Мусаниф Сергей: другие произведения.

Супермен должен умереть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.50*132  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не слишком далекое будущее, наш мир, в котором внезапно появились люди со сверхъестественными способностями. Ознакомительный фрагмент.

  Супермен должен умереть.
  
  Пролог.
  
  Ну, мать вашу, короче, дело было так...
  Я где-то читал, что если не знаешь, с чего начать рассказ, то стоит написать эту фразу, а уж за ней вся история выстроится сама по себе. А уж к тому времени, как она доберется до финала, все и позабудут, с чего она началась. Но у нас с вами, конечно, не тот случай. Мне просто захотелось послать вас по матери.
  Значит, вы хотите знать, с чего все началось? Что ж, сначала вообще ничего не было, только темнота и много воды, и что-то там еще в воздухе над водой носилось. А потом Бог сказал что-то типа 'внимание, включаю', и стало светло, и закипела работа, и на шестой день стройки какие-то людишки посреди деревьев завелись. А потом они что-то не то сожрали, в результате чего стали плодиться в геометрической прогрессии, и спустя несколько тысячелетий и мы с вами появились.
  Есть, правда, еще один вариант. Там по первости тоже ничего не было, а потом это ничего каким-то образом взорвалось и начало разлетаться в этом нашем везде обломками раскаленной плазмы, потом обломки остыли и на них завелись микробы, которые за миллионы лет эволюции (да, эта версия чуток подлиннее) сначала выросли до размеров динозавров, а после скукожились до, опять же, нас с вами.
  Как по мне, так обе эти теории весьма сомнительные, однако это не мешает их сторонникам устраивать междоусобные разборки, плавно переходящие в религиозные диспуты с использованием холодного и огнестрельного оружия вот уже несколько сотен лет.
  Но вы, конечно, все это и так знаете и хотите поговорить не об этом. Ладно, тогда давайте обсудим комиксы.
  Кто-нибудь из вас когда-нибудь думал об обычных людях, которые живут в Метрополисе или Готэме? Впрочем, к черту Готэм, Бэтмен уныл и у него нет никаких суперспособностей, кроме банковского счета и огромной корпорации, которые ему оставил папочка. То есть, он даже не сам эти бабки заработал.
  Значит, Метрополис. Вот ты - обычный житель Метрополиса, торгуешь подержанными тачками, ремонтируешь унитазы или пишешь софт для порносайтов в три-дэ, словом, влачишь свое обывательское существование, а где-то над тобой летает в облаках Кларк Кент в своем дурацком трико. В один прекрасный день ты выходишь из своей съемной квартиры, чтобы купить пива, гамбургер и пачку презервативов, и тут-то на тебя и падает грузовик, которым Супермен кинул в очередное воплощение Инфернального Темного Зла из Самых Глубин Адского Ада и промахнулся. Может, это и не грузовик был, а, допустим, поезд. Или дом. Для тебя-то уже нет никакой разницы, ты лежишь себе, размазанный тонким слоем по асфальту, а Супермен и его противник продолжают схватку, даже не сделав паузы.
  Тут как бы понятно, что если ты живешь в современной, динамично развивающийся городской среде, то жизни твоей постоянно что-нибудь угрожает. Автомобильные аварии, техногенные катастрофы или банальные гопники в подворотне. Но если в подворотне тебя отоварит арматуриной по голове какой-нибудь гопник, это означает, что он тебя хотя бы заметил. В отличие от Супермена, тут же исчезнувшего в небесной дали. Это обидно, понимаешь ли, но и Супермена тоже можно понять.
  Ты, в принципе, тоже не замечаешь, сколько муравьев под твоим ботинком каждый день гибнет.
  Когда все это началось, я был таким же муравьем, жившим в огромном муравейнике, в небе над которым парили супермены, бэтмены, робины и прочие люди некст. Но если вы думаете, что эта история о том, как отважные супергерои сражаются с коварными суперзлодеями, а мы, живущие внизу, втягиваем головы в плечи и стараемся не смотреть в пылающие небеса, то черта с два вы угадали.
  Это совсем не такая история.
  
  Глава первая.
  
  Я уже почти доехал до дома, когда мне на капот свалился труп.
  Это машину и доконало. Мой 'фольксваген' был немоден, немолод и изрядно терт как жизнью, так и чайниками на узких парковках. Он носился по асфальту, трясся на проселочных дорогах, стоял в пробках, прыгал на бордюры, расталкивал бампером тележки на стоянках у супермаркета, дважды был бит сзади не по моей вине, и единожды - в бок и по моей. И все это он пережил более-менее достойно. А вот падения стокилограммового тела с пятиэтажной высоты и прямо на капот ему уже пережить не удалось.
  Поскольку до этого момента сверху на меня ничего не падало, во время движения я не имел привычки следить еще и за небесами, так что тормозить начал уже после удара, чисто на рефлексах, отчего тело сначала пробило лобовое стекло и частично влетело в салон, а потом, после остановки машины, вылетело обратно и частично соскользнуло на асфальт.
  Грохот был адский, но недолгий. Сразу же после остановки двигатель заглох, а из пробитого радиатора повалил пар.
  - Твою налево, - высказался я.
  До дома оставалось всего полтора квартала.
  Я отстегнул ремень безопасности, толкнул дверь и вышел из машины, чтобы оценить нанесенный ей урон. О человеке я почему-то тогда даже не думал. Может, это был ступор и шок, а может быть я уже тогда понимал, что люди, посреди ночи и без единого звука валящиеся тебе на голову, наверняка имеют к этому веские причины.
  Повреждения я оценил, как изрядные. Пострадал капот, оба крыла, лобовое стекло, передний бампер, рамка радиатора, радиатор, да еще неизвестно, что там от самого двигателя после удара осталось.
  Уже потом я посмотрел на труп.
  Труп был неплохо упитан и хорошо одет. Еще он истекал кровью, как и положено трупу, и на асфальте под ним образовалась небольшая лужа. Ну что за чертово невезение, подумал я. Улица свободна, на обочине стоит куча припаркованных машин, а этому уроду надо было упасть на единственную движущуюся. Откуда он хоть свалился?
  Пытаясь это вычислить, я посмотрел наверх и увидел супермена.
  Он был прямо над улицей, на высоте примерно третьего этажа и спускался к нам, шествуя по воздуху, как по невидимой лестнице. У меня не было никаких сомнений, что он причастен к падению трупа на мою машину, а скорее всего, он и стал его единственной причиной.
  О чем я парню сразу и сообщил.
  - Что ж ты творишь, придурок? - спросил я. - Ты на кой черт устроил мне тут вот это вот все, супермена кусок? Другого места нельзя было выбрать, что ли, дебилоид хренов?
  Вместо ответа супермен сделал пасс правой рукой, словно гребанный джедай. Невидимая сила ударила меня в грудь, протащила несколько метров по асфальту и впечатала в стену соседнего дома, о которую я приложился затылком и благополучно потерял сознание.
  
  Кто-то лил воду мне на лицо.
  Я открыл глаза и обнаружил, что это был молодой человек в форме лейтенанта дорожно-патрульной службы. Вода оказалась минеральной. С пузыриками.
  Голова болела просто адски. Словно меня по затылку ударили мешком кирпичей. А, ну да...
  - Лейтенант Скворцов, - отрекомендовался дэпээсник. - Первый спецбатальон.
  - Ага, - сказал я. - Здрассьте.
  Коллега лейтенанта рассматривал останки человека и моей машины. Судя по тому, что больше на месте происшествия никого не наблюдалось, я провалялся в отключке не так долго.
  - Мимо ехали, - ответил Скворцов на мой незаданный вопрос. - 'Скорую' я уже вызвал, но вижу, что она тебе без необходимости.
  - Может, у меня сложная закрытая черепно-мозговая травма, - сказал я.
  - Может, - легко согласился лейтенант. - Но они от этого все равно быстрее не приедут. А пока они едут и нам никто не мешает, рассказывай.
  - Что именно рассказывать? - спросил я.
  - Как превышал, как за дорожной ситуацией не следил, как человека сбил. Излей, как говорится, душу. Тебе и самому легче станет.
  - Серьезно?
  - Куда уж серьезнее, - сказал он. - Я вот что вижу? Вижу я автомобиль, то есть, транспортное средство повышенной опасности, с явными следами повреждения спереди, то есть, наезда. Еще я вижу лежащий на асфальте мертвый труп. В непосредственной, надо заметить, близости от вышеупомянутого средства повышенной опасности. Автомобиль я уже пробил, он зарегистрирован на тебя, в страховку ты вписан, как единственный водитель, поблизости никого больше нет. И какие я из этого могу сделать выводы? Да очень простые. Логично?
  - Логично, - согласился я.
  - Так вот и рассказывай, - сказал он. - Ты же в курсе, что чистосердечное признание смягчает вину и все такое?
  - В курсе, - мрачно подтвердил я.
  Я попытался встать. Голова кружилась, в теле ощущалась некоторая слабость, но в целом организм слушался. Скворцов поддержал меня под руку, то ли помогая, то ли контролируя, чтобы я не дал стрекоча.
  - Хочешь еще раз посмотреть, что натворил? - участливо поинтересовался он. - А снова от вида крови не вырубишься?
  Я решил, что этот фарс немного затягивается.
  - Этот фарс немного затягивается, - заявил я. - Судя по штрафам за неправильную парковку, у вас на этой улице камеры через каждые пятьдесят метров натыканы. Запросите видео с любой из них и прекратите обвинять меня во всяком страшном.
  - Да я уже посмотрел, - сказал Скворцов. - Характер повреждений, опять же, свидетельствует не в пользу версии о наезде. Знал этого парня?
  - Которого?
  - Вот этого, - Скворцов указал на труп.
  - Надеюсь, что нет.
  - А второго?
  - Та же фигня.
  - Значит, просто не повезло, - констатировал Скворцов. - Машина хоть застрахована?
  - Не от такого.
  - Полный форс-мажор, - согласился лейтенант.
  - Расширенная страховка на мою тачку стоит почти столько же, сколько она сама, - сказал я. Заградительный, мать его, барьер. Покупайте наше и все такое.
  - Причем, каждый год, - снова согласился лейтенант. - У меня 'лада', и то дорого, а это ж целый 'фольсваген'. Был.
  - Именно, что был, - вздохнул я. Ремонт, скорее всего, окажется экономически невыгодным. Проще другую подержанную тачку взять, да кто б еще денег на нее подкинул... - Ты мне другое скажи, лейтенант. Если ты с самого начала все знал, зачем было эти фигли-мигли мне устраивать?
  - Ночная смена, - Скворцов пожал плечами. - Везде автоматика, камеры, аварийные комиссары и европротоколы... Пьяного за рулем и то полгода уже не видел, в погоне нормальной ни разу не участвовал, из пистолета только в тире стрелял. Скучно мне, вот и развлекаюсь по мере возможностей. Ты прости, если перегнул.
  - Бывает, - сказал я.
  Тихо шурша шинами из-за угла вывернула труповозка, в хвост которой пристроился новехонький шестиколесный 'УАЗ-патриот' третьего поколения. 'Люстра' на крыше наличествовала, но была выключена. Потому как ночь и дело явно несрочное.
  - Управление Н, - лейтенант хоть и был при исполнении, но все равно попытался втянуть голову в плечи. - Готовься.
  - Всегда готов, - мрачно ответил я.
  'Нэшников' (кто-то называет их 'энцами', тут уж кому как нравится, хотя само слово 'нравится' к 'нэшникам' неприменимо) в народе не любили почти так же, как и суперменов, только сильнее и по-другому. У них был целый вагон полномочий, разрешений и преференций, местными полицейскими чинами они могли подметать полы, юрисдикция их была безграничной (в пределах РФ, разумеется), и в целом были они людьми весьма неприятными.
  Особенно если ты супермен или имеешь какое-то отношение к ним.
  'Патриот' был бронирован на уровне президентского лимузина, затонирован так, как давно уже недоступно простым смертным, и в первом приближении напоминал склеп на колесиках. Поговаривали также, что машины управления Н напичканы оружием, как любимые 'астон-мартины' Джейсма Бонда, но я в это не верил. Пара пулеметов и десяток-другой ракет, не более. А слухи про боевые лазеры и генераторы наночастиц мы таки оставим на совести поклонников теории заговоров и любителей научной фантастики.
  Выбравшиеся из 'труповозки' санитары обменялись приветствиями с гаишниками, бросили пару равнодушных взглядов на труп и отошли в сторонку, ожидая команды из передвижного склепа. Мне они свою помощь не предлагали, не их профиль. Я для их клиента был чересчур жив.
  Забавно, кстати, что 'труповозка', чьи пациенты уж точно никуда не торопятся, приезжает быстрее, чем 'скорая', которую мне вызвал Скворцов.
  Прошло минут пять, прежде чем 'нэшник' явился из своего танка. Вылез он через пассажирскую дверь, водитель же остался внутри, продолжая держать руки на джойстиках управления пулеметами, готовыми в любой момент залить всю улицу свинцовым дождем... Сколько там всего было народу в этой машине, так и осталось для нас загадкой.
  Нэшник без особого энтузиазма глянул на труп, сделал небрежный жест, дозволяя санитарам заняться покойником, после чего двинул к нам со Скворцовым. Охотник на суперменов выглядел лет на тридцать пять-сорок, носил тяжелые ботинки, джинсы и свободного фасона куртку со множеством наглухо закрытых карманов. Под обеими мышками у него висело по кобуре, и еще одна на поясе. То ли тип умел отращивать себе третью руку, то ли был сторонником учения о том, что пистолетов много не бывает.
  - Капитан Харитонов, управление Н, - он махнул рукой Скворцову. - Лейтенант, отойдем.
  Они отошли, и через пару минут беседы гаишники погрузились в свою машину и отчалили продолжать патрулирование. Следующими на очереди были санитары. После столь же непродолжительного разговора они наконец-то убрали труп с моего капота и принялись грузить его в свою труповозку. Затем он подошел ко мне.
  - Итак, Артур, что вам известно о происшествии?
  - Гравитация победила, - сказал я.
  - Неправильный ответ, - сказал Харитонов. - Знаете, кто это был?
  - Нет.
  - Виктор Бычков, двадцать девять лет, официально безработный. В узких кругах, с которыми имеет дело наше управление, известен под псевдонимом Толкала. А второго знаете?
  - Тоже нет.
  - Леонид Карпов, двадцать пять лет, официально безработный. Известен под псевдонимом Ловкач.
  - В тех же кругах?
  - Разумеется. Понимаете, что это означает?
  - По правде говоря, нет.
  - Хорошо вам, - сказал Харитонов. - Два супермена подрались, один победил, второй, соответственно, склеил ласты, а вы просто мимо проезжали. Этой версии советую вам в дальнейшем и придерживаться.
  - Я и собирался, - заверил его я. - Тем более, что так оно на самом деле и было.
  - Как вы думаете, почему он вас не убил?
  - Понятия не имею, - сказал я. Мысль, что меня в принципе могли бы и убить, конечно, приходила в голову, но надолго в ней не задерживалась. Потому что кому я нужен, чтобы меня убивать? Да и за что?
  Харитонов вытащил из кармана пачку сигарет, сунул в рот сигаретину и глубоко затянулся, активируя автоподжиг.
  - Курите?
  - Нет, спасибо.
  - Это хорошо, это правильно, - Харитонов использовал стандартный шаблон неисправимого курильщика и еще разок затянулся. - Артур, мне кажется, вы не понимаете, насколько вам сегодня повезло.
  - Да, - согласился я. - Видимо, не понимаю.
  - Это были так называемые 'супермены', - сказал Харитонов. - Оба они обладали схожими способностями в телекинетике и представляли средний уровень опасности. Может, чуть ниже среднего. Это, как вы понимаете, по принятой в нашей конторе спецификации. Для обычного человека, такого, как вы, например, они оба чрезвычайно опасны. И не столько своими суперспособностями, сколько своим отношением к обычным людям. Понимаете, о чем я?
  - Типа, мы люди второго сорта, - сказал я.
  - Типа того, - согласился он. - Ловкач мог убить вас просто вот так, - капитан щелкнул пальцами. - И никаких угрызений совести по этому поводу бы не испытал. У него просто нет морального стопора. Искалечить, убить... Для них это так же просто, как для вас сообщение в твиттере оставить.
  - И зачем вы мне все это рассказываете?
  - Потому что я страшный людоед из управления Н, - сказал Харитонов. - Последней преграды, простите за невольный пафос, что стоит между вами и ними. И такие, как мы, обычно бываем трагически не поняты такими, как вы.
  - Тяжелый день выдался? - спросил я.
  - Обычный, - сказал он. - Ладно, мне пора. Вам скорую вызвать?
  - Мне уже гаишники вызвали, вроде бы.
  - Если я вызову, скорая быстрее приедет.
  - Да я вроде нормально себя чувствую, - сказал я, потирая затылок. - Так, шишку набил, но это не смертельно.
  - Тогда я вызов отменю, чего людей беспокоить. Но вы завтра к врачу все-таки сходите, - посоветовал Харитонов. - Ну, и если чего вдруг, то звоните нам.
  - Чего 'вдруг'? - не понял я.
  - Ну мало ли, - сказал он. - Жизнь длинная, земля круглая и все такое. Удачи, Артур. Берегите себя.
  - Угу, - сказал я. - Обязательно буду беречь.
  Он прыгнул в свой 'патриот' и отчалил, а я достал телефон и занялся увлекательным квестом 'найди эвакуатор посреди ночи'. Самое обидное, что я находился в десяти минутах бодрой ходьбы от дома, но бросать машину посреди дороги было нельзя, иначе бы ее эвакуировали другие люди, и обошлось бы это гораздо дороже. В общем, когда я доехал таки до дома на такси, ложиться спать уже не было никакого смысла. Я наскоро принял душ, выпил кофе и вызвал еще одно такси, чтобы добраться до работы вместе со своими попутчиками - усталостью, сонливостью и головной болью.
  Когда машина уже приехала, я обулся и вышел из квартиры. Закрывая входную дверь, я промахнулся ключом мимо замочной скважины и уронил всю связку. Так, знаете ли, довольно часто бывает.
  Но вот того, что случилось дальше, со мной до этого момента не бывало никогда. Я протянул руку, намереваясь поднять ключи, но не успел наклониться, отвешивая своей двери учтивый поклон, как они сами вспорхнули с пола и прыгнули в мою ладонь.
  Я тогда слишком устал, чтобы удивляться, поэтому просто запер дверь и побежал вниз по лестнице¸ и только в машине мне стало ясно, простите за невольный пафос, как выразился бы капитан Харитонов, что жизнь моя с этого момента изменилась навсегда.
  Но если вы думаете, что эта история о том, как молодой человек обрел суперспособности, пошил себе обтягивающий костюм и отправился бороться с царящей в этом мире несправедливостью, то черта с два вы угадали.
  Это совсем не такая история.
  
  Глава вторая.
  
  Супермены, как вы понимаете, это название народное, неофициальное. Собственно говоря, настоящих суперменов нам так и не завезли. В том плане, что никто не умел летать со скоростью звука или чуть быстрее, замораживать дыханием озера, стрелять из глаз лазерными лучами или, тем паче, держать на своей спине целый тектонический разлом. Официальное название было 'некстмены' или 'люди некст'. Была такая теория, что товарищи, типа встретившихся мне той ночью, заползли на следующую ступень эволюции и в будущем мы такие будем все. Тоже довольно странная теория, кстати говоря, но человечество всегда было сильно по части странных теорий.
  Общее место множества версия было только одно - болезнь. Точнее даже так - Болезнь. Про нее принято писать с большой буквы и говорить с этакой многозначительностью, что вполне объяснимо. Ведь по сути это была не болезнь и даже не эпидемия. Это была пандемия. Симптомы ее были многочисленны и разнообразны и практически никогда не появлялись все вместе. Кашель, насморк, болезненные выделения всего, что только способен выделить человеческий организм, отеки, язвы, опухоли... Неизменной была только высокая температура, которую невозможно был сбить. Она-то и была основной причиной смертности.
  Вакцины не существовало, и за полгода, пока Болезнь шагала по планете, ее так и не сумели придумать. Лечение не помогало никакое. Ты заражаешься, хреново себя чувствуешь от трех до четырнадцати дней, и если тебя не прикончат симптомы и всяческие сопутствующие обстоятельства, то впадаешь в кому, длящуюся от двенадцати до сорока восьми часов. После чего ты либо выходишь из нее и медленно восстанавливаешься, либо...
  Сюрприз.
  Не выходишь из нее вовсе.
  Спастись от этой хрени было нельзя. Костюмы полной биологической защиты, американские, самого высшего класса и баснословной стоимости, показали свою полную защитно-биологическкую несостоятельность еще во время первой вспышки, которую пытались локализовать в Латинской Америке. Правительства разных стран, штабы их армий, несколько миллиардеров, укрывшихся в герметичных бункерах под землей сумели только оттянуть свою участь. Но в итоге зараза добралась и до них. На мой взгляд, это было первое и единственное доказательство теории всеобщего равенства.
  В общем, я веду к тому, что заразились этой штукой все. А выздоровели только три четверти. Не такая уж катастрофа, скажете вы, но если перейти на, так сказать, сухой язык цифр, это означало, что за полгода население планеты уменьшилось где-то на два с половиной миллиарда человек.
  Носителя так и не выявили.
  Последними больными стали космонавты, спустившиеся с орбиты уже после того, как на Земле все вроде бы закончилось. Их было трое, выжил один.
  Американец. Сейчас он важная шишка в НАСА, а по совместительству - Полковник Арканзас, умеющий замораживать все вокруг себя где-то в радиусе пятидесяти метров. Некоторые, впрочем, говорят, что семидесяти пяти, но не все ли равно.
  Первые супермены появились где-то через год после эпидемии, и было бы глупо не заметить, что тут есть некоторая связь.
  Собственно, все теории конспирологов крутятся вокруг того, откуда взялась сама болезнь, но ничего особо интересного тут нет, набор стандартный. Божественные силы, инопланетяне, секретные разработки ЦРУ, ФСБ, МОССАДа, масонов, сионистов, северных корейцев (тут надо подставить тех, кого вы больше всего не любите), а то и сама мать-природа взбунтовалась, решив, что человечеству пора бы поумерить свои амбиции и оставить экологию в покое.
  Доказать, как вы понимаете, никто ничего не мог (а кто знал, тот, естественно, молчал, хихикая в затянутый стерильной перчаткой кулачок), что не мешало сторонникам разных теорий устраивать холивары и поливать друг друга грязью на телевидении, в интернете и при личных встречах.
  Я переболел этой хренью еще во младенчестве, поэтому никаких подробностей не помню. Нашей семье тогда повезло - я выжил, родители выжили, даже обе бабушки уцелели. Родители и сейчас в порядке, только живут они за восемь тысяч километров от сыночка, поехавшего покорять Москву.
  Мысли о покорении Москвы, застрявшем на этапе 'найти приличную работу', заставили меня отвлечься, и подумать о будущем, которое стало еще более туманным, чем раньше, и папка с рабочей документацией, которую я удерживал под потолком, просто тыкая в нее пальцем, упала на пол. По счастью, застежка выдержала и бумаги по всему кабинету не разлетелись.
  Это, вероятно, исчерпало долю везения, отпущенного мне на этой неделе, потому как дальше дела пошли неважно.
  Я снова указал рукой на папку, и она поднялась в воздух, чтобы красиво (ну, так мне хотелось думать) спланировать мне на стол, как дверь в кабинет распахнулась и на пороге нарисовался Славик.
  - О, - сказал Славик, и дверь закрылась, оставив его в коридоре.
  Я вздохнул и заставил папку зависнуть в воздухе. Славик не обманул моих ожиданий, и дверь снова открылась.
  Славик аккуратно вошел в кабинет, медленно приблизился к папке, застывшей на уровне его лица, и провел над ней рукой.
  - Лески нет, - констатировал он.
  - Нет, - согласился я.
  - Магниты?
  - Возможно.
  - То есть, не магниты? - уточнил он.
  - Не совсем.
  - И в чем фокус?
  - Я - супермен.
  - Смешно, - Славик гоготнул и хлопнул по папке ладонью. Я такого не ожидал, поэтому утратил контроль и документы в очередной раз повстречались с полом. - Надеюсь, я ничего не сломал?
  Славику было тридцать лет. Он носил очень узкие джинсы, лососевого цвета рубашку, коричневые мокасины и бороду канадского лесоруба, при условии, что канадский лесоруб стал бы каждую неделю отдавать по сто долларов за ее укладку. Если он чего и мог сломать, так это представление о том, что борода и брутальность идут по дороге жизни рука об руку.
  Но человеком он был неплохим и мы с ним дружили. Насколько вообще могут дружить двое взрослых мужчин в этом непростом современном мире.
  - Итак, - Славик плюхнулся в свободное офисное кресло и закинул ноги на мой стол. - В чем же фокус?
  - Я же сказал, я обладаю суперспособностями, - сказал я.
  - И как давно ты их обрел, о мой скрытный, но такой могущественный друг?
  Я бросил взгляд на виджет рабочего стола, показывающий точное время.
  - Примерно четыре часа назад.
  - С пылу, с жару, так сказать.
  - Ага.
  - И при каких обстоятельствах они у тебя открылись?
  - Мною пытались проломить стену дома. Не слишком удачно.
  - Угу, - Славик извлек из кармана адскую машину, известную под названием 'электронная сигарета' и выпустил такой клуб пара, что на мгновение я перестал его видеть. - А если серьезно?
  - Я предельно серьезен, - сказал я, махнул рукой, и папка взлетела на мой стол, чуть не перевернув кружку с остывшим кофе. - Правда, над приземлением надо еще поработать.
  - Телекинетика, значит?
  - Угу.
  - Самый распространенный среди некстменов скилл, кстати.
  - Я в курсе.
  - Якут может удерживать в воздухе грузовик.
  - Что делает его незаменимым специалистом при разгрузке фур.
  - Жонглер способен манипулировать тридцатью предметами одновременно.
  - Зато у него не хватило креатива придумать себе менее очевидное прозвище.
  - А каковы твои пределы?
  - Понятия не имею. Я только начал экспериментировать, а тут ты...
  - Можешь продолжать при мне, - разрешил он.
  - Не, мне лениво.
  - И что ты будешь делать дальше?
  - Сначала допью кофе, а потом захвачу мир. Хочешь быть моим наместником в Австралии?
  - Почему именно в Австралии?
  - Австралия далеко.
  - ОК, - согласился он. - А если серьезно?
  - А если серьезно, то у меня нет выбора, - вздохнул я.
  По идее, все некстмены должны быть зарегистрированы в установленном законом порядке. И когда очередной супермен получает свой скилл, у него есть сорок восемь часов, чтобы подать заявку в соответствующие инстанции. Если, конечно, этому не препятствуют обстоятельства неодолимой силы, каждое из которых будет рассматриваться теми самыми соответствующими инстанциями в индивидуальном порядке.
  Скажем, если скилл ты получил где-нибудь в тайге, откуда за сорок восемь часов до очагов цивилизации просто не добраться.
  Не прошедший регистрацию некстмен ставит себя вне закона. И даже если он не собирается надевать бордовую мантию и становиться суперзлодеем, пытаясь вести свой прежний образ жизни, милые ребята из управления Н все равно начнут на него охоту.
  Рано или поздно, но они его найдут. Потому что у них есть сканеры, доблестный капитан Харитонов и Безопасник, считающийся неформальным главой всех некстменов русскоговорящего пространства.
  Злодеем быть весело, но небезопасно. Толкала может подтвердить.
  - Эники уже идут за тобой, - зловещим голосом возвестил Славик.
  - Черта с два. У меня еще куча времени.
  На самом деле, инициация очередного супермена уже не вызывает у человека каких-то сильных чувств. Это сравнимо с выигрышем в лотерею. Да, люди редко выигрывают, и в твоем окружении, скорее всего, таких людей нет, однако новость, что кто-то все-таки урвал большой куш, тебя не особенно удивляет. Если есть лотерея, значит, кто-то должен в нее выигрывать, не правда ли?
  И если способности некстмена невелики, а сам он не стремится совершать великие подвиги и нести возмездие по имя Луны, то после регистрации он вполне может продолжать свою обычную жизнь, ходить на работу, пить пиво, сидеть в интернете. Если не случится какой-то глобальной катастрофы, то никто его на подвиги не позовет.
  Это как институт с военной кафедрой окончить. Вроде ты и офицер, но если не начнется война, то никто из окружающих об этом так и не узнает.
  Конечно, если твой скилл силен и особенно опасен или особенно полезен, то тебя призовут служить родному государству независимо от твоего желания. Сначала будут уговаривать, а если уговоры не подействуют, начнут вынуждать, создавая тебе и окружающим невыносимые для жизни условия. Но это не мой случай. Телекинетиков вокруг столько, что они друг друга на мой капот сбрасывают, и каждый из них покруче меня в разы, если не на порядок.
  Но если я не хочу еще раз встретится с капитаном Харитоновым, то зарегистрироваться мне все-таки стоит.
  
  После работы я направился в МФЦ.
  Это такая колыбель бюрократии, где 'все вопросы в одном окне', но не больше одного вопроса за один подход, и то после того, как вы полчаса в очереди отсидите.
  По моему вопросу очереди не было, но отсидеть все равно пришлось минут сорок, потому что нужного мне специалиста не было тоже. Не самая востребованная услуга, стало быть.
  Когда специалиста таки нашли, им оказался тучный и начинающий лысеть мужчина лет сорока. Выглядел он очень уставшим, хотя было непонятно, где успел так утомиться. Разве что в каком-то другом МФЦ подрабатывает.
  'Одно окно' мне тоже не обломилось, бюрократ проводил меня в отдельный кабинет. Ну, как кабинет...
  Помещение размером с туалет, только вместо унитаза стол и два стула. Стены белые, кафельные, пол серый и тоже кафельный. Свет яркий и довольно неприятный.
  На столе лежал планшет, а в углу не особо скрывалась камеры видеонаблюдения.
  Не такая, как здесь, у вас. Обычная камера, не шпионская и дешевле раз в десять. И всего одна, в отличие от. Да, если вы не в курсе, я вижу все ваши камеры. Все шестнадцать. Никакой реакции не будет? Ну ладно, тогда я продолжу.
  Бюрократ сел за стол, тут же ухватил планшет, и, е отрывая от него взгляда, пробубнил:
  - Должен вас предупредить, что наша беседа записывается.
  - Если вы не продадите запись первому каналу, то ничего страшного, - заверил я его.
  - Угу, - сказал он, продолжая пыриться в планшет. - Значит, вы хотите заявить, что вы - некстмен?
  - Было такое намерение.
  - Тогда я также должен вас предупредить, что ложное заявление будет расцениваться, как административное правонарушение и на вас может быть наложен штраф.
  - Штраф крупный? - спросил я.
  - Пять тысяч.
  - Это еще по-божески.
  - Так вы будете заявлять?
  - Буду. Заявляю. Никто не знал, а я - Бэтмен.
  - Молодой человек, вы тратите мое время.
  - Ну, на пять тысяч-то я могу погулять.
  - Я сейчас позвоню охране, и вас выведут, - сказал он. - И заявку не приму. И если вы на самом деле некстмен, то в результате у вас будут проблемы покруче, чем штраф в пять тысяч. Так что еще раз подумайте, прежде чем снова начнете острить.
  - Ладно, - сказал я. - Теперь серьезно. Я некстмен.
  - И когда вы об этом узнали?
  - Сегодня утром.
  - А точнее?
  - Около восьми.
  - Понятно, - он сделал очередную отметку на планшете. - И каков ваш талант?
  - Я могу передвигать предметы.
  - Я тоже могу, - сказал он и подвигал планшетом. - Смотрите, он сдвинулся.
  - Ну и кто тут теперь острит?
  - Значит, вы телекинетик, - сказал он. - Самый...
  - Распространенный скилл, я знаю.
  - Максимальный вес предмета, которым можете манипулировать?
  - Двухкилограммовый диск от составной гантели, - сказал я. Нашел его в кабинете, он там какие-то бумаги в шкафу придавливал.
  - Расстояние?
  - Метров десять, примерно.
  - Класс Д, первая стадия, - пробормотал он.
  - Это хорошо или плохо?
  - Зависит от того, чего вы от инициации ожидали, - сказал он. - Талант со временем развивается, но вторым Безопасником вы не станете.
  - Разве Безопасник телекинетик?
  Он пожал плечами.
  - Откуда мне знать? Желаете продемонстрировать свое умение?
  - А надо?
  - Необязательно.
  - Тогда не желаю.
  - Паспорт, - бросив короткий взгляд в мои документы, он сделал еще пару пометок в планшете. - Можете идти.
  - То есть, это уже все?
  - Заявка принята, - сказал он. - Вы свой долг исполнили, теперь ждите. С вами свяжутся.
  - Может быть, дадите мне на прощание какой-нибудь ценный совет? - спросил я.
  - Дам. Не выпендривайтесь.
  Но если вы думаете, что эта история о скромном молодом человеке, который не выпендривался, то черта с два вы угадали.
  Это совсем не такая история.
  
  Глава третья.
  
  Следующий день стал днем крушения иллюзий, топтания идеалов и разрыва шаблонов.
  После того, как я оставил заявку в МФЦ и получил обещание, что со мной свяжутся, со мной действительно связались. Еще как связались. Так со мной связались, как никогда раньше со мной никто не связывался.
  Ко мне прямо на работу заявился Безопасник.
  Это, кстати, ничего, что я пропускаю кучу важных обстоятельств, типа, чем я занимался вечером, что мне снилось после трех бутылок пива, во сколько я встал и какие ощущения при этом испытывал, что я съел на завтрак и сколько чашек кофе успел выпить после прихода на работу? Потому что, если вам все-таки интересно, то я могу напрячь свою память и сделать этот рассказ еще более подробным. Да или нет? Мигните мне чем-нибудь, например, или вон той пулеметной турелью, которую вы за зеркалом прячете, подвигайте. Нет? Не будет никакой реакции?
  Тогда потом не обижайтесь.
  Итак, ко мне прямо на работу заявился Безопасник.
  Тот самый Безопасник, который был неофициальным номером один в рейтинге некстменов страны, тот самый, который если и не возглавлял управление Н, то стоял к его руководству так близко, что разница стиралась. Тот самый Безопасник, который считался одним из самых опасных людей планеты, но при этом толком о его способностях широкой публике никто не докладывал.
  Он на самом деле служил в ФСБ до того, как получил свои, какие бы они ни были, способности, и после инициации не оставил службу, а принялся за нее с особым рвением. Собственно говоря, управление Н было его детищем, и оно никогда не стало бы таким, каково оно сейчас, без него.
  А еще он был одним из тех странных некстменов, которые носят костюмы. Но не супергеройские костюмы, а деловые. То есть, чувак может одеваться вообще как угодно, одевается, как придурок.
  Я не люблю костюмы и не люблю тех, кто носит костюмы. Костюм - это спортивная форма участников вечной гонки за баблом. Пусть на старте это костюм от фабрики 'большевичка', а ближе к финишу - 'бриони', суть от этого не меняется. Костюм делает тебя рядовым этой армии тактических менеджеров и эффективных управленцев. Ну, или у меня, может быть, просто никогда денег на приличный костюм не было.
  У Безопасника, видать, денег было до хрена, ибо его одежка явно шилась в индивидуальном порядке и подгонялась под фигуру, учитывая также склонность пациента носить под одеждой оружие. Потому что пока он не расстегнул пиджак, кобуры под мышками были практически незаметны, и ткань в тех местах не топорщилась.
  - Ну, здравствуй, - сказал Безопасник.
  - Привет, - сказал я.
  Руку для пожатия он мне не протянул. Да и не очень-то и хотелось.
  Вообще, Безопасник выглядел довольно средне. Не в том смысле, что плохо, а просто средне. Рост, комплекция, возраст - все среднее, прическа обычная, лицо не особо запоминающееся, особых примет, как говорится, нету. Не походил он... ну я только что рассказывал, на кого.
  - Удивлен? - спросил он.
  - Есть немного, - признал я. - Я думал, стандартная процедура будет чуть более стандартной. Или это нормально, что ты вот так ко всем начинающим некстменам приходишь?
  - Не ко всем, - подтвердил он.
  - Тогда чем обязан приятностию визита?
  - Я объясню, - пообещал он.
  - Тогда ладно, - сказал я. - Чай, кофе?
  - Нет, спасибо, - он с несколько отстраненным выражением лица осмотрел кресло, в котором обычно сидел Славик, когда заходил поболтать. Вряд ли кресло Безопаснику очень понравилось, но трона для него я в своем кабинете не держал, так что ему пришлось довольствоваться обычном офисной мебелью. - Итак, ты подал свою заявку вчера.
  - Угу, - я не стал отрицать очевидное.
  - Меньше чем за сутки до этого ты стал свидетелем драки между двумя некстами, в ходе которой один из них приложил тебя своим скиллом.
  - Не, скорее не в ходе, а после нее, но не думаю, что это важно.
  - До этого у тебя никаких способностей не было.
  - Истинно так.
  - А сразу после ты получил именно тот скилл, которым использовали против тебя.
  - Он, вроде как, самый распространенный.
  - Один из, - подтвердил Безопасник. - Однако, скиллов великое множество, а ты получил телекинез.
  - Э... ну, скиллы же так от одних людей к другим не передаются, - сказал я. - Так что это просто совпадение. Или передаются? Я чего-то не знаю?
  - Да ты столько всего не знаешь, что мне хочется отправить тебя в Википедию, - сказал он. - Впрочем, Википедия тоже всего не знает.
  - Так допиши, - предложил я.
  - Слишком многое придется дописывать, - сказал он. - Скажи, как ты намерен поступить после регистрации?
  - В смысле, примкну ли я к силам добра или же зла?
  Он кивнул. Похоже, он на мои подколки вообще реагировать не собирался. Очень спокойный тип. Хотя супермен его уровня и должен быть хладнокровным. Вот зачем я пытался его подкалывать уже тогда, это вопрос. Наверное, он мне сразу не понравился, на каком-нибудь инстинктивном уровне.
  - Говоря по правде, я собираюсь держать нейтралитет и смотреть на этот цирк со стороны, - сказал я.
  - Почему?
  - Почему цирк?
  - Ты прекрасно понимаешь, о чем я, - сказал он. - Почему ты хочешь остаться в стороне?
  - Мне нравится моя жизнь.
  - Что там может нравится?
  - Вау-вау, полегче, - сказал я. - Я, конечно, не футболист и не поп-звезда, но меня устраивает, как я живу. Я инженер...
  - Ты - обычный технический консультант в мелкой 'купи-продай' конторе, - так же спокойно сказал он. - У тебя съемное жилье, разбитая машина, нет страховки и никаких перспектив. Твой потолок - однушка за МКАДом в ипотеку, по которой ты расплатишься лет через двадцать. Двушка, если ты найдешь какую-нибудь дуру, она выйдет за тебя замуж и вы скинетесь. Работу свою ты возненавидишь лет через пять, но на приличное место тебя уже не возьмут, потому что утратишь квалификацию. Будешь пить пиво по вечерам, открывая бутылки скиллом, и сдохнешь лет в шестьдесят, мало кого при этом огорчив.
  - Допустим, это так, - сказал я, уже понимая, зачем он сюда пришел. Но вот почему именно он? Он был пушкой, я - воробьем, однако он зачем-то вел по мне прицельный огонь. - Ну и чего в этом плохого? Исключая открывание бутылок скиллом, так живет куча людей.
  - Серая масса, - сказал он.
  - Какой-то ты неправильный супермен, - сказал я.
  Капитан Харитонов намекал мне, что некстмены относятся к обычным людям как к... не совсем людям. Правда, он тогда всяческих злодеев имел в виду, но, судя по озвученному, легендарный Безопасник ушел от них не слишком далеко.
  - Я тебе не нравлюсь, - сказал Безопасник. - Ты мне тоже не нравишься, и это нормально. Но есть кое-что, ради чего я готов преступить через свои симпатии и антипатии. Кое-что, ради чего я работаю. Кое-что...
  - Кое что, ради чего ты просыпаешься каждое утро и идешь на эту гребаную работу, хотя ты и стар для всего этого дерьма, но кто-то же должен его разгребать, - закончил я за него. - Меньше пафоса, чувак, мы не на дебатах. Сейчас ты просто должен просветить меня на тему, что же это за 'кое-что'.
  - Интересы страны.
  - А, - сказал я. - Спасибо, просветил.
  - Ты знаешь, что Китай призывает всех своих некстов на военную службу? - спросил он. - Независимо от скилла, возраста или пола. А если учесть, что нексты появляются у них с такой же периодичностью, как у нас, а населения на порядок больше, там их скоро будет целая дивизия. С кем, как ты думаешь, они собираются воевать? Чьи территории у них там под боком? Болезнь ведь не решила их проблемы перенаселения и нехватки ресурсов, а лишь отодвинула их лет на сто, если не меньше. А китайцы теперь научились смотреть в будущее.
  - Это вот сейчас серьезно было? А ничего, что эту их дивизию, как только она перейдет к действиям, одним ядерным ударом накрыть можно? Нексты в геополитических вопросах ничего не решают. Там по-прежнему рулят танковые клинья и ковровые бомбардировки.
  - А ты, значит, эксперт в геополитике?
  - Тут и экспертом не надо быть.
  - Тогда расскажи мне, как такая большая и могучая страна, как США, со всеми ее танками, авианосцами и ядерными бомбами, решила проблему Ветра Джихада.
  - Никак, - согласился я. - Но Ветер Джихада - одиночка, на него ядерную бомбу тратить жалко. Да и попутный ущерб будет слишком велик.
  - Он уже не одиночка, - сказал Безопасник. - Ветер Джихада удалился в пустыню и к нему со всех сторон стекаются радикальные исламисты. Как некстмены, так и просто фанатики.
  - Значит, его проблему решат в ближайшее время.
  Он показал мне четыре пальца.
  - Столько раз они пытались решить его проблему. Флотский спецназ, зондеркоманда из ЦРУ, группа некстменов и смешанный рейд некстменов и вояк. Это я не считаю попытки достать его при помощи беспилотников. И когда я говорю о группе некстменов, имей в виду, там не бойскауты были. Американцы жаждут не правосудия, но мести, однако пока они ничего не добились.
  - Они упорные, я в них верю. А к чему мы вообще это обсуждаем? В свете моих прорезавшихся способностей я должен отправиться в пустыню и прикончить Ветра Джихада при помощи скилла и чувства морального превосходства?
  - Нет. Ветер Джихада пока не наша проблема.
  - То есть, ты не исключаешь, что он может стать и нашей проблемой?
  - Когда речь идет о национальной безопасности, я вообще ничего не исключаю, - сказал он. - Но пока его помыслы сосредоточены на другой войне.
  - Тогда какого черта мы вообще о нем говорим?
  - Я просто хочу показать тебе, что некстмены бывают разные, - сказал он. - Да, девяносто, если не больше, процентов некстов можно ликвидировать силами одного бойца спецназа, но бывают и исключения. Очень опасные исключения. Такие исключения, ради которых и существует управление Н.
  - А Лигу Равновесия, часом, не вы спонсируете?
  - Нет.
  Надо будет знакомым конспирологам рассказать, это половину их теорий на корню зарежет. Конечно, они, скорее всего, скажут, что Безопасник соврал. И самое обидное в том, что он действительно мог соврать.
  Лига Равновесия состояла из фанатиков другого толка. Они утверждали, что существование суперменов мерзко, богопротивно, антинаучно и нарушает какой-то там баланс, для восстановления которого они убивали всех суперменов, до кого только могли дотянуться. У их организации были филиалы в разных странах, и они наверняка обменивались боевым опытом.
  Источник их финансирования оставался загадкой. Сами они утверждали, что существуют на добровольные взносы сочувствующих их деятельности простых людей, но масштаб некоторых их операций заставлял призадуматься, откуда же у простых людей такие деньги.
  - Ну, если на этом все, то у меня вроде как рабочее время, и не мешало бы поработать... - сказал я, когда посчитал, что молчание слишком затянулось.
  - Это не все, - сказал он.
  - Почему-то я так и подумал. И о чем же речь пойдет дальше?
  - Что ты знаешь о джокерах? - спросил он.
  - Неожиданный поворот, - сказал я. - Джокер - это карта. А еще это такой довольно забавный злодей, которые бегает по Готэму и играет с Бэтменом в догонялки. Но мне почему-то кажется, что в контексте нашей беседы ты имел в виду какого-то другого джокера.
  - Джокерами называют некстменов, у которых больше одного скилла.
  - А такое бывает?
  - Кроме того, джокер способен заимствовать скилл, который применен против него. Если он выживет в результате применения, конечно. Скажем, после того, как Электрик ударит джокера своим разрядом, спустя некоторое время джокер обретет власть над электричеством. Принцип доступен для понимания?
  - Вполне.
  - Тебя приложил телекинетик. На следующее утро ты обнаружил способности к телекинезу.
  - Совпадение?
  - Не думаю, - сказал он. - Совпадение возможно, в жизни бывает всякое, но логика моей работы не позволяет мне верить в такие случайности.
  - Почему никто не слышал про джокеров?
  - Кому надо, ты слышали, - отрезал он. Была в Безопаснике какая-то неправильность. То ли в нем самом, то ли в позе, в которой он сидел. Что-то не давало мне покоя с самого начала разговора, но я все еще не мог понять, что же не так. - Джокеров не так много. На данный момент официально зафиксировано пять случаев. Возможно, потенциально их было больше, но способ, которым они получают дополнительные способности, довольно рискован, и далеко не все сумели пережить этот момент. Возможно, есть кто-то, о ком мы не знаем. Но подтвердить документально, как я уже говорил, мы можем лишь пять случаев.
  - Имена?
  - Ничего тебе не скажут. Кроме того, все эти люди мертвы.
  - Как они умерли?
  - Кто как, - он пожал плечами. - Кто-то в поисках нового скилла вступил в бой не с тем некстом, с каким следовало. Двоих ликвидировали правительств их стран. И поверь мне, там было, за что.
  - Значит, управление Н считает меня джокером? И поэтому ты здесь?
  - Это рабочая гипотеза, из которой мы исходим.
  - И почему это так важно?
  - Скилл прокачивается, - сказал он. - Некстмены со временем становятся все сильнее. Но в случае с обычными некстами мы способны определить его потенциал. Мы можем сказать, каких высот достигнет тот или иной некстмен может достичь через год, через пять лет, через десять. Потенциал джокера неопределим.
  - Слишком много факторов воздействует? - догадался я.
  - Да. Если бы ты был обычным телекинетиком, тебя бы просто внесли в базу и оставили бы тебя в покое. Дальше ты был бы волен делать все, что хочешь. Если бы ты преступил закон, тебя бы остановили, жил бы обычном жизнью - не вмешивались. Но мы подозреваем, что ты можешь быть джокером, а значит, можешь стать одним из самых опасных некстменов, которые нам известны. Поэтому ты должен понимать, что в покое тебя никто не оставит.
  - И что ты предлагаешь?
  - О, - он закинул ногу на ногу. - Сейчас я отчетливо вижу, что ты неправильно оцениваешь характер нашей беседы. Я пришел сюда не для того, чтобы предлагать. Я пришел сюда, чтобы рассказать, как оно все будет. Либо ты серьезно отнесешься к тому, о чем я тебе рассказал, и вольешься, так сказать, в наши ряды, начнешь работать в управлении Н, чтобы все время быть у нас на виду...
  - А если не вольюсь?
  Отточенным за годы практики движением он выхватил пистолет из наплечной кобуры. Вот он сидит, заложив ногу на ногу, вот я моргнул, и вот уже дуло пистолета направлено прямо мне в лицо.
  - Может быть, ты и джокер, а может быть, и нет, - сказал Безопасник. Тон его ничуть не изменился. - В любом случае, сейчас у тебя есть только телекинез, и твой скилл не прокачан. А у меня в руке 'дезерт игл'. Я вообще патриот и предпочитаю покупать отечественное, но мне нравится 'дезерт игл'. Нравится, как он лежит в руке. Нравится его отдача. И мне нравится то, что он делает с теми, кто мне не нравится.
  Я промолчал. То, что мы друг от друга не в восторге, мы уже выяснили.
  - Я знал очень мало, я бы даже сказал, исчезающе мало телекинетиков, чей скилл позволил бы им остановить пулю из 'дезерт игла', - продолжал он. - Тем более, направленную прямо в глаз с расстояния меньше метра. Хочешь узнать, относишься ли ты к их числу?
  - Как-нибудь в другой раз, - сказал я. Страшно мне не было - если бы он хотел меня застрелить, то уже давно бы застрелил без всех этих расшаркиваний.
  - Хорошо, - другой рукой он достал из кармана визитку и бросил мне на стол. - Сегодня ты пойдешь к своему начальству и уволишься с работы. Постарайся завершить все свои дела, чтобы тебя ничего не отвлекало. Завтра можешь отдохнуть и подумать. Послезавтра в десять утра приходи по этому адресу. Тебя прогонят через тесты, проинструктируют и скажут, что потом. Доступно объяснил?
  - Доступно. А что будет, если я не приду?
  Как заправский ковбой, он крутанул пистолет на пальце, ловко перехватил его за ствол и протянул мне рукоятью вперед.
  - Застрелись.
  Но если вы думаете, что это история о молодом человеке, который застрелился после наездов какого-то пафосного придурка, то черта с два вы угадали.
  Это совсем не такая история.
  
  Глава четвертая.
  
  Представляете, он на самом деле оставил мне свой пистолет. Тот самый здоровенный 'дезерт игл', чтоб я еще знал, что с такими делать. Сказал, что это не высшая математика, и я разберусь. И либо я верну ему эту хреновину самолично, когда приду устраиваться в управление Н, либо он заберет его с моего трупа.
  В общем, нормально так поговорили.
  Сразу после Безопасника в кабинет ввалился Славик.
  - Это вот было то, о чем я думаю? - спросил он.
  - Угу, - видеть Славика не хотелось. Разговаривать с ним тем более. Хотелось забиться в угол и крепко подумать о том, что сейчас произошло. Но Славика остановить невозможно. Тем более, он уже заметил валявшийся на столе 'дезерт игл' и потянул к нему руки.
  - Это же...
  - Лапы убери, - сказал я. - А ну как стрельнет.
  - Чего это он стрельнет, если он на предохранителе? - возмутился Славик, но руки убрал. - Зачем этот приходил?
  - Суперкоманду они организовывают, - сказал я. - Ветра Джихада прищучивать будут. Вот, предлагал вступить.
  - Вечно ты во что-нибудь вступаешь, - сказал Славик. - А если серьезно?
  - Все то же самое, только без Ветра и без Джихада.
  - Тебя? В суперкоманду? Обычного телекинетика?
  - Есть многое на свете, друг мой Славик, - сказал я. - Чего мы и представить не могли.
  Про джокеров я ему рассказывать не стал, хотя Безопасник вроде бы и не запрещал мне трепаться. Но, с другой стороны, может это действительно совпадение, и никакой я не джокер. Вот только способ проверки этой гипотезы мне не нравился. Не было у меня знакомых суперменов, которые могли бы свой скилл на мне испробовать, при этом постаравшись насмерть не зашибить.
  В управлении Н, конечно, это все выяснится, но я бы предпочел узнать пораньше. Если бы у меня был выбор.
  Выбора, увы, не было. Управление Н в лице Безопасника сделало мне предложение, от которого нельзя было отказаться. Пойдешь против этих ребят... И впрямь, застрелиться проще.
  Выпроводив Славика, я написал заявление по собственному желанию. Хотя желания, конечно, никакого не было. Бросать привычную работу и заниматься какой-то фигней в качестве эника мне вообще никуда не уперлось.
  Нет, в детстве я хотел стать суперменом. А кто в детстве не хотел? Все хотели.
  Причем, не таким суперменом, как нынешние, а настоящим. Чтоб летать в плаще и лазерами из глаз стрелять. Потом, как это обычно и происходит с детскими мечтами, это желание куда-то делось, вытесненное стремлениями более плотскими и приземленными. Девчонки там, все дела...
  Дверь в кабинет снова распахнулась. Не рабочее место, а проходной двор какой-то. На этот раз ко мне пожаловал Борис, мой непосредственный начальник в частности и наш генеральный директор в целом.
  А на столе у меня лежал здоровенный американский пистолет.
  - Привет, Артур, - сказал Борис, не сводя глаз с орудия смертоубийства. - У нас проблемы?
  - Нет.
  - А у тебя?
  - Я не знаю, - честно признался я. - Если что, Безопасник приходил по мою душу. К делам фирмы это никакого отношения не имеет.
  - Отлегло, - так же честно признался Борис. - Что еще мне надо знать?
  - Я увольняюсь.
  - Почему?
  - Меня завербовали.
  - Это заявление об уходе?
  - Да.
  Он подхватил валявшуюся на столе ручку и поставил свою размашистую подпись.
  - Заставить бы тебя отработать две недели по закону...
  - Для урегулирования данного вопроса мне оставили вот это, - я показал на 'дезерт игл'.
  - ...но я понимаю твое положение и делать этого не буду, - закончил Борис. - Зарплату перечислим на карту, как обычно, можешь не беспокоиться.
  - Спасибо, Борь, - сказал я.
  - Насколько оно все плохо? - спросил он.
  - Точно не знаю.
  - Я могу как-то помочь?
  - Это вряд ли. Хотя... Слушай, а вы же мой кабинет пишете? - я ткнул рукой в камеру наблюдения, висевшую в углу. - На предмет нераспространения коммерческих тайн и все такое?
  - Пишем, - согласился Борис.
  - А можешь попросить Петровича, чтобы он мне запись переслал?
  - Могу. А зачем?
  - Сам не знаю, - сказал я. - Было что-то... А может, и не было. Может, показалось мне.
  - Ты сам вообще как? - поинтересовался Борис. - Спишь хорошо? Питаешься нормально?
  - Угу, - сказал я. - Так что насчет записи?
  - Я передам, - Борис протянул мне руку. - Удачи тебе, Артур.
  - Спасибо.
  Запись, естественно, мне никто не переслал, потому что не положено. Такой уровень секретности развели, как будто мы наркотиками торгуем.
  Однако, Петрович, наш собственный безопасник и по счастью с маленькой буквы, все-таки вошел в мое положение и пришел лично, вместе со своим планшетом.
  - Тебя же сегодняшний день интересует? - уточнил он.
  - Угу. На гостя хочу еще раз посмотреть.
  - Да не такой уж он и красавчик, - сказал Петрович и вывел изображение на экран. - Но если хочешь, смотри.
  Ракурс был не слишком удачен, зато все, что надо попало в кадр. Вот он входит, вот мы обмениваемся первыми фразами, вот он смотрит на кресло, вот он садится... Вот! Вот в чем, черт побери, дело!
  На самом деле Безопасник в кресло не сел. Он завис над ним на высоте около пяти сантиметров, однако чувствовал себя при этом весьма комфортно, словно между ним и сиденьем лежала невидимая глазу подушка. И мне даже не надо было смотреть запись дальше, чтобы вспомнить - за все время беседы он не прикоснулся ни к единому предмету в моем кабинете, если не считать его собственный пистолет.
  Держу пари, он и дверной ручки не касался. В смысле, напрямую. Своею собственной рукой.
  - У тебя такой вид, как будто ты на районной выставке подлинник 'Моны Лизы' нашел, - заметил Петрович.
  - Он разве не в Лувре висит?
  Петрович развел руками.
  - А этот парень висит в воздухе, - сказал я, ткнув пальцем в филейную часть Безопасника. - Разве это не удивительно?
  - Он не висит, - равнодушно сказал Петрович. - Он сидит на своем защитном поле.
  - Э... В смысле?
  - Безопасника окружает защитное поле, - пояснил Петрович. - Это известная часть его скилла. Пробить его еще никому не удавалось. Пули оно останавливает, включая и крупный калибр из снайперской винтовки.
  - Но откуда ты знаешь? В Википедии об этом ни слова!
  - Есть и другие источники информации, помимо Википедии. Ну, ты уже насмотрелся?
  - Мне срочно нужно, чтобы ты поделился со мной другими источниками информации, - сказал я.
  Он покачал головой.
  - Поживи с мое.
  - Так для этого и нужны, - сказал я.
  Это как вот если плывешь на паруснике в бескрайнем океане и вдруг видишь офигенный кусок земли, и думаешь, это ж я новый континент сейчас открою, летишь к нему на всех парах, то есть, парусах, высаживаешься на берег, а там внезапно Америка, и Колумб уже давно высадился, костер на пляже развел и носки около него сушит.
  Я-то думал, что нарыл какой-то новый факт о Безопаснике, а тут оказалось, что это секрет Полишинеля. Хотя, учитывая, как часто главный супермен появляется на публике, было бы странно, если бы никто этого до меня не заметил.
  А Википедию надо срочно дописать.
  
  До вечера я проторчал на работе.
  Заканчивал какие-то мелочи, сдавал дела, прощался с коллегами и старался избегать общества жизнерадостного Славика, что, впрочем, получалось так себе. Он настаивал на отвальной вечеринке, а мне хотелось домой, где тишина и можно подумать.
  Например, о будущем.
  Не то, чтобы у меня были какие-то особые планы, разрушенные тяжелым кованным сапогом Безопасника, однако, будущее вдруг начало тревожить. Какие-то намеки на стабильность, достигнутую с большим трудом, внезапно улетели в окно. Я совершенно не видел себя представителем силовой структуры, понятия не имел, что мне там надо будет делать и сколько мне за это будут платить.
  Но это, конечно, все фигня, по сравнению с тем, что выбора мне в принципе не оставили. Пойди туда, сделай это, а не то больше дяди сделают тебе плохо. Моего личного мнения никто не спрашивал, а когда я его высказывал, оно просто отметалось в сторону, как что-то несущественное.
  Не успел я привыкнуть к своему статусу некстмена, как бац - я теперь еще и эник. И, потенциально, один из самых опасных людей в чертовой супергеройской среде. Почему ж я тогда на полчаса раньше или полчаса позже домой не поехал? Вообще можно было в офисе заночевать, чай, не в первый раз.
  Сокрушенно покачав головой, я вышел из такси, купил в ближайшем магазине пару бутылок пива, сунул их в рюкзак, где валялись какие-то мелочи с работы и тяжеленный 'дезерт игл', и направился в сторону дома.
  У подъезда меня ждали двое парней в кожаных куртках и заляпанная грязью дешевая корейская машина, кои колесят по улицам нашего города десятками, если не сотнями, тысяч. Как я понял, что они ждут именно меня? Очень просто. Я их раньше в нашем дворе никогда не видел, и при моем появлении они заметно оживились. Разыгрывать сцену 'я забыл в магазине кошелек' было поздно, поэтому я сделал морду кирпичом и попытался пройти мимо, надеясь, что это всего лишь наружное наблюдение, или, что было бы вообще идеально, плоды моей разыгравшейся паранойи.
  - Не так быстро, - сказал один плод и положил руку мне на плечо. - Давай покатаемся.
  - А если нет? - спросил я.
  - У моего друга пистолет под курткой.
  - А у меня в рюкзаке. Давай он покажет мне свой, а я покажу ему мой? А ты можешь вообще ничего не показывать.
   Второй плод откинул полу куртки и продемонстрировал мне свое орудие. Двусмысленно звучит, понимаю, но речь все же идет о пистолете, а не о чем вы там подумали. К тому же, это куртка была, а не плащ.
  Пистолет был не такой здоровый, как 'дезерт игл', но очень походил на настоящий.
  - Убедили, - сказал я. - Теперь моя очередь...
   Но дальше следовать моему плану мы почему-то не стали, и тот, который держал руку у меня на плече, одним рывком сорвал с этого же плеча рюкзак.
  - У него там и правда пистолет, - удивленно сказал он.
  - Это не мой, - сказал я. - Попросили сохранить. Мне еще его возвращать придется, ребята.
  - Вернешь, - сказал первый, распахивая дверцу машины и кидая мой рюкзак на заднее сиденье. - Но попозже. А пока покатаемся.
  - Куда хоть поедем?
  - Не волнуйся, не в морг.
  
  ***
  Следует заметить, что если вам надо кого-то куда-то зловеще и угрожающе везти, то Москва - не самый подходящий для этого город.
  Потому что пробки.
  Мы угрожающе выехали из моего спального района и зловеще встряли в пробку на третьем транспортном кольце. Проторчав в ней сорок минут, мы выбрались на Каширское шоссе в сторону области, провели там еще полчаса и потом рванули куда-то в глубину спальных районов. Мои сопровождающие вели себя прилично: один рулил, второй старался не тыкать в мою сторону пистолетом особенно часто.
  Мне почему-то опять не было страшно, и все по той же причине. Если бы они хотели меня убить, мой истекающий кровью труп сейчас валялся бы у подъезда в ожидании полиции, управления Н и ребят, специализирующихся на уборке мертвых тел. Но вообще тенденция, что последние дни мной все помыкают, начала раздражать. А это я еще на службу не поступил...
  Пока мы ехали, я прикидывал свои шансы справиться с этими нехорошими парнями. Шансы казались невысокими. Скилл скиллом, но не факт, что я сумею пистолет из его руки вырвать. А если вырву, то что потом?? Драться? Выпрыгивать из машины на ходу? Не, я, конечно, тот еще супермен, но ну его на фиг.
  Спальный район сменился какой-то промзоной, дорога стала еще более разбитой и мы снизили скорость километров до сорока. Вдоль дороги тянулись унылые бетонные заборы с периодически встречавшимися унылыми ржавыми воротами. В одни такие вороты мы и въехали, предварительно посигналив охраннику.
  За воротами обнаружились то ли какие-то склады, то ли заброшенные заводские помещения, а то ли все вперемешку. Попетляв по территории еще метров семьсот, наш рыдван остановился перед каким-то облупленным ангаром и мне предложили выйти.
  - А это точно не морг? - спросил я.
  Вместо ответа тип снова показал мне пистолет.
  Внутри ангар оказался таки складом. Посреди было небольшое свободное пространство, как раз чтоб погрузчик мог развернуться, а все остальное помещение было заставлено паллетами с наваленными на них коробками. Торговали тут, судя по всему, консервами.
  В ангаре нас ждали еще три человека. Двое мужчин и женщина. Главным явно был мужчина в длинном черном плаще и широкополой черной же шляпе. Зловещий тип, по первому впечатлению, и он явно не пытался сгладить этот свой образ, поигрывая ржавым куском арматуры.
  Ребята, которые меня сюда привезли, заняли позицию у дверей, а тип помахал арматурой. Иди, мол, сюда.
  - Я понял, - сказал я. - Это же темная сторона силы, и у вас наверняка есть печеньки.
  - Печеньки есть, - сказал проарматуренный тип. - Но я не люблю ими делиться.
  - Никто не любит, - вздохнул я. - Чего звали?
  - Разговор есть, - сказал он. Второй мужчина и женщина держались в стороне, поглядывая на меня скорее с любопытством, чем с неприязнью, и я понял, что разговаривать мне придется только с главным. - Я - Стилет.
  Я, конечно же, его не узнал, потому что в Википедии его фото не было, а к базам данных управления Н доступ мне еще не открыли. Но я знал, кто он такой. Некстмен, возглавляющий, так сказать, теневую сторону городского сообщества. Похоже, что про темную сторону я таки угадал.
  - В первую очередь я хотел бы извиниться за столь грубый способ доставки, - продолжил он. - Но мне просто не терпелось пообщаться с новым джокером.
  - Еще не факт, что я джокер, - сказал я.
  - Да брось, - сказал он. - Ловкач тебя приложил о стенку, и ты сразу же обрел скилл. С джокерами все именно так и происходит.
  - Вы тут неплохо информированы, как я посмотрю.
  - Ты застал Ловкача сразу после дуэли с Толкалой, если не во время самой дуэли, - сказал он. - А знаешь, за что они дрались?
  - Он не успел рассказать.
  - За право работать на меня, - сказал Стилет. - Видишь ли, мне в команде нужен был только один телекинетик, и я привык выбирать лучших.
  - Передайте мои искренние поздравления Ловкачу, - сказал я. - А как вы меня нашли?
  - У меня есть свои источники информации в системе регистрирования некстменов и даже в управлении Н, - сказал он. - Кроме того, мы стараемся следить за Безопасником каждый раз, когда он совершает вылазку в город. Мне сообщили о появлении нового некстмена через час после того, как ты оставил заявку. Ловкач узнал тебя по фотографии и засвидетельствовал момент инициации, и уже тогда у меня закрались подозрения о том, что мы имеем дело с джокером. А уж визит Безопасника подтвердил эту теорию на все сто.
  - Он, кстати, сам в этом не уверен, - сказал я.
  - Будь он неуверен, он ни за что не пришел бы к тебе лично, - сказал Стилет. - Впрочем, даже Безопасник - всего лишь человек, и он может ошибаться. Кстати, об ошибках. Владимир, хвост был?
  - Ни намека даже, - помотал головой один из моих сопровождающих. - Ребята его от самого офиса вели, ни там, ни у дома.
  - Потому что Безопасник понимает, что никуда ты от него не денешься, - сказал Стилет. - Он ведь тебя уже завербовал?
  - Как будто кто-то из вас, парни, оставляет мне выбор.
  - Я тебя вербовать не собираюсь, - заявил Стилет. Это было неожиданно. - Если когда-нибудь ты сам захочешь, сможешь подать заявку на вступление в мою организацию, и я рассмотрю ее на предмет твоей полезности. Но сейчас пользы от тебя никакой нет, зато неприятностей можно огрести целую коробку.
  - Тогда о чем ты тут вообще говорим? - спросил я.
  - Если ты на самом деле джокер, то у меня есть для тебя подарок, - сказал Стилет. - А если нет, то я заранее сожалею.
  - Что-то мне такой поворот не нравится.
  Стилет пожал плечами.
  - Сейчас ты телекинетик с довольно слабым скиллом, - сказал он. - А нас здесь только внутри пятеро, у двоих есть оружие, а остальные трое в нем не нуждаются. Дверь заперта, бежать некуда. Что ты предпримешь?
  Крыть действительно было нечем. Оставалось только надеяться, что очередной сюрприз будет не летальным.
  - Бесите вы, ребята, - сказал я. - Понятно, что ничего я вам сейчас ничего не сделаю. Но предупреждаю, я запомню и затаю. Кстати, а что будет-то?
  - Ну, для начала я ударю тебя вот этим вот в живот, - сказал Стилет, и кусок арматуры в его руках начал меняться, плавно перетекая в форму меча. Чешуйки ржавчины беззвучно планировали на пол. Меч, конечно, получался так себе, все-таки металл менял только форму, а не свойства, но выглядело это все равно впечатляюще. Понятно, что компьютерной графикой можно и не такое нарисовать, но его-то скилл делал это в реале. - Это будет больно. Потом вот он, - мужчина сделал шаг вперед. - Прижжет тебе рану струей огня. Это будет очень больно. Но не волнуйся, потом она, - женщина слегка склонила голову. - Тебя исцелит. В результате ты получишь некоторый контроль над металлами, способности манипулировать открытым огнем и исцелять раны, как свои, так и чужие. Бонусом может пройти ускоренная регенерация, но это не факт. Не знаю, передаются ли пассивные способности таким образом. Это все случится, если мы не ошиблись, и ты действительно джокер, и та информация, которая у нас есть о джокерах, достоверна. А если нет, то тебя просто ждут несколько минут, заполненных болью. Но не волнуйся слишком сильно, мы постараемся быть аккуратными. Думаю, начнем.
  Он поднял свою и сделал шаг вперед.
  - Эй, полегче, - возмутился я, вытягивая руки перед собой. - Может, хотя бы объясните, зачем вам это надо?
  - Ты просто оттягиваешь неизбежное или на самом деле хочешь знать?
  - Ну, как человек, которого вы собираетесь протыкать и прижигать, я имею на это право.
  - Наверное, - согласился Стилет, опуская свой рукотворный меч. - Видишь ли, меня не устраивает то положение, в котором мы оказались. Некстмены, новая генерация людей, по большей части или загнаны в подполье или служат цепными псами режимам стран, на территории которых их угораздило родиться.
  - А, понимаю, - сказал я. - Вы - подполье. Управление Н - цепные псы. Чего уж тут не понять. А я причем?
  - А ты будешь палкой, которой я собираюсь разворошить этот муравейник, - сказал Стилет. - Скиллы, которые ты можешь получить сегодня, не выведут тебя в высшую лигу, но и такой же мелкой сошкой, как сейчас, ты уже не будешь. Поверь, твой новый друг Безопасник тебе такой подарок сделает очень нескоро. Если вообще сделает. Скорее всего, его план заключается в том, чтобы запереть тебя в каком-нибудь кабинете и максимально замедлять скорость твоего роста. Он очень осторожный тип.
  - Не могу сказать, что до конца понимаю ваши мотивы, - сказал я.
  - Я думаю, что ты можешь нарушить статус-кво, - сказал Стилет. - То есть, совсем необязательно, что ты его нарушишь, но шансы есть. И я готов на это поставить.
  - А мое мнение, как обычно, несущественно?
  - Именно так, - заверил он меня. - У тебя просто нет достаточной информации, чтобы это мнение сформулировать. Поэтому сейчас порешаю я, а дальше можешь выплывать, как хочешь.
  И он снова поднял меч.
  Двадцать первый век, подумал я. У нас есть высокоточное оружие, при помощи которого можно прихлопнуть жужжащего на другом континенте комара, и ядерные ракеты в бесконечным запасом хода (это если нам по телевизору не врут, конечно), а глава преступного мира Москвы собирается проткнуть меня долбанным мечом. Наверное, в этом была какая-то ирония, но тогда я ее не заметил.
  Честно говоря, страшно было до чертиков. Это я вам сейчас все так спокойно рассказываю, а в том ангаре меня трясло не по-детски, и холодный пот градом по спине, и мурашки, и сердце в пятках и вообще вот это вот все.
  Потому что даже если среди них есть настоящий целитель, который потом все вылечит, смерть от болевого шока в процессе еще никто не отменял.
  - А мне никакое обезболивающее не положено? - поинтересовался я без особой надежды.
  - Тут только полный наркоз мог бы помочь, - подала голос женщина-целительница.
  - И то не факт, что, - добавил мужчина-пироманьяк.
  - Так что будет делать все натурально, - подытожил Стилет.
  Он одним рывком одолел разделяющее нас расстояние, и я даже дернуть не успел, как он загнал свою железяку мне в живот.
  Сначала я просто ощутил толчок, потом что-то чужеродное противно проскрежетало по нижним ребрам, и в следующий миг пришла боль. Такая, словно мне расплавленный свинец в живот залили. Я чего-то прохрипел и начал заваливаться на пол, Стилет предупредительно вытащил из меня меч и отбросил его в сторону. Как я заметил, обратно в арматурину он так и не превратился.
  - Перестарался, - заметил Стилет.
  - Да ты его насквозь проткнул, - сказал пироманьяк. - Там сантиметров двадцать из спины торчало.
  Я к этому времени уже валялся на грязном полу и рассматривал багровый туман, плавающий перед глазами. Мозг отдал рукам команду зажать рану на животе, но руки уже не слушались или им просто не хватало сил. Сознание подернулось дымкой, зато и боль чуть отступила.
  - Он сейчас выключится, - сказала женщина. - Чего ты ждешь?
  Через багровый туман ко мне шагнула фигура пироманьяка. Он чем-то щелкнул, и та боль, что была до этого, оказалась лишь легким зудом. Кажется, я орал, но за это не поручусь.
  
  ***
  
  В себя я пришел на том же полу, только он стал еще грязнее.
  Как и обещали, у меня ничего не болело. Только слабость была страшная, одежда испорчена в хлам, настроение не на нуле, а в отрицательных значениях, и вдобавок меня стошнило, когда я понял, что в качестве источника запаха горелого мяса, висевшего в ангаре, выступал ваш покорный слуга.
  - Двенадцать минут, - констатировал Стилет, глядя на часы. Нет, он все-таки еще и пижон. Ну кто в наше время наручные часы носит? - Как чувствуешь себя?
  - Не ощущаю я потоков силы, учитель Йода, - с большим трудом я перевернулся на бок, встал на четвереньки и отполз подальше от омерзительной лужи, в которой лежал.
  - Мне нравится этот парень, - хохотнул пироманьяк. - Десять минут назад орал, как зарезанная свинья, а теперь уже ничего, шутить пытается.
  - Это он не шутит, это у него защитные механизмы включились, - сказала целительница.
  - Вовсе нет, - прохрипел я. - Просто в детстве я потерялся в цирке и до совершеннолетия меня воспитывали клоуны.
  - Ладно, - сказал Стилет. - Полагаю, на этом мы и закончим.
  - А поцеловать? - не удержался я.
  - Нацеловались уже, - сказал Стилет. - Мы сейчас отсюда уйдем, а ты полежи. Как наберешься сил, доползешь до своего рюкзака, мы твою мобилу туда положили. Звони, кому хочешь. Хоть в скорую, хоть в полицию, хоть самому Безопаснику лично.
  Я добрался до паллеты с консервами и уселся, навалившись спиной на коробки. Мой рюкзак валялся у самого выхода, метрах в пятнадцати от меня. Думаю, к следующему году я до него доползу.
  - Все, уходим, - сказал Стилет.
  Владимир, или второй парень, имя которого они не называли, я их лиц не запоминал, открыл дверь в ангар и в тут же миг его голова взорвалась. Мне с моей наблюдательной позиции показалось именно так, хотя чуть позже я выяснил, что подобный эффект оказывает выпущенная в упор пуля из 'дезерт игла', брат-близнец которого до сих пор валялся в моем рюкзаке.
  И не успели оставшиеся в живых удивиться этому странному происшествию, как в ангар вошел Безопасник.
  Но если вы думаете, что эта история о том, как молодой человек воспылал дружескими чувствами к отважному супергерою, который явился, чтобы в одиночку расправиться с его обидчиками, то черта с два вы угадали.
  Это совсем не такая история.
  
  Глава пятая.
  
  Как любил говорить один мой знакомый, я, конечно, идиот, но не до такой же степени.
  Когда в ангар вошел Безопасник, картинка в моей голове полностью сложилась. Может быть, будь на моем месте более проницательный человек, он сообразил бы и раньше, но я готов себя простить.
  Во-первых, потому что это я, и себе я готов простить почти все.
  А во-вторых, потому что меня похитили, проткнули ржавой железкой, чуть не поджарили и в целом обращались не очень хорошо, и я вполне имел право протормозить.
  Безопасник, тем временем, не терял времени даром. Вторую пулю он всадил в грудь пироманьяка, и того отбросило на ящики с тушенкой. Второй из притащивших меня сюда парней (а может это и был Владимир, но какая уже разница?) выхватил свой пистолет и выстрелил в Безопасника, и, по-моему, даже попал, только Безопаснику это никак не повредило. Он даже не пошатнулся, когда его защитное поле остановило пулю.
  Не обращая внимания на Владимира (или второго парня) Безопасник выстрелил в целительницу и снова попал. Она как раз развернулась и попыталась скрыться в проходе между паллетами, когда пуля угодила ей в спину и... Ну, словом, здоровья это ей не прибавило.
  Следующие несколько выстрелов предназначались режиссеру-постановщику недавнего фильма ужасов со мной в главной роли, однако Стилет оказался тем парнем, которого так просто не застрелить. Он и пальцем не шелохнул, но пули изменили траекторию полета и улетели в потолок.
  Стилет разительно переменился. Плащ упал на пол, и оказалось, что под ним глава преступного мира закован в подвижную металлическую броню. В шляпе, очевидно, тоже было полно металла, потому что она съехала вниз и образовала шлем, типа как у Тони Старка, только не красный и с дырками для глаз.
  А у 'дезерт игла' Безопасника в тот же момент дуло под прямым углом загнулось.
  Я поймал себя на мысли, что уже почти хочу на самом деле оказаться джокером. Скилл у Стилета был весьма впечатляющий.
  Второй парень (или Владимир) продолжил палить в Безопасника, но это по-прежнему не срабатывало. Тот выбросил бесполезный 'дезерт игл', выхватил из наплечной кобуры другой пистолет, насколько я мог видеть, пластмассовый и на три-дэ принтере напечатанный. Скилл Стилета тут оказался бессилен и Владимир (или второй парень) рухнул на пол с пластмассовой пулей в груди.
  И все это заняло, от силы, секунд пять. Рассказываю я, конечно, не так быстро.
  Дальше все случилось одновременно. Безопасник выстрелил в Стилета пулей, которую тот не мог остановить, а из пола, разбрызгивая бетонное крошево, вырвалось здоровенное копье и ударило Безопасника в грудь.
  Этот удар супергерой все-таки почувствовал, даже отступил на полшага назад. Но падать на бетон и истекать кровью, ну вот прямо как я несколькими минутами ранее, он все еще не собирался.
  Стилет, впрочем, тоже. Пластмассовая пуля расплющилась о его броню и упала на пол.
  - Пат, - констатировал Стилет. - Я тебе ничего сделать не могу, но и ты из этой пукалки мою броню не пробьешь. Единственный способ меня достать - это применить твой скилл. Если решишься при нем.
  И он махнул бронированной рукой в мою сторону. Что за черт? У Безопасника другой скилл есть, помимо защитного поля? Или это тот же самый скилл, только в боевой разновидности? И почему он при мне его в ход не пустит?
  Надо завести себе блокнот, куда я буду все эти вопросы записывать.
  Безопасник не решился.
  Они простояли так, сверля друг друга недобрыми взглядами, секунды три, а потом Стилет нырнул в проход между ящиками и дал деру. Безопасник его не преследовал и даже не попытался застрелить в спину, как он это только что проделал с целительницей. Вместо этого он обвел помещение взглядом, обнаружил в паре шагов мой рюкзак, беспардонно в нем порылся, достал нетронутый 'дезерт игл' и пошел делать контрольные выстрелы в голову.
  Каждому по два.
  Зрелище это было омерзительное. Меня бы и второй раз стошнило, если бы было, чем.
  Покончив с этим, он подошел ко мне.
  - Жив.
  - Скажи мне, что его возьмут в оцеплении, - попросил я.
  - Нет никакого оцепления, - сказал он. - Я пришел один.
  - Гениальный план. И чего ты добился, придя один?
  - Я убрал Факела и Аптечку, - сказал он. - Не считая мелкой шушеры, двое здесь и трое снаружи. Это очень неплохой результат для операции, разработанной меньше, чем за двадцать четыре часа.
  - Ты меня подставил, - сказал я.
  - Да, - он не стал спорить. - Но что это меняет?
  - Для меня...
  - Ничего не меняет, - отрезал он. - Если ты джокер, то получил три скилла. Если нет, то увы. Жизнь жестока. Хочешь, благодарность в личное дело тебе вынесу.
  - Но Стилет ушел.
  - Стилет не был главной целью, - отрезал он.
  - А кто тогда?
  - Завтра, как я уже говорил, у тебя выходной, - сказал Безопасник. - Послезавтра жду тебя по указанному адресу.
  - И там мне все объяснят?
  - Только в части, тебя касающейся, - сказал он. - Еще вопросы?
  - Следящее устройство было в пистолете? - спросил я после небольшой паузы.
  - Ну да, - сказал он. - Теперь полежи тихо. Минут через десять приедет группа зачистки и скорая. Они тебя посмотрят и отвезут домой.
  - Денег на такси жалко? - спросил я.
  - Ты себя видел? Тебя не то, что в такси не посадят, тебе в таком виде даже на улицу выходить не стоит.
  
  ***
  
  Вернувшись домой, я оценил справедливость его слов. Выглядел я, как актер из сериала 'Ходячие мертвецы', только что отхвативший Эмми за лучший грим зомби. Бледный, грязный, вонючий. Одежда разорвана, частично сожжена, и тоже грязная и вонючая. Взгляд безумный и нечеловеческий. (ладно, тут приукрасил)
  Первым делом я содрал с себя всю одежду и сунул ее в мусорный мешок. Потом с небольшим сожалением отправил во второй мусорный мешок рюкзак со всем его содержимым. Пиво разбилось и залило все внутри без шансов на восстановление. Только мобила и работала, и то только потому, что была водонепроницаемой.
  Дома пиво отсутствовало, а идти за чем-нибудь покрепче не было сил. Я с трудов доковылял до ванны, перевалил через бортик и пустил горячую воду.
  После чего уставился в белую кафельную стену и принялся обдумывать способы, которыми можно было прикончить Безопасника.
  Самым очевидным, конечно, был лазер. Свет его защитное поле пропускает, значит, лазерный луч оно тоже не остановит. Где только достать боевой лазер достаточной мощности? Такое, вроде, только у военных есть.
  Еще его можно отправить. Запереть в каком-нибудь герметичном сейфе и подождать, когда он задохнется. Проблема только в том, что все эти способы требовали средств, которыми я не располагал. И нет, не то, чтобы я на самом деле хотел убить Безопасника. Это была просто игра ума, способ отвлечься и не думать о том, в какую пропасть валится моя жизнь.
  Когда ванна заполнилась до краев, я выключил воду и стал думать о Ветре Джихада.
  Ветер Джихада не был цепным псом правительства страны, на территории которой его угораздило родиться. Дела обстояли куда хуже, он был супермен и ваххабит. С одной стороны, он умел делать разные штуки с песком, коего в местах его обитания было более, чем достаточно, а с другой - намеревался вести священную войну с неверными до последней капли крови этих самых неверных. На заре своей карьеры он приехал в США якобы для участия в какой-то конференции и устроил целую серию террористических актов, финальным аккордом которой стала бойня на пляже в Майами (штат Флорида). Он был настолько успешен, что американцы официально объявили его врагом номер один, а их спецслужбы назвали его ликвидацию делом чести. О том, что у них в итоге получилось, недавно рассказал Безопасник.
  Он был опасен не потому, что он был супермен, а потому, что он был супермен идейный.
  Знаете есть такие люди, которые говорят, что готовы за идею костьми лечь. Не, я понимаю, так многие говорят. Мол, если надо, то мы готовы, в едином порыве и все, как один. А вот приди к такому и скажи, товарищ мол, надо лечь костьми. Не в каком-нибудь отдаленном будущем, и даже не завтра, а прямо сейчас. Вон туда. Нет, на полметра левее. Да, так вот хорошо.
  И что? Не лягут. Найдут тысячу причин, будут бить себя в грудь и говорить высокие слова о том, что надо сохранить себя для будущих битв, и в итоге не лягут. Да что там говорить, я и сам не лягу, да и идеи подходящей еще не нашел.
  А Ветер Джихада - вполне может и лечь, в этом наше принципиальное отличие. Потому люди за ним и тянуться, и он у всего исламского мира чуть ли не национальный герой. Нет, официально его далеко не все поддерживают, конечно, потому что спутники-шпионы, беспилотники и авианосцы в заливе, но тенденция настораживает. Особенно она настораживает Израиль...
  Я это вспомнил, потому что Ветер Джихада был настоящим злодеем. Жестким, не рассусоливающим, нацеленным на результат. И на его фоне Стилет выглядел злодеем опереточным. Сложившееся положение вещей его не устраивает, и место некстменов в системе мира. Муравейники он ворошить собрался, а сам за вечер потерял семь человек, двое их которых некстмены. В банальной совершенно ситуации и по собственной тупости. Безопасник тоже тот еще тактический гений, раз один приперся и любителя остренького в итоге прошляпил, и все равно сделал эту шайку суперзлодеев на счет два.
  Что, конечно же, вопросов к Безопаснику все равно не отменяет.
  Я начал мысленно задавать ему эти вопросы, и в какой-то момент они превратились в перепрыгивающих через изгородь овец, и я заснул, и проснулся только тогда, когда вода в ванне стала слишком холодной. Если бы я собирался резать вены, пришлось бы ее спускать и набирать по новой. Но поскольку я резать вены не собирался, то просто вытащил пробку, кое-как вытерся полотенцем и завалился в кровать.
  По счастью, никакие сны мне не снились.
  
  ***
  
  Утро наступило для меня в районе двух часов дня. Я встал с кровати, впихнул в себя чашку кофе, почистил зубы под душем, впихнул в себя еще два чашки кофе и наконец-то проснулся.
  Сегодняшний день, и, похоже, последний день моей вольной жизни, я решил посвятить отдыху и экспериментам на предмет появления у меня новых скиллов. Или непоявления, потому что ни Стилет, ни Безопасник, ни я сам так и не были уверены, что я на самом деле джокер. А совпадения в этой жизни бывают и еще более странные.
  Механизм действия телекинеза был прост.
  Когда мне хотелось чего-нибудь куда-нибудь переместить, из моих рук вырастали невидимые никому щупальца (не тентакли, это важно), и позволяли мне проделать с чем-нибудь какую-нибудь манипуляцию, если, конечно, что-нибудь весило не слишком много и находилось в контролируемой щупальцами зоне. Немного попрактиковавшись, я убедился, что могу выращивать эти щупальца не только из рук, а вообще откуда угодно (гусары, молчать), даже из головы. Но контролировать их было куда сложнее.
  Значит, Жонглер способен отрастить до тридцати этих хреновин одновременно. Чувство контроля, у него, должно быть, потрясающее.
  С новыми скиллами дела обстояли куда хуже.
  Для начала, я не был уверен, что они вообще у меня есть. И понятия не имел, как они должны работать.
  Для начала я взял ложку и попытался согнуть ее взглядом, как Стилет согнул пистолет Безопасника. Ложка обдала меня холодным презрением и гнуться отказалась. Должно быть, материал не тот, решил я и попытался превратить в штопор нож из нержавеющей стали.
  Количество штопоров в доме не изменилось.
  Потом я попытался экспериментировать с ржавым гвоздем, отверткой, другой отверткой, битой для шуруповерта, набором сверл и ножкой кухонного стола, и ни фига не преуспел.
  Тогда я плюнул на скилл доморощенного крестного отца и решил заняться талантом Факела. Предприняв необходимые меры безопасности, разумеется. Которые заключались в том, что я положил на дно ванны клочок туалетной бумаги (санузел в той квартире был совмещенный) и попытался его поджечь.
  И еще раз попытался.
  И еще.
  И еще.
  И ничего.
  Калечить себя, чтобы попробовать исцелить, я, в свете происходящего, не решился. Была, конечно, идея покалечить кого-нибудь другого, кого не жалко, но Безопасник на чашку чая не зашел, а Стилет даже не позвонил, и это после всего, что между нами было.
  Но если вы думаете, что это история о молодом человеке, у которого ничего не получилось, то черта с два вы угадали.
  То совсем не такая история.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.50*132  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Антиутопия) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я хочу тебя трогать. Виолетта РоманТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаШерлин. Гринь АннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"