Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Мир трех озер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый мир, в который попали много "робинзонов". Целых три города, с окрестностями. И главное с населением. А так же еще кто-то и что-то по мелочи. Есть немного упоминаний о событиях АИ. С дополнением от 27 сентября 2020 года. Теперь этот текст первой части. Временно завершен. Позже еще буду исправлять выявленные ляпы и ошибки.


   Сегодня было довольно жарко. А тут ночью температура явно начала опускаться. Причем случилось это резко и совсем недавно. Как время перевалило за двенадцать, так сразу стало холоднее. И, кажется, даже громыхнуло где-то там. Точно, вот еще раз. Дождь ливанет? Но тут в пустой комнате на первом этаже штаба этого бояться не стоит.
   Все-таки есть оказывается польза от того, что его поставили около этого странного ящика. Иначе пришлось бы ему мокнуть. По времени скоро в караул вторая смена должна заступить. А он как раз должен был идти на третий пост. И хоть там и вышек две, и трап между ними, под которым можно и укрыться от дождя, удовольствия все равно немного. В любом случае периметр надо обходить время от времени. И даже если с натоптанной тропы сойти на траву, сапоги могут и намокнуть.
   Тем более уж точно нельзя устроиться спать на упомянутом трапе, как в предыдущие ночи. Неделю назад прямо на площадку перед вещевым складом уложили, несколько десятков списанных одеял. Степа перелез через колючку и позаимствовал два. На время. А на трапе ночью хорошо. Главное устроится подальше. Доски там наверху скрипучие, гнутся, шумят. Это они, караульные, постоянно заступающие на этот пост, приспособились, и даже ночью ходят по ним бесшумно. А вот непривычному человеку тяжело. Недавно их ротный прапорщик днем попытался пройтись по трапу до второй вышки, так пройдя треть расстояния, встал на четвереньки. А он мужчина в хорошей физической форме, ловкий и подготовленный.
   Правда, и тут не поспишь. Дежурный по штабу, который так-то сидит не далее чем в десяти метрах по прямой, звонит, чуть ли не каждый час. А кроме него есть еще начальник караула, дежурный по части и ответственный от руководства. Они и по телефону постоянно интересуются, и уже дважды вместе с гостями заходили прямо сюда. А в присутствии чужих особенно не хочется попасться на нарушении. Высокую репутацию он заработал честно, а после такого залета восстановить ее будет ой как трудно
   Степа прошелся туда-сюда по помещению. Посмотреть бы, что там за окнами. Но мало того, что с той стороны решетки, так с этой проем закрыт стальной пластиной. Зато в комнате горит яркий свет. Дверь заперта снаружи. И все из-за этого опечатанного ящика у дальней стены. Его привезли сегодня, нет уже вчера вечером.
   В караулке только успели поужинать, как к ним приехал сам командир части. С собой он привез одного из солдат первого года службы, который и заступил в караул вместо Степы. Причина выяснилась только около штаба. Через пять минут к нему подошли два автомобиля с кунгами. Из одного из них и выгрузили этот ящик, оказавшийся весьма тяжелым. Тащили его вчетвером: два водителя, Степа и Дима Рыжанков из его роты, парень тоже не самый слабый. Заодно от водителей узнали, что ящик доставили на поезде до железнодорожной станции в километрах в полста отсюда. Оттуда его на машинах должны были довезти до ближайшего аэродрома. Но что-то забарахлило в одной из машин, и поэтому завернули сюда. Вернее в мастерские, расположенные в этом гарнизоне. К утру автомобили должны осмотреть, отремонтировать. А пока ценный груз будет находиться в штабе. Охранять его доверили сержанту Николаеву, то есть Степе.
   Спать хочется. Но нельзя. Его насчет этого строго предупредили. И свои командиры, и приезжие офицеры. В форме их двое: подполковник и майор. С ними еще трое в гражданском, но один из них явно из обладателей погон. Он и дал Степе подписать две бумаги, в том числе о неразглашении. В общем, дело серьезное. А не будь этой неисправности автомобиля, горя бы не знал сержант. Провел бы он без проблем сутки в карауле, и сегодня днем отдохнул в казарме. И никто бы его никуда не запряг. А уж завтра с утра пришлось бы идти в караул уже разводным.
   Время идет медленно. Голова словно чугуном залита. И тяжеловато, но главное свершено не хочется думать на отвлеченные темы. Да вообще не хочется думать, и спина уже беспокоит. Прошелся по комнате. Не помогает. Хотя если спать нельзя, то можно просто посидеть. Вот ложиться ни в коем случае, ненароком можно и крепко заснуть. Для пущей уверенности устроился рядом с ящиком. Так точно ничего страшного не произойдет. Теперь можно даже немного подремать. Ну вот, хоть ноги отдохнут. И теплее. Что? А ведь это от ящика. Но ведь когда сюда несли, ничего такого не было. И причем вроде тепло становится ощутимее. Степа схватился за трубку телефонного аппарата.
   - Сержант Николаев. Товарищ лейтенант, проблема с ящиком, - быстро выпалил Степа.
   - Что случилось? Пломбы?
   - Пломбы на месте, - принялся объяснять боец. - Я его не трогал. Но от него тепло идет непонятное.
   - Что за тепло? Ты в порядке?
   - А я знаю? - Степа ответил только на первый вопрос. - Но от ящика точно идет тепло, как от печки. Может там, что загорелось как-то? Или он самопроизвольно включился?
   - Вызываю гостей. Ты жди. Ничего не трогай.
   Через пять минут прибежали подполковник и один из гражданских. Степа молча показал на ящик. Офицер первым делом проверил пломбы. Гражданский вытащил из портфеля прибор. Через пару минут прибежали и майор с двумя спутниками.
   - Что тут? - спросил один из них.
   - Действительно непонятно, что творится, - объяснил подполковник. - Осмотрел ящик визуально. Никаких повреждений.
   - Каким-то образом устройство там заработало. У меня тут все показатели с места сдвинулись, - пояснил гражданский.
   -Давайте откроем, - предложил один из вновь прибывших.
   - Но для этого надо связаться с руководством. А сейчас ночь. Предлагаешь разбудить? И что скажем?
   - А если не вскроем и внутри, что-то произойдет? А так хоть зафиксируем что там. Пломбы-то сами ставили. Может артефакт надо только переложить.
   - Хорошо. Только давайте проголосуем. А Вы, Петр Васильевич, напишете справку.
   На составление бумаги ушло минуты три-четыре. Потом все расписались и только после этого ящик вскрыли. Все пятеро уставились на содержимое. Даже издали Степа заметил там внутри какое-то мерцание. И даже вроде есть какой-то шум. Кажется, никто из этих пятерых не знает, что делать. Прошло минут семь. За это время только осмотрели содержимое со всех сторон, но ничего не обнаружили. А между тем температура постепенно повышается.
   - Боец, неси огнетушитель и песок, - скомандовал подполковник.
   Степа, обрадовавшись возможности заняться хоть какой-то активной деятельностью, тут же бросился из помещения. Где находится пожарный щит, он знает прекрасно. Привычным движением вскрыл пломбу. Благо тренировки в караулке проходят регулярно. А щит вскрывается еще чаще, для временного пользования находящимися там топором и ведром. Поэтому никакого пиетета перед пломбой Степа, выдирая нитку из пластилина, не испытал. Схватил огнетушитель, сразу три противогазных мешка, набитых песком, и побежал обратно. Но он не добрался даже до дверей, когда рвануло. И тут же встретился со стремительно приближающейся невидимой стеной. И еще такое ощущение словно провалился в пучину.
   - Николаев, боец, - пробивается голос откуда-то издалека. - Николаев.
   - Да, - попытался произнести Степа. - Что случилось?
   Губы слушаются его с трудом. И главное он не слышит себя. В уши, словно вата забита. И голова кружится. Подождал несколько секунд. Пробовал подняться. Не получается. Словно что-то тянет вниз. Поэтому просто немного оттолкнулся от стены, на которую упирается правое плечо и удобнее разлегся прямо на полу.
   Вроде стало легче. А где дежурный? Осторожно повернул влево голову. А получилось. Но лейтенанта не видно. Теперь в таком положении ничего не беспокоит. Поднял руки. Нормально. Пошевелился. Снова получается. Локоть задел лежащий рядом автомат. Осторожно, опираясь на приклад автомата и стену, начал подниматься. Какая-то слабость осталась, ноги-руки плохо слушаются, но встал. Сделал шаг и тут, словно выбило пробки из ушей. Даже почувствовал что-то теплое. Сразу же появились отчетливые звуки.
   Там в помещении, что-то кричит лейтенант. Сделал шаг, второй, третий. Быстрее. И вот Николаев уже в комнате. Тут какой-то разгром. Пять человек в разной позе лежат на полу. Лейтенант-дежурный мечется от одного к другому. Но в отличие от Степы пока никто из этих в сознание не пришел.
   - Николаев, ты? Молодец. Все пятеро живы, но без сознания. Я фельдшера вызову, а ты тут присматривай.
   Степа ничего не ответил. Трудно. Просто встал по стойке смирно, и автомат взял "на ремень", повесив его за правое плечо. Потом постепенно переместился к ящику. Оказавшись рядом, с опаской перевел на него взгляд. А он целехонький. И волей неволей заметил, что внутри лежат большая старинная книга, жезл, и большой тусклый булыжник. Тепло от них идет до сих пор. И тут опять из ящика что-то невидимое вылетело во все стороны. Но на этот раз Степа даже удержался на ногах. Лейтенант вернулся через пять минут вместе с капитаном Щербаковым. Сегодня он дежурный по части.
   - Николаев, давай всех вытащим в коридор. А ты потом присматривай тут за всем, - велел капитан.
   Втроем справились с переноской тел еще до прихода фельдшера. Он такой же солдат срочной службы, как и Степа, но перед призывом окончил медицинское училище. Вот его сразу и взяли по специальности. Ночует он при санчасти, поэтому одновременно и за дежурного. Николаев сразу вернулся к ящику, а фельдшер занялся остальными.
   Впрочем, чем там за дверьми занимаются, Степу интересует мало. Да просто не до этого ему. Так еще и не пришел в себя. Правый бок побаливает. На ногах стоять трудно. А ему теперь надо еще и бдительность усилить. Охраняемый сундук вскрыт, произошло, что-то неожиданное. Наверняка будут разбираться, что и как. Поэтому теперь нельзя допустить малейшей оплошности. Надо содержимое ящика сохранить в полной целости и сохранности. Да и обстановку в помещении. Иначе может все плохо кончится. И для него в том числе. Вот начнут искать виновных. Поэтому справку о решении вскрывать ящик надо прибрать. С ним надежнее.
   А тут еще офицеры говорили, что прервалась связь и со штабом корпуса, и со всеми остальными. Даже скорую не смогли вызвать. Так что придется теперь тут ему куковать еще долго. Он лицо заинтересованное, ничего трогать не будет. А поставить кого другого нельзя. Мало ли что пропадет. Только бы сил хватило. Степа устроился у стены рядом с ящиком. Так легче. Да и охраняемое рядом.
   Степа так просидел уже часов двенадцать. Свет в комнате вырубили почти сразу же. По проводам ток поступать перестал спустя несколько минут после того как рвануло, поэтому дежурный сразу же включил резервный источник энергии. Он обеспечивает штаб, столовую, караулку. Но мощности генератора на все не хватает. Теперь в этой комнате горит фонарь вроде "летучей мыши". И даже хорошо, что он еле светит. У Степы с собой есть еще небольшой фонарик, который пока выключен. Экономится аккумулятор. Лейтенант сказал, что утро сегодня наступило не в пять часов, а в два. Но окна открывать не стали. Да так и лучше. Дверь заперта, и Степа даже немного подремал. Все время он просто сидит рядом с ящиком, почти без движения, и нет никакого желания что-то делать, и даже думать о чем-то. Хочется вот так просто находиться в состоянии покоя и ничего больше. Все воспринимается вроде как во сне, и просыпаться не хочется. Почти полная апатия ко всему вокруг кроме ящика.
   Два появления ответственного от руководства с дежурными и начальником караула сначала для опечатывания ящика, а потом и со сменой, Степа встретил даже с недовольным раздражением. И все же вынужден был отправиться в казарму, где в присутствии помощника начкара и старшины роты сдал оружие и боеприпасы. Потом прапорщик почти насильно отвел его в столовую. Борщ и кашу Николаев проглотил, не чувствуя вкуса. Не успел он доесть, как его нашел фельдшер. Оказывается, Степу пока решили положить в санчасть, причем в карантинную палату. Там он спокойно отдохнет, но главное будет ограничено его общение с остальными.
   С другой стороны ему же и лучше. Разговаривать ни с кем и так не хочется. А тут отдельное изолированное помещение, удобная кровать со свежими простынями. Перед этим дали возможность помыться. Степе тут выдали и пижаму, которую он даже не стал одевать, а просто сразу улегся в кровать. Кое-как его растолкали только на ужин, после которого он тут же уснул снова. На другой день он вставал только поесть и выпить воды и так проспал больше суток. А следующим утром ему вернули одежду, вооружили, дополнив снаряжение противогазом и комплектом ОЗК и вновь приставив к ящику. В результате мимо Степы прошли все остальные события, происходящие вокруг. До него долетели лишь обрывки информации. К тому на посту он вновь погрузился в состояние апатии. Организм так еще до конца не отошел от последствий ночных событий. Сменили через сутки. К удивлению вместо него у ящика остался один из молодых офицеров. На этот раз завтракать отправился прямо с оружием. Не успел он допить чай, как прибежал посыльный.
   - Доцент, тебя срочно зовут в штаб, - скороговоркой выпалил он.
   - Хорошо. Сейчас приду.
   - Требовали срочно.
   - Да понял я.
   Несмотря на срочный вызов, проторчал в штабе еще полчаса. За это время успел получить в строевой части на руки военный билет. И только после этого ему доверили погрузить ящик с этими непонятными предметами, которые ведут себя так странно, в кузов ЗИЛа. Там же приказали остаться и Николаеву. Ехали недолго, до приземлившегося на старый аэродром небольшого самолета-биплана. Степа посчитал, что он тут в первую очередь как грузчик, но оказалось, что ошибся. Ему приказали сесть в летательный аппарат, рядом с ним внутри оказались подполковник и один из гражданских гостей. Несмотря на то, что оба в сознании, выглядят неважно. Степе они только кивнули. И за весь полет не перекинулись словом даже между собой. Кроме того тут в салоне еще двое пассажиров. Один с погонами капитана на зеленной рубашке. Второй в камуфлированной форме с непонятными знаками различия и берете черного цвета.
   Летели недолго. Самолет пошел на посадку. Вот они и на месте. Николаеву пришлось вновь грузить ящик. На этот раз в небольшой микроавтобус, похожий на УАЗ. Сам разместились тут же в салоне. Вместе с ним три молчаливых бойца в бронежилетах, касках, каких-то налокотниках, наколенниках. Разгрузочные жилеты. По своему виду, они скорее похожи на штатовских солдат с телеэкрана. Или на рыцарей каких-то. Вот зеленые камуфляжные костюмы уже ношенные, хотя на вид и вполне привычные. Так что за вид своей формы Степе не так и стыдно. Хорошо еще от нечего делать, пока сидел в штабе, обувь начистил до блеска. Правда, после этого на нее местами прилипла местами грязь или пыль, но что поделать. Между прочим, и эти тоже в сапогах. И щетка, кстати, до них сегодня не добиралась.
   А вот автоматы в руках у двоих из них впечетляющие. Приклады из полимера, складывающиеся налево. Удобно. Подствольные гранатометы. И магазины кажется довольно длинные, а значит вместительные. У третьего бойца снайперская винтовка. И тоже незнакомого типа. А у Степы старый АКМ, еще 1964 года выпуска, у которого уже черная краска на деревянном прикладе облупилась.
   Человек с непонятными знаками различия сел рядом с водителем. А подполковник и гражданский сели в легковой автомобиль-внедорожник вместе с капитаном и встретившим их офицером. Поездка длилась недолго, хотя за это время у Степы даже началось небольшое головокружение. Поэтому он так и не пообщался с попутчиками, да и окрестности осматривать не захотелось. Просто постарался устроиться поудобнее. Но все, приехали. Нужно выходить. Хорошо почувствовать под ногами твердую поверхность. Даже лучше себя почувствовал.
   Поэтому теперь с интересом осмотрелся. Вокруг высокая бетонная стена, поверх которой еще идет и колючка. Впереди какое-то приземистое монолитное здание серо-грязного цвета высотой метра в четыре. Правее растут три высоких дуба, две елки. За ними нарядный двухэтажный дом, покрашенный в зеленый цвет. Тут их уж ждут двое мужчин в немного странной форме состоящей из легких кителей, брюк и фуражек желтоватого цвета. У обоих на широких коричневых ремнях висят кобуры. Пока они здоровались с прибывшими на легковушке, Степа и его попутчики успели выгрузить ящик из микроавтобуса.
   Капитан поблагодарил троицу и водителя за службу и разрешил уехать. Через мгновение попутчики, молча, пожали руку Николаеву и тут же уехали. Между тем появились четверо парней и мужчина средних лет. Один из встречающих что-то им сказал, и они впятером упаковали ящик на устройство вроде тележки, с помощью которого подкатили его к зданию, уже на руках подняли на крыльцо, а дальше снова воспользовались колесами.
   - Николаев, - обратился к Степе подполковник, - сейчас вас отведут отдыхать. Сдашь там оружие и боеприпасы. Вот приказ о твоем откомандировании. А сейчас поступаете в распоряжение майора Искрина.
   Им оказался один из встречающих их уже тут офицеров. Но пока мимо зеленого дома гости пошли все вместе. Тут рядом располагаются еще пара небольших одноэтажных зданий. Перед ними группа разделилась. Майор и Степа отправились к одному из них, а все остальные к другому.
   Степу разместили в небольшой комнате с зарешеченными окнами. Тут внутри четыре кровати и столько же тумбочек. Вот и вся нехитрая обстановка. Помещение выглядит довольно мрачно. Потолок низкий. Краска на полу уже старая, обшарпанная. На стенах чуть получше. На кроватях матрасы и синие солдатские одеяла с тремя темными полосками. Подушки без наволочек.
   - Располагайся. Все кровати свободны, - сообщил майор, потом повернулся к дежурному с тремя лычками на погонах. - Михайлов потом покажешь где умывальник и туалет. А сейчас пойдем сдавать оружие и боеприпасы.
   Идти пришлось всего ничего. Просто зашли в соседнюю дверь в этом же здании. В расположении около тумбочки стоит дневальный. К удивлению тот не стал вызывать дежурного по роте. Тут же стало понятно почему. Тут больше никого нет. А за дежурного оказывается как раз этот самый Михайлов, который сам только что вошел вместе с ними. Степа отдал ему автомат, оба магазина, из которых выщелкал все патроны. Потом все втроем расписались в журнале.
   - Степан, - представился Николаев, когда майор ушел.
   - Витя, - ответил дежурный и протянул руку.
   - Вопрос есть
   - Да, конечно.
   - А где можно набрать чистую питьевую воду?
   - Из-под крана тут не пей. Сейчас сходим до соседнего здания, там воду и наберем. Фляжка или кружка есть?
   - Только пластиковая бутылка, - ответил Степа, вытаскивая прихваченную с собой емкость. К, сожалению, воду у себя набрать он не успел.
   - Ничего сойдет. А пока бери мою фляжку. Пей все. Там я себе еще наберу. Сам откуда прибыл?
   - Где часть стоит? В Есауловке.
   - Это где? - удивился Андрей.
   - Поселок в тайге в десяти километрах от города, - пояснил Николаев. - Меньше получаса летели на небольшом самолете вроде "кукурузника".
   - Ты что? Какая тут у нас тайга. Чать не Сибирь. Центр России. Тут Волга недалеко.
   - Какая Волга? - не поверил Степа.
   - Такая. Река Рось впадает в Светлое Озеро из него же вытекает...
   - Какая Рось? Это же приток Днепра.
   - Нет. Это другая река с тем же названием. Наверное, князья и люди, перебравшиеся из южнорусских земель дали речке привычное название. Святославль еще Владимир Мономах основал.
   - А как тогда мы тут оказались? - удивился Степа. - Хотя... у нас там, что-то неладное произошло, какое-то устройство неправильно сработало. Тряхнуло сильно. Мы связь потеряли и офицеров, которые в городе жили, я не видел.
   - Вот-вот. У нас тут тоже произошло что-то непонятное. Даже показалось, что произошло землетрясение. Мы потом выезжали пробы снимать. Воды там, воздуха. Я-то был в группе направленной к озеру. Мы отработали в привычной обстановке. Да и те, кто был в городе и ближних окрестностях. А вот ребята направленные дальше говорят, что в километрах тридцати-сорока начинаются странности. Мало того, что места незнакомые. Так они и сильно отличается. Вот просто заканчивается наша земля, а дальше серая почти безжизненная пустыня.
   - Еще и пустыня? Мы что и вовсе в Средней Азии?
   - Нет. Температура нормальная. Даже сильно похолодало. Особенно сегодня. Ветер сильный. Да и не только песок вроде там, а еще много мелкого камня. Точнее пыль какая-то. Главное ни животных там, ни живности. Я слышал, что результаты анализов полученных нами показывают невероятно стерильные данные. И еще теперь воздух даже тут стал чище.
   - А вы откуда все это знаете?
   - Так у нас тут в подвалах лаборатории. У нас тут когда-то полк РХБЗ стоял. Но сейчас остался только этот центр, где анализы делают, и три роты солдат. Да и то нормальную подготовку только одна имеет, ну и в остальных по несколько обученных человек. В основном охраняем да на хозработы ходим. Тут же склады большие остались.
   - Химоружие?
   - Да ты что! Противогазы разные, ОЗК, палатки, ящики с комплектами для дезинфекции. Ну и разные приборы для сбора данных. Есть конечно немного хлоропекрина, дымовых шашек, сигнальных ракет. Запасов накопили, а людей мало осталось.
   - Да и у нас там тоже самое. Бригаду почти полностью расформировали. Теперь просто база хранения, ну и армейские ремонтные мастерские, которые при части, остались. Одни службы, склады и наша рота. И мы занимаемся в основном охраной. Да и то, людей в ней меньше полсотни осталось. Да и то из них больше десяти - офицеры и сверхсрочники. А в остальных подразделениях людьми и того хуже.
   - Ну, вот добрались. Набирай воду. Она из родника идет. Так что пей, не сомневайся.
   - Вкусная, - прокомментировал Степа, первым делом налив воду в кружку.
   - А то. Ну что, пошли обратно. Устрою тебя и пойду в казарму, там еще дела. Я ведь еще и за второго дневального. Надо сменить товарища. Нас срочников тут тоже мало. Особенного первого года службы. Я раньше дежурным никогда не стоял. Но сержантов старослужащих сегодня всех задействовали. Так что боюсь не справиться в первый раз.
   - А как ты тогда третью лычку получил? - удивился Степа.
   - Так сразу после КМБ. Я после института, на год. Учился на химика. Вот и присвоили. Просто мы сейчас все анализы сделали. Я в лаборатории не нужен. А тут большинство ребят куда-то отправили с оружием. Со снаряжением.
   - А я в университет хотел поступать, но в начале июля попал в больницу. Поэтому экзамены сдать не смог.
   - Провалился?
   - Даже не сдавал, - ответил Степа и грустно махнул рукой. - Ладно, хорошо тогда жив остался. Ну, все, почти добрались. Я тут сам справлюсь. А ты к себе иди.
   Солдат спит, служба идет. Что голову впустую ломать, гадая, что с ним, да и не только, произошло. Все равно он знает слишком мало. А пугать себя заранее - зачем? Отнеслись тут к нему нормально. Воды попил, умылся, оправился. Пока не голодный. Заняться ему тут нечем. Книг с собой нет. Они у него на посту спрятаны. Еще парочка есть в караулке. В кубрике он один. Статус у него не понятный. Местному командованию он не подчинен. А потом он в караульной роте служит, соответственно сон днем не возбраняется. Так-то он после обеда положен. Но фактически по возможности. Да и не самое это в его положении нарушение. Так почему бы не воспользоваться представившимся случаем и не выспаться.
   Только вот в полной мере это не получилось. Его разбудили уже через пару часов. Так что встал Степа даже с некоторым сожалением. Впрочем, за время службы он уже и мог привыкнуть спать короткими отрезками. Все же такова жизнь солдата роты охраны, тем более, когда в ней не хватает людей, допущенных к караулу. Приходилось заступать на службу и на пару суток, и трое. А там восьмичасового сна никто не предоставит.
   - У тебя две минуты умыться, оправиться, - сообщил пришедший за ним майор Искрин. - И ремень одень. А то встретится кто, примет еще за арестованного.
   Привели его в то самое зеленное здание, которое он заметил сразу по прибытию. Искрин довел его до дверей на втором этаже. Тут прямо в коридоре установлены два стола. За одним парень в форме защитного цвета, судя по широким полоскам вдоль погон старшина, за вторым две женщины. Одной лет сорок, второй около двадцати.
   - Сержант Николаев, - сообщил Искрин.
   - Сейчас отмечу, - ответил обладатель погон старшины. - Сержант ждите тут. Вон на тех стульях. Вас вызовут с минуты на минуту. У Вас с собой есть какие-либо документы?
   - Так точно. Военный билет выдали перед убытием.
   - Дайте нам его на пару минут. Перепишем данные. А Вы возьмите у меня анкету и заполните его. Ручку возьмите у Галины Андреевны.
   Николаев передал ему свой военный билет, сам взял со стола желтоватого цвета тонкий листок. Быстро осмотрел его. Галиной Андреевной оказалась женщина постарше. Она действительно передала Степе ручку. Вторая же что-то записывает в свой журнал.
   - Насчет меня указания были? - уточнил майор.
   - Нет, - ответил старшина.
   - Тогда я у себя в кабинете.
   Степу позвали уже минуты через три. Как только вышли два незнакомых офицера, старшина сразу же сделал ему приглашающий жест. Поправив ремень и, заправленный под погон на правом плече, берет от технички Степан почти строевым шагом вошел в комнату. Обстановка довольно скромная. Большой стол, простые стулья с деревянными спинками, старые плакаты на стенах.
   - Ваша Светлость, сержант Вооруженных сил Российской Федерации Николаев Степан Лукич,- доложил старшина и передал военный билет Николаева высокому мужчине в незнакомой камуфляжной форме.
   - Спасибо, подпрапорщик. Можете вернуться к своим обязанностям.
   Степа растерянно застыл в дверях. Что за "светлость" и "подпрапорщик"? Ведь все это когда еще отменили! А ведь недавно в библиотеке части он смотрел журнал со статьей. Действительно до революции подпрапорщики носили такие погоны. Но... Может, какая игра? Или он что-то не понял. Только вот все тут выглядят довольно серьезными и собранными. Как бы не опростоволоситься. А то, тут и так как в фильме про гражданскую войну. Вон молодая женщина, похожая на комиссара. Кожаная куртка, только слишком новая и выглядит современнее что ли. Ну, могли когда реквизит подбирали, взять что было, не обращая внимания на достоверность. Зато она вон в поясе перетянута ремнем с новенькой кобурой. Эта женщина и заговорила первой:
   - Проходите, не стесняйтесь. Значит Вы Николаев Степан.
   - Так точно!
   - Я, Василиса Петровна Руянова. Депутат Совета и временный заместитель председателя исполкома города Святославля. А это капитан лейб-гвардии Родославский Александр Владимирович.
   - Какой лейб-гвардии? - кажется, вслух произнес Степа.
   - Российской Империи, - пояснил сам офицер.- Да Вы не удивляйтесь. Это на самом деле так. Вот Василиса Петровна из РСФСР. Но все это потом. Ваша бумага о неразглашении у нас. Считайте, что мы как раз и есть представители местной власти, которая вправе задавать вопросы, поэтому нам можно все рассказать. Но вы сейчас подпишите новую бумагу. Уже нашу.
  
   Все складывается как нельзя лучше. В местной гостинице как раз нашлись места для троих. Более того их устроили по льготной цене. Аркадия Николаевича поселили одного, а Саню и Костю в номер большей площади, но предназначенный для четверых. Неплохая комната со свежими обоями. Двенадцать квадратных метров. Четыре простые кровати с панцирными сетками, с тумбочками при каждой, два шкафа для вещей, небольшой стол и пять табуреток. Одно окно. Вот и вся обстановка. Зато чисто, светло и обошлось все в девяносто копеек на человека.
   К тому же они сюда будут приходить только ночевать. Дел довольно много. Заселившись перед обедом, они сразу же отправились в научный отдел при местном историческом музее. Аркадий Николаевич еще две недели назад получил приглашение посетить этот город. Однако тогда еще не закончилась сессия, да и дела в университете задержали. К тому же решался вопрос с финансами. И все равно для них пока смогли выделить средства только на дорогу и суточные в размере полутора рублей на человека. Да и то, за это они должны провести тут еще и подготовительные мероприятия для предстоящей научной экспедиции в этом городе. Дел довольно много. Вот и пришлось профессору взять с собой второго студента.
   Причем работой по официальной программе занялись только два студента. Сам Аркадий Николаевич, провел с ними только два часа. Да и то примерно половину из них потратили на поход до местной столовой и еду. Кроме того, он познакомил ребят с местными, представил их самих, провел небольшую экскурсию, дал последние указания. Это в дополнение к тем, что ребята получили от него еще в поезде. Чтобы не тратить время зря профессор еще в дороге подробно объяснил, что делать. Так что скучать не пришлось.
   Поэтому парни сразу же занялись делами. Местные показали им, что где находится. К тому же Костя уже был тут с профессором в прошлом году. Он и посоветовал ему взять с собой первокурсника Саню. Точнее, только что перешедшего на второй. Как ни странно студенты исторического факультета одного и того же университета Константин Дергачев и Александр Юманеев познакомились в условиях довольно далеких от науки. Оба подрабатывают грузчиками. И вот зимой они как-то оказались в одной бригаде.
   Саня на разгрузку ходит десять-двенадцать раз в месяц. Работа довольно тяжелая. Но после трех-четырех часов добросовестного труда с полным напряжением сил пять рублей с полтиной обеспечены. А бывает и семь и даже восемь целковых. И все эти деньги в полном его распоряжении. Кроме того, три ночи в неделю он еще работает сторожем. Здесь уже все по трудовой книжке. Но девяносто пять рублей в месяц у него выходит и тут. Но эту зарплату он полностью отдает матери. А учитывая, что Саня еще получает стипендию, до января это было тридцать шесть рублей, а теперь и все пятьдесят четыре, то деньги у него есть. Как пошутил недавно старший брат, двести рублей в месяц далеко не каждый взрослый мужчина зарабатывает. К тому же расходов у него мало. Не курит, спиртное не употребляет. Даже в кино ходит редко. В связи с занятостью просто нет времени на развлечения. Университет, библиотека, работа и еще работа.
   Кстати, крепкое финансовое положение и отсутствие вредных привычек явились важными причинами, по которым профессор взял его с собой. Костя сразу объяснил Аркадию Николаевичу, что у Сани деньги есть, а также рассказал о наличии положительных качеств, таких как добросовестность и дисциплинированность. Да и на кафедре хорошую характеристику.
   Там же обещали, что эта поездка студенту зачтется. Да и профессор фигура значительная, чье покровительство пригодиться. К тому же Саня сам не прочь побывать в древнем городе для собственного развития. Так что использовать свои сбережения тут ему не жалко. А наличие собственных денег, учитывая, скудость финансирования данного мероприятия, это тоже немаловажно. Им надо еще чем-то питаться, могут возникнуть другие расходы. Хотя тут и местные кое-чем помогли, например, с дешевым жильем, все же в первую очередь надо полагаться на себя и иметь резерв.
   Саня в эту сессию из четырех экзаменов за два получил отлично автоматом. На официальной работе ему предоставили отпуск по истечении одиннадцати месяцев. Потому перед поездкой он шесть дней работал грузчиком не как обычно, а в две смены. Соответственно и заработал больше семидесяти рублей. Потом он получил стипендию. Ну и суточные. В результате без учета денег на обратную дорогу, после оплаты за жилье и сегодняшнего ужина, у него при себе сейчас сто пятьдесят два рубля с копейками. Причем мелочи хватит на два беляша и стакан с кофейным напитком на завтрак, и сорок три копейки останется для полноценного горячего обеда из первого, второго и стакана компота.
   - Здравствуйте, - поздоровался Костя, первым вошедший в номер.
   - Здорово, Костя, - произнес в ответ кто-то из глубины помещения.
   - Максим, ты что ли? - удивился Костя. - Откуда взялся?
   - Я это, я. Ждем вот вас. Как узнал у администратора, имена тех с кем нас поселили - обрадовался. Ну и кое-что это прояснило. Ты тут со своим профессором?
   - Да, - немного озадачено подтвердил Костя.
   - Ну, вот и я со своим.
   - А что тут вы, металлурги, забыли? Понятно мы - историки. Древний город, музей богатый, вот археологическую экспедицию готовим. Все-таки тут в этом отношении - целина. До сих пор для большой работы были препятствия. Город только недавно открыли для посещений. Я бы понял еще, если бы ты один сюда рванул. Все же древняя металлургия и кузнечное дело это твое хобби.
   - Вот как раз по этой причине, упомянутой тобой в конце, мой научный руководитель с собой и взял. А в остальном ты по каждому пункту частично, но не прав. С самого города режим закрытости сняли. Но в окрестностях есть несколько особо охраняемых объекта. Для шпионов они, конечно, в целом не интересны, так как уже устаревшие, а вот от всяких диверсантов все же берегутся.
   Ну и тут кое-что нашли, причем довольно необычное. И для того чтобы его изучить нужны не только вы гуманитарии, но и мы технари. Особенно такой специалист как я. Как раз в старинных изделиях из металла разбираюсь, как минимум, не хуже вас историков. Кстати, тут понадобились и физики, и химики. Вот представляю тебе Дениса Ивантеева. Он как раз из физиков. В отличие от нас с тобой он уже ВУЗ закончил и трудится младшим научным сотрудником. Ты, по моему примеру, на заочное отделение еще не перешел? Или армии боишься?
   - Да ты, что. Я уже отслужил два года.
   - Ах да забыл. А чего тогда?
   - Надо. А деньги я и так зарабатываю, - коротко пояснил Костя. - Это мой напарник. Саня Юманеев. Перешел на второй. Хороший парень. Да, мы с ним еще и подрабатывем вместе. Так что парень он довольно крепкий. Кроме жирка у него и мускулы есть.
   - Что же. Тогда давай, Саня, знакомится. Я - Максим, - представился здоровый крепкий парень с русой бородкой на лице. Зато голова у него без растительности, выбрита, аж блестит.
   - Денис, - за ним соседям протянул руку худощавый парень в очках. - Каково ваше мнение об объекте?
   - Давай о работе не будем, - прервал его резко Максим. - Все же нас просили не болтать.
   - К тому же мы этот ваш объект и не видели, - сообщил Костя. - Аркадий Николаевич сразу уехал, а нас оставил заниматься по официальному плану. Мы же предварительные материалы для организации экспедиции собираем. Вон Сане нужно подобрать информацию для курсовой. Фотографии сделать, ознакомится с местным фондом. Ну и для меня есть задания.
   - Вот как, - разочарованно заключил Максим. - Значит, завтра мы не вместе поедем.
   - Да и мне надо в институт, провести анализы и поискать информацию, - сообщил Денис.
  
   Аркадия Николаевича они увидели только следующим утром. За час до завтрака успели рассказать ему о проделанной работе, планах и получить указания и рекомендации. Но Саня успел поработать с Костей только до обеда. Они как раз вернулись в музей, когда их там нашел Максим.
   - Костя, меня за тобой твой профессор прислал. Поехали, - коротко сообщил он.
   Таким образом Саня остался один без старшего товарища. К тому же и в музее почти никого не осталось. Пришлось работать одному. Самостоятельно изучал местные достопримечательности, собирал все упоминания о Святославле в разных источниках. Окончательно решил писать о городе курсовую. Выйдя из музея, по окончании рабочего дня, прошелся еще по улицам. Но когда он явился в гостиницу, в номере никого еще не было. Соседи появились только после того как он заснул.
   - Неплохо. Справляешься, молодец, - похвалил его Аркадий Николаевич утром. -Собранные тобой сведения о городе нам пригодятся уже сейчас. Костя, вот записка к Тимофею Васильевичу. Пусть доставит эти документы и экспонаты в штаб. Сам возьмешь Саню и поедешь в Москву. Машина с водителем в твоем распоряжении.
   Мы тут задержимся. Поэтому закупи товаров по списку, ну и себе каких-либо вещей. Потом заберешь приготовленное для нас имущество в департаменте. Но первым делом передашь туда документы, которые мы отправим с тобой. Потом заедете по этому адресу. Останетесь в распоряжении Федора Дмитриевича Ермаков и поможете ему. Машину отправите обратно. Сами приедете завтра. Отсюда за вами вышлют автобус. По деньгам. Средства на закупку товаров по списку я вам сейчас выдам. Расходы на проживание в столице вам возместят точно, плюс еще суточные.
   И да ребятки. Я понимаю, что вас беспокоит, что будут проблемы дома. Родители Саши будут волноваться, у вас отпуск может закончиться. Поэтому сразу довожу. Тут такие открываются перспективы, что все это компенсируется. К тому же и с проблемами, если они все же возникнут, вам помогут справиться. Дело очень важное. И курирует его один из старых Руяновых.
   - Какой из них?
   - Михаил Андреевич. Еще из старшего поколения. Хоть и бывший, но член ЦГК и ГКО. Заместитель председателя Совмина. Он, кстати, до сих пор советник Председателя. Так что считайте, что он вас мобилизовал своими правами, - сообщил Аркадий Николаевич и куда-то вышел.
   - Ясно, - выдавил из пересохшего горла Костя. И от избытка чувств довольно сильно ткнул Саню в бок.
   - Вот ребята, и деньги привезли, в том числе и ваши суточные, - радостно сообщил им вернувшийся профессор. - Руянов из своего фонда выделил.
  
  
   И вот сейчас они уже возвращаются обратно. В небольшом автобусе семь человек: водитель и шесть пассажиров. Кроме Кости и Сани, тут еще Федор Дмитриевич с дочерью - молодой девушкой чуть старше двадцати и еще двое, приехавшие в Москву с водителем. Но при этом места в салоне осталось мало. Прибарахлились. И это с учетом того, что большую часть имущества, закупленного вчера, отправили с легковушкой, на которой приехали. С собой оставили только приобретенные тут шорты, пару легких рубашек, ну и разных необходимых мелочей для смены. Например, оба купили по импортной хорошей бритве да еще с запасом кассет в десять штук к каждому. Кроме того по случаю взяли флешки, канцтовары.
   Когда после обеда встречали приехавший автобус, у ребят было по небольшой дорожной сумке. Федор Дмитриевич взял с собой чемодан с вещами и большой рюкзак. Кроме того у него с собой аж два ружья в чехлах. И резиновая лодка. Зато у его дочери Ксении набралось целых два баула, не считая конечно одной сумки у нее на плече и второй вместе с пакетом в руках. Но, главное это три вместительных портфеля с документами: и на бумаге, и на электронных носителях. Кроме того в одной упакован переносной вычислитель Федора Дмитриевича. Поэтому ребятам пришлось постараться.
   Автобус, как только загрузились пассажиры, сразу же поехал к каким-то складам на окраине. Водитель пояснил, что там сейчас загружает свой небольшой грузовик некто Марик, предприниматель из Святославля. Они приехали в столицу небольшой колонной из двух машин и хотят отправиться обратно в том же составе. Все же так веселее. Федор Дмитриевич возражать не стал. Он даже обрадовался, так как сразу сообщил, что с этим Мариком знаком.
   Автомобиль частника, с сидящим за рулем сыном хозяина, нашли сразу. А через пару минут выбежал он сам. Немного выше среднего роста, краснолицый, коротко стриженный, плотный, с заметным брюшком. Но двигается довольно резво.
   - Володя, - выпалил он в открывшуюся пассажирскую дверь, одновременно вытирая крупные капли пота. - Как у тебя с деньгами?
   - Потратился сильно. Если на дорогу оставлю небольшой НЗ, да и то впритык, рублей тридцать найдутся, - начал объяснять водитель автобуса.
   - Мало, - грустно вздохнул Марик. И сразу же осунулся.
   - Здравствуй, Марк Андреевич! - поздоровался Федор Дмитриевич. - Что случилось уважаемый?
   - Да, - махнул рукой толстяк. - Жадность мучает. Приехал сюда с уже рассчитанным точным списком для закупок товара, а тут есть превосходная ткань для костюмов, да еще рядом можно на реализацию куртки взять, но только оптовой партией. Денег не хватает. А жаба давит. Не хочется ничего упускать. А к следующему разу может и не остаться.
   - Денег-то много не хватает? - поинтересовался Ермаков.
   - Если выгрести все свои запасы не хватает целых триста рублей.
   - Я тебе могу двести выделить, может, хватит хотя бы часть сверхплановых товаров оплатить. А уж если совсем плохо, еще двадцать-тридцать наскребу.
   - Вот, Марик. Я тебе свои тридцать еще дам, - добавил водитель автобуса. - Так что посчитай.
   - А это же вы костюмы шьете? - неожиданно спросил Костя.
   - А молодой человек. Ты ко мне позавчера заходил, примерял, да? - оживился Марик.
   - Да. Теперь у нас планы немного изменились. Мы еще задержимся у вас.
   - Что? Хочешь заказать костюм? Кстати, можно как раз и из сегодняшнего материала, - с надеждой сообщил собеседник.
   - Да. А деньги я Вам отдал бы прямо сейчас. У меня восемьдесят рублей найдется.
   - Отлично, - обрадовался Марик. - Слушай парень. А тебе куртка не нужна? Тут есть очень хорошие. Сейчас выберем подходящую, и в счет моей оптовой партии одну себе возьмешь. Намного дешевле выйдет. Ты только сперва приглядись, выбери подходящую. Не понравится, деньгами потом верну. А костюм тебе сошьем в любом случае. Я даже сроки других заказчиков немного сдвину, если надо. А мерку прямо по прибытии снимем.
   - Что же пойдем, посмотрим, - согласился Костя.
   Действительно куртка ему понравилась. Легкая, прочная. Пойдет и для холодного лета, весны и осени. И вышло действительно дешевле. Более того, такую же приобрел и Саня. Деньги отдал сразу же. Еще одну взял Федор Дмитриевич, правда, за счет денег, уже выданных Марку Александровичу в долг. А вот Ксения решила взять куртку их кожи. Но эта уже пошла дополнительно к той минимальной партии, что уже подготовили для Марика. Наиболее подходящую для девушки специально отбирали минут двадцать. Особенно старалась напарница старшего кладовщика, не скрывающая радость, что удалось и Марку выдать товар, не нарушая строгих правил, и одновременно уменьшить количество экземпляров еще в одной партии, благодаря чему ее в случае чего будет уже легче реализовать.
   Денег на эту куртку набрали, чуть ли, не всем миром. Девушка отдала все свои сбережения, Марк Андреевич вернул Федору Дмитриевичу часть долга деньгами, которые ему заплатил Саня. И еще пятнадцать рублей Ксении одолжил Костя. Причем предложил он их сам.
   - Ну, ты даешь, кавалер, - удивленно - восхищенно прокомментировал это уже в автобусе Саня. - Прямо гусар.
   - Ничего, - ответил тот. - Зато смотри, какая девушка. Умная, красивая, да и за гостеприимство надо отблагодарить. Мне даже не хочется, чтобы она потом долг вернула.
   - Влюбился что ли?
   - Может быть!
   - Костя, а у тебя еще деньги то остались? - поинтересовался у товарища Саня.
   - Несколько пятаков и все, - признался тот. - Ничего. Мне Аркадий Николаевич должен вернуть девять рублей за кофе и трубку, которые я купил для него. Проезд домой нам оплатят. Так что проживу. Тем более чай и сахар у нас в номере есть. Вон сколько шоколада и кофе для себя вчера прикупили. Я не курю. Спиртное покупать не станем, к тому же три бутылки коньяка у нас с собой имеются.
   - Мы на выезде хотели что-нибудь приобрести, - напомнил младший.
   - Ничего, потерплю, - беззаботно ответил старший.
   - Костя, а возьми десятку у меня, - предложил Саня. - Вернешь потом дома.
   - А ты? Останется на проживания? Мы вчера с тобой костюмы-горки приобрели. Ты еще вон книг и дисков прикупил.
   - Так на книги я меньше десятки потратил. Диски пять рублей в сумме. Так что у меня еще деньги останется. Так что бери, - уверенно заявил Саня, вложив в руки Косте две пятирублевые купюры.
  
   На следующий день Аркадий Николаевич вместе с Саней прибыли в городской исполком. Пройдя пост с дежурящими тут сотрудником милиции и вахтером, сразу поднялись на второй этаж. В приемной красивая ухоженная дама лет сорока заявила, что их уже ждут. В кабинете навстречу им уже встала из своего кресла молодая женщина. Саня, вошедший за профессором, даже не сразу сообразил, что это и есть заместитель председателя исполкома Василиса Петровна Руянова. Уж очень возраст не соответствует должности. Хотя тут город и маленький. И должность эта не столь значима как в их родном городе - областном центре.
   - Здравствуйте, товарищи, - поздоровалась женщина очень звонким голосом. - Я уже посмотрела ваши предварительные выкладки. В целом понравилось. Учитывая, что у нас у всех много дел, давайте быстро все обсудим. Присаживайтесь за стол как вам удобнее.
   Она показала на два ряда одинаковых стульев с двух сторон от довольно длинного стола. Аркадий Николаевич сразу же занял стул справа наискосок от хозяйки. Саня устроился за два от него, почти посередине и начал доставать из портфеля папки с документами. Одновременно он украдкой стал рассматривать женщину. Действительно очень молодая. Не сказать что высокая, но роста выше среднего. Осанка строгая, а вот плечи довольно широкие. И вообще фигура довольно крупная. Причем не толстая, а крепкая. Лицо миловидное, круглое с правильными чертами лица. Русые волосы заплетены в толстую косу. Одета в строгий черный брючный костюм, светлую блузку и туфли на низком каблуке. Это Саня заметил еще до того, как она села за свое рабочее место.
   Между тем профессор уже начал рассказывать ей о запланированной на следующий год экспедиции. Василиса Петровна внимательно слушает его. Аркадий Николаевич попросил у Сани бумаги, тот быстро нашел нужную, и передал ему.
   - Что же. Идея ваша очень хорошая и полезная для города. Я поддержу вас и со своей стороны помогу с размещением. Разрешающие бумаги председатель завизирует. Только список людей необходимо еще согласовать с отделением МГБ. И здесь окажем содействие. Туда мы вами отправимся завтра.
   Но кроме чисто научной деятельности нам от вас нужна и популяризаторская работа. Широкое освещение истории города, местных достопримечательностей. Молодой человек, мне стало известно, что Вы собрались писать курсовую о нашем городе. Хотелось бы посмотреть ее, как она будет закончена. Если будет удачной, мы текст переработаем в статью, которую я постараюсь разместить в средствах массовой информации. Кстати, как и сведения о вашей предстоящей экспедиции. Не скрою, одна из моих целей - создание интереса к городу, включение его в туристические маршруты. И я надеюсь на успешное сотрудничество.
   В это время на столе зазвонил один из телефонных аппаратов. Василиса Петровна тут же схватила его. Через несколько секунд у нее на лице появилось тревожное выражение. Она принялась что-то записывать в блокноте.
   - Да, он здесь, сейчас же выезжаем, - заявила Руянова собеседнику на том конце провода. - Передаю ему трубку. Аркадий Николаевич, прошу.
   Пока профессор слушал собеседника на той стороне провода, она спрятала блокнот в черный лакированный портфель, достала со стола два листка и начеркала на каждом по несколько слов. Потом быстро просмотрела несколько бумаг в красной папке со стола. На одной поставила визу. Вторую папку положила в упомянутый портфель. Из ящика стола достала пистолет и спрятала где-то на поясе, что-то положила в свою дамскую сумку, которая тут же оказалась на плече. Взяла в руки портфель и нажала кнопку на аппарате справа от себя.
   - Полина Сергеевна, пожалуйста, вызовите мою машину, - произнесла она негромко, а потом обратилась к профессору, - едемте, Аркадий Николаевич. Все остальное, по крайней мере, что успеем, обсудим по дороге.
   Все это она договорила уже стоя на ногах. В приемной она оставила красную папку и записки и стремительно догнала гостей. Внизу их уже ждет скромный легковой УАЗ с водителем. До места, расположенного за пределами города, добрались довольно быстро. Проехали через КПП и оказались на площадке, огороженной с двух сторон высокими зданиями, а еще двух забором из бетонных плит. Только выйдя из машины Аркадий Николаевич, обратил внимание на Саню.
   - Саша и ты с нами? Как-то в суматохе твое присутствие я воспринял как должное, - удивленно заметил он.
   - Так Вы хотели в машине продолжить обсуждение. Вот я с бумагами и сел, - немного виновато пояснил парень. А ведь его сюда так-то не приглашали.
   - Да! Ведь ты же мне документы в машине и подавал. Вот голова. Что же делать? Держись теперь рядом, - велел Аркадий Николаевич негромко и поспешил за Василисой Петровной.
   Войдя в здание, они сразу же направились в подвал. Тут их встретили несколько человек. Из знакомых директор местного музея, один из его сотрудников, ну и Костя с Максимом. И встречающие, и прибывших уже вместе, сделав пару поворотов, оказались в освещаемом двумя лампочками коридоре. Оказалось, что им нужно самое дальнее помещение. Тут посередине находится стол из какого-то металла. На нем лежат большой камень неправильной формы объемом примерно в четверть кубометра, жезл или скипетр, меч, щит, две книги, металлическая пластина, свернутый лист и какой-то шар, который светит всеми цветами радуги.
   - Еще и от камня идет тепло. А уровень радиации по приборам нормальный. Но какая-то энергия тут чувствуется, - сообщил директор музея. - Но не все в порядке с книгами. Посмотрите на обложку.
   Действительно вытесненные старинные буквы словно горят. Аркадий Николаевич, рукой в перчатке открыл первую страницу. Она оказалась чистой. Но уже через несколько секунд на ней проявились буквы. Профессор начал читать на языке, напоминающем старый славянский. Кирилл попытался ему помочь. Запнулись на очередном слове. Кто-то попытался им помочь, но тут в дверях появился незнакомый старик. Сразу на себя обратило внимание то, что он довольно подтянут. Спину держит ровно. Движения уверенные. Не производит он впечатление старческой немощи. С тросточкой в руках, строгом костюме и в очках.
   - Аркадий Николаевич, думаю не надо расшифровывать текст тут рядом с артефактами. Давайте сделаем снимок и попытаемся разобраться в другом помещении, - заявил он. Потом добавил, - простите, я не поздоровался. Здравствуйте, товарищи. Борис Витальевич, Денис, что приборы?
   Голос ровный, спокойный. И распоряжения отдает уверенно. Привычно. Как само собой разумеющиеся. И никто ведь не стал противиться. Все явно готовы выполнять все его указания. У некоторых даже обеспокоенность на лицах сменилась уверенностью.
   - Почти все средства наблюдения показывают, что ситуация в норме, - доложил сорокалетний мужчина. - Единственно воздух тут чрезмерно наэлектризован, и идут какие-то непонятные волны. Мы пытаемся их записать.
   - Что в соседних помещениях? Денис, проверьте и сделайте сравнение, - потребовал старик.
   - Сделаю, - ответил Ивантеев, и тут же обратился к Арсентьеву - Максим, помоги.
   Они вместе принялись собирать какие-то провода. Между тем Аркадий Николаевич, открыл вторую книгу. Через несколько секунд и тут, на чистом до этого листке, появились буквы. Кирилл сфотографировал и их, так же как до этого скопировал лист первой книги.
   - Саня, хорошо, что ты здесь, - обратился к Юманееву Аркадий Николаевич. - Пока мы будем работать в другом помещении, следи за этими предметами. Вот камера. Все снимай. И при малейшем изменении зови.
   - Молодой человек, мы на Вас надеемся, - добавил старик.
   И тут же Саня почувствовал себя увереннее, и одновременно появилось большое желание оправдать оказанное доверие. Прошло минут десять, как он добросовестно выполняет поручение. Но за это время ничего особенного не произошло. И вот когда он уже вроде успокоился, внезапно засветился свернутый лист, тут же буквы появились и на пластине, одновременно какие-то искорки пошли от жезла и меча. Инстинктивно развернул свиток. Там тоже есть буквы, и они словно горят. Саня дал сигнал и начал снимать записи. Он уже закончил, как в голову пришла мысль сравнить их с буквами на пластине. Первые знаки совпали, а между тем от камня уже идет жар.
   - Ого, - воскликнула рядом Василиса Петровна, - и давно это происходит?
   - Только, что началось! Они сами... я...
   - Спокойнее, спокойнее! Разумеется, не ты. Это все даже началось не сейчас и не сегодня - успокоила его женщина. - Ты давай снимай все. Молодец. Правильно.
   - Знаки или буквы на пластине и свитке совпадают, - решил сообщить Саня.
   - Что? А вот на двух книгах они разные Ага, вижу, а ты молодец. Правильно заметил. Снял?
   - Да. Попробую разобрать, что написано. Знаки, кажется, знакомые.
   Женщина промолчала. Жар становится все сильнее. Вокруг меча появился слой золотистого света. Еще раз посмотрел на текст на пластине и попытался запомнить буквы и знаки. А тут еще что-то происходит и со скипетром.
   И тут рвануло. Мощная волна толкнула в грудь, обволокла его всего и немного приподняла. Он сейчас словно в коконе, а вокруг сверкают молнии. Листы книги начали переворачиваться сами собой. Стены помещения начали расплываться, появился туман, и тут Саня то ли потерял сознание, то ли заснул.
  
   Пришел в себя уже на полу. Открыл глаза. Тут пару раз сверкнули разряды энергии, температура явно резко упала. И как-то стало мало света. Осторожно осмотрел себя. То, что можно разглядь. Все вроде целое, повреждений не заметно. Только немного режет в груди, при попытке вздохнуть глубже. И так не хочется двигаться.
   - Ты в порядке? Слышишь меня?
   Это рядом наклонилась Василиса Петровна. Просто кивнул ей, только показать, что слышит. Она положила руку ему на лоб. Вроде стало полегче. С ее помощью медленно поднялся. Первым делом посмотрел на знаки на свитке и листе. Они медленно исчезают. Их уже трудно различить. Камень потускнел. Или это у него со зрением? Посмотрел на руки. Все вроде нормально. И сами объекты он различает четко. А вот голова кружится. И подташнивает. Ноги подгибаются от тяжести собственного тела. И все так надоело. Он попытался глубже вздохнуть, но все еще получается с трудом, и так же при этом немного режет в груди. А еще лицо стало горячим, словно температура поднялась, а лоб холодный.
   - Саня, что случилось? - спросил кто-то из-за спины.
   Обернулся. Это Костя, за ним в комнату входят остальные. Лица у всех напряженные, напуганные. Вид довольно потрепан. У кого-то нет пуговиц на пиджаке, у Дениса порван рукав, все осыпаны пылью. Из-за спин пробился старик.
   - Василиса, как себя чувствуешь? А ты парень? Главное оба живы. И то хорошо. Борис Витальевич, возьми камеру у молодого человека. Где доктор? Осмотрите их пока сами. Что с записью? Выведите на какой-либо экран. Нет, сначала сделайте копию, - он сразу же начал распоряжаться.
   Тут как раз появились двое в белых халатах. Пока они осматривали обоих пострадавших, остальные успели ознакомиться с отснятым материалом, который заканчивается примерно в тот же момент, когда Саня потерял сознание. Врач объявил, что серьезных нарушений у Василисы Петровны он не выявил. Парень под вопросом, так как он явно пока еще не пришел в себя. Но обоим лучше проехать в больницу, для более тщательного осмотра.
   - Василиса, отвези парня в больницу, а потом давай в исполком, - велел старик. - Роман Вадимович там боюсь, один не справится. И сразу докладывай мне.
   - Хорошо, - ответила та. - Костя помоги довести Александра до машины.
   В больнице они пробыли всего полчаса с небольшим. Уже по дороге туда Сане стало заметно лучше. Да и Василиса Петровна, которая изначально пыталась не показывать, как ей пришлось трудно, стала вести себя более живо. Еще из машины она связалась по рации с отделом внутренних дел и приказала собрать весь личный состав милиции и пожарной охраны, увеличить патрули и создать несколько резервных групп. После того как в больнице им обоим сделали пару снимков и взяли анализы, Василиса Петровна на несколько минут зашла к главному врачу. Саня подождал ее в коридоре.
   - Как себя чувствуешь? - спросила его Руянова, выйдя из кабинета.
   - По ощущениям ничего не беспокоит.
   - Хорошо, тогда едешь со мной в исполком. Будешь помогать мне. Что делать объясню в машине. Давай поторопимся.
   К делу приступили сразу по прибытии. Василиса Петровна устроила Саню у себя в приемной. Для него тут поставили небольшой столик. Точнее он сам его затащил с помощью завхоза. Переставили туда один из телефонных аппаратов, выдали стопку бумаги, пару общих тетрадей, набор ручек трех цветов, кипу простых карандашей и главное список с номерами, на которые ему надо позвонить.
   Первыми идут городские службы. Необходимо передать туда, чтобы собрали всех своих работников и провели функционирование систем, выявили перебои и аварии, приняли меры по их ликвидации. В пятнадцать часов все руководители должны собраться в исполкоме. Потом Саня начал обзванивать сельские советы, подчиненный городской администрации. Таковых пять, а населенных пунктов в них входит четырнадцать. В них проживает более двух с половиной тысяч населения. Кроме того есть еще два дачных поселка со своей администрацией.
   - Здравствуйте, уполномоченный исполкома Юманеев. Это Горенский сельсовет? Кто у аппарата, - заученно начал произносить Саня, как только, на том конце взяли трубку. - Секретарь. А где председатель? Как появится, пусть обязательно перезвонить в приемную Руяновой или на мой номер 23-3-58. А пока примите телефонограмму. Выслушайте, пожалуйста, меня! В окрестностях Святославля произошел природный катаклизм. Предварительно - землетрясение. Размеры, причины уточняются. В связи с этим возможны перебои в связи. Пока не работает центральное и областное радио и телевидение. Нет, это не война. Других серьезных последствий пока не выявлено. Это точно. Причины природные. Соберете активистов. Необходимо обследовать территорию, в первую очередь в населенных пунктах. У вас это Горенки и деревня Зуйково. Ну и окрестности. Организуйте патрулирование. При этом разрешено открытое ношение огнестрельного оружия. Да это только для патрульных. Провести подворный обход. Проверить людей, нет ли пострадавших. Оповестите, что людям без особой надобности покидать свои дома не желательно. Рекомендуется выключить электроприборы. К пятнадцати часам ваш представитель должен прибыть в исполком. По вопросам связанным с катаклизм звоните на мой телефон.
   Положил трубку и сделал глоток чистой воды из стакана, которую принесла ему Полина Сергеевна. Сама она, за время пока он говорил по телефону, уже пару раз заходила к Руяновой, трижды куда-то уходила, несколько раз отвечала на звонки. Сейчас она возится с чайником. Электричество в городе есть. Это Саня уже знает. Имеется несколько источников энергии. Небольшая гидроэлектростанция, ТЭЦ, а так же два комплекса. Один из солнечных панелей, второй из ветреных установок.
   Рядом находится еще и институт по ядерным исследованиям со своим реактором. Но, во-первых, оттуда основная часть электричества тратится на нужды самого учреждения и поселок для его сотрудников. И второе, связи с этим объектом нет. Остались только несколько его старых структурных подразделений, расположенные в нескольких отдельных комплексах сооружений на окраине города. Деятельность в большей части из них уже свернута. Оставшееся объекты используются только во вспомогательных целях. Как раз на одном из них Саня и побывал сегодня. Полноценно функционирует отдел исследования энергетики. Есть еще подразделения охраны объектов института. Но они уже доложили, что ни нового комплекса института, ни поселка на месте нет. Просто какое-то незнакомое место на берегу озера, заросшее лесом и двумя крупными ручьями, втекающими в озеро. Однако говорить об этом пока нельзя. Даже Саня услышал данную информацию совершенно случайно, когда заходил за консультацией к Василисе Петровне.
   Но сейчас даже на этом не получается заострить внимание. Общая обстановка тревожная. И слишком много неясного. Уже известно, что нет связи ни с Москвой, ни с областным центром. Работают только местное телевидение и радио. На первом крутят фильм, на втором музыкальный час. Погода хмурая. Небо затянуто. За окном вроде моросит дождь. И ветер. Как раз хорошо для двух ветряных установок небольшой мини-электростанции, функционирующей при здании исполкома. Зато второй его составляющая из солнечных панелей сейчас бездействует. Но дизельный генератор пока не подключили. Вот как раз нагрузка на внутреннюю электросеть снизилась, и Полина Сергеевна решила вскипятить чайник.
   - Саша, ты чай или кофе будешь пить? - уточнила она. - Есть молоко.
   - Да, спасибо. И, наверное, предпочту кофе. Если с молоком.
   - Тогда я воду приготовлю и для тебя. В здании велели выключить большинство электроприборов. Оставили работать только холодильники и пять ПЭВМ. Уже обычные печатные машинки со склада достали, - сообщила женщина.
   Действительно неплохо бы выпить сейчас чаю или кофе где-нибудь в тихом месте. А тут, то один забежит, то другой. И уже надоело твердить по телефону одно и то же. Первоначальный запал пропал. Теперь даже уполномоченным исполкома он себя называет привычно, как само собой разумеющееся. И нигде ему еще ничего существенного не сообщили. И тут зазвонил телефон перед ним. Трубка сама оказалась в руке.
   - Здравствуйте, уполномоченный исполкома Юманеев, - выпалил он скороговоркой. - Да, Святославль. Да, я обзванивал сельские советы, подчиненные города. Откуда вы? Протасьево? Это что, Красноборский район? Ясно! Доложу. Значит, соберите людей. Пройдитесь по всем дворам, проверьте людей, территорию. Необходимо пресекать панику и слухи. Помогите нуждающимся. Как соберем предварительную достоверную информацию - сообщим. Пришлите представителя сюда к пятнадцати часам. Да и перезвоните на этот номер. Сейчас на моих часах двенадцать пятнадцать. Вот где-то без десяти час и наберите.
   Через минуту он постучал в дверь кабинета Руяновой и, подождав несколько мгновений, открыл его. Василиса Петровна говорит с кем-то по телефону. Заметив Саню, она показала ему жестом подойти к ее столу и сесть справа от нее. Положила трубку и что-то записала в блокнот.
   - Что у тебя?
   - Только что звонили из Протасьева, - доложил Саня, показывая карандашом на разложенной карте расположение населенного пункта.
   - Я знаю, где находится это село, - усмехнулась Руянова. Ну, да она же местная, а до Протасева от города десять-двенадцать километров.
   - Они потеряли связь даже со своим райцентром. Дозвонились только сюда. Я им продиктовал то же, что и остальным. Сказал прислать представителя.
   - Правильно. Молодец, - похвалила начальница. - Если кто дозвонится еще, передай это и им. Мы отсюда также не можем связаться с соседними райцентрами. Поэтому, нам важна любая информация.
   - Только хотелось бы и людям что-то говорить. Не только общие слова. Тогда было бы легче с ними общаться.
   - Сельсоветы тебе перезванивали?
   - Нет.
   - До меня дозвонились из "Яблоньки". Там пока все тихо. Люди на месте. Только немного встревожились из-за встряски. Если не свяжутся сами, минут через двадцать начинай набирать сам. И пусть докладывают ежечасно. Назначь время. Нет, лучше составь график. Хорошо. И вот большая тетрадь. Заведи журнал для фиксации переговоров. И еще запиши на бумаге текст своей информации. То, что ты говоришь людям. Даже лучше набери его на моем переносном вычислителе и распечатай три экземпляра, нет пять.
   Кто-то в это время сильно стукнул по двери. И тут же один за другим в кабинет вошли несколько человек. Первым тот самый представительный старик, а за ним еще четверо. С Федором Дмитриевичем Ермаковым Саня уже знаком. Двое в форме. У обоих на кителях погоны с двумя просветами. Только один из них, расплывшийся высокий седоватый мужчина лет пятидесяти, подполковник милиции. У второго, чуть помоложе и ниже ростом, лишний вес не столь заметен, скорее плотного телосложения. Спортивная короткая прическа. Он в повседневной армейской форме. У него на погонах только по одной звезде. Третий, в хорошо подогнанной коричневой тройке. Худощавый, стройный. Темные волосы аккуратно подстрижены. Ему лет сорок. Первым делом он сразу внимательно оглядел Саню. Еще один - молодой парень, которого, кажется, сегодня уже видел рядом со стариком, спокойно встал у двери. Этот настороженно оглядывает все вокруг.
   - Молодой человек, и вы тут. Как себя чувствуете? - поинтересовался старик.
   - Хорошо, - настороженно ответил Саня.
   - Это радует. Давайте тогда познакомимся. Михаил Андреевич Руянов, - произнес собеседник, протягивая руку.
   - Юманеев Саня...Саша, Алекса..., - тут парень запнулся, и. Осторожно коснулся ладони старика, а тот неожиданно крепко сжал его руку.
   - Очень приятно Александр, - с улыбкой произнес Руянов, а потом обратился к девушке. - Смотрю, что-то обсуждаете.
   - Да, - ответила Василиса Петровна. - Саня у меня сейчас сидит на телефоне. Только что до него из Протасьева дозвонились. У них нет связи со своим райцентром.
   - Понятно. Значит Протасьево тут, - задумчиво произнес Михаил Андреевич.
   - Дед, что значит тут? - удивилась девушка.
   - А то и значит. У военных так же тишина. Штабы исчезли из эфира. То же самое и у милиции, и у отделения МГБ. Мы попытались воспользоваться моей спецсвязью. Ничего. Отправил Володю и Игоря на автомобиле. Они только, что доложили, дорогу, словно оборвало. Завал примерно в полтора метра, причем визуально идет до горизонта и направо и налево. Они поднялись на него. Линия загибается в нашу сторону. Мы, огорожены этим валом, и находимся словно в тарелке. На той стороне какая-то пустыня. Растительности почти нет. Местами есть какие-то кусты. Голая поверхность, покрытая серой пылью. Видны холмы, кажется скальная порода. Дальше какие-то вершины. Вот так-то. Да, товарищи, присаживайтесь. Василиса, прости, что хозяйничаю, но сейчас не до условностей.
   - Дед, садитесь на мое место.
   - Нет. Мне и тут хорошо, - отказался Михаил Андреевич. - Итак, продолжу. Да, Федор Дмитриевич, пока ведите протокол. Вместо Ядерного института обнаружили пустое место. Я сразу дал полку РХБЗ, а так же центру контроля над окружающей средой сбирать пробы и провести исследования. По имеющимся данным радиационная и химическая обстановка не ухудшилась. Сейчас группы разведки расширили радиус своих действий. Что у тебя Василиса?
   - У меня друзья на юго-восточном берегу озера отдыхали. Я по рации попросила их исследовать окрестности. Может стоить направить туда военных?
   - Катера морского отряда внутренних войск уже получили приказ исследовать противоположный берега Светлого, - сообщил человек в штатском.
   - Далее, - продолжила Василиса Петровна. - В городе и окрестностях прекратилось поступление электроэнергии по сетям Единой Энергетической системы. Сейчас у нас в наличии только наши собственные источники. Поэтому необходимо в первую очередь сократить потребление. Пока я дала указание предприятиям и организациям отключить от сети все, что можно. Также дала указание разработать план о веерном отключении жилых домов. Только надо как-то заранее людей оповестить. Нет также мобильной связи. Сведений об авариях, разрушениях пока не поступило. Скорая помощь работает в обычном режиме. Количество вызовов соответствует норме. Милиция сама доложит?
   - Да, - ответил подполковник. - Обстановка в целом нормальная. Личный состав весь на службе. Вызвали всех, в том числе тех,кто отдыхал и находится в отпуске. Разумеется, находящихся в городе и окрестностях. Усилили патрули. Собираем общественников. Народную дружину, молодежный отряд. Рост нарушений правопорядка пока не наблюдается. По нашим сведениям действительно разрушений в городе и населенных пунктах нет. Информации по жертвам так же пока не поступала. Но население постепенно начинает волноваться. Появляются разные слухи на основе досужих вымыслов. Да. Связи с областным управлением нет.
   - В пионерлагерь дополнительный наряд направили? - спросил Михаил Андреевич.
   - Но там у нас сейчас и так дежурят три сотрудника, - сообщил подполковник. - Кроме того по докладам там все нормально.
   - Чем вооружены, находящиеся там сотрудники?
   - Спецсредства, два травматических пистолета. Там еще у сторожа ружье, заряженное солью.
   - Немедленно отправьте в пионерлагерь еще двух сотрудников-мужчин, и одну женщину. Всех, в том числе, и тех, кто уже находится у там, вооружить табельным оружием, кроме того выделите два пистолета-пулемета или даже один "укорот".
   - Ясно, товарищ Руянов.
   - Михаил Андреевич, городской военный комиссариат так же не имеет связи ни с областными структурами, ни с соседями, кроме Туровска. Но у них та же ситуация, - доложил майор. - Воинские части, дислоцирующиеся на нашей территории, также не могут связаться со своим командованием. Личный состав комиссариата на служебных местах. Идет мобилизация обоих рот народного ополчения, городской организации Всеобуча, членов стрелковых клубов.
   - Хорошо. У Вас, что имеется Александр Николаевич? Ничего, молодой чел..., товарищ... Юманеев пусть пока присутствует. Тем более он у нас уже уполномоченный исполкома. Кое-что ему будет полезно услышать, а потом довести на места. И от вас пока требуется только общая информация.
   - Слушаюсь. На данный момент связи с областным управлением МГБ у нас нет. По нашим линиям тишина. Не можем связаться и с исследовательским институтом. Личный состав поднят по тревоге. Собираем информацию. И еще. В озере присутствует катер пограничной службы МГБ. В момент Ч он находился у северо-западного берега. Там волнение было еле заметным. Они на это и вовсе бы не обратили бы внимания, если бы не сообщение катера ВМФ, совместно с которым они проводили учения. Ну и главное изменение береговой линии. Местами неожиданно появились возвышенности. Причем ощущение, словно знакомый участок берега приподняли. А вот с дном озера все в порядке.
   - Спасибо всем за доклады, - заключил Михаил Андреевич. - Значит так. Оперативный состав и МГБ и МВД нацелить на выявление лиц, организующих беспорядки, распускающих слухи и сеющих панику, агитирующих против мероприятий, организуемых властями, готовящих преступления. Одновременно собирать информацию о самоорганизующихся группах активных граждан. Установить их лидеров, цели, настроения. Докладывать о них всю информацию в оперативный штаб. До дополнительного указания без особой нужды против них никаких действий не предпринимать. Необходимо принять меры для того, чтобы привлечь их на свою сторону и использовать в работе. Однако, в первую очередь нам самим необходимо разработать меры и мероприятия по мобилизации пассионарного элемента. Создавать группы и организации и немедленно загрузить их работой. Срочно мобилизовать членов партийных организаций и комсомольцев.
   - Разрешите Михаил Андреевич, - произнесла Василиса Петровна. - В пятнадцать часов я собираю руководителей предприятий и организаций, а так же органов власти. Прошу вас всех прислать своих представителей.
   - Да. Правильно, - подтвердил старик. - И еще. Милиции. Выставить усиленные вооруженные наряды около складов, в первую очередь продовольственных, других торговых учреждений. Немедленно организовать учет товаров. А патрулирование улиц возложить на общественников. Вневедомственной охране мобилизовать всех своих сторожей, вооружить их. Оповестить все магазины: и потребсоюза, и частные об усилении охраны. Это совместно с исполкомом. Юманеев немедленно обзванивай сельские советы и сельпо. Пусть так же примут меры. Предупреди о предстоящем отключении электроэнергии. И еще пусть организуют по несколько групп для исследования окружающей обстановки. Две-три на велосипедах, мотоциклах, на лошадях пусть направляют в соседние населенные пункты, с которыми у нас нет связи.
   - Ясно, - коротко ответил Саня.
   - Военкому. Собрать немедленно командиров всех воинских частей: Министерства обороны, Внутренних войск на совещание на территории Запасного командного пункта. Вы же Александр Николаевич, дайте указание организовать встречу и подготовить помещения.
   - Уже готовят, - доложил тот, что в штатском. - Михаил Андреевич, Вы, и после того как отошли от активной деятельности, продолжаете оставаться почетным внештатным членом ЦГК и ГКО. Например, осталось право участвовать в утверждении членов и кандидатов в члены этих комитетов. Соответственно за вами остается право при необходимости принимать решения на месте. В случае возникновения чрезвычайной ситуации, в том числе отсутствия необходимого кворума для принятия решения вы автоматически должны вновь приступить к исполнению прежних обязанностей. В настоящее время нет возможности связаться ни с одним действующим представителем этих органов, а также Президиума Верховного Совета и Правительства Республики. Таким образом, Вам необходимо возложить на себя всю полноту государственной власти.
   - Думаю, пока хватит и моих полномочий действующего Советника и Представителя Председателя Центрального Государственного Комитета РСФСР. Возможно, мы очень быстро восстановим связь с вышестоящими структурами. А пока всем необходимо просто выполнять собственные прямые обязанности. Вот временный оперативный штаб для координации работы создать необходимо. И его я готов возглавить. Обо всем этом и надо немедленно объявить по телевидению и радио. Это сделаю сам.
   - Да. Это правильно, - с энтузиазмом поддержал Руянова военком. - Авторитет у вас очень высокий. На людей это подействует успокаивающе. Тем более если Вы объявите, что лично возглавите штаб.
   - Не только. Надо объявить, что все властные структуры на территории функционируют по-прежнему, несмотря на появившиеся трудности.
   - А стоит ли объявлять о проблемах? - спросил милиционер. - Это может взволновать людей.
   - О возникшей ситуации люди все равно узнают. Они уже, наверняка, догадываются о том, что не все в порядке. Тут еще и свет отключим. В условиях дефицита информации многое додумают сами. Причем выводы могут быть самыми фантастическими. И найдутся люди, которые с самыми разными целями постараются пробел восполнить. Поэтому нам необходимо действовать на опережение, - объяснил Михаил Андреевич. - Ничего, товарищи. Справимся. Должны справиться. В Великую Отечественную сложнее было. Итак, по рабочим местам. О предстоящем выступлении оповестите как можно людей. Василиса Петровна предупредите телестудию, чтобы уже готовились.
   - Уже предупредила, там готовы.
   - Хорошо. Пусть туда же прибудут люди с радиостанции и кто-нибудь из газеты. Если все пойдет нормально, выступление будет примерно через сорок минут. Юманеев, обзванивая сельские советы и организации, обязательно сообщите и об этом. Итак, товарищи, совещание закрываем и приступаем к реализации принятых решений. Всем, спасибо.
   К работе Саня приступил сразу же по выходу из кабинета. На этот раз у него уже есть, что сказать людям. И авторитет неизвестного доселе парня, для тех, кто находится на той стороне провода, явно повысился. И уже кто-то звонит к нему сам. Примерно сорок минут для него превратился в сплошные переговоры. Левое ухо, кажется, опухло от постоянно прижимаемой к нему трубки. Язык пересох и не ворочается. Не отдыхала при этом и правая рука, не выпускающая ручку.
   И вот теперь наступило затишье. По радио передают выступление Михаила Андреевича, его изображение и на экране телевизионного приемника, расположенного на столе Полины Сергеевны. Саня решил в этот момент людей не отвлекать звонками. Молчит и его аппарат. Парень откусил кусочек сахара и сделал глоток горячего чая. Сейчас он почувствовал, что уже проголодался, что и не удивительно. Время обеда уже прошло. Но сейчас не того. Он должен сидеть возле аппарата.
   - Саня, тебя Василиса Петровна приглашает, - сообщила Полина Сергеевна, как только закончилось выступление Руянова. По радио как раз начали передавать номера телефонов.
   Даже несколько шагов проделанные для того, чтобы попасть из помещения в помещение, а потом пройтись вдоль стола, после долгого сидения показались наслаждением. Василиса Петровна встала навстречу ему шаг и протянула ему сложенный листок бумаги. Саня развернул его. Первым делом в глаза попалась синяя печать на подписи.
   - Возьми. Это справка о том, что ты официально уполномоченный горисполкома и тебе обязаны оказывать содействие. Как у тебя с оружием?
   - Состою в стрелковом клубе. Есть право на владение гладкоствольным и травматическим оружием. Прошел первоначальный курс по пистолету. Вот документы. К тому же я сторожем работаю.
   - Хорошо. Подумаю, как тебя вооружить. У тебя есть, что доложить новое?
   - Нет. Я пойду?
   - Да.
   Саня уже повернулся, чтобы выйти, когда заговорила рация. Не та старая, что принесли еще когда они только приехали. Тот старый, громоздкий аппарат откуда-то из запасника. Такой же стоит у председателя исполкома и на втором этаже, где свой пункт развернули связисты. Аппарат десять минут назад поставили в приемной. А это переносное устройство представляет собой небольшую коробочку с антенной, небольшим дисплеем и несколькими рядами кнопок.
   - Василиса ответь. Я Вера, - попросил немного напряженный женский голос.
   - Слушаю тебя Вера, - тут же ответила встревоженная Василиса.
   - Давай перейдем на нашу волну, - предложили на той стороне.
   - Хорошо, - ответила Руянова и начала нажимать кнопки.
   - Василиса, это снова Вера, - торопливо прозвучал тот же голос.
   - На связи.
   - Мы тут встретили людей, они хотят с тобой поговорить. Передаю им рацию, - сообщила назвавшаяся Верой.
   - Здравствуйте мадам, или правильнее мадмуазель? - это говорит уже мужчина. - Ваши люди не уточнили. Кстати, с ними все в порядке. Они сообщили, что у вас высокая должность, но не предупредили, о том, что вы так молоды.
   - Я заместитель председателя исполкома города Святославля Василиса Петровна Руянова.
   - Простите, а где находится Ваш город?
   - РСФСР, планета Земля, Солнечная система. Название галактики уточнить?
   - Не надо. Тем более насчет Земли и Солнечной системы Вы, кажется, ошибаетесь. И у нас тряхнуло, так же как у вас, но уже более десяти часов назад. Кстати, в этот момент было десять часов шестнадцать минут. Связь и со столицей, и с губернским центром, и с соседями пропала. Знакомая ситуация? Не правда ли? Наши группы разведчиков, пройдя двадцать-двадцать два километра, обнаружили, что дальше простираются, свершено неизвестные нам, территории. На северо-восток наше озеро Светлое, на юго-запад ваше.
   - Уважаемый, что значит "ваше озеро", "наше озеро"? Уточните, пожалуйста, - спокойно произнесла Руянова, нажимая на кнопку. Но судя по лицу, она на самом деле весьма взволнована и лихорадочно пытается понять, что происходит.
   - Есть наше озеро Светлое, а есть еще, оказывается, и ваше. Между прочим, для нас сей факт так же явился неожиданностью. Тем более у нас никакого РСФСР никогда не было, и соответственно мы воспринимаем вашу территорию также как "Терра инкогнита".
   - Уважаемый я вам сразу же представилась, а Вы до сих пор нет. Не кажется ли Вам, что для мужчины это не очень вежливо? - спросила Василиса, пытаясь взять разговор под контроль.
   - Госпожа Руянова, - произнес другой голос. Похоже, он принадлежит пожилому человеку. - Приношу извинения за своего племянника и за себя. Я - великий князь Петр Всеволодович.
   - Здравствуйте Петр Всеволодович. Я Руянова Василиса Петровна. Или к Вам необходимо обращаться Ваше высочество? Или даже императорское высочество?
   - Думаю, пока можно и Петр Всеволодович.
   - Василиса Петровна, я также приношу свои извинения, - рация передала голос первого собеседника. - Князь императорской крови Дмитрий Владимирович.
   - Наверняка, вы уже догадались, что мы из Российской Империи. Но есть еще обстоятельства. Наш город, попавший сюда, так же называется Святославль.
   - И какой у Вас год, господа Романовы? - нашлась, что спросить Руянова.
   - До известного события было утро второго июля две тысячи седьмого года. И мы из династии Родославских, - ответили с той стороны.
   - У нас две тысячи третий год. Тридцатое июня, - автоматически сообщила немного растерянная девушка.
   - Ваши друзья уже говорили. Они вышли на нашу разведгруппу сорок... Нет. Сорок пять минут назад. А мы как раз с племянником прибыли посмотреть на второе озеро Светлое. А тут, выяснилось - еще и второй Святославль имеется.
   - Что с ними? Я про наших людей.
   - В порядке. Они же ничего не нарушали. Мы их встретили, вот чаем сбираемся напоить. От своей базы они ушли далековато. Готовы, помочь им вернуться домой. Суда с элементами Андреевского флага на озере ваши?
   - Да. И я буду благодарна, если поможете моим друзьям.
   - Хорошо. Предлагаю дать приказ нашим людям не стрелять друг в друга. В случае возникновения конфликтных ситуаций связываться друг с другом. А лучше пока постараться, чтобы без согласования не проникать на территорию друг друга, - предложил старший.
   - Должна предупредить, что моих полномочий может не хватить для этого. Наши военные мне не подчиняются. Но я сейчас же свяжусь с теми, кто может решить этот вопрос.
   - Разумеется. Это ваш старший сейчас выступил по радио? Он представился как Руянов. Родственник?
   - Дед.
   - Я обладаю достаточной властью для того, чтобы принимать решения и брать ответственность. Как действующий представитель царствующей династии возглавил нашу территорию. Поэтому хотел бы встретиться с Вашим дедом.
   - Я немедленно передам ему ваше предложение и весь наш разговор. Только у меня есть вопрос. Так из любопытства. Как Родославские получили российский престол? И что с республикой?
   - У нас, как я уже говорил, РСФСР никогда не было. Первый Родославский стал императором как внук Петра Великого после смерти свой тети Елизаветы Петровны.
   - Петр Третий?
   - Нет Александр Первый, и также Великий.
   - Вот как! Через полчаса я в любом случае выйду на связь на этой частоте. Кроме того, на ней же мы будем ждать ваших сообщений.
   - Хорошо. Конец связи.
   - Конец связи, - произнесла Василиса, и устало опустилась в кресло. Тут она заметила Саню. - Ты тут? Давай срочно связывайся с населенными пунктами, находящимися на окраине территорий, теми с которыми у нас уже есть связь. Пусть немедленно направляют, если этого еще не сделали, группы, проверить, что там находится дальше. Желательно на автомобилях. Надо бы удостовериться. И может кто-то уже добыл информацию.
   - Понял.
   Первые сведения о том, что знакомая территория заканчивается, а дальше находится неизвестная земля, выглядящая весьма непривычно, он получил уже через две минуты. Нашел на карте нужные ориентиры и отметил их. Связался со следующим абонентом. И здесь есть новая информация. И снова взял в руки трубку. Теперь уже звонят ему. Только успел поставить новые знаки и сделать запись в тетради, как последовал новый вызов, потом третий, четвертый. Уже можно соединить точки уже одной линией. И теперь все явственней, где кон-граница своей земли.
   Незаметно за работой прошел час. Теперь, часто можно уже заранее догадаться, что ему скажут по телефону. Хотя подробности, разные мелочи иногда и содержат важные сведения. Там река резко обмелела, тут пропала вода из колодца. А где-то вал, ограждающий их территорию, перегородил реку, текущую на той стороне. И там уже начинаются разливы. И только в двух местах новый поток появился рядом пересыхающими руслами притоков Светлого. Еще в двух местах переливающаяся через вал вода попадет в местные болота.
   Прибытие смены для Сани оказалось довольно неожиданным. В приемной появилось сразу три молодые женщины. Одна должна помогать Полине Сергеевне, а две другие заняли место Сани. За десять минут он ввел их в курс дела, вручил список телефонов, журнал звонков и смог, наконец, покинуть надоевшее место. Правда, отдохнуть ему никто не дал. Необходимо срочно доставить в штаб Руянова свою карту. Тут на месте для работы он оставил копию, сделанную на ксероксе. Так же надо доложить сведения, которые он получил по телефону. Поэтому успел только залпом выпить кружку остывшего чая, прихватить с собой бутерброды и сосиски в тексте, которые для него принесли из местного буфета.
   Для него выделили служебный автомобиль с водителем. Уже минут через двадцать, они проехали через ворота с красными звездами. Внутри огороженного высокими стенами участка в пару гектаров расположены четыре двухэтажных здания белого цвета. В одно из них Саню тут же и проводил встретивший его парень лет двадцати пяти в форме лейтенанта. Тут на втором этаже выделили кабинет для Федора Дмитриевича, ставшего помощником Руянова. На нем анализ и планирование. Все же он не только ученный, но еще и полковник генерального штаба в отставке. Ну и военный историк по совместительству.
   К нему и зашли Саня с сопровождающим, который тут же включил какой-то прибор, а потом устроился за маленьким столиком в углу. Федор Дмитриевич, тут же взял трубку одного из аппаратов. Уже через минуту тут появился и Руянов. К этому времени на столе уже оказалась две карты с отметками. Одна Санина, а вторую хозяин кабинета достал со стола. Тетрадь с записями уже готова для доклада.
   - Садитесь, - велел Михаил Андреевич, вытянувшимся в струнку Ермакову, Юманееву и лейтенанту. И указал на кусок обведенный красным карандашом, - это значит и есть наша нынешняя территория. Что еще у Вас, Александр?
   На доклад ушло пять минут. Саня, сверяясь со своими записями, рассказывал и показывал. Несколько раз его прерывали. Руянов задал три вопроса, Федор Дмитриевич два. Лейтенант все это время, что-то записывал. А потом, забрав обе карты, куда-то исчез.
   - Ну как, Александр, кабинетная работа еще не надоела? - спросил Руянов.
   - Надоела, - честно признался парень.
   - Вот и отлично. Включаю тебя в особую группу. У тебя же есть документ о том, что ты уполномоченный исполкома?
   - Да есть.
   - Вот и отлично. Поедете в деревню Рыжовка. Оно относится Медведьковскому сельсовету.
   - Да я помню по карте. Там на той стороне образовался разлив местной реки.
   - Правильно. Только почему именно река местная? Это еще надо разобраться. Ладно, это все мелочи. Но там тебя знают уже по голосу. Вот и будешь официальным лицом. Если что поддержишь старшего вашей группы там на месте. И словом, и справкой. Там разберетесь. Но главное придется поработать. С тобой твои друзья едут. Костя и Максим. Федор Дмитриевич. Пусть парню выдадут, во что переодеться.
   Пока на складе Сане подбирали ватную куртку, комплект солдатской камуфлированной формы, кепку, сапоги и пару портянок, прошло минут пятнадцать-двадцать. Поэтому старшего группы с остальными догнали уже около универсама. Тут прямо на улице стоят лотки с хлебом и сахаром, перед которыми образовалась небольшая очередь. Но их автомобиль подъехал к служебному входу. Тут уже стоит армейский ЗИЛ с будкой, на котором приехали товарищи. Саня и Костя тут же покинули обтянутый брезентом кузов Урала. Максим приехал в кабине.
   Рома Скворцов - инженер-коммунальщик и одновременно один из членов городского комитета комсомола разговаривает с группой каких-то женщинами. Их человек пять, разного возраста. Кроме того тут двое мужчин, по виду забулдыг и стайка ребятишек. Кроме того три парня и четыре девушки лет четырнадцати - пятнадцати стоят отдельно. Сразу же стало понятно, что женщины настроены весьма агрессивно.
   - Вот еще одни приперлись. Тоже за товаром. А зачем еще. Народу же - шиш с маслом. А сами втихаря все себе хапаете. Такая у нас власть. Вон молодой, какую морду отъел. С трибуны речи красиво толкаете, а сами жулики. Все вы одна шайка-лейка. Жируете на народном добре, а нам как жить. Как вон внуков кормить? Их у меня трое душ. Их родителей с работы не отпускают, а вы тут втихаря через черный ход затариваетесь. Чтоб вам лопнуть!
   - Татьяна Васильевна, - сумел, наконец, вставить слово и Рома. - А я предлагаю Вам проехаться с нами. Проконтролируете от общественности куда, мы продукты денем. А? Или только горло драть?
   - Да ты, что себе позволяешь, сопляк! - взвилась женщина лет шестидесяти с лишним, которая как раз про внуков упоминала. - Как разговаривать начал!
   - Ну а что! - повысил голос и Рома. - Вы меня тут обвинили в корысти. Ну, так давайте проверяйте, отвечайте за слова. А то кричать, все горазды. Мне скрывать нечего. Около Медведьково авария, разлив воды. Я собираю бригаду добровольцев на ликвидацию. Людей кормить надо. В штабе мне дали накладную на получение продуктов.
   - А что же ты сразу не сказал людям. Мы не эстр...ясенси, в голове у других копаться не умеем. Только куда мне детей-то девать?
   - Возьмем с собой, - предложил Рома. - А что. Уже взрослые ребята. При деле будут. Если сейчас сами же мне не помешаете, накормим. Кроме того, за каждый день работы, включая сегодняшний, дадим продовольственный паек. Банку тушенки, по полкило гречки и риса, полкило сахара. Разумеется в качестве оплаты. То есть денег за них платить не надо. Это чтобы понятно было.
   - А что Глафира поедем. Твои дети сами взрослые. Готовить умеешь, - предложила соседке Татьяна Васильевна. - За этими присмотрим. А то еще лапшицы на уши навешают. Да и в магазине делать нечего.
   - Рома, говоришь, работы много? - произнесла та. - А давай и этих двух с собой прихватим, - и показала на мужиков. - Все равно баклуши бьют.
   - Не имеете правов таких, - возмутился один из забулдыг.
   - Это произвол, - закричал второй.
   - Права то я имею, - задумчиво произнес Рома. - Ситуация чрезвычайная. Только нужны они там?
   - Ничего пригодятся. Если их к делу приставить, то горы могут свернуть, так-то мужики они крепкие, - пояснила Татьяна Владимировна. - А ты возьми им в магазине по бутылке водки. За выпивку они на все готовы.
   - Но в накладной у меня водки нет. А три бутылки коньяка выделили для других целей.
   - Жирно им будет с коньяка. Еще тратить на них. А им все равно, что пить. Бери водку. Если, что мы подтвердим, что для дела, - заявила третья женщина. Остальные к этому времени уже разошлись. - А ты, Татьяна, не сомневайся. Присмотрю я за внуками твоими.
   - Рома, правильно говорит, - возразила первая. - Вместо того, чтобы болтаться в городе, пусть делом займутся. Витя давай домой. Хлеб и сахар отнесите. Переодевайтесь и сюда. Мне одежду для работы прихватите. Давай бегите.
   - Зачем же Татьяна Владимировна, - обрадовано заявил Рома. - Вон УАЗик наш подъезжает. На нем пусть и едут. А потом пусть на выезде из города ждут. А нам еще в хозяйственный магазин за посудой.
   Тут как раз из дверей появился мужчина средних лет, представившийся директором магазина. Вместе с ним молодая женщина лет тридцати с длинной черной косой и строгим красивым лицом. Она сразу взяла из рук Ромы накладную, внимательно изучила и передала директору. За это время парни и девушки уже загрузились в УАЗик.
   - Ну что же. Пройдемте, выберем товары, - заявила брюнетка.
   - Мои грузчики товары будут сюда выносить, - предложил директор, - а дальше пусть Ваши принимают и грузят. Кто со мной.
   - Рома, ты давай со мной и с Глафирой Антоновной отбирать, - скомандовала Татьяна Владимировна. - Только у тебя бумага есть с карандашом? Вот хорошо. Глаша, это тебе. И девушка, выдай нам под расписку еще несколько бутылок водки.
   - Но распоряжения о спиртном из исполкома не было, - поспешил сообщить директор.
   - Я уполномоченный исполкома, - решил вмешаться Саня. - Вот моя справка.
   Товары загрузили быстро. Тушенка, рыбные консервы, крупа, макароны, соль, сухари, сахар. Даже конфеты и печенье. Килограмм сорок свинины. Водки получили целый ящик. В расписке пришлось оставить свой автограф и Сане. Конечно, при этом он немного нервничал, чувствуя себя самозванцем, но позже немного успокоился. В хозяйственном магазине получили несколько котлов, кастрюль, эмалированные глубокие тарелки, ложки, кружки, а так же два десятка лопат и пять топоров.
   До Рыжовки доехали примерно через полчаса. За это время Саня даже сумел пообедать бутербродами, полученными в буфете исполкома. Не залерживаясь в деревне, проехали дальше еще пару километров. Остановились метрах в двухстах от вала, ограждающего от неизведанной территории.
   Тут уже стоят три колесных трактора, оснащенных как экскаваторы. Рядом еще четыре с прицепленными тележками, три самосвала, в том числе один КАМАЗ. Чуть в стороне два бульдозера. Один на базе гусеничного трактора, второй тяжелого Т-150. Людей собралось около сорока, большинство с лопатами. Прибывшие первым делом хотели броситься к валу, самим посмотреть что там, но Скворцов, ставший неожиданно строгим, сумел их остановить.
   - Успеете налюбоваться окрестностями, - заявил он. - Видите вон тот участок, который ниже всего по высоте. Это потому, что за ним русло реки. Там образовалось целое озеро, и вода уже поднялась почти до вершины вала. Хорошо еще берега у нее были низкие, и теперь вода разлилась широко. Но вскоре она начнет переливаться уже на нашу сторону, да и этот вал может не выдержать в любом месте. В результате погибнут поля с урожаем. В то же время у нас в ближайших населенных пунктах заканчивается вода.
   Поэтому нам надо выкопать искусственное русло, по которому вода пойдет по оврагу в пересыхающее русло речки уже на нашей территории. Это отсюда почти прямо на юг более километра. Еще одну канаву, но уже небольшую надо провести до глиняного карьера севернее Рыжовки. Кроме того там же неподалеку имеется засыхающее озеро, к нему также надо подвести воду.
   - Роман Максимович, а зачем эти маленькие канавки? - спросил один из только что прибывших вместе с ним парней. - Займемся одним большим.
   - Речка через Рыжовку протекала небольшая, к тому же туда вода до сих пор поступает из пары источников, и ее русло пока просто не справится с новым объемом, который пойдет отсюда. А созданные запасы можно будет использовать для хозяйственных нужд.
   - Здравствуйте я местный председатель колхоза, - заявил невысокий худощавый мужчина средних лет. - По одной из небольших канав воду можно довести прямо до нашего капустного поля. Там есть глубокий овраг, если его углубить, немного расширит и сделать плотнику, получиться пруд. Из него потом можно регулярно заливать большой участок, да и все остальное будет легче поливать. И главное это не так далеко. И воду можно куда-то потом деть.
   - Это все мелочи, - прервал его Рома. - Нам надо немедленно подключиться к работе. Так что хватайте лопаты. Юманеев, Дергачев с парой мальчишек, съездите с Родионом Макаровичем. Это секретарь местного сельсовета. Саня ты с ним знаком?
   - Да, но только по телефону.
   - Теперь воочию познакомишься. Он дрова выделит. Саня, распишешься как уполномоченный исполкома. Возьмите Урал с водителем. Татьяна Владимировна, вы тут подготовьте все, для того чтобы, как привезут топливо, начать готовить горячую пищу. Остальные разбирайте лопаты. Трактористы, шоферы и бригадиры ко мне.
   Саня и его товарищи с дровами из деревни вернулись через два часа. Кроме дров пригодных для костра, они в населенном пункте загрузили еще и свежеспиленные американские клены и ивы. Потом разобрали несколько старых построек, а в двух местах и ветхие заборы. Для этого Урал сделал еще два рейса. Трижды Сане пришлось показывать свою справку. И только успели все это сгрузить, тут же Рома их направили в ближайший лес. Здесь собирали все. Хворост, упавшие деревья, ветки, сучья. И все это пригодится на месте работ.
   А после ужина их группу направили копать канаву. По указанию Ромы тяжелый колесный трактор трехкорпусным плугом провел борозду от точки расположенной в полусотне метров от завала до самого глиняного карьера. Глубина разрыхленной почвы достигает тридцати сантиметров, ширина метр восемьдесят. Теперь лопатами надо вынуть из борозды мягкую землю. Этим и занялась бригада из двадцати человек, в которую вошел и Саня. Выкопанный грунт надо грузить в три небольшие тележки, в которые запряжены лошади. Еще одна, побольше, прицеплена к мини-трактору.
   Остальные работают на рытье главной канавы. Основную роль там играют экскаваторы на базе тракторов. Они выхватывают сразу по полкубометра земли и укладывают на самосвалы. Бульдозеры формируют новую насыпь длиной метров в двести. Для этого они своими отвалами послойно выгребают грунт с небольшой площадки перед завалом, одновременно углубляя его. Для того чтобы нарасти эту насыпь везут и грунт, который вынимают экскаваторы. В результате должна образоваться новая плотина, представляющая собой линию, вогнутую уже в сторону Рыжовки, упирающуюся своими концами в завал, созданный катаклизмом. На его укрепление и идет большая часть веток, бревен, деревьев привезенных Саней и его товарищами.
   Длина канавы, которую должна выкопать бригада Сани, более полтора километра. То есть им надо вытащить восьмисот с лишним кубометров земли. Задача в первое мгновение показалась довольно сложной для такого количества людей. Но тут как раз подъехал новенький трактор, собранный на Минском заводе. И у него впереди есть ковш погрузчика. Дело пошло. Теперь людям с лопатами надо только дочищать участок, после того как трактор перемещается дальше. Они выгребают оставшийся грунт, где-то расширяют его и углубляют.
   Канава начинается метрах в пяти по эту сторону от новой насыпи, в которой тут пока оставлен небольшой разрыв. Такая же прорана есть и там, где начинается главная канава. Обе расположены немного в стороне от участка вала, перекрывающего русло реки. Борозда для маленькой канавы проведенная по весьма кривой линии, по дуге огибает лежащую впереди низину. Участок поверхности тут имеет небольшой наклон справа налево. Гребень идет как раз в метрах двадцати параллельно канаве. Но часть грунта, который не помещается в тележки, приказано складывать направо, на ту сторону, которая хоть и немного, может буквально на миллиметр другой, но выше.
   Погода довольно неприятная. Небо затянуто. Время от времени моросит мелкий дождь. Температура не выше десяти градусов. К тому же дует противный ветер. Так что хорошо, что взял эту ватную куртку. Вынимая первые кубометры, люди привыкали и приспосабливались к работе. Потом пошло все вроде хорошо, но тут пришла усталость. Теперь перешли к работе с перерывами. Половина группы работает, половина отдыхает. Потом люди меняются. Откуда-то привезли и поставили в лагере две большие палатки. Вот в них отдыхающие смены и отлеживаются на голых досках. Час такого отдыха, скрашенного горячим чаем с конфетами и печеньем, и снова на улицу работать. Учитывая дорогу туда и обратно, время, проведенное в палатке заметно меньше шестидесяти минут. Уже давно стемнело, включили фары, появились фонари и даже керосиновые лампы. Зажгли с десяток факелов. Но рыть не прекратили. И там, и здесь.
   Длина канавы достигла уже метров триста. Дальше совсем недавно было небольшое возвышение. Но его уже срыли подошедшие сюда час назад из дальней бригады бульдозер и еще один колесный трактор с ковшом-погрузчиком. Техники вообще за время работы прибавилось. Так, несколько единиц техники, работающих сейчас на главном канале, прислали, военные. Например, тяжелый бульдозер на артиллерийском тягаче и два мобильных экскаватора. Больше тут стало и самосвалов, и тракторов с тележками. Приехали несколько групп людей, мобилизованных в городе и соседних селах.
   Но работы идут не только на этом участке. Такое же положение еще в нескольких местах. Так, большая часть военных сейчас работает над тем, чтобы перенаправить воду в Варяжское Болото, из которого вытекает Рось. Кроме того у них есть и другие заботы. Еще до прибытия бригады Ромы, тут поработали ребята из подразделения РХБЗ. Они среди прочего взяли пробы и воды. Теперь поступило сообщение, что она абсолютно чистая. Но воду для людей пока все еще привозят из местного родника. И ее уже не хватает, так как на время пока обмелели колодцы, из него же снабжается и местное население. Правда, большая часть жителей из окрестных сел и деревень и так работает здесь. Но ведь надо поить и скотину.
   Теперь, так же как и из канавы, надо убрать остатки почвы из образовавшегося небольшого котлована, глубиной в центре до метра с сантиметрами. Диаметр этого почти правильного круга примерно двадцать метров. Может и больше. Но подсчитать, сколько будет квадрат десяти, а потом получившийся результат еще умножить на число Пи, будет попроще. Грунт, который выгребли и вынули трактора выситься вокруг котлована. Его надо подравнять и утрамбовать.
   А дальше идут уже две борозды. Одна к карьеру, а вторая как раз оврагу на краю капустного поля. Но закончив с котлованом, люди устали до предела. Поэтому начальство, оставив на месте работ дежурных и несколько действующих единиц техники, всем разрешило идти спать.
   Однако долго отдыхать не пришлось. Саня с трудом разлепил глаза, когда его растолкал Максим. Доски, на которых он лежит, так-то жесткие, но сейчас и они кажутся хорошей постелью. Вставать с расстеленной телогрейки не хочется, но надо. С трудом передвигая сопротивляющиеся ноги, выбрался из палатки. Толька светает. Посмотрел на часы. А на них уже семь сорок четыре. Вот еще один явный признак того, что произошло нечто странное. Еще вчера показалось, что стемнело слишком поздно. Когда вчера начало смеркаться было около десяти часов, а солнце село чуть раньше. Но тогда был занят, и было не до размышлений. Учитывая, что солнце сегодня еще не встало, тут сейчас где-то апрель месяц, да и с часами надо разобраться. Между прочим, с момента как он потерял сознание вчера, прошло более двадцати часов.
   За это время на той стороне образовалось большое, а главное широкое озеро, в которое река ежесекундно вливает где-то десять кубометров воды. В результате на площади более девятисот тысяч квадратных метров, накопилось почти семьсот тысяч кубометров воды. И около двух часов назад она перебралась на эту сторону. Точнее ей дали это сделать, проделав на вершине небольшую брешь. Она сначала быстро наполнила углубление перед новой насыпью, а потом через специально оставленные промежутки, и второе, созданное уже на этой стороне.
   И теперь вода течет по канаве, вырытой, в том числе и руками Сани. Разумеется, весь поток не может поместиться в этом неглубоком и нешироком рве, поэтому большая часть воды переливается через левый край и растекается по всему пространству дальше в низину. Тут недавно скошенные луга общей площадью более чем в пять квадратных километров. Земля за последние дни высохла так сильно, так что все пространство вчера было желтым. Для новых ростков не хватало влаги. Не сыграли значительной роли и дожди, которые моросили почти весь прошлый день. Но теперь все поменялось. С каждой минутой разливающаяся вода продвигается все дальше и дальше. И на данный момент, одновременно с увеличением покрытой ею площади, она движется дальше все медленнее и медленнее, так как каждый квадратный метр левее от канавки пока продолжает впитывать в себя живительную влагу. А потом, заполнив дно низины почти в двух километрах отсюда, и немного не достигнув края пшеничного поля на противоположной стороне, вода будет стекать в то самое пересыхающее озеро.
   Но все это только на время. Потом постоянный приток в этот водоем будет осуществляться уже через одно из ответвлений той самой канавки, которое сейчас роет бригада Сани. Оно начинается в метрах пятидесяти от недавно созданного небольшого искусственного водоема. Десять из них еще не отрыты, чтобы вода не добралась до места работ. Землю оттуда уберут позже. Остальные два ответвления будут идти к только создаваемому пруду для полива капусты и глиняному карьеру. Но это пока оставлено на потом. Но первым делом воду направить в сторону озера. Для этого нужно подготовить только двести метров, перерезав невысокий гребень впереди. Дальше вода проделает путь сам.
   Позавтракав горячей кашей с тушенкой, десять человек погрузились в тележку попутного трактора и на ней дохали до места. Смененные ими товарищи отправились в лагерь на двух телегах. Тратить силы, на то, чтобы пройти четыреста метров сейчас большая роскошь. Болит все тело. И лопата в руках стала ненавистной. Но копать надо. Неожиданно за спиной раздался топот. Саня обернулся. Это, почувствовав воду, к канаве рванули лошади колхозного табуна. Кобылы с жеребятами и жеребец. Мерины все сейчас работают. Табун всю ночь пасся около остатков озера. Поить их там не стали. Водоем почти пересох, и оставшаяся жижа выглядит не очень приятно. И вот теперь перегоняемые на новое место животные получили возможность напиться. А через час сюда на водопой пригнали стадо коров.
   Но люди, отвлекшись на пару минут, вернулись к делу. Бригада перешла к работе в две смены. Десять человек находятся в лагере, десять на рытье канавы. Но землю копают только пятеро. Это не считая техники. Трактористы так же меняются, и работа не прекращается ни на минуту. Остальные пятеро землекопов отдыхают рядом. Минут через двадцать смена. И так четыре часа, потом приезжает десяток из лагеря. Там в палатке теперь есть матрасы, на которых можно спать. Для изможденных людей больше ничего и не надо. Если только горячий чай. Хотя на сегодня на обед каждому налили и по пятьдесят грамм водки.
   - Садитесь, пообедайте Родион Макарович, - предложила Татьяна Владимировна. - Небось, и сам проголодался.
   - Спасибо, - поблагодарил тот, и, не заставляя долго себя уговаривать, устроился рядом с Саней.
   - Извини, но мяса тебе не осталось, - сообщила Глафира Антоновна, ставая перед ним большую железную глубокую тарелку с борщом. - Весь привезенный сегодня утром из города в дело пустили и раздали. Не очень много получилось, пришлось бульонные кубики добавлять. Тушенку для пюре оставили. Вот ее я тебя поболее наложу. Тем более с картошкой ты сам постарался нас снабдить. Спасибо, что так много собрал и привез.
   - Да мы и насчет мяса что-то придумали бы, - начал оправдываться Родион Макарович. - Зарезали бы бычка или барана. Но пришло указание, всю скотину не трогать, стараться откармливать на осень. То же и с птицей. Особо строго предупредили насчет маток, а так же быков. Надо увеличивать поголовье. А спрашивается, как и чем их кормить? Летом еще туда-сюда, а на зиму? Площади-то ограничены. Эх, была бы пригодная для хозяйствования землица на той стороне. Как разберемся, сразу же на ту сторону пойду проверить.
   Вторая ночь прошла менее напряженно. Кроме немногочисленных дежурных смен, большая часть людей получила возможность отдыхать, уже как только село солнце. Так Саня в темное время работал всего два часа. Остальную часть ночи, которая действительно почему-то стала длиннее, он проспал. Устал настолько, что стоило только лечь на матрас, и он уже сразу отключился. После рассвета опять работали в две смены, но только до обеда. К этому времени уже пустили воду по основному каналу. Поэтому ели и пили чай не торопясь. Но потом к работе приступили с энтузиазмом. Осталось доделать всего ничего. И все, можно сворачиваться.
   Под конец пребывания тут все-таки появилась возможность полюбоваться новыми землями. Правда, перед взором поднявшихся на вал ребят открылся в первую очередь вид на разлившуюся серебряную гладь прозрачной воды. Как раз установилась безветренная погода. Но вода есть вода. А вот все остальное, что лежит дальше, действительно выглядит необычно. Нет радующей глаз зелени, да и вообще почти не за что взгляду зацепиться. Голое пространство с редкими холмами, и какими-то темноватыми или наоборот светлыми пятнами.
   Сам вал довольно широкий, метра пять не меньше. Причем в середине он состоит в основном из глины, а на той стороне уже есть и камень, и песок, и главное местами даже выход бурого угля. Но это уже ближе к подножию, и находиться еще под слоем прозрачной воды. Уровень которой хоть и снизился, но пока совсем немного. Там, где примерно находится русло реки, и вал пониже, специально проделаны несколько брешей-промоин, через который стремительно несется поток воды. И если он не справиться сам и не сможет еще больше углубить и расширить их, придется постараться людям. Прораны во второй плотине пока и вовсе не закрыты.
   Снизу ребятам уже машет Рома. Пора собираться домой. Даже местные решили сегодня и завтра отдыхать. Точнее заняться повседневными делами, немного запущенными. Доделывать систему водораспределения будут потом. Нет, дежурных тут на всякий случай оставят. А так людям действительно надо отдохнуть. Работу сделали большую. Это конечно не поворот воды из верховьев сибирских рек на юг, но все же в данных условиях весьма значимое дело. Из некоторых мелких искусственных хранилищ-озер уже качают воду для полива полей. Вчера дождя не было. Родион Макарович несколько раз радостно восклицал, что теперь трава на лугу, пока залитом водой, быстро пойдет вверх.
   Домой добрались еще засветло. Останавливались в деревне, где закупили картофеля, молока и яиц. К тому же им выдали обещанный продуктовый набор за три дня. Сверх того каждый получил по полкило вареной колбасы. Хлеб купили уже в городе. Причем взяли практически последние буханки с лотка. И цена на него выросла на три копейки. Грязную рабочую одежду отдали тете Оле. В гостинице стирать негде. Расплатились крупой. Саня показался в исполкоме, но Руянова его прогнала.
   - Иди-ка, друг мой, в гостиницу, переоденься, ваши вещи туда отвезли, помойтесь и отдохните. Завтра к восьми чтобы был у меня.
   После душа сил осталось только добраться до кровати. Хорошо в номере появился Денис. Он достал целый чайник кипятка, заварил чай, приготовил бутерброды, открыл банку тушенки. Только тут остальные трое смогли подняться с кроватей.
   - Спасибо, Денис, выручил, - поблагодарил товарища Максим, доедая свой бутерброд. - Без тебя мы сами так и лежали бы голодные.
   - Это я вас должен благодарить за такой ужин, - возразил Денис. - Вон он, по нынешним временам, дорогого стоит.
   - Это несколько бутербродов-то? - усмехнулся Костя.
   - Как раз несколько бутербродов в данных обстоятельствах и ценность ребята, - заявил им Денис. - Особенно для нас. Просто вы еще много не поняли, так как двое суток отсутствовали в городе.
   - А что же тут за это время еще произошло? - улыбаясь, переспросил Максим.
   - Довольно много. Вы надеюсь в курсе, что мы оказались на какой-то неизвестной планете? Читали "Робинзоны космоса" Франсиса Карсака?
   - А это точно? Читать-то читал. Но может это кусок другой планеты попал к нам? - уточнил Костя.
   - У нас нет связи ни с центром, ни с регионами РСФСР. Более того, мы не ловим сигналы ни из Европы, ни из Азии, тем более из обеих Америк и Австралии. Ни Запада, ни Востока. Зато тут рядом город Святославль из Российской Империи двадцать первого века, причем там впервые услышали про существование РСФСР. Более того тут есть еще один Святославль. Из две тысячи пятого года какой-то Российской Федерации. Это государство, в котором прошло уже около пятнадцати лет, как от социализма перешли к капитализму. В ее составе нет территорий наших основных автономных республик. И порядки там еще те. По нашим сведениям в этом Святославле сейчас чуть ли не война идет.
   - Кто с кем? - встревожено спросил Саня.
   - Да непонятно. Информации мало, мы ее от императорских получаем. Тот Святославль на другой стороне уже их озера. Они туда разведку послали. Какие-то гангстеры, олигархи, милиция тамошняя, которая сама по себе.
   - Денис, а какое отношение все это имеет к нашим бутербродам? - уточнил Максим.
   - То, что мы тут оказались отрезанными от всех. Разумеется, кроме наших новых соседей. Но и у них положение не лучше. Люди начинают это осознавать. Условия нашего существования изменились.
   - Это мы поняли, - усмехнулся Костя, - ты давай про бутерброды. Не отвлекайся.
   - Не перебивайте,- начал сердится Денис. - Теперь условия нашей жизни поменялись. И пока неясно к чему готовиться. И нужны ресурсы. Пока же еще сложно определить, что обесценится, а что станет дороже, особенно для простого гражданина. Это касается и материальных ценностей. Чтобы не было ажиотажа, когда одни все сгребут, а другим ничего не останется, в городе закрыли магазины. Первый день продавали на улице только хлеб, сахар, соль, спички. Все это в ограниченном количестве в одни руки. И то хлебозавод работает с максимальной нагрузкой. Подключили даже армейские мобильные пекарни из резерва. То есть люди в эти дни брали хлеба намного больше обычного. А в магазинах проводится учет других товаров, часть которых даже изымается.
   - Это мы знаем, наблюдали перед отъездом. Даже сами кое-что изъяли.
   - Вот, а вчера с утра начали выдавать продуктовые карточки на основные товары. В основном через организованные по месту жительства специальные пункты, на основе отметок о прописке и справок о составе семьи.
   - А тем, у кого нет прописки? - забеспокоился Саня.
   - Специальный пункт при исполкоме, - ответил Денис. - Я сам там четыре часа сегодня работал, и вчера два.
   - Представляю, какой дикий ажиотаж на этих пунктах, - вздохнул Костя.
   - Кстати, не такие уж и большие очереди, - ответил Денис. - Особенно по месту жительства.
   - А чего так? - удивились все трое соседей хором.
   - Набрали довольно много добровольцев. Поэтому работают эти пункты посменно. С семи утра до одиннадцати вечера. Выдаются карточки на основе базы зарегистрированных жителей. Взял паспорт, ввел запрос, проверил по документу появившиеся сведения, поставил отметку о копировании в базу выданных продовольственных карточек, там ЭВМ сразу автоматически проверяет, получал ли человек до этого карточки или нет. То есть процесс довольно быстрый. При этом практически исключаются всякие махинации как со стороны нечистоплотных исполнителей, так и особо хитрых граждан.
   - Ну почему же обязательно особо хитрых, - не согласился Костя. - Вдруг, какие нестыковки. Может же человек просто забыть, что получал уже эти карточки.
   - Согласен, - ответил Денис. - Карточки может получить любой взрослый член семьи проживающий совместно. Предполагается, что в ближайшие дни разработают опцию получения их по доверенности.
   - А если пойдут подделки? К тому же это еще лишние документы при выдаче надо проверять.
   - Почему? Отметка о доверенности будет привязана к базе, - пояснил Денис. - Ну, так вот, действительно жена может получить карточки и на мужа, и на детей. А он просто об этом не знает. Ну а с теми, у кого нет прописки, приходится немного сложнее. Сначала надо заполнить электронную анкету. Но ничего. Я вот за время работы семнадцать человек зарегистрировал, кроме себя. Это, учитывая, что большую часть времени был занять сопутствующими делами. Например, печати ставил.
   - Какие? - первым спросил Максим.
   - На талоны. Их распечатывают на простой бумаге формата А4. Там главное оригинальные узоры и знаки. Потом на них мы проставляем специальные печати, на каждый по две и с разными изображениями. К тому же один синий, второй красный. А потом все это еще пропускают через специальный цветной принтер в кабинете Руяновой, в завершение ставится специальное факсимиле. Один талон - паек человека на одни сутки. По ним выдаются продукты по фиксированной цене в магазинах потребсоюза.
   - Слушай, по-моему, эти талоны можно довольно легко подделать? - произнес задумчиво Максим.
   - Можно, конечно, - согласился Денис, - но зачем? Во-первых, за товары по ним все равно надо платить. На один суточный талон с завтрашнего дня будет выдаваться четыреста грамм хлеба. По талону на одну неделю - полкилограмма сахара. Да. С завтрашнего дня и его будут выдавать также ограниченно. Об этом объявят с утра. До сегодняшнего дня и то, и другое можно было купить по немного завышенной цене свободно. Кроме того по этому же талону на человека триста грамм пшена или такое же количество перловки, или двести гречки; двести грамм овсяных хлопьев; две банки тушенки или килограмм курятины; по банке: перловой или рисовой каши с мясом; кильки в томатном соусе; сгущенного молока. Конфет равноценных на выбор двести грамм. Полкилограмма макаронных изделий, столько же муки. Масло сливочное четверть килограмма. Набор выдается в комплекте. Есть еще два дополнительных талона. На них можно приобрести что-то на выбор по прейскуранту. От одного до трех наименований на один.
   - Не жирно, - произнес Костя.
   - Но это только часть недельной нормы. Предусмотрены небольшие бесплатные продуктовые наборы для пенсионеров, инвалидов и на каждого ребенка. Их выдают в пенсионной службе, школах, детских садах по спискам. Таким же образом часть продуктов питания распределяется по месту работы. Кроме того, есть рынок с относительно нормальными ценами на молоко, овощи, в том числе картофель; есть коммерческие магазины с очень высокими ценами. И потом карточки это временно, пока ситуация не стабилизируется, люди успокоятся и начнут брать продукты по потребностям, а не хватать все подряд. Нужное и ненужное. К тому же у многих и так были запасы дома.
   Кроме двух городов сюда попали и несколько колхозов и совхозов. Есть два дачных поселка, подсобные хозяйства предприятий. Скоро уже начнется уборка урожая. Пшеница, ячмень, рожь, овес. В каждом хозяйстве имаются поля гороха. Подсолнечник, из которого получат растительное масло и халву. Сахарная свекла. Перерабатывающие предприятия есть. В колхозе "Заветы Ильича" и совхозе "Октябрь" точно есть посевы гречки. Это из того, что я краем уха слышал. Молока и сейчас довольно. Есть сметана, масло, творог, сыр. Яиц много. В озере и реке полно рыбы. В последнее время над этим хорошо поработали. Тут даже есть пара небольших предприятий по разведению мальков. Между прочим, в РСФСР соотношение сельского и городского населения было два к двадцати трем, у нас даже на территории подведомственной горисполкому один к шестнадцати. Но ведь с нами оказались еще и часть сел и деревень соседних районов.
   И вот тут мы и подошли к проблеме бутербродов. В столовых и кафе цены выросли в разы. А мы с вами официально нигде не числимся. Наш статус не определен. Запасов у нас нет. Да какие-то карточки мы получим. Кстати, завтра вам бы заняться этим. Но главное у нас нет возможности готовить. Поэтому-то вот такие закусочные варианты для нас пока и особо ценны.
   - Ясно, - произнес Костя, - а у нас с Саней и с деньгами не ахти. В Москве потратились.
   - Ну и хорошо сделали, - заявил Денис. - Одежда пригодится. Да и остальное. Внешних поступлений теперь не будет. А погода сейчас прохладная. Кстати, в гостинице условия не очень подходящие и для стирки вещей. В общем, давайте думать, как жить дальше.
   - Считаю нам четверым надо держаться вместе, - первым высказался Максим. - Все же проблемы у нас одинаковые, вместе как-то да справимся. А продуктовые карточки надо завтра-послезавтра взять. Это обязательно.
   - Необходимо поменять место жительства, - менять заявил Костя. - Нам бы в какую-нибудь общагу перебраться. Может остальные условия там будут похуже, но все же можно приготовить горячую пищу, чайник вскипятить.
   - Вот. Нужно купить кастрюлю, сковородку и чайник. А на четверых это проще чем каждому отдельно, - развил свою мысль Максим.
   - Саня, ты сможешь поговорить с Руяновой насчет общежития? - спросил Денис.
   - Почему же, смогу, - ответил Юманеев немного неуверенно.
   - А что! В городе кроме прочего есть техникум, медицинское училище, СПТУ, - начал вспоминать Костя.- У них должны быть общежития. Причем занятия закончились, иногородние ребята в основном все разъехались. И многие из них теперь остались за периметром нашего куска территории и в сентябре на учебу уже не приедут. Одну-то комнату нам найдут.
   - Саня парень молодой неопытный, нам всем надо помочь ему, - высказался Максим. - Так что после обеда вместе подойдем с этим вопросом. Да и профессоров наших надо подключить. Им и самим надо переселяться.
   - Согласен. Так что, Саня. Дождись нас. Соберемся в четырнадцать часов в исполкоме, - заключил Костя.
  
   Не сказать, что с утра самочувствие оказалось превосходным. Немного беспокоили и спина, и небольшой дискомфорт в мышцах рук, ноги побаливали. И это несмотря на то, что Саня целый год работал грузчиком. Мешки по полцентнера уже привык легко ворочать. Но то ли для копки земли другие навыки понадобились, то ли это от отдыха на жестких досках или вовсе на земле, а может и нагрузка оказалась великовата и для него. Немного побаливает и ступня правой ноги.
   Но в семь тридцать он уже стоял перед дверями в кабинет Руяновой. Похвалил себя за куртку, приобретенную в столице. Ехал в город только с запасом легких вещей: две пары брюк, шорты, тонкие спортивные штаны, четыре рубашки, столько же футболок, белье. В первый день в Москве так же приобрел нужнее только для жаркого лета. А погода и сегодня с утра не совсем теплая. Опять начало капать. Так что пригодилась обнова.
   Сидеть за телефоном Сане на этот раз не пришлось. Для этого за два дня уже набрали целую группу, которая теперь сидит в отдельном помещении. Восстановлена работа местного сегмента государственной единой информационно-коммуникационной сети. Тем более региональный центр первичного уровня расположен как раз в Святославле. Разумеется, доступа к мощным базам данных теперь уже не будет. Объем хранилищ местного центра небольшой. Но обмениваться информацией можно. Так что свежую информацию теперь можно отправить по электронной почте. Она же регулярно выкладывается на доске объявлений и сообщений, общедоступной для всех подключенных к сети, а так же странице обсуждений виртуальной информплощадки исполкома. Через эту же сеть можно получить и сведения с мест. Да и система уже наладилась. Первый шок прошел и начались обычные будни, когда без особой нужды к начальству можно и не обращаться.
   Да и карточек на товары вчера наделали достаточно. Многие на эту неделю их уже получили на руки. Сейчас Василиса уже велела готовить узоры для талонов и факсимиле на следующие семь дней. Сами талоны начнут выдавать завтра. Председатель исполкома, пришел в себя после событий первого дня и вновь взял на себя текущие проблемы. Все это узнал за несколько минут в приемной. В кабинете Руяновой Саня застал ту самую брюнетку, которая выдавала им продукты в универсаме. Они с хозяйкой обсуждают какой-то список. Сразу же обратил внимание, что обе девушки в верхней одежде. На обеих кожаные куртки. Причем черные. И хоть сапоги обеих вполне гражданского вида и на каблуках, их вид почему-то сразу же вызвал у Сани тревожные ассоциации. Словно он ко всему прочему еще оказался и в те уже далекие суровые времена, знакомые в первую очередь по фильмам. Книги все же зрительно воспринимаются не так ярко. Довольно благодушное настроение сразу же пропало. Вместо этого появилось ощущение того, что он находится на пороге чего-то незнакомого, опасного. Все-таки те годы столь романтично выглядят только после художественной обработки, и на все это лучше смотреть со стороны, а не принимать в них непосредственное участие. И все-таки появился даже какой-то опьяняющий восторг. И еще сейчас пришло осознание, что началась новая жизнь.
   На все это ушли какие-то секунды. И тут же сам удивился, откуда у него появились эти мысли, ощущения? Еще раз посмотрел на девушек. Странно. Теперь ничего такого в их внешнем виде, он не видит. Никаких намеков. Да молодые, симпатичные. А так смотрятся вполне обычно, ничем не выделяются от многих других вокруг. Наоборот, одеты они, как раз по погоде. И в кабинете прохладно. И фасон не тот. Например, на Василисе короткая старая куртка, летного образца. Может все же, всему виной как раз то, что он уже готов воспринимать начало новой жизни и произошедшие перемены, как данность? Старые времена со своей стабильностью, порядком, размеренностью остались там где-то позади. А что впереди непонятно. Конечно, хочется ожидать будущее с оптимизмом, но тревожные нотки тоже звучат очень громко и настойчиво.
   Впрочем, много времени на размышления ему не дали. Уже через десть минут он сидел в УАЗике Василисы, и она прямо тут провела с ним инструктаж. Надо провести ревизию в одном их магазинов. Тут продается все необходимое в хозяйстве от посуды до гвоздей. Вот их и надо пересчитать. Магазин принадлежит потребсоюзу и начнет работать с завтрашнего дня. Задача выявить излишки, то, что по последнему отчету директора якобы уже продано. Деньги за них он для сдачи уже подготовил. Но все же есть сомнения, да и порядок уже определен. Завтра цены вырастут на все товары, которые пока не производятся в городе и окрестностях. И если директор нечистоплотен, то продаст эти излишки дороже, а разницу положит в свой карман. А человек он ушлый и грешки за ним водятся. Умеет найти подход к людям. Потому-то Василиса лично принимает участие в ревизии. И Саня человек новый, потому без личной заинтересованности.
   - В комиссии пять человек. Старшая вот Дарья Владимировна. Мы с тобой, там, в качестве поддержки. Смотрим за остальными проверяющими и за персоналом. Ясно.
   - Да.
   - Если, что на месте сориентируемся. Что непонятно - спрашивай. Как у тебя самого-то дела?
   - Нормально, - немного с заминкой ответил Саня.
   - Мы тебя тут мобилизовали явочным порядком. Так уж получилось. Даже твоим мнением не поинтересовались. Только то, ради чего вы приехали в наш город, пока отошло на второй план. Не до этого, - принялась объяснять как маленькому.
   - Да ничего. Все равно мне надо же чем-то заняться. И домой не вернешься, - ответил Саня.
   - Скучаешь по родным? - спросила Василиса.
   - Есть немного. Но времени на это у меня даже и не было. Только вчера приехали. Уставшие были. Как-то даже не думал об этом.
   - Талоны на питание еще не получили?
   - Нет. Мы же еще не зарегистрировались. Да потом нам даже готовить негде, - заявил Саня, решив воспользоваться моментом, чтобы перейти к просьбе.
   - Ну, да в гостинице условия не подходящие. Ничего я сегодня же решу этот вопрос. И еще. Ты теперь числишься у меня. Поэтому сегодня же получишь в буфете исполкома продуктовый набор. Сколько вас там?
   - Четверо, - сообщил Саня и перечислил соседей. - Еще профессора.
   Директор с персоналом ждет их перед опечатанными дверями, где дежурит милиционер и двое вооруженных гражданских. Дождик прекратился, и появилось солнце. А с его лучами окружающее заиграло красками, настроение улучшилось. И нет вокруг ничего необычного. Как-то само собой исчезли все тревоги.
   Василиса приказала по рации снять магазин с сигнализации. Печати сорваны, замки открыты, и вот они внутри помещения. И тут случилось основное событие. Директор попросил Василису и Дарью отойти. А уже через пару минут стало понятно, что он решил сразу же покаяться. Заранее признался, где и как решил схитрить. Более того через час он без принуждения рассказал даже то, какие товары уже успел увезти.
   А во всем остальном тут оказался полный порядок. Проверяли товары по списку. Сколько поступило, сколько реализовано, сколько осталось. Что-то пересчитывали, а что-то просто взвешивали. А потом результат сравнивали с отдельным экземпляром. И если надо уже высчитывали количество. И каждый раз даже легче становилось, когда все совпадало. Так проработали до одиннадцати.
   Теперь возник вопрос, что делать с директором и его подельниками. Растраты они не совершили. И даже сам признались в том, чего нельзя было даже выявить. Все это необходимо принять во внимание. Большая доля излишков все еще не прошла окончательно по документам. Поэтому отчеты вернули на переделку, а часть удалось оформить как возврат. Завтра все это будет на прилавках, но уже по новой цене. Люди нужны. Кому-то ведь и работать надо. Так что директор останется на своем месте.
   Комиссия поехала на очередной объект, а Василиса и Саня вернулись в исполком. Руянова еще из магазина сделала звонок насчет общежития. И когда к четырнадцати часам Максим, Костя и Денис появились в исполкоме, вопрос уже оказался решен. У крыльца их даже ждет небольшой автобус из местного гаража. С вещами из гостиницы они выехали в пятнадцать, и вместе с ними Аркадий Николаевич с Борисом Витальевичем - профессором Дениса. Кроме того с ними еще двое постояльцев гостиницы.
   Только ребята уже через десять минут прибыли до места назначения, а четырех представителей старшего поколения увезли дальше. Здание общежития построено совсем недавно и находится в ведомстве местного исполкома. Первый этаж занят разными организациями. Так тут же располагается опорный пункт милиции, у которого отдельный вход. А тут находятся кабинет коменданта, технические службы, паспортный стол, склад. А вот вахты как таковой нет. Наверх ведут две лестницы. Под ними двери в подвал. Тут о новых постояльцах уже знают.
   По правой лестнице четверка новых жильцов вслед за комендантом поднялись на четвертый этаж, разделенный на две части. В этой оказалось шесть секций. Одну из них по распоряжению Руяновой как раз и выделили для Сани и его товарищей. В ней имеются общее помещение с плитой и большим столом, санузел, душевая, а также пара спален, предназначенных на трех человек каждая. Всего в секции шесть тумбочек, столько же кроватей с матрацами и подушками, старый диван в большой комнате. Нашлось и восемь стареньких стульев. Есть по шкафу в каждой спальне и одна вешалка при входе в секцию. Кроме того оказалось, что Руянова распорядилась выделить из запасов на чрезвычайные ситуации набор постельных принадлежностей. На каждого армейское одеяло синего цвета с тремя темными полосками, три простыни, две наволочки. Нашлось и кое-что из утвари. Глубокие металлические тарелки, старый чайник. Ложки и кружки у ребят есть свои.
   Через полчаса к гостинице приехал автобус. Вчетвером съездили в местный пункт проката, где для них по звонку Василисы приготовили небольшой холодильник и старый черно-белый телевизор. Оплату за два месяца аренды внесли Максим и Денис. Потом все вместе вернулись в исполком решать вопрос с карточками. Тут оказалось, что Руянова раздобыла для них где-то новенький чайный сервиз.
   - Александр. Сегодня устраивайтесь, обживайтесь. А завтра с утра ко мне. Предстоит поездка к соседям. У тебя есть что-то полувоенное, походное? Рабочая одежда не в счет.
   - Нет. Только гражданская одежда, которую взял с собой и вот эта куртка. К тому же вещи, в которых я работал на прокладке каналов, сейчас в стирке.
   - Ничего. Что-то для тебя приготовят. Переоденешься здесь. Давай до завтра.
   Но дело этим не ограничилось. Выяснилось, что в штабе решили, Максима и Костю на завтра так же прикомандировать к Василисе. Благо оба относительно свободные, в текучку еще не втянулись, а прежние задачи и цели действительно сейчас подождут.
   В душе не оказалось горячей воды, по графику ее подадут только завтра вечером. Экономится топливо. Электричество включают вечером только с девятнадцати вечера и до двадцати трех, утром с шести до восьми часов. Но, честно говоря, эти мелочи на настроение компании не сказались. Кашу на электрической плите они сварили, воду в чайнике вскипятили. А спать они легли уже в двадцать два. Места распределили по жребию. Сане досталась одна комната с Денисом.
   Через несколько часов они все четверо неожиданно проснулись. Где-то тряхнуло. То ли взрыв, то ли гром. Очень похоже на то, что произошло в момент "Ч", как принято теперь называть перенос. Так сказали ребята. Саня помнит в основном свои ощущения. Мысли в голове роятся разные. Может они обратно вернулись? Хотя Максим сказал, что, судя по звуку, все произошло где-то в стороне. Скорее всего, юго-восток от города. И все-таки примерно через полчаса они заснули.
   Зазвенел будильник. Но подниматься с кровати трудно, глаза не хотят разлепляться. Сказалось ночное происшествие. Саня две минуты посидел на краю кровати, и все-таки заставил себя встать на ноги. Дальше пошло легче. Быстро в санузел, оправился, вымыл руки холодной водой, сполоснул лицо. Все - он в порядке. Денис уже поставил заранее приготовленный чайник. Время одна минута седьмого. По очереди брились, одевались. Пока нарезали хлеб, сыр, выкладывали на тарелки куски тушенки, вскипела и вода. Потом пили горячий напиток из растворимого кофе. Еще из старых запасов. Все. Время уже семь. Денис тут все уберет. Ему в штаб к полдевятого, до остановки служебного автобуса всего несколько шагов, та что успеет. А остальные резво побежали вниз по лестнице.
   До исполкома десять минут ходьбы прогулочным шагом. Но на улице моросит неприятный дождь. И только сейчас светает. Поэтому расстояние преодолели весьма резво. Вчера вечером Денис мимоходом сообщил, что, судя по всему, тут конец апреля. За несколько суток наблюдения все-таки получили кое-какие данные. Ночи хоть и короче дня, но не намного. И главное пока они постепенно становятся короче. Значит до солнцестояния еще далеко. Ну и погода весенняя. И в сутках тут двадцать четыре часа девять минут. Поэтому стрелку на будильнике они вчера перевели заранее.
   А вот и исполком. Пока людей тут нет. Только тетенька вахтер, дежурный и два милиционера. Они-то сразу и сообщили, что Руянова уже тут. Впрочем, она уже спускается вниз. Одета в штурмовку: куртку и брюки из плотной палаточной хлопчатобумажной ткани цвета хаки. На голове берет синего цвета. Обута в офицерские кожаные сапоги. Пояс перетянут широким ремнем. Над правым бедром кобура, в руках портфель, за спиной рюкзак, через плечо перекинуты две сумки, одна из них с вычислителем.
   - Здравствуйте, - поздоровалась она с ребятами. - Уже пришли. Хорошо. Через пять минут привезут для вас одежду и оружие, - а пока присаживайтесь.
   Александр Николаевич появился через четыре минуты. Вместе с ним трое мужчин. Здоровяк в красном берете и камуфляжном костюме лет тридцати. Парень-ровесник Кости и Макса в штурмовке, только похуже чем у Руяновой, и явно поношенной. И на ногах у него берцы. А третий одет во флисовый костюм. Куртка прямого силуэта с центральной молнией снабжена капюшоном. Брюки с поясом резинке, с лампасной лентой по боковым швам. На ногах легкие кроссовки. И если у первых двух на ремнях открыто висят пистолетные кобуры, а на плечах АКМ-2 со сложенными прикладами, то у этого никакого оружия не видно.
   Для Сани и его друзей привезли камуфлированные костюмы, но явно качеством лучше тех, которые они получили недавно. В придачу каждый получил демисезонную куртку с такими же узорами. Сапоги пришлось оставить тут, так как им выдали берцы. И вполне неплохие. В качестве головных уборов получили черные вязаные шапочки и панамки. Но главное коричневые широкие ремни. И на каждом кобура, причем с содержимым.
   - Ребята, покажите паспорта, документы на оружие, - потребовал Александр Николаевич, как только те натянули подходящие по размеру комплекты формы. - И вообще все, что у вас имеется.
   Минуты две сверял между собой все документы, а потом сложил их в свой портфель. Опешившие ребята не успели и слова произнести, как Макс и Костя получили в руки пластиковые карточки со своими именами. Только там указано, что они сержанты ВС. Сане Василиса вручила сложенный надвое кусок картона. Снаружи оно покрыто коричневой краской, и читается вытисненное желтым слово "Удостоверение". Внутри фото Сани и запись что он, младший инспектор-курьер исполкома города Святославль.
   - Курсы на владение огнестрельным оружием все трое прошли. Юманеев первоначальный, Дергачев, Арсеньев полный. К тому же Константин Андреевич и Максим Леонидович служили в армии. Поэтому вам двоим укороченные автоматы Драгунова. Ну а тебе Саня гладкоствольный Соколик. Справишься?
   - Да, конечно, - бодро отрапортовал Саня, но потом тихо добавил, - только я его в руках никогда не держал.
   - Из АКМа стрелял?
   - Да. Стрелял. И разбирал, и собирал.
   - Ну вот. То же самое. Укороченный вариант. Только стреляет одиночными, патроны шестнадцатого калибра. Приклад складывается. В таком походном положении вести огонь нельзя. Ребята по дороге расскажут подробнее.
   - Ясно, - быстро ответил до этого уже раскаявшийся в своей искренности Александр.
   - Вот вам ребята по четыре магазина и подсумки, патроны в коробках. Ну и каждому по "Шмелю". Познакомитесь с остальными в микроавтобусе. Василиса Петровна, сухой паек на пару суток находится в транспорте.
   - Хорошо. Товарищи, идемте грузиться.
   Вопреки ожиданиям, до территории Империи они добрались не по озеру, а поехали в обход на небольшом автобусе ГАЗ, произведенном в Нижнем Новгороде на автомобильном заводе им. Горького, который вместе с водителем придан им в полное распоряжение. Он ждал их почти у крыльца. Загрузившись в него, немного покрутились по улицам города, переправились через Рось и направились на юг. Миновав деревню Корчевку, съехали с асфальта на грунтовку, которая еще и немного намокла. Дорога оказалась не очень хорошей. Поэтому до границы их сопровождал армейский тягач. Непосредственно к берегу озера приближаться не стали. Там проходимость еще хуже.
   А вот и цепочка вновь образованных холмов. Тут с двух сторон проделан проход. С этой стороны установлен милицейский пост. Для этого откуда-то притащили строительный вагончик. Тут же стоит милицейский внедорожник "Дубок" производства автогиганта уже из города Ставрополь-на-Волге. Кроме двух сотрудников ОВД, тут дежурят три ополченца из города. Ну как дежурят. Двое как раз, опираясь на недавно сооруженный шлагбаум, что-то обсуждают с человеком в форме на той стороне. Один из милиционеров с широкой полосой вдоль погон и двумя тонкими поперек, заметив приближающуюся маленькую колонну, бросился к обочине, поднося руку к козырьку кепки полевой формы, а второй из автомобиля дал длинный сигнал. Стоящие у шлагбаума только теперь обернулись, и сразу же суетливо рванули в сторону. Правда, сделать это оказалось довольно сложно, так как преграда расположена в самом проходе. Один даже было хотел поднять шлагбаум, но второй махнул ему рукой, и проезд вновь закрыт.
   Василиса протянула бумагу сотруднику милиции, тот мельком взглянув на нее, снова козырнул и сам бросился освобождать дорогу. Так как старший сержант имеет довольно плотное телосложение, быстро не получается, и он в отчаянии машет рукой. Все - шлагбаум открыт, и автобус проезжает мимо вытянувшихся в струнку ополченцев. Но, несмотря на камуфлированные костюмы и кепки, карабины за спиной вид у них все же явно гражданский. Тягач же остался стоять на месте.
   Теперь проезд на территорию Империи преграждает брат-близнец сооружения, которое только что преодоленого на стороне, принадлежащей РСФСР. Усатый важный господин, немного ниже ростом и немного более толстый, чем его визави, в застегнутом наглухо синем кителе, с достоинством поднес руку к козырьку фуражки. Недалеко виновато суетится собеседник ополченцев.
   - Здравия желаю. Старший урядник Грозных, Святославльское уездное полицейское управление. Ваши документы.
   Василиса опять показала в окно свою бумагу. Полицейский чин взял его в руку, прочитал, заметно скользя глазами по строчкам. Внимательно осмотрел через открытое окно салон, кажется, пересчитал людей. Проверил номера автобуса и только после этого вернул документ обратно. Но уже с небольшим поклоном в сторону Василисы. На лице расплылась широкая улыбка.
   - Добро пожаловать на территорию Российской Империи. Вас уже ждут. Можно проезжа... А ну быстро открывайте! Чего застыли!
   Старший урядник сам рванул к шлагбауму. По скорости он явно не уступает милицейскому старшему сержанту. Но его подопечные постарались и без него. Тем более им помог только что появившийся молодой парень в форме защитного цвета, судя по широким полоскам вдоль погон какой-то унтер. Китель с отложенным воротником и с темными петлицами в поясе перетянут ремнем, брюки заправлены в сапоги, на голове фуражка одного тона с формой. В руках рация, в которую он, что-то быстро говорит.
   - Здравствуйте. Подпрапорщик Белкин, - представился парень, вытянувшись по стойке "смирно". - Прошу проехать метров десять внедорожникам, что слева от прохода, - парень дополнил свои слова движением руки. - Старший адъютант его императорского высочества майор Ермаков находится там.
   Последовали его совету. Действительно ждут. Открыта задняя дверь одного из двух больших темно-зеленных автомобилей. И из него как раз появляется мужчина средних лет в черной кожаной куртке с погонами и фуражках. Защитного цвета брюки заправлены в начищенные до блеска сапоги. Когда подъехали вплотную, Саня заметил, что на погонах по два просвета и столько же небольших звездочек.
   - Майор Ермаков, - представился он, покинувшей автобус Василисе. - Адъютант его императорского высочества Петра Всеволодовича. Позвольте посмотреть Ваши документы.
   - Пожалуйста, майор, - ответила Василиса, протягивая пластиковую карточку и все тот же листок бумаги. - Это мои сопровождающие.
   - Госпожа Руянова, мне поручено сопроводить Вас, - сообщил майор, возвращая оба документа. - Один из автомобилей предоставлен в Ваше личное распоряжение. Можете сразу пересесть в него.
   - А, Вы, майор? На котором поедете?
   - На Ваше усмотрение. Инструкции получены определенные. При себе имею портфель с некоторыми документами для ознакомления. Так же есть приказ дать ответ на все Ваши вопросы. Могу ехать и на второй, но если пожелаете, сяду в Ваш. И еще вот две рации, работающие на нашей волне, для сопровождающих. С ними поедут два наших унтер-офицера. Кто-то из ваших людей может пересесть во второй автомобиль.
   - Хорошо. Едем вместе. Я, Вы, водитель и один из моих сопровождающих.
   Вместе с Василисой поехал Вадим Николаевич Петровский. Тот самый товарищ в гражданской одежде. Так он представился во время поездки. Парень в штурмовке, которого зовут Толя Ветров, было возмутился, но на него шикнули с двух сторон и Василиса, и Петровский. Вот его направили во второй внедорожник.
   Уже через минуту колонна, состоящая теперь из трех автомобилей, двинулась вперед. Унтер-офицеры в новенькой камуфлированную форме с незнакомыми узорами, в бронежилетах, касках и с незнакомыми автоматами в руках, молча устроились на предоставленные им местах. Так за всю дорогу они не проронили ни слова. Что же служба.
   Ехали быстро и не так уж долго, прошло всего каких-то пятнадцать-двадцать минут, Саня не засек время начала движения, и они уже въехали в черту города. Гости с интересом повернулись к окнам. Улица не широкая. Проезжая часть ровная и чистая. Дальше в обе стороны ряды молодых деревьев с побеленными стволами, зеленная трава, узкие тротуары, а за ними заборы и верхушки частных домов в один-два этажа. Маленьких и больших, нарядных и не очень.
   А вот и микрорайон многоквартирных домов. Почему то Саня ожидал встретить дома, напоминающие застройку начала двадцатого века. А тут дома на вид вполне современные. Кирпичные высокие прямоугольники в семь-десять этажей, с балконами, лоджиями, пластиковыми большими окнами. Выглядят они даже понаряднее привычных по родным городам. Много красок: светлых, желтых, красных, зеленых, синих, голубых. Вот похожий на куб торговый центр. Еще какое-то здание почти полностью покрытое стеклом. А вот нарядная арка, под которой можно проехать во двор. Тут, кстати, дорога стала шире. Да и расстояние от бордюров до домов значительно больше. Но так же много зелени. Как и цветов ярких и не очень. Только вот погода немного подвела. Все это осмотреть бы в солнечную погоду. Много красочных ярких вывесок. Почти повсюду на первых этажах какие-то заведения. И везде чисто и аккуратно. Вот большое административное здание с парковкой наполненной автомобилями. А там виднеется золотистый купол собора.
   Теперь пошли и образцы архитектуры девятнадцатого века. Поворот и по правую сторону открылся полузнакомый вид на реку Рось, а потом гости увидели фрагмент стены настоящего кремля. Разумеется не московского. И сложен он из белого камня, бледно-красные только заборола-обломы наверху. Но все равно впечатляет. Проехали мимо круглой угловой башни с шатровым верхом. Дорога ведет к прямоугольной башне расположенной в центре стены достигающей в высоту до десяти метров.
   Первое впечатление прошло, и Саня суетливо достал из портфеля листок бумаги, на котором изображены некоторые достопримечательности Святославля рсфсровского. Настоящую карту им не дали. На всякий случай. А старые храмы, остатки древнего кремля - какой это секрет? Зато они могут стать ориентирами на новом месте. Только вот эти конкретные укрепления стоят не на том месте, где предполагалось. Саня толкнул локтем Костю.
   - А откуда этот каменный кремль. В Святославле были деревянные стены. Их разобрали еще в восемнадцатом веке, - шепнул он.
   - Значит разница у нас довольно серьезная, - так же тихо шепнул старший товарищ.- Только, Саня, давай потом все это обсудим.
   И вот они уже за стенами. Тут слева храм, несколько высоких деревьев. Впереди дворец, по виду века этак семнадцатого. А справа расположено четырехэтажное большое здание, явно более позднего периода постройки. Дальше в северо-восточном углу виднеется вершина еще одного, уже совсем современного дома-свечки.
   - Товарищи, - обратилась Василиса по рации. - Приехали. Собираемся у моего автомобиля. Сухпаи, запасную одежду оставьте в салон. Пахомов, сейчас подойдет человек, отгоните с ним автобус.
   Бойцы, ехавшие с ними, вышли из транспортного средства и тут же куда-то направились. К ним присоединились еще двое из второй легковушки. А Ермаков и Белкин повели гостей к крыльцу четырехэтажки. По ступенькам навстречу к ним спускаются несколько человек. Впереди седовласый высокий господин почтенных лет. Это на первый взгляд. С другой стороны немощным он совершено не выглядит. Тростью в правой руке пользуется мало, шагает легко, спину держит прямо. Одет в военный мундир с золотистыми погонами на плечах. Того же цвета и дубовые ветки на стоячем воротнике. На груди планка с орденами, чуть ниже звезда, через плечо лента красного цвета. Брюки с широкими лампасами скрывают черные туфли. Видны только сверкающие глянцем носки обуви. Его спутник в таком же мундире. Только он помоложе, пониже и немного полнее. Ленты нет, а звезда, правда, немного другая есть. С ними светловолосая женщина лет тридцати в длинном черном пальто. Пуговицы верхней одежды не застегнуты, поэтому можно рассмотреть и строгий деловой костюм. На шее легкий шарфик светлого цвета. Туфли на высоком каблуке. Чуть отстав, идут три офицера, мужчина средних лет в гражданском костюме и девушка в кожаной куртке, черной прямой юбке до колен и сапогах. Светло-русые волосы скрыты шелковой косынкой.
   Площадка перед крыльцом выложена красными кирпичами. На нее одновременно ступили и идущая первой Василиса, и седовласый господин, покинувший последнюю ступеньку. И все-таки женщина в пальто опередила остальных, и первая встретила гостью. Она с доброжелательной улыбкой протянула навстречу обе руки. Последовало что-то вроде легкого объятия. И только после этого Руянова смогла поздороваться с остальными двумя встречающими.
   - Вот, Василиса, теперь ты уже у нас в гостях, - довольно громко возгласила хозяйка. - А ты выглядишь как настоящая амазонка. Правда, Анна? - спросила она, повернувшись к девушке с русыми волосами.
   - Здравствуйте. Елизавета, ну вот, весь церемониал нарушила, - с нарочитой укоризной заявил седовласый.
   - Дядя потому и нарушила, что как только она окажется в вашем распоряжении, сразу же на первое место выйдут дела. А так хоть несколько минут для выражения простого радушия. Ну, все дорогая, теперь его императорское высочество не даст вам ни минуты вздохнуть свободно.
   - Зачем же Вы, княгиня, пугаете гостью. Все же за последнее время я не забыл некоторые элементарные правила и обязанности. Василиса Петровна у нас приготовлено помещение, где Вы можете отдохнуть с дороги. Разумеется, не забыли и о сопровождающих. Так что добро пожаловать господа!
   - Петр Всеволодович, все же может, сразу делами займемся? У меня с собой есть документы для Вас. В том числе и предложения по налаживанию взаимной торговли. Но первым делом мы предлагаем обменяться представительствами.
   - Да. Мы тоже думали над этим вопросом. Но считаю, что все же нам надо первоначально навести порядок на подконтрольных территориях. Однако меры для того, чтобы протянуть в вашу сторону линию электропередач уже принимаются. Ваш дед говорил, что вы проведете необходимые мероприятия у себя.
   - Работы уже начались. Нам надо просто немного переделать уже имеющиеся линии.
   - Что же мы стоим? - прервал начавшуюся беседу Петр Всеволодович. - Давайте все же пройдем в дом, кажется, снова начнет капать. Мы с Вами и Дмитрием Владимировичем тогда отправимся в зал совещаний. Чаем нас и Анна Андреевна угостит. Вы кого-то с собой возьмете наверх?
   - Да возьму. Анатолий Ветров. Он из охраны деда. Толя бери портфели с бумагами.
   - Хорошо. Господа, ну а вы пока отведайте наших угощений. Елизавета, проводи гостей в столовую. Пусть их там накормят с дороги.
   - Как пообедаете, ждите меня тут, - велела Руянова. - Вон у тех диванов. Далеко не расходится. Петр Всеволодович. Я вас надолго не займу. Большую часть вопросов вы с дедом сможете обсудить лично. Аппаратуру для спецсвязи мы доставили. Вот Вадим Николаевич покажет вашим людям, как ею пользоваться. К тому же наши связисты сегодня уже дотянут до нашей границы телефонный кабель для прямой связи. Кстати, у меня тут есть и шифры с кодами. А нам бы хотелось получить личные впечатления.
   - Разумеется, мы проведем экскурсию по нашей территории. Вот моя дочь желает сама этим заняться, - сообщил Дмитрий Владимирович.
   - Нас сейчас интересует тот второй..., нет третий Святославль. Если возможность наладить контакт с ними? Возможно, там нужна помощь?
   - Мы связались с руководством города, но доверительные отношения наладить, пока не удалось. Они, кажется, даже не поверили полученной от нас информации. Но то, что произошло нечто из ряда вон выходящее, они все же смогли сообразить и самостоятельно. Но, что делать не знают. К тому же тамошние власти и ситуацию на своей территории не контролируют. Наши люди заняли населенный пункт на той стороне, в городе даже не заметили. Если хотите, мы переправим ваших людей на ту сторону. Все увидят воочию, пообщаются с местными.
   - Я сама туда отправлюсь, - ответила Василиса. - Думаю сразу после переговоров с Вами. Так, что спасибо, если накормите моих товарищей.
   - Василиса, да мы и тебя голодную никуда не отпустим, - заявила Елизавета Дмитриевна. - Кстати, на той стороне озера ты сможешь познакомиться с нашим князем Александром. Кузен очень приятный молодой человек.
   - Это все потом. Посмотрим по обстоятельствам, - быстро ответил Петр Всеволодович.- Давайте все же перейдем от слов к действиям.
   А вот на другой берег второго озера они попали уже на двух катерах. Сам переход Саня запомнил мало. На озере было волнение. С непривычки это оказалось далеко не очень приятным. Поэтому он просто устроился в уголке и так просидел всю дорогу. Хорошо после плотного раннего обеда прошло уже часа четыре, даже больше.
   Сами переговоры длились всего час. А потом все вместе проехались по городу. Посмотрели некоторые достопримечательности. Город понравился. Но главное впечатление - что он мало похож на тот другой. Нет, есть и общее. Например, место, где был древний кремль. Только недалеко от него кроме уже упомянутого каменного есть еще два деревянных. Более того. Рядом высится небольшой каменный замок. Причем все три укрепления новоделы, как и четыре усадьбы, и деревушка под допетровский стиль. Они все вместе занимают отдельный участок территории. А рядышком высятся три нарядные гостиницы, построенные совсем недавно. Белкин пояснил, что тут часто снимают кино, да и туристам интересны не только древности, но и то, как они выглядели, так сказать в натуральном виде. В рамках своих представлений об этом. Рассказал он и про каменный кремль.
   Оказалось, что ее воздвигли во второй половине девятнадцатого века. Построил его двоюродный брат тогдашнего императора Владимира Первого великий князь Михаил Петрович. После второй Отечественной войны он стал инвалидом и вынужден был подать в отставку. Семьи у него не было. Ранее всю время тративший на службу великий князь увлекся славянофильскими идеями. Начал писать художественные и популярные книги по истории, а потом решил построить тут в Святославле каменный кремль. Денег он к этому времени накопил. К тому же ему шли и выплаты как представителю династии, и генеральская пенсия. Кроме того были и имение, и доходы с ценных бумаг. А потребности Михаил Петрович имел довольно скромные. При нем были сооружены и деревянные строения, но со временем за ветхостью они разобраны. Ну а имеющиеся сейчас деревянные постройки появились уже недавно.
   В общем информации навалилось много. Еще больше возникло вопросов. И теперь надо бы как-то со всем этим разобраться. Император Владимир Первый, вторая Отечественная война в девятнадцатом веке. Так хотелось остаться в городе и почитать хотя бы школьные учебники истории. Но пока на это нет времени. Надо еще и тут разобраться. Что это за третий город.
   Но зуд познания остался. Пока Василиса вела переговоры, пока ее угощали, а Елизавета с Аней - секретарем Петра Всеволодовича отнеслись к этому весьма серьезно, Толе, разумеется, тоже перепало от гостеприимства, но он был под присмотром камердинера великого князя, Костя и Саня успели составить небольшой список книг по местной истории, которые они хотели бы изучить. В него в первую очередь попали обычные школьные учебники, пособия для поступающих в вузы. Или хотя бы какие-то их аналоги. На этом решили ограничиться. Так как Саня напомнил, что в учебниках могут быть списки рекомендуемой литературы. Все же решили добавить и учебники для высших учебных заведений.
   Кроме того запросили и школьные атласы, в том числе и географические. Все же мало ли еще, какие отличия найдутся. По крайней мере, полученная политическая карта весьма любопытна. Но им в первую очередь вручили местные карты. Составленные наспех, не очень красивые на вид, на простой плотной бумаге, зато весьма актуальные. По ним уже можно получить наглядное преставление о том, как выглядят окрестности трех городов и трех озер.
   Разумеется, Саня тут же спросил у майора Ермакова, как они получены. Тот не стал ничего скрывать. Он даже показал несколько фотографий, полученные с беспилотных летательных аппаратов и даже пятиминутную видеосъемку, сделанную при полете вдоль границы местной территории РСФСР. Даже можно разглядеть участки, с которых недавно ушла вода. Пришлось признаться, что пока далеко на ту сторону разведчики из РСФСР еще не ходили.
   Но, честно говоря, своя территория интересует мало. Ее примерная карта уже составлена. Зато можно сравнить ее с двумя другими. А по форме и размерам они отличаются. Кусок, доставшийся от РСФСР, тут вытянут с юго-запада на северо-восток. На одном конце Варяжское Болото, из которого вытекает Рось. Там же немного севернее расположен поселок городского типа Тиверка. На другом конце расположено озеро Светлое. Оно оказалось тут полностью и даже местами перенеслись участки северо-восточного берега. Но большей частью прямо от кромки воды уже начинаются земли Империи.
   Анклав напоминал бы приплюснутый овал, если бы не два выступа. Один из них с неровными краями находится западнее озера. Его площадь тридцать семь квадратных километров. Здесь протекает один из притоков Светлого. Небольшая речка с крутыми берегами, на берегу, которого располагается город Туровск, занимающий треть площади выступа, соединенного с основной территорией узким коридором. В первые же дни жители города пробили новое русло для воды. Второй выступ расположен в юго-восток от Святославля. Его площадь более семидесяти квадратных километров. Из них более двух третьих это восточная часть так называемого малого ополья.
   Если не брать в расчет два эти два выступа, то максимальная длина территории доставшейся от РСФСР с юго-запада на северо-восток около пятидесяти двух километров. В том числе восемь километров из них проходят по озеру. Ширина составляет сорок один километр. А вот площадь территории перенесенной из Империи немного больше. Только она протяженнее с юго-востока на северо-запад. Максимальная ширина около семидесяти километров. Вторая река Рось теперь вытекает не из болота, а из озера и его длина всего тридцать один километр. Правда, площадь второго Светлого тут больше, и на его северо-восточном берегу оказались несколько солидных участков Империи. Но ни Варяжское Болото, ни участок соответствующий тому, на котором расположилась Тиверка, сюда не попали. Зато достались два небольших клочка земли примерно в семь, и пять квадратных километров, считающихся частью Святославльского Ополья, отделенные от основного дубовыми лесами.
   Территория вокруг третьего города самая маленькая, как и площадь самого озера. Длина Роси тут всего на километр меньше чем в Империи. Ширина же у нее с юго-востока до северо-запада почти такая же, как у Анклава РСФСР, но отсутствует выступ почти с половиной местного Ополья. И все же есть небольшой привесок - участок, где из озера вытекает река Светлиха. Этот острый клин вытянут почти на восток, и углубляется в местные земли на три километра с небольшим. Ширина его основания, которым он опирается на озеро, всего километр с небольшим. Острие, где река обрывается, ограничено всего двадцатью метрами.
   На изучение этих карт, снимков гости и потратили почти час. Тем более, потом все бумаги пришлось оставить в автобусе. С собой взяли два отдельных листка с изображением территории, куда они сейчас и прибыли. Высадились на участок берега, где от империи достался небольшая туристическая база.
   Когда под ногой оказался деревянный настил пристани, Саня почувствовал себя гораздо лучше. Теперь он уверенно забросил за плечо рюкзак с сухими пайками, повесил через правое плечо сумку с личным имуществом, взял в руки свой карабин и бодро пошагал за остальными. Тут их уже встречали. Даже подогнали неказистый микроавтобус и легковой внедорожник.
   - Здравствуйте. У меня приказ доставить вас до нашего опорного пункта, - объявил встречающий. - Я Родион Игоревич Кирсанов. Отставной капитан. Ныне призван на службу. Это мой сын Андрей, прапорщик в отставке. Водитель - Терентий Авдеевич. Транспорт в вашем распоряжении.
   - Вы откуда сами? - поинтересовался майор Ткачев.
   - Мы все с той стороны. Из Империи.
   - Проблем с местными не будет? - поинтересовался Вадим Николаевич. - Все же у нас, и думаю, у вас так же, нет документов, подтверждающих право управлять транспортным средством на этой территории. Вступать же в силовой конфликт с местными пока не хочется.
   - А мы тут уже несколько раз вступили в небольшие стычки. Пока обошлось без стрельбы. Я имею в виду на поражение. Так, например, тут в деревне, как раз по дороге, группа местных асоциальных элементов попыталось взять управление в свои руки. Главное отобрать у состоятельных односельчан еду и спиртное. И уже к женщинам начинали приставать. Мы вмешались, навели порядок еще вчера. А местные блюстители прядка или иные представители закона так до сих пор еще и не появлялись. Они теперь все в городе сидят. Мешать не будут. Ну и у нас разведка работает. Так что едем почти до самого города. Потом, правда, придется пешочком немного пройтись. И все же да, всех прошу быть внимательнее, без особых причин нас не отвлекать, и самим не отвлекаться. Все, Авдеевич, трогай.
   УАЗик в котором разместились Андрей, Вадим Николаевич и майор двинулся следом. Ехали осторожно. Водитель сильно не гнал, да и дороги выбирал глухие. Несколько раз останавливал транспортное средство, и они с Родионом Игоревичем, сверялись по снимкам. Впрочем, расстояние до окраин города по прямой составляет не более пятнадцати километров. Так что меньше чем за полчаса добрались до промежуточной точки. Тут в лесочке их дожидается небольшой грузовичок с закрытым тентом. Руянова и Кирсанова сели в кабину. Четверо гостей и Андрей разместились в кузове. С ними же почти весь груз. Автобус же приняв в салон двоих парней в камуфляже, дожидавшихся тут, отправился обратно.
   Заехали во двор здания, над которым находится вывеска автосервис. Тут, в закрытом от постороннего взгляда месте и выгрузились. Несмотря на то, что вечера еще далеко, посетителей не видно. Да и внутри никто не работает. Гости вслед за водителем грузовика и Родионом Игоревичем прошли в небольшое помещение, в котором стоят три старых дивана, большой стол и старый телевизор. Есть несколько стульев.
   Навстречу поднялись двое, третий остался сидеть на обшарпанном кресле. Он, не обращая внимание на окружающих, уставился в экран устройства похожего на переносной вычислитель. Один из встречающих, молодой парень высокого роста, коротко стриженный, с широким лицом. Могучую фигуру обтягивает ношенная тельняшка с закатанными рукавами. Второй пониже ростом, хотя и он далеко не маленький. И фигура такая же крепкая. Светло-русые волосы аккуратно причесаны. Одет в куртку и брюки оливкового цвета, на ногах берцы.
   - Здравствуйте, - обратился он ко всем, потом посмотрел на Руянову. - Вы, Василиса?
   - Да. Вот мои бумаги, - строгим тоном ответила та, открывая свою сумку.
   - Хорошо, - ответил парень, возвращая справку и пластиковую карту. - Я Александр Владимирович Родославский. Но официально числюсь под фамилией Залесский. Петр Всеволодович мой дед.
   - Значит Вы у нас высочество? - уточнила Василиса.
   - Нет, - резко отрезал парень. - Но сейчас не до этого. Ввожу в курс. Это Павел Колосов. Местный житель. Он сын одного из владельцев автосервиса. Сам Василий Кондратьевич сейчас с братом рядом в жилом доме с женщинами и младшими детьми. Опасаются нападения, которое может произойти с минуты на минуту.
   - Из-за чего конфликт? - уточнил Вадим Николаевич.
   - Давайте пройдем в контору? где вы узнаете все подробности, - ответил Родославский.- Павел, веди.
   - Я не совсем местный, - пояснил по дороге Колосов. - После армии три года назад поступил на службу в наш областной ОМОН.
   - Это отряд милиции особого назначения, - пояснил Родославский. - Спецподразделение местных органов правопорядка.
   - Три... четыре недели назад приехал в отпуск к родным. Вроде все было нормально, пока не тряхнуло. Сначала ничего не поняли, потом слухи появились. В отряд не дозвонился. Я с дядей даже пробовал на машине туда съездить. Но дорога быстро оборвалась. Пришлось вернуться. Народ беспокоиться начал. В городе обстановка накалилась. Нашлись те, кто решил воспользоваться ситуацией и подгрести под себя как можно больше. Желательно все.
   - Что предприняло руководство города? - спросила Василиса.
   - Да оно и не может ничего, - махнул рукой Колосов.
   Из его рассказа следовало, что тут реальной властью обладало две силы. Дмитрий Борисович Ушаков и Павел Петрович Романовский, он же Хромой Паша. Вот они почти все и поделили и как-то уживались. Так-то Дмитрий Борисович смог бы конечно конкурента смять, но у того были заступники в столице. А Ушаков сам там имел свои интересы. Ну и как-то старались обходиться без конфликта. Соблюдался у них какой-то статус-кво. Тем более Ушаков все больше становился респектабельным деловым человеком. Мэр находился у него под контролем. Местная милиция как-то старалась лавировать между двумя этими силами, плюс еще свое областное и столичное начальство.
   Но тут как раз произошло это странное событие. Третий город попал сюда позже всех. Уже ближе к вечеру. Сначала особого внимания на это не обратили, начали понимать, что произошло нечто странное, главное нет более высоких инстанций, только на следующий день. Никто ничего никому не объявлял, о том, как жить дальше каждый решал сам. Но первыми решили действовать Ушаков и Хромой Паша. На третий день в новом мире у них произошло столкновение.
   - Говорят Царь Ваня там, на стрелке первым начал стрелять, - сообщил Вадик Самохин, парнишка в старом синем комбинезоне, который их встретил тут в конторе.
   - Романов Иван Васильевич, - пояснил сидящий рядом крепкий молодой мужчина в спортивном костюме. - По нашей информации работал на Ушакова. Теперь, по всей видимости сам решил стать первым. Он и его людьми не только спровоцировали обострение конфликта, но, кажется, и застрелили своего босса. Тот скончался вчера. Хоронят завтра. Его команда разделилась на три части. Кто-то погиб вместе с босом, многие перешли к Царю. Некоторые примкнули к Шурикену, он же Александр Семенович Демьянов, приближенный Ушакова. Говорят у них уже острый конфликт. Это уже вылилось еще в одну перестрелку. Есть еще одна небольшая группа без ярко выраженного лидера. Мэр, по слухам теперь сотрудничает с Хромым Пашей.
   - А что делает ваша местная милиция?
   - А она сама старается что-то и под себя подгрести. Причем даже не начальник, а есть у него заместитель - Никита Максимов. Он и раньше себе на уме был, и по слухам обделывал нечистые делишки, - рассказал Андрей. - Начальник там сейчас мало что сам решает. Да и старый он уже. А Макс решил воспользоваться ситуацией, раз контролирующих и сдерживающих сил больше нет. Боятся ему некого и нечего. Тоже решил стать самостоятельным боссом. Он теперь никому не подчиняется. Ну а в это время всякая шпана голову поднимает.
   В конторке сейчас тесно, хотя двое крепких парней, как только появились гости, по знаку Родославского или Залесского куда-то вышли. Теперь тут, кроме только, что вошедших, пятеро. Вадик Самохин, худощавый паренек лет двадцати. Маша Колосова - дочь родного дяди Паши. Крепкая высокая девушка, сверстница Сани. Похожа на брата, только коротко стриженые волосы светлее. Лида Утищева - симпатичная брюнетка одного возраста с Машей. Олега Громадина представили как одноклассника девушек. Самое примечательное в нем это его очки. Рост выше среднего, телосложение далеко не богатырское. Одет просто. Джинсовые брюки и рубашка. Пятый мальчишка лет шестнадцати. Представился просто Костик.
   Вот они, дополняя друг друга, иногда перебивая, и рассказали, что произошло с утра. Еще вчера вечером Лиду, когда она гуляла в скверике, нашел некто Бесенок. Он учился с нею пару лет в одном классе, пока его не оставили на второй год, а потом и вовсе выгнали. Еще в те времена он пытался клеиться к девушке, но получил однозначный отказ. Правда, своих попыток навязаться так и не оставлял. Но до сих пор побаивался перейти к слишком активным действиям. Однако теперь он и его приятели решили, что им уже можно все.
   А тут такая встреча. К тому же с ним был еще и один из его приятелей. Оба перед этим солидно проспиртовались то ли пивом, то ли водкой, а может и тем, и другим. Так что в наличии были все предпосылки для того, чтобы Бесенок взялся за решение проблемы на месте. Дело закончилось тем, что гулявшая с Лидой Маша немного помяла их и в завершение обоим выдала по подзатыльнику и по хорошему пинку пониже спины. Сегодня с утра проспавшись и протрезвев, они явились продолжить прерванный конфликт. Но уже в значительно расширенном составе. С собой они прихватили еще человек пять, и встретили девушек уже перед домом, где живет Лида.
   На этот раз пришлось вмешаться Паше и Вадику, которых вызвала Маша. В самом начале конфликта к ним на помощь пришли трое крепких парней. Сначала они помогли в короткой схватке одолеть компанию назойливого ухажера. А потом еще немного пообщались с пойманной шпаной почти без применения силы. Уже здесь в сервисе. Так Родославский и познакомился с Пашей и прочими его родственниками и знакомыми. И вот теперь с минуту на минуту они вместе ждут еще одного появления этой компании.
   - А что же вы их тогда отпустили? - спросила Василиса.
   - Так мы тут чужие. Все же для задержания местных нужны полномочия. Иначе это акт агрессии. Да и совершенное ими - всего лишь хулиганство. И потом надо проверить их слова, кто за ними стоит, посмотреть на их реакцию на ситуацию, и уже потом действовать, - пояснил Родославский. - Ведь вполне вероятно, что те окажутся вполне договороспособными. Первое наше впечатление может быть и ошибочным. Так что надо сначала выяснить, кто эти люди, их намерения. Готовы ли они к позитивной деятельности? Работать то нам тут придется с теми, кто есть. Очень нужны местные союзники.
   - Ага, дождешься позитивности от Бесенка и ему подобных, - зло усмехнулся Влад.
   - Нам не он нужен, а те, кто им и его компанией управляет, - возразил Родославский. - Если, конечно, хотя бы половина из того, что они рассказали нам, имеет под собой основание. Вот кто нам нужен, и кого надо проверить на вшивость. Верно, Родион Игоревич?
   - Так точно, Ваша светлость! - быстро согласился тот.
   - Давайте впредь все-таки без титулов, - недовольно поморщился Родославский. - К тому же это смущает наших гостей с якобинскими взглядами. Так что обращайтесь ко мне просто Александр или Добрый... Все. Прекратить лишние разговоры. К нам гости. Я на выход.
   - Я с Вами, - решительно заявила Василиса. - Мне надо лично присутствовать, дабы ознакомиться ситуацией.
   - Хорошо, - ответил Александр. - Только возьмите бронежилет. Паша и остальные местные сидите на месте, дабы не провоцировать этих. Однако мне нужны будут комментарии. Кто, что, зачем. Особенности местного сленга. Василиса, Вадим Николаевич, это для вас. Разберетесь?
   С этими словами он протянул небольшие устройства вроде наушников только маленькие и неприметные. После этого поправил такой же прибор связи у себя на ухе и микрофон на груди. Тут только Саня заметил, что под курткой у Родославского легкий бронежилет. Еще один Александр Владимирович уже отдал Василисе, которая умело надела его под куртку. Между тем местные принялись разбирать оружие. У них две двустволки: горизонталка и вертикалка и нарезной карабин. Александр Игоревич Ткачев, это майор внутренних войск, прибывший с Саней, уже занял место у окна. Родион Игоревич протянул ему рацию.
   Через пару минут пред сервисом остановились три автомобиля. Впереди два микроавтобуса вроде того, на котором Саня и его спутниками сегодня приехал сюда. Но больше всего внимание на себя обратил легковой автомобиль, из которого вышли трое парней в форме. Кажется, это и есть местная милиция.
   Из микроавтобусов быстро выгрузилось человек двенадцать субъектов в возрасте примерно от шестнадцати до тридцати лет. Выглядят все они по-разному. Одеты в основном в спортивные костюмы. Есть трое-четверо довольно крепких ребят, пара толстяков, есть и откровенные невзрачные представители. Невысокого роста, худощавые, уже со следами от чрезмерного употребления спиртного и никотина на лицах. Да и сейчас вся эта компания в разной степени опьянения. В руках у большинства какие-то гладко выструганные деревянные палки с утолщением на конце. У других стальные прутья, цепи, еще что-то.
   Они, было, резво бросились к зданию, однако появившийся из ворот Родославский сделал выстрел в воздух из стартового пистолета. Толпа на мгновение замерла. К тому же перед ними появились еще несколько совершенно незнакомых для них людей. Это за Александром вышли Василиса, Толя, Саня, Костя и Максим, Вадим Николаевич. Остальные ждут сигнала подключиться по необходимости.
   - Здравствуйте, граждане, - спокойно произнес Александр. - Предлагаю спокойно обсудить ситуацию.
   - Давай, - крикнул в ответ один из здоровяков, - ты как? Отсасывать будешь или очко подставишь?
   Толпа громким гоготом выразила восхищение шуткой одного из своих вожаков. Некоторые принялись развивать тему в том же похабном ключе. Однако Александр остался невозмутим и спокоен, хотя если он и не понял смысл первых слов, то последующие фразы не оставили никаких иллюзий. К тому же Паша по рации должен дать свои комментарии. И, кажется, он это уже сделал.
   - Ваши странные вкусы меня не интересуют, хотя, конечно, желанию нормально общаться они не способствует. Однако, все же пока еще есть надежда на мирное решение вопроса. Мы не хотим конфликта. Я знаю многих людей с разными взглядами и представлениями, разной культурой. И ваш приятель повел себя недостойно с точки зрения любого нормального человека.
   - Ты че там гавкаешь на нашего кореша, чмыренок? Разговаривать по-человечески сначала научись. А то развел тут всякую ...
   Это кричит уже другой. Худощавый, среднего роста с багровым узким лицом и шрамом над переносицей. Грязные, довольно длинные волосы, кажется, давно не соприкасались с расческой. Одет в потертую короткую кожаную куртку и нестиранные джинсы. При этом он весь как-то дергается. В движении все: плечи, ноги, туловище. В длинных костистых руках такая же дубина, как и у многих других.
   - Да, что там его слушать! Несет пургу какую-то! Дать по щам, может соображать начнет! - предложил еще один. Этот пока стоит за спинами остальных и его плохо видно.
   - То есть вы считаете, что то, как домогался до девушки ваш, как там, кореш, что ли, это вполне нормально? - удивился Родославский.
   - А как же, - заявил здоровяк, заговоривший первым. - Если баба кочевряжится. Надо показать место. Правильно красотка? Ей рыжая. Я с тобой разговариваю. Да и бабам это нравится. Смотри ботан! Иди ко мне киса!
   С этими словами он сделал несколько шагов по направлению к Василисе. Та отступила на полшага. Новоявленный Дон Жуан попытался ухватить ее за шею, но поймал только воздух. Ловким движением Руянова ушла в сторону.
   - Ты чего?! Со мной такое не пройдет! Да ты не боись. Со мной тебе понравиться.
   - Вы себя переоцениваете. Уж мне такое... никак не понравиться, - ответила Василиса, вновь уклоняясь от захвата.
   - Димон, ты че, так долго возишься!? - крикнул тот третий, остающийся за спинами. - Дай ей по ..., сразу успокоиться.
   - Да смелей, братан, - поддержал второй. - Заканчивай, и займемся с остальными. Покажем кто тут хозяин.
   - Ты чего такая наглая, ну погоди, я тебя обломаю, а потом мы тебя по кругу пустим, - начал злиться Димон.
   И он со злости попытался просто ударить девушку. На этот раз она снова сделала шаг в сторону, но короткий, всего лишь на несколько сантиметров, и перехватила руку противника. И тут же ее нога врезалась в колено противника. Тот растерялся и взвыл от боли и неожиданности. Почти одновременно пострадал и локоть перехваченной руки. Следующий удар достался подбородку. И сразу же не успевший опомниться Димон согнулся от боли в животе.
   А Василиса уже подобрала выпавшую из его рук палку и встретила щупленького паренька, бросившегося на помощь вожаку. Опять уходом в сторону она уклонилась от дубины и нанесла укол палкой в плечо, тут же с короткого размаха врезала по бедрам. Третий удар достался спине.
   Одновременно еще одного попытавшегося напасть на Василису перехватил Родославский. Он заблокировал противнику руку с занесенной дубиной, и быстрым неуловимым движением забрал оружие. После этого Александр просто толкну его в сторону Сани. Сам же сразу же схватился со вторым. Это тот самый худощавый крикун в кожанке. Оказалось, что языком у него получается лучше. По крайней мере, для него это не столь накладно, чем пытаться действовать дубиной, так как Александра он не достал ни разу, а за десять секунд получил три удара по плечам, один по руке. Да еще ногой в колено и живот. А его дубина уже в руках у Родославского, который теперь обрабатывает двумя палками уже третьего.
   Но Сане теперь уже не до обзора поля боя. Щупленький вскочил на ноги. Разозленный он бросился на того, кто оказался перед ним. И то, что произошло в следующую секунду, Саня не смог объяснить и потом. Может, его увлекло общее настроение, а в схватку к этому времени вступили все его товарищи. Там позади из дверей выскочили уже и Паша с Вадиком. Или это злость внутри накопилась, пока шпана стояла перед ним и глумилась? Но он просто с размаху врезал противнику куда-то в голову. И тут же левой в челюсть. Потом еще добавил в грудь.
   В это мгновение в сознании зафиксировалось только то, что он вырубил врага. И только как констатация факта. А интересует его сейчас исключительно новая выбранная цель. Это как раз один из здоровяков. Его только что лишил дубинки Александр, который уже переключился еще на одного - с цепью. А этот отскочил в сторону, оправился от удара и ищет возможности оказаться за спиной у Толи. Саня, схватив его за ворот куртки, рванул на себя. Через секунду их руки переплелись, а глаза зло смотрят друг в друга. Вот они уже сцепились грудь в грудь. Рот у Сани уже широко распахнут и из горла вырвалась очередная порция рыка. Он сделал движение в одну сторону, а потом в другую и сумел заставить противника потерять равновесие, и тут же свершил бросок. Оба вместе оказались внизу на асфальте. Но Саня все же сумел удержаться сверху. Теперь он навалился всем весом, не позволяя противнику вырваться, сдавливая грудь, чтобы не дать нормально дышать.
   Только поднял голову, перед ним еще один. Этот невысокий, худой. Уже успел получить от кого-то. В руках ничего нет. Поэтому хотел с ходу ударить Саню ногой, но промахнулся и попал в своего же. В этом тот ему и сам помог, подставившись, пытаясь вырваться. Воспользовавшись некоторым замешательством обоих, Саня резко дернул мелкого за ногу, а потом притянул к себе, укладывая сверху на первого. И тут громко хлопнул выстрел.
   - Эй, жирный, а ну встань, - послышалось рядом.
   Саня посмотрел на говорящего. Это с пистолетом направленным на него стоит один из милиционеров. Неподалеку и другие двое. И у них оружие в руках. Только один направил его в сторону Толи и Паши, а второй держит поднятым вверх. За их спину отползают-отходят изрядно помятые члены шайки. Товарищи Сани пока застыли на тех местах, где их застал выстрел. Только Вадим Николаевич осторожно отходит вправо.
   - Ты, что оглох. А ну руки в гору! Тебе говорю, вставай, - крикнул первый милиционер.
   - Это ко всем относится, уроды, - крикнул другой милиционер с пистолетом направленным на Толю и Пашу. - Иначе выстрелю.
   - Что, сволочи? Сейчас Коля вам покажет. А ну бросай палки, - крикнул из-за его спины молодой парень, у которого из носа идет кровь. - Брат, дай я на них наручники нацеплю. И дубинку твою. Моя потерялась.
   - Бери Серега, они сейчас узнают, как против нас идти, - самодовольно ответил Коля. - Вы все арестованы. Стоять на мете. Дима, давай действительно на них наручники наденем. Пацаны сейчас помогут. И ремни надо с них снять.
   - А больше ничего не хотите? - спросил Александр. - На каком основании вы хотите нас арестовать?
   - За нарушение общественного порядка. Вы напали на этих людей. Сопротивлялись нам, представителям закона, - пояснил Дима.
   - Вы же с самого начала были тут. Сами видели, как они себя вели. И это они на нас напали. Мы защищались. Так что как представитель закона вы должны арестовать вот этих молодчиков.
   - Коля, я ведь и сам действующий сотрудник милиции, - напомнил Павел.
   - Это ты там сотрудник, - возразил первый, которого, получается зовут Дима. - А тут никто и зовут тебя никак. А мы хозяева и власть. Как скажем, так и будет. Поэтому биту отпусти. И руки подними. Это и всех остальных касается.
   - И все же подумайте еще раз, стоит ли заступаться за эту шайку. Вы же сотрудники милиции, должны защищать людей, а сейчас поступаете и не по закону, и не по справедливости, - уже начала злиться Василиса.
   - Ты кто такая - нас учить, коза? Какой тебе закон? Что делать и как разберемся сами. Это мы тут теперь закон. А вы - быдло, которое нам должно подчиняться. И брату моему Сереге, - заявил Николай, хлопнув по плечу, парню, вылезшему у него из-за спины с самодовольной улыбкой на лице.- Так, что надо вас наказать.
   - То есть предоставленным шансом воспользоваться не хотите? - улыбнулся Александр.- Заступившись за них, вы становитесь для нас на одну доску с ними. Итак, уберите оружие. Считаю до трех. Раз.
   - А то, что? - спросил первый, переводя пистолет на Александра.
   - Два, три!
   И тут же бита врезалась в плечо Николая. Сам Родославский уже нырнул вниз, сделал перекат и, поднимаясь, насадил живот милиционера на кулак. Следующим движением перехватил пистолет у него из рук. Милиционер Дима выстрелил, но промахнулся. И тут же получил в голову дубинку от Вадима Николаевича, а под его ногами от асфальта срикошетировали две пули. Это стреляют те, кто в засаде. Дима замер от неожиданности.
   - Положи оружие, - велел ему Александр, укрываясь Николаем. - Иначе получишь пулю в лоб.
   Пистолеты оказались в руках и у Василисы, и у Толи, и у Вадима Николаевича. Еще несколько минут и все три милиционера оказались обезоружены. Опешившая шайка теперь сдалась без сопротивления. Всего задержанных пятнадцать человек. Им всем связали руки и завели в помещения. Александр, Вадим Николаевич и Паша занялись служебной автомашиной.
   Через десять минут начался допрос. Саня где-то с полчаса помогал заносить на переносной вычислитель вопросы и полученные ответы. Потом его поставили дежурить в конторке. Сюда же через минут двадцать подошли Родославский и Руянова. С ними Родион Игоревич и Паша.
   - Как тут тезка? - спросил Александр.
   - Пока спокойно. Ничего подозрительного, - доложил Саня.
   - Внимательнее. У меня сейчас только один действующий пост и всего две камеры работают. Пока даже дрон посадили. Скоро стемнеет. Придется усилить наблюдение.
   - Допросы показали, что это просто самостоятельная шайка шпаны, почувствовавшей безнаказанность. Серьезных сил за ними нет. А так они, в общем-то, малоинтересны. А эти трое так называемых сотрудников просто решили помочь по-родственному, - заявил задумчиво Кирсанов.
   - И заодно прибрать ее к рукам для использования в собственных целях, - ответил Александр. - Заодно с их помощью повысить свой вес в глазах этого Макса. А вот это уже интересно. Значит, происходит слияние мелких уличных банд с правоохранителями. И еще надо бы прощупать этого Макса, используя этих троих.
   - Не согласна, что подобные шайки сами по себе не играют серьезной роли, - высказала свое мнение Василиса. - Эту обезвредили. Но ведь формируются и другие. И как показали события связанные с этой, для простых граждан они представляют ощутимую угрозу. Так что надо брать ситуацию в городе под контроль. И медлить с этим не стоит. Поэтому перед местными надо немедленно ставить вопрос. Они готовы помогать или нет. Во втором случае пусть хотя бы не мешают.
   - У меня тут в городе двадцать человек. Еще столько же на этом берегу. Я уже попросил у Великого князя подкрепления, - сообщил Родославский.
   - Мне нужна связь с нашим штабом, - сообщила Василиса. - Хочу доложить обо всем. Надеюсь, из города так же пришлют помощь. Или хотя бы подстрахуют те участки, откуда вы снимете людей.
   - У нас гости, - прервал обмен мнениями Александр. - Внимание, всем боевая готовность. Саня вызывай Вадима Николаевича и майора. Остальным запереть пленных и сторожить.
   Из подъехавших двух легковых автомобилей вышли шесть человек. Довольно крепкие на вид. Четверо в куртках из разного материала, двое в коротких пальто из текстиля. У троих в руках автоматы. У остальных оружия не видно. Один автоматчик остался на месте, остальные пятеро уверенно направились к входу.
   - Это люди Хромого Паши, - сообщил Павел. - Из этих старший - Сергей, он же Волк. Он полгода назад пытался на нас наехать. Тогда на отца с дядей ему надавить не удалось. Теперь, кажется, решил взять свое.
   - Волга-Днепр-Дон, Волга-Днепр-Дон, Двина-Буг. Всем сорок пять, всем сорок пять, - шепнул в гарнитуру рации Александр, затягивая на поясе ремень с кобурой. - Я выхожу вместе с Павлом. Открывать огонь по сигналу "девять". Все мы пошли.
   Когда группа переговорщиков вышла, пятерка как раз подошла к крыльцу. На этот раз Родославский ремень с расстегнутой кобурой затянул прямо поверх куртки. Паша держит в руках двуствольное охотничье ружье. Находящиеся внутри конторки тут так же приготовили оружие. Майор и Родион Игоревич, демонстративно выставили стволы в окно.
   - Здравствуйте, - первым заговорил Александр. - Я теперь тут главный. Поэтому хотел бы узнать причину визита.
   - Пашка, где твой папаша? - спросил называемый Волком, словно не расслышав Родославского.
   - Повторяю, переговоры вам придется вести со мной. Этот объект под моей защитой, - заявил Родославский.
   - Да, Александр Владимирович, говорит правду, - подтвердил слова товарища Павел. - Но если так уж надо, я передам отцу и дяде ваши слова.
   - Значит так, мусорок! Передай папаше и дядьке, что теперь они будут работать на нас. Так и быть. Автосервис мы вам оставим. Но семьдесят процентов от прибыли будете платить нам каждый месяц. Ну и бесплатно делать машины, которые мы будем подгонять.
   - А что взамен? - усмехнулся Александр.
   - Я же сказал, что сервис оставим. Пока. Все зависит от поведения, - пояснил Волк. - А свои проблемы сами пусть решают. Что касается тебя. Значит, так. Ты убираешься с нашей территории, но перед этим заплатишь штраф. Завтра с тебя сто штук бакинских. Каждый день просрочки будет капать пять процентов. Чтобы знал? Это наша поляна, и мы ее будем окучивать. И больше не лез в наши дела.
   - А теперь послушайте меня, - ответил Александр. - Я с той стороны второго озера. Мне совершенно не устраивает то, как вы "окучиваете поляну". Например, ничего не делаете в этой ситуации, чтобы помочь своим согражданам, зато стараетесь содрать с них три шкуры. Поэтому я возьму тут под свою защиту всех, кто попросится. Если вам это не нравится и будете мешать, или творить в этих местах зло, задавлю. Это мое слово. А теперь убирайтесь. Сейчас вы на прицеле. Дергаться не советую. До свидания!
   - Пожалеешь, - зло выдавил Волк.
   - Посмотрим. Но трогать нас не советую.
   Еще две минуты стороны стояли и мерялись взглядами. Однако Волку и его приятелям это быстро надоело. К тому же стволы, направленные на них, так же оказались довольно красноречивыми. Вожак повернулся первым и неторопливо направился к автомобилям. Через пару секунд это сделали еще двое. Автоматчики еще немного постояли и пошли следом. Но из автомобилей вышли еще двое с пистолетами в руках. Однако направлять их в сторону сервиса они не стали, а просто постояли пока Волк не сел в первый автомобиль.
   - Ну что переговоры с этими пока закончились. Теперь надо ждать действий. Как там, в отделе внутренних дел, получили наше сообщение? - спросил Александр вернувшись. - Теперь с ними бы поговорить - и все можно отдохнуть. Надоели мне эти все переговоры. Колосов давай к отцу с дядей. Пусть займутся сбором своих надежных знакомых. Мне с ними сегодня надо потолковать. Сам потом сразу же начинай формировать отряд. Будем в городе порядок наводить.
   Прошло всего минут пять, как к автосервису подъехали два автобуса и четыре милицейские машины. Еще два автомобиля появились на боковой улице. Несколько сотрудников побежали в сторону леска справа.
   - Майор Максимов, - рявкнул в громкоговоритель Александр.- Прикажите своим оставаться на месте. Не надо пытаться оцеплять здание и прилегающую территорию. Нарветесь на моих бойцов - все закончится кровопролитием. А вам я предлагаю провести переговоры. Подходите к дверям. Со мной идут четверо. Оружие не поднимать. Иначе откроем стрельбу.
   На этот раз кроме Павла Колосова с Родославским вышли Вадим Николаевич, Василиса и Толя. Последний сразу же занял место перед девушкой. Навстречу от машин направился высокий бритый налысо, небритый мужчина около сорока лет. Одет в черные джинсы и потертую черную куртку. Недовольный взгляд сверлит Александра и сопровождающих. С ним двое в форме и молодой парень в гражданке.
   - Ты, что ли моих людей задержал? - как бы нехотя пробурчал первый.
   - Здравствуйте, Вы Максимов? - спросила Василиса.
   - Ну, я! Вон как раз сейчас Паша вам это и подтвердит. Так что быстро сюда моих парней, сами руку в гору, оружие сдать. Разговор наш продолжим в отделе, - словно сквозь зубы ответил местный милицейский начальник.
   - Здрасте! С чего бы это мы должны сдаться? - удивился Александр. - И какое обвинение нам предъявляется?
   - Вы напали на сотрудников милиции, находящихся при исполнении, незаконно удерживаете большую группу граждан...
   - Эти граждане, про которых Вы упомянули, сами напали на нас, на местных жителей. И подобных групп, терроризирующих простых обывателей, в городе уже несколько. А ваши люди, майор, вместо того, чтобы пресекать их действия прикрывают и помогают им. Я то, было, считал, что они хотя бы действуют на свой страх и риск. Признаюсь, недобросовестные правоохранители водятся и у нас в Империи, не знаю как РСФСР.
   - Александр Владимирович, такие есть и у нас. Но мы стараемся с ними активно бороться, - ответила Василиса Петровна.
   - И мы так же стараемся пресекать нарушения со стороны полицейских и избавляться от подобных элементов. Ибо это как сорняк. Зло неизбежное. Но мириться нельзя. И выход один - пропалывать. А вы, майор, вместо этого заступаетесь за них. Даже признали, что они были при исполнении. Но это не все. Вы и сами лично ничего не делаете для защиты граждан, которых вы должны защищать.
   - Я никому ничего не должен, - с иронией в голосе ответил тот.
   - Вы приносили присягу. Так что если другим я ставлю условие просто не мешать, то от вас требую немедленных мер по пресечению грабежей и разбоев, пока не дошло до убийств и насилий. И, разумеется, самим не допускать притеснения добропорядочных граждан. Кроме того, необходимо оказать помощь социально незащищенным слоям. Провести перепись населения. Помочь старикам, детям. С задержанными мною, я разберусь сам. В том числе с этими тремя милиционерами. Хотя нет, я верну их. И брата одного из них.
   - И их оружие, - потребовал майор.
   - Нет. Более того, вы передадите немедленно три единицы, называемые у вас АК-74, и два - АКСУ. Так же четыре пистолета Макарова. И не надо ссылаться на инструкции. И мы, и вы в другом мире. Да, да. И уже должны были догадаться об этом. И так как ни вы, ни другие начальствующие в этом городе не справились со своими обязанностями, мы беремся за это сами. Создаются силы самообороны из местных жителей. Ситуация критическая. Час назад еще одна наша группа вынуждена была вмешаться для того, чтобы предотвратить грабежи в другом месте. Группа шпаны напала на магазин, начала бить хозяина и продавцов. А ваш отдел на вызов даже не отреагировал.
   - Этот магазин не наш, - очень спокойно ответил собеседник.
   - Как это не ваш? - удивилась и возмутилась Василиса. - Вы в городе в ответе за все.
   - Этот хозяин при желании мог договориться со мной, - все так же спокойно-флегматично произнес местный милицейский начальник. - И все у него было бы нормально.
   - Да я слышал, что вы обкладываете людей поборами, якобы за защиту. Однако и им далеко не всегда торопитесь прийти на помощь. При этом собранные средства мало того, что не идут на поддержку граждан, но даже не направляются и на обеспечение работы отдела. Иначе я бы еще согласился с такими методами в сложной ситуации, когда прекратилось центральное финансирование. Но, например, причем тут мебель, которую забрали вчера вечером в магазине на углу Садовой и Октябрьской, холодильники из другого, расположенного рядом. Многие ваши сотрудники пытаются заняться просто личным обогащением. Но теперь у вас есть шанс исправиться. Свои требования я уже озвучил. Начинайте работать. Вопросом оплаты мы займемся. И впредь выполнять все наши указания. Не хотите работать - увольняйтесь. Если проигнорируете - пеняйте на себя.
   - А если нет? - с усмешкой с ленцой спросил местный милицейский начальник. - Например, пошлем тебя далеко, далеко.
   - Накажу, - спокойно ответил князь. - Павел, передай мне два яблока. Вот смотрите, я их поставлю на этот камень. А теперь отойдем.
   Родославский поставил оба яблока на большой камень, расположенный на обочине. После этого все отошли на десять метров. Александр поднял вверх большой палец. И тут же с двух сторон прозвучали выстрелы. От яблок остались несколько мелких ошметков.
   - Как видите, мои люди умеют хорошо стрелять, а их самих трудно достать в ответ. Поэтому соглашайтесь майор на наши условия.
   - Вы нарушаете данные гарантии безопасности, - с вызовом ответил один из сопровождающих.
   - Во-первых, гарантий безопасности вам я не давал. Это вы, получив наше сообщение, попытались действовать силовыми методами. Пришлось предупредить о последствиях и предложить переговоры. Условия встречи мы не обговаривали. Эти выстрелы тоже предостережение. Демонстрация. Но я действительно не собираюсь покушаться на вас во время переговоров. Оружие не за вашу безопасность, а выкуп за четверых. Если вы не согласны, то задержанные остаются у меня, а оружие у вас. Вот и все.
   Да и то, что я сказал господину Максимову, относится ко всем остальным. Помните, тут проживают и ваши семьи. Опять-таки я не угрожаю. Наведение порядка в городе и в их интересах. А теперь решайте. Можете посоветоваться со своими людьми в отделе. Я не тороплю с ответом. по вопросу обмена. К выполнению остальных требований необходимо приступить немедленно. Все я вас не задерживаю. Нам еще с вашими бандами надо разобраться. До свидания господа!
   Князь, закончив речь, сделал небольшой шаг назад, показывая, что разговор закончен. Однако он это сделал не поворачиваясь к майору и его сопровождающими спиной, продолжая внимательно наблюдать за ними. То же самое сделал и Вадим Николаевич. Толя же остался стоять на месте, поэтому Василиса уже повернулась, чтобы направиться обратно в помещение. Двое сопровождающих Максимова так же собрались идти к своим.
   - Майор не дергайся, - неожиданно громко крикнул Родославский. Тут же добавил. - Внимание всем. Пока "восемь". А вы, господа, чтобы не было иллюзий. Видите, вон ту пустую пластиковую бутылку у обочины. Вот, вы, - обратился он к попытавшемуся обвинить в нарушении договора, - дайте команду "два".
   - Капитан Левченко, - представился тот, и, подождав несколько секунд, быстро произнес, - два.
   В правой руке Александра оказался пистолет и тут же прозвучал выстрел, другой, третий. На несколько секунд восстановилась тишина. Левченко и один из его коллег пошли смотреть бутылку.
   - Все три насквозь, - сообщил второй, через десять секунд. - Стреляете Вы хорошо.
   - Ну, стреляет он, может, и хорошо, - пробурчал под нос Максимов. - А как насчет спарринга?
   - Вы это серьезно?
   - Вполне.
   - Я согласен, - тут же согласился князь. - Только бой не насмерть. Если кто признает поражение - все заканчиваем.
   Тут же он положил на асфальт два пистолета и нож, снял бронежилет. После этого отошел примерно на метр в сторону. Но рядом с его оружием тут же встал Вадим Николаевич. Василиса, еще до стрельбы вернувшаяся обратно на свое место за Анатолием, теперь подошла к Родославскому.
   - Александр Владимирович, а Вы уверенны, что противник сам не в бронежилете? - спросила она громко.
   - Сейчас проверим, - как-то беззаботно ответил тот.
   - А у вас тут смотрю арсенал, - опять с ленцой пошутил-пробубнил Максимов.- Вот мой пистолет. Начнем!?
   И тут же попытался нанести быстрый удар по приблизившему к нему Александру. Тот до этого держал свои руки внизу. И поэтому просто уклонился, но тут же ответил сам. Максимов его удары заблокировал, после этого начал активно работать кулаками. Он трижды достал Александра: в плечо, в грудь и левую челюсть. Но между этими достижениями сам пропустил пять сильных удара. И еще два после. Один из них ногой в колено. А потом Родославский его просто взял в захват и сбил на асфальт. Тут же сам уселся сверху. Через секунды четыре противник признал себя побежденным.
   - И стоило так рисковать, Ваша светлость? - спросила злая Василиса, как только они с Александром оказались в помещении. - Что, нет других забот, чем кулаками махать и рисковать?
   - Вот как раз когда махал кулаком, я рисковал меньше всего. Максимум он нанес бы мне несколько травм. А стрелять в этот момент никто бы из его людей не стал - могли попасть в него. Тем более мы оба активно двигались.
   - И все равно рисковал, - возразила Василиса. - По крайней мере, проиграв, сильно бы смазал произведенное до этого впечатление.
   - Так победил же. А значит, усилил это впечатление. Он меня вызвал. И если бы я уклонился, ущерба было бы больше. К тому же я был уверен, что у меня шансов на победу больше. Насыщенные упорные тренировки с детства и до настоящего времени. Хорошие наставники. Опыт практического применения навыков, в том числе и боевой. Когда-то и у него была хорошая форма. Он отяжелел, потерял скорость. У меня уже были сведения о его загулах. Поймите Василиса. Мы должны произвести впечатление на местных. Это ведь предназначалось не только для этого Максимова и его людей. Но и на тех же Павла, Вадика. Нужно чтобы они были уверенны в нас, с готовностью шли на сотрудничество. А в глазах многих обычных людей такой способ весьма эффективен для завоевания авторитета. Это часть культуры и менталитета - выяснение отношения в личном поединке. Корни-то скрываются ого-го как далеко. И ведь не только у нас. Те же схватки поединщиков перед битвой, дуэли, поля "божьего суда". Так что я просто не мог не принять его вызов.
   - Хорошо, Вы меня убедили, - нехотя согласилась Василиса. - И все же есть сомнения, что вы руководствовались только разумными соображениями.
   - Думаете, были и другие причины или цели? Например, произвести впечатление на Вас? - улыбнулся Александр.
   - А вот теперь, Вы, ошиблись в своих выводах о моей точке зрения. Я далека от переоценки значимости своей персоны. Поэтому не вижу особого смысла производить на меня впечатление. В отличие от некоторых не занимаю такого важного положения у себя в обществе.
   - А я так понял, что Вы, Василиса Петровна, вроде товарища бургомистра, - удивился князь. - Должность, по-моему, не маленькая. Например, по сравнению с простым капитаном. Даже гвардейским.
   - Так все-таки простым или гвардейским? Не говоря о разных нюансах, неужели в вашей табели о рангах они равнозначны? Это не праздный интерес. Все же у нас с вами есть существенные отличия в линии развития. И для правильно оценки хотелось бы все же найти какие-то ориентиры, от которых и надо исходить. Но кроме чина Вы у нас еще "светлость", член царствующей династии. А здесь еще и внук правителя.
   - Да мой дед взял на себя верховную власть на части Российской Империи, оказавшейся тут, назовем ее анклавом. Но Вас также представили как внучку руководителя аналогичного фрагмента РСФСР.
   - Только у нас республика. Так что родство тут не играет столь важной роли. Хотя в нашем случае довольно много Руяновых оказалось среди высшего руководства. Однако фамилия тут сыграла весьма незначительную роль. А вот у Вас монархия.
   - Что же. Василиса Петровна. Вы правы в том, что мы мало знаем друг о друге и поэтому можем ошибаться в своих оценках. Но это касается нюансов. А вот то, что Вы, ко всему прочему здесь представляете весь свой анклав - это важно и имеет значение в любом случае. Причем лицо, доверенное у руководства, и можете своей информацией повлиять на представление, которое сложится обо мне. Поэтому, разумеется, я хочу произвести благоприятное впечатление.
   - Спасибо за откровенность. Хотя Вы не ответили на вопрос о своем статусе.
   - Что же действительно гвардия имеет преимущество в одном классе, но фактически чаще всего при переводе присваивается еще один чин. Вот я, например, сейчас равен майору, но перейдя в обычный армейский полк или даже в штаб получил бы подполковника. Разумеется, при назначении на соответствующую должность. До перехода я числился при командире третьего батальона Морского Преображенского полка, но фактически проходил обучение в Академии Генерального Штаба.
   В это время появился высокий крепкий мужчина лет пятидесяти. Он сразу поздоровался и представился гостям, прибывшим из РСФСР: "Здравствуйте. Я - Василий Кондратьевич Колосов, - потом обратился к Родославскому, - Александр Владимирович. Мы тут собрали кое-что на ужин. Сейчас наши женщины стол накрывают прямо в ангаре. Может, покушаете горячего? Там на всех хватит, а если, что еще соберем". И когда Князь, сразу же ответил ему: "Да, мы все идем прямо сейчас", на лице у хозяина появилась такая счастливая улыбка, что и остальным отказываться от угощения было бы не красиво. Это даже если не брать во внимание, что все почувствовали себя проголодавшимися. Родославский жестом попросил Василису идти первой и сам бросился открывать перед ней дверь.
   От плана воспользоваться и своими сухими пайками пришлось отказаться. Хотя это и был формально ужин, подали и борщ - на первое, и молодую картошку с зеленью - на второе, а потом и чай с заваренными листьями смородины, малины и с медом. Причем еды оказалось действительно много. Кроме прибывших из конторки тут за столами человек шесть в камуфляже, в том числе двое молчаливых парней, покинувших сервис по прибытии новых гостей. Поев, они тут же ушли заменить своих товарищей на постах, для которых ужин заранее оставили в отдельных кастрюлях. Кто-то поинтересовался, как набрали продуктов на такую ораву. "Вы там себе хоть, что-то оставили?" - спросил Родион Игоревич. Жена Бориса Кондратьевича пояснила, что картофель, зелень, прочие овощи предоставил ее брат. Он живет в деревне в пяти километрах от городских окраин, держит большое хозяйство. Обычно он излишки продает на местном рынке. "Но в последние дни там опасно, могут все отобрать, да еще и прибить при этом. Так, что дураков торговать сейчас нет," - сообщила она. Вот брат и оставил у родственников свой товар. А час назад еще привез, узнав для кого. И еще готов, лишь бы порядок навели и взяли под защиту.
   Саня сразу же отправился менять Костю и Максима. Они дежурили в конторке, пока остальные ужинали. Однако, в одиночестве он сидел меньше получаса. Вскоре тут появилось и начальство. С ними Толя с двумя полными термосами. Он ловко разлил всем чаю. Саня, было, хотел поинтересоваться насчет кофе. Но Александр Владимирович пить его категорически запретил.
   - Не стоит. Тебе дежурить до десяти вечера, потом сменят. И надо будет сразу же заснуть, не потеряв зря и минуты. Общий подъем в четыре. Думаю, нападение будет где-то перед рассветом. Мои бойцы должны как можно лучше отдохнуть. Поэтому я и сам буду спать, и большую часть секретов сниму. Из своих оставлю только троих дежурить. Остальные посты займут местные. Скоро Павел должен привести первую группу, и надо дождаться людей из города; потому только я тут и сижу.
   Уже темнеет. К этому пока еще не удалось привыкнуть. Световой день резко стал на несколько часов короче. Электричества в городе нет. Работают только частные генераторы. Да иногда где-то в темноте мелькает свет редких автомобилей. Тут в автосервисе есть свой дизельный агрегат. Его только что завели. Поэтому Саня включил одну из ламп перед зданием. Кроме того, тут на посту уже подготовили небольшой прожектор из автомобильной фары. Однако, включать его рекомендовано только на короткие промежутки, дабы время от времени осматривать местность. Есть еще два прибора ночного видения. Честно говоря, Сане уже не терпится воспользоваться им. А пока зажег две свечи, стоящие на столе. Как всегда в таких случаях время течет медленно. Свою кружку чая Саня уже допил. Поэтому он решился задать вопрос.
   - Ваше высочество, разрешите вопрос?
   - Да задавай. Только я не высочество.
   - А что за Морской Преображенский полк? У нас такого не было, вернее был, один их потешных полков Петра Первого. Но он не был Морским.
   - В нашей истории также первоначально был только один полк. Он изначально, как и Семеновский использовался в боевых действиях и на море, и на побережье. Впрочем, они же были и пехотой, передвигающейся на лошадях. Не путать с драгунами, которые конница, действующая и как пехота. А при Елизавете преображенцев разделили на два полка. Первый остался сухопутным, второй стал больше использоваться на море в качестве десантных и абордажных команд. Основанием для него послужила третья рота, экипажи гребных судов цесаревича. По сути, при нем полк постоянно и состоял. Активно участвовал в шведскую и турецкую компании Александра Владимировича, прославившись в боях среди шхер Балтики и на водах Лимана. Старшинство у полка идет с той же даты, что и у первого. Подчиняется морскому ведомству. Является элитным подразделением морской пехоты.
   - И все же почему не высочество, дед же Великий князь, значит и Вы принц? - спросила Василиса
   - Я светлейший князь императорской крови. У вас было нечто подобное?
   - Да, - ответил Саня, - правнуки императора получали титул князя императорской крови с обращением "высочество", так же как их старшие сыновья, а остальные праправнуки - князя императорской крови с титулованием "светлость".
   - У нас похожая система. Но есть и отличия. У моего прадеда Всеволода Александровича было три старших брата. Поэтому великими князьями стали только его старший сын Дмитрий Всеволодович и мой дед. А вот из потомков двух других младших сыновей императора Александра Четвертого этот титул получили только наследники. Правда, уже при рождении. А вот из правнуков императора сразу великим князем могут стать только два внука цесаревича. Да и круг имеющих право на титул князья императорской крови с титулом "ысочество" ограничен. Так из трех сыновей деда его получили только Семен Петрович и мой отец. Второй дядя получил право только на обращение "светлость". Так же как при рождении и мы - праправнуки. Сейчас Семен Петрович уже стал Великим князем, а мой кузен Андрей - князем императорской крови с титулованием "высочество". Впоследствии он должен унаследовать титул дяди, а мой племянник Петя уже его титул. У меня есть два старших брата. Один из них - Всеволод, впоследствии получит титул отца, а за ним по очереди другой мой племянник - Костя.
   - Вы так уверенно сказали, что титул вашего деда уже унаследовали. Он же живой. А может, вас еще ищут? - поинтересовалась Василиса Петровна.
   - Его уже исключили из списков действующих членов фамилии. Так же как князя Дмитрия Владимировича. И не просто как пропавших без вести. В Империи знают, что произошло.
   - Откуда такая уверенность?
   - Меня ознакомили с соответствующими документами. Да, Василиса Петровна. Я прибыл сюда только через сутки после перемещения города и прилегающей территории. Иначе как тут еще могла образоваться такая высокая плотность представителей нашего августейшего семейства на таком сравнительно небольшом куске Империи? Да еще как раз там же случайно оказался отряд хорошо подготовленных элитных бойцов.
   - И как это у Вас получилось? - поинтересовалась, справившись с удивлением, Василиса. - Это как снаряд в одну воронку.
   - Тут несколько другое. Саня, я прошу Вас, пока никому не сообщать то, что уже услышали сейчас от меня, и то, что скажу. Договорились?
   - Да, Александр Владимирович. Ваш выс... светлость, - взволнованно ответил парень.
   - Хорошо. В отличие от самого города я и мои люди сюда попали преднамеренно, - сообщил князь. - Через специальное окно. Ну да. Создали проход из нашего мира в этот, используя старый естественный Комплекс Ворот. Он как раз находится под Святославлем. Думаю, с ее наличием связан и факт переноса сюда всех трех городов. Василиса Петровна не надо удивляться. Своя копия Комплекса есть и около вашего города. И Вы, скорее всего, знаете об этом, или хотя бы что-то слышали.
   - Не слышала. Что за Ворота такие? Вы уверенны, что они были?
   - Уверен. Наверняка, знаете про объекты АН1240 и П1077. К тому же и филиал вашего Исследовательского института, где вы как раз и были во время переноса, связан с ними.
   - Вы откуда все это знаете? А? - возмутилась Василиса. - Ваша разведка работает?
   - О том, что произошло в филиале научного центра, сообщили ваши же люди, работающие там, по распоряжению Михаила Андреевича. Кстати, наши передали им такую же информацию. Подробно и в полном объеме. Так что это был просто обмен сведениями. А вот про объекты я знаю совсем из других источников. Есть люди, которые знают про них намного больше, чем даже вы сами. И это не наши люди. Они собственные. Но это друзья, и для вас тоже. Кто-то из ваших уже общался с ними, так же как и мы. Возможно, в их числе и Михаил Андреевич. Правда, у нас контакты с ними более тесные. От них мы узнали про возможность путешествий между мирами. Моя группа должна была совершить разведывательный рейд.
   - Куда? В другой мир?
   - Да. Разумеется, само окно должны были сделать с помощью наших Друзей. Вариантов было три, и мы только готовились исследовать будущие плацдармы для научных экспедиций.
   - А почему именно Вы?
   - Во-первых, для самого процесса нужен был хотя бы один представитель фамилии. Не обязательно, но желательно. Что-то связанное с кровью. Нет, она у меня не "голубая", - ответил Александр на незаданный вопрос. - Но ее влияние на совместимость с воротами якобы присутствует. Ну и потом зачем еще нужны члены императорской фамилии. Высокое положение накладывает свои обязанности. Родославские должны быть всегда впереди. Особенно там, где опасно. На войне, в далеких экспедициях, в полетах в космос. Да к тому же и наша многочисленность довольно накладна для казны, даже, несмотря на то, что специальные пособия получают немногие, да и невелики они. И все же расходы на обучение, охрана, система прикрытия, представительские расходы. Да есть акции, поместья, другая частная собственность. Однако рассчитывать на солидное наследство всем не приходится. Да и в государственной системе хлебные и теплые места никому не гарантированы. В то же время у большинства есть амбиции, семейная гордость, в конце концов. Конкуренция. Поэтому и надо каждому проявить себя. А вот шансы для этого всем нам предоставляются щедро.
   Так что и без учета первого обстоятельства для такого дела, разумеется, привлекли членов фамилии. С другой стороны для исследовательской экспедиции все же нужны люди с определенными навыками и подготовкой. Кабинетные ученные-теоретики, конструкторы, капитаны дальнего плавания тут подходят мало. Не говоря уже о банкирах, финансистах и представителей модных профессий, таких как стилисты. Даже не все военные могут пригодиться, в том числе летчики, танкисты, артиллеристы. Например, мой кузен Андрей, который командует атомной подводной лодкой, или старший брат Всеволод, запускающий ракеты в космос.
   В наши группы в первую очередь отбирали людей из подразделений специальных операций, разведки, оперативников госбезопасности. Ну и геологов, полярников, альпинистов. Подготовили семь групп: четыре основных и три дополнительные. В каждую включили одного, а где и двух Родославских. Всего девять представителей фамилии. Трое возглавили группы: я и великий князь Владимир Михайлович сформированные в основном из военных, а Олег Павлович наполовину из гражданских. Он у нас и в Арктике побывал, и в Антарктиде, да еще много где. Дикие уголки тайги изучил. Десятый член семьи - Федор Дмитриевич Родославский из космонавтов, конкретной привязки к группам не имел, и мог быть включен в любую их них.
   Однако неожиданно самопроизвольно включился Комплекс Ворот, причем даже не на том объекте, где мы готовили свое окно. Последний находится немного в стороне от Святославля. Поэтому-то меня и большей части людей, отобранных в группы, в городе во время переноса не было. Сюда в первый день попали только одиннадцать человек из наших. Но еще у шестнадцати семьи к этому времени поселились в Святославле и в результате катаклизма переместились в этот мир. Разумеется, эти наши товарищи захотели воссоединиться с женами и детьми. Возглавить их переход поручили мне. У меня тут все-таки дед, что также явилось весомой причиной. Володя рассматривается как весьма вероятный претендент на трон, Олег Павлович все же привык отправляться больше в безлюдные необитаемые места. Кроме этих шестнадцати бойцов мне дали добровольцев, которые нашлись во всех группах. Так я оказался тут. Ну, все, пора закругляться, мои возвращаются. Саня давай внимательней. Сейчас к тебе пришлют кого-то в товарищи.
   Как и предполагалось, ночь прошла спокойно. Когда разбудили Саню, на его часах было четыре двадцать. На улице еще темно. Да и в помещениях сервисе тоже. Но кто-то включил два больших электрических фонаря, так чтобы не заметили свет снаружи. Да и людей сразу предупреждали: "Не шуметь". Тут же они получали указание куда идти.
   Саня и так знал где ему находиться. Это вся та же конторка - небольшой пристрой к основному зданию, выступающий на улицу. Тут кроме него собрались Василиса, майор Александр Игоревич Ткачев, Толя Ветров, Вадим Николаевич, Родион Игоревич. А вот Костя и Максим, наоборот, отправились отдыхать. Они тут дежурили с половины первого. Оба хотели остаться, но майор внутренних войск РСФСР и отставной капитан Российской Императорской Армии совместными усилиями их решительно прогнали. "Ребятки, пострелять, к сожалению, и вам еще придется. Никуда это не денется. Дел еще много. И тут все не решиться. А вот отдохнуть надо, пока есть возможность. От уставших и сонных толку будет мало."- заявил им Кирсанов.
   Задача Сани сейчас работать с двумя манекенами, изображать, что они шевелят руками, головой, наклонять их, передвигать с места на место на кресле. Делать вид, что это они работают с прожектором, осматривают территорию перед зданием. Время от времени подопечных надо убирать в скрытые от наблюдателей места и вместо них по помещению осторожно перемещаются товарищи. Когда по делу, а иногда для введения противника в заблуждение. Правда, противника еще не обнаружили, но принять меры не помешает, да и потренироваться надо.
   А в это время свои позиции вокруг заняли бойцы Родославского. Сам он с Пашей и Андреем расположился в лесочке справа. Оттуда хорошо просматривается и пространство перед автосервисом, и подходы к нему с юга. Тут заросли почти вплотную подходят к забору, и при желании можно легко проникнуть в небольшой дворик.
   Появление людей Хромого обнаружили около пяти часов утра. Это на двух легковушках приехали наблюдатели. Автомобили они бросили на краю улицы. Сами же осторожно прошли по той от сервиса стороне дороги. Тут она уже проложена по невысокой насыпи. Метрах в сорока на юго-запад располагается мост, под которым по трубе протекает ручеек. Двое направились туда, а трое расположились по ту сторону от дороги. Саня, минуты через три как эти последние заняли позицию, получил приказ пару раз провести над ними лучом фонаря и несколько раз поиграть с тенями внутри помещения. Теперь один манекен делает вид, что спит, уронив голову на стол, а с помощью второго изображается наблюдатель, показывающийся время от времени в окне. В это время на другой стороне сервиса появились еще четверо, которые тут же разделились. Двое отправились в лесок навстречу первой группе, а пара осталась наблюдать.
   Еще человек двадцать прибыли через час. Сначала мимо промчался один микроавтобус. По сведениям наблюдателей, он, переехав мост, остановилась, и пассажиры, в количестве пяти человек, покинув транспорт, двинулись на соединение с четверкой в лесу. Еще одна пятерка подъехала по соседней улице на помощь двум подельникам, расположившимся с тыла. Остальные десять разделились. Одна половина сосредоточилась на той стороне дороги, вторая взяла под контроль участок между автосервисом и домом Колосовых. Между тем микроавтобус демонстративно проехал обратно.
   За всеми этими делами уже начало светать. Игорь Родионович прошептал: "Внимание". Стало как-то не по себе, словно очутился на краю бездны. И одновременно появилось отчаянное ожидание чего-то необычного и важного, опасение не справиться, сплоховать. Со стороны лесочка неожиданно прозвучали один за другим два выстрела. Потом голоса, еще выстрел, и сразу два, почти слившихся в один. Снова голоса, еще какой-то шум. И все вроде бы затихло. Сане надо усиленно двигать манекен. А время словно замедлилось. И тут Василиса громко скомандовала: "Прожектора на противника!" Саня, сидя на полу рядом с окном, начал суетливо поворачивать рычаги. Рядом Толя включил еще два, до сих пор еще не проявлявших себя.
   - Господа, бандиты! Вы все блокированы. Все три группы. У дороги, у дома, и с тыла. Я, Александр Родославский, предлагаю вам немедленно сдаться. Ваши товарищи, которые должны были проникнуть через лес, задержаны. В подтверждение сейчас мои люди выйдут в эфир по их рациям. Кроме того, сейчас будут выпущены три арбалетных болта. Пока мимо. У вас две минуты на размышление.
   После истечения установленного срока прошло секунд двадцать. Саня, сидя на полу, осторожно покрутил рычаг управления фонарем влево вправо. И тут последовал ответ. Кто-то с той стороны дал длинную очередь. Звук выстрелов неприятно резанул по ушам. Саня инстинктивно прижался спиной к стене между подоконниками, на которые уложены по два мешка с песком. От неожиданности он даже не понял, куда попали пули. Только что-то звякнуло о стальную штангу, на который установлен один из фонарей. И тут беспорядочно прозвучали еще несколько выстрелов. Саня услышал, как за окном что-то защелкало. Словно дети кидаются камешками. Вспомнил - вчера обратил внимание на площадку, устланную ровным слоем белой щебенки. Вот оттуда и эти смешные, глухие щелкающие звуки.
   Рядом кто-то выпустил одну короткую очередь, вторую. Тут же прозвучал одиночный выстрел. Тут же Родион Игоревич выстрелил повторно - у него карабин с оптическим прицелом. Заговорили сразу два автомата. Саня повергнул голову влево. Это только, что выпустила несколько пуль Василиса. Так ведь другие ведут бой! А что же он? Несколько секунд собирался с духом и потом словно прыгнул с трамплина. Резко послал патрон в патронник, снял предохранитель. Прорвав какую-то невидимую преграду, Саня заставил себя подняться и выглянуть в оконный проем. Что-то сжалось в области груди, и тут же провалилось куда-то ниже паха, тело стало каким-то вяло-ватным и одновременно невесомым, словно чужое.
   Ствол ружья выставил наружу, куда-то в сторону дороги, и палец на спусковой крючок, грудь опять перехватило, стало как-то прохладно, и еще появилось какое-то отчаяние, словно нет ничего потом, и надо куда-то успеть, а все остальное неважно. Поэтому еще один заряд дроби в сторону противника, и снова палец жмет на спусковой крючок, а приклад толкает в плечо. Приходит мысль, что еще раз подняться он уже не сможет, поэтому надо стрелять сейчас, и ствол дергается в пятый раз. И тут кто-то дернул его вниз.
   - Ты, что делаешь? - зло прошипел в ухо Родион Игоревич. - Подставляешься. Не надо в героя играть! Твое дело фонарь и манекен! Выполняй.
   Через несколько мгновения рядом застучали пули, и тут же Кирсанов, выглянув на секунду, дважды выстрелил и тут же скрылся. Саня же в это время лихорадочно-суетливыми движениями схватил манекен и выставил его в тот самый угол, где только, что был Родион Игоревич. Рука случайно коснулась рычага. Мозг кольнула мысль: "Надо же и фонари крутить! Вправо, вверх, влево, вниз... Сейчас вправо или влево? А какая разница!" Манекен упал на правое плечо. Оттолкнул его в сторону. Слева очередь, несколько гильз попали в Саню.
   - Прекратить огонь! - скомандовала Василиска.
   Тут же команду продублировал майор. Еще несколько выстрелов и тут стало тихо. Не стреляет и противник. Прошли секунды. Однако, уши до сих пор заложены. И даже немного страшно от мысли, что стрельба сейчас возобновится снова. К тому же в помещении чем-то пахнет. И неприятно кружится голова. Саня так и остался сидеть на месте. Он немного развернулся и прижался спиной к стене. Вставать не хочется. Нет желания и выглянуть в окно. Но вот рядом осторожно осматривает окрестности Вадим Николаевич. Дальше водит стволом автомата Василиса. Стало стыдно за свое малодушие.
   Все-таки заставил себя выглянуть. А на улице уже довольно светло. Так что, наверное, можно выключить фонари. Хотя нет. Не было команды. На дороге появился молодой человек в распахнутой легкой зеленной куртке, из-под которого виден сероватого цвета свитер и джинсовых брюках. Он положил рядом с собой автомат и поднял руки. Рядом с ним проявился худощавый парнишка. За ним появился крепкий мужчина старше тридцати лет, он поддерживает еще одного, кажется, раненного. Этот четвертый с трудом стоит на ногах и цепляется за плечо товарища. Эти двое уже без оружия.
   - Мы сдаемся, - крикнул первый.
   - Вы четверо примите десять метров левее, - приказал им кто-то в громкоговоритель.
   Туда уже появились еще трое с поднятыми руками. А на участок дороги перед автосервисом вышел еще один человек. Он медленно, с трудом передвигая ноги, побрел за своими подельниками. "Саня, не отвлекайся. Нам с тобой надо следить за участком впереди. Вдруг, кто еще остался. Только смотри, сейчас появятся наша группа. Они будут осматривать местность," - предупредил Родион Игоревич.
   Тут словно из ниоткуда появились несколько групп бойцов. Все крепкие, в незнакомой камуфлированной форме, хорошо снаряженные и вооруженные. Некоторые из них быстро прошлись по позициям бандитов, вывели на дорогу одного пленного и вынесли еще двух раненных бойцов противника. Тут же появились медики из людей Родославского. А еще через четверть часа Князь, Василиса, Павел, майор Ткачев, Толя Ветров минут куда-то уехали. С ними отправились еще человек десять.
   Минут через десять-двенадцать после отъезда начальства подъехала и местная скорая помощь. А вот следственной группы до сих пор нет. Появился только один человек в форме, которого Вадик назвал местным участковым, но он сразу же уехал с Василием Кондратьевичем. Человек шесть шпаны, из числа задержанных вчера, сразу же вывели для сбора тел убитых. Саня был рядом с князем, когда ему доложили, что потерь среди его людей нет. Своими Александр Владимирович уже считает и местных, собранных в отряд Паши Колосова. У противника потери существеннее. Двадцать два человека пленных, в том числе десять раненных, восемь убитых.
   Сане же поручили составить опись собранных трофеев. Точнее он просто печатает на переносном вычислителе, то, что диктует Вадик. Родион Игоревич, контролирует процесс. Группа из четырех бойцов с собакой осматривает местность в поиске оружия и боеприпасов, брошенных, потерянных, спрятанных бандитами. Их самих сейчас допрашивает Вадим Николаевич и двое из людей Родославского, с ними Борис Кондратьевич и еще кто-то из местных в качестве консультантов. Там же Костя и Макс.
   - Ого, вот и АКМ, точнее АКМС, - воскликнул Вадик. - 1971 года. Номер РА6440. Семь шестьдесят два миллиметра.
   - Под какой патрон? - удивился Саня, перестав заполнять таблицу. - Семь шестьдесят два?
   - Ну да, - несколько растерянно ответил Вадик. - Промежуточный патрон образца 1943 года.
   - Гильза укорочена по сравнению с обычной трехлинейной, - прокомментировал Родин Игоревич, рассматривая трофейный боеприпас.
   - Почему же тогда АКМ? - удивился Саня.
   - А что не так? - теперь удивился уже Вадик.
   - Да не понятно, что буква "М" обозначает? У нас так же имеется на вооружении АКМ - автомат Калашникова малкокалиберный, под патрон пять сорок пять. Очень напоминает вот эти автоматы, которые ты назвал АК - семьдесят четыре. Вот его складной вариант как раз и называется АКМС. Есть и аналог вот этих, ты их назвал АК - семьдесят четыре М - АКМ-два, - пояснил Саня. - А вот то, что мы записываем сейчас просто АК - автомат Калашникова, конкретно это АКС.
   - У нас буква "М" обозначает модернизированный. Так что, АКМ - автомат Калашникова модернизированный, - объяснил Вадик.
   - То есть у вас существует и более ранняя версия этого Автомата? - спросил Родион Игоревич
   - Ну да АК-47. Саня, а как у вас называется самый первый автомата Калашникова?
   - Так аналог вашего АКМ и есть первая версия. А до этого на вооружении состоял принятый в 1944 году Автомат Судаева, - пояснил гость из РСФСР.
   - Это ППС что ли? - удивленно спросил Вадик.
   - ППС - пистолет-пулемет. А вот это, по сути, штурмовой автоматический карабин. Я в оружии не силен, надо у Кости и Максима уточнить, ну или у майора. А ППС у нас на вооружение еще в 1942 году приняли. Ладно, хватить отвлекаться, давай делом займемся.
   - Хорошо. СВД - снайперская винтовка Драгунова, с прицелом, исправная. В магазине патроны. Что делать будем Родион Игоревич?
   - Давай мне. Магазин положи к винтовке. А патроны в отдельную кучу. Если что новый владелец сам снарядит. Все равно так предпочтительней.
   Саня внес запись. И Родион Игоревич положил винтовку в ящик, которых из автосервиса притащили несколько штук, разных размеров. А патроны собираются в четыре отдельных хозяйственные сумки. Всего уже собрали три АК-74 с деревянными прикладами, пять со складными металлическими. Есть еще очень похожая модификация. Эти автоматы по сравнению с первой моделью меньше, легче, со складывающимися пластиковыми прикладами. Таких пока нашли так же три. Один сразу забрал Павел, заявив: "Ого! Наш отряд до сих пор даже наполовину на АК-74М не перевооружили. Да и то большая часть из имеющихся в своднике на Кавказе. А у бандюков уже есть! Дайте мне четыре магазина. Уже набитые? Дополнительно еще патронов пару пачек. Распишусь потом. Князь уже ждет". А вот того, что Вадик назвал АКСУ или просто "укорот" уже записали целых десять штук. Кроме того вот уже второй автомат под патрон 7,62 миллиметра, и пока столько же снайперских винтовок. Еще один в очереди. Больше двадцати пистолетов, есть даже один наган.
   - Саня, сворачиваемся, - неожиданно заявил Родион Игоревич. - Вадик, найди среди ваших водителя с небольшой грузовой машиной. Да! Где-то тут был хозяин строительного магазина. Вот он пусть и прибудет сюда вместе с автомобилем. Срочно. И Машу сюда. Она в конторке с подругами. Пусть Костика прихватит. Давай действуй. Саня выключай свой аппарат. Потом сложи в этот ящик все пистолеты. Пересчитай автоматы. Все оставшиеся магазины патроны в пачках и россыпью в эту сумку и вещевой рюкзак. Погоди, я тебе еще, что-то найду. И присматривай тут за всем. А то уже местные появились. Детей ближе ста метров не подпускай. Я побежал искать тару. Придет Маша, отправляй за гвоздями. Ну и молоток какой нужен, или топор.
   Уже примерно через час небольшой грузовичок с будкой, покрытой старыми потертыми рекламными рисунками и надписями, неторопливо проехал через открывшиеся перед ним ворот, около которых дежурят трое бойцов в камуфляжной форме и красных повязках с большими золотистыми орлами. Прибывшую колонну из трех единиц, возглавляемую старой легковушкой, они пропустили сразу. Как только за грузовичком во двор въехал небольшой автобус, ворота закрылись.
   Саня приехал на первой машине. Как только она остановилась перед красивым двухэтажным особняком с мансардой, он выбрался наружу вслед за Родионом Игоревичем. С ними вместе приехали и Костя с Максимом. К ним навстречу по крыльцу уже сбегают Павел и Андрей. Колосов тут же повернул в сторону автобуса. Его товарищ же уже издали обратился к отцу:
   - Оружие в грузовике?
   - Да.
   - Легковушку оставьте здесь. Вон там, рядом с другими, - заявил Андрей, показывая на четыре автомобиля, стоящих на углу солидной площадки, покрытой бетоном. - Грузовик же пусть едет к тому строению на юго-востоке. Это дом для персонала. Ну и всякий нужный в дом инвентарь там хранился и не только. Только давай сначала два ящика отсюда загрузим.
   В это время из автобуса вышли пятеро и почти побежали за Пашей, возвращающимся в дом. Следом направились и Саня со своими товарищами, и Вадик, приехавший на грузовике рядом с водителем. В прихожей они забрали два зеленных ящика с новенькими автоматами. Еще парочку таких же вынес и Павел со своими. Кроме того, они взяли еще два цинк с патронами. Один калибра 5,45х39, второй пистолетные патроны 9х18. И три пластиковых пакета охотничьих 7,62х39 по 120 штук в каждом. Список на все это Павел вручил Сани вместе с распиской на свой АК-74М, четыре магазина, боеприпасы, полученные ранее, а так же пистолет Стечкина с полусотней патронов, которые он затрофейил уже тут. Потом из подсобки грузили еще ящики и увесистые сумки. Все это оказывается надо везти в местную городскую администрацию.
   И тут на входе дежурят трое парней в камуфляже с уже знакомыми повязками. Такие же повязали и вновь прибывшим, как только они появились в фойе здания. Для них уже освободили комнату на первом этаже. Сюда предстоит перетащить весь груз. Причем это надо сделать всемером. Родион Игоревич дежурит возле машины, поэтому напарником Андрея стал водитель грузовика, а Саня работает вместе с Борисом Кондратьевичем. Богатырь Максим свой груз носит в одиночку. Правда, для него отбирают, то, что полегче. И все-таки справились. Потом еще минут десять тщательно переставляли ящики по годному. В отдельном углу оказалось, то, что уже учтено. А все остальное еще надо переписать. И начинать это дело надо прямо сейчас. Костю, Максима и Андрея сразу же вызвали к начальству, Борис Кондратьевич ушел искать Рому, а водитель на грузовике уехал по своим делам. Так что опять пришлось работать втроем.
   Впрочем, большая часть времени ушла на подготовительные мероприятия: вскрывали и сортировали ящики, расставляли их, Саня запускал программу. Как раз к этому времени в здании появилось электричество. А на сам опись оружия ушло всего около получаса. Заодно сверял, чтобы не было дублирования. Принялись за подсчет патронов. Появился Павел с заявкой и тремя помощниками. Ему выдали полтора десятка автоматов, столько же пистолетов и пять цинков.
   - Как у тебя дела то? - поинтересовался Вадик.
   - Ничего, - бодро ответил тот. - Вот формирую отряд. Нужно отобранных людей вооружить. Кто-то, конечно, пришел со своим охотничьим ружьем или карабином. Но у большинства ничего нет.
   - Что у вас так мало оружия у населения на руках? - удивился Родион Игоревич. - Ведь, я так понимаю, к тебе идут люди из активной категории граждан. И все равно безоружные.
   - У обычных граждан с оружием не очень, - признался Вадик. - Зато у бандитов его, как видите, полно.
   - Да арсенал неплох, - признался Кирсанов, вручая людям Колосова цинки с патронами. Автоматы те уже кое-как разобрали и закинули за спины.
   Саня уже распечатал в четырех экземплярах список выданного запаса. Вычислитель и принтер, полученные после боя, как-то само собой остались у него. Он их даже сюда привез, так как просто не знал, кому возвращать. Два экземпляра бумаги вручил Роме, ему должны пригодится, не перепечатывать же каждый раз, еще на парочке тот расписался и они остались на руках у Сани. Пойдут в отчетность. Уже специальную папку завел и дырокол есть. Тут появился Андрей, с несколькими бутербродами и бутылкой воды в руках.
   - Меня прислали на замену, - заявил он, вытаскивая из сумки на боку еще термос с кружкой.- Идите в столовую, там вас покормят. Кипяток теперь есть. А я тут все посторожу.
   Столовая располагается в довольно большом обширном полуподвальном помещении. Обстановка весьма приличная. Администрация. Тут абы кто не питается. Однако заведение пока полноценно не работает. Еду для себя пришлые приготовили сами. А вот ложки, вилки, ножи, подносы в их полном распоряжении. На раздаче каждому выдали по банке разогретой рисовой каши с мясом и тарелку супа быстрого приготовления из пакетиков, два больших куска белого хлеба, немного сливочного масла, три жареные сосиски, стакан горячего кофейного напитка и четыре кубика сахара-рафинада.
   - Юманеев, хорошо, что я тебя встретила. Уже хотела посылать за тобой, - заявила проходящая мимо Василиса. - Как поешь, зайдешь ко мне на втором этаже. Я расположилась в кабинете местного мера. Ты сейчас в каком кабинете?
   - На первом этаже, - ответил Саня, одновременно пытаясь вспомнить номер на дверях, на который он, вообще-то, внимания и не обратил - это напротив помещения дежурных, - начал объяснять он.
   - Четвертый, - пришел ему на помощь Родион Игоревич.
   - Тогда я направлю к вам связистов. Определяйтесь с телефонами, выделят и рации. Тебе Саня придется вспомнить свою прежнюю работу - займешься обзвоном местных муниципальных структур. Ну и вместе с Родионом Игоревичем пока отвечаете за оружие.
   - Да. Мы Колосову уже часть выдали согласно его заявки, - сообщил Саня.
   - Надо будет его отряд еще доворужить, - заявил стоящий рядом с Василисой князь. - И все-таки, Родион Игоревич, отберите по три экземпляра каждого типа: и оружия и боеприпасов. Если в наличии меньше, то два или, в крайнем случае, хотя бы один. Все это упакуйте. Надо будет отправить к нам в Город для изучения. Василиса Петровна, пригласим и ваших специалистов. Отметьте обязательно этот пункт и в своем докладе.
   -То, что вы готовы сотрудничать, а не все загрести себе? - с улыбкой спросила Василиса.
   - Надеюсь, на этот счет у вас не сомневаются, - ответил Александр. - Но тут есть и другой момент. Нам необходима помощь и в этой работе и если у вас найдутся нужные специалисты - будет весьма хорошо.
   Когда Саня вернулся из кабинета мэра, телефоны в их кабинете уже заработали. Им даже выделили две радиостанции. Поэтому он тут же набрал первый номер в списке, полученном от Василисы. Готов и примерный текст, который он должен озвучить. Ну а если на другом конце провода не захотят с ним разговаривать, тут находятся Вадик, Андрей, Костя, Максим и еще несколько бойцов Родославского. Кроме того рядом через кабинет расположился штаб отряда Паши Колосова. И разок группа из семи ополченцев во главе младшим Кирсановым уже смоталась в сельский совет в километрах пятнадцати, для вразумления и прояснения ситуации. И об этом, кажется, узнали и соседи. С Саней уже разговаривают по-другому. Кое-кто даже успел перезвонить ему. Еще одна группа, посланная с этой же целью, еще не вернулась. Этот номер и вовсе не ответил. Недавно по рации командир группы передал, что в этом селе администрация закрыта на замок, поэтому бойцы поехали по домам работников. Надо работать и по другому направлению. Так Павел забрал еще несколько автоматов и пистолетов. Люди к нему идут. Те, кого уже взяли в отряд собирают своих знакомых. Уже сделали объявление по радио, а Максим недавно отвозил в типографию заказ на листовки.
   Саня почти с отвращением положил телефонную трубку на место. Левое ухо он уже почти не чувствует, и язык во рту распух он постоянной работы. Но все свои номера он как минимум разок набрал. Теперь надо ждать ответных звонков, а через часок начать жать кнопки на аппарате самому. Но вот сейчас хотя бы минут десять отдохнуть. И выпить воды, привезенной Андреем. А тот как раз рассказывает о том, как брали тот самый особняк, откуда сегодня забирали оружие.
   - Те, кто находился в особняке, уже знали, о поражении возле автосервиса. "В битве около автосервиса", - добавил он с улыбкой. - Они на четырех автомобилях как раз выезжали из ворот. А тут их уже ждала наша группа. Предложили сдаться. Те в ответ стрелять. Ну а через пару минут и Александр Владимирович подоспел. Пятеро убитых, восемь раненных, в том числе шесть раненных. У нас один раненный. Ну а внутри сопротивления уже почти никто не оказал. Там только пять бойцов оставалось. Двоих ранили еще, когда они хотели оказать помощь своим. Остальных обезвредили уже в доме и подсобных зданиях. Там прислуги было человек десять. Садовник, плотник, кухарки, уборщицы, дворник, разнорабочие. Эти сразу же подняли руки. Сам главарь погиб перед воротами. В общем, особняк со всей прилагающей территорией реквизировали.
   - А что? Место хорошее, стоит немного на отшибе, подъезды к нему хорошие, рядом речка, лес, - сообщил Вадик.
   - Ну и "принцессу" заодно освободили. Как же без этого, - продолжил рассказ Андрей. Потом подумав, поправился, - точнее "принца". Сын местного мэра с приятелем сидели в особняке взаперти.
   - Это Виктор что ли? - спросил Вадик. - Мама у него не мэр, а только исполняющий обязанности. А так да его замашек на двух "прынцев" хватит. Но, по крайней мере, теперь понятно, как Хромой Паша в последние дни получил влияние на Администрацию города. Ведь раньше его Ушаков контролировал. Ну а теперь это наш серьезный козырь.
   - Верно. Поэтому городскую администрацию так легко и заняли. Теперь бы подкреплений получить, чтобы всюду порядок навести.
   Тут как раз зазвонил телефон, и Саня схватился за трубку. Это звонили из одного из окрестных деревенек. Вопрос касался электричества, вернее его отсутствия. Саня записал жалобу, обещал доложить наверх, довел дежурную информацию и тут же сам нарезал задач. Срочно собрать людей, довести до них информацию о последних событиях, провести подворный обход, уточнить количество жителей, выяснить, кому нужна какая помощь, составить список проблем. Нашел на ксерокопии карты деревеньку и поставил красным карандашом отметку.
  
   Через минут пять короткий стук в дверь - и в помещении оказался Терентий Авдеевич. С момента как он уехал тогда с новыми попутчиками на своем автобусе, прошло всего-то около суток, но за это время произошло столько всего, что кажется - расстались уже очень давно. Да и водитель теперь одет в военную форму оливкового цвета. На плече висит укороченный автомат. С ним вместе вошли четверо молодых парней.
   - Здравствуйте. Родион Игоревич, я сейчас с колонной обратно двинусь. Мне сказали забрать тебя и груз. Вот ребят в помощь взял.
   - Хорошо. Только подожди немного, сейчас с начальством свяжусь, - ответил Кирсанов, взяв в руки рацию.
   - Подожду, - согласился водитель автобуса. И через секунду обратился к Андрею,- у вас тут питьевой водички не найдется? Мы немного запыхались, пока разгружались.
   - А что привезли? - спросил тот.
   - Я на автобусе два десятка наших полицейских. Их на окраине города встретили местные коллеги с бойцами князя. Один грузовик с имуществом группы сразу туда пошел. А вот на двух других сюда боеприпасы и сухие пайки завезли. Еще походную кухню доставили. Ребята кто пить хочет?
   Тут вновь зазвонил телефон и два ящика с отобранным Родионом Игоревичем оружием и боеприпасами загрузили без участия Сани. Еще чуть погодя Андрей, Костя и Максим уехали в одно из сел, разбираться на месте, и в помещении он остался один. Зато появилась новая забота. Надо сельским администрациям дать указание начать организационные мероприятия по закупке у населения излишек продуктов. И тут сразу же возник вопрос о ценах. Выяснилось - нужны консультации с местными. Сколько стоило то или иное до переноса, насколько все изменилось в последние дни. Хотя вчера вечером Саня уже слышал, что в последние дни рынки не работали. Поэтому только намекнул, что платить будут на уровне розничных цен до переноса.
   Однако позвонить по этому вопросу не успел. Теперь набирать самому удается редко. Просто нет времени. Ему начали звонить все: из сельских администраций, школ, правлений колхозов или как тут они называются сельских кооперативов, какие-то фермеры, пенсионеры, мужчины, женщины. Кто-то из любопытства, кто-то с проблемой. Поступило и несколько анонимных доносов. Один даже предложил предоставить списки местных коммунистов, другой коррупционеров в своем селе, в число которых, вошли, кажется и местное руководство, и директора школы и клуба, и начальник отделения связи, и фельдшер, и несколько зажиточных сельчан.
   - Ты откуда взялся, гнида? - спросил кто-то пьяным голосом. - Я тебе лично голову отрежу и собакам отдам. Но сначала живому глаза выдавлю. Землицы нашей захотели! А вот х... вам! Всех в озере перетопим! Ты понял? Я спрашиваю, понял?
   - Представьтесь, пожалуйста, - спокойно ответил Саня.
   - Ты, что? Не понял, я с тобой вежливо разговариваю.
   - Извините, но...
   - Ты что не понял - я с тобой вежливо разговариваю? А ты мне, "пожалуйста", "извините".
   - Да понял, Анатолий Иванович, понял.
   - Что...? Откуда...?
   - С вас, кстати, штраф. Двести пятьдесят рублей. Внести надо до послезавтра. До свидания. Наш разговор записан.
   А хорошо, что полчаса назад ему подсоединили, и аппарат автоматической записи всех разговоров, и определитель номеров. Этот чудик позвонил с домашнего телефона. Так что проверить по электронной базе, которую также поставили на его вычислитель полчаса назад, не составило труда. Зато есть возможность пополнить бюджет. Так что и насчет штрафов Саня ничего не придумал. Такое указание у него есть. Решено пресекать всякое противодействие. Причем желательно наказывать рублем. Это повысит и дисциплину, и даст средства. А если нет денег - значит привлекать к общественно-полезному труду. Фронт работ уже определяется. Дел тут полно, а людей не хватает.
   - Ну как у тебя дела? - с порога заявил Родион Игоревич.
   - Работаю. Не успеваю на звонки отвечать, - устало ответил Саня.
   - Ну а кому сейчас легко, - дежурной фразой приободрил Кирсанов.
   - Вы-то как съездили?
   - Посылку передал по назначению, ну а сам с колонной почти сразу же обратно. Там на берегу уже чуть ли не настоящий порт образовался. С той стороны постоянно суда приходят. Теперь еще в городе надо технику собрать, чтобы на ней все сюда доставить. Но это все завтра. Ты обедал?
   - Нет еще. Я же тут один остался, - пожаловался Саня. - Да и будут ли и кормить?
   - Да. Беспорядка пока много. Давай схожу, уточню. А то ужин уже скоро, а мы не обедавши. Хотя вечером, думаю, покормят. Со мной как раз повара приехали, а бойцы сейчас продукты разгружают.
   - Что за бойцы?- автоматически спросил Саня.
   - Кстати, ваши. Прислали сводный отряд. Человек шестьдесят. Будут тут в администрации дислоцироваться. А вот и их командир, - заявил, обернувшись к двери, Родион Игоревич.
   - Майор Павел Сергеевич Чугунов, - представился вновь вошедший. - Помощник начальника штаба полка ЗРВ РСФСР. Исполняю обязанности командира сводной роты охраны.
   - Александр Юманеев. Исполняю обязанности уполномоченного исполкома города Святославля. То же из РСФСР. Только я из приезжих.
   - Игорь Родионович, нас прислали в распоряжение Александра Родославского. Его на месте нет. Тут только местное ополчение. По рации Родославский приказал обратиться к вам, чтобы помогли разобраться в обстановке, принять объект у местных и расставить посты. Поможете?
   - У вас какая задача?
   - Охрана администрации города и формирование двух резервных групп по десять бойцов.
   - Хорошо, идем.
   Саня опять остался один. Впрочем, скучать не дают. Вот тут еще ему принесли несколько листов с текстами для распространения. В Город вошли воинские подразделения, а так же группы полицейских из Российской Империи и милиционеров из РСФСР для поддержания стабильности и порядка. В связи с этим населению следует оказывать им содействие и поддержку. В случае возникновения конфликтных ситуаций обращаться в администрацию города, где временно располагается командование объединенных сил. В то же время жителям рекомендуется создавать свои объединения для защиты своих интересов, а так же решения вопросов жизнедеятельности. Завтра к двенадцати дня представителей общественности ждут в администрации. Руководителей предприятий и организаций к восьми утра, сельскохозяйственных кооперативов, фермеров - к девяти.
   Хорошо к этой работе сейчас подключили и работников администрации из профильных структур, тех, кто сейчас на службе, а Сане в помощь прислали Машу Колосову с тремя подругами. Тут же крутиться и Костик. Теперь на них можно скинуть черновую работу. Но зато теперь приходится руководить: распределять обязанности и главное давать советы в затруднительных ситуациях. Большую часть оружия и боеприпасов забрал Павел. Остальное Родион Игоревич с помощью четверых бойцов Чугунова, переправил в кабинет на втором этаже. Обе группы переключили на другие задачи. Так что они в кабинет так и не вернулись. Теперь если, что надо сообщить Колосову или в полицию.
   Так что в столовую обедать Саня так и не пошел. Какой-то вопрос может возникнуть в любой момент. Ему прямо в кабинет Родион Игоревич принес колбасу, сыр, масло и хлеб, а так же сахар и термос с чаем. К тому же девчонки поделились с ним своими салатами и выпечкой. Костик несколько раз сбегали за кипятком. И вообще он несколько часов был на посылках. Например, отнести бумаги в соседние кабинеты, добыть канцтовары, дополнительные стулья, столы.
   Саня с наслаждением допил кофе и поставил кружку. И только дно коснулось поверхности стола, как грохнуло. Все же звук был из-за окна, так что грешить на себя и в голову не пришло. Тем более тут же еще раз тряхануло. И тут еще пару раз. Чуть погодя громыхнуло еще сильнее. Потом наступила относительная тишина. Как будто ничего и не случилось.
   - Работайте, девочки, - велел Саня, пытаясь оставаться спокойным.
   Однако минут через пять все же сам не выдержал неизвестности и отправился к соседям. Тут через один кабинет Чугунов и Кирсанов организовали караулку, следующий небольшой кабинет ответили для командования. Там есть и мощная рация, и другие линии связи с командованием. Военную комендатуру недавно все же решили организовать в другом месте. Тут все-таки слишком много людей бывает по самым разным вопросам. Здание военкомата отвергли. Там и своих задач будет много. Недавно нашли полупустующее трехэтажное здание. Вот его и решили и занять. Тем более принадлежал он ныне покойному авторитету Хромому Паше. Кирсанов уже повез туда двадцать бойцов Чугунова.
   Родион Игоревич, оказывается, уже вернулся, так как Саня его встретил в роте. Он как раз, что-то обсуждает с тремя офицерами, сидя у стола слева от входа. У распахнутого окна стоит еще один. Половина помещения завалена имуществом: спальными мешками, коробками, камуфлированными теплыми бушлатами. На столе правее установлена рация и несколько телефонных аппаратов. Тут сидит парень со знаками различия младшего сержанта и надетыми наушниками. Правее от него сложены автоматы и разгрузки.
   - Здравствуйте, - поздоровался Саня с присутствующими. - Тут у вас дверь открыта. Поэтому я без стука.
   - Проходи, проходи, - ответил Чугунов - Товарищи, представляю вам Александра Юманеева из нашего города Святославля. Он при Руяновой состоит. Наш человек. Вот наконец-то все же заглянул к нам.
   - Так дел много, - начал оправдываться Саня.
   - Да понятно, что тут не на курорте, - усмехнулся один из офицеров. - Младший лейтенант Борзых.
   - Саню действительно загрузили самыми разными вопросами, только недавно помощников дали, - пояснил Родион Игоревич.
   Представились и остальные офицеры. Потом жали друг другу руки. Гостю даже предложили присесть. Для него и стул свободный нашелся. Однако Саня сразу же отказался. От чая тоже. Все-таки Кирсанов сказал правду о его загруженности. И помощниц надолго оставлять одних не стоит. Вот бутылку воды взял с радостью. Из-под крана пить тут не желательно, а кипяченная теплая вода надоела. А рот прополоскать надо.
   - Простите, я тут только на несколько секунд. Уточнить обстановку. Что там гремело, не знаете? И как обстановка?
   - Вот. Вовремя зашел. Только на связь выходили с князем, - пояснил Кирсанов. - Он со своими ребятами на берегу в старых складах зажал банду Царя Ивана. Вот их и ликвидировали. По реке подошел объединенный отряд из наших двух легких канонерских лодок, а так же малых кораблей и катеров из вашего города. Они и обстреляли логово. Даже одну ракету выпустили. Так что разнесли там все. Потом спецы князя все зачистили. Так, что серьезных банд в городе не осталось.
   - А как же люди этого Ушакова, которого убили при столкновении с этим Хромым. Ситуация конечно. Ушак-паша и Топал-паша между собой схватились.
   - Ну что же, - ответил ему Кирсанов. - И Ушаковы разные бывают, и даже Суворовы.
   - И в вашем мире его так звали? - удивился Саня.
   - А как же. Пятый российский генералиссимус, граф Рымынский, светлейший князь Балканский. Знаменитый военный министр Императора Александра Великого. Так же как граф Федор Федорович Ушаков-Ионический. Ладно, давай об этом потом, ты же торопишься. А дочь упомянутого тобой Ушакова и некий Шурикен решили с нами сотрудничать.
   - Понятно, - ответил Саня, хотя для него тут много неясного, а потом уточнил. - Гражданам объявлять о том, что в город вошел наша флотилия?
   - Думаю можно. Все равно это не утаить, - решил Кирсанов.
   Кстати, тут действуют и ребята из подразделений РХБЗ, - добавил Чугунов. - Так вот, пока никаких угроз они не выявили. Поэтому сообщайте и это. Воздухом можно дышать, воду пить. Уровень местного озера немного повысился. Сюда переместилось два небольших ГЭС. Они теперь смогут работать на полную мощность.
   - Хорошо. Пойду к себе. Но как будет время, я к вам еще загляну. Так что прощаться не буду.
   - Успеешь ли? - с сомнением в голосе ответил Чугунов. - Мы собираемся передислоцироваться на новое место. В здание организуемой сейчас военной комендатура. Здесь же будет находиться только суточный караул. Места тут мало, отдых личного состава организовать трудно, да и питание с остальным обеспечением. Особенно, когда местная администрация начнет работать в обычном порядке. Народу сюда будет приходить много.
   - Тогда на всякий случай, до свидания! - произнес Саня, и, дождавшись ответа, отправился к себе.
   До девятнадцати часов по времени Империи ему уже не получилось отвлечься даже разок. Зато прошло минут десять как стрелки на его часах, переведенные еще вчера, достигли этой отметки, так сразу же, словно оборвало. У местных сейчас восемнадцать тридцать. А в РСФСР скоро будет и все двадцать два. Еще через минут пятнадцать Саня проводил помощниц и Костика до автобуса. На улице уже начало темнеть. Тут в здании почти никого не осталось. Только на крыльце стоят трое часовых из роты Чугунова, да еще несколько дежурных в кабинетах, и горит свет в кабинете местного мэра. Там сейчас и Василиса.
   К администрации подъехали три автомобиля. Легковушка и два небольших грузовичка. Один с кузовом укрытым синим тентом, а второй знакомый уже фургон, на нем привозили трофеи. Через минуту из них один за другим из транспорта высыпала целая толпа народа. Тут и Кирсанов, который в очередной раз за этот день перевез трофейное оружие. Точнее то, что осталось из утренних запасов. Вместе с ним приехали и товарищи. Здесь же и Влад с Андреем.
   - А, Саня, нас встречаешь? - издали крикнул Костя.
   - Так-то я девушек, с которыми работал, провожал, - сообщил тот.
   - Ничего страшного, разгружаться все равно поможешь, - обрадовал Максим.
   - А что тут у Вас? - поинтересовался Саня.
   - Матрасы, раскладушки, несколько спальных мешков, одеяла, пледы, - начал перечислять Костя. - Отдыхать-то ночью нам надо. На хлебозаводе вон несколько буханок и батонов взяли.
   - Да штук по полсотни и того и другого, - дополнил Андрей.
   - Ну да, - ничуть не смутившись, подтвердил Костя. - Заодно прихватили два десятка банок консервов, килограммов восемь колбас. Ну и пельменей.
   - Где вы все это добыли-то? - удивился Саня.
   - Хлеб, уже говорили, на заводе. Остальные продукты на оптовой базе, принадлежащей Царю Ивану. Консервы в основном в городские запасы перечислили, ну а большую часть колбасы и замороженные полуфабрикаты сразу распределили между нашими отрядами, пока не испортились. Так что часть колбасы и пельменей для ребят из караула. Большую часть в роте разгрузили, там морозильную камеру раздобыли. А свою долю и флотские получили, и другие подразделения и из РСФСР, и из Империи. Да и Пашин отряд снабдили. Все же первый день. Многие бойцы даже еще не обедали. Да и нам неплохо бы горячего поесть. Ну а необходимое для сна, реквизировали в магазине у Хромого. Так что, давай помогай нам.
   Пельмени оказались так себе по качеству. Небольшие, круглые, много теста, непонятно какое мясо. Зато блюдо горячее. Хорошо еще уже три часа назад в одном из отрядов часть этой партии проверили на практике, а перед этим задержанных покормили. Так что опасаться не стоит. О чем весь личный состав и оповестили. Ужин для находящихся в администрации сварили все прямо в местной столовой. Для этого тут в здании из группы поваров осталась одна молодая женщина. Первым делом накормили солдат. Теперь в столовой постепенно собираются все остальные.
   Тарелки опустели. Порции все же небольшие. На всякий случай. Большая часть полуфабрикатов в местном холодильнике. Это на завтрак. Саня отхлебнул из стакана начавшего остывать чая. Вместо сахара на этот раз выдали по четыре шоколадные конфеты. Кроме того на тарелке посередине стола горка галет. В помещении довольно темно. Включили только два электрических фонаря - экономится электроэнергия. Почти все электрогенераторы выключены, энергия идет только от ГЭС. Поэтому люди расположились довольно компактно. За соседним столиком сейчас сидят Василиса, князь, Вадим Николаевич.
   - Добрый вечер. Приятного аппетита, - женский голос громко прозвучал где-то левее.
   Саня автоматически посмотрел в эту сторону. Рядом с Александром Владимировичем стоит женщина лет тридцати, может чуть постарше. В ставшей уже привычной для глаза императорской камуфляжной форме. На ногах начищенные берцы, которые можно разглядеть и в этом сумраке. На широком ремне, перетягивающем пояс, внушительная кобура и солидный нож. Русые волосы коротко отстрижены. Если исходить из того что это женщина. Для мужчины-военного они может на пару сантиметров и длиннее обычного. Нет, все-таки это дама.
   - Наталья Петровна Родославская, - представил ее князь, для такого случая поднявшийся на ноги. - Моя тетя.
   - Здравствуйте, Наталья Петровна, - произнесла Василиса, встав следом за Александром.
   - Василиса Руянова, - представил ее князь. - А это - Вадим Николаевич Петровский.
   - Добрый вечер, ваше..., - тут чекист из РСФСР замялся.
   - А у меня нет титулов. Можно "Ваше благородие", но это сейчас не распространено. А так "госпожа Родославская", или "госпожа майор". Я байстрючка. Рождена вне брака, но отец меня признал, а император оставил за мной право на фамилию. Тут у меня даже выбора не было. Это для информации. Ну и для тебя отдельно милочка. И великий князь, и другие мои родственники-мужчины те еще ходоки. Но от ответственности за последствия не бегают. И отпрысков своих не бросают. Даже наоборот. В готовности иметь возможность участвовать в их судьбе могут далеко пойти. И в то же время их надо держать в руках цепко и представившимися возможностями пользоваться сразу же. Бабы на них сами вешаются. Поэтому какая-нибудь вертихвостка может дорогу перейти. Ну и надо быть готовым проявить снисходительность к их слабостям. Он может просто помочь девушке решил.
   - Тетя, Вы, не излишне многословны? - недовольно прокомментировал Александр.
   - Нет, - с усмешкой ответила та. - Девушке, на мой взгляд, это очень полезно. Я про нее уже много хорошего услышала. Ну а господину из спецслужб все равно придется все это узнать и доложить в своем рапорте. Так пусть узнает и такую версию.
   - Наталья Петровна, присаживайтесь, - предложила Василиса.
   - Спасибо, - ответила та, занимая свободный стул. - Есть я не буду. Успела поужинать. А чай с удовольствием. Александр. Мы свои объекты сдали. Всех своих людей собрала пока сюда. Только это место дислокации мне не очень понравилось.
   - Да согласен, - ответил ей племянник, который младше тети всего на несколько лет. - Завтра будем перебазироваться на новое место. Впечатление на местных произвели достаточное. Оставим небольшую группу, караул, уже завтра должны прибыть наши гражданские специалисты, а для военных имеется более удачный пункт временной дислокации и по расположению, и по возможности организовать необходимый порядок. Хотя состояние помещений там и весьма плохое. Вот Кирсанов там был.
   - Так точно. Был там, - подтвердил Игорь Родионович.- Вид конечно унылый, внутри беспорядок, мебель ветхая, стены обшарпаны. Зато здание прочное, есть подсобные помещения под склады, гараж, огороженный двор. От соседних застроек и объектов место изолировано. Подходы просматриваются. Ну и постояльцев там, которых надо выселить, немного. Ну а порядок наведем. Там на двух этажах недавно было что-то вроде гостиницы с общежитием. Так что на складе что-то из имущества и для организации казарм можно подобрать.
   - Ясно. Завтра сами вместе все посмотрим, - заключила Наталья Петровна. - Из местных тут в здании есть кто?
   - Да местная начальница в своем кабинете, - ответила Василиса. - Приходит в себя от переживаний последних дней.
   - Что же через полчасика зайдем к ней, познакомите.
   - Ваша Светлость, разрешите идти? - обратился Кирсанов к Александру.
   - Да. И все кто закончил с ужином, свободны, - быстро и очень громко оповестил тот.
   Теперь собрались в кабинете на втором этаже. Сюда переключили и телефон Сани. А тот старый отдали под комнату отдыха караула. Помещение меньше размером, но мебели больше, да и видом она более приятная на глаз. Саня тут же устроился за свой переносной вычислитель, доводить до ума свой отчет по оружию: сколько поступило, тип, номера, куда ушло. Причем отдельно, что передали Роме, отправили на ту сторону озера и оставшееся в запасе. Тут ему подкинули еще списки трофеев. Все уже в основном распределено, но отчетность на нем. У остальных также нашлись дела. Но прошло минут сорок и один за другим люди начали освобождаться от забот этого дня. Родион Игоревич уже четверть часа с лишним меряет кабинет из угла в угол, чем-то недовольный. Несколько раз порывался высказаться, но пока все никак.
   - Разрешите войти? - осторожно поинтересовалась Василиса в открытую дверь. - Есть у вас тут, где присесть.
   - Разумеется. Вот садитесь сюда, - первым предложил Костя. - Толя и ты заходи.
   - Александр с Вадимом Николаевичем отошли по делам. Наталья осталась у местной начальницы, - улыбнулась девушка. - А я вот неожиданно оказалась не у дел. Мне даже довольно ясно намекнули, что мешаю. Как у вас-то дела? А то завела вас сюда и бросила.
   - А где Ткачев? - спросил Саня.
   - Он на берегу реки организует базу, - пояснила Василиса. - Там есть что-то вроде пристани и какие-то домики, кажется турбаза. Сюда прислали две роты и взвод разведки из нашего батальона внутренних войск, несколько судов. Вот размещением всей этой группы он и занимается. Так как вы тут?
   - А ничего, нормально, - ответил Макс. - Много информации, много дел.
   - Да информации много, - неожиданно заявил Кирсанов. - Наталья - она женщина хорошая, умная, но слишком прямолинейная. Вот она про Петра Владимировича тут сказала. Так вот я ведь как было, сам видел. Только что молодым подпоручиком получил назначение в егерский батальон, входящий в ракетную дивизию, которой тогда великий князь командовал. Он уже генерал-майором был. А наша рота как раз при штабе дислоцировалась. Петр Всеволодович ведь один тогда жил без семьи. Сыновья уже взрослые, сами служили, и, разумеется, не под боком у отца. Жена где-то, то ли в столицах, то ли еще где. Может у первенца. Практически были в разводе, так как лет за пять до этого великий князь пострадал в аварии с ракетой, когда он еще бригадполковником был. Так-то вылечили, но там все же что-то и со спецзарядом случилось. Потому у него были проблемы со здоровьем. Никаких личных отношений быть уже не могло, да и детей больше тоже не предвиделось.
   Ну а при штабе дивизии служила унтером мать Натальи. Крепкая здоровая деваха, дочь на нее во многом похожа. Хоть и вроде симпатичная, но мужчины ее побаивались. У некоторых был уже опыт. Печальный. А с генералом она сама отношения завела. Ну как сама. Гарнизонные дамы постарались. Прикрепили ее к генералу, точнее к его квартире, чтобы там условия были нормальные. Ну чтобы обстановка не холостяцкая. Прибраться, убраться, приготовить что. Насчет уюта, в общем. Ну, вот и произошло это. Потом сама чего-то испугалась и перевелась в другое соединение. Еще за полгода до рождения Натальи Петровны. Нет, все, разумеется, быстро выяснилось. Генерал все на себя оформил, и обеспечивал, и участвовал. Вместе может и не жили, так ведь военный человек - служба. Он в отставку-то недавно только вышел. И Наталью к себе поближе перевел. Она по линии ополчения до этих событий служила, ну и в хозяйстве великого князя работала. Помогала делами заниматься.
   Все это не по слухам и сплетням знаю. Я ведь сам отсюда из-под Святославля родом. Уже несколько поколений подряд нашей семье под городом землю верстают. Вот после смерти отца пришлось взять в свои руки родовой надел. Все же возраст. Егерь из меня уже не тот. На пенсию выслугу заработал. Так что я все это время при великом князе состоял. Под его покровительством. За два года до моей отставки, он меня к себе в штаб с командира батальона взял. Да он потом еще немало своих подчиненных поближе к Святославлю забрал. Кто-то у него работает. Кому-то землей поверстали. Вон и моему Андрею помог рядом с родовой землей участок получить.
   - А что значит - землей поверстать? - поинтересовался Костя. - У вас сохранилась военно-поместная система службы?
   - Да кое-что осталось. Так при выходе в отставку человек, получивший личное дворянство, может претендовать на пять десятин земли, не облагаемых налогом, плюс участок под строительство дома. Особенность в том, что эта земля не передается по наследству, если только ее не выкупить. В этом случае она, находясь во владении хозяина с правами личного дворянина, не облагается налогом. Мы вот наш участок, который передается из поколения в поколение, выкупили, но он числится за мной и налоги с него не плачу. Впрочем, те же права и у других служилых сословий.
   - Простите, у вашей семьи есть права только на личное дворянство? Вот Вы майор в отставке не можете получить потомственное дворянство?
   - Тут есть небольшая особенность. Перед выходом в отставку я действительно был майором, однако меня, как и многих других в таких случаях, за безупречную службу уволили с чином на один класс выше. Так что я подполковник в отставке. Но вернувшись на службу, вновь становлюсь майором. А сейчас я даже не знаю, кто я. Поэтому предпочитаю представляться майором, но и про отставку упоминаю.
   А так, наш род уже почти триста лет имеет право на потомственное дворянство. Но это само по себе особых преимуществ теперь не дает. Только личное дворянство попроще получить. А вот это уже другое дело. Но каждому его надо заслужить самому. Вот Андрей пять лет прослужил в армии. К тому же в лейб-егерском полку. Дослужился до унтер-офицера. Уволили прапорщиком. Не раз в деле был. И вот еще. Он в армию может поступить уже в этом чине, а вот в гвардию только в прежнем. Ну и в ополчении он числится офицером.
   - А как же у вас земли то на всех хватает? - спросил Максим. - Хотя, я так понимаю, фонд постоянно пополняется выморочными участками.
   - И это тоже, - ответил Кирсанов. - Так-то привилегии этим, конечно, не ограничиваются. А получение земли сейчас особой популярностью не пользуется. Ведь участок еще обрабатывать надо. Поддерживать на уровне ее качество. Потому не все и берут землю в пользование. Возможностью пользуются в основном те, кто и до этого был связан с землей. Так что наоборот - ее хватает. Вон Андрей еще пять десятин в аренду взял. Участок был сильно заросший. Прошлым осенью очистил, в этом году коноплей засеял. Вот теперь куда девать-то собранное будешь. А, сынок?
   - Так, неужто, она нам теперь не понадобится? - удивился Костя. - Наоборот, думаю, нам свои ткани будут очень нужны. Не сейчас так через несколько лет имеющаяся одежда большей частью придет в негодность. Ширпотреб. А тут запас холста.
   - Только нужно еще эту ткань уметь сделать. Нет ни необходимых ткацких станов, ни людей, которые смогли бы их сделать. Да и тех, кто умеет перерабатывать коноплю в холсты, - усмехнулся Родион Игоревич. - Так что когда еще мы научимся даже такие объемы использовать.
   - Вот тут Вы не правы, - возразила Василиса. - У нас есть такая фабрика с хорошим и главное подходящим оборудованием. Даже специалисты-энтузиасты имеются. Лет пять назад директором туда назначили Сергея Андреевича Турбина. Тогда он пытался перевести предприятие на выпуск продукции соответствующей по структуре старым тканям. Того же качества и из того же сырья. Только на современном оборудовании. Одновременно ставили экономический эксперимент. Денег под это выделили.
   - И как удачно?
   - Не очень. Нет, Сергей Андреевич очень интересный человек. С головой, знающий. Энтузиаст, умеющий зарядить ею и других. Работоспособность потрясающая. Увлеченный делом. Всегда в движении, постоянно ищет новое. Убедил разные структуры в перспективности дела, нашел и собрал специалистов.
   - Так почему получилось не очень?
   - Да по этой же причине. Безмерно широкий размах. Слишком увлекся поиском совершенства, все время новые идеи, мысли. А остановится, осмотреться, навести во всем этом порядок, времени уже не было. Средства ему выделяли по заявке щедро. Может и это сыграло плохую роль. Только прошло почти два года, а вот экономического эффекта оказался отрицательным. С практической реализацией идей дело обстояло неудовлетворительно. Да, технологии удалось разработать, получили образцы тканей, тут все прекрасно, но вот с организацией массового производства уже были заминки. Все время совершенствовали технологическую линию. Да и себестоимость оказалась довольно высокой. Ну и насчет реализации продукции думали мало. Деньги выделенные кончились, целесообразность новых вложений уже вызывала сомнения.
   Вот меня и назначили все это разгребать. Я со своей группой до этого привлекалась к работе с программным обеспечением работ. Тем более там поступало оборудование с высокой степенью роботизации. Занимались и их наладкой. К тому до этого я год руководила другим небольшим предприятием. Вот мне и пришлось наводить порядок. Разбираться и с производством, и с финансами, и с непрофильными активами. Но фабрика сейчас в порядке и готова работать и с таки видом сырья как конопля, лен, шерсть. Проблема-то была как раз в их отсутствии. Кстати, на фабрике и сейчас находится даже нераспакованным часть оборудования, закупленного при Сергее Андреевиче. Он часто приобретал ее, а потом сразу же отправил все на склад, так как где-то находил более совершенное и новое. К тому же сразу же возникали проблемы с совместимостью, и еще что-то приходилось приобретать. И так бесконечно. Вот все и лихорадило. Но теперь у нас есть резерв, который позволит и поддержать производство, и перепрофилировать его, и даже расширить. Так что ваша конопля Андрей Игоревич вполне к месту.
   - Ну и отлично! - подытожил стоящий в дверях Александр. - А теперь всем спать. Завтра дел полно.
  
   Саня проснулся сам. Немного прохладно. Хотя тут в помещении спит не менее десятка человек. Но отопление не работает. А на улице прохладно. Натянул одеяло на голову. Спрятал и руки. Хорошо. Но позывы организма настаивают, что неплохо бы вылезти из этого укрытия. Собрался с духом и, резко откинув одеяло, поднял тело с пригретого матраса, разложенного прямо на полу. Теперь надо быстро одеться. Ну, вот, теперь не холодно. А это, оказывается, Макс распахнул окно. Уже светает. И соседи уже начали подниматься. Что же первым делом надо сложить одеяло и скатать матрас, отнести его в угол. А теперь можно следовать и за позывами.
   И уже через час он уже устроился за свое рабочее место. У него минут сорок, чтобы спокойно и не отвлекаясь заниматься составлением справки. Первым делом надо прочитать то, что получилось вчера вечером. А потом начнется суета. В помещении появятся его помощники, начнутся звонки с мест. Самому надо будет трясти отделы местной администрации.
   Надо сверить полученные вчера сведения со старой статистикой, свести все воедино, а потом звонить и требовать, чтобы прислали недостающие данные, уточнять, как появились расхождения и многое другое. Его направление - сельские территории. Руководству требуется информация, сколько населения оказалось на перенесенной территории Российской Федерации. Надо узнать, что и где посеяно, когда планируется убирать, наличие свободные пахотные земли, возможность их использования, запасы семян. Состояние техники.
   Кроме того, надо уточнить количество домашних животных, наличие кормов. Требуются сведения по больницам и школам. Поэтому надо звонить в хозяйства, администрации сельских поселений, в центральную больницу, отдел народного образования, собес. Надо чтобы выявили стариков и детей, оказавшихся в сложной ситуации. И потом ему надо сопоставить полученную информацию. И уточнять если, например, председатель сельсовета дал одну цифру по фельдшерско-акушерским пунктам, а поликлиника другую. Установить где истина. Этим занимался вчера, этим придется заняться сегодня. Правда, теперь он уже не один. Уже прибыла группа специалистов и из двух других Святославлей. С некоторыми из них уже знаком. Но у каждого свои узкие задачи. А Сане надо все это сводить воедино. Но опыт у него уже есть. Задачи ему Василиса поставила еще вчера с утра. А вот сама с Александром Владимировичем уехала еще до обеда.
   За ними даже вертолет прислали. Кстати, с него сделали множество снимков. Кроме того поработали и беспилотные аппараты. Несколько комплектов снимков есть и у Сани. Это очень помогает работе. Многие вопросы можно задавать, уже имея наглядное пособие. Один комплект уже сейчас заполнен отметками и условными знаками.
   Этому городу Святославлю досталось меньше прилегающей территории, чем двум другим. Да и сам город занимает меньшую площадь. В нем до переноса проживало чуть больше тридцати тысяч населения. Но особенно малолюдными кажутся окружающие деревни и села. К тому же и тут в наличии оказались не все жители. И все же в сумме сорок пять тысяч человек набирается. Тут в день переноса была пятница - 29 мая 2005 года. Поэтому посевная еще не закончились. Так что одной проблемой меньше. А вот в селах вокруг двух других Святославлей скоро уже озимые поспеют и поэтому остро стоят два вопроса. Позволит ли погода собрать этот урожай, а также что и как сеять на освободившиеся площади, дабы и это еще успело и созреть. Ведь сейчас по местным меркам где-то начало-середина апреля. Вот только какова тут будет еще осень?
   Сейчас требуется как можно больше информация по свободным землям на этой территории, в том числе заброшенным огородам и садам, бесхозным дачам. Максим и Костя, например, с группой опять выехали осмотреть несколько таких участков на месте. С ними отправился и Вадик. Заодно они должны заехать в пару деревень и забрать собранные там продукты.
   Уже вчера у населения вновь начали собирать молоко. Объявили новые цены, более высокие. А сегодня с утра в деревни выехало четыре группы заготовщиков от временной администрации. У них основная задача менять муку и гречку, привезенные из Империи и РСФСР на сохранившиеся у сельчан запасы картофеля и лука, а также сало, масло и яйца. Это и один из вариантов обеспечения жителей продуктами первой необходимости, и возможность для них сбывать свои товары, что в свою очередь должно повысить лояльность к новой власти, вернее к последним изменениям в ней. Одновременно это способствует снабжению воинских частей и группы прибывших гражданских специалистов и улучшению их питания.
   В том числе и отряда Павла Колосова, который уже приступил к несению службы. Он сам вчера с утра получил нагоняй от Родославского. Саня при этом случайно присутствовал. Как раз заходил в кабинет за указаниями. Князь остался недоволен, просмотрев бегло учетные карточки набранного личного состава, которые принес ему Колосов.
   - Павел Васильевич, комплектование отряда идет неудовлетворительно. Ошибка в изначальной оценке его роли и задач, которые предстоит решать. От Вас требуется создание не ополчения. Этим пусть другие занимаются. Нужен крепкий, хорошо подготовленный, пусть не очень многочисленный отряд. И тут дело не только в личных качествах людей, но и в том, что служба в его рядах должна быть для них основным видом деятельности. Я вполне допускаю, что у каждого останутся другие интересы и заботы, не связанные со службой. Тем более мы пока еще не создали систему полного обеспечения всеми видами довольствия.
   Но все это должно уйти на второй план. Бойцы будут постоянно привлекаться к различным мероприятиям в качестве силовой компоненты, кроме того в свободное от боевых задач время они должны проходить боевую подготовку. Желательно ежедневно. Да, поэтому должны быть определенные критерии к физической подготовке, здоровью и возрасту. Но не менее важно, то, что на службе они должны проводить не менее десяти часов. Быть готовыми к круглосуточному режиму, к ненормированному рабочему дню. Кто не готов, направляй в ополчение. Ясно?
   - Так точно!
   - Да и какой у тебя чин был?
   - Не чин. Специальное звание. Лейтенант милиции. Я как раз университет заочно закончил, назначили инструктором по боевой подготовке и присвоили перед отпуском, - доложил Паша.
   - Пока будешь просто лейтенантом. Твое подразделение будет, конечно, часто взаимодействовать с местным ОВД, но находится вне ее структуры и напрямую подчиняться военной комендатуре, а ополчением пусть военкомат занимается. Силовые операции все будут на вас. На моей группе специального назначения только точечные удары, на остальные подразделения возлагается охрана наиболее важных объектов.
   И действительно, военнослужащих из Империи и РСФСР, по отзывам, на улицах почти не видно. Сам Саня этого не видел, просто потому, что почти двое суток не выходит за пределы здания. Вот сегодня за день только раз, да и то всего минут пять, постоял на крыльце и все. Хорошо еще в открытое окно поступает свежий воздух, а так засиделся в четырех стенах. Силовые упражнения из отжиманий, наклонов и приседаний, которые он выполняет в конце каждого часа, уже не помогают. Хочется просто пройтись по улице. Но опять звонок. Это из местного отдела статистики, можно идти к ним за новой справкой. Где там Костик? Или все же самому пройтись?
   И опять после восемнадцати по местному времени словно отрезало. За полчаса всего два звонка из сел. Хотя в последнее время их число и так сократилось. Да и руководство, в лице прибывшего из Империи надворного советника Астахова, после обеда ставит перед ним задачи только уточнять сведения, имеющиеся в администрации, звонками на места. Это касается и численности населения, и уже упомянутых бесхозных строений и участков, и состояния нескольких рощ, и оценки работы разных структур. Дважды Саня собирал сведения о конкретных людях. Кто они такие, чем себя зарекомендовали и прочее. Ну и звонки для передачи распоряжений и контроля над их выполнением. Но все чаще девушки стали получать поручения, минуя Юманеева.
   Между тем коридоры резко заполнились людьми, причем все они движутся на выход. Это сотрудники администрации потянулись на выход. Когда Саня вышел проводить своих помощниц, то застал только хвост этого потока. Но, честно говоря, и видеть сейчас никого не хочется, и тем более обмениваться с кем-то еще какой-нибудь дежурной фразой. Поэтому, как только автобус тронулся с места, он облегченно вздохнул сырого весеннего воздуха и не торопясь вошел в здание. Теперь можно немного до ужина и посидеть в одиночестве.
   - Юманеев, - кликнул его в фойе дежурный. - Где у тебя рация?
   - В кабинете, - ответил Саня с досадой на себя.
   - Тебя Астахов ищет, - недовольно сообщил ему собеседник.
   - Понял, иду,
   - Ефим Викентиевич, разрешите?
   - Саня, проходи, - ответил Астахов.
   - Мне сказали, что Вы меня искали.
   - Да, искал. У Вас все поручения выполнены? Справку я прочитал. Все хорошо. Насчет этого можете не беспокоиться.
   - На сегодня все.
   - Тогда после ужина отдыхайте. С самого утра на свежую голову, посмотрите вот эти таблицы. Полдевятого отдадите мне с замечаниями, или оставь у помощницы. Что успеете, то и успеете.
   - Да я после завтрака за час, думаю, справлюсь, - уверил Саня.
   - Так вот. В девять Вас будет ждать автомобиль у входа. Кроме водителя в Вашем распоряжении еще один боец из караульной роты. Займетесь новым делом. Хотел Константина и Максима привлечь, но им завтра с утра надо ехать по деревням. А Вы, первым делом отправитесь по местным школам. Посмотрите на карте, где они расположены. Ваша задача изъять из школьных библиотек учебники истории. Если в фонде имеются не менее десяти экземпляров одного издания, бери три, если менее пяти - один.
   - А если от пяти до девяти, то два? - уточнил Саня.
   - Правильно. Берите учебники для каждого класса, посмотрите другие пособия. Оформите протокол издания списком. Совсем редкие изымайте временно. На них составьте отдельную бумагу. У нас все сфотографируем, скопируем и вернем обратно. Об этом предупредите сразу же. Потом поедете в городскую библиотеку, посмотрите там в первую очередь учебные пособия и книги, освещающий особо значимый период времени или важную тему. Ну, это вроде вооруженные силы в таком-то веке, или, например, история русской литературы за такой-то период. Да, энциклопедии разные тоже посмотрите.
   - Книги по иностранной истории брать? - уточнил Саня.
   - Да. Разумеется. Но опять-таки на частные темы пока не отвлекайся.
   - Вот еще. Вот у нас есть такая серия как "Историческая серия" там примерно две третьих тома художественное произведение, а треть документы эпохи. Может тут есть что-то подобное?
   - С этим пока подождите. У Вас и так объем получится солидный. Главное сейчас учебники. Их одних у Вас будет под полсотни экземпляров. Семь-восемь классов. По три экземпляра на каждый, плюс хрестоматии для чтения, методички для учителей. Может, всякие пособия для поступающих в вузы найдутся.
   - Ефим Викентьевич, еще вопрос. Не знаю как в Империи, но у нас были в старших классах такие предметы как основы общественно-политических наук и начальная военная подготовка.
   - Понял. И у нас в гимназиях есть такие предметы. Думаю, пригодятся. Если, что действуйте по своему усмотрению. Права у вас есть. Там на месте разберетесь. Грамотный, да и головой работать умеете. Ну что же, дружище, успехов! А теперь отдыхайте.
   - Спасибо! Постараюсь! - ответил Саня, поворачиваясь к двери.
   Тут в городе, оказалось, имеется пять средних школ. Поэтому Саня сразу же внес некоторые коррективы. В каждом из них он изъял только по одному экземпляру учебника за каждый класс. Исключения он делал только когда находил разные издания. После посещения второй школы даже была мысль добрать все в этой и в остальные даже не заезжать. Но призрачная надежда найти в других, что-то интересное заставила его от этого отказаться. Только вот престольное изучение фондов привело к тому, что в школах он провозился до пятнадцати часов. Зато набрал почти полсотни названий. Например, четыре издания учебника истории Отечества за десятый класс. Не все списанное, оказалось, успели сдать в макулатуру. Правда, самого раннего нашлось всего два экземпляра. Дело сильно осложнилось тем, что бумаги пришлось оформлять вручную. Электричества в городе практически нет.
   Все отобранное с первым экземплярами списков оставил тут в администрации. А ксерокопии оставил при себе для работы, чтобы потом не прихватить что-либо уже из набранного. Потом отобедав вместе с помощниками в столовой администрации, сразу направились в городскую библиотеку, являющуюся головной местной ЦБС.
   Хорошо еще, когда они добрались до места, на часах было всего лишь шестнадцать часов. По местному времени нет и пятнадцать тридцать, стоит поторопиться. Иначе заведение могло и закрыться, хотя тут на дверях и висит объявление, что библиотека работает до двадцати ноль-ноль. Но читателей почти нет, время тревожное, людям, а главное начальству не до контроля. Работники теперь даже не уверены, что их труд будет оплачиваться. Так чего им бояться? Точнее кого?
   Директор ЦБС оказалась в своем кабинете на втором этаже. Женщина лет сорока пяти встретила гостя довольно доброжелательно, даже чаю предложила. Однако у нее оказались какие-то свои срочные дела. Она вызвала свою помощницу, довольно симпатичную, несмотря на некоторый лишний вес, светловолосую девушку и вместе они отвели Саню на первый этаж, где располагаются совмещенные абонемент и читальный зал. Директор представила гостя, велела оказывать ему всякое содействие и тут же удалилась. Помощница же, которую зовут Женя, осталась помогать. Кроме нее тут еще три женщины: две лет сорока и одна не старше тридцати.
   Одна из них - ухоженная красивая дама лет сорока. Немного томная и манерная. Гостя встретила довольно доброжелательно с приятной улыбкой. Но гость для нее все-таки интересен как новый человек и возможность удовлетворить любопытство. Довольно быстро Саня пришел к выводу, что для этой дамы тут находится скорее способ времяпровождения с некой пользой, чем рабочее место. Ну не за маленьким жалованьем она сюда приходит. И не на нее она существует. Об этом свидетельствует и искусно уложенные в прическу темные волосы, и умело наложенный макияж, дорогие украшения в виде колец и сережек, тщательно подобранные одежда и обувь. Ее, кстати, зовут Юлия Викторовна.
  
   Вторая - Анастасия Андреевна немного моложе. Чуть ниже ростом. Стройная блондинка с довольно короткой прической. Одета вроде попроще: джинсы, легкий свитер и не застегнутая кожаная куртка до колен. Нет блеска, яркости, внешнего эффекта, но с другой стороны все добротно, качественно и практично. Ну и аккуратно. Эта дама сразу же с явным энтузиазмом бросилась помогать Сане. Заметно активнее помощницы директора. Для нее гость явно оказался также интересен, как свежий человек, к тому же явно информированный в последних событиях. Правда, при этом она на каждые два слова гостя выпускает не менее трех своих, так что Саня даже не успевает нормально ответить.
   Третья - Татьяна Дмитриевна самая молодая, встретила Юманеева довольно холодно. Как только начальница ушла, она демонстративно занялась своими делами. Что-то принялась писать, перекладывать у себя на столе. При этом она старается подчеркнуть свое безразличие, жестами, репликами. Губы плотно сжаты, движения немного нервные. На ее довольно красивом лице застыло явное недовольство. Может быть, из глаз начали бы сыпаться искры, но они скрыты очками. Время от времени она обменивается фразами с двумя остальными дамами, так словно тут и нет гостя.
   Юлия Виктровна довольно быстро перестала проявлять интерес ко всему происходящему, и так же занялась текущими делами. При этом она все делает как-то неторопливо, даже вроде лениво, можно сказать с оттенком легкой обреченности. Движения плавные, мягкие. Но это на первый взгляд. Как-то вот вроде незаметно, но куча формуляров оказалась расставлена по местам, какие-то карточки после внесения отметок распределены. Исчезла куча книг с соседнего стола. А еще за полчаса она успела дать несколько советов. И все так же лениво, вроде даже с виноватой улыбкой, тоном капризной девочки, но каждый из дельный. Что посмотреть, где.
   За это время нашлось несколько интересных книг. Самое ценное это учебники истории Отечества для студентов исторических факультетов вузов. Причем изданные в восьмидесятые годы прошлого столетия. Учитывая, что как Саня уже узнал, через несколько лет после этого тут началось довольно активное переписывание истории - ценные находки.
   Теперь все надо оформить списком, дабы все было чин по чину. И опять это надо делать вручную. Правда Женя тут же отправилась за печатной машинкой и листами для копирования. Саня дал ей в качестве рабочей силы своего бойца, сам же принялся расписываться в контрольных карточках. Просто проставил дату, причем местную, пятое июня 2005 года, свою фамилию и автограф. Все вроде бы просто.
   - Что, первым делом решили лишить нас истории, господин агрессор? - неожиданно заявила Татьяна Дмитриевна. - Все правильно для завоевателей. Мы должны забыть свою историю.
   Другие две дамы недоуменно уставились на своего коллегу. Но молчат. Блондинка просто сидит неподвижно, Юлия Викторовна что-то перебирает, как ни в чем не бывало. Или она занята своим маникюром? Саня растерянно перестал заполнять карточку.
   - Почему завоеватели? - спросил он растерянно.
   - Ну да, явились сюда, пригнали своих солдат, начали убивать, наводите свои порядки. А нас спросили? Мы тут прекрасно жили и без вас. Все было хорошо. Но нет. Явились, - уже громче, и злее продолжила свой монолог молодая женщина. - Что не можете жить спокойно? Обязательно надо и другим все испортить. Навести свои проклятые, уродливые порядки. Не нравится, что кто-то рядом живет свободно и счастливо? Да это ваша империя не может без захватов и насилия. Сами - рабы и другим не даете жить по-человечески. Грубые, наглые, .бесцеремонные. Только и умеете, как грабить и брать чужое, убивать. Вон уже книги отбираете, чтобы потом заменить их на ваши лживые. Но ничего у вас не выйдет. Недолго вам тут еще хозяйничать. Мы свободные, умные, не позволим вам господствовать над нами и не покоримся вашему произволу. Вот ты глупый, жирный урод! Зачем приперся сюда? Разве кто-то звал тебя сюда! Чего молчишь?
   Голос женщины стал громче, но совсем незначительно. А так все она произносит ровно и монотонно. Не похоже, что она в истерике. Наоборот, кажется, женщина вполне себя контролирует. Другое дело настолько она соотносит свои слова с реальностью. Хотя, кажется, эмоции тут на первом месте, и важнейшую роль играют раздражение и недовольство, и она просто нашла объект, на который можно вылить свой негатив. Надо сказать не без результата - ее слова все же достигли цели, и Саня не выдержал. До сих пор он был абсолютно уверен, что участвует в очень нужном и важном деле. Не допускал никаких сомнений в справедливости и целей, и средств. Впрочем, он и теперь не изменил свое мнение. Но вот, то, что кто-то все это воспринимает совсем иначе, оказалось для него неожиданностью. Ему в последние дни уже звонили спьяна, угрожали разные деструктивные элементы, которым не дали воспользоваться ситуацией, даже разные исполнители на местах грубили в ответ на требования, которые он озвучивал. Но все это понятно, и он воспринимал как должное. Но вот то, что настолько недовольна обычная служащая, добропорядочная, образованная, явилось большим откровением.
   - А нас как раз позвали. Местные попросили помочь против местных банд, - зло бросил он в ответ. - Которые, тут у вас сильно распоясались. Вот мы и были вынуждены вмешаться.
   - Мы ни о чем не просили? А те, кто вас позвал, не имел на это никакого права, - возразила женщина.
   - Почему это? - удивился Саня. - Люди имеют право на защиту и справедливость.
   - А какое ваше дело? Это наши люди и нечего вам было вмешиваться, - уверенно заявила та.
   - Нет имели. С чего это вы ограничиваете наше право кому-то помогать. К тому же, если это ваши люди, почему сами им не помогли? Пока мы не вмешались?
   - Они сами виноваты. Так что нечего их было защищать.
   - Вот как! Но у нас сложилось другое мнение. Те же Колосовы были в своем праве, это, в конце концов, на них напали. Мы предлагали решить все миром. Наши противники не согласились и получили в соответствии с заслугами.
   - Так это из-за Колосовых весь сыр-бор?
   - Почему же. Кроме них и другие были. А потом. Почему мы не можем вмешаться и без специальной просьбы? То, что у вас начинало твориться, не могло оставить нас да и других на нашем месте равнодушными и в бездействии. Ведь, например, если человек тонет, то разве нельзя попытаться помочь ему и без письменного договора.
   - Только мы не тонули.
   - Да нет. Стремительно шли ко дну, - очень громко рявкнул Саня. Но, взглянув на двух других женщин, смутился и тихо добавил, - извините, не сдержался.
   Теперь он уже разозлился уже на себя. Вместо того, чтобы заниматься своим делом, дал втянуть себя в словесную перепалку, к тому же потерял контроль над собой, в результате еще и свою позицию не смог внятно отстоять. Не нашел достойного ответа. В общем, со всех сторон не прав и опростоволосился. Он лихорадочно начал возможность ответить, но тут Анастасия Андреевна ему подмигнула левым глазом, и парой жестов показала, что не стоит ввязываться в спор.
   - Саша, а что ты за отметки ставишь у себя, - очень доброжелательно спросила Юлия Викторовна.
   - Это я выбираю уже продублированное с учетом, того, что набрал в школах. В этом случае один экземпляр можно забрать с собой. Со второго мы просто снимем копию, как и с имеющихся только в одном экземпляре. Эти и вовсе надо будут отработать в первую очередь, - пояснил Саня, а потом не удержался и добавил. - Для того чтобы их быстрее вернуть обратно. Ведь мы на самом деле не собираемся лишать вас всех этих книг. Кто бы, что про это не думал.
   Татьяна на эти слова только зло поджала губы, что-то прошептав губами, неслышно для других. Саня, немного успокоившись, взялся за привезенные с собой списки, сверяя с карточками отобранных уже тут книг. Таковых нашлось только три. Теперь надо бы разобраться со отдельной стопкой из пяти книг. Стоит ли их брать. Например, энциклопедию о периоде гражданской войны и иностранной интервенции. Том массивный, солидный. Однако, сейчас и достоверность трактовки событий в нем под сомнением, но главное насколько пригодится информации из него на первых порах? События, конечно, отражены важные, но в целом основную информацию можно почерпнуть и из других источников, а подробности пока излишни. И все-таки он решил - стоит взять, раз уже отобрали, как и эту книгу, рассказывающую о развитии Советской Армии с 1917 года.
   - Саша, чаю будешь? - поинтересовалась Анастасия Андреевна, достав откуда-то термос.
   - Нет, спасибо, - ответил Саня. - А воды у вас нет?
   - Есть, а как же, - заявила женщина, выставив перед ним непочатую бутылку минеральной воды и чистый стакан. - Пей, сколько хочешь.
   - Спасибо.
   В здании нет электричества. Поэтому, вычислители не работают, а женщины принесли с собой чай в термосах, и ,наверняка, напитка у них осталось не так много. Поэтому Саня и отказался от него. Впрочем, и холодной воды он выпьет с большим удовольствием. Тем более газированной минералки. И для себя отметку сделал. В следующих поездках обязательно брать с собой воду.
   - Здравствуйте, - поздоровался кто-то с порога. - Как вы тут?
   - Здравствуйте, - тут же поддержал его еще один голос.
   В помещение вошли двое мужчин лет под пятьдесят. Оба хорошо одеты, в пиджаках, при галстуках. Это стало видно, когда один снял черное короткое пальто, а второй - осеннюю куртку. Это явно не обычные посетители. Уверенно нашли место для своей верхней одежды и головных уборов. Держат себя довольно свободно, как-то, даже по-хозяйски. Один пониже ростом, несмотря на возраст по-юношески стройный. Быстро поправил у зеркала свою аккуратную короткую прическу и направился к Анастасии Андреевне. Второй довольно высокий, крепко сбитый, широколицый, волосы длиннее и в небольшом беспорядке. Впрочем, и он за товарищем решил привести их в относительный порядок.
   - Смотрю, у вас посетитель. Кажется, я вас видел? - между тем произнес первый.
   - А это один из оккупантов, прибывших из Империи. Будет у нас самодержавную власть своих хозяев устанавливать, - ехидно заявила Татьяна Дмитриевна.
   - Вот где я тебя видел! В администрации. Оружие получали вместе с Колосовым, - вскликнул мужчина.
   - Да, в последние дни я выдавал и оружие, но больше занимался сбором информации, - пояснил Саня, пытаясь вспомнить этого человека. И вроде действительно видел.
   - Мы вчера вместе Вадим Николаевичем Петровским вчера заезжали в администрацию, и встретили тебя в коридоре. Он еще с тобой о чем-то поговорил.
   - Да, вспомнил, - подтвердил Саня.- Вас было еще трое.
   - Я - Вершинин Олег Николаевич. Подполковник ФСБ в отставке. Тоже из сатрапов и душителей свободы, только местных. В последнее время журналистикой занимался ну и прочим. Теперь вот опять вроде пригласили в администрацию. Супруг Анастасии Андреевны. А это Алексей Львович Журавлев. По образованию инженер-электроник. Занимается и программированием. Соответственно Юлия Викторовна его жена.
   - Александр Юманеев. Только я прибыл не из Российской Империи, а из РСФСР. Вернее из Святославля, который попал сюда из РСФСР, - начал смущенно объяснять Саня.
   - Да. Вадим Николаевич уже говорил мне об этом, - пояснил Олег Николаевич остальным. - Он ведь сам оттуда. Я вот как раз по дороге рассказывал Алексею, что сюда попал кусок территории из Социалистической России.
   - Значит ты у нас из коммуняк, - ехидно заключила Татьяна Дмитриевна. - Только вас тут нам не хватало.
   - А как вы, с Алексеем Львовичем вместе-то оказались? - поинтересовалась Анастасия Андреевна у супруга.
   - Как раз в администрации и столкнулись, - сообщил уже Журавлев. - Я там с компьютерами возился, к Олегу Николаевичу как раз зашел. У него теперь свой кабинет имеется. И у них сеть налаживал.
   - Это не мой кабинет, так выделили нашему комитету помещенице, чтобы было, где остановиться. А так мы заняли домик на углу Рыбачей и Физкультурной.
   - Это где раньше банк был?
   - Да. До этого центр занятости. А что, здание уже с осени пустует. Вот теперь там наша контора будет располагаться.
   - Отобрали у кого-то? - уточнила Татьяна.
   - Нет, конфисковали в пользу администрации, у которой ее, кстати, не совсем законно отобрали. Я сегодня документы просматривал. Кое-что и раньше знал, а теперь полномочия появились, проводим ревизии. Надо в городе порядок наводить.
   - Ну как вы это умеете, известно, - махнула рукой молодая женщина. - Значит, вы Олег Николаевич в полицаи пошли?
   - Какие полицаи милочка? У нас другой департамент. Смежный, - спокойно пошутил Вершинин.
   - Ну, полиция там, жандармы, энкавэдешники, прочее мне все равно. Сами разбирайтесь. Я имела в виду в смысле в коллаборационисты пошли. Поступили к иноземным оккупантам на услужение. Так яснее?
   - Ну, с иноземными вы, Татьяна Дмитриевна, погорячились. Они, и те, и другие свои - Россия. И потом, они не захватчики, а пришли помочь навести порядок. И мы тоже заинтересованы в последнем и поэтому активно работаем. А вы хотели, чтобы чужие тут действовали? А мы все в это время в сторонке сидели. Это и есть способ самим полностью отказаться от рычагов влияния на ситуацию. А потом, прикажете ныть по поводу того, что тут всем чужие распоряжаются? Вынуждены распоряжаться, так как сами мы ничего не можем и нужно внешнее управление? Нет уж. Мы тут хозяева. Но это надо доказывать делом.
   - Да, что вы все помощь, помощь. Нам она не нужна, - категорически возразила Татьяна, при этом она уже и сама начала терять самообладание.
   - Ну а, что вы хотите, - вступил в дискуссию Журавлев. - Что тут в городе несколько дней творилось? Бардак, произвол, насилие. Уже на улицу было страшно выходить. Четыре дня назад вон на мой магазин напали. И кто? Малолетние хулиганы. Хорошо у меня ружье было, выгнал. А так никакого почтения. А если бы вы им попались. Какие-то алкаши толпой разграбили магазинчик на нашей улице. И ничего. Милиция даже не появилась. Все почувствовали безнаказанность. Машины начали угонять. Людей избивали. Вон мы во дворе патруль организовали. И не только мы.
   - Кстати, в трех местах, владельцам, охранявшим свои автомобили, крепко досталось. Восемь человек попали в больницу, - добавил Олег Николаевич. - А скорая помощь уже начала бояться выезжать на звонки. Власти полностью упустили ситуацию из-под контроля. Вот откуда платить вам лично Татьяна Дмитриевна зарплату? А? Откуда средства набирать? А тут у нас и имеющееся средства растащили бы. К этому дело шло. Сын мера был в заложниках. И не только. Вот когда были бы произвол и беззаконие.
   - Вот и мне предложили просто так отдать долю в магазине, - сообщил Алексей Львович. - И по моим сведениям не только мне. Рынок перестал работать, так как люди начали бояться и продавать, и покупать. Но теперь мы постепенно наводим порядок, на улицах стало спокойно. А ведь нам надо учиться жить в новых условиях. Не забывайте, что мы в другом мире. И лучше это делать вместе с соседями.
   - Ну, спокойно на улицах, не спокойно, а мы пришли за вами, - добавил Олег Николаевич. - Развезем вас всех по домам. О, вот и Женя пришла. А зачем машинка-то понадобилась?
   - Мы сейчас пока заняты, - пояснила Анастасия Андреевна. - Вот Саше помогаем книги по нашей истории собирать.
   - Так мы и рассчитывали еще часок у вас посидеть, - сообщил Алексей Львович. - Нам вот поговорить надо.
   - Да, - подтвердил Вершинин. - А мне бы вот подшивки местных газет посмотреть. Да и к начальнице вашей есть дело. Да, рабочий день разрешили пока до семнадцати часов сократить. Так что, Юля, Настя, давайте за этот час все вместе помогите Саше все оформить, а потом по домам. У тебя транспорт есть?
   - Да. Как раз через полчаса приедет, - ответил Саня. - Да тут только списки надо подготовить и все.
   - Я тоже помогу, - сообщила Женя. - Буду печатать большой, кто-то мне диктуйте, а, Вы, Саша займитесь списком, того, что собираетесь возвращать завтра. Тем более на карточках Вы уже расписались.
   - Большое спасибо, - поблагодарил Саня.
   - Вы, просто Вадику Самохину привет от меня передайте и все. А то не дозвонишься до него.
  
   Со списками совместными усилиями справились за полчаса, но по возвращению Сане пришлось сразу же заняться копированием книг, которые нашлись в единственном экземпляре. Хорошо для этих целей выделили специальный фотоаппарат, привезенный из Империи. Им сразу же начал работать Костя. Максим чуть позже принялся обрабатывать сделанные им цифровые снимки. Сане же пришлось заняться копированием на ксероксе. Очень хороший аппарат. На нем, что-то даже можно сразу же увеличить. И книги можно расположить. Ему помогал Вадик. Работали до поздней ночи, а потом все утро. И все-таки справились. Костя и Максим поднялись на час раньше Сани. Зато они отдыхали, когда тот с Вадиком развез книги обратно.
   Самохин так и остался в библиотеке, куда заехали напоследок. А Саня вернулся в администрацию как раз к обеду. Точнее, большая часть приписанных к столовой к этому уже успела поесть. Поэтому Юманеев добравшись в свой кабинет, застал старших товарищей активно собирающих вещи. Так как большая часть личного имущества уже на себе, то все остальное помещается в небольшие сумки. Ну и оружие приготовить. На это требуется всего пару минут, но пока не до этого.
   - Санек, тебя Астахов хочет видеть. Давай к нему, - сразу же сообщил Максим, укладывая в хозяйственную сумку перевязанную стопку книг.
   Ефим Викентиевич оказался в своем кабинете. В приемной у него сидит человек пять, однако секретарь сразу же кивнул Сане на дверь: "Проходи, ждет." Астахов как раз просматривал какие-то бумаги. По обе стороны от его стола расположились два посетителя. Увидев, кто вошел, надворный советник отложил в сторону бумаги, встал из-за стола и пошел навстречу.
   - Ну что, Саша. Молодец. Справился с заданием, да и вообще хорошо работал. Даже жаль отпускать тебя. Но ничего не могу поделать. Сейчас соберай вещи. Ну что там у тебя есть. Но главное помоги своим товарищам с отобранными книгами. Надо разделить все на две части. В первую все первые экземпляры, во вторую дубликаты. Через час за вами приедет машина. Потом пересядете на другую. Колонна убывает в Империю. Поедете с ней до Святославля. К великому князю. Там сейчас работает совместная комиссия по изучению истории. Туда прислали и несколько ваших специалистов. Сдадите там первую часть. Со второй частью материалов вас переправят через озеро уже на сторону РСФСР. Там тоже есть интересующиеся люди. Кстати, его светлость там же, и это он вас вызвал. Так что благодарю тебя за все. Надеюсь, еще свидимся. Счастливого пути!
   - До свидания, Ефим Викентиевич!
   На выезде из города они действительно присоединились к колонне из четырех большегрузных автомобилей вроде КАМАЗов и одного армейского тягача. Их группу с грузом поместили в будку идущей впереди машины. Тут кроме них оказалось еще четыре пассажира. Один из них солидный господин с небольшим портфелем, под распахнутой легкой курткой темная рубашка с галстуком, в руках солидный портфель. Трое остальных в спецодежде синего цвета, в темных вязанных шапках и ботинках с высокими берцами. Саню даже поразило, что рабочая одежда у всех довольно чистая, обувь начищена, хотя и не до блеска. И еще у двоих рядом пристроены карабины.
   - Откуда ребятки? - спросил солидный господин.
   - Из Святославля, - коротко ответил Макс.
   - Ха! Понятно, что из Святославля, - от души расхохотался господин. Трое остальных просто улыбнулись. - Из которого? Из Южного, Среднего, Северного?
   - Получается Южного, того что из РСФСР, - сообщил Константин.
   - Зосима Павлович Коробов, приказчик Казенных Складов государственного резерва.
   - Константин Дергачев, студент. Это мои товарищи Максим Арсеньев, Александр Юманеев.
   Трое остальных оказались сотрудниками тех же складов Главного управления государственного резерва Российской Империи, которые располагаются около Святославля. По терминологии Зосимы Павловича Среднего. Они возвращаются обратно к себе после того как реализовали привезенный сюда груз: гречку, сахар, муку, макароны, крупы и даже соль.
   - Кстати, сейчас муку и сахар привезли из вашего города. Большая колонна пришла.
   - Да? А в городе у нас ограничения ввели, - удивился Саня. - Откуда излишки?
   - Так со складов. У вас ограничения то ввели для того, чтобы цены сильно не повышались, ну и чтобы народ в панике глупостей не наделали. А потом мука это все-таки еще не хлеб. Мы тоже немного придержали в первые дни, в том числе для того, чтобы снизить нагрузку на пекарни. И тоже была небольшая паника. Но мы у нас также сразу большое количество товаров на рынок выбросили. Конечно, не всех. Все тот же ассортимент. Мука, сахар, гречка, крупы: перловку, пшенку немного, манку. Вот рис держим. А так ведь скоро новый урожай. А той же гречи у нас засеяно много, пшеницы, ржи, ячменя. Ведь куда-то это надо будет сложить. Промышленные центры то тютю.
   А тут и вовсе разбирают все, хотя мы цены очень высокие установили. Сейчас, когда количество денег на руках у населения уменьшилось, начали постепенно и спускать, чтобы спекулянтов наказать. Вот поэтому приходится возить сюда еще товары. Ну и это еще дает на руки наличность. Я целый миллион местных рублей Астахову сдал. Тут ведь многие на муниципальной зарплате сидят. Им откуда-то платить надо, пока они тут свою налоговую систему наладят. А деньги привычнее свои получать. А потом надо организовать закупки на месте. Того же молока, яиц, картофеля в деревнях, чтобы так же на местном рынке реализовать. Но для этого нужен первоначальный капитал. Сейчас-то вроде оборот пошел. Наше казенное заготовительное хозяйство филиал открыло. Ну и закупились мы тут. Того же торфа взяли, везем десять тонн железного лома. Ну и целый ЯР с навозом идет. У нас-то все в основном уже использовано, а тут еще не все в дело пустили.
   - Да видел этот автомобиль, - подтвердил Максим. - А как потом продукты на нем будете возить?
   - Если надо, другой возьмем. А так сюда это почти пустой шел. Он нужен был в первую очередь, для того, чтобы остальные тянуть, обратно-то мы все же полупустые едем. А так дорога в обход Среднего озера не очень хороша. Что вы хотите только начали колесами ее накатывать. Ну, сами скоро увидите. Вон скоро уже выедем с обжитой территории.
  
   Поток тонких струек воды мгновенно прекратился. Можно и выходить. Ноги легко нашли в шлепанцы, а руки полотенце. Минута и тело вытерто насухо. Теперь можно и одеться. Спортивные штаны и футболку он получил уже тут. Как и кепку-панаму оливкового цвета, а так же легкие кроссовки. Своя форма сейчас выстирана, высушена и висит в небольшой комнатушке, куда его поселили. Впрочем, после почти полутора лет в казарме - и это помещение для него царские хоромы. Тем более тут есть хорошая кровать застеленное чистым бельем. Роскошь для человека в последнее время чаше привыкшего спать на обтянутом дерматином деревянных досках топчана в караулке.
   А теперь можно идти и на завтрак. Встал сегодня Степа еще с рассветом, выгнал скотину на выпас, потом убирал сараи, полил грядки в теплицах, заново наполнил бойлеры водой. Теперь рабочая одежда сушиться, а он сам уже помылся. Возможность принимать каждое утро душ для него также сейчас кажется верхом благополучия. Тем более, вчера днем он еще и в бане пропарился. Но, честно говоря, тогда он сильно пропах, после того как вычистил стойла для скотины. Их до этого, кажется, неделю не убирали. Навозу набралось несколько тачек. Из него Саня сложил аккуратный прямоугольник, на который потом еще и насыпал несколькими рядами толстый слой земли. Полина Кирилловна, на днях узнала, что теперь тут снова весна и поэтому загорелась идеей засеять, где это только можно. Поэтому появление в доме Сани она восприняла с большим энтузиазмом.
   Тем более забот и у нее, и у Екатерины Афанасьевны сейчас прибавилось. В доме поселилось дополнительно еще несколько человек, а надеяться на прежних помощников не приходится. Вот они и постарались максимально использовать Степана, до которого у начальства никак не доходят руки. Впрочем, он и не против. Тут его обеспечили одеждой, некоторыми предметами обихода, есть, где приклонить голову.
   Но главное питание. Вот и теперь в большой комнате дома для обслуживающего персонала его уже ждет завтрак. Поэтому надо поторопиться еще и потому, что действительно хочется есть. Аппетит зверский. К тому же после казенных харчей, хоть и нескудных, домашняя еда кажется особенно соблазнительна. А Екатерина Афанасьевна не зря столько лет тут работает поваром.
   Впрочем, сейчас для Степана она приготовила все на скорую руку. На столе яичница-глазунья с салом и колбасой, салат из помидоров и огурцов, залитых майонезом. На одной тарелке горкой лежат куски хлеба, на второй несколько солидных кусков сливочного масла. Каждый из них намного превосходит те цилиндрики, которые выдается два раза в день на завтрак и ужин солдату-срочнику и являются для него самым вожделенным продуктом в его рационе.
   А вот и чай. Точнее заваренный из листьев смородины и малины напиток. При желании можно добавить туда и сахар. Вот рассыпной, а тут комковой, настоящий, не рафинад. Можно бросит в большую кружку. Только Саня предпочитает вприкуску. Давно так не пил. Есть на столе и вазочка со свежим малиновым вареньем. Только вчера сам ягоду собирал. Правда, та еще только ждет своей очереди на обработку, а эту собрали раньше. Другая вазочка наполнена шоколадными конфетами. Конечно, из дешевых сортов, но Степе за время службы и такие были в редкость. К чаю ему дали так же пару кексов и большой кусок пирога с начинкой из картошки и мяса.
   Быстро выпил половину содержимого кружки, тут же наполнил ее заново - так она остынет быстрее. Сам, намазав на кусок хлеба масло, принялся доедать новую порцию яичницы, которую Полина Кирилловна доложила в тарелку. Вкусно!
   - Николаев, это вы?- спросил появившийся в дверях молодой человек в полевой форме, с тремя маленькими звездочками на погонах.
   - Так точно, - ответил Степан, вскакивая на ноги.
   - Тебя хочет видеть товарищ Руянов. Собирайся.
   - Михаил Андреевич сейчас тоже завтракает, - заявила Полина Кирилловна. - Екатерина Афанасьевна, только десять минут назад начала подавать. Потом он в свой кабинет пойдет. Так что не торопитесь. Кушай Степа, кушай, чай спокойно допей. А ты, служивый, тоже можешь за стол сесть.
   И все же Степа не стал засиживаться за столом. Да и насытился. А к начальству сильно опаздывать не стоит. Но и Полина Кирилловна оказалась права. Пришлось сидеть в небольшой приемной еще минут десять. Это притом, что Степа успел еще и переодеться. Правда не сорок пять секунд, но примерно за три минуты. Благо одежда находилась рядом.
   Помещение небольшое. Вряд ли больше шести квадратных метров. За столиком у окна сидит девушка строго вида в темно-синей рубашке, заправленной в брюки того же цвета. Коротко подстриженные волосы и минимум косметики на круглом лице, делают ее похожей на мальчика. Да и фигура у нее плотная, плечи широкие. До локтей открыты сильные руки, на ногтях нет и следа краски.
   - Младший сержант Николаев, вызван к Хозяину.
   Девушка, сделала запись у себя в журнале и кивнула на ряд стульев у стены. Офицер сел через стул от Степы и пододвинул к нему ближе небольшой столик на колесах, на которых лежат несколько экземпляров газеты, несколько карандашей и чистых листов бумаги, сам достал из своей командирской сумки что-то похожее на карту. Степа просто прислонился спиной к стене и закрыл глаза.
   Кажется, события вновь переходят в стремительный бег. Непонятное событие в штабе, в результате которого нарушился ставший привычным размеренный ритм службы. Потом несколько суток, в течение которых он приходил в себя. Позавчера вновь потрясение при встрече с представителями сразу и из РСФСР и из Российской Империи, причем, и те и другие из двадцать первого века своих реальностей. Тогда после получаса вопросов, которые ему задавали Василиса Руянова и князь Александр, он получил минут пятнадцать приходил в себя, а потом начал заполнять разные вопросники. Кроме того ему поручили составить краткую справку по истории России, которую он изучал в школе. Так на четырех-пяти листах формата А4. Он успел выполнить только часть заданий, так как сразу после обеда Руяновой и князь выехали из части. С собой они взяли и Степу. Так, уже ближе к вечеру, Николаев оказался в доме, принадлежащем деду Василисы, с которым он и должен был встретиться. Однако у старика пока не нашлось времени. Его и дома тогда не казалось. Более того, он и из штаба выехал, поэтому Николаева решили туда и не направлять. Солдат был направлен к Полине Кирилловне, которая должна была его только накормить. Но тут Степа сам вызвался помочь по хозяйству, чем он занимался и вчера, и сегодня утром. В результате он получил ночлег и сытую домашнюю еду. Но не забывал и про писанину. И честно говоря, чувствовал до сего момента себя превосходно. И все же на этот раз дело до него все-таки дошло. Звонок. Девушка за столиком у окна взяла трубку.
   - Да, он тут, - сообщила она кому-то и тут же обратилась к офицеру. - Сергей с Николаевым к Хозяину.
   Вскочили на ноги одновременно. И вот они уже в большом кабинете. У дальней стены во главе стола сидит пожилой мужчина лет восьмидесяти. Седые волосы уже поредели, лицо в морщинах. Но держит себя уверенно. Старческой немощи не заметно. По-юношески стройный. Спину держит прямо, движения скоординированы. Похоже тело, несмотря на возраст полностью под контролем разума, и взгляд у него внимательный, изучающий. Даже какие-то веселые икринки в глазах. По левую сторону от него сидят еще пятеро мужчин. Все в возрасте. Двое, как и хозяин, в строгом деловых костюмах. Трое - в военной в форме. У одного погоны полковника. У двоих какие-то странные. Два широких просвета, между которыми проходит зигзаг золотистого цвета. А вот звезд нет. Справа расположились князь Александр и Василиса Руянова. Через два свободных стула от них сидит еще одна девушка лет двадцати. Светловолосая, довольно красивая. Она не обращая внимание на вошедших, что-то записывает.
   - Товарищ Председатель, по вашему приказанию младшего сержанта Николаева доставил, - доложил офицер.
   - Здравствуйте, значит, вы у нас Николаев Степан? - поинтересовался старик.
   - Так точно, сержант Николаев по вашему приказанию прибыл, - доложил Степа, вытянувшись в струнку.
   - Ну, что же Степан. Присаживайся рядом с Василисой, - предложил старик. - Не смущайся. Теперь Вы, лейтенант. Сейчас отвезите приказы в батальон внутренних войск и вот эти бумаги в военкомат. Потом прибудете в штаб. Там подготовите запрос в воинскую часть на документы Николаева. Все-таки сержанта или младшего сержанта?
   Офицер сложил документы в портфель, откуда-то появившийся в его руках, и тут же удалился. Степа осторожно устроился на указанном ему месте. Между тем полковник как раз рассматривает его военный билет и анкеты, заполненные позавчера.
   - По документам сержант, Михаил Андреевич. Николаев, а почему у вас на погонах только по три лычки? Или у вас так и положено?
   - Так точно. Одна- ефрейтор, два - младший сержант, три - сержант.
   - То есть, у вас звания капрал нет? - спросил один из обладателей странных погон.
   - Было когда-то при царях, - ответил Степа и тут же смутился, так как его взгляд остановился на князе. - Да и то, кажется, существовал только до Павла Первого.
   - Как и у нас, - заметил полковник. - Потом звание капрал ввели уже в Великую Отечественную для командиров отделений. Тут уже есть отличия.
   - Сержант, - обратился к Степе старик, - у нас есть несколько вопросов по Вашей анкете. Но сперва расскажите о том, что произошло в штабе с того момента как заступили на пост. Нас интересуют личные впечатления. Да и не беспокойтесь о секретности, вот соответствующий документ от командования части. Оно согласилось сотрудничать с нами по всем вопросам. А я тут верховная власть.
   С этого момента события для Степана действительно понеслись стремительно. Он полчаса рассказывал в кабинете у Руянова о событиях связанных с переносом в этот мир. Только чуть позже он сообразил, что заодно у него выедали информацию о самой воинской части. О количестве личного состава, умонастроениях, расположении объектов, сведения о командирах.
   Не успел он докончить свой рассказ, как мнут через пять ему уже пришлось сесть в небольшой автобус вместе с князем и Василисой. Тут ему пришлось продолжить отвечать на вопросы. Так что он только мельком успел рассмотреть город, по которому проехал автобус. Но и то, что он успел рассмотреть, впечатлило. Дороги ровные, зеленные газоны, аккуратные тротуары для пешеходов, сплошные ряды деревьев. Всюду чисто и аккуратно. Красивые, нарядные дома. Нет следов запущенности, ветхих строений. Да и погода хорошая. Солнце уже поднялось довольно высоко, почти нет облаков, но пока еще и не жарко.
   Доехали до места довольно быстро. Это какое-то закрытое учреждение. Оно располагается уже за пределами города. Зеленые ворота с красными звездами, стандартное КПП. Василиса показала пропуск, и вот они уже во дворе. Тут их уже встречают несколько гражданских почтительного возраста и худощавый парень в очках лет около тридцати.
   - Аркадий Николаевич, Борис Витальевич вот привезли вам Степу Николаева. Он тот самый солдат который воочию наблюдал действие набора, привезенного из Четвертого анклава. Так что, он в полном вашем распоряжении.
   - Замечательно, - ответил невысокий плотненький бородач, - здравствуйте! Значит Степан? Что же не будем тратить время зря, приступим к исследованиям прямо сейчас!
   И действительно в пустую время тратить не стали. До самого вечера у Степы не было ни минуты свободного времени. Почти. Так как все же тридцать минут потратили на обед и еще дважды пили чай. С другой стороны и эти мероприятия нужны для эффективной работы, так что занят он был все время. Сначала ему пришлось в очередной раз рассказать о событиях в штабе. Подробно и в присутствии тех самых загадочных предметов, которые оказались уже тут в подвале. Но ему пришлось осмотреть и два других весьма похожих набора. Потом его подключали к каким-то приборам, пришлось усесться в старое деревянное кресло, покрытое удивительными узорами. Очень похожими рисунками покрыт и один из двух посохов, которые Степе пришлось вертеть в разные стороны. Второй наполовину состоит из дерева, наполовину из какой-то кости. На вершине сверкает большой камень-кристалл. После обеда пришлось пройтись по небольшому лабиринту.
   При этом у него постоянно справлялись об ощущениях. Однако, Степа нечто почувствовал только когда сидел в кресле похожем на стоматологический и лежал на кушетке с подключенными проводами, словно ему снимают ЭКГ. В обоих случаях следовал удар, потом тело становилось невесомым, окружающее теряло очертания, он словно проваливался в какую-то дыру. Секунда и все это исчезает, и с ним появляется ощущение, словно ничего этого не было. Или действительно - только показалось? Но приборы все же зафиксировали возмущение. А потом он стал не нужен. Хорошо через полчаса за ним заехала Василиса. Ночевал он опять в доме у Руяновых. Перед тем как лечь спать успел в теплице огурцы с помидорами полить и воду набрать. Ужинал на этот раз с людьми князя.
   С утра же до завтрака он успел выполнить все работы по хозяйству. И честно говоря, уже надеялся, что про него забыли. Даже подумывал днем устроить себе "адмиральский час". Но в девять часов его снова отвезли к Аркадию Николаевичу, Борису Витальевичу и их коллегам. Быстренько повторили некоторые вчерашние процедуры, попытали - не вспомнил ли он каких подробностей переноса, а потом с ним вместе на катере посетили две точки уже на озере. По возвращении, пообедав, Степа оказался всеми покинут. Точнее предоставлен самому себе. Бесцельно бродить по зданию не имеет смысла. Во дворе довольно мрачно, а можно ли покидать территорию он не знает. Зато можно поспать. Чем он и занялся в комнате отдыха. Нашел какую-то раскладушку, устроился и...
   "Степан, вставайте"- услышал он сквозь сон. Голос вроде женский. Тут его еще и тронули за плечо. "Это что начкар пришел со сменой, а он заснул на посту! Позор! " Проснулся в ужасе и в следующее же мгновение почувствовал облегчение. Все-таки он не на посту! Сколько же он проспал? Посмотрел на часы, полученные за то, что месяц назад вовремя обнаружил возгорание на посту. Всего час с небольшим. Разбудила же его Василиса, которая стоит рядом, а он до сих пор сидит на раскладушке. Почувствовал себя виноватым, словно совершил постыдный поступок. Резко вскочил на ноги и произнес: "Извините".
   - Степа, мне сообщили, что ты тут пока не нужен, так что давай, собирайся. Поедешь со мной, для тебя найдется новое задание, - заявила девушка, при этом она словно не заметила его замешательства. - Дед мне сообщил, что тебя откомандировали в распоряжение Временного Штаба. Ваше командование решило перейти под нашу юрисдикцию. Так что уже есть приказ по тебе. Пока ночуешь у нас, а потом мы тебя устроим.
   - А когда я в часть вернусь? - растерянно поинтересовался Степа.
   - У тебя там срочные дела? Вещи забрать? Документы твои тут.
   - Ну как же! Если я откомандирован, то надо сдать оружие и боеприпасы, книги в библиотеку вернуть. Одна у меня тут с собой, а вторая спрятана. А так вещей у меня в казарме почти и нет. Так ерунда. Если только письма из дома. С родными-то я больше не увижусь, - произнес погрустневший Степан.
   - Хорошо, решим этот вопрос. Думаю, в ближайшее время организуем твою поездку в часть. Но только быстренько туда, а потом обратно. Здесь для тебя есть дела. Кстати, а что за книга у тебя с собой? - поинтересовалась она, потом, взяв книгу из рук Степы, прочитала, - Сборник "Первая мировая война " из серии "История Отечества". Степа одолжи его мне. Я дам снять копию. Тут кроме художественного произведения есть и документы. Завтра с утра верну!
   - Берите, - тут же согласился Степа. - Книгу я все равно уже дочитал.
   - Замечательно. Да! Ты же в анкете писал, что интересуешься историей.
   - Да. Интересовался. Даже в университет на исторический факультет собирался. Но в июле попал в больницу, а в апреле меня в армию призвали.
   - А книги ты сказал - взял в библиотеке?
   - Да, у нас в части пока сохранилась. Вот я туда и записался.
   - Тогда вот что. Я выправлю тебе документ. Как приедешь в часть выберешь двадцать книг. Привезешь с собой для копирования. Скажешь, что потом вернем. Вот и повод есть тебя командировать. А сегодня я тебя отвезу в нашу библиотеку. Там организовали специальную группу по изучению истории реальностей, из которых мы все попали сюда. Будешь работать в ней. Надо составить хотя бы предварительную картину общих моментов и отличий. Нам все-таки вместе жить. А тут вон даже с твоими погонами заминка произошла. Ничего поможем с устройством. Будешь паек получать, оклад назначим. Так что поехали. Я тебя представлю, а потом домой отвезу. Полина Кирилловна требует. Видишь, какой ты нужный?
  
   Момент, когда колонна пересекла границу территории Российской Федерации и оказалась уже на новых землях Саня упустил. Как раз задремал. А тут пришел в себя, посмотрел в окошко, а тут непривычный пейзаж. Новыми эти земли являются для людей, а так кто его знает, сколько им лет. Но то, что они необжитые, да просто почти безжизненные уже ясно. Вот и сейчас кругом только камни и то ли песок, то ли пыль. Во всяком случае, над колонной сейчас висит небольшое серое облако. Несмотря на это Саня уставился в окно. Все-таки он в первый раз находится уже на собственной территории этого мира. Местность холмистая, а дорога зигзагом вьется все же больше по низине. Поэтому доступное для взгляда пространство сильно ограничено. В машине постоянно трясет, хотя колонна заметно снизила свою скорость.
   - Молодые люди, зря стараетесь, - заметил Зосима Павлович, - тут нет ни деревца, ни кустика, да и живности не видать. Хотя говорят, чуть дальше видели какую-то растительность. В общем, мы с вами попали не в рай. Но и от сетований на судьбу я бы всех предостерег. Все зависит от нас самих. Надо правильно использовать хотя бы то, что у нас уже имеется. А тут точно есть чистый воздух, пригодная для использования пресная вода и просторы. Но главное наши собственные территории.
   - Так вы уже все это видели, а мы в прошлый раз только издали посмотрели, что там дальше и все, - пояснил Костя. - Наши с вами земли соединяются и по суше, а в Северный, как сами называете, город мы попали по озеру.
   - Да, как новичкам, действительно, пока все кажется интересным. А мы вот вчера с утра намучались. Было время осмотреться. Дорога была основательно попорчена. До прохода нашей колонны протащили мобильную электростанцию.
   - Да мы одну из них видели. Как раз поселок Рассвет посещали. Там как раз решили восстановить торфоразработки. Вот один ДЭС и подогнали. Может как раз ее?
   - Да нет. Дизельная это ерунда. Мы вон тоже два небольших генератора притащили. Но все это временно. Сам посуди запасы солярки рано или поздно закончатся. Да и бензина тоже. А топливо еще для техники нужно. Предстоит уборка полей, потом посевная. Поэтому мы и не можем использовать все генераторы.
   - Это да. Вот в Северном городе сейчас хотят отремонтировать заброшенный ТЭС, работавшую на торфе. Прибыли специалисты из нашего Южного. Там-то такая же была законсервирована. Говорили - скоро уже заработает.
   - Это да. Торфа пока много. Но когда еще их наладят. А пока перетащили на север настоящую передвижную мобильную АЭС, - поделился Зосима Павлович.
   - Ого! - удивился Максим. - А что он у вас делал?
   - Так налаживали его в нашем ядерном экспериментально-исследовательском центре. Новая модель. Полтора мегаватта дает. У нас-то в городе с электричеством все же более или менее нормально. Многие частные дома снабжены солнечными станциями, а в последние дни облаков то меньше. Энергии стало больше вырабатываться. У некоторых есть и свои маленькие ГЭС. Да и более крупные.
   - Ну, да, - усмехнулся один из одетых в рабочую спецовку, - главное в том же Центре два реактора рабочие на пять и двадцать мегаватт.
   - Все равно с электричеством теперь стало заметно туже, - заметил второй. - Привыкаем экономить. Но тут что-то еще можно придумать. Уже увеличили выпуск тех же солнечных панелей и ветряков. Хорошо у нас предприятия есть. Гидроэлектростанции будем строить. А вот что с газом делать? На наших землях возобновляемых источников точно нет. А есть ли запасы на самой планете? Что-то сомнительно.
   - Это да, - согласился Зосима Павлович. - Запасы имеющегося в хранилищах сжиженного газа очень небольшие. Уже теперь стоимость заправки баллона выросла вдвое. А ведь у многих в домах, особенно в селах стоят газовые плиты. Уже теперь многие начали варить на кострах. Ага, вот, ребята, и въезжаем на наши земли. Скоро в городе будем.
   Действительно вот и искусственный вал вокруг имперской территории. Его склон, сейчас обращенный в сторону подъезжающей колонны, представляет разрез поверхности глубиной до метра. Но это край перенесенного фрагмента. А вот насколько глубоко надо копать в центре, чтобы добраться до породы, являющейся частью уже нового мира? Много вопросов. И ведь и этот не праздный. От него зависит сколько запасов того же торфа попало сюда. Но все равно, теперь очень важно научиться использовать больше солнечной энергии.
   - А Солнце сегодня хорошо греет, - заявил первый. - Домашняя электростанция должна удовлетворить все сегодняшние потребности, да и аккумуляторы удастся полностью зарядить. Надо как-то и вторую собрать. А то варить на костре, конечно, можно, а вот как с холодильниками быть?
   - Погреба копать, - подсказал второй. - Да. Вот говорим: "Солнце, да Солнце". А как все-таки это светило называется?
   - А какая разница? Теперь оно для нас Солнце. Чего же другое название придумывать? - уверенно заявил Максим.
   Между тем Саня прилип к окну. Дорога стала лучше. Хотя она пока и грунтовая. Вот колонна проскочила лесок и выехала на асфальт. Теперь по обе стороны уже пошли золотистые поля. Лесок мимо, которого они проехали, теперь оказался левее но, уже примерно в километре и постепенно становится все дальше и дальше. Потом въехали в небольшую деревню. Хотя называть так этот населенный пункт даже как-то неудобно.
   Красивые аккуратные дома, некоторые в два этажа. Нарядные невысокие заборчики, за которыми зеленные сады, сливающиеся на глаз в сплошной массив.. А приусадебные участки тут и не такие уж и большие. Вот небольшой разрыв метров в двести, заполненный высокими деревьями, и опять дома. Потом снова поля. Затем дорога проходит через небольшую рощицу и дальше идет мимо скошенного луга. Нет, он не скошенный. Большой участок территории огорожен рядом аккуратных колышков, удерживающих две линии тонких электропроводов. А вот и стадо из двух десятков с лишним коров, возглавляемых крупным быком. Телята пасутся в километрах в двух. Между двумя выпасами небольшое болото. А вот и отдельный крестьянский хутор. Большой жилой дом в два этажа, хозяйственные постройки. Через километр другой хутор. Тут уже два дома, третий строиться. Дорога резко повернула влево, проехали через небольшую речку, лесок, а потом стала огибать небольшой круглый водоем. Теперь она берет уже все правее и правее. Еще один населенный пункт, проехав который они уже въехали в сам Святославль.
   Ревнивый глаз Сани все никак не находит к чему бы придраться. Все же приходится признать, что территория Империи выглядит намного привлекательнее, чем даже в РСФСР. Не говоря уж о третьем анклаве. Вот те же частные дома. Многие из них, скорее целые особняки в два-три этажа. Да и одноэтажные выглядят наряднее чем, такие же в РСФСР. Те как-то проще, серее что ли. Это касается и микрорайона из девятиэтажек, который пошел дальше. Вот и деревья, и кусты вдоль дорог заметно ухоженнее.
   Тут ребят на развилке дожидается небольшой угловатый автобус. Быстро перегрузили свое имущество, состоящее в основном из семи сумок с книгами, двух с бумагами и распрощались с Зосимой Павловичем и другими попутчиками. Теперь их путь лежит до одного из деревянных кремлей, где в административном здании для киношников и расположилась комиссия по изучению книг. Встретила их группа во главе с директором музея из Святославля -Южного. Материалы предавали целый час. Хорошо тут есть электричество, и списки формировали сразу на двух вычислителях на основе уж имеющихся файлов. А кое-что просто оцифровали. Потом ребят угощали чаем из настоящего самовара, который топиться небольшими кусками дерева. Все же энергию и тут экономят. К чаю подали пряники, блины, мед и шоколад. Последнее, оказывается, делают прямо тут на месте. Поэтому ребятам даже в качестве презента вручили по две плитки. Кроме того, в дорогу получили два термоса с чаем, бутерброды с колбасой и сыром.
   Домой они отправились уже на легковой машине. Это средних размеров внедорожник производства Ярославского автомобильного завода. Сначала хотели ехать на другом автомобиле, произведенном в Симбирске, который прикреплен к комиссии, но минут за двадцать до убытия подъехал этот, принадлежащий гаражу регионального штаба Ополчения. Даже за рулем сидит унтер-офицер лет сорока. Так что в Южный город добрались быстро и без приключений.
   На крыльце администрации города их встретила сама Василиса. Одета она так же как при поездке в Средний Святославль. На широком ремне у нее висит другая кобура. Внушительных размеров, новенькая. Рядом чуть позади, стоит улыбающаяся Ксения, а немного в стороне мужчина средних лет с портфелем в руках. Рядом с ним средних размеров чемодан.
   - Здравствуйте, с прибытием, - громко заявила Руянова. - Ребята, давайте выгружайтесь. Унтер-офицер! Вы, сейчас обратно едете?
   - Так точно! Собираюсь возвращаться!
   - Не возьмете нашего сотрудника в сотрудника с собой? Ему надо в ваше уездное правление к старшему энергетику.
   - Разумеется. Я все равно заеду на вокзал. Надо захватить людей. Там собираются те, кто ждет попутку. Ваши, приезжающие к нам, делают так же.
   - Да. Я слышала о том, что сложилась такая практика. Тогда я надеюсь на вас. И спасибо, что доставили моих людей. Илья Владимирович, садитесь в машину!
   - Рад стараться, - вытянулся унтер-офицер. - Разрешите идти?
   - Да. До свидания!
   Унтер между тем сделал пару шагов к Илье Владимировичу, взял у него из рук чемодан и уложил в багажник. Он уже собирался сесть в автомобиль. Но тут ему пришлось прежде попрощаться со своими бывшими пассажирами, и только после этого его отпустили. И каждый еще и махнул рукой, когда автомобиль тронулся с места. И еще несколько секунд Саня смотрел вслед внедорожнику, мысленно пожелав людям, сидящим в нем удачи.
   Вот опять жизнь быстро сводит его с людьми, их судьбы соприкасаются, и тут же они стремятся в разные стороны. И встретятся ли они когда снова. Только сегодня, где-то там позади остались столько людей, с которыми он соприкоснулся даже поближе: Астахов, Родион Игоревич, Андрей, Вадик Самохин.
   Ну, вот они и дома. Тоже очень интересно. Ведь этот город даже с натяжкой не назвать их "малой родиной". По крайней мере, в том значении, в котором принято употреблять эту фразу. Не родились поблизости, не росли, не жили длительное время. С другой стороны это небольшая часть их "Большой Родины", огромной страны, занимающей одну шестую часть суши. И под этим углом, может действительно тут их "малая родина"? Но, по крайней мере, он очень рад, что вернулся. Тут он, наконец, почувствовал себя комфортно и спокойно. И тут голос Василисы, заставил Саню оторваться от размышлений.
   - Ребятки, что застыли? Берите книги, документы и за мной. Так. Бодрее, веселее. А ну улыбнулись!
   Впрочем, суровые прелести пережитков матриархата ребятам пришлось терпеть недолго. Только и занесли баулы с материальной частью добычи экспедиции в кабинет Василисы и сложили их в углу. А тут их ждет еще одно чаепитие. Даже побогаче. На столе даже торт имеется. Но, честно говоря, в результате прежнего мероприятия, а потом хоть и не очень длительной поездки, ребят беспокоит не недостаток жидкости в организме, а скорее его избыток. Так что, выполнив свою миссию перед человечеством, молодые люди немного бестактно направились решать именно эту проблему. А вот потом они стали способны к восприятию более возвышенных и романтичных вещей. Торт они оценили. Как свидетельство восстановления уровня воспитанности и даже способности к благородным порывам они подарили по плитке, привезенного шоколада, дамам. Саня и Макс Василисе, а Костя - Ксении.
   На этом торжественная часть закончилась. Ребятам предложили взять личные вещи, в том числе оружие, а так же оставленную тут в прошлый раз гражданскую одежду, и идти домой, то бишь в общежитие. Пешком. А слово "дом" между прочим уже имеет более точное и конкретное значение. Впрочем, к перспективе предстоящего отдыха немного недовольно отнесся только Костя, но и он оказался вынужден следовать за товарищами, направившимися в указанном им направлении.
   Комната оказалась заперта на ключ. Следующие несколько секунд царила растерянность. Макс раньше товарищей принялся соображать, где у него находится ключ. Но первым свой нашел Саня. В прошлый выход из дома он просто положил его в свою небольшую сумку-портфель и забыл про него. Теперь рука сама расстегнула нужный кармашек. А старшие ребята, оказывается, после того как в последний раз перешагнули этот порог, свои ключи несколько раз перепрятывали получше и понадежнее, в результате добрались до них уже в комнате, после того Саня распахнул перед ними дверь.
   Дениса еще нет, зато на кухне имеются какие-то запасы. Хлеба - немного, галет - больше, сахара - достаточно, тушенки - две банки, сгущенки - одна, макарон длинных - килограмм или около того. Посуда чистая аккуратно расставлена по местам, чайник полон воды, кроме того есть две полуторалитровые бутылки лимонада местного приготовления. А вот электричества нет. А использование газа тут в общежитии не предусмотрено.
   - Пока мы ели и пили за казенный счет, как-то на тему, как готовить и из чего не задумывались, - констатирует Максим.
   - Так чай уже пили, - произнес Костя. - А чуть позже, надеюсь, электричество все же дадут. Скоро уже стемнеет. А пока пошли мыться в душе. Горячей воды, правда, думаю нет, но я собираюсь воспользоваться хотя бы холодной.
   - Малой, давай-ка ты первый, - велел Сане Максим. - Та, что в трубе, находящейся в помещении, должна быть немного теплее. День солнечный, вон и комната за день немного нагрелась.
   Саня, переодевшись в чистую одежду, посмотрел на часы. Ого, уже девятнадцать часов тридцать семь минут. Было около пятнадцати часов, когда они выехали из Северного города, второй Святославль покинули уже после семнадцати. В свою комнату вошли минут пятнадцать назад. Но ведь часы-то он перевел на время Империи! Значит время Российской Федерации восемнадцать пятьдесят. Разница минус сорок семь минут. К этому он уже привык. Но ведь в РСФСР и вовсе плюс два часа двадцать восемь минут. То есть местное время двадцать два ноль пять.
   - Ребята, а ведь тут уже одиннадцатый час, - произнес он слишком громко. - А где Денис и почему электричества нет?
   - Саня, а ты уверен? - уточнил Макс. - Дайка я сам пересчитаю.
   - Что там случилось? - спросил из душа Костя.
   - А Малой то прав, - заявил, положив листок с расчетами Максим. - Пять минут одиннадцатого вечера.
   - Свет есть, - сообщил Саня, выглянув в окно. - Вон в доме, расположенном напротив, в трех местах включили.
   Макс не стал выглядывать, он просто щелкнул выключателем, и тут же в общей комнате загорелась лампочка. Солнце с минуты на минуты сядет. Его уже не видно из-за домов. Поэтому в комнате до этого было темновато. Теперь же сразу стало как-то уютнее. И все-таки после душа еще не удалось согреться, хотя и мылся чуть меньше пяти минут.
   - Ребята, я чайник включу?
   - Разумеется, - ответил Максим, направляясь к душу. Там Костя уже вышел и начал вытираться. - Только где Денис?
   - А здесь я, - послышалось от неслышно открывшейся двери. - Здорово, путешественички!
   И тут же в прихожей появился и сам Денис с пакетом в руках. Демонстрируя выдержку, Саня первым делом все-таки включил чайник, а уж потом после Максима пожал руку соседу. Тут к ним присоединился и полуодетый Костя, который только поздоровавшийся с Денисом, натянул футболку и надел носки. Максим же сразу же закрылся в душе. А трое остальных расположились вокруг обеденного стола.
   - Саня, ты и кастрюлю с водой поставил бы, - предложил Денис. - Налей половину и засыпь сразу пол-ложки соли. Вы как надолго вернулись?
   - А кто его знает? Завтра узнаем, - ответил Костя. - Куда, зачем и надолго ли. Ты давай рассказывай как тут.
   - А что я? Кабинетный работник! Это вы тут в гуще событий, посещаете новые места, воюете, общаетесь с людьми.
   - Только все это далеко и подождет, а жить и существовать нам в ближайшие дни в этих условиях. И какие тут новости для нас актуально здесь и сейчас. Так что рассказывай! Где был-то до сих пор?
   - Как где был? На работе. Дел много. То одно, то другое. Задачи все время меняются, только занялся одним, надо отложить и заняться другим. Вот сегодня привезли паренька. Он солдат-срочник, даже сержант из воинской части... Ах да вы же, наверное, и не знаете! Помните в тот день, точнее ночью, рвануло что-то? Мы все тогда еще проснулись. А утром вы уехали.
   - Ну, помним, - ответил за всех Саня.
   - Подождите, пусть Максим выйдет, потом все расскажу, - вдруг заявил Денис. - А что там с чайником? Не вскипело еще?
   - Да нет. Я полный поставил, - сообщил Саня.
   - Давай сначала продукты выложу. Костя режь пока хлеб, который в шкафу. Его съесть надо. Саня положи в сито рассыпного чая.
   На стол из пакета перекочевала буханка хлеба, батон, пачка сахара-рафинада на двести пятьдесят грамм, сливочное масло, упаковка овсяных хлопьев на килограмм, баночка с вареньем, десяток яиц, помидоры и огурцы. Костя, закончив резать хлеб, принялся все это распределять по полкам. Тут как раз вскипела вода, которую Саня тут же залил в заварной чайник. Остатки вылил в большую кружку, накрыл ее крышкой и поставил кипятиться новую порцию.
   Между делом закончил мыться и Максим. Буквально через несколько мгновений он присоединился к своим товарищам. Теперь вокруг обеденного стола общей комнаты служащей и столовой, и кухней, и комнатой отдыха расположились все четверо. Тут еще есть шкаф для посуды и продуктов, холодильник. Возле одной из стен стоит старый диванчик, около противоположной на тумбочке черно-белый телевизор.
   - Итак, - начал разговор Максим. - Вот мы и вернулись. Все, как видишь, живы здоровы. С делами там справились неплохо. Ну а теперь продолжай рассказывать. Так что там произошло?
   - А это тут рядом появился еще один небольшой фрагмент территории и с людьми.
   - Большой?
   - Да нет. Квадратных километров пятнадцать. Может чуть больше. Территория воинской части, небольшой поселок при нем. Личного состава не очень много, но склады большие. Правда, в основном армейская техника на хранении: старые танки, БТР. Из более-менее ценного - автомобили, ну еще тягачи разные. И разумеется, склады ГСМ. А то тут у нас с этим уже чувствуется напряженка. Цены на солярку и бензин официально подняли в три раза.
   - Ого! - воскликнули Максим и Костя одновременно.
   - А что вы хотите? Запасов мало, надо экономить, а призывы в данном случае малоэффективны. Теперь же на всех уровнях начали каждый грамм топлива учитывать. Да что там. И пешочком начали чаще ходить, и велосипедистов стало больше. Кстати, Максим, как ты насчет разного сельского инвентаря? Ты же старыми производствами интересовался?
   - А это тут причем?
   - Так у нас теперь неизбежно произойдет технологический откат. Увеличится доля ручного труда. Да и тягловый скот будем использовать чаще. Хорошо еще немного лошадей в деревнях осталось. Причем именно той рабочей породы, которая в полях работала. Но ведь нужен специальный инвентарь. Поэтому надо быстро восстановить технологию изготовления сохи, той же косули, конной сеялки и косилки. Да и кузнецы, работающие по старинке без электричества, понадобятся.
   - Да. Думаю, действительно придется, многое вспомнить, - вздохнул Максим. - А что ты так поздно вернулся? На работе завал?
   - Почему? Ах да! Вы же многое пропустили! А это как раз мелочи, но важные. Правильно, что я первый начал рассказывать, - заключил Денис. - Итак. Это вам нужно знать. Сегодня у нас вторник.
   - Ну, так оно и было.
   - Не перебивайте. Когда был перенос, у нас было тридцатое июня две тысячи третьего года, понедельник, а в Империи третье июля две тысячи седьмого. И то же понедельник. То есть дни недели у нас совпали, что оказалось удобным. А вот числа оказались разные. В взаимодействии с соседями это уже доставляет проблемы. Благодаря этому, хотя мы пока пользуемся и старыми названиями, теперь все больше в употребление входит новое исчисление. Например, сегодня девятый день первого месяца. Его преимущество в том, что оно общее для всех трех территорий. Но это еще не столь важно. Не совпадал и распорядок дня. У нас одно время, у них другое. Часы постоянно надо сверять. Поэтому в воскресенье мы перешли на время территории Российской Империи.
   - А почему именно мы на их время? - возмутился Саня.
   - Так потому еще, что оно удобнее и более соответствует, местным условиям. Вот сейчас старое время уже половина одиннадцатого, а на улице только стемнело. А дни тут пока становятся все длиннее и длиннее. И так будет как бы еще не пару месяцев.
   - Зато электричество экономится. Как стемнело, уже легли спать, - возразил Костя.
   - Не совсем, - не согласился Максим. - Его все равно надо подавать. Например, для того, чтобы ужин приготовить, других нужд. А значит, многие и свет будут включать.
   - Правильно. А главное теперь по часам светает позже. Когда идем на работу, уже солнце встало, - продолжил рассказ Денис. - Так что все же, несмотря на то, что ложимся чуть позже, все-таки большую часть темного времени суток люди спят.
   - А во сколько сейчас дают электричество? - поинтересовался Саня.
   - По новому времени в девятнадцать тридцать. В двадцать два выключается. С утра подается с пяти тридцати до семи тридцати. Ну и днем с двенадцати до четырнадцати.
   - Скудновато, - заметил Костя.
   - А что поделать, все генераторы, работающие на нефтепродуктах, выключены. Работает только тепловая электростанция, что на торфе, ну и те, что на возобновляемых источниках. Поэтому днем электроэнергия идет в основном на предприятия и организации.
   - Ну а ночью, когда люди спят, заводы, мастерские не работают? - спросил Саня.
   - Заправляются аккумуляторы, да и не все производства стоят. Есть ведь и круглосуточные процессы. А некоторые и вовсе частично или полностью перевели на ночной режим из-за того днем не хватает электричества. Потом работают многие городские службы. А им в темное время электричества нужно даже больше. Ну а потом с заходом солнца прекращается прием солнечной энергии. А станции, функционирующие за ее счет, сейчас нам дают солидную долю в дневном объеме.
   - У нас понятно - в холодильник класть почти и нечего? А как же население? - спросил Костя.
   - Тяжело. Вы же сразу уехали каналы рыть. А тут в первый же день людям рекомендовали избавиться от скоропортящихся продуктов в холодильниках. Советы разные давали. Например, для того чтобы то, что находится в замороженном виде, сохранилось дольше, как можно реже открывать холодильники, особенно когда нет подачи электричества. Кроме того в городе создали двадцать специальных центров. Там в больших холодильных камерах можно хранить личные запасы. Выдаются специальные контейнеры, которые закрываются на ключ. Электричество туда поступает круглосуточно. Все под видеонаблюдением. Так что ничего не пропадет.
   Многие воспользовались. Конечно, есть неудобства, особенно с получением при необходимости. Надо забрать весь контейнер. А прежде оформить это заявкой. Выдача производится в определенное время. Если что-то надо положить обратно, то опять-таки в том же контейнере, через журнал и под камеру. Но зато не было ни одной жалобы на то, что что-то пропало. Вот только люди забрали обратно уже почти все свои запасы. В каждом центре выключили уже половину морозильных устройств. Свежего мяса в продаже почти нет уже давно. Рыбу стараются приготовить сразу же. С другой стороны колбасу, сыр, другие молочные продукты можно купить в любое время. Поэтому люди берут все только по потребности. На день, два. К тому же есть консервы. Да и, кстати, заморозив продукты в том же контейнере, можно в нем же в свой холодильник и поставить.
   Кстати, во все дошкольные учреждения сейчас поставили солнечные электростанции, все с аккумуляторами, работающими по ночам. Так что там проблем с хранением продуктов нет. Круглосуточно получают электроэнергию и система общепита. Кстати, многие сейчас предпочитают питаться в столовых. Особенно днем. Да и пиво холодное теперь пьют не дома. Как то надо бы и нам сходить.
   - Согласен, - ожил Максим. - Только еще время выбрать бы.
   А между тем, за разговорами закипела вода в кастрюле, и тут же туда отправились макароны. И теперь они уже сварились, и Костя начал перемешивать их с разогретой на сковородке тушенкой. Максим быстро натер немного сыра. Ну, вот ужин и готов.
   - Денис, а как с талонами? - спросил Максим, ставя на полку последнюю вымытую тарелку.
   - Тут тоже есть изменения. Ажиотаж с талонами прошел. Они теперь уже почти не актуальны. Хлеб продается свободно, как и та же молочка, крупы, макаронные изделия, сахар, соль. Единственно есть ограничения по консервам: мясным, мясорастительным и рыбным. И да! Еще на колбасу. Для них талоны нужны. В частных и коммерческих государственных магазинах, есть теперь и такие, их можно приобрести и без них. Но дороже раза в два. Это притом, что цены на них и так подскочили до полутора раз. Хлеб подорожал немного, сахар чуть больше. Почти вдвое больше надо заплатить за рис. Из остальных круп на сорок процентов выросла стоимость гречки. Манка, перловка, сечка, пшенка прибавили не столь заметно. Овощи довольно дешевые. Их теперь каждый день из деревень свежие привозят. Появилась и новая картошка.
   - Фрукты?
   - Местные яблоки. Есть ягода: клубника, смородина, малина, - ответил Денис. - Да, есть еще нововведение. Это продуктовые наборы, которые выдаются старикам и детям через собес, остальным по месту работы.
   - Перешли на продпайки что ли, в качестве оплаты труда? - уточнил Костя.
   - Можно и так. Только мне слово "пайка" не нравится, - ответил Денис.
   - Ребятки, надо бы завтра уточнить, где нам получать наши рационы питания, а то "пайки" Дениса нам надолго не хватит, - заключил Максим.
   - И где нам зарплату получать, - добавил Саня.
   - Ну, с тобой-то все понятно, чиновник, - ответил Костя. - А вот мы с Максимом еще непонятно кто. Денис, ты теперь по какому ведомству числишься?
   - Сотрудник научного центра. Включен в штат. Оклад сто пятьдесят рублей плюс премиальные. Ну и продовольственный набор. Бесплатный.
   - Большой? - уточнил Максим.
   - Завтра список покажу. А так полкило галет в неделю положено. Вон они на тарелке. Кушай, пожалуйста.
   - Спасибо.
   Зря электричество расходовать не стали, поэтому, сразу же после чаепития отправились спать. Впервые за несколько дней Саня лег раздетым на чистую постель. Свою собственную. Это не сооруженное наспех из подручных вещей на полу прямо в рабочем кабинете. И сосед тут у него только один. Так что все у него хорошо и надо пользоваться моментом. Все заботы пока остались позади, а завтра будет новый день.
  
   Все-таки Костя ошибся. Саня оказывается теперь не сотрудник администрации. Причем уже с понедельника. Правда, и в разряд безработных он не перешел. Теперь он находится в номенклатуре Оперативного Штаба Совета по управления Особыми территориями РСФСР. Сокращенно ОШ СУОТ РСФСР. Должность пока называется младший сотрудник. Так же как у Максима и Кости. О чем им и сообщила в администрации сама Василиса, которую пришлось немного подождать. Потом ребята загрузили в ее УАЗик привезенные книги и бумаги, и она отвезла их на новое место работы. Это местная школа номер один. Тут для них выделен один из классов. Точнее кабинет истории. Пока школа не работает. У учеников летние каникулы, да и преподавателей не видно. Встретил их только директор.
   - Пока будете работать тут. Хотели оставить вас в администрации, но там теперь стало тесновато. В здании теперь и некоторые структуры Оперативного Штаба располагаются. Я и сама еще свой кабинет не освободила, хотя уже числюсь не в исполкоме. Теперь я начальник отдела по организационным вопросам Штаба. Полномочия широкие, штат большой и еще неукомплектован. Вы трое зачислены в него младшими сотрудниками. Это пока. Оклад сто тридцать рублей. Продовольственный паек. Обеспечение форменным обмундированием. Оружие, полученное перед поездкой, к Великому князю оставляете при себе. Зарплата вам идет с восьмого числа по новому исчислению. За ту неделю вам начислено по двадцать пять рублей. Кроме того, каждый за командировку получит премию в размере пятидесяти рублей. Паек получите за эту и ту неделю.
   Далее. Максим, Вы сейчас поедете со мной в механические мастерские. Там займетесь с нашими инженерами изготовлением сельхозинвентаря. Кроме того надо будет наладить работу кузниц работающих без использования электрической энергии и газа. Так же вам придется участвовать в изучении возможностей для добычи железной руды на нашей территории.
   Константин, Александр. Вам поручается изучение привезенных из Российской Федерации материалов. Необходимо сравнить с нашим вариантом истории и составить справку. С вами вместе будет работать преподаватель истории из вот этой школы, послезавтра присоединится еще один из четвертой. Для работы можете пользоваться школьной библиотекой. При необходимости можете получить материалы в городских библиотеках, в том числе находящейся в педагогическом училище. Там уже предупреждены. Эти два мобильных вычислителя предоставлены вам для работы. Принтер один, но, думаю, хватит. Сегодня же сюда доставят еще небольшой ксерокс. Кроме того тут в школе имеется и свой.
   - У меня вопрос. У мобильных вычислителей есть свои источники питания. А как быть с остальной техникой? Электричества днем нет, или тут свой источник, - спросил Костя.
   - Своей электростанции нет. Была, но ее сейчас демонтировали и поставили в другом месте. Поэтому через час получите специальный аккумулятор. И запасные для вычислителей. В этой коробке канцтовары и пачка бумаги, несколько тетрадей. Кроме того, вам выдадут пару велосипедов для передвижения по городу. И вот еще. Это талоны на обед. Каждому на три дня. Вот адреса столовых, где их принимают. В штабе вам пока выделили пять рублей на мелкие расходы. Покупку ручек, карандашей, линеек, другие мелочи. Это на неделю. Кроме того я прямо тут всем троим выдам по семьдесят пять рублей: зарплата и премия. Только учтите. Жалованье за остальные три месяца получите только двадцать пятого числа. Постарайтесь рассчитать расходы. Паек будут выдавать в субботу. Но за прошлую неделю Максим может получить за всех троих сегодня. Напишите доверенность.
  
   К работе приступили без раскачки, как только Василиса и Максим уехали. Тем более и самим хочется наконец-то взяться за книги, которые в их распоряжении уже несколько дней, но все никак не находилось времени прочитать внимательно хотя бы страницу. Начали оба прямо с учебника четвертого класса. Правда, первые главы просто пролистали. Тут почти ничего особенного они не увидели. События, даты и даже имена совпадают. Даже, кажется, случайные.
   Упомянутый Василисой учитель появился через полчаса. Парень лет тридцати, страдающий некоторым избытком веса, довольно высокий, круглолицый, тщательно выбритый, короткие волосы находятся в некотором беспорядке, в тройке черного цвета и светлой рубашке. Туфли хоть и чищенные, но не производят впечатления блеском. Да и остальная одежда явно не новая. Но и сказать про нее поношенная нельзя. Скорее обношенная. Для хозяина это просто повседневная привычная одежда. Уход за ней осуществляется только в меру, чтобы увеличить срок использования, была бы она в меру чистой и не мятой.
   - Сергей Викторович, - представился он, переступив порог. Устроил на ближайшей парте две стопки книг перевязанных бечевками и только после этого протянул Сане и Косте свою руку. - Рад знакомству. Мне поручили работать с вами. Вот взял в нашей библиотеке несколько учебников ну и несколько своих книг принес из дома. А это как раз те самые книги, что привезли вы? Любопытно. Там в шкафу есть еще несколько пособий. Может, сразу их достанем, чтобы были перед глазами?
   - Давайте, - согласился Костя. - И неплохо бы и несколько карт вывесить. Да и атласы не помешают.
   А вскоре привезли аккумуляторы и велосипеды. Транспорт, правда, оставили перед крыльцом. Он пригодился, когда Саня и Костя отправились искать подходящую столовую. Сергей Викторович, заявил, что обедать будет дома. К этому времени все трое уже успели перейти на "ты". Возвращаясь обратно, ребята купили несколько бутылок лимонада. А их товарищ принес целых пять литров чистой воды.
   Саня, оторвав глаз от учебника, посмотрел на соседей. Вот Костя быстро перевернул очередную страницу, а через несколько мгновений еще одну. В кабинете такая тишина, что при желании можно услышать, как шелестят книжные листы. Быстро просматривает свой экземпляр и Сергей Викторович. У него в руках учебник уже просмотренный Саней, но и лист бумаги, лежащий перед ним, почти чист. Значит и учителю с опытом не удалось пока найти интересующие детали. Да. Пока результата нет. Так мелочи, незначительные подробности из первой книги для младших классов. А вот для тех что постарше Саня добрался почти до конца девятнадцатого века, но не нашел ни одного упоминания о Руяновых и Росиных. Впрочем, роль представителей этих фамилий и в знакомой истории в это время была незначительной. И если их и упоминали, то может и скорее из-за событий уже двадцатого века.
   Хотя вот в некоторых местах есть ощущение - что-то не так, но для того чтобы понять есть тут существенное расхождение или это просто особенности изложения, нужно посмотреть источники, описывающие интересующие периоды поподробнее, Но ничего займемся и этим. Главное время. А пока надо бы получить хотя бы общие представления.
   Просмотрел еще несколько страниц. Хорошо он еще перед институтом прошел курсы скорочтения. Теперь это очень помогает, так как пока даже задачи запомнить информацию не стоит. Многое и так ему известно. Нужно чтобы глаз зацепился за то, что как раз незнакомо. И все равно уже наступило утомления. Принял упор лежа и двадцать раз отжался, потом сделал по два десятка приседаний и наклонов. Прыгать не стал. Надо бы завтра что-то с собой принести, для того чтобы еще пресс покачать. Полезно и для здоровья, и для дела. А может попросить разрешения позаниматься в спортзале? Мяч там покидать или предложить товарищам просто прогуляться. А что? Зато потом можно взяться за дело с новыми силами. Голова будет лучше работать. А то вот-вот в таком состоянии от их усердия совсем никакого толка не будет. Вполне возможно и что-то важное пропустить. А ведь, наверняка, до содержащих интересную информацию страниц всего ничего осталось. Вот-вот они появится.
   - Ну как дела идут, товарищи исследователи? - спросила появившаяся неожиданно в кабинете Василиса.
   - Да пока глухо, - ответил Костя. - Особых успехов нет. Но мы тут уже добираемся до двадцатого века. Согласно сведениям из учебника для младших классов именно тогда появились заметные расхождения. Я тут в справочке это отметил. Почитаете?
   - Позже, когда информации будет больше. Не расстраивайтесь. Завтра наверстаете. А пока представляю вам нового человека в составе вашей комиссии. Николаев Степан Лукич. Вы про четвертый анклав слышали?
   - Да, - ответил первым Саня. - Рад познакомиться. Александр Юманеев.
   Появившийся за Василисой высокий крепкий парень осторожно ответил на его рукопожатие. Но Саня решил показать ему, что церемониться с ним не надо, приходилось поднимать и что-то тяжелее ложки. Не зря грузчиком все же работал. Гость тут же в ответ сжал ему руку посильнее. Вот так-то лучше. После Саней с новым товарищем поздоровался и Костя, а потом и Сергей Викторович. Все вернулись к столу с книгами. Василиса заняла один из стульев. Неожиданно Костя воскликнул:
   - Подождите. Степан Николаев. А не про него ли вчера Денис рассказывал? - добавил он.
   - Скорее всего, - подтвердила Василиса. - Действительно Степа два дня, в том числе и вчера, провел в Научном центре. Хотя может Дениса он и не запомнил.
   - Почему же. Самый молодой там, худощавый, в очках, - сообщил Степа.
   - Точно! Он! - подтвердил Саня. - Он наш товарищ. Вчера рассказывал о тебе... Вас.
   - Ничего, давай на "ты", - предложил Степа.
   - Вот видите, сколько у вас общего, - заметила Василиса. - Теперь будете работать вместе. Теперь задачи группы расширяются. Надо сравнить два варианта истории еще и с реальностью, из которой попал Степа. Правда, книги он привезет только завтра. Но пока пусть изучает, то, что привезли из Российской Федерации, наши учебники.
   - Прямо сейчас приступим? - уточнил Костя.
   - А у вас еще сохранилась способность эффективно работать? - спросила вдруг Василиса. - Наверное, мозги уже кипят? Может, пока проветритесь? Прогуляйтесь, развейтесь. Со Степой поговорите. Позже с новыми силами и займетесь делом. От вас фанатизма в этом деле не пока ожидаем. Думаю, и Сергея Викторовича дома ждут.
   - Так то, через минут двадцать школу уже закроют, - сообщил Сергей Викторович. - Поэтому на сегодня можно закругляться. Мне действительно сегодня желательно погулять с ребенком. А вот для работы, можно ли пару книг взять на дом? Я верну обязательно.
   - Почему же, - согласилась Василиса. - Запишите только в тетрадке, что берете. Нет. Не сомневайтесь. Вам все доверяют. Но это для учета, чтобы потом не искать. Ну и для того чтобы зафиксировать, что уже изучено.
   - Действительно, - поддержал ее Костя. - Мы тоже возьмем по книге. И действительно, для того, чтобы потом не запутаться надо оставить расписки. Степан, ты?
   - Что же дайте и мне почитать, - согласился тот. - Но только попроще. Меня завтра с утра не будет, уезжаю за книгами к себе в часть.
   - Вот тебе учебник для младших классов. Его и в дороге можно почитать, - ответил Костя, вручая ему книгу. - Шрифт крупный, текст легко воспринимается.
   - Тогда, Степа, погуляй с ребятами, а через час я тебя заберу. Жди тут перед школой, - заявила Василиса. - Сергей Викторович, до свидания. А с вами пока не прощаюсь.
   Пока гуляли, в основном все вопросы задавали Степе. Только успел ответить Косте, тут же, что-то спросит Саня. В основном все вертелось вокруг того как произошел сам переход. Степа отвечал уже привычно, однако все же на всякий случай, обходя подробности. Все-таки режим секретности. Кроме того небольшой инструктаж с ним уже провели. Так что упомянул только про ящик, о его содержимое промолчал. Вот про то, что почувствовал, рассказал подробно. Зато и Саня в ответ поведал то, как он сам пережил местное происшествие. Время "Ч", ну или "П".
   Город Степе понравился. До сих пор он видел его только сквозь стекло окон, едущей машины. А теперь можно не торопиться. Поэтому, даже отвечая на вопросы, он внимательно рассматривал окружающее. После гарнизонного однообразия все кажется ярким, сочным, необычным. А тут действительно мало всяких трещин, рытвин, ямок, выцветшей краски. Аккуратные ряды деревьев с побеленными стволами, газоны, где густо растет трава. А еще время от времени встречаются люди, главное представители прекрасной полвины, которые делают эти улочки, дворики, скверы еще лучше.
   Зашли в какое-то заведение выпили по стакану лимонада, взяли по пирожному. Ребята хотели заплатить за него. Но Василиса сегодня вручила Степе, какие-то положенные ему выплаты. Подъемные - суточные. Всего десять рублей. Первоначально сумма показалась смешной. Однако сейчас присмотрелся к ценам - он богатый человек. Пока он потратил всего пятьдесят копеек. Полрубля! А оклад у него сто двадцать рублей. К тому же еще казенное обеспечение: паек, обмундирование, обувь. Жить можно.
   Вот только парни не успели ему рассказать о том, что видели в других городах попавших сюда. Хотя в Империи они вроде и были проездом. Значит, видели не более того, что до не давних пор Степа - уже в этом городе. Да и о много другом ему хотелось порасспрашивать, но час пролетел как одно мгновение. Они только возвращались к школе, а там уже стоит автомобиль Василисы. Это не служебный УАЗик, а ее личный. Что-то вроде Запорожца или Оки. Только выглядит намного современнее, и главное бензина потребляет всего ничего. Она не одна сейчас рядом с ней стоит князь. Степа быстро осмотрел себя, поправил ремень, скользнул взглядом по сапогам. Вроде ничего. Даже хотел перейти на строевой шаг, но рядом находятся ребята. Как-то постеснялся.
   - Как ребята? - спросила по дороге Василиса. - Нашли взаимопонимание?
   - Так точно, - уверенно ответил Степа.
   - Хорошо. Вам теперь часто придется работать вместе. А дел у нас еще много. Пока живешь у нас, а потом я тебя устрою. Ну и деньгами к этому времени обзаведешься.
   Подъезжая к своей части, Степа еще надеялся, что успеет сегодня встретиться с товарищами, будет время поговорить, обменяться новостями. Однако все эти желания остались несбыточными. Заехав за ворота, колонна остановилась, а УАЗик возглавляющего отряд майора Искрина, в котором приехал и Николаев, сразу же свернул к штабу. Тут их и встретил командир части полковник Свиридов. Он с семьей живет в небольшом поселке при части. А вот два его заместителя и большая часть офицеров и прапорщиков теперь после переноса отсутствует. Остались на той стороне.
   - Николаев, ты что ли? - спросил старший лейтенант Архипов, начальник строевой части штаба.
   - Так точно я.
   - Он теперь большой человек, - пояснил капитан Караваев, исполняющий теперь обязанности замполита. Вот кто тут совсем случайно. Семьи у него нет, жил в городе, но на момент переноса оказался в части.- В какой-то научной комиссии работает. Насчет него мне уже звонили. Надо мне его литературой снабдить.
   - Александр Алексеевич, тогда сначала примите у него оружие, а потом с бойцом идите в библиотеку, ну а мы с Вами майор сейчас на склад разгружаться.
   - Может помидоры и огурцы сразу в столовую, - предложил Искрин. - Там есть несколько ящиков уже спелых.
   - Яблоки есть? - спросил Караваев.
   - Килограмм сто.
   - Отлично, - обрадовался Архипов.
   - Вот молодежь. Главное две тонны картофеля привезли, - укорил его командир. - А ты яблоки. Твоя задача сейчас с приезжими специалистами осмотреть местность, чтобы определится, где можно будет что-то посеять.
   В казарму вопреки ожиданию они не пошли. Оружие и боеприпасы Саня оставил в штабе. Даже журнал тут оказался. Удивительно, но по дороге к библиотеке почти никто им не встретился. Только два малознакомых прапорщика из числа связистов и все. А вот тех, кого можно попросить сообщит парням, никого. Потом почти два часа возился с книгами. Отобрал четыре десятка экземпляров, два дюжины журналов, подшивку с газетами за два прошедших года. А через десять минут уже подъехал УАЗик Искрина. Сам он, правда, пересел в него из первого УРАЛА только на выезде, где колонну пришлось ждать еще с четверть часа, несмотря на то, что Степа потратил на погрузку своего хозяйства не менее пяти минут.
   Ну а теперь они движутся в обратный путь по своим же следам. Впереди колесный трактор с ковшом. За ними УАЗик и восемь грузовиков. На одном из них оружие и боеприпасы, запасные части. Два других нагрузили ящиками с консервами. Остальные пять, в том числе три наливняка, везут топливо: солярку и бензин. Замыкает колонну тягач.
   - Ну, как сержант, все сделал? - поинтересовался Искрин.
   - Да литературу набрал. А вот своих так и не повидал.
   - Ничего. Не раз еще сюда приедешь. Тебе чуть ли не половину библиотеки придется туда и обратно перевезти.
   - Если еще колонны будут.
   - Будут. Теперь чуть ли не каждый день будем ездить. В части нужны свежие овощи, картошка. Труб пластиковых еще на пять километров. Это еще пятьсот штук.
   - А зачем они нужны? - удивился Степа.
   - Водопровод. Сейчас там у вас.. у них с водой плохо. А почти в пяти километрах есть чистый источник. Четыре дня назад сам пробы брал. Вот соберут трубы в нитку, и вода сама в часть потечет. Если его конечно в резервуар ее сначала закачать. Потом надо будет пару мощных солнечных электростанций доставить, торф для вашей котельной. Ну, и обратно топливо то же будем возить боеприпасы, военную технику, консервы. Да и запасы вещевых складов НЗ пригодятся.
   Кстати, колонну будем разгружать на наших складах. Сначала туда заедем. Сам Родославский приказал, чтобы пока будем стоять, снабдили тебя вещевым имуществом.
   - Зачем. У меня же есть, - смутился Степа.
   - Это уже поношенна. Будешь как подменку использовать, для работ там. А мы тебе все новое выдадим. Бушлат в части остался?
   - Шинель. Ватная куртка за сезон пришла в негодность.
   - Ничего. У нас хороший бушлат получишь. Ты не думай, что постоянно в кабинете будешь сидеть. Я так понял, тебя князь берет в свой отряд.
   - Мне сказали, что я назначен под начало Руяновой.
   - Теперь это одно и то же. Они теперь на пару работают. Дня три еще можешь заниматься спокойно, а потом опять куда-то привлекут. Уж поверь. Меня самого в обойму взяли, хотя и числюсь официально на старом месте. Но командование уже знает, поручение для меня может поступить в любой момент. Так что, может мы с тобой вместе еще не раз повоюем.
   - Повоюем? - удивленно спросил Степа.
   - Ну а что! Мы с тобой люди военные, задачи получаем и боевые. А так да. Поработаем.
   Ставший уже знакомый пейзаж привлекает все меньше интереса из-за своего однообразия. Скалы, обломки, галька и что-то вроде песка или пыли. Дорога постоянно петляет, огибая то высотку, то углубление. Правда, постепенно препятствия первого типа срываются, а второго засыпаются. И сейчас на трассе работает несколько единиц техники. Вот добрались до временной переправы через речку. Вдоль русла уложены две трубы, поверх которых проложена насыпь, по которой и проехала техника. Впереди еще две такие плотины. Кроме того есть и один наведенный понтонный мост. Как раз из-за них в качестве транспорта используются максимум армейские УРАЛы и грузовики вроде ЗИЛов и ГАЗов, про которые Степа узнал у водителей, что это продукция Нижегородского автозавода. Камские большегрузы тут не пройдут.
   Только другого занятия, кроме как осматривать окрестности, у Степы нет. Задремать тут не получится. Слишком трясет. Да и читать в таких условиях очень сложно. А тут все-таки хоть какое-то занятие. Может хоть там дальше в километре другом от дороги удастся разглядеть нечто не замеченное ранее. Присмотрелся. А вот что это? Пятно на удалении более чем в километр кажется необычным. И цвет у него похож на зеленый.
   - Товарищ майор! Посмотрите что это!? - сообщил он Искрину.
   - Коля, приготовься свернуть с дороги. И дай знак колонне. Внимание, коробки, я Мелкий, сейчас уйду вправо. Всем продолжить движение, - скомандовал Искрин по рации, потом убрал палец с кнопки передачи и приказал водителю. - Сворачиваем.
   Колонна проехала мимо, а легковушка немного сдала назад. Мешает поднятая пыль. Искрин и Степа вышли из машины и поднялись на ближайший холмик. В руках у майора тут же появился бинокль. Степа секунду другую поискал глазами то, что его так заинтересовало. Вот нашел еще раз. Значит, не показалось.
   - Вон там, чуть левее, - сообщил он, показывая рукой.
   - Да! Вижу, - восторженно произнес Искрин, рассматривая находку в бинокль. - Сержант, а ведь это кажется большой участок луга. Настоящего луга, с травой, вон несколько кустов. Давай ты тоже полюбуйся.
   - Спасибо, - поблагодарил Степа, принимая бинокль. - Действительно луг!
   - Что же, доложим в Оперативный Штаб. Может, все это и без нас уже обнаружили. Но вдруг мы с тобой первооткрыватели? В рапорте я доложу, что ты первый заметил. Ну, что? Берешь меня в компаньоны? Ну и Колю.
   - Так вместе же обнаружили, товарищ майор, под вашим командованием. Вы, я, Коля.
   - Подожди. Отмечу на карте. Нет. Бинокль отдай Николаю. Пусть и он полюбуется. А на карте наш луг действительно отсутствует. Так что все-таки мы молодцы.
   Несмотря на то, что всю остальную дорогу до прохода в завалах Степа осматривал просторы с двойным вниманием, ничего существенного больше обнаружить не удалось. Даже стало немного грустно. Правда, быстро стало не того. По приезду в часть РХБЗ его сразу направили на склады. Благо и грузовики разгружаются поблизости.
   Хоть и выдали ему тут вещевой мешок, но все равно даже для малой части полученного имущества, этого недостаточно. Перенести все коробки на заднее сидение УАЗика удалось только в три этапа. К тому же после примерки что-то обратно в упаковку уместилось кривовато. Поэтому оба комплекта полевой камуфлированной формы он даже складывать не стал - просто сгреб в кучу. Так же он получил три головных убора. Кепка-фуражка по форме немного напоминает головной убор французского жандарма в исполнении Луи де Фюнеса или даже самого генерала де Голя, по известным Степе снимкам. Только заметно ниже, козырек меньше и сшита из обычной камуфлированной ткани, так же как и выданная вместе с ним панама. Ну и в дополнение к ним вязанная черная шапка с коричневыми и зеленными пятнами. Кроме того из одежды Степа получил демисезонную куртку и очень хороший бушлат с меховым воротником и капюшоном. Такого в его части не было даже у офицеров. В дополнение к нему идут ватные штаны. Еще выдали целых пять маек и три футболки и тоже камуфлированные, несколько трусов, три комплекта теплого армейского белья. Очень понравились обе пары ботинок с высокими берцами. Они так же отличаются от знакомой для Степы солдатской обуви. Удобные, красивые. Даже носками снабдили. Хорошего качества широкий офицерский ремень дополнили два простых брючных. Нужны будут и пять пар обычных портянок. Не отказался он и от офицерской плащ-палатки, которая пригодилась тут же, так как в нее завернул большую часть полученного добра. Только где теперь все это положить на хранение? Этот вопрос Степа решил обсудить с Василисой, тем более она обещала помочь с размещением. Пока наверно стоит все сложить прямо в школе, но потом все равно придется перевезти.
   Распогодилось. На улице солнышко вовсю и светит, и греет. Под его лучами все кажется ярким, красивым. На небе лишь небольшие белые облачка. В то же время пока город еще не нагрелся. Дышать легко. Гуляет легкий ветерок. Приятно вот так идти по твердой, покрытой асфальтом дорожке. Справа зеленая полоска газона, отделяющая от изредка проезжающих машин и мотоциклов. То, что бензин надо экономить дошло, как минимум, до подавляющего большинства жителей. А потом кого-то в эти дни мобилизовали на уборочную. Кроме того, сейчас даже школьные мастерские работают над изготовлением самодельных мини-гидроэлектростанций. Вот и теперь в этой номер один работы идут уже третий день. Но главное многие трудятся на создании плотин сразу двух небольших ГЭС уже на той стороне, на территории нового мира.
   Поэтому теперь, после того как прошли первые эмоции, даже немного стыдно сидеть в кабинете и читать книжки по истории. Ощущаешь себя бездельником и дармоедом. Причем это чувство понемногу, но постоянно усиливается. Поэтому-то сегодня с утра работал по хозяйству особенно усердно. Хоть какой-то способ успокоить совесть. Ну и возможность отблагодарить за вкусный завтрак.
   - Александр Дмитриевич! Товарищ Юманеев! Александр Дмитриевич! - послышалось откуда-то слева.
   Все трое обернулись. На обочине дороги стоит старый мотоцикл бело-голубого цвета с люлькой, где сидит молодая женщина. Рядом стоит парень лет шестнадцати. А через газон в сторону ребят бежит мужчина средних лет, в пыльных кирзовых сапогах и светло-зеленной спецовке. В левой руке у него шлем серовато-красного цвета, а через плечо на ремне висит потертый портфель. На лице довольная улыбка
   - Здравствуйте Александр Дмитриевич! Я ...
   - Здравствуйте Родион Макарович! Я вас сразу и не узнал, - ответил Саня и так же улыбнулся, протягивая руку.
   - А я еду, и тут смотрю, вы идете. Так обрадовался. Как раз думал ведь найти. В администрацию несколько раз по делам заезжал и ни разу не нашел.
   - Да. Я там теперь не работаю. Перевели на другой участок, - виновато пояснил Саня.
   - Слышал. Дел-то сейчас много. У самого забот прибавилось. Только мы все время на своем месте. Ну а Вас-то, разумеется, все время бросают туда, где надо порядок навести, - произнес почтительно мужчина.
   - Не совсем так, - немного смущенно объяснил Саня. - Но действительно, надолго на одном месте остаться не получается. А как там, в Рыжовке и Медведьково, в других селах? - перевел он разговор в другое русло.
   - Ничего. Вода по канавам течет. Хотя, конечно, размер потока уже уменьшился. И дождей теперь нет, и уровень водохранилища теперь не снижаем. Зато на проранах и в природной насыпи, и в плотине, которую мы с вами соорудили, теперь установили турбины маленьких электростанций. Даже на канавах стоят небольшие барабаны, каждый из которых дает от четверти до половины киловатт. А куда деваться, электричество очень нужно. Да и то, когда на фермах идет утренняя и вечерняя дойка, на токе отдыхают, так как ток отключают.
   - Не понял, ток отдыхает, когда его выключают? - удивился Костя.
   - Отключают электрический ток. А отдыхает тот ток, куда с полей привозят зерно. Там его очищают от мусора, сортируют, если надо просушивают и частично складывают на хранение, а частично отправляют на элеватор, - подсказал Степа и недовольным голосом добавил. - Уборочная идет. Это мы в помещении сидим.
   - А я ведь к Вам, Александр Дмитриевич, с просьбой, - перешел к делу Родион Макарович. - Уровень пруда на той стороне мы все-таки сильно понизили, и на той стороне от воды освободилась большая площадь. Так в полутора километрах от вала, прямо рядом с водой находится кусок нашей земли. Где-то гектаров шестьдесят. Участок неровный. Несколько холмов, овражки. Местами кустарником заросло, крапивой, репейником. Вы бы походатайствовали перед начальством, чтобы нашу просьбу удовлетворили, и этот участок к Медведьковскому сельсовету приписали. Очень мы будем благодарны.
   - Хорошо. Как увижу Василису Петровну, поговорю, - ответил Саня. - Только вряд ли моя просьба как-то поможет.
   - Вы главное поговорите.
   Распрощавшись с Родионом Макаровичем, три товарища вновь зашагали к школе. Но теперь пошли уже быстрее. За разговорами прошло время. Сергей Викторович, наверняка, уже работает. И как бы ни относиться к заданию, но выполнять его надо добросовестно и не тратить отведенное время впустую. Да и изучать историю другого мира оказалось не так-то и просто. Может из-за того, что людям, жившим там, пришлось намного тяжелее, им выпали более суровые испытания. И то, что происходило в этот же период в своей истории, оказывается еще не самое трагичное. А ведь эти люди тоже воспринимаются как родные. Да они и есть свои, те же самые. Только им пришлось еще сложнее, досталась более суровая доля, и то, что они совершили было еще труднее. И восхищение тем, что удалось свершить этим людям, смешивается с горькой болью от тех страшных потерь, неисчислимых бед, тяжких страданий, которые они вынесли.
   Даже читать об этом очень трудно. А ведь за этими строками миллионы живых людей. Их беды и победы, горе и счастье, мечты, стремления. Наверное, это естественно, желать торжества жизни, чтобы всегда был благополучный конец, люди были счастливы, беды и несчастья обходили их. И даже зная, что история не знает сослагательного наклонения, хочется, чтобы все повернулось в лучшую сторону. Так думалось недавно. И вот перед ним другой вариант, только вот он получился более трагичным. И тем более тяжело, что в данном случае страна просто изначально оказалась в худших условиях. И миллионы, и миллионы людей в этом не виноваты. Но они, жертвуя собой, прилагая неимоверные усилия, все-таки справились с навалившимися испытаниями.
   И все-таки Степа в лучших условиях, чем его товарищи. Им-то приходится изучать два более худших варианта истории, чем свой. И чувства они явно испытывают те же. Вот Костя, отложив книгу, уже пять минут нервно ходит по кабинету. Хотя они только что вернулись с обеда.. Переживает. Саня с хмурым выражением лица что-то выписывает в тетрадку. Оба еще ни разу не выражали радость по поводу того, что у них все обернулось значительно благополучнее. А вот Степа читая книги по истории РСФСР, наоборот, все же получает возможность удовлетворить свое желание лучшего варианта.
   - Да. Надеюсь, изучать историю Российской Империи будет легче, - заявил Костя. - Жаль только этим уже другая группа занимается.
   - Так мы не для собственного удовольствия тут работаем, - заметил Сергей Викторович. - Добываем информацию необходимую, чтобы мы с нашими соседями лучше понимали друг друга.
   - Разве я спорю, - ответил Костя. - Честно говоря, теперь и на события нашей истории смотрю немного иначе. Да и про Империю хочется узнать. Саня ты сейчас про Цусиму дополнительную литературу читаешь?
   - Да. Все три варианта расстановки перед боем уже сделал. Разница есть, - сообщил Юманеев.
   - Сделай для меня копию на ксероксе.
   Следующие два часа прошли в относительной тишине. Только время от времени кто-то наливал себе в стакан воду, Саня немного поотжимался и поприседал, Костя почти все время что-то писал. Степа закончив читать книгу, отложил его в сторону. Надо бы за другую взяться, но пока не хочется. Надо бы обдумать то, что он узнал сегодня. А для этого лучше всего пройтись. Так голова лучше работает. Спине и ногам лучше. Кто-то постучал в дверь.
   - Можно что ли зайти? - спросила Василиса, приоткрыв створку.
   - Да, разумеется, - ответили Сергей Викторович и Костя хором.
   Через секунду Руянова уже в помещении. Она опять одета по походному. Брюки защитного цвета, старая куртка, сапоги и тот же ремень с кобурой. Слева командирская сумка. За ней вошел князь Александр. Одет он примерно так же, только сбоку еще и автомат и рюкзак за спиной. Сапоги запачканы больше чем у Василисы. Он каждому из присутствующих по очереди пожал руку.
   - Здравствуйте! Как вы тут, не надоело еще в четырех стенах? - спросила Руянова.
   - Надоело, - ответил Саня. - Но теперь у нас уже есть результаты. Посмотрите?
   - Разумеется, посмотрим. Очень интересно, что получилось. Только как насчет того чтобы развеяться? - спросил Родославский.
   - А есть какие-то другие предложения? - спросил Костя.
   - Да. Сергей Викторович, завтра отдыхаете и занимаетесь своими делами. А вы трое вместе со мной идете в поход, - сообщила Василиса.
   - Надолго и куда?
   - Идем в Новые Земли. Пока на неделю день. Одеться по-походному. Берите из оружия только пистолеты. Степа, ты оружие получишь перед выходом. Вам двоим прибыть к горисполкому в пять утра. Николаев - со мной. Дальше направляемся до деревни Роговка. Ну а оттуда выдвигаемся до вала. Оттуда идем пешком. Наша задача обследовать одну полосу. А главное организовать два небольших лагеря. Доставить туда снаряжение, продовольствие. Поэтому, скопируйте часть материалов на ксероксе. Возьмем их с собой, почитаете на привалах. Только не увлекайтесь.
   - Василиса, ведь часть документов уже сфотографировали и оцифровали и они есть в электронном виде. Скиньте сейчас все это на мой вычислитель-планшет. Я вечером все скопирую на второй и отдам его тебе завтра утром. Так будет даже удобнее, - предложил князь Александр.
   - Хорошо, - согласилась Василиса. - А потом всем по домам отдыхать. Степа это и тебя касается. Я Полину Кирилловну предупрежу, чтобы сильно не нагружала.
   До деревни Роговка добрались на автобусе к шести часам. Это небольшой населенный пункт почти на границе анклава РСФСР. Буквально в пятистах метрах от его окраин невысокий вал, ограждающий земли двух миров. В деревне всего около двух десятков дворов. Да и то больше половины кажутся нежилыми.
   - Большая часть жителей переселилась на центральную усадьбу колхоза всего в трех километрах от деревни, - пояснил водитель автобуса. - Там клуб, школа, больница. А тут в основном старики живут, которые не хотят переезжать. Из более молодых у двух семей дети уже взрослые. Вон у Капустиных два сына в школе в старших классах учатся, так они в школу на мотоцикле своем ездят. Зимой на лыжах. Есть еще четыре семьи с детишками младше возрастом. Этих на школьном автобусе до места учебы я доставляю, потом обратно привожу. Уже лет десять как работаю. Были владельцы, которые из города на лето приезжали. Только они там остались, - сообщил он и махнул рукой в неопределенную сторону. - Ну и некоторые жители, из тех, кто переехал в центральную усадьбу, тут дома все еще держат. Ради садов. А несколько дворов колхоз купил. Тоже ради земли, ну и чтобы постройки разобрать для своих нужд. Вот недавно два дома перенесли в стан тракторной бригады, чтобы людям можно было, где отдохнуть, зимой погреться. А еще один вот не успели. Я вас туда сейчас и везу.
   Дом располагается на самой окраине села. Рядом с ним еще один. Тоже без жильцов. Его владельцы теперь остались там, в старом мире. Тут близких родственников у них нет, поэтому двор отошел в распоряжение сельского совета. А теперь по распоряжению Оперативного Штаба оба дома заняли под базу для предстоящих исследовательских экспедиций.
   Во дворе одного из них две женщины на костре готовят еду. Рядом под навесом два соединенных стола. Вокруг расставлены лавки и стулья. Немного в стороне на щите между двумя столбами пристроены три рукомойника. Для прибывшей группы уже попевает каша. Кроме того приготовлены свежее молоко, хлеб, масло, сваренные вкрутую яйца. Даже сало есть. Василиса сразу всех предупредила всех, чтобы позавтракали плотнее. Во время похода рацион будет сильно ограничен и до возвращения придется пожить впроголодь. После еды всем дали десять минут для отдыха. Степа вместе с Костей и Саней собирался посидеть под сенью высокой ивы. Однако дойти до места ему не удалось.
   - Николаев, идем со мной в дом, - велела ему Василиса.
   Миновав сени, они оказались в довольно большой комнате, четверть которой занимает большая печь. Столько же примерно места досталось квадратному столу. Навстречу вошедшим поднялся военный лет сорока погонами, напоминающими объединенные знаки различия старшины и ефрейтора, широкую полосу где-то посередине пересекает одна тонкая.
   - Здравия желаю, товарищ Руянова! - громко отчеканил он, встав по стойке "смирно". - Каптенармус Алехин. Готовлю снаряжение для экспедиции. Основную часть уже уложил на телегу. Тут только рация, спецсредства и контейнеры с продовольствием. Вот распределяю их.
   - Здравствуйте, Николай Анатольевич. Вот у меня боец без оружия, подберите ему что-то временно.
   - Есть, - коротко ответил, обладатель немного странных погон, а потом обратился к Степе. - Вы из пистолета стреляли?
   - Нет, - ответил Николаев, благоразумно, подавив внутри себя попытку, признаться, что когда-то давно довелось дважды выстрелить из пневматического пистолета. - Стрелял из мелкашки, а так же из автоматов. Служил в роте охраны, еще две недели назад.
   - Василиса Петровна, думаю, пистолет выдавать ему не имеет смысла. Предлагаю вооружить бойца АКМом или "Рогатиной".
   - Он вообще с нашей линейкой стрелкового вооружения плохо знаком. Хотя, думаю, АКМ будет лучше. Он ему ближе знаком. А "Рогатина" хоть и легче, но все же это гражданский вариант. А если уж брать оружие на всякий случай, то более серьезное. Мы ведь кроме пистолетов берем с собой только один АКМ-2, два "укорота" Драгунова и я свою винтовку. Вот если бы у вас, были короткие варианты.
   - Сейчас нет но постараюсь заказать. Сколько магазинов и патронов выдать?
   - Два полных и три пачки. Я сейчас ребят пришлю за имуществом.
   Уже через полчаса группа в составе семи человек и служебной собаки пересекла вал. Произошло все довольно буднично. Сняли с телеги тюки, нагрузились ими и двинулись в путь. У Сани за спиной спальный мешок и внушительная связка сухих дров. Кроме того несколько коробочек с сухим спиртом в кармашках, пристегнутых к ремням на груди, вместе с мешком, в котором два контейнера с продовольствием. На ремне справа висит кобура со "шмелем", слева нож, и литровая пластиковая фляжка с лимонадом в чехле. Бутылка той же емкости с холодным чаем располагается у правового плеча. Идущая от нее трубочка для питья прямо на ходу, сейчас прикреплена к ремню. В левой руке полутораметровая палка со стальным наконечником-навершьем. По сути это копье-сулица, служащая пока посохом.
   За час преодолели немногим больше трех километров. Солнце уже довольно высоко, и постепенно становится жарковато. Сейчас сетило за правым плечом. Группа добралась до высокой скалы у подножия очередного по пути холма. Тут устроили короткий привал. Василиса в сопровождении Евгения Михайлова, худощавого парня лет двадцати пяти, легко поднялась на холм. С полминуты она осматривала в бинокль окрестности, а потом что-то указала соседу, тот тут же начал что-то рисовать на листочке. Это карта, сделанная на основе снимков, сделанных с беспилотника. Женя делает на ней отметки почти всю дорогу, уже не раз отклоняясь для этого с маршрута. Зато у него и груза мало. А вот у Василисы небольшой, но увесистый рюкзак и пара тяжелых сумок, которые сейчас лежат рядом с Костей. При этом движется довольно легко, успевая осматривать еще и окрестности. Она уже не раз вот так поднималась на вершины очередного холма или какой-нибудь высокой скалы.
   - Что Саня устал? - спросил Костя.
   - Нет.
   - А чего тогда такой грустный вид? Взбодрись. Неужели нет осознание момента. Ведь мы с тобой сейчас настоящие первопроходцы. Находимся на поверхности другой планеты, и перед нами огромные просторы, на которые еще не ступала нога человека.
   - Так мы с тобой уже проезжали по таким же новым землям. Хотя трудно назвать эту смесь щебня, песка и каких-то гранул землей. Скорее пустыня. А Степа в свою поездку вон и ногами стоял на подобной поверхности. Вон даже небольшой степной фрагмент нашел.
   - Кстати, их решили называть оазисами, - сообщила, спустившаяся вниз Василиса. - А планета нам досталась не очень богатая. Но зато есть чистый воздух и замечательная вода. Да. Впереди действительно есть источник. Так что воду уже можно не экономить. Наберем там. Разведчики из РЗБЗ уже брали пробу из этой речки. Пить можно.
   - Вот. Не первые мы сюда ступили, - поддел Костю Степа.
   - Они на вертолете были, - сообщила Василиса, - Так что ступаем первыми конкретно на эту территорию все-таки мы. - Все. Подъем. Начинаем движение. Порядок тот же. Прошу также всех быть внимательнее. Смотрите под ноги, может обнаружим что-то интересное.
   Действительно вода в найденном источнике оказалась чистой и прохладной. Добирались до нее почти полтора часа без остановки. А теперь и запасы пополнили, и напились. Саня даже папочку с бумагами открыл почитать. В первый раз за день. Но двадцать минут отдохнули и снова двинулись в путь. К этому времени ноша стала давить на плечи довольно ощутимо. Футболка уже намокла от пота. Хорошо перед выходом Костя дважды проверял, как обут Саня. Требовал, чтобы носки сидели без малейшей складки, чтобы внутри ботинок было чисто. Заставил их тщательно зашнуровать. Сам он, как и Степа вышел в кирзовых сапогах.
   Источник обошли левее, прошли участок невысоких холмиков, и вышли почти на ровную поверхность с несколькими еле приметными возвышениями. Василиса определилась с направлением, сделала отметку на своей карте и решительно повела группу вперед. За ней побежала Пальма, которую хозяин спустил с поводка. Собака уже начала воспринимать всех людей в группе как своих, поэтому почти не обращает на них внимания. Время от времени она бросается то в одну сторону, то в другую, но пока не нашла ничего интересного. А поверхность все-таки не такая и ровная. Встречаются и ямы, а местами она прорезана довольно глубокими канавами.
   На обеденный привал остановились только в третьем часу. Как и обещали, он оказался скудным. Каждому досталось только по шоколадному батончику с ореховой начинкой и паре галет. Только Пальме выделили большую банку собачьих консервов. Зато удалось полежать на расстеленном коврике минут двадцать, опять немного почитать. А потом снова двинулись в дорогу. Теперь приходится прилагать усилия для того чтобы сделать каждый очередной шаг. Груз становится тяжелее и тяжелее, и люди все с меньшим энтузиазмом смотрят вокруг. Только Женя все так же увлеченно что-то рисует прямо на ходу, да Василиса часто уклоняется от маршрута, чтобы с очередной вершины осмотреть маршрут.
   На ночлег встали, когда уже солнце скрылось за холмами впереди. Палатки ставить не стали, прямо на гальку постелили коврики, предварительно убрав наиболее крупные камни, на которые и улеглись в спальных мешках. Впрочем, усталость оказалось такой сильной, что через минуты две заснули все кроме дежурного. Вот просыпаться пришлось тяжело, болит все тело, каждый квадратный сантиметр. И все-таки пришлось встать и взять на себя дежурство.
   Вокруг темно. Степа, которого Саня и сменил, рекомендовал фонарь включать как можно реже, а полагаться на Пальму. Ложиться и садиться так же не стоит. Можно опять заснуть. Позору не оберешься. Минутная стрелка на часах ползет медленно. Саня несколько раз обошел лагерь. Глаза привыкают к темноте, да и тело перестало болеть. Три раза за час и десять минут дежурства пил воду. Очень хочется есть. Вчера они так и не ужинали. Постоял на одном месте три минуты и, кажется, прямо в вертикальном положении задремал. С трудом заставил себя очнуться и сделать несколько шагов. А самому так хочется снова залезть в спальный мешок. Веки отяжелели и глаза так и норовят закрыться. Глова совершенно не хочет работать. Все мысли сворачиваются к нормальной постели и вкусной еде. Включил на минуту фонарь. Осмотрелся. Тихо и спокойно. И все-таки он выдержал, дотерпел, передав пост Косте, сам снова улегся спать.
   Проснулся он только через два с лишним часа. Растолкал его Костя, сунув в руку кружку с горячим кофе. Солнце уже встало и светит в спину, которая немного побаливает. Ничего разомнется. На завтрак опять галеты и по банке перловой каши с мясом, разогретой тут рядом на костре. Куча дров, которые Николаев нес вчера, заметно уменьшилась.
   Впрочем, для Сани в результате ничего не изменилось. Весь запас и почти все остальное горючее из запасов группы остается тут, так же как большая часть продовольствия, палатки. Теперь Саня кроме спального мешка, оружия и воды несет на себе только заступ и две пластиковые коробки с продовольствием. Если бы не усталость после вчерашнего, идти было бы довольно легко. А так болят и ноги, и спина, и плечи. Только голова после первого привала стала лучше соображать.
   А потом показался настоящий оазис. Первой мыслью было - не мираж ли это. Но нет. Там впереди растут настоящие деревья. Деревья! Высокие с зеленной кроной, потом взгляду открылись и кусты. Откуда-то появились дополнительные силы и они, сделав еще один привал, все же добрались до места. На последних резервах морально-волевых, без капли воды, на усталых ногах.
   Особого чуда не произошло. Это просто очередной фрагмент другого мира, настоящего, с флорой и фауной. Он вставлен на поверхность этого мира, так же как ветка от плодоносной яблони привита к молодой и дикой родственнице. Опять пришлось перебираться через небольшой вал. Тут он не высокий. Где-то с полметра. За ним небольшой участок лесной опушки, а дальше растут ясени, липы, несколько хвойных. Есть пара дубов. Из центра этого фрагмента раньше вытекал небольшой ручей. Теперь его русло перегорожено, и вода широко разлилась среди деревьев.
   Мимо пролетела коричневая бабочка, среди травы суетятся рыжие муравьи. И даже птички есть. Посидев на искусственной ограде из земли, глины щебня, смешанной со смесью, находящейся в избытке на поверхности нового мира несколько минут, взялись за освоение найденного участка. Нашли место посуше, где можно разбить лагерь, собрали сухие ветки. Опять на обед каждому банка мясорастительных консервов, нагретая на небольшом костерке, и кусок хлеба в пятьдесят грамм. Василиса разрешила отдыхать всего полчаса, по истечении которых принялись тщательнее осматривать оазис.
   Предварительно Руянова ознакомила со снимками, сделанными с вертолета и беспилотника. Фрагмент похож на неправильный четырехугольник, у которого к тому же стороны прочерчены очень криво. Общая площадь около трех квадратных километров. Ближе к западной стороне располагалось небольшое озеро изначально занимающее меньше двух гектаров. Сейчас же воды в нем прибавилось из-за того, что ручейвытекавший на северо-восток, перегорожен. Поэтому часть воды поступила в озеро, а часть образовала небольшой пруд, который судя по контуру берегов, был совсем недавно даже несколько больше. Но сейчас источник почти пересох. Степе пришлось спустить застоявшуюся воду из старого сруба и подождать пока в нем не наберется свежая. Что-то случилось с подводным пластом. Впрочем, маленький лес не пропадет. Он теперь стоит на более высоком берегу небольшой местной речушки, даже занял часть старого русла. Поэтому водный поток пробил себе новую дорогу и теперь огибает оазис с запада и севера.
   Почти все имущество, принесенное с собой, кроме оружия спрятали тут рядом с восточной стороной вала. Однако, обратно двинулись даже с большей ношей. Целых полчаса все собирали в лесочке хворост, который и взяли с собой в лагерь разбитый в пустыне. И на этот раз до него добрались только с темнотой, и ночь провели на открытом воздухе в спальниках.
   На этот раз вставать утром оказалось еще тяжелее. Василиса дала всем отдохнуть. Из лагеря выступили только в девять утра. Завтрак на этот раз ограничился знакомым батончиком, галет выдали по четыре штуки. Часть воды оставили в лагере, поэтому запасы быстро закончились. Зато теперь шли налегке. И хотя все неимоверно устали, двигались даже быстрее чем в первый день. Сегодня маршрут проходит на полтора километра севернее. Выйдя из лагеря, сразу взяли левее. На карте два маршрута: позавчерашний и сегодняшний, соединяясь в точке выхода и в лагере, образуют нечто вроде линзы. И если напрямую расстояние составляет тридцать четыре километра, реально пришлось пройти больше. Пройдя больше половины этого расстояния, группа наткнулась еще на один оазис. Точнее он находится в метрах двухстах левее от их маршрута. Его площадь всего гектар с небольшим, он весь зарос крапивой. Еще тут растет пара американских кленов. По дороге несколько раз собирали образцы с поверхности: песок, обломки. Для этого даже ямы копали. Особенно долго возились в одной из низин, которая отличается от окружающей местности красноватым цветом.
   До места добрались только около одиннадцати. Уже стемнело. Ноги и так цепляются за каждый камень. А тут пришлось быть еще осторожнее. Зато эту ночь провели уже в Роговке. Группу разместили в нескольких домах, поэтому каждому даже досталась своя кровать или диван. Спали долго, часов до восьми. Да и то, некоторых пришлось будить, так как в том же дворе, что и в первый день по прибытию, уже поспел завтрак - пшенная каша. Кроме того, на столе оказалось много молока, белый мягкий хлеб.
   И каши наложили много, и молока выпил целую кружку, но все равно Саня из-за стола вышел не насытившись. Василиса обещала, что обед будет ранним. Кроме того, до ужина будет и полдник. А пока можно отдыхать. Саня, тяжело поднялся по ступенькам на крыльцо и зашел в дом. Тут перед походом он оставил свою сумку с вещами. Запасная футболка, шорты, чистые носки. Но главное папка с бумагами, ручки, карандаши. Гулять не хочется совершенно. Вот прошелся совсем немного и опять устал, и ноги, обутые теперь в легкие кроссовки, гудят. Поэтому Саня устроился на скамейке под кустами акации. Здесь в тенечке можно и отдохнуть, и заняться делом.
   Через полчаса подошли Костя и Степа. Они принесли два стула и обшарпанный стол. Теперь стало намного удобнее. Можно не только читать, но и делать записи. Только вот энтузиазма хватило еще минут на двадцать. Тут еще начала беспокоить спина, да и плечи побаливают. К тому же стало довольно жарковато. Началась борьба с чувством долга и желанием заняться чем угодно другим. Выход нашелся быстро.
   - Ребята, пошли чистить картошку, - крикнула им от кухни Василиса.
   Что же! Значит, чистим. Это хотя бы другое занятие. Вроде и уважительная причина. Каждый получил по острому кухонному ножу. Большая чистая кастрюля и ведро вымытых клубней уже на всех. Не успели обработать по одной картофелине, как к ним присоединилась и сама Василиса. Минуты две все молчали, сосредоточившись на работе.
   - Саня, что там у них в Цусимском сражении произошло? Ты дочитал книгу? - поинтересовался Костя. - Там действительно все было плохо как в учебнике?
   - Да, в этом варианте все обернулось более плачевными результатами, как и вся война. Полный разгром. Погибли обе эскадры почти в полном составе. Из крупных кораблей остались только несколько крейсеров.
   - Да! - вздохнул Степа. - У нас хоть полузатопленный "Суворов" смог до германцев добраться на последнем издыхании, пока японцы остальных добивали.
   - В вашем варианте все-таки различия начались чуть раньше, когда Макаров назначил Владимира Росина командиром "Новика", после того, как перевел Эссена командиром "Севастополя", - предположил Саня. - Ну и когда минный крейсер "Капитан Конан Зотов" заложили. Он ведь так же сыграл свою роль в том, что у вас "Суворов" пережил сражение.
   - Еще раньше, - возразил Степа. - Еще когда он "Боярина" спас. А в той истории этот крейсер так бесславно и затонул после подрыва. А потом да, сначала с одним "Новиком", потом получив под команду еще и "Боярина", он и устроил геноцид японским миноносцам у Порт-Артура. - А вот в книгах по истории наших соседей из Российской Федерации нет никаких упоминаний вообще о Росиных, - произнес Костя. - Правда, как и о некоторых других видных личностях и ни из нашего варианта, ни из реальности из которой Степа прибыл.
   - И о Руяновых у них не упоминается, - виновато глядя на Василису, добавил Саня.
   - Не только. И у нас тоже, - добавил Степа.
   - А вот про этого Владимира Росина ничего не слышала. Хотя с некоторыми Росиными знакома и даже с этим именем. Вот Владимир Александрович к деду приезжал несколько лет назад. Но это совсем другой человек, - сообщила Василиса. - Да и Владимир Дмитриевич родился гораздо позже. Может, упомянутый вами просто у нас сыграл более скромную роль?
   - Владимир Росин часто встречается в книгах по истории реальности, из которой прибыл Степа. Там он оставил заметный след. После революции командовал Балтийским флотом. Был заместителем Председателя Совета Народных комиссаров, членом ГКО и Ставки в период Великой Отечественной войны. А среди наших видных исторических личностей и я его не встречал - ответил Костя.
   - Ну как же? - удивился Саня. - Это флаг-офицер Макарова. Просто у нас Эссен остался командовать "Новиком". А капитан второго ранга Владимир Росин погиб вместе с адмиралом.
   - И у вас "Петропавловск" тоже взорвался на мине? - удивился Степа. - Я вот как раз в книге по истории который вы привезли из другого Святославля нашел упоминание, что там это произошло 31 марта. У нас броненосец попал на мины двумя неделями позже.
   - Нет, они погибли во втором морском бою, который Макаров дал флоту Того, - ответил Саня. - Они вообще тогда были на "Аскольде". А "Петропавловск" потом еще и в бою в Желтом море 27 июля участвовал. Поврежденный вернулся в Порт-Артур. Перед сдачей крепости собирался прорываться вместе с "Севастополем", но в ночном бою оба были повреждены, при возвращении обратно на базу, затонули недалеко от берега.
   - А у нас "Севастополь" с миноносцами прорвался, - довольным голосом сообщил Степа. - Долго ремонтировали. Его потом в пятнадцатом перевели в Архангельск. В шестнадцатом даже потопил немецкую подводную лодку. После гражданской отремонтировали чтобы гонять норвежских браконьеров. Причем там до стрельбы дошло. Потом в сорок первом его опять ввели в строй, был броненосцем ПВО.
   - На нашем Северном флоте другой "Севастополь" отличился. Из одноименной серии линкоров, - ответил ему Костя.
   - И об этом читал. Только у нас головной корабль этой серии назывался "Наварин". Кстати, он потом также назывался "Парижской коммуной" и вместе с крейсером "Красный Север", кажется, в двадцать девятом году перешел в Кольский залив. И так на Северном флоте остался.
   - А у соседей эти же корабли смогли добраться до Черного моря, - дополнил рассказ товарища Саня.
   - Так, там он стал единственным линкором. А у нас Михаил Росин в восемнадцатом так организовал потопление эскадры в Новороссийске, что и "Екатерину" и "Александра" потом удалось легко поднять и восстановить, - поведал Степа. - Поэтому и нужды в нем не было.
   - Хорошо. Но только это уже более поздние события, - заявила Василиса. - Вернемся назад. Все-таки в чем причина таких катастрофических последствий Цусимского сражения, по сравнению с нашим вариантом?
   - Соотношение сил оказался другим, - сообщил Саня. - Состав объединенных второй и третей Тихоокеанских эскадр был почти тот же. Только японцы в том варианте до сражения потеряли только два броненосца.
   - Это те, которые подорвались на минах в мае? - спросил Степа.
   - Да, - ответил Саня. - Японцы и в бою со второй эскадрой не потеряли ни одного корабля первого ранга.
   - У нас после того когда в бою 27 июля прорвались "Ретвизан" и "Баян", в результате флагман Камимуры, разменяли на "Рюрика". Во время самого Цусимского сражения еще и броненосец "Микаса" погиб, сразу после того как из строя вышел "Александр III". Кажется, снаряд удачно попал, - ответил Степа.
   - Скорее всего, нет, - ответил Саня. - Он ведь и у соседей все же погиб. Только взорвался немного позже и прямо на базе. Во время войны больше проявлялись недостатки русских снарядов, то тут наконец-то показали свои и японские. У нас ведь "Микаса" также взорвалась во время сражения, только уже в самом начале второго этапа. И скорее всего и это не удачное попадание, а сработала взрывоопасная шмимоза. А вот до этого "Фудзи" все-таки, скорее всего, получил удачное попадание. Ведь в двух других вариантах этому броненосцу просто повезло. А тут не получилось.
   - Но почему все-таки флагман адмирала Того в нашем варианте погиб раньше чем в остальных? - спросила Василиса.
   - Шмимоза очень неустойчивая и требует особо аккуратного обращения, - сообщил Саня.
   - Особая аккуратность и точное соблюдение технологии нужны еще при изготовлении снарядов, - дополнил его слова Костя. - Поэтому и отказались потом все от использования шмимозы. То, что было изготовлено до войны, соответствовало высоким стандартам. Но во время войны расход увеличился, старые запасы пришли к концу, и пришлось ускорить производство, в результате снизилось качество. Кроме того сам броненосец не раз пострадал в боях, его приходилось несколько раз ремонтировать, мелкие изъяны копились, то есть его состояние уже было не идеальным. К этому прибавилось утомление личного состава, отборный экипаж флагмана нес потери, уровень же тех, кто приходил на замену уже был не тот.
   - Да, а в двух вариантах, когда он погиб в бою, все это накопилось еще быстрее. Особенно в нашем, - продолжил рассказ Саня. - Итак, первый вариант. Это дополнительная нагрузка полученнвя в мире из которого Степа. Во-первых был бой 31 марта, и уже там "Микаса" получила и повреждения, и часть боезапаса израсходовала. Потом 27 июля в русской эскадре присутствовал и "Баян". Кроме того, наши комендоры стреляли лучше. Не зря Макаров и Росин до этого поработали. Повреждения флагмана Того в этом варианте оказались сильнее. В результате "Ретвизан" и "Баян" прорвались, а это потом еще привело к гибели "Идзумо". Соответственно, в Цусимском сражении у Того было на одну фигуру меньше.
   Теперь наш вариант. Макаров провел два сражения, в которых пострадала "Микаса", к тому же еще и "Касуга" погибла. И в том и в другом у нас еще и "Цесаревич" участвовал. В сражении 27 июля в нашем варианте дрались и "Баян" и "Петропавловск". Правда, и у японцев были изменения. Кроме "Асамы" и "Токивы" Того забрал себе и "Иватэ". Результат - гибель "Ниссина". "Цесаревич", "Ретвизан" "Победа" и "Баян"прорвались во Владивосток. А вместе с ними "Аскольд", "Новик", "Боярин". Кстати, и "Фудзи" уже тогда чудом не взорвался, после того как снаряд попал в пороховой погреб. И у вас Степа, и в том третьем варианте это произошло только в Цусимском сражении. А в нашем случае к этому времени запас удачи им, получается, уже был израсходован. Того нейтрализовал образовавшуюся эскадру во Владивостоке в ноябрьском бою, так как та угрожала коммуникациям Японии. Но пришлось разменять "Рюрика" на "Адзуму". "Микаса" же опять получила повреждения.
   - Саня, ты очень хорошо отвечаешь. Как на уроке. Только я просила рассказать, что, как и почему произошло в истории мира, часть которой теперь находится совсем рядом с нами.
   - Простите Василиса Петровна. Просто так легче рассказывать. Говорить про отличия в благоприятную сторону в нашем варианте, чем о негативе в том.
   - Хорошо. Итак, получается, изначально у нас эскадры оказались в более выгодных условиях, поэтому последствия оказались не столь катастрофическими. Так? Ну и в трем варианте все наоборот, результат оказался еще хуже, чем у нас.
   - В данном случае так, - со вздохом ответил Костя. - Сейчас все больше набирает моду обсуждения, что вот если бы обстоятельства во время той войны были бы более благоприятными для нас. Ведь действительно иногда складывается впечатление, что кто-то там все время подыгрывал японцам. А тут вот два варианта когда, все получилось еще хуже. А у нас все обернулось и не так плохо. Вот и думай после этого.
   - Да у них в Цусимском сражении первая фаза боя, в которой все и было решено, длилась всего около сорока трех минут. Я имею в виду этот самый худший вариант, который имел место быть в том мире откуда Северный Святославль, - продолжил Саня недовольный тем, что его прервали, одновременно вытирая с лица капли воды.
   Это он сам слишком сильно бросил большую картофелину в почти уже полную кастрюлю. За разговорами они принялись чистить уже второе ведро. Женщина в белом переднике, кухарящая у костра, подняла крышку со стоящего на огне котла, помешала половинником, закрыла обратно и направилась к ним.
   - Ого, сколько уже начистили, для пюре этого много, но ничего еще на вечер оставим, - заявила она, забирая в чистое ведро часть картофеля. - А в борщ все равно картофельный порошок засыплю.
   - А зачем. Ведь вот же настоящая картошка, - удивленно спросил Степа.
   - Так это из свежего урожая. Она пока еще для супа слишком жесткая. А старая вся на новые посевы пошла. Когда узнали, что сейчас тут снова весна собрали все что можно. Год то ведь длинным получится, и на зиму картошки вдруг еще не хватит. И с зерном то же самое. Вон в полях снова яровые сеют.
   - Тогда ребята почистите еще по паре клубней, и хватит, - велела Василиса, отправляясь за женщиной. - А я пойду, помогу там.
   Справились с этим распоряжением быстро. Костя и Степа отнесли кастрюлю к костру. Саня собрал очистки в пустое ведро, и отнес его к воротам. Потом отдадут скотине. Другое в котором осталось еще много картофелин отнес в сени. Потом все трое вернулись к столику у акации. Через минуту к ним присоединилась Василиса.
   - В нашем варианте тоже основная фаза длилась примерно столько же, до того как из боя вышел разбитый "Суворов". Но все равно, во всех трех вариантах к этому моменту все уже было решено, - произнес Степа, возвращаясь к прерванному разговору. - Возможности упущены. Два броненосца выбыли из боя, один из них чуть позже погиб. В третьем и второй. Возникли проблемы с управлением. И даже исход сражения тот же - поражение. Сдача части кораблей в плен. Вопрос только в потерях. Как все было в двух худших вариантах, я теперь примерно представляю. Про один из них узнал еще в детстве, теперь вот про второй читал. Расскажи лучше, Саня, теперь про третий, все-таки он не такой тяжелый, чтобы мне пока сэкономить время на ваши книги.
   - Если сравнивать с вашими вариантами, то у японцев отсутствовало уже три броненосных крейсера. Это существенно нивелировало преимущество японцев в промежуточном и среднем калибрах. Поэтому, хотя урон, который русский флот получил в первую фазу боя, и был сопоставим с причиненным ему и вашем варианте, и во втором, но по времени все это растянулось на пятьдесят три минуты. Это дало некоторое преимущество аварийным партиям в борьбе за живучесть. Но главное за это время сами добились большего количества попаданий в противника. И выстрелов успели сделать больше, и стреляли в более благоприятных условиях. Предполагаю, что и некоторые орудия в нашем случае вышли из строя сравнительно позже. К тому же попадания русских снарядов распределились не на двенадцати, а девяти кораблях. К этому времени японские комендоры выбились из сил, часть артиллерии вышла из строя, поэтому и тут Того вынужден был совершить смену стреляющего борта своих кораблей, но позже. А через восемь минут погиб "Фудзи". Но по истечении еще двадцати затонула "Ослябя". Когда у нас взорвалась "Микаса" эскадру еще вел "Император Александр III".
   - Так это же три новых броненосца против двух японских остались! - воскликнул Степа.
   - Да, но японцев оставались еще пять превосходных броненосных крейсера. Правда, "Асама" вскоре покинула строй и, в конце концов, затонула. Это произошло даже до того как "Император Александр III" вышел из боя, но свою весьма существенную роль эти корабли сыграли. К тому же упала точность стрельбы наших кораблей, в том числе из-за вышедших из строя прицелов. Да и неудачная конструкция рубок, ставших осколокоулавливателями сказалась. Да и сама система управления стрельбой разладилась. Зато в нашем варианте японцы уже не имели возможность добивать оба вышедших из строя броненосцев позже. Так что те даже смогли исправить часть повреждений. "Суворов" направился в Шанхай. Добрался туда с большим трудом. Благодаря тому, что пожары удалось погасить и восстановить часть артиллерии, в том числе среднего калибра, и с помощью минных крейсеров он успешно отбился от атак миноносцев.
   - Точно, он и у нас после боя в Шанхай прибыл, а не в германскую колонию, - воскликнул Степа, стукнув себя по лбу.- Это я про броненосец и минный крейсер.
   - Ну, это детали, - ответил Саня. - Вечером, три поврежденных новых броненосца отстали от отряда Небогатова и совместно с "Адмиралом Ушаковым" в сопровождении "Владимира Мономаха", "Изумруда", "Алмаза" и "Светланы" добрались во Владивосток. Отдельно туда добрался броненосцы "Сисой Великий" и "Наварин". Кстати в девятьсот пятнадцатом их вместе с "Адмиралом Ушаковым" перевели в состав Флотилии Северного Ледовитого океана. И все три были введены в строй в Великую Отечественную войну. Так что и у нас потом корабли носящие имена "Севастополь" и "Наварин" служили и воевали совместно.
   - А почему это старье не отправили на слом в двадцатые-тридцатые? - удивился Степан.
   - По той же причине, что у вас остался в резерве старенький броненосец "Севастополь". Надо было гонять норвежских браконьеров. У нас ведь там дошло до боя с норвежскими кораблями. Кроме того на Северный флот перегнали еще и "Славу" с "Цесаревичем". Из них организовали учебный отряд. Ведь Балтийский флот в те годы был заперт в Финском заливе. А около Кронштадта и Петроград долгое время лежит лед. На Моодзундских островах баз не было. Да и запрещено это было договором двадцать первого года. Мурманск же все-таки не замерзающий порт. Вот и присылали туда экипажи для практики. Да и в качестве опытных кораблей броненосцы пригодились. Чего только с ними не делали в Северодвинске.
   - Вот ты сейчас про Моодзунд вспомнил. У нас в семнадцатом году все броненосцы приняли участие в бою около этих островов. В том числе и "Ретвизан", и "Суворов". У вас же остались еще три новых броненосца, - напомнил Степа.
   - И "Победа", - добавил Костя и продолжил рассказывать. - Они попытку прорыва германского флота все вместе там же еще и в пятнадцатом отражали. Оба раза показали себя вполне прилично. Вообще старые линкоры в отличие от более новых собратьев в ту войну действовали довольно активно. Не раз участвовали в боях с германцами.
   - Ребята, отдыхайте, а меня вызывают, - прервала их Василиса. - Пойду, узнаю, что случилось.
   Разговор после этого затих сам собой. Тем более пришел Женя Михайлов с двумя большими мисками. В одной помидоры, в другой огурцы. Поставив их на стол, он, как заправский фокусник, достал откуда-то еще и спичечный коробок, наполненный солью. Нож у каждого имеется свой. Хватило овощей минут на пять. Саня уже хотел сбегать за новой порцией. Еще когда относил оставшуюся картошку, он видел, где стоят ящики с овощами. Но как раз из дома вышли Василиса и Павел Валентинович Гуреев и направились к ребятам. Саня тут же вернулся обратно.
   - Тарас, подойди к нам! - громко позвал Павел Валентинович кинолога.
   За своим напарником вскоре прибежала и Пальма, хотя ее присутствие и необязательно. Немного покрутившись около людей, собака улеглась неподалеку. Степа уступил место девушке, а Костя с Женей принесли скамейку. Василиса положила на стол толстую тетрадь и дождалась, пока все рассядутся.
   - Меня вызывают в город. Дел накопилось много. Так что мой отпуск закончился. Я уезжаю сразу после обеда. Старшим остается Павел Валентинович. Его заместителем будет Иван Дмитриевич Блинов.
   - А это кто? - спросил Саня.
   - Капитан Блинов временно прикомандирован к моему отделу. С ним прибывает еще три бойца. Будете работать вместе. Завтра всем составом выступаете в новый поход. Первая задача - доставка грузов в лагерь в пустыне и в обнаруженный нами большой фрагмент леса, где на этот раз и заночуете. Вторая - тщательное обследование обоих "оазисов". Третья - разведка территории вдоль маршрута. Поэтому завтра восемнадцатого выходите еще до рассвета. Продолжительность похода четыре дня. Двадцать первого вечером вернетесь сюда. На этот раз дров при выходе не берите. Степа, Саня внимательно и не спеша пройдитесь по всей площади большого "оазиса", проверьте каждый клочок территории. Обратите внимание на ваши ощущения. Костя, ты старший над ними. Это ваша основная задача в этот день. Так же помогите Павлу Валентиновичу составить подробную карту "оазиса". Остальное все по плану. И еще присмотрите там удобную площадку для посадки вертолета, а также небольшого самолета. У меня все. Вопросы? Нет вопросов. Тогда давайте готовиться к обеду.
   Действительно следующим утром вышли еще в половину шестого утра. Зато до того как солнце оказалось достаточно высоко и нагрело воздух по холодцу отмотали с двумя короткими привалами почти пятнадцать километров. И только после этого встали на получасовой отдых. На этот раз вал-ограду пересекли на семьсот метров левее, для того чтобы по дороге осмотреть еще одну полосу неизвестной территории. Но если до этой точки весь груз был доставлен на телеге заранее, а люди приехали на мотоциклах, то основная часть остального маршрута до лагеря в пустыне оказалась длиннее, чем в предыдущий поход и пришлось постараться. А вот капитан Блинов его три бойца, а так же одна из женщин, работающих в пункте дислокации поварихами, пошли по старой тропе. Офицер свежим взглядом еще раз должен осмотреть местность, а каждый из его подчиненных взял с собой больше груза, чем даже люди из основного состава. Только повариха взяла с собой минимум вещей.
   Но зато на этот раз, когда основная группа прибыла в лагерь, там уже были разбиты три палатки. И даже ждал горячий чай. Поэтому после ужина сразу же все легли спать. Разумеется, за исключением дежурных. На следующий день выступили все одиннадцать человек и к десяти утра добрались до оазиса, так что успели к обеду собрать дрова, разжечь костер и сварить суп. Только вот и в этот день, и на другой, ребята ничего особенного так и не обнаружили, и не почувствовали. Хотя прошлись по всей территории, разбив его на полосы. Однако, из ощущений только усталость. Правда, карту составили подробную. Кроме того заметили и сфотографировали несколько птичек. Самой значительной находкой оказались рыбы, обитающие в озере, оказавшемся довольно глубоким. Собрали большую кучу хвороста.
   Остальная группа занялась обследованием окрестностей "оазиса". Особенно заинтересовал большой холм или даже гора, образовавшаяся на юго-западе. Саня и Степа после того как закончили с основной задачей, даже попробовали подняться на него. Но Павел Валентинович запретил им делать это, так как у них нет нужной подготовки, а поверхность высоты возможно еще неустойчива. А тут же сам взобрался на самую вершину, откуда сделал до полусотни фотографий и снял небольшой фильм. Зато ребятам у подножия этого холма пришлось собирать всякие небольшие обломки. Все это было уже на второй день.
   Покинули "оазис" двадцатого сразу же после обеда с внушительными вязанками дров и запасом чистой воды. На этот раз палатки и спальные мешки оставили тут на месте, благо в пустынном лагере все это имеется еще с прошлого похода. На этот раз туда добрались еще засветло. Поэтому утром встали довольно рано - верхушка солнце едва выглянула из-за горизонта. Однако дальше пошли не все. Отряд разделился. Капитан, один из его бойцов и повариха остались в лагере. Блинов планирует в течение трех дней обследовать окрестности лагеря по кругу.
   Остальная группа на этот раз продолжила путь немного левее старого маршрута. С короткими привалами быстро добрались до уже знакомого маленького "оазиса", только теперь с северо-востока. На этот раз тут остановились надолго. Первым делом набрали воду в протекающем рядом небольшом ручье.
   - Уже, какой "оазис" осматриваю - всегда рядом источник воды, - поделился своими мыслями Павел Валентинович, сделав пару глотков из кружки. - И вот тут та же картина.
   - И тут на юго-востоке от анклава образовался холмик, хоть и поменьше размерами. Высота, наверное, метра полтора, - заметил Костя.
   - Да, словно выгребли часть местного грунта, прежде чем вставить новый фрагмент, - добавил Женя.
   - Но и на этот раз по размеру этот холмик все же в несколько раз меньше, того объема, замещенного оазисом или анклавом, - задумчиво произнес Павел Валентинович. - Даже та гора, что образовалась рядом с нашей основной территорией, составляет не более пяти процентов от того, что попало сюда из РСФСР. Даже если исходить, что глубина прихваченной земли составляет всего три метра. А ведь все скважины, которые сделали ближе к центру, достигают не менее ста метров и нигде не достигли местного слоя.
   - Может, тут выкопаем яму? - предложил Женя.
   - Да, Степа, ты начни в самом центре, Костя на севере, примерно в метре от края. И стоит собрать разбросанные интересные образцы местных обломков. Да, и растущие на территории анклава растения надо бы сфотографировать, а некоторые и взять с собой. Саня попробуй выкопать яму, так же в метре или двух от края оазиса, но уже за ее пределами. А мы пройдемся по окрестностям.
   Работали примерно час. Степа углубился больше чем на метр и наткнулся на твердый пласт, сквозь трещины в котором начала просачиваться вода. Глубина ямы Кости оказалась сантиметров около шестидесяти, а потом пошла уже местнпя горная порода. Саня быстро убрал мягкий верхний слой, а потом пошло что-то серого цвета вроде сухой буроватой глины, вперемешку с песком и пеплом и щебенкой. Затем он добрался до слоя каких-то гранул. Павел Валентинович взял у него образцы каждого слоя и все сфотографировал, а Саня уставший побрел обратно к оазису. Первоначальный энтузиазм прошел, а отсутствие интересного результата расстроило. И когда он уже переступал через невысокую преграду, неожиданно глаз остановился на самой вершине. Тут чернозем с самого края "оазиса" перемешался с материалом, составляющим верхний слой окружающей местности, в результате чего образовалась узкая серая зона. Она проходит по самому гребню и сейчас полностью покрыта травой. Совсем свежей, еще невысокой и изумрудно-зеленной по цвету. Поэтому она заметно выделяется по сравнению с пожелтевшими растениями на территории самого оазиса. Причем этими ростками покрыто больше половины площади и внешнего склона искусственной преграды, а некоторые ростки появились даже у его подножия.
   Саня тут же позвал товарищей. Все вместе во главе с Павлом Валентиновичем осмотрели всю полосу вокруг анклава. Такая же картина наблюдается и во многих других местах. Земные растения уже начали свою колонизацию новой территории. Немедленно все это было зафиксировано, для этого сделали более десятка снимков, линейкой измерили, насколько трава успела расширить свой ареал.
   - Павел Валентинович, получается, наши растения могут расти тут не только в "оазисах", но и на остальной поверхности мира? - спросил Саня.
   - Давай не будем спешить, - возразил Гуреев. - Возможно, оно растет только там, где наша земля смешана с местным грунтом. Заметь, он тут так же не однороден. И надо выяснить какие смеси плодородны, в какой пропорции. Поэтому давайте сначала соберем образцы и устроим опытный участок, рядом с водой. Видишь, старая трава тут сильно пожухла.
   - Вижу, - подтвердил Саня. - Она сильно завяла. Словно осенью. И так же как весной из-под нее уже выбивается новая зелень. Не понятно.
   - Думаю, сразу после переноса верхнему слою оазиса требовался период адаптации к новому месту и он не сразу прижился. Не все было благополучно на новом месте, например у него не было доступа к воде. Поэтому старая растительность немного пострадала, даже, несмотря на то, что в первые дни шли дожди. Ну а потом все пришло в норму. Фрагмент прижился к новому месту, раны зажили. Поэтому важно, чтобы наш опытный участок имел доступ к воде. Да и полить его сразу же не помешает.
   Рядом с ручьем выбрали участок площадью в четыре квадратных метров, которую разделили на пять полос шириной сантиметров в девять. На них высыпали всю землю, выкопанную Степой и Костей, смешали ее с верхним слоем местной породы, а потом уложили туда небольшие фрагменты с поверхности оазиса. Всего до двадцати квадратиков пять на десять сантиметров.
   До Рыжовки опять добрались только вечером. Целый день отъедались и отдыхали. Немного удалось и почитать. А потом утром снова двинулись в путь. На этот раз маршрут до лагеря в пустыне, а потом и до большого оазиса, проложили по прямой. Получилось немного короче, чем в прошлый раз, но зато взяли с собой больше груза: еще спальники и продовольствие. Поэтому на привалы останавливались чаще.
   На второе утро бойцы Блинова остались с командиром в пустыне, а шестерка во главе с Павлом Валентиновичем направилась в "оазис". Тут отдыхали до обеда. Опять Саня и Степа дважды прошлись до противоположного края и снова без результата. До вечера за пределами анклава устроили пять небольших опытных участка. На трех, землю, взятую из "оазиса", рассыпали по клеткам, расположенным в шахматном порядке, где ее опять смешали с местным верхним слоем, а потом туда посадили семена различных растений, захваченные с собой. На двух других участках выкопали по шестнадцать ямок шириной и глубиной в двадцать сантиметров. В них уложили кубики земли со слоем дерна, вырезанные на территории "оазиса". Отдельно посадили пять кустиков на берегу речки. И сразу же все полили водой. Для этого специально взяли с собой пластиковые ведра и лейку.
   Так прошел еще один день. Отдыхать легли еще засветло. Благодаря накопившейся усталости все кроме дежурного мгновенно заснули. Последним охранял бивак сам Гуреев. Заодно до подъема он успел вскипятить воду и согреть банки с кашей. Выступили в пять утра. Только на этот раз группа направилась на северо-восток. Там в двадцати семи-двадцати восьми километрах находиться еще один "оазис", размерами не уступающий первому. Большую часть вещей брать с собой не стали. С собой только оружие, спальные мешки, небольшой запас воды. Из еды по две банки тушенки, фунту сухарей, пачка галет и три шоколадных батончика с орехово-карамельной начинкой на человека, четыре пакета с супами быстрого приготовления на всех и консервы для Пальмы.
   Этот "оазис" заметили еще издали. Отряд как раз поднялся на вершину очередного холма, когда Гуреев, сверившись по своей карте, указал остальным рукой на вершину впереди. По виду она не очень и отличается от окружающей местности. Только цвет вроде бледно-красный. А пройдя еще с пару километров, начали различать растущие высоко ряды тоненьких березок.
   Площадь непосредственно "оазиса" составляет всего около двух квадратных километров, и представляет он собой каменный курган высотой до четырехсот метров и двумя вершинами. Один повыше, второй меньше размером и ниже. Однако до самого анклава добрались с трудом, так как пришлось преодолеть почти сто метров нагромождений из обломков величиной от метра в поперечнике до мелкой гальки, перемешанных с породой вроде глины и песка. Местами поверхность сильно вздыблена, где-то можно рассмотреть в разрезе горизонтальные слои пород, из которых состоит местная поверхность до двух метров в глубину. Встречаются и впадины, и трещины. И те и другие довольно глубокие. Подняться на вершину не удалось, так как склоны слишком крутые, местами чуть ли не отвесные.
   Конец дня потратили на обход анклава по периметру. При этом опять пришлось преодолевать окружающие завалы. Причем на юго-востоке они теперь представляют собой, по сути, единое целое с курганом. Зато отсюда все-таки удалось подняться на вершину. Особых ощущений опять никаких. А спуск дался даже тяжелее.
   Утром следующего дня они направились до границ родной территории. Шли довольно быстро, пока не остановились в огромной низине километрах в двадцати от горы. Тут задержались до конца дня. Обследовали, чуть ли не каждый квадратный камень. В трех местах по указанию Гуреева выкопали небольшие ямки. Костя и Женя в это время ходили за свежей водой до речки в двух с лишним километрах. Там на берегу позже и заночевали.
   После завтрака они поменяли направление своего движения по сравнению с маршрутом предыдущего дня, чуть ли не восемьдесят градусов. Через три часа, из которых двадцать пять минут потратили на привалы, добрались до маленького "оазиса". Теперь, когда Павел Валентинович всем показал большую карту, а не просто листки от него, где они с Женей делают свои пометки, стало понятно, что три соединенных больших анклава с городами окружены, по крайней мере, двумя цепочками так называемых "оазисов". Один из них из девятнадцати крупных, расположенных примерно в шестидесяти километрах от пограничного вала, второй из двадцати двух маленьких в восемнадцати-двадцати. Это не считая обнаруженного Степой и территории, занимаемой его бывшей частью.
   На этот раз маленький "оазис" состоит из небольшого заросшего пруда, а также полосы земли вокруг него шириной от шести до пятнадцати метров и примерно в четверть километра в длину, по форме немного напоминающей подкову или разорванный круг. Весь этот длинный и узкий клочок земли зарос местами крапивой и лопухом, а местами ивой и американским кленом. Левая треть подковы это вал шириной в четыре метра и высотой примерно в человеческий рост и его склон, заросший разным кустарником и ольхой. Данные семьдесят-семьдесят пять метров представляют собой большую часть старой плотины, которая теперь упирается в мощный завал из местного грунта, входящий узким мысом в сам водоем. Правая часть подковы также упирается в насыпь из местной породы, уже привычно ограждающей "оазис". Только тут она повыше но, так же похожа на разорванный круг, между краями которого открытая полоса метров в пятьдесят. В этом месте пруд из "оазиса" соединяется с местным водоемом, раза в три большим по площади.
   После обследования округи Гуреев заявил, что это озеро, скорее всего, возникло совсем недавно. Ручей, протекавший в трехстах метрах севернее с запада на восток, оказался прегражден, и он пробила новое русло на юг, заполнив образовавшуюся впадину. Излишек воды из нового водоема лишь примерно через километр добирается до старого русла.
   Домой отправились уже после скудного обеда из остатков сухарей. Хотя чувство голода и сильно подгоняло всех, добрались до своей территории только с темнотой. Поднявшись на пограничную насыпь, Павел Валентинович посветил фонариком. Ему тут же ответили. Через пятнадцать минут на легковой машине их доставили на ночлег. Разместили по двое у местных жителей. Завтракали в столовой местного колхоза. В Рыжовку они приехали на подводах незадолго до обеда. Зато весь оставшийся день отдыхали. На следующее утро в новый поход выступили только после завтрака. До нового место перехода искусственной границы добрались на трех подводах, выделенных колхозом. На этот раз им предстоит направиться к третьему "оазису", расположенному от первого в тридцати километрах уже на юго-восток.
  
   Колонна из пяти грузовиков, нагруженных зерном, свернули в сторону местного элеватора. А трое бывших пассажиров, оставшиеся на развилке, закинули рюкзаки за спину. Попутного транспорта нет, и не предвидится. А от окраины города, где сейчас находится троица до общежития где-то около пяти километров. Но после длительных прогулок с большим грузом за спиной по территории нового мира, для них такая дистанция кажется уже сущим пустяком. Поэтому махнув в след машинам рукой, все трое бодро зашагали вперед.
   То, что Степа остановится у них Саня и Костя объявили еще утром, когда дожидались попутного транспорта в правлении колхоза. Гуреев, Женя и Тарас уже убыли на УАЗике председателя, который сам отправился в город по делам. Вопрос, куда идти Николаеву оказался открытым. Как-то этот момент руководители упустили. Либо же его кто-то пропустил при передаче распоряжения. Добираться до администрации и выяснять далековато. Да и до дома Василисы, вернее ее деда, от места, куда, как они уже выяснили, их могут довезти не близко. К тому же Степа там только на временном постое. Но главное расставаться не хочется. Лучше теперь держаться вместе. А у них есть два свободных места. Переночует человек, отдохнет. Ну а там видно будет. Чего голову ломать. Вот так они Степу и убедили.
   День солнечный, поэтому припекает. Ребята сняли куртки-кителя от камуфлированных костюмов и закинули в вещевые мешки. Груз небольшой. На всех немного зелени, по паре килограмм огурцов и помидор, и еще три картофеля из молодого урожая. У каждого через плечо перекинут ремень от сумки-портфеля. Там личные вещи и бумаги, так как еще неизвестно, куда они попадут в следующий раз. И так, багаж из Рыжовки, куда они вчера уже не стали возвращаться, им привезли только сегодня. Ночевали опять в другой деревушке на краю обжитых земель. Потом с раннего утра на подводах добрались до села, где находится правление колхоза. И вот когда день уже перевалил за полдень, они добрались до города.
   Идти по ровной твердой поверхности, когда ноги не спотыкаются об очередной обломок, легко. Да и после пустынных пейзажей, тут в городе все привлекает внимание и радует глаз. Дома, улочки, зеленные газоны, деревья, пенсионерки, гуляющие с малышами и пробегающая стайка детей постарше. К тому же воздух свежий и чистый. Машин, мотоциклов на улицах не видно. Чаще встречаются велосипедисты. Минут пятнадцать посидели на лавочке в скверике, куда свернули примерно за километр от дома. Торопиться то некуда. Рядом павильон с напитками и мороженым. Купили лимонад и по брикету пломбира.
   Следующую остановку сделали возле продуктового магазина. Саня остался на улице с вещевыми мешками, а Костя и Степа зашли за покупками. Кажется, покупателей немного, так как друзья вышли минут через десять. У Степы пакет, в руках у Кости прозрачная пластиковая коробка с тортом и трехлитровая бутылка кваса.
   Еще пять минут скорым шагом, потом неторопливый подъем на второй этаж, и вот они в своей секции. Первым делом напились местной холодной воды из-под крана. Она тут чистая и холодная. Потом по очереди мылись в душе. Саня выскочил из кабинки мокрый и дрожащий. Тут уже низкая температура воды уже не радует. Долго выдержать под ее струями не удалось. Зато сам чистый и свежий. Быстро вытерся досуха и начал одеваться. Грязную одежду всю сгреб в пакет - завтра надо сходить постирать.
   - Ну что, ребята, электричества нет, хоть лимонада попьем с пряниками, - предложил Костя.
   - А чай с тортом попьем, как ребята придут, - поддержал его Саня. - Да и ужин тогда приготовим. Может сейчас, салат из помидор и огурцов сделаем?
   - Если вы хотите, приготовьте. Я не хочу, - ответил Костя.
   - Да и я перед выездом их вдоволь съел, - сообщил Степа.
   - Тогда и я не буду, - быстро согласился Саня.
   Между тем Костя достал из пакета хлеб, килограмм сахара, пакет с пряниками и лимонад. Для того чтобы убрать часть продуктов он открыл шкаф. Тот оказался почти полностью набит крупами и банками. Причем на верхней полке так и стоит часть пайка Кости и Сани, оставленные тут перед выездом в Рыжовку. Несколько секунд задумчиво повертев в руках банку с рыбными консервами, Костя поставил его на место.
   - Ребята, может, потом картошку заранее почистим, чтобы как дадут электричество ее сразу зажарить? - предложил Степа.
   - Хорошо, - ответил Костя. - А сейчас давайте за стол. Только сначала определимся с твоим, Степа, койко-местом, а так же матрацем, подушкой и одеялом.
   Картошку они почистили, залили холодной водой, но потом примерно минут через десять все как-то незаметно заснули. Проснулись только, когда пришел Максим. Точнее он просто растолкал по очереди Костю и Саню, а тут встал и Степа. Пока Макс мылся, остальные приводили в порядок постели. А потом, не успели еще и словом перемолвится, появился и Денис.
   - Знакомьтесь. Это - Степа Николаев, а это наш сосед ...
   - Да мы уже знакомы, - ответил Денис. - И даже раньше, чем с вами. Ну и как вы? Чем занимались?
   - Самочувствие нормальное, - ответил Костя. - Все это время исследовали сопредельные территории, в первую очередь "оазисы", это фрагменты территории вроде нашего, только маленькие. Ну и заодно местность по маршруту следования. Собирали образцы, составляли подробную карту. Снимки с беспилотников не дают полную картину.
   - Вообще-то основную работу выполняли другие, а мы просто таскали грузы, - дополнил его Степа. - Еще от нас требовалось, чтобы мы что-то почувствовали, но все это безрезультатно.
   - Еще сеяли по методу "Сани Юманеева", - с улыбкой продолжил рассказ Костя.
   - Это, что за овощ? - спросил Максим. - И чего это вы там сеяли по этому методу?
   - Да это случайно, получилось, - ответил Степа, улыбнувшись в свою очередь. - Саня расскажешь?
   Но тот молча принялся наливать воду в чайник, сделав вид, что не расслышал. Действительно все получилось случайно, но делиться подробностями не хочется. Во время очередного привала, в первый день похода до третьего большого анклава, он отошел по нужде. Уже привычно выкопал ямку саперной лопаткой, удовлетворил потребности организма и полез в карман за туалетной бумагой. Вместе с ней ему в руки попалось, что-то мелкое и твердое. Это оказались несколько зернышек овес и гороха. Как они попали к нему в карман не понятно. Хотя с другой стороны, объяснение есть. Когда вчера их везли на подводе, скорее всего семена и попали к нему в карман. Как раз до этого рассыпался мешок. И там действительно были овес и горох.
   Саня автоматически избавился от зерен и уже хотел зарыть свои следы, как в голове мелькнула мысль. Он высыпал, то, что уже было на лопатке обратно, собрал породу с того, места, куда упали семена и засыпал ею ямку. Вроде все хорошо и тут ему пришло в голову мысль полить этот клочок еще и водой, благо на привал как всегда остановились у небольшого ручья. Когда он набирал воду в небольшую пластиковую лейку, Гуреев поинтересовался, что он делает. Саня не нашел ничего лучше, чем рассказать правду. Павел Валентинович, тут же вытащил свою рабочую карту, чтобы сделать отметку. И вот тут у четверки на лицах появились широкие улыбки.
   - А зачем? - спросил Костя, ткнув в бок Степу. - Отмечаете места "боевой славы" нашего юного товарища для потомков?
   - В общем да, - серьезным тоном ответил Гуреев.
   - Ага. Лет через пятьдесят по нашим маршрутам будут водить экскурсии и детишкам и прочим расскажут, что вот тут на этом месте изволил облегчить свой организм сам Саня Юманеев, - продолжил Костя под общий смех.
   - Зря, Костя, ты иронизируешь, - ответил Павел Валентинович. - Из этого пустяшного вроде происшествия, даже несколько, по вашему мнению, комичного, может получится, весьма интересный и вполне важный результат.
   С этого момента на каждом клочке, где они справляли нужду "по большому" оставлялись какие-нибудь семена. Так как запас взятый с собой был невелик, к тому же предназначался и для других опытов, и в третьем "оазисе", и в четвертом собирали все, что можно. Брали с собой молодые побеги, корешки, семена. Так на одном из малых анклавов они обнаружили две небольшие ели. К их удаче обе с шишками.
   - Действительно, ничего смешного, - заявил Денис, выслушав рассказ. - Сыпучий материал покрывающий большие участки на той стороне вполне пригоден для почвообразования, более того его можно засыпать на наши поля для их улучшения и обогащения. Кстати, эти выводы сделали, в том числе, на основе материалов, добытых и вашими экспедициями. Ведь вы сами обнаружили, что на краях так называемых "оазисов" наша растительность начала распространяться и на местной поверхности.
   - А ты откуда знаешь? - спросил Костя.
   - Так я все-таки в научном центре работаю, принимаю непосредственное участие в исследовании доставленных образцов. Кстати, это вы нашли залежи соли?
   - Да, - ответил первым Степа. - Это рядом с территорией четвертого анклава. А вы откуда уже о нем знаете?
   - Так Гуреев сразу же доложил о находке по рации. Только я не понял, а что представляет собой сам "оазис". Меня как раз работой нагрузили, и я не присутствовал при всем обсуждении.
   - Фрагмент дачного участка, с несколькими домиками и фруктовыми деревьями, - пояснил Костя. Плоды еще неспелые, урожай можно будет собрать через пару месяцев.
   - А другие посевы? - спросил Макс.
   - Есть какие-то грядки. Мы кое-что собрали для себя. С питанием-то у нас не очень было. А тут такой подарок. Даже ночевали под крышей.
   - Да я слышал. Туда уже две новые группу отправили. Одну проверить источник соли. А вторая, значит, будет работать на дачных участках, - заявил Денис.
   - Ну а что еще интересного обнаружили? - поинтересовался Саня. - Мы ведь просто собирали, то, что говорил Павел Валентинович. А по некоторым образцам он и сам, вроде, только предположения делал. А потом, кроме нас ведь и другие группы работают. Тот же капитан Блинов, про него хоть и сказали, что он со своими бойцами числится в нашей группе, но действовал он совершенно самостоятельно.
   - Про мягкие осадочные породы я уже сказал. То есть вполне возможно, что нам удастся использовать их для создания сельхозугодий. Так вот тут уже обнаружили наличие песка, глины, различных минералов. Вот вы сами соль нашли. Есть строительный камень, - сообщил Денис.
   - Да мы видели сегодня, как с освободившихся после сбора урожая полей часть земли грузят на грузовики и везут на ту сторону. В правлении говорили, что это распоряжение сверху. Денис, а зачем все это? Для эксперимента небольшие участки и мы сами подготовили. И для чего нам эти новые поля? - спросил Костя. - Нам уже имеющиеся на своей территории нормально бы обработать. Ведь уже на лошадях пашут, из-за того, что начали топливо серьезно экономить. Особенно это касается личных подворий. При этом нам хватит и того, что уже можем собрать.
   - Как раз из-за проблем с топливом нам и нужны дополнительные посевы. Тот запас, что у нас есть, закончится рано или поздно. Это касается и торфа, который мы сейчас начали активно использовать. Поэтому необходимо имеет возобновляемые источники. Например, наладить производство биотоплива из сельхозпродукции, в том числе и из отходов жизнедеятельности животных. Так что, вы зря иронизировали по поводу метода "Сани Юманеева". Мы уже сейчас добываем похожим способом бытовой газ. Пока немного, но производство расширяется. Поэтому нам нужно больше коров, а для них больше кормов, - пояснил Денис. - Кстати, начали производить свой этиловый спирт. Планируется увеличить посевы рапса, сои и кукурузы.
   - Тут есть кислород, чистая вода, может, имеются и запасы нефти и природного газа? - спросил Саня.
   - Вряд ли, - ответил Денис. - Конечно, планета, на которой мы оказались весьма загадочная. Но его собственных биологических видов мы не обнаружили. Она словно заготовка. Не совсем понятно, откуда тут воздух. С водой еще можно предположить, что растаяли какие-то имеющиеся тут ледники. Вот словно взяли безжизненную планету земного типа и просто дали ему атмосферу пригодную для человека и воду. Только вот как все это поддерживалось в равновесии. Например, те же выбросы из недр, должны были нарушить баланс, ведь ресурсов для восстановления нет.
   - Денис, давай прекратим разговор на эту тему, - предложил Максим.- Все равно нам остальным многое не понятно. К тому же и у вас там для выводов пока имеется в наличие весьма скудная информация. Примем все как данность. Да. Пока признаков указывающих на наличие нефти и природного газа не обнаружили. Поэтому, надо исходить из худшего и готовиться выживать без них. Найдем хорошо, а нет - надо придумать, что-то другое. Мы вот вчера закончили переоборудование еще трех грузовиков на газогенераторы.
   - А ты как там оказался? - спросил Костя.
   - Так меня к кузнечным мастерским прикомандировали, а мы там всем занимаемся. Правда, я больше с плугами вожусь. Косули мастерим, сегодня отковал железо еще для одной сохи. Тоже проблема. Их в деревнях осталось раз два и все. Но инвентарь-то мы худо-бедно еще сделаем. Но лошадей мало. У Руянова есть конюшня, точнее, она была под его патронажем. Но там породистые особи. А нужны крестьянские рабочие. Вот из быков уже начали волов делать. Но тут хоть поголовье коров неплохое. Бычки будут. Вырастим. Правда, говядины в ближайшее время будет мало.
   - А разве в этих местах на быках пахали? - спросил Саня.
   - На этих территориях все же больше использовали лошадок, - ответил Костя.
   - Земля не подходящая, тяжелая - добавил Максим. - Участки маленькие не развернуться.
   - Дело не только в этом. Пахать-то на них можно, только вот содержать быков было невыгодно. Их ведь всю зиму кормить надо, а она тут длинная и главное снежная, при этом в это время для работ они были малопригодны. И да с другой стороны тут глубокая вспашка не требовалась.
   - Так если поголовье крупного рогатого скота теперь будем увеличивать, то кормов нам понадобится еще больше, - сказал задумчиво Степа.
   - Вот. Поэтому нам и нужны дополнительные выпасы, участки для покосов, фураж, а значит опять-таки надо увеличить площадь сельскохозяйственных угодий, - заявил Максим. - Так что нам новые земли очень нужны.
   - Не только для этого, - заметил Денис. - Твои газогенераторы на чем работают? На дровах? А деревьев у нас сейчас не так много. А они ведь нужны и для того чтобы восстанавливать кислород, который мы потребляем.
   - Так-то для газогенераторов и торф подойдет, - грустно промолвил Максим. - Но ты прав, запасы древесины надо восстанавливать, а значит высаживать деревья и не только на своей территории. Мы тут такими темпами все быстро спилим. Ребята, а вы там какие-то "оазисы" обследовали. Четвертый это часть дачного участка, а остальные? Как там с деревьями и выпасами?
   - Для организации выпасов эти анклавы расположены слишком далеко, - ответил Костя. - А вот первый большой "оазис" это действительно большей частью фрагмент леса. Но второй анклав это скальный. Есть и степные участки. А так ландшафт разнообразный.
   - Да по анализам доставленных материалов есть фрагменты из самых разных уголков, природно-климатических зон, - поддержал его Денис. - Один "оазис" попал из черноземной зоны южнорусских степей, другой из Приволжья, третий вообще из тундры. Есть лесные участки, горные, одно представляет собой часть соленого озера. Где-то на четвертом имеются дачные дома, где-то часть деревни.
   - А может, под каким-то из них, и нефть имеется? - с надеждой спросил Максим.
   - Нет,- ответил Костя. - Там максимум на глубине нескольких метров уже местный пласт начинается. Да. Сколько там времени осталось до девятнадцати тридцати?
   - А зачем это тебе?
   - Так электричество же должны подать, сразу картошку и поставим жариться. Мы ее почистили, теперь покрошить бы. Или что, есть проблемы с энергией?
   - Проблемы-то имеются, точнее, остаются, - ответил Максим. - Но хуже не стало. Если, ты, это имеел в виду. За эти недели положение даже немного улучшилось. Теперь электричество вечером дают уже в восемнадцать часов. И утром теперь выключают только в девять. Вечером уличное освещение лучше работает. Но это уже нюанс.
   - Так время уже седьмой час, - сообщил Саня. - Давайте плитку включать.
   - Подожди, - успокоил его Максим.- Не торопись. Ты не один такой нетерпеливый. Многие другие сейчас как раз включили массу своих электроприборов. Так что давай еще подождем минут двадцать. А пока ее нарежем.
   - Продолжительность периодов пользования электричеством увеличили, в том числе, и для того, чтобы снизить нагрузку, чтобы она не была необходима всем одновременно, - подержал его Денис, попутно ловко работая ножом. - А так фактически объемы потребления увеличились не намного.
   - Почему же, - не согласился на этот раз Максим. - У нас теперь не только радио работает, но есть и телевидение.
   - Что? - одновременно воскликнули трое из присутствующих.
   - Ну да, восстановили работу местного телевидения, - подчеркнуто спокойно сообщил Максим. - Теперь каждый вечер с девятнадцати тридцати можно посмотреть ящик. Дважды передают новости. Ну и концерт, какой или фильм в записи.
   - Но это же напрасная трата энергии, - воскликнул Саня.
   - Энергия тратится, - согласился Костя. - Но с другой стороны людям хочется все-таки и телевизор посмотреть. Уже вошло в привычку и превратилось в потребность. И это важнее даже экономии.
   - Тем более новости всем интересны, - добавил Денис. - Это ведь и средство информирования населения. Поэтому через некоторое время планируется часовой утренний эфир. Кстати, ребята, не хотите нашу местную газету почитать?
   - Что, и газета теперь издается? - удивился Степа. - Ведь сколько бумаги надо.
   - Да. Называется "Святославльские известия". Конечно выглядит не очень. По размеру тоненький листок формата А4, но все же настоящая газета, - сообщил Денис. - С бумагой действительно проблемы. Поэтому цена за макулатуру на приемных пунктах вторсырья высокая. Впрочем, как и на резину, пластик, ветошь и металлолом.
   - Ветошь и макулатура на новую бумагу. С металлоломом понятно, а пластик и резина куда? - спросил Саня.
   - Новая пластиковая продукция, а так же на изготовление синтетического бензина, - ответил ему Максим. - Теперь все идет на дело.
   Только успели помыть посуду после ужина, как раздался стук в дверь. Саня побежал открывать. Костя и Денис заканчивают расставлять тарелки. Макс возится с телевизором, а Степа моет руки. Снова закипела вода в чайнике. На этот раз ее должно хватить на всех.
   - Здравствуйте, - поздоровалась Василиса, как только Саня распахнул перед ней дверь.
   Девушка, не дожидаясь приглашения, переступила через порог и сразу прошла дальше. Денис тут же предложил ей стул, а Максим принялся разливать кипяток по чашкам. Саня, закрыв дверь, так же направился к столу. Однако пришлось сначала зайти к себе за стулом. Остальные уже заняли его друзья.
   - Вот ты оказывается где, - констатировала Василиса, обращаясь к Степе. - Я только освободилась. То, что вы должны приехать знала, но в администрации сообщили, что никто там не появлялись. Куда могут отправиться Саня и Костя, было ясно. Вот я и решила выяснить у них, где ты находишься.
   - Василиса Петровна, пусть он у нас на постоянной основе поселится, - предложил Денис. - Все равно постоянно работает с ребятами. Все-таки будет свой угол, а там у вас он все равно не дома.
   - Не слишком тут вам тесно будет?
   - Ничего место есть, - сообщил Макс. - Так даже веселее. Потом все же дешевле выйдет за жилье, свет платить.
   - Вот оно что, - улыбнулась Василиса. - А я-то думала!
   - И это, - не стал спорить Денис. - Степа, давай оставайся.
   - Хорошо, оформим его тут, - согласилась девушка. - Но ты, Степа, и про нас не забывай. Полина Кирилловна спрашивала, когда ты заглянешь. Но если тут останешься, рада будет если заглянешь в гости.
   Между тем перед ней появилась вазочки с пряниками и сахаром. Костя принялся разрезать на кусочки торт, а Денис достал конфеты и открытую банку со сгущенкой. Саня долил в свою чашку заварки и отхлебнул. Чуть не обжегся. Взял маленький кусок сахара. Василиса размешала свой чай и попробовала пряник.
   - Завтра с утра пойдете получать продовольственный паек на всех. Это надо зайти в новую администрацию. Там рядом батальон теперь дислоцируется. Вы приписаны к нему, и все обеспечение получаете там. Максим и Денис покажут, - приказным тоном распорядилась девушка. - Постельные принадлежности на Степу выдадут тут в общежитии. Но за бумагами зайдете ко мне. Потом займетесь снаряжением. Это к каптенармусу Алехину. Вы его знаете. Потом отдыхаете.
   - Может, мы в школу зайдем за литературой? - поинтересовался Костя.
   - Да. Сергей Викторович будет там, - сообщила Руянова. - У вас есть подготовленные справки? Сделайте с них копии. Да и его бумаги пока не читайте, так как важно какое потом вы сами сделаете заключение по тем же самым источникам.
   - Василиса Петровна, мы теперь опять книгами займемся? - спросил Саня.
   - А как вы себя чувствуете? Здоровье? Моральное состояние? Это не ответ вопросом на вопрос. От этого зависят детали по планам вашего использования.
   - В норме, - ответил Костя. - Травм нет. Есть некоторая усталость, но, думаю, восстановимся быстро. Отоспимся, прогуляемся, на город посмотрим.
   - Согласен, - коротко ответил Степа.
   - Я готов снова по ничейным землям прогуляться, - бодро, может даже слишком, заявил Саня.
   - Тогда, значит, два дня отдыхаете, с учетом завтрашнего дня. В понедельник с утра на изучение книг. Во вторник прямо отсюда выдвигаетесь на границу. Пункт назначения укажу дополнительно.
   - Опять исследовать новую территорию? - спросил Степа.
   - Да. Но у вашей группы отдельная задача. Что вы почувствовали, находясь в самих "оазисах"?
   - Ничего, - ответил Саня. - Ни я, ни Степа.
   - Так вот, все остальные задачи выполняете попутно. Изучением ничейной территории не увлекайтесь. Главное добраться до анклава и пройтись по нему. Если не получится как, не получилось с горным, пройтись хотя бы вокруг. Поэтому, можете действовать как в последней экспедиции, переходить сразу к следующему "оазису". Но вы должны посетить их все. Чем быстрее это получиться, тем лучше. И еще не распространяйтесь о своей задаче. Что же спасибо за чай. Думаю, завтра увидимся. Мне пора. Надо еще домой добраться.
   Провожать ее вышли все пятеро. К удивлению, автомобиля на улице не оказалось. Ни служебного УАЗика, ни личной "Белки" Василисы. Даже мотоцикла нет. И сама она задержалась. Саня растерянно огляделся. И только тут заметил, как Руянова спускает по крыльцу велосипед. Денис и Макс бросились помогать.
   - Вы, что на велосипеде поедете домой? - спросил Степа.
   - Разумеется. "Белка" хоть и весьма экономична, но все равно нуждается в бензине. А велосипед и средство передвижения, и для здоровья полезно.
   - Ну, Вы-то, можете себе позволить автомобиль. Все же это для дела, - удивился Степа.
   - Надо же и населению пример подавать, - ответила Василиса. - Люди они все видят. А так намного эффективнее, чем просто обращаться с призывами к экономии. Да. Вам же тоже велосипеды выделили. Пользуйтесь.
   Совет оказался полезным. На следующий день до обеда всюду ездили на велосипедах. Три велосипеда взяли напрокат, рядом с общежитием. Один из них трехколесный, с багажником позади. Он очень пригодился, так как в батальоне утром получили продукты на пятерых, причем троим их выдали за три недели. Побывали у Василисы, которая выдала Степе ордер на заселение. Сходили в финчасть за деньгами. Алехин приготовил два гражданских пистолета "шмель", четыре разгрузочных жилета, столько же новых рюкзаков и спальных мешков, три комплекта формы из смеси хлопка и полиэстера, серого цвета, из куртки с капюшоном и штанов. Общий вес костюма сего около четырехсот грамм. Кроме того на прощание он объявил: "Николаев, Юманеев в понедельник подходите за автоматами".
   Разгрузившись, поехали в школу. Оказывается, пока их не было, Сергей Викторович времени зря не терял. Как сам признался, работал по восемь часов в сутки. При этом надо учесть, что так-то он в отпуске, а дома у него есть и свои заботы. Таким образом, незаметно время дошло до обеда. Потом Костя отправился к Марку Андреевичу снимать мерки. Его костюм еще не готов, и вина тут только самого заказчика. Вернее, отсутствие у него времени. В это время Саня и Степа просто сидели дома и читали.
   Тем более Максим и Денис сразу по возвращению из батальона уехали на работу. Сегодня суббота и многие предприятия действуют в сокращенном режиме. Поэтому на других именно на выходные стараются запланировать операции, требующие большого объема электричества. Вот и в мастерских сегодня решили выполнить часть сварочных работ. А интересы Макса и раньше были намного шире, чем древнее кузнечное ремесло, он и реконструкцией техники первой половины двадцатого века увлекался. Поэтому теперь он довольно авторитетный специалист в налаживании производств по старым технологиям, а там все-таки и без современной сварки не обойтись. У Дениса свои дела. Научные.
   Костя вернулся примерно через полтора часа. Ребята его встретили уже перед общежитием. Все-таки не выдержали долго в четырех стенах. Пока они решили пройтись вдвоем тут рядом с общежитием. Ведь до сих пор даже Саня пока плохо знаком с тем, как тут вокруг расположено. Только один маршрут до школы и знаком.
   - Ребята, а вы куда?
   - Да вот решили прогуляться, - ответил Саня.
   -Меня подождите, - попросил Костя.
   Быстро поставив велосипед в хранилище, он вернулся к товарищам. После недолгого совещания решили идти в местный парк. Там есть возможность встретить знакомых. По дороге купили по два стаканчика мороженного. На него цена выросла совсем немного. Так что популярность у этого лакомства довольно высокая.
   Идти по улице приятно. Солнце клонится вниз, жара спала. Но пока легкие куртки, прихваченные на всякий случай все держат в руках. Народу вокруг довольно много. Суббота. Рабочий день у многих уже закончился, у других сегодня и вовсе выходной. А теперь, когда нет возможности сидеть дома за компьютером или за телевизором, люди вышли на улицу. Многие с женами и детьми. Часто встречается молодежь. Когда это небольшие группы только из парней или наоборот исключительно девичьи. Но попадаются и смешанные или и вовсе парочки. Но взгляд Сани и парочки его товарищей все же больше присматриваются к женским компаниям. Впрочем, приятно смотреть вообще на женщин, красивых, нарядных. Но и мужская часть соответствует. Выглаженные, выбритые, празднично одетые. Много улыбающихся людей.
   Настроение итак вполне бодрое, стало просто замечательным. Хорошо вокруг. Город цветет. Зеленные деревья дают приятную тень. Чистые дорожки, аккуратные газоны. Где-то там, в парке играет веселая музыка. Забылись все проблемы и тревоги. На душе светло и радостно. И люди вокруг такие замечательные, вызывают только самые теплые чувства, и хочется, чтобы все у всех было замечательно. Все-таки жизнь прекрасна!
   Вот так они и оказались уже где-то поближе к центру парка. Решили найти свободную скамейку, но всюду люди. Наконец, нашлась занятая только наполовину. Сидящие на ней не видны, так как скрыты за молодым человеком, стоящим рядом. Еще раз оглядевшись вокруг и не найдя ничего лучше, направились к этой скамейке, в надежде, что они не помешают, и им разрешат воспользоваться свободным местом. Когда осталось шагов пять, молодой человек развернулся в сторону Сани и его товарищей. Теперь хорошо можно разглядеть и коляску с пожилым человеком, и двух девушек, сидящих на скамейке. Первым желанием было сразу же свернуть куда-то, сделать вид, что шли куда-то по своим делам. Но уже в следующее мгновение Саня узнал обеих: Дарья Владимировна и Ксения Федоровна. Теперь уже не вежливо пройти мимо, хотя бы не поздоровавшись.
   - Здравствуйте, - произнес первым Костя, обращаясь в первую очередь к Ксении.
   - О, ребята, привет, привет, - обрадовалась та и обернулась к соседке и старику. - Представляю вам моих хороших знакомых. Это Костя, кстати, тоже историк. Его напарник Саша. Они прибыли сюда с исследовательской целью с профессором Валдаевым и застряли после катаклизма. С их товарищем я не знакома, но видела его у Руяновых, когда его представляли Михаилу Андреевичу.
   - С Саней и я знакома, - сообщила старику в коляске Дарья. - Он у Василисы в помощниках. Мы даже вместе работали. Я, Дарья, - представилась она Косте и Степе. - А это мой дед - Сергей Борисович Смирнов, моего двоюродного брата так же зовут Сергей.
   - Сережа приехал с семьей ко мне в отпуск и так же как и вы застрял тут, - пояснил Сергей Борисович.
   - Ребята, а где вы были, что-то давно вас не видела? - поинтересовалась Ксения.
   - Так мы сначала побывали в двух других Святославлях, потом документы привезенные с собой изучали. Почти две недели исследовали нейтральные земли. Только вчера вернулись, а во вторник снова обратно, - пояснил Костя.
   - Что же. Ксения, ваши знакомые вовремя появились. Мы тут заболтались. Вам отдохнуть надо, мне подумать, разобраться в воспоминаниях, да и утомился я. И Алеше с Дашой от меня надо отдохнуть. Так что везите меня домой внучки, - заявил Сергей Борисович. - Ты как, Ксения, остаешься тут?
   - Да. Останусь с ребятами, прогуляюсь в парке.
   Место освободилось, и все трое парней смогли присесть. Причем девушка устроилась с краю, рядом с Костей. Саня со Степой даже немного отодвинулись в другую сторону, дабы не мешать. Через полминуты они вдвоем отправились искать напитки и мороженое. И то, и другое нашлось довольно быстро и в одном месте. Есть и газированная вода, и квас. Только стоимость пластиковых стаканов оказалась как минимум вдвое дороже, чем сами напитки. Многие опытные отдыхающие пришли со своими. Остальным необходимо вернуть использованную тару в специальный ящик. Что и пришлось сделать Сане и Степе, дважды опустошив свои стаканы. Для Кости и Ксении они взяли две стеклянные бутылки. За мороженым пришлось отстоять в очереди. Хорошо Саня догадался взять пакет. Сложили туда пять эскимо на палке, но без обертки. Степа в руки взял шесть вафельных стаканчика. Дабы покупка не растаяла, до оставленной одними пары, пришлось возвращаться побыстрее.
   - Спасибо, - поблагодарила Ксения, выбрав два эскимо и один стаканчик.
   Кажется, они оба даже обрадовались появлению ребят. Хотя Степа и по дороге и намекал, что может быть они не ко времени. Специально даже переговаривались громко. А тут люди сидят на расстоянии чуть ли не в полметра, молчат и даже не смотрят друг от друга, смущенно рассматривая обувь. И только сейчас оба оживились. Однако молчание затянулась минут на пять.
   - Ксения, у Вас диктофон лежит рядом, вдруг забудете, - заметил Саня.
   - Да! Спасибо! Действительно потом могла его здесь забыть, - поблагодарила девушка. - Я тут беседу с Сергеем Борисовичем записывала. Хотя вроде это и не очень теперь актуально, но пока есть возможность, лучше не упускать. Итак, у нас, на мой взгляд, слишком мало осталось воспоминаний ветеранов. Да и то часто их рассказы не фиксировались, и теперь передаются через третьи-пятые уста. - А тут такой человек!
   - Думаю, воспоминания каждого ветерана интересны, - поддержал ее Саня. - Все же личные впечатления. Много интересного рассказал дед Дарьи Владимировны?
   - Разумеется. Ведь он действительно свидетель и участник очень важных событий. Воевать начал еще в декабре сорок первого. Участвовал во многих боях. Это ведь танки подразделения под его командованием вышли первыми на берег Рейна.
   - А его внук Сергей? - спросил Костя. - Кто он такой?
   - Ты, что не слышал? Приехал в отпуск с женой и ребенком и застрял тут. А так он старший лейтенант. Танкист. Вот с Дарьей вывезли Сергея Борисовича на прогулку. Ну, что ребята, вы отдохнули? Может, прогуляемся? - предложила Ксения.
   Костя вроде даже вздохнул с облегчением. Первым вскочил на ноги и протянул девушке руку. Ребята против прогулки возражать не стали, хотя и прошлись совсем немного. Через полчаса они добрались до доски объявления с афишей. В кинотеатре Дружба, расположенном рядом с парком, скоро начнется киносеанс. Костя тут же предложил посмотреть фильм. Степа и Саня и тут сразу же поддержали его. Ксения же просто не спеша направилась в нужную сторону. Успели. Повезло и в том, что в кассе, куда сразу заглянул Костя, еще остались билеты. Действительно, хотя удовольствие и стоит целый рубль в зале очень много людей. И зрители еще подходят. Причем есть молодые, есть люди среднего и старшего возраста. Много пар, кто-то с детьми.
   И вот погас свет, на экране появилось изображение, зал затих, и, кажется, даже замер, словно в ожидании чуда. Сколько раз Саня смотрел фильмы в кинотеатрах, но такого удовлетворения еще не испытывал. Не было таких волнительных ощущений. А тут его восхитило все. Положительным эмоциям способствует и то, что сегодня крутили комедию. Из зала народ вышел в приподнятом состоянии.
   Общее настроение полностью овладело и Саниными друзьями. Поэтому они решили немного прогуляться по парку, а потом идти домой напрямик. Они как-то не заметили и того, что начало темнеть, и того что рядом уже и нет никого. Костя с девушкой немного отстали, а ребята от них оторвались, чтобы не мешать.
   - Эй, залетные, куда ломитесь? - раздалось откуда-то слева.
   От неожиданности Саня и Степа остановились и принялись удивленно оглядываться. В это время из зарослей на асфальтовую дорожку перед ними вышло трое молодых парней, еще трое появилось справа. Один из них направил яркий луч фонарика сначала в лицо Степы, а потом Сани.
   - Ну и кто вы такие? Почему чужую землю топчете? Не слышу ответа! - громко крикнул один из троицы, появившейся впереди. Говорящий как раз находиться по центру чуть впереди своих приятелей и постепенно оказался уже примерно в метре от Сани. Даже неприятный запах водки чувствуется.
   - Идем по своим делам, никого не трогаем, - ответил Степа. - А ходить тут нам Высший Совет разрешил.
   Саня быстро осмотрел всех шестерых. Молодые еще. Примерно его возраста и младше. Их, конечно, больше. С другой стороны все сильно пьяные. Вон один уже с трудом на ногах держится. Да и на вид не очень грозные. Справимся. Только надо следить за теми, что стоят с боку.
   - Нам какой-то совет не указ. Так что штраф с вас, - хохотнул тот же парень, кажется, вожак. - Слышь, пацаны, они нам Советом грозят?
   - И какой штраф? - поинтересовался Саня. - Очень большой?
   - Деньги все выкладывайте, вон часики у пухлого хорошие. Курточки скидывайте. Я думаю, хватит. Ну и бегом отсюда пока не догнали. Что-то я добрый сегодня. А, Серый, добрый я, да?
   - Да. Тоха, я вообще с тебя удивляюсь, - с гоготом подтвердил высокий паренек, стоящий справа от вожака.
   - А что тут происходит? - спросил подошедший Костя.
   - О! Вот еще один чмошник объявился, - крикнул стоящий в центре группы, находящейся сбоку.
   - Штраф, говорю надо заплатить, за то, что по нашей земле ходите. Деньги, котлы, курточки ваши тоже пойдут. И с барышни тоже, - глумливо объяснил главарь.
   - И что тогда? - поинтересовался Костя.
   - Домой отпустим, только надо будет бежать быстро, - с усмешкой заявил Серый.
   - Ну почему сразу бежать, - возразил вожак. - Кастет вас еще обшмонает, чтобы вы там ничего заныкали. Да и девку оставьте тут. Ей с нами будет лучше. Ну, что вы стоите? Давай выкладывайте! Я ведь могу и штрафные санкции наложить. Отвешаем по самое не хочу. А зачем это вам. Правда, пухлый? - обратился он к Сане.
   - Ого, а что тут у вас? - заявила крупная девица в обтягивающих штанах, щурясь от луча фонаря, направленного ей лицо. Довольно сильно накрашенная и увешанная бижутерией. - Ей, Ксаныч, девки, хватит курить, идите сюда.
   На поляне появилась сначала невысокая коротко стриженная то ли парень, то ли девушка в футболке и брюках. А за ней две девицы, в чьей половой принадлежности ошибиться уже трудно, хотя обе, кажется, в штанах. Одна, вроде даже, вполне симпатичная. Стройная, темноволосая, аккуратная, особенно на фоне растрепанной девицы явившееся первой. Но все четверо безобразно пьяные.
   - Так эта краля, Васкина подружка, видела их вместе не раз, - заявила хрипловатым голосом четвертая, на вид даже старше тридцати. Учитывая, что остальным девушкам всего лишь около двадцати, а некоторым парням, может, и восемнадцати нет, ее присутствие среди них выглядит как-то странно.
   - О точно! Она со мной пойдет, - заявила стриженная.
   - Да нет. Нам с вами говорить не о чем. Мы своей дорогой пойдем, - заявила Ксения. - Пошли ребята. И да, мы действительно работаем у Василисы Петровны. - Они нам тут Большим, гро-о-омаадным советиком грозились, - размахивая руками, объяснил вожак девицам.
   - Да. Не ценят, Тоха, они твоей доброты, - заявил лидер второй тройки.
   - Надо наказать, - произнес еще один.
   Костя сделал шаг в сторону Ксении, и тут же на него с двух сторон напали. Это Серый хотели нанести неожиданный удар, и тут же его поддержал Тоха. Правда, ничего сразу у них не получилось. Костя, заблокировал первый удар. Потом взял вожака в захват и сильным движением направил в сторону второго нападающего. Саня, увернувшись от противника справа, врезался в того, что слева и рывком сбросил того на землю. Тут же заблокировал удар, нога противника оказалась в захвате, осталось потянуть его на себя, предварительно сильно ткнув ему в колено. Поверженный первым, попытался встать. Опять толкнул его, заставляя распластаться на траве.
   Степа уверенно держится против двоих, Костя сбил с ног Тоху и обменивается ударами с Серым. Причем тот уже начал только защищаться. Девицы визжат. Второй противник Сани кое-как встал, пришлось подсечкой под ноги свалить его на первого. Теперь надо навалиться на них сверху. И тут у него пред глазами заплясало, и тупая боль в затылке. Он с трудом повернулся и тут же получил в глаз. Это та самая, то ли парень, то ли девушка. А удар у нее сильный.
   - А ну всем стоять на месте! - голос Ксении показался идущим откуда-то издали, словно через ватную преграду.
   Громкий хлопок. Саня с трудом отбил один удар, второй. И еще хлопок. Неожиданно противник перед ним исчез. Зато рядом оказался Степа. Хлопок. Потом свистки. Саня устало сел на землю. Вставать совершенно не хочется. Да и сил нет. Голова кружиться. Болит и лицо, и затылок, и спина. Поэтому пока он приходил в себя, появившийся милицейский патруль и дружинники уже задержали нападавших. Потом Костя и Степа вывели его из парка. Так-то он шел сам. Но все это время друзья внимательно присматривали за ним. Откуда-то рядом взялись Максим и Денис. Но поговорить с ними не удалось. В машине, куда усадили Саню, для них не нашлось места. Когда прибыли в отделение, Саня уже чувствовал себя хорошо. Голова перестала кружиться. Мешала только усталость. Поэтому он уже уверенно продиктовал показания сотруднику милиции. К этому времени приехала Василиса, на этот раз на машине. Она и доставила ребят в общежитие, а потом увезла Ксению.
   Утром в девять часов все пятеро были в отделении внутренних дел. В кабинете их встретили капитан и сотрудник в штатском. Есть еще лейтенант, но он что-то пишет, не поднимая головы. Отвлекся только для того чтобы поздороваться. От ребят потребовалось только подтвердить вчерашние показания. Потом всем троим, показали нож. Костя опознал его, заявив, что похожий был у Тохи. На все про все ушло меньше часа.
   - Мы, все, свободны? - спросил Костя у капитана милиции.
   - Да, разумеется. Все тут ясно. Ваша знакомая сделала запись угроз. Да и мы были рядом. За компанией этой уже присматривались. Ваши показания полностью подтверждаются. Материал завтра передадим в суд.
   - А что им теперь будет? - задал вопрос Саня.
   - Получат четыре недели штрафных работ. Как минимум. Но так как, сначала они будут дурью маяться, знаю я эту компанию, им еще добавят. С этим сейчас строго. За меньшее серьезно наказывают.
   - Да. Чтобы и порядок был, ну и рабочая сила нужна, - добавил другой сотрудник милиции, тот, что в штатском. - Дел для них много. Землю копать, глину месить, дрова таскать. На торфяных разработках нужны разнорабочие. На производстве кирпича - грузчики. Придется выкладываться по полной. Дневные нормы хоть и выполнимые, но тяжелые. Сачковать невозможно. Не справился за девять часов, работай дальше. Не выполнил дневную норму, штрафной бал. Пререкался с представителями администрации - тоже штрафной бал. Выполнил меньше семидесяти пяти процентов, уже два штрафных балла. Накопил три - день наказания сверху. Не справился даже с половиной нормы, сразу дополнительные сутки, вообще отказался работать - двое суток. Кормят хорошо конечно. Но платят копейки. Вот если человек специалист, то наказание ему назначается по месту работы, а штрафы вычитаются из зарплаты. Так что в следующий раз уже отработавший наказание десять раз подумают, прежде чем что-то сделать. К тому же за повторное нарушение дополнительно наказание. Если по старым меркам, то сейчас стало уже намного спокойнее. Порядки стали строже. Вот до этой шайки теперь руки дошли. Ну и вы тут помогли.
   - Да нет. Мы могли и не успеть. Ведь не предусмотрели, что вот эти ребята вмешаются. Патрули слишком далеко находились. Хорошо у девушки травмат был. Вон Таньку вырубила. Жаль не свою тезку. Тогда, Александр, не пострадал бы. А почему вы были без оружия? Раз трудитесь в отделе у Василисы Петровны, за вами что-то должно быть закреплено.
   - Есть у всех "шмели", - ответил Костя. - Но ведь мы были не на службе. Не в пустыне. В мирном городе.
   - Так и мы, и вы теперь всегда на службе, - ответил капитан. - А в городе еще не все в таком порядке как хотелось бы. Вот эта шайка, например. Про него уже были сигналы. К этому участку парка присматриваться начали. Но если бы не вы, то когда еще поймали бы. Хотя прав теперь у нас стало больше. Кстати, и у вас. Поэтому оружие должно быть при себе. Теперь правила применения и использования проще. Михаил Андреевич насчет этого сразу издал распоряжения.
   - Он всегда был за это. Считал, что раз положено оружие, то не надо бояться из него стрелять, - заметил вошедший майор милиции.
   - И не только милиционеров это касается. Он не раз выступал за более широкие права добропорядочных граждан на владение оружием. Сам слышал, как он говорил, что гражданин должен быть способен защищать себя и других.
   - Да, но если бы и у этих было оружие? - спросил Степа.
   - У этих законного быть и не может. Ну а незаконное, если есть возможность заполучить, заполучили бы. Так что носите свое табельное с собой и в случае чего стреляйте. Но сначала все же о изменениях в правилах почитайте. Вот в данном случае, даже если бы вы кого-то из них и убили, серьезного наказания не последовало бы. К тому же из "шмеля" для этого еще постараться надо. И все же стреляйте по конечностям. Теперь в таких случаях одного вашего слова достаточно.
   - Да мы и так с ними справились, - ответил Степа. - И Саня обоих своих уложил. Они же пьяные были, а у нас все же подготовка. Вот только эта Ксаныч немного все испортила. Но ничего, за одного битого двух небитых дадут. Да Саня?
   - Как себя чувствуешь-то? - спросил капитан. - Зря на нее отдельную бумагу не написал.
   - Нормально. А на девушку жалобу писать как-то не по мне, - упрямо мотнул головой Саня.
   - Как знаешь. Хотя она-то, действительно, не такая уж и пропащая. Связалась только вот с этими. А так работящая, рукастая. Пенсионерам часто помогает. Семья у нее хорошая, - пояснил майор. - Вот, кстати, и ее старшая сестра.
   В кабинет вошла девушка очень похожая на Ксаныч. Невысокая, короткая стрижка, русые волосы лишь немногим длиннее, чем у Сани. Кстати, надо бы постричься, зарос слишком. Хотя вчера это даже оказалось даже к лучшему и немного смягчило удар. Круглолицая. Кстати, в ушах нет никаких украшений. Хотя ее все же за парня не примешь. Одета в белые брюки и футболку. Девушка несколько секунд помедлила, выбирая к кому обратиться.
   - Здравствуйте, у меня тут сестра оказалась... задержана вчера. Я, Ольга Свирина. Сестру зовут Ксения.
   - Да. Есть у нас такая задержанная. Ксения Свирина. Вчера в парке в нетрезвом виде в компании пьяных молодых людей напала на прохожих с целью ограбления.
   - Я знаю, что это не очень хорошая компания. Но моя сестра, может она только присутствовала? Может, она не виновата?
   - Ну да, не виновата. Вот эти трое парней работающие, в подразделении, подчиняющемся Высшему Совету, и девушка из научного центра вместе с ними, напали на компанию из десяти пьяных молодых людей. Это они примерно там же грабили прохожих, хотя в это время находились в пятидесяти-ста километрах от города, - зло ответил сотрудник в штатском. - Да нет. Кроме свидетельских показаний, которых уже самих по себе достаточно, у нас есть еще запись, улики, показания других потерпевших.
   - Я не это имела в виду, - тихо ответила девушка.
   - Вот этому парню Ваша сестра лично нанесла сзади удар по голове и в спину, а потом еще и по лицу. Он и его друзья просто шли мимо и попались на глаза твоей сестре и ее дружкам, - ответил ей майор милиции.
   - Простите, товарищ майор, но все же инициатором была не эта девушка, - справедливости ради решил сообщить Саня.
   - Но она приняла активное участие во всем этом деле, - возразил майор. - Вот, Ольга, посмотри на затылок парня. Посмотри, посмотри. Видишь, что там?
   Девушка нерешительно подошла к парню. Тот нехотя повернулся к ней спиной. Неожиданно, девушка прикоснулась к волосам рядом с раной. Хотя она это сделала осторожно, Саня недовольно убрал голову, встал со стула и развернулся лицом к ней.
   - Да, там кровь, засохшая, - тихо подтвердила девушка. - Это она?
   - Она, она, - подтвердил капитан. - А ну-ка, Александр, покажи что там. Ты, что у медиков не был? - воскликнул он, рассмотрев место раны.
   - Нет, - честно ответил Саня.
   - Ну, вы ребятки и даете. Ну ладно, этот два раза, да еще и с двух сторон, по голове получил. А остальные что? А ну-ка, Александр Юманеев, марш в травмпункт на обследование, - приказал сотрудник штатском.
   На выходе из отделения внутренних дел их встретила Василиса. Распорядившись, чтобы ждали ее, она вошла в учреждение. А пока ребята получили возможность подышать воздухом свободы, на свет божий полюбоваться, на солнце погреться. Однако уже через пару минут не все из этого набора им пришлось по душе. Уж очень жарко на улице, даже, несмотря на утро. Поэтому спрятались в тенечек. Воздух и тут хороший, и со светом все в порядке. И тут же Саня обратил на необычный объект. Рядом с крыльцом стоит коляска. Можно сказать про нее и обычная, но скорее это определение к ней подходило бы лет сто назад. А вот для начала двадцать первого века она скорее все же необычная. А еще в нее запряжена пара коней. На передке сидит мужчина средних лет.
   - Ну, что впечатляет? - произнесла сзади Василиса. - Вот пользуюсь и таким транспортом. Особенно в представительских целях. Не все на велосипеде педали крутить. Но на этот раз это оказалось еще и кстати. Значит, Саня, едем с тобой в травпункт. Остальные давайте к себе прогулочным шагом. Занимайтесь своими делами. К четырнадцати часам за вами заедет второй такой же экипаж. Вы сегодня ужинаете у нас. Дед приглашает. Прихватите ваши бумаги, потому что до ужина поработаем. Да и чистые вещи возьмите, для Сани тоже. Будет и баня. Все мы поехали.
   Ничего серьезно доктора не обнаружили, хотя, вроде, и старались. Чем-то намазали на место ранки, таблеток дали. В общем, по мнению Сани, они с Руяновой потратили время бесполезно. Зато в экипаже прокатился. Колеса прорезиненные, есть рессоры. Мягкие сиденья. Лошадки бегут ровно, только вот цокот железных подков по асфальту немного раздражает. Да и возничий норовит все время свернуть на грунт или газон, а там не очень и ровно. Из больницы поехали прямо к Руяновым.
   Дом Михаила Андреевича расположен на окраине города. Довольно большой участок, частично засаженный высокими деревьями, окружен забором из бетонных плит. Рядом протекает приток Роси. Внутри кроме двухэтажного не очень и большого дома с мансардой расположены несколько строений для персонала и хозяйственные сооружение. Метрах в двухстах левее небольшой поселок, относящийся административно к городу.
   Василиса сразу же провела Саню на кухню. Обедали тут вдвоем по простому. Тарелка борща и молодая картошка с зеленью, салат из свежих огурцов и помидор, белый хлеб. Из-за стола юноша встал с трудом. Немного прогулялся по территории, пока Василиса куда-то пропадала. Тут на дорожке, вокруг которой растут высокие липы, его и нашла Ксения.
   - Саня, идем со мной. Поможешь нам подготовить помещение в библиотеке, - велела она.
   Впрочем, оказалось, что от него требуется всего лишь переставить стол, принести пяток стульев и пару ящиков из небольшого кабинета Василисы, расположенного на том же втором этаже. Потом его еще на кухню отправили еще за одной картонной коробкой. На все про все ушло минут пятнадцать.
   - Все. Саня, тут в комнате рядом приготовлена постель. Иди отдыхать, - распорядилась Василиса. - И таблетки выпей.
   Проснулся уже после того, как приехали ребята. Забрал у них свои вещи, минут пять отвечал на вопросы о своем здоровье. На столе в библиотеке разложили привезенные бумаги и стопку книг. Заняли места вокруг. Но посидеть не пришлось. Поспела баня. А она тут хорошая. С парилкой, душевой. А еще в саду имеется небольшой бассейн, откуда Саню выгнали, чуть ли не силой. Однако, дело есть дело.
   Поэтому быстро вытерев капли воды, переодевшись в чистое, он уже чуть ли не бегом, двинулся за товарищами. На этот раз, уже зная свои места, быстро расселись вокруг стола. Присутствует семь человек: вся их компания, Василиса и Ксения. Вторая девушка тут еще и за секретаря. Она привычно включила диктофон, стационарный вычислитель, подготовила бумагу и ручку.
   - Итак, давайте о предстоящем задании для вас, - сразу же приступила к делу Василиса. - Тут опасаться некого, поэтому можно говорить свободно. А вот потом придется соблюдать секретность. С этого вопроса и начнем. Денис, передай ребятам подготовленные тобой листки.
   - Вот они. На одном содержатся специальные кодовые фразы. Можете взять их потом с собой. На втором вместе с ними указано и то, что они означают. Надо будет выучить их сегодня и оставить тут. Макси это и тебя касается.
   - Так я сам участвовал в их разработке, - удивился тот.
   - Но окончательный вариант еще не видел, - возразил Денис
   - Они необходимы, для того, чтобы передавать информацию для меня через Дениса и Максима, - пояснила Руянова. - В случае необходимости вставите эти фразы в обычное сообщение для друзей. Это может быть записка, телефонный разговор или еще что-то, в том числе переговоры по радио. В общих чертах об этом будет знать только Вадим Петрович. Даже Тарасу и Жене об этом сообщать пока не стоит. Только Гуреев будет знать и о вашем фактическом задании.
   - Мы будем работать вшестером? - спросил Степа, когда, девушка прервалась.
   - Да, - ответила она. - Действуете в том же составе. Хотя будете значиться, как обычная исследовательская группа, у вас своя особая задача. Официально уточняете данные о ресурсах обнаруженных "оазисов". Но на самом деле главное это выявление мест с особым энергетическим полем. Денис, Вам слово.
   - Я, ребята, кроме всего прочего состою в группе, которая продолжает исследовать феномен, из-за которого мы оказались тут. Максим, кстати, так же является консультантом по этому вопросу. Мы считаем, что и ты Степа, и ты Саня теперь должны чувствовать аномальные места, вроде тех "особых объектов" рядом со Святославлем, которые вы уже посещали. Точнее данные, полученные по вашей реакции при этом, уже подтверждают эту версию. А эти "объекты" как раз и есть причина всего произошедшего с нами. Поэтому во вторник вы направляетесь к соседям и посетите аналоги этих участков на их территории. Окрестности всех трех городов ведь идентичны. Затем вы соединяетесь с остальной частью группы и обследуете по очереди все малые анклавы, то есть большие и крохотные "оазисы". Задача - обнаружить такие же места и на этих фрагментах. Есть сведения, на основе которых можно предполагать, что как минимум одна подобная точка на них есть.
   - Василиса Петровна, почему группа будет передвигаться только пешком? - спросил Максим.
   - Во-первых, часть транспорта занята на уборочной и посевной, часть на добыче торфа. Несколько единиц вывозят почву на чернозем и обратно доставляют материал, покрывающий поверхность на той стороне. Кроме того, там уже сейчас создаем несколько полос лесных посадок. Для этого собираем тут у нас ростки деревьев. Особенно цены ива и тополь. Сколько-то автомашин выделили и для этого.
   Во-вторых, экономим топливо. Бензин и солярка сжигаются ежедневно чуть ли не тоннами. Хотя мы, практически, уже не используются и то и другое для производства электричества. Военные суда находятся на жестком лимите. Транспортное сообщение с той стороной озера в основном за счет парусных яхт. Рыбаки пользуются так же парусом или веслами.
   В-третьих, дорог в новых землях нет, поверхность неровная. Прокладывать трассы нам пока некогда, даже для добычи и вывоза уже найденных ресурсов. Поэтому мы не можем выделять транспорт всем исследовательским подразделениям, а значит и группе Гуреева.
   То же самое и с лошадьми. Все они заняты, кроме жеребых. Или пашут, или возят телеги. Даже племенных жеребцов используем под седлом. Вон даже из конюшни деда всех забрали. На паре я сегодня ездила, на другой паре - вы. Несколько единиц под курьерами. Пришлось несколько почтовых станций создать. Ну а тяжеловозы опять-таки все на посевной. Конечно, можно выделить для группы хотя бы одну лошадку, хотя бы как вьючную. Но это будет слишком выделять ее.
   Так что ребятам придется пройтись пешком. Но в каждом "оазисе" теперь есть временные стоянки с палатками и спальными мешками. Так что берете с собой только немного воды и сухие пайки. Идти будете от "оазиса" к "оазису". Сначала по большому кругу, потом по малому. Вот вам последние карты, составленные на основе снимков сделанных с беспилотных аппаратов и сведений, добытых исследовательскими группами, в том числе и вашей.
   - Итак, если мы обнаружим нужное место, то необходимо как можно быстрее сообщить Максиму или Денису, чтобы они передали профессору Валдаеву две книги, оставленные на тумбочке? - уточнил Костя, разглядывая листок.
   - Все правильно, - подтвердил Денис. - Да. Когда вы попросите убрать в надежное место патроны, значит, нужна помощь.
   - И вот еще, - произнес Максим. - Мы для вас сконструировали два прибора. Вот они. Как работать с ними я покажу. Там все просто.
   Он положил на стол два мобильных телефона, довольно больших по размеру, с антеннами наверху. Костя сразу спрятал оба в свою сумку вместе со своим экземпляром карты. Еще по одной копии снимков окрестностей достались Сане и Степе.
   - С вашим походом определились. Вопросы есть? - спросила Василиса.
   - Как мы будем получать продовольствие? Надо будет добираться до населенных пунктов? - спросил Степа.
   - Нет. Груз для вас будут доставлять прямо в "оазис" специальные группы. Хотя, возможно, пару раз придется и зайти в обжитые места, - ответила Василиса. - Ребята. Вы все равно будете становиться на привал. Да и во время перехода, часто голова будет свободной. Поэтому вот вам три вычислителя-планшета. Если будет возможность, поработайте и по второй теме. Только учтите, энергии аккумуляторов надолго не хватит.
   - Это из Империи передали? - спросил Костя.
   - Да. Специально для вас. Они пригодятся и для других целей. Например, хранение снимков. А теперь покажите мне, что у вас получилось при сравнении трех вариантов истории. Степа, сходи, пожалуйста, за самоваром. Ксения, надо отсканировать вот эти документы.
   - Вот тут на двух дискетах, все файлы, я свою справку сегодня отсканировал и проверил, пока в школе электричество было, - пояснил Костя, передавая коробку пластиковую коробку.
   Василиса тут же включила персональный вычислитель, и посмотрела на плоский экран, расположенный на столе. Через минуту она вставила в процессор где-то внизу и слева от себя дискету. Перекинув содержимое первой, взялась и за вторую. За это время Ксения успела уже закончить свою работу.
   - Все. Документы открываются. Костя, возьми свои дискеты, - с этими словами Руянова вернула коробку.
   - Василиса Петровна, а что у вас тут в доме сейчас электричество имеется? - удивленно спросил Саня.
   - Да. Дед еще в восьмидесятых увлекался вопросом использования солнечной энергии. Еще лет двадцать лет назад тут в доме установили первую домашнюю солнечную электростанцию. Ее уже дважды усовершенствовали. Теперь она дает семь киловатт. А два года назад и вовсе новую систему установили, мощностью аж на двадцать киловатта. Имеется мощная солнечная батарея. Выработка за сутки более ста киловатт/час.
   Есть еще маленькая, скорее даже микро, гидроэлектростанция на ручье. Маленькие ГЭС на прудах, он их называет "колхозными", еще одна слабость старика. К крупным, которые строят на больших реках, он относится довольно скептически, часто критикует. А эти любит. Так же как ветряные и водяные мельницы. Благодаря этому у нас теперь есть две такие ГЭС на наших речках. И главное оборудование для двух других и запасные части. Он уже велел механическому заводу изготовить копии с них.
   Да и в городе благодаря стараниям деда оказалось достаточно много систем работающих за счет солнца. Обе администрации: и та, где горисполком, и та, куда сейчас Совет по управлению перебрался, еще год назад получили свои установки. Да, теперь-то это уже не кажется самодурством и блажью заигравшегося сановного старика. Особенно пригодилось то, что солнечные электростанции установили на всех государственных предприятиях. Но раньше даже меня это его увлечение раздражало. Думала, зачем нам резервная автономная энергетическая система, к тому же с уклоном в защиту природы. А вот в Империи в этом вопросе дальше нас пошли. Позавчера завершили наладку полученной от них новой системы на целых три мегаватт/час за сутки.
   - Мы еще вчера ветряную установку поставили, - сообщил Максим, пока Руянова пьет воду из стакана. - Послезавтра сдадим две миниГЭС, и надеюсь, потом достигнем уровня производства не менее одной в день.
   - Это хорошо, - прервала его Ксения. - Но давайте пить чай.
   Костя бросился помогать ей, разливать кипяток из самовара по стаканам. Степа раскладывает на тарелки бутерброды с маслом, сыром и колбасой, которые достает из коробки, давеча принесенной Саней. Потом там нашелся и сахар, и пряники. Однако долго наслаждаться не пришлось. Выпили по стакану и сразу со стола все убрали.
   - Теперь все подойдите ко мне, - велела Василиса. - У вас в вычислителях уже стоит такая же база данных, для учета дат, временных периодов, людей, событий, прочего, что совпадают хотя бы в двух версиях. Это узловые точки, к которым стремятся разные ветки. Например. День Победы. Во всех трех вариантах нацистская Германия подписала договор о безоговорочной капитуляции в ночь с восьмого на девятое мая. Вторая Мировая началась первого сентября, на нас напали двадцать второго июня сорок первого. Гагарин полетел в космос в апреле тысяча девятьсот шестьдесят первого. Российскую Империю уничтожили в феврале семнадцатого, а большевики свергли временное правительство во главе с Керенским седьмого ноября, причем всюду по новому стилю, того же года.
   Но при этом в двух вариантах в один и тот же период была зимняя война с Финляндией. У нас же ничего такого не было. Зато был Северный конфликт тридцать второго года с той же Финляндией и Норвегией. В тридцать третьем воевали с Польшей и Румынией. В нашем варианте конфликт у озера Хасан был более кровопролитным, боевые действия на Халхин-Голе масштабнее. Рассаживайтесь, пожалуйста, на свои места.
   Степа пересмотрел свои записи, сделанные на листке бумаги за те десять минут, когда обсуждали порядок внесения данных в базу. Для этого они даже включили свои планшеты-вычислители. Степа с Денисом пользуется одним из них вместе. Вроде все понятно. Внес запись, а потом, когда появится доступ к сети, можно все сбросить на сервер, где содержится основная информация и одновременно скопировать все уже накопленное там к себе. Между прочим, в базе уже довольно много интересного.
   - Здравствуйте, - послышалось от дверей. - Обсуждаете вопросы по истории?
   В комнату вошел сам Михаил Андреевич Руянов. За его спиной стоят Федор Дмитриевич Ермаков и Толя Ветров. Тут же Степа вскочил на ноги и вытянулся по стойке "смирно". Получилось практически одновременно с Костей и Максимом. Денис и Саня сделали это с некоторым запозданием. И если младший еще пытается что-то изобразить, то старший особого усердия не стал и показывать. Стоит немного вальяжно, чуточку расслаблено. Ну и глазами "есть начальство" не собирается. Да и девушки из-за стола поднялись довольно медленно.
   - Да. Задачи по обследованию малых анклавов мы уже обсудили, - пояснила деду Василиса. - Перешли ко второму вопросу.
   - Только я как раз хочу сейчас вернуться к первому вопросу. Есть некоторые изменения. С вами ребята будут работать три бойца Александра Родославского. Официально они включены в группу для охраны. Но фактически у них та же задача, что и у вас. Эти бойцы как раз из тех, кто прибыл с князем, и тоже могут чувствовать.
   - А сам князь?
   - Он сейчас занят, как и большая часть его людей. Решает проблемы в окрестностях нашего второго города-близнеца. Вы, кажется, знакомы с неким майором Максимовым?
   - Да.
   - Вот приходится разбираться с ним и с его людьми. Конечно, там контрразведка в первую очередь задействована, но требуется силовая поддержка. Кроме того, он со своими бойцами изучает местность, чтобы в случае чего хорошо ориентироваться там, заодно это приводит в чувство местных.
   - А зачем нам охрана? - спросил Костя. - Нас шесть человек. Физически крепких молодых мужчин. Мы хорошо вооружены, подготовлены, есть собака. Я понимаю это для прикрытия. Но все же.
   - Про то, насколько вы сами готовы дать отпор, другим знать не обязательно. В то же время, неизвестно кого и что вы можете встретить даже в окрестных Новых землях. Но это гипотетическая угроза. Но есть недовольные и у нас, и тем более у северных соседях. Думаю, и у императорских не все так безоблачно. Тем более теперь, когда мы затягиваем пояса и увеличили требования. Наши люди пока не бегут. По крайней мере, факты не зафиксированы. А вот на севере все возможно. Тот же майор милиции куда-то скрылся. Так что надо быть готовым. Задача вам поставлена серьезная. Да и сами вы для нас довольно ценные сотрудники.
   - Ясно, товарищ Руянов! - ответил, вскочив на ноги и опять встав по стойке "смирно", Костя.
   Его примеру последовали и все стальные, в том числе и Степа. Вот вроде старик ничего особенного не сказал, а уже хочется бежать выполнять поручение. И даже чем труднее будет, тем лучше! Михаил Андреевич не спеша прошел вокруг стола и занял стул рядом с внучкой. Движение глазами, и Ермаков устроился на свободное место. Все молча ждут, пока заговорит старый Руянов.
   - Что же теперь по второму вопросу. Толя присаживайся пока. Хотя, достань сначала, книги вон с той полки. Честно говоря, бегло просмотрел только общую справку. Вот учебник истории для школьников читаю. Но время, время. Забот полно. Хорошо сегодня воскресенье, вот освободился. Ну и дела приходят в норму. Поэтому хочу немного с вами поговорить. Итак, Степан, правильно я запомнил? Простите возраст.
   - Так точно?
   - Спасибо. И вставать не надо. Василиса, напиши на листочке имена присутствующих, дабы мне не ошибиться. Степан, я тут почитал одну твою справку, и вот возникли вопросы. Хочу уточнить. У вас с шестьдесят девятого года во главе государства стоял некто Росин.
   - Да. Алексей Ильич Росин. Председатель Верховного Совета СССР, генеральный секретарь КПСС, руководитель Совета обороны. Занимал эти должности до девяносто первого года.
   - Посмотрите, пожалуйста, - предложил Михаил Андреевич, доставая фотографию из папки, которую подал парень, которого Руянов назвал "Толя".
   - Да, очень похож на Алексея Ильича, - ответил Степа приглядевшись.
   - И как он страной руководил?
   - После того как он ушел, долго ругали, в последнее время наоборот многие хвалят. Хвалили... Начали говорить, что при нем стабильность была, конфликты не лез, порядки были не такими строгими как при Сталине или старом Росине. Но многие говорят, что Юрий Михайлович был бы лучшим руководителем. Или тот же Андрей Всеволодович. Они кстати, тоже Росины.
   - Они есть на этой фотографиях? - опять спросил Руянов, протягивая целую кипу.
   - Вот Юрий Михайлович, - указал на изображенного на первом снимке, Степа,- вот он на втором. Это, кажется, Алексей Ильич, просто я чаще видел его снимки, когда он был совсем молодой или когда уже был стариком. Вот тут точно он. С четырьмя Звездами Героя Советского Союза. А столько никто другой не имел, кроме еще двоих. Но те выглядят несколько иначе.
   - Только на фотографии не Звезды Героя Советского Союза, - поправил его Костя. - У нас СССР не было.
   - А причем здесь СССР? - удивился Степан.
   - Видишь вот этого генерала. Так же с тремя Золотыми Звездами? Это Иван Руянов, - ответил ему уже Максим.
   Костя только кивнул головой. Саня, встав, осторожно из-за спины Степы посмотрел на фото. Действительно он, кажется, его видел в каком-то издании. Скорее про летчиков. И на снимке они. Пять человек в форме ВВС. Все кроме Алексея Росина с тремя Звездами. Ермаков с улыбкой смотрит на опешившего Степу.
   - Федор Дмитриевич, зря улыбаешься, - произнес Руянов. - Веселого мало. В общем парень определенно опознал Алешу Росина. Значит, он имеет много общего с их "Тишайшим и дорогим Алексеем Ильичем". Тогда вроде бы уже понятно, почему его так называли, логичны результаты, но все равно представить Лешку главой государства! Тем более нашего. Поразительно!
   - А почему это Вам не нравится Алексей Иванович Росин. Четырежды Герой Советского Союза. Сто семнадцать личных и тридцать две групповые победы. Командир лучшей авиационной истребительной бригады. Он единственный человек кто удостоен ордена Победы в звании комбриг. Ну, второй он получил намного позже, когда уже маршалом был.
   - Человек он неплохой, - согласился Михаил Андреевич. - И летчик замечательный, и Герой. У нас за ним числится сто двадцать восемь личных и сорок пять групповых побед. Правда, командовал он не бригадой, а полком. Но особым. Но вот руководитель из него не очень. Его уровень - максимум эскадрилья. В полку у него были отличные заместители, которые и тянули руководство. Он же в основном исполнял представительские функции. Почет, уважение, конечно, все это имел. Да депутат, член комиссий и президиумов. Но руководить, только потому, что четырежды Герой! Ну, Герой, и что из этого?
   - Вообще то и этого немало, - сердито возразил Степа. - Четыре Звезды это ого-го. Тут одну попробуйте заслужить!
   - В чем-то молодой человек и прав. Действительно Героя еще заслужить надо. И все же руководство страной требует и других качеств, - усмехнулся в наступившей полной тишине Михаил Андреевич.
   - Разрешите, - в дверях появился подтянутый офицер. - Товарищ Руянов, вас к телефону.
   Хорошо, иду. Переключите на кабинет, - ответил Михаил Андреевич. - Я покину вас пока. Федор Дмитриевич, оставайтесь. Ветров, со мной. Продолжайте товарищи.
   - Степа, ты думай, когда, что-то говоришь, - с укоризной заявил Максим, как только старик закрыл дверь.
   - Да. Молодой человек, Михаил Андреевич и сам трижды Герой. А такой чести удостоены кроме него только полководцы и летчики, - пояснил Ермаков.
   - Так Михаил Андреевич, тоже к высшему начсоставу относился, - добавил Максим.
   - Комбрига ему дали только через пару дней после подписания Указа, - не согласился Федор Дмитриевич. - Первую Звезду Героя он получил в конце сорок первого, второй в конце сорок второго. Третий за то, что его танки первыми вышли к Рейну и переправились через него.
   - Рейн? - удивленно переспросил Степа, потом посмотрел на Ксению. - Но вчера, вот мы ... мы там встретились...
   - С кем вы там встретились? - спросил Ермаков.
   - Ну, в парке... вечером, - совсем растерялся Степа.
   - А! Я вчера беседовала в парке с Сергеем Борисовичем Смирновым, когда ребята к нам подошли. Я тебе, папа, позже даже запись покажу, - пояснила Ксения. - Я сказала, что именно танки из подразделения под его командованием первыми вышли к Рейну.
   - Тогда понятно, что смутило нашего друга, - улыбнулся Ермаков. - Действительно двадцать восьмого апреля сорок пятого года к Рейну первыми вышли легкие танки разведывательного батальона пятьдесят четвертой отдельной гвардейской танковой бригады. Батальоном командовал гвардии капитан Смирнов, бригадой - гвардии полковник Руянов. Вот они оба и получили за это Золотые Звезды.
   - Степа, не расстраивайся и успокойся, - произнесла Василиса, призвав жестом руки всех к тишине. - Ты все правильно говорил. Ну а в том, что в каких-то деталях нашей истории пока не знаком, твоей вины нет. И у нас не все знают эти подробности. Все же дед не был такой уж значимой фигурой во время войны. Да и военную карьеру он не сделал. Уволился из армии еще осенью сорок пятого. Прошел четырехмесячные курсы, и был назначен директором МТС.
   - Но командир бригады это немаленькая должность, - возразил Степа.
   - Но все равно далеко не на самых первых ролях. Да и заслуги остальных его сверстников-родственников не особо выпячивалась. Воевали все. И в то время они были молоды, высоких должностей не занимали, как и миллионы других. А посты, которые они занимали уже в семидесятые и восьмидесятые, требовали других способностей, других заслуг. И все зависело уже от того какими они стали к этому периоду. Знаний, умений проявленных уже в других условиях. Не все же на старом багаже выезжать.
   - Ну и о чем спорите? - спросил Михаил Андреевич, входя в комнату.
   - Да вот, Федор Дмитриевич, упомянул о Вашей третьей Звезде Героя, - сообщила Василиса.
   - А, - махнул рукой старый Руянов. - В общем-то, ничего особенно героического я тогда и не совершил. Ну, вышли к речке, отрезали противнику переправы. Да, действовали хорошо. Бригада отличилась. Но я все же на орден Суворова рассчитывал. Ну, если не первой, то хотя бы еще один второй степени.
   - Да у Вас, Михаил Александрович, и так было четыре ордена Суворова, в том числе один второй степени, Кутузова третей степени, два Александра Невских, - произнес Ермаков. -Командиром бригады стали в двадцать два года, через полтора года получили звание комбрига. А ведь войну начинали младшим лейтенантом. И вдруг уволились.
   - А что мне в армии делать было? Вот сегодня седьмое число по новому календарю. Тридцать пять дней как мы находимся тут. Первый день и тридцатое июня в старом мире совпадают. Значит сегодня по старому счету третье августа. Мы в сорок первом как раз в этот день Минск потеряли. Последние части, из тех, что могли, вышли через пробитый коридор. Пятого я со своим отрядом был уже на правом берегу Березине. Прикрывали переправы, через которые отходили остатки дивизий. Сам со своими людьми через реку на плоту переправился в ночь с седьмого на восьмое.
   Не знаю, что чувствовал Наполеон, а я в тот момент был очень зол на себя. К тому же пришлось перед уходом подготовить к взрыву оставшиеся два танка, которые были без хода, боеприпасы в том числе восемнадцать снарядов для трофейной "тройки". Весь день экономил боеприпасы. До этого с раннего утра несколько раз лазили к подбитым немецким танкам, стоящим на ничейке - собирали оставшийся в них боекомплект. Потом перетаскивали все это к себе. Сберег, и тут вот не пригодились. Только если как дополнительная взрывчатка.
   Вот тогда один сержант, призванный из запаса, ко мне в подчинение со своим танком попал только за неделю до этого, и говорит: "Ничего, лейтенант, вот людей не вернуть, а добро мы наживем". Он позже в начале сорок четвертого ногу потерял. Вернулся в колхоз, сразу председателем стал. Писал мне, честно рассказывал о трудностях.
   Война закончилась, мы победили, а хозяйство страны находилось в сильном расстройстве. Людям хлеб, сахар и картошка были нужны. Многие досыта каши не ели. Люди раздетые, разутые. Только в сорок первом кроме Минска потеряли еще Могилев, Смоленск, Псков. Новгород с трудом удержали, Киев в развалинах, Одесса больше года была в осаде. Фронт вплотную подошел к Николаеву, а так немцы заняли почти всю Белоруссию и Правобережную Украину, Псковскую область, часть Петроградской, Брянской областей и другие территории. Бомбили Москву, Петроград, Севастополь. И всюду где прокатилась война разруха и разорение. Сколько трудоспособного населения погибло, стало инвалидами.
   Кому-то ведь надо было всем этим заниматься. А я ведь все-таки Руянов. В армии и без меня люди были. В то же время академию не заканчивал. То есть ценность была пониже, чем у старших товарищей. В случае необходимости и вернуться мог в строй. Все-таки командир бригады не такая и важная фигура, да и требования к нему ниже. Да к тому же я в то время был уверен, что все больше войны не будет. Люди теперь будут жить в мире и дружбе. Опыта гарнизонной службы в мирное время не имел. Зато молодой, без семьи и мне легче было поменять судьбу, начать новую жизнь. Ну не мог я пользоваться благами, положенными комбригу, в то время как инвалиды и женщины землю пашут.
   Но хватит обо мне. Займемся другими вопросами. По экспедиции. Особое внимание необходимо уделить наличию в "оазисах" сухого топлива. Если что-то найдете, то определите примерный вес и объем. Посмотрите где нужно провести санитарную вырубку. Нам пригодится все: дрова, хворост, торф. На земли, относящися непосредственно к северному городу, желательно не заходить. В дорогу выходите с северо-восточного края территории Империи. Запасы продуктов получите там же. И еще. Соблюдайте осторожность. После обнаружения искомого участка, более там ничего не предпринимайте. Доложите и ждите указаний. Радиоцентр оповещен.
   Далее. Вы все пятеро приписаны к отдельному батальону при Совете. Это сделано для упрощения и унификации структуры управления, ну и для наведения порядка в бюджете. Несмотря на грозное название этой структуры, все же в ее деятельности мирные задачи преобладают. Просто так легче учитывать людей и группы. Фиксировать перемещение, изменения задач, оперативно перебрасывать с участка на участок. В то же время все вы будете снабжаться в одном месте и нет необходимости дублировать разные административно-хозяйственные структуры. Со следующей недели вы начнете получать в батальоне и деньги, и продукты, и вещевое имущество. Там же будет храниться снаряжение, выдаваемое временно. Через его службу тыла будете решать и свои жилищные вопросы. В подразделении будет своя санчасть. И впредь, в ситуациях, подобных вчерашней, необходимо будет сразу обращаться в батальон, в том числе для медицинского обследования. Вы все хотя бы временно к какой-то больнице-поликлинике прикреплены? Нет. Плохо. Вот теперь этот вопрос будет решен. И не должно быть такого, как с Николаевым, когда он после возращения из командировки не знал, куда ему идти. При необходимости искать вас так же будем через батальон. А во всем остальном вы подчинены мне и Василисе. Ясно. Я по себе знаю, как трудно без твердого штатного места. Юманеев, как самочувствие?
   - Хорошее, товарищ Руянов, прошел обследование в медицинском учреждении, справка у Василисы Петровны.
   - Хорошо, значит, ужесточать наказание этой компании не будем.
   - А, что им будет? - спросил Максим.
   - Принудительные рработы четыре недели. Будут грузить землю, которую будем возить на новые целинные земли. Дел там много, а техники не хватает. Все что можно, перебросили на строительство плотины для нового ГЭС.
   - Так вроде основную часть Новземской заканчивают, уже начали монтаж оборудования, - произнес Денис. - Борис Витальевич сейчас там, ну и разумеется все энергетики из нашего центра.
   - В промсекторе такая же ситуация, - сообщил Максим, - поэтому миниГЭСы, ветряки, теперь в основном в наших мастерских делаем.
   - Уже вторую плотину начали строить, - ответил Михаил Андреевич. - Небольшие гидроэлектростанции теперь самое важное направление. После войны они нас сильно выручили. У нашей МТС тоже такая была. Их тогда много строили. В отличие от больших значительных площадей не занимают, на экологию и климат сильно не влияют, протяженных линий электропередач не надо. Зато пруды помогали и в орошении, и были хранилищем воды на случай пожаров, и рыбу там разводили. Особенно в степных районах это приносило большую помощь.
   Позже у меня в районе, куда меня отправили председателем исполкома в пятидесятом году, были большие овраги, почти не пригодные для хозяйствования. Зато там построили целых три ГЭС. Заполнили их водой. Скотину поили, берега деревьями засадили. Да и для линий посадок это было хорошим подспорьем. Жизнь людей заметно улучшилась. Все делалось в рамках большой государственной программы, и моих заслуг на самом деле в этом было мало, но после этого с населением лучше работалось.
   Очень нам нужны эти ГЭС. Тем более ТЭС надо будет или вовсе остановить, или хотя бы ограничить ее работу. Торф надо экономить. Да и вырубку деревьев я сегодня приказал сократить. Только американские клены, кустарник, а также больные и сухие экземпляры. Топливо необходимо запасти на зиму. Еще неизвестно насколько суровой и длинной она будет. Потом уже можно будет с учетом полученного опыта распланировать расход лет на десять, а там уже наши нынешние посадки начнут давать результат.
  
   Саня недовольно поджал ноги, чтобы убрать их под навес. Кроме продуктов и оружия им пришлось нести на себе и коврики, а также тонкие стойки из алюминия, и большой кусок непромокаемой ткани из которой и сделали укрытие. Кроме того, у каждого своя плащ-палатка. И все это пригодилось. Уже второй раз за этот поход группа попала под дождь.
   Сегодня капать начало, когда они еще находились на полпути к этому "оазису". Через час лил уже довольно сильный дождь. После этого поверхность быстро намокла. Идти стало намного труднее. Порошок, составляющий верхний слой, превратился в настоящее тесто, которое часто просто не давало оторвать ногу. Оно прилипала к ботинкам как замазка. Приходилось постоянно соскребать лишнюю тяжесть палкой. Скорость сильно упала. От налипших килограммов окончательно удалось избавиться только тут, добравшись до "оазиса". Здесь все-таки трава. Все сразу же вымыли свою обувь в местной луже. Но теперь берцы насквозь мокрые и их приходится сушить. Хорошо у них у всех в запасе есть резиновые галоши. Можно хоть по территории "оазиса" передвигаться.
   Крупные капли, превращаясь в настоящие струи воды, бьют по натянутому полотну. Навес поставили в укрытое место, между холмами и поэтому тут ветер не чувствуется. Сразу же поручик Барков выдал всем по двадцать грамм спирта, по куску сала и сухарю. Теперь Женя и унтер-офицер Платонов, он также как и поручик, из людей князя Александра, сумели зажечь костер из таблеток сухого спирта и более или менее сухих веток, обнаруженных уже тут. Дно чайника, наполненного водой, уже начали облизывать языки пламени. Но все-таки топливо несколько намокло, и теперь тут под навесом уже много дыма. Может, стоит перебраться в палатку? Ее на небольшое возвышение поставили еще предшественники, поэтому там сухо и нет этого, режущего глаз дыма. Правда, там тесновато, да и не так светло. А вот там, у подножия холма, что напротив, небольшая впадина, и там, кажется, сухо. Если еще укрыться плащ-палаткой.
   Саня так и сделал. Над головой небольшой естественный козырек. Внизу сухо, к тому же он тут постелил свой коврик. Сверху накрыл укрытие плащ-палаткой. Можно немного и отдохнуть. А дождь и не думает прекращаться. Кажется, он наоборот усилился. Попробовал получше устроиться и заснуть. Что-то все-таки мешает, упираясь в левый бок. Саня вытащил нож и попробовал убрать этот выступающий фрагмент. Возился минут пять, но получается плохо. Этот твердый фрагмент держится крепко. Еще раз ударил ножом и отколол небольшой осколок. Открыв угол плащ-палатки постарался рассмотреть его. Что-то черное, твердое. И тут в голову пришло, что это возможно кусок каменного угля.
   - Павел Валентинович! Павел Валентинович! - громко позвал он, не обращая внимания на дождь, добравшись до палатки. - Посмотрите, что это?
   - Действительно, похоже на уголь, - подтвердил тот. - А где ты его нашел?
   - Вон в той впадине, - ответил Саня и даже сопроводил свои слова движением руки.
   - Что же завтра посмотрим, - спокойно ответил Гуреев. - Все равно весь день тут находиться. Дождь не прекращается. Придется ждать, пока поверхность высохнет. Да ты мокрый. Снимай одежду, надень сухое и в спальник.
   Действительно дождь прекратился на следующий день и только к обеду. В последние два часа потоки воды иссякли и только едва капало. Поэтому смогли прогуляться по территории и даже нашли приготовленный предшественниками запас дров, причем неплохо укрытых и потому сухих. Обед поэтому оказался довольно неплохой. Суп из пакетика, куда добавили сухую картошку и бульонный кубик, гречневая каша с тушенкой. Запас крупы остался еще на два скудных приема пищи. Но в запасе остались еще по банке тушенки, одном суточному рациону сухого пайка, сахар, галеты и сухари. А так же по пять шоколадных батончика. Опять пили спирт.
   И все-таки Саня нашел уголь. Поэтому тут провели еще одни сутки. Получилось совсем удачно, утром опять был небольшой дождь. Сам по себе ничего, но учитывая, что еще не высохло после ливня, который шел в предыдущие два дня, в дороге пришлось бы не просто. А так нашли еще три места, где угольные пласты выходят на поверхность. Только вот в очередной раз ничего не обнаружили по главной задаче.
   В дорогу вышли в два часа ночи. Поверхность уже подсохла, не зря все-таки после обеда выглянуло солнце. И даже стало жарковато. А так по ночной прохладе идти не так и плохо. А торопиться надо. Итак, потеряли время с одним из анклавов. Сам по себе "оазис" не так и плох. Есть небольшая роща, участок луга, небольшой хутор, до недавних пор безлюдный. Но теперь там поселился майор Максимов. Пришлось вызывать князя Александра. Пришлось обследовать местность в его присутствии. Родославский еще вел переговоры с бывшим милиционером, даже когда группа Гуреева двинулась дальше. Поэтому вчера сразу же доложили о находке в центр, чтобы анклав быстрее застолбили.
   К этому времени на небе появились две местные луны, да и звезды светят довольно ярко. Фонарь работает хорошо, еще четыре в запасе, к тому же с собой пяток факелов. То, что находится под ногам, разобрать можно. Кругом безлюдная пустыня. И все же все переговоры идут только шепотом.
   - Павел Валентинович, как думаете, много там угля? - спросил Степа.
   - Вряд ли мы получили серьезные запасы, - задумчиво произнес Гуреев. - Надо бы провести более тщательные исследования, да времени нет.
   - А пока и не нужны они, - заявил Костя. - То, что запасы есть, мы знаем. Империя и РСФСР установят контроль над анклавом. Все равно там придется поработать. Засеять участки рядом, за счет местных ресурсов, в самом "оазисе", что-то придумать. Только группу надо направить свою надежную. А уголь можно потом добыть, когда торфа станет меньше, освободятся силы и средства.
   - Да, но размеры запасов все же надо установить. Быстрее бы нам с этим заданием справиться, сразу займусь, - вздохнул недовольно Гуреев.
   - А может, мы чего более интересного еще найдем? - весело предположил Степа.
   Однако, следующий "оазис", ничем более уже известного о нем, не обрадовал. Впрочем, как и тот, до которого добрались после него. Но там хоть отряд получил посылку: центнер с лишним продовольствия, аккумуляторы для вычислителей-планшетов и фонарей. А еще там поели спелой малины. Потом отряд прошел еще один анклав. Там оказался просто небольшой фрагмент города застроенного небольшими двух и трехэтажными домами, многие из которых в основном из дерева. На улочках растут уже древние тополя и ясени. И нет ни души. Ни людей, ни животных. Только с пяток кошек, принесенных уже с территории империи. Их задача не дать закрепиться тут мышам и крысам. На случай неудачной охоты их подкармливают. Немного кошачьего корма принесли и люди из отряда Гуреева. Зато ночевали под крышей.
   Это уже десятый обследованный анклав. Сегодня уже двадцать шестое число второго месяца. Пошла уже третья неделя их похода. Снова вышли еще до рассвета. Когда поднялось солнце, отмахали уже с десяток километров. После того как запасы продовольствия начали неуклонно сокращаться идти стало легче. Надо торопиться. Пока солнце светит в левый бок, но скоро заглянет прямо в глаза. Отряд идет прямо на юг. Тут правее и чуть сзади располагается территория части, где служил Степа Николаева и анклав расположен в глубине Новой Земли. От него до точки, где смыкаются территория РСФСР и Империи восемьдесят километров.
   Еще через четыре километров поднялись на гребень и дальше идти надо под уклон. Тут ручей, чей исток расположен правее, течет уже вглубь пустынной территории. Пошли вдоль его берега. Еще через пять километров пересекли еще один. Тут оба ручья сливаются. Напились прохладной воды. А дальше шли без привалов. И вот он анклав. Уже привычно перебрались через невысокий вал-ограду. Прошли еще полсотни метров вглубь. И тут случилось это. По телу, словно мороз пробежал, потом навалилась тяжесть, а затем тело стало невесомым, даже захотелось взлететь. Застучала кровь в висках. Оба прибора начали пищать. Ну вот, и нашли искомое!
  

Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"