Вяткина Татьяна Александровна: другие произведения.

Накормить зверя (глава номер два)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Некрополис - последнее пристанище вольных, не подвластных инквизиции, вампиров. Дух свободы в данном регионе пропитан кровью, пролитой в бесконечных столкновениях между вампирами полукровками и наемными войсками инквизиции. Завоевав приличную территорию этого параллельного измерения, правительству Некросиба приходится направлять огромные ресурсы на подавление восстаний и закрепление авторитета своей власти. Не для кого не секрет, что земля Некрополиса слишком лакомый кусочек на мировой торговой арене, что бы так просто отдать ее вампирам. Огромные запасы полезных ископаемых, так необходимых для промышленности страны, делают эти земли бесценными. И пусть дух сопротивления еще греет холодные тела вампиров, инквизиция всегда находит пути получения желаемого.
  
  Глава номер два.
  
   Прошли те времена, когда простые смертные стояли пушечным мясом в борьбе с вампирами. На смену человеческой слабой плоти появились сильные, быстро заживляющие свои раны вервольфы. Своеобразная элита войск, не имеющая право на отступление. Клеймо, поставленное брату по приезду в Некросиб, обязывало его участвовать во всех военных мероприятиях во благо инквизиции.
   В то время мы не понимали, что для инквизиции слова участвовать синоним слову умирать, и как бы военная система Некросиба не прикрывалась благими намерениями, помогая вервольфам усмирять свою сущность на полях сражения, фактически не один из мохнатых этого мегаполиса не был свободен. Клеймо в форме трех черных змей переплетенных в клубок символизировало ни что иное как рабство. Ты можешь работать, проводить время с любимыми людьми, наслаждаясь жизнью, но как только приходит вызов в Некрополис, твой взгляд становится темнее, а мысли о предстоящей схватке не отпускают тебя не на секунду. Являясь носителем клейма, ты уже не будешь как прежде планировать свою жизнь, свободно распоряжаясь драгоценным временем. Ты будешь страдать, в ужасе ожидая нового задания. И так будет до конца твоей жизни или до того момента пока ты не проявишь своенравие, отказавшись идти в бой. За тобой никто не придет, и никто не будет уговаривать, изменить свое решение. Ты для них уже мертвый, поставленное клеймо само выжжет твое сильное сердце, ведь ты выбрал другой путь - ты пошел против системы.
   Некросиб является центром инквизиторской власти, и воздух здесь пропитан совершенно иными запахами. Древняя магия пеленой накрывает этот город, затуманивая рассудки горожан и приезжих. Признаюсь, не каждый сможет противостоять инквизиторскому дурману и сладким ораторским речам правительства. Проведя здесь два года, я поняла, что только легальные вампиры могут противостоять этой магии и этой системе, но их становятся все меньше и меньше, а оставшиеся в живых предпочитают молчать, не навлекая на себя и на свои семьи гнев инквизиции.
   Каждый раз, когда брат собирался в Некрополис, я чувствовала какое-то опустошение. В воздухе царила напряженность и недосказанность. Вина и отчаяния сжигали меня дотла, не давая возможности, смирится с участью, которая нас постигла. Зная звериные инстинкты брата, я понимала, что его манит эта война и что вполне возможно в том пространстве он чувствует себя в своей стихии. Почему же тогда, ком подкатывает к горлу и слезы наворачиваются на глазах в тот момент, когда он собирается уезжать. Мне нужно быть сильной, который раз повторяла я себе, я должна взять себя в руки, но это не так и просто. Я не хотела терять брата, не хотела жить в мире, где не было его.
  - Ты опять уезжаешь? - прошептала я, чувствуя, как ноги становятся ватными.
  - Да, вампирские войска часто стали нападать на инквизиторские города. Видимо появился лидер, который грамотно ведет их к цели.
  - И насколько ты покидаешь меня?
  - Я не знаю, но видимо надолго. Враги инквизиции ни разу так близко не подходили к вратам перехода.
   Тяжело вздохнув, я прижалась щекой к дверной перекладине.
  - Филипп, прости меня.
  - За что, - брат улыбнулся, - Поверь, ты не в чем невиновата. Это же вампиры.
  -Нет, - я замотала головой, - Если бы не я мы никогда не оказались бы в этом городе. Ты никогда бы не испытал весь ужаc этой войны.
   Брат загасил сигарету и подошел ко мне. Опершись левой рукой о край дверного проема, второй он приподнял мой подбородок, что бы я смотрела прямо в его глаза. Признаюсь, смотреть в его сапфировые глаза было мучительно. Мне было безумно стыдно за то, что два года назад я впутала его в свои дела.
  - Я сам выбрал этот путь, - брат оттянул край черной майки и обнажил область сердца, где было клеймо, - Помнишь, я мог отказаться от клейма и вернуться в Москву.
  - Я никогда не поверю, что ты оставил бы меня одну, - я невесело улыбнулась, отстранившись от него, - В тот период я была не совсем адекватная. Ты не мог меня оставить, мы слишком дороги друг другу.
   По приезду в Некросиб я была в очень тяжелой депрессии. Погрузившись в свои мысли, я молчаливо, пыталась выйти из того состояния страха, в который меня загнали вервольфы, открыв на меня охоту. В памяти всплывали страшные картины ночного леса, где я совершенно одна. Слишком опустошенная и потерянная. Я не замечала, что творится вокруг меня. Я просто текла по течению, бродя по старым кладбищам города, запивая свое горя спиртным. Я была слишком эгоистичной.
   Пройдя в просторную комнату в светло коричневых тонах. Я села на огромный белый диван, и уставилась в окно. Комната брата была на солнечной стороне и поэтому казалась более уютной, чем моя. Даже в этот пасмурный серый день, здесь было тепло и комфортно.
  - Ты права, я никогда бы не оставил тебя, - брат сел рядом, - Но это не значит, что ты должна в чем-то себя винить. Моя звериная сущность всегда рвалась в бой. Знаешь, в Москве вервольфом быть очень сложно. Эта иерархия и моменты подчинения не всегда мне нравились, а покупка лицензии на охоту вообще было нечто ужасное. Ждать целый год, что бы прикончить какого-нибудь заключенного, - брат поежился, - Поверь, это не доставляло радости. Мне хотелось другой жизни. Более свободной.
   Почему-то я даже не была удивлена его словам. Как я уже говорила, магия летает в воздухе, затуманивая рассудки. Брат закинул руки за голову и откинулся на множество белых подушек. Длинные огненного цвета волосы раскинулись вокруг его головы, образовав на белых наволочках красные волны. Брат обладал невероятно красивыми, изящными чертами лица. Да, мы были с ним схожи, те же черты лица, тот же идеальный овал лица, прямой нос, но, несмотря на наше сходство, он всегда смотрелся невероятно мужественно, и что-то в его лице говорило о том, что с этим мужчиной нужно быть начеку. Огромные ядовито зеленые глаза, всегда выдавали его сущность, опасного зверя.
  - Ты хочешь сказать, что счастлив, работая на инквизицию. Что чувствуешь себя свободным?
  - В какой-то мере да. Меня устраивает то место в системе, которое установила инквизиция, для вервольфов. Я вервольф, а вервольфы являются войнами. Из нас это не вырвать никакими тисками.
  - Я не верю своим ушам, - я соскочила с дивана, уставившись на него, - Я понимаю, что в тебе слишком много от зверя, но слышать это мне невыносимо. Как ты можешь, так говорить. Инквизиторы сожгли нашу мать на костре.
   Лицо брата изменилась. Довольная улыбка сползла. На какую-то секунду мне показалось, что до него дошло, что я говорю, но только на секунду.
  - Времена меняются, и мы под властью перемен становимся другими. Я знаю, как умерла наша мать, не надо напоминать мне об этом. Она нарушила закон, за что и поплатилась, - брат как-то странно посмотрел на меня, и в этом взгляде таилось, что - то о чем я могла только догадываться.
  - Почему ты на меня так смотришь.
  - Самара, не будь такой наивной, ты лучше меня знаешь, что такое успокаивать своего зверя не давая ему то, что он желает, - я нервно сглотнула, понимая, куда он клонит, - мы все создания тьмы. Наша сила накапливается, и порой мы не в силах удерживать, то, что зарождается внутри нас. В моем случае это желание разодрать чью-то плоть. Вонзиться своими клыками, когтями в дрожащее, пульсирующее жизнью тело. Умыться кровью и этим утешится, - он усмехнулся, - У тебя у самой кладезь пороков. Признайся в этом и тебе станет легче.
  - Нет, я не такая, - я закачала головой, - То, что ты говоришь ужасно.
  - Такая, да еще какая. Прикрываться ненавистью к инквизиторам, только для того что бы ставить ужасные паутины в склепах вампиров. Ты хоть раз видела, что твои ловушки делают с людьми, которые туда попадают. У несчастных охотник выкручены все руки ноги, а на лице безумная маска боли. Даже у профессиональных экспертов волосы дыбом встают, видя эти тела.
   Я сделала шаг назад, уткнувшись спиной в стену. Сердце бешено застучало, предчувствуя неприятное разоблачение. Интересно брат знает о том, что я опять начала ставить ловушки?
  - Охотники на вампиров, это исполните инквизиторской власти, мне безразлично, что с ними происходит в момент проникновения в дневной склеп, - голос мой был на удивление тверд. Мне даже самой стало не по себе от сказанного. Я действительно не испытывала никаких эмоций в отношении людей, обреченных провести свои последние секунды в моих патинах.
  - Чувствуешь, это, - вдруг сказал брат. Видимо мое лицо как-то изменилось в момент, когда я задумалась о сказанном.
  - О чем ты?
  - Это чувство, отрешенности, какого-то ужасного безразличия. Не задумывалась, почему после той истории в Москве, ты не прекратила свое опасное занятие. Думаешь, я не в курсе, где ты в последнее время проводишь ночи, - лицо брата стало суровым и бледным, - помнишь, как ты обещала мне больше не подвергать себя такой опасности.
  - Да, я обещала тебе, но ты должен понять.
  - Я понимаю лишь одно, ты опять начала рыть себе могилу, - я чувствовала, как мои глаза начинают бегать из стороны в сторону, пытаясь за что-нибудь зацепить свой взгляд, лишь бы не смотреть в глаза брату.
  - Филипп, что ты от меня хочешь услышать. Ты и так все знаешь.
  - Ах, да, как же я могу не знать. Инквизиторы убили нашу мать. Но ты не задумывалась, почему наша мать сбежала из Некрополиса, - я скрестила на груди руки, поджав губы, - А вот я знаю. Побывав в Некрополисе, я понял, что мать хотела, что бы у нас была лучшая жизнь. Не такая как там. Ты не поверишь, в том пространстве еще средневековье, о цивилизации говорят лишь строения инквизиции. Местное население погрязло в похоти и разврате, вампирские животные инстинкты и поклонения своим вымышленным богам. Вот, что такое Некрополис. Я не могу запретить тебе делать ловушки, но я могу тебя предостеречь. Будь осторожна. Не создан еще такой закон способный схватить тебя за задницу, но имей в виду не стоит стоять на пути у местного правосудия. Расплата не минуема.
  - Филипп, успокойся, - на безупречно красивом лице брата читалась тревога, - Я уже не та хвастливая девчонка, которая под воздействием выпитого разнесет на всю округу, что поставила ловушку в склепе вампира. Дурость прошла, осталось только злость, а она как ты знаешь очень сильный импульс, что бы продолжать жить дальше.
  - Я не хочу, что бы на тебя опять открыли охоту. Ставя, защиту в склепе, ты подвергаешь себя большой опасности. Стоит ли жизнь вампиров твоей жизни?
   На какую-то секунду я задумалась, но ответ все-таки дала.
  - Вампиры сопротивляются инквизиции.
  - Ты хочешь сказать, что если бы была в Некрополисе, то была бы на другой стороне, против меня?
   В моем горле пересохло. Я не ожидала, что тема разговора перейдет те рамки, за которые не хотелось бы переступать.
  - Филипп, пожалуйста, не начинай, - отмахнулась я, - Ты знаешь, что я ищу способы избавить тебя от этого клейма. И я это сделаю. Тебе не придется рисковать своей жизнью.
  - Ты не ответила на вопрос, - он серьезно смотрел на меня, его голос был грозным, а дыхание тяжелым, - Отвечай.
   Он быстро встал с дивана и, схватив меня за плечи. Хватка была такой сильной, что я даже не могла пошевелиться.
  - Отпусти меня, - я попыталась выкрутиться, но ничего не получалось, - Хочешь услышать, мое мнение по поводу войны в Некрополисе. Тогда слушай, - брат ослабил хватку, и я оттолкнула его от себя, - Я хочу, что бы войска вампиров победили в этой войне. Как бы противоречивы не были мои чувства в данной ситуации, - на моих глазах наворачивались слезы, - Я хочу именно этого.
   Брат ошеломленно смотрел на меня. Его густые огненные брови взметнулись вверх. Он явно не ожидал, что я ему такое скажу. А может и знал, только хотел услышать это из моих уст.
  - Не надо на меня так смотреть, - закричала я на него, - В инквизиторском человеческом мире для меня нет места. Эти странные ограничения моей сущности, всевозможные запреты. Я всего лишь очередная статья дохода в это системе, не более. А, ты, - я набиралась смелости, что бы произнести эти слова вслух, - Ты, просто боевая псина, которую они в любой момент пустят в расход.
   Я замолчала, почувствовав, что перегнула палку. Лицо брата изменилось от услышанного. Я знала, что ему было больно. Возможно, он понимал, что обречен, но ничего с этим не мог поделать. Он просто пытался выжить в этом мире, стараясь хоть как-то оправдать свое существование, смириться с участью раба. Это состояние у вервольфов очень обостренно, жить ради самой жизни. Почему я так не могу?
   Филипп много сделал для меня. Пошел против своей стаи, лишился своей мечты стать верховным вервольфом Москвы. Все ради моей жизни на этой земле, а я оказалась такой не благодарной и чужой. Сейчас я готова была принять от него пощечину и любые оскорбления, но он молчал. И скажу честно, нет ничего хуже молчания того человека, которому есть что сказать.
  - Прости, - дрожащим голосом сказала я, зная точно, что рану, которую я нанесла своими словами, будет заживать в его душе очень долго.
   Смотря в его стеклянные, холодные глаза я вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь. Говорить было не о чем. И мне кажется, я кинула первую спичку на тот мост, который не следовало бы поджигать.
  
   На улице стало очень холодно и сыро. Темные тучи победоносно восседали над городом, и казалось, что сейчас пойдет дождь. Накинув на голову капюшон, я вышла из подъезда и побрела в сторону автостоянки, где стоял мой поддержанный внедорожник. Режущий ветер играл с подолом моего плаща и длинной юбкой, пробираясь под слои одежды к теплому телу. Спасаясь от стихии, я засунула руки в карманы и поджала плечи, пытаясь хоть как-то согреться. Я не понимала, зачем брат затеял этот разговор про вампиров. Что он хотел этим сказать? Он должен понимать, что я не настолько люблю свою жизнь, что бы приспосабливаться к этому человеческому миру. Я не клейменый вервольф, меня нельзя принудить улыбаться своим хозяевам. У меня свои рамки, выход за которые преследуется законом.
   Дойдя до автостоянки, я, предъявив пропуск, прошла вдоль ряда автомобилей к своему поддержанному внедорожнику, серебристого цвета. Отключив сигнализацию, я села в уютный салон своего авто. В памяти неожиданно всплыл разговор с Анной Петровной. Я совершенно забыла сказать брату о вызове в университет. Может это и к лучшему, нечего ему знать такие вещи. Меньше будет знать, крепче будет спать. Завтра пойду в университет и скажу, что брат уехал в Некрополис. И это будет чистая правда, как не странно.
   После ночной вылазки очень хотелось спать. Вставив ключ в зажигание, я облокотилась на руль. Куда бы мне спрятаться, чтобы не видеть и не чувствовать себя? Нащупав под сиденьем банку энергетика, я подняла ее и открыла. В последнее время я часто покупаю этот напиток, слишком много бессонных ночей стало в моей жизни. Пусть эффект от него незначительный, зато он приятен на вкус. Открыв крышку, я почувствовала бодрящий запах лайма, волной наполняющий легкие. Сделав несколько глотков, я посмотрела на себя в зеркало. Вид у меня был слегка потрепанный. Глаза красные, от усталости, под ними темные круги, на голове черте что, а мне еще в 'Причал' ехать. Посмотрев на часы, я подумала, что вполне успею немного поспать. Поставив в телефоне оповещение на десять часов, я откинулась на сиденье, слегка опустив его и поудобнее устроившись, закрыла глаза. Сон пришел моментально. Погрузив меня в свой таинственный мир.
   ***
   В кармане вибрировал мобильник, рассевая на миллион песчинок остатки моего сна. Я медленно достала телефон из кармана, внимательно вглядываясь в полутьму автостоянки. На дисплее красовалась милое личико моей подружки Стелы. С ней мы познакомились при поступлении в университет и с тех пор не расставались. Она была, так же как и я полукровка, но только смесь человека и демона. Отца она своего, так же как и я не знала, и это сплачивало нас еще крепче.
   Посмотрев на электронные часы в машине я, закатив глаза, откинулась на сиденье. На часах было полвосьмого и если Стела звонит просто так, я ей этого не прощу.
  -Да, - заспанным голосом сказала я.
  -Самара, - в трубке послышались всхлипы и сопения, - Пожалуйста, приезжай.
  - Почему ты плачешь? - я стала быстро приходить в себя, дурман сна стал рассеиваться, - Что случилось?
   В трубке послышалось молчание, и тяжелое дыхание девушки.
  - Самара, - шепотом начала она, - Меня укусил вампир.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"