательно в молодом или зрелом возрасте, а сознание копируют периодически, кто раз в полгода, кто реже и так до смерти. Когда клиент умирает, клон рождается и занимает место своего оригинала. Вот так-то. По всем законам он такой же человек, как и все остальные, правда, если последний перенос сознания на матрицу был слишком давно, то можно сильно выпасть из реальности. А так клон имеет те же права, что и оригинал, ту же собственность, ту же семью.
   - Значит по закону, чтобы получить своего клона, ты должен умереть?
   - Так точно. Никто, знаешь ли, не хочет видеть рядом своего двойника в молодом теле.
   - А если не по закону?
   - А вот это вопрос не ко мне, - скривился Кэан, пусть про это Деймир рассказывает.
   - Ладно, у меня и другие вопросы есть. А клон понимает, что он клон? Что у них прямо никаких отличий нет?
   - Если клона заказывает человек, то, в самом деле, отличий никаких, а вот сенсетив, как я уже говорил, теряет свои способности. Ну, а чтобы тебе всё было понятно, давай я объясню на своём примере.
   - Возражений нет, объясняй.
   - Значит так. С недавних пор мой дед решил, что каждый член семьи на своё совершеннолетие должен побывать в Центре клонирования. Нас типа мало, и каждый член семьи на счету. Так вот, несколько лет назад я там тоже побывал. В Центре сделали матрицы моего тела и сознания, раз в год после сдачи экзаменов я иду и делаю обновление матрицы сознания. В старую матрицу добавляется всё то новое, что я пережил за год. Если прямо сейчас со мной что-то случится, то после подтверждения моей смерти запустится процесс создания клона. Когда все процедуры будут пройдены, можно сказать, что я воскресну. И для нового меня всё будет выглядеть очень просто. Вот я прихожу в клинику, вот сажусь в кресло для переноса сознания, вот я погружаюсь в дрёму, а через некоторое время просыпаюсь в своем собственном молодом теле. Естественно, до меня тут же дойдёт, что где-то там я умер. Последние месяцы жизни, которые прожил мой оригинал я, конечно же, помнить не буду, а потому, если мы с тобой позднее встретимся, то тебя не узнаю. Вот, собственно, и всё. За исключением пары месяцев, которых, по вполне понятным причинам, я помнить не буду, у меня начнётся новая или продолжится старая жизнь, это как посмотреть. И если бы я был человеком, то всё было бы прекрасно. Но я сенсетив, а значит, если умру и создадут моего клона, то я стану человеком. И это просто ужасно.
   - Да, брось! Быть человеком не так и плохо.
   - Надеюсь.
   - И откуда ты только столько знаешь?
   - Ха, был бы у тебя дед аринором, мать Хранительницей, а тётка директором Центра клонирования, ты бы и не такое знала!
   - Как ты сказал? Хранительницей? А-а-а! Так, значит, госпожа Синнола Шал'Линн твоя мама? - с каким-то восторгом и блеском в глазах спросила Тори.
   Вот дрокх недоделанный! А ведь она говорила, что летит на семинар Хранительницы!
   - Э-э, да, - осторожно признался он.
   - Вот здорово! А расскажи мне о ней, пожалуйста!
   - Э, нет! Мне спать надо, скоро дежурство, - попытался сбежать он. Вечно везёт ему на маминых фанатов.
   Но Тори вскочила на ноги и нависла над его креслом.
   - Пожалуйста! Она ведь легенда, а ты её сын.
   - Тори, как-нибудь потом! - он встал с кресла и осторожно протиснулся мимо девушки. Надо её как-то отвлечь. - Иди лучше почитай про планету Зиноб.
   - Что? - опешила Тори от такой перемены темы разговора. - Зачем?
   - Так, для общего развития, - улыбнулся Кэан. - А с мамой я тебя познакомлю, не переживай. Вот она пусть и отвечает на твои вопросы.
   Кэан махнул на прощание рукой и сбежал из кают-компании. Всё! Он свой долг выполнил, помог брату, как только мог, и закинул в хорошенькую головку Тори нужные темы для размышлений, а теперь спать, спать и ещё раз спать. А дальше уж пусть Дей сам выкручивается. Почву для его откровений Кэан подготовил, дело за откровениями...
  
   Глава 14
  
   Глава о том, как Дей себя переосмыслил и что из этого вышло.
  
   Деймир всегда знал, что интуиции следует доверять. А потому, когда в "Глубине" при виде Тори шестое чувство эмоционально завопило "это Она", он с ним тут же согласился. И с тех пор ничуть об этом не пожалел. Его ди нарри была чудом. И это чудо хотелось всегда держать в руках, защищать, оберегать, наслаждаться...
   Он тяжело вздохнул, как бы ни хотелось, чтобы Тори всегда была рядом, та же интуиция шептала, что стоит потерпеть. Любому человеку необходимо личное пространство и время, а Тори так долго была одна, что ещё не привыкла делить это личное с кем-то ещё. Вот и сейчас, вместо того чтобы после завтрака забыть обо всём и устроиться у него на коленях, как он хотел, она бросила его ждать в кают-компании и упорхнула к Мите на тренировку. И всё было бы ничего, Дей тоже мог бы пойти с ней в общий спортзал, но проклятье, Тори на занятия напяливает на себя такие обтягивающие спортивные брючки, что никаких нервов смотреть на это не хватает. Так и хочется облапать всю её аппетитную задницу, закрыть своим телом и зарычать: "Моя", - на тех мужиков, что посмели бросать на неё нескромные взгляды.
   Дей сжал посильнее подлокотники, удерживая себя в кресле.
   Спокойно, парень, волноваться не о чем. Тори дышать забывает, когда ты рядом, и других мужиков, кроме тебя для неё не существует. А все остальные пусть завидуют, неудачники!
   Дей иронично усмехнулся. Прав был Учитель, когда говорил, что любая мысль материальна. Тысячу раз прав, когда убеждал его не думать о том дерьме, что было в его жизни, и искать во всём позитив, когда незадолго перед смертью заставил пообещать Дея, что тот каждое утро будет повторять про себя слова и выражения с положительным вектором. Так что оказалось, он не зря, как придурок, твердил, что ему везёт и у него всё хорошо. Жизнь ведь и впрямь налаживается!
   - Капитан! Есть разговор.
   К Деймиру подсел один из пассажиров, невысокий плотный мужчина, руководитель одной из многочисленных компаний, занимающихся специями. Яркая одежда с аляповатыми цветами просто кричала, что этот представитель торговой корпорации Геллы сейчас в заслуженном отпуске. Сам мужчина прямо светился от хорошего настроения, но вот хитрое выражение его круглого лица насторожило Дея.
   Профессиональная память тут же подсказала капитану имя этого пассажира и всю ту информацию, что тот занёс в анкету "Метеора":
   - Барни Элишон, я прав?
   - Совершенно верно, - довольно кивнул тот, усаживаясь поудобнее.
   - Я Вас слушаю.
   - Ах, да. Сразу к делу. Вот это я понимаю. Значит, вопросов как Вам нравиться наш полет, удовлетворён ли я своей каютой и обслуживанием на корабле, не будет?
   Деймир прикрыл глаза и покрепче вцепился в подлокотники.
   Он лицо. Он лицо. Он, твою ж систему, долбаное лицо "Транскома"!
   - Вас что-то не устаивает? - чересчур ровным тоном, стараясь не убить этого Барни взглядом, спросил он.
   - Нет-нет, всё в полном порядке! Ха-ха! Всё просто замечательно! Но вот если бы Вы поспособствовали, было б ещё лучше...
   Деймир вопросительно поднял бровь, не доверяя своему голосу. Что значит поспособствовал?
   - К-кхм. Нет, я так сразу не могу! Не привык, - Элишон развёл руками, ничуть не сожалея. - Сначала Вам кое-что поясню. Я, если Вы заметили, лечу на Терлинну не один, а с партнёрами. Ну и жёны ещё с нами увязались, так что и свою благоверную пришлось брать, а то житья бы не было. Так вот есть у нас с друзьями страсть - очень уж любим мы ставочки делать. На что только не спорили, скажу я Вам. А ставки какие делали, м-м-м закачаешься! Я, между прочим, почти никогда не проигрываю, хотя бывало иногда, но по мелочи. А в этот раз каждый из нас поставил контрольный пакет акций своей компании, так что, как Вы понимаете, выиграть я просто обязан.
   - Я здесь причём? - подозрительно поинтересовался Деймир.
   - Как причём? Так я на Вас ставил! Так что убедительно прошу мне помочь. Я на спасибо денег не пожалею. Тысяча кредов Вас устроит?
   Дей чуть не поперхнулся. Нет, ну каков наглец!
   - Спорили на что?
   - Ну, - замялся Элишон, - мы тут заметили совершенно случайно, что у Вас появилась девушка. Замечательная девушка, между прочим, так что я Вас очень понимаю. Но вот ... соединиться Вам с ней мешает её дедушка. И мы естественно заспорили, кто из Вас победит. Вы добьетесь своего от девушки или киберлин, несмотря на то, что вы тут главный, настоит на своём.
   - Мои личные и профессиональные отношения вас не касаются! - отрезал Дей, понимая, что ещё чуть-чуть и он наплюёт на все правила поведения и размажет этого типа в соплю.
   - И всё же, капитан, не разочаровывайте меня, - у придурка, похоже, совсем не было инстинкта самосохранения. Дей уставился в пол, уговаривая себя успокоиться. - Я же вижу, как Вы маетесь, но несмотря ни на что, верю в вас. Что ни говори, а капитан на корабле - самый главный начальник и его слово закон. Я ж всё понимаю, под надзором киберлина, тем более дедушки вашей девушки, не особо и разгуляешься. Но как Вы смотрите на то, чтобы отключить киберлина на время? Часика два Вам хватит? Девушку приласкаете, я выиграю, Вы получите своё спасибо в кредах, а потом, так и быть, включайте киберлина опять. Всё довольны и счастливы. Ну как? По рукам?
   В кресле что-то треснуло, и Дей понял, что забылся и оторвал подлокотник. Всё ещё сжимая его в руке, он медленно встал и с высоты своего роста посмотрел на Элишона. Тот поёжился и вжался в кресло, но наглых глаз не отвёл. Чтобы не вцепиться свободной рукой в горло Элишона, капитан ухватился обеими руками за обломок кресла и тихо, но чётко произнёс:
   - Сожалею, но у меня заняты руки, так что я вынужден отклонить Ваше предложение. Оно меня не интересует!
   Дей пронзил мужчину тяжёлым взглядом, в котором безмолвно выразилось то, что ему хотелось сказать на самом деле, затем развернулся и пошёл к выходу. Уж лучше он Тори в другом месте подождёт.
   - Стойте-стойте! 1500 кредов! 2000!
   Ну, тупой! До этого недоумка так ничего и не дошло.
   Руки Дея самопроизвольно дёрнулись, кидая с огромной силой обломок кресла в идиота, который всё ещё выкрикивал суммы. Лишь в последний момент, вспомнив своего друга Хала, капитан сумел изменить траекторию подручного снаряда и не угробить Элишона.
   У-ф-ф, проклятье! Как же тяжело быть лицом "Транскома".
   Не обращая внимания на негодующие вопли позади него, Дей направился в рубку. Ему определённо надо успокоиться перед встречей с Тори. А для восстановления душевного равновесия нет ничего лучше хорошей драки. Да, спарринг с Кэаном - это то, что нужно!
  
   Видно, в глазах Дея и во всём его виде, было слишком много жажды насилия, что как только он ворвался в рубку, Кэану без всяких сверх способностей стало всё ясно. Он замахал на Дея руками и категорично ткнул в него пальцем:
   - В душ! Немедленно в душ!
   - Нет, он не поможет, - мрачно отрезал Дей. Потом прикрыл глаза, смирил своё негодование и попросил. - Кэан, пошли подерёмся, а?
   - Нет, я сказал! Дураков здесь нет!
   - Кэан, очень надо!
   - Сходи в виртком.
   - Но это же совсем не то! Кэан? Ты самый достойный соперник на корабле, - Дей решил сделать брату комплимент.
   - Ха-ха и ещё раз ха! Дей, я вообще сомневаюсь, что у тебя хоть где-нибудь есть достойный соперник. Я, конечно, догадываюсь, где ты так научился драться, но я так не умею. Проклятье, до встречи с тобой, я думал, что очень даже не плох. У меня были самые лучшие учителя по всевозможным единоборствам, и я уже не помню, когда меня укладывали на лопатки, но ты... Ты ж вообще бьёшься как псих одержимый, не придерживаясь никаких стилей, плюя на всё правила! А мне мои яйца очень дороги! Ясно! И лицо моё, знаешь, как девчонкам нравится?
   - Согласен! Лицо не трогать! Бить только выше пояса! Придерживаться одного стиля. Выбирай любой.
   - Хрен тебе! В душ вали! Что вообще случилось, что ты так завёлся? С Тори поругался?
   - Нет, - фыркнул Дей. Он вообще не представлял, что должна совершить Тори, чтобы он на неё рассердился. Дей тяжело вздохнул, осознав наконец, что драки не будет. - Ты знаешь, что на меня уже ставки делают?
   - Тьфу, ты об этом, нашёл из-за чего кипятиться - отмахнулся Кэан. - Конечно знаю, я сам на тебя тысячу поставил.
   - Твою ж систему, Кэан! - вспылил Дей. - Да, что б ты её продул! Гад такой! Что, тоже, как тот торгаш, будешь просить меня Старика отключить?
   - Да на фига Эгана трогать? Работы без него завались будет. Выиграть можно и по-другому.
   - Выиграть?! - прошипел Дей. - Для нас с Тори это совсем не игра! Это ...
   - Понятно-понятно, у вас всё очень серьёзно, - замахал на него руками Кэан. - Меня можешь не убеждать. Любофф на всю жизнь и всё такое. Но, если ты собрался жить с ней долго и счастливо, то когда ты собираешься сказать ей, что ты клон? Я уж не говорю про всё остальное. Поверь мне, такое лучше узнавать от тебя, а не от посторонних. А у нас Терлинна на подлёте, думаешь, там её не просветят? Так что соберись с духом и расскажи ей хотя бы про клонирование, знаешь, сколько сразу проблем пропадёт. Старик отстанет, как обещал, она наконец поймет, как у тебя может быть брат сенсетив, да и самому легче станет. Порадуй девушку, и будет всем счастье.
   - Порадуй, - хрипло прошептал Дей. - Я уже одну порадовал. Признался перед свадьбой. И что? Где она теперь? Сбежала, как от инфицированного. А Тори я не хочу терять. Я не смогу без неё.
   Кэан отвел глаза и пробурчал себе под нос что-то неразборчивое.
   - Сбежала, говоришь? Летина, как я понимаю. Ну и как ты это ей сказал?
   - Как? Как? Очень просто. Любимая, говорю, перед свадьбой мне надо тебе кое в чём признаться. Она: "Да, дорогой? Я тебя слушаю?". Я, любимая, не совсем человек. Я клон. И всё! Ни невесты, ни свадьбы.
   - Ой дура-а-ак! Кто ж так делает? - схватился за голову Кэан. - На Гелле вообще инфы про клонов толком нет, а ты так сходу глушишь девушку своим заявлением. Ты что в самом деле думаешь, что не совсем человек?
   - Отвали, - буркнул Дей, - знаешь, когда тебе с шести лет твердят, что ты тварь сенсетивская, это как-то не способствует адекватной самооценке, - Дей помрачнел, вспомнив "весёлое" детство. - Позже, уже после учебы в летной школе, я во многом разобрался и переосмыслил свои взгляды, но тогда я был жутко не уверен в себе.
   - А сейчас?
   - Проклятье! Конечно я уверен, что я - человек! Но ещё я - клон! Долбаный клон! И я совершенно не уверен, как это воспримет Тори.
   - Значит так! Ни хрена ты не разобрался! Объясняю популярно, такое ненавистное для тебя слово клон указывает просто на способ рождения. Одни люди рождаются естественным путём, другие с помощью кесарева, а ты с помощью клонирования. Так к этому и относись. Во всём остальном различий нет.
   - Есть, - прошептал Дей. - Зачатия ведь не было. Клетки мамочки и папочки не встретились, чтобы получился я, а потому и родителей у меня нет, так же, как и семьи.
   - Тьфу на тебя ещё раз! Оплодотворение произошло, родился Руэрт, а потом появился ты. По любым тестам ДНК вы идентичны. А потому можешь считать, что через него произошло и твоё зачатие, если тебе так важно. Вообще законы на Терлинне и на других планетах не допускают никакой дискриминации в отношении клонов. Ещё бы, ведь куча богатых людей продлевают с помощью клонирования свою жизнь и являются наследниками самих себя. Кому охота стать клоном и потерять своё состояние и семью? Правило только одно - клон появляется только после смерти оригинала или, как ещё говорят, донора. И твоя проблема в том, что в отношении тебя это правило было нарушено. Так что, братец, семья у тебя есть, сколько ни психуй. А так как наш дедуля аринор, то он позаботился, чтобы твоё существование было узаконено. Так что на Гелле тебя ждёт круг отца, чумовые родственники и ещё парочка сюрпризов, но про это тебе дед всё расскажет. Ну, что скажешь? Как тебе такая точка зрения?
   Дей хмуро посмотрел на Кэана:
   - Спасибо тебе, брат дорогой! Мозг снёс окончательно.
   - Это я умею, - ехидно отозвался Кэан.
   - А точка зрения офигенная, - неожиданно признал Дей и хлопнул брата по спине. - Пойду-ка я сам себя ещё раз переосмыслю.
   - Иди-иди, кровожадный ты наш, - попрощался Кэан.
  
   Дей пошел к себе, переваривая по пути полученную информацию. Как жаль, что он не знал раньше про существование таких законов. При встрече с дедом на Зинобе было слишком много стресса, злости, изумления, чтобы воспринимать какие-либо объяснения. А на Гелле, где он стал жить после, клонов не было, и информация про них в базах данных в самом деле была мизерной. Так что ко многим выводам он пришёл сам, и для уверенности в них ему не хватало лишь подтверждения со стороны, которое он только что получил. Эх, хорошо иногда, оказывается, драку заменить разговором!
   Ликом тихо пискнул, когда Дей уже развалился на своей кровати. Он лениво глянул на экран, всё ещё думая о разговоре с братом, и тут же встрепенулся - пришло сообщение от Тори.
  
   Дей!
   Мита просто монстр! Она сегодня всю группу загоняла до изнеможения, так что я сейчас на последнем издыхании ползу в душ, потом сохну, потом иду к тебе. Потерпишь ещё, а?
  
   Куда он денется?
   Дей тяжело вздохнул, думая о том, что терпением он никогда не отличался и когда-нибудь точно сорвётся.
   Тори в душе... Это ... Это, проклятье, не то, о чём он может думать равнодушно. Так хочется сейчас вскочить и броситься к ней. Войти в теплую влажную кабинку душа и прижать девушку к себе. И пусть она хоть сто раз будет грязная и потная, неважно! Он с удовольствием её ... ТА-АК! Стоп! О чём он думает, твою систему?!
   "О голой Тори", - услужливо подсказала память. Возбуждение тут же накатило горячей волной, делая его твердым, и Дей застонал, пытаясь вытеснить из головы соблазнительные образы, но было уже поздно. Он всё же сорвался с кровати и ринулся в душ, чтобы охладиться. В свой душ. Но едва он стал под прохладные струи воды, как грёбанная память напомнила ему, что в этот самый момент его ди нарри так же обнажена и прямо сейчас наслаждается душем где-то там, на втором уровне в своей каюте. Дей мучительно застонал и с силой треснул своим лбом в металлопластиковую стену.
   Думай! Думай о чём-нибудь плохом! О чем-нибудь отвратительном! Отвлекись, твою ж систему!
   И садистская память с удовольствием выполнила его заказ, подкинув ему воспоминания, как он и просил, плохие и отвратительные.
  
   Он стоял рядом с матерью в кабинете директора и судорожно сжимал любимую игрушку. Тихая паника, в которой он пребывал, грозила перерасти в громкую истерику.
   - Госпожа Ша'Тэрр, рад наконец встретить Вас лично, - директор усадил мать в кресло и сел рядом, а он остался стоять у двери всеми забытый.
   Мать снисходительно кивнула.
   - Давайте к делу, я спешу.
   - К делу, так к делу, - покладисто согласился мужчина и протянул ей документы.
   Она какое-то время пролистала бумаги ("надо же, настоящая бумага",- даже в состоянии паники смог удивиться он), а затем всё подписала и протянула документы обратно.
   Мужчина медленно их пролистал, а потом обратился к матери, остановив свой внимательный взгляд на нём:
   - Вы забыли вписать, как зовут мальчика.
   - Правда?- глаза матери тревожно забегали по всему кабинету. Она, казалось, рассмотрела каждую вещь в этом кабинете, всё что угодно, лишь бы не смотреть ему в лицо. Разве мама могла забыть его имя? Как же так? Он уже хотел сам сказать директору, что он - Руэрт Ша'Тэрр, но мама вдруг остановила свой взгляд на супермене в его руках и облегчённо выдохнула. - Его зовут Деймир. Деймир Терлиннский.
   Он чуть не завопил от обиды. Что она такое говорит? Это имя игрушки! А он всегда был Руэртом!
   И тут она впервые за долгое время посмотрела ему в глаза:
   - Теперь ты Деймир.
   Он почувствовал на себе силу убеждения сенсетива и понял, что ни сил, ни желания спорить нет.
   Директор задумчиво забарабанил пальцами по столу:
   - Я хотел бы быть уверенным, что Вы полностью осознаёте свои действия, - мать пренебрежительно повела плечами. - Вы только что определили своего сына в наш интернат, но должен напомнить, что Зиноб пока ещё не присоединился к Галактическому Союзу, и многие у нас на планете сенсетивов, мягко говоря, не любят. У мальчика здесь будут большие проблемы в общении, причём не только со сверстниками, но и с преподавателями.
   - Ерунда, - отмахнулась мать, - он не сенсетив.
   Брови директора удивлённо приподнялись, а он замер.
   Так вот в чём дело! Месяц назад, после того как он чуть не убился на горке, мама привела его на свою работу. Она провела небольшую экскурсию, а затем уговорила его пройти какую-то процедуру. Мог ли он знать, что после этого его жизнь так круто изменится? Сразу после посещения центра они направились в космопорт и, если сначала он радовался предстоящему полёту на другую планету, то вскоре тревога стала есть его изнутри. Мать его избегала, а он почему-то не решался с ней заговорить. Начавшиеся пробуждаться способности вдруг пропали. А потом они прилетели на Зиноб. Так неужели из-за того, что он перестал быть сенсетивом, мама оставит его сейчас здесь? Но он же не виноват, что не может больше двигать предметы, что перестал знать, о чём думают люди? Может, это какая-то болезнь, и когда он выздоровеет, то станет прежним?
   - Вот как?- отозвался директор. - Многие будут думать по-другому. У него внешность сенсетива, да и ещё эта фамилия... Боюсь, что драки будут неизбежны.
   - Что ж я плачу Вам достаточно, чтобы с ним всё было в порядке.
  
   Вода в душе давно закончилась, и Дей отлип от стены, чтобы включить сушку. Он мельком глянул на своё тело - от возбуждения не осталось и следа.
   Да, мамулечка, хоть какая-то от тебя польза: одна мысль о тебе любимой, и я снова в "полном порядке".
   Он быстро оделся, вышел из санблока и плюхнулся на диван. Проклятье! От воспоминаний о мамочке стало тошно и гадко. Скорей бы пришла Тори, рядом с ней мир становится лучше, ярче, чище. Рядом с ней он начинает верить, что жизнь всё-таки замечательная баба, которая наконец повернулась к нему лицом и улыбнулась. Рядом с ней он сам улыбается...
   Дей уставился на дверь, гипнотизируя её взглядом, и мысленно призывая поторопиться свою прелесть. И буквально через мин, как по желанию, дверь тихо пискнула, отъезжая в сторону, а потом в каюту вошла Тори. Фиолетовый комбинезон плотно облегал любимую фигурку, подчеркивая все изгибы, ещё чуть влажные волосы темной волной спускались на одно плечо до талии. На милом лице застыло решительное выражение, губы были плотно сжаты, ноздри гневно трепетали, а в глазах плескалась обида. Обида? Дей в недоумении вскочил с дивана. Кто посмел обидеть его прелесть?
   Тори стала напротив него, упёрла руки в талию и грозно нахмурилась.
   - Так значит я - булка! - возмущённо заявила она. - Я-то думала, что ты говоришь что-то красивое и романтичное, а ты называешь меня булкой!
   - Тори, радость моя, всё совсем не так! - Дей тут же догадался, что произошло.
   - А как? В словаре наречий Зиноба ясно сказано: нарри - небольшое сладкое хлебобулочное изделие, изготавливаемое из муки высшего сорта. Булка!
   - Булочка, - поправил Деймир, еле-еле скрывая улыбку. - Ди нарри - значит моя маленькая сладкая булочка.
   Он впервые видел, как Тори злилась, и она, наверно, взорвётся от возмущения, если узнает, что ему это её состояние даже понравилось. Маленькая взъерошенная и так забавно сопит! Она стала такой милой, когда разозлилась. Просто прелесть. Так и хочется обнять и кружить до тех пор, пока она не рассмеётся. Он сделал шаг навстречу, но Тори протестующее вытянула руку.
   - Стоп-стоп-стоп! - девушка просто пыхтела от злости и обиды. - Булка, булочка не важно! Суть одна. Мне не нравиться! На что это ты вообще намекаешь, когда так ко мне обращаешься?
   - Прелесть моя, не обижайся! - он всё-таки не удержался и широко улыбнулся.
   Огонёк обиды в глазах Тори затрепетал и стал превращаться в пламя злости. Ой, наверно, зря он не сдержался. Надо срочно что-то делать. Он шагнул ближе, сметая сопротивление Тори, и крепко обнял её (не хватало ещё, чтоб она увидела, что ему всё ещё весело).
   - Я ни на что не намекаю, я прямо говорю - ты самая лучшая... Когда-то я был страшным сладкоежкой, но после того как попал на Зиноб о сладком пришлось забыть на долгое время. Позже, когда я немного подрос и заработал первые деньги, то первым делом кинулся в кондитерскую. Но... на Зинобе очень специфические сладости. Знаешь, всевозможные насекомые в карамели - это не для меня. Из огромного ассортимента я купил тогда только сладкую булочку - нарри. И с тех пор, как только я зарабатывал хоть что-то, то всегда покупал её, а остальные деньги откладывал... Безумно хотелось сбежать из той дыры, куда меня забросила мамаша. Когда я тебя обнял, то сразу понял, что ты такая же сладкая и мягкая, как та булочка. Такая же исключительная. И единственная. Для меня. Тори, пожалуйста, не обижайся.
   Тори легонько пихнула его в бок и буркнула:
   - Ладно. Убедил. Булочка - это даже мило.
   На радостях он всё же закружил её по комнате, а потом упал на диван, прижимая Тори к груди. Как так получилось, что без всяких уговоров он вдруг с улыбкой на лице рассказал такое? Ляпнул про Зиноб, про мамулечку? Тори точно его заколдовала.
   - С чего ты вообще в словари полезла? - поинтересовался он.
   - Да понимаешь, вчера Кэан вдруг резко сменил тему и заявил, что мне надо прочитать про Зиноб. А сегодня, пока сохли волосы, я про это вспомнила и залезла в базу данных.
   - Ясно.
   Тори подняла голову и вопросительно посмотрела ему в глаза, многочисленные вопросы явно срывались с её язычка, но она промолчала и, разочарованно вздохнув, опять легла на его грудь. Проклятье! Он не хочет её разочаровывать. Дей крепко обнял Тори и уставился в потолок. Главное начать.
   - Я клон, Тори.
   О-ох, твою ж систему! Он точно кретин! Надо всё исправить, надо всё пояснить.
   И Дей, торопясь и путаясь в словах, стал рассказывать Тори всё, что знал о клонировании и о своём появлении на свет. О том, что Виана Ша'Тэрр клонировала своего сына Руэрта и появился он - Деймир. О том, что сначала он считал себя Руэртом, а Деймиром стал только на Зинобе. О том, что так и не понял, что произошло, и долгое время считал, что мать оставила его в интернате, потому что он потерял свои способности сенсетива. Он рассказал, как возненавидел Виану, а заодно и всех своих родственников. Он вспомнил, какой испытал шок, когда в восемнадцать лет его нашёл дед и оглушил страшной правдой, что Дей - клон, а где-то там, на Терлинне, живет и ни о чём не знает его оригинал. Тогда от деда он получил предложение вернуться в семью на Терлинну (дед, несмотря ни на что, считал его своим внуком), но после долгой ненависти и таких новостей Дей не желал никого видеть. Он рассказал, как дед настоял на том, чтобы оплатить его обучение на любой из планет ГС, но он, закончив лётную школу на Гелле, вернул старику все деньги, потраченные на его образование. Он признался, что долго не мог поверить, что он клон, а когда это осознал, то решил, что у него нет семьи. Он рассказал, как встретился с Кэаном, и тот снова заставил его верить в невозможное - там на Терлинне его ждут и любят, там у него по-прежнему есть семья.
   Где-то через полчаса на ликом пришло сообщение, но он его проигнорировал. Чтобы там ни случилось, пусть разбираются без него, ему отвлекаться нельзя. Дей никогда не был мастером красиво говорить, и сейчас, когда он волновался, это выходило ещё хуже, чем обычно.
   - Наверно, у меня всё путано получается, но я ещё никогда и никому не объяснял эту хрень, - извинился он. - Так что, если что не понятно, пытай Кэана.
   Во время признания Дей специально прижал к себе Тори так, чтобы не видеть её глаза. Он боялся сбиться, боялся увидеть её реакцию. Но сейчас ему нужно было знать правду. Что думает обо всём Тори? Как теперь она к нему относится? Сердце бешено колотилось от волнения, в ушах стучало, и он прижал Тори крепче. Он не может её отпустить! Он ещё раз всё объяснит, она должна знать, что ничего страшного в нём нет.
   -Тори? ...Я тебе не противен? Не молчи. Ты боишься меня? - хрипло шепнул он, и сквозь шум в ушах до него донесся сдавленный звук, а через мгновение он понял, что девушка уже давно пытается вырваться из его объятий. А то, что он принял за успокаивающий массаж, было, по всей вероятности, отчаянными щипками. Твою ж систему! Дей тут же отпустил её и примирительно поднял руки вверх, потому что взлохмаченная Тори выглядела очень воинственно.
   - Боюсь? - возмутилась она, пихнув его в живот. - Наверное, да! Но не того, что ты клон, а того что задушишь и не заметишь! Громила!
   - Тори! Прости! - он с тревогой посмотрел в любимые серые глаза и растаял. Капельки возмущения из них уже испарились, и в серых озёрах осталось только тепло, забота, сострадание и любовь. О боги, неужели всё осталось по-прежнему?
   - Почему она это сделала? - тихо спросила Тори.
   Дей скривился, вспомнив объяснение деда:
   - Ты не поверишь. Из-за стресса.
   - Что? - округлила глаза Тори.
   Но он махнул рукой:
   - Для меня сейчас важней не почему она это сделала, а что мне с этим делать. На Терлинне меня ждут люди, которые ничего не знали о моём существовании до недавнего времени. Люди, которых мой дед называет моей семьёй. И что-то подсказывает мне, что не все они будут похожи на Кэана. Не все они будут мне рады. И больше всего меня беспокоит Руэрт... Боюсь, что мечта деда о дружных братьях близнецах из области фантастики.
   - Да, ладно не боись! - отозвалась Тори и снова прильнула к нему, обнимая за талию. - Я тебя в обиду не дам, буду рядом.
   Сердце Дея забилось чаще, а в груди вспыхнуло что-то горячее и нежное. Она будет рядом! Он приподнялся и переложил девушку на диван, а сам устроился сверху, чтобы крепко-крепко поцеловать свою прелесть.
   - Тори, радость моя, я так тебя люблю! Будь моей женой! - слова вырвались совершенно естественно, как будто давно мечтали об этом. А он с тревогой посмотрел на неё, проклиная себя за то, что опять всё испортил. Он же хотел пригласить её в романтическое место, купить кольцо, подарить цветы, а уж потом сделать предложение, но не сдержался. Бли-ин! Но как можно терпеть, когда уже сейчас безумно хочется сделать её своей. Своей женщиной. Своей женой.
   Тори покраснела и смутилась, но потом заглянула ему в глаза и прошептала:
   - Хорошо...
   Радостный крик вырвался как-то сам собой. Он схватил Тори в охапку и перекатился на спину, но немного не рассчитал и грохнулся с дивана. Никогда в жизни он не был так счастлив, как сейчас.
   - Так ты... тебе не важно, что я клон? - ему не хватало ещё одного подтверждения.
   - Дурень! - Тори ласково улыбнулась и постучала по его голове. - Конечно не важно. Я ведь тоже тебя люблю!
   О-ох, прелесть моя, что ты со мной делаешь?
   Дей подхватил Тори, которая обняла его ногами за талию, и поудобнее сел прислонившись спиной к дивану. Хотелось изо всей силы сжать её в своих объятиях, целовать до умопомрачения и кричать о своём счастье, но он решился только прижаться губами к её лбу и нежно прошептать:
   - Ди нарри...
   Между тем время пролетело незаметно, и вот уже вместо призыва на обед на экранах, ослепляя своим миганием, появилось приглашение на ужин.
   - Ничего себе, уже вечер, - встрепенулась Тори. - А я-то думала, почему такая голодная. Всё, бегу к себе переодеваться и причёсываться.
   - А может, не надо? - Дею так не хотелось её отпускать. - Ты даже лохматая очень красивая, а поесть мы и здесь можем.
   - Надо-надо, - улыбнулась она вставая. - Что-то мне подсказывает, что здесь с тобой нормально поесть не получится. Ты вон какими на меня голодными глазами смотришь.
   Ещё бы, радость моя догадливая! Дей демонстративно облизнулся и рявкнул:
   - Ам!
   Как-то у него это получилось чересчур громко и внезапно, что Тори от неожиданности взвизгнула и отпрыгнула к самой двери.
   - Но-но-но! - погрозила она пальчиком и весело рассмеялась. - Десерт только после ужина.
   Вот проклятье, но ведь после ужина у него дежурство.
   - Ладно, - грустно согласился он. - Иди уже, переодевайся. Через пятнадцать минов будь готова, зайду за тобой.
   - Есть, капитан! - отсалютовала Тори и уже в открытых дверях обернулась. - Только учти, я теперь хочу знать о тебе всё-всё-всё. У меня, знаешь, сколько вопросов накопилось?
   Она помахала рукой и скрылась в коридоре, а он развалился на полу и, глупо улыбаясь, счастливо смотрел в потолок.
   Прелесть моя, для тебя что угодно. Теперь, когда ты согласилась быть моей, когда сказала, что любишь, мне ничего не страшно.
   Ликом опять пискнул, принимая ещё одно сообщение, и Дей вздохнул:
   - Ну что там ещё?
   Оба послания были от Старика, и он начал с первого, которое пришло, когда он пытался как можно яснее рассказать Тори о своём происхождении.
   "Про родственников всё ясно. Сочувствую. Вмешиваться, как и обещал, больше не буду. Но учти, обидишь мою красавицу, пристукну роботом, а потом за борт выкину потихоньку".
   А потом прочитал второе.
   "Ты всё-таки сделал ей предложение. Поздравляю. Хочу правнуков. Но если обидишь мою внучку, то... В общем ты меня понял, женишок".
  
   Дей радостно улыбнулся, значит, дед дал добро.
   Как же здорово жить!
  
   Глава 15
  
   Глава о "Женском счастье" и "Мужской радости".
  
   Дежурство Кэана закончилось поздно вечером. В рубку, чтобы заступить на дежурство, ввалился капитан и, чуть ли не лопаясь от радости, поспешил обрадовать его вполне предсказуемой новостью. Деймир наконец открыл Тори "страшную" тайну, и ничего ужасного не произошло, наоборот, девушка никуда не сбежала и отреагировала так замечательно, что он не задумываясь сделал ей предложение, а она (подумать только!) согласилась. Но Кэан и так предвидел такое развитие событий. Женщины всегда отличались жалостливостью, а Тори ко всему прочему ещё и по уши была влюблена, так что у капитана были все шансы на понимание.
   Оказывается, Дей умел улыбаться!
   Кэан смотрел на счастливого брата, который в возбуждении мерил шагами рубку, и тихо поражался тому, что может сделать с мужчиной женщина. Ещё до обеда, когда Кэан активно посылал Дея в душ, тот был в страшном напряжении, но теперь от незримого груза на плечах не осталось и следа. Что ж, Кэан был искренне рад за эту парочку. Дею жизненно необходимо было знать, что его любят, несмотря ни на что, а Тори уже давно пора было влюбиться и покончить со своим одиночеством.
   Дей наконец перестал дергаться туда-сюда, приземлился в кресло и мечтательно уставился на экраны, наверняка видя вместо колонок цифр выразительные серые глаза. А Кэан по-доброму улыбнулся и, попрощавшись с капитаном, вышел в коридор.
   Пора и ему ликвидировать своё одиночество. Что вообще за фигня с ним происходит? Рядом крутятся две изумительные красотки, а он спит один? Безобразие! Ему же с самого начала было понятно, как бы он ни сожалел об этом, что Ноллу и Джару в одну постель не уложить, а значит, выбор прост. У симпатюльки Ноллы брат тусуется под боком, а потому остается красавица Джара, которая только с первого взгляда не против легкомысленных отношений, а на самом деле спит и видит, когда на ней кто-нибудь женится. Проклятье, но он ещё не созрел для серьёзных отношений и, если Джара не согласиться на секс без обязательств, то его одиночество растянется на весь полёт.
   Он спустился в кают-компанию, заказал себе эйр без специй и устроился в полумраке у стенки на дальнем диванчике. Танцы были в самом разгаре, и Кэан мимоходом отметил, что Мита хорошо постаралась - многие пары двигались уже более уверенно и легко. Взгляд лениво заскользил по залу и наткнулся на Тори. Девушка сидела в кресле и оживлённо о чем-то разговаривала с Шеганом. Тот сидел рядом, внимательно слушая девушку, но вдруг резко побледнел. Всё ясно, заключил Кэан, красотка, видимо, рассказала о предложении капитана, а незадачливый поклонник сильно расстроился.
   Рядом с ним чуть прогнулся диван и Кэан соблазнительно улыбнулся своей соседке.
   - Джара, детка, ты заставляешь меня волноваться, - он окинул восхищённым взглядом открытые плечи, смелую линию декольте, тонкую талию и длинные ноги. И о чём он думал так долго, идиот? Надо хватать её в охапку и двигать в каюту.
   Девушка с удовольствием оценила его взгляд и медленно сексуально прошептала:
   - Потанцуем?
   Ух, ты! Да запросто, детка. Из её ротика вопрос прозвучал как "потрахаемся?". И Кэан наконец отбросил всё свои сомнения. С одиночеством в постели надо завязывать. Это очень-очень вредно для его здоровья. Он плавно встал, предложил ей руку и ответил:
   - С удовольствием.
   Уже во время танца, когда намёки с обеих сторон стали совсем горячими, он притянул девушку ближе и, едва касаясь губами маленького ушка, прошептал:
   - Детка, как ты относишься к удовольствиям? ... Жарким? ... Страстным?
   - Положительно, - выдохнула Джара и мягко прильнула к нему.
   Отлично, он так и думал, но надо уточнить один момент.
   Он опять наклонился и медленно озвучил своё предложение:
   -Ты ... я... удовольствие между нами... и никаких обязательств.
   Джара чуть отстранилась, и в её взгляде вспыхнуло недовольство вперемежку с сомнением и возбуждением.
   - Если согласишься, - его голос стал хриплым, обволакивающим, - я буду весь твой до конца полёта.
   Ответ Джары его не удивил. От таких предложений Кэана ещё никто не отказывался.
   Уже утром, когда обессилевшая, но довольная девушка крепко заснула, он выскользнул из её апартаментов и отправился к себе. Поспать, конечно, не удалось, но Кэан не жаловался. Да он лучше умрёт, но никогда в жизни не променяет ночь секса на ночь сна.
   Он топал по коридору и удовлетворённо улыбался. Теперь, когда выбор был сделан, жить стало веселей. И намного приятнее...
  
   ***
  
   Тори проснулась с улыбкой на губах и, не открывая глаз, с наслаждением потянулась. Вчера был самый лучший день! Ей признались в любви и сделали предложение, и она конечно же, как умная девочка, его приняла. Такого мужчину, как Дей, упускать не стоит. А клонированный он или нет, какая разница?
   Дей так переживал, пока пытался ей всё объяснить, что чуть не задушил её в своих крепких объятиях, а потом задал совершенно дурацкий, на её взгляд, вопрос. Ты меня боишься? Да у неё дедушка - киберлин! Нашел, кем пугать! Чуть не воскликнула тогда она, но удержалась, не хотелось сравнивать его с киберлином. Всё же у деда, кроме сознания, от человека мало что осталось, а в том, что Дей самый настоящий человек и причём просто замечательный, она нисколько не сомневалась.
   Так приятно было услышать от него самые важные слова. Она, конечно, знала, что очень нравиться Дею, но вот что он к ней испытывает страсть или любовь, не понимала. Зато теперь она могла открыто признаться самой себе и всем окружающим, между ней и Деймиром было и то, и другое.
   Девушка встала с кровати и занялась утренними процедурами. Сегодня Дей дежурит до самого вечера, а потом у них свидание. И что-то подсказывает ей, что в этот раз ограничений не будет. Вчера, уже перед сном, она разговаривала с дедом, и он наконец одобрил её отношения с Деймиром, пообещав ни во что больше не вмешиваться. А значит, сегодня вечером ЭТО случиться. Вряд ли Дей будет теперь воздерживаться. Её охватило нервное возбуждение и радостное предчувствие. Вечером она станет женщиной... В современном мире сложно было что-то не знать про интимные отношения между полами, но одно дело - знать теорию, и совсем другое - заниматься практикой. Почему-то стало боязно, и Тори тут же отругала себя. Она уже не маленькая, чтобы бояться. Но и после завтрака, и после зарядки, и даже после обеда тревога не отпускала её. В голову лезли глупые мысли о первой ночи.
   Чтобы как-то прийти в себя, девушка решительно подключила ликом к большому экрану, удобно устроилась в кресле и принялась за работу. Что она в самом деле так волнуется и накручивает себя? Всё будет хорошо. А пока не наступил вечер, стоит, пожалуй, занять свою голову чем-то помимо переживаний.
   Ещё до отлёта, когда она узнала о семинаре, то принялась изучать эту тему подробнее. Тори тогда скачала из Университетской Базы Данных все материалы по теме "Артефакты Л'Линнов", но так как их оказалось много, то прочитала она далеко не все статьи и исследования. Надо сказать, что из этих материалов лишь немногие были и в самом деле полезными. Большинство авторов оказались любителями, которых привлекали таинственные и загадочные Л'Линны, а потому статьи казались несерьёзными, а исследования надуманными и доверия не вызывали. Тори просмотрела длинный список, возле которого она оставляла свои комментарии и открыла не прочитанную ранее статью. Может быть, сейчас повезёт?
  
   Артефакты: загадок гораздо больше, чем ответов
   Автор - Сипар Лижент
  
   В нашем мире столько загадок, что на раскрытие тайн хотя бы их малой части придётся потратить несколько веков, если не тысячелетий. Одними из самых древних загадок являются артефакты цивилизации Л'Линнов.
   Некоторые специалисты уверяют нас, что именно эта цивилизация является нашей прародительницей, но мне кажется, что это мнение ошибочное. Достоверно известно, что Л'Линны обладали неординарными сверхспособностями, а потому вероятными их потомками можно назвать лишь сенсетивов. На других обитаемых планетах, как известно, подавляющее большинство людей не обладают ничем сверхестественным, а потому можно заключить, что и к Л'Линнам они не имеют никакого отношения. Остальные люди, имеющие необычные способности, изредка встречаются на каждой планете, но из вышесказанного я заключаю, что они появились в результате мутации и родственных связей с Л'Линнами не имеют или эти связи весьма отдалённые.
   По устоявшейся практике, предметы и сооружения, доставшиеся нам от ушедших в небытиё Л'Линнов, я буду называть артефактами. И хотя это слово не совсем можно применить к этим древним вещам, всё же с классическими артефактами у них есть один важный общий признак. Неясное назначение.
   Часто предназначение предмета, отнесённого специалистами к работе Л'Линнов, абсолютно непонятно для современников, а если оно всё же разгадано, то загадкой остаётся принцип его работы. Между тем существует огромная группа находок с уже установленным назначением. Такие находки получили свои, часто говорящие названия, от "первооткрывателей" их свойств.
   Перечислю некоторые из них:
   "Маяк Линн" - пожалуй, самый известный из таких артефактов. Это спутник каждой населённой системы. Как правило, его орбита является самой последней в системе. Принцип работы не ясен. Имеет защитное поле, препятствующее исследованиям. Предназначение: используется сенсетивами для ориентира при телепортации.
   Хранилище Л'Линнов - комплекс зданий, музеев, складов, лабораторий, ядром которых является спускаемый модуль планетарного космического корабля Л'Линнов. Принцип работы частично разгадан, что дало возможность построить челноки и собственные космические корабли. Предназначение: использовался Л'Линнами для высадки на планеты, в настоящее время является музеем-хранилищем на Терлинне.
   "Карта Огней" - небольшое устройство, напоминающее скульптуру, состоящее из трёх разъединяемых модулей: Кристалла, Маяка, Дома. Принцип работы не ясен. Предназначение: при соединении модулей и экстрасенсорном воздействии сенсетива показывает расположение "Маяков Линн", а кроме того, выдаёт краткую информацию о системе и обитаемой планете. Около трёхсот лет назад, во время беспорядков на Терлинне, модули были разъединены, в настоящее время их местоположение неизвестно...
  
   Статья была противоречивая, многое, из того о чем писал автор, она уже знала из других источников. Но зато здесь приводился список наиболее часто встречающихся артефактов и, что самое главное, способ их использования. Она быстро пробежала глазами до интересующего её артефакта.
   Браслет "Грань Круга" оказался наиболее часто встречающимся артефактом, который находили при раскопках. В настоящее время эти браслеты хранились в коллекциях музеев и частных лиц. Большинство исследователей считали, что это обычное, но, вероятно, популярное украшение древних предков, которое могло использоваться в ритуальных целях. Но Тори смущало, что браслеты, найденные на разных планетах, были абсолютно идентичными. Так не бывает с обычными украшениями. И сомнения, как оказалось, разделяли и другие специалисты, в том числе и Сипар Лижент. Тройственность браслета указывала на его функциональность, а значит, он как-то использовался. Тори подозревала, что своё название браслет получил не зря, и предположила, что его применение связанно с установлением родственных отношений. Но вот зачем это было нужно Л'Линнам - сильнейшим сенсетивам - понять не могла. Они ведь и так знают, кто входит в их семейный круг. Автор статьи подтвердил её подозрения, и Тори ещё раз перечитала нужный абзац.
  
   "Грань Круга" - небольшое устройство, представляющее собой браслет, украшенный цеурином и гиранумом (веществами неизвестного происхождения). Предназначение: определяет родственные связи носителя с окружающими его людьми. Зона воздействия варьируется от 5 роунов до 10000 и зависит от качества цеурина и размеров гиранума. Принцип действия не ясен, но "Грань Круга" определяет не только кровных родственников носителя, но и вообще всех людей, входящих в семейный круг (например жену брата, мужа сестры).
  
   Девушка закрыла глаза и откинулась в кресле. Семейный круг... Её круг состоял всего из двух человек, и сколько Тори себя помнила, она жалела об этом. Она завидовала шумным и большим семьям и не верила, что из всех родственников у неё остался только дед. Должен же быть ещё кто-то!
   Когда она спросила на работе, не знает ли кто-нибудь, как найти родственников, о которых ничего не известно, коллеги дружно покачали головами. Вот если бы у неё был "подозреваемый", то генетические тесты тут же ответили бы на её вопрос. А так? Только сенсетивы знают. И Тори тогда зацепилась за эти слова. В самом деле сенсетивы знают многое, если не всё. А потом она наткнулась на информацию о "Грани Круга" и решила, что у неё появился шанс. Но после долгих поисков подробностей Тори стало ясно, что воспользоваться артефактом тоже не выход. Посетить все обитаемые планеты нет никакой возможности, а потому надо как-то сузить поиск. Девушка надеялась, что и для таких случаев вездесущие Л'Линны создали какой-нибудь артефакт, но так это или нет, она узнает только на Терлинне.
   Время близилось к вечеру, и Тори отложила свои исследования на потом. Скоро у неё свидание с Деем и надо подготовиться, чтобы сразить его наповал.
   Девушка улыбнулась своим мыслям. Найдёт она родственников с помощью артефактов ещё бо-ольшой вопрос. Но вот мужа она, похоже, уже нашла, и для этого ей не понадобились ни сверхспособности сенсетивов, ни артефакты древней цивилизации. Достаточно было однажды просто поцеловать своего принца...
  
  
   ***
  
   Весь день тревога по поводу предстоящего вечера не покидала Дея. И не потому, что тогда он снова увидит свою ди нарри, а потому что обещал сам себе устроить ей сегодня романтический ужин. В самом деле, девушка за него собралась замуж, а он до сих пор ей ничего не подарил, никуда не сводил, да и предложение сделал лёжа на диване. Куда это годиться? Нет, убеждал он сам себя, романтический ужин просто необходим. В конце концов, он уже давно хотел сделать что-нибудь приятное для своей будущей жены, а в условиях космоса только это и приходило ему в голову. Но вот сама организация намеченного мероприятия его сильно тревожила.
   Фантазия в романтическом направлении совершенно не желала работать, а потому уже с четырёх утра (когда эта мысль впервые пришла ему в голову) Дей засел в бионете, чтобы узнать, как вообще опытные люди поступают в таких случаях. За ликомом он просидел до шести утра, а потом с головой, забитой всевозможными советами, бросился к Мите за помощью.
   Аниматор "Метеора" в этот рейс перестаралась и многочисленные кружки, занятия и развлечения для пассажиров начинались ещё до завтрака, а потому, пока она не убежала на работу, Дей поспешил её перехватить.
   Он спустился на третий уровень и, оказавшись у нужной двери, нажал на звонок.
   Дверь открыл Марик в расстёгнутом комбезе и как всегда лохматый. Увидев капитана, он быстро привёл форму в порядок и безуспешно попытался пригладить свои буйные кудри рукой.
   - С добрым утром, - мрачно сказал Дей, пытаясь представить себе, как можно реализовать на корабле всё то, о чём он узнал из бионета, и вошёл в каюту.
   - Э, капитан? - удивлённо, моргнув ещё сонными глазами, Марик посмотрел на ликом. - Блин, Дей! Ты чего тут ходишь с таким лицом? Я уже подумал, что опоздал с завтраком и ты явился меня убивать, а ещё оказывается куча времени.
   - Да нужен ты мне, - отмахнулся Дей, высматривая Миту, и попытался расслабиться. В самом деле, что это он всё время хмуриться. - Где твоя жена?
   - А что она-то натворила?
   Мита вышла из санблока уже одетая, умытая и причёсанная.
   - И почему это сразу натворила? - возмущенно бросила она Марику. - Привет, Дей. Что у тебя стряслось?
   - К-к-кх, да ничего особенного, - вдруг смутился Дей, то, что он испытывал к Тори, было очень личным и даже с друзьями не хотелось вот так сразу говорить о вчерашнем. Но помощь была очень нужна, а потому он всё же решился. - Я вчера Тори предложение сделал.
   - Неприличное? - ляпнул Марик.
   Дей пронзил его тяжёлым взглядом и уточнил для непонятливых:
   - Она согласилась стать моей женой.
   Парочка переглянулась, а потом дружно улыбнулась. Следующие возгласы прозвучали практически одновременно.
   - Поздравляю! - воскликнула Мита.
   - Сочувствую! - хмыкнул Марик.
   - Что значит сочувствую? - тут же возмутилась Мита и уставилась на мужа. - Тори замечательная девушка! Или это тебе плохо с женой живётся? - подозрительно сузив глаза, закончила она.
   - Что ты! Что ты! - замахал на неё руками Марик, откровенно хихикая. - Очень хорошо!
   - То-то же! - погрозила она пальцем мужу, а потом спросила у Дея, - слушай, а что сказал Эган?
   - Он дал добро.
   - Да-да-да! - радостно запрыгала она по комнате.
   - Не-е-ет, - простонал Марик. - Капитан, как ты меня подвёл!
   Дей прищурился, начиная догадываться, что за хрень тут происходит.
   - Вы что тоже деньги на меня ставили? - угрожающе поинтересовался он.
   - Да, ну тебя, - отмахнулась Мита, - деньги не интересно. Мы на желание спорили и Марик про-и-грал!
   Марик опять застонал, но было видно, что он играет на публику, а не страдает. В глазах Миты появились игривые и дразнящие искорки, а Марик в ответ самодовольно улыбнулся. Похоже, кто бы там ни проиграл на самом деле, в этом споре выиграли двое.
   Проклятье, неужели и он выглядит со стороны так глупо? А-а-а, ну и хрен с ним.
   - Та-ак! Ничего не хочу знать! Марик иди-ка ты на кухню, желание Миты ты потом исполнишь, а мне с твоей женой посоветоваться надо.
   - Нашел с кем советоваться, - пробурчал Марик, нехотя направляясь к двери.
   - Ах, ты... - тут же завелась Мита.
   - ВСЁ! - рявкнул Дей. - Марик Толли, потрудитесь приступить к своим обязанностям
   - Есть капитан! - второй помощник вытянулся в струнку и выскользнул из комнаты.
   - Мита Толли, - уже мягче продолжил Дей, - мне нужна твоя помощь, а с мужем ты потом разберёшься.
   - Ладно, Дей, извини, но он меня вечно из себя выводит. Что там у тебя произошло?
   - Да пока ничего, но ... в общем, я хочу сегодня вечером сделать Тори сюрприз. У тебя, я знаю, куча всяких подборок, поищи в них что-нибудь ... романтическое, - уф, ну наконец он это сказал.
   - Ясно, - улыбнулась Мита, - тебе нужен покорительный инфокрис. Я сейчас.
   - Кхм, Мита, да я вроде как уже того. Покорил Тори.
   - Ну и что, - отозвалась Мита, копаясь в каталоге, - тебе её теперь всю жизнь покорять, так что моя подборочка ещё очень пригодится.
   ЧТО? Всю жизнь? И вот так всё время мучиться?
   - Да ладно тебе, шучу, не напрягайся, - подмигнула ему Мита, протягивая инфокрис, - но если любишь, то покорять тебе очень даже понравится.
   Дей кивнул. Пожалуй, Мита права, вряд ли бы он занимался этим геморройным вечером, если бы не любил, а весь его напряг с непривычки, никто раньше не вдохновлял его на такие подвиги.
   - Что здесь?
   - Здесь подобран романтический видеоряд: офигительный закат в тропиках над лагуной плавно переходит в звёздную лунную ночь. Есть ещё варианты, например, иллюзия того, что ты находишься на крыше, а вокруг тебя внизу ночной мегаполис, в общем, выберешь на свой вкус. Идеально всё смотрится на пяти поверхностях, но подойдет и на трёх. Музыка от разных исполнителей, но в одном стиле: спокойная, нежная, расслабляющая, то, что надо для медленных танцев и всего, что будет после. Здесь записи часа на три, так что если надо больше, то закольцуй просмотр. Справишься или мне подойти к тебе и всё настроить?
   - Нет, - чуть ли не с испугом отрезал Дей, - я сам. Спасибо.
   Пускать в свои апартаменты он никого кроме Тори не будет, не хватало ещё, что бы Мита увидела, до чего он докатился.
   - Слушай, а может тебе и эротичную подборку дать? Пожарче? Что-нибудь возбуждающее?
   Дея бросило в пот. Проклятье, вечно Мита всё портит своей инициативой! Вот кто её просил? Да его одни мысли о Тори возбуждают до предела. А что с ним будет с этой подборкой? Сорвётся нафиг. А в первый раз с Тори так нельзя.
   - Нет, Мита, спасибо, - твёрдо отказал он, - как-нибудь в другой раз.
   Деймир вернулся к себе и оглядел свои апартаменты ещё раз. Просторная гостиная с большим черным диваном посередине, рядом стол со встроенным пищепортом, по бокам два удобных кресла. На дальней стене встроенный шкаф от стенки до стенки. Справа от входа находилась дверь в ещё одну комнату, из которой Дей устроил что-то среднее между мастерской и спортзалом. Ещё одна дверь находилась слева от входа в гостиную. Там у Дея была спальня с огромной кроватью и ещё одним встроенным шкафом. Тамже располагался и санблок.
   Он окинул задумчивым взглядом стены и потолок. Как там сказала Мита, идеальная иллюзия достигается на пяти поверхностях, что ж, пять так пять. Дей снял крепления, чтобы убрать стену между спальней и гостиной, объединив тем самым два помещения. Стена плавно скрылась в потолке, в результате чего он получил просторное прямоугольное помещение с большими экранами, занимающими три стены из четырех. За недостающими экранами Дей направился в пустующую каюту врача. Он ловко снял их со стен и, скатав в трубочку, пошел завешивать пустые места в своих апартаментах. Со стеной, где у него располагался встроенный шкаф в зоне гостиной, он справился быстро, а вот с креплением экрана на потолке он провозился гораздо больше. Но зато после небольшой перестановки мебели и настройки экранов он получил идеальную иллюзию.
   Дей с тревогой оглядел результаты своей деятельности, тяжело вздохнул и решил, что этап первый он подготовил. Главное, чтоб всё это было не зря, и ди нарри по достоинству оценила его сюрприз.
   Решив на время отвлечься и ради разнообразия поработать, он отправился в рубку. Там его ждали многочисленные сообщения от Марика, который доложил ему о расходе продуктов, засоре слива в одной из кают и незапланированной смене белья в желтом секторе, где летели пассажиры с детьми. Дей нахмурился, именно в такие моменты он чувствовал себя не капитаном корабля, а долбанным управляющим какой-нибудь хреновой гостиницы. Он быстро разобрался с текучкой и снова получил сообщение от своего второго помощника. На сей раз в оранжерее испортился распределительный блок, который отвечал за поступление питательных веществ к растениям.
   Что ж, это надо смотреть на месте, там же и настраивать.
   Спустившись на третий уровень, он заглянул к Марику. Тот сидел, уткнувшись в настройки основного пищепорта, и никого не замечал.
   - Марик, у тебя что, и пищепорт сломался?
   - А Дей, - отвлёкся он, - нет, с ним всё в порядке, просто я тут порылся в своих рецептах и решил сменить стандартное меню. Надоело, понимаешь, каждый рейс одно и то же есть.
   Дей кивнул головой, молча соглашаясь, он всегда был готов попробовать что-нибудь новенькое.
   - Хм, Марик, - мысли Дея всё крутились вокруг предстоящего вечера, - а какое-нибудь романтическое меню у тебя есть?
   - Чего? - Марик ехидно засмеялся. - Да-а, капитан, ну ты и встрял!
   Дей мрачно на него посмотрел. Ой, и нарвётся на неприятности его второй помощник, если во время не заткнётся. Марик правильно понял взгляд капитана и перестал ржать, но в его глазах продолжало плескаться веселье.
   - Ладно, капитан, я всё понял. Загружу к вечеру в твой пищепорт парочку менюшек для романтического ужина, - Марик всё же не выдержал и снова заржал.
   И капитан, буркнув "спасибо", поспешил в оранжерею.
   Проклятье, Тори! Я в первый и в последний раз занимаюсь этой хренью!
   Быстро отыскав распределительный блок, он надолго застрял в диагностике неполадки, а потом и в её ликвидации. Мысли о вечере на время отступили, но когда он справился и огляделся, увидев вокруг себя всевозможную зелень, его взгляд зацепился за цветы.
   Твою ж систему! У них, оказывается, цветы есть!
   А ведь почти каждый специалист в бионете, как вспомнил капитан, уверял читателей, что цветы - это неотъемлемый атрибут идеального романтического вечера. Значит, надо рвать, определился Деймир. Оглядевшись по сторонам (главное, чтоб команда не увидела), он нарвал самых красивых, с его точки зрения, цветов, и, заслоняя своим телом букет, поспешил к себе.
   Похоже, он всё подготовил. Осталось одеть парадную форму и отправиться за Тори.
   О, боги! Пусть ей понравиться!
  
   ***
  
   Что делать с волосами Тори решала уже двадцать минов, но, так и не определившись и перепробовав разные причёски, снова распустила волосы.
   Раздался звонок, и на дверном экране появилось изображение серьёзного Дея в парадной форме чёрного цвета с серебристыми нашивками на груди. Отливающий металлом традиционный узор Геллы стремительными изгибами обвивал его плечи, спускаясь на грудь, где находились знаки отличия и информационная планка. У девушки захватило дух от осознания того, что такой мужчина любит её, и она тут же потянулась к кнопке, открывающей дверь. Но в последний момент спохватилась и нажала кнопку связи.
   - Дей, подожди ещё чуть-чуть, пожалуйста, я немного не готова.
   Тори бросилась к шкафу, стягивая с себя уже надоевший серебристый наряд. Раз Дей так вырядился, то сегодня точно будет особенный вечер, а значит, пришёл черёд красного платья. Она быстро переоделась, расчесала волосы, заколола пряди у висков, чтоб не мешали, и, обновив помаду, бросила взгляд в зеркало.
   Класс! Глаз не отвести, да ещё и в пять минов уложилась, надо было сразу так одеваться, а то целый час ерундой занималась.
   Тори открыла дверь и в восхищении уставилась на Дея.
   - Ух, ты! Форма тебе идёт, - одобрила она внешний вид капитана. Вблизи он был ещё лучше, ещё красивей. Хотелось прыгнуть ему на шею, обнять руками и ногами и завопить на весь коридор "люблю!". Но девушка сдержалась, решив, что крики надо оставить на потом. - Ну, я готова!
   Но Дей не отреагировал, он стоял в каком-то мечтательном трансе и медленно её осматривал. Сверху вниз. Снизу вверх... Тори самодовольно улыбнулась.
   Да, платье что надо. Спасибо Келли, что заставила его купить. Но, капитан мой любимый, ты ещё не видел главного.
   - Нравится? - невинно поинтересовалась она и, не дожидаясь ответа, медленно повернулась, показывая Дею платье со всех сторон.
   Спереди темно-красное матовое платье соблазнительно обнимало её фигуру до бёдер, а потом свободно красивыми складками падало к полу. Декольте ровным полукругом приоткрывало её грудь (очень-очень скромно, только самый верх). Но вот сзади платье было совсем другим: провоцирующим на смелые мысли, притягивающим взгляд к обнажённой спине, тонкой талии, изгибу бёдер и приковывающей воображение к чуть приоткрытой ямочке между ягодицами. Завершал наряд чёрно-алый цветок на запястье и чёрные босоножки на высоком каблуке.
   Тори повернулась к Дею спиной, дожидаясь восторженной реакции, но услышала только неясный хрип и тяжёлое дыхание. Она снова встала к нему лицом и, любуясь ошеломлённым видом Дея, который всё ещё приходил в себя, заключила:
   - Значит, нравится!
   Он медленно кивнул головой, потом попытался что-то сказать, но не смог, и снова кивнул. Наконец он глянул ей в глаза и прошептал:
   - Ты меня с ума сводишь!
   Посмотрев по сторонам и убедившись, что никого нет, капитан вытащил из-за спины букет и протянул ей:
   - Это тебе...
   Её глаза распахнулись от удивления, и Тори взяла букет в руки, попытавшись спрятать в нём свою улыбку. Девушка осторожно понюхала ярко-жёлтый цветок кабачка и уставилась на пушистые сиреневые цветки лука, окружённые листьями базилика и эстрагона.
   Та-ак, просто замечательно! Такое ей ещё точно не дарили. Такое, блин, наверно никому не дарили! Но хорошо, что хоть не кактус приволок.
   - Спасибо, - проговорила она и улыбнулась. Дей тут же расслабился, и она решила его не огорчать сообщением, что обычно такие цветы никому не дарят. В конце концов, он так старался, что такие мелочи можно не замечать. - Мне ещё никогда не дарили букетов, - решила признаться она.
   - Я ещё подарю, - тут же пообещал Дей.
   А может не надо? Тори в нерешительности закусила губу.
   - Хорошо, но только не на корабле, - она махнула в сторону каюты, - а то мне их и поставить некуда.
   Дей заглянул в комнату:
   - Твою систему, я об этом не подумал.
   Он что-то набрал на ликоме и через полмина один из роботов привёз высокий стакан. Тори налила в него воду и, чувствуя, что Дей не отрывает горящего взгляда от её спины, поставила букет в стакане на стол.
   Ладно, пусть дарит, что хочет. Всё же это так приятно! А букетик у него на удивление очень даже симпатичненький получился.
   - Ты что... под платьем... совсем ... голая? - голос капитана был хриплым, тяжёлым.
   Ну, наконец-то до него дошло!
   Тори какое-то время интригующе молчала, но, закрывая дверь, бросила через плечо:
   - Не совсем.
   Когда Дей избавился от букета, к нему вернулась прежняя уверенность и, уже проходя мимо открытых дверей кают-компании, он по-хозяйски прижал Тори к левому боку, закрывая её своим крупным телом от любопытных и случайных взглядов. В лифте она снова забеспокоилась. Дей был напряжён, не лез целоваться и мрачно-горячим взглядом смотрел ей исключительно в глаза.
   Вот ведь я дура! Целый день боялась, что он на меня наброситься и мне будет больно, и в результате одела это развратное платье. Я точно нарываюсь. Но Дей пока держится, наверно, сюрпризы на сегодня ещё не кончились. А там ... может, всё обойдётся.
   Оказавшись перед своими апартаментами, Дей открыл дверь и пропустил девушку вперёд. Тори вошла внутрь и в восхищении остановилась, комнату было не узнать. Собственно, и комнату это преобразившееся помещение не напоминало. Казалось, они стоят на крыше огромного небоскрёба и вокруг, куда ни посмотри, раскинулся величественный шумный мегаполис, мерцающий ночными огнями. Высоко в небе висели две луны, затмевая своим мягким светом яркую россыпь звёзд. На этом фоне мебель растворялась, она не сразу заметила вдалеке большую кровать и чуть не споткнулась о черный диван, который оказался передвинут к стене.
   - Дей, это так красиво! - воскликнула Тори. Для неё, никогда не бывавшей в мегаполисах, а тем более на крыше небоскрёба, это была необыкновенная, экзотическая красота.
   - Ты красива, - прошептал Дей, обнимая её сзади и мягко целуя в плечо.
   Он подвёл Тори к столику и, усадив её в кресло, включил музыку, которая мягко заглушила звуки ночного города, делая атмосферу романтичной и волшебной.
   О боги! Если бы я уже не любила его, то после такого вечера точно призналась бы ему в любви.
   - Что будешь заказывать?
   Тори отвела взгляд от Дея, который, не дожидаясь ужина и не читая меню, уже выбрал себе главное блюдо. Он, ничуть не смущаясь, вовсю ел её глазами, заставляя девушку краснеть.
   Ладно, почитаем меню. Она повернула табло пищепорта к себе и покраснела ещё больше. Да-а-а, похоже, Дей решил тоже её подразнить.
  
   Меню
   - салаты: "Прелюдия"
   "Нежная прелесть"
   - закуска: "Мужская радость"
   - горячее: "Женское счастье"
   "Взаимная страсть"
   - десерт: "Сладкий поцелуй"
   - напитки: "Восторг блаженства"
   "Пьянящее наслаждение"
  
   Тори ещё раз перечитала меню, выбрала наиболее интересующие её блюда и, стараясь не смущаться, как можно серьёзнее произнесла:
   - Я буду "Прелюдию", "Женское счастье" и "Восторг блаженства".
   По огромным глазам Дея она поняла, что к этому оригинальному меню он никакого отношения не имеет и сейчас явно подумал о другом.
   - Не понял? - нахмурился он.
   Дей рванул табло на себя, быстро просмотрел предложенные блюда и, широко ухмыльнувшись, глядя Тори прямо в глаза, заявил:
   - А я хочу попробовать "Нежную прелесть", "Взаимную страсть" и "Сладкий поцелуй". Причём сладкий поцелуй мне нужен прямо сейчас...
   Он встал на колени возле её кресла и, притянув Тори к себе, крепко поцеловал девушку. А она, забыв об ужине и обо всех своих страхах, с готовностью ответила ему.
   О боги, что же он с ней делает? Одним только поцелуем...
   Тори порадовалась, что сидит в кресле, потому что иначе она бы упала от наслаждения, которое затопило её. Сердце колотилось в груди, когда он, не прерывая поцелуя, провел руками по её плечам и спустился ниже, нежно обхватывая её грудь ладонями. Сквозь мягкую ткань платья он нашел её соски, которые уже давно сжались в предвкушении ласки. Она невольно застонала ему в рот, когда он неожиданно покрутил их между пальцами и снова смял её грудь уже в чуть более жёстком порыве. Дикий непривычный жар, который вызвал Дей в груди, неконтролируемым потоком хлынул вниз, сосредотачиваясь между ног и требовательно пульсируя.
   "Что он с ней делает?" - забилась в голове у Тори совершенно дурацкая мысль. То, что можно вот так растаять и раствориться в наслаждении, одновременно пугало и приводило девушку в восторг. А ведь Дей её даже не раздел!
   Он как будто прислушивался к её мыслям, её ощущениям и, не отрывая губ от её рта, мягко потянул вверх, вынуждая встать. Дей заглянул в её глаза, опаляя своим голодным взглядом, и резким движением рванул платье вниз, обнажая грудь. Ещё рывок и платье красной лужицей беспомощно растеклось у её ног на полу. Тори замерла, оставшись перед Деем в маленьких кружевных и уже влажных трусиках. Красным лоскутком они старательно прикрывали темные завитки между ногами. Но Дей лишь мельком посмотрел туда, сосредоточив всё своё внимание, на её груди. Под его горячим взглядом Тори стала чаще дышать и со смущением поняла, что соски предательски твердеют, безмолвно сообщая капитану о её возбуждении.
   На мгновение он замер, обжигая её страстным взглядом. Казалось, Дей еле сдерживает себя и вот-вот бросит её на свою кровать. Тори медленно покраснела и вдруг почувствовала ужасную несправедливость. На ней осталась всего одна приманочка, а Дей даже мундир не снял! Когда он протянул к ней руки, Тори отрицательно качнула головой и решительно принялась избавлять его от лишней одежды.
   Дей заставил себя стоять и не двигаться, когда она стягивала с него мундир, расстёгивала белоснежную рубашку, нащупывала застёжку брюк. Для него это была сладкая пытка. Мучительно-приятная. Когда из одежды на Дее остались лишь плавки, с трудом прикрывающие его возбуждение, Тори нерешительно остановилась.
   Та-ак, это я снимать пока не буду! В конце концов справедливости я добилась, и он теперь одет также, как и я. Вернее, раздет...
   Девушка в восхищении засмотрелась на обнажённую широкую грудь, на мускулистые руки, длинные мощные ноги. Машинально отметила, что пластырь на плече Дея отливает зелёным, а значит, забеременеть ей не грозит. Ну, и отлично! Тори пока не готова была стать мамочкой и безумно обрадовалась, что капитан сам позаботился о предохранении и ей не надо поднимать этот вопрос.
   Её глаза заскользили дальше по тонкой дорожке курчавых волос, спускающихся с груди по животу и скрывающихся за черной тканью. Она снова тревожно уставилась на его плавки, в которых уже еле-еле помещался член. Вдруг показалось, что от одного её взгляда он становился всё больше и больше. Тори испугано подняла глаза вверх.
   Сегодня Дей точно читал её мысли. Он понял её испуг и потому с последней деталью гардероба, как и она, расставаться не спешил. Он медленно поднёс руку к плавкам, демонстративно поправил член, устраивая его поудобнее, а когда она невольно ахнула, подхватил её на руки и с усмешкой направился к кровати.
   Тори взволнованно выдохнула. Она точно это видела? Член уже не помещается в плавки! Всё, ей срочно нужны поцелуи! Желательно те, от которых совсем теряешь голову...
   И она их получила. Дей уложил её на широкую кровать и страстно отрывисто стал обжигать её поцелуями. Губы, шея, плечи, грудь, живот и... казалось, он ставит метки на каждом участке её тела, всё ближе и ближе подкрадываясь к скрытому лоскутком местечку, чтобы на нём запечатлеть самое жгучее своё клеймо. Тори наивно думала, что, пока на ней одеты трусики, она в безопасности. Как же она ошибалась! Дей перестал кружить вокруг и около, заставляя её замирать от предвкушения, а потом расслабляться. Он резко накрыл её пульсирующую женственность, спрятанную в трусики, своим влажным горячим ртом и прямо через кружева жадно поцеловал, заставляя выгибаться и громко стонать. Как же это ...восхитительно! Здорово! Прия-ятно-о...
   Она потянула Дея к себе, смущённая своими чувствами и непроизвольной, бурной реакцией. И он, подчиняясь, удобно устроился сверху, впечатав свое твёрдое, упругое тело, в её мягкое и женственное.
   Как же это... необыкновенно! Лежать кожа к коже ... обнимать эти стальные мускулы и знать... что вся эта скрытая сила сейчас так нежно дарит ей наслаждение...
   Так мучительно захотелось сделать и Дею что-нибудь такое же приятное. Но в голове вдруг всплыла дурацкая картинка с эрогенными зонами мужчины и женщины. Женщина была с головы до пяток утыкана стрелками, указывающими на эти самые зоны, а мужчина печально улыбался единственной, но очень жирной стрелке, направленной на его член.
   Что же это получается? Чтобы сделать ему приятное, тело можно совсем не трогать и сосредоточится исключительно на члене? Не трогать, не ласкать, не царапать такое замечательное тело?! Не дождётесь!
   Тори с наслаждением прикусила кожу на шее Дея, разминая руками напряжённые мышцы на его спине, и застонала. Ей безумно это понравилось. Сейчас она его всего покусает, а потом загладит!
   Но Дей перехватил её руки и, зафиксировав их своей рукой над её головой, хрипло прошептал:
   - Не сейчас...
   Вот и что теперь думать? Что ему не понравилось? ... Или...
   Она осторожно поерзала под ним на кровати, и Дей с мучительным стоном вжался в неё ещё сильнее.
   Ой-ой-ой! Какой же он твердый! Нет, ему определённо понравилось!
   Но все мысли вылетели из головы, когда Дей, сдвинув приманочку в сторону, приступил к более интимным действиям. Его пальцы накрыли особую точку и Тори дёрнулась, тяжело задышав. Наслаждение накатывало волнами, разжигая внутри пылающий огонь, и стоны вырывались из неё сами собой. Дей немного переместился и, неотрывая пальцев от влажных складочек, принялся ловить губами её непроизвольные вздохи. Постепенно он перешёл с губ на шею, с шеи на грудь...
   Когда её тихие стоны стали громкими, задыхающимися, Дей избавился от одежды, что ещё оставалась на них. На мгновение он остановился, лаская страстным взглядом её возбуждённое тело, а потом накрыл собой, медленно проталкиваясь твердым членом между влажных складочек. Он непрерывно целовал её, одновременно проникая внутрь её жара, растягивая, заставляя привыкать, а затем выходил из неё, чтобы снова вернуться. Он заставлял её расслабляться, а потом опять возбуждал, вынуждая желать чего-то неизведанного, но невыразимо прекрасного... Он подводил её к краю, но когда Тори напряжённо замирала в предвкушении, Дей всегда отступал, не давая взлететь...
   Он делал это снова и снова, пока Тори не простонала, удивлённо обвиняя его:
   - Ты дразнишь меня...
   Дей наклонился к её уху и, осторожно куснув его, прошептал:
   - Я же говорил, что тоже это умею...
   - Дей! Я больше не буду, - простонала она, - сделай что-нибудь! ... Немедленно!
   - Не торопись, - мягко рассмеялся он. - И потом, мне нравится, когда ты меня дразнишь... Но ещё больше нравится дразнить самому...
   Он опять вошёл в неё, накрывая рукой её грудь и поглаживая большим пальцем напряжённый сосок. А потом вышел из неё... И снова вошёл...
   Когда всё мысли растаяли, оставив только эмоции, когда вместо слов вырывались только стоны, только тогда Дей наконец вошел в неё до упора, наполняя восторгом и чувством завершённости, делая их единым целым. Он перестал сдерживать себя, вонзаясь в неё резко, сильно... снова и снова... яростными рывками подталкивая её к краю. Когда она была уже на самом обрыве, он просунул руку между их телами, уверенно находя среди влажных завитков особую точку, которая взорвала её мир, заставляя взлететь высоко-высоко. Дей застонал сквозь зубы, стараясь не двигаться, когда она резко выгнулась и сжала его бёдрами, испытывая свой первый в жизни оргазм. Но когда последняя судорога страстно пробежала по её телу, крепко обхватывая его член, не выдержал и толкнулся в неё снова до самой глубины, чтобы тут же неистово кончить.
  
   Чуть позже они лениво лежали, крепко обнявшись на смятых простынях и любуясь звёздами над головой, слушали мелодию ночного города.
   - Ты дразнишься лучше, - с лёгкой обидой заключила Тори и удовлетворённо вздохнула.
   - А то! - Дей самодовольно улыбнулся и поцеловал свою прелесть в макушку.
   - Но я обязательно научусь, - пообещала она.
   - Не сомневаюсь, - счастливо согласился Дей.
  
   Через некоторое время они безумно голодные и приятно усталые всё же продолжили свой ужин. "Мужская радость" и "Женское счастье" были оценены ими по достоинству, а "Пьянящее наслаждение" оставалось на их губах до самого утра ...
  
   ***
  
   Этот вечер стал последним, когда в кают-компании видели тиена Эриолли. До самой высадки на Терлинну ни экипаж, ни пассажиры больше не встречались с ним. Даже верный телохранитель общался со своим шефом исключительно в звуковом режиме через ликом.
   Всё это время Шеган думал. Думал в те короткие и редкие моменты, когда жгучая, разъедающая ревность отступала, чтобы через некоторое время, но уже более болезненно и мучительно снова наброситься на него. В эти мгновения все его мысли принадлежали только Антории. Он сосредоточенно размышлял о своих следующих шагах, которые необходимо было совершить, чтобы заполучить её сердце.
   Но вот чтобы выкинуть её из головы и забыть навсегда, тиен Эриолли не задумывался. Совсем...
  
   ***
  
   На следующий день Марик был чрезвычайно удивлён. Вместо ожидаемого нагоняя за свой прикол, который он так долго готовил, настраивая пищепорт на эротическую форму новых блюд, он получил благодарность от Деймира. А когда и Тори чуть позже, безумно смущаясь, сказала ему "спасибо" за "Сладкий поцелуй", то крепко задумался.
   В тот же вечер он познакомил свою жену с новым вариантом ужина и ничуть об этом не пожалел. Целых два раза...
   Кэан узнал обо всём самым последним и очень долго возмущался, кляня себя за принципиальность, из-за которой он не "читал" окружающих, а Дея за скрытность. Пришлось Марику и для сенсетива настраивать пищепорт под романтическое меню. Джара новую настройку, по словам Кэана, оценила на отлично.
   Вот так, совершенно случайно и не запланировано, новые блюда, которые Марик выдумал в порыве вдохновения, прижились в меню "Метеора" навсегда.
  
  -- Часть 3. Родственников не выбирают - с ними смиряются

Чем шире круг родственников, тем тяжелее выйти из окружения.

Валентин Домиль.

  
   Глава 16
  
   Глава, в которой Кэан очень зря пожелал Джаре удачи, а Виана решила посмотреть "своей ошибке" в глаза.
  
   Над архипелагом Шанатэрр щедро сияло солнце. Но даже его яркие весенние лучи не могли согреть свинцовые волны, омывающие каменистые берега. Вода Северного океана прогревалась только в короткие летние месяцы, до которых оставалось совсем немного. Тем не менее безоблачное голубое небо и лёгкий теплый ветерок делали сегодня эти острова, принадлежащие кругу Ша'Тэрров, более привлекательными.
   Вообще-то Миррану всегда казалось, что эти места обладают суровой величественной красотой, но бывать он тут после смерти жены не любил. Он отвернулся от набегающих на камни волн и посмотрел на массивный каменный замок. Серая кладка его стен сливалась с крутой скалой и издалека казалось, что замок был высечен прямо из неё. Немного оживляли эту серую картину красные крыши многочисленных башен и белоснежные рамы круглых окон. Ярко-лиловый плющ доползал своими лианами только до нижних балконов, и на взгляд Миррана, делал этот замок более уютным.
   Он никогда не телепортировался прямо во двор замка, где жила его дочь. Ему нравилось начинать свой путь с каменистого пляжа и, поднимаясь по извилистой удобной лестнице, Мирран делал сразу два дела: укреплял свои мышцы (надо же иногда ходить, а не только телепортироваться) и предавался воспоминаниям (когда-то они с Ринией провели тут второй медовый месяц и почему-то здесь он воспринимал это без обычной грусти).
   Но сегодня времени на обычный ритуал не было, через два часа на Терлинну вернуться его внуки и Миррану необходимо их вовремя встретить. Он не знал, как Деймир отреагирует на его приглашение, но догадывался, что радости у него по этому поводу не будет. Была надежда на Кэана, парень он общительный и к любому человеку мог найти свой подход, но старший внук, на его взгляд, был слишком безответственным, а потому надежда была призрачной.
   Нет, надо всё брать в свои руки.
   Он с тоской посмотрел на любимую лестницу, а потом привычно прищурил глаза, отправляясь в Эрану. Дочь он почувствовал сразу, а через мгновение увидел и свечение родного силуэта. Темная тень за её спиной, как всегда, расстроила Миррана, и он, не задерживаясь больше в пространстве Эраны, телепортировался к Виане. Голова закружилась, и он безумно обрадовался стене, оказавшийся за спиной. Мирран прислонился к ней, с раздражением отмечая про себя, что головокружения с каждым разом становятся всё сильнее.
   Виана сидела на открытой широкой террасе в плетёном кресле, укутанная жёлтым пледом, и, так и не повернув головы в его сторону, задумчиво смотрела вдаль.
   - Здравствуй, дочка.
   - Привет, - тихо ответила она, не поворачиваясь.
   - Как ты? - с тревогой спросил он.
   - Как всегда.
   Как всегда... Вот что это за ответ? Можно подумать, он спрашивает просто так из вежливости. Ви, девочка, ты же моя дочка! Единственная...
   - Что ты решила? - дрогнул его голос.
   - Я буду там... Ты же знаешь, я никогда не пропущу День Круга.
   - Я рад, но только...
   - Не волнуйся, я буду хорошо себя вести. Иногда я это умею... - она иронично улыбнулась и наконец повернулась, чтобы посмотреть на него своими огромными печальными глазами.
   - Ладно, посмотрим, - Мирран провёл рукой по волосам, собираясь перейти сразу к делу.
   Но Виана опередила его.
   - Я их подписала. Документы в папке, - она не глядя махнула в сторону маленького кованого столика.
   - Хорошо...
   Он подошел к столику и молча взял документы.
   Когда Мирран узнал, что Ви совершила преступление, то понял, что аринор, который всегда жил в нем, взял отпуск. С ней он мог быть только отцом и никем иным. Но чувство справедливости никуда не делось и требовало наказания для Вианы. Единственное, что он смог придумать - это забрать у неё наследство, которое дочка получила от него на совершеннолетие. То, что ей досталось от мужа - архипелаг Шанатэрр, многочисленные поместья на всех континентах Терлинны, различные предприятия и внушительный счет в банке - вполне хватит для достойной жизни ей и Руэрту. А вот Деймиру его наследство пригодиться куда больше, а после его смерти и ещё кое-что перепадёт.
   Мирран не знал, что дальше говорить. С тех пор как дочь выросла, у него совершенно не получалось наладить общение. Он не понимал Виану, как ни старался. Вот Риния всегда знала свою дочь и могла мягко и ненавязчиво помочь ей советом, а он... Он вечно всё портил.
   Звонок ликома разрушил неловкую паузу, и Мирран радостно ответил.
   - Да, Кэан?
   - Привет, дед! Мы уже приземлились вообще-то, а кое-то обещал нас встретить.
   - Так ведь ещё два часа!
   - А у нас раньше получилось прилететь, так что, если не передумал встречать, телепортируйся быстрее, а то Дей в гостиницу рвётся и ни в какие резиденции лететь не желает.
   - Так я скоро, он ещё возле тебя?
   - Ну, в пределах видимости.
   - Стой на месте, будешь моим ориентиром.
   - Слушаюсь и повинуюсь.
   Мирран отключился и повернулся к Виане.
   - Ну, что дочка, они уже здесь, я пошёл их встречать.
   - Удачи, - пожелала она.
   Он кивнул, соглашаясь, удача никогда никому не помешает.
   - Встретимся на празднике, Ви. Будь хорошей девочкой.
   Она мягко улыбнулась. Совсем, как тогда, в далёком детстве. Как будто снова была девочкой. Хорошей девочкой.
   - Постараюсь...
  
   Мирран вошел в Эрану, ориентируясь на своего старшего внука, и тут же увидел рядом с Кэаном ещё один сияющий силуэт. Пусть второй силуэт сиял и не так ярко, но это снова наполнило его уверенностью, что он всё делает правильно. Эрана не врёт, и его кровь точно течёт в Деймире, а значит, ни в какую гостиницу тот не полетит. Его потерянный внук должен привыкать к роскоши и богатству. И летняя любимая резиденция Миррана сгодится для этого мальчика в самый раз.
  
  
   ***
  
   Джара не могла в это поверить! Она с изумлением уставилась на Кэана, который стоял рядом и с лёгкой непринуждённой улыбкой смотрел на неё. Весь в черной коже, с гривой темных растрёпанных волос и с рюкзаком за спиной он выглядел просто замечательно, и от этого она злилась ещё сильнее.
   - Что ты сказал? - голос сам собой стал ломким, высоким.
   - Я сказал, что мне было с тобой просто замечательно. Ты чудо, детка. Но мы уже на Терлинне, - он развёл руками по сторонам, обращая её внимание на зал прибытия космопорта, в котором они находились, - а потому я вынужден с тобой попрощаться.
   - Я это уже слышала, - Джара попыталась убрать из своего тона недовольные нотки и соблазнительно улыбнулась. - Но я так и не поняла, зачем нам прощаться? Ведь ты только что сказал, что нам было хорошо вместе.
   - Дорогая моя, вспомни про наш уговор. Я твой, пока мы не прилетим на Терлинну. И вот мы здесь! И здесь ещё столько незнакомых мне красавиц, что я вынужден переключить своё внимание на них.
   - А как же я? - жалкий, жалкий вопрос. Джара закусила губу, ругая себя за вырвавшиеся слова.
   - О, для такой красавицы, как ты, здесь найдется не мало обеспеченных и красивых мужчин. Так что желаю удачи. И прощай.
   - Прощай?! И ты считаешь, что вот так можно со мной расстаться? Да ни один мужчина меня ещё не бросал! Вот так - с каким-то жалким "прощай", без дорогих подарков и драгоценностей!
   - О, так ты хочешь всё перевести в товарно-денежную плоскость? А я-то думал, что у нас с тобой самые честные и лучшие отношения. Поцелуй за поцелуй, оргазм за оргазм... - он выгнул бровь, соблазнительно улыбаясь.
   Этот гад ещё и лыбится! Так бы и расцарапала его смазливую морду!
   Джара сжала ладони в кулаки так, что ногти больно впились в кожу, и сквозь зубы, как можно пренебрежительней прошипела:
   - О чём ты говоришь? Никаких оргазмов я так и не получила!
   - Ай-ай-ай! - рассмеялся Кэан. - Как не хорошо врать! Да весь "Метеор" в курсе, как громко ты кончаешь.
   - Я хорошо симулирую! - сузив глаза, выплюнула она.
   Как же эту сволочь задеть побольнее?
   Но Кэан в ответ только громко засмеялся.
   - Лапочка моя, что ж ты так расстраиваешься? - преувеличенно вздохнул он, всё ещё улыбаясь. - Ведь где-то есть, уверяю тебя, тот единственный, кто ждёт не дождётся, а может быть и активно ищет такую замечательную девушку, как ты. Где вы встретитесь, здесь, на Терлинне, или на другой планете, я не знаю, у меня с предсказаниями всегда было неважно. Но совершенно определённо скажу, я не тот, кто тебе нужен.
   Он мне скажет! А может, я сама могу решить, кто мне нужен?! Красивый, молодой, богатый наследник, с которым так весело проводить время, мне очень даже подойдёт!
   - Я не могу ждать, пока этот единственный соизволит меня найти! Если он, конечно, меня ищёт, а не сидит на диване и, почёсывая пузо, ждёт, когда я сама его найду. Тогда нафиг он мне сдался! Я выбрала тебя! Я хочу, чтобы всё продолжалось... - она, как могла, следила за своим тоном и постаралась, чтобы последние слова не выглядели такими жалкими и просительными.
   - Ну, Джара! Всё началось только потому, что ты согласилась с уговором. Никаких обязательств. Только удовольствия. Помнишь?
   - Помню! - выкрикнула она. - Но я надеялась, что ты передумаешь! Ты... ты разрушил все мои надежды!
   Она не будет плакать! Ни за что!
   - А вот это плохо, - огорчённо вздохнул Кэан. - Надежда всегда должна жить.
   Он полез в свой рюкзак и достал продолговатую коробочку в синем бархате.
   - На вот, держи! Пусть это будет моим прощальным подарком. И не расстраивайся больше. Говорят, лиранские алмазы выполняют любое желание, - он по-мальчишечьи улыбнулся, - только, чур, не загадывать на меня! Лиранские месторождения принадлежат нашей семье, так что твоё желание вернуть меня не исполнится.
   Джара опустила глаза на протянутый подарок и краем глаза заметила в раскрытом рюкзаке ещё несколько таких же коробочек.
   Так эта сволочь всём своим бывшим эти лиранские алмазы дарит?! Как же ей хочется сейчас запустить этой коробкой в его физиономию! Да так, чтобы его улыбку перекосило на веки вечные!
   - Ну что? Берёшь?
   - Беру! - выдавила она из себя.
   - Ну и ладненько! На твоей шее это колье будет очень миленько смотреться.
   Она в раздражении отвернулась и чуть не столкнулась с капитаном. Тот легонько придержал её, не давая упасть, но тут же отпустил и, скользнув равнодушным взглядом, сосредоточил своё внимание на Кэане.
   - Всё! Можешь меня поздравить. Высадка завершена, и я полностью свободен. Может, посоветуешь какую-нибудь гостиницу?
   - Совсем охренел? Какая гостиница? Сейчас в резиденцию полетим.
   - Нет, я Тори не оставлю, а её дед не приглашал, так что...
   - Очнись парень! Твоя Тори уже давно вошла в круг, так что дед против не будет.
   - Никуда я не входила, - отозвалась училка, которая незаметно подошла к ним и тут же оказалась в объятиях капитана.
   - Входила, входила. Как только влюбилась в этого охламона, который кроме тебя никого больше не замечает. Так что ты уже давно стала нашей.
   Это слово "нашей" просто взбесило Джару.
   А она, значит, не влюбилась?! Сволочь!
   Кэан уже не обращал на неё никакого внимания. Он весело препирался с капитаном, заигрывал с училкой, а потом стал кому-то звонить. Ей казалось, что если она сейчас умрет от разрыва сердца и шлёпнется на мраморный пол, он и не заметит. Никто не заметит! Как будто её здесь нет и никогда не было... Как они смеют!
   Когда появился дед Кэана, её даже не представили старику. Он совершенно равнодушно и даже как-то болезненно окинул её взглядом и впился со всем вниманием в капитана и училку, которые стояли крепко обнявшись.
   Это пренебрежение старика, пусть и представительного, но, безусловно, старого, ею, молодой и красивой, стало последней каплей для Джары. Ненависть к этим наглым Шал'Линнам, к училке, которую все находят очаровательной и необыкновенной, к капитану, который не скрывая показывает всем свою любовь, затопила Джару с ног до головы.
   Да что же этим мужчинам надо?!
   Она столько выстрадала, чтобы стать красивой, в этом мире почти совершенных людей, где ей не повезло родиться уродиной. Она стала выглядеть, как девушка с обложки, ею восхищались и любовались. Она была умной. И пусть некоторые шептались, что свой пост в министерстве она заняла раздвинув ноги, Джара знала правду - она работала не покладая рук и ей в конце концов повезло. Справедливо повезло! Она могла говорить с мужчинами на любые темы. Но все они хотели от неё только одного - трахнуться, переспать и забыть, а советы и разговоры для них были только прелюдией к сексу. Ни один из них не видел её своей женой, матерью своих детей. Они наклеили на неё этикетку дорогой шлюхи, которая годится на пару ночей, и это было безумно обидно. Обидно до слёз, до проткнутых ногтями ладоней и прокушенной губы - ведь мужчин у неё за всю жизнь было не так и много.
   Она посмотрела на Кэана - своего последнего пятого мужчину. Такого красивого, такого остроумного, такого богатого и... такого равнодушного к ней. Ему, как и остальным, не нужны были её чувства, её любовь и забота. Он почувствовал её взгляд и обернулся. Вместе со своей семьей Кэан был уже у самого выхода из зала космопорта на стоянку аэрофлаев. Он широко улыбнулся ей и весело помахал рукой на прощание.
   Засранец!
   - Удачи! - донеслось до девушки его последнее пожелание.
   Джара впилась пальцами в бархат коробки и, еле сдерживая слёзы, прошептала:
   - Да... для мести вашему кругу удача мне определённо понадобиться...
   Она закрыла глаза, давая самой себе почти невыполнимое обещание. Она отомстит за себя... Хоть одному из этой проклятой семейки, но отомстит!
  
   ***
  
   Виана поуютнее закуталась в плед и уставилась на сизые волны. Ветер стал сильнее и на воде появились белые шапки пены, которые разлетались брызгами, ударяясь о скалы.
   Когда же в её жизни всё пошло не так? Когда она, вот также, разлетелась брызгами и до сих пор не может стать собою? Ей было сложно однозначно ответить на эти вопросы, но определённо это началось давно, очень давно...
  
   Она родилась в заботливой любящей семье аринора Терлинны. И хотя отца часто не было дома, мать всегда была рядом с ней и Гартом, её старшим братом, который, казалось, всегда знал обо всём на свете. Тогда весь мир казался огромным, таинственным и лежал у их ног. Игрушки, наряды, путешествия, вечеринки - у неё было всё. Дошло до того, что она не знала, что пожелать на очередной день рождения. Все её желания уже были исполнены. Именно тогда она стала задумываться над тем, что выполнять чьи-то желания гораздо интереснее и занимательнее, чем придумывать свои.
   Когда в пятнадцать лет родители сказали ей, что у неё, оказывается, с рождения уже есть жених, она даже не возмущалась (это даже хорошо, что выбор сделали за неё). Мальчишки только-только начали её интересовать, а сын друзей родителей был уже молодым человеком, и очень ей понравился. По сравнению с её ровесниками Сэйл Ша'Тэрр казался взрослым, умным и необыкновенно привлекательным. А кроме всего прочего, никто не заставлял их жениться прямо сейчас. Как сказала мама по секрету, Виана в любой момент могла передумать. Но она так и не передумала. С Сэйлом они встречались каждое лето в летней резиденции её отца, и чем больше узнавали друг друга, тем больше им обоим нравился выбор родителей.
   Когда ей исполнилось восемнадцать, Виана твердо решила, что беззаботная жизнь её больше не устаивает, и стала усиленно готовиться к вступительным экзаменам. Она безумно заинтересовалась клонированием и выбрала для учебы Институт сенсетивов Терлинны. Сэйл тогда прилетел поздравить её с успешной сдачей всех экзаменов, и они вдруг поняли, что уже давно влюблены друг в друга по уши. Но, не смотря на влюблённость и горячее нетерпение родителей, со свадьбой они решили подождать. Сэйл хотел закончить университет, да и Виану ждала учёба. Нет, тогда все ещё было хорошо и судьба казалась простой и понятной - учёба, свадьба, семья, дети, работа...
  
   В первый раз её такой уютный и привычный мир разбился, когда в её жизни появился Морт. И с тех пор она никак не могла склеить осколки своего мира, потому что он разбивался снова. И снова...
  
   Она шла на первую лекцию с нетерпением. И хотя Виана могла выбрать дистанционное обучение или индивидуальное, её больше привлекало обучение в группе. Новые люди, новые взгляды, новые знакомства. Стала бы она так радоваться, если бы знала, что буквально через пять минов после начала лекции в аудиторию, а так же и в её жизнь, ворвётся опоздавший парень, который перевернёт все её представления о себе?
   Она думала, что можно быть влюблённой только в одного мужчину? Желать только своего жениха? Как она заблуждалась! Едва черный взгляд Морта встретился с её, Виана поняла, что пропала. Она окружила себя мощными щитами так плотно, как только могла, потому что никто не должен был догадаться о её чувствах. В те дни мучительных сомнений и переживаний она задавала себе одни и те же вопросы. Любит ли она Сэйла? И тут же уверенно отвечала - да, любит! А Морта? Уже не так уверенно, но безусловно правдиво, шептала сама себе - да... да... И последний самый важный вопрос не покидал её сознание беспокойно пульсируя - "Как же теперь быть? Как?"
   Она старалась общаться с Мортом также, как и с остальными одногруппниками, но понимала, что ничего не получается. Не говоря ни слова друг другу о своих чувствах, Виана знала, что не будь она дочкой аринора, Морт в первый же день сделал бы её своей. А не будь Сэйла, она бы нисколько против этого не возражала.
   Когда настала пора зимних каникул, она была уже на взводе. Чувства любви сразу к обоим мужчинам разрывали её - ведь выбрать надо кого-то одного. И тут всё её сомнения разрешились. Проснувшись в очередной раз от головной боли она посмотрела на ликом и со злости стукнула кулаком подушку. Через несколько часов с Деноса на каникулы прилетал Сэйл, и она ни за что не будет испытывать перед ним чувство вины за свою любовь к другому мужчине. Она любит Сэйла? Да! Она любит Морта? Да! Значит, она будет любить их обоих! И пусть кто-нибудь посмеет возразить в этом дочке аринора! Конечно, она не такая дура, чтобы мужчины знали друг о друге - ни один из них не согласился бы её делить. Но с этого момента она больше не будет мучиться, а постарается сделать счастливыми их обоих, и, возможно, это принесёт и ей долгожданное счастье.
   В ту ночь она отдалась Сэйлу и поняла, что он прочно и навсегда занял место в её сердце. А когда каникулы кончились, она чуть приоткрыла щиты, давая заглянуть через них Морту, безмолвно говоря ему о своей любви. То, как озарились светом его темные глаза, наполнило её душу радостью, и она поздравила себя с верным решением.
   И пока учёба не завершилась, счастливы и любимы были все трое...
  
   Всё кончилось, когда Сэйл решил порадовать Виану и, сдав экстерном последние экзамены, прилетел на Терлинну на две недели раньше. В тот день ей снова, как и в самом начале, пришлось делать выбор.
   Её любимые мужчины стояли друг напротив друга такие разные, но в тот миг такие одинаковые. Их глаза пылали, руки были крепко сжаты в кулаки, а ноги широко расставлены. Между ними разгоралась невидимая дуэль, они оба закрылись от неё и ушли в Эрану, пытаясь расплавить сопернику мозги. Никто не сдавался. И вскоре Виана поняла, что они оба сильны, невероятно сильны, и если бы знали о существовании соперника, то от её щитов уже давно ничего бы не осталось. Не двигаясь, с каменными суровыми лицами Морт и Сэйл причиняли друг другу боль, из ушей и носа у обоих текла ярко-красная кровь, тела покрылись потом, но никто из них не издал ни звука.
   Крик вырвался у неё:
   - Я ЛЮБЛЮ ВАС!
   Когда мужчины обернулись и впились в неё глазами, требуя ответов, она прошептала:
   - Люблю... обоих ... перестаньте ... пожалуйста...
   Она сбросила щиты, открывая своё сердце, показывая откровенно глубину своих чувств к каждому, признаваясь снова и снова в своей любви... к обоим. Она вошла в Эрану, забирая их физическую боль на себя, успокаивая их и уговаривая не злиться и не мучить больше друг друга, ведь во всём виновата только она одна.
   Когда из её носа потекла кровь и она пошатнулась от навалившейся усталости, они оба бросились к ней, ругаясь сквозь зубы. Теперь они смотрели только на неё, намеренно игнорируя соперника.
   - Ты должна выбрать... - мрачно сказал Сэйл.
   Морт, стоящий рядом, безоговорочно согласился со своим соперником и кивнул головой.
   - Одного, - хрипло добавил он.
   Виана закрыла глаза, чтобы не видеть их раненных, умоляющих взглядов, и наглухо закрылась щитами. Если бы она могла выбрать одного, то уже давно бы выбрала! И никогда бы не допустила такой сцены. Но она не могла!
   - Выбирай! - донёсся до неё дружный и нетерпеливый приказ мужчин.
   И тогда, сжав кулаки, она выдавила из себя:
   - Сэйл...
   Это имя стало победой для одного и приговором для другого. Но какой бы выбор Виана тогда не сделала, это разрезало её пополам.
   Открыв глаза, она с болью посмотрела на Морта. Казалось, он на мгновение окаменел, в его черных глазах ничего не возможно было прочесть, а потом он, очнувшись, отшатнулся от неё и выдохнул:
   - Проклинаю...
   Он медленно попятился от неё к окну, резко сдвинул раму в сторону и, бросив на неё последний взгляд, прыгнул вниз...
   Так она разбилась в первый раз...
   Вместе с Мортом...
  
   Морт оставил после себя черную тень, которая навсегда стала её спутницей в Эране. Как потом ни старались, ни Сэйл, ни отец избавиться от посмертного проклятья им не удавалось, слишком много ярости, обиды и разочарования вложил в него Морт. Совместными усилиями родственникам удалось сбить интенсивность неудач, которые посыпались на девушку после проклятия. Но не смотря на это, каждый год она что-нибудь себе ломала, а к кухне Сэйл вообще запретил подходить. Для Вианы это место стало личной боевой зоной, которую без ожогов и порезов она никогда теперь не покидала.
   Была ли она счастлива после этого? Да, безусловно. Но каждый раз выходя в Эрану, для работы или чтобы телепортироваться, Виане казалось, что из тени проклятья на неё неотрывно смотрят любимые черные глаза. И раз в год, в день его смерти, она сбегала от своего мужа и семьи. В одиночестве она отправлялась на пик Диринара, куда однажды перенёс её Морт, чтобы с "вершины мира" прокричать всем о своей любви. Там, на высоте, даже в тёплой одежде ей было холодно, не хватало воздуха, но она упорно шептала белым облакам, обнимающим гору:
   - Люблю... люблю...
   Не сразу, но Виана однажды поняла, что Сэйл страшно жалеет, что когда-то заставил её выбирать. Теперь он готов был и на двух, и на трёх мужчин в её жизни, лишь бы только она была счастлива. Но другие ей были не нужны...
   А потом Виана забеременела. Родился Аллан, затем появилась маленькая Энни, и семейная жизнь с Сэйлом приобрела другую глубину и новый смысл. Сожаления о прошлом остались в тени, а любовь и забота мужа, улыбки детей, их непосредственность и трогательность озарили её сердце.
   ... А потом её жизнь разбилась ещё раз...
   Жарким солнечным днём Сэйл, Аллан и Энни полетели на пляж загорать и купаться. Виана сама упаковывала и складывала в аэрофлай еду, одежду, огромную кучу игрушек и здоровую надувную лодку. С утра ей нездоровилось, и Сэйл уже хотел остаться дома, но Виана его отговорила. День на пляже был давным-давно обещан малышам, и ей не хотелось их расстраивать. А если ей вдруг станет лучше, она тот час к ним прилетит, она обещает.
   Но лучше не становилось, и скоро к физическому недомоганию стало примешиваться необъяснимое чувство тревоги. Что-то было не так... Она была настолько взволнована, что никак не могла выйти в Эрану, на звонки ликома Сэйл не отвечал, и Виана утешала себя тем, что он, наверно, купается. Но когда через некоторое время к ней домой телепортировались родители, она по выражению их лиц сразу всё поняла. Случилось самое худшее, и предчувствия не зря мучили её... Её самые любимые и родные люди взорвались в аэрофлае, когда подлетали к пляжу.
   В тот миг Виана, как хрупкая ваза, разлетелась на множество осколков, каждый из которых стонал и кричал от боли. Слёзы текли не переставая, а жизнь потеряла всякий смысл...
   Только присутствие родителей удержало её от самоубийства. А ещё новость о том, что у неё будет ребёнок... Ради малыша она заставляла себя вставать с постели, что-то есть и выгоняла себя на улицу, чтобы хоть там постоянно не плакать. Когда слёз совсем не осталось, в ней поселились пустота и безумно соблазнительные мысли о смерти. Только постоянное присутствие мамы, которая напоминала ей про малыша, да растущий животик, вид которого вызывал смешанные чувства горькой радости и солёного сожаления, удерживали её от опрометчивых поступков. Тем не менее она ходила на кухню и присматривалась к ножам, она рвалась в город, чтобы выбрать себе самый высокий небоскрёб, её тянуло в аптеку, где она с интересом рассматривала коробочки со снотворным...
   Всё изменилось, когда она посмотрела в глаза новорожденного сына. У Руэрта были карие глаза. Теплые и родные глаза Сэйла. И Виана поняла, что жизнь всё-таки продолжается. Она научилась жить заново. Она снова улыбалась и смеялась, потому что, как бы плохо не было, невозможно не ответить на улыбку и смех любимого маленького сына. Она знала, что чересчур балует его, но ничего не могла с собой поделать. Он был у неё единственным. Родители утверждали, что она слишком "трясётся" и опекает Руэрта. И она с ними соглашалась, но продолжала "трястись" и опекать. Больше с её семьёй ничего плохого не случиться!
   Она как всегда ошибалась...
   В тот день Виана была дома одна. Сын был у бабушки, но уже скоро они должны были вновь увидеться - после обеда все встречались на благотворительном концерте. Она отправилась в душ, чтобы освежиться, и её личное проклятье выбрало именно этот момент, чтобы она поскользнулась. В очередной раз сломав ногу, Виана поняла, что никуда не пойдёт. Когда вызванный врач оказал первую медицинскую помощь и наложил временный гипс, к ней телепортировались мама с Руэртом.
   - Опять, - огорчённо вздохнула Риния.
   - Снова! - радостно завопил сын и побежал за красками.
   - Ты зря ему всё позволяешь, - упрекнула её мама.
   - Ничего не вижу плохого, чтобы он разрисовал этот скучный гипс весёлыми картинками.
   - Дело не в этом. Концерт благотворительный, а он должен привыкать к таким мероприятиям. Теперь же он туда не пойдет.
   Руэрт и в самом деле не хотел никуда идти. А Виана не особо и сопротивлялась его уговорам, ей не хотелось сидеть одной в огромном замке, и сын остался. Они включили экран, чтобы посмотреть концерт, на который так и не пошли, уселись на полу и стали дружно разрисовывать гипс смешными картинками. Через два дня у неё была запись на процедуру сращивания костей, а до того времени она будет щеголять по замку с оригинальной росписью на гипсе. На её, пусть и пристрастный, взгляд у сына был явный художественный талант.
   Она весело смеялась над смешной рожицей, которую сын изобразил на ноге, когда на экране пропало изображение. Смех резко прервался, дурное предчувствие резко сдавило её горло, и она дрожащей рукой стала набирать на ликоме номер мамы. Одновременно Виана пыталась увидеть мать через Эрану, но в состоянии сильного волнения у неё как всегда ничего не получилось.
   Через несколько мгновений экран снова ожил, и взволнованный диктор стал говорить страшные слова, которые жестоко впивались в мозг:
   - Произошёл террористический акт... много убитых и раненных... точные данные уточняются... ответственность берёт на себя организация "Свобода от тей'линнов"...
   Ликом мамы не отвечал... больше никогда...
   А через две недели она потеряла и любимого брата. Он проводил какие-то эксперименты, и что-то внезапно пошло не так. Погибли все, кто находился в исследовательской лаборатории, в том числе и её руководитель Гарт Шал'Линн...
   В те страшные дни она не отпускала руку сына, она спала с ним в одной кровати и однажды ночью, проснувшись от очередного кошмара, Виана поняла, что должна делать. Люди, которых она любит, больше не должны умирать. У них обязательно должен быть шанс выжить. И такой шанс может дать только клонирование. А это значило, что в ближайшее время она во что бы то ни стало клонирует Руэрта!
   Конечно, она знала, что клонировать детей было запрещено законом. Но о каком законе может идти речь, когда близкие и родные люди уходят один за другим? Сколько раз можно склеивать себя по кусочкам? И сколько смертей она ещё сможет перенести?
   Да, клонирование было определённой гарантией в случае смерти, но вот стандартную процедуру следовало изменить. Если она сделает матрицы тела и сознания сына, чтобы воспользоваться ими после его смерти, то их придется хранить в Центре клонирования, а об этом сразу же станет известно. Значит, она вынуждена нарушить ещё один закон - клонирование только после смерти. Она запустит процесс клонирования одновременно с переносом сознания, а потом отправит клона на какую-нибудь безопасную планету подальше от сферы деятельности сенсетивов. И если (пусть этого никогда-никогда не случиться!) несчастный случай всё же произойдёт, у её сына всегда будет второй шанс.
   Виане пришлось врать, изворачиваться, влиять на сознание врачей и операторов Центра, лететь на отсталый Зиноб, но она всё-таки добилась своего. Только заглянув в карие глаза клонированного мальчика, глаза Руэрта, глаза Сэйла, она поняла, что сделала чудовищную ошибку. Перед ней, сжимая в руках любимую игрушку, стоял её сын. Второй сын... который упорно называл её мамой и искренне не понимал, что происходит.
   Она не знала, как исправить то, что натворила. Мама, которая всегда её понимала, умерла, отец был в трауре, а старший брат, который был бы только рад поучить Виану жизни и дать ей дельный совет, уже никогда этого не сделает. Она попыталась успокоить свою совесть, пересылая для Деймира огромные деньги на Зиноб и требуя отчеты от доверенных лиц о его жизни. И в конце концов убедила себя, что у него всё отлично, а о её преступлении никто ничего не узнает. Но тайное всегда всплывает на поверхность.
   Мирран тоже пришёл к выводу, что у его родных должен быть второй шанс и терять больше никого не намеревался. Дождавшись совершеннолетия своего старшего внука, он отправился вместе с ним в Центр клонирования. Там Мирран случайно наткнулся на врача (одного из тех немногих людей), кто помогал Виане в ту ночь, и понял, что мужчина подвергался ментальному воздействию. Врач мучился от чувства вины, но никак не мог вспомнить, что же такого плохого он совершил. В отце не зря текла кровь Шал'Линнов - он прочитал "закрытые" воспоминания и ужаснулся поступкам своей дочери.
   Тогда Виана с лёгкостью и без возражений вынесла гнев разъярённого отца. Она сама чувствовала себя виноватой и готова была согласиться с любым наказанием. Особенно когда после полёта Миррана на Зиноб она узнала, что Деймир за всё это время не получил ни одного денежного перевода, а доверенные лица жестоко надругались над её доверием. Благополучная жизнь, которая, как она думала, была у её сына, оказалась миражом. Деймир, охваченный ненавистью, не намерен был никого впускать ни в своё прошлое, ни в своё сердце.
   Уже гораздо позже, когда стрессовое состояние прошло, она осознала, что могла бы добиться своего и не преступая закона. В конце концов она была дочерью аринора, не последним сотрудником Центра клонирования и вполне могла бы добиться разрешения на хранение матриц тела и сознания сына.
   Но хорошие, верные мысли сразу не рождаются, им необходимо время созреть. И если бы не её преступление, вызванное тревогой за сына, на свет никогда не появился бы Деймир. Мальчик, который когда-то был Руэртом, но вырос в кого-то другого. Мальчик, который, благодаря ей, прожил нелёгкую жизнь и теперь стал настоящим мужчиной. Не было бы сына, которого она предала и который теперь ненавидел её. Заслуженно ненавидел...
   Виана натянула плед на голову не в силах смотреть на оптимистичное голубое небо и такой взволнованный в этот день океан. Но как бы она не укрывалась от своих проблем, когда-нибудь ей придётся снова посмотреть в глаза Деймиру.
   И это будет уже скоро...
  
   Глава 17
  
   Глава о странности некоторых традиций и о клонировании (в последний раз).
  
   Далеко внизу под аэрофлаем проплывали земли Зелёного континента. Дей не мог оторвать свои глаза от сменяющихся внизу пейзажей - изумрудные леса, окружали жёлтые, салатовые и тёмно-зелёные поля, кое-где мелькали голубые ленты рек, а вскоре показались и сверкающие зеркала озёр - они приближались к Ожерелью Терлинны. Многочисленные озёра то маленькие, то большие, то вытянутые, то круглые, широким полукругом делили огромный Зелёный континент на две части: восточную - небольшую и равнинную и западную - горно-лесистую. Между собой озёра соединялись подземными и надземными реками то спокойно-широкими, то извилисто-узкими, иногда встречались каменистые пороги, а ближе к океану и настоящие водопады. В детстве Дей всегда любил эти места и, когда мать брала его к деду в гости, он всегда просил её лететь именно этим путём. Теперь через много-много лет приятно было осознать, что Мирран не забыл любимый маршрут своего внука и направлял аэрофлай в сторону Ожерелья.
   Деймир был рад, что дед при встрече не стал бросаться в объятия и, хотя всё же настоял на летней резиденции, но больше с разговорами не приставал, давая ему привыкнуть и осознать своё возвращение. Дей посмотрел в сторону кабины, где сейчас сидел Мирран. Обычно там было его место, он никому не позволял себя возить. Но сегодня он не смог бы справиться с эмоциями и сосредоточиться на управлении, а потому без всяких возражений сел на места для пассажиров. Отсюда деду было его не видно, что полностью устаивало Деймира, во время полёта он мог перестать контролировать выражение своего лица. Хотелось бы одеть привычную сурово-невозмутимую маску, чтобы никто не смог прочитать его эмоции, но Дей чувствовал, что сейчас это ему не под силу. Всевозможные чувства от радости до обиды просто распирали его, и это волей-неволей отражалось и в глазах, и в нервном движении губ, и в несвойственных ему дерганых движениях.
   Он сжал в своей руке ладошку Тори, которую не выпускал с тех пор, как встретился с дедом. Она стала его якорем в этом океане чувств и эмоций и придавала ему уверенность, что всё будет хорошо. Дей накрыл ладонь девушки второй рукой. Как бы не повернулась теперь его судьба, самое главное в жизни он уже нашел. Его счастье, его ди нарри рядом с ним, а значит, всё остальное он как-нибудь переживёт.
   - Дей? - Тори осторожно дёрнула свою руку, привлекая его внимание. - А где города?
   - Сенсетивы их не любят. Если со времён моего детства здесь ничего не изменилось, то считается, что на Терлинне всего пять городов. Правильнее сказать мегаполисов. Три находятся здесь, на Зелёном континенте, один на Лиловом и один на Радужном.
   - А вон там тогда что? - Тори показала вниз на небольшое поселение в форме круга, которое промелькнуло в густой зелени леса.
   - Это чей-то семейный круг. Обычно в таких вот поместьях и живут сенсетивы. А несколько таких семейных кругов, расположенных рядом друг с другом, называются округами. - Дей был рад отвлечься от своих тревожных мыслей и поделиться с Тори своими знаниями о жизни на Терлинне. Что-то он помнил ещё с детства, а о чём-то читал в специальной литературе. - Но я ж не зря сказал, что городов насчитывается всего пять. Между нами говоря, округ тоже можно считать небольшим городом. Но для терлиннцев этот статус населённого пункта как приговор. Даже большое скопление семейных кругов они упорно называют округом и дают ему имя самой большой семьи, проживающей на этой территории. Города для терлиннцев - это скопление крупных предприятий, всевозможных "грязных" производств, бестолковых развлекательных центров. В общем, они искренне считают, что там можно только работать, шумно развлекаться, получать высококлассное лечение, но не жить. Хотя, насколько я знаю, и в округах есть небольшие производства, там также можно весело провести время и в случае необходимости получить профессиональную медпомощь.
   - Ну и ладно, - улыбнулась Тори, - у каждого свои странности. Пять городов, так пять. Но я думала, что семейный круг - это что-то типа клана, а оказывается, всё намного серьёзнее - дома круглые или закруглённые, а если и встречаются вполне обычные прямоугольные, то участок обязательно круглый. Это что мода такая?
   - Это помешательство! - рассмеялся Кэан. Он только что вышел из кабины пилота и опередил Дея, ответив на вопрос.
   - Традиция, - поправил его Дей.
   - Хреновая традиция. Очень, понимаешь, не рационально строить круглые дома или закруглять углы, так что если боги не услышат мои мольбы и я всё же стану аринором, то этот бред точно поддерживать не буду. Хотя туристам нравиться.
   - А дед знает про твои взгляды? - спросил он брата.
   - А то как же! Знаешь, как его это бесит? Но свои планы он от этого не меняет, к сожалению, мне не повезло первым родиться, - Кэан подчёркнуто тяжело вздохнул.
   - Какая красота! - воскликнула Тори, прерывая жалобы Кэана, и все дружно посмотрели вниз.
   Аэрофлай пролетал на большой высоте над Ожерельем Терлинны, и перед пассажирами во всей красе отрылась удивительная неповторимость Зелёного континента.
   - Это что! - самодовольно заявил Кэан таким тоном, как будто он сам рыл каждую ямку для озёр и украшал округу зеленью деревьев. - Скоро долетим до Радужного, вот там ты будешь охать не переставая.
   Мирран уверенно вел аэрофлай, но видно не удержался и решил поразить своих пассажиров. Он стал быстро терять высоту, чтобы эффектно пролететь над цепью озёр, а затем снова взмыть вверх, но уже на водами Южного океана. Кэан безумно гордый за свою планету увлечённо принялся расхваливать Радужный континент, где только-только наступала осень, и Тори, обрадованная такому гиду, засыпала его многочисленными вопросами. И откуда появилось Ожерелье, и почему у континентов такие цветные названия, и куда они всё-таки летят?
   Дей молча смотрел в окно, вклиниваться в объяснения Кэана совсем не хотелось. Тот с азартом перечислял цветы и деревья, что растут на Радужном (надо же, сколько он помнит названий всякого гербария!), а Дей вдруг понял, что лично ему всегда больше нравилась суровая сдержанность Лилового континента, недалеко от которого располагался архипелаг Шанатэрр. Там, в семейном кругу Ша'Тэрров, он когда-то и жил. Вместе с матерью.
   Внезапная страшная мысль острым шипом поразила Дея, и он крепче сжал ладонь своей ди нарри. А ведь он никогда не жил в сером замке на Шанатэрре! Никогда не был в Солнечной резиденции деда, куда они сейчас летели! Как клон, он родился в Центре клонирования и сразу же после этого отправился в полёт на Зиноб. А все воспоминания о доме на островах, о лете, проведённом у деда, не его, а Руэрта. Вообще все воспоминания - от самых смутных и ранних до уже более ярких и чётких, когда он уже был шестилетним мальчиком, - не его. Он прикрыл глаза и сжал зубы, сдерживая невольный стон. Иногда он ненавидел деда за то, что тот разрушил его иллюзии. Дей жил на Зинобе в полной уверенности, что его бросила мать за потерю экстрасенсорных способностей. И пусть он жил хреново. И это с трудом можно было назвать жизнью - больше подошло бы слово борьба. Пусть! Но зато насколько проще была его жизнь! Никаких проблем с самоопределением, никаких заморочек с родственниками и никакой головной боли, которая возникает, когда он пытается разложить всё по полочкам.
   Тогда, на Зинобе, когда перед ним внезапно телепортировался Мирран, Дей не хотел его слушать, как будто знал, что дед появился, чтобы разрушить его привычный мир. Но дед попался настойчивый и сказал ему всё, что хотел...
   "Та-ак, не думаем больше о дерьме и начинаем искать позитив!" - решительно приказал себе Дей.
   Он опять, как и тогда на Зинобе, выкинул все тяжёлые и тревожащие его мысли из головы. В конце концов раз такие умные люди, как Мирран и Кэан, говорят ему, что он их родственник, Дей не будет с ними спорить. Позитива в его ситуации тоже хватает. Рядом с ним сидит самая лучшая девушка на свете, и скоро они будут в Солнечной резиденции, которая ему всегда нравилась гораздо больше, чем другая резиденция Шал'Линнов - знаменитый на весь мир "Кристалл Огня".
  
   Когда-то давно Дей очень любил рисовать и каждому дому, резиденции, замку он давал своё, цветное название. Замок на Шанатэрре был Сизым, парадный дворец - Красным, а Солнечное поместье, где он проводил каждое лето, был для него Жёлтым. И хотя в самом замке ничего жёлтого, кроме золотистой крыши, не было (замок был сложен из молочного цвета фауринских блоков) - жёлтым было всё вокруг. С высоты птичьего полёта это было видно особенно хорошо. Небольшой округлый замок с тремя основными башенками и множеством декоративных пристроек стоял на холме, окруженный концентрическими кругами, состоящими из всевозможных оттенков жёлтой газонной травы и ковровых цветов. Из замка весёлыми змейками разбегались выложенные плитами дорожки и, спускаясь с холма, терялись в яркой зелени парка. Там, в тени деревьев рядом со скамейками, можно было встретить и другие цветы - томно-красные, стыдливо-розовые, нежно-голубые. С южной стороны холм игриво обнимала извилистая речка, украшенная многочисленными резными мостиками, а рядом с замком, примостилась стоянка для аэрофлаев, обсаженная невысокими изгибами экзотических деревьев.
   Именно на эту стоянку они и приземлились. Дей вышел вместе со всеми из машины на выложенную жизнерадостной жёлтой плиткой площадку и медленно повернулся. Из замка уже спешили люди, что здесь работали, чтобы встретить прибывших гостей. Он напрягся под их приветливыми любопытными взглядами и вполуха слушал, как Мирран представляет всех друг другу. Знакомый с далёкого детства взгляд с хитринкой вдруг встретился с его острым и настороженным. Файрон - управляющий этим поместьем - всё ещё здесь работал. Рядом стояла Уна, его жена, и приветливо улыбалась. Она первая на правах экономки подошла к гостям и всех поприветствовала.
   Основные приветствия, как самой обаятельной и привлекательной, достались Тори, Кэан, едва выскочив из аэрофлая, крикнул всем "привет" и тут же затерялся в замке, а к Дею подошли только "старые" знакомые - люди, которые работали в Солнечной резиденции ещё во времена его детства, остальные улыбались ему, но заговаривать не пытались.
   - Ну, что упрямец, - Файрон совсем не такой худой и высокий, как ему помнилось, подошел незаметно, - Кэан всё-таки вернул тебя на родину.
   - Правильно сделал, - подключилась к нему Уна, - тебе уже давно следовало вернуться.
   - И вовсе он не похож на Руэрта, - выглянула из-за её плеча повариха Паула, что никогда не жалела пирожков для тех, кто заглядывал к ней на кухню.
   Эти слова как-то сразу вывели Дея из того ступора, в котором он оказался, смутившись от приветственных слов.
   - Как это не похож? - вырвалось у него.
   - А так, - усмехнулась Паула, - ты вон какой сильный, крепкий и кулачищами своими наверняка ловко махаешь, а Руэрт ничего тяжелее кисточки принципиально не держит, так что если что...
   - Так что если он будет носом крутить или зазнаваться, - продолжил Файрон, сверкая своими хитрющими глазами, - ты запросто его уделаешь. Прямо не терпится посмотреть.
   Дей хмыкнул. Отчего-то стало тепло и приятно.
  
   Замок совсем не изменился. Добавились какие-то ковры, поменялись на стенах какие-то картины, но в остальном всё осталось по-прежнему. Прямо под центральной башней находился небольшой холл, из которого через высокие узорчатые двери можно было попасть в главный зал. Из холла в разные стороны уходили две ажурные лестницы, поднявшись по которым можно было попасть в восточное и западное крыло замка. Именно там, на втором этаже, располагались спальни и комнаты для гостей с небольшими ванными и туалетными комнатами. Первый же этаж мог похвастаться изысканным бальным залом, внушительным залом для приёмов и огромной столовой, к которой примыкала кухня и несколько кабинетов с библиотекой. В восточной башне находилась отличная обзорная площадка, а западная вместила в себя несколько маленьких, но очень уютных комнат, в которых так замечательно было прятаться в детстве. Весь обслуживающий персонал жил в небольших коттеджах прямо за парком, и по вечерам в замке оставалась только семья, что когда-то так радовало Деймира. Дома, на Шанатэрре, в замке жили все вместе, и иногда, когда хотелось побыть в тишине и наедине с самим собой, этого не получалось - повсюду сновали люди, занятые своей работой.
   Мысли о том, что он никогда здесь не был и всё помнит только благодаря воспоминаниям Руэрта, снова стали мучить Деймира. Сколько он не пытался прояснить для себя этот момент, ничего не получалось. Как бы ему ни было всё знакомо - он здесь в первый раз, и люди, которые так искренне ему улыбались, видели его сегодня впервые. Напряжение снова забилось в висках, причиняя боль, и только уже вечером, после праздничного ужина, когда он оказался в комнате, отведённой ему вместе с Тори, Дей смог немного расслабиться. Он в изнеможении рухнул на кровать и прикрыл глаза, слушая, как его красавица оживлённо делиться с ним своими впечатлениями.
   - Ух, ты, Дей! Я даже не ожидала, что тут ТАК красиво. А люди! Сколько людей нас выбежало встречать! Все были такими приветливыми и милыми. Я почему-то думала, что сенсетивов ненавидят и прислуга у них состоит из роботов, а тут всё не так.
   - Это всё из-за деда. Всё-таки он замечательный мужик, - отозвался с кровати Дей. - И богатый. Знаешь, сколько он им платит? За такие деньги могли бы и песню спеть при встрече, а не только мило улыбаться.
   - Дей, - укоризненно произнесла Тори, присев рядом с ним, - ну, что с тобой? Ты не рад, что мы сюда прилетели? Хочешь, поселимся в гостинице? Я ничего против городов не имею.
   Он устало улыбнулся и отрицательно покачал головой. Нет смысла куда-то улетать, ведь тревожащие его мысли от этого никуда не денутся. Чтобы выплеснуть своё раздражение, Дею сейчас не хватало Кирина с его спортивным залом. Или...
   - Иди сюда, - он притянул к себе Тори и нежно обнял. Вдыхая её аромат, наслаждаясь её мягкостью и женственностью, он в который раз почувствовал, как всё плохое, что в нём было и в последние часы бурлило, требуя выхода, отступает, растворяясь в их поцелуе...
   Уже гораздо позже, глубокой ночью, когда утомлённая Тори заснула в его объятьях, Дей долго не мог закрыть глаза. Он с тоской смотрел в потолок, в горле застыл непонятный ком. Все чувства кричали ему, что он наконец вернулся домой, и Дей искренне мечтал о том, чтобы так и было...
  
   ***
  
   Утро было шумным. Дей проснулся от детских визгов и какого-то странного шума. Казалось, там, на улице, кто-то грохочет пустыми железными вёдрами, что-то очень шумно падает и куда-то катится, сопровождаемое восторженными детскими писками и криками. Он покосился на Тори, которая тихо спала в его объятьях, боясь, что эта какофония её разбудит. Но девушка даже не поморщилась и продолжала сладко сопеть, утомлённая предыдущей ночью. Осторожно переложив её со своего тела на кровать, Дей решил удовлетворить своё любопытство и узнать что происходит. Но не успел он одеться и выйти из комнаты, как под окнами раздался возмущённый рёв Кэана:
   - ДЕ-ЕД! Ты опять?!
   Деймир отодвинул штору и уставился на взъерошенного брата, завёрнутого в простынь, который стоял на поляне и буквально дрожал то ли от утренней прохлады, то ли от возмущения.
   Из-за деревьев показался невозмутимый Мирран, безукоризненно одетый даже в такую рань, и совершенно спокойно поинтересовался:
   - Что-то случилось?
   - Ты надо мной издеваешься! - взвизгнул Кэан. - Сколько ж можно гонять этих маленьких воришек? Да одно твоё слово, и родители уже давно бы их отлупили за проникновение на территорию чужого круга. Ладно, только б погулять зашли, так эти малявки ещё и яблоки наши тырят! Неужели сложно настроить охрану, поставить сигнализацию? Такое чувство, что тебе доставляет удовольствие пугать их летающими скамейками и декоративными вёдрами! Выделываешься? Левитатор, блин!
   - Кэан, мне яблок не жалко. И чтоб ты знал, без постоянных тренировок в левитации, ты не то что скамейку, пёрышко не сможешь поднять. Так что бери с меня пример. А родители этих детишек сами в своё время ко мне в гости заглядывали и про свои "подвиги" своим отпрыскам такие сказки порассказывали, что любой уважающий себя ребёнок просто обязан залезть на территорию нашего сада. А я просто обязан их попугать. Не разочаровывать же деток. Традиция, понимаешь.
   Видно, от слова "традиция" Кэана основательно переклинило, и обычно говорливый брат потерял от возмущения и нужные слова, и все свои аргументы. Он в бессилии поднял руки к небу, призывая богов вмешаться в этот спор, а белая простыня тут же сползла с его бедер и предательски упала в траву.
   Дей еле сдержал смешок, боясь разбудить Тори, и посмотрел на деда. Тот тоже предпочел отвести взгляд от голого внука и молча уставился в небо, с неприкрытой тоской на лице спрашивая у него "за что мне такое наказание?"
   Красноречивую тишину нарушил восхищённый "Ах!", и Дей увидел, как на дорожке под деревьями застыла девушка, в изумлении уставившаяся на открывшуюся ей картину. Насколько помнил Дей, вчера её представили как ландшафтного дизайнера, а сегодня ей повезло стать свидетелем в этом утреннем споре.
   Кэан что-то возмущенно рыкнул, закутываясь обратно в простыню, и недовольно посмотрел в сторону девушки. Он тут деда пытался вывести из себя, а ему опять помешали.
   - Везде эти хреновые традиции, - донеслось до Дея бормотание брата, когда тот проходил под окнами, возвращаясь в замок.
   Деймир медленно улыбнулся и прикрыл окно, пусть Тори ещё поспит, а он пока сделает то, что не смог вчера - поговорит со своим дедом. Старик, оказывается, замечательный мужик! Зря он его столько лет игнорировал.
   Не успел Дей выйти из комнаты, как к нему ворвался Кэан, всё ещё взъерошенный и закутанный в простынь.
   - Ух ты! - восхитился он, увидев спящую на животе Тори. - Классную задницу ты себе прихватил.
   Дей быстро кинул на девушку покрывало, скрывая от любопытных глаз брата свою прелесть, и загородил своим телом вид на кровать.
   - Сам ты задница! - прошипел он, выталкивая Кэана из комнаты. Вслед за братом Дей тоже вышел в коридор и аккуратно, чтобы не разбудить Тори, закрыл за собой дверь. - Ещё раз сунешься без приглашения, прибью! Чего тебе?
   - Хватит меня пугать. Я тут кое-что вспомнил. На вот, держи, - Кэан протянул Деймиру ладонь, на которой лежало два кольца.
   - Что это? - Дей с интересом стал рассматривать кольца - довольно простые украшения с небольшим продолговатым камнем.
   - Это твоя защита от злобных сенсетивов. Одеваешь на палец колечко, и ни одна сволочь не сможет прочесть твои мысли.
   - Ни одна сволочь, говоришь, - протянул Дей, подозрительно глянув на брата.
   - Так-так-так, на меня не косись! Я в чужие головы не заглядываю, потом своя начинает болеть, а вот другие очень даже могут полюбопытствовать. Второе кольцо Тори отдашь. И вот ещё... если дед поинтересуется, скажешь, что я их тебе ещё на "Метеоре" вручил.
   - Ладно уж, скажу. А как хоть они действуют?
   - И ты туда же! Дед уже поиздевался, а теперь и ты подключился. Ты что серьёзно думаешь, что я тут тебе с утра пораньше стану лекцию читать о принципах действия экранирующих колец? Их придумали ещё во времена Восстания и усовершенствовали в Институте сенсетивов. Так что можешь не сомневаться, эти штуки работают, а вот как, лучше не спрашивай.
   - Ладно, хрен с тобой. Ты сейчас куда? Завтракать или досыпать?
   - Нет, я пойду ещё поваляюсь, может, повезёт и засну опять. Вечером у меня обширная программа, так что надо хорошенько отдохнуть.
   Кэан отправился дальше по коридору в свою комнату, но потом, зевая, остановился:
   - Слышь, Дей, дед сейчас в кабинете, но тебе я советую сначала позавтракать. Похоже, он тебе долго будет мозги вправлять.
   Дей мгновенно оказался рядом с Кэаном и, пихнув его к стенке, подозрительно посмотрел на него:
   - Значит, говоришь, колечко действует, а ты у нас мысли не читаешь? Знае-шшь, а ведь я тоже умею мозги вправлять!
   - Тьфу на тебя! - сморщился Кэан и демонстративно зевнул. - Ты что всегда по утрам такой психованный? Да любому придурку ясно, что вам с дедом необходимо поговорить. А раз в такую рань ты вылез из кровати и с такой серьёзной и сосредоточенной мордой куда-то направляешься, то я без всяких сверхспособностей сделал вывод, что ты собрался не завтракать. Вот по доброте душевной и дал тебе хороший совет и верное направление. А ты тут пихаешься!
   Дей смутился и сделал шаг назад, давая Кэану дорогу. В самом деле, что это он так срывается. Бурча что-то о том, что ему весь сон перебили, брат захлопнул за собой дверь, а Дей с тоской посмотрел на стены, украшенные деревянными панелями и картинами, по таким, к сожалению, кулаком не треснешь, чтобы снять своё недовольство. Да, пожалуй, он последует совету Кэана. Подкрепиться перед серьёзным разговором не помешает. Заодно он и успокоиться немного.
  
   Как и сказал Кэан, дед находился в своём кабинете. Когда Дей наконец-то туда вошёл, Мирран сразу же, как будто давно его ждал, оторвался от своих дел. Он вышел из-за стола и пригласил Дея сесть у окна, где стояли два огромных кресла, разделённые небольшим круглым столиком с фруктами.
   Дей тяжело приземлился на удивительно удобное сиденье, готовясь к серьёзному разговору, и невольно схватился за кольцо. Украшения он никогда не носил, и непривычные ощущения на пальце отвлекали, напоминая о том, что без этой "защиты" все его тайны и тревоги тут же откроются при желании любому сенсетиву. Дей посмотрел на деда, который, казалось, сосредоточенно о чём-то размышлял, и не смог найти слова, чтобы первым начать разговор.
   Может снять эту фиговину с пальца? Пусть дед сам разгребёт ту кашу, что у него в голове?
   - Я рад, что ты здесь, - очнулся наконец Мирран.
   Дей промолчал. Он и сам ещё не понял, рад ли он, что всё же прилетел на Терлинну.
   - Я вчера поговорил с Кэаном и понял, что ты плохо слушал меня там, на Зинобе. Что ты до сих пор сомневаешься в принадлежности к нашему кругу и до сих пор не разобрался со своим клонированием.
   Дей молча кивнул, соглашаясь. Пожалуй, есть на нём кольцо или нет, дед и так все знает и понимает.
   - Это документы. Надеюсь, они убедят тебя, что ты один из нас, - Мирран махнул рукой, с его стола плавно соскользнула черная папка и быстро подплыла к креслу, где сидел Деймир, зависая прямо перед его лицом. Пришлось взять её в руки и открыть.
   Какие на хрен документы? Он тупо смотрел на черные строчки, не видя ни одной буквы, и радовался, что дед продолжает говорить, объясняя значение этой папки.
   - По этим документам ты признаешься сыном Вианы и Сэйла Ша'Тэрра, а следовательно и братом-близнецом Руэрта. Извини, но по-другому я не мог всё исправить. Если мы официально признаем тебя клоном, то сразу же всплывёт твоё незаконное клонирование и Виана попадёт под суд, а этого я не могу допустить. Никак. Сенсетивы конечно сразу поймут, что ты клонирован, но я всё ещё аринор. Ни один дурак пока не изъявил желания занять моё место, а значит, моё слово - закон. Если я сказал, что ты сын Вианы, ни один человек не скажет, что это не так. Ну, а если появятся особо пытливые, то весь наш круг будет говорить, что во время переноса сознания, произошел сбой в оборудовании и началось преждевременное клонирование, но, думаю, до этого не дойдёт. Меня пока ещё уважают и доверяют моим решениям... Надеюсь, когда у тебя появятся дети, ты поймёшь меня... Виана и так уже достаточно наказана жизнью и очень переживает, что с тобой так получилось. Видишь ли, она нашла на Зинобе опекунов для тебя, которые должны были о тебе заботиться и посылать ей отчёты о твоей жизни. Но они присвоили твои деньги и благополучно затерялись где-то на планетах ГС. Предварительно они наняли человека, который за небольшую сумму слал Виане липовые отчёты о том, что с тобой всё отлично. Конечно это не оправдание её действий, но я бы хотел, чтобы вы нашли как-то общий язык, пока ты здесь.
   Дей молчал, крепко сжимая папку. Он был пока не готов говорить о Виане. Она наказана жизнью? Значит, было за что! Так ей и надо! А вот за что пострадал он по её милости? Какие на хрен опекуны? Какие деньги? Вдруг безумно сильно захотелось расхохотаться. Горько и зло.
   Дей сдержал свой порыв, а Мирран, не дождавшись никаких комментариев, продолжил:
   - По праву наследования я передаю в твоё полное пользование Лесную резиденцию, если помнишь, она находиться недалеко от Ожерелья. После моей смерти получишь, как и все мои остальные внуки, свою долю наследства. А пока вот прочти список предприятий и компаний, принадлежащих Ша'Тэррам и Шал'Линнам, где тебе принадлежат десять процентов акций. Естественно, в каждой из компании. Я понимаю, что ты пока не готов сам управлять всем этим, а потому нанял для тебя отличного управляющего делами. Пока ты здесь, обязательно должен с ним познакомиться. Что ещё? ... А, твоя работа... Как ты смотришь на то...
   - Стоп! - вырвалось из Деймира. - Подожди!
   Какое наследство? Какие предприятия? Какой на хрен управляющий? Неужели Мирран всерьёз думает, что эта бумажка, в которой он признаётся Ша'Тэрром делает его таковым? Он долбаный клон! Клон! И ничего это не изменит!
   - Как ты можешь мне столько отдавать? Как вообще ты можешь мне что-то давать? Я появился на свет уже шестилетним. Я клон! И все мои воспоминания до шести лет не мои, а Руэрта. Я познакомился с тобой только на Зинобе. Я никогда не был в этом замке или в какой-либо другой твоей резиденции. Не имеет значения, что я их помню, потому что это не мои воспоминания, - яростно выпалил Деймир. А потом безнадежно добавил, - Я клон...
   Мирран тяжело вздохнул.
   - Клон - это ерунда, - пренебрежительно буркнул он, - и потом, я не жадный. Хочу и отдаю.
   И Дей чуть не взорвался. Как это ерунда?!
   Но дед резко взмахнул рукой, давая знак замолчать.
   - Надо относиться ко всему проще. Говоришь, воспоминания не твои? А чьи же ещё? Да, у тебя и Руэрта идентичные воспоминания о первых шести годах жизни. Ну и что? Да первые два-три года жизни вообще не отложились в ваших головах, а остальные три года вы, я уверен, помните смутно и фрагментарно. Я вот недавно прочитал автобиографию Жериана Интего, где он так подробно описывал свою жизнь, что я просто визуально видел всё то, о чём он рассказывал. И что мне теперь страдать? Да, конечно, я получил эти знания не как ты через перенос сознания, но это не важно. Каждый из нас таким или другим способом получает новую информацию, и эта информация усваивается нашим мозгом и, безусловно, становиться частью наших знаний, нашей памяти. Так что, грубо говоря, всё, что попало в твою голову и там переварилось и усвоилось, становится твоим. Согласен?
   Допустим... Дей решил сразу не соглашаться, желая всё ещё раз обдумать, но в глубине души такая точка зрения ему понравилась.
   - А как же быть с тем, что физически я до вчерашнего дня не был здесь, в Солнечной резиденции? - Дей был решительно настроен разобраться со всеми вопросами.
   - Ну не был и не был. Ерунда какая! Теперь-то ты здесь.
   - Но я не рождался! Меня создали и уже сразу шестилетним.
   - Та-ак! - грозно рявкнул Мирран. - Я, наверно, всё же прибью Кэана. Он что, ничего тебе не объяснял?
   Дей хотел что-то ответить, но дед уже разошёлся. Он вскочил с кресла и принялся ходить по кабинету, сминая ворс пушистого ковра.
   - Значит так, Дей! Немедленно прекращай страдать по этому поводу!
   Деймир не мог сказать, что он особо страдает. Конечно, когда дед открыл ему правду, для него это было шоком. Уже на Гелле он попытался всё серьёзно обдумать, но от этих размышлений мозги его начинали закипать, ему не хватало информации о клонах. А так как голова его трещала, то он раз за разом, когда эти мысли приходили к нему, выкидывал их из головы. На Гелле про него никто ничего не знал. Для всех он был просто хорошим капитаном, и это его полностью устаивало, но прилетел Кэан, и Дею пришлось снова задуматься о своём происхождении. И теперь, когда перед ним был человек, который с лёгкостью мог ответить на все мучавшие его вопросы, он, естественно, воспользовался этим и решил прояснить для себя все моменты, чтобы потом к ним не возвращаться.
   - Ты что думаешь, что один такой? Несчастный потерянный клон? - продолжал между тем Мирран. - Как бы не так! Да на одной Терлинне клонов около трёхсот тысяч, а на всех планетах Галактического Союза - больше миллиона. И чтоб ты знал, все люди, которые не имеют сверх способностей, потомки клонов. И что всем теперь страдать?
   - Как все потомки клонов? - изумлённо выдохнул Дей.
   - А так! Это, конечно, знают не все, но многие. У вас в лётной школе хоть был курс истории Галактического Союза?
   - Был.
   - Значит ты в курсе, что нашу галактику заселили Л'Линны. Так вот, представь себе, что их было не так уж и много. Точных данных у нас нет, но достоверно известно, что отправились они с Террейна на одном планетарном корабле. Одном! А планет в Галактическом Союзе на данный момент семьдесят шесть, а заселённых планет ещё больше. Понимаешь, о чём я говорю? Их всех на столько планет явно не хватало. Они терреформировали подходящие для жизни планеты, а потом заселяли их колонистами. Из сохранившихся документов мы установили, что минимальная колония состояла из тысячи человек, а максимальная была здесь на Терлинне. И среди этих колонистов только на Терлинне число высадившихся Л'Линнов превышало число клонов. Очень уж Терлинна оказалась похожа на их родину. Не знаю, что у них там пошло не так, возможно, не хватило времени, чтобы всё правильно разработать, но в процессе клонирования Л'Линны теряли свои способности. Вот и получилось, что везде, кроме Терлинны, людей со сверхспособностями так мало. Если на Гелле ты найдёшь какого-нибудь экстрасенса, можешь быть уверен, что у него в предках был один из Л'Линнов, который заскучал в космосе и решил продолжить жить на этой планете. Вообще, как мы установили, колонии составлялись по интересам. Кто-то из предков мечтал о матриархате и находил своих единомышленников, кто-то грезил гаремами или религиозным государством и находил своих. Так и получилось, что на Эрмалле у нас в почёте многожёнство, а на Хиумине большинство людей живут комуннами.
   - Почему же про это не рассказывали на курсе?
   - Политика. Очень долгое время планеты были изолированы друг от друга. Независимо от количества колонистов без привычных технологий люди деградировали, кто больше, а кто меньше. Некоторые умудрились и к настоящему времени сохранить документальные свидетельства заселения, а некоторые даже в сказках и мифах забыли о своих предках... При присоединении к Галактическому Союзу мы всем говорим правду, но дело руководителей решать, как и когда преподносить это населению. Понятно тебе? Так что даже у твоей любимой Антории далёкие-далёкие предки были клонированы. Скажешь, это было давно и не считается?
   Но Дей промолчал, Мирран уже был распалён процессом убеждения и его вопрос был чисто риторическим.
   - А как тебе ещё одна тайна? Сразу предупреждаю, что про это ты должен молчать. Никто, кроме меня и Вианы, не в курсе, что ты не единственный клон в нашей семье. Так что никому, даже Тори, про это не заикайся.
   - Как ещё один? - прошептал Дей.
   - Так, - Мирран наконец сел в кресло и мрачно посмотрел на него. - Лет триста назад, а точнее двести девяносто восемь, сенсетивов чуть не истребили. Когда началось восстание нау'линнов моему отцу было десять, а деду Норрану девяносто. Мой дед всегда был больше учёным, чем аринором. Он предпочитал не обращать внимания на волнения в обществе и подолгу сидел в Хранилище. Люди на Терлинне к тому времени, как и на остальных планетах, потеряли многие знания, и дед пытался их восстановить. Он искал в Хранилище более подробную информацию о Л'Линнах и технологиях, которыми они пользовались. И ему повезло. Он узнал о Маяках, нашёл "Карту Огней", чертежи исследовательских челноков, на основе которых потом стали строить космические корабли, и... подробное описание технологии клонирования. Эти знания спасли нашу семью, а заодно и всех сенсетивов. Как телепортироваться без сенсетивов, слава богам, учёные до сих пор пока не придумали. Так вот, Норран во многих вещах был первым. Он первым телепортировал космический корабль к Маяку Тариды и он... стал первым за многие тысячелетия клоном. Огромных трудов ему стоило восстановить технологию Л'Линнов, но он всё-таки добился своего, и теперь он своеобразный призрак нашего круга.
   - Это как?
   - Для всех он давно умер и его нет. Но раз в восемьдесят - девяносто лет он приходит к действующему аринору, чтобы снова клонировать себя. Мой отец не мог ему в этом отказать. И я не могу. Возможно, не сможет и следующий аринор.
   - Он хочет жить вечно?
   - Нет. Он хочет жить, пока ему это интересно. И судя по всему, интерес у него пока не угас. Сейчас он охотится где-то на Неприсоединённых планетах за Сферой Оривана. Ну, а чтоб ты совсем не сомневался, вспомни, как я нашёл тебя на Зинобе.
   - Ты... ты просто телепортировался возле меня.
   - Просто, - фыркнул Мирран, - один из видов телепортации, самый популярный, между прочим, основан на кровном родстве. Я вижу тебя в Эране также, как и всех остальных своих внуков. Для меня ты один из них.
   Мирран замолчал, а Дей с трудом сглотнул ком в горле и еле-еле смог выдавить из себя:
   - Спасибо, дед...
   Их взгляды встретились. Пронзительно-голубой и тёпло-карий. Слов не хватало, чтобы выразить деду свою благодарность, и он медленно снял экранирующее кольцо. Дед на мгновение прикрыл глаза, впитывая его мысли и чувства, а затем направил на Дея волну любви, заботы и уюта.
   - Ты больше никогда не будешь одинок, мой мальчик, - прошептал он, - я родственниками не разбрасываюсь. Для меня семья - самое ценное, что есть у человека.
   - Для меня тоже...
  
   Они ещё долго сидели и говорили. Узнавали друг друга. До тех пор пока Лисса, секретарь деда, не выдержала и не ворвалась в кабинет. Деда уже давно ждали где-то в городе, и он, ругаясь, что без него и дня не могут прожить, попрощался с Деем и ушел на встречу.
   Уже давно Дею не было так хорошо и спокойно. Эта встреча, этот разговор, как тяжёлый груз на плечах, давил на него весь полёт. И теперь наконец он состоялся. Всё было сказано. И всё разложено по полочкам. Он Деймир Ша'Тэрр. И у него есть семья, о которой он столько времени мечтал. Семья, часть которой он уже любил, часть ненавидел, а с другой частью пока ещё не познакомился. Всё как у всех.
   Дей улыбнулся. А не пойти ли ему поискать свою прелесть? Так захотелось обрадовать её новостями и снова увидеть. Неужели она всё ещё валяется в постели? Но даже если и так, он совсем не против присоединиться к ней. В конце концов до обеда ещё есть время...
  
  
   Глава 18
  
   Глава о том, как Синнола шокировала Тори, а Кэан - Деймира.
  
   Никогда ещё в жизни она столько не спала. Что на это повлияло - долгожданный прилёт на Терлинну, бурная ночь или уютная кровать, Тори не знала, но когда она наконец проснулась, был уже одиннадцатый час. На подушке лежал её ликом, мигая сообщением, и девушка тут же нажала кнопку, чтобы включить запись. Из динамика её окутал низкий голос Дея:
   - Прелесть моя! Когда проснёшься, звони на ликом. Буду тебя кормить и показывать окрестности.
   Планы на утро Тори понравились, и она уже стала набирать номер Дея, как вспомнила, что он собирался поговорить с дедом.
   Нет, она не будет ему мешать.
   Разговор с Мирраном был очень важен для её капитана, и она искренне желала, чтобы всё прошло хорошо. Чем ближе они приближались к Терлинне, тем больше Дей замыкался, скрывая свои переживания. А когда они прилетели сюда, он стал вообще взрывоопасным. Казалось, его постоянно что-то мучает, и от этого Дей время от времени морщился, как от боли, и крепче сжимал свою челюсть. На её вопросительные взгляды он отвечал нежными объятиями и твердил ей не беспокоиться, мол, с ним всё будет хорошо. Он целовал её отчаянно и страстно, а после заверял, что ним уже всё хорошо, главное, чтобы она была рядом. И она была рядом, позволяя ему не выпускать свою ладонь из его рук, делясь с ним своим восторгом и хорошим настроением. Но сегодня она не будет торопиться снова оказаться в его компании. Пусть он поговорит с дедом. Им это нужно.
   Тори быстро привела себя в порядок и отправилась вниз в зал приёмов. Завтракать так поздно она уже не будет, лучше потерпеть до обеда. Пока Дей занят, она с удовольствием побродит по замку. Девушка неторопливо прошлась по коридору восточного крыла, куда их поселили, спустилась по кованой лестнице вниз, не переставая любоваться оформлением стен и потолка, и через высокую узорчатую дверь попала в зал приёмов.
   Тут Тори сбилась со своего прогулочного шага. В мягком кресле у стрельчатого окна задумчиво сидела невероятная красавица. Темные, вьющиеся волосы уложены в замысловатую причёску, изогнутые брови над большими синими глазами, ухоженная ровная кожа с небольшим румянцем, длинная шея и гордая осанка - это была она. Синнола Шал'Линн. Легендарная Хранительница. Женщина, которая много лет была её кумиром. Тори невольно залюбовалась её притягательным лицом, вглядываясь в точёные черты, и Синнола тут же почувствовала на себе чужой взгляд. Она вскинула на Тори свои синие глаза и чуть прищурила их, немного склонив голову на бок. Тори нерешительно направилась навстречу, пытаясь сдержать идиотскую улыбку, и мысленно визжа от радости.
   О, боги! Передо мной сама Хранительница! Хранительница артефактов! Какая же она красивая и молодая... О нет... не молодая. Семьдесят пять лет назад она читала свою последнюю лекцию и выглядела так же. Везёт же некоторым! Вот что значит быть сенсетивом. А ведь Кэан её сын! Просто с ума можно сойти. Такой здоровый и безбашенный парень - сын такой хрупкой и интеллигентной женщины. Блин, сколько же ей лет?
   Хранительница между тем весело рассмеялась:
   - Девушка! Мне сто семь лет.
   Тори встала как вкопанная.
   Сто семь! Охренеть! Она, что читает мои мысли?
   - Ну конечно! Вы очень громко и эмоционально думаете. Неужели Мирран не дал Вам экранирующего кольца? Обычно он их всем гостям предлагает.
   Вконец смущённая и покрасневшая Тори отрицательно помотала головой и решила представится:
   - Здравствуйте... Я Антория ДеЛаВер - невеста Деймира.
   - Здравствуйте. Я, как Вы уже поняли, Синнола. Очень приятно познакомиться. Я уже давно не слышала столько восторженных слов в свой адрес. Спасибо, - хранительница улыбнулась и жестом пригласила Тори присесть в соседнее кресло. - Вы, извините, что так получилось. Обычно я без разрешения мысли не читаю, но у нас почти все люди ходят с защитой, а потому я не сильно старалась, когда ставила фильтр.
   - Какой фильтр?
   - Совершенно обычный. Чтобы автоматически не считывать ненужные мысли и эмоции. Некоторые сенсетивы ставят щиты, но такая защита от людей меня утомляет. Сейчас можете не беспокоиться, главное, только громко не думайте и я Вас не услышу.
   Тори впала в ступор. Не думать громко - это как?
   - Так Вы невеста Деймира, - заинтересовано протянула Синнола, разглядывая девушку. - Теперь понятно, почему мне сложно было разглядеть Вас через Эрану. Что ж, Деймиру, похоже, повезло, а я так надеялась, когда Вы вспомнили о Кэане, что Вы невеста моего сына. Этому шалопаю давно пора влюбиться по-настоящему, может, тогда он стал бы посерьёзнее.
   - Мне кажется, это невозможно, - улыбнулась Тори. - Кэан он такой... такой...
   - Такой охламон, - недовольно припечатала Синнола. - Я его вчера ждала дома, ужин приготовила, а он тут остался. Ладно, думаю, пока не сильно занята, навещу его сама. Узнаю, как у него дела, всё-таки больше месяца сына не видела, соскучилась. Заодно и с Деймиром решила познакомиться. Зачем ждать Дня Круга? Телепортируюсь в комнату сына, а он спит, как убитый. И это в одиннадцать часов! Я его бужу, а он мне заявляет, что я над ним жестоко издеваюсь и спать не даю! Представляешь?!
   Синнола перевела дух и вздохнула:
   - Правильно говорят, что первый блин комом. Так что хорошо, что у меня ещё дети есть.
   Пока оскорблённая в своих лучших чувствах мать Кэана жаловалась Тори, в голове девушки метались сотни вопросов к Хранительнице. Но как переключить Синнолу с режима матери на режим Хранительницы она не представляла.
   - Деймира тоже пока не встретила, - продолжила сокрушаться Синнола. - Уна сказала, что Мирран заперся с ним в кабинете и настоятельно попросил не беспокоить. Так что я очень рада, что ты спустилась. Теперь будет не так скучно ждать, пока наш любимый аринор не освободит Деймира или мой сын не проснётся.
   - Ой, давно хотела спросить, да всё как-то забывала. А кто такой аринор? Кэан много раз говорил, что очень не хочет им становиться.
   - Не сомневаюсь, что Кэан не хочет, - фыркнула Синнола. - В переводе с терейни аринор значит ответственный, а это понятие и Кэан, к моему сожалению, пока не совместимы.
   - Пока? Значит, надежда у Вас всё же есть, - с улыбкой заметила Тори.
   - Надежда есть всегда, - сказала Синнола и пристально посмотрела на Тори. - Знаешь, тебе не стоит так меня смущаться, а то я чувствую себя от этого какой-то чересчур грозной. Я уплотнила свой фильтр, и теперь не читаю твои мысли, но отчётливо чувствую, что ты очень хочешь меня о чем-то спросить. Спрашивай скорее, а то у меня самой много к тебе вопросов. Очень, например, интересно узнать, откуда невеста Деймира знает, что когда-то я вела семинар. Кэан про это точно не мог тебе рассказать, его тогда и в проекте не было, а сама я совсем не публичный человек, знают меня в основном историки или специалисты по Л'Линнам.
   - Так получилось, что я прилетела на Ваш новый семинар. Я пишу диссертацию по теме артефактов, а потому очень обрадовалась, когда на адрес нашей школы пришла реклама семинара от Академии Искусств и Наук Терлинны.
   - Ох уж эта Академия. Признаюсь тебе по секрету, - доверительно зашептала Синнола, - терпеть не могу выступать на публике, потому и поручаю читать семинары своим младшим сотрудникам. А тут у Академии юбилей! И администрация уговорила меня выступить. Им, видите ли, не солидно, если лекцию прочтёт какой-то рядовой сотрудник, а вот если это буду я - Хранительница, то это их полностью устроит.
   Синнола откинулась на спинку кресла и доброжелательно улыбнулась:
   - Значит тебе тоже, как и мне, безумно интересна цивилизация Л'Линнов.
   - Да, интересна. Только вот интерес этот возник не из-за самих Л'Линнов, а из-за их артефактов, - Тори набрала в грудь побольше воздуха и решила признаться. - Так получилось, что я осталась совсем одна. Не сразу, но ко мне пришла мысль отыскать своих родственников. Не может быть, чтобы никого больше не было. Пусть это будут двоюродные, троюродные братья, сестры или тёти, дяди, неважно, главное, чтоб кто-то нашёлся... Кто-то родной. Административный поиск ничего не дал, и тут мне попалась информация о браслетах "Грань Круга", и я просто "заболела" этими артефактами. Может, с помощью них я смогу что-то узнать? Есть ли хотя бы у меня эти родственники? Может, и правда никого не осталось, а значит, и искать нечего...
   - О, так это я могу тебе и так сказать, - встрепенулась хранительница, - без всяких артефактов. Давай сюда свои руки.
   Как так? Без всяких артефактов?
   Взволнованная Тори села на край кресла и протянула Синноле две руки. Та мягко обхватила запястья девушки и прикрыла глаза, как будто к чему-то прислушиваясь. Прошёл один мин, потом другой, третий... Боясь лишний раз вздохнуть и пошевелиться, чтобы не помешать Хранительнице, девушка с трепетом смотрела в её сосредоточенное лицо. Хранительница всё ещё молчала, но Тори вдруг заметила, что черты женщины заострились, вокруг глаз проступили мелкие морщины, а на висках появились маленькие капельки пота.
   Ей плохо? Может остановить?
   Тут Синнола распахнула глаза и устало откинулась на спинку кресла, выпуская руки Тори из своих.
   - Есть, - донеслось до девушки желанное слово.
   Тори тут же расслабилась, радостно улыбнувшись.
   - Есть...- мечтательно повторила она.
   Солнечные лучи из окна расчертили пол возле самых её ног, но Тори, погружённая в свои мысли, совсем не замечала армию пылинок, парящих на свету.
   - Это, конечно, не мой профиль, - усталым голосом заключила Синнола, - но кое-что я почувствовала. Со стороны матери родственники у тебя есть, но очень дальние через её родителей, а вот со стороны отца есть кто-то близкий. Мне показалось, или у тебя и в самом деле дед - киберлин?
   - Не показалось, - огорчённо ответила Тори. Про этого родственника со стороны отца она и так знала.
   - Очень интересно он ощущается в Эране. Но это не важно. Ещё с этой стороны у тебя есть брат... или сестра. Похоже, конечно, на мужскую энергетику, но я ещё раз говорю, что это не мой профиль, так что я могу ошибаться.
   Брат... сестра... о, боги, какая разница! Главное есть!
   - Я, знаешь ли, никогда не любила курс "Родственных связей". Тебе больше помогла бы Альяна - моя дочка, вот уж кто в этом деле специалист, но она вечно занятая. А на днях у неё к тому же экзамены, так что придется её подождать. Было бы лучше, если бы она не была криалой для Деймира, но она у меня девочка способная - справиться.
   - Кем не была? - медленно спросила Тори. - Криалой?
   - Я так понимаю, Кэан вам ничего полезного не рассказал, бездельник! Ладно, слушай, постараюсь рассказать вкратце и самое главное про наши семейные круги, - Синнола улыбнулась и начала. - Обычно взрослый сенсетив входит в три круга. Возьмём, например, меня. До замужества я со стороны отца входила в круг Ле'Ваннов, а со стороны матери в круг Ри'Оров. Эти круги называются кровными. После того, как я вышла замуж за Гарта - сына Миррана, я вошла в круг Шал'Линнов. Те кровные круги, которые у него были со своей стороны, объединились для меня в один. То есть все его кровные родственники стали моей роднёй. Такой круг называется родственным. Понятно?
   - Понятно. У вас два кровных круга и один родственный.
   - Точно. Так вот, те, кто друг для друга кровные родственники - это криалы, а те, которых связывают друг с другом родственные отношения - диалы. Если я представлюсь, как диала Шал'Линн, все терлиннцы сразу поймут, что этот круг для меня родственный. А вот, моя дочка уже криала Шал'Линн, то есть этот круг для неё кровный, и Деймир как её двоюродный брат является для неё криалом.
   - А почему было бы лучше, если бы она не была криалой? - всё еще не понимала Тори.
   - А потому, что те, кто находятся в одном кругу, блокируются Эраной. Это такое особое пространство, которое, грубо говоря, мы вовсю эксплуатируем, когда пользуемся своими способностями. Не важно, кто ты: криал или диал, всё равно и для тех, и для других есть ряд ограничений. Например, ни один сенсетив не может прочитать свою судьбу или судьбу тех, кто является его кровным родственником. Зато для криалов легче чувствовать эмоции друг друга, читать мысли и, самое главное, телепортироваться по крови так проще всего. Деймир, как криал Шал'Линна, частично закрыт и для Кэана, и для Альяны, и для остальных кровных родственников. А вот я, как диала, могу, хоть и с трудом, узнать про его прошлое и будущее. Эрана мне тоже будет мешать, но если сильно постараться, то что-то я точно увижу. Так вот Альяна для тебя диала, а потому Эрана ей тоже будет затуманивать твои родственные связи, но так как она у меня в этом деле специалист, то поймёт гораздо больше меня. Обязательно с ней поговорю.
   - Спасибо, - отозвалась Тори, усваивая полученную информацию. - Но подождите, я ведь ещё не стала женой Деймира. Как же Альяна может быть для меня диалой, ведь я ещё не вошла в круг.
   - А у нас не обязательно проводить церемонии, чтобы войти в круг. Вы с Деймиром любите друг друга?
   - Ну да, - смущённо кивнула Тори.
   - А раз так, то между вами возникла прочная эмоциональная связь. Такая связь в некоторых случаях будет посильнее кровных уз. Так что даже не сомневайся, ты теперь диала Ша'Тэрр.
   - К-какого Ша'Тэрр?
   -А, - отмахнулась от вопроса Тори Синнола, но посмотрев на её удивлённое лицо, решила всё же пояснить, - у нас дети вторым именем берут название круга отца. Так что раз Деймир криал круга Ша'Тэрр, неужели ты этого не знала, то ты диала Ша'Тэрр.
   - О боги! - выдохнула Тори. - Как же у вас всё сложно!
   - Всё проще некуда, - улыбнулась Синнола. - Было б хуже, если бы у нас, как на некоторых планетах, процветало многожёнство или многомужество. Или, не дайте боги, на Терлинне жили бы коммунами. А так у нас всё традиционно, и традиции эти достались нам ещё от Л'Линнов. Но про это я тебе подробнее на семинаре расскажу, если всё же придёшь.
   - Конечно приду! - возмущённо заверила Тори хранительницу. Как можно сомневаться? Да ради этого семинара она из дома вылезла и на другую планету отправилась. Как можно теперь взять и не прийти?
   - Отлично, а я к тому времени поищу на складе браслетик с подходящим радиусом. Будем искать твоего родственника.
   - Как, уже?
   - Конечно. Зачем зря время терять? А то ещё улетит с Терлинны. Ищи его по всем планетам Союза.
   - А-а он что... сейчас з-здесь?
   - Вот именно! Обязательно пошлю к тебе Альяну. Пусть попробует поточнее определить и укажет хотя бы континент, где скрывается твой родственник, а потом и браслет можно использовать.
   - Ага, - кивнула головой полностью шокированная девушка. Сил хватало только на то, чтобы глупо улыбаться, но её это не волновало. Здесь на Терлинне находится её брат... или сестра! С ума можно сойти от таких новостей! А она-то рассчитывала на годы поисков.
   - Как же мне это нравится, - рассмеялась Синнола, наблюдая за Тори.
   - Что нравится? - чисто на автомате спросила девушка.
   - Делать людям приятное. Ну, и шокировать их иногда.
   - Ага, - согласилась Тори. Оказывается, и шок может быть приятным. Здорово.
   Когда девушка немного отошла от новой информации и приятных новостей, беседа продолжилась. Теперь Синнола забросала её вопросами о жизни на Гелле, о её работе и о знакомстве с Деймиром. И Тори ответила на все, думая только об одном - где-то на этой планете находится её брат... или сестра, которая ничего не знает о ней. И когда Тори найдёт его... или её, что это будет? Приятный сюрприз... или нежелательное знакомство?
  
   ***
  
   В гостевой комнате, которую выделили Дею, Тори не оказалось. Он бросил папку с документами на комод и немного расстроенный вышел из комнаты.
   Она ему не позвонила! А он так рассчитывал услышать её чуть сонный голос и застать в постели. Конечно, было глупо думать, что она до самого обеда будет валяться в кровати, но она не позвонила после пробуждения, вот он и размечтался. И где теперь её искать? Он уже хотел набрать номер Тори, как до него донёсся шёпот Кэана:
   - Де-е-ей! Иди сюда!
   Он обернулся и увидел, как из своей комнаты в коридор высунулся заспанный брат, всё ещё закутанный в простыню, и с заговорщицким видом зовёт его к себе. Пальцы соскользнули с кнопки вызова - любопытство оказалось сильнее, и Дей подошел к Кэану.
   - Что случилось?
   - Да не стой ты на виду, - недовольно зашептал Кэан и втянул его в свою комнату. Если бы Дею не было всё ещё интересно, то хрен бы у брата получился бы такой манёвр.
   Он прислонился к стенке у входа, скрестил руки на груди и вопросительно изогнул бровь, молча ожидая, когда Кэан наконец сообщит свою тайну. Но тот не торопился. Он нервно ходил по комнате, очень похожей на комнату Дея, и о чём-то сосредоточенно думал.
   Дей невольно улыбнулся:
   - Ты бы хоть оделся.
   - А? - Кэан оглядел себя, как будто только сейчас осознал, что на нём только простыня и пренебрежительно махнул рукой, - потом. Ты мне лучше скажи, дед упоминал про Летину?
   - Нет, - тут же напрягся Деймир.
   - Вот хрень! - психанул Кэан, но тут же взял в себя в руки и тяжело вздохнул. - Понимаешь, дед попросил меня рассказать тебе про Летину ещё на Гелле или на худой конец во время полёта, но я так этого не сделал. Сначала к тебе было не подступиться, а потом не хотелось тебя огорчать. Всё-таки новость не самая приятная... Наверно, я всё оттягивал, надеясь, что здесь тебе обо всём расскажет дед, но раз он этого не сделал...
   - Ничего не хочу знать! - не вытерпел Дей. Какие у Кэана могут быть новости про Тину? Про эту предательницу, о которой, если честно, он и вспоминать не хотел.
   - Это понятно, но тут такое дело... - замялся Кэан. - Короче, она жена Руэрта. Вот уже пять лет. И ты обязательно встретишься с ней на Дне круга. Так что мы с дедом решили, что ты должен узнать об этом заранее.
   Твою ж систему!
   С трудом сдержавшись, чтобы не врезать затылком об стенку, Дей медленно произнёс:
   - Это вы... хорошо решили. Правильно...
   - Только это не всё...
   Он обречённо закрыл глаза, хотелось сползти по стенке прямо на пол, но он опять сдержался. Да сколько же эта сука будет его мучить! Он три года не мог прийти в себя после её предательства. Он уже два года не вспоминал о ней. Он наконец-то влюбился в другую девушку. А эта гадина снова появляется в его жизни! Как она умудрилась стать женой Руэрта? Как?
   - В общем, девять лет назад, когда нам стало известно о твоём существовании, больше всего был шокирован Руэрт. Как же так, он столько лет был единственным и неповторимым наследником Ша'Тэрров, и тут выясняется, что у него есть клон. И не просто клон. Дед сразу дал всем понять, что ты такой же член семьи, как и все остальные, а потому имеешь все права и на имя круга, и на свою долю наследства. В общем, Руэрт хотел было возмутиться, но дед его быстро заткнул. Сказал, что если Ша'Тэррам жалко поделиться, то у него такой проблемы нет и наследство ты получишь от Шал'Линнов. В принципе, никто больше не возражал. Всем было интересно побыстрее с тобой познакомиться. Но ты тогда окопался на Гелле, и дед попросил тебя не трогать. Все согласились. Мирран нанял людей, которые держали его в курсе твоих дел, пару раз летал на Геллу, чтобы лично во всём убедиться, а потому он первым узнал, что ты собрался жениться. Он планировал устроить тебе сюрприз и заявиться на свадьбу, даже подарок купил. Но не получилось. Накануне отлёта на одном из наших предприятий случилась авария, были жертвы, и ему пришлось остаться. Вместо него на Геллу тайком от всех полетел Руэрт... А вернулся уже с Летиной. Тут-то всё и выяснилось. Ты с самого начала не давал покоя Руэрту, а когда он узнал, что ты женишься... то решил посмотреть на тебя и... на твою невесту. Как же так, тебя клона кто-то полюбил и даже собрался замуж, а в него никто и никогда не влюблялся! Девушки у него, конечно, были, но встречались они с ним исключительно по расчёту. И вот он прилетает на Геллу и, пока ты на работе, встречается с Тиной. С девушкой, которая даже мысли не допускает, что перед ней не её жених, которая искренне любит своего жениха, что и показывает при встрече... Руэрт, потом оправдывался перед дедом и клялся, что его переклинило. Что он впервые в жизни понял, как сладок поцелуй женщины, подаренный любимому мужчине... И безумно захотел быть тем мужчиной, которого любит Тина... Он захотел стать тобой. И стал им. Для Тины.
   - Это как? - горько поинтересовался Дей. Он ещё не встречался с Руэртом, но по разговорам понял, что их спутать сложно. Может, когда-нибудь они и были идентичны, но это было очень давно. Он, чтобы выжить, с детства размахивал кулаками, а Руэрт, чтобы убить время, размахивал кисточкой. Эти занятия наложили определённый отпечаток на их внешности - спутать их было нельзя. И какой же после этого надо быть дурой, чтобы не заметить, что перед ней не тренированный накачанный жених, а изнеженный и самовлюблённый художник?
   - Не забывай, что Руэрт сенсетив, причём один из самых сильных, - отозвался Кэан. - Он внушил Тине, что он - это ты. Заставил написать её записку тебе и позвонить родителям. Насколько я знаю, она сказала, что встретила другого мужчину и безумно влюбилась в него. Что она будет жить с ним, а потому улетает с Геллы. Что у неё всё хорошо и всё в том же духе. И ещё... что она просит у тебя прощения и желает тебе счастья. Всё это - и записку к тебе, и звонок к родителям - он заставил забыть, заблокировав в её памяти. Они сели на корабль и пока летели к Терлинне, Руэрт ответил на чувства Тины, которые она испытывала к тебе. Он влюбился в неё. И тогда перед ним возникла проблема, как признаться девушке, что он никакой не Деймир, а Руэрт и при этом не потерять её любовь...
   Кэан замолчал, направился к бару и остановился в задумчивости, не зная, что выбрать, чтобы смочить пересохшее горло. Говорил он долго, причём не самые приятные вещи и теперь совсем выдохся.
   - И мне налей. Что-нибудь покрепче, - попросил Дей, справедливо ожидая, что и дальше он не услышит ничего хорошего.
   Брат плеснул что-то янтарное и протянул Дею бокал. Не глядя на то, что он пьёт, капитан одним глотком опустошил бокал и вернул его Кэану, который тоже быстро расправился со своёй порцией.
   - В общем, Руэрт сочинил для Тины душещипательную историю, - Кэан пошел к окну и уставился куда-то вдаль. - Он типа несчастный и непризнанный художник поссорился с родственниками и сбежал куда глаза глядят, а именно на Геллу. Чтобы они его не нашли, он поменял имя и стал работать капитаном. Но теперь он помирился с роднёй и летит домой вместе со своей невестой. А на самом деле его зовут Руэрт, и он белый и пушистый. А ещё очень-очень богатый... и у Тины будет всё, что она только пожелает. Как ты думаешь, она поверила этой истории?
   - Ха! - горько хмыкнул Дей. Конечно поверила. Кто бы сомневался. - Ну, а как он объяснил моё клонирование?
   - Никак. Так же, как Тина забыла, что писала тебе записку, также она забыла и твоё признание. Так что, когда они прилетели на Терлинну, она звала его уже Руэртом...
   - И что, никто не стал открывать девушке глаза?
   - Никто. Они любили друг друга, и это было видно всем без всякой Эраны.
   - Да, ну? И это любовь?
   Кэан не ответил.
   - И что теперь? Придумаешь мне ещё одну сказочку для Тины? Ну, чтобы объяснить бедной девушке, откуда я такой красивый взялся?
   - Заткнись, ладно? Я тут ни причем. Думаешь, мы сразу во всём разобрались? Ну, прилетел Руэрт с невестой весь такой из себя влюбленный и счастливый, что нам из-за этого панику поднимать? Только дед знал твою Тину в лицо, но пока он с ней встретился и понял, что это была именно твоя невеста, она была уже обработана Руэртом и обвешана артефактами, затрудняющими чтение памяти. Он не сразу выяснил, как было дело, в конце концов, наш дед по умолчанию видит во всех людях только хорошее. Особенно в своих внуках. Он предположил, что Тина вполне естественно и без всякого давления влюбилась в Руэрта, и только, когда она забыла надеть свои артефакты, понял, что всё было совсем не так... Когда я улетал на Геллу, дед приказал Руэрту снять все блоки с памяти Тины и рассказать ей правду...
   - И как? Рассказал?
   - Кто его знает? Он схватил Тину в охапку и смылся с Терлинны, пообещав, что ко Дню Круга прилетит. Но рассказать должен, куда он денется. Дед пригрозил судом. У нас за такое вмешательство теперь судят. Вшивают под кожу на затылке экранирующую пластину и на несколько лет, кому сколько дадут, сенсетив теряет свои способности. Не все конечно, но в мозгах других уже не покопаешься.
   - Да... весело тут у вас.
   - А то... Думаешь, зря сенсетивов многие ненавидят? Думаешь, все такие благородные, как я или дед? Нет... Как и среди людей, среди сенсетивов тоже встречаются те, кто считают, что им всё можно. Знаешь, сколько до Восстания было случаев, когда сенсетивы подходили к понравившимся им девушкам и внушали, что они их парни, мужья, любимые...а потом... потом тупо трахали и спокойно уходили, заставив всё забыть. А Руэрт... он ведь и в самом деле любит...
   - Замечательная у него выходит любовь, - язвительно отозвался Дей. - Обработал девушку на всю голову, заставил поверить в то, чего не было, а потом ещё и блоков понаставил. Тут, дорогая, можно помнить, а тут нельзя.
   Кэан не ответил. Братья надолго замолчали, думая каждый о своем.
   - Ты как? - через некоторое время задал Кэан самый глупый вопрос.
   - Замечательно! Видишь, прям свечусь от радости, - прошипел он.
   - Ну и отлично. Вали тогда отсюда в столовую. Тебя там уже давно моя мамочка ждет в компании Тори. Скажешь ей, что я скоро спущусь.
   Дей отлип от стенки и вышел в коридор. Решительно задвинув все мысли о Тине и Руэрте в самый дальний угол (сейчас не было никаких сил переваривать эту информацию), он направился в столовую. Сейчас ему просто жизненно необходимо, чтобы Тори была рядом. Чтобы он снова увидел её мягкую улыбку и лукавые серые глаза. Чтобы он опять почувствовал себя самым счастливым человеком...
  
   Обед прошёл терпимо. Мать Кэана оказалась замечательной женщиной. И хотя детские воспоминания сохранили для него образ тёти, сейчас он смотрел на неё уже другими глазами. Она нисколько не изменилась (пара мелких морщинок между бровями не в счёт). Всё также в её синих глазах плясали весёлые искорки, и всё также ей было любопытно всё на свете.
   Пока он обедал, его мозг решил проявить свою многофункциональность. Одна его часть помогала Дею вежливо отвечать на любопытство тёти; другая, заботливая часть, отметила, что Тори о чём-то мечтательно думает; третья, самая наглая, часть полезла в запретную зону и стала анализировать, полученную от Кэана, информацию.
   А ведь Руэрт, похоже, завидует ему? Но с какого перепугу? Ведь у него изначально было всё, что он хотел?
   А ведь Тина оказалась не такой сукой, как он думал последние пять лет... Проклятье!
   А любил ли он её по-настоящему? И если да, то почему не боролся за свою любовь?... Почему он вот так сходу поверил той дурацкой записке?
   "Вот ХРЕНЬ!!!" - сделал неутешительный вывод Деймир, когда прислушался к вопросам, что подкидывал ему мозг. Сейчас ему срочно нужно было отвлечься и, когда обед закончился, а Тори попросила показать ей окрестности, с радостью согласился. Прогулка в компании с ди нарри его точно отвлечёт. Хотя бы на время...
  
   В парке было тихо. В послеобеденное время здесь было принято отдыхать, а потому они практически никого не встретили. Пока Дей вёл Тори к дальней беседке, что стояла на крутом берегу реки, его прелесть делилась с ним своими впечатлениями.
   - Знаешь, Дей, я сегодня узнала просто удивительные вещи. Оказывается, я диала Ша'Тэрр.
   Чрезвычайно активный сегодня мозг тут же подсказал Дею значение этого слова, и он улыбнулся.
   - Нет. Мне это слово не нравится. Круг Ша'Тэрр, как и Шал'Линн, безусловно, стал для тебя родным по законам сенсетивов, но я тебя своей родственницей не считаю. У сенсетивов есть другое понятие, которое гораздо лучше тебе подходит, - лей танна.
   Извилистая тропинка наконец вывела к беседке и, когда парочка уютно устроилась в ней, наблюдая за стремительным течением реки, Тори не выдержала и поторопила его:
   - Лей танна? И что это значит?
   Он усмехнулся и, усадив девушку к себе на колени (так гораздо приятнее сидеть), прошептал ей на ухо:
   - Лей танна - это значит моё сердце, моя жизнь, моя любовь...
   Дей потянулся к Тори, чтобы обвести пальцами контур её милого лица и вдруг в поле его зрения попало экранирующее кольцо, которое он с утра нацепил на палец.
   Кольцо... защита от сенсетивов... считают, что им всё можно ... внушают, что угодно, а потом трахают... Тина была его невестой, пока не встретилась с Руэртом... внушил, что он это я... заблокировал память... Кольцо - защита!
   - Тори! - с нотками паники воскликнул Дей и, лихорадочно нашарив в кармане брюк кольцо, тут же одел его на палец любимой. - Прелесть моя, умоляю, не снимай его! НИКОГДА!
   От сердца чуть отлегло, и он облегчённо вздохнул. И только когда Тори смущённо покраснела, пододвинулась к нему поближе и стала шептать ему, что он тоже для неё лей танн - её сердце, её жизнь, её любовь, он понял, что опять сделал глупость. Додумался придурок после романтических слов о любви подарить девушке кольцо! Конечно же его ди нарри решила, что кольцо обручальное.
   - Тори! Я такой дурак! Прости меня! Я обязательно подарю тебе обручальное кольцо. Самое лучшее, самое красивое. А это... Это экранирующее. Мне его выдал Кэан с утра. Это защита от сенсетивов.
   - А-а-а, - вновь смутилась его прелесть, - тогда мне оно точно пригодится, а то Синнола всё время жаловалась, что я громко думаю.
   - А громко - это как?
   - Не знаю, - весело рассмеялась Тори.
   И от этого смеха у Дея тут же стало легко на душе. Его прелесть совсем на него не обиделась! Какая же она у него чудесная!
   Он словил губами её смех и подарил ей нежный благодарный поцелуй. Но Тори ответила совсем не нежно. Чуть прикусив его нижнюю губу своими зубками, она чувственно и страстно поцеловала его. Волна жаркого наслаждения тут же накатила на Дея, смывая все тревоги и неприятности. Он принялся ласкать девушку, не забывая осыпать её поцелуями, всё больше и больше возбуждаясь. И когда Тори сладко застонала, понял, что надо возвращаться в замок. Здесь была хоть и тёплая, но всё-таки осень, и раздевать девушку, которая могла простудиться от свежего ветерка с реки, он не хотел. Да и потом эта беседка, хоть и была дальней, но пользовалась популярностью у местных жителей - отсюда открывался изумительный вид на извилистую ленту реки. Нет, нет и ещё раз нет! Случайные свидетели ему совсем ни к чему, а потому, как бы он ни хотел войти сейчас в Тори, надо потерпеть. Он подхватил свою прелесть на руки и бегом направился к замку. Остальные достопримечательности он покажет Тори потом, а сейчас ему не терпелось опустить девушку на кровать и накрыть её своим телом.
   Последние мысли, что подкинул ему мозг перед тем, как полностью отключиться, были о кольце и о Тине. Он в самое ближайшее время просто обязан купить обручальное кольцо. И он ничего не будет рассказывать Тори о Тине. Его прелесть знает, что у него перед самой свадьбой сбежала невеста, и всё - этого достаточно. Не зачем ей знать, что всё было совсем не так. Он и сам предпочёл бы не знать... потому что так просто было считать все эти пять лет, что его бывшая невеста - сука.
  
   ***
  
   Уже засыпая поздним вечером в объятиях Дея, Тори поняла, что сегодняшний день был просто замечательным. Сегодня она узнала, что ей есть кого искать. Где-то здесь на Терлинне Синнола почувствовала её брата... или сестру. И это было просто чудесно! Сегодня Дей в очередной раз признался ей в любви, и это, как всегда, было безумно приятно. И пусть он немного расстроился из-за кольца, она по этому поводу совершенно не переживала. В конце концов, у него просто ещё не было времени, чтобы его купить, и это её ошибка, что она подумала по-другому. Ужин, как и обед, тоже был превосходным, а прогулка перед сном вместе с Деем оказалась очень романтичной - они перецеловались в каждой беседке. Да! А когда они всё же добрались до своей комнаты, Дей показал ей новую позу, которая, между прочим, ей очень-очень понравилась. Да и ещё раз да! Сегодняшний день просто замечательный!
   Через три дня в малом конференц-зале "Дворца Приёмов" Терлинны пройдёт семинар, ради которого она сюда прилетела, а до этого её тоже ждёт много интересного. Завтра они с Деем собирались лететь в Лесную резиденцию, потом планировали посетить один из мегаполисов, и ещё Тори нужно было выбрать потрясающее платье для Дня Круга.
   Вокруг было столько красивого, нового и замечательного, что Тори от всей души поблагодарила богов за мир, в котором жила, и крепко уснула. Завтра её ждали новые чудеса, и она не сомневалась, что и в конце следующего дня она снова скажет, что жить здорово.
   Ведь если хороший человек искренне любит жизнь, то и жизнь обязательно ответит ему взаимностью. Разве не так?
  
   Глава 19
  
   Глава, в которой Шеган разрабатывает план, а Тори наконец попадает на семинар.
  
   Обычно в душ идут, чтобы смыть с себя запах пота и грязь. Но сейчас Шеган стоял в душе по другому поводу. Ему нужно быть абсолютно чистым, когда он начнёт потеть. А потому, несмотря на то, что вчера перед сном он уже мылся, Шеган старательно намыливал тело снова и снова. Наконец он смыл с себя мыльную воду и перевёл кабину на режим просушки. Подул тёплый воздух, влажность снизилась, и вскоре его тело было абсолютно сухим и чистым. То, что надо. Он не стал досушивать волосы и вышел из ванны, чтобы поскорее с этим покончить. У стены в комнате стоял тренажёр, а рядом с окном, стараясь не смотреть на обнажённого Шегана, примостился Логан Йорд - учёный, который обещал помочь.
   Шеган знал, куда так старательно пялится Йорд. Из окон его апартаментов открывался изумительный вид на Зелёную жемчужину Оурана, так поэтично называли терлиннцы огромный парк в центре мегаполиса. Почти все самые дорогие и значимые здания располагались рядом с этим парком. Здесь были и многочисленные музеи, и Дворец Приёмов, где состоится семинар, и здесь же стояла его гостиница - одна из самых лучших и дорогих в Оуране.
   Через полчаса интенсивных упражнений Шеган был снова мокрым, но уже от пота. Он посмотрел на своё отражение и нахмурился. Почему-то стало мерзко на душе. Не от того, как он выглядел (его тело было зрелым и подтянутым), а от того, чем он занимался. Он бросил взгляд на Логана. Интересно, а испытывает ли этот беспринципный учёный аналогичные чувства? Нет, ответил сам себе Шеган, продолжая свой бег. Три дня назад, когда он нашёл Логана и предложил ему хорошие деньги за синтез феромонгона, тот не задумываясь согласился. Его не беспокоило, что заказчику нужен запрещённый препарат, зато он дико обрадовался, что наконец нашёл необходимую сумму для продолжения своих исследований. Что ж, каждому своё...
   Для того, чтобы Антория полюбила его, Шегану было не жалко никаких денег. Но как бы ему хотелось, чтобы всё сложилось совсем не так. Чтобы тот обед в "АльДаяре" положил начало их отношениям. Чтобы она влюбилась в него также безрассудно, как и он в неё. Чтобы не было никакого капитана. И наконец, чтобы ему не пришлось заниматься этой мерзостью.
   - Достаточно, - донёсся со стороны окна голос Логана. - Теперь соберите, пожалуйста, пот с подмышечных впадин и с паховой области в приготовленные пробирки и можете одеваться.
   Спасибо, что разрешил.
   Шеган быстро провел пробиркой по подмышке, собирая капельки пота. Насобиралось не так много, как он думал, но Логан уверял, что для синтеза хватит и нескольких баумов, главное, чтобы материал был стерильным.
   Так, одна есть, осталось ещё две.
   Покончив с этой процедурой, Шеган завернулся в роскошный чёрный халат, который скрыл его тело от подбородка и до пальцев ног. Только после этого он позвал Логана пройти в другую комнату, где они сели друг против друга в глубокие кресла.
   Шеган молча смотрел на Логана. Мужчина перед ним был чуть младше, чуть ниже и чуть худее него. Но в его глазах горел блеск, который обычно бывает у настоящих учёных, влюблённых в своё дело, у спортсменов, живущих на адреналине или у сумасшедших... Где-то на подсознательном уровне Йорд категорически не нравился ему. Но этот человек был лучшим среди тех, кого он смог отыскать на Терлинне за три дня.
   - Как быстро у Вас получится синтезировать препарат?
   - Завтра с утра он будет уже у Вас, - встрепенулся Йорд.
   Весь его вид напоминал Шегану собаку, которая стоит на задних лапах перед хозяином и виляет хвостом. Логан заглядывал ему в глаза, угодливо улыбаясь, и Шеган недовольно поморщился. В отличие от многих людей наделённых властью, он не любил, когда перед ним унижались, и предпочитал деловой стиль общения. От тех, кто перед ним прогибался, он всегда ждал подвоха и неприятностей.
   - Кхм, - замялся учёный. - А когда я могу увидеть объект воздействия?
   - Объект? - до Шегана не сразу дошло, что Йорд только что спросил про Анторию.
   - Хорошо, хорошо, - зачастил Логан, - я имею в виду девушку, на которую Вы будете воздействовать.
   Как же ему не нравилось то, что он делал!
   Шеган отвёл взгляд, ему безумно не хотелось что-то говорить об Антории этому человеку.
   - Кхм, или я ошибаюсь? - не дождавшись от него ответа, Йорд сделал свой вывод. - Вы хотите воздействовать на парня?
   - Вы ошибаетесь, - прошипел Шеган. Он искренне надеялся, что его гневный взгляд сказал Йорду всё, что он о нём думает. - Зачем Вам её видеть?
   - Кхм, ну как же? Ведь Вы хотите привлечь внимание конкретной девушки? - дождавшись, когда Шеган кивнёт, учёный продолжил. - Понимаете, о феромонгоне ходит много слухов, и практически все они не соответствуют действительности. Люди думают, что стоит им воспользоваться этим препаратом и все девушки, которые попадут в зону его действия, станут без ума от них.
   - Но это не так?
   - Это так, но не совсем.
   Шеган вопросительно приподнял бровь, и Йорд тут же принялся объяснять.
   - Понимаете, все люди разные. И сексуальная привлекательность зависит от множества факторов, немаловажным из которых является наш запах. Человеческий организм, как Вы знаете, выделяет своеобразные сигналы - феромоны. Можно скрыть истинные чувства, изменив выражение лица, можно скрыть истинные мысли, произнося неискренние слова, но наши железы непрерывно работают, сообщая миру всю правду о нашем возрасте, о болезнях организма, рассказывая всем о нашем настроении и желаниях. Есть особая зона в носу, которая улавливает все эти сигналы, посылает в наш мозг, и там уже идет сложная работа по расшифровке. В конечном итоге всё сводится к размножению. Когда девушка улавливает запах, стоящего рядом парня, её мозг тут же анализирует его данные, и если этот парень подходит на роль отца её будущих детей, то подсознание девушки даёт ей добро на развитие отношений. Девушка начинает испытывать симпатию, сексуальное влечение, о чём её организм тут же сообщает парню. Вот так, ни слова не сказав, мы иногда понимаем, что нравимся друг другу. Или не нравимся... Всё это происходит почти мгновенно и неосознанно. А потому зачастую окружающие не могут понять, что такого нашла эта красавица в том невзрачном пареньке и наоборот...
   Тяжело и печально вздохнув, Йорд тряхнул головой, как будто отгоняя непрошенные мысли, и продолжил:
   - В реальной жизни всё конечно сложнее. Мы с самого рождения учимся не обращать внимания на такие сигналы. Блокируем свои подсознательные реакции своим же сознанием. Ну и что, говорим мы себе, что эта девушка вызывает во мне желание? У меня чудесная жена, да и девушка замужем. Надо выдавить из себя эти чувства, забыть обо всём, не замечать. И мы не замечаем. А у женщин ещё и гормональный фон буквально во всё вмешивается, и многие их реакции зависят от месячного цикла. Вы слышали о Кренаре?
   - Это, по-моему, одна из Неприсоединённых планет? - вспомнил Шеган.
   - Совершенно верно. Там практически сразу колонистам попалось замечательное растение, которое решило на планете проблему контрацепции. Это дало им возможность не ограничивать себя общественными рамками. Колонисты там собрались с довольно свободными взглядами на жизнь, на секс и, вообще, на отношения между мужчиной и женщиной, так что им удалось воплотить в жизнь так называемую свободу нравов.
   - А, так это их не принимают в Галактический Союз за развратный образ жизни, - усмехнулся Шеган.
   - Именно. Но благодаря этому образу жизни, когда общественные условности не вмешиваются в реакции организма, учёные смогли исследовать действие феромонов и синтезировать феромонгон. Так вот, если тупо синтезировать только Ваш материал, то полученный препарат усилит выделение Ваших собственных феромонов, только и всего. А вот, если у меня будет образец пота девушки, то тогда я смогу настроить феромонгон исключительно на неё - моя собственная разработка, между прочим. Для её организма Вы станете самым-самым лучшим самцом. Ваш запах станет доминантным над всеми. В общем, устоять ей будет очень сложно.
   - Будет Вам образец пота, - кивнул Шеган. Через день Антория появится на семинаре, а к тому времени он что-нибудь придумает.
   - Отлично. Только учтите, что хоть у неё и возникнет к Вам желание, но это не значит, что она тут же окажется у вас в постели. Здесь сдерживающим фактором станет её воспитание, предыдущий опыт и так далее. Включится, так сказать, сознание, которое будет подавлять сексуальное влечение, вызванное препаратом. Вы раньше пользовались феромонгоном?
   - Нет. Но когда-то его испробовали на мне. Очень хотелось одной... выйти за меня замуж.
   - Ну и как? - загорелся интересом Логан.
   - Никак. Занимались сексом до потери сознания, но так и не поженились. Я отчётливо осознавал, что ей нужны мои деньги и положение в обществе, а не я.
   - Вот видите! - торжествующе поднял Йорд свой палец. - У Вас, по-видимому, не было сдерживающих факторов по поводу секса, а потому Вы дали волю желаниям организма. Но в других аспектах, не сексуальных, феромонгон Вам не поможет.
   Это Шеган знал и без всяких учёных. Но что-то же надо делать? С чего-то надо начинать. Чем сексуальное влечение не повод для дальнейших серьёзных отношений?
   - Как я понимаю, - разорвал паузу Йорд, - Вы хотите добиться от девушки куда более прочных чувств. Вам будет мало от неё получить только секс. Вы хотите, чтобы она в Вас влюбилась. Так?
   Шеган медленно улыбнулся, этот учёный только что заработал себе кучу баллов.
   - Это возможно?
   Тут улыбнулся Йорд:
   - Для меня нет ничего невозможного. Расскажите мне о ней, и я за определённое вознаграждение помогу Вам.
   - Деньги не проблема, - отмахнулся Шеган.
   Следующий час он рассказывал всё, что знал об Антории. О её жизни, о её страхе в первую встречу, о её влюблённости в другого и о своём безумном желании видеть только её рядом, сделать ей своей любовницей, подругой, женой...
  
   Они расстались уже после обеда, очень довольные результатами, к которым привела эта встреча. Йорд - своим вознаграждением, а Шеган - разработанным планом, по которому Антория будет не только делить с ним постель, но и любить его. Осталось продумать детали, чтобы всё получилось идеально, но это уже мелочи. Главная проблема, над которой ломал голову Шеган, была решена. Теперь необходимо отбросить все сомнения, угрызения совести и действовать.
   Шеган переоделся и вызвал Мэтта, чтобы получить отчет и дать своему телохранителю внеочередное задание. С первого дня на Терлинне они разделили свои усилия. Шеган занялся поисками феромонгона, а Мэтту он поручил связаться с местной ветвью криминальной семьи Фаутаров, с которой когда-то по молодости лет имел дела на Гелле. Он рассчитывал, что Семья поможет в похищении Антории, за вознаграждение конечно же. Ждать, когда девушка снова окажется на Гелле, и действовать в знакомой обстановке не было никаких сил. Он должен был провернуть всё именно сейчас.
   Телохранитель явился почти сразу же, как всегда довольный собой, и тут же развалился на диване.
   - Ну что, шеф? Разобрались с этой крысой учёной?
   - Разобрался. А ты тут не разлёживайся, у меня для тебя новое задание.
   - Кто бы сомневался. Нет чтоб позвать меня для душевной беседы, как же! Мы слишком гордые. Зато от Вас только и слышишь, поди туда, узнай то, сделай это. Ладно, что хоть за задание.
   Шеган терпеливо выдержал уже привычную тираду своего помощника-телохранителя и ответил:
   - Как ты знаешь, через день в малом зале Дворца Приёмов, здесь недалеко, состоится семинар на тему "Артефакты Л'Линнов". Так вот, когда я там буду с Анторией, я хочу чтобы кондиционер сломался. И не просто сломался, а окончательно и бесповоротно. Так, чтоб в помещении стало очень жарко и все пропотели.
   - Фу-у-у. Что у Вас за странные пристрастия? А не боитесь задохнуться? Там ведь не только Ваша красавица будет.
   - Как-нибудь потерплю.
   - Ну, дело Ваше. Сделаю. Готовьтесь потеть.
   - За меня не беспокойся. Расскажи лучше, как ты установил контакт с Фаутарами.
   - Ха! Да замечательно! Вы были совершенно правы, на любой планете есть представители этой криминальной семьи.
   - И что ты выяснил?
   - Сейчас покажу, - Мэтт поднялся с дивана, подключил свой ликом к экрану на стене и принялся отчитываться. - Значит так, смотрите, я составил небольшое досье на семейку, куда попала Ваша красавица. Что-то нашёл в общественных базах данных, что-то мне подсказали наши новые друзья. Не простую семейку она выбрала, между прочим. Итак, остановимся пока на мужчинах этого семейства.
   На экране появилось изображение довольно красивого, уверенного в себе мужчины. Седые волосы, характерные для всех сенсетивов, собранные в низкий хвост, нисколько его не старили, хотя было заметно, что он уже в возрасте. Шеган тут же вспомнил, что видел его мельком, тот забрал на своём аэрофлае Кэана, капитана и Анторию.
   - Это Мирран Шал'Линн - аринор Терлинны. Для тех, кто не знает - это самый главный сенсетив. Дергает за верёвочки местный Совет теносов. Это для общественного спокойствия все решения принимает Совет, а на самом деле, как скажет аринор, так и будет. Все важные и ключевые моменты решает он со своими советниками, которые также состоят из сенсетивов. Дядька строгий, но, как говорят, справедливый. Все сходятся на том, что по силе он второй среди всех сенсетивов. А значит, безусловно, опасен и с ним лучше не связываться.
   Картинка на экране сменилась, показав парня с насмешливыми голубыми глазами и ироничной улыбкой.
   - Это, как Вы уже знаете, Кэан Шал'Линн. Он самый старший внук Миррана и является его наследником. Так что, оказывается, мы летели в компании знатной птицы. Выглядит и живет, как прожигатель жизни, но, как верно говорят, внешность обманчива. Среди сенсетивов по силе он третий.
   Следующий парень совсем не улыбался. Тёмно-синие глаза смотрели на мир мрачно и разочаровано.
   - Это, Дэлан - его родной младший братец. О-очень опасный тип. Считается самым сильным сенсетивом Терлинны. Все порядочные сенсетивы ставят щиты на чтение чужих мыслей и эмоций, а этот, говорят, ко всем в головы залазит. Так что к нему лучше не приближаться, а то все планы может нарушить.
   Картинка снова сменилась, и на экране появилось лицо так ненавистного Шегану капитана.
   - А вот этот самый интересный! Никого не напоминает?
   - Деймир Терлиннский, - выплюнул он.
   - А вот и нет! - радостно отозвался Мэтт. - Присмотритесь, ничего не замечаете?
   Шеган ещё раз вгляделся в лицо мужчины и недовольно произнёс:
   - Замечаю. Рожа слишком довольная. И что значит, нет? Это точно тот недоумок.
   - А вот и нет! Знакомьтесь - это Руэрт Ша'Тэрр, ещё один внук нашего дедули аринора. Сынок его любимой дочурки Вианы Ша'Тэрр.
   - Ты хочешь сказать, что настоящее имя Деймира Руэрт?
   - А вот и нет! - в третий раз сказал Мэтт, чем вызвал недовольную гримасу на лице Шегана. - Это Руэрт и он, между прочим, четвёртый по силе и самый неприятный тип из этой семейки. Если про остальных я слышал хоть что-то хорошее, то про этого ни слова. Хотя нет, вру. Говорят, что он художник замечательный. Но это всё. Так что неудивительно, что у него много врагов. Местные экстремисты даже натравили на него сола тигатоса. Заказчик, между прочим, лидер организации "Свобода от тей'линнов" некий Эрд Сарос. Да только наш художничек, как будто почувствовал это, и смылся с Терлинны. Ждут вот теперь все Дня Круга. Там он точно появится.
   Жестом заставив Мэтта замолчать, Шеган вскочил с кресла и принялся быстрым шагом мерить комнату.
   Сол тигатос! Как здорово! И как удачно, что Руэрта нет на Терлинне. Судьба сама раздала ему замечательные карты, и он будет дураком, если не воспользуется ими.
   - Солу дали информацию об объекте возмездия? Или он сам будет определять объект? - решил уточнить Шеган.
   - Ничего ему ещё не дали. Вы же знаете, Орден Тигатос очень щепетилен. Сначала выясняет правомерность вмешательства и только потом берётся за дело. Сол успел выяснить, что заказчик и в самом деле вправе требовать правосудия и что виновный в этом деле именно Руэрт, но дальше всё заглохло. Орден не только щепетилен, но и жаден, а деньги заказчик ещё не все перечислил.
   - За-ме-ча-тель-но!
   - Ну-ка, ну-ка, поделитесь со мной, что Вы там такого замечательного увидели?
   - Неужели ты не понимаешь? Анторию требуется похитить, и сделать это чужими руками было бы идеально. Шал'Линны слишком опасные соперники, чтобы с ними связываться, а Орден Тигатос изначально создавался, как ограничитель вседозволенности для сенсетивов. Кто, как не их сол, лучше всех справится с этим заданием?
   - Но чтобы использовать сола, нам тоже надо сделать заказ?
   - Нет, мой друг, мы воспользуемся заказом Сароса. Я даже заплачу недостающую сумму, но с одним условием. Объектом возмездия - будет Антория.
   - В солы идиотов не берут, обычно они проводят дополнительное расследование, чтобы убедиться, что для виновного объект и в самом деле самый дорогой человек. Он быстро выяснит, что Антория никакого отношения к Руэрту не имеет.
   - Ничего он не выяснит. Руэрта на планете нет? Нет. Зато есть наш дорогой капитан, который изумительно похож на него. Кто там наш Деймир для Шал'Линнов, совершенно не важно. Наверняка, какой-нибудь залёт любимой дочки аринора. А вот то, что он на одно лицо с Руэртом, нам чрезвычайно выгодно. Закажи завтра, пока я буду на семинаре, частный космический корабль, пусть будет готов к вылету сразу же после Дня Круга.
   - Сделаю, - кивнул Мэтт. - А Вы не боитесь, что сол успеет поработать с Вашей красавицей?
   - Нет, - отрезал Шеган. Он даже в мыслях не допускал такую возможность. С его Анторией ничего плохого не случиться. - У меня когда-то был партнёр, который был клиентом Ордена. Так вот, после переговоров мы хорошо посидели, и он мне многое рассказал о солах тигатосах. После подтверждения правомерности жалобы заказчика определяется объект возмездия. Это делает сам заказчик или сол, если ему доплатить, конечно. После похищения объект должен быть доставлен на базу, где и происходит возмездие, которое подробно записывается и после отсылается виновному. Как ты думаешь, когда Анторию похитят с праздника, на котором соберутся самые сильные сенсетивы планеты, они будут её искать?
   - А то! Да там такие поиски начнутся, мама дорогая!
   - Вот именно! Солу нужно будет время, чтобы замести следы, уйти от погони, спрятаться на базе. А за это время Сарос по нашей просьбе свяжется с ним и сообщит, что так, мол и так - ошибочка вышла. Руэрт оказался не Руэртом, а Деймиром. Кто ж знал, что их двое?
   - Может и прокатить, - согласился Мэтт. - Об этом Деймире здесь никто ничего не знает, но его сходство с внуком аринора наводит на определённые мысли. Не просто ведь Кэан летал на Геллу и работал на "Метеоре". Похоже, нашего капитана хотят принять в семью.
   - Да пусть хоть наследником делают! Неважно. Главное, что Сарос и в самом деле мог ошибиться, и солу ничего не останется, как поверить этому. Так что с моей красавицей за это время ничего страшного не произойдёт. Сол будет вынужден вернуть Анторию - они случайных людей не наказывают, и мы предложим ему оставить девушку в безопасном месте... А там уж и я окажусь. Совершенно случайно.
   Шеган довольно улыбнулся. К тому времени феромонгон будет синтезирован специально для Антории, и она, как обещал ему Йорд, не устоит.
   - Ну, а теперь за дело! Ты отправляйся во Дворец Приёмов, а я, пожалуй, навещу Сароса. Неплохо бы познакомиться с этим экстремистом и обрадовать его. Сегодня он получит недостающую сумму...
   Впервые за всё время на Терлинне к Шегану вернулось хорошее настроение. Всё складывается просто замечательно, а это значит, что удача на его стороне. У него всё получится! Завтра он снова увидит Анторию, а через считанные дни она будет всецело принадлежать ему. Похоже, что он вступает на "светлую полосу жизни". И это просто чудесно!
  
   ***
  
   Утро перед семинаром выдалось сумасшедшим.
   Сначала в семь часов заявился Йорд с пробным феромонгоном. Он полчаса рассказывал, как пользоваться препаратом и какой положительный эффект тот оказывает на окружающих. Шеган выгнал его из своих апартаментов, когда Йорд стал советовать, из каких мест лучше всего брать пот у Антории.
   - Я Вас понял! - сказал он раздражённо, решительно оттесняя учёного к дверям. - Пот лучше всего брать рядом с теми местами, где растут волосы. Так?
   - Так, - радостно кивнул Йорд.
   - А раз так, то пот со лба тоже подойдёт!
   - Со лба? - неуверенно переспросил Йорд. - Ну, да, конечно... Но было бы лучше...
   - Было бы лучше, чтобы Вы сейчас же покинули меня! - перебил Шеган. - У меня ещё много дел, а я ещё не привел себя в порядок.
   - Да-да, конечно.
   - Замечательно. И не волнуйтесь, когда я добуду образец, то сразу же с Вами свяжусь.
   - Это было бы очень хорошо. Но только не забудьте сразу же положить платок в непроницаемую ёмкость.
   - Не забуду, - прошипел Шеган и нажал кнопку закрывающую дверь.
   Но едва он избавился от учёного и переодел халат, к нему пожаловал Мэтт в компании с Джарой. Они почти одновременно протиснулись в дверной проём, даже в этом не уступая друг другу, и устроились в креслах напротив Шегана. Было б у него другое настроение и он, наверно, нашёл бы это смешным. Но с тех пор, как Джара поселилась в той же гостинице, что и он с Мэттом, такие случаи происходили постоянно. Джара действовала Мэтту на нервы или всё было наоборот, ему понять было сложно - разобраться бы со своими проблемами.
   - Ше-ган, - протянула Джара, делая вид, что не замечает, как Мэтт раздевает её глазами. - Ты подумал над моей просьбой?
   Вот только и делал всё это время, как раздумывал над этим бредовым предложением!
   - Джара! Моя дорогая! Я просто не представляю, как ты можешь помочь. И вообще, что у тебя за назойливое желание присоединиться к моей компании?
   - Никакое оно не назойливое, а вполне закономерное! Почему я не могу помочь старинному другу моей семьи, а заодно и отомстить этим Шал'Линнам?
   Вот что за логика у этой женщины?
   - Я не собираюсь мстить Шал'Линнам. Я просто хочу вернуть себе ту, которая изначально должна была принадлежать мне.
   - Ясно-ясно. Хочешь вернуть себе соблазнительное тело и завоевать непостижимое сердце скромной учительницы? Так?
   - Допустим...
   - План похищения какой-то разработал...
   Шеган промолчал.
   - Ну, так неужели я не пригожусь? Найди в этом своём плане какую-нибудь роль для меня. Эта... твоя красавица, что бы там ни думал, уже стала родственницей Шал'Линнов, и если у тебя всё получится, они си-и-ильно расстроятся. А я очень хочу этого, ясно! И хватит меня есть глазами, - рявкнула Джара в сторону Мэтта. - Я невкусная!
   - А вот я в этом не уверен, - усмехнулся телохранитель. - Дашь попробовать?
   - Подавишься, - зло ответила Джара и, не дав Мэтту ничего сказать, снова перевела своё внимание на Шегана. - Ну, так как? Неужели тебе не нужен свой человек на Дне Круга?
   - Может и нужен, - задумчиво произнёс Шеган. Это было бы очень даже неплохо. - Да только туда случайные люди не попадают.
   - Зато туда попадают все слимы Шал'Линнов, причём большинство из них на этом празднике являются не слугами, а гостями. А гостям положено появляться парами, - многозначительно заявила девушка. - Чем я не пара управляющему Горной резиденции?
   Шеган медленно улыбнулся.
   - Пара.
   - Так значит я в деле?
   - Согласен, будешь моими глазами и ушами на этом празднике. Но ты должна быть готова. После Дня Круга мы все покидаем Терлинну.
   - Ладно. У меня осталось ещё две рабочих встречи - перенесу их на ближайшее время, - радостно вскочив с кресла, Джара помахала рукой на прощанье. - Пока, мальчики! - и выскользнула в коридор.
   - Нашла мальчиков, - недовольно буркнул Мэтт. - Девочка-припевочка, блин!
   - Хватит тебе, - благодушно отозвался Шеган, - я вообще не понимаю твоей неприязни к Джаре. Помнится, на "Метеоре" она тебе очень даже нравилась. Расскажи лучше, как у тебя дела?
   Прежде чем ответить Мэтт пару секунд обиженно сопел, а затем, тяжело вздохнув, отчитался:
   - Всё отлично. Берите свои платочки и идите потеть.
   - И пойду, - улыбнулся Шеган.
   Сейчас ему никто не сможет испортить настроение - через час он увидит Анторию.
  
   ***
  
   Малый зал Дворца Приёмов оказался совсем не маленьким. Шеган мельком заглянул в него, помещение чем-то напомнило ему поточную аудиторию из молодости, но в отличие от университетской здесь всё поражало дорогой и изысканной отделкой. Быстро пробежавшись взглядом по немногочисленным занятым местам, он убедился, что Антория ещё не пришла, и обрадовался - значит, он успел вовремя. Шеган вернулся в холл, в котором взял брошюрку с планом проведения семинара и приготовился к ожиданию.
   Минов через десять он убедился, что феромонгон действует так, как и было обещано. Незнакомые люди, проходя мимо него и попадая в зону действия препарата, тут же проникались к Шегану необъяснимой симпатией и тёплыми чувствами. Они обращали на Шегана внимание, приветливо улыбались, и все, как один, изъявляли желание познакомиться поближе и продолжить общение. Пожимая руку одному такому "прохожему" и с деланной грустью сообщая ему, что он скоро улетает, а потому встреча не состоится, Шеган увидел, как в холл перед Малым залом влетела запыхавшаяся Антория. Заметив, что семинар ещё не начался, она облегчённо вздохнула и стала осматриваться.
   При появлении его красавицы в холле как будто стало светлее, вечная скука Шегана растворилась в сильнейшем возбуждении. Хотелось немедленно подойти к Антории и, закружив её в страстном танце, никогда больше не отпускать. Что может быть прекраснее, чем каждый день любоваться в её серых глазах отражением окружающего мира?
   Шеган решительно попрощался с новым знакомым и подошел к своей красавице.
   - Антория, рад видеть тебя...
   - Шеган! - девушка стремительно обернулась и тут же подарила ему ослепительную улыбку. - Привет! Я тоже рада.
   Она понизила голос и доверительно сообщила:
   - Не очень-то я люблю, когда вокруг много людей, так что я очень рада, что рядом будет хоть один знакомый.
   Не друг, знакомый, огорчённо отметил по себя Шеган, но она всё-таки рада, а значит, расстраиваться нечего. Тем более что скоро всё изменится...
   - Так почему ты не взяла с собой капитана? - он был счастлив, что Деймира сейчас нет рядом, но полезно было бы знать его местоположение.
   - Он не очень любит такие мероприятия, и потом у него дела.
   - Если бы моя девушка боялась толпы, - заметил Шеган, - я бы отбросил все дела и отправился бы с ней.
   Антория тут же покраснела:
   - Я не боюсь толпы! Просто чувствую себя в ней некомфортно. И потом Дей обязательно бы пошёл, если бы я его попросила.
   Шеган заметил недовольные нотки в тоне девушки и понял, что в её присутствии о капитане не стоит говорить ничего плохого. О нем вообще не стоит говорить.
   - Ладно, пошли в зал, попытаемся занять самые лучшие места.
   - Подожди, мне надо зарегистрироваться, - Антория подошла к роботу-регистратору и через несколько минов уже с брошюркой снова оказалась рядом с Шеганом.
   Они вошли в зал, который был уже наполовину наполнен, и девушка, восхищённая его интерьером, тихо ахнула.
   - И где же здесь самые лучшие места? - спросила она, рассматривая высокий радужный потолок.
   - В середине на самом верху, - уверенно ответил Шеган и, взяв Анторию за руку, направился к широким ступенькам возле стены.
   - Да? И почему именно там?
   - Издалека лучше смотреть на большие экраны, снизу будет слишком громко и придётся задирать голову, чтобы всё увидеть, а в середине зала тебя будет окружать толпа.
   Девушка оторвалась от рассматривания стен, украшенных стеклом и керамикой, и благодарно ему улыбнулась, а когда они уселись на последнем ряду почти по самой середине, согласилась:
   - Тут и в самом деле лучше всего.
   Вскоре зал заполнился людьми, но их последний ряд так и оставался полупустым, большинство предпочло оказаться поближе к докладчику и артефактам.
   Синнола Шал'Линн оказалась красавицей, но её возраст убивал для Шегана всю её привлекательность, тем более, что рядом с ним сидела та, что давно стала для него прекрасней всех остальных женщин.
   Поприветствовав собравшихся в аудитории, Хранительница начала:
   - Итак, прежде чем мы начнём, я бы хотела узнать, кто-нибудь знает, чем замечательна цифра три?
   Шеган скривился, он терпеть не мог, когда на таких мероприятиях лектор активно общается со слушателями. Если уж тебе надо прочитать лекцию, то читай, пожалуйста, - нечего делать из серьёзного семинара шоу. Но людям понравилось такое начало, и на Синнолу посыпались разные версии.
   - Три - это сумма предыдущих цифр!
   - Треугольник!
   - Три материка!
   - Тройная точка вещества!
   - Три семейных круга!
   ...
   - Три желания в сказках!
   - Три бога!
   - Вот! - воскликнула Синнола, когда прозвучал нужный ответ. - Три бога! В жизни наших предков очень важное место занимали боги. Аниил, Лиина и Ниил. В наше время лишь на немногих планетах остался культ этих древних богов, на остальных планетах богов призывают помочь или благодарят по привычке, зачастую не задумываясь о тех, к кому обращаются. Итак, для тех, кто не знает, знакомьтесь - это богиня Лиина.
   На экране позади Синнолы стали возникать и медленно пропадать многочисленные интерпретации названной богини.
   - Лиина - богиня жизни, света, порядка, созидания. Но не думайте, что она такая белая, чистая и правильная, как изображено на рисунках. Если бы это было так, мы бы умерли со скуки с её праведностью и порядком. Прочтите её имя наоборот и вы поймёте, что в даже самом ярком свете скрывается тьма, жизнь ведёт к смерти, порядок стремится к хаосу, а созидание, как и разрушение, является одной из сторон бытия.
   Изображения светлой богини сменились, и на экране появилась следующая богиня вся в тёмном.
   - А это её сестра Аниил. Как вы уже поняли, богиня смерти, тьмы, хаоса, разрушения. Но ничего в нашей жизни не бывает абсолютным. Прочтите её имя наоборот, и вы поймёте, что даже во тьме, есть свет, смерть является следствием жизни, из хаоса рождается порядок, а разрушение иногда просто необходимо, чтобы снова созидать.
   На экране появился мужчина и Синнола продолжила:
   - И наконец, перед нами третий бог. Ниил - бог мудрости, цвета, гармонии, равновесия. По одной интерпретации он муж двух сестёр, по другой - их брат. Как бы там ни было на самом деле, он держит мир в равновесии между созиданием и разрушением, он позволяет видеть не только чёрное и белое, а всё многообразие цветов, он находит гармонию между порядком и хаосом, и он дает нам мудрость, чтобы радоваться жизни и спокойно воспринимать смерть. Этот бог всегда стоит между Лииной и Аниил и не даёт им конфликтовать между собой.
   Изображение статного мужчины с красными волосами сменилось треугольником вписанным в круг.
   - Это самый простой и древний символ трёх богов. Перед вами круг, в который вписан равносторонний треугольник. Вершины треугольника - символизируют богов, равносторонние рёбра говорят нам о равном взаимодействии этих богов друг на друга, а круг символизирует мир, который они создали. Наш мир. Запомните этот символ. Он будет очень часто встречаться в орнаментах, украшающих артефакты. Итак, как вы уже поняли, практически всё, что создавали наши предки, они создавали оглядываясь на трёх богов. Самый яркий пример представляет Терлинна - планета, на которой мы с вами сейчас находимся. Кто-то из вас сказал про три материка. А я вам скажу, что это количество континентов не спроста находится на Терлинне. Все вы слышали о терейнизации населённых планет - Л'Линны изменяли на подходящих планетах условия жизни перед колонизацией. Так вот Терлинна оказалась очень похожей на их родину Террейн, и здесь высадилось большинство путешественников. Состав атмосферы и климат они практически не изменили, но вот количество материков они уменьшили. Два небольших материка навсегда были затоплены в Южном океане, и недавние исследования подводного ландшафта это подтвердили. Так что всё наследие, что нам досталось от Л'Линнов можно условно поделить на тройственные и не тройственные артефакты. К последним относятся предметы обихода: мебель, посуда, немногочисленные сохранившиеся элементы одежды, а также предметы искусства и украшения. Самые же интересные артефакты - тройственные. Все они обладают определённой функциональностью, часто пока не разгаданной и непонятой.
   Шеган отвлёкся от экрана, на котором Синнола стала демонстрировать тройственные артефакты, и чуть поменял своё положение в кресле, чтобы без помех можно было любоваться Анторией. В брошюре было сказано, что после семинара слушатели получат запись в 3-М формате, так что лекцию он посмотрит потом. Сейчас его волновало только одно - в Малом зале было тепло и комфортно, а вот жары, которую он заказывал Мэтту, пока не наблюдалось. Но он надеялся, что только пока...
   Антория, как всегда, была прекрасна, и Шегану казалось, что он вечно может любоваться сменой выражений на её милом лице, умными серыми глазами, плавными движениями тела. Но вскоре такая долгожданная жара наступила. Люди стали снимать с себя всё, что можно, чтобы стало прохладней и при этом не нарушить приличия, многие стали обмахиваться выданными брошюрками, и только два человека, казалось, не замечают повышенной температуры в этом зале. Синнола Шал'Линн увлеклась рассказом про необычные свойства сферы Оривана, а Антория ДеЛаВер также увлечённо про это слушала. Маленькие капельки пота появились на лице его красавицы, и Шеган решил поторопить события. Девушка, похоже, не замечает жары, полностью окунувшись в таинственный мир артефактов.
   - Какая жара! - привлёк он внимание Антории.
   Девушка как будто очнулась и обратила на него своё внимание. Шеган демонстративно вытер лоб платком и предложил ей второй точно такой же.
   - Ой, спасибо, - благодарно улыбнулась Антория, вытирая пот с лица, - а я и не заметила. Наверно, у них кондиционер сломался. Я, пожалуй, и кофту сниму.
   Она положила платок на столик перед креслом, сняла ажурную белую кофточку и отвернулась, чтобы положить её на соседнее пустое место. Этого времени Шегану вполне хватило, чтобы заменить платок на столике, а тот, которым пользовалась девушка, спрятать в герметичный пакет.
   Дело сделано!
   Антория опять направила своё внимание на Синнолу, которая показывала на слушателях из первых рядов действие какого-то артефакта. Ну а Шеган, избавившись от напряжения и сомнений, что у него может что-то не получиться, снова вернулся к самому приятному занятию. Он снова стал любоваться своей красавицей, которая в скором времени будет принадлежать только ему. Ему одному.
   До Дня Круга оставалось три дня - и эти дни, как чувствовал Шеган, будут самыми длинными в его жизни. Но иногда, чтобы получить желаемое, необходимо подождать, а это у него всегда неплохо получалось.
   Раз, два, три - красавицу слови...
   Раз, два, три - сердце покори...
   Раз, два, три - приз свой получи...
  
   Глава 20
  
   Глава, в которой Тори восхищается артефактами, Деймир мучается в магазинах, а сол тигатос приступает к работе.
  
   Жара в Малом зале была невероятная, но Тори старалась этого не замечать. Кофту она уже давно сняла, оставшись в летнем платье, и до перерыва, который будет минов через пятнадцать, как-нибудь дотерпит. Что для неё эта духота, когда перед ней на экранах под завораживающий голос Синнолы приоткрывается мир древних Л'Линнов?
   - Не смотря на то, что сфера Оривана является одним из немногих цельных артефактов и её нельзя разъединить на три модуля, многие исследователи тоже относят её к тройственному типу. Посмотрите на экраны и вы увидите одно из немногих сохранившихся изображений сферы. Как и многие артефакты, она была потеряна во времена Восстания. Тогда, перед самым Восстанием, проходила широкомасштабная выставка, посвящённая Л'Линнам. Артефакты из Хранилища разъехались по всем городам Терлинны, но, к сожалению, не все из них вернулись обратно... Так вот, присмотритесь внимательно к сфере. Заметили, что она разделена на три сектора? На каждом секторе изображены символы богов, и как свидетельствуют немногочисленные очевидцы, не только символы. Если вглядеться в выбранный сектор, можно посмотреть в глаза богине или богу. Так это или нет, нам в отсутствии сферы не проверить, но доподлинно известно, что сам артефакт мог менять свой внешний вид и цвет. Иногда сфера становилась то матовой, то блестяще-глянцевой, то совсем прозрачной.
   Тори засмотрелась на экран, где крутилась сфера в ещё одном, радужном состоянии, и пожалела, что этот удивительный артефакт потерян. По своей сути сфера была уникальной базой данных, которая могла дать ответ на любой вопрос. Давным-давно, прежде чем продолжить своё путешествие, Л'Линны сохранили в ней все свои знания, а потому иногда сферу называли Библиотекой Древних. Теперь за ней охотились влиятельные компании, авантюристы-одиночки и различные университеты, ведь даже и без огромного денежного вознаграждения, которое обещало Хранилище за находку, сфера была ценна сама по себе.
   Незаметно для Тори в семинаре наступил перерыв. Синнола пригласила всех отдохнуть в холле и пообещала, что за это время техническая служба устранит все неполадки в системе кондиционирования. Многие вздохнули с облегчением и тут же покинули Малый зал. Шеган тоже попрощался с Анторией и с сожалением сообщил, что вынужден заняться неотложными делами. Вслед за ним спустилась вниз и Тори. Никакие неотложные дела её сейчас не отвлекут от семинара, да и отдыхать она не хотела (как можно устать на таком интересном выступлении?), но вот охладиться и в самом деле не помешает.
   В холле было шумно и людно. Присутствующие знакомились друг с другом, делились своими мнениями, пили прохладные коктейли и соки. Оглядевшись вокруг, Тори увидела мороженое, которое стояло на изящных столиках вдоль стен, и, стараясь не смешиваться с толпой, направилась к своему любимому десерту. Для охлаждения это подойдёт в самый раз. Но не успела она съесть и половину порции, как рядом раздался знакомый голос.
   - И что это ты забралась на самую верхотуру? - Синнола подошла совсем незаметно.
   - Меня убедили, что там самые лучшие места, - ответила Тори, проглотив ложечку мороженого.
   - Может и так, но только после перерыва садись в первый ряд. А то как я буду показывать действие "Грани Круга"? - улыбнулась хранительница.
   - Что прямо на мне будете показывать? - обрадовалась Тори.
   - Прямо на тебе. Я так понимаю, с Альяной ты так и не встретилась?
   - Нет, но она вчера звонила и извинялась. Сказала, что у неё никак не получается вырваться. Сессия плюс какие-то дела.
   - Естественно, - язвительно согласилась Синнола, - с ночного клуба сложно вырваться, особенно когда днём у тебя экзамен или зачет. А ведь ещё спать когда-то надо и билеты учить!
   Она раздражённо вздохнула, а Тори решила благоразумно промолчать.
   - Ладно, - махнула рукой Хранительница, - твой родственник, по моим ощущениям, пока здесь, а значит, проведём эксперимент и узнаем, поможет ли нам браслет Л'Линнов. Если он или она на Зелёном континенте, то ты это сразу поймёшь.
   - А как? - замирая от любопытства, вырвалось у Тори.
   Синнола звонко рассмеялась и покачала головой.
   - Доедай мороженое, садись в первый ряд и узнаешь.
   К Хранительнице подошёл мужчина из службы технического обслуживания, и она прошла с ним в Малый зал принимать работу. Недолго думая, Тори спешно доела мороженое и побежала следом занимать место на первом ряду. Сердце билось как сумасшедшее - скоро всё станет ясно.
   После перерыва семинар пошёл по намеченному плану: продолжение лекции, практическое применение артефактов, вопросы докладчику.
   Но после разговора с Синнолой Тори не могла спокойно сидеть на крайнем кресле в первом ряду. Как бы ни была увлекательна лекция, теперь практическое применение артефактов интересовало её гораздо больше.
   - Итак, как вы, надеюсь, помните, в начале лекции, я говорила, что артефакты делятся на тройственные и не тройственные. Есть ещё одно деление. Тройственные артефакты мы можем разбить на универсальные и экстрасенсорные. Как это понимать? А очень просто. Если артефактом может воспользоваться только сенсетив, то он, безусловно, относится к экстрасенсорным. Если же артефактом может воспользоваться любой человек, то он ... правильно, универсальный. Примерами экстрасенсорных артефактов могут служить всем известные Маяки, которые используются сенсетивами для ориентиров при телепортациях к другим системам, а также всевозможные карты. Про "Карту Огней" мы с вами уже говорили. Напомню, что при соединении модулей Кристалла, Маяка, Дома и экстрасенсорном воздействии сенсетива эта карта показывает расположение "Маяков Линн", а кроме того выдаёт краткую информацию о системе и обитаемой планете. Есть ещё одна карта, потерянная или спрятанная ото всех, которая исчезла гораздо раньше Восстания. Уже в те времена она считалась мифической и, тем не менее, я обязательно упомяну про эту карту - "Карту Теней". Для тех, кто не знает, все известные нам планеты - Неприсоединённые или входящие в Галактический союз Ра'линнов - числятся в "Карте Огней". Их раньше иногда так и называли "планеты Огней". А вот где находятся планеты Теней, указанные в соответствующей карте, никто не знает. Такие пока не найдены. Не знаю, к сожалению или к счастью, потому что по немногочисленным источникам, которые были найдены на спускаемом модуле планетарного корабля Л'Линнов, эти планеты стали полем для экспериментов наших предков. На какие-то из этих планет они ссылали осуждённых, а где-то проводили исследования в области терреформирования, экспериментировали с клонированием животного мира и... людей.
   В зале поднялся шум, но Синнола не дала возмущению слушателей выплеснуться и успокаивающе подняла руки:
   - Всё-всё-всё. Не переживайте. Об этой карте ходит столько противоречивых слухов, что вполне возможно ни её, ни планет Теней не существует. А теперь перейдём к универсальным артефактам. Самым ярким примером является "Грань Круга", которая находится сейчас у меня в руках. Напомню, что "Грань Круга" определяет родственные связи носителя с окружающими его людьми. Очень интересно определяет, но об этом чуть позже. Это один из самых распространённых артефактов, который, как вы видите, имеет форму браслета, а кроме того он украшен цеурином и гиранумом. Исследователи единодушно отдают цеурин за его матовую таинственную темноту богине Аниил, а гиранум с его яркой прозрачностью - Лиине. На долю Ниила остаётся сам браслет, который представляет собой сплав различных металлов. Он, как и надлежит богу равновесия, удерживает своих сестёр или жён, в определённых рамках, заставляя их работать правильно. По своей сути цеурин и гиранум - это кристаллические камни. К сожалению, наши учёные пока не могут воссоздать их в искусственной среде, а на планетах Галактического союза они встречаются крайне редко. Тем не менее, они всё же выяснили, что от размеров гиранума зависит радиус действия браслета, чем он больше, тем больше радиус, а от качества цеурина (прозрачный он или мутный) зависит качество "связи" между браслетом и его носителем.
   Из зала тут же посыпались вопросы, которые вертелись и у Тори на языке:
   - Какой связи?
   - Какое качество?
   - Сейчас всё поймёте, - успокоила Хранительница зал, - мы наконец-то займёмся практикой. Подойдите ко мне, пожалуйста.
   Синнола махнула рукой Тори, и обрадованная девушка тут же вскочила со своего места.
   С внутренней дрожью девушка застегнула артефакт на руке, ожидая в каждую секунду какого-нибудь чуда, и не почувствовала ничего, кроме прохладной тяжести металла.
   - Для того, чтобы воспользоваться браслетом, необходимо одновременно расслабится, чтобы настроиться на нужную волну, и сосредоточится, чтобы мысленно задавать правильные вопросы. Это может оказаться достаточно сложным без определённой подготовки, но я помогу. Сейчас от Вас, девушка, потребуется только расслабиться.
   - А волна? - прошептала Тори, закрывая глаза.
   - А волна сама тебя найдёт, - также тихо ответила Синнола.
   - Итак, - обратилась Хранительница уже к залу, - пока девушка расслабляется, я хочу напомнить вам, что "Грань Круга" является универсальным артефактом. А это значит, что у нашей девушки, которая не обладает никакими сверхспособностями, всё получится. Как и многие из вас, она прилетела на Терлинну одна, но благодаря сенсетивам узнала, что здесь находится её родственник. Кто он и где находится, она понятия не имеет, а потому я предлагаю сейчас это выяснить. Конкретно этот браслет обладает достаточно большой зоной действия, чтобы вам было понятнее, скажу, что эта зона полностью покрывает Зелёный континент, на котором мы с вами сейчас находимся, а значит, таинственного родственника девушки мы будем искать именно здесь. Итак, всех вас интересует, как же работает браслет? А очень просто. Мы с вами будем задавать нашей девушке правильные вопросы, а у неё будет появляться неодолимое чувство уверенности, которое и поможет ей верно ответить.
   - И какие же вопросы правильные? - донеслось из зала.
   - Такие, на которые можно ответить только однозначно, например, да или нет. Итак, я надеюсь, что наша девушка уже расслабилась и всё поняла, а потому я начну и задам ей первый вопрос, а наши уважаемые слушатели продолжат.
   - Ваш родственник находится сейчас на Зелёном континенте?
   Тори думала, что так и не расслабится, что волнение, которое её охватило, когда она одела браслет, не отпустит, но как только она услышала чёткий вопрос, на неё накатило сильнейшее чувство уверенности, не оставляющее никаких сомнений.
   - Да! Да! - радостно забилось её сердце.
   - Он сейчас в Оуране? - задали ей следующий вопрос из зала.
   - Да!
   - Где именно?
   - Стоп-стоп, - подключилась Синнола, - не забываем задавать правильные вопросы.
   - Он находится во Дворце приёмов?
   - Нет...
   - Кто... Ваш родственник мужчина или женщина?
   Уверенность в правильном ответе, которая её окутывала после каждого предыдущего вопроса, поколебалась, и Тори неуверенно произнесла:
   - ...Мужчина.
   - Он родственник со стороны отца или матери?
   - Со стороны отца.
   - Он ваш дед?
   - Нет.
   - Он ваш отец?
   - Нет.
   - Он ваш брат?
   - Да!
   - Он старше вас или младше?
   Уверенность снова поколебалась и Тори решила сообщить об этом Хранительнице:
   - Мне кажется, что старше, но уверенности нет.
   - Ну, так как цеурин в нашем браслете прозрачнее некуда, возможны два варианта. Такое может быть, если у вашего брата, как у многих на этой планете, находятся защитные кольца, мешающие сканированию, или он сам обладает некоторыми способностями, - объяснила Синнола. - Давайте попробуем ещё один вопрос, например, по поводу внешности и, если опять почувствуете неуверенность, то прекратим нашу демонстрацию.
   - У вашего брата тёмные или светлые волосы?
   - Тёмные, - неуверенно произнесла Тори и открыла глаза. - Но уверенности нет...
   - Ну что ж, снимайте браслет, попробуем примерить его кому-нибудь другому.
   И пока из зала доносились возгласы желающих, Синнола прошептала девушке:
   - Не переживай. Разберёмся мы с твоим братом. Никуда он от нас не денется.
   Но Тори и не переживала. Она села на своё место и уже как-то отстранённо наблюдала, как к хранительнице вышел молодой человек и с нетерпением одел на себя браслет. На него из зала тут же посыпались вопросы, а Тори мечтательно улыбнулась.
   У неё есть брат! И этот брат сейчас находился в Оуране... И Синнола совершенно права, теперь он никуда от неё не денется. Они просто обязаны встретится!
  
   ***
  
   В то время пока Тори испытывала на себе действие артефакта, Деймир испытывал чудовищные мучения. В данный момент он находился в уже седьмом ювелирном магазине, выбирая обручальное кольцо для своей ди нарри.
   Продавец-консультант с бейджиком, на котором большими буквами было написано звучное имя Виллиард, всё время крутился неподалёку. С тех пор, как Деймир вошёл в этот магазин и грозно глянул на подлетевшего к нему продавца, тот близко не подходил, но и не уходил к другим покупателям, продолжая своим присутствием нервировать капитана. Стиснув зубы, Деймир попытался не обращать внимания на назойливого консультанта и снова уставился на кольца.
   Твою ж систему! Как их много!
   Он уже полчаса пялился то на одно обручальное кольцо, то на другое и не мог ничего выбрать. Каждое было хорошо по-своему, а ему нужно было что-то особенное для самой особенной девушки на свете. Не в силах определиться, он выругался по-зинобски и потёр лоб.
   Молоденький продавец как будто только этого и ждал.
   - Здравствуйте! Вам помочь? - кинулся он к Деймиру, нарываясь на тяжёлый и раздражённый взгляд.
   Но в этот раз парень не дрогнул, и Дей решил дать ему шанс. А вдруг он и в самом деле поможет?
   - Виллиард, мне нужно...
   - Вилли! - перебил продавец Деймира, смущённо улыбаясь, - Виллиард ужасно длинное имя, а Вилли и короче, и звучит более мужественно. Правда?
   Дей чуть не заржал. На Зинобе так звали только девчонок. Чтобы не обидеть этого парня, который искренне хлопал своими огромными и наивными глазами, он заменил смех, кривой улыбкой и скосил глаза на бейджик.
   - Кхм... А почему не Ард?
   Парень непонимающе уставился на Дея, похоже, такое сокращение имени ему в голову не приходило, а потом его глаза просветлели, и капитан понял, ему понравилось.
   - Значит так, Ард, мне нужно кольцо. Особенное кольцо.
   - Да для Вас что угодно! - радостно воскликнул парень, а потом, приняв серьёзный вид, понимающе кивнул и уточнил, - Позвольте спросить, для кого Вы выбираете кольцо? Для себя, для подруги, для...
   - Для будущей жены.
   - О, я Вас поздравляю! Значит, смотрим обручальные кольца. А какие украшения она предпочитает?
   - Никакие! - язвительно ответил Дей, с интересом наблюдая, как паренёк старается подражать многоопытному консультанту.
   Да, если б она носила украшения, он уже давно бы что-нибудь выбрал. А тут...
   - К-как? Совсем? - невольно вырвалось у Арда. Быстро вернув себе невозмутимый вид, он кивнул Деймиру, - Тогда прошу посмотреть эту коллекцию.
   Он достал с витрины образцы колец с виду очень простых и незатейливых.
   - Это универсальные кольца. Они не очень широкие, камней на них, в отличие от остальных, не много и все они небольшие. Обычно люди, которые не носят украшений, не любят колец с огромными камнями. Они и к кольцам с трудом привыкают. Поэтому советую Вашу девушку пока не пугать дорогими и громоздкими алмазами. Ей будет комфортнее, если их не будет вовсе или они будут небольшими. Такими, например, как эти.
   Вилли показал на ряд колец, где маленькие камушки то вились змейкой по всему кольцу, то сверкали звёздочкой или сердечком.
   Это всё было не то...
   Вдруг его взгляд зацепился за тоненькое колечко с тремя маленькими камушками, в котором причудливым образом переплеталось белое и жёлтое золото. Он тут же вспомнил, как по пути на семинар Тори принялась его просвещать и рассказала много интересного, в том числе и про число три. Оно типа особенное. Точно! Совсем, как его прелесть!
   - Это! - показал он Арду.
   - Прекрасный выбор! Лиранские алмазы отличного качества. Ваша девушка обязательно оценит это украшение. А какой у неё размер?
   - Пятёрочка, - уверенно ответил Дей. Он основательно подготовился к походу по магазинам, и пока Тори спала, снял с неё защитное кольцо и померил.
   - Замечательно, а теперь пройдём в мужскую секцию.
   - З-зачем?
   - Чтобы подобрать Вам кольцо. Парное к этому.
   - Мне? - сосредоточившись на кольце для Тори, Дей как-то не подумал, что и ему по традиции положено то же самое. Мысленно завопив "хреновые традиции" и полностью в этот раз соглашаясь с Кэаном, он тяжело вздохнул и проворчал, - пошли...
   Парное кольцо для него нашлось очень быстро, и Дей, примерив его, решил, что ради Тори он готов пойти и на такие жертвы. Он уже переводил ликом в режим оплаты, как Ард снова отвлёк его:
   - А теперь давайте выберем свадебные!
   - ЧТО-О?
   - Свадебные кольца, - уже не так радостно пролепетал паренёк, а потом быстро-быстро зачастил, - Об-бычно, когда делают предложение, обмениваются обручальными кольцами, н-ну, ч-чтобы окружающие знали, что эта девушка и этот парень уже заняты. А п-потом, во время свадьбы меняются свадебными к-кольцами. Он-ни гораздо проще, а потому и дешевле обручальных колец. П-просто золотой ободок. Обручальные кольца вы уже выбрали, т-теперь надо выбрать свадебные...
   - А одной пары колец, - язвительно поинтересовался Дей, - не хватит? И для обручения и для свадьбы?
   Ард отрицательно затряс головой и прошептал:
   - Т-традиция...
   Чуть не взорвавшись от этого слова, Дей тяжело задышал, продолжая сверлить парня яростным взглядом.
   Вот как знал, что от этих консультантов ничего хорошего не дождешься! Вечно впарят то, что он и не собирался покупать! Нет, для Тори ему не жалко никаких денег, но носить на пальце ещё одну цацку! Это...
   - Но если вы так против свадебных колец, - очнулся Ард, - то я могу предложить Вам свадебные браслеты.
   - А это что за хрень? - уже почти успокоившись, безнадёжно спросил Дей. Сейчас он купит ещё одну пару колец, потом браслеты, потом ошейник, а потом Ард ещё что-нибудь придумает.
   - О, - встрепенулся паренёк, - это новая традиция! В последнее время многие молодые пары стали отказываться от свадебных колец, предпочитая обмениваться браслетами. Это одновременно и украшение, которое может выглядеть очень скромно и не выбиваться из стиля ликома, и высокотехнологичное устройство, которое всегда будет на связи с Вашей второй половиной. Свадебный браслет - это, конечно, не замена ликому, он прежде всего символ связи между мужчиной и женщиной, а потому в нём поддерживается не слишком много функций. Каждая пара браслетов настроена друг на друга, и Вы всегда сможете связаться с вашей любимой, чтобы поговорить или узнать её местоположение. На браслет можно сохранить ваши фотографии, голоса, небольшой видео файл. Экран на корпусе в браслетах конечно маловат, но очень хорошего качества, его можно настроить на демонстрацию фотографий Вашей жены или каких-нибудь романтических надписей.
   Ард тут же увидел, как Дей скривился при упоминании о романтике, и затараторил:
   - Но это совсем не обязательно! Надписи могут быть просто позитивными: улыбайся миру и мир улыбнётся тебе; жизнь прекрасна и удивительна - не пропусти чудес вокруг себя...
   Из паренька стали сыпаться цитаты и фразы известных людей о том, как здорово жить, а Дей вдруг с печальной мрачностью подумал, что так восторженно смотреть на мир он перестал ещё в далёком детстве на Зинобе. Хорошо это было или плохо, он не знал, но в тот момент отчётливо понял, что эта восторженность окружающим миром, уверенность в том, что люди по умолчанию хорошие и какая-то детская наивность, которая есть и у Тори, и у Арда, его совершенно не раздражает. Можно сказать больше, этот взгляд на жизнь, который заставляет их видеть в людях всё самое лучшее, ему даже нравился. И пусть он сам всегда ожидал от жизни очередной подлянки, открывать глаза Арду и Тори, что не всё так вокруг прекрасно и замечательно, он не желал. Пусть верят. Вера, говорят, творит чудеса.
   Через какое-то время Ард закончил с оптимистичными фразами и, заметив, что Дей в спокойном расположении духа, пригласил его пройти к витрине с браслетами.
   - Смотрите, какой у нас богатый выбор. Большинство браслетов выполнены из ювелирного сплава, есть из золота, есть из серебра. Свадебные браслеты, в отличие от колец, могут украшаться не только драгоценными и искусственными камнями, но и артстеклом, металлокерамикой. Вот здесь - самые модные в виде наручников, цепей и кандалов. Вот здесь - традиционные в виде обычного украшения. Вот здесь - современные в виде дополнения к ликому.
   Пока Ард распинался, Дей решил, что два кольца - это перебор, а браслет не только украшение, а какое-никакое устройство, а значит, в хозяйстве пригодится. Внутренне застонав, он принялся выбирать браслеты, и через некоторое время ткнул пальцем в тот, который скрепя сердцем был готов нацепить рядом с ликомом. Ард быстро подобрал женский вариант выбранного браслета, и Дей тут же его одобрил. В конце концов, после свадьбы всю эту хрень можно будет снять, а одну традиционную церемонию он как-нибудь вытерпит.
   Из магазина Дей вышел с чувством глубокого облегчения и удовлетворения. Он наконец нашёл то, что нужно - в кармане у него лежали две коробочки с кольцами, а свадебные браслеты обещали прислать в Летную резиденцию. Осталось только дождаться свою прелесть, отправиться куда-нибудь в тихое местечко и там обменяться обручальными кольцами.
   Но прелесть задерживалась, и пока Дей ждал её возле Дворца приемов, он весь извелся. Кольца жгли карман, ему не терпелось поскорее украсить пальчик Тори и показать всему миру, как выразился Ард, что эта девушка уже занята. Она его и только его! Его радость, его прелесть, его лей танна, его ди нарри...
   Тори выскочила из здания, когда он уже собирался войти во Дворец, чтобы разнести его до основания и найти свою девушку. На её лице сияла такая радостная улыбка, что он подавил своё раздражение и улыбнулся в ответ.
   - Дей! Ты не представляешь, как там было интересно! Я одевала настоящий артефакт! Настоящий понимаешь?
   - Понимаю-понимаю, - заворчал он и притянул Тори к себе поближе, чтобы обнять и чмокнуть в макушку. - Пошли в парк. Прогуляемся немного, и ты мне всё расскажешь.
   - Пошли. Это, кстати, не просто парк, а самый большой и красивый на Терлинне. У него даже имя замечательное - Зелёная жемчужина Оурана.
   Дей закатил глаза, его прелесть хлебом не корми - дай только кого-нибудь поучить. Но он совсем не возражал быть учеником такой очаровательной учительницы, тем более, что по вечерам они менялись ролями. Эта мысль тут же возбудила его, но восхищённая семинаром Тори этого не заметила. Она принялась рассказывать, что нового сегодня узнала, всё время при этом оглядываясь по сторонам.
   - Ты кого-то ищешь?
   - Да, представляешь, где-то здесь в Оуране находится мой брат.
   - Да ну? - со смешком спросил Дей.
   - Правда-правда. Я это узнала с помощью артефакта.
   - Да ладно, я верю. Но неужели ты надеешься просто так с ним столкнуться? Не хочется тебя расстраивать, но мы в мегаполисе. Здесь больше миллиарда людей, и это не считая гостей столицы, таких как мы с тобой. Шансы совершенно случайно встретиться здесь с братом минимальны.
   - Я понимаю, - Тори очаровательно поморщилась и смущённо улыбнулась, - а вдруг?
   - А вдруг это он? - Дей показал на проходившего мимо мужчину. - Как ты это узнаешь?
   - Бли-ин! - разочаровано протянула Тори. - Но что-то же надо делать? А вдруг он сегодня улетит с Терлинны, и я его никогда не найду.
   - Не переживай! Никуда он не денется, на днях мы обязательно встретимся с Альяной или тетушка для тебя ещё какой-нибудь артефакт откопает. В общем, так или иначе, мы его найдём.
   Они вышли на безлюдную аллею с маленькими ажурными скамеечками. Экзотические деревья растопырили свои ветви во все стороны, создавая прохладную тень, сквозь узкие листья на тропинку прорывались солнечные лучи, делая аллею очень уютной, а цветы, щедро посаженные на обочине, дарили редким путникам свой неповторимый аромат. Это место сразу же понравилось Дею, и он устроился на ближайшей скамейке, усадив Тори на свои колени.
   - Ой, - воскликнула Тори, наконец почувствовав, что он сильно возбуждён. Как всегда она мило покраснела и засмущалась. - Ты...
   - Ничего не могу с этим поделать, - усмехнулся Дей, ничуть не сожалея. - Когда ты возникаешь в поле моего зрения, я всегда такой.
   - Что, правда? - изумилась его прелесть, ещё больше заливаясь краской.
   - Скажу больше, - Дей наклонился к девушке и, прикоснувшись губами к чувствительному местечку за ушком, прошептал, - одна мысль о тебе - тёплой, мягкой, обнажённой... и во мне тут же просыпается желание... Безумно хочется к тебе прикоснуться, неважно чем, руками, губами, языком, дыханием... Хочется зарыться в твои волосы, вжаться в твоё тело, услышать твои сладкие стоны и словить их своим ртом...
   Он шептал и шептал на ушко своей ди нарри о том, как хочет её, как сильно любит, как безумно скучает, возбуждая этими словами и её, и себя.
   В такие моменты Дей особенно сильно жалел, что уже никогда не будет сенсетивом. Сейчас ему б хотелось перенести их из этого парка, в котором их уединение может нарушить какая-нибудь сволочь, в комнату в Летней резиденции, которая так полюбилась им обоим. И там, на огромной кровати...
   В его мысли, как всегда некстати, вторглась Виана. Что заставило сейчас его непостижимый мозг подумать о матери, Дей не знал, но вдруг отчётливо понял, что если бы не Виана, его никогда бы не было. Он никогда не пережил бы унижения на Зинобе, но и никогда бы не встретился с Тори. На мгновение он представил свою будущую жизнь без своей прелести, и у него защемило сердце. Никогда не видеть её волшебных серых глаз, никогда не любоваться её смущённой улыбкой, никогда не обнимать её такое соблазнительное тело... Это было бы невыносимо... Пожалуй, только за то, что он всё же есть на этом свете, Дей готов был простить свою мать. И, может быть, даже сказать ей... спасибо.
   Не сразу, но вдруг Дей осознал, что он уткнулся в шею Тори и молча наслаждается её запахом.
   - Значит, говоришь, я тебя возбуждаю? - игриво спросила Тори. - Что ж, буду знать...
   Она соблазнительно улыбнулась, и, глядя прямо ему в глаза, медленно и чувственно задвигалась у него на коленях, как будто бы устраиваясь поудобнее.
   - Дразниш-шся? - прищурился Дей.
   В её глазах заплясали озорные огоньки:
   - Я? Да ты что! Просто ищу удобное положение. Ты у меня так-о-ой твёрдый...
   Тори медленно облизала свои губы, и весь жесточайший контроль Дея тут же рухнул.
   - Твою ж систему, Тори!
   Дей рывком приподнял девушку, сажая её лицом к себе на колени, заставляя обнимать его ногами с двух сторон. Он прижал Тори как можно ближе, показывая ей, какой он на самом деле твёрдый, и через мгновение впился в её провоцирующие губы страстным поцелуем.
   - Так удобнее? - спросил он, не отрывая губ от её рта.
   - Гораздо... - простонала она.
   - А так? - Дей просунул руки под платье и обхватил ладонями замечательную попку своей ди нарри. - Если немного помассировать?...
   - Да-а, т-та-ак ... гораздо... приятнее...
   Тори придвинулась к нему поближе, вдавливая Дея в скамейку, и ему в бок тут же впились две коробочки, напоминая о том, что в этот парк он шёл совсем не для того, чтобы целоваться. Дей уже было потянулся за кольцами, как внезапно его прошиб холодный пот и дурное предчувствие затопило всё его сознание. Своим затылком он почувствовал пристальный, изучающий взгляд. И этот взгляд был ему знаком. Давным-давно на Зинобе ему "повезло" участвовать в охоте. И в той охоте он был дичью, которой посчастливилось остаться в живых. Именно таким взглядом, который он почувствовал только что, его находили охотники в зелёных джунглях Зиноба. Находили и теряли... Дей больше никогда не будет дичью, не будет жертвой! И кто бы ни наблюдал сейчас за ними, он за это поплатится, если решит не только наблюдать.
   Резко встав со скамейки, Дей поставил Тори на землю, заслоняя своим телом от неизвестного. Он бросил внимательный взгляд в ту сторону, откуда почувствовал наблюдение, но ничего подозрительного не увидел. Сквозь стволы деревьев по аллее, параллельной той, где они находились, спокойно прогуливались люди.
   - Что случилось? - удивлённо спросила Тори.
   - Так, ничего особенного, - Дей решил не пугать ди нарри. - Показалось, что на нашу аллею кто-то свернул. Пойдём лучше, как собирались, выберем тебе платье на День Круга.
   - Ой, я чуть про это не забыла, - тут же отвлеклась девушка. - Конечно пойдём. Тут где-то недалеко мне Синнола посоветовала какой-то модный магазин женской одежды.
   - Вот и отлично, - заключил Дей, сосредоточенно продвигаясь с Тори к выходу. Он всё время высматривал таинственного наблюдателя, но изучающий взгляд уже пропал, оставив после себя тревожное чувство.
   Кому понадобилось наблюдать за ними? Ведь они впервые находились на Терлинне. Здесь, кроме его семьи, их никто не знал... Что за хрень вообще происходит?
   "А я всегда тебе говорил, что ты невезучий. Что-то давно у тебя в жизни никаких гадостей не было", - влез со своим комментарием мозг, и Дей мысленно пожелал ему заткнуться.
   У него всё будет просто отлично! И горе тому, кто посмеет этому помешать.
  
   ***
  
   Это задание было для него последним. Он так решил, и совету пришлось с ним согласиться.
   Лекс опасно улыбнулся. Не согласиться с ним себе дороже. Конечно, они могли принять решение его ликвидировать, но тут ему повезло. Собственная мать в совете - это что-то да значит. Кроме всего прочего он был самым лучшим солом за последнее время, и уничтожить его будет очень не просто, даже Ордену. Совет смирился с его решением, но потребовал с него выполнение последнего задания и вживление чипа, который не даст ему и рта раскрыть, если он захочет рассказать кому-нибудь про их организацию. Лекс согласился. Что не сделаешь ради того, чтобы стать свободным?
   Парочка, за которой он следил, наконец перестала обниматься и отправилась в городской парк. Что ж, это было просто замечательным подарком с их стороны. Наблюдать из-за деревьев ему будет гораздо проще.
   Объектом возмездия оказалась девушка, и причем прехорошенькая. На вкус Лекса она была маловата, он любил девушек одного с ним роста, но во всём были свои положительные стороны. Такая будет не очень тяжёлой, и без проблем поместится в багажное отделение аэрофлая. А вот объект наказания как-то неуловимо изменился. Издалека Лекс не сразу понял, что же в нём не так, но потом, понаблюдав за мужчиной и подкравшись поближе, всё стало ясно. В этот месяц, в который Лекс ждал оплаты клиента, парень явно усиленно занимался в тренажёрном зале. Весь он стал значительно крепче и массивнее. Может, и препараты какие-нибудь использовал.
   Невольная улыбка растянула губы сола.
   Да-а, что только мужики не делают ради любимых. Даже студию на спортзал меняют. Да только зря. Он ещё не проваливал ни одного задания.
   Оказавшись на безлюдной аллее, парочка быстро перешла к нежностям. И Лекс устроился поудобнее, похоже, сейчас он увидит эротическое представление. Но проклятый сенсетив всё же почувствовал наблюдение. Он резко встал, заслоняя девушку от взгляда Лекса, и обернулся.
   - Так-так-так, - прошептал Лекс, осторожно удаляясь из опасной зоны. - Похоже, клиент в этот раз правильно определил объект возмездия. Эта девушка и впрямь очень дорога этому парню.
   Лекс вернулся на стоянку, сел в свой аэрофлай и отправился к Кристаллу Огня. Именно в этом замке, как он узнал, будет праздноваться День Круга. Пора было познакомиться с местом работы и подготовить пути отхода.
   Время пошло. Вскоре он выполнит своё задание. Последнее задание для одного поистине сраного Ордена. Только тогда Лекс наконец выйдет из него.
   О боги! Сколько же лет он об этом мечтал!
  
   Глава 21
  
   Глава, в которой Дей нервничает, а Тори ревнует.
  
   В это праздничное утро Мирран наслаждался изумительными блинчиками, приготовленными Паулой. Дей с Тори ещё спали, Кэан до сих пор не вернулся, где-то загуляв, так что конкурентов на вкуснятину у него не было. До какого-то момента...
   - Привет, Мирик! - раздался за спиной насмешливый и смутно знакомый голос.
   Мирран чуть не поперхнулся, так его мог называть только один человек. Один... Он быстро проглотил блинчик и повернулся в сторону вошедшего мужчины. Тот выглядел сейчас на шестьдесят человеческих лет, но в его глазах, как и прежде, сверкал огонь любопытства.
   - Де-ед?
   Норран Шал'Линн стоял, скрестив руки на груди, опираясь спиной на дверной проём, и с улыбкой наблюдал за реакцией внука.
   - Ой, только не надо! - тут же отозвался он. - Не смей меня так называть. Я начинаю чувствовать себя просто ужасно, когда сознаю, что у меня такой взрослый, я бы даже сказал, старый внук.
   - Я нормально выгляжу для своих ста восьмидесяти, - буркнул Мирран, замечая для себя, что выглядит чуть старше деда.
   - Ну да, ну да. Внучок, - иронично пропел Норран, усаживаясь за стол и притягивая к себе тарелку с блинчиками.
   Мирран поморщился, "внучок" прозвучало как-то совсем издевательски, да и на его любимую еду конкурент нашёлся. Дед, не утруждая себя поисками столовых приборов, нагло взял сразу два блинчика и, скрутив их в трубочку, стал наслаждаться вкуснятиной.
   - И как к тебе обращаться?
   - По документам я сейчас Норд Харвиан.
   - Ладно, Норд. Что-то случилось? - просто так дед никогда не появлялся. В последний раз Мирран видел его уже давно.
   - Ага. Сфучифось, - с набитым ртом кивнул дед. - Сифтема бесопафности у тефя никуфа не гофится.
   - Что?
   Норд отобрал у Миррана чашку, запил блинчики и, откинувшись на спинку стула, ответил:
   - Что? Что? Система безопасности у тебя здесь фиговая! Вот что! И наверняка не только здесь. Я кому в прошлый раз говорил обратить на это самое пристальное внимание?
   - Да кто сюда сунется? - отмахнулся Мирран. - Времена Восстания давно прошли.
   - Ну да, ну да. Но я-то сунулся. И без особых проблем причём. Приземлился на дальней стоянке, прошёл через парк, через замок, нашёл тебя в столовой, и ни один засранец меня не остановил и не спросил, что я тут забыл. Что ты на это скажешь?
   Мирран пожал плечами:
   - Я Шал'Линн. Если у кого будут недобрые намерения - сотру в порошок.
   - Ха! - издевательски выдохнул дед. - Типичная логика сенсетива. Я тоже так думал, да жизнь переучила.
   - Кхм, - кашлянул Мирран. - Давно хотел спросить тебя... каково это. Лишиться способностей.
   - Хочешь жить, - улыбнулся Норд одними губами, - и не такое отдашь. А сверхспособности... И без них люди живут. И даже наслаждаются жизнью.
   - А ты? Ты наслаждаешься?
   - А то как же! - чересчур весело ответил дед. - Вот на праздник к тебе решил заглянуть. Гони приглашение.
   - А почему именно сейчас, - заинтересовался Мирран, заставляя пластиковую карточку приглашения переместиться с комода на стол перед Норраном. - День Круга празднуется раз в десять лет, а я тебя последний раз лет тридцать назад видел.
   - А сегодня будет особенно интересно, - ответил дед, пряча карточку в карман.
   - Да? - приподнял бровь Мирран и сердце его тревожно забилось. Сразу вспомнилось, что когда дед ещё был сенсетивом, предсказание будущего было одной из его специализаций.
   - Совершенно точно, - кивнул головой Норран. - А что ты так удивляешься? Небось опять снотворным свои сны глушишь?
   Мирран проигнорировал этот вопрос, он не намеревался сейчас это обсуждать и задал свой:
   - Так что сегодня произойдёт?
   - Так, заварушка одна очень миленькая. Ты же знаешь, что я не имею права рассказывать. Спал бы нормально, сам всё бы знал.
   - К чему хоть готовиться?
   - К празднику конечно. Чему быть, того не миновать.
   - Вот поэтому-то я сны эти грёбанные и глушу, - психанул Мирран. - Зачем зря расстраиваться.
   - Правильно, незачем, - согласился Норран, - но успокоительное захватить не забудь.
   Он плавно поднялся со стула и махнул Миррану рукой:
   - Ладно, встретимся вечером на празднике. Полюбуюсь на ваше представление.
   - Стой, а как же семейный обед?
   Остановившись уже в дверном проёме, Норран повернулся и преувеличенно тяжело вздохнул:
   - И когда ты запомнишь, что официально я благополучно скончался?
   - Наверно, когда ты перестанешь меня объедать за завтраком? - вопросительно приподнял бровь Мирран.
   Иронично фыркнув, Норран махнул рукой на прощанье и через мгновение покинул столовую.
   А Мирран остался сидеть, медленно приходя в себя. Дед всегда его поражал - и своей непредсказуемостью, и своими решениями, и тем, что он одним взглядом мог заставить Миррана почувствовать себя маленьким. И сейчас, в это утро, когда он обдумывал предстоящие заботы, связанные с праздником, внезапное появление деда выбило его из колеи. На что это он намекал?
   Но обстоятельства не дали Миррану поразмышлять над этим вопросом. В столовую шумно ввалился Кэан, требуя чтобы его накормили, а вскоре спустились и Дей с Тори. Утро как-то чересчур быстро уступило своё место дню, и Мирран полностью отдался подготовке к празднику. Предстояло ещё так много дел. К часу дня почти вся семья должна была собраться на традиционный обед. Там не будет только Руэрта с Летиной, которые задерживались в полёте и прибудут на Терлинну ближе к вечеру, и Альяны, которая сдавала сегодня последний экзамен. Зато вечером они все вместе соберутся в Парадном Дворце, где состоится праздничный бал, на который по обычаю были приглашены все родственные Шал'Линнам круги, многочисленные друзья и верные слимы.
   Улыбнувшись молодёжи, которая о чем-то весело спорила, Мирран отправился к себе. Надо бы перечитать приветственную речь, что написала для него Лисса, и прорепетировать перед зеркалом. Сегодня всё должно быть идеальным.
  
   ***
  
   После завтрака Тори побежала делать причёску, а Дей решительно задержал брата в столовой, тот явно направлялся в спальню, чтобы вырубиться, всем своим видом показывая, что не спал целую ночь.
   - Кэан, стой! - бодро начал Деймир, но потом смутился и отвёл глаза. - Слушай, а нельзя мне как-нибудь забить на обед?
   - Тьфу на тебя, - Кэан демонстративно зевнул. - Думаешь, Виана съест тебя за обедом?
   - Нет, - фыркнул Дей, - но у меня нет никакого желания сидеть с ней за одним столом. Кусок в горло не войдёт, да и потом... Вечером, когда вокруг будет много посторонних людей, мне будет легче сдержаться. Боюсь, что на тихий семейный обед моего терпения и выдержки не хватит. Не хотелось бы в доме деда устраивать некрасивых сцен.
   - Не хотелось бы - не устраивай, - Кэан снова вернулся и развалился на стуле рядом с ним. - Забить ты, конечно, можешь, но сегодня дед обязан ввести тебя в круг. Так что выбирай, что ты предпочитаешь - тихое представление за обедом или громкое и торжественное на балу? Зная тебя, не ошибусь, если тебе по душе первое. А за Виану не беспокойся, она у меня тётка хорошая, хоть и со своими заморочками.
   Тётка она может и хорошая, а вот как мать она совершенно не устраивала Дея.
   - Так что не переживай, всё будет хорошо. В конце концов, у тебя за обедом будет нехилая поддержка в лице деда и меня, да и Тори тебя в обиду не даст, - усмехнулся Кэан. - Так, что в сегодняшнем семейном обеде я вижу для тебя одни плюсы. Во-первых, из тех, кого ты не переносишь, будет только одна Виана, с Руэртом и Летиной ты встретишься только вечером и это хорошо. Во-вторых, познакомишься заново с Дэланом, а то ты его давным-давно не видел, а он, между прочим, замечательный парень. А в-третьих, обед в День Круга может пропустить только полный дурак! Там такие блюда будут, закачаешься! Некоторые готовят раз в десять лет специально для этого праздника.
   Закончив наставительную речь, Кэан снова зевнул.
   - Ладно, ты тут думай, а я пойду подремлю, силы надо восстановить перед представлением.
   - Каким представлением?
   - Ну, ты даешь! Ты что совсем не в курсе, что у нас вечером намечается?
   - Да вроде как бал?
   - Ха! Бал - это так, закуска. Основным блюдом этим вечером будет наше представление. Я отвечаю за левитацию и телепортацию, Дэл за пиротехнические эффекты, Алька за световое оформление и реквизит, Ру отвечает за водные аттракционы, мама моя руководит танцорами, Виана занималась постановкой всей этой херни, а дед у нас за главного и как всегда будет исправлять наши косяки. Детали я тебе не буду раскрывать, сам всё увидишь, но по сути это представление является демонстрацией нашей силы, - Кэан изменил голос на более низкий, грозный и, пытаясь сдержать смех, закончил. - В этот день мы показываем окружающим МОЩЬ И ВЕЛИЧИЕ нашего круга.
   - Понятно, - улыбнулся Дей, - будете меряться с остальными сенсетивами своими сверхспособностями.
   - А то! - воскликнул Кэан, расправляя плечи. - Зрелище, между прочим, будет очень красивым. Высокохудожественным! И даже, говорят, романтичным. Знаешь, сколько сегодня будет свадеб и помолвок?
   - Да? - задумчиво протянул Дей.
   - Да-да, - брат опять широко зевнул. - Всё - я спать! И не вздумай меня будить до обеда!
   Но Дей и не собирался. Слова Кэана о романтике сегодняшнего вечера так поглотили его внимание, что он даже не заметил, как остался в столовой совершенно один. С тех пор как он результативно сходил в ювелирный магазин, обручальные кольца раздражающим грузом оттягивали его карман. Но только он пытался от них избавиться, как какая-нибудь сволочь всё время портила этот ответственный момент. Дею не оставалось ничего другого, как, так и не достав коробочку, снова запихивать её поглубже.
   Всё! Решено! Этим вечером он наконец обрадует Тори и обменяется с ней кольцами. Должно же в этот день у него быть что-то хорошее и приятное!?
   Помассировав шею, Дей встал со стула и принялся раздражённо нарезать круги вокруг стола. Сегодня ему придётся встретиться с Вианой, Руэртом и Летиной. Но предстоящие встречи с любым из этой троицы уже сейчас приводили его в нервное состояние. Решив, что до вечера в таком психованном настрое он не выдержит, Дей врезал кулаком по собственной ладони и отправился к Уне. Совершенно случайно он услышал, как она недавно хвасталась Пауле, что купила в аптеке отличное успокоительное, а то у неё с этими праздниками никаких нервов не хватает. То, что надо! Раз снять напряжение в драке не с кем, раз Тори делает офигительную причёску и сейчас занята, то таблетки Уны будут очень кстати.
   Всё! Решено! За успокоительным!
  
   Праздничный обед дед решил провести в Солнечной резиденции, а потому последние дни по замку постоянно слонялись дизайнеры с декораторами. Благодаря им стены замка покрылись зелёными гирляндами, на столиках и в углах комнат появились цветочные композиции, из-за которых Дей чувствовал себя очень неудобно, постоянно натыкаясь на эти веники. А сегодня они наконец поставили точку в украшении столовой, и белоснежные ленточки с золотыми звёздами воздушным шатром накрыли обеденный стол. Тори всё это безумно нравилось, и она не уставала восхищаться праздничным преображением замка. Вот и сейчас, едва они спустились вниз, она побежала разглядывать оформление столовой, а Дей остался в холле, опасаясь, что он опять заденет какую-нибудь хрупкую хреновину. Не то чтобы он был неуклюжим, наоборот, он всегда считал себя очень ловким, но все эти украшения казались ему чрезвычайно ненадёжными - того и гляди что-то где-то отвалится.
   А ему это надо? Особенно в его нервном состоянии?
   Они спустились вниз намного раньше назначенного времени. Тори хотелось рассмотреть без помех все детали интерьера, а потом он планировал вернуться в комнату и спуститься уже тогда, когда все соберутся. Но Тори всё ахала и охала. Из столовой то и дело доносилось:
   - Дей, посмотри, как здесь чудесно!...
   - Правда бледно-жёлтые стены гармонируют с лимонной скатертью и обивкой стульев? ...
   - ...
   - А ты видел эти золотые звёзды?
   - И гирлянды из зелёного агатуса мне нравятся...
   Всё же засунув голову в столовую, Дей мрачно осмотрел новые украшения.
   - Ну, как? Правда же цвета подобраны чудесно? Настоящая солнечная столовая!
   С этим Дей не мог не согласиться.
   - Да, цвета замечательные, - совершенно искренне кивнул он и снова вернулся в холл, чтобы не проболтаться Тори, что это единственное, что ему нравилось в оформлении.
   Вскоре в столовой послышались голоса, и Дей понял, что там появилась Уна с помощниками, чтобы закончить последние приготовления.
   И когда же эта успокоительная хрень на него подействует?
   Совершенно не чувствуя в себе никакого успокоения, Дей вышагивал по холлу туда-сюда, то и дело посматривая на ликом. До обеда оставалось сорок минов... Полчаса... Двадцать минов....
   Вспышка телепортации прямо в холле ослепила Дея и стала для него полной неожиданностью. Он резко остановился возле двери и прищурился, спасаясь от яркого света, но когда зрение пришло в норму, окаменел. Внутри него бушевали всевозможные эмоции, но внешне, он на это очень надеялся, ничего не отражалось. Его лицо застыло суровой маской, потому что перед ним стояла она - его мать. Горло свело судорогой, не давая сказать ни слова (как будто у него были слова!), и ему оставалось только одно - молча и неподвижно смотреть в зелёные глаза Вианы.
   Наверно Тори что-то услышала или наконец насмотрелась на украшения, потому что она вдруг оказалась рядом с ним.
   - Здравствуйте! - радостно воскликнула она, разрывая гнетущую тишину. - Ну, наконец-то первые гости! Я - Антория, а этот мрачный тип - Дей.
   - Здравствуйте... Я ... Я - Виана Ша'Тэрр.
   Ему показалось или его мать и в самом деле волновалась и нервничала?
   - А-а-а... Виана! - Тори угрожающе произнесла имя его матери, и Дей с удивлением заметил, как его прелесть сделала шаг вперёд, закрывая его, и грозно нахмурилась, скрестив руки на груди.
   Она его защищает?!
   Это было... настолько неожиданно для Дея. Настолько невероятно... Впервые за многие годы рядом с ним был человек, готовый заступиться за него. Готовый поддержать и даже драться рядом с ним. И это была его Тори, хрупкая и нежная ди нарри. Его лей танна! Волна теплоты и уверенности в том, что теперь всё будет хорошо, накрыла его, и Дей пришёл в себя.
   - Тори, - он тронул девушку за плечо, и когда она обернулась, благодарно улыбнулся ей, - подожди меня, пожалуйста, в столовой.
   - Ты уверен, что хочешь этого?
   - Да.
   Бросив на Виану совсем не ласковый взгляд, Тори ещё раз внимательно вгляделась в Дея и только после этого вышла из холла.
   Не смотря на свою клятву на Зинобе, в последние дни Дей всё чаще и чаще называл про себя Виану мамой. Как бы там ни было, именно благодаря ей он появился на свет, и первые воспоминания о шести годах жизни на Терлинне, что у него сохранились в памяти, были наполнены любовью к ней. Но вот как называла его Виана? Что думала она о нём и думала ли вообще? Как ни крути, но она не рожала его, не вскармливала молоком и, не смотря на идентичность генов с Руэртом, вряд ли она испытывала материнские чувства к Дею. Единственное, что он допускал - это чувство вины за то, что она оставила маленького ребёнка на отсталой планете и не проследила за его судьбой.
   Глубоко вздохнув, Дей решительно встретился взглядом с Вианой. Он вдруг увидел морщинки в уголках её глаз, скорбную складку у рта. Обратил внимание, что она нервно сжимает ладони и тоже не двигается с места, как будто, если она переступит с ноги на ногу, то рассыплется на мелкие кусочки. Спокойствие, которого он так ждал, наконец настигло его. Вдруг кристально четко ему стало ясно, что вся та ненависть, которую он столько лет питал к своей матери и которая помогала ему выжить на Зинобе, ему больше не нужна. Выживать больше не надо. Надо жить дальше. И в этой новой жизни, рядом с Тори, при мысли о которой сразу теплело на душе, нет места для черной, разъедающей его внутренности, ненависти. Ещё одна волна спокойствия и уверенности накрыла его с головой. Теперь он знал, что сказать своей матери.
   - Деймир Ша'Тэрр, - представился он ей новым именем.
   Она медленно склонила голову на бок, словно была удивлена, что он вообще с ней заговорил.
   - Очень приятно, - тихо и очень вежливо ответила Виана стандартной фразой, опуская ресницы. Но уже через миг она снова их подняла, и его опалила яркая зелень её глаз, в которой Дей увидел столько невероятного, что у него перехватило дыхание. Там было и горькое сожаление, и искреннее раскаянье, и непреходящая боль, и ... какое-то ещё одно чувство, которому он не решался дать название . - Я хочу извиниться за... за всё. Я так виновата перед тобой. Прости... Я сожалею, что поддалась слабости, и клонировала Руэрта...
   - А я нет, - перебил её Дей. Теперь он на сто процентов был уверен в своих словах.
   - Нет? - хрипло спросила она, удивлённо подняв брови.
   - Нет, - подтвердил Дей. - Благодаря тебе появился я. И за это я хочу сказать тебе спасибо.
   Виана приоткрыла рот, шокировано уставившись на него.
   - А вот за то, что бросила меня на Зинобе, можешь извиниться, - разрешил он.
   - Прости, пожалуйста, - тут же заговорила Виана, - я тогда совсем запуталась и не знала, как всё исправить.
   - Принято, - кивнул Дей и протянул ей руку.
   В совершенном замешательстве Виана смотрела то ему в глаза, то на протянутую руку и Дей решил сжалиться и пояснить свои действия и слова.
   - Я в самом деле благодарен тебе, что я есть. Как бы там ни было, но именно ты дала мне жизнь. И знаешь, что? В последнее время эта жизнь мне очень и очень нравится. Мы можем тут с тобой долго стоять. Ты будешь просить прощение за мою "восхитительную" жизнь на Зинобе, а я буду пытаться не вспоминать, как там было офигительно, - на мгновение "тёмная сторона" Дея захотела снять защитное кольцо и показать Виане в подробностях свою жизнь на той планете. Но он сжал руку в кулак и сдержал свой порыв. Забывать всё плохое, так забывать. - Но мне этого не нужно. Что было, то было. Этого уже не изменить. Сейчас мне достаточно одного твоего искреннего прости, чтобы простить тебя... Я конечно могу выслушать твои извинения, послать их на хрен и снова копить ненависть и презрение к тебе... Но это мне ничего не даст. Я устал от этих чёрных чувств. Я хочу от них избавиться, а потому предлагаю тебе начать всё заново. Заново познакомиться, заново узнать друг друга. И тогда, возможно, мы получим от этих отношений что-то хорошее. Хуже того, что было, уже не будет. Верно?
   Дей иронично усмехнулся, Виана явно не ожидала от него таких слов. Зиноб однозначно сделал его сильнее, а возраст мудрее, подумал он. Если бы лет десять назад ему кто-нибудь сказал бы, что всё, что ни происходит - к лучшему, он бы отправил того умника в больницу или на кладбище. Но теперь, когда у Дея появилась Тори, его приняли в семью, да и на работе всё было неплохо... Теперь он соглашался с этими словами.
   Дей снова протянул ей руку:
   - Ну что, начнём заново?
   Согласно кивнув, Виана вложила свою руку в его и крепко сжала.
   - Меня зовут Дей, - это имя было только для близких.
   - А я Виана... - в её глазах блеснули слёзы. - Я обещаю, что хуже не будет. Я буду стараться. Очень.
  
   Дей проводил мать в столовую, а вскоре подтянулись и остальные родственники. Дэлан поразил его своей серьёзностью и какой-то мрачностью, которая так не вязалась с его юным возрастом. Тем не менее, Дэл крепко пожал его руку, хлопнул по плечу и сказал:
   - Добро пожаловать в семью.
   Последним в столовую вошёл дед и, когда он сел за стол, семейный обед начался.
   Очень скоро Дей убедился, что принял верное решение. Праздничный обед, посвященный Дню Круга, пропустить мог только дурак.
   "А ведь хорошая оказывается вещь успокоительное!" - подумал он через некоторое время, наслаждаясь десертом.
   И даже хрупкие звёздочки над столом теперь не раздражали Дея.
   А что? Забавные хренюшеки.
  
   ***
  
   Быть красивой и чувствовать себя красивой - это совершенно разные вещи. И хотя Антории всё время делали комплименты по поводу внешности, она никогда не чувствовала себя красавицей. Никогда, до сегодняшнего вечера.
   Несколько дней назад она вместе с Деем выбрала себе замечательное вечернее платье. И хотя его покрой был классическим - облегающий до пола силуэт, небольшое декольте, обнажённые руки - сидело оно на ней идеально. Ткань в нём была суперсовременной: с помощью специального чипа, спрятанного в одном из швов, Тори могла задать своему платью любую расцветку. Узнав, что Дей отправится на бал в парадной форме, она настроила платье на глубокий чёрный цвет. Решив, что так слишком мрачно, хотя и очень торжественно, Тори разбавила черноту платья в районе декольте, украсив его серебристыми завитками традиционного орнамента Геллы. Серебряные босоножки, шикарная высокая причёска и длинные серебряные серьги с прозрачным аурцином дополнили её наряд. Бросив последний взгляд в зеркало, Тори нашла, что никогда ещё не выглядела так изысканно.
   Когда она вышла из ванны, где, закрывшись от Дея, переодевалась и подкрашивала глаза, он был уже в парадной лётной форме и с нетерпением ходил по комнате. Но после того как она появилась и медленно ему улыбнулась, одними глазами спрашивая "ну, как?", он тут же замер, восхищённо ею любуясь. Этот взгляд, которым Дей готов был съесть её прямо в платье, всё сказал за него, и у Тори потеплело на сердце. Только в такие моменты, когда Дей, как завороженный, смотрел на неё, она чувствовала себя красавицей.
   Не отрывая взгляда от Тори, Дей вдруг оказался возле неё, обхватывая за талию и приподнимая к своим губам. Его поцелуй ошеломил девушку своим напором, и слова о том, что пора уже идти, тут же забылись. По телу пробежала жаркая волна возбуждения, заставляя её тихо застонать Дею в рот. Куда идти? Зачем идти? Когда здесь так сладко, так уютно, так приятно... Тори обхватила Дея за плечи, отвечая на поцелуй. Ей пришлось обхватить его и ногами, чтобы удержаться, но в следующее мгновение он прижал её к стене, давая опору, продолжая страстно целовать, и переместил свои руки с её талии на бёдра. Громко застонав, она выгнулась в его объятьях, подставляя шею для поцелуев.
   - Кх-кх, братишка, ты ей только причёску не испорти, а то мы вообще отсюда не выйдем.
   - Ой, - невольно пискнула Тори, сразу же вспоминая и о наряде, и о сложной причёске, и о том, что их вообще-то ждали внизу.
   - Кэан! - прорычал Дей, опуская Тори на пол. - Я ж тебя предупреждал, что стучаться надо!
   - Я стучался, - весело ответил тот, - но кто-то стонал громче.
   Ярко вспыхнув, Тори уткнулась Дею в грудь.
   Блин, как же не стонать, когда тебя так целуют!
   - Выйди, - рявкнул Дей, всё ещё закрывая её от Кэана, - мы сейчас спустимся.
   - Ну-ну. Вы хоть в курсе, что все уже вылетели и мы с вами последние? Даю вам пять минов, а потом отчаливаю, - закрыв за собой дверь, Кэан громко затопал по коридору.
   - Проклятье, - застонал Дей, поправляя на Тори платье.
   Волевым усилием он оторвал от неё руки и спрятал за спину, а потом заглянул ей в глаза и прошептал:
   - Мы обязательно закончим, прелесть моя. Обещаю.
   - Ловлю на слове, - хрипло ответила Тори и посмотрела в зеркало. Платье совсем не помялось - спасибо новым технологиям, да и причёска не испортилась - спасибо суперфиксации, а потому девушка облегчённо выдохнула. Подновив помаду на губах, она снова обернулась к Дею. - Я готова.
   Они догнали Кэана уже на стоянке. Тот уже занимал кресло пилота, игнорируя недовольную гримасу Дея.
   - Если ты так торопишься, то почему не телепортируешся? - поинтересовался Дей, усаживаясь рядом с Тори в аэрофлае. - Мы бы уж сами как-нибудь долетели.
   - Ну ты даешь, склеротик. А кому я всё утро распинался, что мне силы надо беречь для представления? - Кэан пристегнулся и резко поднял аэрофлай в небо, сразу задавая высокую скорость.
   - А кто мне твердил, что телепортация для него - это раз плюнуть?
   - Только не сегодня. Потерпи немного и сам увидишь, на что я сегодня силы тратить буду.
   - А какое представление? - вклинилась Тори в препирательства братьев. - Я думала, мы на бал летим.
   - И туда тоже, - кивнул Кэан, - а про остальное не скажу. Этому психу не сказал и тебе не буду. Пусть сюрприз будет.
   - Кэан миленький, - взмолилась Тори, - ну, интересно же, скажи сейчас, а то я мучиться буду.
   - Ха-ха-ха! - засмеялся Кэан, как злодей из мультфильмов, - так вам и надо! А то совсем страх потеряли. А я, между прочим, сенсетив! Тот, кто сеет панику и страх в сердца людей, тот, кто знает их тайные грешки и грязные мысли, тот...
   - Тот, кто получит в челюсть, если сейчас же не заткнётся и не будет следить за курсом и приборами! - рявкнул Дей, когда увлечённый свой ролью Кэан принялся размахивать руками, а аэрофлай стал резко снижаться.
   - Подумаешь, - пробурчал Кэан, схватившись за штурвал, выравнивая курс, - ну снизились, ну чуть деревья не задели, но не врезались же...
   Тори услышала, как Дей скрипнул зубами. Он решительно встал, сел в кресло второго пилота и что-то набрал на своей панели, после чего Кэан возмущённо воскликнул:
   - Это нечестно! Это вообще-то мой аэрофлай! А ну верни управление!
   - Запомни, Кэан. На любой посудине, которая может летать, я всегда буду капитаном. А твоя она или ещё какого-нибудь клоуна, мне всё равно.
   - Ах ты...
   - Да, я знаю. А ты пойди сядь к Тори. И мне нервы побережёшь, и сам отдохнёшь.
   - Ты хоть знаешь, куда лететь? - недовольно спросил Кэан, вставая с кресла пилота.
   - Не бойся, не заблужусь, - хмыкнул Дей, - Для тех, кто не в курсе, сообщаю, что Парадный дворец Шал'Линнов является туристической достопримечательностью, а потому в каждом аэрофлае заложены его координаты. Так что не возражай, садись в кресло пассажира и наслаждайся полётом с профессионалом.
   Пробурчав про себя какое-то ругательство, Кэан всё-таки сел рядом с Тори.
   - И как ты его терпишь?
   - Я его люблю.
   - Ну да, ну да, сладкая парочка.
   - Завидуешь? - улыбнулась Тори.
   - Сочувствую, - всё ещё недовольный ответил Кэан. - Не представляю, как можно есть только одну шоколадку, когда вокруг крутится столько аппетитных конфеток.
   - Говорят, много сладкого вредно. Зубы не боишься испортить?- весело спросила Тори, ничего не имея против того, что её сравнили с шоколадкой.
   - Не-а, - зевнул Кэан, - у меня наследственность хорошая.
  
   К пункту назначения они подлетали со стороны небольшого поселения, до города по меркам Терлинны оно ещё не доросло. Пролетая над ним, Тори заметила, что многие улицы и дома украшены гирляндами мигающих лампочек, а всё население городка, казалось, собралось на набережной, любуясь красотой сверкающего дворца.
   Тори восхищённо ахнула, когда ей открылся вид на "Кристалл Огня". Солнце уже садилось, раскрашивая небо красно-фиолетовым. В этих заходящих лучах стены дворца просто пылали разными оттенками красно-алого, нежно-фиолетового и ярко-жёлтого. Казалось, что в тёмно-синих водах залива на скалистом острове мерцает огромный костёр, и, только подлетая ближе, Тори разглядела необычные кристаллические стены и поняла, что своё второе название Парадный дворец получил совершенно заслуженно.
   Аэрофлай вдруг резко замер прямо в воздухе. Всех сильно тряхнуло, и Тори порадовалась, что пристегнулась. Тут же раздалась ругань Дея и ворчание проснувшегося Кэана.
   - Что за хрень? - возмутился Кэан, отчаянно зевая.
   - Это ты мне скажи! Такое чувство, что нас сдерживает какой-то защитный экран, но приборы этой посудины не показывают никакого препятствия.
   - Кхм, Дей, забыл сказать. Служба безопасности в этот день всегда накрывает дворец "Воздушным куполом", чтоб случайные люди не залетали. Надо пароль ввести.
   - Так вводи, что расселся? Или говори, я введу.
   Демонстративно зевая, Кэан переместился на первое кресло и ввел пароль. Аэрофлай снова дернулся, но тут же его полёт был выровнен уверенной рукой Дея. Он сделал широкий круг над дворцом, давая Тори время полюбоваться необычной красотой "Кристалла Огня", а потом пошёл на снижение. Стоянка была оборудована прямо над каменистым пляжем. Места на ней было ещё много, и Тори обрадовалась, значит, они не опоздали.
   - Ну что, парочка, - сказал Кэан потягиваясь, - приветствую вас в святая святых круга Шал'Линнов.
   Они вышли из аэрофлая, и Тори уставилась на длиннющую лестницу, ведущую к дворцу. Кэан тоже недовольно посмотрел наверх:
   - Проклятье, придётся шагать своими ножками. Ну что, девочки и мальчики, за мной! И прошу не задерживаться, скоро здесь будет не протолкнуться.
   Оглянувшись, Тори заметила, что и в самом деле к острову приближается большое количество аэрофлаев и, взяв Дея за руку, поспешила за Кэаном. Её съедало любопытство, что ж такое трудоёмкое будет делать Кэан, что не даёт ему телепортироваться даже на такое короткое расстояние. Решив потерпеть, вскоре и так всё будет ясно, Тори перевела взгляд на Дея. Тот снова ушёл в себя. Его лицо будто закаменело, скрывая от окружающих все эмоции, и Тори поняла, что он опять настраивается на неприятную встречу.
   Как бы его отвлечь?
   - Дей, - окликнула она его.
   - Да? - спросил он, не поворачивая головы.
   - Ты сейчас такой грозный, - Тори прижалась к нему своим телом, давая почувствовать мягкость своей груди.
   Он нервно сглотнул и бросил на неё быстрый взгляд.
   - Знаешь, - медленно произнесла Тори как можно сексуальнее, - это меня возбуждает...
   Дей так и не посмотрел на неё, но она почувствовала, как он тяжело выдохнул и ускорил шаг.
   - Когда я смотрю на тебя, сердце то замирает... то бьётся... в предвкушении. Вот здесь, - Тори коснулась свободной рукой низа живота и дождалась, когда Дей бросит на неё ещё один взгляд, - мне становится жарко от желания. Хочется оказаться наедине и прижаться к тебе как можно крепче. Чувствуешь, - она прижалась грудью к его руке, - как стучит моё сердце... как твердёют мои сосочки для тебя...
   Дей скрипнул зубами и тяжело задышал через нос. Но Тори и сама уже завелась - её губы ныли без поцелуев, а тело стонало без крепких объятий сурового капитана.
   Они наконец поднялись по лестнице и вслед за Кэаном вошли во дворец, но казалось, ни Дей, ни Тори этого не заметили, поглощённые друг другом. Во дворце оказалась ещё одна лестница, уже не такая крутая и высокая, как первая. Наверху стоял Мирран в компании Вианы и Синнолы, встречая прибывающих гостей.
   - Ну, что сладкая парочка, - повернулся к ним Кэан, и Тори попыталась не покраснеть и не показать, что сильно возбуждена, - здороваемся с этой троицей так, как будто встречаем её сегодня в первый раз, и я вас покидаю. Надо пробежаться по залу и найти самую вкусную конфетку. В хрустальном зале будет бал. Если проголодаетесь, то в зелёной зоне найдёте закуски. В общем, я думаю, как-нибудь разберётесь, не маленькие. А вот в одиннадцать начинайте двигаться к террасам - это с противоположной стороны замка - и занимайте там самые лучшие места. Будет супер-шоу.
   Пока Кэан говорил, Тори немного пришла в себя и, когда оказалась на верху лестницы, без проблем поздоровалась со старейшими Шал'Линнами. Мирран торжественно поприветствовал их, а потом подмигнул и пожелал хорошенько повеселиться. Когда они вошли в гигантский хрустальный зал, Тори так и не успела восхищённо ахнуть, Дей решительно дёрнул её в сторону и прижал к одной из сверкающих колонн, что украшали бальный зал.
   - Что это было?
   - А? - приподняла брови Тори, стараясь не засмеяться. От невозмутимого лица Дея ничего не осталось.
   - Ты сейчас такой грозный, - передразнил он её, - это меня возбуждает!
   Тори посмотрела на его губы, и желание прижаться к ним тут же вернулось.
   - Ты сейчас... и в самом деле... очень грозный, - медленно произнесла она, облизывая свои губы, - это меня ...
   - ТОРИ! - зарычал на неё Дей, - ты что творишь?
   - Ну, вообще-то я хотела тебя отвлечь от твоих переживаний. Я же знаю, что чем сильнее каменеет твоё лицо, тем сильнее ты переживаешь, - она дотянулась до его подбородка и нежно поцеловала. - Всё будет хорошо. Не волнуйся ты так. Ты у меня самый замечательный, а значит, и Руэрт не может оказаться плохим парнем.
   Дей скептически усмехнулся, а потом наклонился и шепнул ей на ухо:
   - Ты меня отвлекла, ди нарри. Но больше так не делай.
   - А то что?
   - Схвачу в охапку и свалю отсюда, вот что! - яростно прошептал он. - Не будет тебе ни бала, ни супер-шоу!
   - Думаешь, я пожалею? - прошептала Тори улыбаясь.
   - Я думаю, ты сведёшь меня с ума! - прорычал Дей, отшатываясь от неё.
   Тори весело рассмеялась. Она только-только училась флиртовать и соблазнять своего капитана, и то, как он реагировал на это, ей очень и очень нравилось. Дей недовольно посмотрел, как она веселится, но очень скоро расслабился и улыбнулся ей в ответ.
   - Прелесть моя, очень прошу тебя, давай всё-таки дождёмся представления. Я приготовил для тебя сюрприз, который ты получишь сразу после него.
   - Да-а? - заинтересованно протянула Тори. - Сюрпризы я люблю. Так уж и быть, больше не буду тебя дразнить, пойдём лучше осмотримся и потанцуем.
   Они так и сделали. Дей очень скоро понял, что Руэрт с Тиной ещё не прилетел, а потому немного расслабился. А Тори в восхищении рассматривала великолепие хрустального зала, любуясь прозрачными колоннами, которые в честь праздника были подсвечены разными цветами. Чувствовалось, что и здесь поработали декораторы и мастера света, потому что зал был украшен с большим профессионализмом. Всё вокруг сверкало, отражаясь в хрустале колон и стен, и казалось, что они находятся внутри драгоценного камня. Зелёные зоны располагались по периметру зала. Рядом с экзотическими растениями в хрустальных кадках были установлены прозрачные столики с лёгкой закуской и напитками. Деревьев, различных цветов и лиан, которые обвивали колоны, в таких зонах было довольно много, только вот ни одно растение не было зелёного цвета. С другой стороны от таких живых, но совсем не зелёных композиций располагались небольшие диванчики для отдыха, которые тоже не выбивались из общего интерьера.
   После трёх танцев они заметили, что людей в зале стало гораздо больше. Дей увидел Кэана, который с двумя красотками под руку что-то втолковывал Дэлану, и решил к ним присоединиться.
   - Пойдём к ним. Попробую развеселить Дэла, а то он какой-то мрачный.
   Невольно улыбнувшись, Тори согласилась. Подумать только - её такой неулыбчивый капитан пойдёт кого-то веселить! Но в этом сверкающем зале, где, казалось, все чему-то радовались, Дэлан и в самом деле выглядел пасмурным и грустным. Подходя к братьям Тори заметила, что Синнола уже освободилась и недалеко от зелёной зоны что-то оживлённо обсуждает с молодой девушкой.
   - Дей, ты иди, а я - к Синноле. Хочу с ней поговорить.
   - Хорошо. Только не теряйся, если что, звони по ликому.
   - Договорились.
   Тори уже находилась возле зелёной зоны, когда до неё донеслись недовольные слова собеседницы Синнолы:
   - Мама! Не вздумай больше что-то кому-то обещать от моего имени! У меня нет никакого желания и сил помогать твоей знакомой.
   - Эта моя знакомая - диала Ша'Тэрр.
   - Да хоть криала! Я её не знаю. У меня сегодня с утра до обеда экзамен был. Сейчас надо будет выложиться по полной, а ты хочешь, чтобы я силы тратила на такую ерунду.
   Вот, бли-ин! Так это Альяна.
   Тори быстро спряталась за деревьями зелёной зоны. Она терпеть не могла кому-то навязываться, а тут так некрасиво вышло. Альяна, оказывается, совсем не настроена ей помогать.
   - Ну, дочка! Не злись, а то морщинки появятся. Я же не заставляю тебя прямо сегодня сканировать пространство. Но завтра же тебе никто не помешает?
   - Это ты так почему-то решила. На завтра у меня были совсем другие планы!
   - В конце концов, давай я вас хотя бы познакомлю! Ты увидишь, какая Тори замечательная, и перестанешь злиться.
   - Мам, да у тебя все замечательные, кто хоть чуть-чуть интересуется древней рухлядью Л'Линнов!
   Тори тихонечко отошла в заросли зелёной зоны. Что-то прямо сейчас ей не хотелось ни с кем знакомиться. Она села на небольшой диванчик совершенно расстроенная. Появилось неприятное чувство вины, с которым девушка принялась усиленно бороться.
   Она ни в чём не виновата! Она не просила Синнолу о встрече с её дочкой. Хранительница сама пожелала помочь.
   Но настроение уже испортилось, и Тори принялась искать глазами Дея. Рядом с ним почему-то всегда казалось, что всё будет хорошо. Дей нашёлся совсем недалеко от того места, где они расстались. Он стоял рядом с хрустальной колонной, но рядом с ним уже не было ни Кэана, ни Дэла. Зато он стоял рядом с очень симпатичной шатенкой и держал её за руку. Сердце Тори пропустило удар. Он так странно смотрел на незнакомку... И она на него... Они о чём-то говорили, глядя друг другу в глаза, и Тори стало не по себе. При ней Дей никогда не обращал внимания на других женщин и уж точно не держал их за руку, доверительно заглядывая в глаза. Дей вдруг наклонился к шатенке, и они обнялись, а в Тори тут же поднялась волна негодования.
   Дей - мой! Только мой!
   Девушка с ужасом поняла, что ревнует. Недовольно фыркнув, от того, что такое негативное чувство переполнило её, Тори принялась искать объяснения такому поведению капитана.
   Дей никогда не заигрывал и не искал внимания других женщин. Он любит её, и она в этом уверена. Наверно, он случайно встретил здесь свою хорошую знакомую и по-дружески с ней сейчас обнимается. Или не случайно?
   Неприятные сомнения захватили сознание Тори. Дей каждый день говорил девушке, что любит её. Но... но он давным-давно сделал ей предложение, а так до сих пор и не подарил ей обручальное кольцо. Может, он передумал? Когда она заговаривала о свадьбе, он всегда переводил разговор на другую тему и говорил, что разберётся с этим на Гелле. Зачем раньше времени заморачиваться?
   Тори вскочила с диванчика.
   Что она мучается? Надо подойти к ним и познакомиться с этой девушкой. Всё сразу станет ясно!
   Но пока она стояла и, закусывая губы, сомневалась, Дей увел незнакомку вглубь зала, и они пропали из вида. Она так и не решилась подойти и в расстроенных чувствах села обратно.
   - О! Какие люди! - раздался рядом знакомый голос.
   Тори перевела взгляд на как всегда безупречную Джару. Та стояла с двумя бокалами вина и дружелюбно ей улыбалась.
   - Замечательный праздник! Правда? - спросила блондинка, усаживаясь рядом.
   Натянуто улыбнувшись, Тори вежливо кивнула. Сначала недовольные слова Альяны, потом таинственная незнакомка, которая посмела обниматься с её Деем, теперь вот подозрительно дружелюбная Джара...
   Похоже, это совсем не её вечер.
   - Тебя пригласил Кэан? Я думала, вы расстались, - спросила она, чтобы заполнить паузу.
   - Правильно, расстались, - кивнула Джара, делая глоток из своего бокала. - Я здесь с новым ухажёром, - она махнула в сторону танцующих пар. - Он сейчас со своей сестрой танцует, так что извини, не могу познакомить.
   - Ясно, - равнодушно кивнула Тори. Знакомиться с новым парнем Джары тоже не хотелось, так что хорошо, что он сейчас занят.
   - А ты что сидишь тут одна и скучаешь? - Джара всунула ей в руку второй бокал. - Давай выпьем, сразу веселей станет. Тут такоё вино! М-мммм! Больше нигде такого не попробуешь.
   Тори покрутила в руке бокал и вздохнула. Сразу вспомнилось, как ей было плохо после выпитых коктейлей, и девушка покачала головой. Пить совершенно не хотелось.
   - Кстати, а что это ты не рядом с капитаном? Смотри, уведут такого красавца. Я сейчас видела его в компании с Кэаном. Подошла поздороваться, только успела сказать привет, как к нам подошла какая-то красотка и серьёзно так заявляет Дею, что им надо поговорить. Тот сразу в лице изменился и застыл, как памятник. А Кэан меня под ручку взял, привел сюда и этим обалденным вином угостил. Сказал, что Дею и Летине и в самом деле поговорить надо. Так что пока ты здесь сидишь, какая-то Летина общается с твоим капитаном. Вот так-то! На-е-ди-не.
   Сердце опять замерло, а мозг Тори вдруг пронзила неприятная догадка.
   Летина?! Та самая?
   Не глядя на бокал, Тори выпила залпом вино. По телу тут же разлилось приятное тепло, приглушая все сомнения.
   Ну уж нет! Она больше не будет мучить себя! Она сейчас же найдёт Дея и обязательно спросит обо всёй той ерунде, что происходила сегодня вечером. С какого перепугу его бывшая невеста оказалась на этом балу? Что это за нежные объятья? Разговоры наедине? В последний и единственный раз, когда он говорил о Летине, он делал это зло, сквозь зубы. Что же изменилось? Куда подевалась его неприязнь?
   Бросив Джаре "пока", Тори поставила бокал на столик и решительно направилась на поиски Дея.
   Пора любимому капитану кое-что ей объяснить!
  
   Глава 22
  
   Глава о надеждах Джары, о столкновении Дея и Руэрта и о встрече Тори с солом тигатосом.
  
   Надежд на этот вечер у Джары было много. Почему-то казалось, что Кэан погорячился и сейчас сожалеет об их разрыве. Она надеялась, что когда он увидит её на балу такую нарядную, такую прекрасную, то обязательно передумает. Она надеялась, что он сразу же заметит её и больше не сможет оторвать от неё взгляда. Она надеялась... Но всё оказалось зря.
   Когда Джара подошла к компании, где стоял Кэан, чтобы поздороваться, он мимолётно и равнодушно ей улыбнулся. На его руке висела симпатичная рыженькая девушка, и он всё время что-то шептал ей на ухо, заставляя ту весело хихикать. Джара изо всех сил старалась не показывать, как задевает её такое пренебрежение. Она с силой запустила ногти в свою сумочку и продолжала мило улыбаться. Деймир в это время представлял её какому-то мрачному парню, и Джара, взяв себя в руки, постаралась не показать капитану, что до этого Дэлана ей нет никакого дела. Слава богам, через несколько минов к ним подлетела какая-то Альяна и увела этого парня танцевать. Джара уже собиралась обратиться к Кэану и отвлечь его от этой глупой хохотушки, как к их группе подошла ещё одна девушка. Симпатичная шатенка ввела в ступор капитана "Метеора", и Кэан, подхватив Джару свободной рукой, оставил их наедине.
   - Пусть Летина и Дей поговорят, - шепнул он ей, направляясь в сторону зелёной зоны.
   - А кто она? - спросила Джара. Её не интересовал капитан и эта незнакомая Летина, но она готова была спросить у Кэана что угодно. Он наконец говорит с ней. Смотрит на неё. Держит её за руку...
   - Его бывшая невеста.
   - Правда? - вновь спросила Джара, отчаянно желая, вновь услышать его голос, увидеть его глаза, почувствовать его прикосновения.
   - Ага, - кивнул Кэан, не вдаваясь в подробности, и она разочаровано вздохнула.
   Они подошли к зелёной зоне, и он тут выпустил руку Джары.
   - Ну, красавицы, угощайтесь, - Кэан широким жестом указал на закуски и напитки, - кто что хочет?
   - Я хочу танцевать, - Джара улыбнулась как можно более обворожительно. - Пойдём?
   - Извини, но следующий танец я обещал Элае, - он с теплотой посмотрел на рыженькую девушку, а потом, кивнув на прощание Джаре, отправился танцевать.
   Джара осталась одна в зелёной зоне и, больше не сдерживая себя, зарычала:
   - Проклятье!
   Встреча с Кэаном оказалась совсем не такой, как в мечтах.
   Джара налила в хрустальный бокал вина и чуть-чуть отпила. Стало как-то легче, и она оглянулась. Вокруг неё по огромному залу кружились в медленном танце счастливые пары. Казалось, что в этом величественном замке все веселятся, а танцующие парочки состоят из одних влюблённых. От этого на душе стало ещё тяжелее. Безумно захотелось испортить кому-нибудь настроение, и Джара тут же вспомнила об Антории - вот кто всегда её раздражал.
   Вся такая правильная, вся такая красивая и восхитительная, аж противно!
   Джара внимательно осмотрела хрустальный зал, но так и не заметила девушки. С этой училкой у неё были свои планы. Она взяла ещё один бокал, налила туда красного вина, а потом ещё раз огляделась вокруг. Лишних глаз поблизости не было, и Джара, открыв сумочку, достала оттуда маленький пузырёк с наномаячками. Быстро плеснув жидкость с маячками в бокал, она спрятала пузырёк и перемешала вино. Сюрприз для училки готов! Ничего опасного, но пока они естественным путём не выйдут из организма, Джара будет с точностью до роуна знать, где находится Антория.
   Довольно улыбнувшись, Джара подхватила оба бокала и отправилась на поиски училки. Но едва она сделала пару шагов, как заметила среди живописных зарослей зелёной зоны, сидящую на диванчике Анторию. Улыбка Джары стала ещё шире, а настроение тут же поднялось.
   Тра-та-та! А что у меня для тебя есть!
   Когда Тори выпила залпом свой бокал вина, а вместе с ним проглотила и наномаячки, Джара была в полном восторге. Она незаметно спрятала пустой бокал вина в своей сумочке. Не хватало еще, чтобы против нее нашли такую улику, когда будут расследовать похищение Антории.
   Настроение у Джары снова поднялось. Теперь она даст Кэану ещё один шанс. Последний. И если он не будет её игнорировать, то, возможно, она поможет не Шегану, а этой высокомерной семейке в предстоящих поисках.
   То, что сол тигатос справится со своим заданием, она даже не сомневалась. Утирать нос самоуверенным сенсетивам было их призванием. Это они и вправду делали лучше всех.
  
   ***
  
   Дей на все лады проклинал своё оцепенение, в котором оказался, едва увидев Летину. Странное дело, когда он чувствовал угрозу или предвидел нападение, то реагировал мгновенно, тут же уходя от опасности. Никакого долбанного ступора - тело автоматически включало нужные инстинкты. Но вот на неприятные разговоры то же самое тело реагировало полнейшей неподвижностью, так раздражающей его. Продолжая про себя ругаться, Дей с огромным усилием расправил плечи, сбрасывая с себя оцепенение.
   С тех пор как они остались вдвоём, Летина не произнесла ни слова. Она молча смотрела на него, и Дей всё не мог уловить выражение её лица. Она почти не изменилась и выглядела также, как и пять лет назад - очень симпатичной домашней девочкой. Трогательной и беззащитной. Конечно, сейчас на ней было шикарное платье, вечерняя прическа, но трогательность и беззащитность никуда не делись. В конце концов Дей откашлялся и хрипло произнёс:
   - Тина. Привет.
   Она еле заметно кивнула, так и не нарушая своего молчания.
   - Хорошо выглядишь, - выдавил из себя Дей дежурную фразу.
   Но Тина безмолвствовала, продолжая пристально смотреть на него.
   Тяжело вздохнув, Дей перешёл к делу:
   - Я только недавно узнал, как всё было на самом деле...
   - Я тоже только недавно узнала, - тихо ответила Тина, - что всё в моей жизни было ложью.
   - Ну, - нервно улыбнулся Дей, - наверняка не всё.
   - Нет? - вопросительно подняла бровь Тина. - Тот, кого я любила, оказался совсем другим человеком. Он лгал мне с самого начала, заставляя думать, что он - это ты... И ты... ты тоже лгал!
   - Неправда, - вырвалось у Дея. - Я никогда тебя не обманывал!
   - Никогда? - горько спросила Тина. - Ты говорил мне, что любил!
   - Но я и в самом...
   - Ты врал! - чуть не плача выкрикнула она ему в лицо. - Ты врал... Когда любят, то доверяют друг другу. Верят безоговорочно! Как ты мог поверить какой-то дурацкой записке?! Почему не бросился за мной? Не искал? Как ты мог поверить, что я бросила тебя ради другого?
   Глаза Тины наполнились слезами, и она резко замолчала, пытаясь не заплакать. Дей больше не мог этого выносить, он шагнул к девушке и крепко её обнял, успокаивающе погладив по спине.
   А ведь она говорила правду! Теперь, когда он встретил Тори, он это понимал. Но тогда Летина казалась ему самой милой, самой доброй, самой лучшей девушкой. Она влюбилась в Дея с первого взгляда, и это его сразу зацепило. Его безумно привлекла её "домашность" и трогательность. Больше всего тогда, да и теперь, он хотел нормальной семьи, а семья Тины была именно такой: обычной и любящей. Они очень быстро приняли его как жениха своей дочери, и он ценил эти отношения. Дей искренне считал, что тоже любил Тину, но теперь понимал, что это было не так. С его стороны была симпатия, влюблённость, но только не любовь...
   - Тинка, - он прикоснулся губами к её лбу и зашептал, - прости меня дурака.
   Дей хотел сказать, что был зверски зол и очень сильно расстроен, когда прочитал ту дурацкую записку. Хотел объяснить, что после того, как его бросили в детстве, он подсознательно был настроен на такой же сценарий, а потому с трудом, но поверил прощальной записке. Но всё это были оправдания, причём жалкие. Тина была права в самом главном, он не любил её, хотя и думал обратное.
   Успокаивающе поглаживая её по спине, Дей тихо шептал девушке, про то, что он и в самом деле был дураком, что в самом деле виноват и что у неё обязательно всё будет хорошо. Наконец Тина, успокоилась и подняла голову.
   - Я так запуталась, после того, как Руэрт снял блоки с памяти... Кого я люблю тебя или его?
   - Кхм, - кашлянул Дей, - я думаю, точно не меня. Мы с тобой вместе были всего полгода пять лет назад. И все эти пять лет ты жила с Руэртом и любила именно его. Ты у нас девочка умная, так что такой дурак, как я, тебя точно не достоин.
   - Ха, а такой лжец, как Руэрт достоин?
   - Он обижал тебя? Хочешь я ему морду набью? За всё!
   - Нет.
   - Что нет? Не обижал или не хочешь, чтобы я ему врезал?
   - Нет, не обижал. И нет, не хочу, - улыбнулась Тина. - Пойдём лучше отсюда. Меня в музыкальной гостиной подруги ждут.
   - Пойдём, - согласился Дей, - только дорогу показывай, а то я понятия не имею, где твоя гостиная.
   Согласно кивнув, Летина взяла его под руку, и они направились к выходу из хрустального зала. Дей шёл рядом с девушкой, постоянно оглядываясь, он давно потерял из виду свою прелесть и уже соскучился по ней. Хотелось снова увидеть её рядом, почувствовать любимый аромат волос и заглянуть в таинственные серые глаза.
   Проклятье! О чём можно так долго разговаривать с Синнолой?
   - Кого-то потерял?
   - Да, - невесело ответил Дей, вглядываясь в толпу, - свою невесту.
   - Невесту... Руэрт говорил мне, что ты прилетел не один. И какая она?
   - Тори она... - Дей скосил глаза на Тину, - она такая же малявка, как и ты.
   - Что? - возмутилась девушка и с улыбкой пихнула его в бок, - Я не малявка, просто кто-то вырос слишком огромным. Верзила!
   - Малявка!
   - Дылда!
   - Мелкая!
   - Нахал долговязый!
   Весело смеясь, они вышли из переполненного зала и оказались в просторном коридоре с высоким сводчатым потолком.
   - Ну и куда теперь? - спросил Дей, повернувшись к Тине.
   - Никуда, - раздался прямо его за спиной ледяной голос. - Немедленно отпусти мою жену.
   На мгновение Дей застыл и закрыл глаза, но Тина так сильно вцепилась ему в руку, что это быстро заставило его очнуться. Он посмотрел на девушку, которая с упрямым выражением на лице смотрела ему за спину, а потом медленно обернулся.
   Светло-карие глаза, чуть изогнутая линия бровей, крупный нос, плотно сжатый рот, твердый подбородок, смуглая кожа и тёмные волосы с лёгкой сединой, стянутые в хвост, - Дей оказался лицом к лицу с самим собой. В первые секунды он был абсолютно шокирован своей идентичностью с Руэртом. Чтобы не показать этого, Дей мгновенно одел на лицо невозмутимо-каменную маску, которая так не нравилась Тори, и уже под её прикрытием принялся вглядываться в лицо напротив. Руэрт тоже был в маске. На его лице застыло высокомерно-скучающее выражение, но глаза предательски сверкали, показывая Деймиру, что равнодушных тут не было. Чем больше Дей смотрел на Руэрта, тем больше находил отличий. Несмотря на одинаковый рост, он казался мощнее и внушительнее своего оригинала. Нос Руэрта был цел, в отличие от его поломанного, а лицо не испорчено ни одним шрамом.
  
   Их взгляды снова встретились и сцепились между собой. Время растянулось до бесконечности, а пространство сжалось до небольшого круга, ограничивая мир за их спинами. Сейчас Дей без всякой телепатии читал в глазах Руэрта его мысли.
   - Ты - копия! - раздался в его голове пренебрежительный голос. - Жалкая копия! Ты ничтожество, которое никогда и никому не будет нужно. Тебя всегда будут бросать и игнорировать, потому что копия никогда не сможет быть лучше оригинала.
   Дей запихнул, как можно глубже, все комплексы, которые проснулись в нем при этих словах.
   - Не смогу быть лучше? - иронично спросил он, гордо расправляя плечи. - Да я уже давно лучше тебя! Ты богатый маменькин сынок, который ничего не представляет из себя без своей семьи. У тебя нет друзей, а у меня их полно! Ты заполучил любовь своей жены, запудрив ей голову лживыми выдумками. Ты притворялся мной, потому что ни одна девушка так и не влюбилась в тебя. Это ты жалок! Так и тянет сбить с тебя спесь хорошим ударом в морду. Глядишь, и нос станет, как у меня, и лицо сделается попроще. И знаешь что? Я это запросто сделаю, ты даже моргнуть не успеешь. Слабак!
   Кулаки у Дея и в самом деле дико чесались. Невозможно было смотреть на свою родную рожу, на которой красовалась чужая высокомерно-пренебрежительная маска.
   - Мне нет нужды махать кулаками, как какому-нибудь дикарю, - Руэрт так и не поменял свой тон "я-тут-самый-самый-а-все-вокруг-твари-недостойные". - Мне даже пальцем шевелить не обязательно, чтобы заставить тебя молить о смерти.
   Вокруг Руэрта задрожал воздух, и Дей почувствовал, как в их маленьком пространстве разлилось напряжение. Стало нечем дышать, и он понял, что Руэрт воспользовался своими способностями сенсетива. Каким-то образом воздух вокруг Дея поменял свой состав, в нем стало гораздо больше углекислого газа, чем кислорода, а в голове опять раздался снисходительный шёпот:
   - А хочешь, я заставлю закипеть твою кровь? ... Или тебе больше нравиться задыхаться?
   На лице Дея показалась опасная улыбка, Руэрт только что развязал ему руки, первым начав делать гадости.
   Этот урод хочет помериться силами? Так это то, что надо, оригинальчик мой ненаглядный! Сейчас ты увидишь, что умеет твоя копия.
   Дей уже давно перешёл на дыхание по системе саинаров, а сейчас, не дожидаясь пока Руэрт начнёт кипятить его кровь, сделал обманное движение. Руэрт испуганно дёрнулся в сторону, и Дей в ту же секунду оказался рядом, хватая того за горло. Свободной рукой он ловко нажал на нужные точки, парализуя на время соперника, а пальцы другой вцепились намертво в шею, заставляя Руэрта хрипеть.
   - А тебе нравится задыхаться? - зашипел ему на ухо Деймир.
   Но Руэрт даже и не думал сдаваться, для сопротивления и нападения ему и в самом деле не нужны были руки. В его глазах вспыхнул ледяной огонь, и Дей почувствовал, как в его мозгу взорвалась бомба. Перед глазами одна за одной мелькали ослепляющие вспышки, сменяясь кромешной мглой, казалось его мозг выжигают дотла, но он и не подумал разжимать свои пальцы.
   Да будь он проклят, если проиграет этому снобу! Упрямства ему не занимать!
   Похоже, у Руэрта в голове крутились те же мысли, потому что, продолжая хрипеть под железными пальцами Дея, он не прекращал взламывать мозг своему клону.
  
   Это упрямое противостояние было внезапно прервано резким окриком Кэана. К Дею вдруг вернулось зрение, и он обнаружил себя нетвёрдо стоящим в знакомом коридоре. Голова раскалывалась от боли до тошноты, но он постарался ничем не выдать своего состояния. Перед ним шатался Руэрт, растирая свое горло, а между ними стоял разъяренный Кэан.
   - Что за хрень вы здесь устроили?! Отвечайте!
   Руэрт прохрипел в ответ что-то неразборчивое, а Дей попытался прояснить мозги. Он и сам бы хотел знать, что произошло.
   - Я же говорила тебе Кэан, что Дей здесь не причём, - вмешалась Летина. - Он провожал меня к подругам, как вдруг появился Руэрт. Они повернулись друг к другу и как будто выпали из реальности. Я никогда такого раньше не видела. Кажется, вот - они здесь, стоят смотрят друг другу в глаза и молчат, но на самом деле я не смогла ни до одного из них достучаться. Они оба ни на что не реагировали, как будто здесь были лишь их оболочки, а сами они находились совсем в другом месте. Как хорошо, что ты оказался рядом и прекратил эти гляделки!
   - Вот именно! - рявкнул Кэан прожигая Руэрта глазами, - Тебе безумно повезло, что я случайно оказался рядом. О чем ты только думал?! Тащить людей в Эрану запрещено! Здесь полным полно сенсетивов. Хочешь, что бы кто-нибудь из них узнал, какой ты крутой и подал на тебя в суд? Мечтаешь ходить с пластиной в голове? Или ты думаешь, что любое нарушение закона всегда сойдёт тебе с рук?!
   Кэан был настолько зол, что Дей впервые увидел его с другой стороны. Перед ним стоял грозный сенсетив со способностями необыкновенной мощи. Сила так и кружилась вокруг него, ожидая приказа своего хозяина.
   - Ты! - Кэан ткнул пальцем в сторону Руэрта, и тот отлетел к дальней стене со всей силы, ударившись об неё спиной. - Немедленно поднимаешься наверх и готовишься к представлению. О твоих выходках поговорим в другой обстановке.
   - Ты! - палец Кэана переключился на Дея и капитана, прижало воздушной волной к ближайшей стене. - Находишь Анторию и идёшь к террасам. Твоя задача найти тихое местечко, полюбоваться представлением... и БОЛЬШЕ ни во что ни вмешиваться!
   - Ты! - Кэан в запале повернулся к Летине, но осознав, что она ни в чём не виновата, попытался успокоиться и смягчил тон, - Ты, Тина ...
   Но девушка его перебила, подняв в успокаивающем жесте обе руки:
   - Всё поняла! Я к подругам! Беру их за руки и веду на террасы. Восхищаюсь вашим супер-шоу и больше ни во что не вмешиваюсь. Правильно?
   - Правильно, - улыбнулся Кэан, снова став самим собой. - Ты всегда была умницей.
   Летина как-то горько ему улыбнулась, бросила последний взгляд на Руэрта и ушла к подругам. Отлипнув от стены, Дей кивнул Кэану на прощанье и вернулся в хрустальный зал. Пусть братья сенсетивы готовятся к показательным выступлениям, а ему срочно надо увидеть свою прелесть и успокоиться.
   Твою ж систему! Он только что чуть не сдох!
   Тори он нашёл довольно быстро. Девушка оказалась совсем рядом со входом в хрустальный зал. Несмотря на своё взвинченное состояние, Дей сразу же заметил, что она чем-то расстроена, и выругался.
   Проклятье! Нельзя было оставлять её так надолго.
   - Ди нарри, что случилось? - взволнованно спросил он. - Ты не скучала?
   Она как-то странно на него посмотрела и отрицательно качнула головой.
   - Нет, не скучала. А ты где был?
   - Да так, проводил воспитательную беседу, - Дей передёрнул плечами, вспоминая встречу со своим оригиналом, - с одним неприятным типом. Пойдём к террасам, Кэан сказал, что уже пора, а по дороге я всё тебе расскажу.
   Притянув к себе Тори поближе, Дей облегченно вздохнул. Теперь, когда любимая была под боком, он чувствовал себя гораздо лучше. Он вывел девушку в коридор и с удовлетворением заметил, что ни Руэрта, ни Кэана там уже не было. Сейчас надо было свернуть налево и в конце коридора спуститься вниз, чтобы оказаться на стороне острова, противоположной той, где они оставили свой аэрофлай. Там, по словам Кэана, располагались многоуровневые террасы, на которых были устроены маленькие садики с удобными скамеечками. Дей быстро довел Тори до выхода из замка. Высокая двухстворчатая дверь автоматически распахнулась при их появлении, выпуская наружу, и он полной грудью вздохнул свежий морской воздух.
   - Ты собираешься рассказывать? - нарушила молчание Тори. Она задержалась на ступеньках, любуясь открывшимся видом.
   Солнце уже давно скрылось за горизонтом, и всё вокруг накрыла своим темным плащом тёплая летняя ночь. Над заливом ярко мерцала густая россыпь звёзд, в воздухе пахло ароматом ночных цветов, а где-то далеко внизу у подножья острова глухо шумел прибой. Ожидая ответа, девушка любовалась океаном, который в ночном освещении, казался мрачным и таинственным.
   Деймиру совсем не хотелось портить эту волшебную ночь, вспоминая о Руэрте. Стоя наверху, он пробежал изучающим взглядом по террасам, которые располагались по обеим сторонам от каменистой лестницы, спускающейся к насыпному пляжу. Людей здесь было пока мало. Он заметил несколько парочек и одну небольшую компанию, которые уже заняли свои места, оккупировав скамейки на ближайшей террасе. Большинство же гостей пока веселились во дворце, но когда они выйдут на улицу здесь будет слишком людно. Присмотрев наиболее изолированную террасу в самом низу и чуть в стороне от лестницы, Дей удовлетворённо кивнул.
   То, что надо. Это будет их место.
   Дей обернулся, чтобы подать Тори руку и помочь спуститься, но невольно замер, засмотревшись на свою прелесть. Девушка стояла на фоне дворца. Рядом с этой громадой её такая женственная фигурка, казалось безумно хрупкой и изящной. Сейчас лучи солнца не освещали дворец, но он всё равно пылал, теперь уже с помощью внутренней подсветки. Казалось, за спиной у Тори застыл огромный костёр, готовый вот-вот ожить. Многочисленные башни, как изящные языки пламени стремились ввысь, поражая воображение своей высотой и изгибами. Снаружи совершенно не было видно ни огромных оконных проёмов, ни галерей, опоясывающих дворец, ни дверей на бесчисленные балконы, ни самих балконов - всё скрывала сложнейшая облицовка фасада, превращая это здание в чудо архитектуры.
   - Так где ты был? - снова спросила Тори, подавая ему руку и спускаясь со ступенек.
   - Я столкнулся со своим оригиналом, - ответил Дей, смотря под ноги, - или, если сказать по-научному, с донором.
   - Ты познакомился с Руэртом? - воскликнула девушка, теряя свою задумчивость. - И как? Вы подружились?
   - Ха! - невольно вырвался у Дея нервный смешок. - Я бы сказал, что мы очень душевно побеседовали. Очень. Ну, а в процессе выяснили, что на дух друг друга не выносим.
   - Как жаль! Я думала, что вы найдёте общий язык. Ведь вы так похожи, да и характеры у вас, наверно, одинаковые.
   - Характеры может и одинаковые, а вот воспитание разное. Ты представить себе не можешь, как противно видеть на своём лице, почти своём, совершенно не свойственные тебе выражения. Да у меня кулаки зачесались, едва я увидел его высокомерную морду.
   - Вы что подрались? - с ужасом спросила Тори.
   - Что ты! Что ты! Так, обменялись взглядами, ничего больше. Потом и Кэан подошёл. Кстати, он сказал торопиться.
   Они были на четвёртом уровне террас, когда двери дворца снова распахнулись, и оттуда хлынул поток гостей.
   - Ой, так сейчас все места займут, - воскликнула Тори, оглядываясь на шум.
   - Наши не займут, - Дей показал девушке присмотренную им террасу. - Ну что, побежали?
   - Побежали?! - в её глазах был страх вперемежку с восторгом. - Да мы все ноги себе переломаем на этой лестнице!
   Догадавшись по блеску в глазах, что если бы не вечерняя обувь, Тори с удовольствием бы рванула вниз по лестнице, Дей подхватил её на руки.
   - Не поломаем. Только не со мной! - шепнул он ей на ухо и бросился бежать вниз по ступенькам.
   Весело взвизгнув, Тори вцепилась в его шею, а Дей почувствовал себя самым счастливым. Ночь, скорость, любимая на руках - что может быть лучше?
   Выбранная терраса нависала над самым пляжем. Она была совсем небольшой - с парочкой скалистых сосен и одинокой скамейкой, за которой росли невысокие цветущие кусты, но это и было её большим плюсом. Соседей у них не будет. Деймир рухнул на скамейку, не выпуская Тори из своих объятий, и она тут же уютно устроилась у него на коленях. Теперь он не сдерживал себя и принялся без слов говорить ди нарри о своих чувствах, осыпая её лицо поцелуями.
   Вдруг над островом поплыла потрясающая незнакомая Дею музыка, делая эту ночь совсем волшебной.
   - Мориффи! - восторженно произнесла Тори - Симфония стихий...
   Деймир тепло улыбнулся, гордый от того, что его прелесть всё знает.
   Просто умница и красавица, аж самому себе завидно.
   Позади них взволнованно зашумел океан, волны поднялись высоко-высоко, а потом стали разлетаться в брызги одна за одной в такт музыке.
   - Началось, - прошептал Дей, целуя девушку в шею.
   Тори во все глаза смотрела на представление, поворачивая голову то в сторону океана, который вел себя, как ручной, то в сторону дворца, над которым под гениальную музыку причудливым салютом разлетались во все стороны огненные шары.
   Но у Дея не было никакого желания наблюдать за буйством стихий. Он уткнулся носом в затылок девушки, наслаждаясь её ароматом, и с грустью признался себе, что дико завидует сенсетивам. Конечно, он отлично знал, что будучи клоном никогда не имел таких способностей, никогда не мог повелевать волнами или огнём, никогда не мог телепортироваться или заставить танцоров самозабвенно кружится в воздухе, но... Но память, которая досталась ему от Руэрта, услужливо подсказывала Дею, что значит их иметь. Будила воспоминания о чувствах удовлетворения и всемогущества, когда по его воле откликался огонь, а вода ласкалась, как котёнок...
   Дей сосредоточился на Тори, отбрасывая неприятные мысли. Он уже давно научился ценить то, что имел. А сверхспособности? Это далеко не гарантия счастья. Он и без них добьётся от жизни всего.
  
  
   ***
  
   Как бы досконально всё ни было выяснено и подготовлено, реальное похищение всегда отличалось от запланированного. Что-то каждый раз шло не по плану. Лекс знал, что хаос всегда готов вмешаться в любую чёткую стратегию, а потому был готов к неожиданностям.
   Когда объект оказался на террасах не один, Лекс совсем не удивился. Поразило его другое, насколько он знал, в День Круга все сенсетивы участвуют в так называемом представлении, которое они дают для гостей. Только тяжелая болезнь могла освободить сенсетива от участия в супер-шоу. Но парень, который был с объектом, не выглядел больным. Наоборот, здоровье и сила так и пёрли из него. Немного подумав, Лекс зарядил в инъекционный АШ ещё одну капсулу парализатора. Такого здоровяка свалит только двойная доза. Между тем парень, как по заказу, выбрал самую изолированную террасу, и Лекс мысленно его поблагодарил. Всё складывалось лучше некуда.
   Над головой взорвались огненные фейерверки, освещая тёмную ночь, и Лекс недовольно посмотрел в небо. Слишком много света. Но с другой стороны, все сейчас, не отрываясь и запрокинув головы, смотрели на представление, а это было ему на руку. Потенциальные свидетели даже не заметят что-то неладное. Оглянувшись, Лекс заметил, как вдалеке, остановленные воздушным куполом, зависли огни аэрофлаев. Вездесущие журналисты, туристы и все прочие, не приглашённые во дворец, наблюдали за редким зрелищем издалека. Но его не беспокоила эта защита, аэрофлай, предоставленный Орденом, был последней разработкой их технического отдела. Полностью изготовленный из материалов, препятствующих воздействию сенсетивов, его аэрофлай мог с лёгкостью преодолеть "Воздушный купол" просто поднырнув под него. Даже больше, после небольшой переделки, уже на Терлинне, его аэрофлай превратился в полноценное плавсредство.
   Лекс медлил, наблюдая за парочкой. Представление уже было в самом разгаре, а он всё не мог отлипнуть от скалы и начать действовать. К привычным сомнениям добавилось нехорошее предчувствие. Девушка-объект с восхищением наблюдала за представлением, а её парень любовался только ею. Лексу положительно нравились эти двое, а потому никакой эйфории от того, что это задание будет для него последним, он не испытывал. А жаль. Сейчас лёгкий драйв был бы очень кстати.
   Тряхнув головой, Лекс решил, что дальше тянуть не имеет смысла. Он оторвался от стены и, прячась в тенях, скользнул к террасе, где сидела парочка. Они выбрали такое неудачное для себя и такое выгодное для него место. Терраса была уединённой и нависала над пляжем, где он как раз и замаскировал свой аэрофлай. Но где бы эти двое не оказались сегодня, их судьба была предрешена.
   Своё последнее задание Лекс намерен был выполнить во что бы то ни стало.
  
   ***
  
   Когда ночные звуки сменила "Симфония Стихий" Тори уже и думать забыла про свою внезапную ревность. Подумаешь, Дей кого-то обнял на балу. Это такая ерунда. Он любит только её, и по мнению девушки это было видно не только ей, но всем вокруг, а значит нечего зря нервничать и накручивать себя. Она доверяет своему капитану безоговорочно и точка.
   Зрелище, которое устроил круг Шал'Линнов, было просто потрясающим. Тори по началу даже не знала куда смотреть - всё привлекало её внимание. Под гениальную музыку Мориффи шумели волны, то высоко поднимаясь, то плавно падая. Над дворцом, озарённым внутренней подсветкой, взлетали огненные шары и терялись в небе, как искры пылающего костра. Она заворожено следила, как огненные фейерверки становятся то больше, то меньше, подчиняясь ритму симфонии, то быстрее взлетают в небо, то медленно кружатся, падая и тая почти над самыми головами изумлённых зрителей. Она невольно ахнула, когда ввысь взвились пять огненных столбов, но едва они потухли, над островом пронёсся дружный коллективный вздох. Вместо огня в небе появились пять пар танцоров, в эффектных гигантских костюмах, олицетворяющих цветы Терлинны. В окружении брызг света и огня они вдохновенно и грациозно кружились, паря над дворцом, вызывая у зрителей восторг и восхищение.
   Тори уже давно пристроила свою голову на плече у Дея и тихо млела в его объятиях. Сегодня для неё была незабываемая, волшебная ночь.
   - То-ри, - вдруг как-то странно окликнул её капитан. Его руки безвольно соскользнули с её талии на скамейку, и девушка взволновано обернулась. Что-то было не так.
   - Что случилось? - спросила она своего капитана, тревожно заглядывая в глаза.
   - Бе-ги! - с трудом прохрипел он.
   Дей был странно неподвижным, но в его глазах твердо пылал не обсуждаемый приказ, заставляя Тори не возражать. Понимая, что случилось что-то плохое, девушка резко вскочила и бросилась к лестнице, одновременно набирая воздух в лёгкие, чтобы со всей силы позвать на помощь. Но только она собралась закричать, как в её шею что-то вонзилось. Из горла вырвался жалкий писк, тело мгновенно потяжелело, становясь неповоротливым и неуправляемым. Она с огромным трудом сделала ещё один шаг и замерла на месте, не в силах больше пошевелиться.
   Дикий ужас охватил её с головы до ног. Сердце заколотилось, как ненормальное, а в голове стала пульсировала единственная мысль, сводя её с ума.
   Она не может пошевелиться! Она не может пошевелиться. Она не может пошевелиться...
   Когда сзади раздались еле слышные шаги, всё отступило куда-то на дальний план. Она не слышала больше ни симфонии, что гремела над островом, ни плеска волн, ни взрывов фейерверков, ничего кроме осторожных крадущихся движений за спиной, вгоняющих её в страх.
   Там же Дей! А вдруг...
   Она боялась подумать, о том, что может случиться, а потому напряжённо вслушивалась в шорохи за спиной, пытаясь разобраться в происходящем. Кто-то что-то прошептал, но она не поняла ни слова, а в следующее мгновение перед её глазами возникла высокая мужская тень. Незнакомец вынырнул из темноты, и Тори сквозь ужас, застилающей её сознание, поняла, что он облачён в чёрный спецкостюм, а лицо полностью скрыто очками ночного видения. Не в силах закричать или просто сдвинуться с места она в бессилии наблюдала, как этот мужчина змеёй скользнул к ней близко-близко. Он быстро расстегнул ей браслет ликома, скидывая его на землю, следом отправилось защитное кольцо и серьги с гарнитурой.
   Тори невольно вспомнила во всех красках тот ужасный день, когда она очнулась в подвале загородного дома Олана. Тогда парализация была другой. В прошлый раз тело полностью потеряло чувствительность, и она ощущала себя его пленницей, не имеющей права даже пошевелиться. Сейчас она чувствовала всё - и лёгкий ветерок, играющий с её волосами, и маленький камушек, больно впившийся ей в ногу, и руки в перчатках, скользящие по её телу. Но также как и тогда, Тори оказалась пленницей своего тела. И это было страшно... Этот неизвестный мог сделать с ней всё что угодно - раздеть догола, изнасиловать, разрезать на кусочки... а она... она всё будет чувствовать, не имея возможности ни закричать, ни сопротивляться.
   Бли-ин! Она даже моргнуть не может! О каком сопротивлении она думает?
   Тори с усилием приструнила разыгравшееся воображение и попыталась успокоиться. Но когда незнакомец снял с неё все устройства и снова попал в поле её зрения, дикий всепоглощающий ужас опять вернулся. Все его действия, движения казались ей настолько зловещими, что Тори не переставая орала про себя от страха. Даже безобидный блик на стекле очков ночного видения вызвал у неё неконтролируемую волну паники, заставляя бешено колотиться сердце.
   Он протянул руку к её глазам, плотно прикрывая ей веки, и девушке стало ещё страшней. Темнота заволокла всё вокруг, пробуждая старые страхи. Полностью поглощённая призраками прошлого, она не сразу осознала, что её перекинули через плечо и куда-то быстро несут.
   Под дикий стук её сердца над островом звучала нежная и страстная мелодия гениального композитора. И Тори до последнего вслушивалась в звуки любимой музыки, стараясь не обращать внимания на липкий и беспросветный страх, что опутывал её сознание. Но когда девушку положили куда-то на твёрдый пол, захлопнули дверь, тишина стала ещё одним её врагом.
   Полная неподвижность, кромешная мгла и оглушающая тишина - ничего ужасней этого для Тори не существовало. Она снова попала в свой самый страшный кошмар и с трудом искала в себе запасы храбрости, чтобы его пережить.
   "Всё будет хорошо, всё будет хорошо", - твердила она, как заведённая.
   Но сил, чтобы поверить в свои слова, у Тори уже не было...
  
  -- Часть 4. Счастье обязательно придёт, ему ведь тоже интересно!

Счастье смелым даётся, не любит тихонь,

Ты за счастье и в воду иди и в огонь.

Перед богом равны и бунтарь и покорный,

Не зевай - своё счастье не проворонь.

Омар Хаям

Надо верить тому, кого любишь, --

нет высшего доказательства любви.

Грин А. С

   Глава 23
  
   Глава, в которой Дей узнаёт кое-что про Орден Тигатос, а Лекс добирается до базы.
  
   Никогда в жизни Дей не был в такой ярости, как сейчас. Обычно он всегда чувствовал опасность и это приводило его в состояние повышенной готовности. Вот и в этот раз он снова уловил на себе взгляд охотника. Но поздно. Слишком поздно. Дей не успел вскочить, как что-то кольнуло его в шею, превращая в живую статую.
   Когда рядом с ним склонилась мужская тень, единственное что мог Дей, так это яростно прожигать незнакомца своим взглядом.
   - Мне жаль Руэрт, но диас тигатос наэрди арива, - тихо прошептал мужчина, опуская ему веки. - Эр винару саленда.
   Эти слова намертво записались Дею на подкорку. И хотя он не всё понял из сказанного, самое главное до него дошло.
   Твою ж систему! Его приняли за Руэрта! И теперь из-за этого гада страдает его прелесть!
   Перед тем, как наёмник закрыл его веки, Дей видел, как замерла Тори, скованная действием препарата. Он знал, как она ненавидит полную неподвижность, которая ко всему прочему напоминала ей о психе из детства. Его сердце сжималось в тревоге за любимую, которая была ни в чём не виновата, но он не мог даже сдвинуться с места, чтобы броситься ей на помощь.
   Чтобы как-то не сойти с ума от тревоги за Тори, Дей переключил свои мысли на Руэрта. Как только парализация пройдёт, его оригиналу придётся многое объяснить. Очень многое. И на сей раз он не отделается синяками на шеё. В этот раз Дей доберётся до его наглой морды. Этот гад должен ответить за всё!
   Проклятье! Да что же это происходит?! Едва он намеревается вручить Тори кольцо, как всё время происходит какая-нибудь хрень! А ведь такой был волшебный вечер...
   Мысли Дея опять вернулись к Тори и он чуть не взвыл от своего бездействия. Попытавшись успокоиться, он принялся размышлять о своих действиях после того, как препарат перестанет действовать. Будь он на Гелле, Дей собрал бы своих друзей, сокурсников с лётной школы и они в миг бы нашли девушку и накостыляли всём, кто замешан в её похищении. Но здесь, на Терлинне, он мог рассчитывать только на себя и свою команду. Может быть ещё и на свою новую семью. По крайней мере на какую-то её часть.
   "Симфония стихий" наконец перестала звучать над островом и Дей внутренне встрепенулся. Сейчас люди начнут расходиться, кто-нибудь захочет спуститься к воде и его сразу же обнаружат. Если не гости, то Кэан, который обещал, освободившись от своих обязанностей, отвезти Дея и Тори назад в Летнюю резиденцию. Надежды Дея на то, что его скоро обнаружат, разбились вдребезги, когда сразу после музыки Мориффи зазвучала следующая мелодия.
   Твою ж систему! Да пошли в жопу эти показательные выступления!
   Дей только что вспомнил, как Кэан уже на балу рассказывал, что после развлекательной и основной части их выступления будет ещё одна часть - дополнительная и лечебная. Типа они попытаются объединёнными силами семьи "зарядить" здоровьем всех присутствующих на острове. Кто-то избавиться от хронических болезней, кто-то просто укрепит своё здоровье - в общем полезная и очень любимая у приглашённых часть действа.
   Но сейчас Дей просто бесился. Ему нафиг не нужна была эта оздоровительная процедура! Непонятно где находится его прелесть, непонятно зачем её похитили, непонятно кто вообще это сделал, а он вместо того, чтобы искать ответы на эти вопросы, сидит и оздоравливается!
   Яростно взревев про себя, Дей со всей силы попытался сдвинуться с места. Он не знал, сколько прошло времени с тех пор, как он начал бороться с неподвижностью, но когда его глаза распахнулись, а из горла вырвался хрип, музыка всё ещё играла над островом. Мало-помалу оцепенение проходило. Только сейчас он оценил то, что наёмник опустил его веки. Без моргания слизистая глаз очень быстро пересыхала, вызывая жжение и резь, а потому Дей с огромной неохотой и трудом снова закрыл глаза. Потом открыл. Закрыл. С каждым разом моргать получалось всё легче. Одновременно он пытался пошевелить хотя бы одной рукой, чтобы дотянуться до ликома. С этим дело обстояло похуже. Пальцы еле двигались, а рука и вовсе казалась неподъемной. Но Дей не собирался сдаваться. Он сумел чуть-чуть опустить голову, чтобы ликом оказался в поле его зрения, но это особо не помогло, и он решил действовать на ощупь. Ликом наёмник ему не снимал и, чтобы включить его, Дею было достаточно нажать на подушечку большого пальца, где размещалась виртуальная кнопка вызова. Раз пальцы не сдвигаются, как надо, хрен с ними! Дей с большим усилием перевернул руку ладонью вниз и надавил на скамейку. Ликом призывно мигнул, включая экран.
   Заработало!
   Теперь необходимо было набрать нужный номер. С этим было сложнее. Руки по-прежнему висели неподвижными плетями, а пальцы хоть и двигались, но были не достаточно гибкими, чтобы на ощупь набрать номер Кэана. Продолжая разрабатывать пальцы, Дей попытался выдавить из себя что-то отличное от невнятных хрипов. Всё равно набрать номер мало, надо ещё суметь как-то позвать на помощь. А вот если он сумеет, сказать что-то членораздельное, то возможно сработает и голосовой набор ликома.
   Сначала, кроме хрипов и писков, его горло ничего не издавало, но Дей продолжал мучить свои связки и в конце-концов выдохнул:
   - Хе-ен.
   - Хе-ан.
   - Ке-ан.
   - Кэан, - наконец получилось выдохнуть у него, и ликом опять мигнул, связываясь с абонентом.
   Кэан не отвечал. Так раздражавшая Дея, музыка всё ещё звучала в летней ночи, а значит, его братец был занят, повышая иммунитет местного населения. Но Дей не отчаивался. Он снова и снова набирал номер Кэана, пока из ликома не донесся недовольный, отрывистый голос брата:
   - Я занят! Что надо?
   - Ко мне! - рявкнул Деймир. Для его ограниченных возможностей это было самое информативное и короткое предложение из всех, что он смог произнести.
   - Что?! - возмущение в тоне Кэана просто зашкаливало.
   - КО МНЕ! - нет, ну что тут непонятного?
   Из ликома раздался яростный вопль Кэана, и вскоре после вспышки телепортации перед Деймиром появился растрёпанный, усталый и очень-очень злой сенсетив.
   - Я тебе, что собака дрессированная?! Совсем обнаглел! Я там выкладываюсь по полной, а он тут меня от дела отвлекает, паразит!
   Пылая праведным гневом, Кэан двинулся к нему, но Дей уже собрался с новыми силами и с трудом выдавил из себя самое важное:
   - Пара-лизован, Тори в беде, найти, помочь.
   Кэан затормозил и оглянулся. Его злость сменилась озабоченностью, когда он увидел валяющийся на земле ликом Антории.
   - Проклятье, Дей! Я же просил тебя никуда не вляпываться!
   Дей, возмущённо приподнял брови.
   Нет, он не спорит, что оказался по уши в дерьме, но уж точно не по своему желанию.
   В это время Кэан стал водить в воздухе руками над его телом и приговаривать:
   - Так, та-ак, ага... Всё!
   Он отошёл на пару шагов назад, удовлетворённо отряхивая руки. Дей попытался пошевелиться, но его подвижность осталась на прежнем уровне.
   - Всё? - возмущённо выдавил он из себя.
   - Спокойно, спокойно, - умиротворяющее подняв руки, отозвался Кэан. - Из меня лекарь никакой. Так, диагностику провести могу и ладно. Так вот, в тебе парализующей хрени по самые брови, и если бы не наш лечебный сеанс, ты бы ещё долго памятник изображал. Так, что продолжай сидеть и оздоравливаться, я пока чуть ускорил этот процесс. Сейчас сгоняю обратно и пришлю кого-нибудь из женщин. Они тебе больше помогут, чем я. Только не жди их слишком быстро. После таких представлений не у всех силы на телепортацию остаются, а чтобы спуститься с башни и найти тебя на террасах время нужно. Так что зря не психуй. Пока будешь приходить в себя, я разгоню гостей, а потом соберу весь круг и ты нам всё расскажешь. Не боись, этот гад от нас не уйдёт, из под земли достанем. Ну, что лады?
   Кэан уже хотел телепортироваться, как Дей опять рявкнул:
   - Стоять!
   - Ну что ещё? - вздрогнул Кэан, недовольно нахмурив брави.
   - Купол, остров, - выдавил Дей, пытаясь донести свою мысль.
   - Точно! - хлопнул себя по лбу сенсетив. - А ты ещё соображаешь! Видать парализатор до мозгов не добрался. Из-за купола они же могут быть здесь. Надо проверить всех гостей, перед тем, как их отпустить.
   Кэан набрал какой-то номер на ликоме и когда связался со службой безопасности парадного дворца, Дей облегчённо выдохнул. Он не сомневался в способностях сенсетивов, но считал, что с такими делами лучше всего справляются профессионалы. Кэан кратко объяснил ситуацию безопаснику и попросил проверить все аэрофлаи на острове, а потом, кивнув Дею на прощание, телепортировался.
   Приготовившись к долгому ожиданию (всё-таки с верхнего этажа башни до нижней террасы путь не близкий), Дей в изнеможении прикрыл глаза. Интуиция подсказывала, что тот наёмник был не так прост и уже давно покинул остров, каким-то образом просочившись через воздушный купол, но проверить надо было все варианты. А вдруг? Его мысли снова вернулись к Тори. Скоро с ним будет всё в порядке, а вот она... Нет, нет и ещё раз нет - он не будет думать о плохом.
   Помощь пришла гораздо раньше, чем он думал. Буквально через несколько минов после исчезновения Кэана, на террасе снова вспыхнул телепортационный свет и перед Деймиром оказалась уставшая Виана. Под её зелёными глазами залегли тёмные круги, лицо осунулось и, когда она шагнула к Дею, стало заметно, что её шатает от изнеможения.
   "И как она в таком состоянии собирается его лечить?" - раздражённо подумал Дей. Было видно, что женщина выложилась на представлении, а свои последние силы потратила на телепортацию. Но Виана, как будто услышала его и, присев рядом на скамейку, тут же успокоила Дея:
   - Не беспокойся, мы быстро восстанавливаемся. Вылечить я тебя смогу.
   Она прищурилась, вглядываясь в него через Эрану, а затем провела пару раз рукой вдоль его тела.
   - Ну вот, - облегчённо вздохнула Виана, - теперь ты будешь усиленно потеть и минов через пять никакой заразы у тебя в организме не останется.
   Она замолчала, облокотившись на спинку скамейки, а Дея бросило в жар и он почувствовал как по всему его телу выступили капельки пота.
   Скорей бы эта дурь вышла из него!
   Дею не терпелось приступить к поискам Тори и пять минов, обещанных Вианой, казались ему вечностью. Музыка наконец смолкла, но вопреки ожиданиям Дея никто из гостей не отправился к пляжу. Какое-то время до него доносились оживлённые разговоры, но вскоре стихли и они.
   - В этом как-то замешан Руэрт? - не глядя на него, спросила Виана в наступившей тишине.
   - Меня приняли за него, - ответил Дей, замечая, что говорить стало гораздо легче.
   - Приняли за него, - медленно повторила Виана, - а похитили Анторию. Значит, как только похититель поймет свою ошибку, в опасности окажется Летина... Только бы это был не ...
   Виана вскочила со скамейки и принялась дозваниваться до Тины, а Дей в это время наконец почувствовал, как неподвижность покидает его, и принялся потихоньку разминать мышцы. Он тоже встал со скамейки, пусть и не так резво, как Виана, но зато сам, без посторонней помощи. Его одежда была влажной от пота, да и лоб был весь мокрый, но Дею было всё равно. Медленно, но верно он направился к лестнице, решив, что чем раньше он разделается со ступеньками и расскажет своей семье о похищении, тем будет лучше.
   - Она не отвечает, - Виана подхватила его под руку и они стали подниматься по каменистой лестнице, помогая друг другу. - Мне это не нравиться.
   - Мне. Сейчас. Ничего. Не нравиться, - согласился с ней Дей, стараясь не показать матери, что ещё не совсем отошёл от действия парализующего препарата.
  
   Когда Дей с Вианой добрались до малой гостиной дворца на первом этаже, там уже собрался весь круг, кроме Летины и Дэлана. Все были уставшие и измотанные, хотя и по разным причинам. Синнола сидела рядом с дочкой за большим овальным столом. Опираясь подбородком на сложенные домиком руки, Альяна грустно смотрела на блюдо с фруктами и ягодами, стоящее перед ней. Напротив них сидел Кэан, машинально отправляя в рот виноградины, дед стоял у окна, вглядываясь в темноту, а Руэрт нервно ходил из угла в угол. В комнате была мрачная и напряжённая атмосфера ожидания. Оригинал Деймира встрепенулся, едва двери в гостиную распахнулись, но когда в проёме он увидел свою копию в компании с матерью, раздражённо поморщился и снова стал мерить шагами комнату.
   - Садитесь, - предложил Кэан вошедшим. Молча кивнув, Дей тут же занял ближайшее место в торце стола. Виана села рядом с племянницей и с тревогой посмотрела на Руэрта.
   - Ну, ты как? - спросил Кэан Деймира.
   - В норме, - кивнул Дей. Он и в самом деле чувствовал себя терпимо. Мешала только слабость совсем не свойственная ему, но такую ерунду он быстро одолеет.
   - Ты уже можешь рассказать, что случилось? - снова задал вопрос Кэан.
   Откашлявшись, Дей прислушался к себе. Горло больше не сжимало в неприятных спазмах, и можно было попробовать. Ему отчаянно хотелось сейчас действовать, связаться с безопасниками, следить за ходом поисков, преследовать похитителя, а не тратить время на разговоры. Но Дей понимал, что для того чтобы поиски оказались успешными, необходимо узнать кто и зачем похитил Анторию, а тогда, возможно, это подскажет им, где её искать.
   - Я могу "заглянуть" в тебя и увидеть, что произошло твоими глазами, - подал голос дед, не дождавшись мгновенного ответа, - Не нужно будет напрягать горло, надо только снять защитное кольцо.
   Снять кольцо в присутствии Руэрта?! Да ни за что на свете!
   - Я в состоянии всё рассказать, - хрипло ответил он и Кэану, и деду. - Это был явно наёмник. Роста примерно моего, худой, гибкий. Он был одет в черный матовый комбинезон с капюшоном, лицо скрывали очки ночного видения, так что по внешности больше ничего не скажу. Действовал он очень профессионально. Я почувствовал опасность только в самый последний момент перед тем, как меня парализовало. Больше я ничего не смог сделать, только смотреть. И то не долго. Он парализовал Тори, а потом подошёл ко мне и прикрыл веки, сказав на последок какую-то белиберду.
   - Стоп, а теперь поподробнее, - напрягся Кэан, а вместе с ним и все присутствующие в комнате. - Ты помнишь, что он сказал?
   - Слово в слово, - мрачно кивнул Дей, - цитирую: "мне жаль Руэрт, но диас тигатос наэрди арива. Эр винару саленда".
   Едва он произнёс эти слова, как атмосфера в комнате неуловимо изменилась. Воздух сгустился, наполняясь шоком и тревогой присутствующих, Дей, словно, только что подтвердил их самые страшные опасения. Руэрт резко остановился, а все остальные будто застыли, в гостиной повисла мрачная гнетущая тишина. Капитан вдруг осознал, что все, кроме него в курсе, что означают эти загадочные слова наёмника, и разозлился.
   - Что. Это. Значит? - слова звучали, как выстрелы.
   - Это было сказано на терейни, - тихо ответил дед, отворачиваясь от окна. Он отвечал на вопрос Деймира, но смотрел на Руэрта, пристально и обречённо. - Он сказал, что торжество правосудия настигнет каждого. Да здравствует справедливость... Это ритуальные слова Ордена Тигатос...
   Мирран замолчал, и Деймиру это не понравилось. Дед конечно перевёл те непонятные слова, но это совсем не объясняло зачем наёмнику выражаться такими пафосными фразами. Возникало множество вопросов, которые требовали немедленных ответов.
   Но Дей не успел возмутиться дружным молчанием присутствующих, дверь в комнату распахнулась и в проёме показался усталый Дэлан. Всё напряжённое внимание тут же устремилось к нему и парень невольно нахмурился.
   - Её с тобой нет... - прошептал Руэрт, заглядывая Дэлу за спину.
   Высокомерная маска на миг слетела с лица Руэрта, приоткрывая Деймиру истинные чувства его оригинала, который, недолго думая, бросился к двери, чтобы найти свою жену.
   "Он всё-таки любит Тину" - с удивлением отметил по себя Дей, наблюдая, как сенсетив летит мимо него. Резкий выброс ноги и подножка удалась. Руэрт неуклюже рухнул на паркет, а Дей одним слитным движением перетёк со стула на спину сенсетива, ещё сильнее вдавливая того в пол. Одной рукой он перехватил руку Руэрта, выворачивая её в болевом захвате, а другой сжал горло, не давая сказать ни слова.
   - Ты никуда отсюда не выйдешь, - прошипел Деймир ему на ухо, - пока я во всём не разберусь...
   Воздух вокруг них задрожал и Дей почувствовал, как его отрывают от Руэрта. Снова накатила слабость, резко потемнело в глазах. Очнулся он уже через миг на прежнем стуле. Рядом с ним сидел Дэлан, положив руку на плечо - тут же накатило спокойствие, и он смог оглядеться. Руэрта воздушным щитом припечатал к стенке дед, но тот всё ещё порывался освободиться и с тоской смотрел в сторону двери.
   - Ру, успокойся, - обратился к нему Дэлан, - Тины здесь нет. Она улетела с острова в компании подруг сразу после основной части выступления. Как только я это выяснил, то связался с нашим отделом безопасности на континенте и обрисовал им проблему. Они уже выслали ей телохранителей на встречу. С ней всё будет в порядке.
   Руэрт дёрнулся в последний раз, но понял, что с дедом бороться бесполезно и, наконец, посмотрел на Миррана.
   - Что ты сделал такого, что привлёк внимание Ордена? - с горечью спросил дед, едва их взгляды встретились.
   - Полгода назад я стал причиной смерти одной девушки, - слова Руэрта тихие, невыразительные снова наполнили комнату шоком.
   Виана тихо всхлипнула, Синнола закрыла глаза, а Альяна с ужасом уставилась на двоюродного брата. Кэан с Дэланом опустили головы, и только дед продолжал сверлить Руэрта взглядом. Деймир раздражённо оглядел всю компанию, сбросил руку Дэла с плеча и резко встал.
   - Мне. Может. Кто-нибудь. Внятно. Объяснить. Что происходит? - отчеканил он. Ещё чуть-чуть, и его мозг просто взорвётся от непонимания происходящего. - С этим красавчиком разобраться можно позже. Сейчас главное найти Анторию. Я уже давно понял, что меня приняли за Руэрта и похитить должны были Летину. Но объясните мне тупому и недалекому, какого хрена этому Ордену Тигатос сдалась девушка? Если Руэрт в чём-то виновен, то наказание должен понести он. Или я чего-то не понимаю? Что вообще представляет собою этот Орден?!
   Дед коротко вздохнул и выпустил из воздушного плена Руэрта, который тут же съехал по стенке на пол и замер, прикрыв глаза.
   - Орден Тигатос, - начал дед, снова возвращаясь к окну и вглядываясь в темень, - возник на Терлинне ещё до Восстания.
   Тяжело задышав, Дей попытался подавить недовольство, но если он сейчас услышит подробную историю этого сраного Ордена со времён Восстания, то точно всё здесь разнесёт. Неужели нельзя быстро рассказать самое важное, чтобы он уже мог приступить к поискам?
   Дед, как будто почувствовал нетерпение Дея и обернулся к нему:
   - Не волнуйся, я не стану вдаваться в подробности. Для поисков Антории я вызвал сюда специалистов из отдела чрезвычайных ситуаций. К тому времени, как они прилетят, я как раз закончу... Так вот, тогда, до Восстания на Терлинне, законы для нау'линнов, обычных людей без сверхспособностей, и сенсетивов были разные. Сенсетивы не несли никакой ответственности за злодеяния перед людьми. Они могли изнасиловать, поиздеваться, убить, ограбить любого нау'линна совершенно безнаказанно. В лучшем случае виновник получал выговор от главы своего круга и всё. Конечно, не все из сенсетивов были убийцами и насильниками, но большинство считали обычных людей вторым сортом и соответственно к ним относились. Естественно, это очень не нравилось нау'линнам. И они стали бороться с несправедливостью. Тогда-то и возник Орден Тигатос - Орден Правосудия. На первых порах в него вошли отцы и мужья убитых и изнасилованных женщин с единственной целью - отомстить. Но что могли противопоставить обычные люди сенсетивам? Только свою хитрость и беспечность самих сенсетивов... Вначале у Ордена было много неудач и никто не воспринимал его всерьёз, но вскоре его люди научились обходить наши способности и выработали свой кодекс. Члены Ордена хотели не просто наказать виновных, они хотели заставить их страдать, так же как страдали оставшиеся без дочерей отцы, так же как страдали мужья изнасилованных женщин... Они стали похищать самого близкого человека для виновного в преступлении сенсетива и делали с похищенным то же самое, что делал преступник с их близкими. Свои действия Орден предпочитал фиксировать, например, записывать на видео или в 3М-проекции, а потом высылал инфокрисы виновному сенсетиву... Если он изнасиловал чью-то жену, то Орден насиловал жену сенсетива. Если он в своих развлечениях убивал чью-то дочь, то убивали его ребёнка. В общем у Ордена Тигатос сложился страшный кодекс - боль за боль, смерть за смерть...
   У Дея всё помутилось перед глазами, он тряхнул головой и перевёл тяжёлый взгляд на Руэрта:
   - Как умерла та девушка?
   - У неё не выдержало сердце ... от страха...
   - Твою ж систему! - Никакие сверхсилы присутствующих сенсетивов не могли сейчас помешать капитану. Дей рванулся к Руэрту и со всей злости впечатал свой кулак в его высокомерную морду.
   Второй удар не получился, все подскочили со своих мест и вскоре возле Руэрта толпились женщины, вытирая тому кровь, а Дея оттащили в сторону Кэан с Дэланом. Он не сопротивлялся, ярость была уже выплеснута, но вот безумная тревога за Тори никуда не пропала, всё сильнее и сильнее сжимая его сердце.
   - Проклятье, Дей! А ты у нас оказывается быстрый, - восхитился Кэан, крепко держа его за локоть.
   - По другому было не выжить, - буркнул Дей. Горло снова пересохло, а грудь сдавило нехорошее предчувствие.
   - Дед, но ведь теперь у нас законы поменялись, - подала голос Альяна, - неужели за столько веков нельзя было уничтожить этот Орден?
   - Законы поменялись давно, а вот сознание нет, - Мирран так и не оглянулся на суету за спиной, - Все ещё встречаются сенсетивы опьянённые своими способностями и тем могуществом, что они предоставляют. Всё ещё есть сенсетивы, которые считают себя выше остальных. Таким всё равно поменялись законы или нет. Они живут вне законов... Да, что далеко ходить? И я, и Виана, и Руэрт, и Кэан в свое время нарушили некоторые из них.
   - Так я по мелочи, - возмутился Кэан.
   Но Мирран проигнорировал его возглас и продолжил:
   - Моему отцу удалось выдворить Орден с Терлинны. Всё реже и реже их члены проворачивают здесь свои операции. Понемногу люди стали доверять нашей судебной системе и всё чаще и чаще обращаются за помощью к местным органам власти. Когда я стал аринором передо мной встала проблема, как поступить с Орденом Тигатос дальше: оставить всё как есть или уничтожить все его отделения на других планетах. Я решил всё оставить... Я решил, что некоторым из нас будет полезно знать, что где-то есть Орден Тигатос, который всегда накажет преступника, ускользнувшего от правосудия. Пусть даже таким ужасным способом... Тогда я думал, что это остановит многие горячие головы.
   - Но не остановило, - зло заметил Дей. - Что будет теперь с Тори? Вы можете её найти? ...Почувствовать через эту вашу Эрану?
   - Мы ещё не совсем восстановились. Нужен ещё хотя бы час и много калорийной еды.
   - Так что мы сидим? Где тут у вас столовая?
   Кэан ухмыльнулся:
   - Напротив гостиной. Не волнуйся, когда там всё накроют, нас позовут.
   - Скорей бы. А что там с Орденом? Можно с ним как-нибудь связаться? Сказать, что они ошиблись.
   - А вот это можно сделать! - оживился дед. - С руководством Ордена связаться не удастся, но зато можно пустить по всем видам связи сообщение о тебе. Рассказать, что у Руэрта нашёлся потерянный брат близнец, у которого прямо на празднике похитили невесту. Это даст понять солу тигатосу, что он совершил ошибку.
   - Кому даст понять?
   - Солу тигатосу, так Орден называет своих членов. Это значит воин правосудия.
   В дверь деликатно постучались и Кэан кинулся к двери:
   - О! Наконец-то кушать подано!
   Но в проёме стояла группа серьёзных мужчин, совсем с другими новостями. Кэан посторонился и в гостиную вошли безопасники. Они дружно со всеми поздоровались, а потом самый старший обратился к Миррану.
   - Разрешите доложить?
   - Да, пожалуйста, Вейт. Я слушаю.
   - Нами был прочёсан весь остров и дворец. Никого постороннего обнаружено не было. Аэрофлаи, покидающих остров гостей, тоже осмотрены. Похищенной девушки там не оказалось. По результатам просмотра видеокамер установленных на чётных террасах, выяснилось, что наёмник действовал в одиночку. Он парализовал молодых людей, а потом скрылся с девушкой за скалами. На камнях никаких следов не сохранилось. Мы предполагаем...
   - У вас что никто не следил за камерами? Почему сразу же не примчались на помощь? - перебил Дей.
   Вейт покосился на него, а затем снова перевёл взгляд на Миррана, но всё же ответил на вопрос капитана:
   - Мой человек следил за камерами, но они установлены только на чётных террасах. Вы находились на первой, а она не полностью просматривается с камеры установленной на второй террасе. Сол тигатос сливался с окружающей обстановкой и мой человек во время похищения не заметил его. Камер много, а он один. Я уже давно подавал заявку на установку более современной системы бе...
   - Вейт, про это потом. Как сол тигатос преодолел "Воздушный купол"? - спросил Мирран.
   - Купол можно преодолеть двумя способами: ввести разрешающий код или поднырнуть под него, но для этого необходим специальный аэрофлай, приспособленный для подводных перемещений. У нас такие универсальные аэрофлаи есть только у спецслужб.
   Ликом Миррана пискнул два раза, и он отвлёкся.
   - Так, - заявил дед, прочитав сообщения, - спасибо, Вейт, за доклад. После мы с тобой поговорим о новой системе безопасности, а сейчас возвращайся к своим обязанностям. Всех остальных приглашаю проследовать в столовую. Надо всё же восстановить силы. Дей, а тебя я попрошу остаться здесь и встретить сотрудников отдела чрезвычайных ситуаций. Кроме всего прочего они как раз ведут все дела, относящиеся к Ордену. Введи их в курс дела и пусть приступают к поискам.
   Дей молча кивнул. Ну, наконец-то поисками займутся специалисты, а он в свою очередь поможет им всем, чем сможет.
   - Надо ещё связаться с Лиссой, - забормотал Мирран, выпроваживая всех из гостиной, - пусть составит сообщение о Деймире и распространит его по всем СМИ...
  
   Сотрудники ОЧС присоединились к Дею довольно быстро, и тут же закипела работа. Пока гостиная превращалась в штаб поисков, Деймир обменялся информацией с главой ОЧС Литаном Корсом. Капитан поведал подробности похищения, а в ответ услышал предположения о том, где может находиться его невеста.
   - На Терлинне находится семь известных нам баз Ордена, - Корс одновременно говорил и показывал местонахождение баз на огромной электронной карте, в которую превратилась одна из стен гостиной, - но раньше времени нам бы не хотелось светить эти данные.
   - Почему? - заставил произнести себя Деймир. Он усиленно запоминал координаты баз, и был готов хоть сейчас вылететь, чтобы их обыскать и найти свою ди нарри.
   - Потому что, - отрезал Корс. - Солы действуют по определённой схеме. Сначала разведка и подтверждение виновности. Затем они выясняют, кем больше всего дорожит сенсетив. Потом похищают этого человека или объект возмездия, как они его называют, и держат жертву на базе. Снимают видео и посылают его виновному или по их терминологии - объекту правосудия. Если жертва остаётся жива её отпускают в каком-нибудь безлюдном месте, если ... объект возмездия умер, то труп пересылают по почте.
   Дей сжал кулаки, чтобы не сорваться. Безумно захотелось броситься сейчас в столовую и переломать Руэрту все кости. Медленно. С треском! Из-за этого гада сейчас ни за что ни про что страдает его прелесть, да и Летина оказалась в большой опасности.
   - Орден всё реже работает на Терлинне. Постоянного штата у него здесь нет, а потому несмотря на то, что похищения им всегда удаются, довести схему до конца мы им не даём. А вторых попыток они не делают. Не получилось, значит так и надо. Типа вмешались высшие силы и Орден тогда за это задание больше не берётся. Сейчас сенсетивы восстановятся и определят на какой из баз находится ваша невеста, а потом уже подключится группа захвата. Так что не волнуйтесь, - Корс посмотрел на ликом, - уже к обеду мы вернём вашу красавицу.
   Нервно сжав губы, Дей кивнул и отошёл к окну. Его не отпускало плохое предчувствие.
   Что мешает этому проклятому солу тигатосу изменить привычный план? Особенно, когда прошлые задания на Терлинне были провалены...
  
   ***
  
   Адреналин всё ещё гулял в крови Лекса. Так всегда бывало, когда похищение проходило без сучка и задоринки. Но после на него накатывало отрезвление - предстояла работа с объектом и это всегда портило настроение. Всегда, но не в этот раз. Это задание было последним, заключительным, финальным, а потому Лекс, не переставая, улыбался.
   Свобода была совсем рядом!
   Аэрофлай стремительно разрезал толщу воды, приближаясь к месту назначения, но у Лекса не было возможности наблюдать за океанскими красотами - все стёкла были надёжно скрыты под щитами. Конечно, его "Касатка" не была полноценным подводным аппаратом и не могла погружаться на самые глубины, но нырнуть на пять-десять роунов и дальше продолжать путь под водой ей никаких проблем не составляло.
   Лекс бросил ленивый взгляд на навигатор и встрепенулся - скоро будет всплытие. Хотелось поскорей добраться до базы и немного отдохнуть. Через десять минов "Касатка" достигла нужных координат и навигатор тут же мигнул сообщением: "Задача выполнена".
   - Отлично, отлично, - пробурчал под нос Лекс, выпуская зонды-сканеры. Необходимо было убедиться, что над водой его не встретят случайные свидетели. Зонды быстро облетели местность и Лекс убедился, что она совершенно безлюдная. Здесь, на юго-западе Зелёного континента, береговая линия была совершенно неприступной - океан разбивался о высоченные скалы, которые образовывали горный массив Эрифана.
   То, что надо.
   Лекс мысленно похвалил себя за то, что месяц назад ему удалось найти для своей "Касатки" такое чудесное укрытие. Здесь, в скалах, прямо над водой была большая пещера с очень удобной площадкой. Там его сейчас дожидался второй аэрофлай, названный Лексом "Невидимкой". Внешне "Невидимка" представляла собой совершенно обычный аэрофлай старой модели, таких полным полно летало в небе Терлинны, но вот внутри всё было покрыто отражателем - специальным составом мешающим сенсетивам заглянуть внутрь машины.
   Осторожно залетев в пещеру, всё-таки проем был узковат, Лекс аккуратно посадил "Касатку" рядом с "Невидимкой". Затем он переоделся в обычную одежду, на Терлинне он играл роль торгового агента, и приступил к перемещению объекта. Девушка часто дышала, впав в бессознательное состояние, нос и руки были холодные и Лексу пришлось искать одеяло в багажнике, чтобы её укрыть. Не хватало ещё, чтобы с ней что-то случилось раньше времени!
   Ликом тихо пискнул на руке и Лекс вздрогнул. Обычно, как только он шел на дело, то всегда выключал ликом, чтобы никто не мог связаться с ним и потревожить в самый ответственный момент, но в этот раз он перевёл устройство в автономный режим, и сейчас сработал будильник. Было раннее утро, время когда он обычно просыпался и Лекс недовольно нахмурился.
   По графику сейчас он уже должен был лететь над Эрифанским заповедником, а он ещё в пещере возится!
   Быстро захлопнув багажник Лекс перебрался в кабину и поднял "Невидимку" в воздух. Пора было лететь на базу.
   За что его недолюбливали в Ордене так это за то, что Лекс всё делал по своему. Действовал исключительно в одиночку, как в разведке, так и при работе с объектом. Имел своё мнение на то, как надо выполнять заказ и никогда не пользовался базами, предоставляемыми Орденом. Нет, ради интереса Лекс конечно осмотрел базы на Терлинне, но как он и подозревал ни одна из них ему не подходила. Орден предпочитал устраивать убежища в труднодоступных и безлюдных местах, но весь предыдущий опыт подсказывал Лексу, что именно там спецслужбам легче всего засечь нетипичную активность.
   Место для своей базы Лекс выбирал не долго. Как только стало ясно, что Орден поручит это дело ему, Лекс отправился в Дарфейн - один из трёх мегаполисов Зелёного континента. Именно там, среди огромного скопления людей можно было незаметно провернуть любое дело, ну, а если что пойдёт не по плану, то и скрыться. В Дарфейне он выбрал складской район и перевоплотившись в торгового агента, арендовал склад для товаров, которые якобы вот-вот прибудут с Карды. Склад был небольшой, но с административными помещениями в глубине здания и с крытой стоянкой для аэрофлаев. Лекс долго не думал, он заплатил за аренду, а уже на следующий день занялся переоборудованием комнат под свою работу. Комнату для объекта он выбрал в конце небольшого коридора. После чего звукоизолировал её, навесил решётку на окно и замок на дверь, установил незаметную видеокамеру, поставил в один угол кровать, к стенке придвинул маленький стол на колёсиках, а в другой угол запихнул биотуалет. Для себя он выбрал две комнаты - одну с диваном для отдыха, а другую для компактной лаборатории. Напоследок Лекс залил все стены, пол, потолок административной зоны отражателем и успокоился. Это задание, как и все остальные, он выполнит на высший балл.
   От побережья, где находилась пещера, до базы в складском районе Дарфейна лететь на автопилоте было около часа, но Лекс сократил это время, взяв управление на себя и увеличив скорость. Лучше оказаться возле склада пораньше, пока в районе не началась суета рабочего дня. Лекс, как всегда успел. На улице пока было безлюдно и он с хорошим настроением поставил аэрофлай на стоянку, таким образом, чтобы багажное отделение оказалось как можно ближе к дверям. Когда он открыл дверь на склад, а затем поднял дверцу багажника никакому случайному свидетелю со стороны улицы не удалось бы увидеть, чем он там занимается. Лекс быстро отнес объект в подготовленную комнату, укутал девушку ещё одним одеялом, а потом закрыв её на замок, вернулся к "Невидимке". В аэрофлае у него ещё оставалась сумка с вещами и чемоданчик с различными реактивами. Разнеся всё по комнатам, Лекс с облегчением развалился на диване.
   Похоже сегодня его день. Сейчас у него по плану был лёгкий завтрак, а потом и девушка должна была очнуться. Если всё пойдёт так, как надо, то уже к вечеру работа будет закончена.
   И он, наконец, будет СВОБОДЕН!
  
   ***
  
   Сколько времени можно испытывать беспросветный страх и не сойти с ума? Тори не знала. Она не знала сколько минов или часов она боялась, сколько раз она проваливалась в спасительное беспамятство, но когда она в очередной раз пришла в себя, поняла, что больше так продолжаться не может.
   Потихоньку Тори взяла себя в руки. Мысленно она стала разговаривать с темнотой, а тишина в это время её внимательно слушала. Начала она со своей привычной считалочки, которая всегда её успокаивала. Как и в другие, особо волнительные моменты, до десяти считать не получалось, а вот до любимой тройки запросто. Вскоре из считалочки получился забавный стишок.
   Раз-два-три - не видно ни зги.
   Раз-два-три - за мной повтори.
   Четыре-пять-шесть - это какая-то жесть!
   Семь-восемь-девять и наконец-то десять!
   Себе говорю не бояться, а мысленно улыбаться!
   За страх мой ответить надо,
   Очнусь и пристукну гада!
   Стишок, конечно получился фиговенький, но зато Тори здорово отвлеклась пока его придумывала, а последние строчки так вообще сочинились как-то сами собой. Она проговорила их целых десять раз и что-то внутри неё перевернулось. В самом деле, это просто форменное издевательство поступать так с человеком, который ни в чем не виноват и никогда никому не делал ничего плохого!
   "Очнусь и пристукну гада!" - твёрдо пообещала она сама себе и, обессиленная от переживаний, спокойно заснула.
   Проснулась Тори от неимоверной жары. Медленно открыв глаза, девушка поняла, что может наконец двигаться, чему безумно обрадовалась. Она обнаружила себя на кровати, закутанной в два одеяла и тут же поспешила их скинуть.
   Так вот почему было жарко!
   Комната, в которой она оказалась, была небольшой, как вскоре выяснила Тори - пять на шесть шагов. Кроме старой железной кровати, столика и бачка, в котором девушка опознала биотуалет, больше ничего не было.
   Чем же я его пристукну?
   Тори пристально огляделась ещё раз и села на кровать, которая протестующее заскрипела. Изголовье этого раритета было сделано из изогнутой железной трубы, в которую были вставлены тонкие крашенные прутья.
   Интересно, а этот прутик можно открутить?
   Мстительно прищурившись, Тори принялась ощупывать изголовье, выискивая в нём наиболее расшатанный прут. Вскоре искомая железяка была найдена и девушка с воодушевлением принялась раскручивать неплотно пригнанные гайки. Конечно Тори понимала, что против профессионала она мало что может сделать. Да она в жизни ни разу не дралась! Но зато это занятие здорово отвлекало от мрачных мыслей, а злость, которая в ней поднялась, прогнала всю панику.
   Увлекшись откручиванием, Тори совсем не заметила, как послышался шум, и дверь в её камеру распахнулась. Только, когда она услышала ехидный смешок за спиной, девушка очнулась.
   Бли-ин! Она не успела докрутить эту фиговину!
   Злость, раздражение вперемежку со страхом и нервное напряжение сделали своё дело. Тори резко обернулась в сторону двери и прожгла взглядом тёмный силуэт в проёме.
   - Что припёрся? - недовольно выдала она. - Не мог что ли подождать, пока откручу?!
   Мужчина в проеме ещё раз ухмыльнулся и вошёл в комнату.
   И тут Тори обомлела - высокий худой брюнет с синими глазами был совсем не тем, человеком, кого она ожидала здесь увидеть.
   - Папа?! - изумлённо вырвалось у неё.
   Выдержка снова изменила ей и Тори упала в обморок. Сил выдержать ещё и этот шок у неё больше не было.
  
   Глава 24
  
   Глава, в которой Лекс вспоминает бурное прошлое, а Тори очень хочет позвонить, но в результате попадает из одной переделки в другую.
  
   Мало что могло испугать Лекса. Он даже не помнил, когда в последний раз испытывал чувство страха. Но, когда девушка рухнула на пол, с этим нелепым возгласом на устах, он успел заметить в её глазах изумлённые искорки узнавания. Холодные мурашки медленно поползли по телу Лекса, напоминая, что он тоже умеет бояться. И ещё как.
   Папа?! Папа?! Вот ведь вляпался!
   Лекс подскочил к девушке и перенёс её на кровать. Потом шарахнулся, как будто она могла его обжечь, и нервно заходил кругами по маленькой комнате.
   Этого не может быть!
   Сделав пару глубоких вздохов, Лекс заставил себя подойти к кровати и получше рассмотреть девушку. На бледной коже выделялись черные изогнутые брови, черты лица были приятными и пропорциональными, рот небольшой, но чётко очерченный с пухлой нижней губой. Девушка совсем не была похожа на него. Общим у них был только цвет волос - черный с каштановым блеском. Лекс никогда не видел её раньше, недавняя слежка не в счёт, но чем больше всматривался, тем больше понимал, что она кого-то ему напоминает.
   Проклятье! Проклятье! Проклятье! Я ПАПА?!!!
   Нервно запустив руку в короткий ёжик на голове, Лекс снова попытался успокоиться. На вид девушке было лет двадцать, а значит, когда она родилась ему исполнилось шестнадцать...
   Ох, ты ж задница Магистра! Да что же это твориться?
   В том сопливом возрасте он и думать не хотел о том, что после секса могут появиться дети. Беременеют девчонки, вот пусть они и занимаются своим предохранением. Только когда мать случайно узнала о его безответственности и быстро вправила ему мозги, только тогда Лекс прицепил на плечо противозачаточный пластырь. С тех пор его взгляды об ответственности изменились, он всегда бдительно следил за сроком годности пластыря и вовремя его сменял. Но тогда в шестнадцать ... он был непростительно беспечен.
   Лекс со страхом смотрел на девушку, неподвижно лежавшую на кровати, и с ужасом пытался представить себя в роли ее отца. Получалось с тру... Ни хрена у него не получалось! Сознание билось в истерике, истошно завывая, а в мозгу пульсировала единственная паническая мысль : "Я ещё не готов". Кое-как взяв себя в руки, Лекс трясущимися руками достал из огромного кармана на бедре наборчик для взятия крови. Быстро проколов палец девушки, он набрал немного крови для анализа.
   Что он мучается, как дурак? Надо засунуть кровь в анализатор и машина быстро выдаст свой приговор. Может девушка с перепугу обозналась.
   Обрадованный дельной мыслью, Лекс со всех ног бросился в лабораторию, предварительно закрыв за собой дверь на ключ. Скоро он будет точно знать рвать ему на себе последние волосы или облегчённо улыбаться.
   Тьма космоса! Какой из него на хрен папаша?!
   Анализатор поглотил кровь девушки, потом потребовал кровь Лекса, а затем выдал сообщение, что сравнительный анализ займёт целый час. Выругавшись от души, так долго ждать было невыносимо, Лекс сделал так, чтобы результаты анализатора были сразу же присланы на ликом, и отправился обратно в камеру. Стараясь сосредоточится и не поддаваться панике, Лекс задышал по системе саинаров. Сознание быстро прояснилось, подкинув дельную мысль, которая почему-то не пришла в голову раньше. Лекс резко остановился.
   А ведь он перед каждым заданием меняет свою внешность под определённый образ! Иногда кардинально, иногда не очень. Простая предосторожность, которой он ещё никогда не пренебрегал. Не хотелось бы потом встретиться на улице со своими жертвами и загреметь в тюрьму.
   Лекс решительно свернул в санблок и уставился на своё отражение. Многое в своей жизни он делал интуитивно, совершенно не задумываясь, почему надо поступить так или иначе. Вот и перед этим заданием он особо не заморачивался со сменой облика, полностью доверившись интуиции, которая требовала для торгового агента с Карды совсем небольшой коррекции. Кожа из естественной смугло-золотистой превратилась в бледно-розовую, ритуальные татуировки на лице и теле исчезли, подбородок потяжелел, нос выровнялся, и только синие глаза сверкали по-прежнему. Выглядел он лет на десять-пятнадцать старше, чем есть, за счёт инъекций "морщин" в нужные места и небольшого накладного пузика, о котором совсем забыл. Сейчас он отдалённо напоминал настоящего себя, зато стал очень похож на ...
   Громко выдохнув, Лекс выругался про себя и мрачно посмотрел в глаза своему отражению. Подозрения, предположения и невероятные догадки затопили его сознание и он, не медля больше, ринулся к камере. Необходимо было привести девушку в чувство и поговорить с ней по душам.
   С внутренней тревогой Лекс тихо открыл замок и заглянул в комнату. Девушка видно только-только пришла в себя и сидела на кровати с растерянным видом, потирая виски. Тяжело вздохнув, он осторожно вошел от всей души желая, что бы она снова не заорала "папа". Когда Лекс перешагнул порог, девушка встрепенулась и с надеждой впилась в его лицо. Она несколько минов тревожно его разглядывала, а потом грустно отвела глаза.
   - Извини, я обозналась, - тихо произнесла она, опуская голову. А Лекс облегчённо выдохнул. - Ты так похож на моего отца...
   "Моего отца..." - эхом повторил он про себя.
   Девушка вдруг, озарённая какой-то мыслью, вскинула голову и счастливо на него посмотрела.
   - Но я знаю кто ты!
   "И я знаю кто ты ..."
   - Ты мой брат! - радостно заявила девчонка и улыбнулась.
   Лекс улыбнулся в ответ. Эту новость он ещё как-то переживёт. Быть братом такой взрослой девушки однозначно лучше, чем отцом. Можно сказать он всегда мечтал о братике или сестричке, чем постоянно донимал мать. Память наконец-то очнулась от анабиоза, и он вспомнил кого так мучительно напоминала ему девушка. Анию ДеЛаВер - жену его отца.
   - А ты ДеЛаВер, - отозвался Лекс.
   - Точно! Так ты знал обо мне? - обрадовалась девушка, но потом нахмурилась и уточнила, - Потому и похитил?
   - Нет, - покачал он головой. - Я даже не подозревал, что у меня есть сестра.
   - Меня зовут Антория. Для друзей Тори, - представилась она. - А тебя как?
   - Лексар Нодэр, - назвал он своё настоящее имя. Так называли его немногие, самые близкие. - Но для тебя только Лекс.
   - Ле-екс, - протянула сестра его имя, как бы пробуя на вкус. - А у меня к тебе столько вопросов накопилось!
   - Не сомневаюсь, - усмехнулся он. - Пошли, поговорим.
   Лекс распахнул дверь и пригласил её в коридор.
   - Как? Я больше не пленница?
   - Идём-идём, - проигнорировал он её вопрос.
   В кабинете Лекс усадил сестру на большой диван, придвинул к ней столик с завтраком, который так ей и не донёс, и уселся рядом.
   - Ешь давай, а я пока про себя расскажу.
   Девушка принялась за бутерброды, с интересом поглядывая на него, а Лекс вдруг задумался с чего бы начать.
   - Мне вот интересно, - задумчиво сказала Тори, прожевав кусок хлеба, - почему папа ничего о тебе не рассказывал.
   - А он и не знал, что я существую.
   - Как?! - поперхнулась Тори, и Лекс легонько постучал по её спине.
   - А так. Моя мамочка наверное единственная женщина, которая обожает хранить всякие тайны и секреты, так что только в двадцать один год я узнал, что мой отец Торин ДеЛаВер, - Лекс немного помолчал, собираясь с мыслями, а потом продолжил. - Они познакомились на Деносе в универе, где тогда оба учились. Встречались какое-то время, а потом Ор... её семья переехала на Карду и она перевелась в Кардский универ. Только после этого она узнала, что беременна... В общем, моя мама через положенный срок родила меня, никому из родных так и не сказав, кто мой отец. Мне она тоже долгое время ничего не говорила. "Меньше знаешь, лучше спишь" - всегда отвечала она на мои расспросы. Только когда я стал старше, то смог добиться от неё хоть какой-то информации. Она взяла с меня слово, чтобы я ни с кем про это не трепался и не пытался увидится с отцом, а потом всё рассказала. Зачем была нужна такая таинственность, я так и не мог понять, но, как ты понимаешь, про своего отца я захотел узнать всё-всё. На Карде, где я тогда жил, в базах данных про него была только профессиональная информация - его образование, направление научной деятельности, награды, соратники. Если бы его жена, не работала с ним, то я бы наверно и не узнал, что он женат. Ну, а о том, что у него есть дочка, там и подавно не сообщалось. В общем, всё что можно было выяснить на месте, я выяснил. Ты не представляешь, как я хотел нарушить дурацкое обещание, данное матери. Я не понимал, да и до сих пор не понимаю, почему мне нельзя было с ним встречаться, но пока я пытался уговорить маму отменить это условие, с Геллы пришло сообщение, которое всё изменило. При невыясненных обстоятельствах Торин ДеЛаВер и его жена погибли на орбите Геллы...
   У Тори при этих словах глаза наполнились слезами, и Лекс поспешил её отвлечь:
   - Ну, а ты как умудрилась узнать, что у тебя есть брат? Понятно, что я очень похож на отца, но всё же у меня такое чувство, что существование брата не стало для тебя сюрпризом.
   Сморгнув слёзы, Тори печально улыбнулась:
   - После того..., как я осталась одна, мне пришла мысль найти своих родственников. Папа и мама были единственными детьми у своих родителей, а из дедушек и бабушек в живых остался только папин отец. Он сразу переехал ко мне, но потом так случилось, что он стал киберлином космического корабля, - Тори бросила взгляд на Лекса, - так что у тебя, если ты не в курсе, не только сестра есть, но и дедушка-киберлин.
   Лекс усмехнулся.
   - Здорово, - против киберлинов он ничего не имел. - Познакомишь?
   - Конечно! - кивнула Тори. - Так вот, у мамы были две двоюродных сестры, с которыми мы давным-давно потеряли все контакты. Я рассчитывала найти своих тётушек, может быть их детей, но уж точно не тебя. Административный поиск ничего не дал и я решила попробовать не традиционный.
   - Это как?
   - Это с помощью сенсетивов и их артефактов.
   - Ясненько, - нахмурился Лекс, - так значит они меня вычислили...
   - Ага! Только ты плохо вычислялся. Синнола жаловалась, что ты очень смутно виден в Эране, да и артефакт, который она мне дала, тоже не придавал уверенности. Но вот, то что у меня есть брат, который находится на Терлинне, это мы выяснили точно.
   - Плохо вычислялся - это хорошо, - пробормотал Лекс себе под нос. Значит защита всё же действует, правда не стопроцентно. Он задумчивл покрутил защитные браслеты на руках.
   Может ещё один нацепить?
   Мысли перебил сигнал ликома, а следом за ним противный писк из лаборатории.
   - Что это? - вздрогнула сестрёнка.
   - Это пришло подтверждение, - ответил Лекс, прочитав сообщение, - что ты моя сестра.
   - Ты что мне не поверил? - возмутилась она.
   - В то, что ты сестра поверил сразу, но ты-то сначала заявила, что я твой папаня. Вот это-то я и проверял, - усмехнулся он. - Жди здесь, пойду анализатор выключу, а то орёт, как резанный.
   Тори согласно кивнула и взяла с подноса ещё один бутерброд, а Лекс быстро встал и отправился в лабораторию.
   Что ни говори, а быть братом ему нравилось, особенно старшим. Что-то в этом было, такое особенное. Ещё непривычное, но уже приятное. Сестрёнка у него оказалась то, что надо - умница и красавица. Только вот что теперь с его паршивым заданием делать?
   Лекс выключил настырный прибор и почесал затылок.
   Э-хх! Как всегда придётся выкручиваться и импровизировать!
  
   ***
  
   Брат очень быстро вернулся из соседней комнаты, где заглушил противный визг своего прибора. Тори ещё не успела дожевать последний бутерброд, как он уселся рядом с ней на диван и принялся выспрашивать у неё всё про отца. И каким он был в жизни, и что он любил, и что ненавидел... Тори вздохнула, сделала пару глотков сока и стала рассказывать всё что помнила. Вспоминать отца было и приятно, и тоскливо, но она как-то справилась со своими чувствами, его ведь уже не вернёшь.
   Лекс слушал очень внимательно и не перебивал, а Тори вдруг подумала о его матери. Как же так? Как можно не рассказать мужчине, что у него будет ребёнок? Конечно, отец был типичным учёным со своими заскоками, но Тори была уверена, что он никогда бы не отказался от своего ребёнка. Отец был очень ответственным и, если бы не женился на матери Лекса, то наверняка бы участвовал в воспитании сына.
   Сок в стакане кончился, и Тори поняла, что наконец-то наелась. Она забралась с ногами на диван, прислонилась к подлокотнику и задумчиво уставилась на Лекса. Тот тоже был поглощен своими мыслями, на его лице застыло очень странное выражение, а взгляд был направлен внутрь себя.
   - А расскажи-ка мне братец, если ты обо мне ничего не знал, то зачем похитил? Тем более таким ужасным способом!
   Лекс очнулся и осторожно покосился на неё.
   - Нормальный был способ, - буркнул он. - Безболезненный.
   Тори чуть не задохнулась от возмущения. Нет, конечно, Лекс был прав, и у неё ничего не болело. Но разве это важно? Да, лучше б у неё после их знакомства по всему телу синяки были! Для неё это было более гуманно, чем парализация.
   - Безболезненный? - прошипела она. - Да, я чуть с ума не сошла от страха!!!
   - Кх-м, так ведь так и было задумано, - тихо ответил Лекс.
   - ЧТО?! - яростно спросила она.
   - Ну, - медленно и осторожно начал пояснять Лекс, - моей работой было не свести тебя с ума, а просто заставить бояться.
   - Да, что ж это за работа такая?! - в сердцах выпалила Тори, сжимая кулаки.
   - Хреновая, - вздохнул печально Лекс.
   Но Тори этот покаянный вздох совсем не успокоил. Снова вспомнился тот ужас, что она испытывала, оказавшись полностью парализованной в кромешной тьме и тишине багажника аэрофлая. Сытое успокоение, которое было с ней несколько минов назад с шипением испарилось. Коварный мозг подкинул недавно придуманные строчки и Тори с криком "Ах, ты гад!" набросилась на приобретенного брата.
   Драться она совсем не умела, а потому молотила кулаками по телу Лекса, не глядя, куда придётся. Лекс особо не сопротивлялся, напрягая вовремя свои мышцы так, что ей казалось перед ней не живой человек, а бетонная стена. В очередной раз, врезав брату куда-то в район предплечья, Тори напрочь отбила себе руку, всхлипнула от боли и прекратила бессмысленные побои.
   - Вот ведь гад! - насуплено буркнула она себе под нос, едва сдерживая слёзы. - Ты себе представить не можешь, как мне было страшно!
   - Легче стало? - спросил Лекс с насмешливым блеском в глазах.
   - Нет! - недовольно отрезала Тори. - Если б ты раскаялся или хотя бы поморщился, то может быть...
   - Ох-ох, - внезапно застонал Лекс, - как мне больно! А-а-а, - завопил он и бухнулся на колени прямо перед девушкой, - прости меня, сестра моя! Я та-ак раскаиваюсь! Как я мог так с тобой поступить?! Горе, мне горе!
   Тори не выдержала и расхохоталась, Лекс очень натурально стонал у её ног и даже пытался пустить слезу, правда, безрезультатно. Разве может она на него злиться, когда он так раскаивается?
   - Ещё бить будешь? - спросил Лекс с улыбкой, - Или полегчало?
   - Полегчало, - улыбнулась она в ответ.
   - Вот и отлично, - Лекс снова перебрался на диван, а потом бросил на неё задумчивый и оценивающий взгляд. - Надо бы тебя правильным ударам поучить, приёмчики полезные показать...
   - Надо-надо, - кивнула Тори, - но ты тему не меняй. Так зачем ты меня, говоришь, похитил? Жду не дождусь подробного рассказа о твоей работе.
   Лекс сильно поморщился и отвёл взгляд.
   - Ладно так и быть расскажу, но в общих чертах, - строго сказал он и погрозил пальцем. - А то будешь много знать...
   - Будешь плохо спать, - закончила за него Тори. - Знаю-знаю. Ты не тяни, рассказывай.
   - А что тут рассказывать. Если кратенько, то я работаю в Ор... в одной конторе семейного типа. Мы принимаем заявки от обиженного населения и исполняем их. Восстанавливаем в мире справедливость, так сказать. Но я тут недавно подумал и решил, что пора бы сменить работёнку, поднадоела она мне за столько лет. Так вот, ты - моя последняя заявка.
   - А пояснить? - нахмурилась Тори. - А то опять побью!
   - Ладно-ладно, не буянь. Короче, художник твой любимый полгода назад вместе с друзьями обратился в одно развлекательное агентство. Они наняли пять человек, отвезли их на один из островов и стали играть в интересную игру "догони и испугай". Естественно они в процессе вовсю пользовались своими сверхспособностями и дополнительно соревновались между собой. В результате их игрищ одна из девушек Онейра Сарос умерла. Официальное расследование пришло к выводу, что виновных в её смерти нет. При устройстве на работу, девушка не указала, что у неё слабое сердце, а молодые люди развлекались вполне по правилам, играя в популярную игру среди сенсетивов. В нашу контору заявление написал её отец. Он попросил выяснить, кто именно преследовал и до смерти испугал его дочь, а потом наказать этого человека. Должен сказать тебе, что в нашей конторе очень специфическая система наказаний. Мы наказываем виновного, через самого близкого ему человека. Так вот, я расследовал это дело и выяснил, что последним, кто контактировал с Онейрой, был твой художник. Ну, а дальше всё очень просто. Самый дорогой и важный человек для Руэрта - это ты. Ты не бойся, я за всякую жесть, типа изнасилования и убийства, никогда не берусь. По желанию заказчика, я должен был тебя похитить и основательно запугать, сняв всё это на видео. Но теперь надо что-то другое придумать. Сестра всё-таки.
   Тори несколько раз хотела перебить Лекса, настолько всё, что он рассказывал, было для неё невероятным и ужасным, но она вовремя себя останавливала. Брат пытался рассказать о своей работе легко и непринуждённо, но она видела, что это даётся ему с трудом. Было понятно, что он ненавидит быть бездушным инструментом наказания и мечтает вырваться из этой конторы. И Тори его понимала, наказывать совершенно невинных людей, за то что совершили их близкие, и тем самым заставлять страдать и мучится виновных - это было... как-то дико и неправильно.
   - Эй! Ты как? - Лекс помахал перед её ошеломлённым лицом рукой. - Говорю ж тебе, не пугайся. Я буду хорошим братом. Что-нибудь придумаю.
   - Кх-хм, Лекс, - осторожно начала Тори. - Это ты не пугайся, но я вообще-то не знакома с Руэртом.
   - Не понял?
   - Объясняю. Я на Терлинне уже вторую неделю. А Руэрт, насколько мне известно, три недели назад улетел вместе с женой на другую планету. Прилетели они только вчера ко Дню круга, но мне так и не удалось с ним встретиться, потому что кое-кто кх-м забрал меня прямо с праздника. А я там, между прочим, с женихом была, который ни разу не художник, а капитан пассажирского корабля.
   - Не понял... - Лекс вскочил с дивана, - но он же...
   - Моего жениха зовут Деймир Ша'Тэрр. Его только вчера ввели в круг, так, что до этого про него никто на Терлинне не знал... И, Лекс, так получилось, что он клон Руэрта.
   - Укуси меня Магистр! Вот ведь я дурака кусок! Видел же, что мужик изменился! - Лекс заметался по комнате, не зная куда себя деть. - Говорила ж мне мама, всегда уделяй внимание мелочам! А я, как недоумок, расслабился!
   - Лекс, ну не переживай так, - попыталась успокоить его Тори.
   Но он ещё больше завелся, схватил столик и со всей силы кинул его в стену. Раздался дикий грохот, столешница треснула, две ножки с колёсиками с противным шумом отлетели в разные углы, стаканы звонко разбились на мелкие кусочки, а затем всё смолкло и только жестяной поднос, основательно погнутый продолжал дребезжать на полу, привлекая к себе внимание. Какое-то время они оба смотрели на него, а потом Лекс тяжело вздохнул и опустился на пол, хватаясь за голову.
   - Это последнее задание, что б его! - тихо и как-то горестно сказал Лекс. - Я во чтобы то ни стало должен его выполнить. Иначе они меня никогда не отпустят...
   Тори молчала, не зная, что сказать. Она всей душой желала, чтобы у Лекса всё получилось и он смог бы бросить эту ужасную работу, но пожелать ему удачи никак не могла.
   - Та-ак! - протянул Лекс, взяв себя в руки, - собирайся! Ещё не всё потеряно.
   - Что? - не понимая брата, вскочила она на ноги.
   - А, - окинул он её быстрым взглядом, - правильно, тебе и собирать нечего. Так, сходи в санблок, не помешает, найдёшь в конце коридора, а потом мигом сюда. Я сейчас соберусь и вылетаем.
   - Куда? - успела Тори крикнуть брату вдогонку.
   - В столицу, - отозвался он из соседней комнаты, где принялся чем-то греметь. - Возвращать тебя буду.
   - Да! - радостно подпрыгнула Тори. - Я мигом! - воскликнула она и бросилась в санблок.
   Быстро сделав свои дела, девушка невольно ужаснулась, когда увидела себя в зеркале. Вечерняя причёска растрепалась и съехала набок, подкрашенные глаза размазались, а на щеках горел неестественный румянец. Зато платье её порадовало. Оно ничуть не помялось и после испытаний, что пришлось перенести девушке, выглядело просто замечательно. Тори решительно умылась, вынула все заколки из волос, кое-как расчесала их пальцами и вышла в коридор.
   - Так, готова? - налетел на неё Лекс. - Умница! Руки давай.
   Ничего не понимая, Тори протянула к нему руки и он тут же нацепил на её пальцы два защитных кольца.
   - Это взамен того, что я выкинул. И это тоже одень.
   Лекс протянул ей небольшой кулон с таким же камнем, как на защитных кольцах.
   - А зачем столько? - спросила она, одевая украшение.
   - Ты хочешь, чтоб нас обнаружили, а меня засадили в тюрьму?
   - Нет!
   - Тогда слушайся. Сейчас я открою правые двери аэрофлая и ты под их прикрытием, так чтобы тебя никто не заметил, садишься в салон и тихонько ждёшь, пока я всё здесь закрою. Договорились?
   Тори улыбнулась и молча, кивнула головой. Было в этой ситуации, что-то такое таинственно-притягательное, как будто она с братом играет в детскую игру, где надо спрятаться от взрослых так ловко, чтобы они ни за что не нашли тебя.
   В аэрофлае все поверхности, кроме кресел были покрыты, какой-то странной плёнкой и Тори быстро нырнув в салон, удивленно заметила, что даже стёкла чем-то затемнены.
   - Что это? - спросила она, когда через некоторое время Лекс к ней присоединился и стол включать автопилот.
   - Защита от сканирования сенсетивов, - не глядя на неё, ответил брат, занятый управлением. - Так что пока ты здесь, никто тебя не найдёт.
   Повинуясь командам автопилота, аэрофлай наконец оторвался от земли, набрал нужную высоту и на стандартной скорости направился к пункту назначения. Лекс в это время подключил для удобства свой ликом к стационарному компу аэрофлая и принялся искать в базах данных информацию о Руэрте и его жене.
   - Слушай, брат, - окликнула его Тори. - Дай позвонить, а? Деймир наверно там волнуется, да и мне как-то неспокойно.
   - Пусть терпит, - буркнул Лекс, не отрываясь от экрана, - и ты потерпи. До Оурана всего три часа лёта.
   - Целых три часа, - поправила его Тори. - Ну, пожалуйста. Он же переживает, мне надо его успокоить.
   - Говорю же, путь терпит. Что он за мужик, который позволил, чуть ли не с колен похитить свою невесту?
   Тори от возмущения едва не задохнулась.
   - Самый лучший! - выпалила она.
   - Ну-ну, - пробурчал Лекс, разбирая множество ссылок, что выдал поисковик на запрос про Руэта. - Это ещё проверить надо. Я как старший брат...
   - Блин, Лекс! Даже не начинай меня терроризировать своей гиперопекой! Ты конечно брат и даже старший. Но я уже давно не маленькая девочка! У меня есть своя голова на плечах и, если я говорю, что Дей для меня самый лучший, то так оно и есть! Блин, да даже дедушка ничего не имеет против него.
   - Ну, если дедушка ничего не имеет..., - протянул Лекс, - тогда ладно, встречайтесь.
   - Спасибо, что разрешил! Позвонить дашь?
   - Нет, - Лекс, наконец, оторвался от экрана, внимательно посмотрел на неё и тяжело вздохнул. - Да по ликому нас любой ребёнок выследит в два счёта. И зачем тогда эта суперсовременная защита? - он махнул рукой, показывая на стены аэрофлая. - Ты что мечтаешь носить мне передачи в тюрьму?
   Тори обиженно поджала губы и отрицательно помотала головой, а Лекс ещё раз тяжело вздохнул и вернулся к сбору информации.
   Нет, она не желала, чтобы брата поймали, но так было тревожно за Дея. Как он там? С ней-то всё хорошо, а он, небось, всякие ужасы себе напридумывал. Переживает. Безумно хотелось его успокоить, снова услышать его голос, снова обнять...
   Через какое-то время Тори снова решила отвлечь брата.
   - А тебе обязательно похищать Летину?
   Лекс поморщился и кивнул.
   - И тогда ты точно сможешь бросить свою работу? Тебя просто так отпустят?
   - Не просто так, - через некоторое время ответил Лекс и бросил на неё взгляд, от которого у Тори пропало всё желание выяснять подробности.
   - Кх-м, но ведь девушка не пострадает?
   - Не переживай за неё, - отмахнулся Лекс, снова уставившись в экран. - Люди специально деньги платят, чтобы их попугали, а я ей всё за бесплатно сделаю.
   - И ты думаешь, она тебе спасибо за это скажет? - передёрнула плечами Тори.
   - Нет, конечно, но верну, где взял, живую и здоровую. Как Руэрт дойдёт до кондиции, так сразу и верну, - ответил Лекс и снова уткнулся в комп.
   Тори опять замолчала и поежилась.
   Хреновая у брата работа что ни говори...
   Она откинула кресло назад, вытянула ноги и прикрыла глаза. Мысли скакали с одного на другое. Тори думала то о Деймире, то о Лексе, то вдруг опять вспоминался недавно пережитый кошмар. Незаметно для самой себя она задремала и, когда через некоторое время Лекс громко выпалил "Всё", невольно вздрогнула. Тори перевела кресло в сидячее положение и, стараясь не сильно зевать, спросила у брата:
   - Что шумишь?
   - Всё, говорю! Всё, что нужно, я узнал, - довольно объявил ей Лекс, разворачивая к ней своё кресло. - До Оурана ещё больше часа лёта, так что предлагаю поболтать. Я, между прочим, ничего о своей сестрёнке не знаю.
   - А я о братишке, - улыбнулась Тори. Рассказать всё о себе было проще простого, но у неё сильное подозрение, что взамен Лекс совсем не захочет делиться информацией о себе, а значит надо ему помочь. - Давай играть в интересную игру "Вопрос-Ответ".
   - Это как? - недовольно усмехнулся Лекс. - Ты меня допрашиваешь, а я говорю правду и ничего кроме правды?
   - Нет, - рассмеялась Тори. У брата было такое хмурое лицо, что было ясно - он своими тайнами делиться не желает. - Я, конечно, рассчитываю, что старший брат не станет мне врать, но если затрону что-то жутко секретное, разрешаю промолчать или отделаться намёками. А вообще правила у меня другие. Я тебя о чём-то спрашиваю, и если ты мне отвечаешь, то получаешь право задать мне свой вопрос, и так пока не надоест.
   - Ладно, - согласился Лекс, - это вроде звучит не так ужасно, как я думал.
   - А то! Итак, девочки начинают. Какая в детстве у тебя была любимая игрушка? - чтобы не испугать Лекса, задала Тори самый безобидный вопрос, что смогла придумать
   - Армейский нож, - не задумываясь, ответил он и тут же, не давая ей ничего уточнить, задал свой. - Ну, ты с чем любила играть? Только не говори, что с куклами.
   Лекс сделал вид, что его тошнит от этой мысли и Тори опять рассмеялась. У брата здорово получалось поднимать ей настроение.
   - Конечно, у меня были куклы! - передразнила его Тори. - Я ведь была хорошей девочкой, но самой любимой игрушкой у нас с подругой был робот-охранник, которого мы вместе с ней собрали.
   Лекс одобрил и робота, и подругу и уже на следующий вопрос Тори отвечал не так нервно, как на первый. Постепенно игра в вопросы и ответы стала набирать обороты и Тори всё больше и больше узнавала о своём брате до тех пор, пока не остались одни запретные темы. Как только речь хоть каким-то боком касалась его работы, Лекс невозмутимо улыбался, отвечая, что всё что можно он ей уже рассказал. Если же Тори начинала настаивать, то он ехидно предупреждал, что сейчас будет врать и ей ничего не оставалось кроме, как смириться с его тайнами. Игра благополучно заглохла и Лекс откинул спинку кресла и лениво растянулся на своём сиденье, напоминая Тори огромного сонного кота.
   - Удивительно, что мы с тобой так встретились. Я думала, что найду тебя с помощью сенсетивов и их артефактов, а получилось всё само собой. Совершенно случайно.
   - Ничего удивительного и случайного я здесь не вижу, - лениво отозвался Лекс. - Просто сработала ТЖ.
   - Что сработала?
   - Теория желаний, - невозмутимо ответил Лекс, как будто это было яснее ясного.
   Тори широко улыбнулась, до чего же Лекс сейчас напоминал отца! Тот тоже любое событие под свои теории подводил.
   - Поясни, - попросила она. Интересно же какую такую теорию выдумал её старший брат.
   - Слышала про то, что все наши мысли материальны?
   - Ага, - кивнула Тори, стараясь не улыбаться. Тут же вспомнился Дей, бубнивший каждое утро втайне от неё, что жизнь прекрасна.
   - Так вот, - продолжил Лекс, - это и в самом деле так. Любая мысль может обрести материальность, конечно, при определённых условиях. Я предположил, что где-то в пространстве Эраны, которую во всю эксплуатируют сенсетивы, есть своеобразная база данных. Туда попадают все наши мысли и желания. Когда я захотел найти отца и остальных родственников с его стороны, никто из них не знал обо мне. Моё желание попало в базу данных Эраны, но туда же, попало и желание моей мамы, которая не хотела нашей встречи. Произошла битва наших желаний и моё, как видно оказалось слабее. Через несколько лет подросла ты и тоже решила найти своих родственников. Твоё желание тут же отправилось в Эрану. Наши желания встретились, их потенциалы объединились и стали влиять на наши судьбы, чтобы свести нас в одном месте и в одно время. Так, что мы просто не могли, не встретится.
   - Ты хочешь сказать, что достаточно искренне и сильно, что-то пожелать и это что-то обязательно исполниться?
   - Конечно, исполниться! - уверенно сказал брат. - Особенно, если кто-то будет желать созвучно тебе. Есть правда некоторые нюансы...
   - Какие?
   - У каждой мысли есть своя сила, потенциал. Если есть желания других людей, которые противоречат твоему, то чтобы исполнилось твоё желание оно должно иметь силу большую, чем общая сила желаний твоих противников. Понятно?
   - Понятно. И что достаточно просто сильно-сильно желать? Ничего больше делать не придётся?
   - Конечно, придётся, - разуверил её Лекс. - Когда желание начинает проявляться, оно изменяет твою жизнь. Тебе, чтобы найти меня, пришлось прилететь на Терлинну, а мне пришлось взяться за последнее задание. И хотя я не знал, что это приведёт к нашей встрече, я твёрдо уверен, что вся цепь событий, которая свела нас вместе, случайной не была.
   Тори задумчиво посмотрела в окно, в словах Лекса был определённых смысл.
   - Жаль, что ты с папой так и не встретился, - тихо сказала она, поворачиваясь к брату. - Вы бы нашли общий язык. Ты бы ему очень понравился...
   Лекс взволнованно сглотнул, побледнел, его глаза предательски заблестели и Тори поспешила сменить тему.
   - Слушай, Лекс, а зачем мы в столицу летим, может ты меня высадишь возле ближайшего поместья Шал'Линнов?
   - Ты точно хочешь, меня в тюрьму засадить, - закатил глаза брат, - там сейчас наверняка усилена охрана, а служба безопасности стоит на ушах и бросается даже на мух. Я высажу тебя в столичном парке. Там самое безопасное место для меня, камер почти нет, да и ты там быстро помощь найдёшь. Попросишь кого-нибудь связаться с аринором, назовёшь своё имя и к тебе тут же явится армия спасения.
   - Первым явится Дей, - мечтательно поправила его Тори.
   - На свадьбу, хоть позовёшь? - буркнул Лекс, переводя своё кресло в сидячее положение. На горизонте показались шпили Оурана.
   - Конечно! - воскликнула Тори. - Мы правда с Деем ещё не планировали, когда будет свадьба, но она точно будет на Гелле. Так, что обязательно прилетай. И не только на свадьбу, а просто так, в гости. Я всегда тебе буду рада.
   - Договорились, - расплылся в улыбке Лекс. - Вот разберусь со своей работой и обязательно к тебе загляну. Надо же будет одобрить твоего мужа.
   Тори шутливо погрозила ему пальцем:
   - Дей уже прошёл ОТК.
   Через несколько минов они подлетели к парку. Лекс взял у Тори номер её ликома, пообещал с ней связаться и высадил на безлюдной поляне.
   - Удачи, - крикнул он ей напоследок.
   Его аэрофлай быстро взмыл в голубое небо и вскоре затерялся среди облаков.
   Какое-то время Тори молча смотрела на удаляющуюся точку, а потом тихо прошептала:
   - Удачи.
   Она вспомнила про его теорию, улыбнулась и изо всех сил пожелала, чтобы у него всё получилось. Теперь в Эране было целых два невероятно сильных желания, а это значит, что они обязательно уговорят судьбу и та предоставит Лексу шанс все изменить в своей жизни. Изменить к лучшему.
  
   Столичный парк был огромен. Его не зря называли Зелёной жемчужиной Оурана сверху хорошо было видно, что он абсолютно круглый. Насколько помнила Тори по предыдущему посещению, в центре парка находилась система небольших озёр с фонтанами. Всё это окружала обширная зелёная лужайка, а ближе к окружности шла лесистая часть парка. В некоторых секторах деревья были посажены лабиринтом, в других хаотично, а в третьих строго под линеечку. От центра парка разбегалось множество радиальных дорожек, которых пересекали бесконечные кольцевые тропинки. То здесь, то там среди деревьев встречались уютные поляны, украшенные цветами, и удобные деревянные скамейки.
   Покинув поляну, на которую её высадил Лекс, Тори быстро нашла радиальную дорожку и направилась к выходу из парка. Через десять минов она заволновалась. Очень хотелось уже связаться с Деем и сообщить, что с ней всё в порядке, но как назло в парке было безлюдно. По крайней мере в той его части, где она находилась. Когда через некоторое время она увидела, что на её дорожку с боковой тропинки вышел какой-то человек, радости не было предела.
   - Подождите! - крикнула Тори, мужчине в деловом костюме, который быстрым шагом пересекал её дорожку.
   Не останавливаясь, мужчина оглянулся и увидев Тори нахмурился.
   - Мне от вас ничего не надо, - бросил он и отвернулся.
   Тори чуть не споткнулась от его грубости, захотелось тоже сказать, что и ей от него ничего не нужно, но к сожалению это было не так.
   - Извините, пожалуйста мне очень нужно позвонить! - догнала его Тори.
   - Я здесь причём? - недовольно буркнул мужчина, ускоряя шаг. - Найдите инфопункт и звоните куда хотите, а мне некогда.
   - А где он? - спросила Тори.
   - Откуда я знаю? Где-то здесь точно должен быть, - недовольно ответил он.
   - Спасибо большое за помощь! - язвительно поблагодарила она.
   Мужчина передёрнул плечами и быстро скрылся за деревьями. Расстроенная Тори, снова нашла радиальную дорожку и пошла к выходу, который был ещё очень далеко. Вскоре из-за деревьев она услышала женский голос и снова встрепенулась. По параллельной дорожке шла молодая девушка и, когда деревья и кусты стали пореже, Тори перебралась к ней. Девушка активно разговаривала по ликому и по началу даже не обратила внимания на то, что у неё появилась спутница.
   - Что вам надо? - раздражённо спросила она, прикрывая рукой микрофон, когда наконец заметила Тори.
   - Позвонить, - с извиняющимся выражением лица ответила Тори.
   - Ну и наглость! Инфопункт там, - ткнула девушка пальцем куда-то вправо и вернулась к своему разговору.
   Тяжело вздохнув, Тори проводила девушку взглядом, а потом направилась по боковой тропинке в сторону инфопункта. Похоже помощи она здесь не допросится.
   Через полчаса Тори совсем отчаялась. В поисках инфопункта она забрела в самую настоящую чащу, где чуть не заблудилась. Эта часть парка похоже имитировала настоящий естественный лес и тропинок здесь почти не было так же, как и людей. День был тёплым и солнечным, вокруг весело перекрикивались птицы, но настроение Тори неуклонно портилось. Когда она всё же добралась до более цивилизованной местности, то была уже очень злая и расстроенная.
   - Быстро найдёшь помощь! Явится армия спасения! - недовольно бурчала она, пиная ногами ни в чем не повинную шишку. - Как же!
   Со всей злости Тори ударила по шишке ещё раз и та улетела далеко в кусты. Устало оглянувшись, она заметила, что деревья вокруг неё основательно поредели и окружающая местность стала напоминать обычный парк. Вдалеке послышались мужские голоса и Тори обрадовалась.
   Нафиг этот инфопункт! Она больше не собирается блуждать по этому гигантскому парку. Хватит! И вежливой она тоже не будет. Этим мужчинам придётся дать ей позвонить, как бы они этого не хотели. В конце концов, если они проявят упрямство, она сорвет ликом с одного из них, а там будь что будет. Ей надо позвонить и точка! Не хотите по хорошему, будет по плохому!
   Распаляя в себе злость для храбрости, Тори направилась в сторону откуда доносились голоса. Внезапно разговор смолк, а потом она увидела, как из-за деревьев показался Шеган в компании со своим телохранителем. Мужчины шли ей навстречу, что-то рассматривая на экранах своих ликомов.
   - Шеган! - обрадовано окликнула его Тори и в изумлении остановилась. - Вот это случайность!
   Мужчина резко поднял голову и радостно посмотрел на неё.
   - Антория! Дорогая моя, как я рад. По всем каналам передали про твоё похищение. С тобой всё в порядке? - взволнованно спросил он, делая несколько шагов навстречу.
   - Всё хорошо, - улыбнулась она.
   Ей здорово повезло, что в этой глуши она встретила своего хорошего знакомого. Не зря говорят, что мир удивительно мал. Теперь она наконец сможет позвонить Дею и точно будет в порядке. В душе поднялась радостная волна нетерпения и Тори бросилась к Шегану.
   Но чем больше они сближались, тем больше менялись чувства девушки. Она вдруг заметила, то, чего никогда не замечала в Шегане. У него оказывается были очень сексуальные губы. Тёмные глаза, в окружении густых ресниц, больше не пугали, а наоборот привлекали. На твердом подбородке проступала небольшая щетина и ей вдруг безумно захотелось провести рукой по его небритости, а потом прижаться к его губам. В совершенном шоке от своих чувств она замедлила шаг и остановилась возле него на расстоянии вытянутой руки. Взгляд не отрывался от губ Шегана, которые вдруг изогнулись в чувственной усмешке, вызывая в ней волну жара.
   О боги! Что с ней происходит?! Она что его хочет?
   - Антория, - удовлетворённо произнёс Шеган.
   От ноток, которые проскочили в его тоне, по её телу пробежали мурашки и Тори невольно покраснела.
   Как она могла не замечать раньше какой у него низкий и сексуальный голос?
   - Мне надо позвонить...- неуверенно попросила она, стараясь не смотреть ему в глаза.
   - Конечно, конечно, - кивнул Шеган, - но у нас с Мэттом как назло батарейки недавно в ликомах сели, - он извиняющимся жестом показал на потухший экран, - Тут не далеко, прямо возле парка, расположен мой отель. Я предлагаю нам всем туда вернуться. Там, в моём номере, ты с комфортом позвонишь. А пока мы туда направляемся, расскажи пожалуйста, что с тобой произошло?
   Шеган протянул ей руку и Тори не смогла заставить себя не брать её. С тяжелым вздохом она вложила свою ладонь в ладонь Шегана. Терпкий аромат мужчины окутал девушку с ног до головы и её снова пронзило желание.
   "Я люблю Деймира! Я люблю Деймира!" - стала твердить она про себя. Образ Дея мужественный, такой родной и любимый немного привёл её в чувства. Стало гораздо легче.
   Тори начала рассказывать про своё похищение, стараясь избегать подробностей и пытаясь отвлечься от внезапного влечения к своему спутнику. Она чётко понимала, что про то, что похитителем являлся её брат, Шегану знать совсем не обязательно. Но кратко поведать про свои приключения не получалось. На Тори то и дело накатывали чувственные волны, заставляя её сбиваться и путать слова. Ей хотелось не просто держать Шегана за руку, а прижаться к нему всем телом. Хотелось снова распробовать его поцелуй. Хотелось сорвать с него всю одежду и накрыть собой. Эти необъяснимые желания настолько пугали её и шокировали, что она боялась смотреть Шегану в глаза. Тори мучительно сдерживала свои страстные порывы, проклиная внезапную тягу к старому знакомому. Она мечтала поскорее добраться до места, чтобы немедленно позвонить Дею и сбежать подальше от Шегана. Когда из-за деревьев показался отель, невольная улыбка осветила её лицо.
   Ну, наконец-то она позвонит!
   В холле отеля от Шегана к сожалению не получилось избавится. Он крепко держал её за руку, уговаривая подняться в номер и отдохнуть. Здравый смысл шептал ей не делать этого, но, смущающее до красноты щёк, влечение к Шегану его переспорило. Тори с тоской посмотрела на стационарный инфопункт в холле отеля и с тяжёлым сердцем вошла с мужчинами в лифт.
   Скорей бы позвонить и сбежать отсюда!
   Люкс Шегана был огромным и включал в себя несколько комнат. Тори быстро пробежалась взглядом по изысканному интерьеру гостиной, но так и не заметила ничего похожего на комп. В гостиницах любили декорировать технику под предметы мебели и комп мог находится где угодно.
   - Шеган, я бы хотела позвонить прямо сейчас, - настойчиво попросила Тори, оборачиваясь. Она всё ещё старалась не смотреть в его глаза.
   - Хорошо, Антория, ты позвонишь. Обязательно позвонишь.
   Что-то странное прозвучало в тоне Шегана. Тори вдруг обнаружила, что оказалась зажатой между двумя мужчинами. Шеган стоял в паре шагов перед нею, а сзади молчаливо нависал Мэтт. Тревожные мурашки побежали от затылка вниз по её позвоночнику, заставляя сердце взволнованно колотится. Тори вздрогнула и невольно подняла глаза на Шегана. Её испуганный взгляд сцепился с довольным взглядом мужчины. Тори нервно прикусила нижнюю губу, чувствуя как сзади на неё наползает какой-то тяжёлый раздражающей аромат. Сильно закружилась голова и девушка покачнулась. Не смея отвести свой взгляд, она медленно тонула в тёмных омутах глаз Шегана. Мысли сонно путались, а сознание странно затуманилось, но Тори успела ухватить последнюю четкую мысль, которая безумно её напугала.
   Она теряет себя...
  
   Глава 25
  
   Глава о случайностях и закономерностях.
  
   "Вот это случайность" - воскликнула Антория, когда увидела Шегана в городском парке. Тогда он невольно улыбнулся нелепости этой фразы. Шеган был твёрдо убеждён, что случайностей не существует - есть невидимые закономерности. И эти закономерности, которые свели их в одном месте, для тиена Эриолли тайной не являлись.
   Но для девушки эта встреча и в самом деле должна была показаться случайной. Антория ничего не знала, о том, что он не расстался со своим желанием женится на ней. Она не догадывалась, что сол тигатос сознательно был введён в заблуждение своим заказчиком. Она и не подозревала, что Джара из собственных соображений дала ей выпить вино с наномаячками. И хотя это не было предусмотрено Шеганом, а у Джары возникло глупое желание играть на два лагеря, но наномаячки пригодились и даже очень. Когда после похищения Эрд Сарос не смог связаться с солом тигатосом, только они помогли отследить местоположение Антории. Вот так "совершенно случайно" Шеган оказался в городском парке Оурана, где и смог наконец увидеть свою красавицу.
   Антория была в шикарном вечернем платье с распущенными волосами. Невероятно милая и привлекательная. Когда она побежала к нему навстречу, он был во всеоружии и с нетерпением ждал её приближения. Уже с утра был выпит препарат Йорда и теперь его тело усиленно вырабатывало феромоны настроенные только на Анторию. Когда она остановилась в паре шагов от него, у Шегана перехватило дыхание от восторга.
   Феромогон действовал!
   Глаза девушки призывно сверкали, щёки пылали смущением, она постоянно прикусывала свою нижнюю губу и, было видно, что она изо всех сил сдерживает желание нарушить дистанцию между ними. Это была именно та реакция, о которой он всегда так мечтал, но девушка снова удивила его. Антория смогла, если не совсем избавится, так немного подавить своё такое внезапное и неожиданное для неё влечение к нему. Это безумно раздражало и вместе с тем восхищало Шегана. Насколько было бы проще ему, если бы Антория пошла на поводу у своих желаний и изменила бы сейчас своему капитану. Тот, насколько подозревал Шеган, не прощал измен и тут же расстался бы с девушкой. Ну, а потом дело за малым. Утешить красавицу и заставить её увидеть в нём единственного мужчину, который её достоин.
   Но, как и предупреждал Йорд, феромонгон будет действовать наверняка только при отсутствии сдерживающих факторов. А сдерживающие факторы у Антории несомненно были. Шеган в который раз проклял капитана "Метеора". Не этого мужлана должна была полюбить его красавица! В самом скором времени Шеган собирался переубедить Анторию и в этот раз у него обязательно всё получится.
   В холле гостиницы он решительно удержал девушку за руку и уговорил подняться к себе в номер. Применять ЛП-4, особенно в газовом состоянии, здесь было опасно. Зная, что возможно придётся воспользоваться этим препаратом, он с Мэттом заранее установил незаметные носовые фильтры, которые блокировали попадание в его лёгкие заражённого воздуха. Когда Йорд рассказал об этом препарате и предложил его использовать, для того чтобы сломать внутренние запреты девушки, Шеган долго сомневался. Действовать так грязно в отношении Антории он не хотел. Но время поджимало, День Круга приближался, а более цивилизованная идея ему в голову так и не пришла.
   Шеган не знал как расшифровывалась аббревиатура ЛП-4, но в народе эту дрянь называли подчинителем или подавителем воли. Человек, который вдыхал эту гадость, переставал самостоятельно принимать решения. Ему трудно было сосредоточится на чём-то одном и выделить самое главное. Даже такие простые вещи, как встать с кровати или нет, вызывали затруднения. Таким человеком легко было управлять и для этого достаточно было просто чётко формулировать приказы. ЛП-4 для Шегана Мэтт достал и в газообразном состоянии, и в жидком. Можно было бы, конечно, добавить этот препарат Антории в питьё, но в газообразном состоянии ЛП-4 действовал быстрее, а время для Шегана сейчас было дорого. Кроме того, он всё же в ближайшем будущем хотел отказаться от применения этой дряни и не хотел, чтобы Антория, когда придёт в себя, заподозрила, что её чем-то отравили.
   Логан Йорд не обманул. В газообразном состоянии ЛП-4 подействовал практически сразу, но Мэтт перестарался с дозой и Антория рухнула, как подкошенная. Шеган успел подхватить её на руки и с неудовольствием уставился на своего телохранителя.
   - Ты что сделал?
   - Я? - возмутился Мэтт. - Я сделал то, что вы приказали! Когда окажемся в вашем номере, подойти к Антории со спины и незаметно распылить вокруг неё подчинитель.
   - Надо было нажать всего один раз! А ты весь баллончик на неё распылил!
   - Я и нажал один раз! - упрямо заявил Мэтт. - Но очень сильно нажал...
   Тяжело вздохнув, Шеган положил Анторию на диван и обернулся к Мэтту.
   - Ладно, сейчас не время спорить. Вещи уже собраны, забирай их, найди Джару с её секретаршей и отправляйтесь в космопорт. Как только Антория очнётся и позвонит, я с ней сразу же отправлюсь за вами. Предупреди команду нашего корабля, чтобы взлетали сразу же, как только мы окажемся на борту. Всё ясно?
   - Так точно, шеф! - вытянулся в струнку Мэтт и через мгновение покинул комнату.
   Шеган с тревогой посмотрел на свою красавицу. Она всё ещё не приходила в себя, а это было плохо. Все сенсетивы сейчас ищут её, и хотя на ней была надета защита, Шеган всё равно волновался. Кто их знает этих Шал'Линнов? А вдруг им эти колечки совсем не помеха.
   Решив проветрить помещение (всё равно перед выходом это надо будет сделать), Шеган подошёл к пульту и нажал нужную кнопку. Створки окна разъехались в стороны и в комнату ворвался тёплый летний ветерок. Ресницы Антории затрепетали и вскоре она открыла глаза.
   - С тобой всё в порядке? - взволновано спросил у неё Шеган и тут же, когда увидел неуверенность в глазах девушки, отругал себя. Ей сейчас нельзя задавать вопросы. Мозг, затуманенный препаратом, не сможет определиться с ответами, а это грозит сильнейшей головной болью. - Не отвечай. Я вижу, что ты уже очнулась.
   Шеган помог Антории встать с дивана и подойти к столу, на котором располагался стационарный комп. Усадив девушку на стул, он нажал на кнопку в торце стола, по сигналу которой часть деревянной столешницы медленно поднялась, открывая встроенный экран и клавиатуру.
   - Ты хотела позвонить, - Шеган уверенным голосом стал давать Антории инструкции. - Номера капитана, я не знаю, а потому наберу сейчас один из номеров аринора. Там автоответчик, который будет записывать твоё сообщение. На экране увидишь текст того, что ты должна произнести. Прочитай его естественно и непринуждённо. Улыбайся.
   - Хорошо, - неуверенно кивнула Антория и робко улыбнулась.
   - Вот и умница, - Шеган провел рукой по её волосам, вышел из зоны видеокамеры, чтобы не попасть в кадр и нажал вызов.
   Как только связь была установлена, Антория улыбнулась и принялась читать текст:
   - Здравствуйте, Мирран Шал'Линн. Извините, что звоню на ваш номер, но номера Деймира я не помню, а ваш есть во всех справочниках. Как только получите это сообщение, передайте его пожалуйста Деймиру. Деймир, привет! Со мной всё хорошо. Сол тигатос понял, что совершил ошибку и только что отпустил меня. Должна сказать тебе, что пока я была у него в плену, я много думала о наших отношениях. Мне жаль тебе это сообщать, но я пришла к выводу, что у нас с тобой нет никаких перспектив. Я расстаюсь с тобой и сегодня же улетаю на Геллу. Мои вещи можешь выслать по почте или вообще не возвращать. Надеюсь, ты не будешь сильно расстроен и быстро найдёшь себе другую. Да, и ещё один момент. Если ты и в самом деле испытывал ко мне искреннюю симпатию, то прошу тебя не искать меня. Так будет лучше для нас обоих. Прошлое должно оставаться в прошлом, не так ли? А с сегодняшнего дня ты, Деймир, моё прошлое. Желаю тебе всего хорошего. Попрощайся пожалуйста от моего имени со своими милыми родственниками. Буду очень благодарна. Пока.
   Как только Антория произнесла последнее слово, Шеган тут же вырубил связь, стёр все свои личные файлы и выключил комп. Медленно выдохнув, он удовлетворённо прошептал:
   - Получилось!
   Быстро пройдясь по всем комнатам люкса, Шеган убедился, что ничего не забыл, после чего взял Анторию за руку и покинул гостиницу.
   Сейчас нужно было, как можно быстрее, убраться с этой проклятой Терлинны.
  
   ***
  
   Деймир медленно приходил в себя. Голова дико раскалывалась, во рту была помойка и почему-то противно пульсировали костяшки пальцев.
   Что за хрень?
   Он медленно поднял руку к глазам и с трудом заставил себя их открыть. Глаза тут же резанул яркий свет и Дей прищурился. Сфокусировав зрение на руке, он понял, почему она болела. Все костяшки были сбиты в кровь, которая уже запеклась неаккуратной корочкой.
   "Наверно подрался..." - равнодушно подумал он и принялся осматривать комнату, в которой очнулся.
   Комната казалась совсем незнакомой. Высокие потолки, окно до самого пола, гладкий деревянный пол, прикрытый небольшим пушистым ковром. Из мебели здесь был огромный диван, застеленный чистым бельём, на котором он валялся прямо в одежде, два узких шкафа, стоявших по обе стороны от двери, декоративный столик, заставленный пустыми бутылками, и огромный экран, висевший на стене прямо напротив дивана. На экране застыло улыбчивое лицо Тори, и едва Дей увидел его, как сразу же вспомнил, что произошло.
   Тори его бросила!
   В груди неприятно кольнуло, а сознание снова заволокло дикой смесью тоски, ярости, ревности, и он снова закрыл глаза.
   Как эта ... как его прелесть могла так поступить?!
   Но даже в мыслях Дей не мог обозвать Тори и как следует разозлиться на неё. С тех пор, как он увидел эту запись, красная пелена гнева заволокла его сознание. Мозг в жесточайшей депрессии потребовал алкогольного допинга и Дей, находясь в глубоком ступоре, подчинился ему. Что было дальше, он практически не помнил. Как он здесь очутился? Сколько времени прошло? Все эти вопросы всё ещё не интересовали его пробуждающееся сознание.
   Это было абсолютно не важно. Главным было другое. Его опять бросили. Оставили, как какую-то ненужную вещь. Снова вытерли об него ноги. И когда он наконец поймёт, что всегда был неудачником? Что не заслуживает счастья? Что он всего-навсего ничтожный клон, недостойный любви? Он не выучил сразу этот урок и судьба решила напомнить ему жестокую правду - хорошим девушкам не нужен такой муж, как он. Это доказала ему Летина, сбежав за несколько дней до свадьбы, это только что подтвердила и Тори, улетев он него, так и не дождавшись официальной помолвки.
   Крепко сжав зубы, чтобы не завыть, Дей вдруг резко открыл глаза - мозг вдруг вышел из депрессии и стал искать объяснения всему произошедшему.
   Проклятье! Но ведь Тина его не бросала! Нет, она конечно дала ему отставку, но не по собственной воле. Так может и Тори подвергалась чужому влиянию?
   Дей медленно встал, стараясь не делать резких движений, и подошел к экрану, с болью вглядываясь в застывшее изображение. На него улыбаясь смотрела его прелесть и он нежно провёл рукой по гладкой поверхности, неосознанно лаская любимые губы, прямой носик, изогнутые брови. Наконец он собрался с духом и заглянул в огромные серые глаза. Они не улыбались. Совсем. В них он не увидел и следа веселья или радости. В них он разглядел жуткий страх.
   Твою ж систему! И как он раньше не догадался, что с этим грёбанным сообщением что-то было не так!
   Дей судорожно потыкал нужные кнопки и включил запись с самого начала. Очнувшийся мозг тут же стал искать несоответствия в обычном поведении Тори и в том, как она говорила на записи. Ди нарри всегда называла его Деем, иногда шептала мой капитан, но практически никогда не произносила Деймир. В этот раз он внимательно вглядывался в её глаза. Они и в самом деле не улыбались. Сначала в них появилось недоумение "и как это я умудрилась такое сказать", потом, когда Тори упомянула, что в их отношениях нет перспектив, в глазах проскользнул страх, смешиваясь с непониманием, и наконец, когда она с улыбкой сообщала, что расстаётся с ним, там не осталось ничего, кроме ужаса и паники.
   - Что же с тобой сделали, Тори? - простонал он, упираясь лбом в экран.
   Через мгновение Дей встряхнулся и поднял голову.
   - Я приду за тобой, - дал он обещание испуганным серым глазам, - Жди...
   Дей осмотрел комнату и заметил в углу ещё одну дверь. Как он и думал, за ней оказалась ванная комната. Быстро приняв душ, Дей привел себя в порядок, непрестанно думая о том, что предстоит сделать.
   "Метеор" придётся оставить здесь, туристическая программа пассажиров ещё не была завершена, а потому необходимо связаться с командой и обрисовать им сложившуюся ситуацию. Дей отправил всем членам команды сообщение о встрече в космопорте. Полёт до Геллы занимал всего пять дней ( маяк там крутился значительно ближе к планете, чем в этой системе), а потому он надеялся, что его команда сможет продержатся это время без капитана. Но вот что он будет делать, когда окажется на Гелле? Где искать Тори? Вряд ли она будет спокойно сидеть и ждать его у себя дома. Теперь Дей был абсолютно убеждён, что она покинула Терлинну не по собственной воле, а значит её будут где-то удерживать. Но вот где? Надо срочно выяснить какая сволочь могла так поступить с его прелестью и тогда станет ясно, где искать.
   С этими мыслями Дей решительно покинул комнату и тут же столкнулся с Кэаном.
   - О! Неужели ты очнулся?! Слава богам! - иронично поприветствовал его Кэан. - А я уж думал, что ты всё ещё в горе. Шёл тебя проведать.
   - Я всё ещё в горе, - мрачно ответил Дей и, отодвинув брата с дороги, тяжело посмотрел на него, - не мешай. Я должен найти Тори.
   - Для того чтобы убить эту гадину? - ехидно поинтересовался Кэан.
   Дей действовал мгновенно, не раздумывая, - едва у брата вырвалось последнее неосторожное слово, как он тут же оказался прижатым к стене массивным телом капитана. Рука Дея крепко сжала его шею, а сам он яростно пронзил Кэана взглядом.
   - Не смей называть Тори гадиной!
   - Кх-х, да ты ж сам первый начал! - хрипло возмутился Кэан, решительно отпихиваясь.
   - Я? - Дей невольно ослабил захват и отпустил брата. Он совсем не помнил, что называл свою прелесть этим словом, но допускал, что на нетрезвую голову мог ляпнуть и не такое. - Я ошибался! Тори ни в чём не виновата.
   - Да ты что?! Ну наконец-то ты прозрел, а мы уж думали, ты никогда не догадаешься!
   - Так ты знал?! Ты знал, что кто-то заставил говорить Тори всю эту херню, и молчал? - Дей сжал челюсти и стал надвигаться на Кэана.
   - Стоп-стоп, не подходи ко мне, псих! Ты хоть в курсе, что в последние дни ты был совсем не вменяемым? Ты вообще не воспринимал, что тебе умные люди говорят!
   - Последние дни..., - Дей в шоке остановился. - Сколько прошло времени, с тех пор как мы получили сообщение от Тори? Отвечай!
   - Уже больше двух дней.
   Дей не мог сдержать тоскливого стона и прикрыл глаза. Если Тори, как и обещала, отправилась на Геллу, то она уже давно в Потоке на пути к планете. Чтобы найти быстроходный корабль и команду наёмников (непонятно же сколько людей удерживают его ди нарри) требуется время и деньги. Последнее у него благодаря наследству теперь есть, а вот как нагнать упущенные дни? Пока он раздобудет корабль, пока все в него погрузятся и телепортируются, пройдёт ещё один день. До Геллы от Маяка лететь на средней скорости пять дней, а значит у него есть два дня чтобы нагнать корабль, на котором летит Тори, в Потоке. Сделать это практически нереально, даже самый быстроходный корабль вряд ли сможет ликвидировать такое отставание. Скорей всего Тори придётся искать по всей Гелле, а это будет сделать гораздо сложнее, чем в Потоке, особенно, если у тех, кто её сопровождает, есть средства, чтобы затеряться на планете.
   Дей снова отчаянно застонал, проклиная себя.
   Он как последняя сволочь напивался два дня, а его прелесть в это время...
   - Да, ладно, тебе Дей, - к нему подошёл Кэан и хлопнул по плечу, - не переживай так. Не у всех же мозги напрочь отключились. Идем в гостиную, я тебе расскажу, что нам удалось выяснить.
   Немного воспрянув духом, Дей молча кивнул и пошел за Кэаном.
   - Мы вообще где?
   - Мы вообще в столичной резиденции круга, - просветил его брат, ведя по коридору. - Деда сегодня срочно вызвали на совет теносов, так что он на работе. Руэрт сейчас в конкретном неадеквате, совсем как ты недавно. Вчера ночью из гостиничного номера похитили Летину. Её охранники получили свой кайф от парализации и, конечно же, никто ничего не видел. В общем, этим похищением сейчас занимается ОЧС, а чтобы Руэрт не натворил что-нибудь нехорошее, за ним присматривает Дэлан. Так что здесь с нами осталась самая прекрасная часть круга. Заходи.
   Кэан распахнул дверь в гостиную и пропустил Деймира вперёд.
   Гостиная была большой, но очень уютной. Интерьер был оформлен в глубоких синих и небесно-голубых цветах. Три окна ярко освещали всю комнату, уставленную по периметру уютными креслами и диванчиками, между которыми размещались небольшие столики с цветами и фруктами. Дей мимолётно осмотрел всё убранство гостиной: от картин с экранами на стенах до шикарного ковра в центре, и сосредоточил своё внимание на трёх женщинах, которые обернулись при его появлении.
   Виана сидела в кресле у окна. Она печально улыбнулась Деймиру и снова устремила свой задумчивый взгляд на улицу. Альяна играла в какую-то игру на ликоме, забравшись в кресло, стоявшее у стены, с ногами. Не отрываясь от экрана, она помахала братьям рукой и снова углубилась в игру. Синнола сидела ближе всех к дверям и вчитывалась в какие-то документы.
   - О, мальчики, наконец-то! - она приветливо улыбнулась им, - Как ты себя чувствуешь, Деймир? Кэан помог тебе прийти в себя?
   Дей поприветствовал женщин вежливым поклоном и ответил Синноле:
   - Спасибо всё в порядке. Я сам справился.
   В голове ещё немного шумело, да и желудок вёл себя подозрительно, но Дей был не из тех, кто жалуется. Тем более, что его физическое состояние было просто идеальным по сравнению с душевным. Он прошёл вглубь комнаты и сел в кресло напротив Синнолы, а Кэан пристроился рядом, вытянув ноги.
   - Сознание к нему вернулось, конечно, самостоятельно, но не полностью, - доложил Кэан своей матери. - Наш капитан, совсем не помнит, что вчера учудил.
   - Я что-то натворил? - напрягся Дей, пытаясь вспомнить свои действия после того, как впервые прослушал то дерьмовое сообщение.
   Почему-то все резко отвели от него глаза, а Альяна нервно хихикнула.
   - Мне кто-нибудь объяснит, что я такого сделал? - обвёл он глазами своих родственников.
   Тяжело вздохнув, Кэан невозмутимо посмотрел на него и принялся рассказывать:
   - Ну, начнём с того , что в первый день ты разгромил два довольно приличных бара. Побил всех охранников, которые пытались тебя утихомирить. Мы с Дэланом еле-еле успели запихнуть тебя в аэрофлай до приезда законников и скрыться.
   - Это всё? - хрипло спросил Дей.
   - Всё? О нет. Это только начало. Мы привезли тебя сюда, - Кэан махнул рукой вокруг. - В этом здании на нижних этажах гостиница, принадлежащая нашему кругу, а верхний этаж является нашей столичной резиденцией. Но ты конечно не помнишь, что я тебе это уже рассказывал, - не спросил, а утвердительно заявил брат и бросил на него невозмутимый взгляд.
   Дей решил промолчать и крепче сжал челюсть. Он и в самом деле ни хрена не помнил.
   - Так вот, пока мы с Дэлом договаривались с управляющим об ужине, ты стал орать на весь холл, что все женщины суки и что ты будешь просто дебилом, если жениться на какой-нибудь гадине женского пола. Дел решил тебя увезти, но пока вы ехали в лифте, твоё настроение сменилось с агрессивного на депрессивное. Ты стал твердить, что жизнь у тебя говно, в любви не везёт и самое лучшее что ты можешь для всех сделать - это спрыгнуть с крыши.
   Дей прикрыл глаза и сжал кулаки.
   - Как видно я передумал, - выдавил он из себя.
   - Да, ты передумал, - язвительным тоном поддел его Кэан, - когда мы вдвоём с Дэлом стащили тебя с карниза, ты сразу и передумал. Зарядил своими отбойниками Дэлу в живот, а мне в челюсть, отрубился прямо там, на крыше, и, как видно, передумал.
   Кэан повернулся к нему другим боком и показал огромный бордовый синяк на своей челюсти.
   - Прости, Кэан, - сокрушённо пробормотал Дей. - Это как-то само собой получилось. Наверно инстинкты сработали.
   - Не хилые у тебя инстинкты! - возмутился Кэан, но как-то быстро успокоился и пробурчал - Но обиды не держу. Меня потом та-ак жалели и утешали, что даже сейчас возбуждаюсь.
   - Кэан! - укоризненно воскликнула Синнола. - Это нас не интересует.
   - Ладно-ладно, - заворчал он, - вернёмся к Деймиру.
   - Хватит! Не надо ко мне возвращаться. Я всё понял. Не желаю больше ничего зна... - Дей решительно встал с кресла и с недоумением уставился на разбитый экран, висевший на стене.
   - Это что такое? - тихо спросил он, указывая на непробиваемый экран, самой известной марки. Он тупо рассматривал сеть мелких трещинок и криво отколотый угол. Корпорация "Экраниум" поставляла экраны по всему Галактическому Союзу и он никогда не слышал, чтобы хоть один мог треснуть или разбиться. Твою ж систему, это всегда был символ надёжности, прочности в конце концов. - Это как же так?
   Кэан весело расхохотался и к его смеху присоединились все женщины.
   - Это ... - задыхаясь от смеха, ответил он, - это... единственный разбитый экран ... за последние... сто пятьдесят лет. Эксклюзив!
   - Тогда как же я его ...?
   - А хрен его знает? Мы когда услышали отсюда грохот и звон, сразу прибежали, но ты уже лежал на полу и обнимался с бутылками. У начальника технического отдела "Экраниума", между прочим из-за тебя, предынфарктное состояние. Скоро своих специалистов пришлёт, будут разбираться.
   - Ладно, хватит ржать! - разозлился Дей и на Кэана, и на себя. - Рассказывай лучше, что удалось выяснить. Откуда Тори звонила, когда и на каком корабле улетела на Геллу? Как её могли заставить говорить против воли? Мне важно знать всё.
   В комнате стало тихо и все сразу стали серьёзными. Альяна бросила свою игру и пересела на кресло, стоявшее рядом с матерью. Виана тоже перебралась поближе и устроилась рядом с племянницей.
   - Значит так, - начал Кэан, - Тори звонила из люкса гостиницы "Эйфиул". Как мы выяснили номер принадлежал тиену Шегану Эриолли - одному из твоих пассажиров.
   Деймир нахмурился и вытащил из памяти анкету этого тиена. Смутно вспомнился холёный мужчина около сорока лет, который приходил на ужин в кают-компанию и сидел за дальним столиком со своим телохранителем. Мозг заставил память шевелиться и Дей припомнил новую информацию, которую слышал краем уха из разных передач и которая совсем не радовала. На Гелле тиен Эриолии был очень большой шишкой и запросто мог помешать Дею в его поисках.
   Проклятье! Если этот тип замешан в этой истории, то найти Тори на Гелле будет практически невозможно.
   - Как она там оказалась? - сквозь зубы спросил Дей.
   - Вероятно сол тигатос всё же каким-то образом понял, что ошибся. Мы выяснили, что он высадил Тори в столичном парке. Камер там практически нет, но она всё же попала в поле их действия возле самого выхода. Тогда она уже была в компании Эриолли и его телохранителя. Незадолго до этого эти двое вошли в парк со стороны своей гостиницы, а вышли уже с Тори. Возможно у них была связь с солом тигатосом или они каким-то другим образом узнали, что она в парке. В любом случае, в такие совпадения я не верю... В гостинице они сразу же все вместе поднялись в люкс Эриолли, но вскоре телохранитель вышел и, взяв аэрофлай, улетел на космодром. По дороге он забрал из торгового центра Джару Ламани и Лорну Кросс. Одну из этих дамочек я знаю очень даже неплохо, да и ты должен помнить, Джара сидела как раз за твоим столиком.
   Дей всё больше и больше хмурился, такие совпадения ему тоже не нравились.
   - В люксе Тори и Шеган пробыли не долго. Камер там нет, подробности неизвестны, но именно в это время она звонила, а потому точно известно, что она была там не одна. Шеган не сенсетив, а потому ментальное воздействие сразу же исключается. Остаётся три варианта. Или он пригрозил ей оружием, или чем-то шантажировал, или использовал какую-то запрещённую дрянь, - Кэан помолчал, а потом тихо добавил, - Очень похоже на действие подчинителя.
   - Да что этому гаду от моей Тори надо?! - взорвался Дей.
   - А то ты не знаешь? - удивился Кэан.
   Но Дей промолчал и со злостью уставился на брата. Со слов Тори он знал, что Шеган иногда был её работодателем и хорошим знакомым, а на корабле он никогда не видел их вместе. Что он должен был знать?
   - Кх-м, ну ты даёшь, - протянул Кэан, - да этот Шеган в открытую сох по твоей прелести. А ты значит ни о чём не подозревал?
   Вцепившись в подлокотники кресла двумя руками, Дей сжал челюсти до зубовного скрежета и не стал отвечать на этот вопрос. Немного успокоившись он спросил у Кэана:
   - Они точно улетели на Геллу? Я понимаю, что догнать их не удастся, но мне надо точно знать на какой планете будет валяться труп Эриолли.
   - Точно. Частный корабль "Стрела-93" был арендован заранее, ещё до Дня Круга, телохранителем тиена Эриолли Мэттом Оуни. Два дня назад "Стрела" совершила успешную телепортацию на орбиту Маяка системы Геллы, - чётко ответил Кэан, а потом загадочно переглянулся с женщинами.
   Все три еле заметно кивнули и Дей подозрительно прищурился, собираясь спросить, что недоговорил Кэан, но его опередила Синнола:
   - Деймир, мы должны тебе кое-что рассказать о сенсетивах и попросить тебя не распространятся о том, что ты сейчас услышишь.
   - Это имеет отношение к Тори? - как можно вежливее спросил он. Дею не хотелось сейчас психовать, но какие-то грёбанные сенсетивские тайны интересовали его сейчас меньше всего.
   - О да! - улыбнулась Синнола. - Если хочешь догнать "Стрелу" в Потоке и увидеть свою Тори до того, как она прилетит на Геллу, то...
   - Буду нем, как рыба! - перебил он Хранительницу. Да он всё, что угодно пообещает, за такой шанс. - Рассказывайте, как такое возможно!
   - Кх-м, - начал Кэан, - в общем особой тайны тут нет, но мы это очень редко практикуем. В исключительных случаях. Как ты знаешь, существует несколько видов телепортации...
   - Короче! - перебил взволнованный Дей брата.
   - Короче, так короче. Мы можем телепортироваться не только по крови, но и по энергетическому отпечатку, видному в Эране. Если я хорошо знаю человека или у меня есть его личная вещь, то я могу запросто к нему телепортироваться. Улавливаешь, как можно догнать "Стрелу" в Потоке?
   - Ты знаешь сенсетива "Стрелы"? - с надеждой спросил Дей.
   - Возможно и знаю, но у меня не очень хорошие отношения с директором космопорта, а потому он всё ещё тянет с ответом.
   - Летим туда, - вскочил Дей, - я быстро приведу его в чувства. Ответит, как миленький. Да и всё равно мне надо нанять какой-нибудь корабль и дать указания своей команде.
   - Сиди спокойно и не прыгай, - нахмурился Кэан. - Я ещё не всё тебе сказал.
   С трудом сдерживая своё нетерпение, Дей сел на место.
   - Телепортация по энергетическому отпечатку отнимает много сил, а в нашем случае нужно будет перенести не только себя, но и весь корабль. Не каждый сможет с этим справится. Так что, как только узнаем кто сенсетив "Стрелы", лучше всего будет найти его криала. У кровных родственников стопроцентно получится такой перенос. В противном случае будем пробовать телепортацию по отпечатку, но тогда, как я уже говорил, надо раздобыть какую-нибудь личную вещь сенсетива "Стрелы" или найти его хорошего знакомого. В любом случае, для нашей погони понадобятся минимум два сенсетива, а то и больше. Дед отдаёт на время спасательной операции свой личный корабль с экипажем, так что тебе не надо суетится, полетим с комфортом. Наёмники тоже не нужны. Ты наверно забыл, что дед передал тебе долю в некоторых семейных предприятиях? Так вот серьёзные парни из охранного агентства уже наготове и прибудут в космопорт по первому зову. Можем ещё нанять специалиста, который будет руководить всей операцией.
   - Это лишнее, - перебил его Дей. Горло сдавливало от волнения, а голова гудела от обилия новостей. Быстроходный корабль, охранники, телепортация по отпечатку - всё это давало реальный шанс нагнать "Стрелу" в Потоке и вернуть Тори раньше, чем она окажется на Гелле. В операциях захвата, проводимых в космосе, он участвовал не раз, пока не перешёл на более спокойную работу к Халу, так что никакой спец в этом деле ему не нужен. Оставалось найти криала сенсетива "Стрелы" и можно было отправляться в путь. - Спасибо вам.
   Дей обвёл признательным взглядом всех присутствующих и пожалел, что здесь не было деда с Дэланом, чтобы он мог и им выразить свою благодарность.
   - Да не за что, - улыбнулась Синнола.
   - Мы ведь семья, - смущённо добавила Виана.
   Ликом Кэана пискнул и засветился от пришедшего сообщения и все с интересом посмотрели на него.
   - О! А вот, наконец, пришло то сообщение, которое мы так ждали, - сообщил Кэан и стал вчитываться в текст, щёлкая кнопками.
   - И как зовут сенсетива "Стрелы"? - в нетерпении спросила Альяна, привставая с места, чтобы заглянуть в ликом брата. - Говори скорее, может я его знаю и мне повезёт с вами полететь.
   - Альяна, это не приключение. Нечего так радоваться, - укорила её Синнола. - А ты, Кэан, не томи. Читай скорее.
   - Да я уже давно прочитал, просто сразу стал искать этого парня в базе данных, - отозвался Кэан, не отрываясь от ликома. - Нашего сенсетива зовут Аден О'Шэйн, но я про него в первый раз слышу. Та-ак, по данным из базы ему сейчас девяносто один год. Он учился в университетах Карды и Деноса, потом преподавал курс "Телепортационного манипулирования в подсознательном пространстве Эраны" на Терлинне, в последние годы работал на себя. Ему принадлежит небольшая частная фирма по прокату космических кораблей, класса Л-30. Иногда он отправляется с клиентами в качестве сенсетива. И похоже наш случай, как раз из таких.
   Кэан оторвался от ликома и посмотрел на, сидящих перед ним, женщин:
   - Ну, кто-нибудь знает этого Адена, потому что в базе про его родных нет никакой информации? Что это вообще за круг такой О'Шэйн?
   Дей тоже впился с надеждой в лица женщин.
   О боги! Пусть хоть одна из них будет знакома с этим О'Шэйном!
   - Впервые слышу, - разочарованно призналась Альяна, но тут же принялась что-то активно строчить на ликоме, - сейчас друзей буду пытать, может они знают этого Адена.
   Синнола тоже огорчённо покачала головой:
   - Я тоже раньше не слышала это имя, хотя название его круга где-то встречала. Сейчас буду вспоминать и у знакомых, конечно, поспрашиваю.
   Хранительница встала с кресла и отошла к окну, связываясь с кем-то по ликому, а Дей перевёл взгляд на Виану. Она сидела очень бледная и напряжённая, с непроницаемым лицом.
   - Ну, а ты тетушка? Знаешь этого Адена? - спросил её Кэан. - Я только что выяснил по базе, что родных у него нет, а это хреново. Это значит криала мы точно не найдём, но может в его круге есть диалы - тоже кстати вариант. Всё лучше и проще, чем телепортировать по отпечатку. Это ж придётся где-то его личную вещь искать.
   - Адена я не знаю, - как-то сухо ответила Виана и отвела глаза.
   Дей переглянулся с Кэаном и тяжело вздохнул:
   - Ну нет, так нет. А личная вещь это какая? Куртка? Трусы? Расчёска? Может сгонять в его фирму и объяснить им всё. Неужели не помогут? В конце концов можно им денег предложить.
   - Да, наверно придётся сгонять, - задумчиво пробормотал Кэан, - я сейчас всем знакомым тоже сообщения разошлю, может кто этого Адена и опознает, а потом полетим.
   Кэан быстро наговорил сообщение и отправил его всем своим знакомым, а затем недовольно буркнул:
   - И что это за круг такой странный О'Шэйн? Впервые вообще слышу, чтобы название круга с гласной начиналось. Может это его псевдоним, а мы тут ищем непонятно кого?
   - Нет, Кэан, - тихо сказала Виана, - это не псевдоним. Гласная в начале названия указывает на древность круга. А Аден последний его представитель...
   - Ты всё-таки его знаешь? - подозрительно спросил Кэан.
   - Адена я и в самом деле не знаю, - грустно улыбнулась Виана, - он не захотел со мной знакомится... Но я знала его старшего брата.
   - Вот это новость! - радостно воскликнул Кэан. - Так значит база врёт! Ну тётушка звоните этому брату. Мы предложим ему полетать.
   Из глаз Вианы внезапно брызнули слёзы и она закрыла лицо руками.
   - База не врёт, - сдавленно произнесла она. - Я же сказала, что знала его брата и что Аден последний в роду...
   - Это тот о ком я думаю? - взволновано спросила Синнола, внезапно оказавшись рядом. - Ви, ответь мне, Аден брат Морта?
   - Да, - прошептала Виана, вытерла слёзы и глубоко вздохнула, постепенно успокаиваясь.
   Не понимая ничего, Дей наблюдал, как Синнола отвела от Вианы глаза и посмотрела на Кэана.
   - Можешь больше никого не искать, - мрачно сказала она сыну. - У нас есть диала О'Шэйна. Но вот в фирму Адена всё же слетай, личная вещь вам не помешает... Ваша кх-м диала... может затеряться в Эране и не осилить телепортацию.
  
   Глава 26
  
   Глава об исправлении ошибок и совершении новых.
  
   Шеган смотрел на Анторию, спящую в его постели, и испытывал редкое для него чувство вины. За последние дни он добился многого, но совсем не того, чего на самом деле хотел. Он провернул афёру с солом тигатосом, нашёл учёного, синтезировавшего феромонгон, улизнул от могущественных Шал'Линнов, заставил Анторию бросить своего капитана, но он так и не добился её любви. Шеган уговаривал себя не спешить. Убеждал сам себя, что для всего требуется время, но ожидание казалось ему невыносимым.
   Осторожно, стараясь не разбудить девушку, Шеган лёг рядом, обнял её со спины и нежно поцеловал в макушку. Антория невольно зашевелилась, поудобнее устраиваясь в его объятиях, и снова успокоилась, тихо посапывая. Шеган прикрыл глаза, вдыхая в себя нежный аромат девушки и снова вспомнил недавний разговор с Йордом.
  
   - Я вас понял. Судя по характеристике, что я только что услышал, девушка и в самом деле замечательная и очень домашняя. Она очень постоянная, но немного ленивая и инертная, а это мы с вами можем замечательно использовать.
   - Каким образом?
   - Есть один интересный препарат - ЛП-4, к сожалению запрещённый, и я могу вам предложить...
   - Я слышал о нём. Но разве нет другого способа? Я бы не хотел её травить.
   - Ну что вы! Это совсем не отрава. Никакого привыкания. Препарат выводится из организма в течении суток, правда не совсем приятным способом, но этого можно избежать постепенно уменьшая дозировку. Другой вариант мне как-то не приходит в голову... Разве что если вы каким-либо образом ликвидируете мужчину, в которого влюблена девушка, а затем в процессе утешения сможете её в себя влюбить.
   - Ладно, рассказывайте, - разрешил Шеган. Здесь на Терлинне он мало что мог сделать с ненавистным капитаном, но терпеть его присутствие возле Антории было безумно сложно.
   - Под действием препарата, все барьеры, которые может поставить между вами девушка, легко снимаются. Если она считает неприличным поддаться желанию, которое у неё вызовет феромонгон, если считает это предательством, по отношению к своему жениху, то одно ваше слово и она передумает. Судя по вашему описанию её возлюбленного, он не потерпит никаких измен и в порыве гнева вряд ли будет разбираться, что его невеста была под действием подавителя. Это нам на руку. Здесь есть несколько вариантов, но безопасней всего действовать на расстоянии. Она может ему позвонить по ликому и сказать, что между ними всё кончено. Можете снять откровенные сцены с её участием и анонимно послать ему. В общем, решайте сами. После этого следует улететь с девушкой подальше от Терлинны и постепенно снизить дозировку подавителя. Когда действие препарата прекратится, девушка будет смутно помнить свои действия. Она...
   - Она всё поймёт и станет меня ненавидеть.
   - А что она поймёт? Препарат следует давать ей незаметно, например подливая в питьё, и всё будет в порядке. Всё что она сделает - она сделает сама. Сама бросит жениха, сама ответит на вашу страсть. Самое главное, чтобы она не догадалась, что на неё воздействовали каким-то препаратом, ну, а вы всегда будете рядом и разрешите все её сомнения. Как она могла изменить жениху и его бросить? Да запросто! Страсть не выбирает своих жертв. Влечение вещь непостоянная - сегодня один, завтра другой. Но раньше она себя так не вела? Так раньше она сидела дома и не общалась вживую с мужчинами. По бионету феромоны и влечение не передаются. Как ей теперь жить дальше? Очень просто - наслаждаться жизнью вместе с вами.
   - А если она не согласится?
   - Согласится. Жених её бросит, девушка она немного инертная, кидаться на других мужчин не будет. Максимум погорюет немного в одиночестве, что оказалась такой легкомысленной и непостоянной, и всё. Но вы ведь всегда будете рядом, феромонгон станет делать свою работу, а сдерживающих факторов, вроде верности жениху, больше не окажется. Поверьте мне, она не устоит. Рано или поздно, но всем хочется любви. Вот тогда она будет вашей.
  
   Тяжело вздохнув Шеган, снова отрыл глаза и бездумно принялся осматривать каюту. "Стрела" была поменьше "Метеора", но апартаменты здесь были такие же. Просторный холл-столовая с пищепортом, уютная спальня, кабинет, совмещённый с вирткомом, раздельный санблок.
   Когда два дня назад он оказался на борту вместе с Анторией, то не дожидаясь телепортации, сразу же заперся с ней в своих апартаментах. Тогда, в эйфории, ему казалось, что мечты сбываются. Он столько времени хотел оказаться наедине с Анторией, столько лет представлял её обнажённое тело на своей кровати, что не сразу понял - самого главного элемента его мечты сейчас не было. Не было взаимности. В его многочисленных фантазиях серые глаза Антории всегда вспыхивали ответными чувствами при виде него. Но сейчас в её глазах не было никаких искр, там царила равнодушная пустота и это, как ни что другое, тут же охладило и остановило Шегана. Ему не нужна была послушная кукла, в которую превратилась девушка благодаря подавителю, ему нужна была жена, искренне любящая своего мужа. Стиснув зубы, Шеган тогда одел Анторию, посадил в кресло, сунул ей в руки читалку и, попросив почитать, вышел из спальни. Он твёрдо решил, что пока подавитель не выйдет из организма, секса у них не будет. Антория должна сама пожелать его, пусть и с помощью феромонгона, но без тумана в голове.
   В тот же день Шеган хотел прекратить приём ЛП-4. В положенное время он не дал следующую дозу и Антории резко стало плохо. Она жаловалась на сильные боли в голове, невольно стонала, её очень тошнило, а когда началась сильная рвота, он не выдержал и дал ей выпить подавителя, предварительно уменьшив дозу. Антория тут же "поправилась", но с тех пор у неё стала часто кружиться голова и её постоянно клонило в сон.
   Гадкое чувство вины поселилось в Шегане и он не знал, что с этим делать. Он всегда считал, что самым лучшим планом является самый простой, а значит надо было стиснуть зубы и терпеть, пока Антория не вернулась бы на Геллу. На родной планете, где у него были нужные связи, деньги и власть, он без проблем устранил бы выскочку капитана, а потом с помощью феромонгона успешно утешил бы его невесту.
   Глядя на мирно спящую девушку, Шеган в очередной раз пожалел, что привычная выдержка и терпение ему изменили. Из-за его навязчивой идеи Антория теперь страдает от применения подавителя, а Шегана стали тревожить мучительные сомнения.
   Что если она, несмотря на все его усилия, так и не полюбит его? Что если она, так и не засияет для него? Что если люди говорят правду и насильно, и в самом деле, мил не будешь? Как он тогда будет жить? И сможет ли отпустить её?
   Проведя рукой по телу девушки, он поцеловал её в щёку и плавно встал.
   - Что ж, не делает ошибок только тот, кто ничего не делает, - мрачно сказал он, любуясь спящей Анторией. - Но я постараюсь загладить свою вину. Обещаю.
   Сегодня он даст ей препарата ещё меньше, чем вчера и вскоре она снова станет прежней. Бросив последний взгляд на девушку, Шеган тихо вышел из спальни.
   Он всегда был терпеливым и это помогало ему добиваться своего. Рано или поздно.
   Так будет и на этот раз.
  
   ***
  
   Тори медленно выплыла из сна. В последние дни ей снились исключительно кошмары, а сама жизнь стала напоминать странный и пугающий сон. Всё изменилось со стремительной быстротой, но в этих изменениях ей, кроме себя, винить было не кого...
   Разве могла она предположить, что окажется такой ... такой непостоянной. Ей всегда казалось, что если она полюбит, то это будет один раз и на всю жизнь. А оказалось... Оказалось, что стоило её сердцу, ни с того ни с сего, забиться чаще при виде Шегана и она тут же бросила Деймира.
   Как она могла наговорить такого по ликому? Как она могла согласится полететь с Шеганом?
   Мозг привычно взорвался острой болью и Тори тихо застонала, открывая глаза. За два дня ничего не изменилось. Она по прежнему находилась в спальне Шегана. Вот как это у него получается? Один жаркий взгляд его тёмных глаз, тихое "останься со мной", и она молча соглашается. А ведь в глубине души она хочет совсем другого. Ей просто жизненно необходимо побыть в одиночестве, чтобы разобраться в себе.
   Осторожно встав с кровати, стараясь не делать особо резких движений головой, Тори направилась в санблок. Мрачно посмотрев на своё отражение в зеркальном экране, она снова спросила себя:
   - Как же я могла бросить Дея?
   Но собственное отражение смотрело на неё абсолютно непонимающе и Тори, закусив нижнюю губу, включила холодную воду. Сунув руки под струю, она приложила их к лицу, пытаясь немного прояснить голову. Но это не помогло. Она по-прежнему не понимала, почему сказала по ликому такие ужасные вещи. Неужели она с улыбкой осмелилась заявить своему капитану, что расстаётся с ним, что он её прошлое? Как она могла так поступить?
   - Потому что ты - сволочь! - зло бросила Тори своему бледному отражению. - Гадина, тварь, шлюха!
   Выплеснув злость на саму себя, Тори включила душ, закрыла санблок на замок, и быстро разделась. Только под душем она дала волю слезам, которые неудержимо полились, как только получили разрешение. Было горько, стыдно, обидно за то, что она не оценила любовь Дея и так жестоко бросила его. Тори прислонилась к стене, сжала руками голову и под стук капель по перегородке стала вспоминать тот роковой день.
   Вот она в люксе у Шегана, вот она прощается по ликому, вот они вместе летят в космопорт... Почему-то вспоминались какие-то обрывки. Она отчетливо помнила что говорила, как они выходили из гостиницы, но, например, полёт из космопорта на корабль в частном челноке вспоминался совсем смутно. Потом память совсем отключилась и сколько Тори не старалась вспомнить, кроме головной боли она ничего не добилась. Вдруг всплыла страшная картинка - её полностью обнажённую, одевает взъерошенный Шеган, потом сажает в кресло с читалкой и быстро уходит.
   Они что занимались сексом?!
   Тори не смогла ответить на этот вопрос и от отчаянья стукнула головой о стенку. От удара стало только хуже: закружилась голова, а виски, лоб и затылок опалило болевым спазмом.
   Да, что же с ней происходит? Почему она во всём соглашается с Шеганом?
   - Потому что ты тряпка! Безвольная дура, которая не может сказать "нет"!
   Тори вышла из душа, включила сушку и снова уставилась на своё отражение.
   Может она заболела?
   В последнее время она и в самом деле чувствовала себя не важно. Постоянно болела голова, подташнивало, а в первый день на этом корабле её так и вообще очень сильно рвало. Но как бы плохо ей ни было, никаким отравлением или коварным вирусом не оправдать её безобразное поведение.
   Её безумно влекло к Шегану, как какую-нибудь сучку в период течки, и она не знала как с этим бороться. Из-за этого влечения она согласилась жить с ним в одной каюте, спать в одной постели... Шеган ни на чём не настаивал, как будто ждал, когда она сделает первый шаг, когда, наконец, сорвётся. А Тори ложилась на свою половину кровати, зажимала руки коленями и, чтобы не повернуться к Шегану, зажмуривалась и представляла рядом Деймира. Она видела перед собой осуждающие глаза любимого капитана, и этот взгляд не давал ей поддаться своему влечению. Как бы Тори не хотела, она твёрдо решила для себя, что заниматься сексом без любви не будет. Но с каждым днём её решимость таяла. Утром она просыпалась в объятиях Шегана и, если бы не стыд и злость за своё поведение, которые охватывали её всякий раз в эти моменты, то Тори давно бы позволила тиену Эриолли гораздо больше скромного поцелуя.
   Волосы Тори высохли и она переоделась в чистую одежду. Теперь у неё было огромное количество платьев. Шеган позаботился обо всём и это тоже напрягало девушку. Она не хотела быть обязанной тиену Эриолли, он и так много для неё сделал: заплатил за проезд, накупил одежды, украшений, всевозможную обувь...
   Почему она не может от всего этого отказаться? Почему его "пожалуйста прими это" заставило её согласится? Нет, нет, и ещё раз нет! Надо что-то делать с этим наваждением!
   Но что-то предпринять было чрезвычайно сложно. Сосредоточится на цели получалось с трудом, мысли всё время путались, память подводила, голова взрывалась приступами боли и постоянно тошнило.
   "Наверно, это всё же вирус", - устало решила Тори. Шеган сказал, что Джара, которая, как оказалось, тоже летит с ними на одном корабле, чувствует себя не очень хорошо и практически не покидает своих апартаментов.
   Тори вышла из санблока и села в глубокое кресло. Прохладный душ на время помог прояснить голову, но теперь мысли снова путались, постоянно ускользая.
   ...Надо твердо сказать Шегану "нет"...
   ...Дей наверно её ненавидит...
   ...Было ли у неё что-нибудь с Шеганом, кроме поцелуев?
   ...Какая же она сволочь!
   ...Наверно она всё же заболела...
   Тори поудобнее устроилась в кресле и не заметила, как её снова сморил сон, который из довольно мирного превратился в кошмарный. Там, во сне, Тори лежала совсем обнажённая в объятиях Шегана, а потом к ним в каюту врывался её капитан. Он обжигал её презрительным взглядом, а затем не сказав ни слова, уходил навсегда из её жизни...
  
   ***
  
   Этот день у Вианы сразу не заладился.
   Накануне вечером из гостиницы была похищена Летина и Руэрт не находил себе места от беспокойства. Они так и не помирились, что особенно хорошо было видно через Эрану. Красно-золотая нить чувств, что тянулась между ними, потускнела и истончилась со стороны Летины.
   Виана переживала за них, предлагала свою помощь Руэрту, но он в довольно грубой форме посоветовал ей не вмешиваться. Глубоко обидевшись на сына, она отступила и вернулась в столичную резиденцию круга, но успокоится и заснуть так и не смогла.
   Что она делает не так? Почему с каждым годом отношения с сыном всё ухудшаются и ухудшаются? Разве она не давала ему всё, что он хотел?
   С самого его рождения она старалась, чтобы у его сына были самые лучшие игрушки, самая стильная одежда, самые элитные школы. Она проводила с ним всё свободное время и не смотрела на других мужчин. С тех пор, как он родился, личной жизни у неё не было. Она даже пошла на преступление и клонировала его, чтобы гарантированно не потерять. И что она получила взамен? Непослушного, не уважающего её сына, который ни во что не ставит её мнение и старается поскорее избавится от "чересчур назойливой" материнской опеки.
   Не став завтракать, Виана прошла в гостиную и уселась в кресло у окна. Солнце уже освещало утренними лучами крыши домов, шпили и арки великолепных зданий Оурана, но в её душе было темно. Почему никто не учит, как воспитывать детей? Это считается чем-то очевидным, само собой разумеющимся. Полагают, что как относится к своим детям мы учимся на примере отношений наших родителей к нам. Но наверно в её случае произошел какой-то сбой. И она, и Гарт любили своих родителей и относились к ним с огромным уважением. Виана старалась брать пример со своей матери, но ей всегда было тяжело наказывать Руэрта. Казалось просто кощунственным поднимать руку на единственного сына или лишать его сладкого, а потому она предпочитала закрывать глаза на его непослушание. Конечно, она объясняла, что плохо, а что хорошо, пыталась его стыдить, но Руэрт так умильно смотрел в её глаза и обещал исправится, что она верила и тут же прощала его. Безоговорочно любить сына было гораздо проще, чем воспитывать. Она, конечно, читала разные книги по воспитанию, но в них нашлось такое огромное количество разнообразных подходов, зачастую противоречащих друг другу, что Виана быстро запуталась в них и так и не нашла правильной тактики.
   Неужели она перестаралась? Неужели она залюбила собственного сына так, что он уже и видеть её не хочет?
   Солнце взошло уже высоко, в гостиную пришла Синнола с Альяной, а вскоре к ним присоединился и Кэан. Все они обсуждали поведение Деймира, и Виана, сделав вид, что задумалась о чём-то своём, снова отвернулась к окну. Деймир был так похож на Руэрта! А в том, что с ним произошло, она винила и себя. Когда Кэан привёл в гостиную Деймира, Виана приняла решение, что обязательно поможет ему в поисках невесты,...если, конечно, он примет от неё помощь.
   Имя Адена О'Шэйна не надолго вывело её из себя. Тут же вспомнился Морт и сердце привычно сжалось от тоски, но Виана всё же опомнилась и взяла себя в руки. В отличие от Руэрта, Деймир с радостью принимал любую помощь и был за это благодарен. Такое отношение было так непривычно и приятно Виане, что она, ни о чем не думая, согласилась заняться телепортаций. Только чуть позже, когда мальчики по совету Синнолы отправились добывать личную вещь Адена, она осознала, что и в самом деле может их подвести. Она, конечно же умела телепортировать себя, в юности на экзаменах телепортировала космическую яхту к маяку Деноса, но вот делать это по эмоциональной связи в качестве диалы О'Шэйна ей раньше не приходилось. В спешном порядке она скачала из бионета нужные лекции по телепортации и принялась их изучать. Когда Кэан позвонил ей и сказал лететь в космопорт, её голова уже раскалывалась из-за огромного количества специфических терминов и рекомендаций по телепортированию. Быстро схватив, походную сумку, в которой была смена одежды и личные вещи, Виана выскочила из гостиницы и села в вызванный аэрофлай. В пути она снова и снова читала инструкции по телепортации и пыталась всё точно запомнить.
   ...Активизировать эмоциональную связь диалы... почувствовать круг как единое целое... вычленить нужного члена круга... зафиксировать ориентир... указать в Эране область, которую вы хотите перенести... сосредоточится на цели... провести телепортацию... расслабится и отдохнуть...
   Самый первый пункт напрягал её больше всего. Активизировать эмоциональную связь диалы в обычном случае означало вспомнить любимого человека. Для неё воспоминания о Морте в подсознательном пространстве Эраны могли обернуться катастрофой. Черная тень проклятья при любом выходе в Эрану всегда активизировалась и грозила скорыми неприятностями. Одно дело, когда эти неприятности касались только её, но в данном случае от проклятья могут пострадать все присутствующие на корабле. Безумно боясь, что в самый ответственный момент всё пойдёт не так, Виана немного успокоилась, когда оказалась на корабле и узнала о присутствии других сенсетивов на борту, которых пригласили в качестве группы поддержки. Команда из пяти сенсетивов, включая её и Кэана, запросто справится даже с самой сложной и далёкой телепортацией.
   Убедив себя, что с такой мощной поддержкой она запросто выполнит перенос отцовского корабля к кораблю Адена, Виана вернула прежнее спокойствие и заняла свою каюту.
   Вскоре на корабль прибыл последний челнок, в котором находилась группа бойцов класса ЗОРН и погоня началась.
  
   ***
  
   Дей проклинал себя за то, что два дня назад его мозги отключились напрочь, а он поддался депрессивному настроению. Из-за этого он потерял много времени и, если бы не его вновь обретённая семья, то возможно у него никогда не появилось бы шанса вернуть свою ди нарри.
   В голову лезли страшные мысли о том, что Шеган мог сделать с Тори, и Дей постоянно отгонял их от себя. Сейчас ему нужна было ясная голова. Когда диала О'Шэйна нашлась и стал понемногу вырисовываться план действий, Дей решил разделиться с Кэаном. Брат планировал отправится вместе с ним в фирму Адена за подстраховкой в виде личной вещи, но Дей отклонил его предложение.
   - Я при всём желании не найду вещь, сохранившую, как ты выразился, наиболее сильный энергетический отпечаток хозяина. Это чисто сенсетивские заморочки, а потому с этим придётся разбираться тебе. Пока ты будешь занят, я буду улаживать дела со своей командой. К пяти мы с тобой должны справится.
   Кэан согласился с его доводами и вскоре они попрощались с женщинами, Виану оставили собираться, а сами отправились в космопорт. Фирма О'Шэйна, располагалась в частном здании недалеко от административного корпуса Терлиннского космопорта. На стоянке братья разделились и, пожелав друг другу удачи направились, в разные стороны.
   Команда уже ждала своего капитана возле ангара, в котором находились челноки "Метеора".
   - Что случилось, Дей? Что за спешка? - засыпала его вопросами Мита. Марика рядом с ней не было, а это значило, что сейчас его очередь нести вахту на корабле.
   - Ничего хорошего, - мрачно ответил Дей и обратился к Тойнилу, своему сенсетиву, - День твоего круга уже прошёл?
   - Да, хорошо отпраздновали.
   - Я рад за тебя. Тут такое дело ребята... Мою невесту... Тори, в общем, её похитили. Накачали какой-то дрянью, промыли мозги и сейчас везут на Геллу...
   - Проклятый Орден! - нахмурилась Мита. - Неужели они так и не поняли, что ошиблись?
   - Они как раз поняли и отпустили её, - тяжело вздохнул Дей. - На сей раз похититель тиен Шеган Эриолли - наш пассажир.
   Тойнил с Митой одновременно переглянулись и присвистнули.
   - Мне всегда этот хлыщ не нравился, - заявила аниматор.
   - Да, уж! Умеешь ты в неприятности влипать! Ты хоть знаешь, что этот тиен большая шишка на Гелле? Деньги, связи в правительстве и куча недвижимости по всей планете? - обрадовал его Тойнил.
   - Уже в курсе, - сквозь зубы выдавил Дей.
   - И что ты собираешься делать? - спросил сенсетив. - В Потоке их теперь не нагнать, а на Гелле тягаться с Шеганом бессмысленно.
   - Мне тут рассказали одну сенсетивскую тайну, - Дей бросил внимательный взгляд на Тойнила и тот понимающе хмыкнул, - так что я попробую всё же догнать их в Потоке. Но, если не получится, то мне пофиг какого размера шишка у Шегана. Я найду Тори во что бы то ни стало, а этот гад очень пожалеет, что посмел к ней прикоснуться.
   - Чем мы можем тебе помочь? - спросила Мита.
   - Я сегодня улетаю. Дед передал в моё распоряжение быстроходный корабль. Как бы ни закончилась моя погоня, я не успею вернуться на Терлинну, чтобы руководить обратным полётом на Геллу. Самой лучшей помощью с вашей стороны будет, если вы благополучно доставите всех пассажиров обратно. Ну как, справитесь?
   - Да запросто! Лети и не беспокойся. Пока Тойнил будет в отключке, я с радостью порулю "Метеором", - радостно улыбнулась Мита.
   -Кх-х, - закашлялся Деймир, - и ты думаешь, что после таких слов я буду спокоен? Шутки шутками, но постарайтесь составить график дежурств таким образом, чтобы пока Тойнил будет восстанавливаться после телепортации, кораблём управлял Марик.
   Мита обиженно скривила губы:
   - Ну вот, я так и знала! Думаешь я не справлюсь? Если что рядом всегда будет Старик и подстрахует меня.
   - Даже не проси, - покачал головой Дей, - я в твоих способностях нисколько не сомневаюсь, но вот лётчик из тебя никакой. В прошлом рейсе я доверил тебе поставить челноки в ангар. И что из этого получилось?
   - Я не виновата, что ворота оказались слишком узкими!
   - Ворота были стандартными, - усмехнулся Тойнил.
   - Вот-вот! - согласился с ним Дей. - Тебе ещё учится и учится.
   - Так что же делать, если Марик - никакой учитель?
   - Ладно, - тяжело вздохнул Дей. Аниматорам конечно не полагалось управлять челноками, но он считал, что его команде не помешает взаимозаменяемость. На корабле всякое могло случится, а потому любой член экипажа должен уметь и знать как можно покинуть аварийное судно. - Как только всё закончится, я с тобой позанимаюсь пилотированием челноков, а там посмотрим.
   - Да-да-да! - радостно завопила Мита.
   - Но за это ты мне обещаешь, что к управлению кораблём даже не притронешься, - строго предупредил её Дей.
   - Обещаю, мой капитан! - торжественно сказала Мита.
   Дей перевёл сочувствующий взгляд на Тойнила:
   - На тебя одна надежда. Следи за этой парочкой в оба и надеюсь всё у вас будет хорошо.
   - Не сомневайся, - улыбнулся сенсетив. - До встречи на Гелле.
   Попрощавшись с Митой и Тойнилом, Дей прислонился к ангару и, наблюдая, как они уходят, тяжело вздохнул - предстояла самая сложная и неприятная часть переговоров - капитану необходимо было сообщить Старику, что его внучка снова похищена. Нехотя он набрал номер Эгана и связался с киберлином "Метеора".
   - Дей! Ну, наконец-то! Где ты пропадал? Почему я не от тебя, а из новостей узнаю, что Орден отпустил мою внучку? Что молчишь? Небось отмечали её возвращение и совсем забыли, что я тоже беспокоюсь. Дей? Ты на связи?
   - Да, Эган, я здесь... - с трудом заставил себя произнести Дей.
   - Что опять случилось? - требовательно спросил киберлин.
   - С чего ты взял, что что-то случилось? - горько поинтересовался капитан.
   - Ты всегда меня называешь по имени, когда какая-нибудь хрень происходит!
   - Кх-м, ты прав, произошла очередная хрень...
   - Ну?
   - Тори опять похитили...
   Следующие десять минов Дей объяснял взволнованному деду, как всё произошло, а потом мужественно переносил ругательства Старика и клятвенно обещал выбить всю дурь из Шегана, а любимую внучку вернуть целой и невредимой на родину. Вскоре киберлин выдохся и Дей решился попросить его присмотреть за командой.
   - Не беспокойся, - буркнул Эган, - Корабль твоим охломонам развалить не дам, а пассажиры в целости и сохранности будут доставлены на Геллу.
   Попрощавшись со Стариком, Дей покончил наконец со всеми рабочими моментами и немного успокоился. Тревожно было отпускать ребят в самостоятельное плаванье, но он не сомневался, что команда его не подведёт.
   Внезапный порыв злости направленный на Шегана, на себя, на судьбу заставил его со всей силы впечатать свой кулак в обшивку ангара. Незажившие костяшки пальцев охватило огнём и острая боль пронзила руку до самого локтя, но Дей не позволил себе застонать.
   Так ему и надо!
   Настойчивый сигнал ликома, прервал его спонтанное самобичевание и Дей нажал кнопку, чтобы прочитать сообщение Кэана.
   "Надеюсь ты покончил с делами, потому что ровно в пять, я жду тебя в вип-зале ожидания первого терминала".
   Спрятав разбитую руку в карман, Дей поторопился на встречу с Кэаном. Пора знакомится с новым кораблём и подразделением элитных бойцов, выделенных дедом.
  
   В вип-зал Дей пришёл первым, но не успел он развалится в одном из огромных кресел хаотично расставленных по комнате, как дверь отъехала в сторону, пропуская новых посетителей. Кэан был немного взъерошенным, но очень довольным. За ним шёл высокий худощавый мужчина средних лет с военной выправкой и внимательным взглядом.
   Быстро встав, Дей пошёл им на встречу.
   - Судя по твоему довольному лицу у тебя всё получилось, - обратился он к Кэану одновременно приветственно кивая незнакомцу.
   - А то! Борьба с хозяйственными роботами прошла успешно - только в последний момент сумел выхватить из стирки майку Адена. Зато теперь у нас есть подстраховка. Знакомься, - Кэан показал на своего спутника, - это Эдар Нак'Лойт капитан дедова корабля.
   Мужчина коротко кивнул Деймиру и с вызовом посмотрел на него:
   - Эдар Нак'Лойт капитан "Молнии" по приказу аринора полностью поступаю в ваше распоряжение. Челноки уже готовы к вылету, а мой корабль готов принять пассажиров.
   Дей тут же уловил, особым тоном выделенное слово "мой". Приказ деда передать все полномочия внуку, как видно, не сильно пришёлся по душе Нак'Лойту. Криво усмехнувшись Дей решил представится и сразу же прояснить ситуацию:
   - Деймир Ша'Тэрр капитан "Метеора", буду рад полететь на вашем корабле в качестве пассажира, но руководство спасательной операцией и отрядом бойцов беру на себя. Надеюсь у нас с вами проблем не будет.
   Эдар тут же расслабился и, добродушно усмехнувшись, хлопнул Дея по плечу.
   - Никаких проблем, капитан! Сработаемся! Я рад что ты взял этих психов на себя, - махнул Нак'Лойт рукой в сторону небольшой группы, только что вошедшей в зал ожидания, - от них у меня мороз по коже.
   Дей перевёл взгляд на так называемых психов и одобрительно присвистнул. Судя по нашивкам на тёмных комбинезонах, дед прислал ему на помощь настоящих универсалов. От группы парней, застывших у двери, отделился смуглый, темноглазый парень и уверенной походкой, в которой сквозила скрытая мощь, направился к нему.
   - Лэйд Фарр - командир отряда ЗОРНов. По приказу аринора Терлинны с сегодняшнего дня мой отряд поступает ваше распоряжение. Жду приказа.
   - Деймир Ша'Тэрр капитан "Метеора". Приказывать буду лично вам и только во время операции. В руководство вашим отрядом лезть не буду, вы лучше знаете своих ребят. Так, что пока можете расслабится. Вольно.
   - Слушаюсь, - Лэйд усмехнулся и, коротко кивнув Дею, замер рядом.
   - Сколько набралось человек? - спросил Дей у Кэана.
   - Хм, давай считать. Ты, я, Виана, трое моих друзей сенсетивов, отряд ЗОРНов - получается пятнадцать.
   - Ваша тетя и друзья уже на борту, - сообщил Нак'Лойт. - Они прибыли час назад и я отправил их и свою команду первым челноком.
   - Отлично, - одобрил его действия Деймир, - значит ждать никого не надо. Что ж ведите нас ко второму челноку. Пора нагонять "Стрелу".
  
   Корабль аринора Терлинны "Молния", как и подозревал Деймир, оказался совсем не типичным. Эксклюзивный заказ Миррана превратил обычную пассажирскую модель в суперскоростную, оснащённую современным вооружением и мощными защитными полями. Здесь в отличие от "Метеора" было всего три уровня: первый - командный, с огромной рубкой и каютами членов экипажа; второй - пассажирский со стандартным расположением, но элитным интерьером; третий - технический, на котором кроме всего прочего находился и ангар для челноков.
   Телепортировать корабль к маяку Геллы доверили одному из друзей Кэана и тот справился с порученным заданием на отлично. Пять минов сосредоточенности, вспышка телепортации - и вот они в нужной звёздной системе.
   В огромной командной рубке "Молнии", кроме членов экипажа, присутствовали все сенсетивы, Дей и командир ЗОРНов. Нак'Лойт рассадил всех в анатомические кресла по периметру и включил панорамные экраны, на которых в окружении ярких звёзд засияла Гелла. От маяка к орбите планеты тянулась изогнутая дуга Потока и Дей невольно задержал дыхание. Где-то там далеко впереди летит маленький пассажирский корабль с его лей танной. Сердце снова тревожно забилось и Дей крепче вцепился в подлокотники.
   Как она там?
   - Ну, что теперь твоя очередь, тётушка, - обратился Кэан к Виане. - Помнишь хоть как это делается?
   - Не волнуйся я уже обновила всю процедуру в памяти, - ответила Виана чересчур бодро. Дей обратил внимание, что она тоже волнуется и крепко сжимает в руках какую-то читалку.
   - Может всё-таки как-то ей помочь? - спросил он у Кэана. - Я, конечно не спец по телепортации, но подозреваю, что переносить корабль по эмоциональной связи не намного легче, чем по твоему энергетическому отпечатку.
   - Эмоциональную связь легче активизировать, - возразил Кэан, - но в целом ты прав. Ну что, тетушка, не против не большой подстраховки?
   - Нет, конечно, - улыбнулась Виана и принялась подключать к телу датчики.
   Рядом с ней сел ещё один друг Кэана, который вызвался быть страховщиком.
   Вскоре все замерли, ожидая телепортации. Кто-то любовался звёздами, кто-то прикрыл глаза, кто-то тихо переговаривался с соседями, а Дей не отрывал взгляда от Вианы, которая уже вошла в Эрану и напряжённо хмурилась.
   Прошло три мина, пять, семь и Дей всерьёз забеспокоился. Как сенсетив, Виана была гораздо сильнее друга Кэана, но тот уложился в пять минов, а она всё ещё медлит. Может времени на активизацию этой долбанной связи требуется больше? Но что-то и в самом деле шло не так. Воздух в рубке, как будто, задрожал, капитан "Молнии" обеспокоенно посмотрел на приборы, Кэан вошёл в Эрану и стал что-то непонимающе шептать под нос, незанятые сенсетивы прищурив глаза тоже стали вглядываться в, видимое только им, подпространство...
   А потом всё затопил белый ослепительный свет...
   Когда световой шок прошёл и зрение снова адаптировалось к окружающей обстановке, Дей вскочил с кресла и огляделся. Виана затуманенным взглядом непонимающе смотрела перед собой, Кэан приводил своего друга в чувства, сенсетивы взволнованно галдели, что-то обсуждая между собой, Лэйд, откинувшись в кресле, тупо смотрел на панорамные экраны и Дей медленно, мучимый плохими подозрениями, покосился туда же.
   На экранах, на первый взгляд, темнела чернота. Пропал такой родной шар Геллы, не наблюдалось и следа Потока, зато вдалеке на фоне чёрного бархата космоса отчётливо просматривались незнакомые скопления звёзд, видимые на всех экранах.
   Твою ж систему! Вот это хрень!
   Похоже мысли Дея разделяли все присутствующие.
   Внезапную звенящую тишину нарушил капитан "Молнии", который всё это время пытался с помощью киберлина и приборов определить их местоположение.
   - Да, лучше б меня чёрная дыра засосала!!! - в сердцах выдохнул он. - Женщина, ты куда нас портанула?!
  
   Но Дей уже не слышал слёзных оправданий Вианы. Он с мучительной надеждой вглядывался в, окружавшие "Молнию", галактики, пытаясь найти среди них ту, где осталась его прелесть. Заглушая в себе все сомнения, которые начали грызть его, Дей твердил самому себе, что он обязательно выберется из этого долбанного захолустья и во что бы то ни стало заключит Тори в объятья. Чтобы больше никогда не отпускать...
  
  
   Глава 27
  
   Глава, в которой Мэтт заставляет Джару прозреть, а "Молния" догоняет "Стрелу".
  
   С тех пор, как Джара покинула Терлинну у неё началась депрессия. Сказать по-правде настроение у неё испортилось ещё раньше - как только она поняла, что Кэана ей не вернуть. Но только на "Стреле" пессимистичность накрыла её своей беспросветностью. Жизнь казалась отвратительной и бессмысленной, самооценка приближалась к нулю, а на глаза постоянно наворачивались слёзы.
   Шеган так любил эту свою училку, что становилось завидно. Ради этой малявки он нарушил столько законов, что при плохом повороте судьбы мог запросто загреметь в тюрьму лет на двадцать. А вот ради Джары никто и никогда так не старался! Обидно же, когда совсем рядом влюблённый мужчина похищает у соперника свою любимую, а с ней, Джарой, такие приключения никогда не происходят. Как оказалось, мужчины, в которых она так безоглядно влюблялась, никогда не разделяли её чувств, а тупо использовали.
   Не зная куда деться от зависти к Антории и жалости к самой себе, Джара часто сидела в каюте у Лорны. Секретарша, подруга, дальняя родственница - в эти дни Лорна стала для неё жилеткой, в которую можно не стесняясь плакать.
   - Какая же я дура! Идиотка! Почему мне так не везёт! - Джара нервно расхаживала по каюте подруги, машинально стирая слёзы, которые невольно стекали по щекам.
   - Джа, успокойся, - сочувственно попросила Лорна. - Забей ты на этих мужиков, раз с ними не везёт. В жизни, кроме этих волосатых тупиц, есть ещё столько интересного! Расслабься и наслаждайся всем остальным. Займись карьерой, запишись в какой-нибудь клуб, сделай новый ремонт в своём доме и перестань наконец вешаться на шею ветреным красавчикам.
   Недовольно посмотрев на Лорну, которая устроилась вместе с высоким стаканом сока в широком кресле, Джара скрестила руки на груди и выпалила:
   - Я не хочу забивать на мужчин, как ты! Карьера, женские клубы, салоны красоты, ремонт... для чего стараться, если дома тебя никто не ждёт? Да, мне попадались одни уроды, но вспомни своих родителей, моих... у них же всё получилось. Они столько лет живут вместе и до сих пор любят друг друга, и я тоже так хочу. Думаю, в глубине души, и ты хочешь того же...
   Джара опустилась в кресло напротив подруги, взяла свой сок со столика и девушки надолго замолчали. Искоса посматривая на притихшую подругу, Джара задумалась. Лорна была немного старше неё, но выглядела гораздо взрослее. До недавнего времени они жили в разных округах и виделись только на семейных праздниках. Казалось, что Лорна всегда была довольна своей жизнью и никогда не переживала по поводу своей невзрачной внешности. Она умудрялась завязывать романы с шикарными мужчинами, покоряя их своим остроумием, и жить в свое удовольствие. Но в прошлом году случилось что-то, нарушившее её обычный оптимистический настрой. Подробностей никто из многочисленных родственников не знал, но с тех пор о романах Лорны в семейном кругу больше не говорили, а сама она вдруг резко решила заняться карьерой. Выбрав профессию секретаря, она увлеклась делопроизводством и планировала стать самым востребованным специалистом. Курсы секретарей у неё недавно закончились и теперь Лорна проходила у Джары производственную практику, после которой собиралась устроиться на работу в крупную корпорацию.
   Нет, нет, нет! Я не стану ставить на себе крест, как Лорна! Ведь где-то же есть тот мужчина, который увидит во мне свою женщину. А раз он есть, то я его обязательно найду!
   - Ладно, - разорвала тишину Лорна, - с мужчинами всё понятно. Желаю удачи! А вот объясни мне пожалуйста, за что ты так на Анторию въелась? По-моему очень милая девушка.
   - Вот именно милая! - непроизвольно скривилась Джара. - Я гораздо красивее, эффектнее, а никто ради меня не совершает ничего романтического и героического!
   Лорна закатила глаза и иронично усмехнулась в ответ, а Джара упрямо сжала губы. Она и сама понимала, что эта зависть её не красит и выглядит глупой, детской, но ничего поделать с собой не могла.
   - Джа, да если когда-нибудь тебе повезёт, и найдётся мужчина, который согласиться стать твоим мужем, то это будет самый героический поступок в его жизни. Больше подвигов от него и не жди.
   - Это ещё почему? - обиделась Джара.
   - Да потому, что я ни у кого не встречала такого переменчивого характера!
   - Нормальный у меня характер! А мужчины между прочим любят разнообразность!
   - Ну-ну, утром обаятельная стерва, днём воспитанная леди, вечером ласковая кошка, а ночью отзывчивая любовница?
   - Вот именно! Что в этом плохого?
   - Ничего, всё дело в пропорциях. А с этим делом у тебя не очень. Ты перебарщиваешь со стервой, боишься быть ласковой кошкой, из воспитанной леди часто превращаешься в высокомерную, ну а про то, какая ты любовница я, к счастью, ничего не знаю.
   Джара хотела вспылить и заявить, что всё совсем не так, но смолчала. Возможно, что Лорна в чём-то права, но пропорции целиком зависели от отношения мужчин к Джаре. Как они относились к ней, так она себя и вела. Хотели видеть рядом с собой стерву - получайте! Она не виновата, что ласковую кошку и заботливую хозяйку в ней никто не увидел. Ну почти не виновата...
   Тяжело вздохнув, Джара решила вернуться в свою каюту. Лорна собиралась принять душ, а вот она, пожалуй, удобно устроится на диване и поставит какую-нибудь романтическую комедию - пора поднимать себе настроение.
   Но благие планы отправились дрокху под хвост, потому что в коридоре Джару поджидал Мэтт. Настроение катастрофически быстро упало, а она, стиснув зубы, заставила себя не обращать на этого громилу никакого внимания.
   С тех пор как она поселилась в одной с Шеганом гостинице, Мэтт постоянно выводил её из себя. Нагло смотрел, делал язвительные замечания и вообще не оставлял в покое. Вот и сейчас он без всякого сочувствия, а даже с какой-то злостью смотрел на её, всё ещё припухшее от слёз, лицо.
   - И сколько это будет продолжаться? - недовольно спросил он.
   - Что? - непонимающе вздрогнула Джара, с опаской покосившись на Мэтта. Телохранитель Шегана стоял, скрестив свои огромные руки на груди, и невозмутимо опирался на дверь её каюты. Незаметно проскользнуть мимо него было нереально.
   - Я спрашиваю, сколько можно лить слёзы на плече у Лорны и стонать, что все мужики сволочи и гады? Повесили на тебя, понимаешь, табличку с надписью шлюха и не видят, какая ты хорошая, любящая и понимающая?
   - А? - слов не было никаких, но Джара на всякий случай попятилась. Мэтт выглядел очень раздражённым и стал пугать её. Что девушке и поплакать нельзя в своё удовольствие? Что вообще на него нашло?
   Но Мэтт не дал ей сбежать. Неуловимым движением он оторвался от стены и медленно, но неотвратимо подошёл к Джаре, нависая над ней своим мощным телом.
   - А как же быть с тобой, девочка? - прошептал он угрожающе. - Неужели ты сама не вешаешь на людей аналогичных табличек? С нашей первой встречи, ты повесила на меня не табличку. Нет! Ты нацепила на меня огромный плакат, на котором огромными буквами написала: "тупая, гора мускулов". Спасибо тебе большое! И сколько я не прыгал из-за этого транспаранта, ты меня не видишь!
   Он схватил её за плечи и прижал к своему телу, вынуждая изогнуться, чтобы продолжать смотреть ему в лицо.
   - ПОСМОТРИ НА МЕНЯ! Посмотри и ты увидишь, мужчину, который влюбился в тебя с первого взгляда! Который никогда не обидит тебя и который хоть завтра готов на тебе женится!
   Он не стал дожидаться, когда изумлённая Джара, ответит ему, а требовательно и стремительно впился в её губы властным поцелуем.
   Мозг Джары отключился совсем, она перестала что-либо соображать, упиваясь огненной волной, которая накрыла её тело. Так здорово, так совершенно её никогда в жизни не целовали. Время растворилось в наслаждении и Джара не знала, сколько она так стояла, вцепившись в мощные плечи и упиваясь поцелуем Мэтта. Когда он переместил свои губы, отрывисто обжигая кожу на подбородке, изгибе плеча, а затем стал покусывать мочку её уха, Джара отдышалась и немного пришла в себя.
   - Девочка моя, когда ж ты заметишь, что я без тебя жить не могу? - нежно прошептал Мэтт между поцелуями и Джара, с колотящимся сердцем, отстранилась, чтобы заглянуть в его лицо.
   Мэтта нельзя было назвать красивым. Широкие брови, рассечённые шрамами, сломанный нос с горбинкой, массивный подбородок, плотно сжатые губы - казалось, его лицо было призвано внушать страх. Он, наверно, специально не ровнял нос и не избавлялся от шрамов, чтобы одним внешним видом заставить людей уйти с дороги. Но сейчас Джара при всем желании не смогла бы его покинуть. И дело не в том, что она находилась в железном кольце его рук, а в том, что впервые за время знакомства она заглянула в его глаза. Голубые глаза. Там она увидела то, о чём всегда мечтала по ночам.
   - Почему же ты ничего не говорил? - хрипло спросила она.
   - Ох, девочка, - тяжело вздохнул Мэтт, прижимаясь губами к её лбу, - думаешь легко влюблённому мужчине подойти к женщине, которая всякий раз награждает его презрительным взглядом?
   Джара смущённо опустила глаза:
   - Я исправлюсь.
   - Я верю, - сказал Мэтт, наклоняясь к её губам. - Я больше не дам тебе расстраиваться из-за всяких придурков.
   Он медленно накрыл её рот и вскоре Джара забыла обо всех мужчинах кроме него. Ещё никогда в жизни она так не радовалась, что оказалась полной дурой по отношению к Мэтту. Не прерывая поцелуя, они кое-как открыли дверь в каюту и, оставляя за собой дорожку из одежды, направились в спальню.
   Мир растворился, оставляя их наедине друг с другом и давая возможность понять, что поиски закончены. В этот миг Джара осознала, что рядом с ней её мужчина, а Мэтт корил себя за то, что не вразумил свою женщину раньше. Но доказывать ей, что он тот самый, оказалось безумно приятно...
  
   ***
  
   После ошибочной телепортации "Молнии" в рубке начался форменный хаос. Нак'Лойт хаотично метался по рубке и орал, Виана плакала, друзья Кэана беспорядочно галдели, пытаясь объяснить как такое могло случится, капитан ЗОРНов философски смотрел на экраны, а Кэан не мог ни на чём сосредоточится. Панику прервал Деймир. Какое-то время он в отчаянии смотрел на звёзды, а потом, развернувшись ко всем, грозно рявкнул:
   - МОЛЧАТЬ!
   Когда наступила относительная тишина, он стал отдавать команды и люди тут же успокоились. Кэан облегчённо вздохнул. Как хорошо иметь на борту человека, который знает, как действовать в экстремальных ситуациях.
   - Значит так! Усвойте самое главное - мы отсюда обязательно выберемся. У нас на борту пять сенсетивов! Сейчас мы с Лэйдом отнесём Санда в его каюту, - Деймир кивнул на друга Кэана, который "перегорел", пытаясь удержать Виану, и погрузился в крепкий сон. - А вы, сосредоточьтесь и подумайте, как нам вернуться. Может имеет смысл всем сенсетивам объединиться в Эране и общими усилиями почувствовать нужный вектор? Я в этом деле не специалист, а потому ответственным за возвращение назначаю Кэана, как самого сильного из присутствующих сенсетивов. Капитан, а вы пока попытайтесь по спектрограмме определить, какая из видимых галактик наша. Если не получится, запустите компмоделирование и сравните геометрические параметры. Всем всё понятно?
   Дождавшись коллективного кивка, Деймир подошёл к спящему Санду и вместе с Лэйдом взял его под руки. Уже в дверном проеме Дей снова сурово всех оглядел.
   - И никаких соплей и разборок, пока меня не будет! Действуйте!
   Какое-то время в рубке наступила звенящая тишина, а Кэан пытался понять, как он относится к своему новому назначению. С одной стороны, отвечать за что бы то ни было, он терпеть не мог, но с другой Кэан понимал, что больше и в самом деле не кому. Его школьные друзья, которым он пообещал классное развлечение на Гелле, обладали довольно средними способностями, а Виана, хоть и была старше и лишь ненамного слабее Кэана, только что себя дискредитировала.
   - Ну, тётушка! - протянул Кэан, разглядывая окружавшие "Молнию" галактики. - Я всегда знал, что ты не от мира сего, но чтобы настолько!
   Виана жутко покраснела:
   - Я не знаю, как так получилось...
   - Зато я знаю, - недовольно ответил он. - Неудовлетворённая женщина опасна для общества.
   - Причём здесь это? - возмутилась она, ещё больше краснея.
   - При том! - твёрдо отрезал Кэан. - Нечего на фантомов кидаться!
   - Но он был таким реальным, - пробормотала Виана.
   - Ну и что? Ты активизировала эмоциональную связь и твое подсознание придало ей форму Морта, но ты же была в Эране, тётушка! Ты запросто могла придать этой связи вид нити, каната, дороги, наконец. Что ж ты мозги свои отключила, когда любимого мужика увидела?
   - Вроде я всё делала правильно... - попыталась оправдаться Виана красная от стыда, но её перебили.
   - Хрен ты всё делала правильно! - не вытерпел разъяренный Нак'Лойт. - Это ж надо было умудриться закинуть мой корабль в такую дыру!
   - Эдар, успокойся, - примирительно попросил Кэан, - ты ж всегда ныл, что стал простым перевозчиком и мечтал об неисследованном космосе. Поздравляю тебя! Твоя мечта только что осуществилась. Мы оказались в межгалактическом пространстве и здесь, уверяю тебя, до нас людей не было. Улавливаешь мою мысль?
   Нак'Лойт медленно кивнул.
   - Пользуйся моментом! Сделай то, что сказал Деймир, а попутно исследуй вместе с киберлином окружающее пространство, зафиксируй результаты, а мы пока подумаем, как отсюда выбраться.
   - Ты чудо! - Эдар хлопнул его по плечу и потирая руки кинулся к пульту.
   - Где-то я это уже слышал, - пробормотал Кэан, задумчиво разглядывая галактики сверкающие на экранах.
   Через некоторое время он развернулся и внимательно осмотрел присутствующих. Капитан "Молнии" колдовал над пультом управления попутно, отдавая приказания киберлину, Виана съёжилась в своём кресле, сгорая от стыда, а друзья Кэана с восторгом рассматривали звёздные скопления, окружающие корабль.
   - Может кому-то следует отдохнуть? - с намёком спросил Кэан у своего друга, который занимался переброской корабля к маяку Геллы.
   - Нет, нет, - смутился Вайрис. - Я в полном порядке.
   Прищурившись, Кэан просканировал друга, и нахмурился. Вайрис был на пределе, и очень скоро его должен был сморить крепкий сон.
   - Пока мы ничего не решили, всем, кто участвовал в телепортации стоит отдохнуть. Вайрис, Виана, отправляйтесь лучше в свои каюты, а когда выспитесь и подкрепитесь снова приходите сюда.
   Виана не стала спорить и, казалось, была рада возможности покинуть рубку, а вот Вайрис расстроился.
   - Проклятье, Кэан, я хочу помочь!
   - Вот восстановишь свои силы и будешь помогать. Иди-иди. Чтобы отсюда выбраться, нам понадобятся все наши резервы.
   Когда Вайрис с Вианой покинули рубку, Кэан плюхнулся в кресло рядом с Орваном - ещё одним своим другом детства, и задумался. С тётушкой он конечно дал маху. Надо было раньше войти в Эрану и проконтролировать её действия, но он понадеялся, что взрослый человек, с которым он всегда её ассоциировал, не допустит при телепортации таких элементарных ошибок. Проклятье! Обычно каждый сенсетив имеет свою специализацию и занимается тем, что у него получается лучше всего, но правильно телепортироваться учат всех без исключения. Как же его тетушка могла так оплошать? Кэан снова вздохнул. Собственно причина её ошибки была ясна, но от этого не становилось легче. Надо как-то выбираться из этой глуши.
   - Ты когда-нибудь с другим сенсетивом объединялся? - спросил он у Орвана.
   - Да, - тихо ответил друг и резко покраснел.
   - Дрокх! Да я не об этом! - закатил Кэан глаза. - Ты в Эране объединял когда-нибудь свои силы с кем-нибудь другим?
   - А, - облёгченно выдохнул Орван, - нет, не пробовал.
   - Значит сейчас попробуешь, - обнадёжил его Кэан и принялся объяснять основные принципы объединения.
   Всё было относительно просто. Достаточно было выйти в Эрану, представить рядом друг друга и коснуться проекции, с которой предстояло объединится силами. После этого необходимо было расслабиться и представить, что сила перетекает из одного в другого, постоянно циркулируя. В объединении, в отличии от слияния, всегда существовал лидер, который контролировал связь и принимал решения, на что направлять силу, и подчинённый, который помогал анализировать результаты и делился своими ресурсами.
   Когда с объяснениями было покончено в рубку вернулся Деймир. Он мельком посмотрел, на увлеченного капитана, а потом сел рядом с Кэаном.
   - Какие новости?
   - Отправил Виану и Вайриса отдыхать, а сам с Орваном сейчас попробую почувствовать Сайнафир.
   - Не буду мешать, - одобрительно кивнул Деймир и пересел к Нак'Лойту. Два капитана сразу же принялись что-то обсуждать, а Кэан решил больше не откладывать сканирование и дал команду Орвану выходить в Эрану.
   Эрану не зря называли подсознательным пространством. Когда сенсетивы входили в него, только их фантазия могла ограничить окружающую действительность. Кэан не стал заморачиваться и представил себя за пределами корабля в открытом космосе. Рядом с ним тут же возник Орван, но что представлял сейчас его друг, Кэана не интересовало.
   - Объединяемся? - телепатически спросил он.
   - Конечно, - Орван протянул руку и они расслабились пропуская силу друг через друга.
   Когда объединение упрочнилось и сила стала свободно циркулировать между ними, Кэан стал рассматривать галактики.
   Из школьного курса он твёрдо знал, что родная галактика - Мерцающий вихрь, или Сайнафир на терейни, была спиральной, а потому эллиптические и неправильные галактики Кэан отбросил сразу же. В обозримом пространстве спиральных галактик наблюдалось всего пять. Две очень далеко на периферии и три поближе, разделённые между собой причудливыми туманностями. Вот на этих трёх Кэан и сосредоточил всё свое внимание.
   Сканирование первой ничего не дало. Кэан не почувствовал ни отклика Маяков, ни Зова родства, ни тепла предчувствия, что этот выбор верный. Разочаровано посмотрев на "пустую" галактику, он потянул Орвана за руку и развернулся к следующей. Направив силу в нужное направление, Кэан прислушался к своим ощущениям и внезапно вздрогнул, крепче сжимая руку друга. После небольшого затишья их накрыла волна света и тепла. Сканируемая галактика рванула на встречу сенсетивам, обнимая звёздными рукавами и зовя их вернуться домой, и парни облегчённо улыбнулись друг другу. Мерцающий вихрь найден! Маяки ярко перемигивались, как будто призывая их немедленно выбрать одного из них, и Кэан еле сдержал себя. Он никогда раньше не занимался таким сканированием, но подозревал, что даже с объединением это заберёт у него много сил. Усугублять общее состояние, свое и Орвана, было не желательно, ведь ещё надо было добраться до "Стрелы", а потому телепортирование к Гелле стоило ненадолго отложить. Самое главное, что они почувствовали Сайнафир и теперь твёрдо знали, что запросто могут вернуться.
   - Выходим? - спросил Орван.
   Кэан хотел было с ним согласится, но последняя не сканированная галактика не давала ему покоя.
   - Давай и эту посмотрим? - попросил он друга, одновременно проверяя его состояние. Орван сильно устал, но ещё держался. Хороший сон, калорийная еда быстро справятся с его изнеможением, но Кэан не хотел настаивать. Пусть решение принимает друг.
   Орван устало потёр лоб, а потом бесшабашно улыбнулся и согласно кивнул:
   - Давай!
   Сенсетивы повернулись к последней спиральной галактике и Кэан начал сканирование. Сначала ничего не происходило, но затем пространство вокруг парней сгустилось, в ушах зазвенело, а чужая галактика стала медленно, но неотвратимо надвигаться на парней, обволакивая их темнотой.
   - Что происходит? - нервно спросил Орван.
   - Я слышу Зов родства, - отозвался Кэан, взволнованно вглядываясь в тьму, что окружила их.
   Он крепче сжал руку друга и попросил:
   - Давай подождём.
   Когда тьма, казалось забралась к ним под кожу, перед сенсетивами одна за одной стали вспыхивать звёзды, выстраиваясь в спираль. Чужая галактика медленно, как при компмоделировании, приглашающее закрутилась перед ними, выгодно показывая себя со всех сторон.
   - Смотри! - изумлённо прошептал Орван, но Кэан уже и сам увидел, что рядом с некоторыми звездами притаились темные сгустки.
   - Карта Теней! - осенило его.
   Сказки про артефакты, которые в детстве рассказывала мама перед сном, оказались не такой уж и выдумкой. Кэан медленно улыбнулся, теперь он знал, что подарить любимой мамочке на ближайший день рождения.
   Друзья одновременно вышли из Эраны, распираемые хорошими новостями.
   - Ну как? - напряжённо спросил у них Деймир.
   - Нашли! - радостно вскочил Орван, но тут же покачнулся и широко зевнул.
   - Иди-ка ты спать, - заворчал Кэан, - я Дею сам всё расскажу.
   Орван хотел поспорить, но непрекращающаяся зевота, его быстро переубедила.
   - Ладно, - махнул он рукой и направился к выходу.
   - Может его проводить? - спросил Деймир, наблюдая за нетвёрдой походкой Орвана.
   - Не-а, он сильно гордый. Должен сам справится.
   Дей молча с ним согласился и сел в соседнее кресло.
   - Значит, нашли?
   - Почему ты был так уверен, что у нас всё получится? - вопросом на вопрос ответил Кэан. - Я в первый момент вообще думал, что оказался в жопе глубоко и надолго.
   - Я не могу позволить себе сомневаться, - не глядя на него ответил Дей. - В противном случае почти наверняка пострадает интерьер корабля... И возможно кто-нибудь из окружающих.
   До Кэана донёсся странный треск и он не сразу сообразил, что этот звук издают подлокотники кресла, в которое вцепился Деймир.
   - А-а-а, - понимающе протянул он и успокаивающе похлопал Дея по плечу, - правильно не сомневайся - это вредно для здоровья. Дед очень любит этот корабль. Мы с Орваном, между прочим, всё-таки нашли Сайнафир. Видишь, во-он та галактика рядом с разлапистой туманностью наша. Потерпи ещё часиков шесть-семь. За это время мы как раз восстановимся и начнём операцию по возвращению. Может тебе тоже пока расслабится и поспать?
   Деймир глянул на него, как на самого настоящего идиота, а потом отыскал взглядом на экранах Мерцающий вихрь.
   - Я засну только рядом с Тори.
   - Хм, ну тогда иди и помахайся с ЗОРНами, а то твой настрой внушает мне опасение.
   В глазах Деймира промелькнуло что-то непонятное и пугающее, лицо перекосила кривая улыбка.
   - Так и сделаю, - согласился он, медленно вставая и разминая мышцы. - А ты иди спать. Нечего тут сидеть. Через семь, максимум восемь, часов "Молния" должна догнать "Стрелу".
   - Раскомандовался, - буркнул Кэан в догонку Деймиру, отчаянно зевая. - Я может тоже один плохо засыпаю.
   Посидев ещё немного в рубке, исключительно из духа противоречия, Кэан все жё встал с кресла и отправился в свою каюту.
   Сон пришел мгновенно, едва его голова коснулась подушки, и принёс с собой воспоминания о загадочной спирали Теневой галактики. Кэан улыбнулся во сне, представляя реакцию деда и мамочки, когда они узнают, что легенды правдивы. Для себя же он твёрдо решил, что когда разгребёт текущие дела, обязательно выяснит, почему из чужой галактики отчётливо слышался Зов родства.
  
   ***
  
   Внутреннее время корабля постоянно корректировалось по планете-отправителю, а это значило, что на "Молнии" и "Стреле" часы показывали одинаковые цифры. Лететь до орбиты Геллы "Стреле" оставалось всего восемнадцать часов, а вот "Молнии"...
   Дей в который раз перевёл взгляд с бортовых часов на панорамный экран и с тоской уставился на Мерцающий вихрь.
   Когда же эти хилые сенсетивы восстановят свои силы? Он больше не в силах ждать...
   По его просьбе, капитан назначил общий сбор в рубке, но пока сюда никто не торопился. Дей сжал кулаки и дал сенсетивам на раскачку ещё десять минов. Если по истечении срока они самостоятельно не притащат свои задницы в рубку, он им поможет. С бо-ольшим удовольствием.
   - Что ты ходишь туда сюда? - недовольно спросил у Дея Нак'Лойт. - Сядь и не маячь перед глазами. Всё равно я не дам корабль телепортировать, пока зонды не вернуться.
   Дей обжёг Эдара недовольным взглядом, но не стал говорить капитану, что ему глубоко безразлично возвращение этих сраных зондов. Судя по данным с экранов исследовательские зонды должны были вернуться на корабль через пять минов, а это будет гораздо раньше, чем сенсетивы разродятся очередной телепортацией.
   Дей всё-таки занял своё кресло и с удовлетворением подумал, что не зря выбрал разминку с ЗОРНами, вместо бессмысленного валяния на кровати. Когда несколько часов назад он спустился в кают-компанию там находились пять бойцов элитного подразделения. Дей очень вежливо, из последних сдерживая свои нервы, попросил ребят пройти с ним в спортзал, чтобы провести пару разминочных боёв с желающими. Пожелали размяться все пятеро. С ехидными улыбочками они проводили Дея в спортзал и попросили не обижаться, если слишком быстро выведут его из строя.
   - Без обид, - согласился Дей, вступая в бой, и тут же ловкими приёмами уложил двоих ребят отдыхать на маты.
   Трое оставшихся универсалов настороженно переглянулись и поменяли свои позиции, чтобы одновременно напасть с разных сторон. Дей только улыбнулся их манёврам. Решив, что сильно погорячился уменьшая количество противников (сейчас он был готов сразится с целым отрядом), капитан дал парням подойти к себе поближе, чтобы завязался так любимый им ближний бой. Ребята оправдали его надежды и стали удивлять его неизвестными приёмами нападения. Как же он любил такие моменты! Пропустив всего пару ударов и насладившись их силой, Дей мастерски ускользал от противников, не пуская пока в ход свои кулаки. Вскоре ЗОРНы поняли, что с ними нагло играют и разозлились, а капитан недовольно нахмурился. Он ещё не выпустил весь свой пар, а эти ребята уже стали ошибаться. Когда в порыве негодования, они все трое набросились на него, Дей не стал сдерживаться и тремя точными ударами отправил парней отдыхать.
   Вскоре ребята очнулись и по-новому посмотрели на Деймира, который спокойно делал отжимания на кулаках.
   - Кх-м, а можно спросить? - осторожно начал самый храбрый из них.
   - Попробуй, - усмехнулся Дей.
   - А как называется ваша школа?
   - А хрен его знает, - всё так же с ухмылкой ответил капитан. Не хотелось объяснять, что основным вещам он научился в подворотнях Зиноба, а потом Учитель довёл его самобытные приёмы до совершенства.
   - А можете нас поучить?
   - Да запросто, - Дей плавно встал и довольно осмотрел помятых им ребят. - Только без обид, - предупредил он и следующий час наслаждался, прогоняя парней через свой стандартный комплекс упражнений.
  
   Дей всё ещё довольно улыбался, вспоминая разминку с ЗОРНами, когда в рубку влетел их командир. Лэйд сразу же нашёл его глазами и стремительно подошёл.
   - Как это понимать? - возмущённо прошипел он.
   - А что собственно случилось? - Дей вопросительно приподнял брови.
   - Почему половина моих парней в синяках и ссадинах лежат без сил в спортзале и не могут мне ничего внятно объяснить?
   - Ах, это... У нас с ними было взаимовыгодное сотрудничество. Я знатно размялся с твоими ребятами и наконец успокоился, а они взамен поучились новым приёмам. Всё по-честному.
   Лэйд закашлялся, а потом присел в соседнее кресло и не глядя на Дея заявил:
   - Я думал мои парни одни из лучших, а ты играючи с ними справился... Может ты и с остальными тренировки проведёшь?
   - Не вопрос. Но в ближайшее время я скорее всего буду сильно занят. Если вы задержитесь на Гелле, то приходите в клуб "Тестостерон", я там часто бываю. Ну, а в моё отсутствие с вами с удовольствием позанимается владелец клуба - Кирин Олди. Я думаю, вам будет чему поучится друг у друга.
   - Договорились, - успел сказать Лэйд до того, как рубку шумной группой вошли сенсетивы.
   - Наконец-то, - прокомментировал их приход Дей.
  
   Когда все расселись по местам, Нак'Лойт торжественно объявил, что исследовательские зонды вернулись на корабль и можно телепортироваться. Ответственным за переброску "Молнии" к маяку Геллы Кэан назначил Виану и Орвана. Сам от вызвался контролировать их объединение, в котором лидером должен был стать его друг, а Виана - донором силы. В этот раз все прошло на удивление успешно и вскоре Дей любовался величественным видом Геллы, которая снова отображалась на панорамном экране.
   Медленно выдохнув, Дей понял, что как бы он не позволял себе сомневаться, недоверие к успешным действиям сенсетивов всё это время грызло его изнутри. Похоже это чувство испытывали все присутствующие, потому что радости и облегчению не было предела. Раздались восторженные крики, друзья кинулись поздравлять и обнимать Орвана, а Дей признательно улыбнулся Виане. Ненависть и обиду к ней он давно изжил и был благодарен, что она хоть как-то пытается наладить отношения. Возможно что-нибудь из этого когда-то и получится...
   Кэан отправил Орвана снова восстанавливаться, а Виана осталась, чтобы снова выступить донором силы уже при телепортировании по энергетическому отпечатку. Сенсетивы сдвинули свои кресла в круг, зафиксировали их, и только после этого Кэан достал из кармана своей куртки личную вещь сенсетива "Стрелы". Личной вещью оказалась черная майка, на которой белела двусмысленная надпись "Готов спрятать свою мужскую харизму в женской". Невольно усмехнувшись Дей поинтересовался:
   - А что ничего другого не нашлось?
   - Скажи спасибо, что хоть это удалось достать, - возмутился Кэан. - Это нам ещё повезло, что у Адена была запрограммирована стирка с интервалом в три дня. Так что я ещё во время успел. Ты бы видел, как я ловко вырвал эту майку у робота. Между прочим, в самый последний момент.
   Дей решил благоразумно промолчать и с интересом наблюдал, как сенсетивы растянули несчастную майку по центру своего импровизированного круга. Каждый из них взялся за её край, а потом с серьёзным видом откинулся в кресле. Вскоре сенсетивы закрыли глаза и Дей понял, что они отправились в Эрану ловить энергетический след.
   Пожалуй им и в самом деле повезло, что личной вещью О'Шэйна оказалась довольно приличная майка. Будь на месте её, например трусы, это бы выглядело очень комично. Дей с трудом сдержал смешок, когда представил сенсетивов сосредоточенно растягивающих эту интимную часть гардероба в разные стороны.
   Когда в очередной раз рубку залил белый свет телепортации, Дей первым делом глянул на экраны. Диск Геллы намного увеличился в диаметре, затмевая окружающие звёзды, а рядом с "Молнией" появился долгожданный сосед - небольшой космический корабль класса Л-30, спешащий к пункту назначения.
   - "Стрела-93", - прочитал Дей чёткие буквы на борту и удовлетворённо улыбнулся.
   Всё получилось! Бросив благодарный взгляд на утомлённых сенсетивов он вскочил с кресла и подошёл к Нак'Лойту. Тот понял всё без слов и широко махнул рукой в сторону пульта:
   - Корабль в твоем распоряжении.
   Дей сел в кресло второго пилота и повернулся к Лэйду.
   - Отправляй своих парней на третий уровень, пусть ждут возле челнока. Если переговоры пройдут успешно, то вскоре можно будет вылетать.
   - Всех? - ехидно ухмыльнулся Лэйд. - Или только боеспособную часть?
   - Ты их командир, ты и решай, - невозмутимо ответил Дей. На его взгляд командир ЗОРНов слишком преувеличивал изнеможение своих бойцов.
   Лэйд молча кивнул и отправился выполнять приказ.
   - Какие переговоры? - отвлёк Дея Кэан. - А как же абордаж? Я так надеялся поучаствовать в самом настоящем захвате корабля. Думал в этом деле самое главное внезапность...
   - Если бы этот корабль принадлежал тиену Эриолли, я бы с тобой согласился. Тогда бы мы по всем правилам воспользовались внезапностью и произвели бы захват корабля. Но "Стрела", как ты выяснил, принадлежит Адену О'Шэйну, которого наняли для перевозки пассажиров и я не вижу смысла без спроса ломать его щиты и взламывать защитные коды. Попробуем по-хорошему.
   - А если не получится? - спросил Кэан пересаживаясь к Дею поближе.
   - Будет по-плохому, - криво улыбнулся капитан и повернулся к сенсетивам. - Благодарю вас за успешную телепортацию и прошу сейчас разойтись по своим каютам и отдохнуть. Надеюсь ничего больше экстраординарного не произойдёт, но хотелось бы чтобы вы все, как можно скорее, восстановили свои силы. Мало ли что ещё случится...
   Вайрис, Санд и Виана послушно встали и пожелав Деймиру удачи покинули рубку. Капитан мысленно похвалил себя за успешный тактический манёвр. Против друзей Кэана он ничего не имел, но вот по разговорам на Терлинне, Дей понял, что у Вианы с Аденом напряжённые отношения. Не хотелось бы, чтобы она попала в кадр, и личная неприязнь Адена помешала бы переговорам.
   - А ты как? Не хочешь баиньки? - спросил Дей у Кэана, поворачиваясь к пульту.
   - Ты что обижаешь! У меня есть около часа запаса перед тем, как отрублюсь.
   - Ладно, только очень прошу тебя не вмешивайся в переговоры, - попросил Дей и стал связываться со "Стрелой".
   Через некоторое время на экране появился тёмно-русый мужчина с черными глазами и породистым носом с горбинкой. Вертикальная складка между изогнутыми бровями придавала его облику очень серьёзное выражение, но многочисленные морщинки в уголках глаз, говорили окружающим, что их владелец часто улыбается.
   - Капитан "Стрелы" О'Шэйн на связи.
   - О! И капитан, и сенсетив, и владелец корабля! Прям ещё один универсал, - прокомментировал приветствие Кэан, опередив Деймира.
   - Если сам не заткнёшься - вырублю! - прошипел Дей и припечатал брата недовольным взглядом.
   - Молчу-молчу.
   - Капитан "Метеора" Деймир... Терлиннский, - представился он старым именем, вовремя вспомнив, что о его родстве с Ша'Тэррами Адену знать не обязательно. - Временно исполняю обязанности капитана "Молнии". Прошу прощения за своего сенсетива, его не научили держать язык за зубами, но я над этим работаю.
   Аден широко улыбнулся и в его глазах промелькнуло удовлетворение.
   - Я безумно рад, что нашёлся человек, который не побоялся заткнуть рот одному из Шал'Линнов. Чем обязан нашим разговором? Какие у вас ещё проблемы, кроме непослушного сенсетива?
   - Четыре дня назад с Терлинны была похищена моя невеста Антория ДеЛаВер. Как выяснило расследование, похитителем является тиен Эриолли - ваш пассажир...
   Аден тут же стёр улыбку с лица:
   - Я никогда не участвовал в незаконных делах. Могу уверить вас, что на борт моего корабля эта девушка попала добровольно.
   - Есть сведения, что тиен Эриолли использовал для этой цели подчинитель, а это, как вы знаете, запрещённый препарат.
   - У вас есть доказательства? - Аден резко побледнел.
   - Косвенные. Чтобы доказать использование подчинителя необходим анализ крови. Возможно, правильное решение вам поможет принять следующий документ, - Дей нажал на отправку почты и стал ждать решения Адена.
   - Что за документ? - прошептал Кэан.
   - Незадолго до отлёта дед прислал свою секретаршу с приказом от аринора оказывать мне всяческую поддержку и содействие.
   - Да, вы правы, - усмехнулся Аден, после прочтения приказа, - это в корне меняет дело. Я сниму щиты и открою шлюзы, я даже заблокирую пассажиров в каютах... только ответьте мне ещё на один вопрос. Как вы нас догнали?
   Дей сразу же почувствовал подвох в этом вопросе. Как сенсетив, Аден не мог не знать, что любой корабль можно догнать в Потоке, главное... Точно! Его интересует какой тип связи использовали сенсетивы "Молнии". На что же он среагирует отрицательно? На то, что Кэан забрался к нему в дом и порылся в его грязных вещах, или на то, что они планировали догнать его используя диалу О'Шэйна? Проклятье! На месте Адена Деймир разозлился бы в обоих случаях.
   - Мои сенсетивы догнали вас по личной вещи, используя энергетический след. Приношу свои извинения, что взяли вашу майку без спроса. Готов в ближайшее время компенсировать материальный и моральный ущерб.
   По мере того, как Дей говорил, напряжение на лице Адена пропадало, и он понял, что выбрал правильный вариант. О'Шэйн был готов мириться пропажей майки, но не с диалой своего круга. Неприязнь к Виане за столько лет никуда не делась.
   - Я вышлю вам счет, когда вернусь на Терлинну. А теперь давайте закончим все неприятные дела. Жду вас на "Стреле".
  
   Через пятнадцать минов Дей шёл по тускло освещённому коридору "Стрелы". Только сейчас он осознал, что по внутреннему распорядку на корабле сейчас ночь, а это значило... это значило, что Тори сейчас находилась в одной постели с той сволочью. По словам Адена, его прелесть сразу же поселилась в каюте его заказчика.
   Поселилась! Как же!
   Дей со злостью отогнал от себя плохие мысли. За ним по коридору бесшумно двигался Лэйд с частью своего отряда. Половину своих ребят, успевшую оценить школу "а-хрен-его-знает", командир в целях безопасности оставил на третьем уровне рядом с челноком. И хотя Дей считал, что здесь им ничего не грозит: экипаж не станет вмешиваться, а Эриолли проявил глупую недальновидность и путешествовал только с одним телохранителем, он не стал спорить с командиром ЗОРНов. Пусть у парня будет иллюзия, что он нужен и не зря участвовал в спасательной операции. С учетом новых обстоятельств (благодаря Адену все каюты с пассажирами, кроме одной, сейчас были заблокированы) и психологической напряжённости Дея, даже пять бойцов с Лэйдом в качестве поддержки казались капитану излишними. Возле нужной каюты Дей остановился и приказал командиру ЗОРНов ждать в коридоре. Для того чтобы разделаться с Шеганом ему не нужна была ничья помощь.
   Прислонившись лбом к двери на несколько секунд, Дей задержал дыхание. Чтобы он ни увидел там, в каюте, его чувства к Тори не изменятся. Он на это очень надеялся...
   Глубоко вздохнув, Дей собрался с духом и вошёл внутрь.
  
  
   Глава 28
   Глава, в которой Деймир доходчиво объясняет Шегану насколько тот не прав, а Тори приходит в себя.
  
  
   Эпилог
   Спустя семь лет...
  
  

Если вы дочитали до этого места и вам интересно, чем всё закончится, то жду ваших заявок.

Оставляйте их в комментариях к этому роману или присылайте на мой почтовый ящик. Рассылка пока действует.

Как всегда жду ваших оценок, отзывов, комментариев и критических замечаний.)))))


Оценка: 6.52*91  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"