Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Мир симбиоза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастика. Не очень научная. Пишу о приключениях в других мирах. Соответственно получается о т.н. попаданцах. Действия в "Мире симбиоза" происходят на некой планете где людям тесно взаимодействуют с представителями (осколком) иной цивилизации, в значительной мере не похожей на нашу. Выживание, а тем более благополучие и развитие обеих сторон практически невозможно без этого сотрудничества. В тексте много стреляют, время от времени ищут т.н. "ништяки", совсем немного про любовь. А еще люди пытаются улучшить условия своего пребывания в этом мире. Текст доработан.


   Стая бактов нашлась достаточно быстро. От машины прошли своим ходом шагов двести по извилистому и узкому коридору и остановились возле поворота. До существ - еще примерно половина от преодоленного расстояния. Бакты сместились всего ничего от точки, где их заметила разведка. Все же хорошо, что боевая группа высадилась пораньше. Звук моров остался не расслышанным. Поэтому подбирающиеся со всей осторожностью люди еще не обнаружены. Командир патрульной роты Всеволод Михайлович Бердышев-Соколовин дал знак прекратить движение, всем замереть на своих местах и наблюдать.
   Через узкий проход, оставленный в куче битого кирпича, щебня, глины, песка, каких-то деревяшек и прочего строительного мусора, собранного с двух сторон на середину дороги, вернулись командир третьего взвода Саня Никитов и Сергей Диров унтер-офицер того же подразделения.
   Впереди коридор, проделанный там, где раньше пролегал достаточно широкий проспект. Он заканчивается у стенки, ограждающей периметр участка, находящегося в зоне ответственности роты, одновременно являющейся и юго-восточной границей осваиваемой людьми территории. На самом деле коридоров два. Они имеют схожие параметры, идут параллельно друг другу и между ними, та самая куча мусора, которая тянется полосой шириной почти в три метра и высотой местами до двух. Для удобства в нем проделано несколько проходов. Один из них тут. Им как раз и воспользовались разведчики.
   - С той стороны тихо, ничего подозрительного, - доложил взводный.
   - Впереди еще один проход. Возьми своих и по той стороне дойди до него. Займите позицию. После этого я их вытяну на себя. Вы откроете огонь во фланг. Как план?
   - Согласен. Только стоит ли мне брать всех? Двое будут прикрывать. Мы с Ромой в два автомата примемся за бактов. А Серега с пулеметом останется тут. Еще Сойкина оставлю. Все же вам встречать в лоб. Тут пробивная способность пулемета пригодится.
   - Не надо. Нам хватит Колиного ПК. Пулемет Дирова будет эффективнее у тебя. И на прикрытие лучше троих выдели. Все остальные действуем по схеме, которую доводил перед выходом. Левый фланг - Буравков и Золотова, Миша их прикрывает. Мы с Федором справа. Рашид между нами. Сначала бьем из арбалетов. Аня из "винтореза". Потом по команде все из огнестрела. Еще вопросы и предложения?
   Федор Николаевич Мураев - офицер аппарата центрального управления, не в первый раз участвует в совместных боевых выходах в подобных ситуациях, но всегда полагается на своего товарища, признавая тут его безоговорочное первенство, впрочем, как и во многих других вопросах. Но, несмотря на это, в иной ситуации, он всегда может высказать свое мнение. А вот когда дело касается организации боя и вообще руководства людьми, авторитет Севы для него незыблем, настолько, что его решения принимаются безоговорочно. Конечно, бывает, тот ошибается. Но из этого следует только то, что другие все равно лучшего решения не нашли бы. Во всяком случае, он сам.
   Вообще Федя свои командирские качества оценивал весьма скромно. Нет, при случае он уже не раз брал на себя роль начальника и руководителя, при необходимости может и нужный приказ отдать, и распределить обязанности, и взять ответственность за принятие решения. Более того, окружающие, оценивают его действия и проявленные способности намного выше, чем он сам. От этого есть даже чувство некоторой неловкости. Так, по его мнению, на самом деле все обстоит несколько иначе. И стараясь действовать правильно, он даже словно специально обманывает людей. Часто последующий внутренний анализ своих действий убеждает его в правоте своей скептической самооценки. Так как чуть ли не каждый раз ему приходится выявлять допущенные собой многочисленные огрехи. А тут сейчас присутствуют люди, чьи способности, он уверен в этом, намного превосходят его собственные. Да тот же Саня Никитов. Поэтому Федор план принял без всяких возражений.
   Да и у остальных больше вопросов и замечаний нет. Никитов свой лимит уже исчерпал. Не проронила ни одного слова и заместитель Севы Анна Золотова. Таланты командира как отличного тактика и его способности грамотно организовать личный состав уважает даже она, поэтому в этих вопросах реже всего проявляет характер и высказывает свое собственное мнение. Вот в его отсутствии она тут же берет все нити управления в свои руки. По многим прочим вопросам она действительно пытается влиять на Севу в полной мере. Что сильно не нравится ближайшему окружению командира, включая и присутствующих тут Никитова и Колю Буравова. Впрочем, между собой у этих двоих тоже нет полного взаимопонимания. Чем, кстати, Аня часто весьма искусно и пользуется.
   На этот раз обычно словоохотливый Коля Буравов тоже молчит. А вот его насмешливый взгляд, направленный в сторону Мураева, явно пытается сказать: "Николаевич. Посмотри на этого чудика Никитова. Думает, что умнее командира". Возражения Сани он, разумеется, встретил негативно. И как часто бывает это и не зависит от содержания предложения. По мнению Коли, план командира уже хорош, в том числе и потому, что это план командира. А в данном случае, по мнению Николая, правота командира подтверждается и молчаливым согласием столь компетентного человека как Мураев. Коля не сомневается, что Мураев, разумеется, полностью поддерживает командира и не высказывает свои предложения как раз потому, что и сам придумал такой же. Вообще уважение Буравкова к Федору Николаевичу основано, в том числе, и на уверенности в полном совпадении точек зрения и на многие другие вопросы.
   Но не только Коля видит в Мураеве своего надежного союзника. Это свойственно всем группировкам, сложившимся вокруг ротного. Только одни, как тот же Буравков или, например, Никитов, просто уверены в том, что Федор считает и думает так же как они, и действуют исходя из этого. И таких в роте сейчас большинство. Для них он фигура практически равноценная командиру. А вот группа во главе с Аней пытаются подчинить Мураева себе и сделать его инструментом влияния на командира.
   - Все согласны? Возражений нет. Тогда начинаем действовать, - заключил Всеволод Михайлович, через несколько секунд. В этот короткий промежуток времени все описанное и промелькнуло в голове Федора. Он успел даже осудить себя за то, что отвлекся.
   - Ну что, я пошел? - с нетерпением спросил Никитов, уже внутренне подобравшийся для броска вперед
   - Да, начинаем работать. А то еще бакты нас учуют. Основная группа, осторожно начинаем движение по моему знаку.
   Шестерка из взвода Никитова быстро исчезла в проходе. Остальные пока начали перестроение в соответствии с новыми реалиями. В первой линии сам командир роты и его верные бойцы: Коля Буравков и Миша Куницын. За ними расположились Анна Золотова - второе лицо в подразделении, Федор Николаевич Мураев - офицер аппарата центрального управления. В центре этой линии Рашид - один из командирских водителей. Второй шофер - Коля Андреев в группе прикрытия, которой предстоит следить за тылами. Кроме него в ней три девушки. Николай включен в него не только с целью усиления. Уж очень у него габариты внушительные. Даже на фоне остального личного состава, в том числе и отсутствующего. А там есть люди вполне крупные.
   Двинулись по правой стороне, рядом с кучей мусора. С левой стороны может выскочить кто и что угодно. Оставили себе возможность хоть как-то успеть среагировать. Поэтому внимание не только вперед, но и налево. Но все же надо поглядывать и в другие стороны. Все передвижения осторожные и медленные. Время еще есть. Вот слева впереди небольшой закуток. Даже нет, просто тут очищенное пространство немного расширяется. В этом месте намного меньше остатков разрушенных строений. Поэтому в мешанину из битого стройматериала влезли примерно на два метра левее и глубже. Но через три метра то ли, что-то помешало очистить очередной пятачок территории, то ли случился небольшой обвал. По крайней мере, в любом случае есть невысокий и узкий язычок поперек дороги. Вот за ним и укрылись быстро перебежавшие на левую сторону Коля, Миша и Аня. Последняя еще что-то шепнула Севе.
   - Света, давай за левой группой. Будешь их прикрывать, - приказал ротный одной из девушек, находящихся в арьергарде.
   Дальше продвигаться не стали. Есть угроза быть обнаруженными, да и позиция неплохая. Пока все держатся поближе к флангам. Грязновато-серого цвета одежда, ткань покрывающая бронежилеты и каски, когда то яркие, а теперь потемневшие делают людей менее приметными для стаи бактов, явно кого-то выслеживающей. Довольно крупная, голов в сорок, она сейчас ждет опасности скорее от того, кого сама назначила жертвой. Да нет. Более того бакты ни на что иное просто не обращают внимания. Они слишком увлеклись, и нападения кого-то другого, явно не опасаются. Шумят, беспокоятся, огрызаются друг на друга. Те, кто слабее отскакивают подальше и продолжают скалиться. Бакты обычно сбиваются в небольшие группы в пятнадцать-двадцать особей. Встречаются величиной и в тридцать, но очень редко больше. Часто нападают друг на друга, могут добить и своих подранков, особенно если голодные. Найденные останки своих сородичей съедают. Поэтому убитых бактов стараются утилизировать. Для того чтобы собрать большую стаю нужен сильный лидер, либо очень хорошая добыча. Крупные стаи на этой территории уже выведены, а на ровном месте и неожиданно им не собраться. Это подтверждает то, что эта та самая стая, которая позавчера совершила прорыв в дыре, образовавшейся в барьере. Причем это произошло неожиданно. Что, в общем-то, происходит весьма редко. Обычно Другие и люди специально открывают в нужном месте щелочку, чтобы сбить давление с той стороны.
   И для такой стаи действительно нужна хорошая добыча. Это значит рядом гнездо Тъхквара в просторечии именуемого дином. Либо их личинок. Последние имеет две формы. На первой стадии развития после появления из яйца они называются шустриками или карапузами. В это время их очень трудно найти и поймать, особенно бактам. Не зря их зовут шустриками, но главное их норы практически безопасны. Разумеется для них самих. Прочим там не поздоровится. А вот на второй стадии развития, когда их называют головастиками, стая бактов в десяток голов при удаче может полакомиться одиночкой, а в двадцать и двумя-тремя. Есть, конечно, и вариант, что тут рядом гнездо местных термитов? Но сейчас пока все эти догадки оставим на потом. Первым делом надо со стаей разобраться.
   - Мы на месте, - произнесла рация голосом Никитова.
   - Приготовились, ударная группа по команде на позицию. Прикрывающие внимательнее. Вперед, скомандовал Всеволод и через пару секунд добавил, - арбалеты бей.
   Четыре болта устремились к целям. Стреляли сам командир, Коля, Рашид и Куницын. Тут же они принялись перезаряжать оружие. Левее один за другим посылает пули Аня. Винторез хоть и считается бесшумным оружием, но на таком небольшом расстоянии можно различить сами попадания. Мураев вскинул свой АКМ к плечу, снял его с предохранителя, поставил на автоматический огонь, но пока приходится ждать команды и смотреть. Высматривая себе подходящую цель, он успел заметить, как одна то другая особь вздрагивают от полученных ранений, парочка вроде упала. Когда второй залп арбалетных болтов достиг бактов, они, наконец, почуяли неладное, и начали озираться в поисках источника угрозы. Так что хватить удовлетворять свое любопытство. Пора и самому вступить в дело.
   - Огонь, - прозвучала команда.
   И тут же Федор Николаевич отправил первую короткую очередь из автомата, одновременно начал стрелять и Коля из своего ПК. Все остальные тут же сменили оружие. Только Аня, как и до этого, выцеливает бактов из своей снайперской винтовки. Вот командир засадил прямо в центр стаи заряд из огнемета и тут же схватился за свой АК, какой-то новой конструкции. Максим сначала выстрелил из подствольника, а уже потом начал опустошать магазин своего АК-74м, Рашид пока посылает гранаты из Грома.
   ВОГи для бактов, конечно, не смертельны, только удачное попадание может дать результат. Да и то не всегда. Но все же взрывы вносят сумятицу в ряды, сбивает боевой пыл, да и осколки неприятны. Все же раны наносятся довольно серьезные. Подранок же и двигается медленнее, и сил у него меньше. Поэтому справится с ним потом будет уже полегче. Конечно, все это в зависимости от тяжести нанесенных ран. А бывает после полученных повреждений, бакты и вовсе пытаются быстрее скрыться. И даже если это удается не факт, что ослабевшего сородича не разорвут более удачливые сородичи. Конечно, это все же не лучший результат. Сытый бакт никому не нужен. Поэтому против маленьких групп ВОГи не используются.
   Но вот в крупных стаях всегда есть вожак и его окружение. Во-первых, это особо развитые особи, во-вторых, во время схваток они редко рвутся вперед. Находясь где-то сзади или посередине, они прикрыты от пуль, и одновременно руководят остальными. Есть у них, оказывается, такая возможность. Принято считать, что они это делают ментально. Соответственно ранение вожака, находящегося в середине стаи, деморализует остальных, и даже если тому даже удастся скрыться, (а они более разумны, чем остальные, и если дело принимает плохой оборот, чаще рядовых особей пользуются возможностью отступить), шансы выжить у раненого намного ниже. А это уже хорошо.
   Между тем стая достигла прохода, возле которого притаились бойцы Сани Никитова. Несколько бегущих впереди особей тут же свалились. Несущегося навстречу бакта труднее поразить. И не только из-за того, что при этом его силуэт уже, и соответственно цель меньше размером. Природа наградила спереди этих существ более надежной защитой, и до жизненных органов добраться намного труднее. Уязвимыми местами являются только глаза и распахнутая пасть. Кроме того для бактов еще опасны поражение ног или лап, на которых они бегут к цели или повреждение передних конечностей, исполняющих в какой то степени роль рук. А вот грудную клетку и лобную кость пробивает не всякая пуля, особенно на расстоянии.
   Вот с боков бакты не так надежно защищены. Поэтому очереди из двух автоматов и одного РПК, выпущенные практически в упор, валят их одного за другим. Но все же некоторые особи, прикрытые телами падающих рядом товарок, успели проскочить опасный участок. Кроме того, пять или шесть особей свернули в проход навстречу выстрелам. Действительно в стае сильный вожак. Обычно если уж бакты рванули к цели, то редко корректируют свой маршрут. А тут кто-то дал команду разделиться. Да и обратно никому свернуть не дал.
   Как бы то ни было, но теперь остановить прорвавшихся стало труднее. Хотя это уже и не трагично. И задача вполне выполнима. Вот рядом Сева бьет из своего автомата очередями в два патрона. А позаимствованные с Абакана схемы узлы позволяют ему вбивать обе пули почти в одну точку. В сочетании с меткостью стрелка это позволяет четырьмя нажатиями на спусковой крючок выбивать из строя как минимум двух-трех противников. Две пули 7,62х43 выпушенные из этого автомата, на таком расстоянии, если даже они попали не достаточно удачно, часто для бакта летальны. Не сразу конечно. Но, по крайней мере, из строя выводят. А потом подранка можно и добить. Первая ломает преграду, вторая пользуясь повреждением проникает внутрь. Тут уже природная защита не выдерживает. На таком небольшом расстоянии, пробивается и достаточно толстый железный лист. Поэтому восьми пуль может хватить и для четырех целей. Только вот еще попасть надо. Федор, выпустив второй очередью, сразу пять или шесть пуль, далее перешел на короткие отсечки в два-три патрона. Хорошее попадание и одной пули из его автомата бывает - наносит смертельную рану. Но это как повезет. Находят одну за другой цели и мощные патроны винтовки Ани, которая уже взялась за СВД. Вот тут одного попадания хватает чаще. Ну а если уж какой бакт нарвался на очередь ПК Коли, то как минимум тут же начинает сбавлять ход, теряя силы от раны.
   Сорокапятизарядный магазин АКМ Мураева опустел на две трети. Осталось двенадцать или пятнадцать патронов, но и существ осталось всего несколько, да и эти серьезно раненые. Можно начать и экономить боеприпасы. Федор Николаевич взял в правую руку тесак, а в другую небольшой щит. Рядом Сева приготовил свою саблю, а в другой у него настоящий Маузер. Тот самый из фильмов. Рашид и Коля вооружились гладкоствольными ружьями двенадцатого калибра.
   Федор и Сева сделали пару шагов вперед, смещаясь направо, чтобы не перекрывать сектор стрелкам. Вот первый бакт прыгнул на ротного, тот ловко увернувшись, рубанул саблей этого и почти одновременно выстрелил в пасть второму. Третий прыгнул на Мураева, получил удар щитом в морду, а человек немного отклонился в сторону и тесак глубоко вошел в шею. Вытащил и еще раз рубанул. Потом с помощью щита оттолкнул развернувшегося зверя, добавив пару раз по лбу. Еще одного, кинувшегося в это время на Николаевича, зарубил Всеволод. Пятого, уже изрядно подраненного и с трудом добравшегося до людей, добил сам Федор. Рядом из гладкоствола ребята уложили троих, еще одного застрелила Аня.
   На ногах бактов больше нет. Но несколько штук еще живы, просто им уже очень трудно двигаться после полученных ран. Люди пошли вперед, держа наготове оружие. Вот пытается встать очень крупная особь. Его взгляд полон злобы, пасть оскалена. И он все еще хочет нанести удар противнику. Сева стреляет ему в пасть. Каким-то чудом бакт успевает дернуться, и пуля попадает ему в лоб. Раны не видно, кажется, зверь всего лишь оглушен. Но на этот раз хватит и этого, воспользовавшись замешательством, командир роты пару раз рубит противника по шее. Все, бакт-вожак затих. Да это точно был вожак. Очень крупный, значительно превосходящий размером обычных, да и не только их. Цвет не темно-зеленый, а с яркими полосами. Внимательно осмотрели труп. А ведь в него попали из нескольких стволов. Четырежды его поразил командир, как минимум раз Федор Николаевич, а две раны в правом боку, результат работы пулемета Буравова, а вот этот след достался от Ани. Тут еще и ребята Никитова отметились. Да и от ВОГов остались раны. Да уникальный экземпляр. Но дивиться некогда, надо добить всех остальных, подающих признаки жизни. А вот потом можно внимательнее осмотреть остальных поверженных врагов.
   Патронов потратили уйму. Надо бы экономить. Поэтому у всех в руках или тесак, или топор. На всякий случай Максим и Аня страхуют гладкоствольными ружьями в руках. Золотова своего не имеет - взяла у Севы. Тот кстати свой маузер убирать не стал. Так и прошли до места, где пали первые бакты. Тут подранков даже больше оказалось.
   Для того чтобы определить стоит ли очередной экземпляр дополнительных усилий, приходиться осмотреть каждого. При этом все внимание акцентировано на то есть признаки жизни или нет. Все остальные подробности как-то проходит мимо сознания. А вот закончив дело, можно и по-иному оглядеть место побоища. Однако. Становится все интереснее. Даже на поверхностный взгляд больше половины - весьма необычные бакты. Тот, который прыгнул на Николаевича и был убит Севой, имел три раны нанесенные Мишей или Рашидом, и одну от пулемета, не считая царапин от осколков, а несся вполне себе резво. Вот тебе и расчеты, что двух пуль от АКМ хватит. Не работает, по крайней мере, с этими.. Хотя это вообще-то трудно представить. Он должен был быть к этому времени уже полумертвым. Да что говорить четыре попадания даже из АКСУ это все-таки смертельно. И таких особенных тут больше двадцати голов. Зря два офицера рискнули, вступив в бой с холодным оружием. Если бы в стае были обычные бакты, то понятно. Прошедшие соответствующую подготовку, и получившие опыт и практику в реальных условиях, казалось, они справятся без всяких вопросов. Да и с учетом экипировки обычно риск получить раны даже средней тяжести минимален. Но на этот раз противник оказался посерьезнее. Эти могли доставить неприятности. Хорошо, что все закончилось более-менее благополучно. Федор Николаевич до сих пор не может отойти от схватки с первым бактом. Второго добивал уже на автомате, пока не схлынул боевой задор, и кровь внутри бурлила. Пришлось мобилизовать все внутренние резервы. Потом пока добивали остальных, как-то удавалось держать себя в тонусе. И вот теперь начала накатывать усталость. И осознание той опасности, которой они подверглись. Все оказалось сложнее, чем рассчитывали. Большая удача, что обошлось без потерь. Это он про себя повторил уже несколько раз. Толи действительно рад, то ли успокаивая себя.
   Сюрпризов же все больше и больше. Например, вот эта особь. Федор Николаевич выпустил в него четыре очереди. Считал, что все время промахивался, хотя вроде и показалось на мгновение, что вторая все-таки была удачной. А сейчас видно, что удалось добиться попаданий пятью пулями. И учитывая, что в выпуская последнюю очередь, он потратил только два патрона и вряд ли он попал дважды, то бакт был на ногах, раненый уже четырежды. Живучесть особи оказалась весьма удивительной
   Как-то во время службы в армии он со своими товарищами провел эксперимент. Из АКМа выстрелили в лопату, прислоненную к стене сортира. В центре появилась внушительная дыра. Железо буквально разорвало, и сверху, и снизу от места попадания оно свернулась в два завитка. Словно лоскутья. Но это не все. Пуля пробила две в палец толщиной доски одной стенки, после этого еще прошила одну такую же доску с другой стороны. Здесь застряла только оболочка. А сердечник еще сделал выбоину в бетонной плите.
   Так вот эта особь получила четыре и слегла только после попадания пятой. Но это не все. Оказывается, она до этого еще получила рану в лапу, и еще одну в бок. А вот "обычный" бакт. Ему хватило одной пули. Правда ему досталась следующая очередь, поэтому до Мураева он подобрался на пару метров поближе. Федор Николаевич остановился еще перед одним экземпляром. Этот получил до шести попаданий, не считая повреждений от огнемета, и все равно был добит уже холодным оружием. Экземпляр даже помощнее, чем его трофей.
   Еще одна особенность. Обычно в крупной стае его члены делятся на три категории: сам вожак, его ближайшее окружение и простые особи. Причем разница между лидером и второй категорией более заметна, чем между второй и третей. А тут аж четыре категории. Вожак, два вида развитых особей и самые обычные бакты. И разница в развитии элиты над самой низшей кастой достаточно большая. Конечно, иногда встречаются довольно сильные лидеры. Но в таких случаях заметно развитие и всех остальных особей стаи, в том числе и рядовых. А тут они ничем не отличаются от привычных бактов. И еще между и его самыми сильными сородичами разницы и не очень много. Очень интересная стая. Кстати за кем они охотились?
   - Внимание впереди еще одна стая, - доложил Никитов. - Появились на нашей стороне. Голов двадцать-двадцать пять. Открываем огонь.
   - Рашид, Миша, Федя за мной. Аня тут за старшую. Коля прикрой из пулемета левую сторону, - скомандовал Всеволод.
   Всякие посторонние мысли, усталость от закончившегося боя, все куда-то пропало. Некогда рефлектировать, сожалеть. Да и прочему сейчас не место. Отряд быстро начал выполнять команду и бойцы уже перешли на другую сторону, когда в эфире раздался немного истеричный девичий голос.
   - У нас тоже они.
   - Спокойнее, - вмешалась Аня, - сколько?
   - С тыла движутся около десятка, - доложил Андреев. Его голос намного спокойнее, чем у подчиненной.
   - Вижу, - подтвердила Аня, - открывайте огонь, чтобы их задержать. И начинайте отход. Света на тебе тыл. Коля давай за мной. Спокойнее девочки.
   - Федя помоги им, - добавил ротный. - Тут мы и так справимся.
   Федор Николаевич кинулся обратно в проход, и чуть было не споткнулся о лежащий труп бакта. Это один из тех, кто успел повернуть на группу Никитова. Выстрелы в упор позволили быстро справиться и с ним, и с его сородичами. Но они завалили дорогу своими телами. Хотя некоторых уже успели оттащить в сторону, но двигаться все равно не просто. Тем более учитывая, что на себя надето не так уж и мало. Бушлат конечно легче, чем теплый зимний. Скорее тонкая телогрейка вроде тех, которые выдавались в армии во время срочной службы, даже немного короче, к тому же со временем наполнитель слежался, но сверху еще бронежилет, хоть и не самый тяжелый, но все же.. Защита дополнена наколенниками, налокотниками, небольшими щитками на голенях и на плечах. На голове сфера. Кроме того есть еще разгрузка, набитая магазинами и пачками с патронами, автомат, ружье гладкоствольное, топор и тесак. Через некоторое время все это начинает давить своим весом, и подвижность начинает падать. А если учесть, что все это он активно таскает на себе уже давно, то понятно как раздражают всякие препятствия.
   Когда он сумел все же перебраться, Буравков уже дал первую очередь из ПК. Огляделся. Андреев с двумя девушками пятятся назад, поливая приближающихся бактов огнем. Сразу бросилось в глаза, что существа активно кидаются из стороны в сторону, стараясь уйти от выстрелов. Обычно это менее заметно. Причем разница весьма ощутимая. Во время предыдущей схватки Мураев как-то не обратил на это особого внимания, хотя мимоходом и мелькнуло в голове насчет чего-то необычного, но это было как короткая вспышка, которая тут же была затерта потоком быстро меняющихся друг за другом картинок. Тогда слишком был занят своими целями, и мир став черно-белым, резко уменьшился ло узкого коридора по две стороны от мушки автомата. Теперь же он может видеть всю картину боя. И не все ему понравилось.
   Федор пробежал еще метров пять и встал на правое колено, немного отодвинув в сторону девушку, стоящую рядом и чуть впереди. Та обиженно обернулась, но ничего не сказала. Тем более в магазине ее АКСУ как раз закончились патроны. Так что, нечего ей делать рядом со стволом АКМа, из которого вылетели пули первой очереди.
   - Даша, Кира отойдите на помощь к Свете, - скомандовала Аня. Правильно. Барышни уже успели тут пострелять, да и противник совсем рядом. Как бы не занервничали. И тыл надо прикрыть. Там девушки заодно еще и успокоятся немного, придут в себя. Промелькнула мысль, что имена у этой парочки как у двух девушек из окружения Севы.
   Между тем, четверо оставшихся стрелков продолжили вести огонь. А нет Андреев начал менять магазин. В огромных ручищах и на фоне его могучей фигуры АКМ кажется игрушкой. А бактов даже, несмотря на то, что нескольких уже свалили, больше десятка. Федор Николаевич мысленно поругал себя за то, что перед новым боем, пока было время, не набил сорокопятку. А эти тридцать патронов скоро закончатся. И перезарядить, скорее всего, уже не получится. Перейти на одиночный? Если бы особи были обычными, тогда да. А эти так и пытаются сбить прицел. Надо бы сразу достать двустволку, а потом уже и холодное оружие. Кажется действительно все. Нажал на спусковой крючок, а выстрела нет.
   Быстро сдернул с плеча ружье и в продолжение этого движения направил ствол в пасть подлетающей твари, одновременно палец коснулся предохранителя. Бакт заметив, что человек отбрасывает автомат, попытался несколькими движениями сократить расстояние и добраться до него. За что и поплатилась. Пуля двенадцатого калибра в пасть для бакта смертельна всегда. Вторая особь попыталась обойти, внезапно остановившегося сородича, и тут же получила пулю в голову, от шагнувшего вперед человека.
   Федор Николаевич, доставая топор, одновременно еще немного сократил расстояние до бакта, сваленного первым выстрелом из ружья. Новому врагу пришлось обходить более быстрых, но уже мертвых сородичей. Поэтому он не смог ни прыгнуть на человека, ни повернутся к нему, а тот успел нанести удар. Инстинктивно уклоняясь от замеченного в последнее мгновение булыжника, Федор Николаевич потерял равновесие, да еще чего-то задел ногой. Падая, он всем телом навалился на бакта, сбил его с ноги и все же нанес ему рану топором. Тут же придя в себя, упершись левой рукой, оттолкнулся от бакта и, встав на колени, еще несколько раз ударил его по шее, почти перерубив его.
   Потом, быстро откатившись в сторону, вскочил на ноги, одновременно вытаскивая из кобуры пистолет. Но осмотрев поле боя, убедился, что вокруг нет ни одного противника представляющего угрозу. Не слышно поблизости и звуков выстрелов. Аня внимательно смотрит сквозь прицел своей винтовки, а оба Коли восторженно уставились в его сторону.
   - Ну, Николаевич! Мужчина! - первым возгласил Буравов. - Такого я еще и не видел, и даже не слышал, чтобы кто рассказывал.
   Молчаливый Андреев, как обычно не проронил ни слова, но глаза говорят о том, что он полностью согласен с тезкой. Даже новый магазин в автомат он вставляет как-то медленно. Рядом Буравков снаряжает ружье патронами. Пулемет он расположил у своих ног. Правда, надо отдать им должное, оба внимательно следят за обстановкой. Хотя для опытных бойцов это не заслуга, а обязанность. С другой стороны и опасности пока не видно. Стрельба у командира тоже стихла. Значит и там справились. Можно немного и расслабиться. Но нет. Аня не даст им спокойной жизни.
   - Давайте смотреть бактов. Если есть признаки жизни добить, - произнесла она строгим тоном.
   Но тут же со стороны тыла началась стрельба. Да это там где находятся теперь уже три девушки. И бьют они длинными очередями. Благодушное настроение сразу же испарилось. Из-за стоящих цепочкой девочек не видно, что там перед ними. Все четверо рванули вперед. Но добежать они не успели. Выстрелы так же неожиданно затихли.
   - Аня! - раздалось в эфире.
   - Что случилось Света? - взволнованно спросила Аня.
   -Бакты вылезли! - последовал короткий доклад.
   - Почему прекратили огонь?
   - А мы их все!
   - В смысле?
   - Ну, вот. Они лежат. Мы, кажется, попали.
   - Луч-два, что наблюдаете? - строго просил командир, назвав Аню по ее позывному.
   - Группа прикрытия обнаружила противника и открыла огонь.
   - Это я понял. Еще подробности, - потребовал Сева
   - Сейчас уточню. Но на данный момент угроза ликвидирована.
   Действительно когда добежали до девушек, впереди в метрах ста-ста пятидесяти обнаружили только четверых уже валяющихся без признаков жизни бактов. Через минуты пять, добравшись до них, убедились, что они мертвы. Все они оказались обычными особями. Поэтому этим много пуль не понадобилось. Вот, например, одной вовсе хватило даже двух весьма удачных попаданий. Контраст с большинством их тех с кем пришлось встретиться сегодня до этого разительный. Федор показал знаком Ане, оставшейся вместе с отличившимися стрелками, что все в порядке.
   - Луч-один, бакты выскочили из бокового проулка. Четыре особи, обычные. По ним был открыт огонь. Цель уничтожена.
   - Понял, Луч-два, иду к Вам. Место сбора там, где находились бакты перед нашей атакой. Пока ведите наблюдение.
   Вскоре вся группа соединилась. Командир, Золотова, Федор Николаевич, Никитов и Буравов собрались в круг для совещания. Между остальными распределили территорию, разделенную на сектора, и велели смотреть в оба. Обсуждение прошло быстро. Говорил в основном Сева, а остальные с ним соглашались и вставляли лишь некоторые замечания.
   Впрочем, итак ясно, что стая здесь собралась не случайно, да еще в таком интересном составе. Теперь необходимо выяснить за какой целью они охотились. Где она примерно находится, и какой интерес может представлять для людей. Предположения есть, но необходимо их проверить.
   А начинать надо с узкого лаза, ведущего в хаос относительно целых, полуразвалившихся и полностью разрушенных зданий, и мешанины из их обломков, и остатков, прилагающихся к ним коммуникаций, дорожного полотна, земли и прочего, всего, что накладывалось друг на друга и, кажется, два или три раза. Видно, что если этот проход и возник естественным путем, то впоследствии его расширяли, скорее всего, дины. А уже потом произошел обвал, закрывший его частично. Но все же пройти можно.
   Командир определил группу разведки, куда кроме него самого вошли Федор Николаевич, Никитов, Куницын, Серега Корчин. Возражений не последовало. Андреев слишком габаритный. Буравов нужен здесь, на тот случай если еще кто выскочит на оставшихся людей. Золотова остается за старшего.
   Вошли в проход осторожно. Пока первый движется, остальные наблюдают и прикрывают от неожиданностей. Как только тот останавливается и подает знак, идут остальные. Все постоянно начеку. Произойти может, что угодно. Пройдя шагов десять, перешли на левую сторону и поднялись на кучу обломков высотой примерно в половину человеческого роста. Тут больше укрытий: углубления, крупные фрагменты и прочее. Так, где ползком, где на четвереньках прошли метров двадцать. Никто ни разу не выругался только по той причине, что каждый понимает - необходимо действовать как можно тише. Хотя время от времени слышны и шорохи, и звуки, издаваемые, скатывающимися из-под ног камнями, какими-то обломками, и тихий хруст чего-то там еще. Но все это еще можно как-то списать на естественный фон, на шныряющую мелкую живность.
   Впереди проход делится на две ветки. Обе через несколько метров делают поворот и неизвестно, что еще там дальше. Левая крупнее, а вторая скорее кармашек в основной линии. Надо выбрать, куда двигаться. Или уже сейчас включить сканеры? Командир после минуты размышлений все же выбрал последнее. Проверить решили обе ветки. Приборы работают недолго, а кристаллы и ампулы для них не дешевые. Начали изучать местность, приглядываясь к каждой детали, и как только сделали буквально несколько шагов, Федор Николаевич понял насколько командир прав. Кругом много следов копоти, на камнях следы воздействия огня. Жгли из обоих ответвлений, и скорее всего и там, и там могут быть дины.
   А через две минуты последовал удар. Из левого прохода вырвалась мощная струя пламени, кроме того последовало мощное направленное воздействие. Природа последнего не до конца понятно, но бьет оно весьма неприятно. Одно из ощущений, что по голове треснули большим пыльным мешком. Одновременно происходит повышение давления, воздействие на сосуды. Кроме того жертва парализуется. Тут же последовал удар и из второй дыры. Но он оказался значительно слабее, и содержит только достаточно слабый огонь, да и второй компонент был бы воспринят не более чем удар мягким мешком, да и то нанесенный с трудом.
   Так что угрозу представлял только первый удар. Но зато очень мощный. Хорошо, что Всеволод успел включить прибор защиты. Он рассчитан на пять единиц, каждый из которых хватит сдержать один мощный удар или до трех слабых. Но на этот раз израсходовалось сразу две. От третьего осталось всего ничего. Всего процентов тридцать пять. Зато пятерка исследователей получила возможность достаточно легко перенести нападение. Сначала все же заглянули туда, где добыча слабее. Точно два головастика. Быстро тубы на плечо и на спусковой крючок. Ловушки легли удачно. Теперь надо обратно. Предварительно Сева успел оставить имитатор. Уходили быстро, уже не соблюдая осторожность. Только старались смотреть под ноги. Тем более количество обломков увеличилось. Уже на самом выходе их настиг второй удар. Но на его отражение хватило и одной единицы. Ну и от тридцати пяти процентов осталось всего двадцать.
   Отдышавшись, начали проверять результаты исследований. Впрочем, и так ясно, что в левом сидят взрослые дины, причем, скорее всего самка и самец, причем очень сильные, а личинки из правого уже в ловушке. Тут же связались с центром и сообщили о находке. Приборы подтвердили первоначальные предположения. Дали заявку на тяжелый транспорт, и на захват самки и самца динов с кладкой и пары личинок. Сомнений в том, что придется платить неустойку за ложный вызов или, наоборот, слишком поскромничали и все, найденное сверху, достанется трофейной службе, нет.
   Всеволод взял новый прибор защиты. Прихватили с собой дополнительные ловушки. Вновь зашли внутрь второго коридора в том же составе. Всеволод тут же включил раздражитель. Последовало два удара. Так как стояли довольно далеко от имитатора, находящегося в эпицентре опасной зоны и, в конце концов, отработавшего свое, потратили только одну единицы защиты и почти ничего не почувствовали. Федор и Всеволод, Максим, Сергей и Рашид сразу же после второго удара бросились вперед. Успели. Два могучих дина уже готовились в очередной раз наказать незваных гостей.
   - Федя бьем левого, Сергей и Максим правого. Рашид подожди секунд пять, и если мы кого не достанем, добивай.
   Ударили сразу из четырех приборов. Рашид вскинул свою тубу к плечу, но ждет результатов. Хотя в левого дина попали удачнее, но силовое поле от ловушек получилось очень ненадежным.
   - Рашид левого.
   - Есть, - доложил тот, уже выпустив заряд.
   Попал лучше всех. Все же дин к этому времени уже оказался обездвижен. Как и сосед или скорее соседка. Да точно правый и есть самец. Потому и не хватило мощности двух зарядов. Да и для подружки кажется тоже. Но это еще надо посчитать. Нет. Сева не стал экономить. Ей тоже достался третий заряд, уже надежно упрятавший дина в силовой шар. А командир на этом не успокоился. На самца потратили еще одну ловушку.
   Тот час, пока добиралась колонна, изучали местность, собирали трофеи. Из ПВД роты приехал грузовик, куда начали складывать убитых бактов. Ну и главное охраняли местность от новых гостей. А они появились. Во-первых, новая группа из трех бактов. Во-вторых, стая местных шакалов голов семь. Почему местных? А это не знакомые и привычные по планете Земля животные. Даже ничего общего с теми не имеют. По крайней мере, внешне. Злобные неприятные существа, самые крупные особи достигают полметра в длину, остальные поменьше, высота до тридцати сантиметров. Бесхвостые. Бесшерстые. Двигаются на четырех конечностях. Питаются падалью. Иногда нападают на людей, если чувствуют свое превосходство или надеются на внезапность. Но противник не самый сложный. Самое неприятное охотятся на крысловов. Крысы тут самые настоящие, стандартные. А вот главные охотники на них на кошек не похожи. Это скорее насекомые. Вот для них шакалы и опасны. Хотя крысоловы и способны оказать сопротивление, но шансов у них обычно мало. Так как чаще всего численное преимущество не на их стороне. Размером они только вдвое крупнее упомянутых кошек.
   Кроме них из местной живности надо упомянуть мартыхаев. Еще их зовут бандерлогами. Происхождение у них такое же внеземное. Название же им дали люди, встретившись с ними тут в Аномалии. Надо сказать, это событие не доставило удовольствия ни тем, ни другим, так как обе стороны обрели еще одного неприятного врага.
   Мартыхаи, так же как и бакты, имеют шесть конечностей. Но передняя пара у них развита значительно лучше. Крупнее шакалов по объему раза в три и в четыре меньше бактов. Имеется в виду обычные, а не те переростки, из которых состоит большая часть сегодняшнего улова. Но, несмотря на не такие уж и крупные размеры, мартыхаи весьма неприятные особи. Они часто стараются не сойтись с противником вплотную, а начать забрасывать его всякими булыжниками, палками, и многим другим, что попадется им в руки или правильнее конечности. Так каменюку весом больше чем в полкило мартыхай может закинуть метров на шестьдесят. Некоторые особо развитые особи и подальше. Более того, в отличие от тех же бактов, они отлично передвигаются по развалинам. Очень ловки и быстры. Умеют прятаться в складках местности. Часто нападают даже на бактов и не всегда безуспешно. Да и людям приходиться их опасаться, особенно крупных стай. И еще они неплохо двигаются по развалинам и в темное время.
   Правда, сегодня их пока здесь не видно. Ну и хорошо. Не хотелось бы еще и с ними встречаться. Да и с другой живностью, существующей в этих местах тоже. Хватает их тут. Есть и вполне подходящие кандидаты в котел. Но пока не до них. Все устали. Постепенно напряжение боя схлынуло и накатило чувство утомления. Потерялся интерес к сбору лежащих тут и там трупов. Снизилось внимание к окружающей обстановке. Чувства и желания притупились. Но не все. Боль в руках, спине. Апатия. Хочется бросить все и где-нибудь спокойно посидеть, отойти. Однако приходится взять себя в руки и заставить остальных собраться. Все таки тем же девушкам пришлось в этом плане потяжелее. Федя же с Севой, как и некоторые из ребят, опытные бойцы, все же более привычные к этим ощущениям. Не в первый раз приходится преодолевать себя. Да и нагрузки эти, и перепады стали уже достаточно привычными и переносится уже намного легче. Постепенно вырабатываются навыки по преодолению подобных трудностей. Главное не дать ни себе, ни другим расслабится. Конечно, можно принять средства для снятия стресса и преодоления усталости, например, выпить чего-нибудь спиртного. Но этот способ на этот раз не подходит. Во-первых, дисциплина. Во-вторых, нужно чтобы все собрались, усилили концентрацию, сохранялась правильная координация и восприятие окружающего мира, мозг работал быстро и четко. Расслабленность только помешает. В-третьих, большая часть личного состава - женщины. И потом спиртного просто нет. И это обстоятельство даже перевешивает все остальные.
   Тем более как уже говорилось выше, личный состав постепенно учится преодолевать трудности и без такой поддержки, так что не надо мешать процессу. А вот помочь им надо. Кому добрым словом, кому дело подобрать по плечу, чтобы быстро втянулся. Да и командирам надо попрактиковаться в работе с подчиненными. Все же не самая тяжелая схватка была. А вот чаю из термосов можно выпить. Еще горячего, заваренного с травами. Только вот сахара у всех маловато. Хорошо командир прихватил немного конфет из стратегических запасов. Все же результат сегодня неплохой. Да уж если совсем честно будет и что покрепче для всех участников, но позже, после смены. А сейчас надо сберечь добытые результаты.
   Вот подъехала и колонна из трофейной службы. Впереди бульдозеры, экскаваторы и автокраны. Потом уже спецмашины с аппаратурой для ловли динов и мощные КАМАЗы для их перевозки. От группы требуется обеспечить безопасность работы бригад. Никитов и Сергей тут же пристроились на специальной площадке за рабочим местом тракториста, управляющего первым бульдозером, еще два бойца заняли позиции на экскаваторе. Сам Федор Николаевич стал присматривать за правой от работающих стороной. Сева повел бригадира осмотреть добычу.
   Августовский день конечно подлине сентябрьского собрата, не говоря уж про октябрьского или ноябрьского. До дня равноденствия почти месяц. Как и до дня рождения Мураева, но вся равно полдень уже прошел, и время неумолимо приближает сумерки. Поэтому прибывшие тут же приступили к работе. Что делать и как, они и так знают. Технология отработана, и последовательность действий определена уже давно. Федор Николаевич сразу как бригада добралась до места, с радостью отметил, что во главе команды Саня Медведев, хороший знакомый, можно сказать приятель. Да и некоторых его подчиненных он тут же узнал. А эти так вовсе мастера своего дела. Доказано ими не раз, и не два. Этих учить, только мешать.
   Саня, поговорив с Всеволодом, сразу же разобрался с нюансами и дал команду начинать. А в это время его люди уже и так начали разворачиваться. Кто-то начал понемногу вгрызаться в развалины, кто-то расширять площадку вокруг. Кучу мусора посреди дороги тут же разгребли в стороны. Часть тут же начали грузить в самосвалы, чтобы отвезти подальше. Вернувшись из прохода Медведев, быстро накидав на бумаге какие-то схемы, начал раздавать дополнительные указания. Вскоре вокруг не осталось ни одного не занятого человека.
   Правда, теперь стоять на постах стало скучновато. Хоть вроде и не бездельничаешь, но время идет не так быстро. Да и за работой трофйщиков не понаблюдаешь, надо следить за своим сектором. Так прошло с полчаса, когда рядом с Федором, остановился УАЗик командира, а мимо проехала небольшая ротная грузовая Газелька с тентованым кузовом. Из кабины внедорожника выглянул Всеволод.
   - Федя, сдай пост Свете и Кате, а сам садись ко мне в машину.
   - На охоту едем? - уточнил Мураев, поудобнее усаживаясь на заднем сидении.
   - Да, тут в метрах пятистах переулок, там приготовили приманку.
   - Подожди, куда Газель свернула? - удивился Федор, заметив, как грузовик поехал направо, а их УАЗ совсем в другую сторону. - Разве приманка не там?
   - Приманка там, но другая. Я же говорил, что наша уже приготовлена. Ее уже минут сорок назад разложили. Двух бактов приготовили, - принялся рассказывать ротный, пока УАЗик накручивает метр за метром. - Думаю, там уже гости побывали. Ну, все, приехали. Дальше своим ходом.
   Машину оставили на небольшой площадке в переулке. С собой кроме автоматов прихватили по дополнительному оружию. Если у Федора Николаевича это его двустволка, то Всеволод нагрузился еще Тигром и гладкоствольным полуавтоматом. Пройдя метров десять, присели на несколько секунд. Сева быстро взглянул за угол, потом подал знак напарнику двигаться за ним. Свернув на улочку параллельную той, на которой сейчас готовили проход для спецтехники, Всеволод и Федор прошли еще метров сто. Двигались друг за другом, укрываясь обломками и кучками осыпавшегося мусора. Впереди в шагах пяти ротный, за ним Мураев. Все время старались держать под контролем все вокруг на триста шестьдесят градусов. Наконец Сева дал знак приблизиться к нему. Когда товарищ присел рядом, он протянул ему бинокль.
   - Посмотри, отсюда шагов сто двадцать. Видишь посередине лежит бакт? Второй шагов в десяти правее.
   - Да, - ответил Федор Николаевич. - Вижу. Нашел и того и другого. Обоих, по-моему, уже попробовали на вкус. Причем второго даже сильно.
   - Верно. Я тоже так решил.
   - Значит мартыхаи были тут. Один-два экземпляра.
   - Скорее два. И раз не стали надолго задерживаться, значит пошли за стаей. Это молодые разведчики, которые хотят отличиться перед вожаком и поднять свой статус. Иначе вряд ли бы они покинули еду.
   - Я с тобой согласен. Давай ждать. Какова диспозиция? Ты смотришь за приманкой, я прикрываю?
   - Согласен. А пока можно и поговорить, - заявил Сева, прислонившись спиной к бетонному блоку. - Я для этого только тебя и вытащил. Все же двоих тут маловато. Но надеюсь, нашего с тобой опыта хватит.
   - Только поэтому? А я удивился, что ты оставил группу без присмотра. На мой взгляд, не очень-то на тебя и похоже.
   - Я там Анну оставил за старшую. Пусть опыта набирается, и остальные привыкают. Нет, как уже говорил, не это основная причина, по которой я решил поохотиться только вдвоем с тобой. Но почему бы заодно не воспользоваться и подобной возможностью, решить одновременно несколько задач. Она способна справиться с обязанностями, а я вполне могу на нее положиться и на время освободиться от части своих забот. Тем более ей нужна практика самостоятельного руководства. Особенно когда меня рядом нет. Да и другим тоже. Привыкнуть к ее роли. А мне, в это время, можно и самому поохотиться, и заодно немного отдохнуть. Все же напряжение сказывается. А там сейчас рутина. И не так уж сложно, хотя в тоже время и утомительно. Но главное повторяю, хочется поговорить с тобой наедине. Вот я и воспользовался возможностью. А то мы с тобой никак нормально не пообщаемся. Когда ты приезжаешь ко мне, - обсуждаем только служебные вопросы, когда я бываю в центре, - всегда приходиться спешить из-за дефицита времени. Созвониться и то некогда. Да и почти при каждой встрече рядом люди. Вроде теперь квартируемся вместе, даже в одной комнате живем. А поговорить не получается.
   - Да, что там говорить, даже встречаемся там изредка, - подтвердил Мураев, - причем чаще всего при этом один появляется - другой спит, а потом второй уходит до того, как первый встанет. Да и правильно говоришь - люди рядом всегда. А мне тоже есть о чем перемолвиться.
   - Ну, вот и хорошо, пока гостей нет, перекинемся парой слов. Только не надо забывать про бдительность, - с неким предвкушением заявил Всеволод Михайлович Бердышев-Соколовин. Для друзей Сева, а так же как ни странно Бердыш и Сокол. Самые близкие еще его иногда зовут "Острый".
   - Насчет внимательности. Ты уверен, что место подходящее? Все же мало ли, - предупредил Федя.
   - А мы не о служебно-секретном. А о личном, - ответил Сева, расстегивая верхнюю пуговицу куртки. - На эту тему с одной стороны, конечно, не хотелось бы при посторонних, а с другой стороны, хитрым ворогам подслушанное ничего интересного не даст, - усмехнулся командир. - Да и мартыхаи скоро, думаю, пожалуют.
   - Ну, тогда с чего начнем? - поинтересовался Мураев.
   - А с того, о чем уже упомянули. С квартирного вопроса. Тут у некоторых появляются вопросы после твоего переселения.
   - Не понял? Нас в чем-то обвиняют? Но тут из-за недостатка жилплощади многие делят комнаты. И часто даже не по двое живут
   - Когда больше двух, наоборот, меньше подозрений в том, что пришло тебе в голову. Да к тому же во многих квартирах... Да, что там. Чаще всего обитатели подбираются одного пола. Нет. Тут дело как раз в обратном, - улыбнулся Острый, прервавшийся для того, чтобы перевести дух и отвлекшийся на обзор местности перед собой.
   - Имеется в виду, что у нас в квартире смешанное население, - сообразил Федя.
   - Да, - подтвердил Сева через несколько секунд. Он, кажется, что-то заметил, поэтому внимательно вглядывается вперед через бинокль. Потом добавил, - тем более нас двое, а их шестеро. Первоначально всех девушек записали в мой гарем, а тут ты появился. Вот у некоторых и появились разные мысли.
   - Да, дураков много, - заявил задумчиво приятель.- Хоть отселяйся теперь от тебя.
   - Ага. И все тут же скажут, что слухи были обоснованные. Только в этом случае по новой усовершенствованной версии мы с тобой поссоримся. Тогда разговоров еще больше будет.
   - Ну да, ты прав. Однако...знаешь, что скажу... Если, что относись спокойно. Но скажем так, могут ведь сказать, что это мы с Аней поссорились. Погоди, не перебивай. Я тоже кое-какие слухи слышал. И там больше не про твой гарем слышал. Больше удивлялись соседству.
   - Да ладно Федь. Я и сам эти разговоры слышал. Так что ты не волнуйся так за мою реакцию. Более того скажу. Не все так просто. Поэтому если, что не сильно удивляйся.
   - Ты хочешь сказать, эти слухи не беспочвенны?
   - И про нее, и про меня тоже.
   - У тебя все-таки есть отношения с кем-то из соседок? - то ли спросил, то ли заявил утвердительно Мураев.
   Все-таки даже то, что они вроде живут в одной комнате и вроде встречаются довольно часто, совершенно не помогает личному общению. Настолько некогда поговорить на темы, не касающиеся службы. Если даже имеются то, чего они друг о друге не знают. Да и честно говоря, оба настолько загружены, что кажется, и не до личной жизни. Однако вот.
   - С кем-то, - усмехнулся Всеволод. - Признаюсь. Слухи про гарем не беспочвенны. И предваряя твой вопрос, скажу с четырьмя точно, и в том числе с Аней.
   - А вот, что ты имел в виду, когда сказал: "и про нее, и про меня тоже"?
   - Ты меня не совсем правильно понял. Её отношения, это её отношения. А наши с ней это несколько другое. Хотя может и есть связь, - добавил Всеволод задумчиво.
   - Так у тебя с Аней близкие отношения. Тогда как же остальное? И ты как к этому относишься?
   - Федь, да нормально отношусь. Главное то, что между мной и ими. Это не мешает, скорее даже наоборот, сглаживает некоторые углы. Да и все не так серьезно у них, как ты мог подумать. Так баловство и шалости. Они к этому так-то серьезней относятся. Но зато ссор и конфликтов из-за моих взаимоотношений с каждой отдельно нет. Никакой ревности, скандалов на эту тему. Даже наоборот. Иногда выступают единым фронтом. Но, чаще это еще и помогает, когда остальные нивелируют заскоки каждой отдельно.
   - Вот как. Я заранее скажу. Мое дело сторона. Вернее, мешаться не буду, да и учить или более того осуждать тебя. К ситуации отнесусь с уважением и пониманием. Ты мне друг, и соответственно твои близкие люди могут рассчитывать на самое лучшее с моей стороны отношение.
   - Спасибо дружище. Только я начал разговор с целью узнать, как у тебя самого дело обстоит на этом фронте. Нескольких дам я знаю, но насколько вы близки? Свои взаимоотношения с противоположным полом перед тобой раскрыл, чтобы оправдать свою настойчивость. И честно говоря, хотелось бы на благоприятное положение вещей.
   - Сева. Тебе не кажется, что мы перешли на какой-то уж совсем странный язык?
   - А сам-то?
   - Я и про себя.
   - Ну, так тема-то деликатная. Трудно напрямую спросить, когда ты меня со своими женщинами познакомишь.
   - Ни с кем тебя не знакомил? Только что совсем другое говорил.
   - Да я немного о другом. О том, чтобы я знал, что вот с этой у тебя близкие отношения. А то ведь сам возьмусь за это дело. И дам своих попрошу посодействовать. У меня вон уже не одна. А друг в это время одинок. Не совсем это правильно.
   - То есть ты сам увлекся любовными приключениями и меня хочешь втянуть? - усмехнулся Мураев. - Но знаешь же, я к этому вопросу серьезно отношусь. А тут еще детей невозможно завести.
   - Вот тут ты неправ. Здесь в Мегаполисе нельзя. Но мы же в этих местах не навсегда. Более того, не забывай, нам скоро в отпуск и уже решено, где будем отдыхать. Возможностью надо воспользоваться. Но чтобы не испытывать угрызений совести, пользуясь благами не доступными остальным, хоть пригласим с собой побольше людей. Напомню о том, что нам говорили, что для тех с кем у нас имеются близкие отношения, доступ на ту сторону будет проще и легче. Не буду подробно описывать технические детали. Так что, это тоже причина, из-за которой я тебя тороплю. Думаешь, если ты кому-то сделаешь заодно и еще такой подарок - она не обрадуется?
   - Сева. А вот тут я наоборот несколько засомневался. Эти меркантильные моменты как-то меня смущают. Выглядит так, словно покупаю чувства.
   - Я же не предлагаю тебе все это объявлять в открытую, или предлагать в качестве бонуса или саморекламы. Но просто дополнительный сюрприз будет приятен. Потом, возможно, конечно может и сыграет какую-то роль в развитии отношений. Но сначала-то можешь просто установить отношения, без использования этого козыря. Если тебе это не нравится. Просто я предлагаю тебе заняться этим вопросом. Уверен, что ты сам тянешь, в то время, как надо проявить инициативу. Это не только в твоих интересах, но и еще чьих-то. Считаю, что зря скромничаешь. Человек ты видный, способный, с головой. Добрый, отзывчивый. Должность у тебя не плохая, перспективы есть. Да и люди мы с тобой, по местным меркам, не бедные. Кстати. По службе тоже слишком скромничаешь. Начинали мы с тобой оба старшими лейтенантами, я уже капитана, когда еще получил, а ты только несколько дней назад штабса. Анне такое же одновременно с тобою присвоили, хотя она тогда была лейтенантом.
   - Ну, знаешь Острый. На все сразу и не ответишь. По званию. Меньше чем год получить очередное - считаю вполне неплохо. Просто это вы с Аней еще быстрее растете. Но опять-таки, вы, как говориться, на линии огня, в боевых порядках, а я скромный кабинетный работник. И успехи у роты значительные. Так что заслужили.
   - Повторюсь. Не скромничай. Не только в кабинете сидишь. И успехи роты это и твоя заслуга. По всем вопросам в главке нас курируешь. Сколько народу нашел, сколько вопросов решил. Кстати, если там тебя не ценят, можешь в роту ко мне перейти. Сам знаешь, мне вакансию еще одного зама ввели. В том числе и твоими заботами. Так что если желаешь, она твоя.
   - Сева. Сам сказал, что пользу и на нынешней должности немалую приношу. Так что пока там останусь. И еще. Я в роту инспектора по вооружения вроде нашел. Надо вопрос доработать. Сам знаешь, дел там у меня немало. Ну и ... Так и быть, можешь считать добился в какой-то мере своего. С одним человеком надо выяснить. А для этого мне надо с ней почаще видеться.
   - Что. Все-таки есть? Ну, молодца. Не зря я тебя тормошу.
   - Хватит, хватит. Еще рано радоваться, - пошел на попятную Федя. Вроде уже пожалев о своей излишней откровенности. - Давай пока не будем форсировать. Да, я про планы и разговоры. Там с ней надо как-то поговорить что ли.
   Нет, все-таки зря испугался. В чем-то Сева прав. Да нет. Не только в чем-то. А вполне себе во многом. А вообще-то успел пожалеть своей откровенности. Хотя с кем и не поделится как со своим надежным товарищем. Действительно. Сева может чего и дельного присоветовать. Все правильно сделал.
   - Если это, та, про которую я думаю, может Аню подключить? - действительно оживился Всеволод. - Они в хороших отношениях.
   - Ты то, как сам с ней отношения строишь? Характер у нее еще тот,- Федор начал переводить разговор в другое русло .
   - Ну как. Неплохо, в общем то. Тем более нам очень много приходиться решать служебных вопросов, что тоже сближает. Общие задачи, проблемы, радости, успехи. Но я тебе сразу скажу, много про нее и всякого болтают. Она девушка видная, много к ней подкатывало да неудачно. Ну и к тому же она, как ты сам сказал, с характером. Суровая. Часто на чужую тонкую душевную организацию внимания не обращает и обходится без деликатности. Вот из-за этого не очень дамского стиля руководства ее тоже недолюбливают. Не соответствует это, видишь ли, их критериям. Да и служебный рост ее, как ты сказал, быстрый и справедливый не всем нравится. Но ничего, личный состав все равно постепенно привыкает. И сама она все больше навыков работы с подчиненными приобретает, да и изменения в характере есть в лучшую сторону. Так что мы с ней живем хорошо.
   - А на вторую должность заместителя кого еще планируешь? Рината?
   - Если ты твердо отказался, то его.
   - Что же, я поддержу наверху. Есть кое-какие наметки решить проблемы. В случае их возникновения. А как насчет отпуска?
   - Ты имеешь в виду Звемелин? Как раз получится хорошо. Так я планирую, что часть наших людей, с ним во главе, уйдет в начале декабря, а мы с тобой как они вернутся, через недельку, - тут Всеволод на секунду прервался.- О как! Смотри-ка. Первый появились. Давай подождем, пока остальные подтянутся, и все увлекутся трапезой.
   - Да. Раз уж упомянули тему про Звемелин. Как в командировку съездил?
   - Хорошо. Правда, недолго. Да еще трудно привыкнуть, что там время быстрее летит.
   - Со мной тоже самое было. Все время казалось, что опаздываю.
   - Привез патронов, спирта, продуктов. В основном шоколад, картофельный и яичный порошок. Да и главное супы. Знаешь такие в пакетиках, которые надо залить водой и немного поварить. Часть маленькими порциями, а большую в пакетах на один, три и пять килограмм. Да еще бульонные кубики. Вроде тех, которые ты привозил. И еще насчет Ани. Ты знаешь ее настоящую фамилию?
   - Не понял, - удивился Федор и через пару секунд добавил.- До сего момента я считал - Золотова. Но теперь после твоих слов уже не уверен.
   - По матери - Золотова. А так она Саянова.
   - Вот как. И кто она генералу Саянову?
   - Родная племянница. Здесь она появилась вместе с ним. Поэтому у нее есть свои возможности для перехода на ту сторону. Это тебе для сведения. Прими во внимание в работе. Ладно. Договорим потом. Сейчас я отойду немного правее, и по моему знаку открываем огонь. Выпустишь половину магазина - прекращай стрельбу и внимательно наблюдай. Начали.
   Да. Подивиться на новость о родственных связях заместителя приятеля и одного из руководителей местного общества так и не пришлось. Просто нет времени. Мураев навел прицел на кучу Мартыхаев и стал ждать. Сигнал не заставил долго ждать. Палец плавно нажал на спусковой крючок, и приклад ожидаемо толкнул в плечо. Тут же дал длинную очередь, стараясь увеличить сектор. После этого ограничился двумя-тремя патронами за раз. Как всегда окружающее пространство сузилось до небольшого коридора, внутри которого мечутся бандерлоги. Все остальное словно исчезло. После восьмой короткой очереди заставил себя остановиться и начать осматриваться. Постепенно расширился обзор, вернулись краски. Пришлось сделать небольшое усилие, чтобы заставить себя внимательней взглянуть на окружающую местность. Пока ничего подозрительного нет. А Всеволод отложил автомат и начал стрелять из Тигра.
   Мартыхаи уже перестали метаться мелкими группами. Часть тех, кто после первых же выстрелов носились в панике или уже лежат неподвижно, или еще слабо шевелятся, постепенно затихая. Остальные пытаются, как-то спрятаться среди развалин. Но есть и те, кто намерен, воспользовавшись укрытиями, добраться до стрелков. Заметив движение слева, в метрах шестидесяти, Федор Николаевич навел туда свою двустволку и послал заряд картечи. Раненое существо дернулось и попыталось выскочить из укрытия, но второй выстрел настиг его. Быстро переломил ружье, вытащил гильзы, бросил их в карман, вставил патроны, поставил стволы на место и вновь вскинул приклад к плечу, пытаясь найти новую цель. Как раз в этот момент в него прилетел увесистый камень, удар которого в плечо смягчили бронник и бушлат. А это хорошо, что противник сам проявился. Удар нисколько не отвлек от поиска новой цели. Наоборот, хулиган просто быстрее привлек к себе внимание. Второй камень бросить он уже не успел. Бахнул выстрел, и заряд картечи полетел в цель. Следом на всякий случай выстрелил и из ствола, заряженного пулей. Зря или нет, можно посмотреть потом.
   А сейчас надо снова перезарядить ружье. Почему оно у него без экстрактора? С ним вроде удобнее. Все дело в патронах. Вернее в гильзах. Патроны выдаются в ограниченном количестве, стоят достаточно дорого. Это еще и ответ на вопрос, зачем ему с собой таскать еще и гладкоствол. А причина как раз в более дешевых боеприпасов. Такие патроны многие тут переснаряжают. Федор сам этим не занимается. Как-то не очень у него получается, да и с временем проблемы. Тем более есть умельцы готовые помочь. К тому же патроны от них надежнее. Для Мураева всегда постараются сделать качественно. Это не хвастовство, а констатация фата. А в сэкономленные часы можно другими делами заняться, этим и отбить заплаченную цену, и даже многократно. А вот гильзы нужны. Вот и старается он их не терять. Кстати, от полуавтомата или магазинки он отказался по той же причине.
   В это время рядом раздался звук выстрела Севиного гладкоствольного ружья. После этого они сделали только по два выстрела, да Острый, еще одну пулю выпустил из Тигра. Несколько оставшихся в живых мартыхая скрылись окончательно. Кому-то из них может и удастся зализать раны, но со стаей покончено.
   Ротный вызвал по рации транспорт, который прибыл минут через десять. За это время как раз Сева подогнал УАЗик. Хотели помочь загрузить трупы, но тут рация голосом Шигапова доложила, что около другой приманки собирается новая группа. Быстро загрузились в машину и отправились на новое место. Тут их уже дожидается Рашид с двумя бойцами. Они до этого наблюдали за обстановкой издалека и до позиции добрались всего на пару минут раньше. Ждали, пока все мартыхаи не вылезут. На этот раз стая оказалась маленькая. Всего семь особей. Учитывая, что стрелков собралось пятеро, Федор Николаевич, сделал только один выстрел из двустволки.
   Не стали и тут задерживаться. Трофейщики не теряли время даром. Поехали на место схватки с бактами. Успели как раз к тому времени как поместили в кокон двух динов-головастиков и загрузили на автомобиль. Впрочем, эта операцию приходилось наблюдать не раз, поэтому все воспринимается достаточно буднично.
   А вот взрослые особи встречаются не так часто. Да к тому же эти оказались крупными. Поэтому все пошло не так гладко. Пленные успели дважды ударить, при этом сильно повредили окружающее их силовое поле. Да и когда ловцы их готовили к погрузке, настройку два раза сбило. Потом пришлось переставлять элементы включения транспортного контейнера. Для того, чтобы установить последние два полезли сами Сева с Медведевым. Даже грузноватого Мураева не взяли. Но все же обоих динов удалось подготовить для перевозки. Бьющихся внутри контейнеров, закрытых силовыми полями, особей решили поместить на огромные грузовики по одному. Рядом с той, где сидит меньший по размеру дин, разместили, еще и куб с кладкой из пяти яиц, а потом еще и убрали силовое поле между этими двумя устройствами для перемещения. Быстро осмотрев оказавшееся рядом потомство, самка тут же успокоилась. Только переместила яйца ближе к себе. Их тара слишком мала для нее. Это благотворно отразилось и на втором дине. Он тоже успокоился и перестал вырываться.
   Как только операция по загрузке завершилась, люди, до этого с напряжением наблюдавшие за происходящим, тут же как-то сразу же ускорились. Все куда-то быстро задвигались. Техника трофейщиков умело и без суеты и неразберихи организовалась в колонну. Бойцы роты, до этого бдительно контролирующие окрестности, постепенно подтягиваются к руководству. Остались только два поста по краям от места сбора техники. Медведев, после того как грузовики с драгоценным грузом и автомобили со спецтехникой благополучно заняли свои места в колонне, подбежал к группе офицеров. Даже в этом проявилось замеченная Федором перемена. Именно подбежал, а не подошел.
   - Аня, друзья, мы поехали. Через пару часов буду у вас, поэтому не прощаюсь, - скороговоркой выпалил Медведев и тут же, не дожидаясь ответа, быстро убежал обратно.
   После того как колона отъехала метров пятьсот, Всеволод снял и оставшиеся два поста. Грузовик с телами мартыхаев уже уехал на базу. Третья приманка была установлена у стационарного поста, откуда уже доложились, что начали отстрел всех, кто решил полакомиться. Пока, правда, попались только шакалы. Но решили все оставить как есть. У бактов для отчетности все равно отрезаны головы и передние пары лап. Хотя обычно хватает и рогов.
   Личный состав, принимавший участие в прошедшей охоте, уже сильно устал, от сегодняшних приключений. Всем требуется передышка в спокойной обстановке. Поэтому командир приказал людям быстрее грузиться в транспорт. После этого еще минут пять вдвоем с Федором осматривали местность, на предмет оставленного имущества. Наконец и их колонна отправилась в путь.
   На базу прибыли через полчаса. Большое девятиэтажное здание не пострадало после того, как в свое время на данную территорию наложили еще два фрагмента. Площадку вокруг него расчистили где-то полгода назад, и примерно с тех пор тут базируется отдельная рота охраны и патрулирования. На первом этаже, где раньше были офисы каких-то организаций, оборудовали служебные помещения. Оттуда же сделали проходы в подъезды. Квартиры со второго по четвертый этаж используются под казармы и комнаты отдыха. Частично востановлены канализация и водоснабжение.
   Проехали будку со шлагбаумом и автомобили остановились перед крыльцом. Личный состав, кроме водителей, выбрался наружу. Буквально через несколько секунд все кроме командира выстроились в две шеренги. Правда, какой-нибудь строевик, взглянув на них, был бы глубоко возмущен. Ряды неровные, люди встали не по росту. Тот же Федор Николаевич встал в конце строя вслед за группой девушек. Вопреки правилам за его спиной никого не оказалась, как и за Аней, стоящей впереди.
   - Поработали на славу. Всем спасибо. Пока предпосылок для нового выхода нет. Поэтому всему личному составу отдыхать. Мураев, Золотова сейчас зайдете ко мне. Никитов через полчаса. На ужин прикажу выдать дополнительный паек. Мужчинам порция спирта. Девушкам вино, коньяк или шоколад на выбор. Разрешаю снять снаряжение и верхнюю одежду. Кому надо переоденьтесь. Но сначала проверьте оружие. Разойтись.
   Федор Николаевич подождал, пока почти все войдут внутрь здания, и сам пошел вслед за ними. Проходя мимо вахты, оборудованной внутри, где дежурят пара постовых, дежурно кивнул постовым головой. Он уже хотел идти в кабинет командира, как его взгляд остановился на одном из бойцов. Не ошибся. Действительно узнал невысокого парня в немного мешковатой форме.
   Этот юноша прибыл чуть больше месяца назад. В приемнике для новичков при выборе занятия он решил поступить на службу. Но по физическим данным не понравился ни одному покупателю из комплектующихся подразделений. Но Федор Николаевич прибыв за новобранцами, никогда не упускает случая посмотреть и на уже забракованных кандидатов. На них уже не распространяются квоты, а вот найти среди них что-то подходящее вполне возможно. Практика вполне доказала его правоту. Разумеется, не все из них станут отличными бойцами. Это было бы уж слишком. Но ничего тянут службу.
   Набирая таких для прохождения службы в роте Бердышева-Соколовина, Мураев исходил, да и впредь собирается исходить из того, что в подразделении нужные всякие люди. Задач и функций очень много. И найти применения можно почти каждому. Было бы желание служить. А этот парень такое желание выразил.
   Да и насчет фамилии Острого. Она тяжеловата не только в произношении, но также имеет еще и солидный вес, накопленный службой многих поколений предков. Традиции и мировоззрение, сформированные десятилетиями и даже веками, довлели над Севой чуть ли не с младенчества. Благодаря чему из него и сформировался отличный боевой командир. Обладающий более простой фамилией и более простой родословной Мураев легко принял его верховенство во всем, несмотря даже на то, что товарищ на пару лет младше.
   Отвлекся. Ну, так вернемся к проблемам комплектования. Так вот, кроме безупречных во всех отношениях бойцов, где бы их только еще найти-то, нужны и середняки, и даже вот такие вот на первый взгляд неподходящие. Например, по той простой причине, что когда собираются более двух отличных, то между ними часто тут же начинается соперничество, и далеко не всегда это дает положительный результат. А они ведь часто еще и лидеры и предпочитают быть первыми. Во многом потому и всегда впереди, что не позволяют себе остановиться на достигнутом, стремятся быть лучше, быстрее, сильнее.
   А вот в коллективе нужны и те, кто послушен, терпелив, готов подчиниться и спокойно признать первенство другого. Для того чтобы таскать рояль требуется больше людей, чем играющих на нем. К тому же желательно, чтобы первые еще и не мешали вторым. Или, например, вместо того, чтобы вовремя доставить инструмент на место, кто-то из них и вовсе не уселся на нем играть где-то на полдороге. Не говоря уж о возможном при этом конфликте за место с другим лидером и отличником.
   А еще отличным всякую ерунду не поручишь. И мало их, поэтому просто может не хватить на все задания. Вполне возможно и отсутствие желания заниматься неинтересным и скучным делом. Самолюбие то у них высокое. Да и вообще жалко и неразумно их таланты использовать нерационально. К тому же с иным заданием часто и середняк справится не хуже. А два середняка для большинства задач много лучше чем одно совершенство. Главное - правильно использовать человеческий ресурс. Дать ему задачу по нравам и способностям, одному что попроще, другого, наоборот, не загружать всякой нудной мелочью. В результате коллектив будет работать. А если еще создать условия для того чтобы люди росли. Тогда совсем хорошо. А Всеволод это умеет.
   Да чего далеко ходить. Вот тут на вахте дежурить желающих мало, более того, для большинства бойцов роты этот пост воспринимается вообще как наказание. Скучно, нудно, да и не так денежно. В то же время надо быть постоянно начеку. У начальства постоянно на виду. Зато Игорь Рысаков вполне рад пока и этому. Тянет службу, выполняет другую работу, не требующую особых навыков, а только старания и добросовестности. Тех же убитых другими бактов, шакалов, мартыхаев загрузить-сгрузить. А заодно развивает мускулатуру. Да и занятия по боевой подготовке не проходят зря. Так, что будет со временем боец. В то же время и сейчас паек не зря получает.
   - Здравствуй Игорь.
   - Здравия желаю товарищ штабс-капитан.
   - Отвечаешь бодро. Втягиваешься в службу?
   - Так точно товарищ штабс-капитан.
   - Молодец. Только звание мое все время не повторяй, и когда я один, так не вытягивайся. Как осваиваешь оружие, обязанности?
   - Осваиваю товари..., - боец смутился и умолк, не зная, что делать дальше.
   - Ладно, обвыкайся, - пришел ему на помощь Мураев. - И на физо не ленись налегать. Сам вижу, что стараешься. Но я о том, чтобы не останавливался на полпути и не снижал усердия. Ну, бывай боец. Неси службу. Еще поговорим как-нибудь.
   Хлопнув бойца по плечу, Федор завершил дежурную беседу и двинулся в кабинет ротного, оставив подбодренного им новобранца дальше справляться с тяготами службы. Но забота о бойце со стороны важного начальника этим не ограничилось. Успехи Игоря в боевой подготовке Федор и так собирается проверить по документам, так же как и дела нескольких других подопечных. Это у него отмечено в планах. Новички-подопечные долго остаются в сфере его внимания. Так что и этот боец у него под контролем. В том числе и для того чтобы иметь материал для оценки собственных действий. А встреча это так, неожиданный экспромт, который должен дать тому дополнительные стимулы для дальнейшего развития.
   Когда он вошел, Острый уже давал Ане последние указания. Поэтому Федор уселся на одном из стульев, дожидаясь своей очереди. Быстро осмотрелся. Обстановка привычно спартанская. Столы, стулья, тумбочки, сейфы. Только в углу стоит роскошное кресло. Два компьютера, принтер, пачки бумаги. Стены оклеены дешевыми обоями, на окне решетки.
   - Федор, у тебя какие планы? Я сегодня тут ночую, надо итоги подбить, текучку разобрать. Медведев обещал подъехать. Вот минут двадцать отдохну и возьмусь за работу.
   - Я тоже где-нибудь отдохну минут двадцать. Потом оружие почищу и тоже поработаю с документами. Прикажи принести личные журналы вот этих бойцов, - попросил, передавая листочек со списком, написанным от руки. - С Медведевым и я бы пообщался. Давно не было нормальной возможности. Так что и я здесь заночую. А завтра с утра в Главк.
   - Хорошо. Бери ключи от девятого кабинета. Тебе через час все туда принесут. Отдыхай на третьем этаже, в сорок девятой. А пока идти скидывай лишнее. Потом мы с тобой сначала все же чаю попьем. Хоть так подкрепимся. Из своих запасов ничего не бери. У меня кое-что есть. В том числе и из твоих подарков.
   - У меня еще просьба есть. Мне бы патронов к моему ружью. Предупреди Чубина пожалуйста.
   - Хорошо, разумеется, поможем, - ответил Всеволод и тут же взял трубку одного из телефонных аппаратов на столе и набрал короткий номер. - Семен. Это командир. У тебя без происшествий? Мураев к тебе зайдет. Ты ему посодействуй, как положено. Так. Тебе Золотова насчет него хоть раз претензии высказывала? Ну вот... Тогда... Еще бы тебе Николаевич не был родным. Давай не подведи. Надеюсь на тебя. Да, еще Федор обещает тебе начальника найти. Так что учти, - предупредил Сева, кладя трубку.
   - Насчет начальника ты не переборщил? Не расстроится? - забеспокоился Мураев из-за последних слов друга.
   - С чего бы. Во-первых, ему же больше времени на возню с его элементами и меньше отвлекаться на остальное. Ну и главное, по его мнению, Виталию от этого неприятностей больше. Ради этого он и сам готов пострадать. Как видишь для него одни плюсы. Да. С Зыкиным они как всегда в неладах. Так, что новость о новом начальнике для него хорошая. Давай иди. Раздевайся, снимай все и потом ко мне. Время то идет.
   Добравшись до кабинета, Федор Николаевич сложил в углу оружие, снял с себя разгрузку с запасными магазинами, патронташ, бронежилет, каску, наколенники, налокотники, верхнюю одежду, вещевой мешок, сумку с имуществом. Только кобура с пистолетом на поясе. Посмотрев на сложенное имущество, ужаснулся на секунду от количества и веса. Самому трудно поверить все это совсем недавно носил на себе. Зато теперь стало настолько легче и свободнее, что даже усталость отошла на второй план. Еще разок насладившись новыми ощущениями, Мураев вернулся в кабинет друга. Всеволод уже ждет его и сразу проводил в небольшую смежную комнату. Обстановка тут так же не такая уж богатая. Да и места маловато. Почти все пространство помещения занимают диван, два небольших стола, столько же стульев и холодильник. Острый уже успел вскипятить воду в чайнике и достал пару кружек. Кроме того на столе заварной чайник, блюдце с десятком галет, пятью кусочками сахара-рафинада и несколькими карамельками. Кроме того присутствует вазочка с повидлом и половина плитки шоколада. По местным меркам царское угощение.
   - Ну, что Федор, может, добавлю немного коньяка в чай для восстановления сил? - предложил хозяин кабинета. - А то стол у меня не слишком богат.
   - Для местных условий вполне даже ничего, - не согласился Мураев. - Кстати, тут я с собой немного колбасы взял из старых запасов. Раньше на работе хранил. Положи к себе, а как домой поедем, прихватишь. Может, часть сейчас оприходуем?
   - Нет, давай дома. Там в спокойной обстановке и посидим. Пока к себе в холодильник положу. А живем действительно все равно скромно. Да, мы с тобой в лучших условиях. И ресурсов побольше и возможностей. В конце концов, у нас с тобой есть возможность переселиться в другое место. Туда где условия не в пример лучше. Но разве людей бросишь. Кого мы можем с собой взять? Всего лишь немногих. Так что надо тут кардинально все улучшать. И верю - получится. Как говорится в одном фильме "будет у нас много и каши, и масла". Так кажется? Ну а потом и на ту сторону переселиться можно.
   Четверть часа спустя, сидя в глубоком кресле в квартире на третьем этаже Федор Николаевич неожиданно погрузился в воспоминания о событиях, с которыми связано их появление в этих местах.
   Началась эта история, в то время как они оба: Всеволод Михайлович Бердышев- Соколовин и Федор Николаевич Мураев находились в служебной командировке на Северном Кавказе. Примерно за три месяца до возвращения домой через сотрудника своего ГУВД они познакомились с одним специалистом подразделения технического обеспечения в Ханкале. Подведомственность этого подразделения нашим героям так и оказалась недостаточно ясной. Да и не сильно они и проявляли любопытство, потому как "а нафига?". Но оказался новый знакомый хорошим специалистом по компьютерам. Вот и привезли как-то к нему на ремонт свой раздолбанный аппарат. Условия то суровые. Проблемы с тем же электричеством. К тому же разные специалисты прилагали к аппарату свои умелые руки. Так что досталось творению малоазиатских тружеников. Но через пару дней знакомый вернул аппарат обратно в рабочем состоянии. И не просто в рабочем, а очень хорошем. Наверное, этот системный блок не показывал такую производительность даже в первые дни после сборки. А ведь, по словам нового знакомого, он не установил ни одного нового элемента, за исключением нескольких обычных проводков. И главное аппарат так и проработал до конца командировки без единого нарекания. Потом он отремонтировал им старый принтер, считавшийся сдохшим. Через пару лет наши герои вновь отправились на шесть месяцев в те же края. И надо же было случиться, что вновь встретились с тем специалистом. Правда, он только прибыл, а им оставалось дней сорок до убытия. Хоть положение с оргтехникой за это время стало заметно лучше, но знакомство все равно продолжили. Теперь уже не из практичных соображений.
   И вот этот специалист попросил завести друзьям небольшую посылку своему знакомому, проживающему в их областном центре. Они согласились. Посылка находилась в небольшом фанерном ящике. Точно в таких же, как раз за неделю до этого выдавали праздничные наборы. По возвращению на ПВД выяснилось, что рядом идет спецоперация. Всеволод на УАЗике собрался выехать на самый дальний из двух из отрядных блок-постов. Для этого весь лишний груз начали выгружать из автомобиля не заезжая во внутренний двор. Рашид и тогда бывший командирским водителем сам взялся отнести упомянутую посылку. Тут как раз и началась интенсивная стрельба. Поставив коробку на капот, чтобы не испачкался на мокрой после дождя земле, Рашид бросился вместе со всеми занимать позиции. Как раз в это время возле УАЗика грохнул первый взрыв. Сначала разбирались, что и где, потом открыли ответный огонь. Таким образом, прошло несколько минут, и тут возле автомобиля раздался второй взрыв. Перестрелка завершилась буквально через несколько секунд после этого. Еще некоторое время осторожничали, выясняли обстановку, высматривали снайперов, согласовывали действия с другими подразделениями, дабы еще и друг в друга не пострелять. Послали две группы для перекрытия возможных мест прорыва.
   Когда же вокруг все более-менее успокоилось, оказалось что ящик сильно поврежден, он раскрылся, часть бумажек, которыми он был заполнен, порвались и вывалились наружу. Хорошо еще рядом оказался Володя Шакратов, по прозвищу Студент. Он побежал к машине за своим автоматом. Заметив упавшую посылку, на всякий случай перетащил все к передней пассажирской двери, за полминуты до второго взрыва. Внутри посылки оказались две железные коробки, завернутые в несколько слоев какого-то материала. Они как раз после повреждения ящика и вывалились. Но тогда осмотрев все, решили, что главное, что эти коробки не повреждены.
   Так как обнаружить в ПВД подобный же ящик не составило труда, все, что было внутри разбитого, аккуратно поместили в новую тару. Три следующих дня прошли в суете подготовки к замене отряда. Выкроить время выбраться в Ханкалу так и не удалось. Не получилось встретиться и на станции. Когда Всеволод и Федор привезли свой отряд на место погрузки, бронепоезд уже готовился к убытию. Срочно поместили личный состав, имущество в одном из вагонов, и через полчаса они уже направились в Моздок. Как раз к этому времени более-менее решили все вопросы.
   Прибыв домой, уже на следующий день позвонили по телефону, указанному в записке, переданной вместе с посылкой. И тут началось странное. На той стороне попросили прочитать какие-то надписи с ящика. Пришлось объяснять, что произошло. Тут началось нечто похожее на шпионские игры. Место встречи им назначили с соблюдением стольких условий, и все было обставлено так, что подозрения возникли уже у Всеволода и Федора.
   Поэтому на встречу они поехали вдвоем. Ящик оставили у своего хорошего знакомого Кирилла Борисовича Шабурова. Он работал в одном управлении с Федором Николаевичем. У них кабинеты располагались почти рядом. Посылку с частью привезенной документации Мураев как раз на службе по прибытии и оставил. Так что и таскать его никуда не надо. С Шабуровым был хорошо знаком и Всеволод, проходивший службу в другом подразделении. Поэтому кандидатура и у него не вызвала вопросов. Прибыв в безлюдный парк, куда их пригласили, приятели еще больше насторожились. Человек, с которым они встретились, был одет в темное, особенно поразили надетые им на глаза солнцезащитные очки, это, несмотря на осень, вел себя скрытно и таинственно. Ему вновь рассказали про происшествие с ящиком, исподволь попытались выяснить, про содержимое. Но тот продолжал вести себя загадочно. Но признался, что он только посредник. Обещал, что немедленно свяжется с кем-то для поиска путей разрешения возникших вопросов.
   В результате решили за ним проследить. По дороге даже уже было решили, что надо бы самим посмотреть, что там внутри коробок, правда, тут же вспомнили - визуальный осмотр показал, что надо еще выяснить, как их вскрыть. А пока доехали, до небольшого магазинчика по ремонту компьютерной техники, а также продаже всяких деталей к ним и расходных материалов, в том числе заправки картриджей, в котором незнакомец и скрылся. Кстати, дверь до этого была заперта. Подождали час. Федор Николаевич, на всякий случай присматривал за зданием с тыла. За это время в магазинчик вошли и вышли несколько посетителей, а вот интересующий их персонаж из маленького помещения не появлялся.
   Наконец, решились на весьма неожиданный даже для себя шаг. Просто решили поговорить. Внутри все оказалось достаточно обычно. Стеллажи, на которых лежат всякие комплектующие: новые и бэушные, флешки, пилоты, провода, шлейфы и прочее подобное. У стены сложены коробки с новой техникой и бумагой для копировальной техники. Отдельно стеллаж с заправленными картриджами. Рядом два канцелярских стола, расположенных под углом. Один из них завален всякой всячиной, второй нечто прилавка. При входе зазвенел звонок. Их новый знакомый вышел из-за какой-то двери, но увидев вошедших, через несколько мгновений узнал их и неожиданно быстро рванул обратно.
   У Всеволода в это мгновение раньше всего остального сработал инстинкт, и он побежал следом. Федору ничего не осталось делать, как последовать за другом. Миновав еще одну комнату, они оказались в каком-то закрытом помещении. Человек, за которым они погнались, оказался тут. Но сказать ему что-то уже не успели.
   Потому как случилось нечто. Описать, как все произошло достаточно сложно. Позже они даже не смогли вспомнить детали и подробности. К тому же оба оказались весьма растеряны от неожиданности. Рядом вроде что-то хлопнуло, одновременно вроде поднялся ветер. И они очутились совсем в другом месте. Через короткий промежуток времени их тут оказалось уже не трое. Потому как в помещение вошли еще четверо. Откуда они появились, что это за место, в тот момент они еще не знали. Хорошо прибывшие не стали предпринимать резких движений. Они были спокойны и сразу же попытались разрядить обстановку. С гостями повели себя очень доброжелательно. Пригласили с собой.
   Всеволод и Федор, выйдя из помещения, были вновь ошарашены. Они оказались где угодно, но только не в поселке, в который они приехали недавно. Вокруг оказалось несколько небольших одноэтажных строений и большой двухэтажный дом за красивой зеленной оградой. Все это обнесено высокой стеной. Впрочем, им позволили посмотреть и что находиться за стеной. Там был луг, подальше лес и речка. Поглядели, подивились, но недолго, так как их пригласили в дом, где тут же напоили чаем. Заодно поговорили.
   На этот раз друзья были откровеннее. Рассказав все, что произошло до встречи, так же признались и в возникших подозрениях. Поведали о том, как проследили за человеком, который пришел на встречу, объяснили, почему зашли задать ему вопросы. Никаких претензий им не высказали. Их попутчик, наконец-то назвавший свое настоящее имя - Рома, оказался совсем неплохим парнем. Признался, что от неожиданности растерялся и сам не мог объяснить, почему бросился бежать, а не вступил в переговоры.
   Потом приехал пожилой человек по имени Велекон. Поговорил с ними, выслушал их историю, а потом сам кое-что поведал. А рассказал он о том, что они сейчас и не на Земле вовсе. Нет, домик, в котором они сейчас находятся, на земле стоит, но мир этот не планета Земля. Ну, или другая планета Земля. Пока точно не разобрались. Не вериться, но окружающее свидетельствует о другом. Велекон показал книги кое-какие, ну еще кое-что. Например, сделал так, что гости незаметно для себя начали говорить на местном языке. Оказалось, даже читать понемногу могут. Познакомил с некоторыми образцами техники. Когда Всеволод и Федор заикнулись о возвращении, Велекон заявил, что они могут не беспокоиться. Дескать, будете на том же месте, а там у вас с момента перехода пройдет не более пары часов.
   А вот Рому отправили обратно. Друзья же переночевали в том самом домике. Времени зря не теряли, узнали очень много про другие миры. Утром приехал молодой человек плакатной наружности. Блондин, выше среднего роста, глаза голубые, атлетического телосложения, весь из себя эталонно-плакатный. Аж немного страшно стало. Но при встрече тот сразу же радостно улыбнулся, и сразу же возникший было ледок, растаял. Тепло поздоровались. Новенький представился Добромиром. Поинтересовался, как расположились. Еще раз выслушал их историю. Вопросы задал.
   Ну а потом вчетвером поговорили. Добромир рассказал о том, что место, где они находятся, является частью некоего Звемелина. Так же поведал о том, что он и его соратники изучают такие миры как их. Сразу же привел доводы, что враждебных намерений к их стране и народу у него нет. Наоборот, старается помочь. Рассказал про свои контакты на самых верхах у них на родине.
   - То есть Вы помогаете нам быстрее развиваться? - спросил Всеволод.
   - Нет, - ответил Добромир, потом, глядя на несколько разочарованные лица гостей, добавил. - Вернее делаем это, но очень-очень дозировано. Помогать тоже надо весьма осторожно. Далеко не все зависит от наших желаний и не каждое наше действие даст желаемый эффект. Вам уже Велекон рассказал, о том, что миров много, и что они раздваиваются. А устройство мироздания очень сложное, как и процессы, проходящие в нем. В результате любое неосторожное, не выверенное воздействие, обязательно вызовет противодействие. Например в результате может привести к возникновению другого мира, на котором все может произойти с точностью до наоборот, то есть там ситуация будет хуже, чем та которую мы пытаемся выправить.
   Более того. Даже сам процесс разделения миров не так безболезнен. Приведу простой пример на основе пчел. Семья, выпускающая за одно лето слишком много роев, к осени может слишком ослабеть. То же самое с вылетевшим роем. Если он в то же лето уже начнет делиться уже в свою очередь, то вновь образовавшиеся семьи могут оказаться слишком слабыми и увеличивается риск их гибели. Ну, или, по крайней мере, им очень сложно встать на ноги. С мирами происходит нечто подобное. Правда, тут всегда трудно определить, где основной мир, где новый. Так вот для них слишком частое раздвоение, а когда и утроение тоже вредно. А уж с вашим миром, поверьте, подобное за последний, весьма короткий отрезок времени, происходило слишком часто. Так что есть угроза его разрушения. Даже если потом произойдет процесс слияния, когда недавно разделившиеся миры вновь соединяются в один, угроза останется. Так как неустойчивость сохранится, и вариант повторения процесса будет высок. Да и после слияния остаются проблемы.
   - То есть все-таки предсказанный конец свет произойдет? - удивился Федор.
   - Во-первых, если он произойдет, то не из-за предсказаний, а как последствие многих факторов, воздействие которых началось в разное время. Некоторых совсем недавно. По крайней мере, уже после этих самых предсказаний. Во-вторых, не обязательно это должно случиться. Кое-что можно нейтрализовать, особенно внешнее вмешательство. Этим мы и занимаемся и небезуспешно. Кроме того, конечно, мы предоставляем, некоторую информацию, но очень дозировано. Кроме того мы проводим наши исследований и у Вас на месте, в том числе и по указанному вопросу. Вот с этими результатами удается делиться в больших объемах.
   И еще не надо думать, что мы какая-то могучая всесильная организация. На самом деле наши возможности сильно ограничены. У нас есть несколько тоннелей для перемещений. Через один из них вы и попали сюда. На нас работает сколько-то человек, многие из них уроженцы вашего же мира. Еще есть малочисленная группа людей, с которыми мы контактируем. Так собираем информацию, с помощью которого тут наши специалисты, как я уже сказал, стараются ликвидировать негативные последствия воздействий. Но результаты этой работы вы у себя не увидите. Кроме того мы передаем вашему руководству некоторые сведения, которые они используют так как им нужно. Но это тоже в первую очередь связано с борьбой с внешним вмешательством. Об этом я уже говорил. Так что в целом все успехи там целиком ваша же заслуга. Мы просто помогаем избавиться от дополнительных неприятностей. Так что мы сами больше рассчитываем на вашу помощь. Тогда и у нас со временем будет больше возможностей.
   - То есть мы должны помочь вам, чтобы вы потом могли помочь нам, - уточнил Всеволод.
   - Вот слово "должны" я не говорил. Это уж вам решать, - возразил Добромир. - А содействие может заключаться не только в "помощи вам", как сами выразились. Да и предлагаю на, "ты" перейти.
   - Согласен, - быстро ответил Всеволод.
   - Согласен, - опоздал на несколько мгновений Федор.
   - Отлично, - заключил Добромир. - Поэтому прошу вас отдать нам коробки. Как уже Велекон предупредил, к моменту вашего возвращения пройдет всего час. На следующий день с утра с вами встретится один человек. Вот его данные. Обратите внимание на должность.
   - Ого, - удивился Всеволод и показал листок с данными и фотографией товарищу. - Ничего себе у Вас и агентура.
   - Да нет. Это не агент. Он представляет ту сторону, с которой мы контактируем у вас. И вся информация, которая была собрана, идет и этим людям. Кстати, тот специалист, который передал вам посылку, тоже человек от той стороны. А через час после встречи вместе привезите все в тот же магазинчик. Коробки идентичны и информация там одна и та же. Только часть интересна только нам, а часть только вашим соотечественникам. Мы просто расшифруем и преобразуем его и одну вернем буквально через пару часов вашему спутнику. Договорились?
   - То есть получается, мы одновременно будем работать и на свое государство?
   - Да.
   Дальнейшие события прошли согласно разработанному сценарию. Единственной неожиданностью стали документы и бумаги, подтверждающие полномочия, предъявленные прибывшим к ним утром человеком. А вот там, на месте начались проблемы. Оказалось Рома не может воспользоваться тоннелем. Тут наложились сразу несколько причин. Вчерашние события, особенно их первый экстремальный переход, сильно нарушили нормальный режим работы прохода. Он так и не восстановился. Но произошли еще какие-то события, также негативно сказавшиеся на его работе. Рому было трудно понять, но произошло, нечто вроде резкого ухудшения погоды. Естественные перепады. Ну и еще говоря простым языком тоннель перенастроился на Всеволода и Федора. Это произошло еще во время первого перехода. А слишком быстрое возвращение только усилило и закрепило эффект. Рома еще может отправиться туда, но без приборов. Те, кстати, тоже внепланово привязались к двум друзьям. И произошло это в том числе и из-за того, что это они их доставали. Велекон и Добромир не могут сами прибыть, так как это опасно по тем самым причинам, о которых им рассказали вчера. Это слишком мощное вмешательство извне.
   - Но если и тоннель, и приборы завязаны на нас, может мы сумеем туда отправиться? - неожиданно спросил Всеволод.
   - Разумеется, - последовал быстрый ответ. - Но тогда возможно вам придется остаться там и надолго. Уж слишком будете привязаны к системе.
   Однако, чувство вины, за то, что их действия доставили столько неудобств, мгновенно пересилило все предостережения. Да и ответственность перед теми людьми, от которых прибыл гость, стоящий сейчас рядом, так же заставляла действовать решительно.
   - Я согласен сейчас убыть, - твердо заявил Всеволод.
   - А я с тобой, - поддержал его Мураев.
   - Федор, стоит ли тебе, - возразил Острый.
   - Тут такое дело, - вмешался Рома.- Дело в том, что вместе вы усиливаете друг друга. Да и привязаны к приборам парой. Да. Один из Вас может совершить переход в одиночку. Но риск неудачи имеется. Моя неудачная попытка ухудшила ситуацию. Если у Всеволода не получится, тоннель может не пропустить и двоих. Тогда придется ждать неделю. Для надежности в одиночку можно все сделать завтра. Тогда результат гарантирован.
   - Сева. Вместе начали, вместе закончим. Давай вдвоем. А потом, если придется остаться там, это даже не плохо. Я не против перемены места. То, что нам показали, меня сильно заинтересовало.
   - Федь, если честно, то я тоже не против перебраться на новое место, - признался Сева.
   - Ну а что, мы с тобой ждем?
   Действительно. Там у себя их мало, что держало. Оба не женаты, бездетные. В то же время остальные их родственники не оставались одинокими. Брат Мураева тогда уже был женат, с родителями жила шестнадцатилетняя сестра. У отца Всеволода - новая семья и два несовершеннолетних ребенка. Есть еще старшая сестра на два года старше. Но она сама мать. Поэтому ничего не сдерживало появившуюся у них тягу к перемене места обитания. Ведь и в служебные командировки они отправлялись не только по приказу командования, не из-за дополнительных денежных выплат или из-за того, что больше некому. Сами просились, как только появлялась разнарядка. К тому же, в последнее время появилась еще одна причина. За несколько командировок сформировалась своя достаточно сплоченная команда. И теперь если часть собралась в новую поездку, то остальные присоединялись из чувства товарищества.
   В общем, они успешно переместились на ту сторону и отдали коробки. На время пока с приборами работали, их пригласили отдохнуть в дом. Выпили чаю, полюбовались на окрестности. Через полчаса их пригласили к Добромиру. Там они сами начали разговор о перспективе остаться. Тот попросил времени подумать, а потом предложил им пройти в какую-то комнату и сесть в кресла. Оба легко согласились на то, чтобы к ним присоединили несколько проводов. А потом они оба уснули. На этом месте временно прервем воспоминания Федора.
   Пришли в себя примерно через полчаса. Человек, находившийся в комнате, разрешил им встать и выйти. Кстати, он и сказал про полчаса сна. Поделились ощущениями. Оба чувствовали себя прекрасно. На выходе их встретил Добромир, вручил одну из коробок. После этого он рассказал удивленным гостям, что их привязку к тоннелю, к коробкам и к новому месту удалось убрать. Поэтому они спокойно могут возвращаться обратно. Действительно желания остаться у друзей уже оказалось поменьше, и оба оказались не прочь вернуться. К тому же Добромир пообещал, что их сотрудничество на этом не заканчивается. И возможность встретиться еще будет. После этого тепло попрощались и два друга направились в переход.
   У себя они отдали коробку посланцу и отправились домой к Острому. Там выпили за то, что удалось справиться с делом, за успех. А дальше жили, служили. Дела, заботы, новые прочитанные книги. Были и достижения, и некоторые неприятности, но в целом все у них сложилось хорошо. Постепенно шаг за шагом они достигали каких-то новых вех в жизни, все крепче обустраивались в жизни. Конечно, воспоминания о произошедших событиях у них сохранилось. И когда они собирались только вдвоем, даже перекидывались парой словечек на эту тему. Несколько раз их привлекали к выполнению разных поручений. Пару раз встречались с посланцем. Но на ту сторону они не ходили. Родной мир начинал держать их все крепче и крепче.
   А теперь вновь вернемся к прерванным воспоминаниям. Федор Николаевич пришел в себя в какой-то капсуле. По крайней мере, он удобно лежал на чем-то. Сверху его накрывает какая-то крышка или колпак. С одной стороны поверхность заметна, с другой достаточно прозрачна, чтобы видеть потолок комнаты, да и не только. Ну и кое-что иное послужившее важной подсказкой.
   - Здравствуйте Федор, - послышался откуда-то голос. - Вы можете воспользоваться кнопкой возле вашей правой руки для того, чтобы открыть капсулу. Рядом Вы обнаружите одежду и обувь.
   Раз сказали капсула, значит капсула. Нажал на кнопку. Все, саркофаг открылся. В крышке где-то над животом появилась сначала щель примерно от левого локтя до правого. Одна часть уехала к ногам, вторая скрылась где-то над головой. Откинул покрывало. Достал ногами пол, оказалось его ложе всего лишь сантиметров на сорок возвышается над ним. Теперь можно и встать в полный рост. Одежды самый минимум. Зато на тумбочке рядом то, что нужно. Это футболка бежевого цвета, куртка и штаны из немнущегося плотного материала зеленного цвета, пара носков и легкие кроссовки-тапочки. Сразу же натянул на себя штаны. Оказались впору, нигде не жмет. Даже немного свободные. Но есть хороший ремень. Потом обулся. То же все по размеру, а потом можно и футболку одеть.
   Огляделся. Маленькая комната, вся какая-то белая. Кроме капсулы, из которой он вылез, у стены столик и пульт, на котором сейчас, что-то мигает. Прошелся немного. Оценил самочувствие. Здоровье отличное, бодрый, организм переполняет энергия.
   - Если вы хотите покинуть комнату, то просто откройте дверь, - голос все еще продолжает давать полезные советы.
   Что ж последуем ему. Мураев переступил порог и оказался в более просторном помещении, оформленном в белых тонах. Где-то с краю на диване расположился Бердышев-Соколинский. На столике перед ним на блюдечке белая чашечка. Кроме того раскрыта какая-то пачка с бумагами. Заметив товарища, Острый радостно вскочил с места.
   - Здравствуй Федор. А я тебя уже полчаса жду. Как себя чувствуешь?
   - Отлично. Смотрю и ты в нормальном состоянии. Где мы?
   - А ты не помнишь, как мы расстались?
   - Почему же помню.
   В голове замелькали воспоминания. Недавно они доставили коробки. А через некоторое время им предложили сесть в кресла и прицепили к каким-то проводам. Потом они отключились. Пришли в себя, судя по часам на стене, не более чем через три минуты.
   Их пригласили к Добромиру и Велекону. Вместе с ними оказался еще один человек, который представившийся Александром. Все пятеро расселись вокруг стола. Слово взял Добромир.
   - Итак. Уважаемые наши гости, пока гости, но, надеюсь, скоро мы станем и товарищами. Федор и Всеволод. Кратко обрисую ситуацию и предложения. Так случилось, что теперь вы оба соединены с этим миром. Проблема в том, что и местная структура обеспечивающая работу тоннеля, и коробка, которую вы доставили, а вернее информация, содержащаяся в нем, требует вашего присутствия здесь. Ваша связь с коробкой установилась еще при повреждении ящика. К тому же, тогда он выпал из изолирующего материала. Да, коробки все-таки не идентичны. Вторая из них был фактически создан первой, который и является главным. В основную добавлена еще одна функция. Кстати, ваши об этом знали. Это чтобы не возникло ощущения, что мы ведем двойную игру. Да и сейчас стараемся быть с вами максимально открытыми. В дубликате она отсутствует из-за ненадобности. Там у Вас просто невозможно это считать и применить, более того функция и не сработает из-за ряда противоречий. Использовать результат возможно только тут. Был произведен небольшой эксперимент, который оказался неудачным и окончился бы безрезультатно, если бы не этот случайный бой и полученных в результате повреждений. Все-таки коробка испытала несколько попаданий и прибор сработал. Не совсем, так как хотели. Но факт есть факт. Мы получили какой-то результат. Подробности содержат специфическую информацию. Для того чтобы разобраться, требуется специальная подготовка. Если хотите, позже можете изучить.
   Но главное в том, что вы теперь привязаны к прибору. Ну и, разумеется, эти переходы тоже сделали свое дело. Мне уже сказали, что некоторые обстоятельства вы уже знали и пришли добровольно, а так же испытываете желание побывать у нас. Я сейчас официально ставлю вас в известность, что у нас есть возможность снять возникшие настройки, разорвать связи, и вы просто вернетесь домой. Но есть и третий способ. Сразу признаюсь для нас более простой, как ни странно.
   - Итак, у нас есть три варианта, - воспользовался паузой Всеволод, - первый остаться здесь, второй вернуться, и третий самый простой. Правильно? Только вот не соображу, что за третий вариант?
   - Сделать и то и другое. А теперь объясню. Оставаться тут тоже не просто. Вас держит ваш мир. Придется решать эту проблему. На самом деле это возможно. Да и внутри вас наверняка борется два чувства. Дома у вас и знакомые, и родные. Вот этим можно и воспользоваться для решения проблемы разрыва связи. Итак, третий вариант предусматривает ваше раздвоение. Всеволод номер один и Федор номер один просто отправятся домой, они же, но вторые номера останутся здесь. При этом первые не будут сожалеть о том, что ушли, вторые - о том, что остались тут. Да и это возможно. Посмотрите, - предложил он, показывая через стекло на то, что находится внутри помещения, которое они буквально только что покинули.
   Там в креслах спали они - Всеволод Бердышев-Соколовин и Федор Мураев. Гости переглянулись между собой. Еще раз посмотрели на самих себя в той комнате. Поверить сложно, но факт. Они находятся сразу в двух местах. Ощущения не понятные. Как будто и окружающий мир, и тот который внутри себя, оба одновременно взорвались на кусочки и тут же обновились, встав при этом шире. Потом внутри у них, что-то звякнуло. Переглянулись. Решение, принятое каждым из них, понятно и без слов. Оба нашли для себя лучший выход.
   - Согласен, - хором произнесли оба.
   А дальше все завертелось быстро. Им предложили еще раз подумать. В ответ они тут же подтвердили свое согласие. И сразу же началась подготовка. Приняли душ, переоделись в чистое, выпили предложенный вкусный напиток. После этого обоих поместили на какие-то лежаки, присоединили всякие приборы, вроде тех которыми снимают электрокардиограмму. Но не ограничившись этим, сделали пару уколов и поставили нечто вроде капельницы. Через минуту оба заснули.
   И вот теперь они сидят тут и пьют кофе. Как то даже слишком просто и обыденно. И тут вокруг них установилась круговерть минут на пять. Чуть голова не закружилась, от мелькающих лиц, потока информации. Да еще все в белых халатах. Чтобы гости не скучали, для них приготовили книги и разные бумаги для расширения кругозора в местных реалиях. Предоставили и художественную литературу. Правда, обоих сильно начал беспокоить голод, но покормить обещали через час. А предварительно, это уже через двадцать минут, надо пройти обследование. Обещали, что Александр приедет через пару дней. А пока можно отдыхать.
   Через три дня их перевезли в другое место. Для этого за ними приехала дама, представившаяся Софьей. Она пояснила, что пока они будут жить на их центральной усадьбе на Звемелине. Друзья уже успели узнать, что это маленький мир принадлежащий Добромиру. Тут им выделили целый дом, выдали оружие. Образ жизни стал более разносторонним. Они теперь не только ели, пили, читали и спали, но и гуляли в роще, ловили рыбу, занимались спортом. Даже вместе с местными несколько раз играли в футбол. А еще им разрешили пользоваться стрельбищем.
   Добромир появился на девятый день их пребывания на усадьбе. Был он уставший и опустошенный. Встреча же с ним состоялась вовсе на другой день. Как раз с утра прибыли Велекон и Александр. Кроме того при разговоре присутствовали две дамы. Одна из них Софья. Вторую видели в первый раз.
   - Вчера, не было сил даже нормально поздороваться, поэтому еще раз приветствую обоих. Начнем с вашего положения в местных реалиях. Сразу же предлагаю службу у меня. Это и достаточно хорошее денежное содержание, и материальное обеспечение, и статус. Плюс перспективы. Есть возможность и для карьерного роста, и поглядеть на разные миры можно, ну и со временем можно заслужить и участок земли, и дом хороший. Зачислим вас сразу младшими офицерами, правда, с самого низа, но со временем подниметесь, плюс выслуга..
   Далее. С момента нашей последней встречи прошло чуть больше двух лет. Все это время вы были в капсулах. Период формирования это не такой простой процесс. У ваших двойников дела идут хорошо. Надеюсь, в дальнейшем у них все будет еще лучше. Нужно было время и для того, чтобы между вами накопилось больше различий. Правда, пока они формировалась только за счет их развития. Но теперь вклад будет внесен и с вашей стороны. Да и сразу предупреждаю, на ближайшее время посещение родного мира не возможно. Потом со временем, надеюсь, будут преодолены существующие преграды и в этом вопросе.
   И чтобы больше не затягивать, сразу перейду к делу, небось, истомились в ожидании. Ну, хоть кое-что успели уже узнать. Так вот. Учитывая ваш прошлый опыт, мы предлагаем командировку в Аномалию Симбиоза. Вам уже должны были дать информацию о ней. На данный момент у нас сложилось хорошие отношения с Большим Союзом в Третьем Мегаполисе. Сотрудничество наше взаимовыгодное. Они уже согласны с нашими планами создать в их структуре подразделения из наших людей. Главная цель работы там, в усилении позиции союзных нам групп. Выполнение задач в наших интересах. Ну и создание условий для наших прямых контактов с Другими.
   - Добромир, скажи уж сразу. Эти союзные группы во многом контролируются так же нашими людьми, - усмехнулась вторая дама.
   - Нет скорее это наши союзники. Но очень близкие, - возразил Добромир, - и все же действительно в их структуре наших людей немного. Так вот по вашему статусу. Вы остаетесь нашими людьми, находитесь у нас на обеспечении. Начиная от жалования, заканчивая предоставлением санитарно-курортного отдыха. Но так как вы будете в полном объеме работать на Большой Союз, то и они поставят на свое полное обеспечение: денежное, вещевое и продовольственное.
   - Правда их возможности значительно ниже, чем у нас, - вставила слово Софья.
   - Конечно пониже, - согласился Добромир, - но все же не такая уж и мелочь. За командировку повышенное жалованье, премиальные и льготная выслуга. Да и сразу предупреждаю. Важный интерес для нас представляют так называемые "жемчужины". Ребята сейчас вы можете посмотреть справочные материалы, обдумать то, что я сказал. Через два часа встретимся еще.
   Итак. Аномалия Симбиоза. Интересный мир. Официально создан Другими - древней и когда-то развитой цивилизацией. Вернее, то ли ее осколком, то ли остатком. Ныне Другие сильно деградировали. Если знания и технологии у них и остались, то вот сил у маловато. Их развитие остановилось уже давно. Вот они и создали несколько анклавов-мегаполисов. Причем это человеческие города и поселения, и живут там люди. Каждый из них состоит из двух изолированных частей. Для этого Другие создали участки, пригодные для человеческой жизни. Первая часть - сельскохозяйственная с полями, пастбищами, фермами. Вторая сам Мегаполис. Вся ее территория покрыта фрагментами территории человеческих городов: с домами, улицами, асфальтом, газонами, промышленными предприятиями, офисами и разной инфраструктурой. А так как эти кусочки до сих пор время от времени вставляются, то местами они уже уложены в два-три, а где и четыре слоя. И не всегда это удалось сделать аккуратно. Где-то два дома стоят впритык, без промежутка между собой. А где-то одно строение поставлено на другое, и в результате оба развались. Поэтому все мегаполисы это огромная каша из домов, развалин, строительного мусора, в котором очень трудно разобраться. И вот в них Другие и поселили людей, которые нужны им для защиты динов.
   Дины это крупные существа, без которых не могут существовать Другие. Они для них как дойные коровы, только снабжают специфической энергией. Недостаток поледеней и есть одна из главных причин деградации цивилизации. Дины существа летающие. Но им надо спускаться в города, так как они питаются тем самым строительным мусором, образовавшимся из развалин. Это самый лучший для них корм. А еще они откладывают тут яйца, из которых вылупляются личинки, или как их тут называют "головастики". Со своими земными тезками сходства они не имеют, особенно внешнего. Личинки находятся в этом состоянии около трех месяцев и постоянно жрут. Едой для них служит то же самое, что и для взрослых. Крупные объекты вроде силикатного или керамического кирпича и крупнее, например бетонные блоки, они не трогают. Главное чтобы они были цельные. А вот тот же раствор, вроде бы твердо прилипший, они слизывают с них легко. Да и битый кирпич могут вполне переваривать. Так что после них остаётся только целые крепкие экземпляры. С деревом справляются практически любых размеров. Железо они оставляют целым, даже если удалось его заглотать. Потом все равно оно выходит наружу с остатками от переработки остальной пищи. То же самое и с другими металлами. Кстати, остающийся после переработки порошок отличнейшее удобрение.
   Головастик со временем на пару недель превращается в куколку. Зимой так и на несколько месяцев. А потом когда прочный кокон, кстати, состоящий из вещества, который могут схрумкать только сами дины, разрушается, на свет появляется новый дин. А среди остатков кокона остается как раз то, что называется "жемчужиной". Ценная вещь. Очень щедрый приз для людей. А Другие получают еще одного дина. Прекрасно. Но эта идиллия нарушается действительностью.
   Среди городских развалин у динов много врагов. Это "бакты", "шакалы", "мартыхаи". Есть еще какие-то "дивы". Стаей они могут справиться не только с головастиком, но и одолеть взрослую особь. Хотя те и способны при этом уничтожить не одного нападающего. Но врагов это не останавливает. А бакты, сумевшие, пообедать дином, особенно взрослым, сильно прогрессируют в своем развитии. Раненые головастики дольше развиваются, и хуже всего, все равно могут потом умереть уже в коконе. Взрослые особи, получившие повреждения, часто погибают даже успев взлететь. Но даже если этого не произойдет, они долго не способны производить потомство. Даже постоянные перемещения в попытках создать гнездо, в конце концов, могут заставить вообще отказаться от кладки, а это также вредно отражается на способности воспроизводства. И потом истощенные слабые дины дают очень мало энергии, у них высокая смертность. Поэтому их поголовье до сих пор росло слишком медленно.
   И Другие нашли выход. Они поселили в городах людей, чтобы те охотились на "бактов", "шакалов", "мартыхаев", создавали территории с благоприятными условиями для обитания динов, где последние могли бы расти, развиваться и размножаться. За это они готовы платить различными необходимыми ресурсами. Кроме того они передали некоторые технологии и устройства, необходимые для работы или для получения материальных ценностей. Так же они ограждают территории своих союзников силовым полем, он же барьер.
   У Других нет единой организации. Все их общество разделено на большое количество кланов, настроенных друг к другу далеко не однозначно дружелюбно. Каждый из них ведет свою политику, обеспечивая, прежде всего, свои интересы. Во многом, поэтому и люди разделены на большое количество групп, крупных и маленьких, каждый из которых связан со своим курирующим кланом. Есть солидные объединения, которые представляют собой уже некие квазигосударства. У них уже формируются иерархия, различные структуры со своими функциями и задачами. На подконтрольной им территории живут десятки тысяч людей. А есть небольшие группы, в которых не более полусотни человек, а то и меньше. У многих из них есть своя подконтрольная территория. И все дины, выращенные на ней, достаются союзному клану.
   Территория всего мегаполиса отделяется от внешних земель, непригодных для жизни, защитой еще более высокого уровня. С западной стороны рядом с границей жилой зоны протекает крупная река. Как ни странно вода в пределах города в нем вполне хорошая. Там водится даже рыба.
   Наиболее крупной и могущественной считается так называемый Большой Союз. Его население уже скоро приблизиться к ста тысячам человек. Эта группа, если ее еще можно так называть, располагается в северо-западной части Третьего Мегаполиса.
   Территория Союза в настоящее время делится на четыре части. Во-первых, на самом краю охваченный по большей части периметра границами Города расположился жилой сектор. К нему примыкает часть промышленной зоны. Все это надежно ограждено от остальных районов города Другими силовым полем, через которое, могут пройти только люди. От реки до северной границы идет зона освоения. Она огибает жилой район, и разбита все теми же силовыми полями на несколько частей. На одних из них устроены питомники. Там обитают пойманные дины и головастики. Врагов у них там практически нет, а те, что имеются, не представляют опасности и сами являются добычей и деликатесным кормом. Но главное дины перерабатывают все, что находится на поверхности. Перемалывают тонны строительного мусора. Потом дины постепенно выдавливаются на соседний участок. Люди же собирают оставшиеся крупные объекты: целый кирпич, блоки, прочий годный строительный материал, часть получившегося после переработки порошка. Главное тут очень много железа. Встречаются и вполне исправные изделия. После этого создаются условия для того чтобы тут территорию заняла местная растительность, например, хлебница. Когда переработанный слой истощается и появляется новый слой крупного мусора, сюда снова запускают динов. В результате поверхность определенного участка полностью очищается. И не только. Из-под земли вырывается большая часть коммуникаций. После этого Другие могут расположить на этом месте другой кусок территории с застройкой. Тогда после сбора все находящихся там ресурсов, территория вновь очищается под следующий подарок. Бывает, что новый кусок территории присоединяется к жилой зоне. Некоторые участки люди разбирают и без помощи динов. На добыче стройматериалов работает достаточно много рабочих, так как это важная статья местных доходов. Вместе со строителями они составляют более четверти от общей численности населения.
   Кроме того, в секторе освоения находится большая часть промышленной зоны. В мегаполисе есть еще несколько подобных участков. Но они не освоены и является частью диких территорий. А вот эта постепенно восстанавливается Союзом. Запущено несколько предприятий, выполняющих самый широкий спектр задач. Промышленная зона являясь, по сути, четвертой частью большого анклава, хотя территориально входит в остальные три.
   Вся эта территория, состоящая из перечисленных кластеров: жилой, промышленной и освоения, охватывается четвертой - патрулирования. В нее пока входит даже часть промки. Эта территория также вся разделена на участки. Каждый из них обслуживается территориальным отделом. В него входят подразделения разведки, технического контроля, блокирования и другие, а так же от трех до четырех рот охраны и патрулирования. Кроме территориальных отделов в силовой блок входят три отряда особого назначения, главное управление координирующее работу и тех и других, служба собственной безопасности, гарнизонные подразделения. Всего более пятнадцати тысяч человек.
   Есть еще подразделения, которые занимаются непосредственно отловом обнаруженных динов. Для этого они оснащены оборудованием и ловушками, предоставленными Другими и установленными на тяжелые автомобили, а также техникой для разбора завалов. Ну а все остальные люди работают на предприятиях, мастерских по восстановлению и ремонту техники, в коммунальных службах, в сфере обслуживания, в других структурах. Еще несколько тысяч заняты в сельском хозяйстве. Проблема обеспечения продовольствием тут стоит острая. Поэтому даже в городском кластере пытаются что-то выращивать. И, разумеется, уже нарождается местная бюрократия, куда же без нее.
   Но все же четкого разделения обязанностей внутри общины нет. Многие гражданские являются членами ополчения. А некоторые вовсе в выходные превращаются в охотников. Бригады по ловле динов занимаются расчисткой завалов. Коммунальщики вовсю участвуют в сборе полезного на очищаемой территории. Медицина разделена. Есть общие структуры здравоохранения, а у подразделений, где личный состав постоянно рискует получить травмы, имеются свои медики.
   Доходы сообщества формируются из продукции, произведенной на собственных предприятиях и в сельском хозяйстве, материальных ценностей собранных на очищаемых территориях. После выпаса там динов остается много чего полезного и непригодного на корм. Это как уже упоминалось большое количество стройматериал, того же кирпича ежедневно набирают сотни тысяч штук, и элементы конструкций, детали, встречаются вполне целые приборы, вещи и предметы обихода. Особенно много полезного можно найти на территории новых фрагментов городской территории, выложенных на заранее подготовленные участки. Повреждений в этом случае бывает очень мало, и можно собрать все ценное, что там есть.
   Но очень много Союз получает и от Других. Они платят по контракту за контролируемые площади пастбищ, поголовье находящихся там динов, отдельно за рост численности последних. Кроме того Другие предоставили установки для применения "жемчужин". Им самим они не нужны. А эти крупные горошины диаметром до полуметра, содержат в себе много энергии и еще какого-то вещества. С помощью установки можно из него извлечь любую необходимую ценность. Причем именно то, что заказали: оружие или стеклянные бусы, черную икру или сухари, дорогие щелка или простенький ситец. Все зависит от заказа, которое ввели в установку. Ну и еще параметры нужного товара должны быть внесены в память блока управления устройством. Для этого ею нужно хотя бы обработать образец. У каждой жемчужины есть свои особенности, ограничения и количество рабочего ресурса. Величина заказа зависит от ряда параметров. Причем для получения пяти килограммов муки нужно столько же единиц ресурса, как для восьми - железа, шести - никеля, четырех - черной икры, четырех с половиной свининой тушенки, семисот пятидесяти патронов 7,62Х34.
   Кроме того на очищаемых территориях, на выделениях динов, хорошо растут местные растения. Уже упомянутая хлебница, местная капуста, "орешник", "тыква". Все эти названия для удобства им тут на месте дали люди. Растения в чем-то напоминает земных тезок, но и только. Кроме того, что это отличный корм для динов, весьма ценны плоды "орехов" и "тыквы". По своим свойствам они очень схожи с теми же жемчужинами. И их сбор является достаточно весомым вкладом в обеспечение потребностей людей.
   В настоящее время связанный с Большим Союзом клан Серебристой Звезды постепенно становится наиболее сильнейшим среди своих сородичей. Увеличение численности подконтрольных динов дает им большое количество энергии. Если ранее они постоянно вынуждены были во всем экономить, и позволяли себе использовать только самый необходимый минимум ресурсов, то теперь могут максимально удовлетворять свои потребности. Уже сделали значительные запасы. Это притом, что их численность значительно выросла. Более того несколько мелких кланов пошли на соглашение с ними.
   Это не значит, что только Серебристая Звезда получила положительный импульс. Благодаря сотрудничеству с людьми значительного успеха добились еще несколько кланов. Да и многие остальные, несмотря на более скромные результаты, также прогрессируют в своем развитии. Третьи, по крайней мере, сумели остановить собственное падение.
   Анклавы, населенные людьми, имеют самые разные формы внутренней организации и отличия в структуре. Некоторые, конечно, пытаются в какой-то мере скопировать систему Большого Союза, но с разным успехом. Это результат влияния многих факторов. Например, ошибки или слабость руководства, малочисленность объединений, внутренние разногласия. А кто-то изначально сделал ставку на плотное сотрудничество с Другими, и они занимаются только обеспечением безопасности динов. Некоторые решили в первую очередь заняться сбором ресурсов среди развалин. Третьи уделяют внимание и тому, и другому, но этим и ограничиваются. Есть небольшие команды, которые ищут только жемчужины.
   В ряде анклавов базируется сразу несколько групп. При этом часто одна из них занимается только обеспечением безопасности подконтрольной территории и предоставлением возможности базироваться на нем остальным, в том числе немногочисленным ватагам или вовсе одиночкам-искателям приключений в качестве пристанища. Так в том же Третьем Мегаполисе есть еще несколько человеческих анклавов, в том числе и те, на которые базируется несколько группировок.
   Да забыли упомянуть, что некоторые мелкие группы людей и вовсе в первую очередь занимается охотой. Но не всяких там бактов, а на местную живность со съедобным мясом. Самая желанная добыча - местные каменные крокодилы. Еще один вид местного животного, получивший свое имя в честь животного из прошлой жизни. Несмотря на отсутствие родственных связей, местный крокодил, чем-то внешнее похож на земного. Эти хищники один на один способны справиться со всеми остальными обитателями мира кроме динов. Но они одиночки. Редко собирается группа из трех-четырех особей. Зато у них хорошее мясо и ценная двухслойная шкура. Верхний слой очень прочный, нижний - мягкий и красивый. И за то, и за другое платят хорошие деньги на рынке. Съедобно и не менее ценно мясо небольших, величиной с кошку, ящериц. Кстати, так же как и кошки, они любят лакомиться крысами. Есть еще капустники. В отличие от большинства представителей местного животного мира не является хищником. Питается, тем, что местные называют капустой, которая растет повсюду среди развалин и превращает все, исключая металлы, в труху. Кроме того есть крабы, кабаны, термиты. Как уже упоминалосьвсе это представители местной фауны.
   Раз уж дошли до них, то вернемся к местной растительности, про которую мельком уже упоминали. В первую очередь надо отметить орешник. Ее клубни даже в смеси из трухи мелкого камня, песка, стекла и пыли способны давать длинные побеги, на которых вырастают небольшие круглые ягоды. Но их принято называть "золушкиными орехами". Придумавший это, наверное, когда-то очень любил смотреть чешский фильм-сказку. Или может все-таки название возникло уже позже по аналогии с другим видом местной растительности? То есть сначала придумали название "золушкина тыква". Плоды этого растения действительно напоминают тыкву. По крайней мере, внешне. На самом деле их два вида. Один бронзового цвета - содержит просто семена растения. А вот второй вид это и есть настоящая "золушкина тыква". Еще их называют недоделанными и бракованными. На первый взгляд, казалось бы, это снижает их ценность. Однако в данном случае все несколько иначе. Уничижительные клички этим плодам дали за то, что они не обладают второй частью свойств, присущих своему сказочному аналогу. Причем как раз и не самых полезных. То есть превратиться в какой-то предмет, например, карету могут, а вот обратно нет. И бояться, что куранты вот-вот пробьют двенадцать не стоит.
   Тыква приживается там, где до этого росла хлебница. И так же способна, переработать остатки городских развалин, и даже намного быстрее других растений. Только после нее остается просто серый порошок, на котором потом долго вовсе ничего не растет. Даже заросли самой тыквы там полностью со временем исчезают. А вот потом если все это собрать, смешать с обычным черноземом, то можно получить хороший урожай.
   Объединяет эти два растения, приятных называть "золушкиными" то, что их плоды по своим свойствам схожи с теми же жемчужинами. То есть из них с помощью специальной аппаратуры получают необходимые предметы. Правда, возможности плодов по сравнению с жемчужинами более скромные. Во-первых, ресурс маленький, во-вторых, ограничения по ассортименту.
   В отличие от упомянутых растений хлебница не дает таких ценных плодов. И мусор он перерабатывает значительно дольше, по сравнению с той же тыквой, зато после себя оставляет плодородную почву. Но главное ее стебли. Верхние две трети до начала созревания растения срезаются, сушится, полученную солому перемалывают до состояния порошка и употребляют в пищу, пригодную для человека. В первую очередь добавляется в хлебные изделия. Отсюда и название. Но ее можно добавлять и в супы, и каши. Кроме того, молодые побеги идут в пищу скотине. Их даже можно заготовлять как сено. Ну и, наконец, местная капуста. Из всех местных растений она самая близкая к своему земному аналогу. И при этом у нее нет чудесных плодов, ее не употребляют в пищу люди, если только не с большой голодухи. Зато ее с удовольствием едят дины и капустники.
   Важную роль на территории Аномалии играет так называемая Свободная Территория. Небольшой клочок территории, где встречаются представители разных анклавов. Туда же имеют доступ и представители других миров, вне зависимости от взаимоотношений с анклавами, в которые для всех доступ закрыт. Добромир и Александр, к примеру, имеют возможность попасть по согласованию только на территорию Большого Союза, а вот в другие прохода у них нет. За исключением как раз этой самой Нейтральной Территории. Это второе название этого же участка.
   В общем, тут много необычного и даже интересного. Посмотреть есть на что. Условия далеко не райские. Зато разные приключения обеспечены. Хотите острых ощущений? Получите их в избытке. Вот в этот мир и предстоит попасть Федору и Всеволоду. Так они думали в тот день, изучая документы и готовясь к встрече.
   Покинув помещение, в котором проходило совещание, оба сходили в буфет, выпили сока, прогулялись минут двадцать, потом оба направились в библиотеку, чтобы пополнить запасы информации об аномалии. Посмотрели и документы, регламентирующие обеспечение личного состава у Добромира. За это время они почти не говорили между собой. И только за четверть часа до начала второй части встречи, Мураев первым поинтересовался мнением друга. Поговорили прямо на ходу, много времени для этого не понадобилось. Оба решили воспользоваться предложением и поступить на службу. Предложенные условия показались очень достойными. Оба готовы и в командировку отправиться. Тут вопросов нет. А вот к предстоящему походу надо подготовиться максимально тщательно. Поэтому обоих больше интересовали детали.
   Поэтому вновь оказавшись в помещении для совещаний, где собралась компания в том же составе, они тут же дали согласие и поступить на службу, и отправится на территорию Аномалии. А потом Всеволод задал вопросы за двоих.
   - Сейчас нас интересуют следующие вопросы по порядку. Первое - как там с нашим миром? Второе - откуда в Мегаполисе берутся люди и эти фрагменты городской территории, которые выставляются в анклавах? Третье - примерно, какие задачи перед нами будут стоять? Функции, цели, методы, какие интересы. Да еще заинтриговало, сказанное, что там у нас.., ну вернее у тех.., ну дела пойдут лучше.
   - Хорошо начну отвечать в том же порядке, - согласился Добромир. - В настоящее время я меньше занимаюсь коренными мирами. Тем более, ваш продержался все это время без особых проблем, и его положение улучшилось. Угроза в целом миновала. В этом есть и ваша заслуга. Благодаря записи на приборе, и даже использованию вашего раздвоения, нам удалось управляемо отделить опасный осколок. Вместе с ним ушло и большинство накопившейся энергии. Теперь возможны только небольшие потрясения, которые особой угрозы не представляют. Я же сейчас больше занят осколками. Что это такое? Когда уже вроде разделившиеся миры вновь сливаются, либо одна из копий оказывается слишком слабой и исчезает, возникают осколки. Они появляются, и в случаях, когда миру удается сохранить стабильность. Выделяя лишние осколки, он избавляется от накопившихся излишков. Чаще всего это только материальные объекты. Но нередко вместе с осколками сохраняются и люди. Вот с ними мы и работаем. Какие-то из них устраиваются самостоятельно, некоторым в этом помогаем мы. Но еще чаще они просто исчезают. Не умирают, а именно исчезают. Так как существуют как запись информации. Поэтому мы стараемся консервировать такие осколки, или хотя бы устроить так, чтобы люди с них переправлялись в специальные места, это что-то карантина, где они хранятся в замороженном виде. Кроме того мы работаем над устройством мест, куда их можно поместить впоследствии.
   Сразу о некоторых особенностях. Люди на осколках уже находятся в режиме сна. Жизнь в них застыла. У них отключено все. Их как бы даже нет. Пока они всего лишь копии, реальных людей, которые живут, дышат, любят на полноценных мирах. И нужны специальные условия, чтобы они включились, обрели самостоятельность и начали жить дальше. Хранилища, где они находятся, нам не подконтрольны. Мы только стараемся их использовать. Так же как и места, куда собираем осколки миров.
   Вот Другие и воспользовались ими, скопировав из них и людей, и материальные объекты. У них это в целом получилось, особенно с материальными объектами. Но есть и шероховатости, так последние у них продолжают множиться до сих пор. И Другие теперь не знают, что делать с этим. Они вынуждены время от времени скидывать участки городской территории, в один из мегаполисов. Расположить их в другом месте невозможно по техническим причинам. Это теперь для них серьезная проблема. Но в результате их действий пострадали и мы. Их вмешательство внесло изменения и в одном из хранилищ осколков. У нас был мир, который хотели использовать в своей деятельности. Но теперь на нем так же происходит нечто подобное. То есть на ее поверхность постоянно сыплются различные фрагменты территорий из сохранившихся осколков. Отличие в том, что они крупнее и это не только городские застройки, а участки территории в несколько десятков километров. Более того в центрах, где собирались копии людей, начались процессы дублирование. И раньше попадались двойники. Но все они были с разных осколков миров. Вернее с осколков разных миров. Миров-копий. И это были все-таки разные люди. А теперь происходит раздвоение уже хранящихся. И со временем это происходит все чаще и чаще, еще больше увеличивая численность людей. А хранилища не безграничны.
   Поэтому нам необходимо выйти на прямые контакты с Другими, установить доверительные отношения и разобраться в механизме их действий. Если бы они изначально согласовали это дело с нами, то можно было бы все организовать эффективнее. В этом случае нам, скорее всего, удалось бы вывести людей из центров сбережения. Самое интересное, что они все это проделали для того, чтобы избежать конфликта с нами. Хоть по большому счету мы и не можем, бесспорно, утверждать, что имеем право на эти хранилища, так как только используем их и улучшаем. Но создали их не мы. Они решили все же сделать так, чтобы наша сторона ничего не теряла. И вот результат. Есть еще версия, что упомянутые процессы могут происходить не только из-за их вмешательства, и были ими только ускорены.
   - Центры по сбережению людей находятся на большом нематериальном искусственном мире. На осколках жизнь застывает и как бы переходит в спящий режим, это касается и населения - продолжила рассказ Софья. - Когда осколок соединяется с новым миров, то все оживает. Но если это быстро не происходит, возможны проблемы. Поэтому такие осколков мы отправляем на консервацию, а людей в эти самые центры. А уже оттуда на более-менее пригодные территории, где люди обретают новую жизнь. Переместить сразу ни сюда, ни в другие подконтрольные миры мы не можем по техническим причинам. И на данный момент центры практически переполнены. А возможности забирать оттуда копии, у нас ограничены. Вот только на Новый Эдем еще получается подселять новичков в более или менее приемлемых количествах. Сюда на Звемелин уже намного труднее. Там же, куда есть возможность выводить людей их центров - не подготовлены условия. А просто так оставить людей в тяжелых условиях мы не можем. Нас в первую очередь ограничивает недостаток людей.
   - Парадокс, с одной стороны центры сбережения практически переполненные, а с другой стороны у нас тут не хватает людей, и нет возможности их принимать, - добавила вторая дама. - Новый Эдем все-таки тоже ограничен в приеме. Дело не в местных условиях, а в канале поступления.
   Сразу внесу ясность, продолжила Софья. - Работаем мы не напрямую, а с помощью предоставленных нам устройств. Управление процессом производится на огромном расстоянии. Один из пунктов управления, с которого мы наблюдаем за процессом, и отдаем команды на определенные действия, находится на Звемелине, а место выполнения процессов где-то немыслимо далеко. Мы, конечно, пытаемся, придумать, что-то новое, лучше понять принципы работы техники. Готовим каналы от мира, где находятся центры по сбережению, до диких миров, к которым мы имеем доступ. Но опять таки оставить людей практически в голом поле, без всяких средств к существованию, мы не можем. Тем более надо признаться, в том, что количество людей в центрах достигает предела возможного, есть и наша вина. Нам удалось добиться увеличения количество обработанных осколков почти втрое. Раньше, когда система работала в автоматическом режиме, через нее проходило не более 35-40 процентов осколков. Теперь мы добились того, что обрабатывается почти сто. Более того мы приостановили процесс последующего автоматического расселения людей по мирам. Повторяю это дикие миры, находящиеся в первозданном виде, часто они сами находятся в спящем состоянии. Кроме того раньше центры могли сами избавится от части контингента. Причины могли быть разными. Этот процесс тоже остановлен. Конечно, эти люди все находятся в спящем режиме. Учитывая, как они попали в центр, то их уже можно было бы считать в статье расходов. Если их не разбудить, или скажем так, не активировать, они в этом состоянии и не почувствуют ничего. Как уже говорилось выше они и не умерли, но пока и не живут. По сути, и сознание еще не подключено к ним. Это просто копии людей, которые уже где-то живут.
   - Вот уже двое вам сказали, что люди, чьи копии находятся в центре, в это же время где-то живут. Не совсем так. Иногда кто-то оказывается на осколке из-за того, что двойник погиб. Такое встречаются на объектах оставшихся после слияния, - дополнил Александр.
   - Да, но чаще всего, двойники все же есть, - продолжила Софья. - При этом наблюдается интересная особенность. Между людьми остается, какая-то связь. Имеется в виду с оставшимся в полноценном мире и тем, кто вместе с осколком или транзитом через один из центров оказался в новом месте. После того как второй выходит из режима спячки или активизируется, он начинает благоприятно влиять на первого. У того повышается уровень здоровья, появляются дополнительные силы и способности, улучшается работа мозга и даже удача начинает чаще улыбается им. Воздействие всегда только в одну сторону и благоприятное, даже само наличие двойника уже сказывается положительно. А еще лучше, когда у второго дела еще и идут хорошо. Чем они лучше, тем лучше и обитателю основного мира. Между двойниками находящимися на мирах-близнецах такое не наблюдается. Возможно, в том числе и из-за того, что в этом случае нельзя определить кто из них основной, а кто дополнительный. А вот в нашем случае есть точное разграничение. Но во всяком это еще одна из причин, по которым мы не хотим терять никого.
   - Да и, надеюсь, получили ответ на вопрос: "Почему у Ваших двойников дела должны пойти лучше?", - спросил Добромир. - Теперь, когда вы проснулись, они получат дополнительный положительный импульс.
   - Все же надо быть до конца откровенными, - заявила вторая дама. - Нам очень нужны люди. Чем больше, тем лучше. Это еще одна причина, по которой мы собираем в Центрах максимум. Да и эксперимент в результате, которого вы попали сюда, не зря затеяли. И ситуация все же не так критична, как вам могло показаться из рассказа моих друзей. Мы работаем по устройству миров, куда можно заселять этих людей и не безуспешно. В конце концов, можно увеличить канал на Новый Эдем. Просто нам этого не хочется по ряду причин. Так как те, кто попадает туда, можно сказать тоже почти потерянные люди, хоть и по иным причинам. Даже за вас есть некие опасения.
   - Ну, это ты зря. Эти вполне надежные, - возразил Александр.
   - Может и не зря предупредила. Соблазны уж слишком велики. Вдруг Всеволод и Федор поддадутся им. Учитывая, что нам они оказали уже серьезную услугу, почему бы им не пожить в собственное удовольствие.
   - Нет, - решительно возразил Всевлолод, - раз мы уже согласились, то на попятную уже не пойдем.
   - Это хорошо. Но все же предупреждаю, мы вас не принуждаем и при желании можете бросить это дело. Хотя не скрою, мы все же рассчитываем на другое.
   - Вернемся к теме Других. - предложил Добромир. - Нас интересует и сам процесс того, как им удалось, и скопировать, и наладить поступление населения в анклавы. Так как мы сами хотели бы создать подобные каналы и часть людей напрямую переселить, например, на Звемелини. Но это пока не удается. Да и процесс копирования материальных объектов интересен.
   Я сейчас обрисовал общие задачи, для того чтобы вы поняли, для чего мы туда лезем. Для их выполнения, нам необходимо иметь в этом мире значительный вес. Наши интересы сейчас завязаны на усилении Большого Союза, его развитии в том направлении, которое ему выгодно в нашем понимании. Поэтому там действует несколько групп, связанных с нами. Конкретно перед вами будет стоять задача сформировать новое боевое подразделение. Работать оно будет на Большой Союз, но подчинятся напрямую нашим друзьям в его руководстве. Это позволит им усилить свои позиции, и даст больше возможностей для воплощения своих планов. Кроме того вы новые люди, не связанные грузом прошлого. Находящиеся там люди, уже имеют определенный опыт достижений и ошибок, привыкли к существующему положению вещей, излишне опутаны связями и обязательствами. Организуете дело с чистого листа, но с учетом прошлых ошибок, допущенных предшественниками. Необходимо найти какие-то новые формы и методы, свежие идеи. Для этого и нужно новое подразделение, свободное от ряда недостатков, изначально заложенных в других. Но до этого нужно перенять положительный опыт, освоиться на месте. Ну, вот примерно и все. Задача понятна в общих чертах?
   - Да, понятно, - ответил Всеволод.
   - Так точно, - поддержал его Федор.
   - Тогда так. Принимаю вас на службу с того дня как пришли в себя, и присваиваю обоим унтер-лейтенантов, с сегодняшнего числа. Приказ будет готов через час. Сегодня отдыхаете, приходите в себя, знакомитесь с документами. Завтра с утра получение формы, снаряжения, оружия. Начинается период подготовки. Подтянете физо, стрелковку. Послезавтра отправляетесь в командировку на Новый Эдем. Там пробудете двое суток. Через девять дней у вас выезд. Встретите часть своего личного состава. После этого неделя подготовки. Затем отправляем вас на территорию Аномалии.
   Девять дней с одной стороны пролетели как одно мгновение, а с другой в них вместилось огромнейшее количество событий. Многие из них были настолько удивительными, что в другой обстановке, впечатлений даже от одного из них в отдельности хватило бы надолго. Но тут, учитывая все предыдущие события и полученную информацию, все проносились мимо как совершенно обыденное явление. Вроде как выпить чаю или почистить зубы. Тем более не было времени хотя бы на мгновение остановиться и загрузится впечатлениями.
   Хотя знакомство с двумя БПК и на Звемелине, и на Новом Эдеме сами по себе нечто. Набрали на лимит по паре Винторезов и Валов, патроны к ним, пяток СВД, бронежилеты, сферы, средства связи, разгрузки, иное снаряжение и мелочи для себя. Например, одежду и обувь. Еще не созданное подразделение уже начало обзаводиться имуществом. Александр выделил им УАЗик и два КАМАЗа. Еще один ЗИЛ с зарытым кузовом получили от Добромира. Вообще-то Винторезов и Валов удалось взять больше. Но по три штуки и того и другого отдали в обмен на другое имущество.
   Наконец они отправились на один из мирков системы Звемелина. К этому времени Всеволод и Федор хорошо освоили процесс перехода по местным тоннелям. Процесс уже давно воспринимается как совершенно обыденное явление. Поэтому они на внедорожнике без проблем проскочили через проход и проехали по грунтовой дороге среди проросших редкими кустами холмов километров пять, и остановились, в метрах ста от строения под двухскатной крышей и закрытого с трех сторон стеной. Четвертая открыта и выходит на бетонную площадку примерно в двести пятьдесят квадратных метров. До времени, которое им сообщила Софья, остался еще час. Решили провести его с пользой. У каждого оказался припасено по справочнику. Кроме того прихватили собой термос с кофе, бутерброды и пирожки.
   Пятьдесят семь минут прошли быстро. Часы у обоих пискнули. Быстро убрали лишнее и приготовились к предстоящему событию. Несмотря на то, что они были заранее осведомлены и ждали этого события, появление перед ними колонны из УАЗика и УРАЛА произвело ошеломляющее впечатление. Показалось, что автомобили выехали из строения. Но на самом деле они просто материализовались, а двигатели у них даже не заведены. Пассажиры удивленно оглядывались вокруг, пока не заметили приближающуюся машину. В метрах двадцати, Всеволод остановил внедорожник и оба пассажира вышли, для того чтобы их узнали.
   Прибыла первая группа их людей. Все оказались из числа бойцов, которые находились рядом, когда коробка выпала из ящика. Ринат Гатауллин, Саня Никитов и с ними еще семь бойцов из их отряда. После радостной и эмоциональной встречи, нескольких минут объятий и рукопожатий, быстро провели информационную пятиминутку. Объяснили, куда все они попали, упомянули о коробке, как одной из причин, сразу же обрисовали перспективы. Ребята быстро согласились на предложение отправиться вместе на Аномалию. Вообще, даже еще не до конца осознав, что все-таки произошло, все предпочли держаться вместе, да и Всеволоду Михайловичу и Федору Николаевичу привыкли доверять. И это возникло не на пустом месте. С кем-то были в двух, а с кем-то и в трех командировках. Тем более предложили заняться делом более или менее понятным и как казалось знакомым. Ехать куда-то в командировку все были еще согласны и потому, что и других возможностей по обустройству им никто не предлагал.
   Прибыв на Звемелин, представили людей руководству. Собеседование прошло со всеми вместе и длилось около получаса. Может чуть больше. Тут их ждал новый сюрприз. К ним привели Студента. Как же без него. По результатам в тот же день всех зачислили в списки личного состава. Пока в состав отряда находящегося на службе хозяевам Звемелина. Всем присвоили звания. Ринат и Саня получили капралов, остальные рядовых. Через пару дней группу прогнали через оба БПК. Для этого ездил и на Новый Эдем. А потом были две недели подготовки. Гоняли инструктора и офицеров, и младший начальствующий состав, и рядовых. Подтянули физическую форму, каждый день стреляли из разного оружия, в том числе охотничьих ружей. Завершился этот период двумя днями отдыха.
   Но и они оказались насыщенными. Вымотались сильно. В результате ночью перед отправкой все спали крепко. Никакого мандража перед предстоящей заброской. Но утром все вскочили минут за десять-пятнадцать до подъема. Вот тогда волнение всеми и овладело. Несколько раз проверяли имущество, громко шутили, подначивали друг друга. На этот раз завтракали очень плотно. Их предупредили заранее, что с питанием на месте дело обстоит не лучшим образом. С собой взяли всю автомобильную технику, которую пришлось доверху набить продуктами. Часть коробок и ящиков грузили уже за час до отправки. Сам переход прошел как-то буднично. Колонна из десятков тяжелогруженых машин тронулась с места, въехала в какие-то ворота и оказалась в Аномалии.
   На той стороне, часть груза тут же переложили в автомобили местных. Еще на Звемелине интересовались, почему нельзя отправить больше автомобилей. Если не хватает их на месте, переправили бы с той стороны. Но оказалось, что размер колонны ограничен. Все зависит от людей способных провести все эти автомобили и грузы по тоннелю. Только они могут провести караваны. Кого, чего и сколько зависит от индивидуальных способностей. Обрадовало то, что Федор и Всеволод, а еще Студент, оказывается, могут самостоятельно провести машину другую с пассажирами или группу людей. В первом случае они могут только сидеть в кабине. А вот способность остальные членов группы хватает только на себя и имущество, которым нагрузился. И перемещаться самостоятельно на технике уже не могут. Но на них хотя бы не надо тратить при перемещении энергии. У многих нет и этой возможности.
   Их отряд уже ждали. Федор и Всеволод в тот же день побывали на приеме у генералов Кожухова и Боярова, членов Комитета Управления Союза. Первый в нем - заместитель председателя по силовым вопросам, второй еще руководит подразделениями территориальной охраны. После непродолжительной беседы оба выразили благосклонное отношение к появлению нового подразделения и тут же дали указания в Главное Управление охраны и патрулирования на оформление вновь прибывших.
   Оказалось, что часть организационной работы была уже проделана. Отряд разместили в одном из общежитий, выделили помещение для имущества. В тот же день были оформлены документы и личный состав поставили на довольствие. Вечером уже получили форму и оружие. Несмотря на наличие своих запасов, каждый получил автомат Калашникова, пистолет. Кроме того на отряд выделили три винтовки Мосина в снайперском варианте, два ручных пулемета и один ПК. Из одежды каждый получил обычную шапку-ушанку, две вязаные шапки, бушлат, шинель, ватные штаны, два комплекта полевой формы, две пары брюк, четыре рубашки, куртку, китель, снаряжение. Все это было идентично тому, что у них дома была установлена для сотрудников милиции в середине 90-х годов. Кроме того выдали сапоги кирзовые, ботинки с высокими берцами, последние откровенно говоря плохого качества и пару форменных туфель. Вот это поразило больше всего. За период службы в МВД Федор Николаевич ни разу не получал подобную обувь. Берцы - да. Перед командировками. И тоже, кстати, плохие. Поэтому с собой брал обувь, купленную на рынке. А вот туфли ни разу не выдавали. И не только ему. Да и остальную форму выдавали всегда не в полном объеме. Того же широкого ремня на складах никогда не было. А тут нашлись не только погоны, звезды и галстук. Даже носки выдали. Тоже достаточно необычно. Причем такое впечатление сложилось не только у Мураева. Только ребята свои замечания высказали еще и вслух. И в целом впечатление хорошее. До конца были сомнения, что выдадут все по накладным. Хорошо у роты уже транспорт есть. Загрузили их коробками полностью.
   А уже со следующего дня группу привлекли к боевой работе. Первые дни действовали в составе подразделений уже имеющих опыт. Присматривались, учились, приобретали навыки. На практике ознакомились с тем, как тут осуществляют патрулирование, охоту, облаву, рейд или целевой выход, особенности применения этих приемов. Учились двигаться среди плотной застройки, в узких проходах завалов на колесах и на ногах. Принялись изучать слабые места противостоящей живности, их повадки и манеры. И главное как ловить динов. Привыкали к условиям питания, к быту. Всеволоду ко всему этому добавилась проблема организации условий проживания личного состава.
   Освоились и привыкли к местным условиям быстро. Все же в отряде люди побывали и в горах не в качестве туристов, и в населенных пунктах в зоне контртеррористической операции приходилось нести службу. А тут в случае боестолкновений не надо принимать меры по обеспечению безопасности мирного населения, за отсутствием этих самых жителей на охраняемой территории. Не надо опасаться обстрелов. Все животные представляют угрозу только в случае прямого контакта. За исключением мартыхаев. Эти способны достаточно далеко кинуть и камень, и палку. Умеют при этом ловко прятаться. Но средства защиты и в этом случае вполне могут уберечь от серьезной травмы, особенно с летальным исходом. Так, что на вражеских снайперов они не тянут. Есть еще дивы. Но в первый раз их встретили только в следующем году. Нет радиоуправляемых фугасов, поэтому не надо опасаться подрывов колонн. Правда, у саперов работы все равно много. Только тут они редко предотвращают взрывы, чаще сами, где-то что-то рванут. Во время переговоров по радио, не надо опасаться, что враг может подслушать. Да и к бытовым трудностям люди привычные.
   Уже через две недели, в конце местного сентября, их включили в состав сводного отряда, сформированного для первоначальной зачистки новых участков. Большой Союз как раз, в очередной раз, расширял свою территорию. Передвигались дальше все границы, ограждающие территорию. Участок, на который недавно Другие аккуратно уложили новый кусок, переходит в жилую зону. Соответственно зона освоения получает компенсацию вдвое большего размера за счет внешней. Промка теперь вся оказывается в составе только двух кластеров. Соответственно и зона патрулирования не просто получает компенсацию за отданные земли, а увеличивает свою площадь. Часть территориальных отделов, расположенных на внешней линии, на зачистку новой территорию просто перекидывает свои подразделения, освободившиеся после передачи своего участка соседям. А вот остальные, в первую очередь, те, чей периметр на этот раз остался без изменений, выделили для помощи соседям, находящимся на границе, а так же подготовки нового участка, часть своих бойцов в состав трех сводных отрядов. Народ сюда отобрался в основном беспокойный, не желающий сидеть на месте, либо плохо уживающийся со своим непосредственным руководством. Поэтому уже через месяц, к Всеволоду попросилось более двадцати человек. Кстати, к этому времени подразделение под его руководством самостоятельно обеспечило поимку двух взрослых динов, трех головастиков и еще в четырех подобных мероприятиях принимало активное участие. Соответственно получили хорошие премиальные. Что также явилось немаловажным фактором для привлечения людей. Кроме того наличие собственных ресурсов и главное, источника их получения тоже добавило новому подразделению авторитета и солидности.
   К этому времени руководство уже окончательно определилось со статусом их подразделения. Из него решили сформировать отдельную роту со своим небольшим патрульным участком. Благо подходящий кусок территории как раз образовался. Подчиняться подразделению предстоит непосредственно командующему и Главному Управлению. В конце октября издали приказ о его формировании и утвердили первоначальные штаты. Как раз подобрали подходящее здание под базу и начали расчищать территорию вокруг. Из учебного центра для пополнения прислали около тридцати новичков. Руководство помогло роте и подобрав несколько специалистов. Так прибыли два инженера по связи, одновременно отвечающие и за электронную технику отряда, и за стационарные и мобильные средства видеонаблюдения отряда. Еще трех техников рекомендовали уже они. Всеволод быстро включил каждого из них в работу по организации службы. Поступила новая аппаратура для связи и слежения за участком, автоматизированные огневые системы. Все это пришлось размещать и не абы как, а стараясь использовать наиболее эффективно.
   В первых числах ноября в расположение роты появилась статная брюнетка в звании лейтенанта. Это была Аня Золотова. С ней прибыли еще десять девушек. Им предстояло стать операторами связи и средств наблюдения, помощниками оперативного дежурного. Впрочем, на первых порах им, как и многим другим, пришлось быть единым во многих лицах. Тем более такая практика существует во всех подразделениях сверху до низу. Так первоначально оперативных дежурных не было, и их обязанности выполняли по очереди офицеры роты.
   Для решения бумажных вопросов Мураева прикомандировали к главному управлению. Планировалось на время, но уже в конце месяца все повернулось так, что он был официально включен в штат входящего в Главк управления по обеспечению деятельности территориальных подразделений. Функции и задачи, которые пришлось выполнять, оказались достаточно непривычными.
   На предыдущем месте службы подразделения Главка также курировали нижестоящие структуры, однако, ограничиваясь профильными вопросами. Управление по работе с личным составом, в котором Мураев служил, например, отвечало за кадровое обеспечение, организацию профессиональной подготовки и воспитательной работы. Входящий в него структурно отдел кадров занимался только комплектованием и кадровым обеспечением. А конкретный инспектор, например, отвечал за эти вопросы в закрепленных за ним территориальных подразделений, в количестве от полутора до двух десятков. Дополнительно назначенные за каждой такой единицей отдельно сотрудники, вроде бы отвечали за осуществление в ней всего спектра выполняемых управлением задач, но занимались этим достаточно формально, так как дублировали в целом работу кураторов по направлениям.
   Тут же офицер, закрепленный за территориальным отделом, отвечает за все вопросы и проблемы подразделения, которые требуют решения в главке. Хоть те же кадровые, хоть тыловые. Через сотрудников управления проходят почти все официальные бумаги между структурами Главного управления и отдела. И снизу вверх и сверху вниз. Есть только одно исключение. Оперативное управление работает с нижестоящими подразделениями напрямую. А так офицер-куратор готовит и приказы по личному составу, и докладывает, все поступившие бумаги, сам бегает, если надо, с согласованиями.
   Это ему тут же звонят из других управлений Главка, если запаздывает ежедневная сводка. Он сверяет цифры у аналитиков. Передает в службы тыла требования на боеприпасы, топливо, продовольствие, ремонт техники, контролирует их выполнение. Он ищет необходимых для подопечного подразделения сотрудников, работает с новобранцами. Через него идут решаемые в главке вопросы перемещения, выдвижения, поощрения. Обычно за пять-шесть территориальных отделов отвечает группа из трех-четырех сотрудников, во главе со старшим инспектором, плюс за ними же отдельные поручения.
   За Федором Николаевичем закрепили только новую отдельную роту. Но зато отвечает за него он один и главное, отдельных поручений набросали. Дело для него, в общем-то, новое и незнакомое. Там дома он отвечал за комплектование. Так он стал отвечать за присвоение званий среднего и старшего начальствующего состава и поощрение сотрудников. Не один конечно. Потому тут все офицеры сведены в группы, что никто постоянно на месте не сидит. Служба в Главном управлении никого не освобождает от полевой работы. Вот и проводят они большую часть времени на улицах среди обломков и развалин. То в курируемые подразделения выезжают, то включаются в сводные отряды, то руководят практическими занятиями курсантов, то вообще выполняют боевые задачи в составе особых офицерских групп.
   Мураеву делать исключения никто не собирался. Получил представления, рассмотрел их, доложил свое мнение, сформировал приказ, отдал на подпись и в командировочку. Чаще всего конечно в свою роту, особенно в первое время. С марта по июнь находился в ней даже больше времени, чем в кабинете главка. Теперь же ближе к осени к Всеволоду удается выбраться все же пореже. Чаще начали направлять в другие подразделения. Да и объем поручений, связанных с работой по поощрению личного состава, стало больше. Хотя у Федора Николаевича нет своей группы, его все равно достаточно быстро назначили старшим инспектором. Вернее когда под новое подразделение вносили изменения в штаты, то изначально ввели такую должность. Только первоначально, как водится не только здесь, его назначили инспектором за счет должности старшего. Но когда стало понятно, что с объемом работы справляется, то быстро повысили. В первые месяцы, во время его отсутствий, роту вели сам начальник отдела с заместителями. Сейчас поручают кому-то из офицеров, работающих вместе с ним по званиям и поощрениям. По этому направлению работы в отделе сформировалась специальная группа.
   Присвоение очередных званий тут теснее связано с поощрением. Многие получают их досрочно, ранее установленного срока. Возможностей заслужить предоставляется достаточно много. Вот с присвоением на ступень выше, предусмотренного по занимаемой штатной должности, намного сложнее. Этот вид поощрения так же редок, как и в оставленном мире. А вот сроки выслуги тут считаются иначе. Конечно местный вариант сложнее. И все же эта система Федору нравиться намного больше. Тут принимается во внимание не только должность на момент, когда истекает установленный срок, но и все предыдущие, на которых проходила служба с момента присвоения имеющегося. Точнее предельные звания по ним. Чем они выше, тем быстрее истекает срок выслуги.
   К примеру, Ринат. Сейчас он старший лейтенант. Занимает должность командира взвода. Предельное звание по нему совпадает с имеющимся. Поэтому выслуга идет один к одному. А вот назначим его заместителем командира роты. А это уже штабс-капитанская должность. И календарный месяц уже пойдет за полтора. А случится так, что отдельная рота перейдет в первую категорию и предельное звание станет капитанской, ну или Ринат станет командиром обычной роты, то уже выслуга пойдет один за два.
   Вот они с Всеволодом начали старшими лейтенантами. Должность ротного изначально была капитанской. А вот Федор был инспектором, а по ней предусмотрено предельное звание старший лейтенант. Вот и шла выслуга у Всеволода вдвое быстрее. Правда, его рост в званиях все же связан не только с этим. Оба он получил досрочно за заслуги в командовании ротой. А они у него накопились и немалые.
   Уже к первому марта, а именно в этом месяце начинает просыпаться основная часть живности после зимней спячки, длившейся с середины декабря по февраль, рота уже существовала как боевая единица. Причем уже с опытом, полученным в ноябре. Вся зима ушла на слаживание новичков с боевым ядром. В каждом из её четырех строевых взводов насчитывалось по двадцать бойцов уже подготовленных для совместных действий. Да и остальной личный состав из обеспечивающих подразделений более или менее обвыкся и втянулся. Еще в конце ноября предыдущего года рота полностью взяла на себя функции по охране и патрулированию участка. Приданный личный состав убыл к постоянному месту несения службы. Конечно, громадную роль при этом сыграло затишье, вызванное холодами. Иначе, разумеется, просто не хватило бы сил. Мало людей, не хватало опыта, навыков и умений. Однако с каждым днем за шаг шагом боеспособность основного ядра росла. Так пополнение из учебного центра в количестве двадцати человек, прибывшее второго марта продемонстрировало, что на их фоне остальной личный состав смотрится уже вполне ничего. К этому времени для них уже открылся свой канал поступления людей, набранных на осколке их же мира. Все-таки Другие не отказали в помощи. Да еще Мураев нашел и сагитировал десяток человек в центрах для вновь прибывших. Еще столько же перевелось из других подразделений. Это не считая тех, кто пришел еще в декабре.
   Более того за март Бердышев-Соколовин доказал, что он создал роту не только на бумаге. Результаты боевой работы пошли весьма впечатляющие. Мураев хорошо помнит, как они дались. Всеволод не только все безупречно организовал, он вытягивал у людей все силы. Это теперь обо всем можно вспоминать даже с некоторым удовольствием. Удовлетворением, что справились, вытерпели и вынесли. А тогда иногда накатывало отчаяние, иногда апатия. Но все равно как же они все-таки смогли? Для Федора Николаевича, эти дни слились в нечто один сплошной бег по кругу. Быстро отработать, выложившись по максимуму, в Главке, а потом в роту. И тут постоянные выходы, патрули, засады, переходящие один в другой, кажется, без перерыва. Отдыхом казались те минуты, когда приходилось где-нибудь в укрытии ждать появления какой-то стаи батов. Настолько, что вопреки обыкновению, эти крохи времени даже в ожидании не тянулись медленно и тягуче, а пролетали как одно мгновение.
   Что тогда говорить о Всеволоде. Он эти месяцы даже не появлялся в своей комнате в общежитии, где ему выделили койко-место. Ночевал прямо в кабинете. Это не значит, что он при этом отдыхал. Бывало, не спал сутками. В лучшем случае получалось хорошо отдохнуть, когда выпадала возможность днем, вечером или утром, вырвать два-три часа среди череды дел, и тогда можно прилечь прямо в кабинете. Неплохо и если удавалось прикорнуть на полчаса, где-нибудь в засаде, прислонившись к кирпичной кладке или к стенке кузова. А потом просыпался и снова в заботы. Бывало, сам за сутки проводил на улице часов четырнадцать. Ну и главное эффективность. Даже в качестве отдельной боевой единицы он перекрыл все мыслимые нормы и даже неоднократно. Что впрочем, при таком напряжении и учитывая, что лез в самое пекло, было и неудивительно. Это сейчас все больше сказываются его командирские таланты. А тогда многое достигалось личным примером.
   Вот он и получил в начале апреля штабс-капитана. А потом последовали ударные пять месяцев. Тут уж больше брали умением и организацией. Хотя напряженнейший график работы сохранялся еще до июля. Лишь тогда Острый дал себе некоторые послабления. Тем более в конце июня пришлось отправиться в командировку на Звемелин. Все же материальная помощь, получаемая с той стороны, тоже сыграла немаловажную роль в успехах роты. Дополнительная даже сверх установленных официальных надбавок, тарелка супа или порция картофельного пюре и лишние пара галет в сутки, премия за недельные результаты в виде банки перловой каши с мясом тут ценятся весьма высоко. Это стимул и одновременно возможность для восстановления сил. Несмотря на то, что командир в июле меньше лично брался за каждое дело, рота и в этом месяце показала впечатляющие результаты. К этому времени и людей стало побольше, и младшие командиры многому научились, да и организация дел в роты достигла высокого уровня.
   Да количество личного состава увеличилось. Рота сейчас состоит из управления роты, четырех строевых взводов численностью сорок три - сорок семь бойцов, моторизованного взвода, группы управления боевыми системами, учебного подразделения, различных служб: вооружения, инженерной, материально-технического обеспечения, связи и спецтехники. Если через учебный центр главка пополнение ограничилось теми пятьюдесятью выпускниками, то вот в пунктах по размещению вновь прибывших Мураев отобрал более ста новобранцев. По своему каналу получили еще больше людей. Примерно сто двадцать - сто тридцать человек. Где-то были цифры. Ага, сто три и сто двадцать один. И еще двадцать восемь гражданских. А еще немало народу удалось перетащить из других отделов. Только с марта по сегодняшний день сорок шесть человек. Да люди уходят и из роты. Не всем тут все нравится. Уходят и те, кто прибыл из других подразделений, и новички, правда, прибывшие по своему каналу все остались. Но все равно сейчас списочная численность более трехсот человек. Да и плюс сейчас в роте тридцать два гражданских. Есть у них и такие. Повара, электрики, каменщики, разнорабочие.
   И все равно людей не хватает. Это в феврале их участок представлял собой четырехугольник со сторонами примерно в полтора километра, практически полностью непроходимый. Только по периметру очищены узкие полосы. Да еще две перпендикулярные дороги, пересекающиеся где-то в центре, делили участок на четыре квадрата. Вот и вся территория, за которой надо было присматривать. А сейчас весь участок на схеме напоминает причудливо устроенный лабиринт. В нем проделано большое количество новых проходов узких и широких, прямых и искривленных, где-то соединяющихся друг с другом, где-то пока заканчивающихся тупичком. Вот и сегодня сделали еще один такой, пока упирающийся в развалины. Но в ближайшем будущем будет расширен и продолжен дальше. А может раньше придется пробиваться с другой стороны? Да и площадь участка увеличилась. В июле прирезали еще гектаров сорок пять. Не меньше.
   Поэтому придется Мураеву поработать в главке, просмотреть списки тех, кто подал рапорта с просьбой перевести на новое место службы, выяснить, где еще есть люди, недовольные нынешним своим положением. Бывает, что неприятие и обоюдное. Не подходит, человек подразделению, не вписывается. Да и специалисты все же нужны. Вот оружейника надо найти. Есть двое младших инспекторов. Люди при деле. Один больше занят учетом. Дотошный, надежный, въедливый. С документацией у него все в порядке, отчеты готовит своевременно, все заявки оформлены грамотно. Но все больше по бумажной части. Можно ему доверить и хранение, и выдачу. А вот в ТТХ разбирается плохо. Как правильно ухаживать, пользоваться, применять это не к нему. А уж тем более разобраться с неисправностями и проблемами. Второй наоборот. Руки растут откуда надо. И знания есть, и умения. Но проблемы с дисциплиной, не собран, зависим от настроения, перепады которого случаются слишком часто, требует контроля. Да и спиртным может злоупотребить.
   А желающие попасть в роту есть. Кому-то, конечно, хорошо и во внутренних отделах служить. Обстановка более стабильная, спокойная. Менее напряженный режим. Жизнь размеренная и устоявшаяся. Больше возможностей для отдыха, и своими делами можно заняться. Но не всем это нравится. Одна из причин - скука. Развлечений то тут мало. На приграничных участках жизнь веселее. Больше шансов отличиться и возможностей для роста по службе. Ну и немаловажное значение играет материальное обеспечение.
   Оклад по должности бойца строевого взвода 430 рублей за расчетный месяц, за звание рядового ему еще платят 150. В начале года Всеволод как командир роты получал 590, и 280 в качестве старшего лейтенанта. Теперь подразделение переведено в первую категорию и его должностной оклад 610 рублей, капитану платят 305. С учетом местных цен это гроши. Но есть возможность увеличить свое материальное положение. Причем это законно и совпадает с интересами службы.
   Необходимо отработать установленное количество часов в течении месяца. Для каждой категории должностей свой лимит. Так бойцу необходимо набрать двести служебных часов, из них не менее сто сорока "полевых". Почему устоялось это название загадка. По сути-то никакого "поля" тут нет. Правильнее бы назвать эти часы "уличными". Так как именно там они и зарабатываются на самом деле. Для командира взвода лимит состоит из двухсот сорока и ста двадцати, для ротного двести семьдесят и сто десять. При этом за одни сутки зачитывается не более двадцати часов. За исключением суточных дежурств и засад. Свои требования у девчонок-операторов. Двести двадцать и шестьдесят. У разных специалистов двести тридцать и сто. А для Мураева, например, уже совсем иные требования. У него как сотрудника Главного управления лимит делится на три. Первая часть работа в самом главке, не менее ста двадцати часов, на выполнение задач в нижестоящих подразделениях сто часов, в том числе не менее шестидесяти "полевых". При этом в сутках засчитывается двадцать часов работы в главке и не более шестнадцати часов в подразделении. Единственно во время действий в составе особых офицерских групп можно закрыть до двадцати четырех часов. Но это бывает крайне редко. И вот при отработке необходимых часов устанавливается надбавка в размере двадцати пяти процентов от должностного оклада.
   Еще одна надбавка выплачивается за выполненную месячную норму по отстрелу трофейной живности. За бакта начисляется полтора очка, мартыхая одно, шакала половину. Нормативы разные, зависят от выполняемых задач, так как возможности для пополнения счета не у всех одинаковые. Девушки операторы получают пятнадцать процентов за 9 очков и двадцать пять за 12. Разные специалисты из обеспечивающих подразделений для тех же надбавок должны заработать 17 и 27 соответственно. У Федора Николаевича и его коллег цифры пониже. Все же у них и возможностей для увеличения счета меньше. У него проценты и количество очков совпадают.
   У строевиков размеры надбавки другие - двадцать и тридцать процентов. Нормативы же для получения их так же разные. Рядовому бойцу для их получения надо набрать 35 или 50 очков, командиру взвода 30 и 40, самому Всеволоду 25 и 35. Надбавка рассчитывается от суммы окладов по должности и по званию. Есть еще несколько выплат, но они значительно менее весомы по своему размеру и не зависят от отстрела трофеев, кроме одной. Командирам подразделений выплачивается премия за средний бал в подразделении на одну единицу списочного состава. Поэтому некоторые начальники, кстати, и не любят лишних людей по принципу "меньше да лучше". Всеволод же предпочитает свой метод, который называет "стахановским". Он создает лучшим бойцам режим наибольшего благоприятствования. Освобождает их от выполнения многих рутинных задач, не требующих высокой квалификации. Мелочами, второстепенными делами и функциями занимаются те, кто пока не может в полной мере выполнять основную задачу. Каждый делает то, что ему по плечу. Одновременно это и стимул для середняков тянутся. Но и те, кто послабже не пропадут. Тем более их вклад тоже не остается незамеченным.
   Ну и, наконец, о местном календаре. Состоит он из тех же двенадцати месяцев. Название им люди оставили привычные. Зимние практически сохранили количество своих дней, за исключением февраля. Не бывает тут високосных годов. А вот с неделями интереснее. Двадцать восьмое декабря здесь всегда воскресение, а потом идет новогодняя шестидневка. Четвертое января понедельник, с которого начинается первая рабочая неделя. Она стандартная, состоит из семи дней, со знакомыми названиями. А вот еще девять месяцев содержат разное число недель и соответственно дней. Март, апрель, июнь, сентябрь и ноябрь, как и упомянутый февраль, четырехнедельные и соответственно двадцативосьмидневные. А вот май, июль, август и октябрь включают в себя пять недель и тридцать пять дней. Соответственно первое число каждого следующего месяца понедельник, тринадцатое - суббота. И еще раз, возвращаясь к денежному содержанию - в четыре длинных месяца его размер увеличивается на двадцать пять процентов.
   Но возможности пополнения материального положения этим не ограничивается. Дины - вот еще один источник дохода. За обнаруженную взрослую особь или головастика, которых удалось впоследствии забрать, из указанного места, выплачивается пять тысяч рублей. Двадцать процентов идет роте, десять командиру роты. Еще десять делится между теми, кто не принимал непосредственное участие в операции, но внес свой вклад в поимку, например, командиру взвода, оператору давшему целеуказание. Остатки из этой суммы также идет в казну роты. Ну а шестьдесят процентов делятся между поимщиками. У каждого есть своя заранее фиксированная доля. Например, Всеволод сегодня дополнительно к своим процентам ротного имеет право еще на две доли как непосредственный участник и командир группы. Некоторые как Федор Николаевич получат полторы. Все же остальные одну. Кроме того командир может кому-то еще добавить полдоли если посчитает нужным. Но до того как делить шестьдесят процентов из этой суммы заранее выплачивается компенсация за ущерб: рану, травму. Стоимость найденного яйца в половину меньше.
   В последней операции участвовал сам Всеволод - две доли, Анна, Мураев, Буравков, Никитов - полторы, пять бойцов из взвода, в том числе Сергей Корчин, а также Рашид, Миша, Коля и три девушки по одной. Всего девятнадцать долей. Раненых и травмированных сегодня нет. Ну, допустим, еще одну долю командир раскидает между отличившимися, в качестве поощрения. В первую очередь это Серега и Рашид. Итого двадцать. Взяли четырех динов и пять яиц. Шестьдесят процентов составляют девятнадцать с половиной тысяч. Федор Николаевич даже немного опешил, прикинув цифры. Действительно, сегодня он заработал больше чем его денежное содержание за длинный месяц даже с учетом премиальных надбавок. А он сегодня добыл еще и трофеев, учитываемых при выплате надбавок. Хотя, конечно, сейчас на выполнение им нормативов это мало повлияет. Он уже сейчас имеет хороший боевой счет.
   Правда, это с точки зрения Федора полторы тысячи - огромные деньги. А так можно и больше заработать. Есть еще "жемчужины". Стоят они бешеных денег. Головастик через пару-тройку месяцев формирует вокруг себя прочный кокон, в котором проводит три-четыре дня. Надо кстати исправить в справочнике на Звемелине. А потом, превратившись во взрослого дина, выбирается из него, при этом происходит сильный выброс энергии, рядом находится для всех небезопасно, потому никто процесса и не видел. На месте потом остаются куски кокона и обязательно некий объект круглой формы немногим больше футбольного мяча, который и принято называть "жемчужиной". То, что появляется на пастбищах, переходит Союзу, а то, что удается обнаружить тут, на патрульных участках, передается союзу на тех же условиях, что и дины. Только премия там значительно выше и составляет сто тысяч рублей. Да и непосредственно обнаружившему, причитается двадцать процентов, если это произошло при выполнении служебного задания. И все шестьдесят процентов во внеслужебное время. Нашедшему или нашедшим жемчужину на диких территориях, она принадлежат безраздельно.
   Шанс набить норму, найти дина или "жемчужину", всегда намного выше на приграничных территориях, особенно тех, которые недавно были дикими. Потом после нескольких месяцев активной зачистки, откуда тут на патрулируемом участке появляется новая добыча? Правильно с той стороны границы. Дины чувствуют, что рядом территория, где всяких бактов, мартыхаев и прочих мало и рвутся сюда. Через силовое поле, установленное на границе, они проходят уверенно, за ними, в образовавшийся проход, тут же лезут все остальные. А тут одних ловят, других уничтожают, и мало кто из них может добраться до внутренних участков. Соответственно тут большие деньги и возможности для тех, кто хочет большего. Более того именно отсюда лучше ходить за добычей в "дикие земли". Вот и рвутся многие на границу.
   Федор Николаевич посмотрел на часы. Пора. Работа с документами вопреки ожиданиям заняло очень мало времени. Все-таки чувствуется и здесь прогресс. Ничего не пришлось исправлять. Прочитал, проверил, составил пару своих бумаг и положил все к себе в портфель. Вот и удалось полчаса с лишним предаваться воспоминаниям.
   Всеволод встретил его у себя в кабинете. Хоть и договаривались, однако жизнь вносит свои коррективы. А работа у него хлопотливая. Впрочем, если что, Острый его предупредил бы. Но, по-видимому, ничего непредвиденного не случилось. И тут теперь больше стабильности. Вот даже в кабинете никого нет. Мураев без приглашения занял один из стульев.
   - Я со своими вопросами разобрался. Все же Катя сама все быстро схватывает и девушек учит. Они у тебя работают все лучше и лучше.
   - И работать стали лучше, но есть в последнее время и другое, - ответил Острый, но осекся и перескочил на другую тему. - Да, Медведь выходил на связь. Задерживается где-то на полчаса. Так вот вернемся к начатому. Наверное, по сводкам уже видел, что показатели идут вниз. Делаем все, чтобы они стабилизировались, но не получается. Даже начали на ту сторону выбираться. Но туда понятное дело только подготовленных бойцов отправляем. А тут становится все спокойнее и скучнее. Вот Аня и Катя всех и загружают.
   - Цифры видел. Но вот то, что положение настолько серьезно не представлял. Получается, хорошо участок очистили?
   - Да, теперь пожинаем последствия собственного старания. Даже то, что сегодня настреляли, в основном, прорвалось сюда через границу совсем недавно. Вот подумываю увеличить количество рейдов на ту сторону. Тогда может еще дины к границе потянутся. Но для этого надо сократить количество людей дежурящих по ночам. Думаю, после сегодняшнего плотность бактов еще сократится. Все же местные мелкие группы тут же к этой сильной стае примкнули. У них ведь свои проблемы. Крупные стаи разогнали, а у одиночек и у молодняка проблемы с крокодилами.
   - С этими-то, что не ладно? Вроде краем уха слышал, что развелось их у вас многовато.
   - Так выводят весной много, до полусотни в каждой кладке. Только потом их мелкими давят. Вот до осени и доживают единицы. А на этот раз не получилось. Количество охотников резко сократили. А теперь для мелких групп и одиночек бактов, мартыхаев и прочих шакалов они сами угроза. Жрут и тех, и других, и третьих. Вот сегодняшних подранков точно добьют. Правда, остальными прочими тоже не брезгуют. Поэтому решили их специально отстреливать. Все же дополнительное мясо на столе.
   Ну ладно вернемся к сегодняшним трофеям. Тут мне уже сообщили, что все трупы осмотрены. Я тут прикинул, кто сколько набил. Вот посмотри по твоим собственным. Тут указано, сколько лично подстрелил, скольких совместно с другими, учитывая и количество попаданий, и куда нанесена рана. Вот прикинули примерно, кто и как поучаствовал в уничтожении каждого бакта. Твое мнение?
   - Острый, предлагаю на это время не тратить. Запиши мне в первой фазе вот этих пятерых, а во второй, когда стреляли вместе с девушками мне и двоих хватит. Я норму за этот квартал выполнил. Мартыхаев и шакалов можешь всех забрать.
   - Нет, по четыре и тех и других запишем на твой счет. А за бактов спасибо громаднейшее. Я девочек специально взял, чтобы они пополнили число трофеев. А то всегда на подхвате и в поддержке, при этом редко когда удается больше балла заработать. Вот они обрадуются.
   - Давай им эти шесть баллов отдадим.
   - Нет, слишком баловать, тоже не стоит. Да и остальные будут недовольны. И так ты с ними щедро поделился. Каждая получит как минимум шесть балов. Я тебе не дорассказал. Так вот большинство сегодняшних бактов пошли как вожаки, а несколько штук так вовсе по первой категории. Так что за твоих полагается два балла.
   - Ого, значит я все равно не в накладе. Жаль на следующую четверть только половина пойдет. Все-таки еще раз предлагаю, пусть девочкам еще немного с меня перекинем.
   - Не скажи. Если одним дать послабление, то и другим надо. Некоторые тогда понабрали бы очков, под удобный случай, а потом перестали бы работать в полную силу. А так все время заставляем напрягаться, - не согласился Всеволод. - А девочкам и этого будет довольно. Не забывай о других. Могут обидеться.
   В это время в кабинет зашла Аня. Она уже сняла полевку полностью. Теперь она одета в форменные брюки и рубашку с длинными рукавами. На этот раз галстук мужского образца. На плечи накинута кожаная куртка.
   - Прохладно у Вас, товарищ командир, - заявила она строго, немного менторским тоном. Словно обвиняя.
   - Да не сказал бы, - возразил Всеволод. Сам он, как и Мураев остался в серой полевой форме. Только футболки оба сменили. У обоих, даже верхние пуговицы курток расстегнуты. - Нормальная температура. Не жарко - это да.
   - Не жарко, - иронично согласилась Аня, - я лучше куртку одену да и застегнусь, пожалуй. Хорошо с собой взяла. Где твой обогреватель? Или электричество экономишь? Оно вроде бесплатное.
   - Лиде отдал, у них помещение большое, нагревается плохо.
   - Ладно, я тебе один свой принесу. Он, конечно, слабый, но все же лучше, чем ничего. Да. Вы бы пока сходили, поужинали, до приезда гостя. Еда готова.
   - Федор, действительно пойдем, пожалуй.
   - Хорошо, - согласился Мураев. - Действительно проголодался сильно.
   Пока Всеволод выходил из-за стола, он достал из сумки кусок хлеба грамм на сто и ложку. Потом переложил в карман, книжку с талонами. Заметив это, Золотова недовольно поморщилась.
   - Федор Николаевич, стоит ли каждый раз проявлять такую щепетильность, - упрекнула она гостя. Потом повернулась к Всеволоду.- Командир, может все-таки стоит гостя попотчевать из командирского фонда. Хотя бы разок. Был бы еще абы кто. А тут Федя. Там такие расходы предусмотрены. Тем более запасы пополнились.
   - Нет, уж - возразил Мураев, - если есть возможность, то лучше уж как положено. К тому же если не будет справки о списании с меня продуктов, то это сразу же бросится в глаза. Понятно же, что меня тут кормили. А ресурс командирского фонда пока лучше не трогать. Да и дороговато выходит.
   - Ну как хотите, - не стала настаивать Аня. - Только я другой фонд имела в виду.
   Командирский фонд формируется как раз из половины тех процентов, которые идут ротным за поимку Динов. Средства оттуда идут на подарки личному составу, на обеспечение командира дополнительным снаряжением, лекарствами, представительские расходы, ну и угощение для гостей тоже. Правда Сева не всеми возможностями пользуется. Например, покупка дополнительной формы тоже предусмотрено из этих средств, но он в этом вопросе достаточно скромен. Да и кабинет у него не богатый. Хотя мог бы и обставить. И это можно сделать даже и без дополнительных расходов. Зато насчет снаряжения старается. Те же средства, которыми он защитил всю группу, когда обнаружили бактов, достаточно дорого стоят. Разумеется, их выдают со склада, но и расходуются достаточно много. Вот и стараются самые предусмотрительные прикупить их дополнительно. Есть подразделения, где найдутся и лишние приборы, да и казенный магазин продает официально.
   - Аня имела в виду не денежные средства от поимки бактов, - начал объяснять по дороге Сева. - Есть еще и продуктовый и вещевой. Вот теперь с подачи моих дам и такие начали формироваться. Я туда отдал часть из остатков продуктов, которые привез из командировки. Но мы иногда, и тут что-то находим. Вот вчера утром обнаружили под завалами остатки магазина. Конечно, там многое попорчено. И все же добра там оказалось богато. Мероприятие прошло в рамках ротной операции, поэтому вся добыча идет подразделению. То есть личному составу, принявшему непосредственное участие десять процентов. Остальное всей роте. Но, оказывается, по таким находкам распределение идет по тому же принципу, как и ротная доля от мяса, добытого на нашем участке. Тридцать процентов идет в особый ротный фонд, а вот пять процентов, оказывается, идут непосредственно в командирский. Большая же часть идет всему личному составу поровну.
   - Чем они отличаются то? - удивился Мураев. Такие подробности его как то до сих пор мало интересовали. Он знал только то, что шестьдесят процентов мяса добытого во время несения службы и двадцать пять процентов в свободное время необходимо отдавать в ротные запасы. Если же охотники бьют добычу по приказу, то им полагается только десять процентов. Остальное опять-таки роте. Правда, это относится к охоте на участке подразделения. То, что взяли на дикой территории отходит промысловикам. Большая часть распределяется поровну между всем личным составом, а часть идет в отдельный фонд. Но вот то, что не в один, а два для него новость.
   - Ротный фонд я могу распределить в качестве дополнительного пайка или в виде единовременного поощрения или помощи между бойцами роты, более того командир не может из него поощрить себя. А вот командирским фондом могу распоряжаться полностью по своему усмотрению, в том числе и в качестве подарков или угощения. И даже себя отдельно кормить. Да вот теперь начали еще и запасы копиться. На все эти мелочи раньше времени не было, а теперь вот постепенно приводим все в норму. Как люди жить начинаем.
   - Сева, я раньше не лез в хозяйственные дела. Но по продовольствию хоть представляю нюансы. Определенное количество мяса поступает в запасы роты. Большая часть распределяется через котел поровну между всем личным составом. Тридцать процентов ты распределяешь сам в качестве поощрения. По личному усмотрению. Лучше бы назвать это ротный поощрительный фонд. А как с имуществом.
   - Тут сложнее. Тут, разумеется, дележа вещей не происходит. Разумеется, кто-то может купить понравившуюся вещь за наличные деньги или в счет своей доли. Но вся добыча реализуется. Выплачиваются положенные доли добытчикам. Остальное идет роте. Из него те же шестьдесят пять процентов идет на общие ротные нужды. Закупаем имущество, технику, расходные материалы. Часть можно поровну разделить между всеми. Тут упор на слово поровну. И еще в категорию "все" я сам не вхожу. Тридцать процентов я могу распределять индивидуально. А вот пять процентов это мои деньги.
   Пока он рассказывал, успели добраться до дверей помещения выделенного под офицерскую столовую. От другого, более обширного, где принимает пищу остальной личный состав, оно отделено только тонкой перегородкой. Кухня на оба зала одна. Пока приятели обменивались мнением, их догнала Аня. Всеволод и Федор пропустили ее вперед. Та, поправив накинутый на плечи цветастый плат, царственно вошла внутрь. Все же насчет соблюдения формы одежды тут не так строго даже в Главке. Тем более для женщин. А уж в полевых подразделениях и вовсе отношение либеральное. Строгая и требовательная Золотова в этом вопросе сама чуть ли не первый нарушитель.
   Впрочем, тут очень тепло. Поэтому она сняла не только платок, но и с помощью Севы и куртку. Помещение небольшое, примыкает к кухне. Благодаря стараниям Анны тут приятно находиться. Все чисто и аккуратно. Полы покрашены, а недавно и вымыты, на стенах чистые обои и несколько репродукций, на единственном окне белые занавески. Посередине расположен стол, похожий на большую букву Т. Вокруг него расположено множество стульев. Стоящие вдоль короткой палочки, обиты мягким материалом. Всеволод усадил девушку, а потом занял место строго по центру. Федору кивком предложил занять любое на выбор.
   Стол покрыт чистой скатертью. На нем расположены только дюжина приборов и столько же стаканов в подстаканниках. Еще посередине стопка чистых тарелок. Тут же появилась одна из работниц с подносом и поставила на стол три тарелки с пшенной кашей, еще одну маленькую с кусочками масла. Еще каждому досталось по куриному яйцу. Женщина тут же исчезла и появилась с чайником. Разлив из него по стаканам, она тут же собралась обратно.
   Как раз в это время в комнату вошли высокая крупная блондинка и стройная брюнетка. Первая - Катя, помощник командира роты, вторая - Лида инспектор по учету. Они быстро поздоровались со всеми и стали раздеваться. Блондинка быстро скинула с себя форменную куртку из кожзаменителя и осталась в рубашке, распираемой на груди, воротник расстегнут на пару пуговиц. Лейтенантские погоны немного помяты. А вот брюки сидят на ней не так плотно, зато края острые как лезвия, под ними видны носки сверкающих форменных ботинок. Вторая немного замешкалась, снимая длинную куртку, но подруга ей помогла. Эта тоже в синей форменной рубашке, но с погонами прапорщика. У нее воротник не только застегнут, но имеется и галстук. Юбка до колен подчеркивает ладную фигуру. На ногах сапоги на довольно высоком каблуке. Если уж на то пошло, явно не по уставу. Хотя смотря какому?
   Сия фраза в прошлой жизни упоминалась при нем неоднократно. Причем на полном серьезе. И какой-нибудь строгий половник милиции, изрыгая поток недовольных фраз, кажется, действительно имел в виду устав, и даже верил, что он нарушен. Но шутка была в том, что в МВД был только один устав. Устав патрульно-постовой службы милиции. Других не было. Но в ней тонкости ношения форменной одежды не регламентировались. Просто упоминалось, что она должна соответствовать. А всякие мелочи, касающиеся форменной одежды, регламентировались приказами. Только они менялись достаточно часто. И строгий полковник если, что и помнил, то только пункт уже отмененный еще приказом, в свою очередь отмененным ныне действующим. То есть сам ничего не знал. А вот Мураев как раз и был из тех нескольких человек, которые действительно был осведомлен. Так как ему то по долгу службы пришлось их изучать, для проведения служебных проверок, в период службы в инспекции.
   Между тем обе дамы сели рядышком прямо у пересечения палочек буквы Т, по правую руку от командира. Через минуту зашли шесть офицеров: командир взвода, который заступает на дежурство вечером, помощник командира по технической части, начальник автомобильной службы, два инженера связиста и молодой прапорщик, недавно, прибывший в роту прямо с курсов. Федор уже успел с ним познакомиться. Сережа Добрых. Выпускник последнего курса технического университета не захотел идти в гражданскую сферу. Все же он не был строителем ни по призванию, ни по профессии, хотя и подрабатывал когда-то на стройке, да и по его профилю производств тут пока нет. Холодильники тут получают уже собранными в комплекте. Вот он и предпочел идти на службу. Тем более на военной кафедре числился отличником. Высокий, крепкий парень с головой и без вредных привычек сразу же приглянулся и был направлен на курсы по подготовке офицеров. И вот месяц назад выпустился с курсов и был направлен сюда, сейчас числится младшим офицером роты. Обнаружив за столом руководство, он немного сник и, стараясь быть как можно незаметным, (это при его росте то) уселся на самый край стола, дожидаясь, когда принесут тарелку с кашей.
   Всеволод и Федор закончили ужинать первыми и где-то минуты две ждали Аню. А она еще немного задержалась около зеркала, поправляя плат. Катя к этому времени так же справилась с едой и, не дожидаясь подруги, направилась к выходу. Всеволод и Аня вышли первыми, Федор Николаевич придержал дверь. Блондинка не заставила себя долго ждать и накинула куртку, уже переступая через порог.
   - Федор Николаевич, Вы посмотрели бумаги? - спросила она, как только закрылась дверь.
   - Да посмотрел, вопросов нет. Так что зря беспокоишься. Могла бы не торопиться с ужином. Все бумаги готовы. Возьму утром отчет еще по ночной смене, позавтракаю у вас тут и к себе. Буравков особенно интересовался, буду на завтраке или нет. Обещал котлетами угостить.
   - Да, он после того как ты в прошлом месяце уехал, так и не отведав мяса капустника, которого вы вдвоем поймали очень сожалел, - улыбнулась Катя, при этом незаметно снова переходя на "ты", что уже случается все чаще и чаще. - Этого он чуть ли не к твоему приезду взял. И все-таки раз упомянули тему еды. Вот как вам удается свести ежемесячный паек? Питаться приходится в разных местах. А меню в столовых не совпадает. Вот у нас на ужин пшенка, а там гречка. А завтра вас пшенкой в главке кормить будут. И так за месяц несколько раз. Пшенки перерасход, а гречки или риса, например, недобор?
   - Там тоже в конце месяца проверяют, чего и сколько, кто успел отоварить.
   - Но не будут же под каждого готовить?
   - Нет, конечно. Небольшой перерасход могут разрешить за счет следующего месяца. А потом у меня есть небольшой запас. Все же мы в командировках не всегда питаемся в местной столовой. Обычно берем сухой паек. Часть недобранных продуктов потом в конце месяца отовариваем. Стараемся, если получиться, все взять консервами. Те же каши, например. Правда только с рисом, перловкой и гречкой. Так, что получается мне выгодней съесть всю пшенку в разных столовых.
   Между тем беседуя, все четверо добрались до дверей пункта управления. При этом Всеволод за все это время в разговор не вставил ни одного слова. Просто как-то немного внешне несколько сжался. А вот Аня хоть и молчит, но демонстрирует заинтересованность. А при последних словах они с Катей даже обменялись взглядами. Но теперь все разговоры смолкли. Оставив все до лучшего времени, занялись более важным делом.
   Ринат при появлении начальства встал. Но никакой команды подавать не стал. Все тут заняты делом, и некоторых точно отвлекать не стоит. Посередине помещения, поставленные углом, два больших стола с различной аппаратурой. Еще пара стоят по углам. Два оператора внимательно смотрят в мониторы. Только перед девушкой их больше десятка, а перед парнем справа от нее всего шесть. Зато через первые можно только наблюдать за окрестностью мест, где установлены камеры. А вот у второго оператора возможностей больше. Перед ним и кнопки дистанционного управления несколькими модулями с оружейными системами. Прямо отсюда он может взять в прицел появившуюся цель и обстрелять его. Кроме того, он с этого же места может давать команды на две самоходные роботизированные системы. Еще одно рабочее место, с которого можно взять их под управление сейчас пустует. А вот рядышком сидит еще один боец. Он сейчас контролирует полет дрона. Вся информация, в том числе и от оператора, управляющего расставленными автоматизированными боевыми комплексами, стекается к помощнику дежурного. Сегодня это молодая женщина с погонами младшего унтер-офицера. Рядом с ней еще один оператор - девушка, которая помогает ей регистрировать сообщения и одновременно отвечает за связь. Старший помощник дежурного сейчас что-то записывает в журнале. Теперь в штате есть и такая должность.
   Пока Федор оглядывал помещение, Ринат успел доложить командиру об обстановке. То, что на данный момент спокойно и так понятно. Обычно тут намного шумнее. Доклады и новости поступают один за другими, звучат команды, операторы сосредоточены. А тут и движения медленнее и азарта не видно, да и людей меньше. Правда, многие сейчас ужинают. Только замкомвзвода с группой выехал в район, где на камере засветилась группа из трех бактов. Раньше для этого хватило бы командира отделения. Сейчас же сам поехал. Потому как скучно. Посидели тут минут пять, ничего нового за это время не произошло. Только прибыли новая дежурная смена и командир заступающего взвода. Его люди заканчивают ужинать и скоро разъедутся по постам. К тому момент, как они прибудут на место, тут уже все должны разобраться с ситуацией. Вроде все идет по накатанному, новенькие входят в курс дела, знакомятся с ситуацией, сдающие дежурство делятся впечатлениями.
   Всеволод повел товарища к себе. Аня и Катя уже незаметно исчезли. Усевшись в своем кресле Острый, усмехнулся про себя чему-то, потом быстрым движением согнал улыбку с лица. Мураев сел на облюбованное ранее место и налил себе в стакан воды.
   - Знаешь в чем причина такого интереса к твоему питанию со стороны моих дам? - спросил Всеволод.
   - Думаю, дело в командирском фонде, о котором вспомнили недавно, - ответил товарищ.
   - Правильно, только не вспомнили, а обратили пристальное внимание. Он, оказывается, всегда был. И я пользовался им, и даже ты. Выяснилось, что я не имею право питаться ни из усиленного котла, ни из ротного фонда. Хитрость в том, что дополнительное питание, которое я получал вместе с остальными, просто брался из командирского фонда.
   - То есть, когда ты назначал выдачу всему личному составу, скажем, дополнительных ста грамм мяса, то все получали из дополнительного котла, а тебе самому те же четверть фунта, ну чуть поменьше, на пару граммов, шли из этого самого командирского фонда - догадался Мураев.
   - Да, ты все верно понял, - подтвердил Острый. - Вопросов не возникало. Благо в нем в ассортименте все-то же самое и в достаточном количестве. А теперь стало еще больше. Фонд постоянно растет. Так как доля-то там не малая. Задумка-то изначально, наверное, все же благая была. Чтобы командование не слишком объедало личный состав. Но в нашем случае доля, выделяемая в фонд, оказалась намного больше моих потребностей. Я все же расходовал запасы весьма умеренно. На себя не тратил и начальство не подмазывал гостинчиками. И вот дамы думают, как его использовать. Сейчас они ведут дело к тому, чтобы я питался отдельно от всех. Они уже разделили личный состав на три группы. Отдельно офицеры, особо унтер-офицеры, ну и остального личного состава свой котел. Предлогом послужило то, что якобы вышестоящим на раздаче накладывают и погуще, и мясо побольше. А теперь и тебя решили использовать. Вот увидишь, предложат в будущем кормить тебя исключительно из командирского фонда как гостя. Но в этом случае и я должен есть то же самое, что и ты. Соответственно готовить тогда будут на нас двоих, используя эти запасы.
   - Не совсем понял. А в чем их выгода? - удивился Федор.
   - Как же. Подадут это как заботу о том, чтобы было удобнее расход по пайку сводить. У тебя в результате появится излишек по продуктовым карточкам. Реализовывать талоны ты будешь только в главковской столовой. Остальное получишь на руки. Те же крупы в командировки в другие подразделения ты не возьмешь. Так куда денешь? Принесешь домой. А живем мы все в одной квартире.
   - Ничего себе комбинация. Я, питаясь из твоего командирского фонда, экономлю часть своего пайка, который несу домой. Плюс еще твой паек. В результате дома у нас будет действительно солидный запас.
   - Ну, мой могут и тут израсходовать. Просто улучшат мой рацион и все. Возможности-то тогда будут. Но это не все. Я же могу преподнести тебе те самые гостинцы. А фактически получится и себе тоже. Сразу предупреждаю тут дело не только в количестве. Эти продукты они планируют получать сверх того, что мы обычно вносим, когда питаемся дома. Разумеется, часть пайка остается в личном пользовании, а вот из сэкономленного за счет командирского фонда они хотят создавать уже общеквартирные запасы. Они же понимают, что сам я напрямую весь фонд домой не потащу.
   - Сева. Это даже хорошо. А то нынешняя система, разумеется, справедлива, но ведь может случиться и так, что просто не окажется конкретных продуктов, чтобы внести свою долю. Тогда придется готовить себе отдельно. И это не всегда удобно. А так можно будет и общее застолье организовать. В последнее время возможностей для этого больше. Нагрузка все же не такая плотная. Так что я их поддерживаю. Надо как-то уж обустраиваться. Не все по столовым питаться.
   - Да. Романтический период существования нашей роты проходит. Все равно это не могло долго длиться. Нельзя постоянно совершенно не обращать внимания на мелочи и неудобства. Постепенно острее становится вопрос о принятии мер по улучшению и бытовых условий. И личному составу, но и себе тоже. Долгое ограничение себя во всем и постоянное напряжение начинает сказываться. Есть и некоторое брожение, и усталость накопилась. Да и сам уже начал выдыхаться. Так что некоторые послабления и улучшение уровня жизни нам не помешает. Тем более, впереди, кажется, еще один напряженный период. А вот и дамы.
   Действительно дверь в кабинет распахнулась, и в кабинет вошли Катя и Аня. Мураев тут же обратил на пакет в руках у блондинки. Обе тут же не спрашивая разрешения, тут же уселись за стол напротив Федора Николаевича. Весь их вид демонстрирует, что сейчас они явно не чувствуют себя подчиненными у начальника.
   - Дамы, мы тут посовещались и решили согласиться с предложением об изменении порядка питания. Поэтому Катя не стоит эти продукты передавать Федору Николаевичу. Он завтра едет в главк. Будет лучше, если сами отвезем, - заявил сразу же Всеволод, беря инициативу в свои руки.
   - Замечательно, давно бы так, и вам удобнее и другим, - удовлетворенно заявила Аня. Но потом достаточно резко добавила. - Хотя нет. Ты не исправился, судя по второй части.
   - Да Сева, - недовольно поддержала ее Катя, - плохо же ты о нас думаешь. Или ты сглупил, или у тебя действительно такое к нам отношение? Выставляешь нас себялюбивыми, меркантильными стервами?
   - Не понял. Вроде бы я пошел вам навстречу?- растерялся Всеволод. - Чем же еще не угодил?
   - Ах, он не понимает, - возмутилась Аня, - то есть ты считаешь, что все наши заботы о тебе, о Феде исключительно из расчета, ради собственной выгоды?
   - Да нет же, - попытался оправдаться командир.
   - Мы собрали Федору немного продуктов, для того, чтобы была возможность лучше питаться в командировках. Несваренную крупу он там есть не сможет, - объяснила Катя.
   Препирательства длились еще минуты две. Вернее девушки обвиняли, а Всеволод пытался оправдаться. Кроме того за это время из пакета были извлечены четыре плоские банки тушенки, пополам свинины и говядины, два продолговатых со сгущенкой и пять с рыбными консервами. Кроме того на столе оказались упаковка с цикорием, пачка с двадцатью пятью пакетиками чая и маленькая коробка на четверть килограмма сахара. Кроме того в пакете нашлась и плитка шоколада. Две бутылки коньяка, одна водки. Наконец Катя с самого дна достала еще несколько банок с мясорастительными консервами. Одна оказалась с перловкой, другая с гречкой и два с рисом.
   - Спиртное то зачем? - удивился Всеволод, одновременно, кажется, попытавшийся реабилитироваться.
   - Пригодится, - решительно отрезала Катя.
   - Да, действительно, - обрадовался Мураев. Потом извиняющим тоном принялся объяснять другу. - Я уже говорил, что работаю над оружейником. Гостинец очень мне поможет в этом.
   - Вот, видишь, - обрадовано и торжественно закрыла вопрос Анна.
   - И еще ребята. Вы у себя в комнате почти не живете. Редко когда ночует хотя бы один из вас. У нас есть предложение. Возьмите к себе Сережу Добрых.
   - Парень числится в офицерском общежитии. Добираться ему долго да еще на перекладных. Сначала из общаги надо еще доехать до места, где живут наши бойцы. А уже с ними он приезжает сюда. Поэтому часто и не уезжает туда к себе.
   - В общем, он все равно постоянно находится здесь. А так хоть немного отдохнет. Вас он не сильно стеснит. И нам будет веселее.
   - Хорошо. Федя, а ты как, согласен?
   - Почему бы нет. Пусть заселяется.
   И как раз в этот момент зазвонил телефон. Всеволод тут же взял его. Оказалось, наконец, то приехал Медведев. Ротный приказал проводить его к себе. И тут Аня достала откуда-то еще плитку шоколада, немного конфет и коньяк в маленькой таре.
   - Ну, задали вы нам задачку, - заявил появившийся Саня. - Кое-как вашу пару динов разместили. Я про взрослых.
   - А что с ними не так? - удивилась Катя.
   - Тебя же там не было, - усмехнулся Медведев. - Поэтому его не видела. Я про самца. Посмотрели мы его, посовещались. Это далеко не простой экземпляр. Отличия существенные. Намного крупнее остальных, сильнее и есть еще несколько признаков, которые отличают супердинов. Нет, конечно, до них все-таки недотягивает. Скажем так недоделанный супердин. Поэтому поместили его с самкой отдельно. Специально создали небольшое пастбище, туда вошел и маленький кусок пятого участка.
   - Ого, опять граница смещается, - воскликнул Всеволод.
   - Пока немного, но да. А территорию осваиваемого сектора надо увеличить. В сегменте рядом с пятым хотели начать разводить термитов. Но толку большого не получилось. Из-за отсутствия серьезной опасности там развелись сорники. Теперь их надо вывести. Вот и присоединили к сегменту часть пятого участка, чтобы бакты оттуда подсократили популяцию.
   Термиты тут тоже ненастоящие. В том смысле они не имеют никакого отношения к земным. А так эти существа самые настоящие и существующие. Крупных до полутора метров в длину и половину в высоту насекомообразные существа, люди назвали термитами. Существуют они крупными стаями с достаточно развитой внутренней структурой. Как и большинство прочих образцы местной живности питаются древесиной и разным строительным мусором, в том числе камнем и кирпичом. Они могут сотворить с кирпичным строением то же самое, что их земные тезки, в честь которых и получили свое название, с деревянными домами.
   Часть особей представляют охотничий интерес. В первую очередь это самки и самцы. Рабочие особи и солдаты в этом смысле мало полезны. Хотя, и с них можно, что-то добыть. Но дело в том, что в особо благоприятных условиях часть младших особей этого вида тоже могут давать потомство. Но оно уже намного мельче. Даже их самки практически не отличаются от обычных рабочих, за исключением большей склонности к воспроизводству. И хотя эти семьи или стаи значительно уступают в численности более крупным сородичам, зато их значительно больше. Пользы мало, а неприятности они доставляют заметные.
   - А тут как раз сегодняшняя добыча. Вот ваших и решили туда подселить. Пусть резвятся. Даже удачно получилось с этим участком.
   - Только долго они его чистить будут, - вздохнула Катя.
   - Свое они все равно схрумкают. Но тут ведь не подготовка площадки приоритетно. Само по себе эта пара интересна. Важно, какое у них потомство будет. Если в папашу, то интересные перспективы возникнут. А судя по яйцам, не простые головастики будут, а потом, соответственно и жемчужины. Вот за всеми этими событиями и задержался. А потом ведь еще головастики были. Их еще на семнадцатое пастбище отвезли, а это практически в другую сторону.
   - А почему семнадцатое? - удивился Всеволод. - Наших же всегда на одиннадцатое возили.
   - Да когда это было. Одиннадцатое еще месяц назад закрыли.
   - Зачем? - спросила Аня озабоченно. - Что-то случалось? Вроде бы свежее было пастбище, кроме нас туда только два подразделения своих динов отправляло и то до июня. Я считала, что наоборот надо поднапрячься, чтобы до конца года его очистить. А весной уже засеяли бы. А может даже в ноябре. Да и динов, насколько я знаю, желательно в конце года перевести на новое пастбище, чтобы они пораньше весной там заселились.
   - Ха. Да потому на одиннадцатый уже никого не подселяем, что там уже частично засеяно. И даже один урожай хлебницы собрали. И "тыква" там уже растет вовсю. На него сейчас, кстати, и вся надежда. А то там для "динов" и корма маловато уже.
   - Ого. Когда успели-то засеять?
   - Да еще в июле. Для этого временно пришлось динов на несколько дней на соседний четырнадцатый перевести.
   - Ничего себе. Я-то, было, решил, что это за счет растений там участок так быстро очищается. А тут динов, оказывается, вовсе на другой участок временно перевели, - удивился Федя.
   - Почему временно? Часть из них там и осталось. Просто им на одиннадцатом все равно тесновато приходится. А причина как раз в вас. Когда весной появилось новое подразделение, под него выделили новое пастбище. Уже тогда знали, что на остальных участках, количество динов необходимое для того чтобы вовремя справится и так наберется. Заодно появилось куда отправить и небольшие излишки. С другой стороны все же ваше подразделение не самое большое. Очистка вашего пастбища затянулась. Впрочем так планировалось изначально. И тут выяснилось, что дины предпочитают возвращаться не только в тот же сектор, где паслись в предыдущий раз, особенно если там условия их устраивают, но еще и на то же самое пастбище. Промежуток между возвращением сократилось до двух дней. Более того. Помните, вы до конца апреля поймали пять пар взрослых. Так вот они следующую кладку сделали уже в конце июня, а теперь вернулись для третей. Да и пойманные позже для второй кладки прибыли с опережением графика. Так, что голованей оказалось намного больше, чем рассчитывали. Вы, конечно, хорошо поработали и мы тоже. Но за счет рождаемости прирост особей оказался еще существенней. Молодняк время не тратит на поиск места, где подкормиться. Поэтому потребление даже на одну голову увеличилось. В общем, это пастбище держали только для того, чтобы дины кладки быстрее сделали. Но через месяц уже будет все равно. Сроки последних кладок пройдут и с октября у динов больше яиц в этом году уже не будет. А как головастики вылупятся - все его закроют. А всех погонят на четырнадцатый, чтобы его добить. Туда еще с семерки и десятки всех переселят.
   - А как же третий сегмент? Его же хотели осенью отдать под пастбище. Он был выставлен Дугими только в июле на чистое место, и рассчитали, что он как раз будет подготовлен. А дины с ним как раз в последние осенние месяцы и справятся. Там для них корма не так много.
   - Третий сегмент решили убрать своими силами, при минимальном участии динов. Оттуда каждый день и так массу добра вывозится, в том числе и для обустройства вашего нового микрорайона. Так что там скоро ничего полезного не останется. Потом хлебницей и тыквой засадят. А вот для того, чтобы их убрать и запустим динов.
   - А чего сегодняшних головастиков на четырнадцатый не подселили?
   - Туда и так много динов пойдет. Учтите, еще сколько-то головастиков должно вылупиться. На следующий год решили воспользоваться опытом одиннадцатого. Период очистки каждого выпаса увеличится, но их число будет увеличено, так что, к следующей осени будет отработана большая площадь. Поэтому и решили до весны закончить основную обработку еще трех участков. Но в облегченном виде, чтобы хлебница на них росла до следующей осени. Тогда после полной обработки на них можно будет установить несколько новых микрорайонов и кварталов. Те участки, которые дочищаются сейчас, должны быть готовы к лету. Да и судя по некоторым последним веяниям, после появления новой застройки, некоторые новые сегменты переведут в жилой сектор. Нужно будет еще больше пастбищ.
   - Да, Саня. Тут вот мои дамы подготовили для твоих пару литров спирта, а для тебя бутылку виски, - сообщил Всеволод, вытаскивая пакет со стеклянными бутылками, пока Медведев прервался, чтобы выпить чая.
   - Спасибо. Только за что? Если за сегодняшний выезд, то это мы вам должны. В последнее время работы по профилю стало меньше. Конечно, без дела не сидим. Нас просто используют для расчистки развалов. А это и менее выгодно, да и не совсем то, что нас привлекает. Тем более специалистам, занимающимся непосредственно ловлей, приходится трудиться чуть ли не чернорабочими. Это у нас положение еще получше, чем у других. Некоторые бригады совсем перестали привлекать к выездам.
   - Да вот и у нас тут становится слишком спокойно. Мы уже на ту сторону ходим.
   - Так надо совсем там утвердиться, - горячо заявил Саня. Видно действительно там их припекло. - Я же говорю, нужны новые выпасы. А участки некоторых подразделений сейчас совершенно не дают результата. Значит, эти территории достаточно подготовлены под пастбища. А кое-кому неплохо бы стряхнуть сонливость, растрясти жирок и поработать. А то некоторые территориальные отделы совсем перестали работать. А небольшое количество вредителей для головастиков, а тем более взрослых динов ерунда. Просто закуска. Даже деликатес.
   - Действительно я изучал статистику, у внутренних отделов показатели ниже в разы даже в пересчете на бойца, - подтвердил Мураев. - И это учитывая, что личного состава там меньше. Да. Если эти отделы решили встряхнуть, то надо уже завтра проявить активность, чтобы успеть переманить людей. Да и нас самих туда не раз отправляли для контрольных выходов. Как ни старались - нет улова и все. Слишком запустили момент. Давно надо расширяться. Вот как в прошлом году - когда и нас привлекали. Ведь могли сразу взять территорию побольше. Вот, например, весь кусок на восток от нас забрать. А потом дело дошло бы до и северо-восточного угла.
   - Да это все от стратегии, которую в позапрошлом году избрали, - продолжил рассказ гость.- Дескать, динов уже много набрали, теперь новых они сами нарожают. Вы не усмехайтесь. Действительно на данный момент за счет естественного прироста их численность увеличивается быстрее, чем от ловли. Даже от таких уловов как у вас. Сколько поймали? Больше полусотни и тех и других. А с учетом третей кладки шесть первых пойманных пар увеличат численность почти на сорок, может меньше, может чуть больше. А это только в этом году. Ваши дины при таких темпах могут отложить уже в следующем году до пятисот яиц. Это с учетом последних прогрессивных методов.
   Ну, так вернемся чуть назад. Учитывая вышесказанное, решили дальше жить за счет естественного прироста. Да и Другие тогда слабее были. Теперь же другое дело. Они своих из спячки активно выводят, возможностей стало больше, да и энергию не экономят. Но все равно оказалось, что динов нужно еще больше. Да к тому же выяснилось, что под увеличение поголовья нужны еще пастбища. Вот и решили поменять стратегию. Только тяжело будет. Многие не хотят изменений. Вернее трудностей связанных с ними. С существующими порядками они уже обвыклись, и перестраиваться не желают. У многих свои интересы, свои цели. Союз же теперь слишком большой и неповоротливый.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Всеволод, прерывая рассказ.
   - А как ты смотришь на работу самостоятельно. Создать свою новую структуру со свежей кровью.
   - Не знаю. Ведь есть маленькие группы. Но, что-то у многих из них дела идут не блестяще. Да и успешные, в том числе и самые-самые, существуют не без проблем.
   - А почему? Просто у них задача нажиться, причем быстрее. Лишним, по их мнению, они не заморачиваются. Сложных структур не создают, корни стараются не пускать. Поэтому обычно им не хватает запаса прочности, да и маневра тоже. Они что, в основном или мясо добывают, или жемчужины. Ну, еще ценности разные бесхозные собирают. Жемчужины конечно дорогие, и одна найденная для такой группы хорошая возможность встать на ноги. Но этому доходу не хватает стабильности. В их варианте. А я предлагаю создать свой анклав. Небольшой, но полноценный. Вы чистите территорию и находите динов, я со своими людьми их отлавливаю. Тогда жемчужины у нас будут стабильно. Да и все, что найдем на территории тоже наше.
   - А кто нам анклав обеспечит друг мой? - поинтересовался Всеволод. - Кто нам барьеры ставить будет, и как мы людям первое время кормить будем? Хлебное жалованье, денежное и прочее.
   - Знаешь. Думаю, решим этот вопрос. Было бы желание, - усмехнулся Саня. - Я же с тобой не просто так разговор затеял. Не я один об этом задумался. Есть еще люди, которым тесно в существующих условиях. Сразу предупреждаю мы не против Союза. Но не все существующие порядки нас устраивают. И не всем нравится, то, что мы хотим делать. Я уже говорил, что существуют разные взгляды, разные группы, разные интересы. Вот мы и хотим доказать, что можем, что наши предложения лучше. Сравнить разные способы.
   - Насчет того, что есть те, кого устраивает существующее положение вещей Саня прав, - подтвердил Федор. - Такому Михаилу Павловичу проще помидоры да огурцы выращивать. Был у него недели три назад. Хвастал, что каждый день десятками ведер и того, и другого собирает и поэтому пока на одних овощах живут, а паек для зимы экономят. Личный состав у него тем же занят. Дефицит на продукты их устраивает. Так зачем им перемены, да и всякие надбавки к зарплате. Они на своих огородах больше заработают, да и участок планомерно обчищают. Капусту местную выращивают, а значит и капустниц много. Да и тыквы с орешником можно развести. В спокойной обстановке и шанс найти жемчужину высок. По крайней мере, никто не мешает, особенно вредители. А еще можно выезжать охотиться на дикие территории.
   - Да жемчужина это не пойманный дин, - вздохнул Медведев. - Причем есть подозрения, что не все найденные на патрульных участках попадают в казну. Я уж не говорю про законную добычу.
   - Неужели черный рынок? - спросила Катя. - Но это же серьезное нарушение. За такое предусмотрены весьма суровые наказания. Даже за продажу обычных находок в обход обычного порядка можно огрести. А за жемчужину так и вовсе всего лишат.
   - Ну, во-первых, не всех находок, - усмехнулась Аня. - Вещи стоимостью менее двухсот рублей, а иногда и чуть больше, сразу переходят в личную собственность нашедшего. Значит, владелец может делать с ними что хочет. Кроме того, как уже говорилось, есть добытое на диких территориях. Докажи, что вот это конкретно не там нашли. А во-вторых, какое наказание? Снять с должности и выгнать? Ну, допустим даже из Союза. Конфискация имущества? Так наверняка большая часть имущества спрятана на нейтральной территории. Заранее готовятся если, что свалить в более приличные места. Это вот Всеволод у нас излишне щепетилен. Даже свое готов отдать. Вон командирские фонды кое-как начали формировать. Да и то нам с Катей придется их взять под свой контроль.
   - Аня совершенно права, - согласилась та. - Действительно нам с ней придется самим контролировать твои средства. Сам ты совершенно легкомысленно к ним относишься. С одной стороны ты делаешь запасы, ведешь аскетический образ жизни. С другой стороны в интересах роты совершенно не жалеешь личных средств. Да и своими правами пользуешься не в полном объеме.
   - Только ведь у меня совершенно другие задачи. Надо сформировать дееспособное подразделение. Вот я всё, что можно использую для достижения этой цели, - не согласился Всеволод.
   - Только уж про себя не забывал бы, - проворчала Аня.
   - Сева, а девушки в чем-то правы, - заявил Медведев. - Да, и не забывай, что у тебя одна из главных задач - добыча жемчужин.
   - Откуда знаешь? - удивился Всеволод.
   - А вы с Федей одни, что ли здесь такие. И другие есть. Вас что не предупреждали?
   - Говорили. Но по именам никого не назвали. Я, конечно, подозревал, что не за так просто вы тоже с Добромиром дела ведете, но хотел удостовериться.
   - Ну вот. Просто у каждого своя задача. Нас тут несколько групп... Ну ты хитрец, однако. Так вот и я должен жемчугом заняться.
   - Надо то надо. Да только трудно добыть его официальным путем, - вздохнул Острый.- Все надо сдавать в казну.
   - Это поэтому мы за последние два месяца ни одного до сих пор не нашли? - спросила Катя. - Ты просто ищешь законного способа взять себе? Так если нет другого способа, почему бы их в казну не сдавать.
   - Вот это ты зря. Если бы представился случай, сдали бы в казну. Только все шесть были найдены не нами, а вон людьми Сани, когда завалы разбирали. Их ведь еще найти надо. Так просто они не валяются. А времени этим заняться нет. Не заставлю же я личный состав постоянно рыться в обломках. Разово, когда есть конкретная цель, еще можно. А ведь тут надо знать, где лежит нужная вещь.
   - Так. Ребята способы и найти жемчуг, и оставить его себе, есть. Но об этом позже. Кстати, я тоже считал, что у тебя нет рвения к поиску жемчуга, тем, что собираешься этим заняться позже при удобном случае. Потому что сдавать его в казну не очень бы и хотелось. Катя в первую очередь для тебя. Казна платит за одну единицу примерно сто тысяч, а на черном рынке он стоит до двенадцати килограмм золота.
   - Сколько? - удивилась Катя. - Это сколько же будет на наши рубли. Недавно когда оценивали несколько золотых вещей найденных в развалинах и оформленных в добычу роте, грамм оценили примерно в сто двадцать рублей.
   - А какая была проба, - спросил Федор, - не помнишь?
   - Да, помню. Что-то было пятьсот восемьдесят пятой, что-то и пониже. Там и восточное золото нашли. Но, учитывая разные параметры, все оценивали именно по пятьсот восемьдесят пятой.
   - А тут при оплате применяют девятьсот девяносто девятую. То есть почти двести рублей за грамм. Но это тут у нас. Так как продукты дорогие и прочее. Золото не масло, на хлеб не намажешь, если нет способов его обменять. А вариантов для этого тут мало. Наши рубли, где еще понадобятся. А золото везде ценится. Не все же здесь вековать. Тут конечно выжить можно, но и всего. Тех же детей завести нельзя. Придется все равно переехать. Конечно, Другие обещали, подготовить более подходящее место обитания, но им время нужно. До обещанного срока еще десять лет. Да и то там все не сразу разместятся. Вот и копят некоторые золото, чтобы если, что рвануть по альтернативному варианту. А в общем сегменте имеется несколько переходов и другие миры. Каким образом еще Рынок в Мегаполисе образовался? Ведь товары кто-то там покупает.
   - Я считала, что тот жемчуг продается искателями крупным объединениям. Ну а тем просто они достаточно выгодны, и полученные ресурсы перекрывают цену выплаченную разведчикам, - призналась Катя.
   - Ну, в целом это правда. Ресурсы можно получить достаточно ценные, - согласился Медведев. - Правда, мы все равно тратим их недостаточно эффективно.
   - Слишком много проедаем? - спросила Катя. - Но ведь людей действительно надо кормить чем-то.
   - Если бы на еду, - усмехнулась Аня. - Насколько я знаю, как раз на продовольствие-то и не хотят тратиться.
   - Об этом ты мне ни разу не говорила, - недовольно пробурчала подруга.
   - Да я неделю назад у дяди была, - начала оправдываться Золотова-Саянова. - Он сказал, что и в Высшем совете, и особенно в Большом много разговоров о том, что необходимо сократить заявки на продовольствие. Саня уже говорил, что естественный прирост на пастбищах хороший, соответственно количество жемчуга, собранного там, увеличилось. Если оставить те же пропорции при заказе на каждую отдельную единицу, то общее количество полученного продовольствия тоже увеличится. Казалось бы в таком случае можно и пайки увеличить.
   - А количество собранного жемчуга увеличилось в разы, - задумчиво заявил Мураев. - Даже если не считать пойманных за год динов: и взрослых, и головастиков. И народу за это время прибавилось, конечно. Но не настолько. По моим примерным подсчетам не более пятнадцати тысяч. Ну ладно максимум двадцать. Это притом, что до этого было восемьдесят тысяч человек или немного больше.
   - Вместо этого поступило предложение создавать неприкосновенный запас и увеличить продажу через коммерческие магазины, - продолжила Аня. - Ну, если второе еще как-то понятно, и дополнительные деньги, и развитие торговли, и продукты все равно попадут населению то НЗ зачем? Если есть перспективы к улучшению ситуации. А пайки решили увеличить на самый минимум, да и то после того как будет сформирован резерв. Есть вообще предложение подождать до весны, даже до начала поступления нового жемчуга в следующем году.
   - Да, а вот к продовольствию, которое присылают наши друзья Добромир и Александр, начали относиться прохладнее. И к перспективе продажи им жемчуга тоже. Недавно был разговор о возможности увеличения караванов, - сообщил Медведев. - Предложение было с нашей стороны. Я имею в виду Добромира, а вот со стороны Союза горячего отклика не последовало. В общем, вопрос затягивается. Правда, несмотря на это все равно груза будет поступать больше. Так что готовьтесь. Дополнительные возможности будут использованы для помощи нам.
   И в дополнение к рассказу Ани. Разговоры о сокращении заявок на продовольствие действительно есть. То есть при использовании одной единицы жемчужины будут брать меньше продуктов. Но за счет этого будут заказывать что-нибудь другое. Например, больше патронов.
   - Патроны это хорошо. Саня для нас в боевых подразделениях это важнее продовольствия, - начал объяснять Сева. - Это может стать вопросом жизни или смерти, если в нужный момент закончатся боеприпасы. А что делать с теми, кто уже израсходовал уже свой лимит? Получается бойца на операцию не брать? Таким образом, он окажется выведенным из строя. Минус нашим результатам. Да и экономия не всегда полезна, хотя мы и стараемся своих бойцов к нему приучить. Ограничивает в бою. Лишний раз никто не станет рисковать, если шансов попасть мало. Так что последнее увеличение выделяемых патронов по полсотни на человека очень даже кстати. Поэтому такое решение я приветствую.
   - А вот тут ты не прав, - не согласился Медведев. - Надо имеющийся запас лучше распределить. Привязать расход к показателям.
   - Так он и так привязан.
   - Значит жестче это сделать. Ужать внутренние отделы. Не возражайте. Вот куда они патроны тратят? А я вам скажу. Продают.
   - М-м-да. Тут надо подумать. Может действительно ты больше прав, чем я. Все-таки отсюда с границы плохо видно, что делается там внутри. Но если ты прав, то ситуация не очень хорошая. А что же руководство?
   - А что руководство, - усмехнулась Аня. - Оно тоже не всесильно. Да часть самого этого руководства заинтересовано именно в таком положении вещей. А уж интересы скольких кланов имеется в виду не Другие, и группировок при этом затрагивается. И все это надо учитывать. Так что, вариант с новым анклавом не так уж плох. А то, что есть вопросы и проблемы. Так их надо решать.
   - Ну, с этим я тоже согласен, - заявил Сева. - Значит, будем думать и решать.
   - Подведем итог. Все же будем создавать новую структуру, чтобы противопоставить ее старой? - уточнил Мураев.
   - А вот нет, - резко возразил Сева, обведя взглядом растерявшихся собеседников. - Большой Союз для нас стал своим. Не только мы для него, что-то сделали, но и он для нас. Да и его роль в настоящих условиях положительна. Вклад внесенный им бесценен. Значит и его устройство, и порядки в нем, в целом правильные и удачные. И это факт. Противостоять ей неконструктивно. Если мы будем что-то создавать новое, то не вопреки, и не по принципу, только не так как в Союзе. Наоборот, надо взять его устройство за основу и развить ее, отбросив только действительно плохое и неудачное. Новый анклав будет продолжением и дальнейшим развитием Союза. И действовать всегда совместно с ним, как союзники, избегая конфликтов и противоречий.
   - О, как ты сказал, - восхитился Федор. - Я согласен. Только...
   - Правильно. Только сначала надо решить очень много организационных проблем. А то я немного поторопился. Давайте вернемся на землю. Например, к тому же жемчугу и проблемам с ним.
   - Я добавлю, - поддержала его Аня. - Продолжу излагать информацию, которую получила недавно. Это касается сокращения доли продовольствия при использовании одной жемчужины. Есть предложения по изменению ассортимента, в сторону скажем так качества. Например, больше элитного алкоголя. Марочный коньяк вместо спирта. В этом случае по объему потери минимальны. Но вот по весу черную икру, дорогие сорта рыбы и мяса мы получим меньше, чем при заказе крупы и картофельного порошка. Так же хотят заказывать больше высокосортных продуктов: шоколада, натурального кофе, деликатесов, сыров, колбасы. Якобы их можно обменять на более простые продукты в намного более выгодном соотношении.
   - Ну, в общем, звучит на первый взгляд даже резонно, - подумал вслух Мураев.
   - Нет, - возразил Медведев - Так как источники этих простых продуктов ограничены. Даже у наших друзей. Да и дорогие продукты их интересует далеко не в первую очередь.
   - Так значит патроны, сокращение объема за счет качества, а еще, куда собираются потратить ресурсы, - поинтересовалась Катя.
   - Еще предлагают брать золото, - продолжила Аня. - Есть идеи по введению специальной денежной единицы - червонца.
   - Ага, в виде золотой монеты. Драгметалл заказать при использовании жемчужины. А со временем он осядет в карманах кого надо, - усмехнулся Сева.
   - Да. Так же предлагают создать резерв жемчужин. Этот вариант даже предпочтительнее создания продовольственных запасов. Ну и разумеется, всякая техника для руководства. Словно мы ее и так мало находим. Но ведь хочется, какой-то уж совсем навороченной. Ну и прочих предметов роскоши. А вот предложения продавать их блокируются.
   - Понятно. Но от нас мало, что зависит. Сань, а ведь ты приехал не только для того чтобы обсудить перспективы.
   - Конечно. Это была только затравка, для того чтобы вы подумали над обстановкой. А то, честно говоря, наблюдается некоторая зашоренность. Увлекся ты слишком очисткой территории. А надо и насчет других вещей подумать. Правильно ты сказал. Идеи насчет работы в более автономном режиме, это на перспективу. А сейчас я хочу тебе предложить провести работу по уточнению координат, где у тебя на участке ловили взрослых динов. Иногда они делают свои гнезда на месте выхода из кокона, поэтому жемчужина может быть там рядом. Надо будет потом вместе пошарить в этих местах.
   - Саня думаю это дело. Но как организовать? Если я буду находить все сам, личный состав может неправильно понять. Да и все равно жемчужины надо сдавать. А у Союза и так есть излишки. Увеличить расход, планов пока нет. А нам ведь их как-то надо передать на Звемелин. А для этого нужны законные способы добычи.
   - Вот насчет этого тоже. Я еще предлагаю вместе организовать походы на дикие земли. Я знаю, как искать. Кое-какая техника для этого у меня есть. От тебя силовая поддержка. Действовать в частном порядке. То есть в личное время. Поэтому организуй себе выходные на несколько дней. Федя ты тоже. Бойцов как раз не берите, чтобы не было разговоров об использовании личного состава в неслужебных целях. Отпуск-то у вас когда.
   - В январе планируем, - ответила за всех Аня. - Руководство требует пораньше. Но мы не можем все вместе на ту сторону. Хотим, чтобы сначала группа Гатауллина вернулась.
   - В середине зимы это не совсем удачно. Да и сам я тоже насчет основного отпуска на это время договорился. С другой стороны можно сделать так, чтобы всем угодить. Отпуск у вас длинный. Все равно весь на той стороне не провести. Разделите его на две части. Недельку возьмите в середине декабря, остальные две недели уже в январе.
   С памятного разговора прошло пять дней, вернее сто пятнадцать часов. Для Мураева они проскочили как сто пятнадцать минут. Предельно насыщенных событиями и делами. Все-таки конец месяца. Утром следующих суток, прибыв в главк, он тут же нагрузился бумагами. Кроме того в этот же день успел побывать не менее чем в десяти кабинетах, где передал документы прихваченные в роте. Ночевал в кабинете. К началу следующего рабочего дня он успел подготовить проекты двух приказов, три ответа, одну справку. Поэтому, побывав в кабинете руководства, вновь отправился в поход по разным структурам и подразделениям главка.
   Так прошел еще один день. Следующим утром сранья выдвинулся на полигон. У курсантов учебного центра проходили практические занятия. Одну из групп в составе трех человек поручили ему. Хорошо ребята были уже знакомые, поэтому тут же приступили к выполнению плана. Проверил знание техники безопасности, освежил у них навыки обращения с оружием, основ тактики. После обеда вовсе выехали на территорию одного из отделов. Отрабатывали навыки уже в боевых условиях. Провели обычное патрулирование. Для этого им выделили внедорожник, на котором они и проехали по расчищенным участкам. Время от времени они покидали транспортное средство и пробирались по труднодоступным местам. Вечером курсантов забрали, но зато в соседний отдел прибыла специальная офицерская группа. Руководство управления, воспользовавшись этим, включило Мураева в его состав. Работать начали в ту же ночь. Это была очередное контрольное патрулирование, которое проводится для того чтобы установить реальную ситуацию на месте.
   Результаты группы сверяются с местными, которые заранее не объявляются. Их необходимо превзойти на пять процентов, для того чтобы работа группы была оценена положительно. Если же результат группы окажется наоборот ниже на десять процентов, то просто её результат не засчитывается. Кроме того тут уже отработала другая группа. Через несколько дней пришлют еще одну из третьего подразделения. Потом результаты сверят. Поэтому работали с полной отдачей. У группы свои средства разведки. Они отслеживают территорию и ищут тварей. Патрулировали местность, где удалось обнаружить следы, добыли несколько трофеев, потом устроили засады. Разложили приманки и принялись ждать. Это дало больше добычи. Но все равно норматив выполнили кое-как.
   После полных суток дали отдохнуть восемь часов, а потом еще в темноте их группу отправили в разведвыход на дикие территории. Тут осматривались, рисовали схемы территорий, смотрели за тварями. Правда, мероприятие длилось только десять часов. Зато поработали хорошо. Намного лучше, чем за предыдущий день. После этого группа завершила свое существование, и автобус повез офицеров в главк.
   Мураев получил возможность отдохнуть до утра. Отоварив карточки в главковском ларьке, Федор Николаевич посмотрел на часы. Все свои дела он на сегодня закончил. А автомобиль управления через двадцать минут отправляется в один из отделов. ПВД роты капитана Горшкова находится по дороге. Возможность оттуда уехать вечером есть. Поэтому Мураев, прихватив подарки, полученные у Севы, попросил ребят добросить до места.
   Виктор Андреевич Горшков, мужчина сорока лет с небольшим, роста и упитанности выше среднего, принял Мураева радушно. Сам встретил у входа в кабинет, крепко пожал руку, провел к массивному столу посередине и усадил даже не на стул, а в кресло. Несмотря на минимальную разницу в званиях и почти равное по служебному положению, хозяин имеет достаточно высокий авторитет среди руководства, обладает связями и знакомствами, и между прочим, член Большого Совета. Многие высокие чины с ним запросто и общаются на равных. Поэтому демонстрируемое явно расположение тоже чего-то да стоит. Впрочем, Виктор Андреевич не дал гостю времени на размышления.
   - Ну, что Федор Николаевич. От меня ты куда?
   - Домой поеду отдыхать.
   - Хорошо. Ты у меня не частый гость. Уж позволь сразу на "ты" перейдем. Мне так привычнее. Времени не так много. Поэтому сразу к делу. Ты же за оружейником приехал? Я Уралова уже вызвал.
   - Да. Хотел бы обсудить с Вами... с тобой этот вопрос.
   - А что тут обсуждать. Всеволод его берет?
   - Да.
   - Ну вот. Теперь узнаем окончательный ответ самого кандидата. А вот и он, - представил Горшков вошедшего молодого человека и тут же обратился к нему с вопросом, - ну, что младший лейтенант Уралов. Вот приехал покупатель. Хочет перевести тебя в отдельную роту Всеволода Бердышева-Соколовина. Я не возражаю. Ты сам как думаешь? Согласен?
   - Так точно, товарищ капитан, - бодро отрапортовал молодой человек.
   - Ну вот, садись, пиши рапорт. Правильно Федор Николаевич?
   - Хорошо, - обрадовался Мураев. - Александр давайте Ваш рапорт. Если, что я подскажу.
   Через две минуты рапорт младшего лейтенанта Уралова с просьбой назначить на должность инспектора по вооружению оказался написан. Федор Николаевич внимательно прочитал его и протянул Горшкову. Тот быстренько пробежался по нему глазами и размашисто написал свою резолюцию о согласии.
   - Ну, что Саша. Иди, готовь документацию к сдаче. Мураев приказ по тебе быстро подготовит. Его репутация говорит, что он не волокитчик. И вообще спокойная жизнь у тебя закончилась. Будешь нынешнею с ностальгией вспоминать. Теперь ни доесть, ни доспать. Но сам выбрал. Хотя я на твоем месте поступил так же. Пока молодой не стоит в тихом пруду отсиживаться и гнить. Надо бы поплавать на просторе, мир поглядеть, настоящую жизнь и горячее дело на вкус попробовать. Ну, давай иди.
   - Виктор Андреевич. Теперь и у Всеволода жизнь спокойнее стала.
   - Не спокойнее. Погоди, на днях уже заварушка начнется. Верная информация. Будем дикие территории подминать. Кстати, я тоже немного приму участия в этом деле. Расширяться надо. Причем не так осторожно как раньше.
   - Виктор Андреевич. Спасибо за понимание. Тогда не буду в... тебя отвлекать. И вот вам подарок.
   Федор Николаевич, начал быстро собираться. Быстро уложил бумагу в портфель и заодно вытащил оттуда виски и коньяк, поставил на стол. После этого начал подниматься из кресла. Однако Горшков, встав со своего места, по мнению Мураева, чтобы проводить его, неожиданно несильно надавив на плечи, усадил обратно.
   - Э нет, погоди Федя. Мы с тобой не закончили. Дело у меня есть, но оно с тобой связано. Посиди. Домой успеешь. Мои, тебя до подъезда довезут. А теперь давай выпьем коньяк, который ты мне презентовал. С меня, чем закусить.
   - Только это теперь тоже твое. Но если будет закуска, с меня вот, - заявил Мураев, вытаскивая из портфеля маленькую плоскую бутылку.
   - Ну, что же хорошо, - тут же согласился хозяин. - Сейчас нам чего-нибудь принесут. А я пока достану бокалы.
   Действительно не прошло и трех минут, как Виктор Андреевич поднял трубку внутреннего телефона, а женщина лет тридцати в форме, поверх которой надета куртка гражданского фасона, уже принесла поднос. На ней тарелочки: одна с несколькими разрезанными свежими огурцами и помидорами, вторая с двумя маленькими кусочками хлеба, на третьей, тонко нарезанные небольшие ломтики сыра и копченой колбасы, четвертая с пятью или шестью галетами, вазочки с каким-то вареньем и шоколадными конфетами.
   - Александра, я гостя кое-как удерживаю у себя и хочу уговорить остаться на ужин, а глядя на твое угощение, боюсь, не удастся. Решит, что и кормить будем плохо. Да и коньяк свой обратно заберет. Уважьте. А мы пока этим подкрепимся.
   Женщина быстро освободила поднос и молча, удалилась. Хозяин тут же разлил напиток по бокалам, чокнулись, выпили. Тепло быстро разлилось по всему организму и достигло конечностей. Руки и ноги перестали напоминать о последствиях выпавшей на них за эти дни нагрузки. Настроение улучшилось. Уютная обстановка подействовала благоприятно. Хорошо, что несколько часов назад съел целую банку тушенки, которую получил от Кати. Иначе с учетом усталости накопившейся за эти дни развезло бы от алкоголя. Но и галету с намазанным вареньем, и конфету принял с благодарностью.
   - Думаешь, чего я так легко отпустил парня? - спросил, прожевав свою, Горшков. - Раскрою тебе некоторые обстоятельства. Все дело в том, что у меня на эту должность давно есть свой кандидат. Но Тучев из главка решил мне подгадить. Посодействовал назначению инспектором по вооружению ко мне Уралова. По его представлениям, я должен был начать гнобить парня, а он этот факт раздул бы. Но мне-то зачем. Юноша ни в чем не виноват. Помог ему адаптироваться и начал подыскивать ему место, но осторожно. Парень хороший перспективный. В деле разбирается. Опыта, правда, маловато. Но в моей роте ему, в общем-то, делать нечего. Не тот объем у нас. С ним мой Белов лучше разберется. Сложных систем у нас нет. А вот у Бердышева совсем другое дело. Тут кроме опыта и знания нужны. А Уралов парень перспективный. Трудолюбивый, дело ему по душе, расти будет. Так что отдаю Александра Всеволоду с удовольствием. Есть у меня еще трое-четверо бойцов, которым тут скучновато будет. Но до зимы они мне самому нужны. А вот потом можно сманивать.
   За разговорами выпили еще немного. Но перед этим Федор успел попробовать и огурцы и помидоры. Тут-то они в свежем виде считаются за благородное угощение. Поступление же в основном идет в консервах. Появилась все та же женщина. Теперь на подносе у нее несколько кусочков белого хлеба, черная икра, еще колбаса и сыр, нарезанный лимон, целая плитка шоколада и главное яблоки. И на Федора она смотрит доброжелательней, улыбка милая появилась на лице. В общем, отношение к гостю изменилось в лучшую сторону.
   - Виктор Андреевич. А Белова своего, когда ты намерен назначить на должность? - спросил Мураев, отпивая еще глоток из бокала и взяв в руки бутерброд с икрой.
   - Желательно быстрее. Как вакансия образуется. Надеюсь, что с Ураловым все быстро пройдет. Ну и на твое содействие рассчитываю. Прямо говорю.
   - Не опасаетесь, что наверху опять подсуетятся? Давайте попробуем одним приказом назначить. Подготовьте бумаги, а я завтра с утра займусь. Все равно решил тут на ужин остаться.
   - А что? Это было бы хорошо. Тогда давай так. Я пока займусь делами. Ты же немного отдохнешь. А то смотрю, тебя от выпитого и усталости начинает уже ко сну клонить. Помоешься в душе, часок поспишь. Я как раз насчет постели распоряжусь. Чистое белье есть с собой?
   - Есть. Из главка прихватил. Да и футболку, и брюки запасные с собой вожу..
   - Вот и хорошо. А я пока бумагами займусь.
   Проснулся Мураев действительно через час. Удобная постель, чистая свежая одежда, сам после душа словно обновившийся, все это способствовало тому, что, несмотря на, вобщем-то, короткий отдых, самочувствие оказалось отличным. Справедливости ради, проснулся он не сам. Ему в этом помог человек Горшкова. Так как он заодно сообщил, что командир ждет у себя, Федор не стал медлить.
   В кабинете у Горшкова оказался еще один гость. С командиром одной из рот соседнего отдела капитаном Кондратовым Мураев уже несколько раз встречался. В результате очного знакомства и информации полученной заочно, мнении об этом человеке сложилось не самое лучшее. Заискивающий перед начальством и нужными людьми, грубоватый с нижестоящими, Кондратов так же относится к Мураеву весьма прохладно. Все вопросы пытается решать с руководством, искренне считая, что если ему удалось о чем-то договориться с начальством, то подчиненные никуда не денутся. Не обладая широким кругозором, он воспринимает чаще только внешнюю сторону явления. Для него термины всегда важнее содержания. Любит красивые фразы, внешний вид. Вот форма на нем сидит безукоризненно. Вообще-то аккуратность это тоже одна из его черт. Подчиненным относится с недоверием, ждет подвоха. Искренне считает себя во всем правым и исключительно положительным. На крупную подлость неспособен. Это не его стихия. А вот по мелочи - для него обычное явление. Но делает это не со зла и специально, а исключительно пытаясь обеспечить свои интересы. И не воспринимает это как дурное дело, просто считая себя при этом весьма ловким, предусмотрительным и хитрым. Но если нет перспектив для личной выгоды, не надо соблюдать некие формальные правила, он превращается во вполне приличного человека. Способен и на добрые поступки, правда, немного при этом красуясь, добросовестен в своем понимании, трудолюбив, деятелен, не трус. Вот удивительно, ответственности он откровенно боится и старается избежать любым способом, не гнушаясь ничем, а лично довольно храбр, когда дело касается опасности для жизни и здоровья.
   - Федор Николаевич, здравствуйте, - Кондратов постарался продемонстрировать расположение. - А мне Виктор говорит, что ты у него гостишь. Я даже не поверил. А то говорят нелюдимый, невозможно найти нормальный общий язык. А оказывается наш человек. Ну, давай присаживайся. Тут хозяин нас коньяком угощает.
   Бутылка оказалась не та, из которой они с Горшковым пили полтора часа назад, да и не подаренная тоже. На столе все тот же набор. Только в количестве прибавилось. Появились еще несколько конфет с начинкой, десяток галет, пачка печенья.
   - Вот Николай Гаврилович заехал пожаловаться на планы руководства. Его роту перебрасывают на другой участок, - пояснил Виктор Андреевич, одновременно как бы оправдываясь.
   - Да. Собрались нас с привычного места срывать. А ведь мы тут каждый камешек знаем, все почти родное. Да и условия для личного состава создали, чтобы люди не жаловались, а спокойно делали свою работу. А так нарушается и сложившийся порядок, и личный состава беспокоится. Вот Виктору Андреевичу в этом смысле повезло - на месте оставляют.
   - Но территорию и мне прирежут, ну и немного заберут. А территория вашего отдела вся пойдет на пастбище. Да и новый участок дают не на границе. Восьмой отдел свой уступает. А вон роте, которую Федя курирует, дадут дикие места. Кстати, я тут хлопочу, чтобы и меня временно с группой к ним направили на период первого этапа освоения.
   - Не понял, - удивился Кондратов, и в голосе звучит явная обида - зачем тебе это надо?
   Действительно есть чему расстроиться. На глазах рушится привычная понятная картина мира, выстроенная на основе своих представлениях, "что такое хорошо и что такое плохо". Все казалось ясно. Кто-то более ловкий и влиятельный вот обделал свои дела и сумел оставить за собой свое "хлебное поле". И это вполне соответствует системе ценностей. Поэтому с одной стороны повод тянутся за такими ориентирами, с другой стороны считать себя жертвами своих "высоких" моральных устоев. Но тут получается, что для этого самого человека, на которого он привык смотреть с завистью, неожиданно оказались совсем другие ценности. Есть от чего опешить. Разумеется, Кондратов тут же начал размышлять, что за всем этим кроется. Не такой он человек, чтобы поверить в искрение порывы других, особенно тех, кто добился большего.
   - А ты думал, только вас будущие мероприятия заденут. Всем на этот раз придется пошевелиться. А то тут мы в глубине слишком расслабились и успокоились. Теперь же придется вновь проверить себя в деле. Больше скажу. Я и сам захотел взбодриться, поразмять кости. А у них свежая кровь, сейчас находятся в тонусе. Да потом я своих неугодных..., ох ты оговорился, неугомонных хочу к ним отправить. Тебе бы тоже. Ребята они перспективные. Я не только про Севу, но и про Федю тоже. Поэтому хочу с ними дружить. Как видишь дела с ними можно иметь. Но только они не такие простые и ушами не хлопают, поэтому сами не навязываются и не с каждым имеют дело.
   - Совершено правильно Виктор Андреевич, - поддакнул Федор. Несмотря на то, что пока многое в этом разговоре ему еще не ясно, он решил поддержать хозяина. Все равно скоро все можно будет узнать.
   - Слышал Коля? А теперь надо еще выпить. Федя давай в твой бокал долью, и шоколадку бери. Бери, бери. Не стесняйся, кушай. До ужина еще час. За ваше здоровье.
   - Обидно еще, что такую хорошую площадку оборудовали. Даже в футбол играли. Все расчистили, разметили, хотели зимой каток залить. А тут все насмарку, - продолжил делиться своей проблемой Николай Гаврилович. - Кстати как у вас со спортом?
   - Где у нас, в главке или в роте? - поинтересовался Мураев.
   - Как в главке я знаю, сам там работал до весны. А вот как Всеволод, фамилия у него необычная, у себя в роте организовал дело.
   - Над физподготовкой работа ведется. С каждой сменой легкая разминка перед выходом на службу. Поэтому у каждого есть спортивный костюм. С теми, кто в здании, в том числе в резерве, занятия плотнее, обычно два раза в день. Плохо с пробежкой. Игровых площадок нет. Честно говоря, не до них. Кто желает, занимается по месту проживания. Все-таки на все времени не хватает. Да и пограничье.
   Про себя Федор все же отметил, что вопрос-то упущен. Несмотря на все трудности надо поговорить в роте об организации хоть каких-то спортивных мероприятий. А то дважды за лето приходили вызовы на тот же футбол, а у них даже команды не оказалось. Вообще по результатам спортивных соревнований рота плетется в хвосте. То, о чем он только, что упомянул, в первую очередь, организовано для того, что бы личный состав размялся, взбодрился, особенно тем, кому приходится много сидеть за рабочим местом, часто часами в напряженном состоянии. Да и тем, кто сутками сидит в засаде, это просто необходимо. Ну и, разумеется, для того, чтобы уменьшить количество обычных бытовых травм, например, не подвернул ногу на ровном месте. Тренировки по отработке действий при несении службы это уже другой разговор. Тут главный упор делается на приобретение определенных навыков.
   - Да, тут дело у вас поставлено плохо, - торжествующе заявил Кондратов. - Спорт дело нужное. Не водку же по углам пить. А тут все на виду. Коллектив сплачивается, и для здоровья полезно, и для души. Я сам и в футбол играю, и в волейбол, и боксирую.
   Мураев посмотрел на Николая Гавриловича. Действительно выглядит он неплохо. Ни грамма лишнего веса, подвижный, энергичный. Про баскетбол он не упомянул. Ну да росточком не вышел. А по характеру явно любит доминировать. Виктор Андреевич же перестал принимать участие в разговоре. Да и по его виду не скажешь, что занимается физкультурой. Кажется этот вопрос у него не вызывает особого интереса.
   Посидели еще минут десять. Как раз принесли кофе. Кондратов неожиданно посмотрел на часы, засуетился и собрался уезжать. Хозяин не стал его задерживать. Поэтому допив свою чашку, Николай Гаврилович попрощавшись, стараясь при этом продемонстрировать теплоту и расположение к Мураеву, убыл к себе в роту. Виктор Андреевич проводил его и через пару минут вернулся. Пока его не было, Федор налил себе в чашку вторую порцию.
   - Проводил Николая. В целом-то он человек неплохой. А вот руководитель... Не очень тянет. Все-таки над ним самим нужен контроль. Но при правильном применении, может принести пользу. Ты как относишься к тому, что человека обсуждаем спиной? А я вот не совсем понимаю, когда при этом этак высокомерно, а когда даже брезгливо морщат нос и делают недовольное лицо. Этак презрительно: "не люблю, когда обсуждают за спиной". Сами же этим занимаются постоянно. Разве нет? Спрашиваем мнение о ком либо, интересуемся каков он, наводим справки. Вот у тебя какая обязанность. Изучить человека, в том числе узнать мнение людей знакомых с ним, служивших вместе, а потом доложить результаты. И тут все хочу или не хочу, приятно неприятно, побоку. Потому как надо. Или, например: "позвони, пожалуйста, своему знакомому, там у него вакансия есть подходящая для моего друга, порекомендуй, ты же его знаешь, хороший человек". И звонят, и рекомендуют. При этом дают ту или иную характеристику. Или не обсуждаются ли постоянно артисты, футболисты, депутаты, чиновники, гаишники. И ведь в основном за спиной. Не при личном же присутствии.
   Да и представь вариант вызова человека на обсуждение. "Вася мы тут хотим тебя обсудить. Но не хотим за твоей спиной. Такие мы вот положительные. " "Больной мы тут консилиум собрали, думаем, что сделать. Обязательно вам надо поприсутствовать." Да если постоянно говорить друг другу в лицо все, что думаешь в данный конкретный момент, сколько будет конфликтов, скандалов, обид. Да и мне и далеко не всегда хочется знать, что про меня говорят. По крайней мере, чтобы это все высказывали мне в лицо. Потому что не всегда это приятное и нужно. Про некоторых я и так знаю, как они ко мне относятся. Так зачем мне каждый раз это надо слышать.
   Ладно. Не будем дискуссию на эту тему разводить. Просто сразу проясню ситуацию. Николай человек достаточно осторожный, рисковать не очень-то любит. Вернее опасливый. Теперь после того как я закинул мысль, что с вами надо дружить, он так просто подставляться не будет и в случае чего семь раз подумает прежде, чем вам подгадить. Конечно, если припрет, что-то и попытается сделать, но это по-хитрому с его точки зрения. Но специально нарываться не будет. А он хочет вернуться обратно в главк. Весной попросился на роту, да и некоторые начальники подводили его к этой мысли. Он, конечно, пришел с надеждой на материальные выгоды, которые, по его мнению, сами идут в карман ротным. Он ведь вообще-то с земли начинал. Но тогда было кому его сдерживать и направлять. Однако, тут дело оказалось не таким простым, как он надеялся. Чтобы идти самым прямым путем надо пахать как тот же Сева. Для получения побочных доходов честным путем тоже надо крутиться, да и время требуется. Он слишком боится наказания, чтобы широко пользоваться нечестными способами, а по мелочи маловато оказалось. Да и личный состав такой-сякой оказалось, не рвется класть и подставлять головы, рвать жилы ну и кое-что другое, ради блага командира исключительно бескорыстно, ну или за тычки и понукания. Вот он и прощупывает почву.
   - А я-то чем могу ему помочь? У тебя ладно связи хорошие.
   - Э не говори. Ты в главке работаешь, перспективный. Ну и через тебя можно на Золотову выйти. Что смотришь? Думаешь то, что она племянница Саянова большой секрет за семью замками? Это наверняка вам до этого дела не было, да и ей тоже. А остальные по себе судят. По их разумению не просто так генеральская племянница к вам в роту пришла.
   - Честно говоря, я об этих родственных связях узнал буквально на днях.
   - Я об этом и говорю. Как тебе коньяк, кофе?
   - Хорошие. И то, и другое, мне понравились.
   - Вот. А скоро еще более лучшее пить будем. И того, и другого. Кофе уже начали заказывать, буквально на днях будет включен в дополнительные пайки.
   - Уже сегодня свою норму получил. Но сразу не обратил внимания. Насыпали в свои банки.
   - Да это проблема. Норма маленькая. Заказы же получаем в большой таре. Но ничего, что-нибудь придумаем. Ну а коньяк все же лучше брать в запечатанных бутылках, по мере накопления. Слышал о нововведении.
   - Да, но, кажется, не все довольны, - начал осторожно Федор, - говорят, лучше бы спирт продолжали заказывать. Там все-таки девяносто шесть градусов.
   - Ерунда. Конечно градусов поменьше. Но все равно по объему чуть больше. Есть у жемчужин такая особенность. Тех же мясорастительных консервов можно получить больше чем отдельно крупу и мясо. И так со всеми остальными. Лучше заказать колбасу, чем ингредиенты необходимые для его изготовления в том же количестве. Разница в объеме в пользу готового продукта. Относительно единицы ресурса жемчужины тонна муки обходится дешевле тонны зерна. А вот качество на вес почти не влияет. Больше все зависит от состава.
   - Да, мне до сих пор сложно воспринимать эти особенности, - согласился Мураев.
   - Но тут на первый план выходит качество. Вот ты весь пайковый коньяк будешь выпивать?- спросил Горшков и тут же сам и ответил, - нет, конечно. Мы с тобой его попробуем и только. Наверняка у тебя, как и у меня уже возник какой-нибудь запасец. Ты, небось, уже с Медведевым пообщался. Имел я с ним разговор. Не смог его убедить, что зря бузит, времени не хватило. Но тебе скажу. Кому нужен спирт, пожалуйста. Я готов менять его на пайковый марочный коньяк один к одному. Ведь они ж говорят, что литр спирта лучше литра этого напитка. Ну, так, пожалуйста. И не только я готов на такой обмен. Например, у тебя есть возможность поднакопить. Алкоголь употребляешь мало. С учетом усиленного дополнительного пайка, положено сорок пять грамм. Почти полтора литра за короткий месяц, и даже чуть больше за длинный. Сколько у тебя сейчас спирта - литров два?
   - Три.
   - Вот видишь. Можно будет еще спирта добыть. Двадцать пять тебе итак будет идти каждый день, значит, еще накопишь. Но все это ерунда. Главное тот спирт, который к вам идет от ваших друзей. Допустим, сейчас его мало. Но ведь можно и увеличить поставку. Да, да. Известно, что часть товаров, которые приходят в Союз от одного из партнеров, вернее даже, главного партнера идет к вам. Более того поставки постепенно растут. Так почему не попросить включить в него литров сто спирта ежемесячно. А мы тут и наменяли бы его на коньяк и другие напитки. А потом переправили бы все это на ту сторону. По-моему, ваши друзьям они не помешают. И себя угостить, и кого надо. Да и расходы на товары окупить.
   - Не знаю насколько оно им нужно. Да и помогают они не для этого. По крайней мере, прибыль за грузы, которые они сюда присылают, их не очень интересуют. Конечно, кое-какой товар забирают, но и то для того, чтобы обратно пустыми не идти, и в основном это имеющееся здесь в избытке. То есть просто склады местные освободить.
   - Вот, вот. Они работают в основном только с головной конторой. А эта структура большая, громоздкая и неповоротливая. У нее можно приобрести крупные партии местных излишков. А вот самые ценные товары нужны и самим, и все это предпочитают хранить на складах и никому не отдавать. Да и ограничений в свое время много введено, в целях контроля над действиями руководства. Цель была правильная. Чтобы не разбазаривали ценности в своих личных целях. Поэтому и жемчужин через Союз официально получить очень трудно.
   Но вот если начать работать с мелкими поставщиками, с небольшими группами, собирать по крохам, можно в результате собрать немало ценного и полезного. И в том числе жемчужины.
   - Простите, но кто будет этим заниматься? Для этого нужно создать специальную группу. Для нее, между прочим, нужен какой-то первоначальный капитал.
   - Люди найдутся. Даже присылать никого не надо. Я, например, готов заняться этим. Но для этого нужен выход на ваших друзей. И с первоначальным капиталом не проблема. Те же товары, которые приходят с их караванами. Как я уже говорил. Вес груза растет. А это на самом деле не всех тут устраивает. Свои, знаешь ли, интересы. Так вот поставки Союзу можно зафиксировать на достигнутом уже уровне, даже сократить по возможности. А все что удается доставить сверх этого и пустить на рынок. Возможности и каналы есть. Вот и коньяк пригодится. Например, если вашим ежемесячно отправлять по сто литров этого напитка. Представляешь, сколько это может там стоить. Напиток-то очень высокого качества. Может за наш подарок удастся получить сотни тонн того же яичного порошка, консервов.
   - Хорошо. С этим, думаю, решим. А сокращение поставок продовольствия с упомянутыми интересами связанно?
   - В том числе. Но тут интерес и Союза. На самом деле сокращение доли продовольствия и потребительских товаров на каждую использованную жемчужину не очень большое. При этом надо учесть, что и добыча выросла весьма существенно. В то время как численность населения, всего примерно на двадцать процентов. Так что на самом деле общий объем продовольствия даже вырос.
   - А куда же его собираются девать?
   - Небольшую часть в резерв, а часть на питание личного состава.
   - Но пайки то не собираются увеличивать.
   - Правильно. Основной паек останется таким же. У многих пока еще есть запасы из осеннего урожая. Вот сам сегодня увидишь за ужином. И я не один такой. Многие завели огородики на своих территориях. Да. В той же роте Севы на это времени не было. Вы бактов набивали. А вот другие считают, что незачем гонятся за показателями, когда можно значительно больше приобрести за счет выращенных продуктов. Вот поэтому принято решение об улучшении обеспечения в первую очередь личного состава, служащего на пограничных территориях. Выдавать им половину от нынешнего дополнительного пайка второй категории. Если подразделение выполняет норму, то будет выдаваться всем без исключения. Это будет уже новая норма. Сами же доппайки, которые пойдут лучшим, решено увеличить почти в полтора раза.
   Наверно слышал разговоры и о генеральских игрушках? А знаешь о чем на самом деле речь? Решено в разы увеличить заказ на автоматизированные боевые системы. В вашей роте они же хорошо себя показали. Да и в других местах тоже. Вот про них речь и идет.
   В это время в дверь кабинета постучали. Через несколько секунд вошел унтер-офицер лет сорока или около. Невысокий, плотного телосложения, в куртке с испачканными рукавами, при виде руководства заробел и начал смущенно переминаться.
   - Федор, знакомься это и есть и Петя Белов, которого я собираюсь назначить инспектором по вооружению, - представил Виктор Андреевич.
   - Здравия желаю товарищ штабс-капитан. Товарищ командир, мне тут Александра Петровна бумаги передала, - поведал вошедший, передавая листки с бумагой.
   - Федор Николаевич, посмотрите? - спросил хозяин кабинета, указывая на них.
   Мураев без слов сразу же взял их в руки. Быстро пробежался по ним, выискивая недостатки. Несколько шероховатостей при этом зацепило. Еще раз просмотрел. Конечно, в идеале все можно сделать и получше. Если бы он сам оформлял эти документы, то исправил бы обязательно. Но с другой стороны на суть вопроса они совершенно не влияют. Поэтому придираться не стал. А так все необходимые сведения указаны, нужные поля заполнены. Аттестация проведена через комиссию, копия протокола прилагается. Вообще-то понятно, что на самом деле все сделано формально. Но так делается почти всегда и везде, особенно в низовых подразделениях. Приложены и копии остальных документов. Кстати, сам Белов в аттестации уже расписался, так же как председатель и секретарь комиссии. Даже печати поставлены, в том числе и на справке-объективке. Федор одобрительно кивнул, передав три документа из пачки командиру роты. Тот, молча подписал объективу, аттестацию и представление и вернул все обратно. Федор Николаевич тут же аккуратно сложил все в отдельную папку и спрятал в портфель.
   - Ну, Петя, видишь сам, дела пошли. У тебя еще чего есть? Проблемы с передачей дел?
   - Никак нет, товарищ командир. Там все в полном порядке. Даже не сомневайтесь. Я вот товарищу штабс-капитану вот... хочу передать. Вот, - замялся пока еще унтер.
   - Чего это у тебя? - поинтересовался Горшков. - Не патроны?
   - Так точно! Патроны вот для товарища...
   - А это хорошо. Федь возьми, пожалуйста. Уважь. От всего сердца дарит. А патроны он хорошо делает. Да калибр тот ли?
   - Двенадцатый. У товарища штабс-капитана семьдесят шестой. Так я семидесятые подготовил. И это, если Вам еще патроны понадобятся... Так я всегда рад. Для вас совершенно бесплатно. Особенно если гильзы будут.
   - Спасибо Петр Сергеевич за патроны.
   - Товарищ командир, разрешите идти.
   - Да, разрешаю.
   Обрадованный Белов буквально выбежал из кабинета, правда, дверь закрыл очень осторожно, а не хлопнул, как можно было ожидать, после проявленной им спешки. Федор Николаевич, ставший неожиданно обладателем еще пятидесяти патронов к своему гладкоствольному ружью, рассмотрев три из них, все сложил в свою сумку. Патроны в местных условиях действительно ценность. Их постоянно не хватает. Выдают их в ограниченном количестве. У каждого подразделения свой лимит, на который влияет и количество добытых трофеев. А ведь часто приходится охотиться и на другую дичь, для добычи хлеба, вернее мяса насущного. Да и бактов или тех же мартыхаев не всех удается провести по документам. А во время дела часто не до экономии патронов. Не то можно здоровьем или вовсе жизнью поплатится. А за перерасход удерживают деньгами.
   Между тем за разговорами и делами подошло время ужина. Накрыли стол рядом - в комнате отдых ротного. Попав в него, Мураев невольно сравнил с аналогичным помещением Севы. Разница очевидна. У Острого все просто и аскетично. А тут красивые обои на стенах, пол покрыт хорошим линолеумом. Занавески на окнах. Потолок отделан. Около одной из стен дорогой кожаный диван. Три кресла, находящиеся в комнате, входят с ним в один комплект. Посередине стол, на котором белоснежная скатерть. Вокруг четыре стула с высокими резными спинками. Возле тарелок вилки, ножи, ложки, стаканы в подстаканниках.
   Угощение же оказалось под стать обстановке. Замечательное блюдо из свежей картошки, кабачков, капусты и мяса. Даже от вида этого роскошного блюда Федор Николаевич чуть не проглотил язык. А на вкус все оказалось еще лучше. Вот хлеб оказался обычный пайковый с примесями. Мураев хотел было достать по привычке свой, но хозяин решительно запротестовал. На славу оказался и чай заваренный на листьях смородины и малины. К нему хозяин припас по паре конфет. Уже после того как тарелки опустели, а в стаканах осталось меньше половины напитка, хозяин вновь заговорил.
   - Надеюсь, ужин понравился? А все продукты в основном свои, ну разумеется, кроме хлеба. Это кстати о запасах, которые создали те самые подразделения, не проявляющей такой активности по основному роду деятельности, в отличие о таких как, например, ваше. Да и вообще это то, чем внутренние участки отличаются от пограничных. Конечно, не все такие богатые, но все же не бедствуют. А теперь вернемся к главному. К чему этот разговор завел. Я уже говорил, что хочу с вами дружить. Поэтому и демонстрирую свою полезность. Передай это Бердышеву-Соколовину. У него хороший фельдфебель. Я его достаточно знаю, сам хотел когда-то к себе забрать. Он бы мог у меня некоторые свои качества продемонстрировать даже лучше. У вас же он, во-первых, слишком увлекся войнушкой, а во-вторых, некоторые вопросы не его. Все же его стихия - рота, а заместитель по тылу уже более сложный уровень. Торговля, огородничество его не очень привлекают. А Всеволоду надо шире использовать и хозяйственные возможности. Территорию подготовили хорошо, а что делать с ним представляете плохо. Сейчас вы весьма привлекательны для получения разной выгоды. Поэтому Вас многие попытаются использовать, с дружбой потянуться. Уже скоро начнется соревнование. А в местной политике и в том, кто и чем дышит, вы не так сильны. Нужен хороший союзник
   Почему я лично хочу быть с вами? Это более широкие возможности и перспективы. Хочется больше развернуться. А тут мне уже скучновато уже. Все же я не боевой командир. Конечно, кое- что могу по необходимости, но это не мое поле игры. Весьма серьезным основанием является и стремление получить возможность через несколько лет отсюда переехать. Я уже не молод. Александру мою ты видел. Тоже со временем не становится моложе. Вот и надо мне ее еще быстрее переправить в надежное место. Если буду уверен, что там все благополучно и есть возможность ее навещать, то я сам еще могу здесь и надолго задержаться. Но хотелось бы иметь для себя надежную гавань. А через вас это можно сделать. Ну, в общем, я свое предложение сделал. Теперь слово за вами.
   - Хорошо Виктор Андреевич. Я с Всеволодом поговорю при первой возможности. И туда ваше предложение передам. А сейчас мне пора собираться. Спасибо за угощение. Оно действительно мне понравилось.
   - Ну, тогда давай прощаться. Машина будет готова через пять минут. Тебя провожу и тоже пойду отдыхать. Завтра тоже много дел.
   Федор Николаевич быстро собрал свои вещи. Впрочем, все документы уже заранее сложены в портфеле, патроны уложены в сумку. Поэтому осталось только взять их в руки. Только предварительно надо сменить туфли на сапоги, накинуть куртку и надеть фуражку. После этого повесил на спину автомат. Все он уже готов. Хозяин прихватил большую сумку со снаряжением и ружье. Поэтому для Федора остался только портфель и походная сумка.
   Однако уже на крыльце выяснилось, что все же это не все. Появилась уже упомянутая Александра Петровна и передала большой пирог с начинкой из мяса и мелко нарезанной картошки. Отказаться от него не удалось. Дама тут же изобразила обиду, а Виктор Андреевич, настойчиво принялся уговаривать. Поэтому Федор очень быстро сдался, так что даже не пришлось извиняться перед женщиной. Ибо недовольство тут же исчезло, настроение переменилось в лучшую сторону, и попрощались очень тепло.
   Зато всю дорогу пришлось постоянно уделять подарку внимание, которое обычно принадлежит портфелю с документами. Но сейчас он оказался уложен рядом на сидение, где и пребывал всю дорогу. Там же пристроил и оружие. А вот подарок все время держал на руках. Это связано с тем, что пирог требует бережного отношения, не только из уважения и благодарности к Горшкову и главное его супруге. И без учета того, что водитель хозяйский. По местным меркам это действительно весьма цененный подарок. Хочется доставить его в целости и сохранности и угостить им и Севу, и соседок. А случись, что было бы очень неприятно. Таким пирогом полакомиться тут приходится весьма не часто.
   Продукты в местных условиях вообще весьма цены. Сельскохозяйственный анклав Союза по своим размерам весьма невелик, особенно относительно имеющегося населения и не способен удовлетворить его потребности, даже по тем позициям, которые там производятся. А ведь это далеко не весь требуемый ассортимент. Более или менее в достаточных количествах выращивается капуста, красная свекла, морковь. Так же своими силами практически полностью удовлетворяется потребность в хлебе. Но и то ежедневная норма составляет всего четыреста граммов, да и то грубого с большим количеством примесей. Больше всего в него добавляется той самой хлебницы, предварительно мелко измельченной.
   Это местное растение, как и все местное хорошо растущее на камнях и среди строительного мусора. Надо понимать Другие их специально вывели с учетом этих особенностей. Планировалось, что благодаря хлебнице, тут значительно увеличится количество живности, и вредители будут охотиться на нее, а не на динов. Неудачное решение. Правда, дины частично ею питаются, но этого растения столько, что им хватает каких-то нескольких процентов. На место скошенного или съеденного мгновенно вырастают новые стебли. К тому же дины больше предпочитают тот порошок, в который растение перерабатывает строительный мусор. Да и зверья в Мегаполисе не развелось столько, чтобы съесть большую часть растений. Но вот люди для разведения хлебницы на своих территориях делают все возможное. Это помогает очистить территорию, но главное растение можно употреблять в пищу. С весны по осень происходит сбор травы. Свежая идет сразу же в корм скоту. Двухнедельная, еще свежая и мягкая, заготовляется как сено на зиму. А когда стебли начинает твердеть, и созревают семена, собирается то, что идет в пищу людям. С одного участка можно собрать три-четыре урожая. Стебли, достигают от полутора до двух метров в высоту. Но ближе к корням даже у молодых растений они уже не подходит для употребления в пищу, в том числе скотине. К моменту созревания часть, пригодная для употребления в пищу, уменьшается до минимума. Перезревшая и вовсе несъедобна. У стеблей собранной хлебницы отрезают только подходящую для пищи часть. Ее сушат, отваривают, снова сушат. Потом сухие стебли и листья размельчаются и растираются практически в муку, которую добавляют в тесто при выпечке хлеба. В стандартной пайке доля хлебницы достигает четверти. Её же добавляют и в котлеты, и даже в суп и уху. Этой мукой обсыпают рыбу и мясо при жарке. И если вкусовые качества хлеба становятся хуже, то в остальных случаях при умеренном употреблении блюда иногда даже выигрывают, особенно когда в продуктах слишком много жира.
   Первое время Федора интересовало, что произойдет, если в пищу попадет непригодная для этого хлебница. Оказалось, что опасения напрасны. Из перезревшего растения просто невозможно сделать муку. При обработке он превращается в однородную плотную массу, при остывании превращающийся в слиток или брикет, который никак нельзя раскрошить.
   В дело идут и непригодные для употребления в пищу части и перезревшие стебли. В них очень много химических веществ. Конечно не вся таблица Менделеева, но элементов хватает, в том числе и тех которые в естественном виде не существуют. Поэтому вполне себе имеет право на существование предположение, что большую часть из них растение само синтезирует. Из хлебницы можно даже высококачественный бензин выделить. После обработки и извлечения этого богатства остается вся та же плотная масса, только несколько уменьшившаяся в размерах. Остывшие, твердые, словно спрессованные брикеты используются на топливо.
   В Мегаполисе кроме зерновых, идущих в большей степени на хлеб, и очень мало на крупы, также в большом количестве выращиваются морковь, картофель, капуста, огурцы и помидоры. Правда, практически полностью местные потребности удовлетворяет только первая культур. Для картофеля выделяются чуть больше ста гектаров, с которых собирается около двадцати килограммов на человека. Капуста выращивается обычная, а не малопригодная для пищи местная. Её потребность местными ресурсами удовлетворяется примерно на шестьдесят процентов. Ягод и фруктов выращивается относительно немного. Только собранная смородина играет заметную роль в рационе питания. Доля выращенного своими силами мяса в потреблении не достигает и двадцати пяти процентов. Молоко в паек включен только в виде сливочного масла, небольшого количества творога в дополнительных пайках. Цельное молоко поступает только в лечебные заведения и дома отдыха, а также работникам некоторых предприятий. Есть оно и в рационе высшего руководства, но это мизерное количество не стоит особого внимания.
   Большая часть ежедневных надоев поступает в продажу. Например, в виде кефира, полулитровая бутылка которого в государственном коммерческом магазине стоит двадцать пять рублей, а в негосударственном все пятьдесят. Разница в том, что для приобретения товара в первом нужны еще и талоны. Да. Продукты тут стоят действительно так дорого. Буханка белого хлеба в три четверти килограмма в магазине Союза восемнадцать рублей, на рынке тридцать семь, плитка шоколада двадцать шесть и пятьдесят пять, банка тушенки тридцать и пятьдесят восемь, килограмм колбасы семьдесят пять и сто тридцать. Порция пельменей в коммерческом кафе шестьдесят рублей, порция борща - сорок, две котлеты - шестьдесят.
   Поэтому-то этот пирог так дорог. Федор Николаевич так и держал его всю дорогу в руках. Вещи ему помог затащить в квартиру водитель с сопровождающим бойцом. Мураев первым делом водрузил подарок на стол на кухне и только после этого поблагодарил людей Горшкова за помощь и даже проводил их до автомобиля. Когда он вернулся в квартиру, в прихожей встретил Всеволода
   - Здорово Федь. Это твое сокровище?
   - Привез я. Но сокровище для всех. Горшков преподнес.
   - И Александра Петровна? - поинтересовалась выглянувшая на голоса Катя.
   - Да. Сам пирог вручила она, - подтвердил Федор.
   - Ребята, а вы ужинали? - вкрадчивым голосом спросила Катя.
   После того как оба подтвердили, что действительно уже ели, она решительно схватила пирог и спрятала его в холодильник. А ребята даже не стали интересоваться у нее о планах на подарок, так как действительно сытые, да и Катя найдет ему наилучший способ применения. Наверняка, к нему, что-нибудь из своих запасов еще добавит. Тем более туда сегодня прибыло солидное пополнение. Мураев выложил на стол большую часть своих продуктов, оставив только две четырехсотграммовые буханочки хлеба, несколько банок консервов, плитку шоколада, и початую пачку сахара, которую от Кати и получил недавно.
   Предоставив обрадованной девушке разбираться с продуктами, молодые люди удалились к себе в комнату. Добрых сегодня дежурил, поэтому ночевали вдвоем. Как всегда времени катастрофически не хватает. А еще очень хочется спать. Завтра же вставать затемно, в полшестого утра. Поэтому Мураев тут же начал готовить свою постель. Сегодня диван принадлежит Севе. И очередь его, и дома появился раньше, поэтому и застелить уже успел. Федор быстро разложил кресло, достал свои постельные принадлежности, хранящиеся в шкафу. Чтобы сэкономить время решили поговорить за делом.
   - Горшков передает тебе в роту инспектора по вооружению. Тот уже сдает дела. Завтра я подготовлю приказ. Кстати, вот документы, нужна твоя виза.
   - Отлично, говоришь, завтра будет приказ? - обрадовался ротный. - Значит, завтра же вышлю за парнишкой машину. Что еще интересного было?
   - Рассказал он о некоторых особенностях местного обеспечения. Развеял некоторые слухи. Вернее выставил в другом свете. Ты в курсе, что хотят дополнительные пайки поднять?
   - Да вчера был с руководством разговор. Со следующей расчетной недели и поднимут. Как думаешь, увеличится количество желающих к нам перебраться.
   - Думаю да. Были и насчет этого намеки. Виктор Андреевич грозился, нам еще несколько человек из своих передать. А дальше он меня хорошенько угостил. Причем ужин был из продуктов с собственного огорода.
   - Да, Виктор Андреевич, говорят хозяин справный. В чем, в чем, а в этом он мастер. Правда, в роте у него вроде порядок и по другим направлениям.. Служба поставлена. Задачи выполняют.
   - Насчет организации хозяйства и говорили. Намекал, что не против у тебя хозяйством заняться.
   - Вот как? И что на понижение согласен? А ведь его многие бы хотели заполучить и на более выгодных условиях.
   - Ну, он заявил, что видит выгоды как раз у тебя. Но не формальные, а перспективы. Считает, что сможет лучше себя реализовать.
   - Значит, не теплого места ищет, а хочет сам его себе организовать? - усмехнулся Всеволод.
   - Ну, да вроде этого, - согласился Федор.
   - Рота наша действительно увеличивается. Завтра узнаешь, что нам еще штаты добавили. Да и у меня будет три заместителя, в том числе один по тылу.
   - Может он уже и про это знает? - удивился Мураев. - Вообще он в беседе со мной продемонстрировал большую осведомленность.
   - А чего ты хочешь. Сам знаешь, с кем он начинал. Со многими высшими чинами на короткой ноге. Да и член Большого Совета. Возможности у него большие. Поэтому дружба с ним большое достижение.
   - Хорошо. Он хочет еще через нас контактов с Добромиром. Ищет пристанище на будущее. Да и отношения со своей подругой, Александрой Петровной, про которую Катя говорила, ему закрепить надо. А для этого хочет ее поместить в более благоприятные условия.
   - Думаю, можно с Добромиром поговорить. Свозим Горшкова с супругой на Звемелин. Там им должно понравиться. В перспективе - она останется там, сам Виктор Андреевич вернется сюда, реализовывать свои таланты.
   - Он говорит, что у него есть варианты по приобретению жемчуга. Предложения действительно интересные.
   - А вот это хорошо. Добромиру понравится. Так я продолжу про роту. Разумеется, это не просто так. Территорию нам прирежут прилично. Восьмого начнем осваивать. Причем не только мы, но и соседи. Но наш кусок опять выступает вперед. Еще немного и дойдем до восточных окраин.
   - Виктор Андреевич, кстати, тоже обещал с группой людей к нам на это период присоединиться. Но до этого хочет с тобой встретиться.
   - Ну и отлично. Завтра договорюсь насчет встречи.
   А завтра наступил новый день со своими заботами. Федор Николаевич крутился как белка, пытаясь решить как можно больше вопросов. Информация, полученная с утра, подтверждала то, что сказал вчера Всеволод. И новая штатка уже лежала в почте, и копия распоряжения об изменении границ участков. Поэтому надо торопиться. Бумаги на Уралова и Белова удалось согласовать быстро, а к обеду подготовить и проекты приказов. Вернее Федор напечатал пункты и попросил Надежду Закраинову включить их в формируемый ею документ. Заодно появился повод подарить девушке плитку шоколада.
   С одной стороны Надя спокойно отнеслась к просьбе о содействии. Отношения у них сложились хорошие. Девушка часто обращалась к Мураеву за помощью в оформлении бумаг или за советом по служебным вопросам. Постоянно вместе готовили приказы о присвоении званий, другие документы. Поэтому именно она чаще всего замещала Федора во время его отсутствия. По большинству вопросов касающихся роты Надя ориентировалась не хуже Мураева. Но она уже давно выражала недовольство слишком плотным графиком товарища. Высказалась и на этот раз.
   - Ты опять торопишься куда-то, поэтому хочешь все быстрее переделать?
   - Да через несколько дней рота втянется в освоение новой территории. А это процесс сложный и нелегкий.
   - А тебе обязательно надо в этом поучаствовать? Ведь только вернулся с задания. Ты очень много времени проводишь в роте. Никто столько времени не уделяет подопечному подразделению. При этом других полевых выходов, не связанных с ней, у тебя тоже как минимум не меньше чем у остальных. Я вообще думаю, что мало у кого их столько накопилось. А задач тут тебе нарезают столько же, как и остальным. Нормативы ты выполнил даже за этот месяц, но все равно рвешься в бой. Спокойно поработал бы тут.
   - Но, ведь у роты сейчас будет очень сложный период. Каждый опытный боец на счету. Да и привык я уже вместе действовать. Нельзя устраниться в такое время, - начал оправдываться Мураев. Так-то он прекрасно осознает свою правоту. Но перед этой дамой он всегда немного робеет и смущается.
   - Ну, тогда поставил бы перед руководством вопрос о том, чтобы тебя поменьше дёргали на другие направления, - заявила Надя, а потом совершенно неожиданно добавила, - я, между прочим, с тобой вместе выезжаю. С руководством вопрос решен. Поэтому давай работать. Командировка уже в субботу начинается. Поможешь мне лимит добить?
   Вот и пойми этих женщин. Федору Николаевичу это удается далеко не всегда. В последние годы он с ними общался в основном по службе. И с дамами всегда сложнее. Не всегда удается сообразить, что им надо, постоянно приходится быть настороже. Обычные простые и строгие служебные отношения постоянно нарушаются. То они не до конца воспринимают его требования, то его снисходительность воспринимают как слабость и возможность сесть на шею. Да и мотивы тех или иных действий или требований часто им не понятны. А в этом отношении с Надеждой еще сложнее. В служебных вопросах она в целом безупречна. Более строгая, чем тот же Федор Николаевича, поблажек обычно не делает, требовательна и дотошна, менее склона к компромиссам. Грамотная, хорошо изучила теоретические вопросы. Некоторые ее недолюбливают. Считается за стервозный характер.
   А вот Мураев перед этой слегка полноватой по местным меркам брюнеткой среднего или чуть выше роста немного робеет. Возражать Надежде ему удается еще с большим трудом, чем обычно. Поэтому по мелким вопросам она явно над ним доминирует. Да и подстроиться под нее никак не удается. Время от времени, что-нибудь да не так. А ведь до того как начали работать вместе была милой девушкой. Вот теперь придется взять ее с собой. Хорошо у нее замечательные отношения с Аней и Катей, поэтому есть надежда, что ей в роте будет не до него.
   Вставка1
   Сегодня солнечно. Впрочем, в последние дни установилась очень хорошая погода. Тепло, но не жарко. Поэтому Володя сейчас только в легком кителе поверх футболки. Сверху еще жилет-разгрузка. Бронежилет лежит рядом. На голове черная вязаная шапка. Её особенность в том, что сверху она покрыта куском черного кожзаменителя. Под ней еще тонкий слой ваты. Вообще-то положена еще каска. Но он предпочитает мотоциклетный шлем, который сейчас лежит рядом. Есть и каска. Оранжевого цвета. Это одна из тех, что обычно носят строители, представители других рабочих профессий. Но она сейчас надета на длинный шест. В метрах трех справа еще одна такая же. А слева пристроили настоящую армейскую. Зеленого цвета и даже со звездой. А дальше висит еще одна оранжевая. Переставлять их с места на места для того, чтобы была видимость активного движения, ну и для привлечения внимания, и есть основное времяпровождение Володи.
   Нет, он еще осматривает окрестные развалины через бинокль. Но это действие как бы и не требует особых физических усилий. Сидишь себе на стульчике за стеной, сложенной из бетонных блоков и кирпичей и осторожно выглядываешь. За спиной квадратное здание размерами пять метров на пять. Над ним высится сколоченное из толстых досок небольшое сооружение, называемое обычно "кукушкой". Бойцы его так называют даже в рапортах. Попасть туда можно только по приставной лестнице внутри основного здания. Там сейчас находится один из товарищей Володи. Его задача - смотреть на все 360 градусов. Вот Шакратов отвечает только за юго-восточную сторону. Зато за его спиной единственный проход в здание.
   На блоке всего пять человек. Командир и две пары бойцов. Дежурить им тут еще почти сутки. Сменят только завтра часов в десять. Это значит, Володе еще дважды заступать на смену. В восемнадцать часов сегодня, и два часа ночи завтра. Это если не считать оставшихся полутора часов этого дежурства. Да и между сменами найдется, что делать. Например, Андрей Баранов как раз сейчас не отдыхает, а доваривает обед. Обычно и Володя во время таких дежурств отвечает за подготовку пищи. Но на этот раз за ним только завтраки. С этой группой он заступает редко. Привычных для него товарищей раскидали. И подобное в последнее время все чаще и чаще.
   Очаг для приготовления пищи расположен на небольшой площадке, примыкающей к основному зданию как раз с юго-востока. Оно огорожено стеной высотой примерно в два метра. В результате образовалось нечто вроде коридора или прихожей. Крыша над ним отсутствует. Только в непогоду сверху все укрывается брезентом. Тут-то, как раз и выполняются основные хозяйственные мероприятия. Попасть сюда можно через дверь с левой стороны, проход же в помещение поста справа. Это дает и дополнительную защиту.
   Но прежде надо попасть в большой двор, где сейчас и сидит Володя. На стульчике он расположился не только ради удобства. Стена со всех сторон невысокая, не более полутора метров. Поэтому и вытягиваться в полный рост нежелательно. Зато есть бойницы-окна. Вот в них Володя и осматривает окрестности. Ну и заодно время от времени передвигает шесты с касками. Вроде простая уловка, но мартыхаи попадаются на него постоянно. Да и дивы тоже. Но эти хоть явно тупее.
   Вот бактам все равно. Но они и на стену лезть не любят. Поэтому тут их и опасаться особо не стоит. Таракно-термиты ловки, к тому же против них пули не столь эффективны. Зато есть дробь и холодное оружие и этим хоть нечем угрожать на расстоянии. А вот мартыхаи как раз предпочитают метнуть чем-либо издали. Это их излюбленная тактика. К тому же они быстро освоили, что каски имеют прямое отношение к людям, которых они недолюбливают и боятся. Поэтому никогда не упускают случая совершить внезапное нападение. Дивов проще заметить. Они не очень подвижны, плохо передвигаются по неровной поверхности. Откуда они могут появиться известно заранее. Приближение заметно издали. К тому же они и не скрываются. Поэтому и выбиваются очень быстро. Хотя патронов на это требуется много.
   А мартыхаи и сообразительны, и ловки. Вот сегодня утром, где-то полшестого, когда тут ещё темновато, все-таки сентябрь на дворе, они уже попытались проникнуть во двор. Но в это время они видят достаточно плохо, хотя намного лучше и тех же бактов, да и большинства людей. Но зато у последних есть приборы. А еще фонари и прожекторы. Восемь особей легло во дворе. И это их угомонило? Нет. Десяток притаился за стеной. И когда люди, после того как рассвело, как обычно, начали выдвигать передовой пост на дневные позиции, они ударили. Только вот люди тут тоже уже опытные. Во двор вышли тройкой, а двое прикрывали с крыши. Тогда и Володя был в полном защитном комплекте. Бронежилет одет на ватник. Жарковато, зато если, что смягчит удар. На голове тот самый мотоциклетный шлем. А так же на себе и наплечники, налокотники, наколенники. В руках магазинное гладкоствольное ружье двенадцатого калибра, на боку тесак. Когда полетел первый камень, он не стал отвлекаться на него. Володя продолжил следить за своим сектором и через пару секунд успел заметить лапку с зажатым булыжником. Первый выстрел туда, второй в поднявшуюся над стеной в двух метрах от первой цели морду. Потом он все же получил каменюку в грудь, одновременно нашпиговав картечью макушку третьего мартыхая. Выстрелил и в четвертый раз. Но немного опоздал. После этого заменили магазины. До стены еще идти, и не хочется оказаться вплотную с выжившими особями, когда в руках неожиданно оказавшееся незаряженным оружие. А сейчас один патрон в стволе, пять в магазине.
   Командир бросил на ту сторону две гранаты. Сами тут же прилегли. Специальные небольшие укрытия вдоль стены углубляются и укрепляются ежедневно. Визг. Очередь с "кукушки". Бросок вперед. Вот уже люди подошли вплотную к воротам. Володя, вытащив засов, резко распахнул его. Командир влево, он сам вправо. Женя Волков мимо них. Он контролирует пространство перед воротами, дабы товарищам не прилетело с боков. Над стеной по обе стороны от них с "кукушки" еще по очереди. Мартыхаи не оставили попытку укрыться за стеной. Теперь им и на открытое место выходить страшно. Но теперь угроза уже не с поста. Володя пристрелил двоих, командир и Женя по одному. Потом проверяли окрестности. Мартыхаев выкинули в шагах двадцати от ворот. Теперь они должны еще и службу сослужить - привлечь любителей падали. Это и бакты, и шакалы, и тараканотермиты, и прочие. Динов такой мелочью не привлечь. А вот сами мартыхаи своих мертвых не едят. Других местных тварей запросто. И живых, и дохлых. И если бы ограничивались этим. Но они враждуют и с динами, и с людьми. Тот же камень запустить в человека с какой-либо кучи для них важнее собственной жизни. Поэтому сейчас Володя и старается не высовывать голову, одновременно выставив для них более привлекательные цели. И еще он внимательно следит за окрестностями.
   А день действительно хороший. Поэтому даже окружающие развалины выглядят не столь уныло и мрачно. Даже какие-то дополнительные краски появились. Особенно неплохо выглядит капустное поле и заросли свежей хлебницы. Тут пару недель назад собрали неплохой урожай, а на место срезанных стеблей уже выросли новые. Свежие и сочные. Небольшой участок скашивается для заготовки кормов на зиму. Это и есть основная причина, по которой тут устроили пост. Потому как тут скучать не приходится и без дополнительной приманки в виде двух десятков дохлых мартыхаев.
   Хотя те уже и начали выполнять свою задачу. Например, два часа назад ими пробовала полакомиться стая шакалов. Ушло несколько подранков. Остальные стали приятным дополнением, украсившим поданное угощение. Там к этому времени еще пяток бактов упокоились. Это ребята с той смены постарались. Ну и разной мелочи собралось. На шевелящуюся там живность Володя потратил целых три патрона. А потом там еще крысоловы пообедали. Эти свои. Дополнительное питание им не помещает. Их не трогали. Пусть еще приходят. Может еще сородичей приведут. А что еды много, пусть силы восстанавливают, им тут безопаснее. Вон вчера каменный крокодил пытался обидеть группу крысолов на другой приманке. Ничего, сейчас как раз его мясо жарится на углях. Перед этим хотели капустницу подстрелить. Но тут как раз в руки сама пришла другая добыча. Так что отвлекаться на охоту не стали. Пусть плодится и размножается. А что капусты в следующем году тут будет много. Семена то уже рассыпались. Так что приз они получили хороший. Тем более заслужили. Вчера перебили стаю из четырнадцати бактов. Теперь это редкость. Перебили почти всех за лето.
   А пока тихо. И можно немного подумать, повспоминать. Что же тогда произошло на окраине столицы Северокавказской республики? В тот день, он в составе группы сопровождал машину с начальством. Сначала были в Пыльном. Потом заглянули в центр города, бойцы поговорили по телефону с родными. Мероприятие плановое. Оно превращает включение в группу сопровождения для бойцов в ценное поощрение. Тут же закупались разными мелочами. Ну а потом колонна из двух машин проследовала до ПВД отряда. Наконец, они у себя. Выпрыгнув из кузова Урала, Володя принял от ребят упаковку с водой, мешок с продуктами, потом прихватил из командирского УАЗика сумку с почтой, связку с книгами. Донес все это на первый этаж и сложил возле дверей столовой. Груз не малый, возвращаться придется. Ребята на Урале заехали во двор, там еще бочки спускать. Поэтому свой автомат и разгрузку сложил на заднее сиденье Уазика. Зачем все это таскать туда и обратно. Тем более через минут пять они с командиром и Рашидом втроем поедут на дальний блок-пост. Вернувшись, он подошел к группе, стоящей у КПП перекинутся парой слов, и тут начался обстрел. Володя вместе со всеми укрылся за стеной. Командир что-то командует наряду на крыше ПВД. Федор Николаевич, выглянув за угол, выпустил две короткие очереди и тут же замер рядом. С другой стороны за бетонным блоком лежит Дима Лобанов и выпускает пулю за пулей. А автомат Володи в Уазике. Рвануть бы туда. Но как это оценят остальные. Засмеют или отругают? Оправдан риск или нет? А то ведь и подзатыльник от командира или кого из старших можно заработать. У Володи это первая командировка и взяли его с трудом. Все-таки ему на днях исполнится двадцать один год. После службы в армии, прошлым летом поступил учиться заочно, ну и почти случайно оказался на службе в МВД. Думал временно, но уже почти год он носит форму. Перед командировкой решал вопрос с учебой, все это запомнили, и за ним прикрепилось прозвище "Студент".
   Рядышком какие-то непонятные щелчки. Словно детишки кидаются камешками. Даже немного смешно. Через мгновение приходит осознание - это в щебенку, устилающую двор, попали пули. Причем как раз где-то на равном расстоянии между автомобилем и укрытием Володи. И тут он все-таки рискнул. Прыжок вперед, перекатом через опасное пространство и в мертвую зону. Следующий броском Володя укрылся уже за автомашиной. Схватил автомат и тут заметил лежащий ящик, из которого что-то выглядывает. А если там, что-то ценное? Схватил все и перетащил за колеса. При этом чуть не выпали какие-то металлические предметы. Затолкал их обратно. Тут рядом грохнул взрыв. Судя по тому, что он не такой уж и солидный, скорее всего, прилетел выстрел из подствольника. И тут все затихло. Несколько секунд Володя пролежал за машиной, обняв коробку. Наконец, рука снова нащупала автомат. Хватит лежать. Переместился на другую сторону, огляделся. Вроде все спокойно. Ни одного выстрела. Что делать непонятно. Да и позиция тут плохая. Совершенно не видно куда стрелять. Пока Володя размышлял все постепенно встают на ноги. Дабы чего не подумали, Володя перебежал к КПП. Еще несколько секунд тишины и тут же вокруг началось движение. Пока все осторожны. Готовы если, что ответить. Но вот и сигнал отбой.
   Пока усилили посты. Но кругом уже тишина, словно и не было перестрелки. И нет вокруг никакой войны. И все уже успокоились. Начали осматриваться. У УАЗика пробит радиатор и разбиты фары. Другого ущерба нет. А вот с коробкой не все в порядке. Володя доложил о своих действиях, получил одобрение. Ему же доверили все отнести в комнату командира. Поставил все на стол вышел в коридор, как все словно оборвало.
   Пришел в себя только в какой-то капсуле, в том же поношенном камке, пыльных берцах, в разгрузке, рядом автомат. Поднимаясь с ящиком, больше оставлять его нигде не стал. Разумеется, был весьма ошарашен. Хорошо голос из какого-то устройства предложил сохранять спокойствие. В помещение вошли трое. Вооруженные. Однако автомат у Володи отбирать не стали. Предложили идти за ними. А что тут делать. Ясно, что не дадут в случае чего снять предохранитель, оттянуть затвор. С другой стороны и не угрожают. Вежливые.
   Вышли в сад. А тут хорошо. Тепло. Красиво. Аккуратные бордюры, дорожки, выложенные чем-то вроде кирпича, клумбы с цветами. Прекрасные ели. Место незнакомое. Поэтому в голове на первом месте вопрос. А как я сюда попал? Хотя нет. Есть еще один. А где я? Поднялся на крыльцо и вошел в какое-то здание. Тут ждут. Двое мужчин.
   - Здравствуйте, молодой человек.
   - Здравствуйте.
   - Предлагаю, начать с того, что вы отложите в сторону все ваше оружие. В том числе и ножи. А потом поговорим.
   - Хорошо, - согласился Володя. - Вот я все отнесу сюда, на этот столик. Прекрасно понимаю, что при случае вы легко все отберете силой.
   - Вы правы. На всякий случай предусмотрен вариант с вашим усыплением. Ничего опасного. Вы просто уснули бы на часок. А потом уже и побеседовали. Но так как вы проявили благоразумие, обойдемся без этого. Тем более тут вам ничего не угрожает. Оружие скоро вернем. Ну а теперь готовьтесь выслушать довольно удивительные вещи.
   Конечно, то, что ему рассказали, выглядит и сейчас необычно. А с другой стороны факты. Потом, что еще остается делать? На другой день он встретился с товарищами. Это уже серьезный довод со стороны местных. Так, что все прошло довольно легко. Ну а потом оказался тут.
   Бац. Опять что ли? Первый камень просто заставил каску только качнуться и издать звук. Нет, это не воспоминания. Второй оказался увесистей, да и пущен более сильной рукой. Вернее лапой. Точнее передней конечностью мартыхая. А кто же еще. Вон они прячутся за торчащим углом плиты. За блоком тоже кто-то есть. Каска упала довольно далеко на мелкий камень, устилающий двор. А камни летят и летят.
   - Володя, пока не отвечай, они кидают из-за укрытий. Но отсюда видны неплохо, - приказал командир группы. Тут же с "кукушки" раздался первый выстрел, второй. Ребята стреляют из охотничьих карабинов. У командира и вовсе с прицелом. Прошло с полминуты.
   - Переместись правее, прямо до угла, - раздалось в наушнике, кажется, они сейчас пойдут в атаку.
   Володя, не забывая пригибаться, бросился в указанном направлении. Вот и бойница. Сразу туда ствол ружья, и тут же увидел цель, уже всего в шагах десяти. Выстрел. Правее. Второй выстрел. Промахиваться картечью на таком расстоянии трудно. Что-то да попадет. Третий, Четвертый. Сверху кто-то уже стреляет из автомата. Пятый выстрел, шестой. Сменил магазин. А мартыхай уже добежал. И он не один. Пытаются спрятаться от выстрелов с "кукушки" за стеной. Еще выстрел. А сверху уже летят два камушка. Вижу откуда. Получите в ответ гранату. А потом резко вскочил и два выстрела в ту и другую сторону вдоль стены. Один оказался впустую, там уже никого нет. А вот слева есть один подранок. Ну что же пусть попробует убежать, а Володя целится в его соседа. Выстрел. Не очень удачно. Но задел.
   - Володя, укройся, - это Андрей.
   - Уже.
   - Молодца, - похвалил командир.
   - А то.
   - Хорошо каменюкой по башке не огреб.
   - Командир, а вы чего не стреляете больше? - удивился Володя.
   - А в некого. Кого-то пристрелили, несколько штук сбежали. Цел?
   - Цел.
   - И еще. Ты, меня командиром больше не зови, - немного недовольно заявил старшой. Запнулся и как то буднично добавил, - Валера я.
   - Хорошо Валера, - голос Володи немного дрогну. Где-то внутри, словно что-то растаяло. Стало как-то тепло.
   - Ну и лады. Давай внимательней. Мы через четверть часа за стол сядем, а потом и ваша очередь. И каски на место повесь.
   Валера Адарков боец опытный и бывалый. Он уже весной пришел в роту командиром группы. Хотя и сейчас вроде бы его статус не поменялся. Но это только на первый взгляд. Действительно кабинетная работа в какой-то степени не Валеркина. Зато в поле он на месте. Командиры ему доверяют. И ставят его не абы куда, а туда, где нужен надежный командир группы. Исполнительный, ответственный, добросовестный. Например, в следующий раз он может оказаться на посту с большим гарнизоном где-нибудь на перекрестке. Да и тут он только в рамках плановой ротации. А так и старшего унтера он получил, и дополнительными премиями от руководства не обделен.
   Опыта же у него хватает. Поэтому в местных условиях разбирается хорошо. Так, он как немногие умеет выбрать среди зарослей капустницы вполне съедобные кочаны. Их немного, но они есть. Да и у них пригодно только примерно треть из всего объема. Вот эта часть и вырезается. Все остальное выкидывается. Конечно, это не та капуста, к которой привыкли. Но щи из них получаются вполне вкусные. Как сегодня на обед. Пакетики с супами быстрого реагирования пойдут на завтрашний дополнительный стол. Так-то по распорядку не предусмотрено, но если есть запасы продуктов, никто не возбраняет перед сменой хорошенько покушать. У них тут постепенно уже накопился дополнительный запас. Вот и на обед каждому досталось примерно по килограмму зажаренного на угольях мяса. А еще осталось полпуда мяса оставшегося от крокодила. Уже закопченного, дабы не пропало.
   После обеда Андрей Градов занялся наведением порядка, а Володя вымыл свою посуду и отправился отдыхать. После завтрака он остался на кухне, да и территорию зачищали. Поспать ему тогда удалось всего час. А ему еще с двух до шести утра дежурить. А кто его знает, какие еще сюрпризы их ждут сегодня. Хорошо еще сейчас темнеет довольно рано. Поэтому с шести он будет находиться уже в коридоре перед зданием. А там можно прямо на посту и поесть, и чаю попить. Да и спокойней. Главное, можно ходить вдоль высокой стены в полный рост и без опаски. Поэтому завтра он как рассветет, если опять не будут мешать мартыхаи, все же поработает и выложит несколько рядов кирпичей, которых, кстати, собрали тут же рядом. Здесь же нашли и песок, и глину. Воду привезли и наполнили несколько бочек. Для питья она уже немного застоялась. Все равно завтра бочки будут заполнять свежей. Можно кирпичами и сейчас заняться. Но усталость все же берет свое.
   И уже хочется, чтобы поскорее наступила зима. Тогда и времени свободного будет больше. Книги можно почитать, фильмы посмотреть. И главное сходить на ту сторону. А это уже вершина всех стремлений. Как же там хорошо. Наверное, это и есть рай. Луга, леса, рощи. Чистые озера. По времени года зеленные или золотистые поля. Хотя. Тут есть о чем подумать.
   Когда он оказался на Звемелине там уже подходил к завершению тамошний сентябрь. Здесь в Мегаполисе была первая половина того же месяца. Прошло чуть больше года. Но там сейчас заканчивается ноябрь, или уже декабрь. Пока тут проходит шесть дней, там целая неделя. Володя это знает на основе собственных расчетов. А возможность для проверки у него есть. Недавно он совершил одиннадцатый переход на ту сторону. В последнее время его способность проводника используют активнее и активнее. Так вот к середине января на Звемелине будет уже май. А климат там очень теплый. Так что для отдыха это самый раз. С этими мыслями Володя и заснул.
  
   Конечно, эти пятьсот метров можно было бы проехать и на автомобилях. Но ведь пробежаться то намного приятнее. Дополнительное удовольствие доставляют обломки, щебень, куски арматуры и прочее под ногами. Все время необходимо следить за тем куда наступать, чтобы не споткнуться, либо не получит вывих. Но все равно ощущения можно усилить. Для этого надо надеть бронежилет, пойдет и легкий с небольшим уровнем защиты, а вот каска обязательна. Так же как и автомат. Но к нему лучше добавить и ружье. Разгрузка, набитая магазинами, и патронташ тоже не пустой, являются приятным дополнением.
   Впрочем, сейчас их группа преодолевает этот отрезок бегом не ради удовольствия. Просто нельзя спугнуть группу вредителей впереди. С пункта управления сообщили, что с дрона заметили бактов, и на этот раз не обычных. Крупнее и явно развитее. Даже рядовые члены такой стаи засчитываются как вожаки и супервожаки. Что говорить о его реальных лидерах.
   Все почти добежали до места, только осталось за угол завернуть. Всеволод схватился за рацию. Надо узнать как дела у группы, которая зайдет с противоположной стороны. Последовал ответ. Она на месте и ждет сигнала. Все тогда. Сейчас две тройки пробегут несколько метров, займут позиции с двух краев, развернуться на девяносто градусов и откроют огонь. Посередине и чуть сзади встанут три огнеметчика и столько же бойцов с ПК. Две пары снайперов расположатся между ними.
   Сигнал. Пошли. Хорошо Федор Николаевич во второй тройке. Поэтому пришлось сделать всего десяток шагов. Поворот налево. Ого. Руки сами выполняют нужные операции. Автомат снят с предохранителя, переводчик поставлен на стрельбу очередями. Огонь. Четыре автомата и два РПК выплюнули первые пули. Вскоре к их работе присоединились ПК и снайперы. А вот вперед вышел один из огнеметчиков и первый заряд из "Шмеля" полетел к цели. Через несколько секунд за ним последовали и два других. Огнеметчики тут же переквалифицировались в автоматчиков. К этому времени тридцатипатронный магазин Федора Николаевича опустел, и он поставил новый. Его тоже надолго не хватило. Но уже поступила команда сменить автоматы на гладкоствольные ружья. В дело вступила вторая группа. До нее больше трехсот метров и они под углом, но опасность поразить своих есть. Мураев до конца боя успел выпустить еще десять пуль. Вот и подарки Белова пригодились.
   Ну что? Пошли вперед. Двустволка заряжена пулями, ее стволы переходят с одного дохлого бакта на другой. Вот этот шевелится. Еще десяток шагов, до цели осталось пятьдесят метров. Выстрел. Есть. Попал. Теперь достать гильзу и в сумку на поясе, а на его место новый патрон. Федор тут же осторожно сделал несколько шагов вперед. Рядом грохнул выстрел, второй. Справа два выстрела слились в один. И тут еще. А вот еще. Но не стоит отвлекаться и необходимо внимательно смотреть на свои цели. Вот еще один бакт шевельнулся. Для того чтобы успокоить этого понадобилось разрядить оба ствола. А рядом раз за разом стреляют товарищи. Все-таки бакты в этой стае действительно очень развитые и сильные. Даже некоторым недобиткам требуется по две пули в упор. А ведь в каждый из них уже попала не одна из автомата или пулемета. К тому же не надо забывать, что огнеметчики сработали тоже на "отлично".
   И тут произошло неприятное. Бакт оказался вполне еще крепким и у него еще остались силы чтобы прыгнуть на человека. Несмотря на еще три пули, он все равно дотянулся. Его удар сбил жертву с ног, правда и сам не удержался и свалился рядом. Мураев, опасаясь попасть в своего, отбросил ружье и бросился вперед с топором. На бакта, поднимающегося для нового удара, обрушился первый удар. В это время на помощь пришли еще два бойца. Развернувшийся в сторону Мураева зверь получил еще несколько повреждений и попытался накинуться на них. Но теперь настала очередь Федора Николаевича придти на помощь своим. Он несколько раз взмахнул топором. А тут рядом уже Всеволод со своим маузером. Правда, и ему пришлось потратить целых три патрона. В это время раненому уже принялись оказывать первую помощь. Бронежилет и сфера помогли. Видимых ран не видно. Но наверняка есть внутренние повреждения и от удара, и от падения. И как бы, не сотрясение. По крайней мере, боец до сих пор плохо соображает. Предпринял попытку встать и снова сел. Двое товарищей понесли его на плащ-палатке, к подъехавшей к повороту санитарной машине.
   Да хорошо, что такой экземпляр оказался один. Но каков. Топор едва пробивает шкуру. А сколько попаданий в него было. Но теперь вроде бы все. Зря обрадовался. Пришлось топорами добивать еще двоих. Причем один подал признаки жизни уже после того как цепь прошла мимо.
   Но все же в жизни рано или поздно заканчивается не только хорошее. Но, и достаточно неприятным делам подходит финал. Например, осмотру поля боя. А тут давно места таких столкновений принято называть полем боя. И хоть били бактов на расстоянии, охота на них не безопасна. Вчера потеряли ранеными двоих. Да и сегодня одному бойцу досталось. Хорошо ватные армейские куртки и защита уберегли от еще более серьезных повреждений. Такой же зеленый бушлат сейчас и под бронежилетом Мураева. Вернее это то, что принято называть скорее телогрейкой. Точно такой же, Федор носил и во время срочной службы. Слишком он тонкий и короткий. Так легкая куртка с петлицами на воротнике и даже погонами. Последние никто не срывает. Какое-то, но дополнительное прикрытие для плеч. Да и солиднее выглядит. Тем более после прошлой осени уже сильно поношен. Был бы почище, да и на улице значительно холоднее, на него уже настоящий бушлат можно было бы сверху надеть.
   И все же эта верхняя одежда будут получше демисезонных курток из кожзаменителя. Очень уж те рвутся. А зашивать их сложнее, чем ватники. Да и под бронежилетом бушлаты удары смягчают лучше. Но только, в такие дни как сегодня, когда уже двое суток без дождя. В первые дни сверху лило постоянно то, усиливаясь, то почти сходя на нет. Зато теперь похолодало. Правда, сегодня приходится активно двигаться, поэтому это практически не ощущается. Тут и побегать пришлось, а потом пострелять и даже топором помахать. Так что даже жарко стало. А вот теперь возбужденное состояние постепенно проходит, вместо него накатывает усталость и апатия. Даже начал ощущать, что прохладно.
   - Федор, пойдем проверим, что тут бакты делали. Не зря они тут собрались. Видишь там следы от пламени и останки? Несколько раз тут сполохи замечали и движуху. Последний раз позавчера.
   Всеволод указал на небольшую щель справа. Он уже успел оценить все вокруг, дал распоряжение перекрыть оба конца очищенного коридора и присматривать за развалинами. А действительно - тут явно был дин. Кто еще мог проделать дыру в этом сплошном месиве. И следы воздействия температурой видны, а вот и обугленный бакт.
   Пять человек осторожно пошли по развалинам. В саму щель лезть не стали, а пошли справа от нее, осторожно взбираясь на верхушку кучи битого мусора. Поднявшись наверх, они обнаружили, что щель переходит в тоннель. Перед ними же сплошное поле всяких обломков, среди которых видны и очертания выстоявших строений. Теперь надо быть еще осторожнее. Мало ли что внизу. Хорошо с собой взяли доски, которые один за другим кладутся под ноги. Через десять метров уперлись в полуобвалившийся дом. Нижние этажи, кажется, выстояли и завалены обломками. Самый верхний из них, даже оставшийся более или менее целым, на половину выступает из развалин. Обогнули его справа и начали осматривать местность. Левее в метрах сорока с другой стороны дома просматривается какое-то углубление и достаточно широкое. Осторожно приблизились к краю. Внизу явно следы деятельности дина. Может раньше тут и была щель, но потом его существенно расширили до достаточно широкой площадки. Причем тут пасся не один дин. На дне углубления есть крупные обломки, большие блоки, а вот мелочи совсем нет, переработана до уровня земли.
   А еще заметно, что на противоположной стороне дины сделали несколько углублений в развалинах. В высоту они достигают двух метров. А сверху пятиметровый свод из обломков, закрывающий от непогоды. Все же дины хорошо чувствуют прочность таких перекрытий. Проверенно на практике. А вот и дин выглянул. Он настороженно озирается вокруг, выискивая опасность. Люди быстро отпрянули от края.
   На то чтобы собрать вытащенный из рюкзака раскладной шест и прикрепить на его конец камеру ушло меньше пяти минут. Еще через две минуты прибор уже транслировал на планшет Всеволода, что творится внизу углубления. А тут оказывается совсем интересно. И ведь они в спешке не сразу поняли. Да и расстояние немного обмануло. Там внизу самка супердина. Правда, есть оправдание - воочию этих крупнейших представителей местного животного мира они еще не видели. Да, что там говорить - мало, кто видел. Ведь у Союза на пастбищах нет ни одного экземпляра этого вида. Вернее правильнее надо говорить даже у Союза. Потому что о других тогда и говорить нечего. Более минуты осознавали свою удачу. Еще раз проверили все - но ошибки нет.
   Всеволод приготовил сразу три прибора. Это новая модель. Они отличаются от тех, которыми пользовались совсем недавно. Поставляются так же Другими. Называются диноловушки. Внешне они похожи на обычные гранатометы или огнеметы только двухкорпусные. И принцип действия такой же. Навести прибор на цель и выстрелить. Обычно из обоих стволов по очереди. Первый заряд, столкнувшись с препятствием рядом с дином, срабатывает и выпускает парализующий газ, второй одновременно вокруг формирует силовую сферу. На этот раз поступили по-другому. Два прибора оснастили зарядами с газом, третий - образующими поле. Федор и Сергей Диров предстоит выстрелить парализаторами, а Всеволоду захлопнуть ловушку. А Куницыну надо тут же включить защиту.
   Мураев приложил к плечу аппарат и направил в сторону цели. Волнение такое, что хоть отказывайся от такой чести. Но с другой стороны нельзя ронять свой авторитет. И зачем он только нужен. Ну не настолько он крутой боец. Его достоинство в том, что он приносит основную пользу отнюдь не в боевых операциях. Но деваться некуда, лихость и мастерство в бою тут ценится превыше всего. И каким-то образом относительно Мураева у народа сложилось весьма высокое мнение. А теперь вот надо соответствовать. Только бы не облажаться. Хорошо времени на подготовку и размышления мало. Да и все равно вариантов нет, поэтому надо тщательно выполнить работу. Внимательно еще раз посмотрел на небольшой выступ рядом с самкой, примерно на метр левее от нее и чуть за спиной, точно навел на него. Теперь времени на посторонние мысли нет, все направлено на выполнение задачи. Да занятие дело лучшее лекарство от дурных мыслей. Все пошел отсчет.
   - Три, два, один, ноль, пуск! - скомандовал Всеволод.
   Четыре заряда вылетели в промежуток меньше чем за одну секунду. Мгновение ушло на то, чтобы после первого выстрела вернуть выступ в прицел. За ними тут же сработал прибор Всеволода. Он громко отсчитал после своей команды до двух, нажал на пусковое устройство и тут же на второе. Все дело сделано. Да, а второй выстрел Федора лег даже лучше. Он попал в землю сантиметров на сорок правее выступа недалеко от лап супердина. Впрочем, все трое молодцы. Да и Игорь тоже. Как только из прибора Всеволода вылетел второй заряд, он нажал на свой.
   Все же самка успела ответить. Выпустила и сгусток пламени, и ударную волну. Но обошлось. Какие же они молодцы. Теперь можно вызывать ловцов. На пять часов супердин нейтрализован. Но в случае чего можно добавить. Через пару часов так и сделаем. Всеволод вызвал на смену новую группу. Все же на всякий случай надо подстраховаться. Пришлось ждать даже подольше. Новеньким не надо собирать за собой доски. Но зато они пока приближались, успели выложить более надежную тропинку, при этом им не раз пришлось возвращаться обратно за стройматериалом. Это очень хорошо, потому что эмоции сейчас добытчиков переполняют. Да и то, что пришлось дожидаться группы хорошо. Успели немного отойти после стрельбы ловушками. А один неверный шаг может доставить серьезные неприятности. Но хочется избежать даже маленькой, чтобы успех был чистым, без ложки дегтя.
   А внизу бойцы, обрадовавшись удаче, немного расслабились. Пришлось наводить порядок, в том числе и Федору. Всеволод его направил проверить охранение, расположившееся как раз на позиции, с которой они открыли огонь. Быстро заставил всех вернуться к несению службы, пресек все вопросы и измышления. Правда не удержался и все же сообщил, что да действительно поймали самку супердина, и количество потраченных зарядов, чтобы развеять сомнения экспертов. Ну а потом заставил людей вспомнить о службе. От охранения пошел обратно, по дороге почти продублировав все свои предыдущие действия с группой собирающей трупы. Они тоже были погружены в обсуждение слухов, а не погрузкой. Дав новый импульс для активизации их работы и минут пять, проконтролировав результаты от него, двинулся дальше. Была мысль помочь. Но за сегодняшними событиями и усталость накопилась, и особого желания не было. Потом еще и обругал себя. Не было бы усталости, ведь впрягся, как рядовой боец, а он руководитель и должен действовать не руками, а головой. Да учиться и еще раз учиться.
   Поэтому вернувшись к месту своеобразной ставки командира роты, Федор начал думать, чем таким ему заняться, но только из области руководства. И к удивлению нашел. Двух бойцов отправил пересчитать, сколько бактов еще надо погрузить. Пока они занимались этим, по рации вышел на связь с ловцами и уточнил, куда они доехали, дал пару советов по маршруту. Доложил Всеволоду, заодно предложил ему надавить на помпотеха, для того чтобы он нашел еще два таких же транспортных средства или хотя бы один ЗИЛ. Уже ясно, что паре Газелей, на которые сейчас загружаются трофеи, придется вернуться сюда еще не раз.
   Вернувшиеся бойцы подтвердили, что предварительные выводы верны, действительно транспорта мало. Надо погрузить шестьдесят восемь штук, а в эти грузовички влезает только восемнадцать-двадцать. Нет можно больше, но есть и вероятность потерять по дороге один-другой трофей. А балы, они и есть балы, и для роты совершенно не лишние.
   Всеволод действительно затребовал от помпотеха, как угодно высвободить дополнительно большой грузовик, и тот вроде бы даже нашел выход. Правда, за счет еще одного маленького, которого он, было нашел, для того, чтобы развозить приманки. Но теперь он заменит автомобиль, который приедет сюда. А с приманками придется подождать. Ну и ладно. Сейчас главное обеспечить вывоз добычи. Еще на одну охоту пока нет ни сил, ни желания. Тем более Всеволод занялся дистанционным решением ротных проблем, и Мураев плотно взялся за вопрос сбора трофеев. Пересчитывать количество уложенных в кузова, заполнять сопроводительные документы в двух экземплярах, инструктировать экспедиторов. Только вроде освободился, приехало дополнительное транспортное средство, то самое от помпотеха. Пришлось активизировать в группе погрузки стремление к трудовым подвигам.
   А там уже и колонна прибыла за супердином. Так что, хорошо, что дорогу для них освободили. А то просто прошлась бы колонна тяжелой техники на гусеничном ходу по трофеям, собирай потом ошметки. Да и оставшихся бактов успели стащить в одно место. Опять приехала бригада Медведева. Он сам там наверху потребовал прикрепить себя к отряду Всеволода. А так на роту и прикомандированные силы работают еще как минимум две бригады. Но для такой добычи, разумеется, прибыл сам Саня. Впрочем, это хорошо. С ним уже давно сработались. Он стопроцентно надежный. Пробивать дорогу начали без раскачки. Один за другим нагруженные КАМАЗы отъезжают, освобождая место следующим, но все равно навалено кругом много. Хорошо еще Дины часть обломков переработали. На углу строения, куда вывела щель, произошла заминка.
   Нашли самца супердина. Состояние ужасное, много ран. Поэтому запеленали его без проблем. Люди Медведева с одной стороны обрадовались - это их добыча. А с другой стороны начали проявлять явное беспокойство. Премия может и уплыть мимо с последними признаками жизни. Поэтому супердина тут же увезли на специальное пастбище, в надежде, что Другие помогут. Около его лежки нашли останки множества бактов. Очень крупных и очень много. Наконец пробились и до самки.
  
   - Федор Николаевич, пробу снимать будете? - скорее потребовала, нежели спросила тетя Катя. - Суп готов.
   - Хорошо, - соглашаясь с ней, заявил Мураев, - уже спускаюсь.
   Действительно, заставлять тетю Катю или капрала интендантской службы Екатерину Семеновну Краснополеву ждать он не рискнул. Поэтому быстренько по лесенке покинул "кукушку", сооружение, расположенное в качестве второго этажа на крыше блок-поста. Размерами оно полтора метра на полтора, в высоту достигает почти двух метров.
   Тетя Катя при его появлении, тут же налила в миску полполовника супа. Вообще-то в качестве её готовки Федр и не сомневается, и даже если, что-то по мелочи не понравится, замечаний делать не будет. Но тетя Катя требует соблюдения ритуала, да и положение обязывает. Суп, сваренный из содержимого трех банок кильки в томатном соусе, риса, картофельного порошка, с добавлением мелко нарезанных кабачков, натертой моркови оказался очень хорош. И еще он горячий. После двух часов наверху, где сегодня гуляют все ветра, проникающие в скворечник поста через щели и широкие бойницы, большинство из которых не закрываются, варево показалось сказочным.
   - Годиться. Екатерина Семеновна, кормите личный состав. Я наверх. Маркин. Вместе со мной Паршин. Климов дежурит на воротах. Как люди пообедают, обеспечьте смену.
   Младший унтер-офицер Маркин, исполняющий обязанности помощника Мураева на этом блок-посту, побежал оповещать людей. Сам Федор Николаевич поднялся наверх. Только тут подумал, что надо было все же выпить горячего чаю. Ну да ладно. Решение принято, переигрывать не стоит. Наверху оставил только Паршина. Второго бойца отправил обедать.
   Временно с осмотром территории справятся и вдвоем. Отсюда сверху коридор, по центру которого поставили блок-пост, просматривается до конца в обе стороны. И там, и там обзор дальше закрывают развалины. Только на юго-востоке граница новой территории и роты, и Союза, а на северо-западе уже освоенный участок. Этот коридор пробили только неделю назад. Тут же начали сооружать из бетонных блоков пост. Для этого прислали целых три бригады из центра. Одна сложила основное здание, перекрыла его плитами и переключилась на возведение стены вокруг дворика с северо-западной стороны, вторая занялась крышей и строительством "кукушки". Еще одна возила стройматериалы. Через три дня усердной работы сооружение оказалось готовым. Бригады перебросили на другой участок, а рота приняла под свой контроль новый объект.
   Группа Мураева заступила на дежурство позавчера с утра. Завтра в это же время их сменят. А пока надо смотреть в обе стороны и отстреливать появившихся вредителей. А они тут время от времени появляются. Теперь уже пореже, но все же появляются в поле зрения, пытаются перейти с одного участка на другой, да и приманки приготовлены. Разумеется, тут скучновато. Но бойцы в группах до этого уже так набегались, что совсем не прочь посидеть на одном месте и поскучать. Двенадцать бойцов разделены на три смены по четыре бойца. Еще пятеро на их усилении. Сам Федор, Маркин, Краснополева, Рома Чубин.
   И еще в группу напросилась Надя Закраинова. В сентябре она провела в роте четыре дня, набила лимит и даже чуть больше и уехала. Потом ее не было две недели. И вот шесть дней назад она приехала снова. Несколько дней она провела с дамами из руководства роты, точнее, общалась в основном с Аней и Катей. Федор все эти дни был занят. Узнав, что вернувшийся вечером в расположение роты Мураев с утра уходит на новый блок-пост, она тут же напросилась с ним. Вернее вопрос они решили с Аней. Остальных просто поставили в известность. Федор попытался возражать, но аргументов оказалось маловато. Стандартные ссылки на "общую казарму" или проблему с "гальюном " оказались неприменимыми. Кроме тети Кати, в отряде оказались еще три бойца женского пола. В одной из групп две девушки, третья в другой сама командиром.
   Пока Мураев осматривал окрестности, цель может появиться со всех сторон, прошло минут десять. И тут как раз наверх поднялась Надежда.
   - Вы, почему не обедаете? - спросил он у девушки.
   - Успею. Я предупредила Екатерину Семеновну, что буду обедать вместе с тобой. А пока подежурю тут.
   Мураев по прежнему старался обращаться к ней на "вы", а вот Надя не испытывала никак проблем говоря ему "ты". Это продолжается уже несколько месяцев, но пока Федор держится, не позволяя себе сорваться. Придавая этому еще какой-то, не до конца понятный даже для себя смысл. Сейчас же он даже больше стремится выдерживать дистанцию. Это необходимо и в связи с тем, что они начальство и сейчас на виду. Но к этому примешивается еще и то, что в последнее время девушка раскрылась для Мураева еще ярче. Он увидев ее в новых условиях, узнал ее лучше. И если и раньше она уже выделялась из числа тех, к кому он испытывал дружеские чувства, то теперь все это усилилось.
   А теперь еще в ее присутствии Федор остро ощутил смущение за свой внешний вид. Если раньше в Главке он, как и все, был в форме и мало чем выделялся в этом отношении среди других, да и она тоже, то сейчас разница ощущается острее. И это он, ранее мало обращавший на то, как выглядит его одежда. Только соблюдение элементарных и простых требований, соответствие окружающей обстановке, погодным условиям. Но сейчас он со своим внешним видом хотя обстановке и соответствует, но вот рядом с Надеждой чувствует себя неуверенно. И да, это она выделяется из окружающей обстановки. Внешне Надя отличается даже среди остальных бойцов-женщин. Все-таки эти из строевых подразделений, и мало похожи на дам из центра управления. Полевые условия для них привычны. И внешне они от парней мало отличаются, по крайней мере, по одежде. Да и характер и манеры у них суровые. Вполне симпатичные в других условиях, для остальных здесь они в первую и вторую очередь боевые товарищи, хотя конечно какие-то поблажки для них и есть. Отношения скорее как к сестрам. Поэтому и Федору Николаевичу в этом отношении с ними спокойнее.
   А вот чистенькая, ухоженная, в хорошо подогнанной форме Надежда выглядит по-другому. Нарядно и ярко. Ладно, хотя бы, кажется, без косметики. Поэтому и неудобно Мураеву. За свои повидавшие виды кирзачи, рядом с ее почти не испачканными форменными женскими сапогами. За легкий ватник, поменявший свой цвет со светло-зеленого, на какую то серовато-темноватую смесь. Причем она расположена по всей поверхности весьма неравномерно. Полосами, пятнами. А если говорить прямо, то куртка, да и брюки тоже, имеют грязный цвет. Просто последние стираны две недели назад, а ватник носится уже с августа. При этом за этот период он успел не только испачкаться, но, например, добавились и две заплаты, кое-где новые прорехи просто зашиты наспех. Поэтому Федин ватник выглядит рядом с ее не новой, но ладно сидящей и перетянутой ремнем длинной кожаной курткой жалко. Надины брюки чистые, кажется, даже не успевшие помяться и соприкоснуться с грязью, аккуратно заправлены в сапоги. А потрепанные штаны Мураева, о цвете которых уже упоминалось, зашиты в нескольких местах грубой ниткой. Вот ему, обычно не очень-то и беспокоящемуся свой внешний вид, в присутствии Закраиновой и становится неловко. В общем, они собой рядом представляют классических "красавицу и чудовище".
   А еще есть желание уберечь и защитить её от окружающих невзгод. Причем оно сильнее, чем обычная его забота о подчиненных, в том числе девушках. И та его немного смущает, доставляя определенную неловкость. А теперь еще больше опасений, что он случайно, что-то нарушит и сделает не так. Что его не правильно поймут. Или скорее наоборот разгадают его внутренне состояние? В общем, с одной стороны приятно, что она рядом, а с другой хочется, чтобы она уехала и обрести некоторую внутреннюю свободу. Да еще к этому примешивается мысль, что ей пристало находиться в более комфортных условиях.
   А пока начальник отвлекся на свои внутренние переживания, Надя расположилась тут вполне по хозяйски, видимо не испытывая никакого дискомфорта, в том числе и тем, что она несколько не гармонирует с окружающей обстановкой. А хотя в чем проблема? Если вокруг все выглядит не очень респектабельно, то это не повод расстраиваться. Надо сделать так, чтобы своим присутствием все наоборот улучшить. Не самим пытаться соответствовать унылой картине вокруг, а исправлять его, чтобы она соответствовала вам. Изучив местность пару минут, она, продолжая смотреть в бинокль, сообщила, -
   - Федор, посмотри сам, кажется, гости.
   - Да вижу. Бакты. Пока просто наблюдаем. Ждем три минуты. Эти никуда не денутся. А я надеюсь, что вылезут еще несколько экземпляров.
   Действительно бакты не стали никуда уходить. Наоборот они приблизились к приманке. А вскоре, как и ожидалось, за первыми двумя вылезло еще пять. Мураев установил на сошки тяжелое ружье, рядом из РПК целится Паршин. А Надежда с винтовкой вышла наружу, заявив, что оттуда ей удобнее будет стрелять. И ничего ей не мешает, ни обстановка, ни сильный осенний ветер. Вот вам и цветок, с которого надо пылинки сдувать. Да и честно говоря, телосложение у Нади не хрупкое, и не неженка она.
   А ветер бы принять к сведению. Хотя он не такой снайпер, чтобы это на расстоянии сто пятьдесят метров так бы повлияло на точность выстрела. В голову он попадет, а в глаз в любом случае нет. Лучше бы стрелять Наде. Но ружье тяжелое, и оно не для дамы. Итак, с первыми целями определились. Паршин отсечет бактов от развалин слева, оттуда они и пришли, Надя справа, а ему бить по центру.
   - Приготовились.
   - Цель вижу, - доложил сосед слева.
   - Цель вижу, - последовала его примеру Закраинова.
   - Огонь, - выдохнул Федор, одновременно плавно нажимая на спусковой крючок.
   Ружье сильно толкнуло в плечо. А Мураев уже начал искать новую цель. Первый выстрел оказался успешным. Слева пошла первая длинная очередь, справа забахали одиночные выстрелы. Но сейчас впереди только свои цели. Взял небольшое упреждение, выстрел, еще один выстрел. Выпустив пять патронов, быстро вставил новую обойму. Но бактов, живых бактов перед ним уже нет. Посмотрел по сторонам. А через пару секунд рядом оказался Марков.
   - Все нормально. Постреляли немного, - буднично пояснил Федор. - Как все пообедают, сходим, проверим что там. Идите заканчивать обед.
   Бактов быстро погрузили в вызванную дежурную машину. Проверка показала, что они с Паршиным каждый записал на свой счет по одному трофею, добытому лично, еще в двоих попали и тот, и другой. Кроме того, еще одного Мураев поделил с Надей. Из Надиных троих Мураев ранил одного, но два решающих выстрела в него за девушкой, поэтому трофей при желании можно отдать ей полностью. В результате мужчины записали на себя по три балла, а дама четыре с половиной. А для нее это половина нормы для пятнацтипроцентной надбавки. С учетом предыдущих трофеев она его даже перевыполнила. Восемь с половиной только тут на блок-посту, два с половиной до этого. Осталось набрать еще один для четвертака. Хотел отдать одного своего бакта, но не все могут это правильно понять. Тем более итак не стал претендовать на полбала за раненого. Ну, ничего, впереди еще ночь. И еще попадется кто-нибудь. А пока стоит пообедать. Тетя Катя уже подогрела суп, заново вскипятила и воду для чая. Поэтому стоит поторопиться.
   Обед помог решительно справиться с голодом. Но зато еще сильнее захотелось спать. Да и усталость дает знать. Проинструктировав Маркина Федор решил воспользоваться спокойной обстановкой и поспать. Впереди еще целая ночь. А уж тогда ему как командиру придется бодрствовать.
   Помещения блока разделено на четыре части. Первая кухня со столовой, во второй дежурная смена, а два предназначены для отдыха личного состава. Одна меньшего размера для женщин, и вторая побольше для мужской части. Главное место занимает два разложенных двухместных дивана. Они только числится двухместными. А на самом деле, на одном из них расположились четверо, на другом трое. Чтобы поместиться люди легли не так как привычно, а поперек диванов. Чтобы могли поместиться ноги, приставлены специально сколоченные широкие скамьи. А для командира тут своя личная узкая кровать. На нем и расположился. Только снял сапоги и ватник. Откуда то для блок-поста нашли и полтора десятка старых одеял. Одним из них Федор и накрылся. Помещение пока не отапливается. А так при строительстве предусмотрели установление какой-нибудь буржуйки. Сегодня ночью в ней будет гореть огонь, а через несколько дней его придется поддерживать и днем. Хотя скорее всего, после того как к этому времени удастся провести электричество, поставят обогреватели. Да. Тогда тут будет не только тепло. Понаставят приборов, протянут провода. И превратится это место в долговременный опорный пункт. И людей будет значительно меньше.
  
   Все-таки без линии электропередачи трудновато и накладно. Вновь пришлось завести движок, для того чтобы зарядить аккумуляторы. А без них все приборы, которыми напичкан этот обычный на вид вагончик не работают. Ну, на самом деле-то, сооружение конечно не совсем обычное и на вид. Например, две башенки на крыше уже вызывают интерес. К тому же из той, что повыше явно выглядывают два пулеметных ствола. А еще антенок разных многовато. Вот приборы, к которым и ведут последние и должны работать время от времени. Связь так вовсе надо обеспечивать постоянно. Но и радары надо включать периодически. Иначе, зачем тут держать пост, тратить драгоценную солярку.
   Аккумуляторы заряжены, но Федор Николаевич пока ставить их на место уже практически выработавшихся не стал. Зато теперь, когда есть резерв, можно включить поисковый прибор. Был бы постоянный источник электроэнергии, они работали бы все время, а не так как теперь, десять минут в каждые полчаса. Но несколько дней придется подождать. Ну, или его смене до утра. А там заступят другие. Хотя мыслить так узко Мураев постепенно отвыкает. Жизнь заставляет. Приходится думать широко и масштабно. Правда, ограничено в рамках одного участка. Однако и выполнение таких узких, как сейчас задач, весьма полезно. Позволяет лучше понять обстановку и проблемы существующие при выполнении личным составом служебных задач. А иногда приходят неожиданные выводы и пути решения.
   Вот давече на блок-посту он заметил, что его коллега по работе в главке отличается от большинства женщинами из строевых подразделений. А вот на этот раз с девушками, которые служат операторами в центре управления, она вполне гармонирует. Да офицер и двое рядовых. Одна постарше, двое помоложе. Но различия так остро не ощущаются. Наоборот, термин "кисейная барышня" больше относится к одной из операторш нежели Надежде. А это значит, расслоение началось и внутри роты. Причем практически по служебному статусу. С одной стороны строевые бойцы, с другой стороны личный состав различных служб. И пока действительно антагонизм действительно не возник надо заранее принять меры. Опасения же есть. Постепенно начнут возникать группы, которые все больше и больше будут обособляться. А там и до конфликта не далеко. И так уже есть серьезные различия, разделяющие личный состав. Например, по дополнительному денежному содержанию. Первые получают надбавки в двадцать и тридцать процентов, вторые пятнадцать и двадцать пять процентов. Но и нормативы бойцов строевых подразделений выше. Например, для усиленной надбавки девушкам-операторам в квартал надо набрать двенадцать баллов, а бойцам тридцать пять для своей обычной, которая, между прочим, на пять процентов пониже. Да к тому же одни всегда находятся поближе к начальству. А между управлением роты и младшими командирами тоже постепенно растет разрыв.
   Но при этом для одних отстрел вредителей это главная задача, а для вторых дополнительная, помимо выполнения основной задачи, и лимит они набивают в свободное от основных задач время. Вот и эти девчонки, для того, чтобы попасть сюда отработали необходимое количество часов, выполняя должностные обязанности. Вот теперь набирают баллы в личный зачет. Обычно их для этого и направляют на блок-посты или вот такие посты - засады, а также в моторизованные патрули. Правда, бывают и исключения. Например, тот бой, после которого они взяли пару взрослых динов с кладкой и пару головастиков. С тех пор было много чего, и он уже начал забываться. Хотя там взяли очень необычного самца. Да и стая бактов была примечательная. Но, что теперь об этом говорить, если более двух недель назад они сумели заполучить пару настоящих супердинов. Правда, самец был очень плох. И даже дней пять назад Медведев говорил, что даже спустя десять дней он еще не оклемался, в отличие от подруги, которая в целом вылечилась от ран нанесенных бактами. Но зато там было три яйца. И головастики появившиеся из них по словам того же уже Медведева резвятся на пастбище вовсю. Кстати участки и той паре с необычным дином, и этой из настоящих супердинов вместе с их кладками выделили рядом друг с другом. И уже есть первый результат. Сорные термиты, которые начали, было распространяться из этого района, теперь почти не беспокоят. А тут еще десять дней назад пару головастиков супердинов взяли армейские. Можно считать, что союз вышел на новый уровень.
   Задумался и снизил внимание. И тут как раз радар и пискнул. На экране появилась отметка о появлении гостей. Одна из девчонок быстро заняла место за пультом, включила второй аппарат и тут же захватила цель. Первый радар продолжает сканирование местности. Мураев же дал питание на пулеметную установку. Система заработала в штатном режиме, программа доложила, что все системы в нормальном состоянии. Дал команду на приведение оружия в боевую готовность. В это время вторая барышня заняла свое место и перехватила управление. Со всеми этими автоматизированными системами они управляются намного лучше Федора Николаевича. Вот и думай кто эффективнее, хрупкие юные девушки, или боевой опытный офицер.
   Осталось только с автоматом в руках занять место в передней части вагончика. Отсюда одна из бойниц смотрит, как раз туда, где обнаружена цель. В этот момент пулеметы дали первую очередь. В наушнике раздался голос оператора, наблюдающего за обстановкой. Доложила, что цели начали разбегаться в разные стороны. Одновременно она включила прожектор. Федор Николаевич тут же начал стрелять в тех, кто оказался правее от него. А пулеметы продолжают бить в тех, кто левее. Выпустив магазин, приказал прекратить огонь. Целей не видно. Кто мог за это время уже сбежал, зато наверняка остались подранки, и кто-то пожелает ими полакомиться.
   Действительно примерно через час в секторе, где были обнаружены цели, появились новые гости. Движение там началось знатное. Оба прожектора направили туда. Придется снова элементы питания заряжать. Но в лучах, что-то замелькало. Начал работать пулемет. Его на этот раз поддержал не только автомат Мураева, но и Надежда из винтовки. У нее на оружии хорошие приборы. Поэтому она стараются отстреливать цели, появляющиеся в стороне от направления основного огня. Кто-то пытается сбежать с этого участка, оказавшегося в центре событий. Кто-то наоборот движется туда, а кто-то пришел и затаился в ожидании добычи и своего момента. Информацию, где появляются цели, передают радар. Дав несколько очередей, пулеметы замолкли. Тратить драгоценные патроны на хаотично и быстро двигающиеся одиночные цели не разумно. Надо дождаться, пока они или успокоятся или соберутся вместе. Например, чтобы полакомиться добычей. В напряжении прошло больше двух часов. Потом что-то существенное пропало с экранов. Хотя аккумуляторы радаров Мураев заменили буквально за полчаса до этого. Так еще живы три или четыре подранка и все. Да и то сигналы от них уже слабые.
   Федор велел всем немедленно отдыхать, а сам вновь уселся в кресло перед пультом управления. За время дежурства дважды открывал огонь из пулеметов и раза четыре из синхронизированного с ними ружья. Так что излишне скучно не было. Приходилось и за приборами следить, и за заряжающимися аккумуляторами, и подумать о житье-бытье. И все же, честно говоря, ко сну клонило. Выпил холодного кофе - не помогло, потом горячего чая. Хоть согрелся. Сменился только утром, когда рассвело. Перед этим из центра управления получил информацию, что их сменят только после обеда, ближе к вечеру. Поэтому сразу устроился спать. Даже не стал завтракать.
   Девушки растолкали его только в час дня. Доложили, что несколько раз открывали огонь, на этот раз не только по показаниям приборов. Некоторые вредители удалось зафиксировать визуально. Когда стало светло, пожаловали и бакты. Так, что количество трофеев явно увеличилось. Правда, из-за пользования различными вспомогательными устройствами, в том числе автоматизированной пулеметной установкой, засчитываться будут только четверть баллов от обычных расценок.
   Его тут же накормили обедом. Суп, сваренный из концентрата, прибывшего в недавней партии в качестве подарка, с добавлением картофельного порошка оказался вполне неплох. К нему полагается хлеб, в том числе оставшийся от завтрака, котлета и полбанки перловки с мясом. Только поел, приехали три автомобиля. Один вместительный КАМАЗ для трофеев, на втором приехали грузчики, на третий установлен кран. Вновь заряженный радар, живых врагов пока не обнаружил. Возились больше часа. Набрали и бактов, и мартыхаев, и шакалов на семьдесят три балла. Пока грузили их, Надя успела подстрелить пару мартыхаев, а девушки огнем из установки отогнали группу бактов и заработали еще четыре с половиной балла. Двоих из них добил сам Мураев. С учетом подстреленных вчера днем, всего за дежурство у них двадцать семь с половиной баллов идущих в зачет. Восемь без одной восьмой на каждого. Хороший результат. Девочки за раз набили почти на первый месячный норматив. Впрочем, сейчас это не так уж и удивительно. Этот месяц только начался, а в роте почти все уже выполнили основные нормативы по своим категориям. Кое-кто уже до усиленного добирается. Патронов израсходовали превеликое множество. Хорошо лимиты увеличены и Добромир подкинул целый КАМАЗ. В подтверждение этого девчонки похвастались, что они уже почти выполнили усиленный норматив, обеим осталось набрать меньше балла.
   Вернувшись на базу Мураев, тут же занялся приведением себя в порядок. Вот давече он обратил внимание на диссонанс в среде женской части. А ведь это касается и мужчин. Они слишком привыкли к тяжелым бытовым условиям, и к своему непрезентабельному виду. Во многом это следствие и большой загруженности, окружающей их апокалипсической обстановки неухоженности и разрухи. А тут еще дожди пошли, стало больше грязи, техника разбирающая завалы еще добавила. Среди этого мрачного пейзажа и внешний вид людей такой же. Да к тому же трудно беречь одежду и обувь, когда постоянно приходится находиться среди обломков, торчащих досок, прутьев, щебня, крошек кирпича, остатков асфальта, кусков железа, стекла, пластика и прочего мусора, так и норовящего зацепиться.
   Пора это исправлять. Да, конечно, времени катастрофически мало, но что-то же можно сделать. Он еще на посту успел ликвидировать большую часть прорех в одежде. Сейчас же он расположился в одной из квартир в доме, где находиться новый ППД роты. Снял ватник, верхние брюки и повесил сушиться, снял и сапоги. Через час все можно будет вычистить. Пока же согрел пять литров горячей воды на электрической плитке, еще приготовил двадцать холодной, достал тазик, залез в ванну и устроил себе помывку. Конечно, холодновато, помещение еле-еле обогревается обогревателем. И вода только чуть теплая, но зато ощущение неописуемое. Быстренько высушился и натянул на себя чистую одежду. Грязную, тут же сложил в мешок. Сегодня же надо отдать на стирку. Побрился. Потом ликвидировал оставшиеся на полу последствия. Все убрал и высушил. Достал из запасов куртку, запасной головной убор и только после этого пошел на командный пункт. А после ужина полчаса работал щетками. Одной довел до блеска сапоги, второй почистил одежду. Впрочем, ватником и брюками удалось по-настоящему заняться только после заступления на дежурство, в свободные минуты. Но, несмотря на серьезный объем работы до первого выезда привел их в более или мене удовлетворительное состояние.
   Да. У отряда теперь новый ППД. Он находится на территории, которая была под контролем роты еще до сентябрьских изменений. Юго-восточная сторона, ближе к южному углу. Дом старой постройки, четырехэтажный. Когда-то давно, в прошлой жизни, на первом этаже тут располагалось отделение Сбербанка. Переехали сюда 4 сентября. До этого расчистили проезды, подготовили место для стоянки транспорта. Потом дом приводили в порядок. Прокладывали линию связи, проводили электричество, решали вовпрос с отоплением, устанавливали аппратуру, восстановили систему водоснабжения и канализацию. Справиться с последними задачами оказалось труднее всего. Пока в подвале поставили две ёмкости примерно по семь кубических метра. Насосы, через специальные автоматы подают воду в небольшие бачки по двадцать пять литров, откуда она распределяется по новым пластиковым трубам в часть квартир. При уменьшении запасов воды в бачках до двухсот литров, подача из них автоматически прекращается. Но на этот случай внизу дежурит автомобиль с полным бойлером.
   На первом этаже расположили службы, на втором и третьем казармы и помещения для отдыха личного состава. В подвале поставили три дизельные электростанции. Передвижная ДЭС стоит в железном гараже, который притащили и поставили рядом с домом. Проблема только одна - маленькая столовая. Но людей тут меньше. На старом месте остались два взвода и тыловые службы. Там же остался и основной гараж.
   Ночная смена прошла достаточно спокойно. На этот раз выезжали только два раза. Первый раз охраняли периметр, пока исправляли поломку в автоматической системе. Заодно подстрелил одного мартыхая. Во второй раз с поста забрали заболевшего бойца.
   Лег спать только в три часа, а уже в семь его разбудили. После завтрака пришлось поучаствовать в совещании, а потом тут же выехать во главе колонны. Развез по постам сборщиков трофеев, заодно проверил несение службы, обследовал территорию, потом собрал нагруженные машины в колонну и сопроводил до границы зоны. Затем снова объезд постов и так до обеда. После обеда смена нарядов. Вернувшись в ППД, заступил на дежурство командиром одной из групп быстрого реагирования. Спал прямо на КП. Следующим утром командовал группой охраны рабочей бригады пробивающей коридоры на участке. Дежурили до темноты. Потом обследовали территорию. Затем опять совещание, подготовка документов, ночной объезд постов.
   На другой день как рассвело, принялись защищать территорию, примыкающую к пробитому накануне коридору. Бойцы взяли под контроль участок, и под их прикрытием рабочая бригада производила расчистку. Работали два бульдозера, три трактора с ковшами, еще один использовали для того, чтобы из общей кучи вытаскивать крупные объекты. На вывозе работало шесть самосвалов. Кроме того привлекли и ротных рабочих Они отбирали стройматериал для собственных нужд. Время от времени им по очереди помогали и бойцы. В результате удалось расчистить входы в один из оставшихся относительно целым дома.
   Сначала принялись за проверку внутри подъездов, потом стали осматривать квартиры. Федору Николаевичу пришлось взять на себя сбор трофеев в проверенных помещениях. Наиболее ценные вещи с комиссией из трех человек: Никитов и два унтер-офицера, присланных из роты, складывал сам. Обращалось внимание на драгоценности и украшения, дорогие вещи небольшого размера, оружие и боеприпасы. За ними двигалась вторая группа, занимающаяся одеждой и обувью. Третья паковала разную технику: телефоны, планшеты, компьютеры, бытовую технику. Ну и команда во главе с тетей Катей собирала продукты и кухонную утварь. К сожалению, большая часть квартир оказались в весьма ужасном состоянии. Окна выбиты, через них попали и мусор, и осадки, и разная живность. Но кое-что сохранилось, так что работы хватило надолго.
   За день намаялся так, что после того как уехал последний транспорт, и закончил с расстановкой постов, ноги просто не захотели больше слушаться. Полчаса посидел за импровизированным рабочим столом, заодно посмотрел списки личного состава оказавшегося под его началом, распределил дежурства. Приказал собрать командиров групп. Довел до них свой план, выслушал предложения, в соответствии с которыми внес дополнения. К этому времени привезли в термосах ужин. Успели все обсудить, поэтому тут же отправил командиров кормить людей. Сам же еще раз проверил бумаги. Вроде все нормально и все учтено. Посмотрел на часы и решил, что, скорее всего, раздача закончилась можно и самому сходить поесть. Только собирался встать, как появилась Екатерина Семеновна с котелком в руках. Заодно она принесла и хлеб, и масло, и термос с чаем. На возражения сил уже не осталось. Поэтому просто, стоило тете Кате выйти, сразу же накинулся на кашу. Поужинав и посидев с полчаса, пришел в себя, восстановил силы и принялся вновь обходить владения.
   Личный состав расположился в одном подъезде. В квартиры заходить не стали - окна не надежны. Заняли места на площадках внутри. Только двери надежно прикрыли. Вытащили сюда все что можно: матрацы, одеяла, подушки, где-то достали раскладушки. Разумеется, переместили все кресла. Что можно разложить, разложили, а на остальных устроились спать сидя. Надя и двумя женщинами, с которыми она работала в группе по сбору трофеев, так и сделали. Когда Федор Николаевич обнаружил их - как раз устраивались. Попросил всех троих пройти с ним. На третьем этаже часть коридора отделена железной дверью. Образовалось закрытое помещение площадью боле шести - восьми квадратных метров. Туда по приказу Мураева вынесли два дивана и несколько раскладных кресел.
   - Ложитесь здесь, - заявил он, проведя девушек в помещение, освещенное мощным электрическим фонарем.
   - А ты сам?
   - Я найду себе где-нибудь еще.
   - Но тут есть еще места.
   - Нет. Сделаем так. Пройдитесь по этажам и соберите сюда всех женщин, устроившихся недостаточно комфортно, и уговорите перейти сюда.
   - Да, мы знаем пару таких групп, - ответила одна из дам.
   - Ну что ж хорошо. Тут на лестничной площадке выше сложили одеяла, подушки, пледы, простыни. Подберите себе что-нибудь.
   Решал вопросы по обустройству людей до десяти часов. Поставил посты внизу и на верхнем этаже. Еще пять расположил в квартирах, из окон которых хорошо просматривается местность вокруг.
   В одной из них расположился и сам. Конечно, прохладно. Зато есть большой диван, который из-за размеров и веса не стали вытаскивать. В разложенном виде он такой широкий, что можно ложиться и так и этак, все равно места хватит. Тем более нашлось и одеяло. Единственно плохо. Времени на сон мало. За ночь четырежды вставал и проверял посты. Однажды проснулся, когда постовые, расположившиеся в его квартире, открывали огонь.
   С Всеволодом встретился только через два дня. Он как раз вернулся с боевого выхода. Усталый, грязный, мокрый Федор хотел предварительно хотя бы раздеться и поменять одежду. Но встретивший его помощник дежурного передал, что командир просил зайти сразу же по прибытии. В кабинете встретился с Виктором Андреевичем. Несмотря на то, что оба с самого начала операции при роте встречались только три раза, да и то мельком. Горшков меньше принимает участие в боевой работе. Зато плотно занялся хозяйством роты и поэтому больше находится на старом КП. Работники даже начали жаловаться на его требовательность и дотошность, это при огромно количестве идей. Вот и теперь он поздоровался, быстро пожал руку и удалился по своим делам.
   - Здравствуй, - устало поздоровался Сева.
   - И тебе всего хорошего. Что случилось? Видишь я к тебе в каком виде. Даже переодеваться в более пристойную одежду не стал.
   - Да. Но, что подделать. Я сам после нескольких дней в поле, и как видищь, выгляжу не лучше, да и остальные тоже. Но скоро надеюсь получше будет. А вот тебе своим внешним видом придется прямо сейчас заняться. Ну не вот сию секунду. Поедешь к нам на квартиру. Там приведешь себя в порядок. Вот портфель с документами. Сегодня в шестнадцать часов к тебе приедут, если, что надо переделать, передашь с ними. Все исправят и привезут тебе обратно. Сам завтра к девяти поедешь в Главк. Среди бумаг найдешь зеленную папку, сходи с ним к начальнику на прием. Потом поедешь в приемник отбирать людей. Федя нам нужны все. И еще. Попробуй найти где-нибудь работников. Обычных трудяг. Больше всего нам сейчас нужны разнорабочие. Горшков тут такую бурную деятельность развил. Рук не хватает. Да и попробуй достать технику. Придет колонна - передай сопровождающему заявку. Ну, давай счастливо. Или у тебя есть что?
   - Да. Есть. Всеволод, я уже несколько дней хочу поговорить с тобой о необходимости снижения интенсивности работы. Люди устали. Надо дать им отдохнуть, привести себя в порядок. На мой взгляд, мы слишком увлеклись, как бы личный состав не надорвался. Полностью очистить территорию за неделю другую мы все равно не сможем. А так возьмем передышку, а потом с новыми силами возьмемся за дело.
   - Да согласен я. Надо постепенно выводить подразделения на отдых. Уже составляем график. Количество патрулей снизим. Проложили центральную линию электропередач. Можно начинать ставить автоматизированные системы с удаленным управлением. Периметр мы под контроль взяли, большинство головастиков уже достигли месячного возраста, плотность вредителей снизилась. Только не хочется людей распускать. Кто-то может не устоять перед соблазнами, и настрой может пропасть. Поэтому хотим досуг организовать на месте нашего старого пункта базирования. Будем фильмы показывать, организуем хорошее питание, соревнования какие-нибудь, даже самодеятельность решили затеять. Но главное подготовили квартиры под места отдыха. Спасибо Горшкову, соорудил настоящую баню, несколько душевых, прачечную аж на семь машинок. Так что, ищи прачек.
   - И еще стоит ли динов, особенно взрослых отлавливать. С одной стороны нам будет меньше работы. Они оказывается сами бактами не прочь закусить. Главное, чтобы добыча соответствовала потребностям. При этом они сейчас и территорию хорошо чистят, - предложил Федор. Идея пришла неделю назад. Но она столь необычна, что даже боязно его предлагать.
   - Подумаю. И сам все это заметил, - ответил Всеволод. - К тому же у нас проблема с ловушками. Закончились. И в центре нет. Все сейчас активизировались. Да и давай быстрее разбирайся с делами и возвращайся. Еще. Надежда твоя с тобой убывает. С моими дамами подружилась окончательно, и те согласились отпустить ее только с условием, что сегодня она ночует у нас. Надеюсь, понял к чему дело идет?
   - Посмотрим. И главное. Острый, выбери и себе возможность для отдыха.
   - Не знаю. Получится ли нам с тобой в этом году отдохнуть или нет? Зато в январе отправимся на Звемелин. Иногда мне оставшиеся до Нового Года два месяца кажутся вечностью. Ну ладно. Хватит расслабляться. Давай до встречи. И ты там надолго не задерживайся.
  
   - Двести пятый, двести пятый,- недовольный женский голос заставил прийти в себя.
   - На связи двести пятый,- ответил Вася.
   - Вы где? - а это уже Леонид Евгеньевич, старший дежурный центра.
   - На углу между восьмым и девятым квадратами. Обеспечиваем работу бригады по расчистке завалов.
   - Давай на девятку, - коротко приказал дежурный, через полминуты добавил, - перешел?
   -Да, - тут же ответил Вася. На девятый канал он перешел уже секунды как десять.
   - Карта перед собой?
   - Разумеется.
   - Через метров сто на юго-восток увидишь проход. Проберись по нему, насколько для этого есть возможность. Там с дрона видели стаю Бактов. Проверь. Но осторожно. Непосредственную охрану рабочей бригады предупрежу сам.
   - Выполняю, - Вася не смог скрыть радости в голосе.
   - Конец связи.
   - Конец связи.
   Вася еще пару секунд подержал микрофон в руках, но других указаний не последовало. Перевел рацию на пятую волну. Центр управления вызывает уже другой патруль. Пора уже и выполнять задание. Достал из разгрузки небольшую радиостанцию, работающую на второй волне.
   - Гендальф, Гному. Гендальф, Гному.
   - Гном, Гендальф на связи, - тут же ответил Толя Маркин. У него кроме маломощной рации по которому он сейчас и говорит, есть и другая способная работать не только на прием, но и самой добить до базы. Впрочем, тут расстояния маленькие.
   - Указание слышал?
   - Да.
   - Тогда давай вперед, мы за тобой. Как свернем, опускайте отвал, но не глубоко и начинайте сгребать все, что торчит. А не то наши колымаги далеко не пройдут.
   Ответа не последовало. Вместо этого бульдозер тронулся с места. Уазик с пятью бойцами тут же занял место за ним. И все равно едет осторожно. Олег Ковалев внимательно смотрит вперед. А уж управлением он и так справится. Хотя у автомобиля колеса и укрепленные, но все равно места здесь не для гонок. Внизу может лежать, что угодно. Даже гусеницам трактора может не поздоровиться. Назвать поверхность землей, язык не поворачивается. Поэтому-то в каждой мобильной группе есть свой бульдозер. Их задача обеспечить проводку основного транспорта группы по местности.
   Прошло больше месяца как отряду нарезали еще несколько десятков новых гектаров территории. Проходы по периметру нового участка уже сделали. Для этого работало несколько бригад из центра. Еще два прохода скрестившиеся где-то в центре, разделили новую территорию на четыре части. Неравномерных по площади и величине завалов. Да и сами проходы больше напоминают зигзаги. Чистили там, где это удобнее. Поэтому и углы не совсем прямые, да и проходы кривоваты. Теперь бригады от центра уже на другом участке. А роте дальше придется обходиться своими силами.
   Но хорошо, что как уже говорилось, у командиров есть, где получить дополнительную технику. Четыре дня назад рота получила с той стороны пополнение в технике. Причем установки не на базе обычных гусеничных тракторов, а две очень мощные специализированные машины. Они могут быть использованы и как экскаваторы. Для этого у них есть еще два ковша. Кроме того имеется гидравлический пресс. Одну отдали первой мобильной группе, вторая работает на хозяйственников. Вот как раз сейчас тут рядом она и демонстрирует свои возможности. Где-то сгребает плотные слои мусора в кучи, где-то просто перемещает, лежащее на пути, в сторону, а что-то грузит сразу на подъезжающие грузовики. В результате метр за метров прокладывается новый проход от освоенных квадратов до новых границ патрульного участка.
   Бульдозер первой группы отдали дежурным нарядам, а освободившуюся в результате машину полторы суток приводили в порядок. Его состояние оказалось лучше, чем ожидалось, и командование решило сформировать дополнительную мобильную группу. Сейчас личный состав максимально задействован в освоении новых территорий. Каждому бойцу из строевых взводов уже отведено свое место. Одного, двух еще можно как-то заменить. Но если больше то уже существует риск разрушение всего сложившегося порядка. Да и те один, два как раз нужны для непредвиденных случаев. Количество больных увеличилось, есть раненые.
   Поэтому решили использовать одну из сборных групп сформированных уже из резервов непосредственно роты. Формировали их из тех, для кого в обычных условиях кроме работы "в поле" нашлась и другая важная и нужная работа. Разумеется, подбирали только боеспособные единицы. Так Василий Распрагов до восьмого сентября все чаще привлекался к бумажной работе. То отчет подготовить, то справку. Журнал заполнить или еще что. Для него это уже стало привычным. Тем более примерно так же дело обстояло и в армии. Что, впрочем, и там не мешало и там нести службу наравне с остальными. Мало кто из его роты имел на счету столько караулов. Вот и тут он в помещении не засиживается. Отличие только в том, что его чаще использовали в составе той или иной из мобильной группы, включали в группу сопровождения командира при тревожных вызовах, и меньше приходилось дежурить на постах.
   У ребят ситуация примерно такая же. Антона Купцова откомандировали в гараж. Его задача поиск и ремонт деталей о автомобилей. Поэтому не редко он и вовсе пропадает в мастерских Центра. Но, честно говоря, он как-то свои способности и не проявил. Все время условия для него не подходящие. Вон трех инженеров-строителей в лице Сереги Грачевского, Кости Борисова и Амана Юсупкулова по специальности и используют все чаще и чаще. Хотя и они поначалу поговаривали, что они больше по организации производства стройматериалов. Но ничего сейчас и кирпичи собирают, и блоки, и плиты. Всякие листы, плитки, покрытия все, что можно собрать. Ну и собственное строительство. Там пост надо сложить, здесь какое-то помещение отремонтировать. Если надо они и кирпичи сложат, и обои наклеят. Правда. Так было до усиления.
   Но сейчас в первую очередь нужны бойцы. Поэтому все остальные дела пока оставили на потом. Всех пятерых включили в одну группу. Их задачей было работать "пожарной командой" командира роты. Временно прикрыть форс-мажор с нехваткой бойцов в строевых взводах, срочно выехать на место прорыва периметра, либо на место обнаружения группы бактов, посидеть во временной засаде или на передвижном посту. С учетом того, что напряжение возросло, дел для них нашлось много. Тем более группа имеет преимущества перед большинством подобных сборных команд. Уровнем подготовки они не уступают бойцам строевых взводов. Многих и превосходят. Опыт накоплен уже достаточно большой. К тому же группа уже слаженная.
   Благо они вместе были призваны на службу в Российскую Армию, попали в одну часть и одну роты. Вместе демобилизовались и приехали обратно. Утром они расстались на вокзале, несколько часов каждый занимался своими делами, а примерно в шестнадцать часов они собрались в условленном месте. Серега приехал вместе с какими-то знакомыми, гуляли по городу часа два. Антон хотел уже распрощаться и ехать на автовокзал, когда ему предложили чем-то заняться на другой день. Подробностей он почему-то не помнит. Вроде надо библиотеку посетить. Но ребятам то этого не предлагали. Однако и у них примерно на этом месте воспоминания прерываются.
   Пришли в себя они уже тут в Мегаполисе. Вот так просто. Очнулся, словно проснулся и стоишь в каком-то незнакомом ангаре. Что это за место? Как тут оказался? Хорошо ещё тогда все вместе оказались. Потом им, конечно, объяснил, что они раздвоились. Копии остались дома, родные по ним потому не плачут, а им новую жизнь надо начинать. И еще повезло, что сюда попали, а то забросило бы куда. Кроме того они точно знают, что прибыли сюда через ротный канал. Одни из первых, кто прошел через него. Произошло это еще в конце марта. Время было горячее, не до всяких переживаний и рефлексий. Некому и некогда было с ними нянчится. Все кругом заняты, и их компанию тут же загрузили, так, что местные проблемы и повседневные заботы быстро вытеснили все остальное. И таким образом для них началось, то, что кто-то назвал "бац, и вторая смена". Вот вроде отслужили свое, на дембель ушли. Думали что все позади. И вот тебе - опять на службе.
   День за днем, неделя за неделей. Обвыклись. Так и так постепенно стало полегче. Уже вроде даже жизнью начали наслаждаться. И вот недавно снова начался аврал. Выходных нет. Каждый день дежурства. И сутки не такие тихие и спокойные, как месяц назад. В последние дни находились при центре управления, так за дежурство у группы было пять-шесть выходов на цель. Кроме того сейчас у стационарных огневых установок боезапас пополняется, чуть ли не через двенадцать часов. Охрана спецов при этом на них. А надо еще бактов собрать, чтобы они не гнили, или хотя бы лапу и рог отрезать для отчетности. Трофеи то сейчас очень ценны. Скоро уже конец года. Первым в конце ноября заканчивается рабочий, ну а через месяц и календарный. Поэтому от результатов за эти два месяца зависят надбавки, выплачиваемые за весь зимний период. А сейчас заканчивается только первая половина октября. С одной стороны в нем пять недель, с другой стороны и норматив поболее. Вот все и принялись набивать счета.
   А если подумать то и хорошо, что под конец года устроили аврал. Нормативы те же, а возможностей появилось больше. Вася со своими товарищами в первые дни октября дежурили на периметре. За двое суток набили более двадцати балов на каждого. Впятером завалили почти семь десятков бактов и по полтора десятка с лишком мартыхаев и шакалов. Но теперь там стена укрепилась. И Другие и поработали, ну и люди тоже. Последние соорудили рукотворный вал.
   Потому посты начали передвигаться вглубь участка, для того чтобы присматривать за полянами и проходами. Там где могут укрыться прорвавшиеся через стену стаи. Сидели на одном из них четверо суток. На приманки и бакты, и шакалы лезли, чуть ли не каждый час. Только успевай отстреливать. Только теперь там новый СОУ поставили. А людей раскидали. Так Володя Распрагов с товарищами попали в новую мобильную группу. Кроме них пятерых в него включили, дежурившего вместе с ними на посту Толю Маркина, водителя на Уазик Олега Ковалева, между прочим, их сослуживца, приехавшего тогда вместе с ними в отпуск, и Гришу Тарасова на бульдозер. Восемь человек это уже солидно. Васе как командиру заодно присвоили капрала. И вот они уже второй день "в поле". Вчера было два адресных выхода. Оба раза перекрывали отход отступающим стаям. Два часа сидели в засаде. По семь баллов заработали.
   Сегодня с утра отвезли припасы на посты. А потом прикрывали работы по расчистке. Таким образом, сегодня группе возможности пополнить счет пока так и не представилось. Поэтому получив указание, группа так резво и рванула его выполнять. Правда, тут же пришлось затормозить. Вот впереди проход, бульдозер уже готов в него войти, но Вася его остановил.
   - Генндальф, подожди, - приказал он. - Впереди пойду я сам. Серегу посадишь к себе. Буду дорогу смотреть.
   - Вася, ты чего? Приспичило самому все первому разглядеть, садись в кабину вместо Сереги. Зачем, тебе впереди топать, - начал уговаривать Толя.
   - Нет, я впереди пойду. Посмотрим, что там. А из кабины не все можно разглядеть. Щели там разные. Да и мало ли, что внизу лежит. Повредим гусеницы или колеса, придется встать. Вы главное меня прикрывайте. Дистанция десять метров. Ну, все я пошел.
   Проход создан людьми. Скорее всего, проделан динами. Потом тут хлебница росла. Ею кто-то даже пообедал. То, что осталось сейчас это уже свежие ростки, даже до колен не доходит. Вот рядом по бокам уже заросли зрелых стеблей уже высохших, переломанных и полегших. Внизу смесь. Поэтому ковш опустили вниз сразу же. Вася идет довольно осторожно, внимательно рассматривая все на сто восемьдесят градусов. Там впереди углубление.
   - Гендальф, всю кучу давай влево, прямо к выступу. Тогда останется место, и щель потом можно посмотреть, и в случае чего и за свалку эту спрятаться как за баррикаду. Поэтому поработай тут, а я пока пройду вперед еще несколько метров. Тут что-то лежит.
   Оказалось это массивный стальной сейф. Заперт. Правильно. Дины его кушать не стали. Корни растений к металлу безразличны. Поэтому тут вокруг так много железа. Ничего, пройдет тут машина с большим магнитом, соберут все мелочь. А рядом поработает другое транспортное средство, предназначенное для сбора крупных изделий. Как, например, та большая труба впереди. Оттуда может вылезти, что угодно.
   - Толя, как слышишь, - запросил Вася без всяких позывных, которые тут не в ходу. Вроде пока никто не доказал, что бакты могут прослушивать радиопереговоры. Тут больше прозвища прижились. Поэтому про официоз часто забывают.
   - Слышу.
   - Видишь трубу? Привалите к нему мусора. Так чтобы все было закрыто. Мало ли что выскочит. Отвлекаться пока не стоит. Потом, когда будут железо грузить, зачистят. И сейф легонечко в сторону. На обратном пути прихватим. Уазик. У вас все в порядке?
   - В порядке. Слушай Вась. Давай я с тобой, - предложил Костя Борисов.- А Аман и Антон тут присмотрят.
   - Правильно, - раздался голос и Сереги. - Вася. И я спускаюсь. Тут тесновато. А втроем ловчее будет.
   - Хорошо, - согласился Володя.
   Он и сам уже пришел к выводу, что изначально надо было идти таким порядком. Но признавать ошибку не хотелось. Действительно стало проще и быстрее. Сам в центре, ребята по бокам. И так шаг за шагом, спотыкаясь, об кирпичи, железные двери, обломки, остатки от каких-то тряпок. Впереди небольшой завал. Не спеша двинулись к нему. И трактор, и автомобиль стоят на месте. Толя из кабины внимательно целится из большого ружья вроде ПТР из кинофильмов про войну. Хорошая штука. Двенадцать целых семь десятых миллиметров, длинный ствол, самозарядный, в магазине пять патронов. Тяжеловат. Но сейчас он закреплен в кабине, и вес не так существенен. Зато бакту при удачном выстреле хватит и одной пули.
   Наконец, добрались до завала. Вася осторожно посмотрел дальше, укрываясь за обломки. Есть. Больше десятка бактов. Дал знак ребятам, открывать огонь по сигналу. Подбежали Аман и Антон. Бульдозер подойдет уже после того как пехота откроет огонь, дабы не спугнуть слишком громкой работой движка. Но первым делом Вася достал арбалет. Взвел его и вставил специальный болт со спецзарядом внутри. Рядом такой же готовит Серега.
   Ну что? Начали. Прицелились. Залп. Два небольших хлопка. Когда наконечник арбалетной стрелы-болта попадает в цель, одновременно воспламеняется смесь внутри трубки и происходит взрыв. Расплавленная струя проникает внутрь и уничтожает внутренности. Хорошее оружие, но дорогое. К арбалету есть и обычные болты. Они дешевые. Но ими чаще пользуются только уже очень опытные стрелки, способные попасть в самые уязвимые места. У Васи они тоже есть. Но обычно для шакалов и мартыхаев. Еще по паре выстрелов из арбалетов, пока бакты не поняли, откуда исходит угроза. А теперь все вместе из огнестрела.
   Взять своего бакта на мушку и плавно нажать на спусковой крючок. Оружие надежно удерживается левой рукой. Выстрел, второй, третий. Тут меньше ста метров. Перевел ствол автомата на соседнего бакта. А он уже бежит. Выстрел. Еще. Не спешить. Целится внимательнее. Вася бьет одиночными. А вот Серега и Борис отметились короткими очередями. Когда они будут менять магазины, у командира группы еще останутся патроны. Впрочем, на этот раз они не успели израсходовать по сорок пять патронов. Да и Вася ограничился всего пятнадцатью. А Толя успел выстрелить и вовсе только трижды. Все кончено. Полтора десятка особей лежат на "полянке" впереди. Вася издали принялся пересчитывать. Получилось даже шестнадцать. Итого двадцать четыре балла. Ковалеву и Грише по полтора, остальным по три с половиной. В целом неплохо. Тем более день еще не закончился.
   - База, двести пятому.
   - База на связи, - ответ последовал тут же. Говорит кто-то из операторов
   - Задание выполнили. У нас шестнадцать мест.
   - Хорошо. Передам дежурному. Срочное есть.
   - Нет.
   - Двести пятый, это дежурный. Ждите на месте. И попробуйте расчистить проход насколько можно. У бактов возьмите только рога. Из остального лучше подготовить приманку.
   - Хорошо.
   Гриша принялся разгребать завал. Олег с Аманом присматривают. А остальные перешли на ту сторону, дабы подготовить то, что тут принято называть "скальпами". Во всяком случае рога призваны неоспоримо доказать успехи группы. Ну а остальное, наверное, действительно вывозить не имеет смысла. Сейчас весь специальный транспорт Союза задействован. Однако и оставлять все просто так не следует. В откармливании вредителей никто не заинтересован. А места тут достаточно дикие, так что скоро уже можно ждать гостей. А пока можно и осмотреть окрестности на предмет их изучения. Впереди проход расширяется до двадцати метров в ширину. Метрах, чрез шестьдесят, он сужается и заканчивается то ли тупиком, то ли поворотом. А может там, и щель есть узкая. Надо бы посмотреть, но тот край сильно зарос хлебницей. Как раз подходящей для использования в пищу. Таким образом перед ними небольшая площадка, в просторечии называемая "поляной".
   Нельзя сказать, что на диких территориях все площадь плотно забита месивом, получившимся из уложенных друг на друга фрагментов городской территории. Есть между ними и проходы, и вот такие "поляны". Где-то новый участок не смог заполнить свободное пространство на первоначальном участке, например проспект или двор, не говоря уж о громадных пустырях или парках, где-то постарались дины. И взрослые, и головастики. Растения переработали часть породы. Где-то все просто утрамбовалось. Особенно там, где в первую очередь свалили почву вместе с канализацией.
   Кстати, много свободного места дальше на юг, в центральных районах. Там своих кланов нет. А существующие вынуждены сбрасывать свои запасы только на подконтрольной территории или поблизости от нее. А это окраины Мегаполиса. Поэтому-то, тут завалено достаточно плотно, а там остались и улицы свободные, и здания лучше сохранились. Особенно хорошо на участках со старой застройкой. Такая тенденция сохраняется и на окраинах. Материала там меньше. Где-то сами здания прочнее, где-то нагрузки на них меньше. Ну а там, где все же строения развалились, дерево местами сгнило, местами сгорело. К тому же роты постоянно работают над пополнением запасов дров. Тут правее, имеется как раз такой участок. Вернее краешек, но через него можно пробиться дальше. Кроме того есть еще одна перспективная щель, которую можно и расширить. Но все это на перспективу.
   Вася осторожно наступил на железную дверь. Прочно. Поднялся, осмотрелся. Тут внизу в зарослях может быть, что угодно, однако пока движения не заметно. Хлебница не смогла пробиться через металл, но вокруг растет густо. На первый взгляд сплошной плотный зеленый ковёр. Однако в шагах десяти впереди есть небольшая проплешина. Не похоже, что потоптались бакты вроде того как они примяли растительность на участке оставшемся за спиной. Решил пройтись. Приходится осторожно раздвигать стебли палкой в левой руке. Правая лежит на автомате. Немного сзади с гладкоствольным полуавтоматом Костя Борисов. Кстати. Вместо палки надо все-таки заказать у кузнецов острый железный наконечник. Поставить на длинный шест, будет нечто вроде копья или рогатины. Хорошо кругом тишина, наверняка бакты всех разогнали, но вскоре тут вновь начнется активная жизнь. Поэтому надо быстрее все осмотреть.
   А вот и приглянувшийся участок. Теперь его можно и интересным назвать. Потому как тут растет знаменитая местная тыква. В глаза сразу бросился коричневый круглый плод, выделяющийся среди других, уже пожелтевших. Осторожно подошел к краю островка и обошел вокруг. Тут как минимум шесть трофеев. Если хорошенько осмотреть стебли, то есть надежда найти еще чего.
   Теперь началось извечная внутренняя борьба. Доложить или нет. С одной стороны плоды все равно теперь принадлежат группе. С другой стороны две тысячи рублей за них маловато. Но может попытаться найти покупателей? Рискованно. Хотя... Да нет. А чего это ему самому искать повод для нарушения порядка? Если, что пусть ребята сами высказывают. Сам Вася считает правильным сдать все роте. В случае чего для спора с товарищами довод есть. Не хочет рисковать и все тут.
   А потом. Ну, укроют они это место до следующего урожая, а может и пару плодов с семенами спрячут для посева в другом месте? Во-первых, наверняка участок найдут другие, и прощай призовые. Во-вторых, - плоды на семена еще не созрели. Ждать надо. Так, что ребятки без возражений.
   - База, двести пятому. Обнаружил поляну с тыквой. Закрепите за нами. Пока не трогаем, осматриваем место.
   - Хорошо. Двести пятый. Стойте пока там. Машина придет за бактами только через два часа. Пока присматривайте за окрестностями. Хлебница есть?
   - Есть, еще четверть часа будем осматривать территорию, а потом немного заготовим.
   Прошло минуты десять. И все же Вася не выдержал. А вдруг их сорвут с этого места. Где-то понадобится группа. А как же дохлые бакты? Ну не настолько они ценны, чтобы группу специально держать взле них. Начал по одному осторожно срывать коричневые плоды тыквы. Действительно крупных шесть штук, но нашлось еще и три небольших. Но ничего. Теперь призовые деньги им обеспечены. Кстати, одна тыква, теперь точно их собственность. Его можно и подороже продать. А вот сейчас можно бы по краям поляны и созревшую хлебницу собрать.
   Различать звук бегущего бакта Вася уже привык. Да и правильно реагировать научился. Поэтому, он успел и повернулся влево, и автомат взять на изготовку, когда первый бакт только вылетел из кучи обломков. Приклад, как положено, стукнул в плечо, а палец уже повторно жмет на спусковой крючок. С расстояния двадцать пять метров из автомата Вася и в грудную мишень не промахнется, не то, что в бакта. Третий выстрел. Пока этому хватит. В мушке уже второй зверь, и уже метрах в двадцати. Пуля попала в грудь, но особь летит вперед и до нее уже совсем ничего. Палец перевел, предохранитель на автоматический огонь. И через пару секунд очередь из пяти патронов остановила бакта. В третьего стрелял уже в упор. И тот даже в последнем прыжке чуть не смял Васю. А он парень хоть и довольно сильный, и телосложения не хрупкого, но до Федора Николаевича ему далеко. Тот полтора месяца назад голыми руками матерого бакта завалил. Вася этого не видел, но несколько вполне надежных ребят были свидетелями.
   Но ничего. Василий Распрагов тоже кое-чего стоит. По крайней мере, добить подранков может, не тратя патроны. Топор в руки и вперед. Третий готов, а вот второй и дальний еще живые. Железо разрезало мягкое мясо, встретило кость и перебило ее. Вася вытащил клинок, из раны хлынула кровь. Ударил еще раз, чтобы наверняка, да и чтобы тварь не мучилась. И уже было направился к следующей жертве.
   На поляну вылезло нечто большое бесформенное. Передвигается на восьми подобиях лап. Но первое, что сразу бросается в глаза, огромная пасть. Туда, наверное, сразу какой-либо ЗИЛок сразу заедет. Вася сделал шаг, назад другой, потом рука нашла рацию.
   - Ребята, отходим медленно к завалу. Не торопится. Я контролирую, вы же можете повернуться.
   Шаг, второй, третий. Там на что-то натолкнулся. Еле удержался на ногах. Опять какая-то железяка. Обошел ее. Отошел еще немного. А существо надвигается. И, кажется, Распрагов ему мало интересен. Нет. Все-таки, опасается. Косится на человека. С другой стороны он ему явно в диковинку. Решает, кто это перед ним такой. Нет, оставленного предыдущими поколениями чувства опасности. Но вроде и не добыча. Поэтому отношение к Васе пока нейтральное. А вот шевелящийся бакт для существа интересен. И все же он осторожничает. Двигается медленно.
   - Вася мы на месте,- взволнованно крикнул Серега. Слышно и без рации. Тут расстояние-то ничего.
   Ребята в случае чего прикроют. Вася заставил себя повернуться. Все теперь головастик у него за спиной. Они не смотрят друг на друга. А это точно головастик. И чего так волноваться? Скольких подобных уже видел. Нет. Подобных, как раз, и не видел. Очень уж этот крупный. И в то же время молодой еще. Теперь надо дойти до завала. Но не спешить. Идти спокойно. Вроде получается. Ага, чуть опять не споткнулся. И вот он бульдозер. Теперь еще шаг вперед, другой влево, и он укрыт. А что теперь делать-то?
   Между тем головастик все же решился. Он немного продвинулся вперед, и Вася не заметил, как бакт исчез в его пасти. Был и нет. Через полминуты так же пропал второй. А дин осмелел и проглотил сразу парочку. Потом остальных. Жаль рога не успели отрезать. Тут откуда-то вылетела новая стая бактов. Штук пять-семь. Кажется, эти не ожидали, вот так встретиться лицом к лицу с гловастиком. Притормозили, попытались повернуться. Люди быстро опомнились и уже начали стрелять. Ранили троих. Двое заметались, и тут до них добрался дин. Опять Вася не заметил, как бакты пропали в пасти. А дин доел и тех, кого люди ранили. Теперь смотрит в ту сторону, где они засели, грустно так смотрит. Или он на те самые полтора десятка трупов облизывается?
   - Гриш, заведи свой бульдозер и немного подтолкни бактов к нашему новому другу.
   - Ты уверен, что друг?
   - Друг. Конечно друг. Мы теперь тут уже вместе в бою были. Почти одна команда.
   Сам пошел впереди, показывая руками, мол, все хорошо не бойся. На бактов кивал. Через метров двадцать - двадцать пять решил все, хватит. Посторонился. Гриша переместил кучу на несколько метров вперед от Васи.
   - Гриш, пока хватит. Давай назад. И сгреби оставшихся сюда.
   Пока Гриша перемещал остальные тела, Вася стоял на месте. Но вот вторая партия на месте. Тут же развернулся и побежал обратно. За ним дал задний ход и бульдозер. Отошли до завала и спрятались. Головастик думал минут десять, а потом решился, медленно направился до дохлых бактов. Зато потом проглотил их мгновенно. Василий взобрался на кучу и помахал ему рукой. Головастик минут пять смотрел на него, чего-то ждал. Но потом развернулся и направился к краю поляны, оставляя за собой внушительный след в примятой хлебнице. Однако молодые стебли он есть не стал, даже поспевшую не тронул. Но вот добравшись до края поляны, где целый участок занят уже перезревшими, высохшими могучими кустами, принялся их активно уминать. Вроде и минута еще не прошла, а почти две сотки уже чистые. Но Дину этого явно не хватило. Теперь он принялся с аппетитом перемалывать развалины: смесь земли, глины песка, обломки, мусор. И на людей внимания он уже не обращает. А нет, повернулся, посмотрел, потом вроде погрустнел и опять принялся за прерванное занятие
   - Центр, двести пятому.
   - Слушаю двести пятый.
   - Мы тут немного в бактов постреляли, - доложил Вася.
   - Сколько настреляли?
   - Проблема в том, что трупов не осталось. Ни одного.
   - Не понял, - удивился дежурный. Кто-то хмыкнул. Кажется, на их разговор обратили внимание на других постах.
   - А тут следом за стаей головастик вылез и всех слопал. Правда, часть и так были именно его трофеями. Мы ему и первую партию скормили. От этих, правда, у нас хоть рога остались. Теперь тут рядом пасется. Поляна хорошая.
   - А что, головастик один?
   - Да.
   - А где же остальные, - удивился дежурный. - Их же обычно не меньше двух.
   - Не знаю. Но этот, между прочим, очень крупный. Я таких раньше не видел.
   - Двести пятый, дорога к тебе проходимая? - а это уже командир.
   - Да.
   - Стой на месте, никуда не уходи. И головастику не мешайте.
   Всеволод Михайлович приехал уже через десять минут. Не один. С ним как всегда водители Рашид Шигапов и Коля Андреев. Кроме них еще четверо сопровождающих во главе с Олегом Старшиновым. Приехали на двух машинах. Все время до приезда начальства капрал провел в суете. Более того ему даже своих подчиненных удалось расшевелить. Ну, одежда и внешний вид, понятно, непрезентабельный. Потрепанные ватники, брюки из прочной ткани, несмотря на это у каждого не раз порванные. Вязаные шапки черного цвета, поэтому не так заметно, что они грязные. Но стирать их сейчас нет никакой возможности. Сапоги нечищеные. Ну, тут заставил ребят поработать. В машине банка с гуталином нашлась, да к тому же сегодня сутра раскопали целую упаковку обувного крема, и к ним и несколько щеток. Обещал наказать, если к завтрашнему утру никто не побреется. Да и подшиться бы надо. Ну, эту претензию можно и на свой счет отнести. И заняться этим можно только на базе.
   - Ну, что тут у тебя Василий Степанович? Показывай своего приятеля, - потребовал капитан. А сам уже возле насыпи.
   - Вон он там. Видите, перемалывает окружающий пейзаж.
   - Да хорош. Только сегодня мы приняли решение пока прекратить ловлю динов. Нечем. Остался небольшой резерв и все. Ловушки всем понадобились. Мы свой лимит исчерпали. Но для роты это теперь не критично. Все-таки мы в числе первых. На нас немного и отряд специального назначения поработал, и техники нагнали много. Периметр обеспечили, и наиболее крупные стаи бактов уничтожили. Теперь будем постепенно зачищать территорию. Люди у нас устали. Сейчас заниматься еще ловлей динов - сил просто нет. Думаю, они теперь и сами отобьются. А вот с вами не очень хорошо получилось. Вы без премии оказались. Но обещаю, впоследствии компенсирую.
   - Да ничего, товарищ командир. Этот головастик мне как-то уже совсем своим стал. Все же вместе с бактами разбирались. Забавный. Может и хорошо, что он тут останется. А что. Вон территорию чистит, - с улыбкой ответил Вася. На самом деле это существо за последний час действительно разбудил какие-то теплые чувства. Но тут кольнула мысль. - Только вот все равно тревожно за него. Все же он один.
   - Ну почему же, - улыбнулся в ответ капитан. Ответ Распрагова в целом его удовлетворил. - Место хорошее. Поставим тут пока передвижной пост. Потом стационар соорудим. У тебя как раз ребята строители. Да, думаю вас тут поставить. И бульдозер оставлю. Будете округу чистить. Кое-что из техники еще подгоню. Но это потом. Быстро грузи своих ребят в УАЗик, и на обед. Кормить уже начали. И давайте быстрее мои тоже голодные, да и сам я не прочь подкрепится. Да и прихватите там сухпай. Я прикажу приготовить для вас. Давай быстрее.
   Передвижной пост притащили уже ближе к вечеру. Обычный вагончик, обшитый стальными листами и двумя башенками, четыре прожектора. И еще на крыше несколько антенн, а внутри пара пультов с экранами. На один дает изображение прибор ночного видения, второй пеленгует все вокруг на тепло. Определять головастика научились быстро, ну а все остальное вокруг это добыча. Как, например, парочка каменных кабанов. Это так же местный вид. Очень любит лакомиться хлебницей и тыквой. Как раз благодаря этим животным, последнее растение и распространено не так широко, как хотелось бы. Но в случае чего и переламывает своими челюстями и дерево. На вид, нечто среднее между привычными кабанами и зайцами. Длинные и сильные задние лапы, острые клыки, сильные и крепкие передние зубы. Стаю из семи-восьми шакалов порвет в одиночку. Да и у парочки мартыхаев шансов нет. От бактов убегает довольно легко. А так один на один неизвестно кто выйдет победителем. Хотя Вася склоняется в сторону кабана. С каждого взяли по три пуда неплохого мяса. Оно вполне съедобно. Только достаточно жестковато. Но если его правильно обработать, то получается превосходное блюдо.
   А для супа они подстрелили сегодня с утра пяток куропаток. Разумеется местных каменных. Среди прочего отличаются тем, что могут питаться смесью, остающейся после переработки динами. Но лучшее лакомство для них это зерна хлебницы. Птички небольшие, с каждого всего лишь грамм пятьсот полезного мяса. Правда, весьма вкусного. Но на один хороший суп для семи человек этого хватит. Тем более если на второе по хорошей порции кабанятины. Себе оставили только два пуда. Да и то почти по килограмму съели за первый присест. Все остальное доля роты. Еще немного мяса продали. Кроме того в качестве премии получили десять бульонных кубиков и по банке перловой каши с мясом. А добыча еще будет. Тех же куропаток каждый день можно добывать. А ею можно с ротой не делиться, как и прочей добычей менее двух килограмм. Есть надежда, что и крокодил пожалует.
   Место-то хлебное оказалось. Причем в буквальном смысле. И это начало уже доставлять некоторые неудобства. Первые четыре дня, начиная со следующего после подселения, каждый в несколько заходов по четверть часа рубил стебли хлебницы созревшей до состояния пригодности в человеческую пищу. Они уже достаточно плотные, сухие и объемные. Даже срезанные доходят до полутора метров в длину. Почти четверть полезная масса. Поэтому примерно из трех десятков стеблей получается литр порошка идущего на кухню или пекарню. А за эти дни каждый собрал этих стеблей более тысячи.
   По краям поляны образовалось достаточно чистое пространство. Но остальная часть покрыта свежими ростками, которые ежедневно поднимаются на десяток с лишним сантиметров. Позавчера прислали им на пост специальную косилку. На гусеничном ходу, ножи поставлены высоко. Скосили все молодые стебли. Сейчас Сергей все собирает в небольшие кучи. Костя ходит рядом с ним. Автомат у него наготове. В случае чего прикрыть товарища, ну и себя заодно.
   Будет чем кормить скотину в ротном подсобном хозяйстве. Но главное потом можно хоть контролировать поляну. А то из-за высоты зарослей до пояса и выше не видно, что твориться в десяти шагах. После того как убрать зелень можно и посмотреть, что там лежит, возле корней. До сих пор ограничивались только вытоптанными участками, на которых постарались до этого и бакты, да и бульдозер прошелся немного.
   Место тут спокойное. Особенно днем. Сейчас, когда хлебницу убрали, место стало открытое. Мартыхаям трудно добираться до поста. Удобных подходово мало, особенно для бактов. Все они просматриваются. А на поляне устроены несколько укрытий из блоков и плит, которых собрали тут же.
   Чтобы не сидеть без дела группа усердно собирает все железо вокруг. Благо командир выделил им мотоблок с тележкой, чтобы собирать и зрелую хлебницу, и стройматериалы. Рядом с вагончиком выровняли участок пятнадцать метров на десять, выложили собранными плитами, установили бетонные блоки и теперь ребята постепенно выкладывают стену из кирпича. Слои с глиной и песком легко можно найти в завалах. Цемент и воду подвозят. Прочие стройматериалы есть тут на месте. Проще всего его набирать в свежих отработках оставшихся после Дениски.
   Это имя закрепилось за головастиком теперь почти официально. Далеко от поляны он не отходит. Постоянно крутиться рядом. И вполне понятно почему. Командир пока ждал возвращения убывшей на обед группы, придумал, как решить проблему утилизации останков бактов. Зачем гонять транспорт куда-то, тратя драгоценные человекомоточасы, когда тут есть свой перерабатывающий комплекс. Первую партию из двадцати бактов привезли в тот же вечер. Обратно увезли собранный группой за несколько часов металлом. В следующие дни на грузовики, привозящие бактов, грузили и хлебницу.
   Дениска за эти дни настолько уже привык к этим подаркам, что даже начинает проявлять некоторое беспокойство, когда машина с его лакомством запаздывает. И главное, почему-то складывается впечатление, что количество слопанных бактов мало влияет на его аппетит. Более того, после поглощения очередной порции, он набрасывается на завалы, словно голодный волк. Особенно он любит, когда Гриша на бульдозере сгребает для него новые кучи. Размер поляны за четыре дня заметно увеличился. Пока с новой площади собираются стройматериалы и железо. Часть уже вывезли, часть копится. На небольшой участок примерно в полсотки, с которого собрали все что можно, сгребли немного породы из центра с корнями хлебницы. Есть надежда, что вскоре появятся новые всходы.
   В общем, тут время летит быстро. Однако неправильно считать, что группу затянули хозяйственные заботы. На первом месте наблюдение и контроль над окрестностями. Этим все время занята смена из двух человек. Остальные готовы в мгновения ока взяться за оружие. Тем более обстановка не позволяет расслабиться и привыкнуть к тишине и спокойствию.
   Бакты, мартыхаи появляются тут регулярно. Дважды приходили шакалы. Однажды подстрелили крупного термита. Эти обычно шляются по ночам. Так-то скорее они напоминают тараканов. Только вот очень крупные. Метр с лишним в длину. Но вот мясо у них неплохое, а кто признается, что любит кушать таракана? Ну, или предложить товарищу в качестве угощения? А термита вроде и ничего. Звучит уже не столь неаппетитно. Тем более эти действительно имеют организацию схожую с гнездом термитов. Особь, кажется, искал место для нового гнезда. Пойманный термит оказался самкой. Потому ей и трех зарядов из дробовика хватило. У рабочих жизненно-важные части слишком маленькие, чаще приходится бить холодным оружием. Ну, или гранатами закидать. Хотя они и не самая ценная добыча. В отличие от той же самки, с которой взяли почти два кило мяса. Можно еще клешни отрезать, жало, наросты с плеч.
   Более ценная добыча те же крабы. Лишь немногим уступают в размерах, гуляют небольшими группами. Мяса мало. Максимум полтора кило. Зато конечности у них и панцирь дорогие. После того вырезается пригодное для пищи мясо все остальное передается Другим. Премия пятьсот рублей. Жаль тут не встретили еще ни разу.
   Бакты же, кажется, действительно чувствуют те места, где дины пасутся длительное время. В гости заглядывает то одна стая, то другая. Некоторые даже ночью приходят, хотя это не совсем их время. В темноте видят плохо. Поэтому предпочитают передвигаться только по достаточно ровной поверхности. А Дениска норы себе устраивает тут неподалеку там, где завалы повыше. Да и отлеживаться предпочитает днем. Дины вообще любят темное время суток. И видят лучше, и слышат. Да и ловкости прибавляется. Так, что ночью скорее головастик охраняет людей.
   Днем же он предпочитает спать. Теперь и вовсе бодрствует, только когда ему пищу привозят. Ну и подраться он не прочь. Редко пропускает нападения, даже если до этого крепко спал. После первых же выстрелов вылезает из укрытия и сам ползёт на бактов, к слову уже к этому времени сократившихся в числе. Но бывает, успевает порвать пять-шесть особей. По убегающим иногда бьет огненными или энергетическими зарядами. Теперь и зачистку поля боя проводит головастик, поглощая и убитых, и раненых бактов. Потом опять закусит порцией из завалов, тонн этак в сотню другую, и уходит отдыхать. Прошло всего четыре дня, а головастик уже заметно вырос в размерах. Вот и сейчас он поевши и отдыхает.
   А вот людям как-то не отдыха. Дел полно. Убрать всю это зеленую хлебницу, собрать новую партию железа и кирпичей. Вася взял в руки шест, на конце которого устройство для сбора всякой мелочи. Тут его называют удочкой. Зашел на скошенный участок, нажал кнопку. И тут же аппарат чуть ли не прилип к поверхности. Пока трудно назвать все это землей. Подвел под устройство пластиковый совок. Выключил аппарат. Десяток металлических предметов тут же звякнули, падая на дно. Вытащил совок и содержимое выгрузил в небольшую тележку. Снова включил кнопку, аппарат тянет к тому же месту. Выключил его и взялся за лопату, через полминуты в тележку загрузил металлический корпус обогревателя. После этого поймал остатки от системного блока персонального компьютера, детали от кранов, ручки, металлические штыри, банку с пеной для бритья, лезвия от безопасной бритвы, остатки утюга. Всякая мелочь все липнет и липнет, и Вася раз за разом отправляет все это в тележку. Несколько отопительных батарей только обозначил вешками, потом их Гриша вытащит. Зато небольшие обломки труб подобрал. Нашел две дрели, набор бит, более десятка отверток, молотков без деревянных ручек, не менее пяти килограмм разных гвоздей и шурупов. Все это в отдельную тару. Пригодится и тут. Опять нажал на кнопку и снова улов. Нож. Перекопал все лопатой. Достал десяток алюминиевых ложек и столько же вилок, кастрюли, чугунные сковородки, мясорубку, кухонные ножи. Только вот еще рукоятки бы для них сделать. Осторожно снял несколько слоев породы. Лезвие, неприятно звякнуло. Кажется, стекло. Как до него не добрались корни или пасть дина? Точно бутылка и, кажется, полная. Порылся еще, нашел жестяную коробку, тут еще спиртное. Потом разберемся. А понятно. Тут сверху лежала железная дверь, потому корни хлебницы не добрались до стекла. Пошел искать дальше.
   Через десять метров наткнулся на запас инструментов. Эти хранились в ящике, обшитом металлом. Те же молотки, небольшой топорик, шуруповерт, запас гвоздей, клещи, плоскогубцы, моток проволоки, рубанок и прочее. А рядом три гвоздодера, большой молоток с железной ручкой, два превосходных топора, точильно-шлифовальный аппарат. Через минуту нашел пару хороших ножей. Один с металлической ручкой. Еще через минуту раскопал металлический письменный прибор. Кажется из бронзы. Тут и ручки есть. Опять попались остатки от каких-то бытовых приборов: утюгов, микроволновок, кондиционеров и прочего, несколько смятых холодильников и газовых плит. Пластик, разумеется, уже переработан. Вроде и мелочь, а тачку на место сбора металлома отталкивал дважды. Нашел остатки от канализационного люка. Крышку загрузил сам, остальное тяжеловато.
   Посмотрел влево и чуть не опешил. К ним топает нечастый гость. Почему на посту молчат? Они-то должны заметить подход дивов раньше всех. Ну ладно, кричать, вызывать по рации некогда. Через мгновение приклад автомата упирается в плечо, палец перемещает переводчик огня на автоматический. Цель в мушке. Очередь ушла хорошо. Автомат попытался дернуться, но руки привычно укротили его норв. Неприятные звуки резко нарушили тишину.
   - Антон, Костя, срочно открывайте огонь. Остальным укрыться на посту. Я прикрою.
   Вася присел за тачку и тут же дал следующую очередь. И хоть как всегда пространство сузилось до узкого коридора, все же краем глаза заметил, как Серега и Аман бегут к посту, на ходу выхватывая оружие, до сих пор висевшее за спинами. Но пока не до них. Ушло еще три очереди. Теперь Вася и вовсе припал на землю, тут рядом сложенные друг на друга два бетонных блок, по краем установлены по две плиты. Сооружение надежно укрывает и его, и тачку. Между тем, не менее пяти крупных обломков кирпича ударилось о чугунную крышку.
   Дивы способны бить очередями до двадцати элементов. Причем на расстояние до двухсот метров. Только их внутренних резервов хватает только на пяток таких серий. Потом им надо пополнить его. С другой стороны все необходимое для этого тут под ногами. Див просто может встать на передние лапы и начать глотать камни и обломки кирпича. А потом все это выплюнуть в противника. Причем попадания весьма болезненные, так как выпущенные снаряды летят с весьма солидной скоростью.
   Вася поменял магазин на сорокапятипатронный. Перекатом ушел к соседнему укрытию. Молодец. Сам велел расставить и эти два, и десяток других на поляне, для того, чтобы в случае чего можно было укрыться. Уперся на поверхность, прицелился в крайнего дива и угостил его порцией горячих пуль. Только вот на этот раз малоэффективных. Теперь слышно как стреляют и с поста. Главное тяжелое ружье. Его разрывные пули могут нанести серьезные раны даже диву. Сколько до них? Меньше ста метров. Главное пост для них ближе. На него и обращено все внимание тварей.
   Вася прекратил стрелять и достал чехол с арбалетом. Взвел его, вставил особый болт, прицелился и отправил его в самого крупного дива. Попал. Понял это по яростному реву. Сам в это время вставлял новый болт. Выстрел. Снова удачно. Впрочем, расстояние маленькое. Оружие при стрельбе не дергается. А див весьма крупная цель. У них только рост под два с половиной метра, ширина под метр. Теперь с поста по ним ведется весьма сильный огонь. Вот, кажется, Костя попал в одного из тяжелого ружья. Див согнулся пополам и рухнул вниз. Магазин автомата вновь опустел. Вася вновь выстрелил из арбалета и принялся менять магазины. Выглянул из-за блока и опешил.
   - Прекратить огонь, - потребовал он по рации. - Внимательнее. Стрелять только одиночными, и целясь тщательно. В Дениску не попадите. Огонь.
   Сам опять выстрелил из арбалета. Попал опять. А вот о том, что надо перезарядить оружие забыл. Потому что впереди весьма захватывающее зрелище. Дениска плюнув пару раз огненными сгустками, теперь принялся рвать дивов клыками. В бою втроем против одного у противника были бы еще шансы на победу. Но на этот раз свою роль сыграли люди. Возможности обстрелять головастика камнями у дивов на этот раз не было. К тому же все три особи оказались уже сильно израненными. Поэтому дальше Дениска справился сам.
   На это ему понадобилось минуты пять. Люди за это время выпустили не более десяти пуль. Правда, попали все. Одержав победу, головастик первым делом плотно подкрепился. От каждой туши осталось не более половины, причем верхняя часть с головой.
   - Вася, смотри - обрадовано воскликнул Серега, когда подопечный уже привычно пошел заедать все остатками развалившегося дома.
   - Да вижу. Головы оставил. А я уже думал, что он все съест. Теперь оставшееся можно сдать. А это двадцать балов за каждого.
   - А он не вернется?
   - Гриша, а затолкай остатки дивов подальше. Хватит Дениске и бактов.
   - Хорошо.
   Распрагов устроил пятиминутный разнос Антону, досталось и остальным. Раза три напомнил о возможных последствиях подобного головотяпства. Кажется, прониклись. Помолчали. Однако надо двигаться дальше. Через минут десять приступили к работе. Аман собирает, с ним Толя. Серега на посту, смотрит в приборы. Гриша должен вытащить еще два десятка блоков и плит. Затем снимет несколько слоев породы рядом с уже подготовленными укрытиями, чтобы получились небольшие углубления. Вася решил лучше укрепиться на поляне. Приедет машина с краном. Он поможет уложить тяжелый блоки друг на друга.
   Сам же с бензопилой отправился резать бревна развалившегося деревянного дома на краю поляны. Костя его прикроет. Эту кучу дерева разбирать начали еще в первый день. В первую очередь это запас дров. Для этого солидные бревна делятся на обрубки длиной примерно в метр, которые потом грузятся в тележку мотоблока. Заодно отбираются доски в приличном состоянии. На этот раз получилось два десятка обрубков. Отвезли их к посту. Вернулись на место работы уже с техникой. Остальная работа подождет, а Гриша пока вытащит из завала часть бревен, чтобы потом их легче было разделать.
   Первые две партии вытащили быстро и без проблем. А на этот раз все идет туго. Бревна никак не хотят освободиться. Крепко держаться друг за друга. Трос натянулся и буквально дрожит. Пришлось заглушить двигатель. Василий с Гришей и Костей осмотрели завал. Вроде бы нашли выход. Вася разрезал три бревна. Трактор вновь взревел, напрягся. И тут куча не выдержала и распалась.
   - Ну, что хватит, или еще? - обратился к Васе Гриша.
   - Чтобы не отвлекать тебя еще раз, давай дернем вон за тот венец, предложил тот.
   - А что можно?
   Через пять минут венец действительно удалось вытащить, а вместе с ним и еще десяток бревен. Заодно из-под завала выглянул край старого холодильника. Белая краска сразу бросается в глаза. Костя потрогал его, бревно сверху. Вроде все крепко. Подошел Костя.
   - Командир, может, вытащим?
   - Зачем. Там наверняка внутри ужас. Все испортилось и сгнило. Хотя лучше сейчас вытащить и открыть. Чтобы потом сдать в металлом. Давай цепляй.
   Оказавшись на земле, холодильник раскрылся. Из него выпало несколько пакетов. Вася подошел поближе. Вроде особого запаха нет. Осторожно сделал несколько шагов и заглянул внутрь. Через мгновение на лице появилась улыбка. Он махнул товарищам рукой, приглашая присоединиться.
   - Вася, а чего это, - спросил Гриша.
   - Соль, крупа, сахар.
   - Это вижу. А зачем в холодильнике?
   - Дом старый. Может мыши доставали. Или старый неработающий холодильник лень было выбрасывать, и его приспособили под хранение и обычных продуктов, - ответил Распрагов.
   Добыча знатная. Внутри оказались продукты. Причем не скоропортящиеся, а длительного хранения. Все расфасовано в упаковки в один, три килограмма. Только пять пакетов с макаронами на восемьсот грамм. Подсчитали. Тут пять килограмм муки высшего сорта, три сахарного песка, четыре риса, столько же гречки, по два пшена и перловки. Десять банок кильки в томате. Вроде не вздувшиеся. Две коробки с сахаром рафинадом на девятьсот грамм каждый. Тут в мегаполисе это настоящий клад. А нашли случайно. Поиск трофеев в их задачу не входит. Поэтому учитывая размер находки весь запас продуктов принадлежит им. А будь клад немного крупнее, пришлось бы делиться. Хороший трофей.
   И если уж быть честным это и есть одна из важнейших причин, по которой многие готовы отказаться от много, терпеть лишения и трудности, ради того, чтобы работать на улице. Даже не возможность премиальных за динов или жемчужин. Нет. На постах сидят безвылазно для того, чтобы подстрелить кого-нибудь из бегающих со съедобным мясом. В мобильных группах по зачистке территории выкладываются ради обнаружения вот таких запасов. Между прочим, все ножи и инструменты, найденные сегодня Василий вполне на законных основаниях оставит себе. Это если он поступит по-другому, его не поймут. Конечно, половину он раздаст своим ребятам. И все это их добыча. Как, например, содержимое сейфа, который они нашли. Сейчас он опечатан. Но потом его вскроют, и ребята получат свою долю. Сорок процентов. Ну, а пока надо просто служить, для того, чтобы получить возможность оказаться на хлебном месте.
   За дивами приехали только через час. Автокран, небольшой грузовичок, самосвал и Нива. Водители трех автомобилей остались на месте, поздороваться кабины покинули только двое сопровождающих. А вот из легковой вышли все пятеро. Анна Золотова, Екатерина Яснова, Рашид Шигапова, Саня Добрых и незнакомая молодая женщина. Распрагов коротко доложил об обстановке. Рапорт приняли дежурно, без особого интереса. Явно не для этого приехали.
   Вся пятерка, включая женщин, внимательно осмотрела то, что осталось после Дениски. Вопреки скрытому ожиданию Кости и Сереги, о чем они несколько раз намекали Васе, дамы все это проделали спокойно и без эмоций. Бойцы группы оказались даже несколько разочарованы.
   - На полученных изображениях в группе есть старый див с отметкой на морде. Кроме того, у него есть полоски на шее и нет половины правого уха, - заявила Катя.
   - Да вижу я, - недовольно ответила Золотова. - А группа та самая. Значит остальные тут неподалеку. Все на вид молодые. Наверное, сбежали на охоту. Старший должен забеспокоиться. Так что давайте-ка пройдемся по следу. Распрагов ты с нами. Откуда они появились?
   Вася показал, где располагается интересующая командование щель. За это время дивов подцепили краном, подняли и уложили в кузов. Предварительно для Дениски оттуда сбросили десяток бактов. Чтобы автокран не гонять лишний раз, заодно пригнали и самосвал, в который и навалили все найденное за последнее время железо. Колонна тут же убралась обратно.
   Но вот Нива осталась, как и пассажиры, приехавшие на ней. Из автомобиля достали оружие, снаряжение. Все пятеро надели легкие бронежилеты. Такой же получил Вася. Вес всего два кило, а прикрывает большую площадь. Пулю держит плохо, но тут никто стрелять в них не собирается. Зато по завалам в нем бегать удобнее. Очень хорошая вещь. Только их мало. Все на учете. Выдают только для выходов в развалины.
   Пошли вшестером. Первым Распрагов, потом Аня, остальные дамы. Рашид и Добрых замыкающие. Взобрались на большую трубу. Вокруг довольно утоптанная земля, почти ровная. Конечно, не проспект, но идти можно. Тем более поверхность почти гладкая и на ней ничего не растет. Впрочем, и на земле рядом. Лишь изредка встречаются чахлые кустики хлебницы. А вот по сторонам от этой своеобразной тропы заросли достаточно густые, и мало примятые. Значит, дивы пришли по тропе. Так продвинулись метров двести. Дальше дорогу преграждает завал. А вот правее сухие стебли переломаны. Пошли туда.
   Через десять метров добрались до спуска на небольшую поляну. Вася тут же увидел двух дивов, хозяйничающих внизу. Внимательно огляделся. С тропой ведущей вниз не все в порядке. Через несколько секунд догадался почему. Камень, раньше находившийся где-то посередине, не выдержал и сорвался вниз, заодно сковырнув еще несколько валунов. Теперь там небольшой провал.
   Между тем спутники Васи начали располагаться. Добрых и Шигапов собрали тяжелое ружье, которое хотя и имеет сходство с ПТР, но это специальная новая модель. Вася несколько раз видел, как они работают, но издали. Золотова разложила сошки у своего ружья, то же какое-то новое, но этот вариант значительно более легкий. У Кати Винторез, а незнакомка будет стрелять из СВД.
   - Распрагов, твоя задача прикрывать нас и проследить, чтобы никто нам не мешал. Катя начинает первой, - распорядилась Золотова. - Остальные по моей команде. Начинай.
   Поглядеть на работу стрелков хочется. Особенно на незнакомку. Золотова и Яснова воспринимаются, прежде всего, как начальство. Да к тому же у них отношения с командиром. Как у других неизвестно, но для Васи это важно. В какой-то степени они не женщины. У этой же нет такого ореола. К тому же довольно симпатичная. Выше среднего роста, круглолицая, чернобровая, щеки разрумянились от перемещения по скалам. А так вот и не сказать, что яркая красавица. Все вроде средне. И одета просто. Простая старая куртка, поверх которой надеты бронежилет и разгрузка, поношенные брюки темно-зеленного цвета, сапоги хоть и не кирзовые, но тоже простые, без всяких высоких каблуков, хотя и женского фасона. Из-под темно-синего берета, выглядывают завитки светлых коротких волос. Зато улыбка на ярких губах приятная. Косметики на лице на первый взгляд почти не заметно. Не ощущается и запаха духов.
   Вася быстро отвел глаза и старательно начал осматривать территорию. Как бы не заметили, что он занят разглядыванием, а не выполнением задания. И действительно не на экскурсии. Не прозевать бы какого-либо мартыхая. АКМ наизготовку, и все внимание на свою зону ответственности. Между тем пока стреляет только Яснова. Винтовка у нее хоть и считается бесшумной, но слышно как работает затвор. А еще слышно как начали реветь дивы. Особенно когда в них попадает пуля.
   - Огонь, - прозвучала команда.
   И тут же за спиной хлопнуло. Впрочем, не так уж и громко. Просто выстрелили рядом, да еще и эффект неожиданности. Ну а потом выстрелы стали звучать один за другим. Голос тяжелого ружья прозвучал еще трижды. И тут стало тихо. Вася обернулся. Его спутники уже поднимаются из укрытий.
   - Распрагов, что у тебя? - спросила Золотова.
   - Тихо, - ответил Вася и не вытерпев спросил. - У вас?
   - Закончили. Теперь давайте вниз. Посмотрим, что там.
   Дивы действительно не подают признаков жизни. Один из них как раз тот, кого высматривали. Полчаса провозились, обвязывая туши стальными тросами. Оглядели поляну. На этот раз ничего интересного. Старая хлебница хорошо потоптана. Есть железо, причем много. Разумеется, лежит кирпич целый. Но главное имеется проход дальше. Им и воспользовались.
   - Раз уж дошли сюда, предлагаю проверить. Судя по снимкам с дронов, там еще одна поляна, только очень заросшая и соответственно разглядеть, на снимках что-то сложно, - заявила Золотова. - Только пройдем поверху. Возражения? Нет возражений. Тогда пошли.
   По куче битого кирпича дошли до противоположной стороны поляны. Здесь местность понижается и все уже заросло свежей хлебницей. Высота завала метра в два. На той строне уже очищенная территория. Спустились вниз на поляну. Тут заросли и повыше, и стебли уже созревшие. Сразу же нашли капусту. Совсем немного. Всего лищь маленькия пятачок в полсотки. Отметили все. Долго задерживаться не стали, через завал перешли на другую сторону. Здесь уже очищено. Правда, молодые ростки хлебницы дали всходы совсем недавно. Правда, только с края, так как проход теперь служит улицей.
   - База. Это Золотова. Мы находимся Косая один-два. Где-то посередине. До пятнадцатого от нас метров сорок. Идем к нему. Пусть с поста прикроют. Вышлите транспорт. Заодно и тяжелую технику. Мы отметили точку нашего выхода. Тут есть условия для того, чтобы проделать новый проход. На той стороне два наших дива. Их так же надо забрать.
   К своей группе Вася вернулся только часа через два в микроавтобусе, сопровождающем гостинец для Дениски. Их привезли вместе с Шигаповым. Тому надо забрать свою автомашину. Обратно Рашид вернется с колонной. А Вася первым делом решил ознакомиться с обстановкой.
   - Ну, что ребята. Как тут без меня?
   - Приезжал Виктор Андреевич, ругался, что используем обработанный кирпич, а не материал из обычной кучи. Но потом вроде успокоился. А так все нормально, - рассказал Костя. - Вася, давай быстрее кушать. Мы тут остатки мяса приготовили. Осталась только твоя порция.
   - Ругался, так ругался. А на самой поляне обычного кирпича нельзя достать? Может под обработанным слоем есть?
   - Нет там. Проверили уже. Но мы тут присмотрели место, где есть возможность набирать кирпич прямо из завалов. Зацепить тросом и стащить вниз кучу, ну а потом отберем нужное. Остатки отдадим Дениске. И еще Виктор Андреевич обещал прислать установку по сортировке породы. Там несколько сит. То, что пройдет сквозь самое маленькое, засыпаем прямо на капусту. Годный материал складываем отдельно, или сразу в дело, а все остальное на грузовике на новое поле хлебницы.
   - А с чего это он так за закаленные кирпичи беспокоится. Вон их сколько лежит. На той же поляне они еще и корнями обработаны. Тут их собирать и собирать, - удивился Распрагов. оглядывая местность.
   - Закаленный и обработанный еще дороже стоит. Виктор Андреевич ту самую установку и еще четыре таких же приобрел за четыреста тысяч рублей. Три четверти оплаты за них закаленным кирпичом. Стандартным. Всего надо поставить три миллиона штук. Кроме того есть еще заказ на этот год, на такой же объем. Вот и начался аврал. Ребятам на сортировке начисляют уже по сотне в день. Ты по дороге бригаду по сбору не видел?
   - Нет.
   -Значит, до Косых еже не добрались. Бригады теперь собирают по триста тысяч штук за сутки. Это не считая всего прочего. Так что скоро и до нас доберутся. Один аппарат уже обещали прислать.
   - Ты уже говорил.
   - Нет, это другие устройства. То, что с ситом, это устройства для разбора завалов, еще не тронутых динами. А это для сбора кирпича на поле с хлебницей.
   -Ладно. А где моя еда?
   - На кухне вестимо. Сам дойдешь? Или проводить?
   - Сам.
  
  
   Всеволод просил в главке надолго не задерживаться. Но пришлось провести в управлении целую неделю. Начальство все же подкинуло материалов и по здешним служебным обязанностям. Справился с трудом. Это, несмотря на то, что работал без выходных. Да к тому же еще и Надя помогала. Разумеется, и он в долгу не остался. Но все же без нее пришлось бы труднее. А так удалось все же организовать работу эффективнее. Поэтому на седьмой день закончили пораньше, и он пригласил ее в одно из местных заведений общепита. От столовой главка оно отличается тем, что кормят тут не по карточкам, а за деньги. И даже талонов не надо. Правда, цены весьма серьезные. Две порции пельменей обошлись в сто двадцать рублей с лишним, кроме того взял сок и пирожное для Нади, и чай для себя. Заплатил еще тридцать пять.
   Продукты дорогие во всех коммерческих структурах. В государственных специализированных еще более-менее. Но там, надо еще талоны предъявить. А их в месяц на человека выдают на покупки общей суммой от двухсот до трехсот рублей. Причем они именные и неиспользованные просто сгорают. А в тех же государственных, но уже общих, частных или на рынке все еще дороже.
   По дороге домой пригласил ее к себе ещё и на чай. Специально для этого случая из запасов выделил одну шоколадку. Кроме того у него целый подарочный набор, присланный из Звемелина. А Надя теперь живет в соседней квартире. Это между прочим бывшая его Федора комната. Просто он заочно успел переехать. Соседям выделили другое жилье, а девушки быстро выбили его для себя. Вернее в однокомнатную квартиру отправили своих соседей-мужчин. Теперь их в квартире живет четверо. Уралова тоже тут поселили. Добираться ему отсюда до службы легче, и условия жилищные получше. А места хватает. Тут фактически одновременно довольно редко ночуют даже двое жильцов. Настолько, что пустой на ночь квартира остается чаще. Есть даже точные цифры. Трижды ночью она была пустой, пару раз одновременно находилось двое жильцов, и целых четыре раза один. Откуда Федор это знает? Надя сообщила.
   На этот раз Федор к своему удивлению дома застал Всеволода. Острый только, что из душа. Поэтому старательно вытирает влажные волосы.
   - Здравствуй.
   - Добрый вечер. Федь и ты сегодня дома? - удивился приятель и сосед.
   - Ну да. Только это твое появление тут удивительно, - возразил несколько озадаченный Федор.
   - Думаешь? Только я уже третий вечер подряд тут ночую, - похвастался Всеволод невероятным достижением. - А вот тебя эти дни тут не было.
   Он, оказывается, сегодня тоже убыл из роты пораньше. Правда, это пораньше, означает через полчаса после окончания рабочего дня согласно официально утвержденному распорядку.
   - Вот как? Я на службе ночевал, хотел быстрее все сделать. Так что с завтрашнего дня опять в твоем распоряжении.
   - Отлично. Но, и у нас дела пошли. Вернее наоборот ситуацию стабилизировали. Стало спокойнее. Плотность вредителей сокращается.
   - Разумеется, если ты третий раз подряд ночуешь на квартире, - усмехнулся Федор. Действительно сам по себе данный факт говорит о том, что обстановка вполне благоприятная.
   - Да вот и решил, в том числе и по твоему совету, дать людям отдых. Кто-то отдыхает в расположении подразделения, а кому то разрешил вообще ночевать у себя, а заодно и развеяться, прогуляться, посетить магазины, кафе. Количество боевых выходов, патрулей и постов уменьшил. Тем более за эту неделю у нас поставили еще четыре автоматические огневые точки. Ну и плотность вредителей, как уже говорил, за неделю еще снизился. Так что спешить некуда. Имеющиеся головастики уже взрослые, новых в этом году уже не будет. Дины все равно кладки не делают, поэтому особой защиты им не надо. И да, помнишь, ты мне предлагал их не трогать. Последовал твоему совету. Народ все воспринял хорошо. Устали. Так, что эти премиальные никого уже не стимулируют. И представляешь. Дины и бактов усердно лопают, и с территорией лучше стало. Но появилась новая проблема.
   - Поступила новая партия диноловушек? - усмехнулся Мураев. - И до вас все-таки очередь добралась. В главке целые сражения идут за свою долю. Все резко начали их ценить.
   - Да. Из новых поставок и нам, выделили немного. Ну, если кому-то, наконец, ловушки понадобились, то и брали бы все себе.
   - Что так?
   -Да мы к своим уже привыкли. Говорю, мелкие стаи они сами уничтожают, территорию чистят. Одна польза от них. А тут сдавать их центру. Дениску того же вообще жалко. Ну и, честно говоря, я уже начал надеяться на жемчужины. Так что, решил своих не отдавать. Хотя и давят сверху. Ловим только в том случае, если обнаружим новую группу, или надо идти на ту сторону. Тем более тут действительно работы становится меньше. А балы набирать людям надо. Впереди еще ноябрь целый. Да и от октября две недели.
   - Это получается, я зря торопился? - даже немного растерялся Федор. Все же цена его стараниям и чрезвычайным усилиям оказалась не такой высокой.
   - То есть как зря? Работы хватит. Рано обрадовался. Легкой жизни не будет. Но и постоянного напряжения, как еще дней десять назад ,тоже. Да. Сегодня у нас Горшков ночует. Его Александру девушки устроят у себя. Сейчас они подъедут, и пойдем к соседкам чай пить. Так что давай мойся, приводи себя в порядок. Минуты пять у тебя есть. Потом тут у нас поговорим втроем. Это хорошо, что и ты будешь присутствовать.
   Планировал мероприятие на двоих, а получился целый праздник, учитывая уже привычные для всех спартанские условия. Чаепитие прошло по высшему разряду. Александра Петровна привезла еще один пирог, а в закромах хозяев оказался целый торт, присланный с караваном. По местным меркам настоящее чудо. Для отсутствующих на данный момент жильцов оставили их долю, а всем остальным удалось полакомиться на славу. Тем более чай оказался весьма хорош. Это уже из заказа с использованием жемчужины. Тут на качестве почти не экономят. Кроме того и сахар нашелся, и немного конфет. Ну и пара плиток шоколада. Одна из них Федина. А вот набор он все же решил придержать и подарить Наде при удобном случае. Время прошло быстро и незаметно. Но как только наступило девять вечера, Всеволод откланялся. За ним ушли и двое гостей, предоставив дамам убрать со стола и предаться отдыху.
   - Ну, что? Начнем разговор? - предложил Виктор Андреевич.- Сразу сообщу новость, про которую мало кто еще знает. Участок моей роты передается во второй сектор. Даже так. Часть под пастбища, а часть нарезается под хозяйственный сектор. Будет и такой. Лишнее оттуда будут вывозить, ну а на освободившемся месте начнут огороды разводить. Да. Я это знал заранее. Но тогда просто не мог говорить. На тот момент рассматривались разные варианты. Но все же остановились на этом - самом радикальном. Поэтому теперь я могу открыто говорить о проекте, возможность реализации которого я и зондировал в наших беседах. Так как и сам больше склонялся именно к этому варианту. А за последние полтора месяца я получил новые аргументы в его. Благодаря этому удалось без возражений утвердить и дальнейшие шаги. И не буду лукавить перед вами. Это я и предложил руководству остановиться на нем. В соответствии с планом я беру себе ваш старый участок. Поэтому в ближайшие дни необходимо переместить туда всех своих людей. Требуется только согласование с тобой, Всеволод.
   - Отлично, - обрадовался Всеволод. - Значит, я смогу снять оттуда своих людей и перебросить на новую территорию.
   - Значит, ты не имеешь возражений? - даже немного удивился собеседник.
   - Но почему я должен быть против? - пришла пора удивляться Севе.- Я уже сказал, что это позволит освободить людей. Сократит наши коммуникации. Тем более участок отходит вам. Я рад и тому, что территория достанется хорошему хозяину, и предстоящему нашему соседству. Мне очень понравилось работать вместе с вами.
   - Действительно сопротивления с вашей стороны мы не очень и ждали. Но на будущее. Территории так легко никому не отдавайте. Даже вроде бы друзьям, и даже по приказу. Как раз сейчас с земли можно получить хорошую выгоду. Но об этом позже. Да мне понравилось совместная работа. Сразу доведу до вас и такую информацию. Официально я недоволен потерей старого участка и на этой почве был даже конфликт.
   - Зачем такие сложности?
   - А под это дело еще несколько участков пойдут под пастбища. И так будет легче уломать некоторых руководителей. Кроме того как бы в наказание, мою роту, Сева, подчинят твоей. Так, что рано обрадовался. Ответственности меньше не становится.
   - Но как? Мы же по статусу равны. А учитывая стаж, связи, как-то не очень логично.
   - Ничего страшного. Моя рота будет у тебя в оперативном подчинении. Официально это пока все же два разных подразделения. Но фактически ты будешь командовать обеими в равной степени, а я буду у тебя заместителем по тылу. Позже все это оформят в более удобный вариант. Или отряд или отдел. Скорее первое. Потому что, все же у тебя на первом месте будет очищение территории и ловля динов. А в работе отдела большое значение имеет хозяйство. Расчистка местности, сбор добычи. Конечно, от этой формы в дальнейшем будут отходить все больше. Все же некоторые слишком к земле прирастают. Предпочтительнее все же отряды чем отделы. Но все равно полностью от хозяйственных забот не избавиться.
   - Ну что же поработаем тогда, - согласился Всеволод.- Вчера пришла новая колонна. Сумели дополнительно небольшой внеплановый караван протиснуть. Почти весь груз пойдет нам, как вы Виктор Андреевич и предлагали. Получил вместе с ним и письмо. Добромир сообщает, что с удовольствием, это подчеркнуто, готов на сотрудничество с вами. Более того запасной аэродром будет предоставлен. В январе мы собираемся в отпуск. Он приглашает и вас погостить у него. Ознакомитесь условиями. Если будут дополнительные пожелания, то готовы пойти навстречу.
   - Замечательно. Я думаю, меня все устроит. А насчет пожеланий, то думаю, они их не сильно обременят, да я и сам кое-какие проблемы способен решить. Есть у меня и что предложить. Так что сработаемся.
   - Ну а мы с вами считаю уже, - заявил Всеволод. - Поэтому то, что мы в будущем будем действовать совместно, меня радует. Да и рота еще одна нам не помешает.
   - Только эта рота намного меньше вашей. Сто двадцать три единицы списочного состава считая меня. Ну и двадцать восемь вольнонаемных.
   - Ничего. Людей еще наберем. Если уж ваш участок забирают, то значит, и многие другие с насиженных мест стронутся, и придется думать, как обустроится дальше. Спокойная жизнь то закончиться. А авторитет у Виктора Андреевича Горшкова высок. Значит и к нам люди придут. Если не активные бойцы, так в хозяйстве пригодятся.
   - Да, я уже говорил об этом. Мои недруги не подумали, что ломятся в открытую дверь. Столько сил приложить, чтобы прищемить себе хвост. Нельзя же чтобы мой участок из общей линии выделялся. Для того чтобы построить нормальный периметр, придется тронуть и прилегающие территории. А там есть участки и их собственных друзей. Да многие потом им припомнят, что в результате их инициатив потеряли свою обустроенную землю. Они рассчитывали, что я зубами буду держаться за свой участок. На этом свой план строили. А они за счет этого, что-то получат. И репутацию, и какие-то уступки. Ну и себя обезопасят. Теперь о наших делах. Участок у вас, кстати, весьма перспективный. Это сейчас он с трех сторон имеет соседей. Но от нее даже до новой границы между вторым и третьим секторами еще ой как далеко. Сначала надо всю территорию, которая была на начало этого года под пастбища отвести, а потом уже до вас дойдет очередь. А это не скоро. Освоение всей новой территории потребует времени. Да и наш участок надо будет освободить окончательно только где-то в марте. Но до этого надо создать инфраструктуру на новом месте.
   - То-то вы у нас тут же начали возводить всякие хозяйственные постройки. Кстати. Федя у нас уже теперь живет четыре козы с козлом, - Всеволод сообщил эту новость, как весьма серьезное достижение.
   - Ого, - обрадовался Федор. - А чем питаются? Они же должны где-то пастись.
   - Да той же хлебницей, - улыбаясь, сообщил Всеволод. - Виктор Андреевич, засеял целых четыре участка хлебницей. Там и так кое-что росло, а теперь совсем плотно. Разумеется, очень быстро появились новые побеги. Вот их-то они и едят.
   - На самом деле на вашей территории есть два небольших пастбища. Одна в двадцать соток, другая в полгектара. Там еще деревья растут. А так да, важное место в рационе занимает хлебница. Дело в том, что ее побеги до трех недель вполне безопасны. Всякие элементы появляются в стебле только после этого. Более того, из-за того, что пасущиеся животные съедают верхушку, этот период еще увеличивается. Все вещества собираются в корне и рядом. Их концентрация несколько увеличивается. А хлебница еще и растет быстрее. Правда, ее много, а скотины мало. Так что она все равно успевает вырасти до опсного состояния. Ну, ничего, зато делаем запасы. Двухнедельную, кстати, можно уже заготавливать в качестве запасов зимнего корма. Но самое интересное, что территория быстрее очищается. Если весной там посадить тыкву, летом ее убрать, то в результате мы получим прекрасные участки земли пригодные под огороды.
   - Но ведь хлебница на обычной земле не растет.
   - Совершенно верно. И тыква тоже. Поэтому от них уже и избавляться не надо, сами зачахнут. Два участка будут, кстати, готовы под огороды уже следующей весной. Один на десять соток, другой на двенадцать. Для этого я выбрал территорию, где было относительно чисто. Кроме этих упомянутых, еще один участок пошел под тыкву, имеется в виду золушкину, и участок под орешник. Так что хорошо, ты Федор Николаевич поработал. Все люди набранные тобой пригодились. Всех пристроили к делу.
   - Виктор Андреевич. А почему тыква - золушкина? - поинтересовался Мураев.- Давно этот момент интересовал. Еще когда изучал местные реалии до командировки.
   - Для того, чтобы отличать от обычных. Не только тыква, но и орешки у нас "золушкины". Не помнишь сказку разве? А еще чешский фильм был.
   - Чехословацкий.
   - Да. Чехословацкий. Там, не в фильме, а сказке, из тыквы получается карета, из орешков же, уже в фильме - наряды. Ну и тут, то же самое. Почти. Конечно, далеко не жемчуг, возможности сильно ограничены, но все же достаточно ценные. Да. И главное, в двенадцать ночи обратного превращения не происходит.
   - Ну, что раз добрались до сказок, на ночь глядя. Может, пошли на боковую, - предложил Всеволод, посмотрев на часы..
   - Да пора бы. Завтра новый тяжелый день.
   Следующий день оказался не просто тяжелым, а очень тяжелым. С утра был прорыв. В силовом поле специально предусмотрена возможность прохода головастиков. Вот двое и прошли. Но при этом возникает дыра. Вот в него и прорвалась стая бактов. Перекрыли этот квадрат. Для этого сейчас уже есть возможности, и начали искать вредителей. И навыки необходимые появились. Дины, когда у них на хвосте погоня, стараются спрятаться в развалинах, что они и сделали и на этот раз. Ну а бакты попытались взять убежище в осаду. Для них это закончилось печально. Участок окружили несколько патрулей. Резервная группа выдвинулась с базы роты.
   На этот раз все вокруг тщательно осмотрели и проверили дважды. Да и ударные группы прикрыли надежно. Хватило ошибки допущенной месяц назад.
   Тогда в конце сентября так же блокировали большую стаю бактов. В одной из групп слишком увлеклись отстрелом окруженных. В это время неожиданно из развалин на них напала другая группа бактов. Пяток вроде успели отстрелить, как они добрались о людей. К этому времени на новую цель успели переключить двух снайперов. А вот пулеметчики уже стрелять не могли. Боялись попасть в своих.
   Хорошо еще прибывший недавно Федор с группой из пяти бойцов как раз направлялся в эту сторону. Получив сообщение о нападении, тут же рванули туда, стараясь добраться до места, одновременно понимая, что не успевают.
   Мураев завернул за высящийся впереди остаток кирпичной стены и на мгновение замер. В метрах пятидесяти развернулось побоище. Левее трое бойцов, прижавшись спиной к развалинам, с трудом отмахивались от наседающего противника. У двоих в руках топоры, третий орудовал алебардой. Только вот нанести врагам серьезные ранения им так и не удавалось, а силы между тем уже начали покидать. Бактов было четверо. Стоило к ним присоединиться, кому-то из пяти-шести носящихся правее и ситуация станет еще хуже. Пока же они старались, уклониться от пуль снайперов и одновременно добивали людей.
   Вот один бакт на секунду притормозил, что-то поддел рылом и подбросил вверх. Это оказался один из бойцов группы. Человек оторвался от поверхности почти на метр и упал вниз. Пуля, попавшая в бок, не позволила противнику нанести второй удар. Но тут же мимо пронесся второй бакт. Он сходу смял попытавшегося приподняться бойца, прошелся по нему как бульдозер. Вот еще один человек, пришел в себя и попытался встать на ноги. И тут же оказался сбит. В это время из развалин на открытое место выбралось еще два потрепанных бойца, отбиваясь от наседающей твари. Увидев новую цель, к ней бросились трое бактов.
   За это время Мураев уже сделал шагов семь вперед. Одновременно он дал команду Буравкову и Мише стрелять по бактам. Остальные два бойца рванули за ним. Враги тоже заметили нового противника, и двое бактов уже стартовали навстречу. Если разгромленная группа состоит из тяжеловооруженных бойцов, то Федор и его бойцы несли на себе более легкую защиту. Перед ними стояла задача маневрировать. Но обстоятельства повернулись так, что теперь пришлось встретиться с бактами лицом к лицу.
   Мураев взял в левую руку клинок, а в правую тяжелый топор с широким лезвием. Вместо обуха у него массивный, длинный шип. А вот и первый бак. Прыжок вправо, и тут же клинком в морду, стараясь попасть в глаза, и тут же с размаху топором по шее. Быстро выпрямился и вытащил топор, не дав бакту вырвать его и утащить, одновременно расширяя рану. Бакт остановился и попытался развернуться. В это время человек сделал два шага вперед и вновь воткнул клинок в морду зверю, который уже поворачивался к нему. И еще раз с размаху топором, куда-то в шею, одновременно отводя клинок для нового удара. Повторил серию ударов пару раз.
   В это время второй бакт с ходу налетел на двух бойцов Мураева. Немного заметался между ними, но все же с ходу сбил одного из них, получив не такие уж опасные раны в туловище. Развернулся и вновь ринулся на людей. На этот раз его скорость оказалась меньше. Однако еще не оправившегося от первого удара бойца, он вновь смял. Но на этот раз получил внушительный удар в лоб от второго противника, после чего рядом возник Мураев, вонзивший свой топор в шею.
   Оставшемуся на ногах бойцу велел добивать своего первого бакта, а сам продолжил наносить ранения уже этому, действуя попеременно клинком и топором. Краем глаза заметил ещё одну приближающуюся тварь. Но через мгновения, она пропала. Кажется, её настигла пуля Буравкова или Куницына.
   Поэтому очередного противника Федор ждал уже в полной готовности. Уход с линии атаки, удар, еще удар. Только на этот раз надо уже встречать еще одного бакта. И увернуться уже не получилось. Тварь, хоть и получила топором по голове, но все же краем задела Мураева, и тот опрокинулся на спину. Человек тут же попытался встать на ноги. Но вот уже перед ним распахнутая пасть. Стоя на правом колене, ткнул туда клинком. После этого заставил себя встать на ноги. При этом одновременно топором вновь пробил голову бакта. Пока последний приходил в себя, махнул еще пару раз. Существо уже потеряло способность к сопротивлению. А ребята как раз добивали третьего бакта. Поэтому Федору Николаевичу самому пришлось встречать пятого противника. Увернуться и теперь не удалось. Бакт, уткнувшись мордой в клинок , сам немного свернул немного правее. Оружие вывернулось из левой руки. Успел ударить и топором. Но при этом не удержал равновесие и упал лицом вперед, серьезно ударившись сферой об обломки. Развернувшись бакт, прошелся по нему как танк, вминая в поверхность, усеянную битым кирпичом, кусками бетоны, остатками арматуры. Хорошо после этого тварь рванула на двух людей, оставшихся на ногах.
   Мураев поднялся на ноги и целую вечность длиною в пару мгновений смотрел на обстановку. Его бойцы активно работали клинками и топорами перед мордой бакта. Однако нанести серьезные раны им пока не удалось. Тварь все еще умудряется уворачиваться. Железо наносит только легкие порезы. Федор бросился вперед и обрушил на бакта удар топора сзади. Разозленный вредитель попытался развернуться к нему и тут же два топора впились ему в шею. А тут еще Мураев пару раз вломил ему в лоб.
   Все бой тут закончен. Буравков и Куницын уже бежали к ним. Не дожидаясь их, Федор направился в сторону места трагедии. Там как раз троица добивает одного из своих бактов. Двое бойцов, ранее выгнанных на открытое место, тоже кого-то рубят. Недалеко от них пытается подняться на ноги еще один боец.
   Мураев вышел на связь и попросил прислать медиков. Ответил ему Всеволод, который сообщил, что те уже на подходе. В это время Саня и Миша обогнали Федора и, не останавливаясь, побежали дальше. Когда через минуту-другую Мураев дошел до мест, его бойцы уже подбирали второго раненного. С первым работал Куницын, имеющий подготовку санинструктора. Правда, его способностей вряд ли бы хватило. Но быстро прибыли и медики. А раны оказались серьезными. Более-менее в нормальном состоянии оказались лишь пятеро, да и то сильно помятые. Троим досталось серьезнее. Многочисленные ссадины, ушибы, переломы. И при этом еще защита помогла. Например, бронежилеты спасли от стальных штырей, да и от острых осколков и сильных ударов. И главное то, что под бронежилетами оказались уже ватные куртки, значительно смягчившие удары. И еще твари хотели укусить непременно за голову. Тут выручили тяжелые сферы. Впрочем, как и защита для рук и ног, хотя кое-где зубы тварей сумели прокусить не только их, но и человеческую кожу. В этих условиях насколько пострадало само снаряжение, и говорить не приходиться.
   Сначала эвакуировали троицу. Следующей машиной отправили остальных пятерых. Вместе с ними и Мураева. Из-за более легких средств защиты досталось и ему. Пришлось пролежать в госпитале больше суток. А потом он вновь приступил к службе. Первый три дня в щадящем режиме. А потом уже как то и забылось о том, что пока надо поберечься. Сейчас все более-менее в порядке. Выздоровели и трое наиболее пострадавших. Один уже в боевых операциях участвует. Остальные двое постепенно восстанавливаются, но пока несут службу только на ППД.
   На этот раз действовали без сучка и задоринки. Квадрат оцепили, и начался отстрел бактов. Били не спеша, тщательно выцеливая противника, стараясь экономить патроны. Оцепление вовремя заметила группу из семи особей попытавшуюся неожиданно напасть на людей. Тут же группа, против которой был нацелен удар, развернулась в сторону нового противника, перестроилась, укрылась среди развалин и открыла плотный огонь. Её поддержали снайперы. Остальные сосредоточились на основной стае. Успели перебить и тех и других до того, как те добрались до людей. Мураев сегодня лично пристрелил только двух бактов. Ранил, как минимум еще четверых, причем одного и них добил именно его выстрел. Успели только собрать рога, как на поле боя выползли три крупных головастика. Они тут же начали зачищать территорию от остатков бактов, а заодно и от раненых. Так, что место боя проверять не пришлось. Зато он принял непосредственное участие в поимке трех крупных головастиков. Кстати, есть приказ свозить всех пойманных головастиков на небольшую огороженную территорию на северо-восточном углу их собственного участка. Там теперь новое пастбище. Научники решили провести эксперимент. Так, что желательно кого-то поймать. Пятерых на этот участок пока удалось загнать или заманить. Еще несколько штук там паслись и до этого. Но нужны новые партии.
   Но этим дело не закончилось. Спугнули группу мартыхаев. Пришлось охотиться и за ними. А они могут и по развалинам передвигаться. Пришлось и людям отправить в эти искусственные горы несколько групп. Прошли все насквозь. Заодно и бактов встретили. Хорошо они в большие стаи объединяются, только когда за динами охотятся. А в остальное время их не больше пятнадцати особей. Но и такие группы большая редкость, так как им прокормиться труднее. Вот и сейчас в одной группе оказалось семь бактов, а в другой - девять. Перебили всех быстро. Вот только достать их будет трудно. Отметили места на карте, чтобы потом как-нибудь забрать. Хорошо удалось их снять на камеру. Есть вариант, что будут засчитаны. Хотя на этот раз по этому поводу как-то никто не стал переживать. Все понятно. Тут в основном опытные бойцы и свои нормативы все они уже практически выполнили. Да и остальные ну не сегодня так завтра, или послезавтра, но за неделю нужное количество баллов, так или иначе, наберут. А вот ради этих трофеев, лишний раз напрягаться никто не хочет.
   Мартыхаев и прочих вредителей загнали до следующего коридора, там их и перебили. Поработала и одна дистанционно управляемая установка, и три специально подогнанных передвижных поста. Да еще пара патрулей подъехала. Так, что и загонщикам, прямо сейчас кое-что все же досталось. Часть трофеев записали на них за труды.
   Два следующих дня прошло в патрулировании территории. Сейчас обычный патруль состоит из семи человек, передвигающихся на двух внедорожниках. Бульдозеры только у трех особых мобильных групп. Задача объехать участок по существующим коридорам, заглянуть и в тупики, с целью отстрела выявленных при этом вредителей. Часто патрули наводятся операторами на цели, выявленные дронами или камерами, установленными на территории. Постепенно участок охватывается наблюдением все плотнее и плотнее. Рота в последнем караване с Звемелина получила два беспилотника и два десятка камер. Это не считая централизованных поставок от Союза. Кажется, действительно при использовании жемчужин сейчас сделали больший акцент на технические средства.
   Патруль под командованием Мураева оказался усиленным. В его состав включили новый бронированный внедорожник и колесный трактор с ковшом. Кроме отстрела трофеев, перед ними стоит задача, улучшение состояния участков на которых движение патрульных автомобилей затруднено. Не прорываться через завалы, для этого есть другие, а просто наводить порядок. Где-то осыпалось, где-то мартыхаи постарались или другие. Заодно подправить. Важная функция - оказание помощи стационарным постам. Подвезти воду, продукты, аккумуляторы. Прикрыть погрузку трофеев. Кроме того патрулям поручено внесение дополнений и исправление на плане участка. Надо нарисовать новые проходы, отметить наиболее перспективные места для предстоящих работ.
   Этой работой занимались следующие три дня. Патрули ходят пока световой день позволяет. А по вечерам опять на передвижные посты или дежурство в резервной группе. Но теперь прежнего напряжения нет. Можно даже немного поспать. Ну а после двенадцати и вовсе свободен до утра. Четвертый день начался уже привычно. Выехали к выявленному накануне самими небольшому проходу. Перекрыли существующий коридор в обе стороны. Третья группа присматривает за развалинами на противоположной стороне. Четвертая наблюдает за местом работы. Наверху завис дрон. Бригада рабочих начала расчистку щели. Уже через несколько минут отъехал первый самосвал, нагруженный доверху. Этому предстоит просто вывалить весь груз на площадку рядом.
   А вот следующие четыре надо собрать в колонну и в сопровождении двух внедорожников отправить во второй сектор. Их груз, для участков, где растет хлебница и тыква. Правильнее, где их засевают специально, для последующего сбора. А так и то, и другое растет и на остальной территории, но значительно хуже. С крупными объектами, например, целыми кирпичами, а уж тем более бетонными блоками и плитами, если конечно они не повреждены, их корни не способны справится. А вот если уж что-то выдержало соприкосновение с ними, то уже можно не сомневаться в его прочности. Это как особая отметка о высоко качестве. Но, так же как и металлы, бурному росту они не способствуют. Причем и там где прошли дины. Поэтому Виктор Андреевич и пытается активировать сбор и того, и другого.
   Да и сбор урожая на диких территориях затруднен. А вот на специальных участках уже очищенных от крупных и целых объектов, желеа и прочего хлебница и тыква растут очень хорошо. Урожайность в несколько раз выше. На них собирают львиную долю добычи. Правда, у тыквы и тут далеко не все плоды ценны. Большая часть пригодна только на удобрения. Еще из него, так же как из хлебницы, добывают различные химические элементы, делают брикеты горючего материала. Последние весьма схожи по свойствам с сухим спиртом. Самые ценные, которые и называются истинными "золушкиными", составляют не более девяти процентов из общего числа. Но и это хорошо, учитывая, что в диких зарослях их менее чем один на сорок. На специальных полях, говорят, доля ценных и пятнадцати процентов достигает. А после сбора урожая с участка собирают металл и прочий материал оставшийся нетронутыми растениями. В результате качество поля растет.
   А еще здесь добывают семена и рассаду, которую потом высаживают на обработанных пастбищах. Дины перерабатывая пищу, обычно съедают и корни хлебницы и тыквы. Поэтому и приходиться их засевать заново, для того чтобы окончательно расчистить площадку. Но, в конце концов, переработав остатки мусора, оставленного динами, и то, и другое перестает расти. И приходится засевать новые участки. Вот поэтому и содержатся эти специальные поля. Есть обширные государственные, то есть находящиеся под контролем центральной власти, есть и частные, принадлежащие различным подразделениям. Правда, учитывая, что последние так же вроде государственные, иногда понять эти частности поначалу бывает трудно.
   А чтобы участки не истощались, на них постоянно привозят все новый и новый мусор. Первым делом КАМАЗы часть груза везут на предприятие, на котором проходит сортировка. Сначала все подается на огромные сита, где происходит первый процесс отделения. Потом рабочие вручную выбирают наиболее крупные фрагменты, в том числе более или менее пригодный строительный материал, куски металла. Потом все снова подается на сита. Оставшиеся крупные обломки размельчаются в жерновах. Получившаяся смесь уходит как раз на упомянутые поля, годный стройматериал на склады.
   Кроме того во время этого же процесса отделяются, ткани, древесина, пластмассы, которые отправляются на участок, выделенный для орешника. Его отличие в том, что он превосходно растет и на обычной почве, на которой хлебница и тыква сразу же гибнет, легко перерабатывает упомянутый выше мусор, а так же металлы, но плохо переносит, щебень, битый кирпич и прочее. Так же орешник хорош для утилизации продуктов пищеварения динов, который людям приходится собирать на пастбищах. Сюда же сливается часть промышленных отходов.
   Но большая часть породы сразу же перевозится на поля хлебницы. Возможности системы сортировки ограничены. А эскаватры и грузовики работают по стахановски. К тому же на эти же участки сгребают и бульдозеры из близлежащих завалов. Так что эти поля все равно приходится чистить. В отличие от так называемых "чистых", куда завозится материал с установок сортировки.
   Сегодня с утра Мураев на охране рабочих. На этом участке добывается порода, которая идет и туда и сюда. А вообще главная задача подготовка нового прохода. Нагрузив шестой самосвал, добрались до следов пребывания дина. Причем ранее не зафиксированный. Тут же подъехала ротная машина, и в него начали грузить отсортированный сохранившийся целым стройматериал. Рабочие складывают найденное внизу в специальную корзину в нижней части устройство. Металлическая лента со специальными выступами-зубьями захватывает предметы и поднимает наверх. Там их перехватывают и складывают в нужном порядке. Второй автомобиль начали нагружать несколько по-иному. Устройство для подъема груза очень похоже. Только вместо ленты там сито. Нижний приемник заполняется уже не руками, а ковшом трактора. Затем поднимаясь наверх происходит отделение крупных объектов от мелких. Последние попадают на нижнюю ленту, которая подает их в специальные контейнеры. Автокран затем перегружает наполненный контейнер еще на один грузовик. В это время первая бригада продолжает заполнять подъезжающие КАМАЗы тем, до чего не добрались дины, при этом расширяя, проделанный теми, проход. Бульдозеры сначала выгребают мусор добытый ковшами экскаватора наружу, где его быстро нагружают в подъезжающий транспорт. Федор с группой опытных бойцов расположился среди рабочих. Четверо забрались в кузова нагружаемых автомобилей. Двое сидят на экскаваторе.
   Нападение мартыхаев произошло почти неожиданно. Как только полетели первые камни, рабочих быстро укрыли и тут же прогремели ответные выстрелы. Мураев спрятался за бетонный блок, который приметил в качестве позиции еще пятнадцать минут назад. Правда, один булыжник по каске и второй по бронежилету получил. Сначала выпустил почти половину патронов из магазина-сорокопятки. Мартыхаи попрятались. Теперь вооружился своей двустволкой. Стрелял картечью в сторону внезапно появляющихся особей. После пятого выстрела вновь получил по каске.
   Если в первый раз все обошлось относительно безболезненно, то теперь удар оказался ощутимым. Несколько мгновений приходил в себя сидя за блоком. С трудом заставил себя привстать и осмотреться. А мартыхай, оказывается, подобрался совсем близко. Вот ему и удался отменный бросок. И на этом достижении останавливаться не желает. Вот он опять кинул в кого-то очередной кирпич. Сева нажал на один спусковой крючок. Ничего. Сдвинул ствол ружья чуть влево и нажал на второй, приклад больно ударил в плечо, да и звук выстрела неприятно отдался в голове. Спрятался за блок, вытащил гильзы и машинально положил в сумку, заставил не слушающиеся пальцы расстегнуть патронташ, вытащить два патрона и вставить в стволы. Снял ружье с предохранителя. Состояние вроде улучшилось. Но близкие выстрелы все же мешают. И очень не хочется стрелять самому. Любыми способами избежать новых болезненных ощущений. И все же вскочил и дважды выстрелил в направлении мартыхая. А ведь он попал. Судя по реву. Противник явно недоволен и охвачен яростью. Туда откуда человек стрелял, полетел камень. Федор же снова перезарядил ружье, выглянул с другого края и тут же выстрелил. На этот раз намного точнее. Мартыхай выронил камень из руки и неуклюже упал.
   Федор еще раз проверил свое самочувствие. Вроде пришел в норму. За это время сменил гильзы на новые патроны. Вновь вскочив из-за укрытия, нашел цель и выстрелил. Скорее всего, попал, но не смертельно. Времени мало. Второй заряд выпустил уже в размахнувшегося для броска противника. Два следующих выстрела сделал вслед уже убегающим врагам. Инцидент можно считать законченным.
   Начали подводить итоги боя. Командир группы доложил, что кроме Мураева досталось еще четверым бойцам. Но Федор оказался самым пострадавшим. В начале боя он оказался на самом переднем рубеже. Большинство бойцов, в начале боя, укрылось за щитами, в которых есть специальные бойницы. А он на своей позиции был самым уязвимым. Поэтому ему и досталось больше всех. Рабочие вовсе не пострадали. Поэтому бригадиры тут же принялись восстанавливать прерванный трудовой процесс.
   До Федора Николаевича добралась девушка-санинструктор. Внешний осмотр никаких видимых повреждений не показал. Самочувствие вроде тоже улучшилось, поэтому Мураев ее отправил греться в машину. Сам же решил проверить посты. На флангах и в тылу все оказалось спокойно. Вернулся в пробиваемый коридор. Как раз собрали всех дохлых мартыхаев, которых набралось двадцать девять штук. Что ж опять неплохой улов. И главное ушло много подранков. Значит, в округе сейчас начнется большая свалка. Почти все твари округи начнут гоняться за этой добычей. Так что им будет не до людей, к тому же весьма опасных.
   И все же для того, чтобы не было больше сюрпризов, отправил по обе стороны разведку. Теперь благодаря усердию работников для этого появилась возможность. Неустойчивый слой удалось убрать. Дальше работа пошла даже быстрее. Дины действительно тут хорошо попаслись. Кроме того вышли на участок засыпанный достаточно тонким слоем.
   К этому времени возле автомобилей охраны образовалась внушительная куча дров. Это стащили сюда все деревянные обломки с округи. Более-менее целое грузится в отдельный грузовик. А это, никуда не годное, собирают бойцы свободные от дежурств. Нашлись даже две пилы с бензиновыми моторами. Да и топоры есть у всех. Чтобы не расходовать горючее, Федор час назад приказал разжечь костры.
   В тринадцать часов привезли термоса с обедом. Пока рабочие и часть личного состава обедали, Федор Николаевич присоединился к боевому охранению. Когда же дежурные сменились для приема пищи, еще минут десять проверял посты. Поэтому когда он взялся за свою порцию, почти все уже доели. Справился с едой, когда полевая столовая уже свернулась. Все имущество уже собрано и погружено. Осталось только забрать его посуду. Но и повар, и водитель почтительно ждут, всем видом показывая, что они никуда не торопятся. Не успела машина с кухней скрыться из глаз, попросили прибыть на место работ. По плану расчищается заваленная улица. Асфальтовое покрытие, бордюры остаются, а все, что навалено сверху, необходимо убрать. Но вот следы динов сворачивают в сторону. Командир группы охраняющей это направление предложил направить усилия рабочих в этом направлении. Бригадиры резонно возражали, указывая на план работ. А эта щель могла увести куда угодно. Да к тому же вдруг там действительно дины.
   - Товарищ штабс-капитан, может, проведем разведку? - предложил унтер-офицер.
   - А здесь кто останется? Нам поручена охрана проводимых работ. Чем дальше рабочие углубляются, тем больше контролируемый участок. Ослаблять охрану мы не имеем права. Не огорчайся. Сделаем так. Я свяжусь с командиром и предложу ему завтра направить нас с вами сюда на разведку официально.
   - Понял. Тогда может, возьмем все мое отделение?
   - Разумеется. Ваша идея. Поэтому возьмем всех. Даже опасаюсь, не маловато ли нас будет. Но сейчас давайте думать только о выполнении задачи поставленной на сегодня. Поэтому давайте подтяните своих людей. Ну и чтоб не было лишних разговоров намекни, что если все сегодня пойдет удачно, завтра получим возможность половить дина-головастика.
   Когда унтер-офицер ушел к личному составу, Федор вышел на связь с Всеволодом и попросил при составлении нарядов на завтра предусмотреть для отделения разведку, найденной щели. Согласие получил сразу же. Тем более, что кроме исследования территории, они могут поймать и головастика. Уже вечером, когда уже сформировали колонну, заканчивая инструктаж перед посадкой людей, Мураев сообщил унтер-офицеру, что запрос на завтра удовлетворен, его отделение идет в разведку. Рабочих будет прикрывать отделения из других взводов.
   - Товарищ штабс-капитан. Разрешите просьбу?
   - Да.
   - Поговорите с командиром. Попросите его тоже принять участие в охоте. Мы сначала конечно проверим все, местность, и если шансы найти динов будут высокими, его и вызовем.
   - А почему командир вам обязательно нужен? - удивился Федор.
   - Есть слухи, что он в охоте на динов хорош и удачлив. Хотелось бы посмотреть его в деле. Да и себя перед ним проявить. Я у вас в роте недавно, как и большинство моих людей. Прибыли из разных подразделений, а кто-то с вольных хлебов, и хочется, показать себя, чего стоим. Кроме того у меня есть несколько приятелей. Они пока на себя работают, но подумывают попроситься в эту роту. Однако рассказы рассказами. А они хотят моих личных впечатлений. Я то, теперь уверен в командире. Но и перед своими лукавить, не в моих правилах. Если видел, то видел, а нет, так нет. А люди это тертые, в разных переделках побывавшие, пригодятся. Я вот местность посмотрел, поглядел на некоторые приметы и считаю, что были тут головастики и совсем недавно. Ну и кроме того, хочется командиру лично подарок сделать. Да и Вам тоже. С назначением помогли. А мы вот с ребятами оплошали сегодня.
   - Это вы о чем? Что случилось? - удивился Федор.
   Настроение быстро ухудшилось. До этого мгновения вроде считал, что все прошло хорошо. И вот неприятность. И главное он до сих пор даже не знает, что произошло. Что же за ЧП? Ответ, последовавший незамедлительно, все же позволил успокоиться.
   - Я об этом бое с мартыхаями. Не смогли вам обеспечить безопасность. Допустили, чтобы вас чуть было не ранили, - недовольно пояснил боец.
   - А! Вот о чем вы. Честно говоря, я этот момент воспринял, как обычный и ничем не примечательный. Поверьте, это не самое опасное, что со мной происходило. Может вам и кажется, что я хвастаюсь, но это так. Поэтому для меня это обыденная мелочь, - возразил Мураев.
   - Несмотря на это, мы не смогли проявить себя должным образом. Надо теперь доказывать свою состоятельность делами. Думаете, чего тороплюсь, и зачем эта суета? Зима скоро. Тут на участках жизнь замрет. Вредители беспокоить не будут. Можно будет отдохнуть, выспаться, в кино сходить, даже водочки выпить. Но можно и делами заняться. Командир, человек деятельный. Ему будут нужны люди, вот и требуется показать, что мы годимся на многое. А сделать это можно только делами. Времени же у нас осталось мало. Поэтому хочу этим шансом воспользоваться и пользу принести, и способности продемонстрировать.
   - Понял вас. Поговорю.
   С Всеволодом удалось встретиться только после ужина. Вскипела вода в чайнике, за эти дни накопились запасы: и печенье, и конфеты. К тому же каждому досталось по причудливому кондитерскому изделию из крема, орехов, покрытого слоем шоколада. Для того чтобы спокойно посидеть и поговорить специально заранее разделались со всеми делами.
   - Ну, что ж предложение Смолякова мне нравится. Ребята у него действительно бывалые, действуют неплохо, а вот в серьезном деле по-настоящему проверить, каковы они, еще не довелось. Посмотрим. Думаю надо поучаствовать в деле. С рассветом выдвигайтесь. Я с утра совещание проведу. С задачами разберусь, приму доклады ночной смены и к вам. Вы как раз там оглядитесь, разберетесь.
   И это хорошо, что к нам вольные потянулись. Если их с умом использовать, то получим хороший результат. Кстати. Тут ко мне Горловы обратно попросились, да не одни - с группой. Ты помоги документы подготовить. Хочу обратно взять.
   - Конечно, хорошо. С обоими братьями у меня неплохие отношения. Даже с младшим, хоть у него характер еще тот. Зато боец хороший. Его-то можно пристроить. А вот старший брат - офицер, старший лейтенант. Под него вакансию бы найти. А он тоже самолюбивый.
   - Ну, пока официально инспектором. А там вакансии будут. Фактически буду уже сейчас под него взвод формировать. Пока внештатный. Но думаю, мы с тобой решим задачу?
   Братья Горловы пришли в роту в конце прошлого года. Старший Рома тогда уже офицер - сразу возглавил один из взводов. Младший Сергей - боец, быстро получивший первую статью, а потом и ефрейтора. Хорошо себя зарекомендовали оба. Грамотные, умелые. С поставленными задачами справлялись неплохо. Да и с товарищами сошлись. Но вот оба очень не любят, когда все вокруг не обстоит, именно так, как им хочется. Претензии у них достаточно серьезные, самооценка высокая. Поэтому оба часто недовольны, считают, что их заслуги недостаточно вознаграждаются. Младший в этом отношении более открытый и прямой. Поэтому считается, что у него характер более сложный. Старший часто при беседе улыбается, даже вроде соглашается с доводами собеседника, но все равно гнет свою линию. Где-то в начале июля они уволились и ушли в вольные охотники, но вот теперь решили вернуться.
   Вообще-то это хорошо. Тем более они не одни. Но особенно нужен Ромка. Отличный командир. А впереди обязательно будет реорганизация. Будут сформированы новые взвода и даже роты. И для них нужны будут командиры. Подразделение нуждается и в опытных, хорошо подготовленных бойцах. Не только на Смолякова же и его ребят надеяться. Но и эти будут еще одним противовесом для Горловых. Время сейчас иное.
   На место выехали, как только рассвело. А встали за час до этого. Умыться, проверить снаряжение и позавтракать, заодно выпить кофе. Правда, напиток не сильно помог. До полуночи Федор Николаевич занимался документами на оформление тех же Горловых. Да и видимо последствия вчерашнего попадания кирпичом в голову дают знать. Состояние не самое лучшее. Голова болит, да и весь организм сопротивляется хозяину. Пришлось выпить таблетку Пенталгина. Вроде полегчало. Доехали до щели и выгрузились. Транспорт тут же уехал обратно. Скоро в коридор войдет техника, пробивать его дальше. А одиннадцать человек, включая Мураева, минут через пять начали подъем на кучу битого кирпича.
   С собой как всегда прихватили досок длинной примерно в полтора метра, чтобы накрывать опасные места. Решили идти поверху всем вместе. Маловато народу чтобы делится. В самой щели слишком опасно. Можно нарваться на идущих тараном бактов, быть закиданными сверху камнями и обломками мартыхаями, попасть под обвал. Хотя конечно тут высота чуть больше человеческого роста, но все равно неприятно. Вперед двинулись осторожно, тщательно проверяя поверхность на прочность. Остальные внимательно осматривают окрестности. Опасность может грозить повсюду. Тут, как уже отмечалось, не так высоко, и могут даже бакты передвигаться.
   Сделали несколько шагов вперед, осмотрелись, подготовили тропу, еще чуток продвинулись. Торопиться нет резона. Но в целом и не так медленно, все же риска меньше, чем на кучах большой высоты. Если уж и провалиться, то не глубоко, и сверху не засыплет. Уже три раза вниз спускали по две пары. Проверить склоны. Дины вполне могут прогрызть и норы. Хотя с учетом высоты над ней образовалась бы щель. Наконец встретили одну, довольно узкую. Потом перешли вторую такую же. И проделанную довольно давно. По-видимому, унтер прав. Дины тут явно паслись долго. Тогда вряд ли они отсюда ушли. Если только не бакты им помешали. Между прочим уже час прошел с того момента, как они начали подъем. А вот и бакты. Стоило только про них вспомнить.
   Федор Николаевич, тут же направил в их сторону автомат, палец тут же коснулся предохранителя. Четверо бойцов контролируют тылы, остальные тут же открыли огонь. Парочка бактов даже выскочила наверх. Хотя где располагается место их подъема пока скрыто. Впрочем, боец, присматривающий за этим сектором, тут же предупредил об опасности и даже успел сам дать три очереди. Больше не понадобилось. В сторону новой цели повернулось трое стрелков, которые начали стрелять всего лишь несколькими мгновениями позже его. Поэтому оба бакта тут же улеглись без признаков жизни, также как их сородичи появившиеся следом. Тут уж и остальные успели выпустить по три-четыре патрона. К этому времени и внизу все затихло. Продвинулись вперед метров тридцать до поворота, из-за которого выскочили вредители. Где-то сорок метров до следующего изгиба щели чисто. Только два подранка пытаются скрыться. Их добили холодным оружием. Так же как и пятерых, еще пытающихся шевелиться.
   Федор по рации доложил об успехе. Шестнадцать трофеев неплохой результат. Уже можно считать, что неплохо наработали. Да и на схеме участка появились новые отметки. Пробитая динами щель подошла уже очень близко к группе домов, высящихся впереди метрах в ста пятидесяти. А это уже перспективно. Работы в этом направлении начнутся в ближайшие дни. Группе же надо двигаться дальше. Передовая группа уже осмотрела несколько метров пути. Мураев уже привязал к сапогам специальные приспособления для ходьбы по развалинам.
   - Товарищ штабс-капитан, разрешите обратиться, - очень быстро проговорил Смоляков, поднимаясь наверх. Вместе с ним еще один боец.
   - Что случилось Виктор?
   - Да вот Игорь... рядовой Устинов, показал мне пару бактов. Я с ним согласен. Их головастики потрепали. Следы свежие. Посмотрите сами.
   - Хорошо, показывайте. Группа, мы спускаемся. Возьмите под контроль.
   Действительно. Есть следы и укусов головастиков и от воздействия огнем. И не только у этих двоих. Еще трое помечено. Ну, что ж значит, тут действительно есть дины, вернее головастики. Взрослые бы еще врезали силовым полем. А этих кусали и жгли. Но тогда это было бы заметно и слышно. Значит, схватка была до их прибытия. Тогда получается, что бакты не отступали, а ждали, осадив территорию, своего шанса, а потом просто заметили людей. И до головастиков совсем недалеко.
   Теперь пошли еще осторожнее. Головастики к тому же могли слышать выстрелы. И хоть они не так опасны, как взрослые, поберечься стоит. Следы от пламени нашли через десять минут. До этого в проходе обнаружили двух дохлых бактов. Явно подранки скончались. Схватка произошла на довольно большой расчищенной площадке. Тут есть еще останки. Отсюда дальше ведут две щели.
   Головастиков обнаружили при обследовании первой же. Метров через пятнадцать вышли на новую площадку. Рядом в развалинах дины прогрызли и прожгли углубления, в которых явно укрываются от непогоды. При свете же дня они вылезают и направляются пастись. Сначала выявили три норы. А затем Устинов заметил четвертую. Теперь можно отдохнуть и вызывать Севу. Пусть и ловушек прихватит. Самих головастиков не видать. Попрятались что ли?
   Федор отправил навстречу командиру пять бойцов. Они должны встретить его на месте схватки динов и бактов и прикрыть его. До этого места по проходу может пройти небольшой трактор с ковшом. Всеволод прибыл к входу в ущелье минут через двадцать. Для того чтобы добраться до места стоянки у него ушло еще минут сорок.
   К этому времени все четыре головастика вылезли из нор и начали понемногу подкрепляться. Для этого они притащили нескольких дохлых бактов, которых теперь быстренько проглотили. После этого принялись методично перелопачивать окружающий их материал, землю, обломки, щебень. Причем головастик одновременно заглатывает под тонну материала. Старая щель, почему-то их не привлекла, и они начали двигаться в куче материала, как раз напротив наблюдающих за ними людей. Вообще-то такой группой их редко встречали. Обычно разделяются, чтобы легче было прятаться, да и в процессе передвижения часто теряют друг друга. А эти вот вместе. Наверно вся кладка. Хотя вот Медведев говорил, что на пастбищах они собираются в группы до двух десятков особей. Но там им боятся нечего.
   - Ну, что тут у вас? - спросил подползший Всеволод.
   -Четверо, как и докладывал.
   - Отлично. Ловцы уже приближаются. Правда, им только погрузить надо. Ну да ладно. Так что давай этих стреножим.
   - Может, подождем еще минут пять? Пусть подкрепятся.
   - Да хоть десять. Нам еще готовиться надо. Разбирайте ловушки. Крайнего слева возьмет Смоляков. Следующего ты Федор. Вы стреляете из легких комплексов. А я из большого постараюсь оставшуюся парочку вместе захватить. Бьем по команде. Ну а пока давайте действительно ждать. Головастики действительно увлеклись приемом пищи.
   Пока бригада пробивалась, успели изучить местность на несколько сот метров вокруг. Возле домов нашли еще один не заваленный участок, связанный с предыдущим проходом и давно облюбованный динами. Но от остальных этот отличается растущим тут орешником. Причем возраст его достигает нескольких лет. То есть дины эту местность облюбовали уже давно. Надо бы местность получше изучить. Наверняка тут где-то есть жемчужины.
   - Командир, - обратился к Всеволоду Смоляков, - тут наверняка можно найти кое-что интересное. И лучше пока сюда никого постороннего не пускать. Пусть заберут головастиков и все. А мы сами тут покопаемся. Но, честно говоря, самое интересное не тут. Надо найти нишу. Кокон не располагается под открытым небом. Поэтому предлагаю обследовать возвышенность левее домов. Но для этого надо будет подчистить подходы. А это место бы оградить. Но сначала давайте орешки поищем.
   Сейчас поздняя осень и все плоды уже на земле, за редким исключением. Вот с упавших и начали. Поиском занялись сам Смоляков, Устинов и Федор. Начали с самого края, чтобы не пропустить ни один откатившийся орешек. Разделили территорию на три сектора и принялись изучать буквально каждый квадратный сантиметр, даже передвигать некоторые обломки лежащие вокруг. Минуты через десять первый энтузиазм начал исчезать. Однообразная поверхность перестала представлять первоначальный интерес.
   И тут на глаза попался первый орешек. Похоже не особый, не "золушкин". Их доля в общем объеме тоже невелика. Да и то много мелких, почти не имеющих цену. Но ничего, это тоже кое-что. Его можно будет уже сейчас высадить. Настроение резко улучшилось. Заодно удалось заставить взять себя в руки и усилить внимание. Буквально через минуту новая находка вознаградила его. Рядом что-то обнаружил Виктор Смоляков. Быстро нагнулся Игорь. Третья находка и вовсе чуть не заставила выплеснуть эмоции. Это точно настоящий орешек. Дальше дело пошло веселее. Орешки стали попадаться один за другим. И даже самые ценные из них уже перестали вызывать восторг. Так шаг за шагом они приблизились непосредственно к кустам. Тут количество добычи даже увеличилось.
   Сдали всю добычи Всеволоду и принялись искать дальше. Игорь и Виктор обошли заросли вокруг, а Федор Николаевич начал изучать поверхность непосредственно под растениями. Тут уж он перевернул каждый опавший листик. Прощупал все руками. Даже с веток удалось собрать пару десятков орешков. Возились не меньше часа. Уже давно бригада Медведева начала пробиваться к пойманным головастикам. А они все ползали и смотрели, нет ли еще какого-нибудь пропущенного орешка.
   Подвели подсчет. Собрали более ста штук, из них нормальных Золушкиных тридцать четыре, мелких пятнадцать, остальные простые. Но считается добычей только крупные. Мелкие даже учету не подлежат. Поэтому их просто разделили между собой. Лишний достался по общему решению командиру. Роте идут все обычные. А вот ценные орешки делятся, как и другие ценные трофеи. Двадцать штук засчитываются в долю нашедших. Изначально их было одиннадцать, вместе с Всеволодом прибыло еще двое - Коля Буравков и Рашид Шигапов. Всего четырнадцать человек. Учитывая дополнительные доли, каждому досталось по одному целому орешку. Еще четыре штуки и долю от двадцать первого следует разделить после его реализации. Всеволод сразу получает три целых орешка на свои командирские доли и столько же в счет десяти процентов.
   Плохо то, что остальное надо сдавать в казну, так как она принимает их по восемьсот рублей. А это оставшиеся одиннадцать орешков. Из этой суммы добытчики получают две пятых стоимости одного орешка, столько же получает Всеволод в счет недополученной части от своих десяти процентов. Процент, положенный Анне, превращается в два с половиной из этой суммы. Минус еще деньги взводного, а все остальное отходит роте.
   Цена орешков на рынке намного выше закупочной государственной. За нее дают до двух тысяч рублей и даже больше. Надо будет поговорить с Виктором Андреевичем насчет этого. А пока надо идти помогать Медведеву. Его ребята как раз почти пробились к цели. Для этого они просто сгребли все в обе стороны. Так быстрее. А вот потом все равно придется поработать. Головастики не доставили проблем при погрузке. Так что двенадцать тысяч, которые надо разделить на четырнадцать человек, у них можно считать в кармане. Рота тоже не в накладе.
   - Ну, что бойцы, - обратился к группе Сева.- Сейчас на базу. Там нам должны обед оставить. Подкрепимся. Потом часть бойцов будет отдыхать. Сюда поставим пост, для этого доставят передвижной комплекс. Смоляков, сразу отбери четверых своих в состав наряда. После того как поедят им придется вернуться сюда. Завтра утром заступите вшестером. Надо будет окрестности посмотреть. Задачи вам буду ставить лично. Послезавтра отделению предоставлю отдых. А на следующее утро надо будет дальше разведать. У меня все. Через пару минут прибудут машины, грузимся и едем.
   Виктор Андреевич, узнав про добытые орешки, пришел в восторг. Тут же уточнил, сколько и каких нашли. К удивлению, его больше обрадовали семьдесят девять, пригодные только в качестве семян.
   - Отлично. Самое ценное то, что вы нашли кусты. Надо будет оградить их и беречь.
   - Но говорят, они недолговечны. Земля быстро истощается, - возразил Федор.
   - Ерунда, - возразил более опытный товарищ. Потом тут же поправился, - вернее, да, действительно истощается. Но с этим можно бороться. Например, подкидывать те же отходы динов, ржавое железо, гнилое дерево, ветошь, остатки переработанной хлебницы и местной тыквы. Но есть еще более эффективный способ. Делаем вокруг углубления, засыпаем их мусором. Если сделать все аккуратно, орешнику это не повредит. Высаживаем хлебницу. Образовавшуюся смесь, корни хлебницы достаем и рассыпаем между кустов, в канавы снова засыпаем мусор и повторяем процесс. Так же устроим и участок под новые саженцы, из которых вырастим новый орешник. Его сразу подготовим так, чтобы потом можно было постоянно работать над восстановлением почвы. Ну а с золушкиными, что собираетесь делать?
   - Одиннадцать штук сдадим в казну. А вот, что делать с теми четырьмя, которые у нас остались после дележа? Можем мы его реализовать сами, или тоже надо все официально оформлять?
   - Зачем? Это ваша собственность. Да и из одиннадцати можете только шесть отдать. Пять оставить в распоряжении роты. Это вполне законно.
   - Отлично. Только какие у вас будут предложения по реализации? Продать?
   - Не надо. Будем использовать их в полной мере для заказа нужных нам вещей. Правда, за использование установки придется отдать десять процентов. Но все равно, при грамотном подходе можно заполучить ценностей не на какие-то две тысячи и даже не на три. Да и мелкие чего-то стоят. Правда, тут большое значение играет случай. Да вы знаете, почему из простых орешков редко вырастает новый куст?
   - Старые растения истощили участок? - осторожно предположил Федор.
   - Не совсем. Ведь орехи переносятся теми же динами в желудке, хотя и недалеко на новые участки. Да и другие существа в этом участвуют. А орешников не много. Даже не все высаженные дают всходы. Так вот выяснилось, что их предварительно надо обработать на установке, так же как и ценные. При этом снимается слой защищающий плод после созревания, который оказывается еще и мешает давать новые всходы. После этого они лучше прорастают. Разумеется, прибыток в результате не ахти, но в некоторых случаях не уступает мелочи. По крайней мере, ассортимент поинтереснее. Но из-за своей незначительности ни то, ни другое как серьезный трофей не рассматривается. Так же как и имущество, обнаруженное на участке. То, что собрали во время специального мероприятия ротное, остальное нашедшего. Так и тут. Еще и ассортимент схож. Между прочим, когда недавно вы дом осматривали ты Федя, что-нибудь себе оставил?
   - Нет, - несколько озадачено ответил Мураев.
   - Ну и зря. Конечно боеприпасы, оружие, драгметаллы, да и очень ценные вещи брать себе нельзя. А вот остальное вполне себе не возбраняется. Да и личный состав, глядя на тебя, себя наверняка сильно ограничил, и одновременно остался недоволен. Есть информация. Так что учтите. И ты Федя, и Сева. Лишняя скромность тоже может быть вредной не только для личного благосостояния, но и для дела. Тем более у вас есть подруги. Федор твоя знакомая Надежда получает от своих закрепленных подразделений гораздо более серьезные подарки, чем от тебя. Да и тебе Всеволод это тоже касается. Думаете, многие командиры подразделений ограничиваются только командирскими фондами. Нет. Все создают дополнительные запасы для подарков. И это вовсе не является каким-либо нарушением.
   Это вот Федор на роту работает на энтузиазме. А других надо стимулировать. Особенно когда нужно сделать, что-то больше, предусмотренного в соответствии с обязанностями. Грамотно оформить документы, а это не каждый может, или внести исправления, принять меры для ускорения их прохождения, всего и не перечислишь. Многое это выполняется сверхурочно. Да и в рабочее время не возбраняется, если не в ущерб основным обязанностям. Ну, а подразделения помощь и содействие разными путями вознаграждает.
   - А как руководство смотрит на такие доходы подчиненных? - удивился Всеволод. - Так и до коррупции не далеко.
   - Начальство на это смотрит положительно. Ведь не вымогаются же подарки за выполнение своих прямых обязанностей. А за то, что вообще-то сами подразделения должны делать. Главное чтобы нужные сотрудники были довольны. Считается, что в этом случае и работать будут лучше и за место держатся. Ведь если кто начнет пренебрегать тем, что ему положено делать, то с хорошей должности и вылететь можно. А так вроде стимул не нарушать. Хотя, честно говоря, всякое бывает. Но с другой стороны подразделения и держатся за хороших кураторов. Это в целом нормальная практика, когда можно ходатайствовать перед Главным управлением о смене закрепленного сотрудника и то, что их несколько. С одной стороны это не позволяет распространиться вымогательству со стороны сотрудников главка, а с другой стороны не позволяет возникнуть преступному сговору, так как нарушение тут же всплывет.
   - То есть если, что я сам могу выбрать себе куратора? А сотрудник главка может отказаться? Например, кто-то Федю себе потребует, что нам делать?
   - Ну, все зависит от загруженности. Есть же свои нормативы. Но если и куратор, и подразделение согласны работать вместе, то им идут навстречу. Поэтому если закрепленный сотрудник хорош, то, разумеется, подопечные не хотят, чтобы он их бросил или набрал слишком много протеже.
   - То есть получается, каждый пытается переманить нужного им человека. Я действительно не раз замечал, как той же Наде несут подарки, да и другим тоже, но не думал, что все настолько серьезно и считал, что мотивы для подарков разные, - признался Федор. - Где-то дружеский подарок, где-то действительно благодарность за помощь. Даже считал, что за той же Надей ухаживают.
   - Надежда считается одним из лучших сотрудников. Многие подразделения хотят, чтобы она их курировала. Или хотя бы предлагают сотрудничество. Я сам несколько раз к ней обращался. Вот ты Федор тоже считаешься грамотным специалистов. Но к тебе все же отношение прохладнее, так как у тебя репутация слишком правильного. К тому же ты слишком завязан на роту Всеволода, кроме того загружен выполнением поручений руководства, да еще и постоянно на выездах. Да в случае чего и к твоему руководству проще подкатить. А за Надей ты все же поактивней бы поухаживал. И поменьше на других внимание обращай.
   - Виктор Андреевич и ты туда же. Тут вон Севины дамы все намеками достают.
   - А что я. У них свои мысли и планы. Собственные. А я говорю, что полезный она человек, и хорошие отношения с ней ох как нужны. Я о деле пекусь в первую очередь. Так что еще разобраться надо, у кого на самом деле тут голова в первую очередь романтическими мыслями забита, а у кого делом.
   - Так на эту тему пока хватит, - поставил точку на этом направлении разговора Всеволод. - Теперь о другом. Значит так. Федор, завтра с утра в Главк. Надо решить вопрос до конца с приемом на службу группы Горловых. Это раз. Потом надо сформировать еще один взвод в составе роты. Ты насчет этого ситуацию прощупай и подготовь задел. Да нет. Сразу начинай пробивать два взвода. Один будет создан под Рому Горлова. А вот второй хозяйственный.
   - Да, - поддержал командира Горшков, - все же мы вернемся к тому, о чем уже говорили недавно. Показатели по уничтожению вредителей не всех интересуют. Да, надбавки, дополнительное питание, рост по службе, премиальные за динов. Но многих и обычное содержание устраивает, если будет возможность дополнительного заработка, не связанного непосредственно со стрельбой и схватками с бактами и мартыхаями. Например, за дополнительное вознаграждение больше заниматься хозяйственными задачами. Тех же вольнонаемных на этих территориях одних работать не пошлешь. Опасно. Приходится охрану выделять. Ну а эти могут и трудиться, и одновременно охранять самих себя. А такой работы тут непочатый край. Да тогда придется увеличить их долю в добыче. Все равно не уследишь, да и дополнительные проблемы могут возникнуть. А так стимулируем трудовой энтузиазм.
   - Рота Горшкова одно, а это будет подразделение из наших людей, - добавил Всеволод. - Учитывая, последние изменения по снабжению личного состава тут на границе, прогнозируем рост желающих перевестись к нам и именно в это подразделение. Поэтому оно нужно нам официально. Так что езжай. У тебя на это два дня.
   Разговор проходил в кабинете ротного, где собрались втроем после ужина. Несмотря на неплохие порции, решили усилить сегодняшний рацион. Горшков сегодня тоже хорошо поработал. Есть повод себя поощрить. Десяток галет, вазочка с сахаром, по бутерброду с колбасой и сыром, шоколадка, горячий чай. Всеволод даже выставил на стол початую бутылку коньяка, в котором еще сохранялось треть содержимого. Сейчас его количество существенно уменьшили.
   Одно из самых приятных мероприятий во время дежурства на постах это чаепитие. В столовой как. Пришел, получил кружку с напитком, достал пайковый чай, выпил его и быстрее, пока еще обеденный перерыв не закончился.
   А тут вскипятил воду в чайнике, заварил сам себе напиток по вкусу. Сахар при заступлении на пост каждому выдают отдельно. Отмеряется до грамма по количеству суток в отдельный полиэтиленовый или бумажный пакетик. Их надо обратно вернуть, пересыпав все в свою тару. Бойцы обычно хранят свои порции в банках и коробках, у кого-то есть специальные мешки. Кому как удобно. Часто запас делится на две-три части. Да и пакет у каждого есть и не один.
   Добавил из баночки сахарного песка, или достал из коробочки прессованный кусок, если любишь вприкуску. А бывает где-то в сумке припасена конфета или даже небольшой кусочек, оставшийся от шоколадной плитки, печенюшка, пряник, даже немного засохший. Да и галета пойдет. И тогда можно сидеть где-нибудь на "кукушке" и наслаждаться. Не торопясь, растягивая удовольствие и поглядывая по сторонам. А можно пропустить глоток другой, вернувшись с дежурства. Особенно если ветрено или как сейчас, когда по утрам уже не так и тепло. Вон сегодня с утра заморозок был. Давненько они тут сидят. Уже после боя с дивами прошло более недели.
   Только свежей хлебнице это нипочем. Выросла опять и надо будет через пару дней опять косить. И проблема ведь даже не в этом. Там сейчас внизу может гулять, что угодно. Хорошо заранее предусмотрели широкие просеки, по которым можно ходить, не опасаясь, что за ногу, ухватит какая-либо тварь. Вчера вот пару крабов взяли, позавчера десяток терминов. Правда, раведчиков. А там мяса меньше чем на килограмм. Это, конечно, не элита, но и не обычные рабочие. Там и вовсе нечего брать. А тут все же кое-что вырезали. И не только мясо. Те же острые рога на концах передних лап. Но в целом все же вредные это твари и толку от них меньше, чем вреда. Вот и эти спугнули небольшую группу каменных индеек. Есть тут такой местный вид. Довольно крупные особи на два килограмма мяса. Ладно, в следующий раз возьмем.
   Вася посмотрел в кружку. Есть еще напиток. Да и запас чая тоже. А вот кофе мало. Тем более, сегодня ночью выпил две кружки. Дежурить стало труднее. Кажется, все же постепенно организм пресыщается тяготами и лишениями службы. Но ничего скоро должны еще привезти. Сделал еще два глотка. Посидел минуты две-три. Посмотрел на часы. Время восемь.
   - Толя, давай меняй, а я пойду кирпичей соберу.
   Уазик у них забрали. Зачем автомобилю тут без дела стоять. Зато подогнали два мотоблока с тележками. Второй три дня назад. Конечно местность тут не ровная. На бульдозере проложили дорожки, и хоть как-то ездить можно. Кстати, местность вокруг, где растет хлебница, стала заметно ниже, наглядно демонстрируя способность этого растения перерабатывать разный мусор. Это бы растение домой забрать, да высадить на огромные кучи мусора. Только где этот дом.
   Ну ладно. Некогда горевать. Приехал. Автомат и ружье на сиденье, а сам принялся складывать по две штуки в тележку. Для того чтобы не повредить покрытие сверху уложено два рванных одеяла и несколько кусков линолеума. Кирпичи керамические нормального формата с размерами 250в120в65 мм и весом чуть более трех килограмм. Поэтому ограничился только сотней. Прежде чем отвезти эту партию осмотрел кучу. То, что было доступно, уже собрали. Теперь неплохо бы воспользоваться помощью техники.
   Наверх просто закинули несколько тросов с крюками на конце. А потом бульдозер просто стащил вниз целый слой. Заодно зацепилось несколько больших плит. После этого где-то нарушилась прочность соединения, и произошел целый обвал. Теперь нет угрозы того, что обломки сверху засыплют бульдозер, и он начал своим отвалом выгребать порция за порцией, пока не открылся железный корпус. От поверхности до него примерно метр, может чуть больше, а вот то, что закрывало сверху и с боку теперь уже внизу.
   - Гриша, стой, - сразу же крикнул Вася.
   - Что?.. А вижу.
   - Давай-ка обмозгуем, что делать, - предложил Распрагов. - Торопиться не стоит. Кирпича тут уже много, только собирай. А вот что за коробка?
   - Похоже, гараж, - предположил Гриша.
   - Может, сдернем? - предложил Толя.
   - А кто его знает, что внутри. Еще переломаем чего или засыплет, как только коробку уберем, - возразил Костя.
   - А что если подняться? Пока стоит крепко, да и удерживается завалами. А расчистим, действительно еще свалится, - заявил откуда-то появившийся Сергей. Он же железо должен искать.
   - А что, дверь как раз стала доступной, уложим нечто трапа, вскроем и посмотрим, - согласился командир.- Давайте за досками и бревнами. А ты Сергей готовь болгарку.
   Как часто бывает, претворение планов в жизнь оказалось довольно хлопотным. Пришлось вносить коррективы. Высокого и массивного Костю заменил легкий Аман. Бревна уложили, прибили к ним доски. Добрались и до двери. Резать пришлось долго. Но, наконец, оказались внутри. Сразу же повесили по краям по мощному фонарю. Кирпичная кладка выдержала, так же как бетонные плиты крыши. И, кажется, целы и помещения за всеми перегородками. Доступ к правому и левому можно будет даже расчистить.
   А пока посмотрим, что тут. Первое, что бросается в глаза автомобиль с логотипом Лада, но его еще как-то надо еще спустить. Несколько куч различных деталей, инструменты, тиски, старый паяльник. Бутылки, склянки, банки. Комплект спецовки, домкрат. Хороший трос. В углу на полках банки: стеклянные трехлитровая с огурцами и две полулитровые со свиной тушенкой, жестяная с томатной пастой и селедкой. Рыбные консервы, мясорастительные. Прошлись металлоискателем в поисках тайников. Нашли целых два. В одном оказалось пол ящика водки. Настоящей магазинной с акцизными знаками. Посчитали одиннадцать бутылок. По полторы на человека. А во второй, небольшой по размеру наган, исправный и запас патронов. Двадцать штук.
   Все что можно спускали целый час. И все равно, что-то по мелочи внутри и осталось. И по крупному сам автомобиль. Вымотались окончательно. Теперь все это еще надо привезти к себе на пост. Серегу и Толю отправил дежурить. С ними и первую нагруженную тележку. Обратно приехал Антон. Костя остался готовить ужин. Пока все собрали, умаялись. Но еще не стемнело, да и ужин еще не готов. Поэтому Вася заставил товарищей отвезти на место строительства еще и триста кирпичей. Только разгружали их по прогрессивной схеме. То есть на месте просто открывали борта и опрокидывали тележку.
   Вася надеялся, что уставшим ребятам будет не до спиртного, однако он ошибся. Уже за кашей начались намеки, про лечебно-профилактические мероприятия. Сначала намеки, потом ребята напрямую предложили выпить.
   - Вася, видишь все устали. А у нас четыре лишние бутылки, - активнее всех уговаривает Серга, Антон только криво улыбается. - Если немного выпьем, только лучше будет.
   - Да, - поддержал, товарища Костя. Антон все ухмыляется. - Мы же не напиваться собираемся. Все устали. Мы только по чуть-чуть. Вася ты чего жмешься.
   Наконец и Антон высказался на тему, что кто-то, став капралом, перестал вести себя как товарищ. Дальше уже перешли на личные качества Васи. Его обвинили в высокомерии, в том, что он зазнался. И вообще, его могут и не спрашивать. Тем более водка общая. В конце концов, Вася просто не стал мешать разливать по стаканам содержимое одной из бутылок. Сам пить отказался. Сереге это не понравилось. Он принялся объяснять Васе, что он не прав, что они выпьют всего по глотку. А между делом открыли уже вторую бутылку.
   Вася, разозлившись, отправился менять постовых. Семь бутылок он утащил до небольшой кладовки сложенной недавно из блоков и плит для хранения железных изделий. Остальное осталось у ребят. Себе в напарники взял Антона. Через пять часов его пришли менять Серега и Костя. После часовой посиделки, они даже поспали часа четыре. И хотя не сказать, что они трезвые, но на ногах стоят крепко. Кажется, они две из четырех бутылок не стали даже открывать. Обрадованный тем, что сознательность победила в товарищах, Вася отправился спать. Действительно устал изрядно, да еще товарищи нервы попортили. В результате он просто отогнал всякие сомнения и устроился спать.
   Ствол ружья направлен вверх. Одна ступенька, вторая. Мимо проскочили товарищи. Они сейчас займут позицию там за спиной. Секунда, вторая. Быстро повернулся и побежал. Лицом по направлению движения намного удобнее. Вот и ребята. Они сейчас сосредоточены на двери ведущий с лестницы в коридор. Володе же надо подниматься. Ступень, другая, третья. И все бегом. Все добрался до места. Спиной к стене. Оружие в сторону лестничного пролета ведущего на следующий этаж. Рядом Серега Букреев. Остальные четверо в ту самую дверь проверять коридор.
   - Чисто, - звучит в рации голос Сани Добрых. Он сегодня командиром ударной группы.
   - Хорошо, пройдите дальше, - скомандовал Мураев.
   Володя осторожно поставил ногу на ступень. Когда он дошел до середины. Ребята из группы Олега Старшинова уже вошли в коридор и вскрыли одну из дверей. Вернее закончили резать замок. Сейчас они войдут в квартиру, проверят и перейдут к следующей. За ними помещение проверят люди Федора Николаевича. Они будут собирать ценности. Золото, драгоценности, иногда документы, лекарства, ноутбуки, планшеты, флешки, фонарики, батарейки. Так же надо отметить, где есть сейфы. Их будут вскрывать позже. Двери в некоторые квартиры после этого завариваются. Остальные, попроще видом, остаются открытыми.
   Все дошли до верхнего этажа. Проход на крышу надежно завален сверху. Квартиры проверяли особенно осторожно, на случай если где провал. На этот раз потолки выдержали. И все же, задерживаться тут не стоит.
   Федор Николаевич быстро прошелся по всем четырем квартирам. Инкассаторский мешок, подготовленный для золота и драгоценностей, на этот раз не пополнился. Мураев опечатал его, сложил в специальный стальной ящик, закрыл его на замок, опечатал и передал Володе.
   - Отнеси вниз, Игорь и Сергей вы с ним,- приказал Мураев. - Только прихватите еще сумку с лекарствами. И еще каждому по сумке с ноутбуками.
   Так-то спускаться вниз легче, чем подниматься на десятый этаж, но все равно, приятного мало, тем более с ношей. Кроме того на себе еще и бронежилеты с касками. Это вон командам грузчиков легче. На них нет дополнительной ноши.
   Внизу для ценных грузов стоит специальный микроавтобус. Там сегодня старшим Коля Буравков. Потянули ему квитанции от Мураева. Коля сверил номера с проставленными на сдаваемом грузе. Расписался. Половинки квитанций остались у ребят для отчета. Минут пять посидели на лавочке. Вроде перевели дух. Бронежилеты и каски оставили на хранение тут внизу. Сами же поднялись на третий этаж.
   Вот еще нетронутая сборщиками квартира. Это уже восьмой этаж. Дверь открыта. Володя вошел первым. Сразу перед ним кухня. Мойка и нержавейки. Но его снимут в следующем заходе. А пока раскрыл шкафчик. Тут два десятка тарелок самых разнообразных. Честно горя и это подождет. Вот кастрюли можно положить в принесенную собой пластиковую коробку. Сюда же вилки, ложки ножи, пару сковородок, половники. Выдвинул из стола нижний ящик и немного растерялся. Перед ним лежат несколько бутылок с коньяком, виски. Одна с бренди. Спиртное. Посмотрел на Гошу Шукерта, в окно и решительно собрал все в отдельную сумку. Себе ничего. Вон одни недавно тоже нашли спиртное. История получилась неприятная. Так что не надо нам этого. Если, что выделят долю.
   А вот продукты попорчены. И крупа, и хлеб, и макароны. Единственно пригодное из продовольственных запасов - это банки с мясными консервами. Подошел к холодильнику, но открыть не решился. Спустят потом из окна. Может тогда и откроют. А пока все собранное сложил в сумку и понес в соседнюю квартиру. Здесь обвязал груз веревкой и спустил вниз, где содержимое переложили, а сумку с коробкой вернули назад.
   Вообще это довольно неприятное дело - собирать имущество по квартирам, хоть оно и ничье. Однако роте нужны ресурсы. И с совестью примеряет то, что все это нужно для дела. Себе он после таких мероприятий оставляет только какие-нибудь мелочи. На этот раз это пара дисков, четыре книги, упаковки: одна со станком для бритья, и две с кассетами. Можно было бы прихватить, какой-либо планшет. Тем более, потом можно продать на той стороне. Однажды он попробовал это сделать. Вытерпел четверть часа. Потом чувствовал себя, словно все это время был в дерме. Вот взять и положить его в коробку, которая пойдет на склады. Другое дело. А взять в личное никак. Так же как носимые вещи. Одежду, обувь, шапки. И ведь в этом отношении он не брезгливый. Но это если эта вещь принадлежит товарищу или знакомому, и получен на время, или в качестве подарка.
   И в то же время отношение к магазинному совсем другое дело. Тут затруднений у него не возникает. Хотя ведь и торговая точка была когда-то частной. Но нет. В прошлый раз прихватил пять смартфонов. В предыдущий - три мужские крутки. Но, к сожалению, вот магазины пока встречаются редко. Даже несколько странно. А руководство словно знает его слабость при осмотре квартир. Старается задействовать все чаще и чаще в этом неприятном деле.
   Дом обносили, зачищали двое суток. Это еще часть имущества оставили. А так из многих квартир спускали даже диваны, шкафы, тумбочки, столы и электрические плиты. Хорошо все из окон. Кстати, их тоже кое-где поснимали. Володя два часа занимался тяжестями. Пока его не вызвал Мураев. Надо было осмотреть две закрытые квартиры, после чего занялись вскрытием сейфов. Пять штук просто спустили вниз. Ими займутся позже. Ну, а остальные осмотрели тут на месте. Проще всего с теми, где хранится оружие и боеприпасы. Их описывать легче. Например, ружье МР-43 12-76, номер 2379387. Патроны 12-70 с дробью N О БК сто штук, контейнерный семьдесят три штуки, с дробью N 5 БК пятьдесят штук, пулевые - сорок штук. А с ценностями надо описывать каждую мелочь, даже если там всего лишь ценные бумаги. Тут совершенно бесполезные.
   Ну, вроде все. Справились. Имущество погрузили, машины уехали, осталось собрать собственные трофеи. И еще в качестве поощрения можно быстренько еще раз пройтись по подъездам. Может, какая мелочь приглянется. У Володи на примете есть квартира, которую он хочет посетить. Довольно запущенная, со старыми обоями, обшарпанные полы. Кухня весьма грязная, целая батарея бутылок из-под спиртного. Зато тут много книг. Может еще хозяин приготовил их для того чтобы продать или выкинуть. Так и стоят пять стопок. Кроме того, еще целую кучу выгребли из двух шкафов. Володя начал быстро перебирать книгу за книгой. Посмотрел на часы времени всего десять минут. Уже быстро темнеет. Поставил на стол свой фонарь. Вроде бы все посмотрел. Отобрал семь штук. Теперь в чем все это вынести? Тут увидел старое покрывало, торчащее из шкафа. Быстро вытащил его, побросал книги и связал узлом. По дороге прихватил кусок линолеума. Как раз нужно, чтобы постелить в передней.
   У Володи, как и у большинства бойцов роты, есть койко-место в общежитии. Однако в последний раз там был почти два месяца назад. В тот раз у него был выходной, и хотел с утра прогуляться по цивилизованным местам. А с тех пор он при роте. То на посту, то в комнате отдыха наряда. Ну а если действительно дают отдохнуть, то у него есть гнездо. В доме, в котором расположен новый пункт постоянной дислокации доме бойцы облюбовали и третий и четвертый этажи. Первый этаж занят под ротные нужды, на втором комнаты отдыха для руководства и дежурного наряда. Еще три квартиры заняли со второго взвода. Подъезды сейчас заперты. Попасть наверх можно только из помещений занятых ротой.
   На третьем живут операторы из центра управления ротой, личный состав третьего взвода. На четвертом состав постояльцев смешанный. Есть тыловики, есть водители. Тут расположились такие Володя бойцы, выполняющие широкий спектр задач, то с одной группой, то с другой. Когда-то жильцы в коридоре поставили дополнительную дверь. В результате оказались ограждены три квартиры. Вот в одной из них забил себе место Володя Шакратов.
   Ни воды, ни света тут нет. Разумеется, и газа тоже. По нужде и по большой, и по малой приходится бегать на второй этаж. Ну, если совсем приспичит, то есть ведро. Но его нужно сразу же вынести. В этих квартирах никто даже вещи не хранит. Для этого у каждого есть свой шкафчик на первом этаже. А тут только постель.
   Володя в прихожей разулся, снял бушлат и шапку. Вещмешок в шкаф, достал бутылку с водой и прошел на кухню. Тут у него собственная кружка. Утолив жажду сразу же в комнату. Уже темно. Пришлось включить фонарь. На огромном диване, занимающем половину площади, спят трое. А напротив входа расположились три кресла-кровати. На одном, уже разложенном, спит Денис Коробков. А вот тот, что в углу комнаты Володин. Быстро оглядел. Вроде сюрпризов нет. Подготовил свою постель. Развернул матрас, проверил подушку. Все это покрыл куском плотной материи темного цвета. Снял себя форму, и тут же переоделся в легкий тренировочный костюм, а вот свитер решил пока отложить. Затем настала очередь теплых носков. Вместо них достал принесенную в мешке свежую пару. Несмотря на то, что отопления нет, в комнате не так уж и холодно. Тем более одеяло у него теплое. Только надо быстрее укрыться им. Ну, а теперь можно и поспать. Времени до семи утра много. Больше десяти часов. И никто его не разбудит на дежурство. Когда еще такое было? Хотя в соседней квартире и собирались раздавить бутылку, однако, тишина полная. Пить бойцы, конечно, не бросили. Но теперь все временно стали осторожнее. Хотя люди бывает, и ворчат на строгие порядки.
   И все-таки он проснулся полседьмого. Дальше находится в постели смысла нет. Особенно после того, как сходил проветриться. Быстро оделся. Кровать снова стал креслом. Свернул аккуратненько постель и спрятал. Внимательно все осмотрел. Все на месте, ничего не забыл убрать. Что же можно и на улицу. Посмотрел на портянки. Размышлял несколько секунд. Потом решительно бросил его в пакет к грязным носкам. Достал чистые, намотал на ногу и обулся. Проверил. Сапоги сидят хорошо, ничего не мешает. Хоть иди в пляс. Черпанул в коридоре дощечкой гуталина и щедро намазал на оба сапога. Растер все щеткой. Вот теперь совсем хорошо. Конечно, и бушлат потрепан, и брюки пару раз заплатаны. А вот сапоги в полном порядке, хоть как в зеркало смотрись.
   Умывался, чистил зубы уже в расположении роты. Тут даже теплая вода есть. Ну а теперь можно и до столовой. Сначала получил суточную норму хлеба и сахара. Потом отметил карточки, получил на раздаче тарелку с гречневой кашей, кусок сливочного масла, кружку с кофейным напитком. Это Другие постарались. Вывели новый вид растения. Его можно сеять на переработанной динами породе там, где уже некоторое время росла хлебница. Семена растения находятся в початках, похожих на кукурузные. С гектара можно собрать до двадцати тонн зерен. По вкусу они напоминают перловку. Кроме того из них можно приготовить такой вот кофейный напиток. Десять процентов от состава составляет настоящий кофе. Поэтому вкус очень хороший, особенно если добавить сахар и немного сухих сливок.
   С утра загоняли мартыхаев. С беспилотника заметили, как они идут в двадцатый квадрат. Там есть небольшая поляна, где сейчас пасутся три головастика. Одна группа сразу же выдвинулась туда. А группа Володи во главе с Андреем Мокиным поехали в обход. Их задача заехать на вторую Косую линию, а оттуда попасть в новый проход, который пробили совсем недавно. Между поляной в квадрате двадцать и тупиком, которым заканчивается проход, всего десять метров. А мартыхаи скорее всего побегут сюда. Тут до гребня завала всего ничего. И есть где укрыться.
   Подъехали за три минуты до начала стрельбы на той стороне. Успели даже выйти из машины и залечь. Мартыхаи появились еще минут через пять. Вот один из них оказался на этой стороне, схватил обломок и бросил куда-то там, в укрытое завалом. Постепенно бандерлогов становится все больше и больше. При этом никто из них ещё не посмотрел вниз. Все увлечены метанием кирпичей и прочих булыжников.
   - Огонь, - скомандовал Андрей.
   На этот раз Володя, кроме автомата прихватил охотничий карабин. Легкий, всего три килограмма. Калибр пять целых шесть десятых, поэтому и запас патронов не доставляет излишних хлопот. Оружие магазинное на пять патронов с поворотным продольно-скользящим затвором. Стрелять из него очень легко. Сейчас на нем установлен хороший оптический прицел.
   Поэтому первым же выстрелом Володя попал мартыхаю точно в затылок. Прицелился во второго. На этот раз пулю всадил в спину. Третья особь успела повернуться. Однако и этот выстрел оказался точным. Камень попал в шлем. Конечно, тот защитил голову, но неприятно. Все внимание до сих пор было сосредоточено на процессе стрельбы. И, кажется, зря не обращал внимания на то, что и противник может ответить. Как раз сменил магазин. Поэтому следующим выстрелом наказал обидчика. Опять перезарядил винтовку и начал искать новую цель. А те, наконец, то поняли, что тут им не продержаться. И на ту сторону мартыхаям не спрятаться. Поэтому они начали уходить левее. Там среди обломков легче укрыться. Но Володя все же успел подстрелить и седьмого.
   Целый час ушло на сбор трофеев. Каждого бандерлога просто привязывали к концу троса и стаскивали вниз. Даже с той стороны несколько экземпляров перетащили. Всего собрали тридцать четыре тела. Отрезав головы, все бросили в одну кучу. За приманкой пока будет следить дрон. А группу пока отправили грузить бактов около стационарной огневой установки на главной линии. Тут граница участка, и в барьере оставили специальную прореху. Поэтому бакты, нащупав слабое место в стене, пытаются прорваться именно в этом месте. Но две установки успевают уничтожить почти всех проникших за силовое поле. Это не единственное место, где Другие создают специальные дыры, чтобы бакты выходили прямо под пулеметы. Но больше всего трофеев собирается тут. Да и процент вырвавшихся из-под огня самый низкий. А еще тут рядом сейчас обосновались шесть головастиков. Не лезть под огонь их как то научили. Но теперь они с нетерпением ждут угощения. Заодно расширяют и площадь зачищенного участка. Поэтому всех надо собрать и скинуть рядом с завалами. Пусть там лакомятся, а в сектор огня не лезут.
   Кстати, благодаря этой позиции, операторы уже набили нужное число балов. Лишнее начальство решило зачислять на отличившихся бойцов. Например, тех, кто охраняет головастиков. Дины часто успевают съесть трофей, до того как с него снимут "скальп". Чтобы компенсировать эти потери, начальство и передают бойцам трофеи на самом деле добытые СОУ. Вот группа Володи и занималась добычей рогов. Кроме того часть тел погрузили в грузовик, чтобы подкормить головастиков в другом месте.
   Уже собирались идти на обед, когда с дрона заметили стаю шакалов возле приманки. Бросив и бактов, и колонну, прибывшую для перевозки добычи к логовам головастиков, поспешили на место. Когда их микроавтобус добрался до места, там уже был пир. Стая, дорвавшись до еды, успела забыть обо всем.
   Володя успел сменить магазин, когда они, наконец, поняли неладное. Самые трусливые или проворные рванули вверх по обломкам, стремясь укрыться в расщелине. Выстрел, один кувыркнулся и сорвался вниз. Второй попытался достать лапой до плиты, лежащей впереди, уцепится за него, но сил уже не хватило. Еще один в прицеле. Хотел попасть в туловище, а пуля вошла в голову.
   Как раз в это время на стаю накинулся первый бакт. Он разорвал ближайшего шакала, но тут на него накинулось сразу пятеро. Бактов оказалось только четверо. Поэтому им пришлось трудновато. Вот сразу двое шакалов вцепились противнику сзади в загривок. Володя успел снять одного, но тут на месте убитого оказалось еще трое. Все вместе они, кажется, справились с соперником. Чрез минуту тот скрылся под рвущими его на части шакалами. Однако приятели погибшего, уполовинив своих врагов, накинулись на копошащуюся кучу. Спасти товарища не смогли, но шакалов почти не осталось. Кстати, и сами бакты оказались весьма потрепаны. И в первый раз у присутствующих не поднялась рука на этих особей.
   До вечера, так больше никто и не пришел. Зато после того как стемнело, выстрелы почти не умолкали. Сменились только утром. Однако поспать получилось только после обеда. На этот раз пришлось дежурить возле тройки маленьких головастиков. Их нашли с дрона утром. Рота сейчас их вновь начала ловить. Поступила новая порция ловушек. Но ловят только новичков. Тех, кого нашли еще в начале месяца, решили не трогать. Ловушек мало, на всех может не хватить. Поэтому их и на взрослых динов никто не тратит. Ну а те словно зная об этом, совсем осмелели. Кормятся, чуть ли не на глазах. Особенно на специальном выпасе. Там и вовсе их стараются не тревожить. Только семена высеяли.
  
   Первые сутки по возвращению в главк прошли на одном дыхании. Весь рабочий день бегал по кабинетам, лишь на несколько минут возвращаясь к себе, чтобы подготовить наброски предложений и оставить собранную информацию. Потом весь вечер ушло на оформление документов. Рассчитывал, обосновывал, оформлял. Утро и два часа после обеда следующего дня прошел в новом обходе подразделений и кабинетов. Но наконец, все, что можно сделать сделано. До конца дня подготовлены проекты приказов, распоряжений и переданы на подпись. Теперь осталось только ждать.
   Тут и произошло, в какой-то мере, продолжение разговора, который состоялся в роте. К Федору в кабинет как раз зашла Надежда. Успели только разлить чай по стаканам, как в дверях появился командир одной из рот. Оказалось, он ищет Закраинову.
   - Здравствуйте. Надежда, а я Вас ищу. Мне уже передали бумаги с подписи. Все просто отлично. Большое вам спасибо. Очень нам помогли. А я вот вам небольшой подарочек привез, - закончил он, протягивая сверток. - Надеюсь понравиться. Если, что исправим. Я через минут пять зайду. Пока посмотрите. Да и к себе пойдете или сюда заглянуть? У нас еще просьба. Не посмотрите вот эти документы? И тут вот два представления надо подготовить. Очень надеемся на помощь.
   - Зайдите потом сюда. Давайте бумаги. Сейчас посмотрю и скажу, что можно сделать.
   Надя быстро посмотрела переданную папку, тут же заверила, что все будет в порядке. Когда же посетитель ушел, быстро развернула сверток. Пока она достала из него куртку на пол, что-то упало. Оказалось плитка шоколада. Федор тут же поднял его и протянул в сторону Нади. Но та уже надела обновку и рассматривала себя в зеркале.
   - Ну и как я? - кокетливо поинтересовалась она, поворачиваясь и так и этак.
   - Хорошо. Но на тебе все, что угодно красиво выглядит, - тут же выпалил в ответ Федор, сам удивляясь собственной смелости, да и одновременно радуясь представившемуся случаю.
   - Жалко зеркало у тебя так себе. Но мне действительно нравится. Да и спасибо за шоколад.
   - Да это.. в свертке же было. Упало. Я поднял. Только, - смущенно начал оправдываться Мураев.
   - Да видела я. Но от тебя даже такая услуга приятна, - улыбнулась та.
   Значит, его дурацкий комплимент она слышала. А теперь вот иронизирует. Хотя почему дурацкий? Она действительно выглядит замечательно. И он сказал правду. Хотя, конечно, все надо было как то по-другому.
   - Так все-таки как я в этой куртке? Получше, чем в старом бушлате или нет?
   - Ну, разумеется получше. Да вообще хорошо.
   - А только, что намекал, что одинаково, - неожиданно заявила девушки, да еще взглянув так, что собеседник совсем потерялся.
   - А я говорил тогда про тебя. А сейчас сравнивал бушлат и куртку, - неожиданно для себя выкрутился Федор.
   - Ну ладно, - смилостивилась Надежда. - Да и мне самой кажется, что неплохо. Будем считать, что мой вид не вызывает у тебя отвращения.
   Она повернулась так - этак. То ли рассматривая свое изображение. То ли для того, чтобы Федор мог рассмотреть ее с разных сторон. А потом, пока Федор смущенный и растерянный, подбирал слова, чтобы выразить возмущение выдвинутым предположением, она окончательно добила его заявив:
   - Тогда думаю, не откажешься от вознаграждения за услугу.
   Тут же практически прижалась к нему и поцеловала. Потом выхватила из рук плитку и вернулась к зеркалу. Федор оказался не просто растерян, он просто застыл на месте. Предпринял жалкие потуги взять себя в руки, но прийти в себя так и не удалось.
   Выручил давешний ротный. Он постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел. Надежда к этому времени уже сняла куртку и взялась за бумаги. Все в ее поведении показывало, что ничего особенного тут не произошло. Так, обычная деловая обстановка. Все же Федор постепенно пришел в себя. А то, что к нему, в общем-то, никто не обращается, и остальные находящиеся в кабинете, беседуют между собой, не обращая на него внимания, позволило вернуть полный контроль над своими действиями. Провожая гостя, он вполне контролировал ситуацию.
   - Федя не злись. Я уж глядя на тебя, немного за гостя испугалась, - улыбнулась Надя.
   - Да я и не думал злиться. Просто немного смутился... ну все же шоколад-то не от меня. Но обещаю исправиться.
   - Мне любой твой подарок приятнее, - заявила девушка, - и не думай ничего такого. Это вознаграждение за работу. Я помогаю нескольким подразделениям. А они со мной вот таким образом расплачиваются.
   - Да знаю я это.
   - Вот как, - на этот раз, кажется, удивилась она. - А думала, что этот аспект нашей жизни тебе не знаком.
   - Почему же, - выпалил Федор, не сразу разобрав иронию в словах подруги.
   - А потому, что наблюдая за тобой, этого не скажешь, - резко заявила Надя. Теперь она уже весьма серьезна и настроена весьма жестко. - Работаешь как робот, глаза горят, энтузиазма хоть отбавляй. Намеки о том, что надо сбавить обороты не слушаешь. Перешел все границы разумного и допустимого.
   - Ну почему? Я выполняю свои служебные обязанности, - растерялся от напора Федор. Не первый раз за день.
   - Какие? Про вопросы связанные с ротой ничего не скажу. По основным вопросам тоже. Хотя несколько убавить рвение не помешало бы. Николаич залез тебе на шею и ножки свесил. Ты за одно "спасибо" работу выполняешь, он с этого доход имеет, да еще и недоволен.
   - Ну почему же. Он дает поручения в рамках моих обязанностей. Я их выполняю, - возразил Федор.
   - Смотря как выполнять. Посмотрел документ, отметил недостатки и вернул на доработку. Зачем его самому доводит до ума. Ты свои обязанности выполнил. Если ему надо, пусть сам и дорабатывает. Потом количество поручений. Их у тебя больше чем у трех-четырех других сотрудников, причем находящихся на хорошем счету. Получил и исполняй его в установленные сроки и не торопись сдавать. А то ты одно исполнил, тут же тебе другое. Направили тебя в командировку. Ни и ладно. Сами виноваты. Это их проблема, а не твоя. У тебя и этих командировок больше чем у других. Если все же отправляют на задание, верни документы не исполненными. Пусть выбирает, что важнее - отправить тебя, куда-то в поле или позволить доработать ранее выданные поручения. А то никто столько не бывает на выездах столько сколько ты. Вообще надо своей ротой ограничиться и все.
   - Но ведь не только я в поле выхожу.
   - Да. Кто-то выезжает, просто отрабатывать норму. А есть те, с кем ты равняешься. Но это "полевики". У них функция такая. Зато тут в главке у них минимум дел, - Надежда уже начала злится. - А у тебя, даже если поездки в роту не считать, часов не меньше, и все равно еще и тут в кабинете вкалываешь. Вообще если бы ты был внимателен, то заметил бы, что сотрудники тут делятся как раз на тех, кто отрабатывает полевые, и тех, кто большую часть времени проводят тут. Последим-то и всякие надбавки, и дополнительные пайки не очень нужны. Да и насчет нормативов все равно решат. А если и нет. Они больше получают за счет оказания помощи подразделениям. Сам видел сегодня. Это только одна рота, а их у меня не одна, и не две. Вот с этими бумагами справлюсь, надеюсь с твоей помощью, еще что-нибудь подкинут.
   - Так ты мне предлагаешь пойти на конфликт с руководством.
   - А что? Надо постепенно избавляться от этого ярма. Ты вот сейчас плотно в роте сидишь, так он уже визжит. Приходится своих любимчиков в полевые отправлять. Да и личными проблемами тебя не озадачишь. А между тем он даже насчет твоего звания не сильно пошевелился. Хорошо наверху покровители есть. Которым еще и надавить пришлось. Он им как бы одолжение сделал. Так что ничего ты Николаичу не должен. Отныне слушаешься меня. Поездки только в роту, с материалами не торопишься. Занимаешься в первую очередь ротными вопросами, готовишь положенный приказ, рассматриваешь материалы в пределах обязанностей.
   - Но ведь у меня много поручений, из-за того, что за мной из нижестоящих подразделений закреплена только одна рота.
   - Нет. Сейчас практически две. А потом отдельная рота по своей численности уже равна двум и даже трем, подразделение развивается, вопросов связанных с этим много. А ты между прочим один. Даже если бы на тебе была одна рота и то это многовато. Так что давай лучше на меня поработай. Тут накопилось дел. Да и еще кое-кто с просьбой о содействии обратился. Очень много вопросов и бумаг. Или есть возражения? В принципе, конечно, все равно, кто с твоей работы будет сливки собирать. Думаешь, пришла, раскомандовалась, заботится в первую очередь о своих интересах.
   - Надя. Не только ты об этом говоришь. И мне не все равно. Разумеется, я предпочитаю помочь тебе. И если в результате твои интересы выиграют для меня это уже хорошо. Я рад возможности принести тебе пользу.
   - Только знаешь Федь. Тут есть еще один неприятный момент. Все же вознаграждение за работу будут приносить, принимая во внимания мои вкусы. И я не всегда смогу тут же поделится с тобой.
   - Надежда. Даже не поднимай эту тему. Считай, что моя помощь это подарок тебе от меня. И я рад этому. Тому, что могу оказать тебе хоть какую-то услугу.
   - Спасибо.
   После этого Надежда еще раз поцеловала его. Да после этого он готов мир перевернуть. Что там говорить о какой-то помощи. Появилась мысль, что все-таки он позволил себе лишнего и был слишком смел. Но что значит эти сомнения после произошедшего. Разве не стоило рискнуть? Тем более все прошло замечательно. Кажется, взаимоотношения стали даже лучше и опасения разрушить, достигнутого ранее, не оправдались. Да. Он во многом согласился с ней, даже в тех вопросах, где остались сомнения. Ну и ладно с ними. Главное она осталась довольна, и их взаимоотношения стали намного ближе. А это компенсирует многое.
   Правда, потом был разговор с Семеном Николаевичем. Он действительно начал ворчать по поводу того, что Федор с завтрашнего дня снова убывает в роту. Намекал на большое количество работы. Что вот тут пришла заявка на одного человека для включения в офицерскую группу. Раньше Федор воспринимал такие разговоры очень серьезно. Но теперь все это показалось таким мелким и ничтожным, что, к удивлению, его внутри нисколько не затронуло. Неожиданно он увидел перед собой себялюбивого, эгоистичного человека, не способного оценить оказанные услуги. И странно, что до этого он на это мало обращал внимания. Даже непонятно почему он так почитал начальника и готов был идти постоянно навстречу, прислушивался к его мнению, старался оказаться полезным. Всегда старался оказать услугу, ни разу не попытавшись отстоять свои интересы.
   Конечно, сейчас уже накрученный с разных сторон, находясь на развилке различных интересов, он все воспринимает в негативном цвете. А начальник, не обративший внимание на изменения, произошедшие в настроении Мураева, усугубляет ситуацию. Говорит все те же ставшими привычными и немного надоевшие слова, ведет себя как прежде и не замечает, что теперь он воспринимается совершенно по-другому. А Федор действительно перестал смотреть на него с благожелательной позиции. Раньше он не хотел замечать плохого. Теперь все наоборот. Поймав себя на этой мысли, он совершенно перестал слушать собеседника. А тот, заметив недовольство на лице Федора, неожиданно растерялся, до него, что-то дошло и его тон тут же стал более заискивающим. Он уже соглашался и шел навстречу.
   А Мураева расстроило собственное внутренне состояние. Он до этого не до конца объективно оценивал ситуацию, а теперь перешел в другую крайность. Видит только отрицательное. Что не характеризует его самого с положительной стороны. А ведь действительно человек перед ним не так уж и плохой. Грамотный, работоспособный, по своему, добрый, он немалому его научил, не раз помог советом. Да и не злой он. Долго ни на кого не сердиться, отходчивый. Да к тому же во многом нынешняя проблема связана с тем, что Семен Николаевич пытается всем пойти навстречу, особенно когда его настойчиво просят, и просто очень часто перегибает палку, даже не замечая этого. И во многом виноват-то сам Федор, своим поведением способствовавший перекосу в отношения. Поэтому как-то надо разруливать ситуацию.
   Отбросив негатив подальше, Мураев решил пойти в какой-то мере навстречу руководителю. Дальше разговор пошел веселее. Федор взял пару материалов поработать на часок. Обещал через неделю вернуться. Наговорил много приятного, обещал подарок привести. И все - расстались вполне друзьями.
   Надя, конечно, поворчала насчет документов. Но справиться с ними удалось действительно примерно за час. Еще два прошло, пока помогал самой подруге. На часах стрелки достигли уже полдевятого. Автобус, проезжающий через их квартал, отходит от главка минут через двадцать. Быстро убрали бумаги в сейф, парочку документов с флешкой Надя положила в портфель Мураева. Он обещал через четыре дня все ей переслать.
   Без четверти девять они уже были в автобусе. Торопились, чтобы не опоздать. Но транспорт немного опоздал от графика и тронулся только через минут десять. Так поздно в главке задерживается не так много людей. Большинство уже разъехалось. Остальные останутся ночевать тут же. Поэтому места в салоне есть. Удалось даже сесть рядом, правда, на заднем сидении. Сначала Федя хотел устроиться с края, но присмотревшись к стеклам, решил самому сесть у окна. Тут все же и так сильно дует, а в дороге будет еще хуже.
   Конец ноября. Уже давно стемнело. Хотя пока снег еще не лег, но уже морозно. Сегодня особенно холодно. Выходя из здания, Федор специально посмотрел на градусник. На улице уже минус шесть. Для самого крайнего рейса в этот день или скорее время суток, так как давно стемнело, выделили не самый лучший автобус. По крайней мере, температура тут не сильно отличается от уличной. Да и темновато. Надя взяла из рук Федора свой рюкзак и сверток и положила рядом с собой. В результате ей самой пришлось тесно прижаться к спутнику. Федор же свой багаж из портфеля и рюкзака пристроил у себя на коленях.
   Наконец, автобус двинулся, постепенно набирая скорость. В окнах замелькали яркие огни большого города. Жилая зона мало чем отличается от многих мегаполисов. Яркие витрины, правда, сейчас в основном закрытые, много освещения, красивые дома. Обычно на улицах достаточно многолюдно, но сейчас они опустели, поэтому поездка проходит вполне приятно, ровно и без остановок. Маршрут заранее определен водителем. Пассажиры сразу на входе объявили, куда им надо, и он сразу прикинул как ему лучше проехать. Тем более ему не надо колесить по всей жилой зоне. Всего от главка за последние четверть часа отправилось три автобуса. У каждого свое направление.
   Возвращаться автобус будет другим путем. Поэтому даже с учетом того, что дом, в котором живут Федор и Надя, находится на самом краю жилой территории и самый далекий от главка, еще шесть пассажиров выйдут только после них. На остановке же их осталось пятеро. Тут их пути расходятся. Правда, особого беспокойства это не доставляет. Освещение хорошее, преступности тут нет. Да и вредителей быть не может. В нескольких сотнях метрах плотное силовое поле, которое даже динов не пропустит.
   Их участок города из новых. Возник на очищенной территории, и заселен совсем недавно. Всего в микрорайоне семь домов, в которых проживает более пяти тысяч человек. В каждой квартире зарегистрировано по несколько человек. Два-три жильца на комнату. В то же время в каждом пока есть несколько свободных квартир.
   Попутчики направились к дому слева от остановки, а Федору и Надежде надо правее. Идти совсем недалеко. А на улице хорошо. Воздух свежий и чистый, неплохо бы пройтись тут недалеко в скверике по подметенным ровным дорожкам. Но, к сожалению, время поджимает. И к тому же несмотря ни на что, осторожность не помешает. Федор закинул за спину Надин рюкзак, свой с портфелем взял в левую руку. А вот правая должна быть свободной. Да и кобуру лучше расстегнуть, автомат повесить так, чтобы ловчее можно было бы воспользоваться.
   Но все опасения на этот раз не оправдались. Чему, разумеется, никто не расстроился. А вот и подъезд. Пока Федор оглядывался, спутница успела достать ключ и открыла дверь. Мураев с вещами вошел первый, а вот перед лифтом пропустил девушку вперед. Да дома подключены ко всем благам урбанистической цивилизации, работают и коммунальные службы. Поэтому есть и бесперебойный свет, вода, несколько недель идет даже горячая, недавно дали тепло. Ну и лифт работает. В подъезде чисто.
   И на этот раз Всеволод оказался дома. Кроме него сегодня тут и Добрых. Довольно редкий случай, когда в квартире собралось столько жильцов. Федор, разгрузившись от имущества и сняв верхнюю одежду, принялся все это распределять по местам. Для снаряжения, оружия, бронежилета, вещевого мешка специальная полка в встроенном шкафу в коридоре, остальное на вешалку. Сапоги в угол рядом с остальными.
   - Добрый вечер. Вы чего задержались? Надя тоже приехала?
   - Да поработать пришлось. Надя приехала. А что?
   - Тогда давай умывайся. Горячая вода есть. Там я для тебя подарок оставил. Новую отличную мочалку, жидкое мыло. Увидишь в пакетике. Приводи себя в порядок и пошли к соседкам пить чай. Вас только ждали.
   Отбились уже в десять. Ну, может еще минут пять прошло. Добрых отправили спать на кухню. Там стоит еще один диванчик. Минут пять еще поговорили, обменялись новостями. В роте дела идут хорошо. Тенденция к улучшению обстановки сохраняется. Напряжение понемногу идет на спад. Основная активность смещается в сторону границы, где происходят наиболее значимые события. По мере снижения на патрулируемой территории плотности вредителей и динов, сюда пытаются переместиться головастики. За ними следуют стаи бактов и прочих. Зато их собственное пастбище постепенно очищается.
   На следующее утро встали только в половину седьмого. Зато собирались быстро. В семь часа они уже садились в ротный микроавтобус. Народу в доме живет много, в том числе и из их роты. Поэтому для остального личного состава подогнали еще КАМАЗ, приспособленный для перевозки людей.
   Колонна проскочила ворота и въехала в коридор шириной в пятьдесят метров. Он огражден невидимым силовым полем от второй зоны. Справа виднеется участок из многоэтажных строений постройки шестидесятых годов. Этот фрагмент установлен на очищенную территорию. Сейчас оттуда вывезено все, что можно. В следующем году этот участок пойдет под пастбище. А вот два квадратных километра между ним и коридором уже обработаны динами и засеяны хлебницей и тыквой. В начале следующего года тут уже можно будет ставить новый кусок городской застройки.
   Слева виднеются деревянные строения. Вплотную друг к другу стоят большое количество в основном двухэтажных домов. Сейчас тут никого нет. А уже через час начнется активная работа по разборке строений. Будут вывозиться доски, бревна. Что - то пойдет на стройматериалы, что - то на дрова. Горшков каждую неделю тут проводит три-четыре дня. На участке роты из собранного тут материала, под его руководством поставлено уже три сарая. Так же ежедневно он отсюда вывозит несколько кубометров дров. Этим занимается целая бригада, выделено несколько единиц техники. Федор даже поинтересовался, почему Виктор Андреевич, выделил часть сил на работы тут, когда дерево есть и на их собственном участке. Но Горшков пояснил, что два дома он под хозяйственные нужды пристроил, более ничего пригодного, точнее целого нет. А дрова тут можно набрать быстрее. Просто разобрать подходящий дом, а не выковыривать из завалов. К тому же этот участок скоро закроется. Разбором тут занимаются люди не только с их роты. Поэтому уже скоро территория будет подготовлена для нового сброса. Вот тогда можно и на свой участок переключится. Более или менее пригодные запасы взяты на учет, и никуда не денутся. Даже головастиков к ним не подпустят.
   Теперь рота в основном за трофеями лезет на ту сторону барьера. Вот и на этот раз решили организовать экспедицию. На место подъехали меньше чем за полчаса. Так что в восемь пятнадцать Мураев уже приказал Смолякову начать разведку. Именно его подразделение Всеволод выделил Мураеву, памятуя об их успешной работе в конце октября. Действовать решили так же как в прошлый раз, благо это принесло успех. Единственное отличие это усиление в лице Добрых.
   Через два часа нарвались на мартыхаев. Они расположились в развалинах и, заметив проходящих рядом людей, решили напасть. Федор Николаевич сразу же воспользовался своей двустволкой. Трое бойцов поставили рядышком легкие, но прочные щиты, за которыми стрелки и спрятались. Мураеву удалось выпустить лишь семь зарядов. Противник ретировался. Осталось только наедятся, что благодаря его картечи в стае много подранков и естественнее враги еще больше уменьшат численность.
   Вообще местность оказалась весьма интересной. Нашли целый лабиринт из разных ходов, проделанных динами. Тут они, по-видимому, обосновались давно. Нашли даже небольшой участок с орешником, правда намного беднее, чем в прошлый раз. Наконец, набрели и на поляну с парой головастиков. На этот раз, вызвав ловцов, сами продолжили разведку. Риск того, что добыча ускользнет, минимален. Но на всякий случай оставили пост из трех бойцов. Когда бригада начала пробиваться к указанному месту, основная группа, уже возвращаясь для того, чтобы обездвижить головастиков, обнаружила еще пару. Этих заключили в сферу тут же, но потеряли на это время. Хорошо все-таки на всякий случай заранее предусмотрели небольшой запас ловушек.
   Головстики пасутся, как ни в чем не бывало. Приближение ловцов, пробивающих дорогу, они еще не учуяли. Довольные, отсутствием опасности, старательно вгрызаются в развалины, оставляя за собой переработанную массу и не переработанные предметы. И то, и другое сейчас не менее важны, чем сами дины. Надо будет потом орешник удобрить.
   А пока этих двоих надо заключить в ловушки. Федор не стал стрелять сам. На этот раз доверил это Игорю Устинову и Сергею Добрых. Пусть молодой учится. Пока они действуют уверенно. Стрелки показали, что установки приведены в готовность. Еще с двумя ловушками приготовились их подстраховать Смоляков и капрал из его отделения - Белов.
   - Устинов левая цель, Добрых - правая цель.
   - Цель вижу!
   - Цель вижу!
   - Два, один, ноль, пуск!
   Оба заряда вылетели из установок одновременно. Практически сразу стало ясно - оба удачно. Хлопки все же прозвучали с небольшим в пару мгновений интервалом. Готово - пара головастиков в сфере. Теперь можно перевести дух. Успели и ничего не испортили. Осталось только ждать. На всякий случай Федор напомнил бойцам, что рано расслабляться и может случиться всякое. Очень не хочется смазать впечатление от удачного дня. Личный состав, конечно, его послушался, но до конца требования все же не восприняли. Кто-то даже немного проворчал.
   И тут неожиданно в проходе появились бакты. Немного. Всего пять штук. Они явно убегают от приближающейся техники. Наблюдатели не сплоховали, и тут же открыли огонь. Федор тоже успел взять в прицел одного бакта и даль очередь. Больше не понадобилось. Даже добивать никого не пришлось. Но пришлось спуститься и оттащить трофеи в сторону, чтобы техника их не раздавила. Заодно сняли и "скальпы". Все же семь с половиной баллов.
   Но неожиданные трофеи этим не закончились, на пути ко второй паре обнаружили каменного крокодила. Он как раз собрался пообедать мартыхаем, наверняка из числа подранков. Поэтому легко дал взять себя на прицел. Ну а дальше у него не было шансов. Первая же пуля доставила ему серьезные неприятности, а две следующие окончательно превратили его просто в несколько десятков килограммов прекрасного мяса плюс оченнь ценная шкура. Тройка, оставленная и у второй пары, доложила, что тут без происшествий. Поэтому остальные принялись тщательней осматривать местность.
   Поднявшись на высокую кучу обломков, правее места выпаса головастиков, Федор обратил внимание на своеобразный овраг на сорок пять градусов. Добрых, Устинов, Белов и еще два бойца во главе с самим штабс-капитаном осторожно двинулись вперед. По дороге собирали всякий материал, пригодный для того, чтобы сложить из них тропинку. Клали их с небольшим промежутком, как кочки на болоте. Особенно пригодились листы железа, сорванные с какой-то крыши. Каждый из них склепан из трех частей, поэтому их предварительно разделили. Кроме того в дело идет все куски пластика, доски, двери, оконные рамы. Даже несколько плит удалось пристроить. Для этого, правда, пришлось несколько отклониться от наикратчайшего расстояния до цели. Зато до места дошли, и есть возможность быстро вернуться.
   К этому времени колонна уже преодолела половину пути между двумя парами головастиков. Но даже это как-то не вызвало особого ажиотажа, потому что внизу их ждал новый сюрприз. Площадь примерно в три сотки полностью занята местной капустой. Только местами образовались небольшие проплешины свободные от растения. Виновники этого тут же. Как давеча головастики, старательно уплетают крупные плоды. Как их кочаны? Или нет? Все же это не то, земное растение, которое поделилось своим названием с этим местным чудом. Целых три капустницы.
   Федор успел только распределить цели, как уже прогремело четыре выстрела. Это Игорь и Долгих. У первого Тигр, у второго СВД. Один выстрел, скорее всего, оказался лишним. Так как на первых двух хватило по одному патрону. Вот еще свыше центнера свежего мяса. Делится оно как серьезная добыча. В таких случаях в доле все двенадцать человек. Так как у каждого в этом деле своя роль. Только обоим стрелкам можно дать еще полдоли сверху из сорока процентов идущих добытчикам. И еще Федору положены еще два доли, как руководителю группы.
   За этими всеми заботами чуть не забыл про орешник. До него дело дошло уже после того как погрузили головастиков на спецмашины, мясо на ротный транспорт. Федор сам обследовал кусты. Нашел пятнадцать настоящих золушкиных орешков, шесть мелких и сорок два обычных.
   В казну отдается половина из ротных процентов. Получается два из трех. Девять штук целых идет добытчикам. Еще три это десять процентов командира, доли Ани, Рината, командира взвода, ну и роте чуток, как минимум целый орешек. Между прочим, в девяти три доли Федора. А это больше десяти процентов. Причем покупать их будет человек Добромира. Учитывая, что уже договорились о цене, которая составит две тысячи, а это больше казенной цены, никто в накладе не останется. А уж чего удастся получить из орешков, зависит от новых владельцев.
   Ротные орешки тоже решили использовать для заказа товаров. Например, ингредиенты необходимые для изготовления патронов. Гильзы есть, свинец собирается использованный, в том числе вырезается из трофеев, добывается из нижних частей стеблей хлебницы, ну и попадается на обработанных динами участках. Кстати, лучший способ вернуть пули, попавшие в цель, это скормить тушу дину. Свинец они выплевывают. Кстати, как и после переработки тех же корней хлебницы. Вернемся к нуждам роты. Ей необходимы запасные части к технике, хотя, что то можно найти на месте, но есть и оригинальные экземпляры, снаряжение, оружие, материалы и многое другое. Только вот орешков на этот раз только два. Часть снаряжения, кстати, уже получили после обработки обычных орешков. Но все равно их новая партия тоже пригодится. Ну и главное прибыль роты будет впереди. После того как орешник будет зарегистрирован, весь урожай пойдет подразделению. Только бы участок сначала за собой закрепить. Но это вполне возможно. От границы всего двести метров на юго-восток.
   На капустное поле со следующего утра решили поставить засаду. Во-первых, нужно еще мяса. Теперь большая часть добычи сразу пойдет в ротный котел. Во-вторых, этот участок надо сберечь. А тогда уже капуста сама будет разрастаться в стороны, занимая все больше и больше места. Кроме того для того, чтобы ей было, за счет чего расти, в центре, нужно накидать битого кирпича, щебня, песка, всякого прочего мусора.
   Всеволод заранее предупредил Федора, что ему со своими людьми завтра с утра нужно продолжить разведку. Сегодня, по возвращении к шестнадцати часам на базу, их никуда не стали задействовать. Сразу дали возможность отдохнуть. А вот Долгих пришлось сесть за бумаги под присмотром Мураева, который заодно решил еще над Надиными документами поработать. Хотел попросить вернуть Распрагова, но Всеволод отнесся к идее прохладно. Эх, Вася. Натворили делов с этой водкой.
   Время до восьми пролетело как несколько мгновений. Серега порадовал. Умный и сообразительный парень. Явно будет из него толк. Только надо с Всеволодом поговорить, по какой линии парня использовать строевой или штабной. Вроде и то, и другое у него получается. Документы оформляет правильно, легко учиться. Вот сегодня сначала дал возможность потренироваться в оформлении рапорта о проделанной работе. Потом объяснил и показал, как оформлять представления. Первое подготовили вместе. Над вторым молодой офицер поработал уже самостоятельно и вполне неплохо. Показал недочеты. Исправился, и в третьем , и в четвертом серьезных нареканий уже не было. По оформлению пятого возникли вопросы, но Федор быстро разъяснил особенности. После этого шестое представление Добрых подготовил самостоятельно и без нареканий. Седьмое оказалось последним. Мураев быстренько все просмотрел, отметил мелкие недостатки и вернул на доработку. Уже через полчаса Добрых отдал ему исправленные документы. А Федор сразу же загрузил его новой работой.
   Сам же решил сегодня до конца подготовить то, что обещал подруге. Поэтому учитывая еще контроль над прапорщиком, успел просмотреть только часть папки, которую принесла Катя Яснова. Хотя время еще есть. До конца недели несколько дней. Поэтому, как только пискнул будильник, Федор Николаевич отправил Добрых к автобусу, а сам зашел в кабинет к командиру. Обстановка тут конечно еще более скромная чем на прежнем месте. Два стола, один для хозяина, второй для совещаний, простые стулья. Вот и все. Да еще шкаф и два сейфа. На одной из стен большая карта обслуживаемой территории. Теперь точно все. Хозяин как раз складывал документы в сейф.
   -Федь, ты на сегодня все?
   -Да, срочные бумаги подготовил Сергей. Молодец, справился. Я проверил. Завтра принесут на подпись. Катины завтра или послезавтра доделаю. Если работать по сегодняшнему графику.
   - Отлично. Тогда пошли. Я уже собрался. Только портфель и автомат прихвачу. Смотрю, ты ружье здесь оставил.
   - Да и патронташ тоже. Чего зря таскать. Все равно завтра тут работаю.
   Народ уже собрался возле автобусов. Увидев начальство, все бросились занимать места. А через минут пять колона уже двинулась с места. Сначала петляли по узким коридорам своего участка. Несмотря на старания, пробить дорогу прямо пока не удалось. Когда заехали на соседний участок стало полегче. Остановились на границе двух зон. Дорога переборождена высокой стеной и воротами. Впрочем, машины роты включены в списки, поэтому их пропустили без задержки.
   Дальше поехали по узкому коридору, огороженному невысокой стеной и тем же силовым полем Других для безопасности. Мало ли, что может тут произойти. Тем же пасущимся рядом динам может, что-то прийти в голову. Впрочем, этот участок проскочили быстро. Дальше пока стены нет. Вот запустят туда пастись динов, придется достраивать.
   Перед въездом в жилую зону еще одни ворота. Они распахнулись еще при приближении колонны, которая, проехав еще метров двадцать, разделилась. Часть людей отправились в сторону общежитий. Это личный состав, который завтра будет отдыхать. Вторая группа отправилась в сторону нового микрорайона. Тут тоже у многих завтра выходной. Но вот командованию уже через десять часов снова на службу. Федор даже немного позавидовал большинству и немного помечтал о том времени, когда с утра не нужно, куда-то спешить. Но пока ему остается только мечтать. А сейчас еще нужно отдать документы Надежде.
   Действительно ближайшие дни оправдали его уверенность в том, что до нормального отдыха еще очень далеко. Еще один день он командовал разведгруппой. Затем на него возложили командование тем самым полухозяйственным взводом, в формировании которого он уже успел принять участие. К этому времени пробились к домам рядом с площадкой, где поймали группу из четырех головастиков еще в октябре.
   Ну а теперь надо собрать все уцелевшее бесхозное имущество. Дело, в общем-то, не такое уж простое. Сначала расчистили проходы в подъезды. Потом вскрыли двери. Ну а потом разведгруппа идет проверять, что внутри. И дело это не простое. Тут можно встретить, что и кого угодно. В том числе каких-либо тварей. Поэтому впереди идут опытные бойцы с собаками. На всякий случай у всех приготовлены противогазы. Ну а потом уже работают трофейщики. За три дня успели проверить два дома. Всего более четырехсот квартир. И не просто проверить, а собрать все ценное, что там нашлось. Тут Федор попробовал поступить в соответствии с советами Горшкова. Но взять себе, что-то из вещей так и не получилось. Пытался себя убедить, и мозг отлично понимает, что нет в этом ничего предосудительного. Но все равно переступит через себя не смог. Но хотя бы на этот раз дважды предлагал личному составу выбрать себе, что-то из трофеев. Хотя бы с этой стороны совесть спокойна. Людей не обидел.
   Это дало неожиданный результат. Бойцы сами преподнесли ему подарок. Даже не один, а несколько. Он получил вполне исправный ноутбук, нераспечатанный станок для бритья и кассеты к нему, несколько авторучек и пять книг, две чистые общие тетради на 96 страниц. Отказывать бойцам не стал, да и все это в качестве подарка выглядит совсем по-другому. Зато вроде бы нашел путь решения возникшей дилеммы. К тому же и перед бойцами так легче. Это позволит им и себя сдерживать, и к нему относиться с уважением. Не надо опасаться негативной реакции из-за трофеев и ломать голову над тем, как соблюсти приличия. Конечно, и тут можно найти повод для недовольства собой. Или наоборот, покритиковать себя и за излишнюю самокритику. Все равно при желании всегда найдется к чему придраться. Идеальных условий жизнь все равно предоставляет очень редко. В общем, не стоит загружать себя настолько уж сильно, а лучше заняться делами и принять действительность как есть.
   Седьмой день весь посвятил работе с бумагами. Готовили целый пакет, который ему надо провести в главке. Для этого он задействовал и Катю, и Лиду, и еще семь человек. Даже Аня и Сева поучаствовали в этой работе. Представления на звания среднему начальствующему составу и перемещениям по службе, аттестации, рапорта. Служебные карточки, изменения в списках, копии ротных приказов. Отчеты о проделанной работе. Ведомости. Заявки на различное имущество. Акты списания. Ходатайства, боевее распоряжения, журналы боевых действий. Табеля. Заключения комиссии о выплате надбавок. Обычно подразделения просят у кураторов помощи в оформлении половины из этой пачки бумаг.
   А вот в главке все прошло не так гладко. Семен Николаевич попытался загрузить Федора отдельными поручениями. Но пришлось сослаться на большой объем ротной работы. А рабочие часы, которые отводятся на это, неприкосновенны. Потом готовил приказы, а так как работал над ним исключительно в рабочее время, по истечении которого помогал своей подруге, то потратил на это целых три дня. Да и материалы, поступившие от руководства, он не стал дорабатывать и доводить до ума как обычно, а вернул назад.
   Подготовив сопроводительные записки к каждому материалу, и зарегистрировав их в своем журнале, проставил на обороте каждого свой номер и подпись. Теперь все можно отнести в отделение документооборота. Скромные сотрудники этого подразделения, по сути, и обеспечивают работу всего механизма огромного бюрократического аппарата. Здесь сходятся и расходятся бумажные ручейки. Тут находится то звено, которое обеспечивает взаимодействие между разными структурами. Федор Николаевич постучал и вошел в помещение.
   - Здравствуйте. Мне нужны дежурные сотрудники по четвертому и девятому отделам.
   - Что у Вас, - подошла к нему одна из девушек.
   - У меня документы на возврат.
   - Хорошо давайте, - невозмутимо потребовала она, скучным голосом.
   Девушка принесла журналы отделов и зарегистрировала материалы там, одновременно сверяясь с Мураевским, вписывая в него свои номера. Потом расписалась за них и проставила время. Федор в свою очередь оставил свои подписи в ее журналах. Сработали быстро и согласовано. Мураев под конец положил рядом с девушкой плитку шоколада. Хорошие отношения с этим подразделением ему не помешают. Тем более данная сотрудница проявляет неплохие способности. По крайней мере, усердна и старательна. Так что, не стоит ли ее переманить в роту?
   Теперь все материалы уложат в коробки-ящики, закрепленные за подразделениями. Ежедневно из каждого подразделения приезжают гонцы. Например, сегодня примерно через два часа и заберут их. Сюда же они сдают свои материалы, за которыми сотрудники главка приходят каждое утро. Все это организовано с учетом местных особенностей. Никто никого не ищет, например, если куратор на выезде. Да и документы не залеживаются в сейфах кураторов из-за того, что они никак не могут встретиться с посланцами из подразделений, к тому же есть контроль за движением бумаг. Оставляя материал, посланец из подразделения оставляет реестр, с указанием даты. Получая материалы, куратор расписывается за них.
   Ну а если что-то серьезное и срочное, то документ передается руководителям подразделений главка. А они уже думают, кому их выполнять. Есть еще один способ - передача лично в руки, но это по договоренности. Чаще всего так присылают подработку. Но даже эти материалы очень часто возвращаются через этих девушек. Конечно, несколько неудобно с регистрацией каждого листочка, но если между сотрудником главка и подразделением доверительные отношения, то весь пакет можно просто сложить в пакет, опечатать его и сдать сюда же.
   Через два часа Федора вызвали в кабинет к начальнику, тоном не предвещающим ничего хорошего. Семен Николаевич встретил входящего в кабинет Мураева недовольным и грозным взглядом. В помещении находятся два офицера. Это, кажется, офицеры как раз из четвертого и девятого отдела. На вошедшего Федора они посмотрели с некоторой иронией и демонстративным превосходством. Это помогло сразу сообразить, что они тут делают. Но если Семен Николаевич решил устроить разнос при них хуже для него самого.
   - Федор Николаевич, вы почему материалы отнесли на возврат? - начальство продемонстрировало праведный гнев.
   - А что с ними делать? Вы предлагаете развести волокиту? Продержать их у себя без движения? - делано удивился Мураев.
   - Какую волокиту? - еще больше разозлился дорогой начальник.
   - Ну а зачем держать у себя эти бумаги? Время-то уходит? - продолжил гнуть свое Федор.
   - Как что? Чего это вы тут!? Да как ты..., - чуть не задохнулся Семен Николаевич, - взять в работу!
   - А я их проверил внимательно. Выявил недостатки и, как положено, вернул на доработку. Причем все сделал очень быстро, - повышая голос, довел свою точку зрения Мураев. А эти все еще лыбятся. Не дошло еще.
   - Так надо было самому доработать!
   - Это почему еще. Я положенное мне в соответствии с должностными обязанностями исполнил. Причем качественно. Вот если бы я пропустил документы в таком виде, то был бы неправ. Ответственность за недостатки при оформлении несет руководство подразделений. И я не могу давать за них характеристику на их же подчиненных, которых я тем более и не знаю. А выдумывать, что-то от себя это вообще-то фальсификация и превышение полномочий. Я ведь не могу быть даже уверенным, что руководители подразделений согласятся с моими дополнениями.
   - Вот ты как заговорил. Умный значит, - Семен Николаевич, лихорадочно ищет выход из ситуации. - Ну, раз сам не можешь, то отдал бы мне. Я бы разобрался.
   - А Вы мне об этом сегодня с утра, когда передавали материалы, не говорили. Поэтому я поступил в установленном порядке.
   - Что это за бюрократизм? Ты понимаешь, что людям надо идти навстречу. Они там, между прочим, не в кабинетах просиживают! Понимаешь ты это?
   - Простите для того, чтобы идти навстречу у меня есть своя рота. А судя по официальным результатам, еще вопрос кто штаны просиживает эти тыловички или мы там на передовой. И что- то Вы лично нашей роте навстречу идти, как то не собираетесь. Не помню такого случая. Все как положено, все в установленном порядке.
   Ага, а у ребятишек то морды-то перекосило. Самодовольные ухмылочки с их лиц пропали. Стер. Да и Семен Николаевич чуть не задохнулся от возмущения. Действительно результаты по сравнению с показателями с Всеволодовскими у этих подразделений смехотворны. Что вы хотите? После последней перекройки территории эти действительно оказались почти на границе со второй зоной. Рассчитывали на мастерство сотрудника главка, что он досочинит, сам придумает за них что-либо впечатляющее. Припишет подвиги, из пальца выдавит показатели. А вот не буду связываться. И надо бы их добить.
   - Даже если не учитывать остальные недостатки в оформлении, реальные показатели, я не смогу увеличить. А если за указанные в этих бумагах результаты поощрять то, что с другими делать?
   - Слушай, ну ты посмотри, подумай, что можно сделать. Вон Петя на подполковника идет. Вчера рассказывал, что в этом квартале только пять выходных было, иногда вообще на службе ночует.
   - Так у меня не только в этом квартале, но и в другие вообще выходных не было. И чего это он с таким напряженным графиком работы не смог добиться более значительных результатов?
   - Ну, это, не тебе судить у кого какие показатели. Ты свою работу лучше сделай. Много на себя взял.
   - Тогда какие ко мне вопросы, если считаете, что я в этом не разбираюсь. Пусть те, кто умеет, покажут себя. А я свою работу как раз и сделал. Если привезут заново оформленные материалы, то обещаю как можно быстрее посмотреть их и результаты доложить вам.
   - Ну вот, другое дело, - перешел на примирительный тон начальник. В голосе такое покровительственное одобрение, словно только что втолковал Федору какую-то простую истину. - Так ребята, вы подождите немного. Я тут сам кое-что набросаю, отвезете к себе. А как там все переделают, привезете ко мне, мы тут с Федором Николаевичем посмотрим. Идите. Мне работать надо.
   Мураев из кабинета вышел первым, и уже было направился к себе в кабинет. Однако двое вышедших за ним имели другие планы. Тем более заняться им тут нечем. Вот они и решили провести время до возвращения к Семену Николаевичу с пользой.
   - Ей ты, как тебя. Постой-ка, - крикнул в спину один из них.
   - Что ты там говорил про нас? - поддержал второй.
   - Ну, начнем с того, что товарищ лейтенант и товарищ младший лейтенант я беседовал со своим руководителем. И высказал все, и в таком тоне, как посчитал нужным. А если вам не нравятся мои слова о показателях ваших подразделений, то лучше продемонстрировать свои бравые качества в поле перед бактами. А то у меня у сотрудника главка, кабинетного работника, как сказал товарищ подполковник показатели повыше, чем у ваших лучших сотрудников. Поэтому встали, как положено, и кругом марш. Иначе поставлю вопрос о привлечении вас к дисциплинарной ответственности за нарушение субординации.
   Молодчики возможно и дальше принялись бы развивать конфликт, но наличие в коридоре нескольких сотрудников, в том числе и Надежды, заставило их быть благоразумнее. Федор же просто развернулся и пошел к себе. Ему действительно надо подготовить еще пару справок, касающихся ведомостей роты, напечатать несколько пунктов в проект приказа по личному составу, да и соседке надо помочь.
   Семена Николаевича же опасаться не стоит. Положение Мураева в этом отношении даже предпочтительнее чем у остальных сотрудников. Это и благодаря тому, что у роты сильные покровители на самом верху, но еще большее значение имеют дальнейшие планы. Всеволод уже заявил, что Федору необходимо исходить из того, что в ближайшем будущем их подразделение развернут в отряд и ему придется согласиться с назначением на должность заместителя начальника штаба отряда.
   Вечером после семи часов они с Надеждой уже разбирали бумаги на столе и прятали в сейфы, в кабинете появился Семен Николаевич. Нахохленный. Чем-то раздраженный. Но первые же немного суетливые движения показали, что сюда он зашел, наоборот пожаловаться и за сочувствием.
   - Ну, что собираетесь? Правильно надо домой. Что-то и сам устал, - произнес он доверительно. Промедлив секунду, перешел к главному.- Федь представляешь. По Пете позвонил Андрею Викентьевичу за даными. А он мне выкладывает, что там совсем плохо. Генерал недоволен. Вот мы с тобой попали бы с инициативой. Как узнал, зачем обращаюсь, чуть на меня не наорал. Хорошо я сразу доложил ему, что мы с тобой уже материалы завернули, даже номер указал по журналу. Он и успокоился. Только приказал, если материалы дойдут до нас, дальше не пропускать. А чего ноутбук не выключил?
   - Так это мой, собственный. Его прятать не надо. Возьму с собой. Кое-что еще доделать надо.
   - Понятно. Да работки многовато. Вот я тоже хочу себе завести. Пока присматриваюсь.
   - Семен Николаевич. Что же вы так? Давно бы с проблемой поделились. У меня вон второй есть. Знал бы, давно подарил. Да он у меня здесь и находится. Вот возьмите. А я еще раздумывал, нужен вам, не нужен. Как раз к месту получилось.
   - Ну, спасибо, Федя. Вот порадовал.
   Семен Николаевич, переполненный радостью, поспешил к себе. Наверняка через полчаса отправится к технарям, узнать чего подарок стоит. А так как аппарат действительно не плохой, на несколько дней повод для хорошего настроения у него есть. А уж тем более об инциденте он уже не вспомнит, вернее все повернет в выгодном для себя свете.
   Очередная пара кирпичей легла на движущуюся ленту и заскользила наверх. Хотя это всего лишь небольшой обман зрения. На самом деле они лежат на том же самом месте. Но механизм работает равномерно и монотонно и заставляет перемещаться двум цепям, на которые укреплена полоска из нескольких слоев прочного брезента. Вот и течет не под уклон, а в обратную сторону бесконечный светло-серый ручеек из силикатных кирпичей.
   Володя поднял из кучи следующую пару и отправил вслед за предыдущей. За ним свои два кирпича укладывает Серега. В кузове самосвала стоят Аман и Костя, которые размещают все это в ровные ряды в специальной коробке. Целую пачку из тысячи экземпляров, потом будет легче перегрузить краном на другой транспорт.
   Толя и Антон в это время выбирают из кучи, наложенной на тележку, крупные обломки пластика, железа и дерева. Вроде эту партию отработали. Перешли ко второй тележке со свежей кучей материала. А ту Гриша оттащит в сторону, и все остатки выгрузит в специальную емкость. Потом на освободившееся место засыплет отработанный материал с агрегата. Это в основном крупные обломки, которые не прошли через главное сито, когда машина просеивает свежую порцию, набранную из завала тут же рядом.
   Сегодня их группа набирает материал для строительства очередной хозяйственной постройки, либо для ремонта жилых помещений. Для выполнения нормы им надо собрать сегодня двадцать тысяч кирпичей. Но для того чтобы заработать усиленное питание нужны все двадцать пять. А полуторная порция это сейчас для них единственный положительный момент. На другие премиальные им рассчитывать не приходится. Возможностей набить трофеи, у них нет. Штрафная группа. Соответственно не будет надбавок к зарплате и дополнительного питания и в зимние месяцы. Поэтому придется им все это время работать. А для этого понадобятся силы.
   - Все ребята, время, - негромко скомандовал товарищам Вася. - Пошли отдыхать.
   Бригада сменщиков уже тут. Ждет когда Распрагов и их товарищи уступят место. Наверху Аман и Костя уже закрывают коробку сверху. Очередная тысяча готова. Пятая за эту смену. Теперь можно и отдохнуть. Потому как кирпичи не легкие, и руки буквально дрожат от усталости. А сегодня надо отработать еще одну смену.
   И тогда можно и отдохнуть. И главное покормят. После тяжелой работы, когда через руки прошли тонны, организм требует особенно много пищи. Есть еще один хороший момент. Это последний день их наказания. Завтра выходной и они опять могут служить как месяц назад.
   Но это потом. А теперь просто отдохнуть бы. За эти три недели устали и от тяжелой физической работы, а еще больше от монотонности и однообразия. Что говорить если разбор блоков и плит, деревянных срубов или сбор дров или досок, уже воспринимается как разнообразие. А нападение мартыхаев считается за развлечение. Лишь бы эти кирпичи не собирать. А так час за часом, день за днем, одни и те же движения. Да теперь они отработаны и натренированы настолько, что вроде бы работа должна даваться легче. Организм уже привыкает к тяжелым нагрузкам, и весь процесс уже настолько отработан, что не тратится ни единой лишней толики энергии. И действительно в первые две недели они с удовольствием увеличивали выполняемую норму. Лента двигалась с каждым днем все быстрее и быстрее. И норма в двадцать пять тысяч кирпичей уже казалась довольно легкой задачей. Но потом они словно наелись. Произошел какой-то надлом. Усталость постепенно начинает накапливаться все больше и больше. И уже по утрам сложнее заставить себя сделать ставшие уже привычными движения. Теперь все дается труднее.
   И теперь, осознание того, что это все, предел, край, самый важный стимул в работе. Все- таки они не дали ни одного повода продлить наказание. Вытерпели. Норму ежедневно выполняли с перевыполнением. Нареканий ни одного. И все же обидно. Все было хорошо. Жизнь казалось начала налаживаться. Достаточно спокойное место несения службы, без особого напряжения. Понемногу собирали трофеи. Была и возможность улучшить стол. И вот расслабились. Тут еще нашли водку. Одиннадцать бутылок по ноль семь, это достаточно крупная находка. И её уже надо делить с ротой. А они мало того все оставили себе, так еще умудрились напиться. Ну ладно литр вечером выпили.
   Но когда Вася проснулся утром, то сразу же заподозрил неладное. Почему-то его вовремя не разбудили. Резко вскочив, он кинулся разбираться. Все оказались живы. Да и ущерба особого не было. Но зато все шестеро оказались сильно пьяными. В роте алкоголем особенно никто не балуется. Просто нет возможностей. Но тут ребята дорвались. Все бутылки оказались пустыми. Нет, не все. В одном осталось чуть больше половины. Но на общее положение вещей это влияло мало. Четверо спали. Костя и Серега делали вид, что несут службу. О чем и попытались поведать разгневанному Васе. Правда, это у них не получилось. И дело не только в появившемся у них косноязычии и заплетающихся языках. Окружающая обстановка настаивает на обратном. Например, почему ребята не на постах, а тут около костра. Хорошо еще не стреляли друг в друга, не разобравшись.
   Только, вот ни времени, ни возможности для дискуссии не было. Вася просто приказал им лечь спать. На всякий случай проверил затворы и поставил оружие на предохранитель. Подумав, снял и магазины. Ну а сам отправился нести службу и за себя, и за того парня, и за другого, и еще четверых. Хотя вообще-то некоторым ребятам так и так сейчас отдыхать. Но все равно, все виноваты. Хотя бы потому, что в случае чего на них надежды мало. Как бы и вовсе еще чего не натворили. Зол был на ребят сильно. А с другой стороны, не мог понять, что делать. Придется ждать, когда протрезвеют. Как бы только продержаться. За два часа дежурства сгрыз с пяток галет, кусок холодного мяса и запил все теплым чаем. Наконец, не выдержал и прихватил пару шоколадных батончиков. Конечно это паек на всех. Но после того, что произошло, угрызений совести и сомнений в своей правоте не было. Так-то ребята и закусили без него, и выпили. Причем и его долю водки. И не важно, что он сам отказался пить. Это только усугубляет их вину. Все же он командир, а они вместо того чтобы проявить творческое начало при выполнении его распоряжений приложили (или положили) конец, правда, тоже творческий. То есть его авторитет для них совершенно ничего не стоит.
   Однако, высказать все это в лицо товарищам не получилось. До десяти они все поспали. Потом постепенно вроде начали просыпаться. И вот тут приехал командир. Лично с проверкой. Может просто на Дениску посмотреть. В первые несколько минут он еще ничего не понял. Даже пошутил, по поводу того, что Вася сам дежурит на посту, и только через мгновение, обратив внимание на отсутствие напарника, заподозрил неладное. Ну а потом скомандовал построение, и все стало ясно по внешнему виду страдающих с похмелья бойцов. Через минуту их разоружили, и начался воспитательный процесс. Не протрезвевший до конца личный состав еще не понял всю тяжесть ситуации. Да и капитан на них орал всего с полминуты. Нет, реакция на все это была. Громкие звуки на страдающие от похмелья головы действует не совсем приятно. Все шестеро все это выразили своими гримасами весьма четко.
   Вася вчера не пил, да и сегодня ограничился теплым чаем, потом холодным кофе. А вот алкоголя не употребил ни грамма. Поэтому он разнос перенес легче. Хотя, конечно, после того как дежурил половину ночи и все утро, состояние было так же далеко не свежим. А потом он упал. Это произошло после сильного удара капитана. Из носа пошла кровь. Но в тот момент было не того. Репрессии только начались. Васю подняли за шиворот и грубо потащили к машине. По дороге он успел получить от командира еще один подзатыльник. А уже на ППД объявили окончательный приговор. Личный состав группы признан виновным в тяжком нарушении дисциплины. Они ведь не только напились на посту. К этому прибавилось еще и присвоение добычи. А это весьма серьезный проступок. Поэтому на три недели все семеро направляются на штрафные работы по разбору завалов. Их главная задача собрать стройматериал для ротных работ. Кроме того им неделю пришлось ещё и чистить отстойники ППД. Всех надбавок и премий их лишили. Идет обычный паек и стандартное денежное содержание. Да и то при выполнении норм. Ну и улучшенное питание за старание в работе. Все их боевые результаты аннулируются. Часть обнаруженной при них добычи конфисковали в бюджет роты. Сергея, Костю и Васю разжаловали в рядовые.
   Для самообороны им оставили охотничьи карабины и ружья. В этом и как раз и причина того, что их направили сюда. Вольнонаемных рабочих пускать на эти завалы слишком опасно. У них слишком слабые навыки для действий при отражении нападений. Хозяйственный взвод всюду не успевает. Да и нужно же как-то наказать провинившихся. Конечно, можно ребят привлечь и к самому строительству. Но это работа более спокойная, и не столь каторжная. Хотя Виктор Андреевич и намекнул, что всех трех инженеров-строителей он заберет к себе на следующий же день после завершения срока исправительных работ.
   Эти три недели так и работали одной бригадой. Ко всему прочему у них срок наказания одинаковый. Во второй же бригаде народ постоянно меняется. Обычно люди получают в наказание не больше недели. Не раз вместе с ними ставили и ребят из хозвзвода. Это когда не могли набрать достаточно штрафников во вторую смену. А пару раз работали только по крупным объектам. Там людей нужно меньше. Только объем работы для них как всегда оказался большой. Надо очистить от блоков и плит завалы, чтобы на последний день ни не мешали разбору остального. Конечно, их собирали и в обычные дни. Просто это делалось в перерывы между отбором и погрузкой кирпича в начале рабочего дня. Пока еще не устали. Интересно как теперь организуют работу. Хотя это не их забота. Они свое отработали.
   Возвращаясь к бригаде. За эти три недели никто ни разу не обмолвился о том, что тогда произошло. Между собой общались, ровно так, словно ничего не произошло. Наоборот, как то меньше стало споров, перепалок, разговора на повышенных тонах, критики, выяснения отношений. Все стараются говорить спокойно, без раздражения. Но одновременно пропали и остальные эмоции. Нет и шуток, и подначивания, и розыгрышей. В основном все разговоры о деле, о проблемах сегодняшнего дня, о выполнении нормы. И особенно как-то натянуто у всех с Васей. Причем настороженное, какое опасливое отношение именно со стороны рябят. Сам же Распрагов наоборот более спокоен, и держит себя более уверенно. И инициатива в начале общения всегда исходит от него.
   - Ну, что ребята двадцать пять тысяч вы набрали, - обратился после завершения смены Виктор Андреевич. - Но еще есть немного времени. Может, еще поработаете? За каждую тысячу каждый получит по двенадцать рублей. Кроме того за две тысячи каждому по банке каши с перловкой.
   - Я согласен, - тут же ответил Сергей. - Кто еще.
   Тут же к нему присоединились Костя с Аманом. Говорить они ничего не стали. Но их вид говорит сам за себя. Помедлив, к ним присоединился и Гриша. Но все внимательно смотрят на Васю, чего-то ждут. А что он? Особого настроения собрать еще несколько тысяч, у него нет. С другой стороны немного денег и не помешает. Хотя, он теперь не командир, пусть делают, как хотят. Инициативу он проявлять не станет.
   - Вася, ну ты как? - спросил Костя.
   - Что я? - несколько делано удивился Распрагов.
   - Ты как считаешь? - спросил теперь Сергей.
   - А что я. Как хотите, так и делайте.
   - Ты на нас обиделся? - уточнил Костя.
   - На что? - удивился Вася. - Если хотите работать еще - ваше право. Я еще немного подумаю. Хотя мы все сегодня действовали неплохо, так что если что, справимся. Только вы этого хотите или нет - решайте сами.
   Минуты две никто не проронил и слова. Даже те, кто уже высказался за сверхурочные, молчат и не проявляют инициативу. Хотя понятно. Они стремятся продемонстрировать лояльность Горшкову. Надеются перейти к нему. А вот Васе это надо? Или нет?
   - Ну, что время идет, - не выдержал Вася. - Что мяться. Надо решение принимать. Спрошу по-другому. Кто не хочет собирать кирпичи? Ну что. Начнем тогда. Виктор Андреевич подгоняйте машину.
   Собрали еще пять тысяч. Ну и пару сотен сверху. Утруска-усушка. Виктор Андреевич, обещал начислить по семьдесят рублей на человека. Не обманул и с кашей. Кроме того каждый получил по паре сосисок в тесте, и дополнительный сахар. Зато и устали так, что только добрались до постелей, так всех и вырубило. На другой день Вася проснулся только в десять. Кто-то спит, кто-то занят своими делами. Умылся, побрился. Привел одежду в порядок. После обеда выяснил с кем завтра идти на дежурство. Поэтому вечером перебрался к ним в казарму. Осталось только в баню сходить.
   Группа Смолякова уже на месте. Остальные только развертываются. Мураев по самодельной схеме, составленной на основе фотоснимков сделанных с беспилотника, внимательно отслеживает передвижение людей. Для этого он постепенно переставляет булавки с разноцветными флажками. Вроде все в порядке. Народ бывалый, опытный. В график пока укладываются. Наоборот, пришлось пару раз придержать особо торопливых. Все же мало ли что. Местность малознакомая, находиться за пределами границы роты.
   В Дикие Земли залезли почти на два километра. А учитывая, что передвижение тут сильно ограничено и возможно только по извилистым переходам прошли верст восемь. Да и то в пяти местах заранее пришлось серьезно поработать тяжелой технике. Да и на остальных участках роль тяжелых гусеничных бульдозеров трудно переоценить. Они словно ледоколы проложили дорогу для колонны, состоящей из так называемых вездеходов. Так называемых, потому что по местным дорогам их проходимость зависит только от сопровождения. Хотя ради справедливости все же надо признать, что даже с такой помощью тут не каждый пройдет. А скорее только такой транспорт. Вот поэтому вся техника теперь работает на маршруте. Надо еще провести спецтранспорт бригады Медведева.
   На днях воздушная разведка обнаружила логово головастиков. Вчера Мураев с группой Смолякова провел наземную разведку. Группу из трех особей видели собственными глазами. Заодно изучили местность. Поэтому техника стала расчищать проходы сразу после обеда. И вот сегодня с утра выдвинулись за добычей. Главная роль отведена ребятам Смолякова. В поддержку выделены два отделения, хорошо отработавшие в последние дни. Так обе на этой неделе совершили по два успешных рейда на Дикие Земли, уничтожив большое количество баков. И вот теперь они получили возможность получить награду.
   Ну, вроде бы все. Исходные позиции заняты. Бойцы наготове. Подходы к логову заблокированы и справа и слева. Пора двигаться и Федору Николаевичу с сопровождающими. Бумаги в командирскую сумку, автомат наизготовку и вперед. Неожиданно подала голос рация.
   - Внимание, я Обрыв-7, вижу впереди группу бактов. Готова открыть огонь, - голос доложившего принадлежит явно молодой женщине.
   - Обрыв -7 . Где точнее противник? - уточнил командир отделения Валера Адарков.
   - Левее меня по ложбине, в метрах трехстах.
   - Это квадрат 5-6 по схеме, - уточнил Федор Николаевич.
   - Да. Вижу, - подтвердил Адарков, - всем приготовиться. Дарья как они вылезут на гребень, открывай огонь. Мы поддержим.
   - Дарья, огонь только после того как я дам подтверждение, что со своими занял позицию. Виктор выдвини тройку Устинова левее, к десятому ориентиру. Должны успеть одновременно с нами.
   - Игорь слышал?
   - Да. Выполняю, - доложил Устинов.
   - Командир, Игорь пошел. Гребень хорошо виден и с моей позиции. Готов подключить четверых, в том числе СВД и РПК.
   - Хорошо, - практически на бегу произнес Мураев.
   - Бакты вылезают, - предупредила Дарья.
   - Хорошо. Еще пару секунд... Все. Мы на месте. Приготовиться, - с трудом выдавил Федор Николаевич, нажав на кнопку передачи. Через несколько мгновений, крикнул, - Огонь!
   Стрельба длилась около пяти минут. Первый выстрел был десять сорок одну, сейчас десять сорок семь. На гребне осталось двадцать с лишним особей. Может и все тридцать. Живых ни одного.
   - Валера, со своими пройди вперед, осмотрите ложбину, потом назад. Виктор, прикройте.
   Через двадцать минут Адарков доложил, что больше ничего интересного его группа не обнаружила. Отделение вернулось на прежние позиции. Теперь можно приступить ко второй части плана. Мураев, Иван Сороковых, Миша Чубин, Игорь Куницын, тройка Устинова, и по два бойца от каждого строевого отделения начали подъем на центральную кучу породы прямо перед собой. Впереди Устинов, за ним осторожно, след в след остальные. Где то на середине вперед вышел Куницын, утомленный Устинов же встал в середину. Тут не надо оглядываться назад, а подниматься с помощью веревок, закрепленных товарищами, проще. Федор идет четвертым. Он готов в любой момент включить прибор защиты. За ним Чубин с двумя помощниками несет диноловушки.
   Однако обошлось. На вершину поднялись без происшествий. Тут все пригнулись, или вовсе присели. Привлекать внимание теперь свершено противопоказано. Троица Устинова поползла вперед. Через минуты три-четыре, точнее по часам Мураева через три минуты сорок пять секунд Игорь вернулся.
   - Есть, - доложил он отдышавшись. - Там большая поляна на четверть гектара, от него несколько проходов. Следы свежие.
   Мураев пополз вслед за Устиновым, выступающим проводником. Вместе с ними и Куницын. А вот небольшой бугорок за которым почти отвесный обрыв. Но спуститься можно, и с помощью веревок, и так если соблюдать осторожность. Высота метров пять.
   - Вон левее проход, по которому их можно будет их вытащить, - указал один из бойцов Устинова.
   - Вижу. Действительно он подходит как нельзя лучше, - подтвердил Мураев.
   На снимке проход еле заметен. А вот теперь видно, что к низу он расширяется, и в разрезе представляет собой большую колбу с горловиной наверху. А вон и лежка динов. Но пока их оттуда не достать.
   - Я Охотник-один. Гном ответь, - запросил Федор Николаевич по рации.
   - На связи Гном-один.
   - Когда будешь на месте?
   - Через три единицы, если все пойдет так же. Может задержусь выпить стакан молока.
   Значит, Медведев прибудет через полтора часа. Максимум задержится на десять минут. Так что можно работать дальше. Федор Николаевич, только дал знак, как почти весь личный состав, за исключением одного наблюдателя взялся за веревки. За одну из них схватилась и Дарья, откомандированная от своего отделения. Надо затащить наверх по одному пяток дохлых бактов.
   Мураев решил помочь девушке и взялся за тот же канат. Все же в силе своих рук он уверен. Он с силой рванул груз на себя. Однако тут же выяснилось, что перестарался. Тем более и Дарья оказалась вполне достойным напарником. Она оказывается, не только на вид выглядит довольно крепкой и по физической силе не уступает товарищам. Так что подождали пока выровняют с того края и дальше уже тащили осторожно.
   Так или иначе, всех пятерых доставили наверх. Затем тут же разрезали на части и скинули на поляну. В качестве приманки. На все ушло сорок семь минут. А теперь осталось только ждать. Заодно можно и дух перевести. Даша угостила каждого кофейным напитком из прихваченных двух термосов.
   Головастики вылезли еще через четверть часа. Все трое. Соблазн оказался слишком велик. Удержаться от возможности схрумкать бакта им не удалось. Мураев распредедил цели между бойцами. Три пары основных ловцов, по одному страхующему. Сам же он в первую очередь отвечает за защиту. Ваня Сороковых у него на подхвате. Ну и оба готовы в случае чего подстраховать ловцов.
   Пока люди готовились, вставали в позицию, целились, головастики ударили. Хорошо ударили. Снесли половину защиты. Все-таки головастики уже крупные, через пару недель в кокон. Ноябрь подходит к концу.
   - Бей, - скомандовал Мураев, выключив защиту. И тут же шесть зарядов устремились к головастикам. Попали все. Только боец из отделения Адаркова немного ошибся. Его ловушка установилась криво. На молодом головане и такая продержится как минимум полчаса. А тут еще Даша попала идеально. Так что этот головастик упакован как бы не лучше своих товарищей.
   - Дарья молодец, - похвалил Мураев.
   - Спасибо, - быстро ответила девушка, и тут же тише добавила. - Вам спасибо.
   Это напомнило о той летней встрече. Точнее уже были последние дни августа. В тот день еще поймали интересную пару динов. Тогда еще бактов хорошо постреляли. Даша была одной из девушек из группы прикрытия, которых взяли набить очков. Как раз последние и стали поводов для их разговора, который состоялся уже в ПВД на следующий день.
   Даша с подругами пришли поблагодарить Федора Николаевича, за то, что он уступил им часть своих трофеев. Так как для Мураева эта жертва почти ничего не стоила, так как он свои нормы уже перевыполнил, то ему стало даже немного стыдно. Он даже девушкам это попытался пояснить. Вроде не получилось. Света и Кира через пару минут убежали по своим делам. А Даша осталась.
   - Товарищ штабс-капитан, разрешите просьбу? - смущенно обратилась она.
   - Да, слушаю, - ответил Федор Николаевич, стараясь быть как можно дружелюбнее.
   - Поговорите, пожалуйста, с командованием, чтобы меня отпустили в строевое подразделение, - с затаенной надеждой в голосе просила девушка, после некоторого замешательства. Кажется, она действительно поверила Мураеву.
   - Как так? Чем не устраивает ваша нынешняя должность? Вы оператор связи?
   - Нет, я в строевом подразделении при управлении. Занимаюсь разными бумагами, - ответила с какой-то обреченностью Дарья.
   - Чем же эта работа не устраивает? Кажется, Катя Вас мне хвалила. Точно! Дарья! И имя называла. У Вас получается. А если хотите пострелять, как видите, в роте и такая возможность предоставляется. Поэтому, зачем Вам этот перевод? Подумайте еще раз, - принялся уговаривать Мураев.
   - Федор Николаевич, я уже все хорошо обдумала, - решительно заявила девушка.
   - И? - с надеждой в голосе спросил Мураев. Хотя где-то уже сформировалась уверенность, что убедить Дашу не удалось.
   - Я хочу перевестись. Мне больше нравится в "поле". Тут все меня устраивает. Все... и отношения..., и проще, и веселее. Не так скучно в общем. А в кабинете все время одно и то же. Скука. Да и бумаги одни и те же. За три месяца надоело.
   - Хочется свежих впечатлений. Да и паек выше, и денежное содержание. Правильно? - усмехнулся Федор Николаевич.
   - В том числе, - угрюмо подтвердила Даша. А через секунды пять со звенящей сталью в голосе добавила. - Извините. Федор Николаевич..., товарищ штабс-капитан, что заняла ваше время. Разрешите идти?
   Даша, не дожидаясь ответа, быстро и несколько коряво повернула через левое плечо. И уже сделала пару шагов. В голове Федора за это время, пронеся целый вихрь противоречивых мыслей. Его взгляд почти все это время оказался сфокусирован на собеседнице. И теперь перед его глазами спина девушки. И неожиданно, ему показалось, что в фигуре девушке явно читается отчаянная обида, на него Мураева, на судьбу, обстоятельства. И даже появилось чувство вины. И он принял решение.
   - Дарья, подождите!
   Девушка мгновенно обернулась. И тут же на ее миловидном крупном лице обрамленном волосами соломенного цвета отразилась такая яростная надежда, а синие глаза так засверкали, что Федор уже не смог пойти на попятную. Так-то он уже начинал склоняться к продолжению уговоров. Но теперь он несколько неожиданно для себя заявил.
   - Дарья, я обещаю поговорить с командованием.
   И тут случилось и вовсе неожиданное. Девушка в порыве радости сгребла Мураева в свои медвежьи объятия. А ведь вообще-то Федор и сам парень габаритный. И если роста и не высокого, зато плечи у него широкие. Ну ладно. И не очень уж и сгребла, и не такие уж и медвежьи. И все же Дарья совершила довольно неожиданное действие, в результате которого её первая рука оказалась на шее Мураева, а левая где-то на спине, а расстояние между ними казалось сокращено до минимума. И больше она сама прижалась к Федору. Но то, что его плечи прикоснулись к неминиатюрному бюсту девушки, еще увеличило его смятение. Воспользовавшись чем, она еще и поцеловала его в щеку. Сверху вниз. Из-за того что Даша все же заметно выше.
   - Спасибо, - полушепотом произнесла девушка почти в ухо.
   А потом она попросту убежала. Не попрощавшись, не спросив разрешения у старшего по званию. Оставив его в несколько растерянном состоянии. И ведь не сказать, что он сейчас расстроен. Наоборот, внутри где-то около сердца даже стало теплее. Хотя с чего бы? Просто легкий поцелуй благодарности. Ну, прикоснулся к особе противоположного пола. Да и то не такой уж и красивой, на взгляд многих. Тут еще посмотреть надо. Федор быстро осмотрелся. Вроде никого нет. Так, что нет свидетелей того как он оказался несколько беспомощным что ли. И против кого - молодой девушки! И это он! Голыми рукам. Ну почти голыми. По крайней мере, люди говорят. Да почти полроты утверждает, что были свидетелями, хотя из тех, кто был в округе, было менее двух десятков, а тех, кто видел все своими глазами и вовсе трое-четверо. А может и вовсе, это были только Буравков с Андреевым.
   Возможность поговорить по поводу перевода представилась довольно скоро. Уже на следующий день перед отъездом. А вот сам разговор дался довольно не просто. Однако в тот раз принять окончательное решение не удалось. Продолжили разговор уже на следующий день после посещения Федором Горшкова. Все пошло сложно и на этот раз. И если Катя все же не решилась открыто возражать, хотя желание явно читалось на лице, да и пару раз порывы идти в спор она сдержала с трудом. А вот Аня высказалась.
   - С какой такой радости то? Чего ей не хватает-то? Работа, в общем-то, сносных условиях. Не так холодно, чисто. Зачем ей в строевые подразделения? Людей там и без нее хватает. А тут головой надо работать. Хоть фигура у нее вполне монументальная, а соображает хорошо. Образование у нее есть. Причем училась хорошо. Грамотная. Схватывает на лету. Потому мы её сразу во взвод управления и взяли. И получается у нее все хорошо. Перспективы есть. Мы ее на первую появившуюся вакансию младшего специалиста назначим. Быстро получи унтер-офицера. Так что в деньгах и обеспечении даже выиграет. Ну и нужна она нам с Катей. Так что, нет, нет и еще раз нет. Это окончательно!
   - Да. Но я обещал.
   - И что ты еще обещал? Федор Николаевич, ну я же тебя знаю. Ты очень осторожный в обещаниях человек. Обвешаешь только то, что позволяют выполнить твои возможности. Тем более, никогда не будешь превышать свои полномочия в делах роты. Мы все уже давно заметили? как ты щепетилен в таких вопросах. Да Катя?
   - Конечно! - подтвердила та. - Федор Николаевич, вот поэтому мы Вас очень уважаем. Нет. Мы Вас уважаем и за многое другое. Но и за это тоже.
   - Поэтому ты, скорее всего, обещал просто поговорить, - уверенно заявила Аня. - Ну, вот поговорил. Значит, обещание свое выполнил честно. А остальное от тебя не зависит. Твоя совесть чиста.
   Постепенно голос Золотовой твердел, в нем уже появились нотки непреклонности, и чувствовалось, что она все больше и больше становится хозяйкой ситуации. Федор же и вовсе сник. Доводы Ани и ему начали казаться логичными и желание спорить, как то полностью испарилось. Ну а что тут возразить? Аня тоже почувствовало это, и уже посчитала себя победительницей.
   - Ну вот. Ты и сам согласен. Ты свое дело сделал. Мы свое. Только пойми нас правильно. А так мы к любому твоему пожеланию отнесемся со всем вниманием. В данной ситуации мне, например, больше волнует то, что не можем пойти навстречу именно твоей просьбе. Надеюсь, не обижаешься?
   - Нет, разумеется, - вынуждено признался Мураев.
   - Слушай Федя. А почему ты решил все же ходатайствовать за Дарью? - с некой задоринкой в голосе вдруг спросила Аня. - Ну, честно, а?
   - Ну как? Так получилось, - растерялся Мураев.
   - А все же скажи, - уже я явным намеком вцепилась в него Аня. - Ну а что. Она собой не дурна.
   Дамы уже начали улыбаться, настроение у них улучшилось и явно намерены не отпускать жертву. Однако тут вмешался Острый. То ли он решил помочь товарищу, то ли принял решение и без учета этого обстоятельства. Только он нисколько не поддался общему настроению. Наоборот, настроен решительно и строго.
   - А теперь мое решение. И то же окончательное. Девушка хочет перевестись в строевое подразделение? Отлично я одобряю и поддерживаю. Да, да. В последнее время все больше и больше народа привлекается к разной бумажной работе, да и к другим мероприятиям, связанным с основными нашими задачами лишь косвенно. Через несколько дней по моим сведениям начнется горячая пора. Придется работать с очень большим напряжением. В поле бросим все, что можно. Надо прошерстить все дополнительные резервы и собрать всех кого можно. В подразделения вернем всех кого можно. В кабинетах и вспомогательных подразделения так же придется напрячься. А то сотрудники управления уже имеют один законный выходной в неделю. Плюс еще один облегченный день. И количество времени в обычные сокращается. Так что, то что этот боец добровольно рвется в поле я одобряю.
   - Но она, действительно ценный сотрудник. И использовать ее просто как бойца не рационально, - попыталась возразить Золотова.
   - Да Аня права. Даша очень грамотная девушка. Дисциплинирована, добросовестна, усидчива, - поддержала ее Катя. - Очень перспективная.
   - Это хорошо. Но поймите, сейчас все равно нужны в первую очередь бойцы, - не согласился Всеволод. - Момент такой. А если перспективная, не упускайте из вида. Сейчас она настроилась на перевод. Если не дадим, все равно останется неудовлетворенность. А так проверит себя, попробует другую жизнь, а потом можно будет и вернуть.
   Последний довод сыграл решающую роль в деле. И вот прошло больше двух месяцев. И что-то на первый взгляд нет признаков того, что девушка так уж разочаровалась в своем выборе. Наоборот, весь ее вид пышет здоровьем и энергией. Тем более, сейчас на легком морозце и осеннем редком солнце она разрумянилась и стала еще привлекательней. А волосы, находящиеся в небольшом беспорядке после недавних трудов, слегка выбиваясь тут и там из под шапки, добавляют дополнительное очарование. Вон как тот локон, который закрывает лоб и доходит до бровей. Или пряди над правым ухом.
   Но главное это глаза. Они словно стали ярче. Взгляд смелый, веселый. Да и держится она намного уверенней, смелей. Кстати, и внешний вид девушки заметно отличается от большинства бойцов строевых подразделений. И от самого Мураева, кстати, тоже. Хотя он-то в последнее время этому вопросу стал уделять больше внимания. Но, что делать, если и в этом месяце он не раз даже спал в верхней одежде. А вот на Дарье все сидит ладно, аккуратно, хотя все сидит довольно свободно, а не так затянуто и обтянуто как на ротных модницах. И главное все относительно чисто. По крайней мере, с этой стороны, по сравнению с остальными вокруг, она выделяется явно в положительную сторону. С этой стороны она по-прежнему больше напоминает девушек из подразделений управления. И ещё у нее на лице, кажется, нет вовсе никакой косметики. Ну, может, какие-то предохраняющие крема. А так вся её красота природная.
   - Здравствуйте товарищ штабс-капитан, - задорно поздоровалась девушка.
   - Здравствуй Дарья, - так же в ответ радостно произнес Мураев.
   - Вы помните, как меня зовут? - кажется, искренне удивилась девушка.
   - Помню, почему бы нет.
   - Да. Большое спасибо за помощь, - поблагодарила собеседница.
   - За что? - удивился Федор Николаевич.
   - Как? Вы не помните? Я думала, это вы за меня походатайствовали...- уже боле тихо и неуверенно произнесла Дарья. И она действительно расстроилась.
   - Честно говоря, моя роль тут не значительно. Это командир настоял, принялся пояснять Федор.
   - Но Вы все же за меня просили, - обрадовано выпалила Даша.
   - Я же обещал, - смущено пояснил собеседник. - Но повторяю, тут моей заслуги нет.
   - Как нет. Я так Вам благодарна... Кажется техника прибыла, - заметила Даша.
   - Да. Мне надо поговорить с Медведевым, - пояснил виновато Мураев. - Даша, а позже нам с Вами надо обязательно еще поговорить. Обязательно. Так что не теряйся. Да и я сам постараюсь тебя найти... Вас найти. Хорошо?
   - Разумеется. Давайте на обратном пути или сразу по возвращении в ПВД. Где Вы расположились, я знаю, - ответила девушка. Вроде бы верить ей можно.
   Ну а теперь надо заняться делами. Обсудить с Медведевым, как пробиваться к головастикам, проверить, как те себя чувствуют, вернее в каком состоянии их коконы-ловушки. Ну и проследить за охранением.
   Хотя по прибытии бригада тут же принялась за работу, пробивались до приза полтора часа. Пришлось на каждого израсходовать еще по ловушке. Это дело Федор доверил Дарье, как показавшей себя лучшим стрелком. И действительно девушка поставила все коконы идеально. Федор даже пометил у себя этот факт для последующего доклада. Бойцы, пользующиеся ловушками мастерски, на вес золота. Надо сообщить Всеволоду, что в роте есть еще один хороший охотник на динов. А так как он сам не сообщал эту новость, то до него еще информация не дошла. Впрочем, это только вопрос времени.
   - Ну как, товарищ штабс-капитан, каково? А, - восхищенно заявил Виктор Смоляков. - Молодец.
   - Ничего особенного, - проворчал стоящий рядом Чубин.
   - Ну не скажи, - возразил Игорь Устинов.
   - Ставила в полигонных условиях, по неподвижным целям, с близкого расстояния, - начал пояснять Рома свою точку зрения.
   - Все равно, не каждый и в таких условиях так хорошо справится.
   - Смотря кто, - опять не согласился Чубин. А потом несколько неожиданно добавил. - Для нее-то это норма. Вот первый выстрел был действительно нечто.
   Продолжение спора было прервано появлением мартыхаев. Сватка затянулась почти на десять минут. Стая оказалась весьма многочисленной. Больше ста особей. Поэтому оставив в охранении на левом фланге и в тылу несколько бойцов, Федор сосредоточил тут большую часть своих людей. Пришлось и самому пострелять из своего нового охотничьего карабина. Позволить себе выбраться в первую линию Мураев уже не может. Поэтому он так и остался на своем НП, откуда можно проследить из-за тылами, и за работягами Медведева. С другой стороны расстояние больше двухсот метров. Мартыхаи его достать не могут. Смысла укрываться нет. А хороший прицел компенсирует расстояние. Федор Николаевич сделал больше двадцати выстрелов. Мартыхаи, конечно, как всегда не стали изображать идеальные мишени. То есть постоянно движутся и норовят спрятаться. Поэтому времени тщательно целиться нет. Поймал в прицел мартыхая с камнем в лапах, и тут же плавно нажал спусковой крючок.
   Когда приз уже грузили на транспорт, пришла новая стая бактов. Тоже не маленькая. Голов в полста. Ничего. Справились. Даже рога собрали до того как бригада Медведева собрала свой транспорт в колонну. Людям Мураева на сборы понадобилось не больше пяти минут. Перекличка и можно двигаться в обратный путь. Адарков направил Дарью в УАЗик боевого охранения. Федор отменять это решение не стал. Несмотря на то, что максимальная скорость лишь пару раз достигала двадцати километров в час, до своей территории добрались без происшествий. И времени ушло меньше часа. Ну а тут уже беспокоится не о чем. Приз быстро доставили на свое пастбище, где головастиков и выпустили.
   - Благодарю всех за работу, - объявил Мураев построившемуся личному составу. -Теперь едем в ПВД. Там нам оставлен обед. Потом всем отдыхать. Я с командирами подведу окончательные итого, и они объявят решение. Но как минимум по одной доле от добычи получат все. Очки распределите потом сами. У меня все. Вопросы? Нет вопросов. Тогда по машинам и поехали.
   Поговорить с Дарьей удалось лишь через полтора часа. Он сам нашел девушку в комнате отдыха после короткого совещания. Несмотря на то, что Мураев обещал личному составу отдых, людей никто распускать не стал. Все три отделения зачислили в резерв. В случае чего всех могут привлечь к мероприятиям. Но это еще когда. А пока люди избавились от верхней одежды, снаряжения, оружия. Почти все переоделись в сухое.
   И пока можно посидеть где-нибудь в тепле. Желающие смотрят кино, кто-то читает. Несколько человек отправились в спальное помещение. Там стоят двухъярусные кровати. Каждая снабжена матрацем, одеялом и подушкой.
   - Даша, Вы заняты?- поинтересовался Федор Николаевич, найдя девушку рядом со столом с газетами.
   - Я уже начиталась, как раз хотела немного передохнуть, - сообщила девушка, откладывая книгу.
   - Сильно устали сегодня?
   - Я имела в виду, дать отдых глазам. А вы куда-то торопитесь? Я прихватила из буфета кипятка и заварила себе. Вот целый термос. Не хотите попробовать. К тому же тут есть чайник. Можно еще воды нагреть.
   - Хорошо. Пожалуй, я поставлю чайник.
   - Я сама. А вы пока присаживайтесь. Это кресло свободное, - предложила Дарья.- А то вы пока даже одежду не сняли.
   Девушка убежала. Федор снял теплую куртку и повесил на спинку кресла. Разгрузка и автомат сейчас в кабинете. А вот карабин сейчас прислонен рядом. На ремнях висят только обоймы к нему. Прежде чем усесться, Мураев поправил кобуру с пистолетом. А тут тепло. Тем более на нем еще останется свитер. И футболку он полчаса назад поменял на сухую. Федор успел просмотреть только один опубликованный в газете приказ, как Дарья уже вернулась с чайником в руках.
   - Вот товарищ штабс-капитан кипяток есть. Правда я торопилась, поэтому тут не больше полутора литров, - быстро пояснила девушка, пристраивая чайник на свободное место.
   - Ничего. Думаю, нам хватит, - заявил Мураев. Одновременно он достал из походной сумки кружку и два пакетика со смесью кофе, сахара и сухих сливок, - один мне, второй Вам.
   - Мне не надо. Я свой чай буду, - ответила девушка, хватаясь за свой термос. - Только немного кипятка добавлю. Слишком крепким получился.
   - Пакетик все равно возьмите себе. И у меня еще есть тут...
   Мураев подвинул пакетик поближе к девушке, и достал из той же сумки плитку шоколада. Как и кофе из недавних трофеев. Вложив ее в руки Дарьи, принялся заливать, засыпанную в кружку смесь, горячей водой. Помешав все ложкой, сделал небольшой глоток. Через секунду у него в руке оказался сухарик с изюмом. Между тем Даша развернула обертку и отломила где то с четверть от плитки. Второй такой же кусок шоколада
   - Спасибо, Федор Николаевич. Возьмите себе тоже, - предложила Дарья протягивая плитку.
   - Нет, я не буду. Напиток для меня и так сладковат. А это небольшой приз за прекрасные действия во время операции. Между прочим, тебе пойдет две доли. Мне столько же. Ребятам, которые стреляли из ловушек по полтора, остальным по доле. И еще тебе зачли четырех бактов и пять мартыхаев. Можно было и больше. Но решили все разделить поровну, - виновато сообщил Федор Николаевич.
   - Товарищ штабс-капитан, да мне и этих балов не надо. Я в том месяце набил их уже больше пяти десятков, шакалов под сотню, ну и мартыхаев примерно столько же. Так, что норму за этот месяц я выполнила еще тогда. Ну и в этом за мной также более ста балов. Да и то с другими делюсь.
   - То есть все у тебя хорошо? Смотрю у тебя нашивки ефрейтора.
   - Разумеется.
   - А вернуться обратно в управление? Быстро получишь унтер-офицера. Тут ты себя уже показала. Настрелялась. Может пора, чем и другим заняться?
   - Нет мне и на своей должности хорошо. А к бумагам меня до сих пор не тянет. Нет лучше на свежем воздухе. И нервы не так тратятся. Ну, не нравится мне в кабинетах. Тем более желающих и без меня много. Так, что извините Федор Николаевич. Но я пока остаюсь в подразделении. А Вы, почему не пьете? Ведь остынет.
   - Не буду настаивать. И все же в случае чего обращайся. А теперь хватит о делах. Давай чай пить. Ну, ты чай, а я свое кофе.
  
   Вот вроде бы эта куча битого кирпича уже настолько стала привычной, что глаза по нему скользят лениво и со скукой. И тут словно споткнулся. Взгляд машинально скользнул дальше, но тут мозг словно проснулся. Это же мартыхай. Точно. Никакого обмана зрения. Два часа ожидания не зря. Дождались. Хотя, конечно, сомнений в том, что кто-то клюнет на приманку и не должно быть. Пока в радиусе не менее... А кто его знает сколько тому радиусу. Но, по крайней мере, в ближайшей округе, площадью не менее хотя бы половины их участка, есть кто-то из вредителей, то они явятся. Это закономерность. Такое же непреклоная, неотвратимая и обязательная в исполнение, как желание этих особей кушать, жрать. А они чувствуют, где лежит падаль. Но все же ждать не так просто. Особенно, Васе, у которого каждая минута на счету. Причем именно теперь ситуация даже стало острее. За двенадцать дней ему удалось настрелять одних бактов двадцать пять штук. Причем двое пошли по два балла. А это уже тридцать восемь с половиной балла. Да еще семнадцать набил на шакалах и мартыхаях. Честно говоря, в этом ему помогли товарищи. Все спорные и групповые трофеи записываются на Васю. Осталось еще четыре с половиной бала набрать. Тогда обещали вспомнить и про октябрьский результат. Правда, он все равно получит только двадцать процентов надбавки, но все же.
   Товарищи, кто как может, стараются ему помочь. Опасение, что его встретят насмешками и шутками не оправдалось. Вообще сложилась какая-то странная ситуация. Никто не говорит, что наказание было несправедливым. Но в то же время все сочувствуют Васе. Открыто никто особой поддержки не выражает. Но на самое лучшее место ставят его. При каждом появлении целей, взять первую предоставляют ему. Например, если есть возможность, его зовут даже, когда он отдыхает. Вот и сейчас, Васе досталась лучшая смена, для того, чтобы он все-таки набил эти пятьдесят балов. Это ведь не только деньги, но и усиленный паек. Вот он и старается. Почти каждую ночь проводит на передвижных постах. Днем сидит вот в таких засадах по ту сторону барьера. Только набивать счет становится труднее. Холодает. И вредители все меньше шлются по развалинам.
   Но вот эта стая мартыхаев еще не успокоилась. Вот уже десяток добрался до кучи битых бактов. Вася взял в прицел вожака. И как только прозвучал сигнал, выстрелил. И еще раз, и еще, и еще. Подавил в себе стремление вскочить в полный рост. С упора стрелять получается точнее. А расстояние плевое - пятьдесят метров. Вот только разошелся, а целей впереди нет. Все перебили стаю. Подсчет показал. Девятнадцать битых мартыхаев. Пять балов сразу же записали на Васю.
   Ну вот. Вроде бы можно радоваться. Рубеж, к которому он стремился, преодолен. Только вот радости особой нет. Не во время штрафных работ, а сейчас в эти дни, он задумался о том, что произошло. И у него тоже двоякое отношение. С одной стороны действительно серьезное ЧП. А с другой стороны он-то не пил. Да могло произойти непоправимое. Так это он сколько часов охранял своих товарищей, для того чтобы не допустить этого. Главное ребята напились вопреки его запрету. Что он ещё мог сделать? Ему в качестве аргумента в пользу решения командира, все время указывают на то, что он, Вася, отвечает за своих подчиненных. Да он непосредственный начальник, не принял всех мер. А что сделали другие командиры? И разве Вася Распрагов рвался в руководители? Нет. Не лез он никогда в начальники, распихивая других, не подставлял других, не подхалимничал, не просил и не требовал. Да. Всегда был исполнителен, старателен. Он в отличие от многих не испытывает потребности оказаться начальником, давать распоряжения, для удовлетворения самолюбия. Ему проще самому все сделать. Нет, это всем окружающим необходимо было взвалить на него эту ношу. А теперь он же и оказался виноват. Причем за то, что сделали другие. И пострадал он больше всех.
   А впрочем, с другой стороны, и нечего обижаться. Что он потерял? Капральские знаки различия. Ну, так разве они для него так уж и ценны. Сам же буквально минуту назад ныл, что в начальники не рвешься. Тем более действительно избавился от ответственности, прилагающейся к ним. Да денег немного потерял. Ну, это тоже не столь трагично. Часть он уже вернул. Руки есть, голова. Заработаю еще. Пришлось потрудиться. А разве остальные его товарищи бездельничают? Зато все вокруг к нему хорошо относятся. Помогают ему. А он же тут начал обиды на них копить. И кому от этого запаса плохо? Только ему. Вот и надо все это сбросить. Вон ребята вскипятили чайник, зовут подкрепиться. Перед выходом на Васю, как и на всех выдали дополнительный паек. Так, что он ни в этом не ущемлен. И лучше вместе со всеми пить чай, чем где-то в стороне жалеть себя несчастного. И лучше позаботиться о будущем, чем жалеть о прошедшем. То. Что произошло уже не изменить. А вот с будущим еще можно сделать что-то. В конце концов, счастье оно в наших руках. Лучше делом показать, цену себе. А не ждать когда начальство раскается. Да и не будет этого.
   А бакты еще будут. Может еще удастся в этом году что-то поймать, хорошо. Нет, так посмотрим в следующем. Тогда и о динах подумаем. Все. Последние головастики скоро начнут вокруг себя создавать коконы, хотя некоторые еще гуляют где-то. И взрослые сейчас прилетают на короткое время. Подкрепятся и наверх. Зима скоро. Надо в бригаду по сбору стройматериалов записаться. Там за каждую собранную тысячу закаленного кирпича платят пятьдесят рублей. Это если с помощью простой техники. Можно трофеев набрать. Нет. Все это потом. А сейчас к костру, греться. Вот только вот эти доски надо прихватить с собой.
  
   На улице дует сильный ветер. Он проникает в огромные оконные проемы, оставшиеся практически без стёкол, по-хозяйски гуляет в квартирах и лестничных проходах. Несмотря на то, что всего минус четыре, находиться снаружи весьма неприятно. К тому же темнеет быстро. Все-таки вторая половина декабря. Хорошо это место нашли еще с утра. Огороженный железной дверью коридор на третьем этаже укрывает их и от холода, и от опасностей. А еще хорошо, что климат в здешних местах теплее.
   Федор, осторожно подсвечивая себе фонариком, прошел по узкому коридору, сложенному из рюкзаков и сумок, до своего места. Два часа дежурства на лестничной площадке прошли. Тут окна они ещё кое-как заделали подручным материалом. А вот наверху ветер у себя дома. Поэтому за эти два часа успел немного замерзнуть. Но теперь у него есть четыре часа. Подъем в восемь утра. Около входа в подъезд он тоже успел отдежурить.
   За ним прошел Коля Буравков. Они в эту ночь охраняли лагерь в паре. Сейчас их заменили Сева и Медведев. Горшков с Беловым охраняют технику. Так же в составе отряда, спящие сейчас здесь, Гена Ершов, Виктор Смоляков, Игорь Устинов. Кроме них тут Александра Петровна, Вера Полякова, Катя, Аня и Надя. А в будке одной из машин устроились Саня Никитов, Серегей Диров, Коля Андреев, Рашид Шигапов, Миша Куницын и еще двое бойцов из бригады Медведева.
   Поискав в квартирах, нашли более или менее пригодные матрасы, одеяла, пледы. На них люди и устроились. Возвращаться на базу отсюда долго. Можно очень много потерять на дорогу утром и вечером времени из светлого времени суток. Так отряд ночует уже в третий раз подряд. Все эти дни усердно искали самый ценный трофей в этих местах - жемчужины. В начале месяца небольшой отряд в составе Всеволода, Федора, Виктора Андреевича и еще пяти человек уже провели два дня в этих местах. Взяли выходные и выдвинулись в дикие земли. К этому времени как раз похолодало выпал снежок, и вредители стали достаточно большой редкостью. Разведчики искали места, где жили головастики. В тот раз последующий отлов в их задачу не входил. Они должны были только отметить места выпаса. Поэтому по истечении установленного времени все вернулись на базу. Все равно головастики должны сначала образовать кокон, из которого впоследствии вылезает уже нормальный дин, а на месте остается жемчужина. А для этого нужно время. Поэтому пока занялись своими делами. Федор вообще восемь дней провел в главке. И вот теперь началась основной этап - поиск трофеев. Вчерашний день удался. Нашли одну жемчужину. Восторгов было неописуемо, но сейчас все спят - за день намаялись. Да и за предыдущие тоже. Но все равно времени на отдых нет. Если пойдет сильный снег все завалит. Тогда по развалинам не побегаешь, и придется сворачиваться. А пока в их активе только два трофея. Нет. Правильнее -целых две жемчужины.
   Все-таки это успех. Объясняется просто. Сейчас зима, в преддверии, которого дины перестали делать новые кладки. Соответственно к этому времени головастиков тут уже почти не осталось. Максимум - последние коконы находятся где-то поблизости. Но многие из них уже вылупились, а вот новых выводков точно не будет. А проблема в том, что головастики потом быстро находят жемчужины своих предшественников и прячут. Кроме того, на дикие территории все кланы постоянно выкладывают новые участки с застройкой. Ничего поделать с этим, и сами Другие пока не могут. В их силах лишь немного придержать выкладку, но резервы в хранилищах у них не безграничны. Именно тут такое пока не предвидится, но все равно со временем произойдет. Хотя сейчас у Союза все больше и больше очищенных площадей, пока этого не хватает. Но все же новые сбросы пока не предвидятся. Уточняли специально. Район входит в число подконтрольных Другим, с которыми Союз и заключил договор. Прошлой зимой на диких землях были установлены все фрагменты, имеющиеся в запасе. Участки, появляющиеся заново, по мере подхода срока, выставлены на очищенные площади. И согласно полученной информации, сейчас идет накопление запаса на лето. И в худшем случае пара новых сбросов будет в конце зимы. И если летом все пойдет хорошо то, скорее всего в конце следующего года надо будет думать уже о том, как увеличить формирование новых фрагментов. На все очищенные территории потом уже может и не хватить. Проблема, только в том, что есть другуие кланы и группы людей. А их отряд забралась довольно далеко. Но пока признаков, которые еще за пару суток показывает, где будет сброс, нет.
   Поэтому найти жемчужины потом будет сложно. А вот сейчас коконы покинула большая группа, а убирать за ними некому. Потом весной, когда начнет таять снег, конечно, они снова появятся из-под снега. Но к этому времени дины начнут делать кладки, а в первый раз молодые возвращаются именно туда, где остались их жемчужины. Если же их на месте не будет, то будут искать новое место, наиболее подходящее как раз на ближайшем пастбище. То есть и в этом выгода для Союза. Тем более ближайший безопасный выпас расположен на участке их роты, вернее уже отряда. Это для передвижения людей все равно далековато. Основная причина в том, что дорога скорее напоминает лабиринт. А напрямую граница меньше, чем в пяти километрах.
   И ещё. Весной вылезут всякие бакты, мартыхаи и прочие. Все они приложат массу усилий, для того чтобы помешать. А сейчас они в спячке. Поэтому и надо спешить и проверить все места, где они до этого обнаружили головастиков, тогда уже почти переставших прятаться.
   Серьезная причина, по которой можно рассчитывать на успех кроется в том, что Всеволод еще месяц назад приказал проверить это место дронами. Поэтому схема окрестностей и места вероятного нахождения добычи они прикинули заранее. Это на участках, которые люди начали зачищать, дины быстро учатся прятаться, в том числе и от разведки сверху. Часто меняют место выпаса. Правда, с другой стороны, почувствовав небольшую плотность вредителей, сами лезут на эти участки. Но в основном переселение идет с территорий, непосредственно примыкающих к людским владениям. Иначе может все дины уже давно перебрались бы к ним.
   Исходя из этого, группа и забралась так далеко от своего участка. Туда, где, скорее всего не бывала нога человека. Сомнения на всякий случай, и вполне возможно в данном случае совершенно излишние. По крайней мере, кроме своих следов, иных здесь обнаружить не удалось. А свежих обломков тут нет. То есть на этот участок давно не было сброса нового фрагмента. Да и развалины тут в сравнении, с встреченными ранее, например, у себя на участке, не впечатляют. Они и не такие плотные, и высота пониже, и дины тут хорошо все проредили.
   Федор добрался до своего места. На всякий случай, на пару секунд увеличил яркость. Рядом спит Надежда и не хотелось бы, какого казуса. Куда пристроиться? Мураев снял свой бушлат и укрыл ноги девушки ниже колен, до которых ее собственный не доходит, взамен своего тонкого одеяла. Уходя на дежурство, он оставил его Наде. Выключил свет и лег, стараясь прижаться к стене и не побеспокоить спящую соседку. Заснул быстро. И усталость сказалась и теплее тут.
   Проснувшись почувствовал, что как-то все не так. Согнал остатки сна и начал осторожно проверять. Во-первых, рядом тесно прижавшись к нему, кажется, еще спит Надя. Ее лицо уткнулось ему в плечо. Тут же в первую очередь в голову пришло, что он за последние дни как-то не очень насчет гигиены. Душ не принимал, работал много, одежда не очень чистая. Во-вторых, он накрыт двумя одеялами. Вернее они оба накрыты. Он и Надя. Его и ее одеялами. Свой бушлат она положила под голову. Фединым накрылась под одеялами. Осторожно, чтобы не разбудить ее, попробовал встать. Не получилось. Соседка тут же открыла глаза.
   - Прости. Разбудил, - виновато выдавил Федор.
   - Доброе утро. Я проснулась чуть раньше, чем ты начал двигаться, - успокоила Надежда
   - Доброе утро, - смутившись, поздоровался в ответ Мураев.
   Дверь раскрыта. Проснулись не только они. Вон уже и Сева поднимается. А лег он позже. Через какие-то секунды, словно проснулось все окружающее. Вокруг задвигалось, зашумело. Появились звуки. Люди собрали свои вещи. Скатали матрасы, сложили одеяла. Через минут пять все оказались снаружи. Федор, дождавшись своей очереди, вымыл руки, сполоснул лицо. Бодрости стало больше. Подошел к будке, установленной на один из транспортеров, получил банку, разогретой рисовой каши с мясом, кусок хлеба. Справившись с едой, отправился за кружкой горячего кофе со сгущенным молоком. К нему полагается еще кусочек хлеба. Белого без примеси хлебницы, с небольшой долькой сливочного масла. Кроме того, выдали и колбасу. Паек идет от Добромира и Александра. Выделен специально для частных поисковых операций.
   Ну а теперь пора отправляться на поиски. Для чего они еще тут? Разбились на несколько групп и двинулись. Вместе с Федором, Всеволод, и еще трое. Девушки все вместе с Горшковым и Беловым, там же и Николаев. Третью возглавил Саня Никитов. Медведевская бригада отвечает за техническую поддержку.
   Зашли в щель, проделанную динами, и принялись осматривать территорию шаг за шагом. Тут можно найти, что угодно. Например какую-нибудь металлическую деталь, инструмент, изделие из того же золота. Но главное не пропустить возможное укрытие головастика. Конечно, будь возможность, тут можно собрать много полезного. Но сейчас нет смысла нагружаться. Если только не попадется нечто действительно ценное. Что-то, конечно, можно отложить и спрятать. Потом если будет возможность вернуться и подобрать.
   Все заняты. Поэтому прекратились любые разговоры. Даже редких реплик нет. Первоначальный энтузиазм прошел. Осталась нудная работа. Конечно, смотреть под ноги надо. Но на всякий случай и озираться по сторонам не мешает. Всякое может случиться. Да и развалины вокруг не безопасны. Обвал, осыпь все может случиться. Необходимо так же по очереди внимательно следить за эфиром. Вдруг помощь понадобится. Всеволод и Федор еще на схеме рисуют знаки.
   Ветер тут все же потише, не так пробирает. Да и на ногах у всех унты. Всю ночь прогревались и сушились. Теперь зато ногам хорошо. Да и легкие кожаные куртки под бушлатами помогают. Для того, чтобы укрывать лица взяли специальные маски, которые выдаются в армии часовым и караульным. Коричневого цвета, достаточно теплые они имеют прорези только для глаз. Поэтому чуть выше подбородка быстро образуется белый круг. Поэтому пока все их спрятали в сумки, висящие на поясах. Надевать пока нужды нет.
   Шаг за шагом, где-то среди уже трижды надоевшего пейзажа. Серого, мутного, давящего. Время от времени ноги спотыкаются, об какой-либо камень или обломок. Да и снег спрессовался, а ветер его отгладил. Вот так поворот за поворотом вышли на очередную местную полянку. Как принято тут называть более-менее чистые площадки среди развалин. Тянет что-то к лесам и деревьям? Правильно. После месяцев пребывания среди серых развалин, любой скверик с парой кривых деревцев уже чудо природы.
   А кто-то действительно сейчас наслаждается отдыхом среди красот природы. Оказывается, каждый анклав состоит не из двух, а трех частей. Основной и самый главный в одном из Городов, второй сельскохозяйственный участок. А вот третий самый маленький - зона отдыха. Эта какой-нибудь участок горно-лесистой местности со зданиями пансионатов и домами отдыха.
   У Союза он, наверное, самый большой, не менее двадцати километров в квадрате. Раньше он не превышал и одного. В него входит база отдыха с десятком домиков и одноэтажным главным корпусом, пансионат из четырех трехэтажных зданий и бывший пионерский лагерь. Тут постоянно отдыхает около пяти тысяч человек. Зимой, в период, когда многие уходят в отпуск даже больше. Сейчас как раз основной контингент отдыхающих - бойцы из подразделений охраны патрулирования. Некоторым конечно удается взять двенадцать дней за счет основного отпуска с весны по осень. Зато зимой путевка выдается на целых четырнадцать дней.
   Ну а те, кто уже использовал свою возможность или кому только предстоит побывать в зоне отдыха, проводят время в жилой зоне. Там сейчас организованы катки, лыжные трасы в парках, скверах и на реке. Самодеятельные коллективы дают концерты и даже ставят спектакли. В кинотеатрах ажиотаж. Сейчас Союз даже свое телевидение организовал. Жизнь идет. К сожалению, пока не удалось прикоснуться даже к этим радостям жизни. Все служба и служба.
   Осмотрев поляну, решили немного передохнуть. Нашли укромное место, посидели минут десять, выпили немного горячего чая из термоса. Поделились друг с другом впечатлениями. Обменялись сообщениями по радио с остальными группами. Обстановка пока спокойная и находки никто не сделал.
   Осмотрели еще пару полянок, сделали один привал. Время перевалило за двенадцать. Всеволод предложил до обеда пройтись по очередному коридору и выйти по нему еще на одну площадку. Во время разведки видели там головастиков. Дорога заняла более получаса. Поляна оказалась не очень большой. Но ниши тут есть. И довольно свежие. Федор, осматривая одну из них, чуть не споткнулся о большой обломок. Вокруг и на нем куски какого-то материала, засыпанные сверху снегом. Белая шапка и на самом объекте. Подозрение появилось тут же. Оно быстро переросло в уверенность, еще больше укрепившуюся после того как очистил снег. Точно. Есть. Теперь уже никаких сомнений. Осторожно взял предмет и понес наружу. Обратил внимание на суету чуть правее. Тут же там раздался громкий восторженный возглас. Неужели и там удача? Точно вот появились Сева, Рашид и Коля. У второго в руках точно такой же шар, как и у Федора.
   - Федя. Покажи-ка свою находку. Да, ребята это жемчужина, - воскликнул командир, на этот раз, кажется, несколько утративший выдержку. - Трудно в это поверить, но у нас два трофея. В один я поверю спокойно, но в два! Дайте сравню и посмотрю.
   Сева внимательно осмотрел оба, потом довольный передал их товарищам. Действительно трудно поверить в такую удачу. Ну ладно хватит смотреть. Пора упаковывать их. Жемчужины положили в мешки, завернув в материю. Конечно, с ними и так ничего не случится, но привычка.
   Только после этого сели обедать. Развели костерок, для этого использовали собранные по пути деревяшки, ветошь, бумажки, потрепанные ветром и осадками, закинули пару брикетиков из отходов динов. Горят прекрасно. И пламя высокое и в то же время одного стандартного кусочка хватает надолго. Согрели по банке мясных консервов, достали хлеб и по маленькой плитке шоколада. Чай в термосах еще есть. А топить местный снег без острой нужды не хочется.
   Сообщать о находке не стали. Мало ли кто слушает волну. В оставшийся час с небольшим, с утроенным вниманием осматривали местность. Однако, новых находок не последовало. Пришлось возвращаться назад, так как скоро начнет темнеть. Обратно шли быстрее, теперь не надо вглядываться в каждую щель. Да и маршрут выбрали наикратчайший. Но все равно времени на возвращение ушло порядочно. Да и то Медведев встретил и подвез. Когда они появились на базе, уже стемнело, и все остальные уже были на месте. Они за это время даже успели расширить коридоры вокруг.
   А тут их еще ждал новый сюрприз. Никитовские тоже нашли одну жемчужину. С учетом трофеев командирской группы, день оказался самым удачным. Теперь и сам поход можно считать очень результативным. На совещании решили посвятить поискам еще два дня, а потом вне зависимости от результата возвращаться. Сроки, отведенные на выход, еще не закончились, но не стоит слишком увлекаться. Люди устали, да и добыча уже есть. И рисковать ею лишний раз не стоит.
   Действительно на следующий день ничего не нашли. Правда и ходили достаточно далеко. А вот на второй проверяли специально оставленный напоследок участок поближе. Тут успех улыбнулся Горшкову и дамам. В результате количество трофеев увеличилось до шести. Так как работали последний день, искали до упора. В результате, поужинав, все кроме дежурных завалились спать. На этот раз первыми дежурили Всеволод и Федор. Для освещения местности включили три лампы. Благодаря этому вся техника хорошо видна и незаметно к нему никто не приблизится. Просматривается и вход в подъезд. Так как впереди целых два часа и даже еще несколько минут принялись не спеша обходить местность. Было предложение пост расположить в одной из кабин. Но там ограниченный обзор, да и заснуть не долго.
   - Ну, что Федь? Каковы твои мысли?- поинтересовался Всеволод.
   - Мысли сейчас только о возвращении домой, - ответил ему друг.
   - Ты так нашу квартиру называешь? - вновь задал вопрос Острый.
   - Да, согласен. Удивительно. Прижились мы тут. Помнишь разговор, который был в сентябре?
   - Помню. Трудно тут, но интересно. А тебе признаюсь, теперь еще интереснее стало. Раньше бывало, каждый головастик считался добычей. А теперь уже немного странно об этом вспоминать. Представляешь разницу между трофеями. За пойманных в октябре и ноябре динов я получил больше десяти тысяч. Ну, еще столько же в командирский фонд. А ведь все это далось с большим трудом. А тут моя доля в несколько раз больше. Хоть бросай службу и иди на "вольные хлеба".
   - Ты уверен? Ведь польза от нас не деньгами только исчисляется.
   - Да, я шучу. Без опоры на роту мы бы этого не достигли. И все же теперь от нас действительно есть польза и Добромиру. Отдадим ему целых шесть жемчужин. Разумеется за хорошую оплату. Хотя она и составит только половину от рыночной цены. Но с другой стороны деньги останутся в казне наших друзей. По-хорошему, нам им выплачивать и выплачивать за их помощь. Тем более он нам еще караван собирается прислать. Правда, большую часть грузов Виктор Андреевич собирается реализовывать. У него уже какие-то уже планы появились.
   - Надеюсь, что ему удастся и этим путем еще несколько жемчужин добыть. Как думаешь, не стоит ли через несколько дней еще раз рвануть сюда?
   - Не имеет смысла. Скоро все снегом занесет . Медведев конечно обещал какой-то прибор по поиску жемчужин организовать, но пока не получается. Будем заказывать у Добромира. Может с помощью наших нынешних трофеев удастся, что-то соорудить.
   - Ну, это не так быстро. Что же. Пару дней отдохнем. Потом займемся своими делами, - проговорил Федор, одновременно внимательно осматриваясь вокруг.
   - Да. Через четыре дня Ринат убывает в отпуск. А как он вернется, и нам надо собираться.
   - Он сразу на Звемелин отправиться?
   - Дня четыре здесь. А потом с караваном туда. Добромир хочет воспользоваться случаем для того чтобы переправить еще дополнительно человек десять к себе на постоянное место жительство. Сюда же разный народ прибывает. И не все востребованы тут по своим прошлым специальностям и способностям. И новые хорошие не могут приобрести. Вот и перебиваются иногда чуть ли не разнорабочими, мелкими служащими.
   - Ну да, тут научные сотрудники-теоретики, артисты и прочие не очень-то и нужны. Даже не все рабочие могут найти подходящую работу.
   - Ну, с теоретиками в основном ты прав. Правда, некоторые и тут нужны. А вот с артистами ситуация иная. В городе хотят открыть профессиональный театр. Сейчас даже у так называемых самодеятельных коллективов аншлаги. Людям уже сейчас хочется признаков нормальной жизни. Даже газеты начали выходить. Ты не встречал разве?
   - Почему? У нас в главке газетный киоск открыли и отдельно - пункт продажи газет. Их у нас оказывается уже три в городе.
   - А я вот подписался на них на все. Да еще на роту два в трех, а один в пяти экземплярах. По одному экземпляру в комнату отдыха, остальные в библиотеку, - поделился Всеволод, одновременно знаком предложив собеседнику продолжить путь в другом направлении. Тут они, несмотря на усиливающийся снег, уже тропку натоптали, накручивая круги.
   - Как у тебя там с людьми? - вновь заговорил Всеволод. - Пока девчонки из вольнонаемных в библиотеке на общественных началах работают. Но думаю их оформить как бойцов хозроты, чтобы выплачивать дополнительные деньги. А так, конечно, приплачиваю им немного.
   - Из командирского фонда?
   - Из него тоже. Но теперь у роты есть и свои средства. Да там не очень много и надо. Тем более книги нам бесплатно достаются. Собираем на участке роты понемногу. Ты же сам недавно добыл где-то около пятисот томов. Сейчас, во время зимнего затишья, когда со свободным временем стало лучше, в нашей библиотеке ажиотаж. Не думал, что наши бойцы так читать любят.
   - Не хочешь свою самодеятельность организовать? - продолжил разговор Федор, поглядывая на часы. Времени еще полно. Можно и походить, вроде так теплее. А потом все равно два часа находиться на лестничной площадке. Там места меньше. Не прогуляешься.
   - Аня с Катей с недавнего времени вечера организуют, - принялся рассказывать Всеволод с явным удовольствием в голосе. - Стихи читают, поют под гитару. Народ подтягивается. Но пока этим и ограничиваемся. Некоторые конечно по месту жительства участвует в разных проектах. А вот в масштабах роты нет. Зато вот задумал я волейбол развивать, баскетбол. Мы же учебный корпус из развалин откопали. То ли школы, то ли техникума. Рота, возможно, теперь там будет базироваться. Подключаем коммуникации, какие можем. Главное свет провести. А в здании есть хороший спортзал. С душем, раздевалками, даже для зрителей места есть.
   - Опять ППД менять, - удивился Федор.- Есть смысл?
   - Есть, - быстро и с твердой убежденностью в голосе ответил Сева.- Тут мало помещений под кабинеты и классы подготовки. Столовая очень маленькая. А в здании, про которое я говорю, все это есть. В коридорах можно расставить стулья и кресла для личного состава ожидающего постановки задачи. Есть даже собственная котельная. Только все надо в порядок привести.
   Собеседники вошли в освещенный круг, остановились среди транспорта и спрятались в их тени. Здесь их не видно совсем. Внимательно оглядели окрестности, прислушались. Вроде ничего подозрительного. Простояли тут минуты две. Потом вновь вернулись на затемненное место перед подъездом. Всеволод продолжил рассказ:
   - Насчет организации досуга. Хочу организовать заливку катка. Будем в хоккей играть. Организуем даже свою команду. Я еще осенью приказал собирать всякую амуницию, коньки. Добромир обещал помочь.
   - Сева, а давай в первую очередь все же футболом займемся. Дай указание сделать несколько ворот, и организуем матчи по правилам мини-футбола. Тут главное чтобы мячи были. А они у нас есть. Когда отряд под моим командованием марадёрил ещё пять штук нашли. Тогда еще велел отдельно опечатать и сдать под ответственное хранение. Расчистим площадку побольше.
   - Думал уже. Действительно мячи есть. И твои, кстати, я приказал в общее хранилище сдать. Только слово марадёрил мне категорически не нравится. Кроссовок у бойцов много. Но на всякий случай велел сделать запас из трофеев.
   - Ну что завтра отдыхаем, а послезавтра с утра и начнем? Покажем пример, - кажется, Федор всерьез загорелся идеей. Действительно сложившийся образ жизни уже надоел. Хочется встряхнуться.
   - Тогда уж давай еще два оставшихся дня тоже на отдых потратим. Ну ладно хотя бы один. И в дальнейшем надо в неделю хотя бы один выходной организовать. А то мы с тобой совсем света белого не видим.
   - Слушай вот эта хандра, я про жалобы о свете белом, у нас не от ожидания скорого отдыха? - неожиданно поинтересовался с усмешкой Федор.
   - Может быть. Действительно чем ближе сроки, тем больше нетерпения. А тут еще вот ходишь, смотришь. Вроде время для размышлений появилось. Я имею в виду, дум не связанных с делами. А то еще решишь, что я теперь решения не подумав, принимаю.
   Оба пока не стали продолжать беседу. Время наговориться есть. Вон еще сколько дежурить. Да и ходить вокруг уже надоело. И так за день утомились. Снег все идет. Дежурные зашли под козырек около входа в подъезд. Отсюда все хорошо видно. А они нет. И сверху к ним не подберешься. Одна из причин - на крыше сюрприз. А потом как попасть туда не заметно? Не забывайте про пост на этаже. Федор не выдержал первым.
   - Сева, а давай возьмем наших соседок, и пока есть эти дни отдыха, и сами сходим на концерт или спектакль, в кино посидим. Деньги есть, время появилось, - предложил он, удивляясь, как эти довольно простые мысли и планы до сих пор не приходили ему в голову.
   - Давай об этом завтра дома поговорим, - не разделил энтузиазм друга Всеволод. - А то мы одно предполагаем, а у них свои планы.
   - Тогда давай перейдем к другой теме, - решил сменить тему Федор. - Ты уже начал говорить, о том, что Виктору Андреевичу удалось насчет покупки жемчужин договориться.
   - Да. С ним связались две группы вольных старателей. Они готовы продать нам жемчужины, да и другой товар сбыть. Причем продать не за рубли и даже золото, а за товары. Им нужно продовольствие, патроны, снаряжение. Заявку уже подготовили. Правда, они договаривались отдать жемчужины, которые собирались только найти в эти дни.
   - Думаешь, не найдут?
   -Найдут. Но скорее всего, есть у них что-то в запасе. А это они пока не хотят все карты раскрывать. Проверяют нашу надежность. Поэтому ждем караван с той стороны. Тем более Виктор Андреевич уже реализовал часть товара из предыдущего поступления и уже подготовил посылку на ту сторону.
   Из-за плотной загруженности в этот аспект деятельности Федор пока мало вникал. Но даже по имеющимся отрывочным сведениям Горшков действительно начал разворачиваться. А насчет закупок, тут и дамы подключились. Для приобретения всякой одежды, косметики и другого прочего Надя забрала у него пять тысяч рублей. Еще больше он передал Горшкову, но этот хоть обещал вернуть их быстро и даже с процентами. Федор, было, отказался от дополнительного дохода, заявив, что не ростовщик, а деньги итак даст сколько может. Но Виктор Андреевич убедил его, что это не долг, а вложение в дело. До сих пор Федор деньги только копил. Их количество росло, росло и вот теперь, в первый раз его наличный капитал резко сократился. Еще через минут пять молчание наскучило Всеволоду.
   - Федя еще одна информация для тебя. Как-то не успел еще тебе рассказать. Тут Добромиру и Александру, а может и Велекону удалось все-таки привязать наш канал поступления людей, Звемелин и Аномалию Городов. Это значит, людей мы будем получать намного больше. Но главное все те, кто появился через этот канал раньше, и те, кто будет прибывать - все спокойно смогут перемещаться на Звемелин. Конечно, пока взять с собой никого не смогут. Но это пока. Так вот мы спокойно сможем часть из них сразу туда отправить. Ну а остальные могут быть подключены к БПК и чаще перемещаться, причем с грузами.
   - Да у нас их и теперь больше ста человек таких. Это не считая нас самих и ребят, с которыми прибыли, - обрадовался Федор. - Сева, а не думали над тем, чтобы мы с тобой почаще туда сюда прыгали. Все же это дополнительные грузы. Только еще надо подумать, как там у наших покровителей с ресурсами.
   - Нормально. Вопрос только в возможности доставки. Тем более мы теперь уже начали компенсировать часть расходов. Подготовили к отправке одежду, в том числе меха, компьютеры разные, телефоны, ноутбуки, бытовую технику, посуду, прочее. Дорогих напитков двести литров. Это не считая того, что уже переправили. Да и дорогого шоколада тоже. Горшков его меняет на привезенный с Звемелина, из расчета один к полутора. Недавно сигары достал. Тут они копейки стоят.
   - Между прочим, осталось еще пятнадцать минут дежурить, - заявил Мураев, вглядываясь в расположение стрелки часов.
   - Кстати, Виктор Андреевич приготовил не менее пятисот наручных часов для отправки на Звемелин, - поделился Сева. - И насчет твоего вопроса. Думаю, ты прав. Нам действительно самим надо чаще свершать переходы.
   - Нам с тобой еще внутри два часа сидеть.
   - Эти прошли быстро. Найдем, как и с теми справиться. Правда, там, так открыто не поговоришь. Как у тебя с Надеждой?
   - Хорошо. Понемногу сближаемся. Она уже командовать начинает.
   - Привыкай. У меня положение сложнее. Кстати, уже денег потребовали. Всякую ерунду усердно покупают. Готовятся к нормальному отпуску. Учитывая, что я уже объяснял им, что большая часть пройдет рядом с лесом и речкой, вдали от больших населенных пунктов, то не понимаю для чего им все это имущество. Или это для нас с тобой уже стараются.
   - Или все же для себя.
   - Ну да, что-то я действительно возомнил. Вот к нам уже смена спускается, готовимся сдать пост. Сейчас наверх и выпьем кофе с галетами.
   - И шоколадом, - напомнил Федор.
   - И шоколадом. Можно себя и побаловать, - согласился командир. - Ну и подежурим заодно.
  
   И все-таки Федор Николаевич не дотянулся. Мяч прилетел почти в ноги Сереге, так, кажется, зовут бойца, и через несколько мгновений осталось только обреченно наблюдать, как он пересекает линию ворот. Пять-три. Нет, правильней три-пять. И шансов отыграться, уже нет. Начали с центра поля. До удара на этот раз дело не дошло. Соперники перехватили мяч и в свою очередь попытались прорваться к воротам. Федор побежал вправо, и оттеснил нападающего в угол. Даже удалось отобрать мяч и выбить его вперед. После нескольких взаимных потерь, он вновь оказался у Мураева. Перейдя с ним центр поля, и увидев, что на перехват уже идут двое, сильно ударил в сторону ворот. Шанс был. Но мяч пролетел чуть выше и чуть левее, чем следовало. Вратарь только успел ввести его в игру, как раздался звук сигнала электронных часов. Время истекло.
   Игроки быстро забежали в помещении. На улице морозно. И мокрая одежда быстро начнет причинять неудобства. Пошли умываться. Душ конечно не работает. Трубы уже давно лопнули, новые еще не провели. Федор Николаевич, набрал два ведра воды. Одну наполнил до краев холодной, во вторую набрал чуть больше половины горячей. Взял тазик и пошел мыться. Не совсем удобно, если с непривычки. Но он тут уже наловчился. Главное вода смывает грязь и пот. Сначала вымыл голову, потом взялся за все остальное. Каждая горсть воды тратится экономно и с расчетом. В результате напоследок даже осталось полведра чуть теплой жидкости. Облился ее. Может быть, в более подходящих условиях получилось бы лучше. Но и теперь приятно ощущать себя чистым. Обтерся, оделся в сухую одежду. Хорошо-то как. Настроение, несмотря на проигрыш, преотличнейшее. Влажные вещи сложил в пакет.
   Тут его и застал посыльный из роты. Необходимо подъехать по срочному делу к командиру. Даже УАЗик прислал. Мураев закинул вещи на заднее сиденье и устроился рядом с водителем, он же посыльный. Все равно собирался к Всеволоду. Надо оттуда выйти на связь, забрать документы. Он-то вчера в отделе заявил, что в роту едет исключительно по служебным делам. А вот удалось целый час в футбол поиграть. А время только к обеду. Вот еще одна причина появится в роте. С утра объявил, что кушать будет здесь. А вот то, что возникнет срочная необходимость Всеволоду, никак не планировалось.
   Завтра выходной. Все вопросы вроде решены. В прошлый понедельник сдал несколько ведомостей, акты о списании. Ну и включил десяток людей в праздничный приказ. Проект уже был набит. Но руководство решило увеличить число поощряемых. Уже и разнарядку дополнительную сделали, и списки из подразделений получили, и людей включили. Осталось получить из подразделений ходатайства. Во вторник до вечера все были должны привезти. И все же некоторые дотянули до среды. Свои ротные были сразу готовы. В четверг с утра все сверил, а вечером документы уже подписали. После этого осталось только размножить документ, и к концу рабочего дня в пятницу он совершенно свободен.
   А чтобы руководство не загружало дополнительными заданиями, сегодня в роту и выбрался. Противостояние с Семен Николаевичем по этому поводу развивается по принципу шаг вперед, полшага назад. Но все же прогресс налицо. Так чего же в роте могло приключиться? Сейчас и дел то особых нет. Дины прилетают только поесть, вредители, да и большинство другой живности, залегли в норы. Основная часть личного состава либо в отпусках, либо пользуется законными выходными. Да и те, кто на службе в футбол играет. Дежурные расслабились.
   - Федя, сколько у тебя денег, - спросил Сева, как только Федор вошел в кабинет. Кроме него тут и Горшков.
   - Десять тысяч, - последовал ответ, заметив огорчение на лице друга, Федор добавил, - если надо еще два наберу.
   - Нужны все, что есть и все равно не хватает.
   - Что случилось то? - решил узнать причину Мураев.
   - Сейчас приедет Богатырев, а у нас с деньгами проблема.
   - Но ты говорил, что четыреста тысяч с запасом собрали.
   - Надо не четыреста, а шестьсот. А у нас вместе с твоими, пятьсот восемьдесят набирается.
   - Он изменил условия договора? - удивился Федор. - Все же было оговорено. И почему такая цена?
   - В какой-то мере условия поменялись. Он предлагает еще одну жемчужину. Конечно, можно от него отказаться, но не хочется упускать. Товаров-то мы ему наберем.
   Деньги Федора хранятся тут же в сейфе. Поэтому никуда ехать не надо. Следующие пятнадцать минут перебрали все возможные варианты, но где найти почти двадцать тысяч не придумали. А тут уже с поста доложили, что гости прибыли. Вскоре вместе с вышедшим встречать Виктором Андреевичем в кабинет зашли трое. Один из них быстро двинулся к хозяевам. Роста чуть выше среднего, плотного телосложения, короткие темные волосы. На правой щеке небольшой шрам. На лице где-то двухдневная растительность. Это сам Богатырев. А около дверей остались двое его людей.
   Поздоровались, обменялись рядовыми репликами, рассадили гостей. Сопровождающие Богатырева пристроились на стульях прямо недалеко от входа. Появилась Катя и Александра Петровна. Принесли кофе, чай, молоко, сахар, пирожные, конфеты. Гости не стали отказываться от угощения и возможности похвалить его. Парочка сначала замялась, но их старший мгновенно дал знак, что все нормально, можно и угоститься. Ну, вроде бы взаимопонимание налаживается.
   - Максим Леониович, сразу к делу. Вынужден признаться, что у нас проблема с наличностью, не набираем мы шестисот тысяч, - сразу предупредил Всеволод.
   - Не совсем понял. А зачем для сделки нам нужны именно шестьсот тысяч? - поинтересовался гость.
   - Как же мы договаривались, что десять процентов мы выплачиваем рублями. Но на три жемчужины наличность набрать не удается. Есть только товары.
   - А вот оно, что, - улыбнулся Богатырев, - однако вы меня сейчас успокоили. А то я уже волноваться начал. Я считал, что мы договорились, что не более десяти процентов стоимости. А это несколько иное. Согласитесь.
   - Да согласен. Это дает нам надежду.
   - Более того. Этот договор касался только двух жемчужин. Так что в любом случае, первыми изменения в него мы внесли. Стоимость третей жемчужины я рассчитываю взять товарами.
   - Отлично. Мы беспокоились из-за того, что жемчужина ваша и соответственно вам выдвигать условия.
   - Господа. Предлагаю перейти на "ты".
   - Хорошо. Итак, по двум мы договорились. Товар готов. Что хотите за третий?
   - Да то же самое сто тысяч патронов по цене три рубля за штуку, десять тысяч по цене три с половиной, столько же по цене пять. Десять Тигров в той же комплектации, тридцать СКС. Десять дробовиков. Десять тонн муки по цене четыреста тысяч рублей, по тонне картофельного порошка, яичного порошка. Две тонны свинины по сто рублей за килограмм, тонна говядины по сто пять. Тушенка ваша действительно хороша. Десять с половиной тысяч банок. Цена пятьдесят пять за каждую. Да по первому договору цена остается старая, а на этот раз я готов прибавить рубль. Всяких кондитерских изделий так же тонну. Столько же ваших конфет. И того и другого получилось на двести сорок тысяч. Это чуть больше двух миллионов. Я в два раза увеличил заказ на свинину и сладкое. Я готов сам выплатить вам эти двадцать тысяч.
   - Отлично у нас товар есть. Можете принимать. Первая часть уже погружена. Вторая готова. Цена за третью жемчужину устраивает. Оплата будет сегодня же. И кроме того сверху мы дарим вам вот эти две отличные снайперские винтовки.
   - Спасибо. А это задаток - две жемчужины, - заявил гость, ставя на стол большую сумку. - Третья после погрузки. Пойду, проконтролирую прием товара.
   В кабинет все вернулись примерно через два с половиной часа. Все это время в подъезжающие машины грузили мешки, коробки, ящики. Как только половину товара загрузили на четыре грузовика, эта колонна тут же уехала в сопровождении охраны, которая почти в полном составе к отправке второй уже вернулась.
   Проводив и ее, вернулись в кабинет в том же составе, заглянув предварительно в столовую. Гости обедом явно остались довольны. Теперь же им предложили выпить еще по чашке кофе. Отпив пару глотков, Максим Леонидович велел одному из сопровождающих вытащить из огромной сумки две жемчужины и передать одну немного удивленным хозяевам.
   - Сколько у вас денег осталось после выплаты мне оговоренной суммы?
   - Сто восемьдесят тысяч, - ответил Всеволод.
   - Предлагаю отдать их мне. Кроме того я видел у Вас есть пиво в бутылках и водка. Сколько можете отдать мне?
   - Пятьсот литров пива и триста пятьдесят водки, - заявил лучше разбирающийся в товарах Горшков.
   - Отлично. Мне еще нужно сливочное масло, галеты, крупа, сахар. И назовите ваши цены на них.
   - Можем предложить полтонны риса по шестьдесят рублей, половину от этого количества гречки за семьдесят. Есть полтонны галет. Сахара триста килограмм, сливочного масла двести. Можем добавить еще немного маргарина. Пятьдесят трехлитровых банок с помидорами. Печенье десять коробок. Пятьсот пачек супов быстрого приготовления, и упаковку в котором содержится состав еще на пятьсот порций. Тысячу банок перловой каши с мясом, столько же сгущенки.
   - Отлично беру все. И как я уже сказал сто восемьдесят тысяч деньгами. Все это в счет оплаты четвертой жемчужины.
   - Согласны, - ответил Всеволод. - Когда заберете оставшийся товар?
   - Я хочу подъехать послезавтра получить оставшуюся оплату за четвертую жемчужину. И второе. Хочу привести список с моими заказами и предлагаемой ценой. Обсудим их и если удасться договориться, чтобы вы попросили ваших друзей об их поставке больщую часть суммы я готов оплатить жемчужинами. Когда у Вас будет новый караван?
   - Восьмого января.
   - Я готов приобрести часть груза по тем же ценам, что и сейчас. По остальным позициям, надеюсь, договоримся. Готов платить жемчужинами. Ваше мнение?
   - Мы действительно рассчитываем, что уже в этом караване мы получим товары для продажи. Передадим и ваш список. Тут так же можно рассчитывать на положительное решение. Тогда возможно придет отдельный караван.
   - Хорошо. Предварительно договоримся на десятое. Я приеду и посмотрим, что останется для нас. Но если на этот раз не получится, я готов ждать до конца февраля. И моя цена за жемчужину остается прежней два миллиона.
   - Да. Это хорошее предложение, - согласился Всеволод. - Но тогда у меня есть вопрос.
   - Слушаю Вас, - быстро согласился Богатырев.
   - Почему Вы отдаете жемчуг нам по такой цене? Все-таки он дороже стоит. А так мы договорились всего на два миллиона за штуку. И вас это устраивает.
   - Ну да, я мог бы продать его за золото, которое стоит больше этих двух миллионов. Но вы, кажется, никогда сами не заключали подобных сделок и думаете, что легко взять максимальную цену. Однако его дают весьма редко. Очень редко. И когда говорят о двенадцати килограммах, то сильно округляют самую высокую цену за лучшую жемчужину. Реально платят чуть меньше одиннадцати килограмм за хороший товар и десять за средний. Но при этом надо платить посредникам, надо платить за безопасность на территории, где проходит сделка. А это немалые деньги. К тому же риск, который растет от количества жемчужин. И еще. Я вам продаю все за товар, который я перепродам потом дороже. Кстати, я готов расплачиваться и вещами. Дайте мне ваши предложения, и я посмотрю в своих запасах. В конце концов, дам заказы своим добытчикам.
   - То есть у Вас большие планы на сотрудничество? - поинтересовался Всеволод.
   - Да. И нельзя ли еще чашку этого божественного напитка?
   - Пожалуйста, - Всеволод тут же наполнил чашку гостя кофем.
   - Между прочим, мы вроде переходили на "ты". А вы все время ко мне обращаетесь на "вы, - посетовал Богатырев.
   - Да как то само получилось. Но думаю надо исправляться. Кстати, может, есть какие другие просьбы? - поинтересовался Острый.
   - Смотрю у тебя тут мяч в кабинете, да и каток видел. Это ваши люди резвятся?
   - Отлично, предлагаю сыграть друг против друга. Я имею в виду, чтобы мы с тобой сами были в составе.
   - Что же хорошее предложение.
   Несмотря на установившиеся теплые дружеские отношения, все равно эта встреча не может продолжаться вечно. Вот и гостю пришло время отправиться домой. Тепло проводив его, трое местных руководителей вновь собрались в кабинете ротного.
   - Что скажете? - спросил Всеволод, усаживаясь в кресло.
   - На мой взгляд, хорошо, - признался Виктор Андреевич. - Богатырев держит на нейтральной территории магазины. А цены там намного выше чем даже на рынке Союза. Есть свой отряд. Поэтому у него есть возможность и самому доставать трофеи, и скупать их у других. Тем более он последних ссужает продовольствием и боеприпасами. Так что через него можно и товары на ту сторону реализовывать, и жемчужины приобретать.
   - Да, я тоже так думаю - согласился Всеволод. - В итоге у нас теперь шесть своих трофеев, один купленный на прошлой неделе и четыре приобретенных сегодня. Есть, что предоставить Добромиру и Александру.
   - Хорошо. Думаю, наши успехи их обрадуют. А как у нас дела с переформированием в отряд?- поинтересовался Виктор Андреевич, в последние дни сосредоточившийся на реализации товаров.
   - Туговато. Ведь тогда нам должны будут за того же дина платить уже семь тысяч. Пять идут роте нашедшей дина и два отрядным структурам. Вот кое-кто и не хочет терять эти деньги. Ведь они где то наверху оседают, - посетовал Федор. - Но мы работаем. Начинает беспокоить, что пока придерживают на самом верху. Говорят, что надо до февраля подождать. Но при этом всячески торопят с увеличением личного состава.
   - Да. Странно. Я тоже по своей линии получаю, какие-то пока не совсем понятные намеки, - подтвердил Горшков. - И еще ребята. А ведь у меня действительно из полученных товаров, остается только то, что для себя отложили. Все разошлось. Но вот над специальными магазинами надо подумать. Там же организовать прием нужных нам предметов.
   - Хорошо. Подумаем над этим. Только давайте сначала встретим Новый год, потом в отпуск съездим. Все равно сейчас уже мало кто думает о службе. Да. Дамы предлагают сегодня вечером всем вместе побывать на спектакле. Как ваше мнение? Если согласны, поехали домой. В последнее время народу в квартире больше стало, надо бы привести себя в порядок.
   - Сева, а ты в чем пойдешь? Я вот парадно-выходную форму хочу надеть. Самое приличное из одежды, и почти не пользуюсь им.
   - А что? Руководство намекало, что заинтересовано в появлении офицеров на таких мероприятиях, для подъема общего духа. Так что я сам буду в форме. Я-то свой выходной комплект, вовсе не одевал.
   Всеволод Михайлович Бердышев-Сокловин попытался прикинуть сколько раз мылся в бане. Разумеется, ни на подробности, ни на точность, а уж тем более вспомнить каждый случай он не рассчитывает. Много. Приходилось бывать в городских банях, когда отец снимал отдельный номер и с какого-то времени Сева начал ходить с ним. Мама была деревенская, и у деда с ее стороны во дворе была своя деревянная баня. Там был свой колорит. Хотя на вид, дедовская значительно отличалась в лучшую сторону от других подобных маленьких приземистых строений, но топилась так же по черному. Во время службы бывал и в общем зале городских бань. В одной из частей своей бани не было. Поэтому возили в город. Да и в свободное время захаживал. Только это редко удавалось. Офицерам - двухгодичникам доставались все дежурства в выходные. Зато в другой части, куда перевели через десять месяцев, была своя. Так вот та была всем баням баня. Когда отец, с матерью переехали в село, рядом со старой, поставили новую, топящуюся газом. Получилась отличная баня. Приятно было время от времени с одним из братьев посетить родных и заодно попарится. Мать шутила, что дети из-за этого стали даже больше общаться с родителями.
   В детстве в баню ходил больше по необходимости. И только повзрослев начал понимать насколько это мероприятие приятное. Даже по сравнению с помывкой в душе, после тяжелой физической работы на тридцатиградусной жаре. Да, после целого дня в душном кабинете в летний зной приятно встать под струи прохладной воды, смывая с себя все, что накопилось на ней. Слой соли, огромное множество бактерий пирующих на том, что вышло наружу вместе с потом, налипшую грязь, пыль и песок, проникший в открытые окна автобуса за час быстрой езды. Наверное, необходимо испытать все нюансы противоположного состояния, чтобы понять, как приятно быть чистым, как сказал однажды, сидящий сейчас рядом Федя. И все равно баня лучше.
   Сегодня он еще раз убедился в том, что товарищ тогда был прав. Несколько месяцев он провел в Городе, где не было возможности организовать нормальную баню. Не каждый день удавалось просто помыться, ограничиваясь только лицом и руками. Даже возможность постоять под душем казалось верхом блаженства. В редкие приезды сюда на Звемелин, не удавалось полностью насладиться процессом из-за того, что постоянно торопился.
   И вот, наконец, они дорвались. Все красиво, чисто и функционально. Высоченная температура в парилке, много воды и горячей, и холодной. Вместительный бассейн. А еще вкусный чай с травами, мягкие пряники нескольких видов, шоколадные конфеты, в том числе и пайковые привезенные с собой, варенье яблочное, малиновое, земляничное и из смородины двух видов. Про сахарницы, наполненные и рассыпным и кусковым сахаром, и говорить не стоит. Хотя почему нет. Тут есть настоящий сахар в виде крупных спрессованных кубиков, а не только рафинад, быстро рассыпающийся чуть ли не после первого глотка. Да и насчет "пайкового шоколада". Редкий случай, когда это сочетание слов свидетельствует о высоком качестве продукта.
   Чудеса для них начались вчера вечером. Группа личного состава роты числом в сорок человек в конце дня прибыла к пространственным воротам на охраняемой территории. Называется все это Станцией. Быстро сверившись с сопроводительными документами, пропусками и отпускными документами проход им разрешили. Внутри периметра Всеволод нашел старшего формируемой колонны. И уже через пять минут его группу принялись рассаживать по транспортным средствам, вперемешку с уже находящимися тут людьми. У некоторых на той стороне дела, другие возвращаются после выполнения командировочного задания. Официально все это гражданские специалисты. Среди них нет ни одного знакомого. Кроме того с колонной на постоянное место жительство уезжает более двадцати человек. Женщин удалось распределить по кабинам грузовиков. В некоторые даже троих поместили. Например, с Аней сели Александра Петровна и одна незнакомая женщина из числа переселенок, Надя и Катя каждая вяла себе в напарницы одну из девушек, прибывших в Город по собственному ротному каналу.
   Мужчин же поместили прямо вместе с грузом, внутри фур. Для этого их тоже разделили по группам, включив туда по несколько человек из каждой категории пассажиров. Не каждый из них может пройти самостоятельно через ворота. К этой группе относятся все переселенцы, и часть отпускников появившихся в Городе в общем порядке. Тем, кто прибыл по уже упомянутому специальному каналу, связанному с ротой и Звемелином, помощь уже не требуется. А Всеволод и Федор, а так же оба Коли, Андреев и Буравков, Рашид и Миша и сами ещё могут помочь других перевести. Отличие в том, у офицеров таких возможностей оказалось на порядок выше. Поэтому каждому из них дали свою группу, а остальных четверых включили в третью.
   Сам переход прошел весьма скучно и непримечательно. Тем более ничего и не видно было. Машины тронулись с места. Проехали немного и остановились. Пассажиров тут же высадили. Пришлось посуетиться, собирая их вместе. Многие оказались крепко ошарашены произошедшим. Причина не в физической нагрузке, которую при переходе почти и не испытали. Просто людям пришлось сделать дополнительные усилия, чтобы поверить в сам факт. Даже Севе с Федором, более опытным, этот момент до сих пор дается не просто.
   Слишком много удивительного и непривычного. Да и смена обстановки ощутимая. Тут уже конец весны или начало мая. Вовсю греет солнце. И хотя они внутри коробки, огороженной бетонными стенами, вокруг стало намного больше красок. К тому же у них в Мегаполисе уже темнело, а тут до сумерек еще далековато. Все тут же принялись снимать верхнюю одежду. Кто-то даже успел взмокнуть от жары.
   Но, все же людей удалось собрать, распределить и провести перекличку. Потом всех разместили в три автобуса и повезли во временный лагерь. Как только выехали из ворот, Федор шепнул:
   - Хорошо, мы сначала во дворе оказались. У меня тут уже глаза начинают уставать от слишком резкого увеличения света и разнообразия цветов вокруг.
   Всеволод на это промолчал, только кивнув головой. Сам же не отрываясь, смотрел в окно. А там высокая зеленая трава, растущая прямо на обочине и на склонах холмов, посадки и лесочки, тянущиеся вдоль дороги. Потом перед глазами открылась долина занятая перелеском, чуть дальше переходящим в сплошной зеленый массив, в разрывах которого иногда можно видеть протекающую речку.
   Временный лагерь вопреки ожиданию многих, оказавшихся тут в первый раз, состоял из десятка двухэтажных добротных домиков, расположенных на окруженном стеной участке в пару гектаров. В одном из зданий располагался медпункт. Всеволод с помощью Федора еще в автобусе подготовил график его, посещении. Сами пошли первыми. Их быстро осмотрели два врача. Затем сдали на анализ кровь из пальца и вены, а так же биоматериалы и отправились в соседнее здание. На выходе прихватили памятку для прибывающих гостей и местную газету.
   Сначала отметились у администратора. Отдали список людей. Потом зашли к оружейнику. Получили у него свои карабины, сданные сюда на хранение при прошлом посещении. Отметили свои пистолеты. Так как оружие, с которым они сегодня прибыли уже зарегистрировано в этой системе, сдавать их не требуется, просто поставили отметку и все. Затем обсудили получение ружей всем отпускниками, и обмен их пистолетов на местные. Оружие выдается временно, потом при выезде все необходимо сдать и получить обратно свое. Вопросов по этому вопросу не возникло. Бойцы уже имеют опыт владения и автоматами, и винтовками. А тут всем полагается гладкоствол и охотничий нарезняк. Только зарегистрироваться, пройти обучение и систематически сдавать зачеты. Все зависит от самого себя. Да еще не нарушать правила.
   Федор остался на месте, а Всеволод, вернувшись к своим людям, застал около входа две группы. Одни уже прошли осмотр, другие пока ждали своей очереди. Первую группу тут же отправил за оружием, остальным велел последовать туда по мере прохождения процедуры. Сам же вернулся к местному руководству. Распределили людей по домикам, подписал заявку на выдачу питания. Пока Всеволод решал эти вопросы, Федор успел проконтролировать обмен пистолетов и получение всеми оружия и даже построил всех своих перед одним из домиков. Когда подошел Всеволод, он как раз уже начал инструктаж по местным особенностям и правилам. Дослушав его, командир от себя добавил несколько слов по технике безопасности и особенностям применения холодного и огнестрельного оружия.
   - Товарищ командир! - обратился Буравков, как самый близкий к руководству, не считая, разумеется, женщин, но у них будут свои вопросы.- А что у нас сегодня по распорядку?
   - По распорядку. Сейчас заселяемся в четыре выделенных для нас дома. В самый большой - женщины во главе с Золотовой. Нам же мужской части досталось три поменьше. Поэтому лейтенант Уралов старший в дом номер три с ним прапорщик... младший лейтенант Добрых, лейтенант Карсаков старший в дом номер четыре, с ним же Смоляков, мы с Федором Николаевичем заселяемся в дом номер пять. Со мной также Буравков, Андреев, Шигапов, Куницын, Каменев, Сорковых и Полевский. Далее сейчас местное время семнадцать часов сорок восемь минут. Ужин для нас будет в девятнадцать часов. Сразу от каждого дома назначьте по два ответственных, от женщин троих. Им надо будет подойти в столовую на десять минут раньше. Поэтому, пожалуйста, без опозданий. Все. Хватаем вещи и пошли.
   Домик изнутри даже больше, чем показалось снаружи. Внизу прихожая, откуда идет лестница на второй этаж, большая комната для посиделок, душевая кабинка, два туалета, помещение с тремя умывальниками, бытовая комната. Наверху пять комнат, поровну двухместных и трехместных, и одна предназначена для четверых. Но в самой большой поселись только Всеволод и Федор. Одна трехместная осталась пока свободной.
   В столовую Всеволод прибыл вместе с назначенными ответственными. От их дома дежурили Андреев и Куницын. Но, через пару минут тут появился и Мураев. Так как порядок раздачи тут уже был отработан, а Сева и один справлялся с руководством, Федор принялся помогать девушкам. Он отнес на их стол положенную им кастрюлю наполненную макаронами, затем еще сходил за двумя чайниками с компотом и корзинкой наполненной нарезанным хлебом. Вилки, ножи, тарелки, ложки, стаканы, тарелки с маслом и сыром, котлеты дамы принесли сами. Дежурным-ребятам, пришлось сделать по три ходки туда и сюда. Посуду так стопкой и поставили посреди стола. Ложки, вилки и ножи разложили, так же как и стаканы. К этому времени в помещении появились остальные. Им осталось только по очереди наложить себе еду, столько, сколько желает организм. А на выходе каждому еще вручили по паре булочек и бутылку с кефиром.
   После ужина все сходили в кино и прогулялись по лагерю, не выходя за забор. После этого народ отправились спать. С учетом того, что в Городе на момент убытия было уже восемнадцать часов, через шесть часов пребывания на новом месте организм потребовал отдыха. Завтрак прошел по тому же порядку. В меню были тушеная капуста, сосиски, хлеб, масло, сок. Кроме того в буфете предлагали еще чай, печенье, выпечку. И все это бесплатно. Для гостей, уже привыкших в своей повседневной жизни, к скудным условиям - это показалось верхом роскоши. Удержаться от соблазна не смог никто. После завтрака сдали домики администрации, погрузились в прибывшие автобусы и отправились к месту отдыха. Полученное оружие прихватили с собой.
   Прибыли на место через час сорок пять минут. За это время успели вдоволь налюбоваться окрестностями. После однообразных пейзажей Города, особенно зимних, под конец глаза сильно устали от ярких красок. Но, наконец, и эта чудная поездка закончилась. Они оказадись в конечной точке сегодняшнего маршрута. Многие даже испытали некоторое разочарование.
   Софья звонила утром, когда они еще находились в лагере, и сообщила, что для них подготовлена программа с несколькими выездами. Но базироваться они все же будут тут. Для этого им выделили комнаты в одном из трехэтажных корпусов. Таких тут кроме прочих строений целых пять. Сначала оставили оружие в специальном помещении на первом этаже. Взамен выдали карточки-заместители. При необходимости можно просто отдать его дежурному и забрать свое оружие. Пистолеты все взяли с собой, но при необходимости можно и их оставить. Тут же на первом этаже помещение с различными автоматами, с помощью которых можно заказать кофе, шоколадку, печенье и прочее из еды и напитков. Разумеется, есть и классические установки с газированной водой. Её попробовали все. Горшков сказал, что по вкусу, точно как в советские времена. Для того, чтобы иметь возможность пользоваться всем этим изобилием, каждому выдали карточки с лимитом, дежурный по зданию продемонстрировал как все работает.
   Кроме того тут на этаже обширный зал с компьютерами, некоторые из них больше похожи на тренажеры. Есть специальная детская комната. Три помещения оборудованы для просмотра телевизоров. В каждом панель с широким экраном, мягкие кресла, журнальные столики. Внизу в подвале тренажерный зал.
   Второй и третий этаж - жилые. На каждом шестнадцать блоков и два холла. Блоки трех видов. Стандартный мужской состоит их четырех номеров - по два двухместных и одноместных. Кроме того в каждом две душевые кабины, туалет с двумя кабинками и двумя дополнительными местами, два умывальника. Женские занимают значительно больше площади. Там нет дополнительных мест в туалете, и всего четыре одноместные комнаты. По размеру они нечто среднее между жилыми помещениями в мужском блоке. Кроме того есть еще специальное помещение. Семейный блок самый большой. В нем три большие комнаты. Даже их жилая часть почти в полтора раза больше, чем у двухместных помещений в мужском секторе. Кроме того в каждом туалет, душевая, умывальник. Есть еще отдельный мужской туалет и душевая комната.
   Всех отпускников поместили на втором этаже. Всеволоду достался один из семейных номеров. В двух соседних номерах поселились Виктор Андреевич с супругой и Федор с Надей. Аня, Кристина, Лида и Полина поселились в одном из женских блоков рядом. Катя заняла номер в другом. Но все пятеро обещали не оставлять командира в одиночестве.
   Закинув свои вещи, Всеволод, прихватив с собой Федора, проверил каждого их своих людей. Даже тут на отдыхе невозможно избавится от постоянного чувства ответственности за личный состав. Места нашлись всем. Никого не забыли. Размещение и бытовые условия удовлетворили всех. Номера очень приятные на вид. Чисто, аккуратно, светло. Конечно, площадь маловата, особенно в стандартных блоках, но людям тут только ночевать. А для этого все есть. Хорошие кровати, уже застелены. Кроме того еще один комплект постельных принадлежностей в шкафах. Они небольшие, но каждому постояльцу полагается отдельный. Кроме того в номерах одна или две тумбочки, в зависимости от количества постояльцев, стулья в той же пропорции, небольшой стол с графином для воды. Во всех стоят кондиционеры.
   Разумеется, никто не стал задерживаться в номерах более десяти минут. Столько ушло на то чтобы разложить вещи, проверить кровать, открыть окно для того, чтобы проветрить помещение. Сразу же после того как командир побывал у всех в номерах, дружно отправились вниз на первый этаж. Первым делам проверили автоматы с напитками. На этот раз не спешили. Попробовали всего понемногу.
   Как раз принесли еще карточки. Эти только на питание в столовой. Рассчитаны специально, на тот случай если кто-то умудрится спустить все с первой карточки в первый же день. И сумма тут у всех одинаковая. Исключение Всеволод и Федор, у них в полтора раза больше. Эти карточки при отъезде надо сдать, как и то, что получили сразу по приезду. Пока разбирались кое-кто получил еще одну. У многих из присутствующих уже есть местные счета. Это касается тех, кто отправился на Аномалию с Звемелина. Либо успел поступить на службу к Добромиру или Александру уже в Мегаполисе. Всем им ежемесячно по местному календарю начислялась определенная сумма. У кого-то деньги пришли по иным каналам. Например, оказалось, что у Ани и Кати так же есть свои счета. Вот тут сумма у каждого своя.
   Еще у себя премию за жемчужины все согласились сразу получить местными деньгами, в том числе и Смоляков с Устиновым. Вот сейчас все и получили возможность перевести средства карту, кто-то все, другие часть. Все присутствующие поменяли свои сбережения на местные деньги еще в городе. Теперь они получили возможность все это на счет. Хотя тут принимают и наличности, многие посчитали, что на карте они сохраняться лучше. Поэтому те, у кого нет третей карты, принялись её оформлять. Виктор Андреевич получил еще одну для покупки необходимого товара. Кроме того все получили от местных хозяев премию.
   Закончив с делами, пошли знакомиться с окрестностями. База отдыха буквально утопает в деревьях. Есть тут и яблони, и черемуха, и рябина, и калина. Встречаются тополя, дубы, береза, ясени, липовые аллеи. Растут во множестве ели. Прямо среди всего этого великолепия и расположились строения пансионата. В том числе и тот, из которого они только что вышли. Остальные трехэтажные корпуса сейчас не функционируют. Закрыт и спортивный комплекс, благо погода хорошая. А площадок для занятия спортом на свежем воздухе хватает. Имеется футбольное поле с воротами, с разметкой, с местами для болельщиков. Две площадки для мини-футбола с искусственным покрытием. Есть где поиграть и в баскетбол, и волейбол.
   Тут целых два бассейна. Но рядом буквально в нескольких шагах, или точнее метрах в пятистах вниз красивейшее озеро с пляжами. Есть и песок, и галька. Вола уже согрелась. Причем гид из администрации предупредил, что к озеру примыкает еще три маленьких. Есть своя лодочная станция. Это если на юг. А на север есть еще одно озеро. Пятое по счету. Для купаний в свое удовольствие не очень пригодное. Зато там много рыбы и птицы. На западе лес, до которого всего полтора километра.
   Вернулись обратно на базу. Кроме жилых корпусов тут имеется, банный комплекс, здание администрации, столовая и культурный центр с залами для концертов и показа кино. Тут же и библиотека. Танцевальные площадки сейчас расположены в парке. Есть еще несколько кафе. Один для тех, кто предпочитает посидеть в тишине, выпить чаю, кофе, поесть мороженное. Второй для любителей пива и чего-нибудь погорячее. В третьем можно не только заказать того же, что и в первых двух, но еще и хорошенько покушать. Это можно сделать и в четвертом, но там главный упор на шашлык и пельмени. В пятом пирожки, бутерброды, сосиски в тесе и без, булки, хлеб, котлеты. Тут главное быстрота обслуживания. В шестом - кондитерские изделия. А народу здесь за исключением обслуживающего персонала более сотни.
   Столовая работает с семи до девяти, с двенадцати до двух, и с шести до восьми. Пока гуляли, у всех разыгрался аппетит, и как раз пришло время обеда. На раздаче очередь идет быстро. Всего два варианта первого, по три варианта второго и гарнира, компот или чай, хлеб. Касса считает быстро, цены уже забиты, и надо только выбрать позицию. Да и оплачивать картой тут удобнее. Не надо вводить никакого кода. Когда заходит одновременно много посетителей, работает сразу две кассы. Например, как в этом случае. В результате сорок человек обслужили, минуты за десять-двенадцать.
   После обеда распределили время по группам на посещение бани. Руководству досталось время с восьми часов. Как раз после ужина успели еще в волейбол поиграть. Мини-футбольную площадку опробовали между двумя приемами пищи, после чего еще в озере поплавали и по окрестностям прогулялись. Потом снова попинали мяч, посидели в кафе посмотрели фильм.
   И вот теперь, наконец-то, они с Федором, попарившись вволю, поплавав в бассейне, напившись чая, решились отправиться по номерам. Ощущение невероятное. Полной абсолютной чистоты. Этого не удавалось достичь очень давно, даже у себя в квартире, не говоря уж о помывках в походных условиях, когда несколько литров горячей воды это уже роскошь. Теперь же они, кажется, смыли всю грязь, копившуюся почти год, буквально въевшуюся за этот период под кожу. А вместе с нею и тревоги, и заботы. Словно помыли и очистили себя не только снаружи, но и изнутри. Сердце, легкие, печень, почки. Просто хорошо идти по вечерней прохладе под деревьями, мелодично шелестящими листьями. Ощущать дуновение легкого ветерка, который приятно обдувает лица. Покой, удовлетворение - вот, что сейчас переполняет двух друзей.
   Вечерами тут прохладно, но так даже приятнее. Сейчас на них лишь шорты и легкие рубашки. Их вес для людей, привыкших каждый день носить бронежилет, разгрузку, защиту для локтей и колен и форменную одежду, кажется пушинкой. За день находились. Никуда торопиться не надо, поэтому, не сговариваясь, двинулись по ровной и твердой дорожке не спеша, пытаясь продлить ощущения. Теперь ноги в легких шлепанцах просто отдыхают. Как раз в голову пришла армейская поговорка о том, что кто не знает тяжести кирзовых сапог, тому неведомо удовольствие от ношения кроссовок. Попытался вспомнить, когда ногам было так легко и приятно. Получается за исключением кратких периодов пребывания в собственной квартире, все время был или в сапогах, или в ботинках с высокими берцами. Иногда на базе обувь снимал, но часто в ней и спал. Сказал об этом Феде.
   - Мне в этом отношении полегче. Все же в главке я ходил в форменных легких ботинках, - поделился тот, а потом еще и добавил иронично, - что-то подумалось тут. А может не надо мне к тебе в отряд переходить. Учитывая, какие оказывается тяжелые бытовые условия у командования.
   - В отряде все по-другому будет. Устроим цивилизацию: роскошные кабинеты с мягкими креслами, кофе по утрам, совещания. Руководство подразделениями только на расстоянии, минимум выездов, точное соблюдение распорядка дня, после службы домой отдыхать, обязательно хотя бы один выходной в неделю.
   - Это ты меня убеждаешь, или себя? - осторожно поинтересовался товарищ.
   - Мечтаю я.
   - Я тоже люблю помечтать. Обстановка располагает. Ну что еще походим или пошли спать? Уже немного устал. Да и организм, наверное, не перестроился.
   - Действительно. Почему нет? Зато встанем завтра пораньше и начнем пробовать радости жизни.
   К себе в блок добрались примерно минут через десять. Зайдя в свою комнату, Всеволод быстро разделся, разобрал постель, вытащил из шкафа легкое тонкое одеяло и лег спать. Сам чистый, свежее постельные принадлежности, удобная широкая кровать все это дало возможность почувствовать себя на верху блаженства. А через несколько секунд он словно провалился в сон.
   Когда Всеволод проснулся, солнце уже вовсю улыбалось над деревьями. Откуда оно встает и где садиться? Мирок то маленький искусственный. Это не планета Земля, которая вращается вокруг своего светила. А вот все это откуда? Звезды то понятно. Но почему дует ветер, идет дождь? Из-за чего действуют все знакомые законы физики? И не только здесь, но и на Аномалии? Столько вопросов, а ответов взять некуда. Наконец Всеволод решил задать эти неожиданно возникшие вопросы Добромиру, Александру или, в конце концов, Велекону. Чего голову ломать то. Приехал отдыхать. Вот и надо заняться этим, а не размышлять на высокие темы. Да лучше просто спросить. Когда-нибудь потом.
   Все пора вставать. Конечно, удобно тут, но сколько можно. Быстро вскочил, заправил постель, оделся и двинулся умываться. Брился вчера вечером. Поэтому щетина еще не появилась. Зато прохладная вода окончательно привела в себя. Уже возвращаясь, встретил Федю, выходящего из номера.
   - Доброе утро Федор. И ты проснулся?
   - Доброе утро. Я давно встал. Уже и умылся. Ты спал. Зашел к себе, а тут Надежда проснулась. Вот и задержался. Ты все готов?
   - Да. Проснулся, весел, бодр, готов к свершениям.
   - Тогда подожди меня. Время уже почти семь. Пойдем, позавтракаем, а там еще с местными достопримечательностями ознакомимся.
   Ознакомление заняло и этот день, и следующий. Успели, и искупаться, и нагуляться. Прошлись по местному лесу. Поиграли в футбол, большой и маленький, волейбол, баскетбол, за других поболели. Когда совсем уставали, садились читать. Познакомились с другими отдыхающими.
   В первый день прибытия сильно удивило наличие всяких пунктов питания, когда есть хорошая столовая. За эти два дня стало понятно зачем. Побывали во всех. Попробовали все от шашлыков до жареной рыбы. И копченья, и колбасы, и соленья. Пироги с капустой, с мясом, картошкой. Шарлотки и ватрушки. Рулеты мясные и сладкие. Они с Федором вдвоем привезли сюда по три бутылки коньяка. Это не считая, предназначенных в качестве подарков. Больше четырех литров. Успели использовать две. Бутылки, а не литра. Пили, разумеется, не вдвоем. Но дамы употребляли в основном свое вино. Виктора Андреевича тоже не стоит принимать во внимание, так как он украсил застолье своими запасами. Хорошо ребят угостили. Но ведь еще и местное пиво пробовали. Разных сортов. Правда, разницу почти и не почувствовали. Просто и то, и то хорошее.
   Утром четвертого дня оба проснулись позже обычного. Позавтракав пшенной кашей, полчаса погуляли. Искупались, чтобы взбодриться и отправились пить кофе с пирожными. Тут их встретили дамы и потащили с собой закупаться продуктов в дорогу. Потом еще все пришлось нести с собой в номер. Однако на входе оба воспротивились, заявив, что не видят смысла тащить все туда и обратно. Наконец удалось, уговорить оставить все на временное хранение.
   Поднявшись наверх, Всеволод переобулся в кроссовки, закинул в сумки, брюки, рубашку и пару футболок. Все остальное аккуратно сложил. Еще раз проверил номер, закрыл окно и двинулся на выход. Федор спустился через пару минут. Он так же решил остаться в легкой рубашке и шортах. Через плечо висит сумка. На вид более вместительная.
   - Федь. Ты готов?
   - Как видишь.
   - Тогда стой тут. Поможешь с продуктами, а я сбегаю за книгами. Тебе взять чего-нибудь?
   - Возьми пару книг и для меня, ну и журналы, которые мы с тобой вчера начали смотреть по оружию.
   - Ладно. Держись тут если, что.
   Выбирая книги в библиотеке, немного задержался. Фонд тут большой. В основном художественные книги, но есть и научно-популярная литература. Очень много справочников по оружию и военной технике. Самое, поразительное, из разных миров. С этим многообразием миров в разной степени отличающихся друг от друга Всеволод столкнулся еще на Аномалии. Но мельком. Уделить изучению этого вопроса сколько-то времени не представилось возможности. Просто отмечал у себя в штатно-должностной книге возле фамилии бойца, из какого он мира. Правда, никто при этом не мог сказать, например, что он из мира номер такой-то. Просто человек заполняет анкету, а потом их сверяет машина. Вот с каким вариантом ответы совпали, то и указывается. А вот теперь можно и немого поинтересоваться. Только вот надо выбрать разумные пределы для этих планов. Отпуск-то не такой уж и бесконечный. Поэтому не хочется неэффективно разбазарить даже один час.
   Сейчас вот в автобусе можно будет немного и почитать. Всеволод поторопился обратно, однако когда он вышел из здания библиотеки и бросил взгляд на площадку для автотранспорта, увидел там только постепенно собирающийся личный состав. Некоторые только сейчас вышли на улицу и неторопливо брели на остановку. У большинства в руках бутылки с водой или соком. Добрых, вообще несет упаковку с минералкой. Что ж тогда и начальству пока не стоит спешить. Пройдя метров десять, Сева обругал себя. Что-то он быстро начал тереть навыки. Автобусов нет, но надо бы провести перекличку личного состава, дать краткий инструктаж. Поэтому если и не надо спешить как на пожар, то и медлить, тоже не стоит.
   Перекличка прошла быстро. Люди все оказались на месте. Никто не опоздал. Не сказать, что все в идеальном состоянии, но и стыдиться нечего. Командирскую речь выслушали достаточно внимательно. Поинтересовался, все ли позавтракали. Ответ оказался утвердительным. Уточнил сколько взяли воды. Оказалось не все позаботились о запасах. Пришлось отправить Буравкова с тремя парнями еще за несколькими упаковками минералки и сока. Они успели вернуться за пару минут до того, как рядом остановились, наконец, прибывшие автобусы.
   Их оказалось целых три. В первый Всеволод забрал Виктора Андреевича с Александрой Петровной, Аню, Катю, Лиду, Полину, Кристину, ну и Федора с его нынче неразлучной подругой. Остальные поровну расселись в двух остальных автобусах. По размеру они небольшие, напоминают ПАЗики, а вот сидения хорошие удобные. Можно поспать всю дорогу.
   Правда, это сделать удалось не сразу. Вначале все прильнули к окнам. Если к окрестностям пансионата привыкли, то растущие вдоль дороги рощи, раскинувшиеся зеленные холмы и луга все еще вызывают восторг. Да и местные просторы после тесноты Города до сих пор впечатляют. И все же постепенно и это стало казаться несколько однообразным, да и укачало. Один за другим пассажиры начали удобнее устраиваться в сидениях, чтобы не препятствовать овладевающему ими морфею.
   Всеволоду не удалось исполнить свое желание почитать взятые в библиотеке книги. Вместо них у него в руках оказались бумаги, переданные для него Добромиром. Федору пришлось оставить Надежду и пересесть на соседнее сидение. Началось обсуждение предстоящих заказов. Правда, через полчаса их тоже сморило, так что проснулись только минут через сорок, когда уже подъезжали на место. Пока приходили в себя, пока рассматривали местность, по которой, движется колона, уже приехали на место. Всеволод сразу же узнал усадьбу Добромира и прилегающий к нему поселок.
   Первым делом по приезду их всех напоили чаем. Затем личный состав разбрелся по округе, разминая ноги и любуясь местными красотами, Всеволода и Федора позвали к хозяину, который ждал их на веранде своего дома.
   - Здравствуйте, друзья мои. Рад приветствовать у себя. Как отдыхаете, условия устраивают?
   - Добрый день. Мы рады видеть вас не меньше. А отдыхать не уголь в шахте рубить. А тут у вас еще и условия райские.
   - А то тут есть мнение, что база отдыха на отшибе, там слишком уединено, не хватает общения. А вы как считаете.
   - Нет, - возразил Сева, - как раз уединение и малолюдность один из плюсов. Мы слишком привыкли к тесноте, а тут даже, несмотря на величину мирков, наслаждаемся тем, что вокруг много места и возможностью расширить свое личное пространство.
   - Тогда, я, наверное, вас огорчу. Сегодня отвезем вас всех на "Новый Эдем". А я хотел обрадовать тем, что там многолюдней, будет больше общения, попробуете более развитую систему развлечений.
   - Почему же. После нескольких дней пребывания на природе можно и разнообразить отдых. Только мне кажется, нас туда отправляете не только ради развлечений.
   - Да. Вы мои бумаги прочитали?
   - Честно говоря, не до конца.
   - Так вот. Мы хотим привязать как можно больше ваших людей и к Звемелину, и к Новому Эдему. В том числе и тех, кто прибыл через отдельный канал. Всех. То есть каждого подключить к БПК и здесь и там. Ну и соответственно зачислить к нам на службу. Тогда всем тут зарплата пойдет. А они, надеюсь, уже сообразили, как хорошо иметь свой местный счет. Соответственно потом мы командируем их к вам, еще больше привязав к отряду. Виктора Андреевича после возвращения с Нового Эдема повезем его новый дом показывать. Считаю, что заслужил. Ну и рассчитываю на дальнейшее сотрудничество.
   - Думаю, согласятся все, - подтвердил Всеволод. - И действительно, когда люди будут знать, ради чего они там стараются, то будет намного легче.
   - Часть, полученного с БПК, пойдет вам, в том числе каждому заказчику, - продолжил Добромир. - Часть нам. Поэтому определитесь, что нужно. Потому что потом все надо будет разделить между всеми. Большинство вещей лучше взять сразу в нескольких экземплярах. Поэтому одни берут имущество на всех товарищей, другие заказывают нужное вам или нам. И еще всякую мелочь лучше брать в первом заказе. Так уж система устроена. Сначала обязательно выдает много бытовых мелочей. Поэтому пусть заказывают новички. А вот тем, кто уже делал заказы раньше, я бы хотел попросить взять товары по нашему заказу. Разумеется, мы все компенсируем, даже в более выгодном соотношении. В том числе новичкам.
   - Хорошо. Сейчас же займемся этим. Кое-что мы уже прикинули.
   - Отлично. И еще. Ребята сразу объясню причину, по которой не смог встретится с вами сразу же. Я тут немного задержался в одной из своих поездок и прибыл оттуда с гостями. Надо было решить вопросы, связанные с их устройством.
   - Понятно. Наши ряды пополняются?
   - Да. Хотя я хочу их использовать на других направлениях. Через полчаса жду ваших заявок.
   Собрав личный состав Всеволод, предложил вместе решить, что им сейчас нужнее всего. Так как этот вопрос уже не раз обсуждался, то много времени не потребовалось. Решили заказать на каждого защиту для тела, сферы, по четыре футболки, комплект из двух курток: летней и осеней и трех пар брюк к каждой. Сапоги и ботинки с высокими берцами. Для роты решили взять аккумуляторы, рации, три генератора, запчасти для автоматизированных боевых систем. Десяток снайперских винтовок. И патроны.
   Добромир, ознакомившись с заявками, в целом, их одобрил. Только вычеркнул из общего списка патроны. Прикинул примерные баллы, распределил заказы между людьми, включив туда и нужные себе предметы. Патроны он велел брать на небольшой излишек, который появится в процессе набора почти у каждого. Действительно, когда, Всеволод начал набирать свой список то обнаружил, что сумма получится даже меньше, чем рассчитывал Добромир. Закончили примерно в два часа по местному времени. Поэтому сразу пошли обедать.
   На этот раз они расположились просто в беседках. Да и то просто покидали там вещи. Правда, под присмотром. После обеда им дали только час отдыха, а потом вновь погрузили в автобусы. Только повезли не обратно на базу отдыха, а на пункт перехода в Новый Эдем. Хотя личный состав совсем недавно совершил переход из мира в мир, еще один впечатлил всех. Закрепило успех купание в настоящем море и прогулка по примыкающим к набережной улочкам. С утра занялись заказами на местном БПК. После этого вновь попробовали радости, предоставляемые местной цивилизацией. Домой отправились только на другой день вместе с колонной грузовиков, которые доставили на Звемелин очередную партию товаров. Большую часть потом предстояло доставить в Аномалию.
   Но отпускникам предстояло еще больше недели отдыха на знакомой базе отдыха. За исключением Горшкова с супругой. Они сразу же по прибытию на Звемелин отделились от основной группы. Встретиться с ними удалось только за день до отъезда. Виктор Андреевич пригласил Всеволода, Федора и женщин в гости, в теперь уже свой дом. Выделили его в одном из поселков Звемелина. Очень красивое место, на берегу водохранилища. Кругом много лесочков. Сам поселок возник совсем недавно. Деревья в садах даже еще не начали плодоносить. Хотя, их сюда и пересадили при закладке поселка уже большими.
   К домику Горшкова так же примыкает обширный участок, на котором уже есть не менее десяти яблонь, несколько груш и вишен, два рядка с малиной и смородиной. Тут же растет черемуха и рябина. Эти уже зацвели. И огород еще не разбит. По словам Александры Петровны, уже распоряжающейся всем как полноправная хозяйка, со следующего сезона, зато в следующем году тут она развернется. Она вполне уверенно заявила, что вскоре переберется сюда на постоянной основе. Более того идеей завести тут свой дом загорелись и остальные девушки. Пока они знакомились с обстановкой, Виктор Андреевич, показывал ребятам окрестности на своей новой Ниве. Конечно, марка машины удивила. Но может его как раз из Аномалии и доставили. Там много отечественных машин вместе с территорией попадает. А может и из другого мира.
   - Сева, заметил, машина у Виктора можно сказать отечественная, - заместил Федор, когда они на несколько минут остались наедине.
   -Да заметил, но тут я смотрю много отечественного. То есть произведенного в близнецах привычной нам Российской Федерации или Советского Союза. Кстати, я недавно обнаружил, что в некоторых мирах СССР сохранился.
   - Да, я тоже встречал такие упоминания.
   - Так вот я еще заметил, что у нас в Городе, многие, если не все объекты материальной культуры тоже ограниченны в этих рамках.
   - Не только. Люди тоже. И время конец двадцатого века начало двадцать первого.
   - Да и люди тоже. К нам попадают в основном, скажем так русскоязычные, а вот в других ареалах есть представители и других регионов, при этом смешение происходит достаточно редко.
   - Я думаю, это для того, чтобы люди, попав на Аномалию, чувствовали себя в более привычной обстановке. Вот и распределяют их, в том числе, и по национальному принципу. Так же раскидывают и материальные объекты, такие как фрагменты городов со всем содержимым.
   - Только вот я заметил, что и Добромир, и Александр тоже имеют дело в основном с нашими. Хотя на Новом Эдеме я много разных людей встречал. И французов, и британцев, и китайцев .
   - Тогда понятно, почему столько советско-российской техники.
   - Дело еще в том, что тут как раз внедорожники нужны. Лучшие машины сразу же разбираются и идут в работу. А для второстепенных нужд идет то, что осталось. Все же Виктор Андреевич, тут еще не на постоянной основе.
   - Ладно, пошли, нас, кажется, на ужин зовут.
   - Да. Идем.
   На другой день провожать их прибыли и Добромир, и Александр. Более того, оба, оказывается, отправляются вместе с ними на ту сторону. Причем не с пустыми руками. С собой прихватили внушительный караван из вместительных грузовых машин. Часть для обмена с Союзом. Часть для их подразделения. Половину предстоит реализовать Виктору Андреевичу. На автомашины нагружены десятки тонн муки, круп, овощей, консервов. Кроме того много патронов. Но главное оборудование, которого нет на территории Аномалии. Теперь же ее можно будет скопировать с помощью жемчужин. Благодаря этим поставкам Союз теперь сможет наладить выпуск своих патронов. Кроме того будут усовершенствованны установки по переработке корней хлебницы.
   Часть людей опять рассадили по кабинам. Остальных разместили в два КАМАЗа, оборудованных для перевозки людей. Правда и сюда загрузили кроме багажа, оборудование в небольших компактных ящиках. Пока Всеволод беседовал с начальством и разбирался со списками, Федор помогал грузить и переставлять груз в пассажирских автомобилях. Когда все уже расселись по своим местам, он поведал, что ящики, несмотря на размеры, весьма тяжелые.
   И тут последовал сюрприз. В последнюю минуту внутрь вошли еще три пассажира. Двое оказались вполне знакомые. Расстались всего три дня назад на базе отдыха. Николай Максимович, Алексей Тимофеевич находились там еще до их прибытия. Несколько раз пересекались, в столовой, в библиотеке, на прогулках. Учитывая то, что обоим около пятидесяти, а Николай Максимович и старше, особо тесного общения не было. Демонстрировали друг другу, вежливость, перекидывались дежурными фразами иногда переходящими в короткие беседы на общие темы. И вот неожиданно с еще одним спутником они оказались тут.
   - Здравствуйте. Всеволод Михайлович, Федор Николаевич.
   - Здравствуйте. Не ожидали встретиться с вами тут, - ответил Федор.
   - А мы вот предполагали, что вы будете нашими попутчиками, - поделился Николай Максимович. - Ряд признаков указывал на вашу связь с Аномалией. Охрана и патрулирование?
   - Да, - ответил Всеволод. - А вот мы решили, что Вы занимаетесь научной деятельностью.
   - Вы практически угадали. Мы действительно научники. Изучаем проблемы Аномалии. Вот едем в очередную командировку. За материалом. Потом через недели три обратно. Все собраное обрабатываем уже тут. Здесь условия для этого лучше.
   - Вы постоянно, где дислоцируетесь?
   - Частично на Новом Эдеме. Там мы живем. Работаем в основном на одном из спутников Звемелина. Время очень ценно. Кстати, надеюсь, обратили внимание, что тут вы провели больше двух недель, а в Аномалии прошло только двенадцать. Вы же вечером прибыли? Вот если не считать те несколько часов. А сейчас там будет утро. То есть с момента Вашего убытия прошло чуть больше двенадцати с половиной суток. К тому же возможностей для работы больше. Больше техники для обработки материала, доступ к информации. Ну и не скрою, чтобы ни говорили там, а я предпочитаю хорошие бытовые условия, когда сытно, тепло и надежная крыша над головой.
   - Да и мы с Федором против хороших условий ничего не имеем. Только вот надо. И мы снова на ту сторону.
   - Согласен. А у нас есть возможность заняться делом в более приятном месте. Вот и воспользовались. Но все равно приходится систематически в Город возвращаться. Кстати, насчет работы. Это Вы Бердышев-Соколовин?
   - Да. Я.
   - Отлично. А мы вот в том числе и вашей добычей занимаемся.
   - Честно говоря, у меня их много было. Добыч-то.
   - Да, да. По крайней мере, два случая для нас весьма значимы. Причем даже не супердины, а августовская парочка с потомством. Это очень интересный случай. Пришлось объединить сведения, полученные от Других, наши наблюдения и последние исследования на основе материалов полученных при изучении ваших динов. Если интересно могу кое-что рассказать.
   - Разумеется, интересно.
   - Так вот. Начну издалека. У динов и супердинов много общего, но есть и существенные различия. Одна из них в том, что теоретически они могут иметь потомство друг от друга, но на практике это почти невозможно. Супедины терпеть не могут младших братьев. Их встреча, часто заканчивается летальным исходом. Но даже в тех редких случаях, когда самец супердина покрывает самку дина, последняя не может дать потомство.
   Еще один момент. У супердинов время от времени в кладке появляются неполноценные особи. Это всегда самки. Они слабы, живут мало. Противоположный пол своего вида они обычно не привлекают. Но и с самцами-динами они в брачный союз не вступают, потому что, несмотря на все и крупнее их, и сильнее. Могут при случае порвать ухажера. Те просто опасаются приближаться. Но вот иногда все же какой-нибудь старый больной самец своего вида может снизойти до уродки.
   В этом случае возможно потомство. Обычно в кладке только одно яйцо с самкой. Причем почти нормальных параметров. Но иногда появляется и второе, из которого появляется, такая же особь, как и мать. Но крайне редко есть третий головастик и это карлик-самец. Однако сестры его изгоняют очень быстро, и шансов выжить у таких очень мало. Да к тому же у них нет потомства. Сама природа против их размножения. На них не обращают внимания даже неполноценные особи противоположного пола своего вида.
   Так вот по нашей версии один из них смог покрыть самку дина. Но не обычную, а, по-видимому, весьма крупную. Есть такие. У обычных динов в кладке также бывает потомство со своим отклонением. И опять это только самки. Но они значительно крупнее остальных. Могут иметь потомство. Но способ зачатия неясен. Вернее есть версии, но они экзотические. Обычно в кладке только одно яйцо, из которого появляется опять-таки самка, но такой же переросток.
   Но в нашем случае у этого дина был контакт с самцом. Вряд ли в ее кладке было больше одного яйца. У головастиков способность выжить очень сильно зависит от величины кладки. У одинокого в первые недели жизни меньше всего шансов. Но этот выжил. И он является одновременно и супердином-недомерком, и дином-переростком. Причем в плане репродукции вероятнее второе. Более того встретил подходящую самку из динов-переостков. В отличие от обычных динов он для них привлекателен. Результат неожиданный. В кладке четыре самца и одна самка. Причем все они даже более крупные, чем мать. Но все же мы считаем, что братья могут теперь иметь потомство с соломенными самками. И в результате практически уже начал возникать новый вид динов. Средний. И пока все особи будут сосредоточенны на наших пастбищах. Каждому из наших малышей нужна пара. У нас на пастбищах только две подходящие. Поэтому надеемся, что остальные найдут себе подруг на стороне. Но потом пары все равно прилетают туда, где один из них уже нашел лучшие условия. А это наверняка опять-таки наши же пастбища. То есть при хороших условиях у нас в следующем году будет как минимум еще четыре пары нового вида. Конечно не полноценные. Но всяко лучше обычных динов. Каждый из них потребляет в полтора раза материала. Кроме того их жемчужины намного лучше по качеству. Кстати, то, что мы собираем с пастбищ, всегда лучше качеством, чем найденные на диких территориях. Лучшее питание, более спокойная обстановка.
   Пока слушали этот рассказ, колонна не только успела двинуться с места, но и проехать через ворота. Пора уже выгружаться. Взяли свои вещи и на выход. А набрали ссобой не мало. Кроме снаряжения, в основном это книги и продовольствие. Теперь со всем этим надо грузиться в ротный транспорт и везти на базу, так как многие именно там предпочитают хранить свои основные пожитки. Федя и Всеволод распрощались с научниками, которым так же надо занятся доставкой оборудования.
   - Ну, что же молодые люди. Вынуждены с вами попрощаться. Дела-с. Но, надеюсь, наша лекция была для вас интересной.
   - Разумеется. К сожалению, так же не имеем времени продолжить беседу, - пояснил Всеволод. - А вот вопросов у нас к вам есть много. Да и думаю, есть и кое-что интересное.
   - Отлично капитан, - обрадовался Николай Максимович. - Мы с Алексеем так же хотели бы пообщаться с вами теснее. Все-таки теперь у вас репутация отличных охотников, входящих в число лучших. Потом у вас опытный участок пастбища. Мы планируем его посетить.
   - Отлично. Пока зима. У нас все же работы поменьше. Так что обязательно заезжайте в гости. И чтобы у Вас был стимул. У нас пасся интересный головастик Дениска. Кажется, из упомянутых вами карликовых самцов-супердинов. Надеюсь, это заинтересовало?
   - Разумеется. Алексей Тимофеевич, ты слышал?
   - Да. Молодые люди, как хотите, но послезавтра с утра мы выезжаем к вам. И пока все не расскажете, не отстанем. Николай Максимович, надо срочно запланировать посещения их пастбища.
   Наконец удалось все же распроститься. Поехали к себе на квартиру. Каравану же сегодня надо будет разгрузиться, вновь наполнить транспортные отделения и вечером отправится обратно. Отсюда они повезут емкости с химическими веществами, брикеты из корней хлебницы, иди высушенной тыквы, переплавленный на местном литейном комплексе металл, годные к использованию детали, промышленные товары, обнаруженные на территории Города, стройматериалы.
   На выходе машину с руководством остановил посыльный из Совета, как положено с пакетом. Расписавшись в получении Всеволод, решил тут же ознакомиться с содержимым. Вдруг что-то срочное. Оказалось, торопиться особо не надо. Но вот информация там оказалась важнейшая. Их с Федором вызывали к самому генералу Турову Александру Владимировичу, заместителю председателя Исполнительного Комитета Союза, руководителю комитета развития. Прибыть необходимо завтра в восемь утра. Ну, еще семь минут в резерве.
   - Все Рашид, давай быстрее домой. Хотя начальство нам оставило времени на подготовку, своих дел много... Но и про осторожность не забывай.
   - Да, да, товарищ командир. Мы осторожно. Но доедем вовремя. Не беспокойтесь, - скороговоркой выпалил Рашид. Он всегда согласен с начальством, всегда поддержит его, но сделает все равно, так как считает нужным.
   В приемную генерала Турова Всеволод и Федор прибыли за десять минут до указанного срока. Это без учета резерва. Сообщили адъютанту, кто они такие и зачем. В ответ услышали, что Александр Владимирович, приказал пропустить их к нему сразу же. Дубовые двери распахнулись, и друзья оказались в обширном кабинете. Доложились и тут же получили приказ-предложение занять пару стульев расположенных вдоль длинного стола. Между прочим, за ним уже расположились Александр и Добромир. Кроме них тут полковник Оленовский - помощник самого генерала Переславцева. Всеволод встречался с ним всего лишь пару раз. Но не раз видел его на больших совещаниях либо инспекторских поездах Председателя.
   - Мы вызвали вас обоих для того, чтобы сообщить очень важную и пока секретную информацию. Но сначала доведу до вас общую обстановку. Итак. Союз в последнее время успешно развивается, вы сами непосредственно приложили руку к ряду достижений. Однако не скрою, есть и недостатки в работе. Например, установленные в свое время жесткие ограничения, направленные для борьбы с злоупотреблениями и профилактики нарушений в использовании жемчужин, в том числе и со стороны руководства самого высокого уровня. Да, они сыграли свою значимую положительную роль, но с другой стороны не позволяют нам гибко реагировать на изменения конъюнктуры, предпринимать ряд очевидных и необходимых шагов. Например, торговать жемчужинами. В том числе и с присутствующими тут нашими союзниками и друзьями. Хотя, честно говоря, они единственная сторона, с которой стоило бы заключить подобную сделку. В результате мы не можем эффективно использовать этот ценный ресурс.
   Но есть и другие моменты. Союз уже сформировался как структура. Это был достаточно сложный процесс. Поэтому то, что получилось далеко от оптимального. Однако вносить изменения очень сложно, так как затрагиваются интересы многих людей. У нас уже сложились определенные внутренние связи и схемы взаимодействия. Не всем понятно, зачем ломать вроде бы успешно работающий механизм. Да и результаты от нововведений еще не ясны. Это, что касается нашего положения, и почему мы ищем новые формы организации, пока без кардинальных изменений в основной структуре.
   Но кроме наших интересов необходимо принимать и интересы Других. Ведь мы существуем в симбиозе с ними. А у них есть свои интересы, в том числе связанные с новыми планами на будущее. Сейчас, когда они окрепли, набрались сил, у них тоже появились новые предложения и варианты для развития. Тут у них встретились две проблемы: внутренняя и внешняя.
   Внутренняя проблема - наличие активных членов, не удовлетворенных нынешним состоянием дел. Поясню этот момент. Ранее, когда у Других не хватало энергии, они часть своих сородичей погружали в сон. До недавнего времени это осуществлялось с частью каждого поколения, до достижения его представителями репродуктивного периода. Оставалось менее половины особей, которая позже и давала потомство. Благодаря этому им удавалось не дать своему населению устареть. В сон также погружалась часть особей и старших поколений, чье потомство достигло определенного возраста. Часто родители и дети подлежали этой своеобразной консервации одновременно.
   Когда энергии стало больше, кланы в первую очередь стал сокращать количество погружаемых в сон. Все же этот процесс так же требует энергии. Недавно клан, с которым мы сотрудничаем, вовсе отказался от этой практики. Более того он начал оказывать помощь еще двум более слабым кланам, которые приняли своеобразный вассалитет и присоединились к нему. Благодаря нашей деятельности, количество поступающей энергии в последнее время увеличилось еще больше. Теперь клан уже начал будить своих сородичей. Но вот тут и возникла дилемма - с кого начать. Решили с тех, кого заморозили первыми. Но у тех, кого погрузили в сон совсем недавно, есть друзья из одного с ними поколения. Они молоды, энергичны, полны сил. И у них есть своя точка зрения. Необходим компромисс.
   - Разрешите вопрос, товарищ генерал, - рискнул Федор.
   - Да, капитан.
   - Почему же тогда Другие принялись помогать другим кланам?
   - Существует несколько причин. В том числе и та, согласно которой надо помогать другим и делится. Но тут дело не только в благотворительности, хотя имеется и такой мотив, но корыстные интересы даже преобладают. И мы с вами переходим к внешним факторам. Тут в Аномалии существует множество кланов. Есть даже те, у кого нет союзных человеческих анклавов. Но основную роль тут играют не они. Более того значение кланов взаимодействующих с людьми многократно возросло, и они доминируют.
   Для координации своей жизнедеятельности они создали некую регулирующую структуру, которая играет решающую роль для всех групп Других. Входят в него только кланы, имеющие союзные человеческие анклавы. При этом они не равноправны. Все зависит от мощи и силы каждого клана. При этом правила строго регламентированы, но игра в их рамках идет активная.
   Каждый клан пытается всеми силами повысить свой статус. В настоящее время по положению внутри их совета они делятся на три группы: имеющих особые права, стандартное право голоса и ограниченное. Так в их главный совет, осуществляющий принятие текущих решений, могут делегировать своего представителя только те, у кого есть стандартное право. Имеющие особый статус туда попадают автоматически. Таких кланов сейчас только три, в том числе наш, который является еще и сильнейшим. Правду говоря, остальные два под требования для включения в третью ныне высшую категорию подходят только условно. Для получения такого статуса надо обязательно иметь вассальный клан. У них есть только по одному, у нашего два. Поэтому внутри группы у нее третий уровень третьей степени, у конкурентов первый, да и то с трудом.
   Несмотря на свою силу без младших партнеров Серебрянная Звезда перешла бы во вторую группу, правда с седьмой степенью. Для сведения, таких кланов на данный момент не существует. Но это не все преимущества. Каждый из младших кланов также автоматически считаются владельцами анклава, и каждый получает право ограниченного голоса. А вскоре они могут и повысить свой статус. То есть наши союзники благодаря наличию вассалов значительно усилили позицию. Но при этом обострилось и соперничество. Многие завидуют, недовольны и настроены негативно. Поэтому надо усиливать свои позиции. Надежнее всего усилить свой статус. Но пока больше вассалов приобрести не позволяют правила.
   Но есть очень перспективный вариант. Сформировать дочерний клан. От вассального он отличается тем, что должен изначально иметь свою территорию и свой союзный анклав. Он практически сразу получит право ограниченного голоса третей степени, а через год и первый стандартный, но уже во второй категории. Понятно, что он будет сотрудничать с основным и его голос для Серебряной Звезды хорошая прибавка в статусе и во влиянии. Но если к созданию нового образования привлечь и ресурсы двух младших кланов, то и они будут считаться основателями, и, так же как и старший, автоматически повысят свой статус на один пункт, только в своей категории. Кроме того в результате можно будет еще завести одного вассала, а через год и второго.
   - То есть я так понял, что наши союзники Другие образуют новый клан, а нам соответственно необходимо для этого сформировать новый анклав.
   - Совершенно верно.
   - Более того. Принимая во внимание то, о чем я говорил в начале встречи, это и в наших интересах. Добавит гибкости и придаст новый импульс для развития. Сформируем новую структуру, обкатаем там ряд перспективных предложений. И ваш отряд для новой задачи подходит как нельзя лучше. Зарекомендовали себя, по мнению всех, хорошо. Перспективное подразделение с хорошим потенциалом. Это в интересах присутствующих тут наших друзей. К тому же ваша территория подходит для этой цели. На северо-востоке от вас есть удобное место для размещения нового фрагмента застройки. Это будет ядро вашего анклава - жилая зона. Посмотрите на карту. Устраивает?
   Все разобрали себе по листу формата А3, на котором изображена схема района. Там уже особо выделено, как будет располагаться новый квартал. Из увиденного следует, что расширятся и границы самого Города, так как этот участок территории пока за пределами Мегаполиса, и там пока ничего нет. Еще одна демонстрация возросшего могущества союзного клана Других. Как раз тут городские застройки образуют два выступа. Между ними и расположится их новая территория, на шестьдесят процентов ограниченная старой границей и на сорок - новой.
   Но самое интересное в том, что их рота находится до него ближе всех. От юго-восточного края их участка до этого квартала всего ничего. Более того есть возможность сразу же соединить обе территории дорогой, которую достаточно несложно проложить. Участок, когда то являвшийся широким проспектом, завален незначительно. Местами мусора почти нет. Да вполне логично, что именно их отряд переходит в состав нового анклава. Интересно. Место выбрали с учетом расположения их участка, либо роту целенаправленно вели сюда.
   - Итак. Как видите расположение, подконтрольной в настоящее время территории, хорошо подходит для соединения с новым участком. И даже не потребует много усилий и ресурсов. Если учесть, что для создания двух линий силового поля, необходимых для соединения двух участков нужно не очень много, то все вполне реализуемо.
   - Товарищ генерал, а что с нынешним нашим участком.
   - Он останется за вами и будет включен в состав нового анклава, который мы собираемся называть Территориальное Содружество Восточный. Официально он будет независимым. Но фактически в конфедерации с Союзом в качестве вассала или сателлита. Но все равно большинство решений будете принимать самостоятельно. Мы осуществляем общее руководство, время от времени корректируем курс. С нашей стороны будут в основном только рекомендации. Оставляем за собой контроль над состоянием порядка, соблюдением правил. Так же за нами разрешение крупных конфликтов, в том числе среди руководства. Кстати, те же звания офицерам будем присваивать мы. С нами будете согласовывать и штаты. Но перемещения и назначения в основном будут в вашей компетенции. С нами согласуете только кандидатуры от командиров рот и выше. Кроме того вы платите пять процентов в качестве налога. Мы же в свою очередь обеспечим покровительство, ну и защиту ваших интересов.
   Вернемся к Вашему анклаву. Кроме уже указанной территории в черте Города, включая и те кварталы, которые надо будет оградить, в его составе будет отдельный сельский фрагмент. Вернее не будет, а уже образован. Так же есть небольшой островок, где будете осуществлять добычу нефти. Разумеется, есть и крошечная база отдыха. Все это уже соединено воротами. Да. К сельскому кластеру примыкает замечательное озеро. Есть небольшая речка и возле базы отдыха. Там же есть хорошая скважина. Возле села есть колодцы и несколько ключей.
   Теперь к основному кластеру. К жилой зоне примыкает небольшое пастбище. Пока зима. Ваши Другие оградили небольшой квартал, временно удалили оттуда динов и очистили от вредителей. Они это могут. Но операция требует много энергии, да и участок получился маленьким. Такая зачистка возможна только зимой, пока вредители в спячке и не двигаются. Стена долго не выдержит массивной атаки, да и поддержание в полном объеме для Других будет сложно. Из-за этого плотность будет снижена. Поэтому все равно необходима буферная зона, где вы будете выбивать бактов. Как начнется весна, заполните пастбище динами. Тем более если удастся переселить туда первых динов, то можно будет немного вредителей и пропустить для улучшения питания.
   Кроме того у вас уже есть собственное пастбище. Оно и было организовано с учетом планов создания нового анклава. Только распространяться об этом не надо. Другие свой клан начали создавать еще полгода назад, дабы подготовить условия для вас. А им нужна энергия. Вот они и получили его от динов с этого пастбища.
   Руководить анклавом Восточный будет полковник Оленовский Илья Гаврилович. Первоначально переселим в Восточный до тысячи человек. Часть сразу в сельскохозяйственный сектор. Есть у нас для этого хозяйство, вполне готовое к самостоятельной работе. Уже начали переправлять вместе с техникой часть скотины. Подготовлены бригады, которые будут работать на добыче нефти. В промзоне поставили небольшой заводик по его переработке. Будет также строительная бригада. Ваш Горшков хочет открыть маленькое предприятие по производству патронов с участием частного капитала. Железо пока будете продавать в качестве лома нам, либо перерабатывать. Ну и стройматериалы, собранные на участке все ваши.
   Остается отлов динов для пополнения поголовья пастбищ и постепенная очистка патрульного участка. Ну и защита территории. Это уже ваша задача. Главной ударной силой будет отряд, который предстоит сформировать из двух ваших рот. За ним - контроль над существующим участком, в последующем постепенное расширение территории. Кроме того получите целый взвод из первого отряда специального назначения. Люди из двух других отрядов составят второй взвод. Конечно пока по штату в подразделениях всего по двадцать человек. Но все зависит от вас. Для ловли динов в анклаве будет бригада вашего друга Медведева.
   Пополнение населения, в том числе и отряда, будет осуществляться через специальный новый канал, в дополнение к имеющемуся у вас в настоящее время. Немного людей перейдет и из Союза. Но примите к сведению, что у нас в планах создание еще нескольких мини-анклавов. С вашего только начинаем.
   Да главное. Так как вы официально получаете статус автономии, то переходите на самообеспечение. Финансовое, продовольственное, вещевое довольствие личного состава все за свой счет начиная с 15 марта. Союз выплатит личному составу по всем обязательствам до этого числа. Первоначально из специального фонда вам выделяется беспроцентная ссуда в три миллиона рублей. Столько же вам выдаст официальная казна Союза. В том числе и за это, как уже говорилось, вы будете выплачивать по пять процентов налога. При выборе именно вашего отряда в качестве базового для создания новой структуры принимали во внимание так же и то, что вы имеете хороший источник материального и продовольственного обеспечения в виде ваших друзей. То как будете рассчитываться с ними, договаривайтесь сами. Мы вмешиваться не будем. Да теперь у вас теперь будет свой канал связи с ними на своей территории. Они так же выделили на организацию анклава пять миллионов рублей. Кроме того взяли обязательство доставить еще оборудования на пять миллионов.
   Одна из ваших главных задач - отработка и проверка новых структурх и их взаимоотношения. И, разумеется, мы принимали во внимание главный интерес наших друзей. Поэтому вы будете самостоятельно реализовывать все жемчужины, которые будут полностью принадлежать Содружеству. Можете использовать их для получения материальных ценностей, можете продавать. Но как минимум половина продается господину Добромиру по фиксированной цене равной стоимости девяти килограммов золота. Жемчужины, найденные на патрулируемой территории, переходят в собственность отряда. Но половина так же и по той же цене продается господину Добромиру. Взамен он берет на себя поставки продовольствия и боеприпасов. Дело в том, что после оглашения планов о создании нового анклава, Союз не сможет вас финансировать. Но вопросы материально-технического обеспечения возьмут на себя присутствующие тут наши друзья, так же как и выдачу кредитов деньгами. Большая часть оплаты будет производиться продовольствием по льготной цене. Устройства для использования орешков и тыкв у вас уже есть.
   Доход Содружества будет формироваться так же путем сбора материальных ценностей на подконтрольной территории, например, строительных материалов, торговлей продукцией НПЗ. У вас не будет таких ограничений как у Союза. В том числе и на организацию торговых точек. Добромир и Александр хотят через вас начать реализацию своих товаров. Кроме того они помогут вам в создании предприятия по переработке местных растений. Оно же одновременно будет служить одним из источников электроэнергии, наряду с солнечными батареями и небольшой ГЭС, кроме того устанавливаются несколько ветряков. Так же в распоряжении анклава две дизельные электростанции, не считая генераторов. Дополнительные средства можете получать у нас, но уже за оплату.
   - Получается, будет два бюджета - один у анклава, другой у отряда? - высказался Всеволод, когда наступила пауза. - Думаю, это будет неправильно. Всю добычу необходимо сдавать в общую казну. А оттуда уже выплачивать деньги. В том числе выдавать зарплату и паек.
   - Всеволод Михайлович, предложения не окончательные. Можно еще внести в него коррективы. Но отдел, который его готовил исходя из интересов отряда. Считали, что бойцов необходимо заинтересовать. Кроме того учитывали и то, что Восточный должен стать примером для остальных. Вообще весь анклав по плану должен строиться именно вокруг вашего подразделения. Каково же Ваше предложение?
   - Мое мнение таково. Как я уже говорил, бюджет должен быть общим. Мы должны выплачивать премии, но главное регулярно зарплату.
   - Ну, а что помешает это сделать, если у отряда будет своя казна? - поинтересовался Оленовский.
   - Головастики и дины. Тем более если это пример для других. Дело в том, что как показывает практика, подразделения не очень заинтересованы в ловле головастиков. Лучше проследить и дождаться когда они обернутся в куколку, а потом в молодую особь. В этом случае увеличивается шанс добыть жемчужину. А то, что подразделению выгоднее получить его на пастбище во внимание не принимают. Поэтому предлагаю установить премию за головастиков и взрослых динов в размере ста сорока тысяч рублей. Сто роте, сорок отряду. Еще шестьдесят тысяч бригаде по ловле. Эти деньги будут выделены из стоимости жемчужин, которые будут потом найдены уже на пастбище. Таким образом, подразделения будут заинтересованы в том, что бы доставить головастиков на пастбище, да и дины сразу делали кладки там же. За обнаруженные на территории отряда жемчужины необходимо платить ту же сумму, что и за головастиков, и в той же пропорции.
   - Да в этом есть смысл, - согласился полковник.
   - Но тогда появляется вопрос с деньгами, до того как на пастбище появятся жемчужины откуда выплачивать премии, - спросил генерал.
   - Найдутся жемчужины на территории отряда, - заверил Всеволод.
   - Да и мы поможем, - поддержал его Добромир. - Многие у нас завели счета, вот и предложим часть зарплаты и большую часть премии сразу перечислять туда нашими деньгами. Впоследствии все получат возможность использовать их на нашей стороне. Вот и решится часть вопросов. Потом мы уже договорились, что сделаем внушительные вливания в создание анклава. Так, что часть потребностей в продовольствии и боеприпасах мы удовлетворим. Все средства от продажи наших товаров первоначально так же полностью пойдут Содружеству. Кроме того мы собираемся перебросить сюда стадо в полсотни коров, новые образцы сельхозтехники, несколько мобильных экономичных электростанций.
   - И еще. В ближайшее время мы собираемся пригласить к себе на отдых еще не менее ста бойцов отряда, - добавил Александр.- Кроме того через две недели мы оба лично будем сопровождать еще один караван. Но уже по новому тоннелю. Все товары будут предназначены для Содружества Восточный.
   - Ну, что же. Хорошо. Думаю, основные организационные мероприятия к этому времени уже начнут выполняться. Сначала Другие объявят о создании нового клана, установят фрагмент под жилую зону, мы начнем переселение людей.
   - Да, - продолжил разговор Оленовский. - Квартал необходимо будет подключить к системам жизнеобеспечения. Предполагается, что там будет своя система водоснабжения из соседней речки и из скважин, своя котельная. Кроме того мы собираемся использовать для отопления домов и получения электроэнергии новую установку присланную присутствующими тут господами Родичевыми.
   При этом полковник кивнул в сторону Добромира и Алесандра. Всеволод с удивлением посмотрел в сторону Федора. Тот вроде тоже немного растерян. Действительно, фамилию своих друзей-начальников до сих пор, кажется, не приходилось слышать. А вот осведомленность полковника очень интересна. Хотя. Почему бы и нет. Должны же были благотворители при первом контакте как-то представиться. Да и то, что фамилия одна понятно. Они же родственники.
   - Его наладка начнется сразу же, как только фрагмент встанет на место, - продолжил Оленовский. - По плану это состоится первого или второго февраля. В этот же день бригадам необходимо начать осмотр домов с целью профилактики аварий. Одновременно необходимо осваивать сельскохозяйственный кластер. Всеволод Михайлович к этому времени личный состав должен быть готов к заселению нового жилья.
   К формированию отряда предлагаю приступить завтра же. Пока финансирование и организационную помощь окажет Союз. Вы Всеволод Михайлович назначаетесь командиром, Золотова ваш заместитель. Горшков заместитель по тылу. Определитесь с должностью для Мураева. Пятнадцатого марта отряд будет исключен из списков личного состава Союза. Всему личному составу будет выплачено выходное пособие. Кроме того удалось оформить службу в новом анклаве как командировку до пятнадцатого марта. Поэтому на весь списочный личный состав по состоянию на это число будет выдано денежное содержание и продовольствие.
   - Ого, это хорошо. С деньгами будет полегче, да и с обеспечением, - обрадовался Федор.
   - Но придется найти средства для людей, которых наберем позже, - напомнил полковник.
   - Думаю, какие-то накопления у нас уже будут. К тому же большим подспорьем будет то, что часть денег, особенно премиальные можно будет сразу же зачислить на звемелинские счета. На всякий случай у меня у самого кое-какие суммы найдутся на первое время. Ну и главное не забывайте, я надеюсь, что на участке можно будет найти несколько жемчужин.
   - Отлично. Тогда остальные вопросы согласуете сами, - заявил генерал, завершая разговор.- И напоследок поздравляю Вас - Всеволод Михайлович с присвоением звания майор, Вас - Федор Николаевич, с присвоением звания капитан. Приказы получите в подразделении. Есть у кого, что добавить?
   - У меня просьба к Бердышеву и Мураеву зайти после окончания совещания ко мне в кабинет, - заявил полковник.
   - Тогда вечером, вас всех троих прошу прибыть к воротам, чтобы проводить нас, - добавил Александр.
   - Что ж. Если все высказались, всего доброго до свидания, - генерал решительно завершил совещание.
   В приемной генерала временно распростились с Родичевыми. Если они уже известны тут под этой фамилией, то Всеволод с Федором решили их так и называть. Кабинет Оленовского пока находится в этом же здании. Пока, потому что он действительно начал собирать вещи. Это стало ясно сразу после того как переступили порог. Какие-то коробки, сдвинутые с места вещи, и еще много других мелких деталей указывают на это.
   - Проходите, садитесь. В дальнейшем будем общаться больше. Но сейчас буду краток. Ваша задача сейчас формирование отряда. В дальнейшем вокруг него будет построенная вся жизнь анклава. Все остальные службы будут обеспечивать его деятельность. Это на первом этапе. На втором вырастет роль служб отвечающих за пастбище. И еще одно. Мое назначение временное. В дальнейшем придется Вам все больше входить в курс дела. Но это позже, когда организуете основную работу. Я буду налаживать работу остальных служб, взаимодействие с кланом Других и Союзом. Впоследствии Вам придется самим заниматься этим. Для Союза это важный эксперимент и способ оказать услугу Другим. Большому клану анклав необходим для решения своих проблем, о которых упоминал генерал. А для нас с Вами главное добыть больше жемчужин для Родичевых.
   Тратить их на продовольствие и на прочие мелочи не будем. Хотя конечно установку по их использованию наш клан предоставит. Так же как и комплексы для "тыкв" и "орешин". Насколько я знаю, вы на патрульном участке нашли подходящие заросли орешника.
   - Да. Со Звемелина даже прислали один комплект, на котором можно "орешки" "расколоть".
   - Отлично. Значит, у нас будет источник для дополнительного дохода.
   - Не понял.
   - Дело в том, что переработка на установке не такой уж и быстрый процесс. Я рассчитывал, что полученное для Анклава от Других будет использоваться в основном для собственных нужд. Для выполнения сторонних заказов удастся выделить мало времени. А тут дополнительное устройство. Напомню с личных "орешин" своих людей сбор за обработку обычно составляет пять процентов ресурса, а для всех остальных десять. Желающих будет много. Так что это хорошая новость.
   - Отлично. Да и не забывайте, что часть "орешков" можно использовать на Звемелине. Кстати, вы там были?
   - Был. Более того мне там очень понравилось. Поэтому и стараюсь совместить нынешнюю службу с интересами Родичевых.
   - Ну что же. Думаю, наше сотрудничество будет полезным.
   - Вот мои мысли по пастбищу. Думаю не концентрировать отловленных динов в одном месте. Для этого вам необходимо будет сразу начать зачистку пары прилегающих кварталов. Чтобы использовать их для следующих партий. Наша задача создать условия, для того чтобы было как можно больше кладок. Для этого не надо создавать излишнюю плотность динов.
   - А как насчет наших прежних территорий?
   - Часть предлагаю использовать для хозяйственной деятельности отряда. А большую часть постепенно отдавать под пастбища. Только надо заранее определить какие территории куда отвести, дабы не распылять силы. Ну и конечно предварительно осмотреть все участки, где можно найти жемчужины.
   - Да разумеется. После декабрьских приключений мы приобрели кое-какой опыт, и есть наметки, где искать.
   - Ну, что же давайте работать. Вы сегодня только прибыли и вечером опять встреча. Меня не будет, я с ними пораньше попрощаюсь. А вы пока немного отдохните. Ну а завтра на службу. Что делать и сами прекрасно знаете. Если будут вопросы, звоните.
   - До свидания.
   - До свидания.
   На улице с непривычки показалось, что достаточно холодно. Хотя термометр на выходе с пропускного пункта показывает едва минус десять. Да и ветерок слабый. Если ноги и спина пока еще не стынут, то лицо уже начало давать сигналы о том, что чувствует себя не комфортно. Хорошо их машина ждет. А вот водитель Серега вполне доволен. Успел, пока ждал руководство, пообщаться с местными коллегами, все же руководство обычно Рашид возит, а остальным приходиться у себя в роте сидеть. Предупрежденный командиром по рации, он уже успел приготовить машину. Завел, прогрел и прикатил прямо к КПП.
   - Ну как товарищ капитан? Тут говорят, из роты точно отряд сформируют, - не спросил, а скорее доложил информацию.
   - А разве до этого разговоров про это не было? - усмехнулся Федор, устроившийся рядом с командиром на заднем сидении.
   - Были, - согласился Сергей, - но теперь поговаривают, что мы вовсе будем самостоятельно работать.
   - Что же. Это правда. Только тогда ответь - ты как к этому относишься? - решил поинтересоваться Сева.
   - Нормально. Если зарплата та же и паек останутся, с радостью. У нас интереснее. Тут еще пара знакомцев подумывает к нам перейти. Особенно учитывая возможность побывать за воротами. Только денег надо поднакопить. Нельзя ли чтобы тамошнее руководство какой-либо кредит открыло?
   - Какой кредит? - удивился Федор.
   - Кредит, счет или фонд, какой. Ну, чтобы туда можно было из зарплаты откладывать, - пояснил Серега.
   - Сергей, а как ты отнесешься к тому, что часть твоей зарплаты будет сразу начисляться за Воротами, деньгами которые там действуют? А потом поедешь в отпуск и там воспользуешься.
   - А я о том же и говорю, - согласился Сергей. - Пусть часть зарплаты в тамошних деньгах и копиться. Зато потом в отпуске можно копейки не считать. И вообще завести бы там домик с огородом. Не вечно же тут в развалинах копошится. Не знаете товарищ командир, можно это устроить?
   - Что же. Думаю что-то придумать можно. Но на все нужно время. Но главное сделать что-то полезное для тамошних хозяев. Они в долгу не останутся. Только нужно больше жемчужин. А для этого отловить больше динов и пораньше, чтобы некоторые успели на новых пастбищах уже в этом году сделать по три или четыре кладки. Да и новые пастбища надо создать, а для этого очистить участок территории. Поискать необходимые ценности. Но придется на будущее поработать. И тут часто не показатели будут важны, а старание. Как согласны будут бойцы?
   - Почему нет. Если есть ясная перспектива, то согласятся. Тем более многие контракты на той стороне заключили.
   - Действительно многие? - поинтересовался Федор.
   - Да почитай все.
   Дома все оказалось в порядке. Из роты сообщили, что дела идут нормально без происшествий. Ринат прислал сводку о проделанной работе. Только из-за времени года в ней не содержится что-то вызывающее интерес. Ничего существенного не оказалось и в справке о происшествиях. Пока знакомились с бумагами, подоспело время обеда. Впрочем, после пиров на Звемелине, в том числе и утреннего весьма плотного завтрака, особого аппетита пока и нет. Поэтому поели жидкого супа из бульонных кубиков с небольшим добавлением сухого картофеля, хлебницы, приправы их высушенных трав и небольшого количества вермишели. Небольшой кусок местного хлеба. Оказывается, девушки уже успели талоны на хлеб отоварить. Света и Таня сегодня вечером убывают через ворота, но продукты для вернувшихся набрать не забыли. А вот местный чай показался замечательным. Крепко заваренный, с крохотным куском сахара вприкуску. Во время отдыха они все же злоупотребляли количеством ложек засыпаемых в чашки. Но, так или иначе, придется вновь привыкать к местным стесненным условиям. Хорошо, что есть такое замечательное средство как служба. И делами заниматься надо начинать сегодня. Посмотреть бумаги, а тут есть и рапорта с просьбой зачислить в состав подразделения.
   Приехал Виктор Андреевич. Пришлось кратко рассказать ему о разговоре у генерала. Горшкова в первую очередь заинтересовали хозяйственные вопросы и границы территории анклава, его разделение на зоны. Соответственно у него тут же появились новые идеи, которые он предложил озвучить Родичевым через пару часов. Всеволод, посмотрев на часы, поправил.
   - Уже через полторы. Даже меньше. Тем более надо подъехать не минут за двадцать до отправки как планировал, а за полчаса как минимум. Ну и время на дорогу прибавить. Так что давайте быстренько запишем предложения. Вдруг времени будет еще меньше.
   Успели вовремя. Добромир и Александр только что прибыли и заканчивали раздавать последние указания. Потом к ним подошло еще несколько человек. Всеволод узнал некоторых. Это были люди с промышленного сектора со своими бумагами. Знакомые "научники" тоже оказались тут. Наконец дошла очередь до Севы, Федора и приехавшего вместе с ними Горшкова.
   - Заявки ваши постараемся удовлетворить. Еще что-нибудь придумаем, чем помочь. Но и от вас ждем результатов. Насчет финансов не беспокойтесь. Наскребем, - заверил Александр
   - Вот тут у нас и есть предложение. Что если мы предложим нашим людям вариант получать вашими деньгами и часть заработной платы, а премиальные и вовсе все, чтобы можно было, на что погулять в следующем отпуске. Многие уже сейчас интересуются насчет возможности впоследствии устроиться у вас. Тогда свободных денег будет нужно меньше.
   - Ну что же, - согласился Добромир.- Это хорошо. Поговорите. Мы согласны всех ваших принять и разместить у нас, если они будут добросовестно выполнять свои обязанности. Ну а если сумеют еще и накопить к этому времени денег, то это им будет дополнительным плюсом. Пусть насчет этого не беспокоятся. Да и часть людей мы уже в этом году начнем переправлять к нам. Тут излишков населения заводить не будем. Так что сразу возьмите этот момент на заметку. Что еще?
   - Нам нужна еще одна установку по дроблению обломков накопившихся в завалах на территории участка, - обратился Виктор Андреевич. - Еще несколько десятков коз с двумя-тремя козлами по возможности.
   - Хорошо. Посмотрим сколько можно переправить. А куда они пойдут? Для сельхозкластера?
   - Нет, будем их содержать прямо на участке отряда. Я присмотрел пять мест пригодных, чтобы засеять хлебницу уже в марте. На трех огорода общей площадью свыше гектара она уже растет. Это не считая диких зарослей, которых тоже немало. Часть, конечно, пойдет на питание. Но молодыми побегами можно коз кормить.
   - Да, - подтвердил Николай Максимович. - Молодые побеги хлебницы не только совершенно безвредны для коз и их молока, а даже наоборот весьма хороши в качестве корма. Животные едят только верхнюю часть. Обычно со временем рост растения замедляется. Но если свежие стебли систематически скашивать или скармливать скоту, то это наоборот процесс стимулирует. Растение пытается быстрее восстановиться. В результате в нижней части растения накапливается больше химических веществ, которые впоследствии можно выделить в процессе обработки. Таким образом, с единицы площади возможно получения большей массы стеблей растения, при этом ее оставшаяся часть оказывается более обогащенной химическими элементами. Ну и очистка территории происходит значительно быстрее.
   - Да поэтому мы и хотим дополнительное устройство по размельчению. Завалы надо расчищать, а весь хлам куда-то девать. Вот и будем, все оставшееся после сортировки, превращать в смесь и рассыпать на участках, где растет хлебница, - поддержал рассказ Виктор Андреевич. - В результате получим очень плодородный слой почвы.
   - Да идея хорошая. Постараемся тогда вам помочь и в этом вопросе, - согласился Добромир.
   - Так можно стимулировать и хлебницу, растущую на пастбищах динов, - добавил Николай Максимович. - В последнее время мы перешли на следующую технологию. После обработки верхнего слоя, отжимаем динов на соседний участок. А на этом засеваем хлебницу. После уборки первого же урожая возвращали головастиков. Они с удовольствием уничтожали нижнюю часть побега и корни, оставшиеся на месте, ну и заодно перерабатывают следующий слой. Так вот, попробуйте сразу запустить туда ваших коз.
   - Вряд ли, - не согласился Сева. - Не забывайте о взрослых динах. Они-то могут вернуться на старую территорию. Конечно, можно на время участок прикрыть полем. Но, по-моему, результат не стоит расходов.
   - Но ведь они не возвращаются на старое место, когда вы их ловите, или когда на очищенное место устанавливается новый фрагмент, - заявил кто-то из производственников.
   - Это из-за того, что новое место, куда мы их перемещаем, обычно их устраивает в большей степени. Безопасно и сытно. Вновь установленные фрагменты им тоже не очень подходит, до тех пор, пока там застройка сильно не повреждена. Но тут для них и место привычное - и главное есть лакомство. Так что пусть на этих участках хлебница так растет. А вот устроить один-два покоса стоит. Ведь после этого рост также усиливается.
   - Ну, что, - прервал разгорающуюся дискуссию Александр.- Нам пора собираться. Колонна готова к отправке. Ваши заявки получили. Давайте прощаться.
   Но как только, присутствующие начали расходиться, Добромир дал знак Федору и Всеволоду идти за ними. "Научники" вроде так же хотели задержаться. Но тут вмешался Виктор Андреевич. Он просто вцепился в них и утащил за собой. Четверка же дошла до первой машины в колонне и укрылась за ней.
   - Так, товарищи. По обстановке. Если кратко. То - все хорошо, - бодро заявил Александр.
   - На самом деле все очень хорошо, - подтвердил Александр. - Отныне вы можете передавать нам как минимум половину жемчужин. А мы уж извлечем из каждого кое-что дороже не то что девяти килограмм, но и центнера золота. Более того теперь у вас будет свой канал для связи и с Звемелином, и Новым Эдемом. А это значит, мы сможем направлять в Аномалию дополнительные караваны. Причем исключительно для вас.
   - Да. Но я думаю, союзный канал теперь нам будут предоставлять свой только на коммерческих условиях, - высказал свое опасение Мураев.
   - Ерунда, - возразил Добромир. - Во-первых, мы все равно можем проводить по нему собственные караваны и сюда, и обратно. Значит, часть из них все равно пойдет вам или в наши магазины. Например, сможем доставить заранее оговоренный груз тому же Богатыреву. А переговоры с ним провести через вас. Тем более для таких контактов у вас будет значительно больше свободы. Оленовский в курсе. Сам будет работать в этом направлении. Проблема только с перемещением ваших людей. Но. И это второе. Для переходов нужны проводники. А такими являются, в первую очередь, ваши люди, прибывшие с Звемелина, а так же те, кто появился тут через ваш ротный канал. Есть, конечно, и другие. Но их не так много. Например, Анна Золотова. Так что, и вас самих, и ваших людей им все равно придется привлекать. Только перемещения будут уже оформлены как одолжение с вашей стороны. Так что ребята, давайте чаще пользоваться обоими тоннелями. Чем больше переходов, тем они в последствии становятся легче. Среди ваших людей уже есть способные совершить не только самостоятельный переход, но и помочь в этом другим. До 15 марта каждый из них должен побывать на Звемелине еще пару раз. И вам самим тоже. Хотя бы на пару дней. Это даст возможность переправить больше товаров. Все же нам в последнее время создавать больше запасов.
   Но главное. Теперь у нас есть свой канал. Мы сами будем контролировать перемещение людей. Причем использовать эту возможность максимально. Это будет еще и наилучшим стимулом для, того, чтобы контролировать личный состав. Прекрасная возможность влиять на них. Поэтому думаю, что теперь никто из ваших людей не будет испытывать сомнений, выбирая идти за вами в новый анклав, или остаться в Союзе. А в дальнейшем, с распространением слухов, будет легче вербовать новых.
   Насчет продовольствия не беспокойтесь. Объемом, необходимым для обеспечения людей существующими нормами, мы вам поможем. Тратить на это основной ресурс жемчужин не стоит. Часть поставок будете оплачивать металлом. Союз пусть обходится своим. Поэтому вам тут срочно надо организовать литейку. Но пока и лома хватит. Да и еще готовьте запасы промтоваров. Не забывайте про это направление. Оно важно не только для обеспечения доходов анклава и отдельно людей. Думаю, найдем для вас рынки сбыта. И еще, подумайте о создании постоялых дворов или гостиниц. Есть у нас пару отрядов из вольных, которым не помешает тихая и надежная гавань.
   - По Оленовскому, - продолжил Александр. - Это надежный человек. Можете на него рассчитывать. Но учтите. Официально он будет отстаивать интересы Союза. Возможен, даже желателен, небольшой конфликт между вами. Или скорее легкое постоянное противостояние.
   - Но зачем, если нам удастся наладить взаимоотношения, - несколько растерянно принялся рассуждать Федор, - то тогда найдем возможность...
   - Взаимопонимание между вами это хорошо, - принялся объяснять Александр. - Однако не обязательно всем знать о нем. Это должно быть ваше внутреннее дело. Дело в том, что все равно возникнут некие конфликты интересов Союза и Восточного. При этом быть на острие и выражать позицию анклава всегда должны вы. И нести за это ответственность. Оленовскому при этом отводится роль миротворца и силы, представляющей и отстаивающей внутри анклава интересы Союза. Поэтому в некотором смысле вы даже должны демонстрировать большее, нежели на самом деле, стремление к самостоятельности, а он должен играть роль сдерживающего вас фактора. Некоторые моменты согласуете с ним сами. Все это нужно для того, чтобы полковник сохранял высокий авторитет внутри руководства Союза. Более того, мы рассчитываем, что вскоре он вернется в руководство объединения с повышением.
   - Теперь понятно, - ответил Всеволод. - Большая политика.
   - Она. Более того вся эта игра направлена не против высшего руководства Союза, а наоборот в их интересах. И они прекрасно понимают ее смысл. И принимают её. Понимают и принимают.
   - А против кого же она? - поинтересовался Федор.- Против низового звена?
   - В какой-то мере. Но больше против сил расположенных за пределами Союза. Ну ладно. Договорим потом. При вашем следующем приезде. Планируйте ее на первое февраля. А вот и ваши люди. До свидания.
   Быстро пожав руки Родичевым, Сева и Федя побежали к своим людям, отправляющимся на ту сторону пожелать доброго пути и хорошего опыта. Успели. Девушек уже рассаживают по кабинам. Ребята пока стоят кучей. Тем более, они заметили руководство, ждут. Старший Олег Павлович Старшинов. Несмотря на то, что он всего лишь старший унтер-офицер, авторитет среди личного состава есть. Второй Роман Тимофеевич Белов. Он хотя и имеет звание младшего лейтенанта, но все же в первую очередь технарь, его дело автоматизированные системы. Да к тому же ему всего двадцать пять лет. Зато его заместитель подпрапорщик Александр Сергеевич Тарасов, и постарше лет на пять, и люди его лучше знают. Первые двое прибыли через ротный канал, а третий в роте с момента его основания. Он в Анаомалии уже два года. Эти трое, а так же Володя-студент и подошли к начальству. Остальные все же немного в сторонке.
   - Здравия желаю, товарищ командир, - доложил все же лейтенант. - Готовимся к отправке. Только Анна Александровна, сразу по прибытии приказала включить в списки убывающих еще двадцать пять человек. Вот список. И еще дополнительно идет Шакратов.
   Белов протянул два листочка. Первый - первоначальный утвержденный, его сразу вернул. Второй - дополнительный, составленный сегодня. Быстро посмотрел фамилии. Все правильно все прибывшие через канал Союза. Это инициатива Добромира. Так как сегодня обратно колонну поведут два очень сильных проводника, то людей нужно больше. Он же подсказал и категорию.
   - Господа прощу всех подойти поближе. Ну, что товарищи. Буду краток. Желаю хорошо отдохнуть. Но прошу, не подводите ни себя, ни товарищей. Накажут довольно сурово. В поездке предлагаю лучше осмотреться, приглядеться. Подумать о перспективах. Но если в рамках приличия, то постарайтесь попробовать как можно большего. Но не стоит ограничить отдых, например, только спиртным или чем-то подобным. Этим вы в первую очередь обкрадете самих себя, свое время. Ну, что счастливой дороги. На посадку. И Володя задержись.
   Люди бодро побежали к закрепленному транспорту. За ними ушла и тройка старших. Остался только Владимир Шакратов. В отличие от остальных, одетых в новую гражданскую одежду, он в простом старом бушлатике и поношенных кирзовых сапогах. А вот рюкзак у него за спиной новенький и полный. Через плечо перекинута сумка от ноутбука, да и на асфальте вполне вместительная спортивная сумка.
   - Володя, а тебе так не холодно будет? - поинтересовался Федор.
   - С чего бы товарищ штабс-капитан. При переходе только присел и практически тут же уже надо выходить, - улыбнулся Студент. - А со шмотками, пока влезешь в машину, пока устроишься, уже упаришься. Вон я сумку взял. На нем и устроюсь. Привычный. Это у меня двадцатый переход на ту сторону.
   - А чего ты все-таки вещи взял старые. Одел бы гражданские вещи, хоть шубу. Там бы обменял на хорошую полевую форму.
   - Я же проводником. Значит, в машине буду сидеть сзади. Контур закрывать. А там не самое чистое место. Товар попортить можно. Форму я уже взял. А обмен вещей не совсем мое дело. Торговаться не люблю. Товарищ капитан, вы же это знаете. Я вон лучше туда технику, какую возьму. Диски. Их продам. Существующие там цены примерно знаю, обычно они твердые. Обратно привезу продукты. Я же туда всего на пару дней. Обратно с новым караваном.
   - Да. Володя. Думаю тебя и вовсе до первого марта сюда прикомандировать, - заявил Всеволод.
   - Не надо командир. Лучше я в роту. Все равно между переходами надо несколько дней провести. Там конечно хорошо. И тепло, и сытнее. Но бездельничать не хочется. Поэтому период восстановления пусть тут проходит. В роте за это время можно чем-то полезным заняться. Хотя, конечно, на той стороне продукты можно сэкономить. Но тут можно на земле прошерстить, ну или чем иным заняться, например, Вы что прикажете.
   - Согласен. Что же возвращайся Студент. Ждем. До свидания.
   - До свидания, - попрощался Федор.
   - До свидания.
   Володя рванул к своей машине. Подал кому-то свою кладь. Влез в дверцу по небольшой лесенке сам. Через полторы минуты машины одна за другой двинулись к воротам. Командиры помахали рукой, еще несколько минут стояли в сторонке пока последний автомобиль не скрылся. Причем буквально. Можно ехать домой. Завтра по настоящему начинается новая страница в их жизни в Аномалии.
   ПРИЛОЖЕНИЯ 1
   ЛСМЗ (летоисчисление стандартное мира Звемелин)
   ЛСМС (летоисчисление стандартное мира Симбиоза (Мегаполис 3)).
  
  
   Август 48 года ЛСМЗ. На Звемелине формируется команда Бердышева-Соколовина.
  
   Сентябрь 15 года ЛСМС. Прибытие команды в Мегаполис. Договор о сотрудничестве с руководством Союза.
  
   Октябрь 15 года ЛСМС. Вышел приказ о формировании Отдельной роты охраны и патрулирования. Определены границы подведомственной ей территории. Началось освоение участка.
  
   Ноябрь 15 года ЛСМС. На должность заместителя командира роты назначена Анна Золотова (Саянова). Прибыл первый караван с грузами для роты.
  
   Март 16 года ЛСМС. Начало новой компании. Взят под полный контроль периметр патрульного участка. Рота поймала первых динов.
  
   Апрель 16 года ЛСМС. Поймали первых головастиков.
  
   Май 16 года. По количеству баллов в пересчете на одного служивого подразделение вышло на первое место среди рот. Данная позиция удерживалась до конца компании.
  
   Июнь 16 года. По итогам первой четверти (март-май) рота поймала больше всех динов в пересчете на одного человека.
  
   Август 16 года. Рота признана лучшей по итогам 2 четверти (июнь-июль)
  
   32 августа 16 года. Группа под командованием Всеволода Бердышева-Соколовина уничтожила большую стаю прорвавшихся бактов. Поймано два Дина нового вида, при этом нашли их кладку. Кроме того обнаружено два головастика.
  
   02 сентября 16 года. Встреча Мураева и Виктора Андреевича Горшкова.
  
   04 сентября 16 года. Володя-Студент дежурит на блок-посту. (Вставка 1)
  
   08 сентября 16 года. Началось освоение новой территории.
  
   22 сентября 16 года. Удалось поймать самку супердина. При этом бригада Медведева обнаружила израненного самца.
  
   07 октября 16 года. Мураев и Надежда на блок-посту.
  
   11 октября 16 года. Группа Василия Распрагова встретилась с Дениской. Вставка 2.
  
   15 октября 16 года. Бой с дивами. Вставка 2.
  
   20 октября 16 года. Ф.Н. Мураев вновь вернулся в расположение роты.
  
   24 октября 16 года. Группа Распрагова разобрала заваленный гараж. Вставка 3.
  
   25 октября 16 года. ЧП в группе Распрагова.
  
   8-12 декабря16 года. Поход группы за жемчугом.
  
   8-20 января17 года. Всеволод и Федор находятся на Звемелине.
  
   20 января 17 года. Возвращение. Совещание у Туровского. Знакомство с Оленовским.
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ 2
   Календарь в мире Аномалии. Состоит он из двенадцати месяцев. Люди им оставили привычные название.
   Зимние месяцы сохранили количество своих дней, за исключением февраля. Не бывает тут високосных годов. Двадцать восьмое декабря тут всегда воскресение, после котрго наступает новогодняя шестидневка. Четвертое января понедельник, с которого начинается первая рабочая неделя. Март, апрель, июнь, сентябрь и ноябрь, как и упомянутый февраль, четырехнедельные, соответственно в каждом из них 28 дней. Май, июль, август и октябрь включают в себя пять недель или тридцать пять дней. Неделя стандартная, состоит из семи дней.
   Так же особенность в мягком климате. Уже с первого марта даже по ночам редко температура опускается ниже ноля градусов. Днем температура уже к 7 марта может повышаться до плюс пятнадцати-двадцати. Снежный покров устанавливается только в декабре.
   Нормы отработки часов для 25 процентной надбавки в течении стандартного месяца (28 дней). Для каждой категории совой лимит. Количество необходимых балов для размера процентной надбавки по результатам боевой деятельности.
   Категория Размер надбавки 15 % 20 % 25 % 30 %
   Всего В поле
   Девушки-операторы 220 60 9 12
   Специалист 230 100 17 26
   Специалист
   автоматических систем 230 100 25 35
   Боец строевого взвода 200 140 35 50
   Командир взвода 240 120 30 40
   Командир роты 270 110 25 35
   Сотрудник ГУ 1 категория 240/120 60 15 25
   Сотрудник ГУ 2 категория 240/100 30 9 12
  
   За бакта начисляется полтора очка, мартыхая одно, шакала половину. Крупные бакты - 2 балла, или даже 2,5. Див - 20 баллов.
   Некоторые цены
   Наименование продукта Стоимость в магазине Союза/на рынке (в рублях)
   Кефир 25/50
   Хлеб белый 750 гр 18/37
   Шоколад плитка 26/55
   Банка тушенки 30/58
   Колбаса 75/130
   Пельмени 60/60
   Пара котлет 60/60
   Борщ 40/40
  
   Должностные оклады рядового и начальствующего состава
   Должностная категория Оклад стандартный Оклад повышенный
   Боец строевого взвода 430 480
   Боец 1 статьи 450 500
   Боец - водитель 450 500
   Боец - разведчик, боец-снайпер 450 500
   Младший оператор 420 450
   Старший оператор 450 500
   Специалист-оператор
   автоматизированных систем 450 500
   Старший боец 460 500
   Специалист-снайпер 480 540
   Старший специалист-оператор
   автоматизированных систем 470 540
   Командир отделения 480 540
   Младший механик 480
   Помощник дежурного 470 500
   Младший специалист 470 500
   Младший инструктор-снайпер 500 540
   Инструктор-снайпер 510 550
   Заместитель командира взвода,
   Фельдфебель, каптенармус 510 560
   Специалист 480 500
   Младший офицер 480 500
   Старший специалист-инспектор 520 550
   Командир строевого взвода
   (1 категории, моторизованного) 540 600
   Командир строевого взвода
   отдельного 550 620
   Заместитель командира роты 570 640
   Командир роты 590 680
   Командир отдельной роты 610 700
  
  
   Оклады по званиям
   Рядовой 150
   Рядовой 1 статьи 160
   Ефрейтор 165
   Капрал 175
   Младщий унтер=офицер 190
   Унтер-офицер 200
   Старший унтер-офицер 210
   Подпрапорщик, Фельдфебель,
   Каптенармус 220
   Сержант 225
   Старший сержант 240
   Прапорщик 225
   Младший лейтенант 250
   Лейтенант 265
   Старший лейтенант 280
   Штабс-капитан 290
   Капитан 305
  
   Нормы довольствия личного состава с указанием надбавок для унтер-офицерского и офицерского состава
   Название продукта Базовый паек Унтер-офицеры Офицеры
   Хлеб 400 гр - -
   Мука 20 гр - -
   Галеты 20 гр 20 гр. 30 гр.
   Печенье 20 гр. 10 гр. 20 гр.
   Шоколадные
   конфеты 20 гр. - -
   Шоколад 20 гр 10 гр. 20 гр
   Гречка 25 гр. - -
   Рис 25 гр. - -
   Пшено 10 гр. - -
   Овсянка 20 гр. - -
   Перловка 20 гр. - -
   Макаронные
   изделия 20 гр - -
   Горох 10 гр. - -
   Масло сливочное 20 гр. - 10 гр.
   Масло животное 20 гр. - -
   Масло растительное 20 гр. - -
   Картофельный
   порошок 30 гр - -
   Яичный порошок 10 гр - -
   Сахар 40 гр. 10 гр. 10 гр.
   Мясо 150 гр 50 гр. (выдается в виде консервов) 50 гр. (выдается в виде консервов)
   Рыба.
   Рыбные консервы 50 гр - 50 гр. (выдается в виде консервов на руки)
   Колбаса 20 гр. 20 гр. 30 гр.
   Сыр 20 гр. 10 гр. 20 гр.
   Спирт 20 гр. 5 гр. 10 гр.
   Бульонные кубики 15 гр. - -
   Молоко сухое 10 гр. - -
   Молоко сгущенное 50 гр 20 гр. 20 гр.
   Повидло 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Кофе 2 гр 1 гр. 5 гр.
   Чай 3 гр. 2 гр. 2 гр.
   Икра овощная 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Консервы
   мясорастительные - 20 гр. 50 гр.
   Соль 25 гр. - -
   Лавровый лист 0.2 - -
   Перец 0.3 - -
   Горчичный порошок 0.3 - -
   Уксус 2 - -
   Томатная паста 6 - -
   Соки
   плодовые и ягодные 50 - 10 гр.
   или напитки -
   фруктовые 65 - -
   Концентрат киселя
   на плодовых
   или ягодных
   экстрактов 30 - 10 гр.
   или фрукты сушеные 20 - -
   Поливитаминный
   препарат "Гексавит" 1 драже - -
   Капуста квашеная 100 гр. - -
   Овощи сухие 150 гр. - -
   Спирт 25 гр. 5 гр. -
   Вино - - 10 гр.
  
   Дополнительные пайки (ДП), дополнительные пайки 1 категории (ДП1), усиленные дополнительные пайки (УДП) выдаются в качестве поощрения
   Название продукта Нормы дополнительного питания рядового и младшего начальствующего состава
  
   ДП ДП 1 категории УДП
   Галеты 20 гр 25 гр. 30 гр.
   Печенье 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Шоколадные
   конфеты 5 гр. 5 гр. 10 гр.
   Шоколад 10 гр 20 гр. 30 гр
   Масло сливочное 5 гр. 10 гр.
   Масло животное 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Картофельный
   порошок 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Сахар 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Мясо 10 гр. 15 гр. (выдается в виде консервов) 30 гр. (выдается в виде консервов)
   Рыба.
   Рыбные консервы 10 гр. 15 гр. (выдается в виде консервов) 25 гр. (выдается в виде консервов на руки)
   Колбаса 10 гр. 20 гр. 30 гр.
   Сыр 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Спирт 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Молоко сухое 5 гр. 5 гр. 10 гр.
   Молоко сгущенное 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Повидло 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Кофе 2 гр. 2 гр. 5 гр.
   Чай 1 гр. 2 гр. 2 гр.
   Икра овощная 10 гр. 20 гр. 30 гр.
   Консервы
   мясорастительные 20 гр. 25 гр. 50 гр.
   Соки плодовые
   и ягодные 5 5 10 гр.
   Концентрат киселя
   на плодовых или
   ягодных экстрактов 5 5 10 гр.
   или фрукты
   сушеные 2 5 5
  
   Нормы дополнительного питания начальствующего состава
   ДП ДП1 УДП
   Галеты 25 гр. 30 гр. 40 гр.
   Печенье 20 гр. 25 гр. 30 гр.
   Шоколадные
   конфеты 10 гр. 15 гр. 25 гр.
   Шоколад 10 гр. 20 гр. 30 гр
   Масло сливочное 5 гр. 10 гр. 15 гр.
   Масло животное 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Картофельный
   порошок 10 гр. 15 гр. 25 гр.
   Сахар 10 гр. 15 гр. 15 гр.
   Мясо 15 гр. 25 гр. (выдается в виде консервов) 40 гр. (выдается в виде консервов)
   Рыба.
   Рыбные консервы 15 гр. 25 гр. (выдается в виде консервов) 40 гр. (выдается в виде консервов на руки)
   Колбаса 15 гр. 25 гр. 40 гр.
   Сыр 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Спирт 10 гр. 15 гр. 20 гр.
   Молоко сухое 5 гр. 5 гр. 10 гр.
   Молоко сгущенное 10 гр. 15 гр. 25 гр.
   Повидло 10 гр. 10 гр. 10 гр.
   Кофе 2 гр. 2 гр. 5 гр.
   Чай 1 гр. 2 гр. 2 гр.
   Икра овощная 10 гр. 20 гр. 30 гр.
   Консервы
   мясорастительные 25 гр. 35 гр. 50 гр.
   Соки плодовые
   и ягодные 5 5 10 гр.
   Концентрат киселя
   на плодовых или
   ягодных экстрактов 5 5 10 гр.
   или фрукты
   сушеные 2 5 5
  
   Премиальные.
   За пойманных динов и головастиков.
   За каждую обнаруженную взрослую особь Дина или головастика, которую удалось впоследствии забрать, из указанного места,
   Отделу выплачивается 7000 рублей.
   Из них рота получает - 5000 рублей
   Ротный бюджет 20 %.
   Командир роты 10 %
   Личный состав, принимавший участие в поимке - 60 %.
   Личный состав, не принимавший личное участие в поимке -10%
   В последнюю категорию входят заместитель командира роты, командир ввода, а так же лица оказавшие помощь, например, оператор давший целеуказание.
   При разделе 60 процентов у каждого своя доля. Дополнительную долю имеет командир группы. Лица, непосредственно применившие ловушку, обнаружившие цель имеют право еще на половину. Все же остальные одну долю. Кроме того командир может кому-то добавить еще полдоли если посчитает нужным. Предварительно из суммы выплачивается компенсация за ущерб: рану, травму.
   За каждое яйцо дина выплачивается половина. Порядок выплаты премиальных тот же.
   Жемчужины
   За найденную жемчужину на патрульном участке в роту поступает 100 000 рублей.
   Если Ж обнаружена при исполнении служебных обязанностей нашедшему (нашедшим) - 20 процентов.
   Оставшаяся сумма отходит в казну роты. Из нее командир получает 10 процентов, зам ком. роты 2 процента, командир взвода 1 процент. Офицер, руководивший операцией 3 процента. Дежурная смена, обеспечивающая действия группы, получает до 2 процентов.
   Если Ж обнаружена во внеслужебное время нашедшему (нашедшим) - 60 процентов. Оставшаяся сумма отходит в казну роты. Из нее командир получает 20 процентов, зам ком. роты 3 процента, командир взвода 3 процента.
   Нашедшему или нашедшим жемчужину на диких территориях она принадлежат безраздельно.
   Раздел имущества и охотничьих трофеев.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные в ходе плановых мероприятий.
   10 % участникам. 90 % роте.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные при выполнении служебных обязанностей попутно.
   40 % личному составу, участвовавшему в добыче, 60 % роте.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные вне служебное время.
   75 % личному составу получившему добычу 25 % роте.
   Раздел ротной доли мяса и продовольствия.
   5 % - командирский фонд.
   30 % - ротный поощрительный фонд.
   65 % - разделяется поровну между всем личным составом.
   Раздел ротной доли от реализованного имущества.
   5 % - командирский фонд.
   30 % - ротный поощрительный фонд.
   65 % - бюджет роты, часть поровну распределяется между личным составом.
   Собранный стройматериал идет полностью в бюджет роты, в том числе на формирование фонда заработной платы.
   Раздел имущества и охотничьих трофеев в подразделениях в составе отдела или отряда.
   25 % от всего идет отряду или роте.
   Радел остального имущества.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные в ходе плановых мероприятий.
   10 % участникам. 60 % роте (взвод или равное ему подразделение), 30 % дополнительно отряду или отделу.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные при выполнении служебных обязанностей попутно.
   40 % личному составу получившему добычу 40 % роте, 20 % дополнительно отряду или отделу.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные вне служебное время.
   75 % личному составу получившему добычу 25 % роте.
   Небольшие подразделения непосредственно подчиненные отряду отделу.
   25 % от всего идет отряду или роте (основная доля)
   Радел остального имущества.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные в ходе плановых мероприятий.
   10 % участникам. 90 % отряду или отделу.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные при выполнении служебных обязанностей попутно.
   40 % личному составу получившему добычу, 60 % отряду или отделу.
   Имущество и охотничьи трофеи , полученные вне служебное время.
   75 % личному составу получившему добычу 25 % отделу или отряду.
   Раздел доли отряда или отдела за исключением основной доли .
   5 % - командиру или начальнику
   5 % - руководству управления.
   5 % - поощрение личного состава участвовавшего в добыче.
   30 % - фонд поощрения личного состава небольшие подразделения непосредственно подчиненные отряду отделу.
   55 % - бюджет отдела и отряда.
   Основная доля бюджет отряда или отдела
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"