Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Мир симбиоза второй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение. Люди пытаются надежнее закрепится на новом месте. Новые возможности, новые успехи. Вариант от 15 февраля. Исправлено несколько грамматических ошибок. Главное вставлен небольшой фрагмент, вместо которого я по ошибке продублировал уже имеющийся текст.


   Столовая работает и в старом ППД, и в новом. Хотя дом, в котором управление располагается с сентября, теперь уже, наверное, нужно привыкать называть старым пунктом постоянной дислокации. Потому что уже почти все готово для того, чтобы снова перебраться на другое место. Уже третье по счету. Новый пункт постоянной дислокации будет занят уже в этом месяце. Но тут есть нюансы, и многое зависит от точки зрения. Например, является ли вновь сформированный отряд, все той же старой ротой, только перешедшей на другой уровень.
   Тогда да, управление отряда действительно перемещается уже на третье место. А вот если считать, что подразделение только сформировано, и процесс пока только идет, то это будет и вовсе пока первый и единственный ППД. Правда, пока в новом здании усиленными темпами идет ремонт. Но часть имущества туда уже перевезли. Поэтому пока "новым ППД" продолжает считаться здание, в которое совсем недавно переехало управление еще роты.
   С другой стороны новоселье состоится далеко не у всех подразделений. Некоторые так и остаются на прежних местах, либо хоть и переезжают, но вовсе в другое здание. Так что особое положение нового ППД только в том, что там будет располагаться начальство, центр оперативного управления и ряд обеспечивающих служб. А местом дислокации отряда в целом фактически является весь подконтрольный участок. Включая и старые территории и новые.
   Обжитым ранее помещениям пустовать не придется. Например, в здании, которое совсем недавно называлось "новым ППД", и пока еще сохраняет этот статус остается одна из новых рот, преобразованная из четвертого взвода. Правда, от смены статуса подразделения заметных перемен пока нет. Просто добавили в штат пару боевых отделений, помощников командиру, старших унтеров и специалистов. И фактически получается, что как располагалась тут рота, так она тут и остается, и статус места формально не сильно и поменяется.
   Не будет пустовать и "Старый ППД". Здесь кроме боевого подразделения, останутся многие тыловые подразделения. Например, хозяйственная рота, гараж, мастерские, скотный двор. Здесь наиболее освоенная территория, подготовленные участки под огороды и выпасы. Тут же и главное рабочее место Виктора Андреевича.
   На первый взгляд, Горшков в эти дни самый активный из руководителей. Сейчас уже февраль. Работы для боевых подразделений нет. Люди отдыхают или занимаются своими делами. Есть небольшая дежурная смена и все, да и то она занимается главным образом охраной помещений и имущества. А вот хозяйственные работы кипят. Главная задача это освоение новой жилой зоны. Необходимо взять под контроль коммуникации и обеспечить их функционирование. Для этого в первую очередь необходимы специалисты, в основном гражданские. Уже начался и сам процесс переезда с погрузкой-выгрузкой. Для этого выделены три единицы транспорта, ну и несколько грузчиков. Но основные работы по упаковке и распаковке, да и большая часть по транспортировке за самими специалистами и работниками, несущими службу в помещениях. Те, кому выделили новое жилье, так же справляются сами.
   Еще одной важной задачей является прокладка прямого коридора от границы старого патрульного участка до новой жилой зоны. Он должен разделить новую территории на две неравные части, одну большую северо-западную, и юго-восточную, меньшую по площади почти в два раза. И это уже непосредственная подготовка к предстоящей компании, часть будущей стратегии. Вдоль коридора уже устанавливаются боевые модули и возводятся стационарные посты, которые должны пресечь поступление вредителей с диких земель. Учитывая, что в результате последних переделов территорий, с той стороны не взят под контроль людей лишь небольшой участок, то северо-восточная часть скоро будут изолирована от проникновения бактов, шакалов и мартыхаев, а впоследствии и полностью очищена от них.
   А вот разбором тех же завалов, сбором имущества для роты занимаются добровольцы из боевых подразделений. Людям все равно скучно, а тут платят премиальные деньги за выполненную работу. Например, по двадцать пять рублей за каждую собранную тысячу кирпичей. За день и вовсе хорошие деньги выходят. Раздражает только одно. Приходится ломать голову и мучиться, выбирая, что лучше. Вкалывать на ротных работах ради стабильных нескольких сотен, либо рискнуть и сходить на ту сторону барьера для сбора так называемых "ништяков". Проше говоря, помародерить. Но с другой стороны основная добыча там - все равно обычное барахло. А вещи на местном рынке стоят дешево. Большая удача найти хороший запас продуктов. Но опять-таки для того чтобы пройтись по квартирам, где можно найти, что-то стоящее, надо найти более менее целый дом, в который еще проникнуть надо. А это не так просто. Среди развалин можно найти в основном только хлам, цена которому копейки. Да к тому же все найденное как-то надо доставить в жилые места. И снова возникает вопрос - транспорта.
   А тут как раз такие же завалы и надо разбирать. Только вся техника предоставляется ротой. Только работай. Поэтому процесс идет значительно быстрее. Вот колесный трактор ковшом, установленным на погрузчик, поднимает очередную порцию породы и переваливает его на приемник сортировочного агрегата. Тут отсеиваются наиболее крупные обломки, и после этого оставшийся груз по ленте попадает на верхнее сито. Устройство постоянно трясется, издавая довольно неприятный шум. Хорошо ещё оно расположено метрах в ста от места работы Васи. Но все равно приходится пользоваться наушниками. Заодно так удобнее слушать рацию, расположенную в верхнем кармане жилета.
   У сортировочного аппарата несколько сит с различными ячейками. Через верхнее кирпич стандартного размера может пройти только своей наименьшей стороной, обычно расположенной перпендикулярно основанию кладки. То есть размеры ячейки лишь немногим больше чем 120в65 мм. У сита, расположенного ниже, они меньше примерно раза в три. В результате через пятое, самое нижнее проходит практически порошок, ну и просто земля и песок. Его засыплют на участки, где выращивают тыквы. То, что остается на сите идет на капустные огороды. Не прошедшее через четвертое предназначено для полей с хлебницей. Ну а то, что осталось на третьем сразу идет динам, так же как большая часть породы со второго и первого сит, оставшегося после того, как оттуда выбираются целые кирпичи. Кроме того отдельно собирается ветошь, бумага, пластик и резина. Ну и конечно, и из них, и из более мелкой смеси с нижних уровней все оказавшиеся металлические предметы. Для этого применяется и визуальный способ, и мощный магнит. Меньшая часть со второго сита, в виде достаточно крупных обломков, обычно довольно длинных идет на дробильную установку. Туда же направляется и то, что после ручной сортировки остается на самом первом.
   Предварительно все с него перегружается на специальную тележку, на которую уложены плотно пригнанные друг к другу доски. После того как специальный магнит вытягивает из массы часть оказавшегося там металла, тележку подгоняют к месту сортировки. Здесь Вася и его товарищи отбирают целые кирпичи. Заодно каждый в свой специальный контейнер складываются обнаруженные металлические предметы. Это самый ценный товар из найденного. Если исходить из цены пять рублей за килограмм обычного железа. Цветной металл дороже. Можно получить и ещё больше за особую находку. Перечень большой. Но все же главное кирпичи. Из лежащей кучи они выхватываются, чаще сразу парами, по одной в каждую руку. Отобранные экземпляры сразу же укладываются в ячейки установленного рядом специального ленточного подъемника, который доставляет весь отобранный кирпич уже в транспортное средство, где остается только немного подправлять устройство, чтобы материал сам формируется в ровные пачки. Работа все же не полностью ручная. Одновременно, с другой стороны транспортера несколько человек отбирают крупные обломки, куски материала, доски, те же металлические предметы, которые не взял магнит и прочее. Большая часть собранного идет в дело. Дерево идет на дрова, металл в лом, ну а все остальное в дробилку, а потом на удобрение орешников. Потом на следующем транспортере так же привозят материал со второго сита. Но тут обычно мало ценного. Оставшаяся после сортировки на транспортерах порода вновь просеивается. Часть идет динам, часть на дробилку.
   Таким образом, несмотря на то, что основной задачей бригады считается сбор кирпичей, в результате, отряд получает и другие ресурсы. Если же учесть внесенный вклад в расчистку территории, то понятно, что при выплатах премиальных во внимание принимается не только цена стройматериалов. Но и каждая собранная Распраговым тысяча приносит не только ему двадцать пять рублей, но и влияет на то, сколько получат работающие рядом не на основной сортировке. У тех, кто, отбирает крупные объекты: блоки, плиты, фрагменты кладки, прежде чем порода попала на сортировочный агрегат. У них свои расценки.
   Конечно, в результате себестоимость этой тысячи повышается. Отряду она обходится даже немного дороже сбора закаленного кирпича. Однако, тот в основном предназначен для продажи. Покупатели предпочитают брать только его. Но с другой стороны и спрос всегда есть. Тысячу стандартных кирпичей, обработанных динами, отряд продает примерно за четыреста-четыреста пятьдесят рублей. А для хозяйственных построек, либо для строительства ограждений пойдет и этот обычный. Тот, что просто набрали из завалов. Кроме того, как уже говорилось, в результате отряд получает не только кирпич.
   Глаза привычно находят два целых экземпляра, а руки уже тянутся к ним. Привычным множество раз отработанными движениями выхватил эту пару из кучи и положил на ленту. Для этого необходимо сделать лишь небольшой поворот. Да и сильно нагибаться не надо. Неотработанная куча лежит на уровне чуть выше пояса. Хотя спина через полчаса работы уже начинает проявлять недовольство. Все же нагрузка есть, когда за минуту проходит почти сотня кирпичей, не считая приятного дополнения в корзине рядом.
   - Вася, двадцать!
   Это значит осталось доложить в его пачку всего один слой или пару десятков кирпичей до ровной тысячи. Рядом уже стоит кто-то из бригады, готовый мгновенно приступить к работе, как только Вася отойдет немного в сторону. Сейчас по ленте уже идет штук восемнадцать кирпичей. Но команда двадцать подается заранее уже с учетом этой группы. Система уже отработана. Так что надо положить всего лишь две дюжины. Четыре дополнительных Вася всегда кладет на всякий случай. Вдруг небольшая ошибка. Лишние ребята отложат в отдельную кучу рядом с его пачками.
   Ну, все можно уступать место. Быстро вял корзину и три шага в сторону. А Гена Провешков уже начал отсчет своей тысячи. Вася уложил свою ношу на стоящую рядом тачку и направился на приемно-сортировочный пункт, расположенный в метрах в десяти.
  
   - Ну, что тут у тебя? - Андрей Яловенко встретил его дежурной фразой. У него болит левая рука. Ничего серьезного немного перетрудился. Но сегодня он работает тут. Впрочем, скучать не приходиться. Только, что он принимал товар у другого работника.
   На этот раз у Васи ничего интересного. Несколько железяк не попавшихся магниту общим весом примерно в четыре килограмма, несколько деталек, в которых есть цветной металл. Все это в коробку, зарегистрированную за Васей, потом как все отработают, будет понятно, сколько тут на самом деле ценного. Но есть в корзине и алюминий общим весом более чем в килограмм, и немного меди. На сдачу ценностей ушло минут пять. Теперь можно и отдохнуть. Через двадцать минут надо бы вновь встать у ленты. Есть еще время набрать еще одну пачку. Хотя теперь Вася может просто подождать конца рабочего времени. Но с другой стороны он вполне еще чувствует в себе силы, а многие в бригаде устают больше. Поэтому у них растут и промежутки между сменами. Да и работают медленнее. Так что примерно за час до конца смены у одной из лент может никого и не оказаться.
   Действительно когда Вася начал набирать новую пачку, за его спиной в очереди оказалось только четверо. Да и то двое рассчитывают сейчас собрать только по полпачки. Тем более, девять сотен собрали только двое из нынешней смены. Их то и собираются заменить те, кто еще рассчитывает успеть собрать тысячу. Оба, кстати, отдыхали больше Васи, так что должны успеть.
   Между прочим, сегодня Вася собрал все двенадцать тысяч. Сейчас он в хорошей форме. За несколько недель в конце прошлого года успел отдохнуть. И в то же время сохранилась приобретенная сноровка в этом деле. К тому же штрафные работы благотворно сказались на улучшении его физического состояния. Лучше всяких спортзалов и специальных упражнений. Силы в руках и плечах заметно прибавилось. Мускулы стали заметнее, дыхалка укрепилась, а физические нагрузки переносятся легче. То, что он работал в декабре и в январе только усилили эффект. Ну и хорошее питание способствует восстановлению сил после физических упражнений.
   Вот и сегодня на ужин подали по тарелке картофельного пюре. Правда, без мяса. Это утром были макароны по-флотски, а на обед целых две котлетки. Зато, сейчас подали кусок сала грамм на пятьдесят, и бутерброд с сыром. Это на каждого отработавшего сегодня норму. Кроме того к чаю полагается пяток галет, сливочное масло, небольшой кусок шоколада. На стол, за которым сидят шестеро, поставлен большой самовар литров на три, а может больше, чайник с густой заваркой и блюдце с колотым сахаром. На нем как раз двенадцать штук. По паре на брата.
   Торопиться некуда. Пока закончили работу, пока сворачивались, уже стемнело. На автобусах бригады привезли на базу. Первым делом все пошли мыться. Для этого в бане заранее приготовлена горячая вода. Каждый прихватил с собой чистую, сухую одежду. Влажное от пота грязное белье на стирку, все остальное в расположенную рядом сушилку. Завтра перед выходом на работу все можно забрать.
   Ну а теперь они уже за столами. Сытые, чистые, довольные. Уже усталость схлынула с плеч, настроение улучшилось, люди заметно повеселели. Тем более подали по сорок грамм коньяку на брата. Норма утверждена свыше и в его употреблении нет ничего предосудительного. Хотя Вася в первые дни испытывал некоторую неловкость. После окончания штрафного срока, он категорически исключил из своего рациона употребление спиртного, даже глоток пива. Товарищи довольно быстро привыкли к этому. Тем более все знают об обстоятельствах произошедшего с его группой ЧП.
   Но когда в боевой деятельности подразделения наступил перерыв, и Распрагов активно включился в хозяйственные работы, вопрос встал несколько иначе. Совсем недавно наказанный за употребление спиртного Вася как раз особого пристрастия к алкоголю никогда не испытывал. Он скорее даже равнодушен к нему и употреблял его до сих пор так "за компанию". Или как лекарство.
   Последнее обстоятельство и стало решающим в принятии окончательного решения. Работы по сбору стройматериала не такие уж и простые. Это местные старожилы уже привычные, да и физически они развиты лучше. Условия для этого располагают. Хотя народ сюда через каналы прибывает обычный. Ну а потом приходится подтягиваться. Кабинетной работы тут мало. А у бойцов боевых подразделений еще и обязательная физическая подготовка. Нерегулярная из-за плотного графика, но все же есть.
   И все же даже опытным молодым людям с натренированными навыками приходится тяжело. Тем более все выкладываются на совесть. Бонусы способствуют. Да и бездельника в бригаде остальной народ не потерпит. А погода в последнее время весьма неприятная. И дожди, и снег, и метели. С одной стороны рубашка от горячего пота мокрая, с другой стороны пронизывающий ветер. И хотя рядом вагончик, где люди отдыхают и греются, где можно и переодеться в сухое, а снятое с себя оставить в сушилке, все равно приятного мало.
   Так, что Вася решил от своей порции не отказываться. Вот и теперь напиток приятно согрел изнутри. Тем более и желудок уже не пустой. Да и напиток хорошего качества. Но Вася выпил только часть, остальное добавил в кружку с горячим чаем. Так удовольствие можно немного растянуть.
   - О, Вася, ты все-таки решил свою порцию использовать по предназначению, - громко воскликнул сидящий за одним из соседних столов Игорь Кузовок. - А то говорили, ты в трезвенники записался. Молодец, нечего отказываться от положенного. Тем более из-за всякой ерунды.
   Игорь не относится к друзьям Васи. Немного знакомы и все. К тому же Вася не очень и стремится сойтись с Кузовком поближе. Все-таки этот парень вызывает у него некоторое неприятие. На первый взгляд вроде претензий нет. Наоборот, внешне даже все хорошо. Высокий, крепкого телосложения молодой человек. Только вот голова, кажется, непропорционально маленькая. Да и то, это только на фоне остальной комплекции. Не трус, не глуп. Вроде бы и доброжелательный, и веселый. Но вот потом становится заметнее, что и шутки у него больше примитивные, повторяющиеся. Больше внимания они привлекают из-за того, что Кузовок их произносит довольно громко. Агрессивно. Лишь бы привлечь к себе внимания. И содержат они в себе довольно много злого и недоброго. Проглядывается стремление очернить, унизить, утвердиться за счет других. Да задеть и старается он тех кто ему кажется слабее, подтолкнуть того кто споткнулся. Ну и с опытом общения все больше складывается впечатление, что человек ненадежен, может и подвести, и подставить, если в этом будет, конечно, выгода для него. Все больше становится заметным и потребительское отношение к окружающим. Все эти негативные качества, далеко не доминирующие, зачастую спрятаны далеко внутри. Скрыты за положительными чертами, которые у него, надо признать, имеются. Но вот поэтому и надо быть с ним осторожнее. И, кажется, в последнее время второе дно в словах Игоря привыкли искать многие. Так как, тут же на защиту Васи высказались трое или четверо. При этом как то слишком быстро, словно для того, чтобы сразу затушить вопрос.
   - Ты чего Игорь к человеку пристал.
   - Действительно, не стоит ворошить старое.
   - Вася за это уже заплатил дорого.
   - А я о чем, - быстро возразил Игорь с удивлением в голосе, похоже, деланным. - Наоборот, говорю, забудь друг, проехали. Надо жить сегодняшней жизнью. И не мучиться угрызениями совести. Тем более наказали Васю слишком строго. Об этом многие говорят. Я вот считаю, что он правильный пацан, с ним можно иметь дело.
   - Так ты, что не согласен с решением руководства? - удивился кто-то.
   - Конечно, - заявил сидящий, рядом с Игорем Ромка Шведков, - наказали Васю несправедливо. Так, что хватит ему себя считать виноватым.
   - Да, ребята накосячили. Тут говорить нечего. Лопохнулись. Но вот Вася если в чем и виноват, то явно меньше других. А его все равно его наказали больше чем других. И сейчас. Остальные провинившиеся уже вон пристроились на хорошие места и в ус не дуют. А он тут вместе с нами вкалывает, и все равно, чуть что, опять ему старое припомнят. Все равно в числе неблагонадежных, - это уже третий с того же стола.
   - Хоть как ни старайся, а в число тех, кому начальство благоволит, ему все равно не попасть, - заключил Ромка
   - Тут вы не правы, - возмутился боец с дальнего конца стола- командиры знают, что делают.
   - Ну, ну, - усмехнулся Игорек. - Только Васе от этого не лучше было. Ладно, было дело. Проехали. Ты Вася, на нас не обижайся. Мы, наоборот, за тебя. Ну и веселей давай смотри. Жизнь продолжается. Может, послезавтра с нами поедешь в Город? Там немного отдохнем.
   - Посмотрим, - уклончиво ответил Распрагов. С одной стороны, особого желания прогуляться по жилой зоне, нет. Тем более с этой компанией. Но и ребятам отказывать не хватает духа.
   Через полминуты разговоры перешли уже на другие темы. И Вася смог спокойно допить свой чай. А время, несмотря ни на что, продолжает свой бег. Снаружи уже стемнело. Сегодня что-то и звезд маловато, да и луна не очень яркая. Хорошо, теперь старый ППД, который самый старый, это как некий оазис в окружающем мраке. Небольшой островок цивилизации, медленно-медленно, но все же непрерывно расширяющей свои размеры. Вокруг по периметру горят полторы десятка фонарей. Хорошо освещен и первый этаж. Тут сидит дежурная смена.
   Постепенно обустраивается и дом, занятый под пункт постоянной дислокации. Недавно восстановили канализацию, есть холодная вода. Поэтому процесс переселения личного состава из общежитий сюда в последние дни усилился. Первый этаж весь под служебными помещениями. Второй комнаты отдыха. А вот с третьего по девятый этажи занято около семидесяти квартир. Еще несколько десятков пока в резерве.
   Вася заселился на седьмом этаже с ребятами из отделения, с которыми провел ноябрь. Правда, и это подразделение оказалось сборным и сейчас их раскидали. Кто-то сейчас в отпуске, кто-то в городе. Некоторые как Вася заняты на работах. В последний раз все вместе участвовали в сборе материальных средств в одном из сохранившихся домов. Это было недели три назад. Поработали тогда хорошо. Вон они в свои квартиру привезли несколько тюков и коробок.
   В двух комнатах располагается десять человек. Для этого, например, в меньшей по размеру, оставили один большой диван и поместили дополнительно пять узких кроватей. Столов тут нет. Вещи и оружие хранятся в ящиках внизу. В каких-то квартирах спальные места обустроены и на кухне. Но Вася и его соседи решили, что у них это помещение будет свободно. Большой стол и маленький, табуретки, холодильник. Две электрические плитки установлены прямо над газовыми комфортами. Все равно последние не работают. Нет газа, и, скорее всего, не будет. А вот электричество есть. Не круглосуточно, но все равно к графику подачи можно приноровиться. Правда, готовят тут все равно редко. Три чайника используются по назначению намного чаще.
   Вроде и чай недавно пили и все равно, появилась жажда. Это, скорее всего, дает знать подъем на седьмой этаж. По полстакана чистой кипяченой воды и хватит. Поправил куртку на вешалке и портянки на сапогах. Теперь можно избавиться и от теплых штанов, и так, пока поднимались, чуть не вспотел. В комнате темно. Двое товарищей уже спят. Время только полдевятого. Но мало кто сейчас бодрствует. На улице уже давно стемнело. Электричество надо экономить. Развлечений не очень много. Вот люди и пользуются представившейся возможностью отоспаться. Вася и Артем Ковруч с помощью фонаря быстро нашли свои места. Теперь быстро разобрать постель, раздеться, вещи на табуретку и под теплое одеяло.
   За зиму люди быстро привыкли и к чистому нательному белью, и свежим белым простыням. Несмотря на то, что топят не очень щедро, все равно все спят раздетыми. Помогает и то, что жильцов в комнатах много, и то, что у всех по несколько матрасов и по два-три одеяла. Хотя сейчас Вася ограничился одним, грубоватым, но достаточно теплым. Тем более его удалось поместить в пододеяльнике из серой толстой ткани. Все равно под ним есть еще и одна простыня. На всякий случай есть ещё тонкое легкое хэбшное одеяло, и еще одно теплое, набитое пухом. Но пока вроде не надо.
   Тем более Вася сейчас в армейском белье еще советского образца. Причем на нем обе рубашки. И теплая, и холодная. Температура под одеялом быстро выросла, и он не успел испытать даже минутного дискомфорта. Так небольшой укол холода и все. Зато теперь организм быстро согрелся. Понаслаждаться комфортным состоянием, несмотря на старание, удалось совсем ничего. Сказалось одновременно все. И тепло, и состояние покоя, и накопившаяся от тяжелой работы на свежем воздухе усталость. Вроде была в голове какая-то мысль, хотелось сосредоточиться на нем, и тут все оборвалось.
   Проснувшись утром, он несколько мгновений соображал и прикидывал, сколько времени. Наконец, заставил себя протянуть руку до часов. Время шесть с четвертью. Даже семнадцать минут. До запланированного подъема всего ничего. Жаль, конечно, и этих семисот с небольшим секунд. Но сейчас уже не стоит пытаться заснуть. Будет хуже. Да и лежать нет смысла. Только как-то не хочется вылезать из теплой норы в прохладу комнаты. Нащупал свитер и потянул его под одеяло. Немного повозился, но вещь уже на себе, теперь надо натянуть легкие штаны и теплые носки. И, наконец, ноги легко вошли в комнатные тапочки. Быстро собрал постель. Подумал и снял свитер, вместо него отдел рубашку. Причем запасную. Сейчас идти в умывальник, и не хватало еще, чтобы брызги попали на одежду. Осторожно, с помощью все того же фонаря пробрался в прихожую.
   В настенном шкафчике аккуратные ряды бритв и тюбиков с кремом и пеной для бритья. Вася отобрал свою и осмотрел. Ничего годится. Кассету пока можно не менять. Все же привычка экономить сказало свое весомое слово и здесь. Хотя как раз подобного добра тут много. Только в последней мародерке взял себе упаковку с новой бритвой и запасной кассетой. К тому же такие мелочи можно подобрать и среди развалин. Подобные находки, в невскрытых ранее упаковках, чаще всего оказываются вполне целыми и пригодными к использованию.
   Ну, все. Лицо вымыто, избавлено от лишней растительности и вытерто полотенцем, зубы вычищены. А тут у кого-то и будильник напомнил и о своем существовании, и о необходимости просыпаться. Впрочем, уже двое из соседей Васи как раз сейчас бреются, еще один в сторонке работает зубной щеткой.
   Теперь можно и одеваться. Сначала легкую рубашку, свитер, теплые штаны, сапоги и, наконец, китель и бушлат. Вязаную шапку натянул на голову уже на лестничной площадке. За плечами тощий вещевой мешок и гладкоствольное ружье. Автоматы, винтовки и прочие пулеметы сданы в оружейку. Ох, и тяжкая эта работа спускаться по лестнице с седьмого этажа. Правда, намного легче, чем подниматься. И все равно раньше Вася сделал бы небольшую остановку для передышки. Но сейчас он оказался внизу без особых усилий, даже не вспотел. Что значит физические упражнения и ограничения в еде. С момента прибытия в Аномалию Вася три-четыре килограмма да потерял. А ведь он попал сюда буквально через несколько дней после дембеля. То есть несмотря ни на что, тогда он все же находился в наиболее оптимальной для себя форме или близко к тому. Хотя некий излишек килограммов был. Но этот недостаток преследовал его всю жизнь. И при этом еще надо учесть, что за последнее время масса мускулатуры явно выросла. То есть часть излишек пошла и на это благое дело. Хотя зря начал радоваться своей форме. Вроде и наловчился, и силы побольше, но после авральной работы последних дней внутри побаливает, чуть ли не каждый участок.
   На улице пока еще темно. Но к половине восьмого картина переменится. А до этого надо бы успеть позавтракать. Заказ сделал еще вчера днем. Многие ребята, даже те, кто живет в городе, предпочитают столоваться в роте, или теперь правильнее отряде. Тут и готовят лучше, и с талонами потом проще разбираться, к тому же для своих всегда могут что-то и добавить сверху. Тем более для тех, кто занят на работах, установлено усиленное питание. И позже эти надежды оправдались.
   Правда, сегодня дополнительный паек выдавали только на завтрак и обед. С другой стороны и трудились только до тринадцати часов. Погода днем быстро испортилась. И работать на улице стало довольно сложно, да и небезопасно. К тому же из-за сильного ветра, проблемно и имущество в одном из домов собирать. Спускать добычу проще всего из окон, а это как раз при таких мощных порывах и затруднительно. А курсировать с этажа на этаж по лестнице неэффективно. Так что и на это время тратить не стали.
   Поэтому закончив с обедом рабочие из всех бригад разбрелись по расположению. В одном из комнат стоит большая панель с подключенным плеером. Кто-то уже успел запустить диск. Фильм не отличается замысловатым сюжетом, зато веселый. И шутки хоть и простоваты, но настроение поднимают. Общими усилиями затащили два дивана, пяток скамеек и десяток стульев. В результате несколько свободных мест даже осталось. Ну а кто захочет присоединиться к просмотру потом, пусть обеспечивает себя сам.
   Вася расположился в самом заднем ряду. Он сидит, опираясь спиной об стену, а впереди свободное пространство. Благодаря тому, что до сидящих впереди достаточно далеко, экран, который повесили высоко, обзор никто не заслоняет. Раз уж так вышло, Вася решил совместить приятное с полезным. Его рабочий бушлат уже к декабрю оказался весьма потрепан, а за последние рабочие дни, количество ущерба увеличилось на порядок. Поэтому он с помощью большой иголки и прочных ниток принялся зашивать многочисленные прорехи. Кое-где и вовсе придется ставить заплаты. Куски подходящей ткани имеются. Надо бы и почистить, но только то, что тут можно убрать с помощью щетки. Ничего, скоро обещали отпуск. Надо будет отдать на стирку. Хотя еще надо уточнить прогноз погоды. Если завтра не работаем, можно на чистку отнести уже через пару часов. У него есть и другой бушлат, почти новый. Уже решил, на службе будет носить его. А вот на работы одевать не хочется, как ни старайся быстро по состоянию сравняется с этим.
   - Здравствуйте, - поздоровался кто-то вошедший. Голос знакомый. Точно. Мураев собственной персоной.
   - Здравжелайтовкаптн, - послышался многоголосый ответ. Бойцы даже начали вставать. Немного оторвался от стула и Вася. Так сантиметров на пять. Не больше.
   - Сидите. Сидите. Продолжайте отдыхать, - успокоил всех Федор Николаевич. Он уже хотел уходить, но тут ему на глаза попался Вася. - А, Распрагов. Ты тоже тут.
   - Так точно, а где мне еще быть, - быстро ответил Вася. - Работаю в бригаде сборщиков. Но сейчас вот отдыхаем.
   - Это хорошо. То, что ты работаешь. И все же, как у тебя со временем? Может все же есть немного свободного?
   - А, что? - осторожно поинтересовался Вася.
   - Мы сейчас готовим материалы по переформированию роты в отряд. Работы много. Есть у тебя возможность помочь нам с бумагами? - явно с надеждой поинтересовался Мураев. - Да! Ты сам-то рапорт о приеме подавал?
   Кажется, Федор Николаевич, заранее уверен в положительном ответе и уже заранее обрадовался. Разговор привлек внимание присутствующих. Хотя все в основном и смотрят на действия, происходящие на экране, но постоянно ведутся и негромкие переговоры. В результате до сих пор в комнате стоял небольшой гул. А теперь все разговоры стихли. Зато диалоги из фильма явно стали звучать громче. Примерено половина зрителей переключили внимание на беседующих. Вася даже успел заметить иронию в глазах и Игоря Кузовка, и его приятеля. Это в какой-то мере помогло принять решение.
   - Со временем у меня не очень. Так, что не до ваших бумаг, - ответил, пытаясь сохранять спокойствие в голосе, Вася. Ох, как-то неуверенно. Поэтому тут же добавил. - Да и какой мой интерес в возне с ними? Бессмысленная трата времени.
   - Как бессмысленная? - немного опешил Федор Николаевич. - Это нужно отряду.
   - Ну и, что? - уже увереннее возразил Вася. - Пусть кому положено, те и занимаются. А у меня свои обязанности. Мне больше других не надо. То, что все остальные будут делать, то и я. А зачем мне лишние заботы в неслужебное время? Вот как начнутся дежурства, то если будет возможность, привлекайте. Тогда я сделаю все, что могу. А сейчас время мое собственное.
   - У тебя все нормально?
   - Нормально. А почему вы спрашивайте?
   - Так, ты что-то уж сильно взвинчен. Да и раньше ты не был столь агрессивно настроен.
   - Да я и сейчас довольно спокоен.
   - Но раньше...
   - Ну, так и времена изменились. Много, что произошло с тех времен, - одобрительный взгляд Игоря и Ромки прибавили уверенности. Да и не только их. А вот остальные, которых все же большинство вроде для Васи просто перестали существовать.
   - Это ты про свое наказание намекаешь? - не стал юлить и Мураев
   - И про него тоже. Так, что нет резона мне заниматься вашими бумагами. Я лучше отдохну. И насчет рапорта. Я еще не решил.
   - Что не решил? - совсем опешил Федор Николаевич.
   - Оставаться ли мне в вашем отряде. Может, мне стоит и другое место поискать, - с небольшой усмешкой сообщил Вася. При этом он окончательно успокоился.
   - Ты это серьезно? - удивился Мураев
   - Вполне. Пока я не получил положенный мне отпуск. Ну а потом буду решать.
   На самом деле о переходе на другое место Вася не задумывался. Рапорт не писал больше по причине того, что просто немного смущался подходить с ним к руководству, как раз из-за прошлого ЧП. Да к тому же никто и не торопился. Вот и Вася ждал. Даже сам не очень понимая чего. А вот теперь уже на самом деле мелькнула мысль, а действительно, разве, все уперлось в этот отряд? И стоит ли оставаться тут? И от открывшихся обстоятельств даже стало как-то легче.
   Между тем, по крайней мере, к концовке разговора прислушались уже все присутствующие. Реакция оказалась неоднозначной. Многие, особенно знающие Васю лично оказались, мягко говоря, ошарашены. А кто-то и возмущен. Но есть и те, кто, наоборот, восприняли слова Распрагова вполне одобрительно. Тот же Рома исподтишка даже поднятый вверх большой палец показал.
   Следующий день оказался свободным прямо с утра. Предполагая неблагоприятную погоду, еще с вечера для рабочих бригад объявили выходной. Поэтому выспавшиеся люди прямо после завтрака, в соответствии с заранее сделанной заявкой весьма плотного, так как на обед решили не возвращаться, на нескольких автомобилях отправились в Город. Это название за жилым сектором Союза в эту зиму закрепилось окончательно и бесповоротно. Только представители других объединений и групп добавляют еще "Красный".
   Во всяком случае, этот район стал действительно весьма привлекательным. Хотя сейчас и зима, суровый период года, не богатый на радующие глаза яркие краски, все равно здесь приятно находиться. И разница с другими жилыми территориями Мегаполиса стала даже заметнее. Тот же снег укрыл все вокруг, в том числе и не очень презентабельное на вид, белым слоем, к которому тут совершенно не подходит слово "саван". И кто сказал, что белое это не красиво? Может и однообразно, но все равно в нем есть много приятного и прекрасного.
   Это белое полотно расчерчено, где прямыми, где кривыми линиями многочисленных дорожек. Широких и не очень. Есть и такие дороги, по которым могут пройти и автомобили. Тут по краям сугробы достигают уже до половины человеческого роста. Но и они, какие-то ровные, гладкие и приятные, тем более их пригладил ветер, хоть и дующий сегодня не так сильно как вчера.
   Особенность местного пейзажа и в том, что снег в Городе непривычно чистый и белый, особенно, если не присматриваться внимательно. И это понятно. Песок и прочие реагенты тут на дороги почти не сыплют. То небольшое количество все же попавшее сюда, уже присыпан сверху. Снег тут убирают не до асфальта или грунта. Воздух вокруг чистый. Производственных мощностей работает не так много, да и то Другие настояли на применении технологий, позволяющих снизить выбросы в атмосферу почти до нуля, которые сами и подарили. Кроме пользы для экологии, это позволяет получить и выгоду за счет отфильтрованных элементов. Конечно, все не так уж хорошо. Те же автомобили снабдить полностью специальными устройствами удастся весьма в отдаленном будущем. Если вообще получиться. И все окружающие виды загрязняются не так заметно. Одновременно, нет и привычного для сельских и деревенских зимних улиц, навоза. Только две дороги, по которым движется основной поток тяжелого транспорта, и осуществляется перевозка собранного среди развалов ассортимента, сверху кажутся сплошными черными линиями, прочерченными простым карандашом.
   Сегодня официальный выходной, и учитывая, что сейчас у патрульных и так каникулы, людей на улицах много. Но с другой стороны зимой в Городе период временного облегченного режима далеко не у всех. Так и сегодня с полной нагрузкой работают те же транспортники. Так на днях начал функционировать новый троллейбусный маршрут. Да и на старых транспорт теперь подъезжает к остановкам почти в два раза чаще.
   Напряженный день сегодня и у работников торговли. Сотни людей одновременно передвигаются на территории и рынков, и всех четырех работающих торговых центров. Столики различных заведений вроде буфетов, кафе, кулинарий, чебуречных, чайных, блинных, баров сегодня оказались заняты чуть ли не наполовину с первых минут работы.
   Семь отрядных автобусов, в том числе четыре больших, вместе въехали в Город и тут же разбежались по пяти маршрутам. Кто куда едет, определились заранее, поэтому люди распределись в транспорте еще у себя в отряде перед посадкой.
   Вася Распрагов решил первым делом посетить местный Книжный рынок. В этом направлении едет старый Икарус. Внутри на мягких сидениях устроилось человек сорок. Раскидав пассажиров по трем точкам, автобус отправился по своим делам. Книжный Рынок расположен в конце маршрута. Этот район расчищен только в начале этого лета. Потом участок засыпали битым камнем, щебенкой, положили асфальт и соорудили семь просторных ангаров, внутри которых и находятся многочисленные секции с торговыми точками. Кроме того рядом еще три павильончика где можно выпить и закусить.
   Ангары уже вроде открыты, но вот тонкие стальные листы закрывают от посетителей то, что находиться внутри секций. А вот замки всюду уже сняты, и узкие двери распахнуты. Торговцы пока выкладывают товар из стальных ящиков на прилавки. Слышно как книги раскладываются в различных комбинациях, двигаются стальные каркасы с кармашками-ячейками, позволяющими максимально предоставить широту ассортимента. В каждом лежит книжка на продажу. Иногда под верхней, с ценником на обложке, находятся вторые-третьи экземпляры, дабы не искать книгу в закромах. Одновременно с рабочими операциями соседи-торговцы обсуждают, что-то свое. Где-то слышан смех над шутками. Там собралась троица, чтобы выпить кружку другую чая из термоса перед началом рабочего дня.
   Из отряда на этот рынок сегодня приехало аж восемь человек. Чрез минуту-другую топтания пока решили посидеть в одной из чайных. Все же они пришли слишком рано. Все взяли себе по кружке горячего кофе. Ну и к нему каждый себе по вкусу пирожное. Дорогое. Но иногда можно себя и побаловать. Расположились все вместе за большим столом. Поместились. Только еще пару стульев поставили, забрав их тут же рядом. Неожиданно минуты через пять кто-то упомянул вчерашний разговор Васи с Федором Николаевичем. Народ тут собрался в основном в возрасте, то есть старше тридцати лет, обстоятельный, предпочитающий порядок и стабильность и при этом инициативный. Поэтому мнение присутствующих, больше склоняется на сторону руководства. И хоть раньше все и Васе сочувствовали, то вчера отношение к нему ухудшилось. Особо усердствовать принялся Толя Гранкин.
   - Вася, нельзя так руководству дерзить. Федор Николаевич хороший человек. И старается он для отряда, а ты и ему неприятность доставил, да к тому же показал свое негативное отношение к отряду. Зря ты у Кузовка и его приятелей идешь на поводу.
   - Действительно, руководство у нас хорошее, так, что зря ты Вася начал конфликтовать, - поддержали Толю еще двое или трое. - Ты бы все-таки пошел навстречу Мураеву. Тогда и командиры не забудут услугу.
   - Ну да, я в прошлом году шел на встречу и пахал за двоих, - начал злиться Вася, еще и потому, что чувствовал дискомфорт от шаткости своей позиции . - А толку? Что я получил взамен? При первой возможности переехали как асфальтным катком.
   - Вася, не обижайся, но ты сам виноват. А потом, сколько ты потерял? Да в деньгах может не так уж и мало. Зарплата ниже и премиальные. Это понятно. Но теперь-то ты восстановил выплаты в прежнем размере. Да и усиленный паек вернул. Вот лычек лишился, это да. Но это ведь согласись справедливо. С руководящей работой ты не справился, предоставленным шансом для служебного роста не воспользовался.
   - А я просил или хотел этого служебного роста? Мне на карьеру плевать. За возможностью покомандовать я не гонялся и не гоняюсь! - начал горячится Вася.
   - Ну, так в чем проблема? - удивился Витя Зотов. - Не хочешь командовать - так зачем тогда лычки. Они не для красоты даются. Хочешь их носить - соответствуй.
   - Так, я лычки не за командование получил. А за то, что отработав с полной нагрузкой в поле, я еще и роте помогал с бумагами. Согласен, по результатам своего командования я поощрения не достоин. Да и то если дело касается руководства группой. Поэтому повышения не заслужил. Но мы ведь и тогда не только водку пили, но и много полезного сделали. Разве это не имеет значения? А потом почему меня строже всех. - Сказал и тут же пристыжено замолчал.
   Вот всегда избегал такого поворота. Да и жаловаться он не собирался. Не любит он этого. По мелочам он сам считает справедливым то, что ему сейчас говорили. Но все же то маленькое, противное, скользкое и неприятное, что он старательно загонял куда-нибудь вглубь своей душе, все же нашло возможность выплеснуться. Сейчас же сам стал противным самому себе за то, что упомянул "других", словно попытался спрятаться за их спинами.
   - Ну, так тебя, во-первых, наказали, за то, что не удержал подчиненных, - вступил в разговор Роман Колобов. - Тут я, с одной стороны, с тобой согласен. Далеко не каждый может справиться в такой ситуации. Проконтролировать остальных, тем более удержать. Поэтому очень строго наказывать за это не стоит. Это мое мнение. Однако есть и то, что, во-вторых. Ведь ты и сам тогда выпил.
   - Я не пил, - коротко ответил Вася.
   -Как это? Но говорили... Что наказали в первую очередь за пьянку.
   -Я сам тогда не пил, - с некой еле заметной дрожью в голосе, но жестко и ясно заявил Вася. - Тем более как проснулся, надо было пост охранять.
   - Это... Да.
   - Ну ладно. Время идет. Уже вроде открылись, схожу на проверку. Кто со мной? - с этими словами разозленный Вася быстро встал, заплатил деньги и вышел наружу.
   Еще совсем недавно он укорял себя за то, как разговаривал вчера. Даже уже подумывал, как бы все сгладить. Теперь же он опять завелся, и ему снова кажется, что с ним поступили несправедливо. Чувство своей правоты резко усилилось. И он в очередной раз перестал слышать доводы против. К тому же он действительно сильно возбужден. И избавляясь от излишков разбуженной энергии, он стремительным шагом, не оглядываясь, двинул к нужной секции. Поэтому он, разумеется, не мог обратить внимание на, то, как его товарищи переглянулись между собой и продолжили прерванный им разговор.
   - А ведь он действительно сам был трезв, - проговорил Андрей Киселев. - Наверняка устал. Разумеется. Они там до этого выкладывались на совесть, ну а потом ему одному пришлось за всем приглядывать. Поэтому и выглядел не самым лучшим образом.
   - А он действительно не пил? Верить то ему можно? - спросил кто-то.
   - Как раз ему можно, - ответил ему Рома.
   - Да это точно. Не пил. Ребята, которые тогда были с командиром, да и те, кто видел, как их привезли в штаб, еще удивлялись и говорили, что Вася-то был трезвым.
   - Ага. И доктор вроде то же самое выяснил.
   - Но это же другое дело. Я то, сам думал, что и он сам тогда употребил. А тут совсем другое дело.
   - Тогда стоит с командирами поговорить. Ведь теряем парня.
   Между тем добравшись до места, Вася немного успокоился. Тем более предстоит весьма увлекательное дело. Это не обычная точка по покупке и продаже, а скорее информационный центр, где ведется база появившихся в Городе книг. Экземпляры тут появляются несколькими путями. Где-то на участке оказывается библиотека или книжный магазин. Очень много книг собирают поисковые отряды при осмотре бесхозных домов. Так что ассортимент тут весьма обширный. И ко всему прочему весьма существенную лепту в многообразие вносит то, что даже на этом довольно ограниченном участке вывалены фрагменты городской территории из разных миров. А произведения вроде бы одного и того же автора, но написанные в разных мирах могут различаться весьма существенно. Где-то писатель свой роман, хорошо известный в других мирах, не написал, где-то сильно различаются сюжетные линии. В другом мире и вовсе может появиться второй том "Мертвых душ", или утерянная рукопись Николая Островского. Васе уже попался роман Алексея Толстого "Петр Первый" заканчивающийся не овладением Нарвой, а отражением нападения шведов на Кронштадт.
   Вот в этом центре и пытаются классифицировать книги из разных миров. Это в первую очередь делается по выходным данным, аннотациям, различным приложениям. Используются разные электронные источники, найденные на территории. Важна своевременно поставленная отметка, где в каком месте был обнаружен экземпляр. Поэтому процессу, в первую очередь, помогают одновременно найденные большие партии книг. Уже ясно, что это из одного мира, а дальше идет поиск общих черт с уже известными. Часто в центре можно взять два издания одного и того же произведения и, прочитав оба, написать свой отзыв. В случае обнаружения различий, отметить их.
   Кстати, на этом деле можно неплохо заработать. Говорят, иногда гонорар достигает двухсот рублей. Правда, Вася получал максимум пятьдесят. Впрочем, и это хорошие деньги. Жаль только времени на все это нет. Этим неплохо заняться, дежуря на стационаре. Только вот прошлой осенью было не до этого. То штрафные работы. То организация службы группы. К тому же пост около Дениски оказался не самым спокойным. Хотя нет. Сначала организация, потом работы. Потом пришлось стараться ради премиальных. Опять все дежурства выпадали горячие. Только вот в декабре и на новогодних удалось почитать. Ну и сейчас пару часов в день, но удается выкроить.
   Кроме того здесь можно оставить свои книги. Их зарегистрируют и поставят отметку, из кого она мира. Тут могут произвести и примерную оценку. Каждый может сдать найденную книгу в одну из торговых точек. А в конце ангара расположены четыре длинных стола. Тут может любой желающий разложить свой товар на продажу.
   Только Вася пока продавать ничего не хочет. Наоборот ему надо забрать свои пять экземпляров с экспертизы, ну и подобрать, что-нибудь почитать себе. К тому же до отпуска всего три дня, при этом есть возможность отправиться на некий Звемелин. А ребята уже побывавшие там говорят, что книги там идут хорошо. Конечно, набирать с собой много пока и не стоит. Надо провести разведку. Только вот как быть с тем, что он из роты собрался валить? Дорога-то на ту сторону закроется. По крайней мере, будет намного сложнее. Нет, все же надо посмотреть, что и как, а уж потом решать с переводом. Время еще есть. А потом. Конечно, с ним может и не очень справедливо поступили. Только разве он привык к тепличным условиям? Когда к нему относились сверху излишне благосклонно? Это еще в старом мире. Нет. Не был он в любимчиках. Только когда в нем была особая нужда. Единственно в армии в этом отношении было все нормально. И с командирами, и с товарищами. И ведь он сам никогда и не стремился урвать себе чего-нибудь лишнего. Не выслуживался. Всегда относился к таким проблемам весьма философски.
   А с другой стороны. Разве не получал он и несправедливо щедрые вознаграждения от жизни? Еще сколько. И вообще он везунчик. Ведь никогда ему не выпадал самый худший вариант. Даже наоборот оказывался во вполне неплохих условиях, в которых многое зависело только от него. И люди вокруг всегда вполне хорошие. Может, где-то рядом и были личности и лучше. Но только они были где-то там. И тем, кто был рядом в действительности ведь так же доставался он - Вася, между прочим, не из золота вылитый. И еще кому с кем повезло. Большой вопрос!
   Но вот эти постоянные упоминания и с той стороны, и с этой никак не дадут перевернуть страницу с тем ЧП. И главное, ведь внутри он себя, то судит довольно строго, то тут же пытается оправдаться. И все равно понимает, что был далеко не безупречен. Ну и тут как раз вмешательство со стороны других и нарушает все. Вот теперь ему опять встречаться с Игорем, Ромой и их приятелями. И ведь уверен. Будут они вести с ним свои разговорчики. Поэтому и не хочется их видеть. Но с другой стороны обещал.
   Нашел компанию в условленном месте. Это довольно приличный пивной бар. Впрочем, в городе все они довольно приличные. Всюду довольно чисто, перебравших алкоголя нет. Да и за ассортиментом следят. Расположились группой человек в десять. Трое из них чужие. Еще одного видел несколько раз. Из другого подразделения. Видно, что сидят уже давно. Бутылка водки на ноль семь полупустая. А раз уже не пьют, значит, одну другую уже уговорили. Да и пиво пьют медленно. Тарелки с закуской можно уже убирать. Тут же хотели угостить Васю, но он подошел уже со своей кружкой пива. В оборот его взяли после того, как он в два захода выпил половину порции.
   - Слушай Вася. Пацан, ты правильный, - начал плохо знакомый длинный парень. Кажется из третей роты. - Поэтому мы с тобой и говорим. Верим, что сильно трепаться о нашей сегодняшней беседе не будешь.
   - Не, не так, - не согласился Ромка. - Говорить Вася с ребятами об этом, наоборот, надо. Но только со своими. Знать кто рядом. Мы вот с тобой откровенны, потому как ты свой. Тебя мы знаем.
   - Ладно. Действительно со своими надо, но осторожно. Потому как люди в роте разные. Есть и такие, которые командованию готовы зад лизать и продадут задешево. Но сейчас не про них. А про жизнь нашу в роте. Да теперь это и вовсе отряд. Думать надо, как жить дальше.
   - Правильно. Мы и так уже начинали подумывать о том, как бы свалить из этой ямы. А как отряд будет со своими порядками, боюсь, уже и поздно будет.
   - Вы, что ребята хотите уходить? - удивился Вася.
   - А что? Жизнь та тут собачья. Требуют много, а получаешь пшик,- пояснил Игорь.
   - Но почему же. Премии, дополнительное питание, - начал перечислять Вася.
   - Все это фигня. Так мелкие подачки. Люди в роты на передке идут за добычей. Отработал свои часы - все свободен. Занимаешься поиском "ништяков". Тут при старании можно и на две премии собрать, да и жрать от пуза, не дожидаясь милостей сверху. Ты вон дождался. Отблагодарили за честную службу. Так что думай.
   - Да у нас аврал, за авралом. Гонишься за этими балами. А новые участки это "хлебные места". Можно и вещичек набрать, метал тот же. Но главное "жемчуг", "тыква" да и "орешки". А когда этим заниматься? Все время заняты. Что-то на нашу голову да придумают, чтобы мы заняты были. А почему? Боятся, что для них самих мало останется. Сами-то они неплохо живут. И продукты, и шмотки. Все им идет. В фонды разные.
   - Правильно говоришь, - поддержал Ромка. - Что есть, все под себя гребут. Находки в ротную казну. А при этом премиальные - копейки. А самостоятельно заняться людям не дают.
   - Да не. Они и себя плохо греют, - возразил еще один мало знакомый.- Тут уже дело в мозгах. Как коммунисты. Ни себе, ни людям. Как какой приказ сверху, так они под козырек и вперед выполнять. Это и могут. А организовать поиск силами роты разного хабара, дать отдохнуть людям - этого они не умеют.
   Возражать ему никто не стал. Один другой из присутствующих даже кивнули в знак согласия. Установилась тишина. Кто-то подтягивает пиво, кто-то потянул руку за бутербродом. А еще идет какой-то малозаметный обмен взглядами. Наконец, Рома решил прервать затянувшееся молчание.
   - А есть места, где все по-другому. Выполнил то, что поручили, и все. Дальше работаешь на себя. Если ты не хочешь сидеть на попе и ждать, пока тебе не укажут, что делать. Добыча вся твоя. А в случае чего помогут. Вот ты - Вася. С головой и руками все вроде бы в порядке. Так что в накладе не останешься. Такие всюду нужны. Так что подумай. Мы перед своими друзьями за тебя слово замолвим.
   Всю обратную дорогу Вася молча сидел где-то на задних местах. Все-таки сегодняшние разговоры его задели довольно крепко. Может действительно рвануть из отряда? И перед глазами уже маячит богатая добыча. Но с другой стороны все не так просто. Не бывает в жизни все так сладко. За все надо платить. Да и где это такое доброе начальство, которое так уж бескорыстно. Нет. Надо подумать. Хорошо подумать.
   Вот и дождался отпуска. Причем не простого. А поездки на ту сторону. Более того поездки НА ТУ СТОРОНУ. Теперь в отряде говорят именно так. За эти пару месяцев там побывало уже более половины людей и восторг по возвращению неописуемый. Так что те, кому только предстоит поездка, с нетерпением начинают считать дни. С одной стороны есть вроде бы какое-то ощущение неполноценности из-за того, что они еще не знакомы с этим чудом. С другой стороны ощущается некоторая зависть со стороны остальных. Ведь люди из этой группы уже совсем скоро насладятся теми радостями, которые ждут их на той стороне.
   Именно ради предстоящего отпуска Василий Распрагов еще не воспользовался возможностью уйти. Его новые приятели предложили пару вариантов. Они сами уже написали соответствующие рапорта. Но с другой стороны у них и ситуация немного иная. Да и возможность отдохнуть в местных условиях у них есть. И для них это даже предпочтительней. Там, ну на ТОЙ СТОРОНЕ, говорят, со спиртным довольно строго. Поэтому они как раз из тех, вообще-то немногих, не стремящихся побывать на той стороне.
   К тому же там нужны деньги. Это Вася сумел накопить почти две с половиной тысячи рублей. Кроме того с собой он берет два планшета и четыре телефона. Так же припасено десятка два дисков и целая стопка книг. А такие запасы далеко не у всех. Многие к очередной зарплате умудряются остаться вовсе без денег. Особенно сейчас, когда свободного времени явно больше.
   Переход состоится через канал Союза. У отряда теперь есть свой. Но он пока имеет небольшую пропускную способность. К тому же руководство решило воспользоваться всеми имеющимися возможностями. Васе сегодня уже намекнули, что стоит написать рапорт, как он окажется и в очереди на проход и через отрядный канал. Но пока все это на втором месте.
   Теперь для перемещения людей через ворота используют и небольшие микроавтобусы. Правда в каждом сажают не больше десяти человек, а то и меньше. Зато есть место для багажа и даже несколько мест для очень тяжелого по весу и небольшого по объему груза.
   Автобусы располагаются между большегрузными машинами и на этот раз в них разметили только половину пассажиров. В их числе оказался и Вася. При этом его заставили нацепить красную ленту на грудь и повязку того же цвета на руку. В его автобусе оказалось еще двое с такими же отличительными знаками. Всех троих равномерно рассадили по салону. А вот остальным можно сесть по своему усмотрению. По три-четыре человека рассадили и в кабину каждого грузовика. А вот свой багаж все пассажиры разместили в тех же микроавтобусах.
   Для перехода Вася тут же рядом, в домике ожидания переоделся. Вся одежда теперь на нем почти новая. Купил по дешевке, вернее обменял на свои доли от сбора трофеев. Сейчас на нем комплект теплой гражданской одежды. Шапка из меха, теплая куртка, две парты штанов, пиджак, теплый свитер, хорошие зимние ботинки, носки, перчатки. Кроме того в сумке новое черное пальто. С собой взял еще две пары брюк, шорты, пяток футболок-рубашек, жилет. Еще кроме техники, дисков и книг Вася прихватил удочку и набор различного расходного материала к нему: крючки, грузила, леску, поплавки.
   Сам переход, несмотря на весь ажиотаж, состоялся буднично, не оставив никаких впечатлений. Тем более тут же стало жарковато. Хорошо салон еще нагревался еще несколько минут после остановки. За это время все успели снять с себя куртки и шапки. Ну а от большинства остальной одежды избавлялись уже на улице. Тут даже специальные кабинки предусмотрены. Потом минут десять собирали свои вещи в салоне и по округе. Так что для фиксации своего восприятия самого процесса перехода просто не оказалось времени. Не до того было.
   Наконец всех прибывших выстроили в два ряда, быстро провели перекличку. А потом загрузили багаж в два грузовика, людей распределили по автобусам и вскоре колонна уже покинула бетонную коробку, внутри которого они оказались сразу же по прибытии. Тут же все прильнули к окнам. После белоснежных пейзажей с темно-серыми пятнами устоявших домов или наиболее крупных холмов яркие местные краски ослепляют. И все равно пассажиры автобусов с жадностью голодного стараются ничего не упустить.
   Васе место досталось не у окна. Поэтому не совсем удобно, но все равно даже то, что можно рассмотреть - впечатляет. А еще ему можно посмотреть и вправо, и даже вперед. Состояние нетерпеливого ожидания чуда перешло в чувство полного восторга от того, что это самое чудо свершилось. Действительность на этот раз не разочаровала.
   И все же поезда оказалась довольно короткой. Вот они и во временном лагере. Десяток двухэтажных добротных домиков расположен на окруженном стеной участке в пару гектаров. В одном из зданий находится медпункт. Оказалось уже подготовлен и график его посещения. Для вещей перед входом устроены нечто вроде камер хранения. После того как все удалось втиснуть в свою ячейку, и ключ оказался в кармане, даже вроде вдохнул свободнее. Баулы и связки начали уже утомлять. Однако, время дорого. Их быстро осмотрели два врача. Затем сдавали на анализ кровь из пальца и вены, а так же биоматериалы и по одному и группами в два-три человека направлялись в соседнее здание. На выходе Вася прихватил памятку для прибывающих гостей и местную газету.
   Сначала отметились у администратора. Потом зашли к оружейнику. Получили временное оружие. Вопросов тут не возникло. Бойцы уже имеют опыт владения и автоматами, и винтовками. Поэтому отдали только полученные в роте справки на специальном бланке. Ну и каждому надо прочитать листок с основными местными правилами обращения с оружием, и поставить свою подпись в специальном журнале. Одновременно это и обещание изучить полные правила, которые им тут же и вручали. На всякий случай каждый получил и уже упомянутые листки с краткими правилами. Вася тут получил нарезной карабин. Поменял свой пистолет на местный. Несколько секунд подержал его в руке, прежде чем отправить в кобуру. ВЕЩЬ. Уже теперь жаль, что потом придется его оставить.
   Пока занимались всем этим, прибывшую группу уже распредели по домикам. Впрочем, предварительный список был передан еще три дня назад. Группу выстроили и объявили кто и где. Вася попал в домик побольше, тут на втором этаже четыре комнаты. В двухместный поселились унтера, в трехместный - капралы. А для рядового состава имеются два четырехместных. Впрочем, Васе тут понравилось, светло, чисто, красиво, аккуратно и удобно. И еще тепло. Внизу же душ, прочие удобства и комната отдыха. И как давно у него не было такой возможности. Просто пройтись по окрестностям расслабленно в легкой одежде. И не надо оглядываться, быть в постоянном напряжении. Хотел уже в душ сходить, но всех пригласили на обед. Угощают хозяева. Поэтому на столе то, что предложили. Но все равно вкусно, сытно и порции достаточны. К тому же можно и добавку взять.
   Полчаса отдыха и занялись деньгами. Вася оставил в запасе только сто рублей. За остальное получил ровно шестьдесят четыре монеты. Эта часть деловой программы прошла быстро. А вот с имуществом пришлось возиться дольше. Их пришлось предъявить оценщикам. По шмоткам их пятеро. С шапкой к одному, курткой другому, легкая одежда к третьему, обувь к четвертому. Специалист сканирует вещь тремя приборами, внимательно осматривает все сам, если надо вводит дополнительные параметры и вот на экране примерная цена. А рядом столбик цифр и расчетов по его обоснованию. Так еще и оценщик все это еще и пытается разъяснить. Это раздражает больше всего. Лучше уж не столь подробно, но быстрее. И он согласен даже на меньшую сумму. Тем более она все равно намного выше, чем та, которую можно получить у себя. Но аппарат своей дотошностью непоколебим. В общем, получил за все семь с половиной монеты. Летние брюки, шорты, рубашки, жилет и легкую тонкую вязаную шапку оставил, как и пару комплектов белья с плавками. Это пригодится самому.
   Теперь очередь дошла до техники. Второй ноутбук и планшет отдал за десять монет каждый. Правда, потом за информацию, содержащуюся в технике, получил еще две. За двадцать дисков получил двенадцать монет. Хорошо оценили и книги. От пяти до семи полных монеток, то есть от ста до ста сорока единичек.
   То, что все эти малые монетки, десятки, единички это на самом деле не такая уж и мелочь пришлось убедиться довольно скоро. За какие-то пять единиц Вася взял два довольно крупных кулинарных шедевра из печенья, орехов, крема, покрытых слоем шоколада и кружку горячего крепкого чая, правда, без сахара. В напиток для вкуса добавлены мята и еще какие-то травы, поэтому сам по себе он оказался бесподобно вкусным. Еще за единичку купил экзепляр местной газеты. Пару красочных буклетов с описанием Звемелина выдали бесплатно.
   Прошелся туда-сюда. Без какой-либо цели. Просто наслаждаясь жизнью. А ведь как это хорошо, идти по ровной асфальтовой дорожке, мимо зеленного газона, аккуратно подстриженных кустов, без забот, без напряжения. И тело после недавно принятого душа буквально купается в свежем воздухе и солнечных лучах. На себе нет тяжелой одежды, бронежилета, средств защиты, каски. Лицо не заливает пот, шею не натирает ставший жестким воротник. Ноги, свободные от тяжести сапог, почти не касаются поверхности и сами несут куда-то. И так легко, что, кажется, еще пару раз оттолкнуться от земли и можно взлететь.
   Правда, долго гулять не пришлось, надо собираться на ужин, а Вася один из дежурных, поэтому, чтобы не опоздать пришел в столовую минут на десять раньше условленного срока. Зато газету почитал наконец-то. Интересно все же чем местные живут. Правда, сильно увлекаться не дали. Пришел пораньше, значит, и работать начал пораньше. Надо подготовить столы и стулья расставить солонки, а потом встречать своих и объяснять им, где раздача, куда идти с подносами. Потом следить, чтобы все убрали за собой.
   Зато потом отдохну. Опять гулял. Утром после завтрака им дали полчаса на сборы, а потом отвезли уже на базу отдыха. А тут условия даже лучше. Комната на двоих. Светлая, чистая с огромным окном. У каждого постояльца кроме широкой удобной кровати, столик, тумбочка, шкаф для вещей, навесная полка. Есть умывальник и большой общий стол, холодильник и небольшой телевизор. На вторые сутки пребывания тут Вася созрел. Он как раз вернулся с утренней прогулки, когда его нашел Саня Диров.
   - Распрагов?
   - Да.
   - Как самочувствие? Чем занят?
   - Самочувствие хорошее, - несколько удивленно ответил Вася. - Да ничем особенным не занят.
   - Тогда, давай, в административный корпус в пятый кабинет. Там с тобой хотят побеседовать. Догадываешься о чем?
   Распрагов уже слышал, что многие из их роты поступили на службу к Звемелинскому начальству. И он уже предупрежден, что и ему наверняка поступит такое предложение. Советовали не отказываться. Только была одно загвоздка. Тогда пришлось бы окончательно привязать себе к роте, который теперь стал отрядом. Но за эти дни настроение и планы Васи несколько переменились.
   Нужный кабинет он нашел быстро. Постучал. И через пару секунд зашел. Большой кабинет. Три или четыре стола. На двух стоят компьютеры, на стене большой экран. Шкафы с какими-то книгами и журналами. Тут присутствуют трое местных, старший лейтенант Никитин, и Екатерина Владимировна Яснова, представляющие отряд. Распрагов представился. Один из местных сразу же без предисловий перешел к основному.
   - Василий, первый вопрос. Каковы ваши планы? Для того, чтобы тебе было проще. Сразу к делу. Руководство Звемелина предлагает Вам поступить к ним на службу. Вам будет начисляться зарплата. Контракт на пять лет. По его истечению гарантируется предоставление места жительства и денежное вознаграждение. Вашим заданием будет прохождение службы в составе отдельного Отряда патрулирования и Охраны Свободного Территориального Содружества Восточный.
   - Я согласен, - не раздумывая, твердо ответил Вася. За эти дни он уже успел прикинуть все выгоды такого решения.
   - Хорошо, - ответил старший из местных. - Теперь подробнее о том, что от вас требуется. В первую очередь это служба в составе отряда. То есть придется выполнять, практически, то же самое, что и раньше, но зарплата за это вам будет начисляться еще и тут. Кроме того, предусмотрен социальный пакет, в который входит систематическое посещение Звемелина для отдыха. Главное отличие нового положения еще в том, что придется оказывать содействие другим группам, так же находящимся на службе у нашего руководства. Одновременно оно заключается и в помощи руководству отряда в выполнении отдельных поручений. Сюда входит сбор жемчужин, особых тыкв и орехов, которые должны передаваться сюда на Звемелин по фиксированной цене.
   - Разумеется, будут сохранены все выплаты, идущие из бюджета отряда: зарплата, премиальные, в том числе за перечисленные трофеи, - заявила Екатерина Владимировна. - Правда, проценты и доли будут скорректированы. Но об этом уже объявляли. Кроме того, сохраняются продовольственные пайки, вещевое довольствие.
   - Одновременно вам будет начисляться жалование в размере пяти монет в неделю, -продолжил тот же местный. - Кроме того Вы будете подключены к местной системе ИИС. При этом так же предусмотрены определенные бонусы. Про возможность регулярного отдыха уже говорили, но при этом у Вас будут еще дополнительные возможности. Например, более разнообразная программа. Кроме того при получении серьезного ранения или травмы, будет предусмотрено бесплатное медицинское лечения тут на Звемелине. Контракт, как уже говорилось, заключается на пять лет. По истечении этого срока вы можете заключить новый. Либо перебраться сюда. Будет выделено жилье и участок земли, а так же местное гражданство. Это вкратце. Вот вам брошюра для ознакомления. Но если не хотите тянуть, можете подписать контракт прямо сейчас.
   - Да, я хочу подписать контракт прямо сейчас. Разрешите ознакомиться с ним.
   - Разумеется, - тут же согласился местный.
   Через пять минут Вася вышел уже в статусе лица, находящегося в официальных местных структурах. Он даже получил карточку с подъемными, суточными и отпускными. Это уже вторая. Почти все свои средства он еще в первый день положил на счет в местной сберкассе, где в тот же день получил первую карточку.
   То, что он на службе ему напомнили почти сразу. Правда, пока потоком разных благ. Уже на другой день его подключили к местной ИСС, разумеется, с сопутствующим получением всяческих благ. Через день с утра его переправили на Новый Эдем. Это оказался еще один другой мир. Только по сравнению со Звемелином в десятки раз крупнее, более развитый и богатый. Тут снова пришлось подключаться к ИСС. Этим его обязанности и ограничились. Не самые сложные. Зато весьма выгодные. Во-первых, Вася стал обладателем большого количества необходимых вещей, причем бесплатно. Так он полностью обеспечил себя формой и снаряжением. Во-вторых, он заказал необходимые для руководства предметы. Денежное вознаграждение за это оказалось весьма приятным.
   На Новом Эдеме он провел больше двух суток. Проживание оказалось бесплатным. Ну а расходы в городе уже свои. Впрочем, на Базе можно было бесплатно, и поесть, и погулять. Ну а последние дни отдыха прошли на все в том же лесном курорте. Самым неприятным моментом оказалась необходимость покинуть это гостеприимное место. Успокаивает, что еще будет возможность вернуться.
   В лагерь заехали на полчаса, оставили только местное оружие, забрали свое и снова в дорогу. До того же самого пункта перехода. Здесь пришлось уже подсуетиться. Колонна уже формируется. Надо загрузить имущество, а потом и самим одеться. Это тут тепло. На той же стороне все еще зима. И если в прошлый раз, когда отправлялись оттуда сюда, то можно было спокойно одеться заранее. Сейчас же с этим проблема. Пока Вася одел на себя только пару теплых штанов от приобретенного тут комплекта, носки, поверх которых намотал пртянки и сапоги. Сверху только рубашка. Свитер с курткой из комплекта и темную вязаную шапку надо одеть за пару минут до времени Ч, прямо в салоне автобуса. Комплект, который на нем он приобрел, через ИСС. Точно такие же берут и его товарищи. Для зимы конечно не совсем подходит. Но для весны самое то. Прочный, непромокаемый материал верхних брюк и куртки спасает и от ветра, и от дождя. Да и от легкого мороза. А когда станет теплее, можно снять подкладку из куртки и штаны оставить только верхние. Вторые легкие, кстати, можно носить в домашних условиях. И, наоборот, в случае необходимости легко заменить. Куртка только одна. А вот запасной комплект брюк сейчас в бауле. Вместе с ним лежит запасной свитер, несколько рубашек, специальное белье. Там же летний вариант такой же формы из куртки и двух пар брюк, легкие ботинки.
   Приобретенные тут на Звемеление сапоги уже на ногах. Хотел взять и вторую пару, но с трудом сдержал себя. Это не последняя поездка сюда. А обувь очень хорошая. Одевается быстро. Сапоги легкие, отлично сидят на ноге. Подошва, толстая крепкая. Вася вполне уважает и обычные кирзачи. Отличная пара ждет его на той стороне. С парой повезло. Почти после года обноски и в жару, и в слякоть они теперь идеально сидят на ноге. Что тогда говорить про эти шедевры высокого обувного искусства. Хотя надо обнову еще в деле проверить.
   Очень ценным приобретением являются два бронежилета. Хотя этот термин подходит только для одного из них. Да и этот - легкий вариант. Его задача защитить от выстрела из гладкоствольных ружей и пистолетов. Предусмотрен для полевых выходов, когда можно нарваться под дружественный огонь другой группы. Второй экземпляр больше напоминает защитный комплект хоккеиста. В нем очень мало железа. Только в самых опасных местах несколько листов стали и легких сплавов. Ведь главное в Мегаполисе - уберечься от укуса бакта или камней брошенных мартыхаями.
   Кроме того, с собой взял хорошую разгрузку, а так же пару новых широких кожаных ремней и комплект плечевого снаряжения. Три подсумка под обычные автоматные патроны, один под четыре магазина от РПК. Пулеметов в Городе не так много. Все же иная специфика и заказывают их мало. Поэтому магазины-сорокопяки дефицит. А тут удалось получить и их. Из оружия приобрел два хороших ножа и гладкоствольное ружье двенадцатого калибра. Полуавтомат. Магазин съемный. Есть варианты и на пять патронов, и семь, и десять. Приклад складывающийся, пластиковый. И еще взял с собой отличную саблю-тесак, которым, можно, и рубить, и колоть. Между прочим, руководство Звемелина дало разрешение взять с собой выданные тут пистолеты. Неплохие машинки, на тот случай если те же бакты прорвутся вплотную.
   А еще с собой диск с научно-популярными текстами. Сухие супы и картофельное пюре. Сублимированные каши и мясо. Комковой сахр. Сливки в виде порошка. Немного галет. Чай. Без продуктов возвращаться никак. Их с Андреем подарки соседи по квартире ждут с нетерпением. Разумеется, они обрадуются и просто появлению их персон. Но с другой стороны не хочется экспериментировать. И потом, в любом случае, доставленный запас продуктов как минимум усилит добрые чувства, испытываемые соседями. И, вообще, желательно, чтобы эмоции при встрече не были ничем омрачены. И две жестяные банки с картофельным порошком это весьма ценный вклад в общий котел.
   Город их встретил не очень приветливо. После плюс тридцати даже минус пять кажутся очень холодными. К тому же гуляет сильный ветер. Где-то его почти не заметно, а вот на открытых участках он вполне дает о себе знать. Зато руководство не забыло прислать автобусы для людей и грузовики под вещи. Поэтому резво загрузились и к себе в отряд. Когда дело решилось окончательно, без варианта сыграть обратно, стало легче. Червячок, постоянно беспокоивший своим зудом и не позволяющий чувствовать себя уверенно, сдох. И теперь можно спокойно и с некоей теплотой так про себя и подумать. "К себе в отряд."
   Личный состав отряда в большинстве своем теперь так и находится на полном довольствии отрядной кухни. Ну а что. И время экономится, и вполне сытно. Да и с продуктами проще. Но это не значит, что в промежутках трехразового приема пищи нельзя и чаю в буфете выпить, и дома на квартире, что-нибудь да сообразить. Особенно когда все собираются вместе.
   Сегодня ужинать не стал. Перед переходом плотно пообедал в лагере на той стороне. Уже и сыт был, и в рот уже ничего не лезло. Но он все равно буквально заставил себя съесть последний кусок пирога с мясом, под улыбку соседей с соседнего стола. Это местные, и у них только краткосрочные командировки. Поэтому им не понять тех, кому буквально с завтрашнего придется ограничить себя в питании. И здесь, в Мегаполисе таких пирогов не будет. Поэтому сразу после того как поучаствовал в разгрузке доставленных в колонне товаров, пошел отдыхать к себе.
   На следующий день с утра Вася отправился в управление отряда. Надо поставить отметку, что с той стороны прибыл, и последние дни отпуска будет находиться уже тут. Но главное надо написать рапорт. Время уже поджимает. Образцы основных документов есть на стендах перед группой кадров и в классе службы, в том числе и последние обновления. Поэтому, проблем с оформлением не возникло. Быстро нашел нужный образец и за пять минут заполнил рапорт о зачислении в состав отряда.
   Еще через пять минут он уже стоял перед дверями в кабинет Мураева. Несколько раз с силой стукнул по двери, обитой мягким. Иначе поберег бы руки. Потом, не дожидаясь приглашения, быстро вошел.
   - Разрешите, товарищ капитан?
   - Распрагов. Проходи. Слушаю тебя. Решился написать рапорт о зачислении в отряд?
   - Так точно! - произнес Вася и сделал несколько шагов к рабочему столу. Положил бумагу. - Вот рапорт. Я указал третью роту.
   - К Никитину. Хорошо.
   - Так я пока, в основном, вместе с его ребятами, - решил пояснить Вася. Показалось несколько странным то, как капитан рассматривает его рапорт.
   - Знаю, - несколько отстраненно ответил Федор Михайлович еще через три-четыре мгновения. А через пару секунд решительно заявил. - Хорошо. Пока остановимся на третьей роте. Тогда, так. Ваш ротный сейчас у командира. Скоро уже освободится. Возьми свой рапорт, а так же еще вот эти три и подпиши все у него. Где кабинет начальника знаешь?
   - Да, - быстро ответил Вася.
   - Потом возьми рядом в секретариате две коробки с бумагами для меня.
   - Хорошо.
   Вернулся примерно через четверть часа. Тут же Федор Николаевич, поручил Васе подготовить и распечатать справку объективку на себя. После этого пришлось еще разложить кипу бумаг по порядку, подготовить список вопросов, планирующихся для рассмотрения завтра на утреннем заседании комиссии. После того как Федор Михайлович все утвердил, пришлось их еще и размножить. Потом сам же Вася документы еще и доставил адресатам. Вернувшись подшивал отработанные документы по личным делам. Рабочий день закончился только в восемнадцать тридцать вечера. А завтра утром надо быть в кабинете Федора Николаевича сразу после завтрака.
   - Федя заходи, - пригласил Всеволод Михайлович своего помощника, дожидающегося его за одним из столиков в приемной.
   - Что там у тебя? Давай смотреть, - предложил он, после того как Мураев устроился за столом.
   - У меня текущие материалы. Самое главное новый приказ о назначениях в отряд на подпись. Большинство пунктов в нем уже по внутренним перемещениям. Все по материалам, одобренным на вчерашней комиссии. Вот протокол.
   - Хорошо, подпишу. Что еще?
   - Обновленный некомплект, - Мураев протянул два скрепленных листочка. - Он есть и в сети.
   - Хорошо вижу. В электронную штатку изменения внесены?
   - Да, - ответил Федор и продолжил докладывать свои материалы. - Дальше представления на присвоение очередных званий.
   - Оставь тут, - заявил Всеволод. И добавил. - До обеда подпишу. Смотрю в приказе Распрагов. И вчера перед комиссией его видел с бумагами. Снова помогает?
   - Да. Кстати, он и печатал проект приказа. Сейчас готовит следующую порцию бумаг для новой комиссии. Собрать весь пакет, разложить по порядку, собрать подписи, подготовить списки. Кроме того, на нем выдача справок. Рита теперь только делами занимается. В общем, разгрузил меня с частью текучки.
   - Это хорошо. Вчера после комиссии посмотрел его материалы. А ведь согласно справки от медика, он тогда трезвый был. Да и люди за него хлопочут. Вот и думаю, что перегнул я тогда.
   - Думаешь, зря наказал?
   - Почему зря? В целом все правильно. Просто его вина оказалась поменьше. Ну и сам он, оказывается, не так уж плох. Так что, давай готовь представление на присвоение ему ефрейтора. А там если все будет нормально, вернем капрала. Честно говоря, он сотрудник перспективный. И еще пусть пока будет на постоянку прикреплен к тебе. Я с Никитиным поговорю. Учитывая обязанности, которые ему предстоит тащить, ефрейтор даже не солидно.
   - Когда убываешь? Завтра вечером?
   - Да. Меня пять дней не будет. И тут же, как вернусь, уходит Аня, после твоя очередь. Поэтому разделайся с делами или определись, кто будет заниматься ими в твое отсуттсвие.
   - Может мою поездку отложить тогда? - предложил Федор.
   - Ни в коем случае. Не забывай. Для нас это еще один караван с грузом. По крайней мере, дополнительные машины в нем. А потом нам надо будет уже своим порталом заниматься. Так что, график использования тоннелей надо соблюдать максимально строго. И пользоваться любой возможность увеличить нагрузку. Вернемся к делам. Завтра до одиннадцати подготовь все, что требует моей подписи. Остальное все после моего возвращения. В понедельник проведете комиссию. Если будут серьезные вопросы - отложите на время. То, что будет принято единогласно - оформляйте приказом. В среду уже вечером подпишу. Так же подготовьте материалы в резерв на выдвижение. До твоей командировки, надо подготовить первичный вариант официального списка. Ничего страшного, что будут вопросы и недочеты. Будем потом постепенно дорабатывать. Пока главное - сформировать фундамент. И еще. Если обратятся специалисты по связи, электронике, техническим средствам, оружию - берите не раздумывая. Только проверьте квалификацию. Но если есть хотя бы основные навыки, то уже хорошо. По тыловикам Виктор Андреевич знает лучше нас. Да еще. Мне нужен список тех, кто еще не определился с переходом.
   - Список готов. А это те, кто уже ушел. Отдельно те, кто пришел после первого декабря. Отчет о том, кто официально приступил к несению службы и находится в распоряжении командиров, и кто пока в различных отпусках.
   - Да, по отпускам, - вспомнил Всеволод. - Подготовьте документ об использовании отпусков за прошлый год. Сколько у кого осталось. Ну и очередность на этот год.
   - Но мы не знаем, сколько и на какой период можно отправить на ту сторону?- удивился Федор. - Тут пока столько неизвестных.
   - Пока только примерные списки, кто за кем, насколько. А со сроками, сам знаю про проблемы. Тем более в дальнейшем будем использовать отпуска и как меру поощрения.
   - Но тут снова возникает вопрос по пропускной способности нашего портала.
   - А я не говорю, что люди будут отдыхать только на той стороне. Не забывай. У нас теперь есть своя база отдыха. Надо и его использовать. Ах да. Тебя же с нами не было. А я позавчера эту базу инспектировал. Виктор Андреевич, бросил туда десять человек, на ремонтные работы. Ну а так, база в основном уже сейчас пригодна к использованию. Но Горшков пока хочет туда еще пару дюжин бойцов на работы отправить. Из тех, кто пока не задействован нигде. Пока и поработают, ну и заодно отдохнут. Вернусь, мы с тобой обязательно туда выберемся, хотя бы на полдня. Вот на пятницу и планируй. И никаких отговорок. Там заодно и поговорим.
   - О чем? - удивился Федор. Действительно, какая тема может быть настолько не для чужих ушей, что Сева собирается обсудить его подальше от этого кабинета.
   - Например, о женщинах, - без улыбки объявил командир.
   Действительно вопрос вполне серьезный. Скоро предстоит переезд на новое место. Это не только новая штаб-квартира подразделения, но и место жительства и основной части личного состава, и управления отряда в том числе. Старые квартиры возвращаются в жилищный фонд Союза.
   И как раз по расселению есть вопросы. Например, Надя остается работать в Управлении. Теперь она будет курировать отряд. Хотя, конечно, спектр решаемых вопросов теперь весьма сузился. Но все же полной независимости отряду так и не дали. С одной стороны последнее немного неприятно, но с другой стороны очевидна и причина, которой руководствовались при этом главные. Все же есть опасение, что молодое руководство отряда по неопытности совершит ошибки. Такие, например, как потеря чувства меры.
   Итак, Надя остается жить на старом месте. Хотя у женской части в руководстве отряда и есть определенные предложения. Самая популярная, поселить её в новом микрорайоне. Однако тут есть серьезное препятствие. Постоянного транспортного маршрута, действующего каждое утро между Союзом и Восточным нет. Так что ей просто не на чем будет добираться на службу.
   То, что Федор и Всеволод не против и дальше делить одну жилплощадь на двоих, не устраивает уже подруг командира. Подселение к Мураеву кого-то из молодых так же как вариант не рассматривается. В первую очередь это не очень способствует планам по организации решения амурных проблем молодежи, так как последние будут просто испытывать неловкость перед начальством. К тому же излишнее сближение Федора, а через него и Всеволода с молодыми офицерами, так же не встречает горячей поддержки. Смотрят на это как на возможность появления неподконтрольного канала взаимодействия. Ну и кроме того у молодежи свои пристрастия, у стариков иные. Так что Аня и компания просто заботится о своем товарище. Имеется в виду, конечно, Федор. Нет, конечно, можно выделить одному Мураеву целую однокомнатную квартиру. Но тут пока препятствием является сам Федор, активно поддерживаемый Севой. Все же для него одного такая жилплощадь слишком много. В то же время командиры рот уже определились и с местом и с соседями. И переигрывать не очень удобно.
   Вася недовольно поморщился и подвигал плечами, чтобы разогнать кровь по жилам. Неприятный сырой ветер бьет мокрыми каплями прямо в лицо. У Распрагова есть еще один повод для недовольства. На этот раз все претензии к самому к себе. Вот зачем он пожалел новый демисезонный комплект? Нет. Натянул на себя старый видавший виды бушлат. И не длинный с теплым воротником, а коротенький. Хоть и отдавал его зимой в стирку, а потом еще и собственными руками зашил все дыры, все равно его состояние уже намного хуже, чем было прошлой весной. Вата слежалась в тонкий плотный слой, и бушлат сильно потерял в объеме. Да и ткань, кажется, сейчас намокает быстрее. Хорошо на голове каска и шапка под ней влажна только от пота.
   Это совсем недавно пришлось пробежаться до угла, дабы успеть занять позицию, спрятавшись за небольшой кучей обломков. По рации предупредили, что с другой стороны навстречу бежит целая стая шакалов. Хотя добыча, конечно, не ахти, но и на ней можно набрать очков. Стаю обнаружили с небольшого летательного аппарата. Теперь их в отряде много. Одновременно в воздухе висят не менее трех. Вот один из них и засек вредителей. И тут же сигнал поступил ближайшему патрулю.
   Уже март перевалил за экватор, а Вася только сейчас сумел выбраться на "полевые". До этого все время провел в кабинете, ну и еще в беготне по коридору. Преобразование роты в отряд потребовало много бумаг. Вот Вася и помогал Федору Николаевичу Мураеву справиться с ними. Что-то доверяется напечатать и самому. А так разложить бумаги, сформировать их по порядку, сходить куда-то забрать или передать документ. Найти кого-то, дозвонится куда-то, принять телефонограмму, занести данные в базу. Подшить отработанные материалы в КНД. Занести данные в Базу Личного Состава. Все это разумеется под контролем, но доверие по мере освоения поручений растет.
   Между тем пришлось весь личный состав распределить по новым штатам, для этого собрать на каждого небольшой пакет документов, оформить все это как полагается приказами. Особенное внимание уделили тем, кто идет еще и на повышение. Тут и материалов на каждого нужно больше, даже учитывая, что с учетом обстоятельств многие процедуры были упрощены. Все это потребовало времени и сил. Но отряд является практически живым, постоянно меняющимся организмом. Например, тут же начались перемещения, переходы, внесение поправок. Например, сам Вася. В феврале он числился в третьей роте. В начале марта его перевели в строевое подразделение роты управления. Кроме того кто-то за эти недели выслужил очередное звание по срокам. Вот отличиться настолько, чтобы получить в качестве поощрения пока никто не успел. Не сезон.
   Настоящая жизнь в Мегаполисе только пробуждается. И надо признаться, приятно осознавать, что тут люди находятся в лидерах. Они успели заранее подготовиться к весне. Личный состав боевых подразделений отдохнул и приведен в состояние боевой готовности. Люди все в расположении подразделений, прошли тренировочные сборы по восстановлению навыков, мотивированы и готовы к активным действиям. И как только потеплело, подразделения тут же приступили к боевому дежурству.
   А вот все остальные немного опаздывают. Живность, поселившаяся в развалинах, только начинает приходить в себя после спячки. Подрастерявшие накопленные перед зимой запасы, ослабевшие, голодные бакты, шакалы и мартыхаи тут же начинает искать себе пропитание. Только местами еще лежат целые сугробы снега, плохо пока он тает и внутри тех помещений, куда ему удалось проникнуть за эти месяцы. Жалкие ростки только пробиваются на поверхность. Поэтому крупных стай в округе просто нет. Не смогут прокормиться.
   Дины начали спускаться за кормами пораньше. Но опять-таки, в первую очередь они принялись отъедаться, поглощая в огромных количествах кучи различного мусора, подготовленные людьми во время сортировки развалин, которые к тому же раньше освободились от снега, тем более часть образовалась совсем недавно. И этот процесс в последние дни не прекращается. Правда, бойцы строевых рот в работе на развалинах уже почти не участвуют. Но есть личный состав двух тыловых рот, есть хозяйственные команды. Только три дня назад Вася приготовил приказ на прием семерых вновь прибывших вольнонаемных. И это только в состав отряда. Комплектованием остальных хозяйственных подразделений Анклава или как он официально называется Свободная территория Восточный или проще СТВ, занимается отдельное подразделение.
   Работы по разбору и сортировке сейчас перенесены на новое место, дабы не мешать динам питаться. По мере образования породы её тут же привозят на место кормления на нескольких КАМАЗах, как челноки снующих от одного пункта до другого. Только вчера Вася краем уха слышал, что уже через пару дней подвоз материала прекратится. Новые запасы уже начали копиться на другом участке. Туда и надо будет осторожно перевести и динов. Тем более это немного дальше от границ участка. А самкам скоро откладывать яйца. Так пусть это произойдет уже на новом месте. А ныне облюбованный участок будет отведен под хлебницу. Сейчас площадь отработанного динами участка составляет почти полтора гектара. Часть оставшейся отработки развезут по другим полям, а то, что останется тут, смешают с десятками тысяч кубометров добытой из развалин, состоящими на треть из строительного мусора, оставшегося от зданий, на две трети из обычного грунта с остатками дорожного покрытия. Часть породы из куч, окружающих участок, просто сгребут на готовящуюся территорию бульдозеры. Да и экскаваторам тут найдется работа. Зато за счет этих работ и площадь поля увеличиться почти на гектар. И тогда ее засеют хлебницей, а Другие оградят по периметру силовым полем. После чего вкруг будет возведена стена из собранного обычного кирпича и бетонных блоков и плит. Заодно начнется постепенная разработка окружающих площадей.
   Приказа начать отлов динов, пока нет. Тем более они сами концентрируются на трех участках. Один из них уже упомянутые ранее будущие посевы хлебницы. Второй расположен рядом с жилым микрорайоном. И после обработки будет использован для его расширения. Свободное Содружество Восточное формируется по подобию Союза. Жилой сектор, производственный сектор, сектор для динов и, наконец, патрульный участок. Правда уже есть и отличия. Роль отряда изначально в Восточном весомее. Неожиданно, боевое подразделение само оказалось весьма крепкой хозяйственной организацией. Хотя еще прошлой осенью подразделение было в первую очередь боевой единицей, отличающейся как раз тем, что все усилия и ресурсы направлялись на зачистку территории и отлов динов, в первую очередь головастиков.
   Но в последнее время вопросы тыла становятся более актуальными. Теперь на патрульной территории находятся несколько отдельно огороженных участков, внутри которых находятся различные отрядные объекты. Это и здания, и различные угодия, где растет хлебница, капуста и особенно тыква с орешником. Где-то даже поставлены стены из силового поля, а где-то это просто заборы, сложенные из кирпича, где-то нет ни того, ни другого. Зато теперь устроены стационарные посты для охраны и обороны. Как впрочем, и около простых кирпичных заборов.
   Основные строения, в которых дислоцировалась старая рота, окончательно приведены в нормальное эксплуатационное состояние. Как и раньше на первых этажах располагаются боевые структуры. В старом ППД сейчас базируются первая рота, подразделение спецтехники, группа связи. Тут же дислоцируются взвода: автотранспортный, тяжелой техники, по расчистке территории, обеспечения. Здесь же и ряд тыловых служб находящихся вне рот. Из тыловых структур тут две строительные бригады, ремонтники, склады собранного строительного материала, подсобное хозяйство по выращиванию свиней и коз, в котором содержаться еще два десятка кур. На втором ППД расположились третья рота и еще одно подразделение спецтехники. Кроме того там есть и отдельный автомобильный взвод.
   Оба многоэтажных здания старого ППД полностью приспособлены для проживания личного состава. Это без учета помещений для отдыха личного состава. Многие уже подали заявки на закрепление жилплощади в квартирах расположенных на этажах выше ротных помещений. Учитывая, что в результате многие бойцы получают возможность быстро прибыть в свои подразделения, руководство к этому относится вполне благожелательно. Так только Вася за последнюю неделю передал Федору Николаевичу не менее двадцати подобных рапортов от своих товарищей. И все они одобрены командованием.
   Постепенно осваиваются и расположенные рядом здания. Так одно двухэтажное деревянное строение возле первого ППД теперь используется для содержания животных, во втором устроены мастерские. Для хозяйственных нужд планируется приспособить и приземистое кирпичное строение метрах в ста от остальных. Кроме того, ремонтируется еще и один из расположенных рядом многоэтажных домов. На первом и втором этаже, где раньше располагались магазины сейчас вещевая служба. Тут хранится собранная в округе добыча. А вот квартиры выше пока пустуют. А вот трехэтажка рядом со вторым ППД уже полностью готово к использованию. Есть вода и электричество. Конечно и то, и другое подается с ограничениями. Но жить можно. На первом этаже работает столовая, началось заселение жилых помещений. Правда и там, и там работы пока приостановлены. Все силы брошены для приведения в порядок Жилого Сектора.
   Вася получил койко-место в двухкомнатной квартире, в новом микрорайоне, рядом со штабом. Со старого места не хотелось переселяться. Но тут, до нового места службы несколько шагов. Пришлось передислоцироваться и многим его товарищам по старому жилью. У кого-то рота будет дислоцироваться рядом со штабом. У кого-то, как, например, у операторов спецсредств на новом месте, так же как и у Васи, и вовсе рабочие места. Это у тех, кто занят управлением. Наладчики же аппаратуры кочуют по всему участку, устанавливая камеры наблюдения или собирая автоматизированные боевые системы. В этом отношении отряд все же пока похож на растревоженный улей. Но постепенно все приходит в норму. На последней неделе Вася уже дважды посетил новое жилье. Через несколько дней полностью обоснуется там, забрав из кабинета остатки имущества. Кажется, удалось сойтись с новыми соседями.
   А между тем до места и шакалы добрались. Сейчас растительности почти нет. Поэтому облезлым животным труднее прятаться. А вот операторам беспилотников легче их обнаружить. Да и тепловизоры сейчас работают лучше. Но бойцам, расположенным сейчас в засаде, больше придется полагаться не на технические ухищрения, а на собственное умение стрелять.
   У Васи сейчас в руках небольшой легкий карабин в чем-то напоминающий ППС. Например складным прикладом. Очень простой по конструкции и внутреннему устройству. Легкий компактный. А вот ствол немного длиннее, самозарядный , стреляет только одиночными, на ствольной коробке расположен прицел на три с половиной. В магазине тридцать пять пистолетных патронов 7,62х25. Появился карабин недавно. Это дополнительное оружие к АКМу. В отряде его начали использовать взамен дробовиков. Заметно легче и сам карабин, и боекомплект к нему. Отряд получает патроны с той стороны. А заряды для дробовиков уж больно тяжелы. Конечно, многие все еще продолжают ими пользоваться. Но теперь все патроны для гладкоствольных ружей мастерят тут на месте. У Свободного Содружества есть даже своя специальная мастерская, способная удовлетворят существующие потребности..
   Рядом из карабина на 6,5 миллиметров целится Вера Сосновская. Встречал ее еще прошлой осенью, когда еще Дениску охранял. Тогда девушка приезжала с Аней. Как раз охотились на дивов. В тот раз, кажется, и словом не удалось обмолвиться. А тут появилась такая возможность. Кстати, и представились заодно. Все это произошло сегодня утром при разводе. Она также числится в строевом подразделении взвода управления. Только её задача сопровождение руководства во время полевых выходов. Командует этим отрядом сама Золотова.
   - Огонь, - прозвучала в наушнике команда.
   И тут же почти одновременно грохнуло. Дальше выстрелы пошли уже в разнобой. Каждый выбирает себе цель в своем секторе и стреляет. У Васи, например, левая от себя сторона. Первый выстрел был в самого крайнего, ну а дальше в тех, кто пытается сбежать именно в эту сторону, примерно под углом в девяносто градусов от линии огня. Удирающие по другим направлениям не его забота. В помощниках у Васи Боря Якимкин. Он младше года на два, но в этих местах важнее то, что прибыл он только в конце прошлой осени. То есть опыта сосем мало. Стрелять ему доверили картечью из двухстволки двенадцатого калибра. И голову не потеряет и особой точности не надо. Что-то шакала да заденет. А по большому счету и подранки сейчас результат. Все равно не жильцы. К тому же раненный привлечет внимание тех, кто стоит выше в пищевой цепочке. Кто-то из них по кровавым следам быстрее дойдет до места гибели стаи.
   То, что места гибели стало ясно уже через минуту. Удрали две-три особи, да и то наверняка недалеко. Быстро проверили туши. Четверых пришлось добить. Всего добыли девятнадцать штук. Тут как раз помогло то, что на такие охоты стараются взять разнообразное оружие, в нарушение мнения, о необходимости достижения стандартизации боеприпасов. То, что оружие под разные патроны значительно облегчает установить, чей трофей. Так в секторе стрельбы Васи нашли три экземпляра с ранениями от пуль калибра 7,62х25. Стрелять тут такими теоретически больше никто не мог. Если конечно кто-то из соседей сильно промахнулся. Но такой вариант принято в расчет не принимать. Двоих отдали Боре. Хотя один из них имеет следы от пули, выпущенной Васей. Но последняя не задела жизненно важный орган. Поэтому трофей пошел в зачет молодому. С другой стороны полтора балла кроме Васи взяла только сама Золотова.
   Ну а дальше вернулись на место засады. Полчаса времени у них как минимум есть. Все равно пока никто не придет. Выстрелы в ближайших окрестностях было хорошо слышно. За это время надо активно поработать. Завалы тут состоят не только из строительного материала или остатков развалившихся зданий. Большую часть объема - свободная от застройки поверхность. Остатки асфальта и щебенки, глина, обычная почва из-под газона. Со временем все это постепенно утрамбовывается и смешивается с нижними слоями, где-то оставляют свой след осадки. Что-то и дины переработают. В результате остатки коммуникаций постепенно вылезают на поверхность.
   Вот труба с большим диаметром и составляет основу баррикады, за которым они укрылись. Теперь поперек той пристроили еще одну короткую, длиной всего метров в два. Общими усилиями установили рядом еще пару крупных обломков стены, сложили стенки примерно из полутысячи кирпичей. Притащили какие-то железные ящики, остатки мебели. В окрестностях нашли листы жести и пластика, несколько больших кусков линолеума. Из всего этого и соорудили что-то вроде хижины-времянки. Простоит несколько часов, а потом начнет разваливаться. Но зато до этого вполне себя укрывает и от ветра, но главное от дождя.
   А влажность в атмосфере весьма неприятная. Вася и Борис с двумя бойцами прошлись назад к тупичку. Туда сумел доехать отрядный грузовичок. Дальше прохода для него нет. Принесли оттуда три больших мешка с заранее собранными вещами. По очереди в укрытии сменили верхнюю одежду. Мокрую отнесли в тот же грузовик. Обратно с собой взяли термоса с обедом.
   На этот раз на Васе теплый бушлат, правда, без воротника и теплой подкладки, которой, между прочим, и не было, когда его где-то нашла одна из групп сбора трофеев, скорее всего в какой-либо бытовке для охранников. Уже поношенный, темно-серого цвета тогда он был выставлен на распродажу по минимальной цене, но несмотря на это особого внимания у потенциальных покупателей к себе не привлекал, а Распрагов взял его в качестве подменки. Сейчас не надо лазать по обломкам. Взопрел бы. А вот просто лежать и наблюдать вполне хорошо. Тепло и в какой-то степени удобно. Тем более, сверху еще и плащ-палатка, которую перед этим не брал, чтобы не цеплялся за все подряд при прогулке по окрестностям. И еще в этом бушлате совершенно не жалко, вот как сейчас, лежать среди мусора и грязи. Ведь хоть и постелил на место лежки кусок брезента, а все равно где-то и измажешься.
   Однако время идет. После расправы над шакалами прошло уже больше трех часов, и по-прежнему тишина. Уже и пообедали, и после этого уже Вася успел выпить стакан воды и зажевать все галетой. А вот возможностью закусить тушками шакалов никто еще не соблазнился. Между тем и очередное дежурство завершилось. Теперь можно завернуться в плащ-палатку и попробовать подремать. За несколько месяцев организм немного отвык от походной жизни. Сбор тех же кирпичей дело трудное, но все же это несколько иная нагрузка. Для того чтобы бегать по завалам требуются и другие навыки. Да и не стрелял давно. Вот и, кажется, что утомился. А тут еще сырая погода. Капли дождя стуком в импровизированную крышу напоминают о себе. Низкие свинцовые тучи так же давят на настроение. А тут достаточно сухо и тепло. Понемногу мысли начали путаться. Однако минут через двадцать Распрагова бесцеремонно растолкали.
   - Центр сообщил, что беспилотник заметил приближающихся дивов, - объяснила руководительница возбужденному личному составу. - Четыре экземпляра. Объявляю повышенную боевую готовность. Готовьте оружие. Скоро будем стрелять. Номера целей и за кем они закрепляются, объявлю после того как обнаружим их визуально.
   Стрелять в таких монстров небольшими пистолетными патронами практически не имеет смысла. Даже пуля, выпущенная из АКМ, причиняет лишь незначительное ранение. К тому же в данном случае еще и труднее попасть в уязвимые места. Но у группы есть и инное оружие.
   Например, нечто внешне напоминающее другую легендарную систему - ПТРС. Называется Пищаль-22. Отличается меньшей отдачей и лучшей кучностью. Зато снижена дальность выстрела. Ствол немного короче, приклад складывающийся. Установлен двухсполовинной кратный прицел. Но главное - стреляет 12,7 мм. патронами. Самозарядный. В съемной обойме пять патронов и не требуется второй номер. В результате он легче своего знаменитого родственника почти на семь килограмм, удобнее в переноске и применении. Вообще-то это скорее тяжелая снайперская винтовка с ухудшенной дальностью и точностью. Но зато по сравнению с ними достаточно дешевая, что как раз приближает его к ПТР.
   Для охоты на дивов конечно предпочтительнее настоящее Симоновское детище или его Дегятяревский конкурент. Но они значительно тяжелее и не столь мобильны. Все же вариант встречи дива в условиях Мегаполиса весьма незначителен. Вот на такой редкий случай на стационарных постах как раз используют несколько улучшенные аналоги ПТР. Но там есть и крупнокалиберные пулеметы.
   Новые автоматы, полученные с той стороны, в данном случае тоже действуют неплохо. В двухпатронных очередях вторая пуля влетает практически туда же что и первая. Но, только в первых четырех. Конечно, можно стараться стрелять реже. Но этот вариант не является оптимальным. Лучше уж добиться большего количества попаданий. Тем более пары все равно ложатся очень близко.
   Впрочем, и Пищаль вполне хороша. Если, конечно, руки не совсем кривые. Вася уверенно поставил перекрестье прицела на грудь вожака. С двухсот метров рисковать стрелять в морду не стал. Это вот пусть Золотова из своей винтовки попробует сделать. В мишень такого размера, учитывая, что придется стрелять с сошки, он может попасть гарантировано, но только если в неподвижную. А див не стоит на месте. Так что решено в грудь. И тут же начать добавлять. Рядом готовит свой СВД Сосновская.
   - Распрагов, Вера, бьем в перового, Якимкин из автомата, группа Гиреева, правый с отметиной на морде, Абалин левого, - скомандовала Золотова.
   - Готов,- быстро ответил Вася.
   - Огонь, - прозвучала команда буквально через секунду.
   В вожака он выстрелил трижды, когда поступила команда перенести огонь в Гиреевскую цель. Тот хоть и получил с десяток пуль в туловище и еще несколько в голову вполне еще боеспособен. Наоборот, раны разъярили его, и он уже преодолел половину расстояния до засады. Ружье стукнуло в плечо раз, второй. Надо менять магазин. А ведь хотел сменить его после четвертого выстрела. Но процесс стрельбы слишком затянул, и голова почти отключилась. Работал в основном на навыках. Между прочим можно было дослать патрон в патронник и добавить в магазин еще один. Не сейчас, а тогда, в начале боя. Теперь уже нет смысла. А тогда из головы и это вылетело. Что же новый магазин заряжен, первый патрон в стволе, в прицеле самый маленький из дивов. Приказа не надо. Сами тоже чего-то стоим. Выстрел. Ствол немного ушел вверх. Тщательно контролировать себя как при первых выстрелах уже не удается. Но получилось вроде хорошо. Попал то ли в шею, то ли в морду. Второй выстрел получился точнее. Вот только как насчет эффективности? До дивов всего ничего. Тот, определенный как первая цель, уже в метрах сорока. Теперь с сошки промахнуться уже грешно. По крайней мере у Васи результаты после того как приучил себя правильно жать на спусковой крючок результаты стали весьма хорошими. Глаз то у него верный. Проблема только в том, что труднее совладать с левой рукой. Хотя она у него и не слабая. Выстрелил в морду и не промахнулся.
   Пошли смотреть добычу. Оружие наизготовку. На всякий случай. Бывает всякое. Но на этот раз не понадобилось. А Боря все же молодец. В диве-вожаке не менее полутора десятков от его пуль. Посмотрел его расход боеприпасов. Сорокопятку-магазин тот так до конца и не израсходовал, значит, стрелял достаточно спокойно, старался лучше целиться. Сняли "скальпы", часть лапы и клыки и отошли на позицию. Есть еще несколько светлых часов, может на угощение пожалуют еще гости. Сообщили в дежурку. Отозвался сам командир. Принялись решать, что делать. Присылать смену на ночь или нет. Мобильный стационар сюда не доставить, да и туши тащить далековато. И присылать технику для того, чтобы проделать проход не имеет смысла. С одной стороны разгонят все вокруг, причем только примерно до полуночи, с другой стороны не успеют.
   Однако оказывается, Вася не все учел. Через полчаса его, Борю, Гиреева, Абалина и еще четверых парней отправили до места остановки транспорта. А туда уже прибыли два тягача, и ребята выгружают грузы. И первые двое уже взваливают свою порцию на спины.
   - Вася, Ваня давай показывайте дорогу, - вместо приветствия весело крикнул им Шамиль Фархутдинов. - Леша им впереди идти, дай что полегче.
   Этим самым "полегче" оказался, например, тюк с утеплителем. Такой же достался и Ване Абалину. Задавать вопросы, меняться новостями некогда. Двинулись в путь. За ними остальные. Еще тюки, какие-то листы метр на полтора, длинные металлические столбики. Пришлось сходить за грузом еще раз. Когда вернулись, метрах в сорока от приманки обнаружили целую стройку. Через каждые полтора метра поставлены три ряда столбиков. Два крайних высотою примерно в два метра, средний - сантиметров на пятьдесят выше. Теперь же по периметру все это обносится стеной из тех самых листьев. Они прикрепляются с обеих сторон от столбиков. Пространство между ними заполняется тем самым мягким материалом из тюков. Прямоугольник имеет стороны шесть метров на три. С каждой стороны дверь шириной в семьдесят пять сантиметров. В результате на все понадобилось сорок восемь листов. Из них тридцать два размерами полтора метра на метр. Поровну целых и с прорезанными прямоугольными оконцами для бойниц размерами двадцать пять сантиметров на пятнадцать. Еще восемь с прорезями для установки четырех дверей. И четыре треугольника для третьего верхнего ряда по бокам.
   А вот и смена. Они принесли с собой листы для крыши. Все можно двигаться домой. Однако еще двадцать минут ушло на то, чтобы собрать домик окончательно. Теперь внутри работает генератор, снаружи установлены четыре больших прожектора. Жаль, пока не появились другие стаи вредителей. Но сегодня пополнить счет уже не удастся. Пока не стемнело, группа отправилась к ожидающему их транспорту.
   Федор Николаевич быстро осмотрел площадку перед входом. Стая бактов на месте. Расположились перед щелью и ждут. Только вот чего? Ждут, что дин вылезет к ним. А зачем? Взрослым особям в такой ситуации проще сменить место. Правда, при этом откладка яиц состоится позже. Ну и для самки все это пройдет не безболезненно. Но рисковать драться с большой стаей бактов они не будут. Тем более самка непраздна.
   А вот в интересы людей такой вариант точно не входит. Чем больше кладок сделают дины, тем лучше. И перспектива сокращение количества голованей их весьма не устраивает. Каждый из них это и очистка большей площади, и драгоценные жемчужины, и новые дины в недалеком будущем. Поэтому зря бакты решили побеспокоить эту парочку.
   Оператор беспилотника оперативно обнаружил стаю, и группа охотников тут же выдвинулась на место. Пока сегодня досталась только группа мартыхаев голов в десять, и все. Быстро перестреляли, быстро помогли загрузить в самосвал, благо теперь в группах по сбору есть четыре маленьких крана. Два на колесной базе, два на гусеничном ходу. Кроме того есть пара тракторов с подборщиками. Пока большая часть техники занята на разборе завалов, но те, что на дежурстве уже доказали свою полезность. Экономия человеко-часов налицо.
   Так что успели и отдохнуть больше часа, пока не поступил новый вызов. А вот тут собралась солидная стая. Можно пополнить свои показатели. Поэтому Федор Николаевич взял с собой всех людей.
   - Неркин, твое отделение на месте? - почти прошептал в рацию Мураев.
   - Так точно товарищ капитан, - ответили так же тихо. - Видим бактов хорошо.
   - За твоими часть стаи. Правее двух прислонившихся друг к другу блоков. Над ними еще торчит кусок трубы. Видишь?
   - Это где рядом еще полплиты с торчащими прутьями? - уточнил старший унтер-офицер.
   - Да, - подтвердил Федор Николаевич.
   - Хорошо вижу.
   - Минута на распределение целей. Рома, твои готовы?
   - Да, - ответил другой голос.
   - Я беру группу из трех особей. Ближе к нам. Стреляем одиночными. Для снайперов первоочередные цели: урод с одним глазом, особь в десяти метрах от моей троицы. Шустрого видите? Бежит на левый фланг. Отлично? Его сразу на прицел. Еще черный. Дальше выбирайте сами. Пулемет. Андрей. Поставь завесу перед теми, кто рванет влево. Салават и Тарас вы ему помогаете. Пятнадцать секунд до готовности.
   Отстрелялись как в тире. Ни один бакт не ушел. Свою троицу Мураев положил десятью выстрелами. Неплохой результат. Правда, одного пришлось добивать. Но бывали моменты и посложнее. Поэтому и этот момент прошел обыденно. Доказательства, свидетельствующие о количестве побед, собраны. Даже успел тут же раскидать баллы участникам. Остатки бактов оставлять тут не желательно. Привлечет с округи падальщиков, стрелять в которых тут не желательно. Можно спугнуть самку. Поэтому все надо отсюда убрать.
   Мураев уже передал в дежурку запрос на автомашину и кран. Но пока маленькая колонна запаздывает. Горшков почти всю технику, какую можно, задействовал на хозяйственные нужды. Надо поговорить с Севой. Конечно, Андреевич не в игрушки играет и понятно, что он хочет использовать каждый весенний день. Но все же количество трофеев растет с каждый днем. И увеличивать количество засад с приманкой уже нецелесообразно. Перед каждым стационарным постом уже есть своя кормушка. Еще рядом с пятью точками подготовили только легкие укрытия для охотников . На одну такую Федору, сегодня надо вести смену. Дороги пригодной для прохода транспорта непосредственно до точки нет. Почти триста метров надо идти пешком. Поэтому меняющиеся пятерки в обе стороны сопровождает специальная группа. Сначала одну до позиции, потом вторую обратно. Так что особого желания ждать чего-то и медлить нет. Хорошо подогнали автобус, где люди сейчас и сидят. Для Мураева выделена целая Нива.
   - Товарищ капитан, чайку не желаете? - спросил водитель, указывая на дымящийся термос. - Только без сахара. Но чай хороший. С той стороны привез целых десять килограмм. Правда, половину продал. Но ничего. Говорят, теперь на ту сторону чаще будем ходить?
   - Да. Это я про то, что на ту сторону чаще будем ходить, - ответил Мураев. - А насчет чая, налей с полкружки. А то, что без сахара, так это лучше.
   Сделал глоток. Действительно хорошо и даже немного согрелся. И ведь вроде и солнце сияет ярко, и судя по градуснику, температура выше десятки. А все равно, что-то неприятно. И ветер сильный. И еще что-то. Такое ощущение, что холодно в первую очередь внутри. Воздух что ли такой? Зря суконную подкладку с куртки снял. Хоть верхняя ткань и прочная, и плотная, и под ней свитер, все же погода ранней весны обманчива. Достал галету и принялся медленно, тщательно жевать. Когда еда вслед за чаем попал в желудок, стало теплее.
   - Может еще чаю?
   - А, пожалуй, налей столько же, - согласился Федор Николаевич, и тут же предложил в ответ. - Сам кусок сахара или карамельку не возьмешь?
   - Разрешите карамельку, - не стал отказываться боец.
   Может просто не хочет отказывать начальств? Нет. Тут же воспользовался предложенным. И по виду действительно так ему нравится лучше. Мураев достал еще одну конфетку и вторую галету. До сих пор он старался с бойцами на "вы". Казалось, что так правильно. Подчиненные также достойны уважения и вежливого к себе обращения. Но довольно быстро выяснилось, что многим это не нравится. Попытался объясниться в личном разговоре. Нет, не убедил. Считают, что так слишком сухо, официально и отстраненно. Вроде как сверху вниз. Поэтому пришлось в личных разговорах чаще подчеркнуто употреблять "ты". Вроде как доверительное отношение. Для себя решил, что тут выход только одно - обходится при этом без начальственных интонаций. Уж если на "ты", то и старайся говорить как с равным.
   Между тем горячий чай, и нехитрая еда сделали свое дело. Внутри быстро потеплело. Да и воздух в салоне Нивы прогрелся. Чтобы ненароком не задремать, Федор вылез наружу и накинул на себя, снятый ранее бронежилет. Запросил дежурку. Пока все спокойно, автомобили на подходе, оператор только, что прошелся по округе и никого не обнаружил. Точнее это прибор пролетел по окрестностям. А уж визуально и с помощью приборов ничего не заметил оператор.
   Федор уже хотел было опять вернуться в салон, когда он вылез. Он - это большой, очень большой дин. Хорошо машины для перевозки личного состава заранее приказал поставить в укрытие так, чтобы сама площадка просматривалась, а вот транспорт оттуда не виден. Дин посмотрел по сторонам и через пяток секунд раз-два и схрумкал первого бакта. Тут же взялся за второго. А вот после третьего трапезу прервал. Зато начал подозрительно озираться. А в это время из укрытия вылез дин поменьше. Это относительно спутника. И кажется это самка.
   Прошло уже две минуты. Второй дин за это время скушал уже пяток бактов, да и первый проглотил еще одного. И все же этот в первую очередь следит за окрестностями. Люди же пока как завороженные наблюдают за этой картиной. Это не только водитель Нивы и сидящий рядом боец сопровождения. Хорошо видно как люди прильнули к окнам и в автобусе. И тут только Федор догадался, схватиться за рацию.
   - Центр - Молоту. Центр - Молоту, - и подождав немного, тут же добавил, - Центр - Молоту.
   - На связи Центр, - ответила рация. Немного лениво. Слово "связи" с ударением на "и". Но, кажется, на той стороне быстро вспомнили, с кем разговаривают. - Слушаю тебя Молот.
   - Коробки, которые идут к нам, поверни обратно, надобность отпала, - скороговоркой немного захлебываясь скомандовал Мураев.
   - Молот, я Рубин. Подтвердите отбой,- появился третий участник разговора.
   - Рубин, тебе отбой. Отбой. Повторяю отбой. Возвращайся.
   - Понял вас Молот. Возвращаюсь.
   - Центр, я Молот. У меня тут пара больших динов появилась. Думаю, эвакуация трофеев не имеет смысла. Бактов они сами сгрызут. Пока они обедают, я на Ниве остаюсь здесь. Автобус с личным составом уходит к вам. Постоянный пост тут не имеет смысла. Только динов спугнем. А вот один беспилотник пусть периодически крутиться над этим районом. Записал?
   - Да, все. Доложим командиру через минут пять. Прикрытием с воздуха уже занялись.
   - Конец связи.
   Вечером после ужина обсудили ситуацию с командиром. Доклад Мураева командиру по распорядку в восемнадцать часов. Но сегодня пришлось четверть часа ждать своей очереди. Да и материалов накопилось много. С трудом уложились в полчаса. Всеволод подписал три приказа, распоряжение, семь представлений на перемещение, четыре запроса, согласовал рапорта, утвердил новый график отпусков на Звемелин и две служебные проверки. Два проекта и одно представление оставил себе на ознакомление.
   Федор Николаевич быстро раздал документы исполнителям, дожидающимся его возвращения. Кроме дежурного специалиста, это обычно Катя Яснова, Лида Арсентьева, Витя Ярославин, Олег Тихонов, Марат Аракеев, Рома Жернов, Саня Уралов, Жора Немиров. Ну и в последнее время Вася Распрагов и Володя Шакратов. Последние двое обычно готовят документы непосредственно по указанию Мураева, редко Екатерины Александровны. Поэтому если, что им их и переделывать. Рома Жернов скорее нужен для исполнения срочно возникших заданий. Саня Уралов теперь отвечает за вооружение находящееся в боевой готовности. То есть то, что расконсервировано, проверенно и в любой момент может быть использовано и применено. Это закрепленное за каждым бойцом, а так же то, что находится в оружейке, откуда при необходимости по первому требованию выдаются подразделениям. То же самое с боеприпасами. Так получилось, что за все это отвечает не Виктор Андреевич, а Федор. Так же как и за стрелковую подготовку личного состава
   А вот то, что находится на складах это уже епархия Горшкова. Создание запасов, хранение. Собственное производство, наконец. И все же Виктор Андреевич предпочитает больше заниматься непосредственно хозяйственными процессами. Добыча, производство, посевы, скотина. А вот из боевой деятельности его привлекает только сбор имущества. Ну и разумеется дины.
   В отряде, по сути, нет штаба. Дежурная часть, отделение оперативного планирования, разведывательное отделение подчиняются Золотовой как первому заместителю командира. Она же курирует и боевые подразделения. В том числе моторизованные взвода, в отличие от автотранспортных, подчиняющихся тылу.
   Федору Николаевичу подчиняется административный отдел Кати с отделениями: учета Лиды, организационный Олега Тихонова и по личному составу Вити Ярославина, взвод управления, отделение информационно-технического обеспечения Жоры Немирова, служба вооружения, курьерское подразделение, центр боевой подготовки, архив.
   Но это не значит, что теперь он только кабинетный работник. Ему необходимо регулярно бывать в боевых порядках. Вот как сегодня. Так, например, за сутки он должен посетить как минимум раз одну роту. Кроме того кому-то надо возглавлять сводные боевые группы. И правило, что весь личный состав должен отработать свои "полевые" никто не отменял. Это тоже способствует тому, что бумажной работой занимаются только те, кто имеет склонность и способность к этой деятельности, а не те, кто решил устроиться на спокойное место.
   Со своей должности Федору теперь хорошо видно как работает огромный бюрократический аппарат. Одним из способов обеспечения эффективности его работы п привлечении к нему личного состава снизу доверху. Это способствует и прозрачности всей этой деятельности, и как результат - заинтересованности личного состава. Так ежедневно из боевых отделений в роты поступают сводки с результатами работы. Потом они идут в подразделение учета, одновременно туда же идут сводки из дежурной части и ревизоров. После этого сведения заносятся в базу данных, в том числе на счет каждого бойца отдельно. И уже недельная сводка из отделения учета возвращается обратно для уточнения и сверки. На первый взгляд бессмысленный бумагооборот, отвлекающий сила и средства. Но с другой стороны благодаря этой системе налажена система учета результатов боевой деятельности и отдельного бойца, и подразделения. От этого зависят всякие надбавки и премиальные, что является весьма существенным элементом для воспитательной работы и поддержания дисциплины, стимулирования личного состава. В конце концов, это то, ради чего бойцы прилагают все свои силы во время боевых дежурств. При этом не следует упускать из виду и соревновательный момент.
   Разумеется, командиры не имеют возможности лично оформлять все справки, писать отчеты, докладные. У каждого есть помощники, выполняющие черновую работу. Это может быть кто-то из числа бойцов, как в отделении или штатные писаря, как в ротах. И конечно, к работе привлекаются все офицеры подразделений.
   Но это только часть потока. Много и других документов. Для того чтобы отряд действовал эффективно требуется постоянная организационная работа. Теперь это сложная структура, состоящая из многих подразделений, служб и главное людей. И у каждого свои интересы, желания, стремления, и не только сильные, но и слабые стороны. Поэтому и необходимо добиться их согласованных действий, порядка, координации и кооперации. Кроме того нужен и контроль. И все это должно быть зафиксировано, в том числе, чтобы не запутаться, не забыть и избежать конфликтов. Неважно на бумаге или на другом носителе. Поэтому в отряде есть уже специальные группы.
   Ну что же пора торопиться на ужин. Потом надо просмотреть отчеты о работе за день подчиненных, подготовить для них дополнительные распоряжение на завтра. Да и представления к присвоению очередных званий и материалы на выдвижение надо почитать. И либо согласовать, либо вернуть на доработку. Аттестационная комиссия в четверг. Поэтому нужно подготовить список личных дел на послезавтра. Кроме того, наконец- то готов каталог отрядной библиотеки. Надо бы хоть полчаса уделить и ему. Завтра времени не будет. Они с Всеволодом договорились с утра вдвоем полазить в развалинах. Поэтому решил сегодня заночевать тут на службе. Благо к кабинету примыкает небольшая комната отдыха.
   Когда-то в трехэтажном здании располагалась администрация большого городского района с населением тысяч в двести. Поэтому кабинетов тут хватает. Тем более тут сейчас только дежурная часть и управление отряда. Те же роты располагаются на первом этаже здания расположенного рядом. В этом же доме как раз и живет и часть личного состава. Но основная часть поселилась в девятиэтажке напротив. Для гражданских специалистов Восточного выделили еще один дом, расположенный чуть подальше. Руководство работает в офисном здании в промышленном секторе.
   Однако планы планами, а утром пришлось задержаться. Хоть Всеволод и провел планерку в ускоренном темпе, но все равно нашлись срочные дела. Так возник конфликт между ротами по установке двух новых автоматизированных боевых систем. Пришлось разбираться, и, в конце концов, и вовсе заново провести линию разграничения. Потом последовал звонок от генерала Кожухова. У Горшкова нашлось неотложное дело. В результате выехали только часов в десять.
   Зато дальше все пошло по плану, даже препятствия и трудности. Удалось доехать прямо до нужного места. Дорога вполне неплохая, проложена еще в прошлом году. А еще тут рядом стационарный пост. Его установили для того чтобы приглядывать за капустным полем, зарослями хлебницы и поселившимся рядышком Дениской. Головастик неплохо закусил тут напоследок. Следы остаются до сих пор. Виктор Андреевич хочет, не дожидаясь пока хлебница сама со временем распространится на новые сотки приготовленные Дениской, уже сейчас засеять их. Кроме того засыпать на территорию занятую капустой смесь из порошка образовавшегося, на участках где растет тыква, грунта с высоким содержанием песка, мелкого щебня, глины и немного чернозема, собранного по окрестностям. Если удастся организовать полив, то урожай будет хорошим. Практически тот же материал идет и на участки, оставшиеся после Дениски. Но он составляет не более трети от создаваемого слоя. Остальное это различный строительный мусор, в том числе крупные обломки кирпича, куски, оставшиеся от бетонных плит.
   Группа в составе Кати, Студента, Куницына, Андреев и Полины Владимирской занялись изучением территории. А вот двое представителей высокого начальства тут же отправилась осматривать тот участок, где Дениска скрывался в последние дни. Начался нудный, внимательный осмотр местности. Стараясь не упустить ничего интересного, Федор и Всеволод, принялись сектор за сектором изучать каждый квадратный метр. Сильно мешает оружие, находящееся в готовности, и защитное снаряжение. И хотя местность проверена, неожиданная встреча не исключена.
   Кроме острых глаз у обоих в руках и специальная техника - поисковые приборы вроде миноискателей. Особенность их в том, что вот эти устройства реагируют на жемчужины. Однако сейчас они молчат. Время же идет. Уже пол-одиннадцатого, а ничего найти не удалось. Посмотрели почти все укромные места, где Дениска мог сформировать кокон. Но нет. Никаких следов. Искать на более-менее открытых участках, наверное, не имеет смысла. Если только её как-нибудь туда не выкатили. Однако намека на это все равно не видно. А вот большая щель очень интересна. Прибор ничего не показал, но кто его знает, насколько там глубоко. И главное дин, даже такой большой как Дениска, туда мог пройти. Вот только людям приходится передвигаться тут в полусогнутом положении, и все равно, не удается избежать касаний об потолок или стенки то головой, то спиной. Хорошо на себе старые бушлаты. Новую одежду пачкать тут было бы жалко.
   Совсем недавно тут лежал, снег. Местами сейчас он заледенел, и ноги постоянно проскальзывают по нему. А где то собрались лужи. Вода капает и сверху, да и стены сырые. Учитывая накопившиеся тут пыль, кирпичные крошки и разный мусор, в проходе весьма грязно. А еще приходится быть осторожными, опасаясь обвала. Но вроде тут все прочно. А вот и поворот налево, а впереди небольшое углубление примерно в полметра и тупик.
   Вот тут Мураев чуть и не споткнулся. До сих пор поверхность была достаточно ровная и никаких серьезных препятствий на ней не встречали, вот и перестали внимательно следить. Чтобы осмотреть, эту досадную помеху Федор направил луч фонаря и замер. Всеволод направил в эту точку свой прибор и тут же последовал писк, который привел Мураева в себя. Вот же оно. То, что искали. Действительно после того как обломок обтерли ветошью и хорошенько осмотрели, сомнения в том, что это не просто жемчужина, а именно та, которую искали, отпала. Крупная жемчужина. Такие, находить еще не приходилось.
   На осмотр потратили еще минут десять, но это так, уже довольно формально и выбрались наружу. Теперь пришлось еще хуже. Пока вылезали, измазались окончательно. Грязные, мокрые, усталые и очень довольные Всеволод и Федор пару минут наслаждались отдыхом, возможностью выбраться и вздохнуть воздух полной грудью. И главное! Вот она ЖЕМЧУЖИНА! Между прочим, это восьмая жемчужина за этот месяц, вернее три недели, которую обнаружили. И все они на счету двух командиров.
   Правда, никакого особого чуда в этом нет. Просто поиск идет целенаправленно с учетом выявленных в конце прошлого года лежек головастиков. Так что, где примерно искать лежку они знали. Ну и техника у них самая лучшая. Есть еще один момент. С декабря был установлен мораторий на поиск жемчужин. Даже когда в январе-феврале разбирали завалы, старались места предполагаемого нахождения ценного приза обходить. Все для того, чтобы потом пополнить бюджет отряда и анклава. Ну вот, прилип этот термин, хоть он и неправильный, а никак с этим не справиться. Почему то все вокруг употребляют это слово анклав. А вот официальный Свободное Территориальное Содружество "Восточное", в основном используется только в документах.
   Возвращаясь к вопросу жемчужин, справедливости ради и во избежание разных подозрений сразу надо отметить, что и Всеволод, и Федор заранее отказались от всяких призовых. Иначе получается все же не совсем правильно. Иначе получается, что они воспользовались служебным положением и информацией, полученной благодаря своей должности, ради личного обогащения. С другой стороны места, где искать жемчужины на прошлогодней территории старой роты это не такой и секрет. Поэтому элемент несправедливости существовал бы при обнаружении трофея любым бойцом. И в то же время лишать их при этом призовых, тоже не самый лучший выход. В любом случае остается неприятный осадок. Вот поэтому и решили проверять все подобные точки только вдвоем. Никому платить не надо, а отряду польза. И никого не обошли.
   Несмотря на размер жемчужины, решили взять за него стандартную цену. Это как бы выражение благодарности Родичевым. Теперь казна отряда станет уже довольно солидной. Более брать кредиты уже не стоит. На расходы на ближайшие месяцы хватит. Тем более, пока не нужно торопиться с выплатой долгов. Проценты начнут начисляться только через полгода. А до этого нужно создать хорошую техническую базу. Разумеется, это не касается поставок от Родичевых техники, боеприпасов и продовольствия. Тех, что идут как беспроцентная ссуда или гуманитарная помощь. А вот за остальные товары можно начинать и платить. Тем более в последний раз Родичевы обещали и другие каналы поставок. Кстати, вот как раз эти жемчужины должны помочь ускорить этот процесс. Федор еще раз восторженно осмотрел трофей, и снова обтер его. Отличный результат. И Жемчужина очень крупная, солидная.
   Впрочем, к вечеру восторженное настроение по поводу этой находки несколько померкла. После обеда нашли целых три трофея. Каждый из них намного меньше диаметром первого. Но зато они берут числом. К тому же по сравнению с тем, что нашли в декабре на "диких территориях" эти на вид вроде крупнее. Жаль с тех не стали снимать размеры. Теперь приходится только гадать.
   Почиванию на лаврах помешало большое количество накопившейся текучки по основной должности. Вернувшись, опять разбирал бумаги до девяти вечера. Но зато вроде все сделал. Правда, и на следующий день запланирована большая программа. Только следующий поход за жемчужинами предполагается на следующие выходные. Тогда можно будет за день посмотреть еще три-четыре участка. К тому же светлое время будет на несколько минут, но длиннее. А пока нужно выбросить все размышления из головы и улечься в постель. Конечно, в помещении холодновато. Вечером прохладнее, к тому же ради экономии топят меньше. Но все же Федор Николаевич лег под одеяло раздетым. Тем более час назад пользовался душевой кабинкой у Всевелода. Он, кстати, ночует тоже здесь же.
   Надо будет все же выбрать время и заняться квартирным вопросом. Только вот с делами надо разобраться. Большую часть организационных вопросов решили, теперь надо бы с жемчужинами разобраться. А там можно немного и разгрузиться от забот. Должен, же этот аврально-романтический период закончится. Хорошо еще по ночам на постах не приходится дежурить.
   Хотя есть проблема с пополнением личного счета. Теперь за ночь баллов не набьешь. Да и офицерских групп для него нет. Надо проследить, чтобы в четвертую неделю ежедневно его назначали старшим одной из групп быстрого реагирования. Если подобрать еще хорошего заместителя, то будет совсем хорошо. Можно заниматься текущими делами и в дежурке. Там и людей принимать. А при обнаружении стаи выезжать на место. Причем, если только цель будет стоящая. Тогда можно за короткий сравнительно период набить и нужное количество трофеев. Или не стоит жадничать?
   И как всегда в планы пришлось вносить коррективы. Ровно через неделю Федор Николаевич и вовсе оказался в другом месте. Впрочем, эта поездка оказалась довольно интересной. Перед ним открылись новые, доселе незнакомые страницы жизни людей в Аномалии. Не Мегаполиса, а жизни в этом Мире, так как дело касается не привычных уже условий пребывания среди развалин.
   У Восточного есть еще два небольших участка территории. Причем оба совершенно изолированы от окружающей обстановки. Попасть в каждый из них можно только через внутренние порталы. Вот по одному из них Федор Николаевич и попал в сельский эксклав Восточного. Или анклав по отношении к окружающей местности.
   Другие оградили небольшой кусок территории за пределами Мегаполиса и поместили тут небольшой фрагмент сельской местности. В центре среднего размера село или деревня. Через него протекает небольшая речка, берущая начало в лесочке, участок которого так же оказался тут внутри за оградой. Есть еще небольшой то ли хутор, то ли поселок из нескольких домов на юго-западе. Как раз на опушке того же лесочка. Тут еще один исток. Вернее родник, из которого вытекает ручей. Этот направил свой путь уже почти строго на восток. Но главное сельский эксклав это четыреста гектаров пашен, двести культурных пастбищ и примерно столько же лугов пригодных для выпаса скотины. Есть два небольших пруда, получившиеся после заполнения овражков. По краям меньшего по размеру, стоит сам населенный пункт, второй побольше расположен на юго-западной околице, со стороны, откуда и втекает речка.
   Есть оборудованное зернохранилище, молочная ферма в рабочем состоянии, конюшня. На другом конце база тракторной бригады с мастерскими, кузницей и помещениями для отстоя техники. Там в первый же день обнаружили несколько исправных тракторов и комбайнов. Имеется и заправочная станция. Чуть дальше огромное овощехранилище. Сразу же взяли под контроль и школьные мастерские, где стоят не менее десятка станков, в том числе, циркулярная пила. Вторая установлена на территории зернохранилища.
   Для решения проблемы с электричеством пока используются три дизельные электростанции. Одна из них - мощная армейская ДЭС, работает круглосуточно. На ферме, зернохранилище и тракторной базе свои отдельные установки. Народу тут сейчас живет около сотни. Семейных пар немного. Им выделили небольшие дома пятистенки. Для остальных устроили несколько мужских и женских общежитий в больших домах.
   И уже возник вопрос, что делать с остальными. При каждом есть огороды и сады. Их решено использовать по назначению. Но дома и хозяйственные постройки занимают место. А народу все равно в будущем прибавится максимум раза в два. Если, что вместе с дополнительной территорией установят и населенный пункт.
   Да и насколько нужны хозяйственные постройки? Пока скотины мало. Получили от Союза около сотни коров. Но взамен пришлось отдать в аренду часть собственных пастбищ. Соседи заняли хутор на окраине леса. Места для коров и будущих телят много и на ферме. Тем более лошадей тут нет, а конюшня есть. К тому же все местные поселенцы знают, что они в этих краях временно, поэтому пускать корни тут не намерены. Вот и стоит вопрос о сносе нескольких подворий с наиболее ветхими строениями.
   Так Федор неожиданно и оказался в комиссии по рассмотрению вопроса. Все же село считается материальной ценностью принадлежащей всему хозяйству Восточного. Кроме того надо осмотреть окрестности. Другие тут какое-то новшество придумали. Теперь вот придется результаты их неожиданной инициативы расхлебывать. Прибыли сюда под вечер, пару часов назад семь человек. Старший Федор Николаевич. Для них в селе выделили целый дом. Ужин приготовили прямо тут на кухне, да и стол накрыли тут же. Натопили и баньку. Федор Николаевич, вернулся оттуда минут десять назад. Сейчас решил посидеть над прихваченными с собой бумагами. Да и местную карту надо посмотреть, пока еще есть электричество. Через полчаса его выключат. Придется пользоваться фонариками, керосиновой лампой или свечами. А лучше спать. Вот придут остальные из бани и можно уже ложиться. Тем более, завтра подниматься рано.
   Утром первым делом начали осматривать дома. Добротные, большие, с множеством комнат, сразу отпадают. Они к тому же и более поздней постройки, и соответственно обустроены лучше. Вот просмотрели три дома, и в каждый проведена вода из своей скважины, есть котельная под газ. Имеются и теплые сараи, и другие пристройки в хорошем состоянии. Эти усадьбы пригодятся и под общежития, и для содержания части скота. При одном есть очень хороший гараж с небольшой мастерской. Кроме того перед этим домом целая площадка для ремонта.
   Примерно через час решили большие дома больше не смотреть, а сразу вносить в реестр. И таких довольно много. Вот с небольшими домами проблема. С одной стороны можно их все сразу включить под снос. Но среди поселенцев есть и семейные пары. Многокомнатный дом им не выделить. Для двоих слишком много, да и на содержание жилья в порядке у них будет уходить слишком много времени. Поэтому решили сделать два списка. Сначала большой из более менее пригодных для проживания людей, с проведенным газом, исправным отоплением. А потом уже из этого числа отобрать десятка полтора лучших.
   Дело пошло довольно быстро. Уже через полчаса комиссия добралась до довольно глухого конца деревни. Тут от очередного переулка, ведущего к мосту через пруд, дальше на восток, из восьми домов только три на момент переноса были жилыми. Или за ними хотя бы был уход. А так два уже начали и разваливаться. Но тут у местных появились свои предложения.
   - Неплохо бы тут свинарники устроить, - предложил один из помощников директора хозяйства.
   - Ну а дома вам зачем? - удивилась Вероника Романовна, включенная в комиссию от управления Восточным. Точная ее должность пока осталась неясной. То ли специалист, то ли инструктор.
   - Так прямо в них и будем содержать свиней, - заявил бригадир животноводов.- Ну, хотя бы молодняк во время холодов. Остальных можно и в обычных сараях поселить. Помещений нужно будет несколько. Отдельно для производителя. Отдельно для молодняка, в том числе на убой, отдельно для маток. Этим и вовсе каждой необходимо устроить отдельный закуток. Вот этот дом неплохо подойдет. Тут и сарай хороший с загонами. Для теплого времени самое то. Ну а на время холодов уже в дом. Пару окон заделать, подпол засыпать, снести печку, да разделить на несколько частей. Рядом дом уже под зимовку поросят отдельно. А вот ...
   - А вот следующий дом надо снести, - вмешался Федор Николаевич. - Там никакую скотину не сможете держать. Еще придавит.
   - Этот да, - согласился животновод.
   - Ну, вот со всеми пристройками и снесете, - продолжил Мураев. - Пригодное отберете, ну а все остальное, что на дрова, а что и вовсе на переработку.
   - Зачем на переработку? - не согласился Горшков. - Да и мусор убирать не надо. Наоборот еще привезем из города сюда три-четыре Камаза породы, только особой, рассыплем равномерно, соединим этот участок с пустырем рядом, вон как там зарасло, да и всякого ненужного барахла там наверняка накидано. Потом засадим все капустой. Но не обычной, а нашей мегаполисной. Вон тут колодец, действующий рядом, с реки можно шланг положить, в конце концов, воду в бойлерах сюда возить. Спуск то рядом, дорога есть. А мегаполисная капустка она воду любит сильно. Зато корм будет для тех же свиней.
   - Но дикая городская ведь мало пригодна для употребления в пищу, - возразил Уралов.
   - Почему это. Мы же с тобой её чуть ли не каждый день кушали, - укоризнено напомнил Горшков. Это когда ты у меня в старой роте был. А знаешь почему? Мы наш участок поливали обильно. Каждый день пять литров на один куст. Поэтому она у нас почти вся была вполне вкусной. Да и в обычных условиях больше трети кочанов съедобны. Конечно, и тут надо часть выбросить. Но это для человека. А у свиней проблем с усвоением этой пищи намного меньше. Так что если хорошо поливать, то часть урожая можно и для людей собирать. Ну а потом если еще в следующем году тут породу тут рассыпать, то к осени получим отличный участок земли в восемь соток.
   - Больше, - заявил Мураев. - Соседнее подворье тоже надо снести. Если какой сруб еще пригоден, перенести на новое место. А вот соседний дом отвести под проживание. Там видите перед домом и садик неплохой.
   - Да, - согласился Горшков. - Ну а два дома с подворьем в конце улицы можно приспособить под овчарню. Тем более там дальше овражки, да еще и заросшие. Там можно коз с овцами и пасти.
   - Только вот я не понимаю, зачем здесь разводить этих ваших свиней, овец, коз? - спросила Вероника Романовна. - Вот сейчас вы для их размещения отвели часть территории на этом конце села.
   - И не только, есть еще три места под свинарники и один под мелкий рогатый скот, - радостно начал пояснять местный бригадир.
   - Вот, вот, - тоном явно не разделяющим восторги собеседника заявила дама из города. - А я уже увидела по документам, что часть пашен вы хотите засеять разными кормами. И это вместо того, чтобы распахать имеющиеся гектары, где растет трава. Уж про целину я не говорю.
   - Вероника Романовна, а чем же скотину кормить? - удивился помощник председателя.
   - А я спрашиваю, зачем эта скотина вообще нужна, - начала злиться дама.
   - Как же! Это, во-первых, мясо, потом коровы и козы дают молоко. Да и шерсть в Городе ценится. Причем она вся идет на продажу. За хорошие деньги!
   - Ну, деньги кушать не будешь, а вот имеет ли смысл выращивать тут мясо? Учитывая особенности веса, не проще ли брать его с той стороны, а вот тут сеять хлеб?
   - А вы думаете, все выращенное зерно идет в пищу людям, - усмехнулся помощник председателя. - Да нет. При сортировке часть уходит на второй сорт, и даже третий. Да и при переработке зерна появляются отходы. Из центнера качественного зерна выходит шестьдесят пять килограмм муки. Конечно, мы используем большую часть урожая в пищу людям. Но поверьте, остальное уступают хорошей хлебнице. Потом та же солома. А куда все это девать? Ботва, мелкие и поврежденные корнеплоды. Лучше все это скормить скотине. Ну а тут уж не обойтись без других кормов. Но учитывая, сколько мы получим мяса и молока, гектары, специально отведенные под корма, так же вполне окупаются. К тому же не все земли вокруг пригодны для того чтобы выращивать то же зерно. На некоторых участках даже посеянное обратно не вернем. Так пусть, чтобы не лежать впустую, под выпасы пойдут. По доле зерна в рационе на первом месте куры, да и другая птица. Но мы и их будем разводить.
   - А много этого зерна получается второго и третьего сорта?
   - Смотря от поля и урожайности. И все же под корма мы отводим очень маленькую часть урожая зерновых. Раньше по норме считалось, что в государстве с самодостаточным сельским хозяйством на каждого жителя нужно собирать не меньше тонны зерновых.
   - Почему так много. Вот мне в год достаточно сто пятьдесят килограмм хлеба, - гордо объявила Вероника Романовна. - Даже меньше.
   - Не уверен, - возразил Федор Николаевич. - Все-таки зерновые и хлеб это не совсем идентично. Как вам уже говорили, из центнера зерна выходит шестьдесят пять килограмм муки. Но учитывая из этого количества можно получить те же сто килограмм свежего хлеба, то вроде приходим к тем же цифрам. Учитывая, что иногда в хлеб и отруби добавляют, то, получаеться по весу из исходного количества зерна получается чуть больший вес хлеба. Но вы зря обрадовались. Ведь кроме хлеба из муки делается всякая выпечка, те же булочки, печенюшки, сухарики, макаронные изделия. А тут уже меньший вес выхода муки при изготовлении, добавлением воды не компенсируется. То есть для килограмма печенья или макарон часто нужно более килограмма зерна.
   Но и это не все. Не забывайте, что под зерновые понимаются и многие культуры, выращиваемые ради изготовления крупы: гречка, рис и прочее. Овес тот же. Да и из пшеницы делают манку, из ячменя перловку. А это большая часть каш, супы. Так что в год человеку нужно намного больше, чем сто пятьдесят килограмм зерновых.
   - Правильно. Но это не все, - поддержал его помощник председателя. - Зерно это лишь первичный продукт. Ну, вроде нефти, древесины, руды. Потом начинается его переработка. Только часто этот процесс не технологичный.
   - Про технологический с изготовление хлебобулочных изделий и круп, только что говорил молодой человек, - добавил мужчина лет сорока, до сих пор молчавший.
   - Так вот. В результате этой переработки мы получаем мясо, птицу, молочные продукты, яйца. Вот все это и входит в тонну.
   - Ну, вот видите! Я права. Большая часть тонны как раз на корма скотине и идет, - торжественно воскликнула Вероника Романовна. - И вместо того, чтобы получать муку высшего сорта, ту же крупу, лучше брать мясо того же веса.
   - К сожалению, эта теория о тонне к нам это не относится, - возразил сорокалетний. Мураев успел посмотреть у себя в записях. Григорий Андреевич Бурмистров из администрации. - У нас процент зерна, идущий на корма ничтожный. Только тот, что не пригоден в пищу людям. Больше кормятся с участков, которые под посевы не пригодны. Да и эти выпасы не такие уж и большие. Поэтому, то же мясо мы вынуждены получать со стороны, так же как сливочное масло. И не забывайте, мы не только зерно сеем. И та же сахарная свекла выходит даже выгоднее. Ну а часть земли под лугами и культурными пастбищами мы действительно со временем мы улучшим до состояния пригодного для посева.
   - У нас триста гектаров пашни, учитывая, что сто мы отдали в аренду Союзу в качестве платы за помощь семенами, техникой, удобрением, скот для разведения. Мы все это будем засевать? - поинтересовался Федор Николаевич.
   - Этой весной все, - пояснил помощник председателя. - Ну а с осени часть пойдет на озимые. Остальное весной под яровые, ну а там и на трехполье перейдем. Но и сейчас под пшеницу запланировано только сто гектар. Потом двадцать пять под овес, ячмень, и гречку. Столько же под рожь, причем озимую. Десять под горох и фасоль. Сорок под сахарную свеклу. Ну и все остальное под картошку. Не забывайте, что часть урожая придется оставить в запас. Уже в следующем году некоторые пашни пойдет под черные пары.
   - Немного не так, - возразил Григорий Андреевич. - Уже в конце мая мы посеем пятьдесят гектаров озимой ржи. Половину за счет уменьшения площади картофеля.
   - Зачем, - удивился собеседник.
   - Да. Ведь озимые сеют в начале осени, - поделился своими познаниями Федор.
   - Это новая технология. Обещают до двухсот центнеров ржи будущим августом. Да конечно придется подождать, да и осенью скотину на полях попасти или скосить часть всходов. Но результат в случае успеха обнадеживает. Вот только придется сократить посевы под картофель.
   - Постойте, - удивился Федор Николаевич. - Картофель вы будете сеять в поле? А огороды?
   - А все огороды мы засеем овощами. Уже теперь все имеющиеся теплицы заняты. Собрали весь найденный навоз для того чтобы подготовить грядки с огурцами. Но нужно место под помидоры, обычную капусту. Кстати, участки за этими домами мы соединим, и все будет засажено именно ею, уже более привычной. Действительно есть хорошие условия для организации полива. А нужно еще лук посадить. Зелень разную. Целые огороды пойдут под красную свеклу, морковь, кабачки, репу, перец.
   - Все-таки на огородах лучшие условия для поливов. Рядом и колодцы, и скважины, и пруд. Да и на технике картофелеуборочной в поле работать легче. Тут еще есть момент. В этих огородах картошку сеяли из года в год. И снимать хорошие урожаи труднее. Надо, чтобы земля немного отдохнула от нее. Поэтому целых два гектара для отряда мы выделили так же в поле. Это сверх остального. А участок под овощи сегодня посмотрим на той стороне. Там, например, есть четыре небольших огорода прямо у кромки воды.
   - Ну, что же пойдем, посмотрим. Да и дома заодно. Но только думаю, на это время мы больше тратить не будем. С основным определились. Пока работа есть. С разбором остальных строений вам все равно придется только летом заняться. Сейчас нет времени. Да и освободившееся место придется еще приводить в порядок. Ну и Федор правильно сказал. Нужно определиться с несколькими подходящими местами. А нужные срубы можно позже туда и перевезти. Так будет проще принимать решение, что оставлять, что пригодится, а что в утиль. Кстати, все равно пока строений достаточно. А пока в некоторых из них появиться надобность, они и вовсе обветшают. Такие смело сносите. Не забывайте. Если, что потом привезем срубы из города. Да и стройматериал будет, - резюмировал Виктор Андреевич.
   Процесс выбора земельных участков для отряда пошел довольно буднично. Однако время уже одиннадцать часов. Скоро и обед. А дел еще много. Поэтому Федор Николаевич, предложил Григорию Андреевичу проводить его группу до границ подконтрольной людям территории. Особенно интересен сам лес. С собой взял Андреева, Буравкова, Студента. Из местных поехал еще водитель и молодой парень по имени Игнат.
   Для поездки выбрали два УАЗика. В первый сели Григорий Андреевич, Мураев, Студент. Машину повел местный водитель. Второй - отрядный, где разместились остальные, повел Андреев. На этом установлен пулемет на турели. Кроме того в ней снаряжение и все дополнительное вооружение, прихваченное с собой.
   Дорога грунтовая. Однако опасения, что по весеннему времени, проехать по ней будет трудно, не оправдалось. Поверхность покрыта щебнем, глиной, песком, и хорошо укатана. А местами на эту своеобразную подушку уложены бетонные плиты. Кроме того, в самом неприятном месте с двух сторон вырыты углубления, а поперек дороги уложены две дренажные трубы. Сверху уложен слой из битого кирпича, потом уже упомянутая смесь из глины и щебня. Дополняет все это опять-таки ряд плит.
   Доверху нагруженный КАМАЗ, проехав через это сооружение, свернул вправо. И тут же, еще колона из легковушек не успела пройти метров двести, на дорогу выехал его собрат, но уже пустой. Пришлось пропускать его, а потом уже переправились сами.
   - Нам, прямо, - пояснил Григорий Андреевич.
   - А эти КАМАЗы, куда везут грузы? Другую дорогу засыпают? - поинтересовался Студент, с удобством устроившийся на заднем сидении.
   - Нет, - быстро ответил сопровождающий. - Это уже порода переработанная динами. Ну и смесь, получившуюся после сортировки на установках. Никита Серафимович, это помощник нашего директора, вы его видели сегодня, решил тут два гектара засыпать. Земля там плохая, ничего толком не растет, часть вовсе болотистая. Вот и предложил улучшить. Идей у него много. Он потому сюда и перевелся, чтобы все на практике посмотреть. Хочет эти гектары засеять хлебницей, ну и часть капустой городской.
   - А есть шансы, что все получится?
   - Почему бы и нет. Ну и хлебница нужна. Специально выращенные на подготовленной площадке, это уже не дикорастущие кусты. Даже как добавка к хлебу будет лучше отрубей. Хороша она и в смеси с ржаной мукой. Не вся, конечно, не более пятой-четвертой части от собранного урожая. Но остальное можно дать скотине. Единственно потом с поля надо корни собрать. Да и в этом случае, то, что останется в небольшом количестве, будет как удобрение. Серафимович с учеными из научного центра как раз добавку специальную придумал для этого. Конечно, когда в корнях очень насыщенное количество всяких веществ и тем более, когда их и в почве очень много этот препарат не поможет. Но мы все же и технологию сбора разработали. Но основной способ это все-таки тыква. Но для этого концентрация нужна. Рядом с селом еще участок в полгектара подготовили. Это уже под выпасы. Там будем с помощью городской капусты и тыквы участок зачищать.
   - Так золушкина тыква не растет где попало? - удивился Студент.
   - Расти-то она растет, - возразил Григорий Андреевич. - и на бедных корнями хлебницы участках. Но довольно плохо и практически без плодов. Да и те несозревшие и обычные. Чудесных и вовсе не бывает. Ну а капуста, та действительно неплохая бывает. Той же скотине в пищу. Конечно не много, но все же. Мы её и здесь посадим. Особенно там, где место болотистое. А что? Для полевых и лесных зверей прикорм. Тут зайцы есть. Недавно еще несколько штук специально запустили.
   - Зачем, - опять Студент интересуется. - Они же посевы будут портить, часть местных ресурсов на них уйдет. Да и другой ущерб причинят. Я думаю, может Других попросить сразу же участки избавлять от всяких комаров и других насекомых
   - Нет, друг мой. Во-первых, это затратно. Во-вторых, сюда наоборот попадает слишком мало живности. Ведь как ни крути, а экосистему надо поддерживать. Поэтому каждая тварь и букашка имеют свою нишу, свое место в пищевой цепочке.
   - Да Володя, вспомни сказку о старике, кошке, и молоке. Например, насекомые нужны для опыления.
   - Это да, - обрадовался Григорий Андреевич. - Мы тут пасеку собираемся организовать. Три десятка ульев собрали. На днях обещали привести первую дюжину семей. Ну что. Мы приехали. Территория у нас маленькая. Это еще в эту сторону далековато. А там, на севере, отошел от села чуть-чуть и сразу уткнулся в стену.
   Действительно, пока Григорий Андреевич рассказывал, не только достигли северо-западного края лесочка, но даже взяли правее и немного проехали по краю. Теперь с левой стороны деревья, сзади дорога и край небольшого перелеска. Справа кусок заасфальтированной дороги обрывающейся метров через тридцать, впереди та самая стена.
   Только вот у нее есть особенность. Она намного прозрачнее. Не в том смысле, что через нее хорошо видно, что творится на той стороне. Нет, стена так же надежно защищает взоры от безрадостных видов другого мира. Такой участок уже смотрел Сева три дня назад. Тот считается мертвым. Но это не так. Время там идет, как положено, времена года сменяют друг друга, жара сменяется стужей, когда положено, греет поверхность местное солнце. Только вот греть ему нечего. Нет там никакой растительности. Одни камни, скалы, песок, ямы наполненные растворами местами достигают размеров хорошего озера. А где-то и вовсе постоянно горит огонь. Воздух беден кислородом. Нет тут и ничего живого, даже обычных бактерий. И нет привычных дождей и снегопадов. С водой тут тоже проблема.
   Реки и ручьи, текущие в человеческих анклавах, по сути, совершают простой круговорот. Например, Река, протекающая через город. Её воды, уходя за пределы Мегаполиса, на самом деле просто возвращаются на то место, откуда они втекают. Но тут есть еще одно обстоятельство. Мир симбиоза держится не только за счет ресурсов Основного мира. Вторым донором является Холодный Мир. Название, которое ему дали Другие, сложное и труднопроизносимое. А люди просто не удосужились придумать свое. Большинство и вовсе не задумывается об этом. Просто пользуется результатом и все. Ну а тем, кто на это обращает внимание, просто некогда взять собраться и выработать нечто единое. Да и честно говоря, названия миров нужно для чего? Чтобы идентифицировать их. А их тут не так много. Свой, состоящий из множества человеческих островков просто Наш Мир или Новый Мир. Он же часто и просто Мир Мегаполиса. Это когда надо отличить от того родного с которого прибыл. Есть Основной Мир. Тот, на котором базируется новое образование. И есть два дополнительных. Первый - Холодный. Он соприкасается с базовым только краем. Там постоянно царствуют Арктические морозы. Этакое царство Снежной Королевы. Когда влияние этого мира растет, в Мегаполисе и наступает зима. На Базовом же постоянно жарко. И только благодаря этому дополнительному влиянию в Новом Мире прохладнее. И еще Холодный дает воду, появляющуюся в месте соприкосновения. Поэтому в Мегаполисе идет дождь, а недавно еще лежал снег.
   Второй мир просто каменная пустыня, в чем-то повторяющий основной, или являющийся его собратом. В общем-то, кажется, это и явилось основной причиной того, что решили воспользоваться и его ресурсами. Особого влияния от него на Мегаполис не ощущается. Единственно он в какой-то мере компенсирует влияние Холодного.
   Но теперь выяснилось - оказывается имеется еще один мир. Другие его называют "Мир Большого Дерева". И они его так же привлекли для поддержания Нового Мира. Во многом благодаря этому люди в Мегаполисе дышат хорошим чистым воздухом. Есть, конечно, и своя растительность, та же хлебница, но все это не может полностью решить проблему. Работают предприятия, автотранспорт жрущий бензин и соляру.
   Все эти премудрости Федор Николаевич узнал позавчера. Заглядывали научные специалисты. Ну а те, до чего-то своим умом дошли, а в основном получили информацию от Других. Есть у них такая возможность. Вот теперь решили эти спецы подружится и с новыми кланами, курирующими Восточный. А так как, по сути, все там из сильно возрастных, то есть среди реанимированных один сильно умный, или скорее владеющий большим багажом информации. Может потому и чуть не загнувшийся. Но теперь благодаря помощи соседей начинающий оживать.
   У этого клана, оказывается, есть особые близкие отношения с Великим Деревом, а может и деревьями, или со своеобразной формой разума из этого мира. И решили Другие, причем людей-союзников не спросившись, поставить эксперимент. В их интерпретации, внести усовершенствование в ранее существовавшую схему и структуру. И касается он как раз нового сельского островка. Основание они сделали по стандартной схеме. Оградили участок по мере своих возможностей, обработали и установили фрагмент сельской территории из одного из человеческих миров. В хранилище осколков миров таких у них в избытке.
   Все это требует довольно много усилий, а главное средств. Все-таки новый островок, это даже не ограждение части территории в Мегаполисе. Вот и решили Другие воспользоваться энергией Мира Большого Дерева, увеличить так, сказать долю его участия. За счет этого они и смогли сформировать достаточно большой участок. Заплатили же за это четырмя дополнительными кусочками территории, примыкающими к основному. Их особенностью является то, что, сложившиеся там условия в целом соответствуют существующим в трех мирах-донорах, на которых базируется Новый Мир. Но только в целом, так как в результате всей этой активности Других в них произошли определенные изменения с побочными эффектами. Как результат ответного воздействия внешней среды. Так возникли три приграничные территории, которые находятся под активным воздействием разных сил и миров.
   И чтобы навести там порядок, надо потрудиться. Причем людям. Предполагали это Другие. Да наверняка! Но скорее всего, решили, что союзникам-людям некуда будет деться. И придется им сделать все, что от них требуется. Поставили перед фактом. Тем более границы между приграничными участками и основной человеческой территорией тонкие и они могут не выдержать, особенно если прорыв будет и с внешней стороны. Причем все это Другие преподнесли как вполне ценную услугу. Вот освоите участки - будет дополнительная территория. К тому же, дескать, успех в этом поможет расширить владения и традиционным способом. Ну и установление деловых контактов с Большим Деревом. Не хватало людям одного вида внеземного разума, подавай, нам еще один. Скорее это самим Другим нужно.
   В какой-то мере так и получилось. Деваться людям некуда. Все уже сделано. Обратно не переиграешь. К тому же дополнительные перспективы. Туманные и призрачные. Но заставляют задуматься. А вдруг действительно получится? Дело новое, пока неосвоенное. Но с другой стороны ведь и отрицательного опыта нет. И насколько это по плечу не попробовав, не скажешь. Вот и надо провести людям разведку самого главного из приграничных участков, благо он связан с миром Большого Дерева, остальные немного подождут.
   Сегодня первый разведывательный выход, или скорее заход на новый участок. Пойдет четверка. Мураев старший. Андреев попал в группу как водитель. Буравков сам попросился. Ну а Студент находится в Резерве Главного Командования при Бердышеве-Соколовине. Это когда бывает свободен от основной своей деятельности. Вот как сейчас. Переход провел, отдохнул и оказался под рукой, когда понадобился надежный человек.
   Натянули на себя специальные защитные комплекты. Сначала комбинезон из светлой мягкой материи, специальные сапоги, пристегнутые к брюкам. Сверху нечто ОЗК, только материал легче. На голову маску от противогаза. После этого накрыл сверху капюшонами от защитных комплектов и затянул специальным шнуром, чтобы они плотно прилегали к маске. Проверил оружие. С собой гладкоствольное ружье двенадцатого калибра. Один патрон в стволе, пять в съемной обойме. Но главное на левом боку баллон со смесью, от которого отходит шланг заканчивающийся устройством напоминающим пистолет. Все прикрепил как, положено. Проверил. Пистолет-устройство в руку. Нажал на кнопку, и вперед метров на десять ушла струя пламени. Все пора. Теперь прикрепил к маске еще один шланг. Включил. Попробовал дышать. Нормально. Запас воздуха в баллоне на спине на двадцать пять минут. И небольшой резерв. Все готовы? Одна рука вверх, вторая, третья. Пошли.
   Между прочим, защитная стенка, оказывается, при ближнем рассмотрении позволяет рассмотреть, что твориться на той стороне. Поэтому Федор Николаевич, без тени опаски ступил вперед. Правая нога без всякого сопротивления прошла через барьер. Никакого сопротивления, воздействия. Все обыденно и просто. А вот и он весь уже там. Или тут? Некогда отвлекаться. Тут же взглядом на все сто восемьдесят градусов. Все в порядке. Пошел дальше. Пока ничего не трогаем. А камера на плече уже работает, фиксируя обстановку. Пока оружие лучше не применять. Хотя другие уверили, то, что сейчас при группе Мураева тут работает вполне исправно. Сам Федор Николаевич смотрит за обстановкой, слева его дублирует Андреев. Двадцать шагов. Первая пара встала. За их спиной Буравков и Студент, он же Володя Шакратов, тут же принялись собирать пробы. Отошли на пять шагов повторили операцию. Неожиданно впереди возникло существо вроде жука-мутанта. А что туловище длиной до полутора метров, покоится на ножках в человеческую руку толщиной, над поверхностью возвышается сантиметров на восемьдесят. Но это сейчас его конечности согнуты в коленях. Да и короткие нижние части прижаты к поверхности. Небольшая голова, но по бокам нечто вроде бивней. И явно агрессивное. Кроме того никакой безобидной живности тут быть не может. И тут же две длинные струи огня врезались в существо. И через несколько мгновений сократились до полуметра. Федор Николаевич перестал нажимать на пуск, большим пальцем вдавил вторую кнопку предохранителя. И тут же вторая струя врезалась в противника. А позади бахнул первый выстрел. Это Буравков уже взялся за ружье. Однако жуку весьма не понравилось и приветствие огнем. Вот он уже развернулся и попытался убежать. Оставлять подранка не стоит. Поэтому вслед уж дали залп из трех ружей. Второго не понадобилось.
   А Студент холоднокровно закрывает емкости с пробами в ящик. Перед ним раскрыт прибор разведки. Все четыре ампулы уже разбиты, как положено по инструкции. Одновременно включено сканирование. Володя показал четыре пальца. Это значит осталось ждать тут всего четыре минуты и можно убираться. Осталось немного, и чтобы все не пошло теперь насмарку надо быть просто очень внимательными. Ну и больше кадров. Вот показался второй жук. Для огнеметов далековато. Поэтому этот экземпляр расстреляли из ружей. Федор попробовал бить в голову картечью, специально добавил в магазин два патрона. Жалко гильз. Но... А почему бы нет. Показал знаком "Внимание", нагнулся. Одна гильза попалась под руки сразу же. Два пришлось поискать. Это еще красные цилиндрики хорошо видны на темно - багровом фоне. Заодно отломил пару веток. Одну, с какого-то небольшого дерева с зеленными листьями, вторую с уродливой коряги синего цвета. Тут растительность оказывается есть. Сигнал "Я работаю". Андреев и Буравков подняли по паре своих гильз. Володя показал, что у него все. Пора уходить. Первым отошел Шакратов, прямо до стены, потом Андреев и Буравков. Наконец, развернулся и Федор Николаевич и побежал. Несколько секунд и он уже на месте. Только немного взмок под комбинезоном. Ну а теперь спиной вперед, один за другим можно и наружу.
   Рывком снял капюшоны и маску. И только теперь догадался выключить аппарат подачи воздуха. Оружие на землю и принялся стаскивать с себя защитный комплект. А ничего справились за одиннадцать минут. Имеется в виду, справились с разведкой, а не снятием костюма. Ну а теперь пора и возвращаться. Лезть без изучения данных полученных несколько минут назад не стоит. И торопиться их никто не заставляет.
   Обратный путь оказался не столь интересен. То ли устали, то ли разведчики испытали слишком большое напряжение, но всю дорогу молчали. Федор Николаевич, например, пытался вспомнить детали обстановки на той стороне. Но, оказалось, многое то ли ускользнуло от его внимания, то ли не сохранилось, либо оказалось подавленно огромным массивом непривычных образов. Нужны еще две-три ходки, прежде чем он научится воспринимать обстановку на той стороне вполне спокойно.
   А у Виктора Андреевича все хорошо. Место подходящее он нашел. С местными договориться удалось быстро. Большой огород, примыкающий к трем подворьям, площадью чуть больше гектара теперь в их полном распоряжении. Кроме того есть два приличных сада, да и участки, примыкающие непосредственно к домам, так же вполне пригодны для использования.
   Горшков договорился, что местные вспашут большой огород, ну а маленькие участки придется обработать самим. Уже завтра прибудет пять работников. Кроме того необходимо сегодня же заняться формированием временной бригады для посевных работ. А для такого нужного дела можно у Всеволода и бойцов попросить на три-четыре дня. Может, кто захочет подработать, набрав сверхурочные часы. Но объявить надо сразу по прибытии в отряд. Кроме того нужно снести один из домов с пристройками. Но это летом. И, кстати, можно завести тут своих свиней. Специально для отряда. Кормами обеспечить удастся. Особенно если уделить больше внимания сбору хлебницы.
   - Виктор Андреевич, разрешите обратиться? - спросил Студент, минуты через две после того, как колонна из города двинулась.
   - Да Володя, - с некой доброжелательностью в голосе откликнулся Горшков.
   - А почему мы этих свиней на самом участке не разводим? Тем более если они ту же хлебницу кушают. Да и разных отходов у нас найдется.
   - А в той же хлебнице и дело, - начал разъяснять Виктор Андреевич. - Точнее в корнях. Вырвутся свиньи на улицу и все. Постоянно держать их взаперти не получится. Начнут рыть. А корни хлебницы в отличие от стеблей для желудков свиней не подходит. И мясо потом есть опасно, это если не сдохнут сразу. Да и для многих других животных корни не подходят. Тем же барашкам. А вот коз можно пускать на выпас и на дикие заросли. Лишнего они есть не будут. Тем более у меня для них будет новый участок соток на пятьдесят, разделенный на четыре части. Каждый на один день. А пока животные пасутся на одном, на тех хлебница идет в рост усиленными темпами. Будем и рост стимулировать, и породу на участок систематически добавлять. Ну что ясно?
   - Да. Виктор Андреевич, спасибо, - поблагодарил Студент.
   - Володя, а ты когда на ту сторону? - спросил Горшков в свою очередь.
   - Завтра, в четырнадцать часов, по нашему каналу.
   - Отлично. У меня будет небольшая посылка.
   - Жемчужины?
   - Нет. Такой груз отправляем только официально и под охраной, - довольно жестко ответил Горшков. Но потом, кажется, подобрел и уже начал пояснять, вроде, даже несколько виновато, - у меня есть флешки с информацией. Накидал с разных источников. Ну и пару интересных образцов электронной техники. И будешь смеяться бритва с парой кассет к нему.
   Большой десятиэтажный дом оказался, словно в тисках, когда и с запада и востока легли огромные куски нового фрагмента. Правда, на этом участке не оказалось не только никакой застройки, но даже специального покрытия. Так обычный грунт с элементами канализации и только. При этом ничего тяжелого вроде стальных труб на крышу не попало. Потом с запада оказались остатки дорожного покрытия, а с востока то, что было на его обочине. Судя по всему, на фрагменте в мире-первоисточнике от дороги до жилого дома было метров семьдесят свободного пространства, на котором кроме редкой травы почти ничего не росло. Только ближе к дому находились какие-то деревья. Несколько штук их теперь пробиваются из кучи обломков кирпича и плит. А вот интересующий дом завалило примерно до второго этажа. Со временем земля утрамбовалась, и уже скоро покажутся окна первого. Конечно поверхность неровная, где понижается, где поднимается. То ямки, то бугры. Но сейчас местами уложены доски, местами куски пластика, а где пристроили и плиты. Целые участки покрыты ровными рядами кирпича. Кроме всего прочего благодаря этому ноги не вязнут в мокрой земле.
   Вчера пришлось поработать целый день, чтобы подготовить двести метров от ближайшего окна, до места спуска на более-менее чистую площадку, до которой пробились на днях. Дикие земли забиты сейчас настолько плотно, что передвигаться по ним можно только по лабиринту узких проходов, которые к тому же постоянно упираются в тупики. Причем чаще всего простой техникой их не пробить. Приходится искать новый путь в еще не разграбленные места в глубине Третьего Мегаполиса. Казалось бы, рядом есть вполне богатая и ценная добыча. Только руку протяни. Но до них надо еще пробиться. А это кубометры и кубометры породы, которую надо разгрести и куда-то потом деть. Но вот, что еще ждет в конце? Стоит ли раскопанное строение потраченных усилий?
   Это хорошо если удастся найти старую нору динов. Есть вероятность того, что тройка-четверка голованей хорошенько расчистила площадку рядом с каким-либо строением и туда надо проникнуть. Но вот тут рядом следов их пребывания нет. И все же есть возможность без риска обвала забраться вверх и дойти до целого здания. Пока десять человек выкладывали импровизированную пешеходную дорожку, еще семеро с помощью мощного бульдозера на гусеничном ходу, автокрана, двух колесных тракторов вроде МТЗ, оборудованных погрузчиком, экскаваторными ковшами и старенького тягача расширили проход. Заодно извлекли десяток плит, как раз лежащих сейчас под ногами. Кроме того у отряда есть два КАМАЗа. один с прицепом-фурой а второй самосвал, и ЗИЛ с кунгом. Первый сейчас на базе, второй крутится, подвозя стройматериал, третий служит для отдыха личному составу.
   Сейчас Ольга Владимировна Белкина как раз развела рядом с ЗИЛом большой костер и принялась готовить ранний обед. Правда, пока она повесила только котел с водой. А сама быстро наводит порядок в своем хозяйстве после завтрака. Впрочем, хлопот с этим не так уж много. Народ, зная её крутой нрав, стареется после себя прибраться. Тарелочки и кружки сполоснуты и поставлены на место. Остатков от завтрака никто не разбросал. Тем более продукты в здешних местах дорогие. Поэтому каждый кусок ценен. Да и завтрак сегодня был не богатый. Пара небольших кусков грубого хлеба с колбасой и сыром, еще один белого с маслом, три галеты на брата и кружка сладкого горячего чая.
   После вчерашней работы остались ночевать тут же. Спали по очереди. Как минимум пятеро постоянно бодрствовали. Под утро еще к ним прибавились командиры, которые и так несколько раз за ночь просыпались. Не дома. Кругом Дикие Земли. И вот сейчас полседьмого. Уже вполне рассвело, и группа вновь приступила к работе.
   А холодновато. Хотя на улице уже середина марта. Но вот сейчас, когда солнце поднимается на востоке, температура упала до нуля. А плюс или минус не так важно. Максим Каменев поежился. Хотя проблема не в одежде, а в сыром воздухе, который проникает внутрь с дыханием. А так пришлось одеться. Под ватником теплый плотный свитер, закрывающий и горло. На этот раз решил обойтись без шарфа. Будет потом только мешать. Кроме того на себе еще три рубахи. Теплая, из плотной ткани, и две от комплекта белья. Так же три слоя и на ногах. Под верхними брюками от полевой формы тонкие спортивные штаны. На два слоя обычных простых носков привычно намотаны портянки. После годичной носки кирзовые сапоги сорок второго размера идеально сидят на ноге. На голове шапка и шлем. По виду мотоциклетный шлем. На самом деле на нем несколько дополнительных слоев защиты, почти не влияющих на вес. Гладкоствольный карабин шестнадцатого калибра, внешне напоминающий АКМ. Пятнадцать патронов в магазине, один в стволе.
   Быстро добрались до стены дома. Макс присел прямо рядом с углом здания. Его задача наблюдать за сектором от северной стены дальше на восток и левее. Рядом и за спиной товарищи. Каждый занят делом. Расслабляться тут не стоит. Чревато. Всякое бывало. И еще неизвестно кто опаснее. Бакты, мартыхаи или свой родной вид. Который Homo Sapiens. Даже в этих не слишком гостеприимных местах люди, они же человеки, далеко не всегда готовы и способны соблюдать видовую солидарность. Отсутствует и всеобщее желание объединиться в одну группу. Поэтому "человек - человеку друг, товарищ и брат" в этих краях часто вызывает только саркастическую улыбку.
   Поэтому на всякий случай в отряде есть и ПК и РПК. Они сейчас в лагере, но оттуда всегда готовы прикрыть своих. В группе, расположившейся сейчас около дома, у троих основное оружие АКМ, у одной Винторез. В качестве дополнительного имеются два СВД и РПК, пяток Шмелей. Весь этот арсенал, в том числе автоматы, останутся тут. А остальным идти внутрь.
   Все. Окно снято, пора. Первая пара уже внутри. Вот уже третий исчез в оконном проеме. Четвертый поднимается по приставной лестнице. Вот теперь очередь Макса. Быстро со ступеньки на ступеньки, упереться руками о подоконник и быстро перенести ноги на ту сторону. Посмотрел вперед. Нормально, пол в наличии. Через секунду он уже стоит на нем, оружие на изготовку и вперед. Ствол смотрит вверх, дабы не пальнуть в спину своим. Быстро в следующее помещение.
   Вот и входная дверь. Щелкнул замок, толчок ногой и впереди новый кусок неизведанного пространства. Макс выскочил из-за спины товарища и взял под контроль лестницу вниз. А мимо уже проскочил Фанис. Пока Каменев бдит, за его спиной товарищи вскрыли дверь в одну из квартир. Впрочем, его это не должно отвлекать. Хотя любопытство и гложет изнутри. Но с другой стороны у него еще будет время. Если интерес сохранится. Потому что все это слишком единообразно и рутинно. Пока Гоша открывал третью дверь, пятерка из квартиры уже выбралась обратно.
   - Чисто там, - объявила Наташа Кондрашова, - вторая пятерка работайте. Мы идем вниз. Салават давай включай фонарь. Макс ты первый. Андрей ты смотри за пролетом вверх. Пошли, пошли.
   Тут уже совсем темно. Опять перед ними небольшое пространство коридора. Тут, во-первых, пусто, а во-вторых, есть только один проход на улицу, ныне крепко заваленный. А вот помещения первого этажа изолированы глухой стеной. Стало интересно, что там располагалось? И главное, нынешнее состояние.
   Однако гадать некогда. Времени не так уж и много. Отправились обратно наверх. На втором этаже останавливаться не стали. Сразу дошли до следующего. Пока Макс контролировал лестницу наверх, проверили квартиры. На пятом Каменеву уже пришлось действовать в составе пятерки вместо Салавата, который получил возможность постоять на лестничной площадке, заодно и переводя дух.
   Впрочем, ему быстро пришлось подниматься выше. Вторая пятерка быстро справилась со своей задачей на четвертом. Так этаж за этажом добрались до самого верха. Теперь весь подъезд проверен, ничего подозрительного не обнаружено. Обычные квартиры. Есть побогаче, есть победнее. Но в целом тут народ жил с относительным достатком. Хотя пока собирать вещи еще не начали. И не только потому, что процесс ни у кого не вызывает восторга. Нет, в группе есть и люди, относящиеся к этому процессу вполне спокойно.
   В отличие от того же Макса. Для него это весьма неприятное дело, которое при возможности хотелось бы избежать. Уж очень щекотливое оно в нравственном плане. Хотя он прекрасно понимает, что все тут ничье. Не принадлежит никому. Даже консультировался со специалистами на Новом Эдеме. На собранных в квартирах вещах нет, не только никаких следов ДНК, но даже ауры прежних владельцев. Вот чистые они полностью и все. Хотя, даже на поступившей из фабрики партии, всегда можно найти следы, оставшиеся от производителей. А тут полная чистота. И все равно неприятно.
   Неудовлетворение собой и сферой деятельности преследует Макса с детства. Еще в школе ему постоянно казалось, что он все время занят не тем. Нет, были дела, которые доставляли удовлетворение. Например, читать книги. С другой стороны это считалось развлечением. Были дела бесспорно нужные. Например, помогать старикам. Вернее соседкам старушкам. А на их конце их проживало много. Дров наколоть, воды принести. Но это все-таки всего лишь дополнительная повседневная забота. Так мимоходом. Тяжеловато, нудно было заниматься делами по домашнему хозяйству. Накормить, напоить скотину, убрать сараи, растопить дома печь. Все это тоже нужные дела. Но опять-таки всего лишь мелочи жизни. Как убрать постель, умыться, одеться, раздеться, пообедать. А главное его дело учеба. И тут не все было ладно. И здесь уже часто появлялось раздражение, неудовлетворение так как, то одно то другое казалось бессмысленным, неэффективным. И все надо делать по-другому, вместо того, чтобы бесполезно тратить время. В период обучения в школе он часто переставал понимать и смысл разных общественных поручений. Для чего это, какая польза, кому? И многое казалось просто детской игрой с условностями.
   Потом-то же было в институте. На определенном этапе возник те же вопросы, сомнения. Тем ли ты занимаешься? Нужным ли делом? Если от этого действительная польза? Не самому себе. И даже не обществу. Которое такое положение вещей, вроде, устраивает. И кажется, что это та же игра только на взрослом уровне.
   Когда призвали на срочную службу, казалось бы, вот оно настоящее дело. Но нет. И тут те же сомнения. А действительно от твоей службы есть реальная польза? Выполняешь ли ты хоть немного ту роль, которую на тебя официально возложили. Оправдываешь ли те громкие слова, которые любят повторять и большой начальник на трибуне и обычный работяга за накрытым столом, если есть повод? Ежедневно чем-то занимаешься. Ходишь, ешь, пьешь, выполняешь какие-то обязанности. А если бы всего этого не было. Получается, что воинская часть существует только ради собственного существования. Ну, вот не было бы его тут. И что произошло? И чего бы изменилось, если бы ты не участвовал в этом процессе. И опять условности и правила, часто без практической видимой пользы. После строителя остается построенное здание, комбайнер убрал хлеб и можно посмотреть, как выглядит конечный результат работы. Даже дома. Посадил картошку, полол его, окучивал, опрыскивал, осенью собрал урожай и вот результат перед тобой. Можно ведрами, килограммами, центнерами измерить что получилось. И тогда уже все ясно. Никаких условностей. А тут. Как оценить конечный итог?
   На работу в патрульно-постовую службу милиции он попал довольно случайно. В очередной раз случилось то, что уже многократно повторялось с ним. Когда перед ним как-то даже вопреки его воле ставится задача, он в силу своей добросовестности, настойчивости, старательности честно делает все для его решения. Не задумываясь, а насколько ему это нужно. И еще обычно в таких случаях он действует успешно. Так он и оказался в милиции. Но опять все оказалось не совсем, так как он предполагал. Началась рутинная, тяжелая работа. Не очень приятная и довольно грязная, без всякой романтики.
   Например, как то за одну ночь притащить на себе на пост двух пьяных. Причем с двух концов одного сквера в период времени примерно в четыре часа. Оба - молодые люди лет тридцати, здоровые под восемьдесят-девяносто килограмм. Каждый раз дистанция примерно метров пятьсот-шестьсот, по плохо чищеному снегу, на котором ноги в ботинках плохо держатся. А как молоденькие девчонки в войну под огнем раненых вытаскивали? А ты здоровый лоб пыхтишь да потеешь. И ко всему прочему приходит злость на себя. За то, что тяжело, за то, что... Злость на этих, которые вышли на улицу за полночь, в мороз минус тридцать в таком состоянии. А ведь по виду нормальные люди. И бросить их нельзя.
   А тут еще скорая оба раза отказалась взять людей. И сегодня у вытрезвителя нет машины. Пришлось самому протащить обоих еще по двести пятьдесят метров. Ну и казалось ради чего все это? Кто-то сказал спасибо? Да нет, большинство еще и осуждают тебя. Ну, лежал один человек в снегу, второй на проезжей части. Температура минус тридцать? А какая разница? Захотелось человеку полежать, ну и пусть лежит себе. Это его дело.
   А ведь было и другое, когда писал проколы по факту правильные, а по сути - нет. Ну да мужчина пьяный шел по улице. Сильно пьяный. Но, по сути, от него никакого ущерба никому. Выглядит вполне прилично, не пристает к прохожим, ,особенно если им удается увернуться от него, не оскорбляет женщин, в пространстве в целом ориентируется, голова соображает. Вот в данном случае и на профилактику не спишешь. Не пьяница он, не забулдыга, и не жертва будущего уголовного преступления. Но вот нужно выполнить норму и все. Не писать же на тех, кто недавно после рабочего дня выпил по бутылке пива. Ну а то, что многие сослуживцы обирают граждан, а остальные смотрят на это вполне равнодушно? По крайней мере, бить по рукам не принято. Тебе как с этим жить.
   Да. Были и настоящие дела. Но редко. А так что-то действительно стоящее обычно происходило почти случайно. Например, когда наркоманы предложили купить на улице только сегодня украденные паспорта. Или хам, задержанный в транспорте, оказался в федеральном розыске.
   Вот и ушел и оттуда. Хорошее место, обязанности освоил быстро, и пока вникал, все было интересно. Но потом вновь проснулся червячок сомнения. Теперь работа уже не кажется сложной. Всего-то надо быть добросовестным, делать все вовремя, не откладывая на потом, и все получается само собой. Да так каждый может. Но вот сидишь на этом месте ты, делаешь простую работу и получаешь хорошие деньги. А справедливо ли это? А отрабатываешь ты свою зарплату? А нужна ли кому твоя работа? Хотя люди к нему приходят, просят и, получив нужное, радуются когда уходят. И все же может это тоже только часть игры, в которую почему то все так усердно играют? И ты всего лишь обычный паразит?
   А тут он в какой-то мере скатился, чуть ли не до домушника обирающего квартиры. Конечно, есть много доводов в пользу того, что это не так. Некоторые он уже привел выше. И вообще это в какой-то мере, скорее поиск трофеев. А это уже вроде и не так позорно. Да и во времена вполне романтично-героические походы за зипунами были не зазорными. Тем более тут нет и мирного населения, страдающего от его действий. Так что с этой точки зрения можно быть и спокойным. И все же обобрать какой-либо магазин для Макса проще, чем набрать вещи в квартире. Хотя логического объяснения этому он так и не смог найти.
   Тут, конечно, возникает вопрос. Ну а чего он тогда весь такой в нравственных страданиях тут делает? Чего ради, занимается делом, которое ему так не нравится? Бросил бы все и занялся чем другим. Например, перешел в патруль. А если хочет оставаться на вольных хлебах, нашел бы еще чего другого.
   Все дело в том, что Макс тут не совсем ради собственного удовольствия. Впрочем, это можно сказать и про многих других. Так уж получилось. Но в данном случае есть свое отличие. Максим Каменев выполняет приказ руководства. Он появился после переноса, хотя как и все, и не по своей воле, но не в Мегаполисе. Тогда его нашли и взяли под свое крыло Родичевы. Его и Наталию Кондрашову. С тех пор они служат у них. И почти сразу же для них нашлась работа. После месяца подготовки они прибыли в Мегаполис искать то, что называется Жемчужинами. Это крупные шары круглой формы. Остаются в коконах, после того как оттуда вылезают молодые Дины. Ценность жемчужин в том, что они содержат энергию огромной мощности, способную преобразовать материю из пространства в конкретные предметы. Причем в весьма редкие и сложные. Поэтому за ними и идет охота.
   Вот в одну из групп занятых поиском Жемчужин и входят Наташа и Макс. Кроме них тут есть еще трое людей, присланных Родичевыми. Остальные из числа появившихся уже в этом мире. Окончательно отряд сформировался только прошлой осенью. И теперь все заключили контракт с Новым Эдемом. Поэтому поиск жемчужин для всех стал еще более приоритетной задачей. Поэтому этой весной за дело взялись весьма энергично.
   Дом этот нужен в первую очередь не как место сбора добычу. Главное в квартирах на последнем этаже оборудовать наблюдательные посты, откуда можно следить за окрестностями. И если не удастся найти, что-то похожее на старую нору дина, но хотя бы обнаружить нынешние места их обитания. А дом расположен хорошо. И главное целый, и стоит надежно. Вполне подходит для базы. С верхних этажей дома можно посылать на разведку и беспилотные летательные аппараты. Позже вокруг базы можно проводить и наземные поисковые операции. А рядом есть подходящие места, где может находиться искомое. Тут можно и самим пострелять вредителей. Если набить достаточно много, то дины могут проявиться и сами. Они весьма любят это лакомство. К тому же их тянет туда, где количество бактов ниже среднестатистического. Точнее нет крупных стай живых бактов.
   Кроме того сейчас они решают и другую задачу. Им необходимо отсечь будущие территории Свободного Территориального Содружества Восточный от разграбления другими вольными отрядами. Для этого нужно создать специальную полосу из зачищенных объектов. Все ближайшие искатели добычи сейчас проникают в Дикие Земли с запада. Часть этих отрядов - с территории Союза, часть из расположенной немного юго-западней Вольного Края или Территории Свободных Торговцев, находящейся дальше.
   Столкнувшись с зачищенным от добычи участком, такие группы вынуждены будут или отступить, или попытаться обойти уже занятые районы южнее. Брать севернее не имеет смысла. Там уже патрульные участки Восточного и Союза. Куда фактически доходят подконтрольные им территории остальным неизвестно. Слишком рискованно. Лезть на участок уже занятый конкурентами так же вряд кто рискнет. И тут дело не столько в каких-то правилах или кодексе вольных отрядов. Нет, все, что обычно выдается за нечто подобное, скорее являются декорацией. Красивой картинкой. Да. Существуют какие-то соглашения, договоренности, но желающие при случае нарушить их, найдутся всегда. Так что, в соблюдении неких правил более важную роль скорее играет обычный здравый смысл. Если объект уже занят другими, какие шансы обнаружить там что-то ценное? А если уже так же освоено и все более-менее приличное туда дальше? Насколько широка занятая полоса? Поэтому за мелочь рисковать никто не будет. Лучше уж взять вправо и при желании самим ограничить конкурентам дальнейшее расширение зоны на юг. Пусть идут дальше себе на восток.
   Вот такую полосу и надо создать, дабы никто не лез на восток. Ну и конкуренты должны видеть, что тут нечем поживится. А ради самой ссоры никто нарываться на конфликт не будет. А с Восточным надо дружить. На территории этого образования теперь основная база их отряда. Официально они арендуют участок из двух частных домов. Но фактически за них договаривались Родичевы. И теперь уже за ними организация тесного сотрудничества.
   Разумеется, и сам по себе сбор трофеев важен, и проводится не только для создания вида зачищенного от добычи участка. Это не только просто способ положить каждому в карман несколько лишних монет, а способ получить возможность просто работать. Отряду нужны средства. Конечно, их снарядили хорошо. Дали боеприпасы, продовольствие, топливо, подкинули новую технику. Но за все это еще надо расплатиться. Да и дополнительные собственные резервы в процессе работы не помещают.
   Есть еще одна выгода. Сбор трофеев тут на месте позволяет сэкономить время и силы. Это избавляет от необходимости тащить в пункт временной дислокации очень многих вещей. Например, продукты. А в доме нашлась и посуда, и столы, и кровати. А ведь, пока из временного лагеря перетащили сюда пятьдесят десятилитровых емкостей с водой, и то упарились.
   Сегодня опять обедали в лагере. Но потом все имущество Белкиной перетащили на одну из кухонь на четвертом этаже. Тут у нее будет печка вроде буржуйки, на которой можно и еду варить, и чайник поставить. Два больших самовара. Заодно часть вещей из дома перенесли на площадку, где стоит лагерь, и погрузили в фуру.
   После первичного обследования, появилась необходимость определиться, что из найденного имущества пока нужно здесь, а что уже надо паковать. Впрочем, понятно, что вывозить в первую очередь надо технику. Сразу же собрать телефоны, в том числе и стационарные, радиоприемники, электронные устройства небольшого размера, в том числе ноутбуки, которые на Новом Эдеме чаще называют переносными ЭВМ. Вот с компьютерами надо подумать. Штук пять необходимо оставить для местных нужд. Потом на погрузку пойдут телеприемники и дорогая кухонная техника и обязательно все ножи. Наталия, Михаил Петрович Дьяковский, Марат Русланович Мингалиев и еще двое выбранных бойцов обходят квартиры, отбирая наиболее ценное, отмечая, что надо паковать в первую очередь. Обнаруженное золото, драгоценности сразу складывают в специальную сумку.
   В это же время большая часть личного состава принялась обустраивать помещения для проживания. Быстро выбрали по две квартиры на четвертом и пятом этажах. Туда и принялись сносить необходимые вещи. В том числе и технику, пока ее не запаковали на отправку. Так в каждой квартире оставили по одной большой панели и устройству для считывания дисков. Телевидение тут вряд ли ловит. Хотя почему? Ведь теперь у того же Союза есть свой канал. Может и до этих мест добивает? С собой привезли восемь мощных источника питания. К одному как раз подключают кухонную технику Ольги Владимировны. А завтра на замену привезут новые, эти же отвезут на зарядку. Впрочем, это подождет. До темноты успели упаковать часть имущества для того чтобы с утра все начать перетаскивать на место погрузки.
   С утра сразу после завтрака вновь принялись за работу. За пару часов подготовили груз для отправки. К этому времени подошла и колонна, и тут же началась погрузка. Просто так держать тут автомобили не имеет смысла. Вокруг бродят и дивы и бакты. Те же мартыхаи могут устроить засаду. После чая одна пятерка пошла собирать более-менее ценные носимые вещи: например, в местных условиях это спецодежда, пригодная почти для любо деятельности, вторая за оставшейся техникой. Макс попал в группу, которая занимается сейфами и железными ящиками. Таковых пока при осмотре отметили шесть. Предстоит все это вскрыть и посмотреть, что там. Ну а завтра можно уже начинать искать тайники. Хотя нет, в первую очередь надо взяться за остальные подъезды. И очередь следующего наступит сразу после того как завтра уйдет колонна с грузом. Между тем работа кипит и снаружи. Трактора постепенно расширяют проходы и саму площадку погрузки. Да и дорога постепенно улучшается. Так сегодня колонна, разгрузившись на базе, вернулась уже после обеда. Хорошо успели подготовить новую партию трофеев.
   Мак внимательно осмотрел зону ответственности. Внизу картина за эту дни ставшая уже привычной. Две редкие цепочки внизу продолжают свое непрекращающееся уже два часа движение навстречу друг другу. От дома несут системные блоки и мониторы от компьютеров, коробки с мелочью вроде клавиатур и мышек, мешки с дорогими ценными вещами. Особенно с мягкими. Кроме всего прочего им на время перехода предстоит стать защитой для хрупкой техники. Для этой цели годятся и книги. Но это позже. От машин несут пяти и десятилитровые пластиковые емкости с водой. Источники энергии доставили в дом в первую очередь, даже до погрузки в фуру имущества, заранее приготовленного на площадке.
   Макс успел побегать по этому маршруту целых два часа еще до подхода колонны. Последний подъезд они осмотрели вчера еще с утра. Теперь одной проблемой меньше. Осталось только вывезти вещи из дома. Так, сегодня спустили вниз десять широкоэкранных телевизоров и пять стиральных машин. Не считая прочей мелочи. Так пришлось перетаскать множество сумок и коробок. И это только то, что приготовили заранее. Но и после погрузки всего этого в транспорт он работал почти полтора часа.
   И вот теперь появилась возможность для отдыха. То есть подошла его очередь, дежурить в одной из квартир на двенадцатом этаже с биноклем в руках. На этот раз досталась западная сторона, поэтому надо быть особенно внимательным. От этого зависит безопасность его товарищей находящихся внизу. Хотя на всякий случай есть еще и пост на восьмом этаже. Но лучше надеяться только на себя. Поэтому-то он так и ни разу не выпустил из рук бинокль, отвлекаясь только для того чтобы делать отметки.
   Хотя на противоположной стороне дежурить все же поинтереснее. Именно там вчера все же удалось обнаружить пару пасущихся рядом динов. Удалось проследить, и куда они потом укрываются. Впрочем, это пока не столь важно. Возможностей ловить живых динов у вольных охотников нет. Мертвые им категорически не нужны. Главное - выводок, который потом сумел бы прожить весь период детства, отрочества и юности до взросления в этих же местах. Это дает шанс на жемчужину, а то и несколько. Ну а пока людям остается только отстреливать бактов, появляющихся в окрестностях. Полакомится остатками десятка из них вчера дины и вылезли.
   Но это на той стороне. А тут все обыденно. Его товарищи сейчас напоминают воинов Древнего Рима, причем скорее эпохи Республики. Это ведь, кажется, про них сказали, что это в первую очередь мулы, или еще что из тягловых животных. Надо посмотреть по возвращении на базу. Может что-то удастся вечером найти и в собрании местных книг? Пока что-то на эту тему не попадалось. Но сегодня после дежурства Макс как раз хотел либо заняться сортировкой набранного, либо пройтись по всем квартирам двух оставшихся подъездов в поисках именно книг. Если конечно к этому времени после отправки очередной колонны будет подготовлен и небольшой задел на завтра.
   Можно конечно заранее подготовить весь груз на площадке, а не только её часть. Это позволило бы и машины не задерживать. Но с другой стороны в этом есть и определенный риск. Поэтому каждый раз и приходится идти на компромисс. Наиболее громоздкие предметы, в том числе из числа дорогостоящих, разделенных на разные партии, можно заранее принести и оставить на площадке с вечера, а вот легкое и ценное, например, те же новые компьютеры уже с утра. Ну а драгоценные камни и предметы, изделия из золота, платины и серебра в специальной сумке трижды опечатанной увезли на базу в первый же день.
   Надо сказать, что за неделю тропа, по которой люди передвигаются, уже пришла в весьма приличный вид. Где надо срыто, а где присыпано. Сверху уложены доски и пластик. И главное утоптано. Поэтому сейчас уже активно используются тачки, половина из которых приспособлена для перевозки грузов разных габаритов. Поэтому уже и внизу разделение труда. Первая бригада принимает спускаемый предмет и грузит на подходящую тачку. Вторая занимается только перемещением груза. Третья занята размещением вещей и предметов в кузове автомобиля.
   Так что работа на самом деле идет быстро. И те самые две цепочки имеют такой вид только из-за того, что ребята из второй бригады быстро перемещаются в оба направления. Особенно обратно. Грузов в этом направлении уже меньше. Например, нет необходимости в доставке продовольствия. Пока хватает и найденного на месте. Вот воды привозят с избытком. И просто для питья в пятилитровых бутылках, и для приготовления еды, и для технических целей. Последняя уже в десятилитровой таре.
   Чуть дальше работают оба экскаватора и бульдозер. Они третий день пробивают проход к полуразрушенному дому. Он из недавнего сброса. Но встал довольно удачно. Кажется, как раз в щель между двумя кучами породы. Только верхние этажи полуразвалились, а нижние устояли. Подойти к нему по завалам не удалось, в том числе из-за неустойчивости. Зато нашли вполне удачную щель, как раз доходящую до интересующего объекта. Только к нему надо пробить ещё тоннель. Чем техника отряда и занимается. Тем более наткнулись на хороший грунт, который на самосвале отвезли на постоянную базу. Пригодиться. Получилось полтора самосвала. Чтобы машина не ездила впустую, оставшееся свободным место заняли породой. Хотя её можно попросить и у руководства Восточного. Но лишний раз лезть в долги и даже упоминать о себе не хочется. Им два домика официально сдали на время за наличные, а так как фактически это нужно Родичевым, в счет своих долгов и практически забыли. Они сами по себе, мы сами по себе. Друг за друга ответственность не несем. Так, а это что? Кажется, господа мартыхаи пожаловали. Но ничего. Есть для вас специальное угощение. На фишках временной базы можно держать разное оружие, ибо пост практически стационарный. Есть тут тяжелый стрелковый войсковой комплекс на 12,7 мм, есть и снайперская винтовка, кажется австрийская на 7,62 мм. Но имеется и вот это. Назевается просто Зверобой. Про такие у себя в родном мире Макс не слыхал. Производство якобы российское. А что там представляет собой в этом мире - Империя, Республика или Федерация? Неизвестно. Или основа российская, а уже тут немного доработали? Надо бы уточнить. Винтовка под патрон 5,45 мм. Легкая, самозарядная. В магазине пятнадцать патронов. Есть сошки. Тут на позиции подготовлен упор. Для Макса самое то.
   - Внимание всем. Это Орел-5. Вижу цель. На восток. Правее пять градусов. У остатков кирпичной кладки. Мартыхаи. Штук двадцать-двадцать пять.
   - Макс, это Рысь. Есть прямая угроза?
   - Нет.
   - Пока не стреляй. Но если будут быстро перемещаться с угрозой выйти на дистанцию атаки, бей без приказа.
   - Понял.
   Мартыхаи же действительно не спешат. Чего-то ждут. Неожиданно большая группа численность особей в десять пропала. Зато появилась новых семь-восемь. Именно новых, так как выскочили они из-за развалин, и не там, где пропали предыдущие.
   - Я Орел-5.Несколько единиц пропало. Кажется, скрываются в складках местности. Общее количество противника увеличивается за счет подхода новых.
   - Орел-5, внимательней.
   - Смотрю. Вижу пропавших. Выскочили метров на сто ближе к технике. Открываю огонь. По счету пять.
   - Орел. Отставить. Этих встретят и без тебе. Бей задних по команде. Ещё новенькие появились?
   - Есть. Еще с дюжину вылезло. А часть прежних не вижу.
   Ждали еще с минуту. За это время подтянулось еще десятка два. И тут начали стрелять от тракторов. Пока только одиночными. Мартыхаев около развалин это не обеспокоило, они продолжают лезть в какую-то щель чуть правее. Появилось еще пяток и все. И тут последовала команда стрелять уже Максу.
   Первая цель уже взята на мушку. Осталось только нажать на спусковой крючок. И тут же в прицеле появился второй. Выстрел. Еще. Еще. Из щели полезли испуганные особи. По ним кроме Макса уже стреляют и из РПК. Но все пора прекращать огонь. Остатки стаи все же сумели сбежать. Преимущество службы в Вольных охотниках в том, что не надо снимать "скальпы", считать трофеи, делить баллы. Сколько настреляли все наше. И количество того сколько набито не важно. Иногда даже лучше патроны сэкономить. Поэтому подранков обычно вольные не добивают. Главное себя защитить, ну и местность зачистили. Те же бакты вместо того, чтобы осторожно обследовать местность могут под пули вылезти. Вот и вся польза.
   Поэтому тут же люди продолжили, прерванную было, погрузку. Все вернулось к устоявшемуся порядку. Вот только вскоре Макса сменили. И после этого он еще успел отвезти на тачке две стиральные машины, холодильник, а три рюкзака с вещами перенес на себе. А что, человек отдохнувший, груз за плечами не такой уж тяжелый. Наоборот, в какой-то мере даже помогает уравновешивать. Но Каменев работал не один. Поэтому уже после того как он вновь подключился к работе сумели перевезти на площадку солидное количество трофеев. И фура, и кунг набиты. Кое-что втиснули и в кабины, и в сопровождающие УАЗик и НИВУ. Эти сегодня еще вернутся за тяжелой техникой, которой еще работать пару часов.
   Макс не стал отдыхать. А тут же как колонна отправился собирать книги. В отряде нет жесткого контроля над каждым бойцом. Если только за новичками надо присматривать.. Есть общий план работы на день, два. Есть то, что надо делать всем вместе, возможны дополнения, изменения в планы. Обычно все это принимается коллегиально. А так порядки уже устоялись и каждый и так, без дополнительного напоминания, знает свои обязанности, даже при выполнении общих работ, так как многие операции уже отработаны. Но на это уходит только часть времени. А уже в рамках общего плана работы, в освободившиеся окна, каждый самостоятельно найдет себе дело, чтобы не бездельничать.
   Вот и Каменев по приставной лестнице влез в окно, потом первым делом поднялся на самый верхний этаж, и начал по одному обследовать помещения. На первых трех этажах набрал только одну сумку, которую на веревке спустил прямо в окно. Зато потом в одной из квартир нашелся целый шкаф набитый томами. Тут и художественная литература, и научно-популярная, и учебники. Пришлось потрудиться. Осталось еще четыре этажа, когда стрелки часов приблизились к девятнадцати часам. А надо еще выбраться наружу, собрать сумки и поднять их с помощью товарищей в свой подъезд. Тут в квартире на нижнем этаже при свете фонаря надо еще внимательней осмотреть добычу.
   Но это только после ужина. Ольга Владимировна очень не любит когда опаздывают. Поэтому быстро наверх на четвертый этаж. Тут целая квартира отведена под столовую. В прихожей разделся, повесил вещи в большой встроенный шкаф. Потом мыться. Для этого в ванной приготовлено несколько ведер с водой, одна из них с теплой. Для удобства прямо над раковиной установлено два обычных рукомойника, можно воспользоваться и просто кружкой. Использованная вода стекает в два специальных ведра.
   В центре самой большой комнаты установлены три стола и стулья вокруг них. Каша подается на стол прямо в кастрюлях. А уж тут Ольга Васильевна раскладывает её по тарелкам. Хлеб уже распределен. На небольшом блюдце перед каждым по три небольших куска, тут же немного сливочного масла. Такой стандартный цилиндрик на пятнадцать граммов.
   Макс налил себе в кружку воды из большой полуторалитровой бутылки. Несколько штук специально стоят на столе. Есть и горячий чай в самоваре, но это чуть позже. Пока же стоит заняться рисом с овощами, пока не остыло. Мясо будет только в обед. Рыбные консервы на завтрак. Все это обнаружено тут же. Как и две полулитровые банки с баклажановой икрой. К чаю на столе есть галеты, сахар, банка варенья и немного печенья.
   - Максим, ты опять книги собирал? - обратилась Наталья закончившая пить чай.
   - Да. Оставил на первом этаже, который теперь второй. Завтра с утра, чем занимаемся, опять панели грузим?
   - Осталось штук пять. Электронику всю отправили и кухонную технику. Осталось теплые вещи и кое-что из мебели. Можно твои книги все загрузить.
   - Я сегодняшние не разбирал, - предупредил Каменев недовольно. Не хочется все это отправлять не получив представления о том, что досталось на этот раз. Отложить отдельно самые интересные тома.
   - То, что собралось за те дни тоже немало.
   - Я могу остальное завтра с утра посмотреть, - предложил Володя.
   - Нет. Ты завтра прямо с утра пойдешь со мной.
   - Кто еще?
   - Салават, Гоша, Андрей, Рудик. Будем искать щель, в которую мартыхаи прятались. Ну а тут пока без нас поработают. Михаил Петрович считает, что и сами справятся. Сначала просто спустят имущество. А потом уж все вместе перевезем.
   Ночью трижды приходили шакалы, в том числе однажды и в дежурство Макса. Пытались насытить голодные желудки мартыхаями, да и всякой мелочью, в свою очередь явившейся на кровавое пиршество. Пришлось пострелять. Сейчас, когда с рассветом группа разведчиков вышла обследовать территорию, хорошо видно, что получилось совсем неплохо. Количество оставшихся шакалов на этом участке явно не уступает количеству мертвых мартыхаев. И тех, и других уже неплохо оголодали. Рядом бахнул выстрел. Ещё двое крысюков поплатились за жадность.
   А вот и щель, через которую мартыхаи вчера и появлялись. Скорее настоящий подземный ход. С помощью веревки пятеро бойцов спустились вниз. Еще двое контролируют щель наверху. Трое осматривают местность снаружи. Длина хода метров пятьдесят, есть два небольших ответвления. Внизу в основном ровная порода, в котором тонут ноги. И это как ни странно радует. Это явный признак того что, когда-то тут были головастики. А значит надо включить оба прибора поиска и внимательно обследовать каждый квадратный метр один за другим. С аппаратурой осторожно спустился Михаил Петрович. Ну а пока Михаил Петрович с помощью Рудика и Гоши переводил их в рабочий режим, разведчики прошли до конца тоннеля и даже посмотрели, что на той стороне. Впрочем ничего необычного кроме дохлых мартыхаев пока не нашли, но и смотреть что там дальше за развалинами пока тоже не стали. Надо первым делом осмотреть тоннель. Провозились тут до пятнадцати часов. Даже на обед не ходили. Для группы принесли по банке мясных консервов, хлеб и чай в термосах. Первую жемчужину нашли в двенадцать сорок одну, вторую через полчаса. Ну а потом просто уже добивали территорию до конца.
   Искали старательно, тщательно. Уходить не хотелось. Все время казалось, что-то забыли, какой-то уголок упустили. С четверть часа после возвращения настроение было довольно подавленным. И последние полтора часа с лишним пустых поисков жалко и то, что больше жемчужин просто не оказалось. Хорошо еще пришлось минут восемьдесят интенсивно потрудиться, загружая машины оставшейся бытовой техники. Даже стульев штук двадцать спустили, пару столов и четыре кресла, диван, разобранный по частям. Сегодня утром на одном из грузовиков привезли мотоблок и большую тележку. Это и помогло. Зараз можно быстро переместить до четырехсот килограмм.
   Наконец, колонна уехала. Однако через полчаса отдыха, скрашенного горячим чаем и вареньем, уже принялись спускать из окон еще четыре дивана. На них потом уложили и десяток оставшихся телевизоров. Все остальное пока остается для пользования тут на месте. Так на кухне квартиры, где поселился Макс, рядом оказались четыре пустых холодильника. Сейчас все это спустили вниз. Туда же шесть коробок с посудой, весь собранный в подъездах запас: инструменты, гвозди, винты, шайбы, шурупы и просто металл. Спустили и все найденные железные ящики и сейфы. Оружие и патроны отправили первыми же рейсами, как и половину топоров и ножей. Так за делами и стемнело. Осталось только поужинать и идти отдыхать.
   На каждом этаже по квартире оборудовано под кинозалы. Один экран показывает фильмы с дисков и флешек, второй транслирует местные каналы. У Союза их теперь два. Другим группам принадлежит еще три. Тут крутят те же фильмы, но время от времени можно и местные новости узнать. Электроэнергия идет от меняемых каждый день мощных батарей. Но сегодня вымотались настолько, что даже на телевизор не сталось энергии. Очень быстро все разошлись.
   Не стал задерживаться и Макс. Из занятой ими комнаты убрали все, кроме большого стола. Зато поставили пять кресел-кроватей и рядом с каждым по стулу. На столе стоят целых два мощных фонаря, Макс быстро разобрал конструкцию своего кресла и постелил на него свернутый матрас, положил подушку. Все это накрыл куском чистой грубой ткани и устроился под теплое ватное одеяло. Кроме теплого белья на себе и рубашка, и легкие спортивные штаны. Квартиры не отапливаются, а на улице по ночам не больше двух-трех градусов. Конечно, не совсем комфортно. Но Макс проспал бы так часов десять. Но через три часа его поднимут на ночное дежурство продолжительностью в сто двадцать минут. Кроме того завтра заступать в девять утра. Все же сегодня он свое дневное дежурство пропустил. Разумеется, не по своей вине. Тем более нашли две жемчужины. Разочарование от бесплодности завершающей фазы поисков как то забылось. А вот то, что нашли трофей, да еще и не один, теперь уже снова на первом месте. И действительно такому результату уж точно не стоит огорчаться. Уж больно приз хорош.
   И этой удаче действительно стоит порадоваться. Ну а насчет того, что третей не оказалось, то у них слишком большие запросы. К тому же они, кажется, прочно ухватились за удачу. Сегодня до шести с четвертью, когда вернулись УАЗики для сопровождения тяжелой техники на базу, последние проделали доступный проход к интересующему дому. И там их ждал новый бонус. В прошлый раз на первом этаже своего дома они не нашли ничего интересного. Парикмахерская, салон красоты, какая-то контора. Хоть компьютеры оттуда забрали. А тут оказался продовольственный магазин, причем почти не пострадавший. Главное большинство товара сохранилось. Это касается муки, большей части круп и макаронных изделий. Нашлось и несколько коробок с сухарями. Но главное килограммовые пакеты сахара, упакованные по десять штук в полиэтилен. Шоколадные плитки оказались в пластиковом сундуке, кажется, пригодны к употреблению. Вот собранный запас конфет, несмотря на то, что они упакованы в пластиковые пакеты, нужно отправить на проверку, на постоянную базу, так же как засохший хлеб, часть крупы, и макарон, сухие сливки. Не испортился запас чая, растворимого кофе и цикория. Нашли корм для собак. Но главное это банки различного размера с тушенкой, паштетом, сгущенкой, мясорастительными и рыбными консервами. Не стали брезговать и с упаковками с лапшой и кашей быстрого приготовления.
   А дом тут оказался совсем недавно. Такой вывод сделали при осмотре отделения со свежими овощами. Конечно, большая часть пропала, а вот часть моркови и красной свеклы сохранилась, и главное нашли несколько мешков картофеля в подсобке. Конечно, для еды тут мало, что пригодно, все настолько заросло, что несколько клубней удалось оторвать с большим трудом. Но зато сегодня же все погрузим и отправим на базу. Там как раз готов участок земли, вот и высадить там. Кроме того ребята собрались выращивать картофель в нескольких бочках с компостом. Так что хоть часть найденного, но даст урожай.
   Еще одним товаром, который загрузили в грузовик в первую очередь, оказалось спиртное. Водка, вино, коньяк, виски. Не очень много литров на сто не больше. И еще около двух десятков бутылок с шампанским. Народ в группе разный, в основном боевой, опытный, уже побывавший в переделках, готовый к лишениям и трудностям. Но вот многие слишком слабы перед алкоголем. Тем более практически халявным. В отряде нет сухого закона. Но во время боевого выхода выпивка сильно ограничена. Только по особым поводам, чаще в медицинских целях. Поэтому все пусть храниться на базе, в специальном сейфе. Ну а там режим уже не так строг. А здесь оставили только три литра водки и две бутылки с коньяком.
   Ну а остальные продукты начали распределять, сразу что на КАМАЗ и ЗиЛ, а что в ковш погрузчика, который все это отвозит прямо до конца тропы возле дома. Он сразу груз поднимает наверх, там его разгружают и на тачках везут до подъемника. Сомнительные продукты все сразу уйдет с колонной. Только часть крупы и маскаронов оставили для того, чтобы кормить собак, так же как несколько палок сырокопченой колбасы и вяленой рыбы. На постоянную базу решили отправить и все двадцать мешков с мукой, двести килограмм сахара. Ну и всего остального понемногу. А вот большая часть консервов, остается тут.
   С товарами из магазина провозились день. А следующий для Макса начался с поиска жемчужины. Уже когда вчера добирали остатки, обратили внимание, что тут не просто так образовалась впадина. Есть явные следы пребывания динов. Первым делом проверили породу, вынутую напоследок экскаваторами, ну а потом полезли в саму щель. Провозились до обеда. Ничего не нашли у уже собирались сворачиваться, как Макс и Гоша напоследок проверили небольшую нишу. И тут аппарат ясно и громко шумнул. На долю мгновения аж растерялись. Сами не поверили в успех после нескольких часов бесплодных поисков. Поэтому просто молча, почти одновременно бросились в нужную точку. И все же вот она жемчужина. Сомнений нет. И теперь можно звать остальных. В нище и окрестностях прошлись еще раз. Но, увы.
   Хотя почему, увы? Вот ценный трофей, вершина стремления если не всех, то многих тут в Мегаполисе. Это успех, выраженный в материальном виде, который можно потрогать. С учетом добытых ранее, их экспедиция уже начинает превращаться в удачную. Еще месяц не прошел, а они уже могут спокойно смотреть в будущее, так как уже есть хороший результат уже по меркам сезона. Сегодня на обед выдали по глотку коньяка. Макс его налил в свою кружку с чаем. Потом отдежурил час на фишке и отправился выполнять свою задачу. Сегодня колонна уже ушла. УАЗики сопровождения придут только за тяжелой техникой. А там, на базе сейчас ребята усиленно разгружают привезенный груз. А его надо не только спустить, а еще и затащить хотя бы под навес. Людей же на ППД не так много. Всего восемь человек, включая двух женщин нанятых для работы по хозяйству. У них и своих дел полно. К тому же за эти дни имущества набралось немало и прежде необходимо еще порядок навести.
   Поэтому одна группа отправилась на разведку точек заинтересовавших при осмотре сверху. А Макс получил возможность заняться сбором книг. Без дела днем тут никто не сидит. Прихватил с собой семь веревок разной длины и семь больших хозяйственных сумок. В них он и будет спускать книги из окон, после соберет и переправит к остальному богатству. Справился до ужина. В каких-то квартирах и вовсе ничего не нашел, а где-то всего пять-шесть томов. И то оказалась слишком много женских романов-детективов в мягкой обложке, причем повторяющих. Когда начал с верхнего этажа последнего подъезда, решил складывать их в отдельный рюкзак. Где-то на девятом обнаружил еще книжек тридцать. Провел небольшую сортировку, большинство оставил на месте до следующего раза. И в конце концов все содержимое рюкзака он оставил на четвертом этаже.
   Ну а следующее утро ушло на погрузку. Причем на этот раз, как и в первые дни, отбирали только более-менее ценное: ковры, постельные принадлежности, пять больших телевизионных экранов, посуду из металла и пластика. Прежде всего, это множество кастрюлей. Больших и маленьких. Даже пяток чугунных ванных спустили. А так же две небольшие бензопилы, запасы железных предметов найденных при дополнительном осмотре. Большая часть из них копилось специально. Специально придерживая, отправляя вместо нее менее ценное. Так сегодня загрузили компьютеры и пару кресел из небольшого офиса, оказавшегося на первом этаже. Весь товар, в том числе запас семян из магазинчика для садоводов, собрали и отправили еще четыре дня назад. Сегодня же грузили самый различный инвентарь. А еще в соседнем магазине нашелся большой запас тканей, пряжи и ниток. Все это будет загружено сегодня. Кроме того, вчера ребята немного прошлись по этажам дома, в котором располагался продовольственный магазин, собрали телефоны, планшеты, ноутбуки, а так же три ружья с небольшим запасом патронов. Из своего сегодня забрали большой моток кабелей и десяток счетчиков. Вообще свинтили много чего. Ну и, разумеется, на этот раз нашлось место для всех книг, собранных Максом. Поэтому он вынужден был пропустить свою смену на фишке. А вот после того как еще до обеда колонна ушла, до ужина Каменеву пришлось отдежурить дважды, в том числе за отложенное с утра. А между ними он успел поработать по обустройству помещений выбранных для жилья. Наводили порядок, чистили и мыли, переставляли.
   Сразу после ужина его вызвали в квартиру, в которой обустроили штаб отряда. Как ни странно Макс за все время тут был всего лишь дважды. Сейчас тут собралось человек пять. Посреди большой комнаты установлен стол с стоящими на нем двумя мониторами от компьютеров, тут же и два ноутбука и большой принтер. Еще одно автоматизированное рабочее место за компьютерным столом. На стене развешены листки с графиками и списками.
   - Проходи Макс, садись вон на стул слева от тебя, - предложил Михаил Петрович. - Как себя чувствуешь?
   - Нормально,- немного удивился Каменев.
   - Тогда поступим так. Ты сегодня заступаешь на дежурство в девять вечера, как обычно на два часа, второе дежурство - с пяти до семи утром. Тяжеловато конечно. Но постарайся. Потом завтракаешь и вместе с Налией выдвигаетесь на ППД. Ну а оттуда в двенадцать часов надо быть возле перехода. По графику наша очередь. Пойдете на обеих машинах. Поэтому их сегодня разгрузят лишь частично. На освободившееся место уложите более ценный товар. Сам знаешь, только вы с Наталией и Толей можете провести машины на ту стороны и только поэтому нам и дали окно. Петя пойдет на второй машине, но его способности только десятая часть твоего. Есть, какие возражения?
   - Да нет.
   - Тогда иди, готовься. Да как у тебя с деньгами? - задал неожиданный вопрос Петрович.
   - Нормально. Есть запас. Ну и зарплата на той стороне.
   - Если, что можешь получить аванс, в счет своей доли в трофеях, которые удастся продать, - предложил Андрей Олегович, исполняющий обязанности казначея. - Ну а за жемчуг насколько я знаю у вас свой расчет.
   - Да, нет обычный, - быстро ответила Наталия.
   - Все равно жемчуг идет в счет оплаты кредита выданного отряду на этот сезон, - добавил Михаил Петрович.
   - Это правильно. А для повседневных нужд хорошо бы обычных трофеев набрать, - вступил в разговор Марат Русланович.- То чем мы сейчас занимаемся мне, кажется, неприемлемым. Оставим морально-этические вопросы в стороне. Я о другом. Вот за последнее время мы потратили много сил и времени, а вот прибыль под вопросом. А ведь можно собирать целые и даже разбитые автомобили. А их много, в том числе тут, совсем рядом. Да, этот груз может занимать много места. Тогда возможно будем брать хотя бы двигатели. Если найдем рабочие, а нет хотя бы на лом. Поэтому Максим уточни на той стороне примерные цены на различные товары. Особенно на запчасти от автомобилей. Или хотя бы на металл. И мое предложение включить Каменева в наш совет, учитывая растущую его роль.
   - Нет, - возразил Михаил Петрович, - сейчас ему надо готовиться к дежурству. Ну а потом посмотрим. А про возможность реализации тех же двигателей с разбитых машин действительно уточни. Теперь, когда у нас есть техника, мы можем заняться их сбором. Более того, уж если на то пошло, давайте попросим еще технику за найденные три жемчужины, например, еще один самосвал и мощный экскаватор.
   - Я согласна, - поддержала его Наталия.- Я тут посмотрел съемки местности. Мы неплохо встали.
   - Так специально, место выбирали, - улыбнулся Марат.
   - Тогда еще были сомнения, - продолжила Наталия. - А теперь есть надежная информация. Только действительно нужно больше техники. Тогда можно будет в местном лабиринте щелей и узких тропинок пробить дополнительные проходы. Где-то расширить, где-то разгрести завал, а где-то пробить новый проход от тупика.
   - Дороговато работа выйдет, - вздохнул Григорий Викторович Ромашин. - Это сколько породы вынуть надо.
   - А мы будем расширяться постепенно, - заявил Михаил Петрович. - Работать будем только там где удобно. Например, вот тут. Тупик. А пробить от него проход всего в пятнадцать метров, или вынуть кубометров сорок и мы попадет в следующий рукав, а расширив его в метрах ста и можно дальше идти уже в двух направлениях. Ну и главное думаю, мы при раскопках найдем много интересного. Только заранее надо определиться с наиболее богатыми местами.
   - А что нам даст проход в эти рукава? О которых, ты Миша, только что говорил. Будет от этого польза? - спросил Григорий Викторович.
   - Да это вполне возможно, то, что проход не принесет нам пользу, - согласился Михаил Петрович. - Поэтому нам надо больше внимания уделить разведке. Вместо этого мы превратились в мародеров. Макс, а ты все иди отдыхать.
   Жарко. Перебравшись через силовое поле, группа тут же принялась избавляться от экипировки. Все буквально залито собственным потом. Легкие куртки и штаны хоть выжимай. Впрочем, Федор Николаевич так и сделал. Длинная струя тут же устремилась от одежды к земле. А надо еще снять футболку. И тут же улегся в надувной бассейн. Рядом есть небольшой пруд. Но вода там уже нагрелась. А сюда воду привезли в бойлере всего полчаса назад. Полежал, блаженствуя минут десять. Остаться бы тут еще часа на два. Но нужно выходить.
   Тщательно обтерся полотенцем, натянул на себя сухую одежду и обулся в легкие кроссовки. Ощущение словно выросли крылья вот бы сейчас оттолкнуться. Хотя вокруг жаркий сухой воздух и хоть бы легкий ветерок. Это в первые мгновения, как они выскочили на эту сторону, показалось, что тут даже прохладно. И все-таки это обманчивое впечатление оказалось только следствием контраста. Просто на той стороне еще жарче.
   Нет. Жарко там было, до того, как они туда вошли. Час назад. А теперь там полыхают многочисленные пожары, большая часть кислорода выжжена, как и практически вся поверхность . Так что там сейчас очень, очень горячо. И это притом, что отряд вывез с собой тележку, наполненную самым горючим материалом. Только зеленные ростки как-то держаться и даже постепенно развиваются и укрепляются.
   Хотя ради этого почти каждый день сюда и лезут группы людей в специальных костюмах с огнеметами, ружьями, специальными автоматами и холодным оружием. Тогда после первого похода, проведенные анализы показали, что территория вполне пригодна для нахождения на нем человека. Но на очень короткое время. Можно сказать, что в атмосфере концентрация ядовитых и вредных веществ не превышает норму. Однако содержание углекислого газа очень высокое, а вот кислорода мало. Удовлетворительными оказались и пробы грунта. От выявленных вирусов легко помогут уже сделанные в Мегаполисе прививки. Так что осталось привести в норму воздух.
   Вот только с этим проблемы. Есть несколько путей для ухудшения ситуации, и практически нет, для улучшения. Зеленные стебли это ростки новой жизни, так сообщили посланцы Великого Дерева. Только вот у Разума этого мира мало возможностей повлиять на ситуацию. Тем более тут пока нет растений содержащих или проводящих нечто похожее на интеллект.
   Зато из этого же мира сюда попали те серо-бурые, коричневые и черные ветвистые коряги, алые медузы диаметров примерно в полтора метра, без учета пяти щупалец. Все это как раз и способствует увеличению углекислого газа. Коряги к тому же легко горят. Есть тут нечто маленького озера с затхлой, вонючей жидкообразной субстанцией выделяющей сероводород.
   А вот красноватые и алые искривленные стволы с такими же уродливыми ветками без листьев это уже результат прорыв силового поля с внешней стороны. Так же как и голубые образования вроде лишайника. Кроме того из-за предела мира сюда попадают всякие твари вроде тех самых жуков. В основном они похожи на насекомых переростков, или, например, гусениц. Несколько выбиваются из этого ряда только животные похожие на шакалов, но способные изрыгать пламя, или невысокие, в полтора метра в длину, прямоходящие динозавры с короткими передними лапами, которых в обиходе принялись называть рапторами. Научники конечно, предложили сложное трудно выговоримое название, которое, то ли сами придумали, то ли нашли в книгах, а может нашли в каких-то базах, полученных у Других. Но язык ломать никто не собирается. А так коротко и понятно. Особенно если эта тварь всего в нескольких шагах. Вот представьте такие переговоры.
   - Боцман, справа на три какеготамникакневыговорюдващипящихзвука.
   - Юнга, не понял, кто.
   - Юнга, это Альбатрос, перед щипящиих правильно надо произносить двойное "З" и третий звук не "Б" а "П".
   - Боцман Юнге, ты этого имел в виду под какеготамникакневыговорюдващипящихзвука?
   - Да.
   - Так учись правильно произносить названия, а то я подумал, что там совсеминнаятварьспохожимназванием.
   Разумеется, пока идет подобный обмен информацией, кто-то из участников может покинуть дискуссию против своей воли. Поэтому раптор так раптор. Коричневый - это значит насекомое-переросток вроде жука с темно-коричневыми полосами на туловище. Броненосец - небольшое существо, покрытое прочными пластинами. В какой-то мере он похож на носорога размерами в полугодовую свинью. Или местная саранча. Небольшие по размеру, примерно в полметра длиной, они внешне скорее напоминают кузнечиков. Но вот прилипло к ним это название, за то, что уничтожают все подряд. Действуют стаями по полсотни штук, пока со временем группа не уменьшается в числе. А так же неприятны тем, что покрыты прочным материалом, хорошо еще имеющим очень тонкий слой. Зато потому и ценный трофей. Особенно крылья. В них содержится несколько различных металлов.
   Да и тварей называют похожими на насекомых только ради упрощения восприятия. Хотя вот тезки здешних скорпионов и вовсе относятся к паукообразным. Но такие подробности большинству не интересны. Родственные связи тут не представляют интереса. Главное как с ними бороться.
   Первые дни постепенно вели дело к состоянию отчаяний у людей. Каждый день группа из десяти человек совершала по три пятидесяти минутных сеанса по очистке территории. Но количество тварей только росло. Пока уничтожали одних, появлялись другие. Казалось, что больше они сами вычищают территорию от конкурентов. И только в конце первой недели апреля удалось зафиксировать сокращение существ, скажем так, фауны. А концу месяца и всего остального. Зато появились новые зеленные ростки. Где-то они поднялись прямо из-под поверхности, где-то из остатков, своих предшественников. Уже три недели как все существа на участке за сутки уничтожаются полностью. И каждый день их появляется все меньше. Теперь даже красноватых стволов и голубого лишайника почти не осталось.
   И в то же время образовались уже два зеленных островка, а рядом есть и отдельно появившиеся ростки. На поверку оказалось, что те серо-бурые, коричневые и черные ветвистые коряги хорошо горят. Вон в последние недели и вывозят на тележке за рабочий день по полтонны этого горючего материала. Трое заняты только этим процессом. Двое рубят, один подбирает и грузит. Остальные шаг за шагом уничтожают агрессоров, появившихся на этот раз, заодно выжигают всякие лишайники.
   Вот и сегодня с утра веселые, бодрые десять человек в специальных комбинезонах перешла сквозь силовое поле. Федор Николаевич проводит тут пару дней, через каждую неделю. Бердышев-Соколовин выбирается только по выходным. Командиры рот слишком заняты своими подразделениями. Таким образом, Мураев считается тут самым опытным командиром.
   Хотя справедливости ради самым опытным специалистом тут является унтер-офицер Андрей Александрович Зотов. Сорокалетний мужчина, худощавый, роста выше среднего, незапоминающееся простоватое лицо. С небольшой сединой. Внешним видом он не впечетляет. Спокойный, исполнительный и даже тихий. Редко высказывает свое мнение, особенно когда надо возразить начальству либо лицу приравненному таковому. Он как всегда безропотно воспринял то, что его прикрепили к этому участку. И если другие унтер-офицеры стараются довольно быстро избавиться от новой нагрузки, то он работает старательно и усердно. Очень важно значение имеет то, что на Зотова можно положиться. Он не из тех, кто относится к делу формально, как бы оно ему не нравилось. А будет выкладываться полностью и заставит это сделать других. При этом без всякого нажима, громких команд, а как-то естественно. Правда и особой инициативы от него ждать не приходится, хотя если начальство так же подойдет к делу ответственно и наладит с ним хорошие отношения, то от него можно дождаться дельного предложения при этом нередко в достаточно нелестной форме.
   Только брать его с собой в группу слишком большая роскошь. Федор Николаевич и сам обладает и опытом, и навыками. Это с Золотовой или Закраиновой Зотов еще может работать, так как для дам это все-таки скорее развлечение, новые острые ощущения. И выбираются они сюда в основном, как и командир по выходным. Тем более тут можно искупаться в пруду, прогуляться в лесочек и рощу. При принадлежащих отряду домах есть несколько бань. Но одна особенно хороша. А вот посылать их одних на зачистку слишком рискованно. Поэтому и нужен при них опытный надежный унтер-офицер.
   Сейчас с Мураевым пошли в основном ребята из его обоймы. Вася Распрагов, недавно получивший младшего унтер-офицера, теперь все чаще сопровождает Федора Николаевича не только сюда, но и на боевые выходы по охране участка. Тем более он всего лишь младший специалист, и у него нет своего отдельного направления работы. Вася выполняет в основном многочисленные, но мелкие поручения Мураева, многие из них текущие и разовые. И когда начальника нет на месте, Распрагову тут же становится нечего делать. А тут выяснилось, что он не умеет затягивать выполнение задания, а старается сделать все максимально быстро, словно пытаясь быстрее избавиться от него. А потом оказавшись без дела начинает беспокоится.
   Кроме того тут Рашид. В эти дни командир особо ездить не планирует. А Шигапов так же не любит бессмысленно торчать в комнате водителей в ожидании задания. На этот случай найдутся и другие. А если есть возможность внести разнообразие, тем более находясь опять таки при начальстве, то конечно этим надо воспользоваться. А набравшись впечатлений послезавтра можно и поскучать. Хотя нет. Послезавтра суббота. А после такой двухдневной напряженной боевой работы, разумеется, положен полноценный выходной.
   На него рассчитывает и Семен Чубин. Тем более он как всегда успел нарушить дисциплину и, несмотря на то, что в мастерской у него полный порядок, все равно числится в черных списках руководства. В последние несколько дней он работал по двенадцать часов без роздыха, и, обладая золотыми руками, выполнил все заказы. Но теперь ему просто требуется встряхнуться, ну а потом получить свободу на субботу.
   Саня Тарасов отрабатывает тут полевые. Скучно ему стало постоянно в монитор смотреть, а гулять просто с автоматом в руках после всемогущества управления роботами и АВС совсем не привлекает. А у Всеволода к Тарасову есть вопросы по дисциплине. Артем Ковруч сосед Васи по комнате. Через него недавно переведен в строевое подразделение взвода управления. В отличие от товарища его отдельные поручения не связаны с кабинетной работой. Зато сопровождение командования во время выездов на территорию - его ежедневное занятие. С утра он с Золотовой, перед обедом с Мураевым, весь остаток дня с командиром. Ну и Сергей Диров с бойцами из роты Никитина по графику. Но, опять-таки, все из числа тех, кто с Федором Николаевичем далеко не в первый раз.
   И тут же встретились с гостями. Твари не очень и крупные, около метра в длину на восьми относительно тонких ножках. Переднюю пару может использовать как оружие. Но главная опасность это мощные челюсти и хоботок с жалом. Тварей штук семь, поэтому расстреляли их с ходу. Потом пришла очередь до коричневых. Одновременно пришлось отбиваться и от медуз. Пуля против них почти бесполезна. Проходит насквозь и все. А место попадания просто затягивается. Лучше бить крупной дробью. Разрывает на ошметки. Но одного заряда мало. Очень эффективный вариант - рубить на части тесаком или топором. Но при этом можно получить ожог. Поэтому иногда проще достать огнеметом. Но тут есть опасность для самих людей. Загоревшаяся медуза движется очень непредсказуемо. Кроме того от него в разные стороны разлетаются горящие части. И еще заряд должен быть коротким.
   Только после того как справились с тварями, сборщики топлива взялись за свою работу. Пока в их распоряжении вторая задняя секция отделенная снимающейся стальной полосой. А в первой пока запасные баллоны с воздухом и горючей смесью, боеприпасы, инструменты. В это время остальные семеро методично выжигают красный кустарник и голубой лишайник. Первая задача очистить территории, вокруг островков с правильной растительностью примерно на пять метров, ну и участки вокруг отдельных зеленых пятнышек.
   А вот и рапторы пожаловали. Первым их заметил Диров. Он же уже сделал первый выстрел. Вторым взялся за ружье сам Мураев. Потом еще хотя бы одну тушу надо вытащить. Как ни странно весьма неприятного вида мясо этих тварей пользуется большой популярностью у собак. А недавно тут рядом с деревней организовали собачий питомник. Тут содержатся матки с щенятами, а уже подросший молодняк планируется везти в Боевой Сектор, чтобы постепенно натаскивать на работу. Но так как самые первые пометы доставили сюда всего два месяца назад, пока даже самые будущие помощники только резвятся и еще очень хотят есть.
   А собаки в Мегаполисе в очередной раз доказали, что люди могут на них положится. И то, насколько эффективно их можно использовать, во многом зависит, прежде всего, от самого человека. Так они несут службу на стационарных постах, оповещая о приближении шакалов и мартыхаев. Правда, в засаду собак лучше не брать. Да и в местах выпаса динов и головастиков можно держать только специально подготовленных. И те, и другие начинают нервничать. Зато с помощью лая можно направлять голованей в нужное место, и препятствуя переходу через определенную черту.
   Но в первую очередь собаки помогают бороться с мартыхаями и шакалами. Они могут предупредить и о засаде, и о предстоящем неожиданном нападении. БПЛА к сожалению видят не все. Теперь разведгруппы выходят на задание только с собакой, а лучше с двумя. К тому же этот помощник человека может и помочь найти, что-то интересное. Собаки же охраняют посевы. В развалинах хватает и всяких мелких тварей готовых поживится плодами труда человека. Те же крысюки например. Или мелкие термиты. У Горшкова есть группа из пяти собак, отлично ладящих с отрядными козами. Днем они вместе на пастбище, ночью одни внутри загона, другие с внешней стороны. Но и это не все. Большая помощь от них и в охоте. Выгнать под выстрел добычу, найти лежку, указать, где спряталась дичь. А когда и вытащить из труднодоступного места.
   В общем, много пользы от отрядных собак. Только их очень мало. Сейчас всего тридцать шесть особей самых разных пород. И почти каждую неделю теряется то одна, то другая. Так сейчас тут в питомнике пять раненных собак. И им тоже требуется пища. Из отряда ежедневно доставляют подстреленных мартыхаев и крысюков, но вот мясо раптора у четвероногих пользуется особым спросом.
   И при этом, несмотря на свои размеры и довольно внушительный вид, это довольно легкий противник. Не пытается ни спрятаться, ни убежать. Наоборот несется вперед, пытаясь вцепиться в горло и или куда. Нескольких пуль шагов с тридцати для него обычно хватает. Да и ходят они обычно тройкой-четверкой. А вот мелкие твари размером с небольшую собачку доставляют больше хлопот. От поверхности до спины меньше тридцати сантиметров. Небольшая голова начинается прямо из туловища. Кроме мощных челюстей есть мощные боковые отростки, которыми существо вцепляется в жертву, потом впивается мощным жалом, которое невозможно вытащить. Поэтому теперь на той стороне дежурит скорая с хирургом, и прежде чем убивать существо, приходится впрыскивать в пораженного лекарство. Даже вариант ампутации конечности. Но последний способ на практике еще не применяли. А так наибольшие потери как раз вот от этих клещей. Уже пять раненных. И все тяжелые. Это притом, что общее число пострадавших пока тринадцать человек, из них четверо легких.
   Федор Николаевич осторожно, дабы не задеть зеленый росток, поджег высокий мохнатый куст голубого цвета. Тот тут же практически рассыпался сероватым порошком. Но выброс энергии произошел серьезный. Вообще тут мало что горит долго. Мало кислорода. Но надо опасаться взрывов скопления газа. Поэтому заросли лучше начинать выжигать с края осторожно слой за слоем. Есть другой способ выпустить сразу мощную и короткую струю и спрятаться за какое-либо укрытие. Однако это тоже небезопасно и не всегда эффективно. Заросли остаются почти не тронутыми. Поэтому в последнее время в ходу обычные бутылки с горючей смесью. Ну, не совсем обычные. Запал переделан на срабатывание в местных условиях.
   Зато если потом рванут скопления газов, уничтожает все в радиусе нескольких метров, в том числе спрятавшихся существ. Особенно приятно видеть пораженных клещей. Достается и алым медузам. Эти тоже иногда любят прятаться в таких зарослях. Красноватые кусты и деревца, которые таковыми и не являются, так как состоят из материала мало похожего на древесину, сначала начинают плавиться. Но через секунд двадцать - двадцать пять воздействия на одну из веток можно идти дальше. Процесс разложения начинается даже действовать быстрее и быстрее. Особенно эффективно поджечь рядом, что-то имеющее свойство гореть. Но результат имеет и обратное свойство. Температура повышается, условия для применения оборудования ухудшаются. Поэтому-то люди и стараются собрать наиболее горючий материал. А не только как ценный трофей. Поджигать что-то лучше возвращаясь к выходу.
   Через несколько часов обстановка более или менее нормализуется. На этот раз первоочередная задача выявлять скопление газов и бить туда. Там же обычно прячутся спрятавшиеся существа. В последние дни большую часть накопившихся существ удается выбить уже в первый заход. Во второй идет окончательная зачистка территории и от вредных зарослей. И главное сбор трофеев. Например, вытащили второго раптора, вернувшуюся тележку нагрузили бурыми ветками. Невысокие, но весьма крупные, они только внешне напоминают кусты. На самом деле тут нет древесины. Скорее это вещество похоже на каменный уголь. Особенно на местах отлома. И разбивать их лучше кувалдой или киркой. Есть тут и сероватого цвета кусты, состоящие из материала вроде сухого спирта. Внешний слой нечто пластика, а внутри спрессованное вещество. И то и другое горит довольно долго, выделяет очень много жара. Особенно то, что уже назвали спиртовником.
   Сегодня в третий заход занимались как раз сбором этих материалов. За три часа между рабочими периодами на территорию успели проникнуть только с десяток жуков. Их уничтожили быстро. Окончательно пропололи местность. Федор Николаевич, возвращаясь по выжженной территории, местами сантиметров на пять покрытой пеплом, полюбовался на зеленые островки. Они теперь стали особенно приметными на пустынной местности. Да, действительно, можно с уверенностью сказать за прошедшие две недели они, и выросли раза в два, и занимаемая площадь увеличилась почти втрое. Да и новых ростков за пределами островков прибавилось. Местами их уже по два-три, уже довольно высоких, а рядом пробиваются новенькие. А на юго-западе они скоро образуют уже третий островок. А некоторые сольются с двумя уже существующими. С собой захватили сразу три тележки от мотоблока. Небольшие участки с обеих сторон хорошо утоптаны, так что проход непосредственно через силовое поле проходит хорошо. Ну а дальше, конечно, толкать их по всей площади довольно сложно, особенно когда часть собранного до этого в кучи уже нагружено. Поэтому с собой и две тачки. Они легче и маневреннее. С их помощью можно подвозить добычу.
   Вот и сейчас Мураев подкатил к одной из тележек полную тачку, ловко маневрируя по местным ухабам и неровностям. Вроде ничего не потерял. Поставил прямо у левого борта. Артем Ковруч взялся за ось, сам Федор Николаевич положил ручки снизу на локти, и с помощью движения плеч поднял тачку со своей стороны. Тут же быстро опрокинули содержимое через борт.
   - Николаевич, - обратился к Мураеву Диров. - Тут и на второй тележке места маловато. Давай следующую партию еще переложим руками, а потом тачки уже набьем у входа. Вон там, какие гелактиты выросли. Потом ведь труднее будет колоть. Только этим пусть ребята занимается, а мы с Вами и Васей подожжем скопление газа у болота.
   - Хорошо. Только Серега, там и мы вдвоем справимся. А Вася пусть наберет пробы этого местного пепла. Может, на что сгодятся на нашей стороне.
   После возвращения прошло уже минут десять. Теперь, отработав свое, люди, постепенно приходят в себя. Теперь уже, кажется, что могли бы собрать еще больше топлива. Если еще не тележку, то пару тачек тоно. И то, что переходили на эту сторону, уже еле передвигая ноги и, при этом казалось, что вот все, рухнуть на землю и больше не вставать, уже забылось.
   Кто-то местный из термосов разливают в кружки прохладное обезжиренное козье молоко. Вода тут же вылезет обратно с потом, сколько ее не пей. А сейчас вон на посеревшем усталом, ставшем бесцветным лице вдруг появился какой-то намек на краски и уже оживают глаза. Федор Николаевич проверил свои ощущения. Действительно внутри, словно все повеселело. Ну, что же будем жить. Теперь можно и холодного сладкого кофе попробовать через несколько минут с шоколадным батончиком. А через час их ждут пельмени. Для групп, работающих на освоении участка, выделен спецпаек.
   Родичевы специально постарались. Возможность установить контакты с представителем иного Разума они восприняли весьма с большим энтузиазмом. Впрочем, теперь осваиваются и другие пограничные участки. Так в силовом поле соединяющим с Арктическим подготовили специальное окно, рядом с которым устроили небольшое водохранилище в которое по двум канавам покрытым специальным покрытием стекает ледяная вода. Для этого на короткое открывается окно и на эту сторону перебрасываются куски льда, сюда же стекают появляющаяся через несколько минут талая вода. Толстый слой льда, возвещающийся над территорией анклава на два метра, от первоначального состояния потерял уже не меньше двухсот кубометров.
   Тем более, сейчас ежедневно утром из поселка приезжает два грузовика, на которые установлены бойлеры, у которых аккуратно срезана верхняя часть. На каждый грузиться до двадцати кубиков льда размером в четверть кубометра. Первая партия потом сбрасываются в местный пруд. Часть с плотины, часть с помоста в юго-западную часть, тут как раз довольно неглубоко. В последние две недели стало так жарко, что вода начала греться. Следующим рейсом несколько кубиков льда везут на небольшой рыбный пруд. А вот три штуки привезли сюда в лагерь. Ну а оставшиеся ледяные глыбы, как и талая вода, развозится в двух молоковозах по объектам. Например, на ферму или летние лагеря для того чтобы поить скотину. Для людей вода поступает из двух родников.
   Для того чтобы загрузить добытое топливо в подъехавший самосвал есть трактор с парой рабочих. А группа загрузила в одну Газель свое имущество, а в другой разместилась сама. На сегодня все закончено. Настроение у людей уже улучшилось. Конечно, работать еще и завтра. Тогда можно будет и коньяк пригубить. Да и окончание смены несет намного больше радостных эмоций. Но и сейчас впереди ужин и отдых. Можно сразу лечь спать, а можно посмотреть какой-либо фильм, книгу спокойно почитать. Хотя и спали, и книги читали еще во время двух перерывов. И накупались вволю.
   Может просто и в футбол погонять. Тут целых два поля. Причем оба стандартные с соблюдением всех размеров. Вот третье - намного меньше. Есть еще мини-футбольная площадка в школьном дворе. Так та совсем небольшая. Но там, рядом есть и волейбольная, и баскетбольная. Несмотря на то, что тут стараются уже с этого года освоить каждый участок земли, все же что-то выделили и под занятия спортом. Тем более, сюда можно привозить людей из Городского Сектора. Точнее люди уже сейчас приезжают. Небольшое общежитие устроили в здании бывшей школы. Хотя большая часть занято под администрацию Сельского Кластера, но несколько классов выделили и под жилье.
   Отрядные, и вовсе ночуют и столуются у себя. И сейчас тут футбольная команда на сборах. Но для группы по зачистке выделен большой двухэтажный дом, и заходить сюда посторонним без нужды не принято. Только две женщины и старик, работающие по хозяйству в приусадебном огороде. А так мешать людям, вернувшимся с тяжелой боевой смены, мешать считается весьма тяжким проступком. Даже местные стараются проводить основные работы после того как группа в полшестого выезжает за ворота. Разумеется, так рано приступать к работе начали только в последнее время, когда Солнце и встает, и печь начинает пораньше. Но когда еще похолодает.
   Зато тут растет даже виноград. Это касается не только условий. Нашлись саженцы. А так тут в садах есть яблони, вишни, смородина, малина. А вот ивы по берегам постепенно начинают вырубать, так же как ольху и прочие заросли. Вместо этого появляются ухоженные грядки. Правда, это только местами. Пока много и другой работы. Так надо объединять большие огороды. А тут еще некоторые участки и вовсе раньше были заброшены, а другие засеяны травами под корма. Вот теперь надо сделать так, и чтобы наиболее урожайные покосы остались не тронутыми, но при этом проще было разворачиваться тракторам. Поэтому там, где трава плохая уже прошлись плуги. Правда, при этом понятно, что эти земли надо усердно полоть и чистить. Но пока там высадили обыкновенную тыкву.
   Благодаря тому, что тут нет хищников, на ночь стада просто оставляют на одном из огороженных участков выпаса, благо там сооружены и специальные навесы. Того же стального листа и шифера для того чтобы покрыть крыши привезли из Города с избытком. Да и остального строительного материала много. К тому же несколько сараев поставили тут же из разобранных домов. Хотя большая часть бревен и досок идет на обновление сараев. Даже при хороших домах есть развалюхи. Вот их и сносят без жалости.
   Вовсю, кипит работа на обычных покосах. Даже пару выпасов решили пока отвести для этой цели и перестали водить туда скотину. Где-то скошенная трава еще сохнет, а где-то уже лежат готовые тюки. Кстати, они распложены довольно часто. Так что урожай был хорошим. Где-то участки уже чистые. Вот только что проехал колесный трактор, к которому прицеплены две тележки, в каждый из которых уложены по шесть тюков. А в поле другой складывает крупные цилиндрики в кузов КАМАЗа, а рядом стоят две груженые тележки. И туда уже спешит третий колесник.
   Зато появились несколько участков со свежей хлебницей. Несколько пустырей покрытых мусором, крапивой и прочим сорняком, затоптанных и загаженных, засыпали привезенной породой и высеяли хлебницу. Рядом с каждым таким участочком подготовили и по гектару под пастбище с обычной травой. Стада и отары после часа проведенного на хлебнице выводят на простую траву. И так несколько раз за световой день. В результате коров и коз теперь доят три раза в день, иначе им приходится довольно тяжко. Правда, такой порядок скоро закончится. Стебли набирают из окружающей среды химию, и через несколько дней начнут косить только верхнюю, чистую половину стебля. На старых полях, ей позволят созреть до ранней стадии. Тогда его соберут для употребления в пищу людям и в корма животным. Тогда по расчетам к поздней осени можно собрать еще два урожая. Или один, но предварительно полтора месяца использовав как выпасы.
   Тут уже собирают первые урожаи огурцов уже не только в теплицах, много редиски и зелени. А скоро можно будет включить в рацион и морковь, и помидоры. Да и молодую картошку тут можно начать копать уже в первые числа июля. Посадили ее еще в середине апреля. Еще раньше начали сеять и яровые. Так что скоро и они пспеют. А доставшуюся в наследство озимую пшеницу на днях уже начнут убирать.
   И очень помогает Кластеру наличие приграничного участка заполненного льдом. Если бы не этот запас уже давно возникли бы проблемы с поливом. А так есть откуда пополнить запасы. Высказывается даже мнение, что неплохо бы и вовсе убрать силовое поле. Тогда и прохладнее станет, и талая вода зальет засохшую землю. Им возражают, что в этом случае, разумеется, никакого наводнения не будет. Слой воды в сорок-пятьдесят миллиметров. Это если он покроет всю территорию. Ничего страшного. Быстро уйдет в землю, на короткое время накопится в лужах. Да и то вряд ли доберется даже до середины территории. По крайней мере, через речку не перейдет, так как уйдет в землю. Но вот что делать потом? Откуда пополнять запасы воды? Причем холодной и чистой.
   Кстати, начали осваивать и бесплодный участок. Туда ежедневно завозят до пятисот кубометров породы. Все это устилается в слой в десять сантиметров. Каждые новые полгектара засевается хлебницей уже следующим утром. Хотя уже встал вопрос о том, что на первые участки породу надо стелить заново. В следующий понедельник с них начнут собирать созревшие стебли. Более того, решили подготовить несколько огородов ради научного интереса и на Четвертом Участке. Причем попробовать засеять все, что можно. И хлебницу, и местную капусту, и Золушкину тыкву. Однако все это пока только опыты.
   - Федор Николаевич. Как Ваше мнение? Мне вот показалось, что по сравнению с прошлой сменой количество тварей, проникших с той стороны, уменьшилось раза в два. А я разговаривал с Зотовым. Он после нас уже две серии тут отработал. Говорит на этой неделе, наоборот, был всплеск.
   - Да я тоже смотрел статистику. Но ты учти. Он последний день работал в воскресенье и понедельник. За вторник и среду уже пошел спад. Сегодня же мы уже вернулись к уровню прошлой пятницы. Помнишь, в начале мая и в середине апреля так же был период усиления давления?
   - Помню. Но тогда реально сложно было. Работало по две группы. Особенно по выходным. А сейчас вот стоит ли в субботу сюда присылать дополнительный состав?
   - Возможно. Я рассчитываю, что завтра будет легче, чем сегодня. Но с другой стороны мы и сегодня уже больше выкладывались на сборе топлива. Да. Завтра попробуем все сначала зачистить, вывезти раптора, если получится, а уже потом все вместе займемся остальным. Сколько сможем столько и соберем. А вот как будет в следующую смену, пока и сам не знаю. Может со временем придется сократить время, которое мы тратим на зачистку, или количество людей в группе. Но это еще посмотрим.
   - Товарищ капитан, - обратился Артем. - Вот мы все время говорим, что проникновение с той стороны слабеет. А вот количество сталагмитов почти не уменьшается.
   - Так мы их до конца и не выводим, - пояснил другу Вася. - Берем только крупные объекты, а также то, что находится рядом с зеленью.
   - Вы с одной стороны все говорите правильно. Но гелактиты они, так же как и зелень приходит из Мира Великого Дерева. Кстати, как и медузы. И те, и другие там нужны для поддержания равновесия. Поэтому все логично. С ослаблением конкурентов они получают больше возможностей для развития. И по мере как очищается территория от чуждого элемента, у них появляется дополнительный стимул для быстрого развития. Теперь главная угроза для них исходит от нас людей.
   - Ну, насчет сталагмитов, может и хорошо, что их станет больше, - задумчиво произнес Диров.
   - Да уж очень хорошая это штука. Особенно серые таблетки, - поддержал его один из бойцов. - В мае, когда три дня шли дожди, и по ночам серьезно похолодало, мы двое суток сидели в засаде. Заняли пару квартир на первом этаже. С потолка капает, воздух сырой, одежда легкая промокла. Так мы в одной из комнат одну таблетку подожгли, так и одежду сушили, и воду грели. Главное хватило больше чем на сутки.
   - Только кислород жрет уж очень сильно. Надо постоянно помещение проветривать надо, - добавил второй. - Иначе запросто можно угореть.
   - Это да. Осторожность нужна.
   - Да, что осторожность. Просто головой думать и все, - заявил Семен. - И знать, где можно применять, а где нет. А так да, одной небольшой таблетки хватит надолго.
   - Вот у нас в бане горелка устроена с внешней стороны. Так что вода горячая всегда есть и камни горячие. Да. Кто сегодня в баню пойдет? - спросил Вася.- Вы, товарищ капитан?
   - Нет, - сразу же ответил Мураев, но подумав, добавил.- Хотя. Зайду, обольюсь водой, а потом после ужина сразу спать.
   - Я тоже только обольюсь, - быстро заявил Рашид. - Сегодня уже несколько раз купался. Только я еще кино хочу посмотреть. Вторую часть.
   - Тогда вместе пойдем, - предложил Чубин.
   Дом большой в два этажа. В одной комнате, заставленном диванами, работает телевизор. В остальных по трое-четверо расположились бойцы. Для Мураева выделено отдельное помещение. Комната, небольшая, но с широкой кроватью. Окно, сейчас закрытое сеткой, выходит прямо в сад. Вот все тут вроде хорошо, но пришлось вспомнить о наличии таких неприятностей, как комары и мухи. Как-то в городе про них и забыть успели. А тут вот они. И ведь такая мелочь. Но все эти слепни, оводы и прочие способны напрочь испортить всю деревенскую идиллию. И уже гулять вечерком не так уж и хочется. А тут в комнате работает маленький вентилятор. На улице стало прохладнее. А вот в комнате хорошо. Накопившаяся за день усталость тянет просто лечь на спину и не вставать. Все же заставил себя прежде раздеться и сложить вещи на стуле.
   К утру струи воздуха направляемые вентилятором стали значительно холоднее. А одеяло ночью оказалось где-то в углу. Федор Николаевич нехотя открыл глаза. Уже светает. На часах двадцать четыре минуты пятого. До подъема еще есть немного времени. Да, ладно. Совсем крохи. Так что надо встать одеться, собрать постель, идти по утренним делам. Потом узнал все ли в порядке со снаряжением. Особенно с комбинезонами. Все-таки еще не высохли, и придется использовать второй комплект. Остальное в полном порядке. Техники работали допоздна. Без десяти пять Федор Николаевич зашел в сени. Тут уже для них накрывают стол. Хлеб, мясо, овощи и квас. Утвердил меню на второй завтрак, обед и полдник, которые привезут уже в полевой лагерь. За это время за столом успели собраться все. Пора.
   А вокруг уже кипит жизнь. Где-то там работают комбайны. На ферме нетерпеливо кричат молодые телята. Овец уже выгнали пастись. А вот коров и коз только начали доить. Поэтому одни ждут своей очереди, другие рвутся за едой. Куда-то едет колонна из трех грузовиков. На конце села бригада разбирает дом. Вот трактор с тремя бревнами на зубьях сдал назад, потом повернул к установленной рядом тележке и скинул на него свой груз. Работы начались еще до первых лучей солнца. Потом по жаре будет намного сложнее. Поэтому-то люди торопятся сделать как можно больше по утренней прохладе.
   Кроме того надо как можно быстрее расчистить территорию. При этом насколько большими будут новые участки тем лучше. Это позволит использовать тяжелую технику. На мотоблоках, а уж тем более лопатами так много земли не обработаешь. Рук просто не хватает.
   Жизнь тут не очень то и сладкая. Работы тяжелой много, а паек у людей небольшой. Он заметно меньше чем у бойцов отряда. Это его группа тут кушает досыта. А у местных такой же хлеб с примесями, суп из пакетиков и бульонных кубиков, картофельный порошок. Мясорастительные консервы считаются за деликатес. Сейчас появились первые свежие овощи, но опять самим крестьянам достается меньшая часть. Остальное идет на питание городских, например, приезжающих сюда тех групп по зачистке. Вот Федор Николаевич вчера выпил не менее полутора литров молока. Да обезжиренного, пропущенного через сепаратор. И все равно. Местным стакан даже такого молока достается не каждый день. Молоко идет на кефир, масло, сыр. Остальное в больницу. А ведь еще надо отпаивать молодняк.
   Особенность этих месяцев в том, что все усилия в работе предназначены для будущего. Причем не только все самки сохраняются ради будущего увеличения поголовья. Быки, бараны, козлы в эти дни должны усиленно питаться, для того, чтобы с первыми морозами дать как можно больше мяса. И урожай с полей еще предстоит снять. Поэтому на сегодняшний день Сельский Кластер в основном только поглощает средства и ресурсы. В том числе и продовольствие. А вот отдачи пока еще нет. Это притом, что в основном секторе гражданский кластер уже начал стабильно давать продукцию. Например, патроны нескольких типов. Кроме того хорошо работает литейка, через который проходит большая часть собранного лома. Есть несколько сапожных мастерских и швейных ателье. Это не говоря уж о том, что гражданские работники обеспечивают работу ЖКХ, следят за состоянием дорог. Приводят в порядок новые жилые здания с подключением систем жизнеобеспечения. Активно разбираются деревянные строения. Кроме того это гражданские чистят территорию за динами в своих кластерах. А это еще и сбор стройматериалов, металлов. Одной породы сколько вывозится в тот же Сельский Сектор.
   Забавно. Начиная свои рассуждения, он явно намекал, что все остальные являются нахлебниками по отношению к сельским. А в результате получилось, что наоборот, местные вроде основные потребители. И при этом, не отрицал и необходимость выполняемой и теми, и другими работы. И насколько это тяжело. Вот к чему всегда приводят все эти разговоры и подсчеты кто кому должен.
   И все же желающих работать тут на селе заметно меньше. Это притом, что сейчас из прибывающих по своему каналу, сорок процентов поступает на службу в Отряд. В том числе некоторые и вольнонаемными специалистами. А вот поселиться здесь в деревне соглашаются немногие. Хотя сейчас вроде появилась надежда на перелом. На это повлияло многое. Это и новый урожай, и улучшение условий жизни. Все же недавно, например, библиотеку открыли. Сельский дом культуры заработал. И главное тут появилась дополнительная возможность в ближайшем будущем поскорее покинуть эти места. А так по каналу теперь еженедельно приходит уже восемь-двенадцать новичков.
   Все уже уложено, проверенно. Телеги, наполненные грузом, подтолкнули к самому входу. Первая упряжка встанет буквально в нескольких сантиметрах. Вторая на небольшой уклон, чтобы получить хоть какое-то первое ускорение. Третья и четвертая стоят рядом под небольшим углом к направлению движения. В пятую и шестую телеги впряжены самые сильные тяжеловозы. Но им и идти дольше всех.
   Лошади отобраны сильные, мощные, специально тренированные. Но и вес на телегах не маленький. По две с половиной тонны имущества. Такое не каждая лошадь потянет даже на короткую дистанцию. Но хочется доставить как можно больше товара. Вот и нагрузили, сколько смогли. Тут ведь важно не только возможности лошади, но выдержит ли сама телега. Хотя она и сделана по специальному проекту. Очень широкие, возможности для поворота пожертвовали. Колеса от легкового автомобиля, легкие сплавы и стальные полосы для укрепления мест, на которые осуществляется наибольшее воздействие. Ну и кое-где сзади прицепом еще одна тележка. Более короткая и еще шире. Такая же усиленная. Две на тонну, и одна на полторы.
   Как обычно на повозки нагрузили в основном продовольствие, а так же четыре длинных ящика с оборудованием, медикаменты, несколько цинков со специальными патронами. Такой же в основном по ассортименту груз, люди понесут на себе. Сейчас часть уже на себе в небольших мешочках на ременно-плечевой системе, карманах курток и брюк, сумках, устроенных по бокам.
   Например, Мураев уже несет на себе примерно двадцать килограмм. Сейчас не так холодно. Три минуты назад, прежде чем пристроить на себе первую часть груза, пришлось снять куртку из плотной ткани с теплой прокладкой. Тут уже осень. Даже поздняя осень. К тому же сегодня ветрено. Хорошо проход в помещении. Еще более трех пудов на грудь и на спину навесят уже на ходу, в нескольких шагах от портала.
   Одну за другой, свежих лошадей впрягли в повозки, и времени до сигнала остается все меньше и меньше. Три секунды, две, одна. Есть звонок. Пошли. Сзади телеги старательно толкают четверо. Это из числа людей остающихся тут. На ту сторону идут только восемь человек. Первым идет Володя-Студент, замыкает с седьмой повозкой Федор Николаевич. Буквально в двух шагах от силового поля, на него надели еще два мешка. Идти стало труднее. Шаг другой. Вот он портал. Еще усилие и уже на той стороне. Тут же с него ловко сняли двадцатипятикилограммовые мешки, но все же Мураеву надо пройти еще два метра. Все. Задние колеса телеги на этой стороне, тут же из рук забирают поводья. Самого Федора Николаевича тут же отводят в сторону. Избавившись от большей части груза, остальное он уже почти и не ощущается. Настолько сразу же стало легче. Но это ненадолго. Усталость начала накатывать снова, и он снял большую часть оставшегося на себе. Теперь немного отдышаться и можно в новый поход.
   К сожалению, на сегодня портал уже израсходовал свой потенциал. Воспользоваться им не получится. Ни в ту сторону, ни в эту. Но ничего. В феврале по нему можно было ходить только людям. А теперь вот обоз провели. Завтра все повозки нагруженные цветным металлом и двигателями, снятыми с найденных под завалами автомобилей, пойдет на ту сторону. Ну и для того, чтобы заполнить свободное место, уложат еще что-нибудь легкое, но объемное.
   Звемелину в первую очередь нужно сырье. Поэтому лом, в том числе железный, стоит на первом месте в товарообороте. Но приветствуется и другое сырье. Или хотя бы вторсырье. В списке товаров имеющих первоочередное значение так же электронные носители информации и обычные книги. Разумеется, там есть место и ценным носимым вещам. Причем не простой, но удобной рабочей одежде, которую предпочитают тут в Городе, а мехам, дорогим тканям и прочему подобному. Но тут как раз есть подвох.
   Федор Николаевич, ранее мало сталкивавшийся со сбором имущества в домах, до сих пор мало обращал внимание на эту особенность. А вот опытные мародеры уже давно заметили и даже начали проводить на эту тему некоторые исследования. И только в прошлом месяце при знакомстве с ассортиментов товаров на обмен Мураев узнал про некоторые результаты, которые на основе собранной информации сделали научники уже на Новом Эдеме.
   Оказывается, далеко не все имущество, находящееся в домах попадает сюда. Вернее, оно не сохраняется еще при образовании осколков миров. И это как раз те самые дорогие носимые вещи. Поэтому женские вещи, имеющие высокую цену, тут и попадаются так редко. Например, шубы из меха, дорогие пальто, обувь, головные уборы, платья.
   Анализ выявил следующие закономерности. Так женские вещи на осколки попадает реже, чем мужские. Влияет и такой фактор как частота использования. Среди обнаруженных при осмотре квартир предметов одежды, обуви, головных уборов находится в основном то, что до переноса использовали мало или редко. Почти половина, копия того, что человек одевал, может только при примерке. То есть практически новое. Чаще всего, то, что в обычных условиях и вовсе можно сдать обратно продавцу. В то же время у старых вещей, переходивших от одного человека к другому, возможность шансов найтись тут выше. Например, у старого тулупа, который пережил нескольких хозяев. И это несмотря на обстоятельство, о котором будет ниже. Намного больше шанса сохраниться в жилище у форменной, служебной одежды, особенно новой, с невышедшим сроком носки. Считается, что она выдана человеку временно и полностью ему не принадлежит.
   И наконец, на возможность оказаться в перемещенных домах и квартирах влияет фактор материала. Так называемый коэффициент О. Самый малый у вещей из дорогих мехов: соболиных, песцовых и прочих. У одних чуть выше, у других чуть ниже. Овчина к этой категории не относится. Далее идут изделия из кожи, натурального щелка, шерсти. Тут большое значение имеет и процент содержания материала. Самый высокий коэффициент близкий к 1 у вещей из искусственного материала.
   Есть весьма серьезные доводы за то, что не переносятся вещи у себя в мире имеющие очень большую ценность для хозяев. Хотя существует большая вероятность, что тут большую роль играют и уже перечисленные факторы, например, то как часто предмет надевали за месяц, год. Может она уже несколько лет висит в углу без надобности. Кстати, свой коэффициент есть у драгоценностей. Фамильные серьги или кулоны, передающиеся уже несколько лет подряд при сборе ценностей в Мегаполисе не найти.
   И раз уже коснулись этой темы, то подтвердилось и еще одно предположение. На ПЭВМ, ноутбуках, телефонах и прочих электронных носителях невозможно найти хоть какую-то информацию касающиеся их владельцев. Нет ничего, кроме стандартных программ. Так же обычно девственно чисты все флешки. Вот диски, даже записанные на какой-то полуподполной студии в полном порядке. Но не найти ничего скачанного из интернета и оставленного на жестком диске самими хозяевами. Ни программ, ни фильмов, ни книг, ни личных фотографий и прочих файлов. Даже подцепленных вирусов.
   Но. Все это касается только обнаруженному в жилищах. Вот недавно нашли мастерскую по пошиву шапок в одной из трехкомнатных квартир. Улов оказался неплохой. Есть основание считать, что на этот раз перенесся весь запас изделий. Тем более такое возможно с разными учреждениями, офисами и прочими организациями. Тот же меховой салон или магазин в том же мегаполисе выставляется со всем своим ассортиментом. Вот только и тут на электронных носителях исчезает личная конфедициальная информация. Впрочем, так же как и секретные или закрытые базы разных учреждений. Так что утечка государственных секретов с этой стороны не грозит. И, наконец, большая часть имущества найденного в жилищах, за исключением бытовой техники, электроники, оружия и изделий из металла, представляет меньший интерес, чем найденное в магазинах и торговых организациях, а также складах промышленных предприятиях. Поэтому недавно для Содружества получили пять специальных приборов, различающих имущество и по этому признаку, что позвляет не гнать на ту сторону малоценное имущество. И вообще надо бы все эти исследования быстрее опубликовать, чтобы народ впредь меньше увлекался мародеркой.
   Ну, все. Дыхание нормальное. Да и весь остальной организм восстановился после нагрузки. Полцентнера уже оформляет Уралов. Он сегодня ответственный за прием груза от службы тыла. Задача проверить весь прибывший груз и сдать на ответственное хранение кладовщикам. Мешки, коробки, ящики снимаются с повозок, взвешиваются и грузятся на подошедший транспорт. Первыми свое оборудование получили техники и тут же убыли. Им вес не нужен. Ящики опечатаны. Все четыре новые АБС прибыли в полной комплектации. Все же Саня не удержался и посмотрел на один. Кроме того для техников прибыло шесть металлических коробок с запасными частями для уже находящихся на балансе систем. Теперь очередь продслужбы. То, что принесли на себе люди уже учтено. Теперь с одной из телег надо снять шесть пятидесятикилограмовых мешков с картофельным порошком.
   - Федор Николаевич, - подбежал Рашид. - Вас к себе командир вызывает. Ему надо через час отъехать. Занят будет до вечера.
   - Хорошо. Только Уралова предупрежу.
   - А это ваши тут вещи? - спросил Шигапов и тут же начал собирать все в большую сумку, принесенную с собой. - Вы не беспокойтесь. Пока Вы будете говорить с Ураловым, я все быстренько донесу до машины. Все нормально будет. Ваше оружие я уже забрал.
   Действительно, когда Мураев подошел к командирскому УАЗику, Рашид откинув заднюю дверь уже грузил вещи. Федор Николаевич, не стал мешать ему. Проверил свое оружие, лежащее на заднем сиденье. Автомат КШС-3-54, который вчера перед отъездом отправил в отряд, на месте, так же как и легкий комплект защиты. Пристроил рядом две свои сумки. Одна под документы, вторая для вещей первой необходимости. Тут же надел на себя наколенники. Пистолет не привезли. Но он и не нужен. В кобуре справа сейчас располагается новенький мощный агрегат. Получил его в подарок от Добромира только сегодня. Быстро освободил набитые карманы куртки. Протянул Рашиду пачку галет и упаковку шоколадных конфет. Кроме того подарил четыре десятка патронов для Тигра.
   - О, спасибо. Как сходили? Нормально? - скороговоркой начал задавать вопросы Рашид.
   - Там как обычно хорошо.
   - Погода? Уже похолодало?
   - Да погода портится. Вчера был дождь. До зимы всего ничего.
   - Может тогда одеться потеплее? Я туда иду в средине месяца.
   - Думаю да. Конечно, сразу окажешься в помещении, а не на улице. Да и там что-либо приготовят. Но все же лучше со своим.
   - Это точно, - согласился Рашид.- Тем более, потом можно там оставить.
   - Как раз насчет предметов одежды, - произнеся это, Мураев задумался. А правильно ли сейчас откровенничать? Тут же решил, что нет ничего плохого в том, что люди быстрее получат информацию. - На той стороне пришли к выводу, что собранное по квартирам менее ценно, по сравнению с найденным в магазинах. Так что надо будет учесть.
   - О! - как то радостно воскликнул Рашид. - А у нас как раз спор был на эту тему. Слухи об этом ходят давно. Но это не так важно. Теперь более или менее деньги есть. Поэтому все подряд и продавать не стоит. Нужно на той стороне для себя оставлять. Теперь есть где хранить. Там бываем уже чаще, так, что пригодится.
   Новый кабинет Всеволода, уже значительно отличается от прежних. Просторное помещение. Светлое, с большими окнами. Посередине длинный стол обставленный стульями. Еще один установлен поперек в дальнем от входа конце. На нем стоит несколько телефонных аппаратов. Две переносные рации стоят в гнездах. Еще одна, стационарная установлена еще на одном столике, намного более низком, чем остальные два. Этот расположен справа от массивного кожаного кресла хозяина кабинета. Слева от него в углу большой диван. Перед ним журнальный столик.
   Всеволод как раз оторвался от чтения бумаг, чтобы встретить появление своего товарища. Справа от него большой плоский монитор компьютера. Левее несколько стопок бумаги. На полке за спиной целый ряд папок. Сева сделал приглашающее движение рукой, а пока Мураев шел, собрал несколько листов бумаги в коробку и куда-то спрятал. Тут же сделал отметку в большой тетради на столе и в ежедневнике. Когда Федор устроился на свое привычное место, сделал знак подождать, начеркал несколько слов на листочек бумаги и воткнул на спицу с другими такими же.
   - Здравствуй еще раз Федор Николаевич. Как прошло на этот раз?
   - По стандартной схеме. Ничего необычного. Разве только теперь уже прошло семь повозок и восемь человек.
   - Да это хорошо. Тоннель на Звемелин работает все лучше и лучше. Впрочем, как и два других, - заявил Бердышев-Соколовин. - Как Володя себя чувствует.
   - Говорил с ним. Утверждает, что хорошо. Но, на мой взгляд, надо бы у медиков его проверить, да и дать отдохнуть.
   - Позвони в медчасть. Скажи я приказал. Да и главное Володю пусть найдут и привезут, - приказал Сева, одновременно принимая бумаги от заместителя.- Это все?
   - Да. Самое важное по сбору имущества, - предупредил Мураев. Кажется, эта тема будет возникать сегодня бесконечно.
   - Хорошо. Отпишу Горшкову. Пусть вносит изменения в работу бригад. Да действительно интересно, - добавил он, прочитав лежащий сверху листок с кратким изложением вопроса. - Ну что же думаю это даже к лучшему. Но ты свои предложения тоже подготовь. Рассмотрим в четверг. Федя возьми материалы, накопившиеся по твоей линии. Что-то я подписал. Где-то есть вопросы. Разберешься. Это документы, которые принесли без тебя. В целом текучка. Я согласовал. Сейчас займись вопросом переформирования взвода Глотова в пятую роту. Причем сразу второго разряда.
   - Но как с заполнением штатных единиц. Может все же сначала третьего?
   - А какой смысл? Все равно чуть позже возникнет необходимость переделать. Так зачем нам работу делать два раза. Остальные четыре все равно пришлось перерабатывать. А так пусть пока будут вакансии. Третий взвод пока не комплектовать. Да и готовь представление Глотову на капитана. И еще. Я приказал немного ускорить выпуск новой группы рекрутов. Сегодня же побывай в учебном центре.
   - Хорошо. Все посмотрю. Завтра после утреннего совещания с Глотовым займемся и новым подразделением. Я могу уже сегодня позвонить и сообщить о переформировании? Мне будут нужны и его предложения. Как таковые штаты-то у нас есть. Возьмем структуру третьей и четвертой роты.
   - Я согласен. Штаты рот должны быть едиными. Тут ты прав. Остается распределить людей из отдельного взвода по должностям. Подберите специалистов в управление роты, хотя бы по одному на направление. Завтра вечером вдвоем ко мне на доклад. Ну, с этим разобрались. Федя я сейчас еду забирать жемчужину, оставшуюся после Дениски-младшего. Ты как? Или отдыхать?
   - А смысл? Хотя... А что, поехали. Успею с делами.
   - Тогда, давай с бумагами быстрее к себе. Глотову я прикажу позвонить. А ты переодевайся и к машине.
   За сорок пять секунд не удалось ни раздеться, ни одеться. Но все же Федор сильно приблизился к выполнению материала. Больше всего времени потерял на то, чтобы на свежие носки намотать новую портянку и не торопясь надеть сапоги. Тут как раз спешка, если не насмешит кого-то, то жалость вызвать может. Потом когда увидят, что с ногами случилось. До этого одел легкую куртку из тонкой, но прочной ткани и вторую пару брюки из комплекта к нему. Уж больно она нравится. Прибрел его на Звемелине еще зимой, в последнюю поездку. И хотя у него есть только один такой же запасной, все же на этот раз экономить на себе не стал. Уж больно жарко на улице. А ведь на себе еще наплечники, налокотники, наколенники. Грудь и спину так же защищает легкий бронежилет. И хотя бы шлем сейчас лежит рядом на сидении.
   Как всегда прихватил с собой и автомат, и ружье двенадцатого калибра. Хоть и собрались практически на легкую прогулку, но случиться может всякое. Даже там, на месте, хотя территория и считается под плотным контролем, и зачищается она довольно плотно, может случиться всякое. Ну а если придется куда-то рвануть по срочной надобности? Командование отряда это не просто последний резерв. Это еще и одна из наиболее подготовленных боевых групп. И если имеется возможность его использовать, то почему бы это не сделать. Даже если нет в этом крайней необходимости. Тем более без практики от всех достоинств останутся одни воспоминания.
   В последнее время на патрульной территории становится все больше и больше свободного места. Пары динов и их выводки создают все новые и новые поляны, а люди стараются соединить их проходами. И дело не только в улучшении проходимости. С полян надо собрать весь оставшийся материал, в том числе металлы, а так же подмести всю переработку, чтобы облегчить очистку следующих слоев. Да и по периметру можно кое-где разгрести, чтобы облегчить Голованям питание. К тому же таким образом можно как-то их контролировать.
   Ну, вот и на месте. Машину пришлось оставить. Пошли всемером. Всеволод, Федор, Рашид, Андреев, Игорь Устинов, Сергей Панкратов и седьмым овчарка по кличке Бублик. Несмотря на кличку пес весьма серьезный. Примерное место, где искать трофей известно. Поэтому долго искать не пришлось. Тем более есть целых две поисковые системы. Специальный прибор и Бублик. Нашли быстро и без приключений. Так что все обыденно. Но вот только когда в руках оказался крупный шар красноватого цвета поневоле каждый испытал трепет. Вот оно чудо природы. Казалось бы, нет в нем ничего такого ни на ощупь, ни на вид. Все довольно просто. Но вот внутри сидит очень большая сила. Тут, конечно, как использовать. Но вот Родичевы могут выжать из него максимум. Изделия, которые почти невозможно создать, требующие обычно больших затрат времени, уникальных ресурсов, огромных сил и средств.
   Уникальность конкретно этого шара в содержащихся в нем запасах ресурса. Его объем превышает обычный раза в три, даже с небольшим запасом. С помощью обычной жемчужины можно получить не все. Приходится заказывать только фрагмент или отдельный узел.
   А тут хватит на все. И сколько это может стоить? Уж наверно, больше двух миллионов. Хотя почему же. Известно. В прошлый раз за такой же Родичевы обязались поставить продукции на пять, ПЯТЬ миллионов. И это ведь не предел. Но тут другой случай. Тем более они могли, в соответствии с договором, ограничится и вовсе двумя миллионами. Да и процентов они за свою уже оказанную помощь не берут. А задолжало Содружество им серьезно. Так что с помощью жемчужины расплатились в первую очередь за свои долги, которые не одними деньгами измеряются. Но главное это то, что удалось им очень серьезно помочь. Да. Все деньги идут отряду. Эта жемчужина результат работы всего личного состава. Все постарались. И роль добытчиков минимальна. Поэтому они останутся без премиальных. А чтобы не было недоразумений командиры и пошли за ним сами.
   - Ну что Федя, пойдем посмотрим на Дениску-третьего? - предложил Всеволод.
   - А не рискованно с таким то грузом? - не согласился Мураев.
   - Пожалуй. Ну что же в следующий раз. Хотя мы можем это сделать из отрядного центра управления. Позавчера приказал установить за ним круглосуточное воздушное наблюдение.
   - Что так?
   - Больно шустрый. Окончательно покинул постоянное место обитания, познакомился с парочкой других Голованей.
   - И как? Без последствий?
   - Если насчет конфликта, то нет. Быстро подружились. Это еще до твоего отъезда было.
   Действительно уточнение оказалось существенным. Потому что много времени утекло. Группа во главе с третьим Дениской возросла до восьми особей. Нашелся потерявшийся родственник парочки, а потом примкнул и выводок из четырех особей. И уже проявились первые интересные последствия. Восьмерка сегодня с утра жрет все подряд, никого не опасаясь. Более того Мураев и Бердышев-Соколовин сами в реальном времени наблюдали через камеру, как на эту группу попыталась напасть стая из тридцати бактов. Группа, немедленно отправленная на помощь, даже не успела далеко отъехать. Головастики, вопреки прежним наблюдениям, не стали занимать оборону. Нет они пошли в контратаку в результате которого ни один бакт не ушел, а победители потом хорошо поужинал.
   Между тем со следующего дня для Мураева началась горячая пора. Несмотря, на то, что подчиненные старались, вопросов накопилось много. Хорошо еще никуда не переехал из своего кабинета, вернее, примыкающей к ней комнаты отдыха с прекрасным диваном. Чистое белье у Мураева есть. Накопилось еще на прошлой квартире. Теперь работает прачечная. Подушка хорошая. Одно одеяло на диван, вторым тонким укрылся сверху и вполне можно отдыхать, даже раздевшись. Утром в шесть часов подъем. Пробежка по окрестностям. За зданием управления отряда Горшков устроил легкий душевой комплекс. Четыре кабинки. Наверху большой бойлер с водой, не успевшей остыть за ночь. Если кто непривычный, можно нагреть до более высокой температуры в одной из меньших емкостей. Кстати, как раз в половину седьмого в нагревательный элемент загружают то самое горючее, добытое во время дополнительного приграничного участка. Оно горит не очень жарко, но долго, а емкости только горячую воду меняй.
   После этого в буфет, там кусок того же вещества заложен в самовар. Первая партия кипятка разлита в заварные чайники, и уже готова вторая. Только кружки подставляй быстрее, чтобы освободившееся наполовину пространство тут же залили холодную жидкость. Обычно Федор Николаевич предпочитает все же крепкий напиток из трав, пару галет и небольшой кусок сахара. В семь часов Мураев обычно уже за рабочим столом. Час работы перед завтраком один из самых эффективных по результатам. В это время никто не отвлекает, голова свежая. А после физических упражнений сидится за столом вполне хорошо. К восьми уже появляются первые посетители. Да и подчиненные подтягиваются. Можно поставить первые задачи.
   В девять короткое совещание у Всеволода. И сразу по возвращении сбор старших групп уже у себя. Постановка задач на сутки, разбор возникших проблем, в том числе по взаимодействию. Работа с документами из утренней почты, прием посетителей. В двенадцать часов доклад старших групп и инспекторов по срочным вопросам. После обеда поездка в одну и рот. С шестнадцати вновь кабинетная работа. До семнадцати тридцати собеседование с кандидатами на повышение, рассмотрение рапортов и материалов служебных проверок, проверка оформленных за день приказов и документов. Подготовка предложений по внесению усовершенствований в организацию работы. Двадцать минут для того чтобы все это повторно просмотреть, проверить и разложить в удобном порядке. В восемнадцать часов доклад у Всеволода. По возвращении анализ результатов с подчиненными. После ужина совещание у Всеволода по итогам деятельности подразделений отряда за день. Подготовка предложений по поощрению наиболее отличившихся. Потом доработка незавершенных за день дел. Быстрые анализ выполнения запланированных мероприятий, подготовка плана на следующий. Обычно после двадцати одного свободное время. Прогулка. Личные дела. В двадцать два отбой.
   И так почти каждый рабочий день. Только время от времени он еще и ответственный от руководства отряда. Кроме того один день в неделю дежурство в составе особой боевой группы. Обязательное участие в специальных мероприятиях первой и второй категории, которые проводятся два-три раза в четыре недели. Есть еще зачистки пограничного участка. Поэтому Мураев, как и Всеволод, все эти дополнительные обязанности пытается как-то совместить с субботой и воскресеньем. Тем более в эти дни других служебных вопросов возникает значительно меньше.
   А еще через каждые десять дней надо отправляться на Звемелин или Новый Эдем по очереди на двух каналах. Правда, вон у Студента промежуток между походами по одному из этих тоннелей и вовсе меньше недели. А где-то раз в полторы недели он выполняет еще одно задание. Правда, для него эта работа основная. Да и для Федора это скорее отдых. На своем канале промежутки пребывания на той стороне поменьше. Утром одного дня ушел на ту сторону, через двадцать шесть часов по времени Мегаполиса вернулся. На Звемелине за это время проходит почти полторы суток или больше тридцати одного часа. На Новом Эдеме и того больше. На союзном канале надо прибавить по четыре часа по времени Мегаполиса, но там и проходимость за каждый переход намного выше, особенно на Новый Эдем. Только вот половина грузов идет в интересах Союза.
   Переходы на Новый Эдем для Мураева не просто несколько часов отдыха, это еще возможность провести время с Надеждой. Плотный график работы практически не оставляет для этого никаких шансов. Бывает, по несколько часов нет времени даже позвонить. Мысль же как-нибудь выкроить несколько часов специально для встречи с девушкой и вовсе кажутся кощунственными. Как можно то, что потратить на дела использовать в личных целях? А тут такая возможность.
   Во-первых, от самого перехода ему не отвертеться. Он осуществляется исключительно в служебных целях. И даже приглашение своей девушки не содержит в себе особо предосудительного. Каждый такой переход немного увеличивает способности и самой Надежды, и добавляет еще одну дополнительную, хоть и крохотную, каплю в тот поток, который заставляет механизм, обеспечивающий работу системы, совершить поворот, увеличивающий возможности канала на очередные полпроцента. Тем больше людей имеющих возможность самостоятельно совершить переход по каналу, и тем больше их суммарный запас силы, тем лучше для системы. Каждый их переход приносит пользу Союзу, как в виде доставленных грузов, так и улучшении работы канала. А способности Надежды намного эффективнее срабатывают как раз вместе с Федором. Поэтому такое совмещение только приветствуется. И даже жаль, то потенциала Нади хватает примерно как раз примерно на один переход сорок дней. Остальное время идет на восстановление.
   Во-вторых, можно провести полноценное свидание, с хорошим запасом времени, который совершенно не зависит от тысяч и тысяч мелочей, которые обычно способны вмешаться в их отношения в Городе. Более того благодаря разнице со скоростью течения времени они с Надеждой получают дополнительно несколько часов, на то, чтобы побывать вместе.
   В третьих Новый Эдем самое лучшее место для таких свиданий. Нигде невозможно так насыщено провести каждую минуту. Тем более у Федора теперь есть запас денег. А после унылых пейзажей Города местные краски и впечатления кажутся особенно яркими. Правда, их было всего три. В конце февраля, где-то в середине апреля, в конце мая. И вот предстоит четвертая совместная поездка. График переходов составлен уже две недели назад. Все согласованно и почти ничего уже не может его изменить. Поэтому надо перед этим закрыть все служебные вопросы. Два дня Федор Михайлович проведет в Сельском Кластере. Очередная зачистка территории приграничья. А в субботу с утра он выдвигается в Город, чтобы за час до перехода встретиться с Надей.
   Ну а пока работа. Уже привычная. Что делать и как, можно и не задумываться. Все отработано до механизма и уже прочно вошло в привычку. Вот поэтому Мураев еще раз проверил у всех снаряжение. Заставил встряхнуться, немного разозлиться. Очень не хочется, чтобы какая-нибудь оплошность омрачила предстоящие выходные.
   Все пора. На этот раз в группе восемь человек. При этом три новичка. У одного пять вахт, у двух по три. Сейчас тут стало проще. Поэтому группы сократили и привлекают больше новичков. Действительно на зачистку от разных непрошеных гостей с той стороны ушло чуть больше часа. Пришлось, и пострелять, и огнеметом поработать. А так все прошло довольно скучно. Навел ствол на цель, нажал на спусковой крючок, либо выпустил струю огня. Все. Всякую мелочь и некоторых одиночек на этот раз просто резали тесаками или топорами. Обошлось без потерь. Потом Федор Михайлович с двумя бойцами принялся выжигать все, что можно на поверхности. Работа больше напоминает обработку от вредителей фруктовых деревьев и овощных грядок. Остальные принялись нагружать попавшихся сегодня тварей. Оказывается с некоторых из них можно взять, что-нибудь полезное. Сигнал на аппарате оповестил, что осталось всего пятнадцать минут. Впрочем, к этому времени не осталось и боевой смеси. Работы осталось совсем немного.
   Да действительно ситуация тут улучшается очень быстро. Особенно это видно теперь. Зеленных островков стало намного больше. Причем старые уже слились в один крупный массив. Да и заросли там стали явно выше. Там уже видны и настоящие деревья по два-три метра, причем и стволы до семи-восьми сантиметров в диаметре. На большей части остальной территории можно встретить свежие ростки. Но больше всего внимание привлекло небольшое одинокое деревце уже в метр. До ближайших островков до него метров десять. Еще примерно в пяти можно найти три расположенных рядом зеленных ростка. А вот вокруг этого чистое пространство. Даже тех же галактитов и зарослей наземных кораллов нет. Вот целая поляна бурых жестких наростов причудливых форм. Но в радиусе примерно в семь метров от дерева полукругом проходит четкая и ровная граница. И с этой стороны только каменистая почва, засыпанная пеплом.
   На этой стороне сначала оказались в специальной палатке. Первым делом в специальную ванну и под струю теплой воды. Теперь можно и наружу и снять с себя маску. Легкий ветерок конечно хорошо, но чтобы воздух добрался до тела нужно сначала снять с себя, в том числе и воздухонепроницаемый костюм. Теперь избавится от всей остальной одежды, и быстро в пруд. Так что и у этого достаточно неприятного и трудного дела есть приятная сторона. Теперь пока одежда только что промытая обслуживающим персоналом обсыхает можно просто посидеть в тенечке, выпить чего-нибудь, за исключением спиртного. Пока Федор Николаевич решил ограничиться холодным квасом.
   - Федор Николаевич, товарищ капитан, вы как?
   - Андрей? Что уже время?
   - Да уже полдвенадцатого, - ответил Андрей Русаков, унтер-офицер из четвертого взвода.
   - Хорошо, буди остальных.
   - А все уже готовятся.
   Ничего себе поспал, наверное, почти два часа. А еще думал, как провести время между двумя зачистками. Футболка и штаны высохли. Надел поверх них первый комбинезон. Главную защитку можно натянуть и перед самым входом. Иначе семью потами изойти. Теперь надо проверить снаряжение. Оба баллона с дыхательной смесью, работу аппарата. Все в порядке. У нового комплекта есть особенность. Он берет часть азота и весь углекислый газ из местной атмосферы, и даже те крохи кислорода, которые там имеются. Поэтому фактически можно работать и больше стандартных двух часов. Хотя это время до сих пор и является ориентиром.
   Теперь очередь дошла до баллона с огненной смесью. Посмотрел на стрелку, указывающую уровень содержания. Почти максимум, немного ниже. Ну, это нормально. Теперь можно брать и поменьше. Все равно останется запас. Горелка работает нормально. Теперь очередь дошла до стальной трубки. По виду он напоминает детскую игрушку. Отвинтил заднюю крышку и поставил десять баночек с пневматическим зарядом. В специальный проем вставил обойму из пяти шаров с зажигательной смесью. Теперь крышку можно поставить обратно. Оружие готово к стрельбе. Посчитал количество патронов к ружью. Есть еще тридцать штук. Ну что же теперь можно одевать защитку. Сверху с помощью местного приладил снаряжение, и только потом укрыл лицо защитной маской. Посмотрел на своих людей. Готовы. Подал знак и восемь человек перешли на ту сторону.
   Третий по счету поход в пятницу оказался самым легким. И это несмотря на то, что люди должны устать за двое суток работы. Но нет даже вернувшись из этого двухчасового раунда, все чувствуют себя вполне нормально. Все же дел тут становится все меньше и меньше. Вот и сегодня тварей перебили быстро. Все прошло как легкая охота-разминка. Во второй и третий раз и вовсе подбили по пяток жуков и все. Ну а потом началась нудная и будничная работа по обработке территории. Да и то площадь опять несколько уменьшилась. Кстати, сегодня увидел в трех местах ростки несколько иного типа. Два светло-серебристого цвета, а один с ветвями растущими вниз. А новое дерево, кажется, стало еще красивее. Надо ставить вопрос об изменении порядка работы. Может, имеет смысл проводить мероприятие только раз в два дня? Либо ставить опытных бойцов только на утренний первый раунд. Но что они будут делать весь остальной день. Или пойти по тому же пути и сейчас. Сократить число опытных бойцов в группе и включить больше новичков. Тогда людей охваченных в проведении мероприятия будет больше, и можно слега увеличить промежуток между зачистками. Но все это только в понедельник, по возвращению из Эдема.
   Следующим утром на свою сторону отправились сразу после завтрака, включавшего в себя салат из помидор и огурцов, два сваренных в крутую яйцц, куска масла, хлеба и горячего кофе. На службу Мураев заглянул только на полчаса. Да и то скорее затем чтобы забрать свои вещи. Все же на ту сторону надо идти не с пустыми руками. Ну, хотя бы взять с собой часть накопившихся гражданских вещей. Хотя Федор Николаевич по-прежнему не берет себе ничего после сбора имущества в домах, даже у него кое-что накопилось.
   Во-первых, ему все равно что-то преподносит личный состав. То телефон, то планшет. Пользоваться всем этим не очень хочется, да и возможности нет. Есть два служебных ноутбука, в кабинете очень хороший компьютер, с принтером, факсом, ксероксом. Имеется и целых четыре телефона взятых в салонах еще в прошлом году. Только вот один он сейчас поменял, на найденный в июне этого года, и ставший его долей. Тогда во время зачистки заняли полуразбитое помещение. Так что трофеев за глаза довольно. Поэтому он собирается продать ноутбук, планшет и два телефона.
   Во-вторых, и на территории Союза, и на рынке на нейтральной территории можно приобрести что угодно. При этом цены тут смехотворные. И весьма выгодно что-то здесь купить и перепродать дороже на той стороне. Да и самому вещи пригодятся. Вот и сейчас на ту сторону Мураев собирается прихватить с собой три рубашки, столько же футболок, две пары штанов и легкую куртку. Причем все это их магазинов, новое. А это уже можно прогнать через БПК. Что-то потом продать, а что-то оставить себе. Ведь в форменных брюках и рубашке с погонами, которые сейчас на нем, на той стороне не погуляешь. Вот и копится небольшой запасец. Благо там на той стороне выделен шкафчик в камере хранения.
   С Надей встретились около одиннадцати. За час с небольшим до начала распределения в колонне. У дамы вещей оказалось по объему раза в три побольше. Все это в огромном бауле и рюкзаке. Кроме того с собой у нее средних размеров сумка, не считая той, что под дамские принадлежности. Баул и рюкзак тут же оказались под ответственным хранением Мураева. Благо оба вполне легкие. Да к тому же их почти сразу сложили в камеру хранения, и хотели было прогуляться, но тут девушка предложила.
   - Федя, а может, просто посидим тут?
   - Так до начала рассадки еще пятьдесят семь минут, - заявил в ответ Мураев, взглянув на часы.
   - Вот и посидим почти час, - заявила Надя. - Тем более, сегодня особенно жарко. За последние недели все слишком нагрелось. А тут все-таки в тенечке. Под крышей кондиционер, а во дворе около скамеек хоть деревья растет.
   - Так мы куда идем, под крышу, или на скамейки?
   - Думаю лучше на скамейку. Там справа есть сразу три свободные. Только ты принеси холодной воды с газом. Возьми сразу полуторалитровую бутылку.
   Тут продается только два вида воды. Одна добывается из скважины в Санаторном Кластере Союза, вторая в горном кластере, входящей в состав территории Новгорода, дружественному Союзу объединению. Народу там не много. Всего тысяч пять. Городской кластер достаточно небольшой. При этом состоит полностью из пастбища. Патрульной территории как таковой нет. Просто специальные группы на остальной территории занимаются отловом головастиков и динов. Но теперь в основном прибавление и тех, и других идет за счет рождаемости уже на подконтрольной Новгороду территории. Большая часть народа живет или в Сельском кластере или в Горном. В последнем налажена и добыча минеральной воды, которая и идет на рынок. Союз поставляет им бутылки: стеклянные ёмкостью в половину литра, пластиковые в полтора и пять.
   В Мегаполисе есть и другие производители воды. Но на рынок Союза идет только из Новгорода. Своя вода идет только в пластиковых бутылках. Кроме того в этом году на её основе организовали производство лимонада. Полтора литров своей воды с газом дешевле так называемой импортной. Девять рублей против двенадцати. При этом пять рублей это стоимость бутылки. Так стакан в двести грамм той же газированной воды на розлив тут же стоит полрубля. Так же как и в стоящих рядом автоматах. И честно говоря, Федя взял бы именно своей воды. Но Надя особо отметила, что надо взять полтора литра. То есть альтернатива стеклянная бутылка. А свою воду в таких не продают. Да и считать рубли в такой ситуации... Не совсем с его стороны красиво. Самокритика вывала не только чувство стыда, но и вины. Взяв импортную воду и два стаканчика, решил прихватить порцию мороженного в пластиковой вазочке. Одного для Надежды. Нет совершенно не дорого, когда дело касается его.
   Надя между тем с удобством устроилась прямо по центру скамейки. Свою сумку она положила рядом. В руках небольшой блокнот, в который она увлеченно делает какие-то отметки. Сейчас она одета просто. Рубашка и брюки из тонкого материала темно-зеленного цвета. На ногах легкие кроссовки. Берет заправлен в погончик на левом плече. Пояс перетянут широким потертым кожаным ремнем с кобурой на правом боку. Почти без украшений и косметики она прекрасна какой-то строгой и прямой красотой. Сильная, уверенная. И очень умная, подумал про себя Мураев. Сейчас он неожиданно для себя почувствовал сильную робость перед этой женщиной. Поэтому он застыл в полной нерешительности в метрах трех. Как то вдруг показалось совершенно нереальным, что он может быть рядом с ней, говорить с ней. Кажется, это он сам придумал, что она может брать у него воду или это вот мороженное. Он даже испугался смелости своего воображения. Неужели она может смотреть на него, улыбаться его глупостям. Ну а как еще звучат его слова в её присутствии. А он еще в дерзости своей решил...
   - Федя, а ты, что застыл? Я уже умираю от жажды. А мороженое мне? Ой, спасибо. Давай сюда. И воду в стаканчик налей. Еще раз спасибо.
   А ведь он оказывается ничего себе не напридумывал. И она вполне к нему расположена. И чего это было несколько секунд назад. Помутнение от жары? И отчего это так хорошо сейчас? Просто сидеть рядом с ней, смотреть на нее и осознавать, что она хорошо к нему относится.
   -Федя, а ты чего себе не налил? Не хочешь воды? Попробуй еще прохладная, и какая вкууусная! Или ты опять спишь? Опять себя перед отдыхом загонял? Ну вот, что делать с тобой или с твоим чувством ответственности? Наверняка, опять чистил тот участок.
   - Чистить то чистил. Только там теперь значительно легче стало. Вот по возвращении хочу с начальством об этом побеседовать. Так что я в эти дни только и делал, что смотрел. Просто... просто я..., я на тебя засмотрелся. Красивая ты, - быстро договорил он и чуть не зажмурился. Но нет вроде ни земля не разверзлась, ни громов не слышно. И, кажется, его смелость пройдет безнаказанно. Она даже улыбнулась!
   - Ты давай за комплиментами не прячься. В прошлый раз выбралась к вам, а он на зачистке.
   - Мне говорили.
   - Говорили ему... Я же надеялась на встречу. Между прочим, мог бы хотя бы предупредить о шмотках из квартир. То о чем тебе сказали на той стороне.
   - А ты откуда знаешь?
   - Нашлись добрые люди. Ну, Аня сказала. У нее я все и проверила. Уж не знаю, кто меня больше любит. Ты или она. А так про это давно разговоры ходят. А вообще правильно. Не стоит тратить слишком много времени на квартиры. Да и нет там ничего. Мы как раз в прошлый раз с Аней дом смотрели. Практически ничего стоящего. Очень много попорчено.
   - Вода, ветер и время? - уточнил Мураев.
   - Они тоже. Но местная живность. Те же крысюки. Ты сам-то непосредственно сбором имущества не занимаешься, не представляешь, сколько они портят. А так редко обходится без ущерба. Я была на зачистке от управления в пятом отделе. То же самое. Если только в свежих вставках обходится без них. Так что не надо тратить на это время.
   - Это так. Вреда от мелочи много. Они даже на стационарах заводятся. Того гляди провода какие перегрызут. Достают сильно. А тебя от управления часто на задачи отправляют.
   - Нередко. Хотя я сражаюсь за то, чтобы направляли только к вам. Все же вы главный мой объект. Ну, ничего скоро перейду к вам. Буду комплектованием заниматься. Катя возьмет себе статистику. Вот только отряду статус повысим. Людей наберем. Только, я в штаб Оленовского пойду. Пока планируем так. Да не сильно напрягайся. Не прямо завтра.
   - Это вы с Аней решили? А как Всеволод? А как в Управлении?
   - А что Всеволод? Против наших доводов ему не возразить. В Управлении обойдутся. У нас там все больше закручивают гайки. Достается и сотрудникам среднего звена. Сам помнишь. Тех, кто просто хорошо устроился, там хватает. Вот и бурлит сейчас. Некоторые к креслам присосались словно пиявки. Для основной бумажной работы сформировали специальный отдел.
   - Да слышал. В нем и будут оформлять основные документы.
   - Вот те, кто потолковее, туда и переходят. Вернее их туда и переманивают. Работу кураторов реорганизуют. Возможностей для самодеятельности будет меньше.
   - Ну, так и хорошо, - даже обрадовался Федор.
   - Только там и возможностей проявить будет меньше. Все строго в рамках обязанностей. А я, честно говоря, не очень и хочу работать в таких условиях. Да и устала. И мотаться в другие отделы не хочется. Все же ты избаловал начальство в свое время. А тут все же новизна в работе. И главное мы с тобой будем поближе. Или ты этого не хочешь?
   - Вот с чего это ты так? - растерялся Мураев. - Я, конечно, буду рад. Только как другие на это посмотрят?
   - Нормально. Не мы одни такие.
   - Тебе еще воды? - решил переменить тему разговора Федор.
   Сигнал о скором начале погрузки прозвучал достатчно неожиданно, настолько они увлеклись беседой. Только вот темой стали некие предстоящие изменения в организации жизни Восточного. Федор Николаевич быстро забрал из камеры хранения вещи и направился на площадку. Как раз проверяли коэффициент и "баллы проводника". По сравнению с прошлым разом у Мураева он вырос и достиг двадцати семи. Вместе с тройкой Надежды это дает уже целых тридцать.
   В диспетчерской службе зафиксировали данные и уже через пару минут они получили место в третьей машине. Это КАМАЗ идущий третьим. Первый пробивает коридор, второй пользуется остатками его энергии, у находящихся там человека потенциал довольно слабый, а вот следующему надо создать небольшой запас для прохождения, как минимум, еще двух машин следом. Тем более в пятом едет группа людей, и хоть там сильный проводник, ему требуется чистый коридор.
   Да и сам автомобиль, в кабине которого устроились Федор и Надежда, тащит за собой еще и прицеп с грузом тонн на пятнадцать. Это все тот же металлический лом, пара тысяч кирпичей в двух упаковках, один контейнер набитый системными блоками от ПЭВМ, второй - таблетками горючего вещества получившимися, после переработки местной "тыквы", третий - удобрением, из порошка, оставленного динами.
   - Здравствуйте, - поздоровался с пассажирами водитель. Невысокий парень мужчина лет тридцати пяти. По крайней мере, не моложе тридцати, и не старше сорока.- Вещи свои давайте сложим тут сзади. Чего они вам мешать будут. Меня кстати Ромой зовут, - представился он.
   - Надежда Дмитриевна, - быстро ответила дама немного суховато.
   - Федор Николаевич, - промедлив несколько мгновений вслед за ней представился Мураев, пытаясь сделать это помягче.
   - Вы с нами возвращаетесь? - никак не отреагировал на тон пассажиров водитель.
   - Да. Имеете в виду, что так много вещей на сутки с небольшим? - улыбнулся Федор.
   - Почему же. Многие возят на ту сторону и свои товары, приобретенные тут, - спокойно ответил водитель. - Да я и сам всегда беру весь лимит.
   - Мы в основном не для торговли. У нас на той стороне есть место для хранения, - пояснила Надежда.
   - Ого. Это серьезно, - восторженно заявил Рома. - Солидно.
   - Рома. А где ваши собственные вещи то? - спросил Федор, пристроив баулы Нади.
   - Ко мне лучше на "ты". Мне так удобнее, - попросил Рома. - А мои баулы там в кузове. У меня же там груз, в основном, железо. Причем больше половины в листах. Соответственно весит много, а по объему мало. Кроме того я везу две тонны меди. Ну а так как, место у меня еще много, то там еще две тысячи семьсот с небольшим килограмм спрессованного тыквенного порошка.
   - Это как топливные таблетки? - уточнил Мураев.
   - Нет. Спрессовано в крупные брикеты. А это вообще выращено на богатом участке, где хлебницу заставляют быстрее расти. Там еще специальные плоды собрали. Концентрация вещества тут высокая. На таблетки идет только двадцать процентов. Поэтому на той стороне будут добавлять опилки, угольную пыль, торф, мусор. Но и платят на этот раз пятьдесят рублей за килограмм, а не как обычно тридцать.
   - Да. Это дороже чем железный лом, - согласился Федор Николаевич. - Мы даже за медь получаем девять с половиной.
   - Что там железный лом. Вон стальной прокат, который у меня в кузове дешевле выходит. На медь хоть спрос есть на рынках. А железо оно вон просто так лежит. Но тут жаловаться тоже грех. Оно вон. Лежит под ногами. Не руду добывать. И главное у нас есть еще куда сбывать. Так что живем, - заключил Рома. - А вы с Восточного?
   - Да, - подтвердила, молчавшая до сих пор Надежда, при этом так, словно стремясь опередить своего спутника.
   - Эх, мне бы вот тоже туда перевестись,- мечтательно произнес Рома. Через секунду добавил, - вот у вас в Восточном все правильно поставлено. Сразу начали свои ворота перехода готовить.
   - Так они еще слабые, - возразил Федя.
   - Ну и что? Со временем будут проходимы и для автотранспорта. Причем уже скоро. Ваше начальство сразу многое поставило на сотрудничество с той стороной. А у нас все не раскачаются.
   - Так у Союза вроде все в порядке с сотрудничеством.
   - Какое там? Как жемчужины просто проедали, так и проедаем. Вот сейчас подняли хлебную выдачу. Целых сто грамм муки начали добавлять в дневной рацион. Соответственно и той же хлебницы. В результате получаем ежедневно на двести грамм хлеба больше.
   - Ну, так это же хорошо, - воскликнула Надя.
   - Чего хорошего-то? Проедаем все. Лучше бы оставили прежнюю выдачу, а вместо этого сократили долю продовольствия, получаемую от использования жемчужин, которые лучше передавать нашим партнерам с той стороны. Они бы взяли оборудования для расширения пропускной способности ворот. Вот тогда и поставки продуктов увеличились бы. Причем не единомоментно. Так что недополученное с жемчужин быстро бы перекрыли. А тогда и рацион можно увеличить, и поставки товаров с нашей стороны. Вот чем надо в первую очередь заняться. Сделать все, чтобы увеличились потоки грузов через ворота. И ресурс жемчужин направлять на это. Вы знаете, почему мы там проводим сейчас чуть больше наших суток?
   - И почему же? - улыбнулась Надя.
   - А мы тоннель используем с неполной нагрузкой. Поэтому и у проводников, и у канала возможности растут медленно. А вот если пойти на максимуме, то тоннель будет восстанавливаться неделю, а то и больше, но в следующий раз по нему будет проходить уже легче, можно будет брать больше груза. Ну и у людей способности вырастут.
   - Да только в этом случае, переходы будут проходить реже из-за увеличения сроков восстановления канала, - возразила Надежда.
   - Ну и что, зато можно будут за раз больше грузов доставлять, ну и главное трудности временные. А вот достигнутый уровень мощности уже останется надолго.
   - А может вас больше прельщает возможность недели отдыха на той стороне? - спросила Надежда.
   - Почему же. На это время для меня дела найдутся,- сердито ответил Рома. - Главное чтобы быстрее наладить каналы так, чтобы быстрее начать ходить туда сюда каждый день.
   В этот момент прозвучал громкий сигнал, одновременно и справа и слева зажглись желтые огни. Пошла минутная готовность. Разговор в кабине тут же прекратился. Рома подобрался, расслабленно-вальяжная поза пропала. Теперь он собран и сосредоточен. Взгляд устремлен вперед. Обе руки на руле. Пассажиры сейчас ничем важным не заняты. Однако оба понимают, что сейчас не надо мешать водителю. Все включился зеленый. Машины впереди трогаются один за другим. Тросы подтянули КАМАЗ до линии в метре от поля. Тут замки автоматически открылись, и две стальные нити быстро отсоединившись от машины рванули в свои гнезда. Машина по инерции, полученной от них, и в результате усилий собственного мотора покатила дальше, перешла через невидимую линию. На мгновение и сам грузовик, и прицеп, оказались в контуре между двумя линиями, и вот он уже едет дальше, освобождая место следующему. Прошла всего секунда и перед сидящими в кабине появилась совсем иная окружающая обстановка.
   Автомобиль медленно движется вперед и почти остановился. Впереди появились двое и вновь накинули петли троса на крюки. Тут же оба отскочили, а машина оказавшаяся частью вереницы транспортных средств, влекомой находящимися впереди могучими тягачами, медленно покатила дальше. Вот на его месте появилась следующая машина. Рома по красному сигналу нажал на тормоз, и уже через две секунды отпустил. И почти тут же тросы натянулись, и машину рвануло вперед. Так продолжилось еще раза три. Потом колонна повернула правее. Через полсотни метров она остановилась.
   Все это время внутри царила почти полная тишина. По крайней мере, никто из не произнес ни слова. Теперь же Рома облегченно вздохнул. С каким-то удовлетворением посмотрел на свои руки, достал откуда-то полотенце обтер обильные капли пота, выступившие на лице. Наконец выдохнули и пассажиры. Оба пока все внимание обратили на водителя, ожидая чего-то.
   - Ну, все, приехали, - радостно заявил тот. Показалось, что слишком громко. - Все. Дамы и господа, можно покидать салон нашего комфортабельного транспортного средства. Мы на месте.
   - Спасибо, Рома, - совсем иным тоном, чем ранее поблагодарила его Надежда.
   - Да, молодчина, - добавил Федор Николаевич, показывая большой палец.
   - Не за что. Дело то плевое, - скромно ответил водитель.
   - Не скажи работа довольно тонкая, - возразил Мураев.
   - Ручку наверх, - подсказал Рома. - Вы выходите, а я вещи подам.
   Федор Николаевич, спрыгнул на бетонную поверхность, осторожно помог спуститься спутнице. Девушка отошла немного в сторону, а Мураев принялся принимать ручную кладь от Ромы. Вот у него в руках самая большая сумка. Схватил его обеими руками на уровне своего лица, опустил вниз, повернулся, сделал пару шагов. Тут ему на помощь пришла Надя. Так один за другим вся кладь оказалась сложенной в аккуратный рядок. Федя быстро осмотрел и посчитал. Все на месте. Собственный портфель у него на плече.
   - Спасибо Рома. А мы с тобой еще поговорим. Ты меня найди обязательно. Моя фамилия Мураев. Если не получится на этой стороне, встретимся на той. Если что, где тебя искать?
   - Можно при возвращении. В Мегаполисе я в третьем АТХ числюсь. Вторая колонна. А тут мы дислоцируемся в полевом гараже. В поселке у нас общежитие номер девять. Только сегодня я машину на проверку поставлю и уйду в рейс.
   - Не понял? Какой у тебя тут рейс? - удивился Федор.
   - Ну а что, сам переход занял, сами видели, всего ничего. Машину сейчас на тестирование отгоню, а там робот проверяет, на это время нужно. А я на другом грузовике поеду товары развозить по базам. Там тоже найдется что-то. Это у нас местная подработка. Водители нужны. Ну а мы, чтобы не бездельничать и согласны поработать. Деньги неплохие платят. Так что только завтра утром буду на месте.
   - Тогда до встречи.
   - До свидания Рома, - неожиданно тепло попрощалась Надя. - Надеюсь, завтра встретимся перед отправкой.
   Даже тут на Новом Эдеме, Федор Николаевич, как и его товарищ все же в первую очередь принадлежит к людям Добромира, причем из числа приближенных. Поэтому по приезду всегда останавливается на их базе. Впрочем, это касается и всех официально поступивших на службу. Таких на этот раз набралось девять человек. Поэтому для них приготовили целый автобус. Мест в нем больше двадцати, но многие устроились по одному, пристроив рядом свои сумки и рюкзаки.
   Федор и Надя сели рядом, оставив при себе только две сумки и портфель. Все остальное имущество сложили в специальное багажное отделение. Изначально по конструкции оно вряд ли предусмотрено. Но с учетом опытного использования сняли два сидения и устроили несколько рядов полок. Дабы все это не вывалилось при маневрах, предусмотрена специальная сетка.
   Впрочем, на этот раз она оказалась излишней. Дороги тут ровные и гладкие, водитель знает свое дело. Так что осталось только ехать да любоваться в окно, пока глаза не заболят от слишком ярких красок. И это несмотря на пасмурную погоду. Это Федор Николаевич бывает тут довольно часто. А вот остальным пришлось тяжелее. Даже Надя нагрузилась впечатлениями. Когда проезжали КПП, она уже сидела, обернувшись к спутнику.
   - Скоро уже?
   - Нет. Тут рядом.
   - Хорошо. Разберемся с имуществом и сразу пойдем пить чай. В город пойдем только после обеда.
   На базе кроме главного корпуса есть еще три общежития. В одно из них, расположенное левее от остановки, направились восемь человек из прибывшего автобуса вслед за невысоким парнем. Федя и Надя обошлись без сопровождающего. За ними забронирован номер в здании правее. Тут селят в основном лиц приближенных к руководству. Неподалеку и камеры хранения для имущества. С ними же пошел и девятый их спутник.
   - Филипп Максимович Ершаков, - представился он.
   - Надежда Дмитриевна Закраинова.
   - Федор Николаевич Мураев.
   - Вас, - обратился новый знакомый к Наде, - я видел где-то этой весной. Вы тогда в форме были.
   - Возможно в Управлении.
   - Да. Я приезжал туда раза три. Сейчас у меня работа больше разъездная. До этого все в лаборатории был. Я специалист по изучению свойств так называемых "жемчужин". Вот прибыл в командировку для обмена сведениями. Сейчас, когда этих объектов стало больше, мне приходится бывать здесь чаще. Хотя и тут теперь есть специалисты. Мой бывший начальник перебрался еще в прошлом году. Мой товарищ, Андрей Гоголев. Мы с ним почти два года работали вместе. Но у него семья, а с этим уже лучше перебраться сюда. Вы, наверное, тоже планируется вскоре поселиться тут?
   - Все зависит от растяжимости термина "скоро", - улыбнулся Федор. - Но, по крайней мере, ближайшие два года мы проведем в основном в Мегаполисе. Те самые так называемые "жемчужины" надо добывать, чтобы потом вы смогли их изучить.
   - Согласен и не спорю, - быстро согласился Ершаков.
   - Ну и замечательно.
   - А вы, из какого подразделения?
   - Свободное территориальное Содружество "Восточное".
   - Ого. Наслышан, наслышан. Рад знакомству. А я ведь хотел побывать у вас. Особенно в связи с появлением такого феномена как "Дениска". Вроде так у вас это так называется.
   - Что-то подобное есть, а у вас как называется это порода?
   - Правильно! - воскликнул Филипп. - Новая порода динов. Особая. А может даже смежный вид. Ведь там много есть даже от супердинов. А учитывая некоторые обстоятельства возможно появление даже двух отдельных веток. Ведь у них и жемчужины не просто крупные, когда все в пределах процентов. Их потенциал сильнее чуть ли не в разы. Кстати, я прибыл как раз посмотреть и результаты работы местной лаборатории в этом направлении. Ого, а мы уже прибыли.
   Действительно они уже дошли до крыльца. Федор виновато посмотрел на Надю. Но та только ладошкой сделала знак, что все нормально. Без пристального внимания со стороны кавалера она справилась вполне нормально. Тем более весь основной багаж все равно несет Федор. Она сама открыла дверь и даже пропустила вперед спутника с вещами. Ну а дальше быстро зарегистрировались, получили комнату, разобрались с вещами: что пригодится, а что сразу на хранение. Ну а потом пошли на прогулку. Тут есть и второй парк, совмещенный с садом. Один примыкает к главному зданию и пользуются им в основном хозяева. А вот по второму могут прогуляться и гости. Чем парочка и воспользовалась до обеда. Однако беззаботного проведения времени не получилось. И все из-за того, что Надя решила разъяснить своему спутнику некоторые нюансы.
   - Федя, ты случайно не настроился помогать этому Роману с переводом? - спросила она, строго, оказавшись на одной из дорожек, предварительно осмотрев окрестности.
   - Почему бы нет? - удивился вопросы Мураев. На самом деле о такой постановке вопроса он и не думал. Но вот теперь, когда его приперли к стенке, он действительно отнесся к такой возможности положительно.
   - Ты это серьезно? Неужели Всеволод не обсуждал с тобой этот вопрос?
   - Какой вопрос?
   - О необходимости прекратить переводы людей из Союза.
   - Только Союза? - переспросил Федор.
   - Нет, конечно. Я неправильно выразилась. Необходимо вообще прием людей переводом.
   - Это кто так решил? - начал сердится Федор, на его взгляд, явно глупой идее.
   - Я разговаривала с Аней. Но так думает не только она.
   - Но мы с Севой...
   - Не перебивай. И вы с Севой еще не самая высшая инстанция. Кроме отряда в "Восточном" есть и другие структуры. А вот в руководстве самого территориального объединения много тех, кто придерживается того же мнения, что и мы с девочками.
   - Так кроме Ани и остальные считают, что нам не нужны люди? - пробормотал Федя.
   - Так вот не надо передергивать, - теперь уже рассердилась Надя. - У нас, вас ... У "Восточного" есть свой канал приема. В неделю прибывает до двенадцати человек. И это количество со временем будет только увеличиваться. Причем очень быстро. Ты подсчитай, сколько это до конца года. Их всех куда-то надо девать. Трудоустроить. А в следующем году уже с января возможно будут прибывать и двадцать человек в неделю.
   - Работы у нас хватит на всех, - уверенно возразил Федор.
   - Чернорабочими? - продолжила гнуть свое Надя. - А все справятся даже с этим? Прибывает очень много людей без серьезных навыков тяжелой физической работы. А нам много менеджеров, коммерсантов, юристов не требуется. Эффективность низкая, а кормит надо всех.
   - Так это как раз прибывают через ворота. Мы же собираемся со стороны брать подготовленных людей. Уже с опытом.
   - А чем ты людей намерен кормить?
   - Мы получаем достаточно продовольствия с Звемелина и отсюда с Нового Эдема. Даже еженедельно сорок тонн откладываем в неприкосновенный запас.
   - И надолго этих тонн вам хватит, если поставки неожиданно прервутся? - спросила Надя, и тут же, не дав ответить, добавила. - Не забывай. Теперь население достигло почти полутора тысяч. И оно постоянно увеличивается.
   - Но с осени следующего планируется начало процесса переселения, - возразил Федор, так и не спросив, а с чего это прекратится поступление продовольствия от Родичевых.
   - Всего пятьдесят человек в неделю. К этому времени почти столько же людей будет к нам и прибывать.
   - Ах, вот в чем причина вашей тревоги, - заподозрил Федор. - Боитесь, что переселение затянется. А пока там остаются наши люди, останемся и мы с Севой. А вам не терпится покинуть Мегаполис.
   - Дурак. Хотя и это тоже есть. Но мы прекрасно понимаем, что весь смысл нашего с вами пребывания в Городе добыча "Жемчужин". Количество людей в "Восточном" на это не влияет. Главное сколько динов будет пастись на территории. А для этого их и ловить не надо, они сами сейчас переселяются в безопасное для них место. И пищи пока для них вполне хватит. Поэтому вся эта деятельность по разбору завалов, стройматериалов, металлического лома оно не имеет смысла. Наоборот, мы сокращаем кормовую базу для динов.
   - Ну, не скажи, - опять не согласился Федор. - Дины не очень любят, когда им попадаются достаточно крупные и прочные предметы. Железо не употребляют вовсе. К тому же обрабатывают они обычно только верхний слой, оставляя за собой не только отработку, но и эти самые объекты. Для того чтобы им было легче взяться за следующий слой, все это надо убрать.
   - Не передергивай. Да очищать кормовые площадки надо. Есть и другие потребности. Например, обеспечить работу коммуналки. Но с другой стороны меньше народа, меньше нужно и жилья. И Сельскохозяйственный Кластер без людей не может. Наконец, сам отряд, для обеспечения безопасности участка. Но это все что нужно. Вернее кто нужен. А вот использовать людей для разбора завалов, тем более бойцов отряда уже не имеет особой нужды. Наоборот, это напрасная трата сил и средств. Так же как обживать дома непосредственно на участке. Есть Жилой Сектор. Да и нужно ли нам налаживать производство?
   - А переплавка того же лома? Вместе с мощными устройствами с прессами, это дает нам возможность сделать его компактнее, что позволяет по максимуму использовать грузоподъемность транспорта. Или те же патронные мастерские. Их продукция имеет для нас все большее значение.
   - Про патроны я спорить не буду. А вот лом. Настолько ли он необходим? Если даже по этому вопросу можно еще спорить. Но вот поворот в сторону увеличение значения для нашей структуры поставок различных грузов на Звемелин и Новый Эдем не принесет практической пользы. Это только отвлечет наши силы от выполнения основной задачи.
   - Но сама-то ты к нам переходишь?
   - А ты, против? - удивленно воскликнула Надя.
   - Да нет. Что ты, - поспешил оправдаться Федор.
   - То-то. А я перехожу как раз, чтобы навести порядок в этом вопросе. И тороплюсь, чтобы это произошло до официальной заморозки обмена людьми.
   Спор, по сути, так и не завершился. Оба остались при своем мнении, хотя последнее слово осталось за Надей. И все же время и тут продолжает свой неумолимый бег, и приходится соизмерять свои действия с ним. Вот и Феде, и Наде уже пора прекращать свою прогулку, а вместе и спор. Часы показали, что им нужно идти в столовую. А по дороге есть возможность оценить ситуацию.
   Что-то на этот раз пошло не так. Он так долго ждал этой возможности провести хотя бы немного времени с этой девушкой. А тут еще выпала такая возможность сделать это в столь благоприятных условиях. Ничего не отвлекает. Обстановка вокруг самая подходящая. Обхаживай её со всем усердием. Казалось бы, чего еще надо. Ан нет. Чуть ли не с первых минут все идет не так. Как то трудно найти точки соприкосновения и общий язык. Постоянно возникают конфликтные ситуации. Приходиться спорить. Надя уже несколько раз проявила недовольство. Причем способствует этому он сам. Так что надо срочно принимать меры.
   Пока же он принял решение, не возражать ей ни при каких условиях. В столовой вроде бы уже начало получаться. Попытки угодить начали восприниматься весьма благосклонно. Ну а потом автобус и прогулка по центру. Сегодня только смотрели и примеривались. Только Федя не удержался и купил две книги, ну а Надя приобрела какие-то свои мелочи. Два часа провели в кино. Посидели в скверике, зашли поесть мороженого и опять куда-то пошли. Так они оказались на одной из улочек уже на окраине.
   Надя немного утомилась от ходьбы, стало прохладнее, да и дождик пошел неприятный. Они заняли столик в одном из кафе. Вроде бы приятное заведение. Небольшое пространство заставлено столиками и стульями. Все довольно просто, но приятно. Да и цены тут сравнительно низкие. Хотя заказанное мясо оказалось очень вкусным. Ни пива, ни чего другого покрепче заказывать не стали. Совсем недавно они выпили по стакану с яблочным сидором. Поэтому сначала взяли только бутылку минералки. Уже потом попросили горячего кофе.
   - Эй, чувак, а, что на пиво у тебя денюжки нет, - голос прозвучал довольно громко, и вывел Федора из состояния блаженного восторга, в котором он пребывал секунду назад.
   Пока разбита вдребезги только тонкая скорлупа ограждающая влюбленную пару от всего окружающего мира. До сих пор они были столь увлечены друг другом, что замечали вокруг себя далеко не все. Остальное же воспринималось исключительно через стекла невидимых розовых очков оказавшихся у них на глазах. А обстановка немного поменялась. Начало темнеть. В зале горят несколько лампочек. Народу не очень много. Ближе всего компания их пяти-шести ребят и трех девушек через стол. Там еще теперь небольшое свободное место. Компания сдвинула вместе сразу три столика, чтобы удобнее рассесться всем вместе.
   - Ты, что глухой... С табой люди разговаривают, - говорит точно кто-то из этой компании, пока скрытый, девушкой сидящей на коленях приятеля. - О. Он еще и глухой.
   - Или не воспитанный, - заявил парень, сидящий вполоборота к Федору. При этом он смотрит только на своих приятелей.
   - Может немой, - предположил длинный юноша с противоположного конца.
   Вот его можно хорошо рассмотреть. Худощавый, острый подбородок с темной щетиной, на губе нечто вроде усов. Темные волосы достаточно длинные и немного спутанные. Под распахнутым темным пиджаком белая рубашка, не застегнутая на верхние пуговицы. Широкий воротник выставлен на показ, демонстрируя высокую шею.
   - Точно, - это голос Первого. - Этот чувак глухо-немой.
   Тут же над компанией появилась стриженая голова, а следом появилась возможность рассмотреть и верхнюю часть туловища. Явно выше среднего роста, плотного телосложения. Взгляд довольно мутный. И вообще на лице видны следы того, что человек гуляет не первый день. А тут он еще и попытался скорчить на лице еще что-то более неприятное, выкатил губы, зачем-то приложил указательные пальцы к ушам и что-то промычал. Несмотря на это приятели вознаградили его довольно бурными выражениями восторга.
   А один даже решил поддержать товарища. Он тоже вскочил на ноги и начал корчить гримасы. Федя про себя назвал его четвертым. Клоун первый, тот, что вполоборота - второй, длинный третий. Но четвертому этого оказалось мало. Он, демонстративно рассматривая Федора, начал размахивать руками и издавать нечленораздельные звуки. Надя под столом тронула ноги спутника. Тот показал глазами, что он держит себя в руках.
   - Может, пойдем, - предложила тихо девушка.
   - Да, пошли, - согласился Мураев.
   Но пока он доставал деньги, чтобы расплатиться под громкий смех компании, перед Надей возник Третий. Стоит он не очень твердо, но всем видом пытается демонстрировать аристократическую галантность. Выглядит это несколько карикатурно. Но вот дело оборачивается уже довольно серьезно. На ногах и Второй, а Четвертый уже в двух шагах от Федора.
   - Леди, позвольте пригласить вас за свой столик, - заявил Наде Третий, забыв представится.
   - Спасибо, но мы уходим, - возразила Надя.
   - С кем? С этим? Хотя вы, мадам, и сами на вид колхозница, - ох, как он это произнес. Какое восхищение собственным красноречием выразилось на самодовольном лице. И он решил вбить последние гвозди. Нарисовать последние штрихи, если хотите. - Но этот болван... Нищий, без вкуса, урод без признаков интеллекта. Он бесспорно не достоин вас. Вон даже не угостил вас ни одним из видов "божественного нектара", водящегося в погребах данного заведения.
   - Не точно, колхозница, как она говорит то, - хихикнула девица.
   - Ничего мадам. У вас очаровательный акцент, - заявил Третий. - Но мы займемся вашим языком... языком, ну и еще... - и не закончив начал хохотать над своей так до конца не озвученной шутке.
   - А ты, чувак, действительно вали отсюда. Мы добрые, - обратился к Феде Второй. - А девушка останется тут. Ей с нами будет лучше. Ну, какой ты ей кавалер. Да и деньги тоже все оставь. Оставь. Оставь. Все.
   Все это Четвертый попытался изобразить и жестами, и гримасами на лице. За ним все это начал повторять и Первый. Он тоже тут. Как и пятый. Ну, этого можно не считать. Щупленький. Руки худенькие. Да к тому же слишком пьян. Теперь вокруг Мураева уже четверо. Третий рядом с Надей. Только Шестой пока у своего столика. Пока примечательного в нем только шарф, обмотанный вокруг шеи с претензией. А вот одна из девиц присоединилась к своим приятелям с весьма агрессивным видом.
   - Ребята, а может, я его отсюда выведу? Вы не против? - предложила она, под веселый хохот приятелей.
   - Денег я оставлю столько, сколько должен заведению. Вы же пока ни "единички" от меня не заслужили. Девушка, решает сама с кем ей провести вечер. Но явно, что это не вы. И да, мы уходим.
   - Ого, голос прорезался, - воскликнул Второй. - С чего бы это? Да неужто мы его вылечили? А мы оказывается... как его... эскулапы. Глухонемого вылечили. Ну, раз ты теперь меня хорошо понимаешь, вали отсюда. Э-э! Без денег и девушки. Что непонятного.
   - Да, нет. Вон он, с каким акцентом он говорит.
   - Да, он просто языка не знает. Хотя бы по-человечески разговаривать научился, раз уж в цивилизованное место попал.
   Между тем Надя, быстро вскочила на ноги, сразу же сделав свой стул преградой на пути незадачливого кавалера. При этом Третий, продолжающий упиваться впечатлением от своих слов, не успел никак среагировать. Он сделал шаг и чуть не споткнулся об стул, заодно опрокинув его. Девушка обошла столик и попыталась пройти за спиной Федора. Тут к ней бросились сразу и Первый и Четвертый попытавшись схватить.
   - А ну стой коза! Куда побежала. Да мы тебя...
   Федя сделал шаг в сторону четвертого, сделал почти полный оборот вокруг себя и схватив за локоть и плечо, сильно толкнул его под ноги Первого. Оба упали и образовали небольшую кучу. Второй все же среагировал довольно быстро. Вот он уже перед Мураевым. До этого он пробовал ударить в спину ногой, но не достал, да и не успел. Теперь он размахнулся правой рукой. Федор быстро нагнулся и нанес ему два удара в живот. Кувырок вперед и на выходе насадил на кулак Третьего. Пятый упал сам. Между тем уже пытаются встать Первый и Четвертый. Каждому кулаком в лицо и ногой в бок. А Второй уже со стулом в руках. Увернулся. Расслабляющий в колено. Схватил за правую руку, удар в локоть. Стул на полу. Второй попытался ударить ногой. Довольно медленно. Мураев легко смог ответить. Заблокировал ногу, шаг вперед, заставляя терять равновесие. Врезал по его опорной.
   А рядом Надя обрабатывает девицу своей сумкой. Что вообще-то довольно неожиданно. Все же она все больше кабинетный работник. Физической силой не отличается. Да и боевой опыт своеобразный. Все время под присмотром, без особого риска. Товарки пробовали двинуться на помощь своей, но тот разгром, который Федор устроил их приятелям, подействовал на них отрезвляюще.
   Все. Схватка завершилась полной победой. Сказалось все. И боевой опыт Мураева, и приобретенное умение действовать холоднокровно в экстремальной ситуации, и хорошая физическая подготовка. Причем он много внимания уделял навыкам нужным для боя с голыми руками или холодным оружием. Поэтому он оказался на голову сильнее и подготовленней противника. К тому же он был трезв. А вот в компании все оказались сильно пьяными. Им-то ровно стоять и то весьма затруднительно.
   Сразу же подал сигнал на базу о происшествии. Даже кратко успел обрисовать ситуацию. Ну а потом появилась местная полиция. И тут начались странности. Первыми вошли двое. Быстро оглядевшись, они осторожно двинулись к направлению места происшествия. Федор заранее показал им две свои пластиковые карты с данными, демонстративно положил на край стола и поднял руки, показывая, что в них ничего нет. Но тут в зал влетел еще один человек в форме. В отличие от первой парочки он выглядит значительно солиднее. Те довольно усредненные и неприметные. Разве, что внешне недостаточно солидны для полицейских. Высокого роста, приятной наружности, довольно новая форма сидит как влитая. Однако вот лицо у него перекошено от ярости.
   - Стоять. Полиция. Кто такие? - выкрикнул он приближаясь.
   - Вот наши документы, - ответил Федор, и протянул руку к верхнему, чтобы показать голограммы трех золотых фигур: единорога, льва и орла над которыми пять серебряных звезд. Этот пропуск даже важнее удостоверения. Он обозначает, что предъявитель личный гость лорда Александра и местной власти.
   Однако вопреки ожиданию, Мураев через секунду получил удар по руке. Однако удержать карту в руках удалось. И тут же последовал второй удар. На этот раз по локтю. Федор с трудом удержался от того, чтобы ответить. А ведь можно. Полицейский бьет уверенный в своей безнаказанности и отсутствии сопротивления. Да и явно не в первый раз. Но размах слишком демонстративный. Вот бы шажок влево, расслабляющий, второй по руке, потом удар по плечу и шее. Но нельзя. Тем более скоро помощь. Ну а боль можно и потерпеть.
   - Что вы делаете? - воскликнула Надя. - Мы гости Города. Вот пропуск. Тем более это на нас напали. Почему вы их не задерживаете?
   - Засунь свою карту себе в жопу. И не надо мне указывать, что делать. Сначала говорить нормально научились.
   - Вы так относитесь к официальному документу Ваших властей? Мой товарищ не сопротивляется и не совершил ничего плохого. Мы разве пытаемся скрыться, сбежать? Мы готовы к разбирательству в соответствующей инстанции.
   - Ты ... . Когда заткнешься? Я сам знаю, что делать.
   - А мне, кажется, нет.
   Вместо ответа полицейский нанес Федору еще два удара по плечу и в бок. После этого вытащил наручники. До сих пор его товарищи просто стояли без движения. Теперь же они двинулись сторону пока еще сидящих на полу противников Мураева. Между тем в помещении появились еще трое. Первым вошел невысокий худощавый молодой мужчина со знаками различия старшего вахмистра. За ним младший унтер-офицер - высокий, крепкий на вид белобрысый парень с круглым лицом. Третий полноватый вахмистр, немного уступающий в росте белобрысому.
   - Руку сюда быстро - скомандовал тот, что вошел третьим.
   - На каком основании? Мы ничего не нарушили, не противодействуем, - попыталась вмешаться Надя. - Вам придется ответить перед руководством вашего Города.
   И тут же получила удар кончиком дубинки. В отличие от Мураева она не стала молчать и начала громко кричать. Одновременно продолжая показывать свой пропуск. Федя встал между полицейским и спутницей. Поэтому следующий удар достался ему.
   - Надевайте ваши наручники, но зачем бьете женщину? - наконец заговорил и он. - На каком основании? Я не сопротивляюсь, хотя считаю, что ваш произвол дает мне на это право. Вы кстати даже не представились.
   - Да, Антон, ты погоди дубинкой размахивать, - недовольно проговорил старший вахмистр.- Что здесь происходит?
   - Вот он напал на отдыхающих, - сообщил, тот, кого назвали Антоном, - потом оказывал сопротивление.
   - Все ложь, - тут же возразила Надя. - Напали эти ваши "отдыхающие". И мы никакого сопротивления не оказывали. Если бы Федя это сделал, то вам пришлось бы очень не сладко. Он ведь не с беззащитными людьми воюет.
   - Ну, мы это еще разберемся, - ответил старший вахмистр.
   - Вот и разбирайтесь, но мы подадим жалобу на действия вашего сотрудника, - предупредила Надя.
   Между тем на руке Мураева уже защелкнулись наручники. И Антон нанес еще один удар. Он размахнулся для следующего, но старший унтер-офицер перехватил его руки. И как раз в это время Первый, Второй и Четвертый бросились на Федора. Оба невзрачных полицейских проморгали этот момент, да и вообще повели себя весьма пассивно. Высокий же младший унтер-офицер как раз с наручниками пошел к Наде. Федор успел получить один удар стулом по спине, и два ногой в бок. Вахмистр успел оттолкнуть Второго, а старший унтер-офицер, выпустив руку Антона, переместился между Мураевым и нападающими, оттесняя последних в сторону.
   - Жгутов, немедленно прекратить, - приказ откуда то со стороны прозвучал довольно неожиданно. - Я сказал прекратить. Силантьев, вместо, того чтобы угрожать наручниками, девушке которая стоит спокойно, займитесь дебоширами. А вы что застыли? Лебедков командуйте нарядом. Жгутов.
   Это в кафе вошли еще четверо. Во главе невысокий полноватый лейтенант. Как раз он и произнес приказы. Более того продемонстрировав хорошую ловкость он успел добежать до образовавшейся группки и силой вырвал занесенную дубинку у Антона. Один тот все же успел нанести. Трое других вошедших занялись дебоширами, но не очень активно. Просто оттеснили их в сторону и выстроили у стены. Но на них наручники одевать не стали. Только второй получил тычок резиновой палкой.
   - Силантьев, вы слышали приказ? Наденьте ваши наручники вот этому молодчику, если неймется, - лейтенант указал на Второго. - Лебедков возьмите ключи у Жгутова и снимите наручники. Быстрее.
   - Слушай Ярослав, пошел ты на .... Со своими распоряжениями, - предложил Жгутов. - Что ты лезешь не в свое дело, баран немытый.
   - Унтер-офицер Жгутов, возьмите себя в руки и подумайте об ответственности за свои противоправные действия, - ответил лейтенант, пока сохраняя спокойствие.
   - Это перед тобой что ли? - презрительно поинтересовался Антон, на голову возвышающийся над лейтенантом.
   - Что тут происходит? - спросили от двери. - Кто Федор Мураев и Надежда Закраинова?
   Федор перевел взгляд на говорившего. Мужчина лет сорока в кителе темно-зеленого цвета. На петлицах и рукаве по два ромба. Кроме того на груди два больших значка. Один из них щит и меч. За его спиной трое с такими же знаками. И пять бойцов в полном снаряжении: бронежилеты, каски, автоматы.
   - Я представитель канцелярии специального назначения управления безопасности "А". Вот документы с моими полномочиями. Эти люди переходят под мою юрисдикцию. Требую оказания полного содействия моим людям.
   - Я, Федор Мураев, вот лежат мои документы.
   - Я, Надежда Закраинова. Мои документы.
   - Вижу. Почему на Мураеве наручники.
   - Он оказывал сопротивление, - нерешительно произнес старший вахмистр, который Лебедков.
   - Снимите наручники немедленно. Факт оказания сопротивления вы сами видели?
   - Нет, но..., - совсем растерялся Лебедков.
   - Что, но. Кто свидетельствует об оказании сопротивления? - потребовал представитель. - И в чем оно выразилось? Они продолжали кого-то бить, пытались скрыться с места?
   - Они не выполняли мои указания, - заявил Жгутов.
   - Какие?
   - Законные.
   - Какие конкретно? - уточнил представитель. - И в чем это выразилось.
   - Они не выполняли мои требования, дерзили, угрожали.
   - Какие требования они не выполняли? И в чем выразилось "дерзили". Вы видели специальные знаки на их пропусках? Видели или нет?
   - Нет. Никаких специальных знаков я не видели.
   - Господин представитель. Федор свои документы положил на край стола, и когда он попытался показать свой пропуск, его получил удар. Я свой пропуск полицейским предъявляла. Готова свидетельствовать на полиграфе.
   - У меня есть свидетели.
   - Кто они? - спросил несколько удивленно представитель.
   - Вот они, - и с этими словами Антон показал на всю компанию бузотеров.
   - Странно, эти люди такие же участники происшествия, как и мои подопечные, но их слова вы мне предлагаете принять на веру. Впрочем, мы проверим. Ребята снимите копии с камер наблюдения, в том числе секретных. Кстати, наши гости тоже носят такие для своей безопасности. Так что у нас есть возможность сравнить ваши слова. Да и почему до сих пор не сняли наручники. Теперь всем писать объяснения. Охрану и тех, и других возьмут мои люди. Федор Николаевич, как ваше состояние?
   Мураев только, что освободившийся от наручников, потер запястья. Потом проверил ощущения, потер зудящие места на плече. По, крайней мере, все части тела слушаются. Хотя небольшая боль при этом присутствует. А внутри все еще бурлит. Но все же сделал усилие, чтобы выглядеть спокойным.
   - Вроде терпимо. Особых повреждений вроде нет. И спасибо за снятые наручники. Возьмите документы. Как видите, оружия у меня при себе нет. Как к вам обращаться?
   - Комиссар второго ранга Гриднев. Никита Кондратьевич.
  
   - Пожалуйста. Сейчас вас осмотрит доктор.
   - Сначала, мою спутницу. Ей так же нанесли несколько ударов. Да и вот сразу согласие на изучение камеры, которая была на мне. Мы включали его по инструкции.
   - Хорошо. Я как раз хочу посмотреть то, что зафиксировала камера в зале.
   Прошло уже полчаса. Доктор в подъехавшей машине с оборудованием уже обследовал его. Никаких серьезных повреждений не обнаружено. Да есть ушибы, но сильный здоровый организм, должен справиться с ними быстро. Федя даже успел продиктовать свои показания и расписаться. А представитель канцелярии специального назначения сейчас в весьма в взвинченном состоянии. Вернее, из спокойного, уверенного должностного лица, без особых эмоций, он превратился в хищника выслеживающего добычу.
   Теперь его вопросы к полицейским все жестче. Бузотеры загнаны в угол и молча сидят там. После неудачной попытки сбежать, Первый, Второй, Третий и Четвертый уже в наручниках. Да и так за ними следят три вооруженных бойца. После того как они уверенно и ловко воспользовались шокерами, вред ли задержанные повторят попытку. Но сейчас все вопросы к полицейским. Федор, с разрешения офицера канцелярии отправился в туалет. В кабинке он застрял надолго. Левая рука слушается быстро. А оконфузиться не хочется. Не успел Мураев выйти, как послышались голоса. Прислушался. Это полицейские. Один точно лейтенант, второй - Лебедков, третий - Жгутов. Остальные незнакомы. Встречаться с ними никакого желания нет. Поэтому рука буквально застыла на ручке двери. Федор попытался справиться с собой. Но не получается. К тому же мало ли, чем все закончится. Вдруг не получится сдержать себя. А через секунду другую стало поздно.
   - Господин капитан, ситуация весьма неприятная, - это лейтенант.
   - Ярик, брось паниковать. Проявим твердость, и ничего нам не сделают. Разрулим ситуацию, - насмешливо и грубо заявил незнакомый.
   - Да, но это нам дорого обойдется. Выслушайте меня господин капитан. Я знаю одного из бойцов. Это тут он рядовой на подхвате. Два месяца назад был взводным в оперативной роте. Так он мне по секрету сказал, что комиссар второго ранга один из главных в этой канцелярии. А я слышал, как он почтительно докладывает кому-то. То есть дело на контроле у очень серьезных людей. Не забывайте пять звезд.
   - Ну и что? Тут наша территория, а они пусть катятся на свою. К тому же я тоже не так себе мелкая сошка. Сами надавим посильнее, так, что будут рады с нами договориться.
   - Стоит ли связываться? Слишком серьезным людям перешли дорогу. Где-нибудь вкрячат, мало не покажется.
   - Не боись, пусть попробуют, - это Жгутов.
   - А уж ты бы молчал. Подставил роту - устало произнес лейтенант.
   - Это где я подставил... сам ты. Засранец, накинулся Жгутов на лейтенанта.
   - Не. Жгутыч парень, что надо, - заявил еще один собеседник.
   - Действительно, Ярик, ты не прав, - фамильярно объявил офицеру Силантьев.
   - Никак не угомонишься. Тебе бы приутихнуть. Да и вам кто за него заступается сначала надо подумать. А кто с Жгутовым теперь в наряд пойдет? А? Учтите и следить будут, и подставят. Лорд Александр нам этого так не оставит. Вот и пойдете прицепом. Силантьев хочешь? Или ты Черных? Я говорите, не прав?
   - Будем настаивать на том, что клиент не прав, - предложил кто-то.
   - А что мы сможем предъявить, я видео видел, как и Лебедков, а так же Барышев с Полуяном. Трудно доказать, что-то в пользу нашей версии. Более того видно и то, как он документы показывает. Вот вы, что-то вроде сопротивления видели? Вот ты Андрюха, - обратился лейтенант ко второму унтер-офицеру.
   - Да командир. Там сопротивлением и не пахнет, - подтвердил еще один.
   - Так что предлагаю Жгутова сразу назначить пятнадцать дежурств на КПП, - предложил лейтенант.
   - Сам дежурь, - крикнул ему Антон. - Тебе лошку там самое место.
   - Ярик, ты на себя много не бери, - вмешался капитан. - Не спеши с наказаниями. Подождем с выводами. А Жгутова надо прикрыть, но....
   Тут у кого-то издал сигнал сотовый телефон. Федор проверил свой. И сразу облегченно вздохнул. Выключен. Между тем капитан продолжает о чем-то говаривать. Кажется, как раз это у него зазвонил телефон, и теперь он объясняется по аппарату. Когда капитан только закончил, хлопнула дверь, и послышался новый голос.
   - Вот вы где. Валентин ситуация серьезная, - сразу без перехода начал обладатель нового голоса. Нас уже направили для организации служебной проверки. Она будет проводиться в отношении вас всех. Ждите скоро других проверяющих. Родичев бросил предъявы на самом верху.
   - Уже Яков Геннадьевич звонил, - ответил командир. - Сильно злой. Уже нашли, как его ухватить. Наверное, отказались работать в каком-то проекте.
   - Возможно, - ответил вновь пришедший. - Кое о чем я тебе рассказывал. Так это правда.
   - Сергей, - обратился капитан к Лебедкову, - что у тебя.
   - Да плохо, в общем-то, - заявил старший вахмистр. - Действительно я видел я записи. Никто не будет слушать наши доводы. Нечем их подтвердить. Ясно видно - на кадрах видео почти нет ничего подтверждающего нашу версию. Сопротивления нет, видно как предъявляются документы. Да и потом все плохо. А лейтенант прав. Командир, он-то быстро ситуацию просек.
   - А что по самой драке? - капитан пока пропустил мимо комплименты в адрес своего помощника.
   - Там тоже нечего предъявить. Явно видно, что оскорбляют. Потом брат Жгутова сам подошли к человеку Родичева. В любом случае его признают потерпевшим с правом на самооборону. По крайней мере, все показания этого Мураева и его бабы подтверждаются, а приятелей брата нашего Жгутова нет. А они уже зафиксированы. Ну а, значит, суд сделает выводы - кто врет, а кто нет и в остальном. Ну а под это дело и других свидетелей прижмут. А если еще Родичевы подключат все связи, то шансов отмазаться нет.
   - Вы сразу потому и решили сдаться? Так что ли? - выкрикнул Жгутов.
   - А мы тут причем, - возмутился кто-то. - Ты натворил делов. Подставил всех, причем было бы за что, а теперь еще и возмущаешься.
   -Придется, Антон, тебе месяца два посидеть "на автомате", - заявил капитан.
   - Счас. А идите вы куда. Я не лошок, чтобы даже сутки там дежурить, - возмутился Жгутов.
   - Двенадцать часов. По графику смена через каждые полдня, - уточнил лейтенант.
   - Мне плевать,- принялся упорствовать Антон.
   - Что-то ты совсем оборзел, - раздраженные нотки в голосе капитана сменились на гневные. - Будешь дежурить как миленький. Да тебя никуда и не выпустишь теперь. Сам пропадешь и напарника за собой потянешь. Считай, что у тебя уже черная метка от сильных мира сего. Ну и взыскание получишь.
   - Да я лучше уволюсь!
   - Что же пиши рапорт. Ярослав, нет Сергей, проследи. Там пишите в коридоре, - приказал командир. А через пару секунд, когда захлопнулась дверь спросил, - Ярик, ты чего там печатаешь. Представление и приказ на увольнение. Сами все оформим. Надо мне еще договориться насчет номера. Командир я отойду позвонить в отдел.
   Через пять минут. Федор Николаевич смог, наконец, присоединится к Надежде. Тут же к нему подошел представитель Родичева и поинтересовался о здоровье. Пришлось рассказать, где пропадал. А обстановка тут изменилась. Появились несколько десятков людей в полицейской форме. Все они изображают активную деятельность, тем более сотрудники канцелярии специального назначения постоянно нагружают их поручениям. Сразу несколько человек опрашивают сотрудников и посетителей кафе, отдельно под охраной находятся дебоширы. Жгутов стоит в окружении Лебедкова и второго унтер-офицера. Лейтенант что-то усердно набирает на переносном ЭВМ. Наконец, он распечатал несколько листков и протянул их высокому подтянутому офицеру со знаками различия капитана. Кажется, это тот самый, которого Федор слышал минут десять назад. Тот пошептался с двумя полицейскими, потом одобрительно кивнул лейтенанту, и тот тут же скрылся.
   Капитан между тем приблизился к группе, образовавшейся из Федора, Нади, Никиты Кондратьевича и двух его подчиненных. Как раз присоединился врач, который вновь начал рассматривать Мураева, заодно втирая на место ушибов какие-то мази.
   - Госпожа Закраинова, господин Мураев, я капитан Баженов Валентин Павлович. Приношу вам свои извинения за действия подчиненного. Уверяю, он будет наказан. В настоящее время он уволен из подразделения.
   - Ого, - удивился Гриднев, - неужели уже уволили.
   - Вот копия приказа от сегодняшнего числа номер девятьсот пять.
   И действительно он показал копию приказа, даже не выписку. Правда и пункт там один. Да и подписи нет. Кажется, Ярослав действительно начал действовать решительно.
   - Ваш лейтенант, поехал его подписывать? - поинтересовался он у капитана. Тот удивился. Но быстро вял себя в руки и просто кивнул головой.
   - Да, действительно начальник уже ждет его. Он уже в курсе о происходящем, и так же как я, крайне возмущен действиями нашего подчиненного. При этом он просил передать, что, разумеется, просто слова в данной ситуации звучат даже неуместно. Но мы хотели бы как-то компенсировать вам.
   - Как видите, дело приняло слишком серьезный оборот, хотя мы с моей спутницей хотели просто тихо провести вечер. Но что случилось, то случилось. Хотя я как руководитель понимаю вас.
   - Наши гости сейчас слишком устали. Но поверьте, если непосредственные виновники будут наказаны, они не хотят расширения репрессий. И так же против того чтобы дело стало слишком громким.
   Между тем действительно Надя уже несколько минут сидит за столом с безучастным видом. Да и сам Мураев сильно утомился. Поэтому минут через пять, подписав протокол, они на автомобиле канцелярии отправились на базу. Там сразу же отправились в свою комнату отдыхать. Только приехавший с ними врач передал им лекарства.
   Весь следующий день до самого отъезда к пункту перехода прошел в делах. С самого утра их посетил лорд Александр. Потом давали показания следователю, адвокату, подписывали бумаги. Выслушивали извинения. Посетили даже судью. Заодно выяснилось, что претензий к ним нет, а вот виновных уже взяли в оборот. До посадки осталось всего пару минут.
   - Надя, мне очень жаль, что все так получилось, и ты не смогла нормально отдохнуть.
   - Ничего. Просто негативный опыт это тоже опыт. В следующий раз надо быть осторожнее. Да. Надо всех наших предупредить. Хотя тут все поставлено на высоком уровне и у нас есть покровительство на самом верху, все равно полной защиты от дурака нет. И все-таки тут не совсем рай.
   - Да. В следующий раз ... А ты согласна еще на одну поездку?
   - Разумеется. Только давай не лезть на окраины. Хватит нам и пристойных районов. Но этих ограничений нам хватит. А потом все же хорошо закончилось. Все же у нас есть влиятельные друзья.
   - Да. Главное мы им нужны.
  
   Движение среди кучи мусора Степа заметил раньше, чем приборы. Вернее просто отметил как, мелькнула какая-то тень, и тут же направил туда окуляры бинокля. Очень мощного двадцатикратного аппарата. Это важный элемент рабочего места внутри нового передвижного поста. И главное удобно. Поворачивается вместе с креслом. Если надо привел в рабочее положение, и перед глазами надежно закрепленный экран. Его даже не надо держать в руках, которые совершенно свободны для различных манипуляций. Как, например, сейчас Степа, рассматривая интересующий участок, одновременно привел в готовность огневую установку. Теперь бинокль убрал в сторону, а за нужной точкой он уже смотрит через экран, синхронизированный с прицелом.
   А вот приборы наблюдения пока так и не дали сигнал. И те, что реагируют на помеху, и те, что на тепло. Все-таки датчики довольно слабые. Вокруг много помех, укрывающих тварей. А до цели двести тридцать пять метров. Так что человек тут нужен. Правда, главная задача перед ним все же пропускать полезные существа. А железке все равно, даже если он снабжен искусственным интеллектом. Обстреляет и дина. А это уже по местным меркам беда.
   Разумеется, постом можно руководить и на расстоянии. Но вдруг, где-то какой сбой, сигнал пропадет. Для устранения нужно время. А тут очень важная позиция. Поэтому и дежурят тут круглосуточно пара операторов. Ну и вот такие ситуации, когда срабатывает ограниченность приборов.
   Итак, для стрельбы Степа в первую очередь подготовил установку, в которую объединены два ПКТ и 23-мм автоматическая пушка. Последнюю, правда, пока отключил. Расход снарядов под особым контролем. Поэтому даже если придется включить, режим огня все равно надо будет поставить на одиночный. Есть в распоряжении Степы и комплекс на основе снайперской винтовки. Отличие от обычной: более длинный ствол, коробчатый магазин на сорок патронов, дистанционное управление, отсутствует приклад. Стреляет патронами - 7,62х54. Только вот на таком расстоянии попасть будет довольно сложно. Так что придется все-таки воспользоваться пулеметами. Только вот какими? Есть основная система, установленная на посту. Те самые ПКТ. Но кроме них под управлением находятся два удаленных модуля, расположенные в ста пятидесяти метрах справа и слева от поста. Они снабженны спаренными пулеметными установками, стреляющими патронами 5,45х39 мм, теми самыми, что и для АК-74. Мартыхаям и этих хватит. По сути это два РПК-74, соединенных между собой. Даже стволы не утолщены, но нет приклада и пистолетной рукоятки, питание ленточное, и предусмотрено водяное охлаждение. При переводе установки на автономный режим, автоматический огонь ведется только короткими очередями. Когда заканчиваются снаряженные в барабан сто патронов, для перезарядки требуется участие человека, хотя и дистанционное. А уж если и этот опустел, то придется вызывать техническую службу. Операторам самим покидать пост запрещено категорически.
   Кроме того, у оператора имеется и ружье под крупнокалиберные патроны 12,7 мм. Стреляет одиночными, снабжен отдельным прицелом, и системой дистанционного управления. Есть небольшой робот на гусеничной платформе, снабженный двумя стволами, стреляющими 9-мм пистолетными патронами. В качестве дополнительного оружия на посту есть и винтовка Мосина в снайперском варианте, и пулемет МГ-43. На вооружении отряда имеется оружие не только российско-советских образцов. Но напарник Степы сейчас отдыхает. Более того, недавно он заснул. И пока будить его не стоит. Дежурство длинное. Заступили на пост недавно. На той стороне пока все спокойно. На всякий случай включил расположенный там модуль и перевел в автономный режим.
   Не стоит беспокоить товарища и потому, что появление мартыхаев тут обыденное явление. Позиции новые. Эту линию заняли только в прошлый четверг, восемнадцатого июня. Поэтому и полоса плохо очищена, и сами еще не привыкли к окружающей обстановке. Хотя для Степы это и вовсе только второе дежурство, а на старой линии он и не был. А здесь к тому же и вредители пуганы меньше. Вот группа и решилась на переход на ту сторону. Не выдержали соблазна. Сейчас скопились среди куч разного мусора и готовятся к броску. И ведь нашли более или менее скрытый подход, расположенный почти на стыке зон ответственности двух постов. Всего их в коридоре четырнадцать и каждый контролирует по двести пятьдесят метров коридора в обе стороны.
   Есть еще в коридоре четыре мобильных поста. Но они сейчас используются только для прикрытия работ по расширению коридора. На той стороне периметра расположены две передовые заставы. Это хорошо защищенные крепости с гарнизоном и выдвижными автоматизированными огневыми точками, которые в отличие от поста, где сидит сейчас Степа, управляются на расстоянии. Так же как и те, что стоят на территории официального участка отряда. Причина и в том, что подходы к ним не такие уж простые, а менять людей даже через каждые сутки накладно. В этом случае придется вместе со сменой, состоящей из двух операторов, направлять не меньше отделения прикрытия. Это на все посты коридора два транспортера развозят людей сразу за один рейс. Поэтому на стационарах и бойцы дежурят по трое суток. Но и гарнизоны там многолюдные. Не менее десяти человек, чаще всего усиленное отделение.
   И все же теперь упор все больше и больше делается на автоматизированные боевые системы. Посты с гарнизонами теперь выполняют в первую очередь центров, по дистанционному управлению. Степе пока дежурства на них не выпадали еще ни разу. До сих пор он выполнял обязанности оператора только в центре управления. Дело важное, но довольно нудное. Постоянно в четырех стенах, вокруг полно людей, занятых своими делами. Рабочее место надолго покинуть не удается. Даже подвахтенным, часто приходится занимать место в кресле и управлять системами, подстраховывая товарищей. Даже в полевые выходы Степа до сего времени ходил редко. А тут обстоятельства сложились так, что он попал на дежурство легкие стационарные посты, перемещенные на новую пограничную линию. Это у него уже второй караул. Сменившись вчера утром, он еще опасался, что его либо вернут на место, либо отправят на обычный стационарный пост, где-то внутри периметра. Но нет. Ему сразу же объявили, что теперь он уже определен сюда на постоянной основе.
   Операторы боевых систем выполняют очень важную работу. Теперь за ними, как бы не самая большая доля в уничтожении вредителей. И все же многие на это подразделение смотрят свысока. Особенно, ребята из боевых подразделений. Вот и у Степы недавно произошел небольшой конфликт. Недели три назад он, вернувшись с дежурства сразу, даже не раздеваясь, улегся в кровать. Утомился довольно сильно. На дежурстве провел более двух с половиной суток. Отправился в воскресенье вечером, еще до восемнадцати часов, а теперь уже почти десять среды. Стоило бы прогуляться, но на улице мерзкая погода. Хотел чем-то перекусить на кухне, но там шаром покати. В их небольшой коммуне, сформировавшейся в квартире сто двенадцать, обычно талоны отоваривал Степа. Однако сегодня буфет оказался закрыт. Принимали товар. Ждать Степа не захотел, хотя часть карточек у него были при себе. Правда, он взял с собой только свои. Талоны ребят оставил тут на кухне. Теперь, они так и лежали не тронутые. Это и есть одна из причин того, что Степа не стал дожидаться открытия торговой точки. В конце концов, почему только он должен заботится о всех. Пусть и другие постараются, не ему одному суетится. И так, это начинает входить в систему.
   Проснулся он около двенадцати. До обеда целый час с небольшим. Поэтому решил пока почитать. И как раз в это время в открывшуюся дверь вошел, один из соседей. Салават попал сюда одновременно со Степой. Ему уже двадцать три. Он на пять лет старше Степы. Однако молодые люди быстро сдружились. В характере нашлось много общего. Оба старательные, добросовестные, добродушные. Более старший, при случае поддерживает младшего, где делом, а где не навязчивым советом. Тот же всегда прислушивается к мнению более опытного товарища. Так и сложился этот тандем. Несмотря на то, что они уже не в казарме, и в квартире проживает несколько человек, Салават и Степа все же продолжают держаться вместе. Только в последнее время дружба с Андреем Мотылем становится теснее. Это их третий сосед. А вот Дима Годных вроде и свой, но все равно доверительных отношений с ним нет. Пятый сосед Гриша Стеблев и вовсе держится отдельно.
   Салават уже при появлении находился в несколько раздраженно состоянии. Быстро поздоровавшись, он прошел на кухню и вышел оттуда еще более недовольный. И тут же обратился с вопросом.
   - Степа, а ты талоны отоваривал?
   - Нет, - коротко ответил тот, в этот момент не испытывая желания оправдываться.
   - А что, так? - удивился Салават.
   - Буфет был закрыт, товар принимали, кроме того я не брал с собой все талоны, - все же был вынужден пояснить Степа.
   - Но ты мог немного подождать. Все-таки тебе легче брать продукты в буфете. Мы же все время лазим по развалинам и кучам мусора. Устаем сильно. Ноги потом гудят. Это вы не напрягаетесь. Просто сидите на стуле и на кнопки нажимаете. Никаких забот и усилий. А мы за последние сутки дважды под дождь попали. Все-таки мог бы и постараться. Да и буфет от вас недалеко. Просто не надо лениться.
   - Только и вы могли бы, что то и сами сделать, а не ждать, когда я все выполню, -рассердился Степа, тем более в какой-то степени у него появилось чувство вины. - А то я уходил, запасы были, а без меня ничего не сделали.
   - Степ, давай не будем считаться, - недовольно ответил Салават. - И в следующий раз, пожалуйста, не забудь зайти в магазин.
   С одной стороны Степа на последние слова сильно разозлился, даже виноватым себя перестал себя чувствовать. С другой стороны по большому счету тут в квартире повседневные заботы были не нанем. От него требовалось чаще что-то достать и принести. А вот тот же прядок, по крайней мере, инициатива его наведения была от того же Салавата. Да идеи по благоустройству, наведению уюта идут от других ребят. Последнее особенно от Мотыля. Вот и сейчас Салават уже поставил чайник.
   - Ладно Степа, пойдем чаю выпьем, - предложил он. - У меня есть несколько кусков рафинада. Пошли.
   - Погоди. У меня еще сухари есть и пара конфет.
   Так они уже вполне по-братски выпили чаю. Потом еще вместе сходили и на обед. Уже потом в буфете встретились с Андреем. Тот раньше пообедал и занял место в очереди. Разумеется, талоны отоварили вместе, втроем.
   - А я с утра еще прихватил несколько талонов, - пояснил Мотыль. - А то Степы уже несколько дней нет. Ты на дежурстве. А от Негодного толку никакого. Он-то о пополнении запасов не думает. Надо с ним поговорить. Давайте сегодня?
   - Андрей, зря ты про Диму, - не согласился Салават. - Выставляешь его каким-то нахлебником. Он ведь также как и мы все отдает в общий котел. Поэтому не будем считаться.
   - Не скажи. Сам вспомни. Сколько он приносит, и сколько мы. Вот он неделю назад ходил на ту сторону. Так несколько банок консервов, пачку сахара. Ну и маскаронов килограмма два. Правильно а, что лишний раз напрягаться. Мы-то с вами каждый раз пыхтим и напрягаемся. Хотим как можно больше притащить.
   - У Димы с деньгами хуже, чем у нас, - пояснил Салават. - Поэтому ему приходится деньгами брать.
   - Ну а кто виноват, что он на премиальные не заработал. Да и дело не в деньгах. Он не больше нас зарабатывает. Мне ребята говорили, что он только стандартный груз берет.
   - Степ, а ты что только сегодня с дежурства? - удивился Салават. - Чем вы там занимаетесь, что по нескольку суток зависаете? Есть же график.
   - Как что. АБС становится много с ними надо управляться. А людей не хватает.
   - Но есть же дежурные.
   - Не успевают. Одновременно работать можно только с одной системой. А в это время кто-то должен быть на подхвате. А сейчас часто непосредственно в боевом режиме работает сразу два оператора. А кто-то дожжен следить за остальными. У операторов систем наблюдения своих заморочек хватает. Тем более четверо ушли сейчас на беспилотники. Там интереснее.
   Дома устроили хорошее чаепитие. Выяснилось, что Мотыль припрятал целую пачку сахара на полкило, печенье и три банки перловой каши с мясом. Нашлось и примерно с фунт сухарей. Все это просто оказалось на верхней полке, за всякой ерундой пока в хозяйстве и не очень нужной. Салават только головой покачал.
   - Ну, Андрей, ты даешь.
   - А что? Мы с вами чаю должны попить нормально. А потом и каши поедим. Только сухари надо распарить.
   - А чего ты вчера все не достал?
   - Так Степы не было, - удивленно объяснил Андрей.
   -Мы бы с тобой поели.
   - Так я и печенье, и сахар приготовил. А кашу оставил. Умяли бы свои банки, сегодня смотрели бы на Степу и слюни пускали. А ему обязательно надо ставить. Он в прошлый раз больше всех принес. А вот если бы Дима хотя бы половину от этого принес, мы бы сейчас не экономили бы так. Так что надо с ним поговорить.
   После того разговора прошел почти месяц. Все уже с тех пор на ту сторону уже по разу сходили. С Годным поговорили. Вернее, речь держал Андрей. Салават и Степа только поддержали. И тот даже немного исправился. Хотя, конечно, его вклад в общий котел оказался опять самым маленьким. Жизнь в коммуне пошла своим чередом. И все же слова Салавата про "просто кнопки нажимаете" Степу неприятно зацепили. Еще и потому он начал рваться на посты. В результате чего и оказался на этом посту. Правда, оказывается, тут также главное нажимать кнопки.
   А чего это мартыхаи там застряли? Чего ждут ? Они пока так и не пошли на прорыв. Хотя за это время можно и подтянуться. Прошло уже пять минут с момента обнаружения, а ни так еще на прорыв и не пошли. А ведь хорошо он про беспилотники вспомнил.
   - Сокол, Сокол, я Башня-шесть, прощу связи, - решительно произнес он в микрофон.
   - Башня, я Сокол. На связи, - ответ последовал довольно быстро.
   - Я на расстоянии двести двадцать-двести сорок левее (так принято в коридоре обозначать направление на юго-восток) обнаружил в руинах на той стороне стаю Маков.
   - Когда?
   - Пять минут. Больше не показываются.
   - Хорошо Башня-шесть. У нас как раз после штурмовки у Цапли сохранился часть боезапаса, надо куда-то скинуть перед посадкой. Так что жди через семь минут. Постараемся на тебя выгнать. Да и Дятел неподалеку есть.
   - Хорошо, жду.
   Ну, вот поговорил. И ничего страшного не произошло. И ведь знаком лично с некоторыми ребятами из авиагруппы. Но вот выйти на связь удалось с трудом. Не по техническим причинам, а по личным. Просто робость мешала. Все же говорить по рации еще не вошло в привычку, а тут его переговоры услышат все. Тем более он вышел сразу на Сокола, а не дежурного Центра управления. Все-таки ожидал нагоняя и за это. Но нет. Байкал сейчас промолчал. Конечно, немного странный позывной у ЦУ. Да и к остальным тоже есть вопросы. Система кажется все же слишком сложной. Неоправданно сложной. От кого шифроваться, непонятно. Но порядок есть порядок. Приходится соблюдать.
   - Башня-шесть. Внимание, начинаем работать.
   - Я готов.
   Действительно модуль получил указание автоматически вести огонь по тем особям, которые проскочат условную линию примерно в метре от края коридора. А вот все, что правее, вплоть до куч мусора, за спаркой ПКТ, которой будет управлять сам Степа. В сторону предстоящего прорыва тропится и робот. До сих пор он стоял на месте за крупным обломком, чтобы не спугнуть добычу.
   Правее от точки, за которой наблюдает Степа, грохнуло. Это ударный беспилотник Аист сбросил несколько небольших взрывных устройств, которые собираются тут в мастерских Содружества Восточное, и пару обычных гранат Ф-1. Жаль, что нагрузка у аппарата оказалась неполной. Где-то основной груз уже сброшен. Но с другой стороны, иначе Степа мог остаться без добычи. А результат нужен.
   И тут сразу несколько мартыхаев выскочило на открытое место. Степа едва успел своевременно нажать на кнопку. Тут же он повернул установку немного левее. И все же и модулю пришлось выпустить очередь. Установка из ПКТ замолчала на несколько мгновений, за это время Степа успел перевести ее в автоматический режим с очередями на семь-восемь патронов, а сам взялся за винтовку. Та как раз развернута на середину коридора. Выстрел. Попал. Еще выстрел. Снова удачно и все. Быстро выключил пулеметную спарку. Учитывая, что установка стационарная к ней предусмотрено и водяное охлаждение. Это к стандартным утолщенным стволам. Но все равно, давать стволам нагреваться не стоит. Да и патроны нужно экономить. Особенно для ПКТ. К 5,45 это относится меньше. Они и легче, поэтому в цинке их больше, к тому же модули снаряжаются патронами местного изготовления.
   - Башня, хорошо поработал. Остатки стаи бросились обратно. Отправим за ними разведчика. Там у тебя есть несколько подранков. Так что жди гостей.
   - Знаю. Тут у меня на открытом месте осталось несколько туш. Так что надеюсь на появление новых целей. Вам спасибо, за то, что дали возможность подготовить приманку.
   Ну, теперь дело пойдет. Рано или поздно не выдержат и выйдут покушать или шакалы, или бакты. А может и те, и другие. А тут и напарник появился. Капрал Артур Владимирович Колесников в Городе уже третий год. Еще прошлой весной перевелся в роту Бердышева-Соколовина. Ему уже около тридцати лет. Неплохо разбирается в технике. Учитывая его опыт, Степу к нему и прикрепили.
   - Я стрельбу услышал. Ты поработал? - буднично поинтересовался Артур.
   - Да. Тут мартыхаи заглянули. Тебя не стал будить. Решил сам справлюсь. Дело вроде обычное, - начал оправдываться Степа.
   - Главное чтобы ты действительно справился. Тогда все правильно. Чего лишний раз дергать. Давай посмотрю, - заявил Колесников, устраиваясь на место Степы.- А ничего ты поработал.
   - Я напрямую вышел на авиагруппу и попросил выгнать стаю на открытое место. У них как раз был Аист с остатками боезапаса. Они хорошо поработали.
   - Молодец. Хорошо придумал. Ну и пострелял на славу. Главное сам справился. Значит на тебя можно положиться. Ну и впредь так же не тушуйся. Иди, отдыхай. Теперь я посижу тут. А вообще удачно получилось. Думаю, теперь хороший клев будет, - довольно заключил Артур, едва слышно. Обернулся. Увидел Степу, - ты еще здесь. Давай иди отдыхать. Поспи там, почитай. Разомнись. У тебя уже меньше двух часов. И еще. Прежде чем меня соберешься менять, сообрази для себя обед. Чай можешь принести сюда с собой. С бутербродом, там или галетой. Сам думай. Я потом для себя сам все сделаю.
   После этого, Артур начал просматривать журнал радиосвязи, для того, чтобы ознакомится с последними указаниями. Потом он, наверняка, все еще и прослушает. Аппарат записи работает исправно. И пользоваться им удобно. Он фиксирует только голосовые сообщения, пропуска промежутки между ними.
   А Степа пошел отдыхать. Спать не хочется. Все-таки возбуждение после боя еще не прошло. Легкий полуавтоматизированный стационарный пост сооружение компактное. Довольно без проблем передвигается с места на место. Состоит из двух секций. Почти половину места в первой занимает рабочее место оператора. Есть небольшое купе - спальное место, размерами в два квадратных места. Имеется кухня еще меньшей площади, с плитой и холодильником.
   Вторая предназначена для того, чтобы операторы после дежурства смогли немного размяться. Всего десять квадратных метров. Тут можно пройтись пять шагов туда, пять обратно, отжиматься, покрутить педали примитивного велотренажера, сделанного местными умельцами, покидать гири. Имеется даже небольшая душевая кабина. Воду раз в сутки привозит специальная машина, оборудованная бойлером.
   В эти жаркие летние дни возможность помыться весьма значимо. Днем воздух нагревается до тридцати градусов. Пыль, несмотря ни на что, пролезает куда угодно. И хотя оператора во время дежурства обдувает вентилятор, в закрытом помещении особенно жарко и душно. Поэтому Степа сейчас лишь в легких шортах и футболке без рукавов. На ногах легкие спортивные тапочки. Правда, все это форменного образца. Так ходят сейчас многие на базе, а так же ребята из отдыхающей смены на стационаре. Начальство сейчас дает некоторые послабления, для того чтобы в случае чего личный состав для дела был посвежее.
   И все же даже в этом облике есть отпечаток местных особенностей. Пояс Степы перетянут широким коричневым ремнем, на котором справа на бедре висит кобура с пистолетом Макарова. Слева подсумок с двумя магазинами. На плече АКС-74У. Для оператора как раз очень важна компактность оружия. В т же время для них достаточен и этот скромный вариант.
   Степа снял с себя пояс и положил рядом с автоматом. Перед душем он решил немного пройтись и поработать с гирями. В местных условиях крепкие мускулы имеют значение. Даже для тех, кто "только кнопки нажимает". Более того, для них привычка к тяжестям нужна даже не для выполнения служебных обязанностей. Особенно для тех, кто как Степа или Салават, появились здесь через канал отряда. Каждые три недели они должны проходить через один из двух тоннелей: отрядный и тот, что принадлежит Союзу. Маршрутов в каждом из них так же два. Первый в Новый Эдем, второй на Звемелин.
   И хотя многие переход через тоннель Союза совершают в качестве пассажиров, ребятам приходиться это делать пешочком. Для этого формируется специальная группа, состоящая из людей примерно с одинаковой способностью. Проход через канал отряда осуществляется в составе каравана. Но главнее в обоих случаях, то, что приходиться переносить на себе как можно больше тяжестей.
   Груз, доставляемый с той стороны, весь принадлежит руководству Нового Эдема и Звемелина. Они же выплачивают вознаграждение. При переходе по отрядному каналу стандартный вес - пятьдесят килограмм. За это начисляется две серебряные монеты, которые имеют хождение в тех мирах. Это семьдесят рублей на деньги Союза, или цена 0,35 грамма золота. Можно доподнительно взять килограмм собственного имущества.
   Еще десять килограмм груза оплачиваются, по повышенному тарифу. За каждый дополнительный фунт, начисляется гривенник, то есть двадцатая часть монеты. Награда за то, что переправляется после выполнения и этих нормативов, еще щедрее. Обычно эта часть груза состоит из продуктов, и делится на три доли. Одну из них хозяева и выдают в качестве премии носильщикам. При желании награду можно получить деньгами, но по той оптовой цене, которую платит отряд. Кроме того, за каждый такой сверхплановый килограмм, можно с собой взять еще двести грамм своего имущества. Это кроме надетой на себя одежды, обуви, а так же снаряжения.
   Союзный канал намного мощнее, поэтому каждый должен перевести с собой и специальную тележку с грузом. Тут стандартный вес составляет восемьдесят килограмм, из них на себя обычно берут двадцать. Оплата три монеты. За каждый дополнительный фунт в пределах первых восьми килограмм полгривенника, вторых - гривенник, третьих - полтора. Все что свыше делится по той же схеме, как и при переходе через отрядный канал.
   С этой стороны переправляется товар принадлежащий Союзу или Отряду, в зависимости от того на чей территории находится канал. При этом за каждый килограмм в первом случае выплачивается два местных рубля, во втором два с половиной. Обычно это одежда, приборы и металл: детали, слитки. Каждый берет груз по своим способностям. Кто-то старается выжать максимум возможного, а кто-то бережет себя. Поэтому то Мотыль и давит на Годного.
   Степе через неделю, точнее шесть дней, предстоит девятый переход - через канал Союза надо посетить Звемелин. Еще через три недели туда же он пойдет через канал отряда. Потом два посещения Нового Эдема. И от его силы и выносливости зависит вес груза и размер премиальных. Вот он и тренируется каждый день, хоть на дежурстве, хоть в выходные. Разумеется, для физических упражнений есть и другие причины. Например, необходимость просто размяться после смены. Или желание иметь хорошую физическую форму. Степа уже выступал на отрядных соревнованиях по гирям, и хотя особого успеха в тот раз и не достиг, собирается выступать и в будущем. Ну и крепкие мускулы не помешают.
   Увеличить вес, доставленных товаров, можно не только повышая силу рук и плеч. На лекции им пояснили, что их способность пользовать тоннелем будет расти, в зависимости от того, как часто они будут совершать переходы. Так у Степы она уже повысилась на девять процентов. Важно и то, что растет и совместимость с каналами. Так что скоро возможности Степы вырастут. Сейчас, проходя отрядный тоннель, они становятся затылок в затылок. Слишком мал радиус их воздействия. А вот скоро они тут будут проходить с тачками, а по каналу Союза уже с вьючными животными, а там и к повозкам можно перейти. И тут так же важно и старание, и умение грамотно выполнять необходимые для прохода действия, и нагрузка, в том числе максимальный вес.
   Кроме возможности поправить материальное положение, у таких путешествий есть и другие положительные стороны. Это и разнообразие в местной рутине, и возможность сменить на время обстановку. На той стороне совсем иные пейзажи, намного более приятные для восприятия. Там хорошо кормят. Да и развлечений больше, особенно в Новом Эдеме. Так что это самый настоящий отпуск, только, к сожалению, короткий. Поэтому Степа и дни считает.
  
   Небольшое усилие, и узел наверху развязался. Теперь осталось только собрать его на локте в аккуратную бухту. Сделано уже через минуту с небольшим. Обмотал ровно посередине три раза и связал парой узлов и на пояс. Сразу же перейти к разбору на части своей переносной дорожки. Но сначала надо посмотреть в каком состоянии её секции. Вроде все в порядке. Каждая из них состоит из двух металлических трубок длиною в метр двадцать. Кроме того с одного конца находится тупой пятнадцатисантиметровый штырь, необходимый для соединения секции. Трубки соединены двумя парами обрезков. Они из того же сплава, но по форме прямоугольные. Промежуток внутри пары составляет примерно двадцать сантиметров, и обтянут двумя слоями толстого брезента, покрытого сверху куском линолеума. Расстояние между самими парами примерно пятьдесят сантиметров. Раскладная дорожка Вани Камышкова состоит аж из пяти секций. Их можно соединить вместе или уложить каждую отдельно. Теперь все это разобрано и упаковано в специальный чехол с удобными лямками, который можно нести на спине как рюкзак.
   Тяжеловатая конструкция, но все равно относительно удобно при передвижении по развалинам, когда есть реальная угроза провалиться куда-нибудь. Укладывать тропку из подручного материала долго и не всегда целесообразно. Да и осторожно выбирать место, куда поставить ногу при каждом шаге, долго. И все равно в какой-то момент может сказаться раздражение и начать торопиться и тут же влететь в неприятность. С помощью раскладушки передвигаться получается быстрее. В группе пять комплектов, пока на двух стоят люди, три переносятся на руках.
   Но теперь задание выполнено. По кучам всяких обломков, глины, песка и земли добрались до места, где образовалась небольшая котловина, осмотрелись и перебили стаю мартыхаев, скрывающуюся среди обломков. Тут в нескольких местах бетонные плиты образовали нечто вроде карнизов, где-то в породе возникли щели. Поэтому беспилотникам да и миномету достать скрывающихся вредителей сложно. Но для таких случаев есть боевые группы оперативных взводов. Сегодня дежурят два отделения взвода, где служит Иван Борисович.
   - Камышков, как у тебя? - спросил Володя Коротких.
   - В порядке, товарищ лейтенант, - быстро ответил Ваня. - Снаряжение собрал, вернее веревку собрал, дорожку разобрал и упаковал. Так же как и щуп и инструменты.
   - Магазины пополнил? - продолжил допытываться офицер, не обращая внимания на легкомысленный тон бойца.
   - Никак нет, - честно доложил тот.
   - Быстро пополни, оставь имущество тут. Хотя дорожку сразу надень. Может пригодиться и дуй к Толе Белову, замени Гришу, ему надо еще собраться.
   - Есть, товарищ лейтенант, - ответил Ваня, тут же приступив к выполнению поставленной задачи.
   Так-то, Володя Коротких всего лишь младший лейтенант, произведенный из старших сержантов совсем недавно. Однако, Камышков подражая своему отделенному командиру Прохору Лазареву обычно слово "младший" пропускает. Так и короче, и быстрее. Ну и легкий прогиб перед начальством. Хотя Ваня считает, что это проявление уважения к старшему товарищу. Тем более именно Коротких плотно взялся за обучение рекрута, когда Иван прибыл в подразделение. Соответственно именно Володя обучил его многому из того, что теперь знает и умеет рядовой. А он теперь уже не тот желторотик, каким был всего несколько месяцев назад. И действительно уже считается вполне подготовленным бойцом, с неплохими навыками. Иначе никто и не взял бы его на такое задание как сегодня.
   Но и далось это не так уж и просто. Ваня из так называемых доморощенных. Попал сюда сразу по отрядному каналу. Молодой парень семнадцати лет с хорошей физической формой уже на пятый день в карантине был отобран в оперативный взвод. Когда явились покупатели, вновь прибывших было восемнадцать человек. Десять мужчин и восемь женщин в возрасте от семнадцати лет до тридцати четырех. Отряд пополнили соответственно семеро и трое. Все остальные попали в хозяйственные структуры. Да и из отрядных двое мужчин и две женщины были отобраны для тыловых подразделений и служб.
   В один из оперативных взводов, точнее в третий зачислили только Камышкова, да и то уже после нескольких дней пребывания в отрядной учебке. И дальше ему пришлось проходить первоначальную подготовку в одиночку, так как новобранцев его уровня подготовки просто не оказалось. Даже у соседей. До него за четыре недели во второй взвод взяли одного. Еще один прибыл через две недели после Вани. К этому времени уровень подготовки Камышкова уже успел заметно вырасти. А ведь он еще до прибытия кое-что умел. Строевую подготовку оценили как вполне удовлетворительную и на него тут уже не стали тратить время. Умел разбирать и собирать автомат, сносно стрелял, кое-как окапывался, имел смутные представления о тактике. Все же по НВП в школе у него была пятерка. Несколько лет ходил в стрелковый кружок.
   В первые дни больший упор сделали на физические упражнения. Хотя и в этом вопросе Ваня не был таким уж сырым. До прибытия в Мегаполис он несмотря на небольшой излишек веса и крепкое телосложение, каждое утро бегал по три километра и легко укладывался в тринадцать минут, мог отжаться до пятидесяти раз, подтягивался. Еще лучше ему давалась работа с тяжестями вроде гирь и штанги. Хорошо метал гранату и мяч. Неплохо играл в волейбол, футбол и хоккей. Был чемпионом школы по шашкам.
   Но тут ему пришлось пробегать по пять километров, причем уже с мешком песка, подтягиваться на перекладине стал уже двадцать раз. И главное это многократное повторение силового упражнения. Единственно пока не понадобились способности в игре в шашки. Кроме того несколько часов в день отводилось изучению оружия. Весь месяц подготовки ему пришлось передвигаться самое меньшее быстрым шагом, а чаще бегом. Не было практически ни минуты свободного времени. И при этом минимум хозработ. После этого ему позволили приступить к настоящей боевой работе. Но в первые дни только на постах и в засадах. Только через месяц поучаствовал в первом боевом выходе, да и то, и этот и последующие были простые, проводимые совместно с линейными подразделениями. Обычно в таких случаях для поддержки выделяется группа из нескольких бойцов специальных, заодно обкатываются новички.
   Так в третьем выходе Ваня и приставленный в тот раз к нему Рустам Манафов действовали в составе сборной группы прикрытия из сотрудников центра управления и подразделений обеспечения отряда. Кроме семи барышень, в ней оказалось четверо бойцов-мужчин. Причем кроме Рустама, тогда носившего нашивки унтер-офицера, еще двое были опытными капралами. На стажера тут же легла вся тяжелая работа. Его же начали гонять и при каждой возможности. И все тяготы как всегда пришлось переносить стойко. Потому как в оперативных взводах еще над доказать право быть равным с остальными. Поэтому Ваня тут же стал объектом иронических перемигиваний девушек. Да и ребята из боевых групп в те времена поглядывали на него довольно высокомерно, даже привлеченные из состава комендантской роты и простые операторы. На этот раз и сам Камышков был смущен своим положением. Здоровый парень, а оказался среди девчонок. С другой стороны он не достаточно опытен, чтобы его всерьез рассматривали как бойца приставленного исключительно для присмотра и защиты за всей этой группой, как трое его товарищей. Вот капрал из службы тыла. Он уже в возрасте и понятно ему трудно угнаться за молодыми в передвижении среди груд битого кирпича. А тут он на месте. У него есть и опыт, и осторожность, и авторитет.
   Группе Манафова поставили простую задачу - блокировать один из проходов. Что они и сделали сразу же по прибытии на место. Тот самый капрал и Ваня образовали пост, выдвинутый на десяток метров вперед от основной линии. По сути это обычная куча битого строительного хлама, и все же она прикрывает присевших за ним людей. Капрал тут же велел Ивану сбирать крупные обломки, из которых сам начал собирать нечто вроде баррикады и одновременно по возможности саперной лопатой убирая часть мягкого грунта из-под ног. По крайней мере, теперь присевшие люди, уже не заметны для вредителей, подходящих с той стороны. К тому же можно стрелять с упора.
   - Парни..., - произнес внезапно появившийся Рустам, и тут же, посмотрев на капрала, поправился, - мужики, фортификацией не сильно не увлекайтесь. Ваша задача наблюдение. Как заметите стаю сообщите, чтобы они на нас неожиданно не выскочили. Сами начните отступать, только уходить надо вдоль левой кромки расчищенной площадки, чтобы мы могли стрелять. А так позиция у вас неплохая. Ладно, я побежал, а то там Константиныч один управляется.
   - Командир, там Рима есть с нашего взвода, вполне боевая девка, так что ты ее привлеки,- посоветовал капрал.
   - Понял. Рита, эта та рыженькая, среднего роста?
   - Она. Только ты ее так не называй. Рыженькой. Обидится, - предупредил капрал.
   Ваня эти переговоры слышал вполуха. Вдруг унтер, даст какую команду-совет. Однако вопреки ожиданиям, никаких замечаний не последовало. Значит, все правильно он делает. Сложив рядом пару крупных обломков, он с начала разговора наблюдает за обстановкой то в бинокль, правда слабенький, то в прицел винтовки. Ему как рекруту пока выдали снайперский вариант Мосинки. Основное оружие АКМ, сейчас за спиной. При всех достоинствах, он не отличается особенной точностью даже одиночными. А новые образцы опять-таки не для него. Тем более командиры почему-то уверены - лишний вес стажеру не помещает. Наоборот, еще и постоянно покрикивают, чтобы двигался шустрее. Кстати, потому сегодня барышни и смотрят без уважения. Хотя как боец особого подразделения, должен был бы вызвать положительный интерес.
   Где-то там впереди грохнуло. И еще раз. Это идет зачистка оцепленного квадрата. Его более опытные товарищи сейчас действуют внутри периметра. Причем третий взвод работает где-то близко. Потому и они с Рустамом тут. Вернее это одна из причин. Сейчас унтер-офицер держит связь и с взводным, дабы избежать недоразумений. Всякое возможно.
   Кроме спецназа за вредителями охотится авиация. Тяжелые ударники атакуют сами, а легкие разведчики информируют центр и наводят на обнаруженные цели. Разумеется и своих ударных собратьев, и боевые группы, но главное минометчиков. По квадрату работают оба восьмидесяти двух миллиметровых, имеющихся у отряда, и три пятидесятимиллиметровых ротных. А так же предупреждают группы завесы о прорывающихся стаях.
   Только вот группе Камышкова они не помогли. Бактов Ваня заметил сам. Доложил Рустаму. Сам же взял головного в прицел. Рядом приготовился капрал. Задача группы никого не пропускать. К тому же тут не самый боевой состав. Поэтому не до игр с заманиванием. И начать стрелять лучше до того, как бакты пойдут на прорыв. Иван старательно, как учили, нажал на спусковой крючок. Приклад тут же толкнул в плечо. Второй выстрел, третий. Рядом стучит РПК капрала. Одна гильза даже попала в Камышкова. Бакты пока спрятались. Только две-три тушки, оставшиеся лежать, свидетельствуют о том, что Ваня не такой уж плохой стрелок. Хотя дистанция чуть больше четырехсот метров. Как раз в этих он и целился и видел, что попал. Да и капрал хорошо поработал. Но расслабляться пока рано. Лучше по одному вложить патроны в магазин.
   Рустам, наверное, доложил наверх. Рядом с укрытием бактов взорвалась, кажется, мина. Потом одна за другой три. И бакты рванули вперед. Винтовку за спину, потянул погонный ремень. Благодаря хитрой схеме автомат уже в руках. Теперь Ваня начал стрелять очередями. А бакты преодолели уже половину расстояния. Правда, не все. К тому же перед мордами тварей, бежавших впереди, упали сразу две мины. Наверное, наверху крутится беспилотник. Или корректировщик сейчас у Рустама? Между прочим, они там сейчас почти не стреляют. Опасаются их задеть.
   - Ваня, отходим! - скомандовал капрал. - Ты первый.
   Камышков взял левее и, отбежав на десяток шагов, развернулся, встал на колено и дал очередь. Теперь позицию покинул капрал. Вот он проскочил мимо. Однако. Несмотря на возраст двигается весьма резво. Иван дал очередь, вторую. Все. Сорок пять патронов выпущены. Отстегнул магазин и спрятал в подсумок. В автомат вставил новый, на тридцать патронов, но к нему прикреплен такой же второй. Теперь Иван отходит лицом к противнику. Не забывая при этом выпускать короткие очереди.
   Бакты потеряли первый порыв. Особенно когда начали рваться мины. К тому же и девушки открыли плотный огонь. Теперь они не знают, куда направить свой бросок. До парочки отступающих, которая ближе и, кажется, доступнее, но для этого надо свернуть с маршрута, ведущего их к спасении. К тому же при этом стая все равно останется под плотным огнем. Или все же главное как-нибудь вытащить свою шкуру? Но опять-таки для этого надо бежать под тем же самым огнем, к тому же сокращая расстояние до стрелков. Да к тому же та самая парочка продолжает беспокоить.
   Ваня и капрал взобрались на небольшую груду породы. Дальше отступать не имеет смысла. На ровном месте растопчут. Над головою пролетел тяжелый беспилотник. В хвосте стаи рвутся мины. За спиною остановились два броневика. Башенки уже развернуты в строну бактов, и через несколько мгновений полетели крупнокалиберные пули. Прибывшие на транспорте бойцы также выпустили первые очереди из своих автоматов.
   Неожиданно для себя Ваня понял, что все. Ни одного бакта на ногах нет. Медленно спустился вниз, так же не спеша отсоединил полуопустевший магазин, вставил новый. Достал пачку и с каким-то отвращением вскрыл его. Каждый снаряженный патрон почему-то дается с большим усилием. Руки дрожат. Накатила огромная усталость, вот хочется просто лечь прямо на битый кирпич, пыль и не вставать. Ноги стали ватными. И словно ватой заложены уши. Окружающий мир стал черно-белым. Голову словно взяли в тиски. Раздражает все: обломки под ногами, вес разгрузи, неудобны погонные ремни. И полная апатия. Все же один за другим двадцать патронов для АКМ оказались уложены в магазинах. Последний десяток дался даже легче. Вроде немного успокоился. Что сказалось? Монотонность отработанных до автоматизма действий? Лечебное действие времени?
   И все же открывать новую пачку не хочется совершенно. Как только коснулся до него, сразу отдернул руку. Взял Мосинку в руку, вложил пару патронов. Нащупать в подсумке еще один не удалось. Неожиданно ухо резанул звук выстрела. Одновременно стали доступны звуки, где-то звонко и весело переговариваются барышни, работает на полную мощность рация. И еще выстрелы. И все это оказывается таким неприятным, раздражающим. Поднял винтовку и направил в сторону лежащих бактов, уж лучше самому их добивать. Так хоть удастся избежать эффекта неожиданности.
   Рядом остановился УАЗик без верха. Оттуда выскочил Рустам и вместе с ним командир взвода лейтенант Куликов. Ваня как раз обнаружил шевелящегося бакта, несколько секунд тщательно целился, чтобы не тратить дополнительного патрона, и нажал на спусковой крючок. Попал.
   - Молодец, стажер. Рустам уже доложил. Хорошо сегодня действовал, - похвалил взводный. - Садись в машину. Поближе подъедем. Посмотрим результаты.
   На базе взвода на ужин Ваня получил двойную порцию котлет и небольшую рюмку коньяка. Но приятнее было то, что ему удалось проявить себя. Теперь отношение к нему изменится. Ему будут больше доверять и возьмут на настоящее дело. А там все зависит от нег. Только вот зря он так рано обрадовался и решил, что его оценили.. Счаззз!
   С утра выяснилось - в его положении ничего не изменилось. Вчерашнего успеха словно и не было. Все началось с трехкилометрового кросса с песком в мешке за спиной. Потом ходьба гуськом, турник, и силовой комплекс. Днем бег по бревну, полоса препятствий и прочие радости, например, поднятие тяжестей. Это ему пятьдесят грамм вчерашнего коньяка из организма выводили. Так что если, что и учли из вчерашних подвигов Вани, то только вот этот момент. Вот фиг они его в следующий раз заставят выпить спиртное.
   Ну а после обеда боевой выход. На этот раз пришлось сопровождать спецов, проводящих техническое обслуживание автономных боевых систем, а так же трофейщиков, собирающих с подстреленных туш более-менее ценное. Дело, в общем-то простое, дойти до места, занять позицию и ждать, пока подопечные сделают свою работу. Подопечные они с точки зрения Вани и его товарищей. А так спецы считают главными себя. Тем более когда общаются со стажерами. А в группе таковых трое. Потому их и послали, что дело считается простым.
   Хотя тут есть и несколько опытных бойцов. Но для них это отдых, ну и возможность погонять молодых, как и Ваня прибывших уже по отрядному каналу в этом году и попавших сразу в состав взвода. Один в конце января, второй во вторую неделю февраля. Все же остальные перевелись в начале года из действующих подразделений. А значит, уже имеют опыт не меньше года. Пятеро перевелись из первого отряда, трое из второго и десять человек из третьего. Первоначально хотели ограничиться только двумя оперативными взводами в составе отряда. Но тут в конце февраля, прибыл лейтенант Куликов. Бердышев не захотел давать ему официальную должность с понижением. Тем более офицер привел с собой еще четверых. А так как он начинал в первом отряде, несколько знакомцев перешедших из этого подразделения, выразили желание служить с ним.
   А тут еще во втором взводе оказались два кандидата на должность унтер-фельдфебеля. Одного из них, Вадима Милюкова, и назначили к Куликову. Вот таким образом и появился третий взвод оперативного реагирования. Людей пока маловато. Но это из-за того, что отбор очень жесткий. Да и желающих служить в одном из трех взводов маловато, несмотря на дополнительный рацион и улучшенное снабжение. Как уже говорилось, гоняют тут очень сильно. Особенно новичков. При этом еще постоянно заявляют, что тут-то режим щадящий, мягкий, а вот в отрядах, там настоящие жесткие условия. Хотя встречался Ваня с такими же стажерами из оперативных отрядов Союза. Ничего в них такого особенного нет. И превосходства в подготовке так же. Или сейчас и в отрядах требования к новобранцам смягчились? А вот вряд ли.
   Так что, как гоняли Ваню, так и дальше гоняли. Хотя практики стало больше. Сопровождение смен на посты, тех же спецов. В таких выходах участвуют и люди из обычных рот. А бойцы же оперативных взводов действуют как разведгруппа. Несколько раз в составе группы выставлялся в засады на труднодоступные участки. И так шаг за шагом все-таки Ваня заслужил право на участие в настоящем выходе взвода. Тогда как сейчас ходили на логово вредителей. А после того как Камышков неплохо показал себя в двух вылазках на ту сторону периметра, ему в присутствии всего взвода командир торжественно вручил берет и тельняшку.
   Это произошло всего две недели назад. Время с тех пор пролетело как одно мгновение. Зато вместило столько разных событий, что не все уже и вспомнишь. У Вани с тех пор не было ни одного выходного. Даже после ночных дежурств, сон до обеда и опять на службу. Только за головастиками на ту сторону Иван ходил уже пять раз. Правда, и денежку немного заработал, и руководство отряда заметило. Хотя у них есть и специальный взвод в первой роте, и главное пара отделений в строевом подразделении, в котором числятся проверенные бойцы, но и без товарищей Вани подобные мероприятия сейчас не проводятся.
   Дважды Камышков участвовал в вывозе ценностей из обнаруженных на той стороне магазинов. Он с товарищами обеспечивал безопасность грузчиков. Перед началом работ тщательно проверяли территорию, а потом не давали туда войти никому постороннему. И если бакты и шакалы несколько раз пробовали напасть на людей только во время работ, то мартыхаи устроили крупную засаду даже на колонну.
   А так поиск засады и разведка. И, разумеется, операции по уничтожению выявленных стай. Вот как сегодня. Но это уже рутина. Даже в засаду тут встанут бойцы из обычных рот. Доставят их как белых людей на транспорте. Не совсем на это место, а до ведущего сюда прохода, который вполне проходим. Да по нему можно добраться как по тротуару. Сверху расположился дозор, обеспечивающий безопасность. Но с другой стороны чего завидовать. Обратно и Ваня пойдет этой же дорогой. И транспорт дождется и его.
   - Глаголь- пять, я Буки - два, - вызвал Белова замкомвзвода.
   - На связи глаголь, - быстро ответил Женя.
   - Встречай приятелей, потом выдвигайтесь ко мне.
   - Принял, - весело ответил Белов. Стоять тут уже надоело.
   Полчаса и отделения расположились в двух микроавтобусах. Колонну сопровождает гусеничный трактор с отвалом, легковой УАЗик. Есть и небольшой грузовик. Его уже нагрузили частью имущества. Например, Ваня уложил в кузов свою дорожку. Но все остальное имущество с собой. Даже бронежилет. Мало ли что произойдет по дороге. Поэтому и автомат наготове. Он у него теперь и вместо АКМ, и винтовки Мосина. Практически последний образец. Под патрон 7,62х39. Три режима огня. Улучшенная кучность. Достаточно легкий и компактный.
   - Внимание всем Буки, - это взводный. - Есть новое задание. Отдых отменяется. Проверьте магазины и снаряжение. Да и подкрепитесь половиной НЗ.
   Ваня быстро посмотрел все свои магазины, удостоверился, что они заполнены и с удовольствием вытащил шоколадный батончик с ореховой начинкой. Кроме того в половину НЗ входят и пять галет. Запить все это можно чаем, заранее налитым в литровую пластиковую бутылку. В запасе еще одна такая, фляжка с чистой водой.
   По местным лабиринтам ехали минут двадцать. После этого еще полчаса двигались по развалинам. Где-то карабкались, где-то спускались с помощью веревок и все же успели добраться до указанного места. Это длинное ущелье образовалось в результате того, что тут друг на друга улеглись фрагменты без застройки на поверхности. Самый верхний остаток дорожного полотна. Поэтому местами даже довольно ровно. С обоих сторон довольно крутые склоны оставшиеся от нескольких когда-то ровных рядов остатков многоэтажных домов. Сейчас они сильно разрушены, и оползни из различных обломков и прочего мусора постепенно перебрались через бордюрные плиты и сократили ширину дороги местами до полутора метров. Вот по нему и движется стая бактов, перебравшаяся через линию полуавтоматизированных постов. Вообще-то система сработала. Только вот стая оказалась не просто большой, но огромной. Свыше ста голов. Сейчас осталось не более тридцати. Вроде и не так много, но среди них наверняка есть особо опасные особи. Во первых, не хотелось бы, чтобы они тут свободно гуляли. Все же головани и взрослые дины тут чувствуют себя в безопасности. И не хотелось бы нарушать сложившуюся идиллию. А во вторых научникам очень хотелось бы посмотреть на эти особи.
   Стая сейчас под постоянным присмотром беспилотникам. Попытку прорваться по двум направлениям им перекрыли. И им даже дали немного отдохнуть, после того как ни немного поплутали среди развалин стараясь убраться куда-нибудь подальше. Но вот теперь, когда группы добрались до своих участков и перекрыты и остальные дороги, их решили взбодрить с помощью ударных беспилотников. А пока надо бы укрепиться. Позиции для стрелков выбрали на склонах. И тут главное не в том, чтобы укрыться. Главное чтобы под ногами было надежно, а бактам пришлось бы труднее подниматься. И еще если несколько особей прорвутся внизу - это уже не столь плохо. Главное выбить большую часть. А стая менее десятка уже не опасна для голованей.
   Убрал лопаткой часть породы и уложил под ноги одну из секций дрожки. Остальные роздал товарищам. Устроил бруствер из нескольких обломков плит, чтобы стрелять из положения лежа с надежным упором. На локтях надежные щитки и все же на песок уложил свой мешок.
   - Ваня, все вроде хорошо, но вот сюда сложи кирпичи и обломки покрупнее, а здесь убери породу, - посоветовал Коротких. - В случае чего все столкнешь ногой вниз, чтобы помешать бактам лезть наверх. И да вон ту плиту положи вот так поперек. Давай помогу.
   Готовились, готовились, а бакты повернули назад после первых же выстрелов. Ваня не успел даже один стандартный магазин опустошить. Да и то пару очередей дал уже в спину убегающим. Быстро собрали имущество и двинулись следом. Идти пришлось по остаткам дороги. Склоны слишком крутые, а гребень и с той стороны и с другой труднопроходимые.
   Ваня оказался в составе авангарда. Он идет как раз с самого левого края. Правее Гриша Брагин. У него в руках, как и Камышкова, автомат. Только у Вани за спиной тяжелое ружье для стрельбы спецзарядами, а у Гриши гранатомет. Между ними, отстав на пару шагов, не спеша передвигается Женя Белов уже с СВД. У тройки, идущей за ними, винтовка Драгунова у всех. Тут в оперативных взводах она снайперской и не считаются. Ею вооружено около половины бойцов. Это основное огневое средство боевых троек. Единые пулеметы используются для усиления, когда встречаются большие стаи. А штурмовые карабины-автоматы это скорее для прикрытия стрелков. Бойцы вооруженные СВД на дистанции до пятисот метров до пятидесяти способны справится с любой целью. В качестве дополнительного оружия для ближнего боя они обычно используют пистолеты-пулеметы. Хотя во взводе и есть две пары снайперов, но они вооружены иным оружием.
   Вот и тут. Из шестнадцати поверженных бактов, как минимум восемь это работа бойцов вооруженных СВД. Следы от их попаданий есть еще у троих. Но тут отметились и автоматы, и те же снайпера. Последние точно записали на свой счет двоих. Дбивать пришлось только троих. Как раз добрались до поворота, где скрылись бакты. Тут надо подниматься. Уклон почти под тридцать градусов. Что тут было раньше? Переулок или другая улица? Впереди в метрах ста стена многоэтажки, наполовину скрытая хламом. Так как сам дом вроде целый, скорее всего завалы породы уже от последующего сброшенного фрагмента. Впрочем, не до того, через пяток метров нашелся семнадцатый бакт. Тройка осторожно обошла его, а Прохор, идущий за ними, пару раз махнул топором. Тратить даже один лишний патрон не хочется. Метрах в двадцати от стены надо поворачивать налево. Тут стался хороший коридор проделанный динами.
   И тут на них напали мартыхаи. Они расположились на правом склоне. Тут круче и есть несколько куч и остатков зданий, за которыми можно укрыться. Столкновение длилось примерно с минуту. Все это время Ваня просидел. Он даже смотрел в другую сторону. Как раз по направлению движения. Вдруг нападение последует и оттуда. Хотя бакты с мартыхаями никогда и не будут действовать заодно, но может найтись еще кто-то. Очень хотелось оглянуться. Но нельзя отвлекаться от выполнения своей задачи. А ребята справились. Только тут Ваня быстро осмотрел склон заваленный телами. И тут же виновато на секунду вжал голову в плечи. Что теперь скажут ребята. А на результат столкновения можно посмотреть и потом на фотографиях. Ладно. Вроде пронесло. Главное враг не наказал. Все надо идти. Примерно через полчаса можно выскочить на расчищенный участок, где их ждет транспорт. А их бакты нарвались еще на одну засаду. Так, что стая совершенно безопасна.
   На базу вернулись только через три с половиной часа. После душа быстро переоделись во все сухое, даже штаны поменяли. Влажные от пота, испачканные в пыли, кирпичной крошке, глине и песке развалин одежда приобрела непрезентабельный вид. А учитывая, что у каждого на базе есть запасной комплект, то смысла ходить в грязном нет. К тому же прачечная работает исправно. Стиральные машины там мощные. А за комплект из брюк, куртки и футболки надо заплатить всего десять рублей. Зато сидеть на диване в комнате отдыха в чистом и сухом одно удовольствие.
   - Парни. Звонили с камбуза. Обед для нас приготовили. Идем быстрее, - позвал Володя Коротких.
   Суповой пакетик на семьдесят грамм в обычных условиях предназначен на три-четыре порции. Но это там где цивилизация, и не для людей с тяжелой физической нагрузкой. В столовой отряда используют мешочки на два килограмма. Причем одна такая упаковка на сорок человек. То есть пятьдесят грамм на одного. Причем порошок очень высокого качества. Тут это называется "настоящий советский". К тому же в суп добавляется картофельный порошок. А вот воды наливают меньше обычного. И все равно получается жидковато. Во время длительных полевых выходов в такой суп очень хорошо добавить размельченного сухаря. Впитавшие бульона и ставшие при этом мягкими, кусочки очень вкусны. Но в столовой выдают местный хлеб. Не такой как тот, из которого насушены сухари, а местный с добавлением разных примесей. Поэтому более грубый. И все же он достаточно мягок и свеж. На второе подали гороховую кашу с котлетой. И ко всему этому кофейный напиток из ячменя, сухими сливками и сахаром. Только Ваня все же предварительно принес себе кружку воды. В пяти огромных самоварах до полусотни литров кипятка. Но когда до одного из них добралась очередь Ивана, он уже оказался наполовину пуст. Воду в ней, похоже, вскипятили сразу после того, как отобедал основная часть личного состава, потому что она успела уже достаточно остыть и теперь едва теплая. Еще в двух содержимое еще довольно горячее, в третьем самоваре вот-вот вскипит, четвертый вновь наполнили только несколько минут назад.
   - Ваня садись рядом, - предложил командир его отделения Прохор Лазарев. - Как вода?
   - Теплая, - ответил Ваня.
   - А я по дороге себе простой налил. Надеялся, что будет холодной, но нет, - пояснил унтер-офицер. - К тому же супа налили много. А он еще и горячий. Так что он сам практически как чай.
   - Так это по нашим представлениям суп должен быть густой, чтоб ложка стояла, - заметил Рустам Манафов, сидящий за соседним столом.
   - И когда ты у нас такой суп пробовал? - поинтересовался Коротких. - Тут в городе в столовых он почти всегда жидкий. Вот на блоке там можно сварить настоящий.
   - Я имел в виду, что мы еще у себя к такому привыкли, - пояснил Рустам. - А у многих соседей он и в старых мирах такой жидкий, что в кружках подают.
   - Кстати, на той стороне я в последний раз такой вкусный борщ кушал, - заявил Рома Лысенко капрал из отделения Вани.
   - Только, когда на ту сторону попадем? - вздохнул Женя Белов. - Это вот молодому хорошо. Гуляет каждые три недели или туда, или туда.
   Разговор как то сам по себе затих. Все проголодались изрядно. Так что, когда на столе не пусто, нужно пользоваться. Тем более, пока суп не остыл. После обеда опять вернулись в комнату отдыха, ждать вызова. Однако, пока надобности в подразделении нет, каждый пытается по максимуму воспользоваться выпавшими минутами спокойствия. Кто-то удобнее устроился подремать, несколько человек сели играть в шашки и домино. У кого-то нашлась книжка.
   - Ваня, присаживайся тут рядом, - пригласил Коротких и хлопнул ладонью на свободное место слева от себя.
   - Действительно с тобой надо поговорить, - добавил Прохор Лазарев, устроившийся на кресле напротив.
   - Ты завтра идешь на ту сторону, - продолжил Володя.
   - Да помню, - подтвердил Иван. - Идем группой на Звемелин. По отрядному каналу.
   - Трудновато. Там все придется на себе переправлять. О том, что надо притащить как можно больше груза ты в курсе. Теперь насчет того, что пойдет взводу и тебе лично. Как у тебя с деньгами?
   - Нормально. Кое-что уже накапало из двух зарплат. Кроме того с собой беру пару планшетов, телефон.
   - Хорошо. Для приобретения взводных товаров завтра перед убытием мы тебе карточку вручим. Вот список, что надо брать, - пояснил Володя, передав Ивану Бумажку. - Первую часть наберешь обязательно. Ну а из второй по возможности, если место будет. Теперь, что касается личных вещей. Прохор ты как думаешь.
   - Летних комплектов у него три, к ним четыре пары брюк. Есть еще пара облегченных. К тому же пока пригодно и то, что выдали по прибытии из отрядных запасов. С обувью порядок, - сообщил тот. - Оружие есть. С той стороны и автомат, и пистолет. Тем более теперь все это и свое есть.
   - Ну что же возьми две пары брюк облегченных, чтобы с футболкой носить. Демисезонный костюм есть?
   - Да. Хорошая горка, - доложил Иван.
   - Помню. Возьми еще одну. Попроще. Пару свитеров. Что осенью надеть под штаны найдется и здесь. Да и еще одна боевая рубаха тебе не помешает. Кроме того нужен бушлат ватный, можно пока полегче.
   - Так до зимы еще далеко, - удивился Ваня.
   - Время пройдет, не заметишь, - усмехнулся сидящий неподалеку Рустам.
   - Все равно до этого, я на ту сторону еще не раз схожу, - начал упорствовать Иван.
   - Возьми. Пригодится. Плащ-палатка у тебя есть? - спросил замкомвзвода.
   - Есть. Еще плащ от ОЗК.
   - Хорошо. Сам еще посмотри. Головной убор там, еще чего, футболку, тельняшку.
   - И погуляй там, - посоветовал Прохор. - Поешь плотнее. Надо пользоваться случаем.
   - Да и поесть не помешает, особенно в полевом лагере, - продолжил Володя. - Там харчи казенные. Свои деньги прибереги пока. И гражданку не бери. Его и тут полно.
   - Ему бы все же пара сапог и берц не помешали бы, - посоветовал Рустам.
   - Пока хватит и имеющегося, - не согласился Володя. - А вот в следующий раз надо брать. И еще никого не слушай. Никаких сувениров, тем более спиртного, курева и подобного. Ну вроде все обсудили.
   - Кажется, да, - согласился Прохор. - Теперь подремать бы немного. Хорошо было бы, если нас сегодня больше дергать не станут.
   Действительно так до утра их оставили в покое. Ночью даже удалось поспать в казарме для дежурной смены. Так что перед обедом Ваня бодрый и веселый прибыл в отрядный пункт перемещения. Чувствуется и силушка, для того, чтобы нагрузиться товаром, отправляемым на ту сторону. Отметился, проверил свой индекс, получил номер в клоне и отправился отдыхать. До времени "Ч" еще сорок восемь минут. Но сюда принято приходить как минимум за полчаса. А если пораньше, то это приветствуется. Так как можно связку рассчитать и подготовить заранее.
   Сейчас очень хочется чего-нибудь поесть. Все-таки не обедал, экономя свой паек. И сейчас, несмотря на соблазн, решил воздержаться. На той стороне покормят хорошо. Так что свободное место в желудке не помешает. А пока можно попить минералки. Погода опять не самая приятная. Солнце буквально жжет. Даже в тени от него не укроешься. Легкие брюки и футболка Вани уже мокрые. А вот газетку можно почитать. Подшивки тут бесплатные. Лежит целая кипа журналов. Но за них нужно вносить залог, чтобы случайно не прихватить с собой. Есть тут и небольшая библиотека из книг.
   Расстановка в колонне рассчитана заранее. Но предварительную сверку потенциалов все же провели еще раз. Общее количество баллов у возвращающейся группы уменьшилось. Проводники из числа людей лорда Александра, приданные для заполнения заявки при переходе из Города, остаются тут. Они свою миссию уже выполнили. О том какую новую задачу поставят перед ними, скорее всего, они и сами не знают. Но с другой стороны и надобности в них нет. Всем людям из Города еще на своей стороне поставили отметку, что они будут возвращаться. Это называется временный переход. Благодаря этому на возвращение тратиться меньше энергии. Обычно имеющийся потенциал умножается на коэффициент 1,1. Только у Федора и Всеволода он ниже. Всего одна целая восемь десятых. Это из-за того, что они изначально появились на Звемелине. И хотя соответствующая отметка на той стороне поставлена, системы их отпускают не так легко. Но зато у них есть коэффициент при переходе в обе стороны, в том числе и на Звемелин, и на Новый Эдем. Учитывая, наличие высокого потенциала они в любом случае являются желанными кандидатами в проводники.
   Однако все необходимо тщательно проверить и зафиксировать еще по одной причине. Тут включаются сложные правила владения и пользования каналом. На этот раз весь перевозимый груз в обе стороны принадлежит Союзу, несмотря на помощь проводников Восточного. Между двумя территориями в этом вопросе действуют сугубо деловые отношения. Тоннель одновременно принадлежит двум структурам. На сорок девять процентов Союзу и на пятьдесят один компании Родичевых. Поэтому и грузы они через него проводят примерно в этой пропорции и на Звемелин и на Новый Эдем. Единицей расчета принимается полный круг, то есть переход на другую сторону и возвращение обратно.
   В идеале тоннель должен быть использован по очереди. При этом каждая сторона сама проводить свои грузы. Первым свой круг официально проходит Союз, вторым Компания. Но если у Родичевых для этого имеется достаточно проводников, причем с высоким потенциалом, то у Союза с этим проблемы. Поэтому он для выполнения своей квоты вынужден прибегать к помощи, в том числе и Содружества. Расплачивается за одолженных проводников теми же квотами. То есть предоставляется возможность провести оговоренное количество своих грузов.
   Так, на этот раз проводники Содружества работают исключительно в интересах Союза. При этом их суммарный вклад составляет девяносто два балла. Соответственно в следующий свой круг Союз предоставит Восточному возможность провести в караване свои товары с помощью проводников с суммарным потенциалом сорок шесть баллов. А вот Родичевы в таких случаях забирают объем сопоставимый с представленной в предыдущий раз помощью. Так что Союзу выгодно брать помощь именно у соседа. Поэтому сейчас будет высчитан потенциал проводников Союза, к ним добавят Федю и других ребят из отряда, а уже недостаток покроют за счет людей Родичевых.
   Кроме того, каждый раз необходимо рассчитать оптимальную расстановку проводников, чтобы хватило потенциала для перевода своей части каравана и даже небольшой помощи другим. Так Федор по этому каналу может самостоятельно провести два большегрузных автомобиля. Причем один с прицепом и соответственно с более мощным мотором. Поэтому по гладкой и ровной дороге он должен протащить несколько метров сорок тонн в кузове и пятнадцать в прицепе. Ко второму цеплять что-то дополнительно невозможно. Просто для покрытия площади, на которой умещается эта часть колонны, не хватает потенциала Феди. Зато сорок тонн нагружено и на этот второй автомобиль.
   Надю пришлось сажать в кабину этого грузовика. Все же помощь. Сам же устроился на подножке первого. В кабину закинул рюкзак, мешок и пару своих, точнее Надиных баулов. А там есть и какие-то банки, склянки. Да и вещи разные. И как это она успевает набрать?
   Вот у самого Феди в рюкзаке и мешке пара брюк темно-зеленного цвета из тонкого материала, легкие тапочки-кросовки, футболка, тельняшка, панама. Вот и все из шмотья. Хотя, честно говоря, в последнее время и он сам начал проявлять слабость насчет вещей. То одно, то другое в каждую поездку. Хотя еще в феврале он посчитал, что укомплектовался на весь год, за исключением зимнего бушлата. Тех же форменных костюмов он приобрел на пару мешков. Одних горок взял шесть комплектов. По два зимнего, демисезонного и летнего варианта. И к каждому по паре запасных брюк. Кроме того взял легкие летние комплекты защитного и песочного цвета, демисезонную куртку со съемной подкладкой. Три пары брюк для осени-зимы. Четыре свитера. Три пары сапог, одна из них обычные кирзачи в дополнение к уже имеющимся. Берц аж четыре пары. Столько же кроссовок. Боевыми рубахами, футболками, спортивной одеждой, теми же носками и прочим, набил один из мешков. А ведь что-то осталось и с прошлого раза. Ан нет, после этого начал систематически пополнять свой гардероб.
   А так двести патронов к пистолету. Столько же для автомата. Новый бинокль, медицинская аптечка, две флешки. Все остальное продукты. Два килограмма кускового сахара, галеты, пряники, пачки макарон, десять банок тушенки, пакетик сухих сливок. Все это тоже уложил в кабине. Сам же остался налегке. Только кобура на ремне.
   Двигатель завелся, Федя вместе с десятком людей старательно разогнали многотонную громаду. Машина словно нехотя двинулась вперед. Тросы напряглись, вкатывая грузовик под арку, а потом сами отстегнулись, когда оператор нажал кнопку. Следом въехал вторая машина. Мгновение, обе зафиксированы. Все перенос состоялся только надо выехать из-под крыши. Ну, вот приехали. Поставил отметку в диспетчерской, взял бумаги для отряда, в том числе подтверждающие заявку на следующий круг. Удалось поговорить с Ромой. Несмотря на неприятный разговор с Надей, Федор все же решил помочь человеку с переводом. Уже обещал. К тому же Мураев так и остался при своем мнении - люди нужны. Особенно хорошие водители. А с обеспечением что-то решим. Взял данные, обещал позвонить на следующий день.
   Однако чуть было не забыл про обещание. Дел с утра оказалось много. Вчера вечером оставил на утро чуть ли не половину накопившихся вопросов. Поэтому за папку с документами сел уже в семь утра. Через час подтянулись уже подчиненные. И все равно разбирался почти до обеда. Но успел и к командиру сходить с докладом. Потом раздавал подписанные документы подчиненным, поставил им новые задачи. Прогулялся примерно с полчаса. Тут выяснилось, что Виктора Андреевича нет на месте. И только после семнадцати часов Федор зашел к Горшкову. Тот как раз вернулся с четверть часа назад.
   - Здравствуйте, Виктор Андреевич! - поприветствовал он от входа.
   - Федор, проходи, садись. Мне Петр сообщил, что у тебя ко мне есть вопрос. Разрешил тут же позвонить вашему дежурному.
   - Да. Начну без предисловий. Я тут с одним водителем на ту сторону ходил. Интересуется насчет перевода к нам. Вот его данные. Опыт на большегрузах у него есть. Через час должен позвонить. Есть у нас вакансии?
   - Разумеется. Водители у меня на вес золота. Ну, если и не золото, то палладий или серебро точно. Мы еще два тяжелых грузовика получили. С новыми экономными моторами. А за руль посадить некого. Люди за баранкой по двенадцать часов проводят, причем по шесть дней в неделю. Пришлось недавно трех водителей с мелочи переводить. А кого вместо них на средний тоннаж сажать? Ладно, на автобусы тех же КАМАЗистов привлекаю. Когда у них окно. Ну и для элемента разнообразия. Но ведь грузовики остаются без водителей. Для них у меня тоже работы полно. Груза они меньше берут, но есть преимущество в маневренности. Развернуться где, проехать в щель. А как это использовать, если водитель неопытный? Ведь всех более-менее способных стараемся сразу на большегрузные ставить. Единственно не было бы счастья, да несчастье помогает. Практики для новичков много. И транспорт есть. За неделю отремонтировали два ЗИЛа, один УРАЛ. И это все из обнаруженных тут, на месте. Еще разбогатели на пять Газелек: три грузовые, две пассажирские. Запчасти теперь у нас есть. Мастерские оборудовали. И да, Федя, ищи под себя водилу. Я тут тебе хорошую Ниву подобрал, - радостно объявил Горшков. И тут же улыбнулся. - Вот как. Ты мне пришел просить место для водителя, а я тебя еще сверх этого озадачил. Видишь, как люди нужны.
   - Моего протеже как раз на большегрузный можно сажать. Сам говорил - не хватает. А водителей и в отряде мало. Но я сам могу за руль сесть.
   - Э нет. Тут другое дело. За машиной ухаживать надо. Чистить, бензин заливать, на ремонт ставить и прочее. Тебе самому заниматься всем этим будет некогда. Если только время от времени садится поводить. Кроме того, во время поездок кто-то должен тебя сопровождать. Места неспокойные. Расслабляться рановато.
   - Вот кого-то из своих ребят я за машиной тогда и закреплю. Может двоих, - тут же нашел выход Мураев.
   - А что вариант! Этот твой человечек, пусть завтра с утра обращается ко мне, - радостно объявил Горшков. - А теперь давай чаю выпьем.
   Дальше дела закрутили. Ко всему прочему окончательно перевелась Надя. Получила должность в администрации. Для них двоих пока выделили небольшую однокомнатную квартиру в только что введенном в строй пятиэтажном доме. Сказать про него, что он новый - сильно покривить против истины. Когда-то в шестидесятых годах двадцатого столетия в этом здании располагалось общежитие, которое лет через сорок переделали под квартиры с крошечными комнатами. Так Феде и Наде выделили десятиметровое помещение разделенное надвое. Примерно шесть квадратов жилая часть, где располагаются две узкие кровати, стол и шкаф. Вторая часть прихожая с небольшой кухней. К ним примыкают туалет, маленькая душевая кабина и умывальник, разделенные друг от друга фанерными стенами и дверями. Очень тесно. Но жилье временное. Осенью обещали ввести новый дом. А сюда не стали даже вещи перевозить. Дом ввели специально для семейных пар на период до зимних холодов. А так отопления нет, горячей воды нет. Для того чтобы пользоваться душем, надо сначала залить кипяток в специальную емкость. Холодная вода поступает из специального бойлера. Да и канализация работает по временной схеме. Единственным преимуществом является только то, что здание по своему расположению примыкает непосредственно к основному жилому сектору. До штаба от него пятьсот метров. Федор Николаевич, пробегает его утром в счет утренней зарядки.
   Таким образом, в доме в настоящее время поселились сорок пар. Половина из числа личного состава отряда, половина из других структур Содружества. Есть и смешанные семьи. Так та же Надя сейчас назначена старшим инспектором организационного отдела при полковнике Оленовском. Правда, и семьей их с Федором назвать еще нельзя. Пока объективно имеется только ведение совместного нехитрого хозяйства. Один сутками у себя, вторая так же до позднего вечера вникает в дела.
   В вопросе их совместного проживания весьма серьезную роль сыграли Аня с Катей. Так-то они к предложению поселить Федора и Надю в этой квартирке изначально отнеслись весьма негативно. Успели даже Мураева обвинить в том, что тот протянул время. Упустил возможности. Как ни странно больше всего досталось Севе. Но потом дамы сообразили, что благодаря нынешним весьма стесненным условиям, уже осенью можно будет перевести пару в новое жилье и успокоились.
   Федор даже обрадовался, что загруженность на службе избавила его от большей части разборок. А поработать пришлось. Необходимо было подготовить все материалы ко второму июля. Это в дополнение к повседневным вопросам. Вот и работал по пятнадцать часов в сутки. Но справились.
   В большом зале администрации собрались полтора десятка человек. Совещание проходит под председательством Оленовского. От отряда присутствуют Бердышев, Мураев, Золтова, Горшков и Катя Яснова. Все остальные представители управления самого Содружества. Если отрядные все в форме, то у остальных рубашки со знаками различия надели только четверо. Это Оленовский и двое мужчин среднего возраста: майор Дементьев и капитан Ударбов. Так же в форме и присутствующая тут Надя. На ней строгое легкое платье из светло-зеленной ткани с поясом и новенькими погонами старшего лейтенанта. Такие же и на светло-синем платье Кати. Аня же в белой рубашке и длиной, ниже колен, юбке. Все дамы в обуви с высокими каблуками, что в местных условиях выглядит весьма непривычно. Впрочем, и большинство мужчин на совещании в легких туфлях, начищенных до блеска. Обычно такое можно позволить только у себя в кабинете, да и то на пару часов. Потом придется переодеваться в полевой комплект.
   Но есть и своя особенность. Даже большинство гражданских затянуты в поясах широкими офицерскими ремнями, на которых висит где одна кобура, а где и добрых нож, внушительного размера. Да и более солидное огнестрельное оружие разложено неподалеку.
   А так длинный лакированный стол, на котором несколькими группами стоят пластиковые и стеклянные бутылки с водой и стаканы. Участники совещания сидят на удобных, обитых мягким, стульях черного цвета. Оленовский и вовсе расположился в большом кожаном кресле. Перед каждым небольшой монитор, микрофон. Ну и, разумеется, собственные тетради, блокноты, папки.
   Перед совещанием Федя вслед за Севой и Аней скопировал на сервер данные из своей флешки. То же сделали многие из присутствующих. Кроме того, каждый получил папочку с распечатанными документами подготовленными докладчиками заранее. Начал совещание Оленовский. Первым делом проверил список присутствующих и после пары вводных дежурных предложений сразу же перешел к цифрам.
   - Итак. Напомню вам всем, что наша главная задача это все же снабжение наших союзников энергией. Основное средство или, может правильнее, источник - наши с вами дины. По крайней мере, это в той части, что от нас зависит. Мы в этом деле сотрудничаем с новым кланом. Его взаимоотношения внутри их собственного сообщества нас уже касается мало. Главное увеличение численности динов на контролируемой территории. Итак, на первое марта на нашей территории находилось сто три дина. В том числе, на первом пастбище, доставшемся еще от роты, двадцать один, на новом - восемь. Соответственно на остальной территории было зафиксировано пятьдесят четыре особи, большей частью базирующихся на участке, освоенном в прошлом году. Сорок четыре дина из этого числа или двадцать две пары уже взрослых, то есть готовых откладывать яйца. В настоящее время по нашим данным у нас базируется уже сорок шесть подобных пар. Три пары мы отловили на той стороне, еще пять образовали восемь наших же динов, достигших нужного возраста. Да, две особи нашли себе спутников за пределами нашей территории. Таким образом, за это время к нам самостоятельно переселилось еще шестнадцать пар. Что свидетельствует о том, что у нас для них существуют очень благоприятные условия.
   Кроме того, выросла и численность молодых динов. Она превысила двести голов. Это при том, что как я уже говорил выше, восемь голов перешли в новую категорию. Итак, у нас был пятьдесят один молодой дин. Из числа появившихся на нашей территории головастиков выросло более ста тридцати особей. На диких землях мы поймали тридцать пять головастиков. Примерно двадцать перешли на нашу сторону сами. Отдельно надо отметить еще и особую пару и двух их потомков, более известных как Дениски. У кого есть, что дополнить.
   - У меня, - тут же сообщил Медведев. - Из тридцати пяти пойманных головастиков, пока покинули куколки только двадцать шесть. Остальные, как и еще пять пойманных позавчера и вчера голованей пока еще нагуливают жирок.
   - Да правильное замечание, - согласился Оленовский. - Значит если учесть, что сейчас у нас имеется двести двадцать шесть молодых динов то, как раз девятнадцать из них из числа перебравшихся к нам головастиков.
   - В отличие от динов, переход головастиков через барьер мы можем фиксировать. Особенно сейчас, когда новую контрольную полосу провели по границе, - вступил в разговор Всеволод. - Так вот проскочило тридцать семь особей. То есть, как минимум двадцать пять пока так же гуляет на территории. С учетом того, что многие пары уже делают по второй кладке, то мы можем уже к началу сентября рассчитывать еще на сотню жемчужин.
   - Прошу прощения, - смущенно начал мужчина лет тридцати, - многие меня еще не знают...
   - Да. Это моя вина, - пояснил Оленовский. - Представляю. Это Петр Андреевич Кружанов. Наш новый инженер. Отвечает за организацию производства. Олег Викторович будет заниматься строительством и восстановлением систем жизнеобеспечения.
   - Спасибо, - поблагодарил его Кружанов. - Получается, что на территории содружества осталось сто семьдесят пять жемчужин?
   - Да, - пояснил Виктор Андреевич Горшков. - Только мы пока обнаружили всего сто пятьдесят шесть. Еще пару месяцев назад наша система слежения была хуже, и мы не могли отследить всех без исключения головастиков. Обнаружить места, где они скрывались. Зато мы нашли еще сто восемь жемчужин оставшиеся тут в предыдущие годы. Особенно на старой ротной территории, где мы получили семьдесят три штуки.
   - Я был у Кваркова, и он мне говорил о трехстах жемчужин, поэтому меня цифры и заинтересовали, - пояснил Петр Андреевич.
   - Дело в том, что не все эти жемчужины добыли мы, - объяснил Горшков. - Так через магазины приобретено еще двадцать девять штук. Это без тех трех, что купили вчера. Операции проводятся исключительно на средства Родичевых. Поэтому это их собственные трофеи.
   - Впрочем, они оплатили и наши жемчужины. Поэтому и эти так же полностью принадлежат нашим друзьям. И теперь они представляют их нам для повторного использования. Это к тому, что среди части людей, а таковы есть и тут, бытует мнение, что мы зря передаем Родичевым повторно заряженные жемчужины, - укоризненно произней Илья Григорьевич.
   - Действительно такие разговоры выглядят странно, - громко перебил Оленовского Ударбов. - Это их жемчужины и очень щедро с их стороны, что позволяют нам использовать две трети потенциала. Причем совершенно безвозмездно.
   - Но ведь заряжаются они тут, у нас - возразила одна из гражданских дам. Это, кстати, та самая Вероника Романовна, с которой Федор встречался при ревизии сельской территории.
   - И, что? - Ударбов почти перешел на крик. - Мы используем в своих интересах две третьих потенциала. Безвозмездно! В своих интересах они тратят только одну зарядку из трех! Одну! Разве это не очень щедро с их стороны?
   - Станислав Юрьевич, - вмешался Оленвский. - разумеется, это очень щедро. Только, пожалуйста, без лишних эмоций.
   - Господин Ударбов вообще интересы Родичевых блюдет намного ревностнее, чем интересы нашего анклава, - заявил один из гражданских.
   - У него там семья живет,- пояснил Олег Виктрович Ракитин, - поэтому он полностью им и заложился.
   - А вот вы кому служите? - начал уже просто орать Ударбов. - Если Содружеству Восточный, то надо бы получше. У вас пока в делах полный бардак.
   - Станислав Юрьевич, еще раз прошу вас успокоиться, -строго остановил его Оленовский. - Не надо устраивать скандала.
   Однако, прекратить перепалку и навести порядок удалось лишь минуты через две. Федя, прислушиваясь к происходящему, устало вздохнул. Посмотрел на Севу, тот в ответ понимающе улыбнулся. Ну и незаметно дал знак, чтобы Федя не вмешивался. Все это выяснение отношений их не касается. Ударбов не самый приятный в общении человек. Часто не сдерживает эмоции и начинает кричать. Причем голос у него визгливый и раздражающий. Это вот сейчас он как то, неожиданно перешел на какой-то металлический тон. Говорит уже не так громко, будто что-то там внутри сжалось. Слова словно режутся. Да и его внешний вид довольно непрезентабельный. Толстый, со свисающим лишним слоем сала. Круглое красное лицо напоминает неправильный шар. Стрижется очень коротко. Поэтому при желании можно рассмотреть и неровности черепа. Остатки волос торчат во все стороны. Лишь на лбу небольшая челка. Светлые брови почти не заметны. Уши расположены несимметрично. На застиранной рубашке несколько влажных пятен от пота, кроме того есть и пара белых полосок. Явно носится не первый день. Верхние две пуговицы расстегнуты, поэтому видны темные следы на воротнике.
   И хотя вроде бы человек на правильной стороне, и сотрудничество с Родичевыми это не преступление, но поддержать его не хочется. Да и дрязги внутри администрации Содружества отрядных не касаются. К тому же оппоненты Ударбова так же симпатий не вызывают. Взаимодействие пока еще складывается с трудом. Общаться приходится, но особого восторга это не приносит. И тут уже не из-за внешнего вида. С этим у многих вполне все в порядке и даже больше. Вон как пара дам разнаряжены. Но вот отношения сложились холодные. С одной стороны администрация пытается подмять под себя отрядные структуры. Но для этого не хватает силенок. Тут свою роль играет все. Службы не входящие в отряд и малочисленнее даже в совокупности, и их вклад в общее хозяйство относительно слаб. В то же время они хотят взять полностью в свои руки распределение ресурсов. Особенно финансы.
   Но у отряда свои резоны. Да и Оленовский на их стороне. К тому же Горшков показал себя как очень сильный хозяйственник. Он создал на территории отряда несколько дублирующих хозяйственных структур, и они работают значительно эффективнее. Это касается и ремонта зданий, и главное расчистки участков для последующего использования. Хорошо поставлен сбор ценного сырья и материалов. Успешно работает и мастерская по снаряжению патронов.
   А вот коммунальщики Содружества особыми успехами похвастать не могут. Да и службы занимающиеся расчисткой территории работают слабее, чем бригады Горшкова. Более или менее, стараются энергетики и литейщики, а вот механические мастерские пока неэффективны. Виктор Андреевич уже высказывал предложение, чтобы их отдали в его ведение. Вот сельское хозяйство работает, и уже есть результаты. В столовые начали поступать свежие овощи в значительном количестве.
   Старается и научный сектор благодаря тому, что сюда из Союза прибыла команда действительно энтузиастов со своими идеями и планами. К тому же здесь теперь систематически появляются специалисты, с которыми Бердышев и Мураев познакомились в январе. И вообще ученые с Нового Эдема и Звемелина избрали в качестве своей новой опытной площадки именно территорию Содружества. Активно идет изучение местной флоры и фауны. Ставятся эксперименты с целью проверки на практике результатов полученных в кабинетах и лабораториях. Они же занимаются вопросам использования жемчужин. Особенно это направление вызвало большой интерес в начале марта.
   Стандартная жемчужина имеет емкость примерно в 1800-2050 условных единиц мощности (УЕМЖ). На Звемелине и Новом Эдеме с целью получения от жемчужин максимального эффекта заказывают через них сложные высокотехнологичные устройства. Это в первую очередь элементы для Искусственной Интеллектуальной Системы и Большого Производственного комплекса, аппаратуры по поддержанию тех же пространственных ворот.
   А после того как удается выбрать допустимую квоту на сверхсложные заказы за установленный период, заказываются и условно более простые устройства. Например, автоматизированные производственные и сборочные линии, способные выпускать уникальную продукцию. Так завод на Новоэдема начал выпуск новых автоматизированных боевых устройств и роботов. Полученные в мае-июне показали себя превосходно. Даже сюда уже поступили новые грузовые автомобили с двигателями не только с очень высоким КПД, но и работающих на дешевом топливе, который создается из отходов - переработанных корней хлебницы, порошка из местной тыквы и размельченного горючего материала, получаемого из примыкающего к сельскому кластеру анклава Мира Большого Дерева. Кстати, на этом же материале теперь работают две электростанции, расположенные в деревне, паровая дробилка крупных обломков, собираемых на территории отряда. В подвале одного из домов устанавливается котельная, небольшая по размеру, но способная обеспечить здание электричеством, а зимой и отоплением. Она так же будет работать на этом топливе, ну и дополнительно предусмотрено использования дров и угля. Работает два новых химических мини-завода по переработке находящегося на территории Содружества мусора. Один дает в итоге прекрасного горючего, второй пластическую продукцию. Есть мастерская, на которой делают стекло. И все это благодаря использованию новых узлов и блоков, произведенных на новом оборудовании.
   Многие элементы и детали, получаемые с помощью жемчужин пока невозможно произвести самим и на Новоэдеме. Недавно Феде и Всеволоду на Звемелине продемонстрировали портативные мобильные мини-АЭС. Большую часть узлов этих конструкций так же получили, используя жемчужины. Заказанные через них детали помогли усовершенствовать и ворота для перемещения между мирами. А некоторые устройства и их сфера их применение и вовсе сложны для понимая такими не специалистами как Мураев. Те же системы по управлению каналами поступления людей. Как они работают? С ходу не поймешь. И столько надо изучить.
   Так что все, что Родичевы получили с помощью жемчужин практически бесценно и используются те с максимальной пользой. Однако, есть в вопросах их применения и свои нюансы. Хотя и не ложки дегтя в бочках с медом. А вот кусочки сахара встречается. И даже не кусочки, а многокилограммовые глыбы. А сахар хоть и сладок, но все равно в данном случае субстанция более дешевая, снижающая общую ценность и чистоту продукта.
   Вот и потенциал жемчужины нельзя полностью использовать исключительно для получения высокотехнологичной экзотики, да и вообще, любой достаточно однообразной по содержанию продукции. Хотя чем сложнее структура и шире состав использованных элементов тем ниже влияние этого ограничения. Так, при заказе нужных приборов Родичевы каждый раз могут использовать не более 90-93 процента потенциала, а вот если брать только тот же мед, то планка ограничивается 52 процентами, а для сахара максимум и вовсе 41. При этом с определенного момента цена единицы товара начинает расти. Вступает в силу разные антагонизмы, античастицы, сопротивление внутри системы и несовместимость.
   Кстати, после использования максимально возможного количества меда, того же сахара можно заказать совсем немного, примерно на пять процентов от потенциала. Причем потратить придется больше, чем-то же количество обойдется при отдельном заказе. А вот тара для них, хоть стеклянная, хоть деревянная, хоть металлическая идет отдельным пунктом и стоит совсем незначительно. Более того в этот же заказ можно включить и другие предметы из этих же материалов, а так же пластика по минимальной цене. А вот вещи, изготовленные из тканей из растительного материала, натурального шелка кожи, шерсти уже с определенными ограничениями в квоте.
   Так и Новоэдеме и Звемелине на большую часть из оставшихся после основного заказа 120-200 единиц берут редкие и уникальные лекарства, химические элементы, сплавы и продукты синтеза, кристаллы, отсутствующие в составе основного заказа. И даже какие-то очень дорогие семена. Ну и всякие предметы роскоши и даже какие-то продукты. Но все же остаются 10-12 единиц, которые можно потратить в основном только на довольно простые питания или хотя бы предметы, относящиеся к ширпотребу. Поэтому эти остатки они решили отдать своим союзникам. Все же по весу переправлять через ворота получается выгоднее, чем те же самые товары. Жемчужина весит всего несколько килограмм. А тех же продуктов можно получить и центнер, и другой.
   Однако пока в научном секторе рассуждали, как использовать уникальную возможность, пока хозяйственные структуры спорили о том, что нужнее, прошел день, второй, третий. А решение принять так и не удалось. К тому же нашлись и другие срочные дела. А жемчужина она и полежит. Ничего с ним не случится. Но тут, неожиданно, оказалось, что суждение это ошибочно. И даже под лежачим камнем может появиться вода. Вот и с жемчужинами что-то да произошло. Причем когда первый массовый интерес уже прошел. Хотя спецы из научсектора потом говорили о какой-то целенаправленной работе, скорее всего, вспомнили они о жемчужинах только в свободную минуту. К тому же это был Петя Ермолов, который еще работая на Союз, не очень-то и скрывал, что очень хочет поизучать этот объект. Целую ему никто, разумеется, не давал во избежание последствий. Вдруг, что испортит. А тут ценность объекта стала намного ниже, и теперь не такая уже это большая потеря.
   Так или иначе но обнаружили, что жемчужина, которую за неделю до этого поместили в специальную камеру для изучения, вдруг увеличила свой потенциал. На всякий случай проверили вторую, и третью. Тот же результат. Полезное содержание выросло почти до пятидесяти единиц, или правильнее УЕПЖ. И даже у тех, что находились в обычном хранилище, уже достигло до двадцати. Вот тут и начался новый и более сильный ажиотаж. Вопросом занялись всерьез. С Нового Эдема приехала группа ученных в количестве до полутора десятков человек. Однако, появившаяся было эйфория также очень скоро обернулась суровым разочарованием. Действительность катком прошлась по розовым очкам. Надежды на то, что теперь жизнь пошла исключительно медом так и не сбылись. Молочные реки с кисельными берегами засохли где-то в истоках.
   Выяснилось, что жемчужина может восстановить максимум 50-52 единицы потенциала, и на этом все. Причем это правило подтвердила каждая из них. Или все без исключения. Правда, нашлось и положительное свойство, способствующее тому, что нанесенная рана оказалось не столь болезненным. Оказалось, что потенциал восстанавливается до этого же уровня после каждого нового применения. Причем за какие-то десять суток. Только, необходимо оставить неиспользованным хотя бы один бал. Это теперь подтвердил и руководитель научного центра Олег Александрович Квартков. У него как раз поинтересовались, почему свойство жемчужин восстанавливать часть совей мощности до сих пор оставалось неизвестным.
   - Просто по той причине, что не оставлялось даже крупинки мощности. Жемчужину выкачивали досуха. Поэтому-то мы и оставляем теперь хотя бы одну единицу. Правда, я вынужден сообщить еще одну печальную новость. После десяти-одиннадцати прогонов верхний потолок восстановления снижается где-то на половину единицы.
   - Вот видите. Возможности оказываются небезграничными, - воскликнула рыжеволосая расфуфыренная дама лет тридцати пяти. Евгения Владимировна, в администрации она отвечает за запасы. - А мы не оставляем никаких резервов, да к тому же я думаю, что могли бы и не делится ни с кем. И даже с нашими союзниками. Для них это крохи. И что серьезного они могут получить? В конце концов, они их нам вернули в качестве подарка.
   - Евгения Владимировна, не будем возвращаться к тому, что уже обсуждали, - недовольно возразил Оленовский. - Это имело бы еще какой-то смысл, если бы мы не хотели продолжить сотрудничество. Большую часть же жемчужин мы получили уже после того, как был обнаружен новый эффект. И наши союзники не стали затевать нового соглашения, хотя могли бы легко добиться для себя более выгодных условий. Продолжайте, Олег Александрович.
   - Справедливости ради. Изначально первые пять заказов мы делаем в своих интересах. Дело тут и в том, что в список мы включаем только продукты питания. Это свойство самой жемчужины. Лишь в четвертом появляется возможность получить продукцию из различных тканей, да и то исключительно натуральных. Металлы, пластик и бумага идет только в качестве тары и упаковки. В свой первый новый заказ и на Звемелине, и на Эдеме приобретают в основном схожий ассортимент. Это уже позже можно получать боеприпасы, оружие, запчасти для беспилотников и АБС, радиоэлектронику.
   В настоящее время период восстановления потенциала жемчужины составляет около десяти суток. Поэтому сейчас ежедневно мы используем около двадцати штук. Пять новых, проходящих второй этап использования, восемнадцать - третий и четвертый.
   - Простите, Олег Александрович, уточните, пожалуйста, что за этапы использования? - поинтересовался Федор.
   - Второй этап это как раз те самые пять заказов, которые мы делаем после возвращения с той стороны. Ну а третий начинается после того, как они передаются нам уже после второго применения на той стороне. Четвертый этап наступает после двенадцатого применения. Это значит, что в списке заказов где-то пятнадцать процентов составляют запчасти к технике, радиоэлектронике, и это без оружия, боеприпасов, предметов снаряжения из кожи и тканей, в том числе искусственных. Когда перейдем к пятому этапу долю продовольствия можно снизить до сорока пяти процентов
   - Спасибо.
   - Пожалуйста.
   - Олег Александрович, может Вы тогда разъясните, и то, почему наши заказы хоть и разнообразны, но, скажем так, мелкооптовые. Ну, например, той же муки получаем какие-то крохи, - поинтересовалась Евгения Владимировна.
   - Разумеется, - с каким-то удовольствием согласился Квартков. - Я разочарую некоторых, но само по себе в жемчужинах ничего этакого чудесного нет. Можно до упаду плясать вокруг них с бубнами, изобретать какие-то заклинания, формулы, воздействовать огнем, водой, пытаться их разбить, но все это не даст положительного результата. То, что мы тут привыкли называть жемчужиной, просто часть технологии, только очень высокого уровня. Примерно, как для древних греков передовая техника из нашего века. Кстати, мои исследования показали, что все попадающие в наш Мегаполис из конца двадцатого или начала двадцать первого. И вот представьте, как люди, прибывшие из времен еще до нашей эры, например, в 2018 год, будут воспринимать даже такие обыденные вещи как электричество, автомобили и прочее. А тут мы имеем продукт таких высоких технологий, что даже для Других устройство по созданию материальных ценностей является уникальным.
   В использовании жемчужин никакого чуда нет, а так же магии, волшебства. Ничего ниоткуда не появляется. Главное тут в самой установке, а жемчужина это нечто совмещающее в себе аккумулятор, блок памяти и картридж для принтера. Или то же топливо. Разумеется, я объясняю все очень примитивно. И ми примеры подходят только для общего представления. Так как и сам до конца не разобрался. По сути, мы просто примитивные пользователи. Все же аналог порошка для картриджа тут получается из другого источника. Но для того, чтобы получить результат, нам нужен, например, материальный носитель, бланк там или просто лист бумаги.
   Вот и тут нужен материал, из которого получается конечный продукт. Так наше устройство имеет доступ в некое пространство, где содержится протоматериал. Думаю это атомы, электроны, какие-то другие частицы. Но все это находится в разнообразном виде. Или в многообразных формах и сочетаниях. Вот все это наше устройство собирает, а потом с помощью энергии и катализатора из жемчужины формирует некий объект в полном соответствии с заказанным нами образцом, до электрона, до мельчайшей частицы повторяя его, со всеми достоинствами и дефектами. И тут все зависит от параметров загруженного в память устройства первоисточника. Проще всего поместить в камеру объект и дать ему указание собрать все параметры в виде информационного пакета. При желании можно загрузить какие-то чертежи, техническую документацию и данные, или даже внести какие-то изменения в характеристики уже загруженного образца. Но это очень сложно и честно говоря, очень ненадежно. Результат далеко не гарантирован. Мы, же пока способны только на простейшие операции. Но можно получить и загрузить уже готовый пакет информации. Что мы и делаем, получая подобные подарки когда от Союза, а когда с Новоэдема или Звемелина.
   Итак, наше устройство имеет выход в упомянутое пространство и может собрать элементы для формирования нужного нам материала. Однако, есть сложности. Вот представим, это точка, в котором мы имеем возможность выйти в пространство, доступный участок которого изобразим в виде небольшого шара. Это простейшая модель. Упомянутая точка как раз центр этого шара. Так вот, наше устройство легко забирает нужные частицы из этого ограниченного сектора или шара. Нет, можно собрать и то, что находится за пределами незримой границы шара. Тем более она никак не фиксирована как-то материально. Но расход условных единиц нашей жемчужины при этом начинает расти с увеличением расстояния до центра.
   Так пример из практики. За две единицы мы получаем девяносто фунтов муки высшего сорта. За третью единицы можно получить уже сорок два фунта, четвертую сорок, пятую - тридцать девять, шестую и седьмую - тридцать восемь. За сорок пять единиц мы получили бы только тысячу фунтов. Это без учета тары. То же самое с другими заказами. Когда Союз делал огромные заказы, это было не столь заметно, поэтому особого внимания не обращали. Мы же начали считать каждую единицу.
   У устройства есть еще одна особенность. Она категорически не принимает во время заказа дублирования. Вплоть до зависания системы. Нельзя одновременно включать в список пункты с абсолютно идентичными характеристиками. Так для того что бы прошел новый заказ на ту же муку высшего сорта с тем же качеством, и того же ГОСТа, необходимо, чтобы после выполнения предыдущего вода в меню заказа прошло около двадцати часов. Мы же списки вводим в устройство четыре раза в сутки. Поэтому одну и ту же продукцию мы заказываем раз в двадцать четыре часа. Ту же муку, к примеру, каждое утро.
   И тут нам на выручку приходит само же устройство. Для него образцы, имеющие даже довольно мелкие различия и изменения, уже два разных товара. Так можно включить в список одновременно муку и высшего, и первого сорта. И вместе с ними можно спокойно заказывать и макароны, и галеты. Более того, даже добавление в сладкие сухари изюма устройство воспринимает как новый отдельный продукт. Разными пунктами идут патроны 7,62 винтовочный и промежуточный, 5,45 или пистолетный 9 мм. Имеет значение даже небольшая разница между патроном для Маузера или ТТ. Как разные товары проходят рис и мясорастительные консервы, куда эта же крупа входит в качестве ингредиента. Поэтому все это можно заказать за одни сутки, хотя и с разной очередностью.
   Так же важно чтобы в шаре еще были нужные нам виды протовеществ. Так после того как всего за две единицы берем четыре цинка с патронами 5,45х39, в пределах нашего шара на пятый его не остается. Однако, тут же баланс внутри нашего шара начинает восстанавливаться за счет того, что находиться вне его границ. Оно тут же начинает поступать на освободившееся место, восстанавливая первоначальный уровень и даже превышая его. Так для достижения среднестатистического предела нужно время t. Однако поступление протовещества определенного типа продолжается по инерции и после этого. И уровень уже превышает стандартный. Через время t1 баланс вновь начинает нормализоваться. То теперь часть нашего вещества начинает идти в обратном направлении, одновременно останавливая поток частиц, движущихся к нашему шару. Поэтому важно не давать восстанавливаться балансу и забирать нужный нам материал до времени t. Тогда поток нужных веществ будет стабильным. И мы во втором заказе за сутки уже берем четыре цинка с патронами 7,62х39, в третий - 7,62х54. Или, например, первый заказ 95 фунтов гречки, а второй 112 банок гречневой каши с мясом. Да, и когда в состав заказываемого товара входит несколько компонентов, можно одновременно включить несколько товаров, в котором есть один и тот же ингредиент. Например, пельмени и пряники с начинкой или печенье с кремом. Во всех трех есть мука. Одновременно можно заказать несколько видов шоколадных конфет и шоколадных батончиков с орехом и карамелью. Всего в суточном заказе до двухсот килограмм. Недавно мы в ассортимент включили три вида сухих пайков. Всего восемьдесят комплектов.
   - Олег Александрович, достаточно. Подробности каждый может посмотреть в предоставленном нам ассортименте заказов. Таблицы на экране. Пять минут на ознакомление. Желающие могут попить воды или прогуляться в коридоре.
   Федор первым добрался до холодильника и достал оттуда три литровые бутылки с водой. Две отдал девушкам, а одну оставил для себя и Всеволода. Но тот как раз подошел к Оленовскому. Они теперь о чем-то негромко беседуют у распахнутого окна. Жарко. В помещении работают два вентилятора, но помогает это мало. А на улице сейчас еще хуже. Особенно плохо там, где горы битого строительного материала. И жарко, и испарения. Налил полстакана холодной воды. Зубы чуть не обожгло. Но тут же нашел выход. Открыл бутылку на столе и долил немного в стакан. Попробовал. Действительно стало приятнее. Между тем все уже расселись по местам.
   - Всеволод Михайлович, прошу Вас выступить, - сразу же предложил Оленовский.
   - Спасибо Илья Григорьевич. Итак, мое мнение. Работа с жемчужинами у нас налажена неплохо. В целом понятно, что Олег Александрович и его команда пытается выжать максимум. Одновременно с обеспечением разнообразия ассортимента мы получаем много разнообразного ценного товара. Поэтому я предложил бы сделать упор как раз в этом направлении. Конечно, хлеб на столе это очень важно. Но надо помнить, что есть продукты более ценные, чем аналогичное по весу количество муки. Например, рыба или мясо, да и те же шоколадные конфеты. Подумайте так же о заказе полуфабрикатов или готовой продукции: пирожков, котлет, тех же пельменей. Я в списке, например, не увидел вареников, которые можно заказать как раз за счет муки и картофельного порошка.
   - Но как же так? Вы что же предлагает уменьшить количество муки в заказах? - удивленно воскликнула Виктория Романовна.
   - Ну а что тут такого? - в свою очередь удивился Сева. - Муку, сахар, картофельный порошок мы можем получить с той стороны ворот. И по очень низкой цене. Поэтому надо брать то, что ценнее. Морепродукты, та же икра, рыба мороженая и в консервах, да шпроты и селедка, хотя бы. Все равно лучше, чем мука, даже высшего сорта. Разумеется, мясные продукты, кондитерские изделия поизысканнее. Сыры нужны, шоколадные конфеты, кофе, чай. Поймите муку, картофельный порошок, дешевые крупы нам привезут.
   - Но нам и перечисленное тобой могут привезти, - возразил кто-то из гражданских.
   - А цена? - мгновенно ответил Сева. - Все это идет не бесплатно. И хоть у нас большие скидки, все же сумма набегает. Потом не так просто все это и им достается. По тем же сухим пайкам. Там в комплектах имеются не такое уж и ценная еда. Та же сухая гороховая каша. А вот консервированная картошка это дело. Но идея правильная. Так что завтра получите пару новых образцов сухих пайков. Дальше по патронам. 5,45х39 заказывать пока не желательно. Этих у нас сейчас хватает. Завод, организованный Виктором Андреевичем, дает нам их свыше пяти тысяч штук в день.
   - Однако, эти патроны решено пока использовать только в пулеметных установках автоматизированных системах с удаленным управлением, - напомнил Илья Гаврилович. - И потом этих патроны привлекательны тем, что в цинке их более тысячи.
   - А они только на этих установках и применяются, - ответил Федор. - В настоящее время АК-74, АКСУ - 74, АК-105 мы используем редко. Обычно ими пользуется личный состав не боевых подразделений. А сейчас мы их в полевые оперативные группы включаем редко. На стационарах же где они чаще выполняют полевые нормативы, выбор оружия богаче. И охотничьи ружья, и винтовки. Носить постоянно на себе не надо. Так что можно применять то, что лучше подходит для конкретной ситуации. Поэтому расход приобретаемых патронов в день сейчас составляет сто-сто пятьдесят патронов. И то половина приходится на РПК-74. Да и упомянутые установки на АБС тратят не более трех тысяч за сутки. Так за прошлую неделю расход патронов 5,45х39 изготовленных на нашем заводе составил пятнадцать тысяч восемьдесят три единицы. За это время мы получили... Виктор Андреевич?
   - Тридцать девять тысяч, - ответил тот.- Я имею в виду только патроны для РПК-74. Да расход у нас по этому калибру оказывается существенно ниже. Даже не думал, что настолько серьезно. Между прочим, в результате у нас уже не хватает материала. Все же надо признать у нас производство не с нуля. Мы используем стреляные гильзы, да и пули которые находим.
   - Ну, ничего, сколько-то гильз мы тебе обеспечим, а завод переключишь на другой материал. Даже на время линию перепрофилируешь. Те же трехлинейные патроны: и обычный, и промежуточный. У нас тут несколько роботов скоро вступят в дело. А на них спаренные РПК. Причем их мы планируем использовать наиболее активно.
   - Подробности с Горшковым обсудите позже, - напомнил Оленовский. - Вернемся к заказам.
   - Хорошо, - согласился Федор, - об итогах я Вам доложу в следующий понедельник.
   - Годится.
   - Действительно вернемся к заказу патронов, - поддержал их и Бердышев. - Большие партии мы так же получаем у наших друзей. Опять-таки в поставки включаются в первую очередь распространенные образцы. Поэтому считаю, что используя жемчужины нужно заказывать более редкие и главное ценные партии. Так, например, надо брать больше патронов 9х39 для Винторезов, а так же снайперские разновидности 7,62х54. У нас теперь много СВД. Есть и более современные варианты винтовок под этот патрон. Ну и конечно Мосинки и СВТ, снабженные оптикой. Но это не все. Мы только недавно получили десять английских снайперских винтовок. Кроме того у нас есть и германские образцы. Поэтому нужны так же и снайперские патроны 7,62Х51.
   - Так называемый натовский патрон? - уточнил Петя Ермолов, присутствующий тут как главный специалист по жемчужинам.
   - Да, и хорошо, что напомнил. Нужны цинков четыре и советских. У нас есть с десяток стволов под этот патрон. Используем на блоках, как и другое охотничье оружие.
   - Значит, нужны и охотничьи патроны? - заинтересовался Ударбов.
   - Мы за прошлую неделю заказали 20 пачек охотничьих 7,62х39 М43, - сообщил Ермолов. - В каждой сто двадцать патронов.
   - Пока, пожалуй не стоит, - ответил Всеволод, - тем более нам еще нужны снайперские патроны 12,7: и на 108, и на 99. Причем натовских даже в полтора раза больше. Кроме того, у нас есть полтора десятка ПТР и ПТРС под патроны 14,5.
   - А это старье вам зачем? - удивился Олег Викторович.
   - Конечно, против шакалов и мартыхаев это слишком мощно. Но Вы милейший наверно дивов не видели, - усмехнулась Аня. - Не путайте с динами. Это, как вы сказали "старье", прекрасно их бьет. Даже по сравнению с 7,62 ПП (7Н27) -- патронами с пулями повышенной пробиваемости, которые мы можем использовать для стрельбы из автоматов при встрече с этими тварями. Всеволод Михайлович, а почему отечественных крупнокалиберных патронов хотим заказать поменьше? У нас есть автоматические системы, снабженные стволами для которых они подойдут.
   - Аня, они созданы не на базе специальных винтовок, - немного недовольно принялся разъяснять Бердышев, намекая, что вопросы между собой можно решить и в другом месте. - Поэтому снайперские патроны там не используем. К тому же наш завод дает нам около сотни патронов к ним.
   - Мы можем даже снайперские снаряжать, - пояснил Горшков, - работа все равно ручная.
   - Виктор Андреевич, Аня, мы заказали три тысячи снайперских патронов под крупнокалиберные снайперские ружья, - решил пояснить ситуацию Федор. - Поровну. И отечественных, и иностранных. И столько же для пулеметов и упомянутых установок для стрельбы одиночными. Кроме того по тысяче снарядов для систем на 14,5 мм и 23-мм. Последних у нас и меньше, и используем их редко. А вот стволы на основе крупнокалиберного пулемета и тех же ПТР оказались все же более востребованы, чем мы рассчитывали. К тому же поступили две новые установки, использующие этот боеприпас. С той стороны прислать больше пока не могут. Поэтому еще немного патронов для ПТР не помешает.
   - Надеюсь, все же еще будут такие же заказы? Хотя бы на 12,7 мм, - поинтересовалась Аня. - Все-таки снайперские винтовки мы начали применять значительно чаще. И тенденция хорошая. Только я предлагаю использовать их в первую очередь...
   - Давайте эти подробности обсудим у себя, - предложил Всеволод. - Итак, нам нужны снайперские патроны. И в первую очередь СП-5. Но это все второстепенно. Главное то, что нет понятной схемы по распределению тех же продуктов. Куда все девается? Мы зачастую с трудом выбиваем, что положено. Я уже не говорю об усилении рациона. Недавно я не получил груз, который был направлен лично для меня. Он не оплачивался из Территориальных средств.
   - То есть вы использовали квоту на грузы для личных целей? - вкрадчиво поинтересовалась Вероника Романовна.
   - Нет. Лорд Александр использовал свои ресурсы, которыми он вправе распоряжаться по собственному усмотрению, - рассердился Сева.
   - Всеволод Михайлович, прав. И я сам займусь обстоятельствами этого дела, - разгневался и Оленовский. - Мне тоже начинает сильно раздражать подобные случаи. Жду объяснения после совещания. Продолжайте.
   - Даже не очень понятно для чего у нас копятся запасы на Территориальных складах. В результате того, что мы не можем пользоваться дополнительными поставками, питание личного состава даже ухудшилось.
   - Но вы же ловите там разную живность. Разве это не прибавка к столу, - удивился Олег Викторович.
   - Незначительная. И это наше дело, к вам не имеет никакого отношения. Раньше те же порошки с супами быстрого приготовления шли и вовсе сверх установленного рациона. Как дополнительное питание выдавали часть картофельного порошка. При усилении нагрузки увеличивали выдачу других продуктов. Сейчас же мы не обеспечиваем личный состав ни хорошим питанием, ни нормальными бытовыми условиями. Так, судя по представленным материалам, перспектив с улучшением жилищных условий не предвидится.
   Перепалка после этого длилась минут десять. Олег Викторович, сначала не только защищался, но и пытался нападать. Но на него начали нападать научники. Петр Андреевич Кружанов попытался как-то прикрыть предшественника. Но для этого он быстро перешел к перечислению принятых в последние дни мер, которые только показали допущенные упущения. Горшков несколько раз приводил в пример, то, как у него организованы те же работы. Объяснения Резикова на этом фоне оказались неубедительными.
   - Да. Разработка участка находящегося в ведении администрации идет крайне медленно. Результаты неудовлетворительны, - констатировал Илья Геннадьевич. А потом неожиданно заявил, - поэтому Виктор Андреевич, с завтрашнего дня Вы мой заместитель по хозяйственным вопросам. Посмотрите, что можно улучшить. Я же займусь нашими запасами. Пора навести порядок.
   - Но мы не получаем динов для пастбища, - сообщил Олег Викторович.
   - Их и не будет, - коротко отрезал Оленовский.
   - Вот видите, Игорь Гаврилович, Вы сами создаете для нас неблагоприятные условия. Итак, большая часть территории находится под контролем отряда. Вы сказали, что запасы хлебницы обеспечит Горшков. И где они? - включилась Евгения Владимировна.
   - К сожалению, ваш товарищ, за которого вы заступились, не справляется и с предоставленным участком, - возразил Оленовский. - Во-вторых, я говорил о тои, что обеспечу значительную часть, а не потребности в полном объеме. Итак. Сколько мы собрали хлебницы на территории, которая не в распоряжении отряда?
   - У нас тут поле размерами в сто пятнадцать соток. Урожай с него собрали в начале июня. Двадцать две тонны массы. Из тонны мы получаем около ста сорока килограмм полезной массы.
   - То есть три тонны восемьдесят килограмм?
   - Три тонны сорок восемь.
   - А в отчете этого не видно. Только общая информация без разбивки.
   - Следующий урожай в середине второй недели августе. Кругооборот полей пятьдесят восемь дней. В октябре третий урожай. У нас сейчас готово и второе поле на полгектара... А с участка в двадцать соток мы сняли хлебницу еще в мае. Но полтонны массы сразу пошло в рацион.
   - А как у Вас Виктор Андреевич? - не обращая внимания на Олега Викторовича, поинтересовался Илья Григорьевич.
   - От отряда мы пока получили очень мало, - поспешила сообщить Евгения Владимировна
   - Вы это говорили, - прервал ее Оленовский.
   - В то же время Горшков вывел из оборота целое большое поле, - все же договорила дама.
   - Илья Григорьевич, мы наши поля хлебницы формировали постепенно, фрагмент за фрагментом, - принялся рассказывать Горшков. - Поэтому и урожай собираем частями. В качестве основания для каждого поля часто использовали уже имеющиеся полянки. Мы расширяли их за счет соседних участков территории, с которых убирали часть породы, а потом их разравнивали. Излишки использовали для распределения на уже имеющихся сотках. Использовали почти все более или менее ровные низины. Ровняли их, сверху засыпали слоем породы, потом еще слоем переработки оставшейся от динов, засевали и снова засыпали слой породы. В двух местах и вовсе сняли все до первоначальной платформы, и на него начали укладывать отработанную породу, оставшуюся на наших установках по сортировке породы. Кроме того туда же засыпали битый материал из-под пресса. Теперь готовим третий такой участок. Они меньше остальных и на особом счету. Но и без них сейчас готово девять основных полей от гектара до полутора. Всего тысяча шестьдесят соток.
   - И каков урожай? Судя по цифрам действительно не очень.
   - Такая площадь сформировалась только к этому дню. Я уже говорил. Мы начали получать первые урожаи в начале мая. С отставанием всего на два дня от урожая с двадцати соток, которые получил Олега Викторовича. Правда, с участков, которые явились основанием для формирования полей. По сути это была еще дикая хлебница. Но все это в то время пошло на питание личному составу. Как и весь урожай с того поля, про которое упомянула Евгения Владимировна. Но там урожайность составила всего двадцать тонн с гектара. Или всего три с половиной тонн массы. И то за счет хорошей корневой системы. Но поле совсем выработало свой ресурс. Засыпать его заново породой не имело смысла. Поэтому и засеяли тыквой, как и еще два небольших участка.
   Получать ежедневно урожай хлебницы, превышающий нашу суточную потребность, начали недавно. Зато мы еще в начале марта начали косить наши участки. Примерно по десять - двенадцать килограмм с каждой сотки. Поэтому кругооборот у нас шестьдесят два дня. Двенадцать собираем зеленную массу, еще пятьдесят до сбора урожая.
   - Но зачем такие сложности? Ваш способ кажется неэффективным, - спросил Петр Андреевич Кружанов. Он ко всему, что произносится на совещании, относиться явно очень заинтересовано. И сейчас он, что-то отметил у себя. - Ведь кругооборот длиннее... С другой стороны у вас второй этап короче! Интересно...
   - Зеленная масса нужна скоту, - пришел на помощь Горшкову Степан Борисович Платонов, глава сельского кластера. - Она составляет тридцать пять процентов от рациона сегодня, а в марте и вовсе почти сорок пять. Но сейчас еще двадцать составляет сухая масса той же хлебницы после переработки. А так мы теперь получаем от дорого Виктора Андреевича уже семь-восемь центнеров зеленной массы каждый день. Это вполне удовлетворяет наши потребности.
   - Первые два покоса проводим через три дня, - дальше продолжил сам Виктор Андреевич, - потом уже сокращаем периоды до сорока восьми часов. Таким образом, мы успеваем собрать зеленную массу за двенадцать дней пять раз. Это сильно стимулирует процесс роста растений. Корни развиваются быстрее. Хлебница быстрее и растет, и созревает. Поэтому у нас урожай двадцать шесть - двадцать семь тонн с гектара сухой массы. Это на девяти полях. Общая их площадь составляет тысячу шестьдесят соток. Благодаря тому, что участки мы засевали постепенно, урожай мы собираем ежедневно. Сейчас это в сорок пять-сорок семь центнера сухой массы с семнадцати соток или шестьсот с лишним килограмм хлебной массы высшего качества в день. Кроме того мы получаем свыше полутора тонны хорошего корма для скота, а так же около ста пятидесяти килограмм зерен.
   - Шестьсот килограмм хлебной массы, - задумчиво произнес Оленовский. - Мы на каждого человека выделяем до трехсот грамм. Значит, ежедневный расход составляет триста с лишним килограмм. Точнее триста тридцать пять с граммами. Лишнее как раз сорок четыре - пятьдесят килограмм. Но у нас и количество личного состава растет. Остается еще триста на хранение. Правильно?
   - Да подтвердили - Екатерина Владимировна и Вероника Романовна. - Еще около трехсот идет в запасы. Но посчитайте. С декабря по май новых поступлений не будет. А это шесть месяцев. Учитывая новогоднюю шестидневку двадцать шесть недель. Сто восемьдесят один день. Это пятьдесят четыре тоны триста килограмм. Учитывая, что людей у нас уже больше тысячи, а в конце года будет все полтора, а там еще прибавится, нам нужно как минимум семьдесят тонн. На сегодняшний день Виктор Андреевич сдал семь тонн массы.
   - Мы планируем получать урожай до двадцать первого ноября. С первого июля это двадцать две недели или сто пятьдесят шесть дней.
   - При нынешних темпах это сорок шесть тонн восемьсот килограмм, - объявил Кружанов торжественно, потом посмотрел на цифры рядом и загрустил. - Действительно не хватает.
   - И где вы Виктор Андреевич собираетесь брать еще двадцать пять тонн? - ехидно спросил Олег Викторович.
   - А почему двадцать пять тонн? - удивился Оленовский. - Семь он уже дал. Почти четыре собрали с вашего поля. И как вы говорили, будет еще два урожая. С учетом нового поля, на мы можем рассчитывать получить восемь тонн? Думаю, можем. Тем более теперь ими Виктор Андреевич займется. Уже девятнадцать набрали. Осталось шесть.
   - Да всего лишь шесть тонн, - иронично заявила Виктория Романовна.
   - Может снизить качество получаемой массы? - предложил доселе молчавший Владимир Свирин, механик при администрации. - У нас все же повышенные требования. А обычно получают до двадцати процентов от веса собранных стеблей.
   - Так можно, но не желательно. Тем более у нас есть еще один источник, - ответил Кварков. - Виктор Андреевич расскажи.
   - Да, есть, - подтвердил Горшков. - Я уже упоминал два поля созданных исключительно из отсортированной массы. Сейчас их общая площадь более ста сорока соток. Засеяли часть еще в начале марта. Только после двенадцати дней сбора зеленной массы, мы еще столько же дней выращивали стебель для заготовки сена. С сотки получаем до пятнадцати килограмм. Недавно начали собирать и урожай для обеспечения хлебом личного состава. Урожай составляет тридцать тонн с гектара, или три центнера с сотки. В настоящее время ежедневно собираем стебель с двух соток. Кварков уже неделю изучает, что получилось.
   - Результат превосходный, - подтвердил тот.- Хлебная масса очень высокого качества при выходе пятнадцать процентов.
   - Ого, пятнать процентов. Из шести центнеров ежедневного сбора, мы получаем девяносто килограмм массы.
   - Есть уже тонна, готовая к сдаче на склады, - подтвердил Горшков. - Ждали ответа научников.
   - Значит, еще пятнадцать тонн будет до конца сезона, - обрадовался Оленовский. - Так что, соберем с запасом.
   - Да, - подтвердил Горшков. - И еще урожаи с еще двух диких полей. В мае с них собрали четыре с половиной тонны массы, которым мы кормили людей, в мае и даже начале июня. Скоро с него возьмем еще урожай. Более того рассчитываю что, мы можем получить с полей еще и запас сена. До двадцать первого ноября еще сто пятьдесят шесть дней. А два кругооборота поля сто двадцать четыре. Есть тридцать два дня. На самом деле дней на девять-десять меньше. Еще три урожая мы с большинства участков, за исключением, тех, где предыдущий был недель пять назад, не получим. Поэтому соберем хотя бы один покос сена летом. Осенью это уже не возможно. Тогда растет только уже как минимум четырехнедельная хлебница. И не успевшие созреть до двадцать первого стебли, для нас бесполезны.
   - Хорошо Виктор Андреевич, - после некоторого раздумья согласился Оленовский.
   - Илья Григорьевич, не волнуйтесь, - добавил Виктор Андреевич. - Ведь до конца лета у нас появятся еще не менее двух-трех дополнительных гектаров посевов. Работа идет каждый день.
   - Работаем мы хорошо, - подтвердил Всеволод. - Но свой вклад вносят и дины. Ежедневно каждый из них перерабатывает десятки кубометров. А их численность постоянно растет. Тут уже возникал вопрос, почему мы больше не будем специально запускать динов на Хозяйственный Участок рядом с жилым сектором.
   Напомню, в марте вся наша территория была разделена на три части. Первая. Сектор А составил участок нашей бывшей роты на декабрь прошлого года. Сюда же вошло Старое Пастбище. Там наши основные поля и вообще за прошлый год мы его хорошо подчистили. Это Старая Территория. Вторая. Жилой Сектор с примыкающим Хозяйственным Участком, который Другие создали зимой. Так называемая Новая Земля. Ну, третья - территория отряда между ними, официально называемая сектором В. Целина. Еще в конце февраля мы уделили особое внимание полосе, проходящей практически посередине этого участка. Он соединяет Сектора А и Жилой. Расчистили и расположили посты. Таким образом возникли подсектора В1 и В2. Примерно равные по полощади. Основные усилия весной были направлены на первый из них. Второй же являлся буфером между ним и Дикими Землями. Еще в первые недели марта мы перестали ловить в подсекторе В1 динов, а в начале апреля и голованей.
   - Вы считаете, это было правильное решение?
   - Да. Это сэкономило нам и силы, и способствовало комфортному пребыванию животных. При ловле они испытывают стресс. Взрослые особи потом долго ведут настороженно, опасаются делать кладку. Головани плохо питаются, растут медленно. Да и процесс привыкания проходит медленнее. А тут у них привычная обстановка, чувствуют себя свободней. Постепенно мы прекратили ловить динов и в подсекторе В2.
   - Кстати, это одна из причин того, что к нам в последнее время потянулось больше взрослых особей, - сообщил Кварков. - Они чувствуют настроение местных сородичей.
   - Тем более, нам удалось привести в порядок северо-восточную границу сектора В, от угла старого участка до угла нового. Линия получилась непрямая, выгнутая в сторону Диких Земель. Расчистили и этот коридор, перенесли сюда стационарные полуавтоматические посты. Правда, при этом ослабили контроль над полосой между подсекторами. Целина теперь практически становится единым сектором. Но думаю, это оправдано.
   - Но ведь тогда бакты из В2 могут свободно попасть В1. А это угроза головастикам, - воскликнула Полина Викторовна Симакова, являющаяся главным бухгалтером Содружества.
   - Теперь уже минимальная, - улыбнулся Всеволод, - в подсекторе В2 численность бактов в последнее время сокращена. Даже те стаи, что все же проникают через новую передовую, теряют более шестидесяти процентов численности. К тому же и после этого они не избавлены от нашего внимания. Когда группы достаточно многочисленны, высылаем группы на перехват, атакуем с воздуха, обстреливаем из миномета. Так что крупных стай нет. Ну а проникновение мелких в подсектор В1 нам даже на руку.
   - Простите, Всеволод Михайлович, что значит многочисленные группы, - поинтересовался майор Дементьев. - Разве Вы не ставите задачу уничтожать все проникающие группы? И почему нам выгодны мелкие группы?
   - Константин Алексеевич, речь идет о малочисленных группах, - ответил вместо Севы Кварков. - Они не представляют особой угрозы. Группа головастиков из трех особей может справиться с десятью и даже двенадцатью бактами. А у нас теперь в кладках обычно четыре яйца. К тому же теперь, чувствуя себя в безопасности, молодь не прячется. Поэтому они не только не теряют друг друга. Наоборот объединяются в настоящие стаи.
   Расскажу про последние сведения по изучению бактов. Так вот мы классифицируем три их основные группы: альфа, бета и гамма. У первых двух видов есть внутреннее деление. Есть суперальфы, супербеты. Встречаются мегаальфы и мегабеты, и даже более высшие трансформации. Ну а гаммы бывают либо взрослые, либо молодые. Все они самцы. Так же могут переходить на новый уровень развития, но супергаммы это и есть альфы или как их еще принято называть - супербакты. Кстати, почему все же три вида. Дело в том, что супербактами мы иногда называем и обычных бет. Они изначально крупнее гамм и являются самками. Взрослые беты делятся чаще на старых и обычных. Первые не всегда супербеты. У этого вида трансформации происходят медленнее и реже. Хотя есть и у них более высокие формы. А вот молодые и самые сильные гаммы имею большие возможности стать альфой. Надо только очень хорошо питаться. Для этого надо или иметь возможность урвать лучший кусок, либо у стаи должна быть регулярная хорошая добыча.
   Стая делится на две части. В первой, меньшей по составу, старые беты с молодняком. Во второй альфа и все остальные. Маленькие бакты к настоящей охоте привлекаются редко. Часто питаются остатками хлебницы, тыквой и капустой. Грызут пластик и ветошь. Ну и главное -остатками добычи второй группы. Старые беты, добравшись на место удачной охоты, отбирают для себя и молодняка большую часть. Когда питание стабильно хорошее они приносят новое потомство. К ним могут примкнуть и беты из второй группы, если им удалось нагулять "хороший жирок". Но если добыча скудеет, старухи их быстро отправляют к охотникам. Туда же отправляется и повзрослевший молодняк. Поэтому эту часть стаи мы назвали первой. Альфы никогда не перечат старым бетам.
   Стаи оставшиеся сейчас в Секторе В сейчас состоят из альфы, восьми-девяти бет и гамм, двух-трех старых бет, и четырех-пяти щенков. Группа из девяти-десяти охотников не имеют шансов против трех головастиков. Поэтому на них без особой нужды не рискнут напасть даже дюжина бактов. Но таким большим стаям сейчас не выжить. За ними самими идет охота. Мы ищем с помощью беспилотников и камер. Дины охотятся с помощью своих внутренних свойств. Есть у них возможность чувствовать бактов и даже определять примерную их численность. Для семи-восьми голованей пятнадцать взрослых бактов уже не охотники, а добыча. Причем лакомая и даже полезная для организма. Не забывайте, про возможность наносить энергетический удар. Хотя и слабый, по сравнению со способностью взрослых. А те сами не прочь бактов покушать. Только на прошлой неделе группы голованей полностью уничтожили пять стай, взрослые еще три.
   Тут конечно наш Дениска Третий отличился. У него группа уже в пятнадцать особей. Жрут все подряд. Еще три недели назад перебрались в подсектор В2. Недавно их было на четыре меньше. Эти тоже на днях из родных мест ушли. Теперь вот с Дениской шляются. Уничтожили под корень сначала три стаи примерно в двадцать пять голов. Эти из-за своей численности оказались менее осторожными. На прошлой неделе перехватили у нас двадцать особей. Прорвались с той стороны. Наша группа шла по следам, но, разумеется, конфликтовать с голвастиками не стали. Так что бакты теперь сами головастиков опасаются.
   - А чем же они тогда питаются?
   - Да и раньше дины для них были только "по большим праздникам" вроде "шашлыка на природе". Для повседневного питания есть мартыхаи, шакалы. Вот на них полностью и переключились. Тем более, тех в настоящее время если не сказать, что развелось, то все равно много.
   - Шакалов и развелось, - заявил Кварков. - Они щенятся часто. А естественных врагов -бактов стало меньше. Ведь и в Диких Землях именно шакалы их основная пища. А тут когда небольшие стаи охотников нападают на крупные стаи, добыче иногда удается и отбиться. Это еще одна причина убыли бактов в Секторе В. Так в июне мы наблюдали за тридцатью стаями. Все малочисленные. На крупные мы сразу же наводили бойцов отряда. Девять уничтожили дины. Два ребята Бердышева. В остальных было в общей сложности сто восемьдесят семь охотников, шестьдесят восемь старых бет, восемьдесят три щенка. За двадцать восемь дней в схватках с мартыхаями и шакалами погибло три стаи в полном составе. От одной остались только беты с молодняком. Всего погибло сорок девять охотников, одиннадцать старух, двадцать пять щенков.
   Другой стороной этой монеты является то, что и мартыхаи, и шакалы довольно смело вступали в бой, в результате чего и сами несут серьезные потери. Соответственно у бактов после схваток всегда есть возможность хорошо подкрепиться и даже получить запасы. Это способствует тому, что раны, полученные в схватках, заживают быстрее. Кроме того, появилось шестьдесят новых щенков. Бакты регулярно зачищают подранков, которые остаются после того как стаи шакалов и мартыхаев сталкиваются с людьми, в том числе и наших воздушных налетов. Таким образом, им свершено не до нападений на динов.
   - Может тогда стоит дать указание, чтобы бойцы не усердствовали в отстреле бактов? - предложил майор Дементьев.
   - Нет, - возразил Всеволод, - не надо расслаблять личный состав. Бойцам нужны четкие конкретные указания. Им не очень хочется каждый раз гадать и рассчитывать, как поступить в конкретной ситуации. Терзаться сомнениями в правильности решения. Это их раздражает. Или одно, или другое. Тем более, когда надо действовать быстро и в привычном порядке. Так что пусть стараются. Единственно излишне напрягать и давить не стоит. А не то упустим ситуацию. Кроме того от питания теми же шакалами не появятся ли у нас супер и мега альфы? А они противник серьезный. Могут и объединить несколько стай.
   Другое дело мы снимаем часть личного состава с участков внутри Сектора В, и перебрасываем на посты, которые выдвигаем уже в Дикие Земли. Их задача сокращать численность крупных стай бактов, для того чтобы на нашу основную линию выходили уже разреженными. Предполье и буферная зона будет теперь там.
   - А стоит ли углубляться за линию границы? - спросил Кварков. - Держали бы плотно только территорию Содружества. Работы и тут хватает.
   - Стоит. Это снижает напряжение на нашу пограничную линию, - пояснил Бердышев. - На той стороне бакты смелее и выбивать их проще. Потом мы должны знать, где и какими силами они будут прорываться. А посты это еще и базы для нашей разведки
   - Не забывайте и про мою бригаду, - вмешался Медведев. - Теперь вся наша деятельность перенесена в Дикие Земли. Эти посты нужны как опорные пункты для ловли головастиков. Ловить то их нужно. На той стороне опасность для них существует. Нам дополнительная жемчужина, а потом и взрослый дин не помешают. Ведь те, кто оказался у нас, тут потом и остаются. А это и кладки в будущем, и ежедневная расчистка территории.
   - Действительно, взрослые дины стараются потом держаться нашей территории, особенно мест, где они вылупились из кокона, - подтвердил Кварков. - Кормиться они могут и на соседних участках. Разумеется, на нашей же территории, так как тут безопасно. А вот делать кладки возвращаются на место, где вылупились, или место предыдущего гнезда.
   - Простите, но на совещании постоянно говорили, о том, что взрослые дины перемещаются, - удивленно спросил Кружанов. - Я запутался.
   - Никакого противоречия нет, - заступился за начальника Ермаков. - Дины вынуждены перемещаться и искать новые места при наличии опасности. Но оказавшись в безопасных местах, тут же становятся консервативными. Парадокс, в обычных условиях их поведение не соответствует норме.
   - Просто, к сожалению, на большей части Мегаполиса обычно они находятся в экстремальных условиях. А таких безопасных мест как у нас, мало, - добавил Кварков.
   - А Союз? - удивился Дементьев.
   - К сожалению и там ситуация не лучшая. Нет. Там так же безопасно. Но динов постоянно вынуждают перемещаться с места на место, с пастбища на пастбище, часто в места ставшие родными уже не пускают, - пояснил Кварков. - А это для них так же стресс. У нас же свободнее. Откладывают яйца в подсекторе В1, а как появятся малыши перебираются на участки В2 кормиться. Головани, окрепнув, лезут за ними, а потом, нагуляв в спокойных условиях жирок, возвращаются обратно поближе к месту рождения, чтобы спрятаться в коконе. Позже, достигнув половозрелого возраста, на том же месте будут выводить свое потомство. Благодаря таким условиям, самки у нас очень часто откладывают уже по четыре яйца. И мы можем рассчитывать на стабильные три кладки. Мелюзга появляется более крепкая, лучше питается. Собранные на нашей территории жемчужины этого года, имеют как минимум 1900 УЕИЖ. А у некоторых потенциал достигает уже 2050.
   - Другие сообщают, что дины, пасущиеся на нашей территории, дают раза в три больше, энергии, чем их сородичи в Диких Землях, - сообщил Оленовский. - А некоторые молодые дины, покинувшие коконы на участке роты в прошлом году, уже теперь мгут даже больше. Поэтому наш клан быстро усиливается. Если последние сведения Кваркова подтвердятся, надо не спешить с полным освоением подсектора В1. Надо оставить места, где дины смогут спокойно выводить молодых, и куда будут возвращаться головани. Виктор Андреевич, подумайте. Может, имеет смысл, некоторые участки там чистить под новые сбросы? Договоримся с Другими, чтобы они выкладывали менее интересные фрагменты, которые мы, предварительно отработав, превратим в корм для динов.
   - А что, оградить участок, после раскулачивания, снести все здания и сооружения, где-то перерыть грунт, для облегчения переработки, или хотя бы стронуть с места - ответил Гршков. - И тут же скинуть еще один какой-то неинтересный фрагмент. Что на него отдельно время тратить. Потом открыть участок для динов. Это даст стабильное восстановление запасов питания для них. А нам все равно нужно куда-то ставить большую часть фрагментов, без подготовки для них полноценной площадки. Если на поверхности окажутся магазины и склады, то изъять содержимое мы и так сумеем. Тратить время на обследование жилищ не будем. А нужные нам металлы, материалы даже проще собирать после разрушения зданий. А уж место для того фрагмента, что выберем для постоянного использования, мы приготовим как надо.
   - Почему вы так пренебрежительно и легко отказались от того, что можно взять в жилищах? - удивилась Вероника Романовна.
   - А что там может быть такое уж, ценное, чтобы тратить время и ресурсы? Зачем бегать по этажам с разным барахлом, когда можно заняться чем-то более важным? Тщательным и аккуратным разбором зданий заняться мы не можем. Нет людей и техники. А так в завалах мы, наоборот, быстрее соберем нужные нам предметы и материалы. Например, те же металлы, в том числе цветные и вовсе лучше собирать после динов. После этого и разные тайники найдутся, без тщательного обыска, сейфы, железные ящики. Кроме того, не на всех фрагментах плотная застройка. Тем более жилая. Кроме домов на территории городов есть дворы, дороги, пешеходные дорожки, газоны, парковые зоны, а где и просто пустыри. Есть старая застройка, которая и так предназначена под снос. Так же есть заброшенные промышленные зоны. А Другим все это надо сбросить, для того чтобы очередь дошла до настоящего жирного куска. Давайте не будем хвататься за все. А для тех, кому все же неймется, есть объекты и на территории отряда, и на той стороне границы. Товарищ полковник, у меня все.
   - Спасибо, Виктор Андреевич. Дамы и господа, если есть возражения, дополнения, предложения? Оформите их документально. У нас мало времени. И так увлеклись. И все же насчет границ. Упоминая про возросшую мощь нашего клана, я все хочу перейти к следующей теме. Итак, внимание на схему. Посмотрите на небольшой выступ на северо-восточном краю нашей территории. Вогнут в нашу сторону. Он как бы вклинивается в Мегаполис. Длина дуги составляет около девятисот метров, половина наша северная граница, от края до края примерно шестьсот метров. Есть предложение передвинуть нашу северо-западную границу на триста метров дальше. Раньше мы боялись, что сразу не справимся с большой площадью подсектора В1. Теперь там порядок. Большую часть границы с этой стороны все равно прикрывают Другие. У нас там под контролем только три участка длиною в двести метров.
   В результате Другим придется держать стену в общей сложности длиннее всего метров на пятьсот. Но теперь для них это уже не проблема. К тому же у них есть в этом деле и свои выгоды. А мы получим территорию в виде прямоугольника со сторонами шестьсот триста двадцать метров. Да с двумя участками, которые еще надо очистить от породы. Но думаю, мы с этим справимся. Там завалы не очень большие. По предварительной оценке, правда, оптимистической, надо убрать пять тысяч кубометров породы. На мой взгляд, может все же и все семь набраться.
   - На расстоянии двести метров от границы стай бактов нет, - заявил Всеволод. - Мы проверяем. Если что три-четыре крупные стаи вынесем за сутки. Временно переведем отряд на усиленный режим.
   - Без этого никак? - опять спросил Дементьев.
   - Никак. Личного состава пока не хватает.
   - Сейчас списочный состав отряда составляет шестьсот двадцать два человека, - пояснил Федор. - В четырех боевых ротах триста пятьдесят бойцов и офицеров. Хотя мы их и перевели во второй разряд, по сути это все еще подразделения третей категории. Некомплект очень высокий. В первой роте девяносто пять человек. В остальных восемьдесят три - восемьдесят пять. Как правило, во взводах только одно отделение, укомплектованное близко к норме. Два других обычно сводятся в одно, под командованием взводного унтер-офицера. Свои унтеров на восемнадцать таких отделений, всего пять. При этом в половине из них нет и капрала. Во всех трех ротах нет фактически заместителя командира. В наличии только половина субалтинеров. Неукомплектованы и службы, а также подразделения связи, транспорта, инженерно-технические и снайперские группы.
   - А некоторые говорят, что нам люди не нужны. Надо принять меры для поиска людей и в Союзе и в других дружественных нам людских сообществах. Рассчитывать на поступление только через каналы не стоит. Так, что это окончательное решение. И обсуждать мы его не будем до лучших времен, - решительно объявил Оленовский.
   - А почему у вас только примерно половина личного состава отряда в ротах? - поинтересовался Кружанов.
   - Дело в том, что у нас есть еще три взвода оперативного реагирования, правда, так же малочисленные, хозяйственная рота, автотранспортная. Кроме того, у нас два больших по численности подразделения операторов средств наблюдения и автоматизированных боевых систем. Сейчас мы делаем все больший упор на использование технических средств. Есть Центр управления с дежурными, помощниками, связистами. Расширяем авиагруппу. Тут и операторы, и технические специалисты. И всюду нужны люди. Илья Григорьевич прав. А обеспечить их мы сможем. Наши каналы стабильно совершенствуются.
   -Теперь как раз обсудим вопрос использования как раз этих самых тоннелей, - перешел к следующей теме Оленовский. - Те, что принадлежат Союзу не в нашей компетенции. Поэтому там все остается в прежнем состоянии. Но сейчас у них открылось новое направление. Выгоды она сулит не столь значимые. Но нам предложено присоседится к его эксплуатации на прежних условиях. От нас нужен список лиц, способных исполнять обязанности проводников, с потенциалом не менее пятнадцати. Пока работать могут только они. Володя уже разок сходил.
   Ну а теперь перейдем к нашим собственным тоннелям. Пока их у нас два, завтра откроют третий. Он будет работать параллельно с новым союзным и в том же направлении. Опять нужен Шакратов. Кроме всего прочего он работает и на тот, который Родичевы открыли от нас до своего подшефного мира.
   - Простите, Илья Григорьевич, а нам этот четвертый канал нужен? - поинтересовалась Вероника Романовна. - Отвлекает наши силы и средства.
   - Это, какие такие наши силы и средства? - иронично поинтересовался Бердышев, а потом очень жестко добавил. - Вася практически человек Звемелина. Это еще хорошо, что он пока у нас числится. А кроме него никто в этом направлении и не работает.
   - За те товары, которые Шакратов переправляет туда, мы получаем оплату, - сообщила Евгения Владимировна, не поддержав на этот раз подругу. - Так что это нам даже выгодно. Есть куда сбывать обычно не пользующиеся спросом вещи. Например, детскую одежду и обувь.
   - Вот видите, это направление так же представляет для нас интерес. И надо найти возможность расширить наше участие, - заявил Оленовский.
   - Вася с той стороны приходит не пустой. Так он доставил сушенную рыбу, мясо, - сообщил Горшков.
   - Тем более, - с довольным видом отреагировал Илья Григорьевич. - Но тут еще надо подумать. А вот какие предложения есть по направлениям на Звемелин и Новоэдем. Я считаю, каждый должен быть использован для участия в переходах. А вот насколько эффективно мы действуем в этом направлении? Используем ли в полной мере потенциал наших людей?
   - Илья Григорьевич, руководители структурных подразделений очень с большими отпускают своих подчиненных, - сообщил Виктор Тимофеевич Заварзин, заведующий переходами. - Многие могли бы совершать переходы чаще. Вот списки.
   - Почему людей не отпускаете, господа руководители? - поинтересовался Оленовский.
   - Илья Григорьевич, нам же позарез нужны рабочие руки. А эти графики переходов отвлекают от основной работы. Нарушают сложившийся порядок. А пользы от них почти никакого.
   - Освоение тоннелей одна из наших первоочередных задач, - возразил Оленвский. - Какие-то грузы наши люди даже с потенциалом один все же переправляют на ту сторону, какие-то доставляют нам. Уже польза. Это не то, что по квартирам шариться. Но главное, растет возможность самого канала, его ветки, которым они пользуются, их собственный потенциал. Поэтому срочно составить график с максимальным использованием возможностей, привлечь туда всех кого можно и строго его соблюдать. Между прочим, Всеволод Михайлович, Федор Николаевич это требование в первую очередь касается Вас. Лично. У Вас у обоих хороший собственный потенциал, но вы его применяете не в полной мере.
   - Илья Григорьевич, в настоящее время начали применять тележки нового образца. Они значительно повысят эффективность в тех случаях, когда при переходе используется физическая сила самого проводника, - сообщил Ударбов. - Но главное есть способ, как решить возникший конфликт из-за отвлечения людей.
   - Интересно, Станислав Юрьевич. Излагайте.
   - Сейчас, наши люди с небольшим потенциалом совершают переходы как туристические прогулки. Да, да. Физическую нагрузку испытывают. А вот свои способности пользоваться тоннелем, нет. Вот тут надо обеспечивать переходы с максимальным напряжением, с дополнительной нагрузкой. Самочувствие у них сразу же будет, конечно, неважное. Но это позволит быстрее увеличивать потенциал и уровень проходимости. Новые тележки нам в этом помогут. При этом и количество грузов, переправленных в расчете на человека и единицу времени, увеличиться. Да при этом требуется время для восстановления и людей и канала. Поэтому периодичность самих переходов сократим раза в три, - закончил Ударбов.
   - В целом, думаю, имеет смысл, - согласился Заварзин.
   - Илья Григорьевич, а зачем мы используем этих Вольных Старателей? - спросил, казалось бы, замолчавший, Олег Викторович. - Почему они пользуются нашим тоннелем и нашей квотой?
   - А потому, что эту самую квоту они ни у кого не отбирают, - ответил Заварзин. - Не было бы их, то никто бы другой и не воспользовался. Зато их двое и с очень хорошим потенциалом. Отдают в нашу пользу две третьих груза. Точнее, при расчетах на них мы записываем шестьдесят процентов, из которых тут же забираем сорок. Вообще-то я считаю, что это как то не совсем справедливо. Так что, они на нас работают и наш канал улучшают. И никакого ущерба не приносят. Если кто хочет, пожалуйста, открывайте свою ветку, - закончил он сердито.
   - Да и каналы нам принадлежат только из доброго расположения наших друзей, - чуть ли не сквозь зубы произнес Всеволод. - А некоторые об этом тут забывают. Все неймется. Это уже начинает выводить из себя.
   - Господин Бердышев, не забывайте про Союз, - взвизгнула Вероника Романовна.
   - В Союзе покровители имеются не только у вас, - тут же ответ Всеволод.
   - Использование людей со стороны в качестве проводников оправдано, и обсуждать этот вопрос мы не будем, - прервал конфликт Оленовский. - Для оптимизации работы канала нам предоставили шесть лошадей. Породистых тяжеловозов. Сейчас их использует группа, состоящая из Шакратова и двух Вольных Старателей. Но никто не мешает и другим совершать переходы с обозом. Более того я требую, принять в них активное участие. Всеволод Михайлович, Федор Николаевич, я как раз имел в виду, чтобы Вы со своими людьми организовали вторую ветку.
   - Хорошо, Илья Григорьевич, - ответил Всеволод. - Работа отряда организована, время найти можно. Феде, думаю нужно реже участвовать в зачистке анклава Большого Дерева. Там так же положение улучшилось.
   - Да, там действует постоянная боевая бригада. В день проводит две-три вахты, между которыми и работают чистильщики. Сейчас в основном не сжигаем, а собираем для загрузки в специальную перерабатывающую установку. Ну и главное каждый раз у нас хорошая добыча горючего материала. Зелень растет прямо на глазах. Появились новые растения. Хорошие перспективы и с другими анклавами.
   - Хорошо, но об этом позже. И все же Виктор Андреевич, как устроили лошадок? - поинтересовался Оленовский.
   - Устроил. У нас есть небольшой пустырь среди развалин. Гектаров семь. Сюда как раз Другие скидывали фрагменты без застроек. Местность неровная, заросло всем подряд. Есть несколько участков со слабой хлебницей, где-то растет тыква. Местная разумеется. В пяти местах по краям растет капуста. Всего под нее занято с полгектара. По всей территории разбросаны деревья, где группы, где одиночки. Оградили участок с высокой травой и небольшим водоемом. Там пара ключей бьет. Поставили навес, для защиты от солнца и дождя. Подвозим ежедневно хлебницу: зеленную массу, скошенную на месте, сухую измельченную. Специально даже небольшой участок в пять соток подравняли и засеяли.
   - Разумеется, теперь участок же нужен для ваших этих лошадей. А почему весной там огороды не разбили? - поинтересовался Дмитрий Сергеевич Градов, тот самый гражданский, который первым задел Ударбова. - Вода, чистая земля.
   - Подходы к нему были сложные, - начал спокойно Горшков и тут, неожиданно голос построжел. - Какая там чистая земля. Одни заросли, сорняки, корни. Чего там только нет. Это наши поля после хлебницы и тыквы становятся девственно чистыми. Тут весь верхний слой надо снять. Иначе потом даже после тыквы полоть и полть. Вас что ли туда загнать? Не хотите?
   Это так же относится и к тем двум гектарам, которые мы готовим под стадион. Да мы можем завалить эти заросли породой, потом переработкой, высадить хлебницу и тыкву. Земля станет плодородной и что-то снизу, в конце концов, дождется своего и вылезет. А потом. На чем везти еще и на эти участки породу. Вся техника занята тем, что везет на поля, которые поближе или ценнее. На те, где внизу уже и так есть слой породы. Загрузился и через двести метров выгрузил. Или как мои три особых поля. К тому же наши грузовики заняты не только на формировании участков под хлебницу. Дел-то много. И люди нужны.
   - Опять люди, - грустно констатировал Оленовский. - Это хорошо, что Вы вспомнили про стадион. Как там дела? Хочу в конце недели выбраться туда.
   - Весной все перерыли. Достали все железо, которое было на глубине менее метра. Пока высадили тыкву. Она должна вычистить большую часть остатков хлебницы, которая там росла. Благоприятных условий для нее не было, поэтому остатки от зарослей незначительные. Поэтому урожай будет слабым. Зато площадь очистим. Осенью взборонуем и засеем травой. Главное думаю поле подготовить. Ну а остальное сделаем постепенно.
   - Хорошо. Ну и, наконец, финансы.
   - Илья Григорьевич, на сегодняшний день у нас в запасе девять миллионов пятьсот восемьдесят четыре тысячи триста два рублей, - сообщила Полина Викторовна. - Расчет с личным составом произведен по состоянию на 28 июня. Сегодня начались выплаты. Вчера поступили документы, о том, что мы заказали еще два полуавтоматических боевых комплекса, десять боевых роботов разных типов. Кроме того один тяжелый ударный беспилотник, три разведчика. Все это стоит денег. Основные поступления как раз на всю эту технику и уходит. А у нас итак долг достигает пятидесяти миллионов. Это притом, что благодаря Всеволоду Михайловичу и Федору Николаевичу за большинство жемчужин не начислялись комиссионные.
   - И дальше не будем, - весело заявил, уже успокоившийся Всеволод, - большинство мест, где вылезают головани, мы как раз выявляем и отмечаем с помощью тех самых беспилотников - разведчиков. И полуавтоматизированные посты нужны. Это освобождает много личного состава. Стационарные посты сейчас в основном нужны только для прикрытия наиболее интересных участков и как пункты управления теми же роботами. Либо как база для боевых групп. А так к ним вредители не очень-то лезут в нынешних условиях. Особенно в нашем секторе В. Уже ученые. На той стороне границы опять-таки теперь уже на подходе стаи вредителей зачищаем. Полностью автоматизированные так же не столь эффективны. Главное - все равно ими нужно управлять. А значит стабильный канал связи и контроля, повышенный расход энергии. К тому же они слишком громоздкие, перенасыщены оружием.
   Мы теперь и мобильные установки берем более простые. Кстати, преимущество полуавтоматических постов и в том, что их легко переместить на новое место. И роботами с них можно управлять. Опять-таки вопрос управление. У ЦОУ расположение далековато. Поэтому операторы у нас теперь сидят на самих постах. Там радиус канала связи с роботами короче. Могут к себе их отзывать для перезарядки аккумуляторов, пополнения топлива и боеприпасов. Так что нужны они нам. Особенно теперь, когда территорию расширяем. Пригодятся и для того чтобы идти дальше на юг. Между прочим один из заказанных - Мобильный Автоматизированный Боевой Пост легкого образца. Опытный вариант. Будем использовать для прикрытия работ.
   Сейчас у нас есть несколько вагончиков и грузовиков с огневыми точками. Оборудованы операторские пункты управления в двух автобусах. Самоделки конечно. Но роботы и тут эффективны. Выдвигаем далеко. Людям постоянно держать себя в предельно собранном стоянии сложно. Особенно когда много часов все кругом тихо и спокойно. Появляются сомнения, мысли разные на отвлеченные темы, сонливость. Внимание ослабевает. Организм переходит в расслабленное состояние. А тут радар работает. Операторов можно менять. Да и в безопасности они. Кроме того приходится использовать для охраны и наши боевые машины. А с их помощью лучше организовать патрулирование.
   - Думаю, Вы окажетесь правы, эти новинки покажут себя неплохо и придется заказать еще дюжину, - вздохнула Полина Викторовна. - Единственно, что меня успокаивает, процент на формирования фонда заработной платы. Деньги на выплату людям денег есть. Даже небольшой запасец. Хотя Виктор Андреевич и щедро платит за сбор кирпичей и прочего материала.
   - А вы, думаете, у меня хлебница просто так дает хороший урожай? Особенно на специальных полях.
   - Да уж ваши стены и собранного кирпича впечатляют. Благодаря этому, наши хозяйственные территории действительно надежно укрыты.
   - Только вот скоро придется, часть разобрать, - грустно усмехнулся Горшков.
   - Что так? - поинтересовался Кварков.
   - Так, где-то эти пятачки надо объединять. А для этого специально расчищать участки между ними. Нужно пользоваться старыми запасами. Часть кирпича мы и так продавали. Но в основном только то, что обработали бакты. А теперь на той стороне нового канала так же нужны стройматериалы, кирпич, плиты, стальные листы, блоки. Причем все обычное. Платят неплохо. Я уже отправил двадцать тысяч кирпичей через Союз и две тысячи через наш канал.
   - А где плата за них? Или Вы товаром получили? - спросила недовольно Евгения Владимировна.
   - Я разрешил на эти деньги, платить дополнительные работы, - пояснил Илья Григорьевич.- Кстати, это поможет сэкономить фонд премиальных.
   - За половину, получили продуктами для дополнительного питания рабочих, - добавил Горшков.
   - А как вы их провели? В наших грузах этот кирпич не значит.
   - По каналам не только наши грузы проходит. Добромир Родичев трижды приводил свои караваны только через Союзный канал. Купил напрямую кирпич и увез. Его грузы кто проведет? И наш канал он пробивал сюда и обратно сам. При этом в обе стороны заодно и грузы брал. Наши проводники пока одни работать не могут.
   Но кирпичи мы собираем, прежде всего, для очистки полей хлебницы. Для обеспечения урожайности и ускорения процесса переработки поверхности. Причем в результате должны получить хорошо подготовленные обогащенные участки. Тогда некоторые уже следующей весной сможем засеять тыквой. А тыква даже не "золушкина" представляет ценность. Порошок тот же можно продать, часть плода используется для изготовления высококачественного горючего.
   - А на хорошем поле и нужная нам тыква вырастит, - заявил Кварков. - А она ценна не менее чем наши жемчужины вторичной обработки.
   - Барахло набирать? - презрительно хмыкнул Дмитрий Сергеевич. - Только его кругом тут полно.
   - Ну почему барахло, - ответил Горшков. - Можно получить то же оружие, боеприпасы. А это уже разгрузит наш бюджет. И главное детали для изготовления тех же беспилотников. Или ремонта. Можно даже простые роботы собрать своими силами. Мы этим уже сейчас занимаемся. Между прочим, для пополнения бюджета можно будет и продукцию наших мастерских продавать. Это пока они нерентабельны. Хотя литейка уже дает результаты. Нужно активнее собирать на территории оставшуюся технику. Особенно ценны двигатели. Их можно без переработки продавать. К тому же компактные для транспортировки. Надо подумать, как эффективнее переправлять ремонтопригодные или вовсе целые автомобили.
   - Может просто затолкать? Как те же тележки. Надо на практике проверить, предложил Свирин.
   - Обязательно проведите опыты, - дал указание Оленовский. - На этом все. Совещание закрываю. До свидания!
  
   Позицию устроили прямо в зарослях хлебницы. Правее и впереди возвышаются холмы, оставшиеся после прошлогоднего сброса фрагмента. Если здания предыдущего хорошо придавило, то большинство из того, что стояло на поверхности этого последнего после вставки просто развалилось. Единственно кое-где сохранились остатки первых этажей, да и то в основном свались на бок. Но все же есть надежда, что хотя бы часть магазинов, расположенные в некоторых из них более или менее сохранились. Вернее хотя бы часть товаров, те же изделия из металла, инструменты. Застройка тут, кажется, была довольно густой, да и дома были многоэтажные. Поэтому груды стройматериалов весьма солидные, да и остатки от тротуаров и дорожного покрытия видны и тут, и там. А вот грунта, которого обычно больше всего, почти не заметно. Ее можно заметить лишь местами на устоявших фрагментах зданий прошлого фрагмента, все же, как грибы пробивающихся среди остатков нового. Много автомобилей. Кое-что на вид целое, другие помяты в хлам. Где-то и вовсе завалены и еле видны.
   Здесь на первый взгляд, пока плохо поработали и дины, и люди. И если следы первых просто не видны, а местами они все же пробили свои ходы, да и эти заросли хлебницы, результат их деятельности, то люди приступили к работе в этом районе действительно недавно. Но вот прямо сейчас, позади метрах в ста пятидесяти работает бригада, укрытая с этого места большой кучей битого кирпича. Слышно как рычит большой экскаватор. Этот звук время от времени перекрывается коротким грохотом. Это очередная порция порода сыплется в кузов огромного самосвала. Скорее всего, на базе КАМАЗа. Рядом тарахтят два больших бульдозера. Один помогает экскаватору, второй мелкий мусор выгребает в кучи на площадку рядом, где из них первым делом одна группа работников собирает целые кирпичи, крупные обломки, металлические и пластиковые предметы, ветошь.
   Потом небольшие бульдозеры ровным слоем распределяют остатки на поверхность готовящегося нового поля. На его территории работает уже вторая группа. Сначала с помощью магнита собирают металл, потом на транспортер на специальной гусеничной платформе кирпич и крупные обломки. И так слой за слоем. Не самый приятный и легкий труд, но все же потом меньше возится на поле, выковыривая все это среди корней, которым это не пойдет на пользу. Да и заросли при этом сильно помнутся транспортером. И так, даже несмотря на это, на существующих только вместо утренней зарядки по полчаса работает человек четыреста. Это не считая бригады из тридцати-сорока человек занятой на полный рабочий день. А тут все же где-то можно и легкие тележки использовать, только надо проложить дорожки из досок для колес. Так что лучше хотя бы часть убрать сейчас, чтобы не мешало хлебнице быстро расти, одновременно и предоставляя людям урожай и главное перемалывая всю эту породу в прекрасный материал.
   Основная задача дозора как раз прикрытие рабочей бригады. Непосредственно на месте этим занимается целое усиленное отделение. Да и многие рабочие неплохо владеют оружием. Все-таки тут работает один из взводов хозроты. И все же допускать нападения на бригаду нежелательно. Мало ли что. К тому же это отвлекает, а то и вовсе вынуждает прекратить работу. Поэтому тут примерно в полусотне метров подготовлена ловушка. На местном сленге это называется подкормка. Рядом друг с другом навалены кучами дохлые бакты, мартыхаи, шакалы, остатки от туш других местных обитателей, например, термитов. Так что большинство их пока живых сородичей, называемые тут просто вредителями, должны клюнуть на представителей враждебных видов. Для каждого есть свое блюдо. Тем более это намного соблазнительнее, сомнительному удовольствию от нападения на людей. Так что эта приманка является очень сильным средствам отвлечения вредителей от работающих. С другой стороны именно деятельность людей должна привлечь их в этот район, и уже тут они не смогут отказаться от возможности полакомится. И сразу попадут в прицел. А отстрел всяких тварей с целью сокращения их численности вторая важная задача. Так что тут одно другому не только не мешает, а наоборот помогает.
   В дозоре всего четыре человека. Главная ударная сила это Даша Степенихина со своей снайперской винтовкой. Федор Николаевич и еще два бойца присутствуют в первую очередь для её прикрытия. Место уже обжитое. Четверки тут располагаются уже пятый день. На этом участке специально оставили хлебницу неубранной. Тут на самом краю лежат два бетонных блока. Набили прямо рядом с ними несколько колышек, с помощью которых натянули две маскировочные сетки. Третья над местом отдыха, в небольшой щели. За эти дни собрали кирпичей, бордюрных плит и крупных обломков из которых сложили небольшую баррикаду.
   Люди дежурят по очереди. Один наблюдает, второй бодрствует, двое отдыхают. Федор Николаевич до обеда, воспользовавшись возможностью, даже поспал. Теперь съев свою порцию супа, еще вполне горячего, благодаря хорошему термосу, прихватил пару небольших кусочков хлеба, колбасу, немного сыра и фляжку с напитком на четверинках пробрался на позицию.
   - Даша, что у тебя тут?
   - Пока спокойно. А Вы, почему так рано. Еще десять минут до смены, - немного недовольно поинтересовалась девушка. - К тому же мне что-то и вовсе не хочется отсюда уходить.
   - Иди обедать. Там термос открыли, - предложил-приказал Мураев.
   - Слушаюсь, товарищ командир, - быстро ответила девушка, но при этом в голосе явно послышались какие-то несерьезные нотки.- Только разрешите, я потом к вам вернусь.
   И опять вроде бы по форме и строго официально, а на самом деле нет в содержании никакой должной почтительности к начальству. Пока Мураев как-то успел отреагировать вялым: "Не стоит", девушка уже быстро ящерицей исчезла среди зарослей. Федор Николаевич убедил себя, что это он просто сосредоточился наблюдением, потому и упустил. И некая стеснительность и неуверенность в присутствии этой девушки совершенно не причем. Хотя сам и понимает, что действительно с Дашей, особенно наедине, он скован и не совсем в своей тарелке, и она это чувствует и ведет с ним, довольно высокопоставленным офицером, свободно, и даже несколько покровительственно.
   Федор, не торопясь по очереди осмотрел завалы, потом перевел взгляд левее. Тут небольшие кучи, заросшие незрелой хлебницей, потом вперемешку заросли тыквы и капусты. Пока и то, и другое еще не созрело. Но кто-то из любителей и того, и другого может сюда забрести. Угодья богатые. Ну а за ними следом явятся представители следующего звена пищевой цепочки. Но нет. Вроде все спокойно.
   - Товарищ капитан, не скучали? - послышалось возле левого уха. И даже вроде чем-то теплым дунуло, аж в сердце отдалось.
   - Дарья, вы все-таки вернулись, - спросил Федор, немного повернувшись в ее сторону. Даша устроилась на коврике рядом. Справа от нее маленький термос, шоколадный батончик и бутерброд. В керамической кружке дымится от содержимого. - Хоть пообедать успела?
   - Разумеется, - ответила девушка, уставившись в окуляр бинокля.
   - Пока спокойно. Я все осмотрел.
   - Вот и хорошо. Вы тогда смотрите за общей обстановкой, а я тщательней поинтересуюсь зарослями. Во время дежурства плотно заниматься ими было нельзя. Может, что интересное увидим.
   Федор не то, чтобы оказался разочарован, но сам себе пару ласковых влепил. Прямо по своей излишней самоуверенности. Ну, надо же было настолько оторваться от реальности. Возомнил сам себе что-то. Подумал, что это из-за него она вернулась. А действительность быстро расставила все по своим местам. А она хочет поохотиться. Это еще хорошо... Только тут сообразил, что занявшись самокритикой допустил еще большую ошибку. Поставил свое самолюбие с внутренними переживаниями и проблемами превыше всего. А надо делом заниматься. Следить за местностью.
   - Товарищ капитан, как у Вас, - минут через десять спросила Дарья. - Нет смысла постоянно рассматривать развалины. Если, что все равно они вылезут к добыче. И несколько секунд ничего не решают.
   - У Вас, полагаю тоже пока глухо? - ответил Федор. - Последний раз, кажется, мы в мае встречались? С тех пор несколько раз твое имя встречал в приказах на поощрение и премиальные и все. Как у тебя в роте то?
   - Как видите до сих пор ефрейтор, служу в роте. Предлагали перейти в снайперскую группу при отряде, но решила остаться.
   - А что так? Получила бы сразу младшего инструктора-снайпера. А это сразу капрал. Учитываю твою выслугу.
   - Но в роте проще. Там я точно нужна и одна из лучших. Подальше от начальства. Сама себе хозяйка. Командиры ценят. Климат в роте здоровый. От хозработ свободна, постоянно выхожу на свободную охоту. Сегодня у меня так-то выходной. Но собирать камни не хочется.
   - Но теперь за это будут хорошие премиальные, - пояснил Федор.
   - Слышала, - усмехнулась Дарья. - Только это не очень для меня. Только для поддержания формы.
   - Но я же предлагал тебе перейти ко мне, - Федор решил еще раз попытать счастья. - Возможность охотиться представлю. Вот и сам тут лежу.
   - Но это опять загонять себя в клетку, - возразила Дарья. - Кстати, а я Вас недавно видела. Дня три назад прогуливались со своей фифой. Она такая важная, а Вы, кстати, выглядели как-то сковано, словно, что-то мешает. Но, а так, она очень красивая. Только почему до сих пор не женитесь?
   - Наши отношения еще не дошли до этого. Хотя мы и довольно близки, но все же пока есть некие линии...- начал объяснять Федор, но тут неожиданно запнулся. И сам удивился, собственной откровенности. Даже с Севой он об этом не говорил.
   - Когда Вы были вдвоем, и она была немного напряженной. Я было подумало, что это от высокомерия. А потом видела под ручку и с Аней, и с Катей. С ними она чувствовала себя намного свободней. Значительно...
   Последнее Дарья сказала, немного усмехаясь, и вроде недовольно. Но тут же стало не до этого. Появились долгожданные мартыхаи. Пара разведчиков быстро обследовала обстановку и исчезла. Но это не повод успокаиваться, тем более сожалеть.
   Федор дал команду отдыхающим навести порядок на месте отдыха и подтягиваться. После этого снял автомат с предохранителя, патрон уже в патроннике и занял позицию рядом с Дарьей. Та уже в полной изготовке. Винтовка на сошках, с прицела снят защитный кусок ткани. Но пока нет противника, она сделала глоток чистой воды из фляжки, которую быстро убрала в нишу под плитой. А тут уже и ребята появились. Они расположились на флангах. Осталось только ждать.
   Мартыхаи появились минут через десять. Еще секунд сорок ждали, пока они не вылезут все. Даша взяла на прицел вожака, Федор поставил переводчик на короткие очереди. Сейчас у него один патрон в патроннике, сорок в магазине от пулемета. Есть еще один круглый, но с ним оружие по ощущениям тяжеловато. Первым выстрелила Даша, и тут же палец Федора академически плавно нажал на спусковой крючок, тут же ствол влево и еще одна короткая очередь вылетела из ствола. А Даша только успела загнать патрон и повернуть ручку затвора. Мураев выпустил еще три патрона. Девушка прильнула глазом к прицелу и с довольным выражением лица выстрелила.
   Мартыхаи сразу после первых выстрелов начали метаться. Но приманка специально уложена так, чтобы не было возможности укрыться сразу же. И все же инстинкт самосохранения тварям помог. Они не стали ввязываться в бой, как иногда с ними бывает, когда людей мало, а все же бросились бежать. И все же с десяток или даже больше сталось лежать. Свежая приманка готова. К тому же там, в зарослях на краю местных круч, есть несколько подранков. Причем и тех, у кого сил надолго не хватит. А значит, по следам придет еще кто-то. И еще вряд ли мартыхаи теперь рванут туда, где кипит работа. Да и другие вредители оказавшиеся поблизости тоже.
   Ну а пока можно вновь заполнить опустевшие магазины. У Федора он опустел полностью. Дарья успела сделать семь выстрелов. Торопится некуда, поэтому операцию выполняли подчеркнуто тщательно. Заодно Федор решил поинтересоваться:
   - Даша, а почему стреляли из девяносто шестого? У Вас же есть и Винторез. Все же пока бандерлоги успели бы сообразить, выпустила бы уже три-четыре пули.
   - Было б хорошо. Но для него нужны патроны СП. А в ротах с ними напряженка. Выдают чуть ли не по штучно. А пятьдесят четвертых (патрон 7,62х54) даже снайперских у нас все же пока хватает. По крайней мере, я в лимит укладываюсь.
   - Ясно. Но теперь СП будет больше. Об этом был разговор. Как и патроны в варианте 7Н1. Будем немного корректировать заказы. Так что я достану Вам несколько пачек.
   - Ой, спасибо! - восторженно воскликнула девушка.
   Ну а потом произошло. Девушка прижалась к Федору и неожиданно поцеловала его в щеку. Крепкое, с виду отлитое тело Дарьи, оказалось мягким и теплым. От этого Мураев на секунду замер, словно опасаясь спугнуть новые ощущения, а потом он погрузился в какое-то восторженное состояние. Тепло от Дарьи после прикосновения, быстро проникло внутрь организма Федора, при этом быстро превращаясь в настоящий пожар. Он на секунду потерял контроль над собой, полностью подчинился чувству счастья и восторга и в свою очередь быстро поцеловал девушку, тут же испугавшись, отпрянул. Но этого мига хватило, чтобы теперь жар от огня, пылающего у него внутри, перекинулся уже на девушку. Она покраснела и спрятала лицо в ладони. Федор почувствовал одновременно и смущение своим поступком, и какое-то легкое, чистое, свободное от всего, чувство счастья. Единственная внятная мысль была: "Теперь кровь из носа надо добыть для нее обещанные патроны". Только потом вспомнил о том, что тут рядом еще двое бойцов. Оглянулся. Нет, они сразу после перестрелки ушли отдыхать. Это было пять минут назад. Но как быть с Дашей? И ведь совершенно не хочется делать вид, что ничего не произошло. Душа захотела петь.
  
  
   С утра Федор окунулся в служебные дела. На совещании объявил, что до пятнадцати часов необходимо подготовить все срочные бумаги. В семнадцать он пойдет на доклад командиру. И после этого до понедельника придется без него.
   - Да и командира не будет. Исполняет обязанности Золотова. Вместо меня остается Екатерина Александровна. Проект приказа на исполнение к двенадцати часам. Работаете в соответствии с должностными инструкциями. Задачи свои знаете. У меня все. По рабочим местам.
   День прошел буквально как несколько мгновений. Спокойно просмотреть все бумаги удалось только к одиннадцати. Только подписал последний документ и положил в папку, как в дверь кабинета уже постучали.
   - Товарищ капитан, материалы вчерашней комиссии и проект приказа по ним, - доложила Катя Яснова.
   - Давайте сюда, - даже обрадовался Муравев. Есть время все внимательно посмотреть. - Катя, передай, пожалуйста, Васе список тех на кого, надо подготовить представления к следующей среде. Это приказ с конкретизацией обязанностей наших сотрудников. До понедельника нужно включить в должностные инструкции. Боевое распоряжение о направлении в "полевые".
   - Хорошо.
   - Что по приказу по тебе?
   - Через полчаса принесу. Исполнение до какого?
   - До понедельника. Хотя мы и вернемся в воскресенье. Все же делайте приказ до понедельника.
   Ну а дальше только успевал просматривать бумаги, возвращать некоторые на доработку, вносить уточнения. И вот на часах уже пятнадцать часов. В кабинет к Всеволоду зашел с большой папкой толщиною почти в кирпич.
   - Федя, заходи быстрее. Давай, что у тебя. Представления на очередные звания подпишу сразу, досрочные оставь на понедельник. Назначений с повышением те же пять, что были на комиссии? Тогда подпишу сразу же. Перемещения согласованы всеми. Приказ дай посмотреть. Материалы по этим трем пунктам.
   Прочитав быстро представленные листы, Всеволод все же завизировал их, как и сам приказ. Подписал, внимательно прочитав и три служебные записки. Боевые распоряжения на неделю просмотрел лишь вскользь. Впрочем, там рутина. Командиры боевых подразделений уже освоились с этим. А вносить мелкие поправки не имеет смысла.
   - Вот две служебные проверки.
   Одну Сева подписал сразу же, вторую вернул на доработку. В резолюции потребовал собрать дополнительные материалы. Докладную по боеприпасам оставил себе для изучения, как и список некомплекта. Федор собрал свои бумаги обратно в папку.
   - Разрешите идти?
   - Подожди. Федя сейчас уже восемнадцать десять. Давай до ужина раздай бумаги последние инструкции. Потом вдвоем поедим. У тебя все готово?
   - Да. Ну, тогда давай прямо на пункт перехода. Я спальники организовал. Прямо там заночуем. Хоть выспимся. Обойдемся завтра без зарядок.
   Действительно выспались. Когда начальство, умывшись и одевшись, явились на площадку, то обнаружили уже выстроившуюся колону. Это Саня Платонов успел постараться. Он привел лошадей еще с вечера. А теперь уже успел, и вывести из загона, и запрячь. Бригада работает, загружая на телеги, заранее подготовленные коробки с грузами. Для них тут Горшков велел поставить отдельный сруб. Теперь люди спят тут же. Зато работать можно еще по утренней прохладе. Работа идет быстро. Тут стоит автокран и специально переоборудованный колесный трактор. Есть и простые устройства с блоками и тросами. Поэтому работа идет быстро. На каждую телегу погрузили по движку от легкового автомобиля. На Звемелин в первую очередь идет вторсырье. Поэтому тут много слитков цветных металлов, спрессованный железный лом. По две тонны на каждую телегу. Ну а сверху четыре подводы по четыреста, а на два триста килограмм менее тяжелого, но объемного груза. Ткани, коробки с электроникой, пластик. И книги. Много книг. Хотя у Всеволода в сумке диски и пленки со снятыми снимками. Подушки, матрасы используются еще и для того чтобы обернуть хрупкие вещи. Это стекло, фарфор и те же мониторы от компьютеров.
   - А это откуда, - удивился Сева, остановившись около подводы в середине. - Яша, откуда этот Росинат?
   - Это не Росинат. Кобылу зовут Пчелка, - доложил Яша Тихомиров. - А взялась она из сельского сектора Союза. Там есть еще несколько лошадок. Вместе с куском территории достались. Одну включили в нашу долю, когда выделялись. До сих пор использовали для разных работ. В последнее время она вьюки таскала, в Закрытую Долину. Там и паслась. Ну а теперь вот и новеньких к ней подселили. Товарищ майор, давайте возьмем её в караван? Ей-то, что одной оставаться в долине? Она с остальными уже сдружилась. И меня не будет. Она конечно много не потянет. Девятьсот кило, но все равно польза.
   - Тяжеловато нам придется, - вздохнул Всеволод. - Но что делать, возьмем. Да и все же надо дополнительную нагрузку брать. Вот теперь и возьмемся. А то вон Станислав Юрьевич говорит, что мы пользуемся переходами в облегченном режиме. Вот пусть и сам нам помгает.
   - Спасибо, товарищ майор, - обрадовался Яша.
   - А где, Ударбов? - вдруг поинтересовался Федор.
   - Здесь я, здесь, - ответил голос где-то справа. - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, Станислав Юрьевич, - поздоровался Всеволод. - Вы здесь. Хорошо.
   - Я, как и вы, тут ночевал, пришел позже, но перед сном отвлекать не стал. Побоялся знаете ли проспать. Да и лишние несколько минут сна утром не помешают. Ого. Послушали меня. Берем еще одну подводу, - и тут же положил перед собой небольшую сумку. - Вы смотрю в легкой форме. Вон у Федора Николаевича и рукава короткие. Поэтому я тут три куртки приготовил. Одевайте. На той стороне зима. Хоть и выскочим в ангар, но все же.
   - Позже, - возразил Всеволод. - Успеем взмокнуть. Вот как будем дополнительный груз на себя вешать, то и оденем. У Вас смотрю рюкзак уже тут.
   - И сумка так же. Двадцать килограмм в сумме. Сумма с сумкой. Интересное сочетание. Рюкзак надену спереди. Но нужно дождаться Горшкова. Он должен доставить груз на тридцать кило, чтобы на спину повесить. А вы возьмете c собой только отрядное имущество?
   - Нет. Есть кое-что на продажу из техники, диски, коньяк накопившийся, ну и пара бутылок показать, нашли запас под развалинами, - пояснил Всеволод. - Примерно по десять килограмм. Ну а все остальное отрядное.
   - А вот и Виктор Андреевич, - обрадовался Ударбов, - что это он приготовил? Жемчужины уложим в телеги?
   - Место оставили, - ответил Сева, и посмотрев на часы добавил. - Должны через две минуты привезти.
   Горшков приехал на этот раз на простом скутере. Быстро махнув рукой троице, забежал в пункт управления. Уже через минуту выскочил с тяжелым мешком. Впрочем, от ноши его быстро избавил Петя Белов. Сам Виктор Андреевич, почти бегом двинулся к группе важных чинов.
   - Здравствуйте, чуть не опоздал, - выпалил он запыхавшись. - Все надо самому кирпичи потаскать.
   - Здравствуй, Виктор Андреевич, ты чего не на машине? - поинтересовался Федор.
   - Так экономить надо начинать с себя. Тут я в последние дни все с топливом занимаюсь. Думаю, как снизить расход солярки и бензина. За каждый литр бьюсь. Наше потребление сейчас лишь ненамного превышает производство. Точнее на сто семь литров бензина, дизельного топлива на двести четырнадцать. Еще новые установки в сельском секторе, который перерабатывают почву и воздух в анклавах, начали работать. Они теперь хоть дают дополнительный ресурс. Пока правда нестабильно. Но одновременно улучшаются и условия для работы.
   Уже два ЗИЛа перевели на работу на дровах и спецсмеси. Вместо генераторов на солярке ставим паровые. Один уже заработал. Электроэнергия есть. Будем сеть расширять. Так что теперь я свою машину использую редко. И остальным норму урежу. Прежние лимиты, остаются только для техники, непосредственно работающей на расчистке территории. Ну и для бензопил, на заготовке дров. Федор Николаевич. С собственной машиной придется подождать. Вот пару Газелей еще на газ переведем, будет полегче.
   - Надежно хоть будет? - спросил Сева.
   - Да. А газ у нас есть. Поговори на той стороне а? Пусть пришлют хотя бы пяток Камазов с новыми движками, там экономия огромная. Мы ведь все излишки собираемся в Новый мир продавать. Это и Добромиру выгодно. Да и Володя, для четвертого канала с собой бензин берет.
   - Может, какую машину дадут на элетромоторе.
   - Но там же запас небольшой, - возразил Ударбов.
   - Ну и ладно. У нас расстояния-то. Успеем зарядить. Нам бы еще троллейбусы начать использовать или трамвайную линию проложить.
   - Ничего, Виктор Андреевич. Скоро уже зима. Там начнем экономить. А пока у нас и особых возможностей для транспортировки через каналы нет. Лучше для Нового Мира приготовьте больше масел и разных добавок.
   - Я об этом уже подумал. Думаю, и запчасти там понадобятся, и работающая техника. На Звемелин то в первую очередь лом нужен. Сырье разное. Пластмассы. Разные элементы из таблицы Менделеева.
   - Зато на Новоэдеме больше ценятся дорогие авто. Нужно будет отдельно собрать. Здесь они не нужны. А туда будем просто заталкивать. Надо для этого полностью нашу ветку, которую Союз представляет использовать.
   - Станислав Юрьевич, а ты зачем подарки домой не на наших складах покупал, а? - вдруг спросил Горшков.
   - Кое-что купил. То, что точно со складов или магазинов. А вот по хатам собирать все же вот не лежит и все. Ну и собранное там. Хоть я и не ангел, но тут вот не могу и все.
   - Не ты один такой, - вздохнул Горшков.
   - А вы Станислав Юрьевич, думаете, у других в магазинах товар, откуда берется? - усмехнулся Федя.
   - А не хочется думать, друг Федя, и все тут. Я купил и все тут. За деньги. А остальное уже на их совести. И еще давайте все-таки на "ты".
   - Хорошо Станислав Юрьевич. Я с... тобою так-то согласен, - согласился Мураев. - Насчет мародерки. Одно дело, когда для общих нужд. Другое, для себя.
   - Ну, так в чем вопрос, - заявил Всеволод. - Давайте отдельный склад устроим.
   - А вот те же сейфы с оружием, которые в развалинах находим. Другое дело, отношение другое. Такой стеснительности нет. Вот что удивительно - добавил Ударбов.
   - Ну, так это все равно ставится на баланс отряда, - ответил Всеволод. - Как и оплату за те товары, которые мы везем с собой сегодня. Кстати, Виктор Андреевич, а что ты на нас собираешься самих вешать? Что в мешках?
   - Деньги.
   - Не понял. Какие деньги?
   - Металлические. Мы, между прочим, не только из квартир выгребаем. Ладно, не обижайтесь. Для меня личные вещи и разный стройматериал, так же не одно и то же. Итак. Мы вскрываем и канализацию, и коммуникации. Где-то она и тут вовсе на поверхности оказалось. А там много чего есть. Цветные металлы в кабелях, трубы те же, арматура. Что-то мы используем тут. Кое-что везем на ту сторону. Многое просто переправляем и тоже продаем. И есть такие интересные места, где собирается то, что люди случайно смывают в канализацию, в том числе металлические деньги. Вот недавно вскрыли такой участок. Там, наверное, с нескольких микрорайонов десятки лет копилось, судя по ассортименту. Три ведра одной мелочи набрали. Ну, еще там и драгоценности были, и ложки, и вилки, и прочее. Ювелирку, золото, серебро я сам лично отделил и сдал в финслужбу по списку. Не забывайте и про разные магазины. Мы сколько месяцев собирали мелочь из кассовых аппаратов. Все тут. Поэтому на вид вроде ничего, а вес есть. Ну, что давайте ребята готовится. Сева я там тебе записку написал. Надо увеличить долю пельменей в грузе. Я тут встречу. Вон по совету Станислава Юрьевича организовали пельменную, теперь продукты нужны. А то вон ящики я жемчужиной надо грузить. Они опечатаны вот на них отдельная накладная, в пакете сопроводительная и всякие рекомендации и отчеты научного сектора в бумаге и на дисках. Давайте прверим.
   С первой подводой пошел Миша Куницин, за ним со второй Всеволод, третью длинным поводом привязали к предыдущей телеге, Яша с Пчелкой, потом Ударбов. Федор с крайней седьмой подводой замкнул шествие. Ему же пришлось присматривать и за мерином, идущим шестым. Пошли с включенными на полную мощность приборами. И все равно встретили сопротивление, словно рвали какую-то паутину. А если прибавить к этому свой вес, то переход действительно потребовал сил.
   Вот и Звемелин. С Мураева тут же сняли мешки, накинули теплое одеяло и показали дорогу до небольшого вагончика. А тут тепло. Быстро закрыл за собой дверь. Для него уже готово сухое белье, футболка, свитер, теплые сапоги, штаны и куртка, вязаная шапка. Часть одел сразу же тут, а часть уже снаружи. Не то потом можно залиться. Когда Федор вернулся к подводам, его уже сиротливо ждали его вещи. Рядом лежат мешки с монетами.
   - Эти сдадим отдельно, - пояснил Всеволод. - Сначала надо уточнить у Добромира, что с ними делать. Так что пошли грузить в автобус. Вот Яша и Миша помогут. У них только собственные двадцать килограмм. Ну что в порядке? - уточнил он у местного сотрудника. - Таможня дает добро?
   - А что с вами делать. Все равно все беспошлинно возите. Вот Вам копия накладной, эта остается у нас. Мы тут все перегрузим с Ваших телег на наши машины и все. Заодно и сверимся. Только вон ребята с особого отдела свои ящики заберут.
   Действительно за жемчужинами приехала целая колонна из трех бронированных машин. Целый БМП, два тягача. В сопровождении кроме мехводов человек семь вооруженных крепких парней. Забрали под роспись пакет, ящики, распрощались, и поминай, как звали.
   Впрочем, тут сразу же взялись за разгрузку. Вся операция заняла десять минут. Сняли с телег взвесили, поставили свои пломбы, погрузили на машины и так же быстро уехали. Яша с двумя местными конюхами сразу как телеги освобождались начал отгонять повозки на конюшню. Она тут рядом. Всего сто метров. На автобусе доехали половину этого расстояния. Дальше пришлось пройтись пешком. А ноги, как ватные. Яша к этому времени как раз расседлал Пчелку. Местные рядом занимаются двумя меринами. Яша не обращая внимания на начальство, сам распряг последнюю лошадь. Сбрую аккуратно положил в телегу. После этого еще внимательно осмотрел результат работы местных. Вытер каждого. После этого сам повел в поводу трех лошадок в стойла. За ними двинулись местных. У каждого из них еще по два мерина. Яша вернулся только через пять минут. За это время, так-то можно было уже и в лагерь добраться и машину обратно прислать. Но с другой стороны, надо убедиться, что тут прядок.
   - Товарищ майор, лошадей поставили в стойло. Условия хорошие. Обещали и накормить, и напить. Тут с этим строго. На баланс поставили. Я как отдохну, сам сюда прибегу. Не распишетесь в журнале?
   В лагере первым делом посетили столовую. После плотного завтрака группа разделилась. Тут оставили Мишу и Яшу. Здесь есть, где продать вещи, отдохнуть. Им предоставили двухместный номер в одном из домиков. С большим телевизором, душем. Питание бесплатное. Есть автоматы с напитками, кондитерскими изделиями. При желании можно заказать истопить баню. Правда, Яша уже начал рваться на конюшню.
   - Договорился насчет транспорта. Тебя туда отвезут, - сообщил ему Бердышев.
   - Зачем? - немного расстроено ответил боец, - тут расстояние, два шага. Я своими ногами дойду.
   - Не спорь, - намного строже приказал Сева. Тут свои правила. Изволь их выполнять. Надеюсь, жалоб на вас не будет от дежурного? Михаил, это и тебя касается.
   - Никак нет, - дружно гаркнули оба.
   - Вот и хорошо. Отдыхайте.
   За Станиславом Юрьевичем приехала жена. Он позвонил ей еще с пункта перехода. Дама довольно крепкого телосложения. Примерно на полголовы выше самого Ударбова. В черном пальто с меховым воротником. Из под широких брюк видны массивные носки прорезиненной обуви. Темные длинные пряди волос выбиваются из-под высокой шапки. Строгая и властная. С ней приехали двое сыновей лет семи. Мужчины серьезные, больше похожие на мать. Дама, кажется, слегка расстроилась, когда Всеволод и Федор, в ответ на приглашение в гости ответили, что едут по делам. Потребовав на следующий раз запланировать визит к ним домой, глава семейства с мужем и с детьми укатила.
   Машина за ними подъехала минут через пять. Водитель оказался тот же, что был на микроавтобусе. Загрузили в багажник мешки с мелочью, устроились сами, и вот они уже в пути. Скорость небольшая. Большой черный УАЗик хорошо идет по заснеженной, плохо чищеной дороге.
   - У нас места довольно много, а людей мало. Возможности постоянно чистить дороги нет. К тому же этой пользуются не часто. Есть и более оживленные направления. Ничего скоро весна, - пояснил водитель.
   - Тогда дороги совсем развезет, - возразил Федор.
   - Не настолько, можно проехать. Зато высохнет быстро, - не согласился местный.
   - Надоела зима?
   - Она тут короткая. К тому же не холодная. Сейчас на улице градусов два-три. Минус два-три. Вон солнышко на небе. Ночью будет около десяти. Это вам холодно с непривычки. А на лыжах сейчас прогуляется самое то.
   - А тут приходится двух типов возить, - усмехнулся Федор.
   - Зачем вы так? Это работа. Мы, наоборот, радуемся, когда заказы есть. Все-таки зима. Народу у нас в последние недели прибавилось. Лиц с высокой квалификацией среди них немного. А остальным ведь тоже хочется быстрее денег заработать. Поэтому сейчас конкуренция высокая. Меня и так сюда назначили, как хорошего водителя.
   - Был неправ, виноват, - признал Федор.
   - Ничего. Бывает. У вас-то там как, жара?
   - Жарковато, - ответил Федя. - И пейзажей таких нет. Даже зимой. Вон, какие пышные елки стоят.
   - Это да. Лесов у нас хватает. Да и полей. А поселки все в садах. Поэтому я нарадоваться не могу, что здесь живу. Вот на Новом Эдеме говорят жизнь. А с моей женой дама работает. Старшим специалистом-оператором. Она вот с Нового Эдема сюда переселилась. Ей тут намного больше нравится. Так что там лучше развлекаться, а здесь жить и работать.
   Встретил их сам Добромир. Сразу же проводил Федора и Всеволода в гостевой домик рядом со своей усадьбой. Мешки с деньгами осмотрел и тут же передал двум сопровождающим, которые их сразу загрузили в небольшой красный внедорожник. Еще трое занесли вещи в помещение. Гости с хозяином вошли следом.
   - Тут на втором этаже несколько комнат, есть трехместные, есть двухместные. Можете заселиться вместе, хотите отдельно.
   - Думаю лучше в один номер, - ответил Всеволод. - Все же на новом месте так веселее. Ты как Федя?
   - Я не против, - ответил тот. - А номер все же может побольше?
   - Тогда, ребята несите вещи в центральный трехместный номер. Вы снимайте верхнюю одежду и идите за ними. Можете умыться с дороги. Душ тут на первом этаже. Полотенце, мыло, шампунь там есть. Если надо то и бритвенные принадлежности.
   - У нас своих много, - ответил Бердышев.
   - Ну а потом тут посидим. Я прослежу пока, чтобы стол накрыли. Думаю, здесь будет нам проще. К дому привыкнете. В прошлый раз в другом ночевали? А теперь в каждый приезд тут будете располагаться.
   Стол оказался богатым. Накрыто на троих. Но, несмотря на это, заставлен плотно. Более того столы у стены так же не пустуют. Там, какие-то кастрюли, фарфоровые горшки, груды тарелок, бокалы и бутылки.
   - Ну что ребята, присаживайтесь. Мои люди все приготовили. Через пять минут Окула принесет шашлыки. Оставим тут пока Сашко. А остальных предлагаю отпустить. Если, что двое подежурят в машине. Тогда давайте накладывать салаты. Берите хлеб, колбаски, сыр. Тут вино, в этой сидр. Сок, вода. Не стесняйтесь, разливайте, кто что желает.
   Около часа только ели, пили, шутили. Когда оба гостя перешли на горячий чай, отказавшись даже от пирожных, Добромир отослал и Сашко. По жесту хозяина все трое сели за маленький столик. Там уже стоят чашки, самовар и чайник с заваркой. Есть вазы: с кусками сахара, с медом и вареньем.
   - Мне сообщили - с вами прибыл и Ударбов, - заговорил первым Добромир. - Конечно, не всем этот человек нравится. Да к тому же он и не хочет это делать. Грубоват, резковат, да и внешне...
   - Так не барышня, - усмехнулся Сева. - А по работе с ним можно иметь дела. Не идеален, конечно. И трудно бывает. Вроде и не блещет особым умом, но вот после большого совещания дал дельные советы. Например, увеличить нагрузку при переходах. Совершать их пока реже, но резко увеличить качество. При этом упростить правила вознаграждения. Или вот предложил Горшкову организовать пельменную и кормить там личный состав за талоны. Которые в свою очередь выдавать за работы по расчистке завалов, прочие работы, и вообще как премиальные. Сейчас просто включить некоторые продукты в общий рацион не получается. Слишком тонким слоем придется размазывать. А через пельменную и кофейню мы все равно кормим наших людей. Дополнительное питание за дополнительно выполненную работу. Сразу две цели.
   - Может все же лучше не талоны выдавать, а деньгами расплачиваться? - с сомнением в голосе произнес Добромир.
   - Да мы тоже первым делом так посчитали. Но тут своя особенность. Деньги потом люди могут потратить куда угодно, и не факт, что в наших заведениях. Вообще с наличностью туговато. А так и реально ценный способ оплаты, и деньги у нас остаются. А талоны очень хороший стимул. Люди восприняли их с энтузиазмом. Только вот нам бы еще немного этих пельменей. Уж очень они популярны. Хотя в меню и салаты из свежих овощей, и жареная картошка, и яичница. Да и мясные блюда есть, и десерты.
   - Хорошо. Добавим в товары еще двести килограмм пельменей. Тем более у вас дополнительная подвода. А пока их освоите, через жемчужины еще запас накопится. Кроме того дам пару кило в качестве образца для установки. Сможете каждые сутки заказывать еще один сорт. Ну и отдельный подарок для вас. Кушайте на здоровье. Количество жемчужин растет. Я в курсе о том, что было на совещании, и разговоре у Оленовского позже. Дементьев доложил.
   - Он так же на вас работает? Это уже не удивляет.
   - А что тут такого? Главное не требовать с человека больше. Вот вы оба мои люди. Однако хоть раз пришлось поступить против интересов Союза, Восточного. Сознательно. Ошибки из лучших побуждений мы все совершаем.
   - А мы ничего такого и не имеем в виду, - смущенно ответил Сева.
   - Хорошо. В отличие от вас, Ударбова, многих других, Дементьев занимается разведкой и контрразведкой. Поэтому связи с ним не афишируются. Но сотрудничать с ним вам необходимо. Особенно тебе Федор. У тебя картотека и личные дела. Так что внимательнее при проверке людей. Найдете, что странное - посоветуйтесь с Дементьевым. Разные они бывают. Отделение сыска это одно. Но у них своя узкая функция. А против вас могут работать крупные игроки. Вы, например, пока еще не касались ни Района Большого Рынка, ни Нейтрального Сектора. А там игры идут серьезные. И Союз вас прикрывает. Потому Дементьева в Восточное и прислали. К тому же отряд еще и козырь их службы. Хороший козырь и опора. Понадобится, надо будет помочь, в том числе и вооруженной силой.
   - Понятно. Только вот не привыкли мы против людей воевать, - поделился Всеволод. - Даже такие как мы с Федей, хотя и имеющие опыт, уже не те. Привыкли к другому режиму. Перестроились. Хоть и стреляем каждый день, операции, задачи называем боевыми, на самом деле все же это просто охота, даже термин полицейская операция подходит лишь частично. И все у нас заточено под этот особый режим.
   - Но твои люди все же умеют обращаться с оружием. Маскироваться, сидеть в засаде. Передвигаться на месте. И опасность определенная существует. Так что обстановка максимально приближенная к боевой. Противник только не стреляет в ответ.
   - Если брать во внимание мартыхаев, то эти так-то в ответ камнями метко бросают. Не бывает недели, чтобы кто-то в санчасть не попал. И главное пятьдесят-шестьдесят метров это для них нормальное расстояние. А среди развалин и зарослей хлебницы это уже существенно.
   - Вот видите. И все же жемчужины и еще раз жемчужины. Ну, и, разумеется, для этого нужны дины. Это все же от динозавров?
   - Кажется, да.
   - Мне наши специалисты не раз отмечали, что жемчужины этого года найденные у вас на территории выше качеством.
   - Да. Но у нас сейчас много молодых, а им еще рано делать кладки. Приходится старые собирать. Но когда эта возможность будет исчерпана, рассчитываем, что у нас будет уже много взрослых пар. Этот год и следующий надо продержаться, - пояснил Бердышев. - К тому же осенью получим неплохой урожай тыквы и орехов. А Горшков к следующей весне готовит несколько гектаров, пригодных для посева тыквы. Нашей мегаполисной, золушкиной. Вернее мегаполисной простой и золушкиной. Простая так же представляет ценность. Для изготовления того же горючего, вам продаем.
   - Да перспективы хорошие. Вложения уже сейчас оправдываются. К тому же, честно говоря, вы для нас выгодный рынок сбыта продовольственной продукции. И Союз и Содружество же за нее расплачиваются в полном объеме. Поэтому мы готовы вкладывать в вас дополнительные средства. Разумеется, теперь в первую очередь техникой. Поэтому семь грузовиков, которые придут от вас на следующей неделе, мы заменим на новые. Есть предложения модернизировать двигатели на части техники содружества, которая работает на одном месте. Те же устройства по сортировке породы. Соединить их кабелями с источником питания. Но тут вопрос в расстоянии до этого самого источника. И опять, откуда брать электроэнергию. Сжиженный газ, я бы порекомендовал вам так же экономить и лучше включать в товары на обмен вместо солярки и бензина. Более того, ваши таблетки и горючие порошки весьма эффективны. Поэтому возможно даже проще переправить генератор под них, а потом вам поставлять это топливо. По весу и объему выходит меньше, чем солярка и бензин.
   По ассортименту ваших товаров. Ваши люди, к сожалению, тащат сюда довольно много разной ерунды. Одежду, обувь, бытовые мелочи. Постепенно все это мы будем сворачивать. Вот книги принимать будем, как и диски. Нам на Звемелине в первую очередь требуется вторсырье: железный лом, цветные металлы, и примерно двадцать тысяч обработанного кирпича в месяц. А вот в Новом Мире все этого не требуется. Зато как раз нужен ширпотреб собранный вами, тот же стройматериал, в том числе необработанные кирпичи. Работающая, исправная техника. Запчасти, пригодные для употребления. Станки, инструменты, сельхозинвентарь. Медикаменты. Взамен на моих складах собирается продовольствие. Причем натуральное, не прошедшее глубокую переработку: зерно, картофель, овощи, сало. Кроме того производим сливочное масло, сыры, колбасы. Строим сахарный завод. Нужны бензин и солярка высокого качества. Низкосортное горючее они сами будут производить. Техника требуется попроще. В том числе автомобили и трактора.. Там нет ни хороших дорог, ни запчастей, ни бензина. Да и у нас на Звемелине. А вот на Новоэдем, наоборот, гоните роскошь. Дорогие автомобили, модные вещи.
   - По миру, в который ходит Володя Шакратов. За товары вы платите выше рыночных цен. Но ни сами обратно шлют нам рыбу, мясо. Все это у нас ценится высоко. Как нам за них рассчитываться?
   - Считайте это дополнительным бонусом. Мы не хотим, чтобы ассортимент товаров доставляемых от вас зависел от того, чем они могут расплатиться. Ваша организация должна быть максимально заинтересована в сотрудничестве. Однако, если вы все таки хотите, в свою очередь отблагодарить их, то прошу подумать, что можно сделать в этом направлении.
   - Вот мы с Федором и думаем, что надо нам и самим надо туда сходить. А что, ушицы поедим. На природе побываем.
   - Вот заодно, кое-что от себя и поднесете. Поверьте, там будут очень благодарны. А насчет ушицы и природы упрек принял. Завтра будет и то и другое. Вы же вечером уходите.
   - Добромир, я все же по жемчужинам хотел уточнить. По использованию дополнительного ресурса. Тем более, о разговорах на совещании вы знаете. Может все же вам их почаще использовать.
   - А смысл? Есть проблема с переправой сюда, потом обратно к вам. А мы и так используем их тут почти по максимуму. После основного заказа доступ к техническим элементам очень ограничен. Большую часть из того, что можно мы в состоянии произвести сами, либо добыть и другим способом. А так одна дорогая одежда, которую мы получаем, использовав одну жемчужину, бывает дороже, чем семь-восемь ваших заказов, и даже больше, особенно в первое время, когда вы берете довольно дешевые продукты: муку, крупы, тушенку. Даже килограмм шоколада из нашего заказа в несколько раз дороже, получаемого у вас. А вы при этом лишаетесь возможности в ближайшее время заказывать все эти изыски. Так что, сливки нам, остатки идут вам. Сложная вещь эта жемчужина. Много загадок. Его свойства и особенности изучать и изучать.
   - Ясно, - заявил спокойно Федор. - Значит, все-таки, в первую очередь, нужны жемчужины.
   - Да, - ответил Добромир.
   - Надо готовиться к новому декабрьскому походу, - заключил Всеволод.
   - Насчет, других источников, - сменил тему Добромир. - Предлагаю сделать заказ на ИИС завтра.
   - У вас есть пожелания? Мы готовы сотрудничать, - ответил Сева. - Это даже не обсуждается.
   - Мы на это рассчитывали. Вот эти элементы. На остаток возьмите патроны к вашим пистолетам.
   - У меня есть внушительный запас с прошлого раза. Я бы хотел получить СП-5 лично для себя. Обещал.
   - Ваше право, - тут же согласился хозяин.
   - Да и мне также они не помешают, - объявил Всеволод. - Отличный чай. Федор попробуй эти конфеты. Не те ли они самые? Из спецзаказа.
   - Те самые. Да и остальное для вас будет доступно. Вы у меня на спецобеспечении. А патроны я и от себя добавлю. По обеспечению личного состава. Дополнительное питание через коммерческие учреждения хорошо. Однако, мы вам шлем достаточно много продовольствия. Может, имеет поднять общий рацион?
   - Усиленное питание людей, занятых на дополнительных физических работах, у нас предусмотрено и через наши столовые, - принялся объяснять Сева. - Кроме того практикуются праздничные обеды. Бойцов лучше кормим при повышенных нагрузках во время дежурств. Но мы еще формируем и резервы. Неприкосновенный запас.
   - А не надо делать дополнительные запасы, - возразил Добромир. - Поступление продуктов к вам не прекратиться, а наоборот есть перспективы, что увеличится. Но с вас потребуются промтовары. Только сокращайте мародерку по квартирам. Не тратьте на них время. Ищите магазины и склады. Товар там все же не бывший в употреблении. Больше усилий на подготовку площадок для новых фрагментов. И опять-таки основное внимание на крупные объекты.
   А мелочь оставьте личному составу. Кто хочет, пусть собирает в свободное время. Они сами и инициативу проявят, и стараться будут на совесть, без ущерба вашему бюджету. Не надо будет тратить время и усилия на обеспечение целости найденных товаров. Все эти схемы, документы, списки, накладные.
  
   Окружающему пейзажу, ставшему, к сожалению, привычным, трудно придумать красивые эпитеты. Потому как той самой красоты, а заодно чего-либо приятного и возвышенного в ней нет. Одна лишь серость, где темноватая, где красноватая или желтоватая. Выбитые окна домов напротив, грязные полуразваленные стены. Груды, состоящие из чего угодно. Где-то торчит почерневшия доски, где свисает стальной лист. То тут, то там лежат куски пластика, обрывки. Несколько наклонившихся столбов.
   Железных проводов не видно. Да и вообще металлов на поверхности не так уж много. Собрали. А тот стальной лист пока просто не достали. Вернее особой надобности нет. Прилагать для этого особые усилия. А так скоро там территорию немного подчистят, и добыча сама упадет в руки. Техника группы, конечно, там работать не будет. Так если только несколько движений, чтобы облегчить жизнь динам. А вот те стараются. Тут недавно появились головани. Дины сделали вторые кладки. И кладок оказалось две, потому что самок оказалось тоже две. Шустрики уже стали головастиками. А еще они объединились. Вместе их целых шесть особей. Жрут все подряд. Недавно порвали стаю в двадцать бактов. Пяток, правда, подстрелили люди.
   Да и взрослые особи харчуются тут рядом. Но они улетают. А молодняк тут же и спит. Сейчас как раз полдень. Вот они и забились в свою нору. А неподалеку живут еще два маленьких шустрика. Из третей кладки. Тоже отдыхают. Макс Каменев тоже сейчас поспал бы. Но нельзя. Он охраняет покой молодых динов. А потом еще в конце лета их артель получит несколько драгоценных жемчужин. Главный их трофей. Это даже не магазин со шмотками. Намного дороже.
   Ребята время от времени обследуют местность в поисках уже готовых. Но этот способ и опаснее, и вероятность удачи минимальная. А тут лежишь себе и за местность следишь. Так что зря ты Макс на судьбу жалуешься. Сидишь тут на мягкой скамейке, в шортах легкой футболке. На ногах легкие кроссовки-тапочки. Загораешь. Снаряжение лежит рядом, как и автомат. Только на ремне кобура, подсумок с магазинами и нож. Парень отпил из фляжки. На лице появилась улыбка. Да и сам он как-то стал светлее. Ладно, поглядим. Рука потянулась к биноклю.
   А это удачно. Пяток мартыхаев. Вот и развлечение. А стрелять Максим все же будет из австрийки. Тут на посту находится ССГ-69. Сейчас главное парочку надежно подстрелить. Так что можно обойтись и без СВД. Винтовку с продольно скользящим затвором, конечно, еще перезаряжать надо вручную. Зато надежно.
   Первый бандерлог в прицеле. Мак проверил ощущения. Он в полном порядке. Руки сами знают, что делать. Но сколько раз уверенность переходила в самоуверенность и даже с не самыми лучшими последствиями. Поэтому все делаем тщательно и под полным самоконтролем. Выстрел. Тут же патрон в патрон, новая цель в прицеле. Выстрел. Мартыхаи спрятались. Ну, это они так думают. У нас же другое мнение. Ну вот. Опять вознесся Максим Иванович. О себе во множественном числе. Кстати, кто давече, начал рассуждать, что ПТРС стреляли патронами 12,7 мм? А вот неправда. Это оружие под калибр 14,5 мм. Так что самокритичнее надо. Но обо всем этом потом. Третьим выстрелом свалил неосторожного мартыхая. А сородичи еще не сориентировались. Вон голова еще одного. Выстрел. Попал или нет? У этих не спросишь. К мишеням не сбегаешь. Хотя потом надо будет все же сходить. Если тело есть, то перетащить на открытое место. А то там, среди хлебницы обоголодают добычу Макса, а пользы нет. А так приманка. И бакты, и шакалы сюда в первую очередь заявятся. Зачем им тогда головастики. А то в последнее время все туши, что имелись или протухли, или дины все слопали. А новая добыча не появлялась. Теперь порядок.
   Нет пока других мартыхаев. Поэтому в магазин винтовки новые патроны. А сам внимательно по окрестностям. Ого, а это каменный крокодил. Кто на кого охотился? Теперь неважно. Будет хорошее мясо к столу. Действительно ребята останутся довольны. Потому, что Макс попал двумя пулями. Теперь надо сообщить об успехе, чтобы добычу быстрее забрали. Рация в порядке. И вот уже трое ребят бегут за мясом. Кто-то поприветствовал удачливого стрелка. А это Андрей. Остановившись на пару мгновений возле крокодила, ребята двинулись дальше. Провели по дороге мартыхаев. Через минут пять с той стороны перетащили еще одного. Работал бы Макс на Союз еще один бал. Ну а тут мы не за палки работаем. Главное результат.
   Сменился Макс через час. Хотел сходить чаю попить. Но разводной сразу предупредил, что начальство ждет, не дождется. Так что не стал даже переодеваться. Зашел как есть в шортах, футболке, легких кроссовках. Только еще на себе разгрузка. А вот панаму, прежде чем переступить порог, снял. Ну и вошел на всякий случай, понурив голову. Оказался в прихожей.
   Под штаб определили трехкомнатную квартиру. В самой большой сейчас и заседают старшие. Дверь в прихожую распахнута. Так, что заходи. В центре помещения большой стол. Во главе сейчас сидит сам Михаил Петрович. Кроме него тут Марат Русланович, Григорий Викторович и Наталия. Все тут же посмотрели на вошедшего.
   - Здравствуйте, - поздоровался как можно вежливее Каменев
   - Вот и Максим. Ждать себя не заставил, - объявил Дьяконский. - Здравствуй. И давай проходи. Садись вот на стул.
   Михаил Петрович указал куда садиться и тут же через стол протянул руку. Макс не заставил себя ждать. Ладони плотно соприкоснулись. Коротко дернулись мускулы рук. Потом эта процедура повторилась трижды.
   - Ну, ты загорел дружище. Мне может тоже подежурить на фишке, а? - пошутил Михаил Петрович.
   - А делами, кто будет заниматься, - проворчал Григорий Викторович.
   - Это да, - искренне огорчился Старшой. - Вот видишь Максим, приходится жертвовать чем-то. Вот и у тебя курортный период закончился.
   - Ничего, у него другой курорт будет, - улыбнулся Ромашин.
   - В общем, вы с Наталией командируетесь на тыловую базу. Едем сегодня вечером. Два часа на сборы. Да не волнуйся, попробуем мы твоего крокодила. Немного и с собой возьмем.
   - А что мне собираться. Вещевой мешок наполовину собран. Одеться, в сумку кое-что покидать я и готов.
   - А книги? - строго спросил Михаил Петрович. - Через час подойдут два помощника. Получишь мешки. Бечевку. У тебя час на то чтобы собрать все, час на погрузку. На базе у тебя будет время ими заняться в минуту отдыха между переходами.
   - Так мне только через неделю, - удивился Макс.
   - Дело, в том, что появилась возможность пользоваться и каналом местных. А это еще два перехода за стандартный месяц. Возможно, будет и еще одно направление. Причем все три перехода новые. Придется тяжело. Вы тропинку протопчете, а мы потом за вами пойдем. Так что дело важное и нужное. И нам, и нашим Большим. Конечно, местные жадничают. Но не более, чем Союз. Так что двадцать процентов груза все равно наши. Ну, все, можешь идти.
   Первые недели действительно показались курортом. На Новоэдем с конным обозом, потом туда же с колонной грузовиков, снова повозки, но уже на Звемелин, а потом и в новый мир. Но там чистое поле, палатка. Поездка по разбитым дорогам по сельской местности до поселка городского типа. Правда, с утра прогулялся по местному рынку. А денег местных и нет. Продал ремень, набор авторучек, пачку бумаги, хороший туристический нож, новую бритву, нераспакованную, с запасной кассетой. Пришлось возвращаться небритым. Удалось толкнуть и плеер с батарейками. Зато на себе притащил целых два ведра картошки, два килограмма сливочного масла и баночку меда. Наталия затоварилась салом и овощами. На базе был маленький пир. Потом снова на грузовиках на Звемелин. Тут уж веселее. Местные деньги есть. Да и уже известно, какой товар брать с собой. И отдохнуть есть где. Хотя там уже зима. Но она довольно мягкая. Не удержался, прогулялся на лыжах. А между походами сидел и разбирался с книгами.
   Все должно было пойти по второму кругу. Но тут местные придумали для проводников новинку. Чтобы им жизнь медом не казалась. Все предыдущие переходы прошли довольно легко. Вот теперь и решили усложнить жизнь. На Новоэдем решили отправить не конный обоз, а целую колонну из тяжелых грузовиков. И не через канал Союза, по которому это уже в норме, а по местному, принадлежащему отряду. А по нему пока ходили только конные обозы. Есть еще две ветки и вовсе под пешеходов. Но вот теперь решили расширить возможности. Две колонны уже прошли. Оттуда сюда и обратно. И вот теперь им, ориентируясь на этот след, надо проложить свой. И переход состоится уже завтра восемнадцатого июля.
   А пока Наталия и Макс нашли Володю Шакратова возле ограды вокруг пункта перехода. Тот старательно пытался передвинуть с места шестиколесную тележку нового образца. Высота метр пятьдесят два. Дно и оси дополнительно усиленны, борта пластиковые. Прочная и довольно легкая. По бокам приварены по две толстостенные стальные трубы длиною в метр двадцать. Внутрь каждого забит стальной прут, обернутый прочным материалом. С их помощью четыре человека могут толкать тележки вперед. При необходимости еще несколько человек могут встать сзади. Вот как раз, последним способом и пытается передвинуть с места тележку Володя.
   - Студент, привет! Ты чего это делаешь? - поинтересовалась Наталия.
   - Здрастье, - выдавил Володя, переводя дух. - Тренируюсь.
   Но уже как пару секунд назад он уже перестал этим заниматься. Студент даже сделал пару шагов вперед навстречу товарищам. Протянул руку Наталии, потом Максу. Только после этого стер капли пота со лба. Да и футболка у него влажная. Максим посмотрел в кузов тележки. Там лежат несколько блоков, стальные трубы и пяток мешков.
   - Зачем тебе все это? - удивился он.
   - Да хочу уточнить вес товаров, которые можно нагрузить, - пояснил Студент.
   - Так мы же завтра на грузовиках переправляемся. Их уже частично нагрузили. Мы как раз нашу долю привезли. Она уже распределена по машинам. Мы даже наши личные вещи в кабину закинули. Грузчики из артели уже уехали. Завтра перед отправкой Ваши еще ящики с отливками, а так же железным ломом поставят в каждый кузов и можно двигаться. Ты как готов?
   - Готов. Вещи подготовлены.
   - Володя, мы хотели с тобой поговорить на немного щекотливую тему, - начала Наталия.
   - Говорите, не тяните.
   - У тебя личный груз габаритный? - спросил Макс.
   - Нет. Одна сумка с дисками, телефонами, разными инструментами и три ноутбука. Нужно помочь с личными вещами?
   - Да. У нас два баула с вещами, рюкзак и сумки, - пояснила Наталия. - Они довольно легкие, однако занимают много места. А ведь у водителя будут свои вещи. Да еще мы сами.
   - Хорошо. Возьму один баул, - согласился Макс. - Так что не волнуйтесь по этому поводу. У вас все?
   - Да. Ну и тебя хотели увидеть перед завтрашним походом, - пояснила Наталия.
   - И все же, чего это ты с тележкой возишься? - поинтересовался Макс.
   - Так двадцать пятого у меня еще один переход, - пояснил Студент. - А туда я пока могу только так перейти с тележкой. Раньше с обычными тачками ходил, ну и что на себе можно было навесить. Но это так капля. В прошлый раз ходил с тележкой поменьше этой. Вот и подумал. А что если попробовать? Ведь тележку надо просто затолкать на ту сторону. Но надо заранее рассчитать, сколько можно нагрузить. Хочется побольше переправить. Там каждый нож на счету, каждая иголка, каждый кусок ткани.
   - Это туда, откуда ты с рыбой вернулся? - спросила Наталия.
   - Да.
   - Давай туда втроем сходим, - предложила женщина. - Сами посмотрим как там.
   - А что после возвращения поговорим с начальством. Я сам "за", - обрадовался Володя.
   Втроем тележку оттолкали в ангар быстро. Сходили к грузовикам, перекинули один из баулов. Внимательно осмотрели машины, грузы. Все находиться в полном порядке. Зашли в пункт управления. Перекинулись парой слов с дежурным. Аппаратура и люди готовы отработать завтра как надо.
   - Вы теперь куда? - поинтересовался Володя.
   - А мы тут ночуем, в домике- ответил Макс. - Завтра с утра мы сразу будем на месте.
   - А поужинать и позавтракать?
   - Это за нас сделают наши друзья. На вечер у нас есть по батончику шоколада. А утром уже в полседьмого мы отправимся на ту сторону.
   - А что если я вас приглашу в одно заведение? - поинтересовался Володя, и тут же добавил. - Более того, я настаиваю на том, чтобы вы пошли со мной. Так что идем сейчас же.
   На дорогу ушло минут пять. Расстояния тут в центре маленькие. Остановились возле одноэтажного небольшого сооружения с вывеской ПЕЛЬМЕННАЯ. А Володя уже открывает двери. И жестом требует пройти дальше. Оказались в небольшом зале. Выглядит все вполне симпатично. Чисто и красиво. Шесть столиков покрыты скатертью. Салфетки. Стулья с высокими спинками. На подоконнике цветы. В помещении светло. Сейчас тут всего пять посетителей. Володя тут же прошел к кассе.
   - Вы займите место, - велел он спутникам. Потом обратился к сотруднице заведения. - Нам три порции пельменей. А пока они готовятся, по салату и хлеб. И воды простой, пожалуйста.
   Заняли один из столиков у окна. Володя принес поднос с четырьмя тарелками. На трех салат из нарезанных огурцов и помидоров, на одном шесть маленьких кусков хлеба. Хотел вернуться за водой, но Максим его опередил. Горячие пельмени принесли минут через десять. Порции конечно маленькие. Но как вкусно. На тарелках уже почти ничего не осталось, как Макс позвал нового посетителя:
   - Вася, давай сюда. Тут есть место.
   - Не стесню? Уверен? - спросил крепыш среднего роста, поставив поднос. Чуть пониже Володи, волосы темнее и старше, - здравствуйте.
   - Здрасте, привет, - последовало в ответ.
   - Знакомитесь, Вася Распрагов, капрал, о... прости младший унтер-офицер, поздравляю, из строевого подразделения отряда. Штабная... шишка, - представил Володя, - а это Наталия Робертовна Кондрашова, между прочим, мастер спорта по пятиборью, руку ей пожми, не целуй, получишь по губам. Ну и Макс Каменев, так мелочь и не особо примечательная личность, вроде меня. Парень, в общем свой. Я с ним в разведку... не ходил пока. А вот по межмировым каналам только так.
   - Болтун ты Студент, а не особо замечал, - буркнул Вася, пожимая руку Максу.
   - А я просто рад тебя видеть, - радостно ответил Володя. - Давно не виделись. А теперь, я смотрю, ты с полей не вылезаешь. Пельмени-то за кирпичи заказал?
   - Разумеется, - с широкой улыбкой на лице ответил Вася. - Это тебя, Ваше Благородие, начальство ценит и старается угодить всеми возможными способами. А мы народ простой, нам предоставлена возможность самим крутиться. Но на днях подвесили сладкую морковку.
   - Это ты про эти симпатичные изыски говоришь? - с не менее широкой улыбкой спросил Володя, указывая на поднос приятеля.
   Там действительно кроме тарелки с дымящимися пельменями стоят две вазочки. На одном кусок торта с большим кремовым цветочком по центру, на втором восьмая часть от большого круглого пряника. С двумя слоями начинки, покрытый хрустящей сахарной корочкой. Ну и чашка горячего чая.
   - И про них тоже, - радостно сообщил Володя. - Я сюда чуть ли не прямо из столовой. Полчаса поработал в кабинете и все.
   - А что сегодня так рано ужин начали подавать?
   - Это для нас - рабочих каменоломен. Труженикам с кирпичных плантаций. Я сегодня в специальной смене. Начали работать сразу после обеда. Он у нас для рабочих бригад всегда теперь такой ранний. Не только сегодня. Отработали до пяти часов, и сразу мыться и восстанавливать силы.
   - Не все восстановил?
   - Кашей?- удивился Вася. - Нет, конечно. Хоть и хлеб с маслом был.
   - И каша гречневая с тушенкой?
   - Ты-то откуда знаешь, господин аристократ?
   - Так картофельное пюре из порошка или что полегче, вроде пшенки, овсянки вечером только в обычных условиях. А на ужин после работ или гречка, или пюре гороховое или макароны по-флотски.
   - Гречку с тушенкой дали. Овсянку усиленную утром возьму. Только в минуту пятьдесят наклонов это уже почти сто кирпичей. За час шесть тысяч... Теоретически. Но с перерывами, другими задержками я собрал две с половиной. За четыре часа все девять тысяч.
   - Вася, ты не слишком надрываешься? Даже тридцать наклонов и кирпичей пятьдесят, ладно с отдыхом, это многовато.
   - Ничего после кабинетной работы полезно. Разнообразие. И голова лучше работает. Да и сидеть за столом не так напрягает. Да народ в первые дни усиленно рванул на работы, даже очередь была. Теперь ажиотаж спал. Но все равно нас сорок человек сегодня было. Еще одна бригада и вовсе целый день работала. У них выходные были. Вот утром собирать кирпич, вместо зарядки много людей выходит. А так я сам далеко не каждый день могу уделить столько времени. Обычно не то, что четыре, но и два часа не отрабатываю. Хотя постоянно и стараюсь сформировать окно.
   - Знаю. Хорошо не все вместе работают. Кто-то раньше, кто-то позже. Там еще не весь кирпич собрали? Сегодня ты, наверное, с учетом утреннего не меньше десяти тысяч собрал. И даже если не каждый день, а за неделю, и хотя бы половину, то сто двадцать- сто сорок человек соберет не менее шестисот тысяч. А скорее и все семьсот. А это сто тысяч в день.
   - Ну и что? На засеянных полях на каждый квадратный метр приходится, как минимум, пять целых кирпичей. На сотку уже полтысячи. А на гектар все пятьдесят тысяч. А фактически и шестьдесят тысяч, и семьдесят. Мы же после каждого покоса собираем, и все равно, каждый раз новый слой открывается. Особенно на поверхности много оказывается после сбора урожая. Там уж на гектаре и сто пятьдесят собираем. А отдельно еще собираем разные блоки, плиты и крупные обломки. Кроме того, есть участки, которые создаются вновь. Там так же надо пройтись.
   - И куда все это? - поинтересовалась Наталия.
   - То, что сразу собирается в пачки выставляем в ряды вокруг тех же полей, дворов в качестве ограды. Отрядная бригада работает постоянно на строительстве хозяйственных построек или ремонте. У них пять человек кирпич кладет. Им нужен материал. Часть выкладываем на специальные площадки перед норами динами или в районе, где пасутся головастики. Засыпаем мелкой породой, в которой много грунта и щебня, сверху наваливаем остатки переработанных стеблей хлебницы. Иногда и вовсе засеваем хлебницу. Как минимум в течение месяца дины все это отработают. Остается очистить от переработки и грузить в транспорт. Кирпич остается, чуть ли не ровными кучами лежать. И цена ему уже совсем другая. А потом у нас новый канал есть. Вы же лучше знаете. Разве по нему кирпич не отправляли?
   - Там было только десять тысяч кирпичей, а так топливо, инструменты, промтовары, которые закупил господин Добромир. По нашему каналу пойдем через две недели, - пояснил Володя.
   - Да теперь у тебя много направлений. Только успевай..
   - Теперь не один. Вот с ребятами ужинаю. А ты как?
   - Новый график сделали довольно жестким. У меня потенциал не такой как у вас. Вот на выходные толкал тележки на Нвоэдем. По каналу Союза. Через неделю с группой на Звемелин. Но теперь просто берем дополнительный оплачиваемый груз. Себе пять килограмм. Но и там, и там деньги нужны. Надо тут крутиться.
   - А сколько вам за кирпичи платят? - спросил Макс.
   - Я вот за девять тысяч получу девяносто рублей. Не это не все, - добавил Вася в ответ на удивление на лицах собеседников. - Также за работу дают талоны. Вот сюда в пельменную.
   - Да за деньги их тут не возьмешь, - добавил Володя.
   - Но не только, - продолжил Вася. - Есть талоны на порцию яичницы или жареной картошки. Причем продукты свежие. Никаких порошков. Вареники с картошкой, творогом, ягодами. Утром тут манты были. Жаль разобрали. Если что завтра заходите. А да Вы же идете на ту сторону. Салаты разные. Вот этот десерт и чай я взял так же на талоны, полученные сегодня. Правда, за пирожные можно уже платить и деньгами. Открыли на днях кофейню. Там так же можно талонами рассчитываться. Мне там понравилось. Для большинства заказов подойдут и универсальные талоны. Их проще заработать. Но можно обменять на более ценные. Так за одну порцию пельменей их нужно три штуки. Цель одна. Личный состав должен больше денег тут платить. Кстати, у нас тут кинозал хотят открыть. Слышали?
   - Для своих, или и таких как мы будут пускать? - спросил Макс.
   - А чего от дополнительных клиентов отказываться, - ответил ему Володя. - Мы с тобой вообще можем получить талоны на бесплатное посещение.
   - Между прочим, у меня есть и универсальные талоны. Как насчет пирожных? - спросил Володя. - И чаю.
   - Может не стоит? - ответила Наталия.
   - Все я угощаю, - заявил Студент, уже встав из-за стола.
   На этот раз и Володя ночевал вместе со своим и спутниками. Для этого он уже оказывается тут себе и раскладушку завел, и спальный мешок храниться. Даже зубная щетка имеется. Вода холодная есть. И для того чтобы помыться, и попить можно. А горячий чай и завтрак будут на той стороне. Водители пришли в пять, так же как и бригада грузчиков, которая минут за двадцать с помощью крана, пристроили на автомобили все контейнеры с железом.
   Колонна состоит из двух КАМАЗов, оба загружены на сорок тонн, еще двадцать пять первый тащит в прицепе. Впереди поедут Наталия и Макс. Они вдвоем должны пробить дорогу. Володе будет проще, с другой стороны он один. Площадка тут ровная и гладкая. Колеса машин в специальной колее. Двигатели завелись, водитель первого дал сигнал. Автомобиль сзади получил толчок от механического устройства. Тут же за ним двинулся и второй. Толкатели сделали оборот и ушли вниз. Медленно покатили вперед. Вот первая машина вошла в контур. Напряжение навалилось на проводников, но надо держать прибор перехода под контролем. Не давать стрелке уйти влево. Все. Уже на той стороне. Автомобиль подцепили к тягачу, который помогает отъехать дальше, рывок это присоединили вторую машину. Ура! Прорвались.
   Но как то все это кажется таким неважным. Усталость навалилась на плечи. Голова кружится. Сухость во рту. Все дело болит. Даже водитель почувствовал напряжение. Все трое устало вылезли из кабины. Вытаскивать вещи совершенно не хочется. Вот с трудом вылез Володя. У него так же неважный вид. Прошли в домик. Тут долго пили воду. Через полминуты захотелось в туалет. Но вроде стало легче. Пошли сгружать вещи. Автобус подогнали прямо к грузовикам. Наконец сумки, баулы, рюкзаки, мешки в салоне. Устали словно вагон разгружали. Опять пили воду и, не дожидаясь реакции организма, отправились избавляться от излишков.
   Ехали не долго, минуты десять. Дорога ровная, окна приоткрыты, хоть на улице и холодновато. Но всех пятерых начало мутить. И все же добрались до места. Теперь надо разгружаться. Кое-как вещи дотащили до комнат, где их и свалили в кучи. Наталию поселили отдельно, у Макса и Володи двухместный номер побольше. Минуты десять отдыхали. Но зверский аппетит заставил встать и идти до столовой. Подносы заставили от души. Макс отойдя от раздачи, даже начал опасаться. Не подведет ли предательская слабость. Но нет дошел. Даже ловко освободил поднос. Сначала расправился с картошкой в горшочке. Хотя мяса в нем оказалось, наверное, не меньше. Заодно содержимое тарелки с хлебом сократилось на три куска. Потом наступила очередь макаронов по-флотски. Двойной порции. Дополнительно к ним две рыбные котлеты. Вкусно и сытно. В двух стаканах недавно был компот. Но теперь и они пустые.
   Подносы, нагрузив освободившейся посудой, отнесли. Однако покидать такое прекрасное место совершенно не хочется. Взяли два чайника, большой с кипятком, маленький с заваркой, сахарницу, стаканы в подстаканниках, ложечки, пирог с мясом и торт на триста пятьдесят граммов. Чай пили уже не торопясь, растягивая удовольствие. Покидая столовую, прихватили по литровой упаковке сока и шоколадные батончики.
   Добравшись до номера, уже почувствовали усталость. Немного выпили сока, перекинулись парой слов и уже каждый на минуту прилег на свою кровать. Проснувшись через два часа Макс, выяснил, что Наталия ушла к себе, а Вова даже закрыл за ней дверь. На улице уже темнее. Теперь в постель лег раздевшись. Проспали до восьми утра. Да и то вновь вернулся аппетит. Спасли картофельное пюре и котлеты. Потом пили кофе с пряниками. По городу на этот раз гуляли недолго. Вернулись засветло. И хотя обедали в кафе, первым делом посетили столовую. И только после этого направились в баню. Парились долго, а Наталия вернулась даже на полчаса позже ребят. Те уже успели напиться чаю с конфетами. Спать опять легли рано. Вот на следующий день все проснулись бодрыми и свежими. На этот раз гуляли долго. Самочувствие оказалось отличное.
   Утренний переход обратно дался полегче. Тут прошло всего пятьдесят четыре часа. Практически полдень. Но все пятеро вылезли из машин с трудом. Вялые и апатичные. Даже поприветствовать встречающих не оказалось сил. Хорошо дежурные пункта перехода тут же организовали для каждого доставку до дома. Встретились только следующим вечером в кофейне. Пили правда только чай по талонам. Вот шоколад купили за рубли.
   - Ну как, насчет двадцать пятого числа? - поинтересовался Володя, сделав очередной глоток.
   - Как договорились, - ответила Наталия. - Наши дали добро. На тех же условиях.
   - Ну, да, Наташа сама член правления артели, - усмехнулся Макс. - Куда они против нее денутся. Главное чтобы ваши согласились.
   - Тут некоторые у нас поворчали. Но отрядное руководство продавило. Да и Андреевич, теперь поднялся. Вон как развернулся.
   - Да. На выезде из жилой зоны, сколько недель копошились. А теперь за пару недель сделали раза в полтора больше, - заметила Наталия.
   - Нашел стимулы, - подтвердил Володя.- Но и у нас график стал плотнее. Даже учитывая, что нашим каналом на Новоэдем теперь пойдем только в августе. Ничего реб... друзья. В следующий раз уже будет полегче. Но напрячься придется и на остальных маршрутах. Двадцать девятого по союзному каналу идем в Звемелин. Да теперь я с вами на постоянку. У нас будет свой караван и своя ветка, по дополнительной квоте лорда Добромира. По ней же тридцать четвертого в новый мир, восьмого на Новоэдем. По нашему каналу на Звемелин идем четвертого, а двенадцатого уже в Новый мир.
   - Зато интереснее будет. Не зря на базе будем штаны протирать, - ответил Макс.
   - Главное результат. Мы на этот раз двадцать две тонны груза, на которые не рассчитывали, получили. Так некоторые до сих пор в себя не пришли. Муки одной на пятьдесят дней. Тушенки. Супы. Концентраты. Патроны. У нас уже усиленными темпами движки от автомобилей готовят. Кстати, Виктор Андреевич заказал у нас как можно больше старой резины. А нам, что груз. Так что думаю, постепенно контакты налаживаются. Насчет завтрашнего перехода. Двадцать процентов груза мы обеспечиваем?
   - Да. Только есть один момент. Уходим опять утром. А двадцать четвертого в одиннадцать часов прибудет человек от лорда Александра. Он будет наши товары оценивать.
   - Зачем?
   - Чтобы нам денег потом начислить. Конечно, цены не высокие, но все же. А потом. Груз, который возьмем при возвращении весь наш.
   - Ого. И деньги и груз. Наши точно теперь будут обеими руками "за". Наташа мы на базе, кажется, на все лето, - воскликнул Макс.
   - Переживем.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"