Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Путешественники по мирам. Первые походы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если не читали первую часть,то можно начинать с этой. Первая даже на мой взгляд хуже. Вторая часть приключений группы молодых людей по стечению обстоятельств оказавшихся в другом мире. С первых дней, как молодые люди попали в новый мир, их взяли под покровительство. Накормили, обогрели, дали возможность самим позаботится о своем будущем. Теперь же и они будут помогать другим людям. Им придется посещать разные миры, в которые неожиданно попадают люди, оказавшиеся где-то лишними. Только в этих путешествиях-приключениях мало развлечений и романтики, много тяжелой работы, иногда встречаются и опасности. А они не герои, они только учатся.


   Из усадьбы выехали через полчаса после завершения завтрака. Для личного состава экспедиции столовая начала работать пораньше. Не было стояния в очереди с подносами. Да и прибыть велели всем вместе за минуту до открытия. Столы, к организованному появлению убывающих, уже оказались накрыты, и когда подтянулись все остальные, они уже закончили прием пищи, и некоторые уже сдали посуду и направились к выходу. Сегодня не было утренней физической зарядки с пробежкой. Встали попозже, чтобы все выспались. Да и отбой вчера был пораньше.
   Все вещи собрали еще вчера. Поэтому осталось только вернуться домой, одеться по-походному, сдать все остающееся на хранение и идти укладывать багаж в уже подъехавшую автомашину. Сами уселись в автобусе. Сегодня отряд усиленный. К обычному составу добавились приехавшие два дня назад Ольга, Варя, Катя и Петр. Экспедицию возглавляет сам Добромир. Софья тоже идет вместе с ними. Кроме того с ними Вячко и восемь его бойцов.
   До места перехода в анклав ехали почти полтора часа. Еще полчаса ушло на то, чтобы добраться до пункта перехода. Это уже третий известный Диме и его друзьям. Через первый они прибыли на Звемелин, вторым пользовались уже дважды, чтобы попасть на Эдем. И вот третий. С него они и будут ходить в походы в другие миры, особенностью которых является их молодость и то, что люди их только начали осваивать.
   И попавшие туда, не классические колонисты, а случайные люди, оказавшиеся в новом мире не по своей воле, а в результате грандиозных событий по мироустройству во вселенной. Хотя бывает и действительно переселенцы, искатели новых мест. Но даже они обычно сами не предполагают, куда их занесет.
   Те к кому они сейчас пойдут, относятся к первой категории. Жили себе, не тужили, и вот оказались незнамо где, с ограниченными средствами к существованию вдали от привычных условий. Что-то вроде читаных несколько лет назад 'Робинзонов Космоса' Ф. Корсака. Вот на помощь к ним и идет их экспедиция. Достаточно обычное в местных реалиях дело. Но вот для отряда она первая. А на них теперь возлагают некоторые надежды. Но для этого нужно чтобы они обвыкли, приобрели нужные навыки и опыт. Для этого нужно с самого начала правильно их настроить. Поэтому с ними и идет сам Добромир, да еще Софья, прихватив и группу хорошо подготовленных людей.
   Выход для них в первую очередь учебный и ознакомительный. Колония уже разведанная, контакты наведены. Обстановка нормальная, особой сложности нет. Поэтому для отряда главное сейчас приобретение навыков. Попробовать, поглядеть, осмотреться, принять к сведению. Но, во-первых, ученье лучше идет, если его закрепить сразу практикой, особенно в таких делах, ну и, во-вторых, возможностью необходимо воспользоваться по максимуму. Поэтому они идут не просто как туристы, а работать и в полном объеме. Просто за ними будут наблюдать, поправлять и в случае чего прикроют.
   Так как тоннель еще новый, использованный всего несколько раз, его возможности пока довольно слабые. Хотя он всего лишь четвертого уровня по сложности. Но маршрут освоен слабо, на том конце даже пока ничего не оборудовано. Поэтому пропускная способность весьма невелика. Но проверка показала, что способностей каждого члена отряда хватит для того чтобы пройти по нему. Вот обратно вопрос, но тут должны помочь Добромир и Софья. Кроме того они должны помочь перейти четверым бойцам, не обладающим такими способностями. Впрочем тут скорее руководство и без них справится. А еще тоннелю практически все равно, сколько нагружено вещей на проводника, главное, что бы он сам мог самостоятельно передвигаться.
   Поэтому, как только прибыли на место, начался завершающий этап подготовки к переходу. Так как там дефицит на многое и каждый килограмм дорог, с собой минимум личных вещей. Погода на той стороне по информации теплее, чем сейчас на Звемелине, но сырая. Поэтому Дима оставил на себе две пары штанов. Одни тонкие и легкие. Сверху брюки из прочной и толстой темно-зеленой ткани. Под куртку из той же материи с капюшоном, натянул футболку и свитер. Кроме того прихватил и плащ-палатку, которая пока свернута. На голове вязаная шапка, на ногах ботинки с высокими берцами. Так же одеты и остальные ребята. У девушек одежда темнее и она дополнена кожаными куртками.
   Смена белья, две пары носков, запасная футболка, маленькое полотенце. Из еды четыре плитки шоколада. Никаких средств гигиены с собой. Есть немного мыла у девушек и все. Бронежилеты и каски на этот раз тоже не берем. С собой автомат, к нему магазин на сорок пять патронов, четыре на тридцать. Всего в них сто шестьдесят пять патронов. Еще пять пачек по двадцать и все. Это для себя. Еще два ножа и саперная лопатка. Вообще то, вес уже немалый.
   Но не так уж и значительный по сравнению с грузом, который надо перетащить для местных. Диме достались в основном оружие и боеприпасы. Тысяча патронов 7.62х39 образца 43 года в пачках почти семнадцать килограмм. Цинк с ними же. Четыре СКС - пятнадцать. Патроны под гладкоствольные ружья 12 калибра пятьсот штук весом примерно в пуд весом. Машинка (станок, пресс) для снаряжения патронов, почти семь кило. Вот уже и набралось более четырех пудов. А с учетом того что своего имущества вместе с одеждой еще больше десяти килограмм, ему надо перенести на себе почти пять. И это только на него одного.
   А ведь так же нагрузились и другие. Даже девушки идут не с пустыми руками. Кроме уже перечисленного оружия, которое несет Дима, взяли еще по два десятка охотничьих нарезных карабинов. На этот раз половина Вепри, половина Сайга. Кроме того четыре Тигра, и шесть карабинов Мосина. Шесть цинков под 7.62х39, три - 7,62х54. Кроме того пять десятков гладкоствольных ружей двенадцатого и шестнадцатого калибра, четыре тысячи патронов к ним. Дроби, пороха, капсюлей и прочего вместе на семьдесят килограмм. Еще три машинки для снаряжения патронов. Полсотни различных ножей. Десяток пистолетов.
   Кроме того с собой взяли много медикаментов. Это все себе взяли девушки, как и несколько десятков тюбиков шампуня. Петя мало того что сам загрузился своими приборами, так еще ему в помощь дали еще двоих. А учитывая, что для переправки приготовили еще и различные запчасти, то досталось всем.
   Непосредственно переход тут устроен по-иному. Сначала необходимо зайти в помещение. Перед самым входом расположились несколько человек. Они остаются тут. Но их задача помочь входящему нагрузится имуществом. Итак , первым вперед пошел Илья, потом Володя, Костя. Дошла очередь Димы. Когда он подошел к самому порогу, на спину повесили тяжелый мешок, другой с оружием приладили спереди рядом со своим автоматов. Остальные свои вещи приладил по бокам.. На плечи навалилась огромная тяжесть. Он сделал шаг вперед, второй вот и внутри. Надо еще пройти вперед, чтобы освободить место для следующих за ним. После мужчин внутри оказались женщины, крайним зашел Добромир. Прошло мгновение, второе третье.
   - Так по одному на выход, - скомандовала Софья.
   Первым вышел Вячко, потом его люди, за ними ребята. Оказавшись снаружи, Дима сделал три шага вперед, быстро избавился от груза и тут же повернулся назад помочь следующим. Укладывая рядом со своим грузом Витины мешки, неожиданно опешил. А никакого сооружения нет, а на том месте, на которое пришелся его первый шаг в этом мире, переходя порог, как раз появляется Варя. За ней остальные девушки и, наконец, руководство.
   Вячко и двое его людей, вышедшие первыми, сразу же заняли оборону. Теперь их уже заменила пятерка их товарищей. Девятый помогает наводить порядок с имуществом. Быстро расстелили брезент, на который сначала поставили цинки, на которые уже остальные боеприпасы и оружие. Отдельно разложили медикаменты.
   Как только справились с этим, ребят отправили менять людей Вячко. Сам он с тремя своими бойцами, получив указание от Добромира, тут же куда-то направился. Теперь можно и осмотреться. Кругом открытая местность. Их лагерь расположились на небольшой возвышенности. Посты выставили в радиусе метров трехсот от него. Дима оказался на западной стороне. Впереди в километрах двух виднеется лесной массив, правее и левее от него свободное пространство. Между лагерем и опушкой где-то посередине, какая-то невысокая насыпь, тянущаяся в обе стороны, пока видят глаза.
   Пейзаж не очень красочный. В основном цвета сероватые и темные. Снег сошел еще не полностью. Местами еще лежат грязновато-белые островки. Но солнце уже достаточно высоко и светит ярко. Так, что им осталось недолго. Кое-где из-под прошлогодней пожухлой травы, кажется, уже робко, выбивается молодые зеленые ростки, но это там где выше. В низинах стоит вода. Земля еще не высохла. И если не наличие остатков былой растительности, пришлось бы им месить грязь.
   Дует ветерок. И не сказать приятный. Немного неуютно. Пришлось укрыться плащ-палаткой. Сколько стоять пока неизвестно. В лагере кто-то все вещи перекладывает погоднее, одна группа отправилась в лесную посадку на северо-востоке, вторая в перелесок на юге, собирать хворост. Пара человек занялась поиском родника. Осталось только стоять и внимательно смотреть в бинокль.
   Прошло более двух часов. В маленькой ложбинке метрах в ста пятидесяти южнее лагеря как раз развели костерок, на котором уже греется вода. Минут сорок назад пара поисковиков принесла пару полных пятилитровых бутылок. А вот от костерка отошло пять человек, один из них идет в сторону Димы. Это один из людей Вячко.
   - Смена, сходи к костру, попей водички, да и погрейся, - сообщил он добравшись.
   Когда Дима добрался до места, вода уже начала остывать. Ну и хорошо. Все равно заваривать нечего. Пили по очереди из четырех прихваченных собой кружек. Все-таки даже от остывающей воды есть польза. Внутри стало теплее. Дима пристроился поближе к огню.
   - Вячко вышел на связь. Он нашел встречающих. Примерно через час будут здесь. Поэтому пока отдыхайте. Через полчаса снова замените постовых. А как поступит сигнал, сразу возвращайтесь в лагерь, - приказал Добромир.
   Разведка показалась левее лесного массива минут через пять, как Дима вновь вернулся на уже притоптанное место. Вернее появился маленький обоз из двух конных упряжек. Уже потом удалось разглядеть Вячко, восседающего на одной из телег. Лошадки вперед не торопятся. А перед насыпью вовсе встали. Тут же пассажиры, прихватив из телег лопаты, принялись раскидывать землю. Минуты через две повозки кое-как преодолели препятствие, но сидеть в них осталось только двое. Один из разведчиков и незнакомец, наверное, кто-то из местных. Правда, скорость при этом не сильно увеличилась. Понятно почему. Склон поднимается в их сторону. В это время человек шесть остались копошиться на месте задержки.
   Как только обозик подъехал, общими усилиями телеги развернули, и началась погрузка. Караул отозвали только к его концу. Выяснилось, что все не поместилось. В телеги загрузили все прихваченные детали к различным механизмам, Петино имущество, оружие, все цинки с патронами, часть медикаментов.
   Но достаточно много вещей еще осталось. Их пришлось нести на себе. Диме достались мешочек, в котором находятся две четырехфунтовых пачки дроби-нулевки, порох, капсюлей и прочего вместе на семь кило, и двести патронов 12 калибра. Вместе со своими запасами не так уж мало. Но с другой стороны в последнее время на себе пришлось тащить столько всего, что можно сказать, что он идет почти налегке. Хоть и двигались вниз, лошадям тащить нагруженные телеги тяжеловато. В некоторых местах приходится подталкивать. А как добрались до насыпи, так пришлось, и перегружать, и перетаскивать имущество на себе. Пока перебирался раза три через развороченный участок, заметил, что тут не просто насыпанный грунт, да и не понятно, откуда бы его взяли. Как будто земля сама приподнялась в этом месте и образовала этот длинный небольшой вал. И главное то, что под тонким слоем чернозема какие-то осколки и обломки, и не только обычный камень, а много чего прочего интересного. Некоторые куски породы вообще выглядят примечательно и напоминают руду. Хотя и щебня много. Эх, покопаться бы. Однако времени на все это нет. Переправили телеги, вновь загрузили их и двинулись дальше. На этот раз часть переносимого имущества досталась и шестерке до этого пытавшейся проложить путь. Трое разведчиков во главе с Твердом. Остальные местные. Хотя нет, один тоже из своих. Звемелинских. Откуда он взялся? Прибыл сюда пораньше и был оставлен для работы? Получается. А по внешнему виду не отличается от остальных местных. Резиновые сапоги с коротким голенищем, в которые заправлены штаны темного цвета, черные поношенные куртки. У всех на головах круглые шапки с козырьком. На одном из встречающих потерявший цвет плащ-дождевик.
   Несмотря ни на что, по бокам выставили два парных дозора. Еще троих выделили в арьергард. Основная группа пошла вслед за упряжками. Тверд по дороге принялся, что-то докладывать Добромиру и Софье, протянул какие то листки. Остальным осталось только идти и поглядывать по сторонам. После переправы через насыпь или что там такое, взяли левее, обходя лесной массив. Вновь необходимо идти в гору. Хотя наклон и небольшой, но пришлось попотеть, подталкивая телеги. Добрались и до гребня возвышенности. Оказалось, что по правую руку вдаль тянется лес. С левой стороны открылось большое, невспаханное поле, которое на юго-западе тоже заканчивается деревьями. А дорога отряда направлена в промежуток между двумя лесными участками.
   Хотя вдоль кромки леса и проложена грунтовая дорога, которой уже наверно полгода не пользовались, пошли левее, где поверхность потверже. Правее и в лесу еще лежит снег. Когда добрались до места слияния двух лесочков, выяснилось, что справа вытекает хорошая такая речка. Ну как хорошая. Для тех, кому придется через него переправляться вполне себе неприятная. По берегам еще сугробы, что под ними, кто его ведает. Но скорее всего не светлые силы. Хоть и проложен был тут уже давно нечто вроде моста, на который недавно положили еще несколько бревен, а сверху еще и мощные доски, вода выше запрудилась и уверенно переливается через край.
   Вещи с телег пришлось снимать и нести на другой берег. А под снегом действительно оказалась каша. Перемешивая его ногами, один за другим пошли по доскам, разгоняя воду. Груз: патроны, медикаменты, порох все приходится нести осторожно, опасаясь предательски ненадежного, скрытого под мутной водой. Дима уже пожалел, что не надел сапоги. Вот девушки все оказались предусмотрительней. Да и из местных кое-кто прихватил дополнительную обувку из ОЗК. Пришлось сделать пять ходок. В четвертый раз все же оступился и хлебнул воды. Ледяные холодные струи добрались ступней. Неприятный дискомфорт от воды в ботинке, мокрых носков начал раздражать. И все равно несколько тяжелых предметов на телегах оставили. Зато решили подстраховать самим. Лошадей повели осторожно. Телеги на спуске придерживали, потом заводили на мост, и потом дружно выталкивали сначала из каши на берег потом по склону наверх. Тут вода попала в другой ботинок.
   Неприятность коснулась не только Димы. Еще человек шесть добравшись наверх, принялись переобуваться. Мокрыми портянками вытерли обувь изнутри как можно посуше, потом надев новые носки, намотали сухие. Отсыревшие ботинки налезли уже с видимым напряжением. Да и влага все равно коснулась кожи ноги. Однако через полчаса, прошедшего после переправы, идущий впереди дозор сообщил о звуках мотора. Еще через несколько минут в том, что это не ошибка, убедились и все остальные. А вскоре до них добрались два грузовика и старый потрепанный УАЗик.
   Из легковушки выскочил полноватый мужчина лет тридцати пяти, достаточно высокий. Одет почти так же как все остальные местные. Только коротко стриженая голова не покрыта. Он резво подбежал к Добромиру, изобрази некое подобие строевой стойки.
   - Здравия желаю товарищ генерал. Привел колону. Виноват. Только сегодня узнал, что вечером из района велели направить несколько человек к Ореховому углу. Но я не знал, ни кто идет, ни о количестве людей и груза. А мне сейчас моторы гонять, резона нет. Слишком большая роскошь. Сорок минут назад Семенка прискакал верхом, которого я вместе с его старшим братом отправил на всякий случай. Вот собрал быстро, что мог и сюда. Как через ручей переправились? Промокли? - И не дожидаясь ответа, добавил, - я прежде, чем выехать прихватил кое-что из дома.
   - Да, понял вас Кирилл Борисович. Я, честно говоря, и не рассчитывал, что нас будете встречать именно Вы. Сообщил в Красноборск Попову, чтобы приготовили встречу, примерно место указал.
   - Ага, он Василию Матвеевичу так намекнул, что кроме места ничего понятного нет. А тот ничего не уточняя, отправил две телеги.
   - Знаю это. Уже доложили. Как и то, что Вы настояли добавить верхового.
   - Да подстраховался. Ну, что, тащ генерал, грузимся в машины? И тут, я уже говорил. Четыре пары шерстяных носков. Извините не новые, прихватил, что под руку попалось. Зато чистые. А носков новых магазинных почти не осталось. Нашлись только для двоих, но хорошие толстые. Там в кузовах пару тулупчиков постелили, еще старый ковер, но это в тележку трактора. Торопились. Ну и кое, что из старых вещей.
   - Спасибо. Действительно ребята разбирайте носки, потом перед тем как поедем переобуетесь. Сейчас грузиться будем. Честно говоря, года вы сказали про 'кое-что'про другое подумал.
   - Есть промокшие? Таш генерал разрешите поздороваться? - опять попытался вытянуться названый Кириллом Борисовичем.
   - Да.
   - Здравствуйте уважаемая хозяйка, - произнес Степан Борисович с легким поклоном, потом повернулся к остальным и официальным строгим голосом произнес, - и вас приветствую дамы и господа. Так. Вот это носки для искупавшихся, - добавил он протягивая кучу носков. - И еще хозяин у меня тут в машине две бутылки по ноль семь. Вы про это подумали? Может, разрешите для профилактики?
   Не дожидаясь ответа, кинулся к своей машине, вытащил две пары сапог, несколько стаканов и граненную большую бутылку. Все это подал подошедшему Володе, кроме водки, которую вручил самому Добромиру. Сам же вернулся, вытащил поллитровку, попроще видом, и вручил встречающим.
   - Раз Кирилл Борисович угощает ребята, кто ноги промочил, давайте по глотку для профилактики простуды. И давайте грузится, - скомандовал Добромир.
   За этими событиями немного приотстав, подъехал почти новый колесный трактор, по виду напоминающий привычный 'Беларусь', но чем-то и отличающийся. В его тележку и загрузили все детали, несколько цинков и охотничьи карабины, затем там расположились четверо людей Вячко. Часть оружия разместили в УАЗике. Все остальное, погрузили на автомобили. На них же поедут и большая часть людей.
   - Товарищ генерал, Вы на чем поедете? На легковом или кабине грузовика? - обратился Кирилл Борисович, передавая наверх оставшийся цинк.
   - Я в кузове, - решительно отверг предложения Добромир.
   - Тогда мне бы с Вами. Может, кто из ваших поведет мою машину? Например, из тех, кто ноги промочил. Туда же женщин. Ну и остальных кого в кабину. По два в грузовики, один в трактор. Как?
   - Нормально. Я уже примерно так прикидывал. Но надо еще с водителем на УАЗ.
   - Да я сама поведу, - вмешалась Софья, - все вшестером и поместимся.
   - Отлично, Вячко, Витя в кабину первой машины, Марат, Гнат второй, на трактор Ставр. Ну а остальные поедут в кузове. Кто в какой - распределитесь. Мы с Кириллом на ту, которая поедет впереди. Порядок такой, два грузовика, УАЗ, потом трактор. Ну а местная группа возвращается отдельно. Все. По машинам.
   Гнатом Добромир назвал своего человека, который был среди встречающих. Он, кстати тоже сильно намок при переправе. Кузов первого автомобиля заняли люди Вячко. Так как он сам был в кузове, а пятеро поедут на тракторе, то их осталось всего трое. Учитывая, что вместе с Петей ребят из отряда семеро, Дима сел шестым вперед. Уже в кузове он натянул на ноги шерстяные носки и завернул их в плащ-палатку. Затем уселся прямо на старый тулуп, брошенный на дно кузова. Рядом пристроилось руководство.
   - Командир, тут такое дело. Я тут всюду говорю, что вы генерал. Отряду, который здесь остался я уже объяснил, что так лучше, остальным своим тоже сообщите, что бы не удивлялись.
   - Все же считаешь, что эта твоя идея работает? - усмехнулся Добромир, незаметно переходя на 'ты'.
   - Еще как. Все-таки генерал это солидно и авторитетно. Работает на подсознание. Меньше лишних вопросов и сомнений. Работа по объединению территорий не проста. А это лишний козырь среди доводов, почему они должны подчиняться или прислушиваться. По мне так лучше звучит князь, но это менее привычно сейчас для людей и вызывает нужного почтения и доверия. Да и наших надо в узде держать. А то амбиций много, начинают каждый в свою сторону тянуть. И власти, и ресурсов. И чтобы сверху никого не было. Или хотя была возможность безнаказанно игнорировать начальство. А генерал это еще дисциплинирует. Да и мне майору милиции легче генералу подчинятся. Полковников и подполковнико я навидался. Все-таки в ГУВД в кабинете почти десять лет просидел. Нет у меня к ним должного почтения.
   - Хорошо убедил, - усмехнулся Добромир. - Хотя бы не князь.
   - Со временем и князем провозгласим, - бодро успокоил его Борисыч. Кажется, его энтузиазм по этому поводу даже несколько озадачил собеседника.
   - Это еще зачем? - почти испуганным тоном спросил кандидат почти в цари уже.
   - А как же. Вы сейчас тут главная объединяющая сила. И для наведения порядка и обустройства наших территорий сделали больше всех. Понимаю, что и без нас дел полно. И своих забот хватает. Но поймите и наш интерес. Да и не надо уделять особого внимания. Тут главное символ. Чтобы знали - есть верховная власть. Она знает лучше, в случае чего вмешается, к нему, если что, можно апеллировать. А то, что она далеко даже хорошо. Далекой власти доверия больше. Та, которая рядом она понятней и ближе, но потому и менее авторитетна. А что такие же люди из крови и плоти. Тем более еще и с кучей недостатков, которые хорошо видны, как ни маскируй. А когда она далеко, то окутывается дополнительным таинственным ореолом. Я сам к власти испытываю почтение и трепет.
   - Да, уже докладывали о твоих непростых взаимоотношения с местной властью. И вроде как не очень трепещешь то.
   - Это для дела. Их если не пинать, совсем обнаглеют. А свое мнение я и Вам вот сейчас высказываю. Только к ним у меня почтения меньше и потому более настойчив в своих требованиях. Я же говорю, она близкая потому и все недостатки вижу. А потом не такое оно уж мне начальство. Все же я представляюсь майором, старшим инспектором по особым поручениям. Даже удостоверение есть. Ведь я как бы за всеми этими событиями не уволен, не устранен. А структура где я служил, принадлежала более высокой структуре. А так ее просто нет, но заместо этого вы образовались. Кстати во всеобщем понимании, и для местного руководства тоже, заняли освободившуюся нишу в вертикали власти. Ну и я собственно теперь воспринимаюсь как ваш человек.
   - А сами вы тут не справитесь?
   - Вряд ли. Достаточно харизматичного лидера не нашлось. Есть конечно мелкие, но весь масштаб не потянут. Другие еще не выросли.
   - Борисыч, а ты сам?
   - Я уж точно не потяну. Во-первых, мне нужно чтобы надо мной было руководство. Во-вторых, я достаточно узкий специалист все же. Да и ума не так уж много. Да и других качеств не подходящих полно. Увлекаюсь одним в ущерб другому и так далее. Да еще сам предпочитаю все делать, исполнять, а не руководить. Я и сейчас Попова не смогу заменить. Ведь сейчас он и другие делают все так, как до этого было принято. По старой наработанной схеме. В этом у них уже опыт имеется, навыки. Но условия то сильно поменялись. И часто возникают загвоздки, и они в ступор впадают или начинают художества вытворять по пути наименьшему сопротивлению. Вот тут я возникаю и начинаю, механизм налаживать. Выстраивать новые схемы линии. И все вроде бы заработало. И тогда они уже лучше меня с повседневностью справляются. Такой порядок как то и устраивает всех. А еще я за ними присматриваю. А это уже им совершено не нравится, когда надо держать себя в рамках установленных правил. Тут то у нас конфликты и идут. Но об этом позже. Я при них все расскажу.
   - Чего так?
   - Не люблю за спиной, втайне наушничать и интриговать. Лучше если уж критиковать то лучше в лицо, глядя в глаза. Нет. Если надо я донос подготовлю... Ну если хотите то докладную в установленной форме. Для дела смогу. Для шкурных интересов думаю нет. Но это дело мне не нравится. Но стоять в сторонке и оставаться чистеньким то же не буду. Если для нужного дела надо. Не для себя, а для общества. А то потом все хорошие, а кругом ужас творится. Но мы нет, не вмешиваемся. Как бы ни при чем. Нет если получится, конечно, лучше выступать в открытую. А если нет? Закрыть глаза на проблемы? Нет, их надо вовремя пресекать.
   - Понял тебя.
   - Ладно. Хватит лирики. Подъезжаем. Хозяин, а что собираешься с имуществом этим делать? - с этими словами он показал на завернутые в брезент оружие и боеприпасы.
   - У тебя есть предложения?
   - Да мы тут создаем запас ресурсов неподконтрольных местным властям. Вот туда бы их и передать.
   - Так мы их для дела привезли, а не для того, чтобы на складах лежали. У людей должно быть оружие для того, чтобы защищаться.
   - В дело и пустим. Только на руки они попадут не как благотворительность, а в обмен на товары. Абы кому все равно и так не дадим. Если раздать просто так не сильно оценят. Одни скажут мало, другие скажут, почему не мне. Давайте еще привозите. А так хочешь ружье - давай, что-нибудь замен. Бюджет то мало, кто просто из сознательности пополняет. Да и другим некоторые не так уж и стремятся безвозмездно помогать. Старикам то не оружие нужно. А продукты и уход. Социальным работникам чем-то надо платить. Вот ресурсами, которые получим в обмен и будем организовывать работу. К тому же будет стимул потрудиться. Появится возможность нанимать людей в нужные сферы деятельности.
   А оружие в цене. У меня тут один фермер пистолет все хотел выпросить. Я себе два себе забрал, когда еще оружейку вскрывали. Признавался уже. Так вот я один ему продал за четыре тонны фуражного зерна и мешок муки высшего сорта. Пистолет, две обоймы и четырнадцать патронов.
   - А почему четырнадцать?
   - Надо же чтобы одна обойма была полная. Ну и запасной не совсем пустой. А то, что же совсем неприлично.
   - Но не шестнадцать же.
   - А это слишком жирно будет. Но это я себе домой. Но опять-таки, я все же из своих запасов и на общие нужды подкидываю. Не то, что другие. Кое-как заставил к вашему приезду столы накрыть. Средств якобы нет. Велел свои закрома растрясти. Ну так вот потом другие ко мне за оружием обратились. Я из общих запасов и обменял три пистолета, шесть обойм на этот раз полных. Каждый, три с половиной тонны хорошего зерна. Намололи муку, раздавали пенсионерам, соцработникам в счет оплаты. Сейчас то в основном натуральный обмен. И нужно очень много товара
   Местное руководство пытается всеми ресурсами распоряжаться самостоятельно, на свое усмотрение и без всякого контроля. Ну и соответственно прибрать все к своим рукам, затем переправить в собственные закрома или своим людям. Стать полноправными хозяевами своих вотчин. Ну а потом начать сокращать непрофильные расходы. А мы берем под контроль многие жирные куски и выдаем только под дело. Да и расходы того, что они до этого забрали, хотим поставить под учет. А то они требуют, чтобы бы мы свои запасы начали им отдавать. А куда дели то, что им сразу досталось? Да и другие ухарей полно. Каждый хочет урвать побольше. Пришлось некоторых раскулачить на присвоенное имущество.
   - Отбирали? И как отдают?
   - Трудно. Но в основном не отбирали. Да и кто прихватил. Хозяйственные люди для дела. Так пусть используют. Но каждого обязали отрабатывать. Общественность привлекли. Поставили условие - помогать обществу. Дополнительные объемы обязательной сдачи осенью урожая в государственный фонд. Ну а, что готовимся. Насчет налогов тоже подумываем. Вот делим, что куда. Мы в последнее время все, что добываем, сразу в наши фонды зачисляем. А потом уж распределяем. Кому в обмен. Кому в качестве помощи. Но и то предусматриваем какую-то прибыль с этого. Весь запасы бесхозного имущества небезграничны. Чем потом будем людей обеспечивать. Бюджет то надо пополнять. Я не только за себя говорю. Мы это и Петр Викторович, и Андрей Денисов, Володя Бородин. Есть еще люди.
   - В основном я с тобой согласен. Поддержку окажу. Идея контроля над местным руководством мне нравятся. Насчет ресурсов тоже подумаем. Ну, что приехали. Выгружаемся.
   - Погоди. Тут есть еще один вопрос. Надо будет поговорить. Есть интересные предложения. В том плане, что и вам кое-какая выгода была.
   - Хорошо. Найду время поговорить.
   Автомобили как раз уже заехали во двор окружающий большое двухэтажное строение. Мало того что заасфальтированная площадка прямо до крыльца метров десять-двенадцать в ширину и больше двадцати в ширину. Кругом еще полно места. Только часть с этой стороны до полгектара, так еще и с другой стороны, кажется, тоже есть огороженное место. Но сейчас не до этого. Еще сырые берцы не лезут на ногу. Пришлось потрудиться, но все же обуться. Да и портянки так и не высохли еще.
   - Идемте, тут печь в котельной растопили, там и повесьте сушиться, - предложил Кирилл Борисович. - Быстро подсохнет. Гнат проводи товарищей. Потом в столовую подниметесь.
   В здании оказывается расположено местное учебное заведение. Так как по проекту в нем должна была размешаться средняя школа, но уже несколько лет назад в селе оставили только восьмилетнею. Да и то детей мало. С некоторых пор их стало еще меньше. Не все население оказалось перенесено. Среди отсутствующих как раз в первую очередь оказались многие семьи с несовершеннолетними детьми. Хотя и появились сейчас переселенцы, но ребятишек почти не прибавилось. Семьи с детьми в основном в райцентре поселили.
   Поэтому в здание и почту перевели, и медпункт. Даже склады для ценного имущества тут. Администрация же осталось в старом здании. Но так столовая в населенном пункте только в этом здании, то привезли гостей сюда. Когда Дима и его товарищи, разложив свои мокрые вещи, вышли из котельной, Кирилл Борисович вместе с молодым мужчиной и пожилой женщиной выгружали из легковушки продукты. Рядом же крутился мальчишка лет двенадцати.
   - Мам, тогда Валера тебя домой отвезет. И Кольку тоже. Тут сами справимся. Коль не ворчи. Будешь бабушке помогать, я еще нескоро приеду. Ребята помогите продукты наверх занести. Я пока ведро с яйцами в УАЗик поставлю. Посуду я велю потом привезти.
   Димке достался поднос с двумя пирогами. Вите буханка белого хлеба и тарелка с большими кусками сала. Остальным то же, что-то да вручили. Кирилл Борисович, подумал и отнес в свою машину ещё и какой-то увесистый сверток. Остальным предложил зайти во внутрь здания. Краем глаза Дима заметил, что у грузовиков стоит пост. Дежурят Олекса и Володя.
   В столовой как раз кормили учеников. Пока расположились в одном из свободных классов. Избавились от снаряжения, сняли верхнюю одежду. Уселись кто где. Заодно сходили оправиться, вымыть руки и лица. Прошло с четверть часа, может немного больше, когда всех позвали в столовую. Пока прибывшие занимали места, тут уже успели вытереть столы и начали накрывать. Появился первый поднос со стаканами с горячим чаем. Заодно стали раскладывать, и то, что заготовили к чаю.
   Половина состояло из того, что привезла мать Кирилла Борисовича. Пироги, которые давече занес Дима, оказались начинены крупно накрошенной картофелем и мясом. Кроме того оказались пирожки с капустой, белый хлеб, сало, много домашнего сливочного масла, молоко, вареные яйца. Сахара оказалось мало по три кусочка рафинада на человека. После чаепития, с Маратом пошли менять караул возле машин. По дороге встретили Олексу и Володю. Они уже успели привести себя в порядок. Оказалось на дежурство успели заступить ребята Вячко. Отправили и их пить чай. Откуда-то вернулся Добромир. С ним трое местных, двое мужчин и женщина.
   Пока гуляли вокруг автомобилей, неожиданно дошло, почему с момента встречи с местными появилось какое-то непонятное беспокойство. Вот что-то не так. Просто все тут оказывается разговаривают на русском! И надписи все сделаны кириллицей. А они так естественно перескочили через этот момент и не заметили. Простояли минут десять, когда во двор заехал автобус. Вскоре на улицу выбрался весь их объединенный отряд. Большая часть сразу же начала грузится. Володя и Илья наоборот, подошли к грузовикам.
   - Дима, Марат, поедете в кабине грузовиков. В кузов тоже сядут по двое. Остальные в автобусе за вами. Впереди колонный поедет УАЗ. Сейчас вам принесут ваши вещи, которые оставили сушиться.
   Прошло минут пять, пока распределялись. Из здания быстро выскочили Добромир, Вячко и Борисыч с кастрюлей в руке. Илья махнул рукой, и Дима полез в кабину. Сначала тронулись грузовики. Затем автобус. В это время тройка, появившаяся последними, заняла свои места в УАЗе. На этот раз все девушки, в том числе и Софья, поедут в автобусе. Пока выезжали из села, руководство успело возглавить колонну.
   До райцентра ехали километров двадцать, потом еще минут пять плутали по достаточно оживленным улицам, пока не добрались до места. Высокий забор, широкие солидные ворота, которые как раз гостеприимно распахнуты. Грузовики заехали во двор. Из автобуса люди вышли на улице. Пять минут выгружали имущество, и после этого транспорт уехал. Остался одинокий УАЗ Борисыча.
   А дом, в который им предстоит заселиться, весьма солиден. Два этажа, мансарда, рядышком еще несколько строений, гараж. Все это, когда то принадлежал местному бизнесмену, который в этот мир не перенеся. Семья у него жила в областном центре и тоже здесь не появлялась. Поэтому Кирилл Борисович, фамилия, кстати, у него Шамуров, и прибрал его в личный жилой фонд руководства. Под руководством он имеет в виду Добромира и Софью. Но распоряжается этим ресурсом группа, в которую входит он сам и его товарищи. Кроме того сейчас под отряд заняли еще один бесхозный домик, совсем рядышком. Туда отправились люди Вячко. Остальные принялись располагаться тут. Руководство, Петя, девушки в самом доме. Восьмерка ребят заселилась в двух маленьких домиках во дворе. Первый, по-видимому, использовался для хозяйственных нужд или как комната отдыха работников. Внутри, чисто аккуратно, два стареньких, но вполне крепких диванчика, маленькая печка. Второй более красивый, новый и обставленный скорее был летним домиком или вроде того. Большие окна, пристроенная веранда, есть газовая плита, и главное баллон полон.
   Спать они будут в теплом помещении, количество постелей обещали увеличить. Не откладывая это дело в долгий ящик, тут же нашли и притащили две раскладушки, софу. Да и спать, все равно, придется по очереди. Только те кто будет свободен от службы. А это далеко не все. Кому то надо нести караульную службу, кто то будет в разъезде. Не отдыхать приехали.
   Действительно часа два осматривались, устраивались. Потом был обед. И начались заботы. Получали на складах продукты, матрацы, одеяла, подушки. Прямо, из какого то, магазина забрали семь диванов и десять кресел-кроватей. Все это привезли на новую базу. Несколько штук сгрузили для людей Вячко, остальное затащили в дом, выбранный по резиденцию руководства. В это время другая группа привезла десяток разобранных панцирных кроватей. Половину в один двор, половину в другой.
   Руководство, Петя и человек пять до вечера сидели в местной администрации. Девушки отправились в местную больницу, кроме Кати оставшейся на хозяйстве. Все собрались только для того, что бы поужинать. Но на этом все не закончилось.
   Вечером поехали занимать, какие-то склады. На скорую руку осмотрели. Потом туда из разных мест свозили имущество. Ребята сначала сами разгружали. Затем им поручили следить за бригадами местных и вести учет. Работа закончилась только ближе к полночи. Но этим все не закончилось. На объектах оставили дежурных. Дима попал в охрану вместе с Олексой и Маратом. Кроме них Шамуров оставил двух своих людей. Расположились в сторожке рядом с воротами. Время от времени обходили территорию, проверяли ворота, по очереди отдыхали. Основную функцию охраны выполняли четыре собачки.
   Поэтому удалось даже поговорить. Местные поведали о своем житье-бытье. Перенос состоялся почти три месяца назад. Сейчас тут по новому календарю 18 марта. Считать начали со дня переноса. Теперь эта дата начало отсчета нового года. А у них там в тогда была середина ноября. Поэтому восемнадцатого февраля отмечали и старый Новый Год.
   Про перенос не сразу и поняли. Ничего такого необычного не произошло. Похолодало, повалил снег, дороги стали почти непроходимыми. Главное пропала связь. Неприятно, но восприняли все достаточно спокойно. Да еще электричество пропало. Деревенские привычные к подобным неприятностям. Однако время шло, связь не восстанавливалась. Внутри района она еще была, да и то по стационарным телефонам. А вот телевидение и интернет нет. Да и сотовая связь тоже. Днем выяснилось, что исчезли и многие соседи, знакомые. Вернулись обратно люди пытавшиеся выехать за пределы района, в том числе на рейсовых автобусах. Неожиданно для себя они выяснили, что там, в общем-то, ничего нет. Имеется в виду из привычного. А так есть совсем иные неизведанные пространства. Заканчивается дорога, заканчиваются привычные пейзажи.
   Пошли слухи, разговоры и тут появились люди Добромира, которого здесь называют хозяином и генералом. И главное пришел откуда то он сам, собрал руководство и принялся устраивать новую жизнь. Работавшие по инерции и было забуксовавшие, структуры вновь заработали. С трудом кое-как, но жизнь пошла своим чередом. Люди попытались вернуться в привычный режим работы и кое-как это получалось. Паника пресечена в самом начале, наведен какой-то порядок и многие занялись привычной повседневной жизнью.
   В зону переноса попали два сельских района полностью и куски территорий нескольких, располагавшихся рядом. Даже от соседнего региона перенеслись около тридцати квадратных километров и четыре населенных пункта. Так как многие жили за счет своего хозяйства, то проблем с продуктами, в общем-то не было. У большинства оказались свои собственные запасы, только что созданные. Урожай собран, заготовлены корма.
   Первоначально из мелких маленьких магазинов вымели почти все. Потом в районах удалось централизовано собрать какие-то запасы, заодно взяли под контроль бесхозное имущество. Наладили поставки товаров. Заработал леспрмхоз, пекарни, маслозаводы, колбасный цех, другие мелкие предприятия.
   Главной бедой оказалась проблема с газом и электричеством. Его решение далось сложнее. Заправку баллонов с сжиженным газом как то удалось наладить. А так пришлось где можно топить углем и дровами. Проблему электричества частично решили за счет генераторов. Но их оказалось маловато. Ну и главное кое-как запустили в райцентрах работу котельных на нефти. За счет этого получили и значительную часть электричества. Но все равно, часть жильцов многоквартирных домов, расположенных в райцентрах, пришлось расселить по бесхозным домам. Да и одиноких людей постарались разместить компактно. Еще в километрах сорока северо-западнее от границы основной территории обнаружился кусок города, который в том мире был в километрах в двухстах. Оттуда переселили почти тысячу человек. Кроме того нашли и с два десятка населенных пунктов пятнышками вкрапленных на новые территории. В некоторых из них оказались люди, но так мало, что часть тоже решила лучше переселиться, туда, где больше народа.
   Хорошо еще зима оказалась достаточно теплой. Минимальная температура по ночам не опускалась ниже минус пятнадцати. Да и закончилась достаточно быстро. Так что хотя запасов дров в последние годы делали меньше, имеющегося хватило. Еще одним плюсом оказалась проходящая через перенесенную территорию железная дорога. На станции застряло несколько поездов с углем. Была еще какая-то добыча. Но о ней мало информации. То ли рассказчики знают об этом мало, то ли не хотят распространяться. И так информацию подали под большим секретом, только как своим.
   Повезло, что в их местах еще в семидесятые-восьмидесятые уже нашли нефть и несколько лет назад начали добывать его в промышленных масштабах. И судя по всему, месторождение сохранилось. Сейчас, хотя запасы бензина и солярки весьма истощились, многие транспортные средства заправляются конденсатом, получаемым на трех нефтеперегонных устройствах, которые местные гордо обозвали мини-заводами. Обещают где то наладить и выпуск настоящего топлива. Но пока это только в планах.
   Сейчас надо провести посевную, и трактора надо заправлять. Хотя и сохранились озимые, надо засеять дополнительные площади. И кормов надо собрать под стада, которые хотят увеличить. И площади сахарной свеклы, в последнее время сокращающиеся, необходимо восстановить. Сахар то нужен. Производственную линию уже смогли кое-как наладить, нужно сырье. Гречку нужно сеять. На вопрос о льне, местные ответили смущенным молчанием. Наверное, технология выращивания, как и у Димы дома подзабыта. Да и семенного запаса нет. Про хлопок и думать нечего, как и про рис, который тут сильно подорожал в цене. В общем, пахать и пахать. А для этого нужно топливо. Под овощи ладно, землю можно и вручную выкопать. Но огороды под картошку уже сложнее. Мини трактора в этом деле, когда каждый день дорог, слабый помощник. А поголовье лошадей в последнее время все время уменьшалось. Когда еще нормальные табуны будут.
   Рассказали и про устройство местной вертикали власти. Местные органы власти как работали, так и работают. Тех сотрудников, кто так сюда и не перенесся, в основном заменили. Где то сократили, где наоборот новые должности ввели. Со скрипом, с трудом, но механизм работает. Самой высокой структурой власти оказались районные администрации. Более высокие инстанции остались там, в старой жизни. Поэтому местным властям самим пришлось бы принимать решения, если бы не появился Добромир со своими людьми. Теперь он воспринимается как самая главная инстанция. Многие понимают, что это он вывел местное общество и руководство, в том числе, из ступора, и дала импульс по организации адаптации в новые условия.
   Даже то, что он длительное время отсутствовал, не играет решительной власти. Постоянно присутствуют десятка три его людей, время от времени меняющиеся. Они занимается многими вопросами, которые местным не под силу. В основном это технические работники и охрана. Кроме того существует группа из Шамурова, Соболева, Денисова, Бородина и Ликмина. Эти люди официально не входят в официальные местные структуры. Обычно они не вмешиваются в повседневные мелкие вопросы. Но считаются представителями Добромира. Сфера их деятельности в отличии от районных властей и руководителей поселений не ограничиваются административными рамками, а распространяется на всю территорию. От местных властей практически не зависят, наоборот, сами оказывают им помощь. К этой группе примыкает группа местных предпринимателей, руководителей сельских предприятий и фермеров. Практически под их контролем работа имеющегося участка железной дороги, остатки отделов внутренних дел, да и местные силы самообороны подчиняются в большей степени этим людям. Себя рассказчики, кстати, называют федералами, впрочем, как и людей Добромира. Просто сами они местные федералы, а те 'варяги'.
   Если районные власти в пределах своих прежних административных границ более-менее, и за редким исключением, восстановили юрисдикцию, то с кусочками соседних районов сложнее. Лишь некоторые поселения решили напрямую подчиниться им. Другие предпочли войти в новые маленькие, вновь возникшие территориальные образования, либо остаться самостоятельными. Эти в свою очередь делятся на тех, кто сотрудничает с федералами, либо остающихся пока полностью независимыми. Последних осталось не так уж и много. Самостоятельная жизнь такая привлекательная вначале быстро показала свои недостатки и заставила признать главенство хотя бы федералов. С одной стороны из-за этого пришлось создать дополнительные структуры управления и заботы, с другой стороны значительно увеличило их роль.
   Деньги на всей территории остались прежние. Только каждую бумажную купюру дополнительно украсили парой местных штампов. Это мероприятия организовали в местных отделениях Сбербанка, Россельхозбанка, и в свое время единовременно по графику провели в сельских советах. В этот период была отмечена основная масса купюр. Оставшиеся теперь отмечались после проверки на подлинность и выяснения, откуда они появились.
   Зарплата бюджетникам, а это и работники ряда предприятий, часть пенсий выдается в рублях. Но большая инфляция снижает ценность денег. Поэтому установлены продовольственные пайки. Да и мелкие хозяева расплачиваются за работу мукой, крупой, мясом, яйцами и молоком. Кроме того начисляются талоны за которые можно приобрести в казенных торговых точках все что угодно по твердой цене. А так процветает натуральный обмен. Самый ценный товар по нынешним временам это топливо.
   Так ночь и прошла. Собаки лаяли часто. Каждый раз приходилось проверять. Но главное за ночь успели проверить и переписать наличное имущество в четырех секциях. Так что время потратили не зря. Поспали по паре часов только под утро. Когда стало совсем невмоготу и глаза сами начали слипаться. Тем более кофейный напиток из злаковых, которого к тому же выдали меньше четверти пачки, совершенно не помогал. Да и сахара выдали чуть-чуть. Единственное чего оказалось много это молока. Ну еще чистой и вкусной воды.
   Утром после сдачи дежурства, дали отдохнуть до обеда, а потом вновь загрузили работой. Дима проверял бумаги, переписывал содержимое вскрытого склада железных изделий. Помещение на территории складского комплекса, оказалось заброшенным еще до переноса. Арендаторы не появлялись уже год, оплату не вносили, а помещение так и стояло закрытым.
   На этот раз до него дошли руки. Внутри обнаружили два грузовика: УРАЛ и ЗИЛ-131, канистры, ящики с гвоздями, шурупами, скобы, трубы различного диаметра и длины, стальные прутья, листовое железо и еще много чего другого. Часть имущества опечатали и оставили тут же на хранение, часть загрузили в грузовики, в первую очередь то, что лежит мелкими партиями и бессмысленно пересчитывать, привезли на базу. Будут использованы на текущие расходы. На месте перехода как раз с утра затеяли строительные работы, так там и пригодится. На всякий случай оформили бумаги, что на стройку идут собственные средства, чтобы потом местное руководство не приписало себе снабжение стройки. По приезду пилили и кололи дрова, потом дежурил на базе до полуночи.
   На следующее утро, сразу после завтрака Дима уехал в составе экспедиции направляемой за топливом. Для этого выделили один бензовоз, три грузовика, забитых железными бочками, два УАЗ-452 и одну 'Нива'. Во главе поехал сам Добромир, из отряда кроме Димы, Володя, Олекса, Марат и Саша. Кроме того включили Гната, Вячко с тремя бойцами, больше десятка местных. Среди них оказались и Бородин с Ликминым, про которых упоминали люди Шамурова на складе.
   Оба оказались примерно около пятидесяти лет возраста. Владимир Сергеевич Бородин, оказался похож на чиновника или менеджера среднего звена. Выше среднего роста, немного полноватый, чисто выбрит, аккуратно одет. Короткое черное пальто сейчас не застегнуто. Под ним видны галстук, белая рубашка, пиджак. Немного портит впечатление хорошо отглаженные брюки, заправленные в резиновые сапоги.
   Второй, представившийся Игорем Александровичем Лимикиным, является отставным офицером спецподразделений. Сразу же выделяется из толпы и притягивает к себе внимание. Подвижный. Крепкого телосложения, высокий, круглолицый. Голова выбрита. Одет в поношенную горку, на ногах берцы. Разгрузка набита магазинами и ВОГами. К автомату присоединен, единственный виденный здесь, подствольный гранатомет. Кроме кобуры к поясу пристегнут нож. Рукоятка второго торчит из кармашка разгрузки, рядом с рацией.
   Автомобили собрались в колонну уже за пределами Красноборска возле нефтебазы. Добромир быстро проверил людей, состояние транспорта. В этом ему помогали Володя, Вячко, Бородин и Лимикин. Процедура поэтому надолго не затянулась. После него все уселись на свои места, и колонна тронулась в дорогу. На первых километрах набрали довольно приличную скорость, и проехав около часа доехали до места, где асфальтированная дорога оборвалась. Вместо этого какая-то каша из щебня, булыжников, грунта. Автомобили один за другим съехали с насыпи влево и поехали по слегка прикатанному следу в прошлогодней траве. Вот и место где заканчивается территория старого мира. В этом месте она как бы очень тонким слоем наложена на земли нового и в точке слияния возвышаются сантиметров на пять. В точке съезда это вовсе незаметно, так как под давлением колес в этом месте уже все смешалось. В голову пришло сравнение, что к дикорастущему дереву привили ветку от садовой яблони.
   Дальше скорость снизилась. Километров через десять впереди показался небольшой населенный пункт из двадцати-тридцати дворов. Сам Добромир ехал в одной из Нив. Вячко поехал с ним. Двух своих людей он посадил в кабины грузовиков. Третий вместе с Гнатом сел в одну 'Буханку ' с Димой и остальными. Когда проезжали мимо деревушки водитель пояснил, что тут сейчас никто не живет.
   - Да вывезли отсюда полтора месяца назад девять человек, - подтвердил Гнат. - Шестеро взрослых, трое детей. Скотину тоже всю забрали. Оставили таблички, что наша территория. А дальше в ту сторону километрах в двенадцати жилое село. Сами по себе никому не подчиняются.
   Пока проехали еще пятьдесят километров трижды застревали. Пришлось выходить и толкать. Хотя и так ехали, выискивая более-менее проходимые участки. За это время проехали мимо пары населенных пунктов без жителей, и еще трех-четырех объектов в виде одиноко стоящих зданий и сооружений. Наконец добрались до места, потратив на всю дорогу почти два часа, если считать с момента въезда на территорию нового мира.
   Сначала показались, какие-то бетонные стены. Потом выскочили на участок асфальтовой дороги, а через пару километров уперлись в ворота. В обе стороны отходят двухметровый забор из плит. Огороженная ими территория занимает пару квадратных километров. Дорога, по которой они ехали в метрах пятистах позади делится на две части. По одной они добрались сюда, вторая ведет к группе многоэтажных домов в километрах двух.
   Руководство сразу по приезду прошло в калитку рядом с воротами. Остальным пришлось ждать. Водители начали проверять машины, человек пять-шесть взялись им помогать. Остальные принялись расхаживать по окрестностям, разминая ноги. Прошел где-то час переговоров. Володя подозвал к себе Диму.
   - Пойдешь со мной внутрь, помоги донести оружие.
   С этими словами он вручил два гладкоствольных полуавтомата, восемь коробок с патронами, одну сайгу. Сам прихватил карабин Мосина и патроны к нарезным стволам. Калитка открылась, и ребята вдвоем оказались внутри. Здесь их уже ждут. Правда, провожатый всего один. Поэтому, наверное, правильнее ждет. За забором не пусто. Промелькнуло пять-шесть человек спешащих по своим делам. Какие-то строения, высокие круглые сооружения. Ребят провели в двухэтажный домик. Поднявшись по лестнице, оказались в длинном коридоре, зашли во вторую дверь. Тут в большой хорошо освещенной комнате за длинным столом уселось человек восемь. Их них знакомы Добромир, Бородин с Ликминым.
   Беседа в комнате прервалась. Володя подошел и выложил перед грузным пожилым мужчиной во главе стола, сначала, свою ношу, потом то, что было в руках у Димы. Хозяин начал передавать по одному каждый ствол, молодому мужчине, который покинув свое место, встал рядом с ним. Тот осмотрел карабины и ружья внимательнее, достал из каждой коробке по одному-два патрона, осмотрел их и одобрительно кивнул. Местные радостно заулыбались.
   - Ну, что будем считать, соглашение достигнуто? - спросил Добромир, удовлетворенно оглядывая собравшихся.
   - Да, разумеется, - ответил тот, кого Дима принял за местного хозяина. - Сейчас мы зальем вам четыре тонны солярки, заправим ваши машины. А послезавтра в Красноборск поедет уже наша колонна. Сегодня вас проводят наши люди, чтобы посмотреть на дорогу. Вечером они приедут обратно.
   - Может, ваши заночуют у нас? - предложил Бородин. - Условия обеспечим. Обратно мы будем ехать медленно. Вызвали пару тракторов, они по дороге нас встретят. Но все равно дорога не очень подходит для нагруженных автомашин.
   - Хорошо, - согласился местный. Тогда пройдутся по рынкам, прикинут, чем еще нам можно обменяться.
   - Отлично, сам помогу в этом деле, - обещал Бородин.
   - Тогда я дам команду запустить грузовики в ворота. А пока будут заливать емкости, прошу Вас с тройкой своих людей проехаться со мной по поселку, посмотрите, что к чему. Игорь Александрович, быть может, тоже к нам присоединитесь?
   - Хорошо, мы на Нивах едем с вами. А УАЗы пусть ждут, пока загрузят товар под присмотром Владимира Сергеевича. Колонна потом выдвигается обратно, мы догоним.
   Нивы присоединились к остальным даже пораньше, чем было запланировано. И это несмотря на, то, что в поселке Добромир задержался на лишних четверть часа. Только основная колонна проехала меньше. Просто умудрились застрять. Пока вытягивали одну машину, вторую. Справились к самому приезду уехавшей в поселок группы. Хорошо на полпути их встретил гусеничный трактор, высланный из близлежащего села. Дальше пошло легче. А как выбрались на асфальт, стало совсем хорошо. Колонна распрощалась с сопровождающим трактором и увеличила скорость. Теперь уже и жалко, что груза мало. Надо будет посоветовать пока до дороги тащить все тракторами, а дальше все перегружать на грузовики. Это пока дорога не наладиться. Правда сейчас все, что можно выйдет на поля. С другой стороны без топлива им там делать нечего.
   День завершился тем, что сгружали с автомобилей бочки с соляркой, закатывали на склад, где выставили их в аккуратный ряд. Заодно выяснили, что появилось еще две неучтенные тары полные солярки. Впрочем, Бородин объяснил, что это подарок. Так как на обед они опоздали и пришлось перекусывать сухим пайком на ходу, по возвращению пошли пить чай. Не успели порадоваться вкусному горячему напитку, как появился Илья. Он тут же выразил бурный восторг по поводу возвращению ребят, для которых это наоборот стало поводом для огорчений. Так как их тут же запихнули дежурить на базе. Впрочем, это оказалось не таким уж сложным и тяжелым заданием. Один дежурил у ворот, второй слонялся по двору, выполняя вперемешку мелкие хозяйственные задачи с охраной. Кроме того им пришлось таскать воду, пилить дрова, колоть их потом. Большую часть времени остальные лежали у себя в помещении и отдыхали. Только спали по очереди. Двое постоянно бодрствовали. Почти такой же режим установили и на темное время суток.
   А утром опять объявили о предстоящей поездке. На этот раз в девять утра подъехал Ликмин на двух Нивах. С ним оказалось четверо, считая водителей. К ним прикомандировали Илью, Олексу, Диму и Виктора. Сначала заехали в местный отдел внутренних дел и захватили там на всех по бронежилету и каске. Тут же встретились и с Кирилл Борисовичем, подъехавшим на своем УАЗике. С ним еще двое вооруженных людей в камуфляжной одежде. Место у Шамурина в машине есть. Поэтому Дима пересел к нему. Поехали проверять северо-западные границы. По дороге заехали в несколько сел, чтобы в администрациях оставить мешки с деньгами. Шамуров и Ликмин попутно решали какие-то вопросы, а вот сопровождающие откровенно скучали.
   День выдался прекрасный, солнце так нагрело воздух, что все сняли теплые куртки. А вот окружающая природа еще не приобрели вид притягивающий взгляд. Поэтому пришлось разглядывать достаточно серые пейзажи. Единственно кое-где уже вышли в поле трактора. В окрестностях сел появились стада. Скотина уже не гуляет сама по себе, как бывало раньше, а за нею приглядывают пастухи. Народ опасается за целостность своего имущества. А угроза исходит как от двуногих грабителей, так и четвероногих. По словам местных, хищников вокруг стало больше. Даже волки появились, раньше лишь изредка, на короткое время, посещавшие местные леса.
   Так и доехали до пограничных сел. Сначала посетили маленькую деревушку, из которой переселили население. Правда, безлюдной ее не назовешь. Тут стоит пост из трех человек. Они заняли один из домов и присматривают за остальной территорией. В помощь им выделен старенький мотоцикл УРАЛ с коляской. Важность поста и в том, что это база для походов за пределы официальной территории. Здесь останавливаются экспедиции, тут хранится их имущество, да и часть добычи складируется. Дежурных как раз и поменяли. Новые заступили под контролем Кирилла Борисовича и Игоря Александровича, старым разрешили сразу отбыть на отдых. А у колонны еще есть дела.
   Дальше поехали вдоль административной границы. Имеется в виду всего территориального образования, появившегося под контролем Добромира. А так это уже не Красноборский район. А кусок соседнего, перенесшегося частично. Поэтому тут часть населенных пунктов перешли под юрисдикцию района, другие самостоятельны, но признают власть федералов, а есть вовсе никому не подчиняющиеся.
   Сейчас как раз заехали в село, которое подчиняется напрямую центральным властям. Населенный пункт достаточно большой, около полутора сотен домов. До переноса тут жило больше двухсот человек. Сейчас чуть больше ста сорока. Примерно, то же самое в соседних деревнях. Для пограничных деревень это хороший результат. На другой стороне некоторые окраинные поселки вовсе без людей остались. Заехали в администрацию. Передали деньги, забрали отчетность, начали интересоваться проблемами. В одном из помещений как раз шло собрание. Ребят тоже пригласили поучаствовать. Предупредили, что будут вопросы.
   Разговор пошел о хозяйственной деятельности. О предстоящем севе, как будет делиться урожай, распределятся корма. В первую очередь для вновь организованного совместного хозяйства. Скотина и птица остались в частном пользовании, как и личные огороды. А вот поля решено передать для обработки хозяйству, организованному наподобие колхоза. Отличия заключаются в том, что с одной стороны оно создается для занятий полеводством и в собственности будут только средства производства зерновых, кормов и их хранения. С другой стороны, подчиняться она будет местному муниципальному образованию.
   Еще до нынешнего собрания определили, какая территория будет отведена для выпаса скота, какая под пашни. Продукция будет либо обмениваться по твердой цене жителям на деньги, талоны, товары, либо выдаваться в счет трудодней. Излишки планируется продавать на сторону, в том числе за топливо и запчасти.
   Но договорить не удалось. В помещении забежала женщина и что-то начала шептать председателю. Лицо у того скривилось как от зубной боли. Но, несмотря на это он достаточно с покойно произнес:
   - Нина Викторовна говорите громче, чтобы все слышали!
   - Звонили из Выселок. Таня Ропшина из Степнянки сбежала. Что-то там у нее с Кульиными произошло. Ее Андрей Волков встретил, посадил на свою машину и везет к себе.
   - Бойцы все на выход. - скомандовал Лимикин. - Поедем встречать. Аркадий возьми с собой пару своих. Будешь дорогу показывать. Быстрее ребята. Андрею сообщите, пусть едет сюда.
   - Думаю, Кульины как узнают, попробуют на развилке перехватить, - успел сообщить Аркадий Сергеевич, местный глава, мужчина лет пятидесяти.
   Машины бодро выскочили из села и бодро прибавили скорость. Легковушка местного руководителя уверенно мчится впереди, показывая дорогу. Вот проскочили развилку, наверное, ту самую о которой упоминали. Точно, одна из Нив остановилась. Из него выскочили люди. Три остальные машины продолжили движение. Но примерно через полтора километра, автомобиль Лимикина, вырвавшийся вперед, встал. Шамуров остановил свою рядом. Все пассажиры высыпали наружу. По знаку Игоря Александровича один из его бойцов, Олекса, Илья скрылись в посадке рядом. Остальные рассредоточились рядом с машинами. Пока Дима занимал позицию возле дренажной трубы, с правой стороны обочины, двое людей Шамурова расположились с другой стороны, до места остановки подъехала легковая машина. Из него выскочила молодая женщина, вроде симпатичная, но сейчас очень возбужденная, в распахнутом пальто, простоволосая, лицо в слезах. Она тут же принялась, что то рассказывать Аркадию Сергеевичу, и стоящим рядом с ним Шамурову и Лимикину. Из автомобиля вышел молодой человек с ружьем в руках и присоединился к спутнице. Судя по жестам, он начал, дополнять рассказ. Впереди показались две легковушки.
   Игорь Александрович велел Аркадию Сергеевичу увести женщину подальше, сам двинулся вперед и встал в шагах в двух дальше Димы. Рядом с ним справа встал Шамуров. Молодой человек с ружьем расположился за их спинами, но левее. Впереди показались две автомашины.
   - Бойцы спокойно. Старайтесь, не высовываться.- предупредил Лимикин. - Сразу берите этих на прицел. Но без команды не стрелять. Или ждите сигнала, или пока я сам не открою огонь. Так же можно ответить если они первыми начнут стрелять. Там будет один или два брата Кульиных. Кроме того Серега Волков. Постараемся их указать. Остальных постарайтесь только напугать, или ограничится ранениями. А вот и гости.
   Из автомашин, вставших в метрах пятидесяти, вышли человек десять. Впереди худощавый молодой человек с наглым выражением лица. А еще по виду он раздражен и рассержен. Куртка на груди распахнута. Волосы всколочены. Движения суетливые, быстрые. У него в руках к удивлению АКСУ. Рядом парень с обрезом в руках. Этот сильно смахивает на предводителя повадками. Повыше него ростом, лицо изображает тупую злобу. Остальные толпятся сзади. В руках у них видны пару гладкоствольных ружей.
   - Эй, мент, что тебе тут нужно? - крикнул владелец обреза.
   - Это вы тут, что делаете? Я на своей земле, - ответил Кирилл Борисович.
   - С каких пор? Убирайся к себе. И власть твоя давно закончилась, - противная сторона в конце попыталась изобразить, что-то вроде смеха. Но получилось не натурально.
   - Мы помогаем местным по их просьбе. Так, что в своем праве. Они к нам присоединились. Так что, это вы тут Сергей Волков, что делаете, - крикнул Шамуров, одновременно указывая своим на одного из упомянутых ранее лидеров.
   - Ты оружие опусти, поговорим, - предложил Волков с той стороны.
   - Давай. Только вы тоже уберите, ваши стволы. Смотри, - с этими словами, Борисыч, вытащил магазин из пистолета, поставил на затворную задержку, спустил, включил предохранитель, поставил магазин на место и спрятал оружие в кобуру. - Теперь пусть Вася отпустит свой автомат, Игорь Александрович, сделает то же, а ты положи обрез за пазуху. Тогда мой человек с автоматом отойдет в сторону, и то же не будет направлять его в вашу сторону, как бойцы с ружьями с обеих сторон. Еще они отойдут назад на пять шагов. Но если вы не согласитесь или попытаетесь нарушить, мы будем стрелять.
   Минут пять ушло на то, чтобы все это выполнить. Между тем по два лидера с двух сторон приблизились друг к другу. Между ними осталось всего метров десять.
   - Нам пока до вас и местных дела нет. А вот Андрей Таньку у нас увел. Нам надо ее вернуть, и примерно наказать, поэтому не в свое дело не встревай. Так, что иди отсюда, - вступил в разговор главарь. Наверное, один из Ильиных.
   - Андрей наш человек. И мы его не выдадим. Тем более он прав. Таня сама захотела от вас уйти.
   - Это наше дело. Хотим, выгоняем, хотим, оставляем. Поэтому баб своих не отдадим. Давайте отдавайте ее нам. За Андрея мы готовы взять отступного, - продолжил Ильин.
   - С каких пор она ваша? Откуда у вас права на нее? Не много ли хотите. У нас встречное предложение. Сейчас разоружаетесь, а мы будем со всеми вашими художествами разбираться.
  
   - Пошел ты. Это наша земля, и она тоже наша. А ты к нам не лезь. Это ты много о себе возомнил. Что лезешь к нам. У нас прав не меньше, чем у вас.
   - Э нет. Вы с братом власть себе присвоили по праву сильного. Других доводов у вас нет. И не все признают вас. Так что оставьте людей в покое.
   - А чем тебе право сильного не нравится?
   - Потому что может найтись более сильный.
   - Это не ты ли?
   - Я в том, числе. Так что могу против вас это право и включить. Итак, тут к вам много вопросов. Разбойничаете, грабите, данью обкладываете, в том числе и соседей, мешаете жить и односельчанам. Кроме того, ваша власть только для себя, а мы для людей стараемся. Так что давайте сдавайтесь. Да к тому же и сила за нами. Иного выхода нет.
   - Пошел ты..., - Ильин попытался вскинуть автомат.
   Пока он пытался снять предохранитель, автомат Лимикина дернулся, и главарь банды начал оседать. Одновременно Борисыч, успел выхватить пистолет и пока ствол поднимался до линии прицела, большим пальцем щелкнул предохранитель, а левой рукой дослал патрон в патронник, и тут же пуля ушла в сторону Сергея Волкова, только еще вскидывающего свой обрез. Пистолет хлопнул во второй раз. Лимикин уже давал очередь над головами остальных. Дима последовал его примеру. Из посадки выскочила засада. Рядом с заметавшимися рядовыми бандитами в панике застучали пули выпущенные из снайперки. Один из банды выхватил у растерявшихся коллег ружья и выкинул. Все остальные подняли руки.
   Через две минуты раздались выстрелы сзади. К этому времени основную группу уже вязали. Ильин, оказавшийся младшим братом Димой, тезкой, уже был мертв, Сергея Волкова, раненого в плечо двумя пулями принялся ловко перевязывать Лимикин. Остальные подавленно толпились в стороне, досмотренные и связанные. Кроме парня, отобравшего у своих ружья. Он что-то объяснял, Шамурову и другому Волкову.
   Между тем сзади привели группу еще из пяти связанных. Эти не сопротивлялись. У них отобрали одно гладкоствольное ружье, травматический и пневматический пистолеты. Оружие добавили к трофейному арсеналу. У основной группы забрали АКСУ, обрез, два ружья, еще один пневматический пистолет, ножи, топоры.
   - Аркадий, грузи вместе со своим водителем раненного в машину, везите его к себе в больницу. Татьяна с вами. Сообщите в центр обо всем. Моя группа, группа Шамурина и Волков едем в Степнянку, на их трех машинах. Третья группа конвоирует пленных в Чиркуял. Там Аркадий Сергеевич их примет, а вы едете к нам. Да берем с собой двоих. Будут дорогу указывать. И из Выселок люди туда потом пусть подтянутся. Да, эти уроды, оказывается Игнатия Герасимовича из дома увезли. Много дел за ними водятся. А они еще себе добавили.
   В Степнянку въехали колонной. Несущиеся на полной скорости знакомые автомашины никого не удивили. Случайные прохожие наоборот кидались подальше, чтобы даже случайно не оказаться на пути. Подъехали к дому. Навстречу вышло трое. Из первой машины тут же выскочил Лимикин, за ним Илья. Один из встречающих вскинул руку с пистолетом, но Шамуров, ехавший во второй машине, успел выстрелить первым. Грохнуло несколько выстрелов в воздух. Остальные двое застыли, глядя на направленные в них стволы. Игорь Саныч выбил из рук одного оружие. Дима быстро поднял пистолет оказавшийся травматическим.
   Обоим пленным принялись вязать руки. В это время из ворот с диким криком выбежал мужчина с вилами наперерез. Автомат Лимикина выплюнул навстречу короткую очередь. Проклятия и нецензурная брань застыли в горле падающего старика. Игорь Александрович, Кирилл Борисович, Волков, Илья, Олекса, Дима зашли во двор. Какая-то пожилая женщина попыталась ударить Диму лопатой. Кое-как успел увернуться. Женщина попыталась ударить Волкова, но Илья и Олекса схватили ее, вырвали из рук палку и попытались удержать, но та с проклятиями вырвалась, и вновь попыталась уже царапаться. Кое-как удалось втроем скрутить ее и начать вязать.
   - Вы, что творите? Прекратите женщину обижать! - закричал мужчина средних лет и попытался помешать.
   Кирилл Борисович с силой оттянул его, от ребят прижал спиной к стене, Лимикин же ткнул стволом автомата.
   - Это ты, что тут делаешь? И раз не нравится - успокоил бы тетку. Она сама на людей кидается.
   - А что ей делать вы дядю и Сергея сейчас застрелили!
   - За дело обоих и Димку тоже.
   - Что, сволочи, да как вы...- забился в крике мужчина, но тут получил сильный удар прикладом.
   - А тебе много раз говорили, уйми родственников. Не унял. Мы решили, что хватит терпеть их художества. Они тут уже двоих убили. Народ грабят. Сейчас за Таней и Волковым гонялись.
   - А вы, что делаете? Братьев, дядю убили. Что у людей дань не берете? Только налогами это называете.
   - Вот как заговорил майор милиции Алексей Воробьин, - усмехаясь сказал Лимикин. - Мы не для себя, а для общих нужд налоги собираем. А твои сволочи кому помогли? Поэтому мы их самих как бешенных собак ликвидировали. Решили, что раз у них сила то можно все, так с этой точки зрения они не правы оказались. Нашлись те, кто посильнее.
   - Ты теперь не за родичей беспокойся, а за себя, - заявил Шамуров. - Сколько раз с тобой говорили. Ты все их покрывал, заступался. И не раз и не два. И чем это закончилось? Говорил, что удержишь от перехода через черту. Удержал? А ведь головой ручался, а это теперь не шутки. Много информации, что ты сам с ними тут замаран. Так что давай-ка, поднимай руки. Будем выяснять, как ты их удерживал.
   - Не имеешь права!
   - Имею, имею. Что же вы с родственниками все одно и то же, про мои права. Про свои бы вспомнили.
   Упирающегося Воробьина и связанную женщину увели в дом. Зато из сарая привели мужчину средних лет, потирающего руки с синяком около левого глаза. Выпив чая налитого из прихваченного с собой термоса, он недовольно оглядел присутствующих.
   - Здравствуй Игнатий.
   - Какой тут здравствуй, - разозлился окончательно тот. - Больше суток они меня тут держали. Продрог. Голодный. А вы чем занимались? Распустили этих. А они нам людям житья не дают.
   - Не понял, а с чего мы должны тебе помогать? А, Игнатий? - ехидно спросил Игорь Александрович.
   - Как это почему?- искренне поразился мужчина. - Вы власть, должны порядок наводить. А сами, небось, с ними за одно.
   - Да и поэтому мы обоих Кульиных застрелили, тебя вот вытащили? - поинтересовался Кирилл Борисович.
   - А кто вас знает. Только вы меня защищать обязаны, - нисколько не смутился Игнатий.
   - А вот тут я с тобой не согласен. Нашу власть ты сам не признал. Забыл что ли? - с улыбкой спросил Шамуров.
   - Признал или не признал, а защищать меня ты обязан, - не сдается собеседник. И хорошо должен это делать, а не так как сейчас. Я труженик, земледелец. Я вас кормлю.
   - С чего это ты нас-то кормишь? И сколько налогов заплатил? - уже жестким тоном спросил Шамуров.
   - Всю жизнь работал. Ты сам, что ли для себя мясо, хлеб выращивал, - уверенным в своей правоте голосом парировал Игнатий. Не спрашивая, а утверждая.
   - Ну, для себя я и сам выращивал. И мать у меня все время с зерном работала. Так я и ту зарплату тогда не за просто так получал. Но это тогда было. Теперь-то ты в наше измененное новое государство входить не собираешься. И пока я тебе ничего не должен. Так же как и все остальные.
   - Нет, Кирилл. Он сам ляпнул про наши обязанности. Значит, признал нашу власть и готов подчиниться, налоги платить, - неожиданно заявил Игорь Александрович.
   - Да-а... фиг...- задохнулся от возмущения освобожденный. - Да никогда.
   - Предъявил претензии, значит согласился. Будешь еще возмущаться, на нашу поддержку не рассчитывай. Наоборот, при случае, еще давить будем. А за освобождение счет выставим, не расплатишься. Все иди.
   - Да вы сами все и устроили. Вон Воробей тут вместе со старшим Кульиным надо мной измывался и стращал.
   - А вот тут давай-ка поподробнее. Говоришь, Воробьин с Кульиными были заодно. Рассказывай все подробно.
   - А то. Говори. Итак все знают, Витьку Зорина они вместе дань заставили платить. Константина из Озерки. Да и много кого.
   - Ладно, спросим. Ты давай рассказывай про свое заключение.
   В это время к дому начали подтягиваться местные жители. При виде накрытых взятыми из дома покрывалами тел кто-то вроде даже всхлипнул. Это женщины. Мужчины угрюмо молчат. Смотрят, стоят, и не переступают какую-то черту. Проходящих мимо пришлых вроде и не замечают. Но все же женщины не выдержали.
   - А что с парнями нашими? Они с Димкой уехали.
   - Говорите это ваши и с Димой Кульиным уехали? А знаете, куда они уехали и зачем? Вернее за кем? Что они делали? Знаете. Как твоего сына то зовут?
   - Коля... Николай.
   - Так вот, этот Коля-Николай и еще несколько таких вместе с Ильиным-младшим гонялись за женщиной, которая не захотела покоряться Сергею. Они были с оружием, угрожали убить Волкова и других, кто им будет мешать. Ну что ж. Если они посчитали, что сила позволяет делать, что угодно с другими, то должны были понимать - она же может обернуться и против них. Мы это и сделали. Но нас оправдывает то, что пользуемся этим для наведения справедливости. Ведь предупреждали, что б прекращали безобразничать. А если поднял оружие - будь готов к ответу. И наказанию и к тому, что и других в руках может оказаться даже более весомый аргумент, - громко не давая опомнится людям прокричал Игорь Александрович. Но потом на несколько тонов добавил. - Живые все они, кроме Димы Ильина. Сейчас их в Чиркуял отправили, оттуда в Краноборск доставят. Там их накажем. Надо решить и, что с вами делать.
   - Мы то тут, каким боком, - раздались возмущенные голоса. А кто-то добавил. - Сами страдали от этих бандитов.
   - А вот эта женщина сказала, что они ваши. А раз так то и отвечать за них всем обществом. Но это мы еще разберемся. Так, как до этого не будет, когда любой каприз Кульиных был законом. Будем решать по справедливости. А пока вот Сергей Волков. Он теперь тут главный. А подчиняться вы будете Чиркуялу.
   Через час выехали в Михайловку, село в пяти километрах. Это уже территория Красноборского района. Одно из самых дальних. Надо было с Воробьиным разобраться. Самого пока с теткой оставили в доме в Степнянке. Через полчаса по приезду собрали местное население и обрисовали ситуацию. Село числится подчиняющимся федералам, но есть и пока независимые элементы. Воробьин - сотрудник Красноборского РОВД, кстати, сам считался представителем власти. Авторитет у него накопился немалый, да еще родственники поддерживают. Но народ все же недовольство выразил, особенно те, кто раньше опасался и молчал. Пока ничего конкретного не решили. Но народ растормошили.
   Когда вернулись в Степновку, тут уже оказались и представители двух близлежащих деревенек, а через час приехали еще из одного поселка. Проторчали тут до вечера. Впрочем, варяги играли скорее представительскую функцию. Решали местные. Приехало и руководство во главе с Добромиром. Собирали людей, беседовали.
   Когда начало темнеть, Кирилл Борисович отправился к себе домой. С собой он прихватил одного из своих земляков, которого он посадил в трофейную машину. Дима, Олекса, Илья и Витя поехали с ними. До райцентра дольше ехать. Да к тому же завтра надо объезжать населенные пункты расположенные поблизости. Решили сэкономить и время, и главное горючее.
   В Лесные Ключи приехали через полчаса с лишним. Дом Шамуровых стоит на отшибе. На месте где когда-то стояли соседние три - пустыри. Да и дальше на противоположной стороне улицы зияют дыры. На въезде в село, четверо гостей переместились в УАЗе. Асфальтовая дорога, заканчивающаяся через двести метров возле зданий заброшенной МТФ, привела прямо до места.
   Машину поставили во дворе рядом с домом. Выгрузили мешки с деньгами, оружие и боеприпасы. Сразу после этого полчаса помогали мхозяину раздавать сено и размещать по сараям скотину во втором дворе. Зато потом их, наконец то, накормили горячей пищей. Борщ сваренный из баранины голодным людям показался бесподобным и вскоре кастрюля опустела. Хорошо еще хозяйка положила на стол большой кусок сала и сварила вкрутую яйца. Кроме того на столе много варенья из смородины и земляники, мягкие домашние булочки. Все вместе они позволили гостям наконец-то насытиться. Пили горячий чай с молоком. Правда, сахар оказался по кусочку на брата, зато его заменил мед, ну и упомянутое ранее варенье.
   Гостям выделили две комнаты. Пройдя в одну из них, встретили Петю. Оказывается, он днем настраивает на месте перехода аппаратуру. Ночует тут. Здесь же его кормят завтраком и ужином. Приборы сейчас при нем, с утра приедет автомобиль с охраной, и он опять отправится работать. По его словам все в порядке и завтра он завершит свои занятия. Хозяйка отправилась в свою комнату, в четвертой расположились Кирилл Борисович и его двенадцатилетний племянник. Так как за день вымотались, тут же все заняли выделенные постели. На кухне в печке горит подброшенный уголек, горячая вода циркулирует по трубам, в комнатах оказалось тепло, поэтому люди быстро заснули.
  
   Утром хозяйка вышла в комнату, являющуюся и кухней и столовой через дверь в комнате сына, поэтому гости спали почти до восьми. Когда они проснулись Борисыч вместе с племянником как раз зашли в дом, закончив чистить сараи. Вся скотина уже гуляет на широкой лужайке между прудом и огородом Шамуровых. Две лошади и корова щиплют траву в метрах ста между домом и МТФ. Длинные цепи, прикрепленые к вбитым в землю железным штырям, не позволяют им уйти далеко. Да и сухой травы, оставшейся с прошлого года тут много. Мать Борисыча заместив интерес ребят, принялась рассказывать:
   - Жалко конечно. Но во дворе их уже не будешь держать, да и грязи будет много. А так хоть траву старую едят, да и молодая уже появилась. Она даже лучше будет расти, если прошлогодней останется меньше. Отпустить на волю боюсь. Козы, овцы вон бегают, но их никто не поймает. Даже сама только с ведром приманиваю. Тем более своя собака рядом всегда. А лошадей если не спутать убегут далеко. Да и с путами отойдут в сторону и поминай как звали. Времена наступили ненадежные. А я тут днем с внуком одна. Хорошо сын вон свое ружье оставил, - показала она на двухстволку. - А после обеда я их на волю выпущу на пару часов, но они уже знают, что потом дам фуража, так сами быстро возвращаются, от ворот не отгонишь.
   Пока она все это рассказывала, перед каждым появилась тарелка с овсяной кашей. Кроме того на столе громоздится большая миска с отваренными яйцами, опять таки сало, горячие пирожки с капустой. Кирилл Борисович быстро нарезал колбасы. И открыл банку с красной свеклой и какими-то овощами. После каши к чаю подали вазочку с медом и много черносмородинового варенья.
   Тронулись в дорогу минут через двадцать после завтрака. Ехали не спеша на одной машине. Только на этот раз Шамурину еще с вечера пригнали другой УАЗ, который называется обычно 'буханкой'. Объезжали опять федеральные территории. Развозили ценности, документы. Остальные получали все как положено в райцентрах. А для сел пока не входящим в районы единого центра еще нет.
   - С одной стороны вроде удобно, если просто включить их в имеющиеся структуры и все. Но есть и возражения, что не все будет так уж и просто. Например, для руководства одни свои, а другие больше. Новеньким, разумеется, это не понравится. Да и территории получаются большие, система громоздкая. Хватит ли умения издали руководить окраинами? Вопрос. А тут свои особенности свои нюансы и отличия по сравнению с теми населенными пунктами, что поближе. Безопасность выходит на очень важное место.
   Есть еще момент. Районов только два. Заберут они все земли вокруг под себя, и возникнет у нас два почти равнозначных центра. Вот и начнется между ними борьба. А вот если из этих населенных пунктов сформировать отдельные административные структуры. Тогда у нас будут независимые члены федерации, которые, во-первых, нивелируют исключительную роль двух самых крупных субъектов, во-вторых, будут вынуждены активно поддерживать центр. Но, разумеется, разрозненные населенные пункты в этом плане неудобны. Каждое сельское поселение, или сельский совет, если оно даже объединяет несколько населенных пунктов, слишком слабы. К тому же их достаточно много. Так что их просто сомнут.
   - А что если эти территории объединить в более крупные административные единицы, - предложил Илья, - например, волости.
   - Хорошая идея, мы тоже хотим создать нечто подобное. Более крупные объединения, чем нынешние сельские поселения, подчиненные напрямую центру. Тут конечно загвоздка есть. Не имеется единого центра. У нас два райцентра, какой выбрать? Тут свои подковерные игры начнутся. Не забывайте, важность распределения ресурсов.
   А у нас тут имеется и другая проблема для единства. Национальный вопрос. В Красноборском районе до переноса было в процентах 29 - чуваши, 24 - мордва, 23 - русские, 19,5 - татары, 3 - украинцы. Ну и на остальных приходится оставшиеся примерно полтора. В Верховском соотношение, немного иное. А вот в новых волостях (хорошее название) там иные расклады. Поэтому существуют варианты проблем национального характера. Причем это не просто вопрос об угрозе единству, крайне необходимому в данный момент. Вариант разделения по национальному принципу намного более опасен. Дело может обернуться катастрофой.
   Причем более или менее нормально это перенесет только русский анклав. Ну и примкнувшие к ним люди. Я имею в виду в случае разделения. Для остальных это закончится деградацией и крахом. Насколько быстро и до какой степени это конечно зависит от обстоятельств и различных мелких причин. Но в целом результат будет закономерен. Это притом, что мы и так в тяжелом положении, и поддержание хотя бы этого уровня потребует значительных усилий.
   - Не совсем понял, почему у остальных народов будет больше проблем, - спросил Олекса. - Вроде они не хуже. Вот вы, например.
   - А тут вопрос в другом. Если брать по отдельности вроде и отличить трудно. И там и среди русских есть разные люди. Но вот если брать, в общем-то, тут есть отличия. У русского народа внутренний стержень намного крепче. Есть веками наработанные умения и навыки по организации союза с другими более маленькими. Вот представьте, распался отряд из человек десяти - пятнадцати. Кому легче выжить? Командиру, особенно если он свое лидерство получил естественным путем, а не назначен сверху, недавно. Он обладает достаточно высокими навыками, компетентен во многих вопрос, имеется сила. Кроме того ему не надо заботится о других. Ему и так приходилось принимать решения, но при этом принимать в расчет других. Теперь не надо. А вот остальным хуже. У них-то нет такого опыта самостоятельных действия, длительного планирования. Как у Вальтера Скотта Вамба говорит: 'Вот говорят свобода, свобода. Теперь кто-то умный научил бы, что с ней делать'. Или, вроде этого. Точно, простите, не помню. Да и читал я в переводе, как и многие другие. Это одна сторона.
   Вторая сторона это культура в широком понимании этого слова. В первую очередь мышление. Все предметы в школе, в институте, техникуме мы изучали на русском языке. Литература, телевидение, радио, газеты то же самое. Соответственно у нас формировалось сознание. Да у нас у остальных народов есть и своя культура. Но на их влияние были сильные ограничения. Причин много.
   Не буду говорить о богатстве той или иной культуры и прочее. Тут будут споры. Но у русской оказалась большая способность к ассимиляции других. Более того мое мнение, что она возникла как сплав лучших качеств нескольких культур. Но, по крайней мере, русских оказалось больше, они создали единой государство, в котором естественно играли ведущую роль. Более того они создали многонациональную империю, не подавив окончательно более слабые народы.
   Начался взаимный обмен. Даже если принимать во внимание, что каждый отдельный народ как более слабый получал для своего развития больше, чем сам мог предоставить, то их суммарный вклад оказался достаточно весомым. В результате русская культура получила возможность для более быстрого развития, усиливая в то же свое влияние на остальные и играя по отношению к ним все более ведущую роль.
   Более того надо отметить роль русского языка. Ведь проще выучить всем один русский язык и потом общаться с ними на нем, чем каждый из трех-четырех соседних. Соответственно и наиболее значительный взаимообмен в результате с русским. Эти два фактора вместе еще больше укрепили роль русской культуры и цивилизации.
   Но это не все. В мире есть ведь и другие народы, которые занимают не менее важное место. Да и между ними тоже есть взаимодействие. Это уже связи другого уровня. Но того же Вальтера Скотта на чувашский вряд ли переведут. Ну ладно три-четыре произведения. А других авторов: Шекспира, Киплинга, Дюма, Хайнлайна, Толкина, Жюля Верна, Марка Твена и сотен других ? А тысячи фильмов. Таким образом, русская культура служит как важнейший незаменимый посредник для нашей связи со всем миром.
   Когда я говорю, культура то имею в виду, не только песни, танцы, национальный костюм, а скорее мировоззрение, огромный пласт информации, восприятие мира. Разумеется вышеперечисленное тоже входит сюда, а так же и технологии, мода, нравы, быт. Все это постоянно развивалось, изменялось. Более того со временем сложилось и некие универсальные единые параметры, нравы, обычаи. Различные культуры движутся на пути унификации. С одной стороны это хорошо. Но полно и недостатков. Да не все новые веяния приемлемы, многие ведут к разрушению. Поэтому наша цивилизация их отвергает, борется, противостоит.
   Но все это для нами воспринимается через русскую культуру, вернее из того что появляется после ее преобразований. Она постоянно развивалась, двигалась вперед вместе с общемировой и вобрала в себя очень многие ее новшества. Посмотрите на одежду, которую мы носим, еду, жилища. В России, Европе, Штатах в этом плане очень много общего. Есть различия, но их меньше, чем например, между нами нынешними и теми, кто жил в девятнадцатом веке. И со временем различий становится все меньше. Особенно внешне. В мировоззрении в мозгах, на мой взгляд, все же отличий больше и они помогают нам избежать многих общих проблем. Потому что не все бури и шторма, бушующие на большой воде мировой культуры безопасны и безобидны. И не все так называемые общечеловеческие ценности оказываются приемлемы.
   И вот в этих условиях развивается российская и русская культура, цивилизация и идея. Она ищет пути, где надо плыть вместе с остальными, где ловить попутный ветер, а где попытаться поменять курс, так как выясняется - нас несет на скалы. Разделить где российская культура, а где русская очень трудно. Да наверное и не имеет смысла. Тем более все это формировалось веками, срослось и спаялась в единое целое.
   А в это время национальные культуры больше отсиживались в уютных гаванях, не уплывали далеко от берега, плавали все больше по спокойной воде. И они очень отстали. То, что мы называем национальной культурой, осталась архаичной. Да самобытная, да интересно. Но это все же больше экзотика. Правда это касается внешних форм. Той же литературы это коснулось в меньшей степени. Величественная Русско-Российская культура укрывала их за своей спиной. Она брала на себя все ветры перемен, заодно переваривая и рассеивая негатив. Действительно если нам хотелось современного и нового, то мы утоляли эту потребность, пользуясь ее богатствами. Поэтому национальные культуры и мало изменились, оставшись в некоторых аспектах на уровне прошлых веков, практически девственно нетронутыми и чистыми, потому что мы ими редко пользовались. И они малопригодны для повседневной жизни.
   При этом они и развиваются в первую очередь гуманитарные направления. А вот с техническими дисциплинами, математикой, физикой проблемы. Даже в таких казалось бы материальных аспектах как национальный костюм, национальные жилища, больше внимания эстетической стороне вопроса. Или возьмем филологию. Она развивается сама в себе, совершенно в отрыве от практики. Вот возьмем изучение моего родного чувашского языка. Тут недавно узнал, что оказывается я уже не знаю свой алфавит. То есть когда-то умел писать, читать. А тут бац, и новшества. Раньше все с падежами мудрили. А теперь, оказывается, придумали еще четыре новые буквы. Недавно смотрел детский мультик, как два не самых прилежных ученика пытались изобрести новую букву и потерпели фиаско, так как все уже придумано до этого. Все это было подано с юмором, в понятной для детей форме. А тут взрослые дядечки и тетечки все-таки додумались. И до этого наш алфавит представлял собой адаптированную кириллицу. В нее были добавлены краткие а, е, у и шипящая с. Но это было хоть оправдано. А тут, на мой взгляд, просто натянули на ровном месте. Вот возьмем немецкий язык. Там для некоторых звуков не стали изменять латиницу, а ввели специальные сочетания букв. А теперь представьте клавиатуру компьютера под чувашский алфавит. Да и нововведения эти усложняют изучение, в результате чего предмет крайне не популярен.
   Не подумайте, что я враг национальных культур. Наоборот я настороженно отношусь к 'общечеловеческой' и опасаюсь обезличивания, многих веяний и идей связанных с этим. Многое просто не приемлю или считаю ошибочным путем. Поэтому эти культуры нужны. И в первую очередь именно ее несовременная часть. Как первоисточник и ориентир. И тут важнее даже истоки русской культуры, потому что как я уже говорил, она и является основной того, чем мы живем в повседневности. Необходимо изучать и нравы, и быт, фольклор, народные танцы и песни, то почему то все больше уделяется внимание внешней показной стороны. Мне самому нравится изучение вопросов этнографии, и в этом разбираюсь по более некоторых поборников старины. Но тут необходимо больше уделять внимания народным промыслам, ремеслам, восстановлению утерянных и забытых знаний, навыков и умений в работе, повседневной жизни, создании объектов материальной культуры. Однако при этом важно не противопоставление культур, а наоборот объединить эту работу. Понимание того, что одной из основных целей это совершенствование и обогащение общей единой сформировавшейся культуры. Как раз некоторые тенденции, которые направлены на разрушение этой целостности, отделение от нее и беспокоят.
   А теперь постараюсь подытожить все это и объяснить, почему начнется деградация у национальных анклавов и меньше всего это коснется русского. Итак, после разделения и во время процесса новоявленным лидерам, надо как то надо обосновать идею необходимости разделения. А как при нынешнем положении найти различие, если многое теперь стало одинаковым. Получается язык это все-таки в данном случае один из важнейших критериев. А как им поддерживать свою идеологию, если продолжать пользоваться русским языком, тем самым, который критикуешь? Им то надо свой, как-то возвысить, чтобы добиться своей цели. Иначе люди скажут, а зачем нам все это нужно? В чем разница? Давайте все вернем обратно. Поэтому придется от него отказаться. Заменять всюду своим.
   А я уже же говорил, что техника, физика, математика преподавались не на национальном языке. Попробуйте сформулировать первую теорию Ньютона на чувашском языке. И придется физику-чувашу обратится к филолгу-чувашу, за помощью. Ага. Так и пойдет 'физик' к 'лирику' на поклон. Счас. Да еще и терять время на адаптацию все на родной язык. В лучшем случае он сбежит. И все. Но еще хуже ученикам придется. Реальные знания сразу же понесутся вниз. Тут на русском то трудно. А как выучить корявый перевод? Это еще если удастся научные дисциплины все же адаптировать под свой язык.
   А надо учесть еще и различные диалекты. Я уже говорил, что культура это не только народные танцы, пляски и песни. Это еще и мировоззрение. И отказавшись от русского языка, мы потеряем и большую часть своего сознания. Ведь с помощью него мы смотрели как минимум большинство вещей в мире. Потеряются многие ориентиры. Начнется внутренний разлад, и как то надо будет, как то привести в соответствие свое восприятие мира. Это даже будет не застой в развитии, когда сильно сократится познание нового. А это обязательно приведет к откату. Наши знания оскудеют, и со временем потерь будет все больше. Не удастся даже достигнутое восстановить. И тогда работа нашего мозга будет ограничена только в узком пространстве восприятия обыденности.
   Тут выскажусь еще об одном моменте. О национальном костюме. Когда его мотивы используются при создании новой одежды это хорошо. Так как при этом авторы как-то пытаются все это вписать в общую тему, и соблюдалось соответствие. Но вот когда просто некоторые элементы возводятся в некий культ, при этом в первую очередь уделяется внимание форме, то начинаются проблемы. Одно дело, такие как я. По большому счету мне важно удобство одежды, соответствие погоде, желательно чтобы было чистое и не рваное. Все остальное не так важно. Поэтому для меня это, не имеет большого значения.
   Но если человек надевает вышитую рубашку, то ему важно как он выглядит, он хочет, что-то выразить. Но тут то и возникают проблемы. Обычно элементы его одежды не совпадают, нет не по стилю, я сам в этом не очень понимаю, по времени. У мужчин к этой рубашке прилагаются современные брюки и модные туфли, у дам юбки, хорошо, если еще длинные, туфли на высоких каблучках и сумочка из новой коллекции. И возникает вопрос, а почему не лапти, на худой конец сапоги. А живем то мы не в черных избах, еду готовим на эклектической или газовой плите, самовар дровами не топим, ездим не на телеге. Вот и еще одна причина, по которой нарушается целостность мировоззрения.
   Да на старых фотографиях и довоенных фильмах многие именно в вышитых рубахах. Только вот начальство носило это, чтобы от народа не отличатся. А народ носил то, что было. Прабабушки да и бабушки для себя одежду шили сами то, и делали так как умели и как их научили старшие. По другому, просто не умели. А дедушки носили то, что им вручили на свадьбе или на другом празднике пятьдесят лет назад. По большому счету это и было самое лучшее, что у него было.
   Кстати с другой стороны сохраненная культура прошлых веков нам может и пригодиться. Я имею в виду не песни, пляски и обряды. Хотя последнее под вопросом. А та часть которая относится к материальной культуре, технологиям. Нам тут придется восстанавливать многие забытые премудрости. Вон я сейчас себе заказал соху сделать. Буду землю пахать. Так-то есть специальная, для того, чтобы делать борозды для посадки картофеля. Но нужна другая. Только вот мне не нужно полной идентичности со стариными. Тут только практический интерес. Так же во всем остальном. Как варить пищу, изготовлять ткани, шить одежду. Важно как можно сделать или восстановить инвентарь. И главное что бы это работало, приносило пользу. А вот внешние формы, какой это национальности принадлежит не важно. Главное содержание, а так же польза, и какой вариант лучше, в каких обстоятельствах. Если древний способ хорош, воспользуемся, если есть современный являющийся лучшим, воспользуемся им. А если старый метод можно усовершенствовать с учетом наших знаний приобретенных позже, то этим обязательно надо воспользоваться.
   Вернусь к проблемам. Угроза же состоит не только в той деградации, про которую я рассказывал. У нас села с различной национальностью расположены не компактно а в вперемешку. Начнется разделение, пойдут территориальные споры, конфликты, а это отвлечение и так скудных средств. Мы и так покатимся вниз по многим направлениям. Причем очень сильно, а по некоторым параметрам все надо начинать заново. Где то, как уже говорил, придется воспользоваться прадедовским опытом. А опасность, что при возвращении к истокам, некоторые увлекутся внешними формами и найдутся, желающие воспользоваться этим в своих целях есть. Но такие брожения в первую очереди происходят по причине слабости центра. Поэтому нам и надо сейчас укреплять единство. Вовремя окоротить некоторых, может быть даже очень жестко. Кого надо поддержать. Ну и местным руководителей, где надо поправить. Собираем ресурсы, с людьми работаем. Ну и нужна сильная, авторитетная власть.
   Вот почему мы и хотим, чтобы Рассветов объявил себя нашим руководителем. Авторитет у него большой. Сила тоже есть. И ресурсы. Не думайте, что наше к нему расположение связано только с поставками товаров. Он и так его собирался оказывать. Причем совершенно без всякой выгоды для себя. Да, мы хотим использовать его помощь, так чтобы она имела больший вес. Я имею в виду не увеличение поставок, а правильное ее использование для обеспечения его авторитета. Хотя он нам обещал, что со временем мы будем получать больше. Но даже если бы наоборот размеры самой материально помощи сократились. Даже его номинальная роль для нас важна. И то, что вы откуда-то издалека тоже играет положительную роль. Кандидатура устраивает всех. Ну а с текучкой мы и сами справимся.
   Насчет центра, кстати, севернее моего села километрах в двадцати есть поселок, вернее часть одного города, который там в нашем мире находится километрах в ста пятидесяти западнее. А тут вот оно совсем рядом оказалось. Так вот помните лесок, рядом с которым вы появились? Вот это кусок нашей старой территории, который клином врезается на север. Так вот за деревьями в паре километров дорога. Обрывается она в километрах десяти до поселка. Но от него в нашу сторону тоже идет дорога. И промежуток между их конечными точками чуть больше четырех верст. Но местность там хорошая. Так, что можно легко этот участок обустроить. В общем, хотим предложить столицу нашей территории в этом поселке обустроить. Расстояние до обоих райцентров примерно одинаковое. От некоторых волостей, а так мы и назовем федеральные поселения, даже поближе. На юге, кстати, почти все в районы вошло. Да кроме того легче будет присоединить новые территории, а там тоже есть поселения. Маленькие фрагменты территории, прибывшие из нашего мира. Завтра, наверное, туда съездим, если у руководства планы не изменились. Поэтому сегодня надо с делами управиться.
   Между прочим, пока Кирилл Борисович, читал свою лекцию подъезжали уже к следующему населенному пункту. В двух уже побывали. Заносили деньги, бумаги. Шамурин вел продолжительные беседы, забирал разные документы, заявки. Приходили люди, спрашивали, уговаривали, обсуждали. Ребята по очереди все записывали. Проверяли справки. Несколько раз выезжали по адресам для проверки подлинности сведений. Пока колесили по местным, разок застряли на дороге. Машину выталкивали минут двадцать. Хорошо, что такой участок оказался один. А так местность понемногу уже подсыхает. Да и часть пути проехали по асфальту. Правда, пришлось сделать крюк. Но все же больше пришлось пользоваться грунтовыми дорогами. Ими все же поближе. Да и горючее в дефиците. В этом селе все пошло по привычному сценарию. Те же бумаги, заявки. Смотрели обстановку. Интересовались местным проблемами и встречались с людьми. Пробыв тут с полчаса, выехали в другую деревню.
   - Ребята вы меня простите за долгую лекцию о национализме. Но действительно немного большая тема, особенно когда я сам чуваш и иногда замечаю поползновения в обе стороны. А после конца восьмидесятых начало девяностых я к этому вопросу отношусь достаточно остро. Помню в девяностом, мне семнадцать было пригласили в культурный национальный центр, а я в ответ в морду. Тогда трудно было себе до конца объяснить. Сейчас зато могу. В сложные времена нельзя допускать никаких поползновений в этом направлении, даже казалось невинных. Пойдет трещина, не склеишь. Потом трудно будет остановить процессы.
   До сих пор хорошо помню те времена. Многое на волоске держалось, а где то и не удержалось. Суверенитеты автономных республик, когда уже союз распался. Потом был на Кавказе. Видел последствия. Это все хорошо для благоприятных времен. А в нормальные условиях, пожалуйста, можно и заняться развитием. Даже нужно. Я сам за изучение наследия предков. Но мне важнее не внешние аспекты, а содержание. И понимать, кто несет главную нагрузку. И соответственно не ждать когда сами справятся, да еще на помощь придет, а самим оказать поддержку. Да нет. Неправильно сказал. Все усилия направить на главное и единое. А все остальное приложится.
   Ну и еще хотелось объяснить, для чего, вожу с собой. Конечно для того чтобы вы ознакомились с положением вещей. И охрана. Все так ценности везем. Но главное показать воочию людям, что вот есть ребята такие, издалека, если что вмешаются. Это для одних уверенность придает. Других наоборот заставляет охладить пыл и призадуматься.
   Честно говоря, несколько разозлился. Всем теперь лошади понадобилось. Зимой никому не нужны были. Кое-как всех пристроил. Табун в тридцать голов в райцентре оставил. С трудом добыл корма. Двоих вообще к себе домой забрал. Не думайте, что присвоил. Числятся казенными, иногда да пользуюсь и в личных целях. Но пока и кормлю за свой счет. Так что корма то они должны заработать а? Ну и людям польза. Мать понемногу сдает их для работы. Но как уже говорил, в основном за сено, солому, фураж. Или чтоб отработали летом. Опять-таки на заготовке кормов. Ну и кому и так. Тем, кому труднее приходится. Помогать то им надо. А использовать их мне приходиться и на казенной службе немало. Люди наоборот ворчат, что слишком их гоняю для казенных нужд. Дескать, надо для пользы людей их больше использовать. Как будто на службе я не для пользы обществу. Ну и соответственно кормить их мне приходится за свой счет. Есть еще кобылка. Но она собственная. Да к тому же еще жеребая. Вот хочу часть табуна в это село перегнать. Пастбища лучше. Помещение нашли. А главное людей, которым можно доверить уход.
   Расстояние в пяток километров проехали быстро. Деревня входит в Красноборский район, поэтому в администрацию заезжать не стали. Сразу подъехали к длинному зданию на околице. Ее в свое время основательно разграбили. Осталась только кирпичная коробка с крышей. Часть пристроек разобрали. Внутри остались голые стены. На деревянном полуистлевшем полу основательный слой перегноя и птичьего помета. Но сейчас тут все более или менее привели в относительный порядок. Все проходы основательно заделали. С южной стороны восстановили ворота. Загон вокруг здания как раз обновляется. Двое ставят последний столб, трое прибивают жердины. Еще пара человек собирает разбросанное имущество.
   - Приветствую Борисыч, - издали крикнул мужчина придерживающий столб. - Подожди минуту. Сейчас тут немного закончим и я подойду. Еще немного земли подсыплет вокруг и все.
   - Здравствуй, - пожал ему руку Шамуров, когда тот подбежал к нему. Прошло даже меньше минуты. - Смотрю заканчиваете.
   - Да тут все. Осталось последние, пять жердин прибить и все. Даже ворота к загону уже вон стоят, - похвастался местный. - А это кто с тобой?
   - Это вот федералы из дальних мест. С хозяином прибыли, - многозначительно произнес Кирилл Борисович. - Вот знакомлю с обстановкой местность показываю. А это ребята Алексей Викторович Соколов. Местный руководитель.
   - В селе у нас не я главный, а глава администрации Утин, - возразил тот, но каким то озорным тоном.
   - Ну да, не справится сокол с уткой, - хохотнул Шамуров. - У Алексея авторитета не меньше. Да и мы федералы с ним больше общаемся. Очень уж он нужный человек. Для дневной стоянки место вроде хорошее. А как на ночь.
   - А вон приспособили тот двор. Где то сараи на стойло поделили, где то по одному поставим.
   - Это тот дом, который ты под бригадирскую занял?
   - Да. Проедем что ли к нему? Тут без меня справятся. Виталий, Гриша давайте в машину ко мне поехали.
   Указанный двор оказался совсем рядом. Подъехали минуты за три. Машины остались снаружи. Алексей Викторович провел гостей стал показывать сараи, места, отведенные под лошадок.
   - Вот шесть мы можем тут поставить, двоих в том конце. Тут можно их и зимой держать. Сюда мы корма положили. Тут три четверти огорода травами засеяно.
   - Получается, есть место для восьми, ну еще одного.
   - Так двоих мы еще к себе заберем. Так оно лучше будет.
   - Да и то дело.
   -Кстати куры тут тоже есть. Как от старых хозяев остались, так и живут. Все же мы тут каждый день собираемся. Инвентарь общий храним.
   - Алексей, тогда у тебя есть чем гостей накормить? Или хотя бы чаем напои.
   - Чаем можно. С обедом у меня сложнее. Жена у родственников, завтра только приедет. С сыновьями втроем остались, - виновато развел руками Соколов.
   - Подожди, давайте у меня пообедают. У меня много сегодня наготовлено. Да и должок частично отработаю, - предложил тот, кого Соколов назвал Виталием. - Идемте ребята.
   Действительно у хозяина оказалось, чем накормить гостей. Собственные дети как раз уже пообедали, и жена снова собрала на стол. Сварили горячего, оказывается с запасом, поэтому каждому из гостей досталась внушительная порция картофельного пюре и пара котлеток. Когда приступили к чаепитию, Дима заметил, что сахара и на этот раз очень скудно. Поэтому он положил на стол початую плитку шоколада. Разломив его, пододвинул и хозяевам. Тут он заметил взгляд брошенным на лакомство средним сынишкой хозяина. Вытащил еще одну плитку и подал мальчику. Тот несколько мгновений с вожделением смотрел на шоколад и взял его только с разрешения отца.
   - Спасибо! - произнес он тихо.
   И тут же попытался убежать. Но тут же остановился, осмотрел всех степенно и начал демонстративно делить подарок на три части, чтобы никто не подумал чего. Отец позвал остальных сыновей. Те, получив из рук брата свою долю, поблагодарили гостей и тут же счастливые пытались скрыться за дверьми. Но мать и им разлила чаю. Когда гости сытые довольные уже вставали из-за стола в сенях раздался стук. Хозяйка через минуту вернулась вместе с молодым парнем лет шестнадцати-семнадцати. В руках он занес гладкоствольное ружью.
   - Это Паша, младший сын Алексея Викторовича.
   - Здравствуйте, - поздоровался он с порога. - Виталий Михайлович, отец велел передать вам вот полуавтомат, а двустволку верните мне.
   - Вот держи. Это отец Сергино ружье, что ль отдает?
   - Кирилл Борисович привез автомат укороченный. Отец его Сереге и отдал. А двустволка теперь моя будет, - тут парень немного замялся и вздохнул и добавил. - Ну еще для дежурств буду отдавать когда коней приведут.
   - Паш, кушать будешь? - вмешалась хозяйка. - Картошка с котлетами.
   - Хорошо, - согласился парень.
   Через минуту он уже сидел за столом. Уже успев раздеться и вымыть руки. Гости же уже покинули дом, поблагодарив хозяев за сытный обед. До дома Соколова прошлись пешком. Добирались минут десять. Перед воротами стоят четыре автомобиля. Один хозяина, УАЗ Шамурина и две НИВЫ. Возле машин стоят четверо незнакомцев. Их возраст колеблется от двадцати до сорока лет, крепкие, тренированные. И у вех похожий взгляд. Уверенный, оценивающий, суровый. Вся четверка в спортивных костюмах. Только на одном сверху еще кожаная куртка. При виде подходящей группы, они тут же подобрались.
   Но тут из дома вышли Соколов, Шамуров и еще один незнакомец, очень похожий на четверых. Он, что то громко сказал им и те тут же расслабились и даже заулыбались.
   - Ребята, знакомьтесь Виталик Бочаров, руководитель объединения из пяти, нет шести сел на востоке. Его люди. А это те про кого я уже рассказывал, - начал представлять Кирилл Борисович. - Так что знакомитесь. Виталик решил со мной поговорить и вот все- таки догнал.
   - Здорово, мужчины, - возгласил Виталик, нарочито бодро и громко. - Рад встречи. Но хотелось бы с самим Рассветовым. Если конечно найдет время.
   - Найдет - уверенно заявил Борисыч. - Через три дня подъезжай в Красноборск, ну или лучше с утра заранее свяжись со мной, более точное место укажу. До этого дела будут. Но и ты не тяни - время ограниченно, придется следующего раза дожидаться.
   - Хорошо. Понимаю. Сам зашиваюсь в делах. Поэтому поговорил с тобой, спасибо разъяснил и успокоил. Главное теперь я увереннее буду себя чувствовать. Но теперь и сам тороплюсь и у тебя времени нет. Давай всего вам хорошего. Но жду в гости. Все дела тогда брошу. Встречу как дорогих гостей. Рад был встрече.
   - Погоди. Тут у меня для тебя есть кое-что. Возьми вот, - остановил его Борисыч, открыл свою машину, и показал гостю на содержимое одной из сумок. - И то, и другое тебе. Забирай.
   - Ну, спасибо. Вот это подарок. Уважил. Должок за мной, - обрадовался Виталик. - Гоша возьми.
   Он сразу же вытащил содержимое и с довольным выражением лица показал своим. Те обрадовались подаркам, не менее командира. Молодой парень, по-видимому, Гоша забрал АКСУ, запасной магазин, пистолет, кобуру и понес к одной из своих машин. Виталик достал из сумки несколько коробок с патронами и положил к себе в карман. После этого он пожал руку и Соколову и ребятам, обнял Шамурова и решительно зашагал к одной из НИВ. Садясь в машину, он еще раз махнул рукой, прощаясь, его люди уселись по местам и через пару минут они скрылись их виду.
   - Ну, что Алексей, и нам пора. Прав Виталик, времени в обрез. Только одолжи пару штыковых лопат. Верну. А то вдруг застрянем, откапываться надо.
   - Бери. Так, когда ждать табун? - поинтересовался Соколов.
   - Да через четыре дня подъезжайте в райцентр пригоните своим ходом. Но смотрите, чтобы они в весе ни грамма не потеряли через месяц. Взыщу строго. Не посмотрю ни на что. Ладно, ребята пора ехать.
  
   Уазик бодро выскочил из села. Однако проехав километров четыре, Шамуров поехал не в сторону родного села, а направил автомобиль по следу ведущему правее. После этого он вовсе аккуратно не оставляя следов свернул с дороги. Дальше ехали петляя, старясь не оставлять заметных следов.
   - Так ребятки, разъясняю, то, что видели. Алексей мой хороший знакомый. Именно он занимается размещением части табуна. Человек он хозяйственный, разумный. Глупостей делать не будет. Как и заниматься мелкими хитростями. Из-за копейки рубль не упустит. Ориентирован на нас. Вес имеет в округе не малый, так как мастер на все руки. В селе, как и в других, сельскохозяйственную артель организовали. Но он сколотил свою независимую бригаду. Огородами, картошкой и мясом они тоже будут заниматься. Но главная их специализация строительная, широкого профиля. Если надо и плотницкую работу сделают и кирпичи сложат, дом отремонтируют-построят, ну сараи, подсобки само собой. Но и на другие работы можно привлечь. Лес валить, дорогу подлатать, ну и еще много чего. То есть работать могут и на выезде. Поэтому ценность его высокая.
   Ну, есть и другой интерес. Появилась идея. Наше сельское поселения включает шесть населенных пунктов. В их входят два поселения, крупное село в котором мы были, и есть еще небольшой поселок рядом. Вот появилось предложение вывести все это из состава района, присоединить еще несколько соседних деревень, которые сейчас федеральные и образовать отдельную волость. Все-таки название подходящее. Всем понравится.
   - Будет значит у вас 'самостийная волость', - усмехнулся Илья.
   - А ты не зубоскаль, - улыбнулся в ответ Кирилл Борисович. - Небось, подумали, вот только что сам так долго разглагольствовал про единство, а тут сам сепаратизмом занимается. Нет, я же не собираюсь из этих сел делать независимое образование. Оно будет оставаться под управлением центра. Наоборот должно способствовать укреплению власти последнего. Сократить излишнее влияние районов, за счет их исключительного положения, создав им альтернативу.
   Потом мы оптимизируем систему. Сейчас районы несколько перегружены, за счет присоединения некоторых поселений соседних территорий. Кроме того система недостаточно гибкая. В поселениях внутри районов одно положение, на окраинах другая, причем тут на севере обстановка резко отличает от того, что на юге. Там стабильнее. Несколько деревень доставшихся от соседей примыкают к основной территории. Причем они ближе к райцентрам, чем например наши населенные пункты. И там дальше девственный мир. Только в ста пятидесяти километрах с небольшим находится еще один анклав, состоящий из части областного центра. Там у меня брат сейчас с семьей.
   Зато на этой стороне есть много деревень, как с населением, так и без, которые еще не вошли в состав нашего нового государства. Да и других интересных объектов хватает. Например, тот где мы брали недавно топливо. Причем большинство даже не примыкает к основной территории, а представляют собой пятнышки окруженные территорией нового мира. И все это надо как то объединить. Пусть районные администрации своими делами привычными занимаются.
   А вот освоением новых территорий займется центр уже через новые образования. Так кстати легче привлечь к себе некоторые независимые населенные пункты. Да и претензии районного начальства на ресурсы находящиеся там пресечь. А то загрести себе, а потом разделить между собой они могут, а вот интереса к освоению новых территорий не очень. Теперь насчет Виталика. Он до переноса был бандитом. Потом со своими людьми взял власть в округе, куда вошло пять деревень. Наладил работу, жизнь людей. Вот его, например, надо привлечь.
   - Бандит? - удивился Дима. - А вы вроде с ним так по-приятельски общались.
   - Ну, мы с ним действительно в хороших отношениях. Не путайте его с Кульиными. Те были паразитами, наглыми, жадными без чувства меры. А Виталик действительно у себя организовал жизнь населения. Поддерживает справедливый порядок. Заботится о стариках, детях. Помогает в трудных ситуациях. Хозяйство у него работает успешно. Так зачем искать лучшее. Конечно, он, узнав про вчерашнее, встревожился. Но мы действительно хотим наладить взаимодействие. И он не против, даже готов признать Рассветова в качестве высшей власти. Причем сам продвигает эту идею, намекает, что ему было бы так удобнее.
   - А как у вас тут дети обеспечиваются? Насчет конфет, печенек, шоколадок и прочего.
   - А что так? - удивился Кирилл Борисович.
   - Да, когда обедали, подарили детям плитку шоколада.
   - А! Вот оно, что. Да со сластями стало похуже. Но тут дело еще в том, что дети слишком привыкли ко всяким этим шоколадкам и прочим изыскам. Да и не изыскам тоже. А тут пришлось сократить потребление. Вот они пока еще не привыкли. У Виталия на самом деле не так уж все и плохо, человек он богатый, скотины много, огород большой сеет, учителем работает, у Алексея вот тоже. То есть источников доходов у него несколько. Но четверо детей это по нынешним временам многовато. Но с другой стороны теперь это и будет главное богатство. Подрастут - помощники будут. Уже помогают. Но конечно по сравнению с другими ему теперь сложнее обеспечить именно этими сластями. Просто большую часть запасов, особенно того что можно хранить долго, мы пока в стратегические запасы забрали. Даже на праздники выдавали наборы из товаров с ограниченным или истекающим сроком хранения. Соответственно шоколада там было мало. Осталось то, что было на прилавках и собственные запасы. Вон моя мама племяннику теперь сладости выдает только в воскресенье или в качестве большого поощрения. Вот до сих пор еще половину сохранила. Ну и я кое-что подкинул. А так в магазинах можно купить, в ассортименте есть, но очень дорого. Вот и экономят все. А Виталию все же сразу четверым надо покупать. Разница то есть.
   А так пока это не критично, и протянем долго. Вот наладим производство сахара, а осенью рассчитываем получить хороший урожай свеклы, то и производство тортов восстановим. У нас в районе хорошие делали до переноса, на всю область славились. Все осталось. Просто сырья нет. Да и лимонадное производство восстановим. В Верховском районе заводик есть, у нас тут цех. Ну ладно ребята, приехали.
   Машина остановилась, и пассажиры вышли наружу. Перед ними оказался вал высотой почти в человеческий рост. По форме напоминает уже форсированный в первый день после прибытия, но гораздо выше и шире. И судя по всему, является его продолжением. И еще одно отличие. На том месте все же поверхность не отличалась от окружающей местности, такая же земля с растительностью. И только сняв землю сверху обнаружились нижние слои, то тут они вылезли наверх сразу. Камни, глина, песок и какие-то обломки самой различной формы, цвета, вида.
   - Вот посмотрите. В большинстве случаев насыпь можно полностью срыть и ничего интересного. Вот то, что содержится на глубину метров до двух вниз в этом месте то и вылезло. Земля, глина, песок. У нас, конечно, есть места, где на небольшой глубине камень содержится. Но тут совершенно другая порода вылезла. Смотри те, какие- то только обломков нет. Это не просто щебень. Может содержимое из самой глубины появилось, или на сопредельных территориях залегают наверху. Хоть в старом мире до нас и доходил Урал самым своим кончиком отрогов, но этого не должно быть. Вот нефть качали. Так она сюда перенеслась. Я сам в горном деле ноль, плохо во всем этом разбираюсь. Вот давайте и покопаемся тут. В три мешка наберем просто все подряд, только в разных местах. А вот в эти семь будем отбирать самые интересные экземпляры.
   Пока у себя во дворах разбирались с мелкими личными проблемами, потом снега выпало, не до исследований было. А вот теперь все вылезло, и как подсохнет, люди сюда доберутся. Пока просто всем не до праздных поездок было. Это я в государственных целях на лошадке прокатился вдоль. На тридцать километров направо и сорок влево, таких интересных мест нашел еще три и все. Да и то самое, на мой взгляд, перспективное. Остальные от обычных мест лишь немного выделяются. Дальше, кстати, в обе стороны в целом идет понижение насыпи. У нас его 'валом' назвали в честь сохранившейся части старой линии укреплений семнадцатого-восемнадцатого веков.
   Вот я вас и взял одних. Мало ли, что сейчас обнаружим. Все пока надо в тайне сохранить. Сначала разобраться, что к чему и если надо все это поставить под охрану. Я генералу уже доложил. Ну и людей попросил, при чем из тех кто тут недолго будет и с нашими мало общается. Заболтался. Начинаем работать?
   Копали часов четыре. За это время набрали всего полно. Если в первые три больших мешка просто накидали лопатами, не разбирая все подряд, то семь маленьких нагружали уже более-менее интересным материалом. А вот самое ценное сложили в вовсе в мешочек, вроде противогазного. Кстати, попались весьма любопытные образцы. Кажется, нашли даже какие-то драгоценные камни. Ну ладно полудрагоценных каких-нибудь. А вот несколько кусков угля точно нашли.
   Мешки пока оставили у Шамурова прямо в машине. Илья и Витя отправились в местную администрацию. Сам же хозяин, прихватив Олексу и Диму, отправился на легковой машине в соседнее село. Вернее это деревня, которая подчиняется той же администрации, что и Лесные Ключи. Вот этот населенный пункт уже село. Хотя по размерам и уступает деревне, в которую, сейчас въехала машина. Действительно, даже сейчас тут на десять домовладений больше.
   Первым делом заехали к одному из местных фермеров. Причем настолько удачно, что тут оказался и второй, к которому собирались заглянуть немного попозже. Кроме того тут же оказалось ещё трое мужчин. Гости поздоровались за руку с каждым из местных. Кирилл Борисович заодно представил всех друг другу. Оказалось, что он знает тут всех.
   Впрочем, соседние села. Фермеров звали Никита Никитович и Павел Павлович. Почти тезки подумал даже Дима. Трое остальных подрабатывали у первого из них. Хозяйство у него оказалось большое, поэтому без помощи уже трудновато. В то же время после того как с работой стало туже, люди и согласны у него работать чуть ли не за еду. Павел Павлович в общем и фермером не является. Это просто крепкий хозяин с сильным личным подворьем. Имеется своя техника, в том числе колесный трактор. А так он всю жизнь работал механизатором в сельскохозяйственных предприятиях. Никита Никитович специализируется на производстве молока. У него пятнадцать коров и бык, составляющих основу хозяйства. Все остальное овцы, куры, утки это всего лишь дополнение. Да и поле он обрабатывает для заготовки кормов. Разговор начал Никита Никитович.
   - Кирилл, говорят, вы там технику и людей нанимаете за топливо? Правда что ли?
   - Да. Затеяли срочное строительство.
   - Чего же к нам не обратился? Нам топливо тоже нужно. Время ради такого дела нашел бы. Вон людей с собой возьму. С ними потом сам рассчитаюсь.
   - Так я для того и приехал. Там гусеничные работали. Завтра последний день. Потом на поля выходят. Зато теперь и колесные там справятся. Так что давай уже завтра можешь подъехать. И ты Павел Павлович. За каждую выполненную часовую норму платим десять литров. Ну и для самой работы заправят. Жадничать не будут. Если что мне скажете. Ну и рабочим заплатят за час работы сто грамм сахара, сто подсолнечного масла, двести пшенки, пятьдесят рублей. Плюс консервы. Во время работы за казенный счет кормить будут два раза в день. Ну что договорились?
   - Ну а, что пойдет, - обрадовались все пятеро.
   - А, что говорят скоро с топливом полегче будет? - спросил Павел Павлович. - А то у меня Т-150 простаивает. А скоро тоже в поле выходить надо, а горючего нет. Да и с хозяйством непонятно что.
   - С хозяйством вашим вопрос решен. Организационная структура остается. Только владелец теперь район. Прошлогодние озимые остаются за ними. Яровые тоже засеваются по старому договору. И выплаты так же будут производиться, но в половинном объеме. А вот с лета участки пашни переходят в полное распоряжение владельцев. Впрочем, если кто желает, может забрать себе свою землю, если она еще не засеяно или временно любую другую из оставшихся бесхозными. У нас теперь и такие, образовались. Пока все это принадлежит казне. А там видно будет. А хозяйство все равно не сможет сейчас обработать все. В конце года можно будет поменять его на свой или оставить себе этот. Да к тому же вокруг теперь столько свободной земли, что можно взять ее в аренду сколько угодно.
   - Да, - подтвердил Никита Никитович, - я вот в конце апреля хочу свое стадо перегнать на новые земли и организовать там летний лагерь. Надеюсь только, к этому времени с маслозаводом вопрос решите?
   - Через неделю, максимум два заработает, - ответил Кирилл Борисович. - При нем будут свои молоковозы. Так что будет, куда молоко сдавать. Ладно, тогда я могу надеяться, что вы несколько дней на стройке поработаете?
   - Разумеется.
   - А это кто с тобой? Зять говорит, что ты сейчас с людьми нового Хозяина ездишь? - неожиданно поинтересовался Никита Никитович.
   - Да это ребята с той стороны, - подтвердил Шамуров.
   - Тогда у меня к вам вопрос, - обрадовался Никита. - Это правда, что скоро к нам через какие-то ворота должны прислать целую колонну с топливом?
   - Да, руководство хочет наладить канал, по которому вам сюда регулярно будут приходить караваны с товарами, в том числе топливом - подтвердил Дима. Как отвечать на подобные вопросы Добромир их проинструктировал заранее.
   Больше тут задерживаться не стали. Уже через пару минут, попрощавшись с местными, они уже ехали в другой конец села. Остановились у большого двухэтажного дома, из которого вышла женщина лет сорока.
   - Здравствуй, Марина, - поздоровался с ней Кирилл Борисович. - Это вот ребята от Хозяина. А это Марина Андреева. Депутат местного сельского поселения. Марин, ты справки уже подготовила?
   - Собрала со всех своих пенсионеров, - женщина вручила Шамурову большую пачку бумаг. - Это заявка с пожеланием населения с моих улиц. Это уточненные списки по отсутствующим и по их имуществу. Собрала и часть сведений по претендентам. Родственники близкие и дальние, где находятся.
   - Это все хорошо, - заявил Кирилл Борисович, перебирая документы. - Объяви людям, что имущество могут получить только родственники в третьем колене. Если они не появились до настоящего времени, то все переходит в казну. Частично в районную, частично муниципальную. Но при этом все надо все еще раз тщательно осмотреть и все зафиксировать. Сверить с предыдущими. Для этого создаются комиссии. В него войдут представители районной и сельской администрации, вы депутаты, ну и несколько представителей от населения. Все это надо организовать до конца месяца.
   - Тяжело придется. Это зимой времени было много, - возразила собеседница.
   - Тогда и бесхозного имущества было намного больше. Сейчас же многое уже распределили. Остались только спорные моменты. А их не так уж и много. У вас в селе кажется не более пяти домовладений.
   - Да, но остались еще несколько огородов пустовавших еще до переноса. Теперь то, нашлись и на них желающие.
   - Раздать по тому же принципу. А нет, то отходит администрации. Но с другой стороны если есть желающий обработать, то и не препятствовать. Пока требуем предоставлять вовсе без арендной платы.
   - Это хорошо. А то мы с Алексеем хотим еще один участок засеять.
   - А где он сам то? Дома? А-то одноклассника после переноса и не видел.
   - Рыбу ушел ловить. Давно уже. Наверное, у братьев задержался. Они у старого дома должны быть.
   - О. К ним я тоже хотел заехать. Поеду тогда я. До свидания, - попрощался Кирилл Борисович и тут же дал всем знак садиться в машину.
   Доехали до дома в конце улицы. Тут возле колесного трактора возятся трое. Кирилл Борисович поздоровался с ними, в очередной раз, представив местным гостей. Действительно один из них - самый высокий и плечистый - оказался супругом Марины Ивановой и одноклассником Кирилла Шамурова. Разговор начался достаточно неприятно.
   - Ты чего Кирилл Борисович, для чужих стараешься? Местных лишаешь возможности заработать? Говорят у вас там стройка где платят топливом а нас не приглашаешь, - завел было младший из братьев.
   Но вскоре ситуация выровнялась. Особенно после того как выяснилось, что Шамуров приехал им предложить работу. Договорились быстро. Братья кроме трактора владеют еще грузовиком, который тоже пригодиться на стройке. А завтра туда поедут и старший брат и младший.
   Средний же Алексей работает преподавателем в школе. Ему завтра на занятия. Шамуров предложил ему подвезти до дому. Все равно возвращаться мимо него. Место в машине нашлось всем, а вот устраивая рыболовную снасть, пришлось повозиться. Да и предложение подвести связано больше для того чтобы помочь именно с его доставкой. Ну и мешок с уловом выглядит внушительно. А так проехали где-то метров триста. Высадили пассажира, и тут произошла неожиданная заминка. Алексей попросил у Шамурова пакет, потом решительно развязал мешок и принялсля перекладывать из него достаточно крупные рыбины. Отсчитал полтора десятка. На возражения Шамурова ответил:
   - Это и тебе подарок и гостей угостишь.
   После этого быстро выбрался из машины. Ничего не осталось делать - как принять подарок. К тому же с делами покончено, и можно возвращаться домой. Солнце уже скоро скроется за вершинами деревьев. Несмотря на это очень тепло, если так можно сказать про температуру около двадцати градусов выше нуля. Днем же вовсе было больше тридцати. И так все последние дни. Вокруг быстро пошла в рост трава, которая заметно поднимается даже за час.
   Живность, принадлежащая Кириллу Борисовичу, вовсю наслаждается свежим кормом. По словам хозяйки заметно увеличили надои и корова и козы. Как раз пришло время загонять животных под крышу.
  
  
   Вернувшись, ребята вышли на улицу, так как решили помочь хозяйке с внуком собрать скотину. При этом Дима оказался в неприятной ситуации. Хозяева оба оказались вдалеке. А вот одна из хозяйских собак рядом. И так недовольный гостями, попытку приблизится к корове, он воспринял весьма агрессивно. Хорошо Кирилл Борисович успел выскочить и успокоить. Еще хорошо, что Рекс и Алый на дальнем конце луга помогают собирать коз и овец. Эти даже пострашнее будут. Особенно первый. Огромная псина, величиной с маленького теленка. Днем он сидит на цепи или гуляет рядом с хозяйкой. На ночь его выпускают во двор и окружающий дом сад. Второй обычно не отходит от пасущейся скотины вместе с маленьким Бубликом, который, сейчас активно подгоняет лошадей. А вот Бобик тот всегда бегает рядом с домом. Сейчас не дал коровам пройти по улице мимо дома, до этого пытался напасть на Диму, а теперь улегся на обочине дороги и внимательно наблюдает за гостями и скотиной. Обычно он ездит вместе с Кириллом Борисовичем, а в последние дни его с собой не берут. Поэтому он немного обижен. Впрочем, при хозяевах собаки достаточно спокойны. Кроме того несколько припасенных кусочков хлеба и косточек тоже играют свою роль. На вопрос - откуда столько собак Кирилл Борисович ответил, что Рекса он привез из города. Бобик раньше жил на другом конце села у семьи, которая и раньше появлялась только время от времени и о собаке заботились в основном соседи. А после переноса, когда стало ясно, что хозяев точно уже не будет Шамуров забрал к себе.
   Так что скотину совместными усилиями загнали и распределили по местам на ночлег. Хозяйка подоила корову и коз, приехал Петя, усталый, но довольный. Дождавшись, когда он умоется, все расселись за стол. На ужин хозяйка приготовила большую кастрюлю супа. Из курицы с домашней лапшой, с приправой из свежей крапивы и зеленного лука. Потом пили горячий чай с молоком, с вареньем и пирожками.
   Перед сном даже посмотрели фильм на диске. Телевизоры остались, а вот сигнала уже нет. Осталось смотреть диски и даже видеокассеты. Но появилась очень серьезная проблема - электричество. Свет давали только вечерами и то, на короткое время. У Шамуровых есть собственный генератор, но мало топлива, даже учитывая, что его приспособили работать под конденсат. Но не ограничения в просмотре телевизора волновало местных.
   До сих пор было холодно, и вопрос о хранении скоропортящихся продуктов остро не стоял. Но теперь уже потеплело, а холодильники не работают. Запускать их на несколько часов не имеет смысла. А надеяться на улучшение пока не приходится. Наоборот работу генераторов из-за дефицита топлива планируется сократить до минимума. А рисковать ценным оборудованием заправляя его конденсатом, не хочется.
   - Мы старый погреб забили льдом, но не знаю надолго ли. Вот теперь не знаю что делать. Выкидывать ничего не хочется. Из ягоды надо варенья сварить - сахара мало. Часть мяса засолила в банках, только соли дома осталось меньше килограмма. Из молока ладно, что-нибудь сделаем. Больше сами начнем есть. Обещали начать собирать для маслозавода. Вот люди ждут когда.
   - Скоро, мам, скоро. Птицу засолим, а мясо будем в колбасный цех сдавать в обмен на продукцию. Коптильню открываем. Для тебя я сахар достану, а летом как ягода созреет, будем почти все запасы реализовывать. Летом несколько экспедиций отправим на разведку, думаю, соль найдем.
   - Тут еще одно ребятки. Нельзя от вас сюда цыплят переправить? У нас теперь многие осенью всех кур режут, а весной покупали на рынке. А теперь привозить неоткуда. Мы сами хотели индюшек и утят купить. И цыплят мясных надо.
   - Мать, у нас с тобой больше двадцати кур, молодых. В прошлом году сами вывели. Сама жаловалась, что яйца хранить негде. В этом году еще выедем, хоть и не планировали. Часть продашь.
   - Ты, что я свих кур не продам. Зиму пережили. Они у меня почти каждый день несутся. Сегодня только пятнадцать яиц собрала. Вот их будем продавать. А сами то, как выводить будем, света нет.
   - Для наших инкубаторов генератора хватит, придется на топливе немного разориться. Кстати и холодильники тогда поработают. Да и пусть куры сами высиживают. Утята будут. И насчет наших гусынь, думаю, они просто немного растерялись от того, что весна слишком рано настала.
   - Забыла совсем! Сегодня гусыня с двумя белыми крыльями снесла яйцо.
   - Ну вот. Решим и с утками и индейками.
   - Раз уж заговорили. Может, с утра яичницу приготовлю с колбасой?
   - Как, ребята? Все согласны? Отлично.
  
   Следующим утром все хорошо выспались. К этому времени Пети уже не было. Он проснулся на час раньше, поел вместе с хозяевами и минут десять как уехал, прихватив заодно школьника. Мальчишке-племяннику как раз надо было уже собираться в школу. А учебное заведение все равно по пути. Кирилл Борисович встал еще раньше, и все утро занимался хозяйством. Он тоже успел позавтракать. Поэтому на этот раз кормили только гостей. Зато появилась возможность яичницу, которая удалась на славу, готовить в два этапа. Сковородки хватило на четверых. После завтрака немного прогулялись по окрестностям, посмотрели библиотеку хозяина, включающую более трехсот книг. Кроме того целый шкаф набит всякими учебниками, учебными пособиями, словарями, справочниками, всякими женскими романами в мягкой обложке, журналами, копившимися в доме десятилетиями. У племянника хозяина все хранится в его комнате. Кстати вчера гости подарили ему по плитке шоколада, от чего настроения парня поднялось до небес.
   Но время неумолимо несется вперед. Пора расставаться с гостеприимными хозяевами. Выехали на обоих УАЗах. Первый вел сам хозяин, с ним в машину сел Олекса. Остальные трое расположились в 'буханке'. Проехав километра два, доехали до леса и начали огибать его справа вдоль опушки. Минуты через пять выехали на покрытую асфальтом дорогу.
   Все вышли из машин. Колонна из Красноборска еще не подъехала. Придется подождать. А пока можно полюбоваться окружающей природой, насладится погодой. Солнце, а местное светило по привычке все переселенцы называют только так, светит ярко и весело. Небольшие облачка совершенно не мешают его лучам отогревать землю. Зеленная трава уже начинает господствовать на опушках. Но приятнее всего свежие недавно распустившиеся листочки. Они настолько яркие, чистые, сочные, словно сами являются источниками света. По крайней мере, красок, приятных глазу они добавляют. И от созерцания, происходящего на глазах возрождения жизни или лучше его пробуждения, становится радостней, чувство восторга начинает переполнять. И настолько становится хорошо, что возникает непременное желание поделиться этим счастьем со всеми, непременно сделать что-нибудь хорошее и доброе.
   Так и стояли, вздыхали прозрачный, пьянящий воздух. Сдерживали в себе желание, начать кричать, прыгать, пробежаться, выплеснуть эмоции, понимая где-то там, в глубине сознания, что этим могут нарушить и прогнать идиллию. Время? За ним перестали следить. Не до этого было. Хотелось до конца насладиться всем этим. И одновременно понимали, что скоро это закончится. Надо будет заняться делами, куда-то ехать, забивать себе голову вопросами, задачами, проблемами. И тогда время, будет постоянно поджимать, все, подстегивая и подстегивая. И некогда будет остановиться и оглянуться, оценить красоту окружающего мира. Поэтому тем ценнее каждое это мгновение, сама возможность получить это наслаждение.
   Между тем там за поворотом послышался шум моторов. Пора возвращаться к обыденной жизни. Пассажиры заняли свои места, водители завели машины. В рации послышался голос Добромира:
   - Хутор, я Катер, Хутор, на связь.
   - Хутор, Катеру. Мы на месте, - ответил Олекса
   - Подъезжаем.
   - Вижу вас, мы готовы присоединится.
   - Четвертый вариант построения для вас. Как поняли?
   - Четвертый вариант. Исполняем.
   Машина Шамурина тронулась с места. 'Буханка' через несколько секунд отправилась следом. Пока набирали скорость, основная колонна почти нагнала их. А через минуту, когда доехали до лесного массива, который в первый день перехода находился справа от них, разрыв сократился до пяти метров - дистанции установленной в колонне.
   Но хорошо, с ветерком катили только еще минут десять. И вот здравствуйте. Опять надо преодолевать бугор. А впереди даже не грунтовка, а просто направление. На следующие несколько километров потратили двадцать минут. Но вышли точно, практически в самую точку, где начиналось новое асфальтовое покрытие. Только немного приняли правее. И вот снова можно увеличить скорость. Но опять разгонялись недолго. Колонна уже доехала до развилки ведущий в поселок. Оказывается, тут стоит пост. Впрочем, боец, дежурящий на данный момент, приветливо махнул рукой. Машины по очереди повернули вправо и через метров двадцать, вот уже и сам поселок.
   Бодро покатили по улице, не останавливаясь на перекрестках. Светофоры не работают, других машин нет. Да и людей не видно. Впрочем, как уже рассказал вчера Шамурин, жители есть. Сейчас тут проживает до двухсот человек местных. Еще пока почти в два раза больше переселено. Кроме того тут находится еще двенадцать человек охраны из числа федералов и бригада из четырех специалистов Добромира. Местные в основном занимаются поддержанием работы коммунальных систем. Человек тридцать работают в мастерских, работу которых удалось наладить. Еще пятнадцать в федеральных силовых структурах. Планируется большую часть местных вернуть обратно. Более того есть возможность переселить несколько десятков семей специалистов. Ну и сформировать управленческий аппарат. Впрочем, не такой уж и большой.
   В поселке, оказывается, находилась администрация сельского района, территория которой окружала город. Вот в его здании и будет располагаться правительство. Однако останавливаться возле него не стали. После десятиминутной беседы с местными Добромир приказал располагаться. В составе колонны приехали все прибывшие с ним люди, кроме Пети, а также десяток из тех, кто уже был здесь, и около двадцати местных. Пока всем предстояло разойтись по выделенным квартирам. Впрочем, все они располагаются в одном и том же доме. Десятиэтажное здание располагается на улице, пересекающей главную, примерно, в метров двухстах от здания администрации.
   Отряду Ильи, вновь соединившемуся сегодня, выделили две квартиры, на седьмом этаже. Коридорчик, в котором они располагаются, отделен еще одной дверью. Так что двух и трехкомнатные квартиры можно считать и одной большой. В них все вместе и заселились. По комнате в каждой квартире девушкам, у рябят ассортименты поскромнее. Но на восьмерых нормально.
   Распределив спальные места, осмотрели все остальное. Электричества нет, как и газа. Отсутствует и холодная, и горячая. Умыться можно только водой которую принесли с собой. В качестве туалета пара ведер. Но работает отопление, и хотя температура батарей не такая уж и высокая в помещениях тепло. Поэтому первым делом проверили холодильники. Хотя их и предупредили, что при осмотре жилых площадей из них выгребли все в первую очередь. Действительно пустые и морозильник и полки. Опасаться неприятных запахов не придется.
   При осмотре домов забирали еще драгоценности и оружие. Вот на осмотр и конфискацию остального имущества времени и сил не хватило. Людей было мало. К тому же для этого мероприятия отбирали только самых надежных. Из числа местных не более пятидесяти. И то в основном работали как грузчики. Двери потом либо запирали на ключ, либо просто заваривали. И то на все ушло больше двух месяцев. Еще один обход был недавно, когда холодильники начали размораживаться. На этот раз обходили только квартиры, заранее отмеченные при первом обходе. И на этот раз времени потратили уйму.
   Сейчас предстоял более тщательный обход. Но сначала надо бы осмотреться у себя. Все таки ощущения не из очень приятных. Вроде бы понятно, что хозяев нет, и не будет. Они там где-то далеко живут и здравствуют. Все у них более-менее благополучно. Из-за переноса они не лишились ни одного предмета, ни пылинки, ни крошки хлеба на столе. Если, что и произошло, то это связанно только с тем, что там у них. И вещи эти им никогда не понадобятся. И вины в произошедшем нет ни у кого из присутствующих нет. И все же давит ощущение, что берешь чужое, на которое не имеешь права. Не купленное с рук, даже бывшее в употреблении, не подаренное, а присвоенное нечестным путем. Очень трудно убедить себя, что это ничье, никому не принадлежит. Хотя почему не принадлежит? Принадлежит новому сообществу людей. По праву того, что оно появилось здесь вместе с ними. А значит оно часть их. Не кого-нибудь отдельно, а всех вместе. А они, их отряд, получили его за то, что работают на это сообщество, приносят пользу.
   С осмотром квартир закончили быстро. Отдельно сложили постельные принадлежности. Они пригодятся тут. Так же как и посуда. Носимые вещи аккуратно связали в узлы. Их предстоит сдать на склад. Тут же принялись составлять списки в трех экземплярах. Лишние соблазны чиновникам создавать ни к чему. Понятно, что не все они безупречны. Но других нет. Отдельно собрали лекарства. Все, кроме нескольких упаковок, пойдет в одну из районных больниц для пополнения оскудевающих запасов. Это для матери Кирилла Борисовича.
   Кроме того для нее собрали целый пакет из найденных на кухне продуктов. Нашлось две пачки соли, одна целая, вторая початая, но осталось не менее половины. Так что полтора килограмма точно есть. Сахар почти на три килограмма, три четверти пачки рафинада. Крупы разные всего на полпуда. Конфеты шоколадные. А вот печенья, как и засохшего хлеба нет. Значит, все-таки оставляли только продукты длительного хранения. Зато нашлись три банки сгущенки.
   А вот мясные и рыбные консервы пойдут на склад, так же как и банки с соленьями с балкона. Кроме того надо сдать найденные диски с фильмами, книги, ноутбук. Хотя нет. Неправильно. Нужно пока все переписать и надежно спрятать. Потом списки проверить по местным базам и на Звемелине. Если тут есть еще экземпляры, то в следующий раз можно забрать с собой. Либо снять хотя бы копию. То же самое с ноутбуком. Надо сначала посмотреть, что там за информация, и нужное скопировать.
   - Нет, ребята, - возразил, появившийся, в комнате Илья. - Несем его в администрацию. Персоналку из соседнего кабинета тоже. Там Володя и Костя с девчонками останутся работать. Вот заодно скачают информацию, а там разберемся. Все равно на ноутбуке энергия закончилась. Петя приедет сегодня вечером. Завтра будет участвовать в наведении порядка. Да и гостинцы для теть Лены подготовили? Хорошо. Тоже кое-что подобрали. И сахар есть. Будет и нам варенье. Мы тут еще не раз появимся, и жить будем не один день. Квартиры эти уже точно за нами закрепили. Надо обустраиваться и пускать корни. Надо будет Борисычу гостинцы сейчас передать. Потом до убытия, может, и не увидимся.
   - Так что, Петя там с работой заканчивает? - поинтересовался Костя.
   - Да, вчера говорил, что по плану осталось немного. А когда мы сюда доехали как раз выходил на связь и доложил, что все наладил. Там все проверит еще, прогонит систему, пообедает и к нам. Послезавтра убываем. Так что давайте торопиться, работы полно.
   Отряду поставили задачу проверять жилье. Для этого выделили группу из семи человек. Илья, Олекса, Марат, Витя, Саша, Дима и Зоя. Ей придали пару десятков человек из местных. Трех членов комиссии, сварщиков и слесарей вскрывать и закрывать жилища и человек пятнадцать грузчиков, два автомобиля.
   Их группа оказалась самой большой из четырех созданных. В первый день занимались квартирами. Разумеется, это были только бесхозные владения. Жилье, принадлежащее переселившимся сюда людям, ныне проживающим в поселке или за ее пределами, или то, на которое они предъявили права, отмечены специальными знаками.
   Начали с самого верхнего этажа. Выбрали одну из квартир и приступили к работе. Выполнив поставленную задачу, перешли в соседнюю, потом в следующую. И так по порядку одну за другой. На каждую квартиру в начале уходило минут по семь-восемь и даже девять. Потом появился опыт, какая-то сноровка и дошли и до шести. Это в обеспеченных квартирах. В некоторых было не так уж много нужного и там справлялись и быстрее.
   Действовали примерено в следующем порядке. После того как опечатанная дверь вскрывалась, заходили внутрь. И тут же начинался осмотр имущества. Часть вещей тут же сносилась в одно место, где все паковалось
   Лекарства сразу все высыпали в пакет, который складывали в специальную сумку. Когда она наполнялась, ее опечатывали и вызывали Микулу, помощника Вячко, работающего на все группы. Он приезжал на Ниве, получал груз и увозил. Сам Вячко появлялся, когда надо было забрать такую же сумку, но с найденными драгоценностями и деньгами. Сортировка и того и другого производилась уже на базе.
   Два человека сразу же принялись собирать продукты. Крупу, сахар, сладости складывали в коробки, которые заклеивались и выносились в коридор. Отдельно упаковывали консервы. Причем тару со стеклянными банками в свой ящик. Зоя отмечала каждую коробку в журнале, ставила инвентарный номер, клеила бумажные печати. Кто-то собирал все стиральные порошки, мыло, шампуни и прочее. Початое складывалось в пакеты. Другие в это время собирали в мешки одежду. Отдельно детские, женские и мужские. Теплые: шубы, пальто, куртки, плащи, шапки вязали в узлы. Особо ценное упаковывали в специальные сумки. Для них делали еще и особую опись в нескольких экземплярах. Одну клали внутрь перед опечатыванием, два передавали грузчикам, четвертая оставалась у себя.
   Пока собирали имущество в самой первой квартире, в одном из ее окон уже установили достаточно простую конструкцию для спуска груза вниз. Вскоре грузчики принялись укладывать подготовленное к отправке имущество в специальный лоток. Как только он наполнился, его тут же на тросах спустили вниз. А в это время уже наполнялся второй лоток. Еще два ждали очереди. Сюда сносили всю добычу с этажа. Закончив на верхнем, на нижних первым делом вскрывали жилье, расположенное под первой квартирой где установлена конструкция. Потом туда сносили имущество из соседних, и с помощью нескольких человек, оставшихся наверху, спускали собранные вещи. Внизу все быстро перемещалось в подъезжающие грузовики. Только из квартир на втором этаже все сразу вытаскивали наружу.
   Перед выездом на задание их покормили в столовой, которая организованна в бывшем кафе. Но так как обед оказался достаточно ранним, большого аппетита никто не проявил. А вот напряженная физическая работа потребовала много энергии. Поэтому часов в четыре к ним привезли горячий чай, булочки, пирожки, бутерброды. Однако времени на прием пищи отвели совсем мало. За светлое время суток хотелось закончить с двумя запланированными подъездами девятиэтажного дома. Правда на первом этаже располагались какие-то офисы, и их на этот раз не осматривали. А так предстояло осмотреть семьдесят три из восьмидесяти четырех квартир. Правда, в девяти из них почти ничего не взяли, что все же облегчило их работу. Когда помогли грузчикам выносить последние узлы, уже быстро темнело. В это время наверху споро разбирали конструкцию. Потом спустили из окна большую часть элементов. Несколько оставшихся деталей нагрузили на себя. Внизу эта группа появилась за несколько минут до завершения работы. Еще несколько минут ждали, пока надежно закроют все двери, и пошли грузиться в подъехавший микроавтобус.
   Через четверть часа они уже сидели в столовой и поглощали обильный ужин. На этот раз не торопились. Голод утолили основательно. Да еще и прихватили с собой чай в термосах, бутерброды, печенье и пряники. Кроме того с собой взяли тридцать литров питьевой воды и заряженные электрические фонарики. Последние даже можно назвать фонарями. Парочка таких вполне могут осветить целую комнату. Не забыли и помыться в душе. В квартире пока нет ни света, ни воды.
   Но, несмотря, на все имеющиеся недостатки, переступив через порог, все испытали радость как от возвращения домой. Дима избавился от обуви, занес на кухню пятилитровую емкость с водой, и добравшись до своего места с удовольствием разоружился, снял с себя снаряжение, верхнюю одежду. Еще минут десять после этого в квартире еще продолжилась суета, но, наконец, окончательно разобрались с обстановкой, где что находится, определились с местами, распорядком. После этого все вновь собрались на кухне трехкомнатной квартиры. Там девушки уже разливали чай по кружкам, ребята принялись разбирать пряники и бутерброды. Мероприятие заняло всего несколько минут. И не теряя больше драгоценного времени все устроились отдыхать.
   Дима устроился на своем разложенном как кровать кресле. Постепенно все кругом успокоилась и установилась тишина. Прекратились последние разговоры шепотом, всем хотелось отдыха. Но теперь, когда все вроде осталось позади, в голову полезли мысли, а вместе с ними и сомнения о том, насколько сделанное ими сегодня правильно. До этого не было времени задуматься, была поставлена задача, и все усилия были брошены на его выполнения. Некогда было оглянуться, задуматься. Оценивали только фронт работ и на это были направлены стремления.
   А вот теперь, когда все это осталось позади, и наступила свободная минута, он опять начал спорить сам с собой о том, как это соотносится с критериями, что такое хорошо и что такое плохо. Ведь они сегодня заходили в чужое жилье и собирали чужие вещи без всякого согласия хозяев. До сих пор такое для него и его друзей являлось совершенно неприемлемым. Да и масштабы этого деяния не маленькие. Появилось чувство вины и дискомфорта. Настроение сильно испортилось. То, что они выполняли приказ, сразу же показалось слабым оправданием. Но все же включилась и самозащита и попытка оправдаться, прежде всего, в собственных глазах.
   Ведь когда они получили поручение, никаких особых сомнений не возникло. Причем и остальных его друзей тоже. Почему? Да тогда не было времени задуматься. Но все же ведь все они и не усомнились в правильности своих действий. А он все же привык считать, что у его товарищей высокие нравственные устои. Их моральный облик никогда не вызывал сомнений. Да это оправдание тоже притянуто за уши и выглядит как попытка спрятаться за друзей. Но вот если подумать о том кому они принесли вред? А никому! Имущество тех людей, которые оказались тут они не тронули. А остальные не понесли никаких финансовых и имущественных потерь. Те, кто остался там в своем мире, все остались при своем имуществе. Конечно, есть нюансы, связанные с самим феноменом. Но все эти материальные объекты остались и в основном мире. Здесь оказались только копии. И люди, оставшиеся там, никак не могут претендовать на имущество оказавшееся здесь. Они в этом мире и не появятся. Поэтому все эти квартиры и вещи, находящиеся там, на самом деле бесспорно бесхозные. Ну, есть вариант, что принадлежат здешнему обществу. Но они, по крайней мере, действовали вполне в рамках допустимого с точки зрения морали. Так как брали все это не для себя, а для структуры, которое взяла на себя ответственность за нормального функционирования местного населения.
   Это и социальные обязательства, и обеспечения работы бюджетных структур: медицины, образования, библиотек, других учреждений культуры, да и структур управления. И все это требует ресурсов. А откуда их брать? Со сбором налогов пока еще до конца не разобрались. Вот и формируются в результате сбора бесхозного имущества фонды. Одновременно это способствует и более правильному распределению средств.
   Иначе все это кто-нибудь захапал бы себе и пользовался в первую очередь в своих личных сугубо индивидуальных целях. Те же дядя Никита с тремя сыновьями. Все четверо активно работали сегодня вместе с группой. Дать им волю, они бы все себе забрали. Теперь же им приходится умерить свои аппетиты. А так им обещали дать возможность забрать оставшееся имущество из одной-двух квартир, которые уже осмотрены. Возможно, им предоставят и квартиру из тех, которые еще предстоит осмотреть. Заберут из них самое ценное, драгоценности, часть лекарств, оружие, ну еще кое-что. Вот они и работают с энтузиазмом и на совесть. Тем более в случае если выявится за ними нарушение или попытка, что-то присвоить, то тут же лишатся главной награды, которая будет поделена между остальными. Поэтому все внимательно еще и следят друг за другом. Тем более за выявление расхитителей полагается и дополнительная премия.
   Необходимо отметить и важную роль, которую их добыча будет играть для развития и укрепления местной экономики. И дело тут не только в том, что это запас необходимых ресурсов. Главное все это не собираются хранить на складах, а поступит в продажу. То есть будет способствовать развитию торговли и формированию товарно-денежной системы. Население сможет, что-то приобрести на имеющиеся на руках зарегистрированные денежные знаки и различные талоны. Сформируются более-менее устойчивые цены. Возникнет потребность в продаже своих товаров. То есть восстановиться доверие к деньгам, возникнет потребность в них.
   Поэтому они занимались сегодня вполне нужным и хорошим делом, заключил про себя Дима. Этот вывод подействовал вполне успокаивающе. Да и усталость, накопившаяся за день, дала о себе знать. Через минуту он уже уснул.
   Пробуждение оказалось не из приятных. Даже уже достаточно привычное к физическим нагрузкам тело болит. Ноги-руки не хотят слушаться. Да и прохладно в комнате. Но, несмотря на это, надо вставать. Эх, еще минут пять бы поспать. Разозлился на себя за время, потраченное на ночные моральные терзания. Главное было бы из-за чего. Конечно, все равно осадок неприятный от этой работы есть. Но в жизни редко складывается все безупречно и идеально. Всегда найдется ложка дегтя, а иногда и большой такой ковш, да не один. А чего он хотел. Понятно же работа нужная, даже крайне необходимая. А то, что не совсем безупречна с точки зрения нравственности, так кому то надо делать черную, грязную работу. А он, что хотел отвертеться? А вот это дорогой Дима как раз и нехорошо. Нельзя искать только легкой и приятной работы. И впереди еще будут подобные моменты. И остаться чистеньким не самый лучший выбор. Что там говорится про тесные врата?
   Ну ладно опять начал. Надо вставать, натягивать на себя одежду, снаряжение. Нет, последнее подождет. Надо сходить выпить водички. Да и закусить чем то. Запасы есть. А предварительно воспользоваться ведром в туалете. Потом надо будет прихватить его. Тоже не самое приятное и благородное дело, а надо.
   Прохладная водичка подействовала освежающе. Стало полегче, да и организм размялся. Голова прояснилась. А девушки оказывается на утро еще и кофе припасли. После ста пятидесяти грамм напитка и съеденного бутерброда с сыром и колбасой почувствовал себя совсем бодрым. Снаряжение надевал уже без дополнительных трудностей. Прихватил оружие и все готов на выход.
   Не забыл ведро. Как говориться назвался груздем. Но пронес всего несколько лестничных пролетов. Груз забрал Костя. Что тоже испытывал нравственные терзания? Или действует взаимовыручка? За другое ведро уже взялся Олекса.
   Вышли из подъезда. Еще темновато. А на улице еще прохладней, чем в помещении. Илья посмотрел на часы, затем оглянулся с озабоченным видом. Но тут уже явно стали различимы звуки работающего мотора. К тому же они приближаются. К этому времени Саша уже прибежал с пустым ведром. Его решили оставить прямо у подъезда среди кустов. Предварительно залили в нее литров три прихваченной с собой воды.
   Встречать автобус двинулись пешком на улицу. Только завернули за угол, транспорт уже подъехал. Быстренько загрузились в него, расселись, и все пора в путь. Вскоре они уже оказались в столовой. Тут уже царит суета. Появляются все новые и новые группы людей, занимают места, сдвигают столы и стулья.
   Группа сразу же направилась к облюбованному еще вчера месту. Избавившись от оружия, Дима вместе с Аней, Зоей, Костей и Олексой отправился на раздачу. Возглавил их сам Илья. По дороге распределили обязанности. Дима тут же нагрузил на поднос ложки, вилки, ножи, тарелки на всех и отправился на свое место. Следом Костя и Олекса понесли вместительную кастрюлю с макаронами и пару чайников исходящих паром. Зоя взяла тарелки с котлетами и бутербродами, Аня хлеб и масло. Илья же взял трехлитровую банку с компотом и пряники.
   Завтрак надолго не затянулся. Но из-за стола все вышли сытые. Саша и Володя понесли посуду на мойку, остальные прихватив и их оружие, отправились на выход. Тут отряд разделился. Каждый отправился по своим рабочим местам. Основная группа вновь занялась сбором имущества. Когда вошли в первую квартиру, как раз уже рассвело настолько, что естественное освещение позволяет нормально работать. А алгоритм действий отработан уже вчера. Так что начали.
   День оказался весьма насыщенным. Дважды прерывались на быстрый прием пищи прямо на месте. Все остальное время усердно работали. В результате закончили назначенный фронт работы из ста семи квартир на двадцать минут раньше, чем вчера. Наиболее примечательным за день было обнаруженное оружие, которое по разным причинам оказалось обойденным вниманием со стороны предыдущих поисковых групп. Если в предыдущий день нашли только три ружья и один травматический пистолет, то сегодня нашли четыре гладкоствола, три нарезняка, столько же травматов и один рабочий ТТ. Разбираться, кто его хранил и зачем из-за недостатка времени не стали. А квартира, в которомй его нашли, оказалась более ничем не примечательной. Даже скорее бедноватой. Поужинав минут десять дожидались, пока поедят прибывшие позже девушки и Петя. С расспросами к последнему пристали уже у себя дома. Тот быстренько рассказал, что аппаратура настроена и к обратному переходу все готово. Впрочем, главные новости сообщил Илья, объявивший распорядок на завтра. Группе Димы предстоит заниматься той же работой, что и сегодня.
   Проснулись только в семь утра. Час наводили порядок в квартирах. Потом их привезли на склады, где распределялось собранное имущество. Два часа отбирали вещи, которые предстояло взять с собой. Это интересные экземпляры техники, книги, жесткие диски с информацией. Часок прогулялись по окрестностям. Чтобы сэкономить время им выделили целый автобус. Но несмотря на это удалось осмотреть совсем немного из того что хотелось. Надо покидать это еще малоисследованное новое место.
   Ехали по уже знакомому маршруту, но в обратное направление. Вопреки ожиданиям поехали не сразу к месту перехода, а сначала в Красноборск, где просидели часа два пока Добромир и Софья встречались с местными. Правда, сказать, что просидели не совсем правильно. Для всех нашлось дело. Прошерстили местные библиотеки, в том числе и в образовательных учреждениях. С некоторых книг просто сняли фотокопии. Сразу же по приезду встретили Шамурова. Он передал им благодарность от матери за подарки, но поговорить удалось недолго. Все спешили. А когда собрались выезжать, его уже не было, он убыл к себе. До места перехода добирались достаточно долго. Особенно пришлось покружить в завершении пути.
   Когда прибыли на место, их уже ждало человек пятнадцать. Все свои. Человек восемь из числа прибывших с Звемелина. Остальные местные, но тоже из близкого круга. К удивлению среди них оказался и Кирилл Борисович. Он успел приехать домой, поставить машину и, оседлав жеребца, прибыть сюда раньше колонны и даже успел осмотреть местность. Переход оборудован на опушке леса недалеко от точки, в которой они оказались по прибытии. Для того чтобы разместить аппаратуру, собрали большое здание из нескольких срубов и состоящее из четырех помещений, под двухскатной крышей, на которую успели уже и шифер уложить. Вокруг начали ставить высокую ограду. Подвезли даже какие-то бетонные блоки.
   Проходили здесь всего несколько дней назад, но местность изменилась до неузнаваемости. Стало намного теплее, даже жарковато. Не удивительно. На небе ни облачка, а солнце палит не щадя. И так уже несколько дней. Лужи вокруг исчезли, снега в овражках уже давно, земля подсохла. Стало намного больше зелени. Правда, скорее всего, скоро зарядят дожди, и похолодает, но их тут уже не будет.
   Выгрузили тюки, рюкзаки и сумки с собранными вещами, перенесли в сруб. С ними вместе приехало четверо парней и две девушки. Их брали вместе с собой. Этих молодых людей отобрали из числа местных студентов для обучения различным специальностям. Надо готовить квалифицированные кадры. Добромир лично занимался поиском кандидатов. Это только первая группа. Скоро будут и другие. Этих надо было еще убедить на рискованный с их точки зрения шаг. Действительно ведь и они идут в неизвестность, обладая только самым минимум информации. Каждый с собой имеет по тощему рюкзаку и небольшой сумке. Вещей им велели взять самый минимум. Немного домашних лакомств, кое-какие книги, тетради с записями, некоторые привычные предметы, фотографии. Одежду и обувь им обещали выдать на месте, как и много другое необходимое для учебы и быта. К тому же ребята согласны с тем, что и поработать придется, особенно если хочется иметь дополнительные средства для жизни.
   Ну что ж. Родных и близких нет. Только охрана и официальные лица. Со всеми остальными распрощались в поселке и Красноборске Разобрали груз поравномернее и можно заходить в помещение. Правда, тут сначала надо собраться в круг, встать поплотнее. Ну и все.
   Переход прошел успешно. Все вещи с собой, как и попутчики. Можно выходить по одному. Груз сразу же сложили в поджидавший грузовичок. Ребят передали под опеку. Их сейчас посадят в микроавтобус, и они с сопровождающим убудут в центральный поселок. Там для них подготовлены места в гостинице. А через несколько дней распределят по местам.
   А вот надежда Димы и его друзей на отдых не оправдалась. Нет, эдемовские убудут по своим делам. С ними уже пора и прощаться. А вот отряду предстоит новая задача. Пока они остаются на этой базе. Сейчас в душ мыться, потом обед и отдых. А завтра утром новый переход. Приключения продолжаются.
   - После обеда можно будет прогуляться по окрестностям, на природу полюбоватся? - спросила Зоя.
   - Природой? - удивленно спросил Добромир, только что вернувшийся из домика и сообщивший новость о предстоящем задании. Ему сразу по прибытии сразу же подали листок с сообщением, прочитав который он и побежал за подробностями. А вот и Софья идет, а вместе с ней Велета.
   - Здравствуйте, - ласково поздоровалась она с ребятами. - Извините за то, что встретили вас с новым заданием, но таковы обстоятельства.
   Впрочем, все это она произнесла так, что ни у кого из ребят не возникло даже малейшего желания проявить недовольство. Да к тому же все были очень рады видеть ее и готовы выполнить любую просьбу. К тому же перспективу нового похода и так восприняли достаточно спокойно. Эта жизнь пока никому не приелась.
   - Друзья мои, - продолжил между тем Добромир, - на природу в предстоящие дни вы еще налюбуетесь. А оставшееся время я бы посоветовал провести в комфорте. Воспользоваться всеми предоставленными возможностями. Впереди несколько дней в спартанских условиях. Так что посмотрите фильмы, выпейте кофе, соки. Полакомьтесь чем-нибудь. Конечно тут не Усадьба. Но кое-какие условия есть. Да и выспаться в хороших условиях тоже стоит.
   Время до перехода пролетело слишком быстро. А утром в девять часов их всех собрали вместе. Началась подготовка к заданию. Сначала подогнали и проверили одежду, снаряжение, оружие. Потом настало время разбираться с грузом. А предстоит взять с собой много. Конечно, хочется взять еще больше, но возможности ограничены. Итак, максимально ограничили количество личных вещей. Только та одежда и обувь, что на себе, кепка, запасная футболка, смена белья, несколько пар носков, запасные портянки вот и все. Ограничили себя и в оружии. Илья, Володя, Аня, Зоя, Олекса, Саша взяли СКСы, остальные гладкоствольные ружья двенадцатого калибра. Еще пару, но шестнадцатого взяли с собой про запас. Патронов взяли тоже немного. По сотне на ружье и все. Зато прихватили с собой пять арбалетов со стрелами.
   Кроме того упаковано полцентнера муки, двадцать килограммов сухой картошки, столько же сахара, по пятнадцать гречки, овсяных хлопьев, гороха, риса. И главное коробки с сухими супами. Они напоминают содержимое привычных с детства пакетиков. Только на этот раз с собой взяли так называемые вегетарианские наборы. И хранятся они в пакетах на триста и пятьсот грамм. Всего с собой взяли четверть центнера. Тридцать упаковок первого вида и на два больше второго. А еще соль и разные добавки. Все это продукты. Чуть меньше весят вместе лопаты штыковые и совковые, вилы, двуручные пилы, топоры, косы, причем от двадцати до тридцати экземпляров каждого. А если прибавить две бензопилы, двадцать литров горючего к ним, большой ассортимент гвоздей, молотки, рубанки, стамески, то и побольше. Кроме того взяли четыре больших котла и четыре поменьше, десяток котелков, упаковки с пластиковой посудой. Очень много места занимают сто плотно упакованных одеял. Хорошо еще можно взять с собой десять тележек. На них и нагрузили большую часть груза. Часть одеял во вьюках нагрузили на трех коз, также подготовленных для перехода. С собой еще особо набор медикаментов, и небольшой запас детского питания и вещей для малышей.
   Группу возглавил сам Добромир, кроме того он взял несколько своих людей, в том числе одну женщину. Всего набралось восемнадцать человек. Когда разобрали весь груз и прикинули, сколько и кто сможет пронести, выяснилось, что остался небольшой резерв. Взяли еще два десятка ножей и четыре килограмма сахара. Все теперь вроде все готово. Пора в дорогу. Вновь нагрузились имуществом и пошли. Груз давит все сильнее и сильнее. Впрочем, надо сделать всего несколько шагов, потом сосредоточится. Три, два, один.
   Все. Прибыли на место. Рядом метрах в трехстах опушка леса. Туда и надо идти. Но сначала все избавились от груза. Сложили все вместе. Минут пять постояли отдыхая. За это время успели оглянуться. Местность холмистая. Они стоят как раз на возвышенности. Горизонт на все четыре стороны ограничивается зеленными полосками. Да и пространство между ними покрыто несколькими крупными рощами и участками перелеска. Но ближе всего до линии деревьев на западе. Добромир с двумя бойцами выдвинулись к виднеющемуся на опушке строению. Дождавшись сигнала от них, и следом двинулась остальная часть отряда, прихватив четверть груза. Аня и Зоя остались на месте охранять оставшиеся вещи.
   Идти пришлось довольно долго. Местность далеко не ровная, высокая трава мешает колесам тележки. Особенно сложно пришлось Илье, катившему первую тележку. Наконец все же добрались до места. Совсем на краю леса стоит приземистый сруб. Рядом еще какие-то небольшие строения. Быстро разгрузились и отправились обратно. На этот раз пошли только вдесятером. Остальные остались обустраивать территорию. Поэтому пришлось сделать еще четыре круга. Умаялись достаточно сильно. Хорошо в крайний рейс вещей осталось поменьше. Да к тому же образовалась и более или менее нормальная тропа.
   Несмотря на проделанный немалый объем работы отдыхать им не дали. Как только все вещи оказались помещены под уже сооруженный за это время навес, как поступили новые распоряжения. К этому времени остальные уже разошлись выполнять свои поручения. Поэтому Добромир собрал только освободившихся двенадцать человек: десять возчиков и двух девушек.
   - Аня, Зоя определитесь между собой. Одна стоит на страже, вторая работает на складе, потом поменяетесь. Витя собирает хворост, рубит дрова и помогает на кухне. Володя, Костя, Дима и Марат берите сети и отправляйтесь на озеро. Бумага с планом у каждого есть? Доставайте. Смотрите вот оно. Двигаетесь по этому маршруту. Прихватите два ведра. Кроме того тут есть самодельные 'морды'. Возьмите их с собой забросите в воду. Сообразите что-нибудь для приманки. Одну сеть поставьте на ночь. Рыбы нам нужно много. И да ребята, то, как скоро и как хорошо мы поедим, зависит от вас. Прихватите пару арбалетов. Илья помоги установить электростанцию в воду и там еще плотину надо поправить. Бери с собой остальных, и приступайте к работе. Потом надо будет здесь навести порядок.
   Короткий инструктаж закончился и все разошлись по делам. Дима внимательно посмотрел на листок бумаги. Это копия нарисованного от руки плана местности. Вот в километрах в полтора на юго-восток искомое озеро. Недалеко отсюда из леса вытекает ручей, который потом поворачивает направо и втекает в озеро. На нем устроена небольшая запруда для установки миниГЭС которая должна обеспечить работу небольшой циркулярной пилы, установленной прямо на берегу. Если идти по левому берегу ручья как раз и можно дойти до озера.
   Четверка забрала со склада сети, два ведра. Нашли и три 'морды', загрузили их на две тележечки и двинулись вперед. Кроме штатного оружия прихватили с собой арбалет, а Костя свое ружье заменил на шестнадцатый калибр. Шли не спеша, внимательно выбирая дорогу, этим маршрутом еще не раз пользоваться. Но с другой стороны и времени не так много, поэтому тратить его нерационально не стоит. На дорогу ушло чуть меньше тридцати минут. За это время в небе пролетело несколько уток. Вот снова раздались характерные звуки, и через минуту над головой четверки оказалось несколько птиц. Летят нагло, и совершенно не опасаясь людей. Но на этот раз Володя успел подготовиться. Он вскинул заряженный арбалет, прицелился и через несколько мгновений селезень свалился вниз. А остальные меж тем уже оказались в недосягаемости. Конечно, можно было из ружья пальнуть, и добычи было бы больше. Но патроны решено экономить. Взяли с собой в основном картечь и крупную дробь.
   Костя с ружьем наперевес пошел к месту падения добычи. Остальные рассредоточились, внимательно его страхуя. Конечно, зелени пока не очень много, но местность не ровная и мало ли кто сейчас решит поживиться. Все есть. Костя, продемонстрировав добычу товарищам, быстро пошел обратно. Их главная задача рыбалка.
   Вот и на месте. Перед ребятами открылось искомое озеро. Не очень большое, вытянутое с запада на юго-восток, с изрезанными берегами. В указанном месте нашли небольшой плотик. Минут двадцать сталкивали его на воду. Как только Костя взошел на него, он практически полностью погрузился в воду. Решили, что сеть потащит только один человек. Больше плот вряд ли выдержит. А вода слишком холодная, чтобы лезть в него голым. Учитывая ограниченное количество медикаментов и иных ресурсов, решили не рисковать. Хорошо, что еще глубина озера метров на шесть от берега небольшая и можно пользоваться шестом. Костя на плоту протащил второй конец по дуге к берегу. Все это далось с трудом и вызвало достаточное беспокойство за результат.
   Но когда вытянули сеть, выяснилось, что добыча оправдала затраченные труды с лихвой. Среди пойманных рыб оказались с десяток весьма внушительных экземпляров килограммов на два или даже почти на три. А тех, что размером поменьше, оказалось очень много. Пока Марат и Костя перемещались на другое место, чтобы пройтись и там, вскипела вода в маленьком котелке. Быстро залили её в ведро, где лежит утка. И до того как товарищи вытащили сеть на берег, Дима и Володя успели ощипать птицу и даже начать его потрошить. Пока помогали друзьям справиться с новым уловом, еще одна летящая группа появилась прямо над ними. Так что еще один селезень лег рядом с костром, дожидаясь пока не подоспеет новая порция кипятка.
   К тому времени как вторая утка была более мене выпотрошена и обожжена на костре, успели поставить большую сеть до следующего утра, подготовили приманку для 'морд'. Через полчаса вытащив плот на берег двинулись в обратный путь. Оба ведра наполнены рыбой, самые крупные уложены в мешок так, что надо быстрее доставить их на базу, чтобы начать готовить обед. По дороге пришли к выводу, что плот надо сделать побольше и попрочнее. Вряд, ли в следующий раз добыча будет столь же щедрой, а рыбы нужно будет много. Поэтому придется ловить дольше.
   При появлении рыбаков на базе никто не стал проявлять восторгов. Быстренько забрали рыбу, а четверку отправили в лес за дровами. Взяли с собой пилу, топоры. Правда оказалось, что и без них топлива можно собрать. Но все же пяток сухих стволов повалили, а потом распилили на бревна, вместе с несколькими уже упавшими деревьями. Пока все их перетащили, собирали лежавший там и сям в большом количестве хворост, подошло и время обеда.
   Кушали уху, в которую добавлено немного сухой картошки, еще меньше муки, какие-то травы. Вареной рыбы наложили вдоволь. Вот хлеба не выдали вовсе, за отсутствием такового. Вместо привычного чая или кофе в кипяток щедро положили листьев смородины, малины и черемухи. Вкусно, приятно и полезно для здоровья. Да и проблем с желудком будет меньше.
   После обеда Костю отправили для завершения наладки электростанции, а остальную группу, добавив к ней Витю, командировали на лесозаготовки. Сначала рубили топорами сучья, распиливали деревья на части. Валили их моторными пилами, но для экономии топлива потом работали ручными. Затем перетаскивали свежеспиленные бревна на опушку леса. Те, что полегче выносили вдвоем, а вот крупные уже вчетвером. Конечно, и с этими можно было справиться меньшим числом, но потом сил надолго бы не хватило. Оттуда их уже отвозили к ручью, где расположилась небольшая лесопилка. Обычная циркулярка пока не работает. Мощности переносной ГЭС, работающей от ручья не хватает. Но сюда еще раньше перенесли большой аккумулятор. Сейчас он заряжается. Для этого к нему подключили и небольшую солнечную панель. А вот потом можно на небольшое время и аппарат включить.
   А пока же работает более примитивное устройство. Оно расположено на бревнах прямо рядом с плотиной. Вода крутит большое колесо, которая в свою очередь через несколько ремней и шкивов приводит в движении два расположенных рядом режущих элемента. Каждый из них представляет собой, практически, обычную двуручную пилу. Когда на них передается сила от колеса, одна идет вверх, вторая вниз. Скорость движения разумеется невысокая. Но все же через час работы из бревна почти в три метра длиной получается одна доска толщиной в шесть сантиметров. Две боковые части потом можно еще прогнать через циркулярку.
   Еще одно небольшое устройство это желоб, на которое укладывается бревно. На нем оно лучше фиксируется и его надо только слегка подталкивать. Работа не самая тяжелая, поэтому сюда распределяют кого-нибудь для отдыха. Главное бревно уложить. Но для этого к устройству время от времени подходят двое, назначенных для этого помощника, готовят бревно, а потом примерно на часок уходят по другим делам. Например, положить на одну из тележек, с которых сняли небольшие кузова, вынесенное из леса бревно, и прикатить его прямо сюда или к циркулярке. Да им же приходится убирать с другого края желоба уже готовую доску, которая увозиться к готовой продукции, и боковые стороны - эти еще надо дообработать. Хотя последние, могут пригодиться и в таком виде. Например, для того, чтобы сложить потолок в сараях и землянках они требуют не так много дополнительной обработки. Да и на стены некоторых строений сойдет.
   На рубку сучьев потратили почти час. Еще два ушло на то чтобы вынести девять больших бревен и двенадцать поменьше. После этого по принципу лучший отдых это смена рода занятий, перебросили на копку грядок. От предыдущих экспедиций остался участок обработанной земли примерно в полторы сотки. Там посеяны лук, редис, горох, фасоль кукуруза, морковь. И где то половина отведена под картошку. Еще на одной сотке, земля вскопана не полностью, а только местами и в этих гнездах высажены кабачки и тыква. Правда, все заросло сорняками. Но сейчас не до них. Надо вскопать как минимум еще пару соток. С собой сюда доставили целое ведро семенного картофеля. Еще не высажены свекла и репа.
   А время уходит. Для восемнадцати человек работы очень много. Необходимо еще соорудить какие-то шалаши. Для этого Костя и Илья рубят орешник и везут ветки на тележках на место. Кроме того они помогают Климу, который сейчас пилит бревна. Это еще один из людей Добромира, прибывших вместе с ними. Кроме него и Ольги Васильевны их было еще пятеро. Один из них сейчас на охоте вместе Сашкой и Олексой. Двое пилят лес. Федор Гордеевич сейчас под навесом устроил нечто мастерской. Ему сейчас помогает Томил. Они сейчас ладят черенки на лопаты, вилы и грабли. Тащить дерево через переход слишком большая роскошь. Лопаты, которыми сейчас работает четверка, остались с прошлого раза, как и небольшое количество другого инструмента. В лагере до этого уже была одна группа, но она убыла дня три назад. Оставив тут двух дежурных.
   - Когда поступал на службу Добромиру, как то не думал, что придется так много ломовой лошадью трудиться, - заявил через минут десять усердной работы Витя.
   - Да, - подтвердил Марат, - в последнее время мы, то грузчики, то вот тут подсобные рабочие. - Так ведь и стреляли много, если вы хотели приключений. Помните, когда новые территории осваивали. Потом был прорыв.
   Да и у лордов повоевали, - не согласился Дима. Что-то тема разговора ему изначально не понравилась.
   - Я не о том. Те времена - когда были? А я констатирую факты из нашей нынешней жизни.
   - Витя имеет в виду, что задачи у нас в последнее время основном хозяйственные, а не о том, что приключений у нас вовсе не было - вмешался Володя.
   - Да и по временам, когда мы активно стреляли, я не очень-то тоскую, - подтвердил Витя. - Андрея вон пока с нами нет. А вот в любом случае разные приключения оказались завалены толстым слоем трудовых будней.
   - Так, чего же ты согласился на этот поход? Ведь изначально, было ясно, что предстоит много работы по хозяйству, - зло пробурчал Дима. Остальные посмотрели на него удивленно.
   - Дим, ты чего такой недовольный? - спросил Володя. - Мы просто обсуждаем обстановку, реальное положение дел. Разве это значит, что мы не хотим работать.
   - Действительно Дим злишься то именно ты. Разве я против того, чем мы занимаемся. Прекрасно, как, кстати, и остальные понимаю важность этой работы. Просто мы оказались не просто туристами-наблюдателями, а нужными людьми, теми кто, делает. Я факты констатирую.
   - Да, - поддержал Володя, - созидательный труд он важнее всяких пострелушек. Мы сейчас поставим новую базу, которая еще не раз пригодится. Приносим реальную пользу.
   - Но, честно говоря, хочется и немного приключений, - заявил, больше молчавший до сих пор Марат. - Оглядеться вокруг. Изучить местность.
   - Так мы уже, где только не побывали! - напомнил Дима, пытаясь изобразить энтузиазм.
   - Да, но все время спешим, торопимся. Все наспех. Нет времени осмотреться, - не поддержал его Марат.
   - Ну, ничего, дай срок. Разберемся с этими делами, скоро выдастся возможность и отдохнуть. Да и полегче будет. А пока надо поработать на будущее. Так что Марат и Витя не расстраивайтесь, и ты Дима не смотри на нас как на врагов народа, - успокоил Володя.
   - А мне показалось - это вы недовольны, немного не понял о чем разговоры- примирительно ответил Дима.
   - Ну ладно. - согласился с ним Володя. Но все же внес и пессимистические соображения. Конечно, тут в земле не очень-то приятно на самом деле копаться. Тем более производительность не такая высокая. Все же успели увидеть совсем иное. Но в том, то и дело, что не все полезное и нужное приятно на вкус, особенно, в период, пока оно только создается. Не так легко это дается.
   - Я согласен, что нужное часто не достигает легким и приятным способом. Хотя с другой стороны я бы не сказал, что физический труд так уж неприятен, - заявил Витя, разбивая удар лопаты комья земли.
   - Конечно работа в радость. Но заниматься только тем, что по душе, не получается, много чего приходится делать по необходимости да и объемы которые надо выполнить очень большими. Приходится делать дополнительные усилия, появляется усталость и утомление. Даже исключительно приятное занятие рано или поздно надоедает и от него хочется отвлечься. Так что работа есть работа. И даже когда она по душе это не развлечение.
   - Но результат как награда всегда приятен. Даже когда он дался весьма не просто.
   - После больших усилий он даже приятнее, - подтвердил Дима. -
   - Нет, - возразил Витя. - Результат сам по себе приятен. - Но потом быстро добавил, - хотя да, после приложения больших усилий и когда, что-то дается с трудом, все же появляется особое удовольствие после завершения. Но мне, кажется, все же тут далеко не все зависит от потраченных усилий. Например, обидно, когда после многих затраченных усилий получается ноль или вовсе, все становится еще хуже.
   - И все же мы опять вернулись к производительности.
   - Наша нынешняя производительность все равноценна, - заявил Володя. - Ведь то, что где-то тот же результат можно достичь быстрее и с меньшими усилиями в данном месте и в данное время не поможет. И надо еще найти способ доставить средства их достижения сюда. Все произведенное и созданное и находится там. Здесь важность и ценность представляет только то, что мы можем сделать с помощью имеющихся возможностей в местных условиях и реалиях. И если нет другого способа, воспользуемся тем, что имеется. И кстати, любой результат человеческого труда здесь намного более ценен.
   - Ого, а за беседой, сколько уже накопали, - восхитился Марат, прерывая спор. - Вот наглядный пример того, что этот способ приносит реальную пользу. Оно как то и веселее, и легче.
   Однако, несмотря на это и наметившаяся дискуссия, да и другие разговоры как то стихли сами собой. В то же время все четверо с прежним усердием работают лопатами. Наверное, все же устали и всю оставшуюся энергию решили вложить в работу. Или просто израсходовали все выделенное на разговоры? Лишь минут через пять Володя толкнул Диму. Тот посмотрел в сторону, куда указал товарищ. Добромир в одиночку нес большое бревно, причем размерами даже превосходящий тот, который они носили вчетвером. Причем не сказать, что он испытывает при этом большое напряжение. Не как пушинку, конечно, несет. Но все же. И ведь это не первое.
   - Да, ну и силища у командира, - восхищено заявил Витя. - А по виду и не скажешь.
   - Не скажи, - возразил Марат. - Мускулатура у него, что надо.
   - Но не чрезмерная же, - не согласился Витя. - Учитывая физическую силу, которую он демонстрирует. При этом очень ловок и подвижен.
   - Это, да, - согласился Володя. - Хозяин у нас образцов со всех сторон. Даже не придерешься.
   - Кстати, начет физической силы, - продолжил Витя, - не сказать, что раньше я хилый был, но здесь подтянул форму, что надо.
   - А что, - подтвердил Дима, - постоянные физические нагрузки, хорошее питание. Вот и результат.
   - Ну, насчет питания, ты немного погорячился, - улыбнулся Володя. - В эти дни придется посидеть на ограниченном рационе. Даже часть пойманной сегодня рыбы пошли в запасы.
   - Не пропадет?
   - Почему? Рыбу решили закоптить. Соли то маловато. Так вот продолжу. Запасы будем максимально экономить. Поэтому немного поголодаем.
   - Ничего страшного, - ответил Дима. - Эти дни просто будут разгрузочными. От дурного мяса избавимся. Желудки прочистим. А дома наверстаем. Будет возможность резервы восстановить.
   - Да. А вот я чего-то пива захотел, - заявил Витя, - вернемся к себе, обязательно попробую. Думаю, за делами и заботами несколько дней тут пролетят быстро.
   - Это верно ты подметил. Как то на обещанное любование природой времени маловато.
   Вопреки ожиданиям ужин, который состоялся уже через полчаса, оказался и не так уж и плох. Много мяса, добытого охотниками. Часть мелко нарезано и сварено в котле. К нему добавили половину содержимого одного из пакетов с сухим супом, немного сухой картошки и весьма щедро набранных неподалеку местных растений. Хлеба выдали по маленькому кусочку, грамм на двадцать. Зато жаренного на костре мяса птица оказалось много.
   Но зато сразу после ужина их группу вновь отправили за рыбой. На этот раз с ними отправился сам Добромир. Прихватили с собой одну бензопилу, веревки, доски и гвозди. Вернулись уже, когда темнело. Но зато с богатой добычей. Да к тому же успели пару плотов сколотить. Сразу же отправились спать, предварительно узнав, когда дежурить ночью.
   Очередь Димы наступила в полночь, так что ему удалось поспать почти три часа. Кстати, в местных сутках их оказалось привычно двадцать четыре. Вообще в целом планета соответствует стандартам родного мира. Еще того, который Техно 7. И по ощущениям и впечатлениям ничего не указывает на то, что они сейчас не на планете Земля. Да и тут тоже одним из синонимов обитаемого мира является идентичное слово. И причем с большой буквы. А с маленькой этим термином обозначают и сушу, почву, грунт или его верхний слой, участок принадлежащий какому-либо субъекту, сыпучие и глинистые породы.
   Вокруг знакомые растения, животные и птицы. Да и рыба попадается все караси, да окуни с сазанами. Можно найти в улове и лещей. На данный момент в этом мире, как уже пояснил Добромир, Дима даже свитер не стал одевать. Ограничился только легкой курткой от полевого комплекта. середина мая. Погода теплая. Даже сейчас ночью где-то минус пятнадцать - семнадцать.
   Тем более за два часа дежурства надо и поработать. В смене их трое: Володя, Марат и Дима. Двое патрулируют лагерь, в этом им помогает пес по кличке Сэм. Найда, Рекс, Дымка и Арт сейчас считается, что отдыхают. На самом деле если надо, то тут же все вместе вступят в дело. В это время третий из смены понемногу подталкивает специальной толстой палкой, с прибитой на конце дощечкой, бревно, лежащее на желобе их примитивного древораспиливающего устройства. Обе пилы монотонно и непрерывно попеременно движутся вверх и вниз, снимая слой за слоем древесины. Доски сейчас нужны как воздух. Поэтому время используется максимально. Работа на устройстве не прерывается ни днем, ни ночью. Только каждые четыре часов надо менять полотна. Их с собой прихватили четыре штуки. Федор Гордеевич перед тем как лечь отдыхать произвел замену и наточил снятый комплект. Прежде чем меняться Диме и его товарищам предстоит поставить их обратно вместо отработавшей пары. А за час как окончательно затупятся и эти, дежурная смена разбудит мастера. Как только бревно будет разделено на три части, один из пары патрульных помогает уложить на лоток новое.
   Вот циркулярка сейчас не работает. Зато поодиночке заряжаются элементы блока питания. Для того, чтобы наполнить их полностью нужно не менее десяти часов. Хватает же их только на час непрерывной работы. Поэтому он будет включен только утром. Запас бревен для обеспечения работы обеих устройств заготовлен заранее. Так что доски для дневных строительных работ будут.
   Еще одна задача дежурной смены поддерживать огонь в двух кострах, присматривать за козами, для которых еще не успели соорудить загон или сарайчик. Несмотря на нанесенный крем и специальную прививку перед походом, досаждают комары. Вот очередной нагло устроился на щеке. Дима свободной рукой хлопнул по нему. Наверно остался еще один грязный след. Но это еще ничего, если насекомое не успело хорошенько уже закусить. Тогда еще и небольшой бугорок на этом месте обеспечен. Через пять минут смена и перед тем как лечь спать, первым делом надо умыть лицо.
   Тетя Оля обещала, что к полуночи будет готов специальный раствор из трав, который поможет и от зуда, и кровососы будут беспокоить поменьше. Спящие закрывают свои лица специальными масками из тонкой сетки. Но во время работы их не наденешь, да к тому же ночью и не видно в нем ничего. А проблема то острая. Ведь тут людям придется жить, и некоторым достаточно долго.
   В общем, проблем оказалось даже больше, чем он с друзьями предполагали. С другой стороны они тут еще и для того, чтобы приобрести опыт, который, приходит и таким способом. Поэтому нагружают их тут насколько можно плотно, постоянно разнообразя задачи, для того чтобы все они могли соприкоснуться как можно с большим количеством самых разнообразных аспектов, связанных с тем, чем им предстоит заниматься в будущем. Да они и сами стараются выложиться полностью, понимая, что учебные цели все же на втором месте, а главное практическая польза, которую они приносят здесь и сейчас. Так как лагерь, который они строят, совсем не учебный, а самый настоящий, которому предстоит в ближайшие дни принять людей. И вот им предстоит создать для них как можно более приемлемые условия. Хотя говорить о комфорте пока даже не приходиться. И для Димы, и для его друзей пребывание в лагере планируется весьма непродолжительным. Потом они получат возможность оказаться в более приятных условиях. А вот вновь прибывшим предстоит здесь находиться подольше, пока их не удастся переправить на Звемелин или Новый Эдем.
   Поэтому они и стараются совершенно не жалея себя и не экономя силы. Ребята изначально хотели даже отказаться от своей ежедневной порции хлеба в пользу будущих гостей. Но Добромир быстро пресек эти поползновения.
   - Все хорошо в меру. Я итак весьма сильно вас ограничил в снабжении. Да и то, исходя из того, что это не на продолжительное время, и поэтому не будет иметь серьезного значения. Действительно немного можно и потерпеть лишения. Это даже полезно. Однако не забывайте и то, что это именно ваша работа в данных условиях имеет первостепенное значение. Вы несете основную нагрузку. Гости же будут помогать в первую очередь себе. Поэтому эти люди тоже могут на самом деле находиться определенное время в стесненных условиях. И от вас зависит продолжительность этого периода и насколько удастся облегчить их пребывание тут. Кроме того хлеб этот печется с добавлением местных примесей, трав, и даже заболони. Надо вам к нему привыкнуть. И тут как раз вполне подходящий случай. Так, что надеюсь, более вы не будете заниматься мазохизмом.
   А поработать им действительно пришлось. Утром после подъема последовал быстрый завтрак из мяса, небольшого куска хлеба и горячего напитка из трав. И тут же без раскачки приступили к работе. Дима попал в группу, которой поручили копать на холме рядом ямы для землянок. Место расположено достаточно высоко над уровнем пруда, образованного после того, как перекрыли протекающий тут ручей.
   Впрочем, рыть надо на глубину всего лишь чуть больше метра. Вынутая земля утрамбовывается тут же с края в коробки, сооруженные из горбыля полученного после распилки досок. Ширина и высота помещения не должна превышать ста восьмидесяти сантиметров. Лишь одну землянка будет предназначена специально для великанов, да и та пока только в планах. А пока все силы брошены на один единственный объект. Это, что касается строителей. Или скорее землекопов. А так кто-то пилит деревья, кто-то их перетаскивает. Охотники отправились за мясом, рыбаки еще не вернулись с уловом. Тетя Оля с помощницами собирает съедобные растения. Хотя нет. Еще кто-то складывает шалаши из веток. Дождя с момента прибытия еще не было, но на небе, что-то хмуриться. Хорошо, что, оказывается, с собой прихватили целый рулон полиэтилена. Он пойдет и на крышу землянок, и на шалаши.
   Время за работой летит незаметно. Вот и час работы прошел. Можно немного и дух перевести. Дима воткнул лопату в землю, выбрался из ямы и устало пристроился на лежащих рядом досках. Взял из рук Кости котелок с отваром и жадно припал к нему губами. Сделав большой глоток, передал емкость Володе. С удовольствием посмотрел на результат своих трудов. Он один за час вынул больше кубометра земли. Еще примерно столько же и все, можно начинать накрывать землянку тонкими бревнами, стелить пол и обкладывать досками стенки из земли, чтобы не осыпались. Ну и врывать в землю столбы, на которых будут устроены лежанки.
   Но этим занялись уже другие. Диму же после того как их накормили горячим завтраком, отправили таскать бревна. Вдвоем с Виктором они вынесли штук пятнадцать, после чего занялись распилкой досок. Впрочем, эта работа показалось скорее уже отдыхом. С одного участка на другой перебрасывают не только Диму, но и всех остальных, чтобы хоть как то разнообразить процесс. После обеда вовсе пришлось собирать топливо для костров. Это и сухие стволы деревьев и хворост. Потом ходил с тетей Олей выкапывал коренья. На этот раз в первую очередь обычного лопуха. Да и стебли этого растения тоже пригодятся. Молодые вкусные листья можно отваривать в супах и бульонах. Помогают они и при расстройствах желудка, дизентерии. Но главное в лопухе - длинный мощный корнеплод, способный заменить морковь, петрушку, пастернак. Мясистые корни лопуха можно есть сырыми, а также варить, печь, жарить, использовать в супах вместо картофеля, готовить из них котлеты. В походных условиях их можно промыть, разрезать кружочками и испечь на костре до образования румяной корочки. Заодно нарвал и принес на кухню целую охапку крапивы. Все это пойдет завтра в еду. Правда, надо отметить, что готовить из них будет уже опытный повар. Сам Дима приготовить из всего этого пищу сейчас не рискнул бы. Ему еще предстоит научиться все это правильно обрабатывать.
   Потом до вечера обрубал сучья свежеспиленных деревьев. После этого Костя с Витей с помощью ручной пилы делят стволы на бревна. А вот ветки пойдут на шалаши или крышу домов. Да и собранные листья пригодятся. Их, например, можно высушить и использовать как подстилку. Несмотря на усталость спать на голых досках не так уж и приятно.
   Хотя и на этот раз уснул мгновенно, стоило лишь только устроиться на лежанке. Но несколько секунд перед этим показались раем. За день все умаялись настолько, что сама возможность отдыха показалась счастьем. И уже ничего не способно помешать этому. Ни комары, ни условия далекие от комфорта, ни грязная одежда. И помылись они перед сном только в запруде, вода в котором за день все же не нагрелась до приемлемой температуры. Да возможности тут далеко не такие как в обычной бане или под душем в городской квартире. Даже мыло приходится экономить.
   На этот раз Дима дежурил с двух часов до четырех. А потом они пятеркой, в состав которой еще вошли Володя, Костя, Марат и Виктор, отправились на ловлю рыбы. Ловили разными способами. Закинули десяток удочек, проверили ловушки, прошлись сетями. Потом по очереди с плотов высматривали в прозрачной воде проплывающих рыб и били их стальной острогой, прихваченной с собой. Кроме того есть еще парочка, которую Фома Гордеевич сделал тут на месте из вырезанных молодых деревьев. Да и от предшественников, работавших в лагере до них, кое-что осталось. Большая часть снасти теперь тут на озере. До них другая группа ловила тут всю ночь.
   С собой при выходе из лагеря прихватили немного картофельного порошка, смеси из сублимированных овощей, а также листья борщевника, сныти и где-то полкило хлеба с местными примесями, большой кусок копченого мяса. Листья лопуха, одуванчика и крапиву собрали на месте. Остальные травы использовать самостоятельно не рискнули. Хотя корней того же лопуха набрали много, так же как и растения под названием 'горец змеиный'. Но и то и другое лучше отдать более опытным в этом товарищам. И завтракали, и обедали тут же. Даже поспали по очереди.
   По прибытии в лагерь, выяснилось, что примерно час назад прибыла новая группа. На этот раз её возглавляет сама Софьея. Постоянно же командует отрядом мужчина лет сорока, представленный как Григорий Сергеевич. Всего в составе подразделения вместе с ним одиннадцать мужчин и три женщины. Среди них два медика. В отличие от отряда Ильи это более опытные для жизни в полевых условиях люди. Отряд специализируется на подобной работе. Разведка новых земель, обустройство временных лагерей. К тому же в отличие от Димы и его друзей, сразу попавших в боевой выход, эти люди до этого совершили вместе несколько учебных, во время которых накапливали знания и навыки. Только двое из этого отряда имеют менше года общего стажа пребывания на полевой работе. Правда, все же надо отметить, что ранее масштабы операций были все же поменьше. Этому отряду здесь находиться больше месяца. Наиболее заметной фигурой в её составе оказался мужчина около шестидесяти лет, попросивший называть себя дядей или дедом Сергеем. Он так же как один из медиков оказался не из числа постоянного состава, а приданным специалистом. Поэтому он тут же принял в свое ведение все шкуры добытых тут зверей, которые удалось сохранить. Группа доставила в лагерь еще имущества. В том числе дополнительную аппаратуру для организации ворот.
   Теперь стало все же полегче, особенно с ночными дежурствами. Хотя два дня работали до измождения. Ловили рыбу, копили запасы мяса, собирали растения. Но зато все пошло быстрее и результаты оказались заметнее. А это действует ободряюще. И даже, несмотря на усталость, люди работают старательнее. Сегодня разрешили немного и отдохнуть. Завтра ответственный день. Вернулись с рыбалки обратно часов в семь вечера. В лагере к этому времени прекратили все работы. Только изготовление досок не останавливается ни на минуту. Еще одно существенное новшество в том, что рыбу в ближнем озере ловить перестали. Теперь приходится ходить на Западное.
   Разбудили всех в пять утра. Построив личный состав, Добромир поставил группам задачу. Несколько человек во главе с тетей Олей остаются в лагере. Им необходимо подготовить еду. Остальным предстоит оцепить перелесок на юге площадью более 70 гектаров и прилегающий к нему луг вдвое больших размеров. Накануне там уже поместили таблички с объявлениями. Теперь восемь человек выставляются по периметру. Четверо по углам, четверо между ними. Остальным двумя группами предстояло собирать гостей и вести их в пункт сбора.
   Пока добрались до места, пока расставлялись, прошло почти два часа. Дима оказался на юго-западном углу. Для пущей убедительности рядом воткнул два предусмотрительно взятых с собой флажка красного и белого цветов. Не забыли вручить ему и маленькую рацию. Слабенькая, но её мощности хватит для переговоров на небольшом расстоянии.
   А затем пришлось ждать. Время потекло медленно. Кажется, даже солнце правее движется быстрее, чем стрелки на часах. Дима начал скрашивать минуты томительного ожидания внимательным изучением местности. Осмотрел каждую приметную кочку, каждый кустик, деревце. Но однообразные окрестности зеленного цвета начали утомлять. А время согласно часам, которые перед выходом синхронизировали, всего лишь двадцать минут десятого. Даже восемнадцать. Хорошо каждые пятнадцать минут происходит перекличка. А то уснул бы. Действительно за последние дни устают они много. Поэтому выспаться не удается. Сколько вот мечтал о том, чтобы вот так просто ничего не делать. И вот теперь и это не нравится. Посидел немного, потом прошелся сначала на запад, обратно, потом на юг. Глаза все время направлены в сторону, откуда ожидается прибытие.
   И все же сам момент он, можно сказать, пропустил. И когда это случилось в десять часов семь минут, то на секунду наступила растерянность. Все-таки в первый раз. И как к этому не готовься, а от эффекта неожиданности избавиться не удалось. Сначала появился один человек, затем сразу двое, и вот там внутри оцепленного места уже полно людей. Группы сбора кинулись внутрь собирать прибывших. Несмотря на это некоторые из новичков, попытались выйти за периметр. Все же хорошо, что это люди. То есть существа разумные. Поэтому никто не стал проскакивать мимо, а двинулись к флажкам выяснить, что случилось. До Димы дошли двое.
   С учетом вышесказанного и благодаря хорошей подготовке долго искать людей не пришлось. Всего же собрали сто четыре человека. Взрослых старше шестнадцати лет: мужчин сорок пять, женщин сорок семь. Детей всего двенадцать. Старшим: парню и особе женского пола по четырнадцать лет. Последняя выделяется особенно. По внешнему виду скорее похожа на мальчика. Худощавая, гибкая, подвижная. Короткая прическа. Одета - в джинсовые штаны, рубашку мужского покроя, кепку. На ногах кроссовки. Самые младшие - мальчик восьми лет и две девочки десяти. Все дети с родителями. У пятерых только матери, у двоих, в том числе у упомянутой девушки четырнадцати лет только отцы. У девочек-двойняшек, пары из старшего брата и сестренки, а так же мальчика одиннадцати лет есть и папы и мамы в полном комплекте. Прибыли не только люди. У пожилой полной женщины лет шестидесяти оказался пес по кличке Рики. Ну и сын. Правда, он старше двадцати лет. Поэтому его посчитали в числе взрослых. Близкие родственные связи имеет еще одна пара - муж и жена.
   Людей первым делом провели в лагерь, где всех переписали и распределили по временным группам. При этом в расчет брали возраст, пол, состояние здоровья и физическое состояние, профессию. Кроме того в анкетах попросили указать личные предпочтения. Для облегчения процесса туда заранее внесли пункты о том как прибывшие оценивают свои способности по следующим направлениям: охота и владение оружием, плотницкая и столярная работа, знание трав, медицинская подготовка. Впоследствии когда все перезнакомятся и при тесном взаимодействии произойдет и перераспределение. А пока первоочередная задача просто рассадить людей за столы, и объяснить, где их место ночлега. Кормили в две очереди. Сначала женщин и детей, потом мужчин. Да и то группы пришлось разделить на две неравномерные части. Последних пока они ждали своей очереди, попросили нанести воды, принести и наколоть дров. Лишь бы люди были заняты.
   А уж после первого приема пищи на новом месте людям решили уже обеспечить кое-какой информацией, ответить на самые животрепещущие вопросы. Для этого всех собрали вместе прямо тут же. Только со столов успели убрать, да на скамьях вновь оказались женщины и дети. Мужчины же расположились, кто как сумел. Выступил Добромир.
   - Еще раз здравствуйте. Я Добромир - хозяин этого лагеря и командир встретившись вас людей. Данное место называется 'Лесное пристанище' еще иногда 'форпостом'. Оно создано специально для того, чтобы организовать первоначальную помощь людям, внезапно попавшим из своего мира в этот. Почему это происходит и как, вы узнаете позже. Да и то все нельзя рассказать и за неделю. Поэтому на подробности нет времени. Сразу скажу, что вы тут оказались на достаточно длительное время. Поэтому, так или иначе, придется приспосабливаться.
   Вы не готовились к этому, все произошло слишком внезапно. Поэтому имеете при себе очень мало средств, способных помочь в выживании в этих местах. У многих нет и необходимых навыков или они недостаточны. Вот поэтому я и мои люди тут. Предлагаю вам присоединиться к нам и с нашей помощью начать новую жизнь. Сразу предупрежу. В этой местности на ближайшие сотни и даже тысячи километров, а может и на сей планете, я и моя группа - единственные кто может помочь вам. Более того, немного позже предоставим возможность перебраться в более комфортные условия. Да там будет намного легче, обстановка более привычная. Но до этого вам надо как-то прожить тут - в этих местах.
   Лучше всего это сделать в группе. Простой пример. Вам, в первую очередь, нужны еда и жилье. Для обеспечения первым надо охотиться, рыбачить и собирать полезные растения. Вы не знаете, что из перечисленного даст результат. Поэтому надо попробовать и то, и другое, и третье. Я уже не говорю о том, что у вас нет нужных для этого навыков. Кто-то должен научить. Но один человек сделать все это одновременно не сможет. Даже просто охотиться сложно. Поэтому нужна группа. А ведь потом нужно обеспечить для себя ночлег. Опять-таки, одновременно с добычей еды это сделать сложно. Нужны еще люди. А в идеале кто-то еще должен готовить пищу, пока остальные заняты другими делами.
   Но неизвестно, что за группа сложиться. Какие в ней сложатся взаимоотношения? Будут ли они в достаточной мере учитывать интересы большинства членов? Не будут ли у вас отнимать добытое и созданное вами, результат ваших трудов? Это все вопросы, на которые невозможно ответить с полной уверенностью положительно. Поэтому сразу предлагаю всем присоединиться к моей группе. Мы постараемся оказать помощь всем, но в первую очередь тем, кто хочет помочь себе сам. Поэтому я приложу все усилия, чтобы в этой группе каждый смог получить вознаграждение за проявленные усилия и старания, использовать способности каждого с наибольшей пользой для всех.
   Кроме того, напоминаю - у меня уже имеется этот лагерь, а это уже лучше, чем ничего. Есть средства для обеспечения жизнедеятельности: оружие, боеприпасы, инструменты, снасти. Создан небольшой запас продуктов. Но главное имеется возможность для их пополнения. Ну и главное повторяю еще раз, мы постепенно будем осуществлять вашу эвакуацию. И в первую очередь я буду помогать детям и тем, кто со мной сотрудничает. Но у меня надо будет много работать. И на обеспечения лучших условий себе, и для развития лагеря. Ведь вы первая, но далеко не самая крайняя группа тех, кто прибудет сюда. Так что решайте сами. У вас целый час для раздумий.
   - Если же кто-то откажется выполнять ваши указания? - спросила одна из женщин.
   - Тогда и помощь со стороны моих людей будет весьма ограниченной. Вплоть до того, что я готов вам готов дать полную свободу. То есть предоставить самим себе.
   - Но как вы можете! Вы обязаны нам помочь! Это ваш долг! - начал возмущаться мужчина средних лет в потрепанной джинсовой одежде и очках.
   - Ничего подобного, - возразил Добромир. - Я таких обязательств на себя не брал. Тем более, лично вам я ничего не должен. Нас ничего не связывает. Отвечаю только за своих людей. К тому же у меня много дел. Например, мне надо помочь тем, кто в этом нуждается...
   - Вот. Сейчас сам себе противоречишь...- перебил его тот же персонаж.
   - Прошу меня не перебивать, - жестко осек его Добромир.- Нуждается в моей помощи - означает, что действительно хочет ее получить и готов принять его. Более того, при этом согласен содействовать мне в этом и не мешать. Разумеется, в том случае если он находится в сознании и в добром здравии. Совершенно беспомощному человеку я готов помочь, так как он не способен сам этого сделать. Но вы то, смотрю, не ранены. Физических повреждений не вижу. А вот находитесь в здравом рассудке или нет - то судя по тому, что вы вступили в спор со мной, то, по крайней мере, сами уверены в ответе.
   - Но вы требуете полного себе подчинения...
   - Да. И не вижу другого выхода. Пока. Считаю этот вариант наилучшим выходом. Тем более вы не можете знать всех перспектив. Ни хороших, ни плохих. Просто не хватает информации. Вот позже если кто-то решит создать свою группу, и я увижу, что она действительно жизнеспособна, тогда да, готов с ними сотрудничать. Сейчас у меня просто очень мало ресурсов, чтобы ими рисковать. А так я буду рад, если кто-то будет способен обойтись без меня. Для тех же, кто захочет присоединиться к нам, мои основные требования -каждый работает на свое же благо и заодно помогает мне подготовиться к встрече новой группы таких же людей, как и вы. Как видите, к вашему прибытию мы сделали, что могли. Теперь стоит задача улучшить эти условия. И все что вы сделаете полезного, будет на благо вам же и зачтется. Например, получите на свой стол всю еду, которую добудете.
   - То есть, если я на охоте добуду какое-то животное, ну зайца там, кабана, то все мясо будет моим, и я смогу делать с ним, что хочу, - ехидным тоном поинтересовалась четырнадцатилетняя девица. Хотя уже по тону ясно, какого ответа она ожидает. Да и по всему виду ясно, что она рвется в бой.
   - Барышня, - вкладывая в это слово толику иронии, обратился к ней Добромир. Девица уже была готова ринуться на обидчика, но тот невозмутимо продолжил, не дав ей ничего сделать. - Даже оставив в стороне вопрос, о том, как вам удастся одной завалить кабана или даже дичь поменьше размерами, обращаю ваше внимание на то, что это довольно много мяса. Большая часть пропадет. А ведь кто-то должен приготовить из него пригодную еду, к тому времени как усталый охотник вернется покушать, ну или пока отдыхает от тяжкого труда. А еще одно мясо приедается. К нему бы разных листьев, кореньев. Да тех же грибочков. Скоро ягода пойдет. А их надо собрать. Кстати, а какая съедобна, а какая нет? Да и рыба в ежедневном рационе будет совершенно не лишней. К тому же ему нужен надежный ночлег, желательно поудобней. Вот другие и будут этим заниматься, пока великий охотник добывает мясо.
   Но это не все. Нужны еще тысячи бытовых мелочей. Я уж не говорю про оружие, боеприпасы, сахар, соль, спички, ложки, посуду и многое другое. А всем этим свою группу я обеспечу. Пока еще в скромных размерах. Но зато есть перспективы. Вот и будет великий охотник ради всего перечисленного сдавать свое мясо в общий котел, как и рыбак - свой улов. И за это пользоваться теми же правами и благами, что и другие. Согласна? Как вас по имени то?
   - Да, - буркнула девица.
   - Это вы про то, что согласны или про свое имя.
   - Меня зовут Диной, - зло выкрикнула та в ответ.
   - Хорошо Дина. А теперь я предлагаю и тебе, и всем остальным немного подумать о своих дальнейших планах. Более того, все пока могут остаться тут, а принять решение уйти немного позже, ознакомившись с условиями получше. Но мне все же лучше заранее знать на кого могу положиться. Те, кто определился - сообщите об этом пораньше. Договорились? И еще один момент. Пока все ресурсы, находящиеся в лагере, кроме личных вещей моих людей и тех с которыми вы прибыли сюда находятся в общем пользовании. Даже одежда и обувь, которую мы сюда доставили. У многих то, что надето сейчас, не соответствует местным условиям. Так что придется пользоваться по очереди. Но те, кто будут хорошо работать, будут мною вознаграждаться отдельно. Частично тут на месте. Но большей частью по прибытию в более цивилизованные места. Но если кто-то решит отделиться здесь, выдам заслуженное полностью. На сколько баллов кто заработал. О стоимости вещей и о том, как будут начисляться баллы отдельно.
   Сразу добавлю. Наверняка у некоторых уже появились на этот счет вопросы. Я планирую вознаграждать имуществом, которое удастся доставить сюда дополнительно. То, что этот процесс будет организован, я уже упоминал. Поэтому вещи не будут из числа уже побывавшего в употреблении. Но если кто-то будет торопиться, можно будет рассмотреть. Хотя пока все это имущество лагеря и будет в полном распоряжении группы, до тех пор пока вы находитесь здесь, и останется впоследствии в пользовании вновь прибывающим. А вот новые грузы будут уже делиться на две части. Большая часть так же пойдет в собственность лагеря, но кое-что как уже обещал, пойдет в индивидуальное пользование. Если, конечно, кто-то захочет потратить заработанные баллы. Хотя на той стороне вы за них можете получить гораздо больше. И еще. Я не против того, что кто-то перед переходом оставит свои вещи остающимся. Но сразу предупреждаю об уценке и амортизации. Итак. Первое время придется прожить в весьма стесненных условиях, ограничивая себя во всем.
   Далее. Для вас самое главное. Напоминаю, что вы тут временно. Постепенно всех отсюда переправим. Однако не всех сразу. До сих пор тут официального календаря не существует. У мира нет и официального названия. Пусть мир называется 'Перевальная'. Сегодня девятнадцатое число пятого месяца первого года. Так вот двадцать третье днем я с большей частью моих людей отсюда убываю. Несколько человек остаются тут на более длительный срок. Не беспокойтесь, кто-то из них тут будет находиться даже после расформирования вашей группы. К тому же со мной будут прибывать другие специалисты. Лагерь то надо поддерживать в рабочем состоянии.
   Так вот. С собой из вашей группы я возьму человек двадцать. В первую очередь детей, больных, женщин. Через некоторое время я снова появлюсь тут. Разумеется не один. Доставим вам продовольствие, горючее, боеприпасы и инструменты. Обратно заберем с собой еще людей. Постоянно тут находиться я не могу. У меня очень много дел. Поэтому вам придется слушаться назначенных мною людей. Они прошли подготовку для выживания в условиях подобных этим, среди них есть весьма опытные бойцы и специалисты. Но я надеюсь, что и среди вас есть люди способные здесь проявить себя. Рассчитываю, они также внесут свой вклад. Более того если в группе сформируется свой актив, то постепенно можно будет передать ей большинство функций по организации жизни вашей группы. Я рассчитываю переправить всех вас при благоприятных условиях до первого числа седьмого месяца, если нет, то все может затянуться еще на неделю. А теперь всем небольшой отдых на полчаса. Потом придется приступить к работе. Определенный объем придется выполнять ежедневно всем, хотя бы для того, чтобы отработать питание. Что сверх того будет вознаграждаться баллами.
   В течение дня мои люди будут собирать информацию о каждом из вас. Требую содействовать им в этом. Сегодня общие работы. Будете действовать в составе временных групп. С завтрашнего дня задачи уже будут ставиться с учетом индивидуальных возможностей. У меня все.
   Как и ожидалось, в первый день никто не ушел. Как впрочем, и в последующие дни. Действительно, остаться в диком мире без средств к существованию не захотел никто. К тому же всех стимулирует возможность перебраться в более цивилизованные места. Здесь все же есть еда, возможность где-то лечь спать, некая безопасность. Ну и главное более-менее ясная цель. А для самых активных еще и возможность чем то заняться. Не надо предаваться мучительным размышлениям 'Что делать?'. Есть люди, которые теряются когда оказываются перед выбором дальнейших действий. А тут уже готовы планы, есть четкие задачи и фронт работы. Тем более очевидна конечная цель своей работы. Другим просто надо чем-то заняться, куда-то направить свою энергию. Есть те, кто просто хочет заполнить хоть какой-то деятельностью ожидание своей очереди в списках на переход А для того чтобы время пролетело быстрее, надо найти занятие, до того как покинуть эти места. Работа еще и способ побороть растерянность от перемены в своей судьбе, справится с разными тревожными мыслями, возможность найти новую опору от которой можно оттолкнуться, устроиться, обрести свое место в новой жизни. Ну а другие просто поступали как все.
   Работой как обещали всех загрузили в первый же день. Причем сразу же выбрали задачи потяжелее, для выполнения которых нужно потратить физическую силу и время, но не требующие высокой квалификации. Тем более еще не ясно, кто чего стоит. Зато можно посмотреть, как новички отнесутся к делу, проявят себя. Ну и заодно сразу же начнется слаживание коллектива. Когда на первый план выходит не способность языком молоть. Тут уже трудно спрятаться и затаится. Все у всех на виду.
   Женщин прикрепили к кухне. Работы тут тоже хватает. Во-первых, надо прибраться после приема пищи. А в полевых условиях это сложнее, чем на обустроенной кухне городской квартиры. Ту же сначала воду надо набрать в роднике или речке, принести её, согреть. Моющих средств тут нет. С собой доставили более необходимые предметы. Во-вторых, необходимо приготовить ужин. А для этого необходимо собрать зелени, корений разных. Это уже третья задача. Для её выполнения Аня и Рита отобрали пять или семь женщин и девушек, и направились вместе с ними проверять уже исследованные угодья. Конечно, тут много уже не соберешь, но пока на первом месте обучение персонала. Весь контингент оказался примерно из одного периода - конец двадцатого, начало двадцать первого века. Причем все вроде из одного мира, очень похожего на Землю. Но это по предварительным прикидкам. Еще надо уточнять. Так как вопрос не самый приоритетный, времени на него тратить пока не стали. Но говорят в основном на русском.
   Для женщин, прикомандированных к кухне, нашлась еще две задачи. Присматривать за козами. Ну и местные грядки. Хотя последняя задача, скорее всего, будет совмещена с третей - сбором растений. Ну и тогда правильнее весь комплекс, скорее надо назвать не работой на кухне, а обеспечение населения лагеря питанием.
   Впрочем, добычей еды занимаются и охотники. Вернее целая команда по обеспечению лагеря мясом. Сами охотники составляют только одну группу из трех, хотя и самую, можно сказать, элитную или высококвалифицированную. Теперь их задача добыть трофей. А для остального есть две другие группы: разделки и добычи. По плану технологическая цепочка будет выглядеть примерно так. Охотники добывают трофей, по рации предупреждают остальные группы, указывают координаты и ориентиры и дожидается второй группы, по прибытии которой убывают дальше. Те же принимаются за работу. Через определенное время туда подтягивается третья группа.
   Это самая неквалифицированная часть команды. Их задача помочь раздельщикам, а затем доставить добычу в лагерь. Туша делится на части, каждый взваливает на себя килограммов двадцать. Для этого, например, уже вырезаны несколько подобий коромысел. Крупные куски можно привешивать к ним с помощью проволоки или прочной бечевки. Мелкие и внутренности пригодные в пищу складываются в ведра, которые также переносятся с помощью того же нехитрого устройства. Кроме того нужно доставить и шкуру животного. С одеждой и обувью пригодной в полевых и лесных условиях у вновь прибывших не очень. Вот и придется, что-то кроить. Обувку для ног. Или, например, в шкуре вырезается дыра, и она просто надевается через голову. Можно подпоясаться просто длинной полоской кожи. По крайней мере, при переноске бревен на плечи давит уже с меньшей силой, не натирает, да и одежда рвется не так стремительно. И в зарослях можно ходить уже не так опасно.
   Вернемся к охотникам. Выше описан примерный порядок на случай, если охотникам досталась крупная дичь. Мелкие животные и птица собирается людьми, прикомандированными к охотникам. Так к прежнему составу добавили семь человек из числа новичков. Правда, в первый день огнестрельное оружие доверили только троим, да еще выдали один арбалет. А уж когда накопится определенное количество собранной добычи, в условное место вызывается группа носильщиков.
   Раздельщиков только четверо, трое из числа людей Добромира, один из прибывших сегодня. Двое из них числятся в первую очередь охотниками. При свежевании туши и разделке трудятся обычно трое. Один из них, в это время, следит за окрестностями, дабы работающие товарищи сами не превратились в добычу. При появлении носильщиков, во главе которых должно быть трое из отряда Ильи, охотники направляются по своим делам. Таков пока озвученный порядок действий.
   Мужчин распределили и на другие работы. Федор Гордеевич отобрал к себе четверых взрослых и еще пару пацанов. Троих отправили копать грядки и еще одного на распилку досок. Всех остальные мужчины отправились на лесозаготовки. Трое рубят сучья у сваленных стволов, две пары с помощью ручных пил делят их на бревна, остальные их переносят. В отличие от более подготовленных людей Добромира, новички переносят тяжести вчетвером и даже вшестером. Сборной пятерке из мальчишек и девочек поручили ветки и жерди. За ними присматривают две женщины. И еще одна занята самыми маленькими. Это еще одна их задача для этой категории, о которой не упоминалось.
   Илья, Марат и двое подчиненных Григория Сергеевича возводят шалаши. Но большинство людей Добромира, в первую очередь, занято охраной новичков. Интересно звучит. Практически схожие действия, обозначаемые одними и теми же словами, имеют совершенно противоположные содержание и цели. В одном случае задача стоит в том, чтобы избежать неприятностей со стороны охраняемых, например, даже если они просто разбегутся, ищи их потом, то есть действовать против их интересов. В другом направлены для их блага и защиты от угроз. Хотя ограничения для охраняемых есть и в том случае, и в другом.
   Еще вопрос, проще добиться от охраняемых содействия и выполнения требований в первом случае или во втором. По крайней мере, на первых порах. Приходится постоянно напоминать о мерах элементарной безопасности. Это в пределах лагеря относительно безопасно. А дальше по уровню опасности, которую представляет окружающая среда, уже не леса средней полосы России конца двадцатого века. И даже не тайга вблизи от населенных пунктов. Хотя и в упомянутых местах вообще-то тоже не стоит расслабляться.
   Тут же вокруг полно диких зверей. И не зайчиков, белочек. Есть и волки, и медведи, и рыси. Это из тех, чье наличие уже установлено. Да и кабаны это не только объект охоты. А еще тут есть змеи, и далеко не самые безобидные. Но и без этого набора окружающий лес не городской парк с асфальтированными дорожками. И под ноги надо смотреть, и вверх, и по сторонам. Получить ушиб или рану тут легко. А лекарства с собой хотя и сильнодействующие, но их мало. Конечно, еще трав разных собрали, но этого может быть недостаточно. Да и так в существующих условиях любой больной большая проблема.
   Диму вместе с Костей и Маратом назначили в обеспечение безопасности носильщиков. Так как охотники вместе с раздельщиками совсем недавно отправились за добычей, то их пока отправили готовить место для будущего сруба. Площадку надо расчистить, выровнять, окопать вокруг, насыпать подобие фундамента. Поработали так часа два. За это время Дима с Маратом прихватив пару новичков успели сбегать до Клима. Он вместе со своим напарником и стажером из сегодняшнего пополнения проверил большинство силков и ловушек. Кроме того в округе установлено несколько самострелов. Успели поймать молодого кабанчика, дикого козла, несколько птичек, троих зайцев и еще по мелочи. Вот и пришлось все эту добычу доставить в лагерь. Только успели вернуться, как поступил приказ выдвигаться на северо-восток. Там в километрах четырех от лагеря охотники завалили степного быка.
   Группа из двенадцати человек тут же направилась туда. Вернее одиннадцати мужчин и паренька лет двенадцати. Тут его отец, и мальчик решительно примкнул к отряду еще, когда работали в лагере. Старается, быстрый, исполнительный. Поэтому почли за лучшее оставить при себе. Так оно надежнее будет. А то выкинет чего не надо. Отряд выстроился в колонну по двое. Марат идет впереди, Дима и Костя замыкают. Вместе с ними сегодня Арт. Это собака неопределенной породы и среднего размера. Огнестрельное оружие только у Димы и его товарищей. У остальных два ножа на всех и упомянутые коромысла. А еще палки. У двух с железными наконечниками, остальные просто заострены топором.
   Проблема и в недостатке подходящей одежды и обуви. Только часть прибывших мужчин оказалась в кроссовках, обутыми в резиновые сапоги появились двое, трое в берцах. А так туфли, сандалии. Кто-то вовсе в сланцах. Да и одежда у многих вовсе не подходящая для леса. Хорошо еще у половины более или менее подходящие штаны. А вот рубашки и футболки у большинства из слишком легкой материи и не подходящего фасона. Из запасов доставленных из Звемелина в первую очередь обеспечили тех, кто работает на лесозаготовке и некоторых охотников.
   А вот носильщикам ничего не досталось. Хорошо заранее из шкур добытых ранее зверей успели приготовить хоть что-то. В первую очередь для ног. Федор Гордеевич хочет наладить плетение лаптей, но пока у него столько задач, что на это просто не хватает времени. Вот если удастся подучить новичков и свалить на них большую часть работы, тогда руки дойдут и до этого. А пока нужно резать ложки и посуду, готовить черенки под лопаты и другой инструмент, мастерить строги, сколачивать столы и скамейки. Всего и не перечислить. Чего не коснешься - не хватает. Те же луки и самострелы. Да еще стрелы к ним.
   Если в лагере с новичками все же было попроще, и постоянного контроля за ними не требовалось, да и свои требования было легче доводить, то тут с первыми же шагами возникли проблемы. Пришлось тут же включить все внимание, а заодно и красноречие. Уже пройдя пятьдесят метров, Костя остановил группу и заново провел инструктаж, повторив ряд требований. Например, внимательней смотреть под ноги и по сторонам, не разбредаться, не отделяться от основной группы, не отклоняться от маршрута. Ну и заодно отмечать и запоминать ориентиры.
   Несмотря на это уже минут через пять люди, кажется, вновь все позабыли, внимание ослабло, начались переговоры внутри небольших, стихийно возникших групп по интересам. А в отношении окружающей обстановки любопытство совершенно вытеснило осторожность. Ну, нет у них чувства опасности, не осознают существующие угрозы, так как не видели их воочию, и печальный опыт у них отсутствует. Но с другой стороны доводить ситуацию до крайней ситуации тоже не следует. А к нему может привести любая опасность из-за неподготовленности личного состава. Поэтому Костя принялся уже на ходу рассказывать людям, какие опасные животные им могут встретиться именно в этой местности и как им следует действовать в конкретной ситуации. Даже пару занятий провел. А ведь время летит. Эх, надо было этим пораньше заняться. Но к распоряжению Добромира заняться личным составом оказалось, они отнеслись халатно. Не оправдали они доверия. Да и честно говоря знаний и личного опыта не хватает.
   Все это время Дима глядел в оба, внимательно осматривая каждый подозрительный участок. Настолько предался этому занятию, что почти не расслышал голос Кости и задаваемые ему подопечными вопросы. Но примерно через полчаса товарищ сам обратился к нему:
   - Дима, теперь ты пообщайся с ними.
   - Да только тут такое дело, я не очень внимательно слушал тебя...
   - То, что мог, я уже сказал, - возразил тот. - И они, думаю, уже несколько притомились. Да и мой голос набил им оскомину. Теперь пусть на практике применяют полученную информацию. А ты отвечай на их вопросы, да и на другие темы поговори. Главное чтобы вполглаза смотрели по сторонам, а ты в разговоре время от времени напоминай им об этом. В доверительной беседе они лучше прислушаются к нашим советам, чем к постоянным окрикам и менторству. Да и мысли у них будут направлены в одну, нужную сторону. Да и чтоб ещё и в себя не замыкались. Участок впереди довольно спокойный. Арт вон вполне себе спокойный. Так что начинай. А я посторожу.
   Не успел Дима придумать с чего начать, как к нему тут же обратился мужчина лет тридцати пяти-сорока. Это его сын сейчас идет вместе с группой. Мальчишка в хороших кроссовках, на нем джинсовые штаны и курточка. А вот отец в легких брюках и светлой белой рубашке. Наверно для офиса это хорошо, но тут ему пришлось накинуть на себя наплечник из двух кусков кожи. На ногах импровизированная обувь. С собой сюда доставили около ста подошв из тонкого и прочного материала. Уже тут к ним прибили куски кожи из шкур, добытых зверей. Одевается просто. Кожа загибается спереди и сзади, потом по бокам и все это привязывается к ноге с помощью четырех веревок вдетых в шкуру по краям. Обуться можно не снимая при этом своей обуви.
   - У меня появился вопрос. Молодой человек..., Вас Димой зовут, не ошибаюсь? - уточнил он.
   - Да. А Вы Олег Викторович? - в свою очередь спросил Дима.
   - Вы правильно запомнили мое имя и отчество, да и моего сына зовут Максим. Так вот. Вопрос. А не слишком ли вы опекаете нас? Тут все же взрослые люди. За исключением Максима. Мы ведь не такие уж и беспомощные. Я сам, конечно, городской житель, но на природу выбираюсь... выбирался достаточно часто. Не думайте, что я говорю про парки. Ходил довольно далеко от города. И в лесу, и в поле, в долинах рек. Однажды путешествовали на лодках. На рыбалку регулярно ежу. Причем иногда выбирался на два-три дня с ночевкой в палатке. Вот и сына с собой в прошлом году брал.
   - Олег Викторович, но тут другие условия. Все равно места, где вы ходили уже были достаточно подвержены влиянию цивилизации. Рядом, буквально в нескольких километрах населенные пункты, дороги. Все не раз исхожено человеком. Опасные хищники уже выбиты или в них уже воспитали инстинкт бояться человека. А тут они хозяева положения, и человек не вызывает у них опасения. А нам еще предстоит стать тут своими. Для этого надо, прежде всего, остаться в живых, и вообще приобрести опыт. При этом как можно дешевле. Была бы возможность, мы вовсе оставили бы вас всех в лагере. Да и законов тут никаких нет. Ни полиции, ни МЧС. Скорую помощь не вызвать.
   - Неужели это действительно настолько дикие места, - поинтересовался молодой мужчина лет тридцати. Этот оказался более подготовлен к появлению в этих местах. Крепкие ботинки, штаны из прочной материи, поверх футболки серого цвета с карманом на правой стороне надета жилетка, на голове панама камуфляжных цветов. - Да. Представлюсь. Меня Андреем зовут. Андрей Кужелев.
   - Да, - ответил Дима, - это совершенно дикий мир. Поэтому внимательно смотрим по своим секторам. Особенно на заросли правее.
   - Что Вы подразумеваете под термином 'дикий мир', - вновь вступил в беседу Олег Викторович Смоленцев. Дима теперь вспомнил даже его фамилию. - Неужели все же планету. Ваш командир упоминал о чем-то подобном. Но я сразу не обратил внимание.
   - Да это другая планета. Действительно абсолютно дикая, без следов цивилизации. Кажется, и без разумных форм жизни. Кроме нас с вами.
   - Что она собой представляет? Это Земля до появления на нем человека, либо после того как цивилизация с него по какой то причине исчезла, и она вернулась в первозданное состояние?
   - Не думаю. С одной стороны тут пока не встречали доисторических ископаемых животных, но и следов пребывания человека нет. Ни строений, ни растений. Планета земного типа со схожей флорой и фауной, но вряд ли это копия, где просто отсутствовал до сих пор человек. Она пока мало изучена. Но вот некоторые интересные детали. Вроде бы в основном все указывает на среднюю полосу России. Однако тут растут топинабуры. А их ведь привезли в Евразию. Уже нашли чермшу. А насколько я помню, она характерна для южной тайги. Конечно, она тут несколько другого вида и все же. По некоторым другим растениям то же самое. Наконец здесь немного теплее. И еще много подобных мелочей. Да, и Олег Викторович, обращайтесь ко мне на 'ты'. И внимательней смотрите за группой деревьев впереди. Особенно когда будем их обходить.
   - Ну, более или менее, понятно, - Смоленцев несмотря на то, что внимательно смотрит в нужную сторону, не забывает и разговор поддерживать. - Но у меня еще один вопрос. Кто все же вы? Ваш начальник, ты сам, вот Костя, некоторые другие ребята общаетесь с нами на русском языке. Но другие, в основном те, кто постарше пользуются этими приборами-переводчиками. Хотя их язык и кажется несколько знакомым. Но не могу сообразить какой из славянских языков.
   - Вы этот язык вряд ли встречали. Это диалект одного языка, на котором разговаривают в таких мирах как Звемелин и Новый Эдем. Я и мои друзья сейчас проживаем в первом из них. Но попали туда из мира являющегося одной из копий вашего. Наши миры по-видимому очень похожи. Раз русский язык, которым мы пользуемся, очень похож. Настолько, что не чувствуется разницы. Некоторые из числа находящихся в лагере наших товарищей, выходцы из схожих миров. Поэтому-то они и знают русский. Но другие появились совершенно из других мест. Там совершенно иные языки. И не только русского языка нет, но и английского, французского и немецкого. Это совершенно другие миры, там иная география, политическое устройство. Есть отличия в фауне и флоре. Например, как Евразия отличается от Северной Америки. Правда, все же ваши наблюдения не беспочвенны. Основной язык, которым мы все пользуемся, похож на наш. Да и на других языках есть схожие наречия.
   Сразу о Звемелине и Новом Эдеме. Раз уж я упомянул про них. Это миры вовсе иного типа, чем Земля. Вовсе непривычного для нашего восприятия. Хотя это если исходить из современных для нас, в наших родных мирах представлений. А вот для людей, которые жили до нас это вполне нормально.
   - Что Вы имеете в виду? - удивился Смоленцев.
   - Вот для наших предков представления о мире были достаточно ограниченными. Его размеры простирались на относительно небольшие расстояния. Часто воспринимаемый мир заканчивался чуть ли не за околицей своего населенного поля, соседнего леса или поля. Или своего уезда губернии. Так вот представьте мир размером всего лишь площадью, не превышающей ту, которую занимает ваш областной центра. Даже не континент или Россия. И даже меньше вашей области. И проживая в нем, вы чувствуете себя совершенно так же как в своем селе, городе. Никаких отличий. Для нас ведь все равно земля кажется ровной. Это в теории мы знаем, что она круглая. И о том, что она имеют форму шара задумываемся весьма редко. А для кого то это вовсе не имеет значения. А вот тут она на самом деле практически ровная. Только двигаясь к краю земли, вы в него все же упретесь. Хотя есть уже вариант, что просто окажетесь на противоположной точке этого мира. Ну и Новый Эдем покрупнее будет. В разы.
   - А какие еще особенности в этих мирах? - поинтересовался Олег Викторович. - Атмосфера, погодные условия, природа? Живут там, в основном ведь люди? А то фраза по разумную жизнь прозвучала довольно многозначительно.
   - Да. Живут люди. А вот с другими разумными видами несколько сложнее. По крайней мере, постоянно там они не живут. Хотя я встречал одну пвсевдоразумную форму. Но не совсем на Звемелине, и они, можно сказать, были проездом. Насчет природы. Среда обитания примерно такая же как вот на этой планете. Но все более цивилизованно. Животный мир более богат. То есть, то же самое и плюс. Да и насчет рельефа и растений то же самое. Несмотря на размеры в нем очень большое разнообразие. Это про Звемелин. Новый Эдем мне мало знаком. Но там... Мне он кажется намного более урбанизированным. И, кажется, там очень мало места которого не коснулась хозяйственная деятельность человека. Вот на Звемелине все значительно ближе к естественному. Ну и плотность населения намного меньше. Она, скорее всего, даже ниже, чем у вас было на родине. Да и уклад жизни более патриархален. Более высокая доля сельского хозяйства в экономике, народ более дружен и сплочен. Больше порядка и самоорганизации.
   - Ну, а каковы порядки, нравы? - продолжил допрос Смоленцев. - Максим ты куда? Вернись на место.
   - Папа, посмотри, там, кажется, речка протекает. И там, похоже, заросли лопуха, - ответил мальчик.
   Костя внимательно в бинокль посмотрел в указанном направлении. Дима тоже посмотрел туда же. Теперь и он невооруженным глазом видел, что место действительно интересное. И там, если протекает речка или есть водоем, по берегам можно найти много интересного. Того же лопуха. Которого вокруг лагеря становится уже мало. Тем более его собирают вместе с корнями. Вот на месте срезанной крапивы уже появились новые ростки.
   - Да. Максим, а ты прав, - подтвердил Костя. - Доложим в лагерь. А у нас пока другая задача.
   - Нравы строже. С одной стороны на Звемелине некое подобие военно-феодального общества, - продолжил рассказ Дима. - Только сословное деление менее заметно. Вернее оно проявляется в основном в том, какую роль играет и какое место занимает служивая категория. Но никаких преград для вступление в него нет. Вся власть сосредоточена в руках Добромира и его семьи. Им же принадлежит ведущая роль в экономике и большинство хозяйственных и социальных объектов. В какой-то степени на Звемелине присутствуют многие элементы социалистического государства. Это выражается и в высокой степени участия власти во всех сферах жизни. Особенно если учесть, что вроде бы частную собственность Добромира можно считать государственной. К тому же она в первую очередь служит для обеспечения потребностей всего общества. В этом она напоминает, как я уже упоминал некое отдельное феодальное владение. Но с высоким уровнем заботы о населении. Социальная помощь оказывается достаточно большая.
   Но есть и частная собственность, которая принадлежит остальным жителям. В первую очередь это выражено в наличии у многих личных подворий. Многие из них постепенно превращаются уже в достаточно крепкие в плане производства хозяйства. И это касается не только сельского хозяйства. Некоторые частные кустарные ремесленные мастерские также имеют тенденции к росту и переходят пока в категорию уже небольших промышленных предприятий. Тем более с учетом количества выпускаемой продукции.
   Особенность этого феодально-социалистического общества - высокий технологический уровень. Многие производственные операции автоматизированы и механизированы, что ведет к росту производительности. Иногда участие человека вовсе сводится к минимуму. Более того одно из крупнейших предприятий на Звемелине выпускает важнейшие элементы для роботов и автоматизированных производственных линий. Второй завод занят выпуском станков. Третий двигателей. Четвертый - различной сельскохозяйственной техники с высокой производительностью. А всякую мелочь вроде мини-тракторов, мотоблоков, навесного оборудования к ним для садово-огородных и полевых работ производят уже частные мастерские..
   Во многих видах деятельности ручная работа сведена до минимума, хотя такие специалисты и наличие навыков весьма ценны и востребованы. Но полно вакансий, на которых в первую очередь требуются добросовестность, усердие и трудолюбие. А необходимые навыки можно легко приобрести. Система производственного обучения с целью приобретения дополнительных специальностей поставлена хорошо. Нехватка специалистов высокая. Многие работают на двух-трех должностях. Поэтому даже количество занятых вакансий на государственных предприятиях, как часто называют те из них, что принадлежат Добромиру и его семье, больше чем само население Звемелина. Из-за высоких результатов и оплата труда очень высокая. Вместе с минимум грубой, физически тяжелой работы это стимулирует людей на усердную деятельность. Даже если нет большой загруженности по основному месту работы, стараются выполнить её за более короткий срок времени, чтобы иметь возможность устроиться на другую вакансию.
   А затем, вернувшись домой, многие еще трудятся в своей мастерской, часто как уже говорил, являющейся мини-предприятием. Как минимум сады и огороды есть у большинства жителей. Даже многие из тех в первую очередь заняты в производстве имеют крепкие подсобные хозяйства, с большим количеством скотины и значительной площадью обрабатываемой земли. Ну и просто фермеров хватает. Так что к сельскохозяйственному производству причастны в той или иной степени все.
   Так уже упомянутое служилое сословие, как и полагается в феодальном обществе, является землевладельцами. Как минимум большинство. Так, например, я уже имею право попросить два гектара земли. Пока во временное владение. При этом благодаря использованию технических средств, справляются с хозяйством во многом без помощи наемных работников.
   Сильно в этом помогает то, что тут крепкие семьи, и вообще люди очень сплоченные и дружные, готовые помочь друг другу. В трудную минуту одного не оставят. И главное власть всячески поддерживает людей, помогает самыми разнообразными способами. И работу найдут, и подучат, помогут наладить свое производство. Выделят средства, материалы. Всегда можно рассчитывать на заказы. Часто выдают оборудование и технику в аренду, либо предоставляют в рассрочку, либо на паях. Это когда государство получает часть прибыли.
   Новый Эдем технологически даже более развит. Жизнь там более веселая и легкая. Общество там более урбанизировано и мир более цивилизован. Соответственно там и отраслей производства намного больше. Множество разнообразных предприятий. И вариантов для трудоустройства вроде бы не мало. Но там нет такой поддержки сверху. Особенно для новичков. Да и соседи, и сослуживцы в меньшей степени готовы оказать поддержку. Каждый предоставлен сам себе. Тесное сотрудничество только внутри небольших групп, чаще связанных родством. Меньше доверия друг другу. Труднее ориентироваться в многообразии и широком спектре возможностей. Сложнее найти нужных людей, единомышленников для выполнения дела, скооперироваться с ними. Все это весьма замедляет начинания. Поэтому и возможностей ошибиться и потерять свое намного больше. Меньше стабильности, надежности.
   Если Звемелин быстро развивается, а население видит и ощущает в этом свою заинтересованность, поэтому всячески способствует этому, то на Новом Эдеме наступает некий застой. У людей нет общей цели, только поиск личной выгоды. Вот группа наших товарищей там добилась большого успеха. Но опять таки я считаю, что это произошло, в том числе, и вследствие ряда благоприятных факторов. Это и то, что они начали действовать сразу же единым коллективом. Наши друзья успешно дополняют и поддерживают друг друга, и при этом им не пришлось терять время на организационную работу. Не маловажным оказались, конечно, и свои личные способности. Навыки, знания полученные до этого. Ну и очень большая поддержка сверху, из высших кругов местного общества. Им сразу включили режим наибольшего благоприятствования. С их дороги убрали ряд обычно встречающихся препятствий. Более охотно и шире предоставили средства и ресурсы. Помогали в получении информации, сводили с нужными людьми, выступали поручителями. Ну и сейчас продолжают покровительствовать и охотно участвуют в совместных проектах. Однако вернемся к нашим реалиям. Прошу дальше не отвлекаться. Участок пути впереди сложный.
   И словно в подтверждение этому из лесочка правее выскочила дикая коза. Тут же за ней появилась погоня. Тут же прозвучал первый выстрел. То, что добыча неожиданно словно споткнулась и рухнула на траву хищников, кажется, нисколько не озадачило. Они быстро добежали до туши и затормозили явно только для того чтобы воспользоваться ею. И тут же почти единым залпом грохнули ружья Димы и его товарищей. Стрелять в мелкую дичь по дороге не собирались. Поэтому ружья заряжены пулями и крупной картечью. Со вторым выстрелом Дима, кажется, поспешил, зверь успел броситься обратно. Зато третий выстрел оказался точен, заставив затихнуть зверя, раненого кем- то во время первого залпа.
   Костя, прихватив Кужелева и еще одного мужчину, двинулся осматривать результат. За ними, прикрывая им спину, Марат. Потом, отстав шагов на пятнадцать, двинулись и остальные. Дима оказался в конце строя. Присматривает за всеми и главное за правым флангом. От рубежа открытия огня до добычи метров пятьдесят. Пока люди добирались, все их жертвы успели испустить дух. Только Костя все равно сделал один выстрел на всякий случай, и каждого еще ткнул пикой, взятой у сопровождающего. Подстрелили, оказывается, не козу, а козла, или что это за животное. Надо еще уточнить. Порода не знакомая. Может такие и водились на Земле, да вымерли к концу двадцатого столетия. А еще подстрелили четверых волков.
   Вышли на связь и уточнили порядок дальнейших действий. Потом, в соответствии с полученными указаниями, четверо принялись свежевать козла. Двое в группе, имеют хоть какой-то опыт, это не считая троицы товарищей. Возглавил их Костя. Для этого в задние ноги добычи вставили оструганную палку. Привязанную к ней веревку перекинули за крепкий сук ближайшего дерева и с ее помощью подвесили тушу . Волкам выпустили кровь и вспороли животы, после чего также развесили. Этих повыше, чтобы не каждый местный падальщик мог до них добраться. На все про все ушло около двадцати минут. За это время с козла содрали шкуру, вынули внутренности, большую часть которых разложили по котомкам, немного дали поесть Арту, потом тушу привязали к шесту и потащили с собой.
   Конечно, волков жалко оставлять, но время ограниченно. И они все-таки уже принесли пользу. Увидев их воочию, люди прониклись больше, чем от предыдущих предостережений. Тем более до промежуточной цели их путешествия осталось несколько сот метров. А на запах крови и свежего мяса туда уже могли собраться местные хищники. Поэтому предупредили раздельщиков, о том, что находятся на подходе, попросили не стрелять в их сторону и осторожно пошли вперед.
   Но все прошло благополучно. Повезло, больше стрелять не пришлось. Уже было подумали, что местные хищники уже начали опасаться приближаться к месту стоянки людей. Но на месте выяснилось, что раздельщики за время работы подстрелили несколько волков. Несмотря на это шкуру со степного быка они уже содрали и уже принялись за внутренности. Кирилл четверых поставил наблюдать по сторонам. Марат возглавил эту группу. Двое, уже показавших навыки в разделке, подключились к основной работе. Остальные принялись оттаскивать подальше желудок и кишки для того, чтобы избавить их от содержимого. Дима принялся переносить метров на пять в сторону котомки, в которые раздельщики сложили сердце, легкие, печень, почки, жир, куски мяса с краев ребер.
   Вскоре тушу принялись рубить уже топорами, отделяя куски по десять - пятнадцать килограмм. Получилось много. Даже Максиму досталось больше пуда веса. Дима закинул за спину котомку с правым бедром, который тянет на двадцать килограмм. Груз, закрепленный спереди, почти в половину этого веса. Прямо на него он устроил свое ружье. Остальное имущество поместил на поясной ремень. Не забыли забрать с собой и свою добычу. Все колонна выстроилась. Даже раздельщики заняли свои места согласно диспозиции. Можно идти.
   На месте остались две охотников, часть внутренностей, голова, шкура, волки. Может, удастся защитить их от искателей легкой добычи. Наверняка и зверь, и птица потянуться сюда на кровь и запах. А падальщиков в округе неплохо бы и поубавить. К тому же это тоже добыча, которая вполне может пригодиться.
   С одной стороны дисциплина в группе поднялась на несколько уровней. И волков видели, да еще груз, который и на плечи давит, и на легкие мысли. Разговоры притихли. Только советы и рекомендации от командиров. До всех быстро дошло, что если с кем приключиться неприятность, то остальным придется туго. То ли все, что есть в округе, потянулось к месту разделки быка, то ли попряталось от непривычных звуков ружейных выстрелов, но по дороге почти ничего не встретили. Только проходя мимо туш волков, заметили несколько стервятников. Заговорили ружья Кости и одного из раздельщиков. Но остальная группа, практически не останавливаясь, продолжила движение в сторону лагеря.
   Всего на дорогу туда и обратно ушло чуть больше трех часов. За оставшимся грузом двинулись после десятиминутного отдыха. Посидели, отдышались, выпили остывшего отвара из трав. На этот раз сначала принесли волков подстреленных по дороге. При этом падальщики указали место пятого тела, метрах в тридцати от остальных. По ряду признаков, второй выстрел Димы оказался все же относительно удачным. По крайней мере, результат есть. Обернулись быстро и тут же сходили за тем, что осталось от быка. Все прошло на удивление спокойно и без происшествий, самым неприятным моментом оказалась переноска желудка.
   Хорошо внутренности волков забрала группа, отправившаяся на лесное озеро. Оно находится всего в трех с половиной километрах от лагеря. И так же на северо-восток. Только если провести мысленно линию точно в этом направлении то место добычи быка будет правее, ну а озеро левее. Между двумя этими точками около пары верст.
   Озеро находится почти на самом краю леса. Вернее благодаря водоему лес в этом месте то ли сам углубился в степь, то ли наоборот прочно держит оборону. К тому же и речка-ручеек, вытекающая из него, выделяется, растущими вдоль ее берега кустами и деревьями. Дно водоема завалено корягами и стволами деревьев. Неводом не воспользоваться. Поэтому в более-менее подходящих местах установлено с десяток самодельных ловушек. Их в большом количестве сделал находившийся тут с предыдущей партией мастер. Остальные строили избушку, ловили дичь, а этот с утра до ночи почти целый месяц мастерил. В качестве приманки используется непригодное к использованию мясо и внутренности животных.
   Мясо тех же волков сейчас в лагере могут кушать лишь небольшое количество людей. Новички же вовсе не готовы для его потребления. Поэтому оно идет как раз для ловли рыбы. Его кладут и в ловушки, и разбрасывают вокруг небольшими порциями. Так же как и разделанные тушки стервятников, пойманных охотниками на точках разделок.
   Доставку приманки на приречные озера и Западное решили отложить да завтра. Идут две группы. В одну из групп определили и Диму, и человек пять из носильщиков. Кроме того в ней Илья, назначенный командиром, а так же Костя и Виктор. Еще с ними люди Добромира и новички общим числом одиннадцать. Группа Димы самая крупная. На другой водоем идут всего восемь человек из них вновь прибывших пятеро.
   Вставать рано. Поэтому, съев свою порцию местных щей без хлеба и кусок жаренного мяса пошли спать. Улеглись все в одном месте. Устали все, особенно новички. Сил не осталось ни на разговоры, ни на мысли. Да и преобладающим является желание просто прилечь куда-то и отдохнуть. Несмотря на новое для себя место и не совсем удобную обстановку люди быстро уснули.
   Да и будить всех пришлось довольно длительное время. Даже Диме подъем дался с трудом. Солнце еще не встало. К тому же температура перед рассветом понизилась. Поэтому горячий напиток из трав пришелся как нельзя кстати. Тем более он благодаря корням лопуха оказался еще и сладким. Быстро закусили холодным мясом и двинулись в путь. Одна группа пошла на северо-запад. А Дима со своими товарищами практически в противоположную сторону - к Первому Приречному. С собой прихватили сеть, три новые ловушки-морды, с десяток досок, бензопилу, несколько топоров, веревки, сплетенные из лыка и растений, несколько деревянных гвоздей, бурав, молотки и прочий инструмент.
   Отряд повел даже не Илья, а сам Добромир. Он взял с собой еще Томила, который будет сопровождать его обратно. Пока большинство людей спят, он решил ознакомиться с окрестностями озера. Через пару часов ему уже будет не до этого. А сейчас он бодро шел где-то в середине колонны и о чем-то размышлял. А может просто наслаждался утром. Тем более никто не решается его побеспокоить, даже идущий рядом Илья. Отошли с километр, когда Добромир несколько удивленно начал оглядываться. Наконец, он подал сигнал Илье и неожиданно исчез. Словно провалился под землю. Остальные даже не успели удивиться этому. Муромец погнал всех вперед. Прошли еще метров четыреста, когда Добромир по рации дал сигнал замедлить движение.
   Минут через пять он их догнал. Но не один рядом с ним остановилась сильно запыхавшаяся Дина. Девушка вчера вечером уже выразила недовольство тем, что ее назначили на хозяйственные работы в лагере. Все рвалась в поход. Но брать её с собой отказались. И вот она самостоятельно решила двинуть за одной из групп. Из лагеря ей удалось вырваться незаметно. Но вот потом прятаться в мокрой траве оказалось не так уж и удобно. Ни её обувь, ни одежда этому не способствуют.
   Группа остановилась. Люди встали полукругом. Костя и еще двое контролируют их тыл. Остальные просто молчат и ждут решения командира. Добромир отпустил руку девушки, за которую он сюда ее и привел. Та даже попыталась вроде, куда-то дернуться. Вряд ли она сама даже знает куда. Но в данный момент лишь подальше отсюда. Но Илья тут же её перехватил.
   - Итак, девушка. Вы нарушили распоряжение оставаться в лагере. Это уже почти бунт. С другой стороны пока никакого ущерба это не насело. Да и рветесь вы на работу, а не отлыниваете. Поэтому давай-ка оголяй спину.
   - Не имеете права - громко возразила Дина.
   Она даже попыталась вырваться. Но Илья крепко держит ее. Стоящие, вокруг, наконец, прервали молчание. Кто-то одобрил предстоящую экзекуцию. Но и нашлись и возражающие.
   - Послушайте. Ведь это неправильно. Телесные наказания неприемлемы. Тем более детей, - выразил мнение этой части мужчина неопределенного возраста.
   - Почему неприемлемо, - удивился один из людей Добромира, - с чего это вы взяли? Что будет, если каждый будет делать только то, что ему вздумается. Она нарушила распоряжение Хозяина. А мы не на пикнике.
   - Но это не законно! - воскликнул еще один, это тот самый мужчина в очках, который возражал вчера. Олег Викторович, кажется, так же не согласен с начальством. На лице это можно прочитать. Но молчит, одновременно крепко сжимая плечо Максима.
   - Простите, а какой закон? Юрисдикция известных вам, здесь не действует, - сообщил Дима. - Тут имеет значение целесообразность. А для блага всех необходимо выполнять распоряжение Добромира и назначенных им людей. Да в данной ситуации серьезных последствий нет. Поэтому и наказание легкое.
   Между тем девушка покорно приготовилась к наказанию. Однако, вопреки ожиданию последовал только один, правда, болезненный удар. Нанес его ремнем сам командир.
   - Ну, все. Надеюсь, пока это запомниться. Ну а теперь Дина, ты официально включена в отряд. Выделять для тебя сопровождающих мы не можем. Да и время дорого. Придется идти с нами. Только вот обувь у тебя неподходящая. Поэтому возьми мою.
   Добромир после прибытия переселенцев, отдал свои сапоги в общий фонд и переобулся в то, что тут на месте сотворили умельцы. Разумеется, Федор Гордеевич и в большей степени дядя Сергей попытались сделать для хозяина все в самом лучшем виде. И будь их воля, а главное чуть больше времени, результат их работы был бы лучше, но и теперь смотрелось вполне неплохо. Теперь же обувка отдавалась Дине. Правда, командир предусмотрительно прихватил собой лапти, кстати, вполне неплохие. Теперь он их достал, чтобы сразу одеть один из них на свою правую, обмотанную портянкой ногу. Но тут из общего строя вышел модой мужчина лет тридцати. Роста среднего, но плотного телосложения, круглолицый, светловолосый. Остановился рядом с Добромиром, некоторое время помялся, собираясь с духом. И наконец предложил:
   - Командир. А вот это не дело. Вам надо быть в максимальной готовности. Поэтому, давайте я девушке отдам свою обувь. Я его вчера под себя немного подогнал, вот даже лишний материал теперь сохранился. Кроме того я с собой взял и свои сандалии. Вот если вы отдадите мне свои лапти, я из них для себя вполне годный вариант сварганю. Так будет лучше для всех.
   Добромир, оценивающе посмотрел на говорившего, на его обувь. Через несколько мгновений он принял решение. Быстрым решительным движением надел свой эрзац-сапог обратно на ногу. Еще через мгновение лапти уже перешли в руку автора инициативы. Тот так же, не мешкая, разулся и начал из подручного материала конструировать на своей ноге. Между тем несколько человек взялись за девушку. Ей помогли снять промокшие кроссовки, носки и насухо вытереть ноги. Причем за исключением Смоленцева, это оказались как раз те, кто буквально недавно выступал за наказание девушки. У Ильи нашлись чистые запасные портянки. Уже через минуту коллективными усилиями затягивали веревки вокруг щиколоток. Все теперь она может спокойно идти дальше. Как только колонна возобновила движение, Добромир подозвал к себе обладателя новых пар лаптей.
   - Вас как зовут.
   - Петр Васильевич Иванов.
   - Хорошо, запомню, - невозмутимо заявил Добромир. - Результат вашей импровизации впечатляет. Поэтому вопрос. Почему вы не остались в лагере с мастерами? Вчера рубили сучья, носили бревна, копали грядки. А вот у дяди Сергея и Федора Гордеевича я вас не видел.
   - Командир. У меня просьба. Если можно, мне все же привычнее на 'ты'. От официального тона как то не по себе.
   - Хорошо. Но повторяю вопрос.
   - Да я не очень искусный мастер. Так кое-что приходилось делать. Поэтому постеснялся лезть со своими умениями. Выглядело бы как попытка устроится там, где полегче. Все же здоровый молодой мужик. Поэтому пошел туда, где сила требуется. Сегодня вот захотел и на округу посмотреть.
   - А вот это зря. Работа там не такая уж и легкая. Но требующая большего старания. Бревна любой бы перенес, все дело в количестве и времени. А вот сделать полезную вещь не каждый сможет. Но хорошо. Сегодня и тут тебе найдем занятие более важное, чем просто тяжести переносить. А завтра все же поступаете в распоряжение мастеров.
   Иных происшествий по дороге не случилось. Кажется, все-таки охотники распугали в ближайшей округе всю дичь. На мелкую птицу просто не отвлекались. Поэтому прошли несколько оставшихся километров меньше чем за час. А вот на подходе к первому озеру в небе появилась стая уток. Она, сделав небольшой круг, быстро оказалась почти над головой людей. А Добромир уже достал свой лук, и первая стрела рванула вверх. Буквально следом ринулись еще три товарки. А через полминуты Арт уже рванул к месту падения первой подстреленной птицы.
   Поэтому сразу по прибытии же Костя, прихватив Дину, отправился за водой, Дима, Олег Викторович, Кужелев и еще двое принялись собирать топливо. Иванов и Марат уже разожгли костер. Остальные принялись вытаскивать из воды ловушки, которые после извлечения добычи вновь снабжались приманкой и укладывались на место. Всю пойманную рыбу собрали в одно место. Оказалась внушительная куча. Поставили и новые морды. Кроме того установили еще одно приспособление. Деревянный круг диаметром в метр, к которому прибили стальную тонкую сетку. Положив несколько кусков мяса, и все это опустили в воду.
   Между тем над костром уже водрузили три котелка с водой. Один для отваров, один под завтрак, ну а третий для того, чтобы ошпарить в ней уток, прежде чем начать лишать их перьев и пуха. А Костя, оставив при кухне свою помощницу, как раз для этой цели, уже отправился спускать вместе с помощниками в озеро небольшой плот. Один край сети закрепили на берегу правее ловушек, второй забрал с собой экипаж плавсредства, который, не теряя времени, отправился вглубь водоема.
   Добромир с Ильей отправились осматривать берега соседнего озера. Дима, взяв с собой троих, отправился в ближайший лесочек за травами. Вообще-то старшим не он, а боец из отряда Григория Сергеевича. Более опытный в впоросах выживания и намного лучше разбирающийся в том какие травы нужны. Дорога лежит вдоль ручья. Кое-что к столу можно нарвать и тут. Но это забота другой группы. Пройдя метров четыреста, добрались до края еще одного озера. Их тут сейчас в пойме большой реки, после того как вода после половодья постепенно принялась уходить, образовалось превеликое множество. Некоторые к концу лета или вовсе засохнут либо превратятся в лужи.
   Правда данному водоему это не грозит. Его питает ручей, вытекающий из смешанного леса, занимающего до двух третей берега и самого озера. Немало деревьев сейчас стоит прямо в воде, кое-где выглядывают остатки стволов, да и коряг на дне хватает. Поэтому ловить рыбу тут можно только с помощью ловушек или удочкой. Этим займется Боря Васин, еще один из людей Григория Сергеевича.
   Дима хорошо знает из всего богатства трав, предоставляемого природой, только сныть да борщевник. Вообще-то еще-то знакомы лопух и крапива, но эти растения на этот раз наберут прямо на берегу озера и впадающего в него ручья. Там же уже нашли и мать-и-мачеху, и молодые побеги хвоща. А здесь в лесу сейчас надо нарвать еще кислицу. Может, удастся найти и стебельки первоцвета, похожие на связки золотых ключиков. Как объяснили на занятиях, листья этого многолетнего растения - кладовая аскорбиновой кислоты. Достаточно съесть один листок первоцвета, чтобы восполнить дневную потребность в витамине С. Правда весна уже заканчивается, но все же.
   Зато сразу же на первой же лесной поляне среди травостоя отыскали прямой стебелек с кисточкой пятнистых цветков и продолговатыми листьями, тоже покрытыми пятнами. Это ятрышник. Его сочные клубни, богаты крахмалом, белком, сахаром. В 40 граммах порошка полученного после их толчения можно уже получить суточную норму питательных веществ, необходимых человеку. Кроме того тут же нарвали и щавеля, и других трав. Нашлись тут и весенние грибы. На обратной дороге вдоль ручья запасы увеличили молодыми стеблями ревеня. На все ушло около двух часов.
   Когда они вернулись из лесочка. Костя с подручными уже вытащил сеть из воды. Даже рыбу успели собрать. Более того плот уже возвращался обратно из второго захода. Уток уже ощипали и положили в котел. Повар уже ждет травы из леса. Забрав груз, он передал указание идти на помощь руководству и даже показал куда. Добромира и Илью встретили через шагов триста. Они как раз вышли из-за очередной группы деревьев и кустов, когда с ними буквально столкнулись спешащие на помощь. Впрочем, начальство уже не одно. С Добромиром и Ильей еще трое. Однако, и помощь вновь прибывших, совершенно не лишняя. Они тут же перехватили края куска брезента, на котором лежит туша кабанчика. Молодого, но вполне упитанного. Зверь не вовремя наткнулся на разведчиков. И вот теперь ему предстоит пополнить собой съестные припасы людского поселения. Впрочем, это когда ложка в руках, кусок мяса не впечатляет размерами. А вот когда приходится нести его, то он вполне впечатляет своим весом. Однако сейчас не до размышлений.
   Добрались все-таки до места. Только отдышались, только присели отдохнуть в расположении временного лагеря, а Добромир уже собиает всех, кто оказался свободен и рядом. Костя как раз справился со второй порцией улова. Вернее снасть из воды уже вытащили. А сбор рыбы уже не его забота.
   - Итак. Вот такие вводные. Это озеро пока оставите в покое. Его пополняет речка, вытекающая из Бобрового, - пояснил Добромир, указывая при этом рукой на водоем, находящийся рядом с лесом, в котором Дима с товарищами собирал травы. - Кроме того есть еще и ручей. То есть вода в нем будет пополняться. Да кроме того есть протока в реку. А вот озеро рядом мелеет быстро, так как весенняя вода уходит. Оно уже отделилось от других. А вскоре от него самого отпадут несколько рукавов. Его площадь сокращается с каждым днем. Сейчас с этой стороны, где мы стоим дно у берега поглубже. Поэтому кромка воды тут будет отступать медленнее. А вот на юге и востоке мелко.
   Да и остальные озера на месте старых русел и углублений в пойме реки и вверх и вниз по течению требуют внимания. Рыбы там после половодья осталось много. Надо вычерпать пока она не начнет гибнуть. И если выбрать все, то хотя бы уменьшить их численность до приемлемого уровня, чтобы мальки, да и некоторые взрослые экземпляры дожили до осенних дождей или следующей весны. Кроме того мы видели заросли растений пригодных для нас. Но сейчас их собирать сложно. На месте ушедшей воды болото. Поэтому начинайте укладывать мостики, чтобы добраться и до берега, и до растений.. Стрелолист как и сусак собирать уже поздно, а вот стебли тростника заготовлять начнем уже скоро. Корневища этого растения, да и камыша и рогоза можно поискать уже сейчас. Но это не ваша задача, не отвлекайтесь. Занимайтесь мостками. Это будет ваш вклад. Да поэтому на всякий случай нужен будет резерв, который потом пригодится сборщикам растений. Место, где будете пробиваться к берегу Кляксы, мы определили. Так что приступайте к работе.
   Рыбу с помощью ловушек и удочками ловите только в озере при лесочке, попробуйте там и небольшой наметкой пройтись. Ну и здесь тоже самое. И Костя после обеда еще раз пройдись сетью и на сегодня все. Зверя и птицу - только если сам к вам придет. Надеюсь, справитесь до вечера. Томил, давай собираться.
   С собой они унесли почти шестьдесят килограмм рыбы. Все, что выловлено тут на этот момент. Впрочем, Костя уже взялся за наметку, а Дима повел Дину и Максима на помощь Васину. Ребята будут следить за удочками. Обратно он вернулся со связкой рыбы, в которой пяток прекрасных карасей, да еще в мешке принес пару сазанов общим весом больше трех кило.
   Тут то и состоялся небольшой разговор в продолжение темы наказания Дины. После убытия начальства кое-кто из противников осмелел и заново поднял вопрос. При этом спор возник в среде противников наказания. Мужчина в очках принялся выговаривать Виктору Олеговичу по поводу излишних физических нагрузок на Максима ну и заодно и темы наказания коснулся.
   - Ну, а что вы хотели? - вмешался Дима. - Дина нарушила указание. За это последовало наказание. Не символическое, не пальцем погрозили. С другой стороны ущерба здоровью это не принесло. Так что все нормально.
   - Но девочка никому ничего плохого не сделала, - воскликнул еще один в телесных наказаний.
   - Вы, кажется, меня не расслышали, - улыбнулся Дима. - Я повторяю. И ей никакого физического вреда не нанесли.
   - Но это так унизительно. Психологическая травма может остаться на всю жизнь.
   - Так и не надо нарушать правила. Они не для того созданы. Если бы был серьезный ущерб, то и наказание было бы более существенным. И наказание для того наложено, чтобы оно запомнилось надолго. Вот если оно забудется, в следующий раз она может быть наказана серьезнее. И судья может попасться более суровый.
   - Но можно же было бы на первый раз ограничиться мягким вариантом. К тому же она еще ребенок. И она все-таки личность. Надо уважать её решение и мнение.
   - Так ребенок или личность? - удивился Костя. - По-моему, наказанием Добромир и проявил уважение к личности Дины.
   - Что? - буквально хором выкрикнуло несколько человек.
   - Разумеется, - невозмутимо продолжил Костя. - Дина достаточно взрослый и главное самостоятельный человек, который может сама нести ответственность за свои поступки. Да ее не только наказали, но и приняли в отряд как полноценную единицу. Это ли не свидетельство её оценки. К тому же ей предоставлена возможность доказать свои амбиции и претензии. Повысить свой социальный вес. Так же как и Максиму. А вы как раз за это командира и осуждаете. Ребятам дали возможность показать себя, проверить свои возможности в реальном деле, а не на словах. И это на пользу и всему обществу. При этом никто не ждет от них невозможного.
   Ну а потом пришлось впрягаться в работу. Бензопилой валили подходящие стройные деревьев, потом рубили у них сучья топорами и укладывали на устланный ветками участок в четыре параллельные линии. Потом на каждом стволе ручной пилой примерно на одинаковом расстоянии делали пазы. Для этого ручной пилой делали два надпила, потом древесину между ними вынимали топором. Ширину каждого паза прикидывали в зависимости от метрового обрубка, который собирались уложить в них. Его получали с помощью все той же бензопилы из деревьев, забракованных для укладки в линии. Предварительно эти импровизированные шпалы обтесывали, особенно со стороны, которая должна оказаться сверху, но не особенно усердно. В том месте, где они должны соединиться с длинными бревнами, так же делали пазы. Так они лучше держаться. Таким образом, подготовили дорожку в тридцать метров длиной. Работали почти без перерыва. Только трижды принимали пищу. В первый раз суп, приготовленный из уток, во второй раз уху и запеченную рыбу. В третий раз покушали жареного кабаньего мяса с бульоном из него же. Сегодня же приступили к сооружению подхода к Малому Длинному озеру. От него же планируется ответвление к Большому Длинному озеру. Они расположены правее Первого Приречного.
   Через полтора часа работы, напившись отвара из трав, приготовленного перебравшимся к месту работы поваром при помощи Максима и Дины и доев испеченную на костре рыбу, отправились обратно. Еще полцентнера с лишним прихватили с собой. Постарался Боря с помощниками. Кроме того, когда прокладывали путь в нескольких лужах-оконцах, нашли оказавшихся, запертыми в них пяток крупных сазанов и карпов. Кроме того у них осталось больше половины кабана, а так же десяток уток и гусей. До места добрались ближе к девяти вечера.
   В лагере их ждал еще отвар и ночлег. Подняли опять около четырех. На этот раз пошло больше народа. Например, на новое место лова отправили всех рыбаков с Западного озера. Они несли с собой легкую лодку, принесенную накануне, и сети. К ним присоединили Костю с его помощниками. Сегодня они будут заняты исключительно ловлей рыбы на Кляксе. Остальные же будут строить подходы кромкам озер. Поработали на славу. Даже подготовили еще задел. Обратно пришлось тащить рыбу. На обратном пути Костя рассказал, что на озере с трудом прошли в северо-восточный рукав. Участок длиной метров тридцать и шириной в десять настолько обмелел, что кое-как провели плоты, по узкому фарватеру. Особенно когда обратно возвращались с уловом. Большую часть пришлось тащить прямо в сети. Зато улов сегодня оказался хорош. Кроме ловли сетями сегодня наметкой выгребли все, что было в небольших лужицах. До которых удалось добраться.
   В эту ночь им достались все дежурства, кроме изготовления досок. А утром им еще пришлось отправиться на подготовку нового участка под грядки. Остальные оставшиеся в лагере мужчины ладили сруб. Завтракать сегодня не стали, решили сэкономить запасы продуктов. Пили только отвар.
   Так провозились до одиннадцати, когда поступила команда начать собираться в дорогу. На это ушло примерно час. Ребята и девушки уходили почти без одежды и обуви, в легких футболках, шортах и тапочках. Все остальное оставляли тут, в том числе и оружие. Багажа с собой вовсе не брали. К переходу вместе с ними подготовили двадцать человек. Из них восемь детей. Тут оставались Дина, Максим и Игорь - самый старший из мальчиков. А так же Сережа - пацан тринадцати лет. Планировалось, что и он будет в первой партии, но его отец не захотел уходить вместе с женщинами, а сын в свою очередь не захотел расставаться с ним. В числе покидающих лагерь еще десять женщин, кроме того Володя Жатов из числа новичков. Он сильно пропорол во время работы себе руку. Кроме того в группу включили больного пожилого мужчину. Кроме того на всякий случай приготовился Вадик Рубцов, нескладный парень лет двадцати пяти. Он оказался совершенно не приспособлен к жизни в полевых условиях, а вот как программист пригодился бы на Звемелине. Его приятель Сергей оставался тут. Этот по уровню способностей к выживанию в экстремальных условиях не далеко ушел. Но, по крайней мере, лучше переносил местную пищу. Ну более важное, оказалось, что он полезен в управлении аппаратурой для переноса. Пока в качестве помощника, но есть перспективы.
   Ну, все. Провожающих мало. Мужья убывающих, еще три женщины во главе с Петровной, постепенно прибирающей бразды правления в группе новичков.. По крайней мере, женщинами она командует наряду с тетей Олей. Между прочим, она хозяйка овчарки Рики. Тут у нее сын, молодой человек старше двадцати лет. Кроме того еще шесть человек с нею знакомы еще в той жизни. Они сюда попали целой компанией. И еще тут Максим. У него сегодня отправляются мать и младшая сестренка. Вот он с отцом и пришел провожать своих. И разумеется здесь и Софья. Она остается пока в лагере. Через несколько дней она поведет еще одну группу.
   Прощание продлилось бы надолго. Но Добромир решительно прервал все это. Время у всех было. Люди выстроились в колонну. Ребят из отряда Ильи поместили вперемешку с переселенцами. Время. Все собрались, по команде вошли в помещение с аппаратурой и оказались на спутнике Звемелина. А тут уже вечереет и холодновато. Но с другой стороны тут хотя бы не зима как в Центре. Быстро накинув одеяла или подготовленные заранее куртки, все постепенно выбрались наружу. Тут уже началось распределение. Жатова и больного мужчину сразу передали в медблок. Женщин и детей провели в один из домиков. Ну а ребята после того, как каждому быстро сделали по паре уколов в медблоке, отправились к себе в общежитие.
   Первым делом по очереди вымылись под душем и переоделись в чистое белье. На кровати каждого дожидается полотенце, белье, футболка, комплект из куртки и брюк из светло-зеленной ткани, панама того же цвета, пара ботинок с высокими берцами. Кроме того тут же обнаружили свое оружие и личное имущество, оставленное перед переходом, в том числе бритва, зубная щетка, книги. Но сейчас не до этого. Первым делом из казармы в столовую, где их уже ждет каша из смеси гречки, пшена и кукурузы, белый хлеб с маслом, чай с сахаром, печенье и конфеты. То есть стол показался царским. И еще никуда не надо торопиться.
   А в казарме для каждого постель с чистыми простынями, подушка в свежей наволочке, мягкий матрас. И хоть кровать с железной панцирной сеткой, и синее армейское одеяло с тремя черными полосами не совсем новое, но после досок и веток под спиной все это кажется верхом комфорта. Ну а то, что организм не перестроился на новое время и вовсе ерунда. Так же не имеет значения, что и здесь еще не стемнело. Солдат спит, когда удается выбрать для этого подходящее время. Главное сейчас добраться до своей кровати и найти силы снять одежду.
   Организованного подъема в привычном понимании не было. Просто кто-то проснулся до восьми и даже успел сходить умыться, а кого-то пришлось растолкать. Надо все-таки успеть до конца в столовую, пока обслуживание не завершилось. На завтрак приготовлено картофельное пюре с оладьями из перловки и капусты. Кроме того салат из огурцов с помидорами. А еще кисель. Вкусный и вволю. И ещё мягкий свежий хлеб. Хочешь белый, хочешь темный. И булочки с повидлом. Наелись до отвала.
   После этого прогулялись по прилегающей территории. Тут есть и большой сад, и липовая аллея с асфальтированной дорожкой, рядом небольшая рощица, в которой растет и береза, и хвойные породы. Кажется все это дело рук человеческих. А что люди тут не только пользуются дарами природы. Берега пруда, окруженного тополями и ивами, так же облагорожены для прогулок.
   Нагулявшись, отправились в комнату отдыха при казарме. Там есть и электрические чайники, и стаканы с подстаканниками, и чашки с бокалами, и тарелочки с вазочками. Запас чая и сахара они приобрели в буфете при столовой. Немного и того, и другого с прошлого раза храниться в их шкафчике. Кроме того сегодня с утра разжились пряникам, печеньем и конфетами. Взяли пару батонов, сыра, колбасы и масла, две банки с вареньем.
   Напившись чаю, решили навестить своих подопечных. Раненного и больного уже отправили в больницу центра. Женщины и дети пока тут. За пределы лагеря им выходить нельзя - нет оружия. А места тут не такие уж и безопасные. Поэтому сидят в четырех стенах. Предложили пройтись прогуляться. Те с радостью согласились. Так прошел еще час с небольшим. Погуляли бы еще. Кругом красотище. И главное никуда торопиться не надо, голова заботами не забита, организм после тяжелой физической работы не беспокоит. Но тут переселенцев позвали получать вещи. Сейчас все в одинаковых комбинезонах и легкой обуви, выданной вчера вместе с умывальными принадлежностями. Сейчас же им надо получить второй комплект такой же одежды, но уже более тщательно подобранной, обувь: туфли, сапоги или ботинки,. Кроме того каждому выдадут сумку с принадлежностями первой необходимости, телефоны для связи, местные карты, памятки, набор из фляжки, кружки, ложки и тарелки, продукты и напитки в дорогу.
   Зато у Димы и его друзей появилось свободное время. Поэтому до обеда занялись написанием отчетов. Правда, никто их до конца так и не довел. Оставили на потом, время еще есть. Сходили в столовую. Накормили хорошо. Вермишелевый суп, тушенная капуста с сосисками, салаты, соки. Взяли еще с собой фруктов. Догадались подготовить по пакетику для переселенцев. В каждом немного конфет, плитка шоколада, яблоки, апельсины, груши. По пакетику орешков: кедровых, грецких, арахиса и лесных. Чуть не забыли про воду. Прихватили четыре упаковки по шесть бутылок, кроме того ящик с разными соками.
   Автобус в центр временного размещения уехал в четырнадцать часов. Распрощались тепло. И подарки оказались весьма кстати. Особенно довольными остались дети. А все таки хорошим и нужным делом они занимаются. Пока такие моменты еще редки и к ним ещё не привыкли. Это вообще для них первая партия людей которым они помогли.
   Отчетами занялись после 'адмиральского часа'. Затем был полдник. Играли в футбол. Ужин, прогулка, чай и спать. Почитать времени за день так и не нашлось. Книги так и остались нетронутыми. А с утра казалось, что впереди целый день, и это так много.
   Утром после завтрака им осталось два часа на подготовку к новому переходу. Получали на складе новые комплекты униформы взамен оставленного на Лесном пристанище, оружие, другое имущество. Проверяли транспорт, несколько раз прошлись по порядку действий.
   На этот раз отправились в гости к Кириллу Борисовичу. Этот мир пока условно назвали Ветка Пять. Самих местных это занимает мало. Для них он теперь единственный. Лишь иногда употребляют термин Новый Мир, чтобы отличать его от Старой Земли. Теперь все для них делится на два периода. И Новый Год отсчитывается от дня перехода. А вот для ребят названия миров уже становятся существенным. Тех, с которыми они работают, становиться все больше.
   На этот раз добрались с комфортом, так как сопровождали колонну автотранспорта. В него вошли десять груженных до предела грузовиков. В основном они доставили топливо, различные компоненты для улучшения работы местного НПЗ, оборудование для создания еще одного, запчасти. Кроме того половину груза одного из автомобилей ингредиенты для местного завода по изготовлению тортов. Кроме того привезли немного оружия и боеприпасов.
   Среди делегации встречающей колонну, оказался и Кирилл Борисович. Ребята тут же погрузили к нему в машину канистру с бензином, мешок на двадцать пять килограммов сахара, пакет с конфетами, другие гостинцы для тети Анни - матери Шамурова.
   В это время быстро перегрузили на подъезжающий транспорт уже половину привезенного топлива. Сейчас тут начались сельхзработы и по радостному возбуждению, с которым местные перетаскивали каждую бочку, можно судить, как тут ждали горючее. Вторую половину вместе с остальным грузом повезли на склад в Красноборск. Не всем выгодно приезжать сюда. Два грузовика сразу отправились в поселок, уже названый тут Новоградом, который постепенно становится центром этих земель, хоть географически и расположен с северного края.
   Добромира и отряд Ильи Кирилл Борисович пригласил к себе. Остальные прибывшие разделились. Кто то уехал в Красноборск, кто-то в Новоград. Вячко вызвался сопровождать своего начальника. С собой он взял еще двух своих бойцов. Всем этим составом и поехали. В отличие от прошлого раза дороги подсохли и ехали с большим комфортом. Добравшись до места, ребята Вячко тут же взяли дом под охрану. Остальных пригласили зайти. Отдали подарки, угостились пирогами, борщом и яичницей. Тетя Аня заявила, что расчитывет на хороший урожай ягод. Так что расплатиться вареньем.
   Между делом выяснилось, что не просто так Добромир первым делом приехал сюда, да еще тут с ним и Вячко. Оказалось хозяев в доме прибавилось. Причем сразу на пять человек: младший брат Кирилл Борисовича, его жена, два сына и дочь. Правда, один тут временно - приехал только погостить. А вот семью он оставляет здесь. Николай Борисович рассказал об обстановке в южных краях. В этом оказалась ранее расположенная на северном берегу часть областного центра, в так же три прилегающих к нему поселка. Дома и имущество сохранилось в целом хорошо. А вот людей мало. Не более десяти процентов от первоначального населения. На данный момент оказавшиеся тут организовались в несколько групп.
   Младший Шамуров входит в руководство самой многочисленной и сильной. Она контролирует больше половины города и один из поселков. Собрали имеющееся имущество, наладили кое-какую хозяйственную деятельность. Основная проблема с продуктами. В поселке многие жители и раньше выращивали овощи на огородах и держали скотину, а вот с городским населением дела хуже. Дачи были не у всех, да к тому на многих участках были максимум фруктовые деревья. А так использовали для отдыха. Да и то. Далеко не все перенесшиеся оказались из категории землевладельцев или любителей природы. Дачи с северного берега к счастью тоже прибыли сюда. Но проблема с едой имеется.
   Николай Борисович приехал не только для того, чтобы доставить семью в более сытые да и безопасные места. С ним прибыл автомобильный караван. Доставили свои товары в обмен на продукты. Планируется наладить сотрудничество и организовать торговый маршрут. Прежней дороги нет, да и места теперь незнакомые. Пробивались по компасу. Зв все время несколько раз видели людей и пару населенных пунктов, но контактов с ними налаживать не стали. Дали координаты своим и в ближайшее поселение должны были отправить разведку. Дальше четверо уединились, и о чем они там говорили осталось тайной.
   В гостях задерживаться не стали. Разделились на две группы. Одна уехала в Красноборск, другая в Новоград. Дима попал во вторую. Весь остаток дня по приезду провели на складах. Занимался инвентаризацией. Лишь ближе к вечеру приехали на свою квартиру. Поужинали они в столовой, тут же только попили чаю с подарками тети Ани. За это время у них появился свет и холодная вода. Но пить ее все же пока не стали. Зато хоть канализация работает.
   Следующее утро вновь прошло на складах. На этот раз искал имущество по полученному списку. Потом все отобранное погрузили в газельку, и Дима в сопровождении Кости и Олексы поехал в пункт перехода. Кроме них с ними поехали только два водителя. Один на грузовике, второй на УАЗике в котором разместились три товарища. Потом четверке возвращаться обратно. Илья же с Добромиром приехали на одной машине. Да и имущества у них оказалось намного меньше. А вот часть, привезенного из Новограда, ребятами вернули обратно, часть сложили тут на складе. С собой же собрались взять не более четвертой части.
   Итак, в этот переход собрались только Добромир, Илья и Дима. Нагрузились по максимуму. В три тачки уложили семена: два мешка картошки по четыре ведра в каждой, лук. Взяли несколько пачек для того, чтобы посадить репу и красную свеклу. Кроме того в них сложили топоры без топорищ, ведра, лопаты и вилы без черенков, другой садовый инвентарь, инструменты, десять кило гвоздей. Нашлась и снасть для ловли рыбы. Но главное семь десятков ножей изготовленных по заказу Добромира в местных мастерских. Кроме того три десятка лезвий которые в случае чего можно использовать и для изготовления самодельных копий и сулиц. Столько же наконечников для рогатин, и целую сотню для изготовления стрел. Железные детали для пяти самострелов и семьдесят болтов к ним. Комплект необходимый для сооружения еще одного примитивного устройства по распилу досок, который будет использовать силу падающей воды. Кое-как нашли место для мешка муки высшего сорта весом в пятьдесят килограмм, почти полпуда сухих сливок, банки с сухим картофелем.
   Кроме того на себя навесили несколько вещевых мешков и рюкзаков. Сюда сложили во-первых, около тысячи порций порошкообразного картофельного пюре быстрого приготовления. Только учитывая, что сама смесь в стаканчике занимает немного места, все высыпали в несколько мешочков. Невскрытых порций в стаканчиках взяли только около сотни и то в первую очередь ради упаковки. В скудных условиях Лесного пристанища и они настоящее сокровище. Еще взяли полсотни упаковок, где в комплект входят тарелки. Порошок в них вроде покачественнее, их мало и вроде более компактны. Поэтому тратить время на их вскрытие не стали. Во-вторых, набрали еще каш быстрого приготовления. И тех, что в таких же стаканчиках, что и пюре, и бумажных упаковках-пачках и брикетики. Все просто ссыпали в одно место, правда, учитывая сорта. Всего килограмм на тридцать. В третьих так же в отдельные мешочки рассортировали содержимое различных пакетиков с супами быстрого приготовления. Общий вес этой части груза превысил двадцать кило. Кроме того взяли столовых принадлежностей из пластика на сто человек. Ну и в-четвертых, три литровые пластиковые бутылки с крепким самогоном.
   Кроме того каждый взял оружие. У Ильи и Димы по двухстволке двенадцатого калибра и револьверы. Добромир взял только свой лук, два десятка стрел к нему. На боку висит пистолет, который ребята назвали улучшенным маузером. Между прочим, о таком мечтают и Илья, и Володя, и Олекса. Каждый себе на пояс приладил еще по пять ножей. Ну и очень много кусков поролона. Он пойдет на рыболовецкие сети и изготовление плотов. Среди большого ассортимента особое место занимает разобранная лодка из жести.
   Хорошо с этим весом надо пройти всего шагов десять. И вот они втроем уже в Лесном пристанище. Вернее в сарае расположенном на территории лагеря. Здесь установили аппаратуру для ворот. Когда они вышли наружу, дежурных это удивило мало. Или люди спокойно воспринимают факт переходов, либо конкретно эти слишком утомились. Время уже четыре часа утра. Дима на всякий случай уточнил дату. Сегодня тут двадцать шестое число. То есть с момента их перехода прошло ... А прошло двадцать четыре минус восемь плюс сорок восемь... шестьдесят четыре часа. Так, а на спутники они провели сорок один час. На Ветке Пять двадцать семь часов. То есть шестьдесят восемь часов. Может он где-то ошибся. Но тут же от размышлений отвлекло появление Софьи, Григория Степановича, тети Оли и Елены Петровны. Принялись разбирать подарки. Диме с Ильей еще и продукты пришлось доставить на склад при кухне. За инструментами и железом немного позже руководства прибыли Федор Гордеевич, Томил и дед Сергей.
   Между тем лагерь начал просыпаться. Двинулись в путь рыбаки. Сегодня они идут одни. Все строители остаются тут. Надо поработать на строительстве. Ушли на свой промысел охотники. На кухне кипит работа. Оставшихся людей принялись распределять по работам. Мастера сразу пошли к себе. Дима успел поздороваться с Ивановым. Кивнул Олегу Викторовичу, протянул плитку шоколада Максиму. Вторую тот получил от Ильи. Небольшие гостинцы получили и остальные троица. Но поговорить больше ни с кем не удалось. Диму отправили охранять женщин идущих собирать травы и грибы. Ему дали двух помощников вооруженных дробовиками, один из них Саша Владимиров, ну и Сэма. Во главе десятка женщин пошла сама Елена Петровна.
   Рядом с лагерем уже трудно найти большое количество нужных растений. До места работы прошли километра два. Первым делом с помощью собаки проверили территорию. Тут уже прошли охотники, поэтому ничего опасного не обнаружили. Впрочем, на это рассчитывали. Потом уже пустили на участок женщин. Работа ответственная, поэтому Дима с напряжением провел пять часов. Наверно легче самому срезать листья, выкапывать коренья, нежели просто наблюдать как это делают другие. Даже излишне увлекаться визуальным поиском не стоит. Если только глаза зацепились при внимательном и тщательном осмотре местности. Время тянется бесконечно долго. Наконец вернулись обратно. Люди утром позавтракали только холодной рыбой. Теперь их ждет березовая каша и жаренное мясо.
   Дима с Ильей еще до перехода весьма плотно покушали, поэтому ограничились небольшими порциями мяса и кружкой отвара на каждого. Покушав Дима остался на кухне. Тетя Оля как раз уже занимается привезенным картофелем. Сначала показалось, что она его чистит. Только уж странно, кожуру она срезает слишком толсто. Потом понял, что готовит материал для сева. И наоборот отрезаемое непривычно небольшого размера. Выбрав пригодное, остальное прямо с остатками кожуры тетя Оля передает помощницам. А уже те очень осторожно дочищают.
   Получив ведро с посевным материалом, Дима быстро отнес его на вскопанный участок. Там уже все разметили для предстоящей работы. Ровненько протянули несколько веревок с узлами через каждые сорок сантиметров. Ждут только семян. Для этой работы выделили троих. Еще двенадцать человек вскапывают новый участок земли, трое собирают после них сорняки, выбирают корни, еще двое работают граблями. Пять женщин сеют на подготовленном кусочке морковь, свеклу и репу.
   Сегодня около срубов ни одного человека. Люди заняты. На плотине, возведенной ниже старой, сейчас ладят колесо, за счет которого будет работать новая установка по распилу досок. Немного выше человек десять возводят еще одну плотину, чтобы перегородить еще один ручей. Раньше он был притоком маленькой речки, сейчас впадает прямо в пруд. Где-то там Илья. Диму же вновь отправили охранять собирательниц.
   На следующий день прямо с утра проводили Софью. С ней ушли четырнадцать женщин и двое мужчин. Один из них Вадик Рубцов, а второй получил ранение на лесозаготовках. Потом был завтрак из супа, в котором помимо мяса, грибов, крапивы и сныти оказалась и картошка. Да и рыбаки с собой унесли полведра уже очищенной и залитой водой. Им это и на завтрак, и обед , да и на ужин. И в лагере на обед тетя Оля то же приготовит блюдо с этим потрясающим продуктом. С утра начала готовить новый семенной материал. Диму включили в группу, которая отправилась в лес чистить родники. Пара должна наполнить старый пруд, а вода из четырех попадет в него же первоначально побывав в новом. Заодно обнаружили несколько мест, где растет черемша, ятрышник и сныть. Еще одна особенность. Анализ, проведенный раннее на Звемелине, набранных тут образцов, показал, что уровень гирометрина в здешних строчках очень низок. А на Земле откуда родом Дима это характерно для российских лесов. В Европе эти грбы чуть ли не ядовитые. Сегодня же нашли целых две плантации этого гриба. Кроме того в осиннике нашли сморчки. Часть собрали сами. В конце дня сопровождал людей за грузом рыбы. Килограмм двадцать принес сам. Ночью Дима и Илья дежурили. Однако, несмотря на это, прямо с утра сходили с женщинами в лес. Вернулись к обеду. Правда есть тут не стали. Только напились настоя из трав, угостили их и березовым соком, да сходили умыться. Успели за четверть часа до назначенного срока. Минуты через пять появился Добромир с провожающими.
   - Уже на месте? Хорошо, готовьтесь.
   На себе только та одежда, в которой сюда прибыли. Все остальное имущество и оружие кроме часов и пистолетов остается тут. Добромир кроме своего маузера берет и лук. Все равно никто не сможет тут им пользоваться. Время идет очень медленно. Еще раз поправил на себе одежду, оглядел лагерь. Постепенно в нем становится все больше сооружений и не только легких вроде шалашей, но уже есть несколько крепких срубов. Хотя сейчас все кто не на охоте и рыбалке копают землю. Ну, все пора. Попрощался со всеми и вошел внутрь. Выпил таблетку. До момента еще минута с лишним. Не торопясь и без суеты приготовились. Все. Хоть и дался сам переход как то сложнее чем обычно, но они на месте. Тут еще светло. На месте их встречают. Тут и дежурная смена, но кроме них тут Вячко, Кирилл Борисович и Володя. Последний бросился обнимать своих друзей. Дима на всякий случай уточнил, сколько времени прошло. Пятьдесят три часа с минутами.
   Добромир уехал в сопровождении Володи, Вячко и трех бойцов охраны. Илью и Диму Кирилл Борисович повез к себе. Не успели умыться с дороги и войти в дом, как перед гостями оказались тарелки с яичницей с колбасой, белый хлеб, испеченный тетей Аней в духовке из теста с добавлением кислого молока, и оттого имеющего непередаваемо восхитительный вкус. Свежесбитое масло подали огромным куском. В качестве напитка предложили квас. А потом Шамуров предложил сходить в баню. По дороге пояснил, что газ теперь поступает регулярно, но дорог. Поэтому его экономят. Да и позволить себе могут немногие. А вот баню, он еще зимой переделал на отопление углем. И как, оказалось, не прогадал. Топливо теперь он добывает сам, в пласте, выходящем на поверхность рядом с местом, где они недавно проводили раскопки.
   Как важную новость сообщили о том, что с электричеством в последние дни так же стало лучше. Но ребят это не сильно заинтересовало. На улице еще светло, а им после еды и бани уже потянуло поспать. Хозяева тем более вышли работать в огороде, поэтому оба заняли приготовленные для них постели. Когда гости проснулись, уже давно рассвело. И как раз поспел суп из домашней лапши. Брат Кирилла Борисовича, оказывается, уехал еще вчера утром. Семью оставил тут, а сам повел колонну с продовольствием. Своих товаров на этот раз у них было мало. Но Добромир велел выделить груз, который оплатил из своих средств. До обеда помогали хозяевам. По очереди рыхлили землю под картофель с помощью мотоблока, выгребли навоз из двух сараев. Помогали обустраивать грядки. Напоили пасущуюся рядом скотину. Находящихся на привязи коз перевели на другое место. Потом ели блины, запивая молоком.
   Кирилл Борисович, уезжавший по делам на три часа, вернулся полвторого. Сели обедать. За столом хозяин сообщил - Добромир просил оповестить, что завтра вечером переход. Отряд соберется за час до этого, перед этим заберут и их обоих. А до этого можно отдыхать. Вышли на связь по рации. Там коротко все подтвердили.
   Но с отдыхом решили поступить по-своему. Кирилл Борисович рассказал, что у населения скупают картофель. Более того уже есть твердые гарантии на следующий урожай. Поэтому все бросились расширять посевы. Разобрали все оставшиеся бесхозными огороды в селе. Шамуровы просто решили сократить у себя часть посевов травы, вспахать часть скотного двора и пару небольших участков, которые пока никак не используются. Принадлежащей тете Ане три участка земли в поле сейчас под посевами озимых. Осенью надо будет думать, что с ними делать. Но сейчас поделили часть пустующих пашен. На каждое домовладение досталось десять соток в поле. Но один участок на четыре сотки с небольшим пока свободен. Он оказался лишним. Если кто- то возьмет его себе тут же найдутся недовольные. Делить на всех - он слишком мал. И вот Шамуров предложил ребятам взять его себе.
   Вспашут его вместе со всеми остальными. Рядом будет участок и самого Кирилла Борисовича, семена он выделит, посадят тоже с помощью трактора. Когда участок большой, а тут соединены несколько, то это вполне выгодно. Можно будет и обрабатывать механизировано. С них оплата, лучше топливом. Тетя Аня обещала присмотреть за участком. От них только обработка летом, опрыскивание, хотя и с этим помогут, ну и сбор урожая.
   Ребята согласились. Завтра надо сходить в администрацию и оформить бумаги на участок. А пока Илья предложил помочь Шамуровым в хозяйстве. Правда, через час сам с Кириллом Борисовичем ускакал проверять окраины. Вернулись они только часов через четыре. До этого Дима работал в основном один. Опять обрабатывали землю и помогали ограждать новый скотный двор. Старый сильно ужали, зато прирезали участок снаружи. Впрочем, капитальный стальной забор там поставят летом.
   Сейчас просто протянули сетку. Правда, в этом деле он помог только немного. Для него нашлось другое занятие. Маленькие Николаевичи решили сходить на рыбалку. До пруда несколько десятков шагов, но Дима отправился за ними присматривать. Ну и заодно сам поймал на удочку больше десяти карасей и окуньков. Но это, не идет ни в какое сравнение с тем как отличился маленький Ромка, которому скоро исполнится три года. Конечно, он продержался меньше получаса - потом пришла бабушка, и он ушел с ней гонять козлят. Но двух огромнейших пескарей своей удочкой при минимальной помощи он вытащил.
   Когда вернулись домой и присели отдохнуть супруга Николая Борисовича рассказала об обстановке в городе и как они пережили этот период. Однажды утром они неожиданно оказались в населенном пункте, отрезанном от города. Сначала выяснили, что не работает телефонная связь и телевидение. Потом попробовали вдвоем на транспорте доехать до места службы расположенного на другом берегу. Но моста не оказалось, как и следов от города а на той стороне. Как и другие автомобилисты вернулись обратно. По пути заехали в РОВД, там также сообщили об отсутствии связи. Завернули в учебный центр ГУ МВД области. Там уже начали собираться силовики, проживающие в населенном пункте, и некоторые встревоженные граждане. Сорганизовались. Нашлось и оружие. Например, у Николая Борисовича был травматический пистолет. Тут в учебном центре из оружейки взяли ПМы, а также несколько автоматов. Кроме того тут оказался даже БТР на ходу. В РОВД оружия оказалось даже поболее.
   С помощью лицензионщиков установили квартиры, где хранилось оружие граждан. Если хозяева были на месте, то их мобилизовывали, если нет - вскрывали дверь и забирали оружие. Сразу же взяли под контроль сетевые магазины, наиболее важные хозяйственные объекты. Тогда к ним стали присоединятся люди. Постепенно под полный контроль группы перешла большая часть территории.
   Но сразу же образовались и другие группы и сообщества. Некоторые в первые же дни присоединились к более успешным. Большая часть к так называемой Центральной, которая стала контролировать большую часть территории. Остальные поделили то, что осталось. Так одна группа закрепилась в поселке на северо-западе, вторая на западных окраинах. Это самые крупные. Есть и помельче. Например, одна закрепилась на юго-западе, заняв кусок берега реки. Территорию делили в основном мирно, без особых столкновений и обошлись без большой крови. Вовремя зажав совместными усилиями особо отмороженных.
   Николай Борисович входит в руководство Центральных. Несмотря на то, что это самое сильное крупное объединение, оно не однородно. Тут и представители и от группы силовиков с примкнувшим к ним частными охранными предприятиями, есть несколько местных бизнесменов, за которыми тоже есть определенное количество и людей, и ресурсов. Кроме того сохранили часть своего влияния оставшиеся чиновники старой администрации, так же как и лидеры примкнувших групп. И отношения внутри далеко не дружелюбное - идет постоянная борьба за рост своего влияния. Поэтому Николай Борисович и привез семью к матери, развязав себе руки.
   А сам он, как уже говорилось, отправился обратно. У него там остались и друзья, и новые товарищи. К тому же он установил торговый маршрут, который должен усилить их влияние. Да и дела теперь у него новые появились. Кроме того возможно часть людей привезут сюда. Все же зимой было холодновато. Поддерживать в многоэтажных домах тепло и подавать воду стало трудно. Да и с электричеством проблемы.
   В заботах прошло и следующее утро. Кирилл Борисович с женой брата уехал в район. Ребята же сходили в администрацию. Поработали в огороде, привезли сорок ведер чернозема для парников, убрали сараи. Зато поели вкусную выпечку с молоком. Вообще за эти дни они хорошо отъелись. Тетя Аня кормила внуков и заодно и гостей, тем более, что самостоятельно сделала для себя вывод, что гости до этого голодали.
   Машина приехала за ними в одиннадцать. На ней приехали оба Саши, Аня. От угощения поначалу отказались. Но потом все же сначала сдались на уговоры попробовать по стакану молока. Ну а потом с удовольствием выпили еще. И все же время ограниченно. Пора и покинуть гостеприимных хозяев. Машина тронулась в путь.
   - Илья, а зачем нам тут целых четыре сотки картофеля? Честно говоря, не совсем понял, - спросил Даринский при выезде из села.
   - Для того чтобы у нас была своя картошка, - заявила вместо Ильи Аня. - Тут мы будем бывать часто. Кушать надо.
   - Да. Но можно купить продуктов, - поддержал тезку Олекса. - Цены тут дешевые. Деньги у нас есть.
   - Деньги пригодятся и на что-то другое. Не всегда и найдется где купить. Если картошка тут будет у всех своя, то могут и не продавать на рынке или в магазине. Спроса нет. А запас продуктов нужен, - продолжила свою линию Аня. - Мы и в Красноборске тоже грядки разбили.
   - Дело не только в этом, - пояснил Илья.- Мы становимся местными землевладельцами. Это показывает нашу солидность и то, что мы тут надолго. Одновременно становимся своими и демонстрируем, что местные проблемы нам не чужие. Как Екатерина в свое время объявила себя 'казанской помещицей'. Ну и авторитет по местной шкале ценностей.
   Так за разговорами и доехали до места. Тут уже собирается колонна. Возвращающийся на Звемелин транспорт нагружен до максимума. Вот только небольшой перечень товаров. Масло, сметана, зерно, яйца, мясо, металлический лом. Но самое ценное это нефть. На Звемелине есть почти все, но положение с полезными ископаемыми там далеко от избытка. А для производства нужно все больше и больше сырья. Вот и ценятся там и нефть, и металлолом.
   Переход состоялся штатно. И в лагере все пошло уже привычно. Только кушать на этот раз не хочется. Поэтому первым делом мыться. Потом медосмотр, прогулка, футбол-волейбол и книги. Еще пару фильмов посмотрели. А на следующий день опять поход. На это раз в Лесное пристанище. Вот тут уже стало интереснее. Тоннель работает все лучше и лучше, да и связь между воротами надежнее. Отправились, конечно, пешком. Но зато в поводу перевели лошадь, да еще запряженную в телегу. Так как идти ему недалеко, нагрузили туда с тонну небольшим. А на ставших привычными тачки еще больше. Ну и на себя повесили немало. Приборы, инструменты, гвозди, посуда, одежда, обувь, одеяла, спальники, рулоны пленки, веревки, бензин, циркулярка работающая на солярке и топливо к нему. Несколько единиц оружия, боеприпасы. И готовые патроны, и порох, и свинец, и прочее для снаряжения на месте. Продуктов всего на четыреста килограмм. По сто килограмм высочайшего сорта муки и картофельного порошка, сорок кило яичного порошка, столько же соли, сухие супы, особенностью которых является отсутствие в составе ингредиентов мясного бульона, сублимированные овощи. Немного сахара и шоколада.
   На этом фоне весьма незначительным по весу, но важным по ценности оказались письма от уже убывших из лагеря. Особенно обрадовались оставшиеся пока тут родственники. В лагере закончили посадку картошки, но землю еще копают, но уже не так много. Выделили на это всего троих. Зато вновь началось строительство. Отряд Ильи тут же включили в работу. На следующий день вечером состоялось совещание. Дима и Илья вели протокол. Пришло человек двадцать. В том числе Григорий Степанович, врач его отряда, Федор Гордеевич, Клим, тетя Оля. От переселенцев Елена Петровна, Иванов, Руслан Маратович, Олег Викторович.
   Обсуждали, кому уходить на этот раз. Добромир может забрать двадцать четыре переселенца. Из сорока семи женщин сейчас в лагере осталось двадцать три. Но некоторые из них остаются и на этот раз.
   - Катерину надо оставить, - заявила Елена Витальевна Артемьева.
   Эта тридцатиоднолетняя плотная крепкая блондинка по авторитету среди переселенцев может соперничать с Петровной. Сильная, энергичная она уверенно командует и мужчинами, и женщинами.
   - Но у нее дочь с внучкой уже на той стороне, - заявил Клим.
   - А, что Катерина бабушка? Вроде бы женщина молодая. Тем более сельская труженица, - удивился Григорий Сергеевич.
   - Да у нее уже внучка восьми лет. Дочери уже двадцать семь, - пояснила Елена.
   - Только она уж слишком громкая, - заявил Федор Гордеевич.
   - Но кто с лошадью будет заниматься? - спросила Елена. - Все-таки самый большой опыт у нее. Ваших людей Григорий Сергеевич на это отвлекать слишком расточительно. Тем более у нас уже пять коз.
   - Ими же больше Татьяна ведает, - удивился Клим.
   - Одной сложно, тем более у Тани и других забот полно, - возразила тетя Оля.
   - Значит и Татьяна оставляем? - спросил Федор Гордеевич.
   -Да, - сказала Елена, - еще Кралю.
   - Ну, твоя Краля конечно повар неплохой, но больно с мужиками заигрывает, - заявила Петровна. - Да и за тем чтобы у нее в котел все что нужно попало нужен глаз да глаз.
   - И что, кто-то и это должна делать. Должно быть и женское общество для того чтобы поддерживать боевой дух среди мужчин. Им требуется и красоту наблюдать. А уж прости мы с тобой для этого не очень, не согласилась Елена. - А на кухне за ней пусть еще Света приглядывает. За хлебом и самым ценным все равно тетя Оля смотрит.
   - Это так, - подтвердила та.
   - Ну что? Значит, оставляем Катерину, Таню, Крал... то есть Ирину Окуневу, Свету ну и Петровну с Еленой.
   - Еще и другую Лену, которая Куприна, ну и Тамару. Они лучше всех в травах разбираются, да и грядками надо кому то заниматься, кроме Катерины и Светы.
   - Восемь человек получается, - подытожил Добромир, - остается девять вакансий. Значит забираем всех оставшихся детей.
   - Ага. Так они и согласятся, - возразил Виктор Олегович. - Мой Максим после того, как ему объявили, что он принят на службу и ему деньги начисляются вовсе взрослым начал себя считать. Вот каково ему теперь всего этого лишится?
   -Да ребята тут повзрослели. И к ситуации адаптировались лучше многих взрослых, - пояснил Григорий Сергеевич.
   - У Игоря мать в списке на переход, - сообщила Петровна.
   - Ну что же, - с ними я сам поговорю, - сообщил Добромир. - Виктор Олегович. Я Максиму твердо пообещаю кроме школы записать в Учебный центр и то, что он еще получит приключений на свою голову. Кроме того включу в какую-либо команду. Пока якобы резерв. Вы согласны?
   - Да. Я думаю это простимулирует и его желание учиться.
   - Остальным тоже надо пообещать тоже, - предложил Клим.
   - Хорошо. А теперь позовите Дину. Она все-таки еще более трудный случай.
   Дина пришла минут через пять. За это время успели пару вопросов решить. Немного взвинченная, с горящими глазами. Энергия так и бьет из нее. Наверняка догадывается, что ее хотят забрать из лагеря. Не зря чуть поодаль кучкуется остальная троица. Однако, так как официально ей еще ничего не объявили, то и она пока и никак не может вылить свой гнев.
   - Ну как Дина тебе тут? Привыкаешь? А вот старшие тебя хвалят, - обратился к ней Добромир. - Говорят, хорошо приспособилась к условиям. Много работаешь. Старательная.
   - Нормально. Мне тут нравится. Поэтому и стараюсь. А вы меня хотите забрать? - не выдержала и спросила она.
   - Скажу прямо. Есть некоторые затруднения. Ты очень полезный сотрудник. И такой ценный кадр тут очень нужен. Но я хочу поговорить с тобой о твоем отце. Он не хочет покидать лагерь. Но ты же видела, как он поработал над гончарным кругом и станком для обработки дерева, который мы доставили. Владимир Борисович был очень недоволен, тем как их у нас изготовили. Ты представляешь, сколько веса можно было бы сэкономить, если бы он заранее их переделал? А нам необходимо изготовить больше разных подобных механизмов, потому что они значительно облегчат жизнь и здесь, и в других местах. Поэтому он очень нужен там. Такие инженеры на вес золота. У нас все больше специалистов по более современным системам. Они лучше разбираются в разных роботах, электронных схемах, автоматизации. Но он не хочет оставлять тебя здесь одну. Я тебя очень прошу помочь нам. Уговори отца на переход. А я тебе обещаю, что ты со своими друзьями на Звемелине тоже не будешь скучать. И приключений вам хватит. Тем более я запишу вас на курсы по подготовке специалистов вот для таких походов. Согласна нам помочь? Друзья мои! А ну-ка подойдите поближе. Чего там на отшибе стоите, стесняетесь?
   Через десять минут вся четверка согласилась на завтрашний переход, в обещание на зачисление на упомянутые курсы по подготовке новых бойцов. Добромир оказывается действительно создает специальное военизированное учебное заведение. Вот четыре курсанта и нашлось. Или три? Игорь все же заявил, что предпочитает гражданскую жизнь. Но вот от дополнительной подготовки он не отказывается. На том и порешили. Уговоры Владимира Борисовича Добромир оставил на потом.
   Сейчас же перешли к остальным вопросам. Первым делом решали, кого отобрать на четыре оставшихся места. Двоих включили по медицинским показателям. Двоих забраковали как непригодных по личностным параметрам. Вообще-то было три кандидата. Но один был из числа старых знакомых Петровны, и она заявила, что этого надо оставить, так как уже занимается его перевоспитанием. И процесс этот прерывать нельзя.
   После этого остались текущие вопросы. Самым важным является обеспечение питанием. Добычу мяса и рыбы можно оставить на прежнем уровне. А вот с некоторыми растениями положение похуже. И женщин стало меньше. А это он занимались сбором, и запасы в округе поистощились. Не говоря уж о том, что для некоторых и сезон прошел. Придется их долю в рационе сократить. Правда и количество едоков постепенно уменьшается. После этого Добромир потребовал пока сосредоточить главные усилия на строительстве домов. Их нужно три. Для этого можно использовать два уже готовых сруба.
   - Пристроите к каждому с трех сторон по три стены, вот уже четыре помещения, пристроите еще две пары, чтобы получился прямоугольник. Потом закрываете все это общей крышей. Чертежи готовы. Две бензопилы на рубку леса, одна тут. Теперь есть лошадь, чтобы возить бревна. Составьте график, чтобы она и на охотников и рыбаков успела поработать. Но не переусердствуйте. Через неделю будет еще одна. Строительство постарайтесь закончить до конца месяца. Но если нет, ничего страшного. Главное сохранить людей живыми и здоровыми.
   Ольга Павловна. Увеличьте количество муки в порции хлеба до семидесяти грамм на человека, примесей сократите на десять. Возникшие излишки в запасы. Количество людей уменьшается, а поступление с той стороны планируем увеличить.
   - Но и сбор местных ресурсов у нас сократиться. Людей то меньше.
   - Понимаю, но постараемся заменить людей за счет увеличения производительности. Будут и инструменты получше, еще лошадей доставим, а в ближайшее время и технику.
   После собрания Дима пошел поговорить с ребятами. Мало ли, что. Возьмут и передумают. Все-таки тут они уже со статусом не уступающим взрослы. Баллов набрали, зарплата идет. То есть вполне уважаемые члены общества. Вновь на Звемелине перейти в разряд младших не хочется. Поэтому надо их немного успокоить.
   Разговор этот начался , кажется в тот же день, когда наказали Дину. После этого несколько раз возвращались к вопросу, но все время так до конца его и не довели, каждый раз довольствуясь тремя-четырьмя десятками слов. Например, когда объявили о том, что ребятам будет начисляться зарплата.
   - Дело в том, что на Звемелине несколько иное отношение не только к наказанию подростков. Воспитание ответственности этим не ограничивается, - заявил тогда он. - Наказание всего лишь маленькая часть процесса. Главное же то, что детей с малых лет приучают к труду. Разумеется, никто не ставит перед ними непосильных задач. Да и процесс этот бесконтрольным назвать нельзя. Но и запрета на детский труд нет. Так же как на привлечение к общественным мероприятиям. И производительность при этом стоит на втором месте. Главное это обучение и воспитание.
   - Но это же дети, - возразили тогда ему. - Они должны заниматься своим развитием, формированием личности, учиться в школе. Как можно допустить такое, это эксплуатация несовершеннолетних. Это может негативно сказаться на процессе формирования личности.
   -Насчет эксплуатации. Они вполне получают заработную плату и иное вознаграждение, пропорционально своим результатам. А насчет учебы, то трудовая деятельность имеет не меньшее значение, чем иные предметы. Он приобретает навыки и умения, которые вполне пригодятся ему во взрослой жизни. Ребенок имеет лучшее представление о многих профессиях. Как можно говорить о формировании личности, если несовершеннолетние будут изолированы от труда. Ведь достигнув взрослого возраста, ему в обязательном порядке придется заняться чем-либо, выбрать какую-то профессию.
   Труд, профессиональная деятельность является важнейшей составной частью жизнедеятельности человека. Большая часть его жизни проходит на работе. И то чем он занимается, как справляется с этой функцией, зависит очень многое. За счет вознаграждения, полученного за свой труд, он обеспечивает основные свои потребности. И это не просто выполнение всяких мелких задач, которые называются выполнение обязанностей по дому. Разумеется, я не имею в виду варианты. Когда это приносит доход. И если с детства не приучать человека к труду, как можно говорить о формировании личности. Если в момент вступления во взрослую жизнь окажется, что он не готов заниматься чем-либо полезным для общества.
   - А причем тут личность и то, о чем вы говорите? Я назвал бы это профессией. Какая между ними может быть связь?
   - Как какая? На каждого человека оказывает влияние сфера деятельности, в которой он занят. Это и окружение, и особенности характера выполняемых обязанностей, время, которое он тратит на них, наконец, получаемое вознаграждение. От этого зависит его мировоззрение, возможности доступа к материальным благам, сферам услуг и вообще удовлетворение его потребностей, возможности дальнейшей самореализации.
   - Это никак не влияет на состояние личности. Главное это степень её свободы. Уважение, с которым к ней относятся. Наоборот работа ограничивает личность, связывает ее, не дает раскрыться.
   - Не согласен. Начну с того что, на мой взгляд личность и свобода это все таки разные понятия. Более того настоящая личность как раз и не может быть свободной в том смысле, который вы вкладываете в это слово. Потому что у настоящего человека есть интересы, задачи, привязанности, мысли, каждый из которых накладывают на него ограничения. С другой стороны, о какой свободе вы говорите? В любом случае человеку нужны хотя бы минимум еды, питья, одежды и место ночлега. И если он не способен обеспечить это себе сам, и нуждается в чьей-то помощи - о какой свободе можно говорить? Кроме того ему нужна безопасность. А для этого хочешь, не хочешь, а надо стать членом какого-то коллектива. А в нем даже самый сильный и способный человек, хоть в какой-то степени зависим от других. Со временем в дополнение к перечисленным появляется потребность в зрелище, медицинских услугах. Кто-то должен взять на себя обязанность по регулированию взаимоотношений среди членов группы. И чем сложнее сообщество, тем больше разделение обязанностей. И тем больше зависимость каждого отдельного члена.
   Но при этом и общество в этом случае зависит от человека, так как то, что оно предоставляет и создается его членами. И тут нужно упомянуть о деньгах. В данном случае это самый распространенный и самый совершенный критерий оценки вклада, который сделал, каждый отдельный человек. Да не совершенный, но пока лучшего нет. Отдельный вопрос - справедливость оценки этого вклада и получение достойного вознаграждения.
   Но в любом случае уже можно говорить о самостоятельности человека, который может за счет полученной оплаты за внесенный им вклад в общий котел, может обеспечить свои потребности. Да, они разные. И тут также очень важно, как человек умеет их ограничить в пределах разумного.
   Так вот обычно человек обеспечивает не только себя, но и младших членов семьи. Оставим в стороне случай, например, с женой-домохозяйкой. Она вносит свой важный вклад в обеспечении жизни своей семьи, кстати, одного из вариантов маленького коллектива. А вот молодежь чаще всего полностью зависит от старших членов семьи. Более того и от всего общества в целом. Но в то же, как раз данная категория больше всего недовольно. С одной стороны завышенные потребности, с другой стороны неспособность самостоятельно их удовлетворить. В результате часто агрессивные запросы и к старшим членам семьи и к обществу. Физическое развитие отстает от экономического и социального.
   Так вот на Звемелине, благодаря существующему порядку молодежь лучше подготовлена к труду. Более того подрастающее поколение с каждым годом, по мере взросления, способно удовлетворить все большую часть своих потребностей. И получается оно в материальном плане даже более самостоятельно и независимо. Но это не все. Сделав, что-то своими руками, они лучше начинают ценить сделанное другими. Формируются навыки ценности, которые пригодятся в дальнейшей жизни. Происходит становление характера, ребята определяются с планами на будущее. Да к тому же из-за того, стимулируется активное занятие подростков общественно-полезным трудом, часто под руководством опытных авторитетных наставников, у них мало свободного времени для безделья. Соответственно нет почвы для формирования вредныхнаклонностей.
   В результате для юношей и девушек переход во взрослую жизнь происходит менее болезненно. Нет резкого перехода из одного состояния в другое и связанных с этим проблем. Не происходит изменения мировоззрения и переоценке ценностей, не надо быстро привыкать к новым реалиям. Они испытывают меньше проблем, сталкиваясь с реалиями жизни и трудностями. Лучше переносят нагрузки и справляются с ответственностью.
   Более того оценивается молодежь уже не по возрасту, а уже по тому какую роль они играют в жизни общества. И если подросток способен дать результат не меньший, а когда и больший чем взрослый, то и его положение и социальное, и экономическое, и даже политическое. Есть, конечно, особенности, связанные с физическим состоянием, дополнительным контролем, правилами охраны труда, особо акцентированной помощью и поддержкой. Оплата труда, например, производится, по результату, без учета возраста. Так же как и допуск к проведению ряда работ. Ну и доверие. Это касается и социальной, и политической сферы. Так если полные гражданские права обычно предоставляются в восемнадцать лет, то, молодые люди, доказавшие свою способность владеть нарезным оружием, с шестнадцати лет получают их сразу же.
   - А почему, такое внимание именно владению оружием спросил Виктор Олегович.
   - Владелец нарезного оружия автоматически становится членом ополчения. Соответственно, как может парень или девушка в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, выполняя столь важную задачу, обладать меньшим статусом в обществе, чем остальные. А члены ополчения на Звемелине обладают большими правами, так как они выполняют столь важную для общества задачу, как его защита.
   - То есть у остальных жителей, прав меньше - вкрадчиво поинтересовался, оппонент в очках.
   - Да.
   -Но это, же несправедливо. Все люди имеют от рождения равные права,- поддержал товарища, второй оппонент.
   - Простите. Не совсем понял. Равные или по справедливости? - удивленно спросил Илья, подошедший к ним несколько минут назад.
   - Это одно и тоже, - недовольно буркнул очкастый.
   - Э, нет. Далеко не всегда. Вот в данном случае. Да у разных групп да конечные права разные. Одни взяли на себя дополнительную обязанность и совершенно справедливо, что получили за это дополнительный бонус. Но с другой стороны и равноправие на Звемелине есть. Каждый, может по своему желанию обучится владению оружием, подать заявку на разрешение приобретения в личное владение нарезного огнестрельного оружия. Тут все зависит от него. Готов ли он к дополнительным требованиям к себе или нет.
   - А если человек не хочет вступать в это ваше ополчение? - спросил второй.
   - Это его право. Но только нарезным оружием в полную собственность он получит, только выбираясь за пределы определенных территорий вблизи населенных пунктов. Есть еще ряд ограничений. А вот гладкоствольным оружием может владеть каждый человек, доказавший, способность уверенно с ним обращаться и доказавший это на экзаменах.
   - Тут есть ограничение, - добавил Дима.- С двенадцати лет любым гладкоствольным, хотя в редких случаях и с десяти. А так для младших есть специальное оружие.
   - Но почему, тогда, нам тут не даете ружья? - возмутился очкастый.
   - Во-первых, их мало. А во-вторых, мы еще не разобрались в навыках владения оружием каждого из вас. Вот если кто докажет свои способности и получив в руки ружье будет способствовать благополучию обитателей лагеря, а не представлять для них угрозу, то тут же получит допуск. А по мере увеличения арсенала, что-то получит на постоянное ношение. А пока, хватит дискуссии. Надо работать.
   Все это Дима аккуратно записал, для того чтобы приложить к рапорту. Пригодится в дальнейшем. И таких листочков с соображениями накопилось уже немало. Тем более руководство всячески стимулирует подобную деятельность. Тут и свежий взгляд со стороны на проблему, и изучение мнения переселенцев. Ну и заодно, видно, кто и чем дышит. Правда, все это большей частью надо будет оформить уже там на спутнике. Тут и других дел полно.
   Утром все прошло, как и запланировали. Все люди собрались за полчаса, прошли инструктаж, решили все свои вопросы в лагере, попрощались с остающимися. Оставшиеся десять минут прошли в томительном ожидании. Тот саамый мужчина в очках, что возмущался наказанием Дины, и тут начал ворчать. По его словам не стоило людей собирать так рано, время необходимо рассчитывать лучше и прочее в том же духе. Его пару раз отдернули, но как ни странно это помогло несколько скрасить ожидание. По команде выпили таблетки, приготовились.
   Все. Они уже на спутнике Звемелина. Люди заполнили собой почти все помещение, поэтому крайние начали быстрее выходить наружу. Вернее переходить в следующее помещение, где предстоит еще одеться. Все-таки резкий переход в более прохладные климатические условия может сказаться отрицательно на здоровье.
   Отдыхали чуть больше суток, и они вновь отправились на Ветку. Правда, перед этим состоялось одно важное для отряда событие. Вернулся Андрей. Удивительно но, он уже вполне выздоровел и готов к дальнейшим походам. Правда, медики все же рекомендовали ему немного себя поберечь и не нагружать организм по максимуму. На этот раз в колонне оказалось четырнадцать грузовых машин. И большегрузных КАМАЗов не два, а целых пять. Да к тому же три из них с прицепами. А еще один бронированный внедорожник с вооружением. И на этот раз основной груз топливо, масла и присадки. На втором месте станки для новых производственных линий. Пять тонн соли, тонна шоколада. Сорок тысяч патронов. Ну и остального по мелочи.
   К Шамуровым на этот раз заезжать не стали. Оба брата ждали их в Красноборске. Николай Борисович приехал туда двадцать часов назад. Привел целую колонну в сопровождении трех БТРов. Один хранился в Учебном центре, правда, на него установили только пулемет Калашникова. Два обнаружили на складе. Вернее только эта пара из восьми оказалась на ходу. Да и то и из них удалось вооружить только один. Кстати в Учебном центре, ставшем теперь штабом, стоит еще одна коробка стоит в Учебном центре, но его доводить и доводить. При расформировании воинской части все эти машины решили передать в МВД. Но, разумеется, перед этим сильно раскулачили. По словам Шамуроваа там же на складе есть три БРМД и то же неисправные.
   БТР без вооружения решили оставить тут в Красноборске. Следующая колонна из Звемелина привезет для него и оружие, и боеприпасы. Ну и немного запчастей для остальной техники. За это три бронированные машины, которые еще предстоит поставить на ход, будут переданы в Новоград. Техника остро нужна и тут. В Красноборском РОВД в свое время нашли БРМД, так он сейчас постоянно в разъездах. Разведгруппы Добромира с её помощью обследуют по квадратам прилегающую территорию.
   Николай Борисович сообщил, что с одним из населенных пунктов по пути, вроде бы нашли взаимопонимание, во второй поедет группа от Добромира вместе с колонной, которая убывает завтра. Опять загрузились продовольствием: картофелем, маслом, зерном. Взяли с собой пятьсот местных тортов. Красноборский колбасный цех так же отгрузил часть своей продукции. В один из автомобилей загнали двух коров, в другой пять баранов и козу. Нашли место и для ящика с десятком поросят. Полсотни кур повезут в отдельной машине. Городские заняли бесхозный дачный участок. В первую очередь планируется использовать множество имеющихся там плодовых деревьев. Тем более теперь есть куда сбывать. Добромир твердо обещал помочь с излишками. Но там планируется выращивать и овощи. Поля рядом занять под картофель. Кроме того там же планируется держать скотину. Так что будет организована собственная продовольственная база.
   На этот раз из Города приехали не с пустыми руками. Во-первых, горючее в нескольких наливняках, которые на обратный путь загрузят нефть. Но больше всего привезли железа и цветных металлов. Станки, инструменты. Десятка полтора мотоблоков с навесным оборудованием, запчасти. Той же соли привезли четыре тонны, много моющих средств, немного косметики. Склады в городе оказались богаче чем в сельских районах. По заказу Добромира привезли даже кое-какие продукты, а также продукцию своих предприятий. Новые заказы, кажется, оказались весьма ко двору. Колона уходит в Город завтра утром. Пока идет активная работа по его формированию.
   Дима же отправился в местную библиотеку готовить список книг, которые тут находятся в одном или двух экземплярах, для того чтобы Николай Борисович, организовал поиск у себя. Вдруг там найдутся лишние экземпляры. Заодно с части книг снял и фотокопии. С утра отдал список и вернулся обратно, заканчивать работу. Этим он занимался до обеда. А в час он уже был на пути к воротам.
   И на этот раз отправились втроем, и в том же составе. Да и в остальном все повторилось до мелких деталей. Три тачки, загруженные под завязку. В каждой три одинаковые на вид банки. Только в двух картофельный порошок, а в третьем - яичный. И очень похоже, что все девять с армейских складов. Именно в такой таре хранился тот 'анкл бенс', которым их кормили по утрам в армии. А одну банку им удалось даже достать в караулку. А вот интересно откуда они. В первый раз этого в запасах не было. И на складе тоже. Привез Николай Борисович? А ведь у них самих проблемы с продовольствием. Вопросов стало больше. Все-таки не все договаривают. Или вернее, получается, есть тайны которые знает только руководство?
   Кроме того на тележках по два мешка с мукой и по десять кило гвоздей. Крупу: перловую, ячневую, гречневую и овсяную, а так же горох нагрузили на себя. Примерно сто килограмм на троих. Поэтому, как только переход состоялся, тут же сняли с себя все лишнее.
   На этот раз Дима пока находился в лагере дважды ездил на озера на телеге. Туда отвозил доски, обратно - рыбу. За добычей охотников отправлялся только раз. Так как носильщиков теперь не надо, в поездку отправлялись только втроем. Правда, термин ездил все же неправильный. И туда, и обратно передвигались своим ходом. Один ведет лошадь, двое смотрят по сторонам. Кроме того три часа охранял сборщиков травы.
   Помогал строить и дом. Теперь кроме примитивных устройств тут две циркулярки. Новая, работает от генератора и на нем можно изготовлять не только доски. Теперь тут прокатывают и бревна, идущие на строительство. Например, делают в них продольные пазы чтобы они плотнее ложились на нижние. Прямые же выемки сверху и снизу каждого бревна уже вырубаются топором. Уже успели подготовить фундамент под один из новых домов, и даже возвели основной сруб и два боковых. Сейчас работаю над остальными. А одна бригада готовит фундамент под второй дом. Сами срубы рубят в охряп, но зато в выступающих концах можно вырубать пазы для соединения их между собой.
   Две ночи дежурил по четыре часа. Провел, таким образом, почти полторы суток. А потом вновь на Ветку. Тут же поехали в Новоград. Тут занялись уже знакомым делом - проверяли бесхозные опечатанные квартиры. Время до возвращения на Звемелин пролетело как одно мгновение. На спутнике Дима отсыпался, отъедался, хоть и за этот раз и потерял всего полтора килограмма. А еще, наконец-то, дорвался до книг. Первым делом теперь он решил ознакомиться с учебниками истории Ветки. Школьные пособия он проскочил довольно быстро. Многое оказалось очень знакомым. Действительно его родной мир и этот можно назвать братьями, даже двойняшками. Очень многое один в один. Нашел внушительный том учебника Истории России с древнейших времен до 1861 года. И, кажется, такой же он читал, когда то дома. Пока все один в один.
   До конца тома он так и не дочитал. Новый переход в мир Лесного пристанища состоялся меньше чем через двое суток после перехода. На этот раз они провели с собой две телеги с запряженными лошадьми и одного осла. Последнего, так же как и людей, нагрузили по максимуму. Опять много сублимированных продуктов, соль, боеприпасы, еще один генератор, больше четырехсот литров топлива, еще одно устройство для распила бревен на доски. Механизм этого устройства приводится в движение с помощью педалей, которые крутятся как на велосипеде. По тому же принципу работает еще один доставленный сюда станок по обработке дерева. С его помощью можно выточить даже очень маленькие и сложные детали. Кроме того привезли две бензопилы, десяток старых камер от больших колес. А еще с ними оказался Володя Жатов. Его рана зажила, и он, решил вернуться обратно, но уже в качестве официального служащего.
   Сразу после разгрузки Диму, Володю, Марата, Андрея отправили на озеро за рыбой. Повезли с собой доски. Часть идут на изготовление мостика к очередному водоему, часть на новые плоты. Кроме того прихватили и камеры. Теперь планируется взяться за озера Кривое и Песчаное. Через последнее можно попасть и в Островное. Все они расположены ниже по течению реки. Из трех предыдущих озер большинство рыбы уже выгребли. Изреки туда пока не попасть, а остатки имеют шанс и дожить до новой большой воды. Впрочем, через месяц или период, после того как они еще обмелеют, можно еще пройтись сетями. А вот все ловушки оттуда убрали. Использовать их надо максимально эффективно.
   Сгрузились и поехали к одному из этих озер. Это маленький водоем, на котором работали два предыдущих дня. С помощью лошади вытащили из грязи, уложенные тут фрагменты настила, и отвезли на новое место. Нагрузили почти двести пятьдесят килограмм рыбы и отправились к Бобровому. Там Васин с напарником вытащили примерно пуда три. Два ведра понесли в руках. В них несколько десятков мелких рыбешек. Их планируется запустить в пруды при лагере. Это не первые и не последние переселенцы. Запущены и несколько вполне взрослые особей. Тем более скоро появится третий водоем. Его планируют вовсе устроить в достаточно глубоком овраге.
   По возвращении отправились за травами. Новые лошади сегодня сразу же направили на работу. А той первой до конца дня решили дать отдохнуть. До этого ей сильно досталось. Ослика отправили с охотниками. Нагрузили почти полную телегу. Доставив груз в лагерь час помогали поднимать бревна. На следующий день их вновь с утра включили в работы. Сначала съездили на лесное озеро, проверили морды, потом возили лес.
   Перед обедом отправили за рыбой. По дороге подстрелили парочку диких коз. При погрузке выяснилось, что это все-таки козлы и то, что это иная порода, нежели сайгак или косуля. Весом килограмм тридцать, и каждый рог имеет несколько ответвлений. И если основной, как и положено, загнут назад до два отростка весьма неприятны при ударе. Загонщиками при этом выступили местные волки. И кажется они из новых, пришедших на освободившуюся территорию, так как, по словам обитателей лагеря, в последнее время их сородичей почти не видели. А эти явно не ученные, нагло выскочили под выстрелы. За что и поплатились - полегли все шестеро. Третья их жертва к этому времени уже сильно отстала от двух других. Ее почти настигли и она спотыкалась. Поэтому и пуля ее задела лишь слегка. При осмотре оказалось, что это козочка и волки уже успели ее ранить, потому она и теряла силы. Потом она еще, кажется, наткнулась на тела самцов и при падении была оглушена. Во всяком случае, при осмотре попыталась вскочить, но ее успели схватить и связать. Даже раны перевязали. Загрузили и её, и туши самцов, да еще и волков на телегу и вперед.
   На подходе к стану рыбаков разжились еще и тремя дикими гусями, а пока их подбирали, подстрелили парочку птичек являющихся родственниками фазанам. Однако удивить добычей товарищей не удалось. Они сами добыли пяток уток и еще несколько, каких-то пернатых и главное парочку кабанов. Ну, птичек рыбаки себе оставили. К тому же эту свою добычу они уже почти приготовили в котле. А вот обе крупные туши погрузили в телегу. Пришлось даже парочку волков тут оставить для разделки. Но часть рыбы пришлось на себе тащить. Досталось килограмм по пятнадцать на брата. Это не считая двух ведер с рыбками для пруда.
   Хорошо обедом тут накормили. Благо хлеб с собой на всякий случай взяли. Все-таки рыбаки для себя рыбу не экономят. Впрочем, это для них, что-то вроде премии. Тем более в лагере они почти не питаются. А с мясом и рыбой и там вполне неплохо. Вот с остальным похуже, но постепенно в рационе растет вес и муки, и крупы. Вот с растениями стало похуже. Во-первых, поблизости от лагеря их стало труднее найти. Только крапива, сныть да борщовник успевают вырасти на старых участках. Даже лопух из-за того, что его выкапывают прямо с корнями, стал попадаться все реже и реже. У некоторых растений прошел срок сбора, другие не созрели. На лугах появились грибы белого цвета. Но они оказались достаточно безвкусные и совершенно не сытные.
   За последние недели трава вокруг сильно выросла, да и листья на деревьях стали значительно гуще. Яркое солнце светит слева, на небе ни облачка. И кругом такая идиллия. И на миг почудилось, что сейчас там вдалеке появится родное село, и они у себя там, на родной планете. Но нет, это другой мир. Вокруг потрясающе красиво. И эта красота дикая, первозданная, сильная, почти без следов воздействия человека. Она отличается от вида изумрудно зеленных полей, или покрытых цветами садов. Нет очарования сельских домиков раскиданных в долине. И философия иная, чем у черных пашен. Зато кустарник растет так же как вон то, что впереди и вода за ней серебрится так же.
   Вот она казалось бы первозданная природа. Но человек, который, казалось бы, часть ее, оказался уже мало совместим с ним. Что было бы с людьми, оказавшимися тут, без помощи их отряда, других людей Добромира? Все-таки появляется внутри, разумеется, не гордость, но некое чувство удовлетворения собой. Нет постоянных сомнений в себе, мыслей воде 'а нужным ли делом ты занимаешься'.
   Да, конечно, в том, что, конкретно, эти люди появились тут, есть определенная если не вина, то роль его Димы и его друзей. Потому что все это мероприятие может и не затеяли бы в ближайшее время, не рассчитывай на их участие. Но тогда хранилище бы переполнилось. Часть этих людей, точно бы нигде не появилась, они бы исчезли, и не появилась бы возможность улучшить жизнь других, похожих на них. Часть же все равно попала в какой-либо мир, но в еще более худшие условия. И такая участь ждала бы не только этих, но и многих других.
   Так до лагеря и добрались. Разгрузили телегу. Козочку довезли вполне благополучно. А тут ею занялся сам Добромир. Сомнения в том, а стоило ли везти животное в лагерь живой, отпали. Мясо в лагере запасли с излишком. Часть ежедневно коптиться на будущее, как и больше половины выловленной рыбы. Растут запасы поселения. Да и в остальном лагерь постепенно развивается. Появились новые дома и сооружения, расширилась площадь обработанной земли. Кромка леса отступила дальше. Там где некогда высились деревья и располагались полунепроходимые заросли открытое пространство. Только пенечки торчат. Среди них уверенно бродят домашние козы, подбирая оставшиеся ветки. Некоторые участки уже очищены и вовсе засеяны.
   На этот раз Диме и его товарищам дали отдохнуть. Интенсивность работ снизили не только для них. Все же люди устали. Тем более переселенцы менее подготовлены физически для грубой и тяжелой работе. Да и питание не самое лучшее. Конечно много мяса и рыбы. Но явно недостаточно хлеба и различных круп, молочной продукции. Да и сахара не хватает. Немного сладкого добывают из кореньев. Но тут проблема в сокращении их количества. Время от времени добывается дикий мед. Но для большого количества людей его недостаточно. И такой рацион является непривычным для организма. Вот и принято решение дать людям возможность отдохнуть, пообщаться в спокойной обстановке, выспаться наконец. Ввели 'адмиральский час'. Да и вновь прибывшие в достаточно плохой форме. Поэтому поплескались в прудике около лагеря. Смыли накопившуюся соль, грязь и усталость. Потом напились травяных отваров, поговорили с людьми и отправились спать. Тем более, ночью вновь пришлось подежурить.
   Переход состоялся утром. Взяли с собой двадцать три переселенца, в том числе двух женщин, всю группу Клима и раненную козочку. Козлы вместе с ней гуляли не просто так, и ей еще предстоит обогатить видовое разнообразие животного мира Звемелина.
   На этот раз отдыхали двое суток. После перехода все испытывали чувство вялости и сонливости и сильную усталость. Только Андрей оказался бодр. Поэтому спали, гуляли и читали. Ну и пили чай с пряниками, печеньем, пирожными, вареньем. Переход на Ветку состоялся нормально. Провели с собой колонну из двадцати грузовиков и двух легковых автомобилей. Сразу же после этого занялись посадкой картофеля. Их участок оказался вспахан вместе с остальными и даже борозды проведены. Осталось уложить в них семенной картофель и укрыть землей с помощью грабель. С трактористом расплатились топливом. Семена тетя Аня подготовила из своих запасов. За него отдали сахар и соль, а так же пять килограмм шоколадных плиток. Поработали не только на своем участке, но помогли и Шамуровым. У них из работников сама тетя Аня, Кирилл Борисович, племянники Боря двенадцати лет и Рома десяти лет. А так же девочки двенадцати и пятнадцати лет. Николай Борисович перевез сюда сестер своего ординарца. Жена самого младшего Шамурова сейчас на службе в Красноборске. Она даже ночует там. Работает почти по специальности. На нее возложили проверку документации и разбирательство с выявленными нарушениями.
   На другой день с утра Илья и Дима получили новое поручение. Опять прибыли к воротам, где их уже дожидался Добромир,Аня и Рита. Вскоре здесь один за другим появились грузовые автомобили. Тут же на месте все товары перегрузили на четырнадцать из них. В ворота идут только они. Остальные семь остаются тут. Кроме водителей в убывающие за ворота сели Добромир, Илья, Дима, Аня, Рита, Кирилл Борисович и четыре представителя местных властей. Им предстоит окончательно оформить сделку на месте. Груз: картофель, сливочное масло, гречка, манная и перловая крупы, мука, две тысячи тортов.
   Проскочив ворота, Дима опять почувствовал усталость. Ощущение словно перетащил на себе массу тяжелых мешков. Кроме того появилось легкое головокружение, раздражительность. Минут пятнадцать просто сидел в кабине. Потом с трудом вышел наружу. За это время часть груза переложили на подъехавшие дополнительные автомобили. Минут через пять снова двинулись в дорогу. Дима просто плотнее прижался к спинке сидения и закрыл глаза. Поэтому в окна почти не смотрел. Заехали на какие-то склады. Вылез из кабины. Кругом же суета и беготня. С машин сгружают коробки, мешки. Часть тут же проверяют, взвешивают, пересыпают.
   - Дима, - обратился Добромир. - Сейчас с Шамуровым на двух автомобилях отправляйтесь за УАЗиком, на котором поедут вот эти люди. Федор, с вами поедут вот эти две машины. Там груз для отряда.
   - Здравствуйте, - представился названый Федором мужчина лет тридцати. Роста выше среднего, плотного телосложения, круглолицый. Темно-русые волосы коротко пострижены.
   - Быстро представлю. Дмитрий Николов мой боец, объявил Добромир. - Федор Николаевич Мураев, Василий Андреевич Горшков - заместители командира одного из местных отрядов. С ними мы сотрудничаем здесь наиболее тесно. А вот Кирилл Борисович Шамуров, представитель поставщиков продуктов. Вы знакомы? - добавил он, обратив внимание на реакцию представляемых.
   - Да, - ответил за двоих Мураев. - Мы с Кириллом знакомы очень давно.
   - Федя. А ты тут откуда? Когда попал сюда? - и Шамуров все же обрел дар речи.
   - Больше года назад.
   - Как? Я с тобой разговаривал за месяц до того как оказался на новом месте. А с тех пор прошло не больше полугода, - растерялся Кирилл Борисович.
   - Долго объяснять. Только я не совсем тот Мураев. Помнишь ты нас с Всеволодом менял в Грозном. Вот с тех пор эти Бердышевский-Соколовин и Мураев с тобой не виделись. Мы тогда, грубо говоря, раздвоились. Но извини, времени нет. У тебя своих товаров на продажу нет? Продукты тут дороги. А то мы с тобой свое сотрудничество организовали бы?
   - Есть, только немного. Сейчас переложу в автомобиль. Но в следующий раз больше привезу. А цены я видел. Впечатляют. Но я бы на горючку поменял.
   - Ладно. Ну, все до свидания, - обратился Федор уже к Добромиру,- мы поехали.
   За УАЗиком петляли больше получаса. Наконец приехали. Дима устало вышел из машины и с трудом ответил на приветствие. Появился и уже упомянутый Бердышевский-Соколовин. Волосы у него более светлые, чем у Мураева, и так же подстрижены, ростом повыше, чуть ли не на голову, а ширина плеч почти такая же. Движения быстрые, уверенные. Есть у него в облике, сразу выдающее начальника. Да и лицо у него плакатно-правильное, можно сказать аристократическое. Это впечатление подтверждает и его манера держаться. Но, честно говоря, Дима на все вопросы ответил с трудом и с явной неохотой. Впрочем, Кирилл Борисович, обрадованный встречей с друзьями, быстро отвлек их внимание. Все время пока находились тут, он просидел на диване.
   На обратном пути с трудом слушал восторженный рассказ Шамуров. Правда, запомнил даже то, что тот выгодно поменял свои четыре пуда картошки на двадцать литров бензина высочайшего качества. И даже заключил договор на следующий приезд. Например, обещал привезти двух козочек. По его словам, дома хватит пока и одной. Тем более скоро у них в хозяйстве будет две коровы. Да и картошка у них еще есть. Хоть и людей в доме прибавилось и брату два мешка передали. Но зима оказалась короткой, и запасов у всех оказалось с избытком. Вот люди и избавляются.
   Обратно колонна отправилась через десять часов. Грузовики и в эту сторону нагрузили по максимуму. Топливо, присадки, металлы и контейнеры с другим сырьем, станки, инструменты, техника, стройматериалы - все это пригодится на Ветке. Часть пойдет на Звемелин. Вдобавок своим ходом прошел колесный трактор с навесным оборудованием, загруженным в тележку.
   Обратный переход дался легче. Тем более по прибытии дали возможность отдохнуть. Проспал часов двенадцать, а потом с огромным аппетитом набросился на еду. А через час весь их отряд в полном составе выехал на охоту. В последнее время вокруг людских поселений увеличилось количество волков, лис и прочих хищников. Даже медведей уже видели. А на старом месте последних не было в радиусе трехсот километров лет пятьдесят. Даже волки и те были выведены через несколько лет после войны и лишь изредка заглядывали в местные лесочки.
   Стаю выследили с воздуха и старательно гнали к месту засады. А вот тут и расположились охотники. Местных человек пять и столько же человек из отряда Ильи. Сам командир, Дима, Андрей, Олекса и Костя. Место выбрали хорошее. И пока зверь еще был достаточно далеко Дима снова прилег отдохнуть. Разбудили его где-то через полчаса. Быстро заняли свои номера. Волки числом более дюжины появились минут через десять. Дима успел сделать только три выстрела. И все дело закончилось. Собирали добычу, свежевали. Потом выехали на другое место охоты. Стреляли лис.
   Утром вновь проснулся поздно. Долго завтракал и пил чай. Полдня посидел в библиотеке. Изучал литературу, касающуюся местной истории. С трудом сдерживал желание плотно читаться в одну из книг. Но пока надо их хотя бы сфотографировать. А потом пришло время возвращаться на Звемелин. Забрали с собой человек десять местных парней и девушек. Но как то все это событие прошло мимо сознания. Действовал, в каком-то тумане.
   Остаток дня им дали отдохнуть, а на следующий день сразу после завтрака выехали в центральный мир. Тут вовсю, царствует зима. Но тут она мягкая. Температура даже ночью не опускается ниже пятнадцати градусов. Это в середине ноября, как только выпал снег, температура резко снизилась, начались метели. Но потом даже потеплело. Днем она чаще проскакивает нулевую отметку. Но снежный покров держится постоянно.
   В салоне автобуса тепло. И поэтому приятно наблюдать из него за проплывающими за стеклом окон снежными пейзажами. Все кругом окрашено в чистый белый цвет. Поля, деревья и кусты. После весенних зеленных цветов Ветки и Пристанища, осенних золотых спутника это кажется особенно впечатляющим. А если прибавить к этому предвкушение от предстоящего прибытия в Усадьбу. Только постепенно даже это утомило, и незаметно для себя укачанный в мягком кресле Дима отключился.
   Очнулся только когда приехали на место. Несколько мгновений приходил в себя и вместе с Ильей покинули салон последними. Их дом уже приведен в порядок. В нем убрались, подключили коммуникации, и внутри уже тепло. Полчаса ушло на то, чтобы освоиться и разложить вещи. А внизу их уже ждет горячий кофе. Но рассиживаться долго не пришлось. Весь отряд пригласили к руководству. Только собрались не на самой усадьбе, а в зале совещаний построенного рядом административного корпуса. Помещение занимает почти весь второй этаж здания. На первом служебные помещения: охрана, комендант, гардероб, на третьем кабинеты.
   Для встречи прибыл сам Добромир, уехавший сюда еще вчера вечером. Кроме того присутствуют Велета, Софья, Велекон. Посередине комнаты установлен огромный стол. Вокруг него все и расселись. Места хватило всем, половина стульев остались свободными. Это если не считать расставленных вдоль двух стен. Добромир устроился во главе. Хозяева заняли места по правую руку от него, отряд Ильи - по левую.
   - Здравствуйте, - поздоровался Добромир. - Поздравляю всех с наступающим новым годом. Приглашаю в час ночи в сад усадьбы. Времени на подготовку мало. Сразу перейдем к делу. Итак. Вы неплохо поработали. Ознакомился с частью ваших отчетов и рапортов. Много дельных мыслей. Надеюсь, вы еще поработаете над ними. Возможность будет. То, что начали изучать литературу на Ветке тоже хорошо.
   Теперь перейдем к главному. Вы все при последних переходах почувствовали ухудшение самочувствия. Симптомы описывать не буду. Это связано как раз с вашей личной внутренней энергией, затрачиваемой на этот процесс, и способностями. По ряду причин она у вас значительно выше, чем у других. Способность перехода из мира в мир зависит от ряда показателей. Они действуют комбинировано. И расчет конечного результата происходит по очень сложным формулам. Величины при этом постоянно меняются. Так вот в последнее время вы совершили большое количество переходов. Поэтому израсходовали весь резерв энергии и включили свои способности по максимуму. Этим и объясняется ваше состояние.
   Запасы постепенно восстанавливаются. Но на этот раз вы тратили их быстрее. В этом есть и положительный моменты. Но все это было сделано не зря, а с большой пользой. Именно сейчас нам потребовалось использовать вас по максимуму и это принесло свои плоды. Во вторых на вашем уровне, чем больше тратишь, тем лучше, так как восстановление идет быстрее. А у вас по сравнению с обычными людьми оно быстрее. Более того при этом идет увеличение и способностей, и предельного запаса энергии. Особенно при использовании и того, и другого по максимуму. Положительный эффект при этом выше в разы.
   Сразу отвечу на вопрос, который у вас должен был возникнуть. У Ильи и Димы возможности выше, чем у других. Поэтому-то они и совершили больше переходов. И да. Даже при обычном переходе они тратили больше других, но и восстановление за счет этого в количественном отношении у них был выше, не говоря уже про те, что были совершены сверх нормы. Правда, есть одно но. В последние переходы они были уже слишком слабы, поэтому и задействовали возможностей меньше и в процентах от своего потенциала и в количестве потраченного.
   - Дополню, - вмешался Велекон. - Зато они тратили в последних переходах энергию по максимуму. А это как уже отмечалось, весьма положительно сказывается на их возможностях.
   - Да, конечно, такой вариант для роста потенциала возможен. Восстанавливая запас энергии не до максимума, тратить его полностью, задействовав при этом способности на пределе. Но это чревато. Можно наоборот снизить потенциал, если его не восстанавливать полностью длительное время .
   - А то, что мы во второй и третий раз забрали больше людей связано с ростом возможностей.
   - Нет. Это связано с улучшением работы самого тоннеля. Напомню, при переходе важны два компонента. Состояние перехода и возможность переходящего. Пример, у первого из них высший предел на данный момент двести человек. Второй - двадцать. Так вот в данном случае последний показатель максимум. Но если будет второй проводник с возможностью десять, то максимум уже тридцать и даже тридцать один. Происходит даже небольшое усиление потенциалов при объединении. Второй вариант. Первый показатель двадцать, второй - двести. В этом случае проходимость составит примерно двадцать два-двадцать три человека. При объединении нескольких потенциалов фактическая возможность может еще немного вырасти, но всего на несколько процентов. Но зато в этом случае происходит увеличение постоянной проходимости. Так что мы вместе протоптали эту тропинку. Да это хорошее сравнение. Это как покрытая снегом дорога. Чем чаще и плотнее им пользуются, тем лучше его качество. Снег утаптывается, ширина растет.
   - Еще один момент, - добавил Велекон,- потенциал тоннеля расходуется быстрее. Поэтому и делаются промежутки, но и они при частом использовании сокращаются. Однако с другой стороны тоннелям тоже время от времени требуется покой. Поэтому пока походы в Лесное пристанище приостанавливаются. В первую очередь для вас. Вы друг от друга устали. Все-таки тоннель это более сложное явление, чем обычная дорога. В какой то мере это живой организм.
   - Ну и монетка от меня, - заявила, молчавшая доселе Софья,- по объединению потенциалов в узких тоннелях. Это в основном действует, когда есть один мощный и несколько более слабых.
   - Слабых может быть не несколько, а от одного и больше, - поправил Велекон.
   - Да совершенно верно, - продолжила Софья. - А вот два сильных вместе уже не столь эффективны. Лучше им пройти по отдельности. Возмущение от первого в этом случае не столь значимо. Тоннель в этом случае чувствует разницу. Есть теория, что каждый сильный носитель в тоннеле формирует свою струну и основная нагрузка идет на него. А две струны сразу же для небольших переходов слишком тяжело.
   - Софья, давай попроще, да и остальные, - с улыбкой вмешалась Велета. - Это означает, что та тот же Новый Эдем Софье и Добромиру лучше идти вместе, а в тоннель вроде связывающих с Веткой или тем где Лесное пристанище лучше отдельно. При этом если для каждого промежуток между переходами неделя, то они могут накладываться друг на друга, второй может спокойно отправиться туда же в этот отрезок времени и на периодичность для возможностей первого это почти не влияет.
   - Велета права, - подтвердила Софья. - И еще если, например в то же Лесное пристанище я или Доборомир можем из одних ворот перейти только раз в неделю или дней десять, каждый, то это не означает, что мы не можем сходить туда в этот промежуток из другого мира. Напомню те два посещения из Ветки, которые Добромир совершил вместе с Ильей и Димой. Да и еще информация. Мир в котором расположилось Лесное пристанище решили назвать Пристань четыре
   - Тут еще один интересный момент, - вступил в разговор Велекон.- Звемелин и Ветка теперь соединены тоннелями и между собой, и с миром Симбиоза, и Пристанью. То есть теперь стало проще связать два последних мира. Это я к тому, какую еще пользу Вы принесли.
   - Подведу итог - заявил Добромир. - Вам сейчас необходимо восстановить силы. Для этого требуется время. Поэтому сегодня-завтра празднуем. А третьего вам предстоит поход, но уже без меня. Необходимые силы для этого вы накопите. И пока еще один-два перехода с полным напряжением сил не представляют угрозы. А вот там вы проведете чуть больше двух недель по времени Звемелина или целых три по местному времени. За это время восстановитесь, отдохнете, почитаете, подумаете. Обстановка там располагает. Мир этот называется Студеный. Ну теперь все идите, готовьтесь к празднованию.
   Мелкая снежная крупа бьет с правого бока. Однако порывы ветра не такие уж и сильные по местным меркам. Время от времени метель вроде и вовсе стихает. Поэтому идти не так уж и сложно. Протопанная тропинка почти не занесена. Большая часть летит дальше. Поэтому лыжи скользят хорошо, как и полозья саней, которые закреплены за специальную ременно-плечевую систему. Впереди идет Володя, прокладывая дорогу ловко передвигая свои широкие лыжи.
   Все пора меняться. Володя немного ушел в сторону, пропуская Диму, который уже отцепился от саней. Это очень интересная конструкция и совершенно не похожа на привычные детские саночки. Она и шире, и длиннее. Но главное она закрыта сверху. Впереди высота сооружения достигает полутора метров, сзади метр. Более того крыша покатая и утыкана шипами-кольями. С ними высота достигает почти двух метров. Но зато трудно напасть со спины, где еще и рюкзак висит, закрывающий так же и голову и шею.
   Теперь Дима пошел впереди. Он снял висящий до этого на шее карабин в руку. Патрон в патроннике, оружие на предохранителе. Володя же взял в руки короткие копья-сулицы. Пока он ими пользуется как лыжными палками. Свой карабин он повесил, так же как до этого было у Димы. У обоих на боку наготове револьверы.
   Куча снега начала подниматься в метрах ста с правой стороны. Дима успел снять карабин с предохранителя и направить ствол в сторону, где появилась опасность до того как показалась оскаленная пасть. Шаг назад и в сторону, открывая противника и для Володи, приклад к плечу и палец жмет на спусковой крючок. Второй выстрел, может, оказался и лишним. Но с другой стороны лучше перестраховаться. Тут их только двое, на открытой местности, помощь ждать долго. А температура воздуха минус двадцать и даже ниже, несмотря на метель. Поэтому риск лучше исключить.
   Быстро вытащили древогрыза из снега, погрузили в свободное отделение в санях и двинулись дальше в путь. Через триста метров поменялись. А до поста с этого места меньше четырехсот метров, если считать даже до самого крыльца. Так что до места груз дотащил ужеДима.
   Пост окружен прямоугольником высокой стены из бетонных плит, увенчанных сверху стальными штырями, на которых прикреплена колючая проволока. Она же на железных двухметровых столбах, выстроившихся со всех сторон, на расстоянии двух метрах перед стеной. Внутри периметра пост разделен оградой на три части. Слева или севернее жилой комплекс. В нем три одинаковых двухэтажных здания. Правее или на юге спецсектор. Между ними расположен дом для обслуживающего персонала. Здесь же и единственные ворота, через которые можно пройти за периметр. Они как раз и открылись перед путниками. А Витя встретил их прямо на пороге. Вполне довольный, в куртке, валенках, в сопровождении собаки по кличке Стар. Животное средних размеров, поджарое, молодое. Весь личный состав отряда Ильи он уже принял за своих, поэтому радуется не меньше человека. Хотя ей придется остаться тут надолго, а люди приходят и уходят.
   - Здорово, ребята, - приветствовал друзей Витя. - У меня тут все нормально. Проходите в дом. Сейчас покушаем, выпьем чаю, как раз к этому времени один из моих аккумуляторов выработает весь заряд. И еще один большой надо будет снять. Остальные еще поработают.
   Но предварительно Дима освободил сани от своего имущества. Это восемь средних батарей и три больших, двадцать литров топлива для генератора. Продовольствие на пару суток, плюс резерв, они с Володей несли на себе. Кроме того Дима прихватил пару книг, несколько листков бумаги, карандаши и ручки.
   Угостил Витя друзей на славу. Вкусный суп, жаренное с луком мясо, горячий чай. После этого все втроем отправились менять аккумуляторы. Снимает их Дима. Во-первых, ему на это место надо поставить свои. И их нормальная работа в первую очередь в его интересах. Во-вторых, ему надо восстановить навыки работы, пока ребята тут и в случае чего подскажут и помогут. Хотя это уже четвертая его смена, и он вполне освоился с местными особенностями.
   Всего одновременно работаю семь малых и два больших аккумулятора. Четыре установлены вокруг специального сектора, два на северных углах жилого, закрывая полностью периметр поста. Восьмой запасной. Один большой контролирует работу первых четырех, в случае чего его можно переключить и на все остальные. Второй следит за тремя остальными. Третий фактически является запасным и автоматически включается только в случае отказа первых двух. Четыре малых и один большой числятся сетью номер один. Фактически она может работать за счет только трех. Первый большой в этом случае может заменить два малых, продолжая выполнять и свою работу. Вторая схема может некоторое время работать вовсе без малых. Это предусмотрено как раз и для того, чтобы источники энергии отключать для замены. При этом для обеспечения работы системы процент зарядки у аккумуляторов разный. Это достигается как раз временным отключением одного или двух.
   Кроме того срок действия среднего аккумулятора в стандартных условиях чуть более пятидесяти часов. Емкость больших значительно выше. Тем более, что они обычно работают в щадящем режиме. В данном случае тратится меньше энергии даже по сравнению с экономным, на котором стоят средние во второй схеме на протяжении большего периода времени. При включении вариантов работы с уменьшенным числом аккумуляторов нагрузка на остальные возрастает. На все или только отдельные, в зависимости от решения оператора. Предусмотрен вариант, когда энергия с одного источника перекачивается на другой. Для этого оба аккумулятора надо снять и переустановить в пункте управления, где предусмотрено специальные ниши для этого, либо оставив на месте, просто отключив от схемы и запустить процесс зарядки. Это можно сделать и со средними батареями и большими. Кроме того возможно постепенная зарядка стационарной системы. Для этого доноры не надо даже выключать.
   Так как в обычных условиях большой аккумулятор работает долго, то один доставшийся в наследство уже установленный проработает, скорее всего, почти до середин смены Димы. А тот что сейчас переустановят и вовсе придется Вите снимать. Кстати это как раз его резервный. А вместо него Дима поставит свой, свежий. Это и практика по смене источников и проверка надежности системы. Да и в резерве желательно иметь более свежий вариант. А вот два других аккумулятора и вовсе простоят до конца смены в глубоком запасе.
   Потом когда аккумуляторов накопиться побольше, ими будут заряжать стационарный источник, который в свою очередь будет активно заправлять местные роботы. Обычно они находятся в спящем режиме для экономии энергии, но при появлении запаса для них можно найти работенку.
   Пока же проведя замены и проверив схемы, все трое принялись за важную внеплановую работу - свежевание древогрыза. Жилой дом для обслуживающего персонала представляет собой четыре соединенных между собой деревянных сруба, холодную, сколоченную из досок, и сени. В холодном помещении и осуществляется большинство хозяйственных работ, вроде этого. Для этого здесь подготовлены балки, веревки, рычаги и прочее для того, чтобы подвешивать туши зверей. Примерно за полчаса содрали ценную шкуру, отрезали голову, потом минут за двадцать вынули внутренности. Часть оставили для приманки. Дима тут же все это вывез на тележке на улицу. А пригодное в пищу, сложили в кастрюлю.
   Все мясо ребятам придется тащить в санях и на себе на центральную усадьбу. Витя оставляет Диме из своих запасов половину снежной свинки, одного беляка, и двух снежных куропаток. Кроме того у самого Николова с прошлого раза остались один беляк, немного (всего три килограмма фарша) той же свинки и целых три куропатки. Тут принято при замене оставлять преемнику половину оставшихся запасов и добытого мяса. Вторая часть храниться до следующей своей смены. Мало ли что. Вдруг не будет времени для охоты. Сюда обычно откладывают процентов двадцать накопившихся запасов. Остальное забирают с собой в лагерь.
   Закончив с работой и сложив все имущество, втроем еще раз перекусили жаренным мясом и выпили чаю. Через пять минут Володя и Витя двинулись в путь. Они и так задержались на посту. Правда, причина для этого весьма уважительная и по правде говоря ситуация вполне обычная.
   Проводив товарищей за ворота, Дима минут десять контролировал их поход из башенки над воротами. Но на этот раз его друзья избежали всякой угрозы для себя. Потом проверил все системы, обошел весь периметр и отправил робота счищать снег между колючкой и стеной, а затем и перед колючкой. Тут по рации пришло сообщение, что Володя с Витей благополучно добрались.
   Теперь можно и охотой заняться. Дима перевел в системы в полный автономный режим и сам в сопровождении двух роботов вышел наружу. Один проверяет дорогу до небольшого полуземляного сооружения в двухстах метрах, второй везет половину внутренностей древогрыза. Дима с первым роботом приблизился к входу. Тут навалило снега, поэтому с помощью лопаты, предусмотрительно прихваченной с собой, пришлось его счистить. Осторожно открыл дверь и пропустил вперед железного помощника. Зашел внутрь и сам. Тут все в порядке. Помещение составляет с собой квадрат два на два метра. Дима осторожно посмотрел в окно. Чуть левее в метрах ста заросли из кустарников и нескольких деревьев. Правее и немного ближе пристреленная точка. Пока там ничего интересного. Отправил туда второго робота, тот несмотря на снег, резво добрался до места и вывалил свой груз. Все теперь обоих помощников можно отправлять назад. Поставил перед ними задачу вернуться чрез два часа, а пока вернуться во двор и перейти в спящий режим. Надо энергию экономить.
   Роботы дошли до места и вырубились, а Дима пока открыл одну из бойниц в стене, выходящую как раз на приманку. До цели почти семьдесят метров, расстояние уже давно отмерено, как стрелять определено. Осталось только ждать добычу. Прицелился по очереди из каждого ствола: карабина, винтовки и ружья. Даже из пистолета примерился. Вновь закрыл бойницу. Тут внутри тоже холодно. Конечно, не так как на улице и от ветра закрыто, но все равно поберечься нужно. Особенно надо подумать о руках. Поэтому Дима не стал снимать даже рукавицы. А так он хорошо одет. Теплое белье, свитер, полевой осенний комплект, ватные штаны, теплая куртка, полушубок. На голове шапка-ушанка, под которой еще тонкая вязанная. На ногах два слоя носков, в том числе одни шерстяные, поверх них теплые портянки и валенки, серые армейские с резиновой подошвой.
   Двигаться тут не очень желательно, а тепло сохранить надо. Еще раз поудобнее разложил оружие. С собой карабин под промежуточный патрон, мелкокалиберная тульская винтовка с оптическим прицелом и гладкоствольный полуавтомат двенадцатого калибра, на случай если придется стрелять картечью. Пока целей не видно. Да и рано еще. Время как всегда в таких случаях идет медленно. А пейзаж уже начал надоедать своим однообразием. Кругом снег да снег. Белый, девственно чистый. Только потроха, выложенные в качестве приманки, выделяются на его фоне да следы, оставшиеся от предыдущих засад.
   Прошло более получаса. И возле приманки началось какое-то шевеление. Дима посмотрел в бинокль. Пожаловали местная мелочь из семейства грызунов. Прошло несколько минут, а число непрошенных гостей начало расти. Этак скоро они всю приманку слопают. Дима взял дробовик, вытащил из магазина два патрона с картечью и заменил дробью-нулевкой, третий загнал в ствол. Открыл бойницу, снял с рук рукавицы и остался в легких вязанных перчатках. Направил ружье в сторону цели и плавно нажал на спусковой крючок. Выстрел. Толчок приклада в полушубке, кажется, остался незаметен. Второй правее, третий левее. И вдогонку еще выстрел картечью.
   Подождал еще минут десять. Наконец-то появились беляки. Немного. Всего один экземпляр. Подождал минут пять, пока тот принюхивался, пробовал приманку и, наконец, не взялся за него всерьез. На этот раз воспользовался винтовкой и потратил только один выстрел. Пока решил за добычей не ходить. Прошло пять минут. И правильно сделал. На сцене появились местные представители семейства шакалов-койотов. Пять штук. Кажется, их привлекли следы разбегающихся грызунов. Мерзавцы, нет бы удовлетвориться мелочью. Добрались и до беляка. Такого долго терпеть нельзя. Загрохотали выстрелы карабина. Хорошо уши надежно прикрыты. Неприятное это дело, звуки выстрелов в закрытом помещении. Но для падальщиков они оказались еще более неприятными. И звуки для них не самое страшное. К тому же затеяв из жадности свару, они усугубили ситуацию. Потерю сородича после первого выстрела, оказавшегося точным, они не заметили. Лишь когда вторая пуля достала еще одну цель, они забеспокоились и тут же Дима в третий раз нажал на спусковой крючок.
   Всего он сделал девять выстрелов. Сменил магазин. Вызвал робота огневой поддержки и в его сопровождении пошел проверять результаты своей стрельбы. Двоих пришлось добивать. С расстояния в несколько метров на каждого ушло по патрону. Подобрал беляка. Шкуру попортить не успели. Так что и мясо целое. Поглядел на ошметки от грызунов. Что-то порвали шакалы, а где то дробь все превратила в фарш. Совсем недавно картина произвела бы на него весьма сильное впечатление. Но сейчас все это уже не вызывает больших эмоций.
   Подъехал второй робот. С ним рядом Стар. Выгрузил с него четыре ловушки. Уложил на каждый из них в качестве приманки по шакалу. Зарядил их в общей сложности двенадцатью болтами. Пятого погрузил на робота. Еще пригодиться. Теперь можно возвращаться обратно. Еще раз огляделся и пошел к воротам, внимательно осматривая местность. Стар рядом бдит, не отвлекаясь на кучу вкусного. Впрочем он знает, что награда будет щедрой.Запасное оружие предусмотрительно погрузил на первого робота. Карабин в руках. Один палец на спусковом крючке. Хищник может вылезти из-под снега в любой момент. А тут их хватает. Правда, на этот раз все прошло без происшествий.
   Ворота за спиной захлопнулись. Роботы отправились в свой ангар, пристроенный рядом со зданием для персонала. Там они простоят, как минимум, до утра, прейдя в спящий режим. Кроме того для того, чтобы сэкономить электроэнергию в помещении для них температуру не ниже пяти градусов. Пока роботы шастали туда-сюда холод снаружи уверенно проник внутрь. Поэтому Дима первым делом набрал ведро угля и расположился возле оборудованной в ангаре печи. Убрал шлак, закинул свежую порцию топлива, в количестве до четверти от принесенного, и затопил. Подбросил еще угля и отправился уже в жилой дом. Стар получив большой кусок мяса, отправился в свою конуру. Перед входом отряхнул снег и вошел внутрь. С собой взял все свое оружие и беляка. Последнего оставил в холодной, здесь же снял с себя полушубок и вошел в правую дверь. Эта комната служит и столовой, и кухней. Здесь же и один из пультов управления, рация. Прямо дверь в сруб служащей для хранения наиболее ценного имущества, налево спальня и второй пункт управления.
   Снял с себя верхнюю одежду и повесил сушиться. Оделся в ватную куртку-фуфайку, надел на ноги сапоги и вышел вхолодную комнату. Снял шкуру с беляка, вытащил внутренности. Часть отложил, пойдет на свой стол, часть Стару. Что-то же только на приманку. То, что пойдет собаке, уложил в ящик на улице. Пока хватит и выданной порции. Рядом в корзину, то, что завтра можно вынести для охоты. Вернулся обратно, зарезал оставшуюся тушу на части. Мясо повесил в сарайчике во дворе. Температура низкая, мясо быстро замерзнет.
   Теперь в жилую комнату. А тут температура немногим выше, чем в холодной. Затопил печку. Она тут интересная. Дымоход слева, а справа устроен очаг, над которым стальная плита с отверстиями. На один поставил котел, на другой чайник наполненный водой. Колодец во дворе. Воду можно набирать и зимой. Еще одна скважина прямо в холодной. Но там мотор, а включать его постоянно не принято. А раз включили, то набирается сразу литров сто. Бросил в котел несколько кусков мяса. А пока все вариться-греется занялся оружием. После стрельбы надо бы их почистить. Вот в такие моменты и начинаешь ругать себя за эстетство с разными стволами. С трудом удается убедить себя, что это не роскошь, а необходимость, пользоваться наиболее оптимальным для каждого случая инструментом.
   Но потратил только на этот процесс почти час. Хорошо не забыл про чайник. Успел снять его с огня, залил кипяток, в маленький чайничек с заваркой, остальное содержимое вылил в специальную емкость, из которой сделал большой глоток, заполнил вновь до краев и поставил на огонь. Насыпал в котел с кипящей водой крупы, пусть доспевает каша. Посолил. Опять занялся оружием. Вода в чайнике закипела еще до конца работы. Поэтому закончив работу, тут же отметил это горячим, но не горячительным и совершенно не алкогольным напитком. Хорошо и каша доспевает. Поэтому минут через десять и поужинал. Вкусная каша с мясом. Хлеб тут из смеси привозной пшеницы высшего сорта и местной ржи. Ею тут вырастили почти семь тонн. Из них больше двух пойдет на семена. Местная и привозная мука смешивается примерно пополам. А вот булочки пекутся из пшеничной.
   Благо на улице уже стемнело. Покормил собаку, произвел обход, все проверил, сменил три источника энергии. Вернулся в дом. Чайник, поставленный прямо на угли, еще не остыл. Поэтому еще раз побаловал себя. Кстати вьюшку тут он закрыл еще перед выходом из дома. А теперь можно закрыть и в спальне. В помещении тепло. Теперь можно и вздремнуть. Проснулся через четыре часа. Стало прохладнее, а он во сне сбросил с себя одеяло. Правда, все равно надо вставать будильник должен был разбудить через десять минут. Оделся в теплый спортивный костюм, под которым легкие штаны, рубашка и свитер с высоким воротом, закрывающим горло. В холодной обулся в прихваченные с собой валенки, надел полушубок и теплую шапку ушанку. На головной убор прикрепил включенный фонарь. Еще один на карабине в руках Димы. В ранце за спиной запасной аккумулятор. Обход прошел без происшествий. Замена источника питания прошла штатно.
   Вернулся в дом, снял лишнюю одежду, переобулся в сапоги. Выпил еще теплый чай. Проверил пульт и отправился досыпать. Снял с себя только спортивный костюм и свитер. Теперь одеяло оказалось кстати. Температура падает. Настолько, что когда проснулся, испытал серьезное затруднение. Вылезать из под теплого одеяла не хочется. Но все же усилие над собой и Дима уже на ногах. Быстро оделся, обулся. Теперь не так уже и холодно. Главное теперь - побольше движения. Выпил кипяченой воды, проверил пульт. Все работает исправно. Затопил печку сначала в спальне, потом на кухне. Поставил чайник, на сковородке согрел кашу. Перед этим не забыл покормить собаку, которая уже вылезла из своей конуры, поставленной внутри стога соломы.
   После обхода периметра, в сопровождении роботов и Стара вышел наружу. Проверил, как там сработали ловушки. Оказалось хорошо. Добыча - целых два беляка и одна снежная свинья. Доставить все это в дом удалось не без труда. Теперь надо бы разделать туши. Но предварительно Дима заменил один аккумулятор. Можно заняться добычей. Особенностью разделки снежной свиньи является то, что она не обжигается, а его шкура сдирается кусками. Потом вытащил внутренности и разделил на три части, теперь можно разрубить тушу на мелкие части. Между прочим, неплохо бы уже поставить варится супчик. Мясо для этого приготовлено еще вчера, как и котлетки из имеющегося фарша. Выпил чаю, не забыл проверить работу периметра.
   Сходил наружу еще за одним беляком. Это как минимум пять-шесть килограмм мяса. А еще вкусные легкие, сердце, печенка. Да и из головы можно что-то сварить. Но лучше отдать его Стару. И возни меньше, и псу сытно. Ну и шкура у беляка стоит хороших денег. Подороже, чем у той же хрюшки. Завтра можно доставить на Центральный Пост, там его обработают и переправят на Звемелин. Заложил в котелок мелко нарезанной картошки. Она местная, как и рожь. Специальный сорт скороспелки. Иной тут не поспевает.
   Снег тут сходит в конце мая. А ложится к середине сентября. Вот и надо к этому времени и посадить урожай и убрать. А летом тут не бывает выше двадцати градусов, да и то считанные дни. Но местная растительность успевает за это время сильно вырасти. Например, местные клен и ива. Но местный кустарник бьет все рекорды. Есть парники, но плоды, выращенные в них, до середины зимы не хранятся. Поэтому большинство продуктов тут привозное.
   Пока поспевал суп, успел пожарить котлеты, вскипятить чай и развесить тушки беляков. Закончить их разделку решил отложить. Первым делом надо принять пищу. Чем Дима и занялся. Суп он доесть успел. И как раз в этот момент звякнуло. Быстро откусив кусок еще горячей котлеты, бросился одеваться. Натянул на себя полушубок, подпоясался ремнем с подсумками и кобурой, шапку, обулся в валенки. Теплые ватные штаны решил оставить тут в помещении. Времени мало. Взял с собой карабин. Успел доесть початую котлету. Включил одного робота, дал сигнал на ворота в спецзону и вышел наружу.
   Через пять минут он уже вошел в первый ангар. Тут как раз перестало звенеть. А внутри уже трое. Две молодые дамы и мужчина средних лет. Вид у всех растерянный. Ну что же. Это и не удивительно. Неожиданно оказаться в незнакомом месте и испытать при этом восторг, удовлетворение, воспринять произошедшее как простую обыденность способны не все. Дима это на себе испытал. И даже теперь переходы для него не повседневная рутина. Особенно при первом посещении нового места. Ну хотя бы видимых проблем со здоровьем никто не испытывает. Да и одеты все трое на первый взгляд явно по местной погоде. Если не считать конечно сапог у обеих дам.
   - Здравствуйте. Я Дмитрий Николов. Сегодня я дежурю на данном объекте. Моя задача помочь вам. Прошу успокоится, взять себя в руки, выйти со мной наружу. Вот хорошо. Отлично. Вот видите вон домик напротив, прошу пройти туда. Осторожнее. Снег
   Завел троицу в дом, включил электрический обогрев. Предложил гостям присесть. Сам же выбежал наружу. Теперь надо во второй ангар. Когда вышел оттуда с мужчиной и женщиной, опять звякнуло в первом. Забрал оттуда женщину. Проведя и этих людей в дом, вспомнил о необходимости включить систему безопасности. Заодно предупредил шестерых новичков о том, что причинять друг другу вред и затевать конфликт чревато. Не стал уточнять, что вообще-то просто усыпят. Но ведь последствия будут. Не стоит себя укорять - ибо не соврал ни капли.
   Сам же опять двинул в первый ангар. Привел еще пятерых: четверо мужчин и одна женщина. Пришлось каждый ангар проверить дважды. На этот раз люди появились только в первом и втором. Третий сегодня так и не сработал. А вот во вторую смену Димы именно там появились трое, а в тех двух только по одному. Сегодня и людей побольше - одиннадцать гостей. Дважды Дима вовсе отдежурил без происшествий. Впрочем, ничего особенного в этом нет. Если на объектах вроде Студенного люди появлялись хотя бы каждые два дня, то Звемелин и его спутники были заселены намного плотнее. Так за прошлый год здесь появилось чуть больше пятисот человек. А вот за их смену уже сорок шесть, а вместе с сегодняшними его гостями уже пятьдесят семь. Люди появляются не только во время дежурства Димы, да и подобных постов тут еще два. Да и на Центральном есть спецсектор.
   А отчетные периоды здесь рассчитывается по времени Звемелина. Местное же используется только в повседневной жизнедеятельности. Время тут идет быстрее, хотя дней в календаре немного больше. Несмотря на это планета, на котором они находятся, делает оборот вокруг своего светила быстрее, чем проходит официальный год. На Звемелине сейчас не прошло и двух недель, а тут уже такое пополнение. И главное год только начался.
   Они так славно отпраздновали встречу Нового Года. Было шумно, весело и главное по местным меркам многолюдно. Яркие огни в заснеженном парке, танцы, песни, всеобщее гулянье. Нарядные дамы, щедрое и вкусное угощение, легкое вино в умеренных дозах. Все это сделало атмосферу празднования сказочным. Все это продлилось до второго числа. Второго отдыхали. Третьего началась работа. Кстати насчет многолюдства. А численность населения на Звемелине к концу года увеличилась.
   И вот как косвенное подтверждение этому количество гостей появившихся пока они тут. А ведь еще десять процентов от этого числа появится еще и на одном из спутников Звемелина. Но если появление людей в том же Лесном пристанище все же контролируемо, то тут явно увеличение работоспособности каналов, по которым люди сюда попадают. Но тогда надо бы дать сигнал наверх по запасам для гостей.
   Кстати, насчет запасов. Надо людей в первую очередь накормить. Правда, после того как удастся их разместить. Дима выключил в домике отопление. Оно работает от электричества, запасы которого хранятся в батарее. А она уже практически пуста. Тем более Дима тут поставил на подзарядку и источник питания своего ноутбука, и рацию, и главное временно систему охраны. Да и роботы в целях экономии своей энергии подключились к этой системе. Теперь же надо запасы пополнить. Для этого тут предусмотрена своя мини-электростанция, работающая от ветра. Есть и солнечная панель, но то, что местное светило часто прячется за облаками, позволяет ему работать лишь время от времени.
   - Еще раз. Здравствуйте. Дамы и господа, граждане, товарищи. Я Дима Николов. В настоящее время дежурю на этом посту и являюсь представителем руководства. Вы попали в мир называемый Студенным. Данный пост создан специально для того чтобы помочь таким как вы. Структура, которую я представляю, основала тут перевалочную базу. Мы собираем людей и переправляем в более благоприятные условия. Поэтому всех прошу успокоиться, принять все произошедшее как данность и следовать моим рекомендациям. Итак, первым делом я покажу вам ваш временный ночлег. Прошу следовать за мной.
   Дима выпустил всех из домика, надежно запер его и в сопровождении двух роботов, Стара повел гостей в жилой сектор. Снега навалило достаточно. Потом надо будет включить робота-уборщика. Тем более одна из дам чуть не поскользнулась. Молодая, симпатичная, с красивой фигурой затянутой в кожаное пальто с меховым черным воротником. И сапоги у нее на ногах вполне соответствуют её облику и дополняют наряд. Но только они не для прогулок даже тут во дворе. Да и у второй обувь не для здешних мест. Каблуки чуть ли не выше. Правда, шубка у нее явно теплее.
   Проскользнувшую даму подхватила идущая следом женщина. Эта как раз одета просто и даже по сравнению с остальными легко. Так ее куртка больше похожа на армейский бушлат, на голове вязанная шапка, ноги в штанах и обуты нечто грубоватое из войлока и каучука. Зато выглядит вполне бодро. Да и ведет себя энергично. Что-то сказала даме. Тут Дима вспомнил, кого она напоминает. Елену Витальевну из Лесного Пристанища. Чуть постарше. Телосложение вроде такое же, но эта более худая. В том смысле, что питалась похуже. Да и по другим признакам в той жизни она пришлось потяжелее. Хоть и Артемьева, насколько узнал Дима, многое повидала.
   Женщина, что-то сказала даме. Не все слова удалось расслышать. Но показалось, что пошутила. Женщина и идущая следом даже улыбнулась. А вот обе дамы, словно лимон откусили. Особенно, та, которой, женщина не дала упасть. Мужчины идут хмурые, каждый в себя погружен, только насторожено озираются. А вот женщина лет тридцати, уверенно шагает впереди группы. Уже освоилась в ситуации и уже берет его под контроль.
   Каждый из домов, предназначенных для гостей, имеет два входа. Вход на каждый этаж с лестничной площадки перегорожен дверью, кроме первого. Тут хозяйственные помещения. Отопительная, кладовки, пункт управления системами жизнеобеспечения и безопасности и прочее. Внутри этажи разделены еще на блоки. На втором они большие, на третьем размерами меньше в полтора. Каждый блок состоит из большой комнаты, кухни, двух туалетов, умывальника на четыре места, и маленьких комнатушек, вроде купе в железнодорожном вагоне. Есть двухместные номера, есть одноместные. При необходимости в первые можно поселить до четырех гостей. Правда, пока такой необходимости нет. А все-таки и без советов Димы руководство предусмотрело появление более многочисленных групп. Вышел на связь с Центральным Постом. Ответ оказался не очень приятным. Людей могут забрать только завтра. Возможно придется ждать до обеда. Как раз при смене дежурств.
   На первом этаже Дима заказал у робота кладовщика одиннадцать комплектов для гостей. Здесь ложки, вилки, столовые ножи, тарелки под первое и второе, кружки. Кроме того набор для чая, в котором пакетик для того чтобы сварить сам напиток, маленькая плитка шоколада, пачка галет, пачка печенья, маленькая упаковка в котором четыре кусочка сахара-рафинада. Заодно включил отопление. Тут в помещении регулярно топится. Это одна из задач дежурных. Но теперь наверху жить людям. Поэтому Дима подбросил угля, запустил мотор и открыл кран. Теперь по трубам хитрой системы горячий воздух будет доставлен в жилые помещения. Заодно набрал ведро холодной воды. Для подачи воды наверх там еще слишком холодно.
   В помещении постепенно становится теплее. Но пока столбик термометра не достиг и нулевой отметки, хотя свой путь уже начал. Люди сидят пока в верхней одежде. Пока расположились в большой комнате одного из блоков на втором этаже. Дима передал гостям брошюрки, специально предназначенные для таких случаев. А пока в электрическом самоваре закипает. Второй самовар Дима затопил при помощи специально приготовленного древесного угля. Когда там надежно загорелось, добавил еще щепок.
   Однако даже когда кипяток поспел, никто не поспешил им воспользоваться. Люди принялись задавать вопросы, на которые Дима постарался ответить. Наконец минут через двадцать он решил закругляться. Наконец удалось выбрать более или менее удобный момент.
   - Уважаемые, давайте пока завершим нашу беседу. Вы подкрепитесь чаем, а как воздух тут нагреется, я включу для вас фильм. В нем получите еще ответы на свои вопросы. После чая надо будет занять места для ночлега. Кроме того надо будет подумать о хлебе насущном. Есть два варианта. Я могу выдать каждому индивидуальные рационы питания, или если хотите организовать общий котел на всех или отдельную группу - продукты для приготовления горячей пищи. В последнем случае, получите мясо. Оно вполне пригодно для людей. Напоминает говядину. Если, что есть свинина. Подумайте, что для вас предпочтительней. Так же как о том с кем хотите делить помещения. Главное чтобы не было конфликтов между вами. Не забывайте о том, что за вами следит система безопасности, за исключением спальных комнат и туалетов. О всех происшествиях сообщайте мне незамедлительно и в обязательном порядке. У меня пока все. Мне сейчас надо подбросить угля в печку.
   Организационные мероприятия закончились через полчаса. Дамы решили поселиться отдельно. К ним присоединились еще две женщины. Дима выделил им отдельный блок на третьем этаже. Главную роль сыграло то, что он входит в единую схему подачи тепла, с тем в котором поселились остальные гости.
   Определились и с пищей. Обе группы решили варить самим и уже получили часть продуктов. Во-первых, Дима выдал им пакетики для приготовления супов. Это те самые, что не содержат в себе бульона. По картофелине на человека. Кроме того смешанная группа получила горох, женская - рис. Ну и тем и другим соль, перец, горчицу, маргарин, сливочное масло. Для чая по пачке печенья, пятьдесят грамм сахара, плитке шоколада, банке сгущенного молока. Все запасы из особой кладовой, предназначенной специально для гостей. Дежурным строго воспрещается пользоваться ими.
   Теперь Дима у себя в домике ждал прибытия представителей за мясом и хлебом. И тем и другим он решил выдать мяса беляка. Для женщин он к половине туши приготовил одну куропатку. Для большой группы есть вторая половина. На сегодня хватит. А завтра будет другой. Дима сейчас с него как раз начал шкуру снимать.
   В дверь постучали. После этого, не дожидаясь ответа, она раскрылась. И с холода вошли две женщины. Та самая энергичная и одна из дам. Дима уже знает, что обеих зовут Ольгами. Кроме того давече в помещении они сняли шапки. У первой светлые волосы до плеч, у второй они темные, заплетены в толстую косу доходящей почти до пояса. Для того чтобы различать их про себя Дима назвал одну Блондинкой, вторую - Брюнеткой. Вместе с ними проживают еще две женщины. Еще одна дама. Подругу Брюнетки зовут Надеждой Викторовной , на пару лет старше. Немного полнее. Темные, кудрявые волосы, длиной не более десяти сантиметров уложены в красивую прическу. И сама она такая же ухоженная, как и подруга. Носит очки. В отличие от Брюнетки, преподающей литературу, учительница биологии и химии. Блондинка же кстати юрист. Вместе с ними проживает Наталья Семеновна. Потрепанного вида женщина лет - тридцати пяти.
   Кроме мяса Дима выдал женщинам буханку хлеба, весом примерно в два фунта. Предупредил, что все это на весь период до отбытия. Женщины уже собирались выходить, как дверь вновь открылась. Появились представители смешенной группы да еще в смешенном составе. Двое мужчин и единственный представитель противоположного пола. Та самая женщина, которая поразила сходством с Еленой Викторовной Артемьевой. Кстати, эту зовут Анна Викторовна Арсеньева. Она на два года старше, а вот в известной части биографий есть сходные моменты. Так обе успели послужить в армии.
   Вошедшие немного посторонились для того чтобы предшественники смогли покинуть помещение. Блондинка двинулась первой. Брюнетка царственно двинулась за ней. И тут Анна шлепнула ее ниже спины и что-то шепнула. Только ее слова были заглушены визгом дамы. Правда, дальнейших последствий не случилось. Первая группа ушла. Новенькие с явно выраженным на лицах ожиданием встали перед Димой.
   - Возьмите. Вот буханка хлеба и полкило сухарей. Это и для завтрашнего обеда. Сейчас я выдам вам половину туши беляка. Вторую после того как освежую вот этого, - принялся он извинятся.
   - А ты что? Сам хочешь все сделать? - удивилась Анна. - А мы на что? Давай тебе Петрович поможет. Шкуры снимать он умеет. А как справитесь, он и принесет целую тушу.
   - По инструкции это не предусмотрено.
   - А что тут такого? - удивился Петрович. - Не понимаю в чем проблема. Для меня работа привычная. Почему бы не заняться? Все равно делать больше нечего.
   - А что, в инструкции это прямо запрещено? - полюбопытствовал третий представитель группы Константин Алексеевич. Это солидный мужчина лет сорока. Солидный, не в смысле лишнего веса. Хотя он и далеко не худой. Да и теплая куртка его полнит.
   Дима, подумав минуту другую, решил согласиться. А действительно! Привлечение к работам гостей инструкцией не запрещено. Пусть помогут. А пока беляк еще не разделан, он передал Константину двух куропаток для супа и полкило фарша.
   - И да Дмитрий. Ты не грузи все на себя. Мы сами можем присматривать и за печками, и снег убрать, - заявил перед уходом Константин Алексеевич.
   - Он дело говорит, - добавила Анна.- Я хоть готовкой занята. А мужикам и вовсе делать нечего. Водочки у вас в пайке не предусмотрено. Вот чтобы они дурью не маялись и не искали самим для себя приключений, найди им занятий. Угля того же перетащить, дров поколоть. И да. По поводу того, что я эту фифу время от времени поддеваю. Это чтобы она берега не теряла. А то тут же начнет хвостом вилять. Да она и так пытается. Но тут ей все же не развернутся. А тут мужики разные. Здоровые и делом не занятые. Придешь откушать с нами?
   - Нет. Вот это нам точно запрещено. Чтобы не было соблазна объедать гостей.
   - Как знаешь. Если передумаешь, добро ожаловать.
   А Петрович уже половину шкуры уже снял. А к тому времени как Дима сходил, проверил пульт и дал роботам команду чистить снег, он уже закончил эту работу. И даже взялся за вторую тушу. Демонстрирую при этом всем своим видом, что не собирается просто так лишаться этого занятия. Дима, мысленно махнул рукой и принялся вытаскивать из первой туши внутренности. А вот тут Петрович, оставил свою работу в сторону и принялся внимательно смотреть за тем, что делает Дима. В общем третьего беляка почти полностью разделал он сам.
   Благодаря этому Дима успел проверить периметр. Сходил в жилой дом и проинструктировал, как топить обе печки. Одну углем, вторую дровами. Наверх по трубам пошла и горячая вода. Потом её надо будет еще слить. Топить помещения все время накладно - топлива не напасешься. Ну а пока Дима поручил, двоим поколоть и сложить дрова, другой паре убрать снег там, где это не смогли сделать роботы.
   Так за делами и стемнело. Покормил Стара. И тут Дима неожиданно понял, что сильно проголодался. Хорошо после обеда остались и суп, и котлеты. И все же он поставил вариться и гречневую кашу. Вскипел чайник, и он с удовлетворением уселся за стол. Еще раз проверил все и прямо в одежде прилег отдохнуть. Предварительно поставил будильник на одиннадцать вечера. Надо будет еще раз все проверить. Да и за гостями надо присмотреть, чтобы не натворили глупостей. Мало ли какие там у них мысли.
   Утром он заменил два аккумулятора, энергия сейчас тратится в усиленном режиме. А еще в ловушки попался снежный крокодил. Его достало аж шесть болтов. Три из них попали в пасть. Он очень похож на своих земных сородичей. Только живут в снегу и покрыты сверху короткой белой шерстью. А это и почти пятьдесят килограмм вкусного мяса еще и очень ценная шкура. Причем, по сути на крокодиле их две, нижний и верхний. Снимали их вдвоем с Петровичем. За это Дима угостил его жаренным мясом.
   Так за заботами и дождался смены. Витю привезли на аэросанях. Вместе с ним доставили груз для пополнения запасов. Только Диме и Косте пришлось обратно идти пешком, да еще с грузом, правда, весом всего лишь в килограмм двадцать. В транспорте место нашлось только для гостей. На месте выяснилось, что на этот раз гости прибыли не только у Димы. Теперь общий счет за их смену достиг семидесяти четырех. К прибытию их пары в лагере уже всех разместили, накормили. Так что можно и отдохнуть.
   Дима сходил в баню, поел шашлыков, выпил почти литр пива, посмотрел фильм на диске. С электроэнергией на Центральном Посту все в порядке. Можно лечь спать. Завтра с утра надо ехать за дровами и углем. Потом замена на третьем посту. Туда идти дальше всего. Поэтому нового дежурного сопровождают двое. И один из них Дима. А пока необходимо в полной мере воспользоваться возможностью для отдыха.
   Выспался хорошо. И в комнате достаточно тепло, поэтому выход из-под одеяла дался легко. Зарядка, умывальник, где есть горячая вода, горячий и вкусный завтрак. Сухая чистая одежда. На улице хорошая погода. Метели нет, как и ветра. Местное солнце уверенно расположилось на ясном небе. Снег искрится под лучами. Хорошо. А потом планы изменились.
   Воздушная разведка обнаружила стаю. Нет, это Стая с большой буквы. Потому что тут на Студеный это имя собственное. С маленькой буквы это десяток или больше других животных. Но когда собирается сотня вот этих зверушек, то это уже Стая. Пираньи, Бешенные кролики, зубаны, саранча, головастики, мелкая сволочь. Самих их называют по разному. Небольшого роста, длинноногие, головастые, острозубые, злобные. Они сбиваются в огромные группы, достигающие иногда полутора сотен, и носятся по округе в поиске добычи. Ничего не может свернуть их с дороги. Без тени страха набрасываются на любого представителя местного животного мира. Хоть это Снежный лев, Древогрыз, местный крокодил. Не важно. Прочая мелочь так вовсе для них на один зуб. А в Стае этих зубов и тысяча, и две. При этом имеются в виду не все, а только передние резаки.
   Вообще-то Стая крайне важный элемент местной экосистемы. Без них местная растительность, итак находящаяся в не самых благоприятных условиях, давно бы исчезла. Потому что даже местные львы не прочь погрызть древесину или полакомится молодыми побегами. А уж остальные, увеличившись числом снесли бы все. Так что у Стаи есть еще несколько названий: Гринпис, Зеленный Патруль. Ведь пираньи питаются только мясом. Там где проходят они, не остается ни животных, ни птиц, зато увеличивается площадь лесов и прочих зарослей.
   И дается Бешенным Кроликам не дешево. Практически любое крупное животное успевает покончить как минимум тремя - четырьмя мелкими врагами. Ну а если нарваться на стаю местных собакообразных, нескольких противников сразу то потери весьма значительны. А крупный львиный прайд так вовсе зачастую может справиться с группой в голов восемьдесят. Правда при этом глава семьи гибнет почти всегда. По крайней мере, даже самая крупная Стая, встретившаяся с ним в первой половине зимы, практически не имеет шансов дожить до теплых времен. Уже следующая жертва еще больше уменьшит её численность. А с десятком справится уже любой одинокий молодой лев и сильный древогрыз. Ну а полученные при этом раны уже мелочь. Так как тушки Кроликов вполне хватит им для восстановления сил за недельку другую. А пока живы самцы, стая всегда нападает первой, невзирая на недостаток сил. Зато в конце зимы небольшие группы пираней - важный элемент рациона крупных хищников. Учитывая то, что самцы разных групп смертельно ненавидят друг друга, лишь трусливые самки, разбежавшиеся в округе, позволяют в начале зимы сформироваться новым Стаям.
   Так регулировался баланс до недавних времен. А теперь на Студеном появился человек. Он сам отстреливает Древогрызов, Львов, Крокодилов и прочую мелочь. Прирост их численности в его интересах. И конкурент ему совершенно не нужен. Вот и предстоит сегодня заняться этой группой. Стоит проредить группу хотя бы наполовину, и её дни сочтены. Она уже не угроза, а сама будет добычей для многих хищников.
   Выдвинулись вшестером: Илья, Володя, Олекса, Дима, Аня и Рита. Костя и Андрей на Базе - помогают Смотрителю. Витя, Марат и Саша на постах. Разместились на двух аэроснаях. Сейчас не до экономии горючего, которое хранится именно для таких случаев. Взяли с собой много оружия, запас боеприпасов к ним. Несколько мин. Беспилотник регулярно докладывает о маршруте движения Стаи. Он неизменный - прямо до ближайшего лесочка. Так что успели вовремя. Выставили пять мин. Две в первую линию, три во вторую. От каждой влево и вправо по полметра тонкой прочной проволоки. Небольшой пригорок отделяет их от пираний. Погрузились в транспорт и отъехали в сторону от направления движения Стаи. От мин до точки где они свернули метров пятнадцать, чтобы добравшись до следов Бешенные Кролики не свернули раньше времени. Продвинулись метров сто, теперь повернули налево, шагов на десять.
   Теперь их позиция практически перпендикулярно месту выхода противники с минного поля. Кстати он уже почти добрался до него. Илья и Володя вооружились РПК под патрон пять сорок пять, у Олексы СВД. Аня, Рита и Дима взяли в руки мелкокалиберные тулки, снабженные оптическими прицелами. Патроны приходится сюда доставлять на себе. Поэтому чем они легче, тем их больше. Ну а полранки, что же. Местным хищникам для того, чтобы полакомится, придется приложить дополнительные усилия.
   Один за другим сработали все пять мин. Взлетели на пару метров заряды и взорвались, осыпая поражающим элементом, почти всю Стаю. Но выживших оказалось достаточно много, не обращая внимания на визги раненных сородичей, они рвутся вперед. Заработали пулеметы, захлопали винтовки. Дима взял упреждение в полкорпуса и плавно нажал на спусковой крючок. Передернул затвор, один из семи патронов, находящихся в магазине, оказался в стволе. Выстрел, перезарядил, очередной Кролик в прицеле выстрел.
   - Дима, Олекса!, - скомандовал Илья.
   Кролики не такие уж и тупые, они повернули туда, откуда исходит опасность. А для этого им пришлось немного столпиться. У Димы и Олексы в руках автоматические гранатометы. Заряды поставлены как раз на сто метров ,и первые тут же пошли к цели. А барабан устройства уже сделал небольшой поворот и очередная граната в стволе. Дима тут же нажал на спусковой крючок. А первые две граната уже взорвалась над Пираньями. Выпустив все двенадцать зарядов, винтовки. Костя и Илья к этому времени короткими очередями опустошили банки своих пулеметов и приготовили по ручному огнемету. Но даже это не остановило Бешенных Кроликов. Всем пришлось взяться за гладкоствольные ружья. Только у Володи ППШ. В магазине Сайги Димы целых десять картечных патронов. А первые Кролики преодолели уже половину расстояния до людей. Стрелять уже нечем, вставлять новый магазин уже некогда, поэтому Дима вытащил из кармана пистолет и выстрелил прямо в пасть ближайшему врагу. В левой руке копье сулица. Но до него дело не дошло. Осталось даже три выстрела. А на ногах ни одно противника.
   Дима вставил в ружье еще один магазин с картечью. Тоже самое сделали Аня и Рита, Володя вставил новый диск в свой ППШ, Олекса вновь схватил в руки свою винтовку. Илья продолжает опустошать магазин своего маузероподобного. Но стреляет он не во всех подранков, а только более или менее опасных. А таких всего несколько. С остальными разберемся без лишних трат боеприпасов. Дима подошел к одному, еще дергающемуся зубану, с силой воткнул в него сулицу, придерживая которую левой рукой секирой ловко отсек голову. Так один за другим он добил еще семь подранков. Полтора десятка докончили ребята. Девчонки в это время их прикрывали.
   Часть тушек загрузили в прицепленные к транспорту сани. Несколько десятков оставили тут на съедение местным хищникам. Задерживаться на месте не стали. Надо вернуться на Базу, взять тягач, трактор, людей и ехать за дровами и так сегодня задержались.
   Андрея в обед повезут на пост Аня и Рита. Костя же присоединился к остальным ребятам. Он сел управлять аэросанями. Тягачом управляет Володя, Дима взялся за рычаги трактора. С собой прихватили двенадцать мужчин. Троим, в том числе Константину Алексеевичу, доверили ружья, остальным вручили топоры и длинные ножи. Но главное их оружие пяток бензопил.
   Добрались до места примерно через полтора часа. Из них почти полчаса пробивали дорогу в лесу. Наконец добрались до завала, созданного из деревьев. Парочку хозяев пристрелили вчера. Теперь их туши в кладовой на Базе. С помощью тепловизора проверили участок - не заняли его кто другой? Пустили вперед двух собак. Подождали минут пять. Спокойно. Наконец один из псов резко бросился вперед, но застрел возле груды стволов, а на открытое пространство выскочил беляк. Выстрел Олексы, и они уже не с пустыми руками. В течении четверти часа добыли еще троих, но больше на участке ничего существенного. Да и будь здесь крупный хищник, беляки тут не пировали бы. А они тут успели хорошо подкрепиться.
   Имя для древогрызов придумали не совсем правильное. Они предпочитают не само дерево полностью, а только нижнюю ее часть и главное корни. Это если кругом других деревьев нет, древогрыхз еще позариться на верхнюю часть. А так он предпочитает перейти к растущему рядом. Поэтому ствол и ветви так и остаются лежать на земле, пока не сгниют. В местных лесах полно завалов. Есть и старые, и новые. Вот в этом полно пригодных деревьев. Поэтому, не теряя времени принялись распиливать стволы, рубить сучья. Все это с помощью небольшого крана на транспортере тут же грузиться в сани. Наконец они наполнились, и Дима потащил его на Базу. За день сделал еще две ходки. В последний раз дрова вообще доставил на второй пост.
   Пятое дежурство для него так же оказалось беспокойным. Прибыло восемь человек. Только на этот раз он их только чаем напоил. Так как через час за ними приехали. Через три часа заменили и самого Дима. На этот раз с Витей пришел новенький. Все их смена заканчивается. Правда, на следующий день пришлось еще уголь порубить весь день. А вот день убытия оказался почти праздничным. Проснулся и он, и другие ребята на час позже, так как вечером отмывались в бане после работы и легли поздно. Сделали рейс за дровами, на этот раз сразу на трех тракторах, разгрузили их. Пока переодевались в сухое, появились Витя, Саша и Андрей. Поели местных пельменей. Еще час ушло на сборы, полчаса на прощание. И вот они уже пошли в ворота.
  
   На спутнике задерживаться они не стали. Сразу отвезли на Усадьбу. Отдохнуть дали всего лишь пару часов. За это время успели разложить вещи, вскипятить и выпить чаю. И даже в душ сходили. А потом их пригласили в большой зал в доме Хозяев. На этот раз с ними говорил только Добромир.
   - Здравствуйте, друзья. Рад, что вы здесь. Долго задерживать не буду. Скоро вернетесь отдыхать. Только сразу предупреждаю. Я решил вас переселить в другой дом. Он сейчас освободился. Условия там будут лучше. Завтра с утра и переберетесь. Но уже сегодня можете с ним ознакомиться. Если не понравится, останетесь на старом месте.
   Теперь вернемся к делам. Вы хорошо поработали на Студеном. Справились с задачей, несмотря на то, что объем работы увеличился. Встретили и позаботились о сотне с лишним человек. Обеспечили Базу и Посты дополнительными ресурсами. Но впереди у нас еще много дел, и я рассчитываю на вас. Надо побывать в Лесном пристанище и на Ветке Пять. Кроме того появился еще один интересный вариант. Но подробности позже. Первый поход через день. Завтра мне понадобятся Илья и Дима. Возьмите с собой карабины. Аня и Рита поступают в распоряжение Велеты. Остальные отдыхают, ну и думаю, займутся переездом. Транспорт вам обеспечат.
   Теперь по обстановке в Лесном Пристанище. Всех гостей оттуда переправили сюда. Причем восемьдесят человек из них остались тут на Звемелине. Там сейчас группа из восьми человек, присматривает за хозяйством. С нами пойдет группа Клима. Кроме того сформировалась команда из десяти человек во главе с Петровной. Наша задача доставка туда обоза и небольшого смешанного стада. Как и обещал, я закругляюсь. В столовой для вас уже жарят картошку, к нему будет квашенная капуста, красная капуста, кабачковая икра и салаты.
   На следующий день после завтрака Илья и Дима явились к Добромиру. Тот встретил их, чуть ли не в дверях. Сразу же предложил сесть в поджидающий во дворе уже заведенный автомобиль. Сам сел вперед, ребята устроились на заднем сидении. Тут Добромир разъяснил им планы на сегодня.
   - Ребята. Быстро по ситуации. Стада у меня тут растут, как и частные хозяйства. Да и диких зверей на Звемелине становиться больше. Летом мы приготовили достаточно много кормов и для тех и других. Рассчитывали, что будет даже запас. Тем более стожки оставались и с прошлых годов.
   Однако эта зима наступила слишком рано. Не смотрите на меня так. Для этих мест рано. И мы при заготовке кормов исходили из местных реалий. Более того Велета уверенна в том, что снежный покров сойдет позже обычного. А она в таких вопросах не ошибается. По её расчетам нам еще пять семидневок кормить скотину сеном. Мы с трудом дотянем до конца этого срока, и если будет еще какой форс-мажор, то запасов может и не хватить. Увеличивать в рационе норму зерна не хочется. Мы нашли другой выход. Насколько вы помните, у нас есть теперь еще один спутник. Там как раз весна в самом разгаре. Вот мы хотим переправить туда часть животных. Пять тысяч овец, тысячу бычков от пяти месяцев до года, четыреста нетелей в возрасте до полутора лет, пятьсот маленьких телят. Все это мы сделаем с вами сегодня.
   - А этого хватит? - поинтересовался Дима.
   - Хватит. Еще четыре тысячи овец мы вчера отправили на третий спутник. Там они могут попастись почти пять недель. Кроме того там есть хорошие запасы. Вот чтобы их не перевозить, отправили туда едоков. И туда, где главные ворота, смешенное стадо отправили. Там еще можно найти подножный корм, а послезавтра мы с вами сутра часть заберем в Лесное Пристанище. Да сам мир получил название ОМВС-3СТ4.
   -А что это означает? - первым успел спросить Дима.
   - Осваиваемый мир - временная станция. 'З' - индекс присваиваемый мирам закрепленным за Звемелином. Стандартного типа четыре. У нас есть еще три таких. Но они освоены значительно лучше. Поэтому вам там пока стоящей работы нет. Есть два полустандартных мира. Один из них Студенный. А вот мир 'Ветка Пять' официально зарегистрирован как ОМНАП-ЗСТ12. 'НА' - означает населенный путем переноса осколков территории. П - как раз означает прививка. Миры закрепленные за Новым Эдемом обозначаются индексом НЭ. Есть миры под совместным контролем, обозначаемые 'СК'.
   - А все-таки в этих буквах и цифрах чего-то не хватает, - заявил Илья. - Вот те же с Ветки называют себя Новоземельцами, и при этом нет никакого дискомфорта.
   - Ну что же согласен. Только вот как назвать мир? Там ведь не только леса. Есть и степи и горы. Моря с океанами, наконец. Мы ведь далеко от лагеря и не забирались. Подумайте. Вы ведь одни из самых активных первооткрывателей. Да и еще иногда мир и планета совпадают, а когда мир это намного больше. Другие планеты, даже звездные системы. Да, ребята, вот мы и приехали. Выводим стадо и ведем к точке перехода.
   Вернулись уже после обеда. Не сказать, что усталые, но голодные. Во время работы съели по паре бутербродов, и запили чаем из термоса. По дороге добавили по шоколадному батончику. Добромир пригласил к себе. В столовой к их приезду оказалось уже накрыто на четверых. Водитель тоже присоединился к ним.
   Поэтому домой попали уже часов пять вечера. К этому времени ребята уже давно перевезли их вещи на новое место, да и девушки уже вернулись. К появлению Ильи и Димы уже вовсю идет подготовка к застолью, посвященному новоселью. Дом действительно хорош. Три этажа. На первом гостиная, столовая, хозяйственные помещения. В прихожей у него теперь свой шкафчик, где будет храниться повседневная теплая одежда. Снял с себя бушлат и шапку, переобулся в специально подготовленные для дома ботинки.
   На втором жилые блоки. На третьем библиотека, помещение для работы и еще несколько комнат. Пока все разместились на втором этаже. Всего на этаже четыре блока. В каждом блоке три комнаты, туалет, умывальник и душевая. Поэтому каждому досталась отдельная комната. Для лишней в своем блоке девушки уже нашли применение. Дима зашел в отведенную для него.
   Красота. Тут совсем недавно делали ремонт. Поэтому Дима с опаской ступил за порог, восхищенно озирая свои новые владения. Стол, на котором стоит персональный ЭВМ, шкаф для одежды, журнальный столик, две полки для книг и большой разложенный диван, занимающий четверть помещения. На стене большая панель, к нему присоединен стоящий на небольшой тумбочке прибор для считки дисков. Вот и вся обстановка. Нет еще два железных ящика для оружия. Прямо на полу и на столе разложены его вещи. Их размещением Дима и занялся. Правда, сначала переоделся. Рубашка, брюки защитного цвета, перепоясался ремнем, на котором кобура с пистолетом.
   Когда он спустился вниз, там уже оказались гости. На новоселье явился Добромир со всем семейством. Не с пустыми руками. Шампанское, которое тут вообще-то называется по-другому. Большой торт, фрукты. Среди прочего две бутылки очень хорошего коньяка. Даже такой бездарный в вопросе подобных напитков Дима оценил качество. Да и остальные ребята успели очень быстро выразить свое восхищение.
   - Этот коньяк в качестве подарка я получил из того мира куда девушки, Илья и Дима провели караван с продовольствием с Ветки Пять. Ну, или как говорят некоторые Новомирье. Ребята успели рассказать, о чем мы говорили сегодня?
   - Еще нет.
   - У них будет еще такая возможность. А пока я добавлю, что тот мир относится к тем, которые за нами вовсе не закреплены. Но и мы, и Новый Эдем очень заинтересованы в закреплении там. Поэтому необходимо будет доставить туда еще один караван. Но это во время командировки на Ветку. Сейчас посещение Лесного Пристанища важнее даже этого.
   - Это для нас пока имеет первостепенное значение, хотя мы вынуждены отвлекаться и на друге дела, - добавила Софья.
   - Да мы вынуждены торопиться,- заявил Добромир.- Этим и объясняется то, что мы так срочно бросили Вас. Хотя вот Дмитрий в своем рапорте обращает внимание на то, что вы были недостаточно готовы для такого похода.
   - Я просто констатировал факт, - попробовал оправдаться Дмитрий. - Старался дать объективную оценку.
   - Ты все правильно сделал. Действительно, пока ваша полевая подготовка недостаточна. Только в данном случае это не столь важно. Главное возможность доставлять людей сюда. Ведь мало того, что люди появляются в спецсекторе около Лесного пристанища. Честно говоря, мощность канал позволяет проводить по нему гораздо больше людей. Тот же Студенный значительно уступает по потенциалу. Но стоит вопрос, что делать потом.
   Раскрою некоторую информацию. За нами закреплено три хранилища, где накапливаются люди, ставшие лишними при слиянии миров, или наоборот оказавшиеся слишком сильными элементами, чтобы исчезнуть как мираж, при ликвидации нестабильных объектов. Но они уже загружены почти до предела. Их заполнение идет быстрее, чем мы забираем оттуда людей. Даже, несмотря на увеличение возможностей Студенного. Очень скоро хранилища начнут неконтролируемый выброс людей на различные неосвоенные миры, где нам очень трудно будет им помочь, даже если удастся получить туда доступ. Но даже это обычно не помогает. Вскоре возможности хранилища достигнут своего предела.
   - В этом случае все произойдет даже быстрее, - заявила Софья. - Во-первых, засорение свободного пространства, а во-вторых, не каждый такой выброс приводит к уменьшению численности хранящихся в нем людей.
   - В двух случаях из пяти даже увеличивается, - добавила Велета.
   - Да и в этом случае, хранилище начнет самоочищаться, -продолжил Добромир. - Это и уже упомянутые выбросы. Но большая часть хранимого просто стирается. И терять все это совершенно не хочется. Не забывайте, что я тут этаким сухим деловым тоном, как о каких-то бездушных вещах, говорю о людях, при всех нюансах. Действительно тут приходит на ум фраза 'гибель одного трагедия, гибель тысяч статистика'. Но все это конечно мотивирует. Но вернемся к практическим вопросам.
   Кроме того, в результате такого катаклизма часто возникают одна или две копии. Это называется Дикое Хранилище. Вот мы и добрались до следующего вопроса. Мы взяли под контроль одно такое. Теперь необходимо его активировать. Вместимость Дикого Хранилища обычно составляет где-то около сорока пяти процентов от обычного и то половина уже занята. Но вот поступление людей в него после активации будет составлять уже процентов шестьдесят. То есть если мы временно переключим каналы от остальных трех на этот, то и он быстро заполнится. Кроме того есть еще одна проблема. Дикое Хранилище всегда захламлено и внутри полный беспорядок. Поэтому необходимо его еще очистить или отформатировать, навести в нем порядок. Для этого надо очистить внутри хотя бы один сектор. То есть куда то деть находящихся там людей, чтобы потом размещать туда тех, кто находится в следующих.
   - Добромир, это слишком сложно, твои проценты. Для ясности, нам надо вывести из Дикого Хранилища человек пятьсот, - заявила Софья.
   - Да, - согласился Добромир. - Тогда у нас будет резерв времени. Но пока нам надо принимать хотя бы часть людей из трех наших Хранилищ и полтысячи из Дикого.
   - Но ведь потом приток людей будет составлять где-то сто двадцать процентов от нынешнего, - задумчиво заявил Володя.
   - Правильно. Поэтому к этому времени нам надо максимально развить канал поступления людей из Хранилищ на то же Лесное Пристанище. Для этого нам надо пользоваться каждой возможностью по максимуму. Кроме того надо расширить тоннель между этим миром и Звемелином. Желательно создать еще одну базу. Поэтому ребята придется задействовать отряд в максимальном режиме. О том, что при этом мы и ваши способности увеличим, говорили в прошлый раз. Следующее окно для переброски партии людей из Хранилищ на Лесное Пристанище будет через две недели. При этом в нем будет не менее ста пятидесяти человек. Надо подготовиться к встрече.
   Весь следующий день отдыхали. Сходили в баню, прогулялись на лыжах. Совсем иное ощущения, чем походы на Студенном. Дима даже подумал , что как-нибудь однажды и там надо вот просто сходить полюбоваться на окрестности. Ведь за делами, заботами и спешкой многое не замечается, проходит мимо сознания. Об этом он думал следующим утром, разглядывая в окно автобуса мелькающие пейзажи. Скорость не очень большая. Все же это не оживленная трасса, и несмотря на то, что дорогу с утра чистили, она не отличается качеством.
   Выехали с самого ранья. Прибыв на место, полтора часа тренировались. Отрабатывали порядок своих действий, налаживали контакт с лошадьми, присматривались к остальной скотине. Плотно позавтракали. Потом минут двадцать дали на отдых. Приводили себя в порядок, настраивались.
   И вот начался сам переход. С ними идет целый обоз. Но, несмотря на это все нагрузились и сами. Дима пошел первым, держа в поводу кобылу. За несколько шагов до линии на его плечи быстро повесили груз. Мешок спереди, другой спереди. Это сверх того, что закреплено на поясе и в карманах жилета. Кроме того один нож закреплен на правой ноге, второй к левой руке, в которой он еще держит свою сайгу. Она несколько отличается от привычных моделей, но называется так же. У Димы гладкоствольный вариант с магазином на восемь патронов. Еще один в стволе.
   От дополнительного груза ноги, конечно, не подкосились, но идти стал очень тяжело. Но и замедляться не стоит. Мобилизовав все силы, Дима сделал нужные шаги, и вот он на той стороне. У него перехватили повод и подводу отвели чуть вперед и вправо. Сам он сделал шаг влево и остановился. И тут же с него сняли мешки. Неожиданно Дима почувствовал себя невесомым. Но не до анализа самоощущений. Надо пойти вперед. И вот рядом останавливается лошадь.
   Дима перехватывает узду у Андрея, и сам ведет его подводу дальше влево. Всего пару метров и все. Лошадь встала. Правее стоит местная подвода. Дима бросился назад между телегами. Там уже уложены и скреплены две доски. Схватил за край тяжелый мешок и вместе с местным с другой стороны перебросил его на свободное место. Второй, третий, четвертый. С другой стороны летят еще мешки. С той стороны уже достаточно разгрузили. И уже подошла еще одна подвода. Еще две тяжелых ящика и все. Быстро сняли доски, и Дима увел свою лошадь немного дальше.
   Повернулся обратно и посторонился, пропуская двух коров. Местная подвода уже тронулась вперед. А за ней Добромир уже ведет в поводу своего жеребца. К ней прицеплены еще две коровы, мимо пробегают полдюжины коз. Володя уже ведет огромного мерина. Он останавливается. С него снимают груз, а местный ведет подводу дальше. Теперь телега местных слева. Дима закрепляет доску и начинает перегружать бочки. Посередине проводят еще одного жеребца, пробегает пара коз. А там дальше разгружают еще одну подводу. А тут все хватит. Местная подвода уходит, а Дима скидывает связку железа и два мешка прямо на землю. Мерин двигается с места. Дима толкает телегу сзади. А ему в спину дышит другая лошадь. Дима возвращается обратно и прогоняет еще одну корову, чтобы освободить дорогу для седьмой подводы. Все Олекса проскакивает ворота, Дима помогает ему избавиться от груза. Появляются Аня, Рита и тетя Оля, Петровна, и еще две женщины замыкающие колонну, так же как все нагруженные имуществом. С собой у них тачки нагруженные медикаментами и пленкой.
   Еще час перегружали ящики, мешки, коробки с одних телег на другие, разбирали кучи того, что принесли на себе. Немало успели и снять в первые минуты, чтобы облегчить подводы. Теперь все это укладывали обратно на вернувшиеся после разгрузки телеги. Устали все. Все же привезли не мало. Пять тонн перетащили три первые кобылы. Эти самой обычной крестьянской породы. Или даже скорее беспородные. Разумеется, вполне здоровые, хорошо откормленные, молодые. Им предстоит рожать первых местных рабочих лошадей, родившихся в этом мире. А вот еще четыре подводы да еще прицепленные к ним бочки с топливом тащили четыре настоящих тяжеловоза. По два мерина и кобылы. Вчетвером они привезли шестнадцать тонн груза. Из них больше десяти перетащила первая пара.
   Двадцать одна тонна, не считая того, что принесли на себе. Инструменты, маленькая циркулярная пила, пять новых бензопил, деревообрабатывающий станок, работающий от педалей, тонну с лишним гвоздей, скоб, болтов, гаек. Запчасти. Специальное устройство поднимать бревна. Большая палатка. Две с половиной тысяч литров солярки, и целых три высококачественного бензина. Патроны, и элементы для того, чтобы заряжать их на месте, например сто килограмм пороха. Пластиковая посуда, которая почти и не весит ничего. Много соли. И кроме того десять тонн продуктов. Растительное масло, немного сахара, мука высшего сорта, горох, гречка, сухой картофель, сублимированные овощи. Две тонны концентратов для варки супов. Те самые не содержащие бульона.
   Едва успели осмотреться и отметить изменения. Один из новых домов достроен, даже крыша накрыта. У второго только собрали только первый сруб. Последние несколько дней тут только поддерживали порядок. Рук не хватало. Одних коз тут было десяток, три коровы. Лошади. Теперь местное стадо теперь увеличилось. Мелкого рогатого скота теперь двадцать, в том числе два молодых козлика, через пару месяцев обещающие стать хорошими производителями. Число крупного достигло девяти. С ними буду работать постоянно три женщины. Две из группы Петровны, одна прикомандирована к группе Клима. Пока вместе с ними вместе будут работать две женщины из тех, кто уже находились здесь. Но послезавтра вечером они уходят с Добромиром и отрядом Ильи.
   К группе Клима прикомандированы два плотника для того, чтобы постоянно работать на сборке срубов. Остальные будут помогать по мере необходимости. Сейчас сними вместе будут работать двое. Шестеро занялись распилкой досок. Теперь примитивные устройства не требуют постоянного участия человека, кроме того, что с ножным приводом. Основные циркулярные пилы теперь будет работать без перерыва. Для генераторов теперь есть топливо. Досок все равно не хватает. Четыре охотника забрали подводу и отправились за мясом. На другой уехали пять рыбаков. Все остальные отправились на заготовку бревен.
   Дима попал в последнюю группу. На этот раз ручной пилой пользоваться некогда. Все операции выполняются с помощью моторных. Лишь мелкие сучья обрубаются топором. Быстро нагрузили первую тележку, и мерин-тяжеловоз потащил его к лагерю. Через полчаса тронулся и второй. Грузчики принялись нагружать телегу, в которую запряжена беспородная кобыла, нарубленные ветви.
   Во второй рейс первого мерина повел Дима. Добрался до места сбора срубов. Один из прикомандированных к плотникам подбежал к возу, и принялись вместе с Димой его разгружать. Только разгрузились, как на обратном пути его перехватил Добромир. Рядом с ним стоит Илья. Кажется они уже разобрались с учетом хозяйства. Вон уже и Аня с Ритой идут.
   - Дима, остановись. Для тебя есть другое поручение. Кто со второй подводой?
   - Марат.
   -Отлично. Отдай свою подводу Илье. Сам запрягай мерина на конюшне, и как Марат приедет, отправляйтесь к рыбакам.
   - Понял. Сделаем.
   Пока Дима разбирался с мерином, на конюшне появился сам Добромир. Он быстро оседлал своего жеребца по кличке Зерно. Остальных оседлали двое бойцов из отряда Павло, сопровождающие командира в этой командировке. Теперь тут остались только два мерина из числа пяти, находившихся тут до сегодняшнего дня. Теперь и местный табун стал солидным. Учитывая трех жеребцов уносящих сейчас своих всадников тут уже пятнадцать голов. Для того чтобы присматривать за ними нужен постоянный конюх. Зато теперь не надо много таскать на себя тяжестей. Да и теперь они удобно устроились в телеге. На всякий случай с собой прихватили схему. Озеро новое.
   И рыбы там оказалось много. Протока к реке сама превратилась в маленькое изолированное озерцо. Костя со своими уже несколько раз прошлись сетями. Теперь тут несколько лодок, и нет нужды строить новые плоты. И разборные, из легких сплавов, и резиновые легко переносятся от водоема к водоему. Улов сложен в несколько легких ящиков и коробок, две большие плетенные уже тут на месте корзины. Загрузились. Килограмм четыреста тут есть. Шесть экземпляров до полпуда. Одних десятифунтовых почти полсотни. В пластиковой канистре мелочь, для прудов. Ну, хотя бы три дюжины. Считать некогда. Плюс туша кабана, пристреленного рыбаками сразу по прибытию на озеро.
   Марат и Дима, не задерживаясь лишней минуты, двинулись обратно. Теперь оба идут пешком. Олин ведет лошадь за узды второй начеку с ружьем. Примерно на середине пути их перехватили. Все таки бдительность редко бывает лишней. Стая волков, прибывших на новое место, по неизвестной для них причине, освободившейся от прежних обитателей, людей всерьез как опасность не воспринимает. Зато лошадь, почему то не обладающая привычной резвостью их сразу же заинтересовала. А тут еще явно много рыбы. Откуда ей тут взяться думать некогда. Еще кто-то перехватит добычу.
   Ребята открыли огонь сразу же. Не дожидаясь приближения стаи на близкое расстояние. Дима первым делом сменил магазин на пулевой. Дробь, так пригодившаяся на пути туда, когда ему удалось подстрелить двух крупных птичек, фунтов на шесть каждый, теперь не нужна. Передернул затвор. Патрон из ствола упала в траву. Подберу потом. Направил ствол на цель, плавно нажал на спусковой крючок. Затвор лязгнул, второй выстрел, потом третий. Не дожидаясь результата ствол на четвертого волка. Выстрел. Восьмипатроный магазин опустел. Сколько он попал в цель - не ясно. Теперь в ход пошел магазин, в котором патроны с крупной картечью. Вероятность поразить цель теперь выше. Да и волки совсем рядом. В карабине Марата магазин на пятнадцать патронов. Он еще не опустошил даже половину второго, когда волки добрались до них вплотную. Дима выхватил пистолет и выстрелил одному прямо в пасть. Еще один, раненный, отстал на пару корпусов, но пулю получил тут же. Дима взял в левую руку клинок, но он не понадобился, третья и четвертая пули остановили последнего волка, еще стоящего на ногах. Тринадцать волков погрузили на телегу. Теперь пошли еще медленнее. Да к тому же по тридцать килограмм пришлось нагрузить на себя. А то обрадовались, что теперь не надо таскать тяжести.
   Но все имеет свойство заканчиваться, как и это поход. Рыбу сдали на кухню. Теперь соли много, поэтому все пойдет на засолку. А для людей еще много пожаренного еще вчера мяса. Для того чтобы закоптить хватило того что осталось с прошлого дня. В последние недели мяса было больше чем надо. Даже охотиться почти перестали. Больше половины рыбы вялили и коптили. Остальное шло в котел. Теперь с появлением специальной группы охотников, есть надежда и на значительные излишки мяса. Их большая часть тоже пойдут на засолку. Коптильня не справляется с объемом.
   А пока ребята отправились на обед. Он как всегда состоит из мясного бульона, в котором много листьев сныти, крапивы, борщовника, листьев лопуха и еще каких-то местных растений. Уже поспела высаженная весной редиска, зеленый лук. А на второе уже упомянутое мясо, подогретое на костре. Кусок хлеба из примесей весом в грамм пятьдесят. Все уже поели, поэтому за столом оказались вдвоем. Посуда пластиковая, еще с первой их смены, деревянные ложки. Зато напиток из трав в новых глиняных кружках. Местная гончарная работает и сейчас.
   Отдыха не получилось, разделывали волков. Провозились до вечера. А тут им выпало дежурить. Откуда-то на уставшем коне прискакал Добромир. Его сопровождают уже Клим и Володя на двух меринах. Занялись изготовлением новых досок. Ужинали опять после всех. Новое дежурство. На этот раз просто обходили территорию. Зато потом Дима заснул мгновенно.
   Вставал тяжело. Ужасно хотелось спать. Да и тело ломит от усталости. А ведь рабочий день еще не начался. Горячий чай помог мало. На завтрак каша из оболони. Без хлеба, суточная норма которого четверть фунта или сто грамма с небольшим. Конечно, это скудноватый рацион. Но на небольшой промежуток времени терпимо.
   Дима вспомнил, как он на Ветке читал книги по истории. И там описывалось, какие лишения выпали на долю жителей блокадного Ленинграда. Это не просто потрясло его, а пробрало до глубин души. В их истории противнику не удалось преодолеть Лужский рубеж. Рвали его, равняли с землей, отодвинули Красную Армии с первоначальных позиций на всем протяжении. Но фронт удержался.
   Вообще в реальности Новоземцев Советскому Союзу и его народу выпали более суровые испытания. Противник не только, как уже упоминалось, окружил Ленинград, а дошел почти до Москвы, несколько месяцев бои шли в городской черте Сталинграда, немцы дошли до отрогов Кавказа, вошли в Севастополь. И все равно мы победили. Да Димы это именно так. Этот народ для него такой же свой, как люди, победившие в тяжелой войне в их мире. Более того. А стоит ли их вовсе делить? Так, что это мы победили и там, и здесь. И не только. Да в этой реальности пришлось еще труднее, ситуация обернулась хуже. Но все равно выдержали, справились и ПОБЕДИЛИ. А ведь в их мире вспыхивали споры, появлялись сомнения в том, справились бы советские люди, насколько хватил бы его запас прочности. А вот и доказательство того, что хватил бы.
   Так вот, несмотря на маленький кусок хлеба, тут хорошие порции мяса и рыбы. В нормальных условиях этого хватило бы на несколько дней. Да, и местные растения каждый день идут в котел вполне в приемлемом количестве. На обед обещали гречневую кашу. И главное для их отряда это на очень короткий срок. Его можно пережить и вовсе без еды. Так что лучше подумать о тех людях, которых предстоит спасти. В отличие от него, они не подготовлены ни физически, ни морально, не обладают необходимыми навыками и знаниями, не организованы, не имеют такой поддержки.
   Появилась злость на самого себя. За то, что разнылся, за слабость, за то, что начал равнять себя с другими. Теми, кто в гораздо худших условиях делал свое дело, да просто жил вопреки всему. Потом попытался убедить себя, что вовсе не равнялся. Что наоборот ставил в упрек себе. И все же недовольство собой осталось. Так как убедить себя в собственной невиновности до конца не удалось. И все-таки вроде бы обычные люди, а все выдержали, выстояли, справились. А он с ежедневным рационом в несколько раз, в десятки раз превосходящим, с меньшей физической и моральной нагрузкой уже рассыпался. А ведь жить ему тут пару дней, считанные часы.
   - Ребята, вроде бы запасов мы много доставили. Почему Добромир ужимает рационы, - спросил, да неважно кто. Главное это его товарищ.
   Ну ладно он Дима, никогда не отличавшийся морально-волевыми качествами. Да вообще он та еще сволочь, которому (еще бы себя в женском роде назвать) тянуться и тянуться за другими, чтобы стать хотя бы более нормальным человеком. Но его друзья то, которые вообще-то лучше Димы.
   - Добромир хочет создать как можно больше запасов. Сами знаете, какие планы, - ответил Илья. - А мы немного можем и потерпеть и при более скудном питании.
   На работу они отправились с комфортом. На двух подводах. В одну запряжен мерин, в другую кобыла. Оба из тяжеловозов. Илья хлопнул вожжами, и лошадь побежала быстрее. Вот они уже и на месте. А вот и второй мерин-тяжеловоз. Рядом пасется Зерно. Появился Добромир с бревном на плече. Ловко уложил груз на телегу и закрепил цепи удерживающие груз. Воз уже готов.
   - Здравствуйте ребята. Забирайте работу. Я на вас надеюсь.
   И вот он уже в седле. Зерно не спеша двинулся в дорогу. Но уже через несколько шагов он начал ускоряться. И вот жеребец уже почти летит вперед, а на его спине как влитой сидит всадник. Но ребятам не до этого. Кто-то пошел пилить деревья, а кто-то принялся нагружать уже готовые бревна. Справились за полчаса. Принялись нагружать ветвями телегу, которую повезет кобыла. Вторая сейчас в резерве. Кроме того сейчас отдыхают два мерина предназначенные под верх. Остальные три в работе. Один у охотников, второй у рыбаков, третий под конюхом. Он возит скошенную вечером и сегодня утром траву для отдыхающих лошадей. На кухню отдали непородистую кобылу, на другой сейчас ездит Аня. Еще одна отдыхает. Она тоже предназначена под верх. Заняты сейчас делом и оба ослика.
   Как и люди. Пока не вернулся первый воз. Все вместе принялись распиливать уже сваленные стволы. Десять минут и уже надо ждать пока свалят новое дерево. Остальные готовы к погрузке. Взяли первое бревно и понесли на свободное место. А вот и Андрей с подводой. Но пока он подъехал, успели вынести еще одно. Оба из числа самых тяжелых, тек которые надо вчетвером нести. Так проработали до вечера.
   Дима успел раз сходить с возом, разгрузил его, поработал с плотниками. Его задача подавать бревна с помощью специального устройства, состоящего из основания с колесами, железной стрелы, тросов и блоков. И главное рычаг, который надо крутить, чтобы поднимать и опускать груз. А работа тут спориться. Дом к концу дня будет готов со всеми пристроями. Когда сменили Диму, уже готовились начать собирать крышу. Хорошо помогают работающие на бензине пилы. Да и станок помогает делать пазы. В результате на каждое бревно уходит не более шести минут, часто и поменьше.
   К шести часам вечера, работающие на лесозаготовках, изрядно утомились. И бревна поднимаются со значительным усилием, и идти тяжело. И уже мало помогают небольшие передышки. Несмотря на это надо работать. Они с трудом отправили очередной воз, а на очереди уже другой. На несколько минут присели на пеньки, чтобы собраться духом и отправится за очередным бревном. И даже не заметили, как рядом с ними остановился жеребец, с которого соскочил Добромир.
   - Ребята. Смотрю сильно устали. Но ничего. Теперь я буду грузить бревна, вы через минуты три беритесь за ветки. Потом подъедет Володя на подводе, грузитесь к нему и в лагерь.
   Пока Дима успел уложить в телегу, отяжелевшую в несколько раз ветку, Добромир успел погрузить уже два бревна, не считая тех которые там оказались пока ребята отдыхали. Только справились с последним возом, приехали Володя и Витя, который помогал плотникам. Ребята взобрались в повозку, и кобыла-тяжеловоз резво повезла их на базу. Они успели проехать две трети пути, когда их обогнал Добромир на Зерне. Бревна доставит Витя. Наконец, молчавшие доселе пассажиры заговорили.
   - Не жалеет Добромир жеребца, - заявил Володя. - Перед обедом мы с Ритой отправились к рыбакам на этой подводе. После вчерашнего приключения Мити и Марата, сегодня рыбу привезли вчетвером на двух подводах. Трое остались ловить. С ними ребята Павло. С утра в ловушках оказалось много добычи. Поэтому нагрузились хорошо. Теперь понятно, зачем нам столько соли.
   - Ну, а причем тут Добромир? - недовольно заявил Дима.
   - Да отвлекся. Обратно они уехали на своей подводе. Мы с Аней сопровождали их до озера. Я на мерине, она на самой резвой кобылке. Добрались до лагеря рыбаков. Тут и Клим появился. Он второго верхового мерина брал. Взял с собой ребят Павло и сюда в лагерь. Мы поехали до указанной рощи. Только подъезжаем, а уже Добромир подъезжает. Ну, вот мы с ним и объезжали округу. Проверяли местность, интересные места, которые с беспилотника отметили. Добромир его еще дальше отправил съемки делать. Давно так не ездил. Теперь вот сидеть трудно. Да и внутри словно, что-то отбил. Дорога местами по оврагам и холмам, зарослям. Ну а где ровное место, так сразу лошадей гнали. Раз дистанцию примерно в две версты меньше чем за пять минут проскочили.
   - Ну и, что? - удивился Дима, - лошади и быстрее могут.
   - Ага. Только мы же не рекорды устанавливали, и проехали мы не только эти версты. И до этого не раз лошадей во всю прыть гнали. Ну и потом обратно примерно пятнадцать верст за три четверти часа. Добромир привез на Зерне еще и двух косуль. А потом еще к вам. Я на своем мерине только одного степного козла привез. А он все выдохся. А Зерно еще тянет.
   В лагере сразу же искупались в пруду. Облились согретой солнечным теплом в ведрах водой. Переоделись в сухое, сверху в свои куртку и брюки. Футболку каждый отдал на стирку. Это теперь пойдет в запасы. Потом получили горячую воду, где уже разведен стиральный порошок. Надо постирать свои трусы и носки. Их завтра надо будет взять с собой. Это все, что уйдет обратно из запасной одежды, которую каждый прихватил с собой сюда.
   После ужина Дима отправился пилить доски. Полчаса покрутил педаль, ноги в отличие от рук болят не так сильно. Вернее это было до того, пока не поработал тут. Теперь совершенно без сил и те, и другие. А если бы не было наплечников из шкуры зверей, наверно было бы еще хуже. А пока он с удобством устроился на досках. Правда, минут через десять пришлось подниматься. Но уложив два новых бревна в распиливающее устройство, вернулся обратно. Илья принес целый чайник с отваром из трав и кувшин с молоком.
   - Это козье, конечно после сепаратора, но зато по пол-литра на брата. Давайте ребята, налегайте. А то скоро еще одно бревно надо будет устанавливать. Правда, предварительно Фома Гордеевич, режущие элементы снимет. Главный точильный круг работает без остановки, пока генератор не выключили. Потом надо будет педали крутить. А на сегодня это дело всем надоело. Вон тот, что пилил доски, уже завершил работу.
   -Ничего. Появятся попаданцы, будут дополнительные руки, - заявил Володя.
   - Кто? Попаданцы? А что, подходит, - воскликнул Дима.
   - Ага. Мы тоже попаданцы, - усмехнулся Илья, а потом вернулся к вопросу о работе. - Когда они появятся, интенсивность работы снизят. Более того, уже послезавтра для остающихся нагрузки и ежедневные выработки будут облегчены. Это пока мы тут надо подготовить как можно больше бревен. Без нас этим заняться будет некому. Завтра плотники будут вдвоем собирать домик из досок и большой сарай, для скотины. Это не на один день. А пока они заняты этим, шестерых людей отправляют готовить фундамент под него. Послезавтра оба тяжеловоза начнут возить камень для этого. Кто-то будет ловить рыбу. Если не сетями, то хоть из ловушек собирать. Охотникам все равно придется свои проверять, силки там разные, самострелы, в лесу поставленные. За стадом следить. Коней верховых надо будет подкормить. Да и доски надо готовить. Травы и коренья собирать надо. Так что некому будет лесозаготовками заниматься.
   Ну, а ночью опять по очереди дежурили. Те, кто остается в лагере, пока получили возможность отдохнуть. С утра опять пилили лес, возили бревна. На этот раз Добромир в одиночку загрузил три воза. Потом опять куда-то ускакал. Пришлось ребятам теперь самим стараться. Хорошо они усели вынести и сложить прямо на место погрузки сорок бревен с лишним. Поэтому им удалось вовремя загружать подводы, в которые запряжены и обе кобылы-тяжеловоза. Конечно, их возы чуть ли втрое меньше по весу. Но все равно получилось немало. И если бы не резерв, пришлось бы тяжело. И когда после обеда эти две подводы у них забрали, даже вздохнули с облегчением.
   Так что к вечеру они опять еле передвигали ноги, и для них прислали две подводы. Кажется, в лагере становится модным пользоваться транспортом. Вот охотникам сегодня выделили две лошади под верх. Аня откуда-то прискакала на своей кобыле. Мимо ребят проехали воз со скошенной травой. Разгрузили бревна быстро. Как раз приехали рыбаки. Им на этот раз выделили аж три телеги. Поэтому и они сегодня не пешком. Охотники уже тут. Отдыхали где-то полчаса. Потом принялись собираться. Впрочем, почти все вещи остаются здесь. На себе легкие шорты, тонкая рубашка, обуты в легкие тапочки. Ну и тонкий ремень с кобурой, в котором пистолет с одним магазином. Портупея остается тут в специальном ящике. Все они готовы. Появился Добромир верхом на коне. Зерно действительно выглядит понуро. Конюх взял его за узду и повел отдыхать. Жеребцу теперь удастся спокойно отдохнуть несколько дней, набраться сил, отъестся. Впрочем, как и двум остальным. Они пока свое отработали. Переход через пять минут, но они уже готовы. Можно пока поговорить, а то с некоторыми из ребят только парой слов за все время удалось перекинуться. Тех же охотников и рыбаков почти не видел.
   Оказавшись на той стороне, сразу же принялись одеваться. Не месяц май. Хотя и май здесь по-другому называется, но главное тут уже поздняя осень. Поэтому брюки, сапоги, теплая куртка и шапка не помешают. Тем более они прибыли из теплых краев. В лагере первым делом умылись, поели каши и отправились спать. На это дело у них ушло, чуть ли не по двенадцать часов. А куда деваться? Так Дима проснулся, посмотрел в окно. Ничего не увидел в сплошной темени и улегся в постель. Когда он все же окончательно покинул постель, тоже еще не рассвело. Илья и Саша уже пьют чай. Пока он умывался, появились и остальные. Попили чаю, сделали зарядку. Завтрак для них уже готов. Вкусная горячая каша, горячий кофейный напиток, пряники и печенье.
   Уже рассвело. Потому отправились гулять. Тут Дима и рассказал про Ленинград, про историю мира откуда появились Новоземельцы или жители Ветки Пять. Оказалось, ребятам есть, что сказать на эту тему. Вот, например, Костя выяснил, что в том мире броненосец 'Севастополь' не прорвался из Порт-Артура. Соответственно головной корабль первой серии российских дредноутов назывался не Святослав. Правда, названия остальных совпадает. Петропавловск, Полтава, Гангут. И уже вследствие этого, появился ряд отличий.
   Так в реальности Димы в конце 1914 года, кое-как отремонтированный Севастополь вышел из Владивостока. По дороге прошел небольшой ремонт и в конце 1915 года, через одиннадцать месяцев вместе с крейсером Жемчугом прибыл в Архангельск. Опять его ремонтировали, и он 1916 году приступил к службе, успев потопить одну подводную лодку противника.
   Старый броненосец уже было отправили на слом. Но тут норвежские браконьеры начали шалить в северных морях. Да еще при поддержке своего военно-морского флота. Советским пограничным катерам пришлось тяжко. В результате Сева вновь наскоро подлатанный вышел в море и всадил в норвежца три шестидюймовых снаряда. Теперь норвежцы стали намного больше осторожней. Костя с возмущением рассказал, как ему пару раз попадали статьи новых свободолюбивых авторов о том, что какие советские моряки нехорошие и злые. Обидели ни в чем не повинных норвежцев. Мирных, честных, по-хозяйски заботящихся об обитателях морей. Но это тут они не смогли причинить такой огромный вред. Не по своей вине. А вот в той реальности поголовью тюленей у советских берегов нанесли непоправимый ущерб. Так, что оказывается, несмотря на появившуюся критику излишней героизации 'этого корыта', броненосец оказывается еще и недооценен.
   Но вернемся к 'Святославу'. Его история действительно первоначально похожа, на судьбу другого Севастополя, которую им рассказал Костя. Так его в двадцатые годы даже переименовали в 'Парижскую Коммуну'. Вот только в 1929 году начинаются более существенные расхождения. Святослав ушел не в Черное море, а в Кольский залив. Здесь он и встретил Великую Отечественную войну. И воевал он активней, чем в той реальности. Так осенью 1941 года, на него выскочили гнавшиеся за советскими эсминцами, четыре германских.
   Несмотря на то, что новое место базирования, оказалось севернее, линкор получил больше возможности для плавания, в отличие от собратьев надолго запираемых льдами в Финском заливе. И еще оно ближе к Ленинграду, чем Черное море. Поэтому 'Парижская коммуна' стала своеобразным учебным кораблем, на котором обучали команды балтийцев. Ежегодно часть офицерского и старшинского состава 'Марата' и 'Октябрьской Революции', а потом и переделанного в авианосец 'Фрунзе' ежегодно на зимний период командировалась на Северный флот.
   В результате линкор стал главным конкурентам черноморским 'Свободной России' и 'Перекопу'. Только в результате интенсивной подготовки во время Советско-Финской войны понадобилась замена стволов орудий главного калибра. Поэтому линкор начал войну с новой артиллерией и подготовленной командой. Хотя из-за небольшого перерыва черноморцы и обошли его.
   Нацистский эсминец накрыли вторым залпом. Тяжелый двенадцатидюймовый снаряд нанес весьма сильные повреждения. А тут еще советские эсминцы добились одного попадания. И хотя они тут же перенесли огонь на уже убегающую тройку, в немца уже вцепился 'Полярник'. Так что старый крейсер к потопленному, в уже далеком октябре 1914 года, 'Эмдену', добавил участие в еще одной победе. Вот второй эсминец целиком на счету Парижанки. Это были самые крупные надводные корабли потопленные непосредственно или при участии четырех балтийских дредноутов. При потоплении 'Шлезиена' и 'Ниобе' самолеты с 'Фрунзе' как показали послевоенный анализ, серьезных повреждений не нанесли. Там главная роль была у топмачтовиков. А миноносец все же и по тоннажу и по боевой ценности менее ценная добыча.
   А 'Парижская Коммуна' еще по немецкому карманному линкору отстрелялась с четырьмя попаданиями главным калибром. В эту войну ему удалось превзойти оба черноморских линкора, с их родичем авианосцем в придачу, которым на этот раз пришлось довольствоваться в основном обстрелом берега и борьбой с авиацией противника, хотя в последнем и добились больших успехов. Даже румынским кораблям от них больше в портах досталось. Это после 'Гебена' то. Парижанка еще и подводную лодку утопила тараном, зато старому Севастополю их досталось целых два. Правда, обе её были добиты уже поврежденные.
   Судьба линкора еще интересна и тем, что родной брат одного из Костиных прадедов в годы войны служил на линкоре артиллерийским офицером. А другой, командовал зенитками 'Перекопа'. Вот они и обсуждали, какой корабль лучше воевал.
   За несколько недель до знакомства с Добромиром Диме попалась книга одного современного историка. В ней он пытался доказать, что роль линкора 'Святослав' в войне сильно преувеличена. При этом, он, например, писал, что Северные конвои не имели такого большого значения, какое приписывает им официальная история. По его мнению на ходе войны они никак не сказались и прочее. Особенно это поразило Диму тем, что сей историк в других публикациях наоборот доказывал, важную роль, особенно в первые два года войны, имели зарубежные поставки и для Советского Союза. Доходил до того, что обвинял советских историков в неблагодарности.
   Отдых оказался непродолжительным. На следующее утро провели на Ветку Пять большую колонну большегрузов с прицепами. Самое ценное - оборудование для монтажа нового мини-НПЗ и небольших ГЭС. Остальное как всегда. Десяток наливняков с высокосортным горючим. Масла, запчасти для техники. В том числе для ремонта бронетехники. Большое количество медикаментов. Много соли. Сырье для местных кондитерских, кулинарий и завода тортов. Моющие средства, шампуни. Боеприпасы, оружие. Инструменты, станки. Генераторы. Шоколад. Даже немного сахара, пока местное производство не налажено. В колонне пять тяжелых тракторов, и столько же средних, с полным комплектом оборудования для обработки, земли, заготовки сена: скосить, переворошить, собрать в тюки. Кроме того тележка, бур, два ковша. Несколько беспилотников. Мотодельтоплан.
   Как только прошли ворота, началось распределение товаров. Часть тут же выгрузили. Рядом постепенно растут ангары для хранения товаров. Сначала уехали местные машины. К этому времени на приехавших в колонне машинах перераспределили грузы, так как некоторые опустели почти наполовину. После этого часть отправилась в оба районных центра, часть в Новоград. Оборудование для НПЗ сразу на место.
   Отряд отправился в Новоград. Опять осматривали квартиры. Кажется, эту работу доверяют только им. Приехали они под вечер, поэтому в первый день осматривали местность. До сих пор многое для них еще незнакомо. Прогулялись по территории, посмотрели не только на достопримечательности, но и на объекты где предстоит работать, сходили поужинать. Согласовали порядок работы на завтра. Ну а следующий день у них начался в четыре утра. В пять уже вошли в первую квартиру. В свою вернулись только в девять вечера. А утром пришлось разделиться. Илья, Дима и Добромир отправились в Лесное Пристанище. Остальные с колонной, набитой продовольствием, вечером отправятся в тот мир, где находятся друзья Шамурова.
   Прогресс виден и чувствуется и на этом направлении. Отправились не пешком, нагрузившись по максимуму, а на транспорте. Хоть это и всего лишь два мотоблока. На первом Добромир, на втором Илья. Тут же и Дима устроился. В двух тележках предельные четыреста пятьдесят килограмм. А моторы на шесть с половиной лошадей. И обкатку они прошли, как положено. Поэтому косилки Заря сразу пристроили на штатное место впереди. Место ровное, а ремень снят. Груз взяли уже привычный. Мешки с мукой высшего сорта. Пластиковая посуда. Лезвия для ножей, наконечники для рогатин и стрел, стальные прутья и штыри. А вот картофель на этот раз только в порошке. Тот самый 'анкл бенс' привычный еще с армии. Кроме того яичный порошок. И то, и другое в одинаковых больших жестяных банках, общим числом в двадцать штук. Бензобаки заправлены, масло залито. Оба мотора завелись мгновенно. И вот они уже на месте.
   Тут уже обед. Но плотно позавтракавшие Дима и Илья сразу же приступили к работе. Запрягли мерина и отправились в лес за дровами. На кухне нужно много топлива. С собой взяли две пилы, топор и два карабина. Быстро свалили десяток сухих стволов, из них пять дубовых. Хоть внутри двоих труха, но гореть будут хорошо. И вес чувствуется. Срубили ветви, распилили на небольшие бревна. Пришлось сделать два рейса, чтобы все доставить в лагерь. Вернувшись, занялись досками. На следующее утро съездили за бревнами уже для строительства. Они остались еще с того раза. Обратно ушли на следующее утро в три часа, когда еще не рассвело. На той стороне уже стемнело. Поэтому прекрасно выспались. А утром появилось новое дело. Сопровождали Добромира. В шестидесяти километрах от Красноборска обнаружились два небольших села. Вернее часть одного большого и одно маленькое. Если провести прямую линию до Города, то они расположены немного левее. Всего там сейчас проживает немногим больше ста человек.
   Это по прямой шестьдесят километров, а так вышло все восемьдесят. Но зато полюбовались местностью по ту сторону официальной территории. Кстати территория чего? Республики, княжества? Как называется это образование? Держава, Федерация. Спросил у Ильи.
   - Интересный вопрос. Надо поговорить с Добромиром. Действительно, кажется, больше тянуть нельзя. Надо о чем-то официально объявлять. При этом надо определиться с нашим местом в этом обществе. Местные, по крайней мере, те, с кем мы сотрудничаем, хотят его чуть ли не монархом объявить. Добромир тянет с этим. Если объявить какую-то республику то каков будет его статус, да и наш тоже? К тому же найдутся те, кто захочет перетянуть часть одеяла на себя. Правда, при этом оставив грязную работу на нашу долю. Только в случае чего возникает вопрос по легитимности наших действий. Ну ладно я слышал, как наше образование называют Союзом.
   - Что же хорошее название, - согласился Дима.
   Так вот граница Союза уже перевалила за границу территории, которая перенеслась сюда несколько месяцев назад. Если стада от своих населенных пунктов удаляются не дальше километров пяти-семи, касаясь лишь края новых угодий, то поля протянулись дальше. Уже распахан не один новый участок. Уже пролегли в траве колеи новых дорог. Где ломают камень, копают песок и глину. Да и лесочки уже познали и пилу, и топор.
   А еще тут проехали ребята Добромира. Проводили разведку новых земель, отстреливали разных волков, лисиц, пробирающихся на земли Союза. Искали поселения с людьми или нежилые. Или хотя бы отдельные строения. Ну и выходы полезных ископаемых. А еще охраняли границу от банд, которые оказалось все же имеются.
   Об этом узнали, прибыв на место. Оказалось, тут рядом есть группа подмявшее под себя и эти села, и еще несколько населенных пунктов. Собирают большую дань, но если, что понадобиться могут забрать и сверху. Люди там, в основном пришлые. Основа приехала из Города. Только потом к ним присоединилось несколько местных. Уже были случаи насилия над женщинами. И вообще своеволия и произвола много. В этих краях пропал армянин-торговец, отправившийся на нескольких машинах налаживать торговлю. Городские подкинули информацию о безобразиях творимых этой бандах в землях рядом с дорогой, проложенной Шамуровым-младшим до Красноборска.
   Сами новые хозяева заняли поселок в километрах двенадцати отсюда. Там жителей мало, зато начали строить коттеджи для богатых. Вот в трех расположенных рядом домах и расположились новые хозяева. Нагнали мужчин из подконтрольных населенных пунктов, и заставили возвести новые стены и запоры, чтобы превратить свое гнездо в единое целое. До сих пор там работает несколько человек и из этих двух все-таки не сел, а деревенек. Потом их надо будет заменить. Содержание и компенсация строителей на усмотрение самих жителей.
   А еще это заложники. И требовать от местного населения содействия не разумно. У них руки связаны, и они вынуждены поддержать хозяев. Поэтому жители гостей встретили насторожены. Даже на вопросы отвечают с опаской. И все же возможность для получения информации есть. Во-первых, практически каждого жителя посетили в его доме, беседовать старались наедине. Все же приехали как торговцы. А во-вторых, разведгруппа наблюдала за местной жизнью двое суток. А побывали в окрестностях еще месяц назад.
   Торговых сделок заключить не удалось. Без разрешения хозяев никто не хотел рисковать. Мало ли как воспримут. Выехали из села и остановились как бы на привал. В колонне УАЗ, два УРАЛа с грузами. То, что в них есть товары, убедились почти все жители. Так что, наверняка хозяева оповещены. Официально в группе восемь человек, включая Добромира, Илью и Диму. В качестве оружия посторонние видят только охотничьи ружья, да и то большая часть дробовики. Ну и три-четыре пистолета. Только выступающий за главного Игоревич в разгрузке и с калашом в руках.
   Дальше дорога идет по остаткам дороги, по территории, контролируемой местной бандой. Но по легенде, они вольные торговцы. Не срослось здесь, что же поищем удачи дальше. Шестерка разведчиков незаметно залезла в кузов. Ну что же, не спеша двинулись в путь. Дорогу выбрали поровнее и желательно попрямее. Специально в разговорах на это упирали. Топливо надо экономить, какая же это иначе торговля?
   Перехватили их через километров восемь. Вернее, проехав примерно это расстояние, они заметили несущиеся наперерез несколько легковых машин: две 'Нивы', УАЗик, и даже 'девятка'. Кроме того сзади появилась еще и Газель. То есть народу едет много. Преследователи не успевают, но от них никто убегать не стал. Наоборот, встали, выбрав ближайшее удобное место. Разведчики и Добромир незаметно скрылись в ложбине. Вместо Добромира, дабы случайно не смутить неприятеля, исчезновением одного из 'торговцев'. Все же есть вероятность того, что они знают уже точное число людей в группе, и кто-то удосужится точно пересчитать находящихся возле машин. Оба Урала и УАЗ развернули в противоположную от преследователей сторону.
   План был вполне прост и реалистичен. Пока Игоревич ведет переговоры 'великолепная семерка' выходит на фланги противника, которому тут же поступает предложение от которого трудно будет отказаться. Но все пошло не так. 'Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах.' Нет вначале все вроде пошло как надо. Быстренько разлеглись, приведя оружие в боевое положение. Один Игоревич остался стоять в полный рост. Когда первая машина приблизилась метров до двухсот, он вытащил пистолет и сделал три предупредительных выстрела в воздух. Преследователи догадались остановиться.
  
   - Здравствуйте, добрые люди, не к нам ли навстречу торопитесь, - рявкнул в мегафон Игоревич.
   - К вам, к вам, - насмешливо ответил предводитель 'добрых людей'.
   - Что же. Тогда обсудим, зачем мы вам понадобились.
   - Да вы нам в целом на ... не понадобились, а вот машины с хабаром нужны. Да и стволы ваши пригодятся. Вон твоя машинка Гришке хорошо подошел бы.
   - Ага, - рявкнул наверное тот самый Гришка с укоротом в руках. - Да и снаряга то же.
   - Точно, - подхватил старший.- Да ты не боись. Пистоль свой можешь себе оставить. Мы добрые. Хахаха. Да и пару ружеек оставим. Так что скидывайте все лишнее и валите.
   - А что взамен? - поинтересовался Игоревич.
   - Как, что? Живым уйдешь. На воле останешься. Мало? А будешь дальше гавкать, посажу на цепь. Так, что давай не телись. А то я разозлюсь, - на ходу заявил предводитель, продолжая скоращать расстояние.
   Его подельники цепью идут за ним. Вооружение у них пестрое. У начальника и его соседа в руках автоматы Калашникова, вроде АКМ и АК-74, или как тут называется вариант под патрон 5х45? У троих, в том числе Гришки, укороты, у одного карабин, у остальных охотничьи ружья. Большая часть дробовики.
   - А теперь, наше предложение. Давайте разойдемся по-хорошему. Вы сейчас останавливаетесь и стоите на месте. А лучше вовсе отходите назад. Стоять я сказал! Иначе стреляю без предупреждения, - Игоревич, встал на одно колено и прицелился Сейчас наши машины немного отъедут, мы отступим к ним, погрузимся и уедем. Все Рома, Семен давайте отъезжайте.
   - Куда? - возмутился предводитель,- а ну стоять!
   Кто-то перешел допустимую черту, а Гришка и второй с длинным стволом дали по очереди в сторону уходящих грузовиков. Выстрелы загрохотали с обеих сторон. Игоревич успел уйти в сторону и залечь. Его противник свалился как подкошенный. Илья выстрелил из барабанного гранатомета. Его заряды дают мелкие осколки и в настоящем бою от них толку нет. Но тут все за исключением троих без бронников, да и цель в не нанесении серьезных ранений. Дима и еще двое вовсе стреляют из гладкоствольных ружей типа Сайга картечными патронами. Час назад он пытался возражать.
   - Дима, твоя цель не основные бойцы, а нейтрализация массовки. Причин у людей примкнуть к банде было много. Поэтому желательно ограничится легкими ранениями. Да и россыпи дроби, думаю, достаточно, что они головы не поднимут, заявил ему тогда Добромир.
   Вот теперь Дима успел выпустить только восемь зарядов, когда поступила команда, приостановить стрельбу. В ответ ни одного выстрела. Но пока оружие еще смотрит в сторону противника и пальцы на спусковых крючках. Дима, через пару секунд, заменил магазин. Но злится на себя пока некогда.
   Вот теперь Дима успел выпустить только восемь зарядов, когда поступила команда, приостановить стрельбу. В ответ ни одного выстрела. Но пока оружие еще смотрит в сторону противника и пальцы на спусковых крючках. Дима, через пару секунд, заменил магазин. Но злится на себя пока некогда.
   Но, конечно, он тормоз. Мог бы пораньше догадаться. Хорошо противник уже подавлен. С той стороны слышны стоны. Восстановлению боевого духа это не способствует. Да и шансы свои они теперь оценивают значительно ниже, если, конечно, еще способны чего-то оценивать. Но то, что добыча оказалась позубастее, чем рассчитывали должны догадаться. Стреляли то в них из очень серьезных стволов. К тому же и самые активные затихли. Некому команды давать.
   - Ну, что болезные, - это уже Добромир . - Давайте заканчивать вовать. Стволы на земле, сами встаете и отходите в сторону. Раненных берете собой. У меня тут два снайпера. А я из своего Калаша любому в глаз на этой дистанции попаду. Если сдадитесь, гарантирую жизнь каждому, если за ним нет особо тяжких совершенных с цинизмом. За мародерство и грабежи просто отработаете. За старание наказание скошу. Давайте быстрее. Иначе ваши кровью истекут. Двадцать секунд на размышления. Да ваши пуколки бесполезны против бронников моих ребят, да и серы не пробьют. Без глупостей.
   Двадцати секунд не понадобилось. Добромир не добрался еще до 'пуколок', а уже первый встал. Правда, руки поднимать не стал. Левая плохо действует, да и пятно заметно. Правой пытается приподнять раненного.
   - Сдаемся. Толя, Игорь помогите Серегу поднять. Быстрей. Еще кто целый. Жору тоже оттаскивайте. Эй, там. Если поможете нашим раненным, я почти на все готов. А если, что не смогу, сам в петлю полезу. Ребята давайте быстрее шевелитесь. Андрей не ной. Все от тебя зависит, когда помощь получишь.
   Добромир со своими уже бежит к пленным. Разумеется без снайперов. Игоревич, надел сферу и к ним, за ним Илья. Дима и остальные контролируют ситуацию. У них бронники легкие. Правда, все уже законченно. Больше никто не сопротивляется. Четыре убитых, три тяжелораненых. Еще десять человек стоят шеренгой по одному. Шестеро из них ранены, но кажется легко. Фельдшер вылез из кузова и оказывает по одному первую помощь тяжелым. Легкие перевязывают сами себя. Им помогают Игоревич, один из его бойцов, саниструктор из спецов Добромира. Сам он смотрит за тяжелыми. У местных 'романтиков с большой дороги' оказалась одна аптечка. Да и то там только жгут и пузырек йода. Щедро поделились своими запасами.
   - Слушайте меня внимательно. Доктор и трое моих бойцов остается тут. Скоро прибудет вертолет за раненными. Четверо целых едут с нами. Да, и вас зовут Ильич? -Добромир обратился к раненному, сдавшемуся первым.
   - Откуда? - и сумел тот выдавить от изумления.
   Добромир просто включил запись. Эфир, разумеется, сканировался. Приборы, прихваченные с Звемелина, обладают фантастическим ТТХ. Значит, удалось засечь переговоры нападающих. Да у них действительно нашли шесть простеньких раций.
   - Шурикен, не стоит давить. Давай возьмем долю и хватит. Кажется, ребята серьезные. Да и не по делу все отбирать.
   - Слышь Десантник. Не тебе вякать, что правильно, а что нет. Так что заткнись, - это, кажется, предводитель. Значит он Шурикен.
   - Шурикен, Десантник просто обосрался. А крутого мена из себя строит. Хахаха, - гогочет Гришка, ныне уже покойный.
   - А что Гришань? Ты прав? - точно, это предводитель.
   - Слушай Шурикен, это Ильич. Десантник дело говорит.
   - Иличь, иди ... Ты лучше о племяхе печалься, что в подвале сидит. Сам присоединишься к ней. Будете вдвоем сидеть.
   -Не надо. Таньку лучше мне отдайте. А Ильич не в моем вкусе, - горланит Гишка.
   В промежутке слышно как Шурикен и Гришка перепираются с Игоревичем. Интересно? До чего бы эти договорились, если бы не началась стрельба? Значит это Ильич. А кто Десантник? Больше никому ничего объяснять не надо. Вид местных стал еще более понурым. Ну как теперь оправдаться? И главное будет, кто их слушать? Взгляды всех с надеждой обратились на Ильича. Вдруг у него есть шанс за всех походатайствовать?
   - Да. Я Ильич.
   - Как рука?
   - Да нормально. Только вот еще в боку жжет.
   - Сейчас посмотрю. Поднимите руку. Это осколок от гранаты достал. Рана не глубокая. Готовы проехаться с нами до логова вашей банды? Там у вас, я так понял, племянница? Да к тому же она под замком.
   - Она с шефом поругалась. Вот ее на время и посадили в подвал, - принялся объяснять Ильич.
   - Вот. Заодно и её вызволим. Там у Сереги еще жена. А раз он ранен, есть там один... Приставать будет. Так что едем.
   - Думаю, не до этого будет. Серега это Десантник?
   -Да. Только зря вы расслабились. Там с Шефом трое остались. Да еще две группы отзвали с дальних деревень. Это девять человек. Думаю они уже приехали.
   - Ну, ты, Ильич, говно, - выплюнул худощавый пленный неопределенного возраста, - сразу всех сдаешь.
   - А пошел ты Руб куда подальше. Ты со своим Шурикеном уже завел всех в дерьмо. А я обещал за помощь Сереге содействие. Так что я слово держу. Не виляю, как Шеф, когда отвечать надо. Да и племяшку надо выручать, и Нинку - жену Серегину. От твоего братана, между прочим. Или как ты приятеля своего называешь. Да и надоели вы мне. Обещали порядок, а устроил... Ладно. Как вас там. Вы-то хоть не обманете? Хотя не в моем положении вякать. А ты Руб под пулями не такой смелый был. Чуть шею не свернул пытаясь глубже спрятаться. Ведь ни разу не выстрелил. Это ты против безоружных смелый... Поехали что ли.
   Шеф, разумеется, быстро начал интересоваться, что случилось и каков результат. Ильич минут пять тянул резину. Ссылался на потери. Но на той стороне оказался тертый калач. Насторожился сразу же и начал выпытывать по крохам информацию. И организовал оборону. Надежда на, то что кинется наутек тоже не оправдалась.
   Так что пришлось штурмовать. Дима получил в руки большую двухстволку. Диаметр патронов больше чем у двенадцатого калибра. Да и длиннее семьдесят шестых. Стрелял ими в оконные проемы. Выпустил где то двадцать штук, пока основная группа штурмовала гнездо. Справились быстро. Сам Шеф и четыре подельника, в том числе одна женщина погибли. Стервозная говорят, была особа эта покойная. Много крови выпила. Да и отстреливалась из автомата до конца. Стреляли еще три женщины, но их взяли живыми. Это кроме восьми пленных мужчин. Помогли гранаты и патроны с нервнопаралитическим и сонным газом. Конечно, использование химического оружия не есть хорошо. Но с другой стороны оставить человека в живых или пристрелить насмерть. Даже огнестрельное ранение для здоровья вреднее. Все же газы не летальные.
   Начали собирать пленных. Раненным оказали первую помощь. Остальных под замок. Вместо освобожденных заложников, среди них нашлись интересные персонажи. Так, например, двух спутников кавказца-бизнесмена, пропавшего в этих местах. Они и сообщили печальные известия, что сам хозяин был убит. Все три машины с товарами захвачены. Теперь их обнаружили в местном гараже. Даже часть имущества еще осталась на складах. Только вот топливо все использовано. Но Добромир заявил, что прежде чем вернуть наследнице, а в Городе живет дочь погибшего хозяина, туда нальют немного топлива.
   Но большинство найденного имущества он приказал отписать в казну. Этим и пришлось Диме заниматься. Оружие к этому времени уже собрали. Два автомата Калашникова с длинными стволами, три с укороченными, карабин Мосина, СКС (они тут с несъемным магазином), Тигр. Ну и еще полтора десятка охотничьих ружей: четыре нарезных, одиннадцать гладкоствольных. Девять пистолетов: шесть ПМ, два ПММ, один ТТ. Даже наганов два. Патронов, правда, маловато.
   Ночевали прямо тут. Правда, поспать пришлось всего часа четыре. А так караульная служба и перепись имущества. Хорошо нашелся переносной ПЭВМ, называемый тут ноутбук. Особенно пришлось повозиться с тем, что находится в пользовании. Выход нашел сразу - просто присвоил инвентарные номера. Вещи, подлежащие хранению, на склад пришлось самому перетаскивать. Все заняты. Надо посетить все поселения, перешедшие теперь под контроль Союза, организовать там самоуправление, провести собрания населения. Кроме того надо опросить людей, выяснить степень виновности арестованных. Разобраться со всеми обстоятельствами. Да и не все остальные жители безгрешны. А вдруг возможны эксцессы, выяснение отношений. Да и не стоит оставить безнаказанным некоторые если не преступления, то подлости.
   Домой удалось уехать только следующим утром. Да и то из-за предстоящего перехода. По дороге даже опасались, что не удастся прибыть вовремя. В результате приехали на двадцать семь минут раньше. Ну а дальше все произошло штатно. Единственным любопытным моментом явилось количество людей, которых забрали собой. Целых семьдесят человек. Из них сорок из числа жителей Звемелина, находившихся в командировке. Тридцать местных, все молодежь на учебу.
   Сразу же уехали в Центр. Всю дорогу Дима проспал. А прибыв на место, сразу отправился в кровать. Отдыхали не долго. Зато организм восстановился полностью. Все благодаря тому, что опять их всех поместили в капсулу связанную с ИИС. Выйдя из него, успели только побывать в своем доме и плотно пообедать в столовой. Аппетит после капсулы всегда волчий. А потом в автобус, и они отправились к воротам. Час готовились, а потом на ту сторону. На этот раз взяли с собой восемь подвод. Ни одного жеребца или кобылы. Два осла. Три пони. Семь коров. Упряжка, в которую запряжены шесть собачек. Два волкодава на себе несут только свое имущество: подстилку, спецкорм и витамины, лекарства, на случай ранений и повреждений.
   Появились на месте утром. Два дня усиленно работали. Дима в основном занимался бревнами для строительства. Но успели приготовить и рыбы и мяса. Охотой сам Добромир занимался. Только на этот раз он с подводным конем. Еще один отдыхал на конюшне.
   Через сорок семь часов встретили новую группу людей. Всего в ней сто семьдесят четыре персоны. В отличие от прошлого раза людей собирали верховые, да и в лагерь всех на подводах отвезли. А дальше все пошло проще, чем в прошлый раз. Во-первых, накопили уже достаточно средств. На всех хватило и мест за обеденным столом и посуды. Во-вторых, лучше с одеждой и обувью, в том числе изготовленной тут на месте. Ну и место под ночлег сразу всем выделили с одеялом на человека. Люди Петровны провели дополнительную беседу. На работы за пределами лагеря всем начали выдавать ножи и рогатины.
   Ну, а в конце следующего дня первая группа из тридцати двух детей и женщин уже удалось переправить на Звемелин. А потом началась будничная работа. Ветка пять, оттуда трое в Лесное Пристанище, остальные ведут караван в так называемый Мир Симбиоза. Переход обратно и уже все вместе на ОМВС- ЗСТ4. Только каждый раз увеличивался объем перемещаемых грузов и количество людей, которых удалось провести. Так в следующий раз с Ветки Пять на Лесное Пристанище они перешли уже на трех мотоблоках. Теперь они уже не стоят на приколе для экономии топлива. Начался сенокос.
   Дополнительных обстоятельств, вызывающих интерес, и несколько выделяющиеся из общего ряда было всего несколько. Так на Звемелин при втором переходе доставили всех плененных в прошлой командировке. Нашлась работа на шестом спутнике. Несколько человек отправили рубить уголь на Студенном. Но более важное событие произошло во время четвертой командировки в Лесное Пристанище. Первоначально казалось, что наиболее важным и особенным моментом будет доставка колесного трактора с навесным оборудованием. Вдобавок к мини-трактору, доставленному в прошлый раз. Но на другой день прибыла новая партия. Всего сорок восемь человек. Но примечательным оказалось даже не это. Все они оказались из первой половины двадцатого века. Точнее примерно из сорокового года. Большей частью русские, но много представителей и других народов. Больше половины сельские жители - молодые колхозники. Есть и пролетариат. Даже пограничник с собакой имеется. Один геолог.
   Эту группу также сначала доставили в лагерь. Но на другой день Добромир принял интересное решение. Уже за сутки стало ясно, что новичкам приходится трудно. Они слишком растеряны от самого факта перехода, им сложнее найти точки соприкосновения с остальными. Слишком разные жизненные установки в поведении, морали, жизненных ценностях. Да и разница в образовании чувствуется. Новички плохо воспринимают новую информацию, у них уже кругозор, испытывают растерянность перед достижениями техники. Зато легче переносят лишения, лучше подготовлены к грубому и тяжелому физическому труду. Ну и энтузиазм высоченный.
   Вот он и решил оставить их прямо на этой планете. Примерно в пятнадцати верстах от лагеря он нашел удобное место, где и решили основать новое поселение. Тут рядом озеро, из которого вытекает небольшая речка. На юге вплотную подступает лес. С трех сторон луга, перелески и места для будущих полей.
   Пока сюда направили все основные усилия строителей и лесорубов. Правда, люди Добромира только валили лес и распиливали его на бревна. Вывозили их уже сами новые колонисты, они же обрубали ветки на стволах. Хоть сюда переброшены оба плотника, основную часть работы по возведению срубов выполняют сами же новые хозяева. Десяток человек имеют вполне сносные навыки в этой работе. Доски необходимые для строительства повезли из лагеря. Уже в первый же день сумели возвести две избенки. Нужны печки. Вот пятеро колхозников и заняты созданием запасов глины. Им выделены две подводы.
   Дима получил задание скосить траву на мотоблоке. Это уже пойдет в запасы новой деревни. Для нового хозяйства выделили семь коров, столько же коз, двух кобыл, девять меринов, правда, из числа беспородных. Остальные лошади работают тут только временно. Каждому взрослому мужчине выдали топор, нож, рогатину. Лопаты, вилы, плуги, косы переданы в общее пользование. Как и десяток ружей и два карабина. По всем признакам Добромир решил основать самый настоящий колхоз. Распашку целины на себя пока взял трактор. Женщин из этой партии отправили на сбор ягод. Кроме того на них возложили уход за всей скотиной, в том числе и в лагере. При лагере остались и пятеро мужчин. Еще два охотника пока включены в общую группу.
   На следующий день Добромир с отрядом Ильи вернулся обратно на Звемелин. На этот раз доставили аж сорок пять человек, то есть всех переселенцев из второй партии. Заодно часть людей Добромира. Например, всю группу Петровны. Уже привычно готовились отправиться к новоземельцам. Однако сначала их удивили, предоставив дополнительный день отдыха, который они к тому де потратили в капсуле. Ну а потом объявили новую цель предстоящей командировки. Им предстоит отправиться на новый объект по еще нехоженым тропам.
   Если коротко рассказать инструктаж, проведенный Добромиром, Софьей и Велетой, последние события активизировали многие процессы. Да и возможности Звемелина сильно выросли. Поэтому появился доступ на несколько интересных миров, ранее находившихся в спящем состоянии. Связи у этих миров такие, что быстрое развитие ОМВС- ЗСТ4 и Ветки Пять повлекло за собой пробуждение еще нескольких миров. И если постараться этим воспользоваться, то перспективы открываются весьма заманчивые. Вот они и отправляются на один такой.
   Рядовой срочной службы Георгий Иванович Помощников, он же Жора, Иваныч, но более всего в настоящее время известный в ближайших окрестностях под погонялом 'Доцент' уже полтора часа не спеша прогуливался по кругу. Круг этот представляет собой квадрат (бывают и такие) со сторонами примерно в сто метров. Ну, может чуть больше. Как то вот до сих пор он не удосужился проверить расстояние хотя бы шагами. И не сказать, что у него времени не было. Все- таки он уже в общей сложности более одной тысячи часов охраняет именно этот пост. Но и теперь простая мысль таки и не посетила его. Хотя она весьма помогла бы хоть чем-то заполнить оставшееся до смены время. А торопиться ему некуда. Менять его приедут в лучшем случае через два часа. Маршрут знаком до каждого квадратного сантиметра. Да ничего и не могло поменяться за последние сутки.
   Все это называется пост ? 3, круглосуточный, трехсменный. Под охраной и обороной находятся склад стрелкового вооружения. Закрыт и опечатан печатью ?. А зачем оно вам? Каким именно. Склад вещевого имущества. Закрыт и опечатан печатью ?. Номер тут другой. Не скажу какой. Склад химического имущества. Закрыт и опечатан печатью ?. Ну Вы уже догадались. Два ряда колючей проволоки, ворота закрыты и опечатаны. Две караульные вышки, трап между ними.
   Вот в пространстве между этими рядами колючей проволоки и идет сейчас Жора. Сзади осталось здание медсанчасти, до которого лишь самую чуточку нельзя дотронуться, высунув руку через колючку. Повернул налево. Теперь по правую руку будет солдатская столовая. За ним высится двухэтажный корпус. Там кормят летно-технический состав. Впереди левее как раз от края одного здания, до края другого - плац. На другой стороне трехэтажные строения. Ближе - казарма батальона. В дальнем помещения полка. Только на первом этаже - клуб. Ну а правее летной столовой - Штаб. Если быть точнее тут расположены управления и полка, и батальона. Ну, а четвертой стороны плаца -свободное пространство, ограниченное как раз постом ? 3 с одной стороны и учебным караульным городком, расположенным рядом с казармой батальона. Ну а дальше забор и тайга.
   Жизнь в гарнизоне постепенно затихает. Все же почти полночь. Все меньше и меньше окон, в которых еще виден свет. Это уже и старослужащие уже насиделись в бытовках, напились чаю, досмотрели телевизор и отправились спать. Уставшие первогодки заснули, как только прозвучала команда 'отбой'. На счет этого в части теперь стало полегче. А в этом есть заслуга и Жоры. Хоть и горячие были споры, но удалось договориться, не давить и дергать молодых без надобности. Особенно после отбоя. Пусть ребята получат время для отдыха. Да и проявления бессмысленной жестокости решено пресекать. Хотя говорить о приятной жизни для ребят из младшего призыва говорить не приходится. Практически вся грязная и тяжелая работа на них.
   Только товарищам Жоры до недавнего времени пришлось не сладко. Лишь в конце апреля и начале мая в батальон прибыло двадцать бойцов призванных в ноябре-декабре прошлого года. Да и то причиной явилась резкая нехватка людей. Начали увольнять старший призыв. В начале мая большая часть личного состава убыла за восемьсот километров. Аэродром эксплуатируемый совместно с гражданскими перестраивается. В их роте срочников, допущенных к несению караульной службы, осталось только одиннадцать человек, не считая водителей и Бори Алексеева, официально числящегося ПНК по СКС. А на три поста нужно девять караульных. Из новеньких половина прибыла специально для пополнения роты охраны, радиационной, химической, бактериологической защиты. Правда, четверо из них пока ходят дневальными. Но все равно шесть новичков, позволили формировать почти два состава караула. Конечно, кому-то приходится оставаться на вторые сутки. Но так было и прошлой осенью. А в апреле и мае стояли и по восемь, и даже девять суток не меняясь. Так что все познается в сравнении.
   Жора внимательно посмотрел на окна комнаты для занятий на третьем этаже по старинке называемом 'ленинской комнатой'. В этом помещении находится бильярдный стол. И теперь около него застрял дежурный по части с кем-то из офицеров летного полка. О и там погас свет. Жора, дойдя до столбов, на которых держится караульная вышка, дождался, пока не грохнула железная дверь казармы. Двое спокойно вышли из здания и направились в строну штаба. Скоро и Дима сможет отдохнуть.
   Кто-то из ребят наверняка уже дрых бы. Но Жора всегда отличался большой осторожностью. Мало ли, что придет в голову дежурным офицерам. А тут и дежурный по его собственной части, и дежурный по полку, и дежурный по штабу. Ответственные от руководства, наконец. Так что не стоит рисковать. Но дело не только в этом. И кроме того насчет ответственности. Склады не простые. Поэтому отдыхать тоже надо с умом. Жора, например, уверен, что уж безопасности охраняемого объекта он никак не вредит. Есть некоторые хитрости. Так что если, что, кому то придется намного хуже, чем при варианте, когда он будет торчать на виду. Так, что совесть с этой точки чиста, и чувство ответственности не гложет.
   Насчет ответственности. А кто сегодня от руководства. Не майор ли Верин? Тогда он вполне может находиться в санчасти при супруге-враче. Так что думать надо. И как бы поближе к окнам санчасти приблизится. Вот на этом круге и надо там не спешить. А насчет сна можно пока забыть. Все равно осталось уже всего ничего. Зато потом в караулке можно прилечь часов до семи. Хотя нет. Надо самому за завтраком поехать. А то тут сомнения в его ответственности появились. А питание товарищей всегда было на нем. К этому все уже давно привыкли. Это сегодня он попал в первую смену.
   Просто он заранее заявил, что остается на вторые сутки. Ну, вот такая блажь у старослужащего. Ну ладно, не он один такой с придурью, лишний раз послужить. Но вот товарищи переусердствовали и поставили его в первую смену. С одной стороны это конечно хорошее место для военнослужащего старшего призыва. Ничего делать не надо в караулке.
   Приехал с первой смены. Остальные уже пообедали. И молодой ни за что не оставит немытую посуду для старослужащего. После своей смены помыть, это только Жора может. Он и теперь обычно он во второй смене, но вся работа достается теперь парнишке из первой или третей смены. Это не совсем удобно, потому его и поставили, кстати, в первую смену. Но Жора до сих пор сам получает питание на караул. А для этого вторая смена лучше всего подходит. За обедом из караула выезжают специально. А ужин и завтрак он всегда получал, сменившись с поста. А вот теперь надо будет встать без пятнадцати шесть, выехать вместе со сменой, получить пищу и доставить его в караулку. Так же он ездил и вечером, вместо того, чтобы спать до самого ужина. Хотя он и так неплохо поспал. И после обеда, и после ужина. Может, удастся и после завтрака поспать. Так что может действительно теперь ему в первую смену идти. В третьей он не сможет получить ужин и завтрак. И тут дело не только в комплекции Жоры или уж его особой страсти к еде. Просто он уже приноровился доставать все, что положено и сверху тоже.
   Кроме того, некоторые начальники караулов именно ему и Боре Алексееву поручают самому разложить все по тарелкам. Да и репутация у него высокая. Никто не сомневается в его честности и в том, что он всех отделит поровну. А Боря в это время накладывает им самим.
   А это кто? Мимо прошли две дамы. Кажется, медсестра из санчасти и одна из поварих из ЛТС. Смена там большая. Поварихи, официантки, посудомойки. А куда это они, на ночь глядя. Что-то не стали сворачивать налево. Наоборот, правее взяли на выход с территории. Ну, да ладно. Не маленькие. Прошло минут с двадцать, когда неожиданно из-за угла санчасти появился майор Верин, начальник службы вооружения, и как правильно догадался Жора, ответственный от руководства. С ним его супруга и Коля Свечников, сослуживец Жоры по роте. Его на пару дней прикомандировали к санчасти.
   - Часовой! А это ты Жора. Ну, а кто еще бдит в такое время кроме тебя, - усмехнулся Верин.- Не видел тут двух женщин?
   - Видел. Они отправились к воротам рядом инжбатом.
   - Хорошо, бди.
   Вообще-то правы, те, кто считает, что сейчас Жора грубо нарушил устав. Тем более, нехорошо старшему офицеру толкать рядового на это нарушение. Но здесь это в порядке вещей и на нарушение некоторых формальностей смотрят сквозь пальцы. Особенно если это фактически не наносит никакого ущерба и облегчает жизнь другим, если не больше. Со стороны ЛТС появился Большой, он же Саня Медведев. Он о чем-то доложил майору, и они втроем дальше пошли вместе.
   Жора пошел дальше выполнять боевую задачу по охране и обороне поста. А минуты через пять произошло нечто. Сильный хлопок, ударивший по ушам, пошла воздушная волна, тут же появился какой-то запах. Жора даже почувствовал какое-то головокружение. А потом все прошло. На всякий случай поднялся на вышку и позвонил в караулку. Выяснилось, что ему не показалось. Прибежали офицеры из штаба. Жора доложил о дамах и майоре. Через четверть часа нашли только мужчин и докторшу. К этому времени подняли весь личный состав. Через час нашли и женщин.
   Утром Жору вызвали в штаб, опросили. Момент о переговорах с ответственным от руководства, разумеется, никто фиксировать не стал. Хотел уже отправляться отдыхать, но его задержали. Выяснилось, что для него есть новая задача. Следующим утром на построении объявили о присвоении ему звания младший сержант, а через час он убыл в расположение зенитно-ракетного полка. Там организованы курсы молодого бойца.
   Почти два месяца он занимался пополнением. Так, что о странных событиях, произошедших во время крайнего караула, думать было некогда. А потом сержант Помощников Георгий Иванович был демобилизован. Впереди была относительно благополучная и счастливая жизнь.
   Сильный хлопок, ударивший по ушам, пошла воздушная волна, тут же появился какой-то запах. Жора даже почувствовал какое-то головокружение. А потом все прошло. На всякий случай поднялся на вышку и позвонил в караулку. Связи не было. Зато удалось связаться со вторым постом. Там Никита Васнецов дежурит. Выяснилось, что не показалось. Действительно хлопнуло, Прибежали офицеры из штаба. Жора доложил о дамах и майоре. Через полчаса вернулись все: майор Верин с супругой, медсестра, повариха, Коля Свечников, Саня Медведев, дежурные. Но, что-то пошло не так. Дима доложил, что нет связи с караулкой.
   Дальше пошла суета. Загорелись окна в казарме, но что-то суеты в помещениях не видно. Бегают только те же люди. А где же остальные. Что с караулкой. Коля, спеша в санчасть, на ходу сообщил, в казарме никого нет, как и тех, кто оставался в санчасти. Кроме фельдшера, который вовремя хлопка вышел на улицу. Вернулся дежурный по части, караулки на месте он не нашел. Нет и казармы батальона связи. И еще первый пост оказался дальше. Жора решил, что Коля его разыгрывает.
   Однако примерно через полчаса подошел майор Верин. Он тои подтвердил, все, что рассказал Коля. Более того. Нет вообще никакой связи. Ни с вышестоящими штабами, ни с городом. Аэропорт не отвечает. Радио молчит. Ну, то, что телевизор не показывает понятно. Ночь. Главным для Жоры пока то, что менять его не будут. Он поднялся на вышку, устроился на шинели, положенной на доски и задремал. Конечно, произошедшее, выглядит странным, но он слишком устал, чтобы думать обо всем этом.
   За пару часов он раза четыре просыпался, осматривался, и убедившись, что все нормально, продолжал отдыхать. Да, мимо спешат люди, горит свет в казармах. Не очень-то его заинтересовал звук мотора. Офицеры попытались куда-то съездить на машине, но явно это дело у них не заладилось. Вроде пока все затихло.
   Завтрак принесли прямо на пост. В летной столовой никого не оказалось. А вот в солдатской и повариха, и наряд из трех солдат на месте. Поэтому пищу приготовили. Часов восемь Жора узнал новую информацию. Часовой на первом посту на месте. Караулку обнаружили. Но она безлюдная. А дальше незнакомая местность. Причем на все четыре сторону. Причем дорога от КПП гарнизона заканчивается через пятьсот метров. А это на юг. На запад и восток тайга.
   Подошел майор Верин. Поинтересовался состоянием, попросил и дальше нести службу. Все-таки склад стрелкового вооружения. С первого поста часового сняли. Хоть там и ГСМ, но одному часовому там делать нечего. Теперь туда будут время от времени патруль наезжать. Поэтому Серега пока отдыхает. А через два часа он сменит Жору. А майор пошел снимать часового со второго поста.
   Но Жора покинул пост только через три часа. Верин где-то задержался. А смена произошла в присутствии ответственного от руководства, дежурного по батальону, дежурного по полку. Кроме того присутствовал офицер дежуривший на КПП, нынче назначенный исполнять обязанности начкара. Майор принял на себя исполнение обязанностей начальника гарнизона. Другие начальники отсутствуют. А какой-то порядок поддерживать надо.
   Через полчаса Жора сопровождал майора в поездке по окрестностям. Пробовал поехать в сторону города. Сначала закончилась дорога, потом дорогу преградили деревья вставшие стеной. Поехали в обход. Там где деревья отсутствуют следы ни от машин, ни от телег. Но главное то, что они уперлись в какую-то невидимую стену. То, что за ней видно хорошо, но пройти туда не возможно. Не пропускает и автомобиль. И чем сильнее давить на эту преграду, тем сильнее она отбрасывает назад. На доступной территории появились незнакомые участки обсаженные деревьями. Кроме того появились какие-то достаточно глубокие щели-овраги и непонятные завалы породы. То же самое со всех сторон. Отличие только в том, что на север можно проехать дальше.
   Караулка и первый пост действительно оказались дальше. Даже дорогу разорвало. Асфальт заканчивается и начинается перелесок. Откуда он появился непонятно. Но через пятьсот метров все же машина выезжает, на утерянный было, участок. Десять метров и знакомая развилка. Тут одна ветка вела прямо, оставляя пост номер один по правую руку. Но ее нет. По словам майора, она теперь начинается в пятнадцати метрах на сорок градусов правее. Ветка левее вроде на месте. Но тут, откуда-то появился овраг, от края которого до колючки чуть ли не четверть километра. А ведь раньше от дороги было раз в десять поменьше.
   Странностей тут много. Так что теперь не соблюдения некоторых формальностей. В гарнизоне сейчас двадцать три человека: майор с супругой, медсестра, две поварихи, четыре офицера, фельдшер, покинувший санчасть за минуту до хлопка, три бойца из столовой, прапорщик, дежуривший в парке с нарядом из двух водителей, трое караульных, Саша Медведев, Коля Свечников, Федя Андреев - еще один боец из роты Жоры, прикомандированный к штабу. Кроме того здесь оказался солдат, отвечающий за свинарник. Обитатели, последнего так же остались на месте, в том числе и лошадка.
   Сейчас на доступной территории кроме уже упомянутых сооружений оказались: казарма инженерной роты со складами и боксами с техникой, кочегарка, автопарк, ТЕЧ полка. Кроме того можно попасть на территорию второй зоны. Но эскадрилья, чьи самолеты тут стояли, сейчас улетела. Поэтому здесь теперь только остатки двух летательных аппаратов. Расположения батальона связи тут нет, как и пункта управления полетами, нет объектов,где располагался наряд БД.
   В оружейке роты на месте оказались все десять АКМ. Еще семь обнаружили в караулке. Кроме того все дежурные офицеры были вооружены пистолетами. Кроме того сколько то ПМов есть в штабе. Но солдатам сие неизвестно. Оружие со второго поста, где расположены склады авиационного вооружения и боеприпасов, и складов стрелкового вооружения с третьего поста, пока на месте.
   Так прошло двое суток. Обстановка в гарнизоне далеко не благополучная. Не понятно, что случилось. Связи до сих пор нет. Радио не работает. Телевизор ничего не показывает. Полная тишина. Перспективы не ясны. Ну ладно ее день, другой. А дальше как? Электричество ее поступало первые полчаса, потом пришлось подключать дизель. Бойцы из парка и столовой умудрились где-то достать спиртное и напиться. Фельдшер заигрывает с ними, строит какие-то свои планы. Хорошо еще прапорщик надежный. Он подчиненный Верина, знают друг друга давно.
   Жора заступил на пост еще затемно. Даже испытал некоторое облегчение. Все. Вроде пока ему не до всех забот. Несколько часов прошелся по посту. И тут на территории появились незнакомцы. Они сразу зашли в штаб. Через двадцать минут Жора получил приказ не стрелять, за исключением случая прямого нападения на пост. Если что будет дополнительный сигнал.
   А дальше началось представление. Неожиданно через забор перескочило пять человек и тут же растворились на территории. Трое появилось со стороны санчасти. Кроме того возле штаба из-за деревьев вышли две женщины с винтовками. Дальше состоялось показательное выступление в караульном городке. Саша Медведев и Никита Васнецов изображали часовых. И хотя они знали о предстоящем нападении, ни тот ни другой не успел даже снять автоматы с плеча. Причем пара диверсантов зашла со стороны третьего поста, а Жора их заметил только в последний момент. Явно вновь прибывшие демонстрируют, что они при желании легко завладели бы гарнизоном.
   Через полчаса сконфуженный Никита заменил Жору. Но тот не пошел отдыхать. Вместо этого он решил послушать, о чем разговаривает начальство с командованием пришельцев. Для пущей важности даже автомат взял наизготовку. Он-то еще не битый. Посмотрим, кто это такие.
   - А Жора. Хорошо, что ты тут, - обрадовался Верин. - Вот представляю, рядовой Помощников, один из лучших наших бойцов. Имеет высшее образование. Лейтенант, возьмите его с собой. Жора, тут наши гости сообщили, что преграда вокруг нашей территории исчез. Правда, из привычных нам мест, тут только Кедровый. Туда как раз открылся путь. Съезди с лейтенантом. Может там находятся наши контрактники? Проверьте.
   - Есть, товарищ майор.
   Поехали на караульном ЗИЛе. Водитель, лейтенант, в тот ДЕНЬ дежуривший по штабу. Жора устроился в кузове. Но не один. В последний момент вызвался проехать с ними один из пришельцев. И тут же получил разрешение. Через минуту он устроился на лавке у левого борта, и машина тронулась.
  
   В отряд направивший в поход во главе с Добромиром вошла группа Ильи, Вячко с девятью своим бойцами, четверо людей Павло с ним во главе, спецы Никиты Доброва. Как всегда ворота прошли нагруженные до предела. Оказавшись на той стороне, сразу же часть собрали в две кучи и замаскировали. При себе оставили только оружие, боеприпасы и две упаковки сухого пайка. Дима на этот раз вооружен автоматом, пистолетом, двумя ножами. В разгрузке два полных магазина на сорок пять патронов, четыре на тридцать. С собой еще пять пачек. Из снаряжения топор и саперная лопатка. Кроме того плащ-палатка, спальный мешок, и демисезонная камуфлированная куртка.
   Почти сутки, разделившись на небольшие группы, искали объект. Нашли его люди Павло. Отряд Ильи получил приказ вернуться на точку перехода, взять по пять пайков и идти на соединение с основной группой. Но прибыв на месте, узнали, что пару часов надо подождать. Прибыла Софья с еще одним отрядом. За шесть часов прошли тридцать километров.
   В лагере их уже ждало горячее варево. Охотники успели добыть мясо и животных, и птиц. Кроме того нашлись и травы с кореньями. Огонь никто особо не прячет Объект пока закрыт силовым полем, которое уже постепенно истончается. Скоро оно исчезнет вовсе и можно будет пройти внутрь. Скоро скорлупа рассыплется, и птенец вылезет наружу. Только местные, кажется, об этом не догадываются.
   Но тут оказывается три объекта. Вернее, кроме основного есть два маленьких сдвоенных, расположенных на северо-запад от лагеря. Они тоже пока закрыты. Там дежурит Вячко с четырьмя своими бойцами. Но пока и там, и там тихо. Пока же просто устроились спать. Дима дежурил под утро. Поэтому когда он проснулся, почти все уже успели оправиться, умыться и даже позавтракать. Чтобы согреться получил кружку с горячим напитком. Кроме того для него уже подготовили жаренного мяса и кусок хлеба.
   Пошли томительные часы ожидания. И вот, наконец, поле исчезло. Проход открыт. Осторожно двинулись вперед. Однако опасение, что люди, оказавшиеся на объекте, заметят их, оказались излишними. Кажется, за тем, что происходит за забором, никто не следит. Вот уже стена. Отряд разделился. Кто-то пошел в обход. Люди Павло расположились возле забора. Добромир, Софья, в сопровождении пяти человек в полный рост вошли на территорию.
   Дима оказался ошарашен. Такое ощущение, что он здесь был. Вот явно неотделанное внутри здание. Нет вокруг него и ограждения. А ведь в период его службы, в таком располагалась караулка. Вот штаб, дальше казармы. Левее столовые. Все почти как у них, знакомо и привычно. Конечно, есть отличия. Но они не столь существенны.
   Зашли в штаб мимо растерянных дежурных. Добромир и Софья прошли к местному начальнику. Остальные заняли позиции в коридоре и на входе. Недолго. Минут пять. Потом все вместе и местные, и Добромир со своими вышли наружу. Началась демонстрация возможностей. Ребята показали класс. Местные должны понять, что если бы мы захотели, то захватили бы все мгновенно, но не хотим конфликта. Нет, все-таки это его часть. Даже номер тот же. Но вот государство другое.
   А вот этот боец, приближающийся к ним очень знаком. Настроен он решительно, и выглядит недовольным. Автомат держит на изготовке. Майор представил его. Помощников Георгий... Точно похож на Георгия Ивановича. Это же его дальний родственник. Учились в одной школе, только Помощников на шесть лет старше. Когда Дима вернулся из армии, родители рассказали, что тот стал доцентом, кандидатом наук. Занимается программами для ЭВМ. И он не служил в армии.
   Местного Георгия Ивановича отправляют в соседний поселок Кедровый. Это как раз один из маленьких объектов. Надо бы с ним поехать. Хотя лейтенанту и выдали запасную рацию, еще один не помешает. Да и присмотреть за группой надо. Там ведь наши ребята. Мало ли что. Добромир одобрительно кивнул, когда Дима полез с инициативой. И вот теперь он едет в этот самый поселок Кедровый. И надо бы с попутчиком поговорить.
   - Георгий, а какое у вас образование? Майор сказал, что высшее. Я сам то же служил после ВУЗа.
   - Гуманитарное, - прозвучал ответ.
   А потом Помощников пояснил, где учился. Там же где и Дима. Странно. Это он-то после выигранных олимпиад по физике и математике.
   - А как у вас математикой?
   -Нормально. Сорок восемь на семьдесят три в уме умножу. Да и на олимпиады в школе ездил. В первый раз не победил случайно. Преподаватели, а в классе с нами находились две учительницы, сразу же стали на историю про маленького Гауса намекать. Но нам на занятих этого не рассказывали. Ну, я и выполнил задание, сложив все, время потратил. Ну а кто знал эту историю, его быстро выполнили, кто не знал, ничего не сделали. Мне оценку снизили все же на два балла. Кстати, потом нам рассказали, как решать эту задачу. Правда, там героем маленький Лобачевский фигурировал. В общем, я получил тринадцать баллов, столько же набрали человек пять, а какая-то девушка набрала четырнадцать. Потом я ездил на олимпиады через год. Проблемы с преподавателями были. Всего три раза. Каждый раз набирал лучший балл. Однажды хотели отправить на областную, но как раз у нас в школе была эпидемия вирусного гепатита. А на олимпиаде по физике баллы у всех были ниже. Да и то все в основном на лабароторках набрали. А если бы я в задаче формулу правильно написал, то сразу бы всех обошел. Причем такая глупая ошибка. К тому же я тогда вообще то, ехал на олимпиаду по химии. К физике не готовился. Но директор школы на месте все переиграл.
   Увлекшись Помощников выложил про себя достаточно много. Дима же внимательно слушал и помалкивал. Если он начнет рассказывать про себя возникнет слишком много вопросов. Тем более есть большие отличия. В мире Димы у Георгия по-видимому не было таких проблем. Олимпиады выигрывал каждый год. И на областных участвовал как минимум дважды. Дима был еще в начальных классах, когда на линейках часто поздравляли одного из старшеклассников с успехами. И по физике он явно формулы писал правильно.
   А вот уже и поселок. Грохнул выстрел, второй. За ними последовала длинная автоматная очередь. Неожиданно по рации вызвали их группу. Лейтенант не сразу понял, что это их позывной повторяется уже несколько раз. Дима стукнул по кабине. Информация оказалась тревожной. В поселке какая-то банда. Спецы ведут бой. Машина остановилась.
   Впереди показались двое. Один в милицейской форме. Кажется, старший лейтенант. В руках укороченный автомат. Второй в спортивном костюме черно-белого цвета. Вооружен мелкашкой. Расстояние до них меньше ста метров. Лейтенант открыл дверь кабины и встал на подножку. Дима на всякий случай взял в прицел милиционера. Их с Жорой, укрытых брезентом тента, не видно. Милиционер махнул рукой приглашая подъехать.
   Но лейтенант решил не рисковать. Он вытащил пистолет из кобуры и приказал водителю разворачиваться. Машина немного сдала назад. Дима и Жора немного отвлеклись, чтобы ухватиться за что-нибудь. Автомат мента дважды выплюнул очередь. Дима нажал на спусковой крючок. Старший лейтенант интенсивно нагнулся и выстрелил в землю перед собой. А следующая очередь Димы достала его. Напарник, бросив винтовку, кинулся в направление поселка и быстро исчез из зоны видимости.
   Дима и Жора оказались на земле. Первым делом выяснили, что в кабине. Водитель цел, а вот лейтенант ранен двумя пулями. Быстро доложили о ситуации. Автомобиль уже развернулся. Мотор работает.
   - Дима, возвращайся обратно. В поселке бой.
   - Не согласен. У нас есть шанс оттянуть часть сил противника на себя. Встречайте машину с раненным. Конец связи.
   Повернулся к водителю и махнул 'езжай'. Машина с раненным быстро набрала скорость. Дима добежал до лежащего милиционера. Готов. Снял пояс с кобурой и подсумком. Похлопал по карманам, достал пачку с патронами. Автомат старшего лейтенанта повесил за спину. Не забыл и винтовку. Тозовская модель с магазином в котором три патрона. Отдал его Жоре.
   - Давай вперед до забора, - предложил тот.
   - Нет можем не успеть. Да и позиция там мне не нравится. Давай быстро назад к примыкающей к дороге насыпи с дренажной трубой.
   Успели и добежать и спрятаться. Дима даже еще раз поговорил по рации. В поселке банда. Несколько человек в ее составе в милицейской форме. Поменял початый тридцатипатронный магазин на сорокопятку. Вытащил две пачки с патронами. Одну отдал напарнику, из второй пополнил свой магазин. Одну он отдал Жоре. Теперь у него по три и больших, и маленьких. У милиционера оказался только один магазин к автомату. Добил его из подсумка, где остался еще пяток. Кроме того есть еще пачка. Все это в свой карман. Неприятель появился через минуты две. Около десяти человек, разномастно вооруженных.
   Сначала они непредусмотрительно выбежали за околицу. Огонь из двух автоматов заставил их вернуться обратно. Захлопали ответные выстрелы, затрещали очереди из двух или трех автоматов. Но в качестве укрытия противник выбрал тот самый забор из толстых досок. И стреляют из-за него, чуть ли не стоя в рост. Да и борт от тракторной тележки они зря установили. То, что к нему прикреплен стальной лист не поможет. Расстояние всего где-то сто двадцать метров с небольшим.
   Быстро отправил четыре короткие очереди по укрывшимся за забором, и два по находящимся за стальным листом. Судя по вскрикам, попал и не раз. Рядом стреляет Жора. Только его очереди слишком длинные. Воспользовавшись этим, Жора и Дима ползком и на четвереньках укрылись в канаве за насыпью и по ней пробрались еще левее. Снова открыли огонь по противнику, не давая ему прицельно стрелять. Сами же, прикрывая друг друга, оказались среди деревьев.
   - Георгий, стреляй только одиночными. Патронов становится маловато. И вот еще три пачки. Набей ими свои магазины.
   Сам он вставил в автомат уже третий большой. Теперь стрелять начал осторожно. То одиночными, то короткими очередями на три патрона. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы осмотреться, прицелится и плавно нажать на спусковой крючок. Ну и стрелять пореже. Наконец вовсе перешел на одиночные. К тому времени как магазин опустел, Жора набил оба своих магазина, и заменил одним из них початый. Теперь набивает уже и его.
   Дима откатился к другому дереву, прицелился, выпустил два патрона и вернулся обратно. Теперь выстрелил одиночным Жора. На той стороне тут же попытались ответить сразу из трех стволов. Но тут уже Дима выпустил короткую очередь и тут же сменил позицию. На этот раз он решил воспользоваться автоматом мента. Потом отложил оружие в сторону, но так, чтобы с той стороны видели ствол. Сам же вернулся к своему автомату. Прицелился и как только один из врагов высунулся, чтобы выстрелить из своего ружья дал очередь, вторую чуть левее и тут же укрылся. И тут же три патрона из укорота.
   Между ними и противником относительно открытое пространство. А вот левее лес, доходящий до окраин поселка. И с этой стороны их могут вполне обойти. Но опаснее справа. Там дорога и кто-то вполне может подойти, укрывшись насыпью. Поэтому надо самому отойти еще левее. А Жора пусть отходит наоборот назад вдоль кромки леса. Чтобы обстрелять противника с фланга, если, кто-то попытается перейти дорогу.
   Объяснил напарнику задачу и переменил позицию влево. Дал очередь из своего автомата. Заменил магазин, в нем есть еще несколько патронов, автомат в правой руке, другой вставил еще три штуки из своей пачки, дал короткую очередь из милицейского автомата. Ушел левее, короткая очередь, вернулся на старую позицию. Подобрал рожок и пополнил его еще на два пункта. Одиночный выстрел из своего автомата. Еще несколько патронов в магазин. Свой автомат за спину. Укорот в руки. Переместился левее, шесть патронов в сторону противника. Сменил позицию. Два одиночных выстрела из своего автомата. От другого дерева уже из укорота. Обратно. Магазин полный, можно спрятать в разгрузке. Теперь у него два полных магазина. И два початых. А еще несколько патронов двух видов россыпью. Пока в основном он стреляет из укорота. Надо бы его магазин пополнить. Снял его. И тут же схватил свой автомат. Два выстрела. Уход вправо. Выстрел. Четыре патрона в магазин укорота. Выстрел. С той стороны молчат. Он тоже пока не стреляет. Высматривает. Вот вроде бы показался ствол. Выстрел. В левую руку несколько маленьких патронов и по одному в магазин. Не успел. Еще парочка осталась. Пришлось самому отправить в противника две пули.
   Дальше стрелял только из укорота, пока не опустел магазин, те два патрона он сумел в него уложить и все. Поставил переводчик огня своего автомата на короткие очереди. Хватило минуты на три. За это время вставил несколько последних патронов в початый магазин. Его и вставил в автомат. Опять перешел на одиночные. Выпустил десять патронов, уложил в магазин укорота пять. Проблема с патронами становится все острее. Справа Жора бьет очередями. Может стоит вернуться к нему? И тут где то там по ту сторону дороги грохнуло два взрыва. Свои подошли. Теперь можно не жалеть патроны. Добил половину крайнего магазина.
   А дальше все обошлось без него. Бойцы Павло и Доброва. Сопротивление противника оказалось сломлено почти мгновенно. Кто-то бросил оружие, кто-то попытался скрыться, но был зажат на окраине. Но большинство уже уничтожено. Дима пополнил запасы боеприпасов и в отряде Софьи вошел в населенный пункт. Тут Илья, Саша, Олекса, Аня. Остальные их друзья сейчас охраняют гарнизон. Тем более сам Верин тут с группой из четырех человек: два офицера, прапорщик и один срочник.
   Больше Диме не пришлось сделать ни одного выстрела. Они вошли в поселок и заняли администрацию. Здесь в одном помещении собрали освобожденных пленников, в другое выделили для содержания пленных. К этому времени добили последнюю группу. Из рассказов местных жителей начала складываться общая картина.
   Рядом с поселком располагается большая заимка. Хозяином там был некто Виктор С. Водил знакомства со многими влиятельными людьми, всегда был при деньгах. Построился солидно. Дом, баня, подсобные хозяйства. Приезжали к нему отдыхать разнее компании. Были там представители и криминального мира, и правоохранительных структур. Обычно все проходило на широкую ногу, шумно. Поэтому семейных компаний или тех, кому хочется спокойного отдыха в тишине, тут не водилось.
   С местными взаимоотношения у Виктора установились сложные. Но так как у него водились хорошие деньги, да и связи немалые, то и в поселке сформировалась группа его холуев. Было там человек семь в основном из деклассированного элемента, ну и парочка вроде бы крепких хозяев. Кому то он давал подработать, у кого-то продукты закупал.
   В тот раз у него отдыхала компания лиц, которых принято называть в народе 'братками'. Вместе с ними гуляло несколько сотрудников милиции, а когда уже стемнело, подъехал еще один патрульный экипаж, на котором прибыл начальник в звании майора. И через полчаса случилось это. Прозвучал какой-то хлопок. Вышли посмотреть, вроде все спокойно. А потом свет вырубился. Телефон и рации милиционеров не помогли. Связь тоже накрылась. Ну, плюнули на это и продолжили гулять. Тем более девок пригласили аж восемь человек. Утром все страдали с похмелья. Факт наличия какой-то невидимой преграды выяснили только вечером.
   Началась паника, выяснение отношений. Сотрудники милиции случайно застрелили своего майора. Виктор обещал содействие в сокрытии этого факта, но потребовал подчинения себе. Оказалось, что это был сильный ход. Преграда неожиданно пропала. И Виктор сразу же отправился к своей любовнице, по совместительству жене главы администрации поселка. Заодно его люди тут же провели исследование окрестностей. Неутешительные в первые мгновения результаты, после некоторых размышлений показались весьма привлекательными.
   И тут Виктор развернулся. Выходы из поселка уже были заблокированы его людьми во главе с его милиционерами. Теперь он перестал соблюдать осторожность. Тем более ему надо было предложить, что-то привлекательное и 'браткам'. А это спиртное, обильное угощение и женщины. Пошли по домам. Мужа любовницы Виктор сам застрелил. Заодно погиб приятель и родственник главы - местный участковый. С этим можно было договориться, но уж так случилось. Да и лишний соперник не нужен. Зато у того и другого забрали несколько стволов: и гладкоствольные ружья, и нарезные карабины, и один ПМ.
   Учитывая наличие у милиционеров двух короткоствольных автоматов, пистолетов, оружия которое было у самого Виктора - это уже солидно. Удалось вооружить своих людей набранных в поселке. У братков же нашлись по одному укороту и АКС, СКС, две Сайги не считая дробовиков. Так что поселок сразу же оказался в их руках. А скоро очередь дойдет и до войсковой части. Только надо захватить двух контрактников, проживающих тут семьями. И вот тут начались уже действительно неприятные вещи. Обе семьи собрались в одном доме - у общего тестя. Более того к ним пришла подмога. Вероятно, из гарнизона успели. Началась перестрелка. Да к тому же старик Митрофанович открыл огонь из ружья по людям Виктора, когда те зашли к его соседям. У опытного охотника нашлись и карабин, и патроны.
   Хорошо еще удалось остановить на окраине машину с подкреплением, идущую из войсковой части. Кого-то убили, кто-то сбежал, а несколько человек атаковали из лесочка примыкающего к поселку. С трудом удалось их отогнать. Трое погибли, двое тяжело раненных доходят. Хотя фельдшерице и медсестре велели сделать все, что можно. Кроме того для них есть и другая работа.
   Виктор сам отправился посмотреть, что там происходит с тремя своими людьми. Впереди время от времени стреляли то одиночными, то очередями. Поэтому сразу понять, что произошло, не удалось. Ну а когда стало понятно, что на левом фланге количество стреляющих стволов увеличилось, стало поздно. Виктор получил сразу три пули. Атакующие стремительно вошли в поселок.
   Сразу же пришлось брать власть в поселке в свои руки. Местные пока все сидят по домам. В администрацию поселка прибыли те самые два контрактника со своими семьями. Да и Михеевич, после снятия осады тут же двинулся сюда, сопровождая двух легкораненых пленных. Их тут же перевязали, и они уже дают показания.
   Диму включили в группу по сбору раненных, тел погибших и раненных. Для этого один грузовик реквизировали прямо тут, другой прибыл из войсковой части вместе с санитарной. Непосредственно работой занимаются трое пленных из числа местных. Двое были из местных. Один их крепких хозяев, другой из люмпенов. Эти достаточно быстро подняли руки. Вооружение у них было слабое, да и функции троицы у Виктора были больше хозяйственные. Ходили по домам, и собирали реквизированное имущество, потом складывали их на складе. Но и за ними надо присматривать. Третий из числа братков. Не из главных. Да и на вид не очень соответствует традиционным представлениям. По его словам из числа технических специалистов. Одновременно надо и территорию контролировать. Мало ли. Вдруг кто-то скрылся.
   Вот пленные склонились над телом одного из убитых. Отбросили в сторону оружие, пояс с патронами. Погрузили труп в кузов, где его еще дополнительно проверят, и пошли дальше. Саня подобрал оставленное имущество и сложил все в другую машину. Остальные в это время контролируют окружающее пространство.
   Дима уже получил нагоняй на скорую руку за то, что ввязался в боевые действия. Он тут без бронежилета, каски и прочих средств защиты. А рисковать своей жизнью в обычной перестрелке без острейшей надобности он не имеет право. Его главная задача проводить через тоннели людей и грузы. Все остальное второстепенно. Софья ему все это так и высказала.
   Однако Дима с ней не согласен. Его ценность, как раз при принятии иного решения, оказалась бы крайне низкой. Он не мог бросить людей в беде. А оправдание ценностью своей персоны выглядит слишком жалко. И только поддайся этой слабости. Тут же начнется стремительное нравственное падение. Так что все правильно он сделал. Ну а вот то, что внутри все же гложет некое сомнение. Это и есть поиск лазейки для упомянутого падения или все же просто неудовлетворенность собой?
   А вот еще один повод для самокритики. И на этот раз вполне реальный и бесспорный. Вот всегда так. Только начинаешь любоваться с собой и тут нате. Увлекся размышлениями, когда надо смотреть в оба. А тут среди кучи дров в переулке, рядом с которым оказалась их группа, началось какое-то шевеление. Через минуту на улицу за руку притащили молодую всхлипывающую женщину лет двадцати пяти. Брюнетка лет двадцати пяти, в черной кожаной куртке, темных брюках и высоких сапогах. Но главное перепоясана ремнем, на котором висит кобура. Значит не местная. Скорее всего, одна из девиц разбитой банды. Проверили. На месте обойма с четырьмя патронами, пистолета нет.
   - Где пистолет?
   - У В-В-Веры.., - запинаясь и всхлипывая выдавила та.
   - Что за Вера?
   - Это местная. Она..., она сегодня с Витей...А я...
   - Да, она, скорее всего, про Веру жену нашего покойного главы говорит, - вмешался один из контрактников.
   - Да, - разревелась та. - После того как она побила мадаму из администрации, до меня докопалась. Она сразу меня невзлюбила. А тут схватила меня больно.., вот синяк даже на руке, - начала жаловаться она, пытаясь оголить руку, правда, синяка там нет. - А потом говорит ..., чтоб я эту... И обзывала и меня, и её. Отобрала пистолет. Несколько раз ударила меня. Началась стрельба и я убежала...
   - Понятно, сейчас идешь с нами. Будешь помогать. Согласна?
   - Да..
   Следующего пленного взяли прямо в его доме. Успел сбежать и спрятаться у себя в доме. Этот в первые мгновения решил, что лучше присоединится к сильнейшему, но прогадал. Оружие - двуствольное ружье, сдал сам. Направили его помогать своим незадачливым товарищам. Привлекли к делу еще шестерых местных мужиков. На пленных теперь возложили только сбор раненных. Дело пошло намного быстрее. Заодно начали оповещать местных из громкоговорителей, что опасности уже нет, и предлагали прибыть к администрации.
   Дима, Жора и Володя повернули к администрации. Тут улица вроде проверена, но пройтись еще раз не помешает. По дороге к ним присоединилось несколько семей. Женщины тут же попытались наперебой вывалить свои жалобы. Пришлось немного их придержать, чтобы запал не закончился до одного из кабинетов. А вот там тут же принялись записывать поступающую информацию. Правда, минут через десять пришлось их прервать и перейти к списку вопросов, полученных от Софьи.
   Первым делом попытались уточнить список лиц, которые оказались в поселке после переноса. Разумеется, о том, что произошло именно это, пока не оповещали. Следующий вопрос касался тех, кто примкнул к Виктору С., в том числе кто, что делал. Не забыли и про сбор анкетных данных. Поучаствовали и в опознании погибших. Отдельно лежат убитые бандой и её члены. Среди последних две женщины. Одна достаточно потрепанная, слишком ярко накрашенная когда-то. Внешний вид явно демонстрирует род её занятий. Диму всегда удивляло, чем, такие как она, так привлекают некоторых лиц мужского пола. Вторая значительно привлекательней. Хотя красавицей её назвать сложно. Хотя это как посмотреть. И еще даже теперь складывается впечатление, что она весьма гордая, злая и высокомерная. Погибла она с оружием в руках. Даже успела несколько раз выстрелить.
   Её законный супруг теперь лежит отдельно. Зато её любовник рядом. Виктор С погиб вместе с группой своих приближенных. Одного опознали как его работника, двое сотрудники МВД. Тут же и остальные бывшие их коллеги, так же как и большинство из компании тех с кем они должны были вроде бы бороться. Правда, шестерых из этой группы взяли живыми. Двое, в том числе, уже упомянутый, без видимого ущерба здоровью и четверо с ранениями различной степени тяжести.
  
  
   Дима принялся записывать рассказ семей контрактников. В этом ему помогает Жора. Да и Верин рядом. Первые дни после переноса в поселке прошли весьма напряженно, но все же без особых эксцессов. На всякий случай обе семьи перебрались к родителям жен, являющихся родными сестрами. Нашлось у них и оружие. Поэтому, когда в населенный пункт вошли люди Виктора они достаточно быстро сориентировались и заняли оборону. Потом когда в населенном пункте пошли грабежи, и началось насилие, к ним прибежало еще несколько соседей. Началась перестрелка. И тут, откуда-то на помощь пришло несколько хорошо вооруженных бойцов, напавших на противника с тыла. К тому же пальба началась на юго-восточной окраине. Часть врагов убежало туда.
   Среди местного населения к счастью убитых и раненных оказалось мало. Троих мужчин убили люди Виктора С. Пятеро погибло в бою с людьми Добромира, трое ранено, еще четверо в плену. Пришлось сразу же взять власть в поселке в свои руки. Для этого пришлось привлекать обоих контрактников, их семьи и главное Михейича. Бывший глава убит. А заместитель не в состоянии пока приступить к делам. Это молодая женщина моложе тридцати лет все еще приходила в себя после пережитого. У нее давно не заладились отношения с супругой своего шефа. Молодая, красивая и довольно независимая дама вызывала у той стойкую неприязнь. Да к тому же она ревновала её к супругу. Причем у нее по всем признакам не было никаких для этого оснований. К тому же сама она верностью супругу не отличалась. Одновременно она обвиняла заместительницу в том, что она подсиживает её мужа. Зато борьба за влияние в поселке и первую роль была реальной
   Поэтому, как только представилась возможность, Вера сразу же решила отомстить сопернице. Когда стало ясно, что они оказались в каком-то не знаком месте и вокруг никого нет, только почти безлюдная воинская часть, она после убийства своего мужа ворвалась в кабинет Екатерины Алексеевны. Та не смогла оказать серьезного сопротивления, была избита и связана и помещена под арест в собственном кабинете. Сюда же доставили её подругу, хозяйку и продавщицу местного магазинчика. Вера успела немного насладиться своим превосходством, над двумя оказавшимися беспомощными перед ней дамами, которые ей ранее доставляли неприятности. Физически они значительно слабее, навыков обычных драк у них нет. Испуганные, растерянные, не готовые к сопротивлению, подавленные, они теперь были полностью в её распоряжении. Но она решила держать себя в руках и придумать что-нибудь пооригинальней. Но пришлось сначала отвлекаться на размещение еще трех женщин приведенных в администрацию, а потом начался бой.
   Теперь обе дамы все еще приходили себя после пережитых потрясений и способны только всхлипывать. Поэтому вся работа легла на гостей. Пришлось привлечь людей с воинской части. Так, прапорщик Федорчук оказывается вошел в поселок с одной из боевых групп. И понять его можно. Тут у него дом и жена. Как он пережил разлуку, знает только он сам. Но когда выяснилось, что не только проход открыт, но в поселке еще и банда, удержать его стало невозможно. Теперь эта невысокая пухленькая весьма миловидная женщина вовсю помогает налаживать жизнь.
   Всего в поселке вместе с нею проживает семьдесят два человека. Это не считая её супруга, контрактников с женами и пленных. Десять домовладений в поселке перенеслись без хозяев, и теперь перешли в собственность администрации, а точнее Добромира и Софьи. Так же как заимка, дом с участком и со всеми постройками погибшего главы, жилье принадлежащее одиноким подельникам Виктора С. Погибших конфисковано окончательно, пленных до выяснения их участи, в соответствии установленной виной каждого.
   Но все это мелочи по сравнению с тем, сколько всего досталось в воинской части. Туда вернулись только на следующее утро, часов в три. В поселке Добромир оставил только группу из семи человек. Им в помощь из местных набрал группу актива, той же численности. Народ тут подобрался специфический, привыкший к жизни в таежных местах, да не в городе стотысячнике. Просто при нападении сказались неорганизованность и несогласованность. Ну и все же растерялись. Хотя отпор непрошенным гостям дали не в одном месте. И кое-где чуть с военными не вступили в перестрелку. А тех, кто пришел от аэродрома, так и окрестили, за хорошее вооружение и единую форму. Последнее еще и стало одной из причин, по которой местные сгоряча и этим не стали давать отпор. Это все еще о тех, кто все же боевикам Виктора С не стал сразу же хлеб-соль готовить. Всех жителей опросили, большинство следов боя убрали, с местными поговорили. Добромир даже договорился о будущих поставках продовольствия, а так же найме местных на работу. В результате жители поселка даже повеселели и принялись помогать по мере сил. Конечно, не все, да и силы разные. Но энтузиазму прибавилось. Тем более кроме слова доброго нашлись и другие аргументы.
   Спали долго. Все же намаялись за прошедшие сутки сильно. Дима проснулся только часов в одиннадцать. Он вместе со всеми расположился в казарме на втором этаже. Так же как и в его родной части, тут раньше располагалась РОиРХБЗ. Из-за позднего времени постельные принадлежности получать не стали. Поэтому спать устроился не разбирая кровать. Только переоделся в чистую футболку и легкие спортивные брюки. Вот Жора улегся на свою собственную кровать, на котором постельные принадлежности уже были. Поэтому он уже все заправил и сейчас быстро натягивает на себя брюки и куртку. На ногах у него тапочки, Дима решил последовать его совету. Он еще вечером прихватил пару таких же, лежащих в куче у входной двери.
   Сходили оправиться и умыться. Вернувшись, принялся раскладывать часть имущества из мешка по своей тумбочке. Вот и в этом мире у него нашлось собственное пристанище. Получил чистые простыни, наволочку, полотенце из ротных запасов. Заодно примерил шинель и шапку. Это уже на будущее. Так за мелкими заботами подошло время для обеда. Кормят всех в солдатской столовой. Соответственно и меню не отличается изысками. Борщ, каша и кусок хлеба. И чай. Горячий и сладкий. Это основные его достоинства. И, в общем-то, они ими ограничиваются. Только Дима вполне уже привык питаться в полевых условиях и менее аппетитными блюдами. Так что умял все и даже не отказался от небольшой добавки. Тем более Жора взял только полпорции каши.
   А вот хлеб в части был привозной. И хотя вечером до переноса, как раз доставили свежую порцию, это не так много. Даже с учетом того, что одних срочников тут питалось не менее полутора сотен, с учетом того, что больше половины находилось в командировке. Правда, та же рота охраны осталась в полном составе. Да и частей тут несколько. Отдельный батальон аэродромно-технического обеспечения, истребительный авиаполк, отдельный батальон связи, отдельная инженерная рота или попросту инжбат, какое-то подразделение войск космической обороны. Новых крупных поступлений пока не предвидится. В поселке обещали организовать выпечку домашнего хлеба, но это не так много, и пока ещё процесс наладится. Да и запасы муки у жителей не так велики.
   Да и в части насчет продовольствия не очень. Склад НЗ небольшой, хотя ассортимент большой. Но велика доля мясных консервов, коньяка, шоколада. Кроме того отдельно хранятся бортпайки. Но вот с остальным тут получше. Есть вещевой склад, где есть и постельные принадлежности, и одежда, и обувь. Ну, еще пилотки, фуражки, береты и зимние шапки-ушанки. А есть еще склад НЗ. В части много оружия, в том числе стрелкового. Так одних автоматов Калашникова модернизированных калибра 7,62х34 больше восьмисот. Много боеприпасов: патронов и гранат.
   Впечатляет и склад горюче-смазочных материалов. Хотя конечно большая часть это топливо для реактивных самолетов. Но и бензина и солярки там не одна сотня тонн. Даже на втором посту, где расположены склады ракетно-артиллерийского вооружения, есть много, чего полезного и в данных условиях. Так, оказывается, там хранятся пулеметы Дегтярева. Правда, это не те, что знакомо по фильмам про Великую Отечественную, а РПД под промежуточный патрон. Пригодятся и авиационные пушки с боеприпасами. Умельцы чего-нибудь да и соорудят из них. Ну и ракеты воздух-воздух на что-то сгодятся, даже не разделанные на части.
   Большую ценность представляет собой огромное помещение, набитое химическим имуществом. В основном это комплекты ОЗК. А они пригодятся и на Лесном пристанище м на Ветке Пять. Правда, как средство защиты не от химического оружия, а обычного дождя. Особенно когда нет, ничего другого.
   Да здесь планируется не только создать пункт приема переселенцев-попаданцев, но и развилку, из которой можно попасть и в упомянутые миры. Правда, тут как раз интересный пример того, сложных взаимоотношений между терминами "мир" и "планета". Так ОМВС-3СТ4 и ОМВС-3СТ5, где они сейчас находятся планеты одной звездной системы. Хотя это одновременно и разные миры. Когда-нибудь из одного в другой можно будет попасть на космическом корабле. Но пока это можно сделать с помощью тоннелей. Кстати они намного более просты по структуре и ими легче пользоваться.
   После обеда поехали исследовать окрестности в составе группы ближней разведки Для этого выделили КАМАЗ с будкой и легковой УАЗ. Еще две группы выехали в противоположные стороны. Это дальняя разведка. Транспорта в войсковой части много. Это еще одно важное и нужное приобретение. Есть экземпляры годные только в металлолом или в лучшем случае на запчасти, но в боксах НЗ стоят вполне исправные машины с малым пробегом. Даже спец машины можно как то использовать. Ну а про запасы топлива уже упоминали.
   В легковой машине двое, во второй - пять разведчиков. Маршрут запланировали в виде спирали вокруг уже изученной территории. Таким образом, колонна будет удаляться все дальше и дальше от воинской части. При этом УАЗ выступает в роли некоего спутника крутящегося вокруг КАМАЗа. Водителям за рулем приходиться непросто. Дорог нет. Дорогу постоянно преграждают то деревья, то лужи. Надо как то перебираться через канавы, проделанные талой водой или целые овраги, объезжать холмы. Так что немало пришлось пройти и пешочком, помахать топором и поработать лопатой. Несколько раз поднимали легкий беспилотник.
   Почти ничего интересного не нашли, кроме большого участка озимых гектаров под шестьдесят. А встреченные звери и птицы не в счет. Их наличие вполне ожидаемо. Как и различных дикорастущих растений пригодных в пищу. Пока отметили их на карте. А завтра к ним направят экспедицию уже целенаправленно.
   А вот Добромир с отрядом Ильи возвращается на Звемелин. С ними идет Верин с одним из своих офицеров. Они должны ознакомиться с условиями жизни. Софья в ходе переговоров о передаче военной базы совсем имуществом, предложила вариант переселения, как одно из средств вознаграждения. Хотя, после молниеносной войны, закончившейся безоговорочной победой, никто бы и так не смел возражать. Однако, вариант добровольного перехода под юрисдикцию все же предпочтителен. Новички должны осознать выгоду для себя.
   Ну а сам переход состоялся буднично. Новые портативные ворота установили в огромном пустом ангаре, ранее служившем складом инженерного батальона. Ночевали на спутнике, а на другой день отправились на ОМВС-3СТ4. Лесное пристанище теперь только один из освоенных людьми пунктов. Тоннель теперь работает хорошо, проходимость хорошая. Поэтому отправились огромным обозом. И в нем не только подводы с запряженными лошадьми. На этот раз прихватили и технику. Это два автомобиля-наливняка с горючим. В одном бензин, в другом солярка. Их заранее пометили как подлежащие возврату обратно. Кроме того в эту часть входят три трактора: два колесных и один гусеничный. Эти идут только в один конец. Разумеется, каждое транспортное средство, тащат с собой большое количество грузов. Это опять инструменты, продовольствие и одежда. Еще на этот раз с собой взяли пятьсот спальных мешков. Много гвоздей, стройматериалы, в том числе несколько рулонов политиэлена. А еще семена. Кроме того перегнали солидное стадо крупного и мелкого рогатого скота.
   Тут надо сразу уточнить, что означает "заранее пометили как подлежащие возврату обратно". Данное действие осуществляется с людьми, животными, транспортными средствами, если предусмотрено их возвращение обратно. В данном случае в начальной точке остается их образ, который значительно облегчает возвращение. Обычно же это более трудная операция, так как на втором конце стоят более слабо оснащенные ворота. Да и на первый переход в этом случае тратится меньше сил и средств. Но при наложении отметки возврат обязателен. Иначе он может быть произведен автоматически, но с тяжелыми последствиями и для ворот, и для самих носителей. Особенно это выгодно при эвакуации попаданцев на транспортных средствах.
   В лесном пристанище сгрузили только часть товаров, после этого двинулись в колхоз. Сначала уехала техника. За ними направился обоз на лошадях. Только теперь в каждую повозку запрягли двух лошадок. Путь не близок. Даже ополовиненный груз на повозке для дальней дороги тяжеловат для одного. Это не десять метров тащить. И это им далось не легко. К тому же нужно в два раза меньше погонщиков. Даже сейчас часть лошадей привязаны к телегам впередиидущих. К тому же еще двое сопровождают обоз верхом.
   Отряд Ильи разделился. Костя, Саня, Олекса, Аня и Рита остались в лагере. Остальные едут в колхоз. Сейчас там основной фронт работы. Там вся скотина, большая часть лошадей, даже часть людей с базы. Поэтому строительство третьего большого дома идет довольно медленно. Зато доски пилят, кажется, даже с большим усердием.
   Правда два наиболее мощных генератора перемещены в колхоз, как и устройства, которые приводятся в движение ногами. Здесь же работает большая часть бензопил и все мотоблоки. Их работа отчетливо видна уже на подходе. Огромные участки, где на несколько гектаров, а где и в сотню на которых уже поработали косилки мотоблоков. Сначала по дороге проехали мимо сохнущей травы, еще зеленной, но уже видно как чуть дальше готовое сено собирают в аккуратные ряды с помощью грабель и ворошилок, прицепленных к тем же мотоблокам. Рядом мини-трактор все это собирает в аккуратные тюки в полтора пуда весом. Вон лежит целый ряд небольших цилиндриков. Часть уже уложено в воз с большими бортами, собранный уже здесь на месте. Другую такую же, пока порожнюю, к месту погрузки везет неторопливо бегущий гнедой мерин. Еще одну подводу, обогнули по дороге. Тюки лежат в несколько рядов и из-за них не видно бредущую впереди лошадку. Чтобы не потерять поклажу, груз в нескольких местах перетянули веревками. Девушка, идущая с вожжами в руках рядом с повозкой, помахала приезжающим машинам в след.
   Дима, управляющий гусеничным трактором, в ответ поднял левую руку. Но тут же уставился на дорогу. Все же опыта у него маловато. А сзади между прочим груз. Хоть часть уже отцепили, но плуг и сеялку он везет на место. Впереди показался трое верховых. Добромир дал сигнал остановиться. Конные, добравшись до управляемого им трактора, принялись, что-то объяснять. Кажется, они оказались вполне убедительными. Так как командир, уже покинувший кабину, как только те доехали, вскочил на коня, который уступил ему одним из верховых и направил его к концу клоны. Двое его сопровождают.
   - Дима, уступи свое место. Трактор передаем прямо тут. Они резонно считают, что не стоит тратить солярку на лишние поездки. Они тут правее собрались вспахать участок целины. Пусть приступают.
   - Хорошо.
   - Принимай одну лошадку у трактористов и двигай за нами.
   Один из встречающих сел на место Димы, это, кстати, один из Звемелиновцев. Кажется здесь в качестве инструктора. А двое, в том числе получивший своего коня от Добромира, поскакали впереди трактора. Колона уже тронулась в путь. Дима же поехал чуть в стороне. Хотя кругом ровное пространство со скошенной травой, он все же на всякий случай проверил свое ружье и пистолет. Впрочем, опасностей на пути не встретил. Зато в километре от конечного пункта проехал мимо пасущегося стада коров. Пастух, восседающий на лошадке мирно щиплющей травку, ничем не отличается от скотников родного колхоза. И только потом в глаза бросается карабин за плечами. Вот признак фронтира и осваиваемых земель.
   В самом поселке кипит работа. Кроме тех двух избушек, возведенных еще во время прошлой командировки, готов большой дом, построенный по тому же проекту, что и строящиеся в лагере. Тут уже принялись за второй. В стороне три палатки и несколько шалашей. Они обнесены рядом столбов, на которых висит колючая проволока. Это неприятно резануло по глазам, но потом вспомнил о своих рассуждениях на тему охраны. И тут важнее безопасность, а не то какие ассоциации может вызвать одно из принятых для этого мер.
   Быстро сориентировался, где тут конюшня и направился туда. Угадал правильно. Его лошадь забрали, тут же на него кто-то взобрался и ускакал. Теперь тут только три кобылы и дежурный мерин под седлом. А почему не воспользовались им, а дождались пока не приедет он Дима? А вот и ответ. Прибежал Добромир, вскочил на него и куда-то ускакал. Только Диме кивнул. А приехал мол.
   В лагере все куда-то спешат. Все заняты. Вот и конюх забыл о Диме и принялся поить своих подопечных. Тем более из лагеря уже скачет всадник, а в поводу ведет обоих жеребцов. Да и обоз скоро появится. Так что надо идти разгружать тележки тракторов. Один из них с уже привешенной роторной косилкой уже едет в луга. Ко второму привешивают плуг. Тут уже начали пахать под озимые. Процесс не самый простой. Земля пока еще тут не тронута плугами. Из мотоблоков к этому процессу подключили только один.
   Все остальные действительно на заготовке сена. Действительно стада уже не маленькие, а из кормов ничего иного нет. Разве только веткорм. Благо деревья тут валят в больших количествах. Нужны бревна для возведения срубов, изготовления досок. Даже спят тут на деревянных лежаках. А еще нужны дрова на зиму. Много дров. Но это пока оставили на зиму. Тогда работы станет поменьше, можно и дровами заняться. Но для того чтобы обогревать помещения понадобятся еще и печи. А для их изготовления нужны камни и глина.
   Вот за глиной и направили Диму после разгрузки тележек. Он, Витя, Андрей и Володя в качестве командира. В качестве транспортного средства выделили подводу с мальчишкой в качестве возничего. Это серьезный молодой человек лет четырнадцати в кепке, стоптанных ботинках, заплатанных мешковатых брюках, перетянутых старым ремнем с висящим на нем подсумком. Пиджак сейчас лежит под лавкой, и он остался в футболке без рукавов. Винтовка-мелкашка пристроена. Зовут Колей.
   - Да вот патронов маловато,- пожаловался он и добавил строго,- учет каждой штучки. Выстрелил отчитайся. А стрелять дают мало. Всего шесть патронов в неделю. А вот занятия проводят чуть ли не через день. Но там скукота, все теория. Как на курок нажимать, как целится, иногда по полчаса лежишь через прицел в мишень пялишься. Разбирать, чистить заставляют. А что его чистить, ежели не стрелял. Вот вы как думаете?
   -Нет, мы думаем, что чистить надо, и учиться надо, - усмехнулся Володя. - Да и не курок.
   Парень насупился и перестал проявлять стремление к общению. Только лошадку пару раз вожжами хлопнул по спине лошадки. Та, кажется, немного прибавила ходу. Хотя вообще-то это мерин. Колеса телеги мерно поскрипывают. Трясет неплохо. Все-таки местность довольно неровная. Дорога пока еще не устоялась. Если только направление. В телегу нагрузили большое количество кошелок, корзин сплетенных из ивовых прутьев, ящики из досок и десяток старых мешков. Наконец мальчишка не выдержал и вновь проявил интерес к пассажирам.
   - А это правда, что вы патронов привезли, - спросил он с надеждой в глазах.
   - Патроны, в том числе и для твоей винтовки, привезут на подводах. Обоз должен подойти через пару часов.
   - Обоз? Почти все лошади тут. Вы новеньких пригнали? - обрадовался их новый знакомый. И судя по голосу даже больше чем за патроны.
   - Правда, там только шесть тяжеловозов, да и то четверо нечистопородные, а двое вовсе полукровки. Ни одной кобылы.
   - Это ничего. У нас теперь два жеребца есть. Кобыл диких наловим. А сейчас нам тягловая сила нужна, - очень серьезно заявил. И это прозвучало так по взрослому, что ребята даже удивленно переглянулись. - Устали наши то. Постоянно в работе. Вот мой Черныш. Вчера весь день бревна на нем возили. Грузили чуть ли не по тонне. А он ведь тоже нечистокровный. А сколько мы с ним рейсов сделали. Он даже поесть толком не смог. Сегодня опять в работе. И бревна возили. И кони одуванчиков целый воз доставили. Это на новой пашне собрали, - пояснил он.
   - В основном местными травами питаетесь? - спросил Дима.
   - Да. А что делать? Но дикие растения то же вкусные. Тем более каждый день мясо кушаем. И в щах, и жаренное. Рыба есть. Главное до следующего года дожить. Там урожаи соберем - хорошо будет. А мне уже трудодни зачисляют, - похвастался он. - Обещали зимой в дом отдыха отправить. Ну вот. Уже подъезжаем.
   - Коля, а ты тут один?
   - Со старшей сестрой. Она сейчас на сборе трав. Времени свободного нет. Поэтому в основном один,- уточнил Коля на всякий случай. Действительно вдруг кто-то усомниться в его самостоятельности. Потом добавил. - Да и я работаю. Там у себя в ФЗУ учился. Так что и ремесло знаю. Просто тут станков нет. Но с лошадьми мне тоже интересно. Тем более я и на маленьких тракторах работаю.
   - Это на мотоблоках что ли?
   - Ну, да. Вот сегодня с утра косил траву. Как все с полпятого. У меня и сестра водитель. Все приехали.
   - Слушай Коля. Если ты с утра работал... Ложись-ка спать. А то у тебя глаза смыкаются. А как ты будешь стрелять если что?
   - Хорошо. Только Черныша распрягу. Пусть тут рядом попасется. Трава тут с краю хорошая.
   И все же пока остальные разгружали тару под глину, Володя помог Коле с лошадью. Быстро его распрягли. Привязали один конец вожжей к уздечку, второй к телеге. Пусть действительно поест и отдохнет. Коля действительно за последние дни устал. Только улегся в одну из ям, так сразу и уснул.
   Ребята выпили по глотку холодной воды из баклажки, прихваченной с собой, и принялись вынимать лопатами глину из второй ямы. Работа пошла хорошо и уже через полчаса Дима и Володя принялись таскать наполненную тару на телегу. Глину в мешки пересыпали из корзин. Наполняли их прямо на телеге. Поэтому с этим может справиться и одиночка. А вот деревянные коробки смогли поднять только вдвоем. Так еще в каждую по корзине высыпали. Их тоже решили грузить вдвоем. Предыдущая тара далась нелегко. А надрываться не стоит. Лучше распределить силы на длинную дистанцию.
   Работой увлеклись настолько, что появление всадника заметили в последний момент. Правда, оружие на всякий случай приготовили. Первым правда до них добралась собака. Крупная овчарка, остановилась в шагах пятнадцати и подала голос своему хозяину. Но агрессии по отношению к людям не проявляет. Да и Черныш на его появление не отреагировал, старательно срезая зубами очередной пучок травы.
   А всадник выглядит необычно. Хотя нет это остальные попаданцы встреченные тут чаще всего по своему облику не соответствуют окружающей обстановке. Потом когда их одежда приходит в негодность и они одевают то, что найдется, кроме того используют шкуры местных жителей их облик так же не соответствуют стандарту. Подтянутый, перетянутый ремнями в защитной военной форме без погон. Зато в зеленных петлицах, того же цвета и фуражка, по три кубика. На ногах начищенные зеленные сапоги. Нет, начищены они были несколько часов назад. А теперь уже появились следы, того что он явно не сидел после этого на месте.
   - Здравствуйте, товарищи. Или вы предпочитаете обращение господа? Я еще не освоился с этим до конца. Вадим Ильич довел до меня кое-что. Но он и сам знает мало.
   - Да, товарищи, мы. Товарищи. Ну да большей частью и предпочтительней, - успокоил его Володя.
   - Старший лейтенант Бердышев Всеволод Александрович. Пограничные войска НКВД СССР. Сюда попал из мая 1941года. Ну да Рудовский мне пытался объяснить, что мы в другом мире. Правда, на теорию ни у меня, а тем более у него времени нет. Забот полно. Мы появились тут.. Да прошло уже четверо суток. И еще полчаса, - добавил он, посмотрев на часы.
   - Ну а кто мы вы, наверное, знаете. Я - Владимир, это мои товарищи. Андрей, Виктор, Дмитрий.
   - Да вы люди человека, которого называют хозяином этих мест. Мне, конечно, слово хозяин не нравится. Мы их в семнадцатом кончили. Хотя я сам, честно говоря, происхождением из дворян. Служилых дворян. Но про вашего командира говорят в целом только хорошо, да и помогает он нам, и плохого ничего не сделал.
   - Тогда сойдемся на командире, - предложил Андрей.
   - Хорошо. Но давайте к делу. Я тут сопровождаю повозки с собранными съедобными растениями для кухни. Они минут через двадцать вон по той низине будут проходить. Вот я и решил его с собой взять. Ну и посмотреть, не обижают ли его. А он у вас и вовсе спит. Минут через десять разбудите. А то парнишка действительно из сил выбился. Успеет к нам присоединиться. А я их всех дальше провожу. Ну ладно, может, еще поговорим. А мне пора.
   Последние слова он прокричал уже на ходу. За мгновение как лошадь вовсе не сорвалась в галоп. Ну, правильно дел много. Догрузили за пять минут и даже запрягли мерина. И уж после этого разбудили Колю. Ничего успеет за пять минут доехать до места. Немного отстанет -не беда. Все равно старший лейтенант присмотрит. Ну а пока надо остальную тару наполнить. Тут их почти на три воза.
   Коля вернулся через два часа с небольшим. Не один, с ним еще дед на второй подводе. Привели ее двух кобыл под седлом. Дед передал Володе записку. Загрузили обе телеги. Старик и мальчишка помогли по мере сил. После этого Дима и Витя остались наполнять привезенную тару, а их товарищи отправились сопровождать подводы до безопасного места, а потом для них нашлось новое задание.
   Успели не только все наполнить глиной и дотащить прямо к месту, куда встанут телеги, но и немного отдохнуть. Поднялись на пригорок, посидели на травке, полюбовались окрестностями. Допили почти всю воду. Коля должен довести еще литр прямо из родника. А хорошо вокруг. Солнце уже постепенно пошло вниз и не так жарко. Перед ними расстилаются зеленные луга с перелесками, Правее и за спиной стена смешанного леса, левее блестит ровная гладь небольшого озера. К нему тянется полоса зарослей ивы, ольхи и рябины, растущей по берегу впадающей в него реки. Красота. И в такие моменты немного жаль, что обычно за делами и заботами некогда на все это обращать внимание. Просто остановиться, вздохнуть воздуха, подставить лицо легкому ветерку. Да. Только вот ветра сейчас нет. Да и умыться бы неплохо. А еще лучше окунуться в прохладную воду. Нет слишком холодную тоже не надо. Но в запруде то вода уже должна согреться за день до приемлемой температуры. О! А это, что? А это наши подводы вывернули из-за поворота. Посидим минуты две и вниз.
   Сразу претворить мечту помыться в пруду не удалось. Сначала бревна пришлось потаскать. Заодно выяснилось, что второе здание строят по несколько иному способу. Сначала установили массивные дубовые столбы с вырезанными пазами, и вот в них и вставляют концы бревен, приготовленных для внешних стен. Внутренние будут сложены просто из досок. Заодно успели поговорить с местными. Теперь колхозников уже можно так называть. Вполне себе врастают корнями в новую землю. И судя по всему, они довольны своей участью и имеющимися перспективами, полны энтузиазма. Заодно выяснилось, что готовый уже дом выделили под правление. Диму это удивило.
   - А почему не под жилье для людей? - спросил он у собеседников.
   - Как почему? - удивился плотник лет тридцати. - Должно же правление где-то находиться. Оно для работы нужно. Там председатель сидит и все знают, где его найти. Там Вадим Ильич с людьми разговаривает, думает что делать, совещания проводит. Там же специалисты работают. Счетовод, бухгалтерия. Бригадиры те же. Там бумаги все хранятся. Трудодни считают. Где еще наряды получать? Не на улице же. Это солидное место и выглядеть должно солидно.
   - Правильно. Все равно все не поместимся. Сейчас тепло, в палатках хорошо спится. А кто хочет отдельно ну или с подругой какой. То можно шалашик построить. А три дома мы возведем быстро. Сараи, склады. Все сделаем, если работать будем. Вон моторные пилы у нас работают не переставая. Только бы бензина хватило.
   Заодно стало понятно, зачем взяли столько бензина. Мотоблоки, бензиновые пилы все необходимо заправлять. А работает все это с утра до вечера, и каждый жрет топливо. Вот поэтому, как только они приехали, колхозники обрадовались.
   - Бензин привезли? Много? А мы уже хотели неприкосновенный запас вскрывать.
   И все-таки помыться удалось. Пригласили на ужин. Он состоит из березовой каши. Кроме того каждому выделили до полулитра молока пропущенного через сепаратор. А потом для местных показывали кино, в одной из изб. Восторг у людей неимоверный. Теперь уже никто не сомневается, что правильно прихватили с собой проектор, экран из ткани и несколько коробок с лентами. Электроэнергия тут не надежная, более тонкая техника может просто стать просто хламом.
   Правда, гости не стали присоединятся к ним. Кто-то должен лагерь охранять. Тут-то и состоялась новая встреча с Бердышевым. Он как раз вернулся с телегой нагруженной рыбой. Фильм смотреть не пошел. Все равно треть пропустил. А завтра можно посмотреть сначала. Или послезавтра. Если время найдется. А пока он решил побеседовать с гостями.
   - Вы уже тут дежурите? Зря я сегодня про командира говорил с недоверием. Видел его. Поговорили, поохотились. С таким можно и в огонь и в воду.
   - А вы я так понял, появились тут не с основной группой.
   - Да. Несколько дней назад. Со мной были четыре моих пограничника и еще одиннадцать человек. Наши современники, кто откуда. География обширная. Народ самый разный. Кто-то с завода, кто с фабрики, колхозники, два строителя, шахтер, рыбак, кондуктор. Да собака наша с заставы. Но все равно рабочих рук не хватает. Дел то полно. Дома построить, сараи для скота. Сделать запасы продовольствия. А следующей весной будет еще больше. Так что людей нам тут не помешало бы. Разговаривал с Добромиром. Он обещал, что пополнение будет. А насчет других миров это правда? Я конечно Рудовскому верю, но честно говоря, это слишком сложно для восприятия.
   - Правда. Они бывают самые разные. Но иногда встречаются и очень похожие.
   - Да и об этом слышал. Мы с Рудовским тут поговорили и выявили некоторые нестыковки. Так что мы из разных миров?
   - Вполне возможно. Но для того чтобы узнать это точно нужно просто больше информации. Кстати, а Добромир тебе не предлагал переселиться в другой мир.
   - Да. Но тут тоже много дел. Да и люди свои, хотя может и из разных миров. Но не могу их бросить и все. Да и он сразу согласился. Так что я тут буду служить. Хотя он поддержку обещал.
   - Да мы еще больше увеличим вес и ассортимент доставляемых грузов. Да и количество техники увеличится, - подтвердил Дима.
   - Я не об этом... Вернее и об этом. Но он обещал премировать за достижение успехов тут на месте. Хотел отказаться. Но оказывается это не только мне.
   - Ну а как там у вас там жизнь налажена?
   - Нормально. Только мы в последнее время больше кочуем по вот таким мирам, - ответил Виктор. - А так там изобилие во многом. Люди сыты. Еда, одежда, обувь - все это с избытком. Великолепная медицина. Все условия для образования. Работы много, зарабатывают хорошо. Да и домов много строится, каждый может что-то приобрести. По сравнению с доходами цены не высокие.
   - Ну, ничего, - заявил Бердышев, успокаивая то ли собеседников, то ли себя. - У нас скоро тоже все будет хорошо. Много хлеба, много каши. И дома мы строим. В лесах и степи много зверя и птицы, в реках полно рыбы. Так что справимся. Тем более мы не одиноки тут. Вы нам помогаете продовольствием, техникой, инструментами. Нет. Правильнее пока мы тут и живем за счет поставок. Но скоро и от нас будет польза.
   А после завершения киносеанса состоялось совещание. Так как уже стемнело, собрались под навесом возле правления. В центре разожгли костер. Электричество в дефиците. Но света от пылающих поленьев хватает и для того чтобы вести протокол. Вернее протокол ведут сразу и Дима, и Володя. Каждый записывает свое, а потом все будет объединено в одно. Кроме того работает и местный секретарь. Для того чтобы лучше было писать рядом с ними, а так же Добромиром, зажгли небольшие светильники в которых горят щепки небольшого размера и кусочки дерева оставшиеся от плотников.
   На совещании так же присутствует Клим, его отряд вновь прибыл в командировку на пристанище. От правления колхоза Вадим Ильич Рудовский, Бердышев, четыре женщины, трое мужчин. Самый интересный персонаж из них председатель. Человек интересной биографии. Учился то ли на инженера, то ли еще кого, но в лесном институте. Потом надо будет уточнить, что за заведение. Кажется, в нем еще Короленко учился. Кроме того, по ряду признаков он из того же мира, что и нынешние обитатели Ветки Пять. Это Добромир обмолвился. Закончил школу прапорщиков военного времени, даже подпоручика успел получить. В гражданскую в Красной Армии командовал батальоном, дослужился до заместителя командира полка. Потом перешел работать в органы советской власти. В период индустриализации был направлен на стройки. До 1939 году был на хозяйственной работе. Вот его и назначили командовать хозяйством. Правильнее сказать руководить. Но с учетом обстоятельств возможен и первый вариант.
   - Итак, Вадим Ильич. Давайте обсудим проблемы. Не стесняйтесь, говорите обо всем. А я уж со своей стороны подумаю, чем помочь. Но мне интересны и ваши предложения по обустройству лагеря.
   - Хорошо. Итак, начнем с продовольственного вопроса. Сегодня сюда пришло новое стадо коров и коз. Их уже успели подоить. До сих пор часть молока мы использовали для удовлетворения собственных нужд. Но я так понимаю, стада нужно будет через несколько дней вернуть.
   - Немного не так. Я решил, отдать весь скот в распоряжение колхоза. В лагере постоянно будут находиться три козы и все. Кроме того табун будет ограничен только моими жеребцами, кобылам, ну и меринов голов семь. Только от вас требуется выделение конюха. Кроме того две женщины нужны для ведения хозяйства. На период работы на базе платить им буду я. Ну а все остальное передаю в ваше хозяйство. Да коров надо будет через четыре дня привести на базу. Думаю, своим ходом дойдут.
   - Разумеется.
   - Я имею не спеша, успев собрать по пути необходимое количество корма.
   - Если выгнать их часов в четыре, то к восьми нормально дойдут с запасом, - заявил, один из колхозников.
   - Отлично. Несколько голов оставьте здесь. Для нужд колхозников. Но доярок надо будет тоже переправить в лагерь. Пастухи то же пока будут находиться там. Все надои молока, пока стадо будет в лагере, пойдут в счет ваших поставок. Поэтому трудодни им считайте как обычно. Но премию за хорошую работу я обещаю.
   - Мы еще приготовили десять пудов сыра, столько же масла. Готовы переправить все это в лагерь.
   - Себе сколько оставляете?
   - Для себя мы потом приготовим.
   - Все-таки и колхозники должны питаться. Переселенцы в лагере будут находиться очень короткое время. Поэтому оставьте по пуду и того и другого. Стадо осенью у вас будет значительно больше. Хоть молока будет и меньше, но все же, что-то на зиму запасете. Сегодня четвертое августа. Следующее появление людей для вас восьмого числа, большая группа будет ориентировочно десятого. Кроме того ожидается прибытие седьмого сентября и второго октября. Последнюю группу планируется забрать отсюда где-то после двадцатого числа. С пятнадцатого стада полностью переходят в ваше распоряжение. Соответственно до весны вся продукция идет в рацион колхозников. Более того до марта и все поставки будут только для вас. Поэтому прошу передать людям, чтобы не беспокоились из-за запасов. И насчет продовольствия. С завтрашнего дня увеличьте ежедневную норму муки до двухсот грамм на человека. Количество примесей не сокращать. И вообще оставлять про запас не более двадцати процентов. Даже учитывая, что скоро осень и местных ресурсов можно собрать намного больше. Сейчас у вас запасов муки около ста пудов. Этого вам хватит до ноября. До этого больше муки не будет.
   - У меня предложение есть, - заявила женщина лет сорока пяти, видная, явно не простая крестьянка.
   - Это Татьяна Романовна, наш бригадир полеводов, - представил Рудовский.
   - Да слушаю.
   - Я предлагаю часть муки вернуть в лагерь. Вместо него привезите нам семена для озимых. А мы пока потерпим. Скоро осень. Там и желуди поспеют и тростник. Болотного хлеба поедим. У нас мясо много и рыбы.
   - Нет,- возразил Добромир. - У вас уже триста пятьдесят пудов. Дополнительные поставки для вас уже запланированы. Поэтому не вижу смысла. А двести грамм муки это не роскошь. Люди должны питаться. И рацион должен быть как можно более разнообразным. Вы и так через три дня лишитесь поставок огурцов и помидор с грядок на базе. Ежедневную норму гречки увеличьте на десять грамм, супового концентрата, картофельного порошка и гороха на пять. По семенам. Мы везем вам очень хороший материал. Рассчитываем на урожай, самое меньшее, в двести пятьдесят пудов с гектара. При всех недостатках, земли то хорошие. Так что ста гектаров засеянной площади в этом году вполне хватит. Есть еще вопросы по продовольствию.
   -Нет,- заявил Вадим Ильич, оглядев присутствующих, - теперь по жилью. Завтра планируем закончить крышу строящегося дома и приступить к сооружению печей. Но мы уже приступили к строительству второго дома. Кто, что хочет сказать?
   - Я, - это Бердышев встал.
   - Всеволод, давай с места, - велел Рудовский.
   - Я по поводу второго дома, - предлагаю по его завершению приступить к сооружению сараев для животных. Пойдут дожди и наших навесов не хватит. Для людей же места пока хватит и в одном доме. Второй будем пока использовать как столовую и клуб.
   - Как это одного дома хватит? - возмутилась молодая колхозница, весьма привлекательного вида. - Где люди спать будут?
   - Я посчитал. Построенный дом делится на четыре части. Двух боковых четвертях устраиваем спальные места. Помещается двенадцать двухъярусных кроватей. В среднюю комнату делим надвое и помещаем в одном - детей, в другом малышей с матерьми. Ну и еще четвертое помещение будет прихожей. По плану обе печи будут топиться оттуда. Там же расположится дежурка. То есть сорок восемь взрослых как минимум там поместятся.
   - Сорок восемь, - чуть ли не вскрикнула та же оппонентка. - По двадцать четыре если только у нас будет равномерное распределение женщин и мужчин. По детям. А вы Всеволод в курсе, что у нас три девочки и пять мальчиков?
   - Ну, значит, помещение детей поделим на две части. По спальным помещениям. Мужчин у нас пока больше. Но Вадим Ильич ночует у себя. У рыбаков свой домик там пять мужчин и двое женин. Кроме того несколько человек будет находиться на базе. И главное после сараев мы все равно будем строить и жилье. Но прежде нам нужно построить дом под больницу.
   - Всеволод, дело говорит, - подтвердил бригадир строителей. - Нам все равно нужны кирпичи для печей и надеюсь, нам выделят рабочие руки для добычи глины в первую очередь.
   - Да, неквалифицированная рабочая сила будет - подтвердил Добромир.
   - Да только надо учесть, что и на Базе надо много, что построить, - продолжил бригадир.- Только вот, как достроится уже готовый дом, там тоже надо начать строить сараи для скотины. И еще. Под сараи и амбары можно передать часть ранее построенных домов. Люди в лагере находятся временно. Вот я и предлагаю построить большой барак из досок. Да и новые сараи нужно делать из этого материала. Зимой все равно они будут пустыми. А досок в последнее время стало много. Поэтому начал копиться запас. А если подключить все мощности будет еще больше.
   - А почему вы предлагаете, тогда отдать под скот уже готовое жилье.
   - Я не так выразился. Их нужно переделать уже в ноябре. В них можно поместить часть скота. В лагере кто-то же будет жить все время. За ним надо присматривать. Тем более там будет готовое жилье. Вот и поместим там часть людей и скота.
   - Хорошо, - согласился Рудовский, - тогда на новый дом в нашем поселке оставим четырех наших строителей. Всех ваших людей, - обратился он к Добромиру, - завтра же вернем на базу. А как появятся новые руки, усиленно займемся сараями.
   - У меня вопрос к товарищу Бердышеву, - не унимается девушка.- А из чего он собирается строить двухъярусные кровати?
   - Из досок.
   - И будут все у нас головами биться каждое утро. Так действительно нам больница понадобится в первую очередь, - последние слова были произнесены уже с торжеством без малейшего сомнения в своей победе. И действительно большинство, которое молчало, но судя по выражениям лиц каждого, явно поддерживало пограничника, загрустило.
   - Этот вопрос решаем, вы посмотрите в мешках привезенных сегодня, там должны быть сетки, сплетенные из легкого, но прочного материала, такой же мы привезли для тюковальной машины. Только эти вчетверо толще. Если на них уложить спальники, мешки набитые сухими листьями или перьями птицы, вы же ее все равно бьете, а скоро вовсе откроется сезон охоты на них. Ткань мы тоже привезли. Новую партию получите в октябре, тогда, можно и с базы все спальные принадлежности забрать.
   - Можно просто тоже сено просто положить, - предложил один из мужчин, кажется счетовод.
   - Нет, - возразил Рудовский, - тогда на тех, кто лежит снизу будет все сыпаться. Еще кому в глаз попадет. Но с жильем мы уже решили пока подождать. Поэтому товарищ Скобелева, давайте не будем к нему возвращаться. Вопросов много.
   - Ну, почему же, Скобелева нужный вопрос подняла, - поддержал девушку Добромир. - Только имя свое назовите, пожалуйста.
   - Наталья. Товарищ Рассветов, я звеньевой в группе так называемых собирателей. Ищем травы, выкапываем съедобные корни, лекарственные тоже. Так вот той же сныти мы собираем больше чем достаточно, теперь прямо косой скашиваем, местами так вымахала. Сегодня целый воз привезли. Так что нет смысла оставлять только двадцать процентов.
   - Согласен. Но только такие вопросы Наталья решайте на своем уровне. Не надо придерживаться моих указаний как догмы. Если есть вполне логичные причины вносить изменения - вносите. И еще. Те же ягоды тоже надо оставлять на зиму побольше. И главное обращаю ваше внимание на орехи. Раз вы у нас главная по сбору даров природы. И еще товарищ Скобелева. После прибытия большой группы, возьмете часть женщин под свое командование. Народ там будет большей частью неподготовленный. Так что организуйте сбор ягод, орехов, грибов. Заранее присмотрите участки. Вадим Ильич. Как вы отнесетесь к тому, чтобы откомандировать её где-нибудь восьмого в Лагерь? Да и желательно товарища Бердышева то же.
   -Не возражаю.
   - Отлично. Там в окрестностях в последнее время охотились мало. На освободившееся место наверняка переселились новые группы зверей и одиночки тоже. Да и еще прошу обратить внимание на дикие яблоки. На карте я отметил места, где они обнаружены.
   - Товарищ Рассветов, мы тут обнаружили заросли дикой ржи. Возможно, вас это заинтересует.
   - Разумеется. Сейчас есть проблемы со временем. Но с утра мы туда съездим. Вы готовы подняться в четыре? Или в следующий мой приезд займемся этим вопросом?
   -Нет, я могу завтра.
   - Я готов с утра ехать с вами, - предложил старший лейтенант.
   - Ну что же. Хорошо. Правда, это уже сегодня. А нет. У нас сегодня еще есть четверть часа. По поводу рыбы. Половину улова с девятого числа направляйте так же в лагерь. Предложения по изменениям в планы по строительству в Лесном Пристанище принимаются. Дальше. Сколько у вас тут детей?
   - Восемь душ. Старшему шестнадцать лет исполнилось уже тут. Еще одному пятнадцать, двоим - четырнадцать, девочка двенадцати лет и трое ребятишек одиннадцати лет. Все в настоящее время при деле. Помогают по мере сил.
   - Записал. Надо бы подумать об их обучении.
   - Мы тут подумали. Старшие по уровню знаний оба могут учиться в одном классе. Один из самых младших учился на класс старше двух других. Во многом даже девчонку опережает. Так что можно четыре класса организовать,- сообщил Рудовский.
   - Даже три, - сообщила женщина рядом со Скобелевой. - Оба старших недалеко ушли от четырнадцатилетних.
   - Да Уля и не горит желанием учиться, - заявила женщина рядом со Скобелевой. - тем более теперь. Работает она хорошо. Трудодней уже набрала больше многих.
   - Учиться надо. Я дам команду на Звемелине подумать над этим и подготовить план. Да и остальным, особенно молодежи необходимо продолжить образование. К десятому пожалуйста поименный список с указанием уровня грамотности, какое учебное заведение отметил, средняя оценка, кто где учился на момент переноса. Особенно интересуют ВУЗы и техникумы. В октябре начну доставлять книги. Тут будет своя библиотека. Ну, все я думаю, на сегодня хватит. К следующей встрече подготовьте вопросы.
   Люди начали расходиться. Им засветло надо приступить к тяжелой физической работе. Володя и Дима отдали бумаги Добромиру, он сделал на них отметки и спрятал в свою планшетку. Потом он попросил притворить дверь.
   - Ребята завтра с утра займитесь распилкой бревен. Местные все кто может, даже Рудовский отправляются в лес. Вас разбудят полчетвертого. Работаете до четырнадцати часов. Надо потерпеть, потом на Звемелине получите возможность отдохнуть.
   - Мы понимаем, - ответил Володя. - Рабочих рук не хватает. Дел много. А нам тут осталось немного и надо выложиться по максимуму.
   - Не только. Местные должны видеть вашу работоспособность и способность справляться с трудностями. Боюсь, когда прибудет большая группа, многие потомки не понравятся предкам.
   На улице их ждал Бердышев. Он покажет, где им выделили место для ночлега. И когда они уже добрались до места, Дима решился задать вопрос, который возник еще после первой встречи.
   - Всеволод, а там у себя ты был знаком с Юрием Росиным?
   - Сыном наркома флота? - удивился Бердышев.
   - Да сыном Михаила Росина, племянником главного чекиста.
   - Да мы встречались несколько раз. Он хотел забрать меня в свою группу. Но что-то там наверху не прошло. А вы откуда про него знаете? - задал он встречный вопрос.
   - Слышали про него, вот хотели уточнить некоторые детали, - уклончиво ответил Володя. - Спасибо. Мы отдыхать. А тебе вовсе вставать раньше нас.
   На следующий день во время работы, они поведали все детали разговора своим товарищам. Как раз сгружали очередную телегу, и возница отошел по своим делам. Воды набрать или еще что. Ребята могли пока не торопиться. Они успели уложить на все транспортеры по несколько бревен, и теперь рабочие пока их по одному подавали к пиле своего устройства. Для этого их надо только перекатить на специальный желоб.
   - И что это значит? - спросил Андрей.
   - А то, что у нас Всеволод Бердышев в начале мая вошел в группу Юрия Росина.
   - А он разве довольно известная персона? - удивился Андрей. Его больше интересует техника, настолько глубоко историей он не интересуется.
   - Да, - ответил ему Илья. - Герой Советского Союза. Генерал-лейтенант в отставке. Он был одним из помощников Росина. Про него хоть помнишь?
   Ну, это он немного погорячился. Юрий Росин долгое время возглавлял КГБ СССР. Его биография до июня 1941 года с одной стороны полна официальных штампов, с другой стороны покрыта неким туманом. Даже не понятно, в какой структуре он служил. Толи в особом отделе, толи в разведке или вовсе штабной. По крайней мере, Академию Фрунзе он закончил. Халхин-Гол, Финская война.
   В первые дни войны он каким то образом оказался около моста через один из притоков Буга. Туда рвались передовые отряды, оказавшиеся на острие танковой группы Гота. Туда же, опередив их, подошел танковый батальон Александра Росина. Ирония судьбы сын адмирала потом руководил спецслужбами, сын руководителя спецслужбы стал выдающимся военачальником. Когда механизированная группа двоюродного брата пошла на прорыв, Юрий Росин сначала остался прикрывать отход, а потом со своим отрядом укрылся в лесах. Если первоначально у него был отряд пограничников, взвод войск НКВД, группа саперов, две сорокапятки и кавалерийский эскадрон неполного состава, то уже к концу августа в отрядах организованных им было пять тысяч человек. Больше половины из них освобожденные военнопленные.
   К концу сорок третьего года под командованием генерал-майора Росина было пятьдесят тысяч бойцов. В Армии Людовой было всего сто тысяч. А в учебнике истории из реальности жителей Ветки Пять Дима вычитал, что у них численность партизан подконтрольных польским коммунистам было еще меньше - шестьдесят тысяч. Так что молодой генерал, а ему и тридцати не было, командовал целой армией. Впрочем, Александр Росин уже был генерал-лейтенантом и командовал Седьмой танковой армией.
   И может действительно правы те, кто пишет, что Юрий Росин стал бы более успешным руководителем, чем "дорогой Андрей Ильич"? Правда и популярность последнего сильно выросла, после того, что натворили последующие правители с присными. Но в свое время молодой комбриг, возведенный на олимп власти еще при Сталине, затмевал в сознании людей всех своих родственников. Хотя несколько человек из них, а не только Александр Росин управляли бы страной получше. Нет, свою славу тех лет, единственный четырежды Герой Советского Союза, единственный военнослужащий Красной Армии, удостоенный ордена Победы в звании комбрига вопреки статуту, единственный советский летчик, официально одержавший больше ста побед, точнее сто семнадцать личных и тридцать два групповых, командир лучшего истребительного полка ВВС, заслужил честно. Но даже как летчик он, наверное, был не самым лучшим. Например, тот же Роман Росин или Владимир Росин. Они не добились стольких личных побед, но своими подразделениями командовали значительно успешнее. Однако пропаганда сделала свое дело. Старшие, родной и троюродные братья потом командовали авиационными соединениями, разрабатывали тактику и стратегию, занимались новой техникой, летали сами, Павел Росин так вовсе дважды в космосе побывал. А Юрий после войны начал расти по партийной и руководящей линии. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ, член Политбюро, руководитель различных комитетов, депутат, член Президиума, наконец ,Председатель Верховного Совета, одновременно и глава правительства. С одной стороны быстро поднимался к вершинам, а с другой стороны все больше становился представительской фигурой. И все больше принимал не самых лучших решений. Вокруг развелось, слишком много холуев, лизоблюдов, подхалимов, которые все больше подтачивали и авторитет руководителя и всей Советской Власти. Дошло до того, что практически рассорился со своими родственниками.
   Сгружали бревна с подходящих телег, поднимали их на транспортеры и катили на распилку девять часов. Прерывались только дважды для завтрака и обеда. Да и то принимали пищу по очереди. Так же попеременно давали себе передышку. Желание о чем-то поговорить исчезло часов в восемь. Солнце оказалось достаточно высоко, и к постепенно накапливающейся усталости прибавилась жара. Пот начал стекать даже не ручьями, а стремительными потоками. Бревна стали более норовистыми и начали вырываться из рук. Пока это им не удается. Но держать их в руках становится все труднее. Вода не помогает, так как не держится в организме. Хорошо принесли по кружке холодного молока. Стало легче. А усталость сказывается и на других. Уже выключили генераторы. И они, и циркулярные пилы слишком нагрелись. Уже перестали крутить педали. Только поток воды низвергающийся по деревянному желобу крутит колесо. Ремни и цепи скрипят. Два стальных полотна с острыми зубьями по очереди поднимаются верхи вниз. А бревно под своей тяжестью все напирает и напирает на них. Дима и Володя вдвоем столкнули на длинный и узкий стол очередное бревно. Оно хорошо легло на неглубокий паз. Его как будто специально под это бревно изготовили. Не надо даже фиксировать дощечками, чтобы не уклонялось в стороны. Установили толкающее устройство, убрали задвижку, и бревно быстро уперлось в своего предшественника. Еще десять сантиметров, и опилки посыплются уже из этого ствола.
   В Лесное Пристанище поехали в наливняках. Все впятером устроились в кабинах. Машины набрали скорость и вот они уже в дороге. Стекла опущены, и внутрь врывается теплый ветер и приятно гладит лицо. Буквально перед выездом они целых пять минут получили возможность окунуться в воды пруда. Успели смыть с себя грязь и пот. Настроение замечательное. И в этот жаркий солнечный день хочется петь про тех самых оленей, на которых можно поехать и помчаться прямо куда-то в снежное.
   Да не стоит судить этих ребят, что они так радуются предстоящему убытию в места с более комфортными условиями, что закончился этот тяжелый период. Может кому-то из читателей и покажется, что они проявили слабодушие, что они сбегают от трудностей, что радость их достойна только осуждения. Но они все же просто люди. "Люди из крови и плоти" ( из фильма "Внимание всем постам"). И им тоже свойственны слабости. Они не испытывают удовольствия от трудностей, усталости, боли. И есть пределы после, которых они все это испытывают. Они не против простых человеческих радостей. И умеют получать удовольствие от вкусной еды, чистой постели, сухой одежды, от чтения книги и нескольких мгновений. Тем более, что они не бегают ни от трудностей, усталости, боли других лишений. Готовы в случае необходимости терпеть голод, есть непривычную еду, спать на камнях, сутками бодрствовать.
   Но самый трудный путь не самый эффективный. И тесная и узкая тропинка не самая короткая дорога. И стоящая перед ребятами задача не в том, чтобы построить город-сад на месте строящейся центральной усадьбы колхоза "Новый Путь". Они свою работу выполнили честно, максимально выложившись в этот промежуток. И от того, что они остались бы дальше таскать бревна лучше бы не стало. А вот в другом важном деле произошла бы заминка. То есть, отвлекшись на попутную задачу, они не выполнили бы более важного и нужного. И нет ничего удивительного, что они испытывают удовлетворение от выполненной работы.
   Автор не может осуждать этих ребят. Он сам так же возвращался из командировок. Да окончательное счастье в отдельно взятом месте установить, никогда не удавалось. Просто было сделано то, что требовалось сделать в рамках поставленной задачи. И так же с ним возвращались десятки других людей не самых худших на свете и самых дорогих для автора. И да они так же радовались, что сделали свою работу честно, что справились с трудностями и опасностями, что остались живы, что их ждут. И что впереди еще много других дел.
   Можно конечно сказать, что для них главное не в том, чтобы произвести впечатление, но как раз на этот раз они хотели произвести впечатление. Это нужно для дела. Но большинство колхозников люди простые. И у них свои критерии оценки достоинства человека. И некоторые способности и задачи, выполняемые людьми Добромира, для них не понятны и не могут быть правильно оценены. И вот для того, чтобы они не обманулись в конечной оценке, и надо было произвести впечатление. Провести показательное представление, во время которого они продемонстрировали и физическую силу, и выносливость. И главное результаты их работы шли на благо колхозникам.
   Поэтому ребята и имеют право радоваться. И тому, что они справились, и тому, что заняты хорошим и нужным делом, и тому, что встретятся с друзьями. Ну и да, тому, что на той стороне их ждет вкусная еда, хорошее кофе или чай. И даже и то, и другое. Как сказал бы Вини-Пух. Да. Сгущенка и мед тоже будут и да еще и с хлебом. Белым мягким, черным плотным. Будут и пирожные, и булки. Шоколад, зефир, кефир и клозет, где комары не достают.
   Однако переход прошел не так легко как они рассчитывали. Пришлось заталкивать в ворота тележку, на которой лежал здоровенный тур. Все лошади остаются в колхозе или лагере. Поэтому впряглись люди. Все девять ребят из отряда Ильи. У старого быка плохое мясо.Затомного опыта. И он еще может оставить потомство. Для этого вместе с ним переправили двух молодых коров. Кроме того забрали молодую дикую кобылу. Для этого площадку перед воротами в Лесном Пристанище оградили, завели животных и Добромир перегнал их на ту сторону. На спутнике выход тоже подготовили к встрече. Теперь в табуны и стада на Звемелине попадут свежие гены.
   Но животными есть кому заняться. Их поставят в загон, покормят, отвезут в удобное место и выпустят на волю, когда весна вступит в силу.А Добромир и отряд сразу отправились в Усадьбу отдыхать. После бани всех опять поместили в капсулы. Провели в них всего пятнадцать часов. Но это позволило почувствовать себя отдохнувшим и свежим. Организм за это время успел восстановиться и очиститься. Разумеется не все повреждения и раны оказались вылечены, но все равно результат впечатляющий.
   Но наслаждаться этим долго не пришлось. Опять отправились на Ветку с большой колонной. Кроме того забрали с собой три десятка человек. Например, тут встретились с Виктором Олеговичем. Его включили в какую-то комиссию по юридическим вопросам. Он везет с собой целый портфель документов, которые он подготовил на Звемелине специально для Ветки. Теперь ему необходимо изучить обстановку на месте.
   На другой день в соответствии с уже сложившимся порядком Добромир, Илья и Дима отправились в Лесное пристанище. Для этого отобрали три мощных мотоблока в десять лошадиных сил причем все три дизельные. К каждому прицепили тележки, на которые нагрузили по тонне продовольствия. Впереди машин опять установили косилки. Это в последний раз. Для следующих переходов готовят специальные тачки, которые каждый мотоблок будет толкать. Одновременно они должны служить балансирами. Кроме того собой взяли бригаду плотников из пяти человек. Кроме оплаты за двухнедельную командировку Добромир обещал сделать несколько заказов по возвращении. Они едут на двух подводах. О них Дима успел перекинутся парой слов.
   - Добромир, но ты же говорил, что тут надо развивать свое поголовье и отмечал слишком маленькое поголовье табунов. А тут сразу две пары забираем.
   - Да. Но это простые крестьянские лошадки: два мерина, две кобылы. А вместо них я сюда привел трех племенных жеребцов. В том числе двух тяжеловозов. Они уже в первом поколении дадут хорошее потомство. Дим, ты еще, о чем-то хочешь спросить. По лицу вижу.
   - Это... В общем насчет груза. Мы берем много муки. Но на совещании просили семян. Может, имеет смысл, заменить часть груза. Взять вместо муки зерно?
   -Нет. Я, наоборот, во время посевной доставил сюда из Звемелина тридцать тонн своих сортов. Двести гектаров целинных земель теперь под яровыми. Осенью засеем все четыреста. Урожайность должна быть выше в два, два с половиной раза выше по сравнению с местными.
   Добромир действительно на новых землях организовал четыре сельских предприятия. Для этого заняли три бесхозные и безлюдные деревни, в которых сохранились токи с зернохранилищами. Правда, их надо хорошенько отремонтировать. Один поселок возводиться на новом месте. Кроме зерновых посадили много гречки.
  
   А вот на перемещенных полях рядом с населенными пунктами, яровых почти не сажали. В основном посеяли картофель и сахарную свеклу. Даже Дима пять часов провел в поле. С помощью мотоблока провел межрядную обработку на участке Шамуровых. После него все семейство вышло с мотыгами. Да и то у них всего четверть гектара. А кто-то засеял и полтора, и два гектара на человека. В этом году взошло хорошо, поэтому весь народ от мала до велика в поле.
   В лесном пристанище дождались появления новой маленькой группы для пополнения колхоза. Всего двадцать взрослых и трое детей: десяти, двенадцати и пятнадцати лет. Так как в лагерь специально для встречи новеньких прибыл Рудовский и Бердышев, сопровождать до нового места прибывших не стали. Тем более через час им необходимо вернуться обратно. Только предварительно состоялся разговор с геологом. Вернее беседовал Добромир, а остальные присутствовали при этом.
   - Здравствуйте Борис Андреевич. Сразу перейду к делу. Настало время для того, чтобы Вы немедленно занялись работой по своей специальности. Вот вам карты изученной части этого мира. Как видите тут много неисследованных территорий. Поэтому я поручаю вам пройтись по ним посмотреть, что интересного там можно найти. Пока все экспедиции на расстояние примерно в половину конского перехода. Постепенно градус за градусом все и осмотрите. Особенно обратите на помеченные красным участки. Пока начните с ближайших окрестностей. Через несколько дней прибудет два ваших новых товарища. Работать будете вместе. Они привезут рационы и на вас. Но там не будет мяса и рыбы. Добывать будете сами. Поэтому если подготовите небольшой запас - хорошо. Да и оплату работы гарантирую. Пока подберите себе двух верховых лошадей. Позаботьтесь, чтобы они хорошо отдохнули.
   В это время остальные ребята сводили колонну с грузом продовольствия в так называемый Мир Симбиоза. Половина грузов принадлежит Добромиру, вернее его торговой структуре, остальное местные торговцы. За помощь в переходе они платят десятью процентами привезенного груза. Вообще товарно-денежные расчеты занимают все большее место в отношениях Добромира с местными. Все грузы, поступающие с Звемелина, теперь реализуются через торговую сеть либо поставки по контрактам и договорам. И учитывая некоторые обмолвки, которые сделал Виктор Олегович, планируются достаточно интересные вещи. Многие элементы сложившегося порядка вещей будут оформлены юридически. И вообще в вопросе легитимности будет наведен порядок и наступит ясность.
   На спутнике пробыли меньше суток. Вновь отправились в Лесное Пристанище, где уже через три часа встречали большую группу людей. На этот раз прибыло почти пятьсот человек. Весь день проводили опрос, составляли списки, делили по группам. Заодно кормили людей, размещали. Причем с учетом того, что завтра почти полторы сотни забирали собой.
   На этот раз доставили один гусеничный и три колесных трактора, один из них большой вроде К-700 или Т-150. Кроме того доставили один мини-трактор. А вот лошади все прибыли с отметкой. Причем в каждую повозку запрягли сразу двоих. Тут надо отметить, что у отмеченных и животных, и автотранспорта есть особенность. При возвращении ворота их груз пропускают без ограничений. И это касается так же и людей. Поэтому в возвращающиеся повозки можно погрузить столько человек сколько поместится.
   На этот раз в первую очередь брали детей. Поэтому их сажали на колени к взрослым, да и на лавках они меньше места занимают. Поэтому на десяти повозках перевезли сто шестьдесят человек. Это только из прибывшей группы. Кроме несовершеннолетних брали их мам, пожилых, больных, ну и всякий ненадежный элемент.
   А вот в Лесное Пристанище с собой было доставлено более двадцати человек. Это специалисты самых разных специальностей. Тут и Артемьева с двумя поварихами, бригада плотников из семи человек. Но Диму обрадовала встреча с Константином Алексеевичем, Петровичем. Его подопечных со Студенного сразу не узнать. В таких же полевых костюмах, как и Дима, в сапогах, с рюкзаками за плечами, увешенные разным имуществом.
   - Здравствуйте Дмитрий. А мы вот тоже с вами. Поступили на службу. Вот теперь в первую командировку.
   - Здравствуйте. Я тоже рад вас видеть. Только не опасаетесь тяжелых бытовых условий?
   - Наслышаны о них, - весело ответил Константин Алексеевич. - Но волков боятся, в лес не ходить. Надо работать. А за командировку хорошо платят, да и перспективы.
   - Ну а для меня там самое место. Тут слишком много техники, автоматизация разная. Для меня это сложно. Я больше своими руками привык. А там и мои способности пригодятся, - объяснил Петрович.
   Но это, кажется, было целую вечность назад. А они, стараясь полностью израсходовать свои силы, уже рванули на ОМВС-3СТ5 или просто Таежный край. С собой взяли Верина и его людей. Они, побывав на Звемелине, до сих пор под впечатлением. Горят желанием поселится тут на всю оставшуюся жизнь, поэтому готовы работать день и ночь.
   Из груза с собой медикаменты, охотничьи ружья с боеприпасами, и материалам для того чтобы на месте набивать патроны. Кроме того прихватили семена самых разных овощей, от моркови до репы. Большая часть веса пришлась на инструменты. В поселке кое-что нашлось, а вот в части нечем даже наточить имеющиеся косы. А тут взяли ножовки, топоры и главное бензиновые пилы. Даже один мотоблок с оборудованием переправили.
   Но самыми ценными являются элементы для ворот, которые монтируются на территории воинской части. Уже на следующий день Добромир с Ильей и Димой опробовал их. В Лесное Пристанище доставили на себе семьдесят комплектов ОЗК. Самый простой вариант. Плащ и пара сапог, чуть выше колен. Но в новом мире это бесценный товар. Скоро дожди и людям надо чем-то укрываться. Да и обувь у многих неподходящая для того, чтобы гулять по лужам. Кроме того прихватили десять плащ-палаток. Обратно отправились через сутки.
   Отоспавшись в казарме, на следующий день отправились на разведку. И не обнаружили ничего интересного. Машина с трудом пробивалась по пересеченной местности, доступных для проезда участков мало. Поэтому после получаса езды несколько часов ходили по округе на своих двоих. На этот раз пытались изучить берега могучей реки текущей в двадцати километрах на юго-восток от воинской части. Поехали на трех машинах. На одном доставили лодку, которую тут же спустили на воду. Тут уже есть плот. А на берегу уже начали долбить еще две однодеревки.
   Так что обратно привезли только рыбу и два десятка тушек гусей и уток, да трех кабанчиков. Карту, конечно, обновили, указали, где можно пополнить запасы съедобных растений. Нашли несколько родников и маленьких речек с чистой водой. Но ни жилья, ни места кострища не нашли. Никаких следов человека. А так кругом растут кедры, сопки, болота, в общем, тайга. Правда странно, что есть чистые места, либо заросшие молодым подлеском. На другой день занимались разделкой и доставкой на склады мяса добытого охотниками. Вечером же отправились домой. Прихватили с собой большую часть гарнизона. Какой смысл тратить пока на них еду. Полевая подготовка слабая, надежность у некоторых срочников низкая. Да и отдохнуть людям надо, заодно воочию убедиться, ради чего жилы рвать. Ну и подучить их надо, физическую форму подправить.
   Уже до перехода обратно самочувствие у Димы было не самое лучшее. Ощущения сильно напоминали те самые, что были в прошлый раз. Это когда им сообщили об израсходовании запаса энергии. Оказавшись на той стороне, он чуть не свалился. Но идущий рядом Жора Помощников успел подхватить его, а потом даже помог пройти в автобус. И не только ему, но и Ане с Ритой. Они сначала пытались позаботиться об Илье, но вскоре и сами почувствовали себя плохо. Хорошо Жора не растерялся, он как то умудрился подвести транспортному средству всех троих. Ну а там уже подоспели другие помощники. В автобусе всех осмотрели медик с Добромиром, через минуту появилась Велета. Что она сделала непонятно. Может Дима из-за своего состояния просто ничего не запомнил. Но самочувствие улучшилось. Исчезла навалившаяся тяжесть, да и в голове прояснилось. А еще через минуту он заснул. Разбудили его уже на месте. Надо взять вещи и идти домой. Вроде появилась мысль про Жору, но тут же где-то затерялась. Сил хватило только на то, чтобы добраться до кровати. Проснулся, баня и пора в капсулу. Это крайний сеанс, следующий возможен только через два месяца.
   Константин Алексеевич уложил очередное бревно на телегу. В это время Кужелев вставил в пазы дубовые палки, которые должны удержать груз. Быстро завязали крепкие веревки. Все. Сегодня этой крайняя повозка. Коля Ратов щелкнул вожжами. На всякий случай Константин Алексеевич, Андрей и Николай Юрьевич Каменов подтолкнули воз. Два мерина напряглись, колеса начали свой путь. Но идут тяжеловато.
   Действительно. Надо заканчивать на сегодня. Вон лошади уже устали. И не только эти. Остальные так же выбиваются из сил. Скоро закончится заготовка сена и несколько подвод перебросят с этого направления. А может и три или четыре мотоблока. Уже завтра косят последний день. Потом останется только убирать. А это уже не так срочно. Вернее, не срочно после того как тюков понаделают. Теперь этим занимается еще и один из колесных тракторов. Возить их могут и мотоблоки.
   А пока всей бригадой в двадцать человек двинулись пешочком. Инструмент спрятали в специально подготовленной коробке. Укрыли все ветками. А вот оружие у всех при себе. У всех ножи. У Константина Алексеевича и Кужелева в руках по гладкоствольной Сайге. У Николая Юрьевича своя собственная двухстволка. Он его не поменял даже на полуавтаматы. Теперь они в руках у молодых милиционеров. Ромы и Толи. Ну, милиционерами они были там у себя. Целыми лейтенантами. А тут теперь просто два разнорабочих. А вот Андрей работал менеджером в нефтедобывающей компании. Но успел послужить. И не абы где. Так что ему доверили нарезной карабин, как самому лучшему стрелку.
   Правда, сегодня отличился Каменов. Какие-то наглые волки вылезли прямо на них. Так вот двое на его счету. А так во время работы с оружием дежурят по очереди. Только вот нормальной добычи так добыть трудно. Шум почти беспрерывно работающих моторов пил, стук топоров, когда рубят сучья, шум от того как четыре или шесть мужчин единомоменто выдыхают поднимая бревно, да тот же обязательно сопутствующий физической деятельности такой большой группы мужчин. А еще деревья при падении ломающие и свои ветки, и ветки соседок. Все это обычно отпугивает дичь. Хотя бывают иногда особенно любопытные хищники, решившие, а не удастся ли тут чем-нибудь поживиться. То медведь, то рыси, то вот волки. Не пуганные они тут. Не встречались они с человеком. Ну а те, кому не уже не посчастливилось, в большинстве своем уже не могут ничего передать своим сородичам.
   Некоторое время на территории, примыкающей к Пристанищу, почти не охотились. Хоть тут и деревья поредели, где-то одни пенечки остались, и траву скосили. Но уже выветрились отметки, оставленные предыдущими хозяевами, да и то последние, сами были недавними пришельцами, и началось перераспределение. Те, кому малы собственные участки, бродячая молодежь, все это постепенно начало заполнять освободившуюся территорию. А тут вновь начался их отстрел. Людям хочется кушать. А мясо тут их основная пища.
   Константин Алексеевич зачерпнул ложкой из пластиковой чашки жирный бульон. Вместе с ним попались листочек щавеля, кусочек какого то клубня или корня. Тщательно пережевал, проглотил, теперь вместе с водой в нем оказалось и мясо. На маленькой пластиковой тарелке лежат еще несколько кусков шашлыка. Вкусно. Только вот хлеба мало, да и то с примесями.
   - Это еще ничего, - заявил Кужелев, опуская свою деревянную ложку в свое варево. - В конце весны, когда сюда я попал со своей группой, с хлебом было похуже. И меньше размером, и примесей больше. Да и посуды не хватало. Пользовались даже пустыми емкостями от картофельного пюре быстрого приготовления. И то казалось за счастье.
   - Ложка у тебя хорошая, - заметил Николай Юрьевич.
   - Это да. Еще с тех времен. Фома Гордеевич тогда делал. Сейчас он другим занят, говорит некогда. А я этот на хранение оставил, после нас тогда людей не оставалось, а вернулся сразу его себе забрал, вот видите отметку. Это чтобы не перепутать. Сейчас с ложками получше. Сразу по прибытии выдают, пользуйся вплоть до отправки.
   - Да. Ложку надо всегда при себе держать. Кто его знает, где придется покушать, - согласился Алексей Константинович. - Опять как сегодня привезут прямо на место работы, что без ложки делать?
   -Это ничего можно и подвести,- заявил Андрей. - А вот отправят на озера к рыбакам, или в колхоз, тогда будет хуже. Алексеич, давай в штаб сходим. Узнаем куда нам завтра.
   - Я с вами, - заявил Каменов. - Заодно надо поговорить о том, чтобы нас и завтра кормили на месте работы. Вы правильно про это заговорили. Может прямо там и сварим себе поесть?
   Действительно ходить туда-сюда далековато. А ведь у них там не курорт, а тяжелая физическая работа. Вон и сейчас умаялись, пока возвращались на базу. Ноги как ватные, каждый шаг дается с трудом. Это сейчас они посидели, отдохнули и несмотря на полные желудки и пройтись можно. Администрация, которую тут все штабом называют, расположена в одном из пятистенков, построенных еще весной. Тут за главного Воислав Зосимович, видный мужчина лет пятидесяти пяти. Он носит гордый титул посадник. Назначен управлять хозяйством самим Добромиром. Ну а кто еще мог это сделать? Тут он в первый раз, но дело в свои руки взял уверенно. Работа кипит. Заодно и колхозу помощь идет. В первую очередь рабочими руками.
   На базе сейчас сто сорок семь женщин, сто семьдесят два лица мужского пола. Десять женщин и шестьдесят мужчин сейчас работают в колхозе. Остальные трудятся тут на базе. Второй большой дом уже достроили, более того возводят второй этаж. Это, чтобы фундамент новый не делать. А для того, чтобы облегчить конструкцию, собирают её из досок. Еще один длинный барак из досок возводится рядом. На этих стройках задействовано две бригады. Одна маленькая, из четырех человек, работает на втором этаже. Другая, из шести мастеров и помощников, строит дом из досок. Четырнадцать человек работают на сооружении фундамента еще для одного дома.
   Ну а так как лесопилка с их изготовлением не справляется, хотя из колхоза вернули одну с электрическим мотором и из Звемелина на этот раз привезли два комплекта для сборки на месте. Деревянные части конструкции приготовили уже тут. Как и транспортеры. Всего на изготовлении досок шестнадцать человек.
   Но, так или иначе, одновременно строится и большой сарай из бревен. Тем более они предназначены для использования в зимний период. То есть должны быть теплыми. Тут работает целых десять строителей. Стройматериал тут тяжелее досок будет. Кроме того пятеро кроют крышу уже построенного. На заготовке самих бревен как уже говорилось двадцать человек. Еще четверо на разгрузке. Трое парней и две женщины управляются с подводами. Кроме того еще одна группа из одиннадцати человек занято жердями.
   Кроме того люди работают на добыче глины и песка, на обжиге кирпичей. Тридцать женщин собирают орехи, еще сорок - грибы, ягоды и съедобные растения, копают корни. Несколько мужчин охраняют их. Одна бригада ловит рыбу, другая охотиться.
   Но и для разделки добычи нужны люди. В эту группу вошел и Петрович. Он попался по дороге. Вид тоже не самый лучший. Какой-то он понурый. А несколько дней назад был вполне доволен жизнью.
   - Гриш, что с тобой? Случайно не заболел? - поинтересовался Константин Алексеевич.
   - А, Костя. Здравствуй. Забери меня в свою бригаду. Пожалуйста, - начал тот сходу.- Или на глину, что ли попросится. Устал я от этого мяса. Все сдираю шкуры и сдираю. То с тура, до ленного бизона, медведя, зайцев, диких козлов разных видов. Волков привозят каждый день десятками. Так с ними теперь специальная пара работает.
   - Я бы тебя взял к себе, но у нас иногда те же волки появляются. Да и топором надо как на разделке. Лучше попросись на глину. Там вроде есть трое или четверо деревенских. Я анкеты собирал. Наверняка кто-нибудь умеет шкуры сдирать. А там вид хороший, ручеек неподалеку.
   -Ладно, Алексеевич. Спасибо, за идею. Я побежал, - уже радостным тоном поведал Петрович.
   -Ты куда торопишься? Мы тоже в штаб идем. Так что, давай вместе с нами.
   Воислав Зосимович у себя оказался один. Но пришлось подождать, пока он заполнял какую то ведомость. На столе у него лежат какие-то фигурки, карточки циферками, кружочки. Что они означают и как с ними работать, наверное, знает один хозяин.
   - Добрый вечер. Дровосеки заходите. А ты Григорий Петрович подожди. Сами зашли. Сколько бревен доставлено мне уже сообщили. Очень хорошо. Завтра идете в том же составе. Вы там, на завтра напилили бревен? Будет дополнительная подвода. Так, что нагрузка будет повыше. Справитесь?
   -Да. Справимся. Задел сделали. Мы же после обеда сегодня четверых обратно получили с каменоломен. А вот на послезавтра людей надо бы подкинуть.
   - Ладно, двоих копателей вам пришлю, - обещал посадник. Подумав с полминуты, пока остальные молча ждали его решения, добавил, - и, пожалуй, одного с кирпичей. Там пока вроде бы все наладили. Работы для чернорабочих стало меньше.
   - Что же. Хорошо. Тогда завтра загрузим, что заготовили, - обрадовался Константин Алексеевич.
   - Идите отдыхать, - разрешил посадник. - Завтра опять тяжелый день.
   - Ничего на Звемелине отдохнем, - улыбнулся Кужелев.
   Обратно шли уже вполне довольные жизнью. А что. Не надо ломать голову над вопросом, что делать. Перспективы на ближайшие дни ясны и понятны. Работа вполне по плечу, та с которой, они справятся. Есть крыша над головой, трехразовое горячее питание. Теперь можно и чаю попить с молоком. Тем более обещали сладкие палочки из корней лопуха. Для сладости в напиток добавили еще каких-то клубней. Но первым делом надо искупаться. Конечно пруды сделаны для того чтобы работали миниГЭС, крутились колеса распилочных машин. Но как приятно искупаться в одном из них после трудного рабочего дня. Да и с утра неплохо освежится. Но... Вода уже прохладная и не каждый сумеет преодолеть себя. А если уж справился, то уже и вылезать не хочется. Но пора идти таскать тяжелые бревна. А сейчас никто не торопит. Плескайся сколько хочешь.
   А потом уже чистыми, переодетыми в подсохшую одежду, собраться у своей палатки, или вовсе забраться в него и улечься на своем месте. Внутри на доски уложены охапки сена, покрытые сверху брезентом. Каждый в первый же день получил по куску плотной крепкой ткани и легкому тонкому одеялу. Подушек нет. Но зато в изголовье можно положить более толстый слой сена.
   Уставший организм с удовольствием устроился на эту постель. В других условиях она не произвела бы впечатления своим удобством и комфортностью. Но сейчас ничего лучшего и не надо. Хотя в соседней палатке установили восемнадцать двухъярусных кроватей. Но это для молодежи. Это они и веса лишнего еще не набрали и наверх легко поднимутся. И спрыгнуть сверху не проблема. Одежда лежит рядом. Обувь стоит неподалеку. В каждой камере стоит робот с камерой. Народ тут все же разный не проверенный. А всяких неприятных неожиданностей желательно избежать. Но включат его только через час, ёмкость аккумулятора не беспредельна..
   Ноги свободные от портянок и сапог, и оттого буквально вопящие от восторга, спрятать под одеяло. Не хватало, чтобы до них добрался залетный комар. Теперь можно и поговорить. Причем на любую тему. Несмотря на усталость люди еще не спят. К тому же многие в палатке именно ради этих разговоров. На улице еще светло. Можно конечно сейчас и посидеть где-нибудь, но столовую сейчас убирают, а больше и нет приспособленных для собраний мест. Просто сидеть и лежать на травке не имеет смысла. В палатке все же удобнее.
   Вопросов у людей накопилось много. Это в первый день все были растерянны и подавлены. А теперь уже четвертый вечер на новом месте. А теперь уже обвыклись, сошлись поближе с людьми Добромира, которые работают с ними рядом и начали живо интересоваться перспективами. Теперь очередь Константина Алексеевича рассказать о себе. Сегодня он уже поведал, как попал на Звемелин. Обещал продолжить рассказ перед сном. И вот теперь Николай напомнил об этом.
   - Первые дни провел в карантине. Прошел медицинское обследование, собеседование в центре занятости, заполнил бумаги для аналитиков и первого отдела. Так как инфекций у меня не обнаружили, чем заняться я для себя нашел. Вернее меня нашли. В первый же день привлекли к работе с такими "попаданцами"...
   - Простите с кем, - спросил кто-то малознакомый. Этот из тех, кто строит фундамент. Поэтому часть рассказа не слышал.
   - Это тут нас с вами так называют, - пояснил Рома. Он с товарищем устроился рядышком. Постепенно этак уже постоянная группа сформируется. - Потому что, попали мы сюда.
   - Этот термин не только местное изобретение. У нас в старом мире он тоже вполне распространен. Полно книжек на эту тему, - сообщил один из мастеров-строителей. В первый же день доказал, что имеет сносные навыки в возведении домов из дерева.
   - Да, я этот термин у себя тоже неоднократно слышал, - подтвердил Константин Алексеевич. Так вот меня сразу же приняли на службу. Первоначально специалистом-стажером с испытательным сроком. Соответственно у меня уже появились собственные средства. Немного за Студенный, подъемные первой категории ну и зарплата- аванс за первую неделю. На четвертый день с утра позавтракал и все. Свободен.
   После службы заселился в общежитие. Хорошая комната, чистая, уютная. Обставлена. Кровать, кресло, два стула, книжная полка, тумбочка, платяной шкаф. Постельное белье получаешь там же. В тот же день заказал себе вещей. Есть там у них такое устройство. Набираешь на терминале наименование нужной вещи, потом получаешь его бесплатно. Только за доступ, надо заказать предметы и по списку, выданному администрацией.
   - А как в общежитии с питанием?
   - На блок из четырех комнат есть кухня. Так что приготовить себе что-то можно. Холодильник общий. На всех так же два туалета, душевая кабинка и умывальник. Вернусь к питанию. Рядом с общежитием хорошая столовая. Там даже переход крытый. Так что я первоначально питался только там. Цены низкие, еда качественная, порции большие. Утром легкий завтрак, чай, кофе. Вечером горячее. Обедал на работе. В неделю уходит в шесть раз меньше зарплаты за этот же период. Хотя на службе я проводил только пять дней. Рабочий день четыре с половиной часа.
   - А чего сам не готовил? Времени то навалом. Или там продуктов не достать? - поинтересовался кто-то ехидно.
   - Продуктов на Звемелине много. Цены низкие. Некачественного, просроченного вам не подсунут. А вот со временем как раз проблемы. Это я рассказал про занятость по основному роду деятельности. Но обычно там редко кто трудится только в одном месте. Рабочих мест очень много. Всегда есть возможность куда-нибудь устроиться. Я например три дня в неделю управлял роботом-грузчиком на кирпичном производстве, другие три дня был оператором линии на консервном заводе, кроме того устроился разнорабочим на двух частных заводах. Ежедневно по полчаса крутил педали на одном объекте. Еще полчаса там же крутил рычаги и качал нечто вроде ручного помпового насоса. Это где две ручки. Работали или вдвоем, или на другой конец вешали груз. По сути, и там, и там можно считать занимался улучшением своей физической формы. Но еще и деньги получал. За семь часов платят треть от моего оклада на госслужбе.
   - А на остальной подработке сколько платят?
   - На остальных четырех объектах в неделю получал шестьдесят процентов своего дохода. Так что деньги у меня появились. Платят там еженедельно. А траты на еду и плата за общежитие. Минимум вещей сразу получил. Пока надежно не устроился, барахлом перегружаться думаю не стоит. Кстати если работаешь в одном месте длительное время, обычно уже во вторую зарплату прибавляют десять процентов, а где и больше. Очень ценится стабильность, а чернорабочих, низкоквалифицированных кадров для грубой работы не хватает. Да, да. Специалисты заняты на более сложных производствах. Там заработки значительно выше. Поэтому многие еще учатся на различных курсах. Тратить время на простую работу не хочется. Даже частник лучше наймет подсобников, чем сам будет мелкими и простыми операциями заниматься. Перенести там, подать, убрать, разгрузить, погрузить. Он за это время в несколько раз больше сам наработает. Помните про Стаханова то? Почему у него такой результат был? Потому что не отвлекался на другие операции. У него, кажется, было два подсобника, а добыл он угля в несколько раз больше, чем три квалифицированных специалиста.
   В этом отношении Звемелин теперь стал предпочтительнее даже Нового Эдема. Я на своей службе видел статистику, что все больше людей уехавших туда возвращаются обратно. Да еще знакомых вербуют. Кроме того растет число работающих в этих двух мирах попеременно.
   - Это, что получается, на подработке ты даже больше зарабатывал, чем на службе? - спросил кто-то. - Я так примерно по часам прикинул.
   - На консервном заводе действительно больше, - подтвердил Константин Алексеевич.
   - А зачем эта служба тогда нужна? - удивился еще один.
   - Я же на службе пока только стажер. А вот как докажу, что являюсь достойным специалистом, зарплату повысят. А маленькая первоначальная зарплата, для того чтобы вести отсев негодных кандидатов. В последние две недели я с упомянутых мест работы ушел. Остался только на службе, ну и в качалку хожу. Теперь четыре дня в неделю с восьми утра до часа работаю в центре информации. Там у меня зарплата в полтора раза выше, чем на основной должности. До трех часов обедаю, кручу педали, ну и на прогулку между рабочими местами. С трех до семи на службе. Так как со своими обязанностям уже освоился, ежедневно уходит только четыре часа. Потом с девяти до десяти таскаю тяжести в типографии. По пути туда после ужина еще захожу на занятия по владению оружием.
   - А про эти курсы можно подробнее?
   - Да на Звемелине владение оружием чуть ли не обязательно. Но так просто ствол в руки не дадут. Надо учиться. Конечно, заставлять не будут. Но без разрешения на оружие и полных гражданских прав почти невозможно получить. Разве только для за очень большие заслуги и очень нужным специалистам в исключительных случаях можно. Но это уже по другой статье идет. Да и без оружия за пределы населенных пунктов не выйдешь. Нет, конечно, там не жуть, какая то. Но бывает опасно. Как нарвешься. Так что разумно держать под рукой ружье. К тому же когда у окружающих у всех есть оружие, не хочется быть хуже других.
   Но как я уже говорил, для этого надо сдать экзамен по технике безопасности, показать навыки владения оружием. Сюда входит знание ТТХ своего типа, сборка-разборка, уход за ним. Ну и стрельба по мишеням. Ничего сложного. Выучить может каждый. Но получение разрешения не все. После этого обязательно надо продолжить обучение, закрепит полученные навыки особенно в первые месяцы. Да и потом требуется поддерживать форму. Стрелять надо регулярно, экзамены сдавать.
   В субботу и воскресенье я и вовсе занимаюсь по два часа. Кроме того в эти дни и пятницу работаю в типографии. Так что зарабатывать стал даже больше. Поэтому и времени свободного совершенно не было.
   - А чего же вы сюда приехали, если у вас дополнительный заработок был больше чем зарплата. Небось, теперь его нет, раз вы тут. Да и десять процентов наверняка потеряли.
   - Да это не важно. Я же не только ради денег работал. На новом месте укорениться надо. Да и время впустую тратить не хочется. А тут я от основного места работы. Все госслужащие ежегодно должны отработать определенное время в подобных командировках. Так что я решил сразу включиться по максимуму. Тем более по возвращении мне закроют испытательный срок. А это уже другая зарплата, другие обязанности и требования. Нагрузку повысят. Да и по работе в центре информации перспективы большие. Другие возможности. Я уже из общаги съехал. По возвращении получу новую крышу над головой. Уже практически бесплатную.
   - Да. Я в такой живу, - подтвердил Андрей. - Плачу только за электроэнергию. Но это гроши. Комната больше, условия лучше. Санузел индивидуальный. Есть электрочайник, микроволновка. Телевизор большой. Правда каналов только четыре, да и то по трем только кино крутят, да и по первому больше половины эфира под них выделено.
   - А ты тоже госслужаий?
   - Да тут по сути государства нет. Есть администрация. Кто-то на нее работает, кто-то служит. Работают в основном на предприятиях. А вот в учреждения кто так, кто этак. Отличие в предъявляемых требованиях. Вот те же управления. Первое и второе - военизированные структуры. В них в основном служат. В финансово-экономическом, техническом, строительства, развития, ЖКХ, просвещения, информационном в основном работают, но в них и персонала мало. В здравоохранении своя структура.
   - А что это за первое и второе управления? - поинтересовался Рома.
   - Первое это в первую очередь силовая структура. Там числятся отряды разведчиков, первопроходцев, боевые отряды. У них широкий спектр задач. А мы с Константином Алексеевичем числимся во втором управлении. У нас ниже боевая подготовка, нет постоянных отрядов. Мы работаем на подхвате. Но задача у нас уже. Развивать уже основанные базы, встречать попаданцев, устраивать их на Звемелине. На нас черновая работа. Хотя вот переправкой людей в основном занимаются из первого. Вот недавно с детьми и женщинами отсюда убыли ребята из отряда Ильи. Они здесь находились и при появлении моей группы. Тогда они активно занимались созданием материальной базы. Теперь же они сюда прибывают только для того чтобы доставить сюда грузы и забрать отсюда людей. Но это и правильно у них есть и другие дела. А у нас главное рабочее место вот тут на базе. Скоро на тот же Студенный отправят, чтобы разгрузить первое управление. На Звемелине мы отдыхаем. Даже если мы подрабатываем, устраиваемся на предприятия и прочее. Вот я сразу же вернусь на завод собирать станки и производственные линии. Но зарплату все равно буду получать и от администрации. А как понадобится опять в командировку.
   - Это что все работать и работать? - опять пробурчали из недовольного угла.
   - Почему же можно и просто отдохнуть. Путевку в санаторий даже дадут. Но хочется заработать. Укоренится как говорит Еонстантин Алексеевич. Вот со мной прибыл Витя Смоленцев. Он уже себе дом приобрел. Правда, заплатил только четверть суммы. Остальное в рассрочку. Такие дома стоят немного дороже, но многие стараются их купить. Это выгоднее чем платитьза съем жилья.
   - А как он успел столько денег накопить? Или дом очень маленький?
   - Почему. Очень хороший дом в два этажа, на каждом несколько комнат, рядом гараж, небольшой сад. Участок для новых построек. Просто он сам хорошо заработал. Не забывайте, что и вам сейчас начисляется зарплата. Причем в двойном размере. А тогда ее платили в тройном. Условия были хуже. А скоро вовсе только один оклад будут начислять. Но это, наверное, в следующем году. Кроме того у него семья. Жена и старший сын тоже получили кое-какие деньги. Но главное супруга уже на Звемелине хорошо поработала. Она устроилась на новую швейную фабрику. Это еще несколько месяцев назад одежду еще заказывали... Ну в общем был больший спрос. А сейчас и запасы постоянно растут и в продаже изобилие. Даже цены немного упали. В общем они хорошо заработали. Но и сейчас трудятся по двенадцать часов в сутки. У нас в группе инженер был. Так у него зарплата раза в пять выше чем у меня, да еще премии.
   - А как там с остальным? Не все же работать спросил парень из группы по заготовке жердей.
   - По мне так хорошие условия, - ответил Константин Алексеевич.- Чистый воздух, красивая природа. Есть реки, озера, горы, леса. Можно даже на море отдохнуть. Отличная охота.
   - Про телевидение, я уже рассказывал, - продолжил дальше Андрей. - А так да природа потрясающая. Люди живут в нескольких поселках. Электроэнергии много. Есть свой аналог интернета. Компьютеры достаточно дешевые. Но очень популярны библиотеки. В поселках есть дома культуры. Там крутят фильмы, несколько раз в день. Ставят концерты, спектакли. Конечно это самодеятельность. Но за участие в ней тоже платят. И если есть талант, который востребован зрителями, то весьма неплохо. Но попробовать себя может каждый. Так же и со спортом. Им занимаются все жители. В каждом поселке как минимум один стадион и спортзал. Команды все любительские, но за участие в официальных соревнованиях платят. Есть футбольная лига, хоккейная, волейбольная, баскетбольная.
   Можно получить путевки в санаторий, отправится в туристический тур. За то чтобы отдохнуть на Новом Эдеме, надо конечно заплатить, но если работать, то вполне доступно. Так что ребята, немного осталось потерпеть и все сами увидите.
   - Ну а теперь давайте спать. У нашей бригады завтра тяжелый рабочий день. Бревна они тяжелые.
   - Думаешь глину копать легче?
   - Нет, не думаю. Так что и вы отдыхайте.
   Подъем состоялся в шесть утра. Умылись, оделись, а тут уже завтрак готов. Кормили горячим варевом из супового концентрата. Каждому досталось по гусиной ноге. Ну а после двинулись по рабочим местам. Первые две телеги загрузили быстро. Пока не прибыла третья, принялись носить бревна с места вырубки. Алексей Константинович сделал две ходки, когда прибыл транспорт. Там сидит молодая повариха. Девушка красивая, но строгая. Рома аккуратно уложив немаленькое бревно, которое вынес в одиночку, бросился ей помогать.
   - Здравствуй Ольга, - поздоровался первым Николай Юрьевич.
   - Здравствуйте, здравствуйте, - весело ответила та.
   - С чем пожаловала? - поинтересовался Алексей Константинович.
   - Посадник сказал, что у вас работа тяжелая, но вы молодцы стараетесь. Но поддержать надо. Поэтому от гусей, ножки которых сегодня были на завтрак, отрезали еще кусочки. Вот видите их. Приказано сварить из них и гречневой крупы для вас кашу. Так, что давайте дрова, и я начну варить.
   -Рома помоги девушке. Юрьич, Толя, Андрей, мы с вами грузим остальные давайте в лес.
   Как посадник и обещал, сегодня прибыла дополнительная подвода. К тому же в нее запряжен тяжеловоз. Поэтому и нагрузить можно больше. По сравнению не только с обычными крестьянскими лошадками, но и с двумя собратьями по породе. Так что каша совсем не оказалась лишней. Перед едой Андрей протянул Константину Алексеевичу деревянную ложку.
   - Держи, пока была передышка между возами, доделал. Фома Гордеевич научил. Он много их тут наделал. Правда, теперь на Звемелине. Мастерская у него. Кроме того других учит, его наставникам к детишкам приставили. А казенную сдай. Мало ли потеряешь, вычтут.
   - Спасибо. Никогда бы раньше не подумал. Но теперь знаю - ценный подарок. Еще раз благодарю.
   - Да ничего. Сегодня начну для Юрьевича подарок резать.
   Хотя и сегодня был дополнительный завтрак, к обеду проголодались сильно. Тяжелая работа на свежем воздухе сильно измотала людей. Но сегодня они работали даже лучше. Все-таки притерлись друг к другу, научились помогать, вовремя поддержать. Да к тому время от времени менялись обязанностями. Ольга осталась при них. Она после завтрака тут же принялась варить щи из шеек и других кусков. А к тому моменту как варево поспело, привезли гусятину. Остатки тушек поделили надвое и пожарили в качестве второго.
   После получаса отдыха опять взялись за работу. Но теперь груз уменьшили. Лошади все больше устают. Но с другой стороны и пилят только уже сваленные до обеда деревья. Еще три аппарата работают по пенькам. Вырубленный участок расширяется. Надо проделать проход, чтобы далеко бревна не носить.
   Уже остатков от пеньков набралось на целый воз. А телеги все равно приходится толкать. Скоро лошади вовсе тянуть перестанут. Куча бревна между тем растет. Кирилл Алексеевич решил дать людям отдохнуть. Тем более недавно привезли две пятилитровые пластиковые бутылки с холодной водой. Набирали из родника. А там она студеная и сразу укрытая свежей травой еще не успела согреться. Николай Юрьевич принялся разливать воду в пластиковые стаканчики. Люди жадно пьют и вновь становятся в очередь за добавкой. Андрей взял в руки вторую емкость. Дело пошло быстрее.
   Через пару часов после обеда приехал посадник. Осмотрел место, наскоро посчитал готовые к погрузке бревна, что-то записал у себя в блокноте. Потом прошел в глубь леса. Вернувшись отозвал Константина, Андрея, Николая Юрьевича.
   - Работаете хорошо, - начальство сразу похвалило бригаду, - но место надо поменять. Вы слишком далеко зашли. Перейдете на северо-восток. Там хороший участок. Отправляй дровосеков с имуществом туда, как только разделают все, что навалили. Старшим назначь Кужелева. Направь с ними еще троих носильщиков. Прибудет кобыла. Вон она уже бежит. С остальными выносите все, что заготовили и грузите на телеги. Ничего если, что-то не успеете. Главное все вынести сюда. С утра отправишь группу сюда. Они все отправят. Телег, как и обещал, будет больше
   - Ясно. Сделаем.
   - Я поехал на глиняный карьер.
   Когда бригада вернулась в лагерь и люди присели недалеко от столовой отдыхать, рядом с Константином Алексеевичем устроился молодой человек лет около двадцати пяти, худощавый. Это как раз тот, кто вчера задал большинство вопросов. Посидев минуты три, пару раз за это время вскочив, он, наконец, собрался духом и задал мучивший его вопрос.
   - А как там у вас с короткостволом? Разрешен?
   - В смысле разрешен? - удивился Константин.
   - Ну как! Можно им владеть или нет?
   - Кажется, понял, о чем вы хотите сказать. Имеете в виду можно ли жителям владеть пистолетами и револьверами? Причем имеется в виду рядовой обыватель.
   - Да конечно. Ну и как?
   - А почему вас именно это интересует? Главное ведь то, что можно иметь в собственном пользовании гладкоствольное оружие. Можно и разрешение получить и немаловажно то, что цены вполне доступны и на само оружие и боеприпасы. И на мой взгляд очень большим преимуществом системы является разветвленной системы стрелковых клубов и тиров. Там можно и совет получить, и регулярно стрелять. Кроме того достаточно быстро можно получить разрешение на владение нарезным оружием и даже автоматическим.
   - Да кому это нужно? - возмутился собеседник. - Я с вами говорю о свободном владении оружием, а вы мне про какие-то ружья, винтовки, автоматы.
   - А разве это не оружие? - теперь уже удивился Константин.
   - Да, конечно,- гордо выпалил молодой человек.
   - Успокою вас. Каждый житель Звемелна может иметь в собственности пистолет и револьвер. Есть ограничение только на некоторые системы. А так надо сдать отдельный курс, сдать экзамен и все. Толку то от него. Практической пользы мало. Тем более в населенных пунктах их носят в опечатанных кобурах. Для того чтобы почистить или еще снимают пломбу, а после вновь ставят его. За пределами населенного пункта можно носить свободно, там, разумеется, печать сохранять неразумно. Только особой популярности они не пользуются. Некоторые предпочитают взять с собой дополнительное количество патронов, чем короткоствольное оружие. К тому же для ближнего боя почти все носят длинные ножи. Некоторые носят вовсе топоры или сабли.
   - Значит и у вас государство боится вооружать народ, - безапелляционно заключил парень.
   - Вы действительно уверенны, что гражданин с пистолетом представляет большую опасность, чем вооруженный самозарядным карабином?
   - Разумеется. Чиновники боятся, что люди могут зайти к ним в кабинет с короткоствольным оружием. Тогда они не смогут издеваться над ними. Вот вы сами чиновник, поэтому защищаете эту систему.
   - Вы это серьезно? - спросил Константин Алексеевич, отсмеявшись.- С чего вы взяли, что с пистолетом вы можете представлять для меня угрозу в моем кабинете. Во-первых, я там лучше ориентируюсь, у меня больше возможностей. Во-вторых, с чего вы решили, что владеете оружием лучше меня? Если в конфликтной ситуации попробуете достать свой пистолет, просто пристрелю вас или скорее раню. И буду оправдан, и проблему с вами решу.
   - А с чего это у вас будет пистолет?
   - Почему бы его у чиновника не быть. У него элементарно значительно шире возможности и купить его, и получить на него разрешение. А еще ему проще оправдать свои действия.
   Обиженный молодой человек гордо ушел прочь. Даже не попрощался. Всем своим видом при этом он демонстрирует глубокое возмущение и недовольство. Действительно он остался убежденным в своей правоте, и не один и доводов собеседника на него не подействовало.
   - Что пообщался с леголайером? Смотрю, убедить его тебе не удалось. Зато у самого вид кисловат, - заявил Андрей, присаживаясь рядом.
   -Да пообщался. А задумался я о другом. Как там новый участок?
   - Нормальный. Носить бревна недалеко, вот бы нам еще транспорта подбросили.
   - Тогда работы у нас будет больше. А думаю я о древогрызах. Запустить бы их сюда.
   - Что за древогрызы?
   - Да есть такие представители местной фауны на Студенном. Очень любят пеньками и корнями деревьев питаться. И мясо у него очень вкусное.
   - Алексеевич. Это все мечты и от нас мало, что зависит. Хотя напиши докладную. А пока вот держи, - заявил Кужелев и протянул маленькое лукошко из бересты, в котором лежат гроздья дикой черемухи.
   - Вкусная, - заявил Константин Алексеевич, попробовав две крупные ягоды. - Где набрал?
   - А на новом участке. Не знаю, почему раньше не заметили, но два дерева в небольшой низине стоят. И ягод много. Как раз поспели, ни одной сморщенной не попалось. Так что, завтра во время отдыха будет, чем заняться. А еще там родник есть. Вода очень вкусная. Это нам кстати. Завтра опять получим дополнительный паек. Мы теперь ударная бригада. Пятьдесят грамм хлеба и копченную рыбу. Так что ребятам надо сказать, чтобы за завтраком часть сэкономили. Только все освободившиеся подводы к нам пойдут. Более того два мотоблока. Так что работать придется намного больше.
   Дима вышел из капсулы полчаса назад. Уже успел сходить в душ и одеться в чистую одежду. Как обычно ощущения отличные. Ничего не болит, ссадины, порезы, следы травм все прошло. А ведь всего несколько суток назад он был совершенно разбит. Вернувшись из командировки, он сразу лег в постель и провел там двенадцать часов. Потом баня, обед, медицинские процедуры, еще несколько часов сна и в капсулу соединенную с ИИС Звемелина. На этот раз пробыл там рекордное количество времени.
   Все же на всякий случай после капсулы надо минут пятнацать посидеть комнате отдых. Тут уже Андрей, Марат и Костя. Они сидят в креслах расположенных по полукругу вокруг большого стола. Посередине расположен большой самовар, три чайника с заваркой, два маленьких, один на литр, сахарницы, вазочки с медом, шоколад в коробке и двух плитках.
   Дима взял в одном из расположенных вдоль стен сервантов бокал с чашечкой, ложку и устроился на свободном месте. Из литрового чайника налил полчашки. Попробовал на вкус. Иван-чай. Удовлетворенно принюхался, добавил кипятку. Сахар добавлять не стал. Но на всякий случай проверил их. В одном песок, в другом ровные правильные кубики небольшого размера. Это не рафинад, а настоящий спрессованный комковой чай. Кусочек положил на блюдце, отломил кусок шоколада.
   - Ну, здравствуйте, - произнес он друзьям, последнюю минуту старательно наслаждающимся напитком. И в то же время с момента его появления, они внимательно наблюдают.
   -И тебе не хворать, - ответил за всех Костя, равнодушным тоном. Через мгновенье не выдержал, улыбнулся, и протянул руку. - Вот и Дима появился.
   Дима неторопливо обошел приятелей, пожимая им руки. Марат даже встал и хлопнул ему по спине. У всех троих улыбки до ушей, демонстрируя отличное настроение и бодрость духа. Да и телом все здоровы. Не нравится им просто так сидеть. Вот только чай и шоколад удерживает их в креслах.
   - Илья с барышнями уже ушли домой. Скоро и наша очередь, - сообщил Костя.
   - Меня дождитесь.
   - А куда мы денемся, - сообщил Марат. - Только ты давай уж не тормози. А то еще ни одного глотка не сделал. Вон кусок сахара не тронут. Пей давай, пей.
   Хорошо через минуту ребята перестали обращать на него внимание. А то на их глазах как то действительно трудновато шоколадом баловаться. А теперь дело пошло. И чай перестал жечь губы. Ну, он мог уже остыть. Но слишком торопиться не стал. Долил себе чая, взял еще кусок шоколада. И стараясь не торопиться, сделал очередной глоток.
   Наконец четверть часа прошли. Можно подниматься. Ребята уже в соседней комнате. К появлению Димы они уже приготовили его верхнюю одежду. На улице дует холодный сырой ветер, а после нескольких дней в уютной среде не адаптировавшийся организм может и подвести.
   Снег уже почти полностью сошел. И сейчас как раз те несколько дней переходного периода, когда вокруг оказалось неожиданно много всякого мусора. И вроде осенью, перед тем как лег снег, все было нормально. И вот опять, впрочем как и прошлой весной, откуда то набралось. И если асфальтовые дорожки уже убраны, но на остальной площади еще земля не подсохла. И деревья стоят голые. Только вот сосны, ели и молодые кедры радуют глаз. Небо хмурое, затянуто свинцовыми тучами. Но, честно говоря, не до любования пейзажами. Пешочком отправились до своего дома.
   Пока шли, настроение гулять полностью выветрилось. На крыльцо поднимались уже в предвкушении оказаться в теплом помещении. Или хотя бы спрятаться от сильного ветра. А Илья уже включил отопление. Или это сделал кто-то из дежурной службы, который встретился в дверях? По крайней мере, коммуникации уже подключены. Есть свет. Сняли обувь и верхнюю одеждуи убрали в свои шкафчики. В санузел на первом этаже вымыли руки. Пошла и горячая вода, и холодная.
   А девушки уже вскипятили воду в чайнике. Совсем недавно пили чай. Но во время прогулки озябли с непривычки. Так что можно и кофе выпить. Запасы есть с прошлого раза. Однако Аня уже намекнула, что через полчаса уже можно на обед. Заодно она хочет отоварить талоны на питание, и ей нужны помощники для того, чтобы принести пакеты. Через пять минут раскрылась дверь и в дом ввалились шумной толпой Володя, оба Саши и Витя.
   -Здорово ребята! Вы чего нас не подождали? Мы вот на автобусе приехали. И вы бы могли с нами.
   - Да мы отпустили машину обратно, - сообщила Аня. -Думали здесь все приготовим, а потом вы приедете. Вам что никто ничего не сообщил.
   - Нет. Один дежурный был занят, второй куда-то отлучился, - пояснил Костя. - Когда я начал пить чай он был. Даже когда Дима в душе был, рядом крутился.
   - Ничего. Зато прогулялись, ноги размяли, - улыбнулся Андрей.
   - Внимание. Отряд! У меня объявление, - почти прокричал Илья. - Итак, слушайте. Мне дежурный оставил письмо. Через два часа нас вызывают к Добромиру. Надо будет привести себя в порядок и подготовится к разговору.
   На совещание пришли за двадцать минут до назначенного времени. Но уже на входе охрана сообщила, что зал совещаний свободен и они могут пройти прямо туда. Поэтому сейчас они уже расселись, разложили письменные принадлежности, бумагу. И пока есть время можно и поговорить. Дима уже рассказал про Бердышева. Теперь как раз про это вспомнили.
   - Говорил с Добромиром уже, - поведал Илья. - Он считает, что наш знакомый из того же мира, просто потом возникло ответвление которое оказалось нежизнеспособным и слилось обратно. Вот Всеволод как раз оттуда.
   - А основание так считать? - спросил Костя.
   - Добромир нает больше нашего, - возразил Володя. - Но тут думаю главное Росины. А сколько я начинаю тут узнавать это очень непростые фигуры.
   - Да, - согласилась Аня. - С ними все не так просто. Но я так поняла, что после их появления мир очень трудно ветвятся. У них повышенная стабильность.
   - Да. Если к нам попал человек, который в другой версии был близок с кем то из Росиных, то он действительно из несостоявшегося мира.
   - Да это понятно. Если бы из основного мира, то и не попал бы к нам, - прервал разгорающуюся дискуссию Илья. - И понятно, что развилка была незадолго до переноса. А вот то, что описанный мир на тот момент очень близок к нашему, ну может до последних недель, то явно из развилки нашего мира.
   - Да Юрий Росин как раз там тогда набирал свою группу, - начал рассказывать Володя. - Там были разведчики, особисты. К ним он и добавил пограничников. С этим отрядом он с первых дней начал отлавливать диверсантов. Тогда они на мосту схлестнулись с группой из Брандербурга. Те должны были захватить переправу для подходящих передовых подразделений Гудериана.
   - Гудериана? - удивился Дима.- Он же Гота останавливал.
   - Гудериана. Про Гота обычно пишут из-за июльских боев, - сообщил Илья.
   - Да это была дивизия из танковой группы Гудериана, - подтвердил и Володя. - А батальон Александра Росина подошел только через два часа. Там немного туманно. Но он шел затыкать прорыв. С собой вез роту пехоты. С учетом обстановки решил организовать оборону на мосту. Подчинил себе охрану, зенитчиков. Ну а на том берегу установил засады, с помощью которых и разгромил передовые группы. В результате к мосту вышло несколько подразделений. Некоторые группы проскочили уже, когда разгорелись бои с основными силами. Например, группа из семи легких танков.
   - Из тыла к мосту подошел противотанковый дивизион, гаубичная батарея, две сборные роты пехоты. Если бы мост не удалось удержать от атаки диверсантов и танкового авангарда, их просто раздавили бы на дороге. А тут они успели развернуться и поддержать танки Росина уже отступившие на свой берег. Правда, десять танков он уже потерял. Четыре из них успели переправить, еще два остались на мосту. Танк самого Росина был разбит, и он переправился уже чуть ли не вплавь.
   - Там не только свои подбитые танки переправили, но и десяток немецких, как и трофейные мотоциклы с двумя колотушками, - добавил Илья. - А Росин переплыл на плавающем танке. Остатки разведбатальона одной из стрелковых дивизий прорвались. Сама она за реку и не успела переправиться. Закрепилась на берегу, остановила немцев и отошла.
   - Если бы не группа Росина ее там бы и разгромили.
   - Немецкие бомбардировщики, обычно прокладывающие дорогу немецким танковым колоннам, тут усердствовать не стали. Одно дело гонятся за колоннами беженцев или за беспорядочно отходящей пехотой и даже если она пробует наскоро окопаться, другое налеты на объект где неплохое ПВО. Восьмидесятипятимиллеметровые зенитки, несколько счетверенных Максимов, два ДШК еще что-то. Потеряли двух товарищей и перестали усердствовать в своих налетах, - внес в рассказ свою лепту Саня.
   - Не сказал бы, - возразил Илья. - Танк самого Росина был добит именно самолетами, правда, когда его уже покинули. Кроме того, они уничтожили один и повредили две машины. Это про тридцатьчетверки. А вот сколько трофеев они уничтожили, не очень понятно. Доблестные люфтваффе в тот день и по своим отбомбились. Мост все же пришлось взорвать. А на этом участке противник переправился только после того как в ближайшем лесу растворились люди Росина. А немцы уже осторожничали. Они раз пробовали создать плацдарм, решив, что основные силы контратакуют левее. Но вернувшиеся танки смели все обратно в реку. Ну а потом они действительно отошли. Танки Гудериана уже обошли на флангах. Вот одну из фланговых групп и контратаковала группа Росина, подбирая различные разрозненные подразделения. Вышла к своим, получила от командования пятнадцать танков, остановила еще одну дивизию, затем контратаковала рвущиеся вперед передовые группы другой. Так и действовала в качестве пожарной команды.
   - А я читала, что он в тот момент вообще не подчинялся приказам, по сути, ни разу не вступал в нормальный бой, - вмешалась в разговор Рита.
   - Какой нормальный бой? - удивился Дима.
   - Там писали, что встречаясь с противником, не проявлял упорства, сразу отступал, ни разу не сумел надолго остановить продвижение противника. Правда, в другом месте писали, что у него были очень высокие потери, хотя постоянно получал пополнения, мог присоединить к себе небольшие отряды и прочее.
   - Ритуля, ты читала современных прозападных историков. Слово правда по отношении к их опусам неприменимо, - усмехнулся Володя.
   - Я же не говорю, что им доверяю. Но читала. Как я могу их оценивать не зная о чем они пишут. Или вы хотите сказать, что осуждаете их просто по определению, даже не зная содержания их трудов?
   - Ладно, уела, согласился Илья.- Но для того, чтобы читать все это, нужно уже иметь представления о теме почерпнутые из нескольких достойных доверия источников, ну и хорошие нервы. Он в тех условиях действительно не пытался остановить противника, врыться в землю и стоять насмерть. Для этого у него ни сил, ни средств.
   - Вернее он, конечно, мог остановить какую-нибудь боевую группу на берегу одной из рек. Потом его отряд обошли бы, прервали коммуникации и разгромили бы. Но какая я бы танковая дивизия Гудериана задержался бы на день. А дальше им занялась бы пехота. Ну, вырвался бы с частью и окружения. А так он не одну дивизию остановил и не на день. После того как он из засад громил передовой отряд, противник встретив сопротивление разворачивал боевые порядки, подтягивал артиллерию. А к этому времени позади иногда успевала занять позиции какая-нибудь советская часть, подошедшая из тыла или из тех, кто успевал выскочить из окружения. А он уже не давал другой немецкой дивизии обойти ее с фланга.
   А то, что он приказам не подчинялся... В тех условиях приказы часто запаздывали или вовсе не доходили. Вот он и действовал по обстановке. А присоединенные им подразделения начинали действовать эффективно. Хотя да потери у него были большие, так как бои он вел постоянно, по несколько столкновений в день. Так и противнику все это недешево доставалось. Трофейные танки составляли в отдельные дни, до пятидесяти процентов от наличного числа машин. Это притом, что много поврежденной техники ему приходилось бросать.
   - В этом и была особенность его стратегии. За счет нее чаще всего поле боя оставалось за ним хоть и на короткий период. Соответственно получал возможность эвакуировать свои поврежденные танки, да и трофейную технику тоже. И на счет эффективности. Он тогда особенно широко применял свою тактику танковых засад. А для этого ему никак не нужно было плотное соприкосновение с основными силами.
   - Еще надо добавить умелое использование всей имеющейся под рукой техники. Ведь весь батальон был оснащен тридцатьчетверками только в первый день боев. А потом сборная солянка. Так вот легкие танки у него сопровождали во второй линии тяжелые и средние танки, прикрывая их от ПТО и пехоты противника. А в третьей линии у него вовсе в качестве огневой поддержки было два КВ-2.
   - Да он вовсе КВ использовал в качестве средств поддержки, учитывая их маневренность.
   - Не всегда. Но вот за счет маневренности отряда он успевал в нужное место и в нужное время. Так например на второй день боев, устроил засаду немецким танкам, подставил под авиацию противника, несколько подбитых немецких танков и пару своих, с четвертью заправки на советских танках успел добраться до окружных складов опередив немцев на два часа. А останься он держать оборону? А эти склады позволили ему встретить этот отряд, после этого два дня снабжался с него. И не только его отряд, но и вышедшие из окружения артиллерийский и стрелковый полки. И напоследок он отошел оттуда, пополнив боекомплект и нагрузив все имеющиеся автомашины.
   -Добавлю про использование техники. Вот те же плавающие танки все в расчет не принимают, а у него они воевали вовсю. Настолько, что у маршала навсегда сохранилась любовь к ним. Дам кстати наш идет. В общем если бы не этот отряд успели бы основные силы из Белостокского выступа вырваться.
   Действительно Илья оказался прав. Открылась дверь, и в помещение вошел Добромир. Его сопровождает только Велекон. Оба в приподнятом настроении, немного возбужденные. Одежда у обоих со следами грязи.
   - Здравствуйте. Надеюсь самочувствие отличное?
   - Мы тут посовещались и решили, что да все хорошо. Здоровы, бодры, веселы и готовы к труду и обороне, - доложил Илья.
   - Замечательно. А чего это вы не готовы писать? И бумаг не вижу, и ручек с карандашами.
   А вот не взяли с собой ни того, ни другого. Хорошо в шкафу в углу у двери хранится все. Простые остро наточенные карандаши, ручки, несколько пачек бумаги. Аня быстро распределила между своими писчие принадлежности.
   - Вот теперь похоже на настоящее совещание. Итак, вы готовы к работе. И каковы ваши мысли по этому поводу? Предположения?
   - Ну а что тут думать, - высказался первым Дима. - Опять будем путешествовать по мирам.
   - В целом предположение верное. Но подробнее?
   - В том же порядке, как и раньше. Нам надо людей из Лесного Пристанища забрать. Ветку посетим. Ну и теперь еще добавится Таежный Край. И, конечно, из двух последних миров в первый. Только вот как с восстановлением наших возможностей? Отправляемся на Студенный?
   - В целом Дима правильно сказал. Возможности ваши еще не восстановились. Но на Студенный посылать не будем. Дадим пять дней отдыха на Новом Эдеме. Ладно про отдых я для красного словца сказал. Конечно, это служебная командировка. Ведете с собой колонну с сырой нефтью и углем. Обратно другую с техникой и аппаратурой. Кроме того сделаете заказ. Большая просьба сделать его по нашему списку. Разумеется, мы его вам компенсируем.
   - Согласны, о чем разговор, - быстро ответил Володя.
   - Нет, давайте пусть каждый решает сам, - возразил Добромир. - Подумайте.
   -А чего тянуть, - удивился Костя.- Я "за". Остальные как? Между прочим, у нас есть баллы и для местного заказа. Так что, вместо барахла, нужно взять действительно, что-то ценное.
   - Спасибо, - поблагодарил Добромир, - руки подняли все. Компенсация будет хорошей. А об этом подумайте. Возьмете вещами, другим имуществом или деньгами ответ будет завтра. Вечером посмотрите каталоги того, что есть у нас. И да, Костя, в какой-то мере, прав. За последнее время у нас выросло производство ширпотреба. И тут, и на Новом Эдеме.
   - Добромир, у меня вопрос,- обратился к нему Илья. - А что мы там будем делать пять дней-то?
   - Получать имущество. Для этого нужны надежные люди. Сделаете заказ. С местным ИИС пообщаетесь. В тамошней капсуле проведете время. Оно мощнее и в какой-то мере способствует восстановлению энергии для переходов. Наша система тоже дает такой эффект, но очень слабый, а там уже он заметен. Пообщаетесь со своими друзьями, и как я уже сказал, отдохнете. Там уже весна вступила в силу. Зима то там всего на три-четыре недели и закончилась дней десять назад. Жаль, в море не искупаетесь. Да и наше пока не готово. А потом придется поработать.
   - Лесное Пристанище? - спросил Олекса.
   - Нет, теперь это для вас второстепенное направление. Вернее командировки туда будут пореже, да и их длительность сократим. Это как раз главные коррективы, которые мы вносим в планы предстоящей деятельности. Сейчас Велекон расскажет почему. А я водички выпью пока.
   - Итак,- начал Велекон, - до сих пор вы усердно и упорно ломились в этот тоннель. Нагрузки от этого канал испытывает запредельные, причем они все время увеличивались. Настолько, что он перестал справляться своим восстановлением. Это связано и с постоянным его использованием, и с тем что, его проходимость за короткий период многократно увеличили. А на работу тоннеля влияет очень много факторов и параметров. И в зависимости от обстоятельств важными становятся то одни, то другие. Сейчас главное уже не проходимость а сила канала. Пользоваться им теперь можно двумя способами. Или использовать всю имеющуюся силу, не дожидаясь когда ее запасы, достигнут уровня, позволяющего задействовать проходимость на максимальную возможность. Или наоборот сократить периодичность, но зато задействовать возможности на пределе, или даже перейдя эту черту, чтобы они впоследствии не только сохранялись, но увеличивали свои параметры.
   В данном случае последний момент для нас немаловажен, - продолжил Добромир. - Мы хотим увеличить проходимость. Ну и кроме того вопрос с нашими возможностями. Например, по вашему отряду. Потенциал у вас увеличился, и график слишком частых переходов уже неэффективен. И вы при этом слишком устаете. И время используется не рационально. Вы слишком ценны, чтобы использовать как простую рабочую силу. Для этого есть другие. То же второе управление. Поэтому периодичность посещения Лесного Пристанища мы для вас сокращаем. Конечно, можно еще из Ветки Пять и Таежного Края туда ходить. Но это другой вопрос. Да и то из ОМВС-3СТ4 на данный момент более важным является направление в Мир Симбиоза. Необходимо увеличить товарооборот между двумя мирами. Так как одних избыток продовольствия, в том числе скоропортящихся, и не хватает промтоваров, техники, станков, у других проблемы с едой, но полно много другого, особенно стройматериалов. К тому же это весьма доходная статья пополнения бюджета.
   Да ребята. Мы все-таки решились основать там полноценное государство. Пока это и не республика, и не монархия. Но его несменяемым главой с очень широкими полномочиями буду я. Да, что-то подобное будет объявлено и тут. Но тут все проще. А там возможны проблемы. Не желающим жить в этом государстве будет предложено переселиться за его пределы. Конечно не сразу, процесс будет долгим. Так вот, на время вам придется заменить одно из боевых подразделений на окраинах нового государства. Находиться там будете примерно неделю. Условия вполне приемлемые. На месте разберетесь. Так, что можете взять с собой персональные переносные ЭВМ, электронные или бумажные книги. Возможность для этого будет. Там рядом пруд, речка, лесочки. Можно искупаться, рыбу половить. Охота неплохая. Согласны?
   -Согласны, - ответил Илья.
   - Только на Лесное, когда пойдем? - спросил Дима.
   - По возвращении с Ветки, - ответил Добромир. - Как уже говорили выше, периодичность его посещения теперь будет примерно в две недели. Дней шестнадцать. Зато теперь и величина доставляемых грузов будем и несоизмеримо выше, и главное увеличится число одновременно перемещаемых людей.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"