Визорина Виктория Александровна: другие произведения.

Сверхновя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чтобы стать звездой мало иметь подходящую внешность и талант. Нужно еще оказаться в нужное время в нужном месте. Потрясающе красивый и одаренный юноша по имени Рэм буквально свалился на голову Лине Баровой, менеджеру известной продюсерской фирмы, именно тогда, когда был необходим. И поразил ее сердце.Сможет ли эта любовь пройти все испытания: искушения всемирной славы, разницу в возрасте, ревность "бывшего" Лины и сопротивление родителей Рэма?


Виктория Визорина

Серия "Полынный мед"

Сверхновая

Сверхновая - этап эволюции массивных звезд.

При выгорании в недрах звезды происходит

термоядерный синтез все более тяжелых элементов.

Когда в ядре накапливается определенная масса

элементов тяжелее железа

сила гравитации разрывает внешние оболочки звезды

и происходит взрыв сверхновой - один из самых мощных

катастрофических природных процессов.

Сверхновая звезда может излучать больше,

чем все звезды Галактики вместе взятые.

"Астрономическая энциклопедия"

Глава 1

   Телефон звонил так омерзительно, что хотелось не просто его разбить, а вырвать по одной все кнопочки и раздавить дисплей. Мне не нужно было смотреть на номер - эта "мелодия" устанавливалась специально для Шефа. Я села на кровати и с трудом разлепила глаза. Часы показывали половину восьмого. С добрым утром, Лина! Сунув ноги в любимые розовые тапочки с маргаритками, я, наконец, поднесла визжащий телефон к уху.
   - А-у! - получился звук, средний между зевком и недоуменным восклицанием.
   - Лина, у нас проблемы!!! Большие проблемы!
   Я не люблю словосочетание "большие проблемы" вообще, а изреченные моим Шефом - в особенности. Ничего хорошего такое начало дня не предвещало.
   - Концерт сорван! Вчистую! - орал босс в трубку. - Они ползали по сцене как дохлые мухи и шипели, как драные кошки! Эти ... и ..... и ... меня уже достали (вместо многоточия, конечно же, были очень непечатные выражения)! Мы в полном дерьме!
   - А-а-а! - это все эмоции, на которые меня хватило.
   Собственно, происходящее ни для кого в нашей фирме новостью не было. Рейтинги и сборы таяли весь прошлый год, но в последние несколько месяцев процесс медленного скольжения превратился в стремительное падение. Наша "девичья группа" теряла популярность, другие, более мелкие проекты, вытянуть ситуацию не могли.
   - Лина, надо что-то делать! Немедленно! Нам нужна новая звезда! И быстро!
   Ага, как будто это так легко. Щелкнул пальцами и вот она - новая суперстар.
   - Нам нужна самая широкая аудитория, - продолжал вещать босс. - От тринадцати до семидесяти трех. От сопливых девчонок до крутых рокеров! Нам нужны сборы! Сумасшедшие сборы. Или все летит на ....(ну, вы догадались)!
   - Ага! И где я вам найду за тридцать сек такую девочку? Или мальчика? Или даже группу?
   - Никаких групп! Мы не потянем даже дуэт! И никаких девочек! Нам нужна и гей аудитория тоже. Только мальчик! Сладкая конфета. Помесь чертенка с ангелочком. Где-то в районе двадцати. Чтобы каждый мог найти в нем все, что хочет. Сделай мне его, Лина! За тридцать сек! Даже быстрее. Я на тебя рассчитываю. Мы все на тебя рассчитываем. Марк тебе перезвонит.
   И Шеф отключил мобильник.
   Я посмотрела на розовые тапочки с маргаритками и поплелась в ванну. Чудненько! Даже, если очень постараться, не получится родить двадцатилетнего парнишку меньше чем за тридцать секунд.
   Телефон зазвонил во второй раз, когда я вышла из ванны. Это был Марк.
   - Ты уже в курсе?
   - И в диком восторге от головокружительных перспектив. Если бы такие мальчики валялись повсеместно на дорогах...
   - Если бы они валялись на дорогах, - перебил меня Марк, - не было бы потребности в твоих талантах. Посмотри базы кинокомпаний и телестудий, модельных агентств. Нам нужна атомная бомба. А если при этом он еще и будет хоть чуть-чуть петь, цены ему не будет. И тебе тоже. Нам нужен драйв. Драйв и секс. Мегаватты драйва и мегатонны секса. На этот раз ты должна переплюнуть саму себя, Лина. У тебя не больше месяца. Удачи!
   Я прекрасно понимала, о чем он говорит. Нужна не просто модельная внешность. Нужна мордашка-очаровашка. Плюс сумасшедшая энергетика. Помесь чертенка с ангелочком. И чтобы каждый мог найти в нем то, что хочет. Да, ничего себе задачка!
   Пришлось идти на кухню жарить бифштексы и варить кофе. Если я сяду за компьютер, не позавтракав, то рискую умереть с голоду. Левая рука переворачивает на сковороде бифштексы, правая делает наброски карандашом на листе бумаги. Всегда так делаю, чтобы представить, что именно нужно.
   Длинная рваная челка, из-под нее - миндалевидные глаза с длинными ресницами. Тонкая бровь круто стартует между прядок челки. Тонкий нос, четко очерченные, чуть припухшие губы. Высокие скулы, аккуратные маленькие уши. Сережка в виде маленькой звездочки на длинной цепочке. Прекрасный эльф. Падший ангел. Черт, где же искать такого?!!!
   Я отключила мобильник и включила ноутбук. Кисло улыбнулась заставке поисковика. Ну, за успех нашего безнадежного предприятия!
   Бифштексы мало помогли. Поисковик тоже. К вечеру вторых суток я поняла, что иду неправильным путем. Если бы моего эльфа можно было найти так просто, его бы уже давно нашли. В каждой уважающей себя компании есть отдел аналитики. Они анализируют спрос, мониторят рынок. Шеф не с потолка взял это свое "помесь чертенка с ангелочком". Это выводы аналитиков. А аналитики работают не только у нас. Вот только нам найти эту суперстар нужно больше, чем другим.
   В довершение всего у меня закончились сигареты.
   Я с трудом разогнула спину и оторвалась от ноутбука. За окном шел дождь. Часы показывали без четверти десять. Вечера.
   Не беда, за углом супермаркет, он работает круглосуточно. Пришлось сменить уютный халат на джинсы и водолазку, а тапочки - на кроссовки. Легкая куртка с капюшоном, немного денег в карман, ключи.
   Лифт негромко загудел. Где-то в подъезде играла музыка. Попасть в супермаркет можно двумя способами: выйти через парадный ход, пройти по улице мимо ярко освещенных витрин, завернуть за угол, пройти еще сто метров. А можно выйти через черный ход, пересечь задний двор, открыть электронным ключом калитку и вот он, супермаркет, через дорогу наискосок. Я предпочла второй вариант. Хоть куртка и с капюшоном, топать лишнюю сотню метров под дождем не хотелось.
   Уже возле калитки мое внимание привлек какой-то странный шум с улицы. Подвывала сигнализация, кто-то громко кричал то ли с крыльца супермаркета, то ли со стоянки рядом с ним.
   Вдруг темная фигура перемахнула через двухметровую стену, которая отделяет задний двор моего дома от улицы, и приземлилась, едва не сбив меня с ног.
   - Какого черта!? - поинтересовалась я у фигуры.
   В это время очень кстати сверкнула молния, освещая полутемный двор и стоящего в шаге от меня "прыгуна". И то, что мелькнуло в ее свете, заставило меня замереть с открытым ртом. Мокрые черные волосы, миндалевидные глаза под длинными ресницами, тонкий нос, припухшие губы... Не хватало только сережки в ухе.
   - Простите, я вас не зашиб?
   Голос... Бархат, шелк, теплый тягучий мед. В жизни не встречала более сексуального мужского голоса.
   - Как отсюда можно выйти?
   Рост - метр восемьдесят пять. Возраст - не больше двадцати. Темная синтетическая куртка, джинсы. Карманы куртки сильно оттопырены. Сирена, крики, прыжок через забор.
   - Очень просто, - я открыла ключом калитку и распахнула ее.
   Завидев ярко освещенный супермаркет и суетящихся возле входа людей парень отступил назад.
   - Похоже, этот выход не подходит, - констатировала я, закрывая калитку. - Ты что, ограбил магазин?
   Он не ответил.
   - Сигареты есть?
   Парень порылся в кармане и протянул белую пачку. Надо же, мой сорт.
   - Пошли. Здесь есть другой выход.
   Он пошел за мной молча. Странный воришка. Какой-то спокойный. Доверчивый, что ли? И воспитанный. На дитя улицы не похож.
   Мы вошли в холл, и сразу же в противоположном его конце нарисовался охранник. Конечно, у них там телекамеры по периметру. Странно, но даже в этот момент мой спутник не запаниковал.
   - Это со мной! - жизнерадостно помахала рукой я, подталкивая парня к лифту.
   Не знаю, поверил ли мне охранник, но ничего не сказал и вернулся на свой пост у парадного входа. Как раз подъехал лифт, и мы вошли. Я нажала кнопку своего этажа и получила возможность, наконец, повернуться к своему спутнику, чтобы убедиться, что призрачный свет грозного атмосферного явления меня не обманул.
   Не обманул. С мокрой челки капала вода, стекая по гладкой золотисто-смуглой щеке. Настороженно-любопытный взгляд из-под мокрых неестественно длинных ресниц. Первые голливудские красавицы со своими самыми крутыми визажистами отдыхают. И никакой водостойкой туши! Едва заметный намек на улыбку в уголках рта. Рожки и крылышки...
   Дверь лифта открылась, и мы вышли в коридор. Парень следовал за мной молча, ни о чем не спрашивая, только придерживая на груди расстегнутую куртку. Я открыла квартиру и пропустила его вперед.
   Все то же молчание. Искорки в глубине глаз цвета грозового неба. Я заперла дверь, сняла куртку и кроссовки.
   - Тебе лучше переждать здесь, пока они, - кивок на окно, откуда еще доносилось подвывание сигнализации, - обшаривают соседние улицы.
   - Спасибо.
   - Снимай куртку, здесь жарко.
   Мне просто необходимо рассмотреть все остальное!
   Он немного замялся. Не то чтобы смущаясь, но все же... Дивная помесь нахальства с неловкостью. Улыбка наметилась яснее. Сейчас губы вампира дрогнут, обнажая белоснежные клыки. И нимб чуть-чуть съехал на бок.
   - Выгружай все из карманов сюда, - сообразила я, указывая на тумбочку под зеркалом в прихожей.
   Он молча подчинился. Я с изумлением разглядывала продуктовый набор: пакет молока, две булочки, банка недорогих рыбных консервов, ветчина в нарезке, две плитки шоколада, пачка сигарет. Ни спиртного, ни деликатесов, ничего дорогостоящего.
   - Ты что, голодный? - осенило меня.
   Он снова не ответил: оскорбленная невинность с наглым "Ну и что?" в пропорции пятьдесят на пятьдесят. И он снял куртку.
   Мне повезло, что рядом был шкаф. Было за что ухватиться.
   - Так не бывает! Так не бывает! - вертелось у меня в голове.
   В меру широкие плечи и достаточно приличные бицепсы, выпуклая грудь, обтянутая черной дешевенькой футболкой с остатками лиц какой-то рок группы. Узкие бедра и ноги от ушей в сильно потертых, но почти чистых джинсах. Не "качок", но и не тощее убожество. Идеальная фигура... И, судя по тому, как он перемахнул через двухметровый забор, мальчик спортивный. Я уже видела Марка, пускающего слюни, и Шефа, самодовольно выпячивающего нижнюю губу.
   - Как тебя зовут?
   - Рэм.
   Бомба... Р-э-м. Рэм. Идет ему так, что ничего другого и не придумаешь. Твердое Р, мечтательное Э, мягкое М. Боже, я в тебя верю! Это ты услышал мои молитвы (хоть я и не молилась) и послал мне с небес своего ангела!
   - У тебя что - нет денег?
   - Не-а.
   Конечно, денег нет, а есть хочется.
   - Сколько тебе лет?
   - Семнадцать.
   Стоп, Лина, стоп! Он несовершеннолетний!!!
   - А выглядишь старше.
   Снова "ноу коммент". Только чуть повел плечом. Семнадцать! Вот досада-то!
   - Где ты живешь?
   Немного приподнял бровь. Улыбка, наконец, прорезалась и ослепила. Вау, где кинокамера?!!
   Так, не похож он на бомжа. Одет бедненько, но чисто. Разговаривает нормально, не на дурацком уличном сленге. Украл, потому что хотел есть. Ты в своем уме, Лина?!! Человек до того изголодался, что в супермаркете продукты спер, а ты его расспросами донимаешь! Стоп, минуточку. Нужно выяснить еще кое-что.
   - А работать ты не пробовал?
   - На работу не берут без документов.
   - А у тебя нет документов?
   Ну, вот. Теперь все ясно. Мальчик из нормальной семьи, попал в какой-то экстрим. То ли деньги и документы свиснули, то ли из дома сбежал. И недавно он на улице. От силы пару дней. Вон щетина еще не отросла. Про дом говорить не хочет. Значит, на то есть причины.
   - А что скажешь, если предложу тебе работу?
   - Так я же ничего делать не умею.
   - А тебе и не нужно ничего делать.
   Хмыкнул недоверчиво. Не такой уж он глупый и наивный.
   - Так не бывает.
   Ой, бывает, мой котенок! Еще как бывает! Но только не для всех. А исключительно для такой сладкой конфетки. Хотя, кто это сказал, что ничего не надо делать? Ох, сколько всего надо делать! Гастроли, репетиции, концерты, съемки, фотосессии, пресс-конференции. Массаж, бассейн, спортзал, танцкласс... Косметические салоны, психологи, имиджмейкеры... И фанаты, чтоб они все лопнули и одновременно жили вечно!
   - Ну, я не совсем верно выразилась. Понимаешь, я работаю в шоу-бизнесе.
   Стрельнул глазами на стену, где висят мои фотки в обнимку с "питомцами". Кивнул головой.
   - Мы снимаем клип, и ты идеально подходишь по внешним данным.
   Брови изогнулись, глаза расширились, тонкие ноздри дрогнули. Но не боле того. У парня железная выдержка. У него вообще есть недостатки, кроме отсутствия документов и возраста?
   - Я никогда не снимался в клипах.
   - Все бывает в первый раз.
   Отвел плечи назад, засунул пальцы в карманы на джинсах, нахмурил лоб, чуть качнулся на носках. Голова чуть наклонена к плечу, глаза смотрят куда-то в окно. Атас, сейчас расплавлюсь...
   Тряхнул челкой - принял решение. Лина, так нечестно. Он же в безвыходном положении!
   - Хм, согласен.
   И посмотрел на меня в упор. Прямое попадание из двух стволов гранатомета одновременно. Одно - в сердце, второе - в низ живота.
   - Тогда надевай куртку, поехали.
   Молча снова надел куртку, подождал, пока я переправлю продукты в холодильник и оденусь. И никаких вопросов: куда, зачем, что за клип, что придется делать, и сколько будут платить? Как будто его это не интересует!
   Я захватила сумку. Там ключи от машины и кредитки.
  

Глава 2

  
   Через десять минут уже были в круглосуточном торговом центре. Для начала поднялись на верхний этаж в ресторан.
   Официант подлетел бесшумно, проводил к столику. Людей было немного. Ресторан недорогой и немодный. Но мы же пришли элементарно пожрать! Я вдруг почувствовала, что жутко хочу есть. И вернула официанту меню.
   - Много жареной картошки и жареного мяса. Овощной салат любой, - вспомнился "продуктовый набор" из супермаркета. - Шоколадный десерт, кофе. Все в двух экземплярах.
   Поймала взгляд Рэма, он просто кивнул, подтверждая.
   - А пить что будем?
   - Яблочный сок, - ответил мой спутник.
   Я слегка улыбнулась.
   - Два яблочных сока.
   - А покрепче?
   - Я за рулем, а мой спутник - спортсмен.
   - Два яблочных сока, - несколько разочарованно повторил официант и отошел от столика.
   - Тебе что, не интересно: какой клип, о чем?
   - И так все узнаю в свое время.
   - И у тебя ко мне никаких вопросов?
   - Есть один.
   Он поставил локти на стол и переплел длинные пальцы. Узкие запястья, на которых сногсшибательно будет смотреться браслет из толстой серебряной цепи. Я продолжала рисовать его образ.
   - Как тебя зовут?
   Нет, Лина, ты точно идиотка. Полчаса говоришь с человеком, предложила ему работу, но не представилась!
   - Лина Барова. Работаю на "Эс Би Продакшн". А ты Рэм ...?
   - Просто Рэм.
   - Но фамилия же у тебя есть?
   - Теперь нет, - и он посмотрел куда-то в угол.
   Я придвинула пепельницу, достала сигареты и зажигалку, открыла пачку, затянулась.
   - Кури.
   - Не курю.
   Во как! Просто пай-мальчик!
   - А зачем же крал?
   - А с ними убегать удобнее.
   - То есть? - вытаращилась я.
   - Стандартная процедура приставания: "дай закурить", - пояснил он, возвращая взгляд на мое лицо. - Левой рукой протягиваешь пачку, отвлекаешь внимание, правой бьешь. А дальше - по обстановке. Или дерешься, или бежишь.
   - Ничего себе!
   Вот тебе и пай-мальчик. Тут как раз официант принес сок и столовые приборы. Пока он суетился, я молча разглядывала Рэма. Было в нем что-то необычное, какая-то магия, что ли. Манера разговора и поведение никак не подростковые. Сдержанность, самообладание, уверенность в себе. Словно он повзрослел еще в начальной школе, но при этом сохранил все очарование юности. Он был хрупким и сильным одновременно. Полуребенок-полумужчина. В то же время за сдержанностью ощущалась энергия, фантастическая, взрывная. Сочетание прямых противоположностей, причем сочетание до шока гармоничное. Он напоминал безумно дорогой спортивный автомобиль - утонченный комфорт, роскошь и дикая мощь в одном флаконе. И пуленепробиваемые стекла.
   - Видишь ли, Рэм, есть одна проблемка, - снова заговорила я, когда официант перестал загораживать от меня его лицо.
   Он пригубил сок и вопросительно взглянул на меня.
   - Поскольку ты несовершеннолетний, мы не можем заключить с тобой контракт. Поэтому мне нужно переговорить с твоими родителями.
   - Ты не можешь поговорить с моими родителями. Это невозможно.
   Глаза сузились, то ли от злости, то ли от боли. Даже голос стал жестким.
   - Они умерли? - осторожно поинтересовалась я.
   Теперь глаза распахнуты, то ли от недоумения, то ли от испуга.
   - Нет, не в этом дело.
   - Рэм, я понимаю, что у тебя произошел с ними какой-то конфликт, из-за которого ты оказался на улице без денег и документов. Так?
   - Ну... Так.
   - Все это можно решить.
   - Не в моем случае.
   Я улыбнулась.
   - Ты себе и представить не можешь, сколько тысяч подростков сбегают из дома каждый год. И большинство из них возвращается. Я тоже сбегала из дома.
   Он хмыкнул скептически.
   - Не веришь?
   - Не-а.
   - Ты себе не представляешь, какой я была скверной девчонкой в семнадцать лет.
   По-прежнему скептическая усмешка.
   - Рэм, я поговорю с ними и все улажу. Если ты не хочешь возвращаться домой, думаю, что смогу решить и это. Тем более что для съемок тебе все равно придется уезжать из города и надолго. Но необходимо соблюсти юридические формальности, понимаешь?
   - Этот вариант не пройдет, Лина. Придумай другой.
   - Если бы тебе было восемнадцать и у тебя были документы... А так, - я развела руками, - по другому ничего не получится.
   Он резко встал, ножки стула взвизгнули по керамической плитке пола.
   - Спасибо, что потратила на меня столько времени.
   Он сейчас уйдет! И я уже знала причину его конфликта с родителями. Рэм сильный, очень сильный. Никто и никогда не сможет им управлять. А родители, как это часто бывает, не заметили, что их ребенок вырос и стал самостоятельной личностью. И пытались по-прежнему им руководить.
   - Подожди! - поспешно вскочила я следом. - Не уходи! Что-нибудь придумаем!
   И чуть не сбила с ног изумленного официанта с подносом. Рэм посмотрел на огромную тарелку с картофелем-фри, на отбивную размером с остров Мадагаскар и сел на место. Мне стало стыдно. У тебя точно нет совести, Лина! Дай хоть поесть голодному мальчику, а потом уже решай вопросы.
   В течение следующих десяти минут мы молча ели, но я почти не сводила с Рэма глаз. Он ел аккуратно, по всем правилам этикета. Причем было видно, что это для него не в напряг. Нет, семейка у него явно не простая. Много вы знаете семнадцатилетних парней из бедных кварталов, да еще голодных, которые непринужденно управляются с ножом и вилкой?
   - Кто твои родители, Рэм? По профессии?
   - Отца не знаю.
   - А мама?
   Он пожал плечами.
   - Я никогда ее не видел.
   Ничего себе поворот сюжета!
   - Кто же тебя воспитывал?
   - Дядя и тетя, мамина сестра.
   Мальчик рос без матери. Скорее всего, им мало кто занимался. Вот почему он рано повзрослел.
   - А братья и сестры у тебя есть?
   - Возможно, но мне о них неизвестно.
   - У тети и дяди были свои дети?
   Он отрицательно покачал головой.
   - А мама? Почему ты ее никогда не видел?
   - Когда она ушла, мне было восемь месяцев. Я ее не помню. Совсем.
   Бедный-бедный мальчик. Это ж какой с...волочью нужно быть, чтобы бросить восьмимесячного ребенка!
   Официант принес десерт и кофе, убрал грязные тарелки.
   - Может, хочешь еще что-нибудь? - спросила я.
   Рэм снова покачал головой.
   - Счет, пожалуйста.
   Я смотрела, как Рэм ест десерт. И в какой-то момент поймала себя на том, что уже не могу думать. Голова стала странно пустой, а низ живота потеплел. И такое впечатление на меня произвело одно-единственное движение языка, которым он облизнул ложку. Мегатонны секса сказал Марк. На, вот тебе, Марк, то, что ты хотел.
   Рэм расправился с десертом, я к своему даже не притронулась. Просто о нем забыла, поглощенная созерцанием полоски крема на его нижней губе. Он отодвинул вазочку, придвинул чашку с кофе.
   - Придумала?
   - Крем...
   - Что?
   - Ты кремом измазался. Нижняя губа...
   Господи, я хочу слизнуть этот крем.... Поздно. Рэм вытер губы салфеткой.
   - Попробую посоветоваться с руководством. Может быть, удастся оформить тебе документы, приписав год. Тогда можно заключать контракт прямо с тобой. Но это криминал... Если всплывет...
   - Этот вариант мне нравится больше.
   - Мы сделаем все возможное... Но первый вариант был бы предпочтительнее.
   - Нет.
   Это "нет" меня просто нокаутировало. Оказывается, он может говорить не просто жестко, а... Ну, это было как свист клинка, рассекающего воздух. Окончательно и бесповоротно. Без каких либо компромиссов. Да, у мальчика тот еще характер. Хорошо это или плохо? Все зависит от объема здравого смысла в его голове.
   После ужина мы спустились этажом ниже, в торговую зону. Я выбрала бутик довольно престижной фирмы (впрочем, он был единственный подобного рода, работающий круглосуточно) и толкнула стеклянную дверь. К нам, профессионально улыбаясь, сразу же двинулась до этого скучающая молоденькая продавщица.
   - Чем могу помочь?
   - Упакуйте мне этого мальчика с ног до головы во все новое, но без изысков. Все просто и демократично.
   - Пойдемте со мной, - пригласила продавщица Рэма вглубь зала.
   Он только взглянул на меня, но не стал возражать и последовал за продавщицей. Я присела на диванчик слева от двери и взяла со столика журнал мод. Рассеяно перелистывая его, подумала, что из всех фотомоделей, которые кокетничали со мной с его глянцевых страниц, ни один и в подметки Рэму не годился. Харизма не та... Как же мне повезло, что он решил скрыться от преследователей во дворе именно моего дома!
   Краем глаза я видела, как девушка суетится вокруг примерочной и вдруг почувствовала острую боль. Зависть? Ревность? Намеренно не стала вмешиваться в процесс, чтобы оценить вкус Рэма. Что он выберет? Поскромничает? Или оторвется по полной? Мои размышления были прерваны явлением божества народу. У меня даже журнал из рук выпал.
   Рэм шел мне навстречу, рассеяно поправляя растрепавшиеся от примерок волосы. Вау! Вау! Вау! У меня просто не было слов. За минуту до его выхода, я подумала, что нужно выбрать джинсы-стрейч. Он прочел мои мысли. Бледно-голубые, низко сидящие на бедрах. Сверху черная футболка с серебряной паутиной. Очень символично. Попадешь в его сети - фиг выберешься. Через локоть переброшена светло-бежевая лайковая куртка. Я бы не смогла выбрать лучше.
   Рэм подошел ко мне и остановился в двух шагах. Левое бедро вперед, голова чуть набок, вопросительно-торжествующий взгляд из-под челки. Смесь "Я не слишком?" в сочетании с "Круто, крошка?". Круто... Ой, круто. У меня даже ладошки вспотели.
   - Ну, как? - это продавщица.
   - Прекрасно.
   - Может быть, какие-то аксессуары?
   Какие к черту аксессуары! Подозреваю, что самый главный аксессуар сейчас туго обтянут этими джинсами. Качаю головой.
   - Парфюм?
   Ну, какой парфюм?! Для будущей звезды парфюм будут выбирать специалисты. Не чета мне.
   - Нет, спасибо. Сколько с меня?
   Девушка назвала сумму. Она меня не удивила. Примерно столько и планировалось потратить. Но это не значит, что я не заплатила бы намного больше, если бы Рэм выбрал что-то более дорогое. Это, конечно, так, первое приближение. Над его образом еще будут работать. Но в таком виде его вполне можно представить Шефу и Марку. Завтра утром позвоню им и назначу смотрины.
   - А с этим что? - вторая продавщица подошла с большим пакетом, заполненным предыдущим прикидом Рэма.
   - Выбросьте, - небрежно махнула я рукой.
   Рэм и бровью не повел. Похоже, он совсем не комплексовал. Я расплатилась кредиткой, и мы вышли в холл. Признаюсь: намеренно пропустила Рэма вперед и немного задержалась, чтобы оценить вид сзади.
   Готова спорить на миллион долларов, что во всем Голливуде нет более сексуальной попки. И эта фирма должна приплачивать Рэму за рекламу их джинсов.
   Я догнала Рэма и обернулась. Обе продавщицы прилипли к стеклу. И глазели они, конечно же, не на меня.
   Когда мы сели в машину, Рэм вдруг сказал:
   - Щедро за одну пачку сигарет.
   - Это аванс.
   Рэм снова усмехнулся. Я прикусила губу. Мы ехали домой. Время близилось к полуночи. Мысль поселить Рэма в гостиницу даже не пришла мне в голову.
   Пока мы поднимались в лифте, в голове мелькали возможные сценарии завершения этого дня. И все они были жутко неприличными. Хотя я и пыталась напомнить себе, что Рэм - несовершеннолетний, аргумент действовал слабо.
   В квартире стало еще хуже. Я старалась не смотреть на Рэма, но сделать это было трудно. Оторвать взгляд от его джинсово-паучьего великолепия было выше моих сил.
   - Можно принять душ?
   И каким голосом! И с каким взглядом! Все, моя совесть пала смертью храбрых в неравной борьбе с искушением.
   - Конечно. Сейчас дам полотенце.
   А что я должна была сказать? Что у меня нет горячей воды?
   Я подала полотенце, стараясь не смотреть в глаза. Лина, ты пропала окончательно. Твоя душа будет гореть в аду.
   Рэм перебросил полотенце через плечо, а потом взял меня за подбородок, приподнял опущенное лицо и поцеловал в губы.
   Это было как ураган пополам с землетрясением. Не смотря на то, что я только и думала об этом последние двадцать минут, Рэм застал меня врасплох. У меня подкосились ноги, а в голове все завертелось с невероятной быстротой. Он как будто пробовал меня на вкус, неторопливо, нежно, но требовательно.
   Поцелуй длился недолго. Рэм словно почувствовал, что еще чуть-чуть и я хлопнусь в обморок, и отпустил меня. Пока я хватала ртом воздух, которого вдруг стало катастрофически не хватать, он скрылся в ванной. И оставил дверь полуоткрытой.
   Вы хотите подробностей? А вот фигушки! Не собираюсь делиться Рэмом ни с кем.
  

Глава 3

   Меня разбудил какой-то шум с улицы, заставив приподняться и взглянуть на часы. Было без пяти девять. Несусветная рань, если учесть что уснули мы не раньше пяти.
   Я посмотрела на Рэма. Он крепко спал, и длинные ресницы отбрасывали тень на половину щеки. И зачем парню такие ресницы? Правильно, чтобы соблазнять старых дур.
   Сквозь неплотно задернутые шторы проник луч солнца и позолотил плечо моей находки. У него идеально гладкая атласная кожа потрясающего золотистого цвета. Я думала, что это летний загар, но оказалось, что он весь такой золотистый. Если загар, то так можно загореть только на нудистском пляже или в солярии. И то очень постараться. Кроме того, она еще и светится изнутри. Такой эффект можно достигнуть только дорогущей косметикой. Ну, и какая тут косметика? После нескольких дней на улице? Где он этой косметикой натирался? В подворотне?
   Без одежды он был еще лучше, чем в своих стрейч-джинсах и футболке. Даже лучше, чем я ожидала, хотя я ожидала очень много. Ни одной неправильной линии, ничего слишком. Даже четкие, но мягко прорисованные кубики пресса. Обалдеть! Ни родинки, ни шрама, ни татушки. Ожившая статуя Аполлона Бельведерского.
   Кстати, о тату. Дракон на левом бицепсе. И что-нибудь сексуальное внизу живота. Чтобы краешек выглядывал из-под низко сидящих на бедрах джинсов. И будоражил воображение: что там дальше? А еще дальше?
   Вместе с солнечным светом у меня воскресла совесть. Но несколько иного направления, чем вчера. Вчера я думала, что мои действия попадают под статью "совращение малолетних". Оказалось, что и тут ошибалась.
   Мне уже тридцать два, то есть почти вдвое больше, чем Рэму. Дважды была замужем. И уже десять лет работаю в шоу-бизнесе. Так что удивить меня трудно, но Рэм меня удивил. И не один раз.
   Он не сделал ни одной ошибки, даже крошечной. И я ни разу не почувствовала ни намека на боль или неудобство. Одно чистое наслаждение. И он угадывал мои желания за мгновенье до того, как я сама их осознавала. Читал мысли, поросенок!
   Такая техника предполагала долгие годы практики и количество партнерш, стремящееся к бесконечности. Так что переживания по поводу соблазнения старой калошей невинного ребенка пришлось опустить. Господи, где он только этого набрался к семнадцати годам? Это ж во сколько надо было стартовать и как много практиковаться!
   Вот тебе и невинный ангелочек. Или он врет про семнадцать лет. Впрочем, прибавление года-другого сути не меняло.
   Угрызения совести меня теперь мучили совсем по другому поводу. Вчера я даже не подумала поселить его в гостиницу. Привезла домой.
   - Щедро за одну пачку сигарет.
   - Это аванс.
   Я не оставила ему выбора. Вот он и расплатился со мной как мог. В голове вертелась гнусная мыслишка: "Ему совсем не трудно было это сделать". Не трудно то, не трудно, но все равно выглядело гадко.
   Занимаясь разложением на составляющие моего морального облика, я не сразу поняла, что Рэм на меня смотрит.
   - Ты на сколько назначила встречу?
   - Пока не назначила. Позвоню и договорюсь о времени.
   - Тогда договорись попозже. Можно я еще пару часиков посплю?
   - Можно! Можно! Тебе все можно, - заворковала я, целуя его в кончик носа.
   Он благодарно улыбнул ся и снова закрыл глаза.
   Я взяла с тумбочки мобильник, прокралась в ванну и закрыла за собой дверь, чтобы разговорами не мешать ему. О встрече с Шефом и Марком удалось договориться на время ланча. У Рэма было еще три часа на сон. Закончив переговоры, я отложила телефон и посмотрела на себя в зеркало. Боже ж мой! И где мои семнадцать?
   Когда я вернулась в спальню с телефоном в руке, то споткнулась на пороге и чуть не задохнулась от неожиданно открывшейся потрясающей картины. Рэм повернулся во сне и простыня, которой мы укрывались, сползла на пол. Я пять минут любовалась, а потом не выдержала и взяла с полочки фотоаппарат. За такой снимок многие эротические журналы заплатили бы мне кругленькую сумму. Я также знала, что через два-три года уже любой журнал отвалил бы мне сумму не меньше, чем с пятью нулями. Но я также знала, что никогда и никому это фото не покажу.
   Мы договорились встретиться в кафе напротив нашего офиса. Большинство деловых встреч Шеф и Марк назначали именно там. Мой звонок не вызвал у руководства особого энтузиазма. Они понимали, что задача сложная, и никак не ожидали, что решение будет найдено за три дня. К тому же, предвкушая эффект, я никаких подробностей им не сообщала. Так, сказала, что нашла вроде бы подходящего паренька.
   Когда мы вошли в кафе, Шеф и Марк лениво обсуждали что-то за столиком в глубине. Появление Рэма произвело на них даже большее впечатление, чем ожидалось. Они замерли с разинутыми ртами и вытаращенными глазами, словно обоих как следует стукнули по голове. На Рэма пялилось все кафе от посетителей до персонала. И было на что.
   По дороге на встречу мы заехали в салон, где ему подправили прическу по моим рекомендациям, благо длина волос позволяла. Собственно его густая черная грива выглядела роскошно, но мне нужны были прямые, четко выраженные прядки, а у Рэма волосы лежали мягкой волной. Кроме того, ему сделали рваную челку и открыли правое ухо. Для сережки.
   Рэм словно чувствовал, что нужно делать и показал товар, что называется, лицом. Вчера я не заметила у него такой походки. А сегодня он шел так, словно хотел соблазнить всех в радиусе километра. Я обняла его за поясницу, чтобы дать понять всем в этом дерьмовом кафе, что это моя конфетка. Нет, целая коробка шоколадных конфет!
   - Познакомьтесь, это Рэм.
   Я представила ему Шефа и Марка.
   - Привет, - промурлыкал Рэм своим сексуальным голосом.
   Руководство впало в ступор. Мы сели за столик без приглашения.
   - Лина, где ты его нашла? - дар речи первым вернулся к Шефу.
   - Места надо знать, - хихикнула я.
   Марк все еще пребывал в шоке. Собственно, его реакция была очень важна. Я уже знала, какое впечатление Рэм производит на женщин. Но мне трудно было оценить, как он действует на мужчин.
   - Марк, подними, наконец, челюсть со стола и начни работать, - постарался вернуть его к действительности Шеф.
   - Модель? - выдвинул предположение Марк, все еще несколько ошарашено.
   - Не-а, - ответила я.
   Ну, и когда я уже успела перенять у Рэма это словечко?
   - Рэм вообще не имеет отношения к шоу-бизнесу.
   - И чем он занимается?
   - В данный момент - ничем.
   Пришлось довести до сведения руководства информацию о двух основных проблемных точках: возрасте и документах. К моему удивлению, Шеф в этом вопросе поддержал вариант Рэма. Впрочем, что же тут удивительного? Одно дело заключить контракт с неопытным мальчишкой, и совсем другое - иметь дело с его взрослыми родственниками. Ради радужных перспектив значительной экономии денег и возможности навязать Рэму абсолютно кабальные условия, он был готов даже рискнуть.
   - А вдруг потом нарисуется его папаша? Или мамаша? Его ведь будут искать, - высказал сомнения Марк.
   - Никто меня не будет искать, - буркнул Рэм.
   Я вынуждена была обрисовать особенности семейного положения нашей будущей звезды.
   - А дядя и тетя - твои опекуны? - поинтересовался Марк.
   - Нет, думаю, нет. Они не оформляли никаких бумаг.
   - И как опекунская служба прошла мимо? - удивился Шеф.
   - Ничего удивительного, - заметила я. - У них не было своих детей, и большинство соседей считали, что Рэм - их сын. А те, кто знали, что это не так, полагали, что документы имеются. Скорее всего, никто просто не задумывался над юридической стороной дела. Ведь для оформления опекунства нужно, чтобы кто-то подал в службу запрос.
   - Хорошо, но разве дядя и тетя не будут тебя искать?
   - Нет, дядя выгнал меня и велел не возвращаться.
   - Ну, это он сгоряча сказал, Рэм. И уже сто раз пожалел о сказанном.
   - Не-а. Он никогда не говорит просто так и не меняет своих решений. Если уж так сказал - так и будет.
   - Не переживай, - положил руку на плечо парню Марк. - Может оно и к лучшему?
   Мне не понравилось, как Марк при этом заглянул ему в глаза. Уж я этого коварного лиса не первый год знаю.
   - Решено! - подвел итог Шеф. - Займитесь его документами. Лина, задействуй свои связи.
   Я знала, что он имеет в виду. И делать это ужасно не хотелось. Особенно теперь, когда у меня был Рэм.
   - Будем надеяться: пока родственнички объявятся, ему уже будет восемнадцать.
   - Не объявятся, - упорствовал Рэм.
   - Еще как объявятся, - фыркнул Марк. - Как запахнет серьезными гонорарами, так сразу и воспылают любовью.
   - Их деньги не интересуют.
   - А очень большие деньги? - хохотнул Марк и получил от Шефа под столом такой пинок ногой, что аж взвыл.
   - Извини, Марк, что наступил тебе на ногу, - холодно произнес наш босс. - И позаботься о медицинском обследовании. Для контракта нужна страховка.
   Марк кивнул сконфужено, а я подумала, что буду очень внимательно читать контракт Рэма. И вообще буду его защищать от этих двух акул как смогу.
   - Ты спортом занимался? - обратился Шеф к нашей будущей звезде.
   - Не профессионально. Так, для себя.
   - Чем?
   - Всем понемножку. Плавание, бег, стрельба, единоборства, фехтование, конный спорт.
   Ничего себе наборчик! Какая-то подготовка для спецназа.
   - Петь умеешь?
   - А должен?
   Я ничего не говорила Рэму о карьере певца. Речь шла только о съемках в клипе. Не хотела пугать парня заранее или чересчур обнадеживать.
   - Да ему только на сцену выйти и промурлыкать в микрофон что-нибудь, - вполне резонно заметил Марк. - А там смикшуем.
   - Ладно, работаем, - скомандовал Шеф. - Клип должен быть готов к Рождеству. Сделаем миру рождественский подарок.
  
  

Глава 4

   И мы начали работать. Наскоро перекусив, поднялись в студию. Сегодня там было пусто, но Шеф уже названивал всем, кому нужно. Завтра команда будет в сборе. А сегодня Марк и сам справится. Он дал Рэму наушники, включил микрофон.
   - Попробуй вот эту. Слова знаешь? - и запустил модный шлягер, который сейчас крутили на каждом углу.
   Медленная романтическая баллада. Для бархатного баритона Рэма самое то.
   Парень кивнул головой и запел. Мы с Шефом только переглянулись. Вступил вовремя, не сфальшивил. Мягко, чертовски сексуально. Да! Да! Да! Это то, что нужно!
   - Супер! - захлопал в ладоши Марк. - Но поработать придется.
   - Вот завтра и начнете, - согласился самый главный начальник.
   Он просто расплывался в довольной улыбке.
   Теперь наша троица переместилась в апартаменты Мика, нашего главного имиджмейкера.
   Рэм привел Мика в совершенный восторг. Еще бы! Ему наверняка еще ни разу не приходилось иметь дело с таким качественным материалом. Он не меньше пяти минут восхищался его кожей и ослепительной мордашкой. Одобрил мою идею насчет прически и сережки.
   - Да, серебряная звездочка на длинной цепочке!
   - Бриллиантовая, - вдруг подал голос Рэм.
   - Что? - не сразу понял Мик.
   - Бриллиантовая звездочка.
   Мы только переглянулись.
   - Шеф? - спросил Мик.
   - Он прав. Бриллиантовая. Причем из цельного бриллианта.
   - Но тогда не серебро!
   - Точно. Платина.
   - Но это же чертова уйма денег!
   - Это что - твои деньги, Мик? - нахмурился босс. - Заказать сегодня же.
   Я прикусила губу. Вот это да! Шеф ставил на Рэма. Ставил по-крупному. Значит, был уверен, что игра стоит свеч. А чутье у него - будь здоров!
   - И браслет на левую руку. Толстая крученая цепь, - добавила я.
   - Придется тоже платину.
   - Мальчик еще не принес мне ни гроша, а уже стоит как новый "Мерседес", - проворчал Шеф. - Ладно. И браслет тоже.
   Ну и ну! Чтобы наш скупердяй так расщедрился, да еще при нашем дерьмовом финансовом положении! Ясно - Шеф чует запах миллионов.
   - Платиновый мальчик, - сказала я.
   Это были пророческие слова. Всего через два года в средствах массовой информации за Рэмом закрепится именно такое прозвище. После двух платиновых дисков подряд. Но это будет потом. В тот момент никто из нас еще не знал, что нас ждет. И только Шеф учуял будущее своим мясистым носом.
   Мик попросил Рэма снять футболку. Сделал вокруг него три круга, щелкая языком. Краем глаза я видела, как облизывается Марк.
   - Блеск! Ему нужно только форму поддерживать. Два раза в неделю по два часа бассейн и спортзал.
   - Дракон на левый бицепс, - вступила я.
   Мик прищурился.
   - Цветной.
   - Мик, подберешь рисунок, посоветуешься с Линой, - скомандовал Шеф.
   - Я бы еще добавил что-нибудь в районе пупка, - задумчиво проронил наш чудо-мастер
   - Читаешь мои мысли, - сказала я, и поделилась своими соображениями насчет краешка, выглядывающего над поясом джинсов.
   - Змея, - сказал Мик. - До самого... Ну, ты поняла. И кончик хвоста вверху справа от пупка... И держит аккуратненько все, что нужно, в клыкастой пасти.
   Марк взвизгнул.
   - Все! Это будет полный п...! Газеты и фанаты будут эту змейку смаковать годами!
   - Само собой мы ее никому не покажем, - засмеялся Мик. - Информацию будем сливать порционно, по капельке.
   - А папарацци будут охотиться за этой змейкой как за Лох-Несским чудовищем! - добавила я.
   И все мы посмотрели на Рэма. В конце концов, это ведь его живот.
   - Давайте, ребята, валяйте, - фыркнул Рэм. - Мне это даже нравится.
   Пока Мик обмерял Рэма, чтобы иметь все данные для подборки гардероба и заказа украшений, Шеф отвел меня в сторону.
   - Лина, ты молодец. Получишь премию в размере двойного оклада. Нет, тройного. Этот мальчик - золотая жила. Модельные агентства и Голливуд тоже наши. Но поработать придется плотно. Где он будет жить?
   - У меня, - заявила я безапелляционно и спохватилась. - Пока.
   Шеф с минуту обдумывал мои слова, взвешивая все за и против. За явно перевешивали. Он кивнул головой и добавил, подняв вверх указательный палец.
   - Пока.
   Я понимала: как только клип выйдет на экраны, Рэм проснется знаменитым. И проснуться он должен в дорогом гостиничном номере, а не в моей постели. У меня было время до Рождества. Только до Рождества...
   Мне еще предстояло отвести Рэма в танцкласс к нашему хореографу Лоре. Шеф отправился по делам. Марк ругался с Миком насчет того, какой цвет Рэму пойдет больше: голубой или бежевый.
   Лора встретила нас сияющей улыбкой. Прежде я относилась к ней дружески, но сейчас, глянув на ладную фигурку (не чета моей), открытый топик и бриджики-стрейч, я начала тихо ее ненавидеть. Она еще и моложе меня на два года!
   - Так, так, так! - воскликнула Лора, и я вдруг вспомнила, что видела ее в кафе за столиком у двери.
   И она таращилась на Рэма больше всех.
   - Ты когда-нибудь танцевал?
   Рэм пожал плечами.
   - Так, на вечеринках.
   - Странно, - удивилась Лора. - По походке я подумала... Ну, если не профессионально, то хотя бы брал уроки.
   - Не-а.
   - Хорошо, посмотрим, как ты двигаешься под музыку.
   И она включила довольно медленную мелодию. Под медляк да еще одному танцевать трудно. Без проф подготовки. Но Рэм удивил нас в очередной раз.
   Он вдруг закинул руки за голову, прогнулся с ленивой грацией, двинул бедрами... Благо по периметру танцкласса есть поручни. Иначе я свалилась бы на пол. Лору же он и вовсе сшиб наповал. Она села прямо на музыкальный центр и музыка остановилась.
   - Ты что - стриптизер? - выдавила она, с трудом сглотнув.
   - Не-а.
   - Слушай, Рэм, ты поаккуратнее, - поднимая свой миленький задик с аппаратуры, взмолилась Лора. - Предупреждать же надо!
   - Все так плохо? - немного огорчился наш карамельный мальчик.
   - Все слишком хорошо! Даже великолепно! Все девчонки от Японии до Лондона и от Аляски до Огненной Земли - твои. Но это как оружие. Очень опасное. И обращаться с ним нужно осторожно. Применять только в случае необходимости. Понятно?
   - Понятно, - засмеялся Рэм.
   - Двигаешься ты - просто классно. Откуда такая грация? Спорт?
   - Единоборства, - подсказала я.
   - Айкидо? Ушу?
   Рэм только кивнул, отставляя нам догадываться, каким из этих двух направлений он занимался. Или двумя сразу.
   - На шпагат сядешь?
   И он тут же непринужденно растянулся на полу. Я уже видела голливудских режиссеров, выстраивающихся в очередь, чтобы пригласить Рэма на роль героя крутого боевика.
   - Отличная растяжка. Лина, если бы ты всегда приводила таких...
   Ага, как будто еще есть такие.
   - Нужна только танцевальная техника. Подберем и разучим несколько эффектных движений. Приходи завтра в семь вечера.
   Только этого не хватало! Два часа в танцзале наедине с этой феей, да еще и вечерком... Рэм уже смотрел на нее оценивающе. Или мне показалось?
   - Ты что, Лора? У нас же очень плотный график! Вечером он будет уже никакой! Какие танцы? Танцы с утра!
   - Ладно, тогда в десять.
   Я перевела дух.
   Пока мы заезжали в торговый центр, чтобы купить для Рэма бытовые мелочи и пообедать, в мою голову пришла мысль, что нужно непременно серьезно с ним поговорить. Объяснить, что его ждет. Будет подло втянуть мальчика в такую жесткую игру, не предупредив. Ведь это - его судьба.
   Я начала разговор после обеда, уже в машине. Рассказала ему о планах Шефа. О возможных подводных камнях контракта. О том, какая жизнь его ждет, если все получится. О толпе фанатов, рвущих на части в буквальном смысле. О вездесущих папарацци. О публичности каждого шага, каждого жеста, каждого слова. О грязных скандалах в желтой прессе, о провокационных интервью. О необходимости всегда соответствовать своему имиджу. О каторжной работе, бесконечных переездах, жизни в гостиницах. О маньяках и психах, о необходимости всегда и везде ходить с охраной. Словом, обо всех прелестях звездной жизни.
   Он молча выслушал. А потом сказал.
   - Дерьмовую работенку ты мне подсунула.
   - Можешь отказаться.
   - Не-а. Я люблю трудности.
   - Рэм, подумай хорошо. Это очень тяжело. Многие не выдерживают, слетают с катушек. Алкоголь, наркотики. Это ведь не от сладкой жизни. От перегрузок.
   - А я стрессоустойчивый.
   - Популярность долго не длится. Лет пять-семь, на большее хватает немногих. Психологические срывы, самоубийства... Это тоже из мира звезд.
   - Лина, если ты хочешь меня напугать, то зря стараешься.
   - Ты точно хочешь много денег и славы?
   - Да плевать мне на деньги. И на славу тоже.
   Хорошо, что мы как раз въезжали на стоянку. Я припарковалась и заглушила мотор, а потом спросила.
   - Что тогда? Пропуск в высшую лигу?
   Конечно же, я ему не верила. Плевать на деньги и славу? На роскошную жизнь? На толпы поклонниц? И это в семнадцать лет?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Высший свет. Бомонд. Сливки общества. Власть.
   Рэм наморщил нос.
   - Лина, я из достаточно обеспеченной семьи. Из этих, как ты говоришь, сливок общества. И давно сыт этим по горло.
   Сказать, что на меня напал столбняк от этих слов, значит не сказать ничего. Я даже и не помышляла о подобном раскладе.
   - Ты?!
   Черт побери! Сын миллионера? Нефтяного магната? Крупного банкира? Аристократ голубых кровей? Оказывается подобные сокровища нужно искать не в базах модельных агентств, а в великосветской хронике. Отсюда и манеры, и правильная речь.
   Я кусала губы, Рэм смотрел на меня с легкой иронией.
   - Подожди, Рэм. Твоя семья очень обеспеченная?
   - Очень.
   - И влиятельная?
   - Больше чем.
   - Так ты у нас прекрасный принц?!
   Рэм кивнул.
   Я сорвалась с места, резко хлопнув дверцей машины. Он остался на переднем сидении.
   - Ты в своем уме?! - орала я на всю подземную парковку, а заодно и на ближайших три этажа. - Тебя же вычислят, как только твоя физиономия появится на экранах! И нас порвут в мелкие клочья! Адвокаты твоих родственничков фирму в пыль сотрут! Мальчику захотелось свободы! Мальчику хочется поиграть в звезду!
   Со злости я даже пнула колесо.
   Рэм открыл дверцу и вышел.
   - Не кричи, - сказал он. - Твоим соседям не обязательно это слышать. Я же тебе говорил: ничего этого не будет. Никто не станет меня искать. Никакие неприятности от моих родственников вам не грозят.
   - Да ну!
   - Лина, давай поговорим спокойно и не здесь.
   Я с трудом взяла себя в руки. Все еще кипя праведным гневом, вместе с Рэмом поднялась в квартиру, уселась с демонстративным видом на диван.
   - Ну, Рэм, давай! Удиви меня! Кто ты у нас? Сын арабского шейха? Южноамериканского диктатора? Наследника английского престола?
   - Все варианты равновероятны.
   - Что?! - вскочила я. - Так ты в самом деле...?
   - Лина, мой дядя очень могущественный человек. И очень-очень богатый. Это правда. Но правда также и то, что он не станет меня искать. Если он выставил меня за дверь, то, как только эта дверь закрылась, я для него перестал существовать. А представить, что он станет судиться с какой-то фирмой и вовсе смешно. Это ниже его достоинства. Более того, я думаю, что он выгнал меня намеренно. Хочет, чтобы я научился жить самостоятельно, не рассчитывая на него.
   - Рэм, ты не понимаешь. Если даже это так, как ты думаешь, то есть еще желтая пресса. Если они раскопают кто ты такой... Твой дядя вынужден будет вмешаться, чтобы замять скандал.
   - Не смеши меня! Мой дядя не тот, кто обращает внимания на скандалы.
   - Даже, если они вредят его репутации?
   - Ох, Лина. Трудно найти то, что могло бы повредить его репутации, - хихикнул Рэм. - Кроме того, им ничего не удастся раскопать.
   - О, ты не знаешь, что это за люди! Они пролезут в любую щель. От них не спрячешься даже в гробу.
   Рэм засмеялся.
   - Что ты так беспокоишься о репутации моего дяди? Кроме того, в подобной ситуации лучше всего просто промолчать. Или все отрицать. Пусть попробуют что-нибудь доказать. Не волнуйся. Я не избалованный маменькин сынок. Смогу за себя постоять. И я сделал свой выбор.
   Черт, кто же его дядюшка? Глава мафии? Колумбийский наркобарон?
  
  
  

Глава 5

  
   Я проснулась и по привычке посмотрела на часы. Половина девятого. Чуть не проспали! Подскочила на кровати и только тут поняла, что Рэма рядом нет. Зато с кухни доносился умопомрачительный аромат и легкий шум.
   Набросила халат и выползла на кухню, с трудом стряхивая сонный морок. Рэм в джинсах, но без футболки колдовал у плиты. Вытаращив глаза, я следила за тем, как он проворно манипулирует сковородой, ножом и баночками со специями.
   - Ты умеешь готовить?!!
   Рэм улыбнулся.
   - Я же говорил, что не принадлежу к избалованным маменькиным сынкам.
   - Разве у вас не было слуг?
   - Целая куча. Но мужчина должен уметь все. Иди, умывайся. Завтрак почти готов.
   Когда я вернулась на кухню, стол был уже сервирован. Свежезаваренный кофе дымился в чашках, на тарелке золотилась горка тостов. С нетерпением вдохнула дразнящий запах и поспешила попробовать нечто весьма соблазнительное на вид. "Нечто" оказалось еще и очень вкусным.
   - М-м-м... Как это называется?
   - Нравится?
   - Язык можно проглотить. Так что это?
   - Не знаю, - пожал плечами Рэм. - Я сделал ревизию в твоем холодильнике и подобрал продукты, которые сочетаются. Возможно, это омлет. Ну, нечто близкое к омлету.
   - Ты готовил без рецепта? Просто собрал в кучу, то, что сочетается?
   - Но ведь вкусно?
   Возразить было нечего.
   Мы успели в офис к десяти. Рэм направился в танцзал, я - на совещание. Почти два часа шло обсуждение планов по созданию клипа. Марк опять поругался с Миком, но это было обычным явлением, так что на их перепалку никто особо не обращал внимания. Я высказала несколько замечаний по сценарию, и почти все они были учтены. Мик показал мне эскизы дракона и змеи - будущих татуировок Рэма. Мне понравилось. Согласовав график работ и предупредив, чтобы не распространялись о новом проекте, Шеф закрыл совещание.
   Все стали расходиться по местам, а меня босс поманил пальцем.
   - Дай мне и Марку телефон Рэма. Мы должны быть на прямой связи.
   - У него нет телефона, - осенило меня.
   Шеф глянул на меня как на идиотку.
   - Так купи немедленно. И сбросишь нам его номер СМС.
   Пришлось согласиться. Хотя мне очень не хотелось давать номер Рэма Марку. Как только я об этом подумала, его долговязая фигура возникла рядом.
   - Лина, где ты нашла такое сокровище? Нет ли в этом заповеднике еще парочки аналогов?
   - Нет, Марк. Рэм - эксклюзив. И это мой мальчик.
   - Я это уже понял, - фыркнул Марк, - но ведь мы живем в свободной стране? Ты его не приватизировала, Лина.
   - Держись от него подальше. Рэм не из таких.
   - Уверена?
   - На все тысячу. Даже не представляешь, как уверена.
   - А может он - бисексуал?
   - Ну и ляпнешь же!
   Марк заржал мерзко и ушел.
   Было около двенадцати. На половину первого у Рэма назначено прослушивание в студии. На этот раз с ним будут работать специалисты.
   В четверть первого я забрала его из танцкласса. Рэм после душа с еще влажными волосами выглядел ...ух... ой, мама... Слова тут бессильны. Уже с порога он помахал рукой Лоре, она улыбнулась.
   - До завтра, Рэм.
   Мне это не нравилось. Но что я могла сделать?
   В студии нас уже встречал Саша - наш царь и бог в стране звуков. Он повторил эксперимент Марка и остался доволен.
   - Теперь давай попробуем что-нибудь повыше. Я должен слышать весь диапазон.
   И Саша включил относительно быструю композицию, которую вся страна напевала лет пять назад. Рэм отрицательно покачал головой, давая понять, что это петь не будет.
   - Что? Что не так? Просто попробуй, даже, если это будет ужасно.
   - Я слов не знаю.
   И меня, и Сашу это удивило. Настолько популярная песня! Пять лет назад Рэму было двенадцать. Может, эта композиция просто прошла мимо его ушей?
   Саша решил вопрос просто. Он протянул Рэму листок с текстом и включил запись сначала. И тут случилось то, чего никто не ждал. Рэм запел неожиданно мощным и чистым голосом, настолько мощным, что задребезжала стойка. Боже ж мой, что это был за голос! Сильный, глубокий, с ярким металлическим оттенком. Он больше подошел бы рок-звезде, чем поп-исполнителю. Саша добавил звук, глядя на меня изумленными глазами. Рэм прибавил громкости.
   Дверь в студию была приоткрыта - обычная небрежность, допустимая в тестировании и прочих рабочих моментах, когда речь не шла о записи. Благодаря этому соло Рэма было слышно далеко за ее пределами. По коридору кто-то бежал, где-то хлопали двери. Прежде, чем песня закончилась, в студии уже были и Шеф, и Марк, да и еще чертова уйма народу.
   Шеф заорал с порога.
   - Что ты смиксовал, Саша?
   - Ничего. Он пел в живую.
   - Не может быть!
   - Я сам в экстазе.
   - А ну повтори!
   И Рэм повторил. В этот раз вышло еще круче, потому, что он освоился и уже играл голосом, пытаясь передать оттенки чувств, подходящие к тексту.
   - Металл! Слишком много металла! Мягче, Рэм, мягче.
   Рэм старался, но у него плохо получалось мягче. Голос звенел жестко, твердой сталью. И тут вмешался Марк.
   - Это не его песня, Саша. Неужели не слышишь? Нужна другая.
   Саша выключил звук, подобрал другую композицию, не менее популярную. Она требовала при исполнении достаточно силы, но, кажется, насчет силы можно было не опасаться. Не рискуя больше, он протянул Рэму текст.
   И случилось чудо. Новая композиция требовала несколько другой тональности, Рэм добавил глубину и силу звучания, и жесткость ушла. Металл остался, но он переместился в другую строчку таблицы Менделеева. Теперь это было серебро... Необычно красивый тембр.
   Мы слушали молча. Музыка кончилась, Рэм умолк и вопросительно посмотрел на нас. Тишина, никто не в силах даже пошевелиться. Рэм сдвинул наушники и уставился на нас недоуменно. Что он сделал не так?
   - В первый раз тоже было неплохо, - сказал Саша медленно. - Иногда можно использовать и этот вариант... Все зависит от репертуара. И не ори ты так. Голос береги.
   - И дышит он неправильно, - сказал Марк.
   - Ага, научи его дышать правильно, так он нам всю аппаратуру порвет. В зале с хорошей акустикой от его децибелов все лампочки повзрываются, - счастливо улыбаясь, проворчал Саша.
   - С завтрашнего дня добавьте в расписание хорошего преподавателя вокала, - выдал указание Шеф, - и срочно меняем песню для клипа.
   - То есть? - возмутился Марк.
   - То есть все меняем. И сценарий тоже. Песня должна раскрывать его голос.
   - Вы хотите разрушить мир? - спросила я. - Вызвать цунами? Взорвать водородную бомбу?
   - Что-то вроде того, крошка. И пусть водород в океане вступит в цепную реакцию и разорвет эту планету на куски!
   Мы отправились перекусить в кафе, и к нам за столик подсела Лора. Я недвусмысленно дала ей понять, какие отношения нас связывают с Рэмом. Ее это не смутило. Рэма тоже. Дала себе слово больше не есть в этом кафе. Придется возить Рэма на ланч куда-нибудь подальше.
   После ланча я, Рэм и Мик засели за каталоги. Мик показал, что, по его мнению, должно подойти. Не все мне нравилось, но в целом мы пришли к консенсусу. Первую партию шмоток для нашей конфетки можно было заказывать. Тут приперся Марк и плюхнулся на диван рядом с Рэмом, втиснувшись между ним и Миком. Места было мало, поэтому мы все сидели очень плотно. Марк с Рэмом - бедро в бедро, колено в колено. Вдобавок этот наглый интриган еще и уперся рукой в сидение дивана за его спиной так, чтобы касаться.
   - Шеф велел и мне пересмотреть то, что вы отобрали.
   Я закатила глаза. Сейчас они с Миком опять начнут ругаться из-за каждой мелочи.
   Как ни странно, но Марк тоже почти все одобрил. Мик же проявил просто чудеса мудрости и дипломатии, предлагая пока остановиться на том, что не вызывает ни у кого возражений. Поэтому мы вычеркнули из списка пару позиций. И тут Марк ткнул пальцем в одну из страниц каталога.
   - Я не понял! А это почему не заказали?
   "Это" была рубашка классического покроя из тончайшего коттона, почти прозрачного с едва заметными "продернутыми" нитями. Черная, полу расстегнутая на груди, она роскошно смотрелась на парне-модели - типичном мачо. Но у Рэма несколько иной типаж.
   - Ты прав, Марк. Это нужно брать, - неожиданно согласился Рэм. - Но белую.
   - Мой мальчик, я восхищен! - воскликнул Марк почти пафосно. - Ты понял меня с полуслова! Это будет носиться полностью расстегнутым навыпуск, с не застегнутыми манжетами.
   - Носиться?! - я пришла в ужас, вообразив, как Рэм с его татуировками и в стрейч-джинсах появляется на улице в этой провокационной вещи.
   Уж лучше бы он вышел голым!
   - Кто сказал, что я буду ходить в этом по улице? - удивился Рэм. - Я буду в этом петь.
   - Чтоб я сдох! - слетел с дивана Мик. - Да! Да! Да! Это просто - в точку! И бледно-голубые рваные джинсы!
   Глядя, как пляшет от восторга Мик, я упустила из вида Марка, а когда посмотрела на него, то увидела, что он наклонился к Рэму и почти тычется носом ему в шею. Не знаю, что он делал той рукой, которая была за спиной Рэма, но у моего эльфа было такое лицо, словно он очень хотел слететь с дивана следом за Миком. Но сдерживался, стараясь даже не слишком отклоняться от нагло нарушавшего его личное пространство начальства.
   Вообще то я очень уважаю Марка как профессионала, а его сексуальная ориентация меня никогда не волновала. Но сейчас я ненавидела его еще больше, чем Лору. Как далеко он захочет зайти в своих поползновениях? И на сколько хватит Рэма им противостоять?
   - Вы что, уже подобрали ему запах? - спросил Марк мечтательным голосом. - Что это такое? Франция? Италия?
   - Ничего мы не подбирали, - удивился Мик.
   - Да ладно! Это же бомба! Полынь и мед! Лина, что это такое?
   - Должно быть, гель для душа, - промямлила я, - или шампунь.
   - Завтра скажешь, - приказным тоном распорядился Марк, - нет, перезвонишь сегодня вечером. Я должен заказать аналог, но в туалетной воде.
   Полынь и мед? Ничего подобного я не замечала. Конечно, у Рэма был свой запах, но скорее ваниль и шоколад, чем мед и полынь. Впрочем, возможно это одно из средств для бритья, которые мы вчера купили? Но я целовала Рэма утром и не один раз. Как я могла не обратить внимание?
   В это время зазвонил мой мобильный тем самым омерзительным звонком, заслышав который Мик захихикал, а Марк оскаблился в довольной усмешке. Шеф велел немедленно к нему зайти. Мне не хотелось оставлять Рэма на растерзание Марку, но другого выбора не было.
   - Лина, вот анкета, которую Рэм должен заполнить. Это для документов. Проверь, чтобы он написал все правильно и сделай несколько копий. Одну нужно будет передать твоему другу. Как всегда его услуги мы хорошо оплатим. Не мне тебе объяснять, как нам важно знать о мальчике все, до мельчайших подробностей. Предупрежден - значит вооружен.
   Этого я и опасалась. Я прекрасно знала, чем еще придется расплачиваться за услуги Роя, кроме чека, выписанного Шефом. Подозреваю, что его как раз больше интересовала вторая составляющая оплаты, чем первая. Но выбора у меня не было
   - Я хочу, чтобы ты посоветовалась со своим другом и насчет охраны для Рэма. Мы еще никогда не сталкивались с таким масштабом. Понимаешь, о чем я?
   - Да.
   - Может он посоветует специалиста соответствующего уровня.
   Должно быть, моя кислая физиономия выдавала меня с потрохами. Шеф посмотрел пристально, словно хотел просветить рентгеном.
   - Меня устраивает, что ты работаешь личным шофером нашей будущей звезды и сокращаешь расходы фирмы на оплату гостиницы. Но я посоветовал бы тебе не брать происходящее близко к сердцу. Это долго не продлится, Лина. И мне бы не хотелось, чтобы с тобой потом приключился нервный срыв.
   Я смогла только молча кивнуть. Зачем говорить об этом? И так мысли о предстоящем расставании с Рэмом слишком часто меня посещают.
   В апартаментах Мика между тем возник очередной яростный спор между их владельцем и Марком по поводу того, нужно ли Рэму еще и цепочку на шею.
   - Перестаньте его увешивать побрякушками, как рождественскую елку. И Шеф не переживет еще одной платиновой цепочки, - поставила я точку в этом споре.
   Марк развел руками, признав свое поражение.
   - Вижу, Шеф загрузил тебя по самую макушку, - сказал Мик, кивая на папку с анкетой в моих руках.
   - Ты даже не представляешь, как он меня пригрузил, - скривилась я.
   - Может, тогда мне отвезти Рэма обедать? - предложил Марк радостно.
   - А мне ходить голодной? И нам нужно сделать кое-какие покупки по поручению нашего большого босса.
   Против таких аргументов у Марка возражений не нашлось, и он потерпел еще одно поражение за последние три минуты.
   - Завтра во второй половине дня у нас медицинское обследование, Рэм, - предупредил Марк.
   - Хорошо, - пожал плечами мой ангел.
   - Все, поехали, - потащила я его за руку из комнаты.
   Мы наскоро попрощались и спустились к выходу. Только выезжая со стоянки, я вздохнула с облегчением: наконец, удалось вырвать моего птенчика из грозных когтей стервятников. По крайней мере, до завтра.
  

Глава 6

   После обеда мы пошли выбирать мобильник для Рэма, причем он проявил странное равнодушие к процессу. Ну, где вы встречали семнадцатилетнего парня, которого бы не интересовал выбор мобилки? Как не старался продавец, Рэм остался холоден ко всем новинкам технического прогресса в области сотовой связи. В итоге, телефон выбрала я, а он подтвердил мой выбор уже традиционным кивком. Но еще удивительнее было то, что Рэм не умел пользоваться мобильным! Тут уж ступор напал и на меня, и на несчастного продавца. Он никак не мог поверить, что это не розыгрыш. Ну, и как представить, что сногсшибательно красивый и неплохо упакованный парень не держал в руках мобильного телефона?!
   Я тоже отказывалась в это верить. Рэм даже разозлился впервые за время нашего знакомства. Нет, он не повысил голос, не швырнул телефон, и даже не выругался. Он просто взглянул на меня так, что мне вдруг захотелось отодвинуться от него подальше. Во избежание чего? Не знаю. Но мне показалось, что злить его по-настоящему все же не следует.
   Как могла, я замяла инцидент с продавцом, и мы вернулись в машину, где и прощел блиц-урок по основным функциям чуда телефонной техники. Остальное Рэму предстояло освоить самостоятельно, изучив инструкцию на досуге.
   - Рэм, если ты из такой семьи, как говоришь, то как вышло, что ты незнаком с мобильной связью?
   - Зато я знаком со многим, о чем ты понятия не имеешь, - отрезал он.
   Рэм явно еще злился, и я предпочла больше не возвращаться к этому вопросу, но все же тему технических новинок не оставила. Предупрежден - значит, вооружен, любит говорить Шеф. Лучше знать заранее о странностях воспитания моего эльфа, чтобы избежать подобных промахов.
   - А компьютер? Умеешь пользоваться?
   - Не-а.
   - Может, еще скажешь, что не слышал об Интернете?
   Рэм отвернулся и стал смотреть в окно. Я с трудом себя пересилила, чтобы продолжить допрос.
   - Машину водишь? Мотоцикл?
   - Не-а.
   - Ты с другой планеты или из другого времени?
   - И то, и другое.
   - Очень смешно!
   Я решила не ставить никого в известность о пробелах в его информационном поле. Мобилку он освоит быстро. Придется научить его и работе на ноутбуке. По крайней мере, как обращаться с электронной почтой. Но чего еще он не знает?
   После признания Рэма о принадлежности к "сливкам" общества я и предположить не могла ничего подобного. Впрочем, в некоторых странах, где у власти религиозные фанатики, технический прогресс под запретом...
   Осторожно, Лина, осторожно. Как бы не вышло, что, пытаясь произвести археологические раскопки, ты не выкопала ржавую авиабомбу времен второй мировой...
   - Как ты относишься к религии?
   Неожиданность вопроса заставила Рэма повернуться ко мне.
   - К религии?
   - Ну, какой веры придерживается твоя семья? Кто они? Католики, протестанты, мусульмане, буддисты?
   Рэм слушал меня, наморщив лоб.
   - Только не говори, что ты никогда не слышал этих слов! - взмолилась я.
   Это было бы уже слишком!
   - Боюсь, что я на самом деле не понимаю, о чем ты.
   Я воздела руки к небу, призывая Бога в свидетели своего отчаянья. Он что, решил сегодня весь вечер издеваться надо мной?!
   - Ладно, поехали домой! - сдалась я, включая зажигание.
   Но через несколько минут любопытство, заставило продолжить расспросы.
   - Рэм, ты получил домашнее образование?
   - То есть?
   - Ты ходил в школу или учителя приходили к вам домой?
   - Все мои учителя жили в нашем доме.
   - Значит, ты не ходил в школу, - констатировала я.
   Ну и семейка! Мальчика учили тому, что считали необходимым, а не тому, что ему могло пригодиться в жизни.
   - Очень похоже, что тебя держали в изоляции, - проворчала я.
   Вот почему он не знает слова шлягера пятилетней давности!
   - Ну почему же! - возразил Рэм. - Я часто бывал в городе.
   И прикусил губу, словно испугавшись, что проболтался.
   - Вы жили за городом?
   Он кивнул, отворачиваясь. Насторожился, теперь из него слова не вытянешь.
   Откуда же он взялся такой загадочный: без знания современных технологий, с безупречными манерами, из богатой семьи, с домашним образованием, отличной спортивной подготовкой и нежеланием говорить о религии? Или кто-то хорошо притворяется. А смысл? Не проще ли прикинуться бедным сироткой?
   Рэм умен и прекрасно понимает, что свои пробелы в знаниях скрыть не сможет, поэтому он честно их признает. Но почему воспитатели изолировали его от мира? Какая-то секта? Нам не хватало только преследования религиозных экстремистов!
   Дома я предложила Рэму заполнить анкету, а сама отправилась на кухню готовить ужин. Впрочем, готовить - это громко сказано. Все, на что меня до сих пор хватало - это разогреть полуфабрикаты в микроволновке. Я даже стол не успела накрыть, как в дверях появился Рэм с анкетой. Собственно, она была очень подробной, и девяносто процентов этих сведений для оформления документов не требовалось. Но они были необходимы для того, чтобы составить подробную биографию нашей будущей звезды.
   - Все, - коротко сказал он, протягивая мне листы.
   Меня удивило, что он справился так быстро. Впрочем, удивление сменилось раздражением, как только я увидела, что большинство граф остались незаполненными. Включая дату и место рождения
   - Ты полагаешь, что этого достаточно? - взорвалась я. - Ты вписал только имя, номер мобильного, который мы только что купили, и перечислил, какими видами спорта занимался, что мы и так уже знаем.
   - Это - все, - твердо повторил он. - Напишите мне такую биографию, какую сочтете нужным. Можете даже придумать мне другое имя. Мне все равно.
   - А Рэм - это твое настоящее имя? - осторожно поинтересовалась я.
   - Скажем так - это некоторое сокращение от моего настоящего имени.
   Я застонала.
   - Рэм, если ты утверждаешь, что тебя никто не станет искать, то к чему такая конспирация?
   Он оставил анкету на подоконнике и вышел, не сказав ни слова.
   О, Боже! В любом случае, без помощи Роя не обойтись.
   Наступило время позвонить ему. Но как, скажите, позвонить одному любовнику в присутствии другого, да еще так, чтобы оба не догадались о существовании друг друга? Пришлось хитрить.
   Я сделала вид, что сдалась с анкетой и после ужина попросила Рэма помыть посуду. Конечно, это выглядело наглостью с моей стороны, но мне нужно было отвлечь его внимание. К счастью, Рэм не возражал, и я смогла незаметно захватить свой телефон, включить музыку в комнате и запереться в ванной.
   Рой был рад меня слышать как всегда.
   - Нужно встретиться, - выдохнула я, словно бросаясь в ледяную воду.
   - Приезжай сейчас. Знаешь куда.
   Я знала куда. Но сейчас?! Можете считать меня законченной дрянью, но лишить себя вечерней порции нежностей с Рэмом не хотелось.
   - Хорошо, сегодня, но немного позже.
   - Перезвони, когда будешь готова, - согласился Рой и отключился.
   Я вспомнила об обещании Марку и произвела ревизию всех флакончиков, баночек и тюбиков в ванной. Но не нашла ничего похожего на мед и полынь. Так и сообщила по телефону Марку, выходя из ванной. Марк рассердился.
   Рэм забрался с ногами на диван и с увлечением нажимал кнопки новой мобильной игрушки. Кажется, он ничего не слышал. Я подошла к нему и поцеловала в шею, вдыхая нежный аромат его кожи. Ваниль и шоколад. Волосы пахли травяным шампунем. И что это Марк себе вообразил?
   Рэм отложил мобильник и занялся мной. Сперва на диване, потом мы переместились в спальню на кровать. Рэм здорово увлекся, и мне пришлось притвориться сильно уставшей, хотя как раз этого мне меньше всего хотелось. Пришлось подождать, пока он уснет.
   Ощущая себя редкостной сволочью, я осторожно высвободилась из его объятий и выскользнула из спальни. Стараясь не шуметь, оделась, захватила сумку, анкету и маленький диск с фотографиями Рэма, которые мы сегодня сделали. В анфас, в профиль и во весь рост. Словом - во всей красе.
   Потом я прокралась на кухню и оставила записку, прижав ее магнитом к холодильнику. На всякий случай, хотя и планировала вернуться до утра. Если повезет, то Рэм даже не заметит моего отсутствия. Не хотелось думать о том, что будет, если не повезет.
   Спускаясь в лифте, я едва сдерживалась, чтобы не заплакать. Я ненавидела Роя и Шефа, но больше всего ненавидела себя.
   Уже в машине я позвонила Рою, что выезжаю. Он ответил, что ждет.
   Хорошо, что ехать нужно было на другой конец города. Мне хватило времени взять себя в руки. Ты должна, Лина. На этот раз ничего личного. Совсем ничего личного. Господи, ну как же гадко на душе!
   Рой ждал меня как всегда в маленьком ресторанчике на нижнем этаже гостиницы. Кроме него и официанта у стойки никого не было. Сколько лет я его знаю, он не меняется: могучий разворот плеч, твердый подбородок, короткий ежик светлых волос, холодные голубые глаза, строгий светлый костюм. Сегодня - стального цвета.
   Я подошла и села напротив.
   - Хорошо выглядишь.
   - Ты тоже.
   - Хочешь перекусить?
   - Нет.
   - Выпьешь что-нибудь?
   - Не хочу.
   - Тогда пойдем наверх?
   Я кивнула. Рой всегда снимал комнату в этой гостинице. Мы встречались только здесь. Не знаю ни где он живет, ни где работает. Когда-то меня это живо интересовало. Но уже давно стало наплевать.
   Впервые мы встретились пять лет назад. Я как раз находилась в глубокой депрессии после своего второго развода и одна из моих подруг познакомила меня с Роем. Он был сослуживцем ее мужа. Вернее, бывшим сослуживцем. Муж моей подруги возглавлял охранное агентство, услугами которого мы иногда пользовались. До этого он был связан со спецслужбами, но вышел в отставку. Рой остался. Я никогда не знала, чем точно он занимается. Но ему не было цены, когда Шефу требовалась очень конфиденциальная информация.
   Рой выгодно отличался от большинства известных мне мужчин. В шоу-бизнесе таких, понятное дело, нечасто встретишь. Поначалу я очень им увлеклась и хотела выйти за него замуж. Но Рой был женат и с супругой его связывали весьма непростые отношения. Насколько я понимала, она была его начальником или что-то в этом роде. Больше двух лет Рой безуспешно пытался развестись. А когда наконец стал свободен, мое мнение о предстоящем бракосочетании резко изменилось.
   Я испытывала благодарность к его бывшей за эту проволочку, иначе сейчас была бы "разведенкой", но уже по третьему разу. Нет, Рой не был плохим. Просто я его не любила. Увлечение прошло, а чувство так и не появилось. К тому же он настаивал, чтобы я бросила работу. Рой был сыт по горло предыдущим неудавшимся браком с карьеристкой, поэтому хотел видеть во мне домохозяйку и мать своих детей. Моя же карьера как раз шла в гору. Я получила в компании нынешнюю должность и весьма приличную зарплату. Что он мог предложить взамен? Свои частые, пусть и непродолжительные командировки, в течение которых мне следовало сидеть дома и ждать его?
   Вот так наши отношения и застряли в формулировке "несостоявшийся брак". Только приставка к этой формулировке была у каждого своя.
   Для Роя - "пока несостоявшийся". Он привык добиваться своего.
   Для меня - "слава богу, несостоявшийся". Теперь, с появлением Рэма, эта формулировка приобрела статус истины в последней инстанции. Только Рой об этом еще не догадывался. Но я прекрасно понимала, что после сегодняшней встречи, а, в особенности, после просмотра фотографий, у него возникнет ровно сто восемьдесят семь поводов для ревности. Именно таким был рост моего сокровища в сантиметрах.
   Роя моя просьба не удивила. Не знаю, что он думал: я использую его услуги как повод встречаться с ним? А интим в качестве бонуса? Главное, что такие отношения, похоже, его вполне устраивали.
   Как всегда, мы с этого самого интима и начали. Я старалась "расслабиться" и тщательно зажмуривала глаза.
   Рой перешел к делу, как только отдышался. Быстро вникнув в ситуацию, рассмотрев на ноутбуке фотографии и выслушав мои предположения, он изрек.
   - Слишком мало информации, Лина, даже для меня.
   - Я понимаю, но ты ведь что-нибудь придумаешь?
   - Уже придумал. Вы ведь еще не заключили контракт?
   - Контракта не будет без документов и страховки.
   - Я как раз о страховке. Ведь нужно медицинское обследование. Вы его уже прошли?
   - Нет, назначили на завтра на вторую половину дня.
   - Вот и замечательно. Мы можем провести его по нашим каналам. Это поможет узнать кое-что. Если не все.
   Я живо представила, как Рэму вкалывают какой-то препарат, "сыворотку правды" и он рассказывает всю свою подноготную.
   Меня даже затрясло от ужаса. Но ведь Шеф, черт бы его побрал, наверняка рассчитывал именно на это, когда просил меня обратиться к Рою! Я закрыла лицо руками. Предать Рэма? Я не могла. Но с другой стороны, вдруг этот глупый мальчишка скрывает что-то такое, что может повредить не только фирме (да дьявол с ней!), а ему самому? Вдруг его жизнь под угрозой?
   - Рой, это необходимо?
   - Чего ты боишься? Мальчик ничего даже не заподозрит. Обычные анализы.
   - Он будет что-нибудь помнить?
   - Ничего. Немного поболит голова.
   - Хорошо, - сдалась я, чувствуя себя распоследней скотиной.
   - Тогда за вами заедут завтра в три.
   - Рой, Шеф еще попросил посоветовать надежного человека. Профессионала для охраны.
   - Хорошо, подумаю.
   Я отвернулась, кусая губы.
   - Да не бойся ты, - прижал меня к себе Рой. - Ничего я твоему птенчику плохого не сделаю. Верну в целости и сохранности.
   И вдруг я представила, что Рэм расскажет все. А значит, и о наших с ним отношениях. И что тогда с ним сделает Рой?
   - Он ... все расскажет?
   - Все, о чем будут спрашивать. Да не бойся, я не буду спрашивать, спишь ты с ним или нет. И так знаю, что спишь.
   Я просто подпрыгнула на кровати. Рой потянулся к зажигалке на тумбочке, закурил, иронично глядя на меня.
   Терпеть не могу эту гостиницу. Ненавижу манеру Роя курить в постели.
   - Рой...
   - Не надо оправданий. Я же видел фото. Было бы странным, если бы этого не случилось. И ты старалась изо всех сил, чтобы случайно не назвать меня его именем.
   - Рой...
   - Я тоже не святой, Лина. Тем более что это несерьезно и ненадолго. Иди к нему. Ты все равно вернешься ко мне. А сейчас иди.
   - Я вовсе не собиралась...
   - За последние десять минут ты уже пять раз посмотрела на часы. Иди.
   Ну не скотина, а? Наглая самодовольная скотина! Я стала одеваться, путаясь в белье. Рой отрешенно курил.
   Мне наконец удалось одеться, не смотря на трясущиеся руки. Схватив сумку, я рванула к двери.
   - Лина! - вдруг окликнул меня Рой. - Сделай мне завтра одолжение.
   - Какое?
   - Найди в своей конторе самое большое зеркало и подведи туда своего шоколадного мальчика. А потом посмотри на ваше отражение. Твое и его...
   Вот подонок! Мерзкий подонок!
   Всю дорогу домой я ревела. Хорошо, что ночные улицы были почти пусты, а то временами дорога совсем расплывалась от слез. В подземном паркинге моего дома мне удалось взять себя в руки. Достала косметичку, стерла влажными салфетками остатки туши и помады. Если Рэм не проснулся, незачем ему знать о моем ночном вояже.
   Осторожно, стараясь не шуметь, я открыла дверь и прислушалась. В полутемной квартире царила тишина. Всегда оставляю на ночь в коридоре свет. Конечно, это неэкономно, зато не рискуешь в темноте налететь на шкаф или долго искать дверь в туалет. Я тихо вошла, заперла входную дверь, оставила куртку, сумку и туфли в коридоре, на цыпочках прокралась в спальню.
   Рэм крепко спал. Похоже, с момента моего ухода он даже не пошевелился. Здоровый молодой сон. Я облегченно вздохнула и так же тихо пробралась в ванную. Быстро сбросила одежду и стала под душ. Несколько раз с ног до головы намыливала себя и тщательно споласкивала гель с цитрусовым ароматом, стараясь смыть прикосновения Роя. Как будто их можно было смыть...
   Наскоро высушив волосы, я набросила халат и все так же, на цыпочках подошла к кровати. Рэм лежал в той же позе и тихо размеренно дышал.
   Я сбросила халат и осторожно, стараясь не разбудить, забралась ему под бок. Рэм что-то пробормотал сквозь сон и подмял меня под себя. Была у него такая манера - практически лечь на меня, но, не придавив всей тяжестью, а удерживая свой вес где-то на локте или на бедре, слегка касаясь всем телом. До сих пор не понимаю, как можно было долго находиться в таком неудобном положении, да еще и спать?
   Меня еще никогда в жизни так не терзала совесть. Ну, кто я после этого? Матеря себя самыми последними словами, я обняла его. Рэм, мое неожиданное счастье.
   Он был мне нужен. Чтобы забыть собственную подлость. Чтобы высушить слезы, которые снова предательски задрожали в уголках глаз. Я поцеловала его. Рэм промурлыкал что-то неразборчивое, как довольный сытый кот. Я запустила пальцы в его волосы на затылке, второй рукой поглаживая теплый бок, снова поцеловала. Он ответил лениво, сонно, погладил мое плечо, чуть приоткрыл глаза.
   - Где ты была?
   У меня все внутри оборвалось от этого вопроса.
   - У тебя волосы влажные.
   - Я ... голову вымыла.
   Рэм поцеловал меня уже более осознанно, настойчиво. Я гладила его плечи, спину, стараясь прижаться как можно крепче.
   - Я тебя хочу. Я тебя люблю.
   Рэм чуть отстранился, глядя на меня насмешливо.
   - Все-таки "хочу" у тебя на первом месте, - сказал он. - Это радует.
   И поцеловал, на этот раз уже жадно. Радует?! Радует?! Мои мысли пребывали в полном смятении, а потом и вовсе выветрились из головы, потому что Рэм взялся за меня всерьез.
  

Глава 7

   Утром, пока Рэм плескался в ванной, я вышла на кухню и похолодела от ужаса. Записка! На холодильнике ее не было. Значит, он знал.
   Я села на стул полностью раздавленная этим открытием. Вошел Рэм и молча остановился в полушаге. Я боялась поднять на него глаза.
   - Ты прочел записку? Когда?
   - Ночью.
   - Ты вставал...
   - Я не спал, когда ты уходила.
   - Рэм, это по поводу твоих документов. Мне нужно было... Этот человек, он не афиширует себя, понимаешь?
   Рэм молчал. Я обхватила его за талию, уткнулась лицом в живот и горько навзрыд заревела.
   - Не надо, Лина. Все в порядке. Я понимаю.
   Мою попытку все рассказать Рэм пресек, зажав мне рот рукой.
   - Не говори ничего. Не хочу ничего знать.
   Когда я немного успокоилась и смогла поднять взгляд, то поразилась каким теплом светились его глаза. Рэм не выглядел сердитым, даже недовольства не было. Он слегка улыбался, нежно, снисходительно. От этой улыбки мне еще больше захотелось плакать.
   Мудрый семнадцатилетний мальчик! Он не хотел разрушать наши отношения, не хотел заставлять меня страдать. Он догадывался, но знать не хотел. Я вытерла слезы и поцеловала его туда, где совсем скоро появиться кончик змеиного хвоста.
   В десять мы были на местах: Рэм - в танцклассе, я - в кабинете Шефа. Выслушав мой отчет, босс связался с Марком и велел отменить заказанное медицинское обследование. А после ланча за нами заехало ... обычное такси. То есть, я предполагала, что оно только выглядело как обычное. Водитель - болтливый толстощекий парень объяснил, что ему велено доставить нас по адресу. В это время позвонил Рой и извинился. Оказалось, это он прислал такси, так как его машина сломалась.
   Садилась я в это транспортное средство с большой опаской. Рэм же ничего даже не заподозрил. Водитель подкатил к центральному входу в окружной госпиталь, отказался от денег, пояснив, что ему заплатили наперед, и умчался. К нам тотчас же подошел высокий худой человек в очках и белом халате, представился доктором Кларком, и повел нас в холл. Там он свернул направо, прошел в конец коридора и открыл стеклянную дверь, которая привела нас в маленький уютный офис.
   Посередине стоял полукруглый бежевый диван из натуральной кожи, напротив на столике - видеосистема. Справа от двери - стойка, за ней миловидная девушка в белом халате. В глубине офиса - две двери и еще одна - за стойкой.
   - Госпожа Барова, присаживайтесь, располагайтесь, а вас, молодой человек, я прошу пройти со мной.
   И он увел Рэма. Я проводила их тревожным взглядом.
   - Не беспокойтесь, все будет хорошо, - лучезарно улыбнулась мне девушка. - Присаживайтесь. Чай, кофе? Что хотите посмотреть пока? Обследование займет не менее полутора часов.
   Я выбрала чай с мятой и ток шоу "Все звезды". Тупо таращилась на экран, пытаясь сосредоточиться на том, как разговаривают и двигаются знаменитости. Короче, и здесь пыталась работать. Но ничего не получалось. Мысли панически метались вокруг того, что должно было происходить сейчас там, за дверью.
   Время тянулось до ужаса медленно. Я смотрела уже третий выпуск шоу, то есть, прошло не менее двух часов. Девушка, улыбаясь мне ободряюще, сказала, что вот-вот все закончится. Вдруг из двери, за которой скрылся Рэм, появился нахмуренный встревоженный Рой.
   Я сразу же вскочила.
   - Где Рэм? Что случилось?
   Он взял меня за локоть и буквально потащил к двери.
   - Поговорим в твоей машине. Она на стоянке.
   После такого странного заявления оставалось только воззриться с изумлением на моего загадочного любовника.
   - Моя машина? Здесь? Она же осталась у офиса!
   - Ее перегнали сюда.
   - Без ключей?!
   - У меня есть ключи.
   - Откуда?!
   - Лина, не будь наивной. Пошли быстрее.
   Действительно, такому проходимцу ничего не стоило снять слепок с моих ключей, пока я спала. Но тогда и от квартиры... Лина, в самом деле, не будь наивной! Будто ты не догадываешься в какой "конторе" получает Рой зарплату!
   - Не понимаю, зачем все эти игры в конспирацию.
   - В сложившейся ситуации лучше, чтобы нас не видели вместе.
   - Что с Рэмом? - не на шутку встревожилась я.
   - Да ничего! Сейчас он выйдет. Но мне нужно поговорить с тобой без свидетелей.
   Мы торопливо вышли на стоянку. Моя "блондинка" действительно стояла там. Сели в машину, Рой захлопнул дверцу и оглянулся назад.
   - Поехали.
   - Куда?
   - К выходу, где ты подберешь своего карамельного мальчика. Я распорядился, чтобы его вывели через черный ход.
   - Почему?
   - Я совершаю должностное преступление, Лина. И, заметь, ради тебя.
   - Ты можешь объяснить мне, что случилось?
   - Случилось то, чего я и ожидал. Твой птенчик - бомба замедленного действия.
   Я вцепилась в лацканы его пиджака и что есть силы тряхнула.
   - Да скажешь ты мне, наконец, или нет?!
   - Поехали. За углом свернешь налево. Остановишься возле темно-зеленой двери. Там и поговорим. А то ты слишком бурно реагируешь. И привлекаешь лишнее внимание.
   Хотелось возразить, что стекла машины затонированы, и вряд ли я привлекаю чье-либо внимание, но мелькнула мысль, что препираться сейчас - не лучшая политика. Когда машина затормозила у названой двери, Рой сказал:
   - Результаты медицинского обследования вам перешлют завтра.
   - Что-то не так? - встревожено спросила я.
   - Да нет, абсолютно здоров.
   - А ... тест?
   - Вот с тестом-то как раз и проблемы, - усмехнулся Рой.
   - Удалось выяснить кто его родственники?
   - Конечно.
   - Да говори уже!
   - А вот этого я как раз и не скажу. У вас и так будут проблемы с этим сокровищем, а если станет известно из какой он семейки... Поверь, парень не дурак. Поэтому и молчит.
   - Для этого к тебе и обратились!
   - Понимаю: вы хотите быть уверены, что его родственники не поднимут скандал и не захотят своей доли пирога, когда твоя "Эс Би Продакшн" начнет снимать сливки. Но тут, - Рой почесал переносицу, - ваши знания могут оказаться опаснее незнания.
   - Не понимаю, - растерялась я.
   - По словам парня, - вздохнул мой суперагент, - дядя его выгнал и велел не только забыть дорогу домой, но и свою фамилию. Что мальчик буквально и исполняет. Его семья действительно довольно известна и богата. А дядюшку ты не раз видела на телеэкране. Так что массу проблем для вас он действительно может организовать. Но вот беглый просмотр данных показал, что никакого племянника у него нет, и никогда не было.
   - Рэм врет?
   - Под нашим чудо-препаратом? - ухмыльнулся Рой.
   - Ничего не понимаю! - сорвался у меня возглас отчаянья.
   - Я тоже, - кивнул он, закуривая. - Странный мальчик, согласись. Мне нужно время. Прогуляться по специальным базам, подергать за ниточки... Может быть, выгнав парня базы подчистили. Но следы должны остаться.
   Я смотрела на Роя с тревогой.
   - Что мне сказать Шефу?
   - На вашем месте я бы не связывался с этим щенком.
   - Ты его видел. И он чертовски талантлив. Слышал бы ты его голос.
   Рой затушил окурок и выбросил в окно. Неандерталец!
   - Скажи, что мне нужно время. Кое-что уточнить. Свяжусь с тобой завтра.
   Он поцеловал меня, вышел из машины, открыл ключом темно-зеленую дверь и отошел в сторону. Из двери вышел Рэм. Они перебросились несколькими словами, попрощались кивком и разошлись. Рэм сел в машину, Рой скрылся за дверью.
   На следующий день мы получили медицинское заключение, подтверждающее просто богатырское здоровье нашего мальчика. При этом Рой потребовал личной встречи с Шефом. Причем на "нейтральной территории".
   Босс ворчал, но мы как два примерных школьника в назначенное время прибыли в огромный деловой центр, где арендовали помещения сотни, если не тысячи мелких фирм, поднялись на одиннадцатый этаж и оказались в большом фойе. Здесь стояли низкие столики и удобные диванчики среди больших пальм и других растений в кадках. В дальнем конце, сдвинув два диванчика, что-то бурно обсуждала компания в одинаковой "офисной" униформе. Пара девушек склонилась головами друг к другу - явно сплетничали. Пожилой мужчина стоял у огромного панорамного окна и тихо разговаривал по телефону, сосредоточенно пялилась в экран ноутбука дама средних лет в строгом костюме за одним из столиков. Больше никого в огромном помещении не было.
   Рой неожиданно вырос у нас за спиной и поздоровался. При звуках его голоса мы вздрогнули и обернулись. Все эти "игры в Джеймса Бонда" начали меня напрягать. В душе поселилось тягостное чувство тревоги. Рой был как всегда безупречен: гладко выбрит, костюм цвета кофе с молоком и идеально подобранный галстук, начищенные туфли из крокодиловой кожи, небольшая папка под мышкой. Типичный преуспевающий адвокат или бизнесмен средней руки.
   Он подвел к лестнице наверх, на широкий балкон, который с трех сторон опоясывал помещение. Там располагалось кафе, которое почему-то было закрыто. Табличка с извинениями по этому поводу болталась на веревке, протянутой между перилами и металлическим столбиком у основания нижней ступеньки. Подозреваю, что при работающем кафе в фойе было бы на порядок больше народа.
   Рой приподнял веревку и жестом пригласил нас. Мы проскользнули на лестницу, и веревка вернулась на место.
   Никто не обращал на нас внимания, поэтому мы беспрепятственно поднялись на балкон, где не было ни души. На столиках кафе стояли перевернутые вверх ножками стулья. Сиротливо блестела стойка, накрытая фольгированной тканью с названием офисного центра.
   Наш суперагент снял с ближайшего столика три стула, установил их кружком и жестом пригласил нас сесть. Шеф с трудом удержал на лице гримасу вежливого холодного внимания. Очевидно, подобные игры в конспирацию его раздражали так же как и меня.
   Шум снизу сюда практически не доносился, в то же время мы видели всех, кто намеривался приблизиться к нашему импровизированному залу совещаний.
   От Роя не укрылось наше раздражение, поэтому он начал с извинений.
   - Понимаю, что вести переговоры здесь не совсем удобно, но мне нужно исключить случайное подслушивание. И при этом не светить мою связь с вашей компанией. А этого не избежать, если я пожалую на вашу территорию или вы на мою. Предупреждаю сразу, что дело сложное. Поэтому не на все ваши вопросы я пока могу дать ответ.
   - Хм... - глубокомысленно заметил Шеф, закидывая ногу на ногу и небрежно разваливаясь на стуле. - Если речь идет о дополнительном финансировании...
   - И о нем тоже, - Рой подался вперед. - Но главное - время. Чтобы раскопать больше информации придется повозиться.
   - У нас нет времени, - нахмурился босс.
   - Тогда лучше откажитесь от этого проекта. Я понимаю, что он сулит вам миллионы, но, на мой взгляд, рисковать не стоит.
   - Он что - международный террорист и находится в розыске?
   - Нет, - усмехнулся Рой, - но лучше бы у вашего парня были проблемы с законом. По крайней мере, тогда было бы все ясно.
   - Пока я не услышал ничего, кроме туманных намеков, - выпятил губу Шеф.
   Это у него высшее проявление недовольства или радости, в зависимости от ситуации.
   - Я поясню, - Рой откинулся на спинку стула, сцепил пальцы в замок на животе. - Только должен предупредить: никаких имен. Пока вы не знаете о какой семье идет речь, не сможете проговориться даже случайно.
   - Все так серьезно? - спросила я встревоженно.
   - Давайте я расскажу, что удалось узнать, а вы судите сами. Итак, есть некий господин Икс, влиятельный и не считающий денег в своих карманах. Он женат и имеет сына двадцати шести лет. И некий молодой человек семнадцати лет, который утверждает, что господин Икс приходится ему дядей, и своих детей у него якобы нет. Парень говорит правду, в этом нет сомнений. Заметьте, это далеко не все странности в данной истории. Я бы сказал, что странности только начинаются.
   Рой достал из кармана пачку сигарет, но тут же ее спрятал.
   - Известно, что сын господина Икс был похищен в девятилетнем возрасте. Похитители требовали выкуп 10 миллионов долларов. Но мальчика удалось вытащить относительно невредимым. Все похитители убиты, погибло и двое спецназовцев.
   - Относительно невредимым? - переспросила я.
   - Физически мальчик не пострадал, но от испуга... Я бы сказал, что у него некоторые проблемы с психикой. Его содержат в закрытой частной клинике. Официально же он проходит обучение в престижном университете за рубежом.
   - То есть господин Икс скрывает его ... состояние? - осторожно заметила я.
   - Именно. Сын - единственный ребенок.
   - И наследник крупного капитала. Так? - вступил в разговор Шеф.
   - Точно, - кивнул Рой. - Деловая репутация - дело тонкое. И все мы под богом ходим. Парень совершеннолетний и, случись что с папашей, должен возглавить семейный бизнес. Пусть даже номинально. А кто будет иметь дело с мальчишкой, да еще и с таким пятном на биографии?
   - Логично, - согласился мой Босс.
   - По неофициальным данным господин Икс и его супруга давно не ладят. Последние лет десять они живут врозь. Госпожа Икс проживет рядом с той самой спецклиникой. Она прилагает максимальные усилия для реабилитации своего ребенка и на этом пути достигла определенных успехов. В последнее время наследник появляется на людях, хотя и редко. Он действительно проходит обучение в университете, правда дистанционно.
   - И Рэм не знает о существовании своего двоюродного брата?
   - Судя по всему - нет.
   - Интересно, - небрежно бросил Шеф, но я почувствовала в его голосе озабоченность.
   - И это далеко не все, - с некоторым самодовольством сообщил Рой. - Как я уже говорил, нигде не упоминается о племяннике господина Икс. У него есть две племянницы двенадцати и девяти лет - дочери младшего брата. Кстати, с младшим братом господин Икс не ладит с детства. У них разные матери.
   - Видно у этого Икс тот еще характер, - усмехнулся Шеф.
   - Рэм говорил, что его мать - сестра тети, - вспомнила я.
   - Да, ему так говорили. Он повторяет лишь то, что ему известно со слов других. Никаких документов он не видел, да их и не существует. У госпожи Икс нет сестры. У нее был брат, который утонул в одиннадцатилетнем возрасте, - ответил Рой.
   - Кузина - тоже сестра, - заметил мой босс.
   Маска небрежности и скуки уже слетела с его лица.
   - Верно, но чтобы проверить все эти ниточки мне и нужно больше времени. А еще неплохо бы пообщаться с кем-нибудь из семьи. Лучше всего с самой госпожой Икс.
   - Это рискованно? - насторожился Шеф.
   - Для того чтобы не рисковать и нужно время.
   Босс в задумчивости молчал, разглядывая пол. Через пару минут тишины он переспросил.
   - Парень не может обманывать?
   - Обыграть новейшую разработку "сыворотки правды" не под силу даже опытным и специально тренированным в этой области людям.
   - Итак, - неспешно проговорил Шеф, - что мы имеем? Мальчик воспитывался в изоляции, о нем никто ничего не знает, от него многое скрывалось. Его не подпускали к компьютеру и мобильному телефону, чтобы он не имел свободного доступа к информации. Чтобы не узнал о существовании брата? В то же время ему привили хорошие манеры, позаботились об отменной физической подготовке и умении постоять за себя.
   - Еще кое-что интересное, - остановил его движением руки Рой. - Два года назад парня вывезли в чем стоял в глухую канадскую провинцию и бросили в лесу. Без каких-либо инструментов, оружия и еды. Он там выживал. Ставил силки на зайцев, добывал огонь трением, ловил в ручье рыбу. Смастерил копье, затем лук, сложил из камней хижину, покрыл ее ветками и так перезимовал.
   - Ничего себе! - я даже со стула вскочила. - Совершенно один?
   Рой кивнул.
   - Теперь его вывезли и точно так же бросили в городе. Поэтому Рэм думает, что это очередное испытание. Теперь на выживание в "каменных джунглях".
   - Что же получается? - поднялся со стула и Шеф. - Мальчика готовят и очень серьезно. Но для чего? Мститель? Телохранитель для наследника или... его замена?
   Я ахнула, прикрыв рот рукой, и снова опустилась на стул.
   - Если в планы господина Икс ваш проект впишется - все в порядке. А если не впишется?
   - Черт! - Шеф недовольно зыркнул на меня.
   Я развела руками. Ангелы не падают с неба просто так.
   Главный босс "Эс Би Продакшн" заложил руки за спину и несколько раз прошелся вдоль столиков. Мы с Роем молчали. Решение принимать ему.
   - Хм... - прочистил горло Шеф, останавливаясь. - А что, собственно, нам угрожает? Могут раскопать, что документы парня поддельные?
   - Обижаете, - фыркнул Рой.
   - Тогда что? Случайно нашли мальчика, между прочим, по документам совершеннолетнего. И предложили ему работу. Он согласился. И знать мы не знаем, что он - племянник всемогущего Икс и документы не настоящие. Парень нам ничего не сказал и вообще о себе молчит. Какие претензии к "Эс Би Продакшн"?
   - А если он скажет, что документы ему сделали мы?
   - А мы будем отрицать. Его слово против нашего. Если происхождение документов установить невозможно, то и бояться нам нечего.
   - Кроме скандала, - заметила я.
   - Конечно, мальчик может проболтаться, - согласился Шеф. - Но мы можем ввести в контракт соответствующий пункт с наказанием в виде огромного штрафа.
   Я ужаснулась.
   - Зафиксировать документально нарушение закона!
   Шеф поглядел на меня снисходительно.
   - Наши юристы все так сформулируют, что сам черт запутается.
   О, в этом я не сомневалась! В шоу-бизнесе, если не хочешь вылететь в трубу, нужно не скупиться на адвокатов.
   - Поставим парня в известность, что в его интересах держать язык за зубами. И, в случае чего, его же в подлоге и обвинят, да еще и оштрафуют. Впечатление дурака он не производит. Думаю, можно рискнуть. Но покопаться в фамильных тайнах Икс стоит. Сколько нужно времени для выяснения всех обстоятельств?
   - Пару месяцев, - ответил уверенно Рой.
   - Тогда работаем. Расходы я оплачу.
   Наш суперагент улыбнулся.
   - Я оставлю несколько зацепок, по которым можно подумать, что документы делались через криминальные структуры. Но настолько слабые, что никто ничего точно не установит. Если дело дойдет до судебного разбирательства, то намеки к делу не пришьешь, но впечатление, как говорится, сформируется. Иными словами, скорее станут подозревать парня, чем компанию. "Эс Би Продашкн" еще и будет выглядеть пострадавшей стороной. В то же время, чтобы упрятать мальчишку за решетку доказательств не хватит.
   - А если это не понравится господину Икс? - забеспокоилась я.
   - Парня выгнали без документов. Значит, рассчитывали, что он ими обзаведется тем или иным способом. И как-то устроится в жизни, - возразил мне Шеф. - По его словам, в этом и состояло испытание. А если так, то недовольства и быть не должно. Скорее мальчик перевыполнил задание. Не каждый семнадцатилетний пацан с документами и родителями становится звездой.
   - Иными словами, вы не отказываетесь от своих планов по раскрутке этого Рэма? - уточнил Рой, открывая папку, которую принес с собой.
   - Не отказываемся, - подтвердил Шеф. - Но за предупреждение спасибо. И дальнейшие поиски в этом направлении мы финансируем, как и "зацепки".
   - Тогда вот его новые документы, - Рой протянул пластиковый пакет. - А это рекомендации по "легенде".
   Заметив легкое замешательство на наших лицах, он с усмешкой уточнил.
   - Мальчик - сирота, которого мать родила вне брака и подбросила замужней бездетной сестре. Рос и воспитывался в глухой канадской провинции. После смерти своих воспитателей стал жертвой недобросовестного опекуна, который обобрал бедного парня и обращался с ним жестоко. От опекуна сбежал, перебивался случайной работой, иногда даже подворовывал. И только счастливая случайность свела его с одним из продюсеров "Эс Би Продакшн". Думаю, поклонницы будут рыдать.
   Шеф поблагодарил, забрал документы, договорился по-прежнему держать связь через меня и направился по лестнице вниз. Я хотела было пойти следом, но Рой задержал меня.
   - Кстати, ты просила телохранителя для этой смазливой куклы. Я пришлю тебе Руди. Он специалист высочайшего класса, охранял президента. Только не спрашивай какого. Несколько лет назад потерял всю семью и впал в депрессию. Ушел с работы. Но теперь он уже в норме и как раз ищет чем бы заняться. Ему можно полностью доверять.
   - Спасибо, Рой.
   - Держи меня в курсе, - он провел пальцем по моим губам. - И не увлекайся сильно этим щенком. Он тебя бросит. Это только вопрос времени.
   - Ну что ты за редкая скотина, Рой! Как будто я сама этого не знаю!
   Он не обиделся, только засмеялся.
   - Хорошо, что ты это понимаешь. Помни, я всегда с тобой. И всегда приду на помощь, если буду нужен.
  

Глава 8

  
   Стараниями Роя Рэм получил все необходимые бумаги - от загранпаспорта до медицинской страховки и водительских прав. Шеф полностью согласился с предложенной версией его биографии, добавив только несколько мелких деталей. Оказалось, что день рожденья у Рэма - в августе, но по новым документам он родился почти на год раньше, в конце октября. Это означало, что к моменту заключения контракта ему уже исполнится восемнадцать. Контракт мы планировали заключить в начале ноября. Оставался почти месяц.
   По документам Рэм числился как Ален Росс, а в качестве псевдонима ему подобрали звучное сочетание Рэм Ален. Работа шла полным ходом. Параллельно с клипом готовился к записи целый альбом. Наши web-дизайнеры разрабатывали фан-сайт. Шеф серьезно собирался положить мир на обе лопатки.
   Каждый день Рэм открывал нам все новые и новые свои таланты. Можно было уже привыкнуть, но мы все равно каждый раз удивлялись.
   У него не было никакого, даже начального музыкального образования. Рэм не мог назвать ни одной из семи нот, а то, что их семь тоже стало для будущей звезды настоящим откровением. Но у него оказался абсолютный слух и замечательное чувство ритма. Пришлось к урокам вокала прибавить и нотную грамоту.
   Лора утверждала, что если бы Рэм не выбрал карьеру певца, то мог бы стать профессиональным танцором. Я пару раз заходила в танцкласс во время их занятий и не выдерживала более десяти минут. Признаться, я еще больше зауважала Лору: учить Рэма танцевать было все равно, что алкоголику работать на разливе спирта. Но это не мешало мне вовсю ревновать.
   Пару раз я даже устроила Рэму сцену. Он только недоуменно на меня смотрел.
   - Лина, мне бросить занятия или ты подберешь другого хореографа?
   Я знала, что ни то, ни другое невозможно, поэтому вынуждена была умолкать до следующего срыва. Я пыталась уговорить себя, что через несколько месяцев у меня в соперницах будет половина земного шара, и что девяносто девять и девять десятых женского населения Земли будут мне отчаянно завидовать. Но такие самоуговоры помогали так же как стакан уксуса при изжоге.
   Рэм научился пользоваться ноутбуком за один вечер. По распоряжению Шефа я купила ему супертонкий и компактный Panasonic.
   Короче, за что бы ни бралось мое бесценное сокровище, все получалось быстро и отлично. Новые знания и умения Рэм впитывал как губка. Идеи ловил на лету, выдавая неожиданные и оригинальные решения.
   С песней у Марка не клеилось. Точнее, общая концепция была, мелодия, текст. Но чего-то не хватало. То ли драйва, то ли секса.
   Время шло. Погода портилась. И Шеф велел нам ехать снимать картинку. Пока снег не выпал. Незадолго до этого я сказала, что Рэм напоминает мне дорогой спортивный автомобиль. Ну, вы помните: это одно из моих первых о нем впечатлений. Шеф впал в задумчивость, а затем исчез на два дня. А когда вернулся, вместе с ним в гараже появилось дикое чудовище - огромный черный блестящий байк с драконом на бензобаке, точной копией тату Рэма.
   Оказалось, что наш гениальный босс задействовал свои старые связи и предложил японцам, с которыми мы когда-то работали в плане рекламы, прорекламировать в клипе их новую модель. Он показал фото Рэма и получил деньги на съемки клипа, а также это страшилище с символическим именем "Полночь".
   Деньги нам были нужны как воздух, выход на рекламный рынок тоже. Но расплатой за подобный креатив были условия контракта, по которому Рэм обязан не просто сняться в клипе в обнимку с этим ночным кошмаром, но и ездить на нем не меньше двух лет!
   Пришлось упаковать Рэма в черную кожу и купить ему серебристый шлем. Беда заключалась в том, что он не умел водить, хотя благодаря Рою права у него были.
   И Рой снова нас выручил. Спасение пришло в лице рослого сорокалетнего мужчины с легкой проседью на висках и проницательными темными глазами - Руди, обещанного телохранителя нашей будущей звезды. Он вызвался перегнать байк на место съемок и научить Рэма водить этот ужас.
   Упаковав чемоданы и погрузив съемочную аппаратуру в фургончик, мы двинулись на север, к озеру. Собственно, лучше было бы снимать где-нибудь в Майами. Но мы не могли нести такие расходы. А здесь было все, что нужно: песок, волны и потрясающие закаты. И маленький курортный городишко с дорогими отелями и ресторанами, почти пустыми в конце бархатного сезона.
   Живописный берег нашли почти сразу. И сразу же начали снимать. Рэм работал профессионально, словно всю жизнь позировал перед камерой. Стоило нашему режиссеру Виктору сказать: жестче, и получите твердый подбородок, решительный взгляд, налитые силой мускулы. Нежнее? Сколько угодно. Романтичнее? Пожалуйста. Сексуальнее? А вы готовы к тому, что сейчас будет? Камеру не роняйте, дорогая вещь.
   Виктор увлекся так, что снял целые километры пленки и отщелкал тысячи снимков. На будущее, как он выразился, так как многие сюжеты к клипу отношения не имели. Но жалко было терять рабочий настрой, погоду и хорошее освещение. Рэм, бредущий по песку в закатанных до колен джинсах. Рэм, выходящий из воды. Рэм в мокрых белых шортиках в обтяжку и вообще без них - затемненный силуэт на фоне заката.
   После съемок мы расслаблялись в баре или ночном клубе. Рэм старательно прятал свои татуировки и менял бриллиантовую звездочку в ухе на простую серебряную подковку, прежде чем покинуть съемочную площадку. Но даже в таком виде при появлении в подобных заведениях он сразу же попадал под перекрестный огонь девичьих взглядов, да и не только девичьих. Парни определенного сорта таращились ничуть не меньше, а сережка в правом ухе подогревала их воображение. Впрочем, как раз этого эффекта мы и добивались, так что удивляться было нечему.
   Я и Руди неотлучно находились при Рэме, но и это не всегда помогало. Некоторые наиболее смелые все равно подходили познакомиться. Когда же Рэму однажды вздумалось выйти на танцпол, нам пришлось срочно организовывать его эвакуацию из клуба.
   В остальном особых неприятностей он нам не доставлял. К алкоголю Рэм был равнодушен и один коктейль мог растянуть на весь вечер. На девушек смотрел слегка задумчиво, но не более того. И все же без происшествий наша поездка обойтись не могла.
   Руди сдержал слово и научил Рэма водить байк. Буквально за три дня. Нужно сказать, что он не просто его учил, а старался преподать приемы контраварийного вождения. В результате все схватывающий на лету Рэм уже через неделю всюду носился на своем черном монстре. Вернее даже не носился, а гонял на третьей космической скорости. Руди в отчаянье хватался за голову и кричал, что разрывает контракт, так как при таких условиях не может обеспечить его безопасность. Я билась в истерике. Рэм только молча пожимал плечами. Даже угрозы нажаловаться Шефу не возымели никакого действия.
   В тот день мы выехали из отеля в обычном составе: Рэм на байке, я и Руди - в моей машине, сзади - съемочная группа в фургончике. Мы спокойно направлялись на свое место у кромки прибоя. И вдруг за поворотом шоссе нас нагнала целая шайка байкеров. Их было не меньше десяти, и они сразу оттеснили Рэма от моей машины. Руди велел мне опустить стекло, чтобы слышать и видеть что происходит.
   Здоровенный байкер в зеленой бандане, должно быть вожак, крикнул, приближаясь к Рэму.
   - Сильный зверь, малыш. Только такая машина не для девчонок. Я так уж и быть прокачу твой сладкий задик на заднем сиденье, но рулить буду я.
   Я несколько раз нажала на клаксон, давая понять, что мы с Руди принимаем в этом участие. Громила загоготал.
   - Твои предки, что ли? Не парься, дядя.
   Последнюю тираду он адресовал Руди, выражение лица которого не предвещало ничего хорошего.
   Приближался поворот, где мы должны были свернуть к берегу, но байкеры не давали Рэму перестроиться, все время перемещаясь вокруг него. Нужный поворот мы проскочили. В зеркало заднего вида я видела, как притормозил фургончик, а затем рванул все-таки следом за нами.
   Рэм попытался уйти на скорости, но байкеры, хохоча, продолжали свою карусель, не выпуская его.
   Так мы и неслись по шоссе, выжимая из своих моторов все, что только было можно. Фургончик заметно отстал. Руди отчаянно матерился, но чем он мог помочь?
   Ну и колоритное, должно быть, мы представляли собой зрелище со стороны! К счастью, встречных машин практически не было.
   Довольно крутой поворот решил спор между нами и байкерами не в нашу пользу. Я не удержала машину и вылетела с трассы. Благо, насыпь была невысокой, а бордюр - чисто символическим. Руди схватился за руль и резко вывернул его в сторону.
   - Тормози! Тормози!
   Я вжала педаль в пол, машину затрясло, сработали подушки безопасности. Не знаю, как мы не перевернулись!
   - Рэм! Рэм! - орала я.
   - Ты цела? - волновался Руди.
   Подъехал и затормозил фургончик. К нам бежала перепуганная съемочная группа в полном составе.
   - Рэм!!!
   - Ты в порядке, Лина?
   - Рэм!!!!!
   - Вызовите скорую! Она в шоке. Дверцу с ее стороны заклинило. Ноги целы?
   - Рэм!!!
   - Не ори, я еду за ним. Все будет хорошо, слышишь? - это Руди.
   Я видела как он, прихрамывая, побежал к фургончику и умчался. Виктор вызвал скорую и дорожный патруль.
   Что было дальше я расскажу со слов Руди.
   Он летел по трассе, стараясь не повторять моей ошибки, но выжимать из фургончика максимум, на что тот был способен. Но на развилке Руди вынужден был притормозить: куда свернули байкеры? Он выбрал одно из направлений наугад, и ошибся. Понял, что не угадал, когда вдалеке мимо пронеслись звуки сирен. Развернулся и поспешил назад.
   Когда Руди нагнал байкеров, их уже аккуратно паковали патрульные. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: "Полночи" с драконом на бензобаке здесь нет.
   Он подскочил к вожаку в зеленой бандане, который морщился и матерился, скрюченный дюжим полицейским едва ли не в дугу.
   - Где парень в серебристом шлеме?
   - Тебе шлем нужен? - фыркнул байкер. - Вон валяется.
   Руди увидел лежащий на обочине шлем и похолодел.
   - Где парень на черном байке с драконом?
   - Этот чокнутый каскадер? Да соскочил.
   - Куда?
   - А я почем знаю? Столкнул двоих наших с трассы, положил байк, развернулся, поднял своего дракона и умчался. Только шлем вон потерял.
   Руди быстро повернул бежать назад.
   - Эй, папаша! - окликнул его байкер. - Это твой сынок, что ли?
   - Вроде того, - буркнул Руди.
   - Классно катается, сопля. Так и передай. Мы не в обиде, что ребят столкнул. Место выбрал, где травка. А мог бы и раньше, там бы покалечились. А так, Олсен только рожу расцарапал, а Бык ногу зашиб.
   Руди на мгновенье задумался. Не хватало, чтобы потом эти парни предъявили иск.
   - Слышишь, я могу вас от патруля отмазать. Но с условием: без претензий.
   Байкер, конечно же, согласился. Руди сделал пару звонков и вернулся в фургон. Он не успел развернуться, как зазвонил мобильный. Это был мой звонок. Я обрадовала Руди, что Рэм рядом со мной.
   На самом деле, пока он на фургончике пытался соревноваться в скорости с чудом японской техники, Рэм проскочил мимо него и патрулей, возвращаясь к повороту, где я вылетела с трассы. Бросив издали взгляд на мою машину и стоящий рядом патрульный автомобиль, на оживленно беседующего с полицейским Виктора, он рванул по шоссе дальше, в город. В госпиталь. Как он догадался, что меня увезли именно туда, до сих пор не знаю.
   Но когда меня, бьющуюся в истерике, выгружали из машины скорой помощи, он уже стоял у дверцы.
   - Рэм, Боже! Ты цел? С тобой все в порядке?
   - Абсолютно.
   - Господи, Руди тебя ищет. Нужно позвонить ему, что ты здесь.
   Так закончилась эта история. И возникла легенда о том, что Рэм когда-то состоял в шайке байкеров.
   Пострадала я несильно, больше паниковала из-за Рэма. Несколько синяков и царапин, вывих лодыжки, несколько швов на локте - вот и все. Через неделю о приключении почти ничего не напоминало, кроме легкой хромоты и повязки на руке. Даже мою машину уже забрали из ремонта.
   Погода испортилась, полил дождь. Пришло время возвращаться домой.
  
  

Глава 9

   Когда Марк увидел материалы нашей работы, он бился в экстазе не меньше часа, потом забаррикадировался с Виктором в монтажной и не выходил оттуда три дня. Результат показывать отказался наотрез, понес его немедленно нашим авторам. Через два дня песня была готова. Нужно было только наложить на картинку звук. С этой работой мы справились как раз к "официальному" дню рождения Рэма.
   В этот день мы собрались в кинозале, чтобы все вместе посмотреть результат совместных усилий. Удивительно, но мы успели гораздо раньше Рождества.
   Все три минуты двадцать секунд, которые длился клип, в зале царила мертвая тишина.
   Когда включили свет, тишина осталась. В течение нескольких бесконечных минут никто не шевелился и не произносил ни звука. Потом кто-то всхлипнул:
   - Мамочка...
   Я обернулась. У большинства женщин были заплаканные лица. Вдруг Рэм встал и вышел, хлопнув дверью.
   - Рэм!!! - заорал Шеф вслед.
   Он сразу вернулся, открыв дверь.
   - В этом, - показал он на экран, - я участвовать не буду.
   И снова захлопнул дверь.
   - Мда, - проворчал Шеф, - в самом деле... Розовые сопли и сладкий сироп. Марк, ты перестарался. Слишком, слишком... Почему ты не посоветовался с Линой? И со мной.
   Марк молчал, поджав губы.
   - Ладно, у нас еще есть время. Придется все переделывать.
   - Эта песня мне не нравиться, - проворчал Марк. - Она не идет к этой картинке. Не идет Рэму. Не идет к байку. Дерьмо!
   - Точно, - согласилась я с его самокритичным замечанием.
   И вдруг мы услышали из холла голос Рэма.
   - Зачем? Зачем? Слезы.... Зачем? Зачем? Ветер ... Я уйду навсегда, я расстанусь с тобой моя безжалостная любовь...
   - Стоп! - заорал Шеф, вываливаясь в холл. - Что это ты только что спел?
   Мы все высыпали следом.
   - Да так, - пожал плечами Рэм. - Само как-то получилось.
   - Марк!!!
   Через несколько минут мы уже столпились в классе вокала вокруг рояля. Марк наиграл мелодию, Рэм пропел то, что у него случайно получилось.
   - Все! - сказал Шеф. - Работайте.
   И выгнал из комнаты всех, кроме меня, Марка и Рэма.
   Мы работали до самого утра. Мы дважды заказывали пиццу. Раз двадцать я бегала в холл на первый этаж к автомату с кофе. Мы разругались Марком не на жизнь, а на смерть, помирились и опять разругались.
   К утру шедевр был готов. Написал его сам Рэм: и слова, и музыку. Мы с Марком являлись лишь катализатором его идей, подсказывая, критикуя, восхищаясь.
   Утром мы пригласили Шефа. Он нахмурился, разгоняя дымовую завесу и обводя взглядом подоконники, заваленные грязными пластиковыми стаканчиками, окурками и коробками от пиццы.
   Марк играл, Рэм пел, Шеф слушал. Когда стих последний звук, он порывисто обнял Рэма.
   - Придется переписывать твой контракт.
   - Почему? - удивилась я.
   - Потому, что парень только что написал свою первую песню, - фыркнул Шеф, - вот почему. Это совсем другое дело. Марк, передай авторам: если остальные песни альбома окажутся таким же дерьмом, я разрываю с ними контракт. Даже гениальный исполнитель не может вытянуть бездарный текст или вялую музыку. Подозреваю, что наши рейтинги поэтому и скатились ниже некуда. Сейчас все марш спать. Завтра с утра - в студию.
   Через две недели клип был готов. Для этого мы пять дней не выходили из студии, потом после двух дней отдыха, на которых настоял Шеф, еще неделю вчетвером практически не покидали монтажную. Вчетвером - это Рэм, я, Марк и Виктор.
   Процедура подписания контракта из-за такой бешеной нагрузки (а Рэм не отменял занятия ни танцами, ни вокалом) прошла практически незаметно. Я заставила Шефа показать мне контракт и устроила ему форменный разгром.
   - Госпожа Барова! - ядовитым голосом осведомился босс. - Вы случайно не забыли, что являетесь сотрудником "Эс Би Продакшн"?
   - Не надо, Лина, - миролюбиво сказал Рэм, присутствовавший при этом скандале. - Меня все устраивает.
   - Ты ничего не понимаешь! - заорала я.
   - Меня все устраивает, кроме одного пункта, - не обращая внимания на мой протест, продолжал Рэм.
   - Какого именно, мой мальчик? - полюбопытствовал Шеф.
   - Срок.
   - Что ты предлагаешь?
   - Контракт ровно на год. При тех же условиях, но на год.
   Рэм, умница!
   - Хм, - Шефу это не нравилось.
   Еще бы!
   - Мы много в тебя вкладываем, Рэм, - изложил свои соображения он. - И хотим быть уверены, что эти огромные средства окупятся.
   - Тогда давайте включим пункт о пересмотре контракта через год, - предложила я. - Просто об обязательном пересмотре.
   - Хорошо, - сдался Шеф, глядя на меня почти с ненавистью.
   И Рэм подписал контракт. Кабальный, кошмарный, но всего на год. И это была моя маленькая победа.
   Клип получился таким, как сам Рэм - великолепным и даже лучше чем великолепным. Хмурый закат, холодные равнодушные волны, набегающие на песок пустого пляжа. Сезон кончился, кончилась любовь. А была ли она вообще?
   Огромный, невероятно элегантный и завораживающий своей холодной красотой, байк. Дикий, безжалостный, но прекрасный. А рядом невероятно живой, теплый, нежный Рэм. Его голос то очаровывал низкими бархатными сексуальными нотками, то взлетал к хмурому закатному небу серебряной птицей. Ветер таял в волосах, играл челкой, крошечная бриллиантовая звездочка вспыхивала искоркой, дракон интригующе просвечивал сквозь почти прозрачную рубашку, кончик змеиного хвоста сводил с ума. Рэм взглядом и всем телом словно говорил.
   - Я так тебя люблю. Я так тебя хочу. Ну, почему ты меня не любишь?
   В тексте песни не было расшифровки половой принадлежности "безжалостной любви", так что каждый мог думать, что угодно. Что ему хотелось. А хотелось утешить этого красивого, страдающего от неразделенного чувства мальчика всеми возможными способами. И в груди росло возмущение: "Это ж какая стерва (или сукин сын) могла (мог) отвергнуть такого?".
   А когда он гладил черную блестящую поверхность байка, так и хотелось взвыть.
   - Ну почему эту бездушную железку! Почему не меня?!
   Когда же в конце песни Рэм садился на свою "Полночь" и уезжал, хотелось бежать по песку следом за ним и кричать.
   - Подожди! Постой! Вернись!
   Словом, мы сделали то, что было нужно.
   И сразу же взялись за альбом. Он должен был выйти не позже середины января. Из всех песен Рэм согласился петь только две. Остальные без колебаний выбросил в корзину. Марк был в прединфарктном состоянии.
   - Что ты себе воображаешь?! - орал он. - Мы едва успеваем записать то, что есть, а ты собираешься еще сочинять новое? Альбом будут раскупать из-за одной "Безжалостной любви".
   - Я не буду это петь, - спокойно стоял на своем Рэм. - Это серая муть какая-то. Ни одной краски.
   - А тебе нужна радуга? - съязвил Марк.
   - Радуга - это хорошо, - задумчиво проронил Рэм. - Оптимистично. Ты однажды придешь, ты однажды придешь ко мне по радуге....
   Так и появилась "Радуга". А за ней - "Снег на губах". Это после того, как мы вышли из офиса вечером, а с неба стал срываться первый снег, и снежинка попала на губы Рэма. Потом был "Силуэт в окне". Это мы выходили из машины возле торгового центра, а Рэм посмотрел на жилой дом через дорогу. И увидел в освещенном окне женский силуэт.
   Но на этом вдохновение Рэма кончилось, потому что в него смертельной хваткой вцепилась слава.
   Шеф использовал деньги японцев по максимуму: клип показали по всем основным программам в лучшее время не менее десяти раз.
   И произошел взрыв. Телефоны руководства звонили не преставая. Сайт, на котором наши айти-колдуны выложили клип, несколько фотографий Рэма и сообщение о скором выходе альбома, с трудом выдерживал лавину посещений. Пришлось срочно размещать "зеркала". Первую партию плакатов (Рэм, прислонившийся к байку) смели за несколько дней, и мы срочно заказали вторую гораздо большим тиражом.
   Через три дня после выхода клипа утром у входа в офис нас поджидала стайка девчонок - первые поклонницы Рэма. Он раздавал автографы так, как будто делал это всю жизнь. Девчонки хихикали, строили глазки и смущались. Рэм еще не был для них божеством, спустившимся с небес. Просто красивый мальчик, который еще и обалденно поет. Но я прекрасно знала, что это - пока. Скоро у Руди прибавиться работы. И вряд ли он справиться с ней один.
   В тот день Шеф созвал совещание и потребовал немедленного завершения альбома. Рэм сказал, что половина песен еще не готова. Шеф ответил, что ему плевать. Альбом должен выйти вовремя. И напомнил об условиях контракта. Марк предложил реабилитировать часть песен, которые Рэм отверг в самом начале. Шеф предложил надавить на авторов. Я предложила поискать тексты и музыку у малоизвестных, нераскрученных.. Иногда попадается нечто стоящее. Шеф сказал, что на это нет времени. И мы все разругались.
   Шеф напомнил, что на начало февраля назначены первые концерты и нужно начинать репетировать. На этом мы все разошлись по местам в самом скверном настроении. Грандиозный проект, который начался так блестяще, грозил развалиться сразу же после старта. Марк попросил меня повлиять на Рэма. Я попробовала. Рэм скривился, выслушав мои аргументы.
   - Хорошо, мы можем добить альбом всякой ерундой. Но концерты? Что я буду петь? Хочешь, чтобы нас забросали тухлыми яйцами?
   - Я же просила тебя не подписывать контракт! - взорвалась я. - Меня все устраивает! Меня все устраивает! Вот и расхлебывай теперь как хочешь!
   И я выбежала в коридор, громко хлопнув дверью. Это был первый раз, когда мы поссорились. За день до выхода клипа Рэм переехал в отель под попечение Руди. Теперь я видела его только на работе. И от этого еще больше бесилась.
   Тут позвонил Шеф и сообщил, что на завтра у Рэма назначено интервью для молодежного музыкального издания. И я должна его подготовить. Затем позвонил Рой и поинтересовался как у меня дела. Я послала его так далеко, как только могла. В ответ он только засмеялся. Я швырнула телефон о стену и разрыдалась.
   И тут ко мне подошел Руди. Он подобрал разбитый мобильник, повертел в руках.
   - Мне никогда не нравилась эта модель, - произнес он. - Не переживая, Лина. Все наладится.
   - Ага, - согласилась я. - После моей смерти.
   - Не говори глупостей. Все просто на взводе. И сильно устали.
   - Руди, это только начало!
   - Вот именно. Побереги нервишки на потом.
   Его спокойный, мягкий тон внушал уверенность. Не знаю почему, но я положила руки ему на плечи и уткнулась в грудь мокрым лицом с безобразно размазанной косметикой. Руди погладил меня по голове. Я тяжело вздохнула. От него пахло кожей, металлом и немного дымом. Настоящий мужской запах. Никакого шоколада и ванили.
   - Ну все, все, - бормотал тихо Руди, слегка похлопывая меня по спине.
   Я немного отстранилась, подняла взгляд и увидела в двух шагах от нас Рэма. И глаза у него были как два лезвия.
   - Рэм! - вскрикнула я.
   Он быстро повернулся и скрылся за дверью.
   - Вот дерьмо!
   Я оттолкнула Руди. Что подумал Рэм? Вот и поплакалась одна дура в жилетку!
   - О, господи! Что теперь делать?
   - Для начала приведи себя в порядок, - посоветовал Руди. - И успокойся. А потом поезжай за новым мобильным. Этот уже не реанимируешь.
   - Но Рэм...
   - Я сам с ним поговорю.
   Я вздохнула.
   - Только не поубивайте друг друга, ладно?
   - Ладно, - улыбнулся Руди. - Трупов не будет, обещаю.
   Когда я вернулась из ближайшего магазина с новым мобильным, то в холле столкнулась с Такером - нашим тренером по фитнесу и совладельцем тренажерного зала на соседней улице. Половина его бизнеса принадлежала "Эс Би Продакшн", поэтому все сотрудники фирмы поддерживали свою форму благодаря тренировкам под его руководством. Кроме этого, у Такера было много других и весьма "звездных" клиентов.
   - Хорошо, что я тебя встретил, Лина! - воскликнул наш тренер.
   Лицо его выглядело странно озабоченным.
   - Я хотел побеседовать с Шефом или Марком, но они заняты и не смогли уделить мне время. Но ты тоже подойдешь.
   - По-твоему я не занята?
   - А разве не ты занимаешься Рэмом Аленом?
   Я сразу вспомнила, что по контракту в обязанности Рэма тоже входило посещать тренажерный зал Такера дважды в неделю, но в связи со съемками клипа к тренировкам он приступил совсем недавно
   - Что-то случилось? - сразу испугалась я.
   - И да, и нет. Это с какой стороны посмотреть. Короче, тебе это будет полезно знать. Я хотел зайти в кафе. Составишь компанию?
   Я глянула на часы и кивнула головой. Приближалось время ланча. Ничего не случиться, если Рэм один раз сходит перекусить с Марком или Лорой. Так даже лучше - я боялась с ним встречаться. До чего они там с Руди договорились?
   Мы с Такером перешли улицу и устроились за столиком в кафе, заказали каждый, что хотел. Глядя, как Такер в задумчивости ковыряет вилкой салат из морепродуктов, я не выдержала.
   - Ты скажешь, наконец, что случилось?
   - Я не первый год работаю, Лина, - издалека начал тренер, - и до того, как стать тем, кто я есть сейчас, профессионально занимался спортом.
   - Я знаю.
   - Но за всю свою жизнь не встречал ничего подобного.
   - Ты о Рэме?
   Такер кивнул.
   - Он занимался спортом.
   - Я читал его анкету.
   - Тогда что тебя удивляет?
   - Его данные.
   - Такер, говори яснее.
   Он положил вилку и поднял на меня глаза.
   - Этот мальчик создан для того, чтобы побить пару десятков мировых рекордов. Куда смотрели его предыдущие тренеры? Если он занимался спортом, то сейчас его имя не должно сходить с первых полос спортивных газет. Нужно быть слепым, чтобы проворонить такие способности. Когда он пришел в зал и переоделся, я подумал - неплохо, но ничего особенного. Стойкий середнячок. Правда, в хорошей форме. Зная его анкету, я решил проверить уровень.
   - И?
   - Лина, у меня всего лишь тренажерный зал. И нет возможности проверить его способности, к примеру, в секторе для прыжков. Но, судя по его работе на тренажерах, чтоб я сдох, если он не заткнет за пояс пару олимпийских чемпионов.
   - Ты серьезно?
   - Серьезнее некуда. У него потрясающая выносливость. И сила.
   Я таращила на Такера глаза, не зная что сказать.
   - Теперь самое интересное. Готова?
   - Есть еще что-то?
   - У меня работает один парень. Преподает восточные единоборства.
   - Знаю. Он, кажется, китаец.
   - Серьезный парень. В определенных кругах он известен. Ты знаешь, я кого попало не держу. Вот и наблюдаю я такую картину. Идет по коридору Ален, а навстречу ему Ли. Оба друг друга видят первый раз. И вдруг Ли останавливается и очень низко кланяется человеку, которого впервые видит.
   - Китайцы - очень вежливая нация.
   - Японцы - очень вежливая нация. Ли знает себе цену и даже перед "звездами" не лебезит. Никогда не видел, чтобы он так низко кланялся.
   - А Рэм?
   - Тоже ему поклонился. Уважительно, но легко. А потом Ли предложил ему спарринг. И в таких изысканных выражениях... Что-то вроде "Окажите мне великую честь...". Рэм сказал, что он бы с удовольствием, но у него время по минутам расписано. И тут происходит невероятное...
   - Такер, не тяни!
   - Ли обращается ко мне с просьбой в порядке исключения заменить тренировку Алена на тренажерах на спарринг с ним. Чтобы понять, насколько это удивительное происшествие, нужно знать Ли. Он никогда ни о чем не просит. У меня просто глаза вылезли на лоб.
   - И ты согласился?
   - Мне самому стало любопытно.
   - И что дальше? - я прямо ерзала от нетерпения на стуле.
   Такер вздохнул, прекратил помешивать в чашке травяной чай и отложил ложку.
   - Жаль, что у меня не было камеры. Это стоило видеть. Обычно Ли валяет по татами самых крепких парней как пушинку, а тут... Он дрался всерьез, понимаешь? В итоге бой прошел, я бы сказал, на равных. И Рэм получил пару раз, и Ли досталось. Потом они снова низко раскланялись и разошлись довольные друг другом. Китаец сказал, что будет счастлив встретиться с таким достойным противником еще. Это удовольствие и редкая удача сойтись с подобным мастером.
   - Ничего себе... - пробормотала я.
   - Где вы выкопали этого уникума?
   Я только растерянно молчала.
   - Ладно, - вставая из-за стола, кивнул Такер. - Я поставил вас в известность. Имейте в виду: если из Алена не получиться поп-звезда, из него выйдет чемпион мира. Причем легко.
   - Кстати! - он сделал уже несколько шагов к выходу, вдруг остановился и вернулся к столику. - Меня расспрашивал об Алене один тип.
   Я насторожилась.
   - Конкуренты?
   Такер пожал плечами.
   - Он пытался косить под голубого. Изображал личный интерес, но уж больно глазки въедливые. Да и вопросы...
   - Что ты ему сказал? - встревожилась я.
   - Ничего определенного. Новый мальчик "Эс Би Продакшн" и все. Больше ничего не знаю, да и знать мне не положено.
   - Просигналь, если кто-нибудь еще будет расспрашивать.
   Такер кивнул.
   Возвращаясь в офис после такого разговора, я не знала за чье здоровье опасаться: Рэма или Руди. И мне очень не нравилось, что нашей будущей звездой уже интересуются подозрительные личности.
  

Глава 10

   Лучший способ для женщины привести нервы в порядок - шоппинг. А покупка мобильного телефона - отличный релакс даже для мужчин. Выбирая смартфон, я действительно успокоилась и даже начала улыбаться. Но стоило вставить в новый аппарат симку, как настроение снова поползло вниз. Девятнадцать пропущенных вызовов и двадцать одно СМС! Шеф спрашивал: решила ли я вопрос с интервью. Марк интересовался: удалось ли уговорить Рэма "реанимировать" часть отвергнутых песен. Рой настаивал на встрече. Рэм хотел есть. И все недоумевали, почему я не отвечаю на звонки. Как я популярна у мужчин, оказывается!
   Пришлось разъяснять ситуацию недовольному руководству. Разборки с Роем я решила отложить на вечер.
   Рэм ждал меня на крыльце служебного входа и смотрел с нескрываемой укоризной. Да, парадный вход - для посетителей. Для сотрудников - служебный, иначе мы бы не успевали отбиваться от поклонников и папарацци.
   - Я думала, что ты пошел обедать с Марком или Лорой.
   - С Марком? Никогда! - возмутился Рэм. - С Лорой мог, но я знаю, что тебе это не понравилось бы.
   После такого заявления сказать, что я уже пообедала с Такером, не поворачивался язык. Поэтому в кафе я заказала зеленый чай и на недоуменный взгляд своего спутника пояснила:
   - Разгрузочный день!
   Рэм окинул критическим взглядом мою фигуру и покачал головой.
   - Хочешь угнаться за Лорой? Напрасно. У вас разный типаж. По-моему ты сейчас в идеальной форме.
   Эти слова пролились бальзамом на мою израненную душу, но, конечно же, я ему не поверила. До стройности и грациозности Лоры мне было килограмм пять. Ну, три так точно.
   Я дождалась, пока Рэм отодвинул пустую тарелку, и произнесла самую банальную фразу, сразу почувствовав себя героиней дешевой мелодрамы.
   - Нам нужно поговорить.
   Мой ангел улыбнулся.
   - Я не сержусь и не ревную, если ты об этом. Руди для тебя - идеальная пара. Надежный как скала. Уж куда лучше ветреного подростка вроде меня.
   Насчет Руди он прав. Этот мужчина не только выглядел надежным, но и ощущался таким же. Та самая каменная стена, за которой любая женщина мечтает укрыться. Но на душе ощутимо царапнуло. Быстро же ты готов отдать меня в чужие руки, дорогой...
   - Глупости! Он мне не интересен. Я вовсе не об этом. Мне Марк поручил уболтать тебя вернуться к отбракованным песням...
   Рэм отрицательно покачал головой.
   - И речи быть не может. Но могу вытащить на сцену вашу девчачью группу с парочкой хитов.
   О! Вот это мысль! Как мы сразу не сообразили!
   - Отлично! Рэм, ты просто молодец! Нужна новая аранжировка и может очень неплохо получиться, да и девочкам лишний раз засветиться на сцене, а тебе - на их фоне. Короче, со всех сторон выгодно.
   Я тут же набрала Марка и изложила предложение Рэма. Марк обрадовался и побежал докладывать Шефу. Можно было не сомневаться: эта гениальная идея будет одобрена.
   После обеда мы отправились в мой кабинет, и остаток дня посвятили подготовке к завтрашнему интервью. Хотя тема и вопросы были оговорены заранее, а ответы заготовлены нашим PR-отделом, это первое интервью Рэма. И мне необходимо научить его бороться с возможными каверзами опытного интервьюера. Даже в заранее определенных рамках они умудряются так "раскрутить", что выложишь все, о чем и подумать не мог.
   Рэм слушал внимательно и задавал уточняющие вопросы. Было видно, что он проникся проблемой и собирался встретить возможные хитроумные ловушки профессионалов-телевизионщиков во всеоружии.
   Мы даже порепетировали. Прошлись по наиболее опасным местам, применяя ложное переспрашивание и цитирование, навязывание выбора и фальшивые ссылки на авторитетное мнение - весь обычный набор журналистов-манипуляторов. К моему полному удовлетворению Рэм не только вовремя распознавал попытки загнать его в тупик и неплохо оборонялся, но иногда даже атаковал. Но от активных действий я его отговорила. Не на первом интервью, пусть немного освоится, да и заранее показывать акулам пера, что у нашего мальчика тоже есть зубки, не стоит.
   Закончился рабочий день и вовсе великолепно. Рэм как бы между прочим произнес:
   - Может, поужинаем вместе?
   И сопроводил этот невинный вопрос таким взглядом, что у меня вспотели ладошки, и сердце трепыхнулось где-то в горле.
   - Закажем ужин прямо в номер, - продолжал искушать меня он.
   Упустить такой шанс - быть круглой дурой! Но тут как назло зазвонил телефон. Полагая, что это Марк хочет сообщить о времени, на которое завтра назначено совещание, я не глядя приняла звонок.
   И ошиблась. Это был Рой.
   - Что случилось? Почему ты не берешь трубку? - сходу напустился он на меня. - Я уже раз двадцать звонил!
   Я поведала злому "суперагенту" о том, что случайно разбила телефон и только что, буквально пять минут назад, приобрела новый аппарат.
   - Нам нужно немедленно встретиться, - заявил Рой тоном, не терпящим возражений.
   - Сегодня не могу, - напустив в голос максимум занятости и озабоченности, отказалась я. - Полно работы.
   - Нет! - буквально зарычал Рой. - Никаких возражений. Как освободишься, приезжай в отель. Даже, если это будет после полуночи. Дело очень серьезное, Лина! И на завтра его откладывать нельзя.
   Ситуация повторялась. Я уже сбегала от Рэма к Рою среди ночи. И сейчас делать это не хочется еще больше, чем тогда. Я прикусила губу, лихорадочно пытаясь найти железный аргумент для отговорки, но мой ангел улыбнулся и тихонько произнес:
   - Мы можем поужинать завтра. Если уж эта встреча так важна.
   Конечно, он все слышал. У этого телефона очень громкий динамик.
   - Хорошо, - с самым кислым видом согласилась я. - Буду через два часа.
   Следовало заехать домой переодеться и принять душ. Боже, как же я не хочу ехать в эту гостиницу! Ненавижу гостиницы, ненавижу Роя, его манеру курить в постели и срочные дела! Р-р-р!
   Настроение у меня было самое скверное, еще и по дороге какой-то хмырь подрезал. В бар знакомого отеля я влетела злая и едва не впечаталась в Роя, который встречал меня у входа в серо-голубом костюме с легкой фиолетовой искрой. Пижон!
   - Рад, что ты так ко мне спешишь, дорогая! - этот нахал поцеловал меня в щеку, обдавая запахом дорогого одеколона.
   Похоже, Clive Christian. Я же говорю - пижон! Вкус у него есть, это не отнять, но мед и полынь уж точно лучше!
   - Сегодня холодно. Хочешь что-нибудь выпить? - продолжал разыгрывать заботливого ухажера Рой.
   - Не хочу! - рявкнула я. - У меня мало времени и дел еще полно!
   - Так даже лучше, - обрадовался этот гад. - Пойдем сразу наверх.
   Да, уж! Раньше начнем - быстрее вернусь домой.
   Рой, направляясь в вестибюль гостиницы, хотел приобнять меня за плечи, но я увернулась и торопливо зашагала к лифтам. Он хмыкнул и пошел следом.
   В лифте мой бывший... я вдруг отчетливо поняла, что действительно бывший... снова полез обниматься. Пришлось слегка его оттолкнуть. Рой нахмурился, но ничего не сказал. Он повторил попытку, едва мы переступили порог знакомого номера, и снова потерпел неудачу. Нет, я больше не буду с ним спать. Какого черта? Шеф неплохо ему платит. Пора поставить точку в наших отношениях.
   - Да что с тобой такое?! - разозлился наш "суперагент".
   - Довольно, Рой! Мне сейчас не до глупостей! - отмахнулась я, плюхаясь на одиноко стоящий у стены стул. - Зачем так срочно выдернул? У нас самые горячие деньки - запись альбома и первый концерт на носу.
   При этом ни куртку, ни шарф я снимать не стала, давая понять этому упрямому ослу, что не собираюсь задерживаться.
   - Вот как, - задумчиво проронил Рой.
   С полминуты он пристально на меня смотрел, а потом протянул руку.
   - Телефон дай.
   - Зачем? - искренне удивилась я.
   - В твоем старом аппарате стояло небольшое устройство - защита от прослушки. Поэтому я мог с тобой спокойно разговаривать. Нужно вставить такое же в новый.
   Я растерянно потянулась к сумочке. Он серьезно? Ничего себе шпионские страсти!
   Рой быстро схватил мой новенький смартфон, что-то одобрительно угукнул и исчез за дверью, бросив на ходу:
   - Подожди пару минут.
   Интересно, это хитроумное устройство делает невозможной прослушку и только? А не записывает ли еще разговоры, чтобы этот агент "0099" держал под контролем все мои контакты? С него станется.
   Вскоре Рой вернулся и протянул мне смартфон.
   - Теперь все в порядке.
   Интересно, у него в соседнем номере лаборатория электроники и пара специалистов? Этот паршивенький отель - засекреченная база спецслужб?
   - Ты только для этого меня вызвал? - я поднялась со стула, собираясь уйти.
   Рой присел передо мной на корточки и взялся за сапог, не отрывая взгляда от моего лица.
   - Нет, малыш, не только.
   Черт, это прозвучало слишком нежно и сексуально. И путь к двери он мне перекрыл. Вжикнула молния на сапоге. Этого еще не хватало!
   - Рой, мне правда не до этого. Я не буду с тобой спать.
   Слово "сегодня" в конце не прозвучало намеренно. Вообще больше никакого секса с ним. Никогда.
   Рой покачал головой и сел на пол, загородив своими длинными ногами путь на волю окончательно. Это зря - шикарный костюм испачкает. Всем известно, что в таких второсортных отелях полы чистотой не блещут.
   - Критические дни? - ухмыльнулся он. - Жаль.
   Но с места не сдвинулся. Вот же самодовольная скотина! Нашел объективную причину моего отказа. Мысль о том, что я просто его не хочу, похоже, даже не пришла в такую супергениальную голову. Появилось непреодолимое желание развеять заблуждение, проставив все точки в конце нашей лав стори. Причем в грубой форме. Но какое-то шестое чувство удержало от такого решительного разрыва. Ладно, пусть пока заблуждается. Скоро он поймет, как ошибался.
   - Ты бы сняла куртку и шарф. Здесь жарко, - произнес между тем Рой с наглой улыбкой, вдоволь налюбовавшись на мою сердитую физиономию. - Разговор есть.
   И поднялся на ноги одним непринужденным движением без помощи рук. Тренированный, зараза, и красуется. Но он прав - жарко. Я расстегнула куртку и снова опустилась на сидение стула. Рой устроился на небольшом диванчике рядом, закинул ногу на ногу.
   - Есть кое-какая интересная информация о твоем сладком мальчике. Но вопросов меньше не стало. Поэтому я пока не стану докладывать твоему главному начальству. А вот тебе стоит об этом узнать.
   - И что ты там нарыл? - поморщилась я.
   - Ну, я не стал тратить время на поиски мифической кузины, а поступил проще -сделал сравнительные тесты ДНК твоего любимчика, мистера Икс и его супруги. Не буду вдаваться в подробности как добывался материал, но результаты я получил сегодня утром.
   Оперативненько однако! Ну, добыть генетический материал несложно, особенно у госпожи Икс. Женщины подобного уровня просто не вылезают из косметических салонов. Впрочем, с мужчинами правильной ориентации еще проще. Достаточно смазливой девицы.
   - И? - мне пришлось поторопить рассказчика, так как Рой сделал многозначительную паузу, явно набивая себе цену.
   - С леди Икс они не родственники вообще. Даже дальними не назовешь.
   - Интересно. Выходит, что Рэму, мягко говоря, врали, что его мать - младшая сестра этой дамы?
   - Причем самым наглым образом. Потому, что господину Икс наш мальчик как раз ближайший родственник. Либо сын, либо брат.
   - Не племянник? - прищурилась я.
   - Нет. Вероятность, конечно, существует, но небольшая. Если в ближайшем прошлом предки этого господина вступали в близкородственные браки. Не силен в генетике, но специалисты объяснили как-то так.
   - Сын. Какой там брат, ясно же, - пробормотала я. - Незаконнорожденный. Вот и причина, по которой супруги так крепко рассорились. Но почему он не признает Рэма? И уж совсем непонятно, зачем выдает за племянника?
   - Ты забыла: парень даже не подозревает, что у него есть старший брат. И его несколько специфическое воспитание.
   - Да уж, специфическое... - вздохнула я. - Господин Икс решил сделать наследником мальчика, которого прижил от... Кстати, а кто его мать?
   - Спасибо, что ты так в меня веришь! - пафосно воскликнул Рой. - Но я не волшебник. Пока найти концы этой веревочки мне не удалось. Да и не особо важно это. Тут другое, гораздо серьезнее. Если бы анализы делали в обычной лаборатории, не в нашей, то вряд ли обратили внимание.
   И этот гад снова замолчал, выдерживая театральную паузу. Полез в карман за сигаретами, достал пачку, щелкнул зажигалкой, прикурил.
   - Короче, ты скажешь уже?
   Плохо, что я сорвалась. Именно этого он и добивался, скотина. Ненавижу!
   - Вмешательство в генетический код, - глубокомысленно изрек Рой, наконец, после второй или третьей затяжки. - Похоже, что наш мистер Икс заказал себе сыночка.
   - Как это заказал? Ты хочешь сказать... Да ну, бред! Клонирование запрещено.
   - Он - не клон. Улучшенная копия - было бы вернее.
   - Шутишь? Нет, китайцы вроде бы что-то там начали в этом направлении делать, но пока только первые шаги.
   - Так это официально, - небрежно махнул рукой Рой. - Разве тебе самой не кажется наш мальчик слишком идеальным? Домашних животных с заданными свойствами уже давно выращивают.
   - Подожди... - мне вот никак не верилось в то, что плетет этот хитроумный работник невидимого фронта. - Ведь геном человека только недавно расшифровали. Работы, конечно, ведутся, но до создания "идеального хомо сапиенс" пока далеко.
   - Ты серьезно так думаешь? - засмеялся Рой, стряхивая пепел прямо на ковер. - Я был лучшего мнения о твоей "соображалке", Лина. Разве тебе не известно, что большинство высоких технологий в любой сфере вторичны от военных разработок. Сперва все открытия строго засекречены и военное ведомство выжимает из них все, что может быть им полезно. И только тогда, когда секрет перестает быть секретом для потенциальных противников, к новшеству допускается широкая общественность. Публикуются статьи в научных журналах, присуждаются Нобелевские премии, и технический прогресс на планете делает очередной шаг вперед. Как ты думаешь, создание усовершенствованного человека не находится в сфере интересов армии?
   - Универсальный солдат... - в ужасе пробормотала я. - Господи, Рой, это реально?
   Мой бывший любовник только усмехнулся и затушил окурок о подошву своего шикарного ботинка.
   - И ты не боишься мне об этом говорить?
   - Эта комната не прослушивается, - сообщил Рой, поднимаясь с дивана.
   Он подошел к окну, открыл форточку и щелчком отправил окурок на улицу.
   - И ты не будешь болтать, - закрывая форточку, добавил он.
   - То, что ты говоришь - ужасно.
   Меня вдруг пробрал озноб. Я представила шеренги одинаковых парней с пустыми равнодушными лицами, шагающие по трупам. Жуть какая! Я даже головой помотала, отгоняя страшное видение. Нет, глупости! Рэм не может быть одним из этих...
   Рой снова подошел ко мне вплотную и снисходительно смотрел сверху вниз.
   - Эта технология настолько отработана и общеизвестна в определенных кругах, что ее уже сбрасывают "на гражданку"? - все еще не верила я. - Ты хочешь сказать, что она практически поставлена на поток?
   - Нет, конечно, - фыркнул Рой. - Отработана - да, но ни о каком потоке речи быть не может. Ты уже себе представила армии парней с железными мышцами, которые беспрекословно выполняют любой приказ? Чушь! Слишком дорогое удовольствие, да и ни о каком потоке речи быть не может. Это штучный товар, так сказать.
   - Шпионы, суперагенты, убийцы... - еще больше похолодела я.
   - Ну, где-то так, - согласился Рой.
   - Господи...Мистер Икс имеет отношение к военным?
   Рой не ответил. Он смотрел на меня как на маленькую наивную девочку.
   - Ты понимаешь, что по долгу службы я обязан сообщить о твоем прекрасном принце куда следует?
   - Нет! - я вскочила на ноги. - Только не это!
   Теперь мы стояли с Роем лицом к лицу. Только мне пришлось задрать подбородок, чтобы смотреть в его холодные светло-голубые глаза.
   - И ради чего я должен совершить должностное преступление? Ради твоего любовника?
   Прости меня, Рэм... Я закрыла глаза и сама потянулась к губам Роя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   50
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"