Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Звездная Империя. Командиры. Молодость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Боевая фантастика. История офицеров Императорского флота. Впереди рост по служебной лестнице, чины, ордена. А пока они молодые офицеры. Но они уже решили, что их судьба - служба Империи. Будни экипажа боевого корабля. Походы. Бои. Первые победы и успехи. И цена.


   В зале еще есть свободные столики. Точнее здесь уже появились свободные столики. Все же наиболее напряженный период работы заведения прошел. Сейчас местное время приближается к пятнадцати часам. Поэтому большинство желающих подкрепиться уже успело отобедать. Кто-то только час назад, а кто и два. Распорядок есть распорядок. А многие постоянные посетителей заняты на службе. До ужина же еще далеко, впрочем, как и до окончания рабочего дня у большинства из тех, кто трудоустроен в различных учреждениях, конторах, организациях, службах, расположенных в ближайшей округе. Они представляют собой то, без чего не может существовать современный космопорт, хотя и расположенный в звездной системе, находящейся практически на периферии.
   Да и орбитальные ПППС-ворота* (1) откроются только в девятнадцать часов местного времени и на поверхность планеты спустятся люди: обслуживающий персонал расположенных наверху сооружений, члены команд пришвартованных там судов, пассажиры. Тогда тут будет значительно многолюдней. А пока хотя и занято больше половины столиков, но за ними есть свободные места. Где-то посетители и вовсе сидят в одиночку. И зал пустеет на глазах. Через двери выходит значительно больше людей, чем заходит. Идиллия для тех, кто хочет спокойно и плотно пообедать в тишине и спокойствии.
   Но неожиданно такое привычное положение оказалось нарушено. Как раз сейчас в зал вошла внушительная компания людей, состоящая в основном из молодежи обеих полов. Несколько человек среднего возраста, где-то на заднем плане только подчеркивают этот факт. К тому же последние держатся несколько особняком, и, кажется, даже стараются всячески показать наличие дистанции между собой с остальными. Вот, например, человек шесть тут отделилось от остальных и устроилось за столиками почти возле входа. Тут как раз все "старички", ну и парочка тех, кто немного моложе.
   Основная группа в числе одиннадцати человек проследовала дальше. Тут уже одна молодежь. На первый взгляд большинству и вовсе совсем недавно перевалило за двадцать. Да и остальные старше не так уж и намного. То, что кто-то из их спутников отстал среди них, кажется, никто не заметил. Продолжилось бурное обсуждение каких-то важных вещей. Хотя может термин "обсуждение" тут не очень и подходит. Трое или четверо юношей о чем-то разглагольствуют, а остальные либо молчат, старательно демонстрируя заинтересованность, либо вставляют в знак согласия редкие односложные фразы.
   Громче всех молодой человек около двадцати пяти лет от роду, достаточно высокий и широкоплечий. Лицо правильное, без изъянов, с тонкими чертами, даже можно сказать красивое. Темные волосы средней длины. Одет так, как обычно выглядят бравые "космические волки" в популярных сериалах, богатых приключениями среди звезд. Обычно это капитаны, ведущие независимый образ жизни. Свободный и от официальных властей, и от хозяев разнообразного типа, а так же забот о добыче хлеба насущного и здравого смысла. Ну и соответственно у них очень много свободного времени на то, чтобы оказываться в эпицентре любого происшествия. Или, по крайней мере, быть втянутым туда совершенно случайно, причем с удивительным постоянством. Вот на какие шиши популярнейший капитан Туча заправляет свое судно, закупает припасы, платит жалованье, покупает такие дорогие вещи, например, как на этом молодом человеке? Но большинство зрителей такими мелочами не заморачиваются. И еще. Одежда на этом парне действительно стоит немало. Новенькие сапоги, в которые заправлены брюки из плотной спецматерии, из нее же сшита и рубашка. Верхние две пуговицы из четырех не застегнуты и на всеобщее обозрение представлен край тельняшки. Все это дополняется курткой из дорогой суперкожи. Вот два его спутника одеты вроде и в том же "космическом" стиле, но в плане цены в разы дешевле.
   Четвертый же парень из этой компании одеждой немного отличается. Все хоть и качественно, но в целом то самое, что носит обычно молодежь. Удобно и практично именно для перемещений по городским улицам, внутри таких вот сооружений как этот космопорт. И там, и там все выглядит вполне органично. Легкая полуспортивная обувь, брюки с острыми стрелками, рубашка и куртка. Правда, как и в случае с первым, и у этого воротник рубашки не застегнут, и так же можно рассмотреть край тельняшки. Кстати, у обоих парней они не флотские. Вот эти четверо и производят большую часть шума. Ну и девицы, млеющие от оказываемого им внимания, время от времени повизгивающие довольно громко.
   Компания двинулась в центр. Их маршрут пролегает и мимо столика, за которым устроился Кирилл Петрович Громков и два его товарища: Максим Зернов и Альберт Суханов. Они как раз утолили первый голод. Пельмени почти съедены, от мясного пирога осталось меньше половины. А теперь молодые люди, делая небольшие глотки, наслаждаются поданным в полулитровых кружках, еще почти полных, пивом. По одной они уже выдули, и официантка совсем недавно унесла опустевшую тару, заодно сообщив, что заказанные порции шашлыка "вот-вот будут готовы". Поэтому они пока и взялись за изучение окружающей обстановки, погрузившись в состояние полного благодушия и спокойствия.
   - Ну как тут квасок? Стоящий? - неожиданно спросил упомянутый ранее первым молодой человек, остановившись рядом.
   И тут же он подмигнул с заговорщицким видом. Троица, сидящая за столом, в первые мгновения даже растерялась. Ну а потом каждый еще и понадеялся, что инициативу возьмет на себя кто-то другой. И ответить так и не успели. Ну а юноша уже направился к товарищам. То ли он и не собирался ждать ответа, то ли успел разочароваться в троице. Хотя бы тем, какие блюда стоят у них на столе. А может и догадался, что эти люди тут вряд ли будут потреблять упомянутый им напиток.
   Кирилл только тут сообразил, откуда появился вопрос про "квасок". Ему уже приходилось сталкиваться с тем, что среди некоторой части населения, особенно молодежи, упорно гуляют байки о том, что в "квас" на кораблях добавляют неожиданные, на его взгляд, ингредиенты, иногда и весьма экзотические, превращающие их в напитки со своеобразными свойствами. Хотя, например, весь его личный опыт свидетельствует об обратном.
   С другой стороны. Зря он столь категоричен? Все может быть. И если на Императорском флоте такого никто не допустит, то у вольных торговцев порядки и нравы более либеральные. Особенно у тех, кто работает на периферии или вовсе в ничейных системах. Тем более их приняли хоть и за звездолетчиков, но не военных. Ведь они сейчас одеты, в общем-то, гражданскую одежду, хотя и единообразную по фасону и цвету. Одинаковые темные брюки, заправленные в легкие сапоги с коротким голенищем, плотно застегнутые на ногах. Светло-серые рубашки и легкие куртки. Короткая стрижка, кортики на боку. Вполне могут сойти за членов экипажа, какого либо гражданского судна с хорошей дисциплиной. Правда, последний факт и должен заставить усомнится в том, что они могут пить содержащее нелегальные препараты.
   Впрочем, а стоит ли ждать от этих молодых людей такого тонкого анализа? Имеется ли для этого и опыт? Вот они принялись рассаживаться. Вопреки ожиданию четверка молодых людей разделилась. Вожак, как его про себя назвал Кирилл, оставил при себе только одного из парочки своих подражателей. Второй вместе с четвертым устроился за соседним столиком. С ними же рядом расположился и еще один их спутников. Еще одно место за этим столом свободное. Ага, понятно. Решили облагородить свою компанию прекрасным обществом. Вместе с тремя парнями оказалась одна из девушек. Кажется, ей внимание оказывает как раз упомянутый четвертым. При этом, похоже, как раз он занимает в компании второе место по авторитету. Не зря же он позволяет себе выделяться и своим внешним видом.
   А вот у вожака произошла осечка. Он пригласил за свой стол сразу двух девушек. Одна - высокая стройная брюнетка с длинными прямыми волосами, согласилась с видимым удовольствием, вторая - круглолицая блондинка с вьющимися волосами до плеч и с вплетенной в них широкой светлой лентой, немного вздернув носик, прошествовала за третий столик. Ростом она пониже спутницы, а вот телосложением заметно плотнее. Или полнее? Хотя на взгляд Кирилла намного привлекательнее. Да и вожак, явно считает так же. И стул он хотел предложить именно ей. А отказ воспринял весьма болезненно. Он даже пытался было остановить её, схватив за руку. Но, во-первых, на нем повисла вторая девица. Ловко так. А во-вторых, блондинку тут же встретил еще один приметный представитель компании. Высокий парень с приятным лицом. Темно-русые волосы и довольно широкие плечи. Он незаметно оказался между вожаком и девушкой и помог последней сесть за свой столик. Кроме них тут оказались: четвертая девушка, самая неприметная по сравнению с остальными, а так же еще один молодой человек. Вожак решился только на едкое замечание. Но сделал это довольно громко.
   - Ребята посмотрите. А Володя то аж, с тремя дамами уселся. Он у нас тут самый популярный. Вов, нагрузка не великовата?
   После этого он сказал еще что-то, но уже значительно тише и довольно скраберзно подмигнул. Трое его приятелей тут же изобразили восхищение остроумием приятеля и даже слегка похихикали. К ним присоединилась и девушка, устроившаяся рядом с вожаком. Сам объект шутки сделал вид, что не расслышал. Все же, кажется, высокий, или Володя, как его уже назвали, если и не боится вожака, то лишний раз связываться с ним не желает. Он спокойно снял с себя куртку из дорогой кожи и остался в одной рубашке из плотной материи, с короткими рукавами, и расстегнутой верхней пуговицей, из трех имеющихся. Сверху накинута неширокая перевязь, на которой висит короткая шпага. Теперь, когда он без верхней одежды хорошо видна развитая мускулатура на руках. И все же, как уже говорилось, реагировать на намеки вожака он не стал. Между прочим, и тот не стал развивать тему дальше. Шпага так подействовала? А там на поясе и кобура. Вожак даже миролюбиво заявил:
   - Впрочем, кому же еще, если не ему. Его не только дамы ценят, но и парни, - немнго запнулся и тут же со значением уточнил. - Настоящие парни. Я и сам Володю очень уважаю, и считаю, он лучший среди нас, и вообще... А ты, Серега, как думаешь? - обратился он к товарищу за соседним столом.
   - Володю..? А как же. С таким можно корешиться.. - ответил тот. Он же четвертый, одновременно второй и которого, оказывается, зовут Сергеем. И тут же добавил, - только вот возится он с всякими. Добрый излишне.
   Слово "добрый" прозвучало с явным осуждением. А Кирилл внимательней посмотрел на сидящих за третьим столиком. Только теперь до него стали доходить смысл того, на что намекают шутники. И "три дамы" это не оговорка. Сосед Володи действительно и манерами, и внешним видом выглядит излишне женственным, ухоженным. На колкость спутников он отреагировал довольно спокойно, даже с каким-то удовлетворением. Что-то шепнул соседке, выслушал её ответ, улыбнулся. Потом жеманно оглядел зал, не нашел ничего интересного и уткнулся в меню.
   Между тем вожак, несмотря на недавно проявленное миролюбие, явно болезненно переживает неудачу с блондинкой. Уязвленное самолюбие требует реванша и восстановления собственного реноме. И начал он с обслуживающего персонала.
   - Мне лапшу по-флотски. Как нет!? А гороховый суп-пюре или постный борщ? Тоже нет. Да и хлеб я смотрю у вас тут белый. Неужели нет никакой нормальной пищи, вроде тушеной капусты? Может быть, вы мне еще молочка предложите? Или вон Сереге и ребятам? Витольд. Ты как насчет молочной кашки?
   - Нет, Олег. Мне бы мяса да побольше, - весело заявил, тот из парочки, кому пришлось сесть рядом с Сергеем.
   - Простите сударь, - рядом с официанткой, образовался невысокий мужчина, средних лет в белом костюме. - Я администратор этого заведения. Вынужден огорчить. Поверьте к огромному моему сожалению. Сегодня действительно упомянутых вами блюд нет. Зато у нас есть макароны по-флотски, жареная картошка по-адмиральски. И еще обратите внимание на то, что пьют ваши соседи. Можем предложить этот напиток и вам. Нет, он очень вкусный. Вы его только попробуйте. Его придумали на кораблях-исследователях еще двести лет назад.
   Ого, а местный администратор сориентировался быстро. Хотя, наверное, это не первая компания "золотой молодежи", желающая выглядеть как настоящие "космические волки". Поэтому он уже знает как себя вести в подобных случаях. Интересно, а что такого особенного в пиве "Медовый букет. Светлый" свидетельствующее о его глубоких и очень древних связях с звездолетчиками? И что эта за история, которую через двести лет знают только где-то на окраинах империи? Да и макароны по-флотски Кирилл в корабельном меню во время долгих походов встречал весьма редко. Если быть совсем точным, то и вовсе ни разу. А у них тут оказывается и специальное отдельное меню есть! Значит точно эти ребята не первые. Да и пиво, кажется, подадут несколько иное. Точно. Не тот, что они пьют. Цвет немного, но отличается.
   - Господа, только это облегченный вариант, - продолжает свою соловьиную трель администратор. - Но у нас в специальном меню есть и настоящий напиток. Он так и называется - "Крепкий". Какой вы желаете? Еще рекомендуем картофельный суп с грибами.
   Молодые люди, разумеется, выбрали "стандартный крепкий сорт", а так же все блюда предложенные администратором. Кроме того им подадут салаты и тушеную капусту с грибами. Это все про четверку космических волков. Девушки и остальные ребята не стали придерживаться "настоящего космического меню" столь строго. Тот же Володя заказал на второе запеченную свинину, и кроме того как минимум стакан сметаны. Ну и еще много чего прочего.
   Впрочем, Кириллу и его товарищам принесли их мясо, и стало не до соседей. Приятного всем аппетита. Только минут через пятнадцать-двадцать, молодые люди сами напомнили о себе. Все-таки поданный им напиток явно чем-то сильно отличается от "Медового букета". И не только светлого, но даже темного, считающегося более крепким. Ну не настолько же они к алкоголю непривычны, чтобы так быстро опьянеть. Хотя они уже и поторопились заказать по третьей кружке, но все же у них еще и вторые то не допиты. Но нагрузились "детки" уже основательно. Мало того, что при этом они уже практически кричат, так еще и языки заплетаются. Так что волей неволей пришлось вновь обратить на них внимание. Тем более сосед Олега-вожака, попытавшись встать, так покачнулся, что чуть не опрокинул соседний стол. А в результате мог слегка пострадать уже один из товарищей Кирилла. Так что надо быть осторожней. А то, как бы не прилетело что-нибудь острое, случайно выпущенное из нетвердой руки кого-то из этой четверки. Да и пятый юноша сидящий за одним столом с Серегой уже хорош. Правда, он ведет себя еще вполне прилично. Володя уже дважды за три минуты просил спутников умерить пыл. Неожиданно его поддержал вожак. Все же в отличие от остальных троих он, вроде, еще вполне способен держать себя в руках.
   Через пару минут выяснилось, что последняя похвала хоть и мысленно, но была выражена весьма поспешно. Все началось с того, что в зале появились три очень красивые дамы. Старшая лет сорока. Её золотистые с рыжеватым отливом волнистые волосы, убраны назад. Одета строго: белая блузка, темный брючный костюм. Обута в сверкающие черные туфли на высоком каблуке. На шее, руках, в ушах изысканные украшения. Вторая ниже ее ростом. Волосы светлые. Прическа скорее короткая. Спереди попышнее, а затылок открыт. Одета в голубую рубашку с короткими широкими рукавами, облегающие штаны, заправленные в легкие сапожки. В руках держит черную куртку из суперкожи . Ей на вид ей около двадцати с небольшим. Примерно того же возраста и третья дама. Только из-за более строгой внешности, на первый взгляд она выглядит постарше. Хоть первая дама и не отличается миниатюрностью, но если бы не более пышная прическа по сравнению с ней она выглядела бы ниже почти в полголовы. При всей женственности форм, эта третья достаточно плотного телосложения, широкоплечая. Или скорее с хорошей физической подготовкой с упором на силовой комплекс. Её волосы скорее светло-русые, заплетены в толстую косу. Одета в брюки серого цвета, светлую рубашку. Куртку, такую же, как и у подруги, она не сняла. И еще. В отличие от спутниц у нее из украшений только браслет на правой руке и перстень. Ну и скромные серьги, которые трудно разглядеть из-за прически.
   Каждая из дам способна привлечь внимание к себе в любых условиях. А вместе они усиливают впечатление еще больше. Так что далеко не каждый в их присутствии сможет сохранить холодную голову. А что говорить о молодых людях уже частично потерявших контроль над собой из-за алкоголя. Хотя это их ни в коей мере и не оправдывает. К тому же вожак явно испытывает желание любым способом компенсировать предыдущую неудачу, да еще и с лихвой. До состояния, чтобы решиться на конфликт с Владимиром он еще не дошел. А вот появление этих женщин он посчитал вполне достойной возможностью смыть воспоминания о позоре, удачным случаем, который сам плывет ему на руки.
   И не успели дамы занять места у столика, как он уже оказался рядом с ними. Дошел он до них вполне твердой походкой и пока ничего предосудительного не совершил. Дабы не провоцировать развитие ситуации в негативную строну, Кирилл и его товарищи пока остались на месте. Только Альберт незаметно снял парализатор с предохранителя, а остальные двое немного переместились в сторону возможного конфликта. Свой шашлык они уже доели, да и пива в бокалах почти не осталось, но его стоит растянуть подольше. Да и желательно и самим немного протрезветь, дабы в случае чего иметь холодную голову.
   - Вы будете что-нибудь еще? - спросила возникшая рядом официантка. - Может пива?
   - Нет спасибо, - поспешно ответил Максим. - Мы, кажется, его немного даже лишнего выпили. Поэтому принести сока, пожалуйста.
   Товарищи тут же поддержали его, энергичным движением подбородков. А глаза в это время сосредоточены на происходящих в нескольких шагах событиях. Официантка тут же удалилась, однако из-за ее появления расслышать первые слова вожака все же не удалось. Но судя по жесту в завершении речи, он предложил дамам присоединиться к своей компании. В ответ старшая блондинка улыбнулась ему и что-то сказала очень тихо. А вот вожаку, несмотря на внешнюю доброжелательность это не понравилось. И то, что он сказал после этого, удалось расслышать не только за ближайшими столиками. Заготовка, которую Олег считал своим авторским шедевром, не сработала, и его раздражение усилилось. Но отступать он не собирается. Теперь, когда на него обратили внимание, допускать второе фиаско подряд...
   - Дамы и все же я настоятельно прошу принять мое предложение, - все же он сумел взять себя в руки. Даже на секунду показалось, что произнесенное им до этого, только послышалось. Или просто досадной случайностью.
   - Молодой человек, я уже ответила, что мы вынуждены отклонить ваше предложение, - вновь ответила старшая из женщин. Теперь и ее хорошо слышно.
   - Почему? - удивленно поинтересовался Олег. В его голосе уже явно можно различить и нетерпение, и крайнее недовольство.
   - Мы пришли пообедать в спокойной обстановке, а проделать это в большой шумной компании не удастся, - очень спокойно пояснила дама. - Кроме того мы ограничены во времени, да и соответствующего настроения нет.
   - То есть не нравиться наше общество!- заявил вожак, скорее утвердительно. - Рылом не вышли!
   - Про вас и ваших спутников ничего плохого нам не известно. Но мы действительно хотели бы остаться одни, - заявила уже высокая дама. - Да, и мы желаем сделать заказ. А ваше присутствие мешает.
   - Олег, ты действительно слишком назойлив. Вернись, пожалуйста, на место, - громко потребовал Володя, пока не покидая своего места.
   - А я вот хочу остаться тут. Ты вон устроился сразу с тремя дамами. И я хочу с тремя... А я больше тебя имею право... Так что, заткнись и сиди. Не правда, ли цыпочки? - обратился он уже к дамам-блондинкам.
   После этих слов вожак бесцеремонно устроился на свободном стуле. Даже с победным видом расслаблено откинулся назад, упершись лопатками об высокую спинку стула. Кирилл и его товарищи в то же мгновение покинули свои места и двинулись к месту назревающего скандала. Альберт слева, между столиками, которые заняли вожак и его приятели, Кирилл и Максим справа. Дамы, первоначально отвечавшие достаточно благодушно начали сердиться. Старшая и высокая быстро переглянулись.
   - Молодой человек, вы переходите границы приличия, - заявила старшая. - Мы хотим остаться одни, поэтому извольте встать и отправиться на свое место. У нас есть свои темы для общения, а потом ваше поведение вовсе не вызывает желания общаться.
   - А что это вы хотите остаться одни? Может вы из этих, которые предпочитают исключительно женскую компанию? - ехидно поинтересовался Вожак.
   - Олег! Вы же так представились? Это вас совершенно не касается.
   - Значит я прав. И кто же и вас кто? Поверьте. Со мной вам понравится больше, - начал ёрничать вожак. - А вам господа, что нужно?
   И тут же попытался встать на ноги, почувствовав за спиной неладное. Это его товарищ попытался остановить Альберт. Не получилось. Тот просто сделал шаг вправо и оказался лицом к лицу с двумя приятелями вожака, сидевшими за вторым столиком. Кирилл занял позицию вполоборота за ним, а Максим, оказался за спиной вожака.
   - Молодой человек нам не нравится ваша назойливость по отношению к этим дамам. И им тоже. Поэтому оставьте их в покое, - предложил Зернов.
   - А не пойти ли куда подальше тебе самому, - усмехнулся Олег. - Будут еще тут всякие диванные хомячки мне советы давать. Кстати, вы зря тут появились. Эти шлюшки не по этой части. Да мадам?
   - Ну а вы ... , - пытался ответить Максим, но был прерван.
   - А я..., слышь ты (дальше последовало нецензурное слово оскорбительного характера) не равняй меня с такими как ты и твои приятели.
   Олег, выкрикнув эти слова, сделал полшага назад, наткнулся на стул, и чуть не упал. Его приятели в это время втроем уткнулись в Альберта и Кирилла, вставших плечом к плечу. Пятый молодой человек пока стоит за спинами своих спутников. На его лице пока явно читаются сомнения. Две девицы пока внимательно слушают, готовые завизжать. Крупная блондинка тоже оказалась на ногах. Она передвинулась поближе к Максиму.
   - Действительно между нами мало общего,- согласился Кирилл.
   - Да вы ... (вновь повторил то же слово), а я ..., я... - Олег запнулся подбирая слова для того чтобы точнее и ярче передать насколько он превосходит присутствующих.
   - Олег, давай прекращай. Ты действительно перешел границы, - заявил подошедший Володя. - Немедленно извинись.
   - А чего это я должен извиняться, что такого сделал? Хотел оказать честь этим трем ...(вновь нецензурное выражение) предоставив им возможность провести время в обществе настоящих мужчин как я, Серега, Витюля и Андрюха. Они вместо того, чтобы оценить это начали кочевряжиться.
   - То есть вы считаете себя настоящим мужчиной, - усмехнулась старшая дама. Только вот её лицо выражает эмоции весьма далекие от веселия.
   - Ну а кто же еще тут, кроме нас может претендовать на это. Вот эти хомячки-п.... Так что пошли вон козлы отсюда, пока я ....
   - Молодой человек, вы поостыньте, итак уже слишком много лишнего произнесли, - прервала его крупная девушка. - И пора бы послушать своего товарища и извиниться.
   - Кто мой товарищ? Этот козел Вовчик? И перед кем извиниться? Перед тобой шлюха...
   В следующее мгновение Олег оказался сбит мощным ударом темно-русой красавицы, а на него полетел его приятель. Тот, который сидел за вторым столиком. А это уже блондинка с короткой стрижкой провела стремительный прием. Двое остальных застыли на месте, неожиданно оказавшись сразу против пяти противников. Еще одного их товарища придержал Володя, успокаивающе взяв за руку и что-то шепнув в ухо.
   - Да как ты смеешь, - взревел Олег, выбираясь из-под товарища и выхватывая шпагу, - да я сейчас...
   И в этот момент буквально из пустоты возник новый персонаж. В первые мгновения даже опытный взгляд не сумел бы разглядеть его. Настолько стремительны были его движения. Вот он рядом с Олегом и уже схватил за руку с оружием, а вот уже шпага вожака оказалась у него, а молодой задира уже корчится, пытаясь избавиться от захвата. Еще через секунду Олег уже оказался прихвачен Максимом и Кириллом. А его победитель уже направился к свободному столику немного в стороне. Туда же повели обмякшего Олега. Альберт резким рывком за воротник поднял оказавшегося лежащим на полу Андрюху, и потащил его вслед за товарищами. Остальные пошли туда же уже сами.
   Новый персонаж галантно усадил за столик старшую даму, потом уселся сам. Теперь его можно и рассмотреть. Молодой человек выше среднего роста, примерно того же, что и сидящая рядом женщина. Широкоплечий крепыш, с круглым приятным лицом. Светлые волосы коротко пострижены, небольшой чубчик. Гладко выбрит. Одет, на первый взгляд, достаточно просто, но поношенные туфли сверкают, стрелки на темных брюках острые, серая рубашка чистая и выглаженная. Ну а сверху куртка, из дорогой кожи. Вот вроде бы внешне так похоже на того же Олега и его приятелей. Но вот впечатление совсем иное. Нет сомнений в том, что все это настоящее. Справа с боку и немного сзади висит походная сумка, слева клинок. Тут же вытащил на стол переносной терминал ПЭВУ*(2), распечатывающее устройство, несколько бланков и чистых листов. Ну а потом представился.
   - Я Александр Стародубов. Вот мой патент, - с этими словами он предъявил дворянский патент, причем с тремя звездами*.(3) Кроме того он показал изображение на терминале.- А это вот мои данные в сети. Прошу проверить действительность моих полномочий.
   Он на несколько секунд умолк. За это время несколько человек по своим ПЭВУ проверили его сведения. Сведения совпали. Вокруг уже собрались все, кто находился в зале, в том числе спутники Олега с приятелями.
   - Итак, как вы уже убедились, мои слова подтвердились, - продолжил Стародубов. - В соответствии со своими правами и законами Союзной Империи - Звездной Федерации* (4), объявляю гражданский суд * (5) над этим молодым человеком и его товарищами. Председателем назначаю себя. Объявляю набор присяжных. Кроме того прошу предоставить свои данные всем, кто обладает полными гражданскими правами Империи.
   Прошло еще минут семь-восемь. Люди показывали свои документы, они проверялись по официальным базам. Все прошло гладко без неожиданностей. Гражданскими правами Империи из присутствующих обладают одиннадцать человек, в том числе один из старших спутников Олега. Это мужчина лет сорока, кажется, он получил их по третьей категории. Кроме того Володя, как имеющий права потомственного дворянина имеет совещательный голос.
   Из этих одиннадцати трое имеют дворянский патент, и если у Зернова и у молодого мужчины лет тридцати он стандартный, то у старшей дамы стоит аж пять звезд, указывающий на принадлежность к титулованной знати. Причем не просто по праву рождения, но и по имеющимся заслугам. Так что при желании она может даже взять на себя председательские функции при рассмотрении.
   Быстро сформировали состав суда. Младшими членами выбрали Зернова и второго дворянина. Кроме того пять человек стали присяжными, в том числе блондинка с короткой стрижкой - её зовут Юлия Михайловна Бриговская . Кроме нее в пятерке Альберт, а так же трое из числа посетителей заведения. Старшая дама - Софья Александровна Преображенцева входить в состав суда отказалась, но обещала дать особое определение. Кирилл стал секретарем, на него возложили обязанности по оформлению бумаг. Обладатель гражданских прав из числа спутников обвиняемых стал их официальным представителем. Впрочем, он сразу же поставил отметку, что возражений по процедуре нет.
   Русоволосая девушка представила документы на имя Варвары Михайловны Огневой. Она не имеет статус гражданина Империи, являясь поданным Великоруского княжества * (6). А вот для обвиняемых это очень плохо. Во-первых, оскорбление иностранного гражданина, само по себе чревато, так как это удар по репутации Империи. А во-вторых, девушка находится тут не по обычной визе, а по приглашению Императора. С личной визой. То есть по очень важным делам, затрагивающих интересы двух государств. Так просто такие документы не выдают.
   Дошла очередь до обвиняемых. Вожак - Олег Романович Кромов. Имеет права на потомственное дворянство, однако патента на их реализации не получил. Потому как не заслужил. Окончил столичный университет, числится младшим научным сотрудником при одном из учреждений Академии наук *(7). Археолог-исследователь. Впрочем, пока весь его опыт кабинетный. Как и у его товарищей. Андрей Моршанин - так же является археологом-исследователем, а Витольд Грачев - специалистом по технической обработке. Четвертый - Сергей Бояров, младший научный сотрудник института языковедения. Лингвист. А вот Володя имеет целых три специальности. Причем одновременно и гуманитарий, и физик. Блондинку, отказавшуюся сесть за один столик с Кромовым, зовут Вера Соборкина. Она - астробиолог. Вторая соседка Володи Евгения Гранова - химик. Женственный юноша к удивлению оказался специалистом по технике, так же как и седьмой молодой человек. Еще две девушки оказались лаборантками-делопроизводителями.
   Ну а дальше состоялся полевой суд. Каждый гражданин Империи, получив этот статус должен сдать экзамен по знанию основ юриспруденции, а так же десяти основных блоков административных правонарушений. Для этого можно заняться самообразованием или посетить занятия на специальных курсах. Те же, кто имеет право на руководство судом, должны изучить все это подробнее вместе с еще пять дополнительными статьями. Кроме того они уже проходят углубленные курсы по изучению основ судопроизводства, уголовного и гражданского права.
   Кстати, это нужно не только для участия в судебном процессе. Гражданин Империи обязан при необходимости выполнить на месте обязанности полицейского или иного должностного лица, а для этого необходимы базовый набор знаний.
   Обвинение по нарушению общественного порядка обычно охватывает очень большой спектр фактических деяний и, учитывая низкую квалификацию состава суда, именно оно чаще всего предъявляется на подобных рассмотрениях. Так снижается возможность ошибка и легче обосновать свои решения. Но в данном случае предъявили более узкий набор: воспрепятствование к осуществлению законных прав, домогательства, оскорбления в тяжкой форме. Отдельно отметили, тот факт, что Олег вытащил оружие, явно при этом угрожая присутствующим. Минуты через пять пришли к выводу, что Моршанин, Грачев и Бояров по всем этим пунктам невиновны, за исключением первого. Попытку помешать тем, кто пытался утихомирить разбушевавшегося Олега, они все же предприняли. Но и то. Физического контакта по их инициативе не произошло, как удалось избежать и иных отягчающих обстоятельств. Поэтому для них выбрали минимальное наказание в виде предупреждения. Одновременно оправдали и применение физического насилия в отношении Олега и Андрея, как необходимые меры для обеспечения правопорядка.
   Ну а потом плотно занялись Кромовым. Признали, что он помешал трем женщинам спокойно пообедать, проявил явные признаки домогательства, на попытки предостеречь и остановить реагировал неадекватно, более того неоднократно оскорблял присутствующих в грубой форме. Например, поставил безосновательно под сомнение личные качества офицеров флота. То, что он не знал их статус, оправданием не является.
   Ну и, наконец, в общественном месте обнажил оружие без уважительных причин. Это и вовсе можно квалифицировать под более тяжкую статью. Например, как угрозу жизни. Тогда молодого человека нужно передать в местный суд более высокой инстанции. И наказание будет намного суровее. Но решили квалифицировать угрозу как косвенную. Такое, можно рассматривать и в полевом варианте. Тем более суд в данном случае имеет статус не облегченного, а представительского.
   На это повлияло и то, что в процессе обсуждения в зале появились еще несколько человек, весьма солидного вида. Один тут же весьма сурово принялся беседовать с провинившимся, а двое что-то обсудили с Софьей Александровной и Стародубовым. В результате стороны пришли к соглашению, и председатель объявил свои предложения. Кромов признается виновным по всем пунктам. Он должен принести извинения, и заплатить штрафы в качестве наказания: по статье о домогательстве в среднем размере от предусмотренного, за оскорбление - в максимальном, а за обнаженное оружие лишается права носить шпагу или огнестрельное оружие в общественных местах в течении года, за исключением особых территорий. Ну и, разумеется, все наказания вносятся в базу и отразятся на его репутации.
   Олег, то ли в результате беседы с солидным господином, который, кажется, для него имеет огромный авторитет, то ли сам все осознал, но вину признал полностью, отметки о согласии с наказанием поставил и на бумажном протоколе, и в электронном варианте. Впрочем, иначе пришлось бы все отправлять в мировой суд и даже высшее. При признании в этих инстанциях приговора объективным, то наказание автоматически утраивается. А в том, что решение полевого суда будет утверждено никаких сомнений нет. Все участники поставили знак одобрения, а особое определение Софьи Александровны явно стоит очень высоко. Более того свои отметки поставили и солидные господа. А среди них три профессора и один адмирал.
   Заведение за угощение молодых людей излишне крепким напитком наказывать не стали. В конце концов, все было легально. Запрещенных ингредиентов не добавляли. Ну а пятьдесят грамм спирта на пол-литра пива, так ребята сами просили покрепче. Лицензия на торговлю алкоголем, в том числе крепким, у кафе есть. Тем более в результате заведение само пострадало. Например, те же дамы отправились делать заказ совсем в другое место, несмотря на то, что оно и расположено за пределами космопорта. Стародубов и солидные господа отправились их сопровождать, за исключением одного, который построив незадачливую компанию чуть ли не в колонну, повел в неизвестном направлении. Да и остальные посетители быстро разошлись. Происшествие несколько отбило охоту находиться в этом месте. Да и не самое это приятное занятие присутствовать на таких мероприятиях. Неплохо бы все забыть. Хорошо еще благодаря тому, что полевые суды проводятся оперативно и на месте процедура надолго не затягивается, и обычно дело закрывается тут же и более возвращаться к нему не приходится.
   Трое офицеров расплатились за выпитое и съеденное, отказавшись от предложенной скидки, и направились по своим делам. Надо бы прогуляться по твердой земле до того как ворота откроются и схлынет основной поток перемещающихся. Хочется насладиться местными яркими красками. Тем более день сегодня хороший. Небо с редкими белыми облачками, ярко светит местное светило. Вокруг по своим делам снуют люди, а среди них полно нарядных женщин. После однообразия межзвездных переходов и пребывания внутри замкнутого пространства кают и других помещений аж глаза режет. А там пора и на корабль, отдыхать. Завтра насыщенный день.
  
   Вызов поступил на устройство связи в четырнадцать часов восемь минут. Кирилл нажал на кнопку, чтобы выключить громкий сигнал. Одновременно автоматически обратно пошло сообщение, что информация принята и прочитана адресатом. Кроме того, таким образом офицер разблокировал дисплей и связался с командным пунктом.
   Вахтенный начальник передал приказ направиться на пост около Приемного шлюза для встречи гостей. Шлюпки с ними пришвартуются минут через двадцать. Дополнительных указаний к ранее обговоренному порядку встречи нет. Кирилл доложил, что приступил к выполнению и отключился. Времени не так уж и много. Ему надо еще добраться до места. И хотелось бы минут за пять до швартовки. Все документы у него с собой, с внешним видом все в порядке. Он только, что убедился в этом, посмотрев в большое зеркало на одной из стен кают-компании. Надо идти. Время отдыха закончилось.
   Впрочем, он чувствует себя отлично. Вчера после событий в космопорту он с товарищами вовремя прибыл на причал, где их уже дожидалась шлюпка с корабля. Так что перед вечерним чаем, успел даже сходить в душ и явиться в кают-компанию за десять минут до крайнего срока. Потом он получил возможность сразу же идти отдыхать до половины седьмого утра. Выспался превосходно. Да и утренний чай оказался замечательным - пока судно находится возле базы, можно экипаж и побаловать. На этот раз подали пирожки с мясом и превосходные пряники с конфетами. Медицинский осмотр показал, что со здоровьем все в порядке. Если он вчера и выпил хорошую норму пива, то негативных последствий в организме уже не осталось. Вахта с восьми до двенадцати прошла без происшествий. К тому же начальство дало ему несколько поручений и заданий, с которыми можно заняться и во время дежурства. Так что четыре часа пролетели незаметно.
   После обеда Кирилл остался в кают-компании для того чтобы выслушать последние инструкции по встрече гостей от старшего офицера и его помощника. Идти специально для этого центр управления посчитали лишней тратой времени. Просмотрел еще раз план распределения людей и список возможных вопросов и варианты ответов на них. Убедился, что все в порядке. Теперь все это у него в папке.
   На пост прибыл за шесть минут до стыковки. Так что придется еще и подождать. К тому же еще немного времени уйдет пока гости отстегнуться от кресел и через шлюз переберутся из шлюпки на палубу корабля. А это еще несколько дополнительных минут. Можно собраться с мыслями и сосредоточится. Привести дыхание в норму. Гостей на корабле будет много - до четырех десятков. И это только те, кто прибудет сегодня. Еще десять человек уже на корабле. Двое из них как раз находятся тут на посту. Они так же встречают новичков. Это невысокий мужчина с седым клоком волос на голове. На вид старше шестидесяти лет, скорее всего ему уже за восемьдесят. Разница с учетом пролонга в настоящее время не столь заметна. Очень подвижный. Сразу же направился навстречу Кириллу.
   - Опаздываете молодой человек, я вот уже пару минут как тут, - он с ходу укорил Громкова. Однако в голосе звучат нотки иронии, а главное хозяина выдают живые, веселые глаза.
   - Не обращайте внимания, - поспешил успокоить "молодого человека" второй. - Это Василий Александрович, сам торопится. Он так резво направился сюда, что я с трудом успел за ним. До сих пор отдышаться не могу. Вы Громков? Угадал? Прекрасно! А я Резмейц Алексей Никодимович, профессор и доктор наук. Специалист по изучению пространства, Василий Александрович - планетолог. Так, что будем знакомы.
   Обычно на этом посту во время стоянок дежурит офицер и три унтера. Но на этот раз сюда кроме Кирилла дополнительно направили еще четверых членов команды. Ну и разумеется несколько роботов. Большая часть багажа прибудет грузовым бортом, минут через пять, к соседнему грузовому шлюзу. Опечатанные контейнеры перегрузят, а потом роботы доставят их в пассажирский сегмент корабля. Это если они стандартного размера. А вот более габаритные разберут в приемном отсеке. При этом придется присутствовать и владельцам. Без них никто не снимет печати. Впрочем, гости предупреждены об ограничениях по объему и весу багажа. Но кто-то может и проигнорировать, особенно если надо прихватить с собой оборудование для своей работы. Надо предусмотреть и подобный вариант. Так, что может, кого-то придется проводить в грузовой отсек. Кроме того ожидается, что у гостей будет и ручная кладь.
   Когда открылись створки люка, народу в помещении, с учетом новых гостей, оказалось многовато. Постоянная смена почти замерла на местах по штатному расписанию. Кроме одного, свободного номера, в обязанности которого помощь прибывающим входит и при несении службы в стандартном режиме. Он и сейчас вместе со специально отряженной командой усердно помогает гостям. Первым делом из толпы выхватываются женщины, у них забирается багаж, который тут же грузится на тележку робота. Самих дам, немного растерянных, чуть ли за руку отводят в одно место у левой переборки отсека. После того как роботы развернули вторую тележку, то же самое принялись проделывать и с господами в возрасте. Ну а потом всем остальным предоставили возможность самим уложить свои баулы и сумки на третью. Вроде бы разобрались.
   Василий Александрович и Алексей Никодимович к этому времени успели пожать руку пяти или шести господам, имеющим из всех самый почтительный возраст и двум мужчинам средних лет. Поздоровались и с почтенной дамой. Теперь все они образовали свой кружок, примкнуть к которому остальные просто не осмелились. Но этот наметившийся обмен мнениям, да и заодно обсуждение последних новостей, а так же состояние здоровья присутствующих, необходимо прервать. Успеют.
   - Дамы и Господа, - громко обратил на себя внимание Кирилл. - Разрешите представиться. Лейтенант Громков. Вахтенный офицер исследовательского судна военного флота "Нева". Мне поручено проводить вас до выделенных для проживания помещений. Прошу всех следовать за мной. Роботы вслед за нами доставят вашу ручную кладь. По дороге прошу не отвлекаться и не отставать. Два унтер-офицера будут замыкать нашу колонну. Третий пойдет впереди. Я же готов отвечать на вопросы по ходу движения, но только насчет нашего маршрута до ваших кают. Все остальное на месте. Кроме того там же вы получите возможность для общения с командиром. Итак, господа следуйте вот за этим унтер-офицером.
   Добрались до жилой секции, отведенной для гостей, довольно быстро и почти без происшествий. Только три раза Кириллу пришлось пресекать попытки свернуть не туда и дважды - остановиться. Самой трудной задачей оказалось не дать втянуть себя в дискуссию. Тем более, половина гостей ему уже в некоторой степени знакома. Это как раз те, с кем он столкнулся вчера в кафе. Кое-кто уже опознал его и изумлен не менее. И в отличие от офицера это не скрывают.
   Но сейчас не до воспоминаний. С первой частью задания покончено. Теперь надо распределить людей по помещениям. Для этого каюты в пассажирском сегменте заранее переоборудованы в одноместные и двухместные. При желании в них можно поместить и больше людей, но пока такой необходимости нет.
   - Итак, вот ваши каюты. Здесь женский блок. Это помещение для профессора Мозель, второе для госпожи Мирковия. А тут две каюты для старших научных сотрудников и три двухместных для младших. Еще одна резервная. Дамы располагайтесь. Это унтер-офицер Ермакова, она поможет, если возникнут затруднения. А мы господа пройдемте дальше.
   Ну а тут уже полегче. Даже немного дух перевел. Да и спокойнее стало. Однако расслабляться рано. Первым делом надо позаботиться о самых старших. Поэтому сразу же в блок для руководителей научной части экспедиции. Быстро раздал ключи с указанными на бирках именами. Теперь очередь дошла и до остальных. Сначала надо разместить семь человек с научными степенями по одноместным каютам. Для остальных предусмотрены двухместные. Тут уж, кто с кем хочет соседствовать, пусть решают сами.
   - Господа, как разложите вещи, прошу выйти в коридор. Я покажу вашу комнату отдыха и столовую. И обратите внимание, на столах в каютах находятся бланки. Мы просим в них указать ваши замечания.
   Провозился с размещением почти до восемнадцати часов. Учил гостей пользоваться устройствами жизнеобеспечения, показывал помещения, рассказывал основные правила пребывания на военном судне. Потом гости начали меняться каютами, соседями. Пришлось все это фиксировать для оформления расписания. В общем, время пролетело в заботах и незаметно. Наконец Кирилл собрал всех гостей в комнате отдыха. Только успел всех рассадить, как в помещение вошел командир.
   - Здравствуйте, - поздоровался он, - рад приветствовать вас на борту клипера "Нева". Я командир этого судна. Капитан-лейтенант Александр Стародубов.
   Слова прозвучали ровно и спокойно. Офицер коротко кивнул головой. И дал несколько мгновений на то, чтобы рассмотреть себя. При этом его лицо сохраняет такое бесстрастное спокойствие, словно он и не обратил внимания, на смущение большой группы гостей. А они его узнали. И, кажется, особой радости никто не испытывает. Даже те, кто просто оказался свидетелем. Впрочем, большинство скорее испытывает удивление. Между тем командир продолжил свою речь, обращенную к гостям.
   - Мне так же подчиняется шлюп флота Великого княжества Переяславского *(8) "Восток", прикомандированный к экспедиции в качестве охраны. Транспорт "Риона" и крейсер "Сапсан" по расчетам уже вошли в нейтральную зону и приближаются к Барьеру. Наша скорость значительно выше, поэтому мы их догоним, но уже на той стороне. Точка рандеву согласована. После этого общее руководство будет возложено на контр-адмирала Степанова.
   Далее. Распорядок, действующий на корабле, до вас доведен. Требую его неукоснительного выполнения. Завтра мы отправляемся в путь. Пока не выйдем за пределы территории официально входящей в состав Империи, можете обживаться в выделенных для вас помещениях, а также привыкать к условиям. Ну и, разумеется, работать по плану научного руководства экспедиции. Но прошу всех усвоить - теперь нам придется действовать совместно. Сегодня члены команды "Невы" подготовили для вас праздничный ужин. А господ Ертаульца, Сабурова, Иванова, Ковнира, Резмейц, Мозель приглашаю к себе. В дальнейшем вы будете питаться в своей столовой. Но господа офицеры уже получили разрешение время от времени приглашать кого-то из состава научной группы к себе в кают-компанию. И еще одно предложение. За эти дни рекомендую сформировать спортивные команды для участия в корабельных состязаниях. Поверьте это внесет приятное разнообразие в ваше пребывание на корабле, до того как экспедиции удастся приступить к практической работе. Итак, у меня все. С вопросами можете обратиться к моим офицерам лично, либо через своих руководителей. В случае необходимости и те, и другие все сообщат мне. У меня все. Спасибо за внимание.
   Организация праздничного ужина прошла без участия Кирилла. Он в это время занимался другими вопросами, касающихся обустройства гостей. Зато на самом мероприятии ему пришлось основательно потрудиться. Особенно в самом начале, так как оказался одним из немногих, кто уже знаком со всеми. Да и для гостей Говорков за эти несколько часов успел стать своим, поэтому со всеми вопросами они к нему и обращались. Ну а дальше уже стало полегче. Хорошо еще восемь человек технического персонала отправили в кают-компанию к старшим унтер-офицерам. Но и двадцати семи человек хватило с избытком. В кают-компании стало уже тесновато.
   Мероприятие затянулось до вечернего чая. Только заступающие на вахту офицеры ушли почти сразу после ужина. Зато вскоре появились новые лица. Соответственно тут же посиделки получили новый импульс. Но после девяти начали расходиться. Правда часть офицеров и гостей пока еще остается в кают-компании еще на полчаса. Но Кирилл, например, отправился отдыхать. В два часа ночи наступает его очередь бдеть в рубке управления. Эта вахта и так длинная - шесть часов. А тут, как раз в это время происходит коррекция лишних минут в местных сутках. Вот отчалим и перейдем на стандартное исчисление. Двадцать четыре с третью часа в сутки. Стандартных в шестьдесят минут, состоящих из шестидесяти секунд. Так что стоит обязательно отдохнуть.
   Проснулся за минуту до сигнала. Быстро выключил будильник, вскочил с кровати, скатал постель, оделся. Вещи приготовлены заранее, дабы спросонья не путаться. Вышел из каюты, а тут уже робот стоит, готовится его будить. Пришлось положить в специальную щель в корпусе карточку. Аппарат радостно покатил дальше. Хотя он на эмоции способен то? По крайней мере положительные. Не важно. Главное хорошее настроение у Кирилла Говоркова. Пока удалось сделать все, дабы не мешать сну товарищей.
   Теперь осталось прихватить скафандр из ниши рядом с каютой и вперед на пост. Конечно, там на всякий случай найдется резервный. Но дежурить лучше в своем. Так намного комфортнее. Правда, время и так прошло довольно быстро. Первую половину вахты каждые четверть часа менялся с вахтенным начальником у пульта управления. Ничего серьезного в его мини-дежурства не произошло. Да и уступив место вахтенному, спокойно занимался документами. Вносил в них коррективы, в соответствии с замечаниями командира и старшего офицера, сделанными несколько часов назад. К тому же на этот раз последний эту вахту стоял лично. Поэтому прямо тут же внес несколько замечаний и правок. Потом Кирилл заново составил ведомость по распределению гостей по каютам, с учетом последних пожеланий. Перебросил все в папку, которую командир будет смотреть утром. Составил черновик сообщения, которое будет отправлено завтра, уже после того как клипер отшвартуется от орбитальной крепости.
   Все же "Нева" в большей степени военный корабль, хотя основное предназначение - транспорт. Поэтому находится не в районе гражданских причалов, а рядом с боевой станцией - являющейся основанием системы обороны планеты Благодатная, да и всей системы звезды Благословенная, которая тут просто зовется солнцем. Размеры судна с трудом, но укладываются в допустимые для швартовки условия. Более крупным кораблям приходится вовсе находиться на орбите.
   Сообщение останется на отдельном носителе, которое командир сможет посмотреть только на своем терминале. Старший офицер ушел к себе отдыхать. Завтра у него тяжелый день. А Кириллу еще пришлось проверить работу писарей и поставить свою визу на подготовленных ими документах. Ну а потом во вторую половину вахты его погоняли на отработку навыков прокладки курса, управления малокалиберной артиллерией. Такова уж доля вахтенных офицеров. Не исполняющих обязанности по очереди в свою смену, а являющимися такими по штатному расписанию. Это большинство остальных - довольно узкие специалисты в своей области, и обязанности других служб могут знать в общих чертах. А вахтенные офицеры должны в случае чего заменить почти каждого из них, занять любой боевой пост. Конечно они слабее постоянных штатных единиц. Но бывает моменты, когда это намного лучше, чем ничего. К тому же, например, с обязанностями артиллериста чаще всего вахтенные офицеры справятся лучше, чем штурмана или бортинженеры. При необходимости так же и наоборот. Кроме того на них административно-штабная работа. Так Громков отвечает за ведение базы персональных данных и личных карточек команды, оформление приказов, осуществляет контроль над оформлением различных документов, касающихся прохождения службы.
   Другой стороной того, что за всеми этими заботами вахта пролетела быстро, стала сильная усталость. Поэтому сразу после утреннего чая улегся отдыхать. Так что момент отхода клипера от станции Кирилл благополучно проспал. Хорошо на обед успел вовремя. Сегодня в кают-компании не стали ждать традиционных пяти минут. Сразу после приема пищи офицеры отправились по боевым постам. В тринадцать двадцать пять "Нева" начала разогревать двигатели скачка. Через полчаса судно с трудом, по причине того что показатель предел плотности * (10) использован полностью, но все же сумело перейти в А-пространство* (11). Даже пришлось запускать штатный корабельный бот, который совершил прыжок самостоятельно. Теперь судно, движется на первый взгляд с той же скоростью двадцать пять узлов, что и в обычном пространстве, но к краю системы Благословенной приближается уже в тысячу раз быстрее.
   Кирилл подписал у командира заранее подготовленное донесение и отдал его шифровальщикам, для отправки по инстанции. Оно дополняет сигнал отправленный утром. Текст в нем стандартный, только сообщение, о том, что пока все нормально. Поэтому пришлось вносить кое-какие дополнения, осложняющие расшифровку, на тот случай если оно попадет тем, кому оно не предназначено. Так к цифровому номеру корабля добавил семнадцать, в середину вставил строку из стихотворения и небольшой кусок из несвязанного набора символов. После адмиральского часа подготовил еще и боевое распоряжение, а так же табель постов на следующие сутки, внес записи в боевой журнал. В кают-компанию зашел за полчаса до ужина, успел даже партию в шашки сыграть и поговорить с Максимом Зерновым. Так как тот является штатным ревизором клипера, общаться им приходится довольно часто.
   - Здравствуй Кирилл, - обратился тот первым.
   - Здравствуй.
   - Кирилл, а ты мне нужен. Со следующего месяца вот у этих унтер-офицеров меняется выслуга, - с этими словами он перекинул со своего терминала, на устройство Голованова, файл со списком. Проверь по своим данным. И нужен будут приказ.
   - Хорошо сделаю.
   - Кроме того подготовь документы на ответственных за спортинвентарь из числа гражданских.
   - Зачем?
   - Отчитываться потом все равно придется. Даже если после возвращения многое спишем. Но для финансового департамента должно быть все в порядке. Это, конечно, формальность. Но лучше все же все подготовить все заранее, пока есть время. Приказ, росписи.
   - Завтра, займусь.
   - Ты как дежуришь? Завтра с двенадцати?
   - Завтра, да. А сегодня еще вечерняя вахта.
   - Помню, поэтому и решил поговорить сейчас. Удачно отдежурить. А завтра после ужина, может, поработаем?
   - Хорошо.
   Но до этого еще надо дожить. А сейчас после ужина сразу в свою каюту. Это небольшое помещение в два с половиной метра на полтора. Обстановка стандартная. Большую её часть обычно занимает откидная кровать. Сейчас она убрана в нишу в левой стене. На тот случай если постоялец будет очень высокого роста предусмотрено увеличение длины. Но большинство довольствуется и основной секцией, а дополнительная часть так и остается прикрепленной к стене, и на него можно опираться, сидя на раскладном стуле, которое убирается к дальней стене. Над кроватью небольшие полочки. В правом из них сейчас свернутый матрас с заправленной простыней, подушка, одеяло. Слева хранится третий запасной комплект постельного белья и три полотенца: большое и два средних. Это все пока ни разу не использовано.
   То, что предназначено для повседневного использования в крайнем узком шкафчике справа от дверей. Здесь же на узких, всего в пятнадцать сантиметров, полках хранятся бритва, мыло и другие принадлежности для умывания. Внизу место для мешка с вещами, которые предназначены для стирки. Сейчас тут пусто. Второй комплект постельных принадлежностей, полотенец, а так же две футболки и тельняшку надо будет забрать завтра из сушки.
   Во втором шкафу уже в глубине помещения одежда: два комплекта повседневной форменной одежды из куртки и брюк, а также боевое многофунциональное средство индивидуальной защиты. Сокращенно БМФСИЗ. У данного варианта есть свое название "Кафтан-269", хотя в комплект входят и брюки. В обычном разговоре все это называется просто "защитка". Рядом с ним "техничка". Это комбинезон черного цвета с множеством карманов. Так как и тут ширина все те же пятнадцать сантиметров, вещи висят не поперек стены, а вдоль, на коротких перекладинах. Внизу две пары ботинок. Иногда их называют и сапогами. Между двумя шкафами свободное пространство в полметра. Там же откидная полка, на которую можно сложить вещи на время сна.
   Полдюжины футболок, столько же тельняшек и белье сложены в одном из ящиков, которые стоят вдоль левой стены. Во втором резервный "Кафтан-269", а так же та одежда, в которой Кирилл был в космопорту. В третьем различные запасы и мелочи, например кортик и офицерская шпага для пребывания "на берегу". Сейчас ящики можно использовать для сидения или для того, чтобы положить на них вещи. А при необходимости они служат дополнительной опорой для кровати. В правом дальнем углу, откидной столик. Над ним небольшой шкафчик. В нем протативный вычислитель, разъемы для подключения к сети, стопки бумаги, письменные принадлежности. Рядом сейф для оружия. Вот и вся небогатая обстановка. И вещей не очень много. Но так у всех. Из-за того самого ППП приходится ограничивать вес и объем и личного имущества. Вроде бы и цифры не велики. Доли процентов в общей картине. И все равно важно. Борьба за снижения показателя идет по всем фронтам.
   Войдя в каюту, Кирилл первым делом выключил контролирующую аппаратуру. Потом уже снял верхнюю куртку. В жилой секции температура семнадцать градусов по Цельсию. А в каютах и вовсе восемнадцать-двадцать. Но в остальных помещениях и особенно переходах и коридорах прохладно. Тем более на постах. Пристроил на место офицерскую сумку с переносным терминалом и канцелярским минимумом. Избавился от снаряжения. В свободное время он носит облегченный вариант, который теперь отправился на хранение. Только сначала отстегнул от него чехол с прибором связи, ножны с повседневным кортиком, кобуру с парализатором, подсумок с запасными обоймами к нему, аптечку. Для вахты же он достал другой вариант, более тяжелый и прочный. Состоит из нескольких ремней. Широкого поясного и двух поуже для плеч. Последние так же соединены на спине. На поясе уже висит еще одна кобура с двадцатипятизарядным пистолетом. Проверил оружие, запасные обоймы. Все в порядке. Перевесил на боевую систему, то, что снял с облегченного варианта. Только парализатор и прибор связи положил в карманы куртки.
   Потом проверил сумку. Все на месте: переносной легкий офицерский вычислитель с возможностью беспроводного входа в корабельную сеть. Пяток носителей информации. Бумага, блокноты, ручки, карандаши. Тут же и черновики документов, а так же вторая аптечка. Достал и осмотрел "Кафтан-269" и шлем. Все в порядке и пригодно к использованию. Положил рядом чистую футболку. Подготовительная работа проведена. Сейчас без десяти минут восемь и у него еще есть время.
   Прихватил, мыло, полотенца и отправился умываться. Заодно сходил до гальюна. Санузел из умывальных мест, двух душевых кабинок и туалета один на шесть кают. Вернувшись к себе, быстро разделся. БМФСИЗ можно одеть и на форму. Тем более они по покрою очень похожи. Только "Кафтан-269" состоит из нескольких слоев ткани с наполнителем внутри. Сверху покрыт специальным материалом светлого цвета, гладким с тусклым блеском. Имеет возможность растягиваться с учетом фигуры. Это стандартный БМФСИЗ, которым пользуются и офицеры, и унтер-офицеры Императорского Флота. Есть более удобный вариант для лиц женского пола. Кроме того старшие офицеры могут приобрести более дорогой "Кафтан-269КВ" на собственные средства. Такое право есть и у состоятельной молодежи. Хотя среди последних все же принято носить стандартную модификацию.
   Все же Кирилл предпочел снять с себя всю одежду, которую повесил тут же в шкафу вместе с утепленной курткой. Надел чистую тельняшку с длинными рукавами и тонкие легкие брюки, одну из двух пар входящих в комплект к "Кафтану-269. Сверху натянул саму "защитку". На голове пока пилотка. На ногах оказались стандартные ботинки, которые плотно пристегнул к брюкам. Застегнул пояс, затянул потуже плечевые ремни, взял в руки сумку и шлем, включил контроль и покинул свое жилище.
   В коридоре посмотрел в общее зеркало. Остался доволен. Время восемнадцать минут восьмого. Можно добраться и своим ходом, но Кирилл решил воспользоваться транспортной лентой. Благодаря этому совершенно не запыхавшись, в семь тридцать шесть он уже вошел в рубку. В девятнадцать сорок пять началась передача дежурства и ровно в двадцать новая вахта взяла на себя ответственность за все на ближайшие шесть часов. Ночные вахты в полтора раза длиннее обычных, зато спокойнее. Учебных тревог меньше, да и прочих авралов. Работы на судне почти не проводятся. Основная часть команды отдыхает. В двадцать два часа отбой. Только вахтенные стоят на постах. Все спокойно идет своим чередом.
   Тем более корабль пока в пределах пространства входящего в состав империи. До пограничных систем еще надо дойти, да и дальше в разведанных системах врагов нет. Так что, казалось бы, нечего беспокоится. Да и "Нева" с "Востоком" сейчас идут по проторенной трассе, хорошо разведанной и изученной. Но в этом и своя трудность. Оживленная тут трасса.
   Благословенную назвали так не только из-за наличия в ее системе такой прекрасной планеты как Благодатная, словно специально созданной для колонизации. Хотя, конечно, её наличие и сыграло немаловажную роль для освоения системы, так как иначе все остальное серьезно упало бы в цене. Причина и в том, что в число остального входит много значимых объектов. Например, две планеты категории Б.
   Разумеется, это предполагает, что условия на них далеки, от изначально имевшихся на той Благодатной. Однако и они представляют огромный интерес, так как наиболее пригодны для терраформирования. В эту категорию относят только те планеты, на которых человек может некоторое время находится без специального защитного снаряжения. То есть предполагает наличие относительно пригодной для дыхания атмосферы, с необходимой долей кислорода и без ядовитых примесей. Кроме того имеется магнитное поле, переносимые для человека сила тяжести и температура, приемлемые экологические условия. Отсутствуют смертельные вирусы, зато орбита очищена от угрожающих объектов. Кроме того желательно чтобы была вода, которую можно выпить. И не только в первый и последний раз.
   Конечно, наличие всего перечисленного большая редкость. К тому же, обычно, с какими то условиями получше, с другими похуже. Так что, хотя планеты и входят в одну категорию, они далеко не схожи между собой. Так на одной из этой парочки очень плохо с водой. Вернее её почти нет. Планета, по сути, просто большой шар, покрытый камнем и песком. Только на полюсах есть немного льда.
   На второй, наоборот, с этим избыток. Она очень холодная и зовется Арктидой. Её большая часть всегда покрыта льдом. Только ближе к экватору имеются два небольших материка, на которых несколько месяцев в году средняя температура выше ноля. Но в это время вместо льда на них остаются голые скалы и щебень. Растительность и животный мир на примитивном уровне. Живых организмов немного и в океанах, занимающих большую часть поверхности.
   Внутри категории Арктиду относят к группе БА, а могла бы она и вовсе попасть в высшую лигу. Однако есть несколько серьезных препятствий. И дело не только в том, что тут очень холодно. Так существуют небольшие проблемы с атмосферой. Основная из них - в воздухе низкий процент кислорода. А вот воды - избыток. Если поднять температуру, то растают ледники, и суша уйдет под воду. Поэтому колонизация обеих планет идет медленно.
   Кроме того для терраобразования в системе Благословенной пригодны еще четыре планеты категории В, в том числе два спутника газовых гигантов. Так на одной из них даже есть разреженная атмосфера, пригодная для дыхания без специального аппарата, но только на очень короткий период, так как имеются вредные примеси. Колонизации так же мешают: высокая температура, агрессивная среда и высокая сейсмическая активность. Если бы не все это, планета, может, и вовсе числилась бы в категории Б. А пока вопрос о её преобразовании, в отличие от остальных трех даже не рассматривается. На двух планетах этой категории уже основаны изолированные от внешней среды поселки и проводятся первичные работы по преобразованию. Заодно там налажена и добыча полезных ископаемых. С этой же целью на орбите одной из крупных планет построен искусственный спутник-станция, на котором одновременно находится до полусотни тысяч человек.
   Ценность всего этого богатства растет благодаря наличию рядом планеты земного типа. И как уже говорилось, есть еще, как минимум, один фактор увеличивающий значимость системы. Это наличие такого дара мироздания как "воронка"(12), что серьезно упростило сооружение станции Тоннельной Магистрали с ДВ-воротами. И не просто в системе, а поблизости от ее главной планеты. Далеко не каждая звезда, чьи окрестности уже начали колонизировать, имеет такой прекрасный бонус. Строительство ДВ-ворот в системах, которым не повезло с собственной "воронкой", в несколько раз дороже, да и радиус эффективности после ввода в строй у них гораздо меньше. Поэтому с одной стороны в таких случаях станции строят только там, где есть развитые планеты. А с другой стороны подключение к Магистрали настолько улучшает логистику, что результат оправдывает любые вложенные средства.
   Поэтому стоит ли говорить о ценности системы, где есть "воронка". Её обнаружение даже в системе, где нет пригодных для жизни планет, является большой удачей. И нередко там тут же начинается строительство станции, так как это все равно способствует развитию систем расположенных рядом, не имеющих возможности построить её с такими минимальными затратами у себя. Так станция с ДВ-терминалом в системе Благословенной тут же ускорила развитие и соседей. Она может пригодиться и в качестве промежуточного пункта для того, чтобы прокладывать линию дальше.
   Теперь в систему Благословенной по магистрали ежедневно в большом количестве приходят корабли сразу из трех систем, обладающих своими станциями. Одни сразу же направляются дальше к соседним звездам, и не всегда по направлению к границе. Зачастую и вовсе в сторону как раз к звездам, которые лежат между Благодатной и системами, из которых они только, что и прибыли. Просто на расстоянии примерно в двадцать пять световых лет поблизости нет других терминалов с ДВ-воротами, поэтому все равно путь через Благословенную по времени получается короче.
   Вот, например звездная система Борлен* (13) расположена чуть ли не на прямой линии между Благословенной и Новотаркой*(14). Между последними двадцать три световых года. Но проще проделать их за несколько часов, максимум четыре по ДВ-магистрали а потом совершить три прыжка и оказаться в окрестностях Борлена, чем совершить пять сразу от Новотарки.
   Другие идут к Благодатной или к одной из пяти колонизируемых планет системы. Для некоторых это уже конечные пункты маршрута. Но намного больше тех, кто оставляет на их орбите только часть содержимого своих трюмов. Кто-то и вовсе заглядывает только за попутным грузом. Ну, а чаще и за тем, и за другим. Тем более на орбите соседней с Благодатной планеты устроены склады перевалочного пункта. Ежедневно, через ворота, прибывает до полутысячи судов. Не меньше их направляются и в другую сторону. Возле терминала идет постоянное формирование связок из десяти - пятнадцати бортов, которые потом буксирами проводятся через ворота, иногда с периодичностью да четырех групп за стандартный час в одном направлении.
   Снуют тут и маленькие кораблики, работающие на коротких маршрутах между Благословенной и её соседями. В основном они перевозят почту и накопители с новой информацией, необходимой для функционирования Межпланетной Информационной Системы, малогабаритные посылки, небольшие партии местной продукции, особенно если грузы не предназначены для длительного хранения.
   Что касается пассажирских судов, то они не совсем уж и маленькие. Потому что воронка это не только станция ДВ-терминала. Благодаря её наличию на самой Благодатной установили РХ-ворота. И если прохождение через них грузовых потоков в обе стороны осуществляется в основном в интересах самой этой планеты, то для большей части перемещаемых людей это своеобразный пункт пересадки. Одни через ворота убывают во внутренние области Империи, другие наоборот прибывают оттуда. Поэтому пассажирские корабли привозят первых, и увозят вторых.
   Вот поэтому в системе Благодатной одновременно перемещаются несколько сотен судов. Хотя вокруг звездных систем много, но расположенных на расстоянии пяти с половиной световых лет всего четыре. А дальше в обычных условиях кораблям не прыгнуть. Поэтому и количество возможных маршрутов для судов, направляющихся к другим звездам, ограниченно этим же количеством. Это уже дальше появляются варианты. К тому же военные корабли значительно быстроходнее, а значит есть не только встречные, но и обгняемые. Вот и приходится вахте внимательно следить за обстановкой.
   Миновав еще три звезды "Нева" и "Восток" доберутся до одной из точек Большой Сети Межзвездных Каналов. Она позволяет перемещаться между двумя звездными системами, расположенными на расстоянии до девяти световых лет, если они, конечно, связаны одним из переходов уже упомянутой Сети. Это что-то вроде тоннелей в пространстве между двумя звездами. Их и называют Каналами. Возникли они естественным путем или их кто-то создал - неизвестно. По крайней мере, они существуют, надежны, работоспособны, имеют хорошую проходимость и вполне устойчивы. В отличие от искусственных каналов, которые способны, создавать только самые развитые цивилизации из числа ныне существующих. Последние во-первых, имеют максимальную длину всего семь с половиной световых лет. Во-вторых, слабые характеристики. Для успешного переходы важны много параметров канала, как то величина судна, коэффициент плотности, скорость. Для достижения приличных величин, надо хорошенько потрудиться. Кроме того, очень трудно поддерживать уже достигнутый уровень развития. Пробитый проход постоянно затягиваться, поэтому необходимо, чтобы ею пользовались регулярно и с высокой интенсивностью.
   А создание искусственного канала дело непростое. Сначала корабль-проходчик подобно древнему ледоколу в северных водах пробивает канал, который потом постепенно расширяется, еще несколькими прыжками в обе стороны. Затем по нему вслед за проводником начинают проходить суда небольшого тоннажа. Ну и со временем наступает время и самых крупных кораблей и даже караванов. Только ждать этого надо очень долго. А главное много работать. Поэтому-то строятся они только на самых оживленных торговых маршрутах. Но как раз в этом и преимущество искусственных каналов. Расположены они как раз там, где они и нужны.
   А вот переходы Большой Сети могут вести совершенно не туда куда надо, и приходится выстраивать весьма замысловатые маршруты. Точка входа в сеть имеется только у одной из одиннадцати или даже двенадцати звездных систем. Да и то, свыше сорока шести процентов из них обладают только одной, по сути, являясь тупиками. С двумя соседками связаны около тридцати пяти процентов. У семнадцати с половиной - три точки перехода. Еще из одного процента можно попасть в четыре системы. Систем с пятью точками перехода мзвестно всего несколько сотен, с шестью - полторы дюжины, и всего четыре с максимальным числом семь. Поэтому Большая Сеть дает положительный эффект только при дальних переходах.
   Но экспедиции как раз предстоит долгое путешествие на большое расстояние. Всего четыре прыжка по каналам и они, преодолев расстояние более двадцати трех световых лет, окажутся прямо на самом краю своего звездного скопления. Конечно, такое расстояние теоретически можно преодолеть и за такое же количество обычных прыжков. Но на практике эти пять звезд никогда не находятся на одной прямой и маршрут выглядит как кривая с весьма острыми углами.
   Ну а там дальше практически свободное от звезд пространство шириной до четырех с половиной парсек до соседнего звездного скопления. То, что называется Барьером. То есть преодолеть это пространство весьма проблематично. Правда есть несколько участков, где расстояние сужается и от одной звезды до другой всего семь световых лет. Когда-нибудь в этих местах проходчики проложат искусственные каналы. А вот сейчас для обычных звездолетов это непреодолимое расстояние. Но ... Выручила уже упомянутая Большая сеть. В настоящее время удалось найти целых два канала ведущих на ту сторону, что как-то заставляет усомниться в естественности всей системы. Уж очень немного звезд расположено на расстоянии менее девяти световых лет от своих соседок из скопления напротив. Пять десятков с этой стороны и почти четыре дюжины с той. К тому же все они расположены в нейтральной зоне, на которую не распространяется власть Империи. А нынешние власть предержащие уж очень щепетильно относятся к взятым некогда обязательствам, ограничивающие деятельность в этом районе. Так что при тщательном изучении, может, найдется и еще что-то интересное.
   Например, как та система, к которой направляется отряд. Обнаружена она совсем недавно и интересна тем, что в ней есть только один проход и ведет он на ту сторону. Поэтому для того, чтобы попасть туда придется совершить еще два обычных прыжка. Но все это в будущем. А пока корабли только в самом начале пути. Но они уже сейчас практически перешли в автономный режим и превратились в замкнутые системы, связанные только между собой. Теперь они зависят только от самих себя. И для успеха дела эти системы должны работать без сбоев. И тому же Говоркову еще предстоит немало поработать для того, чтобы гости быстрее вписались в принятый уклад жизни.
   Сегодня Кириллу после обеда торопиться некуда. Его вахта закончилась как раз в двенадцать. А до этого дежурства получилось неплохо выспаться. Вчера вечером сменился, сходил на вечерний чай, посидел в кают-компании полчаса, а то и меньше и сразу в постель. Только в душ предварительно заглянул. Вода была как всегда прохладная, но справиться со сном она не смогла. Наоборот, под одеялом он очень скоро согрелся. И вместе с блаженством от ощущения чистоты своего тела, предвкушением хорошего отдыха, все это быстро отправило его в царство морфея.
   Зато с утра пришлось хорошенько поработать. За четыре часа командир провел два учения. И если со стрельбами справились за полчаса, то борьбой за живучесть занимались минут пятьдесят. Так что аппетит у всех сегодня оказался отменным. Но и покормили на славу. На столе стоят объемные тарелки с икрой. Разумеется кабачковой и баклажановой. Борщ хоть и постный, но овощами заправлен щедро, картофельное пюре, блинчики из капусты и серой крупы. Подали кисель из ягод. С утра сейчас кормят кашей-мазанкой из белоярки, поэтому на десерт получили и ровные плитки корабельной халвы. В общем, все очень вкусно и обильно.
   Только вот хлеб как всегда подкачал. А что делать, если его приходится печь из грубой муки, полученной в результате тщательного измельчения стеблей хлебницы. Причем даже не из более ценной сердцевины, из которой готовят более изысканные блюда, а той самой, чем на развитых планетах кормят в основном скотину. Кроме того в муку для хлеба добавляют порошок полученный из обработанной мякоти сахарной тыквы, немного белоярки и серой крупы. Пшеницу или хлебное дерево на звездолетах конечно можно вырасти, только вот нормального урожая не снять. Так что приходится обходиться тем, что есть. Причем достаточно эффективно. И действительно, продукция, выращенная в своей агросекции, занимает важное место в меню команды. На клипере в последние дни так и главенствующее. Об этом и завязалась беседа с гостями, приглашенными сегодня в кают-компанию.
   Сегодня среди них преобладают пассажирки. Впрочем, как и в предыдущие дни. При составлении списков приглашенных, женщины обладают весьма существенными преимуществами. Все же приятно провести время, которое удалось найти для отдыха в приятной компании. Хотя в экипаже, в том числе и среди офицеров, не одни мужчины. Так даже "дедом" на клипере Стефания-Фредерика Альфредовна Десфартен. Или, например, помощник старшего офицера Хельга Барковиц, которая сейчас и председательствует в кают-компании. Сам Герман Федорович, сейчас на мостике корабля.
   Но свои все-таки слишком свои. К их присутствию уже привыкли. Да к тому же необходимость служебных контактов накладывает определенный отпечаток на взаимоотношения. Да и традиции это не пустой звук. Поэтому дамы-офицеры воспринимаются в первую очередь как товарищи и коллеги. Кстати, такое отношение формируется целенаправленно. Да и романы в экипаже не приветствуются. Все только в неслужебное время, в промежутки между походами. А вот пассажирки другое дело.
   Хотя, конечно, ученые дамы это далеко не модели, актрисы, не гламурные красотки с модных мероприятий. У них не столь популярно проведение времени в походах по магазинам, салонам и развлекательным центрам. Но и кают-компания это не веселая вечеринка. А офицеры корабля это не светские прожигатели жизни. Поэтому для простого общения пассажирки даже более интересны. С ними то, как раз можно найти тему для беседы.
   Да и ученые дамы бывают разные. В том числе молодые и довольно симпатичные. Как, например, на этот раз. Одна из них уже знакомая Вера Соборкина. Кроме нее сейчас в кают-компании еще три дамы. Еще одна светловолосая красавица Лида Шубина. Высокая, стройная. На первый взгляд достаточно высокомерная девушка с амбициями. И действительно она малообщительна и достаточно холодна с новыми знакомыми. Однако, при близком общении производит довольно приятное впечатление. Спокойная, добрая и даже с чувством юмора. А первое впечатление складывается из-за того, что домашняя, книжная девушка, привычная к тепличным условиям с опаской относится к непривычной обстановке. Еще одну гостью зовут Диана Исакова. Многие представляют обладательницу подобного имени как стройную девушку, спортивную, легкую на подъем и быструю с суровым строгим характером. Однако эта Диана невысокого роста, плотненькая, даже полноватая, веселая, добродушная. Благодаря легкому характеру быстро сходится с людьми, хорошая собеседница.
   Ну и четвертая и вовсе иностранка. Хотя этот термин уже не соответствует буквальному смыслу. Просто стран как таковых теперь нет. А есть государства, объединяющие чаще всего несколько звездных систем. Так вот Амалия Севастьянова Прокофьева является одной из представительниц группы ученных представляющих в экспедиции Звездную Федеративную Республику.
   Почти половина научных сотрудников на борту не являются поданными Империи. Кроме федератов, как принято называть людей из ЗФР, тут есть представители Теранского Содружества, Республики Объединенных Звезд, Великорусского княжества, других государств входящих в Межзвездную Конфедерацию. Причем это наиболее квалифицированная часть пассажиров. От Империи лишь несколько действительно серьезных ученных, да и то среди них есть кабинетные теоретики, взявшие с собой больше всего ассистентов. И в том числе как раз тот молодняк, с которым возник конфликт в космопорту. Там кроме Веры при этом из сегодняшних гостей кают-компании присутствовали еще Амалия и Роберт Закринский. Да. Он тоже сегодня тут. Но о том, что произошло, знают, разумеется, все. Поэтому и тему эту затронула Дина. В отличие от многих присутствующих тут, для нее это не столь щекотливая тема. Вот для остальных это не самые приятные воспоминания, а хозяева проявляют деликатность. Вообще-то о конфликте и вспомнили только в связи с корабельным меню.
   - У нас некоторые выдвигают версию что, это после сольного выступления Олежки нас перевели исключительно на продукцию корабельных грядок, - заявила Дина, сделав глоток чая.
   - Странные идеи у вас возникают. Насколько я помню, - немного раздражено заявил Альберт, - он уже понес наказание. А остальные в чем провинились? И почему именно таким способом?
   - Идеи не у меня, а у некоторых других. Так ведь все логично. Раз захотели корабельную кухню, то, пожалуйста. Пошли навстречу пожеланиям .Тем более надо признать, это все-таки и познавательно, и впечатления. Но вот только немного не сходится. У вас тут на столе те же самые блюда, - продолжила Диана, - исключительно из продуктов, выращенных на месте. Вас-то за что? Получается цель не в том, чтобы мы, гости, всесторонне познали радость питания на корабле. Хотя, честно говоря, есть подозрение, что такое меню скоро несколько надоест. Но это нам. Все же экзотика и все такое. Ребята. А вы как все это терпите?
   - Не совсем так, - ответил старший артиллерист Володя Вересов. - Корабельное меню не столь однообразно. Это издержки первых дней похода. Просто мы стараемся растянуть запасы складов и холодильников. К тому же за время стоянки камбуз имел возможность ежедневно получать продукты прямо со складов, причем тот ассортимент, пополнение котороге во время походов ограничено. Поэтому тогда меню было совсем другим. Да и увольнительные члены команды получали регулярно. Так, чтои мы имели возможность насладится блюдами, которые не получаем на корабле. Ну а теперь пора разговеться.
   - Ну не только дело в этом, - усмехнулся Никита Троицкий, сидящий за роялем. Он перестал играть и прислушался к беседе. - За время стоянки у нас накопились дары нашей корабельной фермы. И надо все это съесть, чтобы не занимало место, да и ванны надо освободить. Необходимо срочно засеять, то, что мы будем кушать месяцев через три-четыре. Когда на складах появится слишком много свободного места. Экспедиция может затянуться.
   Никита прав. Действительно пока стояли, ферма оказалась переполнена. Теперь надо срочно освободиться от остатков урожая. Выкинуть остатки ботвы, листья. И главное употребить в дело плоды из переполненных ванн, чтобы освободить их для понижения показателя плотности. А новые посевы действительно занимают очень мало места. Например, картошка, высаженная сегодня, даже вместе с растворами, ваннами, которые и сами имеет объем и вес, занимает вдвое меньше места, по сравнению с тем что росла уже два месяца, и теперь готовой идти на стол людям, находящимся на корабле. Что говорить о хлебнице, которую убирают уже через пятьдесят суток после посева.
   Так, что выращивать некоторые растения прямо на корабле выгоднее в целях экономии места. Кроме того это, разумеется, свежие витамины, ежедневно поступающие на стол личного состава. Консервированные овощи никогда не сравняются с плодами только, что сорванными с грядок. Но не только для этого на кораблях выделяется места для выращивания овощей, фруктов, ягод, орехов и прочего растительного. Главное это то, что та самая хлебница, например, поглощает вредное для людей излучение, а для формирования питательной среды, способствующей ее росту, очень хорош тот же картофель. И так с каждым растением. И таким образом формируется довольно сложная система посева. Потом растения очищают воздух, необходимый для дыхания людей, обеспечивают кислородом системы корабля, поглощают и перерабатывают вредные вещества. Ну и важное место в обеспечении безотходного цикла на корабле. Например, очистка воды. И наконец, многие растения просто своим видом скрашивают однообразную жизнь на корабле. Они и успокаивают, и поднимают дух. Среди них можно отдохнуть после вахты или корабельного учения. Поэтому ванны, в которых посевы уже дали всходы перемещаются поближе к местам отдыха. Вот и сейчас в кают-компании целая стена сверху донизу в зелени. Ванны ежедневно меняются, поэтому вид зеленной листвы, распухающих разноцветных цветов никогда не становится обыденным.
   - И все же не зря нас флотских, особенно служащих на кораблях, называют вегетарианцами, - заявил Максим Зернов.
   - Ага, вегетарианцы. Особенно мы с тобой, - усмехнулся Володя. - Последний раз две двойные порции пельменей заказали и свинину без гарнира.
   - Это, что, - подлился Никита. - В пельменях тесто есть. А мы вот взяли по курице, а к нему колбасок трех видов и сыр.
   - Вот- вот, - поддержала Диана. - Я как раз про вегетарианцев ни разу не слышала, а вот про страсть к мясу и пиву даже пару анекдотов знаю. Поэтому Олежка своей выходкой даже немного насмешил. Но он уже до этого начинал раздражать постоянными попытками изображать из себя космического волка. Согласна. Хватит о нем. Так вот. Признаюсь, я ожидала, что на самом деле вы и на корабле придерживаетесь тех же вкусов, что и "на берегу". Ну а если вы сейчас хотите прочитать лекцию, о том какая важная роль у растений для обеспечения жизнедеятельности корабля, то по свое специальности я прекрасно это представляю. Но вот их роль в питании людей на корабле поняла только сейчас..
   - В общем, неверны обе точки зрения, насчет наших гастрономических предпочтений, - ответил ей Никита. - И любовь к мясу и рыбе, и уклон в сторону растительной пищи в походах продиктованы необходимостью. И еще. Первое результат второго.
   - Кстати, и чрезмерная любовь к меду, кондитерским изделиям то же отсюда, - поддержал его Володя.
   - Ну не скажи. Я, например, мед не люблю, - возразил Максим.
   - Да и некоторые кондитерские изделия можно изготовить и на корабле, - добавил Кирилл. - А тот же шоколад есть в пайке.
   - Количество пайкового шоколада ограниченно, да и разнообразие не то. К тому же у нас в запасах далеко не все сорта, - не согласился Володя.
   - С одной стороны у нас в запас большой ассортимент. Но, что ни говори, а все же мы берем с собой ограниченное количество наименований продуктов, - продолжил рассказ Никита.- Мясо: в виде тушенки, фарша, а так же замороженные туши, колбасу, бульонные кубики, яичный порошок, сухие сливки, немного муки высшего сорта. Тот же шоколад, большей частью в виде полуфабриката. Сахар и орехи можно добавить и на корабле. Кроме того соль, но частично это восстанавливаемый ресурс. Мы его получаем через цикл переработки.
   - Про это можете нам не рассказывать, - усмехнулась Вера. - Мы сами работаем над такими циклами.
   - Ну да, - согласился с добродушной улыбкой Никита. - Забываю, что вы не просто пассажирки. Продолжу. В корабельных запасах есть еще ряд ингредиентов, которые трудно получить на корабле.
   - Про рыбу забыл, - напомнил Максим. - А вот фруктов у нас мало, да и своими силами получаем ограниченное количество.
   - Главное ассортимент скуден - поддержал его Кирилл. - Так, что яблоки и груши мы на берегу любим не меньше. А так дамы, вы сами можете ознакомиться со списком запасов продуктов, который мы называем рационом или порционом.
   - Про дары корабельной системы жизнеобеспечения вы знаете, - продолжил рассказ Никита, взявший на себя роль главного лектора. - Поэтому мы эту тему проскочим. В питание, обеспечиваемое рационом и нашей агросекцией, мы стараемся внести разнообразие за счет запасов кают-компании. Это примерно пятнадцать килограммов на одного человека. Обычно это кофе, мясные и рыбные деликатесы, а так же шоколадные конфеты, немного кофе. Впрочем, вам должны были рекомендовать взять с собой такие же запасы.
   Интерес к теме постепенно затих. Никита продолжает играть. Володя и Марат уткнулись на доску с установленными шашками. Кирилл принялся допивать остывший кофейный напиток. Правда, кофе там нет ни грамма. Буфетчик заварил обжаренные и размолотые зерна серого крупеника. Кроме того в него добавлена смесь из сока сахарной тыквы и молока добытого из орехов земляного кедра. Причем само растение имеет мало общего с земным кедром. Кирилл улыбнулся, вспомнив, как несколько раз путался из-за схожести названий. Пассажирки принялись с интересом изучать растения. Дина, что-то объясняет подругам, помогая себе руками. Но все же Амалию что-то продолжает беспокоить. Минут пять она собиралась с духом, и наконец, решилась.
   - Возвращаясь к тому, что произошло в космопорту. Может для вас, поданных Союзной Империи это нормально, но для нас прибывших из других государств несколько необычно наблюдать, как на практике обычные прохожие просто и буднично берут на себя полномочия полиции и суда. Нет. Я понимаю. Ну, да прохожие все же не совсем обычные, а из тех, кто ... как бы это сказать... имеющие особые права. А тут этот наш капитан Стародубов, оказывается, кроме всего прочего имеет еще полномочия. Но это столь необычно.
   - А что же тут необычного? - поинтересовался Максим. - Вы сами сказали, что люди имели на это право.
   - Но это у вас красных импов, где существуют группы населения с особыми привилегиями. Даже сословия, имеющие их по праву рождения. То, чему мы были свидетелем, это для вас довольно обычное дело. Просто собрались несколько человек и волне на законном основании осудили другого человека.
   - А разве у вас никого не осуждают? - спросил Кирилл. - Насколько я знаю, в ЗФР есть и административный кодекс и уголовный.
   - Да, есть. Но у нас для этого существуют суды. И там дела разбирают специально назначенные люди. С подготовкой. Обученные. А тут все похоже, на какой-то самосуд.
   - И все же так ли уж ваши суды отличаются от того, что вы видели у нас? - спросил Никита.- Во-первых, те же судьи. И у вас это просто люди - наделенные особыми правами. Во-вторых, присутствуют присяжные из числа обычных граждан. То есть и те, и другие не очень-то отличаются от наших граждан.
   -Но ведь они не присутствуют при самом происшествии... - попыталась возразить Амалия.
   -Согласен. В нашем случае участники происшествия сами были и свидетелями, и участниками рассмотрения дела. Только вопрос. А чем это хуже, чем в вашем варианте? Там судьи и присяжные выносят решение на основании показаний свидетелей. То есть ситуацию они видят и оценивают с чужих слов. При этом они еще должны решить, кто говорит правду, а кто нет. А некоторые люди, кстати, умеют хорошо врать. И какой-либо заядлый правонарушитель расскажет свою версию намного складнее, чем жертва и свидетели. Просто по той причине, что у него опыта больше, в том числе выступлений в суде. А среди этого контингента как раз чаще и встречаются особо искусные лжецы.
   А вот в нашем случае рассматривающие дело видели все своими глазами. И потом у нас присяжными выступают в основном лица с полными гражданскими правами, то есть более ответственные за свои действия, чем ваши.
   - И на основании чего вы так уверенно заявляете об этом? - возмутилась Амалия. - По крайней мере, это очень странно...
   - Вот не возражайте. Просто само получение особых прав гражданина это подразумевает. А вот при подборе присяжных в ваших судах столь строгих требований к соискателям не выдвигается. К тому же многие наши участники процесса проходят подготовку на специальных курсах. Это их обязанность как граждан. То есть как раз более грамотные. А потом полевые суды рассматривают только мелкие дела, где обычно общая картина происшествия на поверхности. И само правонарушение произошло за ограниченный период времени, практически на глазах у участвующих в суде. И потом для принятия решений не требуется высокой квалификации. А члены суда как уже говорилось не такие уж и безграмотные. И для правильной оценки ситуации все же, в первую очередь нужны не образованность, не специальные знания, а чувство справедливости, понимание, что такое хорошо, а что плохо, высокий нравственный облик, ответственности. Наличие же полного гражданства должно помочь и в этом деле. Ну а для более сложных дел у нас существуют суды более высокой инстанции. И там как раз работают специалисты с высокой квалификацией.
   - А потом вот вы назвали это самосудом, - добавил Кирилл. - Но на самом деле все осуществляется в соответствии с установленными процедурами. У обвиняемых есть право на защиту. Решение, если оно несправедливо, можно обжаловать.
   - И при этом рискнуть получить его ужесточение? - воскликнула оппонентка.
   - Это если решение полевого суда признают правомерным. Ну, так зачем оспаривать решение в тех случаях, если нет уверенности в своей правоте? Ужесточение наказания предусмотрено, как раз для того, чтобы не заваливали апелляциями контролирующие органы, в тех случаях, когда справедливость приговора очевидна. Ну а если для наказанной стороны иногда трудно правильно оценивать свое поведение? Что же. Надо менять оценку своего поведения. Как раз для этого есть и апелляционные суды ну и более суровое наказание.
   - И все же странно и необычно, когда граждане сами берут на себя и функции и полиции, и суда, - продолжила упорствовать гостья,- все же это должны осуществлять власти.
   - Даа! У вас еще как раз нашу Империю обвиняют в отсутствии демократии, - улыбнулся Володя. - А кто является властью, как не сами граждане? Поэтому они у нас и могут и реализовывать властные полномочия. И у нас это осуществляется на практике, а у вас только декларируется.
   - Только в Империи не все жители имеют гражданские права, - возразила Лида.
   - Ну а кто виноват? Потом Вы не совсем правы. Базовые права есть у всех. Да полное гражданство получают не все. Однако возможностью для этого обладают все. Ну а если кто-то не хочет, считает иные приоритеты важнее, что же. Это его право. Но даже лица с ограниченными физическими возможностями при желании могут заслужить гражданство. Так как тут крепкие здоровые сильные плечи, быстрые ноги и острое зрение не самое главное.
   - Но ведь у вас особые правила не только в предоставлении гражданства. Существуют и такие пережитки как дворянство и аристократия. Причем эти институты активно действуют.
   - Правильно, - заявил Володя. - На то у нас и империя. У вас же никто не возражает на передачу имущества по наследству. А почему нельзя передавать общественные права? Ведь вполне нормально, когда человек за свои заслуги перед обществом хочет получить награду. И не всегда финансовую или материальную. Более того не все можно оценить деньгами. И если имущество или авторские права он может передать своим наследникам, так почему нельзя обеспечить положение в обществе, те же права. При этом никто эти привилегии не получает автоматически. Каждый должен доказать, что может правильно ими воспользоваться. То есть достоин своих предков.
   - Володя в целом правильно говорит. Хотя конечно мне в данном вопросе трудно быть объективным, - заявил Никита. - Все таки я сам отношусь к дворянству, причем к титулованному.
   - Ой, - чуть ли не испугано воскликнула Диана. - Никита, а какой у тебя титул?
   - Князь, из сиятельных, - коротко сообщил Троицкий.
   - И дворянство, и аристократия, и служивое сословия со своими привилегиями необходимо, - заявил Кирилл. - Это среда, в котором сохраняются и культивируются основные ценности, на которых держится Империя. И я, кстати, не из дворянства, а скорее из потомственных граждан.
   - Не совсем так, - возразил Никита. - Даже среди титулованных хватает всяких. И разложение в этой среде происходит даже быстрее. Конечно, если не принять меры. Это касается и института гражданства, одной из форм которого являются и дворянство, и аристократия. Сейчас мы наблюдаем некоторую деградацию системы. Это связано и с тем, что в настоящее время упрощена возможность получения гражданства, соответственно и дворянского патента. Снижены предъявляемые требования. Вот вы сейчас обратили внимание на права граждан. Но быть гражданином это в первую очередь обязанности. И хочет ли человек возложить их на себя, готов ли выполнять? Вот, что должно быть во главе угла. То есть человек сам должен выбирать надо ли ему это. Если да то он, должен получить возможность для достижения цели.
   - А если нет?
   - Тогда логично появляется вопрос, - своеобразно ответил Володя. - А зачем ему это надо?
   - Действительно, а зачем, - подтвердил Никита. - Обязанности и права связаны между собой. Возвращаясь к обсуждаемой ситуации. При нормально действующей системе обеспечение правопорядка это не только привилегия, но и обязанность гражданина, как и участие в суде. А как по-другому?
   - Но есть та же полиция.
   - Полицейского не поставишь на каждом углу, - заявил Кирилл. - Это невозможно. Как ни увеличивай штаты, а численности все равно будет недостаточной. При этом будет падать качество. А потом кто-то должен присматривать за самими стражами порядка. В конце концов, невозможно к каждому человеку приставить полицейского.
   - Но можно приблизиться к такому положению, - заявил Никита, а потом с улыбкой оглядев опешивших слушателей, добавил, - если каждый человек сам будет полицейским, вернее гражданином, способным выполнять основные функции по обеспечению правопорядка. И не только это. Самоустранившись от непосредственного участия в работе институтов власти, граждане сами создают условия для злоупотребления со стороны чиновников и правоохранителей, которые должны заниматься более сложными вопросами, требующими уже квалификации. Но под контролем граждан, и при активном участии. Это как раз касается и судов. Тем более те же уголовные дела. Ведь окончательное решение по ним принимает не следователь, а суд с участием граждан. Вернемся к нашему полевому суду. Он рассматривает небольшие и несложные дела. При этом решается множество вопросов. Мы уже упоминали, то, что это дает возможность присутствия на месте всех очевидцев. Ведь не у всех есть возможность присутствовать на рассмотрении дела в другом месте и в другое время. Дела, заботы, проблемы, которые могут действительно оказаться более важными и насущными. Потом, свежесть восприятия ситуации. Решить все пока никто, ничего не забыл, не поменял свою точку зрения. Да, да. Я имею в виду и факт давления. Ну и потом мы разгружаем суды более высокой инстанции от мелкой рутины.
   - Ну ладно, - прервала разговор помощник старшего офицера. - Мы, тут заговорились, а до адмиральского часа всего ничего. И напоминаю, что в шестнадцать тридцать всех свободных от вахты и дежурств, ждем в спортзале.
   Уже через четверть часа Кирилл оказался в постели. Надо хорошенько выспаться. В двадцать ноль-ноль ему заступать на вахту. Но неожиданно нахлынули воспоминания.
   Когда-то эта звезда называлась по-другому. Это название сохранилось где-то там, в старых архивах. Ну и, разумеется, в очень научных документах, и дабы подчеркнуть глубину и знаний авторов, она иногда упоминается. Однако название было зафиксировано в те времена, когда человек только в смелых мечтах мог надеяться выбраться за пределы своей родной системы. А может тогда даже Гагарин еще не совершил свой подвиг. Но это не столь важно.
   Когда люди добрались до системы, то звезда стала одним из многочисленных солнц, обогревающих человеческие миры. К тому же она оказалась даже более благосклонной, чем родное светило. Нет планет, совсем идентичных Земле в ней не оказалось. Зато две подходили под тип А, а три под Б. Кроме того пригодными для колонизации оказались еще три спутника крупных планет. Но этим достоинства системы не ограничились.
   Во-первых, это естественный тоннель для создания мощных ДВ-ворот. Во-вторых, два источника добычи очень ценных ресурсов. Первый очень крупный газовый гигант редкого типа. Из него можно добыть почти в чистом виде так называемый Звездный Мед *(17). Основной ингредиент для создания топлива и компонентов для работы двигателей звездолетов, ДВ и РХ ворот.
   Правда естественный Звездный Мед все же имеет свои недостатки и делится на несколько сортов с разными свойствами. Его достаточно трудно обрабатывать, особенно для создания более ценных видов топлива. Да и рамки для применения узковаты. В этом плане вроде бы и более простое вещество, называемое Звездной пыльцой даже ценнее. Просто потому что его переработка дает, в том числе и Звездный Мед очень высокого качества. Но не только. К примеру, восемь килограммов с лишним золота девяносто девятой пробы получаемых вместе с центнером основного продукта, коим является Каменный Нектар *(18), считаются обычным отходом производства. Что говорить про прочие мелочи. Просто такое количество этого Нектара даже сейчас стоит полмиллиона империалов *(19) при приобретении непосредственно у производителя. То есть стоимость одного грамма Продукта составляет более десяти грамм червонного золота. А в те далекие времена оно было дороже более чем вдвое. Вот только залежи Звездной Пыльцы не лежат на каждом углу. А вот на окраине этой системы нашлись остатки небольшой разрушившейся звезды с огромнейшими запасами такого редкого и ценного ресурса.
   Поэтому звезда тут же вызвала к себе повышенный интерес. Хотя в те времена система находилась на задворках освоенного пространства, тут же началась колонизация. Но начались войны, междоусобицы. Рушились и возникали государства. Сектор вошел в состав Новоземского Союза в качестве субъекта Федерации. Наконец наступили более стабильные времена. И тут же вспомнили о богатой системе. Начали строить добывающие станции, заводы для переработки, ну а для персонала возникли поселения сначала на двух самых пригодных планетах, ну а потом и на остальных. В те времена поставки Нектара и Пыльцы были важной статьей доходов Империи. И, разумеется, все это необходимо было тщательно защищать. Кстати систему назвали просто "Медовое". А так как этот сектор уже звался Медвежьим, одну из планет назвали "Топтыжкой". Вот на его орбите и появилась база военно-космического флота "Берлога".
   С тех пор прошло больше трехсот лет. Границы сектора расширились. К тому же он сейчас уже не пограничный. Количество осваиваемых залежей и Меда и пыльцы увеличилось в несколько раз. К тому же удалось договориться с двумя объединениями Э"Тресов и расой Эргов на поставку их продукции, и на рынке появился даже Бриллиантовый Нектар, в результате чего цены на Каменный упали более чем в два раза. Но Медовое к этому времени уже встало на ноги. Планеты системы вполне могут обеспечить себя продукцией собственного производства, да и еще с другими поделится.
   Однако база "Берлога" не утратила своего значения. Она даже стала еще значимей. Теперь это главная база Третьего Звездного Флота, обеспечивающего безопасность не только этого сектора. За это время тут появились стоянки для кораблей, склады, госпитали, штабы. Учреждения расположились не только на орбите, но и на самой планете. Военнослужащие тут теперь не только служат, но и живут вместе с семьями, лечатся, отдыхают.
   Поэтому аттестация гардемаринов проходивших службу на кораблях этого соединения производится здесь же. Для этого на базу прибывают преподаватели Орденов Святого Георгия и Святого Владимира Первой степени, Александра Невского Краснознаменного имени Петра Великого Высшего Командного Училища Императорского военно-космического флота. Кроме них в состав комиссии входит группа высших офицеров штаба и заслуженных командиров кораблей. Несколько дней работы и пожалуйста. Получай флот новоиспеченных мичманов. Но у Императорского флота несколько военных училищ. Поэтому в эти же дни рассматриваются документы и их выпускников. В результате количество молодых офицеров находящихся на столь узком пятачке переваливает за несколько сотен. К тому же в этом году комиссия для Петровцев немного припозднилась, да и линкор "Евстафий" прибыл на базу, на пару дней позже, чем планировалось. Так что гардемарины с него попали на комиссию чуть ли не в последний момент. Но хорошо еще, что вообще успели, и не пришлось лететь в систему Витязя, где располагается само училище, а заодно и Главный Штаб Императорского Флота.
   Итак, Кирилл Громков - мичман Флота. Сбылись давние мечты лелеемый при поступлении в училище шесть лет назад. Даже когда два года назад получил гардемаринские погоны, казалось, что до этого мига еще очень далеко. Но вот цель достигнута. Он получил кортик. Только вот ожидаемого чувства счастья нет. Да в первые мгновения он испытал огромную радость, восторг. Когда члены комиссии доброжелательно выслушали его доклад и ответы на свои вопросы, он не был еще до конца уверен в их вердикте. А вот когда через час перед строем зачитали и его фамилию в числе произведенных в первое офицерское звание, сомнения рассеялись окончательно. Вот тогда эмоции нахлынули. Впрочем, как и на остальных стоящих в строю. Появившиеся чувства присутствовали и вечером, когда он с товарищами отмечал производство. А вот утром в среду началась уже новая жизнь. И появились новые заботы. Уже мичманские.
   Во-первых, Кирилла списали с корабля. Прибыли новые гардемарины и его место оказалось занято. Во-вторых, пришлось пробегать по кабинетам для оформления бумаг. На это ушло три дня: четверг, пятница и понедельник. Правда, ежедневно на дела уходило лишь по четыре-пять часов, но, по крайней мере, он был занят. А вот во вторник выяснилось, что он мог и не торопится. Диплом училища, выписки из приказов о присвоении звания в командирской сумке. Но вот этим все хорошее и ограничивается. Потому что документ о зачислении в распоряжение штаба флота радует уже не сильно. Да и ордер на выделение места в офицерском общежитии. Еще во вторник он получил деньги. Ну а дальше осталось ждать назначения. Вот тут то и главная неприятность. Потому как перспективы совершенно не ясные.
   - Мичман, а чего это вы так огорчены? - спросил у него штаб-офицер в управлении кадров. - Сколько ваш корабль был в походе? Полгода. Да и до этого, наверняка, покидал его только для того, чтобы побывать на орбитальной станции? Правильно. Ну, вот и наслаждайся жизнью. Топтыжка это не какая-то дыра. Эх, мне бы хотя бы недельку... Так, что пользуйся моментом. Такой шанс может еще раз выпасть не скоро. Успеешь еще на корабли. Хотя может где и в штабе место найдется, учитывая специальность. Не желаешь? Да ладно, не извиняйся. Я и сам молодым был.
   И вот уже две недели Кирилл болтается при штабе. С утра появился, отметился и свободен. Хочешь - спи у себя в комнате, большинство обитателей все равно на службе. А хочешь не спи. Можно посмотреть телевизор. Ну, или сходить в город. Опять посмотреть кино, пройтись по улицам, посидеть где-нибудь в кафе. Хорошо еще купальный сезон начался еще два месяца назад и не достиг еще и середины. Но опять-таки на пляже долго не проваляешься. К тому же оттуда до штаба надо добираться целых два часа. И хотя вечером к кадровикам заходить не обязательно, Кирилл появляется у кураторов ежедневно, и ровно в семнадцать часов. Ну, хорошо, не ровно, а минут за пять-семь.
   Но вот вакансий пока нет. Мичмана - офицеры молодые, еще неопытные. Гардемарин это все-таки скорее унтер-офицер. Возможностей покомандовать нет. А чем меньше кораблик, тем больше требований к обер-офицерам. Даже самым младшим. Они уже должны быть хорошими специалистами, и главное самостоятельными, потому как за помощь обратиться не к кому. Кают-компании маленькие. Командир и старший офицер не разорвутся. Учиться азам некогда. Поэтому мичмана набираются опыта на крупных кораблях, где есть старшие офицеры-специалисты, а среди них и опытные наставники. А уж понабравшись уму разума, опыта, навыков можно приступить и к самостоятельной работе.
   Крупные же корабли это как минимум легкие фрегаты и крейсера 1 ранга, да и то обычно предварительно надо послужить полгодика на линкоре. Но вот с ними сейчас проблема. Тем более четыре "Адмирала" из состава Третьего Флота и два броненосных фрегата типа "Громобой" выведены в резерв первой очереди. А на замену им идут шнявы, шлюпы и сторожевики. Вот и приходится ждать пока где пройдет ротация. А для этого корабль как минимум должен прибыть на базу.
   Размышления об этом в последние дни начали тревожить все больше. Тем более тут он не один. Возможно, уже придется согласиться и на службу на одном из крепостей, скорее всего дальних, охраняющих, добывающие предприятия где-то на окраине. Только вот и туда никто его не зовет. Дополнительное напряжение появилось из-за того, что непонятны резоны, которыми руководствуются кадровики. Так из выпускников Инженерного училища имени Вербова назначение получили все, кроме пяти отличников. Они, кстати, сейчас пошли купаться. Кирилл же зашел в кафе рядом с пляжем, где сейчас и сидит за одним из столиков. До отхода их автобуса, убывающему до военного административного комплекса, еще минут сорок, а раньше времени появляться в управлении кадров и беспокоить офицеров не хватает решимости.
   - Громков Кирилл? - обратился кто-то рядом.
   - Да! - растерявшись от неожиданности, ответил Кирилл. И только после этого посмотрел в нужную сторону.
   Молодой парень показался ему знакомым. Выше среднего роста, широколицый, короткие светлые волосы, плечистый. Светлая легкая рубашка с расстегнутыми тремя верхними пуговицами не скрывает развитую мускулатуру, как и шорты до колен. Белозубая улыбка. Веселые искорки из глаз. Через несколько секунд Кирилл сообразил кто это. И как не узнать этого атлета с приятным добрым лицом. Саня Стародубов. Умница, отличник, замечательный парень, хороший спортсмен. Не раз видел его на спортивных состязаниях, проходящих в училище. Причем в самых разных, начиная от кросса заканчивая баскетболом. Почти во всех Стародубов был заметной фигурой, хотя и не главной звездой. Все же, как потом он сам как-то признался физическая подготовка у него была не на первом месте.
   Сам Кирилл особыми успехами в спорте не блистал. Входил в команду роты по гирям, волейболу, ручному мячу, считался неплохим вратарем и в большой футбол, и в мини, а так же хоккей. Правда, на общеучилищном уровне успеха даже в этих видах спорта он не достиг.
   Поэтому нечто вроде знакомства состоялось в учебных классах. Занятия по нескольким предметам для их взводов были организованны совместно. Потом вместе посещали несколько факультативных занятий. Там Кирилл и узнал, что Стародубов не увлекался каким-то отдельным видом спорта, за исключением рукопашного боя. Александр не раз отказывался принять в каком-либо матче из-за нехватки времени на очередную книгу или статью.
   Вообще-то они обучались не только по разным специальностям, но и относились к разным категориям курсантов. Это особенность военных училищ Империи. Набор осуществляется двумя способами. Связанно с это с тем, что в Союзе кроме обычных учебных заведений среднего образования существуют специализированные военные, в которые набирают мальчиков и девочек девяти - десяти лет. После завершения шестилетней программы начального образования лучшая часть выпускников зачисляется в Военные училища. Вторая часть три года обучается по программе специального среднего военного образования.
   Еще одна категория курсантов в высшие училища набирается из числа молодых людей выбравших военную профессию уже после окончания обычных средних учебных заведений, и прошедших вступительные испытания. Их сверстники, окончившие к этому времени первый курс считаются равными по знанию общеобразовательных предметов, но имеющими более высокую специальную подготовку. Поэтому им предстоит обучаться еще три с половиной года, а новичкам целых четыре.
   Стародубов был зачислен на обучение в Училище после окончания престижной навигационной школы в возрасте пятнадцати лет на четыре с половиной года. Причем в элитный взвод по специальности "Универсальная тактическая командная. Управление и организация." Сюда ежегодно набирают только самых лучших выпускников четырех навигацких школ. Из тех, кто обучался в других, эту возможность получают единицы. Занятия проходят по усиленной расширенной программе. Кстати, уникальность этого конкретного взвода еще и в том, что в нем оказалось двадцать пять человек. Обычно в него набирается менее двух десятков курсантов.
   Громков же поступил в училище в шестнадцать лет после окончания обычного среднего учебного заведения сроком обучения четыре года по специальности "Тактическая командная. Административное обеспечение." В наборе курсантов второй категории по ней формируется только один взвод. И когда они приступили к изучению таких профильных предметов как военное администрирование и делопроизводство, учет и обеспечение прохождения службы, два взвода курсантов из первой категории, обучающихся по этой же специальности, опережали их в программе на полгода.
   Для элитных курсантов эти предметы не основные, но первую и вторую части курса они изучают их в таком же расширенном объеме, как и административные ввода. И только третья часть сокращается, как и для других взводов. Поэтому занятия по этим предметам у двух взводов проходили совместно.
   Элитникам предметы давались легче, несмотря на то, что потом они сдавали только облегченные зачеты, а управленцы полноценные экзамены. Причем по два по каждому из них. Вторые экзамены предстояли после изучения третей части курса. Но разница в общем уровне сказывалась. Поэтому большинству товарищей Кирилла потом приходилось дорабатывать на самоподготовке и дополнительных занятиях в отличие от курсантов из взвода Стародубова. Но зато, некоторые из этих ребят посещали факультативы, на которые ходил Кирилл, как один из лучших по этим предметам. Там и познакомились получше, тем более, что Стародубов не чурался от общения с курсантами из других подразделений, даже дал пару дельных подсказок.
   И вот теперь через два с половиной года он первым узнал Кирилла. Громков искренне обрадовался его появлению. Тут же появилось желание расспросить, что, где и как. По внешнему виду трудно сказать, чем старый знакомый занимается сейчас. Хотя судя по отсутствию загара, время проводит явно не на пляже. Но Саня не дал Кириллу задать и один вопрос.
   - Это точно ты! Отлично. Чем сейчас занят?
   - Недавно произвели в мичманы. Жду назначения, - коротко ответил Кирилл. Развивать тему дальше не хочется. Да и посвящать старого знакомого в свои проблемы. Особо хвастать то нечем.
   - Отлично, - во второй раз за короткий промежуток заявил Саня. - Да. Может ты знаком с Клаусом Шендорфом и Петром Ордином? Это два мичмана, также произведенных недавно, только окончивших Инженерное Училище.
   - Знаю. Только их не двое. А пятеро. Все из числа лучших. Пошли купаться.
   - Отлично, - в третий раз произнес Стародубов. И чего тут отличного то? Но по- настоящему обидеться не получается. И тут же предложил. - Ты пообедал?
   - Да. Вот сижу, жду пятнадцати часов. Хотим съездить в управление кадров. Может, что для нас найдется. Хотя, энтузиазма становится меньше. Уже готовы принять любое назначение.
   - Отлично, - в четвертый раз заявил Саня. Все-таки это начинает раздражать. - Может ты их найдешь и приведешь сюда? А я быстренько выпью чего-нибудь, да и съем. Как?
   - Ну, хорошо. Все равно делать нечего. А чего им сказать? - уточнил Кирилл на всякий случай. А вот это дело. Да и интересно.
   - А просто скажи, что ищут. Есть одно предложение. И для тебя тоже. Ну, давай иди.
   Впрочем, торопить Кирилла не надо. Фраза про предложение подействовала обнадеживающе. Поэтому появившееся недовольство сразу же улетучилось. Нашел и привел ребят минут через двадцать. Те после первых же слов Громкова сами рванули так, что еле поспел за ними. А Саня как раз не спеша доедает пирожное. Подождали. А он запил все это соком и только после этого заявил:
   - Все тут? Ну вот, что. Времени, конечно, не в обрез, но и тратить его впустую не стоит. Давайте на остановку. Там возьмем такси. По дороге все расскажу. Деньги еще не все прогуляли? Нет. А то я сейчас богат. А, ладно. За транспорт все равно заплачу я. Давай быстрее.
   В кафе возле комплекса военных административных зданий, куда они заглянули сразу же отпустив транспорт, Стародубов представил их молодому мужчине в форме военного покроя, но без знаков различия. Только на груди значок, и непонятный шеврон на правом рукаве. На вид с учетом пролога лет тридцать пять. Не больше. Ростом примерно в Стародубова. Волосы немного темнее, а так некоторое сходство между этими двумя есть. У мужчины черты лица даже как-то тоньше. Но это все так, мелочи. Если бы не явное сходство. Что не может интриговать. Тем более ребят Саня представил, а вот мужчину нет. Тот это сделал сам.
   - Пока обращайтесь ко мне Алексей Семенович. Ну, что же молодые люди, - заявил он после ознакомления с поданными документами. - Александр ты свободен до двадцати часов. Пока отдыхай. В штабе учитывая твой внешний вид...
   - Да я переоденусь...
   - Не надо. Отдыхай. А вы пройдете со мной. Все разговоры внутри. Ребятки не медлим, не медлим, вход перед нами.
   Саня, выполняя распоряжение старшего, махнул шестерке на прощание рукой и отправился восвояси. Остальные же проследовали за ворота, отделяющие расположение штаба от остального мира. Внутри вопреки ожиданию повернули направо. Широкая дорожка, обсаженная елями, ведет к зданиям, огражденным от остальной территории еще одним забором. Добрались еще до одного КПП. Дежурного прикрывает наряд космопехоты. Пропуска на проход на ту сторону у шестерки молодых мичманов нет. До сих пор их пропускали только в здание, где располагалось управление кадров, а также отдел по работе с посетителями, гараж, стоянка служебного транспорта. Это совсем в другую сторону. Надо было налево поворачивать. Однако их спутник показал дежурному документ, последовало два звонка и вот они уже на той стороне.
   Дальше только успевали оглядываться. Опять дорожка, потом вошли в одно из зданий. Здесь опять отметились на посту. Дальше лифт, коридоры и вот они в каком-то кабинете. Здесь каждый еще раз назвал себя и показал свои документы. Потом им предложили пройти в соседнее помещение. Тут им предоставили возможность самим выбрать себе места на одном из диванов, стоящих вдоль стены. Рядом стоят столики со стопкой газет и журналов. А вот привычных терминалов ЭВМ нет. Слева от входа еще одна дверь. В помещение есть два аппарата с холодной водой. К ним рванули все вместе и тут же. Зря только рассаживались до этого.
   Ждать пришлось минут десять. Потом молодых офицеров по одному приглашали в соседний кабинет, как раз через левую дверь. Каждый находился там минут пятнадцать. А потом сразу же в сопровождении унтер-офицера покидал помещение, не успев сказать товарищам и слова. Кирилл зашел шестым. В кабинете находится их спутник, и два незнакомых офицера. На столе перед ними его личное дело и документы, которые он видел у кадровика. Ему тут же предложили расписаться в бумаги о неразглашении. После этого к нему обратился Алексей Семенович. Правда, после первых же слов стало понятно, что и имя и отчество оказались вымышленными, хотя им и предложили использовать пока только их.
   - Пока можете продолжать звать меня Алексеем Семеновичем. И сейчас, и потом между собой. Настоящее имя я назову только в случае положительного решения вопроса. Офицер справа от меня капитан первого ранга Ковалевский Роман Андреевич. Мы посмотрели ваши документы, но все же хотим задать вам несколько вопросов. Сразу же предупреждаю, то о чем мы говорили с вами обсуждать с кем-то еще не стоит. Хотя наш общий знакомый Саня, разумеется, придет с вами побеседовать. Так как он все в основном знает, и сам дал вам рекомендацию, то вот с ним можете не секретничать.
   А дальше вопросы задавал как раз Роман Андреевич. Касались они самых разных тем. В основном интересовались, где Кирилл желает проходить службу, готов ли к опасностям, планами на личную жизнь. На это ушло минут десять. Офицеры о чем-то негромко поговорили между собой. Совсем недолго. А затем последовало само предложение.
   - Кирилл. Как Вы относитесь к такому явлению как Особый Резерв Флота?
   - Особый Резерв Флота? - растерялся Громков, несколько промедлив начал отвечать заученно, - Особый Резерв Флота состоит из специалистов имеющих хорошую подготовку. Находясь в его составе, они поддерживают на высоком уровне свою квалификацию. Это дает возможность в случае начала боевых действий оперативно пополнить состав Флота подготовленными кадрами. Одновременно позволят государство гибче использовать потенциал офицеров Флота, и расширяет возможности для решения различных вопросов обеспечения безопасности.
   - Я так правильно понял, что вы положительно оцениваете наличие в Империи этой структуры?
   - Да. И результаты деятельности офицеров зачисленных в него.
   - Хорошо. А как Вы отнесетесь к возможности самому перейти туда? Мы предлагаем обдумать ответ на это предложение. Время ответа девять утра завтра. До этого рекомендуем прибыть в гостиницу, взять самые необходимые вещи. После этого вам предоставят отдельное помещение тут на территории, где и получите возможность подумать.
   - Разрешите вопрос.
   - Да, - ответил уже Алексей Семенович.
   - Сфера деятельности офицеров Резерва достаточно широка. Где придется служить мне?
   - Это если вы согласитесь?
   - Да. В рамках возможного.
   - Некоторые подробности можно и сообщить. Это служба на боевом корабле. Обычные функции, предусмотренные должностными обязанностями офицера, мало чем отличающимися от тех, что действуют на кораблях Флота. Единственно необходимо отметить, что есть большая вероятность действия именно по боевому расписанию, соответственно возможно участие в боях. Ну и риск для жизни. Еще. Действовать придется и вдали от баз.
   - Ясно. Я согласен, - выпалил Кирилл и замер. Внутри, что-то оборвалось. Он словно сделал шаг в пропасть. В кабинете воцарилось молчание. И, наконец, он вновь собрался с духом. - Да. Я согласен.
   - Нет. Вы все-таки подумайте. А пока еще один нюанс. Денежное содержание будет хорошим. В деньгах не потеряете. А пока идите отдыхать. Ответ дадите завтра.
   Но небольшая задержка ничего уже не значила. На следующий день утром и Кирилл, и пятеро мичманов-инженеров, а так же еще три офицера дали свое согласие перейти в состав упомянутого Резерва. В тот же день все они были исключены из состава действующего Флота и сняты с довольствия. Теперь они почти вольные птицы, почти штатские. За одним исключением. Офицеры Особого Резерва сильно ограничены в выборе сферы деятельности. Фактически они продолжают так же оставаться военными людьми. Даже выслуга званий идет. Только они не входят в штатную структуру и не получают денег из бюджета флота. Зарплату им выдают в тех структурах, где они продолжают службу. Это могут быть государственные учреждения, в штат которых их вводят в качестве советников и консультантов, предприятия казенные и частные, где они испытывают новую технику. Они могут находиться в дружественных и не совсем государствах в качестве военных специалистов. Обеспечивать безопасность частных торговых судов и караванов в нейтральных зонах.
   Последним кажется и придется заняться и Кириллу. На Топтыжке он с товарищами провел еще сутки. Из общежития съехали еще вечером того дня, когда поступило предложение. В день перевода в Резерв переехали в гостиницу. На следующее утро оформили все документы, а вечером они были уже на орбитальном терминале гражданского порта. Там загрузились в небольшое пассажирское суденышко, на котором и отправились к одной из планет на окраине системы. Тут в лабиринте складов, причалов и прочих сооружений, принадлежащих частным компаниям, и пришвартован их новый корабль. Это легкий крейсер, правда, уже устаревшего проекта.
   В первый же день Кирилл и его товарищи получили приказ начать осваиваться. Заодно им вручили нарукавные знаки в виде красного медведя над скрещенными мечами. К делу приступили тут же. Пролазали по кораблю весь день, пытаясь и не без успеха запомнить расположение помещений и постов. Ели прямо тут на корабле. Освободились только вечером. Ночевали уже на станции. А с утра опять на корабль. После изучения внутреннего устройства, дошла очередь до приборов и устройств. Впрочем, все это оказалось не таким уж сложным. Многое знакомо и освоено. Хотя некоторые сюрпризы и имеются. Этот проект довелось изучить еще в Училище. Крейсера по нему были заложены в конце последней крупной войны, около сорока лет назад. Но, не успев вступить в строй, они уже устарели. К тому же строительство затянулось. По первоначальному проекту построили только шесть штук. Остальные заложенные кили с приходом мирных времен заморозили. Позже подготовили два варианта по достройке. Кажется, были еще предложения. Но эти сразу же привлекли больше внимания. По первому достроили пять крейсеров, по второму три. Но даже они считаются не вполне удачными.
   А вот этот крейсер построен по основному первоначальному проекту. Однако в число упомянутой шестерки он не входит. Более того. Корабль и достроен всего несколько лет назад. Многие приборы, коммуникации вполне современные. Некоторые и вовсе кажется экспериментальные. По крайней мере, Кирилл и его товарищи, такие еще не встречали.
   Так незаметно прошла неделя, не пропавшая даром. За это время прибыли еще две группы офицеров и унтеров. Но для обсуждения кто и откуда за все время не оказалось даже одной свободной минуты. Для тех немногих, что все же образовались, нашлось более важное применение. И сегодня работали с раннего утра. Например, Кирилл раз сто прошелся по коридорам и отсекам. Ранее он это делал, сверяясь со схемой. На этот же раз отключил даже противный командирский электронный планшет. Пользовался только связью, да и то для получения указаний. Которые все сложнее и сложнее, и времени на их выполнение дается все меньше. Зато это означает, что он уже освоился во внутренних помещениях и теперь требуется все закрепить. А пока ноги в руки и вперед. Через два часа ему придется работать на одной из артиллерийских установок. Тогда он, оказавшись надолго прикованным к одному месту, еще поскучает по этим прогулкам.
   - Говорков, срочно прибыть в комнату отдыха младших офицеров, - по ПУ поступило несколько неожиданное указание.
   Чего-чего, а то где находится это помещение, Кирилл знает хорошо. Скоро ему придется переселиться туда окончательно. Пока же он и его товарищи там обедает и ужинают. Но обсуждать распоряжение некогда, тем более, что переключившись на общую волну, он услышал, что туда же вызывают и многих его товарищей.
   В комнате отдыха постепенно собралось пятнадцать мичманов и два младших лейтенанта. Кирилл прибыл одним из первых, о чем и доложил по ПУ. Одновременно, младший лейтенант, сидящий за столом в углу, поставил отметку, не поднимая головы. Он сразу же показался знакомым, но вокруг не прекращающееся движение, разглядывать некогда. Кирилл уселся на одно из откидных сидений. Рядом тут же устроилось трое. Наконец, кажется прибыли все. По крайней мере, уже две минуты в помещение никто не входит. Из-за стола в углу встал Саня Стародубов. Теперь Кирилл его рассмотрел лучше. Сейчас Саня в форме со знаками различия. Хотел с ними поздороваться, но тот доложил по ПУ:
   - Товарищ командир, все на месте.
   Ого. Тут не до встречи друзей. Да и все остальные вокруг построжели, подобрались. Разговоры мгновенно стихли. Кирилл посмотрел в сторону входа. Секунда, другая и там появился Алексей Семенович.
   - Товарищи офицеры!
   - Вольно, садитесь.
   - Вольно, садитесь, - продублировал вошедшего Саня.
   Алексей Семенович сделал несколько шагов и устроился во главе стола используемого в первую очередь как обеденный. Положил перед собой ПКЭП *(22), оглядел присутствующих. Сейчас он в парадном варианте формы со знаками различия капитана второго ранга, и таким же нарукавным шевроном, который остальные офицеры получили в день прибытия. С левого бока кортик с георгиевской лентой, справа кобура. На груди позолоченный знак командира корабля.
   - Здравствуйте товарищи! Кто-то из вас знает меня как Алексея Семеновича, кто-то как Илью Сергеевича. Но теперь вы - члены команды моего корабля. Поэтому представляюсь. Владимир Мстиславович Стародубов, капитан второго ранга Особого Резерва, командир крейсера "Ермак", на котором нам вместе предстоит служить. Да. Именно служить. Жизнь на корабле организована в соответствии с Уставами Императорского Флота. Имеющиеся у Вас звания действительны. Период, который вы проведете на крейсере, зачисляется в выслугу. Более того я имею право на представление Вас к очередным званиям, в том числе досрочно, и на одну ступень выше предусмотренного по занимаемой штатной должности. Но это со временем. Это что касается вашего статуса по линии Резерва. В настоящее время вы пока числитесь дублерами и стажерами. Но денежное содержание выплачивается полностью. В него входят стандартные оклады по званию и должности, надбавка за классность. Кроме того предусмотрена надбавка за риск в размере двадцати процентов. И сразу же к сведению. В дальнейшем возможны изменения. Так, например, те же ваши звания будут несколько отличаться от фактически, опережая их на одну-две ступени. Мы все же будем действовать автономно.
   Далее. У вас наверняка есть вопросы по нашему крейсеру. Он принадлежит частной компании зарегистрированной в системе Веллы. Это Республика Объединенных Звезд. Там же "Ермак" и был заложен во время Четвертой Галактической по проекту "Витязь". Контракт принадлежал Строговской судостроительной корпорации. Она и платила за работы, да и завод и тогда, и сейчас принадлежит ей же. До конца войны и этот корабль, и других представителей серии так и не достроили. Разумеется, ССК не стала требовать компенсации с Адмиралтейства за потраченные средства. Корпус и механизмы были законсервирован до лучших времен. Но вот недавно появился заказчик, и корабль был достроен для уже упомянутой компании. Последняя передала его в пользование другой частной структуре - компании "Рось - Дружина", сотрудниками которой вы все теперь являетесь.
   Она зарегистрирована в Новоруянской республике. На всякий случай это бывшая колония Ганзы на территории Вольных Систем. Как вы знаете, там существует более полусотни государственных образований. Систем никому не подчиняющихся еще больше. Существующую ситуацию можно охарактеризовать одним словом - анархия. Кроме того, что у местных есть свои собственные интересы, там еще борются и могущественные соседи. Хотя они сильно ограничены в своих действиях различными договорами, но все же каждый пытается развить свои зоны влияния.
   Компания "Рось - Дружина" официально занимается охраной торговых маршрутов. Это действительно наша основная функция. Но не забывайте. Мы - офицеры Империи. И не менее важной задачей является противодействие в этом уголке вселенной враждебным государствам. Поэтому мы при возможности будем осуществлять диверсии в сфере их интересов. Если хотите, можете это назвать каперством. Так как в тех местах и так идет война всех против всех, в любом случае без этого нам не обойтись. Половина добычи пойдет компании, остальные призовые делятся в установленном порядке. Если кто-то желает отказаться, то можно это сделать в ближайшие семьдесят три часа. Репрессий не будет. Однако придется подписать бумаги о неразглашении. К тому же и в этом случае для вас найдется дело. Вот и все, что пока я вам хотел сказать. Вопросы?
   - Товарищ командир, - обратился один из мичманов, - нас на корабле намного больше, чем предусмотрено по штату...
   - Вы хотите спросить, не предполагаются ли высокие потери?
   - Никак нет. Я хотел спросить, планируются ли перемещения по служебной лестнице?
   - Да. Кроме того будет организована ротация, с целью предоставления людям отдыха. Официально мы будем базироваться на Новый Руян. Однако, постараемся организовать пункт размещения в ничейной зоне. Для этого нам опять-таки понадобятся люди.
   Крейсер "Ермак Тимофеевич" уже месяц назад покинул пределы Республики Объединенных Звезд. Ну и соответственно Звездного Содружества - конфедерации, в которую входит и это государство, и даже является одним из крупнейших и сильнейших членов. Хотя крупнейшее - безусловно. А вот сильнейшее - это скорее Великое княжество Великорусское. И может даже Новгородская Республика.
   Правда, пересечение крейсером границы Федерации фактически таковым считается только формально. Отметились на одной из окраинных планет, номинально подчиняющейся центру, а фактически принадлежащей Строговскому торговому объединению и отправились дальше. Ну и заодно взяли под охрану четыре судна.
   Один из них - большой передвижной док, уже устаревший, но вполне еще рабочий. В пару к нему идет судно-спасатель. А два других вполне современных транспортника. Один из них "Волгарь" - солидный такой грузовик. Конечно, к числу крупнейших суперзвездолетов, по крайней в известной части галактики, он не относится. Но вполне вместительный. Главный недостаток медлительность. Второй является своеобразным конверсионным вариантом большого десантного корабля. Быстроходный, неплохо вооруженный для транспорта, он пригоден для перевозки и грузов, и людей. Сейчас кроме небольшой группы пассажиров на нем загружено большое количество продовольствия, которое регулярно доставляется и на крейсер, которому своих запасов на этот раз не хватает. Уж очень большая на нем команда. Хотя агросекция работает в усиленном режиме, но сейчас в первую очередь она выполняет задачу по очистке воздуха, переработке отходов жизнедеятельности чрезмерно большого экипажа. Поэтому и упор пока сделан на растения, обладающие именно этими качествами, ну и еще на те, что дают большой урожай за короткий срок.
   Зато в меню команды намного больше места занимают продукты, на которые обычно существуют ограничения. Это и настоящий шоколад, и яичный порошок, мясные и рыбные консервы, колбасы, сыры, сливочное масло. Все это поступает как раз с "Ориона". На него же отправляется для переработки часть отходов, получая взамен очищенную воду и кислород.
   Конечно, на транспорт можно было бы и вовсе поместить часть людей. Но командир решил, что боевая подготовка важнее. Для того чтобы освоить свои обязанности и отработать навыки действий, члены команды постоянно должны находится на корабле.
   Но в результате на корабле тесновато. Свободных мест нет. Жилые помещения набиты до отказа. Ладно, молодые офицеры, вроде Громкова. Кирилл, совсем недавно обитавший в гардемаринских помещениях линкора, не очень-то еще и потерял в плане комфорта. То же самое небольшое спальное помещение площадью в пять квадратных метра на четверых. Правда, тогда он был гардемарином, а те же мичмана жили в те же условия вдвоем, а трем старшим и вовсе были положены отдельные помещения, хоть и поменьше. А тут все в одинаковых условиях. Тем более старшие мичмана тут скорее назначены формально, так как их функции выполняют младшие лейтенанты, даже предназначенные для них места занимают трое из них. А еще двое и вовсе живут в тех же условиях, что и мичмана. И один из них Саня Стародубов, который и является их начальником и официально, и по своему авторитету. Тем более из тридцати двух мичманов десять его соученики, да и с некоторыми инженерами он оказывается знаком, чуть ли не с навигацкой школы. К тому же почти половина из населения секции для младших офицеров номер один служат с ним уже два года.
   Так же до предела набито и помещение номер два. Только там размещаются младшие офицеры, выслужившиеся из унтеров. Соответственно и народ там постарше. Опытного народа на крейсере действительно много. Так среди младших специалистов нет никого со стажем службы меньше пяти лет.
   Не пустуют и другие офицерские каюты. Так все остальные младшие лейтенанты размещаются по четверо. Отдельные помещения занимают только трое: командир, старший офицер, и старший механик. Да и то не те, что предусмотрены по штату. Так командир разместился в лейтенантской каюте. Свое законное помещение уступил женщинам-офицерам. А вот их на "Ермаке" меньше чем обычно, даже если не принимать во внимание переизбыток личного состава.
   В результате в той же секции номер один неизбежно возникли проблемы из-за тесноты в комнате отдыха, выполняющей так же роль столовой. Мало и стульев, и посуды. Не хватает места в умывальнике, в душе, в том же гальюне.
   Но все же не так уж тут и плохо, как кажется на первый взгляд. Спасает то, что на корабле постоянно идут учения. Часть команды непрерывно тренируется на боевых постах, отрабатывая свои действия до автоматизма. Кто занимается индивидуально, кто-то в составе расчетов, подразделений. Другие же в это время отдыхает. Потом люди меняются. Интенсивность очень высокая. Вводные, становятся все сложнее, а времени для их выполнения отводиться все меньше. Требовательность все время растет, хотя с другой стороны с каждым днем и люди действуют все лучше и лучше. Правда, для этого каждый тренируется не менее девяти-десяти часов в сутки. А потом уставшие люди тут же идут отдыхать. И времени на все остальное просто не остается.
   Так сегодня у Кирилла уже были двухчасовые артиллерийские учения на орудиях главного калибра, причем он работал и командиром расчета и офицером пункта управления огнем. Сейчас закончились тренировки по отработке действий по ликвидации различных повреждений, возможных в бою. И уже можно считать, что эти недели на корабле для него лично прошли недаром. Теперь он вполне подготовленный офицер. А вот в первые дни новички выглядели неважно. Хотя на крейсер и набирали только тех, кто имел хорошие задатки. Но вот опыта у молодых офицеров недоставало. Особенно плохо было у Кирилла. Как офицер административной специальности на крейсере он не нужен. А по остальным у него была только базовая подготовка. А вот теперь он вполне может управлять и средствами РЭБ, и системами защиты, и вполне неплохой артиллерист. Хотя тут он немного преувеличил. Все же его навыки ограничиваются только теми системами, что есть на корабле. А артиллерия корабля по нынешним временам уже довольно слабая.
   Так в качестве главного калибра на нем стоят орудия на семь элементов* (25) или на пятьдесят лучей*(26). Сейчас такие ставят уже на эсминцы и шнявы. А для легких крейсеров стандартными становятся уже восьмерки, и даже девятки. Конечно, такие орудия на кораблях этого класса стояли и раньше, но тогда допускалось вооружение и более легкими орудия. Теперь же даже старые крейсера перевооружают на восьмерки. А это значит, что и сами элементы-кристаллы на них мощнее. На восемь, девять лучей. К тому же расположение орудий "Ермака" по нынешним временам устаревшее. По проекту большая часть орудий семерок располагалась в казематах по краям бортов. На палубах же предусмотрено по пять в легких колпаках. Причем на каждый борт может стрелять только по три из них. В результате схема бортового залпа выглядела так. (3+11)х2=28. То есть сверху и снизу по одиннадцать семерок в казематах и три на палубах. Всего же по проекту на крейсере пятьдесят четыре орудия главного калибра. Впоследствии на усовершенствованных крейсерах установили восьмерки и десятки меньшего количества. А вот на Ермаке оставили семерки. Только вот на каждую палубу установили три двухорудийные башни. Для этого с каждого борта убрали по четыре пушки семерки. Общее количество сократилось до пятидесяти. Зато теперь схема бортового залпа выглядит так. (6+9)х2=30. К тому же убрали еще и четыре противоминные тройки. Зато вместо них и также убранных семерок поставили двенадцать орудий на пять элементов.
   Вот системами этих калибров Кирилл научился довольно сносно. Хорошо освоил и новые тройки и полуторки, тяжелые лазера ближней защиты. А вот стрельба из настоящих тяжелых орудий на пятнадцать и шестнадцать элементов для него пока все еще плохо освоенный процесс. И опыта мало, и теорию надо подучить. Но все это потом. Когда возникнет необходимость и если еще останемся живы. А пока есть и более насущные проблемы, как совершенствование в стрельбе из того, что есть.
   Поэтому он и его товарищи не ослабевают усердие в тренировке. Вот сегодня командир выразил благодарность за проведенные занятия. Так что теперь надо просто без шероховатости провести завершающие операции и все. Можно, наконец, перевести дух. На все это ушло три минуты. Еще через две уже сменились. Новая группа заняла места на своих постах. Вот таком режиме все и проходит.
   Сняв с себя боевой скафандр, Кирилл поместил его в камеру хранения. Тут специальный робот присмотрит за ним. Ну а за роботом - техники. Теперь можно в душ. Когда он, прихватив свежее белье, полотенце и принадлежности для мытья, добрался до кабинок, кое-кто уже успел воспользоваться стандартным лимитом в три минуты. Он установлен для того, чтобы успели помыться все. Некоторые боевые посты расположены поближе к мичманской секции. Теперь парни, наскоро воспользовавшись полотенцами, быстро одеваются. Остальные же образовали небольшую очередь. Придется немного подождать. Зато молодые люди могут обменяться впечатлениями от учений. Несмотря на то, что они уже стали обыденностью, поговорить о чем-то найдется всегда. Теперь чаще повод - чей-то успех или удачные действия. Вот и сейчас Саша Стародубов остановился возле Говоркова.
   - Кирилл. Сегодня у меня появились некоторые замечания по твоей стрельбе. Я предлагаю тебе несколько поменять метод корректировки при пристрелке. У тебя слишком широкий диапазон.
   - Так я ввожу стандартные изменения в установки.
   - Да, правильно. Но твои изначальные расчеты и так хороши, и уже первые выстрелы ложатся близко от цели. Поэтому стандартную поправку сократи вдвое. Тогда противник не сможет уйти из прицела маневром в сторону после твоего предыдущего выстрела. Считаешь ты быстро и правильно. Поэтому при самостоятельной стрельбе больше верь в свои возможности. Ты уже вполне хороший артиллерист. Можешь даже специальность поменять.
   - Точно, - подтвердил Никита. По крайней мере, универсалам ты не уступаешь. - Володя. Ты как считаешь? Все же мнение специалиста более весомее.
   - А, что. Молодец Кирилл, - заявил Владимир Вересов, выходя из душевой. - Из тебя вполне хороший пушкарь получится. Получается. Впрочем, Никита я с тобой немного не согласен. Вы с Саней хоть и универсалы, а не хуже меня управляетесь.
   -А теперь я с тобой не соглашусь, - возразил с улыбкой Троицкий. - Саня - да. Мастер. А вот я в стрельбе не так хорош как ты. Но на соперничество с тобой и не претендую. Все же это твоя специальность и ты в ней самый лучший. Я не говорю про стариков, но, наверное, и среди них мало кто-то сравнится с тобой.
   - Никита, Володя. Перестаньте изображать кукушку и петуха. А ты Кирилл, давай вперед. Место освободилось. Об остальном потом поговорим. Сейчас быстрее умываться, - прервал спор Саня, и уже в спину Кирилла заявил, - я есть хочу. Поэтому всем сразу за стол. А поговорим с тобой потом, после отдыха на свежую голову.
   Но планируемый разговор не состоялся. Через пять часов сигнал боевой тревоги поднял всех из постелей. Еще не до конца проснувшиеся люди, уже схватились за одежду. Руки и ноги сами знают, что делать и как. Небольшая заминка, у некоторых произошла с осознанием того, что это настоящая боевая тревога. Но тренировки и тут дали о себе знать. Когда прошло секунд десять, по системе громкой связи командир несколько успокоил людей. Предупредил, что время на подготовку имеется. Ну и объявил вариант готовности. Действительно. Можно и не спешить. Разумеется, это мало повлияло на то, как быстро люди оказались в снаряжении и отправились по боевым постам. По крайней мере, процесс точно не замедлился. Хотя все отрабатывалось не раз, все же какой-то элемент суеты и нервоза исключить невозможно. Но сейчас все действовали более спокойно, и в результат получился очень хорошим, без единой шероховатости, без которой до этого еще не удавалось обходиться.
   По данному варианту боевого расписания Володя Вересов занял место командира расчета одного из казематных орудий на семь боевых элементов. Быстро проверил подчиненных. Все три унтер-офицера на месте. Точнее на своих постах уже тестируют системы, проверяют управление механизмами. Особых проблем нет, поэтому все делается по расширенному алгоритму. Что и как делать унтера прекрасно знают и сами. Всем им около сорока. Специалисты опытные. Да и на крейсере дольше Володи, который, находясь формально под номером один, является фактически четвертым, и честно говоря, изображает в расчете и вовсе пятое колесо. В стандартном боевом расписании при экипаже, укомплектованном по штату, целый офицер командует минимум батарей из трех орудий, да и то его функции в начале боя номинальные. На крейсере несколько пунктов управления огнем, с которых вполне можно управляться со всеми пушками крейсера напрямую. Поэтому даже присутствие этих унтер-офицеры не обязательно. Орудия можно контролировать с одного места ограниченным количеством людей, либо вовсе перевести в автоматический режим.
   Но это в идеале. А боевые действия, это боевые действия. И отлаженная централизованная система управления может быть нарушена. И такой вариант вполне реален. Более того в серьезном бою это произойдет скорее всего, и придется включить резервные схемы. Вплоть до ручной наводки. Правда, этот вариант существует только теоретически. На практике орудие, скорее всего, уже не будет способно стрелять, да и выживание расчета под вопросом. А вот повреждение линий связи с пунктами управление вполне возможно, вплоть до полной изоляции. И тогда придется вести огонь самостоятельно.
   Прицельные приспособления на каждом орудии это позволяют. Тем более казематное орудие номер девять палубы "В", которым командует Владимир Вересов на этот случай снабжен еще и дополнительными приборами, чтобы в случае чего взять на себя управлением огнем соседних орудий. Последний факт в немалой степени все же способствует восстановлению самооценки молодого офицера. Все-таки не зря, его офицера с боевым опытом поставили именно сюда. В случае чего он должен взять под управление группу из четырех орудий. А пока сейчас там командуют старшие унтера.
   Пока же этого не требуется. Все команды поступают с центрального поста. Корабельные орудия молчат. Нет и дополнительных команд по форсированию подготовительного процесса, который итак идет в хорошем режиме. Вот пошли доклады с постов. Как и все Володя доложил своему непосредственному начальнику о готовности. И тут же принялся все проверять повторно. Время еще есть.
   Занят делом и Кирилл Громков. Это должно помочь справиться с волнением перед первым боем. До сих пор молодой офицер, где-то внутри подсознания немного с опаской ждал, такого момента. Как все пройдет? Достойно ли он себя поведет? Удастся ли сохранить контроль над собой и действовать, так как надо? Есть надежда, что должны помочь многочисленные тренировки, и он в случае чего на автомате будет выполнять отработанные действия.
   Но действительность оказалась несколько иной. Руки, ноги безошибочно выполняют отработанные во время учений действия, да и организм спокойно выдает команды, надежно закрепленные в мозговых извилинах. Нет ни малейших сомнений, что делать. Соответственно прочим мыслям и страхам пока зацепиться не за что. Хотя нет. Есть еще одно беспокоящее чувство. Опасение совершить ошибку или поступить недостойно, произвести плохое впечатление на окружающих, оказалось сильнее остальных тревог. Поэтому сейчас просто не до них. Он занят старательным выполнением своих обязанностей. Основное внимание на контроль за своими действиями. Где и что-то не так в его хозяйстве? Где он чего-то не предусмотрел или сделал не так? И пока есть время надо выявить и ликвидировать непорядок. Вот он все лихорадочно и проверяет. Нет. Так он просто изведет себя. Только иначе. Надо взять себя в руки и попытаться посмотреть на ситуацию с другой стороны. Хотя бы оценить ее с более широкой позиции. Навыки, навыками. Но надо учиться контролировать себя в подобных ситуациях.
   Сейчас под командованием Кирилла пункт управления стрельбой орудиями на 5Д палубы А. Не всеми, а только с борта. Да и ПУС, в общем-то, слишком громко сказано. Просто на "пятерках" прицелы все же не так хороши как на более крупных калибрах. Поэтому организовали небольшой пост с теми же приборами управления стрельбой как на каждой "семерке," поставили дополнительно небольшие синхронизатор и вычислитель. На последний, вывели собственную линию связи, по которой поступает информация с локаторов. Подключили возможность управления элеватором.
   Под управлением находиться три орудия. При каждом из них по одному унтер-офицеру. Еще четыре на самом посту. Ну и Кирилл командует ими. Правда, это, временно. Старшим должен быть Саня Стародубов. Но он сейчас на таком же посту с другого борта. Противник приближается с той стороны. И находится здесь двум офицерам слишком расточительно. Тем более, пока группа третьего артиллериста вполне может управлять с одного из настоящих ПУСов всеми двенадцатью пятерками, да и двойками и лазерами заодно. Задача молодого мичмана и его подчиненных просто обеспечить надежную работу систем.
   Кирилл прильнул к приборам. Надо начать спокойно анализировать ситуацию. Информация из рубки пока исправно транслируется на посты. Конечно, в допустимом количестве. Люди все же не должны изводить себя в неведении. На экраны транслируется и изображение, которое комментируется цифрами и текстом.
   Итак. Навстречу, их отряду движется группа звездолетов. В третьем БЧ уже расшифровали основные параметры, определили и координаты, и дистанцию, и примерное направление движения. Есть даже изображение. Всего в группе одиннадцать целей. Пока идентифицировали большую часть из них. Это три крупных транспорта-универсала, их коллега средних размеров, небольшой танкер, немного уступающее ему в размерах грузопассажирское судно, возможно вооруженное. А вот старый крейсер и еще более древний контрминоносец точно представляют угрозу.
   Особенно в этих краях, где появление современных, тем более крупных кораблей ограниченно различными соглашениями и конвенциями, за которыми все следят достаточно внимательно. Нет, конечно, нарушения и исключения есть, но пока они только подтверждают правило. Так для того чтобы "Ермак" прибыл сюда выполнено несколько условий. Он официально не входит в состав Императорского флота, а члены его команды не являются военнослужащими. Частная компания, которой принадлежит крейсер, зарегистрирована в одном из местных государств. Так, что формально они местные. С одной стороны есть официальный статус и защита в закрепленном за Новым Руяном пространстве. Зато за её пределами полная свобода.
   Империя, так же как её и союзники, и враги, может присылать сюда корабли только в составе объединенных отрядов выполняющих полицейские функции. И только у Содружества и Земной Федерации есть особые права по поддержанию на этих территориях порядка своим флотом, но и они связаны пунктами специальных условий. И, разумеется, некоторые сопредельные государства могут в рамках действующих территорий применять силу, но опять-таки только там, где их интересы признаются другими. Так для Вольной Звездной Державы это ничейные системы рядом с отделившимися в свое время территориями, но и она не может основать там опорные пункты. А вот у местных государственных объединений на корабли первого и второго ранга просто нет средств. Более того. За исключением уже упомянутых объединенных полицейских сил, направляемых для поддержания порядка, самые крупные военные средства в этих краях принадлежат неофициальным структурам. Например, пиратам, являющимся тут весьма влиятельной силой. Из этих краев они совершают набеги даже в зоны интересов крупнейших держав. Поэтому тут идет война всех против всех. Если межгосударственные силы по подержанию порядка еще как-то поддерживают положения в пределах местных государственных объединений, то на остальное их уже не хватает. И где формально бессильны местные официальные власти, в дело вступают такие частные компании как "Рось - Дружина"
   Но все это потом. Сейчас впереди бывший крейсер флота Мительрейха. Почему бывший? Да потому, что это государство не может на официальном уровне самостоятельно отправлять сюда корабли такого ранга. А значит, крейсер через несколько рук передан новому формально независимому владельцу. Впрочем, как и тот же "Ермак". Главное на нем сейчас нет опознавательных знаков структур дружественных либо нейтральных Новому Руяну. Хотя тут последних вообще фактически в природе не существует.
   Корабль является представителем проекта "Гросберг". Эти корабли устарели уже лет сорок назад и относятся к классу так называемых малобронированных крейсеров. Их основная защита - энергетический щит-оболочка. В те времена считалось, что если она уж будет пробита, то эффективность броневые листы небольшой толщины близка к нулю. Их усиление ведет только к излишне большому весу, а это потеря скорости и маневра. Получается слишком щедрая плата. Поэтому броней защищаются лишь отдельные участки. Обычно это двигатель, артиллерийские погреба, накопители энергии, стыки и скосы, орудийные казематы. Тем более расчеты показывали, что заряды, встретив сопротивление щита, уклоняются верхи вниз и чаще всего попадают именно в эти места.
   Кирилл быстро посмотрел в справочник в своем планшете. Защита борта крейсеров этого типа разделена на двадцать секторов, с запасом энергии в 102 единицы. Толщина брони, там, где она есть, составляет пятьдесят-семьдесят миллиметров. Вооружение. Главный калибр -"восьмерки". На каждой палубе по три орудия в колпаках, способные стрелять в обе стороны. В казематах еще по шесть пушек. То есть на борт может стрелять восемнадцать стволов по схеме (3+6) х 2. Кроме того есть противоминные орудия тройки и единички.
   "Ермак" вооружен только "семерками", зато в бортовом залпе их тридцать. Да и стреляют они намного быстрее. Есть и преимущество и в противоминном калибре. Целых двенадцать "пятерок". Кроме того есть скорострельные двойки. А вот превосходство в защите более очевидно. Двадцать три сектора энергетического щита в сто двадцать единиц каждый. Броней толщиной не менее семидесяти пяти миллиметров покрыт весь корпус. Казематы усиленны до восьмидесяти двух, также как и корпус вокруг двигателя. Кроме того "Ермак" в полном порядке. Механизмы как новенькие, ресурс израсходован минимально. Совсем недавно прошел полный осмотр. В дороге проверили каждый винтик. Состояние "Гросберга" неизвестно.
   Между тем удалось установить, что приближающийся отряд принадлежит Звездному Прайду - небольшой местной конфедерации, ведущей в последние годы весьма агрессивную политику. Причем, судя по опознавательным сигналам и отметкам, не одному из членов-систем, а непосредственно центральным структурам, которые официально крупными военными силами не обладают. Скорее всего, это и вовсе какие-то наемники, находящиеся на службе номинально. Все это появилось на дисплее перед Кириллом. Может и можно молодым офицерам обойтись и без этих сведений, но командир считает, что если они меньше будут в неведении, тем лучше. Потом, должны же они быть в курсе местной кухни, где им еще вариться и вариться. Хоть и час ежедневно и уходит на политинформацию, но все это пока теория, а тут уже все можно прочувствовать. Да и справиться с волнением помогает, вернее, отвлекает от переживаний. А вот и новая информация, подтверждающая предыдущие предположения. Это "Грифы". Действительно полунезависимая военная организация.
   И все это вместе означает, что бой состоится. Во-первых, Звездный Прайд и Новоруянская республика находятся в состоянии войны. А во-вторых "Грифы" и вовсе не признают чей-то нейтралитет и считают своей добычей любое встречное судно, если конечно оно не принадлежит союзникам. Это знают все, и отношение к ним соответствующее.
   "Ермак" увеличил скорость. Пока противник идет на встречу не сворачивая. Но вдруг решит все же убежать. Хотя паспортная скорость "Гросберга" двадцать один узел, но все же он вполне может развернуться и поспешить к тоннелю и пока разбираются с его подопечными успеть уйти в прыжок, в надежде, что погони не будет. Но, кажется, его командир рассчитывает на успех в бою. Или ему жалко терять груз?
   Во всяком случае, сближение продолжается. Судно- док, спасатель и "Волгарь" отстали, шальное попадание нежелательно, "Орион"занял позицию позади флагмана. Его задача перехватить, если кто попытается прорваться к подопечным. Между тем пришла информация по оставшимся трем кораблям. Это три эсминца. И они не самые молодые. Хотя нет, один все же ровесник однотипных "Ермаку" крейсеров. Часть представителей этой серии до сих пор стоит на вооружение даже в Мительрейхе. Пока в строю и их аналоги императорского флота. Так что опасность торпедной атаки существует.
   Между тем "Ермак" обогнул крупное тело на краю системы, это, кажется, огромный газовый гигант и противник оказался в досягаемости его орудий. "Гросберг" выстрелил первым. Однако его снаряды легли сильно в сторону. Последовал еще один полузалп. С тем же успехом и даже хуже. Стародубов-старший увел крейсер подальше от разрывов. И тут же корабль начал совершать новый маневр.
   Орудия, которым командуют и Кирилл, и Вересов смотрят в противоположную от противника сторону. Поэтому им остается только наблюдать за картиной боя на экране. Между тем первые разрывы появились и рядом с "Гросбергом". Тут же защита "Ермака" ощутила воздействие третьего полузалпа "грифа". Один из снарядов лег неподалеку. Щит потерял в общей сложности до пяти единиц. Но у противника слишком большое рассеивание, остальные восемь взорвались достаточно далеко. От их воздействия суммарная защита борта уменьшилась только на девятку. Впрочем, учитывая, что следующий полузалп лишил щит всего восьми единиц его еще можно считать удачным. Зато за это время "Ермак" успел выпустить еще три серии. То есть на тридцать шесть снарядов грифа "Ермак" ответил своими тридцатью. Впрочем до того как первая половина орудий "Гросберга" выстрелили в третий раз новотеране обошли противника по числу сделанных выстрелов, да так, что на их первенство не повлияла и эта порция из девяти зарядов. К тому же до шестого полузалпа грифонов казематные орудия "Ермака" отстрелялись еще раз. Башенные все же по скорости и заряжания и прицеливания немного уступают им. Но и они значительно опережают старые "восьмерки", которые были грозным оружием полвека с лишним назад. На десять выстрелов из одного башенного орудия в минуту противник может ответить только шестью. Казематные же орудия и вовсе способны выстрелить за это время до двенадцати раз.
   За счет частоты серий, а может и лучшей подготовки артиллеристов снаряды "Ермака" ложатся намного точнее. Правда, тут свою лепту вносит и умелое управление кораблем. Пока маневрировать и уходить от огня противника удается хорошо. А у "Гросберга" с этим намного хуже. Слишком маленькие интервалы между сериями, которые сильно сокращают варианты. Поэтому снаряды лежаться к нему все ближе и ближе. Вот Гриф вроде бы сделал удачный ход, который позволит выскочить из устроенных ему тисков. И действительно шесть разрывов легли сильно впереди. Но старший артиллерист "Ермака" еще раньше внес коррективы, и следующая девятка легла совсем рядом с "Гросбергом" или как его там, а в это время новые данные пошли в блоки управления и остальных орудий. Небольшая заминка и выпущена новая девятка зарядов.
   И все же первого попадания добились башенные "семерочки". Но вот следующим своим залпом промахнулась и эта шестерка, а потом и другая. Но зато теперь отличились казематники. На счету этой группы орудий и следующий удачный выстрел. В это время отличились и канониры "Гросберга". Снаряды легли очень близко и "Ермак" потерял двадцать восемь единиц защиты.
   Перед началом боя командир приказал включить только восемьдесят процентов щита. Во-первых, меньшая нагрузка на поддерживающие его станции. Во-вторых, на обеспечение защитного поля в минуту тратится ровно один процент от выставленного его объема. А энергетическая система крейсера вырабатывает за этот же период времени полтора процента от максимума, которые идут на освободившиеся накопители. То есть на каждый сектор это целая единица запаса. И даже чуть больше, так как щит начал таять чуть ли не с первыми выстрелами противника. Где-то больше, где-то меньше, но на третьей минуте боя каждый из двадцати двух секторов потерял где шестнадцать, а где-то и все семнадцать единиц. Пока резерв остается в накопителях. И тут "Ермак" получил первое попадание. Защита этого сектора тут же снизилась с восьмидесяти двух до пятидесяти пяти единиц. Соседние четыре потеряли по пять. Еще у шести защита упала на единицу. Хотя остальные сектора напрямую пострадали незначительно, но все равно в сумме набежало еще четыре. Немалый ущерб причинили и другие снаряды этого залпа. И все же благодаря тому, что воздействие заряда пришлось на всю защиту, все еще не так плохо.
   Для сравнения девятка выпущенная "Гросбергом" через пятнадцать огорчила еще больше. В "Ермак" попало сразу два снаряда. Причем не в центр как прежде, а в нос и корму. На этот раз снаряды отражали девять и восемь секторов. В первом случае щит потерял шестьдесят одну единицу, во втором все шестьдесят три. При этом наиболее пострадавшие сектора потеряли тридцать восемь и сорок единиц. И хорошо еще командир за пять минут до этого приказал передать на щит все резервы. Сейчас у ребят из восьмого БЧ началась напряженная работа. Возникшие прорехи надо ликвидировать за счет соседних секторов. Причем желательно не тех, что рядом, а дальних, наименее пострадавших.
   Однако положение "Ермака" трудно назвать тяжелым, еще и потому, что противнику достается еще сильнее. Тот как раз получил шестнадцатое и тут же семнадцатое попадание. "Семерка" слабее "восьмерки", поэтому каждое из них обошлось противнику потерей только сорока трех-сорока пяти единиц, не считая урона от других разорвавшихся рядом зарядов. А их тоже не мало. Тем более "Ермак" и снарядов выпустил намного больше. Более восьмисот пятидесяти против трех с половиной. И тут количество переходит уже и в качество. А вместе с более высоким уровнем мастерства комендоров и артиллеристов "Ермака" и умелым маневрированием это привело к тому, что заряды обычно и ложаться поближе к грифу. Так в радиусе двухсот пятидесяти километров от противника выскочило больше половины выпущенных снарядов. А дальше каждый из них рванул к вражескому крейсеру как к магниту. Внешнее поле каждого заряда имеет противоположное с щитом значение. Еще больше притягивает их сам корпус звездолета. При этом с приближением к цели сила притяжения увеличивается практически в геометрической прогрессии. Это и есть главная причина, по которой на расстоянии сотен тысяч километров артиллеристы умудряются попадать в движущиеся цели размером в пару сотен тысячи квадратных метров.
   Вся эта упомянутая половина зарядов взорвались в опасной близости от "Гросберга", комендоры которого так близко сумели положить не более сотни своих. И хотя мощность снаряда калибра Семь составляет всего 75 % от этого показателя "восьмерки", только эти взрывы привели к потере почти половины защиты крейсера с левого борта. Учитывая, что остальные четыреста зарядов снесли еще не менее ста единиц, то сейчас щит грифа снизился до минимума. К этому надо добавить, что и правый борт потерял около пятнадцати процентов. Разумеется понесла урон и противоположная от противника сторона "Ермака", но намного меньше
   Два следующих снаряда попавшие в грифа нанесли самому щиту меньше урона, чем другие удачные попадания, но зато добрались до самого корпуса. Ему они, конечно, могут причинить лишь минимальный ущерб. Нередко, воздействие ограничивается только увеличением температуры. Но зато от напряжения в обоих случаях полетели по два-три защитника в каждом из пострадавших секторов. Начались пожары в энергетических коммуникациях, не опасные, но довольно неприятные. Но самое печальное, что теперь на каждый сектор щита осталось не более десяти единиц.
   Гриф добился еще двух попаданий. К этому времени щит "Ермака" ослабел на триста с лишним единиц. Но сам он ответил еще четырьмя удачными выстрелами. И теперь он стрелял совершенно иными снарядами. Они называются полубронебойными. Под внешним полем расположена твердая материальная оболочка, внутри которого содержится мощный сгусток энергии. Новые боевые части значительно быстрее и еще они лучше притягиваются кораблями со слабой защитой. Поэтому-то артиллеристы и добились таких успехов. Стрелять по цели с нормальным щитом такими снарядами неэффективно. Они слишком слабы для того, чтобы нанести серьезный уровень энергетическому полю, а бронебойная оболочка в этом и вовсе практически бесполезна. А учитывая, что запас сердечников ограничен, снижается скорострельность, а сами артиллерийские установки испытывают большую нагрузку, то такие снаряды используются только после уничтожения щита. Кроме того есть еще бронебойные заряды. Они меньше размером, внутри оболочки бронебойный сердечник и специальная капсула со сверхмощным взрывчатым веществом. При пробитии энергетического поля вокруг цели он еще слабее. Кроме того такой снаряд малоэффективен и против мало и слабо бронированных целей. А у грифа большая часть корпуса покрыта обычной обшивкой. Поэтому будут использоваться только полубронебойные.
   Четыре снаряда "Ермака" легко разрушили защиту в своих секторах. После этого два из них прошили незащищенный корпус противника, переборки и взорвались где-то в глубине, причинив достаточно крупные неприятности. Вторая пара, хоть и попали в участки, покрытые броней, так же сумела пробиться за стенку корпуса. А так как тут находятся наиболее важные узлы, нанесенные ими повреждения, оказались даже существеннее. Успехом эти попадания являются и потому, что три из них уместились между четвертым и пятыми меткими выстрелами "Гросберга".
   И хоть соотношение все же на этот раз оказалось более благоприятным для грифа, его положение ухудшилось, так как в этот момент старший Стародубов дал приказ начать поворот. Поэтому-то у комендоров "Ермака" немного сбился прицел, а вот их визави получили больше шансов для удачной стрельбы.
   Корабль, совершающий поворот, хорошая мишень, поэтому тут же последовали и шестое, и седьмое попадания. Но еще вполне надежный щит с правого борта уже переброшен в носовую часть, в результате даже восьмое попадание застряло в силовом поле, хотя и причинив ему значительный ущерб. А вот сам гриф за это время получил несколько ощутимых ударов. При этом ему пришлось уже задействовать запасы своего менее поврежденного левого борта. Командир "Ермака" с приказом на поворот на несколько секунд успел опередить своего противника. К тому же этот маневр оказался достаточно неожиданным, что и позволило совершить его относительно безболезненно. Но главное "Ермак" совершил все намного быстрее грифа. Тут сказались и скорость более нового крейсера, и мгновенная растерянность на "Гросберге". И пока последний только завершает свой маневр, став прекрасной мишенью для многочисленных "семерок".
   Вот только орудие Вересова и на этот раз не участвует в этом действе. Володя совсем недавно с волнением ожидал момента, когда он нажмет кнопку и доверенная ему "семерка" выплюнет свой снаряд в общем залпе. Но так как его орудие крайнее, то ему пришлось дольше всех ждать своей возможности, когда противник войдет в сектор обстрела. Первые выстрелы его товарищи сделали без него. Даже соседнее восьмое орудие успело поучаствовать в новом залпе.
   И тут резко прозвучал сигнал о поступлении новой команды на прибор управления стрельбой. Одновременно его начали дублировать по голосовой связи. На одном экране ярко высветились буквы приказа, на другом цифры и знаки. Кирилл быстро начал вводить команды, ускоряя поиск установкой новой цели. Одновременно он отключил орудие из общей цепи. Теперь для него сведения поступают по отдельной линии.
   Дело в том, что на сцене появилось новое действующее лицо. Один из транспортов все же оказался оснащен как вспомогательный крейсер. До сих пор его берегли, так как со своей слабой защитой он быстро бы вышел из строя. Да к тому же до этого просто не успевал занять место в строю. Поэтому транспорт оставался в тени, изредка постреливая из-за "Гросберга". Но теперь его, как последний козырь ввели в дело. Противнику нет резона ждать. К тому же теперь вооруженный транспорт оказался в удобной позиции в верхней полусфере, поэтому вошел в дело весьма удачно. Это щиты у транспорта слабые. Всего пять сегментов по пятьдесят три единицы на борт. А вот пушки на нем стоят солидные - на целых девять элементов каждый. Воспользовавшись тем, что "Ермак" совершал поворот и стал удобной целью, он открыл огонь из своих восьми установок главного калибра. И уже добился одного попадания. Тем более, сам он не под огнем, поэтому стрелять может без помех, даже не мешает себе маневрированием.
   А пятиэлементные орудия "Ермака" сейчас все заняты. Два крайних с палубы В сейчас усиленно бьют по контрминоносцу, переоборудованному в сторожевик. Древние пушки, стоявшие на нем изначально, убраны. Вместо них стоят восемь "шестерок". И вот они с начала боя усердно высылают заряд за зарядом и при этом добились уже трех попаданий. А всего "Ермак" потерял из-за огня этого суденышка уже до трехсот единиц защиты. Но вот кроме этой пары на него и выделить нечего.
   Остальные пятиэлементные орудия крейсера так же заняты, как и "тройки". Эсминцы противника с разных углов обозначают атаки на "Ермак". Кроме того на каждом и них шесть четырехэлементных орудия. Причем, новых и скорострельных. Это само по себе не должно остаться без ответа, но главное это опасность прозевать выход на дистанцию торпедной атаки. Щиты крейсера уже не столь надежны. Хотя сразу после поворота этот борт мог противопоставить снарядам противника по сотне единиц на сегмент.
   Команду о том, что совсем скоро придется вступить в бой, Кирилл получил за минуту до поворота. С центрального поста тут же поступила информация о цели и его месторасположении. Когда крейсер начал разворот, вычислители тут же принялись рассчитывать данные для стрельбы с учетом предполагаемой позиции крейсера. И еще до того как они начали проверять их правильность, на посту появились Саня и еще один из мичманов.
   - Работаете в стандарте? - с ходу спросил молодой лейтенант.
   - Да, - коротко ответил Кирилл, пытаясь уступить место.
   - Сам, - приказал Стродубов, - пока все правильно.
   Однако из-за плеча Кирилла он тут же внес небольшую поправку. Через пару секунд один из новых эсминцев противника вошел в сектор и тут же первые снаряды ушли в его сторону. Вышли они из суперпространства достаточно далеко от цели.
   - Командный, у нас по расчетам есть расхождение, разрешите взять основное управление огнем на себя, - потребовал Саня.
   - Разрешаю, - ответ пришел сразу из боевой рубки. - Филатов на Вас палуба Б и организация стрельбы мелкокалиберными.
   Еще два залпа корректировались из ПУСа, и так же легли не очень хорошо, хотя Кирилл и внес допустимые поправки. Теперь же третий артиллерист и его команда сконцентрируются на других целях, например, мелких летательных аппаратах, выпущенных с транспортов, а так же торпедами. Ну и координация на них.
   Саня все-таки занял кресло старшего поста, и третий залп ушел уже с его установками. Снаряды ушли чуть выше и взорвались над целью. Но уже следующие три снаряда легли хорошо. Они вышли почти у самой цели. Кирилл быстро ввел новые установки. Его задача - держать захват цели, реагируя на все его маневры. Это позволяет установке автоматически компенсировать изменения в наводке.
   - Кирилл, хорошо, поправка на пять потом все на три.
   - Есть.
   И вот оно. Первый снаряд вошел прямо в силовое поле щита эсминца. Теперь надо удержать захват. Для этого Кирилл вводит очередную группу сигналов, и унтер рядом с Стародубовым давит на кнопку. А тот уже командует новые поправки для нового залпа. Снаряды с этими поправками пойдут уже после следующей серии. Нужны несколько долей одного мгновения, чтобы информация пробежалась по хитрым схемам вычислителя и установка начала выполнять приказ. А вот механизмам нужно чуть больше времени для того чтобы принять нужное положение. "Пятерка" очень скорострельное орудие. Она может делать до шестнадцати выстрелов в минуту. Но пока стоит ограничение на четырнадцать, для того чтобы успевать вносить поправки. Один из комендоров опускает вниз рычажок и из элеватора поступает новый сердечник. На элементы идет установка по параметрам зарядов. Эсминец получил уже четыре попадания. Его щиты уже ослабели, и Стародубов приказал перейти на картечь. Есть надежда, что небольшие заряды доберутся до корпуса.
   Перед Володей Вересовым и его расчетом стоит задача лишить легкой жизни транспорт вооруженный "девятками". Причем главное даже не удачные попадания. Необходимо стрелять с максимальной скорострельностью и желательно поближе к цели. И вот уже первый снаряд полетел в сторону транспорта, а заряжающий уже приготовил новый заряд. Наводчик забил заранее подготовленную группу символов, и через пять секунд установка выстрелила снова. А потом еще раз. И еще. Пока боевые части выходят слишком далеко от цели, но Володя, кажется, уже нащупал нужную установку для наводки и ввел новые коррективы. На пятнадцать процентов увеличив стандартные поправки по вертикали и десять по горизонтали. Время срабатывания заряда увеличилось на долю миллисекунды. Изменения для следующего оказались и вовсе минимальными. Правда, оба выстрела в цель все же не попали. Как и еще один снаряд. Зато Володя теперь уже совершенно уверен в своих действиях. Волнение перед боем, тайное опасение не справиться, подвести товарищей уже давно исчезло и забылось. Теперь на первом месте азарт, полностью овладевший молодым офицером. Перед собой он видит только цель. Именно цель. Он забыл, что там не просто разумные живые существа, а люди, почти такие же, как и его родные, друзья, товарища. Нет. Перед ним всего лишь обезличенная и неодушевленная цель. И в голове только одно - поразить его. Решение этой задачи полностью увлекло его. Плотнее, еще плотнее обложить снарядами и достать. Только это важно сейчас, только это существует и на белом свете, и в кромешной темноте. Все остальные чувства, желания словно отключились. Интересны только цифры, координаты, поправки на предстоящие маневр и своего крейсера, и этого транспорта. И вот уже первый успех. Его снаряд влетел в щит ближе к носу транспорта.
   Правда, противник перед этим и сам влепил один снаряд прямо в защитное поле. Сегмент щита, оказавшийся на пути боеголовки сразу же потерял больше сорока единиц. Да и соседним досталось. Но и это не смогло отвлечь Володю от его работы. Все внимание на прибор управления стрельбой. Все подчинено боевой работе. А защитным полем пусть занимаются те, кому это положено. Сейчас рядом с транспортом появится новый заряд. И с учетом того как он ляжет нужно подготовить новые поправки. На следующий выстрел они уже не повлияют. А вот потом будет новая серия из трех снарядов. А пока они по очереди будут покидать орудие, надо будет сделать новые расчеты. И неважно даже если один из троицы попадет в цель. Противник теперь вынужден маневрировать. Поэтому его местоположение меняется с каждой десятой секунды. И надо еще вычислить, где он окажется через пять-десять секунд. Пока это получается неплохо. Кирилл буквально вцепился в противника, и никак не дает ему вырваться и прицела. Тем более скорострельность у него высокая, а транспорт тихоходен. Снаряды семерки ложатся все ближе и ближе.
   - Вега-девять! Добро! - объявил кто-то ему в ухо.
   Это кто же рядом с ним? Через несколько мгновений где-то на периферии сознания появилось осознание, что услышанное дошло до него всего лишь через переговорное устройство. А говорил командир, где-то там, в боевой рубке. Так это же он Володя Вега-девять! Это его похвалил командир! И он вновь с усердием принялся за свои расчеты. Только теперь он совершенно уверен в своих действиях и стало как-то легче, а в голове полная ясность. Вот снаряд взорвался почти рядом с транспортом, а следующий... Следующий вошел прямо в силовое поле. Он успел ввести поправку, еще какие-то пару секунд, и выстрел. Еще три снаряда легли очень хорошо. Попаданий нет, но все равно противнику досталось. И главное он следующей серией попал. А через минуту снова. Да еще больше десяти его снарядов до этого вновь покусали щит только издали. Но для этого транспорту пришлось уйти с боевого курса. И его собственные выстрелы оказались практически безвредными.
   Рядом прозвучал многоголосый выдох: " Уррраааа!". Что это? Ага, вот и ответ. У противника потери. Сторожевик, пробитый в нескольких местах снарядами "пятерок" "Ермака" вышел из боя с большими повреждениями. Теперь станет полегче. Парочка освободившихся орудий помогут Кириллу или займутся эсминцами. В последнем случае придется немного подождать, но потом есть надежда, что и поддержка будет внушительней.
   Хотя как знать, может помощь окажут уже и "семерки". Поворот обошелся "Гросбергу" почти в половину щита и второго борта. Комендоры "Ермака" после завершения своего маневра отработали на славу. Гриф, ставший отличной мишенью, отхватил хорошую порцию попаданий. Да и потом его уже не выпустили из прицела. Даже когда пришлось компенсировать резкие маневры, совершенные штурманами, которые устроили хорошую тряску. Крейсер несколько раз бросило и стороны в сторону, да и скорость и сбрасывали, и быстро набирали. При этом все это неожиданно, не обеспечив заранее офицеров второго БЧ данными. Но претензий к ним нет. Эсминцы все же совершили пуск торпед. А так как их оказалось многовато, пришлось уклоняться. Но главное удачно. Так, что стоит товарищей из первого БЧ похвалить и поблагодарить. Впрочем, артиллеристы тоже поработали на славу. Все торпеды не просто прошли мимо, а были уничтожены. Пять из них уже после того как миновали крейсер. Это хорошо постреляли "копейки" и "двойки", а так же лазерные установки. Хотя, конечно, надо сказать, что эсминцы отстрелялись на предельной дистанции. Так, что у торпед и скорость резко снилась, да и место выхода из сверхпространства оказалось сильно далековато.
   Атака дорого обошлась всем трем участникам. Они и так потеряли большую часть энергетической защиты. Ну а тут на боевом курсе их накрыли мгновенно. Особенно поработали трехэлементные орудия со скорострельностью двадцать пять выстрелов в минуту. Это последняя разработка, и даже еще не принята на вооружение Императорского Флота. В качестве одного из элементов стоит Д4, который подходит даже для новых усиленных четверок. Поэтому дальнобойность у орудий хорошая. Вот только на Ермаке их только четыре. По одной спаренной установке на палубу.
   Такие же тройки стоят и на "Орионе", который ловко укрылся за крейсером. Все же защита у него слабая, и не его дело участвовать в настоящем космическом бою. Так что подставляться под выстрелы ему не желательно. Что ему и удается вполне успешно. Но и отсиживаться далеко в тылу как какие-то гражданские штафирки он не собирается. С "Гросбергом" они друг друга не видят, а вот те же эсминцы, нападающие и нижней полусферы, в сектор обстрела его пушек время от времени залезают.
   А на "Орионе" стоят десять вполне хороших "шестерок". Это на Императорском флоте их немного недолюбливают. Хотя нет, это слово все же не верно. "Шестерки" особого неприятия к себе не вызывают. Точнее, к ним вовсе нет никакого негативного отношения. Просто не вызывают они и такого восторженного отношения как "пятерки" и "семерки". И да на их фоне "шестерка" выглядит не столь впечатляюще. Они стоят на последних легких крейсерах предыдущего поколения, на некоторых эсминцах и как средний калибр на первых линкорах пятого поколения. Ну а потом места им не нашлось. На крейсерах и линкорах стали ставить "семерку". Она же теперь главный калибр и на эсминцах, а до этого там правила "пятерка".
   А так это вполне хорошее орудие. На них стоят Д6,4. По своим характеристикам эти ДЭКТ очень близки к Д7. Поэтому по мощности они мало уступают семеркам. А вот по скорострельности они почти идентичны "восьмеркам". И они еще пригодятся. Например, для вспомогательных крейсеров. Так что, сегодня и "Орион" вполне удачно обстреливает эсминцы противника, сбивая их с боевого курса. Вот и сейчас он за полминуты всадил в один из них три снаряда. А еще пять-шесть ворвались совсем рядом. В результате боевые части, выпущенные "тройками", добрались до самого корпуса. Преграды на их пути уже нет. Можно уже переходить на полубронебойные снаряды. А этот эсминец самый наглый. Против него работала только одна "пятерка". Вот он и попробовал воспользоваться этим. Кроме того его пытались поддержать три легких бота.
   Вот двум другим эсминцам противника пришлось намного хуже. Первый получил несколько попаданий за первые пять минут. Потом его уже хотели обстреливать шрапнелью. Но тут вмешался второй эсминец. Пришлось переключиться на него. Работали сериями по пять залпов. Кирилл делает расчеты по одной цели, Стародубов обрабатывает вторую. Потом наоборот. Конечно это труднее. Но все же из четырехсот двадцати снарядов выпущенных ими за десять минут с четвертью в цель попали тридцать один. А потом противник рискнул и пошел в торпедную атаку. Били уже полубронебойными. Пятеркам в качестве цели достался наименее пострадавший эсминец. Второй расстреляла башенная тройка. Благо двойки и лазеры сняли с этого направления все боты. Помощник третьего артиллериста свободный от управления "пятерками" поработал весьма неплохо.
   Между тем и Вересов решил использовать, так называемую, шрапнель. У "семерки" такой вид снаряда весьма хорош. Внутри энергетического кокона сидят более десятка небольших боевых частей в собственных оболочках. После того основной заряд пробивает щит, они освобождаются и поражают корпус в нескольких местах. Впрочем, они могут это сделать и просто при взрыве снаряда рядом с целью. Правда, энергетическое поле каждого из них способно уничтожить не более четверти единицы защиты. Ну а потом все зависит от того насколько у противника рамазаны оставшиеся запасы щита. Не всего, а по площади корпуса, который защищает отдельный сегмент. Так, у "Ориона" он пробивается полным комплектом шрапнели при запасе щита в четыре единицы. Правда, взрыв должен быть не менее чем в ста метрах от энергетического поля. А при тех же условиях сегмент "Ермака" выдержит при запасе всего и в две единицы. Но тут есть одно но. "Орион" имеет очень тонкую броню, а у крейсера она уже вполне солидная. Так, что шрапнель против одного эффективен лишь в особых случаях, например, когда щит уже сбит полностью, а против второго почти бесполезен. Разве, что случайно повредить приборы. Взять тот же "Гросберг". Защищенные участки не пробьются. Ну а там где корпус не выдержит, особо важные узлы отсутствуют. А вот тому же, что стоит на корпусе придется плохо. Например, слабозащищенным артустановкам.
   Транспорт же противника и вовсе безбронен. И Вересов решился. Он самостоятельно принял решение сменить боеприпас. Запас шрапнели имеется. Обычно их долго готовить к стрельбе. Но сейчас заявка поступило только для одного орудия. Поэтому первые пять зарядов тут же поступили в боеукладку артустановки. Ни одним из них попасть не удалось, хотя защиту они проредили неплохо. Удачным оказался одиннадцатый выстрел.
   Между тем остальные "семерки" крейсера перешли на полубронебойные снаряды. И три из них поразили грифа. Он еще вполне способен сопротивляться. Но скорость уже сбросил. Да и маневрирует не так хорошо. А значит, вероятность новых успехов комендоров повысилась. Ведь в том, что расчет Кирилла сегодня в несколько раз перекрыл по количеству попаданий, средний показатель крейсера, наиважнейшую роль сыграла слабая маневренность транспорта. Да и высунулся он несколько неудачно. Хотя еще четыре снаряда в "Ермака" он всадил. А теперь они пробивают щит почти насквозь, учитывая, что тот уже сильно прохудился. Ведь и Гросберг выступает явно не мальчиком для битья. Его снаряды раз за разом взрываются рядом, некоторые добираются и до защитного поля. Да и маневрировать, так как раньше не получается. Двигатели не могут долго работать на форсаже. Уже повысилась температура корпуса, но защитники все еще работают надежно - удерживая остатки щита. Бортинженеры приноровились создавать небольшой запас, который ловко скидывать на сегмент, перед тем как тот подвергнется удару. Благодаря этому удается терять меньше защитного поля.
   Но сейчас главное это артиллеристы. И они оправдывают надежды. Вот за удачным пакетом из шести снарядов тут же хорошо легла девятка. А это еще два попадания. Новые снаряды значительно меньше воздействуют на силовое поле, особенно если они взрываются только рядом. Только такая задача теперь и не стоит. Емкость сегментов снизилась до пятнадцати-шестнадцати единиц. Поэтому они легко пробиваются, а дальше в дело вступает бронебойная боевая часть. Она достаточно мощная, чтобы пробить броню возле казематов. Ну а там, где нет и такой защиты, разрушения производятся от борта до борта. Это не очень существенно, когда таких попаданий один два, но теперь их уже три. К тому же хотя еще один из снарядов девятки и взорвался вне силового поля цели, его бронебойная часть сумела добраться до крейсера. Она на этот раз не смогла пробить щит, но приложило хорошо. Досталось и корпусу.
   Между тем снаряды продолжают ложиться возле грифа. На этот раз попал один из снарядов первой шестерки. Примерно через полминуты удачно легла и восьмерка. И тут же девятка ответила двумя попаданиями. Один из зарядов вывел из строя казематное орудие, второй проделал дыру в середине корпуса. На этот раз заряд уже внутри изменил направление движения, ушел вверх и добрался до силовой установки.
   За это время еще раз добился попадания и орудие Володи. Он как раз снова поменял вид боеприпаса. Поэтому внутри транспорта разворотило основательно. И как раз в это время один и эсминцев противника совершенно разбитый снарядами, ушел в обычное пространство, разваливаясь на отдельные фрагменты. Теперь на транспорт перенесли свой огонь и пятерки.
   Дело закончилось через пять минут. Разбитый крейсер последовал за эсминцем. Раскуроченный корпус теперь представляет отличную цель, но в стрельбе по нему уже нет смысла. Начался процесс внутреннего разрушения. Двигатели не работают, орудия вышли из строя, как и внутренние системы жизнеобеспечения. От крейсера отвалило несколько шлюпок с остатками экипажа. К этому времени прекратили сопротивление и эсминцы. Один превратился в обломки еще во время торпедной атаки, второй попытался удрать, но получив три снаряда, развалился. Грузовые корабли один за другим объявили о капитуляции. Впрочем, на них уже ушли абордажные команды, так что это только ускорило процесс овладения ими. Сдался и вооруженный транспорт. Только он оказался сильно поврежден. К тому же полностью потерял ход. С него сняли только документы, корабельную кассу и несколько контейнеров с топливом.
   А вот, добыча, доставшаяся на остальных призах, оказалась весьма впечатляющей. Во-первых, сами звездолеты. Все вместительные, построены не более десяти лет назад, находятся в хорошем состоянии. Во-вторых, груз. Тут оказалось очень много интересного. Так на одном из транспортов оказались материалы для сборки орбитальной станции, оборудование для ремонтного предприятия. Запасные части для звездолетов, в том числе и для сборки двигателей. Кроме того нашлись элементы для различных электронных устройств, блоки памяти для промышленных роботов, сложные узлы необходимые для сборки автоматизированных станков. Очень много дорогих медикаментов.
   Кроме того в трюмах оказалось много современного стрелкового оружия производства как Митрейха, так и ведущих компаний других государств, несколько десятков танков и боевых машин пехоты. Очень ценным трофеем оказались движки для легких космических летательных аппаратов.
   Все это Кирилл узнал от товарищей, вернувшихся с осмотра трофеев. В абордажные команды были включены Никита Троицкий и даже Саня Стародубов. Благо "пятерки" прекратили стрелять еще до сдачи противника. Молодые офицеры провели в исследовании трюмов, а главное систем одного и транспортов, почти три часа. Сам Говорков все время дежурил около своих орудий. Опасались появления нового противника. А в процессе работы с трофеями возник неизбежный бардак. То одно, то другое.
   Но теперь предварительный порядок наведен. Сформирован новый порядок каравана, который под конвоем "Ермака" и "Ориона" продолжил движение. Долго стоять на одном месте так же чревато. Через час большую часть личного состава отправили отдохнуть. Правда, Кирилл Говорков в это число не вошел. Ему пришлось перейти на третий пункт управления кораблем для исполнения обязанностей младшего артиллериста при пятиэлементных орудиях. Саня тоже оказался тут, но в качестве старшего поста. Никита отвечал за пеленгующие станции. А Володя Вересов за всюартиллерию. То, что тут оказались молодые офицеры объясняется тем, что пункт резервный и хотя все данные поступают реальные, их расчет всего лишь дублирует действия старших товарищей. И любое вмешательство в работу систем они могут совершить только по команде вахтенного начальника из боевой рубки. Если бы не усиленный режим службы, то они вовсе бы сейчас отдыхали у себя.
   Впрочем на "Ермаке" такая ситуация обычная. Постоянное напряжение и занятость. Расслабиться личному составу командир не дает. Это сейчас еще все спокойно. Даже несколько непривычно, что не заняты очередными учениями. Впрочем, понятно. Личный состав заслужил немного отдыха после успешно проведенного боя. Тем более на этот раз люди уже доказали высокую боевую выучку. А для следующего раза они должны быть свежими.
   Но молодые офицеры уже через полчаса такого дежурства в спокойном режиме заскучали. Все приборы несколько раз проверены на исправную работу, пространство впереди просканировано, до следующего прыжка еще три часа лету. Крейсер развил высокую скорость, чтобы первым оказаться на той стороне и если случится неприятность встретить его без обузы в лице подопечных. А сейчас можно и поговорить. Тут-то ребята и рассказали, что видели в трюмах одного из захваченных транспортов. К тому же уже возвращаясь в стыковочном шлюзе, они встретились с товарищами, прибывшими после обследования другого транспорта.
   А к захваченным грузам у всех тут интерес далеко не праздный. Три четверти стоимости отходит компании, в которой они служат. Это понятно. Стоимость крейсера, лицензии и прочего. Надо вернуть деньги. Кроме того нужны боеприпасы, продовольствие, топливо, запчасти для новых боевых походов. Экипаж получает жалованье. Ну и дальнейшее развитие. На все это нужны деньги.
   А вот остальное идет на призовые выплаты команде. Обычно командир получает двадцать процентов. Еще по десять выплачивается командору и адмиралу. Но пока таковых нет. Хотя Стародубов выполняет обязанности и командира крейсера и командора отряда, выплату он получит только в одном качестве.
   Так как роль "Ориона сейчас только вспомогательная, да и разница между кораблями слишком существенная, то и его командир получит призовые, только в числе прочих офицеров. Точнее ему и старшему офицеру крейсера выплатят пятьдесят долей.
   В команде сейчас нет рядовых, как и младших специалистов. Поэтому унтера, фактически самые младшие, получат полторы доли. Мичмана, как и старшие спецы - две, младшие офицеры и мастера от трех до четырех. Младшим лейтенантам положено пять долей, лейтенантам - семь, старшим - десять. Штаб-офицеры в зависимости от положения от пятнадцати до двадцати пяти.
   Кирилл про себя прикинул примерную цифру. Получается, по самым скромным расчетам две доли это не менее полутора тысяч экю *(27). А ведь вся его месячное жалованье со всеми надбавками всего сто двадцать. Империалы или червонцы можно получить потом, вернувшись в империю. А пока на руки он получит деньги, имеющие хождение в этих местах. Большая часть его зарплаты зачисляется на счет открытый в банке Содружества. Есть еще один в Империи. Но туда идет всего три десятка экю в месяц. И получить их можно только по возвращении.
   Призовые же поступят на его счет стразу же. Итак, он теперь достаточно богат. И хоть Кирилл человек в целом не меркантильный, скорее бережливый, но цену деньгам знает. Перспектива получить столь щедрое вознаграждение подействовала на него весьма позитивно. И если раньше и были сомнения в правильности своего решения перейти из флота в Резерв, то теперь все они остались позади. И за такое вознаграждение можно претерпеть и больше лишений и неудобств.
   Сменились они через два часа. К этому времени схлынули первые впечатление и от победы, и от перспективы на получение солидных призовых. Все это сменилось усталостью, внутренним опустошением и какой-то апатией. До мичманской добрался с трудом. Нехотя снял с себя защитный комбинезон, футболку, все это весьма неаккуратно сложил у себя в мешок для чистки и отдал роботом. Буквально из последних сил и нехотя достал чистую одежду, полотенце и поплелся в душ. Вода через несколько мгновений привела его в чувство. С потом и грязью словно смыло и часть усталости. По крайней мере, стало как то легко и свободно. Улучшилось и настроение. И тут организм ответил новой напастью - ужасно захотелось есть.
   Поэтому когда Кирилл чистый, свежий зашел в комнату отдыха, то испытал неожиданный для себя восторг от накрытого стола. И, кажется, он в этом оказался не одинок. По крайней мере, и его товарищи заняли свои места с необычным энтузиазмом. Хотя не сказать, что обед оказался уж каким-то особенным, если конечно не считать двойной порции котлет. Но потом подали превосходный кофе и настоящий шоколад. И еще немного коньяку.
   Лишь проснувшись через четыре часа, а потом, заступив на вахту, Кирилл сообразил еще про один положительный и даже немного для него лично приятный, что же делать приходится признать это, результат от захвата призов. Нет, он, разумеется, хорошо относится ко всем своим товарищам, ценит их, и даже готов многим пожертвовать ради каждого и них. Да, что говорить, все его соседи отличные ребята, а он не имел бы ничего против, если бы все и дальше оставалось в прежнем состоянии. И условия обитания на крейсере до сих пор его вполне устраивали. Но все же сейчас стало заметнее, что людей на корабле, и в том числе в мичманской, меньше. Из всех младших лейтенантов остался один Саня. Он мог бы расположиться и вовсе один, но рядом с ним поселился Никита. В соседнее отделение переселились остальные старшие мичмана. Их число также сократилось на одного. Всего их общество покинуло семь человек. И хотя все три соседа Кирилла остались на месте все же, и он почувствовал изменения. Как-то и очереди в душ сократились, и места в комнате отдыха стало больше.
   Выяснилось, что один из грузовиков раньше принадлежал вольным торговцам. За неделю до этого он был захвачен грифонами. Даже экипаж вместе с владельцем-капитаном оказался заперт на одном из судов каравана. Теперь всех их освободили. Звездолет вернули хозяину. Тем более приписан он к системе Новоатика входящей в Республику Шёнистар, которая с новруянцами находится в дружеских отношениях. Разумеется, освободителям кроме искренней благодарности полагается и весьма солидная премия. А так как почти новый звездолет влетел хозяину в копеечку, то свободных денег у него нет. Так что он с радостью принял приглашение на сотрудничество. А вот страховая компания должна раскошелиться за сохраненный груз и на наличные. С остальных транспортов сняли больше половины людей. Вместо них и перевели унтеров и офицеров с "Ермака". Так в любом случае надежнее. Иногда доставить добычу к себе намного сложнее, чем захватить его.
   Однако полторы недели до Нового Руяна прошли вполне себе спокойно. Встреча с двумя пиратскими суденышками прошли буднично. Первый раз на караван напали после ухода крейсера в соседнюю систему на разведку. Вернулись через два часа и как раз вовремя. Этого бандита расстреляли. В следующий раз "Ермак" проверив систему, отправил туда подопечных, а сам подзадержался. Когда он вышел из тоннеля, на караван уже напал быстроходный пиратский корабль, переделанный из транспорта. Воспользовавшись большой скоростью после прыжка, крейсер быстро перекрыл ему дорогу назад. После появление грозного противника, пират попытался сбежать, но через два часа его догнали, и он сдался.
   Экипаж на нем оказался зеленый, только набранный с бору сосенке. Да и особых грехов перед новоруянскими властями у этого экипажа не было. Командование пирата заперли на крейсере. Часть команды перевели на "Орион", часть оставили на месте, и теперь звездолет стал принадлежать компании. Скорость у корабля достаточно высокая, но уступает тому же "Ориону", а вооружение из шести девятиэлементных орудий вполне впечатляет. Вот теперь он весь остальной путь и охранял караван. "Орион" перед каждым прыжком отправляли на разведку, а "Ермаку" выпала роль свободного художника. Так и добрались до места.
   Однако отдыха не получилось. Караван отправился на стоянку. А вот крейсер в сопровождении "Ориона", а так же быстроходного почтового кораблика, присоединившегося уже здесь, тут же отправился в боевой поход. Сведения, полученные при разгроме грифов, содержали примерные координаты оперирования их другого отряда. Да к тому на Новом Руяне сразу же получили свежие дополнительные сведения о наиболее опасном участке местных торговых маршрутов. В саму систему входить не стали. Информацию получили от местного отряда встретившего их на подступах. Состоял он из трех старых эсминцев построенных чуть ли не сто лет назад в Британском Содружестве. Ну, если и не сто, то очень близко к тому. К тому времени, когда заложили братьев "Ермака", они уже успели безнадежно устареть. Старые двигатели и в лучшие времена выжимали на шесть узлов меньше, а теперь они еще и физически устарели. Пять торпедных аппаратов, шесть пушчонок на три элемента. Вот и все.
   Поэтому пиратский крейсер для них - слишком серьезный противник. Тип "Скальд" был заложен лет на десять раньше "Витязей", под впечатлением от действий крейсеров Императорского флота проекта "Посадник". Они являлись своеобразным углубленным развитием концепции крейсер-скаут. Быстроходные, маневренные, с неплохой автономностью эти крейсера имели очень легкое бронирование и довольно слабую артиллерию. Первоначально на них стояли только пятиэлементные орудия. Да и число их оказалось не впечатляющим. Всего лишь сорок два или двадцать два стволов на борт по схеме (3+8)х2. десять пушек расположенных на палубах снабжены только небронированными колпаками.
   А потом оказалось, что три новейших эсминца Императорского Флота типа "Снузник" в артиллерийском бою могут справиться с одиноким Скальдом, превосходя его еще и в скорости. Благодаря тому, что десять орудий каждого из новотеранцев могут стрелять на оба борта, мителрейхский крейсер имел паритет только при встречном бое. Причем на эсминцах стоят так же "пятерки", и даже немного превосходящие по своим параметрам. По крайней мере, учебники и справочники утверждают, что дело так и обстоит. Ну а про тридцать шесть торпед против четырех и говорить не стоит. Поэтому вскоре большую часть Скальдов перевооружили. Теперь на них установили "восьмерки". По три на палубу и пять в каждый каземат. В результате крейсер получил возможность на шестнадцать выстрелов главным калибром на борт.
   Но этот конкретный крейсер имеет первоначальное вооружение. Наверное, его сразу же передали кому-то из сателлитов, ну а от них он перешел уже грифам. Узнать точнее не удалось. Отряд пиратов из крейсера и двух вооруженных рейдеров купился на "Орион". А от появившегося рядом "Ермака" шансов спастись у них уже не было. Даже "Скальд" уступает ему в скорости целый узел.
   Бой прошел достаточно просто. Он скорее напоминал учебный. Да, противник и маневрировал, и стрелял. Все равно он оказался скорее очень хорошей мишенью. Просто командир получил прекрасную возможность потренировать личный состав. По крайней мере, некоторые его распоряжение можно рассмотреть именно с этой точки зрения. Стародубов-старший решил опробовать несколько маневров и приемов в настоящей боевой обстановке. После того как расстреляли крейсер, взялись за транспорты. Один быстро отправился за "Скальдом", а второй сдался, получив десяток попаданий.
   Команда "Ермака" теперь получила возможность потренироваться сразу и в операции по спасению членов команд с погибших кораблей, и в аварийных работах. Транспорт, которым, по сути, и является рейдер, все же получил существенные повреждения, так капитанский мостик разворотило полностью. Запущенный процесс разрушения идет уже по нарастающей. С "Ермака" отошло пять шлюпок с аварийными партиями. Кирилл Говорков хоть и числится по боевому расписанию при орудийных расчетах, но его присутствие на посту, особенно сейчас не является жизненно необходимым. Поэтому он сразу получил распоряжение прибыть в шлюпочный шлюз номер два, где и встретил Саню Стародубова и еще пятерых своих товарищей по мичманской.
   Десять минут лета и они уже на палубе приза. Тут уже хозяйничают ребята из абордажной партии. Но их главная задача, выявить всех членов команды оставшихся в живых. Даже тех из них, кто способен участвовать в аварийных работах, приказано использовать только под присмотром своих специалистов.
   - Господин младший лейтенант,- обратился к Сане унтер-абордажник, - я с тремя моими ребятами поступаю в Ваше распоряжение.
   - Есть сведения об обстановке?
   - Да. Господин ротмистр всю собранную информацию сбросил мне на планшет. Вот он.
   - У Вас?
   - Это для Вас. У меня есть другой, подключенный к нему. А на этот ротмистр будет передавать все последние данные.
   Отлично. Стародубов подключил аппарат к своему через шлейф и уложил оба в командирскую сумку. Теперь данные от групп абордажников будут поступать на его планшет напрямую, как и вводные старшего по аварийным работам, который уже начал распоряжаться. Так что Саня тут же повел свою группу по коридорам. Для ориентирования есть примерная схема корабля, составленная и полученная заранее. К тому же к нему уже поступили дополнения. Впереди идут бойцы. Но и офицеры-ремонтники держат свое оружие наготове. У каждого в руках или пистолет-пулемет, в просторечии называемый автоматами, или табельный ПОСТик. Хотя, между прочим, в данном случае "табельный" в сочетании с Пистолетом Офицерским Стандартным Табельным звучит как масло масленое. За плечами ранцы с инструментами. Кирилл, например, тащит еще и портативный сварочный аппарат.
   Их задача задраить люки в девятый отсек, укрепить переборку, корпус корабля и попытаться восстановить разрушенные системы. Тут уже работают трое из "местных". То есть из старой команды пирата. Честно сказать держатся они довольно мужественно. Да и действуют умело. Только вот их до этого было всего трое. Поэтому справится с задачей для них практически невозможно. Но все же они пытаются сделать что-то, для того, чтобы как-то исправить повреждения.
   - Никита, давай осмотри пульт, Костя на тебе люки. Кирилл, Вася, заделайте пробоину. Представьтесь, - обратился он к одному из пленных.
   - Карл Фишер, бортинженер Северной Звезды, это канонир Януш Матиевский и борттехник Серж Мерсей.
   - Младший лейтенант Стародубов, поступаете в мое распоряжение. Ваши действия по ликвидации повреждений будут учтены. А пока давайте заставим работать аварийную систему.
   - Поврежден кабель. Мы как раз обнаружили места обрывов. Мерсей работает над одним и них.
   - Хорошо. Серж, продолжайте работать. Карл, покажите второе повреждение унтеру Расмусену. Потом мы с вами введем в строй линию подачи энергии. Если заделаем пробоину в корпусе, надо будет пройти в соседний отсек. Сейчас к вашему звездолету подойдет наш малый транспорт, который попробует закрыть временным пластырем пробоину корпуса.
   - Это было бы хорошо. Я, думаю, если нам удастся подать туда энергию, то можно начать работу и там. Тогда не вижу смысла укреплять переборку.
   - Нет. Для работы в соседнем отсеке, нам нужно, чтобы тут все было надежно. Нагрузка не перегородку возрастет, так как она будет опорой для временных конструкций, которые мы создадим. Роботы можно восстановить?
   - Да.
   - Так давайте займемся ими. Тем более мы сейчас восстановим подачу энергии для них. Для этого переключим управление на четвертую схему. Тогда кабели от первой тут пока не нужны. Вот их и используем для того, чтобы соединить два этих выхода. Часок выдержит, а там нам доставят новые материалы с крейсера.
   Через четверть часа удалось выйти в соседний отсек. Двадцать пять минут ударной работы - и выключили через временную схему подачу энергии в разбитые помещения. Благодаря этому ситуация в них стабилизировалась. Между тем со спасательных баркасов удалось закрыть временной пленкой весь поврежденный участок корпуса. Для этого пришлось задействовать все имеющиеся запасы. Но главное сделано. Началось постепенное восстановление разрушенного. Конечно, это всего лишь временные конструкции, призванные только удержать звездолет хоть в каком-то работоспособном состоянии. Где-то, что-то убрали, где-то коммуникации соединили напрямую, а где-то создали временную схему передачи энергии и информации. Восстановили пару десятков ремонтников-роботов. Они тут же резво промчались по помещениям корабля.
   Работали часов десять, но большую часть задач выполнили. Конечно, две свежие ремонтные команды продолжают восстановление и сейчас. Сейчас главное - двигатели. А потом к ним придет смена. И так до прибытия на место. А там уж за ремонт возьмутся уже серьезно. Но сейчас бригада Александра Стародубова вернулась на крейсер. Никто не стал напрягать их докладами. Сразу же в душ, потом за стол и спать. Правда, перед этим включился большой экран в углу каюты отдыха. На нем появилось изображение командира.
   - Товарищи офицеры. Я буду краток. Благодарю за самоотверженную работу по устранению повреждений на призе. Ваша группа получит шесть часов отдыха.
   - Товарищ капитан первого ранга, - обратился к командиру младший Стародубов.- У меня появилось два предложения по транспорту.
   - Насколько это срочно? Если подождать с ними, состояние приза не ухудшится?
   - Нет. Их выполнение возможно, только после восстановления работы двигателя. Но зато потом можно улучшить состояние механизмов. Я уже говорил с Кононовым.
   - Значит, это подождет до завтра. Сейчас крейсер направляется в систему Сюзанны, это два прыжка отсюда. Там расположены несколько судов захваченных этим отрядом. Заберем их, вернемся сюда, ну а потом все вместе до базы. К этому времени движок заработает. А теперь отдыхать.
   Появление "Ермака" воле пятой планеты системы Сюзанны оказалось достаточно неожиданным. На транспортах не успели набрать скорость. Небольшой старый контрминоносец разнесли быстро, а боты, выпущенные с крейсера, быстро перехватили все призы. Всего захватили два небольших быстроходных транспорта, траулер и очень интересная находка - небольшой танкер принадлежавший расе Хундерхомов*(29). Но если часть экипажей с транспортов удалось освободить, то живых хундеров не нашли. Да и траулер оказался бесхозным. Капитан с помощником сбежали, а так как промышляли они на территории, на которую претендует та же Новая Руяна, где и были захвачены грифами, то вряд ли придут с претензиями. Так что эти два последних звездолета можно смело считать своими. А вот с двумя транспортами могут быть и вопросы. Но это потом. Да и призовые за них все равно положены. А пока предстоит дорога домой.
   База компании Дружина-Рось, оказывается, располагается не в одной из трех основных систем Новой Руяны. И даже не в тех, на которые распространяются ее права. Правда, это официальная зона экономических интересов, но контролируются Республикой только номинально. От системы, где нашлось пристанище для кораблей, прибывших из Империи до Нового Руяна семь прыжков. Это и развязанные руки, да и Республика в случае чего не несет ответственности за некоторые операции отряда.
   Эта звезда только от человеческой цивилизации получила не менее пяти официальных названий. Теперь, когда люди разделились, то все они потеряли смысл, так как единого регистра уже нет, а каждое крупное государство может назвать светило, как заблагорассудится. Правда, интересы крупных игроков направлены пока достаточно далеко от этих мест. Может, кто и полез бы сюда, да другие бдят и предпримут все, чтобы не пустить соперника. А в свое время единое человечество даже начало освоение системы звезды Вайсхорц.
   Планета Купрем является пятой от местного солнца. Её объем составляет около 85 % от земной при массе 93 %. Безжизненная, постоянное проживание человека на поверхности невозможно. Сложность для терроформирования очень высокая. Вокруг обращается шесть спутников. Две из них размером примерно в половину от Луны. Третий по величине уступает им раз в сорок. Четвертый спутник еще меньше и представляет собой овальный кусок твердой материи диаметром примерно в пятьсот двадцать - пятьсот сорок километров. В свое время именно на ней пытались построить базу для сотрудников добывающих предприятий. Но через десяток лет работы заморозили, ну а вскоре эвакуировали и остатки персонала.
   И вот теперь здесь снова появились люди. Они принялись заново обживать старые сооружения и даже возводить новые. Правда, добыча ресурсов пока не планируется. Просто тут организованы склады, помещения для отдыха личного состава, оранжереи для свежих овощей и обеспечения систем жизнеобеспечения и главное ремонтные мастерские. Для защиты прямо на поверхности спутника установлено несколько батарей. За последние дни база получила серьезный толчок для развития. Во-первых, мобильный док теперь встроен в местную структуру. Для этого его просто состыковали со старой конструкцией. Во-вторых, начался монтаж привезенного с собой оборудования, в том числе захваченного в качестве трофеев.
   Звездолетов тут оказалось неожиданно много. Кроме уже прибывшего сюда "Ориона" и трофейного рейдера названного "Элефантом", тут располагаются еще три оснащенных как вспомогательных крейсера транспорта, два сторожевых корабля переоборудованных из сейнера и дальнего разведчика. Кроме того тут есть буксир и еще один корабль-спасатель. Оба, разумеется, вооружены. Но главной достопримечательностью является он. Бывший хозяин межзвездных пространств. Тяжелый линейный корабль "Крепость". Он уже давно устарел, как и каждый из его некогда грозных параметров ТТХ. Такая броня давно не ставится, энергетическая защита всего сорок единиц у четырнадцати сегментов на борт, двигатели, выдававшие фантастические для корабля такого класса девять узлов(29), вряд ли сейчас способны и на пять. Только, старые гигантские орудия, стреляющие на расстояние каких-то двадцать кабельтовых(30) тяжелыми снарядами с невысокой скоростью, кажется, заменены на современные двенадцатиэлементные.
   - Ребята, а я думал, что все "Крепости" уже давно пошли на слом, - поделился с товарищами Кирилл.
   Он находится на боевом посту. Но для большинства на вахте объявлен облегченный режим. И даже разрешены неслужебные переговоры по четвертому каналу. Тем более старшие офицеры его не слушают по принципиальным соображениям. Да и некогда им сейчас. Они-то заняты боевой службой в боевой рубке, на мостике, постах или у двигателей.
   - Да, их уже лет тридцать назад начали списывать, - заявил Конрад Кетлев.
   - Списать то списали. Только зачем их резать. Больше возни, да и расходы - заявил Никита.- Кого-то поставили на прикол, а что-то и продали. А потом и перепродали. А теперь один из них сюда добрался. А что соглашения не нарушены, а по местным меркам серьезная единица. Особенно если использовать только в этой системе.
   Отдохнуть тут не получилось. Уже через день "Ермак" в сопровождении "Ориона", спасателя и разведчика отправился на Руяну. Там уже формируется торговый караван. Местные торговые линии в последнее время совсем захирели. Кроме борющихся между собой крупных держав, тут развелось много вполне себе самостоятельных банд и группировок, работающих только для своей наживы. Впрочем, не брезгающих и денежными вливаниями от какой-либо разведки, или силового блока крупной компании. Теперь грузы доставляют только на небольших быстроходных звездолетах. Пытались создавать караваны, но их шансы добраться до места оказались еще меньше. Только скорость, скрытость и пользование окольными путями. Вот залог успеха некоторых лихих шкиперов. Крупнотоннажные транспорты вовсе оказались на приколе.
   Экономики же местных государств не такие уж и сильные. Производственная база ограниченна, да и квалифицированных специалистов не хватает. Выпускать у себя на месте весь ассортимент необходимой продукции невозможно. Раньше спасала только разделение сфер деятельности. И вот теперь обмен товарами оказался под угрозой.
   Поэтому возможность доставить накопившиеся грузы соседям, а потом вернуться оттуда с покупками, оказалась воспринята местными с энтузиазмом. Рекламу сделали страховщики, выступившими посредниками при выплате премии за освобожденный транспорт. Тот самый, вместе с которым заодно освободили владельца с командой. Через них ведутся переговоры и по другим судам. К тому же теперь есть свои транспорты, которых держать без дела не выгодно. Поэтому их уже набили всем, чем можно. Да и часть трофейных грузов еще осталась нераспроданной.
   Все свои транспорты, и тот, что привели с собой, и трофейные сейчас в пути. Кроме них в караван напросились ещё пять крупных транспорта. Даже два капитана быстроходных судов действовавшие раньше в одиночку, решили присоединиться к их компании. Оплата за охрану достаточно высокая. До пяти экю(31) за тонну груза. Но это для тех, кому далеко идти. Конвой собирается идти от системы до системы, сдавая и принимая грузы. Кто-то по дороге отстанет, и возможно, присоединится на обратном пути.
   Стоило им совершить всего шесть прыжков, как их уже встретили. Караван вошел в систему четыре часа назад, теперь они в пространстве Б, и на скорости четырнадцать узлов двигаются по краю системы до следующей точки перехода. Три пиратских рейдера скрывались в засаде возле малой планеты. Для того, чтобы их сразу не обнаружили пеленгаторы, двигатели были приглушены. И вот теперь они стремительно набирают ход, двигаясь наперерез каравану.
   На этот раз их ждет сюрприз. "Ермак" выскочил из-за транспортов, когда противник оказался в ста двадцати кабельтовых. Рейдеры двигались еще несколько минут, пока не поняли, какой серьезный противник попался в их сети. Ловили пескаря, а попалась акула. Ну а дальше все довольно предсказуемо. Крейсер уже набрал скорость. Рейдеры попытались развернуться, но вокруг них уже легли первые снаряды. Их скорость в шестнадцать узлов против двадцати шести это не серьезно. Тем более пираты еще начали разбираться, кто в какую сторону будет удирать. А просто развернуться и броситься прочь по кратчайшему направлению для них не выход. Артиллеристы крейсера тут же вычислят верные установки прицела, а попасть в идущий по прямой и с постоянной скоростью транспорт для них не составит труда. К тому же корма самое уязвимое место. Щит тут слабый, зато снаряды легко достанут до элементов энергетической установки и топливных баков.
   Вот и начали они разворачиваться под углом к курсу "Ермака", одновременно пытаясь отстреливаться из своих "восьмерок". Но один из них тут же отвалил, когда сразу два снаряда вошли в борт. До этого он уже получил четыре попадания и сильно потерял в щитах, поэтому капитан, кажется, решил не искушать судьбу. Двое других решили воспользоваться этим и развернулись, через несколько минут укрывшись за корпусом, сбросившего скорость товарища. Правда, перед этим "Ермак" всадил в них в общей сложности семь снарядов.
   В отличие от рейдеров он повернул всего на шестьдесят градусов. И вот уже убегающие пираты снова в секторе его орудий. За пять минут крейсер прошел почти сто пятьдесят тысяч километров или свыше двух тактов. При этом он постепенно удаляется от сбросившего ход транспорта. Если брать за точку отсчета нынешнее его местоположение, курс и наикратчайшее направление до этого пирата, то угол уже превысил сто градусов. Кажется, капитан транспорта решил воспользоваться этим, а может в этом и был изначальный расчет. Но на небольшой скорости пират пытается незаметно выскользнуть из досягаемости "семерок". Тем более все они увлеченно бьют по двум другим рейдерам. И не без успеха. Уже четырнадцать выстрелов оказались точными. Причем половина из них приходится на шрапнель. Небольшие боеголовки этих снарядов, пройдя сквозь энергетический щит, уверенно пробивают корпуса пиратов. Если первые три еще встретили сопротивление, то теперь на сегменты осталось не более пятнадцати-семнадцати единиц. Конечно, повреждения не очень велики. Пробивной мощи не хватает. Зато трясет изрядно. Повысилась температура, выходят из строя системы. Пушки рейдеров уже прекратили отвечать.
   Кирилл Говорков пока еще в бою участия не принимал. На этот раз он оказался на пункте управления стрельбой казематными орудиями левого борта. А сегодня стреляет только правый. Но сейчас поступила команда срочно прибыть на шлюпочную палубу. На посту остается только лейтенант Шумилов, а три офицера, назначенных ему в помощь, бросились в коридор.
   Кирилл нажал кнопку, створки люка раскрылись, и они уже в капсуле. Проход за ними тут же закрылся. Зажегся сигнал, и вот уже перед ними появилась щель. Все трое шагнули вперед и тут же словно зависли. Тут нет гравитации. Они внутри шахты внутренней коммуникационной линии. Теперь включить небольшой двигатель скафандра и вперед. Через тридцать секунд они преодолели больше шестисот метров и добрались до места. Сначала в шлюз, а оттуда в коридор, ведущий на шлюпочную палубу. В двух боевых ботах занята половина мест. Еще два только, что оторвались от палубы и зависли над палубой. Кому куда, уже отработано на многочисленных тренировках. Кирилл почти на автомате занял свое место.
   - Четвертая боевая группа в сборе, - доложил старший лейтенант Комаров.
   - Внимание, пошел отсчет. Семь, шесть, пять....
   Бот приподнялся над поверхностью и завис рядом с тремя другими. Пять секунд, аппарель раздвинулась, и они уже в космосе. Скорость у ботов достигает пятидесяти с лишним узлов. А до цели всего три такта. Поэтому через четыре минуты боты прилипли к бортам пиратских рейдеров. А еще через пару, покинувшие их бойцы, оказались уже внутри. Впереди идут боевые группы космопехоты. Четвертая же сформирована из обычных офицеров и унтеров. Их задача прикрывать тылы, принимать пленных и самое важное брать под контроль наиболее значимые корабельные системы. Проверить состояние, в случае необходимости отключить либо наоборот включить, проследить, чтобы члены команды не причинили повреждения. Если требуется, принять меры к исправлению.
   Так инженеры-электроники сразу же подключились к корабельной информационной сети. А Косте и Володе нужно взять под контроль управление малокалиберной артиллерией. Отделившись от основной группы они, ориентируясь по своим планшетам, двинулись по местному лабиринту. Как ни странно пройдя в общей сложности до километра, они не встретили ни убитых, ни живых пиратов. Зато на посту их встретили аж трое пленных под охраной четверки космопехотинцев.
   - Унтер-офицер Шубин. Оставляю с вами одного бойца. Он присмотрит за этими. Вы не беспокойтесь они квелые. Мы им оказали первую помощь, но в себя придут не скоро.
   Тройка бросилась проверять одно за другим батарею, в поисках оставшихся членов расчетов. Между тем Володя и Кирилл, не отвлекаясь на пиратов, тем более за ними есть, кому присмотреть, принялись разбираться в управлении. На каждой палубе с этого борта расположено по три спаренные импульсные пушки и четыре барабанные единички. И те и другие установки конечно староваты, но что есть, то есть. Первым делом отрубили возможность управления орудиями расчетами на месте. Теперь там если что, придется сильно постараться вовсе отключить коммуникации, через которые пойдет сигнал. Кирилл посмотрел состояние элеваторов подающих боеприпасы. Нормально. Кроме того есть стандартный боезапас, которому положено быть при установках. В накопителях есть запас энергии. Тут же включил автоматику заряжения и подачу энергии, чтобы пополнить запасы. Поступил сигнал из погреба, что там уже свои, и при необходимости заряды пойдут к орудиям.
   - Кирилл, как у тебя. Установки исправны, переключены на централизованное управление, энергия на зарядку подключена, к стрельбе готов.
   - Наша цель две удаляющихся от нас катера и шлюпка. Поступила информация, что там удирают местные главари. Я их вял на сопровождение, сейчас поступят параметры. Активизируй на установках поиск цели Единички на катер N 1, импульсники на шлюпку. Как только данные будут загружены, и орудия скорректируют наводку, открываем огонь.
   Импульсники шлюпку достали сразу. Только уже через четыре секунду цель вышла и досягаемости. А вот снаряды единичек легли впереди катера. Следующая серия легла там же, но уже с недолетом. Ввели поправки. Перелет. Перешли на стрельбу парами. Выпустив по семь снарядов, наконец, приноровились. Очередная пара зарядов катер достала. Тут же в цель попал еще один выстрел, потом еще. Противник потерял ход, и тут же в него влетело еще два снаряда. Еще одну пару можно было не выпускать. Хоть один из снарядов вроде и попал, но смысла в нем уже не было. Маленькое суденышко развалилось на части. Второй катер достали снаряды трех шестерок. Они же повредили и шлюпку, которая сначала было заметалась в поисках спасения, а теперь безвольно висит в обычном пространстве. Впрочем, сейчас не до него. Как только Володя и Кирилл задробили стрельбу, к ним обратился космопех.
   - Поступила информация, наши с командного пункта по камерам отследили прорыв группы из семи человек. Идут в нашу сторону.
   - Наши пленные в каком состоянии? - спросил Вересов.
   - Пока без сознания. Это от действия введенных в них лекарств. Я проверял индивидуальные датчики. Состояние стабилизируется. Еще пару часов сна и будут как новенькие.
   - Хорошо, тогда принимаем бой в коридоре.
   - Вересов, - голос в рации принадлежит Комарову. - Оставайся на месте, следи за приборами и пленными. Говорков и Кремень 17. Вы занимайте оборону перед проходом в секцию. Действуйте.
   - Господин старший лейтенант мы на месте, - доложил Кирилл через полминуты.
   Боец с позывным Кремень -17 в это время внимательно осматривает довольно широкий коридор, заканчивающийся через метров сто глухой стеной. Впрочем, там должно быть довольно прочно, и вряд в условиях цейтнота противник будет резать дыру. Но зато рядом со стеной и с правой, и с левой стороны и даже сверху есть неширокие люки. Открыть их можно и с той стороны. Враги могут выскочить из каждого. Хотя судя по информации, скорее всего это все же левый люк. Кирилл расположились около перегородки между отсеками. Обычно в случае необходимости проход может быть задраен с помощью дублирующейся системы состоящей из двух пар створок каждая. С той стороны выдвигаются сверху и снизу, с этой справа и слева. Сейчас полностью закрыта только нижняя. Боковые же только на две трети. Вот за ними и прячется пара защитников.
   - Хорошо. Ваша задача только задержать противника. Поэтому не высовывайтесь, берегите боеприпасы и не подставляйтесь. Это тебя Кир касается. Помощь будет.
   - Принял.
   И через секунду Кирилл нажал спусковой крючок своего автомата. Очередь оказалась длинноватой, но ничего. Сразу же выстрелил присевший напротив Кремень. Он-то спокоен и знает, что делать. Короткая очередь на два-три патрона и тут же еще. В это же время мимо них пролетело несколько пуль выпущенных уже противником.
   - Мичман ты смотри тут. А я посмотрю рядышком. Думаю, кто-то попробует оттуда прорваться.
   Кирилл выпустил две короткие очереди и нырнул под нижнюю створку. Космопех успел выдрать от креплений ящик для хранения инструментов и уложить его поперек прохода. Теперь эта баррикада немного защищает от рикошетов в спину. Выстрелил и вернулся обратно. Еще одну очередь не глядя. Опять на свою изначальную позицию. Пострелял оттуда. Ушло еще патронов двадцать. Сменил магазин. Очередь. Перекатом вперед, теперь укрылся за левую створку. Короткая очередь. В ответ бьют из нескольких стволов. Пули щелкают где-то рядом. Но это уже мозг где-то внутри головы подсказывает, что это пули. А впечатление, словно рядом кто-то кидается щебенкой.
   Впрочем, для Кирилла это только немного раздражающий, но почти не отвлекающий посторонний шум. Все внимание сосредоточенно только в одном направлении. Весь мир сейчас для него сузился до этого на самом деле не очень широкого коридора. Его глаза и мозг все остальное просто не замечают. Нет, последний из этих двоих все же пытается предупредить, что вообще-то надо экономить боеприпасы, а вот пальцы все нажимают и нажимают. Ведь и время сейчас изменило свой бег. Оно, то ли остановилось, то ли сжалось до самого предела. А может оно просто разбилось на отдельные кадры. Сколько их в пленке на одну секунду? Только Кириллу кажется, что он все делает медленно, падает, перекатывается, вскидывает автомат, дает короткую очередь. Нет, нажал на спусковой крючок как положено, и когда он уже вроде отпустил спусковой крючок, оружие продолжает дергаться, выпуская еще две пули.
   Тут в пределах корпуса корабля даже после остановки всех двигателей еще два часа продолжает сохраняться мощное силовое поле, способное раздавить все вокруг при выстреле из обычного импульсного оружия. Поэтому в боях внутри звездолетов стреляют металлическими пулями. Конечно, работают автоматы и пистолеты не от пороховых газов, а от тех же зарядов энергии, что и корабельные орудия. Поэтому магазин состоит из двух секторов. В первой встроен небольшой аккумулятор подающий энергию. Вторая часть занимает больший объем. В ней находятся небольшие пули, которые подаются в казенник обычной тугой пружиной. В каждой обойме их до ста штук.
   Кирилл с немного пугающей для себя скоростью отсоединил магазин и вставил новый. Между прочим, последний заряд предыдущего еще в казеннике. Поэтому он просто нажал спусковой крючок. Вот теперь порядок. Всего три пули выпущено. Поменял позицию. Еще три пули. А дело пошло. Да и время вроде ускорилось. Кажется, удается начать его контролировать. И тут впереди и сбоку рвануло. Отпрянул за створку. А тут еще два взрыва за спиной.
   Экипаж крейсера снабдили вполне новыми боевыми скафандрами для абордажного боя. Они новые не только по сроку изготовления. Это последняя модификация даже еще не принятая на вооружение. Честно говоря, система просто проиграла конкурс конкуренту на последних испытаниях. Лучший вариант начал поступать в войска. Ну а с этой партией надо же что-то делать. А ведь по сравнению со старыми моделями он вполне хорош. Вот их компания и закупила.
   И вот теперь комплект отработал на свой максимум. Ведь это не просто скафандр. Он покрыт несколькими слоями специальной защиты. Призван спасти и от осколков, и часто от пуль. В случае необходимости оказать первую помощь. Кроме того он усиливает способности человека. Делая его быстрее, сильнее. Так боец, облаченный в такой скафандр, может пробежать за час до двадцати пяти километров, скакать по скалам как горный козел. Ударом руки, облаченной в специальную рукавицу, легко сбивает с ног быка. Хотя конечно абордажный костюм несколько облегчен по сравнению с наземными вариантами. Зато в нем усиленны возможности для пребывания в открытом космосе, он лучше спасает от радиации и высокой температуры.
   Однако два взрыва все же сбили Кирилла с ног. Его отбросило на стену. Скафандр амортизировал удар. Но все же мичман потерял сознания. Хоть защитные слои и выдержали, ему досталось и осколков, и ударной волны. Через секунды две он пришел в себя, но поднять руку с автоматом никак не удается. К тому же его придавило ящиком. Зато он одновременно прикрывает ему и грудь, и голову. Да и в, казалось бы, открытые части, трудно попасть, из-за перекрытой траектории полета пуль. Для того чтобы добить лежащего нужно еще подобрать нужный угол. Вот кто-то остановился, направил оружие в сторону и через мгновение начал падение, пораженный пулей в голову.
   Четыре космопехотинца с "Ермака" именно в тот момент, когда пираты закидывали Кирилла гранатами, вышли им в тыл. Ну а дальше дождались момента, когда те бросились вперед. Застрелили парочку, прикрывающую остальных, заняли место пиратов и открыли огонь в спину добежавшим до прохода. А тут тех из бокового коридорчика встретил огнем Кремень. У люка в следующей переборке расположилась подоспевшая с другой стороны троица коспопехоты. Сразу же бежать к мичману не стали, предугадав применение противником гранат. Только вот и предупредить Кирилла не успели. Зато надежно прикрыли его, от врагов, когда те добежали до прохода. Они даже позволили, троим перебраться через створку.
   Один и них даже пытался выстрелить в лежащего офицера, но сам уже несколько секунд был в прицеле. Поэтому стоило только сделать движение, как тут же в его шлеме образовалась дыра. При этом он еще успел получить до половины пуль из длинной очереди, выпущенной Говорковым, все же сумевшим поднять оружие. Заодно мичман сумел ранить и второго пирата. Впрочем участь того оказалась предрешенной и без его стараний.
   Кирилл получил дозу крепких лекарств и отключился. Еще раз пришел в себя уже в лазарете "Ермака". За это время его успели доставить до шлюпочной палубы трофея, погрузить в катер, доставить на свой корабль, снять скафандр и подключить к медкомплексу. Вопреки ожиданиям самочувствие оказалось отличным. Полученные им раны оказались скорее ушибами. Самыми опасными были легкое сотрясение, вывих правой руки, ну и в трех местах: нога, бок и плечо осколки добрались до кожи. Крови потерял не больше чем при небольших порезах, легкие ожоги уже почти зажили. Это и скафандр мгновенно заблокировал опасные участки, и лекарства вовремя ввел. Ну а потом вовремя подоспела помощь медиков. Тем более раненных оказалось только трое. И во многом это благодаря хорошим скафандрам. Например, сопоставимое воздействие на защиту противника закончились для них фатальными последствиями. Более того. Анализ показал, что в этом бою космопехотинцы с "Ермака" получили в общей сложности еще четыре попадания, которые могли бы закончиться как минимум тяжелыми ранениями, если бы они были в таком же снаряжении, как у пиратов. А в результате ребята отделались лишь легкими ушибами. Их даже для профилактики не стали оставлять в лазарете.
   Дело еще облегчило то, что большинство экипажа транспорта бросилось в эвакуационный отсек, но главари успели опередить их, уведя все спасательные средства. В результате человек сорок, оказавшиеся там, решили сдаться. Еще тридцать вступили в бой. Из их числа были и те семеро, с которыми сегодня схватился Кирилл. Всего, не считая погибших в катерах главарей, уничтожили сто двадцать пиратов, почти половина из них выбыла из строя еще до абордажа, около семидесяти вяли в плен.
   То же самое и по второму рейдеру. Только там, сдавшихся в плен меньше. Да и третий пират так и не смог сбежать. Тут отличился уже "Орион". Неожиданно оказавшийся не у дел молодой офицер теперь начал жадно собирать все новости. Читать ему сегодня нельзя, остается только слушать. Смотреть тоже ничего невозможно из-за множества подключенных к его ложу приборов и устройств. Вроде бы это может помешать их работе. Уже трижды его помещали в специальный саркофаг, где он на полчаса оказывался и вовсе изолирован от всего мира. На час окунали в ванну с жидкостью. И вообще, кажется, ему даже впору пожалеть, что потерь оказалось не так много. Пришлось бы ему со своими легкими ранами ждать своей очереди, а так медики весь свой энтузиазм направили на него.
   И это еще с ним возится только четверть штанной госпитальной группы. Остальные заняты лечением раненных пленных. Разумеется, их лечению не уделяется столько сил и главное средств. Главное, чтобы все кого успели доставить до лазаретов остались живы. А вот задачи добиться скорейшего выздоровления не стоит. Так даже спокойнее.
   Говорков провел в санблоке две ночи или сорок часов. Половину этого времени он спал. Поэтому когда с утра его глаза открылись, одновременно он испытал острое желание тут же вскочить с постели. Переборол его. Решил сначала прояснить ситуацию. Следующая мысль оказалось не самой приятной. Он в госпитале и вставать нельзя. Его опять будут лечить. Но тут Кирилл вспомнил. Вчера после обеда его перевели в обычную палату. И тут процесс лечения идет не так интенсивно. Да и вообще он уже вполне хорошо себя чувствует. Действительно голова ясная, рука работает хорошо, нигде ничего не болит. И ему еще вчера разрешили вставать.
   Через два часа он уже стоял перед командиром корабля. Врач его осмотрел, нашел его здоровье вполне удовлетворительным, о чем и поставил отметку в личной карте. Кирилл только усел зайти к себе, одеться и вот он уже на докладе. Старший офицер говорил с ним пять минут назад. Теперь он стоит тут же справа от командира.
   -Я уже видел справку доктора. Рад, что с Вами мичман все в порядке. А каково личное мнение? Товарищ Говорков, как Вы сами считаете? Готовы нести службу? - немного скучающим голосом спросил Стародубов-старший
   - Так точно. Готов! Самочувствие отличное, товарищ командир! - бодро отрапортовал Кирилл.
   -Хорошо если отличное. По крайней мере, энтузиазм явно имеется. Так что мичман, вы вовремя выздоровели. Назначаетесь третьим вахтенным офицером, с исполнением так же и административных обязанностей. Есть какие-то причины, что могут помешать?
   - Никак нет. Готов приступить к исполнению обязанностей прямо сейчас.
   - Прямо сейчас не надо. Но старший офицер поставит вас на вахту в ближайшее время. А пока осмотритесь, решите свои мелкие вопросы, которые наверняка, накопились, чтобы они потом не отвлекали Вас. Есть вопросы?
   - Никак нет.
   - У Вас есть, что сказать мичману Денис Платонович?
   - Да. Мичман, зайдите ко мне в тринадцать двадцать.
   - Есть.
   - У меня все Владимир Мстиславович.
   - Тогда мичман, вы свободны до тринадцати двадцати, - и тут командир широко улыбнулся и добавил не по-уставному. - Давай Кирилл. Иди, отдыхай. И привыкай быть рядом с начальством. А то там у себя уже чуть ли не свою автономию организовали. Теперь привыкайте на белый свет выходить.
   Описать тот восторг, который испытал молодой офицер, покинув Центральную рубку довольно трудно. Восторг, счастье, благодарность начальству, уверенность в себе, гордость, готовность преодолеть все трудности впереди. Все это перемещалось внутри. За спиной словно выросли крылья, а в руках такая силища, что, кажется, нет никакой достойной преграды впереди.
   За обедом выяснилось, что за столом людей оказалось еще меньше. Впрочем, это и так ожидалось. Кирилл даже удивился, что на рейдеры ушло только четверо его товарищей. И даже сказал об этом Сане, когда уже пообедали, выпили чаю, и те, у кого есть свободное время, уселись теперь в ставший нешироким кружок.
   - Нет, Кирюха. Это ты в расчетах ошибся. Ну, посуди сам. Мы мичмана все же фактически только ученики в офицеры. На крейсере мы под присмотром, тут наставники опытнее. А на рейдеры нужны уже подготовленные офицеры. А мы все-таки были только на подхвате. Сейчас же четверть наших на вахте. Вот погоди, еще немного погоняют нас тут уже на серьезных должностях, и тоже пойдем на рейдеры. Младших лейтенантов на Ермаке почти уже и нет, да и других обер-офицеров стало меньше. Теперь наша очередь себя проявить. Так что старайся.
   И действительно надо стараться. Кирилл это начал с двадцати часов в тот же вечер. Первая вахта в новой должности. Третий вахтенный офицер на крейсере так-то - излишество. Тем более в смене дежурят и специалисты от БЧ. Но Говорков правильно сделал, что изначально не стал рассчитывать на спокойную жизнь. Досталось ему сразу же. Тем более в иные сутки ему приходится заступать на вахту и по три раза. Зато и практики у него оказалось много.
   Ермак вернулся в систему Нового Руяна через шесть недель. Еще дважды ему пришлось вступать в бой, защищая суда каравана. Однако, отдохнуть опять не получилось. Уже собралось с десяток транспортов ожидающих отправления в дорогу. Так что, наскоро загрузили свои транспорты и тут же в новый путь.
   На этот раз обошлось без происшествий. Никто не захотел рисковать. Даже самые отъявленные головорезы решили доказать, что они не самоубийцы. Единственным примечательным моментом оказалось то, что на этот раз Стародубов-старший поднял брейд-вымпел. О получении им капитана первого ранга объявили еще, когда они находились в пределах Республики Объединенных Звезд. Теперь же он фактически стал капитан-командором. Хотя пока официально к нему обращаются по старому званию.
   Ну и соответственно произошло еще одно изменение. Денис Платонович Исправин официально стал командиром крейсера. Третий поход совершили уже под его командованием. Командора на корабле на этот раз не было. Причину, разумеется, никому объявлять не стали. Режим секретности никто не отменял. Вместе с Всеволодом Мстиславовичем крейсер покинули и некоторые соседи Кирилла, а точнее Стародубов-младший, Никита Троицкий, Володя Вересов.
   Встретиться с ними удалось только через месяц. Желающих отправиться в составе нового конвоя оказалось достаточно много. К тому же о нем стало известно заранее. Нужно привлекать клиентов. А пираты. Что же пусть попробуют напасть. Маршрут на этот раз оказался немного короче прежних. Поэтому семнадцать суток туда, столько же обратно. И вот они на месте. На базе простояли три дня. За это время инженеры успели проверить технику, приняли боеприпасы. Произошли небольшие изменения в экипаже. Кто-то ушел, кто-то вернулся. Вернулись и пять мичманов уходивших с командором, а с ними и Стародубов-младший и Никита Троицкий. Последний сразу же обратил на себя внимание знаками различия младшего лейтенанта. Кирилл попытался его поздравить, но в голову ничего оригинального не пришло. Поэтому удалось выдавить только несколько дежурных фраз. И, кажется, ничего путного не получилось. К тому же, Никите явно уже настолько надоели постоянные напоминания о новом звании, что он быстро прервал своим вопросом...
   - Кирилл, Веня. Лучше расскажите, как у вас тут дела?
   - Действительно, поддержал его Саня. - крейсер как, в порядке?
   - Да. Крейсер в полном порядке, - начал рассказывать Кирилл . - Машины и механизмы работают исправно. Шли экономичным ходом, делали даже по ходу небольшой ремонт. А тут командир и вовсе под предлогом "безделья и прохлаждения в походе" устроил двухсуточный аврал. Вот только часа четыре назад закончили. Роботы кое-где еще прибираются.
   - Да. Денис Платонович, был строгим старшим офицером. Значит, и, получив повышение, не подобрел?
   - Куда там, - усмехнулся Веня Айронде. - Мы двигатели чуть ли не заново перебрали. Хотя они и так работали исправно.
   - Так и заново? - не поверил Павел Кейтвидас. Соперничество этих двоих началось еще в Инженерном училище. Оба они закончили учебы с отличием и прибыли на крейсер вместе с Кириллом.
   - Я же говорю "чуть ли ". Но все равно проверили все, - рассердился Веня. Но тут нашел возможность вывернуться. - Слова это слова. Лучше пойдем в машинное, там все увидите своими глазами.
   - Это потом, - возразил Саня. - Да и вообще это ваша епархия - механиков. У нас своей работы полно. Веня лучше посмотри, как мы переделали движки на местных катерах. По здешним меркам это и вовсе корабли. К тому же самое крупное, что они тут могут строить сами. Только вот негде их применить. Тоннаж маленький. Автономность и того ниже. Но на них можно ставить наши движки. После этого скорость выросло, появилось место для вооружения. И получились настоящие боевые единицы.
   - Да, - подтвердил Паша. - Неплохие боевые боты получились. Видели бы их в деле!
   - Э. Да у вас, похоже, поход получился поинтереснее нашего, - воскликнул Кирилл.
   - Да прошлись по местным торговым линиям. Это у Новоруянцев и их друзей проблемы..., были проблемы. А другие, наоборот, считали, что их и трогать не будут, да еще помогут с конкурентами справиться. По крайней мере, те с кем удалось договориться, - принялся рассказывать Никита. - Ну а тут мы появились. Ну и объяснили, что кроме их друзей, есть и другая сила... Да и остальным надо дать понять, что если мы многим из самых наглых уже пообломали рога, это не значит, что они тут и не причем. Захватили четыре каравана, принадлежащих конкурентам или открытым врагам. Все в соответствии с каперскими свидетельствами. Вот тут наши боты и показали себя.
   - Так, и расскажите про них, что они собой представляют.
   - Для этого мы взяли несколько местных кораблей и переоснастили. Как уже говорили, поставили движки, вооружение.
   - Так местные суденышки и кораблями трудно назвать. Размерами чуть больше наших корабельных шлюпок и катеров. Что за движки-то можно на них поставить?
   - А вот от тех самых шлюпок, катеров и штурмовых ботов. Это мы еще в прошлый раз придумали. Вот несколько и привезли с собой на испытание. Только они размером больше примерно вдвое. Но в данном случае ограничений меньше, так нам удалось их втиснуть в некоторые корпуса. Ну а где-то поставили по два обычных.
   - Но все равно, не вериться, что получилось, что-то стоящее. Судно получается с одной стороны слишком маленькое, и с другой - слишком медленное. Вроде старых миноносок.
   - Верно. Действительно в основе лежит проект старых миноносок, - с улыбкой хлопнул по плечу Кирилла Саня. - По сути, мы и возвращаемся к нему.
   - Но зачем. Во-первых, есть класс эсминцев..., - заявил Кирилл и немного запнулся, задумавшись, "а что, во-вторых?"
   - Правильно и эсминцы, и некоторые проекты сторожевиков. Да, это все развитие миноносок. Но они теперь слишком выросли в размерах, - подтвердил Стародубов. - А мы решили вернуться к судам прежних небольших размеров.
   - А во-вторых, есть малые летательные аппараты, те же торпедоносцы, - продолжил свою мысль Кирилл. Он так погрузился в свои мысли, что слова товарища практически прошли мимо ушей. Вроде и слышал, но внимания не придал. - Размерами даже поменьше, зато скорость неизмеримо выше. Узлов двести пятьдесят. А у ваших миноносок тридцать пять?
   - Да. Есть малые скоростные космолеты: торпедоносцы, штурмовики, истребители. Но они могут размещаться только на стационарных базах или специальных носителях. Особенность двигателей. Ставить еще и дополнительные, такие, как на катерах - перегружать их. Поэтому для них нужны специальные площадки старта. Иначе или их раздавит силовым полем корабля, либо они сами нанесут судну серьезнейшие повреждения. К тому же МСК не могут перемещаться из пространства в пространство. Для них это катастрофа. А наши миноноски могут помещаться на судах так же как штатные катера. Да. Они больше размером. Поэтому для их транспортировки и нужно использовать крупные транспорты. Кстати, у многих грузовых судов после переделки в вспомогательные крейсера еще остается свободное место внутри. И вообще как сказал Веня, иногда лучше все продемонстрировать на практике. Вот мы и проверили. И у нас есть теперь реальные примеры успешного применения этих боевых космоботов.
   - Согласен. Если у вас что-то уже получилось, то идея верная. А мне надо все обдумать. Ну, так расскажите, как все прошло, - решил сдаться Кирилл.
   - Вот мы и рассказываем. Оборудовали четыре суденышка. Пару - как артиллерийские. Небольшое бронирование, дополнительный энергетический щит. Орудия тройки, но элементы ДБ-02. Заряд достаточно мощный, но дальность небольшая и пробивная мощность слабовата. Кроме того двойка с ноль-девять. Ну и три спаренных лучевика 5Л. На вторую пару поставили два лучевика на 7 и главное четыре пусковые установки под торпеды 3Мх. Все это загрузили на "Константина". При обнаружении цели космоботы выходят из своих отсеков, и начинается охота. Скорость у первой пары тридцать шесть узлов, у второй тридцать семь. А теперь представьте. Как от них смогут уйти транспорты со скоростью двенадцать, ну или быстроходные суда с максимумом двадцать? Вооружение даже на рейдерах довольно слабое. Малого калибра почти нет. Космолетов то тут не водится. Так что, наши торпедные космоботы быстро выходят на дистанцию пуска торпеды. Да и вооруженные пушками, в данном случае представляют серьезную угрозу. По крайней мере, являются хорошим дополнением. И прикрыть, и пушечки на транспорте выбить.
   В первый раз мы промахнулись, но и этого оказалось достаточно. А во второй раз всадили торпеду под нос. ЗМх, конечно, не ахти какая мощная, даже модификации РТ. Но у транспорта сегмент щита большой, поэтому сконцентрировать защиту на месте прорыва сложно. Ну и заряда хватает с первого раза и щит пробить, и корпусу достается. В том же бою показали себя вполне эффективными и против рейдера. Ему сначала "Орион" и "Медведь" защиту ополовинили, ну а под шумок мы и всадили пару торпед в бок.
  
   Однако, времени на долгие разговоры и споры им никто не дал. Молодых офицеров нагрузили максимумом работы. Тем более крейсер вышел в поход. На этот раз никого не сопровождали. Наоборот, с крейсером направились два быстроходных рейдера, выполняющих одновременно роль и живца, и разведчика. Рейдеры ныряли в системы и, проверив их, тут же неслись доложить о результатах крейсеру. Ну а тот просто шел экономным ходом и все. За это время захватили три небольших конвоя. Два охраняли сторожевики и вспомогательные транспорты. Каждый раз обошлось даже без серьезного боя. В третий раз попался старый крейсер еще первого поколения. Его пришлось уничтожить. В этом деле отличились и новые космоботы. Один из них попал в цель сразу двумя торпедами. Благодаря этому возились не долго. Да и разбегающиеся транспорты отлавливать стало легче, особенно спасательные шлюпки с них.
   Потом им встретился вспомогательный крейсер. Попадись он изначально "Ермаку", наверняка, обманул бы своим мирным видом. Тем более шел под "нейтральным флагом". Об этом говорила система оповещения. Да и согласно реестра, он был зарегистрирован в системе Новоатика. А так погнался за вооруженным почтовиком и нарвался на настоящий крейсер. Надо сказать, что экипаж на пирате оказался смелый. Вступил бой с превосходящим противником и дрался до последнего. Пришлось обойтись без трофея.
   Ну а потом они встретили тех, кого искали. Два легких крейсера типа "Скальд". Оба из уже перевооруженных на "шестерки" по схеме (3+5)х2. С одной стороны вес залпа увеличился. С другой стороны появились проблемы со скорострельностью. После первых шести залпов могут стрелять только четыре казематных орудия на борт. Скорострельность составляет всего шесть выстрелов в минуту. Пятое орудие либо ждет, пока зарядят три других, либо стреляет на шесть секунд позже. В этом случае после седьмого залпа промежуток между выстрелами теоретически составляет одиннадцать секунд, фактически все двенадцать. А потом только растет.
   Крейсера носят опознавательные знаки Прайда, более того это те же самые Грифы. А еще они не хотят уступать. Идут, навстречу не сворачивая. И огонь они открыли первыми. "Ермак" ответил только через полминуты с небольшим. За это время противник выпустил почти сто тридцать снарядов. Впрочем, особого успеха при этом не добился, выбив из щитов примерно сорок единиц. А потом выстрелили комендоры Дружины. И намного удачней. Снаряды легли довольно близко к цели.
   Для того чтобы оба крейсера Грифов не чувствовали себя спокойно как на полигоне, под обстрелом и тот, и другой. Однако, против второго работают только казематники палубы Б. И они же добились первого попадания своим пятым залпом. Их коллеги повторили этот успех седьмым и закрепили восьмым. Тут же добились попадания комендоры и тех, и других башенных орудий. Через несколько секунд второго попадания добились казематники палубы Б. Потом Ермак все же получил один снаряд в свой щит, а первый Скальд одновременно сразу два снаряда.
   Кирилл встретил начало боя на вахте. До того как остальные члены экипажа заняли свои места, он со своими товарищами успел привести все системы корабля в состояние боевой подготовки: орудия развернуты, пошла подача боеприпасов, силовое поле переведен в особый режим, локаторы старательно ведут цели. Теперь же его роль в бою минимальная. Он просто дублирует команды, следит за их выполнением, а так же за синхронной работой штурманов и артиллеристов. Например, первые решили через две минуты включить пятый вариант маневра. Кирилл тут же дублирует его на приборы управления стрельбой и следит, что все дошло вовремя. Еще он должен докладывать, если, что пойдет не так. Но пока все работает идеально. И фактически надобности в нем нет.
   К тому времени как "Ермак" получил второе попадание, защита первого Грифа оказалась поврежденной шестнадцатью снарядами. Башни каждой палубы попали уже по четыре раза. Причем по три снаряда уже в промежуток между успехами артиллеристов противника. Трижды же удалось попасть за это время и во второй "Скальд", доведя общее число успешных выстрелов по нему до пяти. А вот в промежуток между вторым и третьим снарядом в свой щит "Ермак" успел угостить противников только пятью и двумя снарядами. Комендоры казематных орудий палубы Б реабилитировали себя почти тут же, добившись четырех попаданий. Правда, после этого в щит "Ермак" влетело сразу два снаряда. Но это к исходу четвертой минуты. Грифы выпустили к этому времени шестьсот снарядов, "Ермак" почти тысячу, добившись четырех процентов попаданий. Но даже близкие разрывы лишили первый крейсер противника почти шестисот единиц щита, а второй почти трехсот. При этом пострадало силовое поле и с противоположных от "Ермака" бортов. Процент снарядов взорвавшихся уже на той стороне сегодня пока очень высок. Поэтому и результат соответствующий. Пятьсот и двести с небольшим единиц. Из-за того, что защита у крейсеров врага падает, уже перешли на полубронебойные снаряды и даже двумя сумели попасть.
   Первый "Скальд" совершил поворот. Теперь Грифы идут практически в противоположные стороны. Но ничего, скорость у Ермака выше. А потом он сам совершил доворот в сторону первого. Теперь между двумя кораблями расстояние начало сокращаться быстрее. Второй гриф после того как начал удаляться от своего товарища, стал даже более удобной целью. Теперь первый противник не мешает расчетам.
   Артиллеристы и с той стороны, и с этой пристрелялись. Грифы все же довели свою точность до процента. "Ермак" и вовсе добился отметки в пять с половиной. И это энергетическими. Когда же в сторону первого "Скальда" снова полетели полубронебойный снаряды, то в цель начал попадать уже почти каждый десятый. А это уже пять пробоин в корпусе вражеского крейсера. Наконец, вынужден повернуть и второй гриф. Причина в том, что его борт лишился защиты. К этому времени по сорок снарядов выпустили и "пятерки" и добились четырнадцати попаданий, в том числе два полубронебойными.
   "Скальд" получил еще попаданий. Восемь "семерками" и три "пятерками", когда на поле боя возник новый противник. На самом деле в систему вошли целых четыре корабля. Но Противник с большой буквы именно он. Броненосный крейсер. Один из братьев "Принца Фридриха". Корабль, давший имя всей серии, давно погиб. Те, что на данный момент пережили его, сильно устарели. Но сегодня и сейчас, вот в этой конкретной системе он - козырной туз. Он - хозяин и владыка. Он - самый весомый довод. Потому что у него защитное поле, броня и главное - мощные орудия.
   Единственное преимущество "Ермака" скорость. Но чтобы воспользоваться ею, надо выйти из боя. Два "Скальда" теперь вцепятся в него из последних сил. Нельзя поворачивать к ним двигателями. А четверка уже делится, чтобы перекрыть пути к отступлению. Для того чтобы прорваться к точке перехода придется вступить в бой с броненосным крейсером. А он уже занял довольно удачную позицию. Началось маневрирование. Через три минуты первый "Скальд" отвалил, а второй наоборот, как и ожидалось, пытается отжать "Ермака" к своему мощному товарищу. Тот тоже не делает резких движений, пытаясь сохранить положение, с которого он может среагировать на любой резкий маневр. Все это время легкие крейсера осыпают друг друга снарядами. У "Ермака" пока задействован все тот же борт, потерявший уже больше половины щита. "Скальд" изначально имел некоторое преимущество, но оно уже растаяло, и полубронебойные снаряды семерок уже добрались до его корпуса. Один из рейдеров грифов сунулся было в сектор огня орудий другого борта, но тут же получив пяток попаданий, почел за благо отступить.
   И все же "Ермак" оказался в досягаемости орудий броненосного крейсера. Их у него достаточно много. Это и "восьмерки" по схеме 2х7 на борт, и "тройки". Но главное это по две башни на каждой палубе со спаренными "десятками". И не простые. В каждой установке стоят восемь ДГ-7,2 и два ДГ - 7,9. Поэтому больших лучей не сто, а на два больше, и восемь маленьких на пять процентов от них. Скорострельность орудий один выстрел в четырнадцать секунд. Для новотеран хорошо, что их дальнобойность уступает новым системам. Так, что вскоре и главный калибр "Ермака" смог открыть ответный огонь.
   "Принц" уверен в своей мощи. Поэтому он делает все, чтобы сократить дистанцию. Что же командор тоже не против этого курса. Зато Еесли проскочить участок пространства впереди, поттм расстояние начнет постепенно увеличиваться. Правда, двигаться придется по дуге, и Гриф, находясь с внутренней стороны, еще долго будет иметь огневое соприкосновение. Но тут уж как удастся сдержать удар. Главное и второй "Скальд" оказался теперь в стороне. И для того, чтобы вновь вступить в бой ему придется разворачиваться и догонять.
   И на этот раз комендоры "Дружины" первыми добились попадания. Старший артиллерист и его помощники сегодня уже набили руку, комендоры свежие, орудийные установки еще не разогрелись. Скорострельность хорошая, калибр единый, поэтому корректировать проще. Если добавить сюда более высокую квалификацию, более совершенные приборы, лучшую маневренность корабля, то на выходе получается намного более высокий процент попаданий. В подтверждение этому вот еще один снаряд врезался в щит, и другой, и третий, и четвертый, и сразу пятый и шестой. И этим ограничиваться никто не собирается. Правда, сразу трех попаданий из девяти выпущенных снарядов или двух из шести пока добиться вряд ли удастся. "Энергетики" не столь эффективны как полубронебойные. Хотя вот первому Скальду от башенников досталось аж три парных попадания.
   Вот только броненоснику сначала надо сбить щит. А у него сто сорок единиц на двадцать пять сегментов. Это Кирилл помнит и так. Радары показали, что на этом вымпеле все соответствуют стандарту. И то хорошо. Но вот как с этим справится. А потом есть еще броня корпуса на сто десять, палуба на восемьдесят пять, башни и рубка по сто пятьдесят. Хотя об этом лучше не думать.
   Потому как важнее пережить те неприятности, которые может причинить артиллерия противника. А щит "Ермака", еще недавно целый, тает с пугающим постоянством. Сразу минус одна единица. Это от семи снарядов "восьмерок", еще одна потерянна от воздействия взрывов зарядов следующей партии. Ну, это еще вполне терпимо. В следующий раз мсчезло сразу три. Это снаряды легли ближе. Через несколько секунд опять потеряли еще одну единичку. И вот сразу минус двенадцать. Всего четыре снаряда "десяток" легли примерно на таком же расстоянии, что и выпущенные "восьмерками". Но вот результат уже более неприятный. Следующая четверка снарядов выбила и вовсе четырнадцать. Щит тает. Минус два, минус три. Двенадцать, одиннадцать, три, один, четырнадцать, пятнадцать, два, четыре, три, два, шестнадцать, семнадцать, четыре, четыре, двадцать один, двадцать три, три, четыре, двадцать два, двадцать, один, два, тринадцать, двенадцать. "Ермак" вроде выскочил из прицела. Но нет. Опять теряет защиту. Пять, четыре, двадцать пять, двадцать четыре, семь, пять, тридцать, тридцать пять, четыре, три, двадцать одно, двадцать три, три, пять, четыре, три, двадцать восемь, сорок.
   И уже снаряды "восьмерок" все ближе к "Ермаку". Десять, одиннадцать, тридцать девять, тридцать восемь, двадцать, двадцать три, и сорок пять, и сорок восьмь. Теперь, когда снаряды выпущенные и теми, и другими противниками ложатся ближе, разница в повреждениях от отдельных залпов не более чем в два раза. При этом уровень наносимого урона растет. Но сумма пока в пользу новотеран.
   Броненосный крейсер получил уже восьмой снаряд в свой щит, когда его собственный огонь дал существенный результат. Первого попадания добились "восьмерки". А чуть позже удачно отстрелялись десятки. К этому времени Ермак потерял уже пятьсот единиц защиты. А тут сто тринадцать от одного снаряда. Еще тридцать семь выбили остальные три снаряда. Потом удачным маневром удалось сбить прицел грифов. Второе попадание тяжелого снаряда произошло, когда щит сократился уже на тысячу. За это время в него попало целых три шестерки. Еще один снаряд среднего калибра попал через полминуты, сократив суммарную защиту борта до тысячи пятисот с небольшим. Впрочем, уже через три минуты осталось по сорок восемь - пятьдесят на сектор. За это время Ермак успел и дважды выскочить из тисков, в которые его пытаются взять артиллеристы грифа, получить два попадания из шестерок и один десятки. Последний снаряд добрался почти до корпуса, пробив защиту почти полностью. Приборы начали работать с предельным напряжением. Корпус начал нагреваться.
   За это время и защита броненосного крейсера сократилась до шестидесяти на сектор. Но как пробить его из "семерки"? Нет, конечно, сбить его можно, раз уж выбили больше половины, но вот хватит ли времени? Гриф наверняка скоро перейдет на полубронебойные, а значит и точность возрастет. А нет. Еще восемь следующих снарядов оказались энергетическими, как и двадцать восемь более мелких. Шестерки успели отстреляться дважды. Потеряли всего полсотни единиц защиты. Зато Ермак добился двух попаданий. А вот восемь тяжелых полубронебойных снарядов грифа легли не так удачно. Всего по единице урона на сектор. Ну и еще один в сумме. Но зато комендоры Дружины ответили еще двумя попаданиями.
   Да и насчет времени. Все не так-то и плохо. Критическая точка пройдена, и крейсер Дружины начал постепенно убегать. Вот еще бы скрыться за планету, тогда можно будет и кормой повернуть. И все-таки преимущество Ермака не только скорость. Есть еще талант командора, мастерство и мужество экипажа.
   Однако расслабляться рано. Обмен снарядами продолжается. Грифы добились попадания уже и полубронебойным снарядом. Пять секторов потеряли семьдесят единиц в сумме только от него. Хорошо бортиженеры успели за мгновение перебросить сюда часть поля. Снаряд корпуса не достиг, но теперь надо восстанавливать линию, и такой фокус еще раз пока не пройдет. А тут еще два попадания энергетическими зарядами шестерок. С учетом близких разрывов защита упала до тридцати. Поэтому следующий снаряд среднего калибра достиг корпуса. Хорошо сгорел только один защитник. Но через секунд сорок, в крейсер попал уже тяжелый снаряд. Защита потеряла всего пятьдесят единиц, зато броня оказалась пробитой. Первая аварийная партия бросилась исправлять повреждения.
   И тут же начала формироваться вторая партия. По боевому расчету в него входит и Кирилл. В рубке без него обойдутся. А новый полубронебойный гостинец прилетел довольно быстро. Перед этим получили ещё три энергетических. Так что щит на этот раз оказался пробитым легко. И поврежденная силовым полем снаряда броня поддалась легко, позволив остаткам боевой части смять коммуникации одного из отсеков с аппаратурой, пробить переборки и продолжить свой разрушительный путь дальше.
   Ремонтникам сразу же начали переводить магистрали подачи энергии, линии связи на резервные схемы. Прежде чем восстанавливать разрушенные участки пришлось бороться и с пожарами. А часть автоматизированной системы, призванной справится с этой задачей, оказалась уничтоженной или поврежденной. Для того чтобы процесс разрушения не пошел дальше, часть отсеков изолировали. В остальных началась работа. Оба поста, отвечающих за борьбу за живучесть на этом участке оказались поврежденными, большая часть личного состава ранена. Их эвакуацией и пришлось заняться Кириллу, как только покончили с заделкой пробоин и локализовали пожары.
   Медики оказали раненым первую помощь, а теперь их надо доставить в санчасть. Для этого в распоряжении Кирилла три унтера и два робота. Тяжелых погрузили на тележки, потом на свободные места посадили легких. Они же управляют транспортом. А теперь вперед. Один унтер смотрит за состоянием раненых, двое помогают управляться роботом. Ну а Кирилл следит за всеми, держит связь, открывает и закрывает люки по дороге. В случае чего он перехватит управление тележкой, поможет ввести лекарство. А еще надо следить, чтобы легкораненый не упал с тележки. Так что забот хватает. И еще надо докладывать в санчасть о состоянии подопечных, перебросить на их вычислители результаты полевого обследования для того, чтобы там уже были готовы.
   Доставил этих, тут же отправили на место попадания снаряда "восьмерки". Там поврежден коридор. И двух раненных пришлось переносить до тележек на руках пару десятков метров, предварительно потушив пожар и разблокировав люк. Еще одно разрушение пришлось исправлять на полпути. Последствие еще одного попадания снаряда "десятки". А потом началась тяжелая кропотливая работа по исправлению повреждений. Где-то надо просто срезать метал, где-то заменит весь узел, в другом месте просто найти обрыв, перекос и устранить повреждение. Что-то затянуть, что-то разъединить, подключить напрямую или по резервной схеме. Где-то перезагрузить программу, где- то и вовсе все перевести на ручное управление.
   За этими заботами Кирилл Говорков не видел завершающий этап боя. Впрочем как и многие участники боя, не получилившие возможность рассмотреть все подробности. А события были достаточно интересные. Ермак все же оторвался от преследователя зашел за планету. Грифу теперь надо огибать его, но уже по более длинной траектории.
   Казалось бы все. Но тут с другой стороны планеты выскочили сразу два рейдера противника. Вспомогательные крейсера Дружины, заранее отступивший в этот район, уже вступил с ними в бой. Теперь пришлось открыть огонь и "Ермаку". Но ввязываться в бой для него смертельно опасно, да и состояние не лучшее. И самое плохое если попытаться уйти, то вооруженные транспорты расстреляют его в корму.
   И вот тут-то в бой вступили космоботы. К этому времени рейдеры Грифов успели уже пострадать. Только комендоры крейсера всадили в них соответственно семь и восемь снарядов главного калибра. А им помогли еще и "пятерки" и даже "тройки". Пользуясь этим, четверка маленьких суденышек вышли на дистанцию торпедного залпа. Правда, при этом потеряли пять из четырех беспилотников шедших впереди с щитами. Да и у одного космобота сбили половину защиты. Пришлось бы этому судну еще хуже. Но бот "Фортуна" под управлением Александра Стародубова вызвала на себя основной огонь, при этом еще и ловко уклоняясь от зарядов. Из четырнадцати торпед попали девять. Рейдерам этого хватило. Тем более, напоследок их хорошенько осыпали снарядами. И людей с них спаслось немного, так что составить картину произошедшего так и не удалось.
   "Ермак" уходил от погони еще часов десять. За это время удалось ликвидировать часть повреждений и восстановить немного защитного силового поля. Боезапас на крейсере оскудел изрядно. Поэтому все же удалось совершить прыжок. Так петляя, и добрались до своей базы. Первые сутки все были заняты. Штурмана прокладывали курс, вахты бдительно несли службу на постах, а остальные исправляли повреждения. Системам корабля во время боя досталось. А некоторые узлы начали выходить из строя уже позже, не выдерживая нагрузки. Что-то конечно удалось предотвратить, выявляя ненадежные элементы, но и это добавило работы. Ведь теперь все равно их надо исправлять. Потом начали посменно отдыхать. Опять людям было не до размышлений. Добраться до душа, до постели. Потом их будили, они наскоро натягивали одежду, мылись, пытаясь прохладной водой добиться ясности в голове, что-то ели, принимали специальный препарат для поддержания сил и шли на вахту или работать.
   Так прошли еще сутки, другие, начались третьи. И вот тут-то до людей начало доходить, что они потерпели поражение. Жестокое поражение. Хотя бились они и неплохо, и противнику досталось хорошо. Но дело даже не в потерях и повреждениях. Хуже то, что не скажешь - где-то ошиблись, на этот раз не получилось, а в следующий будет шанс исправить ситуацию. В том-то и дело - не было этого шанса. Единственно, что получилось - унести ноги. Уверенность в своих силах теперь мгновенно испарилась. Они еще могут наносить быстрые и внезапные удары, а вот как быть с наладившейся работой по сопровождению конвоев? Планы были большими. Да и на своей базе они уже далеко не в безопасности. Ко всему этому прибавилась апатия от накопившейся усталости. Поэтому уже давно нет ни шуток, ни веселых разговоров. Да и грустных нет. Плакать на судьбу и жаловаться? Настолько молодые офицеры еще не пали.
   - Здорово ребята, - бодрый голос от входа прозвучал резковато в гнетущей тишине мичманской.
   - Здравствуй Саня, - первым буркнул Федя Закромов. Он штурман. Поэтому весь бой был в рубке. В отличие от большинства, занятого на отдельных участках, он имел возможность видеть всю ситуацию в целом.
   - Ну, а снами здороваться не надо? - заявил Никита, появившись из-за спины Стародубова. Рядом с ним Володя Вересов, Ваня Багровский и Вальтер Грюдман.
   - Почему же рады вас видеть живыми и здоровыми, - ответил Максим Зернов. По нынешним временам это уже звучит совсем с другим оттенком. Когда-то это были просто дежурные слова. - У нас-то все не так хорошо. Клаус и Виктор в санчасти. Последствия последнего боя.
   - Знаем. Это вы потому такие подавленные?
   - Они-то скоро встанут в строй. Но вот, что мы теперь делать будем, - констатировал Костя. - Нашлась и на нашу силу более сильная сила. Вы-то к нам по каким делам? Неужели дух поднимать?
   - И это тоже. А так помочь с ремонтом. Мы у себя все закончили. На крейсере же работы еще много.
   - Да. Когда убегали, пришлось все на полную мощность включать. А учитывая, что часть магистралей к этому времени уже и так была повреждена и на ладан дышала, некоторые узлы не выдержали. Четвертый двигатель постоянно перегревается. К тому же четыре боевых поста у бортинженеров все еще не восстановлены. Три семерки пока не могут стрелять.
   - Думаю, на базе все исправим довольно быстро. Ну а потом снова в бой, - бодро резюмировал Никита.
   - Да, только какие аргументы предъявим противнику? У нас теперь есть шансы только при стремительных действиях на коммуникациях. При этом надо избегать столкновений с серьезными силами.
   - Ну почему же? Можно новую генеральную баталию затеять.
   - И что там делать будем. Бессмысленное геройство наихудший вариант в данной ситуации.
   - Да, действительно, кажется, вы совсем сникли и сдались, - заключил Никита.
   - Как раз наоборот, - возразил Зернов, - считаем, у нас есть еще возможность побороться. Поэтому самоубийственное прямое столкновение - не вариант. Действовать теперь надо осторожно.
   - Не совсем согласен, - ответил Стародубов-младший. - Повторяю, у нас есть шанс и в бою с броненосным крейсером. Просто мы сами не сообразили сразу же. А вот наш успех в конце боя подсказал, один вариант.
   - Это ты, про какой успех? - удивился Федя.
   - А про то, как мы вспомогательные крейсера разнесли.
   - Ах , вот, вы про что. Только толку от этого. Хотя вы, конечно, молодцы. Но на результат это не сильно повлияло.
   - Почему же, - грустно не согласился Кирилл. - Уйти удалось как раз благодаря вам.
   - Нет. Дело не только в этом. А если торпедировать "Принца"? - предложил Ваня Багровский
   - Вы это серьезно? - первым спросил Максим.
   Остальные пока молчат. С одной стороны идея кажется абсурдной. С другой стороны, зачем-то Ваня это предложил. И ведь явно не шутит. И Саня, и Никита к произнесенному товарищем отнеслись спокойно. Возразить хочется. Но Саня уже приучил, что это нужно делать аргументировано. Итак. Что у нас есть. Четыре торпеды. Каждая представляет собою угрозу для броненосного крейсера этого типа? Да разумеется. И корабль, и торпеда примерно одного периода. Нет. Одной, конечно, не хватит. Урон будет, но боеспособность упадет не намного. А вот два уже намного серьезнее. Три, четыре еще лучше.
   Только вот как эти торпеды доставить до корпуса крейсера? Смогут ли эти небольшие торпедные космоботы выйти на эффективную дистанцию залпа? Скорость у них довольно небольшая. Зато маневренность хорошая и размеры небольшие. А что против них есть у противника? Контрминоносец один. И еще "Скальд". Но если их выбить? Надо поработать и сделать все расчеты. Да и над кораблями так же. Ведь тут нет многочисленных инструкций, требований, приказов, ограничивающих творческую мысль. И возможностей для принятия рискованных решений больше. Ведь чем мы рискуем-то. Жизнью. Так это при любом варианте.
   Но вот только первым делом им пришлось заняться крейсером. К этому времени сформировались несколько рабочих бригад, работающих в три смены. Одна работает, две отдыхает. Зато процесс непрерывный. Ну и ежедневно по три-четыре аврала, на который собирают всех. Так что если и не с каждым часом, но все же постепенно системы корабля работают лучше. Это достигается за счет того, что вернувшись со смены, молодые ребята успевают только помыться, а потом буквально падают в кровати. И все же каждый день по несколько часов идет горячее обсуждение планов. Командование уже знает о них. Частично одобряет, но реализацию пока откладывает. Ну а пока все однообразно. Если не считать рандеву с двумя вспомогательными крейсерами, один из которых "Орион". Они сопровождают госпитальное судно, переоборудованное из небольшого пассажирского корабля. На него погрузили тридцать человек раненных, в том числе пятерых с сопровождавших "Ермака" рейдеров. Поменяли и несколько человек команды. Все же на рейдерах есть возможность отдохнуть.
   Скорость Ермака наклонно увеличивается. И наконец, крейсер все же добрался до базы. Теперь им занялись ремонтники. Команде дали сутки отдыха. Правда, предварительно часов пять все поработали вместе с работниками дока. Заодно ознакомили их с положением дел. Довели все нюансы. Ну а потом баня, обед и люди получили возможность поспать в помещениях, выделенных на базе. Целых двенадцать часов. Потом или в душ, или в бассейн. Есть тут и такой. Ну и попировали. Продукты на Новом Руяне дешевые, а в большинстве систем, которые им удалось посетить, условия на многие товары даже лучше. Были бы только эти покупатели. Да и агросекция на базе работает все лучше и лучше. После прибытия "Ермака" её расширили, чуть ли не втрое. Это позволило даже на базе свой птичник со свинарником завести.
   Сутки пролетели слишком быстро. Хорошо еще они тут длятся до двадцати шести часов и по их прошествии люди получили девять часов для сна. Ну а с утра пришлось вернуться в суровые реалии. К завтраку это не относится. Он-то оказался хорошим. После этого еще пили замечательный кофе с пирожными. Ну а потом пошли на службу. На разводе выяснилось, что пока ремонт крейсера обойдется и без них. А вот торпедными космоботами придется заняться им самим. Все местные сотрудники заняты. Хорошо еще оборудование им выделили и заодно несколько роботов.
   Пока в их распоряжении только четыре суденышка не считая двух артиллерийских. Но считается, что последние в порядке. Действительно в последнем бою их участие было минимальным. А вот ботики с торпедами выходили в атаку при сильном противодействии и пострадали достаточно серьезно. Поэтому придется начать с их ремонта. Первым делом "старички" знакомили товарищей с устройством, особенно с теми изменениями, которые внесли они сами в недавнем прошлом.
   - Саня, может, сейчас же приступим к работе, - предложили механики. На "Невке" надо движок перебрать, этим мы займемся, вы же отладьте защитники у "Фортуны".
   - Я вчера вечером полчаса размышлял над вопросом - чем заняться в первую очередь, - ответил Стародубов-младший. - И вот, что решил. А давайте сначала проанализируем бой. Может, придется что-то изменить, и это лучше сделать сразу, а не переделывать потом.
   Записи боя все присутствующие посмотрели уже раза по три, но честно говоря, в последнее время они столько возились с ремонтом крейсера, что особого энтузиазма сейчас никто не демонстрирует. Утомленность организма дает о себе знать. Поэтому предложение многие восприняли с радостью.
   Однако провести время в облегченном режиме не получилось. Сане как-то сразу удалось всех загрузить задачами и втянуть в процесс разбора. Через четверть часа начались горячие споры, а после обеда появились первые серьезные предложения. Механики и бортинженеры все же полезли проверять механизмы и узлы. За ними потянулись минные офицеры. Кирилл попал в группу со штурманами. Их первая задача рассчитать курсы суденышек во время предстоящей атаки, вторая - собрать всю информацию по малокалиберной артиллерии броненосного крейсера. А так же продумать, как будет реагировать защита противника на попадания торпед, и куда лучше бить. Все же у них не самые совершеннее образцы. К концу дня Саня предложил им заняться изучением расположенных в этом секторе звездных систем, чтобы получить представление о том, как обстоит дело с местностью.
   На следующий день пришли к выводу, что надо оставить только два торпедных аппарата, зато механики обещали втиснуть еще один движок, кроме того бортинженеры предложили поставить дополнительно шесть защитников в носовой части. Если раньше суммарный щит на два сегмента равнялся двадцати единицам, то теперь по двенадцать на три сегмента. Скорость выросла на целых четыре узла.
   Через неделю привезли еще два суденышка. И даже хорошо, что они еще не оборудованы. Не надо ничего снимать и переделывать. К этому времени часть работ на крейсере удалось закончить. Так что Стародубов-младший и компания за день до этого получили в помощь две бригады рабочих. Работа пошла намного быстрее. Командор теперь посещает их уголок каждый день и проводит тут не меньше часа. Идея с торпедными космоботами ему явно понравилась. Как и самим выбрать более-менее подходящее место для боя. И все же Владимир Мстиславович ищет и другие варианты. Так, например, для перевооружения пригнали два транспортника. И кроме того доставили один из эсминцев Грифов разбитый в самом первом бою, а заодно и вспомогательный крейсер, которому досталось от Володи Вересова.
   Ребята как раз должны были забрать новые насадки для инструментов. Когда оба судна буквально только что, поставили в док. Не удержались на следующий день сходили посмотреть на трофеи. Однако, задержаться возле них надолго не удалось. Пожилой мастер как раз костерил тех, кто так попортил "добротно скроенные посудины". Да так крепко и громко, что молодые офицеры даже не рискнули признаваться, что это их работа. Действительно повреждения если не такие уж впечатляющие по отдельности, зато довольно многочисленные. То тут на корпусе транспорта какое-то сплетение металла, то здесь пробоина в корпусе. Смятые переборки, развороченные узлы. Но много следов и свежей работы. На месте буквально месяц пытались что-то да привести в порядок, дабы суда можно было доставить сюда.
   Хорошо еще кроме спасателей у них теперь есть мощный буксир, прибывший всего два месяца назад. И даже он тащил подранки до базы пять недель. Но хорошо еще движки остались почти целыми, и ходовую рубку удалось подлатать. Экипаж покинул судно достаточно быстро, не дожидаясь пока он превратиться в развалины. Поэтому от себя к повреждениям ничего не добавили. Просто убегающим было не до этого. А главное никто не отключил оставшиеся целыми роботы. Вот они и работали все время. Энергия им поступала из работающих в экономном режиме систем. А эсминец и побит меньше. Да следы попаданий в него нескольких снарядов есть. Однако они нанесли повреждения именно снаружи. Досталось орудийным расчетам, приборам наблюдения. Кроме того разворотило носовую часть, что привело к снижению хода. Случайно попавший снаряд из одного из залпов выбил ранее поврежденный торпедный аппарат с готовыми взорваться боеприпасами наружу. А как только град снарядов возле эсминца усилился, и один из них уничтожил находившихся в рубке вместе с командиром, большинство команды решило спастись бегством. И как странно цепной реакции разрушений не произошло.
   Но все же вряд ли два этих судна примут участие в предстоящем бою. "Ермак" сразу после ремонта совершил трехнедельный боевой поход и через два дня после возвращения двинулись в новый. На этот раз крейсер сопровождает солидная компания. Это и два рейдера, находившиеся в свите и в предпоследнем походе, транспорт-носитель космоботов, а так же три вспомогательных крейсеров, в том числе "Орион". Кроме них присутствует старый, давно списанный крейсер первого поколения и четверка эсминцев прибывших две недели назад. Хотя эсминцами они числятся только ради уважения к их былому статусу. Старенькие, слабо вооруженные, давно списанные. На каждом стоит шесть "пятерок", два торпедных аппарата. Защита, пять сегментов на борт по тридцать единиц. Скорость даже ниже чем у "Ермака". Хотя эсминцы новотеранской постройки, но купили их у какой-то маленькой державы, которая не может позволить себе современные корабли такого класса. Но и такое старье им уже не нужно. Кроме того в отряде три сторожевика переоборудованных из небольших почтовиков, тех у кого скорость оказалась побольше.
   На этот раз сразу же пошли на вражескую базу. До системы не дошли, обозначились и тут же повернули назад. Проскочили пять систем и начали снижать скорость. Тут их и настиг "Скальд". С ним тройка эсминцев. Эти как раз поновее. Восемь "четверок" на каждом. Но главное по восемь торпедных аппаратов. Но это по проекту. А на этих торпед в залпе вдвое меньше. Зато орудий стало двенадцать. Еще два вооруженных транспорта среднего размера попытались перегородить дорогу.
   Начался бой. Первые пять минут друг друга обстреливали только крейсера. Но потом к ним присоединились и остальные. Космоботы сходили в атаку на один из рейдеров. Конечно, есть риск потерять их. Более того, даже повреждение суденышек не входит в планы. Но экипажи надо потренировать. Что им и удалось вполне успешно. Один из рейдеров получил такие повреждения, что вряд ли удастся его теперь ввести в строй. С другой стороны и пожилой мастер не будет ворчать.
   Артиллерийские боты постреляли по эсминцам. А потом Саня всадил в один из них две торпеды. Его сопровождали только Вальтер и Никита. Остальные были без торпед. Но троица справилась. Благодаря умелым маневрам им удалось увернуться от большинства выпущенных снарядов. Все же один беспилотный летательный аппарат потеряли. Но его можно заменить на запасной. Зато эсминец получил три торпеды. Второму досталось от "Ориона". Да к тому же полусотню с лишним снарядов каждый, успели выпустить по нему и оба рейдера, прежде чем перейти к третьему.
   Особенно жарким оказался бой между крейсерами. Оказавшись один против более сильного противника, "Скальд" первые пятнадцать минут сопротивлялся, как мог. Но снаряды "Ермака" ложились все ближе и ближе, многие из них сначала рвали щит с одного борта, потом со второго. И положение грифа оказалось весьма неприятным, когда появился ожидаемый новый участник. Тот самый броненосный крейсер.
   "Ермак" первые несколько минут никак не реагировал на появление нового противника, продолжая осыпать легкий крейсер полубронебойными и бронебойными снарядами. Но потом совершил небольшой поворот на сорок градусов. Орудия левого борта продолжают бить по "Скальду". Все посты правого борта готовятся к предстоящей новой фазе боя. За предыдущее время защита с этой стороны потеряла около четырехсот единиц. Но около двухсот пятидесяти из них удалось восстановить. Правда, сейчас ради экономии выставлено только по сорок на сектор. Но бортинженеры готовы уже через две минуты довести до восьмидесяти. Но скорее всего резервы придется сразу направлять на ликвидацию наиболее пострадавших сегментов.
   Старые "десятки" принца заговорили первыми. Но первого попадания опять добились комендоры "Ермака". Бой, кажется, пошел по предыдущему сценарию. Опять комендоры Дружины и намного точнее, и количество выпущенных ими снарядов в несколько раз больше. Но вскоре пошли и домашние заготовки командора. Когда Грифы вроде бы уже пристрелялись, в бой вступил вспомогательный крейсер "Камышла", способный стрелять одновременно из десяти "восьмерок " на борт, благодаря тому, что шесть из них установлены на палубы. А артиллеристом на нем старший лейтенант Ставр Маржиц, который прибыл в этот сектор в качестве третьего артиллериста Ермака. Вторым был Рустам Шарифов, который сейчас командует одним из рейдеров, усердно обстреливающих сейчас "Скальда".
   "Принц" обстрелял вспомогательный крейсер из своих "восьмёрок", заставив его совершить резкие маневры и уйти с боевого курса под прикрытие одной из мелких планет системы. Но на это все ушло не менее пяти минут. "Камышла" потеряла около шестидесяти единиц защиты, сама сбила, судя по данным с приборов, более двух с половиной сотен. Шесть десятков снарядов, выпущенных им на четвертой минуте своей огневой сессии, легли особенно хорошо. На них пришлись и два из трех попаданий.
   Только "восьмерки" принца вновь вернулись к стрельбе по "Ермаку", как выход в торпедную атаку сымитировали все три эсминца сопровождающие отряд. Пуска так и не было. До дистанции осталось пройти довольно много, когда корабли отвернули. Правда, из своих "пятерок" они постреляли весьма яростно. Хотя ни разу и не попали, но немного защиты крейсера сбили.
   В общем, броненосному крейсеру легкой жизни и полигонных условий обеспечить никто не собирается. Но главное в результате того, что орудиям противника приходится отвлекаться, "Ермак" все еще сохраняет достаточно серьезный силовой щит. Медлительным "десяткам" зацепиться за него всерьез еще не удалось.
   А тут еще и "Камышла" вновь выскочила из-за укрытия. Опять постреляла и спряталась. А вот "Скальду", кажется, так и не удастся помочь своим. Легкий крейсер Дружины по нему стрелять перестал. Но вот "Орион" старается вовсю. Ему помогает "Великий князь Константин". Если бы крейсер не был предварительно хорошенько избит, он легко справился бы и с тем, и с другим. Да и вместе они в обычных условиях ему не противники. Но теперь у Грифа не работает половина орудий, щит сбит полностью, скорость упала.
   Между тем и броненосному крейсеру пришлось повернуть другим бортом, потеряв за маневр почти тысячу единиц щита. На этот раз стреляли и "Камышла", и один из рейдеров. Но теперь оба в очередной раз вынуждены уходить от ответных снарядов. Броненосный крейсер пока в полном порядке. "Великий князь Константин" получил приказ идти к месту основного боя. Кирилл еще успел продублировать его. А потом "Ермаку" досталось, и он со второй аварийной партией отправился на ликвидацию последствий. На этот раз попала "восьмерка". Завели пластырь на пробоину. Отремонтировали переборку, восстановили магистрали связи и подачи энергии. Больше не успели. В крейсер попал еще один снаряд. Пока направлялись к месту повреждения, достал и другой. Пришлось ликвидаторам делиться. Только справились на новом месте, как в "Ермак" попала "десятка". Кирилл отправился на резервный боевой пост бортинженеров, где успел переключить подачу энергии по резервной схеме. Отсюда же он определил место повреждения и отправил туда пятерку роботов, исправлявшую доселе мелкие повреждения. Но с эти неприятности теперь подождут. Справиться бы с крупными.
   Щита теперь почти нет. Поэтому держать защитники включенными бессмысленно. Кирилл, не дожидаясь приказа, выключил по четыре на пяти секторах. Если обычно тут главная неприятность это холод, то теперь стало жарко. Корпус и помещения за ним нагрелись до высокой температуры. Доложил об обстановке. Получил приказ руководить роботами. Этот процесс занял теперь все его внимание. Надо смотреть за каждым роботом. Те как раз успели задраить люки и даже заделать пробоину. Пришлось сначала вводить новые команды, а потом реагировать на запросы механических помощников, постоянно оказывающихся в затруднительном положении.
   Сейчас четверо ликвидируют последствия аварии. Пятый старается ввести в строй еще одного робота, получившего несколько повреждений. Облегченно вздохнул, когда два робота сумели отсечь линии подачи энергии на магистрали, находящиеся в зоне разрушающегося участка. Втора пара в это время наложила на пластырь дополнительную изолирующую пленку. Как раз в это время в его распоряжении оказался еще два помощника. Надо бы решить, куда их направить. Пятый пусть восстанавливает повреждения в переборке. Шестой, только что отремонтированный, направил для ремонта системы охлаждения. Через пару минут удалось восстановить линию связи с транслятором. Теперь роботами можно снова командовать с центрального поста. И тут Кирилл получил сильный удар.
   Через мгновение пришел в себя. Снаряд пробил броню, второй корпус и начал разрушительную работу внутри крейсера. Мощный взрыв породил вторичную цепь разрушений, чему способствует высокая внутренняя температура внутри отсека. Теперь её подпитывают плавящиеся, разрушающиеся и распадающиеся на атомы элементы конструкции. Аварийная система ликвидации автоматически не сработала.
   Кирилл усилием воли заставил себя включить рубильник, чтобы запустить его принудительно. Получилось. И тут в голову пришла новая мысль. Надо открыть все люки из отсека корабля на палубу. Это позволит снизить температуру, и кроме того часть энергии уйдет наружу. Тем более если этому помочь. Начал торопливо искать нужный рычаг. Вот он под рукой. Дал команду трем оставшимся целыми роботам разгрести завалы на пути к сороковой переборке вернее к проходу в нем, и разблокировать его изнутри, чтобы сюда быстрее проникла аварийная бригада. Вроде бы все. В это время открылся люк в соседний аварийный отсек. Часть накопившейся там критической массы рванула сюда. Потратила больше половины своей мощности. И все же взрыв произошел. Кирилл потерял сознание.
   А в это время торпедные космоботы лихо пошли в атаку. До этого они старательно прятались рядом с "Камышлой". И вот когда он в очередной раз выскочил из-за планетки, они вышли с другой стороны, уже почти набрав максимальную скорость. Одновременно эсминцы совершили свою очередную демонстрацию, хотя предыдущие для них уже прошли не бесследно. Так все три потеряли большую часть своих силовых полей. При этом в них попали только снаряды "троек". Более серьезные заряды хоть несколько раз и взрывались достаточно близко, но не настолько, чтобы добраться до щита. Иначе судьба этих небольших суденышек оказалась бы печальней.
   И не только у эсминцев, но и у их более маленьких товарищей, которые сейчас в суматохе пытаются прорваться на дистанцию торпедного залпа. Для того чтобы загрузить аппаратуру противника лишними данными, пару раз уже запускали имитаторы. И сейчас вперед высочили два крупные сигарообразных объекта, излучающие различные сигналы и даже защищенные силовым полем. Транспорт-носитель ради этого израсходовал все свои запасы. Теперь вся надежда на умение командиров космоботов.
   И пока им удается справляться на "отлично". Выбравшись из-за планеты, они сразу же рассыпались веером. Но вот комендоры "Принца" уже принялись за имитаторы. Начали с завесы из рвущихся шрапнельных зарядов "восьмерок". Но долго использовать эти орудия против малоразмерных целей им не удалось. Тут и эсминцы мелькают, и два рейдера, и "Камышла". И все это каждую минуту выпускает десятки снарядов. Теперь, когда Гриф потерял большую часть своей защиты, самый опасный для него противник это "восьмерки" Камышлы. Но на поле боя остается и легкий крейсер. Уже изрядно избитый. Но он все еще стреляет, разнося своими маломощными, но многочисленными снарядами все, что расположено на корпусе, в том числе аппаратуру, следующую за окружающим пространством. А еще он все еще может сбежать, и не позволить достичь главной цели последних месяцев. Гонятся потом за легким крейсером, особенно когда свой последний оставшийся в строю младший собрат, как минимум изрядно избит, задача не простая. Поэтому и "десятки" и часть "восьмерок" заняты.
   А тут еще в системе появился в сопровождении старого, даже древнего крейсера, еще какой-то новый вспомогательный крейсер. Точнее вышел из прыжка он уже давно. Вот только обратили внимание на него только сейчас. Когда выяснилось, что на этом бывшем военном транспорте стоят аж шесть "девяток". Это уже не мелкие укусы, неприятные, но не смертельные. Эти снаряды вполне могут достать и старую броню. И, кажется, теперь понятно, на что рассчитывали имперцы. Да. Грифы уже знают, кто составляет основную силу организации под названием Дружина-Рось. Так, что все внимание, и все орудия туда. "Ермаком" пусть займется второй артиллерист, остальными помехами третий. А первому нужно организовать огонь "восьмерок" по этому новому вспомогательному крейсеру.
   А по малоразмерным целям бьют пушечки на два Д и тяжелые лучеметы. Хорошо, что и тех, и других на старом крейсере мало. К тому же старые "двойки" не обладают высокой скорострельностью. Спаренные лучеметы современные, но пока для них расстояние великавато. А на этой дистанции они опаснее для торпедоносцев класса МЛА. Есть на крейсере и действительно эффективное оружие. Это тяжелые двухлучевики. Автоматические установки, способные выпускать фактически до полутора сотен снарядов, правда, в одноствольном варианте. И их всего дюжина.
   Имитаторы просуществовали недолго. Теперь вперед выскочили космоботы, вооруженные пушечками. У них только одна задача - отвлечь на себя основной удар. Поэтому того же Володю Вересова, например, направили командовать одним из тяжелых орудий. Так как сегодня для этих судов важно умение маневрировать и защита. Два торпедники под командованием Ивана Багровского и Вальтера Грюдмана заняли места почти вплотную за ними. Поэтому когда суденышки с пушками отвалили, основной огонь сосредоточился на них. К тому же осознав опасность, командир Грифа приказал перенацелить на приближающиеся кораблики имеющиеся "тройки". Все четыре беспилотника погибли в течении одной минуты. Правда, почти пять до этого они принимали на себя весь удар противоминной артиллерии. Теперь Ваню и Вальтера спасут только искусные маневры. Каждое попадание старой "двойки" это целых две единицы защиты. Попадание снаряда двухлучевика снижает максимум на одну. Но зато их стреляет намного больше. А в это время щит рвут и заряды тяжелых лучеметов. Атакующие подошли уже достаточно близко к броненосному крейсеру, поэтому заряды этих установок уже представляют опасность. Оба космобота ушли с курса почти одновременно. И еще четверть минуты по инерции за ними тянутся трасы лучей, и вокруг рвутся снаряды. Но вот комендоры грифа обратили внимание на новые цели. Те маневрируют чтобы не попасть под выстрелы и все же теряют немногое из имеющихся крох защиты. На несколько мгновений вперед снова вырываются пушечные суда. Космоботы Никиты Троицкого и Германа Корбута нырнули под их защиту.
   Промелькнула целая минута, пошла вторая. Посудина Федора Закромова получила сразу два снаряда от ДваД. Защиты оставалось пять единиц. Поэтому заряды достали уже и до корпуса, но пока с броней не справились. Как и еще три попадания двушек. Но тут же последовало новое попадание двухэлементника. На этот раз заряд взорвался внутри. Повреждения удалось устранить тут же. Но еще один снаряд влетел прямо в нос. Упала скорость. Теперь уже по корпусу стучат заряды лучеметов. И где-то они находят уязвимые места. Например, разрушают приборы, так что космобот быстро стал слепым и глухим. Повредили два тяжелых лучемета, и будь они с боезапасом, то детонация причинила бы еще больший вред. Зашита ослабла настолько, что сквозь броню уже начали проходить даже слабые заряды.
   Напарник успел выйти из боя, а Федя вынужден отключить один из движков. Скорость упала до половины. А через минуту космобот и вовсе ушел в обычное пространство. Бой для него закончился. Теперь шанс только в ликвидации хотя бы части повреждений. После этого остается только дождаться помощи.
   Теперь торпедники остались одни. Но они уже вышли на дистанцию пуска торпед. И даже преодолели часть оставшегося расстояния. Стараясь подойти поближе, пока не стреляли . Чтобы уже наверняка. Уже и предельная дистанция сокращена вдвое. И тут свои торпеды выпустил Герман. Теряющий скорость космобот прибавил скорость и еще несколько секунд продержался на боевом курсе, а потом отправился к Феде. Остальные все еще тянут время, пытаясь подойти поближе. Пока эти космоботы еще сохраняют свои защитные щиты, хотя и мелочь Грифа и стала попадать чаще. Еще кабельтов, второй, третий. Уже миля от черты, до которой продержался Герман. На этот раз свои выпустил Никита. И даже успел предварительно сократить время работы двигателей торпеды. Зато она пойдет быстрее. После этого его судно получило подряд пять зарядов, и потеряло скорость. Спасло его только то, что его просто оставили в покое. Это Ваня и Вальтер, оправившись от повреждений, продолжают выполнять боевую задачу. Теперь стреляют уже по ним. И все же и они успели выпустить свои торпеды, которых к броненосному крейсеру теперь идет уже восемь . Тот попытался уйти от них маневрами, и тут отстрелялись Стародубов и Михаил Зарожский. Им и вовсе удалось подобраться почти вплотную. Поэтому четыре торпеды из восьми попавших в итоге, выпустили они.
   И, кажется, они все-таки перестарались. И можно было так и не рисковать. Броненосный крейсер такого одновременного удара просто не выдержал. Он довольно быстро начал разваливаться на части. По расчетам ему хватило бы и четырех, а при определенных обстоятельствах и двух попаданий. Да получи даже одну, были бы серьезные проблемы. Потому как ему и так досталось. Это свой вклад внесли "девятки". Так одним из снарядов разнесло батарею из трех "двоек", а потом и одному двухлучевику досталось. Это во многом и позволило группе Стародубова-младшего бить торпедами уже в упор.
   Ну а потом "тогда считать мы стали раны, товарищей считать"*(32). Час ушел на обследование кораблей и судов отряда на предмет учета потерь и выявления повреждений. Еще два часа ушло на совещание у командора. Теперь флагманом стал вспомогательный крейсер "Орион". К нему присоединились "Камышла", "Салам" - это тот самый вспомогательный крейсер с "девятками", оба рейдера, легкий крейсер "Калевалла", транспорт "Великий князь Константин", четыре эсминца. Госпитальное судно "Даша". На "Авиценну" сейчас свозят раненных со всех кораблей отряда. Кроме того с отрядом идет спасатель "Кировец" и буксир БРБ - 25. Спасатель "Фока"сейчас состыкован с "Ермаком". Крейсер получил серьезные повреждения. Дальнейшее его участи в походе под вопросом. Слишком много повреждений. Несмотря на то, что герметичность корпуса удалось восстановить, поставленные пластыри пока слишком непрочны. Из-за них корабль не может развить скорость более десяти узлов. А под тонкой пленкой закрывающей пробоины много полностью разрушенных помещений.
   Командор лично отправился проверять состояние дел. За достаточно короткий период корабль для него стал очень близким. Многое в него вложено, многое пережито. Он сам отбирал членов команды. Времени прошло не так много. Но каждое мгновение, вместившееся в этот отрезок, оказалось ценным и памятным. Настолько все оказалось насыщенным событиями и славными делами. Еще во время похода в этот сектор экипаж крейсера испытытал на себе не только тесноту из-за нехватки свободного места. Но им еще удалось наладить очень плотное взаимодействие между собой. Люди действительно сблизились. А потом были бои, успехи.
   И вот сейчас Владимир Мстиславович идет по коридорам корабля. И хотя большая часть помещений остались целыми, он сейчас там, где прогулялись смерть, хаос и разрушения. Разодранная изоляция, висящие обрывки проводки, обугленные стены, погнутые переборки. Смятые приборы. И где-то тут погибали знакомые для командора люди. Его подчиненные, те, кто выполнял его приказы. Неожиданно Стародубов остановился. Прямо перед ним один из офицеров ловко и быстро срезает остатки от люка между отсеками, расплавленный комок, оставшийся от пульта по его управлению. Разумеется, он тоже знаком командору. Вот только увидеть его не рассчитывал. Офицер, заметив руководство, отвлекся от работы, коротко и быстро отдал приветствие. Командор ответил так же. Но решил этим не ограничиться.
   - Здравствуй. Стародубов, а как ты тут оказался.
   - Здравжелтовком. С моим космоботом все в порядке. Мелочи успеем исправить. Вот я со своими механиками и попросился сюда. Помочь с ремонтом. Да тут не я один такой.
   - Знаю. Сам приказал направить на "Ермак" дополнительные ремонтные бригады. Но через пару часов вам всем придется вернуться обратно. Остальные суда выступают в поход. Крейсер же идет на базу. Объявите людям, чтобы они за это время максимально выложились. Т Тем, кто остался тут, потом придется рассчитывать только на себя. А состояние крейсера весьма скверное.
   Отряд вышел в систему, где располагается база Грифов через шесть дней. С ходу разметали сторожевики охранения, а потом почти сутки ушло на то, чтобы добраться до цели. Если у местных в первые четыре часа, когда отряд шел по дальней траектории, и были какие-то иллюзии, то потом им осталось только готовиться к бою. Линкор еще первого поколения и фрегат- его ровесник, пяток малых сторожевиков, внешне довольно внушительны, но форты со стационарными орудиями более опасны. Кроме того, на базе оказалось несколько десятков МЛА: истребители и торпедоносцы.
   Оборону базы вскрывали методично шаг за шагом. Вспомогательные крейсера наносили удар и тут же отходили восстанавливаться. В суматохе свою лепту вносили торпедные космоботы Стародубова-младшего. Так они всадили три торпеды в линкор, уничтожили два сторожевика. Но главная цель все та же - форты. Уже добились десятка точных попаданий, но этого пока недостаточно.
   И вот восьмерка маленьких суденышек вновь идет в атаку. Теперь, когда все корабли противника выбиты, стало полегче. Форты вооружены серьезными пушками, а вот противоминную мелочь тут ставить не стали. Максимум "четверки". Вот и все. Да и то вблизи есть мертвые зоны. Вот в одну сейчас и рвутся космоботы. Противник понимает серьезность ситуации. Поэтому против них направлены четырнадцать истребителей и пять торпедоносцев.
   Поэтому-то сейчас Володя Вересов, которого отозвали от орудия, вывел свой кораблик на передовой рубеж, по бокам от него Федя на своем отремонтированном "Воробье" справа, и слева "Пиранья" Силы Агафоновича. "Муравей" самого Володи третий космобот, вооруженный пушкой. Его и дооборудовать то успели всего пару дней назад. Но сегодня он показал себя отлично. На его "тройке" стоят элементы ДГ а не ДА. Поэтому и дальность стрельбы хорошая и мощность. А на "двойках" и вовсе ДД, хоть и типа 1.045, так же как и на автоматах-двухлучевиках. Но сейчас как раз это дает надежду на успех. Так же как наличие двух спаренных тяжелых лучеметов и и одной счетверенной.
   Сейчас все наличное оружие яростно бьет по приближающимся малым летательным аппаратам. В отличие от космоботов у тех очень слабые щиты и очень тонкая броня, которая спасает только от зарядов легких лучеметов. Да и то она установлена не на всем корпусе. Поэтому тяжелые установки космоботов на этой дистанции уже опасны и для истребителей, и для торпедоносцев. Что они только, что и продемонстрировали, разрезав своими выстрелами наглый истребитель, попытавшийся выйти в атаку. И теперь в перекрестье прицелов уже его ведомый.
   Но главное внимание Володи приковано к торпедоносцам, по которым бьют "тройка" и "двойки". Он сам управляет ими. За ходом следит помощник шкипера. Опытный старший унтер прекрасно справляется со своей задачей. Так что немного опыта в управлении такими малыми судами и можно представлять на повышение. А так выслуга у человека есть, практические знания в наличии. Старательно ходит на занятия. Впрочем, и оба старшие унтре-офицеры начальствующие комендорами молодцы. Снаряд "тройки" взорвался перед ведущим торпедоносцем. Володя дал команду, немного скорректировать прицел. Но не увеличить дистанцию, а сократить ее до трех кабельтовых. А пока данные вносились в блок управления, установка еще дважды выпустила снаряды с прежней установкой. И первый почти попал. По крайней мере, взрыв произошел совсем рядом, и приборы зафиксировали даже видимые повреждения Грифа.
   С недолетом упали первые три снаряда новой серии, а вот четвертый буквально осыпал цель небольшими боеголовками. Через мгновение торпедоносец исчез в облаке взрыва. А рядом сворачивает с курса второй, получивший прямое попадание "двойки". Володя приказал добить противника. Одновременно перенес огонь "тройки" на два идущие рядом машины. Первые снаряды легли между ними. Все. Уничтожение целей вопрос времени. Тем более "Воробей" и "Пиранья" уничтожили третий торпедоносец.
   Пока Володя занят уничтожением крупных машин, пара истребителей вышли на него в атаку. И тут же в них полетели трассы зарядов тяжелых лучеметов и легкой "копейки"*(32). Это идущий на "Фортуне" во второй линии Саня Стародубов решил прикрыть товарища. Пока это все, что торпедники могут себе позволить. Правда, к удивлению их легкое вооружение сегодня показало себя весьма эффективным. Пять торпедоносцев в сопровождении даже пары истребителей достаточно опасный противник даже для эсминца. А тут с ними удалось справиться девяти легким корабликам, которые еле-еле превосходят их размерами. Правда, если по количеству "троек" их суммарное вооружение сопоставимо с тем же эсминцем, то вот по более легким орудиям у отряда преимущество явное. Кроме того у космоботов все же скорость повыше, они более маневренны и могут разделиться для индивидуальных действий. Эсминец же вынужден сосредоточиться на одной-двух целях. Очень важной особенностью боя между мелочью является то, что он проходит на короткой дистанции. Тут торпеды бесполезны, защита космоботов достаточно эффективна против легких лучеметов противника, притом, что тот в свою очередь сам весьма уязвим против ответного огня.
   Вот несколько тяжелых зарядов выпущенных истребителями прошили защитный энергетический слой, нанеся ему небольшой ущерб, и бессильно ударились в броню. Попал по космоботу и второй Гриф. Более того последнему удается удерживать цель, и выстрелы из его двух лучеметов уже проделали в щите небольшую щель. И все равно броня космобота пока держит. А вот всего пяток аналогичных зарядов, выпущенных "Фортуной", прошили корпус истребителя почти насквозь. Разумеется, этому способствовало, и то, что полуминуту назад еще одной очередью предварительно был уничтожен щит, ополовиненный еще, когда Грифам прошлось пройти рядом с разорвавшимися снарядами двух "троек". Упомянутой пятерки хватило, для того чтобы, Гриф вышел из боя, теряя какие-то свои элементы конструкции. Второй и вовсе получил три заряда из тяжелой "копейки". Один из них нарушил работу двигателей и через полминуты аппарат, получив очередь из лучемета, развалился на части.
   Но вот группа новотеран достигла точки С. Все теперь очередь торпедных космоботов выйти на передний план. Они прибавили скорость и рванули вперед. Пушечники уступили им дорогу и взяли левее. Теперь они только прикрывают товарищей от истребителей. А торпедники рвутся вперед по прямой. На фортах нет ничего, чем можно их достать. Кроме того цель не может эффективно маневрировать. Поэтому сейчас главное точность. И задача Сани правильно вывести всю группу на цель. Он внимательно уставился в приборы, одновременно корректируя курс. Наконец все линии сошлись на одной точке. Как долго удастся удержать их в таком состоянии неизвестно. Палец нажал на кнопку "Пуск". Обе торпеды ушли. Рядом уже выпускают свои товарищи. Космоботы еще с четверть минуты прошли прежним курсом. Все теперь можно сворачивать. И суденышки рванули обратно к носителю. Команды старательно выполняют свои обязанности и все же внутри там, на первом месте оно. ОЖИДАНИЕ. А секунды текут. Кораблики и их цель продолжают удаляться друг от друга. И тут рвануло. Хорошо так рвануло сдвоенным взрывом, потом еще одним, и другим. Пока не ясно кто попал, кто промахнулся, и промахнулся ли вообще кто-то. Но главное УСПЕХ. Уже ясно - форт серьезно поврежден. Открыта дорога к соседнему соружению. И еще - большая часть малых аппаратов противника уничтожена, либо ушла на базу с серьезными повреждениями.
   Из ствола вылетели один за другим три пули. Затвор дернулся и встал на место. В казеннике остался последний заряд. Но спусковой крючок сейчас не испытывает никакой нагрузки. Левой рукой Максим держит цевье автомата, правой как раз собирается вставить в освобожденный буквально секунду назад разъем снаряженный боеприпасом магазин. Рядом Саня Стародубов вскинул пищаль, и вроде даже не целясь, выстрелил пару раз. Однако оба заряда легли хорошо, и там, в двухстах метрах дальше по коридору за баррикадой раздалось два хлопка взрывов. Небольшие дробинки, освободившиеся из контейнера, осыпали прячущихся людей. Впрочем, серьезных повреждений бронескафандрам они не нанесли. Так же как кусок металла, оторвавшийся от лежащей сейчас поперек коридора конструкции, врезавшийся прямо в шлем одного из стрелков. Но определенное неудобство обороняющимся это доставило. По крайней мере, будут соблюдать осторожность.
   Саня принялся по одному заталкивать через цевье пищали цилиндрики с зарядами. За это время в сторону противника полетело еще два заряда. Это постарался Петя Обручев. Его пищаль более простой конструкции. На вид оно похоже на старинное двуствольное ружье. Даже перезаряжается схожим образом. Но стреляет такими же зарядами, что и оружие в руках Стародубова. Петя быстро переломил свою пищаль. Вытащил гильзы от отстреленных выстрелов и одним движением вставил новые. Теперь стволы на место, и он готов стрелять. А Саня только заталкивает седьмой цилиндрик. В это же время Федя Закромов и Ольгерд Рудинский бьют очередями по два-три патрона из коротких автоматов. В узких коридорах и отсеках и это оружие весьма эффективно. Хотя вот рядом два бойца, вооруженные штурмовыми карабинами. Еще один такой же сейчас прислонен к переборке с правой стороны у Сани.
   Как только Федя подал знак, что его магазин опустел, его место занял Максим Зернов. А в это время, воспользовавшись тем, что противника удалось прижать огнем, быстро выскочил на позицию унтер из космопехоты. Приклад гранатомета уже уперт в плечо, осталось только немного поправить направление, куда смотрит короткий толстый ствол, и палец утопил спусковой крючок. Как только ушла первая граната, тут же барабан двинулся с места и совершил небольшой поворот. Новый заряд последовал за товарищем, а на его место через мгновение встал третий. Наконец барабан сделал полный круг и опустел. Унтер тут же спрятался. Тут же рядом оказался Саня. И теперь его пищаль так же требует новой перезарядки. Так же как и автоматы Максима и Ольгерда. На этот раз и они патронов не экономили. Зато Петя и Федя тут же оказались на позиции.
   В ответ застучали выстрелы и с той стороны. Причем огонь достаточно плотный. Впереди в метрах двадцати рванули три гранаты. Однако, вопреки ожиданию никто вперед не бросился. Перед группой Стародубова стоит задача всего лишь закрепиться и беспокоить противника огнем. А где-то там справа две штурмовые группы космодесанта, как раз готовятся к новому броску. У них подготовка лучше. Они специально готовятся. Это их стихия - бой в узком пространстве технических сооружений в космосе.
   Но и отряд Александра Стародубова из трех десятков офицеров и унтеров, откомандированных из экипажей кораблей, усиленный семью космопехотинцами показал себя превосходно. Сейчас они пробились дальше всех вглубь комплекса, являющегося становым хребтом космической базы. Чтобы остановить их, противник был вынужден бросить сюда свои резервные группы. Половину одной из них положили как раз на этом месте. Остатки откатились назад в следующую секцию, где к ним на помощь пришло еще несколько десятков бойцов. Хотя, конечно может это и слишком громко сказано. Это уже не опытные космопехотинцы, а вооруженный персонал. Но все же остановить дальнейшее продвижение группы они смогли.
   Тем более Саня сам принял решение не зарываться. Это утром его группа сумела ловко прорвать первую линию обороны, потом в упорном и жарком бою ударами по тылам и флангам помогла соседям, после чего пошла вперед, сбивая заслоны противника. Рядом в образовавшиеся бреши хлынули другие отряды. В условиях быстро меняющейся обстановки Саня оказался как рыба в воде. Даже как хищник в мутном пруду. Он быстро оценивал обстановку, находил неожиданные и эффективные решения и его отряд лихо и дерзко бил врага. Несколько раз удалось опередить отступающих, оказываясь у них в тылу, группы направленные для того чтобы остановить прорыв уничтожали во встречных боях. Так было еще пару часов назад. Но теперь общее продвижение замедлилось. То тут, то там штурмовые группы уперлись в новые опорные пункты.
   Отряд Стародубова еще сумел пробиться вперед. А вот соседи отстали. Противник теперь и справа, и слева. И даже сверху и снизу. Вот и отряд теперь разбился на несколько групп, чтобы противник неожиданно не ударил сбоку или даже с тыла. Но пока связь с основными силами еще осталась. Недавно получили боеприпасы. Кроме того подтащили с захваченных позиций трофейные пулеметы. Так то, это те же легкие пехотные лучеметы. Но за ними упорно сохраняется название от аналогов многовековой давности. Тем более этот вид оружия сам делится на классы. Есть и легкий вариант. Так что это даже удобно во избежание путаницы.
   - Саня, пулемет готов, - доложил Паша Скрябин. - Проверим?
   Он с остальными механиками последние четверть часа собирал из трех неисправных станковых пулеметов один рабочий. И судя по докладу удачно. Паша один из выпускников Инженерного училища, которых завербовали в экспедицию вместе с Кириллом Говорковым. Сегодня он в составе десанта. Главная задача - оружие. Так он уже исправил легкий трофейный пулемет. Один из двух, находящихся сейчас у фланговых групп. И сейчас он тропиться сдать готовое изделие, чтобы заняться с еще одним легким.
   - Хорошо, - ответил, обрадованный Саня. - Зарядили?
   - Все готово.
   - Тогда ставь сюда. Немного левее. Стрелять буду сам.
   Саня за несколько мгновений осмотрел конструкцию, взялся за ручку, немного повернул ствол и нажал на кнопку. Короткая очередь, оружие немного дернулось, но сильные руки Сани уверенно удержали его. И тут же в сторону противника ушли ещё две короткие очереди, потом длинная - на восемь зарядов. Все в порядке. За это время отстрелялся и Обручев, и унтер с барабанной установкой. Саня вытащил из кобуры оружие с коротким и толстым стволом, направил в сторону противника и выстрелил. Тут же преломил ствол и вставил новый заряд. Это такой же цилиндрик, как и патрон для пищали, только раза в три крупнее. В это время впереди грохнуло. Выпущенный заряд до противника не долетел, но грохнул в середине коридора между двумя позициями. Вспышка. Пулемет убрали.
   - Федя остаешься за старшего. С тобой остается твоя группа и инженеры Паши. Петя идет со мной. Оставляю тебе мою пищаль. Задача беспокоить противника.
   Через минуту Саня оказался возле прохода в переборке отделяющий этот отсек с помещениями справа. Тут расположилась группы Никиты Троицкого и Зямиля Валеева. Это восемь человек. Однако по приказу Сани они уже полчаса ведут только беспокоящий огонь. Теперь тут же собрались и все космопехотинцы. Почти все, потому что двое из первоначального состава получили ранения, так же как пять звездолетчиков.
   - Зямиль, твоя задача отвлечь противника. В твоем распоряжении космопехотинец с пулеметом. Это в дополнение к уже имеющемуся у вас. Усильте обстрел противника. Мы заберемся на левую площадку. Там наверху, что-то вроде карниза. По нему доползем до конца. Как только мы доберемся, доведете плотность до максимума. Через четверть минуты мы прыгаем вниз. Будьте внимательней. Прекращаете огонь и движетесь на помощь нам. Остальные за мной.
   Саня прыгнул первым. Еще не коснувшись поверхности, он выпустил уже две очереди. Связку из трех гранат закинул еще перед прыжком. Еще одна короткая очередь. Уход в сторону, перекат, две короткие очереди, несколько прыжков-рывков вперед, там, где еще рвутся гранаты и заряды из двух пищалей. Дробинка одного из них попала в скафандр. Но это ничего. Ствол автомата-карабина в сторону противника. Очередь опрокинула Грифа, а Саня уже бьет во второго. Прыжок влево. Где-то за спиной переборка. Карабин продолжает изрыгать заряды. Магазин на сотню выстрелов позволяет не очень беспокоиться о том, что неожиданно на очередное нажатие на спусковой крючок оружие не отреагирует. А рядом уже два космопехотинца. Один из них пытается своей могучей фигурой заслонить молодого лейтенанта от противника. Что же Саня повернул ствол левее. И через мгновение еще один Гриф свалился на пол. Стародубов легко заскользил вдоль стены. Впереди выскочили двое. Но космопехотинцы срезали обоих. Все хватит. Пора взяться за обязанности командира.
   - Берс, со своими, левый коридор, но только держать. Курт- правый. Никита вперед. Сила Андреевич за мной.
   Вот и очередной проход, в очередной отсек. Тут их никто не ждет. Стародубов и четверка космопехотинцев пробежались по коридору и ворвались в весьма солидное помещение. Саня тут же взял левее и дал короткую очередь в спину одному из грифов, второму досталось от Силы Андреевича. Третий почувствовал что, в тылу не все ладно, но и только. Два заряда, и он выбыл из строя, открывая спину своим товарищам, не успев ни повернуться, ни дать сигнала. Из шести бойцов, выстрелить в нового противника смог только один. Но не попал и он. Зато Сила Андреевич не промахнулся. В это время сопровождавшая их тройка бойцов справилась со второй группой.
   Саня доложил о том, что открыл дорогу вперед для соседа, и со своей группой побежал по правовому коридору. Офицеру и унтеру, прикрывавшим его отряд с этого фланга, приказал идти на помощь Федору. Опасности с этой стороны теперь нет. А вот вариант, что противник попытается атаковать в лоб, вполне вероятен. Поэтому-то там от этой пары пользы больше. С собой же их брать резона нет. По сравнению с четверкой космпопехотинцев, подготовка у них слишком слабая. Будут только мешать.
   Через три минуты столкнулись с группой Грифов. В заброшенный просторный ангар группа из восьми человек в сопровождении двух роботов вошли первыми и даже почти добрались до середины, когда с противоположной стороны появилась пятерка Стародубова. Сам Саня оказался на крайнем правом фланге. Милан Стоянович шедший перед ним сразу же ушел влево. Сила Андреевич оказался в центре боевого порядка. Все же возраст. Шестидесятилетний боец и опытен, и мастеровит. А вот свежести уже нет. Поэтому и немного отстал. Но зато разобрался в ситуации сразу же. Он даже не стал вскидывать свой штурмовой карабин. Вместо этого он тут же вскинул на плечо пусковую установку "Сулицы" и нажал на кнопку. Взведенная пружина тут же рванула на свободу. Благодаря этому заряд вылетел из ствола со скоростью восемьдесят пять метров в секунду. Вернее за пятую часть секунды она пролетела семнадцать метров и еще пару дециметров. А потом скорость упала. Относительно. Но расстояние до цели всего шестьдесят семь метров, поэтому заряд летел менее секунды. После этого он попал в боевого робота, пробил его направленной огненной струей и взорвался внутри. Благодаря этому, находящиеся рядом люди, испытали на себе только часть мощности заряда. Так, двум Грифам досталось от разлетающихся запчастей, и все.
   Группа Стародубова от взрыва и вовсе не пострадала. Так же как и от огня противника. Сам Саня за последние семь секунд поменял свое месторасположение раз двенадцать. При этом он не только постоянно перемещался из стороны в сторону, но и трижды уходил перекатами, дважды прятался за какие-то массивные конструкции. Поэтому его почти не задели даже пяток грохнувших рядом взрыва. Зато он сам успел выпустить пять коротких очередей и гранату из подствольника во второго робота. Боеприпас оказался не бронебойным, поэтому эффект оказался недостаточным. Поэтому Саня одним движением и вытащил из кобуры на груди небольшую ракетницу, и выстрелил в сторону робота. Тот получил еще повреждения, но продолжает стрелять. Но лейтенант уже достал из подсумка цилиндрик с тремя широкими красными полосками, переломил ствол оружия и зарядил его. Через секунду и второй аппарат прекратил работать, получив еще несколько попаданий. Да и с восьмеркой оказалось покончено. Тот же Саня выбил троих из них.
   Милан и Зураб остались проверить лежащие тела, остальные трое побежали вперед. Сам комплекс весьма старой постройки. Большая часть состоит из заброшенных помещений. Но тут расположено двенадцать сверхмощных орудий, но самое главное энергетическая установка, создающая мощное силовое поле, защищающее и себя, и главное орбитальную крепость. Вот для того чтобы отключить его и высажен небольшой десант, прорывающийся сейчас к пункту управления.
   Через час это удалось. Заодно взяли под контроль и батареи. Для того, чтобы там наверху не осталось последних иллюзий, даже немного постреляли. Понадобилось пятнадцать минут на то, чтобы командование крепостью запросило условия для капитуляции. Они оказались достаточно мягкими. Всему персоналу, в том числе и тем, кто еще сопротивляется и на территории комплекса, и на двух оставшихся фортах, разрешается убыть на двух транспортных кораблях. С собой разрешается взять минимум вещей, и только личное оружие, в том числе один карабин или автомат на человека. Все остальное передается отрядам дружины. Сохранение технической документации не оговаривается. В любом случае все что можно, будет уничтожено. На эвакуацию два часа. А вот это гарантия того, что на многие пакости, просто не хватит времени.
   Стародубов даже предложил освободить почти всех захваченных в эти дни в плен, в том числе раненных. Но Грифы отказались. Они понимают, что в данных условиях это дополнительная обуза. А у Дружины уже есть репутация сурового, но честного противника, достаточно гуманно относящегося к пленным, и держащего данное слово. Во многом благодаря этому Грифы и согласились на капитуляцию. Знают. Условия соглашения будут соблюдаться неукоснительно.
   Бойцы экспедиционного отряда бдительно дежурят на ключевых постах на территории комплекса. Почти все. Хотя погибло всего одиннадцать человек, но раненных много. Кто-то занят оказанием им помощи. Поэтому каждая боеспособная единица на счету. Разрозненные группы Грифов не уничтоженные и не попавшие в плен сейчас собираются на взлетке. За ними прислали четыре космобота.
   Еще совсем недавно эти люди были готовы драться до последнего. Без шанса на успех, но биться. Потом, когда шли переговоры постепенно боевой задор начал постепенно покидать. Появилась возможность остановиться и осмотреться. Но оказалось, что это как поездка на двухколесном велосипеде. Перестал, двигаться и уже трудно удержаться в седле. Или посмотреть вниз с какого-нибудь двадцатого этажа. Затишье на настроение оставшихся в живых грифов подействовало губительно. В головах, ранее полностью подчиненных только идее драться, появились и другие мысли. Боевой дух упал резко.
   И когда по всем линиям связи, в том числе через специальные звуковые устройства, начали передавать приказ на эвакуацию, многие встретили его с облегчением. Но с другой стороны пришло и осознание понесенного поражения. Поэтому отряды стекаются достаточно медленно. Люди бредут уныло, некоторые еле-еле передвигают ноги. Многими овладело усталость и опустошение. Кто-то с безразличием тащит за собой как какую-то бесполезную вещь оружие, или свой вещевой мешок. Как ни странно, но бодрее всего выглядят те, кто несет раненых. Может дело в том, что они заняты делом? В чувстве ответственности?
   Устали и десантники. Но они победили. И эйфория успеха, осознание того, что они сделали это, помогает пока справиться с усталостью. Большая часть следит за эвакуирующимися, но есть и те, кто расположился возле орудий и приборов. Одни отслеживают обстановку, другие готовы при случае открыть огонь. Есть и группа инженеров, пытающихся взять под контроль системы комплекса.
   Саня Стародубов расположился за одним из пультов. Напротив, на мониторах мелькают цифры и изображения. Это отражается обстановка на орбите. Рядом над одним из локаторов колдует Никита. Возле входа дежурят Федя и Ольгерд. Саня набрал несколько комбинаций на одном из мониторов, переключился на другой, нажал кнопку. Секунду разглядывал результат, дернул какой-то рубильник вниз, поставил его в прежнее положение и удовлетворенно откинулся в кресло. Снял с себя шлем и вытер платочком вспотевшее лицо.
   - Никита, Петя возьмите управление на себя. Максим, как там идет эвакуация?
   - Нормально. Сейчас до взлетного поля доберутся три последние группы. Половина уже погрузилась. Наши сообщают - больше Грифов на территории комплекса не проявилось. Так что, ребята скоро отдохнем.
   - Нет еще. Надо будет подождать, пока их транспорты стартуют, - возразил Петр Обручев.- А вот тогда и расслабиться можно.
   - Да. Но думаю, что уже можно переходить на дежурство по сменам, - предложил Никита. - Твое мнение командир?
   - Согласен. Только Сила Андреевич, проверь охранение. Своих подтяни сюда, они сменят спецов. Рома, возьми Михала, Данилу и дуйте до третей пристани. Цифров, отправьте с ними двоих космопехотинцев. Там приземлился наш космобот с запасами. Доставьте пайки и воду. Кто видел транспортных роботов?
   - Да, я видел, - ответил Андрей Смолин. - Тут недалеко. Один точно рабочий. Я покажу?
   - Хорошо. Ребята вы пока посмотрите за обстановкой. Я минут десять отдохну.
   С этими словами Саня переместился на кресло в углу комнаты. По дороге достал из отделения для НЗ пару брикетиков и фляжку с напитком. Трофейные запасы трогать пока не стоит. Вот проверят их, тогда если окажутся безопасными, то можно ими и воспользоваться. Хотя уже доставили и свои запасы, вот только ребята привезут их сюда. Пока же хватит и НЗ. Вот только воды маловато. Поэтому он и оставил нетронутыми сладкие брикеты. А эти сделаны из специальной мучной смеси, мяса, орехов.
   Но перед этим загрузил в индивидуальную медицинскую систему, находящуюся под скафандром ампулу с лекарственной смесью, тщательно ввел команду. Шприц из своего стандартного положения на левом плече под скафандром перешел к правому боку, сделал инъекцию и тут же вернулся обратно. В дополнение к уколу Саня принял еще три таблетки. Теперь можно пару часов потерпеть. К тому же никто не заметил, что командир принимает лекарства.
   Конечно, то, что бронескафандр Стародубова в нескольких местах имеет повреждения видно и невооруженным глазом. Две пластинки и вовсе превратились в лохмотья, да и на трех-четырех других есть серьезные отметины. Но вот то, что в правом боку одному из зарядов удалось пробить защиту насквозь и добраться до тела, не так заметно. Место повреждения через мгновение залито специальной массой, потом автоматизированная система с внешней и внутренней стороны поставила заплаты. Кроме того Саня сам наклеил специальный пластырь. Еще досталось левому плечу. Система амортизировала удар. Да и пробить скафандр не удалось. Однако теперь появились болезненные ощущения.
   А в целом бронескафандр типа "Бахтерец" показался себя на "отлично". Никакой другой не справился бы с сегодняшними нагрузками так хорошо. Да бок он не защитил, но это произошло уже ближе к концу боя, когда все активные возможности система израсходовала. Даже жидкостного слоя осталось меньше половины, так как пришлось закрывать повреждения полученные ранее. Да и сейчас попади заряд в более важный для жизнедеятельности организма участок, например в зерцало, защищающую грудь, в этом месте броня выдержала бы. Но, к сожалению и в этом деле приходится чем-то жертвовать. Вот и решили конструкторы, что в случае чего ранение в бок боец переживет. И надо признать они правы. Так, что спасибо им.
   Так что средство защиты превосходное. Причем конструкция модульная. В зависимости от обстоятельств можно какие-то элементы добавить или убавить. Из одного и того же комплекта можно создать облегченный вариант, полевой, как сейчас, или тяжелый для космических сражений. Но "Бахтерец" дорогая вещь, особенно его последняя модификация "9". Даже в Империи она пока поступает только в гвардейские части. И есть еще один секрет. Комплект Сани относится к модификации 907. Отличие от стандартной в том, что тут использованы самые лучшие материалы. Так, например, особое покрытие бронепластин увеличивает их прочность на двадцать процентов, зерцало изготовлено из специального сплава, с добавлением редких элементов. Емкость аккумуляторов энергосистемы выше на пятнадцать процентов. Применено в два раза больше драгоценных металлов. И это только небольшая часть отличий. Правда и стоимость комплекта выросло в семь с лишним раз. К тому же надо прибавить качество изготовления. Этот бронескафандр изготовили лучшие мастера. Таких на сотни световых лет вокруг всего два комплекта. Второй сейчас на командоре.
   Кирилл Говорков осторожно и медленно нащупал ногами тапочки. Теперь можно и встать с кровати. Выпрямить колени удалось с трудом. Да и болезненные ощущения остались. Однако теперь он переведен в разряд отдыхающих. Тут интенсивность лечебных мероприятий снизилась. А вот в отделении экстренной помощи его каждые восемь часов помещали в лечебную капсулу, где он плавал в специальной смеси. Минут через восемьдесят его доставали, прицепляли несколько проводков, через которые в него вливали лекарства. Еще несколько датчиков постоянно передавали на контроль-комплекс сведения о его состоянии. На это уходило еще не меньше часа. Потом опять кололи лекарства, смазывали места повреждений, опять подключали приборы, вживляли имплантаты.
   А после перевода в разряд выздоравливающих процедур стало меньше. Теперь его подключают к разным системам только часов на пять в сутки. Да и в капсуле он проводит только два раза по полчаса. Даже разрешили самому принимать пищу. Но сил все же маловато. Кирилл через десять минут вернулся обратно и с облегчением лег в кровать. Хотел было почитать пару листочков с напечатанными строчками (пользоваться электронными приборами ему еще не разрешают), но голова закружилась, и он закрыл глаза.
   Проснулся он только под утро. К удивлению, голова совершенно ясная, да и в остальном самочувствие вроде хорошее. Попытался встать. Но не тут-то было. Ноги ответили болью. Но не такой уж и нестерпимой. Сделал шаг, второй третий, вроде стало легче. На этот раз он только присел на край кровати. Нажал на кнопку. Загорелась лампочка рядом с тумбочкой. Там стоит сосуд с водой, и стакан. То, что надо. Первый глоток сделал небольшой, а вот второй получился жадным. Поэтому пришлось наполнять стакан заново. Осушил его и на этот раз. Удовольствие непередаваемое. Организм впитал воду как засохшая земля, и тут же внутри все словно ожило и зазеленело. Выпил еще один стакан воды.
   Прилег на кровать. Но на этот раз спать не хочется. Встать бы и пройтись по комнате. Но где-то там здравый смысл подсказывает, что с этим спешить не надо. Решил ограничиться просмотром какого-либо фильма. Экран расположен далековато, кроме того необходимо надеть наушники. Но ничего, со всем этим можно справиться. Выбрал в меню легкую комедию и нажал на кнопку запуск. Как давно у него не было возможностей насладиться такими простыми радостями жизни. Все время куда торопился и спешил. А ведь действительно до этого все его устремления и помыслы были устремлено только к одной цели. В последние дни все это обострилось и сосредоточилось на уничтожении броненосного крейсера противника. Это было главным. Выполнение задачи представлялось венцом, итогом всей их деятельности за последние месяцы.
   Кирилл уже знает, что они победили. Он задумался и через секунду нажал на кнопку СТОП. Где-то был листок с описанием результатов сражения. А вот нашел. Дочитав, несколько минут лежал размышляя. И даже не над подробностями боя, который он пропустил из-за ранения. Да они вполне впечатляющие и радующие. Но это уже прошедшее. Вот он финиш, конечный пункт пути. К этому он и его друзья так стремились. И вот цель достигнута. Что теперь? Нет, конечно, есть чем заняться. Но все это теперь кажется мелким и пресным. Неужели теперь осталось только наслаждаться плодами победы. А, впрочем, это тоже надо уметь. Не расслабится и не растерять. Так, что рано он размяк. Да и отдыхать тоже надо уметь, для того чтобы когда придет время быть абсолютно готовым. Впереди еще много дел. И будут еще другие задачи. А теперь просто надо нажать на кнопку ПУСК. Все равно пока не прибыли на место ему совершенно нечего делать. Да и не зависит от него ничего. Разве только строго соблюдать режим лечения, чтобы быстрее вернуться в строй.
   Однако, когда госпитальное судно прибыло в систему Нового Руяна, Кирилла просто перевели в другое лечебное заведение. Дружина арендовала на планете для своих людей целый местный санаторий. Из Империи прислали целый транспорт, нагруженный медицинской аппаратурой. Четверть установили тут. Кирилл провел в лечебной части почти две недели. После этого его перевели в комплекс для восстановления. Тут уже в основном работают местные, да и современной аппаратуры нет. Из процедур только стандартный осмотр, таблетки и посещение на час лечебного отдела.
   Но тут чистые белоснежные простыни, светлые палаты на двоих, много солнечного света, прогулки по тенистым аллеям. Особенно Кириллу понравились дорожки вокруг местного озерца. При желании можно и пройти почти километр до берега местной реки. Из приятного так же отсутствие, несмотря на все описанное выше, комаров и прочих подобных неприятностей. А еще тут есть небольшие горы. Они совсем недалеко. Их вершины можно рассматривать прямо из окна.
   Персонал приветлив. Самое главное много веселых, молодых женщин. Отличное питание. Ежедневно блюда из рыбы. Каждый вечер кефир. Днем йогурты и фрукты. На завтрак и ужин сливочное масло и вареные яйца, хоть вкрутую, хоть всмятку, сыр. Чай можно пить хоть пять раз в день. В буфете всегда есть пирожки, бутерброды, шоколад, кулинарные изыски. Цены очень низкие, тем более раненые офицеры получают суточные на свои карточки. При желании можно заказать и пиццу, и даже шашлыки.
   Вот и сейчас Кирилл доел последний бутерброд с сыром, колбасой, ветчиной, допил оставшийся чай и с довольным видом откинулся на высокую и мягкую спинку стула. Такими темпами он скоро снова наберет былую массу. Первый раз, увидев себя в зеркало после ранения, он, разумеется, себя узнал. Но все же собственный внешний вид его весьма удивил. Он всегда был немного склонен к полноте. И все же активный образ жизни, постоянные упражнения в спортзале, позволяли держать себя в форме. Правда, этим все и ограничивалось. А тут остались только кожа, да кости. Очень много запасов организма ушло на восстановление. Даже обрадоваться не получилось. А ведь, сколько усилий раньше уходило на борьбу с весом. И даже временная победа вроде избавления хотя бы т одного килограмма доставляла радость. А тут сразу такие перемены. А теперь вот он снова начал набирать вес.
   Тут же подлетела официантка, с очаровательной улыбкой, убрала на поднос пустые тарелки и вазочки, вместо них поставила полные чайники. Так как присутствующие ничего не пожелали, она тут же исчезла, оставив еле различимый запах духов, легкий мираж своего образа и приятную теплоту внутри. Кирилл осторожно посмотрел ей вслед.
   - Молодой человек. Старовата она для вас. Если есть деньги, то легко найдете себе и помоложе, ну а если стеснены в средствах, то и эта недоступна.
   Рядом с Кириллом сидят трое. Все заметно старше. Обычно пациенты тут ходят в легкой гражданской одежде, чаще спортивного стиля. А этот вот в строгом костюме и при галстуке. Он уже пояснил присутствующим, что технический консультант, прибыл сюда ставить производственную линию. Пока не прибыла вторая часть, получил недельный отпуск в санатории. Это он успел сообщить еще утром, заодно намекнув о богатом жизненном опыте.
   Двоих остальных Кирилл видит уже неделю, но близко не знаком. До сих пор он ограничивался только несколькими получасовыми прогулками по окрестностям, а потом сидел у себя в палате, читал или смотрел фильмы. Но в последние дни сил стало больше, и он стал чаще присоединяться к группам отдыхающих. Правда, больше прислушивался.
   - Почему же вы Николай Олегович думаете, что все упирается в наличие денег, - спросил один из соседей по столу, мужчина лет сорока пяти.
   - Я разве говорил это?
   - Конечно. Вы сказали, что с деньгами можно легко сблизиться с местными, а без денег мы не представляем для них интереса.
   - Да. Правильно, - согласился Николай Олегович. - А вы, что думаете, местные тут с нами так любезны просто из симпатии к нашим персонам. На планете средний заработок в неделю десять экю, даже немного меньше, а младший обслуживающий персонал в этом санатории получает не меньше двадцати. Это намного больше, чем в других подобных местных заведениях. Разумеется, они столь любезны. Так, что деньги во взаимоотношениях с местными на первом месте.
   - Да я не спорю с тем, что тут персонал зарабатывает лучше. И, наверняка, в какой-то мере это влияет и на их настрой, - заявил собеседник.- Но из этого не следует, что их доброжелательность вызвана только этим. В конце концов, не стоит же им платить меньше для того, чтобы проверить вашу правоту. Но считаю, что немаловажную роль играет и наше отношение к ним. То с какой благодарностью мы принимаем их заботу. Поэтому я считаю, их доброжелательность исходит и из того, что они видят в нас своих друзей, а не высокомерных господ. Хотя вот вы всем своим видом пытаетесь бороться с этим впечатлением.
   - Вы хотите сказать, что наше пребывание на этой планете не приносит им прямой выгоды?- не унимается господин.
   - Приносит. А вы хотите, чтобы мы им вредили? Конечно, они нам благодарны и за это. Например, мы дали надежду на лучшую жизнь. И дело, кстати, не только в материальном благополучии.
   - Господин видимо, считает, что его должны обожать, и преклонятся перед ним просто по факту его существования, - вступил в спор четвертый, сидящий за столом, самый старший по возрасту. - Так вы ошибаетесь. Надо, по крайней мере, отвечать добрым отношением на доброе, а не искать во всем негатив. И тут дело не только в деньгах. Нет. Народ тут разный. Как и у нас в Империи. Но и тут много тех, кто способен и на бескорыстную дружбу, и на любовь.
   - Ну, раз вы решили перейти на личности, то я вас покидаю, - с возмущением ответил Николай Олегович.
   С этими ловами он действительно встал из-за стола и неторопливо пошел на выход. Ну и правильно. Чай он свой допил, а портить настроение людям не стоит. А трое оставшихся решили выпить еще по чашке чая. Тот, что помоложе выложил на стол плитку шоколада, сразу разделив его и на соседей.
   - Угощайтесь молодой человек, - предложил он. - И не слушайте таких, как этот. Вроде они с одной стороны все говорят и правильно, но как-то тяжело от этого на душе.
   - Действительно не слушайте, - поддержал его тот, кто постарше. - Вас Кириллом зовут? Я Осип Гаврилович, а это Виктор Андреевич. Вот и познакомились. Народ тут не только не хуже. А просто замечательный. И, кстати, персонал сюда отбирается тщательно. Да тяжеловато им приходится. И дело не в том, что они ленивые или глупые. Просто условия тут сложились такие. Хотя планета хорошая. Но вот людей маловато, производства не налажены. Да и недобрые соседи мешали. Но сейчас жизнь-то лучше стала. И это благодаря нам.
   - Правильно, - добавил Виктор Андреевич.- Планета по большей части аграрная, а в хозяйстве много чего нужно, а где взять? Неоткуда. Но теперь мы пришли. Торговлишка налаживается. И с соседями, и с нами. Мы вот месяц назад отправили двадцать тысяч тон черной икры. Тут когда-то акклиматизировали рыбу. Ну а потом спрос упал. А на собственные нужды шло совсем немного. Так что накопились косяки. Это даже проблемой стало. Ну и оборудование сюда везем. Но не только. И технологии, и знания. Вот и смотрят на нас местные как на объект почитания. А тут вот такие.
   - Ладно. Таких людей и Империи прибывает не так и много. Специалист, он кстати хороший. А насчет женского пола вы юноша подумайте. Но будьте осторожней. Нет не в этом смысле... Тут, наоборот, с этим порядок. Народ и нравы патриархальные. Если время провести, погулять, то это ничего. Но и портить впечатление обо всех нас паскудным поведением не надо. То есть быть готовым принять ответственность за свои поступки как положено. Мне вот уже за шестьдесят. Там в Империи уже дети взрослые. С женой отношения хорошие. Только у нее своя жизнь, у меня своя. И раньше все в походах был. Здесь вот женщину встретил. Отношение у меня к ней серьезное. Ребенку нашему уже три года. Так я принял на себя полную ответственность за них. Семья у нас. Хотя и тут я все больше на судах.
   - Вот. И еще насчет официантки. Знаком я с ней... В том смысле любовь у нее с моим хорошим давним товарищем. Вот она и привечает. Но все строго, без баловства. Вот весточку ей передал. Серега сейчас в походе, в конвое. Ну а я как раз сюда прибыл с транспортами.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"