Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Мир симбиоза второй. Продолжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вариант тот же, что и от 15 февраля. Вставлен небольшой фрагмент, вместо которого я по ошибке продублировал уже имеющийся текст.


   Расстановка в колонне рассчитана заранее. Но предварительную сверку потенциалов все же провели еще раз. Общее количество баллов у возвращающейся группы уменьшилось. Проводники из числа людей лорда Александра, приданные для заполнения заявки при переходе из Города, остаются тут. Они свою миссию уже выполнили. О том какую новую задачу поставят перед ними, скорее всего, они и сами не знают. Но с другой стороны и надобности в них нет. Всем людям из Города еще на своей стороне поставили отметку, что они будут возвращаться. Это называется временный переход. Благодаря этому на возвращение тратиться меньше энергии. Обычно имеющийся потенциал умножается на коэффициент 1,1. Только у Федора и Всеволода он ниже. Всего одна целая восемь десятых. Это из-за того, что они изначально появились на Звемелине. И хотя соответствующая отметка на той стороне поставлена, системы их отпускают не так легко. Но зато у них есть коэффициент при переходе в обе стороны, в том числе и на Звемелин, и на Новый Эдем. Учитывая, наличие высокого потенциала они в любом случае являются желанными кандидатами в проводники.
   Однако все необходимо тщательно проверить и зафиксировать еще по одной причине. Тут включаются сложные правила владения и пользования каналом. На этот раз весь перевозимый груз в обе стороны принадлежит Союзу, несмотря на помощь проводников Восточного. Между двумя территориями в этом вопросе действуют сугубо деловые отношения. Тоннель одновременно принадлежит двум структурам. На сорок девять процентов Союзу и на пятьдесят один компании Родичевых. Поэтому и грузы они через него проводят примерно в этой пропорции и на Звемелин и на Новый Эдем. Единицей расчета принимается полный круг, то есть переход на другую сторону и возвращение обратно.
   В идеале тоннель должен быть использован по очереди. При этом каждая сторона сама проводить свои грузы. Первым свой круг официально проходит Союз, вторым Компания. Но если у Родичевых для этого имеется достаточно проводников, причем с высоким потенциалом, то у Союза с этим проблемы. Поэтому он для выполнения своей квоты вынужден прибегать к помощи, в том числе и Содружества. Расплачивается за одолженных проводников теми же квотами. То есть предоставляется возможность провести оговоренное количество своих грузов.
   Так, на этот раз проводники Содружества работают исключительно в интересах Союза. При этом их суммарный вклад составляет девяносто два балла. Соответственно в следующий свой круг Союз предоставит Восточному возможность провести в караване свои товары с помощью проводников с суммарным потенциалом сорок шесть баллов. А вот Родичевы в таких случаях забирают объем сопоставимый с представленной в предыдущий раз помощью. Так что Союзу выгодно брать помощь именно у соседа. Поэтому сейчас будет высчитан потенциал проводников Союза, к ним добавят Федю и других ребят из отряда, а уже недостаток покроют за счет людей Родичевых.
   Кроме того, каждый раз необходимо рассчитать оптимальную расстановку проводников, чтобы хватило потенциала для перевода своей части каравана и даже небольшой помощи другим. Так Федор по этому каналу может самостоятельно провести два большегрузных автомобиля. Причем один с прицепом и соответственно с более мощным мотором. Поэтому по гладкой и ровной дороге он должен протащить несколько метров сорок тонн в кузове и пятнадцать в прицепе. Ко второму цеплять что-то дополнительно невозможно. Просто для покрытия площади, на которой умещается эта часть колонны, не хватает потенциала Феди. Зато сорок тонн нагружено и на этот второй автомобиль.
   Надю пришлось сажать в кабину этого грузовика. Все же помощь. Сам же устроился на подножке первого. В кабину закинул рюкзак, мешок и пару своих, точнее Надиных баулов. А там есть и какие-то банки, склянки. Да и вещи разные. И как это она успевает набрать?
   Вот у самого Феди в рюкзаке и мешке пара брюк темно-зеленного цвета из тонкого материала, легкие тапочки-кросовки, футболка, тельняшка, панама. Вот и все из шмотья. Хотя, честно говоря, в последнее время и он сам начал проявлять слабость насчет вещей. То одно, то другое в каждую поездку. Хотя еще в феврале он посчитал, что укомплектовался на весь год, за исключением зимнего бушлата. Тех же форменных костюмов он приобрел на пару мешков. Одних горок взял шесть комплектов. По два зимнего, демисезонного и летнего варианта. И к каждому по паре запасных брюк. Кроме того взял легкие летние комплекты защитного и песочного цвета, демисезонную куртку со съемной подкладкой. Три пары брюк для осени-зимы. Четыре свитера. Три пары сапог, одна из них обычные кирзачи в дополнение к уже имеющимся. Берц аж четыре пары. Столько же кроссовок. Боевыми рубахами, футболками, спортивной одеждой, теми же носками и прочим, набил один из мешков. А ведь что-то осталось и с прошлого раза. Ан нет, после этого начал систематически пополнять свой гардероб.
   А так двести патронов к пистолету. Столько же для автомата. Новый бинокль, медицинская аптечка, две флешки. Все остальное продукты. Два килограмма кускового сахара, галеты, пряники, пачки макарон, десять банок тушенки, пакетик сухих сливок. Все это тоже уложил в кабине. Сам же остался налегке. Только кобура на ремне.
   Двигатель завелся, Федя вместе с десятком людей старательно разогнали многотонную громаду. Машина словно нехотя двинулась вперед. Тросы напряглись, вкатывая грузовик под арку, а потом сами отстегнулись, когда оператор нажал кнопку. Следом въехал вторая машина. Мгновение, обе зафиксированы. Все перенос состоялся только надо выехать из-под крыши. Ну, вот приехали. Поставил отметку в диспетчерской, взял бумаги для отряда, в том числе подтверждающие заявку на следующий круг. Удалось поговорить с Ромой. Несмотря на неприятный разговор с Надей, Федор все же решил помочь человеку с переводом. Уже обещал. К тому же Мураев так и остался при своем мнении - люди нужны. Особенно хорошие водители. А с обеспечением что-то решим. Взял данные, обещал позвонить на следующий день.
   Однако чуть было не забыл про обещание. Дел с утра оказалось много. Вчера вечером оставил на утро чуть ли не половину накопившихся вопросов. Поэтому за папку с документами сел уже в семь утра. Через час подтянулись уже подчиненные. И все равно разбирался почти до обеда. Но успел и к командиру сходить с докладом. Потом раздавал подписанные документы подчиненным, поставил им новые задачи. Прогулялся примерно с полчаса. Тут выяснилось, что Виктора Андреевича нет на месте. И только после семнадцати часов Федор зашел к Горшкову. Тот как раз вернулся с четверть часа назад.
   - Здравствуйте, Виктор Андреевич! - поприветствовал он от входа.
   - Федор, проходи, садись. Мне Петр сообщил, что у тебя ко мне есть вопрос. Разрешил тут же позвонить вашему дежурному.
   - Да. Начну без предисловий. Я тут с одним водителем на ту сторону ходил. Интересуется насчет перевода к нам. Вот его данные. Опыт на большегрузах у него есть. Через час должен позвонить. Есть у нас вакансии?
   - Разумеется. Водители у меня на вес золота. Ну, если и не золото, то палладий или серебро точно. Мы еще два тяжелых грузовика получили. С новыми экономными моторами. А за руль посадить некого. Люди за баранкой по двенадцать часов проводят, причем по шесть дней в неделю. Пришлось недавно трех водителей с мелочи переводить. А кого вместо них на средний тоннаж сажать? Ладно, на автобусы тех же КАМАЗистов привлекаю. Когда у них окно. Ну и для элемента разнообразия. Но ведь грузовики остаются без водителей. Для них у меня тоже работы полно. Груза они меньше берут, но есть преимущество в маневренности. Развернуться где, проехать в щель. А как это использовать, если водитель неопытный? Ведь всех более-менее способных стараемся сразу на большегрузные ставить. Единственно не было бы счастья, да несчастье помогает. Практики для новичков много. И транспорт есть. За неделю отремонтировали два ЗИЛа, один УРАЛ. И это все из обнаруженных тут, на месте. Еще разбогатели на пять Газелек: три грузовые, две пассажирские. Запчасти теперь у нас есть. Мастерские оборудовали. И да, Федя, ищи под себя водилу. Я тут тебе хорошую Ниву подобрал, - радостно объявил Горшков. И тут же улыбнулся. - Вот как. Ты мне пришел просить место для водителя, а я тебя еще сверх этого озадачил. Видишь, как люди нужны.
   - Моего протеже как раз на большегрузный можно сажать. Сам говорил - не хватает. А водителей и в отряде мало. Но я сам могу за руль сесть.
   - Э нет. Тут другое дело. За машиной ухаживать надо. Чистить, бензин заливать, на ремонт ставить и прочее. Тебе самому заниматься всем этим будет некогда. Если только время от времени садится поводить. Кроме того, во время поездок кто-то должен тебя сопровождать. Места неспокойные. Расслабляться рановато.
   - Вот кого-то из своих ребят я за машиной тогда и закреплю. Может двоих, - тут же нашел выход Мураев.
   - А что вариант! Этот твой человечек, пусть завтра с утра обращается ко мне, - радостно объявил Горшков. - А теперь давай чаю выпьем.
   Дальше дела закрутили. Ко всему прочему окончательно перевелась Надя. Получила должность в администрации. Для них двоих пока выделили небольшую однокомнатную квартиру в только что введенном в строй пятиэтажном доме. Сказать про него, что он новый - сильно покривить против истины. Когда-то в шестидесятых годах двадцатого столетия в этом здании располагалось общежитие, которое лет через сорок переделали под квартиры с крошечными комнатами. Так Феде и Наде выделили десятиметровое помещение разделенное надвое. Примерно шесть квадратов жилая часть, где располагаются две узкие кровати, стол и шкаф. Вторая часть прихожая с небольшой кухней. К ним примыкают туалет, маленькая душевая кабина и умывальник, разделенные друг от друга фанерными стенами и дверями. Очень тесно. Но жилье временное. Осенью обещали ввести новый дом. А сюда не стали даже вещи перевозить. Дом ввели специально для семейных пар на период до зимних холодов. А так отопления нет, горячей воды нет. Для того чтобы пользоваться душем, надо сначала залить кипяток в специальную емкость. Холодная вода поступает из специального бойлера. Да и канализация работает по временной схеме. Единственным преимуществом является только то, что здание по своему расположению примыкает непосредственно к основному жилому сектору. До штаба от него пятьсот метров. Федор Николаевич, пробегает его утром в счет утренней зарядки.
   Таким образом, в доме в настоящее время поселились сорок пар. Половина из числа личного состава отряда, половина из других структур Содружества. Есть и смешанные семьи. Так та же Надя сейчас назначена старшим инспектором организационного отдела при полковнике Оленовском. Правда, и семьей их с Федором назвать еще нельзя. Пока объективно имеется только ведение совместного нехитрого хозяйства. Один сутками у себя, вторая так же до позднего вечера вникает в дела.
   В вопросе их совместного проживания весьма серьезную роль сыграли Аня с Катей. Так-то они к предложению поселить Федора и Надю в этой квартирке изначально отнеслись весьма негативно. Успели даже Мураева обвинить в том, что тот протянул время. Упустил возможности. Как ни странно больше всего досталось Севе. Но потом дамы сообразили, что благодаря нынешним весьма стесненным условиям, уже осенью можно будет перевести пару в новое жилье и успокоились.
   Федор даже обрадовался, что загруженность на службе избавила его от большей части разборок. А поработать пришлось. Необходимо было подготовить все материалы ко второму июля. Это в дополнение к повседневным вопросам. Вот и работал по пятнадцать часов в сутки. Но справились.
   В большом зале администрации собрались полтора десятка человек. Совещание проходит под председательством Оленовского. От отряда присутствуют Бердышев, Мураев, Золтова, Горшков и Катя Яснова. Все остальные представители управления самого Содружества. Если отрядные все в форме, то у остальных рубашки со знаками различия надели только четверо. Это Оленовский и двое мужчин среднего возраста: майор Дементьев и капитан Ударбов. Так же в форме и присутствующая тут Надя. На ней строгое легкое платье из светло-зеленной ткани с поясом и новенькими погонами старшего лейтенанта. Такие же и на светло-синем платье Кати. Аня же в белой рубашке и длиной, ниже колен, юбке. Все дамы в обуви с высокими каблуками, что в местных условиях выглядит весьма непривычно. Впрочем, и большинство мужчин на совещании в легких туфлях, начищенных до блеска. Обычно такое можно позволить только у себя в кабинете, да и то на пару часов. Потом придется переодеваться в полевой комплект.
   Но есть и своя особенность. Даже большинство гражданских затянуты в поясах широкими офицерскими ремнями, на которых висит где одна кобура, а где и добрых нож, внушительного размера. Да и более солидное огнестрельное оружие разложено неподалеку.
   А так длинный лакированный стол, на котором несколькими группами стоят пластиковые и стеклянные бутылки с водой и стаканы. Участники совещания сидят на удобных, обитых мягким, стульях черного цвета. Оленовский и вовсе расположился в большом кожаном кресле. Перед каждым небольшой монитор, микрофон. Ну и, разумеется, собственные тетради, блокноты, папки.
   Перед совещанием Федя вслед за Севой и Аней скопировал на сервер данные из своей флешки. То же сделали многие из присутствующих. Кроме того, каждый получил папочку с распечатанными документами подготовленными докладчиками заранее. Начал совещание Оленовский. Первым делом проверил список присутствующих и после пары вводных дежурных предложений сразу же перешел к цифрам.
   - Итак. Напомню вам всем, что наша главная задача это все же снабжение наших союзников энергией. Основное средство или, может правильнее, источник - наши с вами дины. По крайней мере, это в той части, что от нас зависит. Мы в этом деле сотрудничаем с новым кланом. Его взаимоотношения внутри их собственного сообщества нас уже касается мало. Главное увеличение численности динов на контролируемой территории. Итак, на первое марта на нашей территории находилось сто три дина. В том числе, на первом пастбище, доставшемся еще от роты, двадцать один, на новом - восемь. Соответственно на остальной территории было зафиксировано пятьдесят четыре особи, большей частью базирующихся на участке, освоенном в прошлом году. Сорок четыре дина из этого числа или двадцать две пары уже взрослых, то есть готовых откладывать яйца. В настоящее время по нашим данным у нас базируется уже сорок шесть подобных пар. Три пары мы отловили на той стороне, еще пять образовали восемь наших же динов, достигших нужного возраста. Да, две особи нашли себе спутников за пределами нашей территории. Таким образом, за это время к нам самостоятельно переселилось еще шестнадцать пар. Что свидетельствует о том, что у нас для них существуют очень благоприятные условия.
   Кроме того, выросла и численность молодых динов. Она превысила двести голов. Это при том, что как я уже говорил выше, восемь голов перешли в новую категорию. Итак, у нас был пятьдесят один молодой дин. Из числа появившихся на нашей территории головастиков выросло более ста тридцати особей. На диких землях мы поймали тридцать пять головастиков. Примерно двадцать перешли на нашу сторону сами. Отдельно надо отметить еще и особую пару и двух их потомков, более известных как Дениски. У кого есть, что дополнить.
   - У меня, - тут же сообщил Медведев. - Из тридцати пяти пойманных головастиков, пока покинули куколки только двадцать шесть. Остальные, как и еще пять пойманных позавчера и вчера голованей пока еще нагуливают жирок.
   - Да правильное замечание, - согласился Оленовский. - Значит если учесть, что сейчас у нас имеется двести двадцать шесть молодых динов то, как раз девятнадцать из них из числа перебравшихся к нам головастиков.
   - В отличие от динов, переход головастиков через барьер мы можем фиксировать. Особенно сейчас, когда новую контрольную полосу провели по границе, - вступил в разговор Всеволод. - Так вот проскочило тридцать семь особей. То есть, как минимум двадцать пять пока так же гуляет на территории. С учетом того, что многие пары уже делают по второй кладке, то мы можем уже к началу сентября рассчитывать еще на сотню жемчужин.
   - Прошу прощения, - смущенно начал мужчина лет тридцати, - многие меня еще не знают...
   - Да. Это моя вина, - пояснил Оленовский. - Представляю. Это Петр Андреевич Кружанов. Наш новый инженер. Отвечает за организацию производства. Олег Викторович будет заниматься строительством и восстановлением систем жизнеобеспечения.
   - Спасибо, - поблагодарил его Кружанов. - Получается, что на территории содружества осталось сто семьдесят пять жемчужин?
   - Да, - пояснил Виктор Андреевич Горшков. - Только мы пока обнаружили всего сто пятьдесят шесть. Еще пару месяцев назад наша система слежения была хуже, и мы не могли отследить всех без исключения головастиков. Обнаружить места, где они скрывались. Зато мы нашли еще сто восемь жемчужин оставшиеся тут в предыдущие годы. Особенно на старой ротной территории, где мы получили семьдесят три штуки.
   - Я был у Кваркова, и он мне говорил о трехстах жемчужин, поэтому меня цифры и заинтересовали, - пояснил Петр Андреевич.
   - Дело в том, что не все эти жемчужины добыли мы, - объяснил Горшков. - Так через магазины приобретено еще двадцать девять штук. Это без тех трех, что купили вчера. Операции проводятся исключительно на средства Родичевых. Поэтому это их собственные трофеи.
   - Впрочем, они оплатили и наши жемчужины. Поэтому и эти так же полностью принадлежат нашим друзьям. И теперь они представляют их нам для повторного использования. Это к тому, что среди части людей, а таковы есть и тут, бытует мнение, что мы зря передаем Родичевым повторно заряженные жемчужины, - укоризненно произней Илья Григорьевич.
   - Действительно такие разговоры выглядят странно, - громко перебил Оленовского Ударбов. - Это их жемчужины и очень щедро с их стороны, что позволяют нам использовать две трети потенциала. Причем совершенно безвозмездно.
   - Но ведь заряжаются они тут, у нас - возразила одна из гражданских дам. Это, кстати, та самая Вероника Романовна, с которой Федор встречался при ревизии сельской территории.
   - И, что? - Ударбов почти перешел на крик. - Мы используем в своих интересах две третьих потенциала. Безвозмездно! В своих интересах они тратят только одну зарядку из трех! Одну! Разве это не очень щедро с их стороны?
   - Станислав Юрьевич, - вмешался Оленвский. - разумеется, это очень щедро. Только, пожалуйста, без лишних эмоций.
   - Господин Ударбов вообще интересы Родичевых блюдет намного ревностнее, чем интересы нашего анклава, - заявил один из гражданских.
   - У него там семья живет,- пояснил Олег Виктрович Ракитин, - поэтому он полностью им и заложился.
   - А вот вы кому служите? - начал уже просто орать Ударбов. - Если Содружеству Восточный, то надо бы получше. У вас пока в делах полный бардак.
   - Станислав Юрьевич, еще раз прошу вас успокоиться, -строго остановил его Оленовский. - Не надо устраивать скандала.
   Однако, прекратить перепалку и навести порядок удалось лишь минуты через две. Федя, прислушиваясь к происходящему, устало вздохнул. Посмотрел на Севу, тот в ответ понимающе улыбнулся. Ну и незаметно дал знак, чтобы Федя не вмешивался. Все это выяснение отношений их не касается. Ударбов не самый приятный в общении человек. Часто не сдерживает эмоции и начинает кричать. Причем голос у него визгливый и раздражающий. Это вот сейчас он как то, неожиданно перешел на какой-то металлический тон. Говорит уже не так громко, будто что-то там внутри сжалось. Слова словно режутся. Да и его внешний вид довольно непрезентабельный. Толстый, со свисающим лишним слоем сала. Круглое красное лицо напоминает неправильный шар. Стрижется очень коротко. Поэтому при желании можно рассмотреть и неровности черепа. Остатки волос торчат во все стороны. Лишь на лбу небольшая челка. Светлые брови почти не заметны. Уши расположены несимметрично. На застиранной рубашке несколько влажных пятен от пота, кроме того есть и пара белых полосок. Явно носится не первый день. Верхние две пуговицы расстегнуты, поэтому видны темные следы на воротнике.
   И хотя вроде бы человек на правильной стороне, и сотрудничество с Родичевыми это не преступление, но поддержать его не хочется. Да и дрязги внутри администрации Содружества отрядных не касаются. К тому же оппоненты Ударбова так же симпатий не вызывают. Взаимодействие пока еще складывается с трудом. Общаться приходится, но особого восторга это не приносит. И тут уже не из-за внешнего вида. С этим у многих вполне все в порядке и даже больше. Вон как пара дам разнаряжены. Но вот отношения сложились холодные. С одной стороны администрация пытается подмять под себя отрядные структуры. Но для этого не хватает силенок. Тут свою роль играет все. Службы не входящие в отряд и малочисленнее даже в совокупности, и их вклад в общее хозяйство относительно слаб. В то же время они хотят взять полностью в свои руки распределение ресурсов. Особенно финансы.
   Но у отряда свои резоны. Да и Оленовский на их стороне. К тому же Горшков показал себя как очень сильный хозяйственник. Он создал на территории отряда несколько дублирующих хозяйственных структур, и они работают значительно эффективнее. Это касается и ремонта зданий, и главное расчистки участков для последующего использования. Хорошо поставлен сбор ценного сырья и материалов. Успешно работает и мастерская по снаряжению патронов.
   А вот коммунальщики Содружества особыми успехами похвастать не могут. Да и службы занимающиеся расчисткой территории работают слабее, чем бригады Горшкова. Более или менее, стараются энергетики и литейщики, а вот механические мастерские пока неэффективны. Виктор Андреевич уже высказывал предложение, чтобы их отдали в его ведение. Вот сельское хозяйство работает, и уже есть результаты. В столовые начали поступать свежие овощи в значительном количестве.
   Старается и научный сектор благодаря тому, что сюда из Союза прибыла команда действительно энтузиастов со своими идеями и планами. К тому же здесь теперь систематически появляются специалисты, с которыми Бердышев и Мураев познакомились в январе. И вообще ученые с Нового Эдема и Звемелина избрали в качестве своей новой опытной площадки именно территорию Содружества. Активно идет изучение местной флоры и фауны. Ставятся эксперименты с целью проверки на практике результатов полученных в кабинетах и лабораториях. Они же занимаются вопросам использования жемчужин. Особенно это направление вызвало большой интерес в начале марта.
   Стандартная жемчужина имеет емкость примерно в 1800-2050 условных единиц мощности (УЕМЖ). На Звемелине и Новом Эдеме с целью получения от жемчужин максимального эффекта заказывают через них сложные высокотехнологичные устройства. Это в первую очередь элементы для Искусственной Интеллектуальной Системы и Большого Производственного комплекса, аппаратуры по поддержанию тех же пространственных ворот.
   А после того как удается выбрать допустимую квоту на сверхсложные заказы за установленный период, заказываются и условно более простые устройства. Например, автоматизированные производственные и сборочные линии, способные выпускать уникальную продукцию. Так завод на Новоэдема начал выпуск новых автоматизированных боевых устройств и роботов. Полученные в мае-июне показали себя превосходно. Даже сюда уже поступили новые грузовые автомобили с двигателями не только с очень высоким КПД, но и работающих на дешевом топливе, который создается из отходов - переработанных корней хлебницы, порошка из местной тыквы и размельченного горючего материала, получаемого из примыкающего к сельскому кластеру анклава Мира Большого Дерева. Кстати, на этом же материале теперь работают две электростанции, расположенные в деревне, паровая дробилка крупных обломков, собираемых на территории отряда. В подвале одного из домов устанавливается котельная, небольшая по размеру, но способная обеспечить здание электричеством, а зимой и отоплением. Она так же будет работать на этом топливе, ну и дополнительно предусмотрено использования дров и угля. Работает два новых химических мини-завода по переработке находящегося на территории Содружества мусора. Один дает в итоге прекрасного горючего, второй пластическую продукцию. Есть мастерская, на которой делают стекло. И все это благодаря использованию новых узлов и блоков, произведенных на новом оборудовании.
   Многие элементы и детали, получаемые с помощью жемчужин пока невозможно произвести самим и на Новоэдеме. Недавно Феде и Всеволоду на Звемелине продемонстрировали портативные мобильные мини-АЭС. Большую часть узлов этих конструкций так же получили, используя жемчужины. Заказанные через них детали помогли усовершенствовать и ворота для перемещения между мирами. А некоторые устройства и их сфера их применение и вовсе сложны для понимая такими не специалистами как Мураев. Те же системы по управлению каналами поступления людей. Как они работают? С ходу не поймешь. И столько надо изучить.
   Так что все, что Родичевы получили с помощью жемчужин практически бесценно и используются те с максимальной пользой. Однако, есть в вопросах их применения и свои нюансы. Хотя и не ложки дегтя в бочках с медом. А вот кусочки сахара встречается. И даже не кусочки, а многокилограммовые глыбы. А сахар хоть и сладок, но все равно в данном случае субстанция более дешевая, снижающая общую ценность и чистоту продукта.
   Вот и потенциал жемчужины нельзя полностью использовать исключительно для получения высокотехнологичной экзотики, да и вообще, любой достаточно однообразной по содержанию продукции. Хотя чем сложнее структура и шире состав использованных элементов тем ниже влияние этого ограничения. Так, при заказе нужных приборов Родичевы каждый раз могут использовать не более 90-93 процента потенциала, а вот если брать только тот же мед, то планка ограничивается 52 процентами, а для сахара максимум и вовсе 41. При этом с определенного момента цена единицы товара начинает расти. Вступает в силу разные антагонизмы, античастицы, сопротивление внутри системы и несовместимость.
   Кстати, после использования максимально возможного количества меда, того же сахара можно заказать совсем немного, примерно на пять процентов от потенциала. Причем потратить придется больше, чем-то же количество обойдется при отдельном заказе. А вот тара для них, хоть стеклянная, хоть деревянная, хоть металлическая идет отдельным пунктом и стоит совсем незначительно. Более того в этот же заказ можно включить и другие предметы из этих же материалов, а так же пластика по минимальной цене. А вот вещи, изготовленные из тканей из растительного материала, натурального шелка кожи, шерсти уже с определенными ограничениями в квоте.
   Так и Новоэдеме и Звемелине на большую часть из оставшихся после основного заказа 120-200 единиц берут редкие и уникальные лекарства, химические элементы, сплавы и продукты синтеза, кристаллы, отсутствующие в составе основного заказа. И даже какие-то очень дорогие семена. Ну и всякие предметы роскоши и даже какие-то продукты. Но все же остаются 10-12 единиц, которые можно потратить в основном только на довольно простые питания или хотя бы предметы, относящиеся к ширпотребу. Поэтому эти остатки они решили отдать своим союзникам. Все же по весу переправлять через ворота получается выгоднее, чем те же самые товары. Жемчужина весит всего несколько килограмм. А тех же продуктов можно получить и центнер, и другой.
   Однако пока в научном секторе рассуждали, как использовать уникальную возможность, пока хозяйственные структуры спорили о том, что нужнее, прошел день, второй, третий. А решение принять так и не удалось. К тому же нашлись и другие срочные дела. А жемчужина она и полежит. Ничего с ним не случится. Но тут, неожиданно, оказалось, что суждение это ошибочно. И даже под лежачим камнем может появиться вода. Вот и с жемчужинами что-то да произошло. Причем когда первый массовый интерес уже прошел. Хотя спецы из научсектора потом говорили о какой-то целенаправленной работе, скорее всего, вспомнили они о жемчужинах только в свободную минуту. К тому же это был Петя Ермолов, который еще работая на Союз, не очень-то и скрывал, что очень хочет поизучать этот объект. Целую ему никто, разумеется, не давал во избежание последствий. Вдруг, что испортит. А тут ценность объекта стала намного ниже, и теперь не такая уже это большая потеря.
   Так или иначе но обнаружили, что жемчужина, которую за неделю до этого поместили в специальную камеру для изучения, вдруг увеличила свой потенциал. На всякий случай проверили вторую, и третью. Тот же результат. Полезное содержание выросло почти до пятидесяти единиц, или правильнее УЕПЖ. И даже у тех, что находились в обычном хранилище, уже достигло до двадцати. Вот тут и начался новый и более сильный ажиотаж. Вопросом занялись всерьез. С Нового Эдема приехала группа ученных в количестве до полутора десятков человек. Однако, появившаяся было эйфория также очень скоро обернулась суровым разочарованием. Действительность катком прошлась по розовым очкам. Надежды на то, что теперь жизнь пошла исключительно медом так и не сбылись. Молочные реки с кисельными берегами засохли где-то в истоках.
   Выяснилось, что жемчужина может восстановить максимум 50-52 единицы потенциала, и на этом все. Причем это правило подтвердила каждая из них. Или все без исключения. Правда, нашлось и положительное свойство, способствующее тому, что нанесенная рана оказалось не столь болезненным. Оказалось, что потенциал восстанавливается до этого же уровня после каждого нового применения. Причем за какие-то десять суток. Только, необходимо оставить неиспользованным хотя бы один бал. Это теперь подтвердил и руководитель научного центра Олег Александрович Квартков. У него как раз поинтересовались, почему свойство жемчужин восстанавливать часть совей мощности до сих пор оставалось неизвестным.
   - Просто по той причине, что не оставлялось даже крупинки мощности. Жемчужину выкачивали досуха. Поэтому-то мы и оставляем теперь хотя бы одну единицу. Правда, я вынужден сообщить еще одну печальную новость. После десяти-одиннадцати прогонов верхний потолок восстановления снижается где-то на половину единицы.
   - Вот видите. Возможности оказываются небезграничными, - воскликнула рыжеволосая расфуфыренная дама лет тридцати пяти. Евгения Владимировна, в администрации она отвечает за запасы. - А мы не оставляем никаких резервов, да к тому же я думаю, что могли бы и не делится ни с кем. И даже с нашими союзниками. Для них это крохи. И что серьезного они могут получить? В конце концов, они их нам вернули в качестве подарка.
   - Евгения Владимировна, не будем возвращаться к тому, что уже обсуждали, - недовольно возразил Оленовский. - Это имело бы еще какой-то смысл, если бы мы не хотели продолжить сотрудничество. Большую часть же жемчужин мы получили уже после того, как был обнаружен новый эффект. И наши союзники не стали затевать нового соглашения, хотя могли бы легко добиться для себя более выгодных условий. Продолжайте, Олег Александрович.
   - Справедливости ради. Изначально первые пять заказов мы делаем в своих интересах. Дело тут и в том, что в список мы включаем только продукты питания. Это свойство самой жемчужины. Лишь в четвертом появляется возможность получить продукцию из различных тканей, да и то исключительно натуральных. Металлы, пластик и бумага идет только в качестве тары и упаковки. В свой первый новый заказ и на Звемелине, и на Эдеме приобретают в основном схожий ассортимент. Это уже позже можно получать боеприпасы, оружие, запчасти для беспилотников и АБС, радиоэлектронику.
   В настоящее время период восстановления потенциала жемчужины составляет около десяти суток. Поэтому сейчас ежедневно мы используем около двадцати штук. Пять новых, проходящих второй этап использования, восемнадцать - третий и четвертый.
   - Простите, Олег Александрович, уточните, пожалуйста, что за этапы использования? - поинтересовался Федор.
   - Второй этап это как раз те самые пять заказов, которые мы делаем после возвращения с той стороны. Ну а третий начинается после того, как они передаются нам уже после второго применения на той стороне. Четвертый этап наступает после двенадцатого применения. Это значит, что в списке заказов где-то пятнадцать процентов составляют запчасти к технике, радиоэлектронике, и это без оружия, боеприпасов, предметов снаряжения из кожи и тканей, в том числе искусственных. Когда перейдем к пятому этапу долю продовольствия можно снизить до сорока пяти процентов
   - Спасибо.
   - Пожалуйста.
   - Олег Александрович, может Вы тогда разъясните, и то, почему наши заказы хоть и разнообразны, но, скажем так, мелкооптовые. Ну, например, той же муки получаем какие-то крохи, - поинтересовалась Евгения Владимировна.
   - Разумеется, - с каким-то удовольствием согласился Квартков. - Я разочарую некоторых, но само по себе в жемчужинах ничего этакого чудесного нет. Можно до упаду плясать вокруг них с бубнами, изобретать какие-то заклинания, формулы, воздействовать огнем, водой, пытаться их разбить, но все это не даст положительного результата. То, что мы тут привыкли называть жемчужиной, просто часть технологии, только очень высокого уровня. Примерно, как для древних греков передовая техника из нашего века. Кстати, мои исследования показали, что все попадающие в наш Мегаполис из конца двадцатого или начала двадцать первого. И вот представьте, как люди, прибывшие из времен еще до нашей эры, например, в 2018 год, будут воспринимать даже такие обыденные вещи как электричество, автомобили и прочее. А тут мы имеем продукт таких высоких технологий, что даже для Других устройство по созданию материальных ценностей является уникальным.
   В использовании жемчужин никакого чуда нет, а так же магии, волшебства. Ничего ниоткуда не появляется. Главное тут в самой установке, а жемчужина это нечто совмещающее в себе аккумулятор, блок памяти и картридж для принтера. Или то же топливо. Разумеется, я объясняю все очень примитивно. И ми примеры подходят только для общего представления. Так как и сам до конца не разобрался. По сути, мы просто примитивные пользователи. Все же аналог порошка для картриджа тут получается из другого источника. Но для того, чтобы получить результат, нам нужен, например, материальный носитель, бланк там или просто лист бумаги.
   Вот и тут нужен материал, из которого получается конечный продукт. Так наше устройство имеет доступ в некое пространство, где содержится протоматериал. Думаю это атомы, электроны, какие-то другие частицы. Но все это находится в разнообразном виде. Или в многообразных формах и сочетаниях. Вот все это наше устройство собирает, а потом с помощью энергии и катализатора из жемчужины формирует некий объект в полном соответствии с заказанным нами образцом, до электрона, до мельчайшей частицы повторяя его, со всеми достоинствами и дефектами. И тут все зависит от параметров загруженного в память устройства первоисточника. Проще всего поместить в камеру объект и дать ему указание собрать все параметры в виде информационного пакета. При желании можно загрузить какие-то чертежи, техническую документацию и данные, или даже внести какие-то изменения в характеристики уже загруженного образца. Но это очень сложно и честно говоря, очень ненадежно. Результат далеко не гарантирован. Мы, же пока способны только на простейшие операции. Но можно получить и загрузить уже готовый пакет информации. Что мы и делаем, получая подобные подарки когда от Союза, а когда с Новоэдема или Звемелина.
   Итак, наше устройство имеет выход в упомянутое пространство и может собрать элементы для формирования нужного нам материала. Однако, есть сложности. Вот представим, это точка, в котором мы имеем возможность выйти в пространство, доступный участок которого изобразим в виде небольшого шара. Это простейшая модель. Упомянутая точка как раз центр этого шара. Так вот, наше устройство легко забирает нужные частицы из этого ограниченного сектора или шара. Нет, можно собрать и то, что находится за пределами незримой границы шара. Тем более она никак не фиксирована как-то материально. Но расход условных единиц нашей жемчужины при этом начинает расти с увеличением расстояния до центра.
   Так пример из практики. За две единицы мы получаем девяносто фунтов муки высшего сорта. За третью единицы можно получить уже сорок два фунта, четвертую сорок, пятую - тридцать девять, шестую и седьмую - тридцать восемь. За сорок пять единиц мы получили бы только тысячу фунтов. Это без учета тары. То же самое с другими заказами. Когда Союз делал огромные заказы, это было не столь заметно, поэтому особого внимания не обращали. Мы же начали считать каждую единицу.
   У устройства есть еще одна особенность. Она категорически не принимает во время заказа дублирования. Вплоть до зависания системы. Нельзя одновременно включать в список пункты с абсолютно идентичными характеристиками. Так для того что бы прошел новый заказ на ту же муку высшего сорта с тем же качеством, и того же ГОСТа, необходимо, чтобы после выполнения предыдущего вода в меню заказа прошло около двадцати часов. Мы же списки вводим в устройство четыре раза в сутки. Поэтому одну и ту же продукцию мы заказываем раз в двадцать четыре часа. Ту же муку, к примеру, каждое утро.
   И тут нам на выручку приходит само же устройство. Для него образцы, имеющие даже довольно мелкие различия и изменения, уже два разных товара. Так можно включить в список одновременно муку и высшего, и первого сорта. И вместе с ними можно спокойно заказывать и макароны, и галеты. Более того, даже добавление в сладкие сухари изюма устройство воспринимает как новый отдельный продукт. Разными пунктами идут патроны 7,62 винтовочный и промежуточный, 5,45 или пистолетный 9 мм. Имеет значение даже небольшая разница между патроном для Маузера или ТТ. Как разные товары проходят рис и мясорастительные консервы, куда эта же крупа входит в качестве ингредиента. Поэтому все это можно заказать за одни сутки, хотя и с разной очередностью.
   Так же важно чтобы в шаре еще были нужные нам виды протовеществ. Так после того как всего за две единицы берем четыре цинка с патронами 5,45х39, в пределах нашего шара на пятый его не остается. Однако, тут же баланс внутри нашего шара начинает восстанавливаться за счет того, что находиться вне его границ. Оно тут же начинает поступать на освободившееся место, восстанавливая первоначальный уровень и даже превышая его. Так для достижения среднестатистического предела нужно время t. Однако поступление протовещества определенного типа продолжается по инерции и после этого. И уровень уже превышает стандартный. Через время t1 баланс вновь начинает нормализоваться. То теперь часть нашего вещества начинает идти в обратном направлении, одновременно останавливая поток частиц, движущихся к нашему шару. Поэтому важно не давать восстанавливаться балансу и забирать нужный нам материал до времени t. Тогда поток нужных веществ будет стабильным. И мы во втором заказе за сутки уже берем четыре цинка с патронами 7,62х39, в третий - 7,62х54. Или, например, первый заказ 95 фунтов гречки, а второй 112 банок гречневой каши с мясом. Да, и когда в состав заказываемого товара входит несколько компонентов, можно одновременно включить несколько товаров, в котором есть один и тот же ингредиент. Например, пельмени и пряники с начинкой или печенье с кремом. Во всех трех есть мука. Одновременно можно заказать несколько видов шоколадных конфет и шоколадных батончиков с орехом и карамелью. Всего в суточном заказе до двухсот килограмм. Недавно мы в ассортимент включили три вида сухих пайков. Всего восемьдесят комплектов.
   - Олег Александрович, достаточно. Подробности каждый может посмотреть в предоставленном нам ассортименте заказов. Таблицы на экране. Пять минут на ознакомление. Желающие могут попить воды или прогуляться в коридоре.
   Федор первым добрался до холодильника и достал оттуда три литровые бутылки с водой. Две отдал девушкам, а одну оставил для себя и Всеволода. Но тот как раз подошел к Оленовскому. Они теперь о чем-то негромко беседуют у распахнутого окна. Жарко. В помещении работают два вентилятора, но помогает это мало. А на улице сейчас еще хуже. Особенно плохо там, где горы битого строительного материала. И жарко, и испарения. Налил полстакана холодной воды. Зубы чуть не обожгло. Но тут же нашел выход. Открыл бутылку на столе и долил немного в стакан. Попробовал. Действительно стало приятнее. Между тем все уже расселись по местам.
   - Всеволод Михайлович, прошу Вас выступить, - сразу же предложил Оленовский.
   - Спасибо Илья Григорьевич. Итак, мое мнение. Работа с жемчужинами у нас налажена неплохо. В целом понятно, что Олег Александрович и его команда пытается выжать максимум. Одновременно с обеспечением разнообразия ассортимента мы получаем много разнообразного ценного товара. Поэтому я предложил бы сделать упор как раз в этом направлении. Конечно, хлеб на столе это очень важно. Но надо помнить, что есть продукты более ценные, чем аналогичное по весу количество муки. Например, рыба или мясо, да и те же шоколадные конфеты. Подумайте так же о заказе полуфабрикатов или готовой продукции: пирожков, котлет, тех же пельменей. Я в списке, например, не увидел вареников, которые можно заказать как раз за счет муки и картофельного порошка.
   - Но как же так? Вы что же предлагает уменьшить количество муки в заказах? - удивленно воскликнула Виктория Романовна.
   - Ну а что тут такого? - в свою очередь удивился Сева. - Муку, сахар, картофельный порошок мы можем получить с той стороны ворот. И по очень низкой цене. Поэтому надо брать то, что ценнее. Морепродукты, та же икра, рыба мороженая и в консервах, да шпроты и селедка, хотя бы. Все равно лучше, чем мука, даже высшего сорта. Разумеется, мясные продукты, кондитерские изделия поизысканнее. Сыры нужны, шоколадные конфеты, кофе, чай. Поймите муку, картофельный порошок, дешевые крупы нам привезут.
   - Но нам и перечисленное тобой могут привезти, - возразил кто-то из гражданских.
   - А цена? - мгновенно ответил Сева. - Все это идет не бесплатно. И хоть у нас большие скидки, все же сумма набегает. Потом не так просто все это и им достается. По тем же сухим пайкам. Там в комплектах имеются не такое уж и ценная еда. Та же сухая гороховая каша. А вот консервированная картошка это дело. Но идея правильная. Так что завтра получите пару новых образцов сухих пайков. Дальше по патронам. 5,45х39 заказывать пока не желательно. Этих у нас сейчас хватает. Завод, организованный Виктором Андреевичем, дает нам их свыше пяти тысяч штук в день.
   - Однако, эти патроны решено пока использовать только в пулеметных установках автоматизированных системах с удаленным управлением, - напомнил Илья Гаврилович. - И потом этих патроны привлекательны тем, что в цинке их более тысячи.
   - А они только на этих установках и применяются, - ответил Федор. - В настоящее время АК-74, АКСУ - 74, АК-105 мы используем редко. Обычно ими пользуется личный состав не боевых подразделений. А сейчас мы их в полевые оперативные группы включаем редко. На стационарах же где они чаще выполняют полевые нормативы, выбор оружия богаче. И охотничьи ружья, и винтовки. Носить постоянно на себе не надо. Так что можно применять то, что лучше подходит для конкретной ситуации. Поэтому расход приобретаемых патронов в день сейчас составляет сто-сто пятьдесят патронов. И то половина приходится на РПК-74. Да и упомянутые установки на АБС тратят не более трех тысяч за сутки. Так за прошлую неделю расход патронов 5,45х39 изготовленных на нашем заводе составил пятнадцать тысяч восемьдесят три единицы. За это время мы получили... Виктор Андреевич?
   - Тридцать девять тысяч, - ответил тот.- Я имею в виду только патроны для РПК-74. Да расход у нас по этому калибру оказывается существенно ниже. Даже не думал, что настолько серьезно. Между прочим, в результате у нас уже не хватает материала. Все же надо признать у нас производство не с нуля. Мы используем стреляные гильзы, да и пули которые находим.
   - Ну, ничего, сколько-то гильз мы тебе обеспечим, а завод переключишь на другой материал. Даже на время линию перепрофилируешь. Те же трехлинейные патроны: и обычный, и промежуточный. У нас тут несколько роботов скоро вступят в дело. А на них спаренные РПК. Причем их мы планируем использовать наиболее активно.
   - Подробности с Горшковым обсудите позже, - напомнил Оленовский. - Вернемся к заказам.
   - Хорошо, - согласился Федор, - об итогах я Вам доложу в следующий понедельник.
   - Годится.
   - Действительно вернемся к заказу патронов, - поддержал их и Бердышев. - Большие партии мы так же получаем у наших друзей. Опять-таки в поставки включаются в первую очередь распространенные образцы. Поэтому считаю, что используя жемчужины нужно заказывать более редкие и главное ценные партии. Так, например, надо брать больше патронов 9х39 для Винторезов, а так же снайперские разновидности 7,62х54. У нас теперь много СВД. Есть и более современные варианты винтовок под этот патрон. Ну и конечно Мосинки и СВТ, снабженные оптикой. Но это не все. Мы только недавно получили десять английских снайперских винтовок. Кроме того у нас есть и германские образцы. Поэтому нужны так же и снайперские патроны 7,62Х51.
   - Так называемый натовский патрон? - уточнил Петя Ермолов, присутствующий тут как главный специалист по жемчужинам.
   - Да, и хорошо, что напомнил. Нужны цинков четыре и советских. У нас есть с десяток стволов под этот патрон. Используем на блоках, как и другое охотничье оружие.
   - Значит, нужны и охотничьи патроны? - заинтересовался Ударбов.
   - Мы за прошлую неделю заказали 20 пачек охотничьих 7,62х39 М43, - сообщил Ермолов. - В каждой сто двадцать патронов.
   - Пока, пожалуй не стоит, - ответил Всеволод, - тем более нам еще нужны снайперские патроны 12,7: и на 108, и на 99. Причем натовских даже в полтора раза больше. Кроме того, у нас есть полтора десятка ПТР и ПТРС под патроны 14,5.
   - А это старье вам зачем? - удивился Олег Викторович.
   - Конечно, против шакалов и мартыхаев это слишком мощно. Но Вы милейший наверно дивов не видели, - усмехнулась Аня. - Не путайте с динами. Это, как вы сказали "старье", прекрасно их бьет. Даже по сравнению с 7,62 ПП (7Н27) -- патронами с пулями повышенной пробиваемости, которые мы можем использовать для стрельбы из автоматов при встрече с этими тварями. Всеволод Михайлович, а почему отечественных крупнокалиберных патронов хотим заказать поменьше? У нас есть автоматические системы, снабженные стволами для которых они подойдут.
   - Аня, они созданы не на базе специальных винтовок, - немного недовольно принялся разъяснять Бердышев, намекая, что вопросы между собой можно решить и в другом месте. - Поэтому снайперские патроны там не используем. К тому же наш завод дает нам около сотни патронов к ним.
   - Мы можем даже снайперские снаряжать, - пояснил Горшков, - работа все равно ручная.
   - Виктор Андреевич, Аня, мы заказали три тысячи снайперских патронов под крупнокалиберные снайперские ружья, - решил пояснить ситуацию Федор. - Поровну. И отечественных, и иностранных. И столько же для пулеметов и упомянутых установок для стрельбы одиночными. Кроме того по тысяче снарядов для систем на 14,5 мм и 23-мм. Последних у нас и меньше, и используем их редко. А вот стволы на основе крупнокалиберного пулемета и тех же ПТР оказались все же более востребованы, чем мы рассчитывали. К тому же поступили две новые установки, использующие этот боеприпас. С той стороны прислать больше пока не могут. Поэтому еще немного патронов для ПТР не помешает.
   - Надеюсь, все же еще будут такие же заказы? Хотя бы на 12,7 мм, - поинтересовалась Аня. - Все-таки снайперские винтовки мы начали применять значительно чаще. И тенденция хорошая. Только я предлагаю использовать их в первую очередь...
   - Давайте эти подробности обсудим у себя, - предложил Всеволод. - Итак, нам нужны снайперские патроны. И в первую очередь СП-5. Но это все второстепенно. Главное то, что нет понятной схемы по распределению тех же продуктов. Куда все девается? Мы зачастую с трудом выбиваем, что положено. Я уже не говорю об усилении рациона. Недавно я не получил груз, который был направлен лично для меня. Он не оплачивался из Территориальных средств.
   - То есть вы использовали квоту на грузы для личных целей? - вкрадчиво поинтересовалась Вероника Романовна.
   - Нет. Лорд Александр использовал свои ресурсы, которыми он вправе распоряжаться по собственному усмотрению, - рассердился Сева.
   - Всеволод Михайлович, прав. И я сам займусь обстоятельствами этого дела, - разгневался и Оленовский. - Мне тоже начинает сильно раздражать подобные случаи. Жду объяснения после совещания. Продолжайте.
   - Даже не очень понятно для чего у нас копятся запасы на Территориальных складах. В результате того, что мы не можем пользоваться дополнительными поставками, питание личного состава даже ухудшилось.
   - Но вы же ловите там разную живность. Разве это не прибавка к столу, - удивился Олег Викторович.
   - Незначительная. И это наше дело, к вам не имеет никакого отношения. Раньше те же порошки с супами быстрого приготовления шли и вовсе сверх установленного рациона. Как дополнительное питание выдавали часть картофельного порошка. При усилении нагрузки увеличивали выдачу других продуктов. Сейчас же мы не обеспечиваем личный состав ни хорошим питанием, ни нормальными бытовыми условиями. Так, судя по представленным материалам, перспектив с улучшением жилищных условий не предвидится.
   Перепалка после этого длилась минут десять. Олег Викторович, сначала не только защищался, но и пытался нападать. Но на него начали нападать научники. Петр Андреевич Кружанов попытался как-то прикрыть предшественника. Но для этого он быстро перешел к перечислению принятых в последние дни мер, которые только показали допущенные упущения. Горшков несколько раз приводил в пример, то, как у него организованы те же работы. Объяснения Резикова на этом фоне оказались неубедительными.
   - Да. Разработка участка находящегося в ведении администрации идет крайне медленно. Результаты неудовлетворительны, - констатировал Илья Геннадьевич. А потом неожиданно заявил, - поэтому Виктор Андреевич, с завтрашнего дня Вы мой заместитель по хозяйственным вопросам. Посмотрите, что можно улучшить. Я же займусь нашими запасами. Пора навести порядок.
   - Но мы не получаем динов для пастбища, - сообщил Олег Викторович.
   - Их и не будет, - коротко отрезал Оленовский.
   - Вот видите, Игорь Гаврилович, Вы сами создаете для нас неблагоприятные условия. Итак, большая часть территории находится под контролем отряда. Вы сказали, что запасы хлебницы обеспечит Горшков. И где они? - включилась Евгения Владимировна.
   - К сожалению, ваш товарищ, за которого вы заступились, не справляется и с предоставленным участком, - возразил Оленовский. - Во-вторых, я говорил о тои, что обеспечу значительную часть, а не потребности в полном объеме. Итак. Сколько мы собрали хлебницы на территории, которая не в распоряжении отряда?
   - У нас тут поле размерами в сто пятнадцать соток. Урожай с него собрали в начале июня. Двадцать две тонны массы. Из тонны мы получаем около ста сорока килограмм полезной массы.
   - То есть три тонны восемьдесят килограмм?
   - Три тонны сорок восемь.
   - А в отчете этого не видно. Только общая информация без разбивки.
   - Следующий урожай в середине второй недели августе. Кругооборот полей пятьдесят восемь дней. В октябре третий урожай. У нас сейчас готово и второе поле на полгектара... А с участка в двадцать соток мы сняли хлебницу еще в мае. Но полтонны массы сразу пошло в рацион.
   - А как у Вас Виктор Андреевич? - не обращая внимания на Олега Викторовича, поинтересовался Илья Григорьевич.
   - От отряда мы пока получили очень мало, - поспешила сообщить Евгения Владимировна
   - Вы это говорили, - прервал ее Оленовский.
   - В то же время Горшков вывел из оборота целое большое поле, - все же договорила дама.
   - Илья Григорьевич, мы наши поля хлебницы формировали постепенно, фрагмент за фрагментом, - принялся рассказывать Горшков. - Поэтому и урожай собираем частями. В качестве основания для каждого поля часто использовали уже имеющиеся полянки. Мы расширяли их за счет соседних участков территории, с которых убирали часть породы, а потом их разравнивали. Излишки использовали для распределения на уже имеющихся сотках. Использовали почти все более или менее ровные низины. Ровняли их, сверху засыпали слоем породы, потом еще слоем переработки оставшейся от динов, засевали и снова засыпали слой породы. В двух местах и вовсе сняли все до первоначальной платформы, и на него начали укладывать отработанную породу, оставшуюся на наших установках по сортировке породы. Кроме того туда же засыпали битый материал из-под пресса. Теперь готовим третий такой участок. Они меньше остальных и на особом счету. Но и без них сейчас готово девять основных полей от гектара до полутора. Всего тысяча шестьдесят соток.
   - И каков урожай? Судя по цифрам действительно не очень.
   - Такая площадь сформировалась только к этому дню. Я уже говорил. Мы начали получать первые урожаи в начале мая. С отставанием всего на два дня от урожая с двадцати соток, которые получил Олега Викторовича. Правда, с участков, которые явились основанием для формирования полей. По сути это была еще дикая хлебница. Но все это в то время пошло на питание личному составу. Как и весь урожай с того поля, про которое упомянула Евгения Владимировна. Но там урожайность составила всего двадцать тонн с гектара. Или всего три с половиной тонн массы. И то за счет хорошей корневой системы. Но поле совсем выработало свой ресурс. Засыпать его заново породой не имело смысла. Поэтому и засеяли тыквой, как и еще два небольших участка.
   Получать ежедневно урожай хлебницы, превышающий нашу суточную потребность, начали недавно. Зато мы еще в начале марта начали косить наши участки. Примерно по десять - двенадцать килограмм с каждой сотки. Поэтому кругооборот у нас шестьдесят два дня. Двенадцать собираем зеленную массу, еще пятьдесят до сбора урожая.
   - Но зачем такие сложности? Ваш способ кажется неэффективным, - спросил Петр Андреевич Кружанов. Он ко всему, что произносится на совещании, относиться явно очень заинтересовано. И сейчас он, что-то отметил у себя. - Ведь кругооборот длиннее... С другой стороны у вас второй этап короче! Интересно...
   - Зеленная масса нужна скоту, - пришел на помощь Горшкову Степан Борисович Платонов, глава сельского кластера. - Она составляет тридцать пять процентов от рациона сегодня, а в марте и вовсе почти сорок пять. Но сейчас еще двадцать составляет сухая масса той же хлебницы после переработки. А так мы теперь получаем от дорого Виктора Андреевича уже семь-восемь центнеров зеленной массы каждый день. Это вполне удовлетворяет наши потребности.
   - Первые два покоса проводим через три дня, - дальше продолжил сам Виктор Андреевич, - потом уже сокращаем периоды до сорока восьми часов. Таким образом, мы успеваем собрать зеленную массу за двенадцать дней пять раз. Это сильно стимулирует процесс роста растений. Корни развиваются быстрее. Хлебница быстрее и растет, и созревает. Поэтому у нас урожай двадцать шесть - двадцать семь тонн с гектара сухой массы. Это на девяти полях. Общая их площадь составляет тысячу шестьдесят соток. Благодаря тому, что участки мы засевали постепенно, урожай мы собираем ежедневно. Сейчас это в сорок пять-сорок семь центнера сухой массы с семнадцати соток или шестьсот с лишним килограмм хлебной массы высшего качества в день. Кроме того мы получаем свыше полутора тонны хорошего корма для скота, а так же около ста пятидесяти килограмм зерен.
   - Шестьсот килограмм хлебной массы, - задумчиво произнес Оленовский. - Мы на каждого человека выделяем до трехсот грамм. Значит, ежедневный расход составляет триста с лишним килограмм. Точнее триста тридцать пять с граммами. Лишнее как раз сорок четыре - пятьдесят килограмм. Но у нас и количество личного состава растет. Остается еще триста на хранение. Правильно?
   - Да подтвердили - Екатерина Владимировна и Вероника Романовна. - Еще около трехсот идет в запасы. Но посчитайте. С декабря по май новых поступлений не будет. А это шесть месяцев. Учитывая новогоднюю шестидневку двадцать шесть недель. Сто восемьдесят один день. Это пятьдесят четыре тоны триста килограмм. Учитывая, что людей у нас уже больше тысячи, а в конце года будет все полтора, а там еще прибавится, нам нужно как минимум семьдесят тонн. На сегодняшний день Виктор Андреевич сдал семь тонн массы.
   - Мы планируем получать урожай до двадцать первого ноября. С первого июля это двадцать две недели или сто пятьдесят шесть дней.
   - При нынешних темпах это сорок шесть тонн восемьсот килограмм, - объявил Кружанов торжественно, потом посмотрел на цифры рядом и загрустил. - Действительно не хватает.
   - И где вы Виктор Андреевич собираетесь брать еще двадцать пять тонн? - ехидно спросил Олег Викторович.
   - А почему двадцать пять тонн? - удивился Оленовский. - Семь он уже дал. Почти четыре собрали с вашего поля. И как вы говорили, будет еще два урожая. С учетом нового поля, на мы можем рассчитывать получить восемь тонн? Думаю, можем. Тем более теперь ими Виктор Андреевич займется. Уже девятнадцать набрали. Осталось шесть.
   - Да всего лишь шесть тонн, - иронично заявила Виктория Романовна.
   - Может снизить качество получаемой массы? - предложил доселе молчавший Владимир Свирин, механик при администрации. - У нас все же повышенные требования. А обычно получают до двадцати процентов от веса собранных стеблей.
   - Так можно, но не желательно. Тем более у нас есть еще один источник, - ответил Кварков. - Виктор Андреевич расскажи.
   - Да, есть, - подтвердил Горшков. - Я уже упоминал два поля созданных исключительно из отсортированной массы. Сейчас их общая площадь более ста сорока соток. Засеяли часть еще в начале марта. Только после двенадцати дней сбора зеленной массы, мы еще столько же дней выращивали стебель для заготовки сена. С сотки получаем до пятнадцати килограмм. Недавно начали собирать и урожай для обеспечения хлебом личного состава. Урожай составляет тридцать тонн с гектара, или три центнера с сотки. В настоящее время ежедневно собираем стебель с двух соток. Кварков уже неделю изучает, что получилось.
   - Результат превосходный, - подтвердил тот.- Хлебная масса очень высокого качества при выходе пятнадцать процентов.
   - Ого, пятнать процентов. Из шести центнеров ежедневного сбора, мы получаем девяносто килограмм массы.
   - Есть уже тонна, готовая к сдаче на склады, - подтвердил Горшков. - Ждали ответа научников.
   - Значит, еще пятнадцать тонн будет до конца сезона, - обрадовался Оленовский. - Так что, соберем с запасом.
   - Да, - подтвердил Горшков. - И еще урожаи с еще двух диких полей. В мае с них собрали четыре с половиной тонны массы, которым мы кормили людей, в мае и даже начале июня. Скоро с него возьмем еще урожай. Более того рассчитываю что, мы можем получить с полей еще и запас сена. До двадцать первого ноября еще сто пятьдесят шесть дней. А два кругооборота поля сто двадцать четыре. Есть тридцать два дня. На самом деле дней на девять-десять меньше. Еще три урожая мы с большинства участков, за исключением, тех, где предыдущий был недель пять назад, не получим. Поэтому соберем хотя бы один покос сена летом. Осенью это уже не возможно. Тогда растет только уже как минимум четырехнедельная хлебница. И не успевшие созреть до двадцать первого стебли, для нас бесполезны.
   - Хорошо Виктор Андреевич, - после некоторого раздумья согласился Оленовский.
   - Илья Григорьевич, не волнуйтесь, - добавил Виктор Андреевич. - Ведь до конца лета у нас появятся еще не менее двух-трех дополнительных гектаров посевов. Работа идет каждый день.
   - Работаем мы хорошо, - подтвердил Всеволод. - Но свой вклад вносят и дины. Ежедневно каждый из них перерабатывает десятки кубометров. А их численность постоянно растет. Тут уже возникал вопрос, почему мы больше не будем специально запускать динов на Хозяйственный Участок рядом с жилым сектором.
   Напомню, в марте вся наша территория была разделена на три части. Первая. Сектор А составил участок нашей бывшей роты на декабрь прошлого года. Сюда же вошло Старое Пастбище. Там наши основные поля и вообще за прошлый год мы его хорошо подчистили. Это Старая Территория. Вторая. Жилой Сектор с примыкающим Хозяйственным Участком, который Другие создали зимой. Так называемая Новая Земля. Ну, третья - территория отряда между ними, официально называемая сектором В. Целина. Еще в конце февраля мы уделили особое внимание полосе, проходящей практически посередине этого участка. Он соединяет Сектора А и Жилой. Расчистили и расположили посты. Таким образом возникли подсектора В1 и В2. Примерно равные по полощади. Основные усилия весной были направлены на первый из них. Второй же являлся буфером между ним и Дикими Землями. Еще в первые недели марта мы перестали ловить в подсекторе В1 динов, а в начале апреля и голованей.
   - Вы считаете, это было правильное решение?
   - Да. Это сэкономило нам и силы, и способствовало комфортному пребыванию животных. При ловле они испытывают стресс. Взрослые особи потом долго ведут настороженно, опасаются делать кладку. Головани плохо питаются, растут медленно. Да и процесс привыкания проходит медленнее. А тут у них привычная обстановка, чувствуют себя свободней. Постепенно мы прекратили ловить динов и в подсекторе В2.
   - Кстати, это одна из причин того, что к нам в последнее время потянулось больше взрослых особей, - сообщил Кварков. - Они чувствуют настроение местных сородичей.
   - Тем более, нам удалось привести в порядок северо-восточную границу сектора В, от угла старого участка до угла нового. Линия получилась непрямая, выгнутая в сторону Диких Земель. Расчистили и этот коридор, перенесли сюда стационарные полуавтоматические посты. Правда, при этом ослабили контроль над полосой между подсекторами. Целина теперь практически становится единым сектором. Но думаю, это оправдано.
   - Но ведь тогда бакты из В2 могут свободно попасть В1. А это угроза головастикам, - воскликнула Полина Викторовна Симакова, являющаяся главным бухгалтером Содружества.
   - Теперь уже минимальная, - улыбнулся Всеволод, - в подсекторе В2 численность бактов в последнее время сокращена. Даже те стаи, что все же проникают через новую передовую, теряют более шестидесяти процентов численности. К тому же и после этого они не избавлены от нашего внимания. Когда группы достаточно многочисленны, высылаем группы на перехват, атакуем с воздуха, обстреливаем из миномета. Так что крупных стай нет. Ну а проникновение мелких в подсектор В1 нам даже на руку.
   - Простите, Всеволод Михайлович, что значит многочисленные группы, - поинтересовался майор Дементьев. - Разве Вы не ставите задачу уничтожать все проникающие группы? И почему нам выгодны мелкие группы?
   - Константин Алексеевич, речь идет о малочисленных группах, - ответил вместо Севы Кварков. - Они не представляют особой угрозы. Группа головастиков из трех особей может справиться с десятью и даже двенадцатью бактами. А у нас теперь в кладках обычно четыре яйца. К тому же теперь, чувствуя себя в безопасности, молодь не прячется. Поэтому они не только не теряют друг друга. Наоборот объединяются в настоящие стаи.
   Расскажу про последние сведения по изучению бактов. Так вот мы классифицируем три их основные группы: альфа, бета и гамма. У первых двух видов есть внутреннее деление. Есть суперальфы, супербеты. Встречаются мегаальфы и мегабеты, и даже более высшие трансформации. Ну а гаммы бывают либо взрослые, либо молодые. Все они самцы. Так же могут переходить на новый уровень развития, но супергаммы это и есть альфы или как их еще принято называть - супербакты. Кстати, почему все же три вида. Дело в том, что супербактами мы иногда называем и обычных бет. Они изначально крупнее гамм и являются самками. Взрослые беты делятся чаще на старых и обычных. Первые не всегда супербеты. У этого вида трансформации происходят медленнее и реже. Хотя есть и у них более высокие формы. А вот молодые и самые сильные гаммы имею большие возможности стать альфой. Надо только очень хорошо питаться. Для этого надо или иметь возможность урвать лучший кусок, либо у стаи должна быть регулярная хорошая добыча.
   Стая делится на две части. В первой, меньшей по составу, старые беты с молодняком. Во второй альфа и все остальные. Маленькие бакты к настоящей охоте привлекаются редко. Часто питаются остатками хлебницы, тыквой и капустой. Грызут пластик и ветошь. Ну и главное -остатками добычи второй группы. Старые беты, добравшись на место удачной охоты, отбирают для себя и молодняка большую часть. Когда питание стабильно хорошее они приносят новое потомство. К ним могут примкнуть и беты из второй группы, если им удалось нагулять "хороший жирок". Но если добыча скудеет, старухи их быстро отправляют к охотникам. Туда же отправляется и повзрослевший молодняк. Поэтому эту часть стаи мы назвали первой. Альфы никогда не перечат старым бетам.
   Стаи оставшиеся сейчас в Секторе В сейчас состоят из альфы, восьми-девяти бет и гамм, двух-трех старых бет, и четырех-пяти щенков. Группа из девяти-десяти охотников не имеют шансов против трех головастиков. Поэтому на них без особой нужды не рискнут напасть даже дюжина бактов. Но таким большим стаям сейчас не выжить. За ними самими идет охота. Мы ищем с помощью беспилотников и камер. Дины охотятся с помощью своих внутренних свойств. Есть у них возможность чувствовать бактов и даже определять примерную их численность. Для семи-восьми голованей пятнадцать взрослых бактов уже не охотники, а добыча. Причем лакомая и даже полезная для организма. Не забывайте, про возможность наносить энергетический удар. Хотя и слабый, по сравнению со способностью взрослых. А те сами не прочь бактов покушать. Только на прошлой неделе группы голованей полностью уничтожили пять стай, взрослые еще три.
   Тут конечно наш Дениска Третий отличился. У него группа уже в пятнадцать особей. Жрут все подряд. Еще три недели назад перебрались в подсектор В2. Недавно их было на четыре меньше. Эти тоже на днях из родных мест ушли. Теперь вот с Дениской шляются. Уничтожили под корень сначала три стаи примерно в двадцать пять голов. Эти из-за своей численности оказались менее осторожными. На прошлой неделе перехватили у нас двадцать особей. Прорвались с той стороны. Наша группа шла по следам, но, разумеется, конфликтовать с голвастиками не стали. Так что бакты теперь сами головастиков опасаются.
   - А чем же они тогда питаются?
   - Да и раньше дины для них были только "по большим праздникам" вроде "шашлыка на природе". Для повседневного питания есть мартыхаи, шакалы. Вот на них полностью и переключились. Тем более, тех в настоящее время если не сказать, что развелось, то все равно много.
   - Шакалов и развелось, - заявил Кварков. - Они щенятся часто. А естественных врагов -бактов стало меньше. Ведь и в Диких Землях именно шакалы их основная пища. А тут когда небольшие стаи охотников нападают на крупные стаи, добыче иногда удается и отбиться. Это еще одна причина убыли бактов в Секторе В. Так в июне мы наблюдали за тридцатью стаями. Все малочисленные. На крупные мы сразу же наводили бойцов отряда. Девять уничтожили дины. Два ребята Бердышева. В остальных было в общей сложности сто восемьдесят семь охотников, шестьдесят восемь старых бет, восемьдесят три щенка. За двадцать восемь дней в схватках с мартыхаями и шакалами погибло три стаи в полном составе. От одной остались только беты с молодняком. Всего погибло сорок девять охотников, одиннадцать старух, двадцать пять щенков.
   Другой стороной этой монеты является то, что и мартыхаи, и шакалы довольно смело вступали в бой, в результате чего и сами несут серьезные потери. Соответственно у бактов после схваток всегда есть возможность хорошо подкрепиться и даже получить запасы. Это способствует тому, что раны, полученные в схватках, заживают быстрее. Кроме того, появилось шестьдесят новых щенков. Бакты регулярно зачищают подранков, которые остаются после того как стаи шакалов и мартыхаев сталкиваются с людьми, в том числе и наших воздушных налетов. Таким образом, им свершено не до нападений на динов.
   - Может тогда стоит дать указание, чтобы бойцы не усердствовали в отстреле бактов? - предложил майор Дементьев.
   - Нет, - возразил Всеволод, - не надо расслаблять личный состав. Бойцам нужны четкие конкретные указания. Им не очень хочется каждый раз гадать и рассчитывать, как поступить в конкретной ситуации. Терзаться сомнениями в правильности решения. Это их раздражает. Или одно, или другое. Тем более, когда надо действовать быстро и в привычном порядке. Так что пусть стараются. Единственно излишне напрягать и давить не стоит. А не то упустим ситуацию. Кроме того от питания теми же шакалами не появятся ли у нас супер и мега альфы? А они противник серьезный. Могут и объединить несколько стай.
   Другое дело мы снимаем часть личного состава с участков внутри Сектора В, и перебрасываем на посты, которые выдвигаем уже в Дикие Земли. Их задача сокращать численность крупных стай бактов, для того чтобы на нашу основную линию выходили уже разреженными. Предполье и буферная зона будет теперь там.
   - А стоит ли углубляться за линию границы? - спросил Кварков. - Держали бы плотно только территорию Содружества. Работы и тут хватает.
   - Стоит. Это снижает напряжение на нашу пограничную линию, - пояснил Бердышев. - На той стороне бакты смелее и выбивать их проще. Потом мы должны знать, где и какими силами они будут прорываться. А посты это еще и базы для нашей разведки
   - Не забывайте и про мою бригаду, - вмешался Медведев. - Теперь вся наша деятельность перенесена в Дикие Земли. Эти посты нужны как опорные пункты для ловли головастиков. Ловить то их нужно. На той стороне опасность для них существует. Нам дополнительная жемчужина, а потом и взрослый дин не помешают. Ведь те, кто оказался у нас, тут потом и остаются. А это и кладки в будущем, и ежедневная расчистка территории.
   - Действительно, взрослые дины стараются потом держаться нашей территории, особенно мест, где они вылупились из кокона, - подтвердил Кварков. - Кормиться они могут и на соседних участках. Разумеется, на нашей же территории, так как тут безопасно. А вот делать кладки возвращаются на место, где вылупились, или место предыдущего гнезда.
   - Простите, но на совещании постоянно говорили, о том, что взрослые дины перемещаются, - удивленно спросил Кружанов. - Я запутался.
   - Никакого противоречия нет, - заступился за начальника Ермаков. - Дины вынуждены перемещаться и искать новые места при наличии опасности. Но оказавшись в безопасных местах, тут же становятся консервативными. Парадокс, в обычных условиях их поведение не соответствует норме.
   - Просто, к сожалению, на большей части Мегаполиса обычно они находятся в экстремальных условиях. А таких безопасных мест как у нас, мало, - добавил Кварков.
   - А Союз? - удивился Дементьев.
   - К сожалению и там ситуация не лучшая. Нет. Там так же безопасно. Но динов постоянно вынуждают перемещаться с места на место, с пастбища на пастбище, часто в места ставшие родными уже не пускают, - пояснил Кварков. - А это для них так же стресс. У нас же свободнее. Откладывают яйца в подсекторе В1, а как появятся малыши перебираются на участки В2 кормиться. Головани, окрепнув, лезут за ними, а потом, нагуляв в спокойных условиях жирок, возвращаются обратно поближе к месту рождения, чтобы спрятаться в коконе. Позже, достигнув половозрелого возраста, на том же месте будут выводить свое потомство. Благодаря таким условиям, самки у нас очень часто откладывают уже по четыре яйца. И мы можем рассчитывать на стабильные три кладки. Мелюзга появляется более крепкая, лучше питается. Собранные на нашей территории жемчужины этого года, имеют как минимум 1900 УЕИЖ. А у некоторых потенциал достигает уже 2050.
   - Другие сообщают, что дины, пасущиеся на нашей территории, дают раза в три больше, энергии, чем их сородичи в Диких Землях, - сообщил Оленовский. - А некоторые молодые дины, покинувшие коконы на участке роты в прошлом году, уже теперь мгут даже больше. Поэтому наш клан быстро усиливается. Если последние сведения Кваркова подтвердятся, надо не спешить с полным освоением подсектора В1. Надо оставить места, где дины смогут спокойно выводить молодых, и куда будут возвращаться головани. Виктор Андреевич, подумайте. Может, имеет смысл, некоторые участки там чистить под новые сбросы? Договоримся с Другими, чтобы они выкладывали менее интересные фрагменты, которые мы, предварительно отработав, превратим в корм для динов.
   - А что, оградить участок, после раскулачивания, снести все здания и сооружения, где-то перерыть грунт, для облегчения переработки, или хотя бы стронуть с места - ответил Гршков. - И тут же скинуть еще один какой-то неинтересный фрагмент. Что на него отдельно время тратить. Потом открыть участок для динов. Это даст стабильное восстановление запасов питания для них. А нам все равно нужно куда-то ставить большую часть фрагментов, без подготовки для них полноценной площадки. Если на поверхности окажутся магазины и склады, то изъять содержимое мы и так сумеем. Тратить время на обследование жилищ не будем. А нужные нам металлы, материалы даже проще собирать после разрушения зданий. А уж место для того фрагмента, что выберем для постоянного использования, мы приготовим как надо.
   - Почему вы так пренебрежительно и легко отказались от того, что можно взять в жилищах? - удивилась Вероника Романовна.
   - А что там может быть такое уж, ценное, чтобы тратить время и ресурсы? Зачем бегать по этажам с разным барахлом, когда можно заняться чем-то более важным? Тщательным и аккуратным разбором зданий заняться мы не можем. Нет людей и техники. А так в завалах мы, наоборот, быстрее соберем нужные нам предметы и материалы. Например, те же металлы, в том числе цветные и вовсе лучше собирать после динов. После этого и разные тайники найдутся, без тщательного обыска, сейфы, железные ящики. Кроме того, не на всех фрагментах плотная застройка. Тем более жилая. Кроме домов на территории городов есть дворы, дороги, пешеходные дорожки, газоны, парковые зоны, а где и просто пустыри. Есть старая застройка, которая и так предназначена под снос. Так же есть заброшенные промышленные зоны. А Другим все это надо сбросить, для того чтобы очередь дошла до настоящего жирного куска. Давайте не будем хвататься за все. А для тех, кому все же неймется, есть объекты и на территории отряда, и на той стороне границы. Товарищ полковник, у меня все.
   - Спасибо, Виктор Андреевич. Дамы и господа, если есть возражения, дополнения, предложения? Оформите их документально. У нас мало времени. И так увлеклись. И все же насчет границ. Упоминая про возросшую мощь нашего клана, я все хочу перейти к следующей теме. Итак, внимание на схему. Посмотрите на небольшой выступ на северо-восточном краю нашей территории. Вогнут в нашу сторону. Он как бы вклинивается в Мегаполис. Длина дуги составляет около девятисот метров, половина наша северная граница, от края до края примерно шестьсот метров. Есть предложение передвинуть нашу северо-западную границу на триста метров дальше. Раньше мы боялись, что сразу не справимся с большой площадью подсектора В1. Теперь там порядок. Большую часть границы с этой стороны все равно прикрывают Другие. У нас там под контролем только три участка длиною в двести метров.
   В результате Другим придется держать стену в общей сложности длиннее всего метров на пятьсот. Но теперь для них это уже не проблема. К тому же у них есть в этом деле и свои выгоды. А мы получим территорию в виде прямоугольника со сторонами шестьсот триста двадцать метров. Да с двумя участками, которые еще надо очистить от породы. Но думаю, мы с этим справимся. Там завалы не очень большие. По предварительной оценке, правда, оптимистической, надо убрать пять тысяч кубометров породы. На мой взгляд, может все же и все семь набраться.
   - На расстоянии двести метров от границы стай бактов нет, - заявил Всеволод. - Мы проверяем. Если что три-четыре крупные стаи вынесем за сутки. Временно переведем отряд на усиленный режим.
   - Без этого никак? - опять спросил Дементьев.
   - Никак. Личного состава пока не хватает.
   - Сейчас списочный состав отряда составляет шестьсот двадцать два человека, - пояснил Федор. - В четырех боевых ротах триста пятьдесят бойцов и офицеров. Хотя мы их и перевели во второй разряд, по сути это все еще подразделения третей категории. Некомплект очень высокий. В первой роте девяносто пять человек. В остальных восемьдесят три - восемьдесят пять. Как правило, во взводах только одно отделение, укомплектованное близко к норме. Два других обычно сводятся в одно, под командованием взводного унтер-офицера. Свои унтеров на восемнадцать таких отделений, всего пять. При этом в половине из них нет и капрала. Во всех трех ротах нет фактически заместителя командира. В наличии только половина субалтинеров. Неукомплектованы и службы, а также подразделения связи, транспорта, инженерно-технические и снайперские группы.
   - А некоторые говорят, что нам люди не нужны. Надо принять меры для поиска людей и в Союзе и в других дружественных нам людских сообществах. Рассчитывать на поступление только через каналы не стоит. Так, что это окончательное решение. И обсуждать мы его не будем до лучших времен, - решительно объявил Оленовский.
   - А почему у вас только примерно половина личного состава отряда в ротах? - поинтересовался Кружанов.
   - Дело в том, что у нас есть еще три взвода оперативного реагирования, правда, так же малочисленные, хозяйственная рота, автотранспортная. Кроме того, у нас два больших по численности подразделения операторов средств наблюдения и автоматизированных боевых систем. Сейчас мы делаем все больший упор на использование технических средств. Есть Центр управления с дежурными, помощниками, связистами. Расширяем авиагруппу. Тут и операторы, и технические специалисты. И всюду нужны люди. Илья Григорьевич прав. А обеспечить их мы сможем. Наши каналы стабильно совершенствуются.
   -Теперь как раз обсудим вопрос использования как раз этих самых тоннелей, - перешел к следующей теме Оленовский. - Те, что принадлежат Союзу не в нашей компетенции. Поэтому там все остается в прежнем состоянии. Но сейчас у них открылось новое направление. Выгоды она сулит не столь значимые. Но нам предложено присоседится к его эксплуатации на прежних условиях. От нас нужен список лиц, способных исполнять обязанности проводников, с потенциалом не менее пятнадцати. Пока работать могут только они. Володя уже разок сходил.
   Ну а теперь перейдем к нашим собственным тоннелям. Пока их у нас два, завтра откроют третий. Он будет работать параллельно с новым союзным и в том же направлении. Опять нужен Шакратов. Кроме всего прочего он работает и на тот, который Родичевы открыли от нас до своего подшефного мира.
   - Простите, Илья Григорьевич, а нам этот четвертый канал нужен? - поинтересовалась Вероника Романовна. - Отвлекает наши силы и средства.
   - Это, какие такие наши силы и средства? - иронично поинтересовался Бердышев, а потом очень жестко добавил. - Вася практически человек Звемелина. Это еще хорошо, что он пока у нас числится. А кроме него никто в этом направлении и не работает.
   - За те товары, которые Шакратов переправляет туда, мы получаем оплату, - сообщила Евгения Владимировна, не поддержав на этот раз подругу. - Так что это нам даже выгодно. Есть куда сбывать обычно не пользующиеся спросом вещи. Например, детскую одежду и обувь.
   - Вот видите, это направление так же представляет для нас интерес. И надо найти возможность расширить наше участие, - заявил Оленовский.
   - Вася с той стороны приходит не пустой. Так он доставил сушенную рыбу, мясо, - сообщил Горшков.
   - Тем более, - с довольным видом отреагировал Илья Григорьевич. - Но тут еще надо подумать. А вот какие предложения есть по направлениям на Звемелин и Новоэдем. Я считаю, каждый должен быть использован для участия в переходах. А вот насколько эффективно мы действуем в этом направлении? Используем ли в полной мере потенциал наших людей?
   - Илья Григорьевич, руководители структурных подразделений очень с большими отпускают своих подчиненных, - сообщил Виктор Тимофеевич Заварзин, заведующий переходами. - Многие могли бы совершать переходы чаще. Вот списки.
   - Почему людей не отпускаете, господа руководители? - поинтересовался Оленовский.
   - Илья Григорьевич, нам же позарез нужны рабочие руки. А эти графики переходов отвлекают от основной работы. Нарушают сложившийся порядок. А пользы от них почти никакого.
   - Освоение тоннелей одна из наших первоочередных задач, - возразил Оленвский. - Какие-то грузы наши люди даже с потенциалом один все же переправляют на ту сторону, какие-то доставляют нам. Уже польза. Это не то, что по квартирам шариться. Но главное, растет возможность самого канала, его ветки, которым они пользуются, их собственный потенциал. Поэтому срочно составить график с максимальным использованием возможностей, привлечь туда всех кого можно и строго его соблюдать. Между прочим, Всеволод Михайлович, Федор Николаевич это требование в первую очередь касается Вас. Лично. У Вас у обоих хороший собственный потенциал, но вы его применяете не в полной мере.
   - Илья Григорьевич, в настоящее время начали применять тележки нового образца. Они значительно повысят эффективность в тех случаях, когда при переходе используется физическая сила самого проводника, - сообщил Ударбов. - Но главное есть способ, как решить возникший конфликт из-за отвлечения людей.
   - Интересно, Станислав Юрьевич. Излагайте.
   - Сейчас, наши люди с небольшим потенциалом совершают переходы как туристические прогулки. Да, да. Физическую нагрузку испытывают. А вот свои способности пользоваться тоннелем, нет. Вот тут надо обеспечивать переходы с максимальным напряжением, с дополнительной нагрузкой. Самочувствие у них сразу же будет, конечно, неважное. Но это позволит быстрее увеличивать потенциал и уровень проходимости. Новые тележки нам в этом помогут. При этом и количество грузов, переправленных в расчете на человека и единицу времени, увеличиться. Да при этом требуется время для восстановления и людей и канала. Поэтому периодичность самих переходов сократим раза в три, - закончил Ударбов.
   - В целом, думаю, имеет смысл, - согласился Заварзин.
   - Илья Григорьевич, а зачем мы используем этих Вольных Старателей? - спросил, казалось бы, замолчавший, Олег Викторович. - Почему они пользуются нашим тоннелем и нашей квотой?
   - А потому, что эту самую квоту они ни у кого не отбирают, - ответил Заварзин. - Не было бы их, то никто бы другой и не воспользовался. Зато их двое и с очень хорошим потенциалом. Отдают в нашу пользу две третьих груза. Точнее, при расчетах на них мы записываем шестьдесят процентов, из которых тут же забираем сорок. Вообще-то я считаю, что это как то не совсем справедливо. Так что, они на нас работают и наш канал улучшают. И никакого ущерба не приносят. Если кто хочет, пожалуйста, открывайте свою ветку, - закончил он сердито.
   - Да и каналы нам принадлежат только из доброго расположения наших друзей, - чуть ли не сквозь зубы произнес Всеволод. - А некоторые об этом тут забывают. Все неймется. Это уже начинает выводить из себя.
   - Господин Бердышев, не забывайте про Союз, - взвизгнула Вероника Романовна.
   - В Союзе покровители имеются не только у вас, - тут же ответ Всеволод.
   - Использование людей со стороны в качестве проводников оправдано, и обсуждать этот вопрос мы не будем, - прервал конфликт Оленовский. - Для оптимизации работы канала нам предоставили шесть лошадей. Породистых тяжеловозов. Сейчас их использует группа, состоящая из Шакратова и двух Вольных Старателей. Но никто не мешает и другим совершать переходы с обозом. Более того я требую, принять в них активное участие. Всеволод Михайлович, Федор Николаевич, я как раз имел в виду, чтобы Вы со своими людьми организовали вторую ветку.
   - Хорошо, Илья Григорьевич, - ответил Всеволод. - Работа отряда организована, время найти можно. Феде, думаю нужно реже участвовать в зачистке анклава Большого Дерева. Там так же положение улучшилось.
   - Да, там действует постоянная боевая бригада. В день проводит две-три вахты, между которыми и работают чистильщики. Сейчас в основном не сжигаем, а собираем для загрузки в специальную перерабатывающую установку. Ну и главное каждый раз у нас хорошая добыча горючего материала. Зелень растет прямо на глазах. Появились новые растения. Хорошие перспективы и с другими анклавами.
   - Хорошо, но об этом позже. И все же Виктор Андреевич, как устроили лошадок? - поинтересовался Оленовский.
   - Устроил. У нас есть небольшой пустырь среди развалин. Гектаров семь. Сюда как раз Другие скидывали фрагменты без застроек. Местность неровная, заросло всем подряд. Есть несколько участков со слабой хлебницей, где-то растет тыква. Местная разумеется. В пяти местах по краям растет капуста. Всего под нее занято с полгектара. По всей территории разбросаны деревья, где группы, где одиночки. Оградили участок с высокой травой и небольшим водоемом. Там пара ключей бьет. Поставили навес, для защиты от солнца и дождя. Подвозим ежедневно хлебницу: зеленную массу, скошенную на месте, сухую измельченную. Специально даже небольшой участок в пять соток подравняли и засеяли.
   - Разумеется, теперь участок же нужен для ваших этих лошадей. А почему весной там огороды не разбили? - поинтересовался Дмитрий Сергеевич Градов, тот самый гражданский, который первым задел Ударбова. - Вода, чистая земля.
   - Подходы к нему были сложные, - начал спокойно Горшков и тут, неожиданно голос построжел. - Какая там чистая земля. Одни заросли, сорняки, корни. Чего там только нет. Это наши поля после хлебницы и тыквы становятся девственно чистыми. Тут весь верхний слой надо снять. Иначе потом даже после тыквы полоть и полть. Вас что ли туда загнать? Не хотите?
   Это так же относится и к тем двум гектарам, которые мы готовим под стадион. Да мы можем завалить эти заросли породой, потом переработкой, высадить хлебницу и тыкву. Земля станет плодородной и что-то снизу, в конце концов, дождется своего и вылезет. А потом. На чем везти еще и на эти участки породу. Вся техника занята тем, что везет на поля, которые поближе или ценнее. На те, где внизу уже и так есть слой породы. Загрузился и через двести метров выгрузил. Или как мои три особых поля. К тому же наши грузовики заняты не только на формировании участков под хлебницу. Дел-то много. И люди нужны.
   - Опять люди, - грустно констатировал Оленовский. - Это хорошо, что Вы вспомнили про стадион. Как там дела? Хочу в конце недели выбраться туда.
   - Весной все перерыли. Достали все железо, которое было на глубине менее метра. Пока высадили тыкву. Она должна вычистить большую часть остатков хлебницы, которая там росла. Благоприятных условий для нее не было, поэтому остатки от зарослей незначительные. Поэтому урожай будет слабым. Зато площадь очистим. Осенью взборонуем и засеем травой. Главное думаю поле подготовить. Ну а остальное сделаем постепенно.
   - Хорошо. Ну и, наконец, финансы.
   - Илья Григорьевич, на сегодняшний день у нас в запасе девять миллионов пятьсот восемьдесят четыре тысячи триста два рублей, - сообщила Полина Викторовна. - Расчет с личным составом произведен по состоянию на 28 июня. Сегодня начались выплаты. Вчера поступили документы, о том, что мы заказали еще два полуавтоматических боевых комплекса, десять боевых роботов разных типов. Кроме того один тяжелый ударный беспилотник, три разведчика. Все это стоит денег. Основные поступления как раз на всю эту технику и уходит. А у нас итак долг достигает пятидесяти миллионов. Это притом, что благодаря Всеволоду Михайловичу и Федору Николаевичу за большинство жемчужин не начислялись комиссионные.
   - И дальше не будем, - весело заявил, уже успокоившийся Всеволод, - большинство мест, где вылезают головани, мы как раз выявляем и отмечаем с помощью тех самых беспилотников - разведчиков. И полуавтоматизированные посты нужны. Это освобождает много личного состава. Стационарные посты сейчас в основном нужны только для прикрытия наиболее интересных участков и как пункты управления теми же роботами. Либо как база для боевых групп. А так к ним вредители не очень-то лезут в нынешних условиях. Особенно в нашем секторе В. Уже ученые. На той стороне границы опять-таки теперь уже на подходе стаи вредителей зачищаем. Полностью автоматизированные так же не столь эффективны. Главное - все равно ими нужно управлять. А значит стабильный канал связи и контроля, повышенный расход энергии. К тому же они слишком громоздкие, перенасыщены оружием.
   Мы теперь и мобильные установки берем более простые. Кстати, преимущество полуавтоматических постов и в том, что их легко переместить на новое место. И роботами с них можно управлять. Опять-таки вопрос управление. У ЦОУ расположение далековато. Поэтому операторы у нас теперь сидят на самих постах. Там радиус канала связи с роботами короче. Могут к себе их отзывать для перезарядки аккумуляторов, пополнения топлива и боеприпасов. Так что нужны они нам. Особенно теперь, когда территорию расширяем. Пригодятся и для того чтобы идти дальше на юг. Между прочим один из заказанных - Мобильный Автоматизированный Боевой Пост легкого образца. Опытный вариант. Будем использовать для прикрытия работ.
   Сейчас у нас есть несколько вагончиков и грузовиков с огневыми точками. Оборудованы операторские пункты управления в двух автобусах. Самоделки конечно. Но роботы и тут эффективны. Выдвигаем далеко. Людям постоянно держать себя в предельно собранном стоянии сложно. Особенно когда много часов все кругом тихо и спокойно. Появляются сомнения, мысли разные на отвлеченные темы, сонливость. Внимание ослабевает. Организм переходит в расслабленное состояние. А тут радар работает. Операторов можно менять. Да и в безопасности они. Кроме того приходится использовать для охраны и наши боевые машины. А с их помощью лучше организовать патрулирование.
   - Думаю, Вы окажетесь правы, эти новинки покажут себя неплохо и придется заказать еще дюжину, - вздохнула Полина Викторовна. - Единственно, что меня успокаивает, процент на формирования фонда заработной платы. Деньги на выплату людям денег есть. Даже небольшой запасец. Хотя Виктор Андреевич и щедро платит за сбор кирпичей и прочего материала.
   - А вы, думаете, у меня хлебница просто так дает хороший урожай? Особенно на специальных полях.
   - Да уж ваши стены и собранного кирпича впечатляют. Благодаря этому, наши хозяйственные территории действительно надежно укрыты.
   - Только вот скоро придется, часть разобрать, - грустно усмехнулся Горшков.
   - Что так? - поинтересовался Кварков.
   - Так, где-то эти пятачки надо объединять. А для этого специально расчищать участки между ними. Нужно пользоваться старыми запасами. Часть кирпича мы и так продавали. Но в основном только то, что обработали бакты. А теперь на той стороне нового канала так же нужны стройматериалы, кирпич, плиты, стальные листы, блоки. Причем все обычное. Платят неплохо. Я уже отправил двадцать тысяч кирпичей через Союз и две тысячи через наш канал.
   - А где плата за них? Или Вы товаром получили? - спросила недовольно Евгения Владимировна.
   - Я разрешил на эти деньги, платить дополнительные работы, - пояснил Илья Григорьевич.- Кстати, это поможет сэкономить фонд премиальных.
   - За половину, получили продуктами для дополнительного питания рабочих, - добавил Горшков.
   - А как вы их провели? В наших грузах этот кирпич не значит.
   - По каналам не только наши грузы проходит. Добромир Родичев трижды приводил свои караваны только через Союзный канал. Купил напрямую кирпич и увез. Его грузы кто проведет? И наш канал он пробивал сюда и обратно сам. При этом в обе стороны заодно и грузы брал. Наши проводники пока одни работать не могут.
   Но кирпичи мы собираем, прежде всего, для очистки полей хлебницы. Для обеспечения урожайности и ускорения процесса переработки поверхности. Причем в результате должны получить хорошо подготовленные обогащенные участки. Тогда некоторые уже следующей весной сможем засеять тыквой. А тыква даже не "золушкина" представляет ценность. Порошок тот же можно продать, часть плода используется для изготовления высококачественного горючего.
   - А на хорошем поле и нужная нам тыква вырастит, - заявил Кварков. - А она ценна не менее чем наши жемчужины вторичной обработки.
   - Барахло набирать? - презрительно хмыкнул Дмитрий Сергеевич. - Только его кругом тут полно.
   - Ну почему барахло, - ответил Горшков. - Можно получить то же оружие, боеприпасы. А это уже разгрузит наш бюджет. И главное детали для изготовления тех же беспилотников. Или ремонта. Можно даже простые роботы собрать своими силами. Мы этим уже сейчас занимаемся. Между прочим, для пополнения бюджета можно будет и продукцию наших мастерских продавать. Это пока они нерентабельны. Хотя литейка уже дает результаты. Нужно активнее собирать на территории оставшуюся технику. Особенно ценны двигатели. Их можно без переработки продавать. К тому же компактные для транспортировки. Надо подумать, как эффективнее переправлять ремонтопригодные или вовсе целые автомобили.
   - Может просто затолкать? Как те же тележки. Надо на практике проверить, предложил Свирин.
   - Обязательно проведите опыты, - дал указание Оленовский. - На этом все. Совещание закрываю. До свидания!
  
   Позицию устроили прямо в зарослях хлебницы. Правее и впереди возвышаются холмы, оставшиеся после прошлогоднего сброса фрагмента. Если здания предыдущего хорошо придавило, то большинство из того, что стояло на поверхности этого последнего после вставки просто развалилось. Единственно кое-где сохранились остатки первых этажей, да и то в основном свались на бок. Но все же есть надежда, что хотя бы часть магазинов, расположенные в некоторых из них более или менее сохранились. Вернее хотя бы часть товаров, те же изделия из металла, инструменты. Застройка тут, кажется, была довольно густой, да и дома были многоэтажные. Поэтому груды стройматериалов весьма солидные, да и остатки от тротуаров и дорожного покрытия видны и тут, и там. А вот грунта, которого обычно больше всего, почти не заметно. Ее можно заметить лишь местами на устоявших фрагментах зданий прошлого фрагмента, все же, как грибы пробивающихся среди остатков нового. Много автомобилей. Кое-что на вид целое, другие помяты в хлам. Где-то и вовсе завалены и еле видны.
   Здесь на первый взгляд, пока плохо поработали и дины, и люди. И если следы первых просто не видны, а местами они все же пробили свои ходы, да и эти заросли хлебницы, результат их деятельности, то люди приступили к работе в этом районе действительно недавно. Но вот прямо сейчас, позади метрах в ста пятидесяти работает бригада, укрытая с этого места большой кучей битого кирпича. Слышно как рычит большой экскаватор. Этот звук время от времени перекрывается коротким грохотом. Это очередная порция порода сыплется в кузов огромного самосвала. Скорее всего, на базе КАМАЗа. Рядом тарахтят два больших бульдозера. Один помогает экскаватору, второй мелкий мусор выгребает в кучи на площадку рядом, где из них первым делом одна группа работников собирает целые кирпичи, крупные обломки, металлические и пластиковые предметы, ветошь.
   Потом небольшие бульдозеры ровным слоем распределяют остатки на поверхность готовящегося нового поля. На его территории работает уже вторая группа. Сначала с помощью магнита собирают металл, потом на транспортер на специальной гусеничной платформе кирпич и крупные обломки. И так слой за слоем. Не самый приятный и легкий труд, но все же потом меньше возится на поле, выковыривая все это среди корней, которым это не пойдет на пользу. Да и заросли при этом сильно помнутся транспортером. И так, даже несмотря на это, на существующих только вместо утренней зарядки по полчаса работает человек четыреста. Это не считая бригады из тридцати-сорока человек занятой на полный рабочий день. А тут все же где-то можно и легкие тележки использовать, только надо проложить дорожки из досок для колес. Так что лучше хотя бы часть убрать сейчас, чтобы не мешало хлебнице быстро расти, одновременно и предоставляя людям урожай и главное перемалывая всю эту породу в прекрасный материал.
   Основная задача дозора как раз прикрытие рабочей бригады. Непосредственно на месте этим занимается целое усиленное отделение. Да и многие рабочие неплохо владеют оружием. Все-таки тут работает один из взводов хозроты. И все же допускать нападения на бригаду нежелательно. Мало ли что. К тому же это отвлекает, а то и вовсе вынуждает прекратить работу. Поэтому тут примерно в полусотне метров подготовлена ловушка. На местном сленге это называется подкормка. Рядом друг с другом навалены кучами дохлые бакты, мартыхаи, шакалы, остатки от туш других местных обитателей, например, термитов. Так что большинство их пока живых сородичей, называемые тут просто вредителями, должны клюнуть на представителей враждебных видов. Для каждого есть свое блюдо. Тем более это намного соблазнительнее, сомнительному удовольствию от нападения на людей. Так что эта приманка является очень сильным средствам отвлечения вредителей от работающих. С другой стороны именно деятельность людей должна привлечь их в этот район, и уже тут они не смогут отказаться от возможности полакомится. И сразу попадут в прицел. А отстрел всяких тварей с целью сокращения их численности вторая важная задача. Так что тут одно другому не только не мешает, а наоборот помогает.
   В дозоре всего четыре человека. Главная ударная сила это Даша Степенихина со своей снайперской винтовкой. Федор Николаевич и еще два бойца присутствуют в первую очередь для её прикрытия. Место уже обжитое. Четверки тут располагаются уже пятый день. На этом участке специально оставили хлебницу неубранной. Тут на самом краю лежат два бетонных блока. Набили прямо рядом с ними несколько колышек, с помощью которых натянули две маскировочные сетки. Третья над местом отдыха, в небольшой щели. За эти дни собрали кирпичей, бордюрных плит и крупных обломков из которых сложили небольшую баррикаду.
   Люди дежурят по очереди. Один наблюдает, второй бодрствует, двое отдыхают. Федор Николаевич до обеда, воспользовавшись возможностью, даже поспал. Теперь съев свою порцию супа, еще вполне горячего, благодаря хорошему термосу, прихватил пару небольших кусочков хлеба, колбасу, немного сыра и фляжку с напитком на четверинках пробрался на позицию.
   - Даша, что у тебя тут?
   - Пока спокойно. А Вы, почему так рано. Еще десять минут до смены, - немного недовольно поинтересовалась девушка. - К тому же мне что-то и вовсе не хочется отсюда уходить.
   - Иди обедать. Там термос открыли, - предложил-приказал Мураев.
   - Слушаюсь, товарищ командир, - быстро ответила девушка, но при этом в голосе явно послышались какие-то несерьезные нотки.- Только разрешите, я потом к вам вернусь.
   И опять вроде бы по форме и строго официально, а на самом деле нет в содержании никакой должной почтительности к начальству. Пока Мураев как-то успел отреагировать вялым: "Не стоит", девушка уже быстро ящерицей исчезла среди зарослей. Федор Николаевич убедил себя, что это он просто сосредоточился наблюдением, потому и упустил. И некая стеснительность и неуверенность в присутствии этой девушки совершенно не причем. Хотя сам и понимает, что действительно с Дашей, особенно наедине, он скован и не совсем в своей тарелке, и она это чувствует и ведет с ним, довольно высокопоставленным офицером, свободно, и даже несколько покровительственно.
   Федор, не торопясь по очереди осмотрел завалы, потом перевел взгляд левее. Тут небольшие кучи, заросшие незрелой хлебницей, потом вперемешку заросли тыквы и капусты. Пока и то, и другое еще не созрело. Но кто-то из любителей и того, и другого может сюда забрести. Угодья богатые. Ну а за ними следом явятся представители следующего звена пищевой цепочки. Но нет. Вроде все спокойно.
   - Товарищ капитан, не скучали? - послышалось возле левого уха. И даже вроде чем-то теплым дунуло, аж в сердце отдалось.
   - Дарья, вы все-таки вернулись, - спросил Федор, немного повернувшись в ее сторону. Даша устроилась на коврике рядом. Справа от нее маленький термос, шоколадный батончик и бутерброд. В керамической кружке дымится от содержимого. - Хоть пообедать успела?
   - Разумеется, - ответила девушка, уставившись в окуляр бинокля.
   - Пока спокойно. Я все осмотрел.
   - Вот и хорошо. Вы тогда смотрите за общей обстановкой, а я тщательней поинтересуюсь зарослями. Во время дежурства плотно заниматься ими было нельзя. Может, что интересное увидим.
   Федор не то, чтобы оказался разочарован, но сам себе пару ласковых влепил. Прямо по своей излишней самоуверенности. Ну, надо же было настолько оторваться от реальности. Возомнил сам себе что-то. Подумал, что это из-за него она вернулась. А действительность быстро расставила все по своим местам. А она хочет поохотиться. Это еще хорошо... Только тут сообразил, что занявшись самокритикой допустил еще большую ошибку. Поставил свое самолюбие с внутренними переживаниями и проблемами превыше всего. А надо делом заниматься. Следить за местностью.
   - Товарищ капитан, как у Вас, - минут через десять спросила Дарья. - Нет смысла постоянно рассматривать развалины. Если, что все равно они вылезут к добыче. И несколько секунд ничего не решают.
   - У Вас, полагаю тоже пока глухо? - ответил Федор. - Последний раз, кажется, мы в мае встречались? С тех пор несколько раз твое имя встречал в приказах на поощрение и премиальные и все. Как у тебя в роте то?
   - Как видите до сих пор ефрейтор, служу в роте. Предлагали перейти в снайперскую группу при отряде, но решила остаться.
   - А что так? Получила бы сразу младшего инструктора-снайпера. А это сразу капрал. Учитываю твою выслугу.
   - Но в роте проще. Там я точно нужна и одна из лучших. Подальше от начальства. Сама себе хозяйка. Командиры ценят. Климат в роте здоровый. От хозработ свободна, постоянно выхожу на свободную охоту. Сегодня у меня так-то выходной. Но собирать камни не хочется.
   - Но теперь за это будут хорошие премиальные, - пояснил Федор.
   - Слышала, - усмехнулась Дарья. - Только это не очень для меня. Только для поддержания формы.
   - Но я же предлагал тебе перейти ко мне, - Федор решил еще раз попытать счастья. - Возможность охотиться представлю. Вот и сам тут лежу.
   - Но это опять загонять себя в клетку, - возразила Дарья. - Кстати, а я Вас недавно видела. Дня три назад прогуливались со своей фифой. Она такая важная, а Вы, кстати, выглядели как-то сковано, словно, что-то мешает. Но, а так, она очень красивая. Только почему до сих пор не женитесь?
   - Наши отношения еще не дошли до этого. Хотя мы и довольно близки, но все же пока есть некие линии...- начал объяснять Федор, но тут неожиданно запнулся. И сам удивился, собственной откровенности. Даже с Севой он об этом не говорил.
   - Когда Вы были вдвоем, и она была немного напряженной. Я было подумало, что это от высокомерия. А потом видела под ручку и с Аней, и с Катей. С ними она чувствовала себя намного свободней. Значительно...
   Последнее Дарья сказала, немного усмехаясь, и вроде недовольно. Но тут же стало не до этого. Появились долгожданные мартыхаи. Пара разведчиков быстро обследовала обстановку и исчезла. Но это не повод успокаиваться, тем более сожалеть.
   Федор дал команду отдыхающим навести порядок на месте отдыха и подтягиваться. После этого снял автомат с предохранителя, патрон уже в патроннике и занял позицию рядом с Дарьей. Та уже в полной изготовке. Винтовка на сошках, с прицела снят защитный кусок ткани. Но пока нет противника, она сделала глоток чистой воды из фляжки, которую быстро убрала в нишу под плитой. А тут уже и ребята появились. Они расположились на флангах. Осталось только ждать.
   Мартыхаи появились минут через десять. Еще секунд сорок ждали, пока они не вылезут все. Даша взяла на прицел вожака, Федор поставил переводчик на короткие очереди. Сейчас у него один патрон в патроннике, сорок в магазине от пулемета. Есть еще один круглый, но с ним оружие по ощущениям тяжеловато. Первым выстрелила Даша, и тут же палец Федора академически плавно нажал на спусковой крючок, тут же ствол влево и еще одна короткая очередь вылетела из ствола. А Даша только успела загнать патрон и повернуть ручку затвора. Мураев выпустил еще три патрона. Девушка прильнула глазом к прицелу и с довольным выражением лица выстрелила.
   Мартыхаи сразу после первых выстрелов начали метаться. Но приманка специально уложена так, чтобы не было возможности укрыться сразу же. И все же инстинкт самосохранения тварям помог. Они не стали ввязываться в бой, как иногда с ними бывает, когда людей мало, а все же бросились бежать. И все же с десяток или даже больше сталось лежать. Свежая приманка готова. К тому же там, в зарослях на краю местных круч, есть несколько подранков. Причем и тех, у кого сил надолго не хватит. А значит, по следам придет еще кто-то. И еще вряд ли мартыхаи теперь рванут туда, где кипит работа. Да и другие вредители оказавшиеся поблизости тоже.
   Ну а пока можно вновь заполнить опустевшие магазины. У Федора он опустел полностью. Дарья успела сделать семь выстрелов. Торопится некуда, поэтому операцию выполняли подчеркнуто тщательно. Заодно Федор решил поинтересоваться:
   - Даша, а почему стреляли из девяносто шестого? У Вас же есть и Винторез. Все же пока бандерлоги успели бы сообразить, выпустила бы уже три-четыре пули.
   - Было б хорошо. Но для него нужны патроны СП. А в ротах с ними напряженка. Выдают чуть ли не по штучно. А пятьдесят четвертых (патрон 7,62х54) даже снайперских у нас все же пока хватает. По крайней мере, я в лимит укладываюсь.
   - Ясно. Но теперь СП будет больше. Об этом был разговор. Как и патроны в варианте 7Н1. Будем немного корректировать заказы. Так что я достану Вам несколько пачек.
   - Ой, спасибо! - восторженно воскликнула девушка.
   Ну а потом произошло. Девушка прижалась к Федору и неожиданно поцеловала его в щеку. Крепкое, с виду отлитое тело Дарьи, оказалось мягким и теплым. От этого Мураев на секунду замер, словно опасаясь спугнуть новые ощущения, а потом он погрузился в какое-то восторженное состояние. Тепло от Дарьи после прикосновения, быстро проникло внутрь организма Федора, при этом быстро превращаясь в настоящий пожар. Он на секунду потерял контроль над собой, полностью подчинился чувству счастья и восторга и в свою очередь быстро поцеловал девушку, тут же испугавшись, отпрянул. Но этого мига хватило, чтобы теперь жар от огня, пылающего у него внутри, перекинулся уже на девушку. Она покраснела и спрятала лицо в ладони. Федор почувствовал одновременно и смущение своим поступком, и какое-то легкое, чистое, свободное от всего, чувство счастья. Единственная внятная мысль была: "Теперь кровь из носа надо добыть для нее обещанные патроны". Только потом вспомнил о том, что тут рядом еще двое бойцов. Оглянулся. Нет, они сразу после перестрелки ушли отдыхать. Это было пять минут назад. Но как быть с Дашей? И ведь совершенно не хочется делать вид, что ничего не произошло. Душа захотела петь.
  
  
   С утра Федор окунулся в служебные дела. На совещании объявил, что до пятнадцати часов необходимо подготовить все срочные бумаги. В семнадцать он пойдет на доклад командиру. И после этого до понедельника придется без него.
   - Да и командира не будет. Исполняет обязанности Золотова. Вместо меня остается Екатерина Александровна. Проект приказа на исполнение к двенадцати часам. Работаете в соответствии с должностными инструкциями. Задачи свои знаете. У меня все. По рабочим местам.
   День прошел буквально как несколько мгновений. Спокойно просмотреть все бумаги удалось только к одиннадцати. Только подписал последний документ и положил в папку, как в дверь кабинета уже постучали.
   - Товарищ капитан, материалы вчерашней комиссии и проект приказа по ним, - доложила Катя Яснова.
   - Давайте сюда, - даже обрадовался Муравев. Есть время все внимательно посмотреть. - Катя, передай, пожалуйста, Васе список тех на кого, надо подготовить представления к следующей среде. Это приказ с конкретизацией обязанностей наших сотрудников. До понедельника нужно включить в должностные инструкции. Боевое распоряжение о направлении в "полевые".
   - Хорошо.
   - Что по приказу по тебе?
   - Через полчаса принесу. Исполнение до какого?
   - До понедельника. Хотя мы и вернемся в воскресенье. Все же делайте приказ до понедельника.
   Ну а дальше только успевал просматривать бумаги, возвращать некоторые на доработку, вносить уточнения. И вот на часах уже пятнадцать часов. В кабинет к Всеволоду зашел с большой папкой толщиною почти в кирпич.
   - Федя, заходи быстрее. Давай, что у тебя. Представления на очередные звания подпишу сразу, досрочные оставь на понедельник. Назначений с повышением те же пять, что были на комиссии? Тогда подпишу сразу же. Перемещения согласованы всеми. Приказ дай посмотреть. Материалы по этим трем пунктам.
   Прочитав быстро представленные листы, Всеволод все же завизировал их, как и сам приказ. Подписал, внимательно прочитав и три служебные записки. Боевые распоряжения на неделю просмотрел лишь вскользь. Впрочем, там рутина. Командиры боевых подразделений уже освоились с этим. А вносить мелкие поправки не имеет смысла.
   - Вот две служебные проверки.
   Одну Сева подписал сразу же, вторую вернул на доработку. В резолюции потребовал собрать дополнительные материалы. Докладную по боеприпасам оставил себе для изучения, как и список некомплекта. Федор собрал свои бумаги обратно в папку.
   - Разрешите идти?
   - Подожди. Федя сейчас уже восемнадцать десять. Давай до ужина раздай бумаги последние инструкции. Потом вдвоем поедим. У тебя все готово?
   - Да. Ну, тогда давай прямо на пункт перехода. Я спальники организовал. Прямо там заночуем. Хоть выспимся. Обойдемся завтра без зарядок.
   Действительно выспались. Когда начальство, умывшись и одевшись, явились на площадку, то обнаружили уже выстроившуюся колону. Это Саня Платонов успел постараться. Он привел лошадей еще с вечера. А теперь уже успел, и вывести из загона, и запрячь. Бригада работает, загружая на телеги, заранее подготовленные коробки с грузами. Для них тут Горшков велел поставить отдельный сруб. Теперь люди спят тут же. Зато работать можно еще по утренней прохладе. Работа идет быстро. Тут стоит автокран и специально переоборудованный колесный трактор. Есть и простые устройства с блоками и тросами. Поэтому работа идет быстро. На каждую телегу погрузили по движку от легкового автомобиля. На Звемелин в первую очередь идет вторсырье. Поэтому тут много слитков цветных металлов, спрессованный железный лом. По две тонны на каждую телегу. Ну а сверху четыре подводы по четыреста, а на два триста килограмм менее тяжелого, но объемного груза. Ткани, коробки с электроникой, пластик. И книги. Много книг. Хотя у Всеволода в сумке диски и пленки со снятыми снимками. Подушки, матрасы используются еще и для того чтобы обернуть хрупкие вещи. Это стекло, фарфор и те же мониторы от компьютеров.
   - А это откуда, - удивился Сева, остановившись около подводы в середине. - Яша, откуда этот Росинат?
   - Это не Росинат. Кобылу зовут Пчелка, - доложил Яша Тихомиров. - А взялась она из сельского сектора Союза. Там есть еще несколько лошадок. Вместе с куском территории достались. Одну включили в нашу долю, когда выделялись. До сих пор использовали для разных работ. В последнее время она вьюки таскала, в Закрытую Долину. Там и паслась. Ну а теперь вот и новеньких к ней подселили. Товарищ майор, давайте возьмем её в караван? Ей-то, что одной оставаться в долине? Она с остальными уже сдружилась. И меня не будет. Она конечно много не потянет. Девятьсот кило, но все равно польза.
   - Тяжеловато нам придется, - вздохнул Всеволод. - Но что делать, возьмем. Да и все же надо дополнительную нагрузку брать. Вот теперь и возьмемся. А то вон Станислав Юрьевич говорит, что мы пользуемся переходами в облегченном режиме. Вот пусть и сам нам помгает.
   - Спасибо, товарищ майор, - обрадовался Яша.
   - А где, Ударбов? - вдруг поинтересовался Федор.
   - Здесь я, здесь, - ответил голос где-то справа. - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, Станислав Юрьевич, - поздоровался Всеволод. - Вы здесь. Хорошо.
   - Я, как и вы, тут ночевал, пришел позже, но перед сном отвлекать не стал. Побоялся знаете ли проспать. Да и лишние несколько минут сна утром не помешают. Ого. Послушали меня. Берем еще одну подводу, - и тут же положил перед собой небольшую сумку. - Вы смотрю в легкой форме. Вон у Федора Николаевича и рукава короткие. Поэтому я тут три куртки приготовил. Одевайте. На той стороне зима. Хоть и выскочим в ангар, но все же.
   - Позже, - возразил Всеволод. - Успеем взмокнуть. Вот как будем дополнительный груз на себя вешать, то и оденем. У Вас смотрю рюкзак уже тут.
   - И сумка так же. Двадцать килограмм в сумме. Сумма с сумкой. Интересное сочетание. Рюкзак надену спереди. Но нужно дождаться Горшкова. Он должен доставить груз на тридцать кило, чтобы на спину повесить. А вы возьмете c собой только отрядное имущество?
   - Нет. Есть кое-что на продажу из техники, диски, коньяк накопившийся, ну и пара бутылок показать, нашли запас под развалинами, - пояснил Всеволод. - Примерно по десять килограмм. Ну а все остальное отрядное.
   - А вот и Виктор Андреевич, - обрадовался Ударбов, - что это он приготовил? Жемчужины уложим в телеги?
   - Место оставили, - ответил Сева, и посмотрев на часы добавил. - Должны через две минуты привезти.
   Горшков приехал на этот раз на простом скутере. Быстро махнув рукой троице, забежал в пункт управления. Уже через минуту выскочил с тяжелым мешком. Впрочем, от ноши его быстро избавил Петя Белов. Сам Виктор Андреевич, почти бегом двинулся к группе важных чинов.
   - Здравствуйте, чуть не опоздал, - выпалил он запыхавшись. - Все надо самому кирпичи потаскать.
   - Здравствуй, Виктор Андреевич, ты чего не на машине? - поинтересовался Федор.
   - Так экономить надо начинать с себя. Тут я в последние дни все с топливом занимаюсь. Думаю, как снизить расход солярки и бензина. За каждый литр бьюсь. Наше потребление сейчас лишь ненамного превышает производство. Точнее на сто семь литров бензина, дизельного топлива на двести четырнадцать. Еще новые установки в сельском секторе, который перерабатывают почву и воздух в анклавах, начали работать. Они теперь хоть дают дополнительный ресурс. Пока правда нестабильно. Но одновременно улучшаются и условия для работы.
   Уже два ЗИЛа перевели на работу на дровах и спецсмеси. Вместо генераторов на солярке ставим паровые. Один уже заработал. Электроэнергия есть. Будем сеть расширять. Так что теперь я свою машину использую редко. И остальным норму урежу. Прежние лимиты, остаются только для техники, непосредственно работающей на расчистке территории. Ну и для бензопил, на заготовке дров. Федор Николаевич. С собственной машиной придется подождать. Вот пару Газелей еще на газ переведем, будет полегче.
   - Надежно хоть будет? - спросил Сева.
   - Да. А газ у нас есть. Поговори на той стороне а? Пусть пришлют хотя бы пяток Камазов с новыми движками, там экономия огромная. Мы ведь все излишки собираемся в Новый мир продавать. Это и Добромиру выгодно. Да и Володя, для четвертого канала с собой бензин берет.
   - Может, какую машину дадут на элетромоторе.
   - Но там же запас небольшой, - возразил Ударбов.
   - Ну и ладно. У нас расстояния-то. Успеем зарядить. Нам бы еще троллейбусы начать использовать или трамвайную линию проложить.
   - Ничего, Виктор Андреевич. Скоро уже зима. Там начнем экономить. А пока у нас и особых возможностей для транспортировки через каналы нет. Лучше для Нового Мира приготовьте больше масел и разных добавок.
   - Я об этом уже подумал. Думаю, и запчасти там понадобятся, и работающая техника. На Звемелин то в первую очередь лом нужен. Сырье разное. Пластмассы. Разные элементы из таблицы Менделеева.
   - Зато на Новоэдеме больше ценятся дорогие авто. Нужно будет отдельно собрать. Здесь они не нужны. А туда будем просто заталкивать. Надо для этого полностью нашу ветку, которую Союз представляет использовать.
   - Станислав Юрьевич, а ты зачем подарки домой не на наших складах покупал, а? - вдруг спросил Горшков.
   - Кое-что купил. То, что точно со складов или магазинов. А вот по хатам собирать все же вот не лежит и все. Ну и собранное там. Хоть я и не ангел, но тут вот не могу и все.
   - Не ты один такой, - вздохнул Горшков.
   - А вы Станислав Юрьевич, думаете, у других в магазинах товар, откуда берется? - усмехнулся Федя.
   - А не хочется думать, друг Федя, и все тут. Я купил и все тут. За деньги. А остальное уже на их совести. И еще давайте все-таки на "ты".
   - Хорошо Станислав Юрьевич. Я с... тобою так-то согласен, - согласился Мураев. - Насчет мародерки. Одно дело, когда для общих нужд. Другое, для себя.
   - Ну, так в чем вопрос, - заявил Всеволод. - Давайте отдельный склад устроим.
   - А вот те же сейфы с оружием, которые в развалинах находим. Другое дело, отношение другое. Такой стеснительности нет. Вот что удивительно - добавил Ударбов.
   - Ну, так это все равно ставится на баланс отряда, - ответил Всеволод. - Как и оплату за те товары, которые мы везем с собой сегодня. Кстати, Виктор Андреевич, а что ты на нас собираешься самих вешать? Что в мешках?
   - Деньги.
   - Не понял. Какие деньги?
   - Металлические. Мы, между прочим, не только из квартир выгребаем. Ладно, не обижайтесь. Для меня личные вещи и разный стройматериал, так же не одно и то же. Итак. Мы вскрываем и канализацию, и коммуникации. Где-то она и тут вовсе на поверхности оказалось. А там много чего есть. Цветные металлы в кабелях, трубы те же, арматура. Что-то мы используем тут. Кое-что везем на ту сторону. Многое просто переправляем и тоже продаем. И есть такие интересные места, где собирается то, что люди случайно смывают в канализацию, в том числе металлические деньги. Вот недавно вскрыли такой участок. Там, наверное, с нескольких микрорайонов десятки лет копилось, судя по ассортименту. Три ведра одной мелочи набрали. Ну, еще там и драгоценности были, и ложки, и вилки, и прочее. Ювелирку, золото, серебро я сам лично отделил и сдал в финслужбу по списку. Не забывайте и про разные магазины. Мы сколько месяцев собирали мелочь из кассовых аппаратов. Все тут. Поэтому на вид вроде ничего, а вес есть. Ну, что давайте ребята готовится. Сева я там тебе записку написал. Надо увеличить долю пельменей в грузе. Я тут встречу. Вон по совету Станислава Юрьевича организовали пельменную, теперь продукты нужны. А то вон ящики я жемчужиной надо грузить. Они опечатаны вот на них отдельная накладная, в пакете сопроводительная и всякие рекомендации и отчеты научного сектора в бумаге и на дисках. Давайте прверим.
   С первой подводой пошел Миша Куницин, за ним со второй Всеволод, третью длинным поводом привязали к предыдущей телеге, Яша с Пчелкой, потом Ударбов. Федор с крайней седьмой подводой замкнул шествие. Ему же пришлось присматривать и за мерином, идущим шестым. Пошли с включенными на полную мощность приборами. И все равно встретили сопротивление, словно рвали какую-то паутину. А если прибавить к этому свой вес, то переход действительно потребовал сил.
   Вот и Звемелин. С Мураева тут же сняли мешки, накинули теплое одеяло и показали дорогу до небольшого вагончика. А тут тепло. Быстро закрыл за собой дверь. Для него уже готово сухое белье, футболка, свитер, теплые сапоги, штаны и куртка, вязаная шапка. Часть одел сразу же тут, а часть уже снаружи. Не то потом можно залиться. Когда Федор вернулся к подводам, его уже сиротливо ждали его вещи. Рядом лежат мешки с монетами.
   - Эти сдадим отдельно, - пояснил Всеволод. - Сначала надо уточнить у Добромира, что с ними делать. Так что пошли грузить в автобус. Вот Яша и Миша помогут. У них только собственные двадцать килограмм. Ну что в порядке? - уточнил он у местного сотрудника. - Таможня дает добро?
   - А что с вами делать. Все равно все беспошлинно возите. Вот Вам копия накладной, эта остается у нас. Мы тут все перегрузим с Ваших телег на наши машины и все. Заодно и сверимся. Только вон ребята с особого отдела свои ящики заберут.
   Действительно за жемчужинами приехала целая колонна из трех бронированных машин. Целый БМП, два тягача. В сопровождении кроме мехводов человек семь вооруженных крепких парней. Забрали под роспись пакет, ящики, распрощались, и поминай, как звали.
   Впрочем, тут сразу же взялись за разгрузку. Вся операция заняла десять минут. Сняли с телег взвесили, поставили свои пломбы, погрузили на машины и так же быстро уехали. Яша с двумя местными конюхами сразу как телеги освобождались начал отгонять повозки на конюшню. Она тут рядом. Всего сто метров. На автобусе доехали половину этого расстояния. Дальше пришлось пройтись пешком. А ноги, как ватные. Яша к этому времени как раз расседлал Пчелку. Местные рядом занимаются двумя меринами. Яша не обращая внимания на начальство, сам распряг последнюю лошадь. Сбрую аккуратно положил в телегу. После этого еще внимательно осмотрел результат работы местных. Вытер каждого. После этого сам повел в поводу трех лошадок в стойла. За ними двинулись местных. У каждого из них еще по два мерина. Яша вернулся только через пять минут. За это время, так-то можно было уже и в лагерь добраться и машину обратно прислать. Но с другой стороны, надо убедиться, что тут прядок.
   - Товарищ майор, лошадей поставили в стойло. Условия хорошие. Обещали и накормить, и напить. Тут с этим строго. На баланс поставили. Я как отдохну, сам сюда прибегу. Не распишетесь в журнале?
   В лагере первым делом посетили столовую. После плотного завтрака группа разделилась. Тут оставили Мишу и Яшу. Здесь есть, где продать вещи, отдохнуть. Им предоставили двухместный номер в одном из домиков. С большим телевизором, душем. Питание бесплатное. Есть автоматы с напитками, кондитерскими изделиями. При желании можно заказать истопить баню. Правда, Яша уже начал рваться на конюшню.
   - Договорился насчет транспорта. Тебя туда отвезут, - сообщил ему Бердышев.
   - Зачем? - немного расстроено ответил боец, - тут расстояние, два шага. Я своими ногами дойду.
   - Не спорь, - намного строже приказал Сева. Тут свои правила. Изволь их выполнять. Надеюсь, жалоб на вас не будет от дежурного? Михаил, это и тебя касается.
   - Никак нет, - дружно гаркнули оба.
   - Вот и хорошо. Отдыхайте.
   За Станиславом Юрьевичем приехала жена. Он позвонил ей еще с пункта перехода. Дама довольно крепкого телосложения. Примерно на полголовы выше самого Ударбова. В черном пальто с меховым воротником. Из под широких брюк видны массивные носки прорезиненной обуви. Темные длинные пряди волос выбиваются из-под высокой шапки. Строгая и властная. С ней приехали двое сыновей лет семи. Мужчины серьезные, больше похожие на мать. Дама, кажется, слегка расстроилась, когда Всеволод и Федор, в ответ на приглашение в гости ответили, что едут по делам. Потребовав на следующий раз запланировать визит к ним домой, глава семейства с мужем и с детьми укатила.
   Машина за ними подъехала минут через пять. Водитель оказался тот же, что был на микроавтобусе. Загрузили в багажник мешки с мелочью, устроились сами, и вот они уже в пути. Скорость небольшая. Большой черный УАЗик хорошо идет по заснеженной, плохо чищеной дороге.
   - У нас места довольно много, а людей мало. Возможности постоянно чистить дороги нет. К тому же этой пользуются не часто. Есть и более оживленные направления. Ничего скоро весна, - пояснил водитель.
   - Тогда дороги совсем развезет, - возразил Федор.
   - Не настолько, можно проехать. Зато высохнет быстро, - не согласился местный.
   - Надоела зима?
   - Она тут короткая. К тому же не холодная. Сейчас на улице градусов два-три. Минус два-три. Вон солнышко на небе. Ночью будет около десяти. Это вам холодно с непривычки. А на лыжах сейчас прогуляется самое то.
   - А тут приходится двух типов возить, - усмехнулся Федор.
   - Зачем вы так? Это работа. Мы, наоборот, радуемся, когда заказы есть. Все-таки зима. Народу у нас в последние недели прибавилось. Лиц с высокой квалификацией среди них немного. А остальным ведь тоже хочется быстрее денег заработать. Поэтому сейчас конкуренция высокая. Меня и так сюда назначили, как хорошего водителя.
   - Был неправ, виноват, - признал Федор.
   - Ничего. Бывает. У вас-то там как, жара?
   - Жарковато, - ответил Федя. - И пейзажей таких нет. Даже зимой. Вон, какие пышные елки стоят.
   - Это да. Лесов у нас хватает. Да и полей. А поселки все в садах. Поэтому я нарадоваться не могу, что здесь живу. Вот на Новом Эдеме говорят жизнь. А с моей женой дама работает. Старшим специалистом-оператором. Она вот с Нового Эдема сюда переселилась. Ей тут намного больше нравится. Так что там лучше развлекаться, а здесь жить и работать.
   Встретил их сам Добромир. Сразу же проводил Федора и Всеволода в гостевой домик рядом со своей усадьбой. Мешки с деньгами осмотрел и тут же передал двум сопровождающим, которые их сразу загрузили в небольшой красный внедорожник. Еще трое занесли вещи в помещение. Гости с хозяином вошли следом.
   - Тут на втором этаже несколько комнат, есть трехместные, есть двухместные. Можете заселиться вместе, хотите отдельно.
   - Думаю лучше в один номер, - ответил Всеволод. - Все же на новом месте так веселее. Ты как Федя?
   - Я не против, - ответил тот. - А номер все же может побольше?
   - Тогда, ребята несите вещи в центральный трехместный номер. Вы снимайте верхнюю одежду и идите за ними. Можете умыться с дороги. Душ тут на первом этаже. Полотенце, мыло, шампунь там есть. Если надо то и бритвенные принадлежности.
   - У нас своих много, - ответил Бердышев.
   - Ну а потом тут посидим. Я прослежу пока, чтобы стол накрыли. Думаю, здесь будет нам проще. К дому привыкнете. В прошлый раз в другом ночевали? А теперь в каждый приезд тут будете располагаться.
   Стол оказался богатым. Накрыто на троих. Но, несмотря на это, заставлен плотно. Более того столы у стены так же не пустуют. Там, какие-то кастрюли, фарфоровые горшки, груды тарелок, бокалы и бутылки.
   - Ну что ребята, присаживайтесь. Мои люди все приготовили. Через пять минут Окула принесет шашлыки. Оставим тут пока Сашко. А остальных предлагаю отпустить. Если, что двое подежурят в машине. Тогда давайте накладывать салаты. Берите хлеб, колбаски, сыр. Тут вино, в этой сидр. Сок, вода. Не стесняйтесь, разливайте, кто что желает.
   Около часа только ели, пили, шутили. Когда оба гостя перешли на горячий чай, отказавшись даже от пирожных, Добромир отослал и Сашко. По жесту хозяина все трое сели за маленький столик. Там уже стоят чашки, самовар и чайник с заваркой. Есть вазы: с кусками сахара, с медом и вареньем.
   - Мне сообщили - с вами прибыл и Ударбов, - заговорил первым Добромир. - Конечно, не всем этот человек нравится. Да к тому же он и не хочет это делать. Грубоват, резковат, да и внешне...
   - Так не барышня, - усмехнулся Сева. - А по работе с ним можно иметь дела. Не идеален, конечно. И трудно бывает. Вроде и не блещет особым умом, но вот после большого совещания дал дельные советы. Например, увеличить нагрузку при переходах. Совершать их пока реже, но резко увеличить качество. При этом упростить правила вознаграждения. Или вот предложил Горшкову организовать пельменную и кормить там личный состав за талоны. Которые в свою очередь выдавать за работы по расчистке завалов, прочие работы, и вообще как премиальные. Сейчас просто включить некоторые продукты в общий рацион не получается. Слишком тонким слоем придется размазывать. А через пельменную и кофейню мы все равно кормим наших людей. Дополнительное питание за дополнительно выполненную работу. Сразу две цели.
   - Может все же лучше не талоны выдавать, а деньгами расплачиваться? - с сомнением в голосе произнес Добромир.
   - Да мы тоже первым делом так посчитали. Но тут своя особенность. Деньги потом люди могут потратить куда угодно, и не факт, что в наших заведениях. Вообще с наличностью туговато. А так и реально ценный способ оплаты, и деньги у нас остаются. А талоны очень хороший стимул. Люди восприняли их с энтузиазмом. Только вот нам бы еще немного этих пельменей. Уж очень они популярны. Хотя в меню и салаты из свежих овощей, и жареная картошка, и яичница. Да и мясные блюда есть, и десерты.
   - Хорошо. Добавим в товары еще двести килограмм пельменей. Тем более у вас дополнительная подвода. А пока их освоите, через жемчужины еще запас накопится. Кроме того дам пару кило в качестве образца для установки. Сможете каждые сутки заказывать еще один сорт. Ну и отдельный подарок для вас. Кушайте на здоровье. Количество жемчужин растет. Я в курсе о том, что было на совещании, и разговоре у Оленовского позже. Дементьев доложил.
   - Он так же на вас работает? Это уже не удивляет.
   - А что тут такого? Главное не требовать с человека больше. Вот вы оба мои люди. Однако хоть раз пришлось поступить против интересов Союза, Восточного. Сознательно. Ошибки из лучших побуждений мы все совершаем.
   - А мы ничего такого и не имеем в виду, - смущенно ответил Сева.
   - Хорошо. В отличие от вас, Ударбова, многих других, Дементьев занимается разведкой и контрразведкой. Поэтому связи с ним не афишируются. Но сотрудничать с ним вам необходимо. Особенно тебе Федор. У тебя картотека и личные дела. Так что внимательнее при проверке людей. Найдете, что странное - посоветуйтесь с Дементьевым. Разные они бывают. Отделение сыска это одно. Но у них своя узкая функция. А против вас могут работать крупные игроки. Вы, например, пока еще не касались ни Района Большого Рынка, ни Нейтрального Сектора. А там игры идут серьезные. И Союз вас прикрывает. Потому Дементьева в Восточное и прислали. К тому же отряд еще и козырь их службы. Хороший козырь и опора. Понадобится, надо будет помочь, в том числе и вооруженной силой.
   - Понятно. Только вот не привыкли мы против людей воевать, - поделился Всеволод. - Даже такие как мы с Федей, хотя и имеющие опыт, уже не те. Привыкли к другому режиму. Перестроились. Хоть и стреляем каждый день, операции, задачи называем боевыми, на самом деле все же это просто охота, даже термин полицейская операция подходит лишь частично. И все у нас заточено под этот особый режим.
   - Но твои люди все же умеют обращаться с оружием. Маскироваться, сидеть в засаде. Передвигаться на месте. И опасность определенная существует. Так что обстановка максимально приближенная к боевой. Противник только не стреляет в ответ.
   - Если брать во внимание мартыхаев, то эти так-то в ответ камнями метко бросают. Не бывает недели, чтобы кто-то в санчасть не попал. И главное пятьдесят-шестьдесят метров это для них нормальное расстояние. А среди развалин и зарослей хлебницы это уже существенно.
   - Вот видите. И все же жемчужины и еще раз жемчужины. Ну, и, разумеется, для этого нужны дины. Это все же от динозавров?
   - Кажется, да.
   - Мне наши специалисты не раз отмечали, что жемчужины этого года найденные у вас на территории выше качеством.
   - Да. Но у нас сейчас много молодых, а им еще рано делать кладки. Приходится старые собирать. Но когда эта возможность будет исчерпана, рассчитываем, что у нас будет уже много взрослых пар. Этот год и следующий надо продержаться, - пояснил Бердышев. - К тому же осенью получим неплохой урожай тыквы и орехов. А Горшков к следующей весне готовит несколько гектаров, пригодных для посева тыквы. Нашей мегаполисной, золушкиной. Вернее мегаполисной простой и золушкиной. Простая так же представляет ценность. Для изготовления того же горючего, вам продаем.
   - Да перспективы хорошие. Вложения уже сейчас оправдываются. К тому же, честно говоря, вы для нас выгодный рынок сбыта продовольственной продукции. И Союз и Содружество же за нее расплачиваются в полном объеме. Поэтому мы готовы вкладывать в вас дополнительные средства. Разумеется, теперь в первую очередь техникой. Поэтому семь грузовиков, которые придут от вас на следующей неделе, мы заменим на новые. Есть предложения модернизировать двигатели на части техники содружества, которая работает на одном месте. Те же устройства по сортировке породы. Соединить их кабелями с источником питания. Но тут вопрос в расстоянии до этого самого источника. И опять, откуда брать электроэнергию. Сжиженный газ, я бы порекомендовал вам так же экономить и лучше включать в товары на обмен вместо солярки и бензина. Более того, ваши таблетки и горючие порошки весьма эффективны. Поэтому возможно даже проще переправить генератор под них, а потом вам поставлять это топливо. По весу и объему выходит меньше, чем солярка и бензин.
   По ассортименту ваших товаров. Ваши люди, к сожалению, тащат сюда довольно много разной ерунды. Одежду, обувь, бытовые мелочи. Постепенно все это мы будем сворачивать. Вот книги принимать будем, как и диски. Нам на Звемелине в первую очередь требуется вторсырье: железный лом, цветные металлы, и примерно двадцать тысяч обработанного кирпича в месяц. А вот в Новом Мире все этого не требуется. Зато как раз нужен ширпотреб собранный вами, тот же стройматериал, в том числе необработанные кирпичи. Работающая, исправная техника. Запчасти, пригодные для употребления. Станки, инструменты, сельхозинвентарь. Медикаменты. Взамен на моих складах собирается продовольствие. Причем натуральное, не прошедшее глубокую переработку: зерно, картофель, овощи, сало. Кроме того производим сливочное масло, сыры, колбасы. Строим сахарный завод. Нужны бензин и солярка высокого качества. Низкосортное горючее они сами будут производить. Техника требуется попроще. В том числе автомобили и трактора.. Там нет ни хороших дорог, ни запчастей, ни бензина. Да и у нас на Звемелине. А вот на Новоэдем, наоборот, гоните роскошь. Дорогие автомобили, модные вещи.
   - По миру, в который ходит Володя Шакратов. За товары вы платите выше рыночных цен. Но ни сами обратно шлют нам рыбу, мясо. Все это у нас ценится высоко. Как нам за них рассчитываться?
   - Считайте это дополнительным бонусом. Мы не хотим, чтобы ассортимент товаров доставляемых от вас зависел от того, чем они могут расплатиться. Ваша организация должна быть максимально заинтересована в сотрудничестве. Однако, если вы все таки хотите, в свою очередь отблагодарить их, то прошу подумать, что можно сделать в этом направлении.
   - Вот мы с Федором и думаем, что надо нам и самим надо туда сходить. А что, ушицы поедим. На природе побываем.
   - Вот заодно, кое-что от себя и поднесете. Поверьте, там будут очень благодарны. А насчет ушицы и природы упрек принял. Завтра будет и то и другое. Вы же вечером уходите.
   - Добромир, я все же по жемчужинам хотел уточнить. По использованию дополнительного ресурса. Тем более, о разговорах на совещании вы знаете. Может все же вам их почаще использовать.
   - А смысл? Есть проблема с переправой сюда, потом обратно к вам. А мы и так используем их тут почти по максимуму. После основного заказа доступ к техническим элементам очень ограничен. Большую часть из того, что можно мы в состоянии произвести сами, либо добыть и другим способом. А так одна дорогая одежда, которую мы получаем, использовав одну жемчужину, бывает дороже, чем семь-восемь ваших заказов, и даже больше, особенно в первое время, когда вы берете довольно дешевые продукты: муку, крупы, тушенку. Даже килограмм шоколада из нашего заказа в несколько раз дороже, получаемого у вас. А вы при этом лишаетесь возможности в ближайшее время заказывать все эти изыски. Так что, сливки нам, остатки идут вам. Сложная вещь эта жемчужина. Много загадок. Его свойства и особенности изучать и изучать.
   - Ясно, - заявил спокойно Федор. - Значит, все-таки, в первую очередь, нужны жемчужины.
   - Да, - ответил Добромир.
   - Надо готовиться к новому декабрьскому походу, - заключил Всеволод.
   - Насчет, других источников, - сменил тему Добромир. - Предлагаю сделать заказ на ИИС завтра.
   - У вас есть пожелания? Мы готовы сотрудничать, - ответил Сева. - Это даже не обсуждается.
   - Мы на это рассчитывали. Вот эти элементы. На остаток возьмите патроны к вашим пистолетам.
   - У меня есть внушительный запас с прошлого раза. Я бы хотел получить СП-5 лично для себя. Обещал.
   - Ваше право, - тут же согласился хозяин.
   - Да и мне также они не помешают, - объявил Всеволод. - Отличный чай. Федор попробуй эти конфеты. Не те ли они самые? Из спецзаказа.
   - Те самые. Да и остальное для вас будет доступно. Вы у меня на спецобеспечении. А патроны я и от себя добавлю. По обеспечению личного состава. Дополнительное питание через коммерческие учреждения хорошо. Однако, мы вам шлем достаточно много продовольствия. Может, имеет поднять общий рацион?
   - Усиленное питание людей, занятых на дополнительных физических работах, у нас предусмотрено и через наши столовые, - принялся объяснять Сева. - Кроме того практикуются праздничные обеды. Бойцов лучше кормим при повышенных нагрузках во время дежурств. Но мы еще формируем и резервы. Неприкосновенный запас.
   - А не надо делать дополнительные запасы, - возразил Добромир. - Поступление продуктов к вам не прекратиться, а наоборот есть перспективы, что увеличится. Но с вас потребуются промтовары. Только сокращайте мародерку по квартирам. Не тратьте на них время. Ищите магазины и склады. Товар там все же не бывший в употреблении. Больше усилий на подготовку площадок для новых фрагментов. И опять-таки основное внимание на крупные объекты.
   А мелочь оставьте личному составу. Кто хочет, пусть собирает в свободное время. Они сами и инициативу проявят, и стараться будут на совесть, без ущерба вашему бюджету. Не надо будет тратить время и усилия на обеспечение целости найденных товаров. Все эти схемы, документы, списки, накладные.
  
   Окружающему пейзажу, ставшему, к сожалению, привычным, трудно придумать красивые эпитеты. Потому как той самой красоты, а заодно чего-либо приятного и возвышенного в ней нет. Одна лишь серость, где темноватая, где красноватая или желтоватая. Выбитые окна домов напротив, грязные полуразваленные стены. Груды, состоящие из чего угодно. Где-то торчит почерневшия доски, где свисает стальной лист. То тут, то там лежат куски пластика, обрывки. Несколько наклонившихся столбов.
   Железных проводов не видно. Да и вообще металлов на поверхности не так уж много. Собрали. А тот стальной лист пока просто не достали. Вернее особой надобности нет. Прилагать для этого особые усилия. А так скоро там территорию немного подчистят, и добыча сама упадет в руки. Техника группы, конечно, там работать не будет. Так если только несколько движений, чтобы облегчить жизнь динам. А вот те стараются. Тут недавно появились головани. Дины сделали вторые кладки. И кладок оказалось две, потому что самок оказалось тоже две. Шустрики уже стали головастиками. А еще они объединились. Вместе их целых шесть особей. Жрут все подряд. Недавно порвали стаю в двадцать бактов. Пяток, правда, подстрелили люди.
   Да и взрослые особи харчуются тут рядом. Но они улетают. А молодняк тут же и спит. Сейчас как раз полдень. Вот они и забились в свою нору. А неподалеку живут еще два маленьких шустрика. Из третей кладки. Тоже отдыхают. Макс Каменев тоже сейчас поспал бы. Но нельзя. Он охраняет покой молодых динов. А потом еще в конце лета их артель получит несколько драгоценных жемчужин. Главный их трофей. Это даже не магазин со шмотками. Намного дороже.
   Ребята время от времени обследуют местность в поисках уже готовых. Но этот способ и опаснее, и вероятность удачи минимальная. А тут лежишь себе и за местность следишь. Так что зря ты Макс на судьбу жалуешься. Сидишь тут на мягкой скамейке, в шортах легкой футболке. На ногах легкие кроссовки-тапочки. Загораешь. Снаряжение лежит рядом, как и автомат. Только на ремне кобура, подсумок с магазинами и нож. Парень отпил из фляжки. На лице появилась улыбка. Да и сам он как-то стал светлее. Ладно, поглядим. Рука потянулась к биноклю.
   А это удачно. Пяток мартыхаев. Вот и развлечение. А стрелять Максим все же будет из австрийки. Тут на посту находится ССГ-69. Сейчас главное парочку надежно подстрелить. Так что можно обойтись и без СВД. Винтовку с продольно скользящим затвором, конечно, еще перезаряжать надо вручную. Зато надежно.
   Первый бандерлог в прицеле. Мак проверил ощущения. Он в полном порядке. Руки сами знают, что делать. Но сколько раз уверенность переходила в самоуверенность и даже с не самыми лучшими последствиями. Поэтому все делаем тщательно и под полным самоконтролем. Выстрел. Тут же патрон в патрон, новая цель в прицеле. Выстрел. Мартыхаи спрятались. Ну, это они так думают. У нас же другое мнение. Ну вот. Опять вознесся Максим Иванович. О себе во множественном числе. Кстати, кто давече, начал рассуждать, что ПТРС стреляли патронами 12,7 мм? А вот неправда. Это оружие под калибр 14,5 мм. Так что самокритичнее надо. Но обо всем этом потом. Третьим выстрелом свалил неосторожного мартыхая. А сородичи еще не сориентировались. Вон голова еще одного. Выстрел. Попал или нет? У этих не спросишь. К мишеням не сбегаешь. Хотя потом надо будет все же сходить. Если тело есть, то перетащить на открытое место. А то там, среди хлебницы обоголодают добычу Макса, а пользы нет. А так приманка. И бакты, и шакалы сюда в первую очередь заявятся. Зачем им тогда головастики. А то в последнее время все туши, что имелись или протухли, или дины все слопали. А новая добыча не появлялась. Теперь порядок.
   Нет пока других мартыхаев. Поэтому в магазин винтовки новые патроны. А сам внимательно по окрестностям. Ого, а это каменный крокодил. Кто на кого охотился? Теперь неважно. Будет хорошее мясо к столу. Действительно ребята останутся довольны. Потому, что Макс попал двумя пулями. Теперь надо сообщить об успехе, чтобы добычу быстрее забрали. Рация в порядке. И вот уже трое ребят бегут за мясом. Кто-то поприветствовал удачливого стрелка. А это Андрей. Остановившись на пару мгновений возле крокодила, ребята двинулись дальше. Провели по дороге мартыхаев. Через минут пять с той стороны перетащили еще одного. Работал бы Макс на Союз еще один бал. Ну а тут мы не за палки работаем. Главное результат.
   Сменился Макс через час. Хотел сходить чаю попить. Но разводной сразу предупредил, что начальство ждет, не дождется. Так что не стал даже переодеваться. Зашел как есть в шортах, футболке, легких кроссовках. Только еще на себе разгрузка. А вот панаму, прежде чем переступить порог, снял. Ну и вошел на всякий случай, понурив голову. Оказался в прихожей.
   Под штаб определили трехкомнатную квартиру. В самой большой сейчас и заседают старшие. Дверь в прихожую распахнута. Так, что заходи. В центре помещения большой стол. Во главе сейчас сидит сам Михаил Петрович. Кроме него тут Марат Русланович, Григорий Викторович и Наталия. Все тут же посмотрели на вошедшего.
   - Здравствуйте, - поздоровался как можно вежливее Каменев
   - Вот и Максим. Ждать себя не заставил, - объявил Дьяконский. - Здравствуй. И давай проходи. Садись вот на стул.
   Михаил Петрович указал куда садиться и тут же через стол протянул руку. Макс не заставил себя ждать. Ладони плотно соприкоснулись. Коротко дернулись мускулы рук. Потом эта процедура повторилась трижды.
   - Ну, ты загорел дружище. Мне может тоже подежурить на фишке, а? - пошутил Михаил Петрович.
   - А делами, кто будет заниматься, - проворчал Григорий Викторович.
   - Это да, - искренне огорчился Старшой. - Вот видишь Максим, приходится жертвовать чем-то. Вот и у тебя курортный период закончился.
   - Ничего, у него другой курорт будет, - улыбнулся Ромашин.
   - В общем, вы с Наталией командируетесь на тыловую базу. Едем сегодня вечером. Два часа на сборы. Да не волнуйся, попробуем мы твоего крокодила. Немного и с собой возьмем.
   - А что мне собираться. Вещевой мешок наполовину собран. Одеться, в сумку кое-что покидать я и готов.
   - А книги? - строго спросил Михаил Петрович. - Через час подойдут два помощника. Получишь мешки. Бечевку. У тебя час на то чтобы собрать все, час на погрузку. На базе у тебя будет время ими заняться в минуту отдыха между переходами.
   - Так мне только через неделю, - удивился Макс.
   - Дело, в том, что появилась возможность пользоваться и каналом местных. А это еще два перехода за стандартный месяц. Возможно, будет и еще одно направление. Причем все три перехода новые. Придется тяжело. Вы тропинку протопчете, а мы потом за вами пойдем. Так что дело важное и нужное. И нам, и нашим Большим. Конечно, местные жадничают. Но не более, чем Союз. Так что двадцать процентов груза все равно наши. Ну, все, можешь идти.
   Первые недели действительно показались курортом. На Новоэдем с конным обозом, потом туда же с колонной грузовиков, снова повозки, но уже на Звемелин, а потом и в новый мир. Но там чистое поле, палатка. Поездка по разбитым дорогам по сельской местности до поселка городского типа. Правда, с утра прогулялся по местному рынку. А денег местных и нет. Продал ремень, набор авторучек, пачку бумаги, хороший туристический нож, новую бритву, нераспакованную, с запасной кассетой. Пришлось возвращаться небритым. Удалось толкнуть и плеер с батарейками. Зато на себе притащил целых два ведра картошки, два килограмма сливочного масла и баночку меда. Наталия затоварилась салом и овощами. На базе был маленький пир. Потом снова на грузовиках на Звемелин. Тут уж веселее. Местные деньги есть. Да и уже известно, какой товар брать с собой. И отдохнуть есть где. Хотя там уже зима. Но она довольно мягкая. Не удержался, прогулялся на лыжах. А между походами сидел и разбирался с книгами.
   Все должно было пойти по второму кругу. Но тут местные придумали для проводников новинку. Чтобы им жизнь медом не казалась. Все предыдущие переходы прошли довольно легко. Вот теперь и решили усложнить жизнь. На Новоэдем решили отправить не конный обоз, а целую колонну из тяжелых грузовиков. И не через канал Союза, по которому это уже в норме, а по местному, принадлежащему отряду. А по нему пока ходили только конные обозы. Есть еще две ветки и вовсе под пешеходов. Но вот теперь решили расширить возможности. Две колонны уже прошли. Оттуда сюда и обратно. И вот теперь им, ориентируясь на этот след, надо проложить свой. И переход состоится уже завтра восемнадцатого июля.
   А пока Наталия и Макс нашли Володю Шакратова возле ограды вокруг пункта перехода. Тот старательно пытался передвинуть с места шестиколесную тележку нового образца. Высота метр пятьдесят два. Дно и оси дополнительно усиленны, борта пластиковые. Прочная и довольно легкая. По бокам приварены по две толстостенные стальные трубы длиною в метр двадцать. Внутрь каждого забит стальной прут, обернутый прочным материалом. С их помощью четыре человека могут толкать тележки вперед. При необходимости еще несколько человек могут встать сзади. Вот как раз, последним способом и пытается передвинуть с места тележку Володя.
   - Студент, привет! Ты чего это делаешь? - поинтересовалась Наталия.
   - Здрастье, - выдавил Володя, переводя дух. - Тренируюсь.
   Но уже как пару секунд назад он уже перестал этим заниматься. Студент даже сделал пару шагов вперед навстречу товарищам. Протянул руку Наталии, потом Максу. Только после этого стер капли пота со лба. Да и футболка у него влажная. Максим посмотрел в кузов тележки. Там лежат несколько блоков, стальные трубы и пяток мешков.
   - Зачем тебе все это? - удивился он.
   - Да хочу уточнить вес товаров, которые можно нагрузить, - пояснил Студент.
   - Так мы же завтра на грузовиках переправляемся. Их уже частично нагрузили. Мы как раз нашу долю привезли. Она уже распределена по машинам. Мы даже наши личные вещи в кабину закинули. Грузчики из артели уже уехали. Завтра перед отправкой Ваши еще ящики с отливками, а так же железным ломом поставят в каждый кузов и можно двигаться. Ты как готов?
   - Готов. Вещи подготовлены.
   - Володя, мы хотели с тобой поговорить на немного щекотливую тему, - начала Наталия.
   - Говорите, не тяните.
   - У тебя личный груз габаритный? - спросил Макс.
   - Нет. Одна сумка с дисками, телефонами, разными инструментами и три ноутбука. Нужно помочь с личными вещами?
   - Да. У нас два баула с вещами, рюкзак и сумки, - пояснила Наталия. - Они довольно легкие, однако занимают много места. А ведь у водителя будут свои вещи. Да еще мы сами.
   - Хорошо. Возьму один баул, - согласился Макс. - Так что не волнуйтесь по этому поводу. У вас все?
   - Да. Ну и тебя хотели увидеть перед завтрашним походом, - пояснила Наталия.
   - И все же, чего это ты с тележкой возишься? - поинтересовался Макс.
   - Так двадцать пятого у меня еще один переход, - пояснил Студент. - А туда я пока могу только так перейти с тележкой. Раньше с обычными тачками ходил, ну и что на себе можно было навесить. Но это так капля. В прошлый раз ходил с тележкой поменьше этой. Вот и подумал. А что если попробовать? Ведь тележку надо просто затолкать на ту сторону. Но надо заранее рассчитать, сколько можно нагрузить. Хочется побольше переправить. Там каждый нож на счету, каждая иголка, каждый кусок ткани.
   - Это туда, откуда ты с рыбой вернулся? - спросила Наталия.
   - Да.
   - Давай туда втроем сходим, - предложила женщина. - Сами посмотрим как там.
   - А что после возвращения поговорим с начальством. Я сам "за", - обрадовался Володя.
   Втроем тележку оттолкали в ангар быстро. Сходили к грузовикам, перекинули один из баулов. Внимательно осмотрели машины, грузы. Все находиться в полном порядке. Зашли в пункт управления. Перекинулись парой слов с дежурным. Аппаратура и люди готовы отработать завтра как надо.
   - Вы теперь куда? - поинтересовался Володя.
   - А мы тут ночуем, в домике- ответил Макс. - Завтра с утра мы сразу будем на месте.
   - А поужинать и позавтракать?
   - Это за нас сделают наши друзья. На вечер у нас есть по батончику шоколада. А утром уже в полседьмого мы отправимся на ту сторону.
   - А что если я вас приглашу в одно заведение? - поинтересовался Володя, и тут же добавил. - Более того, я настаиваю на том, чтобы вы пошли со мной. Так что идем сейчас же.
   На дорогу ушло минут пять. Расстояния тут в центре маленькие. Остановились возле одноэтажного небольшого сооружения с вывеской ПЕЛЬМЕННАЯ. А Володя уже открывает двери. И жестом требует пройти дальше. Оказались в небольшом зале. Выглядит все вполне симпатично. Чисто и красиво. Шесть столиков покрыты скатертью. Салфетки. Стулья с высокими спинками. На подоконнике цветы. В помещении светло. Сейчас тут всего пять посетителей. Володя тут же прошел к кассе.
   - Вы займите место, - велел он спутникам. Потом обратился к сотруднице заведения. - Нам три порции пельменей. А пока они готовятся, по салату и хлеб. И воды простой, пожалуйста.
   Заняли один из столиков у окна. Володя принес поднос с четырьмя тарелками. На трех салат из нарезанных огурцов и помидоров, на одном шесть маленьких кусков хлеба. Хотел вернуться за водой, но Максим его опередил. Горячие пельмени принесли минут через десять. Порции конечно маленькие. Но как вкусно. На тарелках уже почти ничего не осталось, как Макс позвал нового посетителя:
   - Вася, давай сюда. Тут есть место.
   - Не стесню? Уверен? - спросил крепыш среднего роста, поставив поднос. Чуть пониже Володи, волосы темнее и старше, - здравствуйте.
   - Здрасте, привет, - последовало в ответ.
   - Знакомитесь, Вася Распрагов, капрал, о... прости младший унтер-офицер, поздравляю, из строевого подразделения отряда. Штабная... шишка, - представил Володя, - а это Наталия Робертовна Кондрашова, между прочим, мастер спорта по пятиборью, руку ей пожми, не целуй, получишь по губам. Ну и Макс Каменев, так мелочь и не особо примечательная личность, вроде меня. Парень, в общем свой. Я с ним в разведку... не ходил пока. А вот по межмировым каналам только так.
   - Болтун ты Студент, а не особо замечал, - буркнул Вася, пожимая руку Максу.
   - А я просто рад тебя видеть, - радостно ответил Володя. - Давно не виделись. А теперь, я смотрю, ты с полей не вылезаешь. Пельмени-то за кирпичи заказал?
   - Разумеется, - с широкой улыбкой на лице ответил Вася. - Это тебя, Ваше Благородие, начальство ценит и старается угодить всеми возможными способами. А мы народ простой, нам предоставлена возможность самим крутиться. Но на днях подвесили сладкую морковку.
   - Это ты про эти симпатичные изыски говоришь? - с не менее широкой улыбкой спросил Володя, указывая на поднос приятеля.
   Там действительно кроме тарелки с дымящимися пельменями стоят две вазочки. На одном кусок торта с большим кремовым цветочком по центру, на втором восьмая часть от большого круглого пряника. С двумя слоями начинки, покрытый хрустящей сахарной корочкой. Ну и чашка горячего чая.
   - И про них тоже, - радостно сообщил Володя. - Я сюда чуть ли не прямо из столовой. Полчаса поработал в кабинете и все.
   - А что сегодня так рано ужин начали подавать?
   - Это для нас - рабочих каменоломен. Труженикам с кирпичных плантаций. Я сегодня в специальной смене. Начали работать сразу после обеда. Он у нас для рабочих бригад всегда теперь такой ранний. Не только сегодня. Отработали до пяти часов, и сразу мыться и восстанавливать силы.
   - Не все восстановил?
   - Кашей?- удивился Вася. - Нет, конечно. Хоть и хлеб с маслом был.
   - И каша гречневая с тушенкой?
   - Ты-то откуда знаешь, господин аристократ?
   - Так картофельное пюре из порошка или что полегче, вроде пшенки, овсянки вечером только в обычных условиях. А на ужин после работ или гречка, или пюре гороховое или макароны по-флотски.
   - Гречку с тушенкой дали. Овсянку усиленную утром возьму. Только в минуту пятьдесят наклонов это уже почти сто кирпичей. За час шесть тысяч... Теоретически. Но с перерывами, другими задержками я собрал две с половиной. За четыре часа все девять тысяч.
   - Вася, ты не слишком надрываешься? Даже тридцать наклонов и кирпичей пятьдесят, ладно с отдыхом, это многовато.
   - Ничего после кабинетной работы полезно. Разнообразие. И голова лучше работает. Да и сидеть за столом не так напрягает. Да народ в первые дни усиленно рванул на работы, даже очередь была. Теперь ажиотаж спал. Но все равно нас сорок человек сегодня было. Еще одна бригада и вовсе целый день работала. У них выходные были. Вот утром собирать кирпич, вместо зарядки много людей выходит. А так я сам далеко не каждый день могу уделить столько времени. Обычно не то, что четыре, но и два часа не отрабатываю. Хотя постоянно и стараюсь сформировать окно.
   - Знаю. Хорошо не все вместе работают. Кто-то раньше, кто-то позже. Там еще не весь кирпич собрали? Сегодня ты, наверное, с учетом утреннего не меньше десяти тысяч собрал. И даже если не каждый день, а за неделю, и хотя бы половину, то сто двадцать- сто сорок человек соберет не менее шестисот тысяч. А скорее и все семьсот. А это сто тысяч в день.
   - Ну и что? На засеянных полях на каждый квадратный метр приходится, как минимум, пять целых кирпичей. На сотку уже полтысячи. А на гектар все пятьдесят тысяч. А фактически и шестьдесят тысяч, и семьдесят. Мы же после каждого покоса собираем, и все равно, каждый раз новый слой открывается. Особенно на поверхности много оказывается после сбора урожая. Там уж на гектаре и сто пятьдесят собираем. А отдельно еще собираем разные блоки, плиты и крупные обломки. Кроме того, есть участки, которые создаются вновь. Там так же надо пройтись.
   - И куда все это? - поинтересовалась Наталия.
   - То, что сразу собирается в пачки выставляем в ряды вокруг тех же полей, дворов в качестве ограды. Отрядная бригада работает постоянно на строительстве хозяйственных построек или ремонте. У них пять человек кирпич кладет. Им нужен материал. Часть выкладываем на специальные площадки перед норами динами или в районе, где пасутся головастики. Засыпаем мелкой породой, в которой много грунта и щебня, сверху наваливаем остатки переработанных стеблей хлебницы. Иногда и вовсе засеваем хлебницу. Как минимум в течение месяца дины все это отработают. Остается очистить от переработки и грузить в транспорт. Кирпич остается, чуть ли не ровными кучами лежать. И цена ему уже совсем другая. А потом у нас новый канал есть. Вы же лучше знаете. Разве по нему кирпич не отправляли?
   - Там было только десять тысяч кирпичей, а так топливо, инструменты, промтовары, которые закупил господин Добромир. По нашему каналу пойдем через две недели, - пояснил Володя.
   - Да теперь у тебя много направлений. Только успевай..
   - Теперь не один. Вот с ребятами ужинаю. А ты как?
   - Новый график сделали довольно жестким. У меня потенциал не такой как у вас. Вот на выходные толкал тележки на Нвоэдем. По каналу Союза. Через неделю с группой на Звемелин. Но теперь просто берем дополнительный оплачиваемый груз. Себе пять килограмм. Но и там, и там деньги нужны. Надо тут крутиться.
   - А сколько вам за кирпичи платят? - спросил Макс.
   - Я вот за девять тысяч получу девяносто рублей. Не это не все, - добавил Вася в ответ на удивление на лицах собеседников. - Также за работу дают талоны. Вот сюда в пельменную.
   - Да за деньги их тут не возьмешь, - добавил Володя.
   - Но не только, - продолжил Вася. - Есть талоны на порцию яичницы или жареной картошки. Причем продукты свежие. Никаких порошков. Вареники с картошкой, творогом, ягодами. Утром тут манты были. Жаль разобрали. Если что завтра заходите. А да Вы же идете на ту сторону. Салаты разные. Вот этот десерт и чай я взял так же на талоны, полученные сегодня. Правда, за пирожные можно уже платить и деньгами. Открыли на днях кофейню. Там так же можно талонами рассчитываться. Мне там понравилось. Для большинства заказов подойдут и универсальные талоны. Их проще заработать. Но можно обменять на более ценные. Так за одну порцию пельменей их нужно три штуки. Цель одна. Личный состав должен больше денег тут платить. Кстати, у нас тут кинозал хотят открыть. Слышали?
   - Для своих, или и таких как мы будут пускать? - спросил Макс.
   - А чего от дополнительных клиентов отказываться, - ответил ему Володя. - Мы с тобой вообще можем получить талоны на бесплатное посещение.
   - Между прочим, у меня есть и универсальные талоны. Как насчет пирожных? - спросил Володя. - И чаю.
   - Может не стоит? - ответила Наталия.
   - Все я угощаю, - заявил Студент, уже встав из-за стола.
   На этот раз и Володя ночевал вместе со своим и спутниками. Для этого он уже оказывается тут себе и раскладушку завел, и спальный мешок храниться. Даже зубная щетка имеется. Вода холодная есть. И для того чтобы помыться, и попить можно. А горячий чай и завтрак будут на той стороне. Водители пришли в пять, так же как и бригада грузчиков, которая минут за двадцать с помощью крана, пристроили на автомобили все контейнеры с железом.
   Колонна состоит из двух КАМАЗов, оба загружены на сорок тонн, еще двадцать пять первый тащит в прицепе. Впереди поедут Наталия и Макс. Они вдвоем должны пробить дорогу. Володе будет проще, с другой стороны он один. Площадка тут ровная и гладкая. Колеса машин в специальной колее. Двигатели завелись, водитель первого дал сигнал. Автомобиль сзади получил толчок от механического устройства. Тут же за ним двинулся и второй. Толкатели сделали оборот и ушли вниз. Медленно покатили вперед. Вот первая машина вошла в контур. Напряжение навалилось на проводников, но надо держать прибор перехода под контролем. Не давать стрелке уйти влево. Все. Уже на той стороне. Автомобиль подцепили к тягачу, который помогает отъехать дальше, рывок это присоединили вторую машину. Ура! Прорвались.
   Но как то все это кажется таким неважным. Усталость навалилась на плечи. Голова кружится. Сухость во рту. Все дело болит. Даже водитель почувствовал напряжение. Все трое устало вылезли из кабины. Вытаскивать вещи совершенно не хочется. Вот с трудом вылез Володя. У него так же неважный вид. Прошли в домик. Тут долго пили воду. Через полминуты захотелось в туалет. Но вроде стало легче. Пошли сгружать вещи. Автобус подогнали прямо к грузовикам. Наконец сумки, баулы, рюкзаки, мешки в салоне. Устали словно вагон разгружали. Опять пили воду и, не дожидаясь реакции организма, отправились избавляться от излишков.
   Ехали не долго, минуты десять. Дорога ровная, окна приоткрыты, хоть на улице и холодновато. Но всех пятерых начало мутить. И все же добрались до места. Теперь надо разгружаться. Кое-как вещи дотащили до комнат, где их и свалили в кучи. Наталию поселили отдельно, у Макса и Володи двухместный номер побольше. Минуты десять отдыхали. Но зверский аппетит заставил встать и идти до столовой. Подносы заставили от души. Макс отойдя от раздачи, даже начал опасаться. Не подведет ли предательская слабость. Но нет дошел. Даже ловко освободил поднос. Сначала расправился с картошкой в горшочке. Хотя мяса в нем оказалось, наверное, не меньше. Заодно содержимое тарелки с хлебом сократилось на три куска. Потом наступила очередь макаронов по-флотски. Двойной порции. Дополнительно к ним две рыбные котлеты. Вкусно и сытно. В двух стаканах недавно был компот. Но теперь и они пустые.
   Подносы, нагрузив освободившейся посудой, отнесли. Однако покидать такое прекрасное место совершенно не хочется. Взяли два чайника, большой с кипятком, маленький с заваркой, сахарницу, стаканы в подстаканниках, ложечки, пирог с мясом и торт на триста пятьдесят граммов. Чай пили уже не торопясь, растягивая удовольствие. Покидая столовую, прихватили по литровой упаковке сока и шоколадные батончики.
   Добравшись до номера, уже почувствовали усталость. Немного выпили сока, перекинулись парой слов и уже каждый на минуту прилег на свою кровать. Проснувшись через два часа Макс, выяснил, что Наталия ушла к себе, а Вова даже закрыл за ней дверь. На улице уже темнее. Теперь в постель лег раздевшись. Проспали до восьми утра. Да и то вновь вернулся аппетит. Спасли картофельное пюре и котлеты. Потом пили кофе с пряниками. По городу на этот раз гуляли недолго. Вернулись засветло. И хотя обедали в кафе, первым делом посетили столовую. И только после этого направились в баню. Парились долго, а Наталия вернулась даже на полчаса позже ребят. Те уже успели напиться чаю с конфетами. Спать опять легли рано. Вот на следующий день все проснулись бодрыми и свежими. На этот раз гуляли долго. Самочувствие оказалось отличное.
   Утренний переход обратно дался полегче. Тут прошло всего пятьдесят четыре часа. Практически полдень. Но все пятеро вылезли из машин с трудом. Вялые и апатичные. Даже поприветствовать встречающих не оказалось сил. Хорошо дежурные пункта перехода тут же организовали для каждого доставку до дома. Встретились только следующим вечером в кофейне. Пили правда только чай по талонам. Вот шоколад купили за рубли.
   - Ну как, насчет двадцать пятого числа? - поинтересовался Володя, сделав очередной глоток.
   - Как договорились, - ответила Наталия. - Наши дали добро. На тех же условиях.
   - Ну, да, Наташа сама член правления артели, - усмехнулся Макс. - Куда они против нее денутся. Главное чтобы ваши согласились.
   - Тут некоторые у нас поворчали. Но отрядное руководство продавило. Да и Андреевич, теперь поднялся. Вон как развернулся.
   - Да. На выезде из жилой зоны, сколько недель копошились. А теперь за пару недель сделали раза в полтора больше, - заметила Наталия.
   - Нашел стимулы, - подтвердил Володя.- Но и у нас график стал плотнее. Даже учитывая, что нашим каналом на Новоэдем теперь пойдем только в августе. Ничего реб... друзья. В следующий раз уже будет полегче. Но напрячься придется и на остальных маршрутах. Двадцать девятого по союзному каналу идем в Звемелин. Да теперь я с вами на постоянку. У нас будет свой караван и своя ветка, по дополнительной квоте лорда Добромира. По ней же тридцать четвертого в новый мир, восьмого на Новоэдем. По нашему каналу на Звемелин идем четвертого, а двенадцатого уже в Новый мир.
   - Зато интереснее будет. Не зря на базе будем штаны протирать, - ответил Макс.
   - Главное результат. Мы на этот раз двадцать две тонны груза, на которые не рассчитывали, получили. Так некоторые до сих пор в себя не пришли. Муки одной на пятьдесят дней. Тушенки. Супы. Концентраты. Патроны. У нас уже усиленными темпами движки от автомобилей готовят. Кстати, Виктор Андреевич заказал у нас как можно больше старой резины. А нам, что груз. Так что думаю, постепенно контакты налаживаются. Насчет завтрашнего перехода. Двадцать процентов груза мы обеспечиваем?
   - Да. Только есть один момент. Уходим опять утром. А двадцать четвертого в одиннадцать часов прибудет человек от лорда Александра. Он будет наши товары оценивать.
   - Зачем?
   - Чтобы нам денег потом начислить. Конечно, цены не высокие, но все же. А потом. Груз, который возьмем при возвращении весь наш.
   - Ого. И деньги и груз. Наши точно теперь будут обеими руками "за". Наташа мы на базе, кажется, на все лето, - воскликнул Макс.
   - Переживем.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"