Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Библиотекарь его высочества барона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лавр Маржиц, принимая предложение стать библиотекарем барона Добродольского, рассчитывал на спокойную жизнь среди книжных полок... Пересказ книги, прочитанной Димой. События происходят в Двумирье, вернее в Малом из двух миров.


   На эту смену Дима получил задание поработать с новой книгой. Нужно отсканировать его, проверить получившийся электронный вариант на ошибки. Хоть программа и кажется неким чудом, но все же недостатки допускаются. И виной тут не программа, а качество исходного текста. Этот же экземпляр книги пережил достаточно много. Вот и нужен человек в помощь. После выполнения первой части задания, необходимо попытаться перевести текст на местный язык и на русский.
   И тут главное не сама книга. Её текст особенной ценности не представляет. Для ИИС важно наличие как раз переводов, и чем больше их, тем лучше. Благодаря этому, он получит еще немного материала для своего развития. Кроме того, важны и имеющиеся приложения к тексту. Там есть интересные сведения по миру. За выполненную работу обещали хорошую награду. К тому же тут еще и нечем особенно заняться. Смена длится семь местных суток, а это сто семьдесят пять часов. Доступная территория очень ограничена. На выполнение основных обязанностей в день уходит в общей сложности не более двух часов. Выспаться он успел в первое дежурство. Фильмы можно смотреть только с носителей информации. Информационной сети нет. Остается только делать зарядку и найти работу, чтобы не скучать.
   Вот он на этот раз выбрал одну из предложенных книг. Зацепило название "Библиотекарь его высочества барона". Мелькнуло. Почему барон - "его высочество", а не "его милость"? Ну и любопытно стало. Все-таки этот мир не из числа привычных. К тому же, тут упоминается два, существующих на одной и той же матрице. А это любопытно.
   В общем, взялся он за работу. Тут же пришлось нырять в приложения, искать аналоги некоторым терминам на двух языках. Что-то есть и знакомое, близкие по звучанию слова, что-то к удивлению и вовсе имеет привычное значение. Так ему сразу же пришлось употребить более привычные термины для обозначения титулов. Да и с другими терминами пришлось повозиться. Так, вместо более подходящих для текста "полдень", "полночь", "закат", "восход" употреблять "юг", "север", " запад", "восток".
   Меры длины тут на первый взгляд схожи с уже ставшими привычными на Звемелине. Да и в его родном мире они звучали также. Так тут есть вершок равный примерно пяти сантиметрам. В здешнем аршине их шестнадцать. Есть сажень длиною около 240 сантиметров. В местной версте их ровно тысяча. Площадь измеряется десятинами, состоящими из 2500 квадратных саженей. У Димы получилось немногим меньше полутора гектаров или сто сорок четыре сотки в привычных мерах. Отличие еще в том, что в этой десятине не две, а четыре четверти или чети по тридцать шесть соток.
   Так же пришлось подбирать подходящие названия для одежды, воинских званий, чинов, родов войск. Правда, не всегда успешно. А вот животный мир оказался очень похож на привычный. Так есть, к примеру, несколько видов, да и то отличающихся незначительно. А вот незнакомые растения оказались более интересными. Это он выяснил, когда еще работал с приложениями. Поэтому пришлось ему в первую очередь Дима взяться за них. Создать для себя некий глоссарий. И только потом приступил к самому тексту.
  
   Коляска достаточно резко повернула вправо. Лавр Маржиц вздрогнул, открыл глаза и огляделся. Впрочем, тревожиться не стоит. Это не Черныш своевольничает, а дорога делает небольшое колено. Да и не уйдет лошадь в сторону. Ведь не зря тут изгиб. Уже давным-давно кто-то на этом месте решил, что лучше обойти препятствие, чем пытаться преодолеть трудный участок. Но может человек и не виноват. И скорее всего сами лошади или быки выбрали куда лучше ставить копыта, а колеса потом утрамбовали поверхность. А вот это уже носит следы прикосновения человеческих рук. Какой-то добрый человек взял на себя труд убрать часть камней и глыб, подобных тем, что сейчас лежат по обочинам.
   А местность вокруг не из самых приятных. Холмы не холмы, но поверхность очень неровная. Все время то вниз, то вверх. Хорошо еще спуски и подъемы вполне пологие. Это что касается самой дороги. А вот за её пределами есть и возвышенности, и низины, и овраги. Вот саженях в трехстах левее серьезная горка. Причем склоны весьма крутые, с этой стороны вовсе почти отвесная стена высотой где-то в семь-восемь человеческих роста. И еще вокруг очень много тех самых камней, и мелкого щебня, и крупных валунов. Зато почти нет растительности. Редкие колючие ростки выделяются местами, там, где остатки горных пород растерты в пыль и песок. Хотя вон впереди зеленное пятно в несколько квадратных сажень. А вот и второе. И уже видны кустики на вершине следующего холма, а на макушке расположенного рядом - даже редкая рощица. Все это открылось когда поднялись на очередную возвышенность. А теперь колеса катятся вниз. И Чернышу не надо особо напрягаться. Коляска катится сама. С другой стороны упряжь не давит на мерина, заставляя его ускоряться. Дорога вновь сделала изгиб, на этот раз влево.
   Может зря он позволил втянуть себя в это дело? Вот вернулся бы он на службу в департамент губернской управы и заполнял бы сейчас ведомости и иные другие казенные бумаги. Делал бы записи в огромных томах, отвечал бы на письма. Так нет же, потянуло в дальние края. И не сказать, что мир посмотреть. Что тут больно смотреть? Несет его в самую, что ни на есть глухомань.
   Да и мир этот в общем то чужой. Хотя и добраться сюда можно и проще, и быстрее чем в заморские земли в своем. Да на ту же закатную границу Великого Княжества или иные государства на своем же континенте ехать дольше. Проход то расположен в полуденных пределах родного Королевства Сламения. Правда, земли те не самые освоенные и уютные. Даже похуже чем родные края Лавра.
   Можно было после увольнения и домой вернуться. Не самый худший вариант. Занялся бы сельским трудом. У родителей все же небольшое, но хозяйство. Два десятка коров, столько же коз, полсотни овец, около тридцати десятин пахотной земли в трех полях. Столько же занято под их личный лес. Овражек запружен. Есть и мельница, и маленькая лесопилка. В водоеме теперь уже и рыбы немало развелось. Пару лет назад второй организовали, туда пяток взрослых сазанов запустили, несколько окуньков и карасей ну и мальков. Скоро и там можно будет ловить. Хоть на удочку, хоть сетями. Еще на участке в полдесятины растет сад: яблони, вишни, сливы, калина, рябина. Есть и смородина трех цветов, и малина. Несколько деревьев черемухи. Но её можно набрать и в лесу. Так что можно и на себя поработать. По крайней мере, прокормить себя всегда удастся.
   А еще есть вариант в лесники податься. Место можно найти. Есть опыта работы в своем. И рощу почти целую еще в детстве высадил. Поступил бы на службу и следил за казенными лесами, а жил дома.
   Только Лавр третий сын и ребенок в семье, где пять мальчиков и одна девочка. Так что большое наследство ему не светит ни по закону, ни по простой логике. Потому как дробить хозяйство бессмысленно. Достанется или самым старшим, или самым младшим. Тем более половина той же пашни, пользование большей частью других земель предоставлены временно, в награду за службу. Вот Лавр и его братья потому и служат. Те, что старше уже давно, а теперь и остальные. Самый младший пару месяцев назад закончил училище. А уж если говорить честно, заняться выращиванием скота и начать пахать землю он еще успеет. Да и скучновато молодому парню в деревне. Ну и статус надо поддерживать.
   А так можно получить дополнительные участки земли от казны. Но их еще заслужить надо. Вот самый старший брат недавно департаментского советника получил. Старший экспедитор особой канцелярии. Женился. Дочь и сын имеются. Его шесть десятин пашни родители в пользование осенью получат. Второй брат - лейтенант легкой кавалерии. Охраняет юго-восточную границу со Степью. Еще один брат уже до унтер-лейтенанта дослужился. Самого младшего, это который училище закончил, сейчас в канцелярию губернатора устроили.
   Маржицы перебрались в северные земли королевства в прошлом столетии из Великого Княжества. Полк, в котором прадед Маржиц был старшим урядником, будущий великий король Волемир привел с собой из Ярросградья. Жену, то есть прабабушку, он нашел уже из местных. В том же полку тогда служила и родня со стороны матери. Прадед был капралом, а прабабушка приехала с отцом, который как раз тогда стал офицером. Поженились уже тут. Вообще со стороны матери родня более многочисленная и положение в обществе большинства ее представителей повыше. Даже есть ветви, добившиеся потомственного дворянства. Хотя, конечно, оба рода относятся к сословию служивцев (1), занимающему промежуточное положение между дворянством и другими категориями свободных жителей Державы.
   Вот и Лавр в восемнадцать лет окончив училище по отделению общих наук, поступил на службу в уездную управу. За четыре года получил губернского секретаря (2), но тут началась война. Гарнизонные батальоны забрали в действующую армию. На их месте начали собирать ополчение. Так в их губернии сформировали два полка. Поэтому в полки набирали свободных жителей, кого по своей охоте, кого по жребию. Брали служилых, вышедших в отставку, ну и муниципальных и губернских служилых людей. В числе последних оказался и Лавр. Тем более в училище обучали и военному делу.
   А в полку чиновников его ранга оказалось не так уж много. Дворяне его возраста уже достигли более высоких чинов, кто слишком важен на своем месте, да и по состоянию здоровья многие из них к военной службе не пригодны. Все же большинство молодых людей из благородных поступает на военную службу. Потом у дворянства свое ополчение, и оно уже находится при армии. То же самое и со служивцами. А простолюдины, добравшиеся до его чина, все уже в возрасте. Отставных офицеров набрали мало. Все кто может в основном уже в строевых частях. Вот и получил Лавр достаточно быстро унтер-лейтенанта. А через год и вовсе стал лейтенантом. Разумеется, ополченцев сразу в бой посылать не стали. Первоначально обучались и заменяли гарнизонные полки. Но потом их полк все же перебросили ближе к театру военных действий. Выполняли вспомогательные функции: охраняли коммуникации, использовались как строительная сила, стояли гарнизонами в крепостях. В этот период Лавр стал одним из адъютантов при штабе полка. Тогда-то он и был замечен принцем Яромиром, в подчинении у которого их полк и оказался. Усердный и исполнительный штабной офицер к тому же отличился в нескольких стычках, и даже в двух маленьких сражениях, в которых довелось участвовать ополченцам.
   А сейчас война закончилась, ополченческие полки распустили. Все вернулись к прежней мирной жизни. Только вот Лавру не очень повезло. Его место занято, да и чин у него уже лейтенантский, а при переходе на статскую службу положено повышение. А где в уезде под него должность найти. Тут у самого уездного управителя чин только на один класс выше, да и то, учитывая выслугу. Поэтому получил последнее жалование, выходное пособие и вперед к вольной жизни. Только вот как на хлеб зарабатывать? Да и это не главное. Говорил уже, что в своем хозяйстве может поработать. Но вот как обеспечить себе будущее? Ведь ему скоро уже двадцать пять лет, а чего он добился в жизни?
   Разумеется, о нем не забыли, где-то в столице поставили себе отметку, что вот есть молодой чиновник без места и в случае чего... Правда, вот тут и начинаются сомнения. А чего будет то? Не ясно когда. Да и предложат то, что появится. А насколько это ему подойдет?
   Но как раз тут он принцу и понадобился. Что явилось причиной того, что на него обратили внимание? То, что Лавр оказался после роспуска полка без места, а принц как командир бригады заботится о своих людях? Или лейтенанта сочли наиболее подходящей кандидатурой на появившуюся вакансию, и его пригласили бы и при более благоприятных обстоятельствах? А может сыграло свою роль и то, и другое? Во всяком случае, Лавр был приглашен принцем Яромиром на службу. На должность библиотекаря барона Добродольского.
   Тут могут, конечно, возникнуть вопросы. А чем это служба обладателю не самого высокого титула в аристократической иерархии так уж престижна. Ведь его проблема как в том, что в той же уездной управе всего несколько должностей, к тому же из числа самых высших, которые он может занять в соответствии со своим нынешним статским рангом. А тут не такая уж и престижная должность. И не на государственной службе, и не придворная. Так, в услужении частному лицу. То есть бесполезная для карьеры.
   И почему принц набирает людей на службу к какому-то барону? А все дело в том, что это не две разные персоны. И его высочество принц Яромир и есть барон Добродольский. С некоторых пор.
   А теперь о том, как сей казус произошел. Неужели для представителя королевского дома не нашлось чего-нибудь более почетного? Разумеется, более звучные титулы учтивости у него имеются. Он и князь по линии Ярросградии и граф по линии Сламении. Все-таки он правнук самого Волемира Великого, племянник нынешнего короля Мстивоя. Но только в очереди на престол он далеко не первый. Яромир всего лишь одиннадцатый, если не учитывать дам. Хотя нет даже двенадцатый, с учетом рождения у принца Александра сына. И не факт что у троюродных братьев стоящих выше не родятся еще наследники. И это только по линии королевства. Дед Яромира всего лишь третий сын Волемира Великого от королевы Елизаветы. Как это звучит - "всего лишь"? Но это про положение в солидной королевской династии. Благодаря этому "всего лишь" становятся выше всяких герцогов, маркизов и графов. И рассуждает об этом человек, даже к нетитулованному дворянству относящийся только одним боком. Так вот. Дед пятый сын Волемира Великого с учетом Глеба и Михаила. Потомки старшего из них опережают Яромира и в очереди на Великокняжеский стол. Хотя учитывая, что у двух старших сыновей королевы Елизаветы шесть внуков и один правнук, вряд ли это имеет значение.
   И даже то, что король сам может пододвинуть вперед в очереди одного из наследников, не увеличивает шансы Яромира. Король Мстивой итак выберет другого своего племянника. Троюродного брата Яромира князя Славльского и великого князя Холмогорского принца Волемира. Пока еще не великого. Действительно пока все так. Князь уже великий, а Волемир еще невеликий. Государственный Совет и совет провинций королевства, так же как Земский собор великого княжества так же поддержат эту кандидатуру. Тем более он как внук старшего сына Волемира Великого итак имеет права на престол при бездетном дяде.
   Более того. Яромир не наследует даже своему деду, так как есть старший брат отца с двумя сыновьями. Зато дед по линии матери оказался предпоследним представителем правящего дома королевства Ирпения по мужской линии. Последний представитель - сын его кузена Антуан Восьмой и по совместительству нынешний король. Вот так вот. Яромир одновременно принадлежит к двум правящим домам. Впрочем, учитывая династические браки это не редкость не только в Трех Мирах. Только древа, изображающие эти дома, весьма непохожи. Одно весьма ветвистое и зеленное, другое постепенно чахнувшее с редкими листочками. Вот и решили ветку с одного пересадить на другое, в надежде, что это даст толчок к новой жизни.
  
   Ну и казалось бы, какое отношение весь предыдущий рассказ имеет к баронству Добродольскому, вернее в чем эта его особенность. До сих пор речь шла, о каких-то династических хитросплетениях. А все просто. Предпоследним бароном был тот самый дед Яромира со стороны матери. Он умер более полгода назад, и принц унаследовал этот титул. Его отец от наследства отказался в пользу сына. Ну не хочется ему комфортную жизнь в одном из лучших городов в их Большом мире, менять на глухомань в Малом Мире, где даже столицы уступают иным губернским городам Славмении. Да его нынешние владения многократно превосходят это самое баронство.
   Зато Яромир молод, амбициозен, полон энергии. И вместо того чтобы десятилетиями ждать наследства, делить его с младшими братьями, он предпочел взять, то что уже идет в руки. У баронства ведь есть еще одна особенность, делающая его привлекательной. Правда она присуща не только ему и является характерной чертой Младшего Мира. Тут и самые крупные государства кажутся мелкими по сравнению со своими аналогами в Большом мире. Но кроме них тут полно так называемых свободных владений. Это или практически независимые, либо находящиеся в вассальной зависимости небольшие государства. И одно из них баронство Добродольское. Таким образом, его высочество принц Яромир став бароном, сам становится государем. И это не все. Согласившись получить наследство деда, он автоматически стал наследником королевства Ирпения.
   Вот к нему то и поступил на службу Лавр Маржиц на должность библиотекаря. Ну а так как государю негоже долго находиться вдали от своих владений, Яромир, уладив свои дела в Большом Мире, тут же отправился брать под свою руку баронство. Разумеется, прихватил с собой и своих людей. Тоннель между мирами имеет свои ограничения, поэтому обоз получился меньше, чем хотелось. Да и людей принц наверно предпочел бы взять побольше. Но что есть, то есть. И такое количество набралось с трудом. Да и то благодаря некоторым своим особенностям. Но так или иначе, обоз и девяносто семь человек, сегодня пройдя через переход между мирами, оказались в этом не самом уютном месте.
   И вот уже несколько часов Лавр трясется в собственной коляске, которой сам и управляет. На слугу у него денег нет, да и вряд ли удалось бы взять его с собой. Для того чтобы управлять подводами привлекли даже солдат. Впереди едет дозор из пяти кавалеристов, местность открытая, поэтому если будет сигнал, все успеют приготовиться. Посмотрел на свое штуцер. На месте. Лежит рядом вместе с зарядной сумкой. Если что и зарядить успеет, как и другое ружье. Обычное гладкоствольное, но купленное по цене трех обычных фузей. А вот пистолеты заряжены и те, что под рукой, и пара в ольстрах около седла Ветки.
   Лавр хотел ограничиться в поездке только Чернышом. Этого мерина он знает еще с тех пор, как тот был жеребенком. Конечно, молодому чиновнику и младшему офицеру пехотного полка лошадь не полагалась. Но уезжая из дома на этот раз, он взял и мерина. Вещи то надо на чем-то везти. Хотя конечно имущества у него не так и много. Сундук да пара чемоданов. Еще походная сумка. Кроме того то, что сейчас надето на себя да легкий плащ лежащий рядышком. Ружья от пыли прикрывает. Так же в коляску загружены мешки: четыре двухпудовых (3) с овсом для лошадей, один с продуктами для себя. Там три фунта гречки, по фунту муки, белоярки(4), пшена и сахара, немного чая и кофе. Крупы мало, так как большую часть сразу же отдал в общий котел, так же как хлеб и половину сухарей. С собой теперь только небольшой мешочек на десять фунтов. Зато четыре коробки из тонких досок, в которых почти полпуда домашнего сала, солонины в бочонке по весу вдвое меньше. Еще с собой колбасы на пять фунтов, две связки, в которых полторы дюжины книг. Кроме того из имущества ведро, лопата, два топора, легкий медный котелок, походный чайник видавший виды, оловянные миска и тарелка, три ложки, вилка, ножи. А если прибавить пять пудов с небольшим веса самого Лавра, то Чернышу приходится не так уж и легко.
   А рядом, привязанная за коляску, бежит и Ветка. Кобылу подарил Яромир, намекнув, что Лавру и верхом придется проехаться. Хотел на нее навьючить часть груза, но потом передумал. Верховая лошадь понадобиться свежей. Так что пусть пока отдыхает. Хотя подарок немного озадачил. Ведь соглашаясь на место библиотекаря, Лавр рассчитывает на спокойную тихую жизнь. Во-первых, два года походов, не способствовали развитию тяги к приключениям. Да и служба в управе запомнилась бесконечным потоком посетителей. И всем, что-то надо. Причем большинству из них именно от Лавра. Даже коллеги умудрялись не оставлять его в покое. Как сказал один: "А чего самому думать, если Мержиц и так знает, как надо сделать". Хорошо. Допустим. Ездить ему все равно придется. Не пешком же постоянно ходить. То одно, то другое. Наверняка, извозчиков там не водится. Дяревня.
   Вовремя вспомнил про отдых. Вон впереди на расстоянии, с версту с небольшим, приятный на вид зеленый массив. Это уже не редкие чахлые деревца, а вполне себе нормальные деревья, растущие на близком друг от друга расстоянии. Да и местность перед ним покрыта хорошей такой травой, зеленной и густой. Вот и лошади сами собой прибавили ходу, а пятерка разведчиков начала отрываться от обоза.
   Добрались до места привала благополучно. Повозки проверены перед дорогой. Лошади еще не утомились, подковы на месте. Да и люди пока шли хорошо. Это про тех, кто идет пешком. Места на повозках нашлось далеко не всем. Поэтому возможность взяться за вожжи расценивается как отдых. Так и шли, меняясь по дороге. Разумеется это не касается таких как Лавр. Им еще проще. Но до баронства еще немало верст(4). Поэтому стоит и отдохнуть. Тут рядом лесочек, а, значит, есть дрова, из овражка вытекает небольшой ручей, вода чистая, хорошая, пригодная и для питья, и для приготовления ужина. Да и притомившимся лошадям есть, где пастись.
   Лавр сам распряг Черныша, снял с него всю упряжь кроме уздечки, отвязал Ветку и поводил их немного по территории. Потом обратно привязал к коляске, дабы не рванули к холодной воде. А пока сбегал в лесочек за дровами вместе с солдатами. Принес целую охапку хвороста. И вот уже горят костры, над которыми расположили котлы с водой. Принес в ведре воды и дал немного выпить лошадям. Выдал им немного овса.
   Ну, с лошадьми порядок. Зарядил штуцер и отправился сторожить лагерь. Его очередь. В караул по сменам ходят все. К тому же для Лавра это не сложно. Наоборот. После многочасовой тряски в коляске неплохо и пройтись на своих двоих. Тем более есть фляжка с чистой холодной водой. Можно напиться в вволю. Вот вода для лошадей сейчас в ведре. Греется. Поставил специально поближе к огню. Потом надо напоить лошадей. Поднялся на достаточно крутой холмик усыпанный камнями. Огляделся. А ничего вокруг. Пейзажи становятся приятнее. Настроение улучшается. Дежурство прошло быстро. Не успел вернуться к своей коляске и напоить лошадей, как прибежал посыльный солдат.
   - Сударь. Его высочество приглашает вас отужинать. Каша поспела.
   Лавр взял свою миску, ложку и отправился к одному из костров. Принц уже тут. Его ординарец как раз снял котел с огня и приготовился к раздаче. Лавр получил кусок хлеба, порцию каши и присоединился к кружку собирающемуся вокруг Яромира. Кроме принца тут его офицер по особым поручениям, два адъютанта, командир сводного конного отряда, капитан и прапорщик лейб-роты, инженер-артиллерист, два чиновника. Лейтенант сейчас командует караулом.
   Так-то каша из их котла ничем не отличается от того, что сварили для остальных людей. Даже порции такие же. Но все же тут свой коллектив. Правда, люди только сходятся и притираются друг к другу, но в дальнейшем им придется жить и служить рука об руку. Рядом другая группа, там унтер-офицеры, ординарцы принца, два писаря, камердинер, повар и конюх. Туда отошел и денщик недавно занятый до этого офицерским котлом. Добавку господа и сами могут набрать.
   Пока все заняты кашей. Тем более она достойна того. Вкусная, горячая, умеренно жирная, с хорошими кусками мяса. Да и хлеб пока еще достаточно свеж. Для того чтобы запить еду, все используют отвар из трав. Неплохо бы кофе, но это в другой раз. Наконец, кажется, все поели. За добавкой пока никто не спешит, ждут объявления барона, который еще и принц.
   - Капитан Бежвиц вы назначаетесь старшим обоза. Приказываю доставить его в Добродол. В помощь вам оставляю капитана Елича и капитана Баркова. Я завтра с утра отправляюсь в Зволин. Со мной отправляются капитан Торбик, лейтенант Рудин, советники Маржиц, Кросдорф, Тавровский. С собой я беру также обоих своих ординарцев, и троих легкоконных всадников. А так же трех разведчиков. Но последние со мной пройдут только часть пути. Все кого я назвал, отправляйтесь отдыхать. Выступаем на рассвете. Подкормите лошадей, завтра их способности нам понадобятся. Берем с собой только оружие. Теперь приказы для остальных.
   Ночь выдалась спокойной. Стало немного прохладней. Тех, кто уезжает с принцем, в ночной караул не поставили. Поэтому Лавр хорошо выспался. Даже успел проснуться минуты за пять до назначенного подъема. Быстро умылся холодной водой. Зато лошадям дал набранную в ведро с вечера. И еще приготовил. Дал им вволю овса. А сам отправился кушать кашу. Хоть она и получилась вкусной, но долго наслаждаться едой никто не стал. Времени мало.
   Черныша доверил одному из солдат. Ефрейтор лет уже за тридцать. Степенный. Тот еще раз заверил, что за мерином будет ухаживать добросовестно. Подошли Барков и Елич, попрощаться. Подтвердили надежность ефрейтора, ну и сами обещали догляд. Бежвиц занят обозом, но издали махнул рукой. Лавр сам оседлал Ветку, приладил к седлу ружья, чемодан и мешок с самым необходимым, сумки повесил на себя. Через три минуты подошел Яромир проверил все, но обошлось без замечаний. Зато с Кросдорфом принцу пришлось повозиться. Чиновник хорошо умеет считать деньги, но наездник, кажется, не очень. Ну, наконец, и там все в порядке. Пора и в седла. Несколько мгновений на прощание с теми, кто остается с обозом и вперед.
   Лошади постепенно набирают ход. Все они застоялись, следуя за телегами, но пуститься во всю прыть им не дали. На всякий случай с собой два заводных. Но и этих стоит поберечь. Путь неблизкий. А дорога к удивлению неплохая, достаточно ровная и утоптанная. Ямок и рытвин на ней нет. Да и камни, обломки только на обочине. Даже пыли мало. И главное дорога выше уровня окружающей местности почти на полметра, словно кто-то специально сделал насыпь. Лошади превосходно подкованы и идут достаточно легко. Первые десять верст оказались пройдены меньше чем за три часа. Потом дали отдохнуть лошадям, сами размялись и вновь в седло. Теперь уже медленнее. Время от времени вовсе начали переходить на шаг. Разведчиков уже час назад отправили назад.
   Так прошли еще около шести верст, прежде чем добрались до первой развилки. Вправо от основной дороги уходит новая ветка. По сравнению с основной заметно уже в ширину, не такая ровная, да и местами заросшая травой. Через полверсты можно свернуть уже влево. Только путь группы всадников пока лежит прямо. В путь они отправились без четверти шесть. А в час дня всадники уже добрались до жилых мест. Для этого сначала проехали горные отроги, потом на протяжении не менее трех сотен сажень слева к дороге примыкало болото, а с половины этого расстояния еще и озеро справа. Миновав болото, еще долго двигались вдоль берега водоема.
   А вот с другой стороны начались обжитые земли. Уже начали желтеть зерновые на полях, по еще зеленным лугам гуляют отары, стада и табуны. Вон, позади осталось одно селение, чуть дальше другое. Дальше там и городские стены виднеются. А вот и рыбацкая деревушка на берегу озера. Теперь и правее начались чьи-то владения.
   Проехали еще верст семь пока не добрались до очередной развилки. Но теперь надо сворачивать левее. А вот оставшемуся далеко позади обозу, с этого места идти прямо. Более того. Уже через пару сотен сажень не стоит соблазняться поворотом вправо. Но обозу еще предстоит добраться до этих мест. И это будет еще не сегодня. Повозки хотя в них и запряжено по две лошади не могут идти быстро. На каждый нагружено по сорок пудов с лишним груза. И хотя количество того же овса или продовольствия для людей с каждым днем будет снижаться, но так же будут убывать и силы у четвероногих животных.
   А вот небольшой группе всадников надо проскакать мимо земель местных мелких, но независимых владетелей еще примерно десять верст, чтобы добраться до границ Ирпении. Теперь уже приходится беречь лошадей. После развилки влево обнаружился постоялый двор. Он стоит прямо на Дороге (6), то есть на нейтральной земле. Остановились отдохнуть на час.
   И вот граница Ирпении. Тут Дорога разделяется, словно две широко распахнутые для объятий руки, и дальше уходит в две практически противоположные стороны. Но оба направления сейчас не интересны. Еще несколько верст и в ту и другую стороны, рукава огибают территорию Ирпении, а потом вовсе расходятся с ее пределами. А вот принцу Яромиру с сопровождающими надо прямо. Они, не останавливаясь, съехали с нейтральной территории Дороги с большой буквы уже на земли королевства. Тут своя дорога, но уже с маленькой буквы и пограничный пост.
   Капрал вызвал, как положено, заспанного офицера из караулки. Тот появился на пороге с недовольным выражением лица, без шляпы, галстук не повязан, верхние пуговицы камзола не застегнуты. Неторопливо добрался до поста. Приезжие как раз все покинули седла. Яромир, капитан Торбик, лейтенант Рудин, советник Тавровский дожидаются офицера, а остальные заняты лошадьми.
   - Лейтенант Коникден, - представился офицер, лениво устраивая шляпу на голове. Получилось у него это не очень ловко. Криво. А руку-то, как поднес к краю головного убора! - Ваши подорожные!
   Минуту он вальяжно стоял, буквально уткнувшись в протянутые ему бумаги, пока до него не дошло. И вот теперь его проняло. Королевская печать и личная подпись короля подействовали весьма эффективно. Лейтенант попытался вытянуться. Пальцы судорожно и суетливо принялись приводить форму в порядок. Только ему это удается не очень.
   - Добро пожаловать в коро... Вы в предел... рад приветствовать Вас в пределах королевства... господин... сударь...
   Тут он быстро посмотрел на первые строки подорожной, которые он, по всей видимости, пропустил. Оказывается то, что было до этого не предел.. Офицер растерялся еще больше.
   - Ваше высочество, приветствую Вас...
   - Спасибо, лейтенант, - поблагодарил его Яромир. - Понимаю, что мое появление, да еще и с такой небольшой свитой довольно неожиданно. Оставим некоторые условности в покое. Мои бумаги у Вас в руках. Там разрешение на въезд в пределы королевства для меня и моих людей. Прошу убедиться, что они в полном порядке и оформить все в установленном порядке.
   - Так точно, Ваше высочество, бумаги в полном порядке. Разрешите зарегистрировать их?
   - Да конечно.
   - Вы пройдете в помещение?
   - Нет, лейтенант, я, пожалуй, пройдусь немного, - голос принца до сих пор ровен и доброжелателен.
   А вот его спутники последние несколько секунд доставили толику удовольствия. Через пару минут офицер выскочил обратно. Передал бумаги принцу, тот часть из них отдал Тавровскому. К принцу подвели его коня. Остальные уже в седлах.
   - Лейтенант, о моем прибытии никому не сообщать, - а вот теперь в голосе принца сплошной металл. - Проконтролируйте за своими солдатами. И еще. Что можете сказать о том, что нам встретится по пути?
   - Дорога в хорошем виде, дождей не было несколько дней, только вот пыли довольно много, - к удивлению лейтенант справился с волнением и начал докладывать вполне даже на уровне. - Через две версты постоялый двор, но я рекомендую вам проехать саженей еще шестьсот, там более приличное место для отдыха. Кухня сносная даже для знати, удобные комнаты, да и для лошадей условия хорошие.
   - Спасибо, лейтенант. Надеюсь на новую встречу. Прощайте.
   И уже через минуту лошади тронулись с места. Но так как они уже потрудились сегодня, скорость оказалась небольшой. Дважды всадники покидали седла и не менее сажени вели их в поводу. Зато на следующее утро животные оказались более или менее готовыми к длительной дороге. На этот раз проехали даже немного больше, так как лошадей уже не так берегли. Заночевали в верстах в четырех от столицы королевства. Не стоит наследнику престола представляться королю на ночь глядя. А уже стемнело. Тем более, около часа перед сном посвятили приведению в порядок одежды. Что-то меняли на свежее, что-то попытались просто вычистить. До утра все высохнет.
   Вскочили с первыми лучами солнца. И четыре версты отдохнувшие лошади по утренней прохладе одолели быстро, меньше чем за час. На въезде им никто не препятствовал. Это не значит, что караула не было. Просто пропустили мгновенно. Капитан Торбик тут же в сопровождении двух унтеров был отправлен для доклада. Остальные всадники по лабиринту узких улочек отправились искать баронскую резиденцию. Оказывается, в столице королевства таковая имеется. Ну, любят некоторые местные самовластные господа провести время в столице соседнего королевства. Если это конечно достаточно крупный населенный пункт. Правда, чаще для времяпровождения выбираются так называемые вольные или имперские города. Есть тут и такие.
   Кроме трехэтажного дома, во дворе, окруженном высокой кирпичной стеной, есть еще несколько высоких строения. Одно жилище для слуг, второе - амбар, третье - сарай и конюшня в одном лице. Имеется и небольшой садик. Семь лип с одной стороны, черемуха и яблони с другой.
   Лошадей разместили. Тем более обе коровы и несколько кобыл, содержащиеся в резиденции сейчас на выпасе. Тут совсем рядом есть еще два выхода из города. Один как раз для скота. Второй для тех, кто выезжает на юго-запад. С окрестностями принялись знакомиться тут же. Да и остальной город необходимо изучить в самое ближайшее время. А тут вернулся и Торбик. Не один. Разумеется унтера не в счет. Приехали двое придворных со свитой. Яромир пригласил их в дом.
   Впрочем, остальных это не коснулось. Лавр и остальные в это время занялись своими вещами. Надо их занести в выделенную комнату, разобрать. Впрочем, с собой прихватили минимум вещей. Потом принялись за лошадей. Так прошло почти полчаса. Гости уехали. Зато тут прибежал один из слуг.
   - Его высочество, требует всех к себе. Он в зале на первом этаже, - сообщил парнишка, запыхавшимся голосом, Лавру, Кросдорфу и Тавровскому.
   Заставлять высокое начальство ждать не самый лучший вариант. Поэтому быстренько закруглившись с делами, скорым шагом двинулись в указанном направлении. Правда, результаты верховой езды сказываются на всех троих. Ноги не слушаются. И только бы это. Но каждый шаг еще отдается болью. Особенно тяжело приходится Кросдорфу. Однако, приходиться терпеть. Но все же до места добрались. Помещение большое, светлое, чистое, но достаточно скромное. Обивка уже старая, нет всяких украшений, позолоты. По углам стоят несколько крепких, но довольно простых столов.
   Лубослав Торбик и Никол Рудин уже тут, кроме того оба унтера-ординарца: Яков Кметень и Мирко Валек. Так же тут четверо местных. Все стоят в центре зала. Рядом с Яромиром стул с широкой резной спинкой. Но садиться он не собирается.
   - Итак, господа. Представляю вам Петра Аскандера - управляющего этим хозяйством. Обращайтесь к нему по возникающим у вас вопросам по устройству. Это капитан Ян Бризмиц. Он вел тут подготовку к моему приезду. Король Антуан назначил мне встречу через три... нет через два часа пятьдесят минут. Со мной поедут Бризмиц, Торбик, Рудин, Маржиц, Тавровский. Валек ты тоже сопровождаешь. Мне заложат карету. Михал, - обратился принц к Тавровскому, - ты едешь в ней. С нами еще поедет господин Рейгтофар. Остальные будут сопровождать нас верхом. Поэтому приведите себя в порядок. А вот и господин Рейгтофар. Он является представителем баронства в королевстве Ирпении.
   После этого принц представил местным тех, кто приехал вместе с ним. На все ушло еще минут десять. Ну а потом приступили к делу. Первым делом сходили в мыльню. Вода уже согрелась. Переоделись в чистые рубашки, парадные костюмы, привезенные с собой. У Лавра чиновничьей парадной одежды нет. Не успел справить. Яромир еще перед выездом велел прихватить лейтенантский мундир. Вот в нем Маржиц и поехал сопровождать принца в королевский дворец. Даже две медали и крест нацепил на грудь. Так что выглядит он как бравый военный, а не как простой библиотекарь, коим является на самом деле.
   Прием не официальный. Поэтому нет толп людей возле дворца, как и особого ажиотажа. Встретили принца несколько придворных и провели к королю. Вместе с Яромиром на сам прием отправились Торбик, Тавровский и Рейгтофар. Уже перед приемной встретили трех вельмож. Один из них граф Бордич, посол короля Мстивоя при местном дворе. Он прибыл пару месяцев назад как раз для того, чтобы представить принца при дворе, а так же подтвердить подлинность представляемых им документов. С ним вместе вернулись посланники местного правителя, побывавшие в столице Славмении, для решения тех же вопросов. Они должны были увидеть принца, согласовать бумаги, которые ему надо будет предъявить, для подтверждения своих прав. Теперь они находятся тут с графом и должны подтвердить все это. Они так же последовали за Яромиром.
   Лавр вместе с Бризмицом и Рудиным остались ждать в приемной. Валек вовсе остался во дворе. Он занят лошадьми. Людям Яромира предложили присесть. И как только они сделали это, тут же рядом оказались несколько дворян. В парадных одеяниях, с позолотой, в кружевах, ослепляют сверканием драгоценными камнями. На их фоне приезжие выглядят довольно блекло. Местные представились. Один барона, два баронета и просто кавалер, но зато третий сын виконта. Лавр, недавно получивший личное дворянство, сразу решил спрятаться за товарищей. Они-то хоть потомственные. Были не раз с принцем в столице. Рудин учился в столичном университете. Был при дворе герцога. Знаком со многими знатными дворянами. Бризмиц сын одной из дам входящих в окружение матери Яромира. Более того она представительница одной из дворянских фамилий Ирпении, правда захудалых. Но это не столь важно вданный момент. К тому же Ян уже освоился тут. Жаль Торбик с принцем у короля. Он вовсе внук бывшего генерал-адъютанта самого герцога.
   Хотя тут и говорят на общем языке, но все же есть и некоторые особенности. Есть и незнакомые слова, и произношение несколько непривычное. Это доставляет некоторые неудобство, но на этот раз пришлось кстати. И Лавр решил спрятаться за плохое знание языка, чтобы поменьше отвечать на вопросы. Он даже намекнул, что происхождением из великого княжества, благо яррсоградское наречие знает хорошо. Все-таки нет у него опыта великосветских бесед.
   - Господа, наверняка, вам наша столица, да и держава кажутся захолустьем? - начал один из баронетов. - У вас-то там совсем другие размеры.
   - Мы еще не успели ознакомиться ни с королевством, ни со столицей. Но не думаю, что тут у вас плохо, - дипломатично ответил Рудин. - На первый взгляд мне город понравился.
   - Волдинг на мой взгляд ничем не хуже городов Сламении, - добавил Бризмиц.
   - Не скажите. Людей мало. В основном простолюдины, поэтому, у нас скучно, - пожаловался один из баронетов, разнаряженный молодой человек лет двадцати пяти. - Наша столица все же не такая привлекательная как Сольвиг. Но я бы хотел побывать в вашем мире, особенно в славном городе Ремберге. Но лелею надежду, что в будущем году мне представится такая возможность.
   - Ах, Эгмон, что же в случае вашего отъезда тут делали бы мы, ваши друзья? - воскликнул второй баронет. - Вы же прекрасно знаете - отец против моей поездки даже в Сольвиг. Пока он в союзе с королем Антуаном, я привязан к Волдингу. Это Вы сами себе хозяин. Микаэль на службе у короля. Хелег, так же как и я, зависит от своего отца.
   - Арман. Когда вы станете бароном, будет еще хуже, - ответил Микаэль, представленный как барон Колбжиц. - Придется сидеть в своих владениях и управлять поданными. Такая уж у вас - у Свободных Лордов - доля. Мы же - знать королевства - в этом отношении свободнее. Все же верховная власть, если, что прикроет и защитит.
   - Да и тоска, в этих маленьких владениях, - заявил Эгмон. - Общество не только очень маленькое, так еще состоит из сплошной деревенщины. А рядом, буквально в десяти верстах уже заграница. Так просто в гости не съездишь. Так что, я лучше в нашей столице поживу.
   - Да дорогой Эгмон, - согласился Арман льстивым голосом, - Вы совершенно правы. А вот нашим гостям хочется посочувствовать. В дальнее баронство да еще рядом с Дебрями. Там не только глушь, но и разбойники. Бр-р.
   - Да, вполне можно оказаться в переделке как наш дорогой Альвин, - почему то с улыбкой добавил четвертый придворный.
   - Хелег, - резко прервал его Эгмон. - Не зная всех обстоятельств, зря ты коснулся этой темы. Настоятельно не советую более затрагивать её. Несмотря на большую осведомленность, я и то предпочитаю молчать.
   - Однако же, учитывая натянутые между вами отношения, - попытался оправдаться потомок виконта.
   - Несмотря на некоторые разногласия мы с ним даже ближе чем с вами господа. И у нас есть свои секреты. А насчет скуки. В Волдинге не лучше. Все-таки наш король в большей степени торговец, чем необходимо.
   - Что Вы такое говорите.
   - Да это все говорят. Не только я. Он королевским развлечениям предпочитает общение с торгашами. Излишне бережлив. И очень не любит тратить деньги на устройство праздников и развлечений для своих поданных. Однако же вернемся к нашим гостям.
   - Да, господа. Надолго его высочество в Волдинге? Есть предположения, что он уже в ближайшие дни отправится в Добродолье.
   - Принц не делился с нами своими планами. По крайней мере несколько дней в Волдинге мы проведем. Но вы правы, баронство необходимо посетить. Как вы сами уже упоминали, Вольные Владения ограничивают возможность располагать временем по своему усмотрению. А обстановка в тех краях не улучшается. Тем более король чувствует себя хорошо, и принц ему в ближайшие годы в столице не так уж нужен.
   - Да, в ближайшие дни при дворе крупные мероприятия не намечаются, - принялся рассуждать барон. - Да и цвет дворянства собирать в столице не планируется. Так что принц будет представлен как наследник престола только во время осенних мероприятий. А до этого так просто находится в столице...
   Дальше пошла пустая болтовня. Общих тем для разговоров оказалось не так уж и много. Все офицеры Яромира обладают малым опытом придворного общения. А обсуждения опыта последней войны в большом мире или особенностей делопроизводства не очень интересует четверку бездельников. Вскоре они откланялись и ушли по своим делам. Так что из местных около приемной остались несколько слуг и дежурный офицер. Но они сейчас при исполнении и желания к общению не проявляют. И расспрашивать капитана Бризмица про местные реалии при них не дело. Хорошо принесли прохладительные напитки и местную газету. Это в какой-то мере помогло скоротать время.
   Наконец принц с сопровождающими покинули кабинет короля. Однако, выяснилось, что Яромир остается во дворце на обед. С ним будет только господин Рейгтофар. Остальные пока едут в баронский дом. Через час к королевскому дворцу необходимо прислать сопровождение. А остальным пока отдыхать и дожидаться принца. Он пришлет необходимые документы и даст распоряжение.
   В резиденции накормили хорошо. Это все же не еда, приготовленная наспех на костре или купленная в придорожной харчевне. И продукты свежие, хлеб мягкий и стол накрыт как надо. Тарелки под первое-второе, столовые приборы. А потом Лавр даже успел поспать с полчаса, пока его не растолкали.
   Принц успел и вернуться, и привести себя в порядок, и дома уже освоиться. Собрали всех в зале. На этот раз появились и новые лица. Во-первых, советник Покрович и Аневфар. Первый из свиты графа Бодрича, второй подчиненный Рейгтофара, во-вторых, три офицера в чине лейтенанта. Ловжиц из Беровский прибыли из Сламении, Коведер из Добродола.
   Яромир после представления присутствующих друг другу объявил, что время до завтрашнего утра предоставляет своим людям для отдыха. Правда, настоятельно рекомендует часа три прогуляться по городу, присмотреться. Пообщаться с местными, возможно, завести знакомства. Кроме того, неплохо бы узнать цены на товары. Слухи кое-какие собрать.
   Лавр получил на сегодняшние расходы несколько серебряных. Завтра же он получит и золото. Но сегодня надо посетить местные книжные лавки и узнать цены. Для прогулки выделили три запряженные коляски. Свои же лошади должны отдохнуть. Вот завтра можно будет их слега размять. А пока пусть едят, пьют.
   Бризмиц, Покрович, Коведер и Аневфар остались у принца, Ловжиц и Беровский отправились сопровождать новичков. Оба офицера провели в городе три месяца и занимались как раз его изучением. Поэтому в его узких улочках ориентируются отлично. Своих людей переправлять в эти края принц начал уже давно. Кто-то уже в Добродоле изучает обстановку, кто-то здесь.
   Волдинг своими размерами не поражают. Центры провинций в родном королевстве гостей, да и иные из губернских городов не меньше и по размеру территории, и по количеству населения. Тут живет постоянно не более шестидесяти тысяч человек. Но есть и отличия. Это все-таки столица целого королевства. И если из провинций и губерний их королевства многие стараются попасть в столицу, и это не только богатейшие и знатнейшие, но и многие молодые люди и из самых разных слоев. Не богатые, и далеко не знатные. Талантливые, амбициозные, а бывает и не очень, они ищут там лучшее применение своим способностям. А вот в Ирпении дальше Волдинга деваться некуда.
   Поэтому в городе достаточно много домов принадлежащих и местному дворянству, и владельцам, так называемых Свободных Владений. Расстояния тут небольшие, и некоторые совсем не против провести время в большом городе. Тут и общество собирается, и ассортимент у торговцев богаче. К тому же тут на нейтральной территории можно встретиться с соседями и обсудить возникшие проблемы, подобрать невест для сыновей, и женихов для дочерей.
   Кроме того тут есть крупная резиденция Общества (7) с тремя старшими Судьями и отрядом приставов. Тут же кафедра одного из архиепископов Церкви. В окрестностях есть и два крупных монастыря: и мужской, и женский. При каждом из них школа, приюты для детей и беспомощных стариков, лечебницы.
   Город расположен на юге королевства, на берегу достаточно полноводной реки Эдел, в которую тут еще один маленький приток. Даже последний в этих местах вполне судоходен. В пяти верстах ниже начинается небольшой лиман, через который можно попасть в Орепенское море. Это достаточно обширный внутренний водоем на берегу, которого расположены несколько королевств и свободных владений. Правда, он не может похвастаться большими глубинами. Но это вполне полноценное море, ничем не отличающееся от других. И по составу воды, и рыбами обитающими в нем.
   Эдел не самая крупная река, впадающая в него. Есть еще Олгва. Она протекает в верстах пятидесяти западнее Волдинга. Но граница королевства проходит в семи верстах от этой реки. Дальше расположены несколько свободных владений. Но это на юге. А вот самый северо-западные пределы королевства проходят как раз по берегам Олгвы на протяжении пятнадцати верст. А дальше река поворачивает вправо и на левом берегу уже земли королевства Эрквенда. Примерно шестнадцать верст река течет на юго-запад, а потом встречается с Трольими горами и поворачивает на юго-восток. Все это время правый берег остается бесхозным. Впрочем тоже самое и севернее гор. Вот южнее хребта на десять верст - граница Эрквенда. Которая, потом поворачивает на юг и еще через двадцать верст бежит обратного к Олгве. Южнее Эрквенда на обоих берегах Олгвы территория ещё и королевства Алдвении.
   А гостям как раз надо в Северо-Западные края Ирпении. Там дальше Свободные Владения. Но главное - среди них баронство Добродольское. Оно расположено севернее одного из правых притоков Олгвы. И вот вопрос. Как ехать? Правый берег Олгвы дикий. Западнее реки огромный горно-лесистый край, именуемый просто Дебри. И там не так уж и спокойно. Но по дороге левее надо проехать территории разных Свободных Владений - маленьких независимых государств. А это вариант таит достаточно много подводных камней. Владетели постоянно враждуют между собой и к большому южному соседу относятся с большим подозрением. Это Большие Дороги нейтральны, и никто не смеет их перекрыть. А вот за их пределами передвижение по обычным дорогам затруднено из-за многочисленных границ, таможен и прочего.
   Да и по Олгве не так просто проплыть. Прибрежные Вольные Господа и Свободные Лорды постоянно норовят перекрыть и свои участки реки. А на той стороне хозяйничают разбойники, которые на лодках чувствуют себя вполне себе хозяевами положения и на воде. Силы достаточной для того чтобы обуздать их всех у королевства нет. А действовать там нужно осторожно, чтобы не вступить в конфликт с Обществом. Различных правил и условий закреплено столько, что вполне можно случайно нарушить один из них. И возмездие может последовать весьма суровое.
   Поэтому на следующий день Лавр на деньги Яромира закупил среди прочего несколько сводов различных положений, уложений, соглашений, регулирующих взаимоотношения между местными государственными формами, а так же разными структурами вроде того же Общества с комментариями (8). Еще удалось купить три книги посвященных местной географии, в том числе политической, а так же разные карты. Нашелся даже небольшой трактат, посвященный местной экономике. Заодно совместно с товарищами удалось составить каталог местных товаров с ценами. Теперь им стало проще делать покупки, так как появилось представление о том, сколько и за что платить. (9)
   Так они провели два дня с утра до вечера. В постоянном движении и спешке. Даже местные питейные заведения посещали, где старались знакомиться с людьми и подбить их на разговоры. Это стало еще одним источником составления представление о местном общественном мнении. Все же торговцы дают его несколько однобоко, и не все покупатели готовы разговориться с незнакомыми людьми. А тут люди более откровенны, а встретить можно представителей самых разных сословий и слоев общества. Но сами старались не злоупотреблять. Вместе с Бризмицем посетили нескольких его местных приятелей. Конечно, покупали и читали местные газеты. В королевстве издают три названия. Две ежедневных и одно выходит два раза в неделю. Кроме того можно купить газеты и привезенные из-за границы .
   А еще в городе есть университет и даже нечто вроде Академии наук. Лавр на правах библиотекаря одного из Свободных Лордов, по совместительству наследника престола местного королевства успел пообщаться и с молодыми учеными мужами. Для посещения местных учреждений науки ему выдали специальные разрешения. В университетской библиотеке приобрел списки хранящихся тут книг. Посмотрел, как тут организовано дело.
   Яромир все это время был занят. К нему постоянно кто-то приезжал. Так его посетили все местные министры и генералы. Некоторые и не по один раз. Ну а всяких графов, виконтов, баронов было столько, что даже удивительно. Откуда в маленьком королевстве их столько набралось. Переговоры и встречи в баронском доме шли один за другим. Трижды он куда-то уезжал с небольшой свитой.
   На третье утро поступило указание до обеда закончить все дела в Волдинге. Потом будет три часа на сбор имущества. Зачитали список сопровождающих принца. К прежнему составу добавились Коведер и Беровский. Бризмиц с Ловжицем должны доставить в баронство обоз с приобретенным тут имуществом, в том числе и купленные Лавром книги. Кроме того в столице наняли около трех десятков людей. Капитан и лейтенант должны обеспечить и их доставку до Олгвы.
   Отряд собрался во дворе баронского дома. Все едут верхом, никаких карет и колясок. С собой еще семь вьючных коней. Выяснилось, что к отряду кроме двух упомянутых офицеров добавилось еще три унтер-офицера из Добродола. Крепкие, опытные вояки. Кроме того король прикомандировал к принцу капитана Редбика и унтер-лейтенанта Олжмица из своей гвардии. С ними познакомились еще утром предыдущего дня. Первый достиг уже лет тридцати. Серьезный , уверенный в себе офицер. Имеет хорошие знакомства и довольно высокую репутацию. С собой взял здоровяка гвардейца. Второй юноша лет двадцати. Горячий, порывистый. С офицерами Яромира оба сошлись достаточно быстро.
   Но этим пополнение не ограничилось. За эти два дня с принцем успел познакомиться и сойтись баронет Петр Хортдом. Наследник одной из виднейших фамилий королевства успел уже прославиться своей деятельной натурой и тягой к приключениям. В столице ему давно наскучило. Обычные развлечения молодых людей своего круга его и раньше интересовали мало, а теперь и вовсе наскучили. К тому же буквально за несколько дней еще и любовница то ли ушла к другому, то ли сам постарался с ней расстаться. А тут подвернулся такой случай, чтобы получить новые впечатления. Вот он и присоединился к отряду с тремя слугами. Теперь в отряде должен был вырасти до двадцати трех человек. Но принц решил, что это уже многовато. Поэтому он еще в обед решил немного сократить численность за счет самых слабых боевых единиц. Поэтому Кросдорф и Тавровский пойдут с обозом.
   Лавр в душе понадеялся, что Яромир и его оставит. Все-таки он тоже в составе этого отряда выглядит лишним. Но самому предложить этот очевидный и логичный вариант сразу же как-то не решился. И, наверное, зря. Почему-то самому принцу в голову такая казалось бы очевидная мысль не пришла. Разочарованный начальством Лавр несколько растерялся. А тут уже поступила команда садиться на коней и строится. Выехали в шесть часов вечера. Солнце пошло вниз и уже не так жарко. Лошади успели отдохнуть и отъестся. Поэтому идут легко. И когда он, наконец-то дозрел, для того чтобы указать принцу на его ошибку, ворота Волдинга остались уже в паре верст позади.
   А лошади все набирают ход. Так что, к тому времени как стемнело, они проскакали все пятнадцать. Вопреки ожиданию на отдых остановились только в полночь. Да и то через час они вновь оказались в дороге. На этот раз скакали до рассвета. Немного отдохнули и опять в дорогу. В полдевятого утра встали на привал. Заехали не на постоялый двор, а в какую-то усадьбу в полуверсте от дороги. Выехали уже в четыре утра. На этот раз лошадей уже старались подгонять.
   Когда начало темнеть добрались до очередной развилки дорог. А там их уже ждали со свежей сменой лошадей. На то, чтобы перевесить оружие и минимум вещей, взятых с собой, ушло менее четверти часа. Ехали без отдыха и ближе к утру добрались до места. Тут пологий спуск к Олгве. К берегу пошли пешком, держа лошадей в поводу. Между склоном и кромкой воды пара саженей ровного участка. Принялись быстро расседлывать своих скакунов. Здесь их ждет четыре большие лодки, с шестью гребцами в каждой. Сложили в плавсредства свои вещи, потом общими усилиями столкнули их с отмели. На то, чтобы самим занять места и взять в руки весла ушло не более нескольких секунд.
   Олгва в этих местах еще не набрала полной силы. И, наверное, в верстах в сорока вниз она производит ошеломляющее впечатление мощью своих вод. Но и тут она далеко не маленькая. От берега до берега плыть и плыть саженей шестьсот не меньше. А то и больше. Тем более напряженная работа веслами вносит свои коррективы на восприятие. К тому же Лавр не мастак грести. Но все же удалось хоть как-то отработать в общем ритме. К тому же течение тут медленное. Однако намаялся изрядно. Поэтому когда нос лодки коснулся речного дна, он вздохнул с облегчением.
   На той стороне их уже ждет новая смена лошадей. И среди них жеребец принца Буран. А ведь Лавр до этого так и не обратил внимания, на то, что их вожак из столицы выехал не на своем коне. Да и сейчас Яромир сел на какую-то буланую кобылу, подведенную к нему королевским офицером. Пока основная часть отряда принимала новых лошадей, Яромир с Торбиком, Валеком, Ковендером и баронетом ускакали вперед.
   Отдохнуть на этом месте удалось меньше часа. За это время успели перекусить копченым мясом, холодной вареной картошкой и свежими овощами. Разрешили даже выпить по глотку крепкого вина. Первыми вернулись четверо сопровождающих принца. Тут на месте их ждут свежие лошади, на которых они и перебрались. Через пять минут появился на взмыленном коне Яромир. Торбик по его знаку приказал остальным трогаться. Отряд быстро образовал растянувшуюся колонну. Принц, поравнявшись с Бураном, которого вел в поводу Кметень, прямо с ходу перескочил на него с кобылы, осмотрел притороченные к седлу вещи, достал и положил обратно в ольсеры пистолеты. Повод кобылы схватил унтер из встретившего их отряда и повел назад отдыхать. Принц даже что-то ему успел сказать. Правда, слов Лавр не расслышал. Да и не до того стало.
   Отряд быстро начал на ходу перестраиваться в походный порядок. И Маржицу пришлось постараться занять свое место в центре. И надо быть внимательным. Дорог как таковых тут практически нет, а только какие-то тропы. Поэтому не желательно, зазевавшись врезаться в сук одного из многочисленных деревьев, растущих чуть ли не на их пути. Через пару верст к отряду присоединились четверо ирпенцев во главе с офицером.
   Если проложить прямую линию от места, откуда они выехали до конечной точки, то получится двадцать пять верст, но фактически им надо проехать больше тридцати. Это расстояние на свежих лошадях по хорошей дороге можно пройти часов за восемь с учетом привалов и отдыха для лошадей. Но тут условия похуже. И за свежестью четвероногих надо следить. Иначе в нужный момент их выносливости может и не хватить. Поэтому скорость небольшая. Отряд идет, чуть ли не шагом. Только два дозора выдвинуты вперед. Для того чтобы обеспечить их свежей сменой с собой семь заводных коней, не считая четверки вьючных. За пятнадцать верст устроили два привала. В это время разведчики осматривали местность на случай засады. Да и отметки надо сделать для следующего раза. А проехать тут еще придется и не раз. Долго терпеть на этих бесхозных землях разбойников принц не будет. Это не в его характере. Да и баронство для него тесновато.
   А земли вокруг вполне неплохие. Тут только окраина Дебрей, и леса не заполняют собой все пространство. Есть поляны и вполне обширные. Свободные от деревьев участки языками тянутся во все стороны и часто соединяясь, создают зеленные островки различной величины. Где то местность ровная, но есть и низины, и даже настоящие горы. Конечно, высота последних впечатлит далеко не всех. Но, по крайней мере, камень тут есть. А по некоторым сведениям, уже почерпнутым Лавром из купленных книг и разговоров с уже упомянутыми молодыми служителями науки, тут есть и руды. Много и разных ручьев и речек. Есть и озера с болотами, где можно найти железо.
   Но главная ценность - это конечно леса. Тут есть и ценные, и дешевые породы деревьев. А нужно и то, и другое. Потому что не обойтись и без обычных дров или плетенок из молодой ивы. И при этом не надо ограничивать себя в использовании ресурса. Надо прорубить дороги, расчистить места под поля. Да и к склонам горных вершин и сопок еще надо подготовить подходы. И самое главное появится возможность добраться до знаменитых Дебрей. Да и укрытия разбойников ликвидировать.
   И последние тут же не преминули заявить о себе. Они появились с запада и тут же разделились. Большая группа взяла правее, и быстро оказалась за спиной отряда принца, вторая не спеша двинулась левее, чтобы перекрыть возможность уйти на запад. На востоке заросли и топкие берега Олгвы. А впереди два лесных массива смыкаются. Догадаться, что там засада не сложно. Не зря вторая группа идет не так быстро. Скорее просто пресекают саму мысль о возможности попытки повернуть влево. Добыча должна идти туда, где её ждут. А там где появились разбойники, остались три телеги с людьми.
   Преследуемые проскочили начало большого оврага. Дорога впереди делает поворот налево, чтобы обойти высокий холм, покрытый большими булыжниками изрезанный парой овражков. Отряд повернул куда положено, но дальше двинулся не по дороге, а рванул на вершину.
   Добравшись туда, все спешились. Тут же каждый принялся проверять оружие. Лавр краем глаза заметил, как вторая группа разбойников резко повернула в сторону занятого ими холма. А вот основная группа уже недалеко. Разбойники нахлестывают лошадей, чтобы сократить дистанцию до места засады. Уже той, которую устроили им самим. Двух запасных лошадей поставили в качестве укрытия. И пользуясь седлом одной из них, в качестве упора, Яромир сделал выстрел из своего штуцера, тут же взял у Кметеня второй, а свой отдал ему на зарядку. Четвертый выстрел принц сделал из ружья Маржица. Из имеющейся дюжины нарезного оружия стреляли только трое. Сам Яромир, капитан и Валек. Перезарядить же их не успел даже Кметень. Не такое это быстрое дело. Противник оказался уже в ста двадцати шагах. Теперь взялись за обычные ружья. Стреляли сейчас семеро. Пока они, старательно целясь, сделали по три выстрела, их товарищи успели зарядить первую партию. Все же гладкоствольное оружие это не штуцер, в ствол которого пулю надо забивать молотком. Следующий залп был сделан уже почти в упор. И тут же загрохали выстрелы из пистолетов и первая дюжина с обнаженными шпагами встретила уже спешившихся разбойников. Через пару секунд к ним присоединился и принц с двумя стрелками. Остальные в это время встретили выстрелами приближающуюся вторую группу.
   Лавр схватился сразу с тремя противниками. Эти разбойники, оказавшиеся в хвосте своего отряда, оказались не самыми опытными бойцами. Да и вообще они явно не имеют серьезного опыта таких схваток, когда приходится драться лицом к лицу с серьезным противником. Привыкли решать дело числом и нахрапом. А Лавра все же специально учили фехтованию. В училище, а потом в армии он несколько повысил свою подготовку. Тем более в свободное время в гарнизонах он предпочитал занятиям, а не выпивке и картам. Конечно, особых высот он не достиг. Так средний уровень. Но зато с детства он каким-то образом научился держать шпагу и в левой руке. Поэтому, теперь, получается, вполне сносно драться и с двумя клинками в руках. Вот и теперь в левую руку он взял свой длинный кинжал. Поэтому отбиваться от трех увальней у него получается неплохо. С другой стороны он и не такой уж и мастер, чтобы самому атаковать. Но сейчас можно дождаться помощи товарищей.
   И вот через минуту после первых обменов ударами рядом оказался принц, удар, второй. Третий разбойник растерялся, воспользовавшись этим, Лавр ткнул его шпагой в левое плечо. Противник обезврежен, добивать его некогда. Вперед на помощь товарищам. Точнее одному из нижних чинов, прихваченных в Волдинге. Тот отбивается от двоих противников. А теперь уже от одного. На этот раз Лавр нанес два удара. И шпагой, и длинным кинжалом в левой руке. А тут на него как раз наскочил разбойник из второй группы, наконец-то добравшейся до места стычки. Этот оказался поопытней. К тому времени как Лавр справился с ним, тут с разбойниками уже почти покончили, и большая часть товарищей уже бегут назад.
   Лавр посмотрел в ту сторону. Сидевшие в засаде решили помочь товарищам и покинули свои укрытия. Нескольких из них уже застрелили стрелки. Остальные добрались до холма, но там их уже встречают Яромир, баронет и три офицера. А Лавр туда уже не успеет.
   Тут тоже нужны люди. Поэтому он остался на месте. Вместе со своим временным напарником и решил помочь еще одному солдату-ирпенцу. Их противник, оказавшийся сразу против троих, тут же бросил оружие и поднял руку. Солдаты повели пленного к кучке его товарищей оказавшейся под охраной двух унтеров: один яромировский, то есть прибывший еще из Славмении, второй - добродолец. Впрочем, теперь оба люди принца. Местный получил рану и его перевязывает Рудин. Вообще-то это не удивительно. Лейтенант хороший доктор. Но на последней войне пришлось ему взяться и за оружие. А потом, как и Мержицу, ему так и не удалось вернуться к мирным занятиям. Впрочем, находясь при принце, он имеет даже слишком много возможностей попрактиковаться в лекарском деле. Тут с противником покончено. Еще кричат от боли раненые. Еще кто-то медленно встает с поднятыми руками, но драться уже никто не желает.
   Теперь-то Лавр и решил посмотреть, что там у товарищей. К его появлению бой на новом месте уже завершился. Тут тоже уже собирают пленных и оказывают помощь раненым. Лавр сразу же получил приказ проверить по списку всех своих. Уточнить, нет ли убитых, и главное, не лежит ли кто раненный не примеченным. Таковых не нашлось. Тяжело ранено двое: Олжмиц и один из рядовых-кавалеристов. Оба уже осматриваются Рудиным. Легкие ранения получили пятеро, но все на ногах.
   Вот среди разбойников тяжелых много. К их сбору привлекли пленных, в том числе и легкораненых. Оружие собирают слуги баронета и один из унтеров из Добродола. Третий вместе с принцем, баронетом, Редбиком, Коведером, Кметенем и двумя кавалеристами ускакал к группе разбойников на телегах. Вскоре они вернулись. Привели пять возов и семь пленных. Все без единой царапины. По словам Кметеня, после того как пали два верховодивших разбойника, остальные не стали сопротивляться.
   Теперь их всех привлекли к оказанию помощи своим товарищам, оказавшимся не столь удачливыми. Дело пошло на лад. И причина даже не в количестве новых рук, а в том, что один из новой группы оказался лекарем. И причем хорошим! За работу он взялся без всяких разговоров и условий для себя. В телеге у него оказалось много перевязочных средств, трав, собственноручно изготовленных мазей и бальзамов. Чем-то из своих запасов с ним поделился Рудин.
   В плен всего взяли сорок одного человека, в том числе двадцать девять раненных, если не считать одного упавшего с лошади. Лежачих девятнадцать. В основном все раны колото-резанные. Из тех, кто получил пулю, большинство уже скончалось. А остальных может еще удастся спасти. На одну из телег поместили своих раненных. Двое лежат, двое сидят и один правит.
   На четыре повозки разместили пленных. На трех - девять лежащих и шестеро способных сидеть. На пятый уложили троих самых тяжелых, рядом с этой телегой идет и лекарьразбойников. Да и Рудин все время неподалеку. Так как еще троих тяжелораненых кое-как перевели в сидячее состояние, осталось четверо лежачих. Для них изготовили носилки, переднюю часть каждой закрепили за стремена специально выбранных лошадей, сзади за ручки держат по два выделенных пленных разбойника. Итого четыре лошади и восемь человек. Двадцать два разбойника оказались уложены в специально вырытую яму. Этим уже не помочь.
   Сформировали колонну и двинулись в путь. Тут Лавр заметил и того разбойника которого ранил в плечо. Это один из тех, троих с кем он столкнулся вначале рукопашной. Мальчишка лет двадцати, худощавый, с пятнами крови на повязке. Теперь он уже вызывает жалость. Заметив взгляд грозного победителя, парень и вовсе поник, постарался спрятаться среди других раненных.
   В следующий раз он попался на глаза Лавру, когда, пройдя три версты, решили устроить привал. Теперь рядом с этим раненным оказался и вовсе мальчишка, по виду немного на него похожий. До этого он почти всю дорогу нес носилки. Дело весьма нелегкое. Учитывая, что этот разбойник и вовсе ребенок. Да к тому же явно в последнее время плохо питающийся и сильно напуганный. Так что силенок для переноски совсем нелегкой ноши у него маловато. Хорошо одного из перевозимых тяжелораненых удалось перевести в разряд сидящих. Теперь появилась возможность меняться. К тому же освободилось еще место. Один из раненых на четвертой телеге скончался. Тело погрузили на лошадь, а на его место уложили находившегося на носилках.
   Следуя какому-то непонятному для себя порыву, Лавр, проходя мимо отдыхающих пленных, протянул раненому парню сладкую палочку. Тот остался стоять с растерянным лицом. Пришлось положить лакомство прямо в руку. Разбойник все еще не верит в подарок. Лавр чуть не хлопнул его по плечу. Но вовремя вспомнил о ране и одернул руку, и чтобы не смущать пленного отошел в сторону. Тот, наконец, поверил, что все хорошо, вернулся на место и протянул половину подарка младшему товарищу. Лавр все это заметил краем глаза. Рядом оказался Торбик.
   - Подкармливающих пленных? - капитан задал вопрос, почему-то очень тихо.
   - Да решил поделиться, - смущенно ответил Лавр, и попытался как-то найти объяснение поступку, хотя бы для самого себя, - не знаю, что нашло... Это я его ранил. В бою обменялись ударами, а тут что-то...
   - Да ничего, - успокоил Торбик. - Это хорошо. В банде народ разный. А потом бой это бой. Вон мы теперь все с ранеными возимся. Но дело не только в добросердечности. С пленными надо наладить контакт, чтобы установить доверительные отношения. Так что постарайся приглядывать за своими. Из того, что я знаю, за этими ничего серьезного нет. Так что можешь со спокойным сердцем ободрить обоих.
   - Да Лавр, - поддержал капитана, появившийся рядом принц. - Поговори с этими двумя. Присмотри еще кого. Учти тут не только злодеи. Да и весьма полезные для нас люди могут попасться. Вон тот же лекарь уже при деле. Может и остальных удастся пристроить.
   Прошли еще пару верст. Ковендер с Валеком и двумя кавалеристами ускакали вперед. С собой они взяли по три заводных коня. Вообще лошадей теперь много. Конечно, потеряли обоих вьючных, которых использовали как укрытие. Это и есть одна из причин, благодаря которым за победу заплатили достаточно дешево. Да и вообще старались использовать местность, как можно лучше и не высовываться. Стреляли в основном с колен и упора. И только лучшие стрелки. Благодаря этому меткость оказалась очень высокая.
   Зато разбойники стреляли на скаку. При этом было отчетливо видно, какие причудливые фигуры выводят стволы ружей. Да и стрелки из них не самые лучшие. По крайней мере, не им тягаться с принцем и его отборными воинами. Падающие под копыта товарищи также не добавили меткости. Кажется, многие и вовсе стреляли не целясь, часто просто в воздух. Вот разбойники сразу и решили сойтись на холодном оружии. Но тут их шансы оказались еще хуже. Так оба тяжелых ранения полученных людьми принца пулевые. От холодного оружия только два легких.
   Потерю вьючных лошадей компенсировали трофеями. Только верховых взяли больше полусотни. Среди них есть вполне приличные. Конечно, до Бурана, жеребца баронета, коней Торбика, гвардейцев им очень далеко. Да и ординарцы принца пользуются очень хорошими скакунами. Но на некоторых трофеях даже офицерам не стыдно проехаться.
   Остальной отряд продолжил движение, соразмеряясь со скоростью пешего хода. Конечно, всех пленных можно посадить на лошадей, но как быть с тяжелоранеными? Телеги все равно не могут идти быстрее. Две версты за час. А осталось пройти меньше десяти. А до темноты еще есть время. Если ничего не помешает должны успеть до Севела - притока Олгвы. Там их встретят и помогут переправиться на другую сторону.
   Однако на них опять напали. Теперь противник решил не вступать в ближний бой, а затеял перестрелку. И зря конечно. Уже по описанным выше причинам четверо стрелков во главе с принцем вскоре заставили их ретироваться. Тут надо еще добавить наличие десятка с лишним штуцеров. Такого оружия у нападающих не оказалось. А так как противник не стал сближаться, Лавр с товарищами вполне успевали перезаряжать оружие. Яромир из штуцера на триста шагов легко попадает в яблоко. Торбик ему уступает мало. Беровский оказывается тоже неплохо стреляет. Ну и за отсутствием Валека четвертым стрелком выступил Кметень. Ему доверили стрелять из обычных ружей, по тем, кто осмеливался подобраться поближе.
   Разбойники отступили. Сколько они потеряли - неизвестно. Сами они ранили только двоих из числа пленных. В трех верстах от реки навстречу отряду подошло полсотни драгун. Они сразу же взяли под охрану обоз и пленных. Яромир в сопровождении Торбика, баронета, ординарцев, кавалеристов и унтеров-добродольцев тут же отправился в разведку. Поглядеть, что происходит левее. Теперь уже точно опасаться не стоит. Тем более уже на подходе пехотная рота.
   Так что до реки успели, пока совсем не стемнело. Но переправу все же отложили. Тут укрепленное место, насыпаны валы. Поэтому завели внутрь обоз и заночевали. Даже успели ужин приготовить. Вернее котлы с водой на огонь тут поставили заранее. Только на этот раз жгли дополнительные факелы и посты усилили. Дежурили все по очереди кроме раненых. Они пока остались тут. Даже своих пока решили не трогать. Наоборот, с той стороны привезли двух врачей с лекарствами и инструментом.
   Дежурили все по очереди. Лавр, попавший в первую смену, приказал привести к себе обоих своих подопечных. Так как он только что вернулся с поста, то еще не успел поесть. До прихода юношей успел справиться только с кашей. Достал еще две кружки и разлил туда горячий травяной отвар. Выделил для собеседников по вкусному обжаренному сухарю из пшеничной муки с добавками и кусочку сахара.
   - Спасибо господин...,- начал было старший.
   - Меня можно звать господин Лавр. А ваши имена?
   - Я Петер, это мой младший брат Клаус, - ответил за двоих старший. С нами уже говорили господа офицеры по дороге.
   - То, что вы говорили им одно. Я же сам хочу побеседовать с вами. Кое-что знаю от ваших коллег, так как записывал их рассказы. И ребята пейте напиток. Я вызвал вас и для этого.
   - Господин Лавр, - опять отвечает Петер. - Нас накормили. Еда была действительно вкусной. Нам ...
   - Брат правду говорит. Так хорошо нас давно не кормили, - наконец заговорил и Клаус. Даже брата перебил.
   - Ничего. Тут травы заварены хорошие. Они помогут снять усталость, да и сон будет лучше. Тем более он пригодится Петеру.
   - Мы знаем. Отомир нам тоже дал выпить настойку из своих трав.
   - Ну и отлично. Тогда пейте. Или боитесь своих? Вас могут наказать за общение со мной?
   - Нет. Йоган и Энди конечно начали выговаривать, но за нас заступился Иржик, а против него они опасались выступать в открытую и при стром Паке, хоть и ворчали на него.
   - А почему?
   - Они говорили, что Иржи чистоплюй, никакой не разбойник и прочее. Он действительно не очень-то любит нападать на купцов, грабить деревни, совершать набеги. Поэтому в таких делах никогда не проявлял себя. Но Иржи хороший боец. Например, когда бились с бандой Одноглазого Рика, он показал себя очень хорошо. Но тогда мы защищали село, которое платило дань Паку. Отличился и когда отражали набег барона Малоречья. К тому же Иржи не пьет, не буянит, и Пак держал его при себе, когда банда гуляла, на случай если кого надо успокоить. Вот ближние атамана молчали, а такие как Йоган и Энди хоть и ворчали да опасались. Ну а теперь, они против него вовсе не полезут.
   - Петер. Иржи как выглядит? Это не парень лет двадцати пяти, такой среднего роста, чуть ниже меня, широкоплечий, русоволосый? Кажется, не ранен.
   - Да, - подтвердил Петер. - Вы не думайте, что он струсил. Нет, просто он вовсе был против нападения на вас. Я же говорил, что Иржи всегда не любил это дело. И сейчас, он вначале держался позади, а когда дело пошло плохо, хотел убежать. Но не получилось. Рисковать не стал. Он бы ушёл позже. Например, по дороге. Но ранили Томика, тяжело, а они с ним друзья. Вот он и остался. А тут еще ваш барон приказал лечить раненых и Отомиру обещал свободу.
   - У меня вопрос про барона Малоречья. Он не любит разбойников? Почему вы с ним воевали? - поинтересовался Лавр.
   - Нет, господин Лавр. Барон хуже разбойников. Нас, стало быть, - смутился Клаус.
   - Только таких как ты с Клаусом, того же Иржи, или и Пака с остальными?
   - И их тоже, - продолжил рассказ Клаус. - Думаете, людям барона легко приходиться? Грабит еще как. Да и поселкам на Правобережье от него не легче. Сжигает дотла, последнее забирает. А тогда его люди сбежали в вольные земли. Вот он и пошел с карательным походом.
   - Да и на реке барон Малоречья и купцов грабит, и соседей, - добавил Петер. - Только не думайте, что людям от разбойников легче приходится. Они, то есть земли эти только так называются Вольными. Я про те, что на Правобережье. Все деревни данью обложены. Так это не все. Соседние ватаги стараются все равно их ограбить. Своя шайка, ну которая своя, дань которой платят, может и не вступиться. Вместо того чтобы поселок защитить лучше в ответ ихних данников ограбят. Вы думаете, почему мы с Клаусом в отряд Пака пошли?
   Мы жили в поселке дровосеков. Три года назад остались одни. Прошлым летом атаман взял нас к себе. Так поступают со многими парнями, живущими в поселках-данниках. Берут к себе кто без близких родственников, отличающихся силой или подходящих для дела. Нас-то в основном держали в обслуге. Работали в лагере. Дел то полно. Воды там принести, дров наготовить, за огородом следить, за лошадьми, сена наготовить. Вещи стирать для ближников атамана, еду приготовить - это на женщинах. В лагере и такие, есть. Но они для атамана и старших.
   Мы же сами себе и варили, и стирали. И таких была почти половина. И с добычей с нами не делились. Мы не зря сказали, что нас хорошо покормили. У Пака нам кашу пожиже давали. Говорили: "Если мало - ищите сами". Кто хотел - воровал. Бывало и внутри отряда - но за это наказывали. А в поселках - можно. Особенно если не в своих. То, что мы добывали на охоте, тоже не все нам оставляли. Атаману отдавали больше половины. Но около лагеря много зверья не водится, а далеко не отпускали.
   - Господин Лавр, а что с нами будет? - не выдержал Клаус.
   - Ну а что с вами делать? Если за вами действительно ничего серьезного нет, то и наказывать не за что. То, что вы были в шайке это, конечно, плохо. Но, думаю, обойдется. Только вы должны рассказать все подробности, и если есть какие-то прегрешения лучше рассказать теперь. Разумеется не про мелкие проказы. Сейчас можно рассчитывать на смягчение наказания и начать все сначала. Но если потом выясниться что-то укрытое, то наказание будет строже. Это касается и вас, и других. Только надо будет все рассказать подробно о делах шайки. И учтите, будете укрывать отпетых головорезов, то они могут потом все на вас же и спихнуть. Понятно?
   - Понятно господин.
   - Тогда идите, отдыхайте. А мне на посты надо.
   Ночь все же прошла спокойно. Никто не посмел нападать. Даже псы не сильно надрывались. Поэтому после дежурства спал крепко и беспробудно. Казалось, что после пережитых за день волнений будет сложно. Но нет. Сказалась сильная усталость. Проснулся, умылся, выпил холодной воды. Новости оказались тоже хорошими. Если в дороге потеряли двоих раненных разбойников, то тут ни одного. Да и не сбежал никто.
   Более того. Когда с утра затеяли переправу пленные, не имеющие ран, работали со всем усердием. Накручивали на барабаны тросы тянущие паром, работали шестами и веслами на лодках. Так что и переправа прошла успешно. Вот они и на той стороне. Доставили их сразу же на пристань, устроенную на небольшом островке. Здесь уже началось распределение. Сначала увезли тяжелораненых пленных. С лодок их сразу перекладывали в подогнанные подводы. Одновременно с парома выели коней. Принц с сопровождающими тут же двинулся вперед. Только двое унтеров и Беровский остались распоряжаться на пристани. Свои раненые поехали следом. Для тяжелых выделили по отдельной коляске, в третью поместились легкораненые. Пленных, стоящих на ногах, в том числе легко раненных пока оставили тут, только отвели в сторону. Некоторые на пароме отправились за остальными лошадьми. Конница и пехота прибывшая на помощь пока тоже на той стороне.
   На острове есть семь-восемь домов, несколько длинных сараев-амбаров, огражденных забором. Тут же расположено каменное укрепление. С острова в город ведет мост. Протока шириной всего метров четыре. Да и глубина небольшая. На той стороне невысокая стена и башня, в которой устроены ворота. Сейчас они распахнуты настежь. Караул стоит в парадном обмундировании. Ружья взяты на изготовку. Тут же несколько сановников верхом и на колясках. Увидев принца, все спешились, выстроились нечто похожее на один ряд и со снятыми шляпами принялись выражать почтение.
   Яромир, доехав до них, спешился, тут же протянул самому важному из них свои бумаги. Тот, мельком взглянув на них, передал их, стоящему рядом вельможе лет сорока. Из-за скромной одежды первоначально он действительно не вызвал к себе интереса, да и встал он как то в тень. А вот теперь хочется стукнуть себя по лбу. Как же так? Манера держаться, уверенные действия, гордая осанка. Все это указывает, что это непростой человек. Но опять он, Лавр, совершил ошибку, уделив больше внимания богатству одежды. Вот этот почитал бумаги внимательно, передал их третьему, а сам что-то сказал принцу. Когда несколько местных вельмож ознакомились с документами, они вернулись к принцу.
   Яромир вернулся в седло и в сопровождении своего отряда и встречающих въехал в свою столицу. Сейчас они в старом городе, а правее высятся стены его замка. Сначала поехали по приречной улице, тесно заставленной неказистыми каменными двухэтажными домами. Жильцы осторожно выглядывают в окна. Несколько человек встреченные на улице чуть ли не прижимаются к стенам, освобождая дорогу. Хотя места для пешеходов тут маловато. Проезжающие всадники при желании могут, чуть ли не в окна заглядывать. Потом попали на достаточно широкую улицу. Тут и дома, попадающиеся уже и в три этажа высотой, приятнее на вид. По ней и добрались до площади. Левее за спиной высится здание городской ратуши, правее, похожее на нее как две капли воды, помещение, в котором располагается администрация баронства. Тут же рядом размещаются различные департаменты. А впереди башня, за которой подъемный мост и въезд в замок. Тут тоже уже ждут гостей. Солдаты и здесь в парадной форме. Позади них выстроились слуги. Ну, все приехали.
   Первый день прошел в какой-то сплошной суете. Сначала въезжали в замок, распрягали коней, разводили их по местам. Потом располагались, знакомились с местными, при этом тому же Лавру никого запомнить не удалось. Хорошо хоть удалось помыться, затем поесть. Но отдохнуть так и не удалось. Постоянно возникали какие-то вопросы, проблемы. То в конюшню надо, то вещи сначала перенести в другое место, потом разобрать. Поднимались в донжон и на стены, осматривались. И опять в голове ничего не сохранилось. Только сплошной сумбур. И так до большого обеда, который плавно перетек в ужин. А потом сразу же постарался отправиться спать. Место, выделенное для него, оказалось не самым удобным, но это уже второстепенно.
   Проснулся поздно. Зато голова оказалась свежей. Завтракать не хочется, только влил в себя пару ковшей холодного кваса. Правда, перед этим справился с самыми срочными заботами. Ну а что, праздники закончились. Началась обычная повседневная жизнь. Прихватив, свой нехитрый скарб, Лавр отправился искать место своей службы.
   Впрочем, замок не очень большой и это не так уж и трудно. Библиотека расположена на втором этаже господского дома. Это относительно новое сооружение, пристроенное к донжону и с использованием западной стены. Для этого часть хозяйственных построек вынесено за пределы старого двора. Там восточнее новый двор, обнесенный невысокой стеной.
   Теперь Лавр с удивлением узнал, что замок расположен на берегу реки всего лишь полтораста саженях правее моста, по которому они покинули остров. Это если смотреть на реку со стены. А вот внизу еще один островок с укреплениями. Но это Лавр сделал небольшой крюк, чтобы голову освежить. Хотя помещения библиотеки рядом с северной стеной.
   Тут же на этаже кабинет и приемная барона, канцелярия, помещения для адъютантов, секретарей, зал больших церемоний. Внизу столовая и Большой зал. Наверху расположены спальни. Ну а библиотека тут на всякий случай. Вдруг господину барона книга, какая понадобится.
   Действительно вдруг. Потому что, судя по всему, тут давно никого не было. Даже убирались редко. Хотя конечно хозяйское место давно пустует. До сих пор тут заправлял регентский совет. А им вряд ли, что понадобилось в баронской библиотеке. Само хранилище вовсе опечатано. Хорошо для смотрителя есть маленькое помещение. Даже крохотное. В ней помещается огромный стол, с множеством ящиков, пара стульев, большой шкаф и все.
   Что же. Можно располагаться. В угол ограниченный двумя стенами, столом и стулом закинул мешок и чемодан. Из походной сумки достал коробку, где хранятся склянки с чернилами, две ручки, футляр с набором перьев, четыре карандаша и стопку бумаги. Рядом положил маленький нож.
   В шкафу нашлось еще немного бумаги, но главное несколько больших тетрадей и нечто похожее на амбарную книгу. Просмотрел несколько страниц. Точно. Это и каталог и инвентарная книга, в который внесены все имеющиеся на хранении книги. Можно начинать работать. Для того, чтобы вскрыть хранилище нужен управляющий замком ну еще кто-нибудь.
   Принц приехал только вчера, и сегодня будет входить во владения, в том числе замком. А тут много чего есть. Кроме того это сложное хозяйство которое должно функционировать ежедневно и ежечасно. Следить за тем как слуги выполняют свои обязанности. Чтобы на кухне вовремя была приготовлена еда, накормлен скот, все вовремя вычищено и отремонтировано. А у нового хозяина возникнут свои требования и пожелания. И управляющий сегодня будет слишком занят. А вот завтра можно будет с ним поговорить.
   А пока Лавр принялся знакомиться с содержимым по записям в книге. Так как никто завтра не будет возиться с ним долго, надо выписать самые интересные и ценные экземпляры, отметить, где они находятся. Тогда и договориться с управляющим будет легче.
   Через полчаса это дело надоело. Действительно надо покончить со всеми мелочами, чтобы потом они не отвлекали от главного. Вытащил все четыре пистолета, прочистил их, проверил и сложил в сундук. Все теперь они не понадобятся. Поработал со шпагой. Вот она еще пригодится, но теперь только для представительских целей. А работать можно и без него. Правильно. Только мешает.
   Все. Вот она мирная жизнь. Стабильная. В установленное время явился на службу, посидел за столом, выполнил работу и по часам домой. Красота. Кончились скачки, походы, звуки выстрелов, пороховой дым, кровь. Как он все-таки мечтал добраться сюда последние дни. А надежда, что вот приедет на место и все будет хорошо, успокаивало его, помогало легче переносить тяготы дороги. Теперь покой, тишина, архивная пыль и чернила. Хорошо-то как. Тихо, спокойно. Лавр макнул ручкой в чернильницу и сделал очередную запись.
   Просидел два часа и решил размять кости, кровь разогнать. А что? Так-то никто его не торопит. Прошелся по дому, вышел на стену. Да, точно. Последствия вчерашнего сказываются. Да и жарко тут. Спустился в столовую, а тут, оказывается, есть горячее кофе. Даже печенье удалось достать. Стало намного легче. Но накатила лень. Поэтому просто решил прогуляться часок другой. А там и обед поспел, после которого вздремнул часок прямо у себя в комнате. Где находится и чем занимается, он уже доложил. Так что никто его не ищет, никому он не нужен. Ну а потом когда стало прохладнее, хорошенько поработал и до ужина, и потом. Даже свечу зажигал.
   На другой день с утра открыли хранилище. На проверку хозяйства и быструю инвентаризацию ушел час. А после обеда в замок вошел их первый обоз. Тут уж пришлось попотеть. Проверить коляску. Позаботиться о Черныше. Но тут хоть конюхи помогли. С помощью двух слуг занес наверх и свое имущество, и сотню томов принадлежащих принцу. Пока сложил все в отдельное место. Просто проверил по списку и все. Тут еще до конца с имеющимся фондом не разобрался. Даже по инвентарной книге до конца не дошел. Опять работал до вечера. Зато на следующий день стало полегче. Решил книги по-новому расположить. Но сначала завести карточки. Пока по две на каждую. А вечером его вызывал к себе Яромир.
   - Добрый вечер. Как успехи?
   - Осваиваюсь. Проверил наличие по книге учета. Пока все сходится. Завтра начну каталоги формировать. Заодно еще раз пройдусь по наличию. Займусь с самых интересных экземпляров, - доложил Лавр.
   - Хорошо. Твоя лошадь пока будет в конюшне замка. Насчет него не беспокойся. А сам ты все время собираешься спать на рабочем месте?
   - Да. Там вполне нормально. А дальше видно будет.
   - Это ненадолго. Скоро надоест. Так что закрывай на сегодня все. Вот тебе пропуск на завтра. А сам потом иди к воротам. Там тебя Рудин будет ждать. Тут недалеко от площади есть дом, где сдаются комнаты. Один твой. Я оплачу. Если не понравиться - подыщешь другой. А пока вещи оставь тут. Завтра после обеда займешься заселением. Вернее ночевать будешь уже сегодня, там всяко условия лучше, а имущество подождет до завтра.
   Дом действительно расположен рядом с площадью. И комната, которую подготовили для Лавра хорошая. На втором этаже. Больше сажени в ширину и почти два в длину. Окно, выходящее во двор. Конечно, с утра солнце будет светить слишком ярко, но помогут шторы.
   Жилище обставлено мебелью. Есть хорошая кровать, и даже постельные принадлежности. Кроме того имеется стол, шкаф и комод. Все это выделил уже барон. Вернее люди управляющего все купили. Еще точнее сделка состоится при согласии Лавра. Впрочем, цена приемлемая, комната нравится. А учитывая, что приехал надолго, то без имущества никуда. Так что согласен он и на комнату, и на прочее.
   Завтракать можно тут. В доме встали на квартиры и остальные прибывшие с ним офицеры. Они уже решили организовать общий котел. Оказывается, еще вчера сюда передали часть хлебного жалования и Лавра. А товарищи наняли хозяйку дома в качестве старшей кухарки. Она теперь будет готовить им по утрам и вечерам. Обед или в замке, или по отдельному заказу. Лавр мельком даже посмотрел размеры хлебного жалования. На самом деле тут только часть. И, конечно, каша в общем котле жидковатой получается. Впрочем, ровно столько же выделяется и на его товарищей. Все они еще не достигли майорского чина. Итак, в неделю для питания Лавра из баронской казны сюда направляется:
   Мука пшеничная - семь фунтов;
   Мука ржаная - три фунта;
   Крупа гречневая - полфунта;
   Крупа пшенная - фунт;
   Крупа овсяная - фунт;
   Крупа белоярка - фунт;
   Масло сливочное - фунт;
   Мясо: баранина, свинина - по фунту, говядина - полфунта;
   Рыба - два фунта;
   Яйца куриные - двадцать штук;
   Картофель - два фунта;
   Сахар - полфунта.
   Баранины и свинины много из-за того, что часть мяса, вернее её веса идет в качестве животного жира. Овощи и фрукты, так же как и птицу предстоит покупать на рынке. Кроме того есть и другие возможности улучить качество стола. Три четверти хлебного жалованья выдается деньгами, если не считать обедов в замке. Кстати, надо будет кое-что прикупить для создания маленьких запасов на рабочем месте. Кофе, сахар, прочее.
   Следующим утром Лавр с удовольствием устроился на своем рабочем месте. Голова ясная. Самочувствие отличное. Что ни говори, а нормальная постель для того, чтобы хорошо выспаться подходит лучше, чем кресло на рабочем месте. Прекрасно чувствует себя в конюшне и мерин. Можно теперь и поработать. В дверь осторожно постучали.
   - Войдите.
   - Здравствуйте, - в помещении оказался вполне средний человек. Среднего роста, среднего возраста, среднего телосложения. - Вы господин Лавр Маржиц?
   - Да, я.
   - Я Дил Кримдер . Служу писарем при канцелярии господина барона. Раньше помогал господину Костасу Долдефару. Он был смотрителем библиотеки при старом бароне. Я тут обычно работал несколько часов, да и то не каждый день.
   - А где он сейчас? - спросил с надеждой Лавр.
   - Господин Костас сейчас на покое. Вернее он сейчас сильно болеет. После смерти барона ему стало совсем плохо.
   - Ясно. А вы сейчас так и при канцелярии?
   - Да. Но при регентском совете мы работали не тут. Барона то все равно не было. Да и сейчас мы находимся за пределами замка. Наш стол скорее там и останется. Но сегодня господин барон приказал мне прибыть в ваше распоряжение и постоянно находится при библиотеке.
   - Раз барон приказал... Что же приступайте к работе. Вот первое задание. Еще раз проверьте наличие книг, потом берите заполненные мною карточки и напишите дубликаты.
   - Слушаюсь господин Лавр. И еще барон приказал передать, что в одиннадцать часов ждет Вас к себе.
   Ну что же. Это хорошо. Надо узнать его планы. И уточнить, зачем нужен помощник. А так тут и одному работы мало. Правда, был разговор о создании баронской публичной библиотеки. Но ведь не сразу. Перед обедом Лавр прибыл в приемную Яромира. Пропустили его тут же.
   - Итак, Лавр. Надеюсь, ты изначально понимал, что просто сидеть в небольшой библиотеке не удастся, и у меня на тебя более широкие планы? Кое о чем мы уже говорили. Да надо будет создать еще и публичную библиотеку. Заниматься этим будешь ты. Но сейчас есть более важные дела. Я позавчера-вчера был на Правобережье. Сегодня вечером новый поход. Помнишь, твои подопечные упоминали про деревню, которую они защищали? Надо взять его под свою руку. Пока остальные ватаги это не сделали. Но это знают всего несколько человек. Даже солдаты пока в неведении.
   А официально мы завтра начинаем другую операцию. Напомню про обоз, который собирался в Волдинге. Я приказал ему прибыть к переправе через Олгву. Завтра еще до рассвета навстречу выступает большой отряд во главе с Оладовым. Ты идешь с ним. Поэтому уже сегодня вечером надо быть на той стороне.
   Отряд, выступивший в эту экспедицию, оказался достаточно большим. Кроме одного из капральств, прибывших из Славмении, нескольких офицеров в него включили пехотную и конную роту из местных и даже две легкие пушки. Также идет двадцать телег, из которых можно быстро соорудить укрепленный лагерь. Командиром Яромир назначил Павла Оладова. Этого офицера сюда прислали уже три месяца назад. Успел познакомиться с местными, освоился с условиями. Местные роты меньше привычных в своем мире. В них те же три плутонга, но в каждом из них только по два капральства. Поэтому штатная численность рот тут только около восьмидесяти человек. Драгун в них еще меньше - шестьдесят всадников. Но все равно отряд Оладова получился внушительным. Поэтому если не считать двух легких перестрелок, дошли быстро и без приключений.
   Обратно двигались медленнее. Прибавилось не только подвод, но и людей. Бризмиц и компания успели навербовать. И желающих оказалось удивительно много. А есть возможность набрать еще. Тем более, кажется, впереди большие дела. Отряд не просто прогуливается туда-сюда. Заодно присматриваются места для укрепленных пунктов, улучшается проходимость маршрута. От Большой Дороги до Добродола три десятка верст через четыре границы. Но это напрямую. А там не каждый готов пропустить людей нового барона. Поэтому Бежвицу несколько дней назад пришлось сделать солидный крюк. В результате получились все пятьдесят. Но и то два союзных барона подняли пошлину.
   А тут из королевства до баронства тридцать верст с небольшим по ничейным землям. И если тут навести порядок, то появятся новые возможности. Можно будет наладить товарооборот с королевством. К тому же прибыло десяток работников с верфей, причем хороших. Если они построят легкие речные суда, можно будет пользоваться и водным путем. А для этого надо навести порядок на этом берегу. Хоть какой-то.
   Отряд идет медленно. Это не всадники. Вернее в нем не только конные. К тому же Оладов осторожен. Прошли двенадцать верст и остановились ночевать в поле. Причем встали пораньше, чтобы успеть место подготовить. Оградили местность возами, две сотни мешков заполнили землей и соорудили из них стену. Заодно и ров появился. Здесь и дождались обоза.
   А ночью одна из разбойничьих шаек не выдержала и напала. Но собаки не подвели. Мгновенно зажгли множество факелов. Потом вспыхнули два десятка костров в сорока шагах от лагеря. Сначала бухнули картечью пушки, потом ручные мортиры и пищали. А потом загрохотали залпы пеших плутонгов. Драгуны пока в резерве. Поэтому два десятка разбойников попытавшихся напасть с тыла встретили в клинки. Лавр в этой схватке не участвовал. Он старательно выцеливал тени за языками пламени, да солдат подбадривал. Поэтому бой прошел как-то быстро. Суета, стрельба, куда-то торопился. Потом быстро все прекратилось.
   Утром оглядели место, подсчитали убытки. Все возы на месте. Потеряли пять лошадей, двух солдат убитыми, более десятка раненными. Навербованные не пострадали, хотя более двух десятков из них активно участвовали в отражении атаки. Оладов попросил офицеров подготовить рапорта с указанием отличившихся, особое внимание уделить новичкам.
   Впрочем, в этом походе для Лавра есть своя польза как для библиотекаря. На одном из повозок доставили приобретенные в Волдинге книге. Так что на все можно посмотреть несколько под иным углом, чем первоначально. Просто лично съездил встретить свой товар. Ну не свой, но ответственность за них несет он. Специально поехал и обеспечил провоз по опасному участку. Сразу стало легче. Мрачные предчувствия насчет перспектив спокойной жизни отошли на второй план. Прибыли к реке вечером того же дня. На другое утро обоз вошел в замок. Лавр сразу же взял в свое распоряжение трех солдат, нагрузил их стопками с книгами и под своим чутким руководством повел до библиотеки.
   На то, чтобы проверить наличие в новом поступление всех книг, записать все инвентарную книгу ушел час. Последнее поручил Кридмеру. Да и вообще он хороший помощник. Но за ним самим нужен контроль. И главное дать правильные распоряжение и задачи ставить попроще. Правда, в этих рамках исполнительность у него на высоком уровне. Поэтому в первую очередь Лавр его использует, когда надо, чтобы переписать что-то. И вообще когда нужны не знания и сообразительность, а точность, аккуратность и исполнительность. Так он уже подготовил вторые и даже третьи экземпляры тех карточек, которые Лавр успел написать до отъезда. Нарезал сотню бланков для новых записей и расчертил. Под руководством начальника расставил новые книги. Теперь старательно переписывает список.
   Чтобы не терять время Лавр подготовил черновики карточек привезенных сегодня книг. Тщательно проверил получившийся результат. После этого задумался. А стоит ли самому начать оформлять их дальше или поручить помощнику? Или это он уже постепенно начал сваливать на помощника всю работу? Через минуту все же решил поработать с имеющимся фондом. Надо подготовить для Дила как можно больше работы, на тот случай если придется опять оставить одного. А то кто его знает, каковы планы принца? Былая безмятежность самоликвидировалась. А смутные сомнения начали тревожить, несмотря на усердные попытки их игнорировать. Вот, например, чего это он не пошел докладывать о своем прибытии, только ли для того чтобы не мешаться под ногами? Или все-таки чтобы не нарваться на новое адание?
   Помощник ушел, как положено в шесть. Лавр же посидел еще час. Подсчитал сколько сделано, сколько осталось. Но тут же отдернул себя. Лучше не загадывать. Не торопясь пошел домой. Хозяйка женщина лет пятидесяти встретилась у входа.
   - Добрый вечер господин Лавр. Не знала, придете вы сегодня или нет, поэтому отдельно для вас не варила. Но у меня поспела каша. Если будете есть, то потом просто возьму нужное количество продуктов из ваших запасов. К тому же у меня кухня не закрыта еще полчаса. Можете заказать и что-то другое.
   - Нет. Мне и каши хватит. Только мне сверх нормы еще два яйца всмятку, осьмушку сливочного масла. И булочек ваших парочку.
   - У меня есть еще варенье и мед.
   - Нет лучше мне бы свежего молока.
   - Хорошо. Молоко мне вот-вот принесут, - хозяйка довольная покладистостью Лавра уже принялась хлопотать около стола. - Молоко свежее, хорошее с вечернего надоя. Уверена, что понравится.
   Каша, сваренная из гречки, пшена и овсянки, оказалась удивительно хороша. У хозяйки и добавка нашлась. Поэтому когда принесли молоко Лавр уже начал чувствовать себя сытым. Но все же выпил целых два стакана с вкусной булкой.
   Поднялся к себе, выложил пистолеты, которые на днях собирался спрятать надолго. Но вот пришлось опять воспользоваться ими. Хотя из них на этот раз не стрелял. Снял одежду. Взял чистую рубашку, белье и отправился в мыльню. И в замке, и перед ужином успел вымыть только руки и лицо. А сейчас хочется смыть всю накопленную дорожную грязь, усталость и сомнения. А потом можно и почитать прихваченную из библиотеки книги, сделать и нее выписки.
   Лавр прибыл в приемную после обеда. На этот раз пришлось ждать минут пять. Пока сидел, настроение резко испортилось, да к тому же появилось какое-то свербящее чувство нетерпения. Ну вот, хочется срочно узнать причину вызова и все. Зачем, куда. Хотя умом прекрасно понимает - ничего особо приятного ему не скажут.
   - Маржиц, заходи. Буду краток. Я сам приехал только сегодня утром. А через час уже уеду. Про дела в библиотеке как-нибудь потом. Ты мне нужен в другом месте. Сразу объясню. У меня тут кроме тебя, пять статских чиновников, пятнадцать офицеров. Это я про привезенных собой. Ну, еще пару получил от дяди. Из них двое ранены. Первоначально казалось, что это довольно много. А получается, что я господина Кастермина с его людьми не могу пока отпустить. А ведь он тут уже больше полугода. Прибыл еще когда дед был еще жив. Ему обещали, что он сможет отбыть в Славмению но пока не получается. Местных я знаю пока плохо. Поэтому всюду, куда можно я направляю и своих людей. Виноват обещал, что буду краток, а сам жаловаться начал.
   Теперь по тебе. Завтра утром снова одеваешь мундир и отправляешься на Правобережье. Оладов выступает с отрядом. На том месте, где вы становились на ночь в прошлый поход, будете возводить укрепления. С вами идет только пехотная рота. Ну и пяток моих егерей. Кроме того будут рабочие. Оладов осуществляет общее командование, Шугин командует самим процессом строительства. Твоя задача смотреть, как местный командир роты выполняет приказы Павла.
   - Все понятно, Ваше высочество, разрешите идти готовится? Мне нужно дать распоряжение помощнику. Подготовить для него поручения. Примерно на сколько дней планируется командировка?
   - Рассчитывай на четыре дня. Еще вопросы?
   - Нет, Ваше высочество.
   - Тогда свободен, - принц на прощание хлопнул по плечу и уже уткнулся глазами в бумаги на столе.
   Действительно офицеров барону не хватает. Вот Бежвиц прибыл час назад, посоветовался с Оладовым, дал несколько советов, они, кажется, даже поспорили и вот он уже в сопровождении своего помощника в чине унтер-лейтенанта и трех всадников ускакал обратно. Бризмиц плотно занят сбором информации. Его дело допрос пленных, подготовка лазутчиков и прочее. Ну и чужих засланцев приходится искать. Ловжиц ему помогает. Елич - кавалерист. Торбик, Рудин, гвардеец-капитан и пара унтер-лейтенантов постоянно находятся при принце. С ними же и баронет. Барков и Ольвиц формируют лейб-роту, Соковин из капральства, взятого из третей роты Славменского полка Яромира, формирует еще одно подразделение.
   С собой Яромир привел четыре капральства. Два из них он просто изъял из лейб-роты своего полка в полном составе. Рота имела в своем составе не обычные три, а четыре полтунга. Вот он из двух и взял по одному. Третий и четвертый плутонги дали еще шесть человек: капрала, ефрейтора и четырех рядовых. В это капральство добавили еще капрала и пять ефрейторов из других рот полка. Кроме третьей. Из нее взяли два полукапральства.
   Полк Яромира конечно не гвардия, но все равно на особом счету. Им когда то сам герцог командовал. Да и принц постарался для того, чтобы он был не из последних. А по традиции, которая идет еще с Волемира Великого третьи роты в гвардии и некоторых полках готовят воевать на воде. Хоть на лодках, хоть иных гребных судах. Даже под парусом умеют ходить. Вот такую роту Яромир хочет иметь и в Добродоле.
   Так же из полка взяли девять унтер-офицеров: семь простых и младших, в том числе четырех из лейб-роты, и двух старших, на должность фельдфебеля и сержанта. Кроме того с принцем прибыло двадцать семь человек, считая двух офицеров из его полка легкой кавалерии и пять артиллеристов: расчет орудия нового типа "тур".
   С ранее прибывшими в баронство обозами здесь оказались два десятка драгун и тридцать егерей. Конечно, хотелось бы больше. Но есть достаточно строгие ограничения на пропуск военных через проходы. И очень много факторов, на которые влияет даже величина баронских владений. Численность армии на определенный период. Хотя все же можно рассчитывать на прибытие еще одного капральства из лейб-роты и трех из гренадерской, а так же даже парочки "туров".
   В собственной армии баронства, кроме особой артиллерийской команды до этого были пять рот фузилеров и три драгун. То есть одного батальона пехоты и одного эскадрона. Или точнее полка пехоты состоящего из одного батальона. На самом деле это существенно. Как командир единственного полка и соответственно батальона принц имеет право на бригадирский чин, а один из командиров пехотных рот майор. Драгунами командуют два капитана и капитан-лейтенант. К тому же принц привез с собой офицера которого собирается назначить командиром эскадрона и повысить чином. А все из-за того, что формируется еще и легкоконный эскадрон пока из одной роты. То есть конницы становится больше. Но до кавалерийского полка далеко. А вот в пехотном полку, в недалеком будущем, скорее всего, появиться второй батальон. При определенных обстоятельствах вовсе можно будет организовать и второй полк. Тем более роты тут поменьше. Плутонгов так же три. Но в каждом из них только два капральства. А принц активно начал набирать рекрутов. Про королевство уже упоминалось. Но и тут на месте планируется набрать не одну сотню новичков. Даже рассматривается вариант ввести рекрутские наборы.
   Но планы, это планы. А пока людей не хватает. Вот и приходится Лавру в мундире лейтенанта с вершины холма осматривать окрестности в подзорную трубу жарясь под солнечными лучами. Рядом сейчас поднимается сруб блокгауза. Второй будет воздвигнут уже на том месте, где он сейчас и стоит. Но бревна для него еще должны привезти. Венцы рубят на Левобережье, потом разбирают и везут сюда.
   Деревья есть и тут. Но их надо сначала срубить, а так далеко углубляться пока опасно. А то, что было можно уже превращено или в стройматериалы, или в дрова и перемещено на место стройки. Кое-что оставлено для дальнейшего роста. Так, например, остались нетронутыми два участка с зарослями в небольших овражках. Что-то пригодится в качестве лозы для плетения, что-то пойдет на корм. Кроме того есть роща для заготовки дров.
   Поэтому теперь срубы везут с левого берега. Тем более бревна заготовленные во вновь присоединенных деревнях сплавляются по реке. А так по возможности и здесь постепенно прорубаются новые просеки. Да и другие местные ресурсы используются в полном объеме. В сотне саженей на северо-запад копают глину, в овраге добывают песок. Потом из набитых мешков выкладываются стены. Сотня мужчин сейчас копает ров. Из вынутого грунта возводится вал. Так что укрепление будет серьезное. Планируется, что внем будут останавливаться на ночь обозы, кроме того, рядом обоснуются переселенцы.
   Принц уже убедился, что пресечение границы каждого владения это дополнительно время и серьезные расходы. А их тут превеликое множество. И даже движение по Дорогам не выручает. Все равно приходится с них съезжать. А крюк каждыйраз получается очень большой. А тут дорога до Ирпении наиболее удобная, за исключением безопасности. Вот этот недостаток и предстоит исправить.
   Но вопрос не только в создании нормального транспортного сообщения между королевством и баронством. Заодно эти опорные пункты должны обеспечить контроль над всей территорией Правобережья, улучшается возможность для обеспечения защиты населенных пунктов, расположенных тут, перекрываются разбойничьи тропы, а их логова оказываются под ударом. Доступ к некоторым территориям для них и будет серьезно затруднен.
   Так три населенных пункта ранее находившихся под контролем Пака, теперь согласились на покровительство барона Добродола. Пока официально эти земли еще не включены в состав его владений, дабы раньше времени не волновать соседей. Но гарнизоны там уже стоят. Да и местное население вооружено. Тот же Иржи - приятель Павла и Клауса - уже дома. Только в отличие от остальных односельчан, просто состоящих в ополчении, вместе с несколькими товарищами записался в разведчики. И теперь уже гуляет по лесам и пригоркам, отыскивая лихих людей, или залег где-нибудь и наблюдает. А его односельчане как раз и сплавляют до Добродола лес. Расширяют поляны под озимые посевы. Кстати, Павел с Клаусом, на том берегу, как раз вовсю рубят новые венцы для срубов. Держать тут на месте бывших разбойников пока считается нецелесообразным. Вот и работают они на том берегу. И надо сказать многие из них стараются. Выкладываются на работе полностью. Но на результатах сказывается не только это. Постепенно растет и мастерство, да и рабочие артели становятся все слажанее.
   Так что, после завершения строительства этого форта предстоит возведение нового. К тому же, оказывается, Яромир договорился, что и королевство прикроет переправу постоянными укреплениями на этот берегу. Более серьезные действия пока невозможны из-за политической обстановки. Официально объявить территорию своей он пока не может. В противном случае начнется активное противодействие.
   Ну а Лавру придется еще и завтра провести день в этих местах. Только на следующий день после обеда прибудет смена. А пока приходится вновь и вновь осматривать местность. В первый день он еще любовался красотами местных пейзажей, а к обеду следующего все это начало постепенно надоедать. Причем все быстрее и быстрее. Теперь же осмотр окрестностей превратилось в нудную обязанность. Все уже привычно и скучно. И он уже совершенно спокойно размышляет, что вот тот участок можно и срубить. Только надо подождать прибытия обоза. Пока охрана будет переводить дух, можно выделить пару капральств и три десятка дровосеков, а потом и подводы подогнать. Вон там проложить маршрут по которому они будут сновать как челноки. Точно. Это и дополнительные бревна, и жерди для строительства. Да тот же запас дров не помешает. Заодно обзор улучаться. Надо сказать Оладову.
   - Павел, как насчет вон того участка леса? Предлагаю заняться им через час.
   - Нет.
   - Но тогда намного улучшится обзор. Мы будем лучше контролировать окрестности.
   - Понимаю. Снесем и даже большую площадь, чем ты предлагаешь. Вырубим и вон тот выступ правее. Но завтра. Нынешними нашими возможностями это не столь эффективно. Обещали егерей, и пару пушек. Кроме того лесорубов пришлют до полусотни. Вот тогда всерьез и возьмемся за дело.
   - Это хорошо, - обрадовался Лавр. - Разумеется, тогда действительно заняться вырубкой завтра, чтобы разом справится с делом.
   - Да, завтра людей тут будет больше. Позади, всего в полуверсте отсюда камень начнем добывать. Но у меня для тебя есть и неприятная новость. Не расстраивайся, но ты у меня остаешься еще на пару суток.
   - Понял. Только чего с этого расстраиваться? - удивился Лавр. - Я уже начинаю привыкать.
   Ну а, что делать? Расстраивайся, не расстраивайся, а придется тут остаться. Хорошо оставил помощнику солидный объем задач. Подготовить копии карточек. Ценную часть фонда Лавр уже отделил от остальных книг. И даже карточки на них разложил по порядку. Появилась первая систематическая картотека. Вот в соответствии с ним Дилу и надо расставить книги в специальном шкафу. А так же сформировать две картотеки из третьих и четвертых экземпляры. Есть у Лавра кое-какие планы на них. А что одна для работы, вторая для контроля. А то сколько раз приходилось наблюдать, как какой-либо особо одаренный посетитель вытащит карточку и несет его служителю библиотеки. И это в лучшем случае. Кроме того помощнику предстоит получить и ящики для тех самых картотек, заказанные у плотников. Кроме того у них же надо забрать два шкафа. Да к тому же Лавр и здесь не сидит сложа руки. Делает выписки из прихваченных с собой книг и с оказией отправляет в замок, чтобы Дил их переписал набело.
   Но все же отвлекаться от основной задачи не стоит. Пропустить появление разбойников не желательно. За эти дни их уже дважды пытались обстрелять. В ответ даже выпустили несколько ядер. А уж из ручных мортирок и тяжелых пищалей каждый раз стреляли не менее десяти раз. Да и сам Лавр не раз приложился из своего штуцера. Потерь от нападения не понесли. От постов до места работы далековато. А дежурящие солдаты надежно укрыты привезенными на телегах тяжелыми дубовыми досками. Принц сразу же велел соорудить несколько секций гуляй-города, опыт использования которых пришло еще из Яросградья. Вот за этими легкими передвижными щитами и прячутся стрелки. Да и телеги специальные, пригодные для сооружения вагенбурга заказаны и в баронстве, и королевстве десятками.
   Принц взялся за эти земли всерьез. Что и неудивительно. Например, вот окрестности данного укрепления само по себе для баронства неплохой прибыток. Можно будет восточнее активно рубить деревья, поляны занять под посевы или хотя бы под пастбища. Да и ягоды тут немало. Там дальше старицы Олгвы, богатые зверем и рыбой. Только бы тропки туда прорубить. Глина есть, песок. А тут еще камень нашли. Скорее всего, уже через пару лет тут будет небольшой поселок. Вот только как к этому соседи отнесутся?
   Сон оказался какой-то мутный. Надо было сходить в гости, но что-то все время удерживало словно якорь, заставляя ходить кругами. Потом рванул и вроде освободился. Появилась осознание того, что он спит, и надо бы проснуться, сделать усилие для этого. Но вот не получается. Придя в себя, обнаружил, что уже стоит на ногах. Перевязь со шпагой через плечо, пистолеты за пояс и с ружьем к стене. Два пистолета и еще одно ружье уже там. Еще перед тем как лечь спать позаботился. Отчаянно шумят собаки. Впереди хлопают выстрелы. Когда осталось десятка полтора шагов, сообразил, что надо бы пригнуться. Стена доведена только до половины и даже отведенные на ночь к ней щиты гуляй-города не помогают.
   До своего места добрался уже с соблюдением осторожности. Костры, выложенные в ряд в пятидесяти шагах впереди, уже вспыхнули. Штуцер пока в сторону. А в руках оказалась фузея. Выстрел. Быстро перезарядил, выстрелил. Позади него расположился молодой солдат.
   - Господин Лавр, - голос бойца дрожит. Но зато протягивает офицеру заряженную фузею.
   Выхватил у него ружье, свое сунул ему в руки, прицелился, выстрел. Поменялся оружием еще с одним солдатом. Рядом громко выплюнула заряд пушка. Лавр пробежался вдоль стены, проверяя плутонги. Оба солдата за ним. Пару раз пришлось подбодрить бойцов. А так дело идет. Трижды за это время придерживал слишком торопливых. Стрелять надо с толком. Порох и пули казенные. В дубовые доски, за которыми укрылся Лавр, что-то стукнуло, потом противно чиркнуло по камню рядом. Прицелился, выстрелил. Глухой удар в доску повторился. Даже подумал, что кто-то кидается камешками. Да нет. Тут теперье не камушками бьют друг в друга. В руках уже заряженное ружье. Пока солдат перезаряжает, воспользовался и его фузеей, и оружием второго бойца. Тот старательно шомполом заталкивает пулю в ствол. Наконец, ему в руки вернулась собственная фузея. Побежал, пригибаясь дальше.
   Частота выстрелов со стороны нападающих пошла на спад по всей линии. Уже через пару минут стреляли только в отдельных местах. Да и звуки начали удаляться. Лавр прицелился, выстрелил. А в ответ... Рядом еще прозвучало пару раз. Еще на другом фланге выстрелили. Вот еще два. Все. По линии теперь все заняты только заряжением оружия. Прошло четверть часа.
   - Господин лейтенант. Капитан приказал, оставить на месте свежую смену. Остальных вести в укрытие, - прошептал почти в ухо вестовой.
   - Чего так тихо?
   - Боюсь, что буду слишком громко кричать. Немного оглох от выстрелов. А то еще в лесу расслышат.
   - Молодец. Давай дальше.
   Внутри сруба собрались все офицеры кроме лейтенанта роты и одного из младших офицеров. Обходят посты. Лавр принял из рук Шугина кружку, зачерпнул из котла остывшего травяного отвара. К губам прилип листочек, оказавшийся в кружке. Передал его унтер-лейтенанту, сидящему рядом, и устало привалился спиной к стене.
   - Кажется, отбились на этот раз, - голос унтер-лейтенанта роты прозвучал так громко, что Лавр вздрогнул.
   Вообще-то этот из двух младших офицеров роты старший. Да и возраст у него не маленький. Явно за тридцать лет. Впрочем, для местных рот это обычное дело.
   - Да отбились, - подтвердил Оладов. - Если нападение не повториться, первую полусмену отвести на отдых. С рассветом разбудить всех. Вполне возможно еще постараются прощупать. После шести будем отдыхать посменно. Днем то будет проще.
   Как только достаточно рассвело осторожно пошли искать следы ночной перестрелки. Сами потеряли вчера только троих раненых. Да и укреплениям существенного вреда не нанесено. Зато в десяти шагах за костром нашли первого убитого разбойника. Этот лежит открыто. Второй оказался в ложбине. В паре шагов третий. Осмотрели. Оказался живой хоть и в тяжелом состоянии. Четвертый попытался с перебитой ногой отползти подальше, но выбился из сил и застрял в кустах. Подобрали и его. Следов крови вокруг много. Неподалеку нашли еще трех убитых. Остальные оказались дальше, за пределами действенного выстрела из фузеи. Кого-то бросили, кто-то сам успел уйти в глубину зарослей. Двое еще живых. Собрали и брошенного оружия. Можно докладывать об еще одном успехе.
   Однако все эти приключения и военные подвиги не отменяют выполнение задач по основному месту работы. Поэтому вернувшись, сразу же принялся за работу. При этом приходил на службу на час раньше, а уходил только после восьми. На этот раз Лавру удалось наконец-то сформировать две полноценные картотеки. Это кроме трех маленьких по ценному фонду. Одна по алфавиту, вторая в соответствии с разными разделами. Вчера удалось написать около двухсот каточек. А сегодня вот разложил их в определенном порядке. Ну, первая понятно в соответствии с алфавитом. В качестве поискового элемента - личные данные автора. В случае отсутствия таковых название книги. А для второй пришлось потрудиться. Вернее подумать. Планировалось распределить книги по различным разделам науки. Но действительность внесла некоторые коррективы.
   Фонд библиотеки даже с учетом новых поступлений можно разделить на несколько неравномерных групп. Самая большая это книги по истории и военному делу. Почему они вместе? Так иногда трудно разделить - где заканчивается одно и начинается другое. Единственно можно обособить книги, касающиеся современного состояния. Но как тогда их разделить от остальных по военному делу? В этой группу включил и многочисленные хроники и летописи.
   Вторая часть - это художественная литература. Этих книг не так много, но есть интересные экземпляры. Причем есть очень старые книги, написанные от руки. Третья часть по количеству почти не уступает второй - книги по остальным наукам. В основном математика, география, физика, химия и механика. Но для того, чтобы каждую выделить в отдельный раздел маловато.
   Четвертая - это книги по праву, экономике и философии. Половина это купленное в Волдинге. В эту же группу Лавр хотел первоначально включить и книги с практическими вопросами по ведению хозяйства. Хотя тут очень много и по растениям, и по животным, и по металлам. Или вот книги по пчеловодству. Так, что Лавр решил выделить все это в отдельный раздел. Так же как отдельную группу составили всевозможные справочники и энциклопедии. Ну и разумеется в отдельный шкаф начал складывать старые рукописи.
  
  
   Кроме перечисленного на хранении находится целая стопка копий самых разных указов, договоров и прочих документов с еще незапамятных времен. Но с бумагами этой категории, честно говоря, Лавр так и не начал работать. Зато с новыми документами все в порядке. Регистрируются, подшиваются. И в любой момент по первому требованию Лавр готов их предоставить.
   Классификацию Лавр решил использовать десятичную. Однако все книги по точным наукам пока в одном разделе, в другом - география, в третьем - право, четвертой - философии. Зато книги по истории и военному делу разбил на подразделы. Отдельно местные, отдельно - из большого мира. Это, кстати, касается и географии. Заодно все же и историю, и военное дело удалось разделить. Просто решил подготовить карточки - ссылки. Тем более у него есть помощник. Решение ему теперь показалось таким простым, что уже начал ругать себя. Зачем только голову ломал? Действительно, часто лучше просто взяться за практическое решение в соответствии с общим планом. И уже в процессе некоторые вопросы отпадут сами собой.
   Заодно и для Дила задач поднакопилось. Придется ему подготовить побольше карточек. Кроме того поручилему подготовить на каждый раздел журнал учета. Так что помощнику не придется скучать во время следующей командировки Лавра. Но это не все. Надо еще что-то поручить. Пусть человек чувствует заботу начальника. Поэтому Маржиц решил еще раз пройтись следующим задачам.
   Итак. Теперь необходимо сформировать вторую такую же картотеку - уже для работы. Потом в том же порядке расставить книги, ну и главное поддерживать все в рабочем состоянии. Да есть еще одна работа. Некоторые книги имеются в нескольких экземплярах. Их надо изъять, дабы места не занимали. Кроме того часть второй картотеки с карточками художественных книг надо показать Яромиру. Лишние также надо будет изъять. Например, книги которые барону точно не понадобятся. Разумеется за исключением раритетов и старых рукописей. Все пойдет на создание публичной библиотеки. А еще надо подумать над сохранением редких экземпляров. Может даже подготовить копии. На всякий случай отложил две старые рукописные книги с местными летописями. Пусть Дил займется и их переписыванием. У него хороший почерк и дело это ему нравится. А польза может быть очень большая.
   Надо подумать, чем еще и самому заняться, в первую очередь из того, чего помощнику не доверить. Да и проблемой увеличения книжных запасов требует постоянного внимания. Ну да ладно. Пора и домой. Итак, время уже семь, а ужин сегодня обещали хороший. Тем более редкий случай, когда большинство из его соседей собирается вместе. Бежвиц и Тавровский грозились пива прикупить. Хотя бы по паре кружок на человека. Все в последнее время работают не щадя себя. И вот выпала возможность немного развлечься.
   Так, например, в столовую заранее принесли два набора для игры в шахматы и один - в шашки. Нашлись и музыкальные инструменты. Лавр прихватил с собой газеты: и местную, и полученные из Волдинга, несколько книг. Но главное ужин оказался на славу. Запеченная картошка с мясом, два вида салатов, котлеты, копченое мясо, колбаса, сыр и прочее. Особенно много оказалось рыбы. Ну и главное Бежвиц и Тавровский не обманули с пивом, которого оказалось даже больше чем по две кружки на каждого.
   Впрочем, они не помешали встать в полседьмого утра. Это первые дни после возвращения с места строительства он спал по десять часов. Но за эти пять дней удалось справиться с накопившейся усталостью. Умылся, оделся и спустился вниз. Тут уже для него готово кофе с молоком. Пока накрывается завтрак, немного прогулялся. Ветка и Черныш теперь находятся, в расположенных рядом конюшнях. Навестил их. Сам задал лошадям корму, осмотрел и убедился, что уход за ними хороший.
   Вернулся. Соседи уже собрались. Каша с мясом раскладывается по тарелкам. Лавр поздоровался со всеми и устроился на свое место. Взял из корзиночки, стоящей посередине стола, кусок хлеба, намазал горчицы и принялся есть. Сегодня выходной. И вот они, наконец-то решили проехаться по окрестностям. Уже сколько дней, даже недель как приехали в баронство, а вся жизнь идет между замком и домом, а при поездках по делам и вовсе некогда оглядываться по сторонам.
   Посмотреть хочется много, а времени в сутках только на первый взгляд кажется, что много. Поэтому поехали верхом. Лавр оседлал Ветку. Добродол по местным меркам достаточно крупный город. Далеко не каждая баронская столица с ним сравняется. Расположен он на берегу достаточно крупного притока Олгвы, который вытекает из расположенного в восьми верстах западнее большого озера. Поэтому город портовый.
   Центр плотно застроен каменными строениями в два или три этажа. Одни для хозяйственных нужд, другие жилые. Мощеные улицы узкие, две телеги кое-как разойдутся. Вернее сказать тут есть узкие и очень узкие улицы. Тесные дворы вплотную примыкают друг к другу. А вот на окраине уже много и деревянных строений. Но и места здесь больше. Севернее замка еще один район каменных домов. Эти выглядят богаче тех, что в центре и расположены на более приличном расстоянии друг от друга. И дворы тут пошире. Есть даже сады.
   Всего в городе около четырехсот жилых домов. В некоторых живет семья из двух-трех человек. В других количество жильцов достигает и двух десятков, и даже четырех. Так что населения тут более трех тысяч. Рядом с городом большая лесопилка, есть ткацкая мануфактура. Тут изготовляют и сукно, и холсты. Есть и печи по обжигу кирпича. Много ремесленников: кузнецов, гончаров, портных, белошвеек, каменщиков, столяров и плотников. Тут же рядом с городом строят лодки и речные суда. В Добродоле большое количество слуг. Кто-то служит у землевладельцев или купцов, кто-то на постоялых дворах и в доходных домах. Или те же конюхи при городских конюшнях.
   Еще одна категория людей живущих в городе - различные служащие при администрации барона. Все-таки кроме собственного хозяйства под его управлением маленькое государство. Кроме того существуют сложные взаимоотношения с соседями, крупными королевствами, Сенатом, Обществом. Поэтому нужны помощники. Вот и существует полноценный аппарат управления.
   В подданстве барона двадцать два дворянских рода. В некоторых чуть ли не по одному представителю. В других и до тридцати человек доходит. Всего дворян считая двух мальчиков и девочки до года - двести девять человек. Почти все они живут тут в Добродоле. Немало в городе и торговцев: от купцов до лоточников.
   Кроме того к городу примыкает рыбацкий поселок на полсотни дворов. Официально он пока не входит в состав Добродола. Сейчас на берегу сушатся сети и лодки. А вот народу маловато. Во-первых, сейчас день, и рыбаки, вернувшиеся с утреннего лова, отдыхают. Во-вторых, часть лодок барон мобилизовал для своих нужд. Вместе с владельцами. Кроме того сейчас начали ловить в старицах и озерах Правобережья. Рыбы-то то там много. Вот некоторые и перебрались туда.
   А в версте от города в долине расположено село Добродол, от которого баронская столица и получила свое название. В нем живут около пятисот человек. Рядом есть еще три маленькие деревушки. Их, разумеется, посещать не стали, но коней за городскими пределами размяли. Потом посетили городской рынок, по лавкам проехали. Так день и прошел. Как и предполагалось времени на все запланированное оказалось мало.
   А на другой день принц дал Лавру новое поручение. Сначала он вызвал его к себе. Честно говоря, столь пристального внимания к себе Маржиц не ожидал. Яромир прибыл только сегодня утром. Более пяти суток провел в проросших густым лесом каменных холмах правобережья. Их можно назвать даже горами. Рудин рассказал, что на рассвете принц с отрядом егерей и разведчиков вышел к укрепленному посту, и вот за два с половиной часа он проделал десять верст, оставил своих людей на утомленных лошадях отдыхать в форте, а сам час как распоряжается в замке.
   В приемной уже очередь выстраивается из местных чиновников. Дворянство местное начало подтягиваться. Раньше, даже живущие в столице, предпочитали заниматься своими делами и не мозолить глаза. Просто так торчать в приемной им даже в голову бы не пришло. А теперь вот начали каждое утро прибывать в замок как на службу. Единственно, что мешает формированию этой тенденции, так это систематическое отсутствие барона в своей резиденции. Но Маржица быстро пропустили к барону. Тот сидит в своем кабинете за массивным столом, на котором лежат кипы бумаг.
   - Лавр, здравствуй, - Яромир не вставая из кресла, поприветствовал входящего. - Проходи и садись быстрее.
   - Приветствую, Ваше высочество, ответил Лавр, пытаясь изобразить изящный поклон.
   - Да, да. Садись же, - поторопил его Яромир, не обращая внимания на проявленную . - Так слушай и записывай. Вашу совместную просьбу насчет новой типографии рассмотрел. Идею одобряю. Все необходимое и мастера привезут. Надеюсь с обозом, который прибудет через неделю... восемь дней.
   - Но тут есть своя типография. Маленькая, но рабочая. Кроме того имеется и частная. Их бы..
   - Мне нужна своя мощная типография. А у этой... Сами же жаловались на его низкие возможности. Ну ладно. Подкинем и туда, и частнику кое-что, если будут лучше работать. Хотя ваши заказы уже должны помочь последнему развиться. Если конечно у него есть мозги и наклонность именно к этому ремеслу. Но пока об этом хватит. Тащить твои карточки с собой, у меня возможности нет. Ну, неудобны они в поле. Пусть твой помощник перепишет нужное на листы, из которых сошьет тетрадь. Кстати, это может стать основой для каталога, который потом напечатаем.
   Но это на будущее. А вот публичную библиотеку надо создать быстрее. Для этого нужны книги. Из Волдинга кое-что, конечно, привезем. Но немного. Н все же мы можем сделать многое. Сначала надо помещение подготовить. Шкафы расставить, стеллажи. Обещали через день часть уже доставить. Но этим пусть твой помощник занимается. Сам же завтра отправляешься в Саледер. Знаешь где это?
   - Да крупный населенный пункт на севере баронства. До него десять верст с небольшим.
   - Да. Все правильно. Там же центр Северной волости. Так вот посетишь село, пообщаешься с волостным управителем. Проверишь бумаги. Отчеты. Реестры. Кое-что заберешь сюда. Официально для библиотеки. Да поговори с тамошними грамотными людьми. Расскажи о наших планах. Может, у кого есть книги. Меня интересуют в первую очередь написаные в этом мире, в том числе старинные. Может рукописи, какие удастся найти. Да и еще объяви, что собираешь местные легенды, сказания, мифы.
   - Фольклор?
   - Хочешь показать, что умные слова знаешь? Шучу. Не обижайся. Но местным все объясняй подробнее. Да. Про песни не забудь. И еще самим процессом оформления не сильно увлекайся. Пусть сами все записывают. Даже хорошо, если они что-то потом тебе привезут, ну или договоришься на следующий свой приезд. Местных писарей привлекай для дела. Вот тебе бумага. Тут твои полномочия. Вот заодно посмотрим, как волостные власти тебе помогать будут. Ну, все. Пока задач хватит. Но не учти еще одно. Ты мои глаза и уши.
   - Разрешите идти?
   - Да, иди. А забыл. Обедаешь со мной. Будет утка, ну и еще кое-что. Так что, не прощаемся.
   Отправился в дорогу по утренней прохладе. Хотя уже практически на дворе осень и днем итак уже не жарко. Это если дождя не будет или холодного ветра. Так что, наоборот, пришлось принять некие меры для утепления. Но прежде решил хорошенько поесть в дорогу. Вещи оставил у дверей, а сам зашел в столовую. Принц опять всех разогнал. Поэтому завтракали только Шугин и Беровский. Но и они куда-то торопились, поэтому так же сели за стол в шесть утра. Вернее Лавр решил присоединиться к ним, дабы для него отдельно не накрывали. Это еще одна причина, по которой он решил выехать пораньше. Сегодня опять смесь из нескольких круп, но без мяса. И уже стало привычно, что в таких случаях обычно хлеб к столу не подают. Все равно никто его не ест. Зато на каждого пришлось по две кружки молока.
   А вот в дорогу Лавр хлеб взял. Целый фунт лежит в коробке за сидением. Кроме того хозяйка туда положила два сорта колбасы, сыра, пирожков с мясом и капустой, пяток печеных картошек. Овощей Лавр сам купит в деревне. Две емкости с чистой водой из колодца наполнил он сам. Не забыл прихватить собой пару пряников. Их готовит местный булочник. Он живет дальше по улице в десяти домах. Большие круглые пряники с несколькими тонкими слоями начинки, покрытые глазурью, пользуются популярностью далеко за пределами не только города Добродола, но и баронства.
   Решил попутешествовать с удобствами. Выехал на коляске, в который впрягли Черныша. Мерин больше недели отдыхал и выходил из стойла только на выпас. Так что пробежаться ему не помешает. Расстояния тут небольшие, до сих пор еще к этому не привык. Так что он мог бы вернуться назад в столицу уже сегодня. Но запланировано много дел, поэтому придется там и заночевать.
   Дорога хорошая, ровная, утоптанна тысячами колес и сотнями тысяч ног. Дождей не было две недели. Так что поездка в удобной коляске одно удовольствие. Полверсты после выезда из города по обе стороны расположены луга. А дальше начинаются поля, местами вдоль дороги высажены деревья, дважды пересек небольшие рощи. А так золотистые поля или начавшие желтеть луга, за исключением разве участков, где растет капуста или свекла. Ну, насчет золотистых, он все-таки преувеличил. Большая часть зерновых уже убрана, местами лежит только солома. А где-то остались только короткие остатки от стеблей уже начавшие темнеть. Между ними уже сорняки начали пробиваться. Пахать под озимые еще не начали. Время от времени встречаются развилки. Более узкие и менее укатанные ответвления убегают направо или налево. Где-то виднеются населенные пункты различной величины. Три из них расположены непосредственно рядом с дорогой.
   Плотность населения в баронстве высокая. Тут проживает около двенадцати тысяч человек от шестнадцати лет и старше. Площадь пашен с огородами составляет около восемнадцати тысяч десятин, еще примерно столько же отведено под сенокосы и естественные выпасы. Под лесами еще двенадцать тысяч. Не так уж и много. Поэтому понятно, почему для баронства так интересно Правобережье.
   Большая часть земли тут принадлежит барону, в том числе почти все леса. Где-то процентов пятнадцать отдано в лен местным дворянам, двадцать сословию неблагородных свободных землевладельцев. Немного земель в общинном владении. Так, например, луга вокруг Добродола.
   Саледер расположен в версте от границы баронства. Это большое село, дворов на двести с небольшим. Дома расположены очень плотно друг к другу. Огородов нет, только небольшие фруктовые сады. Поэтому занимаемая площадь небольшая. Чуть больше полторы десятины. Село по периметру обнесено невысоким валом с деревянным забором. Внутри предусмотрено немного свободного места для новых дворов.
   К селу вплотную примыкает земляная крепость, местами укрепленная камнем. В нем располагается гарнизон - пехотная рота, команда пушкарей и отряд драгун. Последних, обычно больше, но сейчас часть находится на Правобережье.
   Лавр остановился перед постом и потребовал вызвать дежурного офицера, дождавшись его, показал бумаги. Тот отвел его к коменданту, по совместительству командиру фузилеров. В центре крепости свободный участок - местный плац. Дом капитана оказался левее. Деревянное двухэтажное строение. Наверху жилые помещения, внизу все разделено на две части. Большая отведена под хозяйственные нужды. Меньшая, с входом с плаца, под служебные. Тут дежурят два унтер-офицера и солдаты-писари. Кабинет на втором этаже. Капитан вышел навстречу гостю из-за стола. Для него Яромир передал три пакета с сургучными печатями, которые Лавр тут же и вручил.
   - Спасибо господин Маржиц. Только позвольте полюбопытствовать. Неужели вас направили к нам только ради этого? Разумеется, я передам с вами свои отчеты.
   - Нет, господин капитан. Я к вам заехал с оказией. А так я больше не к вам, а к волостному руководству. Поговорить. Проверить отчеты. Но это все тоже между делом. Главное я собираю книги, старые документы, песни, легенды, сказания. Если Вы, например, что-то знаете, то прошу все это записать и переправить мне в библиотеку. Благодарен буду не только я, но и принц. Кроме того, хочу познакомиться с грамотными людьми. Кстати, у меня список книг, которые собираемся разместить в баронской публичной библиотеке. Она откроется в скором времени. Так что если, что можно будет заказать. Буду благодарен если вы оповестите об этом офицеров.
   - О, это хорошо. Сам я не большой любитель. Да к тому же знаете ли служба. А вот моя дочь увлекается. К сожалению, она уехала в гости к подруге на несколько дней.
   - Да, жаль. Но знаете, мне и самому немного недосуг беседовать с барышнями. Тоже служба. Но как библиотекарь буду рад оказать посильную помощь.
   - Договорились. Да еще. Её подруга тоже любительница книг. Так что список, может, оставите?
   - Разумеется. Господин капитан, не смею больше отнимать время. Позвольте откланяться.
   - Рад был познакомиться. Перед отъездом заходите. Да. Я же собираюсь отправить с вами бумаги! Это лучше, чем верхового гонять.
   О сборе материалов для библиотеки Лавр сразу же объявил и волостной управе. Отдал пару печатных листов со списками. Ну а потом затребовал документацию. Проверить надо и отчеты, и реестр земель. Нельзя сказать, что местный староста с помощником-писарем этому обрадовались. Но требование исполнили незамедлительно. Вообще чувствуется, что оба хоть немного и волнуются, но уверенны в себе.
   Саледер центр целой Северной волости. Таковых в баронстве еще шесть: Добродольская, Верхняя Озерная, Нижняя Озерная, Центральная, Восточная и Северо-восточная. Ну и отдельными административными единицами числятся города: столица и Озерск. Кроме Соледера на территории Северной волости находятся еще пять деревень. Два из них расположены на землях, принадлежащих местным дворянам. Кроме того есть две отдельные помещичьи усадьбы и четыре хутора.
   В селе проживает до девятисот человек. А всего население волости достигает свыше двух тысяч. Социальный состав широкий. Это и дворяне, и йомены(10) . Кроме того крестьяне: свободные и зависимые. Последние делятся на баронских и дворянских. Есть ремесленники. Они делятся на те же категории, что и крестьян. Но есть и числящиеся бюргерами (11). Среди них два лавочника. Причем довольно зажиточных. Хотя пока к купцам первой гильдии не относятся. За покупками сюда ездят со всей волости. Имеется тут и постоялый двор. Там Лавр и заночевал.
   С большей частью дел, которые надо сделать в управе справился в первый же день. На другой день с утра поработал с бумагами, которые не успел разобрать вчера, почитал обращения граждан, посетил два объекта в селе, на которые в этом году потрачены деньги. Новый колодец действительно стоит того, чтобы похвалить местные власти. Да к тому же тут возвели небольшой общественный дом. В нем местные детишки учатся письму, чтению, счету. Пообщался с учителем. Обещал ему книги. Тот - содействие в сборе преданий и сказаний.
   Надо сказать не все оказалось в порядке. Пришлось старосте и его помощникам посуетится. Что-то тут же пришлось поправить, некоторые бумаги пришлось и поискать. В общем, тихая мирная жизнь местных баронских слуг оказалась нарушенной. После обеда начал принимать посетителей. В основном они несли письма для барона с прошениями. Много вопросов оказалось связанно с арендой баронских земель и их оценкой. Лавру даже пришлось делать записи, чтобы приложить их к рапорту с докладом о проделанной работе. Надо бы прислать сюда специалистов, более квалифицировано разбирающихся в деле. Но это уже не Лавру решать.
   Но и просто поговорить с людьми успел. В основном беседовал по вопросам, касающимся поиска документов для библиотеки. Кое-что даже записал. Что-то ему принесли уже на бумаге. С кем-то договорился встретиться на постоялом дворе, кого-то даже собрался посетить на следующий день на дому. Подальше от глаз местных властей, ну и на месте посмотреть. Просидел в управе до вечера. Кое-как успел на постоялый двор до прихода посетителей. Поужинать пришлось уже позже.
   На следующий день прошелся по дворам. Поговорил, посмотрел. Впрочем, долго нигде не задерживался. Да и люди в основном все работают в поле. Урожай в этом году хороший. Так что не до него. Не забыл собрать сведения о ценах. Появились интересные мысли. Но решил их еще раз обдумать.
   Напоследок побывал в управе. Подписал акты, поговорил. Староста теперь когда все закончилось, стал более доброжелательным. Обещал зайти в Добродоле. Наконец Лавр посетил и коменданта крепости. Нашел его на плацу. Капитан усердно занимается строевой подготовкой.
   - Господин Лавр. Здравствуйте.
   - Здравствуйте.
   - Смотрю, Вы сами занимаетесь экзерцициями?
   - Приходится. Забот прибавилось, а людей нет. У меня одно капральство сейчас на Правобережье. Трех унтеров вместе с ним отправил. До этого взяли два капральства. Одно оставили там же для новой роты в полном составе. Второе вернулось. Потери небольшие. Только двое раненых. Но эти вылечатся и встанут в строй. А вот двоих принц взял в свою лейб-роту. Пришлось набрать рекрутов для восполнения численности. На всякий случай даже сверх штата. Вот написал в департамент, чтобы одобрили. Если, что еще наберу. Более того есть еще кой-какие возможности. Но это лично барону. Но все равно людей учить надо. Поэтому вот сам и вожусь с ними. Унтеров не хватает. Но с другой стороны мы тут немного обленились. А теперь, знаешь ли, словно воздуха свежего вздохнул. Интерес появился. Ну что же, заговорился. А пройдемте ко мне. Бумаги для барона готовы.
   - Господин капитан. Почту доставлю, - объявил Лавр пряча пакеты в сумку. - Надеюсь, особо секретного тут нет? Я все же без конвоя и собираюсь заехать по дороге в пару мест.
   - Нет. Ничего особо важного,- успокоил капитан.
   - Так, что позвольте откланяться?
   - Надеюсь, еще встретимся, и, думаю, я вас кое-чем обрадую. Это насчет сказаний.
   - Буду весьма признателен. Тогда до свидания.
   - До свидания.
   Уехал из села только после обеда. С собой захватил целую папку с записями. Удалось достать с десяток рукописных книг, в том числе четыре с отчетами и записями волостной управы. На обратном пути заехал в обе помещичьи усадьбы и один хутор. Но задерживаться надолго нигде не стал. Вовсю идет сбор урожая, люди полностью погрузились в это, и отвлекаться особо не намерены. Но все же перекинуться несколькими словами удалось и там, и там. По крайней мере, сделал несколько объявлений. Например, о том, что барону нужны люди. А этот вопрос, оказывается, интересует и местных.
   Так в Саледере к нему зашел один из йоменов. Среднего роста, гибкий, подвижный. Рукава грубой рубашки закатаны и видны крепкие мускулистые руки. Лицо загорелое, мокрые волосы прилипли ко лбу. Возраст определить трудно, но скорее всего около сорока лет.
   - Здравствуйте господин Лавр.
   - Откуда знаете мое имя? - удивился Маржиц.
   - У волостного писаря спросил. Он же и рассказал, что Вы от самого нового барона. С людьми говорите, и не так чтобы просто поболтать, а с интересом. Он и посоветовал к тебе зайти. На сегодня хорошо поработал, надо духу немного перевести, а тут оказия,- принялся он объяснять несколько виноватым тоном.
   - Хорошо. Я готов слушать.
   - Вот с чего начать, - замялся посетитель.
   - Начнем с того, что волостной писарь порекомендовал зайти ко мне, - помог ему Маржиц.
   - Да. Вот волостной писарь. Он мой брат. Младший. Вернее он следующий за мной по старшинству. Есть еще Род. Он четвертый сын. Разумеется, имеется и старший брат. Такая у нас семья.
   - У меня тоже несколько братьев. Считаю, что это очень хорошо, - пояснил Лавр, ободряя собеседника.
   - Да. С одной стороны да. Вот тот же волостной писарь. Камил. Ему хорошо. Он в управе служит. Одной десятины пашни ему за глаза хватает. Скотины у него не так много, да и то на сельских пастбищах выгуливаются. Сена он и купить может. И детей у него - сын да две девки. А вот на нас троих, остальных братьев то есть - семейных земель: десять десятин пашни и шесть для сенокосов и выпасов. У меня же пять сыновей. Старшему - двадцать. Свою семью заводить надо. Но наследник наш старший брат. А у него же свои сыновья подрастают. Уже внука ждет. Я в свое время служил. Получил в пользование три десятины пашни, да два угодий. Столько же у Рода. Половину нам из семейных земель и выделили, остальное из казенных. И такое не только у нас.
   А тут новый барон, наконец, прибыл. И поговаривают, что он начал ту сторону реки чистить. Каких-то людей под защиту взял. Укрепления там строит. Но только одними солдатами земли не удержишь. Надо туда плотнее встать. И обиходить. Мы с братом уже слишком старые вновь на службу идти. А вот выделил бы нам барон земель там немного, да еще с надеждой, что и детям их можно было бы оставить. Мы бы его власть на новых землях и поддержали бы. И трудом, а если надо то и ружьями. Поговори там с ним об этом а?
   - Что же идея мне нравится. Я все расскажу барону. Ничего не обещаю, так как не уполномочен. Однако смею рассчитывать на положительное решение.
   Вторая встреча состоялась в усадьбе одного из местных дворян. Правда, усадьба довольно сильно сказано. Скорее хутор. Господский дом - обычное одноэтажное строение, не отличающееся от жилищ богатых крестьян. Несколько сараев и амбаров. Все это расположено в полуверсте от деревушки одного из дворян, и в восьмистах саженях от поселения, принадлежащего самому барону. До Саледера отсюда полторы версты. До усадьбы более богатого помещика саженей шестьсот.
   - Что же господин Лавр. Поищу где-нибудь на чердаке. У сына есть книги, но он их никому не отдаст. А мы с вами поговорим о другом. Я понимаю, что барон войной занят. Хорошо вот тебя отправил, посмотреть, что тут и как. Это хорошо, если верный человек обскажет, как мы тут живем. Вот и поведай о нашем житье-бытье.
   Ты вот еще о чем ему скажи. Чего же он нас, опору свою, верных вассалов на службу не призывает? Обычай собирать дворянское ополчение никто не отменял. Вот я бы сам на коня сел. Сын у меня добрый молодец. Нет понятно, барон солдат набирает. Но простым солдатом я своего не отправлю.
   Только еще одно скажу. Ополчение оно ведь на время. Повоевали и по домам. У нас ведь и другие дела есть. А там твердо надо встать. Жить там постоянно. Ну, понятно, что особенно на первых порах нужны сильные люди. Кого не сковырнешь сразу. Народ привычный к драке не боязливый. А вот посмотри на моих лошадок.
   Как раз высокий, превышающий немаленького отца на голову, молодец с широкими плечами пригнал табунок к воротам. Парень восседает на крупном и толстом жеребце. Инной его, наверно и не смог бы носить на спине. Остальные лошади, которых трудно назвать скакунами, под стать тому, что находится на табунщике. Высокие, сильные и не очень резвые.
   - Это мой сын. А это мои коняшки. Полсотни голов вместе с молодняком. Еще несколько в работе. Уменьшить табун не могу. Порода пропадет. Да и больно не берут их у меня. Сейчас же другие в цене. А превращать их в простых крестьянских ломовиков тоже не могу не желаю. А у меня своих выпасов сорок десятин, да пашни двадцать пять. А надо ведь и коров содержать, и коз с овечками. Использую общинные выпасы, но приходится с соседями сориться. Да и за лошадьми надо смотреть. Пашни я сам один возделывать не могу. Приходится арендаторам давать. А значит с выпасами и с ними надо делиться.
   К тому же мы тут без настоящего дела киснем. Вот я и говорю. Поговори с бароном насчет новых земель. Пусть выделит лены. А мы отслужим на них верой и правдой. Людей своих возьму туда. Вот старый мой слуга Анхель. Конечно, скакать за кем-то нам с ним не просто. А вот в укрепленном месте мы еще покажем себя. Я и лошадок там бы разводил. Вот посмотри на них. Видишь, какие здоровые. Вот теперь всем резвость нужна. Но ведь и сила немалую роль играет. И да. Может барон купит у меня несколько голов возы таскать или пушки? Ну и, разумеется, на них все же можно и пахать.
   Ну ладно. Лавр езжай. Темнеет уже. Только смотри, через пару верст будет кузница. Остановись там. Подковы у твоего мерина уже не очень. Так что, осторожнее. И передай барону то, о чем говорили. Будь уж так милостив.
   До кузницы подковы продержались. Может и до столицы успел бы доехать. Но решил не рисковать. Свернул до кузницы. Хозяева оказались на месте. Отец и два сына. Высокого роста, из одежды только штаны, да кожаные фартуки.
   - Что господин хороший? Лошадей подковать? Сейчас сделаем. А то уже два часа как без работы. Может у нас и на ночь остановишься? Мы бы и с коляской твоей поработали бы. Вот смотри, тут надо поправить, и с колесом не все ладно, обод-то кое-как держится.
   - Хорошо. Деньги у меня есть.
   - Ну и ладно. А ты посмотри. Может, что прикупишь. Ружья, сабли, шпаги, пистолеты. У нас все очень хорошего качества.
   - Что же давайте посмотрю ваши товары, - усмехнулся Лавр.
   Коляску действительно надо поправить, раз выпал такая возможность, почему бы не воспользоваться. На это нужно время. Пока кузнецы работают, неплохо бы и заняться чем либо. Так почему не посмотреть ассортимент местных товаров? Хоть и созданных деревенскими кузнецами, но все же какое-то дело.
   Однако стоило посмотреть на разложенные предметы, как скептический настрой тут же сменился на искренний интерес. Длинный кинжал прекрасно лег в его руку. Взмах, удар еще удар. И все. Отказаться от этого чуда уже трудно. Хозяев тут нет. Работой заняты все трое. Даже двое мальчишек усердно носятся туда и сюда. Поэтому невозможно спросить разрешения на то чтобы испытать по настоящему, а так хочется проверить железо. Ничего, отложу на несколько минут. А с томительным ожиданием и мучающим чувством нетерпения пока буду бороться с помощью вот этих шпаг. А ведь тоже выглядят хорошо. Внимательно осмотрел сталь, потрогал острие, проверяя заточку.
   Эфес удобно устроился в ладони. Несколько раз прочертил клинком воздух. Сделал пяток выпадов, отбил несколько ударов мнимого противника. Вынул из ножен свой. Да. От нескольких схваток на старом клинке остались следы. А не отдать ли его этим мастерам на ремонт? Что же, деньги имеются, стоит их потратить с толком. Неплохо бы и пару пистолетов взять. Они, у них тоже ничего. А вот и хозяин.
   - Что господин? Приглянулось что?
   - Да вот отобрал кое-что. Проверить то нормально их можно?
   - Можно. Попробуй, как сгибается, вон в чучело потыкай. Из пистолета можно пострелять.
   Лавр провозился с оружием около часа. Кузнецы уже с делом закончили, а он все из пистолетов целится. Действительно оружие приглянулось. Вроде бы оно простое, без изысков. А ведь хорошее. Даже замечательное. Так что надо покупать. И главное цены, написанные на дощечках рядом с товаром, устраивают.
   - Как оружие? - спросил подошедший хозяин. По улыбке понятно, что уверен в том впечатлении, которое на гостя произведут изделия его рук.
   - Хорошее. Теперь насчет цены бы поговорить. Вот эти цифры правильные? - поинтересовался Лавр.
   - Да эти. Только если возьмешь все, что отложил - скинем корону.
   - Беру, - быстро согласился Лавр. Высыпав на ладонь почти все содержимое кошелька, пересчитал и протянул хозяину. - Это деньги с учетом ремонта коляски и подков. Сейчас еще две короны достану.
   - Что же в расчете, - согласился хозяин, получая последние серебряные кружочки.
   - А мою старую шпагу возьмете в ремонт? Да и один пистолет стал беспокоить.
   - А чего бы и не взять. Думаю, обойдется это тебе не больше гривенника. Ну, или еще один гербик. Будет зависеть от тог, что с пистолетом. Согласен. Да немного дороговато, но потом все будет в лучшем виде. Оставь и второй пистолет. Посмотрим и его.
   - Разумеется согласен, - обрадовался Лавр.
   - Вот и хорошо. Деньги потом отдашь. А теперь пошли отдыхать.
   Гостя накормили кашей, показали место, где он может устроиться на ночлег. Черныша Лавр уже поставил в стойло. Насыпал остатки прихваченного для него овса. Напоил водой. Теперь можно и самому отдохнуть. Хотя вон хозяин сидит на лавке. Стоит с ним поговорить.
   - Хозяин. Позволь вопрос?
   - Давай,- легко согласился тот.
   - А почему ты с сыновьями тут устроился? Мастера вы не просто хорошие, а очень талантливые. Я ведь из большого мира прибыл. И даже там таких мало.
   - Про наш талант ты правильно подметил. Только это и есть причина того, что мы тут работаем. Слишком хороши для городского цеха кузнецов. Вот и не ладим с ними. А тут нам никто не указывает, что и как делать. У кого можно брать заказы, какие цены устанавливать.
   - Спасибо за ответ.
   - А теперь у меня к тебе просьба. Поговори о нас с бароном. Ведь наверняка у него есть для нас интересные заказы. А мы для него многое можем сделать из того, что городские не усеют, или даже не умеют. У нас и лучше выйдет и дешевле. А нам важна не только возможность заработать, но и дело интересное привлекает.
   - Отлично. Думаю, он вас посетит. Оружие он больше меня ценит. Это я чиновник, больше в чернилах понимаю. Так, что готовься. Заказов у него много будет. Новых солдат набираем. Вы как пушки лить умеете.
   - Кое-что и сейчас отольем. Ну а если кто бы помог советом или показал хитрости, так еще лучше сможем. Все же до сих пор мало с этой работой сталкивались. Хотя я сам лил. Только тут еще и металл нужен.
   - Думаю с этим решим.
   В Добродол доехал быстро. На этот раз Чернышу досталось тяжело. Ничего. Ему теперь несколько дней отдыхать. Коляска лучше новой, так как уже проверена в деле. Многие изъяны найдены и устранены. Вот только все равно надо к мастеру по дереву зайти. А так можно не осторожничать по такой дороге то. Поэтому скорость задал приличную. Так что въехал в город еще до того как пробило восемь. Быстро закинул часть вещей на квартиру, переоделся в чистую рубашку и на конюшню. Поставил в стойло Черныша, взял в руки собранную добычу и отправился в замок.
   Барона на месте не оказалось. Поэтому бумаги и книги сложил в новый шкаф, а сам принялся проверять, чего помощник успел сделать. А он уже одну из рукописей начал переписывать. Сверил тексты и ошибок и описок не нашел. Да и в остальном все в порядке. Сам написал половину списка книг по военному делу, которые планирую поместить в публичную библиотеку.
   Перед обедом отправился в новое здание. Оно расположено недалеко от его квартиры, прямо рядом с ратушей. Дом большой, трехэтажный. Его буквально на днях привели в порядок. А до этого был заброшен. Конечно, не в развалины превратился, но поработать пришлось. Зато теперь выглядит так, что глаз радуется. Выкупил его еще старый барон, а вот приспособить под дело не успел. Яромир же взялся за дело всерьез. Он уже значительно разгрузил сам замок, постепенно выселяя из него разные приказы и департаменты. С одной стороны, чтобы они были доступнее для посетителей, с другой стороны, чтобы в баронскую резиденцию ходило поменьше народа. Зря, что ли охрану усилили. Во-вторых, он решил создать новые государственные учреждения. Например, вот эту библиотеку. Да и готовиться надо к будущему росту. Но под все это нужно место. В связи с этим некоторые департаменты будут располагаться и в этом здании. Так с другого входа уже устроилась городская приемная барона. Не в замок же носить прошения. А тут не надо через охрану проходить. К тому же некоторые и так заробеют в замок идти. На втором этаже департамент науки и просвещения. Барон всерьез решил улучшить в своих владениях образование населения. Кроме библиотеки будут открыты и новые школы. А для этого кто-то должен все это организовать. Не самому же Яромиру, искать помещения, устанавливать жалованье каждому учителю, проверять их работу. Правда, пока в департаменте всего один человек работает. Ну и помощники есть, правда исключительно, что-то смастерить, прибить, принести-унести. Тут же будет биржа труда. Намечено очень много работ. И желающие потрудиться могут обратиться прямо сюда. Яромир рассчитывает на прибытие наемной рабочей силы и за предел баронства, а там может, кто и тут решит остаться. Денег он привез с собой немало. Да и старый барон накопил.
   Зашел внутрь. А ничего. Места много. Несколько маленьких подсобных помещения, но главное большой зал. Новые стеллажи расставлены рядами, осталось только книги тут собрать. Зря Черныша распряг. На нем бы можно и привезти книги. Придется отложить. А вот завтра с утра надо будет забрать лошадь, в замке загрузить все нужное имущество и перевести сюда. Только вот как работу организовать? Не может же он надвое разделиться? Кримдера тут оставить? Только он не столь самостоятелен. Да и для другого, он нужен. Кто будет документы переписывать? А этой работы все больше и больше. Та те же книги от руки переписать. Ведь потом в типографию ценный подлинник не отправишь. Вдруг, что случится. Да их даже из замка не стоит вывозить. Самому обосноваться тут, а помощника в замок? Несколько часов поработать, дать поручения Дилу и сюда, вечером опять работать в замке. Вроде хорошо получается. Надо бы попробовать. Действительно, вместо того чтобы бесконечно ломать голову в сомнениях лучше попробовать сделать, а там видно будет.
   Запер помещение на пару замков, дошел до привратника, отвечающего за все здание. Старый солдат сидит в небольшой коморке расположенной между двумя входами в здания. Из него можно попасть в обе небольшие прихожие. Рядом же лестница, по которой можно попасть на верхние этажи. Лавр уже поздоровался с ним, когда только пришел.
   - Ну, что служивый, я свои помещения запер. Буду завтра с утра, отметь для сменщика.
   - Хорошо господин Лавр. А завтра с восьми утра дежурю опять я, так что обращайтесь если, что.
   - Вот как? Каков же у вас график? - удивился Лавр.
   - Днем мы на службе по одному, - пояснил тот. - Вечером заступают двое, уже с собаками. Один внутри, второй время от времени обходит здание снаружи. А так нас восемь человек, все отставные солдаты. Тут все же казенные учреждения, мало ли, что. Это пока тут никого нет. А со временем заедут. Вот сегодня до вас приходили и с лесного приказа, и от управляющего баронскими мануфактурами. Горная Контора тоже тут будет. А там еще кого сюда подселят.
   Кроме того рядышком задания военного и финансового департамента, внутренний двор то на всех один. Там свои сторожа, но мы все равно, если, что друг другу поможем.
   - Спасибо, солдат.
   - Рады стараться, господин лейтенант, - вытянулся в струнку старый солдат.
   - А это ты с чего взял? Я же по статской линии, - недовольно возразил Лавр. Как-то подозрительно он начал смотреть на, то, как его лейтенантом называют. А ему саммому вовсе хочется, чтобы окружающие об этом позабыли.
   - Так у меня старший сын капралом служит. С Вами на той стороне был. От него и узнал,- принялся оправдываться старик.
   - Понятно. Вот откуда ветер дует. Ты на меня не серчай, за то, что я на тебя кричать начал, только лейтенантом я только по надобности бываю. Это пока у барона офицеров не хватает. Ну и пока на Правобережье компания не закончилась.
   - Виноват, господин лейтенант, но с Правобережьем не скоро закончится, - не согласился солдат.
   - Почему так думаешь? Вон большинство ватаг рассеяли, форты крепкие на дороге поставили, людей верных на землю поставили, люди под баронскую руку просятся.
   - Так-то оно так. Только ведь из глубины Дебрей еще появятся. Да и здешние еще не все под корень выедены. Та же Сивая Барышня свою ватагу целехонькой сохранила. А она поопасней многих других будет. Да ведь это не все. За Правобережье придется с другими владетелями драться.
   - Ну, поглядим, как оно будет. Только заболтался я. Пойду. У меня тоже служба.
   Попрощавшись со стариком, отправился в замок. Хороший человек, а настроение все же испортил. Как-то не получается тут спокойно жить. Не удается перейти к размеренной, на неделю вперед определенной работе. Все время, какие-то заботы, совершенно не связанные с должностью библиотекаря. А с другой стороны и принцу отказывать не получается. Единственно, что остается - работать. Кстати и денег осталось мало. А надо про одежду подумать. А то с собой два костюма: лейтенантский мундир и повседневный гражданский. Но от такой жизни и то другое постепенно приходят в негодность. Нужны теплые вещи, хорошо старый плащ из кожи привез. Со следующего жалованья надо камзол заказать и кафтан на осень.
   Не успел устроиться в своем кресле, как в дверь постучали. И тут же в помещении оказался невысокий плотный мужчина под шестьдесят лет. Лавр уже с ним знаком. Это чиновник ведающий учетом земельных участков. Он определят категорию пашен, выпасов, сенокосов, границы паев. Кому сколько полагается. Зовут его Патрик Торенфар. Пока у Лавра сложилось к этому человеку довольно настороженное отношение. Вот вроде человек вежлив, доброжелателен, но не оставляет ощущение, что все это по необходимости, а в случае чего, поворачиваться спиной к нему не желательно.
   - Здравствуйте господин Торенфар. Рад Вас видеть. Что за заботы заставили посетить меня? Постараюсь помочь, чем могу, - Лавр решил не тянуть с сутью. Быстренько разделаться с вопросом и приняться за дело. Рядом лежат не разобранная кипа старых бумаг. Всякие указы, распоряжения. Надо бы разобраться, что тут действующее, что нет. Какой документ представляет интерес.
   - Здравствуйте господин Маржиц. Смотрю, Вы торопитесь. Понимаю, понимаю. Дел много, не до болтовни. У самого все горит. С новым бароном жизнь у нас кипит, кипит. Ну, раз Вы решили перейти к делу, то прошу меня выслушать.
   - Конечно, конечно.
   - У меня есть сын... младший сын. Двадцать лет, закончил учебу недавно. Хочет служить. Вот ищу для него место. А тут я узнал, что барон собирается взять к вам двух помощников. Так вот я подумал, что Вы человек положительный, достойный. Поэтому предлагаю подумать над кандидатурой моего сына на одну из вакансий. Я человек опытный, кое-что повидал, поэтому считаю, что он Вам пригодится. Парень он грамотный, неглупый.
   - Хорошо господин Торенфар. Приводите сына завтра после обеда. Утром мы переселяем часть наших запасов. Я с ним пообщаюсь. Но только предупреждаю, что сам еще о новых вакансиях не слышал. И даже не знаю, какое у них будет жалованье.
   - О, это вопрос второстепенный. До сих пор, я его кормил, буду содержать, еще немного, в случае надобности. Да и то, все равно уже легче будет. Тем более сын у меня не из шалопаев, запросы имеет скромные. Тут ведь главное, чтобы он в нужное русло попал, опыта приобрел, научился кое-чему. Я ведь почему еще решил именно к вам его определить. Скажу прямо. Вы мне импонируете. Сложилось впечатление, что Вы вполне надежный, серьезный молодой человек. Способный и вдумчивый, с правильным взглядом на жизнь.
   - Спасибо господин Торенфар, за лестную оценку. Насчет, вашего сына договорились. А насчет вакансий уточню.
   - До завтра дорогой Лавр, - ласковым голосом произнес посетитель, дружески потрепал по плечу и двинулся на выход.
   - До завтра.
   Ну что же. Спасибо господину Торенфару за новости. Ладно, сына его взять можно. Если конечно действительно введут штаты. Ну а, что? У самого отца репутация человека не очень хорошего, зато грамотного и умелого чиновника. А наладить отношения с местными надо. Так почему начать не с этого? Тем более сделали первый шаг к тебе навстречу. Надо ответить.
   Потом судить сына по отцу не стоит. Особенно в отрицательную сторону. И наоборот тоже. Так, что надо посмотреть чего он стоит, а уж тогда и надо его оценивать. А потом где еще найти людей? Наверное, где-то есть и идеальные персонажи. Безупречные во всем. Умные, бескорыстные, трудолюбивые готовые за малое вознаграждение горы свернуть. Только где они, и захотят ли они к тебе пойти на службу? Поэтому надо обойтись, тем, что есть. С этим решил.
   А вот, что означает сам факт увеличения персонала? С одной стороны, конечно, люди не помешают. Все же библиотека будет работать в двух разных местах. Но с другой стороны и персонал дополнительный так просто не дают. Тревожно что-то от всего этого. Ну ладно. Видно будет.
   После обеда узнал, что действительно ему вводят в штаты еще двух служащих. Жалованье действительно не большое. Три с половиной короны в стандартный месяц (12). В летние месяцы на четверть больше. Да и то пока берут учениками, то есть платить пока будут половину. Понятно. Новеньких еще надо обучить. Но и желающих занять вакансии будет не много. А что если женщин набирать? Вон в Славмении это уже практикуется. Кстати, уже и женщины-учителя есть. Или тут это слишком не привычно?
   Барона до сих пор нет. Поэтому занялся книгами, которые надо завтра перевезти. Итак, тут в замке будет три картотеки. Систематическая - контрольная. Тут все отмечено. Где книга находится, его номер и прочее. Алфавитная. Тоже контрольная. В этих картотеках указаны книги и остающиеся в замке, и те, что будет находиться в публичном отделе. Маленькая систематическая картотека на остающийся фонд. Хватит и этого для работы. Кроме того есть отдельные списки, которые надо будет обновлять. Еще тут будет находиться книга учета.
   Теперь публичная библиотека. Там будет четыре картотеки. Две контрольные, только для работников, и две для пользователей. Причем последние два будут охватывать только фонд своего отдела. Все равно книги из замка только для ограниченного количества пользователей. А в случае чего есть списки. На карточках из остальных картотек надо проставить отметки, о том, где книга находится. Посетителям чаще будут выдаваться книги только из фонда публичного отдела, но в отдельных случаях можно будет брать книги и из замкового фонда.
   Все это готово. Завтра надо доставить на новое место и все расставить по местам. Дело, в общем-то, не такое быстрое. А пока занялся изучением редких книг, особенно рукописных. Из некоторых стоит сделать выписки для Яромира. Кроме того Дмитр Острогов попросил посмотреть некоторые документы среди хранящихся бумаг. Да еще передал копии трех указов для фонда. Надо каждую зарегистрировать как единицу хранения, подшить. А Дилу предстоит сделать с них три копии. Один выложим в публичном отделе. Не надо забывать, что это в первую очередь государственное учреждение и работает в его интересах. Ну, государство и маленькое. Но проблемы надо решать вне зависимости от этого.
   Да. Кто такой Острогов. Юрист из Славмении. Дмитр приехал из Волдинга с обозом Бризвица. До этого он уже полгода изучал местное право, и когда в столицу Ирпении прибыл Яромир, находился в отъезде. Теперь же он разбирается с законами баронства. Так им с Тавровским, понадобились договоры заключенные баронством. Все это заняло время до вечера. Заодно удалось отсортировать часть имеющихся документов.
   Да Тавровский теперь нечто вроде министра иностранных дел. Занимается разбором весьма непростого клубка взаимоотношений между Вольными Владениями (13), более крупными государством и обществом. А правил много. Кроме того существует целая система связей, противовесов, альянсов, договоров и прочего.
   Переезд состоялся к удивлению без проблем. К тому же прямо с утра к нему прибыл молодой человек лет двадцати. Оказалось его подобрал Дмитр, но так как вакансий у него самого нет, прислал Лавру. Парень из местных. Отец и дядя работают в ратуше. Сам предложил помочь в переезде. Кипы книг, ящики с бумагами таскал с энтузиазмом. Поэтому когда по завершении основных дел по обустройству на новом месте, он подошел и встал рядом с выжидательным лицом, Лавр даже немного удивился.
   - Эрл, тебе чего? Посидел бы отдохнул.
   - Господин Лавр. А как насчет меня? - вопрос прозвучал слишком тихо.
   - А что с тобой? - Маржиц пока не понял вопроса.
   - Чего Вы по мне решили? Берете?
   - Ах, вот о чем ты! Разумеется. Ты же два часа как работаешь. Да действительно. Сходи... Нет, сейчас едем с тобой в замок. Тут теперь и господин Кримдер справится. Пойдем вдвоем к кабинет-секретарю Покровичу. Пусть тебя оформляют с сегодняшнего дня. Жалованье пока половинное, но на довольствие полное поставим. Да и пропуск на тебя надо заказать. И вот еще, - произнося последние три слова Лавр, одновременно обдумал пришедшую в голову мысль. - Господин Кримдер, подойдите сюда.
   Дил поставил книги на полку. Проверил их по списку и только после этого направился к начальству. Сегодня он как всегда работал с усердием, но явно устал. Пока Кримдер шел, Лавр достал с пояса кошелек, взвесил его, потом заглянул внутрь. Наконец, он принял окончательное решение.
   -Итак, мы хорошо поработали. Сделали большое дело. Поэтому я решил отметить это событие. Вот вам премия по два герба каждому.
   Деньги, конечно, не такие уж большие, но с другой стороны для скромных служащих и это в радость. А из казны на текущие расходы выдали всего лишь две короны. Половина ушла на чернила и карандаши. А вот остальное Лавр решил использовать для премирования людей. А теперь как раз подходящий случай.
   Вот только правильно ли он сделал, выдав равную сумму. Кридмер над переездом работал и в предыдущие дни. И, получается, сделал для этого больше. Однако, он получает жалование. В том числе и за эту работу. И оно выше, чем у Эрла. Дил получает пять с половиной короны в месяц. Не очень много. Чуть меньше прапорщика. А вот сегодня оба работали на равных. Для перетаскивания тяжестей квалификация не нужна. И юноша проявлял даже больше усердия. А оплата будет у него ниже. Так что правильно он, Лавр, этот момент скорректировал. А ведь действовал по интуиции. Думать только сейчас начал. Хорошо ещё, что результат все равно получился правильным. В следующий раз надо хорошенько обдумать прежде, чем начать делать.
   Себя тоже наградить что ли? А что вот немного сэкономил на переезде. Ведь мерина своего использовал и коляску. Иначе пришлось бы нанимать. Хотя можно просто взять в баронской конюшне. Да к тому же содержание Черныша и Ветки не зря казна оплачивает. Зря он обэтом начал думать - крохоборствовать нехорошо. А деньги еще пригодятся.
   Уже когда добирались до приемной барона, Лавр с ужасом вспомнил, что рапорт то он так до конца и не написал. Чуть было не рванул к себе исправлять ситуацию. Все же опомнился и занялся делами. Пока занимался оформлением, уже успокоился. А чего действительно так спешить. Барона нет. Да и прибыв, он первым делом не библиотекаря к себе вызовет.
   Так что надо пока новичком заниматься. А начнем с того, что пусть пишет библиографический список книг по истории. Очень полезно. Кроме того пусть учится регистрировать новые документы. Сегодня принесли поступившие из Ирпении новые газеты. Так вот их надо внести журнал, правильно подшить. Потом отнести по два экземпляра каждого названия в публичный отдел. Все это доверил Эрлу. По дороге еще велел зайти в департамент юстиции и взять у них несколько документов.
   А тут как раз господин Торнфар привел сыночка. По возрасту немного уступает Эрлу. Выше среднего роста. Даже скорее высокий. Собственный отец ниже молодого человека на целую голову. По-юношески угловатый и нескладный. Длинное грубоватое лицо. Вообще выглядит несколько старше указанных лет. Заполнил анкету. Почерк ужасный. Неразговорчив, а в ответах проскакивает некая самоуверенность. Самооценка высокая. Ну что же. Пока сойдет. Можно и с этим поработать.
   - Ну что Густав. Завтра с утра ко мне. Приступаешь к службе. Через час я схожу к кабинет-секретарю чтобы готовил бумаги.
   - Лавр. Я сам собираюсь к Покровскому. Так что напиши записку, а я передам. Чего лишний раз ходить, - предложил отец новичка.
   - Ну, что же хорошо. Тогда подождите минуту.
   Не нравится излишняя торопливость господина Торенфара? Действительно немного внутри покоробило. Только к кабинет-секретарю самому идти еще раз не очень и хочется. А так можно заняться своими делами. А насчет того, чтобы торопить там с оформлением пусть господин Патрик суетится. Самому же сейчас лучше заняться рапортом.
   Но сначала разобраться с деньгами. Итак, из казенных средств на текущие расходы осталось двадцать один герб. Надо оформить премию как положено. Чтобы потом вопросов не возникло. Сразу же сделал отметку ведомость, где указал, на что потратил деньги. Остальное пока прибережем. Есть еще полторы кроны, выделенные на покупку книг. Это отложим отдельно. Надо составить бумагу, сколько и на что, потратился по этой статье во время поездки.
   Ну, вот теперь свои личные деньги. Всего девять корон, четыре гривенника и три герба. Это после того как он внес аванс за питание в будущем месяце, ну и потратился на оружие. Ну и мелочь медная. Через несколько дней срок выплаты жалованья. Причем за последний из больших месяцев. А его жалованье в неделю две короны с половиной. В прошлый раз еще и за лейтенанта доплатили. Так как он не имеет команды, то получил только за чин. То есть корну с четвертью в неделю. Как будет в этом месяце? Может подать рапорт на получение мундирных? Он до сих пор еще не получал их. Правда, у него как у гражданского служащего сумма гораздо меньше, чем у военных, но все равно что-то на них можно купить. Кроме того надо узнать может, что-то ему положено и как офицеру? Так или иначе, но ведь ему в чем-то надо выполнять поручения по военной линии, а это другой комплект одежды.
   По крайней мере, надо завтра же заказать теплые кафтан, камзол, штаны и шляпу. Рубашек он купил целую дюжину, да и новые штаны. Так что в чем находиться в помещении есть. Не помешает и епанчу на осень. Или обойтись имеющимся? От дождей они лучше спасают. А лучше надо взять теплый плащ на зиму, как и легкий полушубок. Нет, полушубок - уже со следующего жалованья. И даже не с того, что выплатят на днях. А то неизвестно, какие будут непредвиденные расходы. А вот если удастся к концу следующего месяца запасец накопить - тогда, пожалуйста. Да еще и про сапоги не забыть. Эти, кажется, скоро каши попросят. Придется тогда одной парой обходиться осенью.
   Ну что же. С деньгами разобрался, публичный отдел открыли, можно заняться изучением старых рукописей. Подготовить задания для новых помощников. Может даже инструкцию для них написать? Нет, это уже завтра. А пока мелкие поручения, чтобы выполняя их, постепенно входили в курс дела. Начнем с изучения картотеки, расположения фонда, где и как искать. Но это надо тоже завтра. Когда будут оба. А пока надо Эрлу дать работу. А тут как раз в комнату вошел Дил. Он запер помещение на ключ и пришел доложить.
   - Господин Кридмер. Вы справились с поручением? Отлично. Тогда необходимо переписать набело мой рапорт. Только вот смотрите. Сюда надо будет вставить вот этот кусок текста. И еще вот два приложения. Их тоже надо переписать. Потом займитесь, пожалуйста, вот этим текстом. Эрл, для тебя тоже есть поручение. Надо сделать две копии с этой бумаги. Потом я научу регистрировать документы. Справишься? Тогда давай приступай. И да обустраивай рабочее место так, чтобы тебе было удобнее. Вот получи два карандаша, ручку, перья, чернильницу, нож. И да вот тебе еще пару гербов. Купишь себе еще, что надо. Через час пойдешь в типографию. Заберешь нашу продукцию. Заодно отдай вот эту папку. Сейчас идти не надо. Наш заказ думаю еще не готов. И еще ты обедал?
   Зарядило дождями. Произошло это как всегда неожиданно. В очередной раз. Ну, кто мог предполагать, что в середине осени могут быть дожди, да и похолодает. Начало октября (14) было очень теплым. Земля просохла после сентябрьских дождей. С полей убрали свеклу: кормовую и сахарную. В амбарах лежит тыква: обычная, белая (15), коричневая (16). Опустела половина грядок с зеленной репой(17). Часть полей даже вспахали и засеяли яровыми. Ближе к середине месяца, точнее в последние дни второй недели крестьяне, да и не только они, начали выкапывать осенний картофель. Его обычно сажают в середине июля на земли, освободившиеся после уборки скороспелой весенней картошки и или на черных парах.
   И вот словно дождавшись, когда последние мешки уберут в укрытие, днем девятнадцатого начался мелкий дождь. К вечеру того же дня он усилился. И вот уже неделю каждый день капает по два-три часа, а как стемнеет, то может поливать до рассвета без перерыва. В первые дни сухая земля легко впитывала влагу. И люди еще старались пахать. Теперь же крестьяне громко ругают погоду, в душе радуясь отдыху после тяжелой работы. Хотя конечно им есть чем заняться, например, сложить многое из собранного урожая в глубокие погреба, но это не плугом землю ворочать.
   Наверное, еще больше довольны дождям обессилившие лошади и быки. Дневной редкий дождь для них не помеха. Зато нет всякой гнуси в теплое время года досыта пившей их кровь. Да и на выпасах еще есть трава. На месте покосов, убранного урожая вылезла свежая трава, к тому же остались остатки соломы, ботвы, а где-то и сладкие корешки. Впереди еще ноябрь. Найдется еще для них работа. А пока надо отъедаться.
   А вот Лавра Маржица все больше и больше начинает охватывать раздражение. Он уже вторую неделю сидит на передовом посту. Заступил сюда еще восемнадцатого. Прямо перед началом сезона дождей. И вот застрял. Теперь на все он начал смотреть рационально и мрачно. Даже пейзажи не радуют.
   Впереди правее смыкаются два лесных массива, откуда появляется дорога. Позади изгиб реки, левее болото, из которого вытекает большой ручей. Дорога сначала идет почти прямо, словно хочет добраться до воды правее поста. Но добравшись склона, на котором тот стоит, она резко сворачивает и дальше лежит между ней и лесом. Леса тут настолько густые и завалены ветками, и старыми поваленными стволами, что войдя в них даже в ясный день можно запросто ноги переломать. А местами и вовсе топко. Так что в этих местах можно пройти только по дороге. Особенно сейчас, когда вода поднялась. Левее болото уже практически добралось до дороги.
   Сам пост состоит из четырех срубов под крышами. Два из них расположены вдоль дороги. Это правый и левый блокгаузы. Между ними деревянная стена с бойницами. С внутренней стороны над ней навес. Между рекой и этими укреплениями еще два сооружения. Оба меньше размером. За правым блокгаузом расположено хранилище для запасов, к нему примыкает кухня. Сейчас над ним так же сделали навес. За левым блокгаузом конюшня. Между ними забор и ворота.
   Лавр двинулся обходить укрепления по внутреннему периметру. Побывал во всех помещениях, посмотрел, что делают люди. Сейчас он оперся руками об забор между складом и конюшней. Невысокий и собранный из тонких жердин. Укрепления новые. Делали уже перед самыми дождями. Так ров вокруг так и не доделан. Только между дорогой и постом успели вырыть участок более или менее подходящий по глубине и ширине. А сейчас все залито водой. Так что не до земляных работ. С другой стороны и переходить через них стало сложнее.
   С этой стороны рва и вовсе нет. Зато тут за забором достаточно крутой склон до берега реки, покрытый сейчас мокрой глиной. Постепенно поднимающие уровень темные воды реки сейчас плохо видны из-за струй дождя. Хорошо Лавр укрылся под навесом. Поэтому он уже несколько минут снял шляпу и отряхнул. А вот тяжелый плащ, покрытый кожей, снимать не хочется. А его стоило бы как-нибудь повесить сушиться. Только вот в старом лейтенантском мундире достаточно прохладно. Хотя он и подкладку к нему приделал, и камзол утеплил. Однако неприятный сырой ветер не обращает на это никакого внимания. Поэтому не хочется лишаться защиты.
   И все же Лавр сделал усилие, развязал завязки, отцепил застежку, вынул руки из прорезей и передал плащ помощнику повара. Тот с готовностью подхватил его и быстро начал пристраивать рядом с очагом. Так чтобы и к жару поближе, и работать не мешал. Вообще-то это не помощник кашевара по штатной должности, а один из нестроевых солдат. Но помогает настоящему помощнику кашевара.
   На посту находится целый плутонг - два капральства с унтер-офицерами: командир, помощник и капралы. Усилили его тремя нестроевыми, в том числе и помощником кашевара, а также обозным младшим-унтером, исполняющим обязанности квартирмейстера и фельдфебеля. Между прочим это старший сын того самого отставного солдата, что охраняет его публичную библиотеку. Ладно, не его - баронскую. Ну, а над всем этим поставили Лавра в качестве командира.
   Нет действительно по такой погоде даже под навесом не так приятно. Маржиц быстро двинулся в правый блокгауз. Внутри темно. Только горят два фонаря, факел над ведром воды и главное очаг. А хорошо он устроен. Дым от горящих в нем поленьев уходит наверх. А в помещении от его огня светлее, и вокруг можно присесть и погреется.
   - Садитесь, господин лейтенант, - предложил младший унтер-офицер являющийся помощником командира плутонга. Между прочим, для своего чина он довольно молод. Где-то всего тридцать лет. А в Добродоле в армии карьеру до сих пор быстро не делали. Это сейчас кое-какие подвижки пошли. Но этот, кажется, свою должность занял не в последние месяцы. И судя по всему, скоро получит повышение.
   - Спасибо Карел. Ты сам?
   - Я уже согрелся. Пойду за плащом. Мне бы тоже посты проверить. Как там каша варится?
   - Да. Скоро поспеет. Посты я только что проверил. Поэтому подожди. Да и людей не тревожь. Пока тихо. Так что посиди. Тем более тебе заступать на дежурство.
   - Господин лейтенант благодаря вам я успел отдохнуть днем. А сейчас уже проснулся, и думаю, лучше теперь не ложится.
   - Все равно отдыхай. Я дал указание Барсуку, чтобы он если, что поторопил на кухне. Смена поест и сразу поменяет постовых. К этому времени надо будет в каждом помещении зажечь еще по одному очагу. Передай капралу. Люди придут замерзшие, промокшие. Погода сегодня вечером опять пакостная.
   Жар от горящих поленьев позволил быстро согреться. Поэтому Лавр отправился в специально огороженный для него закуток. Тут достал свой легкий плащ и завернулся в него. Сел на свой топчан, прислонился к стене и быстро задремал.
   Растолкал его Михель Барсук, тот самый унтер-офицер, ведающий хозяйственными вопросами. Он уже три года назад достиг сорокалетнего возраста. Чуть выше среднего роста, широкие крепкие плечи, с небольшим брюшком, который не мешает его подвижности Основательный, с большим житейским опытом. Все время занят делом. Многое старается сделать собственноручно. Старательный. Многое умеет, многое знает.
   - Господин лейтенант. Каша готова. Смена, заступающая на пост, уже поела.
   - Хорошо. Принеси мне воды, хорошо бы теплой, и мой плащ с кухни. Я пока займусь сменой постов внутри блокгауза.
   - Слушаюсь.
   Двоих Лавр провел на крышу. Проследил, чтобы смена часовых прошла, как положено. Заступающие на пост зарядили ружья, осмотрелись, а те, кто меняется, рассказали про обстановку. Еще раз справился об экипировке. Солдаты одеты лучше своего офицера. Это хорошо.
   Спустился вниз. Поставил тут двух часовых. Еще пара встала у стены между блокгаузами. Сейчас тут будут стоять солдаты из первого капральства. Сменившиеся караульные из второго капральства отправились за офицером в свое помещение. Здесь так же заступило четверо часовых. Следить за ними будет их капрал, а один из солдат остается в резерве. А вот командир плутонга сменился с дежурства. Пока все нормально, он получит возможность отдыхать. Это или кто-то дождавшийся своей очереди, либо заслуживший такую возможность.
   Через четыре часа все поменяется. Бодрствовать будет капрал в правом блокгаузе. А сейчас там дежурит Карел Рутенфар. Он старший наряда. Потом его заменит командир плутонга, отдыхающий тут во втором блокгаузе. Нестроевые же постоянно находятся у себя на кухне, и по очереди следят за речной стороной. Даже места для ночлега им выделили рядом. За ними следит Барсук. Впрочем, он в случае чего может и сменой покомандовать, не освобождая себя от других забот.
   - Господин лейтенант. Желаете отужинать?
   - Да.
   - Подождите немного, я вам наложу, - Барсук быстро снял крышку с котла, зачерпнул каши на приготовленную заранее миску. - Хватит?
   - Да спасибо, - поблагодарил Лавр, принимая кашу. А она явно горячая, даже чрез металл чувствуется. - Не стоит, ложка у меня с собой.
   - Хлеба, - предложил унтер, ловко отрезая ломоть от результата своего утреннего пекарского творения.
   - Мне хватит и этого куска. В кружку налей просто воды.
   Недалеко от очага устроен небольшой столик для лейтенанта. Рядом повесили один из фонарей. Для солдат более просторный стол поставили с другой стороны. Лавр удобно расположился на грубо сколоченной табуретке и принялся за еду. Кроме гречки сегодня в котел щедро добавили мяса. Спасибо егерям, убывшим с поста три дня назад. Они оставили не только половину кабана, но и несколько силков и ловушек. Поэтому и сами не плошаем. Вот сегодня с утра пяток гусей подстрелили. Так как обедали рыбой, наловленной тут же рядом, все они и пошли на кашу, куда еще добавили жир кабанчика.
   Барсук утром испек хлеба. Поэтому весь день удалось обойтись без сухарей. Вот завтра с утра они пригодятся. Хотя Михаэль наверняка, для офицера что-то прибережет. Не зря же от буханки, куском от которой он оделил Лавра, оставалось еще больше половины. А кроме лейтенанта и самого Барсука все свои порции ужина получили.
   - Господин лейтенант, я тут на столе вот оставлю в миске кусок хлеба и две жаренные рыбины, печенные картофелины. Ночью если, что подкрепитесь. Вот еще три сухаря. А сейчас я Вам отвару принесу и горшочек с тыквенной смесью.
   - Унтер-офицер. А для солдат приготовили, чем подкрепиться ночью?
   - Так точно. В обоих блокгаузах передал старшим и рыбы, и по три сухаря на каждого. Да господин лейтенант. По полведра картошки приготовлено, чтобы ночью испечь. Вода для приготовления отвара готова. Чайники сюда принесли.
   - Тогда хорошо. Я поем и вздремну немного. Но ровно в восемь меня разбудить. Передай Карелу.
   - Может еще поспали бы. Вечером все спокойно. А вот ночью вовсе не будете отдыхать.
   - Делайте, как сказал. И неси, наконец, отвар. Я уже половину каши съел.
   Подремать по полчаса после восьми удалось еще пару раз. Что ни говори, а усталость накапливается. И несмотря ни на что, днем удается поспать урывками не более пяти часов. И дело не только в недосыпе. Сказывается постоянное напряжение. Тут передовой рубеж. Там дальше гуляют разбойничьи шайки. А людей не хватает. Сейчас еще добавилась погода мерзопакостная. А надежда на то, что и противнику она мешает, и из-за нее он сидит в своих укрытиях утешает мало.
   Время уже давно перевалило за полночь. Дождь то вовсе прекращается, то вновь начинает заглушать остальные шумы, за исключением завываний ветра. Что там творится за стенами не понятно. Собаки, конечно, лают, но они тревожатся уже какую ночь подряд. Песок в часах продолжает монотонно отсчитывать время. Света от фонарей недостаточно. Скоро уже менять часовых.
   Лавр приказал будить смену. И тут собаки начали лаять особенно активно. Причем целенаправленно в сторону ближайшего леса. Лавр приказал несколько раз пронести факел вдоль стены, а потом подержать перед одной из бойниц. И тут прозвучал первый выстрел. Попробовали ответить на звук. В ответ получили три выстрела. Причем противник стреляет достаточно точно. Пули входят в дерево рядом с прорубленными отверстиями. Через минуту усердная пальба началась с обеих сторон.
   - Стрелять реже, берегите заряды, - приказал Лавр. - Передать по линии. Унтер-офицеры и капралы проследить за выполнением.
   Сам тут же отправился к унтер-офицеру в левом блокгаузе, чтобы продублировать приказ. По дороге дважды останавливался, хватал солдат, чуть ли не за руки, для того чтобы они не частили, лучше целились, и не стреляли неизвестно куда. Впрочем, примерное месторасположение по боевому расписанию всех младших командиров известно, так что приказ о пресечении бестолковой стрельбы получили не только унтера и капралы, но ефрейтора.
   Солдаты начали действовать спокойнее. Появилась уверенность и некая степенность в действиях. Теперь каждый старается определить, откуда стреляют, точно прицелится и как учили, спустить курок. И, разумеется, не высовываться и не подставляться под случайную или нет пулю.
   Лавр обошел позиции, побывал и у заднего забора. Там тихо. Конечно, собаки лают. Но ничего необычного. Раненых, а тем более убитых среди защитников нет. Положение вполне стабильное. Даже порох тратится намного меньше чем у нападающих. Так что поводов для беспокойства не наблюдается. Просто надо дождаться, когда противник сам уберется. Тем более в такую-то погоду. Надо бы подумать, как организовать отдых для своих. Причем при различных вариантах. Если из леса вовсе перестанут стрелять, или будут вести только беспокоящий огонь. На каждый случай нужен свой порядок.
   И тут неожиданно рвануло. Первый мгновения прошли в растерянности. С удивлением подумалось: "А ведь это у нас". При этом пришедшую в голову мысль воспринял как-то отстранено, словно это его и не касается. Он смотрит на ситуацию как зритель. Но потом оцепление прошло, сделал первый шаг и окончательно пришел в себя. И вот он уже с ружьем в руках выскочил за дверь. Тут же ушел в сторону, чтобы не мешать другим. Тем, кто идет за ним. Он уже успел дать команду. Но и без этого он все же отрабатывал с солдатами и вариант прорыва во двор. Поэтому, что и как делать они представляют.
   И тут в ворота, что-то въехало-вошло непонятное. Лавр разрядил ружье и только тут понял, что это три чучела, поставленные на передок телеги. Обманулся не только он. Несколько солдат рядом, выстрелили в них, так же как и их командир. Маржиц вытащил из-за пояса пистолеты, и в этот момент что-то метнулось вперед, одновременно кто-то начал подниматься на сруб блокгауза. Вот в него сразу и разрядил оба ствола. Вроде бы этот кто-то упал.
   Пора встречать противника холодным оружием. Тем более кто-то, прячась за чучела начал закидывать горящие предметы в левый блокгауз через узкие прорези в стене. Кажется, это не гранаты. Взрывов не слышно. Несколько пылающих комков упали, в результате одно из чучел загорелось, и это несмотря на не прекратившийся дождь. Но зато теперь лучше видно. Проникших за ворота не так много, и их хитрое устройство им же загораживает дорогу.
   И все же первые разбойники оказались во дворе. Один из них кувырком выбрался на середину, выпрямился и отбил шпагу Лавра своим клинком. Вторым движением увел в сторону кинжал. Солдат рядом размахнулся прикладом, штыки примкнуть никто не успел, и получил саблей по рукам.
   Этот разбойник, оказывается, тоже пользуется двумя клинками. Только в качестве второго у него сабля. Поэтому и попытка еще одного удара шпагой оказалось отбитой. Отблески разгорающегося во дворе пламени осветили лицо. Верхняя часть закрыто маской, а вот нижняя открыта и что-то в нем необычно.
   За это время прошел еще один обмен ударами и тут же противник ушел влево от Лавра, заставив его укрыться кинжалом от последнего удара. Шпагой планировалось отбить следующий, который на этот раз не последовал. А разбойник еще успел еще и крикнуть своим, чтобы не увлекались попыткой штурма блокгауза. Неожиданностью явилось то, что он явно принадлежит красивой молодой женщине. Почему красивой? Но нижняя часть лица на несколько момент до этого оказавшаяся в поле зрения слишком правильная, красивая и чистая. И голос... Но думать над вывертами собственного сознания в данной ситуации некогда. Но несколько мгновений потеряно. Ага, из-под шляпы выбиваются белокурые волосы. Та самая "Сивая Барышня" пришло в голову. Но, что это знание дает сейчас?
   Попытался последовать за ней. Но между ними оказался капрал из правого блокгауза. Он усердно работает тесаком, а левее уже падает солдат. Потеряв еще несколько мгновений, Яромир все же начал обходить капрала слева. А тот уже покачнулся, кажется, ранен в бедро. Под следующий удар дамы Лавр успел подставить шпагу. А Барсук успел оттащить капрала.
   Тут же Маржиц с трудом отбил шпагу противника кинжалом. После этого он только успевал укрываться от стремительной серии ударов. Хорошо рядом Михель машет своей саблей, отвлекая противника. И вот, наконец, что-то кольнуло в правый бок. Уходя от удара, Лавр потерял равновесие и упал. Через несколько секунд он все же заставил себя встать на ноги.
   А дама уже левее от него. Налетела на унтера-командира полтунга, который с несколькими солдатами попытался совершить вылазку и покинул свой блокгауз. Но учитывая, как блондинка с одним из соратников теснит их обратно, вряд ли это принесет пользу. Правее двое других разбойников загоняют людей Лавра обратно в правый блокгауз. Так вдоль стены трех солдат отбивающихся прикладами теснит детина огромного роста с длиной жердью в руках. Второй ловко с помощью шпаги теснит Барсука и еще одного солдата. Раненый солдат, тащит внутрь капрала.
   Лавр бросился на помощь Микаэлю. В боку горит, и что-то теплое стекает уже по ноге. Однако в бой вступил удачно. Разбойнику даже пришлось сделать пару шагов назад. Но уже вернулась атаманша. Благодаря этому обстановка около левого блокгауза изменилась. Тяжело раненного унтера затаскивают внутрь, а два солдата с трудом уже в дверях отбиваются от наседающего противника. Но все же это лучше, чем могло бы быть.
   А вот тут теперь тяжко. Пришлось отступать. Дама уверенно теснит Лавра. Одновременно еще успевает помогать своему соратнику. Так что помощи ждать неоткуда. Приходится только отбиваться. Продержаться бы еще хотя бы четверть минуты. Солдаты уже заскочили внутрь, когда Лавр получил удары и в грудь, и по плечу. Но Барсук успел взять в правую руку с пистолетом и направить его в сторону атаманши, та быстро отскочила, и благодаря этому унтер втащил раненого лейтенанта в помещение. Двое солдат быстро захлопнули дверь. А еще один выстрелил во двор.
   - Эй, кто старший?- красивый женский голос сумел заглушить все. - Предлагаю переговорить. Это в ваших интересах. Иначе всех тут быстро подпалю. Дядя Игнат, дай нашим сигнал прекратить стрелять.
   - Господин лейтенант. Разбойники действительно не стреляют, - доложил через полминуты Карел Рустенфарм.
   - Каковы потери, - поинтересовался Лавр.
   - Из шестерых около стены трое тут, но всем досталось от дубины Здоровяка. Из тех, кто был внутри кроме вас ранено четверо. Двое тяжело. Нестроевые остались снаружи. Их взяли в плен. Барсук тут.
   - Знаю что он тут. Он же меня перевязывает. Если, конечно, я совсем не перестал соображать, - пошутил Лавр.
   - Каковы будут приказания?
   - А какие могут быть еще. Пока держаться. А я выйду переговорить. Иначе действительно они просто нас подожгут. Прикажи прекратить стрелять.
   - Есть. Ей там наверху прекратить огонь. Передайте напротив. Но Вы господин лейтенант в плохом состоянии. Разрешите я заменю.
   - Ничего. Открывайте дверь.
   Лавр с трудом сделал несколько шагов и оказался в дверном проеме. Барсук не стал ему мешать идти на переговоры, но встал рядом, и не отвлекаясь на все остальное, продолжает его перевязывать. Лейтенант сел на табуретку, который по приказу Карела за ним поставил один из солдат. Предводительница разбойников стоит левее. Она укрылась в кухне. Из-за темноты ее плохо видно.
   - Лейтенант Маржиц, комендант данного укрепления. С кем имею честь?
   - А зовите меня просто Барышня,- звонким ироничным голосом ответила атаманша. - Господин лейтенант, давайте быстрее и без церемоний. Я боюсь потерять собеседника раньше времени.
   - Что вы хотели нам сказать?
   - Сдавайтесь,- коротко заявила Барышня, хотя голос немного дрожит.
   - Если мы откажемся?
   - Я прикажу подпалить это ваше укрепление. Вы просто задохнетесь в дыму.
   - Мы будем драться, - заявил Лавр. Руки солдата, придерживающего задрожали.
   - У меня другое предложение,- продолжила переговоры Барышня. Я, конечно, могла бы настаивать, но решила проявить гуманизм.
   -О, неужели...
   - Оставьте вашу глупую иронию лейтенант. Сейчас она неуместна, и вы не в том положении. Итак, я предлагаю вам покинуть форт со всем оружием и имуществом. Я возвращаю всех ваших людей. Среди них нет ни одного убитого, кстати. Я даже дам вам пять телег для перевозки раненых. Ваш отряд через час выдвигается в сторону ближайшего форта. С заряженными ружьями, примкнутыми штыками. Пять моих людей безоружных идут среди отряда в качестве заложников. Через версту их отпускаете. Телеги потом прошу так же вернуть. Решайте быстрее. Вы кровью истекаете. Более того могут умереть ваши люди. Да и мы поможем перевязать раны и вам, и остальным.
   Лавр задумался на несколько секунд. Действительно времени нет. И если бы дело касалось только его собственной жизни. Но он отвечает за людей. А им хочется жить, и у них семьи и дети. Кроме того, что толку барону от мертвых солдат. Урон противнику? А какой? Если они ничего до сих пор не сумели. А условия действительно в этих условиях почетные.
   - Да я принимаю ваши условия. Даже если я потеряю возможность командовать, мои люди их выполнят.
   - Отлично. Солдат неси своего офицера под навес. Здоровяк помоги ему. Гнат, пусть повозки срочно ведут сюда. Кто фельдфебель? Начинайте грузить ваше имущество. У вас сколько своих подвод? Две. Вот в них и складывайте. Грета, помоги с лейтенантом. И несите на кухню остальных раненых. Унтер-офицер. Пусть двое твоих солдат зажгут огонь. Да и дрова теперь не жалейте. Есть чистая вода, пусть вскипятят.
   - Госпожа Барышня, - откуда-то издали прозвучал голос Карела. - У вас в плену наши нестроевики. Они, кажется, не ранены. Разрешите им помогать на кухне.
   - Хорошо.
   - Рустенфар, Барсук.
   - Да, господин лейтенант.
   - Пусть люди перед выходом хорошо поедят. Выдать порцию вина. Нет полторы, сухари, остатки сыра и мясо. Кроме того возьмите пресную воду в дорогу.
   - Будет исполнено.
   Мелкий дождь не перестает идти уже больше часа. Кажется, кто-то там наверху проткнул небо и теперь никак не может его закрыть. Или не хочет. Вода всюду. И в воздухе, и на земле. И, само собой разумеется, на воде. Хорошо еще тут до сих пор мало ездили. Дорога не разбитая, и это скорее примятая трава. Поэтому грязи мало, да и колеса не так вязнут. Семь подвод, вытянувшись в цепочку, бредут уже два часа. Сзади осталось около четырех верст.
   По бокам обоза двумя редкими рядами бредут остатки двух капральств. Девять человек лежат на телегах. Еще семь управляют подводами. Время от времени возничие меняются с теми, кто идет в охранении. Люди Барышни ушли полверсты назад. И хотя она обещала, что отпустит отряд, верить ей до конца тоже не стоит. Тем более тут есть и другие ватаги.
   Лавра уложили на первую телегу. Раны ему перевязала сама атаманша с помощью своей подруги. Последняя приняла участие в лечении и других раненых. На телегу навалили сена, постелили собственное одеяло лейтенанта, сверху накрыли его плащами. Как только тронулись в путь, Маржиц потерял сознание. Обеспокоенному Барсуку атаманша заявила, что так подействовало лекарство. Трижды Лавр на короткое время приходил в себя, справлялся о положении.
   Рустенфар и Барсук успокаивали его, быстро докладывали, сколько успели пройти, какова погода, состояние остальных раненых. Через несколько минут лейтенант опять забывался в тревожном сне. После того как он очнулся во второй раз, у него состоялась беседа с едущей рядом атаманшей. Она устроилась рядом с возничим. Хотя рядом в поводу ведут и ее лошадь.
   - Лейтенант, хорошо, что ты очнулся. Надеюсь, доедешь до своих. Поэтому у меня к тебе поручение. Передай своему барону, что он зря полез в местные дела. Это наши земли и ему, и его людям, прибывшим сюда из дальних стран тут делать нечего.
   -Принц Яромир, является законным бароном Добродолья.
   - Ну, мне на это все равно. Главное. С чего вы взяли, что можете хозяйничать тут? Делать, что хотите и решать, как нам жить? Да, лейтенант, и не стоит возражать мне. Берегите силы. Они тебе еще понадобятся. Так вот пусть барон не лезет ко мне и на мои территории. До сих пор я была достаточно лояльна к его действиям. Но пусть в дальнейшем не рассчитывает на это. На первый раз я вас всех отпустила живыми.
   - Да, но три недели назад отряд Волка ты разбила. При этом погибла все командование роты.
   - Не смешите лейтенант. Какая это рота. Обычная шайка, как и многие другие. Даже похуже других. Только Волк быстро почувствовал запах жаренного и быстро переметнулся к вашему барону. Однако у него были свои грехи, в том числе и передо мной. Не отличался он в бытность главарем шайки ни кротостью нравов, ни милосердием, ни порядочностью. Злодей еще тот. И кровью он сильно запачкался. Вот я его и наказала. Заодно и вашего барона предупредила. А вот простых членов шайки, не причастных к серьезным преступлениям, я отпустила. Так что передай Яромиру, пусть не лезет сюда и мне не мешает. Вот пусть тут будет проходить граница между нами. Вы не лезете дальше, я не трогаю остальные ваши форты. Ты уж, поэтому держись, не умирай. А теперь давай прощаться. Да еще, ты, когда в бреду докладывал обо мне - называл Блондинкой. Мне это имя понравилось больше чем Сивая Барышня. Так что впредь меня так и называйте.
   Дождь все идет, а маленький отряд продолжает свой путь до соседнего укрепления. Впереди осталось пройти еще две версты. Люди барышни уже давно оставили их одних. А люди и кони монотонно переставляют ноги. В очередной раз произошла смена. Одни сели на подводы, другие идут по бокам. Несколько раз пришлось выталкивать застревающие в лужах телеги. Настроение у всех подавленное. Тяжелый бой, закончившийся поражением, раненные товарищи, марш в не самую благоприятную погоду, все это не прибавляет настроения. Полуторная винная порция - словно ее и не было. Можно пожевать сырые сухари, но не хочется, так же как пить воду.
   Их встретили за версту от форта. Уже предупрежденные, навстречу выехали драгуны, за ними повозки с теплыми вещами. Поэтому остаток пути люди проделали в телегах. Этот форт крупнее и размерами, и количеством помещений. Солдат сразу же разместили вокруг пылающих печек, напоили горячим отваром. Дали по порции вина, накормили. Но больше всего внимания уделили раненым.
   Пять подвод отвели и оставили в условленном месте. Издали разъезд драгун наблюдал, как из зарослей вышли люди и позаботились о них. А в это время курьеры уже мчались в разные стороны, чтобы оповестить о случившемся. И уже к вечеру, раны Лавра осматривал сам Рудин. Кроме него в форт доставили еще двух лекарей. Это поспособствовало тому, что все раненые остались живы. Ну, еще то, что разбойник, которого зовут Здоровяк, оказывается, очень не любит убивать. Что он и продемонстрировал и на этот раз. Поэтому все солдаты, находящиеся у стены остались живы. Только кое-кого сильно оглушило.
   Яромир приехал следующим утром. Лавр как раз пришел в себя, поэтому сумел доложить обо всем. Только, поведав о последнем разговоре с Блондинкой, сообщил, что не уверен, действительно ли так все было на самом деле, или все это ему привиделось в бреду. Однако Барсук подтвердил, что лейтенант действительно говорил с атаманшей. Он, тогда как раз вел подводу и слышал большую часть слов.
   После обеда раненых перевезли в Центральный Форт - тот самый первый, возведенный на правобережье при участии Лавра. Он уже вырос в размерах. Появились новые укрепления. Гарнизоном здесь стоит целая рота фузилеров, есть команда пушкарей. Тут же располагается эскадрон легкой конницы и отряд драгун. Однако здесь теперь живут не только военные и их семьи.
   Теперь тут появилось и гражданское население. Рядом уже установили лесопилку, заводик по изготовлению кирпичей. Есть тут теперь и мастерские стеклодува, кузнеца и двух гончаров. Новые жители уже вспахали часть окрестностей под озимые. Уже отведены места под будущие огороды. Где-то и землю вскопали, и что-то посадили. Разбиты будущие сады.
   При крепости организовали госпиталь, чтобы раненых не возить в Добродол. Место для этого самое подходящее. Здесь сходятся все дороги. Сюда проще всего добраться из любого угла новых земель. Под госпиталь отвели целый пятистенок. В одной, меньшей части, находится персонал. Большая разделена перегородками из досок. Тут лежат раненые. Так как на этот раз привезли много тяжелораненых, из бывших пациентов оставили только двоих. Остальных, вместе с легкоранеными солдатами Лавра поместили в обычную казарму. Условия там похуже. Но все равно и там есть и тепло, и кровати, и даже уход.
   А тут имеется настоящая печка, широкие окна, закрытые настоящим стеклом. Хоть сами кровати сколотили из дерева тут на месте, зато из Добродола привезли тонкие перины, теплые одеяла, простыни, подушки набитые утиными и гусиными перьями. Специально при госпитале содержится две коровы и пяток коз.
   Поэтому два раза в день раненых поят парным молоком. Особенно много достается Лавру. У него все же тут особое положение. Кроме того в первые дни он почти не ел. Только на другой день после поступления ему стали давать жидкую кашу, так же сваренную на молоке. Мясным бульоном кормить начали сразу же, а вскоре разрешили кушать и супы. К этому времени он уже стал больше времени находиться в сознании. Сон стал менее тревожным. Однако, теперь он столкнулся с новой напастью. Тут оказывается очень скучно.
   В углу, огороженном для офицеров, лежат только двое. Кроме Лавра здесь драгунский унтер-лейтенант. Он поступил на три дня раньше. Был тяжело ранен, упал с коня и сломал ногу. Ну и ушибы, которые с учетом остального и упоминать не стоит. Рана оказалась очень грязной. В дни, когда привезли Лавра, его состояние продолжало ухудшаться. Рудину и доктору Владемиру пришлось немало постараться, чтобы он пошел на поправку.
   У Маржица наоборот раны оказались чистыми, кроме того при перевязке Блондинка с подругой потратили на него хороший бальзам. Только вот крови он потерял достаточно много. Так что у обоих раненных состояние оказалось примерно одинаковым.
   Поначалу, даже придя в себя, офицеры лежали молча. Просто смотрели в потолок или в окно. Погода, наконец, наладилась и днем появляется солнце. По первости служители хотели закрывать окно. Но оба постояльца попросили оставить все так. Оба понимали, что сейчас конец осени, но все равно лучи заглядывающие через мутное стекло это для них как пробуждение новой жизни. Но все же постепенно разговорились. Делать то больше нечего.
   Унтер-лейтенант Константин Родлендер из местных дворян. Его семья из мелкопоместных и не из числа самых значимых. Есть отец, младший брат, две сестры. Поэтому еще в четырнадцать лет поступил на службу юнкером. Потом стал унтер-офицером. Для дворян все же продвижение вверх по служебной лестнице быстрее. Два года назад стал эстандарт-юнкером, что, в общем-то, неплохо. Карьера в маленьких армиях не столь стремительна. И следующее повышение пришлось бы ждать достаточно долго.
   Но тут приехал барон Яромир. Константин с лета участвовал в более чем двух десятков стычек. Отличился не раз. Правда только это вряд ли помогло ему получить офицерский чин. Эстандарт-юнкера и прапорщики не являются в местных армиях полноценными обер-офицерами. А за все время компании погиб только один драгунский офицер. Но барон решил создать еще одну драгунскую роту. Вот Константин и стал унтер-лейтенатом. А так он хочет перейти в легкую кавалерию. Но в эскадроне пока нет места.
   В тот день, когда его ранили, рота охотилась на новую ватагу. Ошибка была сделана, когда решили, что разбойники будут уходить вглубь Дебрей. Те же неожиданно повернули к Олгве. Константин со своими людьми бросился наперерез прорывающейся ватаге. Перегородить путь они не успевали. Совсем немного. Зато разбойникам пришлось скакать мимо них на дистанции прямого выстрела. С Константином было полтора десятка всадников. Десятерым он приказал спешиться и открыть огонь, сам же с остальными решил проехать на пару десятков саженей дальше. Вот тут и случилась перестрелка, в которой он получил пулю.
   - Представляешь у двоих драгун только легкие царапины, а в меня самого попали серьезно. Правда и они оставили четверых на месте. Один из них оказался только ранен, и его, кажется, удалось разговорить. Только меня уже в госпиталь собирались везти.
   Молодые организмы все же взяли свое. Постепенно оба настолько поправились, что начали самостоятельно садиться. Да и говорить стало легче. К ним стали чаще заглядывать посетители. Особенно к Лавру. Просто друзья Константина не столь влиятельны, чтобы уговорить лекарей пропустить к больному. Как, например, Оладов, Шугин, Тавровский, Острогов, Коведер, Бежвиц, Торбик, Бризмиц. Нельзя сказать, что они просто приходили навестить раненного товарища. У каждого был и свой интерес. Кого-то интересовали подробности боя, кто-то хотел посоветоваться насчет бумаг. Бризмиц и Торбик больше спрашивали про внешность нападавших, как они двигались, что говорили.
   Впрочем, это не значит, что у Родлендера мало посетителей. Нет, нет, но заглянет кто-нибудь из сослуживцев, соседей, родственников и не только. Тот же Елич. Перекинулся парой слов с лавром. Но оказалось, что он заглянул и для того, чтобы поговорить с Константином.
   - Как, поправляешься? Что нога? - ротмистр в разговоре с ним сразу же перешел к делу. Это с Лавром он просто обменялся любезностями.
   - Лекарь, обещал, что даже хромать не буду, - доложил унтер-лейтенант.
   - Отлично, - искренне обрадовался Елич. - Константин, а как смотришь на то, чтобы перейти ко мне? Наездник ты хороший, стреляешь с седла, рубишь.
   - Но я же драгун, - унтер-лейтенант все же для приличия решил соглашаться не сразу. А вот Лавру до этого он о своих планах рассказывал немного по-другому.
   - Понимаю. Но это все же немного не для тебя. Драгуны слишком медлительны и неповоротливы. Все же им приходится учиться действовать и как пехота. Поэтому там не все хорошие кавалеристы. Вот твой последний бой. Была бы там легкая конница, она сумела бы перерезать путь для отступления ватаге. А так не все твои солдаты поспевали за тобой.
   - Вы не правы господин ротмистр. У нас тоже есть вполне хорошие всадники, - Константин горячо вступился за своих сослуживцев.
   - А я не спорю. Вот ты, например. Поэтому я и уговорил барона, взять из драгунских рот десятка три человек в легкую кавалерию. Потом еще кого-либо заберут в кирасиры. Но это другой вопрос.
   - А что у нас будут и они?
   - Разумеется. Но это не скоро. А пока, что тебе пропадать в драгунах? Давай ко мне в эскадрон. Вакансия у меня теперь есть. Дела у нас веселые, скоро лейтенанта получишь. Эскадрон наш будет еще расти. Только это не пехота, кого-нибудь не возьмешь.
   - Да жаль Волк со своими погиб, - огорченным голосом произнес Константин. - Все же людей было бы побольше.
   - Почему? Волк был тот еще разбойник. А как бойцы его люди слабоваты. Но при этом много гонору. С ним заключили соглашение только по необходимости. Формировать из его людей нормальное подразделение было сложно. Он и его друзья сильно мешали. А так избавились от десятка мерзавцев, и нечего расстраиваться. Зато сорок человек из его бывшей шайки у меня в эскадроне. И теперь вполне из них можно слепить что-то нормальное. Раскидал их по ротам, а там унтера уже принялись за их воспитание. Только вот офицеров не хватает.
   - А как с бандой Блондинки? - спросил Лавр.
   - Да никак. Не до нее сейчас. Ловка она. Четыре дня назад два десятка драгун пленила. Но хорошо все живы, и она их отпустила. Но опять. Этот отряд сам не без греха. Увлеклись и забрались, куда не надо. Так, что если самим не нарываться, она особо на рожон не лезет. Пока старается избегать стычек. А у нас есть более неотложные дела. Опять про твое, Константин, ранение. Помнишь одного вы в плен взяли? Кроме него нашли еще одного раненного, а потом из другой группы троих схватили. В общем, не простые это разбойнички.
   Есть тут такой Кейбрех. Из вольных господ. Владения у него на той стороне. По размерам не такие уж и большие. Зато вооруженных людей у него много. Около двух сотен. Да сыновей целых четыре. Вот они и шалят. К тому же второй сын женат на леди Хильде, у которой, есть свое наследственное владение. Она с удовольствием предоставила своих людей свекру. Более того, сама вместе с мужем принимает активное участие в набегах и на Правый Берег и на соседей. А тут еще по слухам Кейбрех собирается женить своего сына на владелице Симоне. Девушка осталась одна после того как летом погибли отец и брат вместе с соседом, чье владение сейчас и вовсе разорено. Но ее территорию уже сейчас используют для набегов. А учитывая, что между владениями этой барышни и Кейбреха-старшего семь верст, то приходится смотреть за очень большим участком берега. Соседи то не мешают им проходить через свою территорию.
   - И какие меры против них принимаются? - поинтересовался Лавр.
   - Да никакие, жаль вон Константину не удалось их потрепать более серьезно. У нас против Кейбреха показания только этих пленных да слухи. Сейчас они стали осторожнее. А специально заняться ими не можем, пока не справимся хотя бы с часть остальных ватаг на этом берегу.
   - Сильно беспокоят?
   - Сейчас главная проблема это те, кто лезет из глубины Дебрей. Вроде на освободившееся место. Пока еще многие там не сообразили, что сюда не надо соваться. Вот тут неделю назад встретили ватагу где-то под полторы сотни. Часть верхом, часть на телегах. Нас было меньше сотни. Рота драгун да мы. Ну и главное барон с ближними.
   - Рота чья? - поинтересовался Константин.
   - Твоя. Мы в лесочке остались. Драгуны выехали на поляну, спешились и встретили огнем из-за пары повозок. Основная часть разбойников вступила в перестрелку с фронта, ну а полсотни решили обойти роту с левого фланга. Вожак себя, по-видимому, великим полководцем почувствовал. Под прикрытием перелеска они действительно выскочили в саженях четырех от драгун и галопом на них. Ну и тут уже и мы наперерез вышли. Они нас сразу и не заметили. До наших только полторы десятка саженей оставалось, когда осаживать начали. А ведь драгуны все в другую сторону смотрели, не отвлекались на конных. Рассчитывали, что они раньше в нашу сторону повернут. Так из-за их же разгильдяйства наша задумка чуть не сорвалась. Но хорошо, что конные разбойники хоть и не сразу но все же вынуждены были отвлечься на нас. Вожак даже вперед выскочить успел. Барон его тут же срезал, а за ним подряд еще двоих. Ну а дальше рубка пошла. Я со своими левее взял. А барон их справа начал обходить. Хотя с ним воинов было всего десяток. Но зато каких.
   - Ну, ты сам тоже рубака неплохой, - прервал рассказчика Лавр.
   - Да господин ротмистр, видел, как вы сами в одной схватке шестерых разбойников срезали саблей, - подтвердил Родлендер. - Или как в другой раз в пехоту врезались. Да и стреляете неплохо. В сентябре банду преследовали. Так вы только из пистолетов четырех пристрелили.
   - Константин, давай в следующий раз не в строю на "ты". Договорились.
   - Да господин ротмистр.
   - И еще меня Романом зовут. Ну, мне все равно далеко до барона. Да и тот же Лубослав в конном бою один на один меня одолеет, если конечно догонит. Да и Кметень с Валеком мне не уступают. А тут они все вместе собрались. Там еще баронет и гвардеец из Ирпении были. Тоже неплохие рубаки. Вот они там и накрошили. Один принц сколько навалил. Он как всегда двумя саблями бился. Буквально в пару секунд зарубил четверых, выскочил в спину тем, кто с его людьми схлестнулся лицом к лицу и прошелся по ним. Всего в этой схватке он уложил десятка два.
   - А чем дело закончилось?
   - Ну а чем? Остальная ватага дрогнула. Да к тому же теперь уже мы им во фланг врезались. Кого положили, а шесть десятков взяли в плен. Почти половину лечиться, ну а остальных на тот берег в каменоломню. Отрабатывать.
   - Это понятно. Там работы сейчас много.
   Действительно. С прибытием нового государя в баронстве началась бурная жизнь. И среди прочего стали больше строить. И это касается не только Правого Берега. Так только около Добродола возводятся мельницы, мануфактуры. На одной из рек ставится плотина, доменная печь. На этом месте будет завод. Поэтому понадобилось много камня. А для его добычи нужны люди, которых не хватает. Более того количество рабочих даже сократилось.
   К Лавру заглядывают не только его товарищи, прибывшие из Славмении или Волдинга. Но и местные. Так тут на днях побывал господин Ховендер. Это тот самый йомен, с которым он разговаривал в Саледере.
   - Здравствуйте господин Маржиц.
   - Рад вас видеть господин Марий, - вспомнил имя йомена Лавр.
   - О польщен. У вас отличная память. А я хотел напомнить - кто я.
   - Какими судьбами в этих краях? - ради проформы спросил Маржиц.
   - Так я потому и зашел. Как раз хотел за это вас поблагодарить. И за себя и от имени других. За то, что Вы доложили барону о нашем разговоре.
   - Откуда вы узнали, что я действительно передал тот разговор барону? - удивился Лавр.
   - А он сам сообщил об этом во время своей поездки по баронству. Нас позвали в волостную управу. Там он и сказал, что раз мы сами хотим на Правый Берег, то он предоставит такую возможность. И вот мы здесь. Он отдал нам одно из освободившихся укреплений для поселения. Солдаты на другое место перешли. Ну и главное новые земли. Мы перевезли сюда часть припасов и часть скота. Конечно, еще не убрали весь урожай на старом месте. Кое-что осталось. Например, капуста, немного брюквы. Да и корма в основном там. Поэтому эту зиму кто-то проведет на левом берегу, а кто-то здесь. Но под озимые мы пашем уже на новых участках. А все земли на старом месте отошли или отойдут братьям. Барон даже то, что мы прежде получили за службу, отдал им. С условием, что они помогут нам на старом месте. Потому что там у нас работать сейчас некому. Почти все мужчины тут. Кроме того приехали жена моего старшего сына и восемнадцатилетняя дочь брата. Двое младших парнишек вместе с матерью, пока, на той стороне остались, как и жена Рода, со второй девочкой и маленьким сынишкой. Зато его старшие работают на новых землях. Мы не одни. С нами сюда решили перебраться еще четыре семьи арендаторов. Все же тут пока можно получить свой кусок земли. И все в потомственное ленное владение. На старом месте жили рядом, и здесь решили поселиться с нами.
   Мы йомены получили разрешение на четыре десятины земли под пашни на семью, и еще два на каждого из сыновей. Под выпасы и сенокосы по столько же. Но пока тут вовсе ограничений нет. Даже лес можно рубить сколько угодно. Правда, все же лучше начинать со своих земель. Так как если ее не обустроить в течение трех лет отберут. Нам вот с братом надо семь десятин очистить. А простым арендаторам дают две десятины под пашни, два под выпасы. Даже своим крепостным барон разрешил сюда переселяться. Но там свои условия.
   - У тебя с сыновьями через три года должно быть двенадцать десятин пашни. Я правильно понял?
   - Не совсем. Старший женат. Поэтому у него свои четыре десятин. Правда, тут дело такое, при дележе... ну как наследство там. То он может получить долю только из четырех десятин. Да и то в ровных долях.
   - То есть с учетом того, что есть у сына, получается четырнадцать десятин одной пашни надо приготовить, - начал настаивать Лавр.
   - А вот оно что. Нет, часть и этих земель можно оставить под выпасы и сенокос. Еще на десять лет. Главное чтобы они использовались. Даже часть деревьев можно оставить на месте. А с пашнями еще как. Можно их и для барона подготовить. Выбрать участок, где покажут и поработать. За это дадут еще десятину земли в лен. Но не только из-за наделов люди сюда идут. Вот с нами переселился наш кузнец. Вернее его племянник. Сын старшего брата нашего сельского мастера. Работал в городе. В последнее время был подмастерьем у дяди. Но вот тоже решил перебраться с нами.
   Ну, а что мастера тут тоже нужны. Не на дядю же все время работать. А что его тоам ждало? Ну, выделился бы в Салендере, кузню новую поставил. И что? Кто бы к нему пошел? Хотя он и хороший мастер. Даже уже сейчас поискуснее дяди будет. А тут еще Броники сидят совсем недалеко. Если, что сложное и качественное надо - к ним обращаются. Потому что проверенно и надежно. В городе свои мастера.
   А тут он нужен. Заказов много. На самой дороге кузнец из города сел. Но он больше по подковам работает, или на телеге что отремонтировать. Да и то господин Бефар все равно к Марку обращается.
   - И он тут, - скорее констатировал, чем спросил Лавр.
   - А как же. То же говорит, Вы посодействовали. Может и заглянет. Но работы у него много. Ему же барон триста десятин с лишним пожаловал. Очень хороший участок. Поляна большая, открытая. Есть перелески и небольшие рощицы, речка маленькая протекает, озерцо маленькое. Многие хотели взять эти земли под пашни. Но барон сказал, что господину Бефару такое место нужнее.
   Вот и отдал ему весь участок под выпасы. А тот коней своих будет разводить. Перебрался уже сюда. В начале осени поставил несколько стожков. Часть табуна продал барону. Остальное переправил сюда. Правда, говорит, что перед снегами вернется их на старое место. Там все же конюшни хорошие. И корма на зиму и у него на старом месте. Не сюда же везти. А уж в следующем году по весне здесь развернется. Обещал, что можно будет к его жеребцам кобыл водить. Подобрел. Обещал нескольких маток отделить, чтобы для крестьянских хозяйств лошадей выращивать. Вот. А людей у него мало. Да говорил уже. Сына то он все-таки на службу отдал. Тот теперь при бароне.
   - А что со старыми землями?
   - Так отдаст арендаторам. Которым и пастбища и сенокосы нужны. Кроме того у него крепостных пять семей. Два сюда переводит. Три там оставит. И даже после того как количество рабочих рук на старом месте сократится, все равно оставшимся людям еще немного земли не помешает. А господин Бефар со своими хорошо обращается. Они у него, по сути, от арендаторов не отличаются. Только особо ленивых гоняет сильно. Так это для их же пользы. Вот люди и стараются. Часть старых пастбищ уже вспахали. Улучшать в следующем году будут. Земли там все же оскудели за последнее время. Вот и мои братья в Саледере на будущий год много тыквы посадят.
   - Только у меня вопрос. А как тут детей то учить будете? - поинтересовался Лавр.
   - А кто как. Все же в крестьянском деле грамота не самое главное. Только вы уж не обижайтесь. Многие по-простому думают. Нет. Я вот своих учу. Думали мы, как с этим быть. А тут, оказывается, рядом с нами теперь поселок будет. Там еще старые рудные выработки остались. Еще с тех времен как народу здесь больше жило. Ну а Броники барону и сказали, что у нас на каменоломнях работают рудокопы, которые отсюда на левый берег перебрались. Они ведь долго за эти места цеплялись. Пытались тут руду тайно добывать и переправлять. Но эта возня ВТО время оказалась убыточной. Работы много - а результат маленький.
   А теперь барон им обратно и предложил переселиться. Ну, они и обрадовались. Все же руду добывать выгоднее будет. Если конечно мешать не будут. Больше полусотни семей сюда еще в сентябре пришли. Кроме того недалеко отсюда уголь каменный есть. Туда еще семей тридцать отправилось. Так что школа в поселке будет. Ну и мы своих детишек туда будем возить. Дорога всего-то полторы версты.
   - А не опасно?
   - Разбойников стало меньше. За линию они уже стараются не лезть. Баронские егеря каждый день в поиске. Да и мы-то не овечки. Оружие есть. Барон каждые три недели выдает порох. Мы как раз за ним приехали. Так что и зверье опасное выводим. Да и народу тут уже не мало. Люди не только из-за реки идут. Тут из лесов тоже выходят. А что. Жизнь тут была вроде вольная, а не сахар. Да и какая свобода, если чуть ли не каждый день грабят. Живут в землянках, лошадей и инвентаря мало. А без этого много не наработаешь. Многие потому и в разбойники пошли. А теперь и они к барону на работы идут. А он и землю дает, и платит хорошо. У переселенцев многие трудятся. Потому тут и шаек мало стало. Ты уж прости. Заговорился тут я у тебя.
   - И ты меня прости. Задержал тебя своими вопросами, отвлек от дел. Но, я тоже пойду, уже смотрители ждут. Бывай тогда.
   Йомен уехал, а Лавр записал потом разговор. Теперь же, слушая рассказ Елича, вспомнил упоминание о рудокопах. Действительно если их столько сюда переселилось, кто на каменоломнях работает? Желающих наняться туда не так много. Тем более теперь когда рабочих рук не хватает везде. Тут еще с угольного рудника все на эту сторону перебрались. А на старом месте тоже люди нужны. Вот и отправляют туда схваченных разбойников. Кого месяца на два, а кого и на более длительные сроки. Все зависит от того, кто сколько натворил.
   Это Лавр знает хорошо. Все же он член баронского суда. Кроме того принимал непосредственное участие в дознании. Беседовал с попавшими в руки людей барона разбойниками. Записывал их рассказы, задавал вопросы, сверял показания между собой. С некоторыми из пойманных людей приходилось общаться более тесно. Так что, о том из кого состоят ватаги, и какое наказание накладывается на них, представляет хорошо.
   Неожиданным оказался визит унтер-лейтенанта Людвига Ретенблака. Молодой офицер не является близким знакомым. Они и виделись то раза три и то мельком. Да конечно молодой человек достаточно приметный. Темно-светлые волосы, складная фигура, красивое мужественное лицо. Подтянут, держит себя с достоинством. Дружелюбен. И все же Лавр с ним до сих пор даже не беседовал ни разу. А тут визит.
   - Здравствуйте господин Маржиц, - вопреки ожиданиям Людвиг поздоровался без всяких намеков на субординацию. Более того в мягком тоне нет намека даже на официальность визита.
   - Здравствуйте господин Ратенблак.
   - Польщен господин Лавр, что знаете меня. Но вынужден сразу перейти к делу. У меня к Вам поручение. Точнее меня попросили передать вот эти корзины с фруктами. Кроме того тут домашнее печенье, - торжественно заявил офицер. В руках у него одна за другой откуда-то действительно появились две достаточно вместительные тары. Даже показалось, что это какой-то фокус. Впрочем, секрет раскрылся сразу же. Корзины с улицы передает солдат.
   - Спасибо, - удивился неожиданному вниманию Лавр. - Но от кого?
   - Частично от моей невесты. Но большей частью от ее подруг.
   - Простите, а кто ваша невеста? И как-то странно, когда молодой человек передают подарки от своей невесты другому.
   - Моя невеста Элен Оленфар, - радостно просветил посетитель.
   - О! Тогда все понятно. Она неоднократно приезжала в библиотеку со своей подругой ...Амелией Бекбутен, - вспомнил Лавр. Действительно девушки стали частыми посетительницами книжного зала публичного отдела. Интересовались книгами. Причем не только любовными романами. Например, та самая Амелия Бекбутен внимательно изучила, что имеется по хозяйственным вопросам. Даже посоветовала, что заказать. Так что Лавру даже не раз довелось мило беседовать с этими девушками.
   - Да как раз Амелия больше всех и постаралась. Выпечка все ее. Кстати, она Вас до этого угощала своими шедеврами? Тогда рекомендую. Они желают вам скорейшего выздоровления. Да, честно говоря, не только они. Мы с товарищами хотели с Вами поговорить насчет книг для нас офицеров. Это раньше тут все по старинке было. Неторопливо, по давно заведенному порядку. Но теперь времена другие. Мы сейчас пока в лесах воюем. Уже обвыклись, но многие думают, что соседи все так не оставят и уже вскоре вмешаются. А там будет другая война. Осады, штурмы. Для этого надо учиться. Вот и хотелось бы и книг почитать. Тем более, иногда на постах слишком тихо и однообразно. Поэтому ребята и просили узнать, что можно зять в библиотеке. Барон велел с Вами договориться, и насчет того, что находится в самом замке, или удастся заказать. Кроме того он хочет чтобы старшие командиры подготовили несколько наставлений с текстами попроще, чтобы было с чего начать. Для этого с книгами надо поработать, выбрать нужное на первое время. А кто еще тут умеет все это сделать по уму? К тому же Вы сами военный.
   - Насчет того, что я военный - это не совсем верно. Я только по необходимости форму ношу. Да и то время от времени. Вот недавно и продемонстрировал, каков из меня командир. Вот сам до сих пор лечусь, - грустно развел руками Лавр.
   -Это Вы про ...
   - Людвиг, давай на "ты", я не на много старше тебя. Да и статусом мы почти равны.
   - Ну не скажите. Это Вы.. ты по своим меркам, из большого мира рассуждаете. А у нас тут полгода было всего три лейтенанта и столько же премьер-лейтенантов, ну еще в коннице несколько человек. А насчет того, что форт потеряли, так потом мы между собой все обстоятельства прикидывали. И получается, что никто из нас не поступил бы лучше. Ну, может, Шугин, Оладов или сам барон и справились бы. А так шансов не было. Конечно, ворота следовало лучше укреплять. Но их раньше твоего прибытия поставили. И никто не предусмотрел такой вариант. Да и в бою вряд ли кто догадался о таком подвоха. Ну и на шпагах Барышня слишком хороша. К тому же и люди у нее отборные. Причем их всего-то три-четыре. Но они и решило дело. Так что все еще хорошо закончилось. Ушли с оружием, имуществом. Все живы остались. Мы... тебя, наоборот, уважать стали больше. Тем более барон недавно включил тебя в состав главной аттестационной комиссии. Так что выздоравливайте. И еще мы с Элен зимой поженимся. Так ты, если будет возможность, загляни. Да и отец Элен пожелания здоровья передавал. У него тоже есть планы. Собирался заглянуть.
   - Капитан Оленефар тут? На Правом Берегу?
   - Да. Его с ротой сюда перебросили. Тем более он и сам давно просился. Все же тут настоящее дело, а не гарнизонная муштра. Вот их из Саледера сюда и прислали. А там сейчас новая рота формируется. Да. Три дня назад с бароном были в походе на стан одной из ватаг. Использовали прием Блондинки. Я с плутонгом фузилеров и десятком егерей начал атаку с фронта, втянул основные силы в перестрелку. А барон со своими людьми зашел с левого фланга и принудил вступить в бой холодным оружием. Сам больше дюжины положил и не меньше ранил. А всего у них три десятка убитых. Полсотни пленных..., - заметив Грознова, гость заторопился. - Господин доктор все я ухожу. Выздоравливай.
   - Лавр. Может к тебе вовсе прекратить доступ посетителям. А то так не выздоровеешь,- то ли в шутку, то ли всерьез предложил Владемир Грознов.
   - Нет. Без них я от тоски зачахну, - запротестовал Маржиц.
   - Хорошо. Давай раны твои смотреть, - быстро согласился доктор.
   Он из своих славменьских. Прибыл недавно. Всего с месяц назад. В отличие от Рудина это полноватый высокий мужчина выше среднего роста служит доктором без всякого совместительства. Человек он вполне мирный. Добряк. На первый взгляд и мухи не обидит. Правда, во время операций режет людей без излишней сентиментальности. А рука у него твердая. Да и вообще, как врач он даже лучше Рудина. Вот и сейчас быстро осмотрел раны, смазал их своей мазью. Велел смотрителю перевязать и удалился.
   А Лавр принялся размышлять. Ну а что ему еще остается. Вот как получается. Значит и среди местных его последняя неудача не вызывает осуждения? Свои-то подбадривали. Но обычно он делал скидку на их снисходительность. И еще. Местные явно ищут с ним дружбы. Ретенблаки в местных кругах не последние люди. Старший родом не из баронства. Но в свое время поступил сюда на службу. Говорят, что причиной была старшая дочь майора Дортенфара. Старый вояка был предан барону и настоял, чтобы зять также служил в местной армии. А несколько месяцев назад подал в отставку, предварительно рекомендовав, Иогана Ретенблака своим преемником. Сейчас отставной майор нянчит правнука. Старший брат Людвига - тоже унтер-лейтенант, сейчас в роте Оладова. А будущий тесть тот самый комендант Салендарской крепости, у которого Лавр был в гостях в конце лета. То есть семейство в местных военных кругах весьма влиятельное.
   В последнее время Лавр стал меньше спать. Если конечно считать, что десять часов в общей сложности это мало. Вот и сейчас приняв лекарства после прощания с молодым Ретенблаком, он улегся в свою постель. Прошло почти четверть часа. А заснуть не получается. Значит, его неудачный бой обсуждается. Действительно он уже трижды писал докладные с подробностями боя. Вот и сейчас хочется понять, что он сделал не так. А еще лучше подумать над тем, как надо сделать правильно. Во-первых, надо принять меры для того, чтобы противник не доставил к самым укреплениям мины. Но как это можно было сделать. Если только на ночь поставить рогатки. Но вряд ли это даст полную гарантию. Во-вторых, да купились на чучела. И на те, что на тележной оси, и те, что имитировали лезущих на крышу людей. А так же мешки с шерстью, которые разбойники Блондинки кидали им на встречу. Зря сразу расстрелял все. И вообще надо было организовать нормальный огонь.
   Ну и, конечно, бой на холодном оружии. Атаманша, конечно, очень хороша в бою. Но и он, Лавр был не безупречен. Случилось то, что обычно бывает, когда ему приходится встречаться с умелым противником. Он мгновенно теряет уверенность в себе. Внутри происходит, какое-то опустошение. Пропадают чувства, краски, эмоции. Страха за свою жизнь нет, наоборот он готов получить рану, возможно смертельную. Но в этом как раз и проблема. Чувство самосохранения словно отключается. Он уже смиряется с поражением, перестает бороться за жизнь. Продолжает драться. Но при этом уже не видит пути к победе. В таких случаях он или сломя голову лезет вперед, мало обращая на то, что делает противник, либо просто уходит в оборону, только отбивая атаки и удары противника. Такое с ним происходит даже в учебных схватках. На этот раз даже в какой-то мере повезло. Ему надо было подольше продержаться, и в этом имелся смысл. В это время за его спиной подчиненные стремились укрыться в блокгаузе. А вот, что было бы, если он попытался проявить активность? Заставить Блондинку так же оборонятся, а не предоставлять ей полную свободу действий?
   Несколько раз приезжал Эрл. Рассказал, как дела в библиотеке. В последнее время работа там относительно наладились. И когда Лавр на этот раз уезжал на Правобережье, оставлял ситуацию в полном порядке. Из Волдинга дважды с обозом привозили книги. Из Славмении прибыла команда из гренадерской роты Ярградского полка, с ними несколько егерей и конных солдат. Они привели большой обоз. На одной из телег нашлось место для двух десятков книг.
   Все это пришлось оформить, как полагается. Вовсю заработал публичный отдел. Хоть и на три часа в день, и фонд маленький, но все же. Удалось найти еще одного сотрудника. Разговорившись с одним из первых посетителей, Лавр узнал, что молодой человек из учительской семьи. Правда, пока работы для него в баронстве маловато. В основном этой деятельностью занят его отец, который собирается впоследствии передать сыну свое место. А пока оплатил его обучение в университете и теперь помогает постепенно осваиваться в реалиях практической деятельности.
   Христиан Бирквендер завершил прохождения полного курса в учебном заведении в прошлом году и приехал к отцу. Старый барон обещал, что будет дополнительное место в цифирной школе, открытом им в Добродоле, но вскоре ему стало не до того. Нет, без дела Христиан не сидит. Во-первых, в школе у него есть один урок в день, правда из дополнительного курса, во-вторых, он занимается частной практикой. Но обычно это по вечерам, или утром. А днем есть те самые свободные три часа. Маржиц поговорив с ним, договорился о найме нового сотрудника. Тем более на его штат постоянно возлагаются все новые задачи. Как, например, сверка набранных в типографии текстов. Вот Бриквендер теперь и сидит на выдаче. Заодно там находится кто-то из помощников Лавра. Где-то подменяет Христиана, где-то помогает. Например, искать книги. А расставить в конце рабочего времени все по местам и вовсе обязанность Эрла или Густава. Да и у нового сотрудника функции шире, чем может показаться на первый взгляд. На него также как на других возложена функция чтения книг.
   Вот Лавр до сих пор думал, что это будет всего лишь приятным приложением к должности. Через неделю в этом же признался и Христиан. Однако они не имеют представления, что собой представляет половина из находящихся в фонде книг. Вот и приходится им заниматься библиографией. Важным элементом этой работы является подготовка аннотации или даже реферата к каждой книге. Что-то можно конечно найти в самой книге, например в предисловии. Где-то можно найти отзывы в других источниках. Например, в списках, изданных другими библиотеками. Но редко где берут на себя этот труд. Да к тому же эти списки еще надо найти. Помогает переписка с другими библиотеками. Но таких учреждений существует всего несколько. Две при Академиях в Волдинге и Сольвиге, еще одна при Главном монастыре Братства, четвертая при Императорском Университете. Да вроде и все. Вот и приходится самим знакомиться с книгой и готовить ее описание. А часто и вовсе делать из нее выписки или писать краткое содержание.
   Дил все же больше занят перепиской бумаг набело. У него хороший почерк и ошибок почти не допускает. Он же делает большую часть копий. Хотя часть этой работы доверяется и Густаву Торенфару, и Эрлу. Только первому лучше не поручать творческой работы. Хотя в пределах ограниченных шаблонами и образцами он безупречен. Зато он дотошен, замечает любую мелочь, аккуратен. Сверку копий текстов, регистрацию новых поступлений лучше всего поручать ему. Так, например, с новыми газетами работает только он. Ему можно доверить прочитать любую бумагу, чтобы исключить досадные ошибки и описки. Если что он найдет. И дело это ему нравится. Особенно с удовольствием он докладывает об обнаруженных недостатках.
   Но Густаву надо точно поставить задачу, четко обозначить границу обязанностей и ответственности. Лишнего он не сделает. А еще он не любит торопиться. И еще юноше трудно сходится с людьми. А вот Лавру с ним работается хорошо.
   Но лучший помощник все же Эрл. Готов помочь в любом деле и инициативен. Поэтому чаще и ошибается. Вернее допускает различные мелкие огрехи. Но ему можно поручить все. Густав требует контроля, так как, справившись с порученным заданием, начинает бездельничать. А вот за Эрлом, наоборот, надо присматривать, дабы он, самостоятельно не взялся за новое дело. Все же опыта и знаний у него не хватает. Но он быстрее учится и выполняет больший объем задач. Ему уже можно поручать аналитическую работу или там письмо написать. Хотя основной нудный процесс переписки лучше дать контролировать Густаву. А вот что-то найти, придумать, то это к Эрлу.
   А работы хватает. Так вместе с людьми Покровича, удалось подготовить два сборника с различными указаниями и договорами. Для этого пришлось наконец-то навести порядок в архиве. Кроме того напечатали две книги, которые ранее имелись только в рукописном виде. Так же издали сведенные вместе те самые сказания, легенды и песни, которые начал собирать Лавр по приказу барона. Часть материалов взяли из уже имеющихся в фонде книг. Все это уже напечатали в новой баронской типографии. Теперь часть экземпляров можно выставить на обмен. Благодаря чему появилась дополнительная возможность для пополнения фондов.
   Подготовкой книг к изданию занялась не только библиотека. Военные заказали два небольших издания, для обучения солдат. Ещё что-то надо для школы. Теперь в баронстве своя газета, выходящая три раза в неделю. Библиотека получает аж пять её экземпляров. А что-то нужно и другим департаментам. Появилась мода на издание своих трудов. Поэтому новая типография с трудом справляется с заказами. Да и на старую нагрузка возросла многократно. С мелкими вопросами приходится обращаться в частную. Например, напечатать списки книг на самые разные случаи. А их нужно все больше, причем не в одном или в двух экземплярах.
   Они нужны и для внутренней работы и для предоставления пользователям. Так в библиотеки Волдинга отправили письма о наличии в фонде редких экземпляров, с приложением этих самых печатных списков. Еженедельно готовятся объявления о новых поступлениях для оповещения населения. Кстати, они печатаются и в газете. В частной типографии напечатали даже тексты десятка старых договоров, а список с их указанием также разослали куда можно. Вдруг кому понадобится.
   Конечно, с отъездом Лавра, работа приостановилась. Но сам кабинет-секретарь обещал присмотреть за его подопечными. Тем более каждому поставлена задача. Эрл, конечно, пытался напроситься ехать с Маржицем. Все же работа в библиотеке его немного тяготит. Но пришлось оставить на месте. Тем более, вдруг придется подменить учителя. Густав должен сверить рукописную книгу с новым печатным вариантом, кроме того на нем еще тексты трех десятков указов. Дил постоянно передает ему на проверку свои бумаги, а надо еще переписку вести. Газеты регистрировать, отдельно вести учет интересных статей.
   Для Кримдера оставили целый ворох бумаг, с которых надо снять копии. Кроме того Лавр подготовил закладки в трех книгах. Отмеченные куски тоже надо выписать. Потом все это войдет в новое издание. То есть Дилу надо писать и писать. А если справится с этим объемом, то в очереди на подготовку к изданию стоят десятки книг.
   Теперь Эрл время от времени навещает начальника в госпитале. Привозит то фрукты, то пирожки, то варенье. И обязательно книги. Вот тут и понадобились напечатанные списки. По ним, например, можно сделать заказы. Более того Лавр решил обеспечить чтением не только себя, но и других раненых. Так, кроме унтер-лейтенанта, тут оказалось еще семь раненых умеющих читать. Двое из них с трудом и по слогам, но все же. Тут же пришла в голову мысль и других подтянуть. А начать это с заказа в госпиталь трех экземпляров местной газеты. Сначала хотел, чтобы Эрл привез их из библиотеки. Но тот приезжает все же не так часто. А новые газеты из типографии можно получать и с ежедневными обозами. Так что велел библиотеку ограбить только на одну подшивку старых газет. Пусть находится тут постоянно. Кроме того не плохо бы привезти и оставить здесь несколько книг с текстами попроще. Те же книги, изданные для военных. А есть еще кое-какие планы. Но первым делом Лавр принялся заново изучать списки с фондами.
   Так же Эрл привез ему две книги по истории. Для Лавра это не только способ заполнить время, пополнение багажа знаний, но и работа. Надо ознакомиться с их содержанием, текст переработать в боле доступную форму. Подготовить сокращенный вариант. Что-то убрать, что-то оставить только в виде краткого содержания. Особо выписать места касающиеся Добродола. Все это для широкого распространения. Это часть работы по созданию официальной истории баронства. И участвует в работе не только Лавр. Вообще барон возлагает на библиотеку широкий спектр задач по просвещению населения баронства, но не только. Эти книги предназначены и для распространения и среди соседних государств.
   Лавр решил использовать время, проведенное в лазарете и для того, чтобы поработать над состоянием раздела фонда, касающегося медицинских вопросов. А для этого надо выбрать время и поговорить с Владемиром. Пусть даст оценку. Какие книги, находящиеся в библиотеке, не представляют ценности, что надо бы приобрести. Стоит ли размножить некоторые экземпляры. А может, стоит подготовить небольшую книгу по медицине для всего населения с самыми простыми способами и рекомендациями? Вопросов много. А самим с ними просто не разобраться. Планов так много, что их лучше записать. И успеет ли он за время лечения со всем справиться?
   Оказалось, нет. Тем более ему пришлось и лечиться. Но вот Лавр опять в Добродоле. Поездка сложилась удачно. Выехали еще до рассвета. Вечером в Форт приехал Эрл на Черныше. Он правил конем и сегодня. А Маржиц просто сидел внутри коляски и наслаждался ездой. С утра уже морозно. Поэтому грунт на дороге подмерз. Местами же и вовсе можно съехать на обочину и колеса катятся по мерзлой траве. Это уже когда поднялось солнце, и земля раскисла. Правда пожухлая трава тоже становится мягкой и влажной, зато собирает налипшую грязь с колес. Так сажень за саженью, от одного верстового столба до другого и ехали. И вот они переправились через реку и уже въезжают в Добродол. Вода в Севеле потемнела, но она все еще несет свои воды вниз. Проехали островок. Тут пришлось остановиться. Колеса все же предварительно стоит очистить, чтобы не везти на улицы грязь.
   Остаток сегодняшнего дня Лавр решил провести дома. На этой квартире он до этого прожил всего полторы недели. Она расположена недалеко от дома в котором находилась прежней. И даже хозяйки и там, и там то ли сестры, то ли кузины. Причина переезда оказалась простой. Большая часть их компании разъехалась, комнаты в том доме снова отвели под гостиницу, коей она и была до их появления. А новый дом более удобен для проживания. Он наполовину принадлежит барону, который предоставил квартиры своим людям бесплптно. Кроме хозяйки тут только одна служанка и старик-слуга, основные обязанности которого, доставка воды, топка печей ну и починить что надо. Ну и по мелочам.
   Дом делится на две половины. Жильцов на их половине кроме него пятеро. Бризмиц, Кросдорф, Тавровский, Острогов, Покрович. Остальные военные либо в замке, либо при своих частях. Баронет снял отдельный дом. Постояльцы, живущие на другой половине, платят хозяйке. В основном это купцы и мастера, приехавшие по делам на длительный срок. Баронские же люди ей платят только за обслуживание. Еду тут каждый заказывает для себя сам. Соответственно и за дополнительные продукты платит отдельно. Хотя чаще всего блюда подаются одни и те же.
   Комнаты у Лавра маленькие. Но зато их два. В одной спальня и кабинет, в другой небольшая гостиная. Но постояльцу нравится. Особенна первая комната. Тут можно поработать и вечером. На старом месте все же было шумновато. Там на первом этаже трактир. Иногда шумят. А здесь ближе к замку и главное к различным учреждениям.
   Госпожа Райна то ли изобразила удовлетворение, то ли действительно обрадовалась приезду постояльца. Во всяком случае, у нее уже готов пирог из капусты и варенье из сладкой тыквы. Кроме того она обещала вечером молоко. Свежее, парное. У нее есть и утреннее, но это к чаю. Лавр тут же был усажен за стол. Действительно, прежде чем подняться к себе стоит подкрепиться. Сил пока действительно мало. А дорога под конец утомила. Даже ставить Черныша в конюшню доверил Эрлу. Однако после обильного чая с пирожками стало еще тяжелее. Поэтому поднявшись к себе, он тут же улегся спать.
   А после обеда в дверь его квартиры настойчиво позвонили. Вернее дернули за веревку от звонка рядом с дверью. Лавр опять задремал и проснулся не сразу. К этому времени посетитель не только настойчиво продолжил бороться со звонком, но и призвал на помощь. И получил его. Так как одновременно, кто-то еще и долбит в дверь рукой. Пришлось встать, выйти в гостиную и пропустить гостей. Впрочем, к нему пришел только один гость, вернее гостья. А местный слуга только помогал ей. Молодая особа, лет двадцати пяти, миловидная, на взгляд Лавра даже красивая. Хотя кто-то назвал бы ее полной. Действительно телосложение не изящное, хотя и приятное. Следов косметики на строгом лице не видно.
   - Здравствуйте. Я Вера Грозных, - представилась незнакомка. Ну что же - соответствует внешнему виду.
   - Вы сестра Владемира? - уточнил Лавр. Впрочем, определенная схожесть с новым приятелем действительно есть.
   - Да, - недовольно ответила гостья.- Но это не столь важно. Главное меня попросили взяться за ваше лечение. Этим я и намеренна заняться.
   - Кто попросил?
   - Как кто? Его высочество лично. Он не забывает заботиться о своих друзьях. Конечно, они эти раны и получают у него на службе. Но барон не оставляет без внимания и их лечение. А так как я тут лучший лекарь, несмотря на то, что в отличие от брата и не имею диплома университета, то заняться этим он просит меня. Да и Владемир, и Олеша прислали письма с просьбой заботиться о больном товарище. Не забыли упомянуть, что придется сложно, так как Вы рветесь заняться кипучей деятельностью. Предупреждаю, не надейтесь. Итак, показывайте мне Ваши раны.
   Девушка действительно тут же приступила к процессу лечения. Совершенно не смущаясь, сняла повязки. Посмотрела, как идет процесс заживания. Нелестно охарактеризовала умения и способности своего брата, намазала каких-то мазей. После этого ловко замотала раны чистыми повязками. Велела выпить каких-то порошков.
   - Итак, господин Маржиц, я оставляю Вам несколько порций порошков. Вот эти выпьете вечером после ужина. Эти завтра утром. Сейчас я подготовлю два отвара. Один будете пить каждые два часа, не считая времени на сон. Если проснетесь среди ночи, то так же неплохо бы выпить его. Если будете испытывать жажду, старайтесь пользоваться только вторым отваром. Завтра в десять я буду тут снова. Все обновлю.
   - Простите, но я завтра собираюсь на службу. Мне надо удостовериться, что там твориться.
   - Какая служба. Пока Вам, господин Маржиц, не стоит покидать свою постель. Хотя да. Небольшие прогулки не повредят. Но только на короткое время и не далеко. И ходите не спеша.
   Барышня покинула его через четверть часа. Успела и отвары приготовить, и проследить за тем как Лавр выпил первую порцию. Как только дверь закрылась. Лавр тут же вытащил недочитанную старинную книгу, чернильницу с ручкой, чистый листок. Теперь можно немного и поработать.
   На следующее утро он уже полдевятого был в библиотеке. Не в замке, а в городе. Быстро посмотрел бумаги. Набрал стопку из пяти книг, собрал две папки с бумагами. К девяти подошли сотрудники. Быстренько за четверть часа выслушал доклады подчиненных. Особых проблемных вопросов нет. Отлично. Велел после обеда нести бумаги к нему на квартиру. Пока дал работу Дилу и Густаву. Эрлу вручил набранные книги и папки и велел следовать за собой. Когда он вышел на улицу часы на ратуше уже показывают без двадцати двух минут девять. Пришлось поспешить. К дому дошли за четверть часа.
   Лавр успел только выпроводить Эрла, снять верхнюю одежду, спрятать книги, как раздался стук в дверь. Через полминуты Вера Грозных уже оказалась в гостиной. Быстро выложила на столик, пяток скляночек с мазями, две шкатулки со снадобьями.
   - Давайте посмотрим, что с Вашими ранами господин Лавр. Вы все-таки куда-то успели сходить? На службу? - укоризненно заявила она, даже не начав осмотр.
   - С чего Вы это взяли? - удивился Лавр.
   - Ну как же. Навстречу мне попался ваш помощник Эрл. Сапоги у Вас лежат в углу. Да к тому же нечищеные. Лицо раскраснелось. Капельки пота на лбу. Приподнимите рубашку. Вот дыхание учащенное, как будто вы бежали или быстро шли, буквально недавно. Учитывая, что пришлось подниматься по лестнице, все же шли.
   - Но Вера, Вы же сами разрешили гулять, - попытался оправдаться Лавр.
   - Разрешила, - согласилась та. - Это даже полезно. Но немного и медленно. Лучшее пока ограничится передвижением по квартире. Вниз спустится на завтрак или обед. Молоко пьете?
   - Два раза в день.
   - Можно и днем. Я скажу, чтобы вам подавали горячее с медом и маслом. Ну и конечно заваривайте и пейте травы. Вы сами этим займетесь или хозяйку попросить.
   - Сам.
   - Ну, смотрите. Пока поверю на слово.
   - Простите Вера. Но я все же не ребенок. И сам заинтересован в том, чтобы быстрее окончательно выздороветь и начать полноценно работать.
   - Хорошо, если это понимаете. Раны можно мазать вот этими двумя мазями. Они уже практически зажили, поэтому особо перевязывать их не надо, только, чтобы одежду не пачкать. И господин Маржиц. У меня к Вам просьба. Нельзя ли заказать вот эти две книги. Мы с братом приехали недавно, и я не пока еще плохо ориентируюсь в этом мире.
   - Хорошо. Я включу в следующий заказ, который мы отправим книготорговцам в Волдинге. Книги хорошие?
   - Да. Весьма полезные.
   - Тогда закажем несколько экземпляров для доставки и с помощью наших обозов ходящих в Славмению.
   - Заранее спасибо. Вернемся к вам. В целом раны заживают. Осталось только восстановить силы. Поэтому я загляну только послезавтра утром, в это же время.
   - Госпожа Вера. Разрешите вопрос?
   - Да.
   - Как Вы научились искусству врачевания?
   - Наши с Владемиром и отец, и несколько поколений предков занимались врачеванием. Я с детства помогала еще деду. Кроме того бабушка хорошо разбирается в травах и научила меня всему, что знает. Лет с двенадцати начала ухаживать за больными. В отличие от Владемира я не училась в университете, зато дома у меня были хорошие учителя. Вас удовлетворил мой ответ?
   - Да. Вполне.
   - Тогда у меня ответная просьба. Вы все же больше общаетесь с местными. Мне бы найти местных знатоков трав. Узнать где, что растет, пополнить запасы.
   - Так это можно сделать проще. Напишите объявление в нашу газету. Думаю, найдем отклик. А для того, чтобы привлечь читателей, напишите несколько статей. А потом мы, может даже, издадим специальную книгу. Я как раз пытался уговорить брата на нечто подобное.
   Проводив гостью, Лавр тут же сел за работу. Во-первых, разобрать накопившиеся бумаги, во-вторых, заняться подготовкой новой книги по истории баронства, на основе имеющихся в фонде материалов. Для этого надо усердно поработать пером и самому. Ну и, наконец, просто почитать книгу, в качестве отдыха от первых двух пунктов. Ну и наконец, подготовить список книг для военных. Попроще. Для обучения молодых офицеров.
   Первым делом Лавру попался в руки докладная Густава. В нем тот подробно описывает недостатки в работе своих товарищей. Имеется в виду Дил Кримдер и Христиан Бирквендер. Тут и про то, что они допускают опозданием, с перечислением каждого случая и указанием времени. О количестве ошибок допущенных Дилом. А так же о том сколько раз и кому Христиан выдавал книги без подобающего залога.
   Все дело в том, что книги на руки в публичном отделе не выдаются без залога. Разумеется, ценность книг сильно разнится. В соответствие с этим различается и величина залога. Для некоторых книг он достигает двух корон, а иную, можно взять, оставив всего герб. Но люди не всегда при себе держат деньги. И некоторым надежным посетителям можно сделать и скидку. Об этом и сам Лавр говорил.
   А интересное чего все это началось. А оказывается, господин кабинет-секретарь сделал молодому Торенфару замечание, за то, что тот старается устраниться от функций, возложенных на всех сотрудников библиотеки, медленно выполняет свою работу, и очень формально относится к работе с посетителями, часто вовсе игнорирует их запросы. Ну что же придется поговорить со всеми. В первую очередь подобрать для Густава задания и поставить жесткие сроки. Тогда и он будет занят, и претензия к нему со стороны остальных исчезнут. И вообще надо, чтобы бумаги между Торнефаром и остальными шли через самого Лавра.
   Ознакомился с листами, куда Дил выписал текст из старой рукописи. Это делается для того, чтобы был второй экземпляр, ну и чтобы в типографии при наборе использовали его, а не сам ценный подлинник. Хотел как раз его отдать Густаву. Но внимательнее посмотрел на книгу. А ведь это то, что ему надо. Так что придется читать самому, одновременно делать свои записи. А Густав пусть на основе его отметок напишет список книг для военных. Все равно его надо будет напечатать. И вообще постепенно перекидывать на него часть работы с Дила. А того плотнее посадить на переписку старых книг. Так, например, пусть переписывает на чистовик описания с книг подготовленные Христианом, а так же составление списков новых поступлений. И с указами пусть поработает.
   На обед у хозяйки грибной суп и колбаски с тушеными овощами. Приготовила их она на всех. Но подали в отдельных кастрюлях и супницах. Вообще можно и заказать, чтобы приготовили отдельно. Но этим мало кто злоупотребляет. Обычно записывая мелом пожелания на доске в кухне, ставят отметку, что это если окажутся других желающие. Тогда могут приготовить два, а то и три варианта обеда. А так все равно готовят достаточно разнообразно, поэтому особой надобности в отдельном рационе нет.
   После еды с четверть часа прогулялся. Погода прекрасная, настроение хорошее. Вернулся домой, и три часа усердно поработал. Снова прошелся по улице. Побывал, на конюшне проведал своих лошадей. Их недавно пригнали с выпаса, теперь они уже в стойлах. Кормов им сегодня уже задавать не будут - они итак хорошо покушали. Ту ночь табун провел на пастбище. Конюх поинтересовался. Нужны ли будут завтра Черныш или Ветка. Иначе их завтра опять выгонят в поле. Лавр заверил, что необходимости нет. Пусть лошади отдохнут и погуляют, пока есть возможность. А вот как хозяин выздоровеет, им придется поработать.
   Вернулся к себе. Еще не меньше часа работал. Причем действительно не только читал, но и писал. После ужина сходил в мыльню при доме. Хозяйка к его желанию пользоваться этой возможностью почаще, восприняла спокойно. Тем более Лавр за это заплатил. Даже, наоборот, водовоз будет к ней каждый день заезжать с большим желанием.
   Как раз принесли из прачечной стираные вещи. Так что спать лег Лавр на чистую постель одетым в чистое. После ночей проведенных в верхней одежде, а потом в госпитальной тесноте, ночь в собственной кровати, на своей квартире кажется сказкой. При этом нет никаких тревожных чувств, опасений. Не надо вскакивать и проверять посты, идти под дождь, пронизывающий ветер. И главное он знает, чем будет заниматься завтра. Хорошо.
   На следующий день выяснилось, что Лавр оказался вчера излишне опрометчив. Так как некоторые люди тоже имели на этот день свои планы. И казалось бы, ну и что? Но касались они именно его Лавра Маржица. Так после обеда к нему в гости заявилась госпожа Амелия Бекбутен. Девушка лет двадцати с небольшим. Русоволосая, среднего роста, немного пухленькая. Обладательница веселого нрава. Простоватая, наивная, но очень хозяйственная. Пару лет назад она стала владелицей отцовского хозяйства. Не такого уж большого, но она и не бедствует. Двадцать пять десятин одной пашни, да целых пять, засаженных фруктовыми деревьями и кустами смородины, малины, рябины и калины. Большое стадо овец и коз, десяток коров.
   Зашла не одна - с подругами. Одну из них Монику Аневфар Лавр уже знает. Это младшая сестра советника Аневфар, с которым он встретился в Волдинга. Сейчас он помогает Тавровскому. Вторую он не знает. Выше среднего роста, красивая, стройная, брюнетка, волосы убраны в искусную прическу. Сверкающие глаза, изящные черты лица, два ряда белых зубов, очаровательная улыбка.
   - Знакомьтесь. Это Бранка Версмитон. У нее земли в Добродольской волости, - представила её Амелия. - А это и есть господин библиотекарь его высочества нашего барона.
   - Лавр Маржиц, рад познакомиться.
   - Здравствуйте господин Маржиц, - пропела гостья. Оказывается у нее очень красивый голос.
   - Мы заходили в библиотеку. Говорят ты дома. Вот решили навестить,- принялась торопливо объяснять Амелия. - А я тут гостинцев привезла. Вот тебе фрукты, творог, мед. Кстати мед у меня в этом году хороший получился. И количество ульев на одиннадцать увеличила, сбор превосходный. Хорошо бы все семьи до весны дожили.
   - Господин Маржиц, говорили, что вас сильно ранили, - не поддержала разговор о пчелах Бранка. - Как сейчас ваше самочувствие?
   Поговорил с дамами примерно с полчаса. Проводил их до библиотеки, где они выбрали себе книги. При этом удалось достаточно много пообщаться и там. Когда посетительницы уехали, Лавр собрал подчиненных, поставил им задачи, проверил выполненную работу и отправился домой. Шел не спеша. На этот раз не стал мучить свой организм. Теперь не надо пытатся показать девушкам, что он чувствует себя вполне хорошо. И все же, когда он добрался до квартиры, сил осталось только на то, чтобы раздеться и лечь в постель.
   Из двух новых знакомых Моника Аневфар ничем особенным его не поразила. Да красивая молодая женщина и все. Чего не скажешь о Бранке Карсмирен. Потрясающая женщина. Умная, красивая. Хорошо образована, начитана. Остроумная. С ней интересно общаться. Особенно выгодно она выглядит на фоне Амелии, которая иногда болтает без умолка. Даже книги, которые их интересуют - разные. Моника читает и философов, и политиков, даже что-то по экономике. Разбирается и в истории, и географии. Амелию же интересуют лишь пустые легкомысленные романы, Лавр до сих пор зол из-за того, что по ее просьбе пришлось даже заказать несколько подобных книг для библиотеки. Ну и разумеется что-то касающееся практических вопросов, особенно по хозяйству. У Моники есть интересные мысли, она может по делу использовать цитату знаменитостей. А вторая простовата в суждениях, приземленная, даже можно сказать невежественная и ограниченным кругозором. То же самое касается и манер, и поведения.
   Правда, у Амелии железная деловая хватка. Она отлично разбирается в житейских делах, практична. Хозяйство ведет умело. Ну и рукодельница. И шьет, и вяжет. Даже умеет плотничать и гвоздь забить. Ну и готовит замечательно. Вот варенье из тыквы, вот пюре из кабачков и баклажана. Очень вкусные пироги с капустой. Пекла сама. В этот момент Лавру даже стыдно стало за свои предыдущие мысли. Вот сидит, обливает грязью Амелию, а пироги-то её трескает с удовольствием. Хотя с другой стороны он ведь не продается за кусок хлеба. Поэтому-то и должен быть объективен. Да. Но так ли он все же справедлив? Женщина старалась, позаботилась о нем и надо воздать ей за это должное. Да он не просил у нее помощи. Но ведь и не отказался принять. Хотя как бы он это сделал? И вообще Амелия никаких особых претензий не предъявляла. Она просто по-дружески ему решила помочь. Просто по своей доброте. И платы она не требовала. И это очень ценно и перекрывает очень многое. Те же её недостатки. А вот он большая сволочь. И надо бы поработать над своими недостатками. И все это не отменяет того, что Моника произвела на него впечатление.
   Остаток этого и два следующих дня работал у себя дома. С утра читал и писал. После обеда занимался бумагами, которые приносили его работники. Какие-то правил, где-то давал советы. Подписывал запросы. Дил подготовил список очередной книги. Густав его проверил. Так как в типографии появилось свободное окно, решили не медлить с изданием. Лавр подписал заявку. Кроме того Эрл подготовил новый библиографический список. На этот раз он охватывает книги по географии, имеющиеся в фонде публичной библиотеки. Вариант, расширенный с учетом хранящихся в замке, пока останется в двух экземплярах, написанных от руки. Он для внутреннего пользования. Кроме сотрудников библиотеки им может пользоваться только принц и его приближенные. Это уже Дил составил, пока Густав проверял последние страницы книги.
   Кроме того Торенфар написал карточки на новые книги, поступившие на прошлой неделе. Посмотрел, как они оформлены - остался доволен. Теперь Эрлу надо составить на них небольшие аннотации. Потом все это будет сведено вместе. Кримдеру же придется подготовить еще по четыре экземпляра каждой карточки. Потом еще Густаву надо будет свести все это в список и отдать в частную типографию. Для заказа печати там же подготовили два десятка старых указов. Кстати парочка пригодятся для составляемой книги.
   Однако постепенно все явственней становится новая проблема. Лавру надо перебираться лля работы в замок. Пока он работал только с книгами из публичного отдела. Но теперь понадобились ценные книги, в том числе рукописи. А Маржиц сам установил правило, согласно которому выносить их из хранилища категорически запрещается. За исключением варианта, когда они предоставляются самому барону. Поэтому до сих пор с такими книгами работали так. Сначала Дил создает список, Торенфар его проверяет и только после этого копия передается в типографию. А уж потом с ним работает Лавр. Но к этому времени уже появляются сотни свежее напечатанных экземпляров.
   Да и читать дома приходилось не самые ценные книги. А рефераты и описания нужны именно на них. Более того нужны библиографические списки для того, чтобы отправить их в другие библиотеки, дабы узнать какие из них самые ценные, чтобы быстрее издать их у себя. Тогда можно и поторговаться, запрашивая что-нибудь в обмен. Кроме того свеженапечатанные книги можно просто продать. А это хорошая прибыль для типографии.
   Однако планы пришлось несколько скорректировать. Утром вместе в Верой Грозных пришел и капитан Шугин. Причем поднимаясь, они беседовали как очень хорошие знакомые. Олеша что-то рассказывал, а девушка мило смеялась. До сих пор Лавр всегда видел её сообразной, серьезной и строгой. А вот с артиллеристом-инженером она вполне мила.
   - Здравствуй Лавр. Вот узнал, что госпожа Вера идет к тебе и решил проводить её, - радостно объявил Олеша. А руку дамы не выпускает. Да и она как-то не торопится.
   -Вернее у Вас господин Шугин, тоже есть дело к моему пациенту, а проявление галантности лишь прикрытие для этого, - улыбнулась Вера. Наконец-то она вспомнила про руку. Ловко освободила её и приняла обычный строгий вид.- Только сначала все же проверим ваше состояние. Итак, как Ваши раны?
   Раны оказались в порядке. Процесс заживления идет быстро. Да и силы постепенно восстанавливаются. Стал больше гулять. Аппетит хороший. Да и лекарства принимает регулярно. Госпожа Вера выложила новую порцию порошков, настоек, смесей сухих трав, которые надо отварить.
   - Господин Маржиц, надо признать, что Ваше здоровье улучшается. Теперь можно больше гулять. У вас же есть коляска? Отлично. Небольшие поездки за город пойдут только на пользу.
   - Хорошо Вера. Ты сейчас к себе?
   - Надо еще тетушку Тильду навестить.
   - Что же. Тогда я тебя к ней провожать не буду. Моя коляска в твоем распоряжении. А мы с Лавром прогуляемся до замка. Поговорим, обсудим наши дела.
   Вера подозрительно посмотрела на Шугина, что-то хотела сказать в ответ, но все же передумала. Но квартиру покинула, демонстрируя явное неудовольствие. Лавр же принялся одеваться в теплую одежду. Сверху накинул осенний плащ. Он без мехового воротника и не такой теплый как зимний, намного легче покрытого кожей, но тяжелее летнего. Покрыт материей, не пропускающей влагу и ветер. А сегодня это главное. С утра начало моросить и ветерок дует с реки. А для тепла есть камзол и кафтан со специальными подкладками. Да и рубашку сегодня одел из плотной материи. Даже горло надежно прикрыто. Обычно в такую погоду Лавр так не укутывался. Но сейчас после ранения он стал чувствительнее к холоду. Даже сапоги одел новые. Те старые отдал чинить.
   Унтер-офицер на воротах быстро проверил бумаги. Пожилые часовые подняли штыки. Проход открыт. Военный департамент расположился на втором этаже здания расположившегося в северо-восточном углу. На первом этаже склады и амбары, а так же одно из помещений для охраны. Раньше тут помещались и юристы, и еще кто-то. Но сейчас все кроме военных отсюда выселены. Вообще в замке остались еще только казначейство. Да и то, жалованье выдается в городе.
   По дороге Олеша объяснил, для чего ведет с собой Лавра. Оказалось для него есть новая работа. Заканчивается год и надо подготовить новый Реестр для маленькой армии баронства. В данном вопросе в этом мире имеется своя особенность. Она в том, что необходимо ежегодно слать отчеты в Верховный Сенат по ряду вопросов. Кроме армии это финансы, доходы, размеры населения и площадь владения, список ленных владетелей, отчет о возведении в дворянское достоинство. Впрочем, большинство Свободных Лордов и Вольных Господ такой привилегией не обладают. Обычно работа эта рутинная, точности в предоставляемых данных никому не надо и контроля никакого нет. Единственное исключение это, то самое возведение во дворянство, но это пока Яромира не касается. А вот следующим по важности является Реестр военной силы.
   Обычно и этот отчет не столь сложен и важен. Даже сроки его предоставления не соблюдаются. Есть однажды направленная штатно-должностная структура, ну а остальные изменения, как-то перемещения, некомплект и прочее не столь важны. Поэтому обычно и шлется стандартная бумага. Главное чтобы к смотру фактическая численность не расходилась со штатной на двадцать процентов и в ту, и другую сторону.
   До следующей плановой проверки Добродола полтора года. Но уже сейчас возникла необходимость в создании нового Реестра. Во-первых, надо сильно изменить штатно-должностную структуру. Вернее, привести её в соответствии с тем, что сложилось фактически. Ну и, во-вторых, собрать приказы о перемещениях офицерского состава. Хватит и одного, в соответствии, с которым лицо назначено на последнюю должность.
   Вот этой работой и пришлось заняться. Для этого тут Бежвиц, Брижмиц, Торбик, Оладов, Шугин, майор Ретенблак, ротмистр Елич и он Лавр Маржиц. Практически это и есть военная коллегия. Причем Оладов, Ретенблак и Елич сегодня тут только до обеда. Через полчаса придет принц Яромир.
   Начали со структуры. Сейчас в баронстве образовалось две и даже три лейб-роты. Одну сформировали из прибывших сюда солдат Яргородского полка. Его возглавляет Ратобов в чине капитана. Сам Яромир числится командиром другой роты, оставшейся еще от старого барона. Как и положено в таких подразделениях, в ней по штату имеется капитан-лейтенант. Данное новшество ввел уже Яромир. До этого лейб-ротой фактически командовал премьер-лейтенант. Так же как и в другой штаб-роте. Разницы между этими чинами почти никакой. Всего лишь четвертьгривенника в неделю. А так в этом мире используется и то звание, и другое. Так же как и ситуация со званием прапорщик. Где-то это старшие унтер-офицеры. В других же владениях это полноценные обер-офицеры. Правда, в пехоте это уже прапорщик.
   Старый барон был скуповат. Поэтому у него был более экономичный вариант. Но Яромир тут же ввел изменения. Теперь офицеров в ротах стало больше. Появились в них и дополнительные унтер-офицерские вакансии и штатная численность выросла. Так теперь в штате находятся дополнительные пять егерей. Конечно, по подготовке они уступают своим коллегам из отдельных команд, но в случае чего в роте есть хорошие стрелки с дальнобойным оружием.
   Выросло и количество рот. Кроме упомянутых двух подразделений появились гренадерская рота, так же наполовину составленная из прибывших из Ярградского полка. Фузилёрных теперь не четыре, а семь. Одну сформировал Соковин. Она обычно действует на лодках. Еще одну из отборных капральств других трех рот собрал Оладов. Впрочем, многих лучших солдат взяли и в лейб-роты, так как они оба оказались в большом некомплекте. Ярградцев изначально было мало, а местную Яромир сильно перетряхнул. Вернее он просто разделил его на две части. Премьер-лейтенанта произвел в капитаны и назначил командиром Особой Добродольской роты. В него перевели и других стариков пожелавших пока остаться на службе. Теперь она выполняет гарнизонную службу в столице и замке. Ветераны для этого вполне годятся. Их командир - старый служака, верно служивший старому барону, остался вполне довольным. Да и его подчиненные тоже.
   Оставшиеся солдаты составили Баронскую Добродолскую роту. Командиром роты барон назначил себя, капитан-лейтенантом - Ольвица, лейтенантом - Баркова. Кроме них в состав включили еще несколько человек прибывших из Сламении. Еще человек пять, как уже говорилось выше взяли из других рот, ну, а остальных набрали за последние месяцы. Впрочем, так же пришлось пополнить и остальные роты, поредевшие в первую очередь в результате реорганизаций. Потери в боях были не такими уж большими. Седьмая рота сейчас проходит обучение в Саледере. Еще одна учебная команда готовится при Особой Добродольской. Старых опытных служак там много, вот их и используют для обучения новобранцев. Но их потом раскидают.
   Кроме того есть две егерские команды. Одна большей частью состоит из Сламенцев. Местных там меньше половины. Да и то большинство из них через пару месяцев отправляется во вторую команду, которая сама совсем недавно выделилась из первой. Вот в ней пришлых мало. Хотя это оба офицера и все младшие командиры. Только пара ефрейторов из местных.
   Таким образом, в пехоте сейчас двенадцать рот и две команды. Все они пока не доведены до штатной численности, но это вопрос поправимый. Так же как комплектование драгунских рот. В них также большой некомплект. Причин несколько. Рот стало четыре. А комплектование кавалерии, даже драгун, сложнее. Нужны не только люди, но и лошади. И надо подготовить не просто солдата, а всадника.
   При этом многих хороших наездников забрали в легкую кавалерию. Туда же идут почти все наиболее способные новобранцы, из тех кто уже умеет держаться в седле. Из Славмении прибыло всего двадцать драгун. Правда, отборных. Возможно, из них получится создать еще одну роту, но не скоро. Кроме того идет формирование роты тяжелой кавалерии. Пока туда собирают и карабинеров, и кирасир. Соответственно сюда забрали многих рослых и крепких драгун и рекрутов-всадников.
   Поэтому драгунские роты вместо положенных пятидесяти четырех всадников имеют в своем составе сорок-сорок пять. Не удается комплектовать и легкую конницу. Хотя сюда зачислили до пятидесяти бывших разбойников, из числа перешедших на службу барону. Драгунов таким образом, кстати, пополнили только два десятка. Впрочем, в фузилёрные роты их взяли еще меньше. Пято зачислили в егеря. А из остальных достойных доверия, сформировали милицейские отряды на правобережье.
   Есть у барона и своя артиллерия. Недавно создана бомбардирская рота, в которой сейчас числятся все три тура: два 10-фунтовых, и один полупудовый. Так же в ней имеются две 6-фунтовые пушки и столько же гаубиц. Кроме того есть еще команды. Одна из пяти 3-фунтовых пушек и полупудовой гаубицы, вторая из двух 8-фунтовых и одной 12-фунтовой пушек и пудовой гаубицы. Кроме того есть осадная артиллерия: четыре 18- и одна 24- фунтовых пушек и две 5-пудовые мортиры.
   Бежвиц читая свой доклад, основные цифры записал мелом на большой, на полстены, доске. Да и каждый из присутствующих сделал себе отметки. Теперь им надо подумать, что со всем этим делать. Минут на пять воцарилась тишина. Присутствующие проверяют цифры, пересчитывают, делают наброски. Высказывать свои предложения никто не спешит. Наконец дверь распахнулась, и в помещение стремительно вошел Яромир. Быстро поздоровался с поднявшимися с мест военными. Барон прошел к креслу в центре стола и быстро уселся бросив.
   - Садитесь. Ну и какие есть соображения? С отчетом я уже знаком.
   - Ваше высочество, - обратился к нему Оладов. - Думаю, необходимо первым делом определиться, а для чего нам нужна новая структура.
   - Как для чего, - удивился Торбик.- Нам надо упорядочить управление всей этой системой, ставшей довольно громоздкой. У нас сейчас достаточно много рот и команд и для облегчения командования необходимо усложнить структуру.
   - Не такая она пока громоздкая, - возразил Оладов. - У нас есть способы, как справится с ней. Например, подчинить одному из командиров рот, одну или две других. Другое дело работа на перспективу.
   - Однако, количество рот будет расти, - заявил Бежвиц.
   - Поэтому я и говорю по работу на перспективу, - повторил Оладов. - Ведь о реорганизации вспомнили, только когда возникла необходимость в подготовке этого самого Реестра.
   - Реестр не требует точности, - заявил майор Ретенблак. - Ничего страшного не произойдет, если мы отправим копию прошлогоднего. Никто не проверяет фактическое состояние, если конечно на бумаге все в пределах нормы. Да и роты для совместных действий мы пока редко объединяем. Скорее используем отдельные плутонги.
   - Это пока, - возразил Безжвиц. - Но вскоре нам, возможно, придется действовать более крупными отрядами. А для этого их надо подготовить.
   - Александр, давай сначала роты сформируем, - ответил Оладов.
   - Согласен, - ответил Безжвиц. - Только вот ты говорил про временное подчинение одного капитана другому. Так вот пока это у нас происходит почти безболезненно из-за личных взаимоотношений. Но в дальнейшем возможны проблемы.
   - Александр прав. У меня в подчинении много капитанов формально равнозначных, - заявил принц. - А я все же генерал-майор по местным меркам, а в Славмении и вовсе генерал-лейтенант. Нужны люди, на которых я могу на законных основаниях передавать управление ротами.
   - Я против этого не возражаю, - ответил Оладов. - И мы сейчас должны определиться с примерной структурой. Вопрос в том это будет формальное разделение, носящее временный характер, либо мы должны создать нечто дееспособное, с постоянными элементами, с определенными жесткими границами, и с дальним прицелом, вокруг которого, мы и будем формировать армию. В последнем случае, не будет ли оно мешать создавать оптимальные отряды в нынешних условиях? Так придется самим нарушать созданную структуру.
   - Я думаю, пока перспективные планы раскрывать не стоит, - ответил Яромир. - Построим временную структуру.
   - Действительно передавать настоящие сведения не стоит, - поддержал его Бризмиц. - Не нравятся мне такие порядки. Когда такие вещи как структура и состав войск надо с кем-то согласовывать.
   - Ян, это местная реальность, - усмехнулся Торбик. - И порядок не такой уж и бессмысленный. А то у некоторых владетелей на двадцать нижних чинов будет пять обер-офицеров и командовать ими будет генерал.
   - Генерал слишком скромно, у кого-то и маршалов будет не менее трех, - пошутил кто-то.
   - Да понимаю все это, - не поддержал возникшее веселье Бризмиц.- Только я не уверен, что эти сведения потом достаточно хорошо охраняются. Да даже если это и так. Все равно не в наших интересах раскрывать перед Сенатом наши возможности.
   - Правильно,- поддержал его Елич.
   - Ну, что же тогда создаем временную структуру, ну а со временем его усовершенствуем, - заключил Ярополк.
   - Ну а тогда чтобы никто раньше времени не встревожился, укажем, что в наших ротах меньше людей, чем есть, - предложил Реттенблак.
   - Тогда придется все пехотные роты свести в один пехотный полк, - заявил Бежвиц.
   - Правильно. Так как и раньше был только один, то и особых вопросов не возникнет,- согласился Бризмиц. - Александр прости, что перебил.
   - Да, ничего. Ты все правильно сказал. Только разделим их на два батальона, - продолжил Бежвиц.
   - А что с кавалерией, - спросил Елич.
   - Ну а что, так же соберем пока в один полк,- предложил Торбик. - Драгуны в один эскадрон, у тебя второй эскадрон. Тогда уже можно все это объявить полком.
   - А как быть с командованием? - спросил Шугин. - Все же Яромир командир пехотного полка, соответственно и его первого батальона. Допустим, он же будет командовать кавалерийским полком, но ему придется встать во главе эскадрона. Ее слишком ли много вакансий он будет занимать?
   - Для придания новому полку должного статуса его и должен возглавить барон, - заявил Лавр.- К тому же это соответствует местным традициям.
   - Так как все же быть с драгунским эскадроном? - спросил Торбик. - Оставляем его в четрехротном составе.
   - Думаю надо пока оставить в четырех. Роты неполного состава, - пред Бежвиц. - А там можно уже разделить на два эскадрона, а то и вовсе сформировать новые роты. Драгунский и легкоконный эскадроны фактически сведены в один полк формально. А так будут действовать отдельно. Елич будет командовать своими людьми, а драгунам все же нужен постоянный командир. Потому что для больших боев он не готов.
   - Ну что, тогда назначаем туда майором Шерметича,- заключил Яромир. - Дадим ему мою старую лейб-роту.
   - Ваше высочества, но у вас тоже должна быть лейб-рота.
   - Начнем с того, что есть тяжелая рота, - пояснил Яромир. - Кроме того Силе я отдам только пятерых славменьцев. Из остальных будем формировать новую лейб-роту. Народу там мало, но то, что капитаном в нем буду я сам, позволит числить его полноценной единицей. А капитан-лейтенантом в нем будет числиться Мешковский. Прапорщика присвоим молодому Громкову. Но это уже подробности, которыми будут заниматься Александр, Олеша и Лавр.
   - Ваше высочество, а как быть с премьер-лейтенантом старой лейб-роты драгун, - спросил Реттенблак.
   - А что с ним?
   - Илвендер уже стар. Хочет на покой, завести хозяйство на том берегу. К тому же он бы мог командовать конным ополчением.
   - А это даже неплохо,- согласился Яромир. - Значит его на половинное жалованье. Раз будет командовать ополчением, то получит пока капитана. Земли ему выделю. Он не разведением лошадей хочет заняться?
   - Да.
   - Отлично. Подберем участок специально под выпасы. На эту роту и ставим Шерметича. Вакансия капитан-лейтенанта в нем пусть будет свободной. Зато пока будет два унтер-лейтенанта: Жаровский и Кросин. Ну и прапорщиком Старберга. Парень в строй просится. Да это сверх обещанных пятерых славменских. Зато более полутора десятка всадников из прежнего состава заберем в новую лейб-роту. Александр, Олеша вам теперь ясно, что надо делать? Лавр поможешь им. Все остальное подождет. Ну а теперь господа приглашаю на обед. Повара обещали постараться и накормить на славу. Так что не отставать, - бодро объявил барон и первым двинулся на выход. Дежурящие у дверей два молодых унтера распахнули перед ним дверь.
   Обед действительно оказался на славу. Запеченная свинина, два гуся с гречневой кашей внутри, три вида колбас, сыры, котлеты наполовину из баранины с козлятиной, картошка, тушенная с мясом, овощи, копченая и жареная рыба, красная и черная икра. А вот вина принц позволил выпить только по два бокала на брата. Дел много, а времени мало. Да! А все-таки собраться бы как-нибудь все вместе. И так, чтобы без ограничений во времени. Хотя бы следующий день для отдыха. Мечты, мечты.
   А пока, потратив где-то четверть часа на прощание, втроем вернулись к служебным поручениям. В знакомом с утра помещении Лавра и двух его товарищей ждет непочатый край работы. Хорошо, еще у Бежвица тут есть помощники. Лейтенант и унтер-лейтенант. Кроме того два писаря-капрала. Остальных к делу решили пока не привлекать.
   Впрочем, дело пошло. После пятиминутного обмена мнениями решили пехотный полк разделить на два батальона. С учетом разговора, состоявшегося до обеда, особо мудрствовать не стали. Будет два батальона. В первом обе лейб-роты, речники, гренадеры и солдаты Оладова. Во втором остальные фузилерные роты числом шесть штук. Гарнизонная рота будет отдельной единицей. По ней есть свои замыслы. Командир полка и первого батальона сам барон. Оладов - майором. Подполковником во второй Реттенблака. А вот на поверхности появился и первый положительный эффект от их этой работы. Что ни говори, а честолюбие и здоровый карьеризм в армии играют не последнюю роль. К тому же статус баронских офицеров повысится, в том числе и среди соседей. Да и Олекса теперь официально стоит над всеми остальными командирами пехотных рот. Кроме трех штаб-офицеров в полку девять капитанов и три капитан-лейтенанта.
   По штату в каждой роте кроме командира: лейтенант, два унтер-лейтенанта и прапорщик. Кроме того, в составе четыре старших унтер-офицера: сержант, подпрапорщик, фурьер, каптенармус. Пять унтер-офицеров: три строевых, младший сержант и штандарт-капрал. Десять младших унтер-офицеров и капралов, два барабанщика, шесть ефрейторов, шестьдесят рядовых, десять нестроевых. Всего сто два человека. Кроме того в каждую роту планируется ввести еще одного капрала и пять рядовых.
   Егерскими отрядами командуют капитан-лейтенанты. По штату в каждом еще три младших офицера. Фактически в одном есть лейтенант и штык-юнкер, во втором унтер-лейтенант. В каждом должны быть три старших унтер-офицера: сержант, фурьер, каптенармус. Кроме того три унтер-офицеров: два строевых, и младший сержант, семь младших унтер-офицеров, четыре ефрейтора, тридцать два рядовых, пять нестроевых. Егерей решили включить в первый батальон.
   В каждом из батальонов по артиллерийской команде. Так как батальоны все равно не являются постоянной структурой, состав пушек в них оставили прежний. Командует каждым премьер-лейтенант артиллерии. Кроме него по штату в каждом по унтер-лейтетнанту и штык-юнкеру. То же самое и с командой осадных орудий. Только там четыре офицера. Бомбардирская рота в составе полка, но вне батальонов. Капитаном там сам Шугин. Кроме него премьер-лейтенант, лейтенант, по два унтер-лейтетнанта и штык-юнкера. Это по штату. А фактически нет ни одного штык-юнкера. Вакантны должности и одного из двух унтер-лейтенантов в роте и осадной команде.
   Эскадрон Елича остается в составе все тех же трех рот. Так как они неполного состава то ему придется пока остаться ротмистром. В эскадроне по штату еще два ротмистра, штаб-ромистр три лейтенанта, по четыре унтер-лейтенанта и прапорщика. В штаб-роте кроме командира должны быть пока четыре офицера. А как удастся довести её до штанной численности, то в нем будет и штаб-ротмистр. А так по штату в каждой роте командир, три младших офицера, четыре старших унтер-офицера, пять простых и младших, столько же капралов. Тридцать два рядовых и ефрейторов, два трубача, шесть нестроевых. При командире эскадрона унтер-лейтенант, два старших унтер-офицера, один из них эстандарт-юнкер, капрал-трубач, два ефрейтора. Кроме того, интендант, пять нестроевых, кузнец с помощником, ветеринар, лекарь с тремя помощниками.
   Драгунский эскадрон содержит пять рот, по одной лейб и штаб, и три обычных. Первыми двумя фактически командуют капитан-лейтенанты. Остальными капитаны. Командиром числится сам Яромир. Исполняет обязанности командира майор Шереметич. По штату в каждой роте лейтенант, два унтер-лейтенанта и прапорщик. Кроме того, четыре старших унтер-офицера: сержант, подпрапорщик, фурьер, каптенармус. Пять унтер-офицеров: три строевых, штандарт-капрал и младший сержант, десять младших унтер-офицера, два трубача, шесть ефрейторов, сорок два рядовых, десять нестроевых. Всего восемьдесят четыре человека. При командире эскадрона лейтенант, прапорщик, два старших унтер-офицера, два трубача, один из них капрал и два ефрейтора. Кроме того, два интенданта, семь нестроевых, кузнец с помощником, ветеринар с помощником, два лекаря с тремя помощниками.
   Оба эскадрона так же далеки от полной штатной численности. Так в каждой роте нет хотя бы одного младшего офицера. А уж нижних чинов в иных ротах не хватает до двадцати человек. Еще хуже не укомплектована тяжелая кавалерия. Там обе роты пока в зачаточном состоянии. Из того, что есть половина - по сути, охрана самого барона.
   При Яромире находятся и штабы обоих полков. Пока там по одному лейтенанту, от пехотного, еще и один прапорщик, по три старших унтер-офицера и писаря от каждого. Кроме того в полках числятся полковые комиссары, интенданты, обозные солдаты, прикомандированные гражданские, лекари с помощниками. Да к тому же есть два госпиталя. Только тут еще фактически нет четкого разграничения, так как полки как единое целое пока не действуют.
   Бежвиц теперь официально будет числиться старшим квартирмейстером в чине майора. Бризмиц старшим офицером по особым поручениям военного департамента. Это официально для Реестра. А для внутреннего пользования начальник третьего отдела. Торбик назначается генерал-адъютантом при особе барона. Это особая привилегия для Свободных Лордов при наличии в собственном воинстве как минимум двух полноценных полков. Тем более он одновременно ещё и дежурный генерал при штабе барона. Хотя чин у него всего лишь майорский.
   Кроме того у Яромира в качестве Свободного Лорда имеет право на трех адъютантов: премьер-лейтенанта и лейтенантов. Так как он еще и генерал-майора при нем еще один офицер в чине унтер-лейтенанта. Это все по баронской линии. У наследника престола Ирпении свой штат. Должность генерал-адъютанта занимает капитан гвардии Редбик. Адъютантами назначены лейтенант гвардии Олжмиц, лейтенант Ставров и унтер-лейтенант Горжендер. Последние прибыли недавно. Служили в обычных полках, однако получили рекомендации от виконта Ромбергвена. Кстати, его собственный сын, а так же баронет Хортдом, числятся офицерами по особым поручениям. Кроме того они носят еще и какие-то придворные звания. Но в Реестр это не указывается.
   Кроме того, при Принце два прапорщика при его личном штандарте, около полутора десятков унтер-офицеров, человек семь простых писарей. У Бежвица кроме упомянутых выше офицеров, есть еще пять курьеров. Остальной штат состоит из гражданских чинов. У Бризвица в подчинении и вовсе два советника и несколько писарей.
   В структуре управления предусмотрены и военный прокурор с двумя помощниками. Но все три должности пока вакантны. В настоящее время удается обходиться только теми, что есть при полках. Да и обязанности главного интенданта исполняет господин Долредвик - Главный Управляющий барона.
   После того как составили штатно-должностное расписание, взялись за его заполнение. А для этого пришлось поднимать архив приказов, копии патентов. Пока на ряд должностей оформлены только временные документы. Необходимость составления нового Реестра еще и в том, чтобы получить заверенные в Сенате паспорта на те же офицерские чины. Тогда на их основе можно будет выдавать патенты, зарегистрировать те же временные документы. Без этого они не будут признаны действительными за пределами баронства. Да и подразделения получат официальный статус. Если для рядовых это практически не играет никакой роли, то для офицеров, особенно штаб-офицеров это весьма серьезно.
   Более того теперь само Добродольское государство переходит в разряд Великих Баронств. А это дополнительные права и возможности. Более того расширяются даже право по отношению к сопредельным владениям. Так крупные государства обычно не могут вмешиваться в дела более маленьких по статусу. Ннапример, баронство не имеет права первыми нападать на владения соседних Вольных Господ. Более того ограничены даже возможности вмешиваться во взаимоотношения между ними. Например, вступится за один из них. Нужны веские основания. А вот Великое Баронство в этом отношении более свободно. Оно может иметь до четырех вассалов. Обладает правом организовать местный Совет Лордов, на котором провести решение о наказании кого-либо из Вольных Господ в случае если в его действиях обнаружатся нарушения. Это касается как раз конфликтов между мелкими владетелями. Великое Баронство может заключить с мелкими державами соглашение о взаимопомощи. Кроме того Великие Бароны часто получают право уже носить титулы виконт, граф. Ну и главное - права по присоединению выморочных владений.
   Вот все это и пришлось расписывать комиссии. Одновременно, вернее параллельно с этим, начала работать Аттестационная комиссия. Многих офицеров с временных должностей надо перевести на постоянные. Кому-то из них дать повышение. Теперь в Добродоле будут подполковник, два майора. И это пока. Однако вакансии возникают и по другой причине.
   Кто-то, между прочим, собрался в отставку. Так кроме Илвендер решил уйти на покой и капитан Шурценфар. Правда, одновременно он согласился заняться формированием милицейских подразделений. Его так же надо произвести в майоры. Старик решил поселиться на достаточно большом удалении от Центрального форта. Там на берегу лесного озера он и собрался основать новое поселение. Для этого из своего фамильной деревни он забирает девять семей крепостных и некоторых наемных работников. Кроме того вместе с ним решились поселиться семеро его старых солдат, в том числе и ротный сержант. Теперь на его место придется назначить лейтенанта роты.
   Летом на четыре роты было: один майор, три капитана, капитан-лейтенант, четыре лейтенанта. Теперь в батальоне один подполковник, пять капитанов, капитан-лейтенант. Учитывая, что один капитан уволился и один лейтенант перевелся в гарнизонную роту повышения не получили только два капитана. Все лейтенанты в шести ротах новенькие. Вернее произведены из своих же унтер-лейтенантов. А их и было всего восемь. К тому же старший сын подполковника сейчас лейтенант в роте Оладова. А если учесть, что с увеличением количества рот увеличилось и число вакансий, не удивителен факт нехватки младших офицеров.
   Хотя принц и привез из Славмении много молодых офицеров, все равно их мало. Набирали уже проявивших себя, а это уже как минимум унтер-лейтенанты. Хорошо есть местные резервы. На службу барону после прибытия Яромира поступило два десятка молодых местных дворян. Да и среди йоменов нашлись желающие. Теперь их надо быстро произвести в младшие унтер-офицеры, а там со временем, многие из них и до прапорщиков дослужиться. Помогло и то, что король Антуан разрешил своим поданным, в том числе дворянам поступать на службу в Добродол. Хотя конечно простонародья на пополнение рядового состава вербуется больше. Между прочим, в Ирпении набрали уже более двух сотен рекрутов.
   До приезда Яромира в войсках баронства числилось немногим более пятисот человек. Штаты до конца так и не были заполнены. Хотя солдат особо службой и не загружали. Всем выделяли земельные участки, не возбранялось и другая трудовая деятельность. Кто-то торговал, кто-то ремесленничал. Были и строительные артели. Но и жалованье платилось не полное. Во многих соседних владениях дело обстоит подобным образом до сих пор.
   Поэтому новые условия оказались по вкусу не всем. Более ста человек решило выйти в отставку. К тому же еще восемь десятков нижних чинов перешли в гарнизонную роту. Так что рекруты из Ирпении помогли восполнить только убыль. Правда, в самом баронстве набрали почти сотню новобранцев. Как уже говорилось, принимаются на службу и некоторые бывшие разбойники. Тем более на Правом Берегу живут не только лиходеи. Правда, в основном их берут в егеря и легкую кавалерию. Из фузилерных рот они идут на пополнение роты в Салендере. Но все равно пришлось искать людей и в соседних владениях. Желающие, как оказалось, есть. Это даже дало возможность нанять даже несколько десятков человек уже имеющих опыт.
   Что, учитывая, большое количество новобранцев даже хорошо. Из старого состава сейчас в строю не более трех с половиной сотен, еще две сотни прибыло из Славмении. Но почти у половины баронских солдат стаж службы менее полугода. Правда, это компенсируется тем, что многие и них уже имеют реальный боевой опыт. По крайней мере, этих бойцов можно назвать обстрелянными. Осталось только подготовить их для больших боев. Но это не отменяет необходимость дальнейшего поиска рекрутов. И главное надо искать молодых людей, из которых потом можно подготовить офицеров. Местные ресурсы исчерпали быстро. Остается только Ирпения и соседи, причем главным образом дальние.
   Все это комиссия и отразила в своих бумагах, которых пришлось составлять много. Поэтому Лавр на пару недель плотно застрял среди военных вопросов. Даже Эрла привлек к работе. Хорошо еще в библиотеке все идет своим чередом. Поэтому Лавр и посвящал основному месту службы только по часу каждый день.
   Но наконец, дело законченно, бумаги упакованы в пакеты, опечатаны и вот уже курьеры повезли их в Сенат. До обеда закончили все остальные дела. Собрали более подробный и точный вариант для доклада принцу. Оставшееся время позволили себеотдохнуть. А уже на следующее утро Лавр с утра направился в публичный отдел библиотеки. Собрал всех своих сотрудников, кроме Эрла, оставшегося пока при принце, и провел короткое совещание. Все трое отчитались, как у них идут дела, Кримдер и Бирквендер пожаловались на Густава, который медленно проверяет тексты и вообще не помогает остальным. Тот в свою очередь предоставил рапорт, с перечислением всех мелких прегрешений допущенных Дилом и Кристианом. Причем к нему саму в этом плане не придерешься. Все бумаги зарегистрированы и подшиты, а инициативы от Густава ждать не приходится, соответственно он и не подставится. Ну а то, что дело страдает? Он действовал по инструкции - значит не виноват. Пришлось сглаживать конфликт. Для этого побеседовал с каждым. Окончательно разделил обязанности. Кридмер занимается перепиской бумаг, Бирквендер - выдачей книг пользователям и анализом поступивших новинок, Густаву поручил письма, учет и регистрацию документов. На нем же подготовка карточек. Дил их потом будет переписывать. Торенфар так же будет пока сверять тексты на неточность.
   На себя Лавр взял на себя подготовку списков, общее руководство, организационные мелочи. Так же на нем основная работа по анализу фонда, подготовка заявок на приобретение новых книг. Кроме того он начал писать серию статей в местную газету. Она посвящена родословной Яромира. Теперь в каждом номере будет выходить краткое, а когда и не очень описание деяний одного из предков барона. Статью на того же Волемира Великого придется разделить частей на пять. Задача в том, чтобы местные прониклись величием династии, одна из ветвей которой ныне правит в Добродоле.
   Теперь баронская газета выходит пять раз в неделю и распространяется уже и за его пределами. Так ее активно продают на улицах Волдинга и не только. Даже появилась идея разделить ее. Вернее организовать для внутреннего пользования вторую газету. А уж в ней печатать большинство местных новостей. Например, некоторые указа и сообщения от барона и его администрации, хозяйственные объявления, не требующие широкого распространения, критические статьи, которые могут неблагоприятно сказаться на имидже Добродола.
   А основная газета действительно стала довольно объемной. В ней, например, активно размещают свою информацию купцы и вербовщики, печатается местный фольклор, особенно после того, как Лавр вот уже несколько дней как занялся исполнением своих основных обязанностей. Кроме того теперь в каждом номере начали размещать информацию о находящихся в фонде публичной библиотеки книгах, обязательно с аннотацией или развернутым описанием, с приложением краткого содержания и даже крупных отрывков текста. Это касается в первую очередь художественных книг, а так же части научных.
   И надо сказать результат получили почти мгновенно. После появления заметки в газете на очередную книгу, тут же на нее появляется спрос. Даже очередь выстраивается. Ну а там человека начинают интересовать и другие. Только теперь Лавр решил публиковать в первую очередь статьи на те книги, что имеются в нескольких экземплярах, для того чтобы ускорить процесс выполнения заявок. Иной читатель мог забрать книгу недели на две, и некоторым читателям уже приходится ждать месяцами. Да и в читальном зале выстраивается очередь.
   Кроме того стали спрашивать много книг для учебы. Пришлось заказать учебники, некоторые в паре десятков экземпляров. Что-то и вовсе решили напечатать в своей типографии. Теперь и старую, и новую объединили, привезли много нового оборудования, наняли людей. Даже частная теперь процветает. Все же ей достаются и баронские заказы, например, на те же учебники, кроме того и количество заказов от жителей увеличилось. Так многим понравилось печатать объявления. Кто-то продает, кто-то готов принять заказ на выполнение работ. Теперь в Добродоле несколько мест, где вывешиваются вышедшие из типографии листочки.
   Тем более бумага стала намного дешевле. Первую продукцию дала местная мануфактура по производству бумаги. Конечно большей частью качество не очень хорошее. Но для подобных нужд как раз пойдет. Кроме того, есть и вполне приличные партии готовойпродукции.
   Лавр убрал в специальный стаканчик ручку с тонким пером, осторожно обработал листок с записями, чтобы чернила не расползлись, а быстрее высохли. Еще раз перечитал, и положил бумагу в папку. Посмотрел на часы. Время без четверти двенадцать. Потушил горящую внутри лампы свечу. Солнце обычно в это время светит прямо в окно его кабинета. Но сегодня что-то пасмурно.
   Встал из кресла, вышел в коридор и прошелся. Десять шагов туда, десять обратно. Хорошо-то как. Выполнил несколько физических упражнений, разминая спину, суставы и разгоняя жилы по организму. Тут в коридоре стоят две полуторапудовые гири. Схватил одну из них левой рукой и пару десятков раз поднял её над головой, перехватил правой и повторил упражнение. Хотелось, конечно, и больше, но удержал себя. Не надо забывать о последствиях ранения. А двадцать один рывок он сделает завтра. Нагрузку следует увеличивать постепенно.
   Теперь можно вернуться в кабинет и приняться за чтение. В старой еще рукописной книге описываются события, происходившие в Малом Мире еще полтысячи лет назад. Три дня назад его закончили переписывать. Лавр начал читать его только вчера, но уже успел заполнить записями половину одной доски. На второй доске отмечает, какие куски книги писарю надо выписать еще раз. Особых ошибок допущенных переписчиком пока не нашел. Вроде, стоящего человека наняли. Да и остальные двое писарей производят хорошее впечатление. А работы для них много. Решено сделать копии со всех ценных книг, хотя бы по одной, а самых ценных можно и две. Кроме того и сам Лавр подкидывает им работу в виде переписки разных текстов начертанных им пером и даже грифелем, или, например, целых кусков из разных книг, заинтересовавших его. Не стесняется он что-то им на основе своих черновых записей и надиктовать.
   Число его подчиненных увеличилось не только за счет переписчиков. Неделю назад к нему обратилась немолодая женщина. Худощавая, скорее изможденная, бедно одетая. Да к тому же слишком легко для начала зимы. Она, оказывается, хочет предложить свои рассказы и сказки, хотя бы для газеты. При этом в её взгляде было столько отчаяния и надежды, что Лавр не смог заставить себя внимательнее вчитаться в текст. В голове на первое место вышла мысль о том, как помочь этой женщине. Предложил ей пообедать. Для этого пригласил её в одну из ближайших харчевен. До полудня оставался почти час, поэтому хозяйка дома у которой он обычно столуется, еще ничего не приготовила. Да и вести туда гостью Лавр постеснялся. Не самой женщины, а именно приводить с собой кого-то.
   Заказал для спутницы блюда, и пока их несли, решил поговорить с ней. За это короткое время узнал, что гостья, а зовут её госпожа Жаклин Дофландер, приехала в Добродол так же и в надежде найти для себя место. Причем, согласна почти на любую работу. Потом на столе появилось первое блюдо, женщина взялась за ложку, а Лавр принялся изучать предложенные тексты. Первый прочитанный рассказ произвел благоприятное впечатление, он уже хотел сказать автору об этом. Но немного отклонив в сторону лист бумаги, заметил, как Жаклин осторожно прячет у себя в сумке весь хлеб и сосиски из второго блюда. Растерявшись Лавр, не знал, что делать. Единственно, о чем это он сообразил, это снова укрыться бумагой. Через несколько секунд он решился вновь посмотреть на гостью - она старательно доедала гарнир, причем стараясь не оставить на тарелке ничего лишнего.
   На обратном пути с помощью осторожных вопросов Лавр узнал, что госпожа Жаклин очень нуждается, у нее трое детей, и она вдова. Впереди зима, а у нее совершенно нет средств. Лавр предложил четыре короны за право напечатать один из рассказов и две сказки. При этом сразу же заверил, что поговорит с бароном об издании остальных ее произведений отдельным сборником. Женщина так искренне обрадовалась его словам, что тут же захотелось сделать для нее еще что-то. Мысль пришла в голову через десять шагов.
   - Госпожа Жаклин. А что Вас удерживает на нынешнем месте жительства, кроме детей? Имущество? Дела?
   - К, сожалению, у меня ничего нет. Квартира съемная, и скоро заканчивается оплаченный срок, а впереди зима. Да и имущества особого у меня нет,- пояснила она с отчаянной грустью в голосе.
   - Тогда почему бы Вам не перебраться сюда в Добродол?
   - Я надеюсь найти здесь хоть какую-то работу, только у меня тут нет ни друзей, ни знакомых.
   - Ну почему же. Я готов предложить Вам место в библиотеке. Три четверти короны в неделю, это пока. Хлебное жалованье, плюс возможность дополнительного заработка. Тут можно снять комнату за гривенник в месяц. Перевеете сюда ваших детей. Я выдам вам деньги на дорогу. Плюс две короны подъемных.
   - Господин Лавр...я ..., - дальше вместо слов женщина начала издавать какие-то всхлипы и чуть не повалилась на мостовую.
   - Так вы согласны? - спросил Лавр, после того как женщина немного успокоилась. Та в ответ только кивнула головой.
   В тот же день она уехала. А через три дня вечером Лавр встретил ее на въезде в город и проводил в снятую квартиру. Хоть и состоит она всего и одной комнаты, госпожа Жаклин осталась довольна. Тем более Лавр оплатил из собственных средств пока только первый месяц проживания. При желании она может найти более подходящий вариант. Лавр обещал оплатить и два следующих месяца. А вчера новая сотрудница уже вышла на службу.
   У Христиана в последнее время образовались проблемы со временем. Количество обучающихся в школе увеличилось, поэтому у него образовалось по дополнительному часу ежедневно, а в субботу и воскресенье так и вовсе два. Да и частных занятий стало больше. Поэтому он уже не может приходить работать в библиотеку по воскресеньям и субботам. А Лавр, как раз решил увеличить время для посещения именно в эти дни до десяти часов. Да и в остальные дни публичный отдел будет работать не три часа, а семь. Выходной день понедельник.
   Все дело в том, что теперь будет работать читальный зал. Не все книги из фонда можно выдавать на дом. Кроме того за работу в читальном зале не надо оставлять залог. За пользование многими книгами прямо тут плата вовсе не берется. Да и в остальных случаях предусмотрены многочисленные скидки. А обеспечить нормальное функционирование читального зала при трехчасовом рабочем дне невозможно.
   Поэтому Лавр как раз ломал голову над наймом нового персонала. И вот подходящий сотрудник чуть ли не сам свалился на голову. Тем более госпоже Жаклин можно будет доверить редактирование местного фольклора. Кроме того оказалось, что можно напечатать в газете и большинство остальных ее произведений. А это значит, что для статей Лавра окажется намного меньше места. И теперь его статьи с жизнеописанием предков принца Яромира будут выходить реже. Уже готового материала может хватить недель на пять-шесть. И теперь у него появится свободное время и возможность передохнуть. Кроме того на госпожу Жаклин можно будет переложить и подготовку статей с описанием и даже краткими содержанием книг из фонда. А если учесть, что становятся популярными сводки о боях на Правом Берегу и их объем в газете так же надо увеличить, то нагрузка с этого направления ослабеет. Ну и напоследок. Яромир дал согласие на издание сборника сказок госпожи Жаклин. Кроме всего этого это еще один кирпичик в фундамент, на котором будет опираться растущая популярность баронства. Ведь кроме всего прочего можно постепенно привлекать к сотрудничеству ее знакомых авторов, а через них выйти и на других. Популярность Добродола уже начала постепенно расти.
   Все это Яромир додумал уже по дороге к себе домой. Он как раз вышел за ворота замка. Дует небольшой ветер, поэтому Маржиц продел руки в широкие прорези в плаще, которые прикрываются полосками ткани и застегнул на груди еще две застежки. Сверху падают хлопья снега, образовав под ногами слой почти в полвершка. Однако новые подкованные сапоги доказывают, что не зря на них потратил свои деньги. Да и одежда теперь хорошая. После того как он её немного обносил теперь он себя в ней чувствует вполне комфортно. А вот форменную надо заказать новую. Хоть и почистили имеющийся комплект и заштопали, все равно она уже потрепанная. Неплохо бы и для гражданской службы на лето, что-то сшить из более легкого материала. Деньги теперь у него водятся.
   На обед подали овощной суп на бульоне из гусятины, на второе свинину с гороховым пюре. Пирожки с яблочной и тыквенной начинкой, а так же варенье из смеси разных ягод хозяйка принесла вместе с вкусным и горячим чаем. Лавр дважды доливал напиток в свой объемный фарфоровый бокал. Наконец он просто устал пить. Поднялся к себе, достал из сундука мешочек с сухарями на пару фунтов. Это часть накопившихся за время его ранения запасов. Так как он регулярно получает рацион, то про них почти забыл. Уложил в свою сумку, поместил туда же дочитанную вчера вечером книгу, папку с бумагами. Все теперь он готов идти.
   На этот раз Лавр пошел в публичный отдел. Теперь он посещает его утром в начале рабочего дня, потом на час заходит после обеда. Вот и на этот раз ему надо поговорить с сотрудниками, проверить, как они выполнили его задания, дать новые поручения. Кроме госпожи Жаклин, тут сегодня Христиан, Густав, госпожа Грета Коспеле. Это еще одна новая сотрудница. Ее вяли в качестве мастера по восстановлению повреждений получаемых книгами. Где-то подклеить, что-то подшить. Работы у нее за десятилетия накопилось много. А теперь после того как фондами начали интенсивно пользоваться ее становится еще больше. Но главное привести в порядок хранящееся в замке.
   Женщины-мастерицы в Добродоле существуют издавна. Они ткут, вяжут и шьют. Кроме того многие работают экономками, служанками. А теперь они вот начали работать уже и в различных учреждениях. Например, у него в библиотеке. Или та же Вера Грозных, вполне успешно лечит больных. Вот и Лавр у нее наблюдался совсем недавно.
   Сегодня в публичном отделе ничего необычного не произошло. Подписал три письма, проверил новый список составленный Густавом, посмотрел на восстановленные книги. Христиан отдал реферат на очередную книгу, госпожа Жаклин отредактированный вариант одного и сказаний, найденных Лавром в своих поездках. А может и присланную кем-то. Даже придраться сегодня не к чему. Осталось только предложить всем работать дальше.
   Теперь взор Лавра обратился на Поля Ролендера. Этот восемнадцатилетний юноша еще один новичок. Служит всего лишь вторую неделю. Подобрал его сам Лавр и числа активных посетителей библиотеки. Побеседовал, узнал, что парень летом приехал после завершения обучения в Волдинге. Работает на отцовской ферме. Теперь там дел стало меньше, а Поль очень любит читать. Да и пишет вполне неплохо. Поэтому Маржиц тут же уговорил его поступить на службу. Тот огласился. Теперь помогает Густаву. Да и на выдачу его уже можно поставить.
   Лавр проверил, как Поль научился регистрировать газеты, составлять картотеку на отдельные статьи. Посмотрел составленные юношей карточки. В целом остался доволен как юноша усвоил урок. А вот то, как он написал буквы, ему решительно не понравился. Дело в том, что Лавр заставляет в последнее время все карточки заполнять особым образом. Записывать сведения не прописными буквами, а специальными, напоминающими печатные. Сам-то он изначально при оформлении использует только их. А вот остальным это дается не очень. Хотя тот же Дил выводил буквы даже лучше. Но у него своя работа. Поэтому Лавр теперь учит Поля.
   - Так Поль. Конечно, ты начал писать лучше. Пока это сойдет. Но в дальнейшем надо стараться выводить лучше. И я думаю, тут важна практика. Вот тебе черновик. Перепишешь все библиотечным почерком. Кроме того выпиши из книги отрывки, помеченные мною закладками.
   - Тоже печатными буквами? - печально осведомился юноша.
   - Разумеется. Ничего не расстраивайся, со временем обвыкнешь. И да! Газеты для меня приготовил?
   - Да вот обе наши, а это из Волдинга прислали. По два экземпляра я подшил, этот приготовлен для барона, а это для вас в замок.
   - Хорошо. Я заберу. Справку по книге пишешь?
   - Да. Может, уже сегодня закончу.
   - Завтра покажешь мне. В обед. Для меня книги приготовил?
   - Приготовил. И еще господин Маржиц. Вот посмотрите, - с этими словами Поль раскрыл одну и припасенных им книг и указал на выделенный абзац.- Я думаю, Вас это заинтересует.
   - Да. Очень хорошо, - заявил Лавр через пару минут. - Спасибо дружище. Вот видишь. У тебя что-то начало получаться. Поэтому давай трудись, и все у тебя получится.
   Отправив юношу за новыми успехами, Лавр отправился к госпоже Жаклин. Она расположилась за своим рабочим столом. Справа от нее лежат исписанные листочки. Сейчас она выписывает на доске грифелем названия заказанных сегодня читателями книг. Парочка лежат слева от нее.
   - Госпожа Жаклин. Как на новом месте?
   - Хорошо, господин Лавр. Я так Вам благодарна за то, что делаете для меня...
   - Не стоит благодарностей. Как Вы видите, мне был необходим хороший сотрудник. Я вот тут принес из своих запасов немного сухарей. Примите. Прошу Вас. Я считаю, что они пригодятся до получения своего хлебного жалования.
   - Спасибо.
   Женщина не стала ломаться и с видимой радостью приняла подарок. Позавчера Лавр доставил на ее квартиру более трех фунтов сухарей, почти полпуда разной крупы, немного соли из своих запасов, кроме того купил овощей, рыбы, сахару и немного пряников для детей. Оказалось, что принял правильное решение, так как собственных запасов у приезжих не оказалось.
   - Вашему старшему сыну уже четырнадцать?
   - Будет в начале следующего года,- быстро ответила госпожа Дофландер.
   - А Вы не думали о его будущем? - поинтересовался Лавр.
   - К сожалению, у нас нет протекции. Стефан очень способный юноша. Он умеет хорошо читать и писать, но для того, чтобы учиться дальше, у нас нет средств. А куда его в настоящее время пристроить? Он, конечно, хочет наняться разнорабочим, но боюсь, он слишком юн для этого.
   - Пусть Стефан завтра к десяти прибудет в замок. Я представлю его Покровичу. Думаю, там найдется для него дела.
   - Большое спасибо, господин Лавр. Вы столько для нас делаете.
   - Пустое, госпожа Жаклин. Тем более если Ваш сын имеет способности, то пусть займется делом. Это пригодится для его будущего. К тому же принесет вам хоть какие-то дополнительные деньги. Тем более, нам сейчас нужны люди. Да и еще. Хочу Вас обрадовать. Издание сборника встретило полное одобрение. На днях в типографию привезут новое оборудование. Первым делом в печать пойдет Ваша книга. Ну а существующая очередь на книги из фонда пока останется неизменной. Так что, за Вашей будет напечатана книга с местными сказаниями и песнями, потом пару учебников, а затем планируется напечатать еще какой роман. Кстати, напоминаю о просьбе связаться со знакомыми писателями. Мы рады будем с ними сотрудничать.
   - Господин Барон хочет стать книгоиздателем?
   - А почему бы и нет. У нас большие планы. В Большом Мире книгопечатание намного более развито, а принц желает перенести сюда не только новинки в военном деле. Ведь для благополучия население важнее созидание. Поэтому мы в первую очередь везем сюда мастеров и оборудование. Так у нас в Добродоле уже создается бумажная мануфактура. Вот, например, приготовленные в пекарне принца специальные сухари. Простые, как те, что я принес сегодня, а есть поджаренные тонкие, или сладкие. И их изготовление намного выгоднее, чем просто торговать мукой. (18)
   Дима, читая книгу, приложения к нему, так и не разобрался, в чем выражалась особая польза от изготовления в баронских пекарнях этих самых сухарей. Причем благодаря их работе, в какой-то мере обеспечивается обеспечение населения продовольствием. Так солдаты получали сухари вместо хлеба, причем в соотношении девять к десяти. Понятно, что так лучше для солдат. Потому что обычно фунт сухарей может заменить до полутора фунтов хлеба. При этом данный вариант считался выгодным и для барона. Причем в Сламении также распространены подобные пекарни, и королевская канна получает с них немалый доход.
   Даже было заподозрил, что в их работе имеется тот же эффект, как и при использовании БПК. Но никаких доказательств этому он не обнаружил. А потом как БПК может работать без ИИС?

ПРИМЕЧАНИЯ, ПОЯСНЕНИЯ

   Добродольское баронство. Вольное владение. Управляется Свободным Лордом. С севера на юг одиннадцать-двенадцать верст, с востока на запад пятнадцать-семнадцать. Примерно Площадь баронства примерно 180 квадратных верст (местных).
   Саледер - село, центр Северной волости, расположен в версте от границы баронства.
  
   1 Служивцы. Сословие в Ярросградской Державе и Славменьском королевстве. Возникло из служилых людей получивших небольшие земельные наделы за военную, а впоследствии и гражданскую службу. Первоначально участки обрабатывались только своими силами. Впоследствии разрешили привлекать наемников, а впоследствии передавать в аренду. Службой государству обязан только получатель надела. По наследству его можно передать только супруге (временно) или лицу, отслужившему установленный срок. Исключение -несовершеннолетние сыновья. Им надел передается временно, но впоследствии они обязаны отслужить. По своему положению занимают промежуточное положение между благородным сословием (дворянством) и прочими свободными жителями государств. Равное с ними общественное положение занимают почетные граждане: купечество, мастера, разночинцы.
  
  
   2. Губернский секретарь в Табели о рангах королевства Славмении чиновник 15 класса, равен армейскому прапорщику.
  
  
   3. Пуд. Меры веса практически совпадают с аналогами принятыми в нашем мире. То есть 1 пуд примерно 16 килограммов, 1 фунт равен 408 граммам. Разница 1 грамм. Даже артиллерийский фунт в Трехмирье равен 490 граммам.
  
  
   4. Белоярка. Растение встречается в Трехмирье и в ряде других. Окультуренно. Само растение на вид похоже на кукурузу. Даже плоды похожи на початки. Хотя при ближнем рассмотрении видны и существенные отличия. Но зерна по виду и вкусу напоминают рис.
  
  
   5. Верста - в данном случае равна примерно 2400 метрам в привычном для читателя измерении. Десятина - площадь равная 2500 квадратным саженям. То есть квадрат со сторонами 50Х50 саженей. Местная сажень равна примерно 240 сантиметров, в соответствии с привычными для читателя мерами длины. В ней три аршина и сорок восемь вершков. То есть сторона квадрата 120 метрам. Соответственно местная десятина равна 14400 квадратным метрам или 1,44 гектара. В квадратной версте 400 десятин.
  
   6 Дороги в Малом мире существуют двух видов. Обычные, соединяющие населенные пункты внутри и за пределами государств и владений. Мало отличаются от привычных. Но есть Дорога разветвленная коммуникационная система охватывающая весь материк. Она может пересекать территории местных держав или проходит вдоль их границ. Особенность в том, что сама Дорога и примерно полсажени от ее обочины в обе стороны - нейтральная территория. Никто не смеет занимать эту территории, преграждать Дорогу, мешать движению по ней, взимать налоги и пошлину, нападать на проезжающих. Наказание за нарушение достаточно суровое.
  
   7 Общество оно же Братство. Контролирует соблюдение установленных правил в Малом Мире. Так, например, под их контролем находятся Дороги. В случае нарушения принимает меры к наказанию виновных. У организации очень высокий авторитет и большие возможности. Однако, её деятельность сильно ограничена теми же самыми таинственными силами, которые обеспечивают её могущество. Так, например артефакты, которыми пользуется Общество, могут перестать работать, либо вовсе направить свои возможности против него самого. Примерно двести лет назад после принятия заведомо несправедливого решения о вмешательстве Братства в крупный конфликт, неожиданно взорвалась одна из её резиденций, где находились несколько весьма важных персон. Точнее практически половина верхушки организации.
  
   8. Кроме Общества, на политическую и экономическую жизнь Малого Мира влияют такие организации как Верховный Сенат, Регентский Совет Империи.
  
   9 Денежная система единая почти во всем Малом мире. Соотношение золота и серебра 1х15, серебра и меди примерно 1х30
   1 статер = 2 полустатера= 10 коронам=25 гривенникам = 250 гербам.
   Золотой, Статер, Золотая Корона - монета достоинством 15 гр. золота или 225 гр. серебра.
   Корона серебряная 22,5 гр. серебра.
   Корона золотая 1,5 гр. золота. 3 короны червонец.
   Гривенник серебряная монета содержанием серебра 9 гр.
   Герб серебряная монета содержанием серебра 0,9 гр. или медная монета в 27 гр.
   Герб = 2 полугербовникам (13,5 гр меди) = 5 грошам (5,4 гр. меди) = 10 деньгам (2,7 гр. меди)= 20 полушкам.
   Выпуском монет и осуществлением контроля над их обращением занимаются Общество, Верховный Сенат, Регентский Совет Империи. Для этого ими создано Центральное Казначейство. Выпуск части серебряных и всех медных монет осуществляют крупнейшие государства, но под строгим контролем. Карается малейшее снижение веса и доли содержания драгоценного металла. Однако, большинство таких монет обращаются только внутри, выпустивших их государств. Но, некоторые монеты выпущенные королевствами, пользуются даже большим доверием у населения, чем напечатанные в Центре. Например, Ирпенский полугривенный. Так за него в банках готовы отдать 100 с половиной полушек.
  
   10. Йомены - слой свободных землевладельцев.
  
   11. Бюргеры - социальная группа людей. В него входят мелкие торговцы, не имеющие статус купцов, ремесленники получившие статус мастера.
  
   12. Стандартный месяц включает в себя четыре недели, летние три месяца по пять. Неделя в данном мире включает в себя семь дней.
  
   13 Вольное владение - фактически независимое государство небольшого размера. Управляется Вольными Господами или Свободными Лордами.
   Вольные Господа - стоят во главе Вольных владений. Часто ВГ называют правителей самых мелких ВВ.
   Свободные Лорды одна из категорий ВГ от баронов до маркграфов. Правители самых крупных ВВ. Герцоги, курфюрсты, князья и короли числятся полноправными государями и обладают более высоким статусом чем СЛ.
  
   14. Октябрь - название месяцев тут несколько иное. Например, откуда тут июль или август? Но Дима назвал их, так как привычно с детства. Если уж на Звемелине он со своими товарищами все норовит назвать по земному. А тут в календаре 12 месяцев. Только девять по 28 дней, а три по 35. Поэтому есть месяцы обычные или Летние они же Большие. Есть еще Новогодний день. Соответственно тут в году 358 суток.
  
   15. Белая Тыква - особое растение. Отличается тем, что внутренности зрелого плода белого цвета. Содержит больше сахара, чем обычная тыква. Пригодна для питания человеком, как в сыром, так и вареном виде. Из нее изготовляют сладкие палочки и специальное варенье.
  
   16. Коричневая тыква - особое растение. Отличается очень прочной кожурой. Мякоть под ней коричневого цвета, ближе к центру светлеет. Пригодно для пищи. Обычно вываривается сахар, а потом добавляется в кашу. В центре плода тыквенное молоко - густая сладкая жидкая масса белого цвета.
  
   17. Зеленная Репа - особое растение. Отличается от обычной репы зеленным цветом, но главное большими размерами. Вес среднего корнеплода достигает десяти и более фунтов. Однако нередко встречаются и полупудовые экземпляры. По вкусу напоминает картофель, но ценится ниже. Зеленная Репа относится к скоропортящимся. Поэтому ее необходимо сушить. Кроме того из него можно делать специальную муку. В таком виде может храниться больше года. Большей частью идет в пищу скотине. Но часто входит и в повседневный рацион беднейших слоев населения. Более того в виде муки используется даже для приготовления многих блюд подающихся на стол и наиболее обеспеченных людей.
  
   18. Дима, читая книгу, приложения к нему, так и не разобрался, в чем выражалась особая польза от изготовления в баронских пекарнях этих самых сухарей. Причем благодаря их работе, в какой-то мере обеспечивается обеспечение населения продовольствием. Так солдаты получали сухари вместо хлеба, причем в соотношении девять к десяти. Понятно, что так лучше для солдат. Потому что обычно фунт сухарей может заменить до полутора фунтов хлеба. При этом данный вариант считался выгодным и для барона. Причем в Сламении также распространены подобные пекарни, и королевская канна получает с них немалый доход.
   Даже было заподозрил, что в их работе имеется тот же эффект, как и при использовании БПК. Но никаких доказательств этому он не обнаружил. А потом как БПК может работать без ИИС?
  
   19. Черная Репа - еще одно растение Двумирья. По вкусу напоминает картофель. Имеет над последним только одно преимущество. Из него можно делать порошок. Процесс этот достаточно трудоемкий. Репа выкапывается, от нее отделяется ботва. Затем клубни очищаются от черной кожуры, разрезаются на мелкие кусочки, которые сушатся. Если сушеные ломтики мелкие, то их можно использовать и так. Но обычно они превращаются в порошок, которые хранится длительное время, не боится мороза, не гниёт. Применяют в пищу и ботву. Для этого ее чистят, затем сушат. Но большая часть все же осенью идет на корм скотине.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"