Рольщиков Виталий: другие произведения.

Урус-хаи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.66*68  Ваша оценка:

  Урус-хаи
  Роман
  
   Автор благодарит коллег с форума
  'В Вихре времен' за советы, а также
   прекрасные отрывки для книги
  
  
  Пролог
  
  21 августа 2012 года. Земля.
  
   Дубна. Международный научный эксперимент с БАК (Большой Адронный Коллайдер).
  
  
  
   - Включайте.
   - Включено
   - Начинается эксперимент...
   Зажужжали приборы, заметались стрелки амперметров и вольтметров. На экранах компьютеров засияли разнообразные модели.
   - Аппаратура в порядке. Начинаем обеспечение столкновения частиц дубния с частицами пиндония.
   - Сделано. А теперь начинаем разгон коллайдера...
   - Начинаем.
   - Скоро мир узнает, существует ли бозон Хиггса...
   И вдруг лаборатория начала окутываться странной синеватой дымкой.
   - Что такое? - нахмурился физик Степан Доброхотов, глядя на прыгающие стрелки приборов и мигающие экраны компьютеров.
   - Доннерветтер! - заорал его ассистент Кристиан Кальвин, швейцарский ученый. - Там, у нас в Швейцарии, большой андронный коллайдер полетел! Отключай аппаратуру, мать твою!!!!
   Степан метнулся к приборам, начал набирать коды. Остановился. И тут...
   Все перед ним утонуло в синем тумане...
  
  
  Ночь с 02 на 03 октября 3019 Т.Э. - Средиземье
  Мордор. Барад-Дур. Башня Саурона.
  
  
  
   - Ты утверждаешь - с любопытством посмотрел Саурон на склонившегося перед ним горбуна с покрытым шрамами лицом, - что знаешь могучее заклятие, перемещающее территории разных миров?
   - Да - кивнул горбун.
   - Приступай - приказал Саурон.
   Горбун изобразил на полу странный узор и начал обводить его вязью заклятий. Затем он воздел уродливые паучьи руки к потолку тронного зала и воскликнул:
   - Алленакапав макувапава пеннапаекува рунниамориа пеннамапиа!
   В ночном небе засверкали молнии, Загрохотал гром.
  
  
  Где-то в лесах близ Мории.
  
   Потомственный бродяга без определенных занятий Арагорн, сын Арахорна внимательно смотрел на небо. Оно переливалось непонятными цветами, сверкали шаровые молнии.
   - Моргот раздери! - проворчал Гэндальф - Что такое придумал этот проклятый Саурон?
   А затем... - подул ветер, затрещали вековые сосны.
   Гэндальф в задумчивости оперся о жезл, втянул расширившимися ноздрями воздух.
   - Что это было? - с беспокойством спросил Арагорн.
   - Честно, не знаю - Гэндальф зябко повел плечами. - Одно могу сказать - Саурон, чтоб ему пусто было, опять экспериментирует. И грядут великие перемены... - но сказать - что будет дальше, я смогу только тогда, - маг указал на безмятежно спавших у костра хоббитов, - когда эти коротышки исполнят свою работу. Тогда я отправлюсь на восток.
  
  Хельмова Падь.
  
   Стражник Эомирмет стоял на надвратной стене могучей, неприступной крепости Теодена Хельмовой Пади и тревожно вглядывался в небо.
   - Какая странная погода! Такой не видывал на своем веку... - хмуро сказал старый воин.
   К нему подошел Эомер, взглянул на небо, послюнил палец и подержал на ветру.
   - Я могу сказать, что в северных степях происходит нечто неладное! - заявил он. - Шкурой чую.
   Стражник уважительно кивнул:
   - Господин Эомер, я тоже это чувствую.
   Все Средиземье замерло в предчувствии великих и зловещих перемен...
  
  
  
   Именно так в наши земли пришел неведомый доселе народ, смело начавший с чистого листа новую эру...
  
   Из Всеобщего Альманаха летописей Средиземья.
   Изд-во 'Королевская мудрость'
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ 1
   Реальное кино...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1.
  Утро в новом мире или Лиха беда начало.
  
  
  Дракончик на подоконнике.
  
  
   Алексей Рюмин проснулся оттого, что в его глаза бил яркий солнечный свет. Рядом с кроватью в охотничьей стойке замер пойнтер Бим.
   - Бим, что такое ты увидел? - сонно потягиваясь, спросил Алексей. Покосился на сладко посапывающую жену.
   - Гав? - отозвался пес.
   - Ладно, щас покормим тебя, - произнес Алексей, вставая и подходя к окну.
   - Пиу? - пискнул сидевший на наружном козырьке дракончик. Его зеленая чешуя радугой переливалась в солнечном свете.
   Алексей зажмурился.
   - Белая горячка... - подумал он. - Блин... Но я же вчера не пил. Разве что бутылку пива с Гошкой и Макарычем у ларька продавщицы Наташки уговорили... Или... это бред, сон? А может, шиза подкралась тихо и моя крыша, шурша шифером, уехала?
   Внезапная мысль пронзила сознание мужчины:
   - Стоп, а солнце-то откуда? Мои окна же выходят на север! И... что же там такое видно на западе? Горные вершины?
   Алексей открыл глаза. И солнечный свет и дракончик никуда не исчезли.
   - Или это необычный сон или реальность - протянул мужчина. Больно ущипнул себя за руку, посмотрел на собаку.
   - Бим его видит. Я вижу. Следовательно, ты что, сбежал из секретной лаборатории? - спросил Алексей у дракончика.
   - Пиу! - пискнул в ответ дракончик, широко разевая пасть и показывая ярко-красный раздвоенный язык.
   - Жрать хочешь - сделал верный вывод Алексей и распахнул окно.
   Зинаида пробудилась от странных звуков, завизжала. И немудрено. Ее муж кормил кусочками мяса довольно попискивающего дракончика.
   - Молодец, Дракоша! - весело говорил Алексей - Верно. Голос!
   - Пиу!!! - пискнул дракончик.
   В дверях появился сын семьи Рюминых, восьмилетний Федор и хмуро сообщил:
   - А свет нам опять вырубили... - мальчик замер, разглядывая дракончика. - Вот это да! - воскликнул Федя - Откуда он взялся?!?
   - Думаю, от генетиков удрал - знающе заметил отец.
   - А чем его кормить? - спросила жена. - Ладно, сейчас пойду холодильник проверю. Боюсь, как бы не пришлось продукты разбирать...
   - Ничего, жена - сказал Алексей - Свари сегодня куриный суп и котлеты накрути. Заодно и дракончика снова покормим. А я пойду другу позвоню. Он в лаборатории работает, у них там генетикой животных занимаются. Наверное, дракончик оттуда сбег.
   - Пиу! - пискнул дракончик, услышав про кормежку.
  
  ****
  
  
   Час спустя растерянный Рюмин ел на кухне приготовленный женой салат из моркови и кормил дракончика нарезанными кусками мяса.
   - Газа тоже нет, а воду обещают дать только к вечеру - пожаловалась жена - А что твой друг говорит?
   - Павел очень удивился. Сначала спросил - сколько же я "ёрша" внутрь употребил. А когда я сказал ему - 'Света ведь у вас тоже небось нет, вот он, наверное, и сумел сбежать. Не секрети, мы же вместе воевали на второй Чечне, я секретность понимаю', он знаешь, что ответил?
   Жена посмотрела на мужа и вздохнула:
   - Дорогой, это значит - мы в психушке и давно, вот что.
   Рюмин посмотрел на Зинаиду:
   - Что ж, поехали вместе в институт. Покажем профессору дракончика.
   - А может не надо? - возмутился сын - Я ребят - Катьку и Сашку позову. И Леньку, сына дяди Павла, приглашу - скажу, что хочу показать ему нечто интересное. Уж своему сыну дядя Павел поверит! А в институте на дракошке опыты же делать станут!
   - Ладно-ладно! - замахал руками Алексей. - Зови ребят. Хорошо, что мобильники еще работают.
  
  *****
  
   Катька и Сашка топтались у подъезда высокого дома, где жил их друг Федя Рюмин.
   Непоседливая Катька, девочка лет семи, уже нарисовала 'классики' и прыгала по клеточкам. Сашка ходил взад-вперед от дверей подъезда к скамейке.
   - Что творится на белом свете! - ворчал он. - Мир просто спятил. Не работает телефон, электричества нет, нет газа, пропала вода. Я так и не смог принять свой утренний душ! Где же это видано? Режим дня надо соблюдать неукоснительно.
   - Ладно, не ворчи! - засмеялась Катя. - Федька ведь обещал показать нечто особенное!
   Хлопнула дверь подъезда, на пороге показался порядком утомленный Федор. А на плече мальчишки сидел... дракончик. Самый настоящий! Он так и переливался радужной чешуей.
   - Ой, как здорово! - захлопала в ладоши Катя - Эта игрушка у тебя откуда?
   - Японская игрушка - важно заявил рациональный Сашка. - Японцы у себя насобачились таких роботов делать, глаз не отвести!
   В этот момент дракончик раскрыл пасть, пискнул, чихнул, выпустив из ноздрей две струйки дыма. Затем распахнул маленькие крылья, взлетел с плеча Федора, сделал невероятный пируэт в воздухе и сел прямо на голову Сашки!
   - Ой! - завопил мальчик - Он же живой! Убери его, а то ухо мне откусит!
   - Пиу! - весело пискнул дракончик.
   - Дракоша, тихо! Тихо! - Федор подскочил к Сашке и осторожно отцепил от него драконёнка.
   - Это невероятно! - прошептала Катя - Он вправду живой! Можно погладить?
   - Можно - кивнул Федя. Сашка протянул руку и погладил дракончика по перепончатому крылу.
   Тут к дому подъехал старенький 'Мерседес'. Из него вылез мужчина в новом сером костюме и в сопровождении мальчика лет девяти направился к дому.
   В этот момент из подъезда вышел отец Федора, Алексей Петрович. Он вел на поводке Бима. За ним появился кто-то из растерянных соседей.
   Мужчина увидел Алексея, затем заметил дракончика на руках возбужденных ребят, растерянно протер очки. Сконфуженно заулыбался:
   - Леха, извини, что я не поверил! Но к нам начали поступать сообщения от горожан, что они видели дракончиков. Дерутся с воронами, голубей ловят. Да и у нас в институтском саду сторожиха поймала дракончика, он, представляешь, яблоки воровал! И еще я видел горные вершины.
   - Пиу! - пискнул Дракоша.
  
  
  Море волнуется - раз, море волнуется - два!
  
  Круизный теплоход 'Ольга'. Рунное море
  
   Восходило солнце. Белоснежный теплоход шел по синему морю. Несколько туристов, выбравшихся на палубу после ночного сна, любовались позолоченным солнечными лучами не по-осеннему ясным небом.
  
   - Андуин... Андуин...
   Широка моя река...
  
   - на мотив 'Волги-Волги' разносилась песня над Угличским водохранилищем.
  Старпом Филипп Котенкин недоуменно нахмурился.
  - Где же Калязинская колокольня? - и поднес к уху рацию:
  - Рулевой Фокин! Мы проходили уже Калязин?
  - Нет... - ответил голос рулевого Фокина. - Вы же знаете, когда появились эти странные огни, капитан приказал идти на самой малой скорости, а туристы, если помните, в большинстве спали, а кто оставался на палубе, решил, что это какая-то иллюминация, фейерверк...
  - Штурман Александров! Что показывает радар?
  - Электротехник его чинит. С помощью своего мастерства и какой-то матери.
  - А что с ним?
  - Экран показывает какую-то хрень. Как будто берега Угличского водохранилища раздвинулись на пару сотен километров.
  - Ладно... - процедил сквозь зубы старпом. - Сейчас пойду будить капитана. А ваш электротехник пусть немедля вновь собирает радар.
  
  
  *****
  
  
   Капитан Румянцев нервно закурил сигарету 'Беломорканал'. Посмотрел на экран радара.
   - Что там со связью?
   - Помехи.
   - Что-нибудь разобрать удалось?
   - Говорят - сдавленно хихикнул штурман - что теперь город Углич, из которого мы вышли в 23.00 вечера, находится на побережье большого моря!
   - Моря? Так и сказали - моря, а не водохранилища? - нахмурился капитан. Посмотрел на экран радара и решительно сказал:
   - Радар показывает на берегу какие-то поселения. Приказываю идти на самой малой скорости. Матросам вести наблюдение. Туристам ничего пока не говорить - нам только международного скандала не хватает!
  
  
  Круизный теплоход 'Ольга'. Побережье Рунного моря
  
  
   Мальчик и девочка с корзинками в руках шли по берегу Рунного моря. У их длинных худых ног бились о скалистую грудь берега морские волны.
   - Тринти! - крикнула девочка - посмотри, что я нашла!
   Тринти подбежал к ней. Девочка держала в руках большого морского ежа.
   - Молодчина, сестренка! - одобрительно кивнул мальчик. И тут он насторожился. Прислушался, прикрыл ладонью козырьком от бьющего в лицо яркого солнца, вгляделся в горизонт.
   - Что ты там увидел? - тревожно спросила девочка.
   - Элайза... там белый корабль без парусов и весел... Он идет к берегу. Бежим!
   - Зачем?
   - Помнишь дедушкину сказку про корабль смерти? - прошептал мальчик.
   И испуганные дети побежали к громадной скале, возвышавшейся на берегу моря.
  
  
  ****
  
  
   Круизный теплоход 'Ольга' бросил якорь в удобной морской бухточке.
   У борта толпились недоумевающие туристы, среди которых выделялись толкиенисты в эльфийских костюмах и алюминиевых кольчугах, нагло выдаваемых за доспехи гномьей работы. И конечно, сразу было видно политкорректных европейцев - в руках они сжимали длинные палки из полотна, а щитами служили мягкие подушки...
   - Мистер кэптен! - на плохом русском языке спросила крикливо разодетая дама, заправляя вытравленный перекисью водорода локон за острое "эльфийское" ухо - Что происходит? Ведь экскурсия сюда, в лес, не предусматривается?
   - Кхм... - проворчал капитан Румянцев. - Просто возникла неисправность в машинном отделении. Считайте, что это внеплановая остановка. Не беспокойтесь. Да и полагаю, пассажиры не откажутся размять ноги, прогуляться по лесу.
   - Ладно! - прошипела миссис - Только учтите - если по вашей вине мы задержимся здесь до вечера, я постараюсь разорить исками ваше пароходство. Мое время стоит дорого! И я, Арабелла Шмидт, выиграла уже сто пятьдесят исков!
   С этими словами она раздраженно развернулась и зашагала по берегу.
   Капитан Румянцев мрачно поглядел вслед удаляющейся тощей фигуре.
   К нему подошел третий помощник Юрий Мадахин.
   - Кэп, разрешите доложить!
   - Ну, что происходит? - нахмурился капитан.
   - Радар отремонтирован, связь налажена. С главным офисом в Волгограде связи нет. Удалось связаться с Угличем и туристической конторой нашего пароходства в Рыбинске. Только... - моряк оглянулся, откашлялся.
   - Только что? - поторопил капитан.
   - У нас серьезные проблемы. Я лично знаю директора конторы - он твердый реалист, не верит в фантастику. А сейчас он какой-то подавленный.
   - Что он говорит?
   - Что произошел перенос. Большую область в хрен знает сколько километров перебросило к черту на рога - понизив голос, сообщил моряк. - Так ему сказали надежные люди в мэрии.
   Капитан посмотрел на небо, хмуро констатировал:
   - Что ж, придется нам разбираться. Одно утешает - никакая миссис Арабелла нас не оберет до нитки. В случае форс-мажора капитан судна не виновен, как и судовладельческая компания.
   Мадахин согласно кивнул.
  
  *****
  
  
   Бронислава Чердакова, пятнадцатилетняя толкиенистка из Кракова, восхищенно оглядывала лесную рощицу. От нее веяло тайной, она явственно ощущала древнюю дикость этого места, так непохожую на давно ставшие частью цивилизации леса чопорной и безумно-политкорректной Европы. Девушке даже показалось, что вот-вот из-за этой скалы выйдет седобородый гном, или на поляне появится прекрасная эльфийка...
   Она огляделась, увидела на берегу большую скалу. Шаловливо улыбнулась, подхватила с песка пакет, забежала за скалу. И присела от испуганного визга.
   Бронислава захлопала глазами от безмерного удивления. Две фигурки, стоявшие у скалы, не пропали. Два маленьких гоблина. Ростом едва до пояса девушки, ушастые и зеленокожие.
   Один... вернее одна, в коротком стареньком платьице, прижалась к скале и визжала. Другой гоблин... нет, гоблиненок, одетый в кожаные штанишки, обнажил кинжал.
   - Не трогай нас! Уходи на свой призрачный корабль! - отчаянно заявил он. - Я буду защищать мою сестренку!
   Бронислава замерла и медленно спросила на языке квенья, указывая на море.
   - Это Рунное море?
   - Будто сама не знаешь? - поднял брови мальчуган - Вы, эльфы, такие колдуны. Не знаешь, чего и ожидать от вас. А ты, видно, полуэльф. Уши обычные. Небось рождена человечихой от знатного эльфа! И, да, это Рунное море или Золотое, как называют его у нас, зеленокожего народца!
   Бронислава засмеялась.
   - Нет, я человек.
   - Не верю! - бросил мальчик - Люди не строят таких кораблей. Наверняка, вы приплыли с востока Рунного моря, искать ваших средиземных родственничков.
   Бронислава усмехнулась:
   - Если я скажу, что была вчера в городе под названием Углич, поверишь?
   Мальчик нахмурился, девочка подала голос:
   - Она не врет. Такой город... существует. Или существовал в древности... Может... какой-то могучий волшебник перебросил этот волшебный корабль из прошлого? Больно странные доспехи у этих воинов! И мечей нет, только палицы какие-то.
   Бронислава кашлянула, достала из пакета кулек.
   - Дети, хотите пирожки?
   - Пожалуй, можно - настороженно сказал мальчик.
   Девочка-гоблинша шагнула к женщине, доверчиво протянула руку.
  
  
  *****
  
  
   Капитан Румянцев ходил по берегу, когда послышались удивленные голоса туристов.
   Он обернулся и увидел картину - юная девушка лет пятнадцати вела за руки двух... зеленокожих, длинноухих малышей.
   - Что это за зрелище? - только и смог произнести он
  Кто идет за "Романовским"?
  
  
   Гномы Бифур и Сафур чокнулись бутылками с надписями "Клинское" и "Романовское". Вокруг гномов уже валялись несколько пустых бутылок.
   - Великолепное пиво! Просто великолепное! - восхищенно произнес Сафур.
   - Да, хорошее пиво - покивал Бифур - Только 'Романовское' получше 'Клинского' будет.
   - Рада, что вам понравилось - кивнула, обнимая юных гномов за плечи, невысокая пышногрудая девушка. - А вы самые настоящие гномы?
   - Конечно! - усмехнулся Бифур, поглаживая свою длинную черную бороду и демонстрируя витой браслет весьма изящной работы - Это настоящий мифрил, вот пощупай... А ты - классная! - восхищенно окинул он замаслившимся взглядом стройную фигуру девушки с тонкой талией.
   В стоявших на полянке черно-зеленых палатках послышалась возня.
   - О! - воскликнула девчонка - Ребята проснулись. Эй, Луниэль, Диман, Черный Хоббит, Дрон, Анька, Танюха! Просыпайтесь! К нам гости пришли! Гномы самые настоящие...
  
  
  ****
  
  
   Два часа назад, на рассвете, Бифур и Сафур, не так давно отметившие пятидесятилетие, получили приказ от командира разведывательного гномьего десятка Двалина осмотреть область, где ночью происходили странные явления и падали огненные шары.
   Дело в том, что на местах падения огненных шаров гномы иногда находили 'небесные камни', которые ценились как отличная добавка в разные сплавы. А в старину добавляли и в мифрил... Изготовленное с добавлением определенной доли небесных камней, "гномье серебро" становилось несокрушимым - об такую кольчугу ломались даже орочьи топоры и мечи, а расплавить могло разве что пламя Ородруина. Гном, нашедший такие небесные камни, обретал высокий авторитет в глазах сородичей.
   Немного погодя гномы вышли... к лесу.
   - Странно - пробурчал Сафур, сверяясь с выданной им десятником грубо начерченной картой - Здесь должна быть степь. Леса не может быть здесь по определению. Энты, что ли, его вырастили?!? Вряд ли, мы бы знали.
   - Интересно... - сказал Бифур - Я чую, что не так уж далеко оттуда пахнет отличным месторождением железа! Еще я чую запах Крови Арды откуда-то издалека.
   - И откуда они взялись? - недоуменно воззрился на старинного товарища Сафур, втянул воздух. - Ты прав. Надо посмотреть.
   Гномы сжали в руках топоры и исчезли под деревьями.
   Медленно, осторожно они шли по шелестящим под ногами опавшим листьям.
   - Странно... - пробурчал Бифур. - Много необычных деревьев, ни одного мэллорна не видно, да и сосны и ели какие-то не такие...
   - Смотри, что я нашел! - сказал Сафур, поднимая странный коричневый сосуд с земли и обнюхивая его. - Клянусь, там было пиво, и неплохое. Но кому понадобилось тратить драгоценное стекло, чтобы сделать бутыль для пива?
   - Может, это особое пиво такое? Специально для королей готовят? - предположил Бифур.
   Сафур пожал плечами, положил бутылку в заплечный мешок и гномы двинулись вперед. Вскоре они набрели на лесную дорогу. Бифур остановил товарища.
   - Смотри, здесь телега проехала. И странно - на дороге лужи, словно дождь прошел. А ведь прошлой ночью дождя вообще не было!
   - Телега? - нахмурился Сафур, наклоняясь к дороге и осматривая странные следы. - Если это и телега была, то несомненно телега колдуна. Проехала тут вчера.
   - Почему?
   - Лошадиных следов нет. А где ты видел телегу без лошади? Клянусь сокровищами Одинокой горы, это либо колдовство... либо творение высокого Мастерства!
   - Вот бы узнать как это делается... - завистливо вздохнул Бифур. - Такая телега бы нам пригодилась.
   - Для чего?
   - Например, железную руду возить от шахт к кузницам.
   - Хорошая мысль - одобрил Сафур. - Пойдем по следу, проверим.
   Пройдя какое-то время по странным следам, гномы вышли на поляну. Бифур встрепенулся и потянул друга за руку в кусты.
   - Что ты увидел?
   - Смотри.
   На поляне расположились несколько палаток необычных расцветок. Горел костер. У костра спиной к гномам сидела девушка в странной одежде. Недалеко от палаток стояли две повозки без лошадей.
   - Оркесса? - шепнул Сафур.
   - Нет, - мотнул головой Бифур, рассматривая девушку - Я был в стычке с орками в прошлом году. Это человек. Но необычный. Совсем не похожа ни на эсгаротцев, ни на гондорцев. Уши нормальные - значит, она не эльф.
   - Что делать будем?
   - Попробуем поговорить - заявил Бифур - Гномы мы или нет? Посмотри, у нас топоры, а у нее нет оружия. И может, нам удастся вызнать, как самобеглые повозки делать...
   - Эльфы же нам войну устроят! - проворчал Сафур. - Обвинят в снюхательстве с Врагом.
   - А мы им ничего не скажем. Будут повозки бегать только внутри шахт, а наружу показываться не станут... Слышишь? Она поет... Странно. Она поет про наших героев, павших у Мории... Откуда она знает про это событие?
   Гном шагнул из кустов к девушке.
   - Здравствуйте! - решительно произнес Бифур.
   Маргарита Волкова (среди своих толкиенутых друзей-приятелей - эльфийка Галадриэль), сидела у костра и задумчиво поглядывала на пляшущие языки костра. Девушка сочиняла очередную балладу о битве гномов и орков за Морию. Для пробы Маргарита пропела несколько строк. Тут басистый голос позади нее произнес:
   - Здравствуйте.
   Рита вскочила и обернулась. На нее смотрели два низкорослых, крепко сбитых человека, держащих в руках топоры.
   - Кто вы?
   - Странно - удивленно заметил рыжебородый - В ваших краях, что, гномы не живут?
   - Не живут - согласилась Рита.
   Чернобородый представился:
   - Я Бифур, а это мой друг детства Сафур. Мы - гномы с Железных Холмов. Разведка.
   - Хотите я вас пивом угощу? - спросила девушка.
   - Пиво? - одобрительно кивнул Сафур - Давай, угощай!
  
  Первый контакт
  
  
  ОМОН против орков.
  
  
   - Белуга-один! Белуга-один! Вызывает Дельфин-главный, - запищала рация.
   Командир рыбинского ОМОНА Василий Иванов поднес к уху рацию.
   - Говорит Белуга-один. Докладываю - отряд в полном сборе, направляемся на учения, приближенные к боевым.
   - Отлично - произнес Дельфин-главный - Так вот, срочно направляйтесь по Ярославскому шоссе. Только что какой-то шофер звонил оттуда. В НПЗ им. Менделеева охрана тоже подтвердила, что утром мимо прошли неизвестные. Похоже, банда. Они сейчас на дороге жгут машины, мешают дорожному движению. Немедленно стрелой туда!
   - Сколько них?
   - Пятьдесят примерно наберется.
   Василий обернулся к товарищам:
   - Едем! Всем держать автоматы наготове.
   Через полчаса на горизонте появились дымы. Донесся девичий крик.
   Два БэТээРа омоновцев пролетели поворот и остановились.
   - Мат-перемат!!! - выдал длинную тираду Касьян Сидоров, недавно прошедший Чечню. - Да это же "духи"! Е-мое, они резню учиняют...
   На глазах омоновцев здоровенный бандит вытаскивал из машины отчаянно сопротивляющуюся девушку.
   Автомат в руках Касьяна выплюнул язычок огня и огромный волосатый тип, похожий на китайца, завалился набок. Девушка-заложница упала рядом, очевидно, потеряв сознание.
   Несколько громил, крушащих машины на шоссе, замерли, оглянулись. И с криками бросились вперед...
   Залаяли "калаши", зататакал пулемет БТР...
  
  ****
  
   - Всех гражданских погрузить в машины! - приказал Василий. - Бойцам занять боевые позиции!
   - Есть, кэп!
   Пока бойцы занимали позиции, а Касьян и Федор грузили девушку, потерявшую сознание, в машину, Василия тронул за руку сержант Николай:
   - Посмотри.
   - Что? - обернулся Василий.
   Из-под капота командирского УАЗа струился пар, а в решетке радиатора, точно посреди фар, торчала длинная черная стрела...
   - Что за хрень?
   - Это еще не все - произнес Николай, показывая на труп несостоявшегося убийцы - Я его обыскал. Из вооружения - только топор и еще странный нож.
   На ладонь капитана лег нож. Черный, с костяной рукояткой и золотой надписью на незнакомом языке.
   Откуда-то впереди послышались боевые крики - навстречу омоновцам бежали громилы с дикой раскраской на лицах... или мордах?
   Пулеметчик Василий Тарасов холодно поймал бандитов в прицел, длинная очередь полоснула по воздуху над головами неизвестной банды. Преступники мигом попадали лицом на землю, выкрикивая что-то непонятное.
  
  Лагерь Археологов
  Антон Ивашов. Археолог-любитель, историк-аналитик.
  Запись ?1.
   Перенос в Арду пришелся на третий день нашей разведки. Археологической, разумеется. Кто не знает, что это такое, поясню: перед строительством любого объекта предварительно по закону необходимо провести экспертизу земельного участка на предмет наличия/отсутствия на данной территории археологических памятников. Для этого фирма, которая собирается строить объект, заключает хоздоговор с археологами - с местным университетом или частной лавочкой, те в свою очередь оформляют открытый лист соответствующей формы и выезжают на разведку. Сам процесс разведки представляет собой копку определенного количества шурфов 2×2 метра и глубиной до материка. Если в процессе разведки обнаруживается что-либо интересное она, как правило, плавно переходит в аварийные раскопки археологического памятника.
   Вот в такую экспедицию в районе Рыбинска я и нанялся этим летом, разумеется, не обошлось без рекомендаций со стороны моего начальника, с которым я работал в Сибири, откуда я собственно сам родом, но серьезный список мест, где мне приходилось копать, впечатлил местных Шлиманов и Картеров, словом меня взяли.
   Сам момент перемещения мы честно проспали. Что поделать - ударные земляные работы на свежем воздухе действуют не хуже самого крепкого снотворного. Сюрпризы начались утром. Причиной, которая заставила народ проснуться, стали звуки присутствия в лагере чужих людей. Надо сказать, что местное население одна из самых больших проблем археологов во все времена - святая убежденность обывателей, малознакомых с реалиями археологии, в том, что археологи ищут и находят золото килограммами, неистребима. Поэтому, время от времени в душе какого-нибудь аборигена возникает желание, пойти потребовать от приезжих поделится найденным... Обычно, такие ситуации удается разрешить мирным путем, но нехорошие прецеденты все же бывали. Когда на подозрительные звуки народ начал осторожно выползать из палаток, перед нами открылась картина маслом:
  Возле хозяйственной палатки, где хранились наши запасы еды, стоял бомжеватого вида субъект в каких-то обносках и сжимал в руке внушительный тесак. Судя по звукам, доносившимся из хозки - там находился кто-то еще. 'Бомж' сообразив, что его заметили, повел себя очень агрессивно: подняв тесак, он без единого звука кинулся на нашего шефа - Дмитрича, вся вина которого состояла в том, что он вылез раньше и окликнул наглеца. На беду злодея, к этому времени успел выползти из палатки шофер нашей 'буханки' - Саня Петренко, отслуживший срочную в отряде спецназначения 'Витязь', и успевший побывать в Дагестане, он вылез из палатки, взяв с собой на всякий случай любимый карабин 'Сайга'. Как Саня успел выстрелить, никто объяснить не мог. Сам Александр потом отделывался пространной фразой типа 'Мастерство не пропьешь'. Нападавший рухнул замертво. Услышав выстрел, второй субъект сделал попытку выскочить из палатки, но споткнувшись о растяжки, свалился на землю. Пока он пытался встать, Дмитрич со всего размаху приложил его по голове своей именной лопатой.
   Да... Ситуация - хуже не придумаешь. Разборка с местными. Результат - один жмур, еще один - без сознания. Придется связываться с полицией, а дальше следственные действия, допросы в прокуратуре, а Сане еще и 105-я кажется, светит...
  После того как, в лагере был наведен относительный порядок, Дмитрич собрал личный состав экспедиции на 'совет племени'. Кроме сакраментального: 'Кто виноват?' и 'Что делать?' На повестке дня стоял еще вопрос: 'Какого овоща?'. Кто-то из студентов предложил сделать из убитого и пленного скифское захоронение, запомнить координаты, а потом через пару сезонов приехать и раскопать. Умник был обложен матом с нескольких сторон, после чего глупых советов не предлагал. После того как страсти вокруг остряка улеглись, Дмитрич начал звонить властям. Выслушав ответ дежурного, профессор, доктор исторических наук, завернул такой длинный боцманский загиб, что заслушались все. Не сказав больше ни единого слова, шеф подошел к 'буханке' и включил радио.
   По радио диктор зачитывал сообщение, которое даже мне показалось чистой фантастикой: 'Режим чрезвычайного положения... Катастрофа... Перенос в другой мир...' - словом бред сивой кобылы. Я, конечно, допускаю, что среди наших журналистов найдется свой Орсон Уэллс[1], но чтобы настолько...
  Я встал и подошел к убитому, от трупа несло немытым телом, будто он не мылся всю жизнь. Рост метр семьдесят - метр семьдесят пять. Дальше, интереснее - лицо. Очень смуглый, раскосые глаза, скошенный как у питекантропа на картинке лоб и... Клыки, выступающие на пару сантиметров изо рта и сверху и снизу. Блин, чистый орк. Ролевик, что ли одичавший? Ага, что у нас тут еще? Прикид - из кож и меха, неважно выделанных, кстати, на поясе ковыряльник, смахивает на полноценный охотничий нож, но из плохого железа. Тесак кстати, тоже так себе - весь зазубренный и неухоженный со следами ржавчины...
   Тем временем, к лагерю подъехал милицейский 'уазик' с начальством. Из машины выбрался местный 'Анискин' экипированный почему-то в бронежилет, каску и вооруженный, кроме пистолета, еще и АКС-74У. Его сопровождали два хмурых сотрудника ОМОНа снаряженных также, только вместо 'ксюх' - АК-74М, и за счет телосложения выглядевшие более грозно.
  После того как, участковый обозрел место происшествия он только сдвинул каску на затылок и выдал фразу не более заковыристую чем ранее произнес Дмитрич...
  
  Антон Ивашов. Археолог-любитель, историк-аналитик.
  Запись ?2.
  
   Приехавшие полицейскийы подтвердили услышанное нами по радио сообщение. Добавив от себя, что по некоторым, пока не проверенным, данным занесло нас аж в самое настоящее Средиземье, то есть в Арду. Ничего хорошего, кроме головной боли, эта новость нам не прибавила.
   Во-первых, стало ясно, что хоздоговор накрылся медным тазом и вторую часть денег нам не заплатят, ибо головной офис конторы-заказчика находился в Москве, а территориальное отделение средствами не распоряжается.
   Во-вторых, дальше оставаться на этом месте стало опасно, ночные гости могли быть равно как дезертирами, так и разведкой, и не важно, чьей - просто заблудшей банды, или рейдовых отрядов Саурона/Сарумана, от крупной ватаги голов в тридцать - сорок мы одними лопатами и Саниной 'Сайгой' не отобьемся.
   Внезапно мне в голову стукнули две своевременные мысли, после чего я развернулся и полез в свою палатку.
   Из палатки я вышел уже со своим контрабандным монгольским луком, добытым по большому блату через моего сибирского начальника из самой Монголии, разница с аналогичным спортивным экземпляром в силе натяжения - восемьдесят килограммов против сорока. Пара минут, чтобы натянуть тетиву, ага в колчане полтора десятка стрел с игольчатыми наконечниками для стрельбы по мишеням. Эх, мне бы штук пятьдесят стрел со срезнями, но это пока голубая мечта идиота.
   Закончив с луком, я подошел к 'невинно убиенному' орку и начал внимательно осматривать его одежду. Уф.... Вроде бы, ни 'багрового ока', ни 'белой длани' нигде нет, хотя это еще ни о чем, не говорит. В разведке опознавательные знаки носить не положено.
   К нашему великому удивлению, полицейскийы никаких претензий нам не предъявили. Формальности же, свелись к процессу составления весьма лаконичного протокола, сбора с членов экспедиции объяснительных и съемок места преступления на цифровую 'мыльницу'. 'Груз 200' и пришибленного орка загрузили в милицейский 'уазик'. На прощание Омоновцы нам дали совет возвращаться в Рыбинск...
   Как только милицейская машина тронулась, последовал ехидный комментарий типа: 'Спасибо, а то бы мы сами не догадались'. Дмитрич поспешил своим командирским авторитетом пресечь возможный бессмысленный треп, отдав команду собирать лагерь.
   Лагерь был собран в рекордный срок. Пока мы паковали рюкзаки, и грузили их в наши 'буханки', я начал усиленно вспоминать, что я знаю о Средиземье, и как это нам всем может помочь. Первые две книги 'Властелина колец', мною были прочитаны еще в классе эдак седьмом. Ну а сейчас, я уже давно вышел из подросткового возраста, когда изрядно романтизированным событиям трилогии я мог бы доверять на слово...
  И так что мы имеем:
  Средиземье - это левая нижняя часть большого материка в мире, который называется Арда. Много южнее этого материка находится Валинор - закрытая VIP территория, с пометкой только для эльфов. Где-то там же, на дне океана покоится Нуменор - жертва последней Войны гнева. Так, география самого Средиземья см. карту. Главная раса, которая определяет основной вектор в политической жизни региона это Светлые эльфы, они же, по-видимому, и главный тормоз научно-технического прогресса. Ну не верю я ни на йоту, что за три тысячи лет третьей эпохи в Средиземье еще не распространены даже арбалеты. У нас за меньший срок человечество в космос полетело, а тут как было раннее средневековье, так и осталось. Если вспомнить особую нелюбовь эльфов к гномам и их настойчивые попытки развести гномов на деньги... Я не говорю уже о странных совпадениях, касающихся крупнейших городов гномов: то дракон Смог на Одинокую гору нападет, то орки вместе с Барлогом на Морию... Словом, странно все это.
   Ага, дальше. Основным геополитическим противником 'светлых' государств является Мордор - государство, населенное искусственно измененными существами, то есть орками. Его глава опальный майяр - Саурон, известный экспериментатор, в особенности в области генной инженерии и магии. Объявлен местными авторитетами 'Саддамом Хусейном', то есть фактически поставлен вне закона, но пока он на эти авторитеты в силу своего могущества чихал.
   Теперь обозначим основных игроков на политической шахматной доске Средиземья:
   Ну, Саурон это понятно, в Алой книге он выставлен главным и эдаким безликим злодеем, который хочет всех поработить с помощью артефакта - Кольцо Всевластия. Что из себя это колечко представляет, мы точно не знаем, так: Кольцо из металла желтого цвета, возможно золота. Не нагревается в огне, после попытки проделать над кольцом данную процедуру, на внутренней стороне проявляются письмена со слов Гэндальфа - якобы на языке Мордора. После надевания владелец становится невидимым. Опять, таки со слов Гэндальфа, кольцо может свести с ума владельцев, за исключением изготовителя. Данное утверждение, на мой взгляд, является спорным, поскольку у трех из пяти носителей кольца (Исильдур, Бильбо и Сэм) никаких психических отклонений выявлено не было, а раздвоение личности у Смеагорла/Голлума могло иметь другие, не зависящие от свойств кольца причины. Странным кажется также тот факт, что Гэндальф активно старался не допустить владение кольцом людьми, готовыми взять ответственность за Кольцо Всевластия на себя. На фоне этих фактов, покладистость принятое Фродо решение и поразительно быстрое с ним согласие других членов совета кроме Боромира, настораживает. Тем более, настораживает обстоятельство что, после Мории ЕДИНСТВЕННЫЙ член отряда, который был не согласен с действиями Гэндальфа, героически погибает. При этом предварительно его обвиняет Фродо в помешательстве.
   Гэндальф Серый, он же Митрандир - личность скользкая. Вроде бы маяр и считается могущественным магом, но почему-то подрабатывает ярмарочными фокусами и фейерверками в глубокой провинции. Главное достоинство данного персонажа - вовремя исчезнуть, а затем вовремя появится и в дальнейшем снимать дивиденды. А фактически выходит так, что грязную работу за него делают другие. Активно лоббирует интересы своего подельника Арагорна.
   Арагорн - личность темная, без определенного рода занятий и места жительства. Принадлежит к так называемым следопытам, на какие средства живет неизвестно. Утверждает, что является потомком Исильдура и имеет законные права на престол Гондора. В доказательство чего, таскает с собой обломок эльфийского клинка, настаивая, что он де принадлежал Исильдуру и это его семейная реликвия. Имеет влиятельные связи в Светлом совете (Арвен дочь Элронда - владыки Ривендейла, является его возлюбленной, а владычица Лориэна Галадриэль приходится Элронду тещей).
   Интересы эльфов в Войне кольца, как и в прочих войнах с 'силами зла' - сдерживание Мордора преимущественно за счет людей и создание благоприятной ситуации для эвакуации в Валинор (в силу эльфийского бессмертия у эльфов должен быть ОЧЕНЬ низкий прирост населения а, следовательно, общая численность эльфов не должна превышать 50 тыс. - расчеты С. Б. Переслегина и К. Еськова).
   Саруман Белый - маг-отщепенец. Владыка Изенгарда. Вступил в сговор с Сауроном. Известен своими алхимическими экспериментами и опытами в области генной инженерии. Вывел Урук-Хаев - специальную боевую разновидность орков. Зафиксирован факт применения взрывчатых веществ орками при обороне Хельмовой пади. После поражение от Рохана, и разгрома Изенгарда энтами, был посажен под домашний арест в башню Ортханк, впоследствии бежал. Захватил власть в Хоббитании и был убит в результате революции, устроенной Фродо и Ко.
   Гондор и Рохан в Войне кольца как субъекты политики рассматривать нельзя, так как их вступление в войну носило автоматический характер и закончилось гибелью правителей обоих государств и сменой правящих династий.
  Все эти мысли и свои предложения, вытекающие из моего анализа, я позже изложил в своем меморандуме.
  Что делать? Кто виноват?
  
  
   Мэр города Рыбинска Юрий Ласточкин собрал в конференц-зале своих подчиненных:
   - Итак, коллеги, мы в полной жопе!
   - Как? Что? Почему?
   Ласточкин покашлял и сказал:
   - Первое, что я скажу - судя по всему, произошел перенос большой части Ярославской области вместе с областным центром в неизвестный мир. Горы, которые мы видим сейчас - Ласточкин указал на окна конференц-зала - это граница наших земель с землями чужого мира.
  Все молча посмотрели в окна, где открывался живописный вид на далекие снежные шапки гор.
   Ласточкин продолжил:
   - Как вы уже знаете из доклада главного инженера города, утром прекратилась работа основных коммуникаций - отключились водопровод, электроснабжение, приказало долго жить отопление и газоснабжение. Мало того, у наших коллег в соседних городах - Тутаеве, Ярославле, Мышкине - та же обстановка. Большие перебои на Ярославской ТЭЦ с топливом. Но это еще не все! Сегодня утром наши омоновцы столкнулись с бандой. Данная банда применяла холодное оружие для уничтожения гражданского имущества. Убито несколько человек. Омоновцы потеряли одного бойца, но уничтожили банду и захватили трофеи, пленных. Сейчас их доставят.
   Ласточкин достал из кармана пиджака мобильник, позвонил.
   Через десять минут дюжие омоновцы ввели двух странных людей, закованных в наручники.
   Людей?
   Присутствующие "отцы города" вскочили на ноги. Кто-то шарахнулся к стене.
   Оба "человека" были высокими, под два метра ростом, в черных пропотевших рубашках, кожаных штанах.
   Один из омоновцев положил на стол мэру большой рюкзак.
   - Смотрите - продолжил Ласточкин, подняв и помахав в воздухе топором на длинной рукояти - это было основным оружием этих неизвестных преступников. Еще - он продемонстрировал большой костяной лук - вот это, и это - появилась кольчуга странного покроя... - Что вы скажете?
   К Ласточкину приблизился начальник УВД подполковник Сергей Мехов.
   Полицейский внимательно рассмотрел оружие неизвестных.
   - Интересно... - произнёс Мехов. - У меня есть приятель, раньше работали вместе, но потом он после ранения в Чечне в две тысячи первом вышел в отставку и увлекся реконструкторством. Изучает эпоху мечей, щитов, кольчуг. Мы немало общались за пивом, и я много чего от него нахватался. Так что запросто отличу древнерусскую кольчугу от тевтонской... Но вот про эту вообще не могу сказать, какой она эпохи. Но кольчуга несомненно ручной поковки... Лук - композитный - долго сушился, из отличного дерева. А кость... - рога лука отделаны человеческой костью!
   Затем Мехов повернулся к одному из пленных:
   - Кто вас, козлов, послал? Отчего на чужой территории беспредельничаете? Тут, между прочим, мазу держит Саня Кулак, вряд ли он обрадуется беспорядкам, устроенными вами, отморозками...
   В ответ детина что-то невразумительно пробурчал. Слова звучали вроде и знакомо, но смысла абсолютно не было. Тут начальник УВД всем своим видом напоминая охотничью собаку, учуявшую дичь, быстро подошел к мордовороту и что-то неразборчиво для других спросил.
   У того в ничего не выражавших глазах вдруг зажглась искра какой-то отчаянной надежды и он быстро-быстро залопотал на языке все более похожем на русский. Вот смысла от этого только совершенно не прибавилось.
   Подполковник, жестом оборвав говорящего, подошел и немного пошептался с районным прокурором, после чего со словами "щас переводчика найду" достал мобилку и отошел в сторону. Говорил тихо и до присутствующих доносились только обрывки разговора: "... динозавр твой окаменелый... вывод... прокурор рядом... важно..." Наконец, раздраженно и довольно внятно произнеся "да заправят тебе полный бак, успокойся" удовлетворенно ухмыльнулся и объявил: 'минут через сорок - час будет, а пока может, перерывчик сделаем?"
   Срок в сорок минут оказался слишком оптимистичным.
   К исходу второго часа ожидания под окнами раздался характерный звук прогоревшего глушителя и главный полицейский решительно двинулся встречать прибывших.
   Еще через десять минут ожидания в зал наконец вошел в сопровождении капитана и трех прапорщиков ФСИН со здоровенной овчаркой низенький, худенький морщинистый человечек неопределенного возраста, одетый в робу характерного полосатого окраса и неизменный атрибут под условным наименованием "БРС".
   - "Вот, знакомьтесь, осужденный Иванов Николай Петрович*. Пусть попробует поговорить с теми уродами. Кажется, они друг друга поймут, души родственные".
  
  ****
  
   Все были поражены, когда здоровенный, наглый детина, начавший говорить, чуть ли не срываясь на ор, услышав в ответ несколько тихих слов Иванова, вдруг побледнел (а вернее посерел). И упал на колени.
   Разговор шел долго, около получаса.
   Наконец старый зэк попросил увести собеседника, и, повернувшись к присутствующим, дрогнувшим голосом произнес:
   - Спасибо, что позволили настоящую блатную музыку перед смертью услыхать". - в глазах отпетого рецидивиста стояли слезы. Видя недоумение на лицах, старик пояснил:
   - "Я ведь уже девятый десяток разменял. 18 ходок у меня. Первый раз по малолетству, "за колоски" закрыли. Пригрел меня тогда такой же старый, как я сейчас, медвежатник. Показался я похожим на сестриного правнучка**. Он и научил меня. Не думал, что еще услышу, да и детство горькое вспомнилось. А так говорили еще при Александре-освободителе. Сейчас молодежь так уже не говорит, уходят традиции, беспредельщиков много".
   - Что он вам рассказал? - поинтересовался мэр.
   - Много интересного. Приходилось мне однажды заграничный фильм по роману английского прохвессора Толкена, или Толкача вроде - точно не вспомню - позыркать. Про страну Средиземье, где наших братков с их паханом Сауроном всякая шваль поставить на место желает, типа мохноногих карликов. И там еще показывали, как те карлы у Саурона колечко дорогое свистнули и к вулкану несли...
   - Ближе к делу, уважаемый, - сказал Мехов.
   - А то - ответил старый уголовник - что мы все как раз в этом самом Средиземье теперь. 'Неведомая сила занесла'. Урки местные, Алгук и Уварак, так и сказали. Утром стояли они на
  стреме, увидали - молнии сверкают, гром грохочет - а затем сияние ударило - и степь вокруг
  ___________________
  *ФИО незначительно изменены.
  **История подлинная. Единственно - прототип в 2004 году умер в возрасте 78 лет, через несколько месяцев после освобождения, в доме престарелых
  исчезла... Они дорогу странную заметили, послали гонца к командиру их Второй армии,
  генералу Оларазагу, а сами кодлой по дороге пошли, разведать что и как. Вот тут и столкнулись с самобеглыми повозками... - нашими тачками то есть.
   - Сколько бойцов у них? - поинтересовался Ласточкин.
   - Двадцать тысяч мечников, и пять тысяч всадников на Варгах - волчарах ихних - ответил старый зэк. - Вот их орки-разведчики и искали. Но сомневаюсь, что найдут... Похоже, что они свалили в наш мир.
   Ласточкин обернулся к Виталию Сидорчуку, руководителю городского МЧС:
   - Я приказал выслать две "АНнушки" облететь периметр области переноса - ответил Сидорчук.
   Зазвенел мобильник в кармане полковника Виноградова. Он достал телефон из кармана, выслушал взволнованный доклад, повернулся к остальным и мрачно сказал:
   - Поздравляю. Война с местными началась! У города Мышкина уже идут бои местного значения. Сначала наша мафиозная братва схлестнулась с орками, а затем и полиция с солдатами из военной части подтянулись - заваруха как раз у деревни Федоровка...
   Ласточкин выпрямился во весь рост:
   - Господа, в связи с отсутствием в Ярославле Губернатора области, Главы Думы Ярославской области, мэра города Ярославль и многих представителей властных структур, Я, как глава второго по величине города области, БЕРУ ВСЁ БРЕМЯ ВЛАСТИ на себя. Константин Петрович - обратился он к полковнику Виноградову - немедленно поднимайте в ружье все имеющиеся у нас военные силы и объявите полную боеготовность.
  
  Мордор. Барад-дур.
  3 марта 3019 Т.Э
  
   Саурон метался по своему замку в Барад-Дур.
   - Куда они подевались?!? КУДА!!!!
   Вторая армия орков и восточных воинов, которая должна была пройти севернее Рунного Моря и разгромить Железные Холмы гномов, ИСЧЕЗЛА! Абсолютно бесследно. И самое главное, с ними исчезло секретное оружие Чернофагора, могущественнейшего из восточных колдунов, присягнувших Саурону... Как, впрочем, и сам маг.
   Теперь Первая орочья армия, вместо того, чтобы отсечь Эсгарот от возможной помощи из Гондора и обрушиться всей мощью на северные земли, должна была действовать совсем иначе. А это означало, что противник успеет собрать все силы для отпора.
   Что теперь делать? Что?
   Саурон ударил в висящий у трона колокол.
   Вошли Девять Кольценосцев.
   Король-призрак низко поклонился. Саурон с наслаждением прислушался к волне испытываемой назгулом боли и ненависти.
   Постукав пальцем по длинной ручке трона, Саурон произнес:
   - Вот ты, ты и ты! - указал он пальцем на назгулов - Вы очень провинились передо мной, когда не сумели догнать и поймать жалких мохноногих коротышек. Орки и то работают лучше вас! Поэтому...
   Назгулы опустились на колени.
   - Вы отправитесь к Рунному морю и выясните, куда пропали войска, приведенные магом Чернофагором. Командиру Южной армии передайте приказ - ни на что не отвлекаясь, двигаться к Эсгароту и Дейлу. Эти города должны быть разрушены дотла! А вы - у Рунного моря действуйте по обстоятельствам!
  
  
  
  Рыбинская ГЭС.
  Ночь 21 августа 2012 года и Ночь с 02 октября на 03 октября 3018 3019 Т.Э. - дата переноса
  
  
   В 3.30 в залах ГЭС завыли сирены. Полусонные рабочие третьей, "собачьей" смены, матерясь, разбегались по местам.
   - Напор воды падает!
   - Уменьшить сброс воды в Волгу!
   - Есть!
   - Счетчики показывают - уровень воды в водохранилище снижается!
   - Сделать сброс еще меньше, до оптимального минимума!
   Злой начальник ГЭС, Иван Трегубов, который в эту ночь был оторван от очень важного и ответственного дела - подарка супружеского тепла жене Татьяне, матерясь, отдавал приказы...
   Наконец, он, волоча ноги от усталости, вышел в комнату отдыха. Замер, уставившись в окно.
   - Что за хрень?
   И было отчего поразиться старому рабочему. Перед его глазами предстало... горное ущелье.
   Где-то вдали слышался грохот водопада. Само ущелье медленно заполнялось водой.
   Над ущельем медленно, нехотя поднималось солнце. Но... в нем было нечто как-то странноватое... Как-то не так... - Иван не мог точно сказать. Не так и все! Чужое, неродное солнце...
   Иван осмотрелся. Плотина разместилась в самом узком месте ущелья, буквально заткнув его, как пробка бутылку.
   На западной стене ущелья появились точки, похожие на суетящихся всадников.
   Иван взял с подоконника бинокль, направил его на вершины ущелья.
   Эти всадники были облачены в необычные доспехи. Лошади под ними ржали, дергались, стараясь отойти от страшного места. Всадники рассматривали плотину с ошалелым видом.
   - Странно... Они похожи на каких-нибудь кочевников... - подумал Иван и достал из кармана рубашки мобильник.
  
  
  Утро 03 октября 3018 Т.Э. Стойбище степного племени Холд
  
   Вождь степного племени Холд Меткая Стрела решил, что вступать в войну с орками нехорошо для племени. Племя Холд всегда жило само по себе. Оно не признавало над собой ничьей руки - ни Саурона, ни жителей Эсгарота... Даже власть древних королей гномов не распространялась на гордое племя. Степняки занимались своими стадами, поиском пропитания для своих жен и детей. И несмотря на войны Средиземья, племя постепенно разрасталось.
   Если же приходили завоеватели - племя попросту снималось со своих мест и уходило на север, к берегам Рунного моря. Туда, где река Буян, она же Стремительная, пробивала себе путь сквозь горные утесы Орлиного Ущелья - или как зовут его орки - Ущелье Саурона и там, среди скал, племя пережидало опасность.
   Но в эту ночь изменилось все в истории племени Холд.
   Все началось с грохота, как будто небо сошло с ума, яркие блики, сполохи, огненные шары, испугали людей племени, в эту ночь никто не спал. Люди упали на колени, а шаман начал биться головой о землю, умоляя Великих Духов о пощаде...
   Затем - вместо привычных гор, шатров, небольших кустов, все вокруг людей племени, затянулось серой дымкой...
   А потом... - упала большая вода. Вода хлынула в ущелье, крушила скалы, подхватывала перепуганных людей, шатры закрутились в водоворотах и были смыты водой. Пытаясь спастись от воды, люди, срываясь, карабкались на вершину ущелья. Воинам удалось прийти в себя первыми, они вскочили на лошадей и погнали табун к выходу из ущелья, постепенно пытаясь загнать лошадей на возвышение.
   Вождь племени не понимал, как же им удалось пережить эту ночь...
   Погибло много стариков, пропали вещи, шатры, женщины племени были хоть и выносливы и неприхотливы, но они в первую очередь спасали детей.
   Когда взошло солнце, глазам людей племени предстало... Неведомое.
   В месте, где река с шумом пробивалась через длинное узкое место - Горло Орла, теперь раскинулась широкая равнина с городом. А то, что было Горлом Орла, надежно закрыла белая неприступная стена, с которой в реку падали бушующие водопады...
  
  
  *****
  
  
   Выслушав доклад Трегубова, высокое начальство выслало вертолет МЧС на осмотр ущелья.
   А в то же самое время вождь и старейшины племени - уцелело их мало - совещались в невесть как сохраненном шатре Совета племени и жарко спорили.
   Столетний Седой Ковыль настаивал на том, что надо уходить поскорее, пока сошедшие с небес боги не покарали выживших.
   Шаман племени Череп Орка же заявил:
   - Несомненно прибыли боги нашего племени, чтобы помочь нам победить всех врагов. Под рукой посланцев богов племени будет легко и спокойно!
   Долго совещались люди племени Холд - и тут в шатер вбежал старший сын вождя.
   - Отец! Там! Прилетели боги! Они прилетели на большом железном драконе!
   Старейшины и вождь выскочили наружу и застыли. Затем рухнули на колени.
  
  
  Вертолетчики.
  
   Вертолетчики-эмчеэсовцы Фарид Асланов и Василий Вепрев много видели на своем веку. Они вывозили из Чечни раненых, участвовали в ликвидации разных аварий и катастроф. Но это...
   Это было странно. Очень странно.
   Перед летчиками раскинулось совершенно незнакомое ущелье. Река бушевала, атакуя гидроэлектростанцию и заполняла своими водами громадную трещину ущелья.
   - Сколько энергии... - покачал головой Вепрев - Одно точно, как только наладят электричество, жить будем.
   - Да - кивнул Фарид. - Моя мать сейчас в больнице, врачи говорят, что беспокоиться не надо, у них автономный запас на дня три.
   - Смотри! - поднял брови Вепров - что это такое?
   - Это? Похоже, цыганский табор. Наверное... Нет, это не цыгане! Это... кочевники! Да, точно, кочевники, как в кино "Чингисхан".
   - Посадим вертолет рядом с ними - решил Вепров.
   Когда вертолет сел на плато, Вепров распахнул люк и высунулся наружу. Помахал рукой перепуганным людям. Те отреагировали странно - они упали на колени. Какой-то молодой воин помчался к шатру.
   - Странно - посмотрел Вепров на напарника - Они ведут себя так, словно никогда не видели вертолета!
   - Верно - кивнул Фарид - А разве рядом с Рыбинском имеется ущелье?
   - Нет - нахмурился Василий.
   - Вот в том и дело - проговорил Фарид. - Ладно, заглушим винты... О, вот и вожди кочевников - указал он на высыпавших из большого шатра людей. - Попробуем с ними поговорить?
   - Рискнем - кивнул Василий.
   Он распахнул правый люк вертолета и вылез наружу - навстречу неизвестным. Вслед за ним выбрался и Фарид
   Вожди кочевников, как назвал их Фарид, рухнули на колени и бессвязно заговорили.
   - Фарид - нахмурился Василий - Ты понимаешь, что они говорят?
   Фарид внимательно вслушался в тарабарщину кочевников. Посмотрел на Василия:
   - Знаешь, они, по-моему... уверены что мы боги. Их боги.
   - Ого! - присвистнул Василий. - Как поступим?
   - Осмотрим лагерь, сфотографируем, и заберем вождя со старейшинами. Представим их мэру, пусть разбирается.
   - Решено - сказал Василий, достал цифровой фотоаппарат и заснял группу людей. Фарид закурил сигарету.
   Кочевники удивленно таращились на них.
  
  
  ***
  
  
   Вождь сдерживал себя, чтобы не убежать, подобно трусливой женщине. Сын сказал правду - это были боги. Они прилетели на невиданном драконе с четырьмя крыльями на спине и длинным хвостом.
   Один бог поднял к глазам какой-то черный ящичек, другой зажег белую палочку и стал пускать ртом дым. От запаха дыма кружилась голова, но вождь терпел.
   - Несомненно это Паувак, бог правды и Ойего, бог огня и шаманства... - думал вождь. - Паувак читает наши души и записывает наши проступки, а Ойего проверяет, соблюдали ли мы в точности наши обряды в их честь.
   Наконец боги опять заговорили между собой. Вождь посмотрел на шамана, поморщился - шаман был почти без сознания.
   - Неужели он боится, что боги узнали про его хитрости? - подумал вождь. - Ладно, раз шаман не может приветствовать богов - значит, это сделаю я, вождь!
   Он поднялся на ноги и поклонился богам.
   - Народ Холд приветствует вас, боги Ойего и Паувак!
   Затем вождь пнул трясущегося шамана в бок.
   - Шаман! - прикрикнул он - что с тобой? Разве не видишь? Боги пришли. Приветствуй же их!
   Шаман закивал и начал бормотать молитву, а также бил в бубен.
   По знаку вождя две девушки зажгли пучки пахучей травы и начали размахивать ими перед богами.
   Фарид переглянулся с Василием.
   - Они воскуривают перед нами свой ладан - кивнул Василий. - Я сейчас прихвачу с собой лекарства и бинты. Ты ведь заметил, среди этих кочевников много раненых.
   Он вернулся к вертолету и забрал медицинский ящик первой помощи.
   Фарид же обратился к кочевникам, стараясь говорить понятнее - речь кочевников частью походила на татарский, но мелькали и слова похожие на кавказские:
   - Мы, Ойего и Паувак, рады, что наш народ живет в согласии с законами, которые дали вам мы, боги, и соблюдает их! Мы пришли, чтобы своей властью защитить вас, своих детей от царящего в мире зла! Нас прислал наш отец, Единый, чтобы везде воцарился вечный мир! Чтобы не было войн, насилия, убийств...
   Медленно к Фариду приблизилась какая-то молодая женщина. Она с мольбой потянула его за руку, указывая правой рукой куда-то.
   Фарид и Василий зашагали за ней.
   На расстеленной на траве шкуре неизвестного зверя лежал мальчик лет семи. Его ноги были неумело перебинтованы.
   Василий ощупал ноги ребенка. Ребенок застонал. Женщина с надеждой смотрела на богов.
  
  ****
  
   Вождь уважительно кивнул - теперь он не сомневался в божественности пришельцев. Ибо богам подобает заботиться о детях - будущем опекаемого ими народа! А этот ребенок, единственный сын самого лучшего охотника племени Разящий Молот, был как раз самым тяжелым из раненых. Даже шаман Череп Орка, перевязав раны малыша, долго качал головой и сказал, что отныне судьба ребенка в руках богов. И надо же, боги пришли. Пришли оберегать племя.
   Вождь посмотрел в сторону Мордора и вздрогнул - далеко на горизонте темнела черная дымка. Да, похоже, Зло подняло руку на самые основы мира! И если сами боги спустились с неба, потрясая сотворенную ими землю, следовательно... Однако если боги пришли, несомненно они должны были привести и могучее войско?
   Меткая Стрела расправил плечи - скоро Мордор горько пожалеет, что замыслил окутать Светлый мир пеленами Зла, Мрака и Хаоса...
   Тем временем к богам несмело потянулись страждущие. Одним боги давали какое-то питье, другим перевязывали руки какими-то белыми полосами.
   Вождь приказал заколоть и зажарить жирного барана.
   К тому времени, когда боги закончили лечение, баран был изжарен и прекрасная дочь вождя Белая Уточка поднесла богам блюдо с лучшими кусками мяса.
   Боги с радостью разделили трапезу с людьми, а затем Фарид обратился к вождю.
   - Ты добрый вождь! Мы, боги, приглашаем тебя и самых почтенных людей твоего племени в наш город.
   Вождь выпучил глаза. Чем же его отличили боги? Чем таким он заслужил такую милость?
   Он несмело произнес:
   - Но ведь... никто не возвращался оттуда! - вождь указал на небо.
   - Не бойся - усмехнулся Василий - Наш отец, Единый Господь, за одну ночь сотворил там город для нас - он указал на равнину, где виднелся незнакомый удивительный город. - Чтобы мы могли защищать вас. И все враги скоро узнают на себе защиту богов!
   - Хорошо... - кивнул вождь.
   Первым на вертолет погрузили раненого мальчишку, а затем в пассажирском отсеке притулилось несколько людей - вождь, шаман, и двое старейшин. Вертолет загудел, поднялся в небо и полетел к городу...
  
  Город Мышкин
  
  Дар судьбы.
  
   Зоя Ивановна Федотова, дипломированный психолог, тридцати пяти лет, и как сейчас модно называть, ясновидящая и экстрасенс, досматривала последний, самый сладкий сон. Слабо шуршала шелковая пижама, сонное дыхание плавно переходило в рывки, Зоя просыпалась.
   Привычку вставать ровно в шесть тридцать она выработала еще с тех пор, как только переехала в эту квартиру, после смерти бабушки, с молодым мужем, тогда еще младшим лейтенантом.
   Правда, в этот дом, Зоя возвращалась, так как жила, тогда еще с родителями, до пятого класса, здесь же у неё осталась хорошая подруга Ольга.
   Как оказалось, Оля вышла замуж за сослуживца мужа - Николая и у них, ко времени возвращения Зои родился сын Николай Николаевич.
   Молодые семьи часто и весело вместе проводили время. У Зои с Володей через год родилась единственная радость, солнышко - Леночка. Так часто бывает в жизни военных, и ничего нельзя поделать, но пришлось Володе оставить семью, и назад из точки Ч. он уже не вернулся.
   Как потом рассказывали сослуживцы Володи, он до последнего момента прикрывал эвакуацию раненых солдат. Леночке тогда едва исполнилось три года. Николаю посчастливилось вернуться, и он помогал Зое с Леночкой, чем мог, но ведь у него была и своя семья, а злоупотреблять добротой подруги Зоя не хотела.
   Однажды вечером Зоя решила, что хватит воспоминаний, и решила разобрать вещи, которые остались от бабушки Елены Порфирьевны, мамы отца Зои, высокой, красивой женщины, с шикарными каштановыми волосами, именно такой она осталась в воспоминаниях Зои. Каково же было удивление Зои, когда в вещах бабушки, она нашла огромный кованый сундук, а в нем, свечи, карты, пучки каких-то трав и тетрадь в кожаном переплете, в которой были записаны всевозможные комбинации карт. Карты, тоже были необычные, старинные, возможно, даже сделанные вручную, и от нечего делать, Зоя разложила простейший расклад.
   Как потом оказалось, карты не обманули. Следующий раз Зоя раскинула карты для Оли, и опять же подсказки не подвели. Позвав всех подруг, Зоя сразила их сложным гаданием с рассказом, что было и будет.
   Книжка толкований и на этот раз не подвела, и подружки были шокированы, Зоя знала такое... Что и сами они порой скрывали от себя.
   Так, на следующее утро и родился частный предприниматель, ясновидящая и экстрасенс Зоя Федо.
   Семь пятнадцать. Зоя сладко потянулась, еще никогда ей не было так хорошо. Тело просто /--пело, и Зоя села на кровати, скрестив ноги, вот, вздох, и открыв глаза, она задохнулась, вокруг все пульсировало разноцветными нитями. Нити окутывали все предметы в комнате, но больше всего нитей клубилось вокруг Зои.
   - Леночка, солнышко, зайди ко мне, - стараясь не выдавать в голосе панические нотки, прокричала Зоя.
   - Ага, ма, а у нас воды нет, и электричества тоже - из соседней комнаты хриплым голосом ответила девочка, и тут же пришлепала, и не открывая глаз, в коротенькой ночнушке и огромных мохнатых тапках, устроилась в кресле.
   - Милая, как ты себя чувствуешь? - вкрадчиво спросила Зоя.
   - Нормально, а что?
   - Лен, а ты ничего подозрительного не видишь? - холодея от ужаса спросила Зоя.
   Лена нехотя приоткрыла глаза пошире, глянула вокруг, на мать, и вдруг, подскочив с кресла, издала оглушительный визг. Затем визг окрасился в радостные интонации, девочка разводила руками в пространстве, как будто гладя воздух, развернулась, подпрыгнула и побежала за гаечным ключом, которым тут же простукала по батарее какой-то мотив.
   - Ма, сейчас Колька прискачет, я чай поставлю, о-о, а газа тоже нет,- вдруг интонация голоса изменилась, - Ма, иди сюда.
   Накинув халат, Зоя кинулась в кухню. Лена стояла около плиты, указывая пальцем на неё, а над закрытой конфоркой горел алый огонек.
   - Что это? - Зоя подошла поближе.
   - Я подумала, вот бы загорелось, оно и загорелось, - понимание этого факта, все больше нравилось Лене, - она сжала руку в кулак и огонек погас, а в дверь забарабанили.
   - Это Колька, - кинулась девочка к двери, -Колька, привет, а я ведьма...
   - Здравствуйте Зоя Ивановна, привет Ленка, а у нас нет ни воды, ни газа ни света... Что? Почему это ты решила? - высокий подросток с перевязанными в хвостик волосами, снимал кроссовки и одевал, приготовленные только для него тапочки.
   - А, вот гляди, - и Зоя, затаив дыхание увидела, как над ладонью её пятнадцатилетней дочери, сначала робко появился, а затем начал разрастаться огненный шарик.
   - Файерболл, - восторженно округлил глаза Коля, - Поедешь с нами на ролевку, дадим тебе роль магички, все будут в отпаде, - сразу меркантильно заявил парень.
  
  ****
  
   От двери послышался стук.
   - Зоя, Лена, это я, мой оболтус у вас?- голос Оли с трудом слышался из-за бронированных дверей.
   - У нас, у нас, привет, теть Оль, - Лена, потеряв по дороге к двери одну тапочку, уже открывала дверь, и пропрыгав обратно, похвасталась:
   -А меня Колька на ролевку берет, я буду магичкой, то есть я и так магичка...
   - Как же, как же, еще бы его кто отпустил на ролевку, пока английский не пересдаст, никакой ролевки, - поддразнила Оля, входя на кухню, - Выпускной класс, поступление, а он взял моду, волосы распустит и на ролевку... У нас нет ни воды, ни электричества, ни газа, вообще что они там себе думают, в ЖКХ... Зоя, что такое, что-то случилось? Ты так странно смотришь...
   А Зоя не могла отвести взгляд от ярких струй, что окутывали Олю и темного пятна, пульсирующего у левой груди.
   - Оля, у тебя тут что-то... непонятное,- Зоя поднесла руку к темному пятну.
   Ольга оглянулась на притихших детей, вздохнула:
   - Так детвора, не хотите прогуляться? Погода хорошая, суббота на дворе, так и быть Коля, можете поехать к твоим сумасшедшим друзьям-ролевикам.
   Индейский клич вырвался и у Коли, и у Ленки, как будто и не было этих двух лет разницы. Ленка тут же, пока мамы не передумали, поскакала одеваться, а Колька - за мобильником.
   Через 10 минут дети, попрощавшись, выскочили из дома, все это время Зоя задумчиво грызла печенье, поглядывая на Ольгу.
   Отойдя от окна, Оля подсела к столу:
   - У меня рак, начальная стадия, операцию назначили через две недели... Как ты узнала?
   Зоя потрясенно выдохнула:
   - Я вижу... Сегодня утром что-то изменилось... Я все вижу в ярких струях, линиях, клубках, все они разноцветные, и только тут - абсолютно черный клубок, будто змеи шевелятся...
   В дверь опять застучали...
   - Зоя, Зоечка, это Вера, Баба Вера...Открой пожалуйста, нужно поговорить...
   - О, конкуренты пожаловали, погоди, сейчас поговорим, - Зоя пошла к двери.
   Вера Дмитриевна, она же Баба Вера, действительно была конкуренткой Зои в предвидении, у неё не было ни карт, ни толкований, но это не мешало ей уверенно пророчить, основываясь, как она говорила, на видениях. Толчком для её провидческой деятельности, как частного предпринимателя была книга старинных российских гаданий, которую травница Вера случайно приобрела на местной барахолке.
   И хотя её 'пророчества' часто не исполнялись, это не мешало самозабвенно ворожить, хотя как травница, составитель лечебных снадобий, Баба Вера не знала себе равных.
   Баба Вера, ещё далеко не старая женщина, в строгом терракотовом костюме, на средней высоты каблуках, с умело подведенным макияжем, ворвалась в квартиру и с ходу проскочила на кухню.
   - Добрый день, - вежливо поприветствовала вошедшую Оля.
   - Да какой добрый, я тут с самого утра с ума схожу, - фыркнула Вера.
   - Что случилось? - наконец Зоя догнала ураган по имени Вера.
   - Зоенька, - лицо Веры неузнаваемо скривилось,- со мной травки разговаривать начали, шепчут мне, одна говорит, я от кашля помогу, другая просит позвать к ней другую травку и вместе они обещают бледную немочь вывести. И все шепчут и шепчут прямо в моей голове. - Зоенька. Что мне делать? Помогите.
   Зоя и Оля переглянулись.
   - Это с утра началось?- вкрадчиво спросила Зоя.
   - Да, - высморкавшись в тонкий платок, вопросительно подняла на неё глаза Вера.
   - Со мной тоже с утра кое-что произошло...
  
  
  *****
  
  
   Коля и Лена быстро шли по переулку.
   - Лен, а ну еще...
   Лена уже пятый раз послушно зажгла огонёк.
   Колька опять восторженно округлил глаза:
   - И как это у тебя получается? - и попытался опять потрогать шарик.
   - Ну сколько можно, Коль, уж ожёгся не раз, где говоришь твои друзья?
   - Как звонил, так говорили, что едут в город, там какая-то встреча фантастов, они каких-то знакомых встретили, и везут их туда. Поедем?
   - Ок! - кивнула новоиспеченная ведьмочка. - Кажется, нам нужен четвертый автобус?
   - Да, номер четыре - кивнул Коля - А вот и он идет.
  
  
  Встреча двух реальностей.
  
  
   Бифур и Сафур мужественно стискивали зубы, чтобы не позориться перед людьми странного народа. Гномы с трудом терпели дикую смесь запахов, стоявших в салоне автомашины.
   Они смотрели в опущенные стекла самобеглой повозки, на которой их везли в город Мышкин. Как сказала девушка с эльфийским именем "Галадриэль" - к "фантастам".
   За окнами автомобиля - так русы называли "самобеглую повозку" - мелькали деревья, необычные поселения, люди в странных одеждах. Машина обогнала лошадь, везущую повозку сена.
   Сафур покачал головой.
   - Вот это машина! Несется быстрее любой лошади!
   - Да - кивнул Бифур - Надо будет сообщить...
   - Не сотнику - закончил Сафур - Самому Королю Под Горой Даину Железная Пята. За такую новость...
   - Он сделает нас тысячниками и мы сможем САМИ отдавать приказы этому придире Трейну, нашему сотнику - мечтательно вздохнул Бифур. - Это же надо - вдруг обнаружить неизвестный, и притом сильный народ! И почему раньше никто не слышал про этих русов? Купцы обязательно бы принесли новости...
   - И посмотри - знающе заметил Сафур - дома, которые мы видим - отнюдь не новые. Словно их построили годы назад. И этот смрад от машины... Пахнет Черной Кровью Арды.
   - Все ясно - сделал верный вывод Бифур - Их автомобили бегают с помощью этой самой Крови Арды.
   - Бензин? - удивленно подняла брови сидевшая впереди Галадриэль - она смотрела на гномов.
   - Точно - кивнул Бифур - Вы называете этим словом Кровь Арды? У Мории, глубоко в подземельях, течет целая река крови гор!
   Вскоре машина въехала в город. Гномы, вытаращив глаза, прилипли носами к стеклам машины, рассматривая неведомый город.
   - Город Мышкин - сказала Галадриэль.
  
  
  ****
  
  
   Наконец машина толкиенистов с необычными пассажирами подъехала к большому зданию с надписью "Дом Культуры".
   Люди и гномы выбрались из машины. Галадриэль огляделась и замерла. Около дома собралась группа красивых светловолосых девушек, наряженных в темно-зеленые плащи, под которыми блестели черные доспехи. Одни рассматривали на столике лоточницы сувениры и поделки, две девушки напропалую кокетничали с краснеющим до ушей молодым охранником. Ржали привязанные к длинной оградке газона лошади.
   - Темные эльфийки! - проговорил кто-то из гномов - не то Сафур, не то Бифур.
   - Ты уверен? - подняла брови Рита.
   - Да! - проворчали гномы, поудобней перехватывая свои боевые топоры.
  Одна из девушек-амазонок приблизилась к Рите и ее спутникам и свысока оглядев гномов, протянула:
   - Приветствую вас, малорослики бородатые!
   - У, дылда! - протянул гном - Поглядел бы я, как ты в тоннелях продержишься против орков или подземных тварей при твоем росте!
   - А вы - по деревьям лазите... хм, пожалуй, как орочьи плоды - орки их осенью обожают собирать!
   - Что? - побурел гном, взмахнул топором.
   Эльфийка ловко отпрянула.
   - Наших бьют! - закричал кто-то от лотка сувениров.
   Девушки обнажили мечи, кое-кто натянул луки, целясь в гномов.
   Бифур и Сафур, крутя топорами в воздухе, стали спина к спине.
   И тут...
   - Бум! - между драчунами взорвался огненный шар. По ушам ударили вопли сигнализации автомашин.
   Кто-то зажал уши, кто-то бросил меч.
   - Что это такое! - откуда-то появилась возмущенная девочка. В ее правой руке сиял файерболл.
   Эльфийки круглыми глазами уставились на нее.
   - А ну, прекратить драку! - приказала девочка. - Недостойно детей Древних в час бед иль чудес затевать свары между собой!
  
  
  Дом Культуры. Симпозиум авторов российской фантастики
  
   - Итак, уважаемые коллеги-авторы! - Величавый Андрей Карахов, автор нашумевшей на весь мир трилогии "Парни из будущего", пророкотал громовым голосом, перекрывая начавшееся волнение в зале. - Произошло самое невероятное, что мы могли предположить. Мы не раз и не два отправляли наших героев куда угодно. Они кидались с гранатами под немецкие танки, они создавали Империи, брали Историю под уздцы и поворачивали эту непокорную, не побоюсь этого слова, кобылицу, на неведомые пути-перепутья. Но никто из нас не мог даже вообразить, что окажется в положении своих героев. Остается задать риторические вопросы - кто виноват и что делать?
   Поднялся Влад Лисовский, обладатель премии "Оскар" за "Лучший военный сценарий" и кошмар прозападных СМИ - после успеха снятого по его циклу романов "Особая Миссия" одноименного сериала миллионы людей во всем мире теперь посмеивались, читая русофобские статьи, и не на шутку увлеклись русским колоритом - так, либерастические газеты США с тревогой отмечали, что американские подростки теперь вместо того, чтобы тусоваться по улицам, предаваясь свободе самовыражения, сейчас со вниманием смотрят русские сериалы "Особая Миссия" и "Гостья из Будущего", а некоторые увлеклись робототехникой и авиамоделизмом...
   - Мое мнение - заявил Лисовский - это не падать духом. Кто мы, писатели? Властелины умов. Писатель в чем-то подобен самому Богу - он сотворяет новый мир. Он способен даже повернуть свой мир на указанный им путь. А к пропасти или горней вершине - это уже зависит от совести человека, осмелившегося поспорить с Творцом. Я считаю, что необходимо установить контакт с аборигенами мира, где все мы оказались...
   - Да - согласился Александр Крузенштерн, автор великолепного романа "Вечный покой в Москве" и цикла "Волга - Андуин". - Товарищей чекистов здесь очевидно, не присутствует - он насмешливо посмотрел на Константина Харьковцева, автора "Область уходит в прошлое". - Харьковцев утром с группой товарищей ездил на машине к границе "Зоны" и обнаружил только лесостепь, лишенную каких-либо признаков дорог.
   - А что я? - не остался в долгу Харьковцев - Зато я хотя бы установил, что мы не находимся в СССР эпохи Сталина. Только вот вопрос - где точно? Как известно, близ Рыбинска гор не наблюдается...
   - А где же? - все задумчиво посмотрели на Валерия Орешкина, автора цикла "Век Обреченных".
   Орешкин задумчиво обозрел коллег по перу, откашлялся.
   - Смею думать, что выяснится все это только после встречи с местными жителями. Во всяком случае именно так поступил мой герой - и поставил Орду на колени.
   - Нас много и мы в тельняшках! - весело выкрикнул Денис Рысенков, у друзей просто Рысенок Дэн - Разве не так? - посмотрел он на Глеба Карпышева, автора "Победоносного Варяга".
   - И главное, чтоб нас не нашли однажды в воронке... - подтвердил Андрей Иванищев.
   Тут вошел молодой офицер в кожаной куртке и зеленых, под камуфляж, штанах.
   - Писатели-фантасты здесь? - поинтересовался он.
   - Да, мы фантасты - ответил Карахов.
   - Вот - раз вы все про попадание напридумывали - вам и разбираться! - бросил офицер - и посторонился. - Проходите, леди Светланиэль!
   В зал скромно прошла высокая стройная девичья фигура, закутанная в изумрудный плащ. Мужчины смотрели на нее с восхищением, женщины с ревностью.
   Девушка отбросила капюшон.
   - Приветствую Вас в Средиземье! - колокольчиком прозвенел голос юной эльфийки, дочери правительницы темных эльфов, обитающих в лесах близ Рунного Моря, Русуданиэль...
   Карахов сглотнул и произнес:
   - Приветствую вас, миледи.
   - Уважаемые сиры фантасты - ответила эльфийка. - Моя мать, правительница темных эльфов Русуданиэль, желала бы принять у себя Ваше ответное посольство...
   Рысенок подскочил, восторженно глядя на очаровательную девушку.
   - Карах, вы как хотите, но я отправлюсь в посольство. Предлагаю направить послами к эльфам специалистов по толкиеновскому Средиземью!
   - Хорошо - кивнул Карахов - Кто из вас, друзья, хочет посетить эльфов?
   - Я - поднялся Сергей Фреринов. - Я знаю язык квенья...
   Он повернулся к Светланиэль и произнес что-то на мелодичном языке.
   Девушка залилась румянцем.
   - Ах, - произнесла она - Я рада, что вы сочли меня жемчужиной Средиземья...
   Фреринов недоуменно захлопал глазами.
   Светланиэль продолжала:
   - И мы будем рады видеть Вас в гостях у королевы... Мне также приказано встретиться с повелителем вашего удивительного города...
  
  Леса близ Рунного моря. Замок темных эльфов. Раннее утро.
  
   Правительница народа Темных эльфов, прекраснейшая Русуданиэль, внимательно взглянула на свою очаровательную дочь.
   - Светланиэль, ты желаешь посетить место, где всю ночь наблюдалось странное сияние?
   - Да, - кивнула Светланиэль. - Я спрашивала у Камня Предсказаний. Он говорит, что там многие женщины нашего народа найдут себе мужей!
   - Хорошо бы - вздохнула Русуданиэль. - Пятьдесят лет назад все мужчины нашего народа пали в Битве Пяти Воинств у Одинокой горы, куда они явились по призыву короля Трандуила... Рожденные в то время девочки уже должны найти себе мужей. Иначе пройдет еще двести лет - и наш народ исчезнет. А воины Степи не желают вступать в наше племя...
   - И немудрено - согласилась Светланиэль. - Они привыкли к беспрекословному подчинению женщины мужчине. И не могут признать, что женщина тоже может быть воином!
   - Вот-вот - кивнула королева, хлопнув в ладоши.
   Крепкий мужчина, лишенный каких-либо признаков растительности на лице, покорно поднес к ней поднос, где лежали разнообразные плоды. Русуданиэль взяла сладкий фрукт, надкусила.
   - Посмотри, доча, на того раба. Разве это, после Обряда Подчинения, мужчина? Нет, просто слуга. И толку от него - разве что прислуживание, развлечение в постели или когда захочется зачать девочку. Мальчики уже пятьдесят лет не рождаются...
   Светланиэль прищурилась.
   - Мама, я постараюсь найти мужчин. Истинных Мужчин... У меня уже есть план... - она наклонилась к матери и что-то зашептала ей в ухо.
   Выслушав дочь, Русуданиэль одобрительно кивнула.
   - Отлично. Я дам тебе пятьдесят амазонок.
   - Хорошо, мама.
  
  *****
  
  
   Отряд прекрасных девушек верхом на изящных лошадках расположился под высокими деревьями. Светланиэль ждала опытных разведчиц Дамиэль и Лилуэль.
   И вот они быстрыми тенями выскользнули из кустов к ее лошади.
   - Ну? - нетерпеливо спросила Светланиэль.
   Дамиэль оглянулась, протянула:
   - Вот там, к северу, начинается чужой лес.
   - Чужой? - изумилась Светланиэль.
   - Да, не наш лес. Редколесье исчезло, вместо него теперь дремучие леса. А еще мы заметили идущий по Рунному морю большой колдовской корабль.
   - Колдовской?
   - Да - Лилуэль зябко поежилась. - Он шел без парусов и весел, а еще я ощутила исходящую от него странную силу. Словно ощупывает все окружающее...
   - Глаз?
   - Похоже, но не то. Глаз Тьмы злой, а этот... Равнодушный какой-то. Просто смотрит.
   - Наверное это какой-то волшебник приплыл на своем корабле - высказалась лучшая подружка принцессы Поллианниэль. - Просто его палантир увидел, что мы не враги. Оттого и такое ощущение?
   - Возможно - кивнули разведчицы и продолжили - Как вы знаете, Ваше Высочество, три дня назад орки стали лагерем севернее Рунного моря. Большая многотысячная армия.
   - М-да - нахмурилась Светланиэль - Они что-то замышляют? А то недавно мы отбили нападение фуражирного отряда орков.
   - Принцесса, представьте, орки исчезли!
   - Что-о?
   - Да-да! - растерянно воскликнула Лилуэль. - Вся армия. Мы обнаружили только небольшое поселение. Там солдаты.
   - И кто?
   - Не знаю - потерянно пожала плечами Дамиэль - Они в странной зеленой одежде, их только острый глаз эльфа... - Дамиэль помедлила - да еще и гондорца - ветерана заметит. Мечей, кольчуг нет, только какое-то оружие. Оно так странно гремит и хлопает.
   - На обратном пути вы кого-то встречали?
   - Заметили отряд орков - кивнула Лилуэль. - Они шли к той странной деревне, а потом... мы слышали хлопки и грохот!
   - Вперед! - бросила принцесса. - Если неведомые солдаты сцепились с орками - вряд ли это враги. Может они служат тому волшебнику?
  
  
  ****
  
   Орк Фулгулак нырнул за высокий кирпичный забор.
   Только что на его глазах рухнул огромный тролль Дубяга. Тролль должен был выломать ворота странной крепости, но не успев даже взмахнуть чудовищным молотом, свалился замертво. И единственной раной была булькающая кровью дырка в груди...
   Это было совершенно непонятно!
   И тут Фулгулак почувствовал боль в груди. Он опустил глаза - в груди торчала эльфийская стрела.
   - Все в порядке - улыбнулся Фулгулак - Это был просто сон... Страшный сон.
   И он побежал по лугу к хижине старого деда. Ловить рыбу...
  
  
  ****
  
   Светланиэль посмотрела с высоты седла на лежащего у стены крепости убитого орка. Орк улыбался.
   - Что ж, пусть будет добрым его путь в Неведомое - пожелала девушка. Повернулась к подружке - Поднимай белое знамя!
   А потом открылись ворота. Люди в странной одежде - и о, какие у них красивые, мужественные лица! - не забыла отметить эльфийка. - вышли наружу, сжимая в руках непонятное оружие...
   Затем ее на ступенях большого дома выслушал комендант крепости. Покачав лысой головой, он достал какую-то странную трубку - переговорные кристаллы что у них такие? - и долго беседовал с кем-то неведомым.
   Вскоре прибыли две самобеглые повозки. Одна из них была большой, на восьми колесах и зеленого цвета. Вторая - черного цвета и очень красивой.
   Светланиэль и трех ее подруг-телохранительниц посадили в самобеглую карету и они поехали - как сказал лысый комендант крепости, к "фантастам". Наверное это титул каких - то важных людей.
   А остальные воительницы мчались на конях вокруг движущихся машин почетным эскортом.
  
  
  ****
  
  
   Карахов внимательно выслушал рассказ принцессы Светланиэль.
   - Мы вам поможем! - заявил Фреринов. - Ради такой красавицы, как вы, я готов отправить Саурона в нокдаун!
   Светланиэль приблизилась к писателю, вгляделась в его глаза.
   - Готов ли ты просить моей руки у моей матери, ее Величества Русуданиэль?
   - Да, - кивнул Фреринов. - Позвольте пригласить вас на дискотеку?
   - А что это?
   - Это такое замечательное место! Где танцуют и слушают музыку!
   - Интересно... - протянула Светланиэль. - Я видела таких железных коней - два колеса, мощное туловище и седло... И громко шумят...
   - Это мотоцикл! - с готовностью пояснил Фреринов. - Он у меня есть...
   - Когда мы ехали туда, я видела, как парень вез девушку на этом... мотоцикле. И она смотрела на него так... Ты меня покатаешь?
   - Обязательно.
   Тут в зал ворвалась эльфийка.
   - Принцесса! Там гномы! Собираются драться!
   Неожиданно послышались вопли сигнализации. Испуганная эльфийка шарахнулась, споткнулась, и упала бы, если бы не Карахов. Он прыгнул к ней и ловко поймал на руки. Посмотрел в испуганные зеленые глаза и замер. Эльфийка тоже замерла в крепких руках признанного фантаста...
  
  
  ****
  
  
   ...Светланиэль повертелась у зеркала, осматривая себя.
   - Что скажешь, Поллианниэль? - спросила она у подружки.
   - Отпадно! - кивнула подруга.
   - Действительно! - согласилась Светланиэль.
   И вправду, стоило посмотреть на это зрелище!
   Обе эльфийки были облачены в кожаные куртки-косухи и штаны. На плечах эльфиек висели изящные черные сумочки.
   Завершали это зрелище прически - так, если Светланиэль предпочла просто завязать волосы в два конских хвоста, а также вплести нити в тонкие косички, то... Поллианниэль сделала себе прическу "ирокез".
   В вырезах курток блестели черные кольчуги - с ними эльфийки так и не расстались.
   - Вот и отлично - согласилась Светланиэль - Едем на дискотеку с нашими парнями.
   Эльфийки выскользнули из бутика.
   Около бутика Фреринов и Карахов верхом на мотоциклах терпеливо ожидали своих очаровательных девушек.
   - Поехали, дорогой! - Поллианниэль, прыгнув в седло мотоцикла, нежно обвила Карахова за талию и чмокнула возлюбленного в ушко.
   Два мотоцикла, рыкнув, рванули с места.
  
  
  ****
  
  
   Дискотека гремела на всю ивановскую. Ди-джей Семен Громыхало был счастлив по уши - ему удалось все-таки запустить старый генератор. А друг, работавший на ГЭС, обещал, что через день-два все заработает как нужно, надо только обследовать плотину...
   Мелкорослые Бифур и Сафур увивались вокруг девушек-толкиенисток, желавших потанцевать "с настоящими гномами".
   Лена была гвоздем программы - она стояла на сцене рядом с ди-джеем и жонглировала файерболлами.
   Разумеется, присутствовали на этой дискотеке и эльфийки. Они с удовольствием танцевали с парнями, кое-где уже жарко целовались парочки.
   И тут...
   Появился какой-то кавказец. Он приблизился к Карахову и Светланиэль.
   - Я хочу, урус, танцевать твою девочку. Затем ее ужинать буду! - сказал он.
   Карахов нахмурился. Светланиэль произнесла.
   - А у нас эльфиек принято иначе - я моего мужчину танцую всегда и с другими мужчинами танцевать не стану - пусть тебя кто-нибудь из моих подруг танцует!
   Кавказец набычился. Его рука метнулась к поясу.
   Светланиэль бросила несколько слов и кавказец замер соляным столбом. Точно так же, как пара сопровождавших его телохранителей.
   Принцесса подозвала какую-то эльфийку. Эта девушка могла бы быть очень красивой, но ее лицо наискосок пересекал страшный шрам от орочьей сабли.
   - Слушай, Дамиэль, - указала принцесса на кавказца - что скажешь про этого мужчину?
   Дамиэль оглядела его, облизнула губы розовым язычком.
   - Он очень красивый! - улыбнулась она. Схватила рукой за грудки мужчину, запечатлела смачный поцелуй на губах. - Скажи, я тебе нравлюсь?
   - Да! - кивнул кавказец. - Вы так прекрасны... Я Гиви, меня весь город знает!
   - Отлично, - улыбнулась эльфийка и обратилась к принцессе - Ваше Высочество, могу ли я взять этого мужчину в свои мужья?
   Благословляю! - взмахнула Светланиэль рукой.
   Вокруг правых рук Дамиэль и Гиви засияли кольца света... и вот на их месте появились браслеты.
   - Вот муж твой - сказала Светланиэль - Отныне вы сочетаны силой Света. Пусть он сражается и пусть будет отцом твоих детей... Согласен, Гиви?
   - Согласен - кивнул он - Сейчас всю братву мою соберу и поедем по велению жены моей, куда она скажет! - Повернулся к телохранителям - Берем жену мою и едем всей братвой. Будем оркам - беспредельщикам их место указывать...
  
  
  Глава 2
  Во славу Перуна!
  
  
   '... Среди людей, прибывших из другого мира, созданного Эру Единым был небольшой отряд великих воинов, что высоко чтили Анарому - плод Тэлпериона. Очевидно по незнанию они неверно изображали его в виде скрещённых линий. Изображение Анарома они наносили на свой герб, одежду и тела. Несмотря на прославленные подвиги и многочисленные упоминания в древних летописях, их самоназвание точно неизвестно. В эльфийских преданиях они называют себя арийцами, в людских хрониках - аркаимцами. Редкие манускрипты почти истреблённых ими орков упоминают этих пришельцев под непонятным именем - родноверы...'
   Хроники Средиземья
  
  
  Средиземье, лагерь родноверов 'Чистокровные Аркаимцы'.
  
   - Народ, не знаю, какая именно гнида нас сюда запихнула, но дела обстоят хреново. Генрих и Яромир сегодня осматривали окрестности, в том числе лес и сопки. А обрезанные козлы пытались их завалить этой хренью'- в руках оратора появилась стрела тёмного цвета с вороньим оперением - "А потом кинулись на них с пиками. Хлопцы растерялись и, к сожалению, перестреляли почти всех уродов - говоривший убрал стрелу, снял с пояса солдатскую фляжку в чехле и выпил не менее половины содержимого. - Оставшихся троих они заарканили за шеи, прицепили к тросу и подбросили до нашего лагеря.
   В толпе раздался весёлый гогот.
   - Генрих, - послышался голос Викранта, известного своими требованиями к кандидату в президенты Медведеву доказать свою расовую чистоту. - А сколько вы давали на ровном участке?
  - Чего давали? - хором переспросили Генрих и Яромир.
  - Скорости, блин, в литро, тьфу километро - часах, - рассердился на тупых стрелков Викрант.
  - Какая скорость тут может быть. Эти кретины своими зубилами летающими нам бензобак пробили. Насквозь - отбился Генрих.
  - Во-во, да ещё в нижней точке, козлы, - добавил напарник.
  - И как же вы ехали, как орков тащили? - недоумевал Викрант.
  - С какого бодуна мы бы их тащили - удивился Яромир - Это они марш - броском по пампасам, нас тащили, правда медленно.
  Викрант вспомнил, что лебёдка у джипа расположена спереди и машинально скрестил руки на причинном месте. Генрих попытался развить тему:
   - Даже будь у меня бензин, я бы этих черномазых...
  - Цыц! - прервал новоявленного ямщика оратор. - Тема базара в другом. Нас перенесло в Средиземье времён эльфов, о которых вы читали у Толкина. У Толкина, я сказал, а не у Перумова. То, что это происки мирового сионизма, ясно. Достали мы их весной. Кончить нас не смогли, а бабок до хрена. Думаю, они их яйцеголовым отлистали, те и сварганили машину для этого переноса. Теперь мы здесь. Необходимо решить, что делать для возвращения домой. Куда именно, по возвращении мы засунем этим учёным их машину, понимают все. Кто ещё желает высказаться по этому вопросу?
  - А город они зачем перенесли? Да ещё с мусорами на въезде! - крикнул Ричард, чья любовь к гаишникам превосходила его страсть к сионистам. Разозлённый огромным штрафом за управление автомобилем под кайфом, (в придачу служители жезла и кошелька отобрали у него ключи и поставили машину на арест-площадку), Ричард совершил акт беспощадного возмездия. Вместо того, чтобы как все нормальные люди, нанять киллера, он пошёл другим путём. Убедившись, что обобравшие его менты засели в стационарном посту и неуязвимы для его контратаки, Ричард, после предварительной рекогносцировки, решил отомстить временному посту ППСМ на другом конце Рыбинска. Для этого от двухсотдвадцативольтовой воздушки он подвёл кабель и воткнул оголённые концы проводов в землю на месте, где злоупотребляющие пивом служители правозаменительных органов отдавали дань духам воды. Расчёт нового неуловимого мстителя был прост: струя жидкости из субъекта замыкает контакты объекта и 220 Вольт поражают противника в тот орган, который поддерживается в работоспособном состоянии при помощи Виагры.
  Расчёты были верны, но только для светлого времени суток. Вечером и тем более - ночью у ППСников не было необходимости прятаться в зарослях. А именно в сумерках оборудование для операции 'Обрезание' встало под рабочую нагрузку.
  - Под воздействием электричества происходит нагрев жидкости и переход из жидкого в газообразное состояние. При расширении пар может разорвать сосуд',- читал пособие для чайников Ричард. - Ну держитесь, сионисты, вторичным обрезанием у Вас будет 'Розочка''. Прождав до четырёх часов утра и опустошив литровую бутылку водки, Ричард стал гораздо веротерпимее. В смысле уверил себя, что может потерпеть до следующего вечера. Он аккуратно отсоединил и спрятал в придорожных кустах жилы кабеля со стороны воздушки. Противоположный конец он, из брезгливости, решил не трогать, здраво рассудив, что в траве его не увидят.
   На даче, которую Ричард отключил от Ваттов и Омов, хозяев не было и отсутствие света прошло незамеченным.
   Похмелье, литр водки при массе в восемьдесят килограммов не шутка, не позволило Ричарду даже допустить мысль о возвращении. Впрочем, состояние его головы было таким тяжёлым, что мыслительный процесс отсутствовал полностью. Пребывая в состоянии горизонтального стояния, он не мог видеть, как приехавший с внезапной проверкой замкомандира полка ППСМ распекает подчинённых за плохую маскировку, выхлёбывает содержимое пластиковой бутылки без надписи, добравшись до указанного трепещущим старшиной места, расстёгивает штаны и пытается совершить священнодействие...
   Если бы прыжки спиной вперёд входили в программу Олимпийских игр, или хотя бы ведомственных состязаний... Увы, ни золотой медали с последующим обязательным контрактом на рекламу памперсов, ни грамоты от начальника ГУВД подполковник не получил, но это не было важным для пострадавшего. Через всю свою дальнейшую долгую жизнь он пронёс благодарность к таинственным злоумышленникам. Дело в том, что от лечения правой почки полковника решительно отказались урологи и лишь хирурги питали некоторую надежду. Операция должна была состояться через неделю, но с этого дня почка заработала по - стахановски и бесперебойно трудилась на благо стаканов. Что касается Ричарда, то он не смог вспомнить, где установил свой электротрамплин и отечественная медицина не приняла в свои ряды нового профессора...
  - Ну и зачем нам черномазые придурки, что я гигантских лемуров не видел. Ты, Адмирал в натуре, меры не знаешь. Если это Средиземье, то вокруг должны быть эльфы и гномы, а я не вижу ни одного, даже мелкого хоббита. А назгулы где, а драконы? Где Лихолесье, Глухоманье, где Минас-Тирит! То, что террористы нас куда-то закинули, это ясней ясного, но с какого дуба ты решил, что это Средиземье - забросал оратора вопросами Викрант.
   - Да Средиземье это, вон смотри - орки, ребята даже тролля завалили, тащить не захотели. Да обернись ты и скажи, где возле Рыбинска есть хотя бы сопки, не говоря о таких горах - рука Адмирала указала на окутанные туманом вершины Мглистых гор.
   - А может, они гориллу из зоопарка завалили или бабуина - нелегала с Суматры. Орки - говоришь, а по мне, так больше на каннибалов из Африки смахивают, ишь вот тот клыки оскалил. Ничего, сейчас я тебе свинцовую фиксу вставлю, да не в зубы, а сразу в лоб.
   - Местных надо поспрашивать, Адмирал, а потом и думать, где мы прилунились - попытался отстоять свою позицию Викрант, попутно набивая барабан любимого Нагана и бормоча что-то о третьем глазе классического каннибала.
   К счастью для захваченных орков, Генрих неподалёку объяснял Чубатому фехтовальные приёмы встретивших их противников. При этом он воодушевлённо размахивал трофейным топором.
   - Ты чего, в наших придурков стрелять собрался?- отвлёкся от занятия новоиспеченный кучер и разглядев наклоняющееся дуло револьвера, быстро добавил:
   - Забудь, лось!
   Однако, увидев, что слова не оказывают влияния на Викранта, Генрих бросил топор, и схватив лежавший рядом УЗИ, дал очередь перед ногами борца за дело буддизма.
   - Ты чего, с катушек съехал? За каннибалов вступаешься. Вообще мозги потерял!- опешил Викрант.
   - Захвати себе своих сионистов и отстреливай им, что хочешь. Ты где был, когда мы на засаду напоролись и Яромир булыжник из пращи в живот получил? Не знаю где, но с нами тебя не было. А значит, эти негры не твои, а наши. А своих сионистов я, во имя Перуна, сам пристрелю, если захочу - возмутился Генрих.
  - Ну и зачем они тебе? Тратить на них жратву и шмотки? Может, ещё лечить их будешь и полный соцпакет дашь? Пристрелить этих уродов и дело с концом - решительно заявил Викрант.
  - Захочу, так не только пристрелю, но и повешу. Причём за ноги. А ты лучше вспомни, что писал шеф в своём последнем меморандуме по поводу...- Генрих запнулся на полуслове, на его лице отразилась напряжённая работа мысли.
   Викрант сплюнул себе под ноги и вполголоса выругался. Ему было известно это выражение с печатью Марата на лице Генриха. Именно Генрих считался лучшим из ораторов отряда 'Чистокровные Аркаимцы'.
   Адмирал являлся храбрым и опытным предводителем, но Генрих, получивший своё прозвище в честь Мюллера, был настоящим комиссаром этого боевого соединения.
  
   '...Решение воинов Анарома идти войной на орков, давно и прочно, обосновавшихся в Мории, благородно и непонятно. Несомненно одно, повелитель и его ближайшие сподвижники желали искоренить тварей Моргота во всей Арде, а не только в Мордоре. Проведя на месте всего несколько дней и истребив ближайшие отряды гоблинов, витязи Аркаима отправились в Казад - Дум...'
   Из арнорской летописи.
  
  
  
   В палатке проходило расширенное пленарное заседание Верховного Совета Единого, Храброго, Победоносного, Решительного И Крепкого Отряда Национальной Чистоты, Идущего Мирно.
   - 'Итак, во славу Перуна, объявляю заседание открытым'- начал Адмирал - 'Слово имею я, а если кто возразит - я укажу ему его место. Тема заседания: 'что делать?' и 'кто виноват?'.
   Сначала обсудим первый пункт. Если приемлемое решение принято не будет, то виноватые будут назначены тут же. Теперь своё мнение пусть выскажет Викрант'
   Названный привстал со своего раскладного стула и левой рукой отодвинул его в сторону.
   Лишь после этой подготовительной процедуры он выпрямился во весь рост. Дерматиновый бювар был уложен на походном столе, перьевая ручка рядом. Викрант с хрустом потянулся и, чуть согнувшись, опёрся ладонями о стол. Так он поступал и раньше, когда хотел к безусловным вербальным доводам добавить визуальную солидность. Не раз и не два он применял эту тактику. Но превосходный дубовый стол остался в Рыбинске, а здесь был лишь его походный бастард. Хрупкие крючки не выдержали солидного веса родновера и самым подлым образом переломились. Вниз полетели: крышка, документы и несколько самопальных карт Средиземья. За ними последовал и сам утративший равновесие Викрант. При этом его подбородок очутился в адмиральской кружке с кофе, чем последний был весьма недоволен, поскольку держал её на коленях, грея озябшие руки. Кружка полетела на пол, подбородок и все остальные части лица остались на месте падения. Адмирал прекратил мотать обожженной ладонью и замотал головой, потом снова сконцентрировал взгляд на бритом затылке полуоглушённого докладчика. Брови его поднялись к потолку, а челюсть упала на грудь.
  -'Викрант, ты чего делаешь! Твою мать, совсем спятил! Я не такой! Сядь на место, сын Гермеса и Афродиты!' - вскричал Адмирал.
   Впрочем, не прошло и часа, как стол был отремонтирован, мусор убран, а кофе вскипячён вновь.
   - 'Закинуло нас конечно здорово' - начал Викрант, отходя от стола как можно дальше. - 'И неизвестно, надолго или нет. Сионисты говорят, что нам всем трындец и, что скоро 'Тёмный властелин, чьё око следит за миром, уничтожит всех своих и чужих врагов''- прочел Викрант из протокола допроса. - Из этого ясно, что попали мы конкретно, а ещё конкретней в конец 3018 года местной эры. Значит, кольценосцы уже рванули к Ородруину, или собирают манатки. При разработке предложений необходимо исходить из этого'- важно произнёс Викрант уже из дальнего угла палатки, через каждые три слова косясь на стол.
   - 'Год мы установили ещё вчера, когда встретили какого-то степного охотника. Что нужно предпринимать дальше и какими запасами мы располагаем? Впрочем, о ресурсах пусть нам сообщит Келарь, а ты, Викрант, пока обожди'- приказал Адмирал.
   Келарь, седой аркаимец, единственный из присутствующих, был одет в жилетку и джинсы вместо военной формы, которую носили остальные. Он прервал записи, которые делал цанговым карандашом на поверхности небольшого листа бумаги, размером с конверт для писем. Он встал со стула так же осторожно, как и Викрант, но в отличие от него, не сделал попытки опереться на хлипкий столик.
   - 'Патронов калибра 7,62 мм - пятьдесят ящиков. Гранатометов 'Муха' столько - же, но единиц. Гранат лишь три ящика. По амуниции и лекарствам докладывать?' - спросил Келарь.
   -'Не надо, что там докладывать, стандартные комплекты, треть кузова. Взрывчатки много?' - задал вопрос Адмирал.
   - 'Пять ящиков, но она разнотипная, даже итальянская имеется. Чернорубашечники, когда мы ездили на Всероссийский съезд Инглингов, нам её в обмен на самогонку презентовали'- ответил Келарь. - А всякую мелочь разбирать мне не меньше двух дней надо. Да у половины я и назначения не пойму'.
  - 'Мелочь оставим на потом. Сколько у нас горючего, масла и антифриза?'- потребовал Адмирал.
  - 'Вы будете плакать, но слезами баки не наполнить. Соляра - меньше одной заправки. Если равномерно разлить, то километров на пятьсот хватит, а дальше нанимать бурлаков. С маслом получше - у нас шведский сепаратор есть, но сколько проработает я не знаю. Хоть он и на гарантии, но ремонтник сюда точно не доберётся. Тосол можно дистиллированной водой заменить. В Средиземье холодные зимы - редкость, если я правильно Толкина понял. Только через Карадрас ехать не надо, замёрзнем. Впрочем, ещё решить нужно, куда мы направимся'.
   - 'Вот именно!'- Адмирал сделал знак Келарю сесть и поднялся сам. - 'Чтобы нанять бурлаков, необходимы деньги. Орки в солнечные дни делать ничего не могут. Связались с вампироподобными! Больше в плен их не брать. Этих - в подарок эльфам. Да и не будут сауроновцы на нас работать, скорее подохнут. Нам необходимы местные деньги. Наверняка это мифриловые, золотые и серебряные монеты. Возможно, есть бронзовые и медные, но это несущественно. Необходимо их где - то взять и побыстрее. Кроме грабежа местных, что можно рассмотреть?'
   - 'Если можно, то я попробую подсказать'- произнёс Генрих - 'Судя по компасу, мы находимся к западу от Мглистых гор. Подожди Яромир. Будем считать, что компас показывает фактическую ситуацию. Тем более гор в Средиземье не так много и если это не Мглистые, то мордорские. Но орки на допросе показывали Мордор на юго-востоке. Значит перед нами всё - таки Мглистые. Если кто не помнит, то невдалеке должна быть Мория, бывшее подземное государство гномов, а теперь логово орков. Отправимся туда, прикончим кальмарового спрут - осьминога и заберём себе мифрил. Часть металла Механик сможет перелить на монеты. По моим прикидкам там тысяч на пять будет...'
  -'Пять тысяч чего?'- перебил Келарь - 'Баксов или евриков?'
  -'Монет!'- Генрих страдальчески возвёл очи горе - 'Размером с олимпийский рубль...'
  -'Я понял'- снова перебил его Келарь - 'В долларах это сколько будет, или в Евро, только в фунтах не считай, он всё время скачет'.
  - 'Как я тебе на доллары посчитаю да и кто их здесь тебе поменяет? Золото, серебро, медь в ходу. Ну не знаю ещё, что. Платина - вряд ли. А доллар к золоту не привязан. Попробуй что-нибудь на свои евро купить, потом покажешь, оценим эту штуку, и я скажу тебе переводной курс'.
  Келарь пожевал губами.
  -'Ну а в золоте или серебре это сколько будет?'- спросил он.
  -'От шестидесяти до семидесяти пяти тонн'- задумчиво ответил Генрих, нажав несколько клавиш карманного калькулятора - 'М-да'.
  -'Бакинских или евриков?'- вновь переспросил Келарь - 'Ты поясни, достал своими загадками'
  -'Каких бакинских, каких евриков?! Туалетной бумагой тебе зарплату с задержкой на полгода! Ясно - же сказано. Шестьдесят тонн золота! Шесть КамАЗов, или шестьдесят миллионов Келарей! Всё, я больше не могу'- Генрих обессилено сел на место и замолчал.
  Впрочем, умолк не он один. Придавленные грандиозной цифрой молчали все присутствующие, и только сквозняк шевелил их отпавшие подбородки. Гнетущая тишина сделалась невыносимой и не прерваться не могла.
  -'А в какой глубине морийских руд находится это удовольствие? Ведь в тех подземельях орков полно. Их вынести сначала придётся. В пещерах мы раньше не дрались. Дело это для нас незнакомое. Я так в пещере раньше никогда и не был. Среди ребят диггеров тоже не знаю. Воевать в пещерах трудно. Вон фрицы в Керчи так и не смогли взять каменоломни Аджимушкая, хотя у партизан только винтовки и были. Придётся специальную операцию готовить, с нуля!'- усомнился Адмирал.
  -'Какие глубины, какие руды? Никуда спускаться не придётся. Надпись на входе в Морию мифриловая и магическая. Да плюс узоры. Самому мифрилу мы ничего не сделаем, но породу вокруг рун аммоналом расшевелить можно. Засверлимся и заложим микрозаряды. Сапёры смогут устроить направленные взрывы. А мифрила там до хрена. Вот смотрите'- и Генрих раскрыл перед собеседниками заблаговременно заложенную страницу книги.
   На иллюстрации Гэндальф с отрядом стояли перед каменными вратами древнего царства гномов. Шесть пар глаз впились в небрежно выполненный финансовый шедевр.
   - 'Да-ааа'- выразил общее мнение Механик и мечтательно прикрыл глаза.
   Первым очнулся Адмирал:
   - 'Так чего мы ждём!? Выступаем немедленно! Генрих, пусть бойцы сворачивают лагерь. Осьминог, там в озерце, говоришь? Ну ничего, прошлым летом я у деда в Якутии рыбу глушил. Вспомню опыт!'
  
  
  *****
  
  
   ... По прошествии сонма благословенных веков, что минули с той грозной поры, невозможно установить истину и изложить случившееся так, как оно было на самом деле. Что касается рассказов приписываемых самим аркаимцам и запечатлённых якобы не позднее, чем через год, то события разворачивающиеся в них невероятны, а значит и недостоверны. Остаётся только восхищаться мастерством, с которым юные бездельники переписчики рукописей состарили пергамент. Их упорство в изучении гномьего языка конца третьей эпохи и рун, с помощью которых составлялись в то время летописи, также поражает. Особенно достоверно они изобразили орнамент, украшавший когда - то наиболее важные тексты подгорного народа. Но непонятно, как великим хронистам прошлого, по-видимому, столетия, а в те времена просто молодым прохвостам, удалось подговорить каменотёсов выбить точную копию этой записи. Толстый слой копоти скрывал её на стене одной из старинных морийских кузниц...
  
   Из доклада управляющего главным королевским архивом Гондора на королевский запрос по созданию Единой Летописи о временах Переноса.
  
  
   ...Короткая колонна из тяжёлых 'Уралов' военного образца, разбавленная пятью японскими джипами, выкрашенными в пятнистый маскировочный цвет, грозно шла по унылой степи. В самой середине шел ярко-оранжевый бензовоз, угнанный аркаимцами от какой-то бензозаправки на окраине зоны Переноса. Слабым утешением сбежавшим хозяевам послужила оставленная ехидным Генрихом на столике у кассы перетянутая резинкой пачка евро.
   Джипы осуществляли фланговое охранение и периодически обгоняли колонну, а иногда отклонялись в сторону и довольно значительно, скрываясь за редкими перелесками. Под колёса грузовиков ложился широкий гномий тракт, вымощенный прочными и отлично подогнанными друг к другу каменными торцами.
   Правда, сидевшие за рулём шофёры и выглядывающие из грузовиков скинхеды не могли видеть всего этого инженерного подвига. Такой дорога была тысячу лет назад, и слой дёрна давно затянул результаты долгих лет упорного труда многочисленных работников.
   Конечно, во многих местах из земли торчали каменные столбы, иногда с полустёртыми рунами, иногда с перекладинами, на которых раскачивались выбеленные до мраморной яркости скелеты. Но такие участки попадались чрезвычайно редко. Водители давно бы потеряли дорогу, если бы не горячая и абсолютно добровольная помощь орков.
   Сейчас, удобно устроившись в кузове головного Урала, они бойко показывали путь, щурясь от встречного ветра, шатаясь от покачиваний машины, матерясь и вздрагивая от периодических ударов автоматными прикладами по почкам.
   Глазастый Герман, получивший своё имя за склонность к блефу при игре в очко, первым заметил джип, возвращающийся из боевого охранения. Впрочем, он же был вторым, так как исполнял обязанности дежурного наблюдателя.
   Сначала старый картёжник решил, что обозначив себя, тот снова уйдёт в крейсерство, но Land cruiser, похоже, не собирался возвращаться в степь.
   В нагрудном чехле запищала рация. Хозяин бросил на неё взгляд, полный досады.
   Вчера ему не удалось воспользоваться зарядным устройством и аккумулятор слабым голосом собеседников уже оформлял своё завещание.
   - Герман - бросил он как ругательство.
   Разглядев, наконец в бинокль марку автомобиля, он добавил:
   - Слушаю тебя, Кузнец.
   Отказ от позывных произошёл пару дней назад, когда стало ясно, что перехватывать переговоры здесь некому. Генрих лично разрешил свободное использование раций. Если бы он хотя бы догадывался, к чему это приведёт...
   Поскольку перенос был главным событием, то все переговоры завертелись вокруг него. Нет, родноверы вовсе не обсуждали создание электронного механизма для переброски обратно. Вопросу поисков природного портала, способного вывести их из Средиземья они также не уделили ни одного слова. Зато звучали красочные описания разнообразных и самых противоестественных действий, которые бойцы совершат в отношении сионистов, заказавших этот перенос.
   Главные редакторы таких великих американских эпосов, как: 'Камасутра для кастратов', журнала 'Твой лучший друг - зоофил', учебника 'Инцест, как средство укрепления семьи' и пособия 'В помощь начинающему гомосексуалисту' умерли бы от стыда за бедную фантазию. Когда речь заходила о возмездии продажным учёным, технически осуществившим переноску отряда, то под небесами Средиземья раздавался страшный треск, эхо от которого многократно усиливали ущелья Мглистых гор. - это на Земле переворачивались в своих гробах, мучимые чёрной завистью, палачи Святой Инквизиции.
   - Звякни Генриху на командирскую волну, что я подгребу. Вопрос есть - ответил Кузнец
   - Что случилось. Опять развалины нашли и пошмонать хотите? Честное слово, прямо как дети! - разозлился Герман.
   - Да не развалины это, а не понять что. Не может здесь такого быть - чуть слышно ответила разряженная рация голосом Кузнеца.
   - Чего не может быть? А чёрт, рация садится. Подъезжай и поговорим - потребовал Герман и зачехлил переговорное устройство.
   Джип и 'Урал' сблизились. В японской машине открылся световой люк и в него вылез Кузнец, внешним видом полностью оправдывающий свою специализацию.
   На поясе у него, в подражание древним викингам, висел молот. Не то, чтобы он был велик своими размерами, но ходить с подобным инструментом всё время, удовольствие не из приятных, если не сказать больше.
   Отполированная многочисленными прикосновениями крепкая ясенёвая рукоятка была покрыта скандинавскими рунами и сложной вязью узоров, переплетавшихся в единое целое. Этот титанический труд был выполнен детским выжигателем 'Силуэт'. Когда Кузнеца спрашивали, какую именно смысловую нагрузку несут древние знаки, он многозначительно отмалчивался, либо наотрез отказывался отвечать.
   Нельзя сказать, что никто в отряде не старался расшифровать таинственную письменность. Особенно близок к истине оказался юный Иван Шеворошкин из третьего взвода, прозванный Люкс за любовь к сибаритским удовольствиям. Он попросту подпоил Кузнеца, снял молот и, вооружившись словарём, попытался перевести текст. Но славу Шампольона ему стяжать не удалось.
   Впоследствии Люкс утверждал, что надпись была сделана не норвежскими, а германскими рунами, в которых он не специалист. Впрочем, его познания в скандинавской рунистике также были весьма поверхностны - он видел их в кино.
   Теперь, по его словам, достаточно было повторить попытку с помощью соответствующего словаря. Это ему не удалось, поскольку какой-то доброжелатель сообщил Кузнецу о потугах молодого дешифровщика.
   Молотоносец надрал юнцу уши, а потом пообещал, что в следующий раз добьётся изгнания из отряда. Больше никто не пытался повторить подвиг Шеворошкина.
   Машины остановились всего на несколько секунд, но этого времени вполне хватило Кузнецу, чтобы перебазироваться в кузов Урала. Перемахнув через борт одним прыжком, он уже через секунду трясся в кузове вездехода, недобро поглядывая на испуганных орков.
  Герман смерил Кузнеца мрачным взглядом и остановился на молоте, висевшем на своём обычном месте.
   - Кузнец - обратился к товарищу Герман - Что у тебя с рукояткой молота?
   - Ничего - тот привычным движением ощупал покрытый резьбой и тщательно отполированный шедевр - Всё в порядке, только ремень износился. Ну и пусть - здесь достать кожу не проблема. Сделаю лучше прежнего. Из шкуры татуированного тролля. Пусть Люкс поломает голову, что за узоры у меня на ней, может, выдвинет версию, что это приказ Илуватара к Манвэ или переписка Курумо и Феанора.
   - Может и так - согласился Герман - Но рукоятку всё-таки убери, неприлично перед иностранцами - и он кивнул в сторону орков.
   - Чего в ней неприличного?- Кузнец снял молот с пояса и принялся недоумённо разглядывать творение новолипецких металлургов и рыбинских краснодеревщиков - Ты его сто раз видел и никогда вопросов не задавал, что случилось?
   - Во-первых, я никогда его у тебя не видел. За такое заявление можно и в зубы. Во - вторых, я говорю о той рукояти молота, что находится правее от этой. Так сказать прямо по центру. И которая, если не принять экстренных мер, скоро увидит свет, - отчеканил Герман.
  Пораженный велеречивостью друга, Кузнец глянул в указанном направлении, ойкнул и отвернулся. Спиной к товарищам и лицом к тенту он стоял довольно долго. Не очень удобно, держась одной рукой в шатающейся машине за поручень, пытаться другой застегнуть ширинку.
  Но наконец, крепкие пальцы молотобойца справились с нелёгкой задачей и он вновь развернулся к Герману лицом.
   - С Генрихом или с Адмиралом поговорить мне нужно,- заявил он.
   - И что тебе от них нужно? Опять у руин очередных тормозить. Половину Урала уже статуями забили. Настоящее арийское искусство. Бред, это явно малоазиатская школа. Хотел бы я знать, как её представители сюда попали - ответил Генрих.
   - Никаких статуй, никакой живописи! Там байкеры какие-то, сообщить надо - объяснил Кузнец.
   - Какие байкеры?- глаза у Германа сделались размером с пятирублёвую монету - Вы что, опять решили воскурить благовония великому Перуну или же Сварогу и дыма нанюхались? Ломка ведь будет.
   - Никакого голубого лотоса у нас нетути. Мы тебе что, растаманы, что ли? Байкеры, самые натуральные. Вон за тем холмом, в нескольких километрах. Едут куда-то.
   - Да? Ну Генриху будешь всё сам объяснять, - ответил Герман, переходя на командирскую волну.
  
  
  ****
  
   Три джипа стояли на вершине небольшого холма, в тени росшего там перелеска. Группа аркаимцев в бинокли отчаянно пыталась определить принадлежность группировки.
   - Это не 'Ангелы ада' - глубокомысленно изрёк Адмирал, не знавший больше ни одной байкерской банды, да и с этой знакомый лишь по газетным статьям и кинофильмам.
   - Конечно не 'Ангелы ада', откуда здесь взяться пиндосам? Они чересчур далековато от Рыбинска, чтобы их перенесло. Отлично видно, что это 'Железные тигры' - вспомнив позапрошлогоднюю поездку во Владивосток, Механик решил блеснуть эрудицией.
   - Всякое могло случиться. Хотя американские байкеры это не то. Вот если - бы их Конгресс сюда перенёсся, или президент... Ему я с радостью объясню преимущества арийской расы над мулатской - добавил Герман.
   - Ерунду вы говорите - злобно отрезал Генрих - Самое лучшее - это перетащить сюда их Гарлем. В полном составе. Там несколько десятков тысяч черномазых, вот было бы дело. Восстановили бы, так сказать историческую справедливость.
   - Это ты о чём? - недоумённо спросил Люкс.
   - Это я о рабстве. Вот мы едем в Морию. А там до хрена золотых и мифриловых месторождений. Загнали бы три четверти на добычу, а одну на сельскохозяйственные работы. В целях возрождения исторических традиций. А то обнаглели, после Гражданской войны. Линкольн, скотина обрезанная, знал, как арийцам насолить. Ненавижу.
   - А патронов у нас хватило бы? - насмешливо спросил Механик - Да и ребята там зубастые, почитай, все с оружием. Прошлым летом ездил я к тётке на Брайтон-Бич. Приходилось мне с ними разбираться. Или это доминиканцы были? Неважно. Неплохо стреляют, дети чернильниц. Какой-то урод обрезанный ментов местных вызвал. Те район оцепили, все дороги перекрыли и повязали черномазых. Я потом на суде был, по червонцу им отвесили, правда, с правом на УДО.
   - А Вы как? Вас почему не взяли?- забросал его вопросами Викрант.
   - Да нас вынесло на наряд ребят, что из Флориды. Сам знаешь, как они негров любят. Разобрались, пропустили нас. Только пистолеты отобрали. Сказали, через неделю едут брать какого-то гаитянца, что наркотой торгует, ему и подкинут. Ну да я не в обиде, всё пучком - ответил Механик.
   - Ну, что сейчас этих байкеров...- начал Генрих, но был грубо оборван Адмиралом.
   - Это не байкеры.
   - А кто тогда целым отделением и на мотоциклах кататься будет, только байкеры. Нормальные люди или ездят поодиночке, или, если табором, то на машинах,- снова влез Механик.
   - Резкость наведи! Не носят байкеры таких балахонов. Да их вообще никто не носит, кроме католических монахов - ответил, разглядевший приближающийся отряд, Генрих.
   - Точно монахи! Эти иезуиты что здесь потеряли? Никак слово божие решили сюда донести.- Механик навел резкость своего цейсовского бинокля.
   - Да и хрен с ними - решил было Адмирал - У них своя дорога, у нас своя.
   - Не скажи! Это они папой римским эсэсовца избрали. Предатели. Видать в Великую Отечественную жировали. А у меня в войну оба деда погибли. Знаешь, как бабкам было тяжело без отцов детей поднимать. Может этот понтифик святейший их и убил. Посчитаться надо. - Генрих передёрнул затвор АКМСа и на серую, от пыли, траву вылетел блестящий от ружейного масла патрон. - Решено, валим этих кардиналов из АНЕНЕРБЕ. А то придумали, что немцы - высшая раса. Это русские - высшая раса, это мы арийцы. И сейчас разберёмся с вопросами о превосходстве, - бодро предложил Викрант.
   - Не, это не кардиналы. У тех плащи красного цвета, как фонари на публичных домах в Амстердаме. Эти же в чёрных балахонах, как вороны,- возразил Герман.
   - А у папы римского какая форма - чёрная или красная? - проявил любознательность юный Люкс.
   - Белый с золотым, и мантия, и шапка. Католики её тиарой называют - ответил Викрант.
   - А, что означают эти цвета?- снова полюбопытствовал Люкс.
   Адмирал попытался ответить, но его опередил Генрих.
   - А то сам понять не можешь. Белый - капитуляция, жёлтый - перед шлюхами. Отец Чезаре Борджиа это доказал.
   - Стоп, они не на байках. Они на лошадях - не отрывая бинокля от глаз крикнул Механик.
   Все присутствующие снова принялись изучать приближающийся отряд наездников.
   - На лошадях?! В балахонах?! Отделение?! Здесь?! Камрады, да ведь это назгулы! - осенило Генриха.
  
  ****
  
   Неутомимые кони Девяти Кольценосцев мчались по бескрайней степи. Ангмарский Король-Чародей мечтательно вздохнул:
   - Вот наведаемся к Рунному Морю, выясним, что за чушь там произошла, а затем... Эх, Сереброгривый, Сереброгривый... Я ведь тебя тащил, надеялся, что спасу. Ты служил мне верно пятьдесят лет! О, проклятые Хранители, право, когда я вас поймаю, вы будете целовать мне руки и молить о пощаде!
   Внезапно его конь остановился, поднялся на дыбы и визгливо заржал. Назгулы кое-как успокоили своих испуганно косящих глазами коней. До них донесся странный рокот, а затем...
   Из клубов пыли появились невероятные чудовища.
   Король-Призрак почувствовал, как его волосы встают дыбом.
   Он сражался с чудовищами подземелий, он не раз и не два дрался с вышедшими из-под магического контроля монстрами - творениями лабораторий Саурона, но эти существа...
   В этот момент глаза короля назгулов превратились в два огромных круга. Из клубов пыли показалось чудовище. А на его спине сидел... сидел... ЧЕЛОВЕК! Человек с бритой головой и в одежде из кожи неизвестного зверя.
   - Вот бы мне забрать для себя это диковинное животное... - завистливо подумал бывший король Ангмара.
  
  
  ******
  
  
   - Назгулы? Не может быть - заявил Герман.
   - Сам посмотри - и с этими словами неосторожный Механик, не глядя, протянул Герману бинокль.
   Попытка повысить диоптрии боевого товарища пагубно сказалась на его другом органе чувств - слухе. Удар плотной оправой окуляра пришёлся Герману прямо в левое ухо. А рука у Механика всегда была твёрдая.
   - Совсем спятил, Мех! - крикнул Герман, вырвал у него бинокль и попытался разбить о голову благодетеля. Его ничуть не смутило даже присутствие каски на импровизированной наковальне. Механик отклонился в сторону и удар пришёлся Люксу в грудь. Тот ойкнул и отскочил. Впрочем чуть было не вспыхнувшая драка была в зародыше погашена объединёнными силами присутствующих родноверов.
   - А ну прекратить, ишь развоевались!- рассердился Адмирал.
   - И то верно - добавил Генрих - Вон улайров валить надо, а они друг дружке рога сшибают. Совсем совесть потеряли.
   - И как именно ты собираешься их валить?- ехидно спросил Люкс, потирая ушибленную грудь. - Они - бессмертные и неуязвимые. Их не то, что свинцовая пуля - термоядерный детонатор не возьмёт. Назгула прикончить - серьёзная проблема. Один такой ворох тряпок на коне с зубочисткой - переростком, любого нашего с автоматом и в броннике порубит в мелкий фарш.
  -А ты как предлагаешь мочить назгула, о, великий юный критик?- с не меньшим ехидством спросил Адмирал.
   - Смерть Назгула в кольце...
   - Ага, а кольцо в яйце, а чёртовы яйца на обычном месте. Люкс, короче ничего не получится. Подумай сам, ты добровольно позволишь отрывать себе яйцо? Вот, значит и назгул не позволит,- заключил молотоносец.
   Потрясённый вопиющей неграмотностью друга, Люкс, молчал не смея возразить. Воспоминания о болезненных оплеухах, полученных за безуспешную попытку расшифровать руны на рукояти молота, были слишком свежи в памяти, а точнее в голове, а ещё точнее, в ушах и затылке. Он робко попытался возразить, но наткнувшись на многообещающий взгляд Кузнеца, не посмел раскрыть рта. И лишь его возмущённый взгляд говорил о борьбе, происходящей между сердцем в груди и душой в пятках. Душа одержала решительную победу.
   Адмирал, решив, что соответствующий факт был исключён из фильма по соображениям цензуры, подумал:
   - Вот сионисты проклятые, показывают нам всякие сказки, а в действительности всё куда сложней. И как оторвать яйца этому терминатору и Бэтмену в одном флаконе, у которого к тому - же скверный характер. Да он к своим тестикулам никого из ребят не подпустит, даже если он из этих... Впрочем, даже если подпустит, то ребята у меня не такие, или такие?- опасливо подумал Адмирал и осторожно взглянул на бойцов - Нет, не такие, - вздохнул он облегчённо.
  Одним движением он соскочил с капота джипа, на котором сидел, одёрнул гимнастёрку и громко приказал.
   - Слушай мою команду! Назгулов нам не прикончить, но скрутить можно. Приказываю: Схватить этих сионистов и сделать им полное обрезание. Отрезанное под расписку сдать мне, для отчётности. Исполнять!
   Из всех присутствующих лишь Люкс и Генрих неплохо знали канонический текст, но Люкс затравленно молчал, а Генриху требовалось время, чтобы справиться с потрясением от такого безграмотного приказа. Сперва он не мог сосредоточиться, а потом начавшийся спор ввёл его в ещё больший ступор.
   - Сам их кастрируй! - возмутился Герман - Мы бойцы за счастье русских людей, а не евнухозаготовители. Обрезание - удел наших естественных врагов.
   Остальные дружным ворчанием поддержали сделанное заявление. Адмирал собирался сказать что-то резкое, но дискуссия развития не получила.
   Ее прервало сообщение наблюдателя о том, что назгулы всего в паре сотен метров.
   Редкой цепью отряд борцов за чистоту арийской крови кинулся навстречу птенцам Мордора.
   И начался бой.
  
  
  ****
  
  
   Назгул поднял коня на дыбы и с размаху опустил меч на противника. Чёрный, как непроницаемые морские глубины, клинок, казалось, поглощал свет и лишь чёрный кахолонг на хвостовике траурно фосфоресцировал тёмным сиянием. Со свистом расступился рассекаемый воздух. Полёт алмазной прочности лезвия чётко обозначил дирекцию - на голову непонятного пехотинца в тонком, будто пергаментном, шлеме и в странных доспехах, обтянутых тканью. По неизвестной причине тот не стал делать унизительных попыток убежать, или хотя бы отскочить в сторону. Вместо этого он поднял навстречу разящей стали свой верный АКМ.
   Руки Змея крепко сжимали оружие: правой за ясенёвый приклад, а левая побелевшими пальцами охватила ещё горячий ствол и тёплую газоотводную трубку.
   Заговоренная сталь мрачного меча, откованного своему любимцу лично Гортхауром и закалённого в крови перворождённого вошла в конфликт с продукцией ижевских оружейников. К сокрушительной силе удара назгул добавил вес своего тела и верного чёрного коня. Металл впился в металл и обжигающие искры снопом полетели в стороны. Сверкание родившихся мельчайших частичек металла было настолько ослепительно, что заставило Змея на миг зажмуриться и закрыть красные от постоянного недосыпания глаза. Пусть их полёт был коротким, а жизнь недолгой, но своё светлое дело они сделали.
   Ибо тысячелетняя, лютая ненависть назгула к свету и бесцельное существование в непроницаемом мраке покоев Дол-Гулдура, сыграли с ним злую шутку. Слишком давно его зрачки не видели мистического восхода солнца и не провожали утомлённым взглядом его закат, с тех пор как оно садилось за горы родного Андуниэ. Последователь Моргота издал крик боли, скорее напоминающий визг раненого секача. И вновь поднялась рука с зажатым в ней мечом, но на этот раз не для удара разящей гранью. Нет, пыльным рукавом чёрного хитона, он инстинктивно заслонил глаза и лицо, дожидаясь, пока пройдёт невыносимая боль от зрелища мириадов частичек стали, на глазах у него превратившихся в расплавленный металл, вспыхнувший ослепительным жёлтым светом.
   Этой грубой ошибки было вполне достаточно опытному Змею, чьи глаза были гораздо привычней к ярким вспышкам.
   О, эти глаза видели много такого, что мужественное, но доброе сердце Змея совершенно не принимало. Когда они принадлежали ещё юному выпускнику - лейтенанту, они смотрели на редкие цепи грязных душманов, в халатах до боли напоминающих одеяние киношных басмачей. Тогда моджахеды передвигались перебежками и вели неприцельный огонь, периодически залегая среди редких валунов и низкой травы. Впрочем, слишком много чести для религиозных фанатиков. Во имя правды надо отметить, что на врага в основном глядел лишь правый глаз вчерашнего выпускника бронетанкового училища, второй был крепко зажмурен, чтобы не мешать целиться из новенького АКМа. Другого оружия не было, заклинившая башня сделала 125-мм орудие и пулемёт всего лишь несерьёзной декорацией к разыгрывающейся трагедии. Грубый приклад так и норовил занозить его ладони во время отдачи.
   После боя дульным срезом своего автомата он беззлобно тыкал душмана, повешенного за шею на неизолированном проводе, где роль перекладины исполняла задранная под максимальным углом пушка его отремонтированного танка.
   Видели эти глаза и чеченский позор 1995 года, когда многочисленная необученная орда людей, абсолютно не желающих воевать за чуждые лозунги, исправно погибала в основном из-за своего собственного идиотизма, бездарности командиров и предательства правителей. Вновь на противника Змею приходилось смотреть лишь одним глазом. Его правая ладонь любовно поглаживала отполированный приклад незаконно вывезенного из Афганистана АКМа. Теперь он недоумённо глядел то на почти прорубленный ствол верного автомата, то на совершившего это деяние самоубийцу в опереточном костюме Смерти из детских сказок.
   Решение было мгновенным: отступив на один шаг, Змей тремя выверенными до миллиметра движениями выхватил свой клинок, машинально ощупал грань лезвия. Всё нормально - не затупилась.
   Опомнившийся назгул отнял руку от глаз и развернув меч горизонтально, с нечеловеческой силой толкнул оружие вперёд, нанося в этот раз колющий, а не рубящий удар.
   Приближаясь к горлу взводного, острие зловеще вспарывало воздух своим навершием в форме четырёхгранной иглы. Змей отбил выпад навеки замолчавшим АКМом и взмахнул зажатым в правой руке клинком. В короткой багровой вспышке автоматной очереди, выпущенной Викрантом в соседнего назгула сверкнуло бритвенной остроты лезвие работы кабульского усто - мастера - оружейника.
   Сам воздух одобрительно свистел рассекающему его смертельному оружию с шестнадцатью профильными зарубками на длинной рукояти.
   Бывший нуменорец неловко покачнулся в глубоком седле и схватился руками за кольчужный коиф в районе горла.
   Между пальцев в чёрных кожаных перчатках полилась самая обыкновенная красная кровь. Теряя стальные стремена, слуга Моргота обрушился на землю безвольным кулем.
   Лежавшие неподалёку ещё три назгула и их стремительно улепётывающие собратья дали понять Змею, что бой завершён.
   Носовым платком комвзвода обтёр кровь и достал перочинный ножик. Прочная древесина плохо поддавалась дешевой китайской подделке под швейцарский раритет, но скоро рукоять дополнила свежая - семнадцатая зарубка. Змей любовно погладил нержавеющую поверхность своего клинка грубой ладонью.
   В 1988 году он отдал кабульскому оружейнику свою месячную зарплату, премию и тридцать серебряных монет с профилем австрийской императрицы Марии-Терезии. Монеты были им найдены у убитого араба - наемника. Один из солдат, в прошлом недоучившийся студент истфака, объяснил, что в глухих местах Саудовской Аравии такие ещё в ходу.
   Помнится, Змей тогда сильно удивился полустёртым талерам, но увольнительную эксперту - нумизмату оформил быстро. Работа длилась долгих три недели, вместо запланированных нескольких дней. Добросовестный оружейник, чьими шедеврами в своё время гордился сам Тараки, никак не мог подобрать правильный сплав.
   Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Создавший столько сабель и кинжалов, что их хватило бы на вооружение небольшой средневековой армии, оружейник никогда не сталкивался с таким заказом. Правда, по окончании священнодействия подбора пропорций, неспешного литья и закалки в таинственной среде, изделие получилось прекрасным.
   Оно радовало души даже самых закоренелых дембелей из части. Рукоятка из сердцевины векового ливанского кедра обошлась гораздо дешевле - всего в три монеты. Столяр был достоин каждой крупицы серебра в этих старинных изделиях Венского монетного двора. Оружие превратилось в грозное продолжение руки.
   За прошедшие с тех пор двадцать долгих лет оно не подвело бывшего лейтенанта ни разу. Змей ещё раз провёл усталой рукой по острой грани лезвия и отправил боевого спутника в чехол. Изношенные застёжки с металлическим звоном стукнулись друг о дружку и были зафиксированы в привычном положении. Взводный бросил утомлённый взгляд на перевязывающего рану на плече Адмирала, на пытающихся поймать бесхозных лошадей парней и улыбнулся. Правой рукой он любовно поглаживал прочную деревянную рукоятку принесшей ему эту нелёгкую победу сапёрной лопатки.
  
  *****
  
   Саурон круглыми глазами смотрел в палантир. То, что показывало древнее творение позабытой нуменорской магии, было невероятно...
   Он воззрился на переминающиеся перед троном три полупрозрачные фигуры. Молча кивнул огромному орку. Тот выбежал из зала, послышались отрывистые приказания.
   Наконец орки внесли в зал троих связанных людей, положили на пол.
   Движением ладони Саурон отпустил орков, встал с трона и прошелся вокруг пленников. Поднял руку. Зазвучала жуткая музыка.
   Один из призраков, покачиваясь в воздухе, поплыл к раскрывшему в беззвучном крике ужаса рот пленнику. Белая дымка медленно ввинтилась в рот пленника.
   Другой пленный, рослый воин, сжал зубы, глядя на Саурона полными ненависти глазами. Призрак назгула навис над ним. Из дымки, окружавшей привидение, выдвинулось щупальце, коснулось правой подмышки пленника. Несчастный зашелся в смехе - это и требовалось назгулу.
   Саурон достал длинный черный кинжал, перерезал путы на руках пленников.
   Вскоре обретшие тела назгулы стояли на коленях перед темным повелителем.
   - Докладывайте - мрачно кинул Саурон. - Ты, правитель мертвого города Перот, начинай.
   - Повелитель... - назгул откашлялся - эти люди, с которыми мы сражались, совсем не из Средиземья. Абсолютно. Мы по вашему повелению бывали во всех краях, кроме разве что западных земель за морем. И никогда не встречали таких странных людей!
   - Что вы думаете про это, повелитель южной империи Фуамар? - обратился Саурон ко второму назгулу.
   - Я полагаю, что можно попробовать переманить этих воинов на свою сторону... Или же возможно, их отправили по приказу короля, чтобы узнать, что это за неведомые земли.
   - Что? - прищурился Саурон.
   Третий назгул, бывший некогда одним из прославленных полководцев Средиземья, заявил:
   - Я думаю, что пропажа орочьей армии многое объясняет. Возможно, алхимики и колдуны по повелению короля страны, находящейся где-то там - может, за морем, может, вообще в Иномирье, занимались исследованиями... и произошло перемещение королевства в Средиземье. Тогда можно допустить, что воины этого короля приняли нас за своих врагов. Тем более мы напали первыми.
   - И что? - поинтересовался Саурон.
   Правитель Перота сказал:
   - Лично я бы отправил следопытов в эти земли и приказал им, ничем себя не выдавая и не конфликтуя с местными, узнать, можно ли заключить союз с новым королевством. Оружие этих воинов здорово бы нам пригодилось... Особенно учитывая, что у них есть клинки, способные убить назгула. Ведь именно так пал наш Пятый кольценосец...
   - ЧТО-О? - вопль Саурона разнесся под сводами Минас-Моргула. - 'И падет пятый кольценосец от клинка, скованного в ином мире, рожденного в огне пламени неведомой горной страны, где вечно гремит война. И окажется одно из Девяти колец в руках рожденного иной землей... И рухнет власть Тьмы...'. Немедля сообщить всем капитанам орков! Сообщите, что тех, кто принесет головы воинов иного мира, я возьму в личную гвардию. А того, у кого окажется Пятое кольцо - доставить живым.
   - А если он погибнет? - спросил полководец.
   - Нет - бросил Саурон - кому, как не вам про это знать? Пока он носит кольцо, смерть ему не грозит.
   Назгулы вышли.
   - Но надо постараться, чтобы рожденный в ином мире сам присягнул мне... - тихо прошептал Саурон.
  
  ГЛАВА 3
  На далеком юге.
  
  Средиземное море.
  
   Солнце скрылось за горизонтом. Лайнер "Миннесота" вошел в Гибралтарский пролив.
   Орландо Блум стоял у борта корабля и задумчиво смотрел то на небо, то на воду.
   - Что происходит? - поинтересовался Элайджа Вуд.
   - Посмотри на море.
   - И чего тут интересного?
   - А то, что погода какая-то неестественная... - проговорил Блум. - Не средиземноморская...
   Небо над беседующими артистами заиграло странными вспышками...
  
  
  ****
  
  
   Бледный диспетчер английской военной базы в Гибралтаре повернулся к напарнику.
   - Коллайдер продолжает глючить... Что там?
   - Ученые все отключили, но аппарат еще фонит.
   - И что там?
   - Уменьшается зона выбросов. В России исчезла стокилометровая зона с несколькими городами - это был первый удар, в Австралии исчез горный хребет вместе с пятидесятимильной зоной пустыни и городком Алис-Спрингс, а вместо него появился крупный лесной массив, в США исчез целый район - Гарлем.
   - Это прекрасно, - заметил напарник - Никогда не любил тупых чернокожих. Надеюсь, там, в параллельном мире, их заставят работать.
   - Точно - засмеялся диспетчер и продолжил - короче, последний выброс был здесь. Исчезла зона в милю. Вот там.
   - Проверь, как с кораблями там?
   - О, черт! Пропал американский пассажирский лайнер Миннесота, а также французский патрульный катер...
  
  Город-порт Миласса (где-то на юге Харадрима)
  
   Орландо Блум проморгался от яркой вспышки. И застыл. Лайнер стоял в порту очень странного города. Слышались вопли ужаса на небольших парусниках и среди разбегающихся людей в гавани. Некоторые из обитателей утлых суденышек прыгали в воду и плыли к спасительному берегу, подальше от страшных железных гор.
  . - Элайджа, ты что-нибудь понимаешь? - спросил Орландо.
   - Черт его знает! - пробурчал Вуд, опасливо косясь по сторонам. - Представляю, что старина Джексон скажет.
   - Знаешь... Я читал книги профессора, - прокомментировал Блум - когда вживался в роль Леголаса. Хочешь, верь, хочешь нет, а этот мир весьма напоминает Средиземье... Поверь мне, я чувствую особенную, мрачную атмосферу.
   - Что делать будем? - побледнел Вуд.
   - Думать. Что нам остается делать? Здесь на корабле есть несколько журналистов. Придется вести себя так, как будто ничего особенного и не происходит.
   И тут к артистам подошла журналистка Мелисса Карпини. С интересом взглянула на город.
   - Что это такое? - удивленно протянула она - Это совсем не Ницца!
   - Да, это не Ницца - согласился Блум.
  
  
  Французский патрульный катер La Capricieuse - 'Капризуля'
  
  
   На французском патрульном катере 'Капризуля' была объявлена боевая тревога. У двух скорострельных пулеметов замерли расчеты, провернулась и застыла башенка с артиллерийскими установками.
   Командир, немолодой уже капитан-лейтенант Огюст Франсье изучал в сильный морской бинокль незнакомый ему берег, тем же были заняты и старпом с сигнальщиками...
   В этот момент раздался телефонный звонок:
   - Чего стоим, кого ждем? - нервно спросил из моторного отделения лейтенант-механик... По непонятной причине в момент переноса дизеля вдруг резко остановились. От толчка механик сильно ушибся головой о какие-то маховики...
   У правого пулемета молодой старшина из Эльзаса напряженно всматривался в берег, казавшийся ему странно знакомым...
   - Майн Готт, это же Дальний Харад, страна пиратов и людоедов!!! - пробормотал он про себя по-немецки.
   В детстве он зачитывался творчеством Профессора Толкиена и вот теперь узнавал места, виденные им только на картах...
   Командир напряженно вглядывался в незнакомые ему берега. Вдруг его внимание привлекло нечто, видневшееся с левого борта. Присмотревшись, он разглядел силуэт старого броненосца. Черный корпус, две высокие желтые трубы, двухорудийные башни на баке и корме... И белый флаг, рассеченный синим крестом, на гафеле грот-мачты...
  - Да, таких уже тысячу лет, как не строят - произнес он чуть слышно.
   -Вы это о чем, месье капитан? - спросила его старпом. Старший офицер, Ирэн Жакоб (для семьи - Ирина Яковлева) была потомком русских эмигрантов, офицеров флота. Поэтому ее выбор, где служить, был предрешен с того самого времени, когда женщинам было разрешено служить на боевых кораблях французского флота.
  - 30 градусов на левый борт, в полутора милях от нас неопознанный корабль. Похоже, это по вашей части, Ирэн.
  Вглядываясь в окуляры 40-кратного прицела, Ирэн отрывисто произнесла:
   - Русский. Эскадренный броненосец "Император Александр III". Под Андреевским флагом. Главный калибр направлен на нас. Боже, что он здесь делает??? Его же нет уже больше ста лет!!!
  Этот корабль был для нее не просто боевым кораблем. На нем в 1905 году во время памятной Цусимы служил инженер-механиком ее прадед... С него и началось ее увлечение историей русского военно-морского флота. Как величайшая семейная реликвия из поколения в поколение передавалась старая, выцветшая фотография броненосца на рейде Кронштадта...
   Тут один из матросов обратился к капитану и протянул бинокль.
   - Посмотрите, что там такое, ровно по корме от нас?
   - Сейчас - сказал капитан, принимая бинокль - Поднимайте белый флаг в знак мирных намерений.
   Капитан направился к корме, посмотрел в бинокль. Нахмурился.
   - Радист! Это пассажирский лайнер "Миннесота". Попробуйте связаться с ними.
   - Есть, мсье!
  Броненосец " Император Александр III"
   Капитан 1-го ранга Николай Михайлович Бухвостов поднялся на ноги. Помотал головой.
   - Уф, похоже, японские торпеды пролетели мимо... - перекрестился он и услышал растерянные крики матросов. Бухвостов огляделся и окаменел, в прострации рассматривая незнакомый берег. К капитану подлетел какой-то матрос.
   - Ваше высокоблагородие, там...
   - Что?
   - Неизвестный миноносец! С французским флагом. Они только что подняли белый флаг.
   - Так! - распорядился капитан Бухвостов - Готовьте шлюпку. Немедленно проверить состояние корабля, подготовить пушки к бою.
   Через полчаса он поднимался на палубу незнакомого корабля...
  ****
   Экипаж корабля "Александр III" взволнованно наблюдал за подходящим катерком, на котором прибывали переговорщики... Всех волновал вопрос:
   - Кто же это там на загадочном корабле? Может это громадная подводная лодка вроде 'Наутилуса'?
   Один матрос, из образованных, спорил на вечерний чай, что там французы (ну а кто же ещё - про "капитана Немо" француз-то писал!).
   С ним не соглашались, мнения разошлись - одни думали, что это немцы, другие - что англичане. Катерок, между тем, становился всё ближе...
   И вот на борт броненосца вместе с капитаном поднялись два человека в очень необычной форме.
   В этот момент матросы русского броненосцы испытали второе потрясение: один из членов экипажа таинственного корабля оказался... молодой красивой девушкой!
   Инженер-механик Феоктист Чуфарин, выбравшийся на палубу для доклада капитану о состоянии поврежденного залпами самураев корабля, вытаращил глаза.
   Матрос Кошкин тронул механика за рукав и шепнул:
   - Слухай, Феоктист Иваныч, а девица красна-то на вас, ваше благородие, как две капли воды похожа, только усов нету!
  *****
   Капитан-лейтенант Огюст Франсье и Ирэн Жакоб переглядывались, в свою очередь рассматривая матросов с 'Александра Третьего'.
   - Что будем делать? - спросил по-французски Огюст.
   - Кхм... - кашлянула Ирэн - Полагаю, вам и карты в руки. Вы же капитан. А я буду переводить. Тут народ весьма своеобразный, про феминизм еще не слыхивали.
   - Приветствую героических матросов российского флота Его императорского величества! - произнес Огюст.
   Ирэн быстро перевела.
   Бухвостов усмехнулся и спросил:
   - Скажите, где это мы? Я бывал в Осаке и Нагасаки еще до войны, и могу поклясться (Бухвостов обвел рукой неведомые берега) - это совсем не Япония. Что это, кашалот его раздери?
   Огюст набрал воздуха в грудь и выпалил:
   - Мы находимся в Харадриме, стране пиратов и людоедов!!!
   - Юго-восточная Азия? - не понял Бухвостов.
   - Нет... - мрачно протянул Огюст. Это... - француз замялся пытаясь подобрать соответствующую фразу.
   На помощь пришла Ирэн Жакоб.
   - Это означает, что нас клюнул жареный петух - пояснила она. - И нам надо выбираться из той ситуации, в которую нас загнали любознательные ученые.
   - Зимфрен Кардаль или Робур-Завоеватель воздуха?* - поинтересовался какой-то начитанный офицер.
   - Точно, они самые! - обрадовалась Ирэн.
   - Смотрите! Смотрите! - загалдели матросы, показывая на море - там к кораблям направлялся большой лайнер.
   - Это пассажирский лайнер 'Миннесота' - пояснил Бухвостову Огюст. - Сейчас его капитан пришлет за нами шлюпку. Устроим совет и будем решать как поступить. Также госпиталь 'Миннесоты' готов принять раненых матросов.
   - Инженер-механик Чуфарин! - пролаял Бухвостов - Немедля доложить о состоянии броненосца! Доктор Петр Павлович Юрьев, что там у нас с ранеными?
   - Около сотни, ваше высокопревосходительство! - отозвался доктор. - Очень много тяжелых.
   - Так - констатировал Огюст - Наш врач, Жак Моле, тоже прибудет на 'Миннесоту'. Все-таки кафедра военно-полевой хирургии за плечами.
  Пассажирский лайнер 'Миннесота'
   Капитан пассажирского лайнера Джеймс Браун стоял у борта и нервно грыз мундштук своей любимой трубки. Собравшиеся на палубе туристы возбужденно обсуждали произошедшее. Кто-то горячо доказывал, что это 'несомненно, параллельный мир!'
   А Браун думал об ином - что предстоит непростой разговор с двумя капитанами - с французского катера и... броненосца 'Император Александр Третий', прибывшего в эту гавань прямо с Цусимы. Также требовалось принять на борт раненых матросов броненосца.
   Рядом с капитаном топталась группа медиков и санитаров из числа пассажиров.
   От старинного броненосца отвалили баркас и несколько спасательных шлюпок, отправленных Брауном за ранеными на 'Александре III'
   В наушниках капитана зазвучал голос судового врача Питера О'Брайена.
   - Кэп, ранения очень странные. Осколочные, размозженные, огнестрельные. Да и сам ____________________
  * Герои романов Жюля Верна
  броненосец выглядит так... словно...
   - Что?
   - Словно броненосец выдержал тяжелый бой с кем-то. Как вы это объясните?
   - Знаете... - протянул Браун - 'Есть много вещей на свете, друг Гораций, что не снилось нашим мудрецам...' Первое - требуется оказать помощь раненым матросам. Ясно?
   Затем Браун стал разглядывать берег моря и постройки непонятного, какого-то средневеково - сказочного города.
  ****
   Через пару часов в кают-компании 'Миннесоты' собрались три капитана.
   Старпом Ирэн Жакоб стояла у стола, готовая переводить для Огюста и Бухвостова с английского на французский. Только что она поведала свою версию произошедшего.
   Три капитана задумчиво рассматривали грубо нарисованную старшиной Винкельманом карту Средиземья. Бухвостов протянул:
   - История, которую вы рассказали... весьма и весьма неправдоподобна. Я сам счел бы любого поведавшего мне ее пациентом скорбного дома. Однако сейчас я сам участвую в этой истории. Вопрос: являюсь ли я безумцем?
   - Скорее, персонажем фантастического романа - улыбнулась Жакоб.
   - Да, мадемуазель - усмехнулся Бухвостов. - Можно и так сказать. Но это лучше, чем гнить у Цусимы на дне Желтого моря. Ваша история поразительна, но я верю вам. Ибо откуда простой французской девушке знать такие подробности из жизни инженера-механика Феоктиста, как то, что он побил японского моряка-каратиста в таверне Иокогамы или про то, что я и он иногда любим выпить на вахте и побеседовать о том да сем? Итак, ваше мнение, коллега? - обратился Бухвостов к Огюсту.
   - Ремонтная команда, думаю, закончит работу через пару часов. Там работает и команда моих водолазов-аквалангистов.
   - Превосходно. Ваше мнение, Джеймс Браун?
   - Мое? - Браун вынул трубку изо рта. - Мое мнение таково - сейчас толпы фанатов фильма 'Властелин Колец' в нашем мире выстроились в очередь, чтобы вздернуть под торжественную музыку на виселицу ученых. Вот что!
   Тут вбежал мичман с 'Александра Третьего' Николай Николаевич Баранов 3-й, поставленный на вахту на борту лайнера.
   - Сигнальщики с нашего 'Александра' передают, что там, на берегу, в неизвестном порту, собираются солдаты! Их корабли - по-моему, корветы или бригантины, поднимают паруса... Похоже, нас атакуют. Связаться с берегом не получается! На сигналы о мирных намерениях, как передают с французского катера, их фрегат ответил залпом огненных шаров!
   - Что ж. - Бухвостов встал, перекрестился: - Если они хотят войны - будет им война, если желают мира - будет им мир.
  Город-порт Миласса. Резиденция наместника.
   Наместник города Милассы Рувалак Хряпки был в бешенстве. Неконтролируемая ярость полыхала в его опаловых глазах. Впервые во время его вот уже полувекового правления важным портовым городом в гавань осмелился войти ВРАГ. Именно так - подлый, коварный враг!!! Но как он пробрался мимо Морского Патруля? Как? Ведь такие громадные корабли не заметит только слепой! Да и замысли предательство кто-то из офицеров Патруля - Хряпки немедленно бы узнал об измене... Наместник прикрыл кожистые веки. Стоявший рядом офицер осторожно сглотнул, покосился в окно, где посередине гавани виднелись три железных корабля.
   - Небось самый большой под завязку набит неприятельскими солдатами... - подумал офицер. - Почему они не начинают атаку? Почему не высаживают десант? Люди сейчас перепуганы - приходи и бери нас голыми руками...
   - Посадить на каждый из наших кораблей по полсотни лучших рубак и по пять огнеметателей! - распорядился Хряпки - И немедля разыщите волшебника Пустовойта - пусть разберется, каким ужасным колдовством движутся и плавают эти железные корабли.
  - Есть, высокочтимый и всеславный! - пролаял солдат и выбежал из роскошного зала наместника.
  Наместник довольно усмехнулся, уселся в свой трон - кресло, обтянутое пурпурной кожей, с вызолоченными ручками и ножками. И принялся ждать.
  Он представил себе, как маг Пустовойт читает заклятия, как эти жуткие корабли погружаются в пучину, как добивают солдаты из луков плывущих врагов... Как он, наместник, допрашивает перепуганного, оборванного вражеского адмирала. И награда, благоволение из рук короля... Новый титул... Да, Потрясатель моря весьма подойдет! - улыбнулся своей мечте наместник.
  И тут...
  БА-БАХ!!!! - донесся странный, никогда не слыханный грохот из гавани. Наместник бросился к окну и увидел страшное зрелище - десять лучших боевых кораблей Милассы, объятые пламенем, погружались в пучину... В порту, на торговых складах, занимался пожар...
  Французский патрульный катер 'Капризуля', Броненосец "Император Александр III", Пассажирский лайнер 'Миннесота'.
   - Десять пострадавших пассажиров? - спросил Огюст у капитана 'Миннесоты' Джеймса Брауна - Это печально, но сами виноваты. Их же вы самолично предупреждали, разве вы виноваты, что они не вняли голосу разума? Проверьте свой корабль, а я кое-что уточню...
   - Алло, говорит капитан Огюст Франсье - зазвучало в радионаушниках капитана Бухвостова. - Докладываю: враг уничтожен залпом артиллерийских установок. Как у вас?
   Бухвостов уважительно покачал головой. Отличная техника у людей из будущего двадцать первого века! И очень нужная... - и ответил коллеге:
   - Говорит капитан Бухвостов. Пушечным залпом потоплено десять вражеских кораблей. Супостат в ответ, очевидно, применял горшки с какой-то воспламеняющейся смесью. У нас погибло пятеро - один из горшков попал в сложенные у пушки снаряды и они, охваченные огнем, сдетонировали.
   - Так, похоже на греческий огонь - чуть помедлив, протянул голос в наушниках. - Как с броненосцем?
   - Удалось закрыть пробоины пластырями, а также откачана вода из трюмов.
   - Идти сможете? Каков запас угля?
   - Две тысячи пятьсот тонн. Сможем идти со скоростью примерно 10 узлов. Больше делать механики не советуют из-за повреждений.
   На борту 'Капризули' капитан Огюст поинтересовался у свежеиспеченного эксперта по Средиземью старшины Эдгара Вилкельмана:
   - Куда нам лучше всего идти?
   - Судя по карте, нам следует идти до Гавани Кэрдана - рассматривая небольшую карту в книге Толкиена, только что доставленной расторопным матросом из судовой библиотеки 'Миннесоты', констатировал Вилкельман. - Настолько я понимаю, не более 5000 морских миль. Если, конечно, Профессор не ошибся. Хотя... вроде можно зайти в порты Гондора. Я сейчас Властелина прочитаю, освежу память.
   Капитан недобро прищурился:
   - Если эльфы захотят напасть на нас, им следует написать завещание... Как несомненно уже составляет князь этого харрадримского порта, - кивнул Огюст на охваченный пламенем берег.
   Из радиорубки показался растерянный радист.
   - Капитан! Я слушал радиоэфир. Там... далеко на Севере есть кто-то!
   - Кто?
   - Говорят - они из Рыбинска. Целый город перенесло. Связь с их военной базой очень слабая, настолько я разобрал - русские советуют идти к Гавани Кэрдана или в Гондор, в Пеларгир... Больше ничего не понял - сильные помехи.
   - Отлично - кивнул Огюст. - Механики, матросы, все по местам! Покидаем порт.
   Три корабля медленно двинулись на север. Небо покраснело от отблесков огромного костра, устроенного на месте некогда грозной харрадримской крепости Милассы.
  Глава 4
  Кольцо назгула
  
  
   Генрих и Адмирал возбужденно спорили, разглядывая четверых павших назгулов, которых парни стащили в общую кучу. Парочка припряженных родноверов снимали с убитых коней седла и прочие ценности, Змей же подманивал перепуганного коня побежденного им назгула.
   - Я тебе говорю - горячился Генрих - этим мертвякам добрых полгода. А один вообще в скелет на наших глазах превратился! Не понимаю, как они ходили, воевали?
   - Хм... - протянул Адмирал - ведь профессор их называл призрачными всадниками? Так, дайте подумать. Он посмотрел на тела назгулов и протянул:
   - Стоп, а что вот у этого мертвяка на пальчике? Эй, Змей! Скажи-ка, это кольцо Всевластья?
   Змею удалось в это время изловить назгульского коня за поводья. Он гладил испуганно косящего глазом жеребца по пушистой черной гриве, когда услыхал оклик Адмирала.
   Боец подошел к начальнику экспедиции. Бросил взгляд на своего поверженного противника - распластавшийся скелет в черных доспехах, передернулся.
   - Ну, что это за кольцо? - поторопил Адмирал.
   Змей присел на корточки, снял черное кольцо с костяного пальца назгула, внимательно осмотрел. Посмотрел сквозь обод на солнце.
   - Интересное колечко - усмехнулся Змей. - Думаю, это одно из пресловутых Девяти Колец.
   - Девяти? - воззрился на Змея Адмирал.
   - Да, - кивнул Змей - а про назгулов есть у меня версия. Вот этот назгул, которого я поверг - истлел на глазах. Наверное, призраки Девяти вселяются в тела живых людей и пользуются ими, пока носитель не погибнет. Во всяком случае, такой вариант объясняет все эти непонятки.
   - А ты не боишься, что...
   - Кольцо? - усмехнулся Змей. - Вряд ли профессор упоминал хотя бы одного назгула-иномирянина... Да и я не чувствую никаких угроз от кольца. Только растерянность и удивление...
   С этими словами Змей положил кольцо в поясную сумку.
  
  *****
  
   Вечером, на заходе солнца, когда аркаимцы встали на привал у руин какой-то древней башни, Адмирал приказал:
   - Первая смена - Змей, Малыш и Ричард. В час ночи вас сменят Герман, Люкс и Дылда.
   - Хорошо - кивнул Змей.
   Солнце давно скрылось за горизонтом, только на вершинах Мглистых гор еще лежали затухающие отблески заката. В ямке, скрытый от чужих взоров, горел костерок.
   Змей сидел на длинном заросшем мхом камне - все, что осталось от ворот башни, крутил в руках блестевшее сумрачной чернотой кольцо назгула.
   Малыш, невысокий круглолицый крепыш, подбросил в огонь охапку сухих терновых веток, поднялся на ноги.
   - Я отойду отлить - сказал он.
   - Смотри в оба - посоветовал Змей.
   Малыш исчез в сумраке. А Змей продолжал вертеть в руках кольцо назгула, машинально надел на палец и замер.
   Темнота, окружавшая его, исчезла, пропала. Теперь вокруг себя 'афганец' видел странные узоры и картины - играющее полярным сиянием небо, синеватые кусты, а среди них сосредоточенно замерла мужская фигура, переливающаяся цветами радуги - красный, желтый, фиолетовый, зеленый...
   Змей заморгал. Он, что, как удав какой-то, видит тепло?
   Он крикнул:
   - Малыш! Ты как?
   - Нормально! - отозвалась странная фигура из кустов - А что ты увидел?
   - Ничего особенного... - Просто... - Змей помедлил - Как ты думаешь, Малыш, среди наших трофеев есть магические артефакты?
   - Не знаю - ответил Малыш. - Достаточно и того, что у моего трофейного коня бляшки на сбруе и стремена - золотые! А в руинах одного...
   В голове Змея вдруг прозвучал голос:
   - Тревога! Орки!
   Он вскочил на ноги, разрядил автомат в небо.
   Рядом с костром взметнулся во весь рост Ричард, из башни во главе парней вылетел полуодетый Адмирал. Малыш одной рукой застегивая ширинку, другой водил по сторонам дулом своего пистолета.
   - Что происходит? - подскочил к Змею Адмирал.
   - Не знаю - бросил Змей - но чувствую - враг близко.
   И тут из степи донесся страшный боевой клич. Затем грохот барабанов. Барабанов орков.
   - Всем занять позиции! - скомандовал Адмирал.
   Парни начали занимать позиции.
   Связанный орк, лежавший у джипа, поднял голову, в его глазах зажглась надежда.
   Он широко раскрыл рот, издал громкий яростный крик. И захлебнулся воздухом, получив по ребрам от Адмирала.
   - Так! - проворчал Адмирал - Эта обезьяна своих дружбанов позвала! Но вот вопрос - с кем это орки в степи дерутся?
   - Не в степи - уточнил, вглядываясь в темноту, Змей - Там, далеко, тоже какие-то руины.
   - Подумаешь - отмахнулся Адмирал - Здесь везде руины. Все, что мордорцы от гордого королевства гномов оставили.
   И тут до людей донесся девичий крик. Не испуганный, а полный яростного торжества.
   - Вперед, ребята! - скомандовал Адмирал - Вы же не крысы обрезанные, чтоб прятаться от этих горбоносых орков! Пойдем, покажем им, как нападать на беззащитных девиц!
   - За мной! - скомандовал Змей - Зажечь факелы!
   Парни подбегали к кострам, принимали от часовых зажженные факелы и неслись вслед за Змеем и Адмиралом. И вот перед ними предстала картина - группа гномов, построившись в боевой порядок, сражалась с орками. Свистнули стрелы, несколько гномов, в том числе девушка в серебристом панцире, упали. Орки рванулись вперед, врубились в расстроившийся строй гномов. В этот момент захлопали винтовки подоспевших аркаимцев.
   Орки остановились, ринулись на новоприбывших защитников гномов. С пяток орков упали, но остальные добежали до врагов. Завязалась яростная ночная рукопашка.
   Стоя над раненой гномкой, Змей всадил автоматную очередь в грудь орка, затем выхватил из-за пояса свой ужасный инструмент, снес голову с плеч подвернувшемуся под руку здоровенному орку.
   - Убийца назгулов! Убийца! Его топор - убийца назгулов! - раздались испуганные голоса среди наступавших орков. Передние ряды орков замерли, а затем повернулись спиной и помчались прочь. В спину им не стреляли.
   Гномка усмехнулась, скаля белые зубы.
   - Интересный ты, воин. Они подумали, что ты убиваешь назгулов. Дураки. Назгула же никакое оружие не возьмет, даже наши острые клинки, выкованные в сердце гор...
   - Мое оружие их убивает - улыбнулся Змей, вкладывая обратно за пояс, в чехол, свое верное оружие. И продемонстрировал гномке свою кисть с черным кольцом на безымянном пальце.
   - Кольцо назгула! - лицо гномки стало бледнее луны. - Смертный... как ты завладел им?
   - В бою! - оскалился в щербатой усмешке Змей.
  
  ****
  
   В тот день аркаимцы никуда не поехали.
   В яростном ночном бою с орками полегло четверо соратников - Дылда, Макс фон Шрамм, прозванный так из-за широкого глубокого шрама на лице, пал, сраженный стрелой, рослый широкоплечий Светозар, а приехавший из Германии делегат от германских коллег Адольф Шихт был разрублен пополам орочьей саблей. Еще пятеро раненых, в том числе Малыш, нуждались в отправке домой, в Ярославль.
   Гномов в кровавой схватке у руин древнего города Ратурора полегло десятеро, а из выживших шестерых не было никого, кто не имел бы ран на теле.
   Возглавляла гномов уже знакомая Змею гномка по имени Венандора. Эта отчаянная девушка лет шестидесяти, прослышав о подземных сокровищах древнего Ратурора, разрушенного орками еще в середине Третьей Эпохи, уговорами и заманчивыми обещаниями сумела набрать в Дейле и Железных Холмах около тридцати сторонников.
   Отряду Венандоры удалось отыскать древние руины и гномка начала раскопки, несмотря на столкновения своих воинов с орками. В боях отряд таял, но гномов подгоняли жадность и факт, что воинственная командирша обещала каждому все большую долю в добыче.
   И как раз сегодня, когда гномы прорубили тоннель к месту, где должна была находиться роскошная сокровищница наместника Ратурора Валина, на них напали орки. И если бы не подоспели 'сыны грома' - все гномы остались бы лежать мертвыми, а драгоценные камни достались бы презренным оркам.
   - Камни? - осипшим голосом спросил Адмирал. - Изумруды, алмазы, брильянты? Но вы, фройляйн, уверены, что враги не забрали все драгоценности?
   На лицо Венандоры набежала тень.
   - Думаю, что нет. Правитель Валин прославился тем, что собирал самые лучшие, самые дорогие камни. Его коллекцию превосходили разве что сокровища Короля Под Горой Трора. Однако если семейство Трора одинаково собирало и серебро, и золото, и мифрил, и драгоценности, то Валин был предан всей своей душой исключительно драгоценным камням. Он собирал их по всему Средиземью, выменивал у королей самые лучшие и ценные камни. Так для императоров Харадрима была изготовлена 'Изумрудная корона', а в обмен от императора Валин получил драгоценный Черный гранат. Так он собрал сто самых лучших во всем Средиземье драгоценных камней. И когда орки все-таки ворвались в Ратурор, Валин спрятал ларец с камнями в надежном месте, а сам ринулся в бой. После сражения умирающего Валина принесли в Железные Холмы, а там он передал своему сыну, моему прапрадеду, вот это...
   Венандора достала из-за пазухи красивый нашейный платок.
   Присутствующие стали рассматривать платок. На платке были изображены две прекрасные эльфийки, мчащиеся верхом на единорогах по лесу.
   - Постой, а почему у одного из единорогов нет глаза? - спросил Адмирал.
   - Не знаю - пожала плечами гномка. - Валин только сказал детям, что сокровищница и платок вместе откроют тайну клада.
   - Интересно... - задумчиво протянул командир аркаимцев. - А как там с тоннелем?
   - Пойдем, покажу - ответила Венандора - Плохо, что рабочих осталось мало.
   - Ничего, мы поможем Нас здесь сорок ребят. Весь тоннель перероем! - заявил Адмирал. - За... десять камней. Девяносто вместе с Черным Гранатом - ваши - неожиданно проявил он обычно несвойственную ему щедрость.
   - Ладно - поморщилась гномка. - Пойдем, я вам покажу наш раскоп. А куда вы направлялись?
   - В Морию.
   Венандора остановилась и возбужденно произнесла:
   - Вы уверены, что сумеете выбить оттуда подлых...
   - Да, мы можем указать этим горбоносым оркам их место! - заявил Видовдан.
  
  *****
  
   Распорядительный Адмирал приказал все найденные во время экспедиции сокровища перегрузить в один из грузовиков. Во второй, небольшую 'Газель' Видовдана, с бережностью погрузили тяжелораненого Алекса, а также посадили остальных троих - раненый в ногу Малыш категорически отказался ехать домой.
   - Я могу вас, камрады, если что, из пулемета прикрыть! - горячился он, потирая туго забинтованную ногу.
   Под обстрелом возмущенных и взволнованных тирад Генрих сдался. Вместо Малыша решено было отправить одного из раненых гномов, Фирана, - у него было разрублено плечо.
   Убитых - и гномов, и аркаимцев похоронили вместе в братской могиле. В изголовье насыпи поставили деревянный столб с вырубленным наверху коловратом, а гномы вырезали затейливые руны на стволе.
   - Ваши воины бились рядом с нашими бойцами и пусть теперь они вместе пируют в чертогах пресветлого Эру! - подняла наполненный пивом рог Венандора.
   А Адмирал с товарищами дали в небо салют из автоматов и винтовок. Правда, экономя патроны, они стреляли одиночными выстрелами.
   К гномьему тоннелю подогнали джип с пулеметом наверху. Довольный Малыш уселся за него и начал выискивать потенциальных врагов. Венандора же изумленно рассматривала машины, трогала их и наконец поинтересовалась у Змея.
   - Что это за механизмы движут ваши грузовики?
   Змей открыл капот своего грузовичка и начал объяснять гномке устройство двигателя внутреннего сгорания. Венандора внимательно слушала, а глаза хитро сияли - было ясно, что она-то постарается воплотить в жизнь услышанное. Иногда она задавала вопросы.
   В конце разговора Змей даже разрешил гномке покрутить руль машины - под неусыпным руководством инструктора та совершила круг вокруг раскопа.
  
  ****
  
   ...Грохнул взрыв. Венандора потрясенно покачала головой.
   - Ничего себе у вас громовые бруски! Ваш динамит и гору разрушить может?
   - Да, может - усмехнулся Змей. - Надо только побольше его заложить.
   Он вместе с гномкой спустился вниз в тоннель. Несколько покрытых красноватой пылью фигур спешно крепили стены и верх тоннеля.
   - Ну, что там? - из рации донесся нетерпеливый голос Адмирала.
   - Сейчас посмотрим! - кинул Змей.
   При виде дыры в гранитной стене глаза гномки расширились.
   - Волшебный огонек у тебя, аркаимец? - сипло спросила она.
   Змей щелкнул колесиком зажигалки. Гномиха поднесла к трепещущему огоньку просмоленный факел.
   - Следуй за мной, победитель назгулов - проговорила Венандора и исчезла в проеме.
   Змей тоже зажег факел и проследовал за нею.
   Пляшущие языки огней осветили громадный зал. Могучие базальтовые колонны подпирали своды, у стен стояли молчаливые каменные воины, с достоинством глядевшие холодными аметистовыми глазами на непрошеных пришельцев, посмевших побеспокоить их многовековый сон. То там, то сям на полу валялись костяки в ржавых доспехах.
   Змей споткнулся. Череп безымянного воина откатился от его ног. Что-то блеснуло в пыли.
   Аркаимец наклонился и поднял маленький бриллиант.
   На камень упал отблеск пламени и камушек заиграл всеми цветами - голубым, красным, оранжевым... Зачарованный игрой камня, Змей замер.
   - Что это такое под сводами? - послышался голос Адмирала.
   Змей оглянулся на зев тоннеля. Адмирал задумчиво водил факелом над головой. Вслед за ним в сокровищницу входили и входили другие бойцы.
   - Посмотри - проговорил Адмирал.
   Своды сокровищницы были расписаны великолепными фресками.
   - Погляди! - И стены тоже расписаны! - Адмирал возбужденно помчался вдоль стен, размахивая факелом. Свет выхватывал из сумрака картину за картиной - вот гномы рубятся со свирепыми великанами, вот сражение с орками, орки штурмуют горящий город, гномы дерутся на стенах, сталкивают штурмовые лестницы, над городом реет золотое знамя с изображением солнца...
   - Герб рода наместника Дарина - пояснила Венандора. - Город Ратурор был форпостом нашего древнего королевства и отбил много нашествий - и орков и степных племен Востока...
   Аркаимцы рассыпались по залу, подбирая потерянные древними захватчиками драгоценные камушки и золотые монеты. В одном из углов сокровищницы обнаружился забытый сундучок.
   Ричард и Люкс с восторгом ухватились за ручки сундука, подняли. Вернее, попытались поднять - в следующий миг оба охнули и синхронно ухватились за поясницы.
   - Тяжелый, зараза! - проворчал Люкс.
   Венандора подбежала к ним, осмотрела, чуть не обнюхивая, сундук.
   - Ребята, это же мифрил! Самый лучший мифрил!
   - А... Адмирал сглотнул - А почему орки не унесли сундук?
   - Просто, думаю, не успели. Видишь - там, где главный вход, все обрушилось... - гномка указала на заваленный обломками камня и кусками высохшего дерева дверной проем в конце зала. - Да и в те времена сундук с мифрилом можно было переместить только магией. А унести - разве что великан или тролль. Слабели маги - слабела и мощь защитных заклятий. А если сундук оковывали не железом, а мифрилом, то сила заклятий становилась практически вечной, подпитываемая магией истинного серебра... И такой сундук нельзя было разрубить ни топором ни мечом.
   - И как открыть сундук? - поинтересовался Змей.
   - Сейчас - гномка ощупала сундук, прошептала пару слов. Что-то щелкнуло внутри ларца.
   - Порядок. Заклятие опознало своего - Венандора достала связку отмычек, начала ковыряться в замках сундука, пока не отомкнула замок. Адмирал, Змей и остальные аркаимцы приблизились к сундуку. Факелы освещали сияющие лунным серебром драгоценности.
   Диадемы, кольца, ожерелья... Посередине украшений возвышалась корона с тремя зубцами.
   Адмирал протянул руку. Провел пальцем по зубцам, вправленному в центр короны кроваво-красному рубину. Решительно сгреб мифриловый обруч и увенчал свое чело короной древних наместников забытого города.
   - Король! Король Иоганн Первый Железный! Да здравствует король! - заорали соратники, потрясая оружием. Люкс выпалил из пистолета в воздух.
   Послышался скрежет, грохот... и громадная золотая люстра рухнула в центр зала, чуть не придавив отбежавших аркаимцев. Некоторым пришлось совершить в воздухе акробатические кульбиты.
   - Вот тебе! - Адмирал врезал в глаз испуганному Люксу. Лицо Люкса украсилось шикарным синяком. Внезапно над сводами сокровищницы прогрохотал потусторонний голос:
   - Раз назвался королем... - то если сумеешь низвергнуть Ужас Мории в пропасть - быть тебе королем Ратурора!
   - Что это было? - прохрипел Генрих
   - Неважно что - усмехнулся Адмирал - Но оно назвало меня королем...
  
  *****
  
   Змей огладил закованные в мифриловую кольчугу плечи, взял гитару и тронул струны.
  
  Та-та-там, я один, тара-та-там, ты одна.
  Не смотрят на меня девушки,
  Не обратят на тебя мальчишки
  Своего внимания.
  Та-та-там, я один, тара-та-там, ты одна...
  
  
   Подошла Венандора, тихо присела рядом.
   - И где будем искать сокровища наместника Валина? - протянула она
   Действительно, с драгоценностями древнего гнома все оказалось не так просто, как полагали аркаимцы. Розыски отложили до вечера, а сейчас они делили найденные в сокровищнице золотые монеты и драгоценные камни. Львиная доля досталась Адмиралу с Генрихом как командирам. Три мифриловые кольчуги, обнаруженные в сундуке, Адмирал, вернее теперь Его Величество Иоганн Первый, пожаловал героям. Змею - за поверженного назгула, Генриху 'за успешное вскрытие сокровищницы', а третья досталась гномке Венандоре. Все остальное поделили по справедливости. Причем гномка получила немало колец и серег - 'компенсация за погибших товарищей', как выразился Его Величество. И заодно винтовку с патронами - наследство погибшего в бою Дылды.
   - Да, Венна... - протянул Змей - Действительно, загадка. 'Сокровищница и платок вместе откроют тайну клада', - так ведь сказано в загадке покойного?
   - Да, - проворчала чуть смущенная гномиха. - Только я не нашла в сокровищнице ничего похожего на пейзаж на платке! Непонятно. Правда, на одной из стен изображен пейзаж - какие-то горы...
   - Стоп! - нахмурился Змей. - А кто еще изображен на пейзаже?
   - Хм... - Венандора пожала плечами - Много разного...
   - Пойдем к тоннелю! - вскочил на ноги Змей.
   - Зачем?
   - Есть одна догадка. Проверим.
  
  *****
  
   Двое - рослый человек и маленькая, едва достававшая ему до груди девушка, придирчиво рассматривали фреску. Отблески пламени играли на их лицах.
   - Смотри - Змей указал на одну из гор. У ее подножия застыли две всадницы на единорогах. Эльфийки.
   Венандора сняла с шеи платок, развернула. Змей нахмурился.
   - Какая-то форма у платка неправильная.
   - Это ты неправильный - огрызнулась Венандора - Последний наместник Ратурора всегда носил такой платок!
   - Дай его сюда.
   - Зачем? - гномка сжала в руках платок.
   - Посмотрим, повторяет ли платок форму горы - объяснил Змей.
   В глазах Венандоры блеснуло понимание.
   - Хорошо. Бери.
   Змей поднял углы платка, приложил к горе, той самой, на которую смотрели эльфийки. Переглянулся с гномкой.
   - Совпадает... - охрипшим голосом произнесла та.
   - Так... - задумчиво протянул Змей. - Значит... глаз единорога указывает на место, где спрятан клад? Вот вопрос - где искать эту гору? - он ткнул точно в глаз зверя.
   Послышался скрежет и часть фрески отодвинулась, обнажив небольшую дыру в стене.
   Венандора подскочила к ней, осветила факелом. Змей заглянул в дыру, вынул ограненный черный камень.
   - Это... Черный Гранат! - воскликнула Венандора. - А другие камни где?
   - Там только мифриловая табличка. На ней что-то написано - произнес Змей, доставая из ниши и протягивая гномке серебристую табличку с вырезанными на ней рунами.
   - Тут написано на древнегномском: 'Мой далекий потомок, ты правильно разобрался в ключах. Найди гору и получишь остальное', - разъяснила Венандора.
  
  Глава 5
  В Гондоре
  
  Порт Пеларгир. Гондор.
  
  
   Стражник на наблюдательной площадке 'Толстяка' - самой высокой и крепкой из башен, стоявших на берегах порта Пеларгир, увидел столб дыма на горизонте, за ним второй.
   - Что это? - вскочил он на ноги. - О, Владыки Запада! Пожар на чьем-то корабле? Пираты? - мысли вихрем заметались в голове стражника. Он схватил факел и ткнул его в кучу дров, для надежности политых земляным маслом. Огонь вспыхнул ярким пламенем. В порту началась тревога. Поднимали паруса боевые гондорские корабли, спешно пошел вдоль берега купец из Арнора, в казармах воинов подняли по боевой тревоге.
   Стражники спешно надевали тяжелые боевые доспехи, вооружались длинными гондорскими мечами и эльфийскими луками. Горожане, жители города У Южных врат, проклиная все на свете, соображали, что предпринять - одни прятали накопленные тяжкими трудами богатства, другие искали в кладовых дедовские доспехи...
   А дымы приближались...
   - Элрод! - заорал стражник Руф Остроглаз с соседней башни, 'Длинной Эльфийки' - Там... такое!
   - Что? - насторожился Элрод, показал жестами: - Что видят твои острые глаза?
   - Там... корабли. Они идут без парусов и весел - такой магии я никогда не видывал!
   - Слушай, Руф! - откликнулся Элрод - Помнишь, вчера прибыл наш купеческий караван со странными слухами из Харадрима? Купцы рассказывали, что крепость Милассу разгромили какие-то чужие корабли. Слухи докатились даже до приграничного города Венры, где остановился караван. Услышав такие новости, начальник каравана счел необходимым вернуться обратно в Гондор, а не продолжать путь... Посмотри, корабли все ближе. - Элрод вгляделся в горизонт.
   К Пеларгиру шли три странных корабля. Шли, не обращая внимания на дувший на зюйд, им в нос, ветер. Впереди медленно двигался самый маленький, на нем два человека сидели у каких-то непонятных аппаратов, явно дышавших смертью. Посередине шел второй. Огромный корабль. У его бортов толпились мужчины и женщины с детьми. За ними шел третий. Красивый, с двумя дымящими трубами. На мачтах странных кораблей реяли белые флаги - похоже, знак мирных намерений. Рядом с ними развевались по ветру совершенно незнакомые стражнику штандарты.
   На башне появился мрачный начальник стражи.
   - Что ты там видишь? - поинтересовался он.
   - Не знаю, откуда эти неведомые корабли, но похоже, у них нет враждебных намерений. Может, нам стоит проявить ответное дружелюбие? По крайней мере... зачем этим людям брать на войну женщин с детьми? - доложил Элрод.
   - Ладно - нахмурился начальник стражи - Я лично доложу коменданту порта - он как раз находится на берегу, вместе с гвардейцами.
   И стражник поспешил в порт.
  
  
  
   Французский патрульный катер 'Капризуля', Броненосец "Император Александр III", Пассажирский лайнер 'Миннесота'.
  
   Три корабля из иного мира бросили якоря в порту Гондора. Упали сходни с борта могучего лайнера, встал на прикол катер, броненосец стал на рейде, грозно глядя всеми пушками и на море и на берег, матросы же приняли боевое дежурство.
   Сигнальщики кораблей внимательно всматривались в передаваемые с берега не особо понятные сигналы.
   - Что там? - поинтересовался Огюст Франсье у Вилкельмана.
   - Они говорят... - морща лоб и перебирая листки с выписанными на них буквами языка квенья, протянул лейтенант - Что готовы принять делегацию с наших кораблей. Человек не больше двадцати с каждого. Примерно так. Оружие разрешено только воинам.
   - Их осторожность понятна - усмехнулся Франсье и вызвал на связь капитана Бухвостова.
  
  Броненосец "Император Александр III'
  
   Ирэн Жакоб задорно поглядела на прадеда по материнской линии, Феоктиста Чуфарина. Девушка была одета в белую блузку и длинную, до щиколотки, голубую юбку - так настоял прадедушка.
   - "Негоже девице в чужой земле выказывать неуважение к обычаям местных. Зачем с людьми гондорскими отношения портить? Вот когда узнаем про обычаи гондорцев, тогда и посмотрим". - однажды сказал он во время разговора.
   - Что скажешь, внученька? - тепло спросил прадед, - указывая на берег неведомой земли.
   - Думаю, это Гондор, дедушка. Страна, которая сражается против злого волшебника Саурона. А это знаменитый порт Пеларгир. Только у него залив в форме подковы, а на краях - мощные укрепления.
   За десять дней, проведенных на броненосце, Ирэн особенно сдружилась с прадедушкой.
   Разница в возрасте у них оказалась небольшой - Ирэн была младше прадеда только на лет пять-семь. Так что оба они договорились называть друг друга 'на ты' и по именам А дедушкой и внучкой они называли друг друга с изрядной долей шутки.
   Ирэн или Ирка-морячка, как ее прозвали моряки с 'Александра Третьего', вспомнила первый день знакомства с прадедом.
   Тогда она бродила по порученному ей под присмотр броненосцу, проверяла, как разместили ремонтную команду из трех французов-аквалангистов. И на корме броненосца она увидела задумчивого мужчину в военной форме. Так похожего на моряка со старой фотографии прадеда - он сфотографировался перед уходом в свой последний поход до Цусимы.
   Ирэн подошла к нему, встала рядом. Усатый мужчина повернулся к девушке, улыбнулся:
   - Вы, девушка, с того французского катера, не так ли?
   - Ага - улыбнулась Ирэн. - Скажите, у вас ведь дома жена Ефросинья и четверо детей? Яков, Бонифаций, Евлампия, Наталья... - перечислила она имена детей, в том числе и имя Бонифация Чуфарина, своего деда, который одним из последних покидал Крым в 1920 году.
   Моряк удивленно поднял брови:
   - Откуда ты знаешь?
   - Давайте я расскажу вам...
   Революцию Феоктист воспринял со вздохом.
   - 'Этого следовало ожидать. Когда держишь свой народ за быдло, а себя за пуп земли, немудрено, что можешь упасть' - констатировал он. Но он был рад, что его матросский род сохранился. Также моряк императорского флота был изумлён фактом, что женщины теперь служат на флоте.
   Выслушав рассказ Ирэн, моряк протянул:
   - Говоришь, про 'Варяг' песню сочинили? Пойдем в кают-компанию.
   В кают-компании уже собрались офицеры, возбужденно обсуждавшие события
   Они с интересом рассматривали девушку, но никто не делал особых поползновений.
   Разве что один из мичманов весело улыбнулся ей и сказал:
   - Я Касьян. А что морячка твоя умеет? - обратился он к Чуфарину.
   - Песни петь - усмехнулся Чуфарин - Говорит, что про подвиг Варяга песню сложили.
   - Да? - удивленно протянул кто-то. - А ты девица, на гитаре играть умеешь?
   - Умею - усмехнулась Ирэн.
   Кто-то подал ей гитару. Ирэн села на стул, тронула струны и запела:
  
  Наверх, вы, товарищи, все по местам,
  Последний парад наступает.
  Врагу не сдается наш гордый "Варяг",
  Пощады никто не желает!
  Все вымпелы вьются и цепи гремят,
  Наверх якоря поднимая,
  Готовятся к бою орудия в ряд,
  На солнце зловеще сверкая!
  
  Моряки замерли в молчании. Мичман отложил ложку...
  
   Не скажут ни камень, ни крест, где легли
  Во славу мы русского флага,
  Лишь волны морские прославят одни
  Геройскую гибель "Варяга"!
  
  - допела Ирина.
  
  Все зааплодировали Кто-то утер непрошеную слезу.
  С той поры Ирэн завоевала популярность у офицеров и матросов 'Александра III'. Особенно им полюбились исполняемые Ирэн песни Великой Отечественной 'Катюша', и 'День Победы'...
   - Отдать якоря! - пролетела команда. - Артиллеристам - стать на боевое дежурство!
   - Капитана приглашают к коменданту порта - сообщил прадед, выслушав подбежавшего к ним вестового. - Пойдем? Давно не ходил по берегу. А как гондорцы твои живут - посмотреть интересно. Что скажешь?
   - Согласна - рассмеялась Ирка.
   Через полчаса большая шлюпка с капитаном Бухвостовым и командой из двадцати матросов отвалила от вставшего на рейде броненосца
  
  
  Пассажирский лайнер 'Миннесота'.
  
   Орландо Блум почесал за ухом своего пса Сиди.
   - Что будем делать, старина? - спросил он. - Никогда не представлял, что окажусь в реальном Средиземье...
   Пес гавкнул, подпрыгнул, оперся лапами о борт лайнера, попытался посмотреть на берег, откуда доносились заманчивые запахи. Уж кто-то, а он был уверен во всемогуществе хозяина. Ведь хозяин все может, все умеет!
   - Не беспокойся, Сиди - сказал Блум. - Лоцман сейчас проведет наш корабль поближе к берегу - тогда и прогуляемся. Если гондорцы, конечно, позволят - про себя проговорил он.
   От берега отчалила лодка с группой людей.
   - Тихо, Сиди - сказал Блум, пристегивая к ошейнику собаки поводок. - Пойдем, поглядим на гондорцев.
   Вскоре он стоял рядом с капитаном лайнера Брауном
   - Мистер Блум - спросил капитан - вы ведь в 'Хранителях' снимались, надеюсь, вы помните пресловутый квенья?
   - Хм - задумчиво протянул артист - Правда, мы в ходе съемок не особо и пользовались толкиеновским квенья. Да и сомневаюсь, что язык настоящих средиземцев похож на придуманный уважаемым Профессором язык. Буквы, знаки - да, возможно, а вот как на самом деле звучит квенья? Неясно.
   - Неважно - махнул рукой капитан - Главное, чтоб понимали! Пусть будет звучать даже как какой-нибудь пиджин, но это местные простят - они наверняка думают, что мы ОЧЕНЬ издалека. Посмотрите, какими глазами на нас глядят местные.
   На соседнем судне, большом фрегате, вся команда высыпала на палубу, матросы гроздьями висели на вантах, во все глаза рассматривая громадные корабли из неведомой земли.
   - Что показывает лот? - спросил капитан матроса.
   - Глубина двадцать метров - отозвался моряк.
   Тем временем от берега подошел баркас и на борт поднялся высокий рыжеволосый человек
   - Я лоцман Фарамарн - представился он.
   Оглядел собравшихся, его взгляд упал на Орландо.
   Лоцман удивленно поднял брови.
   - Вы из Бессмертных? - спросил он и заговорил на каком-то непонятном мелодичном языке.
   Перед глазами Блума вспыхнули искры, в голове заиграла музыка и он с удивлением понял, что эта мелодичная речь звучит для него совершенно понятно.
   - Кто вы? - спрашивал лоцман - Вы похожи на эльфов из древнего рода Дану. Они много лет назад покинули основанный ими и нуменорцами Пеларгир, чтобы добраться до Западных земель...
   - ...Дану... - задумался артист - Стоп. Семь племен Дану, которые жили в древней Британии! Интересно, есть ли между ними и эльфами Пеларгира какая-то связь? Не связаны ли с Дану древние перстни, которые носят все мужчины моей семьи? Отец рассказывал, что узоры изображенные на перстнях, принадлежали в древности народу Дану. Ладно, сейчас разберемся.
   Он поднял руку и продемонстрировал лоцману перстень на безымянном пальце.
   Приказывайте, дитя рода Дану! - поклонился лоцман.
   Пес Сиди весело гавкнул.
   - Вот какой мой хозяин, его знают даже в этом странном мире, куда нас перебросила неведомая сила! - словно говорил весь его вид.
   Блум подумал и произнес:
   - Нужно аккуратно провести наш лайнер к берегу. Какая глубина в порту?
   - Пятнадцать уларбов - ответил лоцман.
   'Примерно семнадцать метров' - прикинул новоиспеченный представитель народа Дану.
  
  
  Гондор. Порт Пеларгир. Булочная тетушки Ноэль
  
   Каждый обитатель Южновратного Града прекрасно знал тетушку Айлайноэль. Эта высокая эльфийка владела булочной на улице короля Иси́лдура. И только в ее булочной пекли вкуснейшие лембасы и путлибы.
   Тетушке Ноэль на вид нельзя было дать и тридцати пяти лет, но в городе давным-давно не осталось никого, даже среди самых старых стариков, кто бы помнил, когда именно открылась булочная на улице короля Исилдура.
   Старики говорили, что булочная тетушки Ноэль была и при дедах их дедов. И ее хозяйка, тетушка Ноэль, всегда стояла за прилавком, всегда угощала ребятишек испеченными ею сладостями. И каждый человек знал, что когда эльфы, жители Пеларгира, переселялись на Запад, в обетованный Валинор, тетушка Ноэль осталась жить в городе.
   Осталась ждать, когда вернутся корабли ее сына Дануэлла, отважного мореплавателя.
   Шли годы, десятилетия, века, но она продолжала ждать.
   Ее длинные серебристые волосы были уложены в строгую причёску Ходила она всегда в длинном, до пят, серебристом платье.
   - Я знаю - мой сын однажды вернется - повторяла она не раз. - Вернется. И не помешают ему ни горы, ни моря, ни даже сама Смерть. Он придет. Однажды.
   И мать верила, что этот день наступит. А горожанки, глядя на нее, невольно задумывались, сколько же веры должно быть в этой красивой женщине...
   ...Тетушка Ноэль выкладывала на прилавок свежие, с пылу, с жару, лембасы, когда в ее лавку забежали мальчишки с вытаращенными глазами.
   - Тетя Нолли! - воскликнул Ялли, местный заводила и признанный командир ребячьей ватаги. - Там в порту! Три невиданных корабля! Таких никто никогда не видел! Они ходят без весел, без парусов, и они сделаны из железа!
   - Кто ими командует? - прошептала тетушка Ноэль.
   - Не ведаю - честно ответил мальчишка. - Но вот Фарим - Ялли вытолкнул вперед невысокого рыжего крепыша, с усыпанным веснушками лицом, - он был в порту, когда пришли корабли. И он рассмотрел с дерева - дядюшка Фарамарн-лоцман очень почтительно говорил с одним из пришедших на странных кораблях людей!
   - Дети - тетушка Ноэль посерьезнела - К резиденции наместника от порта ведет только одна наша улица. Так что люди с этих кораблей пойдут мимо моей булочной. Пожалуйста, помогите мне вынести столики наружу. Пусть жители неведомой земли узнают хлебосольство гондорской земли.
   Мальчишки засуетились, вытаскивая на улицу столики.
   Тетушка Ноэль же раскладывала на столиках пышные лембасы, никогда не черствеющие путлибы, разнообразные конфеты и сладости.
   И вот издали зазвучала странная музыка. Вдали на улице показались печатающие шаг люди в необычной бело-голубой форме. За ними шли люди в не менее странной, не гондорской моды, одежде. Тетушка Ноэль внимательно вглядывалась в их лица в поисках знакомых черт.
   Черт того, кого она учила ходить, кому мазала целебными мазями разбитые коленки, рядом с кроватью которого сидела и в час болезни, и когда воины принесли его израненным с поля битвы с орками. Черт ее сына.
   Люди в сине-белой форме, наверное, матросы, остановились у лотка с лембасами.
   Они рассматривали их, затем один жестами показал:
   - Сколько стоит этот хлеб?
   - Угощайтесь. Просто так берите - улыбнулась эльфийка.
   Моряки стали разбирать хлеб. Человек порылся в кармане, достал золотую монету с профилем какого-то неизвестного эльфийке бородатого правителя. Сунул ее женщине.
   - За хлеб. Очень он у вас ароматный - человек взял с лотка лембас, откусил - Какой хороший, вкусный хлебушек, как он у вас называется?
   - Лембас, - ответила Ноэль.
   - Лембас... - улыбнулся моряк.
   Тетушка Ноэль снова поглядела на идущих чужеземцев. И застыла.
   - Сы-ыно-о-к! - закричала она, бросаясь к рослому черноволосому мужчине.
  
  
  Глава 6
  Энт и берегиня.
  
   - Ухххх... - проворчал энт Алафарн, глядя на неведомо откуда взявшийся зеленый лес - Вот это чудо неслыханное! Да, сколько веков живу, хрум-брум, а такого никогда не видывал. - Он покачал кроной - Пойду, погляжу, как мои посадки поживают.
   Он аккуратно вытянул корни из земли и медленно затопал к лесу.
   - Топ, топ, топ... - гулко отвечало эхо.
   Алафарн выбрался на какую-то полянку, удивленно замер.
   - Ухххх, бруум! - проворчал он - Кто это такой неаккуратный всю поляну загадил, мусора набросал? Эх люди, люди, спешите вы прожить короткую жизнь свою. И не думаете, что одному будет в старости вспомнить много прекрасного - странствия по лесам, невиданные города, сияние восходящего солнца, а другой ничего и не вспомнит путного.
   Энт поднял ветви к небу и начал нараспев произносить Целебную песнь.
   Странный, гадко пахнущий мусор таял, исчезал на глазах. Скрылись осколки стекла, рассыпался в пыль ком из неведомого материала, растаял лист странного пергамента...
   Тут послышался нежный голосок.
   - Кто ты?
   Энт повернулся.
   Перед ним стояла высокая стройная девушка в белоснежной рубашке до пят. Длинные, чуть зеленоватые пряди падали на плечи.
   - Я... энт - прошептал Алафарн.
   - Энт? - удивленно посмотрела на него девушка. - Никогда не слыхивала. А я - берегиня. Лес оберегаю. Правда в последнее время совсем что-то не получается. Много зла в людях стало... Придут люди в лес, праздник устроят и мусор набросают. Раньше ведь такого не случалось. Крошки птицам бросят, а остальной мусор как следует под кустом прикопают. И дереву, и птицам, и мне хорошо.
   Она задумчиво оглядела рослую фигуру энта.
   - Как же тебя звать-величать? Никогда не видала, чтобы деревья по лесу ходили. Разве что бабушка рассказывала, будто давным-давно жили и такие богатыри, звались они Древнями и мужьями берегинь были. Бабушка сказывала, будто однажды нашли они проход в иной мир, красивый. Поладили с жителями того мира, берегинь, жен своих, позвали сады растить. Но однажды поругались берегини с мужьями своими и домой ушли, в свой мир. И обиженные жены заклятьями проход этот закрыли, только бы не видеть своих мужей, которые по миру шатались, о женах позабыв.
   Алафарн тяжело вздохнул:
   - Ох, берегиня, берегиня! Горько мы пожалели об этом. Обошли мы, энты - древни, весь мир Средиземья, разыскивая вас... А теперь - только бы слова прощенья от вас услышать...
   Он понурился, стараясь не глядеть в глаза берегини.
   Та подошла к Алафарну, ласково погладила по старому корявому стволу.
   - Не печалься - прошептала она - Как тебя зовут, энт?
   - Алафарн... - ответил энт.
   - Останешься с нами? - улыбнулась берегиня - Поможешь нам лес в порядок привести, заодно хулиганов шуганешь.
   - Что? - нахмурился энт - Кто-то посмел вас обижать?
   - Пойдем, покажу.
  
  *****
  
  
   Компания четверых красноносых заблудыг, одетых в потрепанные ватники, сидела на берегу лесного озера.
   - Да! - произнес один - Горе-то какое! Небо ночью сияло, гром грохотал... Эй, Сивый - повернулся он к высокому мужичку - ты ведь сегодня утром из города пришел, пузырь принес, что там слышно?
   - Ох, - почесал бок Сивый - В городе хрень какая-то творится. Сплошные глюки. Солнце не так светит, да и небо какое-то не такое. И еще на горизонте к западу какие-то горы видны. Скажите, парни, ведь это пьяный глюк, белочка посетила? - он с надеждой поглядел на дружков.
   - Раз горы видел - точно белочка - хихикнул Ржавый - Как же иначе? Мы же бомжи, пьянь подзаборная. С белочкой мы на ты, хе-хе. Разольем?
   - Конечно - кивнул Косой, разливая в пластиковые стаканчики по сто граммов дешевой водяры. Все четверо тяпнули по стаканчику, прикрыли глаза.
   - Посмотрите - усмехнулся Клюв, бомж с проваленным носом и изъеденным отвратительными язвами лицом, указывая на кусты. - Девушка пришла. Беленькая, нежненькая.
   Все посмотрели в направлении заскорузлого пальца Клюва. Среди кустов стояла рослая девушка в полупрозрачном платье. Она строго посмотрела на бомжей.
   - А ну, перестаньте гадить в нашем лесу! - сурово сказала она.
   - Хе-хе, девчушка - укоризненно усмехнулся Ржавый - Мы, уважаемые люди, здесь водочку выпиваем. Так что, может... - Ржавый пустил длинную матерную тираду - нам сиськи твои пощупать, ребенка сострогать? Не так ли, уважаемые? - он повернулся к приятелям.
   'Уважаемые люди' угодливо захихикали. Сивый достал нож, направился в сторону девушки.
   Девушка устало вздохнула.
   - Алафарн, эти злые люди меня обижают! - громко воскликнула она.
   И в тот же момент огромный не то дуб, не то ясень вдруг шагнул к оторопевшему бомжу Сивому. Ловко ухватил его длинной цепкой веткой, размахнулся и швырнул бомжа прямо в озеро. К небу взлетели брызги воды. Остальные трое - Клюв, Косой и Ржавый вскочили на ноги. Ржавый попытался дать деру, но живое дерево ухватило их руками-ветвями.
   Оно потрясло ими в воздухе, поднесло к дуплу в стволе.
   Клюв ощутил, как его штаны стали мокрыми - на него уставились два больших черных глаза.
   - Уммм, бурумм! - проворчало живое дерево - Таких худых людей никогда не видывал! Обычно люди трудятся - кто хлеб растит, кто скот перегоняет, кто серпы, косы, оружие кует. А кто в лесу зверя промышляет. Но таких, кто считает уважаемым делом в грязи валяться, вино хлестать, вшей на себе ловить... - тьфу, таких никогда не видел!
   Ржавый висел тихо в лапище дерева, старательно притворяясь мертвым. То же сделал и Клюв. А Косой постарался собрать все остатки перепуганного рассудка.
   - Мы... мы больше не будем! - произнес он, с опаской косясь на усмехавшуюся девушку. - Никого не обидим, никого! Будем трудиться, будем работать!
   Берегиня ласково погладила Алафарна по стволу.
   - Он не врет. А вот те другие... - они думают сжечь лес. Как только освободятся.
   - Так - покивал энт. - Сейчас я сделаю так, что они никогда не будут думать об этом.
   И он запел какую-то песнь. Немного погодя к ней присоединился чистый голосок девушки-берегини.
   Косой со страхом увидел, как ноги выбирающегося на берег из воды Сивого опутала трава, а затем упавшего человека закутали длинные зеленые стебли, превратив тунеядца в шевелящийся кокон. Из леса выскочила зайчиха. Подбежала к кокону, потыкалась носом, кокон распался. Внутри него оказался крохотный зайчонок. Зайчиха улеглась рядом с ним, потерлась носом о носик малыша. А энт продолжал петь свою странную песнь.
   Косой с ужасом смотрел на то, как Ржавый был превращен в молодого сильного оленя. Энт заботливо опустил его на землю. Берегиня почесала оленя за ухом, покормила хлебом, топнула ногой. Олень стремглав скрылся в чаще леса.
   Что касается Клюва, тот был превращен в какую-то небольшую птичку.
   - Скоро здесь в лесу поселятся леусы - усмехнулся энт - Они так чудесно поют!
   Косой согласно покивал.
   - Господин лесной хозяин, что прикажете? - с готовностью спросил он.
   - Наведи порядок на поляне - приказал энт и поставил его на землю.
   Бомж шустро принялся собирать в пакет разбросанный по земле мусор.
   Энт посадил на плечо девушку, ласково что-то ей сказал и зашагал в лес, бережно придерживая ветвями берегиню за талию.
  
  Интермедия.
  Рыбинск. Администрация мэра. Седьмой день после переноса.
  
   Ласточкин задумчиво побарабанил пальцами по крышке стола.
   - Так, по вашим словам, мы влипли по самые уши в коровий навоз?
   - Да - кивнул докладчик - профессор Ярославского государственного университета имени П.Г.Демидова Семен Викторов. - За прошедшую неделю мы изучили местные созвездия - они резко отличаются от привычных нам, мы получили образцы местной фауны и флоры...
   - Кроме того, мы установили контакт с аборигенами этого мира, - заметил стоявший рядом с Ласточкиным Мехов, - пусть и не обошлось без боевых действий.
   - Верно - кивнул профессор Викторов. - К степнякам уже направлена команда этнографов, также формируем группу ученых-археологов для исследования обнаруженного неподалеку от Зоны древнего городища...
   - Зона? - переспросил Ласточкин.
   - Так решено называть наши земли, перенесенные в мир Средиземья. Всего переброшено несколько городов - Рыбинск, Ярославль, Тутаев, старинная часть Углича с некоторыми новыми районами, город Мышкин, а также множество сёл и деревень.
   - А Кострома? - спросил мэр.
   - Кострома оказалась вне Зоны. Как и Иваново. Остались там, на Земле. Зона на востоке заканчивается чуть дальше деревни Курякино, немного восточнее Ярославля.
   Ласточкин переглянулся с Меховым.
   - Не беспокойтесь - кивнул Мехов. - Мы мобилизовали бывших костромичей, оказавшихся в Зоне. Теперь они строят блокпосты, военный городок на новых землях. Там будет Новая Кострома. Человек пять тысяч. Семейным поставили срубы, а из тех, чьи близкие остались ТАМ - Мехов махнул рукой куда-то в пространство - формируем исследовательские отряды.
   - А Ярославская нефтеперерабатывающая станция? - спросил Ласточкин.
   - Находится в Зоне - успокоил Мехов. - Там теперь расквартирован отряд спецназа.
   - Так. Восток - окрестности Ярославля и Новая Кострома, юг - Углич и Рунное море, запад - Мышкин с деревнями. А что на севере?
   - На севере - у нас плотина, несколько деревень, а дальше уже начинаются горы, через которые идет река - местные называют ее Келдуин. А группа писателей-фантастов, в момент Переноса бывших на симпозиуме в городе Мышкине, сейчас устанавливает контакт с темными эльфами - едко бросил Мехов. - Составляют словарь эльфийского языка.
   - Ясно - вздохнул Ласточкин.
   - Ладно тебе! - подбодрил его Мехов - Учитывая, что губернатор Ярославской области, да и почти все высшее руководство находятся теперь в Старом мире, а мы в Тридесятом царстве-государстве, где чудеса на каждом шагу...
   - И где леший бродит... - буркнул Ласточкин. - Помнишь видеосъемку, заснятую в ярославских лесах одним туристом, ставшим свидетелем встречи энта с бомжами?
   - Да - кивнул Мехов. - Так что патрульным приказано вести себя при встрече с... как его?
   - Энтом, онтом
   - 'При встрече с деревом, проявляющим очевидные признаки передвижения - уступить дорогу и вести визуальное наблюдение. При попытке энта установить контакт с людьми - проявлять максимальное дружелюбие'.
   - Так. Как там с гномами Железных холмов?
   - Удачно. Король Под Горой заверил императора урус-хаев в мире и дружбе.
   - Что ты сказал? - так и подпрыгнул Ласточкин - Какой еще император? Какие - такие урус-хаи?
   - Увы, мир Средиземья признает только императоров, королей или по крайней мере наместников вроде Дэнетора, управителя Гондора. Так что улыбайся, еще раз улыбайся и крепись. Иначе сожрут с потрохами. А урус-хаи - нас так местные прозвали.
   - Кстати, а как поживают... наши коллеги по несчастью?
   - Французский патрульный катер 'Капризуля', броненосец "Император Александр III", и пассажирский лайнер 'Миннесота'? Ничего. Каким-то образом сумели договориться, сейчас на 'Александра Третьего' грузят уголь, 'Миннесоте' и 'Капризуле' придется стоять в Пеларгире - топлива у них мало осталось. 'Капризуля' - та до Пеларгира на буксире 'Александра III' шла. Пока от нас до Пеларгира не достроят железнодорожную ветку, им на пополнение топлива рассчитывать нечего.
   - Кто-нибудь из наших российских сограждан там есть? - мрачно усмехнулся Ласточкин.
   - Там? Почитай, весь экипаж 'Александра III'. Подданные Его Императорского Величества Государя Николая Второго Александровича...
   - Не может быть!
   - Может. После всего, что уже случилось, особенно недавняя битва с орками, меня больше ничего не удивит на белом свете. Возможно, немало кораблей из нашего мира из-за чертова коллайдера сейчас странствует по разным мирам. Я разговаривал по радио с капитанами этих кораблей. Они подтвердили все произошедшее. На 'Миннесоте' наших сограждан немного - в основном там были артисты из 'Властелина колец'...
   - Ни хрена себе!
   - Еще как. Самое смешное, - у Орландо Блума в Пеларгире родственница объявилась.
   - Теща? - Ласточкин закатился надрывным смехом.
   - Матушка. Теперь они отправились вверх по Андуину в земли Трандуила, знакомиться с остальными родственниками.
   - Я всегда подозревал, что Блум - эльф, - посмеиваясь, сказал Ласточкин - Больно уж возмущенно он отрицал сие родство во всяческих интервью.
   - Насчет Трандуила - сдается мне, что знакомства Блума среди эльфов весьма пригодятся нам - заметил Мехов.
   - Ясно - задумчиво протянул Ласточкин. - Получается, если верить докладам и сообщениям, мы теперь очередная волшебная раса Средиземья?
   - Да - помрачнел Мехов. - В глазах местных мы стоим чуть ли не на уровне валаров. Ты вспомни вождя степняков, который назвал тебя Верховным Божеством Теннуваллу...
   - Угу - кивнул Юрий Ласточкин, покосившись на висящую на месте портрета президента саблю в кожаных ножнах с мифриловым тиснением.
   Мехов продолжил:
   - Мне также пришлось создавать при МВД отдел по волшебным преступлениям...
   - Что, они уже зарегистрированы? - нахмурился Ласточкин.
   - Хм, как сказать... - задумчиво протянул Мехов. - Может, что-то такое и есть. В ярославском банке какой-то вор сумел загипнотизировать охранников и они помогли ему вынести громадный сейф. Да еще и платочками вслед грузовичку махали!
   - Водителя нашли?
   - Да, но он ничего не помнит. Только удивлялся, куда весь день пропал. Кроме того, у нас, кажется, и некроманты завелись.
   - С чего ты взял?
   - Помнишь, у нас на старом кладбище готы тусуются? Так вот они сегодня утром примчались в отделение полиции, перепуганные до икоты. Одна девушка вообще поседела.
   - И что их так напугало?
   - Они видели какого-то мужчину, который поднял из могил с десяток мертвецов. Изобразил пентаграмму, а потом... сумел все-таки несколько мертвяков поднять, в основном из тех могил, где братки лежат.
   - И что братва думает по этому поводу?
   - Встала на дыбы. Сегодня я с Женей Рыбинским беседовал. Он сказал, что когда они того колдуна найдут, покажут ему небо в алмазах. Он даже согласился отправить всех своих братков в ополчение. Только толку от них вряд ли много будет.
   - Пусть в ночных патрулях катаются, - предложил Ласточкин.
   - Посмотрим. Короче, отдел по волшебным преступлениям нам ох, как не помешает. А также... - он помедлил - придется переименовать наш ФСБ в НЧЧК.
   - НЧЧК? - не понял Ласточкин.
   - Из одной фантастической трилогии взял. Я ведь сейчас читаю все, что связано с Средиземьем. А группа спецагентов, отбывших вместе с фантастами, сейчас изучает языки квенья и вестрон.
   - Общий язык Средиземья? - переспросил Ласточкин.
   - Да. Итак, НЧЧК - Нечеловеческая Чрезвычайная комиссия. Будет заниматься проблемами и делами других народов Средиземья. Пока наши спецы занимаются пленными орками, ищут способ помирить орков и гномов.
   - Слушай, Сергеич, думается мне, пусть отдел по волшебным преступлениям подчиняется и твоей НЧЧК. - посоветовал мэр.
   - Точно как в той книге? - поморщился Мехов - Знаешь, лучше посмотрим через лет пять-десять, когда народ обвыкнется. Тогда уже будет ясно, сколько у нас волшебников.
   - Договорились. Как у нас с экспедицией? Нам все-таки надо заверить соседей, особенно Даина Железную Пяту в мире и дружбе.
   - Может, прислать ему в подарок от Императора Уруссии электрический молот и пару ветряных электроустановок?
   - Можно. Так вполне пойдет. Кстати, как с продовольствием? - Ласточкин посмотрел на высокого мужчину в деловом черном костюме - новоиспеченного министра сельского хозяйства.
   - Достаточно хорошо. Уцелело несколько элеваторов с зерном - доложил министр. - Уже начали посевную озимых. Также в городах объявлен набор желающих стать фермерами. На складах продовольствия хватит на несколько месяцев. А степняки уже начали пригонять овец...
   - Всех фермеров и крестьян освободить от налогов. Лет на пять - распорядился Ласточкин.
   - Но...
   - У нас есть заводы. Если наладить торговлю с Гондором, с гномами и эльфами, если продавать разные товары, то можно прожить до того, как фермеры и крестьяне окрепнут и встанут на ноги. Сколько у нас населения?
   - Перед Переносом насчитывалось примерно 1 600 000 человек. Сейчас... - необходима новая перепись - мрачно заметил Мехов - Но по прикидкам экспертов, сейчас в Зоне находится пятьсот-шестьсот тысяч человек.
   - Целый народ! - присвистнул Ласточкин.
  
  Глава 7
  Руины неведомого города
  
  Антон Ивашов. Археолог-любитель, историк-аналитик.
  
  Запись 3
  Древний город
  
  Через пару дней поутру наш шеф собрал нас и объявил:
  - Есть кое-что интересное. Как раз для нас, археологов. - Дмитрич достал из ящика карту аэрофотосъемки и расстелил ее на столе. Мы внимательно рассматривали карту. Вот красным эллипсом обведена территория переноса - леса, деревни, города. По прикидкам экспертов, была перенесена почти стокилометровая зона. На юге последним располагался город Углич, чьи земли теперь омывало Рунное море. Остатки реки Волги, смешавшись с водами местной реки Келдуина, сейчас впадали в Рунное море.
  - Вот здесь смотрите - Дмитрич указал на ту часть карты, где красная линия проходила мимо деревень Балакирево и Аристово. Там уже начиналась степь. И на поверхности земли виднелись темные прямоугольники, круги, полосы... - руины древнего города.
  - Чей это город? - поинтересовался Василий.
  - А это нам и предстоит выяснить, - ответил Дмитрич. - Город не засыпан землей, так что мы сможем осмотреть руины. Нас будут охранять бойцы батальона срочной службы полиции.
  - Послушайте - заявил я - А как насчет магии?
  - Магии не существует, есть необъясненные природные и физические явления - спокойно разъяснил Дмитрич и продолжил: - Мы просто проведем фотосъемку руин, сбор всякой мелочи вроде пуговиц и монет. Также возьмем образцы для определения возраста города и изучим найденные надписи. Ясно?
  - Ясно - согласились мы.
  И вот теперь мы обустраивали лагерь близ древнего города. Мы были возбуждены - нам предстояло исследовать город неизвестной цивилизации. Кого - гномов, эльфов или орков, а может, и иного неизвестного народа.
  
  
  ****
  
  Саня и я аккуратно снимали лопатами верхний слой почвы. Марина бережно просеивала через сито выброшенную нами землю. Изредка она брала пинцет и откладывала на разостланное полотнище то монету, то бусину, то обрывок потускневшей цепочки. Вдруг она вскрикнула.
  Мы бросились к даме.
  - Поглядите! - Марина возбужденно продемонстрировала нам круглый медальон с изображением золотого дракона. - Какая интересная находка...
  Мы сфотографировали и зарисовали амулет, а осторожная Марина подошла к столу и выкинула из сита медальон в большой ящик. А мы продолжили раскопки рядом с древними руинами. На единственной уцелевшей стене сохранилась часть барельефа, изображавшая склонившуюся над мертвым воином девушку.
  Раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре - мерно размахивали мы лопатами, расчищая вход в древнюю гробницу неведомой знатной дамы. Шуршала сыпавшаяся из Маринкиного сита земля. Девушка продолжала спокойно работать, изредка отбирая находки. И тут из заложенного нами шурфа появилось лицо. Мы замерли.
  - Да это же статуя! - воскликнул Петренко.
  - Похоже, разрушившаяся часть вот этого барельефа - согласился я, доставая совок и кисть. - Сань, фотографируй.
  Саня пару раз щелкнул фотоаппаратом, а я бережно начал сметать песок со спокойных черт лица давно умершего воина. Наконец голова статуи предстала перед нами во всей своей холодно-мраморной красоте.
  - Эльф - объявил я.
  - Да - кивнул Саня.
  Длинные волосы, искусно вырезанные забытым скульптором, обрамляли лицо с правильными чертами, лишенные зрачков глаза смотрели на нас с достоинством, острые уши словно прислушивались к чему-то.
   Саня поклонился голове:
  - Прости, древний воин, что побеспокоили мы твой покой, - наш солдат бережно поднял голову статуи, и на руках отнес к другому столу, где уже лежали разнообразные обломки, собранные нами с поверхности земли при расчистке археологической площадки.
  А я же изучал яму в поисках иных обломков. Но ничего особенного не нашел. И вместе с Саней мы продолжили раскопки.
  
  ****
  
  Стемнело. Мы собрались в штабе, устроенном в большой палатке, любезно предоставленной нам военными и обсуждали результаты первого рабочего дня.
  Они были весьма интересными - мы нашли руины царского дворца, остатки большого здания, возможно, предназначенного для отправления ритуалов. Обнаружили остатки складов - в одном из них даже сохранились громадные амфоры с высохшим до черноты зерном, барельефы на стенах и с десяток статуй в разных местах. Также девушки предъявили множество бусинок, монет, амулетов. Дмитрич же беседовал с командиром омоновцев, приданных в боевое охранение нашему археологическому отряду. Вояки обустраивались в ближайшем лесочке.
   Тут послышались шаги и в нашу палатку вошли пятеро хмурых мужчин в камуфляже.
   - Что такое? - омоновец поднялся из-за стола - Кто вы такие?
   - Черные археологи мы - холодно прищуриваясь, усмехнулся главарь, рослый черноволосый мужчина. Его волосы были заплетены в косички, отчего он весьма походил на растамана. - Предлагаю вам сделку - мы забираем все интересное и уходим, а вы не трогаете нас.
   - Бирюк, ты с ума сошел? - посмотрел на копателя Дмитрич, растерянно поправив очки на носу. - Ты же слышал новости...
   - Сурковская пропаганда, - отмахнулся Бирюк. - В звездах я и так не разбираюсь - на них ничего не заработаешь. А вот если под ноги внимательно смотреть, можно много чего сыскать. Наш человечек поутру промаякнул: вы древнее захоронение нашли. Так что не беспокойтесь - Бирюк в сопровождении двоих прихлебателей подошел к столу, где были разложены собранные трудами нашей экспедиции находки.
   - Интересненько! - причмокнул Бирюк, разглядывая то великолепно сохранившееся лезвие кинжала без рукояти, то серебряную застежку для плаща, то расколотый пополам шлем, ожидавший очереди на реставрацию. - Хорошо поработали, господа светлые. Пожалуй, я заберу вот эту интересную голову - черный археолог ткнул пальцем в нос мраморной головы эльфа. А также вот эти украшения. Думаю, в Америке покупатели на такие редкости легко найдутся... - Бирюк сгреб горсть драгоценностей, спрятал в карман, схватил голову эльфа. И внезапно...
  Произошедшее мы потом долго еще вспоминали и не раз просматривали на ноуте заснятый Мариной на её мобильник небольшой фильм 'Наказание маловера'.
   Голова эльфа уставилась слепыми глазами на Бирюка и ледяным голосом сообщила.
   - Я Оракул. Смертный, что тебе надо узнать о своем будущем? И напоминаю - я должен покоиться на своем постаменте в Храме Судьбы. Так что поставь меня на место, смертный варвар, а не лапай своими грязными лапищами!
   Черный археолог приподнял бровь, а затем рассмеялся:
   - Поздравляю, ребята. Превосходный спецэффект - говорящая голова. Наверное, немало денег потратили на шуточку надо мной? И напрасно. Заберу с собой, друзьям буду демонстрировать, на какие ухищрения пускаются белые археологи, чтобы свои драгоценные осколки и кости от своих черных коллег уберечь. Ну, Оракул или как тебя там, дурья башка, не соизволишь ли поведать мне о моем ближайшем будущем?
   По губам Оракула пробежала кривая ухмылка:
   - Ничего хорошего там нет - ответила голова эльфа - Быть тебе моим постаментом... - в следующее мгновение из глаз и ушей Оракула полился пурпурный свет. Свет окутал фигуру Бирюка, так и продолжавшего держать мраморную голову. Его телохранители испуганно отступили от алого облака. Постепенно оно рассеялось, а из наших уст вырвался испуганный крик.
   Перед нами стояла статуя девушки, облаченной в пурпурную тунику. На шее, поясе, на руках висели украшения. Серебряная застежка блестела на плече, как бы удерживая край туники. Сияющие золотом волосы девушки были уложены в сложную прическу и потоком текли по спине. А в вытянутых чуть вперед руках девушка бережно держала знакомую нам голову Оракула.
   - Отличный постамент - усмехнулась голова эльфа и обвела нас глазами:
   - Кто еще хочет знать свое будущее?
   - Никто! - выкрикнул я.
   - И правильно - усмехнулась голова - Каждый разумный - творец своей жизни. И только дураки хотят знать все свое будущее вместо того, чтобы спросить, как правильно поступать в сложных обстоятельствах. Удачи вам. Предсказываю - остерегайтесь подземелий царского дворца... - и эльф заснул на ладонях статуи.
  Перепуганные телохранители несчастного Бирюка переглянулись, кто-то дрожащей рукой прицелился в статую, но сосед рядом перехватил его руку.
  - С ума сошел? Не знаю, как ты, но я в образе мраморной бабы стоять не намерен. Кто эту магию знает... Ведь предупреждал же я Бирюка, что надо сначала разобраться, что произошло! - Затем он распорядился:
  - Бросить оружие! - и подавая пример, первым бросил на землю свой пистолет 'Макаров'
  
  Глава 8
  Джипера в путь собираются...
  
   Началось все 21 августа. Тогда мы встали на ночлег близ леса. Кто мы? Мы - джиперы, веселая компания. Покорители бездорожья, завоеватели болот. Наша компания, человек в двадцать, выбрала примыкавшее к лесу поле. Быстренько разбили палатки, разожгли большой костер и собрались всей компанией вокруг. Кристинка, мой штурман, запела песню джиперов на мотив 'Голубого вагона':
  
  1-й куплет
  
  Снова джипера в путь собираются.
  Трек проложен, включен терратрип.
  Вновь лебедка весело мотается,
  Тащит из грязи тяжелый джип.
  
  Припев:
  
  Катится, катится и плывет грязный джип,
  И упирается в старую сосну.
  Джиперу надобно путь пройти до конца,
  Грязь помесить в горах хочется ему.
  
  2-й куплет
  Штурмана всегда ругают джиперов,
  Что гоняют их туда - сюда.
  И тащить лебедку им не хочется.
  Лучше б выпить дали, господа!
  
  Припев
  
  Под веселый смех разлили по кружкам горячего чая. Затем Андрей Сергеев из Краснодара взял гитару и заиграл гимн своего клуба Сколот 4х4.
  
  Возьми граненый стакан,
  Налей воды с родника.
  Пусть будет ясно внутри,
  Пусть будет твердой рука!
  А хочешь, выпьем пивка?
  Я за него заплачу...
  Ведь я такой же, как все,
  Я очень много хочу.
  
  Я не люблю Ситроен,
  Я ненавижу Рено.
  Пусть в них сажают других,
  Мне глубоко все равно.
  Куплю лифтованный джип,
  Тебя на нем прокачу...
  Ведь я такой же, как все,
  Я очень много хочу.
  
  Зажжем мы свечи в дому,
  Накроем стол на двоих.
  Не отопрем никому -
  Нам прокормить бы своих!
  И ты закроешь глаза,
  Сквозняк задует свечу...
  А Я БОЮСЬ ТЕМНОТЫ
  И НИЧЕГО НЕ ХОЧУ...
  
  
  Едва он допел последнюю строфу, как небо над нами вспыхнуло яркими огнями.
  - Смотри, какая большая звезда падает! - воскликнул семилетний Макар, сынишка моего одноклубника Василия.
  - И не одна! - загомонили остальные дети.
  Действительно, по небу метались большие огненные шары, сияли похожие на северное сияние ленты. Кристина загадала желание. Я усмехнулся - такие, как она, девушки всегда думают о любви. Я-то не слепой, вижу, как она улыбается, когда видит Вячеслава, старшего сына моего лучшего друга Михаила. Моя жена Василиса посмотрела на небо, нахмурилась.
  - Странно.
  - Что?
  - Грохот какой-то необычный. Метеориты так не падают. Да и посмотри...
  Громадный огненный шар скрылся за горизонтом. Как мы ни прислушивались, но до нас не донеслось ни единого звука. А потом...
  В нас ударила волна воздуха, сбила с ног, костер рассыпался искрами. Рухнула безмолвная тьма.
  А затем...
  Солнце. В зените. Над нами.
  Я растерянно посмотрел на часы. Ничего не понимаю. Двенадцать ночи. Остановились? Нет, секундная стрелка ползет по циферблату, отсчитывая миги нашей жизни.
  Михаил подошел ко мне.
  - Что происходит? Только что была беззвездная тьма - и вдруг - солнце! - недоуменно сказал он.
  Моя жена, взглянула на солнце и озабоченно нахмурилась.
  - Это не наше Солнце.
  - Что?
  - Поверь, - сказала она. - Я все-таки работаю в астрономической обсерватории, преподаю школьникам астрономию, и прекрасно разбираюсь в звездах. Светимость у этого солнца немного другая.
  - Ты хочешь сказать... - похолодел я.
  - Я и сама не могу объяснить, что произошло. Но я читала в газетах, что ученые проводят новые опыты с коллайдером. И специалисты - атомщики хотят с помощью двух синхронно работающих коллайдеров - Большого андронного и нашего, дубненского, найти новые атомные частицы вроде бозона Хиггса.
  Я нахмурился, достал из планшета карту, развернул ее.
  - Так. Если судить по карте, мы должны быть где-то западнее Дубны. Мы ее ведь вчера вечером проехали. Но... где теперь мы?
  До меня донесся удивленный голос Михаила.
   - Что такое?
   - Что?
   - Радио не работает. Ничего не слышно. А ведь, Димка, сам видишь, солнце в зените, что же это такое происходит?
  - Боюсь, - начал я - у нас серьезная проблема...
  
  ****
  
   - Что это такое? - я услышал в наушниках изумленный голос Андрея Сергеева, командира нашей бригады. - Какая странная деревня!
   Уже несколько часов мы двигались по бездорожью, по лесам и полям. Настоящая мечта джипера - бесконечные бугристые тропы....
   - Так - сказал я. - Сейчас подъедем. Оружие держи наготове!
   Затем я вышел на связь с остальными товарищами.
   - Ребята - сообщил я - Обнаружена деревня, надеюсь, удастся разобраться, куда мы попали.
   Впереди показалось большое пшеничное поле. Ветер шевелил колосья.
   На поле застыл с десяток стройных, светловолосых девушек, облаченных в платья странного покроя. Невдалеке виднелась деревня. Были хорошо видны светлые, похожие на английские, домишки, только их крыши были покрыты не черепицей и тем более не железом, а каким-то материалом - ах, да, тростник! Точно как в фильмах про старую добрую Англию.
   Андрей вылез из своего раскрашенного 'под тигра' джипа и крикнул им.
   - Привет, красавицы! Как деревня ваша называется?
   Девицы замерли, а затем с криками и визгом начали разбегаться, прячась от нас.
   От деревни навстречу нам уже бежала толпа мужиков, вооруженных вилами, косами и прочим дубьем. Я врубил сирену. Над полем прокатился истошный невыносимый вой.
   Мужички попадали на землю, только три парня отважно выставили в нашу сторону дрожащие в их руках копья. Один из парней хрипло крикнул:
   - А ну, твари Саурона., вон с нашей земли! Уходите, прислужники Врага!
   Мы с Кристиной удивленно переглянулись.
   - Ничего не понимаю... Ролевики, что в роль так глубоко вжились? - прозвучал в моих наушниках голос командира.
   Несмотря на заявление моей жены, отсутствие радио, и многие другие косвенные признаки, многие из нас цеплялись за мысль, что может, встретим людей и все объяснится просто и прозаично. Но эти люди, одетые в одежду явно не фабричного производства, в деревянных башмаках и ручной работы кожаных сапогах, - отправили в вечность нашу слабенькую надежду.
   - Что будем делать? - спросил Андрей.
   Я задумчиво протянул.
   - Право, не знаю. Нужно потребовать встречи со старейшинами этой деревни.
   - А они согласятся?
   - По крайней мере попробовать нужно.
   Андрей откашлялся и...
   - Хамы, быдло, холопы!!! - заорал он на мужиков. - Так-то вы отважных героев встречаете?!? Мы из плена вражеского бежали, его хитроумные машины утащили!!! А вы? Вместо того, чтоб сердечно принять, хлебосольно, чуть на вилы не подняли! Право, если ваш сюзерен узнает...
   - Пощадите, милорд!!! - парни рухнули на колени. - Не признали-с!
   - Так! В глаза смотреть! Не отводить! Говорить правду и только правду! - Андрей на моих глазах все больше становился средневековым феодалом. Неужели гены родовитых предков заговорили? - Как деревенька ваша называется?
   - Березняки, господин! - пролаял, вскакивая на ноги и срывая с головы шапку, какой-то мужик. - Простите, господин рыцарь, не признали-с мы! А хозяина у нас-то нет. Сложил он голову в стычке с орками, наш Варагорн Гондорский! С того времени мы без сюзерена и перебиваемся вот уж год... И дел нерешенных у нас выше крыши накопилось - мелкие-то наш сельский сход решает, а крупные - по законам старинным только сюзерен и может разбирать...
   Андрей бессильно уселся на землю и обратился ко мне.
   - Ты слышал? Нас, похоже, в Гондор занесло... - растерянно произнес он.
   Я решительно вылез из машины и обратился к крестьянам:
   - Мы у вас погостим, дела заодно и разрешим. А вы проясните нам политическую обстановку - кто сейчас в Минас-Тирите сидит?
   - Сиятельный наместник Дэнетор! - с готовностью доложил мужик, не обратив .
  
  ****
  
   Я дернул ручку стартера. Двигатель довольно загудел. Гондорский самогон оказался прекрасным заменителем бензина и нашего этилового спирта.
   Хотя Федор Копытов, знаток разновидностей 'огненной воды' был в глубоком огорчении, что придется поить его автомобиль драгоценной влагой, но своего 'Льва', которого он сам сотворил из разных частей старых машин - например, корпус был от списанного милицейского 'уазика', а двери и другие детали достались от иномарок, Копытов обожал куда больше.
   Сейчас ребята осваивали обнаруженную близ деревни Березняки горку с крутыми склонами, а мы с Кристиной и несколькими ребятами остались знакомиться с бытом деревенских.
   Кристина сказала:
   - Я читала Толкиена, и знаешь, не все так, как я представляла. Да и кино... - реальный мир Средиземья и похож и непохож.
   Я ответил:
   - Когда человек читает книгу - он как бы прокручивает свое кино в воображении. А экранизация книги - это когда режиссер заснял свое кино и показал всем. Вспомни, как смешно смотреть зарубежные фильмы про нас. И думаю, гондорцы бы изрядно посмеялись, увидь они кадры 'Хранителя' об их стране.
   Девушка согласно кивнула.
  
  *****
  
   ...Вечером наша компания собралась посмотреть на устроенное Сергеевым шоу 'Княжеский суд'
   Для этого случая перед домом старосты установили снятое с одного из автомобилей кресло. На нем восседал Андрей Воронцов, а по обе стороны импровизированного 'трона' крепко сжимали в руках гаечные ключи его товарищи Павел Иванов и Константин Варенкин. Евгения Романова была за секретаршу. Все они хранили серьезное выражение лиц, и только глаза блестели от едва сдерживаемого смеха.
   К 'трону' подошли три крестьянина, сняли шапки, поклонились.
   - Какова тяжба между вами? - спросил Воронцов.
   Один из крестьян, высокий бородач, вышел вперед и заговорил:
   - Тяжба наша, рыцарь, такова: Я с семьей прошлым летом работал у нашего кабатчика, хозяина 'Меча и шпоры', - он указал на стоявшего рядом с ним хмурого толстяка. Нас он кормил так себе, а вот для богатых проезжих такие обеды готовил! Чудный аромат был...
   - Вот-вот! - подтвердил кабатчик. - Он работал у меня сто дней, а следовательно, должен уплатить за запах трехсот трапез - завтраков, обедов и ужинов - итого сто серебряных монет!
   Сергеев усмехнулся.
   - У кого здесь есть серебряные монеты? - спросил он.
   - Сию секунду - засуетился кабатчик и протянул кошель нашему товарищу.
   Сергеев потряс у уха трактирщика кошелем.
   - Что слышишь, добрый человек?
   - Звон серебряных монет!
   - Вот! Долг уплачен. Звон ста серебряных монет - это цена трехсот вкусных запахов! Бери свой звон и иди домой.
   Потрясенный кабатчик поспешил уйти, не забыв забрать свой кошель. Крестьянин растерянно посмотрел на Воронцова.
   - Не волнуйся, - усмехнулся новоиспеченный судья - Вы теперь в расчете!
   Крестьянин поклонился.
   Несколько стоявших в толпе крестьян переглянулись и нерешительно подошли к нашему судье.
   - Не беспокойтесь - усмехнулся Воронцов. - Разберу по справедливости.
   - Меня зовут Паригар, а это мой сосед Веритар. - выступил вперед старик. Мы пчеловоды. У нас была пасека в лесу. И однажды мы поймали в лесу дикого барашка. Стали думать, как быть и порешили, что одна половина - и головы, и туловища по всей длине, включая одну переднюю и одну заднюю ногу, - будет принадлежать одному из нас, а вся вторая половина - другому. Однажды днём, когда барашек находился на пасеке, он споткнулся и повредил ногу. Веритар, как хозяин этой половины барашка наложил на больную ногу деревянные накладки и обвязал её сверху тряпками. А вечером мы, пасечники, развели огонь, приготовили еду, поели и легли спать. Огонь же мы оставили гореть. Барашек случайно прыгнул в огонь, и тряпка, в которую была завёрнута его нога, загорелась. Перепугавшийся барашек побежал по пасеке. На пасеке был стог соломы, солома вспыхнула от горящей тряпки, и все пчёлы ночью погибли в огне. Мы долго судили и рядили, но не смогли разрешить - кто кому должен уплатить за ущерб.
   Сергеев подумал и сказал:
   - Если бы барашка не понесли его здоровые ноги, поломанная нога никуда бы не смогла пойти. А если так, то виноваты здоровые ноги. Следовательно, Паригару следует уплатить Веритару стоимость его погибших пчёл.
   Так же наш командир сумел решить несколько дел.
   Когда он рассудил последнее дело, к нам подошёл староста. Низко поклонился.
   - Хорошо ты судишь, рыцарь. Просим тебя остаться. Будь нашим сюзереном!
  
  *****
  
   На следующий день наша команда, посовещавшись, бросила жребий, кому из нас отправляться в Минас-Тирит, который, по уверениям местных, находился южнее, близ берегов Андуина. Сами мы имели честь пребывать где-то севернее, близ Андуина.
   Женщины и дети - пять женщин и трое детей выразили желание следовать с нами в Минас-Тирит. Поразмыслив, мы, двенадцать мужчин, решили тянуть жребий. Только Воронцов отказался, пояснив, что не может отказать местным крестьянам в их доверии. Да и кому-то следовало присмотреть за оставляемыми здесь, в Березняках, 'железными конями'
   По ее результату нас должно было отправиться ровно шестеро мужчин. Двое на копытовской машине 'Лев', остальные - на лошадях. И разумеется, женатые мужики брали с собой жен и детей.
   Андрей протянул нам зажатые в кулаке соломинки.
   Первым потянул жребий Павел Иванов. Длинная. Жена Павла облегченно вздохнула и прижала к себе двух дочерей. Затем - Федор Копытов. Короткая.
   Следующими тянули жребий Костя Варенкин и Михаил Петросян. Длинные.
   К Воронцову приблизился Василий Яковлев. Протянул руку, выдернул соломинку. Его сын Макар завопил от радости, предвкушая замечательную поездку.
   И так далее и так далее. В результате получилась пестрая компания.
   Федор Копытов, Василий Яковлев с женой и сыном, я с семьей - женой и старшим сыном - наш трехлетний младший остался на Земле под присмотром моей сестры, тети Шуры, семнадцатилетним Вячеславом, старший сын Михаила, Сергей Петров. Мой штурман Кристина настояла на том, чтобы ее взяли с нами. Также мы прихватили с собой и проводника.
  
  Глава 9
  Вверх по Андуину
  
  
   Заходящее солнце позолотило спешащие к океану речные волны.
   Тихий вечер раскрашивал облака в невообразимые оттенки оранжевого, красного, розового цветов.
   Молодой человек сидел на скамье и посматривал на трепещущий парус. Рядом с ним лежал чёрный пес.
   - Да, Сиди... - Орландо Блюм погладил довольно взвизгнувшего пса за ушами. - Набегался за день?
   Пес согласно тявкнул. Из кубрика донесся женский голос:
   - Сынок! Ужин готов.
   - Хорошо, мама. Я сейчас - Блум поднялся на ноги и направился в кубрик. Сам он воспоминал недавние дни.
   Тогда он не стал разуверять кинувшуюся ему на грудь женщину. Просто не смог. Не смог сказать правду о себе прямо в сияющие радостью и надеждой глаза много-много лет прожившей женщины. Он просто обнял ее за плечи и под руку отвел на второй этаж домика, где размещалась булочная. Уложил в постель ослабевшую женщину и попросил мальчишек принести воды. А затем - просто сидел рядом с кроватью названой матери и рассказывал. Рассказывал придуманную им историю.
   О путешествии на далекий Юг, в земли Харадрима, об огромных ледяных горах, о странных черно-белых птицах с ластами вместо крыльев, о волшебных небесных огнях, открывших путь в другой мир ... И потом - необычные созвездия, земли, населенные удивительными народами, о пушках и кораблях, о многолетних скитаниях в этом мире...
   А Айлайноэль со вниманием слушала удивительное повествование ее сына.
   И с восхищением смотрела на своего сына Дануэлла, вернувшегося во главе трех волшебных кораблей, с удивительными рассказами и вещами.
   Все, что он рассказывал, было правдой. Так было - сражения с пиратами, встречи с дикарями и рыцарями неведомого мира, летающие в небесной выси корабли, удивительные земли, населенные невиданными зверями и неведомыми народами...
   Когда Орландо закончил рассказывать, Айлайноэль припала к его груди.
   - Сынок, бедный, сколько тебе пришлось пережить! Я решила - завтра едем в земли короля Трандуила. Дядюшка и тетушка будут рады узнать, что их племянник возвратился из долгого, как мир, путешествия Да и - Айлайноэль хитро поглядела на своего новоиспеченного сына - красавицам эльфийского народа будет приятно услышать твои удивительные истории!
  
  *****
  
   Был поздний вечер. Малиновое солнце лениво, не спеша, опускалось за горизонт.
   - М-да, - задумчиво протянул Элайджа Вуд, шагая рядом с Орландо по извивающейся улочке. - Что теперь нам делать?
   - Что-нибудь придумаем - ответил Блум. - Не забывай, капитан 'Миннесоты' сказал, что где-то у Рунного моря находятся наши, с Земли. Так что можно устроиться там в кино или театр.
   - Верно. Но он также сказал, что топливо кончается! И 'Миннесоте', как и 'Капризуле' придется стать чем-то типа морского форта.
   - В этом случае я не завидую возможным врагам Пеларгира. Вспомни тонущие корабли Харадрима. А наместник Пеларгира, как ты, Элайджа, сам сказал, человек весьма дотошный.
   - Именно. До сих пор вспоминаю, как внимательно он нас выспрашивал. Посмотри, местный паб. А название-то интересное - 'У пятнадцатилетнего капитана'.
  
  ****
  
   Элайджа Вуд и Орландо Блум пили уже пятую кружку хорошего пива, когда в таверну вошли три субъекта весьма подозрительного вида. Один был в кожаной кольчуге и кожаных штанах, другой облачен в явно трофейную кольчугу, о чем свидетельствовала рваная дыра на блестящем боку. Возглавлял их полуголый бородач в черных штанах. Один глаз бородача прикрывала грязно-зеленая повязка. Он цепким взглядом обшарил зал паба и заорал:
   - Ребята! Вот, это же он, паршивый хоббит Фродо! Взять его! И его ненаглядного дружка тоже!
   - Что вы сказали?!? По-вашему, козлы драные, я из тех самых?!? - вскипел Вуд, запуская в бандитов пивной кружкой. - А этого не хотите?
   Кружка полетела в человека в коже, тот отпрыгнул и врезался прямо в моряков, с интересом наблюдавших за тараканьими бегами. Среди них выделялось несколько человек в бело-голубой форме. Моряки, рассвирепев, подхватили бандита, раскачали за руки и ноги и запустили его в сторону столов. Посетители таверны вскочили, кто-то упал, сбитый с ног, кто-то ошеломленно смотрел на остатки только что заказанного обеда...
   И началась драка.
  
  ****
  
   Здоровенный краснорожий бородач с повязкой на одном глазу прижал Элайджу Вуда к стене таверны. За его спиной кипела кабацкая драка.
   - Попался! - радостно закричал одноглазый. - Ну, Фродо Бэггинс, отдай кольцо!
   - Я не Бэггинс... - растерянно прошептал Вуд.
   - Бэггинс, Бэггинс - заверил бородач - Властелин Мордора дал нам ори-ен-ти-ров-ку - тщательно выговорил бандит трудное слово - У Бэггинса кольцо на шее. У тебя тоже. Значитца, ты и есть Бэггинс!
   Вуд скосил глаза на грудь. Действительно, там болталось на цепочке кольцо - память о съемках в сделавшей Вуда знаменитым на весь мир кинокартине.
   - Извините, вы все-таки меня с кем-то путаете... - попытался объяснить Вуд - Это кольцо...
   - Подарок безвременно скончавшейся тещи на день свадьбы! - издевательски закончил одноглазый и врезал Вуду в глаз.
   Актер, имевший несчастье сходства с неким хоббитом, лишился сознания...
  
  ****
  
   - Ничего не понимаю! - возмущался Вуд, прикладывая мешочек со льдом к подбитому глазу - Почему они называли меня Фродо Бэггинсом? И к тому же они отняли у меня кольцо! Понимаешь? Мое кольцо, моя прелесть! Память о съемках в фильме 'Властелин колец'! А теперь что мне напомнит об этих незабываемых днях?
   - Вуд - Блум оглянулся на закрытую дверь - успокойся. Ты все-таки сейчас не играешь в кадре. И тем более, ты человек, а не хоббит. Зато представь себе лицо Саурона, когда он примерит на палец твое кольцо.
   Вуд мрачно посмотрел на Блума и внезапно закатился нервным истерическим смехом.
   - Точно! Ведь мое кольцо из тугоплавкого металла, да и наш босс Пи Джи специально заказал, чтобы при нагревании в огне на нем появлялись знаки... Ха-ха-ха! Честное слово, Властелин может решить, что это Кольцо Всевластья! - только и смог произнести он, утирая слёзы и хохоча.
   - Слушай, старина - продолжил Блум - Нолли, моя уважаемая матушка, отдала булочную под присмотр помощников и хочет везти меня в Чернолесье. Познакомить с остальными родственниками. Поедешь со мной?
   - Пожалуй, не откажусь, - кивнул Вуд - Все-таки сейчас в Чернолесье куда безопаснее, чем оставаться здесь. И нашу компанию прихватим.
  
  
  ****
  
  
   Следующим утром речной парусник под романтичным названием 'Трилистник Клевера' отчалил от пристани Пеларгира.
   На нем отправилась вся труппа режиссера Питера Джексона. Тем более сам режиссер отнюдь не горел желанием оставаться в Пеларгире. Многие из артистов и иных членов команды увлекался парусным спортом или владели яхтами, так что было кому управлять парусами. Также в качестве проводников и рулевых при содействии Айлайноэль была нанята парочка местных.
   Первый день прошел под знаком тренировок - посмотрев на людей, эльфийка вынесла приговор:
   - Хлипковаты, но в Чернолесье из вас сделают воинов!
   И с первого дня она начала гонять в хвост и гриву хлипаков.
  
  ****
  
   - А теперь, - строго бросила после корабельного ужина Айлайноэль. - Снова на тренировку! А то в своем путешествии форму потерял, сынок. Из лука стреляешь как обычный человек. Стыдно! Эльф должен уметь попадать точно в глаз врага! Так что, иди, тренируйся. А я девушкам, которые с тобой прибыли, наставления в травках-муравках дам. А то даже замуж таких невежд никто и не возьмет. У нас и королева и крестьянка должны травы знать, иначе нельзя.
   - Хорошо, мама - согласился Блум.
   В сопровождении Вуда он поднялся на палубу. Там уже собралось четверо мужчин. Они отрабатывали технику фехтования.
   Блум снял с плеча лук, надел на "ушки" лука тетиву, Натянул, отпустил. Тетива зазвенела серебряным звоном. Орландо наложил стрелу, прицелился. Вжик... и длинная стрела закачалась в груди изображенного на стене кубрика орка.
   - Неплохо. Точно в сердце - одобрила 'матушка'. - Но это редко срабатывает. Орки не глупы. Они делают очень прочные доспехи - стрелой не пробьешь. Так что следует бить точно в глаз!
  
  *****
  
   Через несколько дней Саурон взирал со своего трона на склонившегося в поклоне орка.
   - Повелитель... - почтительно, хриплым от волнения голосом, произнес орк. - Мы нашли Кольцо... Я только один уцелел из всей полусотни - остальные пали, прикрывая мою спину!
   Закованная в черную перчатку длань протянулась к орку. Блеснула золотая искра. Орк с криком исчез в открывшейся под его ногами пропасти.
   - Мое кольцо... Кольцо, которое подчинит мне все Средиземье... - прохрипела черная фигура на троне и надела кольцо на палец. - Трепещите, смертные!
   В следующий момент вопль безумного отчаяния сотряс весь Мордор.
   - НЕ ТО КОЛЬЦО!!!!!!!!!! Не то!!!! Найти! Уничтожить!
  
  
  Глава 10
  В недрах Мории
  
   - Так - бросил Адмирал, оглядывая свою свиту - семерых аркаимцев и троих гномов. - И где эти мифриловые ворота, ведущие в Морию?
   - Думаю, вот там - Венандора сверилась с картой, махнула рукой в направлении громадной горы.
   - Так, Змей - Адмирал повернулся к победителю назгулов. - Куда нам двигаться?
   Змей посмотрел в бинокль на склоны гор.
   - Так. Вот там вырублен проход. Думаю, орки запасные выходы прорубили, когда поняли, что им не попасть в Морию через мифриловые врата.
   - Так-с. Двигаемся внутрь Мории.
   - Не спешите, шеф. Здесь могут водиться орки - проговорил Генрих.
   - Ладно - кивнул Адмирал, повернулся к низкорослому парню. - Орех, действуй.
   Серж Орехов, ветеран второй чеченской войны, коренастый парень с ежиком седых волос, спокойно открыл черный скрипичный футляр. Тонкие пальцы музыканта быстро замелькали над внутренностью футляра и вскоре в руках Орехова появилась... снайперская винтовка.
   Лицо снайпера посерьезнело, он кивнул Генриху и исчез под деревьями. Генрих последовал за ним.
   Через полчаса Орехов появился так же бесшумно, как и исчезал.
   - Все чисто - бросил он.
  
  ****
  
   Три орка недвижно лежали у зева пещеры, разбросав руки-ноги в разные стороны. У одного в глазах так и застыло безмерное изумление. Из отверстия между глаз все еще медленно текла черная струйка крови.
   Генрих продемонстрировал 'дружине короля' увесистый кошель.
   - Гляньте, ребята, монеты! - он достал из кошеля золотую монету и покрутил в пальцах.
   На монете сиял огненный глаз.
   - Монеты Врага - брезгливо бросила Венандора.
   - Ну, ладно тебе! - засмеялся Генрих, привязывая к поясу кошель - Меч Перуна освящает и очищает все, что касалась нечистая длань его врагов!
   - Всем внимание! - приказал Адмирал и первым шагнул под своды древнего хода, построенного забытыми шахтерами Мории.
  
  
  ****
  
   Иван Шеворошкин поднял с крышки большого каменного ящика изящную золотую чашу, усмехнулся.
   - Отличное изделие гномьих мастеров. Буду из нее пить вино!
   - Вот этого-то я бы не порекомендовала - нахмурилась Венандора - Это погребальная чаша. А то, что ты так неблагоразумно обозвал ящиком - это гробница. Видишь, на нем написано нашими рунами - Трарин Чернобородый, славнейший из героев короля Бернана... Даже самый тупой орк никогда не присвоит себе погребальной чаши, - она может принести несчастья.
   Люкс испуганно поставил на место чашу.
   - То-то - погрозила гномка пальцем. - Нельзя беспокоить прах древних воинов гномьего государства!
  
  *****
  
   Аркаимцы шагали по темному тоннелю, вслушиваясь в звуки - писк летучих мышей, шебуршанье подземных тварей, голоса орков.
   И тут, едва Адмирал с дружиной повернули за поворот тоннеля, они столкнулись с выбегающими откуда-то орками.
   - Гот мит унс! - завопил Генрих, выпалив в орков целую автоматную очередь.
   Венандора взмахнула топором и поразила ближайшего орка.
   В этот момент это и случилось.
   Из разверстой дыры на потолке прямо на головы орков и аркаимцев свалился скелет, весь в гниющих обрывках одежды. Орки шарахнулись назад, зажимая носы.
   - Бей их, камрады! - крикнул Герман. - Они отступают, клянусь Перуном!
   Змей... Змей холодно прищурился, почувствовав тепло кольца назгула.
   - Не бойся, хозяин - прошипел в его ушах ледяной, как Южный полюс, голос. - Я помогу.
   Воздух вокруг Змея стал вязким. Темно-зеленые фигуры орков теперь двигались как мухи, застрявшие в варенье. Боец достал кинжал и спокойно пошел от орка к орку, аккуратно перерезая каждому из них горло от уха до уха...
   - Спасибо - прошипело черное кольцо - Я насытилось и буду отдыхать. Но запомни, не беспокой по пустякам!
   Змей пришел в себя. Орки рванулись к человеку, неведомо как оказавшемуся позади них... и рухнули, поливая кровью древние камни рудника.
   - Кто это их порубал? - ошеломленно произнес его Величество.
   Генрих внимательно посмотрел вверх на свод тоннеля, где виднелась черная дыра.
   - Настолько я помню, в Мории орки вырезали всю бригаду гнома Балина. Наверное, это призраки гномов шалят!
   - Или кто-то решил очистить от скелетов комнату ярусом выше - поддержал Герман.
   - Так - Адмирал в глубокой задумчивости переводил глаза с одного из камрадов на другого. - Вот мой приказ - Змей, Кузнец, Герман, Генрих, - пойдете искать логово этого обрезанного Балрога.
   - Но... - попытался возразить кто-то
   - Вспомните, камрады, - король нахмурил лоб, - в фильме про Хранителей Балрог примчался довольно быстро. Значит, его логово или место отдыха должно быть не слишком далеко оттуда. А вот остальные пойдут со мной, - вот туда, к Морийскому мосту. Если что - взорвем мост и отправим этого огненного кнутобойца в самые глубины.
   Гномы с нескрываемым уважением посмотрели на человека.
   Один из них, Мисталеро, кивнул:
   - Мой прадед жил в Мории и много рассказывал мне о ее тоннелях. Я проведу вас к мосту.
   - Хорошо! - согласился Змей - Бойцы, за мной!
   Он с соратниками направился вниз. К логову Ужаса Мории.
  
  ******
  
   - Хррррррррррррррррррр... - донесся на одном из поворотов до отряда Змея громкий храп.
   В ушах Змея раздался почтительный, подобострастный голос назгульского кольца.
   - Я премного вами восхищено. Вы осмелились бросить вызов самому демону глубин, перед которым трепещет все живое!
   - Следуйте за мной! - кинул Змей
   Они вышли по тоннелю в громадную пещеру.
   - И где эта рыжая обезьяна? - шепотом поинтересовался Генрих.
   - Молчать! - показал жестом Змей.
   Аркаимцы осмотрелись. Потолок пещеры исчезал высоко в сумраке На стенах были видны полустертые фрески, изображавшие коротконогих людей за работой.
   То там, то сям лежали груды золота, серебра, мифрила, драгоценных камней, звериных мехов.
   - Странно - одними губами шепнул Генрих. - Зачем Балрогу сокровища?
   Змей в задумчивости пошевелил бровями и ответил:
   - Книги Толкиена молчат про то, что ест Балрог. Возможно, эта подземная тварь имеет другой метаболизм, например, питается золотом, а то и этими камнями - солдат указал рукой в сторону большой каменной миски, где лежали какие-то черные угли. - А вот и он.
   Аркаимцы остановились. Перед ними на стене висел громадный кнут. А рядом...
   Рядом на невысоком, в рост человека, ложе лежала сияющая огнем чудовищная туша. Огромные глаза подернулись пепельной дымкой, из ноздрей расплющенного носа к своду пещеры поднимался дымок. В правой лапище монстр сжимал меч.
   - Вот, я сейчас разберусь с ним! - воскликнул Кузнец, снял с пояса молот и метнул, целясь в висок спящему Балрогу.
   - Стой! - попытался остановить его Змей.
   Молот ударил в голову чудовища и отлетел к громадному полукруглому выходу. Огромная туша с воем подпрыгнула на ложе.
   Генрих ласточкой нырнул в груду звериных шкур, валявшихся в углу пещеры, Змей и остальные метнулись обратно в туннель.
   Вскоре в пещеру вбежало несколько орков.
   - КТО МЕНЯ Р-Р-РАЗБУДИЛ???? - прогрохотал Балрог, держась за ушибленную голову и обводя пещеру бешеным взглядом. Трепещущие орки застыли. Ужас Мории сорвал со стены кнут, взмахнул им, рассек пополам одного воина.
   - Я СПРАШИВАЮ - КТО!!! Кто пробудил меня от многолетнего сна? Кто это сделал?!!!!
   Седой орк, весь увешанный амулетами, почтительно прохрипел:
   - Ваше подземное сиятельство, это сделал наглый волшебник Гэндальф! Он привел каких-то коротышек и сейчас они грабят сокровищницы Мории!
   Подземное чудовище, порожденное недрами гор и вскормленное огненной кровью Арды, прорычало:
   - Ведите меня! Много тысяч лет назад Валары заключили меня в глубинах гор, и с того времени я ждал долгие, долгие века, когда смогу уничтожить хотя бы одного из валаров или их подручных-майяров!
   - Сейчас... - поклонился шаман. - Мы проведем вас кратчайшей дорогой и вы насладитесь воплями умирающих завистников! Вы ведь им покажете, правда?
   Балрог затопал вслед за бегущими орками под своды громадного тоннеля.
   Р-Р-Р-О-О-О-К, Р-Р-Р-О-О-О-К, Р-Р-Р-О-О-О-К, Р-Р-Р-О-О-О-К, Р-Р-Р-О-О-О-К - подхватило эхо грохот шагов.
   Некоторое время в громадной пещере ничего не происходило. Наконец ворох звериных шкур в углу пещеры зашевелился и оттуда выбрался бледный Генрих.
   - Выбирайтесь, ОНО ушло - проговорил он.
   Из узкого тоннеля, по которому в логово Балрога пришли аркаимцы, появился Змей. За его плечом выглядывала испуганная физиономия Германа.
   В руке победителя назгулов запищала рация. Змей приложил ее к уху, посмотрел на Генриха.
   - Адмирал установил мины на мосту. Требует нас сюда.
   - А где Кузнец? - прошипел Генрих. - Хочу сказать пару ласковых этому будильнику монстров.
   - Сбежал - бросил Змей. - Несся быстрее ветра.
   - К черту Кузнеца! Вот, эти орки зачем-то повели Балрога наверх. К чему бы это?
   - Все ясно - усмехнулся Змей - Профессор, возможно, ошибся в летоисчислении. Очевидно, его Фродо Бэггинс со своим Братством Кольца еще здесь.
   - Ты уверен?
   - А ты вспомни. Есть утверждения ученых, что когда определяли год рождения Христа, ошиблись не менее чем на пять лет. А тут художественная книга! Немудрено, что есть какие-то расхождения.
   - Так - лицо Генриха потемнело - Идем оттуда. Я только ненадолго задержусь.
   Он достал из заплечного мешка баллончик с краской и изобразил прямо на стене около лежбища Балрога коловрат. Подумал и добавил пару рунических надписей.
   - Теперь вперед, за мной! - велел Змей.
   Уже в туннеле он поинтересовался:
   - Генрих, что ты там написал?
   - Здесь был Змей. А еще я добавил: Посетили Морию. Произвели неизгладимое впечатление - рассмеялся Генрих.
  
  *****
  
   Выбив орков с моста, отряд Адмирала занял удобную позицию в близлежащем тоннеле, а сам Адмирал вышел на связь с группой Змея.
   - Как у вас, ребята? - осведомился он.
   Выслушав доклад Змея, Адмирал посуровел.
   - Так, бегите быстро оттуда. Я поставил в тех тоннелях, где мы проходили, метки - серебристые стрелки, поторопитесь. Мост можно обойти и по паре тоннелей, мы проверили. Я уже установил мощную мину. А Кузнец...
   - Шеф, смотрите! - пролаял гном Мисталеро.
   По мосту быстрее ветра летел Кузнец. В его глазах плескался невыразимый ужас. За ним неслись с десяток орков. Один из них опустился на колено и прицелился из лука в спину бегущего. Хлопнул винтовочный выстрел. Орк завалился набок, остальные врассыпную метнулись по тоннелям, кто-то оступился и с воем полетел вниз в бездонную пропасть.
   Когда Кузнец помчался по тоннелю, из-за поворота высунулась рука и ухватила за шиворот. Кузнец заорал от ужаса и заткнулся, получив пощечину от Адмирала, а не какого-нибудь орка.
   - Так... - холодно сказал Адмирал - Ты бросил товарищей в опасности!
   - Король - вмешался гном - Не будьте суровы к своему воину. Он посмотрел в глаза Ужасу Мории.
   Адмирал внимательно вгляделся в глаза парня. В них застыла огненная пленка. Было похоже, что Кузнец сошел с ума.
   - Ребята, связать его! - велел Адмирал, подталкивая несчастного к Люксу и Мисталеро.
   - Шеф - Орех отвернулся от дыры, сквозь которую изучал мост. - Там бегут какие-то странные люди. Коротышки.
   - Не стрелять! - подбежал к нему Адмирал - Держи все на прицеле.
   - Хорошо.
   Адмирал поправил свой прибор ночного видения и вгляделся в сумрак.
   Двое толстеньких коротышек - темноволосый и светловолосый, остановились на мосту, настороженно оглядываясь. Рядом с ними появился рослый мужчина, натянул лук, свистнула стрела, откуда-то донесся предсмертный вопль.
   - Что там? - поинтересовался Орех.
   - Не что, а кто - усмехнулся Адмирал - Хранители. Те двое - похоже, Фродо Бэггинс и Сэм Гэмджи. А эльф - сам Леголас. Впереди них - гном Гимли. Подсобим-ка им...
   Орех прицелился. Здоровенный орк, сидевший в зеве туннеля прямо над головами хранителей, бесшумно свалился замертво.
   Хранители заторопились по мосту. Аркаимцы продолжали наблюдение, время от времени отстреливая появлявшихся орков.
   Донесся рокот и из огромной пещеры показалась фигура Балрога. Орки почтительно расступились перед ним. В правой руке страшилища пламенем сиял меч, а в левой он держал хлыст с множеством хвостов.
   - Огнемрак! - испуганно прошептала Венандора. - Великое лихо Дьюрина!
   - Так - прищурился Адмирал - Сейчас он полетит... без парашюта! Елы-палы, куда ты прешь, Гэндальф!
   От группы Хранителей отделился человек в сером и выбежал на мост. За ним следовали два воина. Темная фигура Балрога, окруженная огнем, устремилась к ним. Орки закричали и двинулись по каменным плитам, перепрыгивая через щель.
   Тогда высокий человек, стоявший справа от остальных, поднес к губам свой рог и затрубил... Громкий вызывающий рев, подобный крику множества глоток, пронесся под пещерной крышей. На мгновение орки дрогнули, а огненная тень остановилась. Но потом звуки замерли, как пламя, задутое ветром, и враги снова двинулись вперед.
   - Через мост! - закричал изо всех сил человек в сером - Гэндальф. - Бегите! Этот враг вам не под силу. Я буду защищать путь. Бегите!
   Арагорн и Боромир не послушались, они продолжали стоять за Гэндальфом на дальнем краю моста. Балрог достиг моста. Гэндальф стоял на середине пролета, опираясь на зажатый в левой руке посох, в правой его руке холодно сверкал меч Глемдринг. Враг снова остановился, тень вокруг него раздвинулась, образовав два широких крыла. Он поднял свой хлыст, хвосты которого извивались и щелкали. Из ноздрей чудовища вырывался огонь. Но Гэндальф стоял прямо.
   - Ты не сможешь пройти, - сказал он.
   Орки замерли, и наступила мертвая тишина.
   - Я слуга тайного огня, повелевающего пламенем Анора. Ты не сможешь пройти. Темный огонь не поможет тебе, пламя Удуна, возвращайся в тень! Ты не сможешь пройти.
   Балрог не ответил. Огонь в нем, казалось, умирал, но тьма нарастала. Он медленно ступил на мост и внезапно вырос до самого потолка, но по-прежнему виден был Гэндальф, сверкающий в полумраке, он казался маленьким и очень одиноким, серым и согбенным, как высохшее дерево перед приближающейся бурей. Из тени красным огнем сверкнул меч. В ответ белым пламенем блеснул Глемдринг. Послышался звон, полетели искры. Балрог отступил назад, его меч разлетелся на куски. Маг же пошатнулся на мосту, сделал шаг назад и снова встал прямо.
   -- Ты не пройдешь! - сказал он.
   Балрог снова прыгнул на мост. Хлыст его засвистел, рассекая воздух.
   - Он не может оставаться один! - неожиданно воскликнул русоголовый воин и побежал к мосту. - Элендил! - закричал он. - Я с вами, Гэндальф!
   - Гондор! - закричал Боромир и побежал за ним следом.
   В этот момент Гэндальф поднял свой посох и с громким криком бросил его перед собой на мост. Посох разломился. Балрог рассмеялся рокочущим смехом.
   - А теперь играю я! - прокомментировал Адмирал, нажимая кнопку дистанционного управления взрывателем.
   Ослепительная вспышка белого пламени взвилась в воздух. Мост разломился прямо под ногами Балрога. Камень, на котором стояло чудовище, обрушился в пропасть, но остальная часть моста удержалась и дрожала в пустоте над пропастью. С ужасным криком Балрог рухнул в пропасть. Но, падая, он взмахнул хлыстом, плети его обвились вокруг ног мага, потащив его к краю. Гэндальф пошатнулся и упал, вначале он уцепился за камень, но потом соскользнул в пропасть.
   - Бегите же! - крикнул он, падая.
   Огонь погас, наступила тьма. Окаменев от ужаса, Хранители смотрели в пропасть. В тот момент, когда Арагорн и Боромир отскочили от моста, последние его остатки затрещали и обвалились.
   А в это время Венандора потрясенно глядела на Адмирала.
   - Сын грома... Твоя взрывчатка сильнее могущества всех магов Средиземья! - Гномка опустилась на колено и прижала к губам руку молодого мужчины.
   - Я приношу вам, король Иоганн, оммаж... Клянусь служить до конца моей жизни или до момента, если вы совершите недостойный короля поступок... - произнесла она.
   Адмирал поднял гномку на ноги, поцеловал в обе щеки.
   - Принимаю твою клятву. И клянусь приходить на помощь вассалам в час бедствия.
   Орехов прокомментировал
   - Эти двое ушли. Сдается мне, это были Арагорн и Боромир.
   - Так... - бросил Адмирал - Подождем Змея.
   Он включил рацию.
   - Змей, как ты там?
   - Слушай, Адмирал - отозвался голос Змея. - Я шел тоннелями и заметил в одном из них яркий свет - это выход на поверхность! Солнце как раз светило туда. Сейчас Герман и Генрих рубят проход сквозь кусты, а я жду вас у выхода.
   - Следуйте за мной - кивнул Адмирал.
  
  ****
  
   Змей прищурился, оглядывая горы Казад-Дума
   - Ребята, смотрите, этот горный кряж был изображен на фреске сокровищницы. Очертания те самые...
   - А как мы найдем камушки?
   - Думаю, там должно быть приметное место. Пещерка например. Эльфийки-то там были нарисованы неспроста. Возможно с определенной высоты и на определенном расстоянии можно увидеть пещеру или щель, где нас дожидаются драгоценности!
   - Превосходно - рассмеялся Адмирал.
   Нет нужды описывать, как наши герои добирались до замеченных ими пещерок и трещин в горе, как с руганью стряхивали с себя помет летучих мышей и отбивались от гнездившихся в пещерах дракончиков, главное - спустя неделю в одной из пещер был обнаружен полузасыпанный камнями сундучок, до краев наполненный драгоценными бриллиантами...
  
  ****
  
   Адмирал и Змей сидели у костра. Командир аркаимцев задумчиво пересыпал из ладони в ладонь сверкающие драгоценности.
   - Бывает так - скала в горах вдруг оторвется и падает, сокрушая все - заметил Змей.
   - Это ты о чем? - поморщилось Его Величество.
   - Неучтенный фактор - пояснил боец - Сам посуди, король Иоганн, - зачем оркам было будить Балрога? Они перед ним трепетали - ты сам видел. Сомневаюсь, что им бы не хватило сил расправиться с Хранителями без всякого Балрога, как уже не раз проделывали это с гномами. И тут появляются какие-то неизвестные, которые будят Ужас Мории, как хозяин щенка. Вот это и есть неучтенный фактор...
   Адмирал согласно кивнул. Перед его глазами все еще стояла картина - маленький белобородый человек в серой хламиде и остроконечной шляпе, отважно выступивший против громадного огненного великана.
  
  
  Глава 11
  Какой... назгул не любит быстрой езды?
  
   Федор Молотов по прозвищу Молот присел у своего мотоцикла с наклейкой Harley Davidson, протер тряпкой обод. На самом деле из молотовского мотоцикла фирменной была только наклейка и некоторые детали вроде колес и частей двигателя. Сам мотоцикл был 'чоппером', то есть собранным вручную самим владельцем из самых разных деталей - от 'Явы' до 'Кавасаки'. За спиной парня грохотали моторы, кто-то ругался, кто-то спорил - словом, байкерское шоу на Волге под Ярославлем жило своей жизнью.
   Правда, сейчас оно походило на разворошенный муравейник.
   Федор покачал головой - мирно съехавшиеся на Ярославское байк-шоу люди совсем не ожидали, что вроде обычное шоу преподнесет ТАКИЕ сюрпризы.
   Во время Переноса на байк-шоу как раз проходил рок-фестиваль и оттого, когда в небе засияли странные шары и засверкали молнии, большинство байкеров решили, что это новая иллюминация и приветствовали фейерверк восторженными криками.
   Печальная правда стала известна только следующим днем, когда из Ярославля приехали ребята из местного байк-клуба "Черные медведи".
   Федор усмехнулся, вспомнив эффектное явление 'Медведей' пред честным байкерским народом.
   Они въехали в лагерь на своих разноцветных чопперах, а впереди них ехал на своем новеньком мотоцикле их лидер Сергей по прозвищу Босс. А на плечах байкеров - как парней, так и девушек, уютно устроились... дракончики! Спервоначалу многие из байкеров не поверили своим глазам, но вскоре убедились, что дракончики живые. Самые настоящие крохотные дракончики размером с ворону.
   Также ребята рассказали, что дракончики начали заселять Ярославль и если верить звонкам от друзей-приятелей из Рыбинска и Тутаева, дракончики начали осваивать и другие города, успешно конкурируя с голубями и воронами в разорении городских свалок.
   В результате первые дни байкеров в новом мире оказались посвящены исследованиям - они на своих мотоциклах объезжали территорию и наносили границы перенесенных земель на самодельные карты, старательно перерисованные из атласов и путеводителей.
   Для многих прибывших из теперь таких далеких Москвы, Томска, Волгограда ребят они стали единственной отдушиной, позволявшей продолжать жить, быть нужными.
   Особенно отличался москвич Юрий по прозвищу Павлин-Мавлин, ездивший на мотоцикле "Харлей Дэвидсон" 1942 года выпуска. Сей антикварный экземпляр был продан Юре неким колхозником. Ему этот мотоцикл лет двадцать пять служил верой и правдой, а до того - его отцу - ветерану, пригнавшему этот мотоцикл после возвращения с фронта. Он на нем огород пахал. Дровишки заготавливал.
   Увидев блеск в Юриных глазах, колхозник заломил немереную по его мнению цену - 300 долларов. Но Павлин особо не торговался - он готов был отдать гораздо больше. Потом парень копался с ним около года, восстанавливая мотоцикл в своем гараже. И сейчас его 'Харлей' стоил намного дороже, чем мог себе помыслить деятель колхозного движения.
  
  ****
   Перед глазами Молота возникли чьи-то ноги в кожаных брюках и ботинках на твердой подошве, украшенных цепями.
   - Привет, Степан - Молот поднял глаза и посмотрел на рослого парня.
   Байкер Степан, по прозвищу Игл, сообщил:
   - Есть плохая новость.
   - Что?
   - Алена Громыхалова, командир группы байкерш "Валькирий", не выходит на связь. Они вчера остановились у одной деревни, вроде она называется Авдеевка. Вымирающая - одни старики и старухи. Опрашивали, составляли карту.
   Молот нахмурился:
   - Поехали проверять. Всем держать оружие наготове. Девушки могли нарваться на орков или враждебных степняков. И, возможно, их захватили сонными, - иначе бы отзвонились по связи.
   Вся команда байкеров помчалась по шоссе. Чуть погодя к ним присоединились Черные Медведи и Ангелы Света. Вперед Босс приказал выслать разведчиков.
   Мотоциклы шли медленно, парни внимательно всматривались в лесную чащу.
   Внезапно заскрежетали тормоза "Кавасаки" Макса Анциферова. К Максу подлетел Степан.
   - Что ты увидел?
   - Посмотри туда, в поле, на тропу. Мне это чудится? Или может, фильм снимают?
   - Сомневаюсь... - проворчал Степан - Я бы знал. В прошлом году киношники наших ребят для эпизодов приглашали. Да и сейчас мы-то не в родном мире... Черт подери! Это же самый настоящий, мать вашу, работорговый караван! Наверняка это они и разгромили лагерь "Валькирий"!
   Макс взялся за бинокль на груди, внимательно вгляделся в горизонт через окуляры.
   - Степа, ты прав. Немедля лети стрелой к командирам, доложи, что там много пленников, среди них и наши девчонки!
  
  ****
  
   Старый работорговец орк Ытхан пребывал в приподнятом настроении. Нынешний 'поход за головами' обещал принести звонкую монету.
   Триста сильных крепких рабов, захваченных ангмарскими пиратами и скупленных им, Ытханом, пара десятков женщин и детей, приобретенных у разных степных племен - вот таким был караван знаменитого работорговца. А прошлой ночью темные божества, похоже, прислушались к молитвам орка и наградили его. Тогда воины обнаружили странное поселение и атаковали его. Тридцать красивых девушек были захвачены спящими.
   И кто знает, что могли бы они натворить, если бы бодрствовали? - в какой раз размышлял орк, рассматривая странную коробочку со стеклянным окошком и нарисованными на приклеенных внизу окошка кусочках кожи, непонятными буквами.
   В деревне обнаружился и с десяток старух. Единственный старик был зарублен мечом, но успел уложить из грохочущей палки одного из охранников работоргового каравана. Вот старух работорговец лично распорядился оставить в живых и заботливо посадить на повозку. И на это у него были свои причины...
   - Что ты думаешь про это поселение? - спросил Ытхан у своего помощника - колдуна Формана.
   Волшебник закашлялся.
   - Я полагаю, что это деревня колдунов. И молодые девушки учатся у старух всяким заклятиям. Такие вещи - говорящие ящики, которые еще и показывают самые разные картинки, коробочки вроде вашей, господин, и многие другие таинственные предметы возможно сотворить только с помощью сильной магии... Я знаю все Средиземье, но никогда слыхом не слыхивал про такие артефакты!
   - А что дал допрос?
   - Настолько я понял, эти вещи питает электричество...
   - Что это такое? - приподнял бровь работорговец.
   - Не знаю... Для пленниц это, похоже, обычное дело. Одна из рабынь уверяет, что электричество везде. Например, молния - это не битва валаров, а просто электрический разряд между тучей и землей. Кстати - маг многозначительно поднял корявый палец - та девка весьма интересно объяснила, каким образом я творю молнии.
   - И как? - заинтересовался орк.
   - Биоэлектричество! - важно пояснил Форман и раскрыл ладонь. На ней плескался клубок молний.
   - Ого! - уважительно присвистнул орк.
   - Пленница сказала, что она учится на факультете физики и по ее мнению, я сосредотачиваю силой воли все резервы моего организма, чтобы резко выбросить их... - маг пустил молнии во сразу запылавшее одинокое дерево среди поля. - Я живу вот уже триста лет и не ведал, КАК именно творю все нужное. А сопливая девчонка, оказывается, знает! Я боюсь представить, ЧЕМУ их учили. Но я не понимаю одного...
   - Чего?
   - Только у двоих-троих пленниц я чую магическую мощь. И у одной из старух - дар мага-травника. Они - не маги, но пользуются легко и просто вещами, чья магия для меня непостижима! Я трепещу. Какая магия нужно, чтобы сделать из костей и стекла ящик, а затем заставить его говорить и показывать все, что делается в мире?
   В этот миг к роскошной коляске, в которой ехали работорговец и маг, подлетел всадник.
   - Там! - закричал он - Нападение!
   - Всем оружие наголо! - вскричал Ытхан, мгновенно выхватив из-за плеча длинный острый меч. Слуга поспешно подвел коня, орк вскочил на него.
   - Все еще крепки мои кости - подумал он.
   Маг же поднялся во весь свой рост в коляске, спешно перебирая заклятия.
   А в следующий момент орк с изумлением и ужасом узрел атакующих.
   По полю к работорговому каравану вихрем летели... демоны. Жуть. Нечто, что будит тебя среди ночи и ты дрожмя дрожишь до рассвета, унимая готовое выпрыгнуть из груди сердце.
   Кто-то из охранников с воплем ужаса отбросил саблю и повернул коня. Зеленоватая кожа орка посветлела - Ытхан, да и его наемники увидели восседавших на спинах демонов крепких парней. Укротители демонов крутили в руках серебристые цепи.
   В следующий миг послышались крики людей и визг перепуганных коней...
   Те, кто забирает души грешников, чтобы затем любовно уложить их в изящные шкатулочки, снабдив подписью вроде 'Алмаз доблести', 'Рубин алчности' или же 'Пылинка Ничтожество' - пришли за новыми жертвами...
  
  ****
  
   Байкеры, выкрикивая лозунги 'Live To Ride, Ride To Live', 'За Родной Ярославль!' и тому подобное, атаковали врага. Сабли схлестнулись со стальными цепями.
   И вот уже Макс, смеясь, летел рядом с упавшими на колени перепуганными рабами и под восхищенными взглядами спасенных девчонок.
   Начальник охраны, ангмарец Анар Одноглазый, лучший мечник побережья и победитель дуэлей, истошно вопил от ужасной боли в захлестнутой цепью руке. Он все еще не понимал, какая сила вдруг сдернула его с седла коня и потащила за демоном.
   А вслед за Максом на мотоцикле мчался Сергей Босс. Над головой, на вытянутых руках, он держал лишившееся сознания от ужаса тело рыжебородого гнома. Босс заливисто смеялся.
   Этого зрелища работорговая команда не вынесла. Минуту назад казавшиеся неустрашимыми воины теперь превратились в перепуганное стадо овец. Воины кинулись врассыпную, Ытхана сбросил конь, но глава каравана мигом вскочил на ноги, оглянулся на оказавшегося рядом мага.
   - Я не знаю, как укротить таких чудовищ - побелевшими губами произнес маг - но могу... остановить...
   Орк решительно шагнул навстречу демонам, блеснул меч. Скрежет... - по дороге покатилось заднее колесо, а байкер (это был Степан Игл) на потерявшем управление мотоцикле, покатился по земле.
   - А ну, демоны, подходите! - сверкнул орк глазами - Только после моей смерти вы отберете товар!
   Форман сосредоточился, взмахнул руками. Земля на поле вспухла холмами.
   Но вместо того, чтобы покатиться кубарем, демоны лихо подскочили, совершили кульбит и продолжили мчаться к орку и магу.
   Маг сжал побелевшие губы и начал творить новое заклятие. Демоны остановились, их хозяева переглянулись. Один из них слез с чудовища и направился к магу.
   Форман сглотнул - это был рослый человек в черной рясе. Он прищурившись, смотрел на мага из-под очков.
   Маг поспешно начал плести заклинание. Внезапно его тело словно ожег огненный бич. Форман покачнулся. Снова удар бича - маг рухнул на колени, глаза застилали слёзы. Его противник, читая песнопения, спокойно подошел к магу.
   - Именем Господа, да ослабеет зло твое!
   - Ничего не понимаю! - пронеслось в голове волшебника - Я же лично накладывал на пленников магблоки, а на людей с магическими способностями в придачу надел амулеты... - и в следующую минуту Форман лишился сознания.
   Орк Ытхан уставился на упавшего мага, а затем решительно вонзил себе в грудь меч. Священник спокойно склонился над магом и связал его руки.
   Молот спрыгнул со своего байка и бросился к пленным девушкам. Могучими руками растянул в стороны металлический ошейник на шее рослой светловолосой девушки в одной нижней юбке.
   Девушка припала к груди парня.
   - Федя, спасибо... Эти типы так на меня пялились! Словно я их рабыня... А когда тот колдун стал колдовать, я так испугалась...
  
  
  ****
  
   Байкеры весело отмечали победу над врагом. Рекой лилось пиво, громыхала музыка. Кое-где парни - особенно отличившиеся сегодня Макс и Босс, уже плясали с девушками. Никто из захмелевших людей не видел наблюдавших за ними внимательных глаз.
   На лесной поляне мирно паслись черные кони. Они не обращали внимания на восседавших в седлах молчаливых всадников. Назгулы переглянулись между собой, Король-Призрак качнул капюшоном и тронул коня с места.
   Толстяк Джо, байкер из Одессы, любовно полировал посеребренный бычий череп.
   Этим тюнингом Джо особенно гордился - несколько недель он работал в мастерской, превращая раздобытый на бойне у знакомого мясника череп быка в нечто готическое...
   За спиной байкера прошелестел мертвый голос:
   - Человек, мне нужен твой байк.
   - Чего? - Толстяк сжал кулаки, резко оборачиваясь.
   И встретился глазами с черной пустотой под капюшоном. В сознании толстого байкера пронеслись все виденные им кошмары. Наконец в его голове прозвучал жесткий голос.
   - Король Ангмара благодарит тебя, червь.
   Толстяк потряс головой, приходя в себя. Чудовище в черном плаще уже восседало в седле мотоцикла. Его, Толстяка, байка. Жуть прошептала себе что-то под нос. Пустые глазницы бычьего черепа засияли бледно-зеленым светом. И мотоцикл рванул с места по лесной тропе.
   Из леса вынырнули всадники на черных конях и полетели вслед за Королем-Чародеем.
  
  
  Глава 12
  Встреча посередине реки.
  
   Орландо Блум нёс вахту на юте. Восходило солнце. Из-за изгиба реки показался большой плот, за ним второй, на котором топтались обеспокоенные лошади - их успокаивали две женщины, а двое мужчин гребли. Чуть погодя появился третий - на нем сидели несколько женщин с детьми. На углах плотов пылали факелы.
   . Блум прищурился, приложил ладонь ко лбу. Стоп. Что там на плоту? Машина? Так и есть, машина, похожая на джип... Ничего себе у автомашины раскраска! Интересно, кто на плоту?
   - Рулевой! - обратился он к эльфу в кожаных брюках и замшевой куртке - По курсу плоты! Поворачивать к берегу! Команда, отдать концы! - закричал он, а затем подбежал к борту.
   - Э-эй, вы, на плоту! - крикнул он по-английски.
   Трое мужчин, управлявших шестами, удивленно посмотрели на идущий к ним речной корабль. Обменялись взглядами.
   - Э-эй, там на корабле! - крикнул высокий мужчина - Кто вы такие? И откуда вы знаете английский язык? Или вас перенесло?
   - Да-да, нас перенесло! - крикнул Блум. - Сейчас мы подойдем к вам!
  
  
  Рассказывает Дмитрий Полуянов, турист-джипер.
  
  
   Мы остановились на берегах Андуина. Да, именно так называлась эта прекрасная могучая река, чем-то напоминающая Волгу. Наш проводник, молодой парень Могучар, произнёс, указывая на юг:
  - Минас-Тирит находится вот там!
  - Сколько туда плыть? - спросил Федор Копытов.
  - Неделю. Мы, когда кончается сезон уборки урожая, изредка плаваем в Минас-Тирит - продаем мед диких пчел, поделки нашего старого мастера Аворгара с учеником.
   - Так - Федор посмотрел на нас - Сооружаем плоты.
  За пару дней мы соорудили три больших плота. На один, перекрестясь, поставили наш 'Лев', а на второй и третий погрузили наш скарб, лошадей и женщин. И пустились вниз по Андуину.
  Час шел за часом, мимо нас проплывали берега реки - девственные рощи, возделанные поля, деревушки рыбаков. Наступил вечер, солнце скрылось за горизонтом. Мы причалили к берегу, переночевали, выставив часовых. А на рассвете мы снова вышли в плавание.
  На четвертый день появился небольшой парусник. На юте стоял высокий темноволосый мужчина. Чем-то знакомый.
   - Э-эй, вы, на плотах! - крикнул он... по-английски.
   Я и мои товарищи удивлённо посмотрели на идущий к нам корабль. Обменялись взглядами.
   - Э-эй, там на корабле! - тоже по-английски крикнул Федор Копытов. - Кто вы такие? И откуда вы знаете английский язык? Вы тоже перенесенцы, как и мы?
   - Да-да, нас перенесло! - крикнул командир корабля и начал отдавать указания команде. Корабль повернул к берегу и бросил якоря.
   В это время моя благоверная Василиса крикнула нам с плота, где она плыла.
   - Дима, представляешь, я узнала этого человека!
   - И кто он?
   - Орландо Блум, голливудский киноактер!
   - Да? - протянул я. - Нигде от этих янки не скроешься! И как он сам-то, болезный, в Средиземье попал?
   - А это мы сейчас узнаем - сказал Федор.
   Плоты направились к берегу Андуина.
  
  *****
  
   Орландо Блум с любопытством рассматривал незнакомцев. Машина, достаточно привычной конфигурации, пусть и с невероятной раскраской и некоторым тюнингом, позволяла надеяться, что эти люди тоже с Земли. Тем более похожие машины Блум видел в передачах о джиперах.
   - Будем считать, что это джиперы - решил он про себя
   Только что он успокоил свою матушку, подозревавшую в странной повозке изделие Врага. Всего одной фразой: 'В местах, где я побывал, таких автомобилей много. Это иномиряне. Тогда возможно, мы сумеем с ними договориться'.
   Правда сейчас заботливая мама стояла у борта корабля, готовая метнуть острый кинжал в возможных врагов обожаемого сыночка.
   Упали сходни и Орландо в сопровождении Элайджи Вуда спустился на берег. Он подошел к джиперам и протянул руку.
   - Приветствую вас в мире Средиземья, в Гондоре! - сказал он. - А кто вы будете?
   - Мы русские - степенно заявил один из мужчин на хорошем английском. - Перенесены в мир Средиземья прямо из-под города Дубны. Решили двигаться до первого же города.
   Блум оглядел компанию - женщины выносили на руках с плотов спящих детей и немудреный скарб.
   - А я... кхм... Орландо Блум. Киноактер. Пожалуй, уже бывший. А сейчас - эльф. Просто эльф.
   - Федор Копытофф, Дмитрий Полуйанофф - назвались двое мужчин. Имя третьего, семнадцатилетнего парня, Орландо не особо запомнил из-за его труднопроизносимости и решил про себя называть этого парня просто Слав.
   Женщина, стоявшая рядом с невысоким, крепким мужиком в джинсах и замшевой куртке, внимательно пригляделась к спутнику Блума.
   - А я вас узнала - улыбнулась она - Вы Элайджа Вуд, не так ли? Что же творится на белом свете?!? - она всплеснула руками.
   - Миссис - помрачнел Вуд - Больше всего я мечтаю задать этот вопрос ученым. Они говорят: все во имя науки! - и не задумываются, что обычные люди ведь тоже переживают и чувствуют. Они хотят не воевать, не думать каждую секунду о покинутых в иных краях родных и близких. Они хотят просто приходить с работы и проводить вечера в кругу семьи, водить детей по выходным в цирк или зоопарк, знакомить их с новыми и новыми гранями мира. Просто жить.
   Блум повернулся и произнес на каком-то певучем, музыкальном наречии короткую мелодичную фразу.
   Женщина, стоявшая у борта корабля, улыбнулась, подбросила в воздух длинный кинжал и вложила его в ножны на поясе.
   - Нам стоит поговорить - сказал Орландо Блум - Обменяться новостями.
  
  
  Рассказывает Дмитрий Полуянов, турист-джипер.
  
  
   Мы разбили лагерь на берегу реки, тем более Орландо Блум рассказал нам, что до Минас-Тирита уже не так далеко - плыть примерно полдня вниз по реке. - а там будет и Осгилиат, крепость, прикрывающая Минас-Тирит от врага.
   Удивлены? Да, и мы тоже были поражены появлением знаменитого киноартиста, который так блестяще сыграл эльфа Леголаса в фильме 'Хранители кольца'.
   Да, судьба обожает иногда поиздеваться над людьми!
   За шашлыками Орландо Блум рассказал нам историю лайнера 'Миннесоты', перенесенного в Средиземье вместе с французским катером 'Капризулей' и... про гостя из прошлого - броненосца 'Александр Третий', попавшего в Харрадрим с... самого Цусимского сражения.
   Выслушав историю броненосца, Вячеслав хлопнул по колену.
   - Вот и объяснение странной гибели корабля!
   - Ты о чем? - поинтересовался я, зная, что главное увлечение Вячеслава - это корабли самых разных эпох - от финикийских дромосов до самых современных атомных крейсеров. В его комнате везде стояли модели кораблей, а в шкафу расположились разнообразные книги и энциклопедии на морскую тематику.
   - Теперь я понимаю, что произошло с броненосцем! Ведь с него, согласно информации, не спасся никто. А это невозможно, тем более в ходе сражения. Никакая торпеда не способна устроить такие разрушения, от которых корабль тонет буквально за минуту. Моряки успели бы спустить шлюпки, да и спастись вплавь. Однако если допустить, что корабль оказался в зоне пробоя между мирами, то объясним феномен его переноса.
   Элайджа Вуд мрачно произнес:
   - Знаете, русские парни, что я сделаю, если вернусь в наш родной мир? Я просто найду изобретателя коллайдера и... - он запнулся, пытаясь придумать, что сделает с этим ученым.
   - Вставить карданный вал ему в задницу и провернуть три раза - помог я ему. Все-таки этот приятный парень с подбитым глазом мне нравился. Нравилась его тревога за родственников, оставшихся в нашем мире, нравилось его самообладание - несмотря на все пережитое, Элайджа Вуд продолжал оставаться собой.
   Вуд рассмеялся.
   - Спасибо, Дмитрий, я возьму на заметку ваш способ - сказал он.
   Пару часов спустя мы распрощались с группой Питера Джексона, а артисты оставили нам на память свои автографы, расписавшись на футбольном мяче моего сына.
   А мы передали им наши позывные для радиопередатчика, взятого командой Джексона с 'Миннесоты'. Орландо же пообещал немедленно выйти на связь, если произойдет встреча с новыми путешественниками между мирами.
  
  
  ****
  
   Орландо Блум закончил тренировку. Он подошел к мишени и выдернул одна за другой стрелы. Его матушка благожелательно покивала.
   - Сынок, а теперь обедать. Я приготовила для тебя новое блюдо.
   - Какое?
   - Приходи на камбуз, узнаешь.
   Спустя время Айлайноэль поставила перед собравшимися тарелки с красным супом, от которого исходил необычный аромат.
   - Что это за суп? - спросила Кейт Бланшетт, в прежнем, Старом мире, сыгравшая роль Галадриэль. А сейчас она с тетушкой Ноэль изучала приготовление травяных настоев.
   - Борщ по-эльфийски! - торжественно провозгласила Айлайноэль. - Я узнала его рецепт от одной из женщин... кажется, ты, сынок, назвал их джиперами? И добавила разные приправы. Вкусно, сынок?
   Блум осторожно зачерпнул ложку, попробовал.
   Суп был полон необыкновенного вкуса и пряных ароматов. Мать с ожиданием смотрела на сына.
   - Восхитительно! - сказал Орландо. - Можно добавки?
  
  
  Глава 13
  Первый апостол.
  
   - Здравствуйте, матушка игуменья Фотия - сказала двадцатилетняя Ольга.
   - Здравствуй, дочь моя - улыбнулась пожилая, лет пятидесяти, женщина.
   - Матушка - растерянно сказала Ольга - я с сестрами сегодня ездила в Углич, там такое творится! Беда большая... Половина города исчезла...
   Обе собеседницы были насельницами Алексеевского монастыря. Этот православный монастырь стоял в Угличе у Каменного ручья на горе Огнева. Его основал в 1371 году инок Адриан по инициативе митрополита Алексия с согласия московского князя Дмитрия Донского. А сейчас монастырские своды стали приютом для многих женщин, ушедших от беспокойного, и подчас жестокого мира в тишину единства с Богом.
   - Не может быть! - Фотия схватилась за сердце.
   - Я сама удивилась - всплеснула Ольга руками.
   Ольга была высокой голубоглазой девушкой с длинными светлыми волосами. Десять лет назад Фотия подобрала ее на городском рынке, где девочка побиралась на бутылку водки для пьяницы-матери. Мать легко отказалась от дочери, а сама Ольга попала в приют при монастыре.
   Сейчас девушка поступила в медицинский вуз Углича, окончила уже третий курс и собиралась стать врачом-хирургом. А пока же она жила в монастыре, помогая в лечении питомцев детского приюта.
   Вот и сегодня поутру Ольга поехала в город за продуктами, а также забрать собранную для детей гуманитарную помощь. И принесла невероятные и страшные новости.
   Углич в момент Переноса пострадал сильнее остальных городов - так, если в Ярославле, а также в Рыбинске были разрушено только несколько старых зданий, то Угличу пришлось куда хуже - вся современная часть города осталась в Старом мире, а старинная территория города вместе с портом оказалась перенесена на берега большого моря...
  
  
  Ольга Одуванчикова.
  
  
   Мы выехали из нашего Алексеевского монастыря рано утром. Я вела старенький 'жигуленок', а рядом сидела моя подружка Ксения. Ксения - тоже из наших, приютских. А попала она к нам так - однажды зимой попросилась в монастырь на ночлег больная цыганка с младенцем. Женщина вскоре умерла, а ее дочка попала к нам. Ксения приняла монашество, а я пока думаю. Спору нет, сестры у нас добрые, помогают ребятам, если бы не они - покатилась бы я по кривой дорожке. А сейчас на педиатра учусь - буду детским врачом.
   Едва наш автомобиль выехал к повороту на шоссе, как я от неожиданности затормозила. Сестра Ксения начала креститься и читать молитву от морока, а я недоумевающе хлопала глазами - теперь вместо лесопарка перед нами... расстилалось море, а на берег накатывались волны. У берега на волнах покачивался милицейский катер, а два полицейских растерянно расхаживали по дороге. Заметив нашу машину, они подошли к нам.
   - Сержант Изюмов - представился высокий, молодцеватый мужчина лет двадцати пяти, поднеся ладонь к козырьку фуражки.
   - Сестра Ксения - сказала моя подруга.
   - Ольга, студентка медвуза... - улыбнулась я. - А что тут такое произошло? Авария на плотине?
   - Никто ничего не понимает, - сказал полицейский, - А мэр города похоже остался ТАМ, вместе с новой частью Углича.
   - Где там? - растерянно спросила я.
   - Хм... - полицейский, очевидно, хотел выругаться, но посмотрев на монашеское облачение Ксении, передумал - Вы ведь странное сияние в небе ночью видели?
   - Нет... - удивленно протянули мы.
   - Я лейтенант Михайлов. Похоже, нынешняя фигня, которая в городе происходит, - вмешался другой, толстый полицейский, по-волжски окая, - дело рук ученых. Я еще вчера в новостях слышал, что они эксперимент с коллайдером затеяли...
   - Чего-чего? - не поняла Ксения.
   - Еще бы - усмехнулся Михайлов - У вас, монахинь, наверное, телевизор совсем не смотрят, чтоб мирские соблазны молитвам вашим за нас, грешных, не мешали. Короче, ученые на своем коллайдере молекулы всякие гоняли, а затем что-то у них случилось. И вот наш Углич здесь, на берегу моря!
   - А может это вообще океан какой? - ляпнула я.
   Полицейский нахмурился.
   - Типун тебе на язык, девка! Надеюсь, мы не на побережье какой-нибудь Англии или Франции!
   У сержанта на поясе зазвенела рация. Он взял ее, приложил к уху.
   - Сержант Изюмов слушает. Что? Какие, на хрен, орки?!? Что, удалось наладить связь с Рыбинском? Побережье? Да-да, обследуем, пока никого из чужаков не встретили. Только пара монашек на автомобиле. Одна, кстати, студентка медвуза. Да-да, конечно!
   Изюмов повернулся к нам.
   - Передали, что нужны медики. Вы раны перевязывать умеете?
   - Да - кивнула я.
   - Сказали, чтобы вы ехали к Четвертой больнице. Там собирают раненых. В городе серьезные разрушения, врачи не справляются. И неплохо бы вам посодействовать в эвакуации детей в монастырский приют.
   Я и Ксения переглянулись.
   - Поедем - решительно сказала она.
   Страшно пострадал Углич в тот ужасный день - погибло около пятисот человек - задавленные обломками разрушенных домов, попавшие под удар цунами - к счастью, волна была слабой и разнесла только прибрежные здания и сам порт. А находившиеся в порту корабли и баржи оказались выкинуты на берег.
  
  *****
  
   Наша машина медленно ехала по опустевшим улицам. Большинство угличан сидело по домам или толпились у подъездов своих жилищ, обсуждая шокирующую новость.
   Около одного дома мы остановились, с изумлением рассматривая его - здесь прошла линия переноса.
   Странная, скорее демоническая, чем божественная, сила аккуратно разрезала дом на две половины. Одна осталась где-то там, в иных мирах, а вторая продолжала стоять. Хорошо было видно обстановку квартир. Напротив дома на горе руин работали спасатели и добровольцы - этот старый дом, в отличие от соседа, не вынес Переноса и развалился в пыль.
   А дальше, за метровым валом свежего чернозема мы увидели чистое поле.
   - Нашли! Нашли! - спасатели достали из-под руин человека, подбежали врачи, шустро положили раненого на носилки. 'Скорая', завывая и мигая синим огнем, умчалась.
   Мужчина в форме спасателя поднимался по длинной лестнице на второй этаж. Он исчез в доме и вскоре появился с орущим младенцем на руках. Собравшийся народ облегченно выдохнул. Рядом с домом стояла девочка лет десяти и всхлипывала.
   Я выбралась из машины и подошла к ней.
   - Девочка, ты в этом доме живешь, да?
   - Да... - кивнула она - У бабушки гостила. Родители из Москвы в гости отправили... А сегодня... Проснулась, а половины комнаты нету, квартиры нету и ба-абушки Кати тоже нету-у-у! - девочка уткнулась мне в грудь и навзрыд заплакала.
   Я обняла ее за плечи.
  - - Не плачь! Возможно, найдется твоя бабушка. Как тебя зовут? Я - Ольга.
   - Кристина - лицо девочки стало серьезным - А если нас перенесло в какой-то совсем другой мир? Мой старший брат книгу одну читал - 'Мир Вечного Полудня', там рассказывалось, как маленький город перенесся на неизвестную планету!
   Я сказала:
   - Знаешь, давай поедем с нами. Мы из монастыря, у нас и тебе, и другим детям место найдется. А кроме бабушки, кто из твоих родственников в Угличе живет?
   - Дядя Костя, сын бабушки, мамин брат - лицо девочки посветлело.
   - Вот! - я подняла палец. - Если с твоим дядей все в порядке, он тебя быстро найдет и заберет к себе. Я поговорю с полицейскими, скажу, чтобы потерявшихся детей везли к нам. Хорошо? Полиция сообщит горожанам и твой дядя узнает, где тебя искать.
   - Но бабушка... - с сомнением сказала Кристина - Она в Бога не верует, коммунистка до мозга костей. Что она скажет?
   - Спасибо скажет. Она только обрадуется, что ты нашлась и нас ни словом не попрекнет - улыбнулась я. - Садись в машину, поедем в больницу. Там врачи тебя посмотрят, а потом, если захочешь, будешь мне помогать - я ведь студент-медик.
   - Ого! - только и выдохнула девочка. - А я думала, что все монахи дармоеды. Извини, Ольга, но так бабушка говорила!
   - Это не так - засмеялась я - Такие, спору нет, тоже бывают, однако именно монахи создавали университеты, открывали школы, именно монахи придумали научный анализ. Вот например, кто такой Николай Коперник?
   - Великий польский ученый, он открыл гелиоцентрическую систему.
   - Правильно, а еще Николай Коперник был каноником.
   - Каноник? А кто это? - спросила Кристина.
   - Это католический клирик, член кафедрального, либо коллегиального капитула. Каноники помогали епископам управлять епархией и организовывать торжественные литургии во время церковных праздников...
   - Интересно. - кивнула Кристина.
   Мы обе сели в машину и поехали к Четвертой больнице.
  
  ****
  
   Больница была буквально переполнена. 'Скорые' одна за другой доставляли раненых и стариков в предынфарктном состоянии. Приезжали родственники, друзья забрать своих близких или в поисках пропавших знакомых и родных.
   Нам пришлось поставить машину в квартале от больницы - дальнейшую дорогу перекрыла полиция, пропускали лишь 'Скорые'.
   Когда мы проходили мимо высокого, недавно построенного, но еще не сданного строителями 'под ключ' дома, из-под забора довольно шустро вылез на толстеньких лапках смешной щенок Коричневый, с белым треугольником на груди, с остренькой мордочкой и розовым носом.
   - Какой симпатяшка! - всплеснула руками Кристина и подбежала к щенку. Подхватила на руки, почесала живот. Щенок лизнул ее прямо в нос, девочка звонко засмеялась.
   - Тетя Ольга, - спросила она. - Можно я щенка себе возьму? Он такой хороший! А как ты думаешь, какой он породы?
   Я поглядела на щенка и улыбнулась.
   - Думаю, его папой или мамой была лайка. Пожалуй, можно вам вместе побыть. А если твой дядя не появится, я поговорю с сестрой Анной, директором приюта - возможно, она позволит тебе при себе щенка оставить.
   - Спасибо, спасибо! - заулыбалась Кристина.
   Целый день мы трое проработали в больнице. Я занималась больными - перевязывала раны, ушибы, помогала врачам. А сестра Ксения оказывала психологическую помощь детям - ласково разговаривала с ними, успокаивала. Кристина оказалась разумной девочкой - она ходила за мной хвостиком, резво исполняя мелкие поручения - успокоить расплакавшегося ребенка, привезенного вместе с раненой мамой, принести перевязочные материалы.
   Щенок, названный по общему решению Булькой, слопал миску каши и уснул рядом с мясной косточкой, которую притащила ему из больничной столовой Кристина, смирно устроившись под койкой бокса, где разместили Кристину.
   Вскоре прибыли и другие монахини. Сестра Анна сказала, что большинство сестер теперь на улицах города, работают с пострадавшими.
   К вечеру к нам подошел пожилой человек в форме ФСБ.
   - Исполняющий обязанности начальника полиции Терехов - представился он. - У меня к вам дело.
   - Какое?
   - Вы ведь из монастыря? Тут - он обвел рукой больничные коридоры - добрых полсотни ребятишек. И не у всех родители есть - тысячи людей пропали безвестно. Вы можете детишек на время принять в ваш приют?
   - Конечно же! - сказала сестра Анна - Мы будем рады их принять в наш приют.
   - Вот и отлично! - улыбнулся Терехов. - Два автобуса уже ждут.
   Ксения поговорила с детьми и успокоила их, сказав, что они поедут в хороший дом, где дети будут жить, пока не поправятся или не найдутся их родители.
   Кристина ни за что не захотела расставаться с Булькой и ужасно обрадовалась, когда пёсика разрешили оставить. И надо сказать, что мы ни разу не пожалели об этом решении.
   Впереди по дороге поехала машина Ксении, где сидели я, двое малышей - мальчик и девочка и Кристина с Булькой на коленях. А за нашей машиной шли два автобуса с детьми.
  
  
  Кристина Максимова
  
   Когда произошел Перенос, я спала. Проснулась от сильного холода и визга сирен - смотрю: а прямо передо мной стены нет! Отрезало на фиг. Я быстренько в шкаф нырнула, чтоб меня никто не видел, там в нем я оделась потеплее. Попробовала свет включить - а его нет. Стала бабушку звать, искать - и оказалось - ее комнаты нету, и кухни с прихожей тоже нет, пропали. И выйти никак. Подошла я к краю моей комнаты, пригляделась - все ровно как бритвой отрезало... И тогда, честно, я совсем перепугалась, стала звать на помощь. Спасибо соседям - они услыхали, вызвали Скорую и спасателей.
   Сняли меня пожарные, а я увидела, что дома напротив, в котором бабушкина подруга Анна Степановна жила - уже нет - он лежал в руинах, а вокруг суетились спасатели с врачами, искали раненых и погибших...
   Тут-то у меня коленки ослабли, голова пошла кругом и я присела на скамейку.
   Вспомнилась прочитанная с братом книга Николая Басова - Мир Вечного Полудня.
   Неужто... и наш Углич попал в другой мир? Хорошо хоть, не в самую середину зимы! Что теперь мне делать? Как быть?
   Над Угличем взошло солнце и осветило все вокруг. Теперь я смогла хорошо рассмотреть окружающее. И расплакалась - половины бабушкиного дома не существовало.
   Теперь перед нами, поодаль от границы переноса, обозначенной свежими холмами вспучившейся земли, расстилалась степь и ветер играл верхушками трав и дикой пшеницы.
  . Я разревелась - теперь я была одна-одинешенька, - без брата, без родителей, даже без бабули. Представляю, каково ей сейчас! Небось мечется там, на нашей Земле, и зовет меня!
   И тут со мной заговорил ласковый женский голос.
   Так я познакомилась со студенткой мединститута Ольгой Одуванчиковой. А чуть погодя обрела и четвероногого друга - у меня появился пёсик Булька.
   Дядя Костя же не отыскался. Совсем. Весь район, где он жил, остался там, в Старом мире.
  
  ****
  
  
   Пару дней спустя со мной и Булькой произошло удивительное приключение.
   Сестра Ксения попросила меня присмотреть за играющими малышами. Возможных крупных хищников мы не опасались - весь первый день близ северного берега моря ходили рыболовецкие суда. Так что город по вопросам питания мог не беспокоиться.
   Починили местное радио, и теперь по нему передавали новости. Весьма малоутешительные, прямо сказать. Из-за непонятных причин, основной из которых какой-то дяденька-академик назвал анд-рон-ный кол-лай-дер, перенесся не только Углич, а вообще целая область радиусом примерно в сотню километров.
   И самое невероятное - если верить новостям из Рыбинска, Мышкина, да и докладу какого-то дяди-генерала, нас перенесло в.... Средиземье. Во всяком случае, городские газеты печатали фотографии пленных орков, а также гномов и эльфиек, интервью с ними. Обещали через неделю наладить электричество и работу местных телеканалов, обещали, обещали... - словом, власть делала все, чтобы держать руку на пульсе.
   Наш Углич сейчас принимал корабли со всей перенесенной части Волги - приходили рыболовецкие суда, могучие пассажирские лайнеры - так, я сегодня утром видела, как к Угличу возвращался попавший в Рунное море круизный теплоход 'Ольга'. Углич превращался в важный порт.
   А что касается нас, ребят из монастырского приюта, мы повадились ходить на берег Рунного моря. Ходили мы через небольшой лес, оставшийся от Старого мира - так теперь называли нашу прежнюю Землю. Хотя на море уже дули холодные осенние ветры, но это не мешало нам бегать по побережью и играть. Изредка по морю мимо нашего пляжа пролетали военные катера - а мы радовались - никакой орк нам не страшен!
   Я дрессировала Бульку - бросала палку, а умный щенок бегал за ней и приносил обратно.
  Вдруг Булька подбежал к самому прибою и тревожно залаял. Малыши замерли, а я подбежала к Бульке и вгляделась. Протерла глаза. Странно. Что за марево на воде? Похоже, это лодка! Но какой она странной формы! Необычная резьба на бортах, высокий изогнутый нос, одно весло качается в уключине, другое, наверное, потерялось. Ой, кто-то, кажется, лежит в лодке...
   Тем временем морские волны, нежно покачивая на своей груди лодку, поднесли ее к берегу и лодка ткнулась носом в песчаный берег.
   Я медленно подошла к лодке. В лодке лежал без сознания красивый высокий юноша. Его кожа отливала легкой прозеленью, неумело наложенная повязка на левом плече пропиталась почерневшей кровью. Кольчуга на нем тоже была в следах ударов мечами. На груди юноши сиял странный, украшенный бриллиантами, полумесяц.
   Я достала мой мобильный телефон и набрала номер Ольги.
   - Оля - быстро заговорила я - У нас тут такое!
   - Что-то с детьми? - встревожилась Ольга.
   - Нет, с малышней все в порядке! - сообщила я - Просто море принесло лодку со странным человеком.
   - Сейчас выезжаю - голос Ольги стал деловым. - Только медицинскую аптечку возьму.
   Через десять минут на дороге около пляжа появился маленький грузовичок. Ольга выбралась из машины и подбежала ко мне.
   - И где же твой таинственный незнакомец? - она свела брови домиком - Я не вижу ни его, ни лодку!
   - Так вот же она! - растерянно ткнула я пальцем в лодку, которую по-прежнему окутывало странное марево.
   - Я вижу только море - обиженно надула губы Ольга. - Вот погоди...
   В этот момент я все поняла. Конечно же! Этот загадочный полумесяц на груди незнакомца - волшебный амулет!
   Я подскочила к лодке и сорвала с груди незнакомца полумесяц.
   - Ой! - Ольга буквально отскочила. Марево вокруг лодки пропало.
   Ольга снова подошла к лодке.
   - Это орк - безапелляционно заявила она, проверила пульс - Он тяжело ранен, интересно, с кем он схлестнулся? С гномами или эльфами?
   - Отвезем его в медпункт? - предложила я.
   Ольга покусала губы.
   - Ничего не поделаешь - кивнула она - Все равно в Угличе только одна больница целой осталась. Разместим его в келье и закроем на замок. А пока... - с этими словами она ловко сняла с пояса юноши кинжал - на всякий случай разоружим его.
   Юноша даже не пошевелился.
   - Надо же - Ольга покачала головой - Руки-то старый промысел помнят!
   Я только кивнула, спрашивать же не стала - я уже знала про беспризорное детство Ольги.
  
  
  ***
  
   - Дон-дон-дон! - ударили колокола на колокольне. Малиновый звон поплыл над лесом и шумящими волнами Рунного моря. Под сводами Дивной церкви зазвучал молебен.
   ...Кристина осторожно несла в руках таз с чистыми тряпицами. Впереди нее шла Ольга.
   Они подошли к небольшой двери, Ольга глянула в глазок и кивнула:
   - Спит.
   Девушка и ребенок вошли в маленькую келью.
   - Господи, благослови - Ольга присела на край кровати, на которой спал найденный сегодня утром абориген. Достала шприц, отломила носик ампулы, наполнила шприц витамином из ампулы. И почувствовала на себе внимательный, чуть испуганный взгляд.
   Девушка глянула на орка. Кристина заметила:
   - Он уже очнулся - просто притворяется.
   - Не бойся, это просто лекарство, - улыбнулась Ольга, провела ваткой, смоченной спиртом, по сгибу локтя и ловко вонзила иглу в вену - Тебе-то, смелому воину, бояться? Укололи и все! - она закончила вводить лекарство.
   Орк испуганно распахнул карие глаза, прислушался к себе, растерянно улыбнулся..
   - Раз уж ты проснулся, давай знакомиться - сообщила девочка. - Я Кристина.
   - Ольга - сказала девушка.
   - Тай - представился молодой орк.
   - Откуда ты? Из Мордора? - спросила Кристина.
   - Нет - мрачно усмехнулся Тай - Я последний из клана Серебряных Топоров. А с мордорцами мы всегда враждовали...
   - Почему?
   - Мордорцы любят войну, смерть, пытки. Слишком разные мы. Мы - ремесленники, земледельцы, а они - воины. До мозга костей. У них труд даже считается постыдным для орка! Это мол, удел рабов - которыми и должны стать все жители Средиземья.
   - Чем-то похоже на Древний Рим - заметила Кристина.
   - Скорее на режим Гитлера, - кивнула Ольга.
   Тай удивленно поднял брови.
   - Древний Рим? Никогда не слыхал про такой город. Вот Итлера знавал - это шаман нашего клана! Он все-все травы знал, умел хорошо помолиться Эру и духам, чтобы послали хороший урожай! И был самым древним в нашем клане, он прожил целых двести лет!
   - Кхм... - закашлялась Ольга - Рим - это город из нашего мира...
   - Вашего мира? То-то я удивляюсь - откуда на Рунном море вы взялись... Ваши шаманы колдовали, чтобы спасти ваш народ от страшного врага?
   - Скорее неудачное шаманство - мрачно усмехнулась Ольга. - Рассказывай еще.
   Весь день они оба беседовали.
   Тай оказался великолепным рассказчиком. Он рассказывал о мрачных башнях Минас-Моргула, о вечно дымящемся Ородруине, о своем истребленном по приказу Саурона клане. Всего лишь за то, что клан отказался принять общий принцип Мордора - посвятить себя войне, а не мирному труду... Ольга же поразила Тая своими похожими на сказки, но правдивыми рассказами о Земле.
   Спустя день Тай почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы выйти на небольшую прогулку по монастырю в сопровождении Ольги и Ксении.
   - Расскажите, пожалуйста - заинтересованно спросил средиземец - Как называются ваши храмы? Такая интересная архитектура, я такого никогда не встречал в Средиземье...
   Девушки переглянулись и Ольга начала рассказывать.
   - Вот эта церковь называется Успенская - а за красоту - Дивная. Посмотри на три шатровые главы, на изящность и легкость храма. Его выстроили в 1628 году после изгнания польских интервентов Яна Сапеги - как памятник погибшим угличанам. Дивная церковь была одним из первых каменных сооружений России, выстроенных по окончании Смутного времени. В 1698 году в монастырь заточили мятежных стрельцов, участвовавших в бунте против Петра I...
   - Интересный вы народ... - задумчиво протянул орк.
  
  
  Орк Тай.
  
  
   Я пришел в себя после битвы с мордорцами на берегу Рунного моря под грудой тел. Очевидно враги сочли меня мертвым. Я потихоньку подобрался к берегу, отыскал там лодку и уплыл на север. Активизировав мой маскировочный амулет, я, измученный, заснул.
   Несколько дней меня носило по волнам Рунного моря. Вы спрашиваете, видел ли я явление, которое у вас называют Переносом? Да. Это случилось ночью, когда я ловил рыбу. И тут вдали на горизонте вспыхнул яркий переливающийся купол, донесся странный рокот... а потом я лишился сознания. Очнулся я уже среди урус-хаев, в странном поселении, которое они называли 'монастырь'...
   Право, это было удивительное место! Там жили женщины, посвятившие себя великому Эру. Они заботились об осиротевших детях.
   Первые дни, я, честно, весьма боялся. Хотя в девушке, которая приходила ухаживать за мной и лечить мои раны, я не чувствовал ненависти, скорее настороженность и любопытство, но все-таки... Ведь сколько страшных рассказов я наслушался при костре от матери и стариков! Если мордорцы недолюбливали нас, 'землекопов', за приверженность к мирному труду и ремеслам, но все-таки охотно торговали с нами, покупая хлеб и фрукты, то с эльфами и жителями Гондора разговор происходил всегда на языке мечей. Стоило кому-то из наших любознательных юношей отправиться дальше Андуина, как на него начиналась форменная охота. Лишь со степными племенами на севере и востоке, а также с живущими далеко на востоке драконами удавалось хоть как-то договориться, а то и заключить союз. По сути дела, среди людей лишь степняк легко мог сказать про орка - это мирный земледелец из племени Красного плуга, или это ремесленник из клана рыбоедов... и только когда степной воин видел мордорца, он хватался за оружие. А вот для остальных людских народов не было никакой разницы между нами - 'орк подлежит смерти вне разницы - какие у него узоры и эмблемы изображены на лице и одежде с оружием'.
   Вот и сейчас я мучился из-за разноречивой информации.
   С одной стороны меня лечили, заботились, сытно кормили вкусным хлебом и необычными яствами. А с другой... Что они готовят для меня? Какую-то особо виртуозную казнь? Люди и не на такое способны... Или меня хотят продать какому-то могущественному магу?
   Но больше всего меня заинтересовала необычная вера урус-хаев - я никогда не слышал про поклонение непосредственно самому Эру. Да, именем Эру клялись, но практически все народы Средиземья почитали Валаров или как мой истребленный мордорцами клан Топоров, разных духов лесов, гор, рек... Но никто никогда не слыхал про народ, который бы почитал самого Эру, и признавал Валаров и прочих всего лишь верными воинами Эру, или его противниками. Однако, было похоже, что в вере этого народа что-то есть...
   Например, когда в местном храме служили молебны Эру и его Сыну, я чувствовал, как неведомая сила исцеляет меня. Так, если в прежние годы шаману и лекарям пришлось бы потратить на мое лечение немало заклинаний и целебных снадобий, то сейчас, наполняемый необычной силой, которую я называл про себя 'Сила Эру', а также получая странные снадобья урус-хаев, быстро пошел на поправку.
   Был, конечно, момент, когда я здорово испугался.
  
  
  Ольга Одуванчикова.
  
   Через неделю дня наш удивительный гость начал чувствовать себя значительно лучше. Навестивший нас врач городской больницы предложил сделать полное обследование нашего необычного пациента.
   Когда прибыла машина 'Скорой', Тай осторожно обошел ее, осмотрел, чуть что не обнюхал, а затем удивленно покачал головой:
   - Какая удивительная машина! А как она работает?
   Следующие полчаса я и молодой фельдшер Сергей Пыжиков объясняли орку устройство двигателя внутреннего сгорания и как он работает в автомобиле. Тай внимательно слушал, кивал, иногда переспрашивал.
   Лифт в больничном корпусе орка ничуть не удивил - Тай рассказал, что в Мордоре есть шахты, где работают подъемники, которые поднимают и опускают с помощью хитроумных блоков и противовесов.
   А дальше наши врачи начали осмотр необычного пациента.
   Со сдачей анализов все прошло спокойно - я первой сдала анализы, так что Тай убедился в своей полной безопасности и изо всех сил делал суровое лицо.
   Что касается стетоскопа - я приучила парня еще в его первые дни у нас к тому, что прослушивание сердца - самое обычное дело. Мало того, Тай однажды целый час только и делал, что слушал, как стучит его сердце. Пришлось мне его уговаривать отдать стетоскоп.
   Так что к осмотру у кардиохирурга Тай отнесся спокойно, а потом он с интересом осматривал и нажимал кнопки на электрокардиографе. К стоматологу я не стала его вести - зубы у Тая и так были белые и крепкие, без всяких изъянов. А бормашина его ведь может и напугать.
   По-настоящему Тай испугался только в рентгеновском кабинете, когда врачи пригласили его лечь под аппарат. Он отпрыгнул к стене, схватил стул и с грозным видом уставился на нас.
   Рентгенолог всплеснула руками.
   - Откуда у вас такой пациент взялся? Он, что, дикий, раз про рентгеноскопию никогда не слыхал?
   Орк внимательно вслушивался в нашу речь, а я обратилась к нему:
   - Тай, бояться не нужно!
   - А разве это не инструмент для пыток? - Тай указал на нависающий над столом аппарат.
   - Нет, конечно, что ты - засмеялась я. - Хочешь увидеть, как работает этот аппарат?
   Рентгенолог вызвала из коридора следующего пациента и занялась им, а я и Тай встали в защитной кабине. Вскоре сюда же пришла рентгенолог и начала работать.
   Через час Тай с интересом рассматривал фотографию собственных ребер и сердца.
  
  
  Орк Тай.
  
   Мне было интересно общаться с урус-хаями - это были первые встреченные мной люди, которые относились ко мне... не как к какой-то опасной твари, которую надо немедленно убить. А как... к равному им. Для них я был таким же, как и они... - человеком!
   Когда я почти поправился, меня пригласили в дом, где жили дети, посмотреть 'телевизор' - чудесный волшебный ящик вроде легендарного палантира, только в тысячу раз лучше.
   Я увидел самые разные фильмы и передачи про... другой мир, который урус-хаи называли Землей или Старым миром. Я смотрел и удивлялся всему - удивительным зверям, рассказам о жизни разных народов Старого мира. Поражался, слушая про то, как земные орки создали могучие государства - Китай и Японию. Внимательно следил за жизнью чернокожих обитателей Африки, столь похожих на мордорцев. И право, не стоило земным магам так шутить с непознанными силами природы... похоже, из-за бунта этих сил многие урус-хаи стали невольными переселенцами в наш мир Арду, который они называли Средиземье.
   И наконец Ольга решила показать мне один мультфильм из Старого мира, откуда не по своей воле пришли урус-хаи.
   В этом мультфильме рассказывалось про Средиземье! А книгу написал урус-хайский писатель Джон Толкиен.
   А я поражался, откуда профессор так хорошо знает про мой родной мир. Да, он изрядно перевирал некоторые моменты - 'будто бы гномы рождаются из камня', и что 'орки едят человечину'. Клянусь Эру, этот урус-хай на самом деле был пришельцем из нашего Средиземья!
   Сам я получил работу при приюте - я рассказывал детям о далеких странах Средиземья и сказки, которые рассказывают старики моего племени долгими зимними вечерами. А дети с нескрываемым интересом слушали орочьи сказки.
   И вот спустя пару недель, когда Ольга, как обычно, навестила меня в моей келье, я спросил ее:
   - Можно мне побывать на вашем молебне? Мне очень интересно.
   - Не знаю - пожала плечами Ольга. - Надо с игуменьей посоветоваться. Завтра как раз состоится воскресная служба. А ты вправду хочешь посмотреть, как у нас это бывает?
   - Да - кивнул я.
   Я даже и не подозревал, что это воскресенье изменит всю мою жизнь.
  
  ****
  
   Вечером, когда зазвонили колокола, пришла необычно нарядная Ольга и принесла незнакомую мне нарядную одежду.
   - Епископ разрешил тебе присутствовать на службе - сказала Ольга. - Только ты должен слушаться меня, а я буду объяснять тебе непонятки.
   Я облачился в эту странную одежду и пошел вместе с нею в храм Эру, который урус-хаи прозвали Дивной.
   И когда началась служба, а я начал повторять за остальными молитву 'Отче наш' - ее я хорошо знал - ее читала перед изображениями святых и Эру Ольга перед тем, как приступить к лечению, произошло Невероятное.
   Свод храма окутался нестерпимым сиянием, а затем...
   В храм пришел посланец великого Эру, Творца мира Средиземья. Это был золотоволосый юноша с эльфийским луком за плечами.
   Он опустился в столбе света на пол храма и с любопытством оглядел замерших урус-хаев. Среди людей прокатился шепот: Ангел? Ангел Господень? Многие крестились.
   Затем он... поклонился священнику, отцу Питириму, который вёл литургию.
   - Великий Эру - заговорил он - приветствует своих детей, пришедших из иного мира не по своей воле!
   Священник осенил посланника крестом и бросил какое-то короткое слово. Уже потом я узнал, что это специальная молитва, отгоняющая нечисть.
   Юноша улыбнулся.
   - Правильно исполняешь заповедь Господа - испытывайте посланцев.
   Отец Питирим тоже светло улыбнулся.
   А Ольга спросила:
   - Скажите... что хочет нам передать Эру?
   - Эру благодарен вам - сообщил Ангел. - Тут, в мире Средиземья, за долгие века стали забывать Эру и стали почитать Валаров, хотя они тоже творения Эру. И Эру просит вас, своих детей, не особо увлекаться молебнами - Эру достаточно одного, но искреннего обращения. И теперь жители Средиземья смогут услышать об Эру... - а об этом им расскажет...
   Он подошел ко мне и сказал:
   - Вот этот человек поведает своим братьям о том, что слышал здесь.
   Я растерянно сказал:
   - Разве презренный орк...
   - Разделение на орков, эльфов, людей - придумали сами жители Средиземья, а не Эру - жестко сказал Посланник. - Разве ты не слышал от детей Эру, которые явились из другого, соседнего мира...
   - Что для Бога нет ни эллина, ни еврея? - вспомнил я.
   - Правильно. Пусть услышат народы Средиземья, что для Эру нет ни орка, ни гондорца, ни эльфа. Все они равны, все - дети Эру. Подумай сам. Разве отец любит старшего сына меньше, чем младшего, только потому, что они рождены в разные годы, что один родился днем, а другой ночью?
   - Да - кивнул я - Отец не делает различий между своими детьми и награждает или наказывает их согласно достоинству и поступкам их...
   - Иди и свидетельствуй - Ангел хлопнул меня по плечу и исчез.
  
  Глава 14
  Слово берет Церковь.
  
  Куда причислить эльфа иль орка?
  
   - Возлюбленные братие во Христе! - провозгласил ярославский архиепископ Нектарий, тем самым открывая собравшуюся в Ярославле конференцию священнослужителей. - Произошло непостижимое ни для Веры, ни для Науки событие, условно называемое Перенос. Господь Бог, возможно, пожелал спасти наши земли от катастрофы, которая, несомненно сопровождала взрыв... - докладчик заглянул в бумагу - андронного коллайдера.
   - Неужто Бог счел нас праведнее всех? - ядовито заметил какой-то пожилой священник - Так скорее мы наиболее грешны - потому что начали жить в ином неведомом мире, а не попали в Рай...
   - Я прочитал Новый Завет и скажу - то, что произошло с нами - ничуть не противоречит Библии - заявил Рыбинский и Угличский епископ Вениамин. - Там сказано: 'У Отца Моего множество обителей'. Вполне можно допустить, что имеется в виду либо то, что мы находимся на другой планете, либо же в одном из иных, параллельных миров, в которые доселе удавалось заглянуть разве что писателям-фантастам или ученым.
   - Именем Церкви постановляем - пусть же сей феномен исследуют ученые. - Нектарий поднял руку. Вслед за ним постановление приняло все собрание.
   - А как относиться к народам... кхм... этого самого Средиземья? - спросил один из священнослужителей. - Дело в том, что в нашем Алексеевском монастыре сестры-насельницы приютили подобранного ими раненого орка.
   - Пусть лечится - отмахнулся Нектарий - Ибо 'блаженны милостивые'. Вообще я полагаю, что пока недостаточно общих данных, следует относиться к местным жителям не как к демонам, а просто - как к соседним, пусть и возможно, языческим народам... - здесь я передаю слово почтенному епископу Вениамину, который имел честь встречаться с гномами.
   - Местных гномов вполне можно счесть за наших африканских пигмеев - поднялся со своего кресла Вениамин. - Я вел беседу с двумя представителями гномьего народа. Так вот, они утверждали, что все истории о том, что они 'рождаются из камня' - это не что иное, как выдумки и легенды. Просто у гномов есть обычай - относить роженицу в специальный чертог, и укладывать ее на изукрашенное резьбой гранитное ложе, чтобы ребенок родился таким же сильным и крепким, как гранит. На самом деле все куда сложнее. Судя по всему, в древние времена, еще в Изначальную Эпоху, враги загнали в пещеры и горы Мории некий народ - вождями которых и являлись Семь Праотцев Гномов. Жителям пришлось прорубать в теле гор подземные ходы, строить жилища, словом, стать детьми пещер. Шли века - и менялись обитатели пещер - они стали невысокими и ширококостными, их глаза привыкли к сумраку подземелий, они научились создавать из всего, что щедро давали им горы, удивительные вещи, а кузнечное, горное и ювелирное ремесла невероятно расцвели. Вообще Бифур и Сафур поведали нам необыкновенные легенды и сказки о своем племени и его роли среди других народов. Когда закончилась Первая эпоха и пал Тангородрим, а старинные города Ногрод и Белегост в Синих горах были разрушены, государство Казад Дум расцвело и разбогатело, украсилось знаниями, пополнилось мастерами и прославилось различными ремеслами. Мория благополучно пережила Черные Годы и первый период владычества Саурона, хотя весь Эрегион был разорен, а Врата Мории пришлось закрыть и запереть. Саурон, слуга Моргота, не мог проникнуть внутрь подземелий Казад Дума, в которых жил многочисленный и храбрый народ. Долго скрывали горы нетронутые богатства Гномов, даже когда самих Гномов стало меньше. В середине Третьей эпохи ими правил Дарин, шестой король с этим именем...
   Все внимательно слушали рассказчика. Наконец Нектарий поднял руку, призывая к вниманию.
   - Предлагаю - объявил он - отправить в Железные Холмы к Даину Железной Пяте миссионеров. Пусть изучат обычаи и язык гномов, переведут Библию. Гномам и другим народам известен Единый Бог - или как они его называют - Илуватар, а мы знаем его как Эру. Кстати, и Эру, и Илуватар - не имена собственные, а эпитеты. 'Eru' на местном языке, квенья, значит 'Единый', 'Ilúvatar' - 'Отец всего'. Это имена, которыми эльфы назвали создателя мира Средиземья. А гномы уверены, что именно Эру - Илуватар вдохнул жизнь в первых жителей этого мира... И эти данные ни капли не противоречат тому, что мы знаем о Боге. Так что нам следует отнесись к народам Средиземья со всем вниманием и тщанием.
   - А орки? - кто-то задал вопрос. - Мы знаем из доклада, что среди них есть маги.
   - Тут тоже нужно подойти со всем вниманием. Вспомним времена, когда даже среди ученых и в Церкви шли споры - есть ли у женщины душа, есть ли душа у индейцев и африканских негров, являются ли низшими и высшими человеческие расы. Нельзя тащить в новый мир старый багаж, а отобрать все необходимое.
   Кто-то из священников возмущенно затряс бородой:
   - А если орк пожелает посетить молебен в церкви?
   - Тогда приставьте к вашему орку знающего человека, который будет ему объяснять, как и что, а также проследит, чтобы все было в порядке. Если помните, некогда были такие люди - 'оглашенные' - они приходили в церковь слушать молебны и проповеди - и готовились к. принятию Таинства Крещения. Главное, если средиземец захочет узнать больше о Христовом вероучении - нам не следует ему отказывать. Примем четкое решение - мир Средиземья, как и наш - тоже сотворен Богом - 'как одна из обителей'. И теперь это наш мир.
   - Кстати - дополнил еще кто-то - на территории Переноса были замечены назгулы, а также поступила информация про вампиров и зомби.
   - Поручите экзорцистам разобраться с ними.
  
  Охотники за умертвиями.
  
   - Чу! Слышите, наставник? - шепнул брат Сергий своему наставнику, отцу Даниилу, священнику - экзорцисту. Отец Даниил всмотрелся в сумрак.
   Серебристый свет большой, непохожей на оставшуюся в Старом мире, луны освещал черные могильные плиты и деревянные кресты. Среди могил двигалась странная приземистая фигура. Она пригибалась к земле, принюхивалась к чему-то, пока не приблизилась к громадной плите из черного мрамора, под которой, как гласила надпись на плите, покоился 'конкретный пацан Семен Чубатов'. Фигура замерла и начала разгребать передними уродливыми конечностями свежую землю. На нее упал отблеск лунного луча. Это было странное бледное существо, с большими, подернутыми белой пленкой глазами. Лохматые длинные волосы, отроду не знавшие расчески, падали на глаза ужасной твари, отчего существо то и дело встряхивало головой. На шее монстра висела, позвякивая при каждом его движении, золотая цепь с большим медальоном. На медальоне блестела выложенная мелкими бриллиантами руна. На руках-лапах существа также сверкали золотые кольца.
   - Умертвие! - прошептал Сергий. Отец Даниил решительно шагнул навстречу существу. В тишине кладбища зазвучал суровый спокойный голос экзорциста:
   - Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся, Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправшаго силу диаволю, и даровавшаго нам тебе Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата. О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь!
   Существо дернулось, отпрянуло, уставилось на двух молодых священников.
   И вдруг... блеклая пелена исчезла с глаз существа, на Даниила и Сергия уставились карие глаза, полные тоски.
   - Помогите... Пожалуйста... Моя... моя душа страдает... Я между бытием и небытием... Поскорее... Иначе я опять стану... стану послушным исполнителем злой воли... Умертвием...
   - Сейчас! - Даниил кивнул Сергию, тот прицелился в умертвие из арбалета.
   А сам экзорцист начал читать заупокойную молитву.
   Человек... да, это был человек, слабо улыбнулся:
   - Скажите... в Минас-Тирите... рыцарю Тарандиру, что его сын Видартир умер... воином... И нет его вины в том, что его заставил восстать из мертвых Темный...
   Даниил согласно кивнул и продолжил чтение молитвы.
   Видартир улыбнулся и внезапно рассыпался в пыль. Только золотой медальон остался лежать на горке праха...
  
  
  ****
  
   - Опергруппа, на выезд!
   Под потолком участка полиции рыбинского РОВД разнесся вой сирены.
   Михаил Тарасов первым выбежал из приземистого трехэтажного здания.
   Молодой мужчина уже начал привыкать к окружающим странностям. Он больше не вздрагивал, видя, как его товарищ и напарник Николай Сидоров приходит на работу со своим прирученным дракончиком на плече. Подумаешь! Главное, дракошка хоть не разговаривает, как у некоторых рыбинских граждан - про одного такого уже рассказывала местная газета, быстренько переименовавшая себя в 'Вести Средиземья', а также, мигом сориентировавшись в обстановке, направила собкоров в Гондор и к гномам. И о гномах уже вышло несколько интересных репортажей. И то, что власть предержащие создали НЧЧК - Нечеловеческую Чрезвычайную Комиссию и переподчинили ей части СОБРа, было понятно - у многих людей начали проявляться магические способности. Да что там - например, сам Тарасов теперь умел зажигать на указательном пальце крохотный огонек - этим и ограничивались его магические способности.
   Тарасова уже не удивляло, что в участок то и дело приходят люди с жалобами на магические преступления, иногда привозят пойманного в окрестностях перенесенных в мир Средиземья русских земель орка. А вчера в участок вообще доставили... самого настоящего эльфа. Этот эльф принял стоявший на обочине трактор за какое-то невиданное чудовище и не придумал ничего лучшего, как обстрелять его из лука, а затем с гордым боевым кличем и обнаженным мечом ринуться рубить 'порождение Врага'. За этим занятием его и застали местные крестьяне. Оглушив эльфа позади гаечным ключом по макушке, мужики связали его и доставили в полицию...
   Группа СОБР мчалась на грузовичке через ночь. Тарасов недовольно хмурился, разглядывая спокойно сидящих напротив него монаха, брата Никанора, и мужчины в деловом костюме, представившегося как экстрасенс Дмитрий Иванов - он, как и многие экстрасенсы, после проверки способностей оказался мобилизован в ряды бойцов НЧЧК.
   - И зачем нам, бравым спецназовцам, вот эти? - недовольно спросил он у напарника.
   - Приказ. Вот этот монах - экзорцист, умеет бороться с нечистью, а экстрасенс - сейчас нам помогает, вычисляет магических тварей. Все-таки мы теперь в Средиземье - спасибо ученым за это.
   - Да невозможно же! - возмутился Тарасов - Магия не существует!
   - Может быть, но вот существование энергоинформационного поля ты допускаешь? - спросил Сидоров.
   - Конечно. Все, что окружает нас - является не только предметами, которые мы видим, но и одновременно - информацией о них. Например, смотрю я на Дмитрия и вижу, что он любит европейские костюмы, носит усы, любит квашеную капусту, а еще он очень самоуверенный тип. И человек может передвигать предметы, воздействовать на информационное поле силой воли...
   - Именно так - наставительно заговорил Сидоров. - Магия - и есть то, с чем мы начали сталкиваться здесь в мире Средиземья. Воздействие человека на окружающий мир силой воли. Человек может изменять, возмущать энергоинформационное поле. Он может обработать силой своей воли предмет так, что от предмета пойдет информация, искажающая представления как у объекта воздействия, так и окружающего мира о нем. Вот этим-то и объясняется колдовство. Объект воздействия ощущает себя так, как ощущает себя, например, лягушка. Экстрасенс может ощущать сигналы от предметов на значительном расстоянии, а священник может оказать сильное воздействие на энергоинформационное поле с помощью определенных жестов и слов. Самые сильные священники вообще могут разрушать эфирные тела обитателей энергоинформационного поля вроде привидений...
   Тут экстрасенс Дмитрий, который так и продолжал сидеть с полузакрытыми глазами, резко бросил:
   - Объекты свернули на улицу Советскую, пытаются достать с крыши цветочного ларька девушку...
   - Едем на Советскую! - бросил командир отряда Козловский шоферу Витьке.
   Машина собровцев пролетела по улице Ленина на Советскую.
   - А вот и они!
   - Обыкновенные упыри, кладбищенские - по-прежнему не открывая глаз, продолжил Дмитрий.
   Перед собровцами предстала жутковатая картина.
   На крыше цветочного магазинчика сидела испуганная девушка. А вокруг закрытого на ночь магазинчика... кружили две громадные фигуры, покрытые изжелта-красноватой кожей. Фигуры походили на уродливых людей, зачем-то вставших на четвереньки. Чудовища оглянулись на затормозивший грузовичок, на выскакивающих из него людей и с жутким подвыванием ринулись вперед.
   Во имя Отца и Сына, и Святого духа! - громко возгласил монах.
   - О, Господи! - вскрикнул, крестясь, водитель Витька - одна из тварей вспрыгнула на капот и ощерилась прямо в лицо шоферу тремя рядами жутких, никогда не чищеных клыков.
   И в то же мгновение упырь, окутанный белым сиянием, кубарем скатился с капота. Тарасов покосился на экстрасенса - его пальцы двигались, как будто сплетая в воздухе узоры.
   Второй упырь же в это время перешел в атаку, целясь Тарасову точно в горло.
   Но странный человек в пластинчатых кожаных доспехах, вместо того, чтобы убегать, или покорно упасть на колени, подставляя беззащитную шею, резко взмахнул руками.
   - Какой глупый человечишко, неужели он... - успел подумать монстр, прежде чем перед глазами засверкали звезды, а потом стало темно.
   Собровец оглядел оглушенного прикладом автомата монстра и деловито застегнул на нем наручники.
   В это время Сидоров пинком перевернул обгорелый труп.
   - Мертв.
   - А арестанта - куда?
   - В зловещие застенки НЧЧК, к научникам. Будут ему зубы лечить - зловеще усмехаясь, пообещал Козловский
   Очевидно, арестованный упырь боялся стоматологов - он мгновенно распахнул глаза и завизжал:
   - Нет, не надо! Не надо лечить мои зубы! Я здоровый!!!!
   - Надо, Федя, надо - в тон враз побледневшему упырю сказал Тарасов - Проверят тебе, болезный, каждый зубик, и не бойся так - добрый дядя-стоматолог все вылечит, исцелит...
   Упырь поник, осознавая, во что влип.
   Собровцы потащили арестанта к машине, а священник и экстрасенс приблизились к мертвецу и приступили к привычной работе - упокоению.
  
  Рыбинск. Кабинет мэра Юрия Ласточкина
  
   Новоиспеченный министр внутренних дел и начальник НЧЧК Сергей Николаевич Мехов положил на стол Юрия Ласточкина, а теперь - с легкой руки степных ханов и повелителя гномов Даина Железная Пята - Юрия Первого, правителя урус-хаев и Урусской империи, папку бумаг.
   - И что на этот раз, Сергей Николаевич? - хмуро спросил Ласточкин, ставя подпись на очередной грамоте - в ней вождь орочьего племени Красной Стрелы слезно просил принять его земли в состав нового государства и тем самым спасти племя от набегов свирепых мордорцев.
   Мехов вздохнул:
   - Как видишь, старина, я был прав, когда начал создавать НЧЧК. Наш Ночной Дозор в последние три ночи серьезно поработал. Вылавливали зомби и умертвий...
   - Если не ошибаюсь, умертвия - персонажи из 'Хранителей Кольца'? - блеснул эрудицией Ласточкин.
   - Они самые - кивнул Мехов - Анализируя данные, можно сказать, что Ночной Дозор, созданный из священников и монахов-экзорцистов, а также прошедших проверку экстрасенсов, успешно прошел боевое крещение. Уничтожено с полсотни умертвий, разогнана орда вампиров, проживавших в горах - они отчего-то решили, что климат Углича, как приморского города, будет полезнее для здоровья, также пришлось упокаивать зомби и утопленников - теперь многие мирные граждане после смерти уже не настроены отправляться в иной мир. Также... - Мехов поглядел в бумаги - были отмечены встречи с привидениями.
   - Знаю - вздохнул Ласточкин - У меня здесь - он обвел рукой кабинет - призрак одного нэпмана объявился. Беднягу пристрелили тут в двадцать восьмом при попытке к бегству. И с той поры он так и бродил здесь, незримый никому. А как нас перенесло, он новых сил набрался, и начал столы вертеть, предметы двигать.
   - И как, утихомирили его?
   - Он клад указал. Как только его внучка сокровище получила в присутствии священника, а священнику взнос в церковь за упокой покойного вручили - призрак и утихомирился.
   - Это еще пустяки - улыбнулся Мехов - А что ты скажешь про Марию Петровну Сидорчук?
   - Мария-катафалк? - встрепенулся Ласточкин. - Та самая, что нас в босоногом детстве с огорода гоняла, а еще семерых мужей схоронила? Она что, на метле начала на шабаши летать?
   - Кто там на метле летает - я не знаю - ответил Мехов - Но факт то, что вчера ровно в полночь все ее семеро покойных мужей возвратились с кладбища, чтобы засвидетельствовать почтение своей вдове.
   - Все семеро? И что вдова?
   - Крепкая старушка оказалась - Мехов уважительно покачал головой - Впрочем, она с молодости такой была - в двадцать лет партизанила в белорусских лесах, немецких языков брала. Словом, как только она своих мужей покойных на пороге дома узрела, мигом пригласила их на чашку чая, стопарик поднесла каждому - и пока мужья ее праздновали свое воскрешение, да жизнь свою досмертную вспоминали, мигом к священнику побежала, он Дозор вызвал.
   - Ага, 'всем выйти из сумрака'!
   - Именно. Словом, шестеро успокоилось навеки, больше женушку свою не побеспокоят.
   - Минутку. Их же было семеро?
   - Первого мужа Сидорчук упросила не трогать. Все же вместе воевали, вместе до Берлина дошли, а после Победы в Рыбинск переехали, где в сорок седьмом Андрей Сергеевич, ее первый муж, и скончался от пневмонии.
   - И как они теперь?
   - Сидят сейчас по вечерам, чаи гоняют. Тем более Андрей Сергеевич призрак тихий, смирный. Так что пока дозоровцы за квартирой приглядывают и лекции о физиологии призраков и загробном царстве слушают. А так...
   - А здесь зомби тихие - дурашливо пропел Юрий Ласточкин.
   - Именно. Обычная полицейская работа, пусть и с необычной клиентурой. Представляешь, вчера к нам оборотень местный обратился. Подал жалобу о краже у него ритуального кинжала - он без него в человека превратиться не может.
   - Что ж - Юрий Ласточкин налил рюмку 'Столичной' - Выпьем же, Николаич. За наш новый, обычный сказочный мир.
   - Не откажусь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ 2
  Операция 'Мордор'
  
  
  Глава 1
  Корабельные будни
  
  
   На борту "Александра III" шел военный совет... Большую часть боевых повреждений удалось исправить, решался вопрос о доставке из Рыбинска 800 тонн угля с местной электростанции, тяжелораненых частью перевезли на "Миннесоту", частью разобрали горожанки Пеларгира, умевшие ухаживать за ранеными.
   Состояние корабля опасений теперь не вызывало. Но оставался один, самый больной вопрос - где пополнить боезапас. Из главного калибра за время боя выпустили практически все снаряды - в башенных погребах их оставалось не более двух десятков, со средним калибром дела обстояли немногим лучше. На перенесенных территориях была теоретическая возможность организовать необходимые производства, но на это нужно время, может быть, годы. А снаряды, учитывая нестабильную ситуацию в регионе, могли понадобиться в любой момент...
  - Господа, а вспомните, чем стреляли во времена адмирала Нахимова - вдруг произнес молчавший до того времени старший артиллерист лейтенант Эллис.
  - Известно чем, ядром чугунным, - ответил кто-то из молодых мичманов.
  - Вот-вот, именно ядром. А ядро изготовить намного проще, чем наши снаряды. Снаряжать черным порохом с простейшей фитильной трубкой, на заряды - тоже черный порох. Уголь здесь древесный есть, сера и селитра тоже найдутся, надо с этими, как их там... С гномами потолковать - знатоки они во всех делах горных... Дальность, правда, упадет - больше чем на пять миль стрелять вряд ли получится. Но у наших противников нет и того.
  - Но у нас же нарезные орудия, ядром из них никак не получится стрелять...
  - Я уже навел справки. В Рыбинске есть большой судоремонтный завод, на нем расточим стволы. Прочности должно хватить - рассчитаны на бездымный, а не на черный порох.
  - Добро, господа! На том и порешим, подвел итоги командир... Сношения с Рыбинском возьму на себя, а Вы, господин артиллерист, займитесь немедленно выгрузкой всей артиллерии, в первую очередь - среднего калибра, на берег. Отправим тем же транспортом, что привезет уголь.
  
  *****
  
   Спустя три дня из Рыбинска прибыли грузовые вертолеты Ми-8, доставившие уголь, а также бригады ремонтников и геологов. Задачей геологов являлся поиск залежей каменного угля в землях Гондора. Ремонтники приступили к осмотру броненосца.
   А пока что в кают-компании снова собрался совет.
   .Первым выступил молодцеватый офицер в камуфляже и погонами капитана.
   - Не нужно растачивать стволы - заявил он - У нас в Рыбинске есть артсклад, а на нём - находятся 152-мм снаряды. Мы уже привезли по три десятка снарядов разных калибров и несколько пушек для замены уничтоженных во время Цусимского сражения. Также мы доставили минометы для подразделений морской пехоты. По нашим расчетам, 152-мм снаряды с большой степенью вероятности должны подойти к шестидюймовкам Канэ, которые стоят на вашем броненосце.
   - Отлично! - произнес капитан Николай Михайлович Бухвостов.
   Сначала из небольшого заливчика в порту вывели пять старых парусников, которые отслужили свой век еще в правление Наместника Гондора Тургона, деда ныне правящего Дэнетора II и теперь доживали свой век на кладбище старых кораблей.
   По распоряжению Рэвандира остальные старые корабли были подвергнуты осмотру и все из них, способные преодолеть хоть какое-то расстояние по морю в тихую погоду, переведены в разряд 'боевых целей'. Из всех больших кораблей уцелел только древний эльфийский корабль
  'Хир ин Элегyс' - 'Победитель Штормов' - на нем ходил еще сам основатель Пеларгира - этот корабль, несмотря на то, что был построен аж тысячу лет назад, оказался достаточно прочен для того, чтобы совершать разведывательные рейды вдоль берегов Гондора и отслеживать возможные передвижения пиратских кораблей.
   Так что по распоряжению капитана 1 ранга Н.М. Бухвостова командиром 'Победителя Штормов' был назначен Александр Клементьевич Полис, капитан 2-го ранга.
   И теперь в порту на корабле устанавливали несколько пушек, на пробу отлитых в кузницах Пеларгира, а также с 'Александра Третьего' перевезли одну из малокалиберных пушек и поставили на корме 'Победителя Штормов'. Пятьдесят моряков броненосца под руководством своих коллег-гондорцев обучались управлять парусами.
   Спустя несколько дней моряки из неведомого никому из средиземцев, кроме разве что новых обитателей земель у Рунного моря, мира, продемонстрировали наместнику удивительные способности своих кораблей.
   Сначала Рэвандир поднялся на борт броненосца и со вниманием слушал рассказ капитана 'Александра Третьего' Бухвостова. Капитан показал наместнику каюты офицеров и казармы моряков, а также пушки со снарядами и рассказал о порохе. Также в одной из кают наместник увидел двух людей - они чинили какой-то непонятный аппарат.
   - Это радио - пояснил капитан - С его помощью мы можем переговариваться по воздуху с другими кораблями.
   - Если бы этот прибор... как вы назвали? - радио? - соединить с палантиром, можно было бы и видеть собеседника и говорить с ним... - покачал головой Рэвандир.
   Один из радистов улыбнулся, как будто знал какую-то тайну, но не собирался ее выдавать.
   - А сейчас начнутся учения - сообщил Бухвостов - Добро пожаловать в рубку.
   В стене рубки была прорезана широкая щель, которая однако, позволяла хорошо видеть все происходящее.
   Первым начал 'Победитель Штормов', который часом раньше покинул порт Пеларгира.
   Рэвандир увидел, как этот корабль появился на горизонте.
   - Вот бинокль, Ваше превосходительство, смотрите - капитан броненосца подал наместнику две скрепленные вместе непонятные трубки со стеклянными линзами на концах.
   Рэвандир поднес 'бинокль' к глазам и ахнул: 'Победитель Штормов' теперь стал очень близко - казалось - протяни руку и коснешься парусов. Затем он увидел в бинокль, как один из матросов стал поднимать и опускать руки, в которых он сжимал флажки.
   - Так - кивнул Бухвостов, не отрываясь от своего бинокля. - 'Победитель' передаёт, что на горизонте замечены враги - всего пять вымпелов. Один из них преследует наш разведывательный бриг...
   Послышался быстрый топот ног - матросы занимали назначенные им места.
   Броненосец тронулся с места. Когда он поравнялся с 'Победителем Штормов', то бриг мгновенно выпалил из кормовой пушки в замерший на месте поодаль парусник.
   Парусник начал медленно заваливаться на бок, а вскоре исчез под водой, на поверхности остались только несколько лодок с несколькими перепуганными матросами - это были провинившиеся перед законами Гондора люди, которым тюремное заключение по просьбе Бухвостова заменили на управление 'учебной целью'.
   А именно, осужденные должны были отвести парусники на некоторое расстояние от порта, оставить там четыре корабля, на пятом дождаться появления разведывательного брига и начать преследование, а при атаке немедля покинуть парусник...
   'Победитель' направился подбирать лодку, а броненосец двинулся вперед. Спустя время на горизонте появились четыре вымпела с гербами Умбара и Харадрима.
   - По врагам пли! - скомандовал Бухвостов в рупор.
   Рявкнула первая пушка. За ней вторая, третья...
   И вот уже вместо парусников на волнах плавали только доски и бочки.
   - Молодцы! Какие вы молодцы! - восторженно кричал Рэвандир.
   В этот день 'Император Александр Третий' и разведывательный бриг 'Победитель Штормов' в присутствии наместника успешно отстрелялись по учебным мишеням.
   Сказать, что правитель Пеларгира Рэвандир был впечатлен - значило - ничего не сказать. В особенности его потрясло, как метко палили корабли.
  
  ****
  
   А на следующий день броненосец принял бой.
   Когда 'Александр III' проводил обследование и промеры акватории, корабль обнаружил на горизонте чужие паруса. Сразу же туда побежал бриг 'Победитель Штормов'...
   ...Могучий огненный маг и капитан пиратов Умбара Скорр сидел в своей каюте, пребывая в хмуром настроении. Нападение на Пеларгир откладывалось - шпион сумел передать информацию о появлении в порту каких-то 'железных кораблей'.
   В первый момент Скорр даже не поверил полученному сообщению - как может быть корабль железным? Железо тонет, а дерево плавает! Наверняка самый обыкновенный морок... И наверняка командовал кораблем сильный колдун - сам Скор, когда в молодости ходил на своем единственном корабле 'Похоть Смерти', не раз применял свой любимый морок - 'гибель своего корабля', когда надо было скрыться от погони - будь то гондорские боевые нумерты, или хищные харрадримские солеры. И пока противники наблюдали за погружающимся в волны кораблем, 'Похоть Смерти' успевала уйти. Даже во время налета гондорцев на Умбар около сорока лет назад, когда в порту царил ад, пиратский корабль ушел целым и невредимым.
   Но проверив при помощи небольшого заклятия истины полученный манускрипт, Скорр совершенно растерялся.
   Шпион доносил, что ему удалось кое-что разузнать про таинственные корабли со странными названиями 'Александр Третий', 'Миннесота', 'Капризуля'.
   На самих кораблях шпиону не удалось побывать - они охранялись суровыми моряками, не пропускавшими никого, кроме членов экипажей. А пассажиры 'Миннесоты' поселились в городе, кого-то даже приютил у себя сам наместник.
   Только подкупив рыбака, шпиону удалось ночью близко изучить корабли Америки, России и Франции - трех совершенно неизвестных никому, но несомненно могущественных стран, раз они смогли создать такие удивительные корабли!
   Кроме этого, шпиону удалось подпоить кое-кого из иноземных моряков в кабаках и тавернах Пеларгира и вытянуть из них интересные сведения.
   - Морок... Просто морок... - постарался успокоить себя огненный маг - Не могут быть корабли железными, просто не могут!!! Это обычная магия, может, просто какой-то артефакт, который позволяет кораблям КАЗАТЬСЯ сделанными из железа. Даже на ощупь. Да, могут быть и какие-то надстройки, может, где-то корабли и обшиты стальными полосами... Да, наверняка, стальные полосы! - нервно сплел пальцы колдун - Они наверняка укреплены на бортах корабля... стоп, похоже, я понимаю, как устроен неизвестный мне артефакт.
   Маг нарисовал на листе пергамента громадную подкову с укрепленными посередине нее стальными полосами.
   - Так... Если полосы, набитые на бортах кораблей, тянутся в капитанскую каюту... то... вполне вероятно! Неизвестный магический артефакт именно так и действует. Он создает морок и также ложное представление об истинном расстоянии до корабля...
   Скорр не подозревал, что некоторые данные шпион просто побоялся сообщить, справедливо опасаясь, что ему не поверят.
   А пока маг решил вывести всю подчиненную ему флотилию - двадцать восемь лучших умбарских кораблей и прощупать истинную мощь неизвестных кораблей. И кто знает, может, если позволит Эру, удастся захватить этот удивительный корабль?
   Огненный маг мечтательно прищурил свои желтые глаза, представив, что будет, когда в его руках окажутся волшебные артефакты, находящиеся на таинственном корабле.
   Пожалуй, он, Скорр, не будет проводить эксперименты на пленниках, а при их содействии попробует создать еще нечто более могущественное... - подумал пиратский капитан.
   - Господин капитан! - в каюту вбежал моряк - Замечен гондорский корабль!
   - Убегает?
   - Идет навстречу нам. Он называется 'Хир ин Элегyс' - 'Победитель Штормов'
   - Их капитан, что, настолько пьян, что не видит наших вымпелов? - Скорр, в обычной жизни спокойный толстоватый мужчина с венчиком седых волос вокруг лысины, в одно мгновение превратился в свирепого пиратского капитана, чье имя с ужасом произносили во всех тавернах Гондора, Арнора, Харадрима и с нескрываемым уважением в самом Умбаре. Каждый пират стремился совершить хотя бы один рейс под началом знаменитого капитана.
   Тем временем гондорец Олибарн, первый помощник Александра Клементьевича Полиса, повернулся к капитану.
   - Кэп, эти корабли идут под знаменем самого опасного пиратского капитана... Не пора ли начать заманивать их?
   - Рано - не отрывая глаза от подзорной трубы, бросил капитан 'Победителя Штормов'. - Мы должны их разозлить. Чтобы забыв об осторожности, пираты ринулись 'хватать и не пущать'.
   Первыми к 'наглым гондорцам' ринулись два пиратских корабля 'Веселая Киска' и 'Око Саурона'.
   - Целься! Пли! - пронеслась над палубой 'Победителя Штормов' команда.
   Комендоры прицелились в приближающиеся пиратские корабли.
   Грохнули залпы, а моряки не спеша начали заряжать пушки.
   На 'Око Саурона' одно ядро снесло толпу готовившихся к абордажу пиратов, палуба покрылась телами убитых и вопящими от нестерпимой боли ранеными, а второе ядро сбило грот-мачту, отчего палубу накрыло, словно саваном, упавшими парусами.
   'Веселой Киске' не повезло - ядра 'Победителя Штормов' буквально просверлили ватерлинию пиратского корабля. 'Веселая Киска' начала погружаться в воду, а перепуганный экипаж, позабыв о гондорцах, спешно спускал спасательные шлюпки.
   - А теперь отходим! - скомандовал капитан Полис.
   - Есть, кэп!
   'Победитель Штормов' величественно развернулся, грянул залп кормовой пушки, а снаряд разорвался посередине пиратской флотилии, причинив изрядные повреждения.
   ...Стоявший на палубе 'Похоти смерти' - это был уже третий корабль пирата за всю его долгую жизнь, Скорр тяжело выдохнул:
   - Так! Просигналить всем: 'В погоню'! Передать на корабль 'Безмятежность' - пусть идут к 'Оку Саурона' и разберутся, что там произошло, а также подберут матросов. - Эх, капитана 'Веселой Киски' жаль...- подумал пиратский капитан, - хорошо мы в старые времена за бутылкой здравура сидели...
   Пиратские корабли пошли под всеми парусами вслед наглому гондорцу, посмевшему применить какое-то колдовство. Одни начали догонять гондорца, другие, наоборот, отставали.
   Сам пиратский капитан принялся готовить к применению свои заклинания.
   - Господин капитан! - обратился к нему помощник - Мы догоняем гондорцев!
   И действительно, гондорский корабль 'Победитель Штормов' начал останавливаться и разворачиваться бортом к пиратским кораблям.
   - Они решили умереть красиво. Что ж, им это удалось - заметил маг, рисуя узор заклятия.
   - Ба-бах! - послышался грохот.
   Один из приближавшихся к гондорцам пиратских кораблей замер, а мачты медленно покачнулись и рухнули на палубу, снесенные какой-то чудовищной силой.
   А затем... на горизонте возник корабль. Громадный корабль черного цвета. Из верхушек странных башен, установленных на нем, вырывался черный дым.
   Гондорский корабль спокойно направился к незнакомому пиратам кораблю и укрылся за ним. А в следующее мгновение незнакомец весь окутался дымами и... сразу десяток умбарских кораблей - кто мгновенно превратился в груду щепок, а кто начал медленно тонуть...
   - А-А-А! - рядом с магом-капитаном в ужасе завопил помощник. - Это не корабль! Это морской демон! Он сожрет нас, сожрет!
   Маг залепил вопящему от страха пирату пощечину.
   - Ты, что не понял? Мы должны уничтожить этот корабль - он махнул рукой в сторону горизонта, где виднелся быстро приближающийся чудовищный корабль, казалось, неуязвимый для умбарского оружия... Это просто морок, маг этого корабля наводит на нас морок, что мы гибнем. Сейчас я сниму этот морок... А вы сделайте залп файерболлов!
   Скорр быстро изобразил несколько рун.
   НИЧЕГО не произошло. Совершенно ничего.
   Вернее, пиратам удалось дать залп файерболлами, но... с кораблем ничего особого не происходило. Морок не желал рассеиваться.
   И страшный пиратский капитан познал, что такое ужас. А затем он почувствовал, как под его ногами покачнулась палуба...
   Вечером 'Безмятежность', так и не поучаствовавшая в бесславном для грозных умбарских пиратов сражении, обнаружила среди плавающих обломков и трупов израненное тело капитана Скорра...
  
  ****
  
   Новость о гибели флотилии знаменитого капитана потрясла весь Умбар. С гневом и яростью пираты пересказывали друг другу новости в тавернах, и все сходились в одном - Пеларгир должен исчезнуть с лица земли!
   Так что теперь умбарцы готовили самый большой флот, какой только знало Средиземье - двести пиратских кораблей, битком набитых лучшими бойцами Умбара, собирались идти на Пеларгир, срочно приглашались сильные колдуны...
   И никто из всех этих возмущенных оглушительной пощечиной пиратов не подозревал, что звезда Умбара, вотчины пиратства и работорговли, теперь клонится к закату.
   А единственный, кто мог бы остановить и утихомирить буйный Умбар, знаменитый капитан Скорр, теперь лежал недвижим на чистых простынях в своем скромном доме, страдая ранами.
  
  ****
  
   Что касается Пеларгира, там теперь прекратились разговоры о происках Саурона и самый тупой городской дурачок отныне знал - эти корабли точно посланы токмо волею Эру, чтобы укрепить славный Пеларгир в часы приближающихся великих испытаний...
  
  
  Глава 2
  Укротители драконов
  
  Водка - она и в Средиземье водка.
  
   - Процеживай. Аккуратно.
   - Понимаю. Не дурак. Кто бы предположил, что из путлибов через три дня получается такой хмельной квас?
   - Да, мы еще неплохо погудели. А сейчас поглядим, какая настойка у нас выйдет.
   Светланиэль сидела рядом с дверью большого дома и с интересом прислушивалась к таинственным речам, доносящимся из-за дверей. Вот уже несколько дней группа приехавших в поселение эльфов мужчин - фантастов занималась загадочным делом.
   Как объяснил вчера уже теперь законный перед Эру и жителями Средиземья ее муж Алексей Карахов, когда мастерил странную, похожую на змею, трубку: "мы готовим настойку".
   Кое-какие из урус-хайских вин эльфийке уже довелось попробовать на своей свадьбе с Караховым. В тот день по повелению Королевы было сыграно двадцать свадеб.
   Двадцать прекрасных дочерей темноэльфийского народа вышли замуж за мужчин нового народа, владеющего могучей неведомой магией.
   Три дня играли свадьбы. Рекой лились и эльфийские вина, и урус-хайские вина с удивительными, волшебными, названиями - шампанское, токайское, коньяк... И когда Русуданиэль поинтересовалась у урус-хаев насчет секретов приготовления этих необычных вин, Карахов сообщил:
   - Шампанское приготовить мы вряд ли сможем - надо искать особые сорта винограда, а вот настойки вас запросто научим готовить!
   И сейчас урус-хаи были заняты "мужским делом".
   Наконец Карахов вышел из дома, неся в руке две бутылки из-под 'Смирновки', в которых плескались ярко-алая и сиреневая настойки.
   Писатель подошел к стоявшему во дворе красивому резному столу, поставил бутылки на крышку.
   - Света - обратился он к эльфийке, - пусть служанки накроют на стол. Будем дегустировать настой из ягод... - как они называются?
   - Брикслен - кивнула эльфийка. - А вы называете его брусникой...
   - Точно - согласился Карахов - А еще - он указал на бутылку с сиреневым настоем - здравур, настоянный на ёжиных ягодах... Я его сам изобрел.
   Эльфийка с сомнением кивнула.
   - Дорогой, да, ёжиные ягоды вкусные и полезные, но никто у нас не готовил из них вино! Больно странный привкус...
   - Просто, госпожа Светланиэль, нужно добавить четверть 'Столичной' или другой водки - наставительно заметил соратник Карахова по литературному цеху Бронислав Ястребов - вот и не будет привкуса. Получается сладкая ягодная настойка. Да и тот упомянутый вами вкус, полагаю, только придает шарм напитку. Надо будет навестить директора ликероводочного завода в Ярославле.
   Пока двое урус-хая вели неторопливый разговор с прекрасной темной эльфийкой, слуги накрыли стол. Карахов, не торопясь, разлил по маленьким рюмашкам настоянный на ёжиных ягодах здравур. Светланиэль осторожно пригубила сладкую настойку.
   Множество самых разных вкусов и ароматов было в созданном урус-хаями напитке, а особенно чувствовалась любовь и нежность.
   - Прекрасный напиток, дорогой! - воскликнула эльфийка.
   И тут увидела, как мужчины одним махом опорожнили рюмки.
   - Остановитесь! - воскликнула Светланиэль.
   Карахов удивленно посмотрел на нее, вскочил из-за стола.
   И... взлетел в воздух. Вслед за ним вверх поднялся и Ястребов.
   Какое-то время оба мужчины нелепо размахивали руками в воздухе, но вскоре пообвыкли. Карахов даже осторожно подлетел к кроне высокой яблони и стал срывать плоды.
   Эльфийка поглядела на летающих урус-хаев и решилась.
   Светланиэль выпила до дна рюмочку волшебного настоя и ее тело наполнила необыкновенная легкость.
   Девушка взмахнула руками раз, другой и поднялась в воздух. Ухватила Карахова за руки.
   - Дорогой, потанцуй со мной! - воскликнула она.
   До самого вечера не смолкали смех и шутки в усадьбе Карахова.
  
  ****
  
   Наутро Андрей Карахов в раздумье сидел за столом над тетрадью.
   Хлопнула калитка, и во дворе из-за угла дома показался Рысенков. В руке он держал бутылочку с золотистой жидкостью
   - Что это за настойку ты приготовил, Андрей? - спросил он - Моя настоечка на золоте, хоть эльфийкам по душе и пришлась, ни в какое сравнение с твоим настоем из ежовых ягод не идет. Прекрасное чувство полета и спокойствия! Хотя я-то знаю, что не летал. Жаль, фотоаппарат из дома не взял, побоялся разбить в эйфории. А наутро - восторженно проговорил бывший повелитель форума "Ураган времен" - никакого похмелья! Давай запатентуем твой настой?
   Карахов пододвинул к Рысенку лежавшие на столе фотографии и, помолчав, сказал:
   - Вот что я увидел, когда поутру фотки нашей вечеринки распечатал...
   Глаза Рысенка расширились - изображенные на разных фотографиях люди - Карахов, Ястребов и несколько эльфиек... парили. Парили то над домом, то над деревьями. То Карахов танцевал с Светланиэль, выписывая вальс - причем... они стояли ни на чем...
   - Что это? - растерянно произнес Рысенков.
   - А то, - задумчиво протянул Карахов - что мне теперь надо решать - брать ли диплом мага-травника или продолжать писать книги?
   - Конечно же, писать книги! - решительно заявил Рысенков. - А диплом... подумаешь. Будет у тебя, друг, на стене еще один диплом. Сейчас ведь сколько интересного вокруг делается! А Рунное море? А неизведанные восточные края, где никогда не бывал почтенный профессор Толкиен? И именно мы, фантасты, можем стать беспристрастными летописцами Средиземья...
   - Хм... - протянул Карахов - А почему бы и нет?
   - Отлично! - рассмеялся Рысенков - Поедем к Драконьим горам? Вместе с азиатами-переселенцами...
  
  
  ****
  
  И серебрит луна просторы степи...
  
  На горизонте показалась горная гряда.
  - Похоже на мои родные горы Хинганского хребта - грустно вздохнул глава китайской общины Чун Цзянь.
  - Что это такое - Хинган? - пропищала маленькая драконесса Ланфен, восседавшая на плече китайца. - Это - она указала лапой на горы - Драконьи горы, земли моего народа!
  Китаец ласково почесал драконихе шейку, отчего она зажмурилась от удовольствия.
  - Хинган - горы Старого мира, Земли, где я родился. И их я больше никогда не увижу - вздохнул Чун Цзянь.
  - Уважаемый Чун Цзянь - поинтересовался Карахов - вы вправду полагаете, что китайцы и японцы смогут поладить с драконами?
  - А это уже будет видно после броска костей судьбы - флегматично усмехнулся китаец. - Но я уверен, что мы найдем с драконами общий язык.
  Карахов согласно кивнул.
   Вот уже две недели прошло со времени начала путешествия его небольшого отряда, состоящего из пяти человек - Рысенкова, Иванищева, Андрея Крузенштерна, которого после того, как он ночью в одиночку уложил одним выстрелом громадного свирепого тролля, стали называть просто Крузом, Харьковцева и самого Карахова.
   Фантасты сопровождали большой отряд, примерно около десяти тысяч человек, китайцев и иных иностранных мигрантов - после долгих споров и обсуждений все перенесенные города единогласно приняли решение отправить на восток Средиземья желающих.
   Так как и сами перенесенцы чрезвычайно нуждались в бензине, добровольные переселенцы к Драконьим горам получили лошадей и фургоны, а также все необходимое для обустройства на новом месте.
   Вместе с переселенцами двигались партии геологов, географов и зоологов, а также отряд Карахова - Карахов получил от Юрия Ласточкина указания составить этнографические очерки и обследовать Драконьи горы.
  
  ****
  
   Луна покрыла переливающимся серебром волны степных трав.
   Карахов сидел у пылающего костра и сочинял новый рассказ.
   Едва он написал последнюю фразу рассказа 'И серебрит луна просторы степи', как увидел полыхающие языки пламени на вершине горы.
   Карахов схватил ружье и выстрелил в воздух.
   - Тревога!
   Товарищи Карахова повскакивали на ноги, из шатра выбежала полуодетая эльфийка Светланиэль, единственная из эльфийских девушек сопровождавшая Карахова в его путешествии. Девушка натянула лук, с подозрением выцеливая возможные опасности. Вокруг бегали азиаты, кто-то, упав на колени, раскачивался, кто-то философски усмехался, принимая новый поворот судьбы.
   В горах загрохотал камнепад, а потом...
   Появился ОН. Громадный черный дракон.
   Дракон величественно кружа по воздуху, начал спускаться вниз на простор степи.
   Иванищев взялся за винтовку.
   - Я щас как этого громадину... забаню! - возмущенно сообщил он - Выспаться не дал!
   - Уважаемый - Чун Цзянь с достоинством поклонился - не стоит нападать первым - Возможно, драконы направили к нам своего посла...
   - А ты что думаешь, Годзилко? - Иванищев почесал за ухом подремывавшего, вцепившись в ткань футболки хозяина, дракончика.
   Годзилко открыл сонные глаза, зевнул:
   - Просто охранник вас спросит, зачем вы явились, а потом кого-то из вас на бой разумов вызовет... - протянул он и снова уснул.
   В это время громадный дракон опустился близ лагеря переселенцев, пропахав лапами и хвостом широкую борозду.
   - Люди... - прогремел его голос - Зачем вы явились сюда?
   Чун Цзянь в это время снова вышел из своего шатра, облаченный в золотой халат, расшитый изображениями драконов.
   - Мы мирные переселенцы, почтенный Дракон - низко поклонился он.
   Дракон внимательно, пожалуй, не без гастрономического интереса, оглядел человека, шумно втянул воздух.
   - Хммм... - протянул он - Мы, Драконы, знаем, что ваш народ появился из иного мира... Аура у вас, да и сам ваш дух резко отличны от смертных, населяющих сей мир...
   - А вы... - с вспыхнувшей надеждой вмешался Уксусов - можете открыть портал в иные миры?
   Дракон утробно рассмеялся, хлопая себя передними лапами по животу.
   - Бу-га-га! Смешнее этого я не слыхивал в своей жизни! Вот друзьям расскажу, то-то они посмеются... Если бы мы, драконы, умели творить подобное волшебство, разве распалась бы великая империя драконов в Изначальную Эпоху? Вот ваши волшебники, догадываюсь, попробовали создать нечто похожее, да только перекинули кусочек вашего мира к нам. Мои сочувствия - издевательски закончил дракон.
   - А поселиться здесь вы людям позволите?
   - Разве что... - дракон наморщил чешуйчатый лоб - Если кто-то из вас, урус-хаи, осмелится бороться со мной на дуэли разумов... и одолеет меня - то вы можете расселиться вот здесь, у предгорий - до вот досюда, - дракон махнул хвостом на запад, до самого степного горизонта.
   - Хорошо! - решительно произнес Уксусов.
   Дракон хвостом прочертил по земле глубокую, напоминающую солдатский окоп линию и встал у нее. По другую сторону линии стал человек.
   - Итак... - дракон прикрыл глаза.
   И Уксусову показалось, что его со всех сторон охватило весело гудящее пламя, а затем он неожиданно оказался на вершине горы у разверстого зева пещеры. Рядом восседал дракон.
   - Начинается дуэль разумов - пояснил он. - То что ты видишь - это иллюзии твоего разума. Будем знакомы. Террор.
   - Вадим - представился писатель и усмехнулся:
   - Что ты, Террор, скажешь про чайную церемонию?
   Дракон удивленно приподнял брови - воздух в пещере замерцал, а потом... - пещера осветилась колыхающимся светом свечей. Стены украсили пушистые роскошные ковры, появился маленький столик, а рядом со столиком сидела молодая женщина в роскошном кимоно и набеленным лицом. Она взяла маленький изящный чайник и разлила по весело зазвеневшим чашкам чай.
   - Ого! Интересно начинается дуэль - покачал головой дракон. - Итак, попробуем!
   Появился громадный одноглазый великан и громко топая ногами, двинулся на открывшую рот в беззвучном крике гейшу.
   Уксусов кивнул и прикрыл глаза, сотворяя картину.
   Из-за поворота вышел рослый воин в латах и шлеме самурая.
   - Тэнно хэйка банзай! - воскликнул воин и подняв меч над головой, двинулся на великана.
   Великан шагнул вперед, топнул ногой, пытаясь раздавить бесстрашного воина. Но тот ловко отпрыгивал, отбегал, а затем изловчившись, прыгнул на ногу великана. Взмахнул мечом и вонзил его под ноготь гиганта.
   - Ааааааааааууууууууууййййййй! - заорал великан, подскакивая на одной ноге. - Так я не играю! Мама!!! Меня обижают! Мамочка-а! - великан уселся на скалу и заревел.
   Дракон недоуменно нахмурился, а фантаст тем временем продолжил создание сюжета.
   - Топ-топ-топ - из-за скал появилась огромная великанша в нарядном голубом легком платье, ее голова, едва не достававшая до облаков, была скрыта в тени летнего кружевного зонтика.
   - Ай-яй-яй! - прогрохотал мелодичными звуками Ниагарского водопада ее голос - Сынок, ты же большой какой вымахал, а маленьких обижаешь! Пойдем домой, пора кушать манную кашу!
   - Не хочу каши! - пролепетал великанчик.
   - Надо, сынок, надо. Иначе не вырастешь такой большой, как папа! - великанша ухватила упирающегося сыночка за руку и потащила его за собой. Пятки 'ребенка' оставляли за собой глубокие борозды.
   А самурай тем временем, скрестив ноги, уселся пить чай, загадочно улыбаясь спасенной девушке...
   - Интересно получается... - пробурчал дракон - Продолжим?
   - Почему бы и нет? - согласился Уксусов.
   Картина за картиной творили два дуэлиста и... внезапно картины маревом рассеялись перед глазами писателя. Уксусов открыл глаза.
   Перед ним стоял ошарашенный дракон, а его товарищи внимательно смотрели на Уксусова.
   - Что с вами, сэр Террор? - окликнул Уксусов дракона.
   Дракон встряхнул головой и с неподдельным уважением посмотрел на Уксусова.
   - Теперь я ваш покорный слуга - Террор склонился в полупоклоне.
   - Принимаю вашу службу, лорд Террор - кивнул Уксусов. - И благодарю вас за то, что вы научили меня создавать максимальный реализм...
  
  ***
  
  На следующий день переселенцы собрались на закладку первого поселения.
  Оркестр исполнял национальные гимны и разные песни.
  Чун Цзянь торжественно провозгласил:
  - Здесь будет основано новое государство - Хинтай, а позволят ли ему существовать боги - поживем - увидим!
  
  
  Глава 3
  Люди, драконы и варги.
  
   - Да, Дракоша - вздохнул Федор, почесывая за ухом дракончика. - Отец уехал в рейд. И не ведаю, когда вернется.
   За время со дня Ноль, как теперь все называли дату переноса, дракончик отъелся на калорийной и хорошей еде и изрядно подрос.
   Пару дней назад Дракоша сбросил свою детскую чешую и теперь мог по настроению менять свою окраску.
   Дракончик поглядел на мальчика и прикрыл желтые, с узким зрачком, глаза кожистыми веками, грустно вздохнул. Его изумрудная чешуя посерела.
   - Вот, кушай - Федор протянул Дракоше мозговую кость.
   Дракончик схрумкал ее с нескрываемым удовольствием, при этом переливаясь красным, желтым и розовым. Хлопнул небольшими крыльями и вдруг проговорил:
   - Не беспокойся, мальчик. Вернется твой отец. Скоро домой возвратится, привезет он знаменитого в своих землях рыцаря.
   Федор как стоял, так и рухнул на пол.
   - Ты умеешь говорить? - он вытаращил глаза.
   Умею - дракончик ощерился в веселой улыбке, которая бы привела в черную печаль любого стоматолога. - Еще в яйце получаем мы сокровенное знание будущего. Только предсказываем редко. А вот ваш язык трудный очень, учить непросто.
   - Понимаю - кивнул Федор - Невесело знать, что ты можешь через месяц свалиться с пятого этажа. А вас много таких? - он указал на окно, где как раз сидел мелкий дракончик и высматривал со своего наблюдательного поста добычу.
   Дракоша рассмеялся, выпуская из ноздрей дымок.
   - Эти? Ой, не могу! - расхохотался он - Ллиры, да, с нами в родстве, пошли от наших общих предков - Великих Драконов. Только род ллиров очень уж баловался магией, и однажды додумались, как уменьшить свой аппетит и массу. И они колдовали три дня и три ночи. А в результате не только стали маленькими, но и позабыли почти все свои знания! Теперь дикарями живут... Правда, если мать - дракониха вынуждена будет своих драконят надолго оставить, то не сыщет нигде лучших нянек, чем ллиры.
   - А где сейчас твоя мама?
   Дракоша понурился.
   - Не ведаю... - с той поры, как вы появились здесь, я не чувствую ее. Не могу говорить мысленно с ней. Вот сейчас я разговариваю с тобой, Федор...
   - Ты говоришь со мной телепатически?
   - Обмен мыслями? Да. Все драконы умеют это делать. Правда, чем старше дракон, тем хуже он умеет слышать "голос разума". Есть даже расы, вроде хоббитов, чьи мысли дракон не может расслышать. Ответить-то на вопрос хоббита сможет, но о чем именно думает хоббит, дракон не услышит. А вот эльфы, люди, и вы, урус-хаи, для нас - как открытая книга.
   - Вообще-то мы тоже люди - заметил Федор - Хомо сапиенс.
   - Человек разумный? - задумчиво протянул дракончик и покачал головой - Ничего себе у вас самомнение! Если измерять вашей меркой подход к обитателям Средиземья... - Дракоша глубоко задумался.
   Федор тем временем позвонил друзьям:
   - Приходите! Дракоша, оказывается, разговаривает!
   Вскоре собравшиеся в комнате Федора ребята с интересом слушали Дракошу.
   - Да, интересное у вас определение - Хомо сапиенс... - задумчиво проговорил Дракоша. - Вчера на прогулке с вами я видел очень черного человека, похожего на метиса харрадримца и орка...
   - Это негр. Африканец, - сказала Катя - В Африке много чернокожих людей. И у нас есть такие - в основном студенты.
   - А еще я удивился тому, что у вас в городе живут орки, правда они говорят на каком-то птичьем языке и они очень узкоглазые.
   - Это китайцы. У нас есть их землячество - кивнул Сашка - Я вчера слышал в новостях заявление их руководителей, что они хотят уехать на Восток и основать Новый Китай.
   Дракоша усмехнулся.
   - Трудно им будет пробиться к Океану Эру. Очень далеко отсюда есть Драконьи Горы - там и живет наша древняя раса. А теперь вернемся к вашим баранам. Эльфы, люди, хоббиты, орки, гномы - все обладают разумом, умеют изобретать, создавать. Орки - лучшие мастера хитроумных механизмов, эльфы - создают прекрасные песни и стихи, способные утешить даже черного меланхолика, гномы оркам не уступят по части изобретательства, они лучшие кузнецы, обитатели Гондора умеют строить могучие крепости и воевать, рохирримы - лучше всех знают, как растить лошадей. Хоббиты ведают, как растить хлеб и разводить овец... А вы, урус-хаи, владеете такими непостижимыми технологиями и знаниями, какими не владеет ни один средиземец... Значит, если каждый - и орк, и гном, и харрадримец, и хоббит, и гондорец перестанет говорить о себе: Я пуп земли, мой народ самый лучший, и презирать остальных, а станет поступать, как поступаете вы, урус-хаи - уважать и любить таланты и умения других народов и презирать то же, что презираете вы - зло, подлость, жестокость, словом все, что несет беду всему Средиземью... - то можно будет...
   - Найти общий язык. Поладить друг с другом, - вставил Федор - У нас, русских, есть такая поговорка - неважно, какого цвета твоя кожа, важно, чтобы был человек хороший!
   Дракончик улыбнулся.
   - Правильно. Люди - вот как следует говорить о себе жителям Средиземья. А орк, гном или гондорец, хоббит - это только частности, определяющие черты того или иного народа.
  
  ****
  
   Лесничий Тимофей Кузьмич внимательно изучал новые территории своего подопечного участка Рыбинского лесничества.
   После удивительного явления, которое теперь все называли Переносом, тихая жизнь лесничих резко переменилась.
   Сначала лесничество обследовали патрули бойцов перенесенных военных частей. Они захватили в плен несколько орков, заодно перепугали ни в чем не повинное зверье, а также выжгли огнеметами гнездо гигантских пауков в большой роще странных деревьев с оранжевой корой и полосатыми листьями.
   После работы десантников новые лесные территории вошли в состав Рыбинского лесничества. В ста километрах на западе, в лесостепи, теперь срочно воздвигались укрепления и обустраивался военный городок для бойцов Первого пограничного полка, в который призвали всех отставных пограничников с перенесенного в новый мир неведомой силой куска России.
   А сейчас лесничие и биологи обходили новые участки, лесничие отмечали на порубку сухостой и старые деревья. Близ особо высоких и необычных деревьев спецы даже устанавливали кинокамеры.
   На вопрос Тимофея Кузьмича ботаник Николай Петрович, покашляв и погладив рыжую бороду пояснил:
   - Проверяем, нет ли тут и других энтов - живых деревьев. На севере, близ одного лесного озера туристы с энтом встретились... Вы, если что заметите, немедля свяжитесь с нами.
   Лесничий согласно покивал.
   О странном случае, который с ним произошел в первый день Переноса, Тимофей Кузьмич не стал рассказывать.
   Тогда он рано утром направился в подопечный ему Максимов лес, чтобы выследить браконьеров. И неожиданно обнаружил, что широкая просека, которую три года назад лесорубы прорубили в лесу, чтобы отделить его от горевшего торфяного болота, исчезла, впрочем, как и само Клюквенное болото. Вместо болота теперь возник древний лес.
   Тимофей Кузьмич коснулся пояса и только тут вспомнил, что рация связи как раз вчера была отдана в ремонт. Вздохнув, лесничий решил обследовать странный лес.
   Вместе с так хорошо знакомыми леснику соснами и елями росли множество необычных деревьев - высокие серебристые деревья с молодой золотистой листвой, пушистые кусты, а также лесник заметил огромный, в рост человека, муравейник.
   Лесничий снял с плеча винтовку, проверил заряды.
   В этот момент до ушей Тимофея Кузьмича донесся жалобный не то стон, не то скулеж.
   Лесник медленно направился на звук и вскоре вышел на поляну.
   Большой кедр, сломанный ночной бурей, придавил волка. Но что это был за волк! Такого чудовища лесничий никогда не видывал!
   У этого громадного зверя черного цвета голова была куда больше, чем у обычного волка и поражала высоким лбом - зверь явно был куда умнее, чем обычный волк.
   Зверь был мертв. Тогда кто же скулит?
   Тимофей Кузьмич приблизился к зверю и увидел рядом с ним два копошившиеся пушистые комочка, размером с пуделя. Щенки пищали, не понимая, почему нет молока.
   Лесничий присел рядом, погладил одного из волчат. Скулеж усилился. Мужчина огляделся и заметил у корней кедра большую яму. Из ямы пахло падалью.
   Картина представилась леснику со всей четкостью.
   Молодая волчица устроила свое логово у корней кедра, чтобы там произвести на свет детенышей. А прошлой ночью, когда произошла буря, она пыталась спасти детенышей и оказалась раздавлена деревом.
   В это время один из волчат ухватил человека за палец и начал чмокать, добиваясь молока.
   - Так... - задумчиво произнес лесник - Попробую вас выкормить.
  
  ****
  
   Ольга Марковна, жена Тимофея Кузьмича, и его двенадцатилетняя внучка Наталья, приехавшая из Рыбинска к деду на выходные, были очень удивлены странной находкой мужа и деда.
   Сейчас девочка сидела рядом с конурой собаки Бишки и смотрела, как она кормит необычных волчат.
   - Я пойду в деревню - сказал Тимофей Кузьмич - куплю молоко. А то, похоже, у нашей собаки молока на всех - и родных, и приемных, не хватит. Больно щенки здоровые.
   - Дедушка - задумчиво произнесла внучка - А ведь по радиоприемнику как раз за обедом передавали про какой-то перенос...
   - Что?
   - Деда, ты сам рассказал, что нашел этих щенят в странном лесу. А я ведь фильмы смотрела, наверное, это... - девочка посмотрела на щенят - этот волк был очень большой?
   - Да, очень огромный. Таких громадин я никогда не встречал.
   - Это не волк был - серьезно проговорила девочка. - Это варг, гигантский волк. На них еще орки ездят...
   Дед рассмеялся:
   - Возможно. Попробуешь приручить?
   - А почему бы и нет? - улыбнулась внучка.
  
  ****
  
   Через пару дней, когда Наташка кормила из бутылочки с соской варжонка, у малыша открылись подернутые синевой глаза.
   Девочка ласково почесала щенка за ушами, тот блаженно зажмурился, а затем... заговорил!
   Именно заговорил, а не запищал. Во всяком случае, девочка прекрасно понимала его речь.
   - Кто ты? Как много чудесного вокруг! Какой, оказывается, интересный вокруг мир...
   - Я человек. Меня зовут Наташа.
   Щенок варга дернул острым ухом.
   - А что это? - он покосился на стены дома.
   - Это дом моего дедушки. Мы тут живем.
   - А где моя сестренка? - внезапно встревожился варжонок.
   - Здесь-здесь - успокоила его Наташа - Вот она, в корзине спит.
   Варжонок серьезно поглядел на девочку, зевнул, свернулся клубочком на коленях хозяйки и заснул.
  
  
  ****
  
   Прошло время.
   В лесу царила тишина. Шелестел ветер в кронах старых елей и сосен, шевелил нежными серебристыми листьями мэллорнов.
   На поляну вышла пятнистая олениха с олененком. Ее ноздри подрагивали - животное тревожно принюхивалось к незнакомым растениям и цветам, неведомо как появившихся в лесу, как будто росли здесь всегда. Олененок понюхал большой цветок, чихнул.
   Где-то в лесу скрипнуло, хрустнула ветка. Олениха с места метнулась в лес, за ней побежал малыш.
   Вскоре на поляну выбежала девочка лет двенадцати в белом платье. Весело смеясь, она закружилась по поляне. Затем девочка свистнула.
   Из-под тени деревьев донесся заливистый рокочущий лай и вот на поляну выскочили два громадных черных молодых варга. Но девочка ничуть не боялась чудовищных зверей, которые, весело повизгивая, ласкались к ней.
   Она радостно улыбнулась, обвила руками шею одного из зверей и улыбнулась:
   - Покатаешь меня, Альф?
   Альф послушно опустился рядом с девочкой. Она забралась на спину громадного зверя и варг помчался по лесной тропинке.
   Никто из веселящихся, беззаботных детей не заметил фигуру в темно-зеленом костюме, прижавшуюся к стволу мэллорна.
   Смуглый от постоянных странствий бродяжник Абар, лучший из разведчиков Гондора, прижимал ладонь к груди, унимая колотящееся от страха сердце.
   - Что делается на белом свете? О, Эру, за что ты устроил нам такое безумие? - прошептал он - Право, мне пора убираться с земель этого неведомого народа... Иначе можно и разума лишиться... - И он, оглядываясь, скрылся в лесной чаще.
  
  Глава 4
  Концерт для короля гномов
  
   - Ребята! - в пивную 'Аркенстон Торина' вбежал молодой, только-только начавший отращивать бороду, гном Олибаур. - Там такое! Такое! - взволнованно закричал он.
   - Что? - старый кабатчик Смур поднял голову от бочки, из которой наливал очередному посетителю превосходное рябиновое пиво.
   Все гномы, собравшиеся в кабаке в вечерний час после работ в шахтах, удивленно уставились на Олибаура.
   Внезапно гномы услышали странный шум на улице. Не сговариваясь, посетители таверны высыпали на городскую улицу. А вскоре начал собираться народ.
   И вот на вершине холма, у подножия которого располагался гномий городок, показалась громадная повозка, которая ехала... сама по себе. Без впряженных в нее лошадей.
   Гномы пораженно рассматривали странную повозку, какой-то седобородый гном, высунув язык, торопливо зарисовывал на листе пергамента рисунок самоходной повозки.
   А позади самоходной повозки на трех странных двухколесных..., в общем, машинах, ехали люди.
   - Кто это? - спросил маленький гномик у мамы, толстой важной гномки, указывая ручонкой на необычных людей.
   - Урус-хаи - отвечала она - Новый народ, пришедший неведомо откуда! Они уже прилетали на летающей машине и подарили нашему королю Даину удивительные механизмы!
  
  ****
  
   Сергей Босс внимательно рассматривал Железные Холмы. Город гномов был красив особой, грубоватой красотой. Небольшие, выстроенные из разноцветных тесаных камней, аккуратные дома стояли на склонах холмов, рядом с каждым домом располагалось небольшое деревянное здание. Рядом с домиками были разбиты сады и устроены альпийские горки.
   - Шахты - пояснил проводник Сафур. - У каждого из наших домов обустроена шахта. Это очень удобно - хозяин дома легко может прийти на работу, а после нее вернуться к своему дому, да и при авариях и обвалах рабочие могут спастись, воспользовавшись этими стволами...
   Байкер погрузился в воспоминания.
   Тогда, когда Толстяк лишился своего байка, угнанного наглыми назгулами, байкеры пришли в ярость. Такой пощечины никак нельзя было спустить!
   Срочно собрался Совет Кланов - самые авторитетные и уважаемые байкеры, возглавлявшие перенесшиеся в Средиземье клубы.
   Пошумев, поспорив, а заодно выпив немало пива, байкеры постановили сначала двинуться в Железные холмы, посетить гномов, а затем уже сунуться в Мордор для выяснения судьбы толстяковского байка...
   В Рыбинске с байкерами отпустили гномов Бифура и Сафура, оказавшихся незаменимыми помощниками. Гномы помогали байкерам осваивать квенья и Khuzdul - родной язык гномов, также поясняли об обычаях и традициях.
   Дорога к городам гномов прошла довольно спокойно, без столкновений и тем более встреч с орками.
   И вот наконец после долгого пути перед байкерами открылась панорама гномьего города...
   Это был суровый город. Город, привыкший к постоянным войнам, город-воин.
   Город был обнесен мощными высокими стенами, в лучах солнца блестели отполированные камни и затейливая резьба на зубцах стен и приземистых толстых башнях.
   Грузовик в сопровождении мотоциклов с байкерами подошел к городским воротам.
   Бифур и Сафур с важным видом выбрались из кузова грузовика и предстали перед стражниками, растерянно рассматривавшими невиданное изделие неведомого народа.
   - Бифур? - молодой стражник узнал гнома.
   - Я самый! - улыбнулся гном - Это самобеглая повозка, называется грузовик. Я видел много таких в городах урус-хаев! И - Бифур не удержался от хвастовства - я летал на железной машине под облаками! А сейчас я и мой товарищ доставили в наши Железные Холмы, славный исстари город, бардов этого народа! Они познакомят вас с новыми, неслыханными песнями!
   - Сейчас-сейчас, только ворота откроем - засуетились стражники.
  
  
  ****
  
   Вечером все гномы Железных холмов собрались посмотреть и послушать концерт. Все горожане принарядились. Прибыл даже сам король Даин Железная Пята.
   - Уважаемые дети Эребора! - провозгласил детина, закованный в кожаную кольчугу и кожаные штаны, украшенные металлическими бляшками - Специально для Вас исполняется песня: "Балин и Великое Лихо Дарина - Балрог Моргота'!
   Гномы недоуменно зашумели, а детина запел, аккомпанируя себе на странном музыкальном инструменте, похожем на лютню.
  - Древний дом древних королей, рук и мыслей свободный полет,
  Песню запевай веселей - нас государь Балин ведет.
  "Мория" не для наших ушей - мы пришли в Казад Дум,
  Древний дом древних королей, властелин наших дум.
  Нечисть ??? грязь за порог, знайте - вернулись казад!
  В мыслях ничтожен этот чертог - жизни стоит один лишь взгляд.
  Наш государь восходит на трон, он был самым дерзким из нас,
  Эхо разносит со всех сторон его величавый глас.
  Это наш дом, это наша земля, мы сумеем ее отстоять,
  Орки, забудьте дорогу сюда - топоры не умеют прощать!
  Не знали мы, и Балин не знал, что проснется проклятье отцов,
  Древний ужас снова восстал - мы слышим шум грозных шагов.
  Это последняя наша война, мы никуда не уйдем!
  В лицо - огонь, а в спину - стена, эх, не зазря пропадем!
  Мы не оставим твой прах, государь! Закрыта дорога назад!
  Кто там живой?! Готовь топоры! В последнюю сечу! Барук Казад!!!
  Черная бездна - погоста постель, мы пришли в Казад Дум,
  Древний дом древних королей - властелин наших дум...
   Толпа восторженно взревела. А король Даин Железная Пята - тот вообще вскочил на своем троне, который несли шесть могучих телохранителей и закричал:
   - Молодцы, урус-хаи! А песню про Феанора вы ведаете? Исполнить сможете?
   - Сможем!
   И трио байкеров грянуло песню "Феанор"
  
  Ты возненавидел край,
  Что для любого рай.
  В твоей душе есть свет,
  Но ей покоя нет!
  Ты верил, что Мелькор
  Так любит Валинор
  Ты слышал только ложь -
  Она как в спину нож!
  Кровавым был исход.
  Природа слезы льет,
  Но нолдоров челны
  Вперёд устремлены.
  Огонь в твоих речах,
  Тебе неведом страх,
  Проклятие Богов
  Тебя смешит -
  Таков твой дух!
  Одно из двух:
  Или умереть - Землю новую узреть,
  Или медленно истлеть!
  И прекрасный нолдор
  Край покинул гордо,
  У Богов поддержки не прося.
  И ступил на землю
  Первым - Средиземья
  Он, в себе проклятье унеся.
  Меч твой сверкает,
  Как Сильмарил во тьме.
  Враг отступает,
  И слышен всем твой смех.
  Меч твой сверкает,
  Как пламенный твой взор
  Смерть подступает,
  Но бьётся Феанор!
  Но бьётся Феанор!
  Враг украл твою мечту,
  Что ты ковал в поту -
  Ведь свет своей души
  В те камни ты вложил.
  Возмездием объят,
  Твой путь лежит в Ангбанд,
  В горах ища разлом,
  Где камни дышат злом.
  Ты вырвался вперед,
  А войско отстает,
  И балроги вокруг
  Свой замыкают круг.
  Зачем же так спешить -
  Эльф может вечно жить.
  Вокруг кольцо врагов,
  Ты на ногах -
  Таков твой дух
  Одно из двух:
  Или умереть - Землю новую узреть,
  Или медленно истлеть!
  И прекрасный нолдор
  Край покинул гордо,
  У Богов поддержки не прося.
  И ступил на землю
  Первым - Средиземья
  Он, в себе проклятье унеся.
  Меч твой сверкает,
  Как Сильмарил во тьме.
  Враг отступает,
  И слышен всем твой смех.
  Меч твой сверкает,
  Как пламенный твой взор
  Смерть подступает,
  Но бьётся Феанор!
  Но бьётся Феанор!
  Таков твой дух
  Одно из двух:
  Или умереть - Землю новую узреть,
  Или медленно истлеть!
  И прекрасный нолдор
  Край покинул гордо,
  У Богов поддержки не прося.
  И ступил на землю
  Первым - Средиземья
  Он, в себе проклятье унеся.
  Меч твой сверкает,
  Как Сильмарил во тьме.
  Враг отступает,
  И слышен всем твой смех.
  Меч твой сверкает,
  Как пламенный твой взор
  Смерть подступает,
  Но бьётся Феанор!
  Но бьётся Феанор!
  Зачем тебе корона,
  Коль нету в ней Камней,
  Как дерево без кроны,
  Как город без людей.
  Обыден мир без эльфов,
  Их не хватает тут -
  Они живут лишь в песнях,
  Что барды нам поют!
  Что барды нам поют!
  
  - Эй, барды! - закричал рослый гном с заметным брюшком - А песня про хоббитов у вас есть?
  - Конечно, есть! - отозвался Молот. - Сейчас мы споем вам песни из альбома Шир/Хоббитания...
  И он запел:
  -"Как хоббит носки искал"
  Случилось несчастье в норе у реки,
  Не может найти свои хоббит носки,
  Уже все шкафы, сундуки кверху дном,
  И ходит земля вкруг норы ходуном.
  И кучу других он вещей раскопал,
  Пока себе пару носочков искал,
  Но нету носков, вот такая непруха,
  Зато отыскались трусы и косуха,
  Расчёска нашлась золотая для ног
  И пара отличных эльфийских сапог.
  Нашлось семь кольчуг, три из них из мифрила,
  Семнадцать кусков ароматного мыла,
  Игрушечный Гэндальф в лиловом пальто,
  Подтяжки - но только всё это не то.
  Не видно носков ни в горшке, ни в кадушке,
  Зато отыскались две мины-лягушки,
  Немецкая каска, залатанный фрак
  И импортный корм для активных собак,
  Костюм Спайдермена и чай со слоном,
  Большая бутылка с отличным вином.
  Большая открытка с букетом и свечкой
  Была обнаружена в дырке под печкой,
  Помада, часы, зажигалка, брелок,
  Ещё одна пара отличных сапог.
  И даже был найден в шкафу платяном
  Неведомо как оказавшийся гном,
  Наш хоббит нашёл под горою подушек
  Книжонку похабных эльфийских частушек.
  В старинной шкатулке с ирландским узором
  Нашёлся фонарик Ночного Дозора.
  Забытые кем-то большим шаровары
  И рваные струны от детской гитары.
  Напала на хоббита злая тоска,
  Не смог он найти даже следа носка.
  Не в радость ему, что сумел он найти
  Кастрюли в количестве ста десяти.
  И даже немного герой разозлился,
  Найдя Палантир, что под креслом пылился,
  Всевластья Кольцо и большую корону
  С пометкою: "Просьба вернуть Саурону".
  Был хоббит готов удавиться с тоски,
  Как вдруг на столе он увидел носки!
  Был хоббит так рад, он плясал и смеялся,
  Он с найденным гномом по-братски обнялся,
  Он даже в экстазе на площадь пошёл,
  Крича: "Я носки наконец-то нашёл!"
  А после подумал: "Что делать мне с ними?"
  Ведь хоббиты ходят по жизни босыми!
  Взлетели перепуганные стаи птиц - гномы громко хохотали, держась за животы, над незадачливым хоббитом.
  А последним номером концерта байкеры исполнили для гномов песню про Моргота:
  Однажды злобный Моргот весь из себя
  Хотел Белерианду завоевать он.
  И кодлу диких орков он собирал
  И из Тангородриму их выгонял:
  Эй! Воинство черное,
  Вылезай-ка из разных дыр!
  Мы победим племя подгорное
  И Тинголовских проныр!....но
  На западе, в Амане жил Феанор
  На черного владыку клык точил он
  И вот собрался в битву хищный нольдор,
  И в гавань влез Валарам наперекор!
  Эй! Дивные Телери!
  Подымайте-ка паруса!
  В Белерианд, на средиземие,
  Сотрясая небеса!...но
  Валары осудили дерзкий поход
  И Телери вопили - мол, не пустим!
  И как оно случилось, не понял никто,
  Но тут смертоубийство произошло.
  Хэй! Злобные нольдоры!
  Нас любимых обидели!
  Бей Телерей! Не бойся крови и
  Отбивайте корабли! ...и
  В Лосгаре вылезали на берега
  Похмельные Нольдоры с громким матом
  Ну где тут ваш галимый Ангабанд?!
  Пылали корабли и фигел Дориат!
  Хэй! Храбрые нольдоры!
  Разворачивай звездный стяг!
  Воздух звенел, трескались горы и
  Было все пока ништяк!...но
  На зарево пожара орки пришли.
  Напали на похмельных злобной гопой,
  Но ничего поделать они не смогли,
  И прямо там конец свой скорый нашли.
  Хэй! Храбрые нольдоры!
  Разворачивай звездный стяг!
  Орков гони, бей гада Моргота!
  Скоро будет все ништяк! но
  В смятении великом Моргот лежал,
  И злобного чего-то, явно желая,
  Корявым ятаганом в зубах ковырял,
  И барлогов дивизию в битву послал.
  Эй! Злобные барлоги!
  Мои огненные бичи!
  Давай вылезай, тянет их за ноги
  Из мартеновской печи...но
  Пламенем Амана пыхал нольдор,
  И чтобы всех врагов покрепче послать,
  Выкатил из строя сам Феанор -
  Элберет, такая дивная мать!
  Эй! Гребаны барлоги!
  Блин, Ангбандские вы бомжи!
  А ну вылезай! Тащит их за ноги
  Под нольдорские ножи! но
  Мощавая спотычка проистекла.
  Увлекся Феанор, дрыном махая,
  Бичевская орава с тылу зашла,
  И пламенем Удуна батьку пожгла.
  Блин! Подлые барлоги!
  Разъярилися сыновья,
  С пеной у рта кинулись в драку и
  Отстояли короля. но
  Не помогли примочки, помер герой
  И дух его великий - испустился
  Но реет его знамя над головой,
  И дело его помнит нольдор крутой!
  Хэй! Храбрые нольдоры!
  Разворачивай звездный стяг!
  Пусть все горит, рушатся горы, ведь
  Все равно весь мир - бардак!
  
  Через несколько минут восторженно орущие гномы несли на руках урус-хайских бардов, ставших теперь признанными звездами королевства гномов. Право, будь очевидцами всей этой сцены древние барды Средиземья, они бы отвесили земной поклон своим наследникам из иного мира....
  
  Глава 5
  
  Такого никогда не видывал гордый Минас-Тирит!
  
  Рассказывает Дмитрий Полуянов, турист - джипер.
  
  
  И вот наконец на горизонте показались башни города.
  - Минас-Тирит? - спросил я у нашего проводника Могучара.
  - Нет, это Осгилиат. - удивленно пояснил он.
  - Первая столица Гондорского королевства. В переводе с синдарина название города означает 'цитадель звёзд' - добавила Кристина. - Крепость на берегах Андуина, первая столица Гондора. Основан Элендилом и его сыновьями Исилдуром и Анарионом в конце Второй Эпохи. Правильно?
  - Да - удивлённо покивал наш проводник - Далеко же слава Осгилиата шла, раз даже вы про него слыхали...
  Кристина смущенно улыбнулась.
  Наши плоты причалили к берегу, где нас уже ждали стражники.
  Они растерянно рассматривали нас, а когда наш 'Лев' съехал на пристань, даже немного попятились.
  Появился рослый рыцарь с цепким взглядом. В руках он держал жареную баранью ногу. Он внимательно разглядывал нас, потом откусил кусок мяса, прожевал и наконец выдал:
  - Это не агенты Врага. У Саурона нет таких повозок, которые бы бегали без лошади. Скажите, воины Осгилиата, - повернулся он к доблестным стражникам - разве мы во время патрулирования видели хотя бы одну волшебную вещь, сотворенную Врагом?
  - Н-нет, доблестный Эрималдил, помощник сиятельного Тарудира. - заявил один из стражников, крутя седой ус. И добавил, словно повторяя давно вызубренный урок: - Зло никогда не умеет созидать, оно умеет только воровать все, что изобрели у нас и причудливо искажать эти изобретения силой своей ненависти.
  - Вот, если бы эти неведомые люди служили Саурону, они бы давным-давно находились у него, - завершил Эрималдил. - Так что пусть его сиятельство Дэнетор и разбирается.
  - Я бы посоветовал вам быть бдительнее - не выдержал кто-то из нас - Враг не дремлет...
  - Это вы командуете крепостью или я? - огрызнулся Эрималдил - Я давно управляю Осгилиатом и ни один орк не посмел подойти к его стенам! А если вы будете и дальше пугать нас дурацкими деревенскими слухами, я прикажу вас высечь!
  С этим рьяным служакой было бесполезно спорить и мы занялись разгрузкой плотов.
  Эрималдил оказался достаточно любезен - он дал нам в дорогу провизию и десяток конных воинов, которые и должны были доставить нас в Минас-Тирит, Королеву городов.
  И вот мы увидели громадную высокую гору. Город-гору - гордый Минас-Тирит, Страж-крепость.
  Еще по дороге ребята рассказали про столицу Гондора - она изначально называлась Минас-Анор и вместе с Минас-Итилем являлась одной из двух крепостей, прикрывавших Осгилиат с Востока и Запада. Дата начала строительства неизвестна. Первые упоминания связаны с основанием Арнора и Гондора. Минас Анором управлял Анарион, сын Элендила, соправитель Исильдура. Во 2 году Третьей Эпохи Исильдур перенес в город росток Белого Древа в память о погибшем во время войны Последнего Союза брате. В 1640 году Т.Э. после эпидемии чумы в Осгилиате и гибели всех его жителей (включая короля) крепость становится столицей Гондора. В 2698 году Т.Э. Минас-Анор был переименован в Минас-Тирит ('крепость-страж') в знак противостояния Мордору и захваченной врагом крепости Минас-Моргул.
   Как я помнил из небезызвестного фильма, в 3019 году Т.Э. Минас-Тирит был осажден силами Мордора и его союзников: Харада, Кханда и прочих. Осада завершилась кровопролитной битвой на Пеленнорских полях, в которой победу одержали армии Гондора и Рохана. После коронации короля Элессара городу было возвращено прежнее название - Минас-Анор. Но что-то было не особо похоже на то, чтобы город готовился к тяжелой битве. А следовательно мы попали как минимум в преддверие основных событий.
  А пока мы во все глаза рассматривали город.
  Минас Тирит был выстроен на отроге горы Миндоллуин. Крепость располагалась на семи террасах, каждая из которых примыкала к склону горы, и у каждой была своя стена с воротами. Главные ворота, выкованные из булатной стали, защищённые бастионами и барбаканом из нуменорского камня в нижнем кольце открывались точно на восток. Ворота второго округа были сдвинуты к югу, третьего - к северу, и так до самого верха; поэтому мощёная дорога шла зигзагами. Наверху скалу окружала висячая галерея: из этого гнезда защитники крепости могли следить за воротами, лежащими на 700 футов ниже. Из галереи прямой, освещённый светильниками ход вёл к седьмым воротам. За ними располагался Верхний двор, знаменитый водоём с фонтаном и Белая башня, построенная в 1900 году Т.Э. (перестроена в 2698 году Т.Э.), в которой хранился палантир. От стяга Наместников на её шпиле до уровня равнины Пеленнора была полная тысяча футов. Имея защитников, способных носить оружие, Минас Тирит был неприступен для любой армии.
  
  ****
  
   И наконец наш 'Лев' подъехал к городу. Мы увидели огромную арку, укрытую громадными вратами. Ворота были надежно заперты.
   - Главные ворота. Сворачивай к Торговым, колдун - заявил десятник, указывая на широкую дорогу, идущую почти под самыми стенами.
   Я свернул на дорогу и вскоре мы подъезжали к гостеприимно распахнутым Торговым воротам.
   - Одна монета с каждого из вас за въезд в город - к нам шагнул стражник и растерянно выпучил глаза, разглядывая наш автомобиль. - Шлем Саурона! Что это за повозка самобеглая у вас?!?
   - Колдуновская повозка, вестимо, - гордо заявил десятник, делая вид, что кто-то, а он-то точно причастен к ее созданию - Государственная тайна!
   - Да-да, понимаю - закивал стражник.
   Я порылся в карманах, нашел завалявшуюся десятирублевую монету и сунул ее стражнику.
   - Проезжайте - посторонился он.
   Когда мы проехали Торговые ворота, стало понятно, отчего гондорцы совсем не беспокоятся о том, что враги могут атаковать все ворота. Сверху, над аркой, висела толстая гранитная плита. И если бы враг вздумал штурмовать не Главные, а Торговые ворота, то их бы попросту накрыло плитой, а заодно надежно бы закрыло путь остальному воинству.
   Наша машина медленно шла по улицам Минас-Тирита. Следом за нами и сопровождавшими нас воинами бежали любопытные мальчишки. Остальные горожане провожали нашу 'колдовскую повозку' кто удивленно-испуганным, а кто и откровенно враждебным взором. Кое-кто был бы и рад бросить камень в странную повозку, но суровый вид стражников лишал всяких вариантов. Кто знает, может по заказу пресветлого наместника и изготовили колдуны такую странную машину...
   Все выше и выше по горе-крепости поднимались мы. Вот проехали площадь с огромным мертвым деревом, проехали мимо оружейных рядов - надо будет заглянуть, полюбоваться на старинное оружие, вооружиться...
   А вот и величественный дворец Дэнетора...
   Он совсем не походил на описанный почтенным Толкиеном и тем более не был таким, каким его представил Питер Джексон, которого, очевидно, суровая судьба, не терпящая грубых подделок, взяла и отослала в мир Профессора...
   Это было... нечто воздушно-великолепное. Огромный кремовый торт, который великан-кондитер испёк для всех детей города.
   К небу возносились высокие башни, увенчанные куполами, похожими на шлемы воинов, белоснежные стены были украшены затейливой резьбой - она изображала сцены сражений, схватки рыцарей с жуткими чудовищами, удивительных зверей...
   Окна дворца были распахнуты настежь, а внутрь вотчины древних королей и наместников Гондора вела большая мраморная лестница, заканчивавшаяся у дубовых дверей, украшенных затейливыми узорами, похожими на неизвестные цветы и растения. Дворец жил своей тихой, размеренной жизнью, отдельной от города, сердцем которого он являлся.
   Сопровождавший нас десятник спешился, подошел к дверям и ударил в висящий над дверями колокол.
   Мелодичный звон поплыл над городом
   Двери распахнулись и на пороге появился рослый воин в блестящих посеребренных доспехах.
   Десятник вытянулся во фрунт.
   - Так! - пролаял гвардеец - Кто это такие?
   - Сир Фарамир, командир Итилиэнских Следопытов, это очень странные люди. Они прибыли на плотах в Осгилиат. У них много странных вещей, например, самобеглая повозка... - бойко докладывал десятник.
   -Хм... - гвардеец задумчиво поскреб бородку и внезапно пролаял:
   - А ну, что вы думаете про Саурона?
   - Кровожадный диктатор Мордора? - предположил мой сын Вячеслав.
   - Верно! - облегченно рассмеялся Фарамир.
   Кристина шепнула мне:
   - Надо же, это и есть Фарамир? Я его представляла немного по-другому...
   - А как же иначе? Актер только представляет образ героя. И эти образы могут кардинально различаться... И только великим артистам удается максимально приблизиться к истинному облику своего персонажа... - шепнул я.
   Да, истинный Фарамир совсем не был таким, каким мы его представляли.
   Например, Профессор забыл указать такую примету младшего сына Дэнетора - пересекающий висок шрам от вражеской стрелы. Также он не был темноволосым и с волосами до плеч, а со светлым пушистым ежиком. Суровые нордические глаза смотрели спокойно, хотя и мелькало в них легкое удивление. И немудрено - вряд ли автомобилисты являются привычной деталью гондорского пейзажа...
   - Добро пожаловать в Минас-Тирит! - заговорил Фарамир.
   - Приветствуем вас. А мы прибыли из России. Ваш город просто великолепен! - горячо заговорила Кристина. - Такой красивый. А стены - это настоящий мрамор? Еще вы - такой смелый, сражаться против орков с небольшим отрядом не каждый решится...
   Фарамир смущенно улыбнулся.
   - Я себя героем не считаю. Обычная работа - патрулировать приграничные области.
   - Право, вы еще и скромны - сделала Кристина большие невинные глаза и похлопала ресницами. Этого женского артобстрела младший сын Дэнетора не выдержал. С пылающими ушами, покраснев как рак, он сказал:
   - Я покажу вам, где вы, люди из неведомой мне России, можете расположиться со всеми удобствами.
   Изнутри дворец оказался еще величественнее, чем казался внешне. Пожалуй, только дворцы Московского Кремля могли бы поспорить в своей красоте с дворцом королей Гондора.
   На стенах были изображены великолепные мозаики с изображениями битв, всадников на фоне горящих городов, кое-где стояли выцветшие знамена с жутковатой вышивкой.
   - Орочьи знамена - пояснил Фарамир. - А это - указал он на изображения всадников и суровых воинов - древние короли Гондора.
   - А это кто? - Кристина с любопытством ткнула в картину, где один воин поддерживал другого, истекающего кровью. Оба они были закованы в доспехи, а на заднем фоне воины в белых доспехах сражались с монстрами, несколько воинов в серебряных и золотых доспехах прорубались к восседавшему на отвратительном монстре всаднику в черных шипастых доспехах.
   - Эти? - Фарамир бросил взгляд на мозаику - Это Исильдур и Анарион. Они сражались против армий Саурона во время Войны Последнего Союза. В 3440 году в ходе Осады Барад-дура Анарион погиб. Спустя год над Сауроном была одержана победа - и только нерешительность Исильдура позволила Саурону укрыться на Востоке...
   Мы продолжили нашу своеобразную экскурсию. Так, крепкого невысокого толстячка, увенчанного короной и восседавшего на троне, Фарамир назвал Таростаром, который разгромил воинственных Истерлингов и сменил имя на Ромендакиль, то есть - "Победитель Востока".
   Именно Ромендакиль I был первым королем, который назначил Наместника. Наместник являлся высшим должностным лицом в свите Короля. Одной из его обязанностей было правление страной, когда Король отправлялся в военные походы. Ромендакиль I также начал традицию оставления писанных напутствий наследнику в случае безвременной смерти Короля.
  Наследники Ромендакиля также расширяли свои владения, были у гондорцев и свои 'Генрихи-Мореплаватели' - так, Фарамир показал нам общий портрет четырех людей в королевских мантиях, управлявших кораблем, идущим к берегу посреди бурных волн и назвал их 'Королями-корабелами' - эти короли создали могучий гондорский флот и частью построили, а частью отвоевали у врагов порты.
  Наконец Фарамир провел нас через коридор к нескольким дверям.
   - Здесь будут ваши покои, - сообщил он.
   - А можно нам после того, как обустроимся здесь, выйти посмотреть город?
   - Конечно - пожал плечами Фарамир. - А я постараюсь поговорить с отцом, чтобы он уже вечером принял вас у себя.
  
  ***
  
   - Какие великолепные комнаты! Право, я ощущаю себя королевой - восхищенно повторяла Кристина. Я всецело был согласен с ней.
   Наши комнаты были украшены красивыми гобеленами, изображающими пасторальные и куртуазные сцены, сцены спасения рыцарями невинных дев от когтей орков. А в центре каждой комнаты располагалась кровать с балдахином, причем на каждой кровати могла бы со всеми удобствами расположиться вся наша команда джиперов!
   Обувь мы оставили у порога комнат - было неловко ступать пыльной обувью по чистым роскошным коврам, изготовленными мастерами Средиземья...
   После того, как мы разложили наши вещи, так неуместно смотревшиеся среди всей этой роскоши, я и Кристина решили пойти посмотреть город.
  
  ****
  
   Из-за угла дома из переулка вдруг появились трое. Один мужчина был облачен в ржавую кольчугу и кожаные штаны, двое вообще-то в каких-то лохмотьях.
   - Ну, что, поделишься своей киской или предпочтешь уплатить выкуп? - поинтересовался окольчуженный бандит, обнажая саблю. - Всего двадцать золотых. Видишь, Кривому - кивнул он на одноглазого - на новый глаз-протез требуется...
   - Абырвалг! - громко выругался я.
   Это словечко я позаимствовал у незабвенного Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Больно удобно - и хорошо выражает ярость и при женщинах и детях произнести можно.
   И вдруг главарь бандитов уронил саблю и рухнул на корточки.
   - Больно! Мои кости! Ааааааааа! - завизжал он.
   Два других разбойника попятились, испуганно переглядываясь. А корчившийся на камнях улочки бандит начал меняться. Одежда покрылась оранжевым мехом, лицо вытянулось в длинную морду, руки и ноги начали удлиняться, изменяться, превращаться в собачьи лапы.
   Вслед за этим вскрикнул и один из негодяев - он испуганно трогал свою голову, превращавшуюся в морду одноглазого дворового пса.
   - Колдун! Колдун! - завопил его напарник - Говорил же я тебе, Кривой, не стоит чужаков на ценности щупать, надо присмотреться! А теперь...
   И он ринулся прочь, махая длинным завитым, как у лайки, хвостом, выглядывающим из-за ремня его кожаных штанов.
   - Оборотень! Оборотень! Шпион Саурона! Лови его, держи! - донеслись до нас испуганные вопли торговцев с соседней улочки.
   Молодой красивый колли поднялся с камней, оглянулся на поскуливающую дворнягу, жавшуюся к стене дома. Посмотрел на нас. И жалобно повизгивая, так неожиданно заколдованный мною бандит на брюхе подполз к нам, лизнул мои сапоги.
   В совершенно человеческих глазах заколдованного мной бандита читались страх и надежда.
   - Пожалеем его? - спросила Кристина.
   - Мы не знаем местных законов - покачал я головой. - Если я расколдую этих двоих, они могут побежать доносить, скажем, местному жрецу, что в Минас-Тирите появились могучие колдуны.
   - Мы ведь и так для местных - колдуны - вздохнула Кристина - Вспомни, как мы на 'Льве' въехали в город. Помнишь, стражник еще вполне удовлетворился твоей десятирублевой монетой?
   Колли жалобно завыл.
   - Не мешай, песик, я думаю. И не вой так жалобно, а то в лягушку превращу или в жука.
   Колли с готовностью закивал и замолк. Одноглазый пес же, услышав про жуков и лягушек, рванул с места так, словно мы подожгли ему хвост. Видно, предпочел быть собакой, или возможно, надеялся на знакомого колдуна.
   - Вряд ли в Минас-Тирите жрецы или колдуны есть - продолжал рассуждать я. - Иначе бы Толкиен поведал и про их интриги или визит хоббитов к какому-нибудь мелкому предсказателю. Так что в мире Средиземья мы столкнемся по крайней мере только с волшебниками вроде Гэндальфа и Сарумана.
   - Право - улыбнулась Кристина - наверное, ты умеешь что-то больше, чем они! Расколдуем этого пёсика?
   - Сейчас подумаю, какие слова могут превратить колли обратно в человека.
   Пес заскулил, как бы подтверждая, что 'да, я перевоспитался, больше не буду!'
   - Продолжим прогулку - бросил я. - Надо найти какой-нибудь пустырь, где и расколдуем беднягу.
   Мы последовали дальше по улицам города. Заглянули в оружейные ряды - там я приобрел себе и Вячеславу пару кинжалов, потом зашли в ювелирные ряды.
   Когда Кристина рассматривала украшения, к ней подошел хозяин - толстый чернобородый гном.
   - Мастер Риодан. - представился он и поинтересовался, рассматривая серьги Кристины - маленькие алмазы, оправленные в золото. - Скажите, у вас в вашей стране великолепные ювелиры, не так ли? - спросил он.
   - Пожалуй, что да.
   - Я хотел бы приобрести ваши серьги - больно они необычные. Особенно учитывая то, как они закрепляются в ваших нежных ушках. Наши мастера так делать не умеют.
   Кристина задумалась.
   - Я... - гном сглотнул - готов предложить вам вот это старинное ожерелье, на которое вы обратили внимание. Оно единственное в своем роде - в центр камня вправлен драгоценный сильмариллион. Мой почтенный отец, мастер Авалин, изготовил ожерелье незадолго до смерти и завещал мне отдать его только в обмен на то, что не умеют делать гномьи мастера. И вот, через сто лет, пришли вы! Меняемся?
   - Давайте меняться - согласились мы.
   Через минуту Кристина уже примеряла красивое ожерелье - переплетение листьев и ягод земляники, а в центре покачивался кулон с сияющим бело-голубым светом драгоценным камнем. А гном дрожащими пальцами подержал золотую сережку с защелкой, затем он кивнул, проводил меня с девушкой к выходу и запер за нами дверь.
   Мы же продолжили экскурсию по городу. Где-то перекликались стражники - продолжали ловить 'оборотня', а колли, с надеждой в глазах, трусил за нами.
   Наконец мы вышли к большому пустырю, где среди обгорелых руин какого-то особняка играли дети.
   - А давай я попробую поколдовать? - сказала Кристина.
   - Попробуй.
   - Диснейленд! - выкрикнула Кристина.
   Пустырь подернулся нежным заревом - и оно в тот же миг рассеялось.
   - Не получилось. - Кристина развела руками.
   - Тогда я попробую - заявил я и щелкнул пальцами:
   - Аргентина манит негра, да будет здесь детский городок!
   И в то же мгновение... на месте пустыря появился большой детский городок
   Закачались качели, вокруг превратившихся в милый маленький замок руин лентой побежала дорожка, появилась пара пони, везущих повозку, возник неглубокий бассейн с плавающими в нем лодками...
   Дети растерянно стояли перед появившимся из воздуха городком.
   - Салют! - Кристина хлопнула в ладоши.
   В темнеющем небе под восторженные возгласы ребят вспыхнули огни разноцветных фейерверков.
   - Спасибо, тетя колдунья! - крикнул кто-то из ребятишек и вскоре городская ребятня облепила появившиеся у них новые игрушки.
   Затем я повернулся к колли и щелкнул пальцами:
   - Ваше здоровье, Полиграф Полиграфович Шариков!
   Вспышка - и на месте колли появился прежний грабитель. Он покачнулся и с размаху сел на копчик.
   - Вот и порядок - улыбнулся я - Но смотри - снова ступишь на кривую дорожку - уже навсегда станешь собакой. Женского пола - подумав, добавил я.
   Мужик закивал:
   - Господин волшебник, не беспокойтесь, я уже завтра устроюсь в охранники и больше никого не буду грабить! Разве что пошарю в карманах после боя...
   - ...с теми бандитами, кто нападет на тебя или караван твоего хозяина - завершил я.
   - Конечно-конечно! - поспешно заверил он.
  
  ****
  
   Еще часок побродив по величественному Минас-Тириту, мы возвратились в наши апартаменты.
   Войдя в отведенные мне с женой покои, я остановился, пораженный.
   Около решетчатого окна, украшенного разноцветными стеклышками витража, стояла прекрасная эльфийка, облаченная в длинное зеленое, оттенка майских листьев, платье, отороченное кружевами тончайшей работы. Светлые волосы женщины были уложены в сложную прическу.
   Я растерянно проговорил:
   - Миледи, кто вы?
   Она рассмеялась так хорошо знакомым мне мелодичным смехом:
   - Богатой буду, Димка. Не узнал меня, да?
   - Ты стала такой потрясающей красавицей в этом платье, Лисёнок - улыбнулся я, ласково обнимая мою преображенную жену за плечи.
   Она положила мне на грудь свою прелестную головку.
   - Дима - Василиса с тревогой заглянула мне в глаза: - Я все нашего младшего сыночка вспоминаю, очень волнуюсь, как он там, наш Петька? Наверное плачет, не понимает, куда мы все пропали.
   - С ним моя сестра Шура - напомнил я - а она человек боевой, в Чечне медсестрой в ханкалинском госпитале работала, да и ее муж Сергей - офицер, служил в десантуре...
   - Да, я верю, что Шура сможет уберечь Петьку, но меня заменить ей будет очень трудно. Было бы так хорошо отыскать обратный путь в наш мир. И я вернусь к сыну, даже если придется бросить в Минас-Тирите наши автомобили.
   - Настолько я знаю, грядет война - кивнул я - С Сауроном. И в город приедет Гэндальф. Вполне возможно, что ему что-то известно про врата между мирами. И он сможет дать нам мудрый совет.
   - У, что-то этот мудрый майяр за долгие века не смог вычислить, где покоится Кольцо Всевластья, и даже с Сауроном не справился - съязвила Василиса.
   - Даже у мудрецов бывают ошибки - оттого они и становятся мудрее - заметил я, поглаживая ее по голове - Но Гэндальфу неведомо сколько веков, так что ему может быть известен способ путешествия между мирами. И нет сомнения, что Гэндальф может перемещаться на далекие расстояния, пользуясь какими-нибудь порталами.
   - Хорошо, спросим у этого волшебника - слабо улыбнулась моя жена.
   Дверь открылась и вошел Фарамир.
   - Мой отец, Дэнетор Второй, пожелал увидеть вас.
  
  ****
  
   Некоторое время мы шли по Минас-Тириту, рассматривая дворцы, фонтаны, великолепной работы статуи. У входа в Звездную Цитадель нас остановили облаченные в черные доспехи воины. На груди у них сияло вышитое серебром цветущее дерево под серебряным венцом и многолучевыми звездами, на головах они носили высокие серебристые шлемы с крыльями морской чайки по бокам.
  Вспомнились бессмертные строки 'их шлемы пламенели серебром, ибо были сработаны из мифрила - малая часть былой славы, уцелевшая в веках. Никто во всём Городе не носил больше подобных одежд - это была привилегия Стражей Цитадели, помнившей Элендила и цветущее Белое Дерево'.
   - Наместник Дэнетор желает встретиться с неведомыми чужестранцами - объяснил Фарамир. Воины с некоторым подозрением оглядели нас, но расступились, пропуская нас в большой двор с журчащим фонтаном. Мы прошли через двор, Фарамир потянул на себя большую чугунную дверь и мы вошли в величественный зал. Мощные черные мраморные колонны тянулись к теряющимся где-то высоко над головой сводам. Вершины колонн украшали изваяния неведомых животных, ветвей и листьев, из ниш между колонн на нас равнодушно взирали статуи прежних повелителей Гондора и их наместников. Медленно мы шли вслед за Фарамиром по мозаичному полу, рассматривая причудливые переплетения узоров и цветную роспись по зеленому полю потолка. Ни гобеленов, ни занавесей, ни дерева не было в этом длинном торжественном зале.
   Наконец Фарамир остановился и произнес:
   - Приветствую тебя, достославный отец мой.
   Мы пришли в дальний конец зала, на ступенчатом возвышении стоял пустой мраморный трон; позади него на стене мерцало драгоценными камнями изображение цветущего дерева. У подножия трона на широкой ступени в простом кресле из черного камня восседал седобородый лысый старик. Перед стариком на небольшом столике стояло большое блюдо с кусками жареной курицы, несколько бокалов и кувшин ароматного вина зеленоватого оттенка.
   - Приветствую тебя, сын мой. Добро пожаловать в Минас-Тирит, чужестранцы. Не откажетесь разделить со мной трапезу?
   - Благодарствуем, милорд наместник, прославленный Дэнетор. - моя благоверная Василиса с достоинством уселась на услужливо пододвинутый мной изящный стул.
   Дэнетор внимательно посмотрел на нас, кивнул и собственноручно разлил по бокалам вино. Очевидно, нашу встречу он считал особо важной для него.
   - Я слышал, что вы прибыли из иного мира. Не так ли?
   - Да - кивнула моя жена. - Но даже у нас знают о вас и о том, как славно и достойно управляли вы Минас-Тиритом долгие годы...
   Наместник Гондора огладил седую бороду.
   - Спасибо за доброе слово. А что ждет Минас-Тирит в ближайшем будущем?
   Василиса замялась, а я сообразил, что пора вмешаться.
   - Все зависит от вашего выбора, сир хранитель Гондора.
   Очевидно, Дэнетор был польщен, так как слабо улыбнулся.
   - Пусть Саурон знает, что я никогда не сдам Минас-Тирит его темным полчищам. Даже если я увижу, как живьем сжигают меня... Главное, чтобы Минас-Тирит продолжал стоять долгие века - он нахмурился, увидев, как вздрогнула Василиса при упоминании о сожжении.
   - Это просто один из вариантов будущего - пояснил я.
   - Если вам подвластны невиданные механизмы, которые, как сообщил мне мой достойный сын Фарамир, вы называете 'машины', то может... - в голосе старика зазвучала надежда - вам подвластен и палантир?
   Мы насторожились. Дэнетор тяжело встал и опираясь на длинный резной посох, с достоинством ушел. Вскоре он вернулся и положил перед нами огромный золотистый шар.
   - Попробуйте помочь мне узнать будущее.
   - Господь не любит, когда люди пытаются заглянуть в будущее. Он считает, что это совершенно незачем. Потому что будущее на самом деле целиком под властью людей. Именно выбор тысяч разных людей меняет время. Подчас выбор одного-единственного человека может изменить лик мира. Если бы славный король Исильдур бросил Кольцо Всевластья в жерло Ородруина в начале Третьей Эпохи, вам не пришлось бы сейчас думать о защите своего города. В худшем случае вы волновались бы за своих сыновей, ушедших в дальнее странствие.
   Дэнетор согласно кивнул.
   - Все-таки загляните в палантир. - попросил он - Может быть, вы сумеете понять, как правильно им пользоваться. Я сам пробовал, но не получилось. Всегда было зло, смерть, горе... - Дэнетор зябко повел плечами и закутался в свой меховой плащ.
   Мы с женой переглянулись. Сгорбленный старый наместник молча смотрел на нас. И нам стало ясно, что мы не сможем отказать тому, кто надеется на нас.
   Василиса решительно произнесла:
   - Мы рискнем - и в этой короткой фразе были все добродетели моей дражайшей половины - уверенность, спокойствие духа и отчаянная бесшабашность.
   И она протянула руки к палантиру.
  
  Рассказывает Дэнетор, наместник Гондора.
  
   До сих пор вспоминаю этих странных людей, детей неведомого народа. Их неслыханную самобеглую повозку, их отчаянность, спокойное, безбоязненное взирание на окружающий мир. Их странную присказку - 'Авось Бог не выдаст, свинья не съест'. Мне остается пожелать им счастья в их далеком пути и благословения Эру на их дом. А теперь позвольте продолжить мой рассказ.
   Начну с того, когда эти люди пришли ко мне и я, не зная отчего, внезапно решился довериться им. Как серьезно они говорили о выборе человека. Особенно меня потрясло, когда женщина коснулась палантира и запела... полагаю, магическую песню. Приведу ее здесь:
  Каждый выбирает для себя
  Женщину, религию, дорогу.
  Саурону служить или пророку -
  Каждый выбирает для себя.
  Каждый выбирает по себе
  Слово для любви и для молитвы.
  Шпагу для дуэли, меч для битвы
  Каждый выбирает по себе.
  Каждый выбирает по себе.
  Щит и латы, посох и заплаты,
  Меру окончательной расплаты
  Каждый выбирает по себе.
  Каждый выбирает для себя.
  Выбираем тоже - как умеем.
  Ни к кому претензий не имеем.
  Каждый выбирает для себя!
  
   В тревоге я увидел, как засветился палантир в руках урус-хайки с загадочным именем Василиса. Я прекрасно знал, что сейчас откроется ГЛАЗ. Я хорошо помнил, как когда ГЛАЗ смотрел на меня, то я терял все свое мужество и шлепая губами, старался задать беспокоившие меня вопросы. Задать спокойным голосом, не унижаясь до овечьего блеяния. Что, увы, не всегда получалось...
   - Моргало свое закрой, чего на меня уставился? - жестко отрубила Василиса - Я, между прочим, замужем!
   У меня от удивления отпала челюсть. Похоже, и сам ГЛАЗ был шокирован. Наверное впервые за сотни и тысячи лет кто-то посмел ему возражать!
   - Нечего на меня зыркать - тем временем сказала урус-хайка - Прямой доступ в сеть, быстро! Жалко, к этому эльфийскому компьютеру не прилагается хорошей, на уровне каспера, антивирусной программы. По крайней мере, хоть отправить смс не просишь, винлокер - самоучка!
   ГЛАЗ - я это чувствовал кожей - злобно буравил Василису, но услышав непонятные слова про антивирус, а также что его обозвали неким винлокером, внезапно пропал.
   Необычная женщина. Даже Саурона умудрилась удивить.
   - Наконец-то. - урус-хайка довольно усмехнулась. - Так, посмотрим, что же с нами произошло и кого надо благодарить за наше попадание в дивный прекрасный мир Средиземья. Итак, славный всевидящий, премудрый палантир, покажи... - Василиса прикрыла глаза. Я вытянул шею, стараясь рассмотреть мелькающие картины в палантире.
   Что это? Рунное море? Причем тут степи Прирунья, населенные степными народами? Но что это? Город? Но какой странный город! Наверное, такого города никогда не видывал ни один обитатель Средиземья.
   Я вспомнил моего сына Боромира - что с ним?
   Картина в палантире сменилась. Боромир спал на странной кровати, весь перевязанный.
   - Главное, мой сын хоть в добром здравии... - подумал я - Но что это за город?
   Василиса переглянулась с мужем. Тот что-то ответил.
   - Это Ярославль. Один из городов нашего родного мира.
   Смятенный, я только кивнул, наблюдая за жизнью загадочного города урус-хаев.
   - А теперь... я хочу знать, кто перетащил изрядный кусок России сюда.
   Эта урус-хайка хоть понимает, что делает?
   Но вместо ожидаемого мной в глубинах души зрелища тронного зала Саурона появилась небольшая комната. В ней стоял длинный алхимический стол, за которым горбатый уродец-карла возился с какими-то препаратами.
   - Так, ясненько...- почти по-змеиному прошипела Василиса. - Вот кто нас сюда закинул...
   Я сглотнул и сказал:
   - А можно посмотреть будущее? Хоть ближайшее?
   - Хорошо. Но мы заглянем только на пару недель вперед.
   Час спустя я самолично проводил моих гостей до выхода из тронного зала и вернувшись в свою опочивальню, заснул спокойным сном без кошмаров.
   Впервые за много-много лет с того дня, как ко мне попал этот проклятый палантир. По незнанию и недомыслию я видел доселе только ужасные варианты будущего, а надо было просто думать о хорошем - именно в этом и крылась тайна всех палантиров...
  
  Где-то в Мордоре.
  
  Саурон в задумчивости перебирал ветхие свитки - остатки нуменорских знаний.
  - Винлокер... - вот бы выяснить, что это значит. - проговорил повелитель Мордора. - Интересно, что он делает? Хмм... Разобраться бы.
  Через час преданные орки усердно выясняли, кто такой винлокер и с чем его едят. Наконец торжествующие солдаты привели в тронный зал громадного тролля.
  - Вот. Его зовут Вин Локер! Он наверняка шпионит в пользу Западных земель! - важно сообщил начальник сауроновой стражи.
  - Так... - Саурон спросил у тролля - Что ты обычно делаешь, Винлокер?
  - Если властелину угодно так меня называть... - задрожал тролль - Я просто хрустальные плиты в шахте крошу. Нравится мне это дело...
  Саурон растерянно почесал затылок. Интересно бы выяснить, откуда эта молодая женщина узнала, что грозный повелитель Мордора в молодости был мирным шахтером? Ведь прошли-то сотни и тысячи лет!
  
  Глава 6.
  И охотник бывает жертвой
  
   - Повелитель...
   - Говори, Охотник, - облаченный в нарядный зеленый костюм с множеством золотых и серебристых кружев, высокий, худой эльф с огромными острыми ушами, выглядывающими из-под прядей затейливой прически, холодно кивнул. Протянул руку к столику, взял искусно сделанную из детского черепа пиршественную чашу, отпил - с его толстых, чувственных губ стекла багряная капля.
   - Как я уже докладывал вам, Повелитель, орки Саурона прошли к Рунному морю...
   - Это не забота Высших эльфов - прозвучал холодный голос. - Пять тысяч лет назад синдарины и другие расы эльфов решили жить не так, как желали и решали мы, Высшие. Они начали видеть в жалких людишках... равных себе - и только потому, что люди умудрялись не покоряться Врагу. Ни Морготу, ни тем более Саурону. Тупые эльфийки начали находить в смертных людях особое достоинство... и рыцарственность, якобы недоступную нам, Высшим. - Голос Повелителя стал визгливым. - И однажды этот Элронд отверг мою нежную страсть, отказался стать истинным Высшим. Он сказал мне в лицо, что любовь женщины - это самое великое счастье на свете, и то, что я предлагаю ему - мерзость перед ликом Эру. А его воины разрушили нашу древнюю крепость, вотчину Высших Радужную Луну до самых глубоких подвалов! И не только разрушили, но и сделали так, что никто не знает, где стояла эта крепость! А мы, остатки Высших, ушли далеко оттуда. Ушли - но когда-нибудь вернемся. Чтобы показать всем этим зарвавшимся Низшим Эльфам их истинное место. Саурон победит и истребит все государства людей, разгромит заносчивых синдаринов, высокоумных нолдоров и наглых темных эльфов - обитателей берегов Рунного моря. И тогда они горько пожалеют... что изгнали нас, Высших. И вернутся к нашим ценностям, наивысшая из которых - презрение к женщине, как сосуду всякой мерзости. А я нанесу удар по ослабевшему Саурону...
   - Вы проницаете пелену будущего! - поклонился Охотник - Только...
   - И что, мой красавчик? - правитель томно повел плечами.
   - Странный купол света укрыл армию орков... и они исчезли. А на огромной территории близ Рунного моря из того же света появились человеческие поселения. Их жители явно очень давно не знали войн - у них нет крепостей.
   - Великолепно! - король спрыгнул с изящного трона с затейливой резьбой и прижав к себе высокого эльфа в палевом камзоле, запечатлел на губах Охотника поцелуй. - Мы устроим на людишек, посмевших занять Прирунье, Дикую Охоту. Они будут умирать от наших стрел... умоляя о пощаде!
   - Которую мы им не дадим. Наоборот, каждый из нас, Высших, будет придумывать для них красивую смерть, а выдумавший самую красивую смерть для человека несомненно станет вашим фаворитом - поддакнул Охотник с ноткой ревности.
   - Не беспокойся, красавчик - усмехнулся король - Ты уже пять раз становился победителем Великой Охоты. Сто пять лет прошло - и только тебе одному ведомо, на какие глубины боли и страданий можно опустить такое жалкое существо, как человек.
   - Помню - усмехнулся Охотник, взял чашу и отхлебнул. Довольно кивнул.
   - Превосходное вино.
   - Да - согласился король - Настоянное на крови нерожденного человеческого младенца. Жаль, что только я один знаю тайну приготовления этого вина.
   Жабий рот короля растянулся в неприятной ухмылке.
   - А теперь вот что - продолжил он - Прошу тебя, красавчик - установи слежку у границ земель этого неизвестного народа. Но смотри - нападать пока следует на одиноких путников и небольшие группы. Желательно доставлять их живыми в нашу новую крепость - Голубую Луну... Подождем, не попробует ли этот неизвестный народ начать заселение новых земель.
   - О, да - кивнул Охотник - Наша Охота будет такой, какой не знала вся история Высших!
   - И возможно, никогда не узнает - засмеялся король.
   Два эльфа склонились над картой Средиземья.
   Оба были правы - задуманная ими охота обещала стать самой необыкновенной охотой, только...
   Охотником было суждено стать кое-кому другому.
  
  
  ****
  
   - Хороший выстрел, Круз! - Иванищев довольно опустился на корточки рядом с подстреленной антилопой и начал снимать с нее шкуру.
   Круз кивнул. Переглянулся с товарищами.
   Вдруг они увидели мчащуюся к ним всадницу.
   - Это Светланиэль. - нахмурился Рысенков. - Похоже, в лагере что-то произошло!
   - Тревога! - скомандовал Иванищев.
   Когда эльфийка подскакала к охотникам, она выпалила:
   - Произошла беда!
   - Что?
   - Нападение на поселение! Был серьезный бой с Проклятыми! И этим уродам удалось похитить несколько детей и женщин. Также к ним в плен попал наш товарищ, Федор Сергеев...
   - Что за Проклятые? - нахмурился Иванищев.
   - Эльфы-изгнанники - поморщилась эльфийка. - Их проклял сам великий Эру, а Народ Эльфов изгнал их в великую степь на смерть. Мы все думали, что Проклятые давно истреблены орками и степными народами. Поверьте, даже самый жестокий орк в сто раз благороднее Проклятого эльфа... - Светланиэль содрогнулась.
   - Поспешим же!
  
  ****
  
   Сельчане гасили горящие руины двух домов, на улицах валялись трупы - и самих жителей разгромленной неизвестными деревни и странных воинов в зеленых доспехах.
  . На въезде в селение охотников встретил Карахов. Его правая рука была на перевязи.
   - Друзья, пойдемте, я сейчас кое-кого вам покажу.
   Вскоре бойцы отряда внимательно рассматривали связанного пленника.
   Увидев Светланиэль, пленник брезгливо скривился и выплюнул фразу на каком-то странном эльфийском, немного похожем на квенья.
   - Рэллауэ оудрагону аотиукарон!
   Обычно бледное лицо Светланиэль залилось краской гнева.
   - Ти! Ти дуоттари окусалос шмухаролаор Сауроно! Дальше эльфийка набрала полную грудь воздуха и выпалила сложнейшую смешанную тираду на квенья и русском.
   Пленник презрительно усмехнулся, но в его глазах блеснул оттенок уважения.
   - Что он говорит? - нахмурился Иванищев, припоминая знакомые ему слова эльфийского. - Как я понимаю, он тебя оскорбил?
   - Да... - вздохнула эльфийка - Это ведь Высший, они считают женщин грязью. В их глазах любовь это только отношения между мужчинами. Он... - я не в силах повторить это мерзкое ругательство. Я ответила ему, что тот эльф, который воюет против женщин и детей - наложник Врага... А как вы, урус-хаи, будете допрашивать его?
   Карахов задумался и улыбнулся.
   - Через полчаса он расскажет все.
   Он склонился над пленником, стянул с длинных ног эльфа сапоги, затем достал из кармана ручку и начал медленно водить ею по пяткам пленника. Эльф захихикал.
   - Отлично - улыбнулся Карахов.
   Через пять минут пленник хохотал, через еще десять он побледнел, начав понимать, что этот странный человек не собирается останавливаться.
   А через ровно полчаса, вздрагивая кончиками ушей и косясь на ужасного Карахова, эльф Ярамарос, боец Кровавых стрел, одного из лучших подразделений Дикой Охоты, спешил рассказать все, что знал, а Светланиэль не успевала переводить тирады пленника.
  
  
  ****
  
  
   - Бульк! - на голову обрушился поток воды
   Федор Сергеев закашлялся, чихнул, приходя в себя.
   - Ну, что, очнулся? - кто-то поинтересовался на квенья.
   Сергеев встряхнулся, осторожно повел взглядом. Перед его глазами переминались две обтянутые зелеными штанами ноги, обутые в изящные сапоги.
   Взгляд пошел выше - вот зеленая куртка, вот освещенное трепещущим светом факела спокойное, равнодушное лицо с тонкой чертой губ, вот холодные серые глаза, прямой нос, длинные светлые волосы, заплетенные в тонкие косички, падали на плечи, почти достигая широкой груди.
   - Нолдор? - попробовал определить Сергеев.
   Глаза эльфа сверкнули злобой, он пнул пленника в бок ногой:
   - Не смей так называть Высшего! - прошипел страж - Нолдоры - они предали все... Они посмели первыми из эльфов заявить о том, что людишки могут стоять на одном уровне с нами, несмотря на свой короткий век! Синдарины, нолдоры... они все исстари оказывали уважение женщине, хотя женщина мерзка и отвратительна любому Высшему одним только фактом своего существования...
   Битый час охранник распинался перед пленником, выплескивая всю ненависть к другим эльфийским народам.
   Наконец, когда охранник несколько успокоился, Сергеев задал простой вопрос.
   - Скажи, ведь это земля в союзе с водой взращивает и порождает все живое? Траву, деревья, животных...
   - Да - кивнул эльф.
   - Что ты бы сделал с тем, кто вырубил бы все деревья, выжег всю траву, осушил реки и озёра, истребил зверей и птиц, оставив только мертвую пустыню? Только потому, что почел добрым делом очистить землю от всего 'мерзкого перед великим Эру'?
   - Убил бы, или изгнал в пустыню - не сомневаясь, ответил эльф и с подозрением нахмурился: - Что-то я не пойму, к чему ты ведешь дело, урус-хай?
   - Подумай. Вспомни детство, вспомни, кто сидел около твоей кроватки, когда ты болел. И не спеши хвататься за кинжал - улыбнулся Сергеев, заметив движение руки эльфа к поясу. - Сначала подумай, а потом делай.
   Эльф прикрыл глаза, а Сергеев начал осматриваться.
   Он находился в темном, холодном каземате. Где-то монотонно - кап-кап-кап - капали капли. На одной ноге мужчины висело тяжелое чугунное ядро, а руки растянуты в стороны и прикованы к свисающим с мокрой, заплесневелой стены ржавым цепям.
   - Так... Если принимают такие меры безопасности, значит, боятся. Видно, нехило мы им всыпали в деревеньке... - констатировал Сергеев.
   Эльф открыл глаза и как-то странно посмотрел на человека.
   - Я понял, что ты хотел сказать. Сейчас пойду, доложу королю, что ты очнулся и он займется твоим допросом.
   И он скрылся за дверью из мореного дуба. Заскрежетал, поворачиваясь в замке, ключ.
  
  ****
  
   - Приветствую тебя, сэр Террор.
   - Приветствую тебя, Вадим, человек из иного мира - склонился дракон.
   Вадим Уксусов произнес:
   - Ты что-нибудь ведаешь о Проклятых эльфах?
   - АААррргх!!! - дракон страшно ударил хвостом по степной земле, отчего в ней появилась довольно глубокая ложбинка - Как мне про таких не знать? Хитрые и коварные. Воруют наших детенышей, на соседей нападают - да и еще умудряются их между собой стравить! Вот такие они, Проклятые эльфы. Надо было Нолдорам и Синдаринам их на Запад изгнать - разве мало на западе островов? Да нет, ушли Проклятые в степи. Видно, допекли они соплеменников своей заносчивостью и безжалостностью, раз все народы эльфийские от них отреклись...
   Уксусов погладил отросшую в путешествии бороду.
   - А сколько у них детей-то? Женщин?
   - Кхм... - дракон отчего-то смутился - У Проклятых, ну... это...
   - Однополая любовь? - угадал Уксусов.
   - Ну, примерно так - дракон брезгливо помотал головой. - А отношение к женщине у них самое что ни есть мерзкое. Сколько разных народов видел, а такого отношения не встречал и не понимаю. Женщина ведь силу от земли-матери получила великую, она одна может жизнь новым поколениям дать, и без мужчины детей вырастить. До сих пор помню, как мама меня 'на крыло ставила', летать учила. Как, когда я под лавину попал молодым, матушка моя меня из-под камней откопала, выхаживала... И ей отплатить самой черной неблагодарностью?
   - Среди женщин тоже всякие встречаются... - заметил Уксусов.
   - У нас это называют 'порченой породой', - кивнул дракон. - Только не всякая женщина такой вырастает, а если вырастает - вина больше на обществе лежит, чем на ней самой. Земля же не виновата, что на ней и сорная трава растет, и что худо родит. О земле просто надо хорошо заботиться - и оплатит она тебе великой благодарностью. Так же и женщина... - поступай с ней достойно, ибо она - в первую очередь Мать, дарящая жизнь следующим поколениям. Без женщины не будет потомков у рода, и потухнет его огонек. Благодаря самоотверженности женщины, ее готовности переносить боль дарения жизни, каждый из нас возрождается в потомках. Я и моя семья поможем вам, урус-хаи. Только учти, под стрелы Проклятых мы соваться не станем. Больно метко они стреляют.
  - Не беспокойтесь, сэр Террор, - сказал Уксусов - У меня есть план, как устроить Проклятым веселую жизнь.
  
  
  ****
  
   - Ну, что? - спросил его величество Нежениэль, правитель Проклятых эльфов - Что мы должны думать про слова пленника?
   - Он, смею полагать, издевается над нами, мой обожаемый король, - сказал палач, толстый эльф с мощными руками и короткими ногами.
   - Так... - король пожевал губами. - Как я понимаю, они 'пришли из другого мира' и 'про наше Средиземье они прежде знали только из книг какого-то профессора Толкиена'? Весьма интересно, но неправдоподобно. Вы выяснили, где этот Толкиен проживает? Хорошо бы допросить его на факты данных про то, откуда ему стало ведомо про Средиземье.
   - Профессор давно скончался. А жил он в Великобритании.
   - Странное государство. Никогда не слышал. А уверения эльфов Прирунья, что часть их предков пришли из иного мира, ведомые волшебником Мерлином... - это недостойные внимания бабушкины сказки.
   - Мой король - осторожно заметил палач. - Но откуда появился этот народ? Так быстро...
   - Как мне не знать эти премудрости? - подбоченился король. - Тут замешана неизвестная нам форма магии. Все просто. Присылают несколько магов, один возводит дома, другой открывает порталы, а потом через порталы в наши земли перебираются простые люди. Правда, как устроить такую магию, я не представляю! А в нашем пленнике... я ощущаю особую магию - магию Слова.
   - Магия Слова?
   - Она самая. Этот человек - бард. Умеет сплетать слова в узор повествования. Но он - куда сильнее гондорских бардов! - король понизил голос. - И хорошо, что пленник сам не знает о своей истинной мощи своей власти над Словом. Иначе бы мог нам устроить падение королевства - здесь Нежениэль внезапно замер.
  
  ****
  
  
   Пять драконов парили высоко в небе. Они несли на своих спинах небольшие кабинки, где с относительным комфортом устроились люди.
   Карахов улыбнулся Светланиэль:
   - Вот видишь, а ты боялась!
   - Ничего - смущенно усмехнулась эльфийка, проверяя гибкость своего лука, - Просто прошло много лет со времен, когда в Средиземье прилетали не такие злые, как Смог, драконы. Вот я и опасалась за тебя...
   - Я беседовал с Террором - сказал Уксусов - Он объяснил, что драконы собирают сокровища не потому, что так уж алчны до золота. Количество богатств у дракона - это его статус среди соплеменников. За сильного дракона, сумевшего собрать много сокровищ, с радостью пойдет замуж любая дракониха. Или скажем, ее отец примет хороший выкуп за невесту, если ее род очень уважаемый и почтенный.
   - А Смог?
   - Он влюбился в прекрасную принцессу драконов, - ответил Уксусов, - но ее отец потребовал огромный выкуп. Тогда Смог отправился в Средиземье, собрал сокровища, но вернувшись, узнал, что девушка была отдана за другого. Разгневанный Смог решил отомстить всем драконам и разгромил столицу гномьего королевства - город Дейл, а также захватил его сокровища.
   - Но как гномы и драконы между собой связаны? - недоумевали соратники.
   - Драконы в те времена иногда прилетали в город Дейл - обменять золото и серебро на знаменитые изделия гномов, а также привести в порядок собственную чешую, - отполировать ее, заменить поврежденные чешуйки. Поступок Смога разрушил отношения гномов и драконов - теперь драконов воспринимали как заклятых врагов всего Средиземья. Поэтому они перестали посещать Средиземье, практически никуда не выбираясь из своих гор. Лишь драконихи изредка прилетали в степи Рунного моря, чтобы отдать под присмотр ллирам своих маленьких драконят.
   - Правильно - проворчал, жуя кусок мяса, дракончик - ллир Годзилко. - Ох, и непослушные они, маленькие драконята - вечно норовят птиц обгонять в полете, с нами борются, бывает, пламенем дерево какое подпалят, вопросами о мироустройстве заваливают...
   - Снижаемся - объявил Террор - Мы у границ земель Проклятых эльфов. Дальше лететь не советую - их наблюдатели мигом нас засекут.
   Когда драконы опустились на большую поляну, а группа Карахова разгружала свой скромный груз, внезапно послышался звучный голос на чистейшем русском языке:
   - Стойте, где стоите!
   И на поляну из кустов вышли трое бритоголовых парней...
  
  ****
  
  
   - Ваше королевское величество! - в зал вошел приземистый широкоплечий гном в плетеной кольчуге и черных штанах - Я, роттенфюрер Рофин, принес важные вести для Вашего величества! Произошло нападение на шахту.
   - Что? - король Иоганн Первый Железный внимательно посмотрел на воина.
   За прошедшее время Адмирал, лидер аркаимцев, а теперь король небольшого, но растущего государства Аркаим, изрядно изменился.
   Он немного растолстел из-за неумеренного потребления пива и здравура, однако остался таким же крепким и подвижным.
   В детстве и отрочестве Адмирал полагал, что быть королем, конунгом совсем нетрудно. Нахмурил брови, пальцем указал, распоряжение отдал - и послушные твоей воле люди несутся со всех ног исполнять высочайшее повеление. А на самом деле обнаружилось, что работа короля не так уж и легка - сии королевские заботы наложили немало морщин на чело бывшего ярославского скина.
   Так, сейчас он и его отряд занимались восстановлением Ратурора - столицы новорожденного Аркаимского королевства.
   Близ города сотня гномов, приведенных с Железных холмов первыми гномами-соратниками аркаимцев, заложила шахту по добыче железной руды, а также камнеломню.
   - Проклятие! Только-только начали башни и стены ставить - и на тебе! - проворчал про себя король Иоганн, а вслух приказал:
   - Докладывайте, роттенфюрер!
   Гном расправил плечи, поставил ноги вместе и выбросил руку вперед:
   - Честь имею доложить, мой государь, железная шахта имени Штирлица подверглась нападению, штурмбаннфюрер Андреас тяжело ранен, погибли многие рабочие...
   - Кто напал? - нахмурился король и внезапно воскликнул: - Андреас?
   Еще на Земле, в Старом мире, Адмирал хорошо знал Андреаса, вернее, Андрея Мюллера, внука пленного немца. Солдат Фриц, дед Андрея, попал в ярославский лагерь для военнопленных после того, как сдался в декабре 1941 года под Москвой в русский плен. После Победы над фашистской Германией бывший солдат вермахта остался в России работать на лесопилке. Вот там-то белобрысый ариец приглянулся толстой рябой поварихе Глаше, которая быстренько отвела его в загс. От этого брака и пошла большая семья Мюллеров.
   Андрей же еще в отрочестве серьезно увлекся геологией и даже поступил на геологический факультет Российской академии наук. Во время Переноса он гостил у многочисленных родственников и оказался, как и многие его 'товарищи по несчастью' в мире Арды.
   Когда поступило неожиданное предложение от его старого школьного приятеля Адмирала принять участие в строительстве шахт, Андреас, ничуть не сомневаясь, согласился.
   Адмирал вскоре понял, что не ошибся в старом знакомом - чутье на металлы у Андреаса было под стать гномам. Иногда даже у короля Иоганна, когда он навещал шахты, закрадывалось подозрение, что кто-то из предков молодого геолога был гномом - Андреас, такой же круглолицый, румяный, невысокий, почти не отличался от остальных шахтеров-гномов, особенно когда стоял среди них и давал объяснения и указания.
   - Кто напал, мы не знаем, но на поле остались убитые. А Андреаса мы уже доставили в больницу - отчеканил роттенфюрер Рофин.
   - Беги к трубачам, - приказал его Величество - пусть трубят сбор хирдманнам!
   Гном помчался выполнять приказ, а Адмирал поспешил в госпиталь, который аркаимцы обустроили в одной из уцелевших башен Ратурора. Над городом разносились звуки боевых труб.
   Там, около раненого Андреаса, уже хлопотала медсестра, девушка Люкса Берта, которую ее жених недавно привез из старой ставки аркаимцев близ Рыбинска.
   Адмирал остановился на пороге.
   - Как он?
   - Будет жить - откомментировала Берта - Правда, пришлось пару ампул антибиотиков потратить.
   - Как ты? - король подошел к лежащему на кровати бледному белобрысому юноше, укрытому до широкой груди простыней. Грудь Андреаса была вся в бинтах, на груди проступило кровавое пятно.
   - Уже легче - слабо усмехнулся Андреас. - Они напали утром, подожгли пару казарм, а мы взялись за оружие. Славный бой у нас получился - мы хорошо проучили этих тупых орков. Правда какие-то они странные были... - начальник шахты закрыл глаза и заснул.
   - Пусть спит - строго погрозила Берта пальцем королю. - Ведь стрела в грудь - это тебе не баран накашлял!
   Адмирал примирительно вскинул руки.
   - Я понял-понял. Сам и съезжу к шахте, проверю.
   - То-то же!
  
  ****
  
   Адмирал шагал по вымощенной камнем главной улице. Следом за ним топали построенные в хирд двадцать гномов-шлемоломов - личная королевская гвардия.
   Конунг Иоганн размышлял, вспоминая прошедшие дни.
   Когда аркаимцы, разыскав сокровище старого Дарина, решили начать восстановление Ратурора - этому городу предстояло стать столицей королевства Аркаим, то они решили призвать всех, кто, как торжественно заявил на спешно созванном чрезвычайном совещании Генрих, 'стоял за чистокровность арийской расы'. Правда, чересчур радикальную ярославскую группу 'Terror National Front' решили не приглашать - эти 'бараны кожеголовые', как не раз выражался в сердцах Адмирал еще при жизни на Земле, частенько дрались с толкиенистами и могли бы серьезно поссориться с гномами. А взбешенный гном - поистине ужасное зрелище, особенно когда он машет своим топором, рубя всех, кого ни попадя... Нет уж, дудки, пусть лучше 'террористы' за драконами в горах охотятся.
   Так что позвали ярославских 'Белых Медведей', а также представителей ветви мощной организации 'Скандинавских рун' - 'Молот Тора' - эти парни разделяли взгляды аркаимцев на восстановление изначальной арийскости. И самое важное, они были постоянными участниками ролевых игр, выступая в качестве викингов и прекрасно умели сражаться. А для своих ролевок почитатели рыжебородого Тора построили пару настоящих драккаров.
   Один из них, небольшой корабль 'Глаз Одина', ребята даже разобрали, привезли частями в Аркаимское королевство на паре своих грузовичков, а теперь заново собирали корабль на берегу какой-то местной речки - как уверила гномка Венандора, которой конунг Иоганн пожаловал титул баронессы, одного из истоков Стремительной. 'Так что отселе мы будем грозить Саурону', как только у нас будет боевой флот - самодовольно подумал Адмирал, выслушав доклад командира 'викингов'.
   Через своих вербовщиков Адмирал также узнавал, что творится на перенесенном в мир Средиземья куске русской земли. А творилось там множество интереснейших вещей.
   Мэру города Рыбинска Юрию Ласточкину удалось взять в свои руки бразды правления над краем, тем более многие крупные чиновники после Переноса в ходе неразберихи первых дней отчего-то поспешили удрать - кто на личном самолете, кто на автомобиле, а кто и на вертолете - останки одного такого вертолета аркаимцы нашли на берегу бывшей безымянной речушки. Эта река теперь именовалась Везером - 'чуден Везер в тихую аркаимскую ночь' - на свой лад просвистел король Иоганн известную песню.
   Конунг с легкой завистью вздохнул - Юрия Ласточкина гномы Железных холмов теперь именовали не больше, не меньше, как императором. Ладно, неважно - тот неглупый человек ведь имел под своей рукой немалую силу - солдаты, полиция, а он, обычный парень, Иван Блинов, взял себе корону Аркаимского королевства САМ! И сам расширит границы своего королевства - на востоке лучше забирать поменьше - там Рыбинск, пусть побольше им достанется, вот на севере земли Аркаимского королевства уже граничили с владениями короля Даина Железная Пята, на юг можно двинуться к Мордору, а на запад - к быстротечному Андуину. Эх, какие красивые, радужные планы... - но лучше подождать, для начала бы выстоять, уберечь Ратурор от Сауроновых горбоносых уркаганов!
   Что касается других неформалов, часть из них вроде панков начали расселяться западнее и севернее Ратурора, а вот к примеру, эмо с частью готов после отдыха у гостеприимных аркаимцев тронулись куда-то на юго-запад, направляясь к Болотам Мертвых. И его Величество искренне надеялся, что эти любители погрустить на могилах под луной не поднимут мертвых воинов каким-нибудь глупым ритуалом. А самое интересное - то у одного, то у другого из новоиспеченных жителей Ратурора начали проявляться паранормальные способности. Даже у Люкса, обычного объекта насмешек среди аркаимцев.
   Правитель хорошо помнил, что произошло, когда какой-то отряд орков решил напасть на молодое поселение. Тогда стоявший на стене Люкс вдруг побледнел, свел руки вместе, затем развел... и облака в небе превратились в мчащихся на врага багрово-красных всадников. Этой небесной феерии орки не выдержали - они попросту побросали оружие и разбежались. Остатки этого отряда аркаимцам еще долго пришлось вылавливать в соседних лесах.
   Так что теперь Люкс торчал на наблюдательном посту на верху самой высокой башни и тренировал свои способности.
   Горожане давно привыкли к зрелищам, устраиваемым новоиспеченным магом: к парящему в небе большому замку, к мчащейся с боевым кличем дружине призраков, к падающим в близлежащий лес огненным шарам, к взметывающимся к небу из городского рва водяным столбам.
   А вот у девиц-красавиц, боевых подруг аркаимцев, магические способности оказались чисто 'женскими', дарующими жизнь. Так, Гудрун умела залечивать раны одним наложением рук, а грудастая Брюнгильда, любительница разгуливать с 'викингским' топором за плечами, вдруг в полной мере овладела даром травницы - едва стоило ей бросить взгляд на какую-нибудь травинку, как она определяла, против каких болезней ее необходимо применять и когда именно следует собирать подобные травы.
   ...На следующем повороте показались городские ворота. Адмирал залюбовался их крепкими створками, украшенными затейливой гномьей резьбой. Ворота были изготовлены из досок, привезенных с одного из складов Рыбинска - но каких!
   Некоторые растения с Земли, совершив путешествие между мирами, приобрели необычные особенности - например, дуб обладал серебристыми листьями, как и местный мэллорн, черника приобрела невероятно целебные свойства, а вот доски из сосны теперь становились прочнее стали. Узнав от переселенцев из перенесенных земель о странных свойствах былых земных растений, Адмирал с командой немедля смотался в Рыбинск за пиломатериалом...
   Словом, едва только начальник склада стройматериалов узрел горсть драгоценных камней из сокровищницы давным-давно почившего воеводы гномов, то он мигом распахнул перед грузовиками аркаимцев гостеприимные двери...
   Сейчас сей человек служил у Адмирала смотрителем складов Его Величества.
   Охранявший ворота Герман, увидев приближение короля, гаркнул:
   - Яволь, майн герр цезарь!
   - Да здравствует конунг! - поддержали дисциплинированные гномы-стражники.
   - Прекрасно работаете, ребята! - похвалил король Иоганн и похлопал одного из стоявших перед ним стражников по плечу. И без того румяный гном раскраснелся от удовольствия.
   Ожидавшая у ворот верная свита радостно заулыбалась.
   К королю два гнома подвели громадного черного жеребца с белой полоской под ноздрями.
   - Тихо, тихо, Гитлер - почесал король своего коня за ухом, затем угостил его сахаром.
   Конь, никогда не видевший от своего бывшего хозяина - назгула подобной заботы, благодарно захрупал сладким кусочком.
   - Итак, ребята, - объявил Адмирал: - Отправляемся на шахты. Какие-то козлы высшей масонской степени покусились на нашу собственность. Опергруппа, на выезд!
   Ворота заскрипели, открываясь.
  
  ****
  
   Шахта, заложенная гномами на месте какой-то древней штольни, встретила прибывших аркаимцев тишиной. Не скрипели подъемные механизмы, не стучали молоты и кирки рабочих. От шумного шахтерского селения остались догорающие руины, на улицах лежали тела павших - и гномов и чужих воинов. У уцелевшей стены дома начальника шахты уже складывали трупы.
   Среди всего этого погрома бродили мрачные гномы, у многих на телах и головах виднелись бинты, у кого рука на перевязи, кто хромал.
   Аркаимцы рассыпались по поселку, изучая место битвы. Адмирал восседал верхом на Гитлере и внимательно выслушивал доклад рыжебородого гнома.
   К королю подбежал рослый парень в кольчуге и с винтовкой в руке.
   - Адмирал! - воскликнул он.
   - Слушаю тебя, Артур. Мне уже доложили, что напали орки и я прибыл с помощью для вас. Право, не пора ли, ребята, Саурону в лоб загнать серебряную пулю? - обратился он к воинам.
   Свита сыто засмеялась, гномы с некоторой опаской уставились на нового конунга древнего города, осмелившегося угрожать самому Врагу. Хотя - кто поймет этих урус-хаев, имеющих власть над неведомыми никому в Средиземье вещами?
   - Те орки, которых мы изрубили, совсем на мордорцев не похожи.
   - Урук-хаи? - нахмурился Адмирал - Саруман, что запустил свои загребущие лапы в наши земли? Так недолго ему без рук и остаться!
   - Не они - покачал головой Артур - Так, сами посмотрите, государь конунг. Я распорядился убитых врагов складывать вот там - он указал в сторону руин дома Андреаса.
   Адмирал спрыгнул с коня и вместе с Артуром пошел к сложенным в два ряда телам.
   - К сожалению, пленных мы не смогли взять - те двое, которых мы взяли ранеными, откусили себе языки и скончались... - по ходу докладывал Артур.
   А его Величество хмуро разглядывал тела павших и их раскрашенные лица, татуировки на плечах и груди. Орки... нет, что-то такое, непохожее на орков, утонченно-извращенное проскальзывало в мертвецах.
   Адмирал склонился над облаченным в серебристую кольчугу мертвецом, потрогал пальцем лицо, кольчугу, кивнул:
   - Мифрил. Похоже, вы, ребята, положили кого-то из орочьих князей. Я вас награжу.
   - Конунг - проговорил один из гномов - дело в том, что князья орков трофейные мифриловые кольчуги никогда в бой не надевают. Только на парад. А в бой орк всегда идет в дедовских доспехах...
   - Кто этого орка убил?
   - Я его и зарубил - кивнул гном.
   - Забирай себе кольчугу - она твоя. За доблесть.
   Гном засуетился рядом с павшим, сдирая с него кольчугу. А король вдруг снял с пояса флягу, смочил платок водой, обтер лицо и плечи мертвеца. Исчезла боевая раскраска, исчезли татуировки, только на левом плече осталась татуировка изображающая два стилизованных цветка.
   Увидев татуировку убитого, гном отпрыгнул, и отплевываясь, брезгливо начал вытирать руки о траву.
   - Ваше Величество, теперь кольчугу надо переплавлять в пламени священного огня! - зло бросил он. - Она осквернена прикосновением этого, гм, существа.
   - Кто это? - спросил конунг.
   - Проклятый. Давно никто про них не слышал...
   - Кто?
   - Про них ходит много легенд. Но все они сходятся в одном - некогда эльфы изгнали и прокляли наихудших из них. Мои знакомые эльфы, с которыми я общался во время торговых поездок, очень редко упоминали о Проклятых, но всегда говорили, что эти Проклятые смертельно оскорбили саму богиню природы и гармонии Йаванну своим издевательством над самой сутью Любви...
   - Они что, мужеложцы? - мигом уловил суть дела конунг.
   - Ну, да! - сморщился, словно сжевав лимон, гном.
   - Мы выведем это поганое семя с лика Арды! - пообещал Иоганн Первый Железный.
   В этот момент к нему подлетел всадник-гном верхом на пони.
   - Ваше Величество! Наблюдатели заметили переправлявшихся через речку воинов! Это эльфы из Чернолесья.
   - Все по коням! - скомандовал Адмирал.
   Спустя некоторое время он в бинокль обозревал окрестности с высокого холма.
   Чем ближе подходил отряд неизвестных, тем больше хмурился конунг. Наконец Адмирал недоуменно заморгал и передал бинокль Змею.
   - Посмотри-ка сам на командира отряда. А то мне ерунда какая-то чудится.
   - Ты плохо себя чувствуешь? - с беспокойством поинтересовался Змей, принимая бинокль.
   - А то, что ведет этот отряд - буркнул Адмирал - не кто иной, как... - он замолчал.
   Змей посмотрел в бинокль на командира эльфов.
   - Так и есть. Этот отряд ведет не кто иной, как сам Орландо Блум... - растерянно произнёс он.
  
  ****
  
   - Ну, за знакомство?
   - О'кей, мистер конунг.
   Двое мужчин опрокинули по стаканчику здравура, затем заполировали хорошей водочкой, закусив малосольным огурчиком.
   - А теперь перейдем к делу - начал бывший киноартист, а теперь полноправный лесной эльф - Вы что-нибудь слышали про Проклятых эльфов?
   Король Иоганн задумчиво взял с тарелки еще огурец и съел его.
   - Только сегодня про них от моих славных гномов - шлемоломов услышал - сказал он. - Расскажите же о себе, как вас в Средиземье занесло и как эти козлы обрезанные посмели наехать на моего любимого артиста.
   И Орландо Блум начал длинный рассказ.
  
  ****
  
   ...Чудовищный паук вдруг падает с дерева прямо перед человеком, впивается своими жвалами в живот... человек даже не отбивается мечом, он покорно позволяет ему высосать себя, оставив только тонкую высохшую кожицу...
   Намного позже Блум иногда просыпался среди ночи от собственного крика. И тогда человек, в чьих жилах текла древняя эльфийская кровь, тихо, чтобы не разбудить спящую жену, вставал и направлялся на кухню, вешал над раскаленными угольями чайник, а потом, глядя в окно на мерцающие звезды, пил горячий травяной чай и вспоминал, вспоминал, как все было тогда...
   ...Спустя пару дней после встречи с джиперами корабль артистов достиг земель, над которыми властвовал король Трандуил.
   Во время своего странного путешествия Орландо Блум обратил внимание, что древняя семейная реликвия, передаваемый от отца к сыну изукрашенный мужской перстень, и правда, обладал необычными свойствами. Почему они не показывали себя на Земле - Орландо не знал - может, потому что жители Земли в большинстве своем перестали верить в Сказку и отныне смотрели на мир через кривое зеркало холодной и равнодушной рассудочности? Может и так.
  Во всяком случае, Орландо подметил, что узор на печатке перстня стал менять цвет - красный означал опасность, зеленый - безопасность, а вот синий обозначал очередной спор с женой.
  И чем ближе был корабль к Чернолесью, тем чаще перстень проявлял свои магические свойства.
  Так, когда корабль повернул на один из истоков Андуина, кольцо вдруг обожгло палец хозяина, в одно мгновение став огненно-красным.
  - К оружию! - закричал Блум.
  - Гребцы, гребите изо всех сил! - поддержала матушка.
  А в следующий момент корабль был атакован гигантскими пауками - с низко нависшей над водой старой ивы рухнула громадная мохнатая туша.
  Следующая секунда - руки сами натягивают лук, поет смертную песнь острая эльфийская стрела... вонзается в туловище чудовищного паука. Паука? Да, паука невиданных размеров - такого разве что в третьесортном триллере увидишь! Паук успевает метнуть лапой на манер лассо длинную тонкую нить, лассо обвивается вокруг шефа - Пи. Эр. Джексона. Но на помощь приходит вечно молчаливый, похожий на гориллу, телохранитель босса Фрэнк. Хлопает выстрел. И паук со стрелой в туше и пулей в пасти валится набок. Но одновременно выстрел словно будит таящиеся под покровом сумрачного леса страхи - на берега реки из-под деревьев выбегают другие пауки, суетятся, те, кто посмелее - лезут на деревья, а самые голодные и свирепые даже прыгают в воду, плывут к кораблю...
   ...За спиной спокойное дыхание - новообретенная матушка не стала слушать приказа - женщинам и детям спрятаться в трюме, так и стоит рядом с закушенной побелевшей губой, стреляет из своего лука по паукам, по подбородку эльфийки течет багряная капля крови...
   ...Хлоп! - хлопает выстрел из чьего-то карабина, а уже взобравшееся на борт огромное чудище, получив в одно из восьми красных буркал пулю, плюхается обратно в воду, волны несут тело с подергивающимися конечностями...
   Нежданная - негаданная помощь - вокруг плывущих к кораблю пауков вскипела вода, на поверхность выметнулась какая-то громадная, похожая на помесь сома и щуки, рыбина, ухватила паука сразу за две правые конечности и утянула под воду... только круги на воде, вот и вторая рыба решила пауками полакомиться. А многие пауки, позабыв про корабль, набитый вкусной, пусть и кусачей едой, торопятся назад к спасительному берегу...
   ...Вот проплывает над головой нависший над рекой длинный сук какого-то странного дерева, ах да, мэллорна. И на нем покачивается громадная змея... нападет? Но змее не интересны люди на корабле - они так и остается висеть, обвиваясь вокруг ветви, только укоризненно покачивает узкой головкой, словно упрекая людей за грубое вмешательство в лесные дела и заботы...
   Все эти картины запомнились Орландо Блуму урывками - словно кто-то взял старую кинокартину, разрезал на кадры и беспорядочно, наугад склеил их вместе.
   А вечером этого достопамятного дня корабль киноартистов прибыл в охотничью резиденцию повелителя лесных эльфов сурового и мудрого Трандуила...
   Когда корабль причалил к маленькой речной пристани и бросил якорь, бывшие голливудские артисты восторженно замерли перед представшим их глазам зрелищем.
  От пристани бежала широкая вымощенная дорога, а ее обочины были засажены стройными березками, а рядом разбиты клумбы - сейчас на них цвели самые разные цветы - голубые, красные, розовые, золотистые... - и люди, рассматривавшие всю эту тихую красоту, ощутили в своих сердцах покой.
   Команда Джексона сошла на берег и медленно двинулась по дорожке. Перед первыми деревьями тетушка Нол подняла руку.
   - Всем ждать.
   Немного погодя терпеливое ожидание было вознаграждено - из-за поворота дорожки показался высокий седой эльф, облаченный в золотой наряд, смахивающий чем-то на камзол, и белые чулки с черными ботинками. Он опирался на резной серебристый посох.
   Эльф пристукнул о камни своим посохом.
   - Добро пожаловать, путники! - прозвучал его мелодичный, совсем не старческий голос. - Я, Фамилас, камергер его Лесного Величества, премудрого и доброго короля Трандуила, приветствую вас! Что вы просите у нашего государя?
   - Помощи и совета! - выступила вперед тетушка Нол.
   - Король примет вас - он любит послушать истории о дальних местах. И поможет вам. - кивнул камергер - Следуйте за нами!
   Небольшой городок эльфов, открывшийся нашим путешественникам буквально через пару поворотов, изумлял и восхищал. В этом городе жители жили в полной гармонии с природой.
   Кроны деревьев причудливо переплетались ветвями между собой, так что получались самые настоящие комнаты. Окна были заставлены ящичками и горшочками, в которых цвели цветы удивительной расцветки и незнакомых перенесенцам пород. Кое-где нарядные эльфийки ухаживали за цветами, причем делали это весьма своеобразно: поглаживали лепестки и напевали тихие песенки. Так, на глазах у команды Джексона, юная девушка посеяла семена на клумбе и запела гимн Йаванне.
  
  'О, Валиа Йаванна, прекрасная Мать Земли,
  Ответь нам на зов, будь с нами и нас благослови!
  Пусть этот край оживает милльоном цветов и трав,
  Пусть ветер - Манвэ посланник - гуляет в листве дубрав.
  
  О, прекрасная Мать-Йаванна, дающая жизнь земле,
  Коснись золотой росою травы и листвы на заре,
  Пусть море шумит цветами, пусть птицы в ветвях поют!
  О, Мать-Йаванна, с нами отныне в земле сей будь.
  
  И Куйвиендор отныне, благословенье твое приняв,
  Землей Возрождения станет, забвенье и смерть поправ.
  Могучий владыка Оромэ и Вана ее посетят,
  И для тебя лучше дома не будет на земле, о, Йаванна-Мать!
  
  Даруй земле Жизни соки, живую ткань сотвори
  Из трав и цветов, и лесов, о, Мать-Кементари!
  Из зелени покрывало для Куйвиендор сотки,
  Былые раны, увечья, что зло нанесло, - исцели!
  
  О, Мать-Кементари-Йаванна, о, Мать - Царица Земли,
  Отныне пребудь здесь навеки и землю благослови,
  Пусть будет и домом, и храмом сей край навсегда для тебя,
  Пусть щедрыми твоими дарами наполнится эта земля.
  
  О, стань, Куйвиендор, прекрасным, вновь юность свою обрети,
  За жизнь свою благодарным будь Матери-Кементари.
  Роди и цвети на славу Йаванне - Королеве Земли.
  Своим возрожденьем великим эдайнам Аман подари!'
  
  Из земли появился сначала один робкий росток, затем другой, и вот уже вся клумба покрылась зеленой травой. Появились бутоны, а затем они начали распускаться один за другим.
  Через каких-то полчаса ветер качал нежно-белые цветы, а пчелы жужжали вокруг.
   И вот показалась королевская резиденция.
   Это был громадный дуб, его вершина касалась небес, а само дерево вряд ли смогли бы обхватить все сорок человек из команды Джексона.
   Распахнулись двери в широкой пристройке к стволу дуба, появились два эльфа в нарядной одежде, которые встали по разные стороны ствола и горделиво выпрямились.
   Чуть погодя из дверей резиденции показался высокий эльф в изящном зеленом костюме. Золотые волосы падали на плечи, голову эльфа венчал золотой обруч с тремя зубцами, украшенными драгоценными камнями.
   - Его эльфийское величество, король Трандуил! - сейчас же провозгласил камергер Фамилас
  
  ****
  
   Король Трандуил принял команду Джексона с нескрываемым интересом. Однако еще больше интереса проявили прекрасные придворные дамы. В честь гостей, а также возвращения 'сына Айлайноэль' повелитель эльфов даже устроил веселый пир.
   Иногда Орландо радовался, что отправляясь в злосчастный рейс 'Миннесоты', он взял с собой семью. Иначе бы пришлось отбиваться от прекрасных эльфиек, жаждущих завоевать сердце симпатичного чужестранца. А так, его благоверная хранила своего нареченного подобно церберу у пещеры сокровищ.
   Любопытный сынишка Блума Флинн, с легкой руки названой бабушки Нолли получивший за улыбку и смех имя Анорион - 'сын солнца', везде совал свой нос - он мог часами провести время у кузницы, где эльфы-мастера выковывали мечи, бегал по их мелким поручениям. Кузнецы даже по просьбе Орландо подобрали для мальчугана удобную кольчужку, а также отец выбрал сыну хороший лук. Жена не спорила - все равно, когда ребенок теперь может постоять за себя, как-то спокойнее... а сколько придется провести в пути до кусочка 21 века, занесенного в окрестности Рунного моря, было неведомо.
   А пока что Орландо дотошно выяснял, как добраться до реки Стремительной, по которой можно было попасть к Рунному морю - и в перенесенные с Земли области - а попутно уточнял карту Средиземья, нарисованную еще почтенным Кристофером Толкиеном.
   Многое и многое, как оказалось, картограф-землянин попросту не знал - ведь на карте указывались действительно крупные и важные государства, области и прочие достопримечательности. А вот такие мелочи, как небольшие речки, впадавшие в Андуин из Чернолесья, как-то прошли мимо внимания мудрого географа. А ведь именно по ним и путешествовали чернолесские эльфы, когда требовалось быстро добраться до Андуина и направиться вниз по реке к океану.
   Так что до реки Стремительной добраться было не особо сложно, пусть и придется немалое расстояние отмахать по лесу. Требовалось, правда, продумать хороший маршрут, который отнимет меньше сил и пройдет по безопасному пути - одной стычки с пауками - вполне достаточно.
   Так что вечера Орландо просиживал вместе с новыми приятелями над картами областей Средиземья. И внезапно вмешался новый фактор. Жена.
   В один солнечный вечер она притащила за шиворот Флинна в комнату мужа.
   - Дорогой, посмотри, что наш сын учудил! - голос жены грохотал по всему дому.
   Орландо нахмурился, внимательно рассматривая наследника рода.
   - Подрался?
   - Нет... - встряхнул сын отросшими за время путешествия волосами, которые он в последнее время причесывал на манер эльфов - нолдор.
   Орландо от неожиданности присвистнул.
   Сын умудрился обзавестись настоящими эльфийскими ушами!
   - Откуда у тебя такое?
   - Я сам попросил у волшебника-лекаря - сын закусил губу. - У всех местных ребятишек уши в порядке, а вот у меня маленькие... Зато теперь слышу очень хорошо. Да и ведь - зачастил Флинн - все считают тебя одним из своих! И очень уважают. И наше родовое кольцо ведь воистину принадлежало нашему предку!
   - Верно - Блум кашлянул - Только, думаю, тебе, сын, следовало посоветоваться со мной.
   - Но мы не знаем, удастся ли вернуться домой - заявил сын - А если придется тут остаться до конца жизни?
   - Сынок, запомни - никогда не стоит говорить: 'невозможно'. Кто у нас верил сто лет назад в возможность космических полетов? Только фантасты. Мой дед однажды рассказывал мне, что когда он был мальчишкой, то спросил своего деда: может ли человек полететь на Луну. На что суровый и рациональный старик ответствовал: 'Внучек, это фантастика!' А сейчас, сынок, то что творится вокруг нас - и есть фантастика. Так что верить надо всегда, а в особенности в себя и свои силы. Так что мы сначала доберемся до области России, попавшей в Средиземье, а там будет видно. Вполне возможно, что у местных найдутся документы, где говорится о порталах в другие миры. Ведь откуда-то профессор Толкиен узнал о мире Средиземья, не так ли?
   - Так... - согласился мальчуган.
  
  ****
  
   Спустя пять дней команда Джексона сплавлялась по реке Стремительной недалеко от Мирквудских гор. Король Трандуил дал полсотни опытных лучников, а Орландо подарил королю эльфов красивую винтовку с прикладом, украшенным серебристыми узорами - дело рук неизвестного немецкого гравера, а в дополнение пятьдесят патронов.
   Странно и забавно выглядел Трандуил, когда впервые взял в руки ружье - он с опаской рассматривал необычное оружие пришельцев. Но когда Орландо продемонстрировал ему, 'что может натворить снайпер, сняв вражеских часовых с высоких башен' (часовыми послужили подвешенные на деревьях крупные тыквы), король признал, что ружье весьма полезно, если требуется сбить шпиона Саурона или подстрелить вражеского часового.
   Глазомер у Трандуила оказался поистине снайперским - к вечеру первого же дня он успешно выбивал пять из пяти мишеней из обычного дробовика - патроны команда Джексона разумно экономила.
   Настоящая резиденция короля Трандуила располагалась именно там, на уступах Мирквудских гор.
   Это был большой величественный замок, сложенный из зеленоватых каменных плит, у основания поросших мхом. Длинные башни, казалось, достигали облаков. Окнами служили разноцветные витражи, где изображалась повседневная жизнь народа Мирквуда - вот эльфы сеют хлеб, вот эльф ухаживает за яблоней, вот малыши-эльфята собирают в корзины виноград. Вот эльфы вместе с королем пируют, празднуя день летнего солнцестояния...
   Увидев внутреннюю обстановку замка короля эльфов, команда Джексона была воистину потрясена.
   Все в замке строго отвечало гармоничности, приближало попавшего в замок любого живого существа к природе. Узоры из золота и серебра, а также жемчужные вышивки на гобеленах ничуть не утомляли глаз. Наоборот, хотелось остановить мгновение хоть ненадолго и стоять, любуясь изделиями рук эльфийских мастериц. Также у дверей стояли старинные вазы, привезенные из людских королевств, а больше всего гостей изумила белая ваза, расписанная синими цветами и установленная в нише.
   - Как похоже на гжель! - изумилась Кейт Бланшетт.
   - Правильно. Это она и есть. Подарок послов земель у Рунного моря - улыбнулся Трандуил - Мы назвали его 'теплое мастерство'. Просто изумительно, что люди могут создавать такие изделия, что касаясь их ладонью - сливаешься с окружающим миром... И отчего вы, люди, так любите воевать между собой, обращая прекрасное в уродливые руины? - печально вздохнул эльф.
   В замке Трандуила отметили день рождения одной из дам - попаданок - эльф подарил ей красивое ожерелье.
   И вот наконец ветер надул паруса небольшой эльфийской флотилии, которая двинулась вниз по реке...
  
  ***
  
   - Сир! - обратился к Орландо капитан 'Утренней Звезды' Ломехир. - Там, справа на берегу замечены дымы! Похоже на пожар.
   - Сейчас проверим - сказал Блум, поднимая к глазам бинокль.
   В следующий момент он посуровевшим тоном объявил:
   - Там селение, оно горит! Похоже на нападение врагов! Причаливать к берегу! Поспешим на помощь.
   Услышав про нападение, эльфы начали вооружаться. Один за другим речные кораблики причаливали к берегу, с бортов спрыгивали вооруженные воины, лучники натягивали тетивы на рога своих не знающих промаха луков.
   Орландо не ошибся. Это вправду было нападение врагов. И селяне несомненно с той поры ежедневно совершали милосердному Эру благодарные приношения - помощь пришла вовремя.
   Когда быстроногие эльфы приблизились к деревне, их глазам открылась картина - облаченные в диковинные одежды воины уже выбили ворота обнесенного частоколом селения и теперь там кипел бой.
   - Эльфы, вперед! - скомандовал Орландо, берясь за лук - Фрэнк, Джек, - он повернулся к крепким мужчинам-телохранителям - вы остаетесь на холме, будете отстреливать врагов.
   И он поспешил вниз.
   Напавшие на эльфийскую рыбацкую деревню бандиты растерянно заоглядывались. В воздухе засвистели эльфийские стрелы. Сельчане подбодрились - рослые крепкие воины в зеленых костюмах, размахивая длинными мечами, начали вытеснять из ворот врага.
   Особенно выделялась среди защитников деревни высокая стройная девушка, облаченная в серебристую кольчугу и кожаные штаны. Ее светлые, с рыжинкой, волосы развевались по ветру. Она ловко двигалась, споро и умело работая мечом.
   К ней ринулись два вражеских воина. Один был облачен в черную кольчугу, спину прикрывал синий плащ, украшенный непонятными символами, а вот тело второго надежно укрывал пластинчатый доспех.
   Эльфийка рухнула на одно колено, резким рубящим ударом меча нанося удар по ноге чернокольчужного. Тот взвизгнул тонким, почти женским голосом, упал. Воин в пластинчатом доспехе занес меч над девушкой, но та парировала его удар острым клинком, а потом в забрале шлема противника словно из ниоткуда возникло тонкое древко стрелы. А эльфийка подбежала к стонущему чернокольчужному и приставила острие своего меча к его горлу.
   Очевидно, это был некто очень важный, так как напавшие на деревню разбойники растерянно замерли. Эльфы Блума тем временем покончили со своими противниками и теперь спешили на помощь сельчанам.
   Сравнив свою численность с так внезапно появившейся помощью, разбойники один за другим начали бросать оземь свое оружие.
   Орландо подошел к по-прежнему стоявшей над поверженным атаманом девушке. Та удивленно разглядывала его.
   - Приветствую юную арквендэ... - начал Орландо.
   - Арквендэ Нарвест из Дома Сумерек - представилась та - Хозяйка селения Опавшей Ивы. Благодарю вас за столь своевременную помощь. Затем Нарвест глянула на поверженного ею разбойника.
   - Снимай шлем! Пусть воины увидят лицо, которое ты так трусливо укрыл от всех!
   Атаман молчал. Тогда Орландо склонился над ним и полоснув ножом по подбородочному ремню, сорвал шлем с головы побежденного.
   Под шлемом оказалось лицо эльфа неопределенного возраста, с выкрашенными в голубой цвет волосами.
   - Проклятый!!! - внезапно заорал один из разбойников, подхватил с травы меч и ринулся к чернокольчужному. Ему наперерез бросились два воина Блума, выбили оружие, повалили на землю и начали вязать его.
   - Проклятый эльф? - с омерзением скривилась Нарвест, отодвигаясь от пленника. Она подняла меч и брезгливо вытерла клинок кружевным платочком, а сам платок отбросила подальше.
   Побежденный ухмыльнулся:
   - Так уже и есть. Теперь, когда меня одолело... - проклятый эльф запнулся, встретившись глазами с Орландо - низшее существо, мне лучше не показываться дома.
   - Стоп! - Нарвест, очевидно, осенила какая-то мысль. - Это случайно не твоих рук дело - нападения на соседние деревни?
   - Я и сжег - не стал отпираться проклятый эльф. - А вы как всегда, подумали на орков. Здорово, а?
   Нарвест сжала руку на рукояти меча, костяшки пальцев побелели. Эльфийка потянула клинок из ножен, но ее рука внезапно оказалась зажата словно в железных тисках.
   - Не стоит пачкать свой славный меч об это... существо - прозвучал мелодичный голос Ломехира, капитана флагмана 'Утренней Звезды'.
   Нарвест возмущенно посмотрела в ярко-зеленые глаза чернолесского эльфа.
   - Но он напал на наше селение!
   - И за это Проклятый получит давно заслуженную кару. Творить зло и приписывать его другим... - для этого надо очень низко пасть, стать слугой мрака - кивнул Ломехир и повернулся к Орландо Блуму:
   - Босс, надо допросить пленного, выяснить, где находится их логовище. Вы мне позволите начать расспросы?
   - Попробуйте - с сомнением сказал Блум - Только вряд ли он расскажет что-то важное даже под пыткой.
   - А кто тут говорит про такую тривиальность? - Ломехир удивленно приподнял брови, улыбнулся Нарвест. - Мы применим один древний способ... - прекрасноликая Нарвест, вас не затруднит помочь?
   - С удовольствием - улыбнулась девушка - А что требуется?
   Ломехир присел рядом с лежащим пленником и простер руки над грудью Проклятого.
   Без слов поняв эльфа, Нарвест села напротив Ломехира и тихо положила свои ладони на ладони капитана 'Утренней Звезды'.
   Теперь их ладошки находились точно над сердцем Проклятого эльфа.
   И тут эльф с эльфийкой запели песню на странном языке. Он был похож и на квенья, и на синдарин, но казался куда более древним. Как ни вслушивался Орландо Блум в странный речитатив песни, но многое для него так и оставалось неясным.
  
   Эллери эйхэ оудэвен,
   Немэраль алер вэнэйаль
   Дэмму баудэ феусиэль
   Риэсуэль сэрэдаль коуорэль...
  
  - звучала песня. Проклятый эльф погрузился в сон. Из-под его опущенных век выкатилась одинокая слеза.
   Заметив, что Проклятый плачет, эльфы-заклинатели явно прибодрились и продолжили петь странную, чуть диковатую песнь, которую пели, наверное еще Первые эльфы, в дни, когда впервые увидели новый мир и давали имена всему, на что падал взгляд.
  
   Ойэсури пэсароуэль
   Рас сэрдуэль пахэ
   Румэйэ бусэрумэль...
  
  - продолжали петь эльфы.
  А Проклятый эльф начал всхлипывать, его губы что-то шептали.
  Орландо Блум вслушался в слова пленного.
  - И поведал правитель Нежениэль, что ему открылась истина, - бормотал Проклятый эльф, - А именно, женщина суть творение мерзкого Мелькора, сотворенная им в Предначальную эпоху. Чтобы повести мужчину по путям не Эру, а сил мрака...
   - Что это же такое курил этот правитель? - даже присвистнул Орландо - Ничего себе его торкнуло!
   Проклятый словно услышал мысли своих допрашивателей, так как продолжил:
  - Семижды семь дней смешивал и выкуривал наш повелитель травы разные, и вот на сорок девятый день, смешав зеленый чай с разными травами - растертым корнем лотоса, красным мухомором, листьями белладонны, канабисом, цветом белены, соком мака и наконец, растертыми семенами болиголова в двукратно уменьшающейся последовательности, познал он, как мужчине освободиться из щупалец женщины. Ибо прекрасный лик и нежная улыбка не что иное, как морок, дар Мелькора, чтобы могла женщина скрыть свой истинный мерзкий образ... - дальше Проклятый понес такой бред, что все трое следователей брезгливо отодвинулись подальше.
   Только полчаса спустя пленник снова заговорил о важном.
   ...И проповедовали мы открывшуюся нам истину, но немногие последовали за нами. Отвергли нас все эльфийские народы и молвили: - Прокляты вы, служители мерзости.
   Предпочли сыны эльфийские обнажить свои мечи в защиту мелькоровых дочерей и внучек, назвав нас безумцами... И когда пала наша крепость Голубой Луны, то немногие из выживших, вкусивших канабисную истину, удалились в далекий лес, прозванный глупцами Жутким, а нами - Лесом Мечты. И стали мы ссорить эльфов и орков между собой, дабы смотрели они друг на друга со страхом и ненавистью.
  Пленник нес еще что-то о служении женщины Мелькору, а Орландо Блум мрачно бросил:
  - Достаточно. Теперь мы знаем, кто эти Проклятые. Слуги зла. Хорошо бы понять, где этот их Жуткий лес.
  - И понятно, кто развязывал вечные войны между эльфами и орками - кивнул Ломехир.
  Нарвест решительно поднялась на ноги.
  - Я приведу добровольцев под ваши знамена, лорд Орландо. Многие из моих соплеменников - девушка обвела вокруг рукой - были бы рады посчитаться с Проклятыми эльфами за своих павших родичей и близких. А кроме того... - прекрасная эльфийка наморщила лоб - ниже по реке начали селиться люди и гномы. Причем люди пришли с берегов Рунного моря, вскоре после загадочной Ночи Сияния.
  - Ночь Сияния?
  - Три недели назад - пояснила эльфийка, указывая на юго-восток, - там, где находится Рунное море, мы увидели, как сияет и переливается удивительными цветами и красками небо, а потом засиял ярким солнцем купол. А вскоре ниже по реке у древних руин начали селиться люди из неведомого нам племени аркаимцев вместе со своими союзниками-гномами. И особо они почитают древний знак эльфов Анарома.
  - Навестим и их - согласился Орландо - Возможно, они не откажутся нам помочь...
  
  ****
  
  - Теперь вы все знаете, - завершил Орландо свой рассказ.
  - Так... - Адмирал в задумчивости откинулся на спинку большого складного стула - следовательно, эти козлы необрезанные таятся в чащобах Жуткого леса? Уважаемый Орландо, по карте показать сможете?
  Орландо Блум склонился над грубо нарисованной картой и карандашом обвел кругом отмеченный на карте лес.
  - Здесь.
  - М-да - Адмирал в задумчивости потеребил подбородок - Я кое-что про этот лес слышал от гномов. Там полно кошмарных зверей и птиц. Именно так все рассказывают.
  - Вот, по слухам! - Орландо многозначительно поднял палец - Кто может гарантировать, что большинство слухов не распускались эмиссарами Проклятых? Разумеется, учтем, что в лесу могут быть прирученные твари, порождение больной фантазии...
  - Так-так - Адмирал посмотрел на пока еще голую каменную стену над горящим камином, - А пожалуй, головы монстров того леса будут славно смотреться над моим камином, - здесь Адмирал усмехнулся, - У крутых охотников, говорят, шиком считается повесить на стену головы слона, носорога, льва, буйвола и леопарда. А я украшу ее головами настоящих монстров. Решено.
   Властелин Ратурора решительно оперся ладонями о крышку стола.
   - Я смогу мобилизовать пятьдесят бойцов и двадцать гномов-шлемоломов. Извини, но больше не дам - кому-то надо и сам Ратурор охранять.
   - У меня двести эльфийских лучников. Многие из них также и отличные мечники, - сказал Орландо - Предлагаю такой план: мы доведем женщин и детей до границ перенесенных с Земли областей, передадим их под защиту русских, а потом мы вместе двинемся к Жуткому лесу.
   - Хорошо - согласился Адмирал.
  
  ****
  
   На поляне отдыхали драконы. Рядом с ними расположились люди. Фантасты и бойцы спецназа внимательно слушали рассказы Адмирала и Орландо Блума.
   - Бог любит пошутить - удивленно покачал головой Андрей Карахов, выслушав рассказ Адмирала.
   - И похоже, неспроста мы, начав свой путь от разных точек, встретились здесь рядом с Жутким Лесом - поддержал Иванищев, его дракончик Годзилко согласно рявкнул.
   - Будем действовать вместе - кивнул Адмирал.
  
  
  Глава 7
  Лесные страхи
  
  - Что докладывает разведка ушастиков? - спросил Иванищев.
  - Эльфы говорят, что отыскали удобную тропу в лесу. Только я бы не советовал ею пользоваться - вряд ли мы первые, кто клюнул на нее - сказал Орландо.
  - А наш новоиспеченный маг вместе с разведчиками вычислил нечто интересное. Высмотрел без особого колдовства, чтоб его... - с легкой завистью сообщил Адмирал. - Хитро устроено - даже мегакрутой волшебник бы не углядел. Эй, Люкс!
  От костра, у которого устроились чернолесские эльфы Орландо и эльфийки с Рунного моря, к командирам подошел невысокий бритоголовый юноша, облаченный в эльфийский балахон, из-под которого виднелась сияющая кольчуга гномьей ковки. На ладони он подбрасывал небольшой ледяной шарик.
  - Пробую творить ледяные шары - пояснил Люкс.
  - Послушай, маг-недоучка, - нахмурился Адмирал, - Народ хочет знать, где местные секретные тропы. Покажи, что вытянул ты из местного биокомпьютера.
  Люкс прикрыл глаза, повел руками... - и огонь костра взмыл к небу ярким пламенем.
  - Осторожно! - воскликнул конунг, спешно отпрыгивая от огненного столба.
  Маг, не обратив внимания на ругань конунга, продолжал священнодействие. На вершине столба заиграли языки пламени, вот столб разделился на два дерева, вот на них распустились огненными язычками листья, среди деревьев возникли два всадника на огненно-гнедых конях...
  Все завороженно наблюдали за действиями мага, рожденного под небесами иного мира.
  Тем временем всадники неторопливо тронулись в лес.
   - Следуем за ними - кивнул Люкс и первым пошел за странными конниками.
   Воины объединенного отряда - люди, гномы и эльфы осторожно, вслушиваясь в лесные шорохи, тронулись вслед за магом.
   Рыцари в масках неторопливо ехали друг за другом по заросшей лесной тропинке. И там, где копыта коней касались земли, разом возникала вымощенная разноцветными камнями тропа, а стоило воинам проехать дальше, как камни исчезали и глазам следовавших за всадниками людей представала заросшая тропка, по которой никто давно не ходил.
   И вот огненные кони остановились перед росшими по сторонам тропы двумя громадными мэллорнами, чьи разросшиеся ветви причудливо переплелись между собой, образуя свод над тропой. А их хозяева повели между собой неторопливый разговор.
   Фантаст одновременно с Адмиралом недоумевающе посмотрели на волшебника-самоучку.
   - Мы вроде бы пришли искать вотчину проклятых, а не слушать беседы?
   - Я и сам не знаю - растерянно ответил Люкс. - Подождем.
   - Мой дорогой цветочек - заговорил первый всадник - ты чересчур усерден...
   Второй, казалось, холодно прищурился:
   - Котик мой, эти мужчины предпочли встать на защиту женщин, нежиться в холодных щупальцах ужасных тварей. Они отчаянно сражались и нам, познавшим истину из рук нашего мудрого короля, пришлось подарить им смерть. Но это неважно - те, кто изгнал нас, давно отупел от ласк и поцелуев своих чудовищ и сочтут, что поселение сожгли орки.
  - Так же, как 'эльфы' сожгли орочье селение - кивнул 'котик'. - Едем дальше.
  - И я мечтаю, чтобы мой папик меня порадовал чем-то приятным - согласился второй всадник.
  - Обязательно! - пообещал первый.
  И огненные фигуры растаяли под сумраком свода ветвей.
  Люкс двинулся к мэллорнам, остальные последовали за ним. Вскоре бойцы стояли на широкой вымощенной тропе, убегающей под кроны деревьев.
  - Верить надо глазам, а не магическому чутью - пояснил Люкс
  - Вот какая ты, зачарованная тропа Жуткого Леса... - прошептала гномка, стоявшая рядом с Змеем и Адмиралом.
  - Так - Иванищев повернулся к Орландо Блуму. - Расскажите, как вычислить поселение эльфов в такой чащобе? Не уверен, что очки ночного видения нам помогут.
  - Мистер Иванищев, мне уже приходилось видеть селения эльфов. Они настоящие гении маскировки - и только мои лучники сумеют разобраться в хитросплетениях Проклятых, отличить, где дом, а где просто причудливо переплетенные кроны деревьев.
  - А драконы в нужный момент поддержат нас с воздуха - сказал Иванищев - Несколько сигнальных ракет красного цвета... - и Проклятых ждет отличная воздушная атака.
  - А я - внезапно сказал Люкс - отвлеку на себя внимание магов противника. Прогуляюсь по этой, возможно, фальшивой тропе - 'такой удобной'...
  - Один не пойдешь, - усмехнулся Адмирал - Да и без придворного мага какой из меня король-то?
  - Милорды - к командующим подошел эльф Ломехир. - Позволите мне сопровождать мага Люкса в его квесте?
  - И я - поддержала Нарвест - Мои бойцы желают увидеть, как будут корчиться те, кто поднял оружие на великую эльфийскую святыню - семью и детей.
  Иванищев почесал своего дракончика за ухом.
  - Твое мнение, Годзилко?
  - Два, два, два - отозвался драконыш, хлопнув крылышками - И один.
  - Стало быть, два человека, два эльфа, два гнома и один маг?
  Дракончик скорбно возвел очи к сумрачному небу, однако при упоминании мага согласно кивнул.
  - Стоп, я тебя понял - усмехнулся Иванищев - Идти должны мужчины и женщины - ровно три пары? И тогда фальшивая тропа Проклятых не сможет нанести удар?
  - Правильно! - Годзилко распахнул ярко-красную пасть и лизнул хозяина в щеку раздвоенным языком.
  - Теперь все понятно - Иванищев повернулся к воинам. - И кто пойдет?
  - Мы - шагнули вперед Ломехир и Нарвест.
  Гномка Венандора тоже подошла к эльфам.
  - Я слышала много легенд о Черной тропе в Лесу Страхов. И теперь стал ясен смысл предсказания древнего шамана Подгорного народа, седобородого Думбина: 'Шестеро рожденных разными народами сойдутся вместе и вместе с сыном мира иного, неведомого никому, цитадель мерзости сокрушат'.
   Змей подошел к невысокой, ему по грудь, гномке и улыбнулся ей:
   - Ну что, прорвемся?
   - Обязательно! - гномка вся зарделась.
  
  ****
  
   Высоко-высоко в небесах мерцали звезды. Они перемигивались между собой, свысока поглядывая на затерянную где-то в просторах Вселенной планету. Они не знали, что на них смотрят, любуются, мечтают, загадывают желания и нарекают им имена, силой воображения соединяя в фантастические фигуры героев и удивительных зверей, детей этой маленькой планеты...
  На звезды смотрел поседевший в битвах страж гондорской башни, любовался молоденький вахтенный броненосца 'Александра III', несший ночную, 'собачью' вахту, мечтательно вздыхал где-то в лесной роще влюбленный эльф.
   И с надеждами и тревогами глядели на звезды дети иного, оставшегося неведомо где, мира. Люди, пережившие неведомые средиземцам беды и трудности - сейчас стремились пережить и новую катастрофу, которую они называли просто 'Перенос'.
  И яркими оранжевыми искрами, посылая привет звездам, горели в разных точках планеты костры... Но жгли их не только люди. Рядом с одним из бесчисленных костров, где-то в мрачной чащобе, сидели эльф и эльфийка
  Ломехир подкинул в костер охапку сухих веток. Темные тени заиграли на лице задумчивой Нарвест. Глаза эльфийки, подернутые легкой грустью, глядели на пляшущие язычки костра - и почему-то любовались и облаченным в темно-зеленый плащ эльфом.
  Этот плащ, сшитый собственными руками, Нарвест подарила смелому капитану. Просто так. Эльф был очень растроган подарком - как раз в этот день Ломехир праздновал свой день рождения. А сейчас они сидели у костра, вслушиваясь в лесные шорохи и вели тихую беседу.
  Они не знали, что же чувствуют друг к другу - но оба определили бы его, как 'просто симпатия'. Не любовь, и тем более не пламенная страсть, оставляющая после себя серый пепел тоски. Просто им было хорошо сидеть рядом друг с другом у костра и разговаривать о понятных и общих вещах. О доброй ковке мечей, о том, как растить цветы, бережно выхаживать деревья.
  А вот в палатке, где в ожидании своей смены устроились Змей и гномка Венандора, происходило иное.
  - Гэвэн... - гномка прижалась ухом к голой груди Змея, провела пальцем по вытатуированному на плече изображению змеи, полюбовалась изображением десяти парашютистов, выпрыгивающих из самолета, изумленно присвистнула, разглядывая парашют с крыльями.
  - Змея - я понимаю этот знак, у гондорцев такие татуировки себе делают 'мастера клинка'. И ты тоже 'мастер клинка'... Но вот это - первый раз вижу таких странных птиц.
  - Это не птица - ухмыльнулся Змей. - Самолет. Когда мы прибудем в русские земли, я тебе покажу самолеты. И если захочешь, научу тебя прыгать с парашютом...
  - А как это?
  - Словами это не описать... - Полетим - поймешь. Но это прекрасно - быть частью неба - Змей тихо улыбнулся, стараясь не показать своего потрясения.
  Пообтеревшись среди Подгорного народа, Змей уже знал многие идиомы гномов. 'Пепел моего предка в моем сердце' - этим самым гном подчеркивал, что ведет свой род от 'сожженных гномов', некогда павших в битве за Морию с орками.
  'Сердце мое сегодня не стучит' - означало траур в семье гнома.
  А вот 'слушать стук твоего сердца' в устах девушки-гнома означало не больше и не меньше: 'Хочу быть с тобой всегда, быть твоей женой!' - именно это она только что произнесла.
  Венандора задумчиво коснулась букв над парашютом.
  - А что означают эти слова?
  - Победа или смерть. А ты правда... - Змей помолчал - хочешь быть со мной всегда? Делить и радость и горесть?
  - Красивый девиз... - улыбнулась гномка. - Знаешь, что меня больше всего рассмешило при нашем знакомстве?
  - Что?
  - Как ты пытался высмотреть у меня бороду. И как Его Величество однажды спросил у старого кузнеца Валина, бреются ли гномки.
  - Да... Кузнец тогда ответил, что они это делают только в дни великих войн, посвящая свои сбритые волосы Валарам - чтобы их дар хранил мужей и сыновей - и бреют только голову, ибо бороды носят те гномки, которые идут в бой рядом с дорогими им близкими!
  Оба рассмеялись, вспомнив, как сегодня днем, когда начался поход по Жуткому лесу, Венандора достала из своего заплечного мешка большую рыжую бороду на завязках и с важным видом долго прилаживала ее к своему симпатичному лицу.
  Отсмеявшись, Змей улыбнулся.
  - А без бороды ты куда красивее. Особенно с таким волевым подбородком - он коснулся пальцем подбородка Венандоры.
  Та только ласково поцеловала Змея, устроила голову на его широкой груди и заснула.
  А Змей задумчиво смотрел на спящую девушку. Он и сам начинал дремать...
  Тем временем молодой маг-огневик Люкс не спал - он сидел около своей палатки и жонглировал файерболлами.
  Раз-два-три-четыре - высоко в воздухе беззвучно взрывается зеленый шар... Зажигаем новый - получился полосатый, подбрасываем...
  Вдруг шары Люкса дернулись и вереницей метнулись навстречу чему-то бесформенному - оно вынырнуло из кустов и прыгнуло к костру отважных путников...
  Еще быстрее отреагировали Ломехир и Нарвест - эльфы вскочили, серебристыми молниями блеснули мечи, принимая на клинки чудовище.
  Шарах! Ба-бах! - файерболлы Люкса врезались в странную тварь. Дикий визг огласил окрестности. Жуткий лес отозвался воем, рычанием, писком. Над лагерем, зловеще каркая, закружили вороны. А обитатели лагеря сражались.
  Люкс зажигал и метал файерболлы. Разноцветные шары вереницей кружились вокруг лагеря, сжигая выскакивающих из сумрака крупных крыс. Змей водил винтовкой туда-сюда, выискивая цель, рядом с ним, прикрывая спину любимого, стояла облаченная в кольчугу на голое тело гномка Венандора. В крепких руках гномка держала блестящий топор. Эльфы Ломехир и Нарвест стали спина к спине, сжимая в руках мечи. Темная эльфийка натянула большой черный лук. А фантаст Иванищев просто прикрыл глаза и начал, как и подобает талантливому писателю, которых в Средиземье местные уже начали называть 'мастерами слов', 'плести слова'.
   'Началась гроза. Подул сильный ветер. Загрохотал гром, серебристым зигзагом сверкнула молния. И черные вороны парили в облаках, граяли над убитыми чудовищами, охотились на гигантских многоножек. А отважные герои тем временем отдыхали у своих шатров и ждали только наступления утра, чтобы путь свой продолжить...'
   В небе загрохотал гром, полил сильный дождь. Стая ворон упала вниз за край леса, а когда снова взмыла в воздух, они уже несли извивающееся в бесплодных попытках вырваться тело какого-то отвратительного многоногого существа. Вороны исчезли на горизонте.
   Крупный кабан выметнулся на поляну и ткнулся пятачком в землю - в его глазу трепетала стрела. Больше путников никто не беспокоил - Жуткий лес притих, присматриваясь к отчаянным смельчакам.
   Остальная ночь прошла более-менее спокойно. Наутро на связь вышли Адмирал с Орландо.
   - Идем без происшествий - доложили они - А у вас?
   - Ночью была попытка нападения, успешно отбито - отозвался Иванищев - Напавший на нас кабан пойдет на еду стервятникам. Мало ли какие сюрпризы нам этот лес припас.
   И он был прав. Не успели пришельцы пройти очередной поворот, как из леса на тропу выкарабкались с десяток крупных уродливых чурбанов, размахивающих обломанными ветвями.
   - Это ужасное чародейство... - прохрипел побледневший от ужаса Ломехир - Силы мрака сделали из энтов умертвий, зомби...
   - Мой меч не топор - печально вздохнула Нарвест - да и не смогу я поднять на энтов оружие. Даже таких...
   Гномка поплевала на ладони и решительно вытянула из-за спины боевой топор. А Змей достал свое грозное оружие. И начался бой. Венандора и Змей рубили чурбаны, остальные прикрывали им спину и всячески страховали, а Люкс поджигал напавших файерболлами. И вот один чурбан рассыпался синим пеплом, вот второй...
   А когда путники покончили с последним энтом - зомби, они увидели, как где-то на горизонте взлетели три зеленые ракеты.
   - Получилось! - радостно воскликнул Иванищев. - Наши дошли до цитадели Проклятых эльфов!
   - Только нам еще идти по тропе - хмуро сказал Змей, указывая на шевеление где-то в лесу. - И принимать новые бои.
   Издалека слышался шум, треск, вот вдали дерево заскрипело, застонало, взмахнуло зелеными ветвями, словно руками и рухнуло на землю. За ним еще одно, еще. И наконец, из-за деревьев показалось огромное существо, напоминающее гигантского броненосца глиптодонта, точно так же, как этот древний земной зверь, закованное в панцирь и переваливающееся на коротких когтистых лапах. Только морда зверя напоминала собачью.
   Оно начало принюхиваться к чужакам, но маг-огневик поднял руку и подул на ладонь. С нее в сторону зверя полетели золотистые жемчужины и закружились вокруг морды псевдоглиптодонта. А зверь, застыв на месте, глядел на пляшущие в воздухе бусины.
   Эльф Ломехир жестом остановил уже зажегшего файерболл Люкса.
   - Подожди... Пока прикрывай меня, дитя иного мира.
   Эльф подошел к чудовищной зверюге, почесал ее за ухом, заглянул в глаза, осторожно повел рукой, как бы снимая что-то с морды... и вот на путников уже смотрела не злобная морда стаффа, а смешная мордаха, скорее подходящая какому-нибудь хомяку огромных размеров.
   В следующую минуту Ломехир продемонстрировал изумленным соратникам большую черную паутину.
   - Заклятая ткань - объяснил эльф, - Проклятые, похоже, наложили морок на местных крупных зверей. Сделали их страшными. И подумать только, сколько полегло в Жутком лесу и людей, и эльфов, и гномов только потому, что они встречались с подобными зверями.
   - Но как... - спросила Нарвест.
   - 'Оно не то, чем кажется' - процитировал Ломехир. - Когда мессир маг запустил в зверя свои гипнотические шарики, я увидел, как на морде зверя блеснуло нечто вроде паутины. А я вспомнил про всякие зачарованные сети и решил проверить.
   - Послушай, эльф, - проговорил Змей, - Вы, эльфы, ведь с животными отлично управляетесь, можешь ли ты уговорить эту зверушку покатать нас? Все равно наши теперь рядом у цитадели. Нет сомнения, вот этот великан поможет нам выбить вражеские ворота.
   - Попробуем, - кивнул эльфийский капитан, - Вместе с Нарвест и Светланиэль поговорим с ним.
   Эльф с эльфийками подошли к зверю и ласково заговорили с ним. Нарвест положила теплую ладонь на щиток, прикрывавший толстый мохнатый лоб глиптодонта и прикрыла глаза. А зверь с любопытством глядел на эльфов. Наконец, он сердито всхрапнул и кивнул.
   - Порядок - весело сообщила Светланиэль. - Мы с ним договорились. Брон доставит нас к крепости своих мучителей.
   И семеро бесстрашных по очереди вскарабкались на широкую спину одного из сильнейших зверей Жуткого леса. Глиптодонт немного помедлил и тронулся через лес, прокладывая новую тропу среди кустов и падающих деревьев. Вскоре он вышел на болото. Кое-где вздувались пузыри, хлюпала багровая грязь. Около поваленного, поросшего мхом дерева из топи торчал человеческий скелет в ржавой кольчуге, в последней судороге обнявший ствол. Кое-где из косматых, поросших осокой кочек торчали покрытые плесенью стрелы и изъеденные ржавчиной клинки.
   Живой танк двинулся дальше по болоту, почти до брюха погрузившись в красную жижу. Запахло гнилью, но 'танк' Брон невозмутимо продолжал путь. Сколько он шел, семеро не знали, но когда солнце уже клонилось к закату, везший их на спине глиптодонт выбрался на сухое место, отряхнулся и двинулся дальше. Вокруг шелестели незнакомые деревья с толстыми шипастыми стволами, на ветвях росли огромные кожистые листья. На полянах цвели большие цветы самых разных расцветок.
   Внезапно кольцо на пальце Змея нагрелось. Солдат-афганец нахмурился. Эта мрачная роща никому не нравилась, но через нее лежал путь к крепости Проклятых.
   - Что это за роща? - тихо спросил Змей у гномки.
   - Честно не знаю - пожала Венандора плечами - Правда, есть легенды про Шепчущую рощу, но они довольно туманны. Те из славных гномов - шлемоломов, кто выжил среди кошмаров Жуткого леса и вернулся домой, были очень скупы на язык.
   Послышалось ласковый, нежный не то шепот, не то пение. Это пели деревья странной рощи. Подул ветер, песня зазвучала еще нежнее.
   И тут Змей увидел, что сидевший на плече Иванищева дракончик Годзилко, доселе тревожно принюхивавшийся к воздуху рощи, обвил хвостом предплечье хозяина, положил голову на длинной шее на другое плечо и задремал... За ним начали засыпать и остальные. Лишь один глиптодонт невозмутимо продолжал идти, иногда срывая особо сочные листья.
   'Первым - самого осторожного' - стукнула недобрая мысль.
   Змей притворился спящим, а сам наблюдал из-под опущенных ресниц за обстановкой.
   Деревья зашевелили листьями еще сильнее, пара свернутых листьев раскрылась. Змей вздрогнул - с ближайшего к нему раскрывшегося листа свалились обрывки каких-то тряпок... и изъеденный словно кислотой, гномий топор без топорища.
   Одно из деревьев-людоедов протянуло ветви к неторопливо идущему Брону с всадниками.
   Змей махнул рукой с надетым на него кольцом. Сверкнула алая молния из кроваво-красного рубина и несколько отсеченных, будто невидимой рукой, веток упали под лапы глиптодонта. Тот невозмутимо подобрал ветки и жуя на ходу, продолжил топать по лесу.
   Еще одна алая молния, еще - пока глиптодонт не вышел к большому замку.
  
  
  ****
  
   Король Нежениэль был очень озабочен. Впервые в истории государства Проклятых эльфов враги добрались до королевской столицы, так хитроумно упрятанной в чащобах Жуткого леса.
   И как это им удалось проделать - не мог объяснить ни один королевский маг. Ведь тайную тропу создавали семь магов - и каждый отдельно от остальных. И чужой маг попросту бы не отличил тайную тропу от обычной звериной. Даже Гэндальф, в свое время поплутав в Жутком лесу и положив несколько сотен бойцов, плюнул и забросил безнадежные розыски замка Голубой Луны.
   Королевских магов больше заботило другое обстоятельство. Семеро бесстрашных воинов - три женщины, трое мужчин и один маг смогли пройти Черной тропой, не потеряв ни одного своего - там, где бесславно погибали сотни. Мало того, они умудрились подчинить своей воле топотуна - самого сильного из зверей Жуткого леса и сейчас ехали по лесу на спине зверя. Через Кровавую Топь, через Шепчущую рощу, через многие другие зловещие места, покрытые белеющими костями и ржавым оружием. В результате маги, отвлекшись на смельчаков, попросту не заметили, что основные силы противника прошли по тайной тропе.
   - Что ж, отрубить моим магам головы за недосмотр я всегда успею, - проворчал король, раскуривая трубку, набитую превосходным 'зельем откровения'.
   В следующий момент король поперхнулся и закашлялся, пыхая клубами розоватого дыма.
   Откашлявшись, король с сомнением поглядел на трубку.
   - Ну и забористое зелье у меня получилось... - проворчал он, почистил холеные ногти пилочкой и посмотрел со смотровой площадки башни на осаждающих.
   - Что это такое? - Нежениэль приподнял брови. - Парламентер?
   К башне приближался воин в зеленой пятнистой форме, размахивая белым флагом.
   Король кивнул лучникам и в парламентера полетели стрелы.
   Но что это? Вместо того, чтобы рухнуть носом в землю, парламентер остановился, скорбно покачал головой и с утыканной стрелами грудью пошел обратно. Испуганные лучники ему в спину не стреляли. А Нежениэля охватило недоброе предчувствие - ох, лучше бы он выслушал условия вождей этого неизвестного народа.
   Вражеские воины засуетились, вперед по парам выдвинулись с десяток эльфов и гномов. Гномы тащили странные толстые палки, эльфы несли какие-то железяки.
   От любопытства Нежениэль чуть не свалился со стены замка, стараясь рассмотреть происходящее.
   Эльфы и гномы методично установили странные полые палки, опустили внутрь них чурки.
   - Что это они делают? - занервничал Нежениэль, оборачиваясь к своему сердечному другу. Сердечный друг ничего не знал.
   А затем... наступило царство тьмы.
   В замке грохотали взрывы, горели дома, подожженные неведомой силой, метались перепуганные королевские воины. Сам король в шоке взирал на разнесенные страшным взрывом зубцы башни. У ног короля, скорчившись, лежал сердечный друг с окровавленным лицом и грудью. Непонятная сила изуродовала его некогда красивое тело.
   - Миуэль... - беспомощно прошептал Нежениэль, опускаясь рядом с телом возлюбленного и касаясь его руки. Пульса не было.
   В небе появились приближающиеся темные точки. Нежениэль всмотрелся в них, а в следующий момент Проклятый король тяжело дышал на первом этаже башни, унимая колотящееся от ужаса сердце и одним глазом поглядывая в щелку приоткрытой двери.
   Драконы на бреющем полете прошли над твердыней Проклятых, выжигая пламенем все живое...
  
  ***
   - Посмотрите! - воскликнул Орландо.
   Осаждающие твердыню Проклятых воины начали расступаться перед неторопливо шествовавшим глиптодонтом, на спине которого сидели всадники, гордо поглядывая вокруг.
   Перед группой командиров зверь остановился. Иванищев спрыгнул с глиптодонта и объявил:
   - Черная тропа пройдена!
   Эльфы и Змей с Венандорой же принимали поздравления от товарищей.
   Адмирал подошел к глиптодонту, оглядел его, покачал головой.
   - Респект и уважуха, Люкс, - обратился властелин Ратурора к своему придворному магу - А теперь посмотри на эти ворота - твое мнение?
   - Ничего сложного - улыбнулся Люкс и что-то шепнул Брону.
   Глиптодонт неторопливо подошел к воротам замка, взмахнул хвостом-палицей и шарахнул по створкам. Те застонали. Снова удар палицей, еще удар - и вот одна из створок ворот с треском рухнула. Брон, понукаемый радостным Люксом, двинулся вперед и под натиском тела могучего зверя ворота рассыпались окончательно.
   - Вперед, на штурм! - послышались команды на русском и квенья. - и вслед за глиптодонтом в замок с боевым кличем ворвались эльфийские лучники, восторженно орущие гномы во главе с королем из людского народа и бойцы нового, еще неведомого никому народа...
   Проклятые эльфы не сопротивлялись - подавленные минометным обстрелом, воздушной атакой драконов и крушением крепостных ворот, они бросали оружие и сдавались в плен.
   Крепость пала.
  
  ****
  
   Король Нежениэль вздохнул. Он не хотел умирать в бою - ведь что может быть ценнее жизни? Но и унижаться перед победителями не хотелось.
   Король заметил, что его трубка погасла. Он спокойно подобрал щепку, зажег от пылающей в огне стены свою любимую трубку, поправил на поясе церемониальный меч и пошел по улочке к воротам, где стоял топотун.
   К нему бросились два человека, закованных в странные кольчуги.
   Король остановился, снял с пояса меч и протянул вперед.
   - Я повелитель этого замка, - провозгласил он, - Вручаю мой меч в знак вашей победы... - и тут Нежениэль нервно рассмеялся:
   - Все-таки славная смесь! Взятие моей неприступной крепости... - право, великолепный глюк!
   Спецназовцы Мехова бережно подхватили под руки подхихикивающего короля Проклятых и потащили к ожидающему их вертолету. Теперь-то каждый из них мог смело крутить дырочки под ордена и награды за участие в битве в Жутком лесу!
  
  
  ****
  
   Пленник провел пальцами по слизистой от плесени стене.
   - Третий день плена, - тихо произнёс он.
   Распахнулась дверь из мореного дуба и вошел тюремщик. Он молча подошел к пленному, достал из наплечной сумы молоток и зубило, а затем начал расковывать оковы на ногах пленного урус-хая.
   - На смерть, стало быть, провожаете? - усмехнулся Федор Сергеев.
   - С чего бы? - усмехнулся эльф, - Твои уже стоят под стенами крепости. В отличие от нашего короля и его приближенных, я не путешествую в страну грез. Тошнит меня от разных курительных смесей, да и здравый смысл я не потерял. Словом, поразмыслил я над твоими речами, урус-хай и решил освободить тебя. Я не такой псих, чтобы нападать на тех, кто в ответ сотрет меня в порошок.
   Тюремщик начал расковывать руки Сергеева, а сам рассуждал сам с собой.
   - Правду ты сказал - как не было остальным эльфам не проклясть нас, если мы посягнули на основу основ, оскорбили пресветлую Йаванну, мать-землю, которая растит для нас плоды, требуя взамен только любовь и ласку?
   С потолка посыпались мелкие камешки и комья плесени.
   - Что там за шум? - насторожился эльф.
   - Похоже, мои товарищи уже берут вашу крепость, - ответил Сергеев, - Не беспокойся, я замолвлю за тебя слово.
   Иванищев, Ломехир и сопровождавшие их бойцы осматривали глубокие казематы Проклятой крепости, освобождали узников - гномов, людей, орков и эльфов, которых немедленно выносили на носилках наверх, к теплым солнечным лучам, ставшие медсестрами чернолесские эльфийки.
   И тут с лестницы, ведущей в самые глубокие застенки короля Нежениэля, показались две фигуры.
   Факел в руке Ломехира осветил замершего с поднятыми руками проклятого эльфа, за спиной которого стоял Федор Сергеев.
   - Рад тебя видеть живым! - Иванищев пожал руку другу. - И поскольку - постольку в боевом состоянии. А мы тут в твоих поисках каждый камушек переворачиваем.
   - Пожалуй самое дело перестать, а то крепость придется переименовывать в Вверхтормашками. Да и тут больных узников - Сергеев указал рукой вниз - немало. Надеюсь, вы, ребята, ничего не расплавили? Улики-то надо сохранить.
   - Не беспокойся, - усмехнулся Иванищев, - Обещаю, что наверху увидишь фееричное действо. И фантаст не обманул.
   Когда Федор поднялся наверх, его глазам предстала огненная феерия. На главной площади стоял юноша лет двадцати и с легкой укоризной поглядывал на догорающие руины. То и дело он двигал пальцами и огненные искры, вместо того, чтобы обратиться в бушующее пламя, быстренько спрыгивали, подбегали к своему хозяину и начинали плясать вокруг огненного мага по трассам причудливых узоров.
  
  Глава 8
  Зимний рейд.
  
  Над городами из чужого мира с Рунного моря дул холодный пронизывающий ветер с Рунного моря. Ветер качал ветви деревьев, поднимал в воздух свежевыпавший снег, морозил прогуливающихся по улицам людей. К чести пришельцев, первую зиму в Средиземье они пережили легко. Геологи отыскали близ границы Зоны мощное месторождение природного газа и спустя месяц длящихся день и ночь работ по перекладке газопровода, в квартиры горожан наконец-то пошел газ. Бесперебойно работала плотина - могучие струи реки Келдуин день и ночь крутили трубины. Также потоком шла торговля с гномами Железных холмов, а недавно прибыл и караван торговцев из Эсгарота, прослышавших про удивительные изделия. На Бурых равнинах землях бойцы ярославского десантного полка разгромили гнезда местной нечисти, а священники Ночного Дозора провели обряд освящения многострадальной земли и упокоения призраков. К изумлению экспериментаторов, освященная земля теперь была способна давать урожай. Но пока что решили погодить с севом и сейчас создавалась военная база. В Пеларгир для 'Миннесоты' и 'Капризули' доставили достаточный запас топлива, а обратно привезли незадачливых пассажиров, которым теперь суждено было стать членами нового сообщества.
  
  
  Рассказывает Алексей Рюмин, спецназовец
  
  Меня вызвали по месту службы.
  - Сержант спецназа Алексей Рюмин прибыл! - доложил я, входя в кабинет капитана.
  Капитан Рыбаков внимательно посмотрел на меня.
  - Как там твой дракончик поживает? - спросил он.
  - Нормик. Кушает мясо, фрукты тоже употребляет - усмехнулся я.
  Капитан кивнул, подошел к темному зеркалу на стене, подозвал меня.
  - Смотри
  Я увидел, что в комнате за 'зеркалом' сидел здоровенный детина. Он разговаривал со строгим полицейским.
  - Ну и что? - пожал я плечами - Кавказец какой-то.
   - На его уши погляди - усмехнулся капитан
   Действительно! Как же я не заметил? Уши у детины были весьма крупными и острыми. И сразу было видно, что это не грим. Да и одежда детины была весьма странной, совсем как у орков из знаменитого фильма.
   - Знакомься - усмехнулся капитан Рыбаков - Это орк Алиэк. Захвачен в плен близ деревни Федоровки.
   - И?
   - Он согласился стать нашим проводником. Демонстрация наших боевых возможностей его весьма впечатлила. Он будет тем надежнее, что у нас в плену и его сын.
   - Что требуется?
   - Нужно отправить группу спецназовцев в Гондор, встретить Хранителей. По сведениям от наших разведчиков, заброшенных в Гондор, они сейчас идут к Андуину. Необходимо проконтролировать действия отряда Братства Кольца.
   - И также знать мнение гномов с эльфами - саркастично заметил я.
   - Этим УЖЕ занимаются другие группы. А пока - отбери себе парней из твоей роты, понадежнее. Таких, кто не рванет к гондорцам против Саурона помогать или какую-нибудь демократию у гномов устанавливать.
   - Хорошо - кивнул я
  
  *****
  
   Над плацом разнесся вой сирены.
   Из казармы на плац выбежали бойцы моей роты. Я внимательно оглядел их, Нахмурился.
   - Ольгин Дмитрий Олегович! - пролаял я. - Почему у вас в руках книга? Как она называется?
   - Трилогия Меч Без Имени, автор Андрей Белянин! - отрапортовал он - Я хотел знать, какие еще обычаи у орков есть.
   - И какие? - поинтересовался я.
   - Если верить 'Свирепому ландграфу', орки воруют женщин.
   Ребята яростно загудели.
   - Именно так, - кивнул Ольгин.
   - Не волнуйтесь, товарищи! - взмахом руки я прекратил возмущенный гул ребят - Наших женщин мы в обиду не дадим! Иначе какие мы русские? Герой-то женщин в обиду не дал?
   - Конечно же! - сообщил Ольгин. - Яростно с орками дрался.
   - Вот-вот - кинул я. - А теперь - кто хочет отправиться на исследование Средиземья?
   С добрых два десятка бойцов шагнули вперед.
   Я внимательно оглядел их.
   Молодые лица, веснушчатые, смуглые, голубоглазые, черноглазые, хмурые, добрые, сердитые...
   - Ты, Ольгин! - указал я пальцем - Ты хороший сапер, встань вот туда. А вот ты и ты, Изяслав и Вячеслав - шаг вперед!
   Братья Коротины, неразлучная пара близнецов-снайперов, шагнули вперед, отошли к Ольгину. Так я отобрал себе пятерых бойцов.
   Сапер Ольгин по прозвищу Меченый - его в нашей роте прозвали так еще в Чечне из-за шрама на виске, снайперская двойка близнецы Коротины, ловкий и быстрый Андрей Кожевников по прозвищу Невидимка, умеющий бесшумно взять языка или снять часового, широкоплечий Гиви Джапаридзе, потомок обосновавшихся в незапамятные годы в Ярославле грузинских князей.
   И я, их старший. Командир Алексей Рюмин, он же Рюма.
  
  *****
  
   ...Вертолет летел над лесом. Показалась широкая река.
   - Андуин - сказал орк Алиэк, указывая на простор громадной реки.
   - Спускаемся - бросил я пилоту
   Вертолет дернулся и пошел вниз.
  
  
  Рассказывает Алексей Рюмин, спецназовец
  
   Вертолет высадил нашу группу на западном берегу Андуина, где-то посреди зимнего леса.
   Сам пилот Василько остался рядом с вертолетом - там мы решили устроить постоянный лагерь, а пока что необходимо было обследовать окрестности и проверить, где расположены крестьянские селения, а где поселки или же лагеря орков.
   Димка Ольгин недовольно ворчал - он пока не находил возможности продемонстрировать врагам свои таланты в саперном деле. Не считать же таковой демонстрацией установку парочки мин-растяжек на периметре нашего лагеря!
   Невидимка же присматривал за нашим вынужденным проводником Алиэком. Да, конечно, орк принес 'урус-хаям' нерушимую клятву пламенем Ородруина, но все-таки орк есть орк...
   Сам Алиэк пояснял нам названия незнакомых деревьев и встречавшихся на нашем пути болот.
   Как-то раз мы даже встретили единорога. Самого настоящего единорога. Громадный белый зверь, похожий и на коня, и на козла, смачно хрупал молодой сочной травой, поблескивал на солнце его витой рог. Ольгин вытащил маленькую видеокамеру и стал снимать его.
   Пару часов мы наблюдали за странным зверем нового мира. Тут он поднял голову и радостно взревел. Из-под деревьев появилась стройная девушка в золотистом платье и приблизилась к единорогу. Зверь покорно опустился на колени, позволил девушке сесть на его спину, а затем скрылся под деревьями. А мы, оставшиеся незамеченными, продолжили наш путь.
   И внезапно близнецы Коротины, двигавшиеся впереди всего нашего отряда, замерли. Один, Изяслав, поднял винтовку, в кого-то прицелился, а другой, Вячеслав, поднял руку, сообщая тем самым: 'Там враги!'. Слабо щелкнул затвор снайперской винтовки Изяслава.
  Я тенью метнулся к близнецам, вгляделся вглубь леса.
  Из нашего укрытия нам хорошо была видна лесная поляна с подтаявшим снегом и выглянувшей кое-где молодой травой. К большому дубу, поднявшемуся ввысь к небу, прислонился раненый молодой мужчина в пластинчатой кольчуге и синем плаще. В его боку торчала длинная стрела с черным оперением. Воин изумленно смотрел на распластавшийся у его ног труп орка.
  Синхронно щелкнули выстрелы винтовок Вячеслава и Изяслава. Два орка, бегущих в нашу сторону, упали. Рыцарь обессилено опустился у дуба.
  Загрохотали барабаны орков, среди деревьев замелькали черные фигуры, размахивающие мечами.
   Гиви Джапаридзе занял удобную позицию у дерева и парой очередей из 'акаэма' положил группу набегавших орков. Остальные орки не показывались - то ли наблюдали, то ли отступили.
   Я вышел на связь с вертолетчиком.
   - Сокол - один, говорит Рюма. Сокол - один, у нас 'трехсотый'. Координаты...
   - Вылетаю - сообщил Василько.
   - Шприц с адреналином! - бросил я Андрею Кожевникову.
   Андрей вколол в шею раненого дозу, приложил ухо к груди.
   - Еще жив, но прогноз тяжелый...
   - Не болбочи, а занимайся мужиком. Похоже, это местный странствующий рыцарь, мы можем от него много интересного узнать.
   - Ладно - кивнул Кожевников и занялся раненым.
   Через полчаса над нами завис вертолет и Василько виртуозно посадил его на поляне.
   Мы погрузили раненого на вертолет и тот поднялся вверх. В дверцу вертолета ударила арбалетная стрела - подарочек от какого-то смельчака.
   Вертолет взял курс на Рыбинск.
  
  Глава 9
  У друзей или врагов?
  
   Боромира ласково покачивали волны сновидений. Ему было хорошо и спокойно. Боль и страдание от полученных в бою ран ушли. Перед воином, рыцарем Гондора, возникло прекрасное девичье лицо. Оно улыбнулось ему и прозвучал нежный голос:
   - Будешь жить.
   В следующее мгновение Боромир очнулся. И зажмурился - он лежал на ложе, а над головой был белый каменный потолок.
   - Где я? В чертогах Валаров? Ничего не понимаю... - подумал воин.
   Рыцарь Гондора приоткрыл глаз, затем другой. Попытался пошевелиться. В поле зрения снова возникло женское лицо - это была веснушчатая девушка лет двадцати трех в белом халате.
   - Лежи, лежи - ласково остановила рыцаря она и показала жестами: Надо лежать. Ты тяжело ранен. Вставать нельзя.
   Боромир согласно кивнул и попробовал осмотреться. Нещадно заныли раны в груди. Боромир поморщился. Снова возникло женское лицо.
   - Болит? - спросила она на квенья - но чувствовался в нем какой-то неистребимый акцент.
   Рыцарь кивнул и задал вопрос:
   - А сколько времени я уже здесь?
   - Уже неделю - ответила женщина и добавила: - Сейчас тебе будет легче.
   Боромир ощутил легкий укол в бедро, словно укололи иглой - и вскоре ему стало легче.
   Он с любопытством начал осматривать помещение, в которое его забросила капризница-судьба.
   Это была небольшая комната с выкрашенными в белый цвет стенами. Интересно... где же факелы? Боромир приподнял брови - свет лился с потолка из странных стеклянных колпаков.
   Слева воин видел окно, закрытое длинными планками... - ах, да шторками - похожие шторки Боромир видел в Харадриме во время путешествия с купеческим караваном. А впереди себя он увидел белую дверь с широким окошком. К правой руке был прикреплена непонятная веревка, идущая к закрепленной на стояке перевернутой бутылке.
   Странно. Куда же он попал? Где его товарищи?
   Сиделка совсем не походила на оркессу и тем более на кого-то из представителей восточных союзников Саурона. Наоборот, ее легко было бы счесть за коренную жительницу Гондора или даже эльфийку... - если бы не немного другой разрез глаз и форма носа и скул. Может, его подобрали воины какого-то местного волшебника? Или же он в чертогах Радагаста?
   - Я у Радагаста? - спросил Боромир. - А что в этой бутылке?
   Женщина улыбнулась и ответила на ломаном квенья:
   - Я могу сказать, что ты у друзей. В бутылке лекарство, оно вливается в твои жилы. Сейчас тебе надо спать, чтобы набраться сил.
   Глаза Боромира закрылись и он погрузился в сон.
   А Алина Семёнова, медсестра отделения интенсивной терапии, тем временем любовалась спящим гондорцем.
   - Как же он отреагирует, когда поймет, куда попал? - она задумчиво раздвинула планки жалюзи. За окном открывался вид на Мглистые горы и скромные пятиэтажки.
  
  
  ****
  
   Боромир думал.
   - Самое главное - размышлял он - оправиться от ран и разобраться, где я. Где он теперь находится, особенно занимало Боромира. Предположение, что он попал к Валарам, воин Гондора сразу отмел: - у милостивых Валаров Боромир сейчас бы беседовал с Ирмо или гулял в садах Йаванны. Нет, он у людей. Но какие это странные люди!
   Гондорец задумался, вспоминая последний бой. Тогда он сражался, защищая смешных невысокликов, осмелившихся бросить вызов Саурону. Меч пел грозную песнь смерти. Даже когда черная орочья стрела попала справа в грудь, Боромир продолжал драться. Внезапно один из нападавших на воина орков упал, следом рухнул другой - но что их убило? Стрел Боромир не видел. А затем... откуда-то из леса к рыцарю бросились люди в странной одежде. Также где-то послышались хлопки и треск, орки испуганно заорали.
  Больше Боромир ничего не помнил - все было как в тумане, вспоминалось обрывками. То он лежал на чем-то металлическом и слышал рокот, то проваливался в забытье, то...
  Боромир нахмурился. Точно! Его вынесли на воздух, погрузили в какой-то крытый фургон - ух, и быстрые, наверное были кони... Боромир помнил, как хлопотал седой мужчина в белом халате над его обнаженной грудью - кто и когда снял с гондорского рыцаря кольчугу и подоспешник? А потом его принесли куда-то, странные белые коридоры, огромное нечто с огненными глазами... и благотворное забытье...
   А сейчас он лежал в больнице. Во всяком случае, так разъяснила сиделка со странным именем Алина. Интересное имя - такого имени Боромир никогда не слышал.
   Гондорец пытался расспрашивать Алину, куда он попал, но молодая женщина отвечала уклончиво - 'Позже все тебе объяснят', 'Ты у друзей'. Алина ухаживала за раненым - меняла повязки, делала уколы, давала глотать пилюли или пить напитки - словом, заботилась о нем.
   Иногда приходила женщина постарше, она носила на шее непонятную штуку, с помощью которой слушала сердце Боромира, прикладывая к его груди холодную металлическую бляшку.
   Правда, можно было предположить, что он находится в плену у Саурона - но смущала схватка орков с неизвестными воинами. Ну, допустим, у орков с посланцами Саурона возникла ссора. Но ведь Саурон не упустил бы возможности самолично посетить и допросить такого важного пленника, как член Братства Кольца! Что это бы значило?
   Так что Боромир пока остановился на предположении, что он в гостях у какого-то доброго волшебника. Сам маг занят более важными делами, вот и поручил лекарям за ним ухаживать.
   Послышались голоса Алины и какого-то мужчины. Боромир покосился на дверь. Там возникла фигура Алины, она распахнула дверь и впустила рослого крепкого мужчину.
   Боромир нахмурился. Таких людей он никогда не видывал. Мужчина совсем не походил ни на гондорца, ни на умбарца, ни на степняка. Даже купцов из далеких земель мужчина совсем не напоминал. Вот эльф... - да, его можно было счесть за бессмертного жителя Лихолесья, но только в первый момент. У незнакомца были обычные, незаостренные уши, короткая бородка, курносый нос. Мужчина был одет в темно-синий костюм и белую рубашку. На шею он зачем-то повязал длинную полоску из клетчатой ткани. На плечи мужчина накинул белый халат.
   Незнакомец уселся на стул рядом с кроватью, на которой лежал раненый Боромир. Помолчал, покашлял, достал бумажку и задал вопрос:
   - Как вы себя чувствуете?
   - Спасибо, раны не беспокоят - вздохнул Боромир. - У вас хорошие врачи.
   Мужчина усмехнулся и продолжил:
   - Будем знакомы. Я Мехов Серж. Ваше имя?
   - Боромир. Я из Гондора.
   Мужчина задал еще несколько вопросов, а затем сообщил:
   - Через месяц расскажем все, а пока... - Мехов задумался - какие у вас были отношения с вашими спутниками?
   - Нормальные, - Боромир пожал плечами - К ним можно спокойно повернуться спиной. Скажите, это они попросили вас взять меня на лечение?
   - В некотором смысле, да, - кивнул незнакомец. - Во всяком случае, они не возражали.
   - Но скажите... - растерянно спросил Боромир - почему вы соблюдаете такую таинственность? Я понимаю, что нахожусь не в застенках Саурона, не у кого-то из его союзников, но почему вы так загадочно себя ведете?
   - У нас на это есть свои причины - вздохнул Мехов.
   - Может... - Боромир внезапно вспомнил слышанные в детстве от матери сказания о Нуменоре, а также баллады менестрелей о древних эльфах Первой эпохи. - вы нуменорцы? Где-то могла уцелеть ваша колония...
   - Нет - Мехов отрицательно помотал головой - Мы и тем более, наши предки, не оттуда. Правда покажется вам удивительнее любых сказок.
   Подошла Алина, постучала по браслету на руке:
   - Серж Николаевич, время истекло.
   - Хорошо - Мехов встал и сообщил: - Уважаемый Боромир, поправляйтесь. И не волнуйтесь, скоро все разъяснится.
   Прошла неделя. Могучий организм гондорца с помощью чудодейственных лекарств успешно справлялся с ранением.
   И наконец Боромира, когда он спал, перевезли в отдельный бокс.
  
  
  ****
  
   Боромир проснулся. Недоуменно нахмурился - комната явно была другой. Большое окно было закрыто длинными полосками - щторками, около кровати стояли шкафчик с непонятной штукой и стул. На спинке стула висели штаны и рубаха.
   Гондорец попробовал сесть, а вот встать уже не получилось - ноги не держали. Он протянул руку, забрал одежду. Удивленно поднял брови - такой странной одежды он никогда не встречал. На ощупь одежда была шершавой, а особенно удивили гондорца непонятные знаки-руны, вышитые на одежде. Но не сидеть же голышом! Боромир натянул штаны, осторожно, чтобы не потревожить бинты, одел рубаху. Пошевелил пальцами ног, помял ладонями непослушные мышцы и опершись о тумбочку, встал, покачнулся, обеими руками удержался за крышку. При этом его правая рука надавила на непонятную штуку и под потолком послышались мелодичные звуки.
   - Что такое? - Боромир недоуменно закрутил головой, высматривая неизвестную птицу. - Может, она за окном?
   Боромир решительно отодвинул шторки одной рукой... И застыл.
   Перед ним был город. Но какой! Город был совсем не похож ни на Минас-Тирит, ни на города Харадрима. Даже Минас-Моргул, твердыня Мордора, и тот был так величественен.
   Могучий, гордый, богатый город... - и древний.
   Рыцарь Гондора с любопытством рассматривал незнакомый город. Он видел деревья, странную чёрную дорогу, но особенно его удивил высокие девятиэтажные дома.
   - Не понимаю! - изумленно покачал Боромир головой, - Там, что живут знатные сеньоры со своими рыцарями и приближенными? Вряд ли простолюдинам позволено жить в таких домах... должно быть, местное королевство очень богато, раз позволяет себе возводить этакие громадные дворцы...
   Тут послышались неприятные звуки, словно кто-то водил лезвиями доброй сотни мечей по большому точилу. А затем по дороге проехало несколько телег - причем лошадей не было, эти странные телеги мчались сами по себе!
   Боромир зажмурился и отшатнулся от окна. Его ноги ослабели. В голове испуганными летучими мышами метались мысли.
   Хлопнула дверь, в комнату вошла девушка в белом халате. Она всплеснула руками, подбежала к Боромиру, обняла за плечи и помогла вновь сесть на кровать.
   - В каком я городе? - растерянно проговорил Боромир.
   - В Ярославле - автоматически ответила сиделка и осеклась.
   От девушки шел жар разгоряченного тела, пахло необычными духами. Не выдержав, Боромир сгреб ее в охапку и смачно поцеловал.
   - Киска, не расскажешь ли ты, что это за город? - поинтересовался гондорец.
   Тишину в комнате разорвал звук оглушительной пощёчины.
   Девушка вырвалась из объятий гондорца, оправила на себе измятый халат, презрительно произнесла:
   - Грубиян! - и с достоинством удалилась. Боромир ошеломленно проводил ее взглядом, стараясь собрать воедино свои мысли.
   Как странно... Ярославль... Никогда он не слышал про такой город. Непонятно.
   Рыцарь Гондора растянулся на кровати и задумался.
   - Так... - размышлял он - На сегодня очевидно, что я нахожусь в странном положении. Я не могу назвать себя пленником, потому что меня не держат в тюремных застенках. Ни разу меня не навещали для допросов и пыток слуги Саурона. Я ни разу не видел тут ни орков, ни эльфов. Разве что эти странные люди - полуэльфы... Но почему никто никогда не прибывал в Гондор из этого загадочного Ярославля? Да и я сколько раз ходил в охране караванов, видел удивительные товары из далеких стран - и никогда не слышал про изделия, сделанные в этом неведомом Ярославле... Чем же тогда они торгуют? Разве что серебром и золотом? Но почему тогда Саурон не подчинил их своей власти? Странно, очень странно...
   Гондорец посмотрел на закрытую дверь.
   - Так... стоит ли там охрана? - Боромир посмотрел на себя, почесал затылок.
   Тут в комнату вошла уже знакомая Боромиру сиделка Алина.
   - Галя пожаловалась, что ты к ней приставал.
   - Просто... - начал Боромир.
   - Просто ты прохвост! - отрезала Алина - А еще рыцарем называешься!
   - Готов принести свои извинения... - смутился Боромир.
   - Извинения приняты - ответила Алина, рассматривая облаченного в футболку с надписями на рукавах "Puma" и в штаны с надписью "Адидас" Боромира.
   Рыцарь набрал воздуха в грудь и выпалил очередь вопросов:
   - Я никогда не слышал про такой город - Ярославль - кто же вы такие? А главное... что это за такие непонятные самобеглые повозки? Вы точно не на стороне Врага, иначе бы весь мир рухнул бы к ногам Саурона...
   - Хм... задумалась женщина. - Не все так просто объяснить.
   Брови Боромира взлетели вверх.
   - В смысле?
   - Эй, Вася, ты мне нужен,- скомандовала Алина.
   В комнату заглянул молодой парень в необычной одежде, покрытой зелеными и коричневыми пятнами. Его руки лежали на странной изогнутой конструкции, висевшей на ремне.
   - Вася - обратилась Алина к нему - позови эльфийку Мираэль.
   - Есть! - отозвался солдат и ушел.
   А девушка же уселась на стул и задумчиво потерла подбородок.
   - Право, не знаю, как начать - сказала она - Мы и сами не понимаем, что произошло с нами. Что ж, слушай. Мир Арды не единственный, есть и другие миры.
   - Верно - кивнул Боромир - Эру ушел творить новые миры, оставив пресветлых Валаров присматривать за Средиземьем.
   - Ну, да, присматривать - согласилась Алина - Но делают это очень уж заботливо. Слишком многого - низ-зя. Как мама с умственно отсталым ребенком. Вот в нашем мире было совершенно иначе.
   - Расскажи.
   - Попробую вкратце. Бог - Эру в нашем мире дал человеку свободу воли. Валаров не было - можно сказать, это был некий эксперимент - сумеет ли человек справиться самостоятельно. Сможет ли он возделывать землю или уничтожит мир. Людям было сложно, трудно, но Эру помогал им, присылая пророков и учителей. Иногда даже Эру приходилось вразумлять людей великими катастрофами.
   - И у нас тоже, например, гибель Нуменора. - подтвердил Боромир.
   - Похоже - и не похоже - заметила Алина. - Мы сейчас пытаемся понять ваш мир - как он развивался, отчего ваша Арда и наша Земля пошли разными путями. Читаем книги наших писателей об Арде, но фантазия подчас резко отличается от правды. Как когда-то путешественники приукрашали фантазией рассказы о своих странствиях. Рассказывали об овцах, растущих на деревьях, об одноногих карликах...
   - Одноногих карликов не бывает! - возмутился Боромир.
   - Верно. Их выдумала фантазия. Так и писатель - он творит свой мир, придумывая события, исторические битвы, описывая героев... - и знать не знает, что эти герои оживают где-то далеко от мира их творца.
   Тут открылась дверь и вошла эльфийка в черных обтягивающих штанах и блузке. Ее левая рука, закованная в белый панцирь, висела на перевязи. Она удивленно уставилась на Боромира.
   - Сын наместника Минас-Тирита Дэнетора? Как же ты тут оказался?
   - Мираэль? - удивленно воззрился на эльфийку Боромир - Я тебя помню. Смелая воительница, сопровождавшая караван гондорских купцов... Я помню твое двурукое мастерство... когда у нас был бой с разбойниками.
   - Да. Десять лет прошло со дня нашей последней встречи - кивнула эльфийка. Она прошла вперед, уселась на подоконник, поглядела в окно и продолжила:
   - Могу тебя просветить, откуда этот город взялся. Он прилетел из другого мира.
   Челюсть Боромира упала до самого пола.
   - Что-о?
   - Поверь мне, я сама видела эти события. - усмехнулась эльфийка. - Итак, слушай. Месяц назад над Келдуинскими пустошами, где встала лагерем орочья армия, наши разведчицы из Прирунных лесов вдруг увидели странное сияние в небе...
   Девушка рассказывала неторопливо и спокойно. Об исчезновении армии орков, от которой остались лишь отдельные отряды фуражиров и разведчиков, о встрече эльфиек с непонятным народом урус-хаев, об удивительных механизмах.
   - А несколько дней назад был взят и разгромлен замок Проклятых - торжественно закончила Мираэль. - Вот там-то я повредила руку в славной стычке.
   Тут откуда-то зазвучали приятные соловьиные трели. Эльфийка достала из кожаного кармашка на поясном ремне какую-то непонятную штуковину, потыкала в нее, поднесла к уху и прощебетала:
   - Дорогой, я чувствую себя хорошо. Сейчас выбегу!
   Она посмотрела на ошеломленного Боромира и сказала:
   - Извини, мой любимый звонил. Пока, до вечера - и сереброволосая эльфийка убежала.
   Алина встревоженно посмотрела на Боромира.
   - Не волнуйся. Ничего особенного. Это такой... хм... маленький палантир, с его помощью можно переговариваться на дальние расстояния.
   - Понятно - ответил Боромир, но по его тону было ясно, что гондорский рыцарь еще больше растерян.
  
  ****
  
   - Бум! - электрический молот рухнул на заготовку. Поднялся, снова ударил, опять поднялся.
   Рыжебородый ширококостный гном кивнул стоявшему у пульта человеку. Тот нажал кнопку, выключив молот, гном клещами достал заготовку длинного клинка, прищурившись, изучил, сунул клинок в огненный зев мощного кузнечного горна. Когда клинок раскалился докрасна, гном проворно выхватил клещами заготовку и опять положил под молот. Человек снова нажал на кнопку и молот заработал, выковывая невиданный никем и никогда в Средиземье клинок.
   Гном Миренфур с уважением покачал головой, посматривая на удивительное изделие нового народа, не так давно появившегося близ Рунного моря. Это изделие могло заменить тысячу могучих молотобойцев - и ковало меч с такой же силой.
   Удивляла гнома и необычная сталь, из которой он сейчас ковал меч. Странная, чрезвычайно прочная сталь с необычными примесями. Хм, как их называли урус-хаи? Титан, марганец, хром... Как отвешивать нужное количество, гном уже знал - но ему пришлось в обмен открыть кузнечным мастерам и оружейникам неведомого народа искусство обработки мифрила и как правильно добавлять его в железо. Но и рассчитались урус-хайские кузнецы достойно - сейчас в доме гнома лежала добрая сотня полос 'булатной стали', а также десяток слитков драгоценного мифрила - его урус-хаи собрали у убитых и пленных орков.
   А сейчас Миренфур ковал лучший в мире меч. Меч для Боромира.
  
  
  ****
  
   Боромир со смятением уставился на собеседника:
   - Так, вы тут появились в результате катастрофы?
   - Да - кивнул его собеседник. - Наши ученые пока не знают, что именно вызвало удивительную катастрофу. Возможно и такое, что нам некуда больше возвращаться и придется обживать новый мир. Тем более, по сути дела, мы никому здесь не мешаем, но можем дать людям Средиземья много новых знаний... - и неожиданно задал вопрос: - Что ты думаешь про свой полет на вертолете?
   Боромир мечтательно улыбнулся.
   - Я всегда хотел увидеть мир таким, каким его видят птицы и волшебники вроде Гэндальфа, когда летают на орлах. Смотреть на леса, облака, поля... и не бояться свалиться с орлиной спины...
   Собеседник кивнул и наконец сказал:
   - Расскажите, отчего вы поругались с Гэндальфом и решили взять себе кольцо Всевластья?
   - Когда мы все стали Братством Кольца - начал Боромир, - я решил посмотреть, что пишут древние авторы про Кольцо. И я узнал, что Кольцо можно использовать не только для того, чтобы стать невидимкой - это только одна из функций Кольца. Вслушайтесь в эти слова - Кольцо Всевластья. В умных, а главное, добрых руках Кольцо способно принести много хорошего. Превратить пустыню в цветущий сад, давать тепло при переходе через снежные перевалы не только хранителю Кольца, но и его спутникам. И самое главное - кольцо дает своему владельцу власть даже над самой смертью. Например, Горлум так долго владел Кольцом, что стал бессмертным. Посудите сами, почему он, проживший пятьсот с лишним лет, после потери Кольца вскоре не превратился в кучку праха? Потому что Кольцо дало ему вечную жизнь.
   - Вы убеждены? - насторожился собеседник.
   - Да. Он происходит из хоббитов, но умудрился прожить чрезвычайно долго. Кольцо продлило его век в пять раз дольше обычного хоббичьего века - ста пятидесяти лет. Когда я понял, что может делать Кольцо, я решил не уничтожать его, а попробовать испытать Кольцо и выяснить, какова же истинная его мощь. Можно ли вырастить леса, можно ли превратить мрачные склоны Ородруина в цветущие сады и рассеять мрак Мордора. Я наблюдателен и заметил, что стоило Фродо подумать - 'хоть бы закончился этот дождь' - и дождь кончался. Замечал и многое другое. Так что стоило просто усыпить Ородруин и велеть ему извергаться только раз в сто лет - и Мордор бы стал цветущим краем... каким и являлся до прихода Саурона. Тем более мне не нравился консерватизм Гэндальфа. Спору нет, он умный и могучий волшебник... но быть умным - не значит быть мудрым. Старые летописи говорят, что было время, когда люди не умели плавить железо и жили в землянках. Но люди жадно учились. Учились у эльфов знанию трав и повадок лесных зверей, учились у гномов плавить железо и ковать, переняли от орков и гоблинов страсть к изобретательству хитрых механизмов. А потом... Что-то случилось в начале Третьей Эпохи, вскоре после гибели Нуменора. Люди перестали создавать новое, а продолжали пользоваться завещанным предками. Так же возводили дома, так же пахали землю, так же воевали. И только в Мордоре продолжали создаваться всякие удивительные механизмы, но за это жителей объявили орками, нечистью. Среди эльфов тоже не было согласия - одни говорили, что мало пользоваться мудростью предков, надо и совершенствоваться самим, чтобы передать свой опыт потомкам. А другие стояли за гармонию с природой. И эльфы разругались между собой. Часть эльфов ушла на Восток и стала называться темными эльфами. Часть эльфов стала жить в Лихолесье, разгадывая тайны природы и выводя новые сорта растений. А также они изобретали новые сплавы.
  - Может, это и правильно? - осторожно заметил собеседник - Глупо уничтожать свой дом. Уж мы-то знаем по нашему печальному опыту. Отравленные реки, погибшие леса.
  - Нет, все-таки неправильно! - горячо возразил Боромир - Взять, к примеру ребенка. Ребенок в доме - это всегда сплошной разор: сначала испачканные пеленки, потом поломанные игрушки, дальше разобранные отцовские часы, а уж что начинается, когда он подрастет... То ли дело дом без детей - чистота и порядок, глаз не отведешь; только вот хозяев это обычно не слишком радует, и чем ближе к старости - тем меньше. Просто всем надо научиться исправлять свои ошибки, а также...
  - Учиться на ошибках соседей - кивнул собеседник.
  - Вот! - с жаром заявил Боромир - Не знаю, какая сила принесла ваши города в Средиземье, но мне сдается, что вы можете передать нам свой опыт, научить жить с природой так, чтобы не оставлять после себя мертвую пустыню. Я видел ваши парки, фонтаны, сады - и понял, как может человек жить рядом с природой.
  - Да - кивнул собеседник - Человек не враг Природы, не ее завоеватель, а мудрый садовник. Который помогает Природе, превращает пустыни в живые леса...
  Тут в кабинет вошли двое - крепкий рыжебородый гном в кожаных штанах и гавайской рубашке. В руках гном нес что-то похожее на ящик, накрытый чистым полотенцем. Рядом с ним шел краснолицый мужчина в синем комбинезоне, белой рубахе и кожаном фартуке.
  - Разрешите доложить, Сергей Николаевич, - обратился мужчина к собеседнику Боромира - задание исполнено.
  - Подойдите сюда, Боромир - Мехов поднялся из кресла и подошел к кузнецам. Следом шел Боромир.
  - Что вы скажете, Боромир? - Мехов сдернул с рук гнома холстину.
  Оказалось, что под холстом скрывался изукрашенный серебряными и золотыми узорами раскрытый ларец, а на красном бархате, которым была обита его полость, покоился...
  Меч.
  Самый удивительный меч в мире. Творение кузнечного мастерства двух миров.
  Дрожащими руками Боромир коснулся рукояти меча, взял в руки и благоговейно начал осматривать. Мастера и Мехов тихо отошли в сторону.
  На клинке необыкновенного меча вились таинственные узоры, а когда рыцарь Гондора провел ногтем по лезвию меча, на ковер упал обрезок. Боромир взмахнул мечом - только воздух засвистел.
  - Какой острый! - восхищённо воскликнул Боромир. - Меч, нарекаю тебе имя - Рождённый в водах Келдуина! - Боромир поднял меч вверх - Берегись, Саурон!
  Затем он повернулся к Мехову:
  - Я готов участвовать в рейде на Барад-Дур. - промолвил Боромир.
  
  Глава 10
  'Над Мордором безоблачное небо...'
  
  Вертолет летел на юго-запад. К Мордору. Боромир сидел у иллюминатора и нервно поглаживал рукоятку меча Рождённый в водах Келдуина. Удивительного, чудесного меча. Этот меч был лучшим в мире Средиземья. Он легко разрубал орочьи доспехи, а во время тренировки в лесу Боромир даже срубил одним ударом меча ствол молодой сосны. А сейчас гондорец участвовал в походе на Мордор. Самолюбие гордого воина мирно посапывало в глубине души - и немудрено - такого подвига, который сейчас предстояло совершить Боромиру, никто еще не совершал. И Боромир чувствовал - никогда никто и не повторит то, что он сделает сегодня.
  Постепенно небо начала затягивать пепельная дымка.
  - Начинаются предгорья Эред Литуи - пояснил Боромир. - Северный хребет Мордора. А вот и Ородруин!
   Вдали показалась цепь гор. На горизонте виднелось какое-то марево - из жерла огромного вулкана извергалось пламя, грохотал гром.
   Боромир покосился на своего соседа - крепкого бородатого мужчину в военном камуфляже, который, сложив крестом руки, размеренно шептал молитву.
   - Надеюсь, просьба служителя Эру не останется не услышанной... - подумал гондорец и на всякий случай осенил себя крестом, повторяя знамение за бойцами спецназа, посланными за... самим Сауроном. Вертолет медленно начал снижаться.
   Наконец пилот посадил вертолет на удобную площадку.
   Один за другим бойцы начали выпрыгивать наружу на почерневшие камни Эред Литуи.
   Командир еще раз перекрестился и доложил в рацию:
   - Над Мордором безоблачное небо.
  
  ****
  
   - Вигго, ты помнишь, что надо сделать? - спросил Орландо у Вигго Мортенсена.
   - Да - поморщился Мортенсен - Хорошо, что нам не надо изображать Гребиблю и Гребублю.
   - А это кто?
   - Персонажи русского фольклора, которые обычно сплавляются на байдарках. Представь, если бы надо было идти на резиновой лодке по какой-нибудь мордорской реке... И под вражескими стрелами... Наша задача - сущие мелочи по сравнению с таким вариантом.
   Мужчины, пригнувшись, прошли к большой скале. Орландо осторожно выглянул из-за скалы и вгляделся в опускающийся сумрак.
   - Там стоит патруль орков. Греются у костра.
   - Отлично - кивнул Вигго Мортенсен, снимая гранату с пояса и взвешивая на ладони.
   - Действуем точно по плану...
  
  ****
  
   ...Бледный орк, лежащий на наскоро сколоченных носилках, прохрипел:
   - Государь Саурон... Я их видел! Хранителей! Они пробирались в Мордор... Я видел Арагорна и Леголаса. Они уничтожили наш патруль, похоже, пытались помочь малоросликам прорваться к Ородруину... - раненый впал в забытье.
   - Так... - Саурон сжал кулаки на ручках трона - Послать все имеющиеся отряды на прочесывание восточной области Мордора. Похоже, наши враги идут на все, только бы прорваться к Ородруину, раз осмелились на обход гор. И принесите мне головы этих самонадеянных героев.
   Орки, стоявшие у носилок поклонились и убежали. А Саурон же поднялся на ноги, прошелся, кутаясь в черный плащ, по залу и подошел к большому палантиру...
   На высокой башне огненный глаз моргнул и испуская лучи, зашарил, высматривая все подозрительное в уступах гор близ Горгорота.
  
  ****
  
   Пилот вертолета одобрительно кивнул Блуму и Мортенсену.
   - Хорошо сработали! Теперь орки будут ловить Арагорна и Леголаса, пытающихся пробраться к Ородруину...
   Мужчины в ответ только кивнули, вспоминая стычку с мордорцами.
   Тогда Блум показался из-за скалы и крикнув - Во славу Чернолесья! - пустил стрелу в рослого орка, а Мортенсен метнул гранату во вскочивших на ноги патрульных Мордора. И скрылись среди скал, торопясь к вертолету. Дело было сделано - орки "увидели Хранителей".
  
  ****
  
   Страшен был Минас-Моргул, твердыня Саурона. Крепостные стены смотрели бойницами на окрестности, чем-то напоминая оскалившийся череп странного зверя с пустыми глазницами, и пастью - воротами. От стен исходил бледный свет, ничего не освещавший вокруг.
   Громадный зверь, весь утыканный иглами, поднял морду, принюхиваясь - он учуял какой-то странный запах. Быстро переступая лапами, хищник заторопился к холму. Внезапно он замер и ткнулся мордой в камни.
   - Чисто! - бесформенная черная фигура подняла руку, подавая сигнал. Из сумрака к башням Минас-Моргула тронулись несколько фигур. Шедший впереди командир поправил пискнувшую гарнитуру, глянул на соратников
   - Порядок. Орки теперь спешат к Чёрным вратам Мордора.
   - А что с отрядом Бета?
   - Так сказать, - усмехнулся командир - хоббитов под белы рученьки к Ородруину провожают, следят, чтоб маленьких никто не обидел - голос командира посуровел - Все помнят задачу?
   - Помним, - и бойцы рыбинского спецназа продолжили путь.
   Боромир шагал рядом с командиром. Голова рыцаря Гондора кружилась от восторга. Происходило наяву то, что он не посмел бы себе представить даже в мечтах. Он идет брать в плен самого Саурона!
   Воин ласково погладил рукоять Рождённого в водах Келдуина.
   - Не подведи меня, мой меч! - шепнул Боромир. Ему показалось, что рукоять меча потеплела.
  
  ****
  
   Часовой-орк ходил у острых, похожих на черные иглы, зубцов крепостной стены Минас - Моргула. Изредка он останавливался, сплевывал куда-то в сумрак, и с шумом сморкался.
   Он прошел мимо какого-то бесформенного тюка, со вкусом начал чесаться и ковырять в ушах. Краем глаза орк заметил, что тюк шевельнулся. Воин Саурона резко обернулся... и успел только ощутить резкую боль в горле. А дальше ему стало все равно. Мертвые - самый равнодушный народ в мире.
   Над утыканной острыми иглами сияющей мертвенным светом гнилушки башней сиял огненный глаз. От Глаза изредка исходили лучи. Три орка, патрулировавших окрестности, подошли к башне и увидели группу незнакомых людей.
   - Кто такие? - грозно прогромыхал высокий орк, посверкивая из-за глазниц забрала шлема красными глазками.
   - Разведывательный отряд! - проворчал рослый черноволосый воин с раскрашенным лицом, закутанный в плащ из волчьей шкуры. - 'Волки' мы, с важной вестью для его Темнейшества Властелина Мордора.
   - Ну и горазды вы, харрадримские наемники, зад нашему Саурону лизать - рассмеялся командир патруля - Что ж, несите Саурону в своем клювике накопанных вами червяков.
   Старший 'волк' чуть поморщился и вместе с безмолвными подчиненными вошел в башню под смешки патрульных орков.
  
  ****
  
   Саурон в задумчивости просматривал изображения, сменявшиеся в палантире.
   - Та-ак, Саруман Белый - проворчал он - Стало быть, утаил ты от меня парочку своих секретов? Вряд ли ты от меня скроешься - у Минас-Моргула руки длинные! Узнаешь еще на себе гнев Властелина Мордора!
   В палантире было видно непонятное летающее существо с огромными глазами. За ними... виднелись три смутные фигуры - два здоровяка, а чуть позади - бледный похудевший маг в белоснежном одеянии.
   ...Васька Федоров по погремухе Хобот мрачно покосился на своего нового хозяина - безобидного на вид старикана.
   - Черти бы побрали Костю Рваного! - подумал Хобот - В 'смотрящие' выдвинулся, а мозгов не нажил. Сказал нам, что теперь, когда московские 'мохнатые лапы' далеко, соперники, особенно те, по чьим головам он, Рваный, ходил, мигом его закопают. И надо валить подальше. Пообещал, что будем мы правителями этого мира. А ума, что у ярославских сейчас другие заботы поважнее какого-то там Костика Рваного, не хватило...
   Вертолет бывшего ярославского 'авторитета' совершил посадку близ Изенгарда. Вышедшие на разведку братки были схвачены отрядом уруков. Их командир распорядился незамедлительно доставить неизвестных к 'Белой Руке'.
   Хобот зябко повел плечами, вспоминая сцену знакомства с Саруманом.
   Саруман встретил их в скромном, без украшений зале. Сам волшебник стоял за лабораторным столом и колдовал над какой-то синеватой эмульсией.
   - Слухай, волхв ряженый - заявил Костя Рваный - Хорошее авиационное топливо у тебя есть? Баксы отлистаю - с этими словами бандит достал из малинового пиджака толстую пачку долларов, перетянутую резинкой и сунул ее под нос волшебнику.
   Тот с интересом изучив зеленые бумажки, пожал плечами:
   - Бумажки меня не интересуют. Меня больше интересует ваша летающая машина.
   - Че пасть раззявил, пердун старый? - возмутился Рваный - Не дам я тебе вертолет. - Бандит достал пистолет и медленно приблизился к алхимику.
   - Сейчас покажу тебе, козёл старый... - выстрел из пистолета и колба с эмульсией взорвалась.
   А волшебник спокойно коснулся ладонью груди Рваного и тихим голосом проговорил:
   - Ты испортил мой очень важный опыт. Саруман Белый избирает достойное наказание для тебя. В следующий момент на месте Рваного появился черный петух, который истошно кукарекая, заметался по залу.
   Два урука, повинуясь кивку Сарумана, изловили петуха и с поклоном притащили его магу. Саруман поместил петуха в клетку и усмехнулся:
   - Пойдет на мой другой опыт. Мне как раз кровь черного петуха требуется.
   Хобот первым рухнул на колени:
   - Пощадите! Клянемся вам, господин Саруман, в верности!
   В тот же день новые слуги Сарумана прокатили 'его сиятельство' на вертолете и посадили свою машину на площадке самой мощной из башен. А маг распорядился доставить самое лучшее 'земляное масло' и собственноручно, при содействии механика Яши Верхова, занялся созданием топлива. И магу удалось получить его.
   А затем Изенгард схлестнулся с соседями и проиграл. Не помог даже вертолет - при пролете над крепостью роханцы открыли стрельбу из луков и даже небольших катапульт, а Хоботу с соратниками пришлось спешно вернуться в Изенгард. Больше Саруман вертолет не применял - как потом стало очевидно Хоботу, хотел использовать удивительную вещь в своих целях. А когда энты взяли Изенгард под охрану, Саруман дождался ночи и преспокойно покинул свое обиталище с верными людьми.
   Теперь вертолет направлялся в Шир...
  
  ***
  
   - Как у тебя там?
   - Взрывчатка успешно заложена.
   - Смотри, чтоб эта башня в небо не улетела, а то местных орков в исторические анналы запишут как первых средиземских космонавтов.
   - Ага. И космический капитан Саурон во главе. Не беспокойся, все будет как надо.
   А в это время Саурон просматривал кадры в палантире. Скрипнула стальная дверь покоев.
   Властелин Мордора обернулся и удивленно приподнял брови - на пороге появился кряжистый бородач в странной пятнистой одежде. Волосы бородача заплетены в косицу.
   - Кто ты такой? - изумленно протянул Саурон, с головы до ног озирая странного человека.
   - Я, смиренный слуга Божий, советую тебе, земной правитель, склониться перед моим государем - Царем Небесным.
   От такого... такой наглости у Саурона даже челюсть отпала.
   - ЧТО ты сказал, червь?!? - Властелин побагровел.
   Он зажег огненный шар и метнул в чужеземца. Тот спокойно поймал файерболл, подкинул в воздух и шар закружился вокруг нового хозяина.
   Саурон удивленно посмотрел на слугу Эру.
   А тот заговорил:
   - Я видел твою страну. Ведаешь ли ты, как мой Бог взвешивает правителей земных?
   - И как? - заинтересовался Владыка Мордора.
   - По заботе о подданных своих.
   - И зачем мне это? - Саурон недовольно дернул плечом - Мои орки самые сильные, лучше воинов нигде нет. Они вполне позаботятся о себе. Чтобы обеспечить их хлебом и оружием, достаточно его забирать у глупых соседей - к примеру, копающихся в грязи земледельцев - будь то степной орк или гондорец. И заставлять подвластных мне мастеров делать механизмы.
   - Поэтому твои соседи стали врагами твоими - уточнил слуга Эру - Даже те, кто склонился перед силой твоей, Саурон, - в помыслах своих желают падения твоего.
   - Интересно, а как бы поступал иной правитель? - спросил Саурон.
   - Как поступает, к примеру, Гондор. В нем делают корабли, ткани, оружие - и торгуют со всем миром. И оттого Гондор имеет верных друзей, а Мордор - и тайных и явных врагов.
   - Глупые слова - усмехнулся Саурон, зажигая новый файерболл. Слуга Эру только пожал плечами - второй огненный шар попросту рассыпался искрами прямо на ладони Саурона.
   Саурон поднял ладонь, резко двинул вперед. Странный человек, по логике, должен был бы отлететь к мраморной стене и сползти с нее мешком переломанных костей. Однако противник только чуть покачнулся.
   Саурон стиснул зубы и взмахнул мощной булавой с утыканным шипами шаром...
   Из сгустившегося сумрака выступил воин с обнаженным мечом.
   - Я, Боромир, рыцарь Гондора, вызываю тебя, Властелин Мордора, на честный бой!
   - Охотно принимаю твой вызов - склонил голову Саурон. В следующую минуту оружие скрестилось. Посыпались искры.
   - Хороший у тебя меч, Боромир - бросил Саурон, снова взмахнул палицей, но Боромир прикрылся щитом, булава скользнула по нему, даже не оставив царапин.
   Снова и снова сходились в схватке Рыцарь Гондора и Темный Властелин. Снова и снова меч и булава высекали из друг друга огненные искры. Противники бросали друг на друга гневные взгляды. И вот Боромир изловчился и перерубил мечом рукоять булавы.
   Саурон отбросил в угол обломок булавы
   - Духи мертвых, восстаньте! - воздев руки к сводам башни, воскликнул Темный Властелин.
   Из стен великолепного зала поползли клубы белесого дыма. Дым сползался к слуге Эру, принимая странные очертания. То возникало строгое бледное лицо эльфийки, то суровое лицо гнома, то мужественный лик молодого воина... Все души погибших под сводами Минас-Моргула собрались здесь, в Башне Глаза, чтобы позвать нового участника в свой круг вечной пляски смерти...
   Ни один мускул не дрогнул на лице слуги Эру. Он поднял руку, осенил себя крестом и запел песнопение на непонятном Саурону языке.
   Мертвецы закружились вокруг чужестранца. Приблизившиеся первыми молодой воин замахнулся мечом, эльфийка натянула лук и прицелилась. И внезапно замерли, прислушиваясь к чему-то, дым застыл волнами.
   - Упокой, Господь, души убиенных и прими их в царство Твое, отпусти им грехи вольные и невольные. Пусть во славе взойдут к престолу твоему те, кто жизни свои положил ради жизни будущего... - продолжал петь слуга Эру.
   А затем... в сводах башни словно распахнулось сияющее окно. Саурон даже отшатнулся, зажмурившись от ослепительного света.
   Души мертвых закружились вокруг окутанного золотистым сиянием певца. Девушка - эльфийка закрепила лук за спиной, шагнула к слуге Эру, запечатлела поцелуй на его щеке и закружилась в танце.
   Танцуя, освобожденные из-под власти Саурона души поднимались все выше и выше, исчезая в лучах яркого света. Правда, некоторые души трусливо отшатывались и прятались в стенах башни.
   Зажмурившийся от нестерпимо яркого света, пробуждавшего в сердце что-то давно забытое, Саурон начал отступать, припоминая заклятия. Внезапно он ощутил толчок и рухнул на выложенный черными гранитными плитами пол зала, безуспешно пытаясь выпутаться из наброшенной на него сети. Выскочило несколько фигур, навалились на копошащегося Саурона,
  крепко прижали. Правым глазом Саурон увидел, как окутанный светом слуга Эру подскочил к нему, пленному Властелину, и быстрым движением надел ему на шею серебристую цепочку с золотым крестиком. В следующее мгновение Саурон ощутил, как застыло его тело, и Властелин больше не мог пошевелиться. Затем последовал укол иглы в бедро.
   - Уходим и забираем важного пленного - послышалась команда. Саурона бережно упаковали в сеть, натянули ему на голову мешок и потащили.
   Властелин Мордора в безнадежности закрыл глаза и погрузился в сон.
  
  ****
  
   Сэм Гэмджи тащил на спине измученного Фродо Бэггинса. Позади хоббитов извергался лавой грозный Ородруин, в пасти которого навечно исчезло Кольцо Всевластья.
   Усталый хоббит поднялся на какую-то скалу и остановился. Поток лавы перерезал путь впереди.
   Сэм бережно положил Фродо на камни, оглянулся - позади со склонов Ородруина ползли огненные потоки. Вокруг горы земля лопалась трещинами и целыми пропастями, в крутящихся клубах дыма мелькал огонь. Судорожно вздрагивал грозный Ородруин, а сверху непрестанно валили хлопья горячего пепла. Сэм коснулся руки Фродо.
   - Надо же, в какую мы с вами сказку попали! - с деланным оживлением начал он и вздохнул. - Хотелось бы мне послушать ее. Как вы думаете, сударь, скажут ли когда-нибудь: 'Вот повесть о Фродо Девятипалом и о Кольце Всевластья'. Все примолкнут, как мы тогда, в Дольне, помните, когда слушали сказание о Берене и Сверкающем Камне... Сейчас, в нашей благословенной Хоббитании весна в разгаре, дети пускают кораблики по веселым ручьям, девушки плетут венки из первоцветов... А еще мне интересно, что будет потом, после нас...
   Хоббит не договорил.
   Прямо над его головой раздался рокот, а затем...
   На скалу спрыгнул... Боромир.
   - Я умер... - Сэм зажмурился. - Может, мы погибли и сейчас рыцарь Гондора берет нас в чертоги Эру?
   Он почувствовал, как сильная рука подхватила его, послышался голос Боромира:
   - Принимайте невысокликов, они отличные ребята! Сколько сделали!
   Сэм продолжал держать глаза зажмуренными, когда ощутил легкий укол в руку и услышал голос Боромира:
   - Запомни - вас принесли орлы. Унесли с этой опасной скалы.
   - Скажу - сонно кивнул Сэм, вспоминая опасный путь к Ородруину. Что-то явно было не то. Но вот что? Он не знал. Может, то, что Саурон не поставил хорошую охрану у грота, ведущего в саму пасть Ородруина? Может, пятна крови, которые Сэм заметил на камнях тропинки, будто кто-то утащил и спрятал тела? Или же - когда он с господином Фродо, измученные жарой и ядовитыми парами, без сил валялись около входа в тоннель, то...
   Хоббит нахмурился, вспоминая.
   ...Темная фигура приблизилась к бессильно лежащим хоббитам и склонилась над Фродо. И что-то сделала с ним. Вот что - неясно. Хотя, нет, скорей всего почудилось! Наверняка пригрезилось - ведь он, Гэмджи, дышал миазмами огненной горы. Фродо на уступе над морем лавы Ородруина стал невидимым, раве не так? А может, и не стал? Ведь Голлум сумел как-то разглядеть, вынюхать невидимку Фродо?
   Виски хоббита заныли. Да, вроде бы, когда Фродо надел Кольцо и сжал его, он не совсем стал невидимым. Его просто окутала какая-то пелена... И только. Но Голлуму, прожившему века в пещерах легко было увидеть Фродо...
   - Нет. Я никому ничего не скажу - безнадежно решил Сэм. - Я точно знаю - Кольцо Всевластья погибло в недрах Ородруина. И этим все сказано.
  
  
  Глава 11
  Последний бой 'Капризули'
  
   На борт броненосца 'Александр III' поднялся рослый воин. Он вручил капитану корабля запечатанный конверт.
   Капитан Бухвостов вскрыл конверт, пробежал глазами текст, старательно разбирая местный язык. Кивнул стоявшему рядом матросу:
   - Бить общую тревогу!
   Моряк стремглав сорвался с места. А вскоре над бухтой Пеларгира разнесся тревожный звон корабельной рынды. Матросы бросились занимать боевые места. И броненосец покинул гавань. Чуть погодя ушла и 'Миннесота', принявшая на борт около тысячи пеларгирских воинов.
  
  *****
  
  Три капитана склонились над пахнущей свежими чернилами картой.
  - Так... - проворчал Огюст Франсье, капитан торпедного катера 'Капризули' - Мы встретим пиратский флот вот здесь... у Бухты Мелькора. Ваши корабли спрячутся близ бухты, а моя 'Капризуля' появится перед пиратами, обстреляет их корабли и пойдет назад в бухту, заманивая пиратов. Бухта крупная, так что пиратам придется начать прочесывание... И моя 'Капризуля' примет бой.
  - А тем временем подойдут мой 'Александр Третий', - кивнул Бухвостов - и 'Миннесота'. И мы сделаем пиратам предложение, от которого им будет трудно отказаться.
  - И затем - кивнул капитан 'Миннесоты' Джеймс Браун - пеларгирские солдаты пересядут на пиратские корабли и вместе с 'Победителем штормов' пойдут обратно.
  - Мы же - поморщился Николай Бухвостов - постараемся убраться подальше. Хорошо, что 'Александр Третий' доверху нагружен углем. Никогда не терпел престарелых консерваторов. Спасибо наместнику, что он нас предупредил про приказ старого волшебника 'перебить нас, а изделия Врага уничтожить'. Надеюсь, славный парень выкрутится: ' мол, корабли еще до прибытия приказа ушли громить врага'.
   - Теперь ясно - Огюст покачал головой - почему местные вот уже сколько лет на деревянных кораблях ходят и мечами машут. Кто-то законсервировал мир Арды. И Гэндальф разумеется, присматривает за обитателями Средиземья. Чтобы если какой-то народ рискнет строить новое, немедля записать их в прислужники Врага.
   - Возможно, боятся - встряла стоявшая поодаль Ирэн Жакоб - Настолько мне удалось разузнать, Нуменор, самая сильная из местных стран, достиг небывалых высот и внезапно случилось что-то ОЧЕНЬ плохое. Такое, что прогресса до сих пор боятся, как огня.
   - Но это не дает волшебникам всех мастей - Джеймс Браун прикусил мундштук своей трубки - права истреблять ни в чем не повинных пришельцев из другого мира. Лучше бы этот Гэндальф сотворил для нас портал в наш мир.
   - Что взять с местных 'кремлевских старцев' - пожала плечами Жакоб.
   - Однако добрым горожанам Пеларгира мы поможем - кивнул Бухвостов. - Проведем операцию против пиратов, а дальше видно будет.
  
  ****
  
   Эскадра умбарцев медленно шла по морю. Ветер надувал посеревшие от бурь паруса, играл с белыми гребнями волн, разбивая их в брызги о поскрипывающие остроносые корпуса кораблей. Реяли на мачтах украшенные вышитыми гербами старинных пиратских родов флаги умбарских капитанов. Громогласно кричали белые чайки, то падая к самой воде, то вновь взмывая к темно-синему небу.
   В кают-компании 'Гордости Умбара', над которым реял золотой флаг с вышитым на нем червонным трехголовым драконом, пиратский адмирал Чардалур поправил сползшую повязку на левом глазу и нахмурив брови, обратился к одному из командоров.
   - Ведимир Однорукий, почему ты советуешь мне быть осторожным? Помнится, такое было аж двадцать лет назад, когда я был всего лишь капитаном 'Холода Мрака', а ты ходил в боцманах.
   Ведимир потер щеку хищно изогнутым крюком, служившим ему вместо потерянной в давнем бою правой руки.
   - Помнишь Храм Живых статуй на том лесистом острове? - мрачно усмехнулся он.
   - Верно - кивнул адмирал Чардалур - Ты тогда еще признал нуменорскую постройку и настаивал не брать ничего, даже рассыпанные монеты.
   - Да - кивнул седовласый капитан - Там было старое колдовство, которое еще продолжало жить. И охранявшие храм статуи ночью ожили, обошли весь этот остров и перебили почти всех наших матросов, осмелившихся остаться ночевать на острове. И я уверен, что и те странные корабли созданы мастерством Нуменора.
   - Нуменор погиб очень давно - Чардалур потер больное плечо - Даже самый лучший корабль не просуществует столько веков.
   - Но все помнят, что Нуменор правил морями. Где-то могла уцелеть колония, о которой все позабыли после катастрофы. И сейчас эта колония пробует восстановить величие древней империи.
   Заговорила высокая красивая женщина в переливающемся багряном платье с короткой, до колен, юбкой - грозная пиратка Леди Смерть, капитанша 'Улыбки Мелькора'.
   - Я беседовала с ребятами, - заговорила она мурлыкающим голосом, кладя ладонь на рукоять висящего на ее поясе меча - которые под началом моего наставника Скорра сражались с тем железным кораблем. И по их описаниям я отыскала в библиотеке моего прадеда, гондорского изгнанника любопытные записи. У кораблей Нуменора, оказывается, было вооружение, называемое 'огненные драконы'. Нуменорцы знали и особое зелье, позволяющее метать снаряды на большое расстояние... - я хотела бы кое-что показать... - пиратка изящным жестом достала из-за корсажа тонкий лист из какого-то металла и положила на стол.
   - Странный корабль... - протянул Чардалур, рассматривая выцветшую раскрашенную гравюру.
   На гравюре был изображен странный корабль без парусов и весел. Посередине корабля стояло нечто вроде печи, которая дымила длинной трубой. Из обращенного к зрителю борта торчали разинутые драконьи морды. А на палубе, около борта, выстроились суровые воины, сжимавшие в руках вместо щитов, мечей и копий длинные палки. Как бы в подтверждение того, что это оружие, давно умерший художник изобразил воина в золотых доспехах, целящегося куда-то из своей длинной палки, а на ее кончике сиял язычок огня.
   -Нуменорцы. Если верить документам, они незадолго до гибели их страны научились строить корабли, способные ходить без парусов и весел - пояснила Леди Смерть. - Мой предок был собирателем древностей, собирал книги, гравюры, словом, все, оставшееся от древних эпох. И когда он встал перед выбором - уничтожить свое собрание или быть изгнанником, он избрал второе и бежал в Умбар. А я и сейчас пользуюсь его библиотекой - там столько интересных сведений!
   - Да - кивнул адмирал умбарского флота - Многие знания Нуменора были утрачены, а многое уничтожено Валарами. Их майяры обошли весь мир, вычищая 'запретные знания Тьмы' везде, где было возможно... - Чардалур многозначительно переглянулся с подчиненными: - Ваше мнение, Астермир?
   Рослый чернобородый мужчина, облаченный в кожаные штаны, темную рубаху и с обвязанной желтым платком с виднеющимися кое-где пятнами крови головой, встрепенулся:
   - Я был в этом сауроновом бою. Потерял двадцать отличных рубак и мачту. Подтверждаю - этот железный корабль действительно стрелял точно так же, как упомянутые вами (поклон в сторону Леди Смерть) нуменорцы.
   Пират достал листок пергамента, развернул и положил на стол. Его коллеги склонились, рассматривая выполненный искусной рукой картографа рисунок.
   На нем была изображена толстая короткая трубка с остроконечным носом.
   - Этот снаряд моя славная 'Жемчужина' получила в бок - пояснил Астермир - А когда уже в порту мы разгружали корабль для последующего ремонта, то нашли среди мешков с провизией вот такую штуку. Неизвестно почему она не взорвалась, а развалилась, когда мы попытались его вытащить. А внутри она была наполнена вот этим... - Астермир высыпал на свой рисунок горсть металлических шариков.
   - Игольчатый снаряд нуменорцев... - хмуро проговорила Леди Смерть. - Одно из забытых знаний...
   - Так, - задумчиво проговорил Чардалур, - а как именно Майяры и верные им воинства расправлялись с кораблями нуменорцев?
   - Вели прицельный обстрел файерболлами и молниями.
   Тут распахнулась дверь кают-компании и на пороге возник офицер в расшитом золотом черном мундире
   - На горизонте замечен необычный корабль! - возбужденно доложил он...
   Спустя время Чардалур, щуря глаза, внимательно всматривался в черный силуэт на горизонте. Его самые влиятельные капитаны, участвовавшие в совете, поспешили на яликах вернуться на вверенные им корабли.
   - Странный, очень странный корабль... - проворчал умбарский адмирал. - Такого я на своем веку не видывал. Обводы корпуса, мачты... Саурон раздери! Нет парусов и весел! Как же он идет?
   - На нуменорский тоже не похож - подтвердил более зоркий штурман, присутствовавший на совете - Нет дымящейся трубы. Какая сила его движет?
   - Вот это нам и требуется выяснить - резко бросил Чардалур.
   И пираты начали преследование таинственного корабля. Но напрасно они старались сблизиться хотя бы на расстояние надежного залпа из катапульт.
   Наконец юркий кораблик 'Угорь' сумел сблизиться со странным корабликом и дал залп. Ответ был необычным - никаких горшков с огненной смесью не мелькнуло, но послышались какие-то хлопки, словно разом сотня детей затеяла игру 'прыг-скок' - броски мячей в стену. А затем Угорь... ткнулся носом в набегающие волны и... начал тонуть.
   - Подать сигнал 'Подобрать утопающих!' - распорядился адмирал.
   К гибнущему 'Угорю' побежали два ближайших корабля. Вскоре вымокший до нитки капитан 'Угря' Страмир Скользкий предстал под адмиральские очи.
   - Ну? - холодно спросил Чардалур.
   Страмир сглотнул.
   - Не знаю... - признался он - Мы сблизились с этим чудищем, обстреляли. А потом... Странная сила разнесла все ниже ватерлинии и мы пошли на дно!
   Пиратский адмирал переглянулся со штурманом, тот растерянно развел руками.
   - Загадка... Тем она интересней. Мой приказ - гнать корабль дальше, стараться не пропускать в океан. Они попытаются зайти в бухту и затаиться - вот там и возьмем их голыми руками, - приказал Чардалур.
   И пираты продолжили погоню за чудесным творением нуменорцев, кои, оказывается, и не думали становиться красивой легендой. Сто пятьдесят кораблей - все, что снарядил напрягший все силы Умбар, шли 'сетью' - одним из хитрых методов умбарцев. Суть 'сети' состояла в том, что если бы вражеский корабль попытался от берега проскользнуть между любыми двумя 'рыбаками', то он попадал бы под двойной залп катапульт.
   И вот странный корабль свернул за мыс и исчез с глаз пиратов.
   - Отлично - Чардалур довольно потер руки - Там есть такая бухта... вот там мы и блокируем нуменорцев. Передайте сигнал: 'пятерке' проверить бухту, остальным - идти на блокирование.
   Сигнальщики флагмана 'Гордость Умбара' поспешили передать повеление адмирала.
   Долго ли, коротко ли, но все пиратские корабли стянулись к бухте. 'Сеть' была вытащена, оставалось посмотреть, какая рыба попалась. Первым, как и положено, в бухту вошел флагман адмирала.
   Творение забытого народа мирно застыло у берега.
   - Неужели эти трусы бросили свой корабль? - презрительно усмехнулся Чардалур. - М-да, былая слава Нуменора ушла навеки, даже обладание знаниями ее не вернула...
   В следующий момент он перестал смеяться.
   На странном корабле внезапно повернулись непонятные устройства, а в волнах мелькнули две длинные белые полосы. И начался ад.
   - Открыть огонь! - заорал пиратский адмирал, увидев, как заваливается на бок сосед - 'Улыбка Мелькора', выставляя на всеобщее обозрение дыру в боку, скалящуюся обломками досок, словно гнилыми зубами, а украшенные затейливой вышивкой паруса заполоскались в воде.
   Катапульты ударили со всех пиратских кораблей по ужасному нуменорцу. В воздух взмыли десятки горшков, начиненных огненной смесью. Чардалур же спешно вспоминал позабытые еще в отрочестве молитвы пресветлым Валарам.
   Но нуменорец продолжал бой. На глазах у адмирала странная сила положила хлопотавших у метательных катапульт стрелков. Самого адмирала спас стоявший рядом с ним капитан 'Угря' - увидев сверкающие языки пламени на нуменорце, Страмир сильно толкнул адмирала на палубу. Поднявшись на ноги, Чардалур к своему ужасу, обнаружил вокруг себя настоящую бойню - палуба покрылась телами раненых и убитых. Сам Страмир, мертвый, лежал около адмирала, а его грудь прочертил ряд кровавых точек. Адмирал оглянулся - с добрых два десятка пиратских кораблей уже пошли на дно - из воды бухты торчали обломанные мачты и полощущиеся паруса. На жутком корабле что-то горело вонючим черным дымом, но в остальном он казался неповрежденным. Постепенно дым рассеялся, огонь погас.
   Мрачный Чардалур повернулся к злой как десять тысяч орков Госпоже Смерть, которая сейчас приводила в порядок свою испорченную причёску после спасения со своего погибшего корабля и плавания в морской воде.
   - Я лично осмотрю это порождение прошлого. Ты, как моя правая рука, остаешься за главную на моем флагмане.
   - Я предпочла бы... - оскалилась Леди Смерть.
   - Предпочла бы посмотреть, какого цвета печень у тех, кто потопил твой корабль, - закончил за нее адмирал. - Но мне нужны живые пленники. Вот когда лучшие маги Умбара выжмут их досуха, я отдам их тебе...
   - Учти, все книги и документы, какие найдутся на этом мелькоровом корабле - мои - предупредила мрачная пиратка, проверяя, не порван ли где её элегантный багряный мундир с серебристой вышивкой.
   - Твои-твои - фыркнул Чардалур, направляясь к шлюпке.
  
  ****
  
   Чем дальше пират знакомился с необычным кораблем, тем больше удивлялся. Какой великий корабел смог создать такое чудо? Какой сумасшедший король потратился на стальной корабль?
   Да, корабль, причинивший флоту Чардалура такие неприятности, оказался весь изготовлен из стали! Деревянными были разве что перила на лестницах. А вот палуба и борта оказались стальными! Спустившись в недра корабля в сопровождении свиты из самых отчаянных рубак, адмирал обнаружил еще больше чудесных вещей. Матовый свет непонятных фонарей в коридорах, странные койки, обтянутые кожами огромных зверей. Адмирал собственноручно осмотрел одну такую койку и с удивлением убедился, что ее можно было поднимать и опускать. Также в каютах пираты нашли брошенные в явной спешке вещи - палочки из непонятного материала, которые, однако, оставляли на листах бумаги синие и черные следы. Да и сама бумага стоила особого упоминания - она была такой белой, что рядом с ней самая лучшая бумага, привозимая на Север харрадримскими купцами, казалась изжелта-коричневой. А о гондорской и говорить нечего. Но особенно Чардалура с его капитанами заинтересовали несколько запертых на ключ дверей.
  Адмирал велел взломщикам разобраться с замками, а сам продолжил осмотр. На самой глубине нуменорского корабля его особенно изумили предметы, механизмы и шкафы непонятного назначения.
   - Разобраться бы во всех этих устройствах и можно... послать самих Валаров к Мелькору - промелькнула в голове пиратского адмирала кощунственная мысль.
   И внезапно...
   - Всем сложить оружие! - на ломаном вестроне прозвучал холодный спокойный голос.
   Адмирал с сопровождавшими его охранниками резко развернулись на месте и застыли.
   В странном помещении неведомо откуда появились люди в странной синей форме. Впереди них стоял невысокий седеющий мужчина в черном мундире. Правой рукой он направил на Чардалура непонятную черную штуку. Другие моряки тоже целились в умбарцев из каких-то железных палок. Пират кивнул охранникам, те выхватили мечи... и обливаясь кровью, рухнули к ногам командира.
   - Я, капитан этого корабля, Огюст Франсье, повторяю - сопротивление бесполезно - произнес мужчина.
   Побледневший адмирал молча бросил к ногам 'нуменорца' свой меч.
  
  ****
  
   Прошло время. Пираты встревоженно смотрели на непонятный корабль, где исчез адмирал со многими капитанами.
   Творение Мелькора, погубившее в нынешнем бою столько кораблей и пенителей морей Арды, продолжало зловеще помалкивать.
   В тревоге пираты даже не обратили внимания, как в бухту вошли два незнакомых корабля.
   Леди Смерть уже навела на палубе 'Гордости Умбара' кое-какой порядок, когда внезапно побледневший третий помощник указал перевязанной рукой в сторону океана. Женщина резко обернулась и застыла, чувствуя, как ее роскошные волосы встают дыбом.
   Там... на выходе из бухты стояли два громадных корабля. Один дымил в небо черным дымом, извергавшимся из двух чудовищных труб, а второй был огромен как гора и у его бортов стояли выстроившиеся в ряд гондорские стрелки, внимательно выбирающие цель для своих метких луков.
   Женщина сглотнула и ухватилась за ближайшую мачту, унимая дрожь в подгибающихся коленках.
   - Пресветлый Эру! - вырвалось у нее - Мы погибли!
   Помощник сглотнул:
   - Госпожа, они поднимают флаг переговоров.
   Леди Смерть прохрипела:
   - Передайте, что мы... не возражаем.
   Когда на всех пиратских кораблях спустили флаги в знак сдачи в плен, от дымящего корабля отвалила шлюпка и на борт поднялся облаченный в белый мундир с золотыми украшениями рослый мужчина в сопровождении вооруженных гондорцев и матросов в бело-синей форме с какими-то железными палками в руках.
   - Примите нашу капитуляцию - грозная капитанша пиратов молча протянула рукоятью вперед свой меч.
   Капитан Бухвостов принял из ее рук оружие.
   - Принимаю вашу капитуляцию - на ломаном вестроне сказал он.
  
  ****
  
   А спустя пару часов пираты толпились на берегу злосчастной бухты и проклинали тот день, когда вообще вышли из Умбара. Проклятые гондорцы увели все захваченные пиратские корабли в Пеларгир. Затем на глазах у умбарцев один железный корабль разнес в щепы сразу три наиболее поврежденных пиратских корабля, а другой, похожий на гору, попросту раздавил остатки умбарского флота - и после этого покинули бухту, исчезнув на горизонте.
   Леди Смерть посмотрела на застывшего в прострации адмирала Чардалура и горестно вздохнула - какой позор для гордого Умбара - его морякам вернуться пешком, без флота!
  
  
  Глава 12
  Битва за Минас-Тирит
  
  Дэнетор сидел у пустующего уже какой век трона королей Гондора и думал.
  Как бы пригодились удивительные знания чужестранцев на самоходной повозке! По личному распоряжению Дэнетора в оружейной отлили двадцать пушек для крепостных стен. А теперь... все полетело к Мелькору.
  На тайном разговоре этот блюститель старинных порядков Гэндальф отчитал Дэнетора, а также повелел уничтожить 'слуг Врага', а также все их изделия.
  Наместник прищурился, вспомнив последние слова волшебника:
  - Если ты ослушаешься хоть в малом - применю самые жесткие меры. Ты склонил слух к нашептываниям Врага и ослабил нас. От тебя, Наместник Гондора, требуется поскорее исправиться и возвратиться на прежний путь Валаров... В общем, Гэндальф прочел наместнику длинную лекцию о 'происках Врага'.
  И это чрезвычайно не нравилось гордому наместнику - какой-то волшебник, который все время разъезжает по Средиземью на своей тележке, начинает указывать ему, Наместнику, как нашкодившему мальчишке! Попробовал бы Гэндальф на месте Дэнетора управлять таким городом как Минас-Тирит - и несомненно бы вскорости взвыл от множества мелких проблем и дурацких тяжб...
  'Иногда требуется обойти завал по трудным тропам, чтобы снова продолжить верный путь' - вспомнились наместнику слова пришельца - иномирянина Дмитрия Полуянова. - А может... Не тычемся ли мы носами в большой завал? Не пытаемся ли сдвинуть с места громадные скалы?
  Да и где пушки отлиты-то? В мордорской кузне? Нет, в мастерских Минас-Тирита. Зато избавились от немалого количества хлама...
  Дэнетор в задумчивости поскреб подбородок. Город как раз начали осаждать полчища Сауроновых войск, время можно потянуть... а сейчас требуется что-то придумать...
  Наместник поднялся со своего места и направился в коридор. Остановился где-то посередине и нажал на какой-то камень. Стена отодвинулась, открывая темный провал.
  
  ***
  
  Дмитрий Полуянов стоял на наблюдательной площадке городской башни. Эта приземистая крепкая башня называлась Тайной - из-за колодца со сладкой питьевой водой.
  Дмитрий в задумчивости погладил пушечный ствол. Ох, и намучились джиперы вместе с преданной охраной Наместника, под покровом ночи перетаскивая шесть пушек в Тайную башню. Также мужчины по пока непонятному требованию Дэнетора разместили в башне и свой 'Лев'. Сами джиперы устроились в комнатах башни.
   На винтовой лестнице послышались голоса и на наблюдательную площадку вышли мрачная Василиса и хмурый Дэнетор.
   - Приветствую Вас, Наместник Гондора - Дмитрий склонил голову.
   - И тебе, пушкарь, всего доброго - кивнул Наместник Гондора - он так называл Дмитрия за руководство отливкой пушек.
   - Пушки добрые получились - доложил мужчина - Бьют превосходно.
   Дэнетор посмотрел отстраненным взглядом и вздохнул:
   - Люди из неведомого края, вам придется тайно покинуть Минас-Тирит.
   - Почему?
   - Прибыл Гэндальф.
   - А что, мы не можем с ним встретиться? - спросил Копытов.
   - Он не станет с вами даже разговаривать, - поморщился Дэнетор - Я уже беседовал с ним...
   - И что сказал Гэндальф?
   - Я поведал ему о появившихся в Пеларгире чудесных железных кораблях, а также продемонстрировал ваши пушки и как отлично они бьют по орочьей армии. Эти мордорцы лишились трех лучших катапульт и самой большой осадной башни! - уважительно проговорил Дэнетор. Однако волшебник пришел в ярость. Своими огненными шарами он расплавил четырнадцать пушки и убил обученных вами воинов. И строго предупредив, чтобы я не смел и думать связываться с черными изобретениями Нуменора, отослал спешное письмо с почтовым голубем наместнику Пеларгира. Ишь, какой умник нашелся! - Дэнетор зевнул, показав ярко-розовый язык и возмущенно проговорил:
   - Мы со стариной Рэвандиром в молодости под одним полковым знаменем с орками сражались, не одну краюху хлеба делили, вместе из одного котелка хлебали, и из плена Сауронова бежали. Рэвандира я знаю, он никогда не сделает так, как ему указывает какой-то там Гэндальф, но поступит по своему разумению. Нами, Наместниками Гондора, исстари мог повелевать лишь Король. А в его отсутствие...
   - Распоряжаетесь Вы - закончил за него Дмитрий - Пассажир корабля не может приказывать капитану выкинуть за борт моряка только за цвет кожи или 'подозрительно умелое мастерство'.
   Какое-то время Наместник Гондора переваривал услышанное, а затем усмехнулся:
   - Так что я не приказываю, но прошу вас подчиниться приказу - покинуть Минас-Тирит, пока идет битва...
   Василиса нахмурилась и указала на небо:
   - Что это такое?
   - Король-Чародей! - прохрипел враз побледневший Дэнетор - Но что это за тварь у него под
  седлом?
  
  ****
  
   Призрачный повелитель Ангмара пребывал в восторге. Ветер обдувал невозмутимое костистое лицо, подернутое вуалью мрака. За спиной назгула развевался черный плащ, разносил запахи ужаса и страха. Приятно было смотреть сверху вниз на бледные лица презренных обитателей упрямой твердыни Гондора, впитывать страх и преклонение воинства орков.
   Назгул совершил несколько кругов по небу, постепенно снижаясь к земле, чтобы все - и орки и защитники Минас-Тирита, смогли рассмотреть чудовище, на котором восседал повелитель назгулов. Общий вопль ужаса пронесся по всему Пеленнорскому полю.
   Рогатая белая голова чудовища взирала на окружающий мир горящими зелеными глазами, её черная шкура блестела металлическим блеском, а бежало чудовище... на двух похожих на колеса лапах. Назгул крепко держал чудовище за длинные изогнутые серебристые уши. Обоих, и монстра и всадника окутывал шлейф вонючего темно-серого дыма. Слышалось потрескивание - похоже, монстр что-то жевал, возможно, недавно пойманную жертву. А следом в небе возникли и остальные восемь назгулов верхом на крылатых драконах.
   Король-Чародей с хохотом пронесся по высокой городской стене, оставляя за собой на белом фоне стен черную, пахнущую серой, полосу, съехал на землю, проехал к замершим в благоговейном ужасе шеренгам орков и повернулся лицом к воротам Минас-Тирита.
   - Смертные! - прогремел его звучный глубокий голос - Смотрите. Я укротил и приручил зверя из самых темных глубин, куда боится спуститься даже сам Балрог. Распахните врата Минас-Тирита и поклонитесь власти моего Властелина. Так же, как некогда признал ее ваш собрат - Минас Итил.
   Защитники молчали. Среди толпившихся на крепостных стенах воинов пробиралась рослая белая фигура, сжимавшая в правой руке серебристый посох.
   И вот над замершим в молчании городом пронесся голос Гэндальфа.
   - Мерзкий назгул, ты лжешь и на этот раз. Я вижу - ты восседаешь не на живом звере, а на творении Саурона. Наместник Гондора Дэнетор раскаялся в своей склонности к изделиям древнего Нуменора и склонил слух к моим предупреждениям. Ты будешь повержен под стенами славного Минас-Тирита, о который не одно поколение прислужников Врага расколотили свои лбы. И затем я разберусь, кто создал для Саурона эту мерзость, на которой ты сейчас сидишь, Король-Чародей.
   Назгул захохотал - из его смеха можно было чеканить монеты.
   - Каким ты был, верный слуга Валаров, таким и остался. Ты слепо исполняешь их древние заповеди, но когда последний раз ты плавал в Валинор рассказать, что видел? Нет. Ты, Гэндальф Белый, забыл, что молотом можно и крошить камни, а можно и черепа. Ты видишь новое - и провозглашаешь: Это противно заповедям предков, это изделие Врага. А сейчас увидишь мой ответ!
   Король-Чародей выкрикнул сложносочиненную фразу...
   Затряслась земля, по ней пробежали трещины. Защитники Минас-Тирита едва держались на ногах. Покачнулась обветшавшая городская башня и рассыпалась на куски - а мощные ворота с треском рухнули наземь.
   Король-Чародей выхватил блеснувший полосой черной мглы клинок и повел свое воинство на штурм под бой барабанов.
  
  ***
  
   ...Что за чудовище? - простонал Дэнетор, уставившись на идущих на штурм врагов.
   Дмитрий переглянулся с друзьями. Копытов проворчал.
   - Дело ясное, что тёмное. Угнали мотоцикл и переоборудовали по своему разумению. Краской покрасили, чары наложили где-то - и сотворили монстра из безобидного байка.
   - Уважаемый Дэнетор, могу сказать - обратился Дмитрий к наместнику - назгул восседает не на чудовище, а на творении разума. Колесо создал человек, но никак не природа, - и если мы видим существо, передвигающееся на колесах... то рассуждаем - это не живое существо, а техника, изобретение разума.
   - Вы хотите сказать... - прибодрился Дэнетор - на самом деле это какой-то орочий механизм?
   - Да, это изобретение вроде нашей машины - как вы еще ее назвали - 'самобеглой повозки'. А сейчас мы попробуем уничтожить орудие Короля-Призрака.
   Враги быстро неслись к разбитым воротам непокорного Минас-Тирита, перескакивая через трупы павших при прошлых штурмах мордорцев, через ямы, образованные взрывами, обегая стороной громадные камни. Грохотали боевые барабаны. Медленно двигалась управляемая гигантами-троллями высокая мощная осадная башня. Навстречу штурмующим летели стрелы, выпущенные из катапульт зажигательные снаряды и камни. Запущенный Гэндальфом файерболл сбил стоявшего на верху осадной башни рослого орка.
   - Пора и нам вступать - кивнул Федор Копытов товарищам.
   Молчаливый телохранитель Дэнетора подхватил щипцами горячий горшок и опустил его в жерло пушки. Сергей Петров и Василий Яковлев начали наводить свою пушку на осадную башню мордорцев. То же делала пара обученных гондорцев со своей пушкой. Рядом с ними Дмитрий и Вячеслав Полуяновы устанавливали прицел на зев разбитых ворот, к которым мчался назгул верхом на своем чудовище.
   Прогрохотал пушечный залп и осадная башня внезапно покачнулась, а затем... ее с невероятной быстротой охватило пламя. Башня затрещала и начала разваливаться по частям. Толстые бревна из столетних дубов, рассыпая вокруг себя искры и капли зажигательной смеси, полетели на головы имевших несчастье оказаться поблизости орков и южных воинов.
   В этот момент Король-Призрак въехал в арку Минас-Тирита.
   - Эй, Олорин!!! - пророкотал он - Я здесь. Вызываю тебя на бой!
   - Я сражусь с тобой, Ангмарец. - Гэндальф начал спускаться со стены.
   И в этот момент произошли две вещи.
   Шесть человек под командой Василия поднесли к запальным отверстия пушек факелы и те басисто рявкнули. Ангмарец с криком исчез в клубах дыма. А в то же время издали донёсся звук боевых рогов.
   - Роханцы! Король Теоден спешит на помощь Минас-Тириту! - воскликнул Дэнетор.
  
  ****
  
   Джиперы торопливо проверяли свой верный 'Лев'. Дело было завершено, теперь надо было поскорее убраться отсюда, пока Гэндальф не проверил Тайную башню.
   Откуда-то вновь появился Дэнетор.
   - Я распорядился, чтобы защитники города вышли в поле - сообщил он - А у меня к вам есть дело... - и он расстегнул фибулу своего плаща. Обнаружилось, что в правой руке Наместник Гондора держал хрустальный шар - так хорошо знакомый иномирянам палантир.
   - Возьмите - пояснил гондорец - Не хочу, чтобы Гэндальф им пользовался. Он много прожил, много знает, но...
   - Не примет новое - задумчиво проговорил Дмитрий, осторожно принимая из рук Наместника драгоценный палантир.
   - Да - согласился Наместник. - Я поднял кое-какие хроники из городского архива. И обратил внимание на необычные обстоятельства. Стоило оркам начать конструировать удивительные механизмы, как совет волшебников провозгласил их сторонниками Врага. Умбарцы стали строить удивительные быстроходные корабли - и им, чтобы спастись от гнева Белого Совета, пришлось принять покровительство Саурона. А Кэрдан - Корабел, говорят, имел много проблем - ему даже пришлось получать разрешение от самих Валаров, чтобы строить корабли своей конструкции. А доступ к палантиру Минас-Тирита позволит волшебнику узнавать, где что делается - и уничтожать все подозрительное для него, особенно новое и необычное.
   - Но почему же Вы... - вопрос повис в воздухе.
   - Почему помогал вам? - усмехнулся Дэнетор. - Я - Наместник. И обязан оберегать мой город. Пользоваться всем, что может быть полезным для Минас-Тирита. Если новая технология позволяет укрепить стены, если новый сплав позволяет ковать лучшие мечи, а новый состав краски улучшает цвет и блеск тканей - какое это Зло? Зло не в вещах, а вот там - Дэнетор постучал по лбу - в головах. Жаркие дни, когда засыхают нивы, а на небе ни облачка и царит невыносимый зной - это беда. Но никто не именует Солнце Злом из-за того, что оно подчас становится палящим. Ночь приносит прохладу и люди отдыхают во сне. А если бы не было ночи, на земле не осталось бы людей. Но когда ночь становится длиннее дня, люди начинают с нетерпением ждать Йоля - дня зимнего солнцестояния и когда он наступает, люди празднуют победу солнца над мраком. Свет и Тьма - не враги, они брат и сестра. Можно любить подобно Беорну, звездную ночь, бродить в сумраке - и при этом оставаться на стороне Добра. Мрак, Зло - враждебен и Свету и Тьме. Мрак окутывает все, гасит звезды, или же создает на месте лесов пустыню, - чтобы не было ни одной тени, кроме теней мертвых камней. И Саурон с его безжизненным Мордором - это только одна из персонификаций Зла. На самом деле Зло и Добро находятся вот там - Дэнетор коснулся левой части груди - в сердце человека. Только человек решает, кому служить, а также человек устанавливает для себя границы и правила... и случается, что некто, закоснев в служении законам и правилам, не замечает, что они устарели. Родились новые идеи и законы.
   - Которые могут служить человеку как для зла, так и добра, - кивнул Дмитрий, внимательно слушая старого наместника.
   - Верно - одобрил Дэнетор. - Я знаком с древними кодексами законов и увидел, как они менялись. За одно и то же преступление законы первых правителей Гондора и законы, утвержденные моим отцом, наказывают по-разному. Мир меняется.
   - Дуют ветры времен и корабль человечества меняет курс... - проговорила Кристина.
   Дэнетор улыбнулся.
   - Мой старший сын Боромир в юности много ходил на кораблях Гондора и немало порассказал мне о бурях. Если корабль не меняет курс, а его экипаж не действует согласно обстоятельствам - корабль погибнет.
   - И почему же этот мудрый Гэндальф... - возмутился кто-то из джиперов
   - Он не мудрый - прервал Дэнетор - Он просто... опытный. Опыт тысячелетий говорит ему - не нужно ничего менять и следует внимательно следить, чтобы всякая перемена в мире была подавлена. А главное - Наместник скривился - он просто Майяр. Который живет и подчиняется древним заповедям. Даже если эти заповеди, некогда полезные и нужные, теперь превратили жизнь людей в стоячее болото...
   - И как же вам удается жить в таком мире?
   - Человек таков, что способен жить и среди льдов и в жаркой пустыне. И он избирает соответствующие данным условиям одежды. Все народы Средиземья облекали в удобные для глаз Гэндальфа и Белого Совета одежды свои идеи, жаль, не всегда так получается...
   А снаружи, за городскими стенами Минас-Тирита, кипела битва...
  
  ****
  
   Король-Чародей не погиб, как полагали джиперы. Да и не мог умереть от руки пушкарей - ему был сужден иной жребий.
   Вырвавшись из клубов дыма, он повернул дымящего черным шлейфом покалеченного монстра, которого в ином мире назвали бы тюннингованным мотоциклом и помчался назад, разбираться с роханцами. Лава бесстрашных рохирримов уже прорвала фронт, пробившись к Минас-Тириту и соединившись с вышедшими из города защитникам.
   Внезапно седой воитель в серебристой кольчуге, скакавший верхом на гнедом коне, резко повернул коня в сторону назгула. Хотя лошадь под всадником дергалась и ржала, но рука хозяина была крепкой - он принудил коня подскакать ближе к назгулу.
   В руке всадника золотой молнией сверкнул меч и разлетелся на куски - но свое дело сделал - Король-Чародей вместе со своим чудовищем рухнул набок, а в следующий момент топливный бак мотоцикла, и так державшийся на честном слове, взорвался... Конь знатного рохиррима с диким ржанием встал на дыбы и завалился, погребая под собой всадника.
   Призрачный король, откатившийся в сторону во время взрыва, вскочил на ноги, грязно выругавшись. Оглянулся - к нему с боевым криком мчался еще один рохиррим.
   Взметнулся клинок назгула, подрубая передние ноги несчастной лошади, но всадник ловко спрыгнул с погибшего четвероногого товарища, обнажил меч и два клинка - черный как мгла и серебристый, как отблеск зари, столкнулись, высекая искры.
   Удар, снова удар - и вот клинок Короля-Чародея сбил с головы его противника шлем. По плечам рыцаря Рохана рассыпались длинные золотистые волосы.
   - Так ты... - удивленно проговорил назгул - не мужчина? - и тут рухнул на колено от боли в ноге.
   - Я Эовин, племянница короля Теодена! - прозвенел среди наступившей тишины нежный девичий голосок.
   Призрак древнего ангмарца резко выбросил руку вперед и меч пронзил плечо девушки, а та, собравшись с силами, взмахнула своим мечом... и тот с хрустом вошел в темную пелену, закрывавшую лицо Короля-Чародея.
   - Спасибо, Эовин... - прохрипел Ангмарец. - Я теперь свободен... и ПРОЩЕН!!!
   А в следующий миг по земле рассыпались пустые доспехи.
   Девушка покачнулась и лишилась чувств. Ей повезло - она не видела того, что произошло дальше и от чего некоторые доблестные воины Рохана даже повредились рассудком.
   На армию орков рухнула огненная волна. Грохотали взрывы, вставали столбы дыма и пламени, могучие олифанты падали как подкошенные. И армия Саурона не выдержала. Бросая мечи и знамена, мордорцы обратились в бегство.
  
  ****
  
   В Тайной башне Дэнетор нахмурился, услышав странный грохот.
   - Вот теперь вам пора уезжать. Там такая каша, что вас никто не заметит. А Гэндальфа я беру на себя. Старый Дэнетор знает, как поступить... - Наместник пожал сухой, морщинистой рукой руки иномирянам, подошел к стене и коснулся глаза изображенного на стене льва.
   Повинуясь древнему мастерству, передняя стена поднялась и Дмитрий с товарищами увидели разверстый зев хода.
   По этому ходу в Минас-Тирит обычно доставлялось продовольствие - усмехнулся Дэнетор - Только я, наместник Гондора, мои сыновья и три моих особо преданных воина знали про существование потайного хода, ведущего из города далеко за холмы на границе Пеленнорского поля... И передайте моему сыну Боромиру, что ему пока опасно возвращаться в Минас-Тирит. Пусть ждет тайного письма от Фарамира.
   Джиперы кивнули и сели в свой автомобиль. Машина заурчала мотором и быстро помчалась по тайному ходу. Дэнетор вздохнул, движением пальца вернул стену на место и двинулся по лестнице башни навстречу своей судьбе.
   ...Раненого в одном из предыдущих боев Фарамира два воина быстро несли на носилках. Юноша недоумевал - зачем отцу потребовалось забирать его из Палат Исцеления? Наконец воины опустили носилки на алтарь. И в этот момент Фарамир понял, где находится. Обитель мертвых. Над юношей склонилось лицо отца.
   - Отец... - хотел сказать Фарамир, но рана отозвалась болью. Дэнетор поднес палец к губам.
   - Дело плохо, сын - шепнул он. - Гэндальф не принял наших идей, которые мы столько раз обсуждали с теми чужеземцами. И я хочу сейчас спасти тебя, сын, от Белого Совета.
   - Что ты задумал, отец? - одним взглядом спросил Фарамир.
   - Пусть Гэндальф думает, что я спятил - каркающим смехом рассмеялся Наместник и показал темный кувшин. - Я сожгу себя. А пока... - одними губами шепнул Дэнетор - сынок, ищи Боромира на востоке. И он откроет тебе, где теперь Палантир Минас-Тирита...
   Дэнетор облил себя земляным маслом, затем немного полил на сына.
   - Нет!!! - донесся крик и невысокий человечек с мохнатыми ногами подскочил к, казалось, обезумевшему Наместнику, ухватил Фарамира за рубаху и стащил со сложенного на пьедестале костра.
   - Убить их! Скорее! - отдал приказ Дэнетор и два его преданнейших воина бросились в бой.
   - Наместник... Ты болен... - прошептал напуганный Пиппин. Рядом с хоббитом возник разгневанный Гэндальф. Он поднял руку, и занесенный меч вырвался из руки Дэнетора и упал куда-то назад, во тьму, а сам Наместник невольно отшатнулся.
   - Что это значит, Наместник? - грозно вопросил Гэндальф. - Обитель мертвых - не место для живых. И почему твои люди бьются здесь, когда враги подступают к Воротам Города? Или Враг уже в ограде успокоения?
   - С каких пор Правитель Города должен отчитываться перед тобой? - злобно возразил Дэнетор. - Разве я не могу приказывать собственным слугам?
   - Можешь, но другие могут не признавать твоей воли, если она обратилась к безумию и злу. Что ты хотел сделать со своим сыном? Зачем приказывал ему наблюдать, как создаются орудия Древней Тьмы?
   - Он горит, уже горит! Огонь в его теле. Скоро сгорит все. Запад пал. Он весь сгорит, и останется только пепел, а пепел развеет ветер! Не забирай моего сына! Он зовет меня! - тоскливо вскрикнул Дэнетор.
   - Да, зовет, - ответил Гэндальф, - но ты не подойдешь к нему. Пока не поздно, его нужно лечить. А твой долг, Наместник...
   - Вести войска и защищать город, хотя бы и ценой собственной жизни - это ты и хотел сказать? - рассмеялся Дэнетор. - Я это делал, использовав полученные знания. Знания - как меч, как топор - их можно использовать и во зло и в добро. Я хотел защитить город, а теперь в него вступает Враг. Потому что ты, Гэндальф, невольно послужил ЕМУ, когда уничтожил мои пушки. С ними Минас-Тирит стал бы только сильнее
   - Такие речи на пользу Врагу! - воскликнул Гэндальф, и демонстрируя невероятную силу, подхватил Фарамира и отнес к носилкам. Фарамир застонал и позвал отца. Но Берегонд и его люди в сопровождении растерянного хоббита вынесли раненого из усыпальницы Наместников.
   Дэнетор в ответ гневно рассмеялся.
   - Разве я не видел, чего ты добивался, Митрандир? Но знай, хитроумный Митрандир, я не буду твоим орудием! Я - Наместник Дома Анариона! Не жди, ты не увидишь меня выжившим из ума камердинером у этого выскочки. Можешь не трудиться, доказывая его права, я знаю, что он из рода Исилдура. Но я не склонюсь перед ним, последышем нищего Дома, давно утратившего и власть, и величие... И предсказываю - наступили иные времена. Совершенно другие. Передо которыми будут бессильны даже твои властители - Валары...
   Волшебник отшатнулся - в кулаке Дэнетора, обеими руками сжимавшего черный шар палантира, внезапно блеснул огонек и в следующую минуту на месте восседавшей среди вязанок дров исполненной мрачной гордости фигуры последнего Наместника Гондора вспыхнуло пламя, которое с невероятной быстротой начало пожирать и лежавшую фигуру Наместника и вязанки дров.
   Гэндальф повернулся к воинам.
   - Вы расскажете всем, что он сумел забрать у одного из вас факел и сжег себя. Ясно? - проговорил волшебник - Мы видели тут нечто непонятное. И не рассказывайте никому. Теперь это МОЕ ДЕЛО - разобраться во всех странностях.
  ****
   Незадолго до последних событий в Минас-Тирите пять мощных боевых машин типа 'Град' и пять самоходно-артиллерийских установок типа 'Акация' и "Гвоздика" остановились на высоком берегу Андуина. Командир дивизиона поднес к глазам бинокль.
   - Сто тысяч ракет! - проворчал он - Все-таки успели, не опоздали! Тут, как и описывал Профессор Толкиен, идет яростная битва. А ну, ребята, разворачиваемся в боевую позицию. Запускайте беспилотный разведчик-корректировщик. Удары наносим по квадратам, корректируем огонь... - начал он отдавать распоряжения.
   Столпившиеся на противоположном берегу орки в смятении смотрели на неведомо откуда взявшихся странных 'зверей', весьма напоминающих гигантских черепах. Они даже не обратили внимания на пролетевшую над головами странную птицу. А потом...
   Начался ад.
   Только отстреляв по живой силе врага четыре боекомплекта снарядов, командир отдал распоряжение об отходе.
   В этот момент из подножия ближайшего холма словно вынырнула маленькая машина типа джипа. Из нее по пояс высунулся человек и радостно махал руками.
   - Джип? Откуда он взялся? - нахмурился командир дивизиона.
   Машина подъехала к его 'Граду'. Мужчина изумленно воскликнул:
   - Ничего себе! Откуда вы такие в Минас-Тирите взялись? Право, не ожидали.
   - Ярославский боевой передвижной артдивизион - усмехнулся командир - А вы кто?
   - Джиперы. Нас перенос в Средиземье неведомо как зацепил...
   - Так - нахмурился командир - Загружайте ваш джип вот в этот грузовик, там уже боеприпаса нет.
   - Хорошо! - кивнул Дмитрий Полуянов.
   Из ближайшего грузовика выпрыгнули солдаты-подносчики, опустили сходни, помогли джиперам закатить их верный 'Лев' в грузовик. А затем могучие 'Грады', "Акации" и 'Гвоздики' быстро скрылись в клубах пыли. Вслед им с палубы первого показавшегося из-за изгиба Андуина корабля смотрели ошеломленные пеларгирские воины.
  
  Глава 13
  Разоблачение некроманта
  
   Разведчик королевства лесных эльфов Асториас прошелся по тюремной камере, нервно пошевелил острыми ушами.
   Он прожил много лет, он не раз совершал и в одиночку и в группах рейды по Средиземью, даже бывал в Драконьих горах и видел, как драконы высиживают своих драконят. Но ему доселе не доводилось попадать в плен. Причем так постыдно и позорно! И как он не услышал, не учуял опасности? Право, во всем повинно это странное изделие Врага, которое он увидел на дороге из черной смолы, перемешанной с камнями! Мог бы и раньше сообразить... Сколько раз Асториас путешествовал по побережью Рунного моря, не раз бывал в гостях у гостеприимной королевы темных эльфов, и ни разу не видел такие дороги и странные дома. А то и дело проносившиеся по дороге мимо него гудящие повозки с людьми внутри? Наверняка это были такие же, как теперь и он, пленники Саурона...
   А когда Асториас увидел стоявшую на обочине почти такую же, как те повозки, бесконную телегу, только с двумя огромными задними колесами, то он решил проверить ее своим славным мечом Эбуритадиром на прочность. И тогда кто-то из местных, подкравшись сзади, приложил его увесистой дубиной по голове. Ох, как она ноет... - эльф потрогал бинты на голове. Там ощущалась огромная шишка. Что ему теперь делать?
   Эльф сел на железную кровать, провел пальцами по серой простыне.
   - Может, повеситься? - подумал Асториас и с негодованием отверг эту мысль. Умереть... и превратиться в бездумного зомби, одного из солдат Врага. Сначала он с готовностью выложит некромантам все, что знает и потом его стрелы полетят в товарищей... А если... - эльф вскрикнул, представив жуткую картину смерти любимой девушки от его стрелы. Нет, самоубийство - это трусость. Надо жить. Чтобы вызнать, откуда появился этот странный город, в который его привезли... люди. Обычные с виду пахари, но относящиеся к тому странному городу, как к привычному явлению в своей жизни.
   А чтобы Саурон умел переносить города с места на место... - это было полным бредом, невозможностью! Только Валары, а то и сам великий Эру, возможно, сумели бы устроить такое. И в этом явлении следовало разобраться.
   Асториас принял решение - он постарается все разузнать и выбраться из этого жуткого места.
   Эльф зябко повел плечами, вспоминая допрос.
   Сначала два солдата в странной, зеленой пятнистой форме провели закованного в стальные наручники Асториаса по покрашенным в синий цвет неуютным коридорам. А затем привели в небольшую комнату, где за заваленным бумагами столом сидел мужчина в синей рубашке и синих штанах.
   - Так, Клавдия, начинай оформлять протокол - сказал мужчина девушке, сидящей за соседним столом.
   - Хорошо, Сергей Николаевич
   Тогда отважный эльфийский разведчик и познал, что такое настоящий страх.
   Вместо того, чтобы достать чернила и пергамент, девица повозилась с каким-то странным ящиком из черной кости, зажглось окошко на узкой коробочке из стекла и кости.
   Эльф вытянул шею, приглядываясь к действиям девушки. А та тем временем взялась за какую-то черную штучку, лежащую на столике, по окошку забегала стрелка, ткнулась в рисунок книги. Окошко мигнуло, открылось нечто напоминающее лист пергамента, замигала черная черточка.
   Девушка застучала по черным костяным клавишам с красными буквами, а на окошке начал возникать текст на непонятном языке.
   Асториас покрылся холодным потом. На его глазах происходило нечто... - нечто достойное Архимага некромантии, причем, отнюдь не самого мелкого уровня. Заставить кости думать и даже что-то говорить - раз этот костяной ящик жужжит... наверное он рассказывает этой магичке или не магичке всю подноготную про него, Асториаса?
   Эльф перевел испуганные глаза на мужчину - несомненно, могущественного колдуна - раз уж такая сильная некромантка исполняла при его персоне всего-навсего скромную функцию секретарши... - но волшебника ничуть не беспокоил высший черномагический обряд, наоборот, он спокойно наблюдал за поведением Асториаса.
   Эльф осторожно попытался прощупать странную девушку - в ней не было никакой магии, так, чувствовалось нечто слабенькое, как у всех обычных людей. И при этом девушка... делала нечто... необъяснимое. То, что точно было самой ужасной магией в мире, но... ею не являлось!
   Девушка, очевидно, почувствовала чужой взгляд - она бросила негодующий взгляд на эльфа и фыркнула:
   - Ну, ушастик, не думала я, что вы ТАК одичали в своих лесах. Что, никогда такого не видел? Вот это - нечто вроде вашего палантира - она указала на ящичек со светящимся окошком, а это - она хлопнула по большому ящику - скажем так - хранитель памяти. Никакой магии, просто творение техники. Компьютер!
   - Итак - обратился к эльфу Сергей Николаевич на ломаном квенья - будем отвечать? Имя, фамилия?
   - Асториас Остериэль - прошептал эльф...
   А в конце допроса эльфа окончательно добило то, что Клавдия коснулась одного из стоявших рядом с ней костяных ящиков и тот вскоре выбросил три листа, а на четвертом басовито прорычал что-то.
   - Опять принтер бумагу зажевал - невозмутимо сказала Клавдия. - Ой, что с тобой?
   Эльф не слышал ее вскрика - он ушел в глубокий обморок.
   Очнулся Асториас только в уже знакомой ему тюремной камере...
  
  ****
  
   - Прифет, эльф - послышался ехидный голос - Тоже на зону залетел?
   Асториас буквально подскочил, огляделся. Заметил забранное решеткой окошко в стене рядом с кроватью.
   Эльф посмотрел в окошко - там виднелось костлявое смуглое лицо с татуированными щеками. Орк!
   - Будем знакомы - сказал орк. - Я - Громых. Уже пару недель тут обретаюсь, а сегодня утром перефели сюда.
   - С орками не разговариваю! - возмутился эльф.
   - Ага, ты беседуешь с нами только с помощью стрел - усмехнулся орк - Не знаю, как тебя эти урус-хаи поймали, но меня-то в плен фзяли фо фремя боя. У них много странного, неслыханного нигде. Фзять например, фертолеты...
   - А что это такое?
   - Не скажу - орк показал язык - Ты же оркоф не переносишь.
   - Верно - хмуро ответил Асториас - Вы же моих близких положили во время своего набега.
   - Как и фы мою беременную маму не пожалели - отозвался орк. - Я с того дня теперь фместо в - ф гофорю... А когда набег-то был?
   - Ну, пятьсот лет назад... - эльф назвал дату. - Никогда этот страшный год не забуду...
   Орк недоуменно заморгал.
   - Что-то тут не сходится... У нас тогда фойна с Харрадримом была, фсех фоинов под орочьи знамена постафили. Ух, хорошо мой прадед по харрадримским землям погулял, даже жену из людей привез. А с эльфами у нас мир тогда был, за пару лет до этой фойны заключили. У нас много песен о фойне с Харрадримом и о кофарном ударе эльфоф нам в спину.
   -Я помню эти стрелы, убившие мою маму и сестренку... - тихо прошептал эльф. - Красные такие... с черными перьями.
   - Что? - странным голосом проговорил орк. - Именно такие?
   - Не понял?
   - А разве не фы пользуетесь такими стрелами во время нападений на орочьи селения?
   - Нет, конечно - обиделся эльф. - Наши стрелы - серебристые, зеленые, а у наших родственников с побережья Рунного моря - золотистые с серебряными перьями. Красных стрел с черными перьями у нас нет!
   - Да... - покивал орк - Быфает, наших фоиноф приносят с поля битфы с такими - серебристыми и золотистыми стрелами в ранах. Это я понимаю. Честный бой. Но разить особыми стрелами женщин и детей? Похоже на трусость...
   - Точно, трусость! - поддакнул эльф - Хотел бы я знать, кто нападает на ваши селения и валит вину на эльфов...
   - Как и на оркоф - кивнул Громых. - Фот фопрос, кому это надобно было - сеять сфары между нами?
   - Эльфы с Запада тоже не без греха - протянул Асториас - но... мир они бы первыми нарушать не стали. Слишком заботятся о внешних приличиях. Тайные интриги - да, устраивают, но если договор подписан - соблюдут. А люди...
   - Люди ни причем - замотал головой орк. - Мы бы точно знали. От людей чесноком-луком пахнет - наши псы бы учуяли. Да и те из наших, кто выжил, гофорили, что нападали именно эльфы. А то и быфало, что лишь один уцелефший придет и скажет - эльфы напали! Вот так...
   - Знаешь, орк - задумчиво сказал эльф - расскажи мне про урус-хаев...
   Так и повелось с того дня - Асториаса больше не таскали на допросы, даже позволили без охраны совершать прогулки в тюремном дворе, впрочем, как и орку.
   И они, позабыв о старой вражде двух народов Средиземья, беседовали друг с другом. Да и с кем еще им было разговаривать - не с молчаливой же охраной!
  
  *****
  
   И вот в один из длинных, будничных дней в камеру пленника заглянул солдат в зеленой пятнистой форме. Он небрежно повел дулом автомата.
   - Гражданин Асториас, с вещами на выход!
   Эльф завязал в узелок выданные тюремщиками ему еще в первый день тарелку с ложкой и проследовал в коридор. Из соседней камеры вывели орка Громыха.
   - Куда это нас федут? - спросил Громых у охранников.
   - К начальству. А потом вас, наверное, по домам отпустят.
   Орк и эльф облегченно вздохнули. Переглянулись между собой.
   - Знаешь, Асториас - промолвил орк - А федь, фы, лесные эльфы, в общем, ребята слафные! Только...
   - Очень помешаны на сбережении леса? - угадал эльф - Скажу тебе вот что. Ты видел, как уносит вода землю в оврагах?
   - Да - кивнул орк - И потом приходится потратить немало сил - натаскать камней, фозфести арку над дном офрага, земли принести. Некоторые наши племена, я слышал, даже сады целые разфодят на месте офрагов.
   - И правильно поступают! - заметил эльф. - В природе все взаимосвязано. Нет деревьев - степь постепенно превращается в пустыню...
   Так, обсуждая пользу деревьев для земли, два приятеля пришли в кабинет руководителя НЧЧК Мехова.
   А там в кабинете перед Сергеем Меховым сидел понурый эльф в некогда роскошной, а теперь весьма порванной одежде безвкусных тонов - зеленых с голубыми кружевами штанах, кричащего оттенка розовой рубахе с грязно-коричневыми кружевами вокруг обшлагов широких рукавов, модная прическа была подпалена, длинные уши печально обвисли, отчего эльф походил на пуделя.
   Мехов кивнул на пленного.
   - Бывшее величество Проклятых эльфов, король Нежениэль.
   Асториас прищурился, разглядывая бывшего короля и внезапно побледнел.
   - Я тебя узнал! Ты называл себя рыцарем Веганицуром, который 'якобы спасся с десятком своих воинов из разгромленной орками Крепости Белых трав'. И который повел жаждущих мести эльфов на селения орков. А ведь мы думали, что ты пал в бою с орками. Тогда, еще в середине Третьей Эпохи. Значит, все это было подстроено, чтобы устроить свару между двумя народами?
   Орк тоже нахмурился, а затем указал на лежавший на столе перед Меховым колчан с красными стрелами, концы которых были украшены перьями из крыла ворона..
   - Мне рассказыфали, что красные стрелы с черными перьями сделаны очень плохо, только рукой и фонзишь. А из лука нипочем такой стрелой никуда не попадешь, даже в мишень на расстоянии фытянутой руки...
   - Врешь! - подскочил Нежениэль - Стрелы моих воинов летят... - он понял, что проболтался и уже потухшим голосом промолвил: - Да, мы использовали эти стрелы, - здесь Проклятый сверкнул глазами. - Как ты думаешь, отчего вы, два народа Средиземья, резались между собой? Это все мы, Проклятые. Мы...
   - Одному соседу говоришь, что его назвали желтым червяком, а другому - что его называли зеленомордой жабой, - спокойно закончил за пленного короля Мехов, глядевший на троих присутствующих в его кабинете военнопленных - эльфийского разведчика Асториаса, орка Громыха и криво усмехающегося рослого мужчину в грязном безвкусном наряде с изорванными кружевами - бывшего короля Проклятых эльфов, с которыми только-только отгремела война.
  - Ты умен, урус-хай, - скривился король, поглядел вокруг и добавил: - Мудрейшие из магов Средиземья так и не смогли раскрыть нашей хитроумной интриги, десятки поколений людей и других народов Средиземья сошли в могилу, так и не поняв, отчего гремят войны, отчего сосед не желает жить рядом с тобой в мире.
  - Всякая интрига должна однажды завершаться - и завершаться красиво, - согласился Мехов.
  Внезапно ворвался солдат.
  - Разрешите доложить!
  - Разрешаю!
  - Прибыл наш боевой отряд магического спецназа! У них очень, очень важный военнопленный!
  - Пусть приходят - взволнованный Мехов поднялся из-за стола.
  Через некоторое время мрачная черная фигура в рогатом шлеме перешагнула порог.
  - Саурон! - орк опустился на одно колено, приветствуя Властелина Мордора.
  - Ты! Проклятый, неупокоенный дух, мучитель Средиземья! - побледневший Асториас шарил по поясу, ища свой славный меч, но не находил.
  Даже Нежениэль и тот поднялся со стула, всматриваясь в сумрак под шлемом.
  Из-за спины Саурона выдвинулись трое - сначала спокойно перебирающий четки монах, затем - крепкий ширококостный гном, закованный в серебристые доспехи, и наконец - рослый мужчина в форме, покрытой серо-черными пятнами и полукруглом шлеме с приподнятым прозрачным забралом.
  - Разрешите обратиться! - мужчина вскинул к шлему правую руку.
  - Разрешаю - кивнул Мехов
  - Докладываем - операция 'Безоблачный Мордор' проведена отлично. Потерь нет. Главная задача - арест Властелина Мордора, выполнена.
  - А теперь, Саурон, может, ты покажешь свое лицо? - вмешался Асториас. - Хочу первым увидеть того, кто принес столько горя всему Средиземью за тысячи лет его истории.
  Саурон медленно снял шлем. Стоявший рядом с ним священник нараспев читал молитвы.
  Показалось бледное безбородое лицо.
  - Ты, Мортиус? - внезапно осипшим голосом выпалил Асториас. - Могущественный эльфийский колдун, который единственный из нас всех, Светлых и Мудрых посвятил себя некромантии!
  - Который пятьдесят лет назад был властелином всего Чернолесья и держал лесных обитателей в страхе с помощью чудовищных пауков. Эх, мои любимые зверушки... - усмехнулся Мортиус.
  - Но как... как вы оказались одновременно и Сауроном? - недоумевал Асториас.
  - После того, как Ковен магов во главе с Саруманом и Гэндальфом изгнал меня из Чернолесья, я решил отомстить. Я оставил для Сарумана в своей лаборатории пару якобы старинных свитков, где содержалась информация, способная активировать палантир, хранящийся в крепости Сарумана Изенгарде. Только Саруман не знал, что заклятие было составлено лично мной...
  - И Саруман... - нахмурился эльф.
  - Да, - кивнул Мортиус - Я начал подсовывать ему любовно отбираемую мной нужную информацию, пока Саруман не уверился в своем могуществе. Тем более - голос Мортиуса потеплел - когда я занялся изучением орков, то понял, что большинство из них хочет одного - мирно жить на своей земле, растить хлеб, детей, торговать, исследовать мир...
  - И ты решил нас использовать для мести бывшим соплеменникам? - встрепенулся Громых.
  - Верно, - кивнул Мортиус. - Я понял, что жители Мордора отнюдь не прочь отомстить за падение своей страны и позор поражений. Особенно когда вскоре после моего поражения от Ковена, произошла Битва Пяти Воинств под городом Дейлом у Одинокой Горы. Тогда было разгромлено союзное Мордору горное королевство гоблинов. И я воспользовался старинной мордорской легендой о возвращении Темного Властелина.
  - Рассказывайте - кивнул Мехов.
  - Я отыскал гробницу Саурона, павшего в Битве Последнего Союза от меча Исилдура и при помощи сложнейшего ритуала вызвал дух Темного Властелина. Саурон был готов помочь мне в моей мести и рассказал, что вся его магическая мощь заключалась в Кольце Всевластья.
  
  А одно - Всесильное, властелину Мордора
  Чтобы разъединить их всех, чтоб лишить их воли
  И объединить навек в их земной юдоли...
  Под владычеством всесильным Властелина Мордора
  
  И для того, чтобы подняться на один уровень могущества с Сауроном, мне требовалось всего лишь отыскать это самое Кольцо...
   - Давайте я расскажу, что произошло дальше. - Мехов поднялся из-за стола. - Начнем по порядку. Вы смогли подчинить себе орков при помощи советов призрачного Саурона, а также сумели устроить так, что мордорцы сочли вас их воскресшим Властелином. Затем вы начали подчинять себе несогласных с вами и вашей политикой вождей остальных племен орков. Вы постарались настроить против себя народы Средиземья, а также каким-то образом пробудили Назгулов, Черных Всадников.
   - Это было нетрудно, - усмехнулся Мортиус. - Обряд некромантии, для которых требовались разные ингредиенты, любезно предоставленные мне духом покойного Саурона.
   . Мехов продолжал:
   - Вы также занялись розысками Кольца, не стеснялись даже вызывать призраков из мира теней, имевших хоть какое-то касательство к Кольцу - ведь создавать магические зеркала вы никогда не умели. А потом в ваши руки попал Горлум. И вам стало ясно, что Кольцо оказалось у хоббитов в их земле Шир.
   - Ненавижу хоббитов - пробурчал лже-Саурон. - Этих мохноногих коротышек ничего не берет. И мало того, еще и раздваиваются... - иначе как Фродо смог одновременно пробираться к Мордору и бегать по Чернолесью?
   - Мистер Вуд, входите - громко позвал Мехов.
   В комнату вошла компания - рослый черноволосый человек в эльфийском наряде, крепкий рыжебородый 'гном', длинноволосый парень в явно трофейных доспехах, седой старик в серой шляпе и светло-серой хламиде, а впереди них шел невысокий симпатичный парень.
   - Команда артистов из нашего старого мира - представил их Мехов. - Они тоже попали в Средиземье и им пришлось погостить в Чернолесье у эльфов.
   Некромант, вытаращив глаза, уставился на молодого человека.
   - Фродо?
   - Нет - улыбнулся молодой человек - Я Элайджа Вуд. Артист из Старого мира. Просто я имел несчастье оказаться похожим на одного из ваших знакомых, с которыми вы так стремились встретиться. Кстати, может, вы вернете мне похищенное вашими людьми кольцо? С ним у меня связано много приятных воспоминаний!
   Мортиус криво усмехнулся, снял с пальца кольцо и отдал Вуду. Затем хрипло произнес:
   - Я не учел фактор пришельцев из иных миров - и проиграл, разыскивая не тех - и в бессилии начал биться лбом о крышку стола.
   - Увести его! - распорядился Мехов.
   Охранники увели Саурона и Нежениэля, а Мехов посмотрел на эльфа Асториаса и орка Громых.
   - Что теперь скажете?
   - Я передам Трандуилу, королю лесных эльфов Синдарин все, что слышал и видел тут, - ответил Асториас - Его Величество будет рад узнать такие важные новости. И он всенепременно должен услышать, что в большинстве бед Средиземья повинно высокомерие и коварство Проклятых...
   - И гордыня с недоверием орков - добавил Громых - (от удивительных событий, свидетелем которых он стал, орк даже забыл о своем дефекте речи). - Мы давно могли бы догадаться, что дело нечисто. Ведь мы могли принести головы убитых Проклятых и их стрелы к правителям эльфов, хотя бы к той же Галадриэль - и узнать правду. А без улик даже волшебный котел правительницы эльфов не показал бы ничего!
   - Мы сами пробовали воспользоваться его помощью - опустил уши Асториас - но видения были так смутны, что мы решили - повинны орки. Хотя Галадриэль говорила, что за павшими при нападениях на нас орками стоит некто другой и он проклят, мы решили...
   - Да - кивнул орк Громых - Как водится, вы свалили вину на козни призрачного Саурона.
   - Ладно - махнул рукой Асториас - Вина лежит на обоих наших народах, и эту вину надо исправлять. Только как?
   Внезапно Мехов хлопнул себя по колену.
   - Я вас понял. Вам нужен посредник.
   - Кто? И как вы собираетесь это сделать? - спросили оба средиземца.
   - В Старом мире, откуда не по своей воле пришли мы, русские, существует древний обычай. Если два государства находятся между собой во вражде, то между ними посредником выступает третье, нейтральное. На его территории встречаются послы или правители враждующих государств - и договариваются друг с другом.
   - Я понял! - воскликнул эльф. - Вы хотите сказать, что нам, эльфам, нужно прислать в вашу столицу послов, чтобы заключить договор с орками?
   - А мы, орки, покажем наши изобретения и механизмы, - подхватил Громых. - Ведь мы не так уж и давно строили для всего Средиземья разные механизмы - от торгующих водой автоматов до мощных машин, прорубающих толщу камня и добывающих руду... Во всяком случае так было до возвращения Саурона.
   - Гномы тоже пришлют своих послов - улыбнулся Мехов. - Им тоже нужен мир, а ради торговли с нами они согласятся выслушать ваших послов.
   Эльф и орк по очереди пожали Мехову руку. Посмотрели друг на друга... и затем тихо протянули руки вперед... - красавец эльф и суровый, жилистый орк с изукрашенным сложной татуировкой мужественным, жестким лицом пожали друг другу руки, заключая тем самым мир.
   Мир между двумя народами Средиземья.
  
  
  Глава 25
  Мятеж Валаров
  
   - Проклятие! - красивое лицо Манве исказилось яростью. - Они должны быть уничтожены!!!
   - Позволь сказать, Король, - промолвил Ирмо - надо выяснить...
   - Чего тут выяснять? - раздраженно ударил Манве кулаком по изящному подлокотнику трона - Они нарушили замысел Эру, исказили его. Понятно? Можно подумать, что возвратились эллери ахэ, дети Моргота.
   Все присутствовавшие в Чертогах Валары вздрогнули. Ниэнна, Эстэ и Вайрэ нахмурились.
  Затем Ниэнна поднялась со своего трона и гневно проговорила:
   - Помнишь, Манве, того смешного эльфенка? Много лет назад, когда его родители прибыли в Валинор из Средиземья, он играл с кожаным мячиком и запустил его в свечи твоего любимого подсвечника.
   - Да, так было - признал Манве. - Свечи тогда упали.
   - Ты тогда рассмеялся и сказал: это пустяки, мелочи.
   - Что ты хочешь сказать? - холодно прищурился Манве.
   - Сдается мне, этот народ не виновен в том, что нарушил замысел Эру в Арде. Вспомни - Великий Эру - творец не только Арды, но и иных миров! И что он сделал с Морготом, мы не знаем! Прошло много тысяч лет с того времени, как мы заключили его в Безвременье, отдав на суд Эру. Намо, Ирмо, скажите же! Ведь урус-хаи бились с Сауроном... и наверняка, многие из них пали в битвах. Что вы узнали от них?
   - Этот народ очень хорошо освоил искусство войны - чуть помедлив, сказал Намо. - Они понесли неслыханно легкие потери - таких легких потерь не было ни у кого из народов Средиземья - и при этом взяли в плен Саурона. Я принял в мои чертоги всех их воинов, павших в битвах и расспросил их. Они совершенно другие, они дети иного мира. И не знают, как именно попали в Арду. Но уверены, что это сделали их ученые с помощью неизвестного хитроумного устройства, которое вырвалось из-под власти создателей...
   - Правильно - буркнул Манве - Именно так и случилось с Нуменором. Он попросту пропал, а виной тому - незрелость людей и их неповиновение законам Эру. Поэтому я повторю - эти новые эллери ахэ должны погибнуть!
   Ирмо поднялся с трона и встал рядом с Ниэнной и Намо.
   Йаванна чуточку помедлила, потом решительно поднялась с трона и подошла к троим валарам.
   - Я - прозвенел ее мелодичный голос - наказала когда-то мою ученицу за то, что она сотворила ядовитые растения. Но за многие века, создавая целебные снадобья, я сама обнаружила...
   - В чашке - яд, в капле лекарство, - дополнил Ирмо.
   - Мудрая поговорка и такая точная, - кивнула Йаванна - Чья?
   - Я ведь отвечаю за сны. Так что я, когда в Средиземье наступала ночь, изучал сновидения урус-хаев. И признаюсь, давал им легкие, спокойные сновидения. Именно оттуда, из снов урус-хаев, я взял эту поговорку. И узнал о чудесах их родного мира. Я считаю, что нам нужно погодить. Если мы найдем способ вернуть домой невольных путешественников по мирам, Эру это понравится. Тем более я видел религиозные обряды урус-хаев. Они уверены, что почитают самого Эру.
   - А знаешь, кто бог урус-хаев? - усмехнулся Манве холодной улыбкой судьи.
   - Сын Эру. Иисус - не сомневаясь, кивнул Ирмо. - Многие урус-хаи считают, что он принес себя в жертву ради их спасения.
   - Ага, принес... - оскалился Манве - Вспомните - многие эллери ахэ сумели уйти от карающего меча Валаров туда, где нам не было доступа. Были воины Мелькора, которых он успел отправить изучать иные миры. Наконец, исчезнувший Нуменор...
   - Причем тут он?
   - Я - Манве указал на лежавшую около его трона книгу в черном переплете и шестью вытисненными золотом буквами на обложке - послал в земли урус-хаев пару отважных майяров. И они принесли мне самые разные книги, в том числе и священную книгу этого народа. И мне пришлось ее изучить - брезгливо поморщился он. - Показать?
   Он шевельнул рукой и в зале возник полупрозрачный образ распятого человека в терновом венце.
   - Ведь именно ТАК мы, Валары, покарали Мелькора. - усмехнулся Манве. - Распяли, предали позорной казни. И одели на его чело терновый венец, шутовски коронуя как Царя мира... а потом выбросили его в Безвременье, предав суду Эру.
   - Ты стал странным, Манве, - помрачнел Ирмо. - У урус-хаев прошло две тысячи с лишним лет со дня рождения их Бога. Все их души назвали мне одну и ту же дату. Не складывается.
   - Так! - метнул молнии из глаз Манве - Я знаю, что...
   - А когда ты последний раз объявлял нам волю Эру, а не свою собственную? - нахмурилась Йаванна. - Давно, очень давно. Еще тогда, когда мы судили и наказали Мелькора. Да и то... некоторые кары придумал ты. Эру неспроста именуется Милостивым - он бы просто поговорил с Мелькором. И похоже, Эру понравилась идея Мелькора, что человек может вырасти до уровня валара. И он разрешил ему поставить эксперимент в каком-то мире, который позабыл про Свет и Добро.
   - То есть?
   - Ты называешь себя Глазами Эру, взял себе право судить и наказывать всех - дополнил Намо. - но очень многие твои поступки лживы. Ты говоришь - я просто выполняю волю Эру - хотя он не говорил ничего такого. Ты стал Отцом Лжи. Посмотри сам - люди, эльфы, гномы, орки - все они изобретают, создают, строят, пишут книги. Они устраивают веселые праздники, играют в снежки, радуются восходу солнца. В точности, как это делали эллери ахэ. И ты не беспокоишься ни капельки из-за этого, хотя мы помним твои пламенные речи против первых эльфов, поступавших точно так же. А урус-хаи, видно, с позволения Эру, успели продвинуться дальше. Пусть и натворили много ошибок на своем пути. Но разве мы бьем смертным боем ребенка за мелкую провинность? Помнится, я однажды увидел, как один из взятых на воспитание детей эллери ахэ вырезал из толстой ветки фигурку - мое изображение. И когда я посмотрел на фигурку, я серьезно задумался...
   - О чем? - подозрительно прищурился Манве.
   - О многом. И я сам попробовал творить. Это очень интересно - созидать. Мучиться перед куском мрамора, знать, как можно вырезать фигуру и... волноваться - а вдруг резец скользнет и испортит весь труд?
   - Да - кивнула Йаванна - Это волнение, когда готовишь новое снадобье и не знаешь, что оно сможет делать - его ни с чем не сравнить.
   Ниэнна согласно кивнула.
   - Помнишь, Манве, удивительные цветы в наших садах? Это я вырастила их. Я видела, что детям скучно смотреть на одинаковые цветы - а ведь жители Средиземья в это время уже выводили сорта разных цветов. И я решилась сама скрещивать цветы между собой - и получала новые расцветки.
   Ирмо выпрямился во весь свой громадный рост.
   - Теперь нам понятен Замысел Эру. Он не хотел, чтобы мы, подобно маленьким детям, испортили картину его творения. Разве радуется художник, если его маленький сын, воспользовавшись отсутствием отца, берет краски и неумело подражая отцу, раскрашивает по своему разумению картину, над которой его отец трудился много лет? Эру хотел, чтобы мы все СНАЧАЛА научились творить, научились мастерству. Поэтому и он сердился, когда мы спешили в своем ученичестве и считали себя достойными быть мастерами. Оттого и гневался он на Мелькора - ведь разве лучший ученик школы, хорошо зная свой предмет, может преподавать уроки остальным? Нет. Лучший ученик может только объяснять свои предметы тем из одноклассников, которым они непонятны.
   - Ты знаешь, что посмел сказать? - прогремел Манве. - Ты считаешь себя равным Эру?
   - Нет, но у жителей Средиземья случается так, что ученик, научившись всему, освоив все знания, переданные ему мастером, со временем превосходит наставника, став более лучшим мастером. Однако бывший ученик по-прежнему преклоняет колено перед тем, кто сделал его великим мастером и прислушивается к его мудрым советам. Так же, как сейчас мы, творения Эру, научились новому и можем сами придумывать новые узоры.
   Манве - Судья встал. Его лицо совсем побледнело.
   - Изгоняю тебя из Валинора! Иди и знай - отныне ты больше не войдешь сюда!
   Ирмо усмехнулся.
   - Ты боишься. Пришла новая эпоха, времена изменились. Правильно сказал Арагорн перед последней битвой с воинством Саурона: наступила новая эпоха - эпоха Людей. Нам, Валарам, больше нельзя оставаться в стороне. Но ты ведешь себя как староста класса, который в отсутствие учителя взял на себя право судить и рядить и говорить остальным: смотрите на мир так, как смотрит наш учитель.
   Его неожиданно поддержал Аулэ - Кузнец.
   - Глуп тот мастер, который боится взять учеников и передать им свое мастерство, предпочитая богатеть на своих изделиях. Да, люди будут восхищаться и изумляться его таланту.... И одновременно печалиться, что не нашлось никого, кто выучился бы у этого мастера создавать еще более удивительные шедевры. Я решил - я пойду к людям, и помогу им, чтобы они не натворили ошибок на трудных тропах своей новой Эпохи.
   - И я пойду с тобой - кивнул Намо.
   - И я - прозвенел нежный голосок Ниэнны.
   - Но сначала... мы все пойдем к долине черных маков - тихо проговорила Йаванна - и попросим прощения у душ эллери ахэ. Мы не сумели понять их, не поверили им... и поступили так, как злой взрослый поступает с ребенком, который в шутку вырезал на тыкве страшную рожу. Все потому, что мы слушали твои речи и верили им. Прощай, Манве! И я тебя прошу - не стань Дьяволом из легенд урус-хаев! Он как и ты, счел себя правее всех и пал до самых глубин...
   И она, положив руку на ладонь смущенного Аулэ, вместе с ним двинулась к выходу из чертогов Валинора. Ниэнна, Намо и Ирмо последовали за ними.
   Эстэ и Вайрэ немного помедлили, а затем бросились вслед за мужьями.
   - И мы пойдем с вами - сказала Эстэ.
   - А я хочу увидеть земли урус-хаев и понять их, иначе как я вытку новый гобелен? - промолвила Вайрэ.
   Один за другим мятежные валары исчезли в лучах солнца. Манве взглянул на семь опустевших тронов. Затем посмотрел вверх, в резной потолок
   - В чем моя вина, Эру? - растерянно прозвучал его голос.
  
  
  Эпилог
  
  год 1424 по л. Ш.
  Гондор.
  Минас-Тирит.
  Королевский дворец.
  
   Вечерело. Бывший потомственный бродяга с северных территорий Арагорн, а ныне Его Величество Король Гондорский Элессар I раздраженно, подобно пойманной рыси в клетке, метался по своему кабинету для особо тайных совещаний, теребя подвеску с драгоценным бериллом.
   - 'Как мы просмотрели эту опасность?.. Откуда они взялись?.. Почему?"
   - "Ваше Величество - с чувством собственного достоинства и легкой, неразличимой для человеческого разума, иронией произнес третий советник, телосложение и черты лица которого явно выдавали принадлежность к одной красивой и долгоживущей расе. - Вы же знаете, что все эти годы нам пришлось чистить от Сауронового наследства гондорские и лебенинские края, да и роханцам с дунгарами и изенгардскими беглецами пришлось помочь разобраться. Кроме того, все сведения с севера поступали к нам от торговцев Дейла и Эсгарота, очень часто противоречивые до наоборот. Да что там говорить, эльфы Трандуила - вроде бы как наши ближайшие родичи и те как здравура в рот набрали. Неслыханное дело - принца, да Вы его знаете, он с вами путешествовал - Леголас, кажется, за какие-то дела изгнали и запретили пятьдесят лет приближаться к дворцу на пятьсот лиг. А о гномах, о тех говорить нечего - всегда себе на уме были. Тысяча Извира и полуэоред Йокена год назад бесследно исчезли в степи. Мы потеряли почти всех дунаданов. О том, что происходит в степи и Рунийских землях нам просто неоткуда было знать... до вчерашнего дня. Наконец вернулся лучший из оставшихся следопыт, засланный под видом сбежавшего с Эред-Литтохских рудников умбарца. К сожалению, пробыл там он меньше седмицы и ему пришлось срочно бежать. Сейчас он изможден и тяжело ранен - шутка ли - из степи в Гондор через Карн-Дум, Эриадор и после морем в Умбар. А подстрелил его уже наш разъезд, приняв за умбарского пирата. Что поделаешь - внешность такая. Но и то немногое, что он смог рассказать, если не бредит, кое-что проясняет. Помните битву при Кормаленне? Тот загадочный отряд с гигантскими железными черепахами, плюющимися огнем, которые появились с севера, остановились в лиге, перемешали с землей три четверти мордорского войска и исчезли? Тогда их еще конники Эомера пытались догнать но быстро отстали, а поднявшаяся буря засыпала все следы песком. Так вот - ЭТО ИХ ВОЙСКО, причем ОЧЕНЬ МАЛАЯ ЧАСТЬ. Но это не самое страшное. Оказывается, их следопыты гуляют по Гондору, как у себя дома. Выяснилось, косвенно, что недавние беспорядки в Итилиэне - их рук дело. Признаюсь, что по части провокаций в сравнении с ними не то, что я с восьмисотлетним опытом, а даже сам покойный Саруман - не более чем человеческий подмастерье в сравнении с матерым гномом".
   - Дорогой, - стремительно побледневшая, но ставшая не менее прекраснее Арвен глянула на супруга, - это не самое страшное. Неизвестно как, но им удалось примирить между собой орков и гномов, а эльфов убедить не обращать на орков внимания. Все наши тысячелетние труды по подогреванию вражды пошли впустую. Ты даже не представляешь, чего нам стоило поддерживать в гномах мечту о Мории - на самом деле полностью выработанном и бесполезном руднике, тайно помогать заселившимся туда оркам оружием. Да много чего еще пошло прахом. Теперь гномы в Мории на верхних ярусах через залы и кривые переходы пробивают прямой путь сквозь Мглистые горы, а орки с этими урусами на нижнем ярусе нашли старое логово Балрога и рядом какую-то огненную реку. Там течет не вода, а как называют гномы - кровь Арды. Так вот, они ее черпают бочками. Ты представляешь, ЧТО ЗНАЧИТ ПРЯМОЙ ПУТЬ В ЭРЕГИОН? Боюсь, что не только Итилиен, но и Арнор, а возможно и весь север для нас тоже потеряны. И еще одно... Советник, покиньте нас пожалуйста"...
  
  "Помнишь, Гэндальф почти сразу после победы по своему обыкновению куда-то отправился. Тебя не удивило, что вернувшись, наш дальний родственник, прихватив моего любимого папочку и остальных Хранителей, рванул на запад, как будто за ним гнался сам Моргот со всем своим воинством? А ведь он - Олорин, Майяр, второй по могуществу после Владык Запада. Известно ли тебе, что на весь Ривендейл и Лориэн осталось не более сотни Дивных эльфов, которые только показывают свое присутствие? Знаешь ли ты, что Кэрдан, не справляясь со своими верфями, вынужден был закупить корабли в Умбаре, чтобы перевезти всех желающих?
   Слушай меня внимательно. Прощаясь, Олорин сказал мне - "Когда настанет время, ты поймешь мои слова. Не вздумайте воевать с ними. Я понял, кто они. Над ними властен только Единый. Валары над ними не властны и будут вынуждены подчиниться. Так решил Эру. ОНИ ПРИШЛИ ИЗ-ЗА ГРЕМЯЩИХ МОРЕЙ!"
  ......
  
  Через три месяца, после очень коротких переговоров посольство Гондора заключило с Уруссией вечный мир на крайне невыгодных для себя условиях...
  
  
  
  
  
  Документы и очерки по истории Четвертой Эпохи или Эпохи Переноса.
  
  
  Происхождение народа дроу.
  
  
  Город Южноморск. Южный берег Рунного моря.
  Пивная 'Топор Гимли'
  Сто лет спустя после переноса
  
  
   Хмурый Вадим Уксусов бросил:
   - Бармен, еще одну кружку водки! Пол-литра.
   Бармен, широкоплечий толстый гном с протезами обеих ног, сочувственно покивал, налил из бочонка прозрачную, как слеза младенца, жидкость в огромную кружку и поставил ее перед мрачным урус-хаем.
   - Пусть его беда быстро пройдет - мысленно пожелал он.
   Уксусов выпил до дна, снова налил, щелкнул пальцами. Из его указательного пальца появился огонек.
   Человек, в ином мире бывший популярным писателем, а теперь один из Великих Баюнов народа темных эльфов, раскурил трубку, набитую первосортным хоббитским табаком.
   Хлопнула дверь. За стол Уксусова кто-то подсел. Вадим поднял нетрезвые глаза.
   - А, это вы, Карахов и Рысенков... - слабо хихикнул он. - Нас трое. Будем пить? У меня и водка припасена... Хорошо, что мы научили местных делать нашу водочку...
   Он взял вилку, попытался поймать кусочек гриба. Гриб ловко скользнул на другой край тарелки. Уксусов грустно вздохнул. Рысенков разлил по сиротливо стоявшим на столике рюмашкам водку.
   - Эх, не ожидал я, что с нами будет! - начал изливать душу друзьям Вадим. - Да, моя Фианэль - красавица, каких мало, да, она дала мне крепкое здоровье, а благодаря ее нежной любви и заботам я проживу еще много лет, наверное до трехсот... Да, мое слово обрело в мире Средиземья великую магию - я могу усыпить одной умелой строфой сотню врагов или даже дракона...
   - Конечно - кивнул Рысенков - Благодаря тебе я и сейчас жив - он погладил себя по красивой, гномьей работы, кольчуге. - А еще ты первым из нас сдружился с тем свирепым драконом, которого мы встретили в Драконьих горах...
   - Да! - бросил Уксусов, снова отхлебывая водки - Но посмотрите же на наших детей! Посмотрите внимательно. Подумайте! Кого они напоминают?
   Карахов нахмурился.
   - Ты моих детей не трожь. Замечательные дети. А то, что они сереброволосые и смуглокожие, да и еще вечные странники - ничего необычного не вижу. Человек и эльфийка - какие могут получиться детишки? Ясно, что необычные. Учтем, и что для нас, русских, дорога - это особый символ... Да и что мы знали раньше? Только фантазии. Например, о народе наших жен чего только не выдумывали разные авторы! Даже в подземельях селили. Даже изображали внутрисемейные распри. И придумывали поклонение богине-паучихе Лоос. А ведь ничего такого нет! В наших семьях мир и лад, вот уже сто лет...
   - Недавно я с женой столетие совместной жизни отметил - поддержал Рысенков.
   - Все равно... - вздохнул Уксусов - Разве ты не понимаешь, Карахов?
   От дверей послышался нежный голосок.
   - Папа, так вот ты где! Террор по тебе скучает, мечется в своем драканарии. Ох, и мама расстроится, когда увидит тебя в таком виде! Да и тебя ожидают делегаты Совета Домов! Ничего, я сейчас...
   Карахов и Рысенков повернули головы. На пороге пивной стояла великолепная девушка. Ее серебряные волосы волнами падали на черный топик, прикрывающий крепкую большую грудь. Черная юбочка прикрывала длинные стройные ножки. В обнаженном пупке покачивался колокольчик. Голубые глаза сияли звездочками и сейчас в них прыгали укоризненные огоньки.
   Девушка приблизилась к столику, низко поклонилась.
   - Приветствую вас, Отцы. Простите, но вас ждут в Верховном Доме на Совете.
   Шагнула к Уксусову, обняла его.
   - Папа, пойдем же. Разве можно так вести себя главе Дома Уксаллоу? Самому уважаемому из урус-хаев и Отцов Народа Дроу...
   И бережно обхватив отца за плечи, повела к выходу.
   Карахов усмехнулся, посмотрел на часы.
   - Пожалуй, нам пора. Да, положить начало новому народу - это надо было постараться... - улыбнулся он.
   - Верно - кивнул Рысенков - Мы породили новую волшебную расу Средиземья. И это совсем неплохо!
Оценка: 3.66*68  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"