Вяткина Татьяна Александровна: другие произведения.

Накормить зверя (Черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.74*84  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она - талантливый некромант, способный создавать опасные ловушки в вампирских склепах. Он - жестокий озлобленный на весь мир чистокровный вампир. Они безжалостные создания не способные испытывать любовь...Но все меняется, в момент, когда в предсмертной агонии их тела окажутся рядом.

   Аннотация:
   Она - талантливый некромант, способный создавать опасные ловушки в вампирских склепах. Он - жестокий озлобленный на весь мир чистокровный вампир. Они безжалостные создания не способные испытывать любовь...Но все меняется, в момент, когда в предсмертной агонии их тела окажутся рядом.
  
   НАКОРМИТЬ ЗВЕРЯ
  
   (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)
  
   Могу ли я простить себя за то, к чему причастна. Хотя понятия добра и зла так сильно размыты. Как смириться с мыслью, что я само зло?
   Некросиб - огромный мегаполис со всеми прелестями и возможностями большого города. Вампиры, оборотни и множество других существ, получив лицензию на жизнь, проживают на этой территории, при этом, не забывая перечислять обязательный налог в казну инквизиции. Главная героиня - Самара Блодова является обладателем редкого некромантского дара, который пользуется огромным спросом на черном рынке Некросиба. Создавая опасные дневные ловушки в вампирских склепах, она сама того не подозревая ополчила против себя местных охотников на вампиров и высшую власть инквизиции.
  
   Глава номер один
  
   Где те герои, в которых я так нуждаюсь? Мой крик о помощи никому не нужен и в смертный час я одиноко смотрю по сторонам, полностью растерянная и опустошенная...
   Медленно, как в бреду, я пробираюсь сквозь темный лес, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Лес не благосклонен. Он молчаливо взирает на меня с крон величественных деревьев, навевая безнадежность, ступор и смирение перед происходящим. Совсем близко послышался вой. Предчувствие неминуемой расплаты за свои грехи, зарождает нестерпимое чувство безысходности. Именно в такие моменты хочется сдаться и молить о пощаде, пытаясь уловить в глазах своих палачей хоть намек на прощение.
   Вглядываясь в темноту, я понимаю, что опять запуталась в призрачных паутинах сна. Омерзительно повторяющееся чувство страха сковывает мои движения, и я, не в силах изменить неизбежное, делаю шаг вперед. Я знаю, что острые зубья браконьерской ловушке через секунду сомкнутся на моей ноге, делая меня легкой добычей. Жуткий хруст и порванная плоть, и я пораженная невыносимой болью падаю в грязную осеннюю листву. Сдерживая крик, я пытаюсь высвободиться, но у меня ничего не получается. Они не должны меня найти. Я не хочу умирать. Но кровь, струящаяся из раны, уже дала этим тварям достаточно информации о моем местоположении. За спиной послышалось рычание, и я в ужасе замерла на месте. Тяжелые лапы вервольфа медленно ступали по холодной рыхлой листве, приближаясь ко мне. Пересилив страх я, дрожа всем телом, медленно повернулась в сторону, откуда вышел огромный, серый волк. В лунном свете я отчетливо видела его бешеный оскал, говорящий о том, что мне не дожить до утра.
   - Пора платить по счетам, маленькая заклинательница склепов, - грудное звериное клокотание вырвалось из его пасти, и дикий смех разбил тишину на тысячу осколков. В панике я вцепилась в зубчатую пасть ловушке, пытаясь разомкнуть ее, но подняв голову, получила сильный удар по лицу...
  
   - Самара, - сквозь мой крик, раздался знакомый голос, - Самара, проснитесь.
   Я резко распахнула глаза и тяжело дыша, уставилась на Анну Петровну - преподавателя вампирологии в университете в котором я училась. Белокурая женщина с раскосыми голубыми глазами, внимательно смотрела на меня. Ее тонкие пальцы с длинными алыми ногтями крепко сжимали мое плечо.
   - С вами все в порядке?
   Я утвердительно кивнула, не в силах что-либо сказать. Лоб и поясница покрылись холодным потом, а сердце невыносимо долбилось в грудь. В аудитории стало очень тихо. Все студенты недоуменно смотрели на меня.
   - Опять наша чокнутая, уснула, - с первой парты раздался голос Катерины, местной красотки из команды поддержки. Ее белоснежная улыбка растянулась на пол лица, обнажив на всеобщее обозрение ровные зубки с выпирающими, острыми клыками, - Наверно по кладбищу всю ночь шаталась, - подытожила она, выпустив вперед руки и театрально закатив глаза, - Я страшный некромант, мне нужно свежее мясо.
   В аудитории послышались ехидные смешки и шепот. Услышав это, я отстраненно уставилась в одну точку, сжав кулаки. Эта мерзкая девчонка не выведет меня из себя. Являясь дампиром, она имела дар очаровывать людей, но на меня это не действовало, и ее это раздражало. Родившись некромантом, я без труда могла рассеять чары ее гламура. Так что, проявление любой дешевой магии лишь забавляло меня, но не более.
   - Катерина, некромантам не к чему свежее мясо, и если вы в чем-то некомпетентны, то не стоит открывать свой рот, - преподаватель повернулась в мою сторону, - А с вами Самара отдельный разговор, идите домой и выспитесь.
   Я растерянно на нее посмотрела.
   - Но...
   - И будьте добры, передайте своему брату, что его вызывают в деканат. В последнее время вы часто стали пропускать мой предмет.
   - Анна Петровна, - пытаясь подавить дрожь в голосе, - Но, может, мы с вами как-то договориться.
   Тонкая бровь взметнулась вверх и что-то в ее взгляде меня насторожила. Странный блеск ее голубых глаз, скрывал какую-то тайну.
   - Завтра в деканате, - холодным тоном сказала она, направляясь к доске.
   Говорить было бесполезно, я закинула учебник с тетрадью в сумку, и встала из-за парты. Меня всю как-то странно знобило. Злость буквально ползала у меня под кожей, пытаясь вырваться наружу. Я крепко сжала кулаки и стиснула зубы. Очень часто приходится сдерживать свой нрав. Иначе здесь не выжить. Вот только что делать с этим усиливающимся шумом в голове?
   - А теперь поговорим о системе иерархии вампирского мира, - Анна Петровна открыла доску, на которой изображена какая-то таблица. Ее голос тяжелым эхом доносился до меня. Я тряхнула головой, пытаясь сорвать с себя завесу странной магии. Интересно кто-нибудь ощущает это?
   Проходя мимо доски, я невольно пересеклась взглядом с преподавателем. В ее глазах возник неприкрытый вызов и в голове отчетливо послышались слова 'давай, дай мне повод, напади на меня...'
   Чувствуя, что не могу себя контролировать, я быстрым шагом вышла из аудитории, громко хлопнув дверью. Прижавшись спиной к холодной стене, я стояла и тяжело дышала, не в силах понять, с чем связан этот неосознанный приступ злости. Было такое ощущение, что кто-то просто потянул за веревочку, и я начала распускаться. Не припомню, что бы такое случалось. Тем более что сегодня ночью я полностью высвободила себя от накопившейся темной энергии, создавая ловушку.
   Эта женщина как-то странно воздействовала на меня, прибыв по контракту в наш университет вначале года, она пристально наблюдала за мной, тем самым испытывая мое терпение. Порой у меня возникали мысли, что она является агентом инквизиции. В моей голове просто не укладывается, как можно преподавать настолько лживый предмет как вампирология. Инквизиция не хочет признавать своих ошибок и для этого приходится много лгать.
   Когда моя мама была жива, она рассказывала, что вампиры и вервольфы не всегда были такими как сейчас, и что благодаря стараниям инквизиции произошла огромная трагедия вампирского народа. Конечно, на уроках истории не в одной книге не написано, что инквизиция в чем-то виновата. Наоборот только благодаря людям мир стал более сбалансированный в отношении добра и зла. Но факт остается фактом. Около восьмисот лет тому назад началась эта затея с истреблением ведьм по всему миру. Понятно, что инквизиторами в первую очередь хотелось озолотиться за счет смерти невинных людей. Ведь все имущество выявленной ведьмы шло в их карман. Священники придумывали самые изобретательные способы поимки ведьм, ломая жизни и судьбы многих людей, но когда в их хищные лапы стали попадать настоящие ведьмы и вампиры, инквизиторы были напуганы. Они понимали, что настоящую ведьму и вампира не просто распознать, а убить практически невозможно. Стали формироваться специальные отряды по изучению этих созданий и выявления способов их умерщвления, являлись первостепенными задачами церкви.
   В то время вампиры были совершенно другими. Обитая в лесах и в закрытом от глаз смертных измерении, они вели уединенный образ жизни, никак не вплетаясь в быт и историю людей. Но однажды, один из старейшин вампиров, бродя по лесу, встречает женщину эльфийку. заблудившуюся, и отчаявшуюся вернуться домой. Вопреки всему он влюбляется в нее, и она отвечает ему взаимностью, при этом как можно больше узнавая о его таинственной, закрытой от мира расе. Раскрыв все секреты, она покидает вампира и вслед за ее исчезновением тысячи рыцарей инквизиции входят в леса, уничтожая все на своем пути. Свирепые и хорошо вооруженные инквизиторы знали, что мужчины вампиры очень сильно привязаны к своим женщинам и что в некоторых случаях, если умирает женщина вслед за ней уходит и мужчина. Так же только женщина вампир могла произвести на свет настоящего вампира. В связи с этим уничтожение женщин было первостепенной задачей.
   Инквизиторы думали, что если они истребят всех женщин, то на свет больше не появится ни одного вампира. Так и произошло, в течение столетия на свете не осталось ни одной чистокровной женщины, но это лишь усугубило ситуацию. Оставшиеся в живых чистокровные вампиры стали нападать на людей в порыве ярости вгрызаясь в их плоть, не осознавая, что переносят часть своего проклятья на смертное тело. Так появились вампиры полукровки, которые и посей день бродят по этой земле, одержимые кровью. Из чистокровных вампиров на сегодняшний день остались единицы. Кто-то сошел с ума, кто-то покончил жизнь самоубийством. Наверно страшно одиноко быть в этом мире одному, понимая, что не смог защитить свой род, своих женщин.
   В учебниках по вампирологии было много белых пятен. От того возникало множество вопросов на которые преподаватель не мог дать внятного ответа. Закинув сумку на плечо, я направилась по пустынному серому коридору в туалет.
   Открыв кран, я зачерпнула холодной воды в ладони и прижала их к лицу. Ледяная прохлада, немного привела меня в чувства. Я не могла понять природу голоса в моей голове. Неужели Анна Петровна хотела вызвать меня на бой. Для чего? Мстить, таким образом, за то, что я игнорирую ее предмет. Я усмехнулась, осознав всю бредовость моего предположения. Хотя кто знает, какие мысли носятся в этой блондинистой головке.
   Собрав волнистые рыжие волосы в хвост, я посмотрела на себя в зеркало. Мне было двадцать, но выглядела я старше своих лет. В огромных зеленых глазах давно затаилась грусть и печаль, но на поверхности был лишь непримиримый, злой взгляд. Слишком рано я поняла смысл и место моего существования. Как загнанный зверь в клетке, я должна затаивать свою темную сущность, чтобы выжить. На пухлых потрескавшихся губах опять появилась презрительная ухмылка. В детском доме меня не раз били в надежде на то, что она сойдет с лица. Глупые людишки, не в силах были понять, что это часть моей внешности. Отведя глаза от зеркала, я полезла в сумку за тональным кремом. Без тональника мне теперь никуда. Гламур мог прикрыть истинный цвет моей кожи, глаз, но зашлифовать шрамы даже ему было не под силу.
   Возможно, я могла сойти за красотку, если бы не эти ужасные шрамы, от когтистой лапы вервольфа, сползающие от середины правой части лица по шее к плечу. Порой тональный крем прикрывал этот ужас, но когда кровь приливала к лицу, эти шрамы вырисовывались бордовыми полосами, делая мой образ поистине безобразным. Закончив размазывать крем, я перекинула длинные волосы на правое плечо. Мне было плевать, как ко мне относятся люди, но вот их взгляды, обращенные на мои шрамы, делали меня уязвимой.
   Сжав губы, я брызнула водой в зеркало. Прозрачные струйки воды поползли по поверхности ледяного стекла, смазывая черты моего отражения. Ничто не проходит бесследно.
  
   Сегодня был пасмурный день дождливого сентября. Воздух был сырой и прохладный. Темные тучи затянули все небо, и я который раз пожалела, что не приехала на машине. Застегнув верхнюю пуговицу длинного черного плаща, я накинула на голову капюшон. Мне нравились черные вещи, а еще длинные юбки и обтягивающие корсеты. Многие подумают, что я старомодна, но это не так. Я просто одеваю то, что мне нравится. Это, пожалуй, единственное, что я не смогла поменять в своей жизни, переехав в этот город.
   Выйдя за ворота университета, я свернула на тротуар и направилась к автобусной остановке, где уже столпилось уйма народа. Мы с братом приехали в этот город два года тому назад. Некросиб был наилучшим местом, для тех, кто хотел бы затеряться в толпе. Огромный мегаполис со всеми прелестями и возможностями. Вампиры, оборотни и множество других существ, получив лицензию на жизнь, вполне могли проживать на этой территории, платя обязательный налог инквизиции города. Теперь я все понимаю, но тогда нам казалось, что это наш единственный шанс на новую жизнь.
   Я забралась в подъехавший автобус и, рассчитавшись за билет, уселась у окна. Все так сложно в этом мире. В мире где для того что бы выжить приходится платить обязательный налог за мистические способности. Плати налоги и живи спокойно, а иначе придут инквизиторы и вздернут тебя на площади под всеобщее ликование толпы.
   В последнее время я часто вспоминаю свою маму. Наверное, только сейчас я могу понять ее отчаяние и одиночество. Быть в незнакомом мире, пытаться смотреть без ненависти на людей, которым так завидуешь. Понимать свое превосходство над ними и в то же время желать быть одним из них, человеческим существом, без всякой темной сущности. Моя мама была некромантом, будучи беременной мной и братом, она незаконно проникла в этот мир из Некрополиса. Без лицензии на жизнь с двумя младенцами на руках, она стала торговать на черном рынке своими некромантскими способностями. Поднятие мертвецов для боев без правил была основная статья ее дохода. Так мы прожили семь лет, пока не пришли инквизиторы и не забрали ее с собой. Получив обвинение в незаконном поднятие зомби, у нее не было шанса выбраться из этой ситуации живой. Ее сожгли и связь, соединяющая нас с предками, оборвалась. В возрасте семи лет нас отправили в детский дом, где мы и прожили до своего совершеннолетия. Об отце я ничего не знаю, но видимо он был вервольфом, раз брат унаследовал врожденный вирус ликантропии. Я же являюсь приемником некромантского дара, а от отца у меня способность быстро заживлять свои раны, если они нанесены не освещенными предметами, и в моменты, когда мне угрожает опасность, из моих пальцев появляются острые, прочные когти.
   После ночной работы я безумно хотела спать, положив на колени сумку с учебниками, я прислонилась лбом к холодному стеклу окна и закрыла глаза. Через несколько остановок, зазвонил телефон. Я достала мобильник из внутреннего кармана плаща и посмотрела на дисплей. Номер не определился. Я нажала на кнопку.
   - Да, слушаю.
   - Привет, Самара, - хриплый голос Константина, послышался на другом конце трубки.
   - Здравствуй, - тихо сказала я, продолжая смотреть, на проезжающие мимо машины, - Клиенту понравилась работа?
   - Ты еще спрашиваешь, - в его голосе были непонятные мне нотки, - Его неживому счастью нет предела.
   - Я рада, - довольно улыбнувшись, сказала я, - Приятно осознавать, что хоть кому-то сделала счастье, - я посмотрела по сторонам, - Когда ты передашь мне мою долю?
   - Думаю, сегодня, в 'Причале'.
   - Договорились. Во сколько?
   - В полночь.
   - Почему так поздно? - я была удивлена, мы никогда в это время суток не пересекались.
   - Понимаешь я сейчас не в городе, а в Некросибе буду проездом всего на пару часов. Так что подбегай в 'Причал'.
   - Ну ладно, - как-то недоуменно сказала я, - Тогда до встречи.
   Я положила телефон обратно и опять прильнула лбом к окну. Константин был моим агентом. Он подыскивал мне клиентов, которых интересовал мой темный дар. Десять лет назад благодаря закону Смита, вервольфы получили независимость. И как только закон вступил в силу, многие из них покинули склепы своих хозяев, образовав свои кланы. Охранять вампиров в дневное время стало некому. Участились акты убийства и мародерства в склепах. Ситуация была критическая. Пока однажды я не поняла, что могу делать такие вещи, о которых не учат в университете демологических искусств.
   В местах, откуда мы с братом уехали меня называли заклинательницей склепов. Неспроста на моем лице шрамы от когтей вервольфа. Я действительно заслужила их и с ними мне жить до конца жизни. Два года назад накануне хелуина я установила ловушку в склепе одного вампира, на которого имел зуб сам верховный вервольф тех краев. Если честно меня предупреждали о том, что не стоит лезть в разборки вервольфов, когда дело доходит до мести, то лучше держаться в стороне от всех этих мистических разборок, но юношеский максимализм взял вверх. Ловушка оказалась настолько сильной, что в ней погибло несколько псов. Меня вычислили, и устроили охоту. После той ужасной ночи в лесу, врачи центра пострадавших от кровососов, думали, что я умру или превращусь в кого-то из мохнатых, но на всеобщее удивление я выжила и как, потом подтвердил тест крови, я вошла в те пять процентов людей, на которых не действует вирус ликантропии.
   Что касается ликантропии то это безнадежное заболевание, пришло из древних веков. Волки всегда являлись рабами вампиров. Они издревле стояли на страже вампирских цитаделей, оберегая неприкосновенный сон своих властителей, но инквизиторы и здесь приложили свою руку. Первый вервольфом стал обессиленный от голода волк вкусивший плоть вампира. В легендах говорилось, что тот вампир замученный инквизиторами был хозяином того волка и что священники решили поразвлечься над преданным животным, за что и поплатились своими жизнями. В тот момент, когда волк поглотил останки своего хозяина, в него вселилась безутешная душа убитого, образовав при этом слияние небывалый тандем интеллекта, силы и невероятных мистических способностей. Священники были разорваны на куски, а кто смог спастись в ту ночь просто сошли с ума.
   Раньше за одни только зеленые глаза меня сожгли бы на костре. Со временем инквизиция стала снисходительно относиться к внешнему виду нежити, но от этого смертей не стало меньше.
   Доехав до нужной остановки, я вышла из автобуса и направилась к многоэтажному дому, где мы с братом снимали двухкомнатную квартиру на седьмом этаже. Квартиру, которую дало государство нам пришлось продать, что бы сделать новые документы и карточки на жизнь. После той истории с вервольфами, на меня отрыли охоту ликвидаторы вампиров. Нам с братом пришлось моментально выметаться из Москвы, дабы сохранить свои жизни. Местные вампиры помогли нам пересечь границы Некросиба, за что я им несказанно благодарна.
   Войдя в квартиру, я бросила сумку с учебниками в угол. Если честно я не понимала, зачем брат хочет чтобы я закончила этот демологический университет. Я и без высшего образования могу заработать себе на хлеб. Три года мучиться, что бы потом работать в каком-нибудь государственном учреждении или охранять жирные задницы инквизиторов. Ну и перспективы. От одной только мысли об этом меня передергивает. Работать на тех, кто убил мою маму? Странная жизнь.
   Вдруг мой взгляд остановился на дорожной сумке возле комнаты брата.
   - Филипп, - я, стянув с себя длинные ботфорты, вошла в его комнату.
   Брат стоял возле открытого окна и курил сигарету. Высокий, стройный и невероятно мускулистый. Повернувшись в мою сторону, он посмотрел на меня своими изумрудными большими глазами, в которых таилась какая-то тоска и сожаление. Я помнила этот взгляд. Он появлялся всегда, когда брат уезжал.
   - Самара, меня вызывают в Некрополис.
  
   Некрополис - последнее пристанище вольных, не подвластных инквизиции, вампиров. Дух свободы в данном регионе пропитан кровью, пролитой в бесконечных столкновениях между вампирами полукровками и наемными войсками инквизиции. Завоевав приличную территорию этого параллельного измерения, правительству Некросиба приходится направлять огромные ресурсы на подавление восстаний и закрепление авторитета своей власти. Ни для кого не секрет, что земля Некрополиса слишком лакомый кусочек на мировой торговой арене, что бы так просто отдать ее вампирам. Огромные запасы полезных ископаемых, так необходимых для промышленности страны, делают эти земли бесценными. И пусть дух сопротивления еще греет холодные тела вампиров, инквизиция всегда находит пути получения желаемого.
  
   Глава номер два.
  
   Прошли те времена, когда простые смертные стояли пушечным мясом в борьбе с вампирами. На смену человеческой слабой плоти появились сильные, быстро заживляющие свои раны вервольфы. Своеобразная элита войск, не имеющая право на отступление. Клеймо, поставленное брату по приезду в Некросиб, обязывало его участвовать во всех военных мероприятиях во благо инквизиции.
   В то время мы не понимали, что для инквизиции слова участвовать синоним слову умирать, и как бы военная система Некросиба не прикрывалась благими намерениями, помогая вервольфам усмирять свою сущность на полях сражения, фактически не один из мохнатых этого мегаполиса не был свободен. Клеймо в форме трех черных змей, переплетенных в клубок, символизировало ни что иное как рабство.
   Патриотические плакаты, изображающие улыбающихся вервольфов, гордо вступающих в ряды инквизиторской армии, пестрят на каждом шагу. Мнимая видимость успеха и уважения. Официальное рабство и очередной способ удержать не контролируемых хищников. Когда мы перешли границу Некросиба, в нас теплилась надежда что это рай для таких как мы. Но увы, в очередной раз жизнь поставила нас перед выбором. Здесь можно было укрыться от внешнего мира. Спасти свои шкуры от неминуемой смерти. Но цена была слишком высока. Являясь носителем клейма, ты уже не будешь как прежде планировать свою жизнь, свободно распоряжаясь драгоценным временем. Ты будешь страдать, в ужасе ожидая нового задания. И так будет до конца твоей жизни или до того момента пока ты не проявишь своенравие, отказавшись идти в бой. За тобой никто не придет, и никто не будет уговаривать, изменить свое решение. Ты для них уже мертвый, поставленное клеймо само выжжет твое сильное сердце, ведь ты выбрал другой путь - ты пошел против системы.
   Некросиб является центром инквизиторской власти, и воздух здесь пропитан совершенно иными запахами. Древняя магия пеленой накрывает этот город, затуманивая рассудки горожан и приезжих. Признаюсь, не каждый сможет противостоять инквизиторскому дурману и сладким ораторским речам правительства. Проведя здесь два года, я поняла, что только легальные вампиры могут противостоять этой магии и этой системе, но их становятся все меньше и меньше, а оставшиеся в живых предпочитают молчать, не навлекая на себя и на свои семьи гнев инквизиции.
   Каждый раз, когда брат собирался в Некрополис, я чувствовала какое-то опустошение. В воздухе царила напряженность и недосказанность. Вина и отчаяния сжигали меня дотла, не давая возможности, смирится с участью, которая нас постигла. Зная звериные инстинкты брата, я понимала, что его манит эта война и что вполне возможно в том пространстве он чувствует себя в своей стихии. Почему же тогда, ком подкатывает к горлу и слезы наворачиваются на глазах в тот момент, когда он собирается уезжать. Мне нужно быть сильной, который раз повторяла я себе, я должна взять себя в руки, но это не так и просто. Я не хотела терять брата, не хотела жить в мире, где не было его.
   - Ты опять уезжаешь? - прошептала я, чувствуя, как ноги становятся ватными.
   - Да, вампирские войска часто стали нападать на инквизиторские города. Видимо появился лидер, который грамотно ведет их к цели.
   - И как долго тебя не будет?
   - Я не знаю. Враги инквизиции ни разу так близко не подходили к вратам перехода.
   Тяжело вздохнув, я прижалась щекой к дверной перекладине.
   - Филипп, прости меня.
   - За что, - брат улыбнулся, - Поверь, ты не в чем невиновата. Это же вампиры.
   -Нет, - я замотала головой, - Если бы не я мы никогда не оказались бы в этом городе. Ты никогда бы не испытал весь ужас этой войны.
   Брат загасил сигарету и подошел ко мне. Опершись левой рукой о край дверного проема, второй он приподнял мой подбородок, что бы я смотрела прямо в его глаза. Признаюсь, смотреть в его сапфировые глаза было мучительно. Мне было безумно стыдно за то, что два года назад я впутала его в свои дела.
   - Я сам выбрал этот путь, - брат оттянул край черной майки и обнажил область сердца, где было клеймо, - Помнишь, я мог отказаться от клейма и вернуться в Москву.
   - Я никогда не поверю, что ты оставил бы меня одну, - я невесело улыбнулась, отстранившись от него, - В тот период я была не совсем адекватная. Ты не мог меня оставить, мы слишком дороги друг другу.
   По приезду в Некросиб я была в очень тяжелой депрессии. Погрузившись в свои мысли, я молчаливо, пыталась выйти из того состояния страха, в который меня загнали вервольфы, открыв на меня охоту. В памяти всплывали страшные картины ночного леса, где я совершенно одна. Слишком опустошенная и потерянная. Я не замечала, что творится вокруг меня. Я просто текла по течению, бродя по старым кладбищам города, запивая свое горя спиртным. Я была слишком эгоистичной.
   Пройдя в просторную комнату в светло коричневых тонах. Я села на огромный белый диван, и уставилась в окно. Комната брата была на солнечной стороне и поэтому казалась более уютной, чем моя. Даже в этот пасмурный серый день, здесь было тепло и комфортно.
   - Ты права, я никогда бы не оставил тебя, - брат сел рядом, - Но это не значит, что ты должна в чем-то себя винить. Моя звериная сущность всегда рвалась в бой. Знаешь, в Москве вервольфом быть очень сложно. Эта иерархия и моменты подчинения не всегда мне нравились, а покупка лицензии на охоту вообще было нечто ужасное. Ждать целый год, что бы прикончить какого-нибудь заключенного, - брат поежился, - Поверь, это не доставляло радости. Мне хотелось другой жизни. Более свободной.
   Почему-то я даже не была удивлена его словам. Как я уже говорила, магия летает в воздухе, затуманивая рассудки. Брат закинул руки за голову и откинулся на множество белых подушек. Длинные огненного цвета волосы раскинулись вокруг его головы, образовав на белых наволочках красные волны. Брат обладал невероятно красивыми, изящными чертами лица. Да, мы были с ним схожи, те же черты лица, тот же идеальный овал лица, прямой нос, но, несмотря на наше сходство, он всегда смотрелся невероятно мужественно, и что-то в его лице говорило о том, что с этим мужчиной нужно быть начеку. Огромные ядовито зеленые глаза, всегда выдавали его сущность, опасного зверя.
   - Ты хочешь сказать, что счастлив, работая на инквизицию. Что чувствуешь себя свободным?
   - В какой-то мере да. Меня устраивает то место в системе, которое установила инквизиция, для вервольфов. Я вервольф, а вервольфы являются войнами. Из нас это не вырвать никакими тисками.
   - Я не верю своим ушам, - я соскочила с дивана, уставившись на него, - Я понимаю, что в тебе слишком много от зверя, но слышать это мне невыносимо. Как ты можешь, так говорить. Инквизиторы сожгли нашу маму на костре.
   Лицо брата изменилась. Довольная улыбка сползла. На какую-то секунду мне показалось, что до него дошло, что я говорю, но только на секунду.
   - Времена меняются, и мы под властью перемен становимся другими. Я знаю, как умерла наша мать, не надо напоминать мне об этом. Она нарушила закон, за что и поплатилась, - брат как-то странно посмотрел на меня, и в этом взгляде таилось, что - то о чем я могла только догадываться.
   - Почему ты на меня так смотришь.
   - Самара, не будь такой наивной, ты лучше меня знаешь, что такое успокаивать своего зверя не давая ему то, что он желает, - я нервно сглотнула, понимая, куда он клонит, - мы все создания тьмы. Наша сила накапливается, и порой мы не в силах удерживать, то, что зарождается внутри нас. В моем случае это желание разодрать чью-то плоть. Вонзиться своими клыками, когтями в дрожащее, пульсирующее жизнью тело. Умыться кровью и этим утешится, - он усмехнулся, - У тебя у самой кладезь пороков. Признайся в этом и тебе станет легче.
   - Нет, я не такая, - я закачала головой, - То, что ты говоришь ужасно.
   - Такая, да еще какая. Прикрываться ненавистью к инквизиторам, только для того что бы ставить ужасные паутины в склепах вампиров. Ты хоть раз видела, что твои ловушки делают с людьми, которые туда попадают. У несчастных охотник выкручены все руки ноги, а на лице безумная маска боли. Даже у профессиональных экспертов волосы дыбом встают, видя эти тела.
   Я сделала шаг назад, уткнувшись спиной в стену. Сердце бешено застучало, предчувствуя неприятное разоблачение. Интересно брат знает о том, что я опять начала ставить ловушки?
   - Охотники на вампиров, это исполните инквизиторской власти, мне безразлично, что с ними происходит в момент проникновения в дневной склеп, - голос мой был на удивление тверд. Мне даже самой стало не по себе от сказанного. Я действительно не испытывала никаких эмоций в отношении людей, обреченных провести свои последние секунды в моих патинах.
   - Чувствуешь, это, - вдруг сказал брат. Видимо мое лицо как-то изменилось в момент, когда я задумалась о сказанном.
   - О чем ты?
   - Это чувство, отрешенности, какого-то ужасного безразличия. Не задумывалась, почему после той истории в Москве, ты не прекратила свое опасное занятие. Думаешь, я не в курсе, где ты в последнее время проводишь ночи, - лицо брата стало суровым и бледным, - помнишь, как ты обещала мне больше не подвергать себя такой опасности.
   - Да, я обещала тебе, но ты должен понять.
   - Я понимаю лишь одно, ты опять начала рыть себе могилу.
   Я чувствовала, как мои глаза начинают бегать из стороны в сторону, пытаясь за что-нибудь зацепить свой взгляд, лишь бы не смотреть в глаза брату.
   - Филипп, что ты от меня хочешь услышать. Ты и так все знаешь.
   - Ах, да, как же я могу не знать. Инквизиторы убили нашу мать. Но ты не задумывалась, почему она сбежала из Некрополиса, - я скрестила на груди руки, сжав губы, - А вот я знаю. Побывав в Некрополисе, я понял, что мать хотела, что бы у нас была лучшая жизнь. Не такая как там. Ты не поверишь, в том пространстве еще средневековье, о цивилизации говорят лишь строения инквизиции. Местное население погрязло в похоти и разврате, вампирские животные инстинкты и поклонения своим вымышленным богам. Вот, что такое Некрополис. Я не могу запретить тебе делать ловушки, но я могу тебя предостеречь. Будь осторожна. Не создан еще такой закон, способный схватить тебя за задницу, но имей в виду не стоит стоять на пути у местного правосудия. Расплата не минуема.
   - Филипп, успокойся, - на безупречно красивом лице брата читалаnbsp; Чувствуя, что не могу себя контролировать, я быстрым шагом вышла из аудитории, громко хлопнув дверью. Прижавшись спиной к холодной стене, я стояла и тяжело дышала, не в силах понять, с чем связан этот неосознанный приступ злости. Было такое ощущение, что кто-то просто потянул за веревочку, и я начала распускаться. Не припомню, что бы такое случалось. Тем более что сегодня ночью я полностью высвободила себя от накопившейся темной энергии, создавая ловушку.
сь тревога, - Я уже не та хвастливая девчонка, которая под воздействием выпитого разнесет на всю округу, что поставила ловушку в склепе вампира. Дурость прошла, осталось только злость, а она как ты знаешь очень сильный импульс, что бы продолжать жить дальше.
   - Я не хочу, что бы на тебя опять открыли охоту. Ставя, защиту в склепе, ты подвергаешь себя большой опасности. Стоит ли жизнь вампиров твоей жизни?
   На какую-то секунду я задумалась, но ответ все-таки дала.
   - Вампиры сопротивляются инквизиции.
   - Ты хочешь сказать, что если бы была в Некрополисе, то была бы на другой стороне, против меня?
   В моем горле пересохло. Я не ожидала, что тема разговора перейдет те рамки, за которые не хотелось бы переступать.
   - Филипп, пожалуйста, не начинай, - отмахнулась я, - Ты знаешь, что я ищу способы избавить тебя от этого клейма. И я это сделаю. Тебе не придется рисковать своей жизнью.
   - Ты не ответила на вопрос, - он серьезно смотрел на меня, его голос был грозным, а дыхание тяжелым, - Отвечай.
   Он быстро встал с дивана и, схватив меня за плечи. Хватка была такой сильной, что видимо на руках появятся синяки.
   - Отпусти меня, - я попыталась выкрутиться, но ничего не получалось, - Хочешь услышать, мое мнение по поводу войны в Некрополисе. Тогда слушай, - брат ослабил хватку, и я оттолкнула его от себя, - Я хочу, что бы войска вампиров победили в этой войне. Как бы противоречивы не были мои чувства в данной ситуации, - на моих глазах наворачивались слезы, - Я хочу именно этого.
   Брат ошеломленно смотрел на меня. Его огненные брови взметнулись вверх. Он явно не ожидал, что я ему такое скажу. А может и знал, только хотел услышать это из моих уст.
   - Не надо на меня так смотреть, - закричала я на него, - В инквизиторском человеческом мире для меня нет места. Эти странные ограничения моей сущности, всевозможные запреты. Я всего лишь очередная статья дохода в это системе, не более. А, ты, - я набиралась смелости, что бы произнести эти слова вслух, - Ты, просто боевая псина, которую они в любой момент пустят в расход.
   - Я сам выбрал этот путь, - брат оттянул край черной майки и обнажил область сердца, где было клеймо, - Помнишь, я мог отказаться от клейма и вернуться в Москву.
   Я замолчала, почувствовав, что перегнула палку. Лицо брата изменилось. Я знала, что ему было больно. Возможно, он понимал, что обречен, но ничего с этим не мог поделать. Он просто пытался выжить в этом мире, стараясь хоть как-то оправдать свое существование, смириться с участью раба. Это состояние у вервольфов очень обостренно, жить ради самой жизни. Почему я так не могу?
   Филипп много сделал для меня. Пошел против своей стаи, лишился своей мечты стать верховным вервольфом Москвы. Все ради моей жизни на этой земле, а я оказалась такой не благодарной и чужой. Сейчас я готова была принять от него пощечину и любые оскорбления, но он молчал. И скажу честно, нет ничего хуже молчания того человека, которому есть что сказать.
   - Прости, - дрожащим голосом сказала я, зная точно, что рану, которую я нанесла своими словами, будет заживать в его душе очень долго.
   Смотря в его стеклянные, холодные глаза я вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь. Говорить было не о чем. И мне кажется, я кинула первую спичку на тот мост, который не следовало бы поджигать.
  
   На улице стало очень холодно и сыро. Темные тучи победоносно восседали над городом, и казалось, что сейчас пойдет дождь. Накинув на голову капюшон, я вышла из подъезда и побрела в сторону автостоянки, где стоял мой поддержанный внедорожник. Режущий ветер играл с подолом моего плаща и длинной юбкой, пробираясь под слои одежды к теплому телу. Спасаясь от стихии, я засунула руки в карманы и поджала плечи, пытаясь хоть как-то согреться. Я не понимала, зачем брат затеял этот разговор про вампиров. Что он хотел этим сказать? Он должен понимать, что я не настолько люблю свою жизнь, что бы приспосабливаться к этому человеческому миру. Я не клейменый вервольф, меня нельзя принудить улыбаться своим хозяевам. У меня свои рамки, выход за которые преследуется законом.
   Дойдя до автостоянки, я, предъявив пропуск, прошла вдоль ряда автомобилей к своему поддержанному внедорожнику, серебристого цвета. Отключив сигнализацию, я села в уютный салон своего авто. В памяти неожиданно всплыл разговор с Анной Петровной. Я совершенно забыла сказать брату о вызове в университет. Может это и к лучшему, нечего ему знать такие вещи. Меньше будет знать, крепче будет спать. Завтра пойду в университет и скажу, что брат уехал в Некрополис. И это будет чистая правда, как не странно.
   После ночной вылазки очень хотелось спать. Вставив ключ в зажигание, я облокотилась на руль. Куда бы мне спрятаться, чтобы не видеть и не чувствовать себя? Нащупав под сиденьем банку энергетика, я подняла ее и открыла. В последнее время я часто покупаю этот напиток, слишком много бессонных ночей стало в моей жизни. Пусть эффект от него незначительный, зато он приятен на вкус. Открыв крышку, я почувствовала бодрящий запах лайма, волной наполняющий легкие. Сделав несколько глотков, я посмотрела на себя в зеркало. Вид у меня был слегка потрепанный. Глаза красные, от усталости, под ними темные круги, на голове черте что, а мне еще в 'Причал' ехать. Посмотрев на часы, я подумала, что вполне успею немного поспать. Поставив в телефоне оповещение на десять часов, я откинулась на сиденье, слегка опустив его и поудобнее устроившись, закрыла глаза. Сон пришел моментально. Погрузив меня в свой таинственный мир.
   ***
   В кармане вибрировал мобильник, рассевая на миллион песчинок остатки моего сна. Я медленно достала телефон из кармана, внимательно вглядываясь в полутьму автостоянки. На дисплее красовалась милое личико моей подружки Стелы. С ней мы познакомились при поступлении в университет и с тех пор не расставались. Она была, так же как и я, полукровка, но только смесь человека и демона. Отца она своего, так же как и я не знала, и это сплачивало нас еще крепче.
   Посмотрев на электронные часы в машине я, закатив глаза, откинулась на сиденье. На часах было полвосьмого и если Стела звонит просто так, я ей этого не прощу.
   -Да, - заспанным голосом сказала я.
   -Самара, - в трубке послышались всхлипы и сопения, - Пожалуйста, приезжай.
   - Почему ты плачешь? - я стала быстро приходить в себя, дурман сна стал рассеиваться, - Что случилось?
   В трубке послышалось молчание, и тяжелое дыхание девушки.
   - Самара, - шепотом начала она, - Меня укусил вампир.
   От вампира ты может, и уйдешь, но от ЛНВ ты не уйдешь никогда. Три столетия назад, когда бесконтрольные нападения вампиров на людей стало обыденным делом. Был создан отдел охотников на вампиров и (ЛНВ) - отдел ликвидации новорожденных вампиров. Оба отдела следили за чистотой инквизиторской - (человеческой крови) и тесно друг с другом взаимодействовали. И чтобы не говорило правительство о том, что вампиры под контролем в газетных полосах частенько появлялись статьи о пропавших без вести людях. Истина одна - зверь остается зверем, под какую бы маску он не спрятался.
  
   Глава номер три.
  
   - Самара, меня укусил вампир.
   - Понимаю мало приятного, - я вышла из машины, что бы размять ноги, - Мне-то, зачем звонить. Звони ликвидаторам. На первой стадии вампиризм лечится.
   Стела, тяжело вздохнула и произнесла:
   - Ликвидаторы не приедут.
   - Это ты к чему? - от услышанных слов я не была в восторге, тем более что на том конце трубки послышался шум и спокойный мужской голос продолжил разговор.
   - Самара, прошу прощение, что прервал этот и так затянувшийся разговор. Но если вы не приедете в 'Дюжину роз', что на левом берегу. То, увы, ваша замечательная подруга превратится в вампира, и вы ее больше никогда не увидите. Время к вам не благосклонно. Часы отчитывают секунды, затем минуты и вот уже на свете зарождается еще одна пакость.
   - Ты еще кто такой? - мои брови сошлись на переносице, а голос стал более враждебным,
   - Скажем так, вампир, который ее укусил.
   Я попыталась, усмехнуться, но почему-то из меня вырвался лишь какой-то вздох отчаяния.
   - С чего ты решил, что я приеду? - я посмотрела по сторонам, на парковке не было ни души, - Не боишься, что вместо меня к тебе в гости заглянут ликвидаторы.
   - Как не странно нет.
   - Тогда я набираю ЛНВ.
   - Давайте, но в этом случаи к их приезду я порежу вашу подружку так, что ее родная мать не узнает, - в трубке раздался крик Стелы, - Даже и не знаю, что вам от нее оставить на память?
   Ком подкатил к горлу, а в голове больно забил пульс. Сложившееся положение дел меня совсем не устраивало. Я не из тех, кто может простить вторжение в круг моих близких людей. Вампир поплатится за то, что причинил моей подруги боль. Теперь из принципа я должна туда поехать и надрать этому клыкастому задницу.
   - Я приеду, оставь ее в покое, - как можно спокойнее сказала я, крепко сжимая мобильник.
   - Буду ждать с нетерпением, - сказал вампир, и мне показалось, что в этот момент он улыбался.
   Незнакомец положил трубку, а я, безвольно опустила руки. Мобильник выскользнул из пальцев и упал на бетонный пол, разлетевшись на две части. Я нервно пнула его в сторону и села в машину. Злость кипела во мне, затуманивая все разумно-соображающие участки мозга. Наказать этого вампира была сейчас самая здравая мысль. Я, нервно сопя, завела машину и, нажав на газ, рванула с парковки.
  
   Представляя, как расправляюсь с этим кровососом. Я ехала через мост на левый берег. Погода разгулялась не на шутку. Выл сильный ветер, а в черном небе трескались молнии, пытаясь тщетно завоевать необъятные пространство над городом. Машинные дворники без устали двигались то вправо, то влево, не успевая смахивать крупные капли дождя с лобового стекла. Крепко сжимая руль, я маневрировала из стороны, в сторону обгоняя и подрезая машины. Как сказал вампир, время не на нашей стороне. Каждая секунда приближает Стелу к переходу к неживому телу. Да как ей вообще угораздило вляпаться в это дерьмо?
   Насколько я знаю, Стела была не из тех легкомысленных девчонок, которые мечтают провести время с вампирами. Так что появление ее в обществе кровососов, была равна нулю. Чего не скажешь о ее новом ухажере - Александре Икс. Он был вампирской шестеркой. Иксом я называла его, потому что о нем, кроме того, что он якшается с вампирами, мне не было ничего известно. Еще он был хорош собой голубоглазый блондин с невероятно красивыми чертами лица. И если бы меня спросили, как выглядит ангел? В первую очередь я представила бы его лицо с очаровательной ямочкой на подбородке. Стела сразу же повелась на его гламур. Влюбилась по уши. Порой я даже ее ревновала к нему. Мне казалось, что она отдаляется от меня. И уже скоро у нее не будет времени на то, что бы набрать мой номер телефона. Я тяжело вздохнула. Чувство одиночества одно из самых невыносимых переживаний на этой земле.
   Вглядываясь на дорогу, я пыталась собрать себя в кучу. Посмотрев на часы, я вспомнила о встречи с Константином. Через три часа я должна быть в 'Причале'.
   - Черт, черт, черт - я несколько раз ударила по рулю, пытаясь хоть как-то себя успокоить. Сделав вдох, выдох, я подняла с пола энергетик и сделала несколько глотков. Мне как никогда нужны деньги. На этой недели я должна внести очередной месячный платеж за обучение. Нелегко осознавать, что тебя отчислили с бюджетного отделения за драку во дворе с очередным ценителем твоих шрамов. Большими усилиями, переведясь на платное отделение. Я так и не решилась сказать брату, что стану не инквизиторской ищейкой, а всего лишь социальным работником.
   Вырулив в сторону квартала Теней, что на краю города я остановила машину мимо проходящей женщины. Я только сейчас поняла, что совершенно не знаю как проехать в этот ночной клуб.
   - Извините, не подскажите, как проехать в сторону 'Дюжины'? - приоткрыв окно, сказала я.
   Женщина, крепко держа зонтик, неодобрительно посмотрела на меня, но все же ответила.
   - Проедете прямо до конца, а потом на право, там и увидите, это гадкое логово.
   С этими словами она, повернулась и пошла дальше.
   - Спасибо, - тихо сказала я, закрывая окно. Скверное ощущение чего-то неприятного медленно нарастало внутри, заставляя паниковать. Хотя, возможно, я смогу решить дела в 'Дюжине' быстрее, чем думаю. Являясь некромантом, пускай и молодым, я вполне могла вытрясти душу из любого вампира, тем более что на левом берегу живут слабачки возрастом от пятидесяти до двухсот лет.
   Левобережные вампиры Некросиба являлись низшей прослойкой касты вампиров, но в своем положение они все равно не желают прислуживать древним вампирам, чья сила во много раз могущественнее, чем их. Со времен разделения они враждуют между собой, а инквизиция подпитывают каждую из сторон, в ожидание, что в итоге вампиры найдут способы уничтожить друг друга.
   Я, припарковала машину возле 'Дюжины' и, не выходя из салона, огляделась. Вокруг было спокойно, видимо посетителям еще не время. Впрочем, хотелось бы посмотреть на тех отчаянных, которые вступят через порог этого заведения. Выйдя из машины, я запахнула плащ, скрестив на груди руки. Осторожно вступая в сторону входа, я осмотрела серое огромное здание. Когда-то здесь была тюрьма для душевно больных. Я читала в газетах, что в прошлом году на административных торгах, вампиры выкупили эту землю у инквизиции. И вот уже как полгода на крыше этого трех этажного здания восседают огромные неоновые буквы с названием 'Дюжина роз', которые то гаснут, то вспыхивают вновь во тьме, алым цветом.
   Возле входа стоял высокий, худощавого телосложения вампир. Несмотря на непогоду, на нем была легкая белоснежная рубашка, выпушенная из голубых брюк. Черные волосы, намокшие под дождем, прилипли к голове, делая образ вампира нелепым. Для охраны слишком мелковат, но это совсем не повод игнорировать его. Вампиры, какой бы комплекции не были, невероятно сильны и опасны. Увидев меня, на его лице появилось какое-то отвращение. И сказать честно я не была удивлена его реакцией. Дело в том, что являясь некромантом, я обладаю странным запахом, отпугивающим на подсознательном уровне как живых, так и не живых существ. У Филиппа и Стелы был иммунитет, так как они рождены от сильных созданий, остальные же стараются держаться от меня в стороне, как будто бояться, что я украду их душу и заставлю их мертвые тела плясать.
   - Ну, от тебя и воняет, - вдруг сказал вампир, прикрывая ладонью свой нос и рот, когда я подошла ближе.
   Вампир был новообращенный, так что на данном этапе своей нежити он не совсем мог, умело справляться с тем, что ему преподнесла тьма. Все это конечно забавляло меня, но вот только я что-то не припомню, с каких пор вампиры начали легально плодить себе подобных? Инквизиция уже как лет пятьдесят запретила вампирам заражать человечество. Так какого черта здесь делает этот птенец?
   - К себе принюхайся, клыкастый, - я оценивающе посмотрела на него.
   -Чего? - возмутился он
   - Из тебя еще не все человеческие фекалии вышли, а ты уже хамишь, - я уставилась прямо в его напуганные черные глаза, в них читалось 'как она узнала, что я птенец', - Может, дашь мне пройти?
   -Если ты Самара, то тебя ждут, - в голосе его слышались какие-то нотки раздражения.
   Он распахнул перед моим носом дверь и театральным жестом пригласил в заведение. Я толкнула его в сторону и прошла в клуб. Эти глупые замашки меня сильно раздражали. Не люблю я, когда передо мной рисуются. Я медленно пошла по длинному коридору, в конце которого горел неоновый свет. С каждым шагом внутри меня нарастало какое-то напряжение.
   Войдя в огромный танцевальный зал, я осмотрелась. Помещение клуба состояло из двух этажей. На первом с левой стороны располагалась длинная барная стойка, полностью заполненная алкогольными напитками, справа ряд белых лакированных столиков и стульев. Стены были увешаны эротическими картинами, где мужские и женские тела сплетались в одно целое. На втором этаже вдоль перил виднелись стриптизерские шесты и зеркальные стены. Сделав несколько шагов, мой взгляд устремился на высокий потолок, где висели клетки, в которых были прикованы вампирские скелеты. Вампиры, которым принадлежали эти скелеты, были замучены и обескровлены. Не знаю, в чем они провинились, но пробудить к жизни их больше не сможет никто. У меня во рту пересохло, а глаза округлились от ужаса. Как можно сделать такое с себе подобными?
   - Так значит, это ты - Самара, - голос раздался возле самого уха.
   Я резко обернулась, но за спиной никого не было. Сердце неприятно кольнуло. В помещение находился вампир с возрастом не меньше четырехсот лет.
   - Твой запах идет впереди тебя, - голос засмеялся неприятным лающим смехом, - Мой маленький некромант.
   Я с большим усилием пропустила мимо ушей, услышанное слово 'мой'. Сейчас меня заботило лишь место нахождения Стеллы. И как побыстрее отсюда смотаться.
   - Может, прекратишь, прятаться, играя на моих нервах, - я прошла к барной стойке, - Или ты боишься показаться передо мной?
   - Бояться тебя? - смех вампира пробежал по коже холодом, - Ты слишком самоуверенна. Мне придется долго перевоспитывать тебя.
   Моя правая бровь взметнулась вверх.
   - Кто ты такой, что бы меня перевоспитывать? - сжав пальцы в кулаки, я осмотрела помещение. Вампира не было видно.
   - Пока еще никто, но кто знает, кто знает, - он опять засмеялся и неожиданно появился возле лакированного столика напротив меня. Я нервно дернулась в испуге и уперлась спиной в барную стойку. Сердце бешено застучало об ребра. Черт, как же мне не хотелось вести себя подобным образом. Но после пережитого во мне до сих пор таился страх, с которым я неоднократно пыталась бороться. Поджав губы, я сделала шаг вперед, грозно уставившись на этого кровососа, который в свое время преспокойно уселся за стол, внимательно изучая меня своими черными глазами. Внешне он был привлекателен, высокий, широкоплечий с военной выправкой. Волосы черные, заплетены в какую-то замысловатую косу. Лицо суровое, мужественное. Вот только длинный рваный шрам, идущий от правого уголка губы к уху, создавал дискомфорт. От этого на его лице была такая странная измученная ухмылка, от которой становилось не по себе. Возможно, я даже ему посочувствовала, понимая на собственной шкуре, каково это когда на тебя пялятся люди. Мой взгляд также скользнул по его одеянию. Вампир был в странной одежде, чем-то напоминающее военное обмундирование Некрополиса. У моего брата была практически такая же куртка с пластинчатыми вкраплениями в ткань. Только у этой вместо пятиконечной звезды в круге, на рукаве, была изображена эмблема солнца в момент затмения. Мысли тревожно заметались в голове. Уж не некропольский ли это вампир?
   - Меня зовут Себастьян, - представился вампир, предлагая движением руки, присесть рядом с ним.
   Я отрицательно закачала головой.
   - Где Стелла?
   Вампир провел рукой по голове, поправляя волосы.
   - Думаю, бессмысленно прятать ее от тебя, - он щелкнул пальцами, и со второго этажа появился еще один внушительной комплекции кровосос. Ее белоснежная рубашка, была залита кровью и прилипала к его мощной груди. При виде этого мой глаз задергался. Что - то мне говорило, что кровь принадлежит не ему. Я внимательно уставилась на мужчину. Внешне он был, как и любой вампир, не изуродованный жизнью, невероятно красив. Лицо смазливое, обрамлено короткими пепельными кудряшками. Глаза пронзительные голубова цвета.
   - Виктор, приведи Стелу, к ней пришли гости.
   - Но она же... - вампир осекся, голос его показался мне взволнованным.
   - Немедленно, - сказал Себастьян, грозно смотря на него.
   Я продолжала стоять возле бара, наблюдая, как вампир скрылся на втором этаже.
   - Может, все-таки сядешь, в ногах правды нет, - мужчина улыбнулся, обнажив свои клыки.
   -Нет, я постою, - неестественно растянув губы, сказала я, - Лучше скажи, зачем ты укусил Стелу и зачем вызвал меня?
   - Вот что ценю я в людях, так это умение задавать правильные вопросы, - вампир достал из внутреннего кармана куртки какой-то лист и аккуратно развернул его.
   - Самара Васильева, на сегодняшний момент Блодова, - мои брови поползли вверх, услышав это. Откуда этот клыкастый знает мою прошлую фамилию?
   - Я продолжаю, - вампир поднял на меня глаза, я лишь утвердительно кивнула головой все еще потрясенная, - Родилась двадцать первого июня 2019 года в городе Москве. Является рожденным некромантом. Разыскивается по всей России в связи с убийством трех граждан вервольфской расы, - вампир приподнял на меня глаза, - Знаешь, за твою голову верховный вервольф Москвы назначил приличную сумму.
   Я стояла как вкопанная, пытаясь сообразить, что делать. Бежать. Зачем? Убить его, казалось самым верным решение, но мне нужно было узнать все, что он от меня хочет. Пусть сдерживать злость было тяжело, я все же пыталась вести себя цивилизованно.
   - Ты хорошо подготовлен? - перебила я его, вне себя от услышанной информации.
   - Работа отдела ищеек, - вампир продолжал довольно улыбаться, - Ты такая маленькая, а на тебе уже столько крови. Ты даже мне нравишься.
   - Скажи еще, что сам невинен и чист перед глазами смерти, - процедила я сквозь зубы, чувствуя, как внутри меня начинают открываться заслоны, высвобождаю страшную, разрушающую силу.
   - Ты права, - он незаметно для моего глаза встал из-за стола, я сделала шаг назад, в основном я могу ловить взглядом наступление вампира, но сейчас я была просто поражена, - Было глупо тебя в чем-то упрекать.
   Я кивнула.
   - Теперь я надеюсь, ты скажешь, что здесь происходит. И что тебе нужно от меня и от Стелы.
   Вампир взглянул мне прямо в глаза.
   - Я считаю неправильным, когда талантливые создания ходят по земле без хозяина, - высокомерно с нотками цинизма произнес он. Лицо его в этот момент стало суровым, а глаза заполнились каким-то странным огнем.
   - Хозяин? - я ошарашено уставилась на него, я готова была услышать все что угодно, но только не это, - Ты в своем уме, я никогда не буду чьей-то рабыней.
   - Как знать, у Стелы было совершенно другое мнение.
   - Она не могла, - я не верила не единому его слову в отношении подруги. Она сильное создание. Ее не так просто подчинить, - Ты лжешь, - грозно сказала я.
   На втором этаже послышались чьи-то шаги. Я перевела взгляд с Себастьяна на лестницу, на которой появилась Стела и Виктор. Девушка держалась за вампира, ступая неуверенной походкой. Я никогда не видела ее такой бледной и потерянной. Взгляд ее голубых глаз безразлично скользнул по мне и ушел в сторону. Она не могла смотреть мне в глаза. Или не хотела. Длинные платиновые волосы были растрепаны, и казалось, что ее только что вытащили из постели. Из одежды только коротенький голубой халат, под которым виднелось ее обнаженное стройное тело.
   - Стела, - я подбежала к подруге и обняла ее за плечи, - Что с тобой?
   Девушка подняла голову, и я отчетливо осознала, что она уже стала вампиром. Ее голубые глаза при близком рассмотрении были стеклянными неживыми. Такое происходит в первые дни перевоплощения. Стук ее сердца медленно угасал, под моей ладонью, прощаясь с телом. Аура становилась холодной и темной.
   - Ах, ты сволочь, - я резко развернулась в сторону Себастьяна и кинулась на него, высвобождая из своих пальцев когти. Вампир увернулся от нескольких моих выпадов, пока меня не скрутили сильные руки Виктора и еще одного вампира непонятно откуда появившегося. Я не могла понять, что происходит, сила билась под моей кожей в моих пальцах, но никак не могла выйти. Себастьян, стоял напротив, и я чувствовала, что ему стоит больших усилий держать меня под контролем.
   - Ты превратил ее в вампира, - закричала я в отчаяние.
   - Маленький некромант, - голос его был напряжен, - Стела нужна мне только в вампирском обличии, ее отец даровал ей небывалую силу, а мать уязвимое тело. Я всего лишь исправил сложившееся недоразумение. Скоро ты поймешь, что стать моим рабом для тебя самый лучший вариант.
   - Я никогда не соглашусь кому-либо подчиняться. Тем более вампиру, - я попыталась вырваться из лап вампиров, но все было тщетно. Они стальной хваткой скрутили мне руки и молча, встали за спиной. Безмолвно, отрешенно от происходящего.
   - Когда я поставлю клеймо, ты будешь говорить по-другому.
   Вспомнив о клейме, на теле брата, я онемела. Внутри все похолодело. Я не хотела испытать на себе действие этой магии. Не хотела кому-то подчиняться.
   - Не дождешься, - прошипела я, но вампир не обратил на мои слова никакого внимания, устремив свой взгляд на второй этаж.
   - Себастьян, я же говорил, что она появится, - по лестнице спускался Александр, заправляя бордовую рубашку в синие джинсы - А ты не верил. В ней больше человеческого, чем кажется на первый взгляд. Так что жду двойной оплаты за второе сильное существо.
   Я уставилась на Александра, не веря своим ушам. Эта шестерка, являлся ищейкой.
   - Ну ты и тварь, - закричала я пытаясь вырваться.
   - Самара, детка, - Александр подошел вплотную и уставился на меня голубыми полупьяными глазами, - Ты сильная и свободная. А это не правильно. У каждой силы должен быть свой хозяин. Вот Стела, создание демона и человека, у нее сильный потенциал, но она его не раскрывает, потому что боится стать вне закона, но скоро начнется война и она нам пригодится.
   - Какая война?
   - Война между инквизицией и вампирами, глупышка.
   - Но я на стороне вампиров, разве не понятно. Мне не надо ставить клеймо, что бы подчинить себе.
   Александр лишь улыбнулся, посмотрев на Себастьяна.
   - Это ты Себастьяну говори, я свое дело уже сделал. Не думаю, что тебя смогут превратить в вампира, но клеймо поставить придется.
   Александр подошел к бару и, взяв бутылку коньяка, сделал несколько глотков из горлышка. При этом его лицо исказилось в мучительной гримасе. За то время пока мы были с ним знакомы, я ни разу не видела, что бы он пил.
   - Я не позволю этого с собой сделать, - сказала я, пытаясь сорвать те преграды, которые выстроил перед собой вампир. Его энергия колола меня, затягивала, так сильно, что было невыносимо.
   - У тебя нет выбора, ты прирожденный воин. Не в наших интересах, что бы ты была на стороне полуночников, - вмешался в разговор вампир.
   - Нет, - я продолжала сопротивляться. Если я отступлю, раскрывая себя, вампир без проблем зацепит мою силу и подчинит себе. В зеркальном отражении я видела, как мое лицо побледнело и на нем отчетливо стали вырисовываться синие, опухшие вены. Поистине в этот момент меня совсем нельзя было назвать человеком.
   - Самара, соглашайся, - заплетающимся голосом сказал Александр, - Зачем так себя мучить? Или ты думаешь, что у тебя может быть другая жизнь?
   Я злобно уставилась на него, показывая всем видом, как он мне противен.
   - Посмотри на себя, - он неуверенной походкой подошел и провел пальцами по моим шрамам, - Ты не Афродита.
   Его слова неприятно укололи меня. Я резко повернула голову в сторону, пытаясь избежать повторного прикосновения.
   - Прекрати, - прошептала я.
   - Нет, позволь мне договорить, - он обхватил пальцами меня за подбородок, заставляя смотреть прямо на него, - Что, тебе мешает согласиться, - он внимательно посмотрел на меня, как будто что-то читая. Я почувствовала какое-то давление на затылок.
   -Что ты делаешь?
   Он крепче сжал мой подбородок. Глаза его закатились, и я поняла, что он влезает в мои самые сокровенные мысли. Я представить не могла, что он настолько силен и проницателен. Все тело охватила слабость, ноги стали ватными. Когда нападают, таким образом, становится очень трудно сопротивляться.
   Александр резко отстранился, обхватив голову руками. Последовала минутная пауза. Его глаза, не мигая, смотрели на меня, как будто не веря в то, что видят. Я продолжала тяжело дышать, боль в голове была невыносимая. Он вскрыл меня без труда, без каких либо магических амулетов и ритуалов. Это восхищало и в тоже время безумно пугало. Опять меня подвела моя самоуверенность. Трудно осознавать себя никчемной и слабой. Я совершенно не понимала, кому иду, и что меня здесь ожидает. Если бы я, хоть на минутку подумала, то наверняка вызвала бы ликвидаторов. Неожиданно Александр засмеялся. Меня это удивило. Что же такого он увидел в моих мыслях?
   - Вы только подумайте, наш некромант мечтает о счастливой семье и детях.
   Я затаила дыхание. Почему-то мне стало невероятно стыдно, за то, что во мне были такие мысли. Ни для кого не секрет, что некроманты не способны испытывать чувства любви. Мы слишком холодны, что бы переживать такие эмоции.
   - Не надо, - прошептала я, пытаясь сдерживать слезы. Сейчас я готова провалиться сквозь землю. Или отдать все что угодно лишь бы он замолчал.
   На лице Себастьяна появилась улыбка.
   - Зачем об этом мечтать, - продолжил Александр, - Ты должна знать свое место.
   - И где же оно? - без каких-либо эмоций спросила я, опустив глаза в пол.
   - Твое место на поле боя. Неужели ты сама не понимаешь, что у тебя нет ничего, что могло бы создать семью. Твой запах омерзителен, ни один мужчина не посмотрит в твою сторону. Ты бесплодна. При виде тебя дети начинают плакать. К чему эти фантазии?
   Я подняла голову.
   - Ты очень хорошо покопался в моей голове, - не узнавая свой голос, сказала я, - Ты прав, такие создания как я не достойны спокойной жизни и счастья, каким я его представляю. Мы отбросы этого мира. Нам нет жизни в обществе. Ты это хочешь до меня донести?
   - Верно, детка, - сказал он прямо мне в лицо и отошел.
   Слезы ручейками потекли по моим щекам. Эта ищейка знал обо мне все и давил только на самые больные точки. Да, я была бесплодна. У меня никогда не было критических дней, и мое отражение каждый раз напоминает мне о моем уродстве. Моя жизнь, действительно бессмысленна. Только злость и месть за смерть матери наполняет меня каким-то покоем.
   - Александр, ты просто спец, - на лице Себастьяна играла улыбка, - Ты словами нейтрализовал ее заслоны. Не думал, что такое возможно.
   - Она еще девчонка, наивная, невинная. Такими можно управлять.
   - Приму это к сведению, - со странной интонацией в голосе произнес вампир, - Я вытрясу из нее эту наивность.
   - Желаю удачи, но сначала я хотел, получить расчет, - заметил Александр, вопросительно смотря на Себастьяна, - Мне стоило больших трудов собрать информацию, на этих девчонок. Так что ожидаю двойного вознаграждения.
   Вампир поджал губы и указал Александру на чемодан стоящий возле барной стойки.
 nbsp;;  - Думаю, ты останешься доволен, - произнес вампир, доставая из кармана ошейник, усеянный драгоценными камнями.
   Александр поспешно подошел к бару и, подняв чемодан, открыл его. Послышалось шуршание купюр. Я злобно буравила его взглядом. И если бы взглядом можно было убить, я наверняка бы это сделала. Этот предатель получил деньги за наши с подругой головы. Он с трепетом провел ладонями по купюрам и закрыл чемодан. Тяжело осознавать, что Стелла его любила, мечтала о жизни с ним. И вот теперь он ее продал, за эти жалкие бумажки. Просто продал, без каких-либо эмоций. Я почувствовала, как когти впились мне в ладонь, и от этой боли стало легче. Если я выберусь из этой ситуации живой, он не уйдет от возмездия. Придет время, и я вытрясу его подлую душонку из его тела.
   - Себастьян ты щедр, как никогда, - ищейка подошел к вампиру и подмигнул мне. От этого я только взбесилась еще больше.
   - Я запомню твой поступок, мерзавец, - прошипела я.
   - Думаю да, - он как-то замялся, но быстро пришел в себя, - Такое не забывается.
   - Придет время, и я лично выпотрошу тебя.
   - Конечно, так и будет, - вмешался в разговор вампир, - Если я тебе разрешу.
   От услышанных слов я опешила. Наглости его не было предела.
   - Ты помнишь о нашем уговоре? - вампир обратился к ищейке.
   - Все будет в шоколаде, - улыбнулся Александр.
   - Тогда буду рад увидеть тебя в скором времени, - вампир крепко пожал руку предателю и тот быстрым шагом вышел из помещения.
   Я проводила его взглядом и уставилась на шрамированого Себастьяна.
   - Так значит наивная девчонка, - он начал расстегивать ошейник.
   - Не стоит этого делать, - я вся напряглась, - Не боишься, что проснешься от того, что твой раб вбивает в твое сердце кол.
   - Ты будешь самым прекрасным цветком в моей коллекции, - мое сердце бешено застучало, угрозы ему были смешны. Он невидящим взглядом смотрел на меня. Его руки буквально по сантиметрам приближались к моей шее, и я чувствовала, что жизнь моя рушится. Я закрыла глаза, ощущая его холодные пальцы на своей шее.
   - ЛНВ, всем оставаться на своих местах, - раздался грубый микрофонный голос, и в помещение вбежали ликвидаторы в черной одежде. На головах у них были капюшоны, внутри которых была сама тьма. Хватка вампиров ослабла и я, выкрутившись со всей силой, ударила Себастьяна по руке, в которой был ошейник. Виктор и второй вампир, кинулись на ликвидаторов. Раздались выстрелы. Я подбежала к балансирующей на грани жизни и смерти подруги и схватила ее за руку, но Себастьян, моментально оттолкнув меня, обхватив ее за талию. Девушка безвольно повисла на его руках, совершенно не сопротивляясь и не понимая, что происходит.
   - Я за тобой вернусь, - прошипел он и исчез с глаз, вместе со Стеллой.
   - Черт, - я ударила в отчаяние кулаком по полу. Посмотрев на ликвидаторов, сражающихся с разъяренными вампирами, я поняла, что через двери мне не выйти. Помещение заполнилось рычанием, криками и стонами разорванных тел. Голова сильно кружилась. Я встала с пола и краем глаза увидела, как ко мне приближается мужчина, направляя на меня пистолет. Недолго думая я побежала по лестнице вверх, уклоняясь от серебряных пуль. Судорожно пытаясь найти выход, я неслась вдоль столиков в сторону открытой двери, за которой был свет. Распахнув ее, я увидела кровать залитую кровью. Голова продолжала кружиться. Подперев дверь стулом, мой взгляд опять вернулся к окровавленным простыням. Я медленно подошла к постели и, не веря своим глазам, уставилась на маленькие куски окровавленного мяса. Я точно знала, что это нечто принадлежало моей подруге, что это когда-то было частью ее. На полу были медицинские гинекологические инструменты. Я отшатнулась, стало тяжело дышать, казалось, не хватало воздуха. Прижав руку к губам, я попыталась побороть приступ рвоты. Что здесь произошло?
   В коридоре послышались шаги ликвидаторов. Я уставилась на дверь. Проведя ладонями по бледному лицу, я откинула непослушные рыжие волосы в сторону. Что делать? Глаза устремились на окно. В дверь уже ломились. Набравшись смелости, я подбежала к окну и, пробив стекло, прыгнула вниз. Все произошло в считанные секунды, я упала на асфальт, слыша лишь треск своих костей. Страшная боль сковала все мое тело, и я потеряла сознание.
  
   Глава номер четыре
  
   В голове раздался громкий щелчок, и я резко распахнула глаза, судорожно хватая ртом холодный воздух. Боль пульсировала в каждой клеточке тела. Невыносимое состояние, но не долгое. Я ощущала, как регенерирует мой организм, как быстро зарастают мелкие ссадины на лице и сломанная челюсть встает на место. Пошевелив кончиками пальцев, я довольно улыбнулась. В такие моменты я как никогда осознавала связь с неизвестным отцом. Он где-то далеко, и даже не подозревает о моем существовании. Но его кровь течет в моих венах, призывая дар плоти. Пусть боль еще сокрушает тело, но я жива, и это вдохновляет.
   Собрав себя в кучу, я перевернулась на бок и медленно поднялась с земли. Во рту был солонцеватый вкус крови и кажется, сломаны передние зубы. Выплюнув несколько обломков, я провела языком по разорванной десне. Ощущение были не самые приятные, но ничего с этим не поделаешь. На месте потерянных зубов уже появлялись новые. Так что я совсем не беспокоилась о произошедшем. Сейчас меня волновало лишь одно. Как бы побыстрее свалить отсюда.
   Взглянув на разбитое окно, я поняла, что находилась в отключке не долго. Тому свидетельствовали выстрелы и разъяренные крики ликвидаторов. Быстрым шагом я пошла за угол, где припарковала машину. Нужно было немедленно уходить. У меня не было желания провести остаток ночи в отделе ЛНВ. Я точно знала, что если попаду в лапы ликвидаторов, они меня не отпустят. Что бы я им не сказала, я уже приговорена. Совершенный побег из 'Дюжины', будет расценен как попытка сопротивления инквизиции. А потом, что? Суд, тюрьма и костер. Во рту пересохло. В голове был какой-то хаос. Что я могу сказать в свое оправдание? Как объяснить, что студентке инквизиторского факультета понадобилось в 'Дюжине роз'. Это же вампирское логово. А я по идеи должна ненавидеть вампиров. Я сморщилась, поджав губы.
   Пытаясь, откинут в сторону невеселые мысли, предвидение своей участи я осторожно посмотрела за угол, и тут же резко нырнула обратно. Возле моего джипа, стояли двое ликвидаторов, и о чем-то оживленно говорили. Прижавшись спиной к холодной стене, я закрыла глаза. Надо успокоиться. Нервничать ни к чему. Со мной и не такое случалось. Посмотрев на высокий забор, окружающий все здание, я поняла, что мне все равно придется выйти из-за угла и принять бой. Что же делать? Ликвидаторы не тупые, так что надеяться на то, что все обойдется отчасти глупо. Не думаю, что дело ограничится записью в личное дело. Я тяжело вздохнула. Если я еще увижу Филиппа он мне точно голову откусить при первом же полнолунии.
   Я не весело улыбнулась, вспомнив брата. Как не крути я ужасная эгоистка. Чертов ищейка, правильно говорил, я не создана для семьи. Всем кто находится рядом со мной, я причиняю боль. Не желаю, но причиняю. Нервно проведя рукой по голове, я поправила непослушные рыжие волосы. Я знала, что могу убить этих ликвидаторов. Расчистить себе путь не составит мне труда. Но что мне это будет стоить?
   - Тащи быстрее свою задницу клыкастый, - грубый мужской голос раздался за углом, - Или ты думаешь, мы здесь всю ночь ошиваться будем?
   Раздался выстрел. По моему телу пробежал холод. Я медленно высунулась из-за угла, надеясь на то, что густая тьма все-таки закроет меня от взглядов ликвидаторов.
   Возле входа в клуб стоял внушительной комплекции мужчина в черном одеянии. Капюшон с его головы был снят, показывая на всеобщее обозрение гладко выбритый затылок, с какой-то замысловатой татуировкой. В руках ликвидатора был пистолет, направленный на вампира. Вампир был худой и высокий, его черные волосы разметались по плечам и практически закрывали все лицо. Длинная рука прижималась к груди, и было видно, как между тонких пальцев стекает кровь. Что за черт? Я прижалась к стене. Сердце неприятно сжалось. Я узнала птенца, что стоял на входе, когда я сюда приехала. В голове возник вопрос. Почему Себастьян не забрал его с собой?
   - Кто твой хозяин? - голос татуированного ликвидатора резал слух, как будто он обращался ко мне.
   - Я не знаю, - послышался неуверенный голос вампира.
   - Не правильный ответ, - взревел ликвидатор, схватив мальчишку за волосы, - Вампир всегда знает, кто его создал. Отвечай на вопрос, иначе я тебе кишки выпушу.
   Белоснежное лицо вампира исказилось от боли. Я чувствовала, как он себя сдерживает, что бы не наброситься на ликвидатора и не порвать ему глотку. Птенец без особого труда мог скрутить этого татуированного одной рукой. Но почему он терпит все это? Все происходящее было для меня ново. Странность поведения вампира застала меня врасплох.
   Из заведения вывели женщину. По всей видимости, она была официанткой, тому свидетельствовала белоснежная униформа. Коротка юбка и мини топик. На груди красовалась надпись 'Дюжина роз'. Женщина была вампиршей. Длинные красные волосы зачесаны в конский хвост, лицо треугольной формы было невыносимо бледным, таким, что сквозь кожу просвечивали маленькие венки. Огромные голубые глаза с ужасом смотрели на ликвидаторов, и я точно знала, что она сделает все, лишь бы им не причинить вреда.
   - Что-то не так? - в голосе ликвидатора скользили нотки удовлетворения, - Наверно это твоя цыпочка.
   Вампир не отрывая глаз, смотрел на вампиршу. Как и ликвидатору, мне стало понятно, что между этими клыкастыми есть какая-то связь. Не понимаю, почему нельзя держать себя в руках? Ведь он себя расшифровал, показал свое уязвимое место одним лишь взглядом. По-моему полный идиот.
   На входе появился ликвидатор с огромным ящиком полный выпивки. Он быстрым шагом прошел к серебряному инквизиторскому джипу. Татуированный мужчина, вытащил из ящика бутылку и, открыв ее, хлебнул из горлышка.
   - Так ты готов сказать, кто твой хозяин, - голос стал мягким.
   - Я не знаю, - процедил вампир сквозь зубы, - Правда, не знаю.
   Ликвидатор со всей силой пнул вампира в грудь. Тот лишь беспомощно упал на спину и хрипло закашлял.
   - Может, ты знаешь? - он обратился к вампирше.
   Вампирша молчала. Я почувствовала, как она отстранилась от происходящего.
   - Тем хуже для тебя, - громко сказал ликвидатор, ударив ее кулаком в живот.
   Его руки со всей силой рванули в сторону ее топик, открыв на всеобщее обозрение грудь, то же самое произошло и с юбкой и трусиками. Полностью обнаженная вампирша стояла и молча смотрела куда-то вдаль. На ее лице не дрогнул не одна мышца. Она уже смирилась со своей участью.
   - Ребята она ваша, - крикнул ликвидатор, - Имейте ее как хотите.
   Один из мужчин схватил ее на руки и потащил в машину. Вампирша не сопротивлялась, даже не шевелилась. Было такое состояние, как будто она умерла.
   От увиденного меня всю затрясло. Вампир, продолжая держаться за грудь, не в силах подняться с земли. И я знала, даже если он поднимется, то ничего не произойдет. Машина, куда отнесли вампиршу начала ритмично раскачиваться. В эту секунду во мне, что-то оборвалось. Волна негодования накрыла с головой. Я не могла понять, почему продолжаю стоять на месте? Почему ничего не делаю? Да, мне не нравилось, что этот ликвидатор злоупотребляет своим положением. Да, я была не в себе от гнева. Но я все равно продолжаю стоять на месте, боясь, что они меня обнаружат. Понимая природу своего страха, мне стало противно. Действительно, я была такая же как и все. Героем, стоящим в стороне. Смотрящий в упор, но ничего не делающий. Как много таких как я. Как много тех, кто пострадали под нашими немыми взглядами. Я со всей силой ударила кулаком по стене. Черт, эти ликвидаторы стреляют и насилуют ни в чем не повинных вампиров. Пользуются тем, что являются властью, знают, что сопротивление слугам инквизиции преследуется законом. В ладонях чувствовалось жжение. Я знала, что сейчас по ним ползут черные трещины, открывая мою настоящую суть. Глубоко вздохнув, я сделала шаг за угол и в туже секунду получила сильный удар в спину. Рухнув на живот, я сильно оцарапала об асфальт ладони. Не понимая, что произошло я, повернула голову в сторону автостоянки. Несколько ликвидаторов одновременно повернули в мою сторону головы.
   - Куда - то торопишься, вампирская подстилка, - грубый мужской голос, раздался над самым ухом.
   Вздрогнув всем телом, я повернулась через плечо и увидела ликвидатора, который пнул меня в спину. Из черной дыры капюшона раздался дьявольский смех. От его дыхания пахнула алкоголем. Я онемела на месте, когда его сильная рука схватила меня за волосы и потянула к себе. Тело безвольно подчинилось.
   - Какая телка мне попалась, - он стащил с себя капюшон, - Ни разу не трахал некроманта.
   Я смотрела в его черные глаза и не видела в них ничего человеческого. Глаза пьяного, озверевшего человека. Я нервно сглотнула. Что происходит? Разве это те ликвидаторы, воспетые во всех школьных и университетских учебниках, как добропорядочные и справедливые вершители закона. Сердце бешено стучало в груди. Почему меня не арестовывают? Почему не надевают наручники, и не говорят, что у меня есть право на звонок? Вместо этого рука ликвидатора крепко держит меня за волосы, а вторая теребит грудь. Я попыталась вырваться из его цепких рук, но ничего не вышло. Мое сопротивление его только забавляло. Поднявшись на ноги, он потащил меня в сторону татуированного мужчины.
   К нашим ногам что-то подкатилось. Я посмотрела вниз и увидела оторванную голову Виктора. Его голубые глаза смотрели прямо на меня. От этого зрелища внутри, что-то сжалось, заставляя паниковать.
   - Николай, дай пас, - ликвидатор, продолжая удерживать меня за волосы, со всей силой пнул голову Виктора в сторону двоих своих коллег.
   - Шеф, - закричал он прямо мне в ухо, - Я поймал девчонку.
   Татуированный повернулся в мою сторону. Его зеленые бешеные глаза уставились прямо на меня. Внутри все похолодело. Я никогда не видела, что бы у человека был такой невменяемый взгляд.
   - Тащи ее сюда, - приказал он, внимательно смотря на меня.
   Приближаясь к их шефу, я видела, как на его лице расплывается страшная ухмылка. Быстро скользнув взглядом по территории, я насчитала четверых ликвидаторов. Двое из них пинали из стороны в сторону голову Виктора, один находился в машине, насилуя вампиршу, еще один ждал своей очереди, всосавшись в бутылку с коньяком. Плюс, татуированный и тот, кто держал меня за волосы.
   - Какая неожиданность, некромант в компании вампиров. Это что-то новенькое.
   Я с ненавистью посмотрела на него. Он лишь усмехнулся.
   - А ты просто красотка, - его пальцы коснулись моих губ и остановились на шрамах, - невеста Франкенштейна.
   - Убери свои руки, - процедила я сквозь зубы.
   - Такая живая и непокорная, - прошептал он мне на ухо, касаясь губами мочки. Его отвратительно дыхание обжигало мою шею и щеки, - Не такая как эти пресмыкающиеся вампирши.
   Я попятилась назад, но руки второго ликвидатора еще сильнее потянули меня за волосы.
   - Не смей ко мне прикасаться,- сквозь боль сказала я, - я не вампирша терпеть не буду.
   Татуированный лишь громко засмеялся, откинув назад голову. На его глазах навернулись слезы. Что же его так рассмешило?
   - Николай отпусти ее.
   - Но Серж, поймал-то я ее, - возмущаясь, сказал он, но тут же осекся. Видимо опомнился с кем разговаривает. Руки быстро отпустили мои волосы, и он отошел в сторону. Татуированный посмотрел на меня.
   - Конечно ты не вампирша. Эти твари слишком трусливые, что бы сопротивляться. И мертвые, что бы по- настоящему угодить мне. Вампирши сразу же проваливаются в свой мир, из которого их не вытащишь ни какими тисками, хоть режь, хоть жги. Мертвые неподвижные куклы, - он резко рванул на мне блузку, - А вот ты живая. Настоящая.
   Я моментально скрестила на груди руки. То, что он говорил, было ужасно.
   - Ты же понимаешь, что нарушила закон, - он обхватил мои руки и со всей силой опустил вниз, - и должна знать, что тебе за это будет?
   Я продолжала смотреть в его зеленые затуманенные алкоголем глаза.
   - Стоит мне лишь заполнить бланк, и ты остаток жизни будешь гнить в инквизиторских подземельях, - он резко прижал меня к себе, - Ты хочешь этого?
   - Нет, - прошептала я, чувствуя, как его рука нырнула под бюстгальтер, сильно сжав грудь.
   - Вот и умница, - он начал покрывать поцелуями мою шею. Я сжала губы. Что-то нужно было делать, но что? Я понимала, что опьяненный разум не может чувствовать ужас, исходящий от меня. Не может ощутить могильный гнилой запах моей кожи. Его поцелуи и прикосновения были так отвратительны. Готова ли я пережить эту ночь в его объятьях? Нужна ли мне будет жизнь после этого? Я медленно выходила из оцепенения. Нет, лучше умереть, чем позволить надругаться над собой.
   Он отстранился от меня.
   - А сейчас поедешь с нами, - он вожделенно уставился на мою грудь, - Там и развлечешь нас по полной программе. Ребята собираемся.
   Я сделала шаг назад, крепко сжав кулаки. Все тело трясло от холода.
   - Где гарантии, что после всего, что ты со мной сделать, я смогу уйти от вас живой?
   Мои слова видимо его удивили.
   - Никаких гарантий, вдруг ты мне не понравишься.
   - Но в таком случае я не поеду с вами, - я застегнула пуговицу на плаще, прикрывая грудь.
   Лицо татуированного исказилось от злости.
   - Сука, что ты из себя возомнила, - он со всей силой ударил меня по лицу. Я безвольно упала на землю и тут же получила несколько пинков в живот. Тело все онемело от боли, но это было именно, то, что мне нужно. Кроме меня никто не собирается надрать этим ликвидаторам задницы. Ни этот вампир, испуганно смотрящий на все происходящее, ни вампирша, позволяющая себя насиловать. Во мне появилась решимость. Почему я должна терпеть унижения? Пусть даже это будет стоить моей жизни. Я не позволю, что бы меня насиловали и издевались. По окровавленным ладоням побежали трещины. Мне еще предстоит спасти Стелу. Она наверняка верит в то, что я приду за ней.
   Распахнув глаза, я знала, что делать. Воздух наполнился могильным сырым зловоньем. От моего тела пополз черный скользкий мох, образуя своеобразную жуткую паутину на асфальте и на стене здания. Ликвидатор онемел на месте. Я знала, что его кожа покрылась мурашками, заставляя волосы стать дыбом, ноги стали ватными. Он человек, пусть и обученный, но все же - просто мясо. Присутствие смерти всегда вводит в оцепенение, если не можешь ставить блокировку. Сила выливалась из меня, погружая мужчину в ступор. Сердце ликвидатора понеслось галопом, когда он увидел как с моего лица, как труха стала сползать кожа, меня свой цвет на светло-пепельный. Нас с детства учили быть такими как люди. Внешне походить на них, скрывать свой истинный цвет волос, глаз, кожи. Делать все, чтобы не смущать своим видом инквизицию. Многие знают, что я некромант, но не каждому дано увидеть мое истинное лицо.
   - Ах, ты тварь, - зарычал татуированный, вытаскивая из нагрудной кобуры пистолет с серебряными пулями, - Решила показать зубки.
   - Нет, я решила тебе подарит свой первый поцелуй, - прошипела я, и подлетела к нему.
   Мои длинные пальцы обхватили его голову, а черные холодные губы примкнули к его человеческим губам.
   Мужчина взревел, пытаясь оттолкнуть меня, но было уже поздно. Я ухватила часть его души и начала впитывать ее, не давая шанса на спасение. Со стороны это выглядело так, как будто я страстно впиваюсь в его губы, взывая о прощение, обещая неземные ласки, лишь бы он не причинил мне вреда. Лишь бы простил и отпустил. Его губы становились холодными и сухими. Прикасаясь к ним, я чувствовала отвращение. Что такого интересного в поцелуях? Странно, но я не чувствовала ничего. Я просто убивала его. Может так и должно быть. Я убийца не способный на эмоции. Я знала, что высасываю его жизнь, делая слабым, беспомощным. Открыв глаза, я поняла, что мы лежим с ним на холодном асфальте. Стук его сердца замер навечно. Он умер, и тому виновница была я. Его зеленые глаз навсегда запечатлели мой образ.
   Хотела ли я убить его? Наверно, да. Осознание того, что ликвидатор умер, ввело меня в состояние эйфории. Я не могла понять, почему на моем лице мерцает улыбка. Почему так легко на душе и почему из пальцев появляются когти, в ожидание нового нападения. Краем глаза я увидела, как к нам приближается Николай. На его лице недоумения. Он ошарашен. Для него явно было неожиданностью, что я сделала.
   Оттолкнув от себя мертвое тело, я быстро поднялась с земли. Их шеф был настолько пьян и беспомощен, что не смог мне сопротивляться, он покорно принял смерть, и от осознания это минутная эйфория моментально испарилась. Оправдывать я себя не хотела и не буду. Я прикоснулась пальцами к губам. Сколько раз я мечтала о первом поцелуе? Наверно бесчисленное количество раз. В голове всплыл разговор Александра 'ты рождена для войны'. Тряхнув головой, я отогнала от себя не веселые мысли. Может он и прав мне никогда не испытать любви, материнского счастья. Я совершенно не понимаю, что может испытывать женщина к мужчине. У меня есть только этот недолгий поцелуй и первое убийство человека.
   Возможно Николай, направляющийся ко мне, прекратит мои страдания на этой земле. В Некросибе ликвидаторы - правая рука инквизиции и убийство их карается смертью. Как я смогу смотреть в глаза Филиппу. Он никогда не простит меня.
   - Ах, ты тварь, - закричал ликвидатор, держа в руке серебряный нож.
   Если мне суждено сгореть на инквизиторском костре, я без боя не сдамся. Я сосредоточилась перед атакой. Нож ликвидатора скользнул в воздухе в нескольких сантиметрах от моего лица. Движения его были слегка заторможены и сбивчивы. Выпитое явно не шло ему на пользу. Мои когти вошли прямо в его шею. Я почувствовала, как пальцы погрузились в тепло его тела, и как через секунду горячая кровь хлынула из его раны. Нож упал на землю, мужчина обхватил шею руками. В этом момент один из ликвидаторов повалил меня на землю. Его сильные руки схватили меня за волосы и начали вбивать мое лицо в асфальт. Боль была невыносимая.
   - Тварь, - кричал он надо мной, - Ты убила моего брата.
   Мне было все равно, был ли его брат тем татуированным, или другим ликвидатором, распластавшимся на земле с порванной глоткой. Я была совершенно безразлична к горю этого человека. Выжить, вот что я сейчас хотела. Превозмогая боль, я вонзилась когтями в его руку. Мужчина закричал, ослабив хватку. Я, быстро перевернувшись на спину, вонзила когти прямо в его сердце. Глаза мужчины округлились, и он, захрипев, упал на бок рядом со мной. Я попыталась подняться, но тут же получила пинок в живот. Ликвидатор наступил мне на спину, окончательно прижав к грязному асфальту.
   - Я не буду тебя убивать, - спокойным голосом сказал ликвидатор, - Мне доставит удовольствие распотрошить тебя в инквизиторских подземельях.
   - Не думаю, что эта идея меня устроит.
  
   Глава номер пять
  
   Я не знаю, что делать? Хочется плакать и кричать от боли, но я молчу не в силах вымолвить и слова. Ликвидатор закинул мои руки за спину и одел наручники. От прикосновения холодного метала по коже пробежала дрожь. Все кончено, тяжело вздохнув, подумала я. Переступив порог убийства, я слишком быстро понесла наказание. Я закрыла глаза, пытаясь передохнуть и успокоиться. Нужно решить как себя вести, что говорить когда меня отвезут в инквизиторские подземелья. Задумавшись, я поймала себя на мысли, что смотрю в упор на вампира птенца, сидящего возле входа в здание. Он молчаливо смотрит на машину, в которой была вампирша с ликвидатором. Его лицо не выражало никаких эмоций. Вампир был слишком подавлен, чтобы на что-то реагировать, слишком закрыт, что бы впустить меня в себя. Идея, появившаяся в моей голове, настолько поразила меня, что я даже растерялась. Почему я раньше не подумала влезть в его тело? Тогда события развивались по совершенно другому сценарию.
   Некроманты не самые лучшие союзники у вампиров. Всегда есть вероятность того, что некромант использует вампира в своих целях. Являясь все-таки мертвецом, вампир не в силах сопротивляться проникновению, особенно в дневное время. Однажды я это проделывала, но только днем. Ночное вмешательство было слишком рискованным. Вполне возможно, что вампир вытолкнет меня из себя и тогда мне точно не выжить. Меня просто разорвут в клочья.
   Рука вампира продолжала держаться за грудь. Каково это знать, что женщину, с которой тебя что-то связывает, насилуют. Интересно, как он потом будет смотреть в ее глаза. Или может у вампиров так принято?
   Ко мне подошел еще один ликвидатор. В руках его была бутылка с водкой.
   - Что, здесь произошло, - заплетающимся языком сказал он, - Я как всегда пропустил самое интересное.
   - Эта тварь прикончила шефа и братьев, я уже вызвал группу зачистки.
   Внутри меня все похолодело. Вот и сбываются страшные кошмары, о которых мне рассказывали в детском доме. 'Если не угомонитесь, то мне придется вызвать группу зачистки', говорила воспитательница перед сном. Видимо она знала, что рано или поздно для таких созданий как я итог один. Ликвидация.
   - Никогда не видел некроманта в жизни, - ликвидатор достал из кармана мобильник и начал меня снимать, - Улыбнись детка, сегодня ты звезда.
   Я не обращая внимания на этого идиота, отвела свой взгляд на вампира и сосредоточилась. Если у меня не получится, второго шанса не будет. Сжав кулаки, я зажмурила глаза. Энергия медленно поползла по земле в сторону вампира. До меня отдаленно доносились слова ликвидаторов. Все звуки исчезали, превращаясь в стук моего сердца. Глубокий вдох и быстрое нападение. Вампир дернулся и моментально оттолкнул меня от себя. Мое тело выгнулось, так как будто по мне пробежал ток. Было очень больно. Я ожидала такого поворота. Сейчас ночь и сила на его стороне. Открыв глаза, я пересеклась с его взглядом. Его глаза почернели, и он решительно поднялся со ступеньки. Все теперь мне смерть. В этот момент я увидела, как машина открылась, и из нее вылез ликвидатор, застегивая ширинку.
   - Мертвая сука, - злобно сказал он, - Никакого кайфа.
   Я увидела обнаженное тело, совершенно лишенное сознания. Недолго думая я нырнула в нее, перенеся всю свою энергию.
   Тяжело вздохнув, я открыла глаза. Я находилась в теле вампирши. Подняв руку, я посмотрела на длинные белоснежные пальцы и пошевелила ими. Затем сжала в кулак. Тело подчинялось и это радовало. Я, быстро вышла из машины и, вцепившись руками в голову ликвидатора, оторвала ее, совершенно не напрягаясь. Фонтан крови залил все мое лицо и тело.
   - Нет, - закричал вампир, потрясенно смотря на тело вампирши, - Марго не делай этого.
   Я не ожидала такого поворота. Но мне сейчас было не до моральных аспектов. Раздались выстрелы, но я ловко увернулась, запрыгнув на стрелявшего. Вцепившись клыками в его шею, я наполнила свою глотку теплой дурманящей крови. Странное состояние пить кровь и получать от этого удовольствие. Краем глаза я увидела, как вампир схватил мое обмякшее тело и швырнул об стену.
   - Не смей меня трогать, - закричала я, набрасываясь на него, - Ты чертов трус.
   Я схватила его за шею и повалила на землю.
   - Это ты должен был их всех замочить, - я со всей силой ударила его кулаком в лицо, - Это ты должен был защитить эту вампиршу от изнасилования. Ты не мужчина ты просто куча дер0ма. Просто трусливый упырь.
   С этими словами я встала с него, и подошла к пьяному ликвидатору. Тот безуспешно пытался вставить серебряную пулю в дробовик. Увидев его испуганные глаза, я усмехнулась.
   - Какие же вы все-таки тупые, люди. Даже не понимаю, почему я вам так завидую.
   Я со всей силой врезала ему в лицо. Мужчина упал на землю и ударился головой об угол ступеньки. Кожа на его лице моментально стала синей. И из раны пошла темная кровь. Посмотрев на вампира, неподвижно лежащего на земле, я подошла к мертвому телу ликвидатора, который одел мне наручники, нащупав в кармане ключи, я подбежала к своему телу. Посмотрев на свое бледно серое лицо, на неподвижные веки и приоткрытый рот я напугалась. Поистине я была мертва.
   Расстегнув наручники на своих руках. Я прикоснулась к своему лицу. Сосредоточившись, я обратно нырнула в свое тело. Вампирша в туже секунду безвольно упала возле меня. Ее тело было худым и обнаженным, что внутри меня что-то защемило. Вполне возможно, что эта вампирша никогда никого не убивала. Что теперь будет с ней, когда сюда приедут ликвидаторы. Я быстро поднялась с земли. Вампир медленно подошел ко мне.
   - Что ты с ней сделала?
   Он схватил меня за грудки и приподнял.
   - Отвечай, - его черные глаза смотрели в упор, - Иначе я тебя прикончу.
   Услышав это, я лишь рассмеялась.
   - Наконец набрался смелости, трус.
   - Да, трус, но если бы ты не вмешалась, они бы уехали. И все было бы нормально.
   - Ты хоть сам веришь в то, что говоришь.
   Он оттолкнул меня, и я повалилась на вампиршу. Этот вампир все прекрасно понимал. Но видимо страх за свою жизнь настолько овладел им, что он не мог ему противиться. Я посмотрела на тела ликвидаторов разбросанные по парковке возле 'Дюжины'. Нужно немедленно отсюда уезжать. Ликвидаторы уже вызвали группу зачистки. Я посмотрела на обмякшее тело вампирши. Ее суть еще не вернулась в тело. Не думаю, что она меня отблагодарит за то что я с ней сделала. Но я не хотела оставлять ее здесь. Я повернулась к вампиру.
   - Помоги мне перенести ее в машину. Я не хочу, что бы ликвидаторы обнаружили ее на месте преступления. Убийца я. И мне отвечать за свое грехи.
   Пытаясь оттолкнуть от себя невеселые мысли, я достала из кармана ключи от машины и отключила сигнализацию. Вампир быстро подошел к вампирше и взял ее на руки.
   - Ты не понимаешь, во что ввязалась, - процедил он сквозь зубы.
   - Понимаю, - я открыла дверь машины, - Ты даже не представляешь на сколько.
   Мы положили вампиршу на заднее сиденье и я, сняв плащ, накрыла ее худое обнаженное тело.
   - Ты со мной? - я посмотрела на вампира, ожидая от него ответа.
   - Да, - сухо сказал он, - У меня нет желания давать показания.
   - Ну, тогда, поехали, - сказала я и завела мотор.
   Я чувствовала, как на моих глазах наворачиваются слезы. Крепко сжимая руль, я ехала в сторону 'Причала'. Сегодня я убила человека. И не одного. Не пройдет и дня как меня схватит инквизиции. Что же делать? Я краем глаза посмотрела на вампира. Он, молчаливо смотрел в боковое окно, скрестив на груди руки. От него исходила энергия Себастьяна. Почему некропольский вампир оставил его на произвол ликвидаторам? Вопрос крутился в голове, не давая ответа. Вампиры дорожат теми, кого создают. Не знаю, как дела обстоят в Некрополисе, но здесь именно так.
   - Можно мне открыть окно? - неожиданный вопрос вампира вывел меня из раздумий.
   Я вопросительно на него посмотрела. На улице было холодно. И если честно я только сейчас осознала что сижу в машине без блузки в одном бюстгальтере, пропитанным кровью. Тело немного согрелось, но если он откроет окно, мне будет не очень комфортно.
   - Твой запах, не очень приятный, - вампир весь сморщился, - Не знаю, может мне дать тебе свою рубашку, что бы ты прикрыла свою кожу. Иначе я точно не доеду туда, куда ты меня везешь.
   Он начал расстегивать верхние пуговицы рубашки.
   - Нет, - я отрицательно закачала головой, - Лучше открой окно. Я прекрасно понимаю, что вампирам в моем обществе не очень комфортно. Так что валяй, открывай.
   Холодный воздух наполнил салон автомобиля. Моя кожа опять стала человеческой и вся покрылась мурашками.
   - Как твое имя? - спросила я.
   - Евгений, - спокойно сказал он.
   - Почему твой создатель оставил тебя, Евгений? - наконец-то спросила я.
   - Я не знаю, - сквозь зубы сказал вампир. В этот момент я видела, как сжались его кулаки, - Он сказал мне остаться в 'Дюжине'. И ничего не предпринимать.
   - Даже так, - моя бровь взметнулась вверх, - Хочешь сказать, что твое поведение труса, обусловлено приказом?
   Он кивнул и посмотрел на вампиршу, на заднем сидении.
   - Она прейдет в себя? - спросил он.
   - Не знаю, - честно ответила я, крепко сжав руль.
   Мне было неприятно говорить о том, что вампирша может вообще не прийти в себя. Что если я превратила ее в растение. И пути назад нет. Вдруг ее сознание было мной отодвинуто так глубоко, что уже ничто не поможет ей. Я поджала губы. За такие дела мне и вампиры голову могут отвинтить.
   - Тебя убью, - спокойно сказал он.
   - Знаю, но может быть, скажешь кто такой Себастьян.
   - Я говорю только то, что хочет сказать мой хозяин.
   - Мне прекрасно это известно. Но может быть, попробуем?
   Вампир достал из кармана портсигар. И вытащил оттуда сигарету.
   - Ты не против? - я кивнула.
   Запах никотина не был мне неприятен. Брат курил, и квартира была полностью пропитана табаком. Вампир прикурил и, выдохнув дым, заговорил.
   - Себастьян один из первых полукровок, которые блуждают на данный момент по земле. Ему больше пятисот лет. Точной даты я не знаю. Он невероятно силен и опасен. Мне не понятно, зачем он выбрал меня. Но видимо в этом есть какой-то смысл.
   Он задумчиво посмотрел вперед и продолжил:
   - У него есть свой выход в Некрополис.
   Я удивленно повернула голову в его сторону. Он лжет, первое, что пронеслось в моей голове. Этого просто не может быть. Я попыталась вести себя более сдержано. Но сердце понеслось галопом после его слов.
   - Ты хочешь сказать, тайный выход отсюда.
   - Видимо он заранее знал, что тебя это заинтересует, раз позволил мне это сказать.
   - Думаю, такие вещи любого заинтересовали бы. Особенно инквизицию, - добавила я, выезжая на мост.
   Вампир засмеялся, удивительным звонким смехом. Интересно сколько ему было лет, когда он стал таким. Вроде бы взрослый парень.
   - Нет, Самара, это для тебя очень важно. Возможно, скоро ты сама будешь искать встречи с Себастьяном.
   - Ты не прав. Входить в рабство, в мои планы не входит.
   Вампир пожал плечами и выбросил сигарету в окно.
   - Порой мы меняет свои решения, сами не осознавая почему.
   В машине возникло не ловкое молчание. Себастьян хотел, что бы я знала о тайном выходе из Некросиба. Видимо он предполагал, что мне понадобится его помощь. Действительно убежать из Некросиба на данный момент было самое верное решение. День, два и меня схватят и отправят в инквизиторские подземелья. Нет, я этого не хочу. Себастьян действительно мне нужен. Но почему-то сейчас мне хотелось держаться от него подальше. Он сильно напугал меня, там в 'Дюжине'. Так что нужно набраться сил и новых идей, что бы спасти подругу, да и себя. Неожиданно я вспомнила о брате. Ищейка собрал на меня информацию. Не думаю, что Себастьян не в курсе о Филиппе. Только не это. По моей спине пробежала новая волна холода. Нужно немедленно предупредить брата о том, что нас расшифровали. Наша легенда разбилась на осколки.
   - У тебя есть телефон? - вампир достал из кармана мобильник и протянул мне.
   Я быстро набрала номер брата, но мне ответили, что абонент не доступен. Я набрала стационарный домашний номер. Телефон никто не брал. Я передала телефон вампиру и нервно вжалась в сидение. Каждый раз перед поездкой в Некрополис брат подается во все тяжкие. Наверняка снял сейчас какую-нибудь шлюху и развлекается с ней.
   - Кстати куда мы едим?
   - Не твое дело, - я посмотрела на часы, было одиннадцать. - Куда тебя высадить?
   Вампир удивился.
   - Я думал, мы теперь повязаны. Вместе до конца.
   - Мне приятнее в одиночку решать свои проблемы. Так что говори, куда тебя высадить. Мы далеко от того места где произошло преступление.
   - Не боишься, что я тебя сдам?
   Вопрос был правильным. Конечно, вероятность того, что он побежит в инквизицию была высока. Но я пыталась держать ситуацию под контролем.
   - Я убила только троих ликвидаторов, остальных уложила твоя Марго.
   Глаза вампира сузились.
   - Ну ты и сучка, - прошипел он, - Ты все равно ответишь за все, что творишь.
   Я лишь театрально закатила глаза.
   - Конечно, отвечу.
   - Алый проспект, 8, - сухо сказал он и больше не проронил и слова.
   Я остановилась, возле пятиэтажного дома. Вампир вышел из машины и, вытащив вампиршу, со всей силой хлопнул дверью. Я лишь сжала губы. Так будет лучше. Для всех. Проследив взглядом, как он вошел в подъезд, я нажала на газ и поехала в сторону 'Причала', находящегося в двух кварталах от этого места.
   На душе было паршиво. Только оставшись наедине с собой, я ощутила весь ужас происходящего. Я стала убийцей. До сих пор чувствую то ликование, когда вонзила когти в шею ликвидатора. Как наслаждалась теплом его крови на своих пальцах. Я моментально для себя стала чужой. Непонятной и пугающей. На что я еще способна? Теперь я понимаю, почему нас держат в узде. Ставят ограничения, следят и молчаливо ждут, когда мы выпустим своего зверя. Прекрасно понимая, что нужна в этом мире только для того что бы пополнить казну инквизиции, я должна была смириться со своей участью. Почему же так паршиво?
   Свернув в темный угол, я вышла из машины. Нужно было привести себя в порядок. Еще не хватало, что бы в 'Причале' я привлекла к себе ненужное внимание. Открыв багажник, я начала рыться в пакете с грязным бельем, которое должна еще вчера отвезти в стирку. Вытащив из пакета черную пропотевшую водолазку, с рисунком белой изящной кошки на груди, я довольно улыбнулась. В этом можно появиться в ночном баре. Также я увидела бутылку с минералкой, закатившуюся вглубь багажника. Ну, прямо какое-то везение. Я достала из пакета полотенце и намочила его, стерев кровь с лица и шеи. Сняв с себя бюстгальтер, я провела мокрым полотенцем по грудям, и натянула на себя не свежую водолазку. Закрыв багажник, я села опять в машину. Порывшись в бардачке, я нашла расческу и губную алую помаду. Причесав гриву рыжих волос, я аккуратно нанесла слой помады на губы. Посмотрев на себя в зеркало, я даже улыбнулась. Такая девушка не должна гнить в инквизиторских подземельях. Она должна быть счастлива и уж точно не быть хладнокровной убийцей людей.
   - Все будет хорошо, - сказала я своему отражению, пытаясь успокоиться.
   Медленно выехав на главную дорогу, я поехала в 'Причал'. Наверняка Константин уже там. Наверно как обычно заказал чашечку кофе и закурил дорогую сигару.
   В полумраке бара играла спокойная расслабляющая музыка. Мои пальцы нервно тарабанили по лакированной поверхности барной стойки, в такт мелодии. Стрелки часов показывали двенадцать, а Константина не было. Это совсем на него не похоже. Сделав несколько глотков холодного пива, я тяжело вздохнула. Видимо что-то произошло, раз он не появился в 'Причале'. Думаю, если бы я не сломала на парковке мобильник, то он наверняка позвонил и все объяснил. Облокотившись руками на барную стойку, я прикоснулась лбом к холодному стеклу кружки. Вся жизнь катится псу под хвост. Что же мне делать, если Константин не появится?
   Я оглядела помещение бара. Полупустые столики и редкие посетители. Мне это показалось странным, в это время суток в баре всегда было много народа. Вообще 'Причал' мне нравился. Здесь было спокойно в плане кровососов. Это место пользовалось популярностью только у людей и не думаю, что местные вампиры и вервольды смогли бы пройти фейс контроль. Вообще-то я не очень любила общаться с вампирами. Пусть я на них работаю, но это совсем не значит, что я могу впустить их в свою жизнь. Я никогда не понимала людей, которые хвалятся тем, что работают у вампиров. Да, вампиры весьма обеспеченная ячейка Некросиба и гонорары, которые они выдают, впечатляют своими масштабами. Но по мне так лучше держаться в тени. Если будет война я встану в их ряды, но только для того что бы свергнуть инквизицию.
   - Привет, Самара, - я подняла глаза и уставилась на местного охотника на вампиров по кличке Блек.
   Он был высокий спортивного телосложения брюнет, его квадратный подбородок был покрыт щетиной, а единственный глаз внимательно смотрел на меня.
   - Привет, если не шутишь, - сказала я, уставившись на его накаченные руки и мощный торс, облаченный в белоснежную обтягивающую футболку. На обнаженной коже руки красовалась только что сделанная татуировка с религиозной символикой. Эти охотники любили украшать свои тела тату, после очередной удачной вылазки. Убийство вампира карается законом, но только в том случае если на смерть не дан ордер инквизиции. Вообще охотники это частные наемники их заказывает инквизиция, если ликвидаторы не могут справиться с заданием. Так что в обществе Блека я чувствовала себя совсем не уютно.
   Бармен поставил перед Блеком кружку и как-то странно посмотрел на меня. В его глазах читался какой-то страх.
   - Как тебе мое новое тату, - сделав глоток, сказал охотник, показывая мне свою руку.
   - Убил очередного кровососа? - как можно спокойнее сказала я, - Наверно жирный был вамп, раз ты раскатал рисунок на пол руки.
   Блек жутко засмеялся, откинув назад голову. От этого смеха мне стало как-то не по себе.
   - Не то слово, детка, - он придвинулся ко мне поближе и приподнял мой подбородок своей рукой, для того что бы я могла смотреть прямо в его глаз. В его черный бездонный глаз убийцы, в котором не возможно было что-либо прочесть, - Возможно, ты слышала о вампире Роберте, который проживал на старом кладбище.
   Мои глаза расширились, и я резко дернула головой, освободившись от его цепких пальцев. Сердце бешено застучало, а руки сильно сжали края барной стойки, так что костяшки побелели. Я уставилась на кружку с пивом, пытаясь прийти в себя. Охотник не должен ничего заподозрить.
   -Что-то не так, - Блек положил свою огромную ладонь на мою руку, - Ты его знала?
   Я глубоко вздохнула и, натянув на лице улыбку, повернулась в его сторону, медленно высвободив свою руку от его прикосновений.
   - Нет, но может, скажешь мне, - я смотрела на него как можно доброжелательнее, - Как ты такой смертный, смог убить вампира. Они же такие сильные и изворотливые.
   - Мы вскрыли его склеп, - он внимательно смотрел на меня, - Ну и прикончили этого кровососа сегодня днем. Понимаешь днем они такие беззащитные.
   -Ну, да днем они беззащитны, - отстраненно сказала я, - Какая же я глупая.
   Кровь застучала в моих висках. Я не могла поверить своим ушам. Месяц назад я лично устанавливала охранную паутину в склепе Роберта. А то, что я установила невозможно вскрыть. По крайней мере, еще никто из ликвидаторов не смог пройти мимо моих сетей. Я всегда была осторожна. Тяжело сглотнув, я достала из кармана юбки бумажник и положила несколько купюр на барную стойку, подозвав бармена. Мне точно уже не было дела до Константина. Я вообще не должна знать о таких вещах как ловушки для охотников на вампиров. Я обычная студентка университета демологических искусств. Но почему, же тогда волна негодования сотрясает мое тело.
   - Ты уже собираешься? - Блек резко схватил меня за руку, да так сильно, что от неожиданности я даже ахнула, уронив бумажник на пол, - Подожди, сейчас будет самое интересное.
   Я попыталась высвободить руку, но у меня ничего не получилось. Блек еще сильнее стиснул свои пальцы.
   - Прости крошка, но я тебя не могу так просто отпустить, тем более, что у меня для тебя послание от Константина, - он вытащил из кармана мобильник, с издевкой смотря на мое испуганное лицо, - Давай-ка посмотрим, что он нам о тебе рассказал.
   Охотник нервно облизнул губы, направив монитор к моему лицу. Музыка прекратила играть, и я услышала душераздирающий вопль моего менеджера. На мониторе появилась картинка.
  
   Длинное худощавое тело Константина было подвешено в каком-то подвале. Все кожа в ссадинах и порезах. Голова опущена на грудь. В кадре появился Блек. Его рука схватила окровавленные пакли волос Константина и потянули их назад, показывая измученное лицо.
   - Так ты готов сказать нам, кто ставит паутину.
   - Да, - простонал Константин, - Это Самара Блодова...Пожалуйста не убивайте мою дочь.
   Я сжала губы, продолжая смотреть дальше.
   - Сейчас ты ей позвонишь и назначишь встречу в 'Причале' ровно в двенадцать. Договорились.
   Константин утвердительно закачал головой.
  
   Больше смотреть не было смысла, я и так прекрасно знала, что будет дальше. Краем глаза я осмотрела помещение бара. Все посетители были охотниками на вампиров. Они встали из-за столиков и злобно пожирали меня взглядом. Во мне все похолодело и онемело. Сколько раз я представляла, что меня разоблачают. Сколько раз я с желание ждала этого момента. Но сейчас, почему-то все внутри меня сжалось. Я не могла даже что-то сказать в свое оправдание. Я виновна. Моя вина доказана и сейчас будет суд. Самый страшный и безжалостный. В горле пересохло.
   - Ну что деточка, - Блек отключил телефон и положил его на барную стойку, - Никогда бы не подумал, что ты так низко пала. Защищать этих кровососов просто аморально. Как думаешь, что мы с тобой сделаем?
   Он провел пальцами по моему плечу вниз. В его глазе на этот момент было столько злобы и еще чего-то мне непонятно. Я сделала шаг назад.
   - Убьете, - прошептала я.
   - Конечно, убьем, но не сейчас, - он вплотную подошел ко мне, - Ты, же понимаешь, что за все нужно платить.
   Меня всю затрясло, когда в его руках появился нож с острыми зазубринами по краям.
   Глава номер шесть
   Холодное лезвие серебряного ножа касалось моей щеки. Серебро опасный сплав для таких созданий как я. Если этот гребаный охотник на вампиров полоснет этой штуковиной мне по лицу, то не один пластический хирург мне не поможет. Тот же самый эффект что и от когтей вервольфа. Кожа заживать будет медленно и болезненно, оставляя шрамы. Я сжала губы, шрамов на моем лице достаточно. Стоит ли позволять уродовать себя дальше?
   Я посмотрела в напряженное лицо Блека. Интересно, если вырвать ему последний глаз, он станет менее опасным? Я взглянула через его плечо на охотников, желающих моей смерти. Мужские и женские глаза, холодные и злые. Нет здесь мне не найти пощады. В воздухе пахнет смертью. Только я еще не поняла моей или этого человеческого стада. Почему-то именно в этот момент меня охватило странное чувство. Я осознавала, что могу их всех убить, и в ту же секунду могу позволить им себя уничтожить. Выбор был за мной, и я не решалась его сделать.
   Они смертные и ранимые. Я прижала запотевшие ладони к черной ткани юбки. Зачем я боюсь, зачем холодный пот покрывает мое тело. Мысли в моей голове были настолько чужды, что становилось не по себе. Почему мне так легко думать о том, что проблему можно решить, лишь вонзив когти в сердце своего врага? Это как-то не правильно.
   Лезвие ножа, чуть касаясь кожи, скользнуло по щеке вниз, остановившись на шее. Я злобно уставилась на Блека. В кончиках пальцев закололо. Непроизвольная реакция на опасность.
   - Самара, без фокусов, - угрожающе сказал Блек, - Ты же не хочешь испортить нам вечеринку.
   Неожиданно для себя я засмеялась. Это был смех моего безумия и отчаяния. Лицо Блека вытянулось в удивление.
   - Что смешного? - лезвие плотно прилегло к моей коже.
   - Неужели ты думаешь, что со своим человеческим стадом испугал меня, - я смотрела на него в упор. Под моими ногами пол начал покрываться черными трещинами. Воздух стал сырым, - Вы же все жалкие людишки, возомнившие себя высшей властью лишь потому что в ваших руках оружие, заряженное серебряными патронами. Но все это временно...
   Я не успела договорить серебряное лезвие, вошло мне прямо в ребра. Поперхнувшись, несказанными словами я согнулась пополам и тут же получила еще один сокрушительный удар по позвоночнику. Упав на колени, я не в силах была произнести и слова. Боль была невыносимая. Серебряный сплав каким-то образом отсоединился от ручки и вошел в мое тело. Ликвидатор схватил меня за волосы и приподнял.
   - Как тебе новое оружие против ночных тварей, - Блек толкнул меня назад и я упала на пол, - Не думай ты не умрешь. Это просто замедлит твою реакцию. Ты же не думаешь, что мы позволим тебе воспользоваться своими способностями?
   Один из ликвидаторов поднял меня на ноги и тут же врезал кулаком по лицу. Упав, я поджала к себе коленки и руками закрыла голову. Со всех сторон посыпались удары. Я знала, что каждый охотник на вампиров сейчас посчитал своим долгом вонзить в меня свой тяжелый ботинок. Не знаю, сколько это продолжалось. Казалось на моем теле не осталось ни одного живого места. Боль была непереносимая, но из моей глотки вырывался не крик отчаяния, а жуткий, раздражающий смех. Это в моем духе - всегда не могла вовремя остановиться. Последовал еще один удар, и мне показалось, что важная часть моего сознания оторвалась и полетела по странному туннелю, в конце которого я увидела приглушенный свет.
   Перед глазами возник образ обнаженной женщины в порыве страсти. Она извивалась и стонала под телом моего брата.
   - Филипп, - закричала я, - Помоги.
   Мой взгляд, вернее взгляд Филиппа, оторвался от женщины и устремился в сторону.
   - Самара, что случилось? - пытаясь отдышаться, сказал он.
   - Я в 'Причале', меня хотят убить охотники на вампиров...
   Я не успела договорить, так как чья-то нога со всей силой ударила мне в живот. Резкая боль сковала все тело. Распахнув глаза, я поняла, что не могу дышать.
   - Вампирская подстилка, - завизжала одна из женщин, - Ты ответишь за смерть Лари.
   В памяти всплыл случай, когда в вампирский склеп влез наемник и задержался в моих паутинах навсегда. Его звали Лари и он умер. Но это никак не волновало меня. Я просто выполнила качественно свою работу. По крайней мере, я себя на это настраивала.
   - Ах, Лари, - я, корчась от боли, приподнялась, - Тот трусливый ублюдок, который решил днем влезть в склеп к беззащитному вампиру и убить его.
   -Заткнись тварь, - закричал кто-то.
   - Но, не тут-то было, - продолжила я, все более накаляя обстановку, - склеп-то оказывается, охранялся.
   Я почувствовала как из моих пальцев стали вылезать когти.
   - Думаете, что победили, - я моментально прыгнула на женщину с татуировкой на пол лица и сломала ей шею, - Но это не так.
   Тело женщины упало на пол к моим ногам. Ликвидаторы изумленно уставились на меня. Секундное молчание.
   - Стало еще веселее, у жертвы появились когти, - прохрипела я, сплевывая кровь.
   Двое крепких мужчин повалили меня на пол пытаясь связать руки, но их попытка не увенчалась успехом. Я рывком вывернулась из под их тел, оцарапав одного когтями. Мужчина закричал, прижимая руки к израненному лицу, бросая в мои адрес всевозможные проклятья. Женщина с белыми, зачесанными в конский хвост, волосами резким движением руки метнула в меня огромный нож со словами:
   - Сдохни тварь.
   Я моментально увернулась от ножа, увидев, как он вошел в стену. Дальше все происходило на одном дыхание. Только стук сердца говорил о том, что я еще жива. Охотники кидались на меня пытаясь завалить на пол. Острые клинки их ножей царапали мне кожу, но я стойко пробивала дорогу к выходу, уворачиваясь от ударов и отбрасывая от себя тела охотников.
   - Самара, - вдруг закричал Блек, - А как насчет тяжелой артиллерии.
   Обернувшись в его сторону. Я посмотрела на дробовик направленный в мою сторону и услышала щелчок. Выстрел оглушил меня. Дробь из серебра вонзилась мне в живот и откинула через дверной проем прямо в коридор заведения. Приземлившись на пол, я в изумление уставилась на водолазку. Белая кошка, нарисованная на ней, медленно становилась темно красной. Я подняла глаза и уставилась на ствол дробовика и на то, как ко мне приближается Блейк. Все было как во сне. 'Раз, два, три, ...' просчитав про себя до пяти я, в состояние болевого шока, резко встала, прижав руки к животу.
   Посмотрев на выход, я поняла, что дверь заведения закрыта. Так и должно быть. Сегодня вечеринка охотников. Посторонним здесь не место.
   Перед глазами потемнело и я, сделав несколько шагов, упала на пол.
   - А ты не так проста, как кажешься.
   - Пошел к черту, - простонала я, перевернувшись на бок.
   К Блейку подошел мужчина худой, бритоголовый.
   - Как думаешь, она долго протянет? - спросил у него Блейк
   - Если перевязать рану, то может час или два, не больше.
   - Этого времени хватит, что бы увезти ее за город и сжечь?
   - Думаю да.
   Голоса эхом доносились до меня. Я застонала, когда меня перевязали и потащили через черный выход на улицу.
   Прохладный ветерок коснулся моего лица. Я еще жива, но это продлиться не долго. Я не должна доставить им удовольствие зажарить меня на костре. Повторять судьбу матери мне совсем не хотелось. А может я постепенно шла к этому. Говорят же, что дочь может повторить судьбу своей матери.
   Вслед за мной из 'Причала' вышло четыре человека, включая Блека.
   - Подгони сюда машину, - приказал Блек высокому блондину с татуировкой над глазом.
   Я буквально висела на руках охотников. Ноги подкосились. Серебряная дробь резала и колола меня изнутри. Я чувствовала, как жизнь покидает меня. Самое страшное было в том, что я ничего не могла сделать. Кровь пропитала насквозь водолазку и ручейками текла по моему животу вниз, намочив трусики и колготки. Это был истинный конец. Охотники на вампиров в своем вооружение используют только серебряные патроны. Инквизиция никогда не скупилась на обмундирования верных подданных. А это значит только одно, что моя рана так просто не заживет. Вернее сказать если я не попаду в ближайшие минуты в больницу, то я просто умру.
   - Блек, - простонала я, - Я умираю.
   Охотник повернулся в мою сторону.
   - Так и должно быть, детка. Такие как ты должны умирать и чем раньше, тем лучше.
   Я опустила глаза и затуманенным взглядом уставилась на замусоренный асфальт. Как все глупо. Неожиданно я услышало чье-то рычание. Охотники моментально выпустили меня из рук, и я растелилась на земле.
   - Что за хрень, - закричал один из них.
   Я слышала, как хрустят кости, как мертвые тела падают на землю. Не в силах подняться, я ждала, чем все это закончится. Во двор въехала иномарка. Чьи-то сильные руки подняли меня и прижали к себе. Я открыла глаза и увидела Филиппа. Он осторожно посадил меня в машину на переднее сиденье и, нажав на газ, выехал с заднего двора. Со всех сторон послышались выстрелы. Пули влетели прямо в заднее стекло, вынеся его полностью. Сквозь слезы я смотрела на брата, в лунном свете тени от деревьев играли на мышцах его обнаженной груди и живота. Длинные огненного цвета волосы прилипли к его мошной спине и плечам. Он сидел в разорванных джинсах и был совершенно босой. Видимо ему пришлось перевоплощаться прямо в одежде. Я боялась, что он будет ругать меня за то, что я нарушила обещания, но он молчал, продолжая смотреть на дорогу и от этого мне было еще хуже.
   - Филипп, прости меня, - заплакала я, - Прости, если сможешь.
   Руки брата крепко сжали руль.
   - Тебе сейчас срочно нужно попасть в больницу, ты истекаешь кровью. Это серебро?
   - Да, лезвие ножа под ребрами в области сердца, и серебряная дробь.
   Брат со всей силой ударил по рулю.
   - Вот ублюдки.
   Я посмотрела в зеркала и увидела, что несколько машин охотников преследуют нас. Два внедорожника черного цвета ехали вслед за нами пытаясь прижать к обочине. Мы проехали нужный поворот в город.
   Брат взял меня за руку и сжал мои холодные пальцы.
   - Не беспокойся, все будет хорошо.
   Я лишь кивнула, уже и не надеясь на добрый исход. Мой лоб покрылся холодным потом. Вырулив несколько поворотов, брат не справился с управление, и наша машина несколько раз перевернувшись по склону, приземлилась в овраг.
   Не знаю, сколько я была в отключке, но видимо это было не долго. Я распахнула глаза и резко перевернулась на бок. Посмотрев на машину, из которой шел дым, я огляделась вокруг. В полутьме ночных фар виднелась дорога, с которой мы съехали. Несколько машин подъехали к месту нашего спуска. Вверху раздавались голоса охотников, но я ничего не могла понять.
   Филипп вылетел из окна и лежал в нескольких метрах от машины. Из последних сил я подползла к нему.
   - Филипп, - я прикоснулась к его плечу, - Филипп, ты как?
   Брат молчал. Я прижалась щекой к его груди.
   - Филипп, пожалуйста, - в свете фар я видела как охотники спускаются вниз, - Филипп они уже близко.
   Я взяла руку брата и прижала ее к губам.
   - Пожалуйста.
   Но в ответ он молчал. Видимо удар головой был очень сильный. Я не знала сколько он будет в отключке. Единственное в чем я была уверена - он жив, и это продлится не долго, если я что-то не придумаю. С большим усилием встав на ноги, я посмотрела по сторонам. Я не могу позволить чтобы мой брат поплатился за мое безрассудство.
   Кровь ручейками стекала по ногам вниз к земле. Неожиданно холодный ветер ударил мне в лицо. Я прижала ладонь ко лбу. Что происходит? Со всех сторон начал доносится шепот. Такое происходит не часто. Шепот преследует меня только когда я нахожусь на кладбище. Я повернулась в темноту и увидела в лунном свете кресты и склепы. Дыхание перехватило. Пусть мне осталось жить недолго, но я в состояние спасти брата. Прижав к животу руки я, прихрамывая, побрела в сторону крестов.
   С каждым шагом я чувствовала, что земля под моими ногами становится ватной. Я как будто проваливалась в низ. Силы покидали меня, но внутри еще теплилась надежда на спасение. Кладбище было новым лет десять двадцать. Это конечно радовало. Свежие мертвецы наиболее сильны и быстры в бою. Если у меня получится поднять их, то охотники запомнят эту ночь надолго. Я шла вдоль высокого забора прямо к воротам. В голове раздавались слабые голоса мертвецов. Они чувствовали меня. От моего присутствия их иссохшие тела начинали медленно шевелиться в гробах. Судорогой сводило их ноги и руки, готовя к выходу.
   Я остановилась, что бы перевести дыхание. Ноги подкашивались и отказывались идти. Тяжело вздохнув, я сделала несколько шагов и повернула за угол. Огромные железные ворота смотрели прямо на меня, я облегченно вздохнула. Земля кладбищенская обладает большой силой, а я как некромант умею управлять этой силой.
   Взяв рукой за прутья ворот, я почувствовала невыносимую боль. Резкий удар тока пробежал по моему телу, и яркая вспышка света отбросила меня от кладбищенского входа на несколько метров.
   Я прижалась щекой к холодной мокрой грязи и заплакала от отчаяния. Буквально неделю назад я слышала о новом инквизиторском изобретение. 'Гром некроманта' - так оно кажется, называлось. В новостях говорилось, что не одно сверхъестественное создание, обладающее некро - даром не сможет больше поднять мертвое тело в своих ритуальных обрядах. Путь к кладбищу заблокирован, и праведные души спокойно будут спать в своих могилах. Я сжала от злости кулаки. Я даже и не представляла, что эта технология так быстро внедрится в жизнь.
   Я медленно приподнялась, смазав с лица грязь. Не знаю, что инквизиторы выдумали на этот раз, но видимо что-то в этой технологии не так раз я продолжаю чувствовать тела мертвых. Из - за угла вышли трое мужчин, направляя на меня оружие, но не стреляя. Просто держали на мушке и подходили все ближе и ближе.
   Прижав ладонь к земле, я мысленно погрузилась в сознание мертвецов, которых слышала. Они сразу откликнулись на мой зов, присоединившись к моему каналу. В голове возник приказ.
   'Поднимайтесь и служите мне' - прокричала я в их тела.
   Мертвецы зашевелились и задрожали. В голове я услышала немой вопрос:
   - Плата за службу.
   Этот вопрос всегда холодил мое сознание, но ответ был один, и я его озвучила вслух:
   -Кровь.
   Мертвецы в унисон довольно застонали, и земля задрожала подо мной.
   Охотники уставились по сторонам, пытаясь понять, что происходит. Земля тряслась, но почему - то не на кладбище, а под ногами. Вдруг возле меня из земли вынырнула иссохшая рука мертвеца, а потом и он сам, грязный, в разорванной одежде и со странным хищным взглядом. Я от неожиданности вскрикнула. Инквизиторы были правы, освещенные тела некромант не сможет тронуть. А как насчет самоубийц, похороненных за воротами кладбища.
   Охотники сгруппировались спина к спине, направляя оружие на зомби. Хотя уместнее было мне вышибить мозги, нежели стрелять по тем, кому все равно.
   - Слуги мои, - мысленно приказала я им, чувствуя, как теряю сознание. Если мне не суждено жить, я должна спасти брата, - Задача, номер один уничтожить всех охотников.
  
   Со всех сторон раздавалось рычание мертвецов, выстрелы и крики. Зомби выполнят приказ, а когда затихнет, придут ко мне и сожрут. Надеюсь, к этому моменту я буду мертва. Мои глаза не отрываясь смотрели на звездное небо. Интересно куда попадают такие создания как я? Наверняка в самое пекло ада. Или может мы уходит в пустоту, где навсегда исчезаем и больше не возрождаемся. Как странное недоразумение, ошибка. В голове все шумело. Я не чувствовала своих ног, своих рук. Вот и финал.
   Неожиданно перед глазамnbsp; - Филипп, - я прикоснулась к его плечу, - Филипп, ты как?
и я увидала лицо Анны Петровны - преподавателя вампирологии в университете. Она была одета в черную кожаную куртку и темные джинсы, заправленные в высокие зашнурованные сапоги на каблуках.
   - Решила сдохнуть? Вслед за своей матерью шлюхой, - она нащупала пульс на моей шее, лицо ее стало обеспокоенным.
   Женщина резко поднялась и закричала высокому мужчине с мечом в руках.
   - Кристоф, производишь зачистку территории.
   К Анне Петровне подбежал невысокий мужчина в черные зеркальных очках.
   - Джеф отвези выродка полукровку в больницу, иначе если он утром не появится в порту, то клеймо выжжет ему сердце.
   Я застонала, когда меня подняли с земли и положили на заднее сиденье машины. В этот момент у меня уже не было сил открыть глаза. До меня доносились лишь голоса.
   - Соня, подготовь эльфийскую пещеру, - грубый голос Анны Петровны моментами приводил меня в чувства, - Ты вообще понимаешь кому отказываешь? Какой к черту Сириус.
   Мне стало холодно. Ощущение было такое, как будто я тону. Воздуха не хватало и зацепится не за что. Я не чувствую ног и рук. Мне кажется, что меня нет. И возможно никогда и не было.
  
   Где-то совсем близко раздавался смех, и играло фортепьяно. Мелодия завораживала, погружая меня в сон. Я не должна засыпать, из последних сил я открыла такие непослушные веки. В этот момент мне казалось, что если я провалюсь в сон, то больше никогда не услышу эту мелодию. Откуда она?
   Через окно я увидела как машина остановилась возле трехэтажного особняка. Меня быстро вытащили из машины и понесли внутрь. Как странно. Я слышу, как Анна Петровна кричит на женщину в белом халате.
   - Мне плевать, кто лежит в этой пещере, - Анна Петровна схватила женщину за грудки, - Если эта девчонка сдохнет, я лично тобой займусь.
   - Госпожа, - женщина начала заикаться, пытаясь подобрать слова.
   - Соня не беси меня, - глаза Анны Петровны стали красными, - Не забывай кто мой хозяин.
   - Я никогда не забуду этого, госпожа, - женщина поклонилась и приказала чтобы меня положили на кушетку.
   Меня везли по темному коридору. Что им от меня надо? Зачем им моя жизнь? Я приподняла окровавленную руку. Острые когти торчали из пальцев. Я попыталась их собрать внутрь, но у меня не получилось. Безвольно опустив руку, я закрыла глаза. В моей карточке стоит статус некромант. По приезду в Некросиб я не стала никому говорить что могу частично трансформироваться. Вообще-то никто и не спрашивал. Считается, что в некроманте может течь только одна кровь. Так что абсурдных вопросов на границе не возникало. Теперь же мою особенность видят незнакомые люди. И наверняка они проживут дольше, чем я.
   В помещение, куда меня ввезли больше напоминало пещеру и здесь очень сильно воняло вампирами. С меня сняли всю одежду. Две женщины в белых масках встали надомной. Я почувствовала, как из меня сначала извлекли клинок, а потом поспешно начали вытаскивать серебряную дробь. В этот момент стало как-то легче, но не настолько что бы продолжать жить. Я потеряла много крови. Меня не спасти.
   - Соня, что будет если мы поместим в источник два тела? - голос женщины дрожал, - Вы же знаете, что будет. Ведь так.
   - Единственное что я знаю. Из меня выдернут все кишки если я не спасу эту девушку, - ее рука коснулась моей щеки, - Возможно, самое лучшее что с этой девушкой может случиться это смерть на этом столе, но сегодня не ее день.
   - Не думаю, что Сириус будет в восторге.
   - Открой источник, - грозно сказала Соня, - Мне уже все равно Милена или Сириус.
   Меня обернули в простыню, на которой я лежала, и поднесли к углублению в полу пещеры. Оттуда исходит странный золотистый свет. Мой взгляд скользнул вниз, и если бы я могла кричать, я бы закричала. Внизу лежало сильно обгоревшее тело мужчины. Меня буквально парализовало от ужаса. Нет, этого не может быть. Меня не должны уложить с этим трупом. В голове даже не укладывалось, что в этом изувеченном теле может быть жизнь. Меня медленно погружали вниз. Я зажмурила глаза. Что они делают? В углубление место только для одного человека и он там лежит. Сквозь простыню я почувствовала, что легла прямо на него. Щека коснулась его шероховатой слизкой груди, и я потеряла сознание.
  
   Глава номер семь
  
   Я слышала биение чужого сердца. Этот звук жизни не перепутаешь ни с чем. Оно так сильно стучит под моей щекой, что кажется, сейчас вырвется из груди мужчины, в объятьях которого я лежала. Я осторожно, приподняла голову, пытаясь разглядеть что-нибудь в полумраке пещеры.
   Затуманенным взглядом я заметила тусклое золотое свечение, просачивающееся по контору, когда-то обгоревшего, мужского тела. Мужчина чудесным образом исцелился. Я ладонью провела по своему животу, где была рана. Кожа была гладкой, без каких либо повреждений. Это явно было необычное место, если мы смогли после таких травм выжить. Почему то именно в эту секунду я поняла что мужчина, на котором я лежала, вампир. Энергия, исходящая от него была свойственна вампирам. 'Бедненький, - подумала я, - Проснуться в объятьях некроманта. Чем же он так нагрешил?'. На губах появилась улыбка. О чем я только думаю. В голове возник образ испуганного вампира. Зрелище запоминающееся, вот только возможно последнее в моей жизни. Вампиры очень агрессивны, когда их застают врасплох. Он сейчас проснется и все для меня закончится.
   Взгляд скользнул по телу мужчины. Он был худощавого телосложения, примерно одного со мной роста. Наши ноги сплетались вместе, и я чувствовала кончиками пальцев его пальцы. Также я отметила, что у него очень сильные жилистые руки, на пальцах которых короткие заостренные ногти. Это было не типично для вампиров. В основном после перевоплощения вампиры внешне остаются прежними. Я осторожно потянула окровавленную простыню с его туловища, частично оголяя себя. Перед глазами возникла широкая мужская грудь покрытая темными волосами и плоский накаченный живот. Я в удивление уставилась на это великолепное тело не в силах отвести глаз. Я не понимала, почему мне так хочется смотреть на его грудь, на напрягшиеся соски, на изгибы накаченного живота. Но самое шокирующее было то, что мне хотелось убрать ногу с его бедер и увидеть то, что я чувствую своей кожей. Его член. От этой мысли кровь буквально ударила мне в голову и закипела. Я зажмурила глаза, пытаясь прийти в себя, но картинка обнаженного мужчины стояла перед глазами. Что со мной? Раньше при виде мужских обнаженных тел вервольфов из стаи моего брата я не впадала в такое состояние. Я ничего не чувствовала, для меня они были просто голые накаченные мужики с качающимися между ног членами. Но, то, что происходило сейчас, никак не укладывалось в моей голове. Мое тело буквально горело от странного неведомого ранее волнения. Ощущение того что наши обнаженные кожи касаются друг друга привело меня в неописуемый восторг. Стало трудно дышать и совершенно невозможно думать. Единственное что я хотела это прижиматься к его телу, вдыхать аромат его кожи и купаться в его тепле.
   Что-то глубоко внутри кричало о том, что нужно немедленно вылезать из источника и бежать от этого места как можно дальше. Но как не странно я еще сильнее прижалась к этому мужчину не в силах бороться с накатившими на меня чувствами. Я положила голову на его плечо и кончиками пальцев коснулась его впалой щеки. Мужчина продолжал лежать, не подавая ни каких признаков пробуждения. Только его сердце еще сильнее забилось, но уже я ощущало это своей грудью. В момент, когда я увидела его лицо, внутри что-то оборвалось.
   Лицо мужчины обладало необычной мрачной красотой. Почему-то смотря на его заостренный подбородок, прямой нос и глубоко посаженные глаза мне представился именно демон. Слишком свирепый, суровый ... и невыносимо одинокий. Необычная печальная красота мужчины буквально заворожила меня. Я смотрела на него и не могла отвести глаз. Не чувствуя стеснения я прикоснулась рукой к его длинным черным волосам. Они были густые, слегка вьющиеся и очень мягкие на ощупь. В порыве нежности я провела рукой по его голове и неожиданно ладонью наткнулась на заостренное ухо. Рука замерла на месте.
   - Чистокровка, - прошептала я до сих пор, не веря своим глазам.
   События, произошедшие со мной накануне, начали наслаиваться один на один, создавая в моей голове какую-то неразбериху. Это все сон, страшный сон, успокаивала я себя. Мне нужно только проснуться и все будет как прежде. Меня никто не хотел клеймить, насиловать и зажаривать на костре. Я никого не убивала. Но единственное подтверждения того что я сплю, был этот чистокровный вампир. В горле образовался странный удушающий комок. Встретить чистокровного вампира в Некросибе равно нулю. Они же все практически вымерли. Безумными глазами я всматривалась в эти белоснежные застывшие как у готической статуи черты лица. Нет, это сон. Возможно самый прекрасный и интригующий.
   Я опять прижалась к мужчине, как бы ища в нем защиты. С ним было тепло и уютно. Припав к его груди, я вслушивалась в стук его сердца. Казалось, ничего нет прекраснее этого звука. Впервые в жизни я не хотела просыпаться.
   Вдруг я услышала, как мужчина тяжело вздохнул. Это даже был не вздох, а протяжный стон. Я осторожно приподняла голову и встретилась с его прекрасным, бездонным взглядом. Не в силах отвести глаз, я понимала, что смотрю в глаза самому свирепому убийце некромантов. Но страха не было. Наоборот я молчаливо вглядывалась в его внутреннюю тьму, познавая ее красоту. Ноги стали ватными, а сердце в груди забилось с такой неимоверной силой, что казалось, сейчас взорвется. Весь мир вокруг начал таять, оставляя меня наедине с этим невероятным мужчиной.
   Его черные глаза пристально смотрели на меня. Нет, в них я не видела омерзения, не было в них и желания убить меня. Это был взгляд не свойственный вампирам. Он был полон желания и страсти.
   Мужчина медленно повернулся на бок, и я почувствовала, как его рука скользнула по моей спине. Прикосновение его ладони к моей голой коже было подобно удару тока. Спина непроизвольно выгнулась, и я прижалась к его телу еще плотнее. Мое дыхание участилось, когда мужчина заключил меня в своих объятиях и перевернул на спину. Наши глаза смотрели друг на друга, а сердца невыносимо долбились в груди, пытаясь соединиться. Как странно, я совершенно не могу ему сопротивляться. Я смотрю в его глаза, и странное желание наполняет меня до краев, сплетаясь в ноющий узел внизу живота. Я непроизвольно застонала, когда его рот завладел моими губами, а острые клыки необычно столкнулись c зубами. Жадный поцелуй вызвал непонятный трепет во всем моем теле. Внутри все горело, перерастая во что-то странное. Как в забытье я обвила руками его шею и начала отвечать на его поцелуи со всей страстью, на которую могла быть способна, в душе понимая всю невозможность происходящего. Вампир не может с таким желанием целовать некроманта. Вообще никто не может так меня целовать. Мой запах омерзителен для вампира, он должен был немедленно или прикончить меня или выбраться из источника. Так почему же он так сильно прижимает меня к себе? Почему мои поцелуи доставляют ему такое удовольствие? Почему сама невыносимо желаю его?
   Мне бы оттолкнуть вампира, но я не могу. Я предполагаю, что жить мне осталось не долго. Так почему я должна лишать себя такого удовольствия? Слиться с мужчиной, к которому испытываю чувства. Пусть эти чувства не любовь, а страсть и желание. Но это единственное за что я еще готова бороться. За право быть женщиной. За право умереть, будучи женщиной. Слезы навернулись у меня на глазах, и я еще крепче прижалась к вампиру. Пусть это будет один единственный раз, но я испытаю это.
   Неожиданно я поймала на себе его пристальный взгляд. Он внимательно смотрел на мое лицо, потом скользнул по шее и остановился на груди. В этот момент его глаза слегка округлились. Как будто он увидел что-то такое, о чем и не догадывался. Это меня слегка смутило. Но когда его губы коснулись моего напрягшегося соска, я забыла обо всем на свете. Без каких либо стеснений я водила руками по его мускулистой спине, гладила его талию и кубики на животе. Вампир лежал возле меня на боку, и я чувствовала, как его возбужденная плоть прижимается ко мне. Стела частенько рассказывала о своих сексуальных похождениях, притом во всех подробностей. Так что я теоретически знала, что делать. Погладив его живот, мои пальцы скользнули вниз, обхватив внушительный ствол. Я почувствовала, как мужчина замер. В эту секунду я боялась поднять глаз и взглянуть в его лицо. Мне страшно было увидеть в нем презрение или что-нибудь хуже. Осторожно я стала ласкать его член, двигая пальцами то вверх, то вниз. Я чувствовала, как тело мужчины задрожало и с губ сорвался стон. Его пальцы моментально накрыли мою руку и поднесли к своим губам. Лицо его изменилось до не узнаваемости. На коже образовались резкие, скупые линии, мелкие мимические морщинки и темные круги вокруг глаз. Я никогда не видела, что бы на лице вампира было столько эмоций. Прижав мою ладонь к своему лицу, он тяжело вздохнул. Я ощутила, как теплые слезы омывают мою руку, как дрожащие губы покрывают поцелуями каждый мой пальчик. Я не могла понять, что заставило его заплакать. Не знала почему он так отреагировал на мои прикосновения. В этот момент мне так хотелось его утешить, но я совершенно не знала как.
  
   Неожиданно мужчина заговорил, хриплым полным отчаяния голосом.
   - Я умер и попал в рай, - вампир посмотрел прямо в мои удивлённые глаза.
   Он говорил на древнем некропольском языке. В детстве мама разговаривала со мной и Филиппом на нем. Потом в детском доме это был наш с братом тайный язык, на котором никто кроме нас не мог общаться. В горле возник ком, а в глазах защипало. Этот вампир говорит на языке моих предков. Все происходящее так меня поразило, что я не сразу поняла, что вампир снова начал покрывать мое тело поцелуями, погружая в состояние блаженства. Отдавшись в его власть я не чувствовала ничего кроме его ласковых и таких крепких, обнимающих меня рук, и совсем смутно понимала что мои ноги уже согнуты в коленях и что его член пытается проникнуть внутрь. Осознав это, я попыталась соединить ноги, но вампир мне не позволил.
   Закинув мои руки мне за голову, он крепко сжал меня в своих объятьях, не давая возможности даже пошевелиться. Я вся напряглась, когда почувствовала давление внизу живота. Его член резкими выпадами пытался проникнуть внутрь, с каждым разом причиняя боль. Измученная неудачными попытками вампира проникнуть в меня, я уже хотела просить, чтобы он прекратил. Но встретившись с его голодным вожделеющим взглядом, я поняла, что остановиться он не сможет. Вдруг вампир задрожал всем телом и, уткнувшись головой мне в шею, застонал. Я почувствовала, как теплая вязкая жидкость разлилась по моему животу и между ног. Я понимала, что вампир кончил, так и не сумев войти в меня. В этот момент я тупо смотрела в потолок, пытаясь побороть в себе противоречивые чувства.
   -Я не мог и представить, что может быть так, - задумчиво сказал он.
   Его губы коснулись моих шрамов на шее. Он медленно начал покрывать их поцелуями, как - будто доказывая, что мое уродство для него не имеет значение. Его тело по-прежнему сотрясала странная судорогой, а член упирался мне в живот. Я лежала, как парализованная, когда он опять начал свои попытки проникнуть в меня. Теперь было все иначе. Очередным мощным толчком он пронзил меня насквозь, причинив резкую невыносимую боль. Инстинктивно я попыталась оттолкнуть его от себя, но он крепко сжал меня в своих объятьях. Навалившись всем телом, он не контролируя себя, начал в меня вбиваться. Его член причинял мне невыносимую боль, казалось, как будто меня пронзили ножом и теперь издевательски двигают им то - вниз, то вверх. На глазах навернулись слезы. Когда же все это закончится? Вампир, горячо дыша мне в шею, бормотал какие-то неразборчивые слова. Вдруг до меня донеслась череда русских и некропольских слов, 'девочка моя', 'любимая', 'хорошая'. Я не понимала, зачем он говорит это. Он не может меня любить. Так почему же внутри все тает от этих слов. Превозмогая боль, я прекратила свое сопротивление. Продолжая двигаться во мне, он приподнялся на руки. В полутьме я видела его темные потрясенные глаза. Он не моргая смотрел на меня, как будто хотел запомнить, каждую секунду происходящего. Его движения сбились, дыхание участилось. Не в силах больше сдерживать подступивший оргазм он громко зарычал и обрушился на меня всем весом.
  
   Испытав возможно самое сильное потрясение в своей жизни, я лежала в объятьях вампира, пребывая в каком-то странном состоянии невесомости. Произошедшее слияние наших тел очень сильно всколыхнуло меня. Как будто я неожиданно проснулась. В окружающем мире появились яркие краски, и уже многое стало неважным. Есть только я и такой чужой и далекий он.
   Мужчина приподнял голову, и холодно посмотрев на меня, отвел взгляд в сторону. Как будто ему было неприятно смотреть на недавний объект своей страсти. Внутри меня все сжалось, и если бы я не лежала под ним, ощущая внутри себя его член, я немедленно бы убежала. Вампир посмотрел по сторонам.
   - Рай, - невесело усмехнулся он и с какой-то неописуемой печалью сказал, - Проклятый эльфийский источник.
   Я замерла. В моей голове не укладывалось столь сильная перемена в вампире. Он казалось, совсем не замечал меня. Лицо его стало непроницаемым, а глаза холодными. Хочешь узнать, как к тебе относится мужчина, посмотри, как он будет вести себя после секса. Эти слова неоднократно повторяла подружка. Как же она была права. Да и что я вообще хотела. Отдалась первому мужчине, у которого на меня встал, да еще и желаю, что бы он ко мне относился как то по-особенному. Просто бред какой-то. Сейчас я для него просто проститутка, которой он воспользовался. Мысли завертелись в голове, вынося невеселый вердикт. Мне так хотелось объяснить вампиру, что я не такая как он себе представил, но почему-то не могла подобрать слов. Пока я пыталась выдавить из себя хоть слова, вампир навис надомной и прикоснулся к панели в стене, которую я раньше не замечала. Раздался щелчок, и крышка источника начала медленно подниматься. Яркий свет проник в замкнутое пространство. Мои руки инстинктивно прикрыли грудь, но пальцы вампира моментально обхватили запястья и вытянули руки над моей головой. Оказавшись в таком беспомощном положение, я с вызовом посмотрела прямо в его черные, бездонные глаза. Но казалось, его это только позабавило.
   - Не страшно смотреть в глаза вампиру? - эти слова он произнес на русском языке, правда, с сильным акцентом.
   - Нет, смотреть могу, - я в упор уставилась в его глаза, - Страшно безразличие, которое я вижу в них.
   Пальцы вампира еще сильнее сжали мои запястья.
   - Безразличие? - на его губах появилось подобие улыбки, - С чего ты решила, что я к тебе вообще могу питать какие-либо чувства. Или ты считаешь, что сейчас произошло что-то важное?
   Я смотрела на него, но не видела. Это происходит не со мной. Это кто-то другой слышит эти жестокие слова. Это другая девушка начинает задыхаться от отчаяния и слез.
   - Ты слышишь меня, - вампир обхватил меня за подбородок и заставил смотреть на себя.
   Я попыталась оттолкнуть его от себя, но ничего не получилось. Не плакать, заставляла я себя. Он не должен увидеть моих слез. Не должен понять, что мое сердце невыносимо бьется в груди от любого его прикосновения.
   - Ничего особенного, - выдавила из себя я, - Просто одноразовый секс и ничего более.
   Он смотрел на мое лицо, пытаясь найти хоть намек на неискренность. Неожиданно его хватка ослабла и он, коснувшись губами моего виска, прошептал мне на ухо:
   - Вот и умница.
   Пытаясь побороть в себе все эмоции и чувства, вызванные эти мужчиной, я смотрела на его обнаженное великолепное тело, пытаясь запомнить каждую черточку. Он медленно вынул из меня свой почему-то возбужденный член и поднялся надомной. Господи, какой же он красивый. Широкая сильная грудь, сильные жилистые руки и ноги, плоский накаченный живот. Мое сердце обливалось кровью. Этот мужчина сделал меня женщиной, а я даже не имею права сказать ему, что сейчас чувствую. Он прав, для него это был просто очередной секс. Я скользнула взглядом по его животу вниз к окровавленному члену. Вампир взял край простыни возле моих ног и, сжав губы, вытер член. Ощущая как ему неприятны любые воспоминания обо мне, я завернулась в простыню и, согнув ноги в коленях, облокотилась на них. Я ждала, когда он уйдет. Только бы поскорее. Мне невыносима сама мысль, что он увидит как я плачу. Но вампир стоял и задумчиво смотрел на меня. Вдруг во мне все закипело и я, поднявшись на ватных ногах, сделала шаг вперед.
   - Уходи, я не хочу тебя видеть, - закричала я, со всей силой пытаясь ударить его в грудь.
   Вампир увернулся от удара и неожиданно рассеялся в белый густой туман. Мои ноги подкосились, и я сползла по стене источника на золотой светящийся пол.
   - Уходи, - шептала я, - Уходи. Мне никто не нужен.
  
   Глава номер восемь
  
   - Никто не нужен, - повторила я, сквозь слезы.
   Уткнувшись лицом в окровавленную простыню, я пыталась как можно тише всхлипывать. В голове пульсировала невыносимая и от этого сильно жалящая мысль. Она подобно раскаленной игле проникающей в живую плоть, струилась по кровеносным сосудам моего тела, вонзая свое острие в самое сердце. Вынося приговор. 'Меня отвергли' - шептали мои губы. 'Меня предали' - кричала каждая клеточка моего растерянного тела. Прикусив губы, я пыталась прийти в себя. Но стоило мне только вспомнить о его поцелуях, его объятьях и самое потрясающее о нежных словах, которые он шептал мне на ухо, слезы сразу же наворачивались на глазах.
   Обхватив себя руками, я понимала, что никогда не смогу успокоиться. Эти воспоминания останутся со мной на протяжении жизни. Они будут жечь изнутри, не давая покоя, причиняя невыносимую боль и страдания. Я понимала, что секс между вампиром и некромантом невозможен. Так что тогда между нами произошло? Обманывать себя я не хотела и не буду. Я смотрела в обжигающую глубину его глаз. В них не было отвращения. Он хотел меня, и я тоже невыносимо этого желала. Так почему же сейчас так горько?
   Тяжело вздохнув, я уткнулась затылком в стену. О чем я вообще думаю ведь все и так понятно. Одноразовый секс никто не запрещал. Вампир решил поразвлечься, а я поддалась. Пусть для него я оказалась очередной женщиной, с которой он переспал. Очередная победа, которой можно похвастаться перед своими друзьями кровососам. От этой мысли мне стало не по себе. Неприятно думать, что вампир кому-то расскажет о том что произошло.
   Медленно поднявшись, я запахнула на себе окровавленную простыню. Присутствие мужчины до сих пор было на моем теле, его запах, пот, сперма, все говорило о том, что меня любили. В голове яркими вспышками возникли картины нашего слияния. Его крепки руки, сжимающие меня в своих объятьях, его стон, срывающийся с губ в момент проникновения в меня. От этих мыслей возникло необычное головокружение и стало непривычно жарко. Я тряхнула головой, пытаясь отогнать это наваждение. Мне ни к чему эти мысли. Я должна взять себя в руки. Стоит ли вообще о нем думать если он даже не обратил внимания на то что я девственница. Перед глазами возник образ как он нервно, поджав губы, вытирает свой вздувшийся член от моей крови.
   Я не знала кто этот вампир. В моем понимании он был просто загадкой неподвластной объяснению. Таинственный жестокий рыцарь, очнувшийся в моих объятьях. Чистокровный вампир, возжелавший некроманта. Просто в голове не укладывается, я отдалась совершенно незнакомому мужчине и теперь испытываю какое-то двоякое чувство ненависти и любви к нему. С одной стороны я не должна думать о вампире плохо. Он открыл для меня нечто невозможное. Дал познать что такое женщина. Но с другой стороны я была просто не в себе от того что он сказал. Волна негодования накрыла меня с головой. Произошедшее самое прекрасное что было в моей жизни. Пусть было больно, но в первый раз этого не избежать. К тому же я испытала безумное удовольствие от того что вампиру со мной было хорошо. Я это точно знала. Так почему он так себя повел после секса? Ответ напрашивался сам. Он чистокровный вампир к тому же невероятно красивый, а кто я шрамированная некромантка. Я ужасна, при мне даже дети плачут. Так какого фига я сейчас думаю. Вампир наверняка в шоке от того что произошло. Я сжала опухшие от поцелуев губы. Мне нужно будет свыкнуться с этой мыслью и прекратить вести себя как девчонка. Чтобы не случилось дальше, я должна взять себя в руки и попытаться забыть, то что произошло. Возможно для меня это единственный выход. Я не должна к кому-то привязываться.
   Я вылезла из источника и осмотрелась. В помещение было пусто. Каменные стены, пол. Только каталка, на которой меня привезли, стояла возле входа. Ни моей одежды, ни обуви ничего нет. Я осторожно пошла к двери, по холодному каменистому полу. С каждым шагом во мне нарастало какое-то беспокойство. Я не понимала почему меня сюда привезли и что ожидать дальше. В голове была какая-то пустота и неопределенность. Я не знала что произошло с Филиппом. Его повреждения были не смертельны, но та компания в главе Анны Петровны очень сильно меня беспокоила. Как и предполагалось преподаватель вампирологии, оказалась не той за кого себя выдавала. Это можно было предугадать. Ее взгляды в мою сторону всегда настораживали. Единственное что успокаивало, она не является сотрудником инквизиции. Те уж точно не захотели бы моей жизни.
   - Стой на месте, - в дверном проеме появилась вампирша.
   Высокая шатенка с ослепительно зелеными глазами. Ее стройное тело было обтянуто в белоснежный медицинский халат. На ногах белые кроссовки. А в руках что-то похожее на пистолет, направленный в мою сторону. От неожиданности я даже не сразу сообразила, что она в меня прицеливается.
   - Что за... - лишь вымолвила я и тут же почувствовала как что-то острое вонзилось мне в шею, - Черт, больно.
   Я прикоснулась к шее и вытащила дротик с длинной иголкой. Моментально в глазах все стало двоиться.
   - Что ты в меня вколола? - прошептала я, чувствуя как ноги подкашиваются.
   - Экстракт серебра, - вампирша спокойно пристегнула пистолет к ремню и подошла ко мне, - Это хорошо тебя нейтрализует на несколько дней, пока не приедет Милена.
   - Кто такая Милена? - выдавила я, чувствуя что мир вокруг теряет свои очертания и я падаю в темноту.
   Задыхаясь от безумной неутихающий боли, я каталась по полу камеры, куда меня поместили. Раскаленная лава серебряного экстракта проталкивалась по венам моего тела, сжигая все на своем пути, причиняя страдание, заставляя проклинать свое существование. Весь мир в один миг наполнился безысходность и страхом.
   Вокруг раздавались голоса, но мне был не понятен их смысл. Я чувствовала, что в камере кто-то находится, но не могла увидеть кто. Перед глазами была пелена, сквозь которую я не могла пройти. Неожиданно я почувствовала, как кто-то резко перевернул меня на спину и со всей силой ударил по голове. Уткнувшись головой в каменистый пол, я потеряла сознание, окончательно провалившись во тьму.
   Голова сильно гудела и хотелось пить.
   - Ты как, - сквозь пелену перед глазами возник образ молодой женщины. Миловидное лицо, черные короткие волосы. Большой недавно зарубцевавшийся шрам над правой бровью.
   - Лучше и не бывает, - простонала я, пытаясь подняться, но ее руки придавили меня к жесткой кровати, на которой я лежала.
   . - Нет, тебе сейчас нельзя, - она смочила мои губы мокрым полотенцем, но успокоения этого не принесло, - Ты два дня металась в агонии.
   - Два дня. В меня же вкололи всего ничего.
   - Сюда спускались из лазарета и еще несколько раз ставили укол. Ты не помнишь, а вот нам совсем было невесело смотреть как ты мучаешься.
   Я прикоснулась рукой ко лбу. Боли уже не было, но неприятное ощущение что меня избили, оставалось.
   - Ты вырубила меня? - я грозно посмотрела на нее.
   - Ты страдала, у меня не было выбора, - она в упор смотрела на меня своими карими с золотыми крапинками кошачьими глазами, - Я была бы признательно тому, кто вырубил бы меня в момент серебряной ломки.
   Я понимала, что она была права. И что возможно мне нужно было сказать ей спасибо. Но я промолчала. Мне не хотелось открыто сказать ей, что я перед ней в долгу. Быть должной людям кошкам чревато последствиями.
   - Не смей поднимать на меня руку, я в состояние побороть боль самостоятельно, - собравшись силами я поднялась и села, опустив босые ноги на холодный пол камеры куда меня поместили.
   Я посмотрела по сторонам. Замкнутое помещение, три обшарпанные стены и массивные прутья решетки с видом на какой-то каменистый покрытый местами паутиной коридор.
   - Где мы?
   - В вампирских катакомбам, - она скрестила руки на груди и облокотилась о стену, - Живым отсюда никому не удавалось выйти.
   - Может, просто мы об этом не знаем, - раздался голос сверху.
   С верхней полки спрыгнула девушка. Ее длинные белоснежные волосы волнами струились вдоль тонкой талии. Длинные ноги были обтянуты в голубые джинсы и длинные ботфорты. На розовой кофте блестела надпись 'LEXX@'
   - Привет, меня зовут Ната, а эту странную София, - она протянула мне руки, но сразу же опустила, видимо поняв что я не хочу протягивать ей руку на встречу, - А тебя как?
   - Самара, - тихо сказала я.
   - Прикольное имя, никогда не слышала.
   - А я никогда не слышала о вампирских катакомбах, - сказала я, пытаясь побороть головокружение.
   - Никто не слышал, пока здесь не окажется, - девчонка села рядом со мной и достав из пачки последнюю сигарету, закурила, - Сюда приводят наиболее интересные человеческие экземпляры. Ну, в общем те, кто достоин стать вампиром. Стремных представителей человеческой расы здесь не встретишь.
   Она глубоко затянулась и продолжила.
   - Я здесь уже неделю торчу. Все думаю кто из кровососов меня купит.
   - Купит? Зачем вампирам покупать тебя, - мне стало даже смешно, у девчонки явно было завышено самооценка, - Для чего?
   - Для того что бы перевоплотить ее в вампиршу, а затем на панель поставить, - с убийственным спокойствием сказала София, - Так всегда делают с красивыми человечихами. По крайней мере, моя бывшая хозяйка жила на деньги с этого бизнеса. Вампирши красивые и выносливые...
   - Забери свои слова обратно, - закричала Ната и накинулась на женщину, - Я не буду проституткой.
   - Будешь, - София неуловимым глазом движением откинула ее от себя и зашипела как кошка, - твоя участь уже решена. Незачем мечтать о том чему не сбыться. Забудь о том кем ты была раньше, закуси все свои принципы. Для них ты мясо готовое к употреблению.
   Ната опять попыталась напасть на женщину, но та проворно увернуласnbsp; Меня везли по темному коридору. Что им от меня надо? Зачем им моя жизнь? Я приподняла окровавленную руку. Острые когти торчали из пальцев. Я попыталась их собрать внутрь, но у меня не получилось. Безвольно опустив руку, я закрыла глаза. В моей карточке стоит статус некромант. По приезду в Некросиб я не стала никому говорить что могу частично трансформироваться. Вообще-то никто и не спрашивал. Считается, что в некроманте может течь только одна кровь. Так что абсурдных вопросов на границе не возникало. Теперь же мою особенность видят незнакомые люди. И наверняка они проживут дольше, чем я.
  ь от ее выпадов.
   - Ты злишь меня лишь потому, что на тебя у них планы похуже, - неожиданно выпалила раскрасневшаяся девчонка, - Наверняка для тебя придумали что-то поинтереснее панели.
   Идеальное лицо Софии моментально стало бледным. Глаза округлились, наполнившись чем-то черным.
   - Моли о пощаде, человечиха, иначе тебе не жить, - зашипела она, готовясь к прыжку.
   Ната довольная тем что ее слова так сильно задели ее обидчицу, лишь рассмеялась звонким девичьим смехом.
   - Кошатина, если ты меня хоть пальцем тронешь, вампиры тебя порвут, кстати, - Ната подбежала к решетке и закричала, - Помогите, эта тварь опять хочет меня убить.
   Возникшая ситуация совсем меня не радовала. София была из рода кошачьих перевертышей, а таких тварей как она завести можно с полуоборота. В бою кошки быстрые и ловкие. Неспроста говорят что у них девять жизней. Я быстро перевела взгляд на Нату. Девчонка была человеком пусть имеющая иммунитет к вампирским штучкам, но все же слабым беспомощным человеком. Такой проще простого вырвать хребет.
   Нужно было немедленно остановить их. Я попыталась встать, но не смогла. Голова сильно закружилась, а ноги были настолько слабыми, что я тут же упала на пол.
   - Прекратите, - хриплым голосом попыталась закричать я, но меня они не слышали.
   София схватила Нату за волосы и намотала ее шевелюру себе на кулак.
   - Проси, - прошипела кошка, направляя к лицу Наты пальцы из которых вылезали острые когти, - Проси, - повторила она не моргая, смотря в лицо девушки.
   Голубые глаза Наты с ужасом уставились на когти. Девушка сильно дрожала, и казалось, сейчас заплачет.
   - Что просить, - закричала она, уже готовая на все условия, которые выдвинет София.
   - Проси, что бы я тебе вырвала глаз.
   Я приподнялась с полу не понимая зачем София хочет вырвать девчонке глаз.
   - Зачем? - с истеричными нотками в голосе спросила Ната, с какой-то обреченностью смотря на свою мучительницу.
   - С одним глазом ты точно не станешь проституткой.
   В камере возникло молчание. Казалось, все вокруг замерло, воздух стал тяжелым. Я почувствовала сильную со всех сторон исходящую энергию. Прищурившись, я попыталась разглядеть странные тени, вползающие сквозь решетки в камеру.
   - Проси, - закричала София и неожиданно захрипела.
   Вдруг пелена с моих глаза слетела, и я увидела, как трое вампиров окружили Нату и Софию. Один стоял ко мне спиной, второй прижал сопротивляющуюся Софию к стене. Третий пытался оттолкнуть от себя Нату, которая мертвой хваткой вцепилась за его талию.
   - Вы меня опять спасли, - сквозь слезы шептала она, уткнувшись лицом в грудь вампира.
   Лицо вампира в этот момент было не проницаемым, лишь зеленые глаза сияли странным отталкивающим блеском. Прижавшись спиной к стене, я подтянула к себе слабые ноги. Мне совсем не хотелось сейчас привлекать к себе внимание. Делайте что хотите, только не обращайте на меня внимание.
   Двое вампиров стоящие ко мне лицом были, как и положено невероятно красивыми. Тот, что держал Софию, был высокий, крепкий блондин, с необычным почти прозрачным взглядом голубых глаз. Второй вампир был также высок, как и первый только шире в плечах. Его черные волосы были зачесаны в конский хвост, а в ухе блестело золотое кольцо. Третий вампир продолжал стоять ко мне спиной, но я отметила, что по энергии он превосходил этих вампиров во много раз. Черные с легкой сединой волосы волной спадали по его широким плечам вдоль талии. Никогда не видела, что бы у вампира были такие длинные волосы. После перевоплощения человека в вампира на теле прекращается рост ногтей и волос, да и вообще много чего прекращается. Вдруг вампир резко оглянулся и посмотрел на меня. Его презрительный полный отвращения взгляд заморозил меня насквозь. Этот взгляд я не забуду никогда. Мой первый мужчина испытывал ко мне отвращения. Теперь все сомнения отпали сами собой. Его глаза сказали больше чем слова.
   От понимания этого внутри меня все сжалось. Тело моментально покрылось холодным потом, и болезненная дрожь пробежалась по коже. Прижав трясущиеся пальцы к простыне, я не понимала что со мной происходит. Как будто в сердце вбили кол. Как больно. Почему так больно. Я закрыла глаза, вжавшись в стену. В этот момент мне не хотелось жить. Лучше смерть, чем испытывать это состояние отверженности. Как будто голодной собаке кинули мясную кость и в момент, когда она лизнула ее, тут же отобрали. Нет, мне больше никогда не почувствовать прикосновения его нежных таких вкусных губ. Никогда не ощутить тяжести его обнаженного тела на себе. Я поджала губы и сжала кулаки. Мне было тяжело сдерживать свои эмоции. Эти первые, такие сейчас ненужные эмоции.
   - Кто поместил человека с этими тварями, - голос чистокровного вампира холодом пробежался по моей коже.
   Я понимала, что меня сейчас сравняли с тварью, но что тут поделаешь, когда от слабости даже когти не выходят, а внутри все ноет от боли.
   В камере повисло напряженное молчание, только всхлипы Софии пунктиром обрывали тишину. Ее острые когти вонзились в руку вампира, но он казалось, не замечал этого. Его бледно голубые глаза напугано смотрели на чистокровного. Никогда не видела что бы у вампира был такой взгляд, как будто сама смерть стояла перед ним.
   - Сириус, - вампир прочистил горло, - Я принял такое решение.
   Реакция последовала незамедлительно. Я не успела и глазом моргнуть, как София лежала на полу обхватив горло, а блондинистый вампир стоял на коленях сдерживая крик боли. Чистокровный вампир неестественно завел его руку за спину и мне даже показалось что рука уже не принадлежала телу вампира.
   - Надзиратель Ник, как ты думаешь, если я сломаю тебе руку или просто для развлечения переломаю позвоночник, как скоро ты восстановишься?
   - Несколько минут, - сквозь боль простонал блондин.
   - Вот именно у тебя есть несколько минут, а если переломать позвоночник человечихи? Сколько она будет залечивать свои раны.
   - Сириус, я не подумал, - с дрожью в голосе сказал Ник, - Кошка вела себя спокойно.
   Последовала пауза. Сириус погладил вампира по голове как бы успокаивая и в ту же секунду неуловимым движением крутанул руку вампира так что жуткий вопль боли заполнил все помещение камеры.
   - Это я сейчас веду себя спокойно, хотя мог бы уже оторвать твою голову.
   Я прижалась щекой к холодной стене. Боже, к чему такая жестокость. Почему нельзя решить проблему как-то иначе. Что мешает просто поместить эту девчонку в другую камеру и наконец-то оставить меня наедине со своими мыслями. Сердце сильно билось в груди. Если он так жестоко относится к себе подобным, что ожидать нам.
   - Ник, человеческая особь очень дорогое приобретение на нашем рабовладельческом рынке. Ты не мог не знать какой ценой нам приходится заминать похищение людей из Некросиба?
   - Сириус, катакомбы переполнены, - неожиданно в разговор вмешался зеленоглазый вампир, - Ник просто подобрал для человека не совсем уместную компанию. Кошка и некромант не самые удачные соседи для нее. Думаю, Ник осознал свою ошибку.
   Чистокровный вампир на миг замер, его пальцы ослабили хватку, и Ник метнулся в сторону стены, опасаясь дальнейшего наказания. Я почувствовала, как черные бездонные туннели глаз Сириуса устремили свой взгляд на меня. Я насторожилась. Почему он так отреагировал на слова вампира? Почему так смотрит на меня?
   - Некромант, - удивленно сказал он, как бы не веря словам вампира, - Ты сказал эта тварь некромант.
   - Да, ее доставили из лазарета, Соня просила присмотреть за ней, пока не появится Милена.
   Казалось, Сириус не слышал что ему говорили. Он просто стоял как вкопанный и смотрел на меня. Его идеально красивое лицо моментально превратилось в непроницаемую белую маску лишенную, каких либо эмоций. Только глаза такие манящие и живые выдавали жизнь в этом теле. В эти глаза я готова была смотреть вечность, если бы мне не было так неловко, за то что произошло в нашу первую встречу. Я чувствовала его взгляд, но никак не могла решиться поднять глаз. Мне казалось, что если я посмотрю на него, то просто умру
   - Что с тобой? - вампир был обеспокоен переменной в чистокровке.
   - Все в порядке, - сквозь зубы сказал Сириус, - Не переживай, Фауст, перегрызать ей глотку пока не буду.
   Я вздрогнула от его слов. В моей голове не укладывалось, что мой первый мужчина может причинить мне боль. Это казалось невозможным. После того что между нами было я все равно продолжала думать что он ко мне не может быть равнодушен. Пусть его холодный взгляд обжигает презрением, я все равно чувствую тепло и необычный тонкий запах его тела. Этот аромат наполняет все помещение камеры и мне кажется, я больше не выдержу и поползу на четвереньках к его обладателю. По-видимому, я единственная кто сейчас чувствует и сходит с ума, от запаха Сириуса.
   - Ты не первый кто хотел перегрызть ей шею, - засмеялся вампир, с издевкой посмотрев на меня.
   Я еле сдержалась, чтобы не прикоснуться к своему лицу. Наверняка мои шрамы сейчас были как никогда заметны. По коже рук и ног было понятно, что я бледна как - никогда.
   - Детка, кто тебя так покоцал? - вампир присел возле меня на корточки и протянул руку к лицу.
   Не желая, что бы ко мне прикасались, я вжалась в стену и со всей силой ударила вампира по руке. Но это его не остановило. Лишь рассмешило. Он попытался ухватить мою руку, но я резко отдернула ее. Было видно, что вампира забавляет мое поведение. Особенно когда я начала отталкивать его руки от себя, не позволяя коснуться своего лица. Я знала, что ему ничего не стоит выкрутить мне руки. Знала это и не понимала почему он этого не сделал.
   - Нет, не прикасайся ко мне, - прошептала я, чувствуя слабость в голосе.
   - Я задал тебе вопрос, откуда эти жуткие шрамы, - зеленые глаза в черную крапинку неотрывно смотрели на меня.
   - Отвали, - сказала я отвернув от него лицо. Я не могла сказать ему правду, но и вранье, которое я говорила врачам его не устроит.
   Он резко схватил меня за руки, поднял с пола. Мои ноги моментально задрожали, и я обмякла в его объятьях. Голова сильно закружилась, и я закрыла глаза, пытаясь, сосредоточится. Вырубаться мне совсем не хотелось.
   - Это же был необычный зверь, не так ли?
   Он развернул меня спиной и прижал к своей груди. Его ладонь легла мне на живот, а вторая рука запрокинула голову, обнажая от спутанных рыжих волос шею, ту часть, где были шрамы. Я видела напротив себя Сириуса и понимала, что сейчас он с особой тщательностью рассмотрит мое увечье. Он поймет, что я безобразна и тем самым разобьет мое сердце. От осознания этого я готова была разрыдаться.
   - Сириус, угадай кто это ее так?
   Я взглядом пробежала по камере в поисках хоть какой-нибудь защиты. Блондинистый вампир сидел в углу испуганно смотря на меня и вампиров. София продолжала лежать на полу ухватившись за шею. Глаза ее были закрыты, но казалось что она уже в норме. Ната, прильнула к прутьям решетки и старалась не смотреть на меня. Нет, здесь правят балом эти вампиры и никто не решится им перечить.
   - Вервольф, - низкий голос Сириуса, вывел меня из оцепенения, - Это сделал вервольф.
   Я осторожно посмотрела на чистокровного. В его взгляде я готова была увидеть призрение или ужас. Но там была просто пустота, безразличие. Почему я решила что он ко мне что-то испытывает. Может это просто игры моего воображения. Я просто не вижу очевидных вещей. А очевидно то, что он меня просто трахнул.
   - Я тоже так подумал, может у нее по всему телу такие порезы?
   Губы Сириуса сжались в тонкую полоску, а в глазах проскользнул секундный страх. Я почувствовала как ладонь лежащая у меня на животе скользнула вверх к груди. Сердце невыносимо застучало. Они что хотят увидеть меня голой? Я дернулась, когда простынь медленно поползла с моего тела, обнажив небольшую грудь и плоский живот. Испуганно смотря прямо в глаза Сириуса, я видела в нем перемену. Его дыхание стало тяжелым, особенно когда ладонь Фауста накрыла мою грудь, проведя большим пальцем по напрягшемуся от холода соску. От этого прикосновения я все сморщилась. Мне было невыносимо ощущать чужого мужчину, когда рядом стоял Сириус.
   - Не надо, - чуть не плача прошептала я, чувствуя как ладонь скользнула по животу, - Прошу вас, не надо.
   На моих глазах навернулись слезы. Я не знала что на уме у вампира. Не знала, что меня ждет дальше. Я была разбита и пуста. Моя жизнь была в их руках, и они могли сделать со мной все что угодно.
   Неожиданно Сириус пошатнулся, было очевидно что ему стало плохо. Я увидела, как бордовая кровь тонкой полосой побежала из его носа по губам и подбородку.
   - Сириус, - вампир оттолкнул меня в сторону и я, ударившись об стену, сползла на пол.
   Плечо ныло от боли, но мне это не волновало. Я не отрывая глаз смотрела на Сириуса. Что с ним?
   Чистокровка упал на четвереньки. Тяжело дыша, он прижал руку к животу. Казалось, его сейчас вывернет наизнанку. Лицо было бледным, а рот жадно глотал воздух.
   Фауст подлетел к нему и обняв за плечи прижал к себе.
   - Опять приступ, - обеспокоенно сказал он на некропольском, - Ты так и не был в лазарете после эльфийских пещер?
   - Все нормально, - простонал чистокровный вампир.
   Фауст устремил свой взгляд на Ника.
   - Уведи человечеху в другую камеру. И держи язык за зубами. Иначе я сам откручу тебе голову.
   Ник быстро встал и, открыв дверь, вывел Нату из камеры. Огромные голубые глаза девушки испуганно смотрели по сторонам совершенно не зная что ей ожидать дальше. Вампир толкнул ее в спину, и она пошла вдоль коридора опустив голову.
   - Сейчас же идем в лазарет, - Фауст помог Сириусы подняться.
   В его голосе было столько любви и печали. Он прижал чистокровного к себе и чуть не плача уткнулся лицом в его волосы. Эти вампиры явно были связаны. Я ощущала, что одна кровь течет в их венах, одна энергия окружает их тела. Являясь чистокровным вампиром Сириус скорей всего перевоплотил Фауста из человека в вампира. Это был его птенец.
   - Нет, никуда мы не пойдем, - Сириус освободился от рук Фауста, - Мне стало лучше. Намного.
   Продолжая тяжело дышать он не смотря на меня подошел к Софии, которая к тому времени пришла в себя и довольно улыбаясь смотрела на вампиров.
   - А я подумала, что моя мечта увидеть тебя мертвым наконец-то сбылась, - она смотрела на Сириусу и смеялась.
   - Как видишь, я не оправдал твоих ожиданий.
   Кошка молниеносным движением оторвалась от пола и прыгнула на Сириуса выпустив свои когти.
   - Сдохни, ублюдок предателя, - закричала она полоснув по лицу чистокровного.
   Кровь брызнула на стену, но Сириус даже этого не заметил. Схватив ее за талию он откинул ее от себя в стену. Кошка быстро соскочила и опять набросилась на вампира, но тот увернувшись, схватил ее за шею и поднял над полом. София захрипела.
   - Сволочь, тварь, - она царапала его руки, разрывая кожу до костей, - Я все равно тебя убью, выродок.
   - Интересно сколько жизней у тебя осталось если считать что лично я забрал две?
   - Только попробуй, - София пыталась ногами пнуть вампира, - Я очнусь и вырву твое мертвое сердце.
   - Встретимся в другой жизни, - последовал треск костей, и мертвое тело кошки упало на пол.
   - Вижу, ты в норме, - Фауст похлопал Сириуса по спине и скользнул сквозь решетку, - Но в лазарет я тебя все равно провожу.
   Я закрыла лицо ладонями. О нет, он убил Софию и теперь оставляет меня с мертвецом в одной камере. Я ощутила чье-то прикосновение к своим пальцам, но когда опустила ладони то никого из вампиров не было. Была только я и тело Софии распластавшееся на полу. Ее карие остекленевшие глаза, бездушно смотрели в сторону стены, где осталась кровь Сириуса.
  
   Глава номер девять
  
   Прошло немало времени, прежде чем мое сердце восстановило свой нормальный ритм, а предательская дрожь в ногах и руках утихла. Я чувствовала себя плохо, но еще хуже было тогда, когда в этом помещение находился этот чистокровный. В его присутствие я ощущала себя одурманенной. При нем я совершенно терялась и отказывалась здраво воспринимать происходящее. Мозг просто отключался. Вокруг был только он. Его низкий голос с акцентом. Его черные как сама тьма глаза.
   Голова опять начала кружиться. Внутри меня поселилось нечто, чему я не могу найти объяснения. Слабость и бесконтрольное проявление эмоций. Что может быть хуже этого состояния? И что может быть лучше этого? Я готова отдать все лишь бы он опять находился сейчас рядом со мной.
   Поднявшись с пола, я завернула на себе простыню. Хотя, если судить здраво, Сириус должен был забрать меня из этого провонявшего безысходностью места. Но он этого не сделал. Он даже ничего не предпринял, когда мерзкие руки Фауста начали шарить по моему телу. Я вся поморщилась, вспомнив эти неприятные прикосновения. Сириус в этот момент так потрясенно смотрел на меня, но даже и слова не сказал. Думаю, если бы Фауст изнасиловал меня в этой камере, Сириус также молча продолжал стоять и смотреть, но ничего бы не сделал. Сама мысль ввергла меня в шоковое состояние. Действительно он позволил бы этому вампиру сделать со мной все что угодно. Я потерла ладонями лицо, пытаясь хоть как-то прийти в себя.
   Какая же я идиотка. Вместо того что бы думать о том как отсюда сбежать, я предаюсь странным мыслям о незнакомом мне мужчине. Подойдя к железным толстым прутьям решетки, я уткнулась в них лбом. Мне нужно было выбраться отсюда. Моя подруга в руках у некропольского вампира. Совсем скоро она превратится в безвольную рабыню и будет слишком поздно что-либо предпринимать. Я знаю, что такое рабство не понаслышке. Мой брат инквизиторский раб - боевой вервольф без права на отступление. Горечь от того что я ничего не могу с этим сделать разъедает меня изнутри. И что бы он не говорил о том что военная служба ему не в тягость, я все равно вижу его темный печальный взгляд безысходности. Пусть он неоднократно повторяет, что эта война его манит, я все равно ему не верю, понимая что только я обрекла его на существование безвольного раба неспособного ослушаться хозяина.
   На душе слало гадко. Я осознавала, что Филипп и Стела по моей вине лишились свободы. Если бы меня не было в их жизни, все сложилось бы совсем иначе. Сконцентрировав мысли на Стеле, я понимала что это ни к чему не приведет, она стала вампиром и связь между нами оборвалась. Но вот с братом точно все было в порядке. Я знала что он жив и это было самое главное. Тот необычный прыжок в его сознание до сих пор приводит меня в какой-то восторг. Я ощущала его тело как свое, я говорила с ним на расстояние, а он отвечал мне. Это было впервые и если бы я поняла как это произошло то наверняка бы повторила. Филипп, как же ты мне сейчас нужен. Я медленно сползла вдоль прутьев на пол. Если бы можно было все исправить
   Я обхватив прутья решетки, попыталась посмотреть по сторонам. Как бы я не старалась я никак не могла увидеть не правую не левую часть каменистого коридора. Прутья решетки были углублены внутрь камеры, так что кроме впереди стоящей стены невозможно было что - либо разглядеть. Тяжело вздохнув, я обратила свой взгляд на тело Софии. Женщина продолжала лежать на полу в неестественной позе. Интересно как долга она пробудет в отключке. У кошек девять жизней, я надеялась, что Сириус все-таки забрал очередную, но не последнюю.
   Я присела возле нее. Интересно за что она сюда попала? Кошки сложные создания и насильственно подчинить их невозможно. Они могут служить только тому кого действительно уважают и верят. К тому же мне было интересно, почему она так сильно ненавидит Сириуса. Этот приступ агрессии с ее стороны ввел меня в оцепенение. Столько ненависти было в этих сейчас остекленевших глазах. Проведя ладонью по ее лицу, я закрыла ее глаза. Нужно дождаться, когда она прейдет в себя. Очень хотелось бы узнать, что здесь происходит.
   Мучаясь от голода скрутивший мой желудок я залезла на кровать и поджав к себе колени закрыла глаза. Я не ела, наверное, дня три, четыре. Надеюсь, здесь заботятся о заключенных, иначе я долго не протяну.
   Сон никак не шел. Все мысли возвращались к Сириусу и к пережевыванию нашей первой встречи. Боже, как я желала что бы он сейчас был рядом. Я так хотела его узнать и понять его необычное поведение и сдержанность в отношение меня. Он чужой сотый раз повторяет мой внутренний голос и в сотый раз я отвечаю ему что мне все равно.
   Из раздумий меня вывел хруст костей. Я сразу же открыла глаза и села.
   София осторожно приподнялась с пола.
   - Сукин сын, свалил, - прошипела она, массируя свою шею, - Ты видела, как я ему врезала.
   Глаза ее моментально вспыхнули огнем. Я не понимала, чему она радуется. В том, что она поцарапала пару раз вампира, нет ничего выдающегося. На лице чистокровного моментально все восстановилось как раньше. Я даже испугаться за него не успела.
   - Не знаю, что ты с ним сделала, но он явно потерял бдительность, - она довольно улыбнулась.
   - Не понимаю о чем ты? - я внимательно смотрела в ее глаза, не понимая, о чем она говорит, - Причем тут я?
   София встала и, отряхнув свое серое бесформенное платье, подошла к стене, где была кровь вампира.
   - Ты же некромант, злейший враг всех вампиров. Пустить кровь вампиру на расстояние не каждому дано.
   Я прищурилась, к чему она клонит. Неожиданно София провела языком по окровавленной стене, и я услышала внутреннее урчание исходящие из ее груди.
   - Кровь врага самая вкусная кровь на свете, - она начала облизывать стену, проводя языком раз за разом по шершавой поверхности стены.
   Я отвела глаза в сторону. Не припомню, что бы видела что-то настолько неприятное. Просто мерзость какая-то. Но к моему счастью она оторвалась от стены намного быстрее, чем я предполагала. Сев рядом со мной она закинув ногу на ногу, вопросительно посмотрела на меня.
   - А ты не так проста как мне показалось. За что тебя сюда определили?
   - Я не знаю, - пожав плечами, ответила я, - Просто оказалась не в той компании. А ты?
   Эта женщина не внушала мне доверия. Так что раскрываться перед ней мне не хотелось. Лучше выведать у нее что тут к чему, а потом решить что делать.
   - Что я, - она тяжело вздохнула, - Сижу здесь с тех пор как полуночники захватили власть на правой стороне Некросиба. Не могу я склонится перед вампирами, которые убили мою госпожу.
   Я понимающе кивнула. В голове всплыл разговор в 'Дюжине'. Некропольский вампир не хотел, что бы я досталась полуночникам. Но кто такие полуночники я не знала.
   - Почему они убили твою госпожу?
   София, внимательно посмотрела на меня, как бы пытаясь понять, стоит ли со мной вообще разговаривать на такие темы. Но потом, скрестив на груди руки, устремила свой взгляд на пол.
   - Лилит была великой королевой проклятых в этих краях, пока не появился Мариус.
   Головоломка начала складываться. Пусть я особо не интересовалась жизнью и иерархией вампиров нового света, но о суке Лилит я все же слышала. Эта тварь была еще та садистка и извращенка. Говорят она пила только кровь младенцев, которые специально для нее вынашивались. Я с большим трудом сдержала свои эмоции. Ума не приложу как можно с таким восхищением и любовью в голосе говорить об этой вампирше. София могла, и от этого её рейтинг в моих глазах упал ниже низкого. Сейчас меня волновало другое и поэтому, я пыталась стереть с лица все эмоции.
   - Да я слышала о ней, она действительно была выдающейся личностью, - с большим трудом выдавив из себя эти слова я сочувственно посмотрела на Софию, - А кто такой Мариус?
   - Да никто. Если бы не его раб Сириус, он бы так и болтался на низшей иерархической ступени.
   Она нервно соскочила с кровати и начала ходить по камере из угла в угол.
   - Чертов чистокровка разрушил весь мой мир, - прошипела она сквозь зубы.
   Я слушала ее в каком-то оцепенении. До меня доходили слова, я даже понимала смысл этих слов, но что-то изменилось. В момент, когда она произнесла что Сириус раб, мое сердце пропустило удар. Я не могла поверить в происходящее. Как настолько сильное создание может быть подчиненно кем-то. Этого просто не невозможно. Слова сами слетели с моих губ:
   - Как чистокровный может быть рабом? Ты просто несешь какую-то чушь. Он же невероятно силен.
   На лице Софии появилось подобие улыбки. Она прекратила ходить по камере и опять села возле меня.
   - Действительно силен как никто другой, но он раб уж поверь мне. Не знаю, слышала ли ты когда-нибудь легенду о вампире, который подчинил себе все пространство Некрополиса. Он готовился напасть на это пространство. Ворваться в Некросиб и подчинить ненавистное инквизиторское человечество себе. Но что-то в последний момент не заладилось, последняя решающая битва была проиграна. И всем было объявлено, что Сириус погиб.
   Я читала некропольскую историю. Действительно, был один чистокровный, кто решился отомстить за свой народ. Но более я вспомнить не могла. Надо бы когда отсюда выберусь перечитать эти глав.
   - Но он жив.
   - Ублюдок живее всех живых. Инквизиция в то время была в альянсе с некромантами и эльфами. Так вот некроманты запечатали обескровленное тело Сириуса в серебряный гроб и зарыли его тело в тайне ото всех в подвале храма, где была битва. Там он и провел четыреста лет в полном сознании.
   - В сознание и одиночестве, - я округлила глаза, в голове не укладывалось, как можно было находиться столько времени в замкнутом пространстве.
   - Да, - ее глаза засияли. Было видно как она радуется что Сириусу было плохо, - Жаль что он не в земле. Если я выберусь отсюда, я обязательно найду средства и сообщников. Сделаю все что бы зарыть его еще глубже.
   Мне не нравилось то что она говорила. Может он и действительно такой плохой, но я никогда не позволю что бы ему кто-то причинил боль. Я уверенна, что сейчас способна убить любого кто решился бы посягнуть на него. Отведя глаза в сторону, я была поражена мыслям, которые ворвались в мою голову. Действительно я могла за него убить. Впервые я это почувствовала, когда София запрыгнула на него, нанося удар. В этот момент я ощутила такой гнев и слабость от того что не имею возможности как-то помочь ему, хотя и понимала что он во мне не нуждается.
   - Ты знаешь как называют его в наших кругах, - ее слова заставили меня поднять глаза, - Психом, безумцем, четыреста лет в одиночестве дают о себе знать. Его иногда так замыкает, что прямо волосы дыбом встают. Ты видела Фауста?
   Я кивнула головой, вспомнив зеленоглазого вампира с сережкой в ухе.
   - Это единственный птенец, выживший после так называемой смерти Сириуса. Он и поставлен верховным советом Некрополиса присматривать за своим создателем. Когда три года назад отряд под предводительством Мариуса обосновались на руинах храма жертвоприношения, никто и не подозревал что под ними лежит гроб с Сириусом. Мариус случайно обнаружил расщелину, ведущую в подвал. Там он и услышал глухой отчаянный зов. Откопав и вскрыв гроб он сделал первое что требовалось Сириусу, - она специально сделала паузы, смотря мне в глаза, - Он дал ему свою кровь, тем самым подчиняя его себе. Вот такой вот гад этот Мариус. Не для кого не секрет что вампир испивший кровь другого вампира, становится его рабом.
   - Так значит Маркус и его безумный чистокровка правят на правом берегу?
   - Вот именно, а совет смотрит на это сквозь пальцы.
   Нашу беседу прервало недовольное урчание в моем животе. Я согнулась пополам пытаясь побороть тошнотворный приступ голода.
   - София, здесь вообще кормят?
   - Кормят, вот только твою порцию съела эта человечиха. Людям вообще не положено есть. Сама понимаешь организм должен быть пуст перед перевоплощением, так что думаю девчонка их всех порадует.
   Женщина довольно улыбнулась.
   - Но ты не переживай ужин должны принести, - она сделала паузу, задумчиво вдохнув воздух, - Часа через два.
   - Два часа, - я завалилась на бок, поджав к себе колени, - До этого времени я точно не доживу.
   - Доживешь, сдохнуть тебе здесь никто не позволит. Если ты нужна Мелене, вряд ли кто-нибудь посмеет огорчить ее? - она как-то задумчиво посмотрела на меня, - Мелена не занимается работорговлей, она служит Некропольскому совету вампиров.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - А сама не понимаешь, - она запрыгнула на верхний ярус, - Видимо ты очень кому-то насолила, раз за тебя взялись некровампы высшего совета.
   Холодом ее слова пробежались по моей коже. Только сейчас до меня стало доходить в какое дерьмо я попала. Я предполагала, что все так плохо, но что бы настолько. Не знаю, что и думать. Может в мою ловушку попался кто-то из важных. Или может Евгений, вампир птенец Себастьяна, рассказал своему хозяину о том что я прыгнула в тело вампирши. Нет, этого просто не может быть. По времени не подходит. Анна Петровна еще на паре странно себя вела. Значит, я прокололась где-то раньше, но где? Мысли носились в голове не в силах найти хоть один вразумительный ответ. Зачем я им нужна, для чего? Вспомнив разговор в 'Дюжине' и не понятное желание вампира подчинить меня к себе, заставить вступить в его войско. Я резко встала с кровати.
   - София почему катакомбы переполнены?
   - Почему, почему, - недовольно промычала она сверху, - Чего не понятного скоро начнется война. Вампиры укрепляют свои позиции. Создают молодняк и при этом зарабатывают еще на этом деньги. Молодой вампир как смертельное оружие - свирепый, тупой и дорогой. Полуночники всегда умели делать деньги на войне.
   - Полуночники - это работорговцы, - догадалась я.
   - Какая проницательность. Да, и хозяйка моя была полуночницей. Если бы тварь Сириус не перегрыз ей глотку, я бы действительно радовалась этой бойне.
   Я сжала губы, что бы не сказать ей чего-нибудь сейчас не нужного.
   - Тогда почему я не слышу других людей?
   - Ты странная, неужели не чувствуешь магию, запечатанную в стенах. Полная изоляция, здесь даже невозможно просмотреть, что находится за пределами решетки, там в коридоре. Если инквизиторы нагрянут с визитом в эти катакомбы, они нас не услышат и не увидят. Эта тонкая магия была разработана моей хозяйкой. Умная был женщина.
   - Но отсюда выбраться можно?
   - Конечно можно, - ехидно сказала София, - в конце коридора есть лифт, если доберешься до него, то сможешь поднnbsp; - Как чистокровный может быть рабом? Ты просто несешь какую-то чушь. Он же невероятно силен.
яться наверх.
   Женщина нервно засмеялась.
   - Но этого не пnbsp; - Это я сейчас веду себя спокойно, хотя мог бы уже оторвать твою голову.
роизойдет, вампиры тебя поймают, и как любому попытавшемуся сбежать из катакомб заключенному, подрежут пятки.
   Неприятный озноб пробежал по моему позвоночнику.
   - Подрежут пятки не самое страшное что может произойти. Ведь так?
   - О да, если совсем не повезет, ты попадешь в руки Фаусту.
   - Фауст намного ужаснее Сириуса?
   - Сириус убийца, а вот Фауст еще тот извращенец. У меня до сих пор волосы дыбом от того что он со мной вытворял. Если бы я была человечихой, точно бы свихнулась. Для меня лучше пусть Сириус погрузит в меня свои когти, чем его птенец свой член.
   - Ты пыталась убежать?
   - Много раз, так что советую прижать свою задницу к шконке и ждать когда Мелена заберет тебя отсюда.
   Неожиданно я почувствовала вампира. Тело мое моментально напряглось, когда возле решетки появился высокий мужчина и начал открывать железный замок.
   - Некромант на выход, - ледяным тоном сказал он.
   Я медленно поднялась, пытаясь побороть в себе страх. Правая сторона лица вампира была сильно изуродована ожогами, возможно святой водой и очень давно. Святая вода действует негативно на тело вампира только в первые десять лет существования, а этому вампиру далеко за двести.
   - Ты что глухая, - прорычал он.
   Я посмотрела на спину Софии. Она даже не повернулась чтобы попрощаться со мной. Хотя я ее понимала, для чего? Заключенные приходят и уходят, а она остается.
  
   Неуверенно ступая босыми ногами по темному коридору, я смотрела в пустые решетки камер. Интересно меня видят эти заключенные или только вампиры способны прорывать эту магию. Как бы страшно мне не было я пыталась держать себя в руках. Ради брата, ради подруги, я должна отсюда выбраться. Чего бы мне это не стоило, я должна попытаться. Впереди я увидела тот самый лифт, но вампир толкнул меня направо к лестнице вниз. Я попыталась развернуться, но вампир опять сильно толкнул меня в спину. Я моментально ухватилась за перила чуть не скатившись с лестницы.
   Спустившись вниз он провел меня в помещение стены и пол которого были покрыты голубым кафелем. Вдоль стены стояло несколько душевых кабинок. Я вопросительно уставилась на вампира.
   - Примешь душ и переоденешься, - он кивнул на деревянную лавочку, где лежала одежда и ванные принадлежности.
   Я недоуменно перевела взгляд то на лавочку, то на него. Мысль о том что я смогу вымыться казалась мне настолько нереальной, что я даже не знала что сказать.
   - У тебя десять минут, - сказал он и закрыв за собой дверь оставил меня одну.
   Глава номер десять
   Я подошла к душу и включила горячую воду. Пусть вампир думает, что я действительно подчинилась его приказу. Вместо этого я скинула с себя окровавленную простынь и направилась к лавке, где лежала одежда. Натянув на себя серое бесформенное платья, на подобие того что было надето на Софии, я осторожно подошла к двери за которой стоял вампир. Холод, исходящий от его тело просачивался сквозь деревянную поверхность, наполняя легкие странным вкусом опасности. Я сделала шаг назад. Возможно, я смогла бы сразиться с ним и даже победить, но мое тело не настолько восстановилось, что бы держать удар. Посмотрев на свои бледные, обессиленные пальцы, из которых медленно вылезли острые, стеклянные когти, я поняла насколько идея напасть на вампира безумна. До встречи с Себастьяном, я думала, что вампиры слабые букашки и вытрясти из них душу мне ничего не стоит. Несколько лет назад неожиданная победа над пятидесятилетним вампиром, напавшим на меня в темном безлюдном переулки, позволила мне думать, что я крутой некромант способный на многое. Мои губы неестественно растянулись в улыбке. Какая же я была глупая.
   Горячий пар исходил из душевой кабинки, заполняя помещение сырым удушающим воздухом. Присев на лавочку я тупо уставилось на свое отражение в зеркале во всю стену. На меня смотрело бледное худощавое существо с огромными зnbsp; В его голосе было столько любви и печали. Он прижал чистокровного к себе и чуть не плача уткнулся лицом в его волосы. Эти вампиры явно были связаны. Я ощущала, что одна кровь течет в их венах, одна энергия окружает их тела. Являясь чистокровным вампиром Сириус скорей всего перевоплотил Фауста из человека в вампира. Это был его птенец.
   елеными глазами. Пухлые губы потрескались до крови, впалые щеки, а шрамы как я и предполагала отчетливо вырисовываются на коже бордовыми полосами. По привычке я взяла прядь запутавшихся грязных волос и распределила ее вдоль щеки, пытаясь прикрыть свое уродство. Я получила эти шрамы за то, чем являюсь. Они справедливы и от этого еще дерьмовее. Неприятное ощущение беспомощности неожиданно сменилось злобой и раздражением. Почему у меня такой забитый вид, а этот взгляд полный безысходности. Подойдя к зеркалу, я уткнулась лбом в холодную зеркальную поверхность и закрыла глаза. Так не должно быть. Плевать на все что случилось в моей никчемной жизни. Плевать на страх зерном, разросшимся по моему телу. Как бы жизнь меня не била я навсегда останусь заклинательницей склепов. Озлобленной с располосованной рожей, чертовой заклинательницей.
   Отвернувшись от зеркала, я взяла с лавки кусок мыла. Покрутив его в руке, я довольно улыбнулась. Не все так безнадежно в этом мире. Если я не в силах сразится с вампиром, в таком случае пусть его прикончит моя ловушка. Благо кровь пока течет в моих жилах.
   Присев возле двери, я сильно давя на мыло, очертила вокруг себя. Убедившись в том, что нет разрывов, я вышла из круга и принялась рисовать пятиконечную звезду. Этот элемент главный, в нем концентрируется вся сила, которую я вкладываю в ловушку. Закрыв глаза, я приложила ладонь к центру круга. Энергия забилась под моей кожей и выплеснулась наружу, заполняя все контуры звезды и круга. В этот момент я почувствовала, как вампир взялся за ручку двери, и начали поворачивать ее. Видимо что-то заподозрил. Из моих пальцев появились когти и я резанула себя по запястью. Некромантии невозможно научить это приходит с рождением. Мы сами создает то, что помогает нам успокоиться. Кровь последний элемент ловушки именно она делает ее смертоносной. Капля крови упала в центр круга, и контуры звезды вспыхнули, исчезнув на полу. Я резко отскочила от открывающейся двери и вжалась в стену.
   - Десять минут прошли, - его ноздри вдохнули воздух, а глаза устремились на меня и на запястье, из которого струйками по пальцам стекала кровь, - Ты что делаешь, дрянь?
   Он сделал шаг в круг очерченной моей магией и вдруг замер. Я никогда не видела, что происходит с людьми и вампирами в моих ловушках. Знаю что это неправильно, бессердечно. Создавая свои паутины, я проверяла их на бездомных кошках и собаках. Мой воспаленный разум тяжело воспринимает переходы от добра к злу. Вот только желание выжить заставляет завуалировать свои пороки, а все что пробуждало совесть, моментально заглушалось желанием отомстить за смерть моей матери.
   С каким-то паническим ожиданием я внимательно смотрела на вампира. Я могла представить что сейчас произойдет, но никогда, как это на меня подействует. Вампир не мог пошевелиться, а потом произошло то о чем я буду еще долго вспоминать, проклиная и ненавидя себя. Его белоснежная кожа начала трескаться. Я хотела закрыть глаза, но шок от увиденного не позволял. Кровь фонтаном вырвалась из его тело, залив стены, потолок, меня. Полностью осушенный вампир упал на пол и неестественно задергался как в эпилептическом припадке. Его рот открылся, обнажая длинные клыки, глаза закатились, а из груди раздался хрип. Мне стало тяжело дышать, ком подкатил к горлу. Что я натворила? Прижав ладонь ко рту, я попыталась сдержать крик ужаса, когда руки вампира стали неестественно загибаться, издавая скрежет костей. Боже, пусть он будет в эту минуту мертв, пульсировало в моем мозгу 'Пусть он будет мертв до того как его тело перекрутит'. Не в силах больше видеть содеянного я метнувшись в сторону двери.
   В коридоре, я быстро нашла лестницу и поднялась по ней вверх. Я понимала, что нужно быть осторожной, понимала, что от этого зависит мое спасение. Но осознание того что я увидела, не давало мне сконцентрироваться на чем-то другом. Сколько охотников на вампиров погибло в моих паутинах? Пятьдесят, сто? Почему только сейчас меня стали интересовать такие вопросы. Я все время боялась об этом думать. Надев маску безразличия, мне казалось, что я сильная. В какую-то секунду я поняла, что мне совершенно плевать смогу ли я добраться до лифта. Минутное помутнение могло сыграть со мной злую шутку. Нужно остановиться, успокоится. Тяжело глотая воздух, я прижалась спиной к стене. Я должна заставить себя не думать о том что видела. Это не должно интересовать меня. Самое главное что я избавилась от этого вампира и совсем не важно как. Пусть хоть тысяча вампиров и охотников сгорят заживо в моих паутинах, я должна оставаться хладнокровной. Убийственно хладнокровной, успокаивала я себя. Прижавшись к стене, я закрыла глаза. Вдох выдох и биение сердца. Почему-то чувство эйфории которое я ощущала в момент первого убийства не пришло. Хотя и смерть ликвидаторов, и смерть вампира были совершенны мной. От смерти вампира я не чувствовала успокоения. Может я переступила запрет, который сама вбила себе в голове? Или то как я поступила с вампиром, настолько подло и низко. В другой ситуации он просто размазал бы меня по полу. Я обхватила голову руками. Черт, почему именно сейчас я начинаю морально терзать себя. Да, я еще та тварь, но почему нельзя об этом не думать? Почему я не могу до сих пор смириться что я создание тьмы?
   Стерев с лица слезы, я посмотрела за угол, где был спасательный лифт. София говорила, что это сделать сложно, но я не видела никаких препятствий, что бы отсюда сбежать. На всякий случай, выпустив когти, я вынырнула из-за угла и побежала по коридору. Неожиданно картинка перед глазами начала меняться. Стены по сторонам расширились, образовав огромный зал с мощными цепями, свисавшими сверху. Вдоль стен прикованы несколько обнаженные женщин. Их тела истерзаны, но жизнь внутри еще теплится. Я сделала шаг назад, увидев огромный дубовый стол за которым сидело трое вампиров. Они о чем-то оживленно говорили и смеялись. На столе стояли бутылки с пивом, а в руках вампиров были карты. Не прошло и секунду как они одновременно повернули свои бескровные лица в мою сторону. Запах некроманта невозможно игнорировать.
   Я сделала еще шаг назад, понимая, что помещение, в которое я вошла, имеет только один вход и выход.
   - Некромант, - зарычал кареглазый вампир с рыжими короткими волосами, - Ребята у нас гости.
   Его слова неприятным ознобом пробежались по коже. Особенно когда он засмеялся громким отталкивающим смехом. Выход у меня был только один драться, до последнего.
   Неожиданно за моей спиной появился еще один вампир и, заключив меня в круг своих рук, потащил в сторону дубового стола.
   - Эта сука каким-то образом убила Григория, - его грубый пропитанный злостью голос прозвучал как приговор, - Он полностью обескровлен, там в душевой.
   - Что ты несешь, - засмеялся рыжеволосый, - Как эта молокососка могла что-то сделать вампиру.
   Его взгляд остановился на моих пальцах, из которых виднелись когти.
   - Может только расцарапать.
   - В порыве страсти, - рассмеялся вампир с черной повязкой на глазу.
   - Дэн, немедленно заткнись, - прошипел возле моего уха вампир, - Григорий мертв и убила его она. Черт, неужели вы не чувствуете на ней кровь нашего брата?
   Рыжий вампир моментально стал серьезным. Его брови сошлись на переносице, а ноздри вдохнули воздух. Кажется, до его пьяного умишка стали доходить слова вампира, держащего меня за волосы. Остальные вампиры поднялись из-за стола, и подошли к нам.
   - Действительно, запах Григория. Кто-нибудь чувствует его присутствие в катакомбах?
   Вампиры отрицательно закачали головой.
   - Вот видите, эта тварь заслуживает смерти, - вампир со всей силой стиснул меня в своих объятьях настолько сильно, что из меня вышел весь воздух. Я просто начала задыхаться, отчаянно сопротивляясь.
   - Прежде чем что-то делать, подумайте, эта девчонка принадлежит Милене, - неожиданно сказал одноглазый вампир по имени Дэн, его зеленый глаз серьезно посмотрел на вампира за моей спиной, - Так что нам так просто ее смерть не сойдет с рук, даже если эта смерть наказание за убийство вампира.
   Моя голова безвольно упала на грудь. Воздуха не хватало, кажется, я сейчас без приговора отброшу коньки.
   - Ты хочешь сказать, что убийство Григория сойдет ей с рук.
   - Вот именно, так что хватит ее душить. Она нужна Милене.
   - Да к черту Милену мы может сказать, что она убежала, а сами скинем ее в яму. Никто не узнает, что мы с ней сделали, - неожиданно сказал рыжеволосый, закуривая сигарету.
   - Павел, а это мысль, - хватка вампира ослабла и я первый раз сделала глубокий вдох, наполняя свои легкие воздухом, - Позволим всем думать, что она убежала, а сами отдерем ее по полной программе и скинем в яму. Никто ничего не узнает.
   - Все складывается удачно, Сириуса с его шестеркой сейчас нет в катакомбах. Думаю, они не скоро вернуться.
   Павел сделал глубокую затяжку и выдохнул дым прямо мне в лицо.
   - А сейчас мы спустимся в душевую и посмотрим на то что ты сделала с Григорием.
   Меня всю затрясло. Я не хотела смотреть на то что сотворила. Представив, что вампиры со мной сделают после увиденного, заставило меня взять себя в руки. Пусть я достойна смерти, но не здесь и не сейчас. У меня еще планы относительно своей гребанной жизни. Я, молча, слушала, как рыжеволосый описывал что со мной сделает, как меня располосует, что в меня воткнет и что отрежет. Он пытался заставить меня боятся, но его слова действовали на меня иначе. С каждым словом я чувствовала прилив непонятно откуда взявшихся сил. Как будто во мне заработал запасной генератор, и сейчас я лишь смотрела в его шоколадные блестящие глаза обдумывая как вырубить этих придурков. Кончики пальцев начали покалывать, а это означало что когти полностью вышли.
   Вампиров было четверо, а я одна. Как не крути, а шансы не равные. Я посмотрела через плечо рыжеволосого мужчины на вампира стоящего возле стола. Все это время он молча смотрел стеклянными глазами на все происходящее. Из одежды на нем была кожаная жилетка на голое тело и кожаные брюки совсем не сочетаемые с белоснежными кроссовками. Прядки золотистых волос были заправлены за необычно большие уши, обколотые в ряд золотыми гвоздиками. Зрачки были сильно расширены, казалось, он вообще никого не слышит и не видит. Блин, да он же под действием наркоты. И как это понимать? Я мысленно постучалась в его разум. Тишина и не намека на сопротивление. Набравшись сил, я начала со всей силой долбится в стену воздвигнутую им. Даже когда меня потащили по лестнице вниз, я продолжала свои попытки, пока не увидела, как его разум дал трещину. Этого было достаточно что бы подчинить его себе.
   'Как тебя зовут, мой милый друг, - промурлыкала я, привязывая этого вампира к себе.
   - Кевин, - сказал он, как-то отдаленно напугано.
   - Кевин, эти вампиры хотят моей смерти, а это чертовски не правильно. Ты должен меня спасти. Мои враги твои враги'
   На скорую руку я создала между нами связь. Кевин лишь молча шел за нами никак не привлекая к себе внимания. Я чувствовала участившееся биение его сердца, чувствовала пульс на его шее, знала как сухо сейчас в его глотке.
   Вампиры остановились возле двери в душевую.
   - Хрень господня, - рыжеволосый с одноглазым уставились на то что когда-то было их братом по крови.
   Вот теперь-то они по-настоящему злы. Рыжеволосый подошел ко мне и со всей силой вогнал в мой живот свой кулак. Казалось, я прекратила дышать, весь воздух вышел из легких. Стиснув зубы, я подавила свой крик, обвиснув в руках вампира.
   - В душевую ее.
   Они затащили меня в помещение. Руки вампира ослабили хватку, позволяя мне упасть на холодный пол. Я метнула на него злобный взгляд впервые видя своего захватчика. Он был очень высокий, черты лица суровые, клыки блестят в жутком оскале. Но самое страшное это глаза полностью лишенные белков.
   - Эта тварь непредсказуема нужно ее связать, - вампир начал вытаскивать ремень из своих брюк, не отрывая от меня взгляда.
   Волна боли ушла и я опять отчетливо стала ощущать вампира стоящего возле двери. Мы пересеклись с ним взглядом и я увидела как на его лице появляется одобрительная улыбка. Вампир стоял в боевой стойке в ожидания приказа. Казалось, он обдумывает с кого начать отчет.
   'Кевин, прикончи этих ублюдков' - приказала я, отползая к стене.
   Я знала что Кевин слабый вампир лишенный каких либо способностей, возможно, от осознания своей никчемности он и подсел на углу. Нападение на боевых вампиров стоит ему жизни. Но увы, я стала такой пустой на эмоции. Увидев участь жертв в моих ловушках, я со всем потерялась. Я не знала где я. Кто я? Нужно бы вернуться, но в той пустоте в которой пребывал сейчас мой разум, мне было комфортно. Возможно это защитная реакция на стресс. Единственное что я знала мой разум сейчас чист как никогда я откинула от себя все что мешало мне двигаться к цели. А цель у меня одна выбраться отсюда.
   Вампиры растерялись когда на них стал нападать один из них.
   - Кевин, малыш что ты делаешь, - воскликнул Дэн пытаясь отражать удары.
   Но подчиненный мной вампир не слышал их, у него был приказ и он исполнит его до конца. Яростно нападая то на одного то на другого вампира он увлек все их внимание на себя.
   - Да, он совсем спятил, - Павел со всей силой врезал Кевину по лицу, но тот лишь отшатнулся и продолжил свою атаку.
   Я быстро поднялась с пола и пошла вдоль стены к двери. Мои движения были быстрые. Когда дверь была совсем близко, меня кто-то из вампиров ухватил за руку и развернул. Это был тот монстр с черными глазами.
   - Куда-то торопишься, - не успел он договорить как Кевин вцепился в его шею и повалил на пол.
   Ловя момент, я пробежала мимо ловушки и захлопнула за собой дверь. Пробежав по коридору в сторону лестницы, я услышала звериный рев. Резко обернувшись, я увидела как дверь была вынесена телом Кевина и в коридоре появились Павел и черноглазый. Внутри меня все оборвалось и я рванула вверх по лестнице.
   Куда бежать я не знала. Поднявшись по лестнице я рванула в противоположную сторону от лифта. Черт, у меня совсем не было вариантов на спасения. Я уже ощущала что вампиры дышат мне в спину. Неужели я так быстро бегу, что еще не повалена на пол и не убита? Повернув за угол, я увидела другой лифт, двери которого открывались. В не себе от накатившего ликования я прибавила скорость, пока не поняла, что в лифте кто-то приехал. Глаза округлились, когда из него вышел Сириус. Черт, только не это. Я резко остановилась, тяжело дыша. Вампиры за моей спиной тоже остановились, не предпринимая ничего. Не поворачивая головы в их стороны, я для себя уже решила. Другого выхода не предвидится, Сириус или другой гребаный ублюдок, я должна прочистить себе дорогу. По ладоням поползли черные трещины. Каменистые стены начали покрываться черной сырой паутиной. Я посмотрела в глаза Сириуса. И опять во мне застыла какая-то не решительность. Опять я начинала пылать странным жаром. Встряхнув головой, я отогнала от себя все мысли связывающие меня с ним. Выход за его спиной и я пройду через него чего бы мне этого не стоило.
   Выпустив когти, я побежала к Сириусу, в надежде нанести ему смертоносный удар. Казалось, вампир оцепенел. Он так пристально смотрел на меня, что внутри меня зародилось сомнение. А вдруг все было не просто так? Конечно, я об этом никогда не узнаю, но так сильно хотелось обмануться.
   Сириусы не стоила никакого труда ухватить мою руку, занесенную в ударе. Он резко крутанул ее заставляя по инерции мое тело крутануться вслед за ней. Сама того не понимая я оказалась к нему спиной, уставившись на вампиров в коридоре. Сириус прижал мен к своей груди, и я буквально онемела. Мои когтистые руки, как в замедленной съемке, стали приближаться к моему телу. Направленные руками Сириуса они как нож в масло вошли в мой живот. Черт, черт, завопило все во мне, этот вампирский засранец вонзил в меня мои же когти. Я тяжело задышала, боли пока не было, но сам факт того что я сама себя порезала, очень сильно тревожил меня. В эту секунду я молила лишь об одном. Боже, пусть он только не вспорет мне живот. Но то что я боялась, свершилось. Сириус молниеносно развел мои руки в разные стороны, тем самым вывернув из меня все что было. Кишки и еще что-то плюхнулось к моим ногам, и я не в силах вынести боли и ужаса обмякла в его объятьях.
   - Так будет лучше, - прошептал он на некропольском, продолжая удерживать меня на ногах.
   - Лучше для кого? - буквально по слогам сказала я, находясь в шоковом состоянии.
   - Для нас, - хриплым голосом сказал вампир, укладывая меня на пол.
   Кончиками пальцев он коснулся моего лба, потом щеки и остановился на губах. В черных глазах появилась жизнь, холодное безразличие исчезло. Очень умело воздвигнутая стена дала трещину и руины льда окружающие его разум и сердце рухнули, оставив беззащитным перед содеянным.
   Неожиданно он наклонился надо мной и поцеловал в губы. Я попыталась ответить на его поцелуй, но не смогла. Мир вокруг меня быстро начал таять, погружая во тьму...
  
   Глава номер одиннадцать
  
   Я лежала на холодном, каменистом полу залитым кровью. Все тело ныло от боли, заставляя кричать от каждого нового спазма. Казалось, меня разорвали на тысячи кусков, а потом сшили крупными стежками, обтянув все это убожество пепельной кожей. С большим усилием я приподняла голову и в ту же секунду тяжесть и головокружение заставили обратно уткнуться затылком в пол. Мельком посмотрев на живот с его множеством шрамов, я с облегчением вздохнула. Видимо ад выплюнул меня, не впустив в свои владения. Или Сириусу просто кто-то помешал довести начатое до конца. Воспоминания об этом мужчине болезненно заворочались внутри. Онемевшими пальцами я прикоснулась к губам, до сих пор ощущая его поцелуй. Зачем он хотел меня убить? Почему сказал что так будет лучше?
   От этих мыслей стало еще хуже. Тело затрясло как в лихорадке и непереносимая волна боли, разливающаяся от центра живота, вырвала меня из этой реальности погрузив на самое дно тьмы.
   Я медленно пробиралась по темному, мрачному лесу. Что-то целенаправленно вело меня в определенное место. Заставляя стать невольным свидетелем давно ушедших событий. Остановившись, я приподняла голову и посмотрела на необычные россыпи звезд на черном небе. Это явно было другое пространство или планета. На земле таких созвездий нет. Неожиданно в ночной тишине раздался женский голос:
   - Варош, прошу тебя не делай этого.
   Я повернулась в сторону голоса. И увидела беременную женщину в белом длинном платье и рядом высокого мощного мужчины. Оба были вампирами. Чистокровными.
   - Я отказываюсь от этого ребенка.
   - Ты не можешь, - женщина схватила руку мужчины и прижала к своему животу, - Твой сын скоро появится на свет. Ты не можешь его убить. Прошу тебя дождись его рождения. Я уверена увидев его ты...
   - Забудь, у меня будет ребенок от Сильвы, - перебив ее мужчина резко убрал руку с живота, - Я буду участвовать в рождение ее ребенка. Так что прекрати сопротивляться. Я чувствую барьеры которые ты выстроила против меня. В нашем виде мужчина решает появляться ребенку или нет. Если ты будешь продолжать в том же духе, то без моей поддержки этот ребенок высосет из тебя жизнь. Нила, я больше не люблю тебя и соответственно этого ребенка. Так что расслабься и скинь его. Немедленно.
   Слезы текли по щекам женщины, она в ужасе смотрела на отца своего ребенка и делала шаг за шагом назад.
   - Эта эльфийка задурманила твой разум. Варош, я не подчинюсь тебе. Ты еще являешься моим мужем, - она стерла с лица слезы, - Я заставлю тебя участвовать в родах.
   Мужчина лишь засмеялся.
   - Ни одна собака не заставит меня подарить ему жизнь, - он подлетел к ней и схватив за запястье прижал к дереву, - Нила, последний раз говорю, сделай это. Начнешь новую жизнь, создашь другую семью. Тебе не нужен этот ребенок.
   - Нет, Варош ты сам не понимаешь что говоришь. Этот ребенок плод нашей любви. Прошу тебя прекрати, - в не себе от горя взмолилась женщина.
   Мужчина смотрел прямо в ее черные глаза и я знала точно что происходит нечто ужасное. Безмолвная борьба сил в которой сразу выявился проигравший. Белоснежное платье женщины ниже талии, стало мокрым от крови. Началось кровотечение.
   - Пожалуйста, не убивай его, - всхлипывала она, пытаясь вырваться, но чистокровный схватил ее за подбородок и прошипел:
   - Этот ублюдок мне не нужен, так же как и ты.
   С этими словами он со всей силой ударил женщину в живот. Немой крик застыл на ее губах. Прижав ладони к животу, вампирша сползла вдоль дерева вниз. Лицо ее стало невероятно белого цвета, скулы сильно выступили, казалось она постарела в считанные секунды.
   - Ты сама напросилась, - прошипел он обнажая длинные клыки.
   Женщина подняла голову и посмотрела на него. В ее глазах было столько боли и отчаяния. И она теперь знала точно что спасения не будет.
   - Пожалуйста, уйди, я не хочу что бы ты видел меня в таком состояние. Мне нужно остаться одной.
   Мужчина посмотрел по сторонам, и я онемела, разглядев в его варварских, хищных чертах Сириуса. Он так сильно был на него похож, только крупнее, выше и длинные волосы были не черные, а пепельно-белые.
   - Я позову кого-нибудь из женщин, что бы помогли тебе, - сказал он и быстро скрылся в лесу.
   Я стояла как вкопанная не в силах пошевелиться. Невыносимое желание надрать этому ублюдку задницу было непреодолимо. Но то что происходило не было похоже на сон, это были события давно прошедшие. Или чьи-то воспоминания. Я знала точно что поменять что- либо невозможно.
   Женщина лежала на холодной земле и рыдала. Ее руки судорожно гладили живот:
   - Сыночек, я не позволю чтобы ты умер. Моя кровиночка.
   Из темноты к ней подошла высокая женщина в черном одеянии. Сняв капюшон, она села возле беременной женщины:
   - Нила, я пришла помочь тебе, - голос женщины был тверд и решителен.
   - Зора, позови кого-нибудь другого. Я не хочу чтобы это была ты.
   - Нила, прекрати быть тупой сукой. Да, я спала с Варошем, но после этого он женился на тебе. Он выбрал тебя не меня, - женщина подложила под голову вампирши свернутый плащ, - не надо сейчас ворошить прошлое. Ты хочешь спасти ребенка или нет?
   Потрясенно смотря на женщину, вампирша утвердительно кивнула.
   - Почему ты это делаешь?
   - Когда-то Варош, также вырвал из меня жизнь. Поверь, лучше бы я умерла, чем влачить это гадкое бесплодное существование.
   - Я не знала.
   - Никто не знал, - Зора положила ладонь на ее живот, - Его сердечко так сильно стучит.
   - Я тоже чувствую, - Нила улыбнулась и закрыла глаза, - моя энергия поддерживает его жизнь, но скоро это пройдет.
   - Не беспокойся, когда ты уйдешь в забвение, я побеспокоюсь о твоем сыне. Моя кровь поможет ему выжить. Я воспитаю его как собственного ребенка.
   Лицо беременной вампирши становилось мертвецки серым, кожа сухой. Из последних сил она открыла глаза и прошептала:
   - Я называю его Сириус, - иссохшая рука обхватила руку женщины, - Запомни, Сириус. Мой сын...
   Я почувствовала, как что-то извне коснулось моей кожи, заставляя вздрогнуть. Сильный удар по щеке и картинка вокруг начала таять.
  
   Судорожно глотая ртом воздух, я распахнула глаза. Перед глазами плыли какие-то тени, а где-то отдаленно звучал голос, срывающийся на крик. Обнаженное тело трясло от холода, как будто какой-то засранец заполнил меня льдом и зашил, сказав что так и было. Я попыталась пошевелиться, но не смогла. Руки были зафиксированы над головой, а ноги чуть касались пола. Последовал еще один удар по щеке, и перед глазами возникло лицо Фауста.
   - Ну что шрамированная очухалась, - он больно схватил меня за подбородок и резко крутанул влево, - А вот Сириус нет.
   Я уставилась на кожаный угловой диван, где лежал Сириус. Его тело трясло как в лихорадке. Он лежал в кожаных брюках зашнурованных по бокам, рубашка и сапоги были сняты. Худощавый, внушительных размеров торс тяжело поднимался. Казалось, ему не хватает воздуха. Кожа побледнела, а над верхней губой и лбу образовались бисеринки пота.
   - Что с ним? - прошептала я, не совсем понимая что происходит
   - Это мне у тебя нужно спросить поганая некромантка, - его пальцы так сильно сжались, что моя челюсть казалось, сейчас неминуемо треснет, - У меня есть повод думать, что в его состояние виновна ты?
   Я лишь вопросительно уставилась на него, совсем не понимая в чем дело.
   - Спустившись в периметр, я увидел как мой создатель в невменяемом состоянии, ползал по полу, собирая твои кишки. По какой-то неведомой мне причине он хотел что бы ты жила. Черт, он жертвовал своей энергией что бы вытащить твою задницу с того света.
   - Надо же, - вырвалось с моих губ, - Сначала выворачивает меня наружу, а потом пытается спасти. Он что псих?
   Фауст угрожающе зашипел, заставляя меня замолчать.
   - Я знаю что пытаясь убежать из катакомб ты влезла в мозг Кевина, заставила его пойти против своих. Знаю что именно ты прикончила Григория, создав какую-то хрень. Но если ты не прекратишь высасывать силы из Сириуса, видят боги, я сделаю с тобой нечто ужасное, - он схватил меня за волосы и потянул назад, обнажая шею, - Знаешь в Сиаме была такая пытка, человека распиливали на две части, а потом поджаривали верхнюю часть, чтобы остановить кровь, и в таком получеловеке, мыслящем и осознающем свое пребывание на этом земле, тело могло жить какое-то время. Как думаешь сколько в таком виде проживет некромант, беря в расчет то какие вы живучие твари. Знаешь что тебе за это будет????
   Я в ужасе уставилась на его злобное лицо. Глаза враждебно смотрели в упор. Он сделает это, пронеслось в моей голове. Сделает все что сказал, даже не поморщится.
   - Представила, - вампир резко отпустил меня и пошел к большому дубовому столу, напротив.
   Не в силах вымолвить и слова я смотрела на его удаляющуюся мощную спину, изуродованную глубокими шрамами, сползающими вниз под ремень черных джинс. Этот вампир, многое перенес и он верен своему хозяину. Но беда была в том что не я пыталась убить Сириуса, а он хотел моей смерти.
   Я скользнула взглядом по обстановки и внутри меня все одеревенело. Это было не простое помещение. Справа возле стены стоял железный стол, полностью заполненный пыточными инструментами. Тиски, всевозможные ножи, иглы, еще что-то. Моя голова моментально закружилась. Я подняла глаза на nbsp;Фауста. Он будет меня пытать, единственное что забилось в моей голове. Губы предательски задрожали, и я в панике начала вырываться из оков. Распарывая кожу на запястьях, рыдая, крича, я понимала что все бесполезно. Никто не спасет. Как бы я сейчас не доводила себя, мне все равно придется пережить весь этот ужас. Он распилит меня и зажарит. Времени совсем не было на размышления. Я уронила голову на грудь и тяжело дыша, затихла. Нужно подумать, остановится и подумать.
   - Страшно? - вампир улыбнулся, глубоко вдохнув воздух, - Твой естественный запах омерзителен, но с ароматом страха он создает изысканную, возбуждающую композицию. Думаю я смогу с тобой потолковать.
   Я подняла голову и посмотрела на вампира. Он расселся в черном кресле и положил ноги на стол. Видимо он был очень доволен собой. Припугнул некроманта, всего лишь рассказав один из способов смертельной пытки.
   - Ты блефуешь, - сказала я, смотря прямо в сузившиеся глаза вампира, - Если притронешься ко мне, Сириус умрет. Энергия этого чистокровного питает меня, любое мое увечье высосет из него еще больше сил. Не так ли?
   - Ну ты и сучка, - вампир недовольно опустил ноги, и сел за стол, - Просекла, в чем дело.
   Казалось, напряжение в спине отпустило, но ноги все равно были ватными. Я посмотрела на чистокровного, болезненно свернувшегося в калачик на диване. Его всего трясло. Мысль о том что он питал меня своей энергией, необычно встряхнула меня. Этот мужчина по какой-то непонятной мне причине все-таки позволил мне жить. Все происходящее для меня было загадкой. Он сам был страной неподдающейся объяснению головоломкой.
   - Почему бы тебе не отправить его в лазарет. Он явно не здоров.
   Фауст лишь усмехнулся.
   - Позволить кому-то узнать что великого Сириуса вырубила некромантка. Я не настолько глуп чтобы бросаться такими аргументами. Знаешь, самое хреновое было не в том, что мне пришлось убить двоих боевых вампиров, смеющихся над моим создателем. Дело было дрянь потому что чистокровный вампир по-настоящему опозорился спасая грязного некроманта. Проявил слабость.
   - Ах да честь Сириуса под угрозой, - хохотнула я, совсем перестав быть осторожной.
   - Думаешь, это смешно, - вампир неожиданно появился возле меня, - Как только Сириус прейдет в себя, не думаю что он захочет чтобы кто-то знал о его помутнение. Так что твое время ограниченно.
   - А если он не очухается. Что тогда?
   - Он обязательно очнется, - вампир скользнул по мне взглядом снизу вверх, - Потому что у него есть я.
   Неожиданно он исчез и появился у меня за спиной. Его дыхание обожгло мне шею, заставив тело покрыться мурашками.
   - Как бы ты себя по-ангельски не вела, я все равно знаю, что это ты, - его руки заскользили по моей обнаженной талии и бедрам.
   - Прекрати, - сквозь зубы сказала я, пытаясь побороть отвращение, - Не смей ко мне прикасаться.
   - А то что, не сможешь контролировать ситуацию? - вампир засмеялся и прижал меня к своей голой груди, - Знаешь, совсем не хотел к тебе прикасаться, но видимо другого варианта заставить тебя прекратить питаться от моего хозяина не предвидится.
   - Ты хоть сам понимаешь что говоришь? - я попыталась отстраниться от него, но его руки крепко держали меня за бедра.
   - Я прекрасно ощущаю связь между вами. Ты еще слаба и потому он тебе нужен. Сириус по какой-то не понятной мне причине отдает тебе энергию. Но не обольщайся, когда кормешка закончится, он тебе сам голову открутит, - его влажный язык скользнул по моей шее, -...В одном ты права, истязать я тебе не посмею, но вот грубо трахнуть вполне. Как тебе такое развитие событий?
   От этих слов я буквально задохнулась. Кровь в секунду застыла в жилах. В голове пронеслись слова Софии, о том что лучше когти Сириуса чем член его птенца.
   - Я буду иметь тебя всевозможными способами, пока ты не прекратишь высасывать энергию моего хозяина, - его мерзкие противные прикосновения возобновились.
   Он повернул меня к себе лицом. Дыхание мое участилась, я просто начала задыхаться. Как будто чья-то невидимая рука со всей силой ударила мне в грудную клетку, разбив в дребезги. Нервы были на пределе, меня так сильно трясло, что я даже не смогла произнести и слова, даже когда нужно было что-то говорить.
   Обезоруженная и до ужаса испуганная, я почувствовала как его шероховатая ладонь легла мне на поясницу и опустилась ниже помяв ягодицы.
   - Интересно, у тебя вообще были мужчины? - он приподнял мою ногу, вызвав во мне еще большее оцепенение, что казалось, я сейчас потеряю сознание, - У тебя страх как у девственницы, живой, ничем не прикрытый, всепоглощающий.
   Он облизнул губы и приподнял меня так, чтобы ему было видно соединение моих ног. В секунду его глаза заблестели странным, жарким огнем.
   - Ну надо же ошибся, видимо здесь был кто-то до меня и совсем недавно, - запястья сильно вжались в кандалы когда он закинул мои ноги себе на талию и потерся об меня. Я забилась как зверек попавший в капкан когда ощутила твердую длину его члена, упирающуюся в меня.
   - Знаешь, я просто в шоке, кто из вампиров мог тебя трахнуть? - неожиданно сказал он, лизнув мой шрам на щеке.
   - Спроси у своего хозяина, - прошептала я. Слезы покатились по моим щекам, когда он начал возиться с ремень.
   - М-да, смешно, - сказал вампир расстегнув первую пуговицу джинс, - Конечно если бы это был Сириус, я никогда бы к тебе не прикоснулся. Но вот не задача, его член может встать только на чистокровную вампиршу или эльфийскую сучку, а такие как ты знаешь, все вымерли уже как восемьсот лет.
   Сказанное тронуло меня до глубины души. Я посмотрела на диван, но на нем никого не было. В помещение раздалось угрожающее шипение.
   Напряженные зеленые глаза Фауста встретились с моим растерянным взглядом. Он как-то странно посмотрел на меня, до сих пор во что-то не веря. Вдруг его брови сошлись на переносице, и он резко оттолкнул меня от себя, как ошпаренный. И в эту же секунду на него набросился Сириус.
   Неуловимым движением чистокровный завалил Фауста на пол, и начал вбивать в его тело свои огромные кулаки. Красивое лицо вампира моментально превратилось в месиво. Как бы он не пытался отразить атаки, Сириус все равно попадал в намеченную цель.
   - Фауст, я тебя сейчас убью, - взревел чистокровный, пытаясь как-то отползти от вампира, - Хватай свою задницу и вали отсюда.
   Каждое слово давалось Сириусу с трудом, казалось, из него вырвался ужасный зверь, и он никак не мог загнать его обратно. Клыки удлинились до невообразимых размеров. Сильное тело напряглось как перед прыжком. Сейчас он был схож со смертоносной машиной готовой к использованию. Бездонные черные глаза угрожающе смотрели на своего птенца, в желание порвать ему глотку. Встав между мной и Фаустом, он злобно зарычал, говоря о том кто здесь хозяин.
   Изуродованный Фауст начал быстро отползать пока не уткнулся головой в стену. Его заплывшие глаза источали удивление и в тоже время страх.
   - Сириус, что за хрень, - вдруг прорычал он, опухшими от побоев губами, - У тебя что стечение?
   Вампиры, молча, уставились друг на друга. Я не знала что такое стечение, но видимо это было нечто очень важное, раз Фауст был так потрясен.
   - Вот, черт, - вампир как ошпаренный соскочил с пола и рванул в сторону двери, оставляя меня наедине с этим взбешенным чистокровным.
  
   Глава номер двенадцать
  
   Как бы я не старалась, но остановить слезы было не в моих силах. Они стекали по моим щекам, шее, груди. Казалось, во мне открылся неиссякаемый источник этой ненужной жидкости. Слезы - последнее что я проливаю над своими ранами. Когда уже нет никаких сил, остаются только они. Сквозь пелену я смотрела на Сириуса, безмолвно стоявшего ко мне спиной. Мускулистые плечи переливались в свете ламп, кулаки сильно сжаты, в какой-то момент я поняла что не хочу что бы он повернулся и увидел меня в таком состояние. Обнаженная, прикованная и со слезами на глазах. Какая я все-таки жалкая. Подняв голову, я посмотрела на онемевшие в кандалах руки. Если бы я смогла снять их самостоятельно.
   Больно прикусив нижнюю губу я увидела как Сириус медленно повернулся и направился в мою сторону. Лицо вампира в этот момент было красным, вены на висках и шее сильно вздулись, дыхание участилось. Злость струилась по его телу, вот только я не понимала на что он так злится. Я не была причастна к его благотворительности в отношение подаренной мне жизни. В любом случае спасибо он от меня не дождется.
   Я с вызовом посмотрела на него, пусть этот псих знает что я его не боюсь. Но столкнувшись с его черными, сузившимися в гневе глазами, я резко посмотрела в сторону. Кого я обманываю. Я его пленница, он вправе со мной сделать все что угодно. Тем более что есть подозрение что я воспользовалась своими некромантскими способностями. Что ему помешает думать также как Фауст?
   Чистокровный встал напротив меня. Его тяжелое дыхание коснулось моей кожи. В какой-то момент мне показалось, что он сейчас свернет мне шею. Я в ужасе зажмурила глаза когда его сильные руки потянулись ко мне. Сейчас наступит мой конец, пульсировало в голове. Но, как не странно, ничего не произошло, я почувствовала как его пальцы коснулись кандалов на моих руках. Затаив дыхание я открыла глаза. Чистокровный пытался освободить меня. Пораженно уставившись на его лицо, как бы ища ответа, в чем подвох, я обратила внимание на внешние уголки его глаз утопающих в сети мелких морщин. Под глазами темные круги. Как бы твердо он не держался на ногах, было очевидно что он измотан и обессилен. Раздался щелчок, правая, онемевшая рука безвольно приземлилась на его сильное плечо. От неожиданности мужчина дернулся и зашипел, как будто мое прикосновение доставило ему боль. Мгновенно он материализовался от меня в противоположную сторону. Его сильное тело вжалось в стену, ладонь потерла область сердца. Лицо начало бледнеть, создавалось впечатление, что у вампира сейчас произойдет сердечный приступ или уже произошел. Его ноги сильно задрожали и он сполз по стене на пол.
   Обескураженная его поведение я продолжала висеть на одной руке, уже более менее стоя на полу. Я хотела с ним заговорить, как-то успокоить. Но ничего подходящего не приходило на ум.
   Не отрывая глаз от Сириуса, я почувствовала какой-то тонкий запах, исходящий от его тела. Что-то странное касалось моего мозга, заставляя расслабиться. Я вдыхала и выдыхала этот одурманивающий аромат, и понимала, что воздуха в помещение больше нет. Есть только невероятная смесь запаха его кожи вперемежку с какими-то травами. Легкое головокружение и странные мысли в отношении мужчины напротив, заставляют меня покраснеть. Свободной рукой я прикоснулась к своему лицу и потерла глаза. Происходящее в голове меня сильно встревожило. Я невыносимо желала высвободиться из этих оков и прикоснуться к Сириусу. Завернуться в его аромат, позволить ему войти между моих ног...и двигаться, двигаться в такт его движениям. Видения были настолько сильными что я застонала. Черт, что со мной происходит?
   Догадка, настолько поразила, что у меня от удивления челюсть отвисла. Являясь хищником вампиры часто используют свой аромат в целях затуманивания разума. Подобно яду аромат проникает в тело жертвы и заставляет ее быть менее агрессивной. Я читала об этом, вот только впервые познала это на свое шкуре. Теперь я понимала, почему люди без сожаления отдаются во власть вампиру. Не сопротивляясь подставляют под укус свою шею. Но я не человек, чтобы со мной играли в такие игры.
   - Трусливый, сукин сын, - процедила я сквозь зубы, - Пытаешься отравить своим запахом мой разум?
   Вампир убрал ладонь со своего лица. Лицо его было реально лишено каких либо эмоций, только удивление в глазах, говорила о том что в этом теле есть жизнь.
   - Ты чувствуешь мой запах? - как можно спокойнее сказал он путая слова русские с некропольскими.
   Я приподняла бровь. Так, мальчик волнуется. К чему бы это?
   - Этот запашок даже мертвый почувствует, - я потянулась к левой руке, пытаясь освободится, - Немедленно прекрати это.
   - Чистокровные вампиры не пахну, это позволяет нам быть идеальными убийцами.
   Я прищурила глаз, пытаясь понять о чем он. Казалось, вампир говорил правду. Но что тогда со мной происходит?
   Он осторожно поднялся и новая волна небесного аромата ударила мне в голову. Повиснув на одной руке я хотела лишь одного, побыстрее убраться отсюда. Иначе я просто взорвусь от странного наваждения и скручивающего каждую клеточку желания прикоснуться к нему. Я тряхнула головой. Этого не должно произойти. После того как он меня располосовал ни о каких объятьях не может быть и речи.
   Вампир шатаясь подошел к дубовому столу и достал из мини бара бутылку с коньяком. Сделав несколько глотков. Он опять злобно посмотрел на меня и волна странного дурмана неожиданно испарилась полностью дезориентировав меня. Как будто алкоголь создавал баланс между нами, приводя чистокровного в чувства.
   - Ты здесь чтобы довести до конца ритуал который не смогла завершить твоя мать? - голос вампира неожиданно стал жестким.
   - Что? - я удивленно уставилась на него, - Причем здесь моя мать?
   - Не стоит делать вид что ты не в курсе. До древних некромантов наконец-то дошел слух что Сириуса выпустили на свободу. Не так ли?
   - Я действительно не понимаю о чем ты говоришь.
   - Все ты понимаешь, - Сириус сделал еще один глоток, - Тебя специально послали что бы окончательно свести меня с ума. Тебе ли не знать, как твоя мать четыреста лет назад была на церемонии моего погребения. Она лично наложила на меня печать осознания... Чтобы я помнил, что потерял. Чтобы на протяжении этих столетий не мог заснуть, изнуряя от голода и безумия тишины.
   - Да с чего ты решил что она там была, - закричала я, понимая что если моя мать причастна к его заключению, то участь моя решена. Ничего утешительного меня не ждет. Вампир наверняка решит на мне отыграться за долгую свою изоляцию.
   - У меня было видение от тебя, - глаза вампира смотрели прямо на меня, пытаясь разглядеть мою реакцию на его слова, - Умирая, ты начала цепляться за мою энергию. Это было впечатляюще, я никогда не чувствовал ничего подобного. Тебе было достаточно секунды моего удивления, чтобы наладить поток энергии между нашими телами. Я вынужден был спасти тебя. Ты выставила меня идиотом перед моими войнами. Никто и никогда не осмеливался на такую дерзость, - я напряженно слушала его. Он говорил что спас меня. Но я и так это знала. Мне хотелось услышать от него зачем он хотел меня убить? - Я начал видеть образы из твоей жизни. Ты наверно полная дура раз полностью раскрылась передо мной. Видения были размыты, но образ твоей матери застрял у меня в голове, сразу закончив картину того что между нами произошло.
   - У меня тоже были видения, - с вызовом сказала я, - Я тоже кое-что о тебе знаю.
   Вампир нервно сжал губы, было видно, как ему не понравилось услышанное. Он не знал что я видела от этого и занервничал.
   - Чтобы ты не видела, эти знания тебе не пригодятся. Знай, из моей комнаты ты живой не выйдешь.
   - Так это твоя комната, - я еще раз скользнула взглядом по мрачному помещению в черных тонах, - Привык жить в темноте?
   Я, конечно, хотела его как-то уколоть. Но то как он зарычал, швырнув бутылку в стену, означало только одно. Жить мне осталось не долго. Он быстро преодолел расстояние между нами.
   - Издеваешься, - процедил он сквозь зубы, - Считаешь, что имеешь надомной вверх. Я знаю что ты что-то сделала со мной в источнике. Именно там ты пустила корни в моем воспаленном мозгу. А когда я тебя попытался убить, ты присосалась ко мне заставляя себя спасти, - Сириус обхватил голову руками, - Как и твоя гадина мать, ты сделала это. А сейчас издеваешься надо мной, говоря что чувствуешь меня. Такие как ты всегда так делают. Все делают, что бы зацепится за жизнь. Сколько не вырывай ваши гнилые сердца, вы все равно успевают влезть в голову и нашептать очередной приказ.
   Сириус схватил меня за подбородок, заставляя смотреть на себя. Он был действительно невменяемым. Его ненависть к некромантам была всепоглощающей. Представляю, как он пытался отмыться после секса со мной, наверное никакого мыла и шампуня не хватило.
   - Тебя специально обучили древнему некропольскому языку, чтобы произвести на меня впечатление. Заметила мы плавно перешли с русского на некропольский, а ты даже на это не обратила внимания, - он убрал руку с моего лица и сделав шаг назад внимательно осмотрел меня с ног до головы. Его взгляд хранил в себе какую-то загадку, но почему-то отгадывать ее мне совсем не хотелось. Я просто застыла, в ожидание очередных обвинений.
   - Я только не понимаю, как ты смогла пробудить мое тело, - он задумчиво опять подошел ко мне, направляя руки к кандалам, - Являясь некромантом, ты вполне могла покопаться у меня в голове, когда я был в отключке. Ведь так? - закричал он, высвободив мою руку.
   Рухнув на пол к его ногам, я попыталась отползти в сторону. Его предположения были безумны. В горле пересохло, я даже не могла вымолвить и слова. Просто смотрела на мужчину возле меня и дрожала, чувствуя как холодный пот, выступает на моей коже.
   Чистокровный сел возле меня на корточки. Он был хозяином положения, все было в его власти. Я была в его власти. Сердце сильно заколотилось в груди, когда он схватил меня за запястья и резко поднял на ноги. В этот момент я почувствовала себя такой ничтожной. Настоящей, напуганной идиоткой, не способной защититься. Проклиная себя, я даже не могла набраться смелости посмотреть на него.
   Он ждал от меня ответа, а я так боялась даже произнести слово. Шокированная его предположениями, я просто потерялась. Мысли совсем запутались. Что бы я не сказала, все будет рассмотрено не в мою пользу.
   - Если хочешь знать, я не залазила тебе в голову... И совсем не приказывала себя спасать. Ты сам это сделал.
   Быстро подняв и опустив глаза я уловила как его красивое лицо изменилось до неузнаваемости.
   - Заткнись, - резким движением он встряхнул меня.
   - Что ты сделала со мной, там в источнике? - зарычал он, оттолкнув меня от себя.
   Растелившись на черном мягком ковре, я попыталась подняться. Руки невыносимо дрожали, да и ноги тоже. Полностью обнаженной я чувствовала себя еще более уязвимой. Голова раскалывалась и кружилась.
   - Зачем заставила прикасаться к тебе? - последовал еще один нелепый вопрос.
   - Ты просто конченый придурок, - закричала я, когда он опят поднял меня на ноги, - Отпусти.
   Я вдавила ладони в его грудь, пытаясь оттолкнуть. Но он не ослабил хватку, наоборот я просто начала задыхаться в его объятьях.
   - Я все равно докопаюсь до истины.
   Невероятно быстрым движением он бросил меня на пол и оседлал, крепко соединив мои бедра по сторонам коленями. Увидев перед собой его красивое лицо, я растерялась. Волна тепла пробежалась по телу. Видит Бог, я не хотела смотреть в его глаза. Не хотела что бы он вот так прижимался ко мне. Но картины нашего слияния неуправляемым потоком вспыхивали в моей голове. Я была напугана такому повороту событий. Мне нужно ненавидеть его за то что он со мной сделал. Мне нужно заставить себя его ненавидеть. Кожа начала странно жечь, вызывая потребность прикоснуться к ней, погладить. Как будто это решит проблему.
   Из последних сил я начала вырываться, извиваясь под ним. Чистокровка был невероятно силен, и как бы я не пыталась скинуть его с себя, ничего не получалось. В отчаяние я вцепилась ногтями в его лицо и сильно оцарапала. Появившаяся кровь еще больше его взбесила. Размахнувшись он сильно ударил меня по лицу. Слезы моментально выступили на глазах и я захныкала, не в силах больше выносить это унижение и неравный бой.
   - Очередной ход, позволяешь чтобы я к тебе относился жестоко, - прошептал он на ухо, прижимая мои руки к полу, - Хочешь что бы я тебе делал больно испытывая при этом презрение к себе? Сильный ход, но не настолько что бы я остановился. Ты слишком осквернила меня чтобы я так просто тебя отпустил.
   Внутри меня все одеревенело. Он чудовище, что и следовало подтвердить. Прижавшись щекой к пушистому ковру, я прошептала:
   - Почему ты считаешь что я тебя осквернила, может быть ты сделал меня грязной...
   Я всегда относилась к вампирам предвзято. И сказав это я хотела что бы до него наконец-то дошло, что секс с ним для меня как и для него был потрясением.
   - Теперь картина обретает краски. Тебе наверно хорошо мозги промыли, раз ты позволила мне проникнуть в тебя. Там в источнике, я был немного не в себе, но я точно запомнил как ты пыталась оттолкнуть меня, сколько боли было в твоем лице. Ты не хотела этого.
   В этот момент в его глазах вспыхнула какая-то печаль. Возможно, ему было неприятна сама мысль о том что женщине рядом с ним было плохо. Он считает, что я против своей воли переспала с ним, что он мне отвратителен. Какая глупость. Если бы он только знал как я ему благодарна за то время проведенное в его объятьях. Он сделал меня женщиной, но видимо даже не подозревает об этом.
   - Все было не так, - осторожно сказала я, - То что произошло было прекрасно. Ты был прекрасным.
   Сириус дернулся, как будто получил пощечину.
   - Прекрасный, - наконец-то после недолгой паузы сказал он, - Ты совсем издеваешься. Дети отверженные своими отцами не рождаются прекрасными. Чтобы выжить мне пришлось убить свою мать, а это проклятье отражается на внешности. С тобой явно что-то не то, раз ты увидела во мне что-то положительное. Я убивал подобных тебе не раздумывая. Просто перегрызал глотку, чтобы в мозг не поступал кислород, а потом кромсал, пока от ублюдка не оставалась куча дерьма. И так было с сотнями тысячами некромантами.
   Он сильно сжал мои запястья. Так, что я вскрикнула.
   - Сириус, после всего что между нами было в источники я все равно не смогу тебя ненавидеть. Пусть я для тебя грязная некромантка, которая достойна смерти. Но как бы странно не звучали мои слова, к тебе я не могу относиться как к обычному пропахшему гнилью вампиру. Ты не вызываешь у меня отвращения. Ты особенный.
   Я закрыла глаза в ожидание боли. Будь что будет, я слишком устала от своих эмоций. Пусть лучше это, чем странное состояние удушения в его объятьях.
   Прошло немало времени, прежде чем я почувствовала, как его пальцы коснулись моего лица. От этого неожиданного прикосновения я сильно вздрогнула, открыв глаза. Что происходит? Он так странно смотрел на меня. Глаза затуманены, как тогда в источники. Лицо невыразимо нежное.
   Подобрав прядь моих рыжих, спутанных волос, он поднес их к носу и глубоко вдохнул. Казалось, он наслаждается этим запахом. Густые, длинные ресницы легли на покрасневшие щеки. Боже, ему действительно нравился мой запах, иначе и назвать нельзя. Ошарашенная этим откровением я затаила дыхание, до сих пор не веря в происходящее.
   Опустив прядь волос, он осторожно прижался ко мне грудью, уткнувшись кончиком носа в шею. Почувствовав его теплое дыхание на своей коже, я забеспокоилась. Странное головокружение и трепет по всему телу ввел меня в состояние невесомости. Я закрыла глаза и позволила себе прикоснуться к его согнутым жилистым рукам и осторожно положить ладони на спину. Чистокровный тяжело задышал, уронив голову мне на плечо. Темный запах его тела моментально ударил в голову, вырывая на поверхность все низменные, порочные желания. Я крепко сжала его в объятьях, жалея, что не могу ощущать его между своих ног.
   - Как же я тебя сейчас ненавижу, - прошептал он, дрожа всем телом. Его рука прошлась по моим ребрам и нерешительно остановилась на груди.
   Его слова в секунду привели меня в чувства. Руки безвольно сползли с его мощной спины и упали на пол. Как бы мне сильно не хотелось прикасаться к его телу, я кажется, еще не забыла, что такое чувство собственного достоинства. Не в силах больше терпеть это унижения, я не без усилий убрала его ладонь со своей груди. Я не могу его ненавидеть, но на место его поставить все равно нужно. Сириус непонимающе поднял на меня глаза.
   - Не смей меня трогать, - я положила ладони на его грудь, ощутив кожей его напрягшиеся соски.
   В какую-то секунду под властью новых ощущений голова опять закружилась, но я сосредоточилась на более важном.
   - Зачем себя мучить прикасаясь ко мне?
   - Ты же знаешь что я тебя хочу, - охрипшим от страсти голосом сказал он.
   Его пальцы обхватили мою руку и направили к сильно выпирающей поверхности между ног. Моя ладонь запылала огнем, когда я ощутила всю твердость и силу его желания. Не осознавая что творю я провела пальцами вдоль длины его возбуждения, заставляя мужчину выгнуться и довольно застонать. Наше дыхание участилось и я, встретившись с его теплым взглядом, поняла что сейчас может произойти. Страх мгновенно заморозил мой разум, заставляя высвободить руку из его пальцев. Сириус неодобрительно фыркнул, брови сошлись на переносице.
   - Не надо, - сказала я, совсем не узнавая свой голос.
   - Самара, не играй со мной в такие игры, - я удивилась услышав от него свое имя, казалось, с его губ она звучало необычно, - У нас произошло слияние я не могу остановиться на полпути. Это меня погубит.
   Неожиданно его лицо изменилось, как будто до него что-то дошло.
   - Или твоя цель заключается в том чтобы убить меня.
   Он быстро слез с меня и схватив в охапку, направился к двери возле дивана.
   - Отпусти, - задыхаясь в его объятьях простонала я, - Я не хочу.
   Несколько шагов и мы вошли в помещение, похожее на ванную комнату. Стены и пол были покрыты дорогой черной плиткой. Ванна здесь отсутствовала, но над потолком был смеситель, напротив зеркальная стена. В углу раковина с принадлежностями для бритья, там же унитаз. На полу не промокающий коврик белого цвета.
   Чистокровный поставил меня на ноги и в туже секунду на меня хлынул поток теплой воды. Я конечно была рада помыться, но только не в присутствие этого мужчины.
   - Вот возьми, - Сириус протянул мне мочалку уже сдобренную мыльным раствором, - Не хочу трахая тебя, ощущать запах Фауста на твоей коже.
   От этих слов я вспыхнула, и нервно кинула в него мочалку. Он конечно же ее поймал и лишь улыбнулся, моему поведению.
   - Проваливай отсюда. Я не собираюсь с тобой спать. И не буду.
   Улыбка сползла с лица. Казалось, серый туман в секунду поглотил этого вампира. Взгляд стал темным и опасным. Я знала что мысли унесли его куда-то очень далеко.
   - Оставь меня одну, - сказала я прикрыв руками грудь.
   Вдруг глаза Сириуса сфокусировались на мне.
   - Мне плевать хочешь ты меня или нет, - его рука скользнула по кубикам живота вниз, - Я не позволю чтобы мне опять отказали в том что я должен получить по праву мужчины.
   Я сделала шаг назад, но в туже секунду была поймана в круг его сильных рук.
   - Отпусти, - закричала я, когда он развернул меня к себе спиной.
   - Женщина должна подчиняться мужчине, - прошипел он мне на ухо, заставляя под тяжестью своего тело опуститься на колени.
   В голову моментально ударил специфический запах его желания. Казалось, Сириус насильно впрыснул в меня свой яд, заставляя расслабится. Тело сильно задрожало, ощутив сильный ничем неприкрытый сексуальный голод этого мужчины. Могучее тело Сириуса изнуряло от жажды, которую может утолить лишь женщина, а в сложившейся ситуации я. Он хотел меня, и от этого становилось все страшнее и страшнее. Я помнила, как больно было его проникновение, как сильно парализовало тело от шока в момент когда его член двигался во мне. Я хотела его, но мне было не по себе что я опять испытаю резкую боль.
   В панике я начала вырываться из его объятьев, но мужчина казалось лишь еще сильнее возбудился. Что-то коснулась моего мозга, и я замерла. Я точно знала, что это сила Сириуса.
   - Не смей мне сопротивляться, - хриплым от желания голосом сказал он, - Иначе я просто сотру твой разум в порошок. У нас сейчас два варианта развития событий. Первый, ты расслабляешься и даешь мне сделать то что мне нужно, второй вариант нравится мне больше. Я поработаю с твоим разумом, превратив тебя в безмозглое существо и буду трахать когда мне вздумается. Будешь сидеть на цепи в этой черной ванной комнате и преданно ожидать своего хозяина.
   Я замерла, продолжая чувствовать это неожиданное покалывание в голове. С годами вампиры становятся сильнее, а за его плечами столетия жизни. Конечно, он сделает все что говорит. Вот только что будет со мной. Меня просто не станет. Я не смогу помочь своей подруге, не увижу больше брата. Возможно, я совсем их забуду. И все из-за одного говнюка который захотел меня.
   - Что выбираешь? - его ладони по хозяйски легли на мою грудь и начали ласкать, сжимать соски.
   Прикусив до крови нижнюю губу, я закрыла глаза пытаясь смириться с тем что произойдет.
   - Первый вариант, - сказала я, чувствуя как после моих слов, напряжение в голове спало, он отпустил.
   - Тогда расслабься и не двигайся, - приказал он.
   Его руки изучающее начали водить по моему парализованному от страха телу. Я знала что его ладони гладят мой живот, знала что пальцы касаются кудрявых завитков ниже живота, но кроме ужаса я ничего не испытывала. Просто стояла на коленях и смотрела на наше отражение в зеркале. Как не крути, но несмотря на свою худобу Сириус был великолепно физически сложен. Твердые связки мышц, впечатляющие бицепсы. Мощь и сила скользили под его невероятно белой кожей. Мы были с ним одного роста, но на фоне чистокровного я смотрелась миниатюрной.
   С печалью посмотрев на свое обессиленное тело, я не понимала как он может меня желать. От меня пахнет смертью и гнилью. Уродливые шрамы на лице, провалившийся внутрь живот исполосованный зеленкой, да еще к тому же в данный момент я совсем не могу поддерживать гламур. Моя кожа стала светло пепельного цвета, а губы почернели, я совсем не похожа на то к чему бы стоило прикасаться вампиру. Черт, как он терпит меня рядом с собой?
   Я вздрогнула когда его горячее дыхание обожгло кожу, а губы прикоснулись к шее, последовала череда ненужных по своей нежности поцелуев. Зачем он так меня целует? Его прикосновения казались совсем не уместными. Особенно когда он взял мою ладонь и преподнес к своим губам.
   - Пожалуйста, расслабься, - прошептал он, расцеловывая каждый пальчик на моей руке.
   Вторая рука скользнула между моих ног. В этот момент я перестала дышать. Округлив глаза, я была потрясена эмоциям, вызванным этим прикосновением. Задыхаясь, я вжалась в его тело, пытаясь отстранится от его руки. Но мужчина удерживал меня возле себя, продолжая изучать тайное место моей плоти. Невыносимый жар сковал мое тело. Я зажмурила глаза, пытаясь побороть в себе очередной приступ паники. Хотя и так было понятно, что я сейчас сорвусь с места и побегу так быстро и так далеко nbsp; Рухнув на пол к его ногам, я попыталась отползти в сторону. Его предположения были безумны. В горле пересохло, я даже не могла вымолвить и слова. Просто смотрела на мужчину возле меня и дрожала, чувствуя как холодный пот, выступает на моей коже.
лишь бы только не находиться рядом с этим мужчиной. Прижимая меня к себе он параллельно раздвинул коленом мои ноги в стороны. Теперь Сириус легко погружал свои пальцы в нежные складки моей плоти, при этом издавая странное грудное урчание. Я стиснула зубы не понимая что за непонятное оцепенение поразило мое тело. Его пальцы в том месте создавали какое-то необычное напряжение и тепло. Возможно я попыталась бы успокоиться, но мыслью что меня принуждают это чувствовать, просто сводила с ума.
   Его рука пробралась между нашими телами, и я поняла, что он расстегивает ширинку. В момент когда я почувствовала как нежная головка его члена коснулась моих ягодиц, я ринулась в сторону. Мне было плевать на то что я пообещала позволить ему трахнуть себя. В голове пульсировало лишь одно - бежать. Упав на четвереньки я попыталась отползти, но чистокровный схватил меня за лодыжки и резко потянул к себе. Больно ударившись подбородком и животом об мраморную плитку, я растелилась на полу. Не успев сориентироваться, я почувствовала как он неуловимым движение перевернул меня на спину. Широко раздвинув мои ноги, он с нескрываемым восхищением смотрел на меня. Покраснев до корней волос, я умоляюще посмотрела на него.
   - Сириус, - прошептала я, сдерживая слезы, - пожалуйста, отпусти.
   Но мужчина лишь отрицательно закачал головой. Его голодный взгляд скользил по моему телу.
   - Я не могу остановиться, - срывающим голосом сказал он, подтягивая меня к себе, - слишком поздно.
   Мое сердце невыносимо забилось в груди, когда я посмотрела на его член. Казалось, он стал еще больше с момента нашей первой встречи. Изящная гладкая головка, длинный, толстый стержень и два комочка. В памяти теплы были воспоминания о том, насколько эта особая часть Сириуса может быть теплой и нежной. Позволит ли он опять прикоснуться к нему в этом месте? Мысль была настоль желанной и необычной, что я недоуменно заморгала.
   - Ты очень странно на меня смотришь. Почему? - хриплый голос Сириуса, громом раздался у меня в голове.
   Я резко подняла на него глаза, понимая что он поймал меня на чем-то бесстыдном. Хотя его вопрос ввел меня в большее оцепенение.
   - У меня что-то не так? - в голосе были нотки страха. Глаза внимательно смотрели на меня в ожидание ответа.
   - Нет, все нормально, - я почувствовала как напряжение, сковавшее тело мужчины медленно отступает.
   Он тряхнул головой, как будто отогнал неприятные мысли. Взгляда опять сфокусировался на мне.
   - Я хочу тебя поцеловать, - низким густым голосом сказал он, направляясь к моим губам.
  
   Глава номер тринадцать.
  
   Когда он подмял меня под себя, я ощутила сильный жар мощного, изголодавшегося мужского тела. Полностью раскрытая в его объятьях, я не могла угнаться за ощущениями, чередовавшимися одно за другим. Сильный страх вперемешку с желанием обнять его. Ненависть, сменившаяся прощением в момент когда его горячие, влажные губы осторожно прикоснулись ко мне. Тихо застонав, он устроил мою голову на изгибе своей руки и опять прижался ко мне. Внутри меня все замерло, когда он начал покрывать мои губы такими трогательными, неуверенными в своем исполнение поцелуями. Нежно посасывая, слегка касаясь теплым языком, обжигая ароматом своего желания. Он весь горел, а вместе с ним и я.
   Я хотела прикоснуться ответить на его поцелуй, но погрузившись в состояние неземного блаженства, просто не могла пошевелиться. Непонимания того что со мной происходит пугало. Я хотела чтобы это необычное возбуждение никогда не кончалось. И как бы сильно я не стеснялась своего несовершенного израненного тела, сейчас я хотела чтобы к нему прикасались его ласковые руки.
   Мужчина навалился на меня всем телом, прижимая к себе, зарываясь пальцами в мои кудрявые, путаные волосы. Его дыхание было сбившимся, очень тяжелым. Тело сотрясала крупная дрожь. Приподняв голову, он посмотрел на меня. Что-то было необъяснимое в его темном взгляде. Непонятный мне страх и нерешительность скользила в глубине этих прекрасных и жестоких глаз. И еще он сдерживал себя, как будто откладывал на потом неминуемое. В мучительном напряжении я чувствовала как сильно пульсировал его член, зажатый между нашими телами.
   Продолжая смотреть в глаза, он осторожно устроился между моих ног. Лицо его в этот момент было одержимо страстью и казалось совсем незнакомым. Медленными ритмичными движениями он пытался проникнуть в меня. Его движения опять причиняли боль. И это было неминуемо, я понимала, что его член стал еще больше, он весь стал больше. Напряженная до безумия я неподвижно лежала под ним, видя как он страдает, не в силах овладеть мной. Это было жестоко. Все происходящее, было одной лишь болью. Он осознавал это, и поэтому остановился. Тяжело дыша, горя всем телом, умирая от желания. Он все же остановился. Стыд и отвращение к самому себе застыли в его глазах, на его лице. Прижавшись ко мне, он уронил голову мне на плечо и замер. А я просто не знала что делать. Меня буквально лихорадила от желания обнять его и погладить, как бы успокаивая, что все будет хорошо. Мое сердце обливалось кровью, ощущая, как сильно он дрожит, как конвульсивно сокращается его возбужденная плоть. А потом я услышала что он всхлипнул. Сначала я подумала что мне показалось, но потом это повторилось снова и снова. Мужчина плакал, а моя кожа на плече становилась влажной. Осторожно прикоснувшись к его черным, таким мягким на ощупь волосам, я погладила его по голове. Сириус замер, потом его ладонь прикоснулись к лицу, стирая слезы. Медленно приподняв голову, он посмотрел на меня красными, измученными от желания глазами и прошептал:
   - Пожалуйста, помоги мне, - он так пронзительно сказал это, что мне стало не по себе, - Я не знаю что делать. ...в источнике, я просто двигался и это произошло, но сейчас... я не понимаю...
   Он болезненно зажмурил глаза, и заставил себя замолчать. Воздух прекратил поступать в легкие. О, боже, что он говорит. Я не могла поверить. Неужели у него это тоже было в первый раз? Но как такое может быть? Вглядываясь в его красивое полное смятения лицо, я хотела засмеяться над ним, сказать что он жалок. Мне невыносимо хотелось причинить ему боль, отомстить за все что он сейчас со мной вытворял. Но все попытки изобразить на лице презрение или веселье не увенчались успехом. Почему-то сейчас, вопреки всему, я видела его настоящим, ранимым измученным мужчиной. Он отчаянно хотел обладать мной. Я даже представить не могу что ему стоило открыть рот и сказать мне те слова. Мужчина стыдливо отвел взгляд в сторону мучительно ожидая моей реакции.
   Потрясенная его словами я прикоснулась к его горячей раскрасневшейся щеке. Нет, я никогда не смогу его унизить в этот важный для нас двоих момент. Мы были друг у друга первыми. И те эмоции которые испытываю я несомненно переплетаются с его. Я не знаю почему он говорил мне те жестокие слова в источнике, почему так злобно смотрел в камере, мне совершенно не понятно его желание убить меня и тем более его жертва своей энергией во имя моего спасения. Сейчас он просто лежал рядом, полностью для меня открытый. И это было божественно.
   - Я конченый ублюдок. Ведь так? - он сказал это спокойно, без каких либо эмоций, - Мужчина не способный овладеть единственной, посланной ему богами, женщиной.
   - Нет, я так не думаю, - вырвалось из меня, но он отрицательно закачал головой, заставляя меня замолчать.
   - Я думал, что больше ничто не способно заставить меня хотеть жить. Как бы я не пытался себя убить, проклятый Мариус заставляет мое тело подниматься вопреки всему. Но в последний раз я проснулся рядом с тобой. Ты коснулась меня своей рукой и мое тело ожило. Я был потрясен. Кроме боли мое тело, оказывается, могло так странно гореть от твоих прикосновений, - он провел пальцами по моим бровям, носу и очертил контур губ, - Самара... я так сильно тебя хочу - настолько сильно, что кровь шумит в голове, не давая здраво думать. Мне кажется, я сейчас умру если не почувствую твое тепло.
   Во мне проснулась неописуемая нежность к этому мужчине, когда я увидела его доверчивые глаза, устремленные на меня. Казалось, он тонул, а я была единственным источником его спасения.
   - Сириус, ты первый мужчина который ко мне прикоснулся, - вымолвила я на одном дыхание, - Я знаю не больше чем ты, но я готова быть с тобой, мне хочется, что бы ты был во мне.
   Его глаза широко распахнулись, губы приоткрылись в удивление. Он моментально обнял меня и прижал к себе. Стук его сердца пронзал насквозь. Нежно поглаживая мои плечи, спину, грудь, он шептал какие-то непонятные мне слова. Все происходящее меня успокаивала и я была безумно рада, что он не пришел в бешенство от моего неведения.
   - Ты позволишь мне прикасаться к тебе так как я хочу? - его голос был безумно нежный.
   - Ты вправе делать что желаешь, - сказала я осторожно целуя его мягкие губы.
   Его рука скользнула между моих ног и я тяжело задышала, когда почувствовала, как его палец вошел в меня. Моментально залившись краской под его внимательным взглядом, я попыталась отстраниться, но он грозно зарычал, не позволяя мне шевелиться.
   - Ты теплая и узкая, - охрипшим от страсти голосом прошептал он, - не понимаю как я мог оказаться в тебе?
   Закрыв глаза, он осторожно начал двигаться во мне. В этот момент его лицо излучала такое блаженство и восторг, что у меня все замерло внутри. Потрясенная его видом, я стала улавливать, что его прикосновение зарождают во мне какое-то непонятное напряжение. Поддавшись неведомому чувству, я задрожала, судорожно вздохнув. Голова закружилась, и я окунулась в небесный аромат мужского тела, принимая его, не желая отвергать. Застонав, я прижалась к его груди, слыша как ревет кровь в его венах. Он осторожно вышел из меня, и поднес руку к лицу.
   - Ты влажная и невероятно пахнешь, - он осторожно лизнул палец, а потом вообще погрузил его в рот, при этом внимательно наблюдая за мной, - И вкусная, - добавил он облизнув губы.
   Чувствуя как бешено бьется сердце, я заключила его в плен своих рук и ног, не давая возможности отстранится от меня. Он мой, только мой. Каждая клеточка организма стремилась ощутить его силу, познать, утолить сексуальный голод этого мощного великолепного тела. Неистово покрывая его поцелуями я ощущала как жар разгорающийся внутри меня становится совершенно непереносимым. Обвивая руками его шею, гладя широкие плечи и мускулистую спину, я упивалась наслаждением обладания этим мужчиной. Исследуя его тело, я знала, как сильно содрогаются его мышцы, как очередная мучительная судорога пробегает по его телу, вырывая стоны и рычания из груди. Сириус с трудом дышал, когда мои пальцы обхватили его возбужденную плоть. Бездонные черные глаза мужчины широко распахнулись и встретились с моим взглядом. Он сильно задрожал и инстинктивно дернул бедрами, пытаясь хоть так утолить свою жажду.
   Не веря в то что сейчас делаю, я попросила чтобы он приподнялся на руки. Глаза Сириуса потемнели на белоснежном лице. Он невыносимо хотел то, что я ему сейчас предлагала. Он замер, предвкушая удовольствие. Ощутив, как его нежная головка коснулась основания моего естества, я направила его. Воздух вырвался из его легких:
   - Самара...я ... - напряженная плоть сильно задрожала в моих руках.
   Его пальцы быстро обхватили мое запястье, отодвигая. Устремив свой взгляд вниз, я увидела, как теплая прозрачная жидкость вырвалась из раскрасневшейся головки члена. И Сириус закричав, резко двинул бедрами в меня. Всецело приняв его в себя, я ошеломленно смотрела на чистокровного. Он откинул голову назад, продолжая удерживать туловище на руках. Все тело его сотрясала сильная судорога, кожа покрылась мурашками, маленькие соски на груди стали острыми. Я чувствовала, как он изливается в меня, как его твердая плоть пульсирует глубоко внутри, обдавая жаром. Было странно что после проникновения он не начал двигать бедрами. Он просто замер, сдерживая свое тело.
   Когда все закончилось, он опустил голову и прижался губами к моей шее. Нежно покусывая и целуя, он продолжал находиться во мне, оставаясь твердым.
   - Ты как? - его губы коснулись моей щеки, - Я не хотел делать тебе больно, прости, но... я не смог отстраниться от тебя...
   Несмотря на свои сожаления в его глазах сияло удовлетворение. Он продолжал находиться во мне, хотя и кончил.
   - Все хорошо, - я пропустила сквозь пальцы его мягкие волосы, наслаждаясь, тем как они черным водопадом заструились по его плечу. Это успокаивало. Погладив его по щеке, я ощутила, как он сильно прижался и ласково потерся об мою ладонь. Все происходящее казалось не реальным.
   - Ты позволишь мне двигаться в тебе, - низкая интонация в его голосе, заставила мое сердце биться быстрее.
   - Сейчас, но ты же кончил? - его плоть дернулась во мне, пробуждая странные ощущения. Он загадочно улыбнулся и отрицательно закачал головой.
   - Не думаю, что это произошло полностью, - я почувствовала как по его телу опять пробежали мурашки и он довольно прикрыв глаза застонал.
   Он опять изливался, на этот раз я почувствовала что между ног стало влажно. Ощущение его семени на своей коже, внутри себя, приводило меня в какой-то дикий восторг. Сердце загрохотало в груди когда он поднял на меня свои горящие от страсти глаза.
   - Даже если ты мне не позволишь двигаться, я все равно буду в тебе, наслаждаясь теплотой и нежностью твоего тела.
   Поцеловав его в губы, я прикоснулась руками к его узкой талии, поглаживая, заставляя его вздрагивать во мне.
   - Я буду осторожен, - он так умоляюще посмотрел на меня, что я согласилась, медленно двинув бедрами в его сторону.
   Стон наслаждения вырвался из его глотки и он осторожно заскользил внутри меня, совершенно не причиняя боли.
   - Так хорошо, - заботливо спросил он.
   - Да, - сказала я, поощряя его нежными поглаживаниями по мускулистой спине и упругим ягодицам.
   Погрузившись в водоворот неизведанного, мое тело отзывалось на все ласки и движения этого мужчины. Он наслаждался мною, а я была благодарна ему за это. Мое сердце вырывалось из груди, когда он со стоном достигал очередной кульминации. Когда тяжело дыша, он наваливался на меня всем телом не желая отстраняться. Сплетая со мной пальцы, он шептал непонятные мне слова, и в этот момент я чувствовала приятный трепет во всем теле. Как будто часть его и меня сливались в одно целое. Не выходя из меня он положил мои ноги себе на плечи. Мы оба удивленно посмотрели друг на друга, понимая как глубоко он был во мне.
   Затаив дыхание я смотрела, как он начал растирать по моему телу свое семя, которое было к тому времени в избытке. Проводя влажными ладонями по бедрам, животу, груди он смотрел на меня странным взглядом. Что-то происходило, но я никак не могла понять что. Все мысли ускользали, когда он двигался во мне. Неожиданно Сириус обхватил мои колени и, зарычав, стал яростно вбиваться в меня. Новые ощущения пронзили меня насквозь. Одна за другой по моему телу стали пробегать ничем не контролируемые волны дрожи. Состояние было настолько восхитительным, что я протяжно застонав, потеряла сознание.
   Когда я пришла в себя, то ощутила горячее дыхание Сириуса на своей шее. Он продолжал и продолжал завоевывать мое тело, заставляя вздрагивать от каждого толчка. То, что я испытывала рядом с ним, было настолько невероятным, что на моих глазах навернулись слезы. Как же я могла раньше жить без него? Его широкие плечи и мощная спина покрылись испариной, все тело излучало жар. Я ощущала как сила мужчины проникает в мой организм, связываясь, закрепляясь во мне. Действие было приятным, но и в тоже время пугающим.
   - Еще немного, - прошептал он, прижимаясь губами к моей шее, - скоро все закончится, обещаю...
   От его поцелуя по моему телу пробежали мурашки. Невыносимое желание скрутило низ живота в узел. Обхватил его лицо ладонями, я прижалась к губам. Двигаясь в такт с ним я ощущала, как мое тело то накрывает, то отпускает невероятное наслаждения. Беспокойно содрогаясь телом, задыхаясь после очередной волны блаженства, я впервые в своей жизни была счастлива.
   Неожиданно в помещение раздался какой-то звук и Сириус моментально поднялся на руки устремив свой взгляд в сторону двери. Все происходило в считанные секунды, я даже не успела как-то среагировать. В шею чистокровного вонзился дротик, еще несколько в плечо и в грудь. Двое мужчин с ужасными татуировками на пол лица подбежали к нам и схватив Сириуса под мышки буквально вырвали его из меня. От боли я закричала, прижав ладонь между ног. Все тело затрясло в ознобе. И я почувствовала, что мои руки становятся мокрыми от крови, вытекающей из меня. О боже, что происходит? Внизу живота все горело и тянуло. Кровь потекла по моим пальцам расползаться бордовой лужей по полу.
   Сириус был вне себя от ярости, его рев был оглушительным, но тело совсем не подчинялось. Мужчины завалили его на пол не давая возможности подняться. В ужасе мы смотрели друг на друг не желая разъединять этот зрительный контакт.
   В помещение быстро вошел Фауст. Одетый во все черное он прошел мимо меня и сел на корточки около чистокровного.
   - Сириус ты будешь ненавидеть меня, но другого варианта у нас нет, - его пальцы легли на шею чистокровного считая пульс, - Единственное что сейчас скажу, спариваться тебе с ней нельзя.
   Но Сириус его не слышал. С его губ срывалось только одно слово. Он повторял мое имя, протягивая руку ко мне. Задыхаясь от безумной боли внизу живота, я попыталась подползти к нему. Кровь продолжала стекать по моим ногам. Я понимала что произошедшее нельзя назвать обычным сексом. Между нами произошло нечто важное. Неожиданно чьи-то руки обхватили меня за плечи и потянули назад, заваливая на спину.
   - Блодова, ты даже здесь решила подпортить мне жизнь, - перед глазами появилось смазливое лицо Катерины. Одета она была в черную водолазку и голубые джинсы, на ногах кроссовки. Белоснежные волосы зачесаны в конский хвост, на лице ни намека на косметику. Было странно ее видеть здесь тем более в таком виде.
   - Ты ее знаешь? - Фауст посмотрел в нашу сторону.
   - Мы с ней вмести учимся в университете, - девушка схватила меня за руки и оттащила в угол к унитазу, - Отец, ты теперь меня понимаешь, ее запах невозможно терпеть.
   - Свяжи ее чтобы не пыталась к нему прикоснуться.
   Я округлила глаза услышав, что Катерина является дочерью Фауста. Теперь-то она вдоволь поиздевается надо мной. Внизу живота опять сильно заныло, и я согнувшись пополам закричала от боли. Что черт возьми происходит. Подняв глаза я посмотрела на Сириуса. Его руки и ноги колотились об пол. Тело было так сильно напряженно, что казалось, мышцы сейчас вырвутся наружу. Мужчины с татуировками на лице неожиданно превратились в черных змей. Сириус зашипел обнажая клыки когда одна из них расползлась вдоль его ног а вторая устроилась на груди касаясь рук. Яркая вспышка осветила помещение и по всей коже чистокровного появились черные татуировки в форме змей. Зрелище было пугающее особенно от того что Сириус после вспышки не мог пошевелиться. Было такое ощущение что эти змеи запечатали его тело.
   Катерина достала наручники и пристегнула меня к трубе.
   - Сиди и не рыпайся, - улыбнувшись, сказала она, - Когда Сириус прейдет в себя я лично потру ему спинку, дабы отмыть от него твой запах.
   Стиснув зубы, я отвела взгляд в сторону. Я слишком потрясена чтобы что-то ответить ей. Пусть говорит что хочет, сейчас мои мысли направлены только на Сириуса, и на то что хочет сделать с ним Фауст.
   - Катя, принеси мой саквояж.
   Когда девушка вышла из ванной, Фауст сел на колени возле своего хозяина и ладонью провел по его лицу. От этого прикосновения Сириус тяжело вздохнул и открыл глаза. Вены на его шее вздулись, тело под татуировками сильно дрожало.
   - Ты обещал что никогда не будешь направлять своих гадов на меня.
   - Ситуация критическая, если змии не смогут удержать твое тело от глупостей, то мне придется тебе кастрировать. Нам не нужны проблемы не с Мариусом не с некровампами. Единственное что прошу, доверься мне, и никто никогда не узнает что с тобой сейчас произошло. Никогда.
   - Фауст, я тебе убью. - продолжая сопротивляться зарычал Сириус.
   - Знаю, но сейчас мы пока в силах вылезти из того дерьма в которое ты нас окунул. Отпусти ее, немедленно, хватит забирать ее боль в себя.
   - Я не могу, пожалуйста не проси, - голова Сириуса моталась из стороны в сторону, - Она единственная женщина которой я обладал.
   Последовало секундное молчание. Вампиры смотрели друг на друга не в силах вымолвить и слова. Вошла Катерина.
   - Отец, надеюсь ты все правильно сделаешь, - она поставила большой из черной кожи саквояж на пол возле Фауста.
   - Катя, оставь нас одних, - сухо сказал Фауст, - Нам нужно поговорить.
   Девушка недоуменно посмотрела на вампира и лишь пожав плечами молча вышла.
   - О боги, - Фауст провел ладонью по лицу, - Ты же должен был пройти в тридцать лет переход. Стечение происходит именно в этот период. Черт, я чуть в штаны не навалил, когда ты на меня набросился. Твой запах говорил о том что ты готов к спариванию. Но то что у тебя это в первый раз...
   Фауст грубо выругался.
   - Проклятье, я тебя пойму, если ты меня убьешь, когда придешь в себя, - вампир поднял руку Сириуса и запечатлел на ней свой поцелуй, - Я буду осторожен с твой женщиной когда ты уснешь. Обещаю, все пройдет безболезненно для нее. Я навел справки о ней, поверь, она не должна выйти из наших катакомб с твоим ребенком в чреве. Это будет на руку нашим врагам.
   Сириус отчаянно застонал.
   - Ты тоже его чувствуешь. Он в ее драгоценном теле. И я уже люблю их обоих так сильно что дышать трудно. Они мой смысл жизни. Прошу тебя оставь нас одних.
   - У нас мало времени.
   - Не делай это, - чистокровный не способный двигаться умоляюще смотрел на Фауста.
   - Так будет лучше, - по щекам вампира катились слезы, - Все происходящее ошибка, такого не должно было с тобой случиться. Ты умрешь от горя если Мариус или кто-нибудь другой притронется к ней. А это обязательно произойдет, если ты ее пометишь, соединившись. Полукровные вампиры не знают насколько сильна связь между чистокровным вампиром и его женщиной. Мариусу и в голову не прейдет что ты можешь умереть если не сможешь защитить ее. Так что лучше оборвать это сразу. Друг мой, я прекрасно понимаю что ты сейчас испытываешь, но я не могу позволить уйти вслед за тобой. У меня дочь у которой еще нет мужчины, который бы о ней позаботился. Так что ты будешь жить не смотря ни на что.
   Фауст открыл саквояж и достал ампулу и шприц. Заполнив его он нащупал на теле чистокровного вену и вонзил туда иголку.
   - Ты заснешь, а я сотру все следы в ее разуме напоминающие о тебе и о ее не родившемся ребенке.
   Содержимое шприца полностью вошло в вену. Тело Сириуса выгнулось в очередном спазме боли и он замер безмолвно уставившись в потолок. Лицо его было невыносимо бледным, казалось он постарел, круги под глазами стали еще темнее.
   Сказанное чистокровным меня сильно беспокоило. Боли практически не было, но я лежала в луже собственной крови, которая была из моего влагалища. Я зажмурила глаза и подтянула к себе колени. Осознавать произошедшее мне было страшно. Поэтому я просто переключила свое внимание на рыдающего Сириуса. Его горю не было предела.
   - Фауст, почему ты так жесток.
   - Потому что я тебя люблю и никому не позволю причинить еще сильнее боль чем ты пережил. Этот ребенок тебе не нужен также как и ей. Когда ты прейдешь в себя, некромантки уже не будет в Некросибе.
   Я сразу почувствовала, когда Сириус отключился. Боль нескончаемым потоком вливалось в мое тело, заставляя кричать и биться в судорогах. Сквозь приоткрытые глаза я видела как Фауст вводит в меня иглу. Я дернулась, но руки Катерины впившиеся в мое тело держали крепко. Это все происходит не со мной. Это не я. Не я. Голова пошла кругом от введенного препарата. Понимая, что сейчас вырублюсь, я ухватилась рукой за рукав Фауста. Было глупо говорить об этом. Я была бесплодна, но все же разговор вампиров был обо мне.
   - Я никогда бы не избавилась от ребенка Сириуса, - зеленые глаза вампира округлились, кровь отошла от лица, - Я вынашивала бы его с большой гордостью и любовью...
   Перед глазами стало темно и я потеряла сознание.
   Я шла медленно по темному коридору. Что-то произошло, но я никак не могла понять что. Пустота засела внутри груди, заставляя сердце биться в панике. Мне нужно остановиться, подумать, но кто-то со всей силой толкает меня вперед. Сил нет даже повернуться и посмотреть на надзирателя. Внизу живота сильно болит и кажется что-то стекает мокрое по ляжкам. Меня волнует что это. Рука осторожно касается кожи под платьем... Ладонь в крови. Что это?
   За спиной кто-то грязно выругался. Чьи-то руки подняли меня и потащили по коридору обратно. Голова безвольно болталась из стороны в сторону. Боже, я наверно умираю...
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
  
   Глава номер четырнадцать (часть вторая)
  
   В моем сознание вспыхивали бессвязные образы и события, в которых я никогда не могла учувствовать. Воспоминания насильно вплетались в мой разум, принуждая раствориться в теле неизвестного мне мужчины. Я пыталась сопротивляться отталкивая его боль, страх, отчаяние. Но чем яростнее я с этим боролась, тем сильнее был натиск.
   ....Галопом скача на своем боевом коне я ощущала себя мощным, полным сил мужчиной. Ведя за собой непобедимую армию созданных мною вампиров, я впервые чувствовала себя нужной не одинокой частичкой своего вымирающего народа. Нет, больше изгнания... есть только желание очередной раз утолить свою боль кровью нечистых...
   - Некро, Некро, - раздавались голоса со всех сторон. Мои войны называли меня Великим. Никто не был мне так предан как эти создания в венах которых бурлила моя кровь.
  
   Картинка перед глазами изменилась. Мои запястья в оковах. Я пытаюсь высвободиться, но ничего не получается. Из темноты вышел высокий мужчина. Черная накидка закрывала верхнюю часть лица. Но мне не нужен был его взгляд, я смотрела на его растянувшиеся на пол лица губы. Он был доволен что наконец-то заполучил меня.
   - Ты же знаешь что я никогда не смогу отказать себе в этом? - громкий отталкивающий смех заполнил все помещение камеры пыток...
  
   Стало темно. Сырой воздух вперемешку с моей кровью наполнил легкие. Бой проигран, мои войска разгромлены и их бездыханные тела жарятся на солнце, превращаясь в прах. Я чувствовала, как они умирали, каждая смерть была раной в моем сердце. Истекая кровью, я оплакивала созданных мною птенцов. Мою великую единственную семью...
  
   Вырываясь из этого бреда я открыла глаза. В помещение находилась Анна Петровна она поднялась с кресла и направилась к моей постели. Я хотела у нее спросить что происходит, но тут же провалилась куда-то вниз. Острые колья вонзились мне в грудь...
   ...В агонии пытки я потеряла счет времени пребывания в подземелье. Надомной издевались, унижали. Я горела огнем пытаясь вырваться из емкости наполненной святой водой. С меня слазила кожа, но я все равно верила что выберусь и уничтожу всех этих тварей...
   ...- Великий некро лорд, мы требуем развлечений, - мерзкий писклявый голос раздался возле самого уха.
   - Ну же поднимайся.
   Ломая когти об каменистую стену я пыталась отползти, слыша смех своих надзирателей. Они вбили в мои ступни гвозди и поднимали на ноги заставляя танцевать. Играла музыка, а я падала не в силах выдерживать адскую, невыносимую боль. Они со мной еще не закончили. Все только впереди...
   Все бред, бред. Я металась по постели не понимая что со мной происходит. Я не хотела это чувствовать, не хотела видеть. Слишком много на меня навалилось информации, которую я не в силах была переработать. Как будто столетия чьей-то жизни заполняли меня до краев...
   ...Сердце вырывается из груди, дыхание сбилось. Я не понимаю что происходит, слишком жарко. Прижимаясь к другому обнаженному телу я нахожусь на грани чего-то грандиозного. Мое тело испытывает такую гамму чувств, что я буквально теряю сознания, продолжая эти ритмичные движения. Это было невероятно, все происходящее было просто шоком. Приоткрыв глаза я увидела рыжие волосы и часть женского лица покрытую шрамами...
  
   ...Я, в ужасе уперлась ладонями в холодную поверхность. Кожа на ладонях начала неприятно жечь. Обнажив клыки, я яростно зарычала, убирая руки в сторону. Как и обещали они заточили меня в серебряный саркофаг. Им недостаточно было надругаться над моим телом, они хотели насладиться моим безумием...
   ...Все зря. Все зря. В голодной горячке я скребла когтями по серебряной поверхности. Задыхаясь от безысходности я проклинала свое существование. Без крови я давно должна была погрузиться в сон. Но видимо некроманты наложили на меня одно из своих чертовых заклинаний. Вдруг сквозь безумие я почувствовала запах свежей крови. Рот моментально наполнился слюной. Все чувства обострились. Стук сердца приближался и был совсем близко. Запах сильной крови несущейся по венам, окончательно свел меня с ума.
   Распахнув глаза, я накинулась на мужчину, стоявшего возле моей постели. Вцепившись в его тело, я погрузила свои зубы в его шею и почувствовала солонцеватый вкус крови. Жадно поглощая эту живительную смесь, я с трудом понимала что происходит вокруг. Мужчина пытался меня скинуть с себя, но я вцепилась в него мертвой хваткой. Кто-то потянул меня за волосы, но это меня не остановило, я лишь сильнее захватила свою жертву. Единственное что я желала, заключалось в его теле. Кровь должна меня исцелись единственное о чем я могла думать.
   Неожиданно позвоночник прошибла резкая боль. Я дернулась ослабив хватку и тут же была отброшена в противоположную стену. Встав на четвереньки я подняла голову, осмотрев на двух незнакомых мне мужчин, хотя одного я кажется видела прошлой ночью. Невысокий блондин в черных зеркальных очках. Вампир. Одет в кожу. Он должен был позаботится о моем брате.
   - Эта сука меня укусила, - кричал второй, прижимая ладонь к шее. Он был взбешен, вены на лице вздулись и я была на сто процентов уверенна что он сейчас перевернется в вервольфа и порвет меня на куски.
   - Рафаэль, хватит ныть, - блондин сделал шаг ко мне, - Лучше оповести Милену что наша девочка очнулась.
   Меня сильно трясло. Продолжая стоять на четвереньках, я пробежала взглядом по больничной палате. Что происходит? Где я? События предыдущей ночи ввергли в шок. Вкус крови во рту заставил сморщится. Что за хрень я сейчас сотворила? В животе моментально все скрутило и я почувствовала как выпитая кровь подошла к горлу. Резкий спазм в животе и меня вывернуло наружу. В коридоре послышался стук каблуков. Я медленно поднялась и прижалась спиной к стене. Вервольфа рядом не было только вампир стоял возле кровати скрестив на груди руки.
   - Где Филипп? - прошептала я, вытирая рот ладонью
   - В Некрополисе. С ним все в порядке, - спокойно сказал он.
   - Почему я должна тебе верить?
   - А ты разве сама не чувствуешь, что в нем еще есть жизнь. У вас у близнецов этот пунктик обязательный.
   Я попыталась сосредоточиться, но ничего не получилось. Слабость по всему телу говорило о том что со мной очень хорошо поработали охотники на вампиров. Живот покалывал от боли и какое-то неприятное чувство потери скребло внутри. Если они что-то сделали с моим братом я себе этого не прощу. Я посмотрела на свои руки. Они были серого оттенка, ногти черные втянутые. Мысленно я попыталась стать похожей на человека, но не в первый ни во второй раз это не получилось. Это было плохо, я не хотела что бы меня видели в истинной форме.
   Дверь резко открылась и в помещение вошла Анна Петровна. У нее был такой вид, как будто она только что с кем-то дралась. Бровь и щеку пересекает свежийnbsp; шрам. Волосы, собранные в конский хвост были в крови. Обтягивающие стройные ноги штаны и черная косуха были в грязи.
   - Джеф, оставь нас одних, - быстро сказала она, подходя ко мне.
   Вампир поспешно удалился бесшумно закрыв за собой дверь.
   Женщина уставилась на меня в упор. В когда-то голубых глазах были черные не свойственные человеку крапинки.
   - Задаешься вопросом, какого хрена я спасла твою поганую жизнь, - шипящий голос, пополз по моей коже, создавая неприятное покалывание.
   - Что с моим братом?
   Анна Петровна злобно зарычав схватила меня за сорочку, прикрывающую мое тело и со всей силой прижала к стене.
   - В отличие от нас он смог вырваться отсюда в Некрополис. Так что его шкура тебя не должна интересовать. Позаботься лучше о своей, дочь шлюхи.
   Я попыталась оттолкнуть ее от себя. Пусть я была слабой телом, но я не могла позволить что бы кто-то говорил такое о моей маме.
   - Заткни свой рот в отношение моей родословной. Иначе...
   - Что иначе? - она вопросительно смотрела на меня, - Убьешь меня? Проклянешь?
   Громко рассмеявшись она откинула меня в сторону.
   - Ты не хрена не знаешь о своей родословной, чтобы пытаться заткнуть мне рот. Связавшись с вервольфом, твоя мать опозорила себя. В Некрополисе только шлюха может спариваться с животным. Только грязная, мерзка шлюха, - последние слова она произнесла медленно, смотря прямо мне в глаза.
   Меня всю затрясло от злости.
   - Заткнись, - я соскочила с пола и набросилась на нее, но тут же была придавлена лицом к полу.
   - Некроманты обретают свою истинную силу после пятидесяти лет. Только невероятно живучая тварь в вашем роде может дожить до такого возраста не вляпавшись в дерьмо. Не так ли?
   Я ничего не ответила, пытаясь сбросить ее с себя.
   - Хватит брыкаться, - она еще сильнее вжала меня в пол, - У нас мало времени, что бы тратить его в пустую.
   Я не для этого тебя так долго искала маленькая заклинательница склепов.
   От ее слов во мне все похолодело. Откуда она знает как меня раньше называли?
   - Кто ты? И что тебе нужно?
   Женщина резко подняла меня на ноги и повернула к себе лицом.
   - Можешь звать меня Милена. Я ищейка, которая должна тебя переправить в Некрополис.
   Сердце сильно забилось. Я знала, что мне никогда не пересечь границ Некросиба, но желание оказаться в землях, где родилась моя мама, было всегда превыше меня.
   - Ты хочешь помочь мне оказаться в Некрополисе, - я не понимающе уставилась на нее, - Зачем?
   - Ты и твой брат принадлежат к древнему некропольскому роду, - посмотрев на настенные часы, Милена перевела на меня свой странный взгляд, - Вы единственные кто на данный момент носит кровь хранителей храма Обреченных.
   Я в шоке уставилась в серый пол. Храм Обреченных был сердцем земель Некрополиса. От одного упоминания о нем волосы вставали дыбом. Из легенд под храмом находилось бездонное озеро Мертвых, окруженное бесчисленным числом могил. Во времена великой бойни некроманты проводили захоронения плененных и замученных ими воинов. Считалось, что только создание умертвленное под пыткой способно стать самым яростным воином, при поднятие... Но в книге не было написано, что такая армия хотя бы раз вызывалась к сражению.
   - Ты хочешь сказать что мы должны охранять этот храм?
   - Охранять! - женщина усмехнулась, - Некровампы хорошо защитили земли вокруг храма.
   - Тогда какого хрена нам там делать?
   - Кровь одного из вас должна обладать темным даром, который сможет поднять всех боевых мертвецов на дне храма.
   Я была удивлена ее словам.
   - Зачем тогда вмешивать в это дело Филиппа. Он не хрена не понимает в некромантии.
   - К твоему сведенью в храм может входить только мужчина. Если у щенка ничего не получиться то ты будешь единственной женщиной, которая вступит на порог этого святилища.
   Видимо дела были совсем плохи раз древние некроманты решили доверить такое важное дело двадцатилетним соплякам. Сам по себе напрашивался другой вопрос:
   - Что с другими некромантами?
   - Все верховные некроманты твоей линии были зверски убиты инквизицией два месяца назад.
   Никаких эмоций данная новость во мне не вызвала. Они отказались от мамы и от нас с братом. Почему я должна печалится о ком-то кого и не знала? Эти твари наверняка знали о смерти Алоей, древние чувствуют, когда кто-то покидает их линию. Никто не пришел за мной и Филиппом. Им было просто наплевать.
   - Почему это никто не сделал из моих ныне умерщвленных родственничков?
   - Некроманты никогда не были на стороне вампиров, и уже как триста лет не поддерживают контракта с инквизицией. Так что зная тебя, ты сможешь расставить все по своим местам.
   Мысль о том что я смогу прекратить эту ужасную войну, буквально лишила меня равновесия. Мир пошатнулся. Я потерла виски. Что черт возьми происходит? Мысль надрать зад инквизиции была соблазнительной. Но все равно что - то здесь было не так. Что-то ускользает от меня и я никак не могу сосредоточится на этом. Поднять множество мертвецов. Смогу ли я? А если это сможет сделать Филипп?
   - У Филиппа клеймо, некровампы смогут снять его?
   - Возможно, на той стороне уже этим занимаются. Моя задача переправить тебя в Некрополис, но пока я не вижу не единого шанса это сделать.
   - В смысле?
   - Пока ты была в коме. Тебя объявили в розыск.
   - Это из-за ликвидаторов?
   - И за них тоже. После того как всплыли твои дела с ловушками, ты также стала врагом человечества.
   Я тяжело вздохнула. Неужели я думала что все будет так просто.
   - К тому же ты не можешь поддерживать гламур. Так что единственный сейчас вариант это сидеть в подполье и не высовываться.
   - А других вариантов нет?
   - Пока идет война. Нет, - она направилась к двери, - Джеф, принесет тебе одежду. Приведи себя в порядок. Сегодня у нас встреча с предводителем правого берега. На данный момент он единственный кто может тебе помочь.
   Я встряхнула головой.
   - Подожди, о какой войне ты говоришь.
   - Вампирские войска вошли в закрытую зону внутреннего Некросиба. Так что объявлен комендантский час.
  
   Оставшись одна, я растерянно посмотрела по сторонам. То что рассказала Милена было вполне логично. Но могу ли ей доверять? Внутри меня все ликовало от одной только мысли вырваться из этой реальности. Я смогу вдохнуть некропольский воздух, посмотрю места где жили мои родители. Возможно, узнаю больше о своих предках. Это все так захватывало. Я была нужна, моя жизнь не бесплодна. С какой-то надеждой на будущее я облегченно вздохнула. Чтобы не случилось я все равно вырвусь из этой клетки. Если в моей крови будет темный дар, то я смогу реально уничтожить инквизицию. Черт, это было просто фантастика.
   Сильная боль в животе вернула меня в реальность. Обессиленная я сидела на кровати и дрожала всем телом. Мне хотелось свернуться в калачик и просто выключится. Я надеялась, что Филипп сейчас в надежном месте, хотя и не могла полностью представить что с него снимут клеймо.
   Сколько дней я была в отключке? На прикроватном столике стояла пепельница заполненная бычками от сигарет, полная бутылка с пивом и несколько пустых под столом. Они что пока я здесь корчилась в чертовом бреду сидели и за всем этим наблюдали? Я увидела газету на которой стояла пепельница. На первой странице была моя фотография, с огромным заголовком 'разыскивается особо опасная преступница'. Пробежав глазами по статье, я не узнала ничего нового. Как и сказала Милена для всех я враг человечества, за поимку которого выставлена приличная сумма. Посмотрев на дату выпуска, я удивилась. Получается, я была в отключке около одиннадцати дней. Бедная Стелла уже стала вампиром, и я никак не смогла ее спасти. Нервно откинув газету на пол, я приподняла сорочку. Живот неприятно колол, еще бы разряди в него такое количество серебра. Не думаю, что после такого ранения можно быстро зализать раны. Обнажив кожу, я округлила глаза. Живот был странно располосован, как будто чья-то когтистая лапа вскрыла мне живот. Тонкие полоски шрамов шли по левой и правой стороне туловища. Очень странно.
   Дверь начала отрываться и я быстро опустила сорочку до колен.
   Джеф держал в руке пакет, видимо с моей одеждой. Лицо его было озабоченно, тело напряженно.
   - Эта дверь ведет в ванную комнату, - он указал мне на дверь и протянул пакет, - У нас мало времени, так что давай побыстрее.
   Я приняла внушительных размеров пакет и направилась в ванную комнату. Закрыв дверь, я прислонилась к ней спиной. Все хорошо. Успокоила я себе. У меня всегда было плохо с доверием, но сейчас я ничего не могла предпринять. Не могла проверить информацию, которую на меня выплеснула Милена. Все было заманчиво, но я все равно понимала, что где-то подвох. Порой я чувствую опасность и ложь кожей.
   Приняв душ, я раскрыла пакет который вручил мне вампир. Наверху была темно синяя коробка, в которой лежали черные сапоги-чулки на маленьком каблучке. Положив их сторону, я продолжила исследовать содержимое пакета. Дальше был корсет с застежками спереди и норковое легкое болеро с длинным рукавом и большим капюшоном. Следом я вытащила длинную черную юбку из не мнущейся ткани, черные кружевные трусики и теплые колготки. Быстро облачившись в эти роскошные вещи, я покрутилась перед зеркалом. Было странно что мне предложили именно эту одежду. Расчесав курчавые волосы я распределила их так что бы не было видно шрамов. Подойдя к двери я тяжело вздохнув досчитала до пяти. Будь что будет. Возможно, мне стоит поверить этой женщине.
   Когда я вышла из ванной меня уже ждали. Милена сидела на кресле и смолила сигарету. Волосы ее были распушены и волной спадали по обнаженным плечам. На ней было короткое обтягивающее темно синие платье и длинные ботфорты на высоком каблуке. Шрама на лице практически не видно.
   - Я не понимаю в чему этот маскарад. Почему я так одета?
   Милена удовлетворительно смерила меня взглядом.
   - Мариус не любит когда на некроманте мало одежды. Как и любой вампир он не может долго переносить запах некроманта.
   - Мне плевать.
   Женщина плавно поднялась с кресла и грациозно прошлась до кровати, где лежало ее норковое манто. - Советую держать свои высказывания при себе. Если Мариус не захочет тебя принять под свою опеку, считай что ты труп. Его логово единственное место куда не сунутся инквизиторы.
  Глава номер пятнадцать
  
   В компании Милены и ее подчиненных Джефа и Рафаэля мы поднимались на лифте вверх. Предчувствие чего-то ужасного липкими щупальцами скользило по моей коже, заставляя покрываться неприятными мурашками. Это ощущение было невыносимо знакомо и пугающе. Страх, вот что сейчас со мной происходило. Я до безумия боялась своего будущего и того что сейчас произойдет после открытия створок лифта. Предчувствие беды не отпускало меня не на секунду. Я попыталась успокоиться, в который раз уверяя себя что Милена ищейка и знает что делать. Но что-то мне подсказывало, что не все так просто. Посмотрев на нее внимательней, я стала улавливать какие-то слабые импульсы. На подсознательном уровне я почувствовала ее беспокойство. Несмотря на то что я была обессилена, я прочла ее подобно открытой книги. Это было невероятно. Раньше я могла ощущать внешние всплески энергии, страх, боль, гнев. Но сейчас все было глубже. Она не знала куда идет и что будет делать дальше. У нее не было на этой стороне не единого козыря. Что за хрень? Мой глаз нервно задергался. Не в состояние ориентироваться в сложившейся ситуации, я беспрепятственно вручила себя в руки, ищейки, которая не знает что делать. Этого не может быть, нужно оставить эти мысли в покое. У меня нет другого выхода, кроме как следовать за ней. Но мысль возвращалась и возвращалась коля иголкой в самое больное место.
   Неожиданно внутри меня все cжалось. По коже прошелся неприятный озноб. Я издала шипящий звук, когда почувствовала чью-то силу, настолько великую и разрушительную что стало не по себе. Милена говорила что Мариус входит в совет Некропольских вампиров, но о том насколько он древний мы не заговаривали.
   - Сколько Мариусу лет? - спросила я ищейку.
   Женщина повернулась ко мне. Лицо ее было спокойным, но вот глаза говорили о другом.
   - Ты тоже чувствуешь Это.
   Я кивнула, потерев вспотевшие ладони об юбку.
   - Ему должно быть около трехсот. Когда я прибыла сюда в мои задачи не входило пересекаться с ним. Единственное что я знаю, он порабощает созданий и живет за счет их силы. Что-то вроде пиявки. Он может быть сильным, но только в том случае если присосется к кому-нибудь, кто обладает этой силой.
   Створки лифта открылись, и со мной случилось нечто необъяснимое. Напрягшись всем телом, я уловила странную энергию вонзившуюся прямо в меня. Волна страха хлынула на меня подобно ледяной воде. Уставившись в белый коридор, я не могла сделать и шага. Зов, доносившийся оттуда, призывал немедленно бежать. Грудную клетку сильно сдавило, перед глазами поплыло. Кто-то заставлял меня забыть обо всем что было сейчас важно и поддаться его приказу. Не в силах бороться с неведомой для меня силой я отрицательно закачав головой, сделала шаг назад и уткнулась спиной в грудь вервольфа.
   - Эй, детка, смотри куда идешь, - он грубо вытолкнул меня из лифта.
   - Я не могу, - закричала я, вбегая обратно, - Нужно уходить. Срочно.
   Я вжалась в угол. Сердце буквально вырывалось из груди. Голова закружилась когда я услышала в ушах душераздирающий крик.
   - Да что с тобой, - Милена схватила меня за плечи и со всей силой встряхнула, - Не зли меня, некромантка, иначе поплатишься.
   - Мне нельзя, туда, - в отчаяние сказала я.
   Милена схватила меня за руку и потянула из лифта. В этот момент меня охватило какое-то безумие Я царапалась вырывалась, даже кричала, но все равно была вытащена из лифта. Женщина схватила меня за волосы и прижала лицом к стене.
   - Сука, если ты сейчас же не успокоишься, я просто покалечу тебя.
   Казалось, я ее не слышала. Мне просто было наплевать на то что она сейчас говорит. Я продолжала вырываться. На моих глазах навернулись слезы, когда в ее руках появился стальной клинок.
   - Я тебя предупреждала, - острие моментально вошло в левый бок, возникшая боль буквально выбросила меня из этой реальности, - От этого ранения ты не умрешь, но реально облегчишь мне работу.
   Боль вырвала меня из лап наваждения в котором я пребывала. Заставила здраво мыслить. Что это было? Предупреждение или я медленно схожу с ума? Но мужской крик был настолько реальным. Судорожно глотая воздух, я прижала ладонь к корсету. Ткань моментально стала мокрой. Клинок был не серебряный и это радовало. Чувствуя, как рана заживает, я посмотрела на Милену, на лице которой не осталось ничего человеческого.
   - Если ты нечто подомное сделаешь при Мариусе. Обещаю, я заставлю тебя блевать кровью. Ты поняла? - зарычала она обнажая огромные острые клыки.
   До сих пор пребывая в шоковом состоянии, я уставилась на то как ее кожа стала ядовито красного цвета, а над густыми аккуратными бровями выпирали острые маленькие рожки. Милена, была демоном, хотя по энергии скользящей по ее телу этого сказать нельзя было. Уставившись на меня демоническим взглядом, она медленно отошла назад. Было такое состояние, что она хотела на меня наброситься, но всеми силами пыталась этого избежать. Я не понимала, с чем это связанно. Хотя что я могла знать по сути о демонах. Встречала я их редко, а в университете изучали их на последнем курсе. Стела была полукровкой воспитанной человеком, но мы практически не разговаривали о второй ее сущности. И вот сейчас я чувствую как Милена борется с собой, что бы не перегрызть мне глотку.
   - Милена, - Джеф, закрыл меня спиной, - Я понимаю твое желание, но убив ее тебе не станет легче.
   - Заткнись, вампир, - прорычала она заворачивая свою сущность в гламур, - Не тебе объяснять мне что делать.
   Она пренебрежительно посмотрела на меня.
   - Надеюсь ты еще хочешь выбраться из Некросиба.
   - Похоже, мое желание пересечь границу Некросиба, единственный козырь в твоих руках.
   - Мне тошнит от того, что я вижу тебя на сквозь, - оскалилась она.
   - Взаимно, - зашипела я.
   Она злобно посмотрела на меня своими адскими глазами и промолчав пошла вперед.
   Пройдя по длинному белому коридору, оформленному в античном стиле, мы остановились возле огромных двойных дверей. Из воздуха появился высокий крупный вампир, одетый только в кожаные обтягивающие штаны. Ее длинные иссиня черные волосы были затянуты в конский хвост, а в носу был золотой гвоздик. Посмотрев на всех, он остановил свой синий, затягивающий взгляд на мне. Это было секундное соединение, и я уже точно знала что за дверью ничего хорошего меня не ожидает.
   Тяжело вздохнув, он открыл массивные двери. Запах древней крови моментально ударил в голову. Странные крики и стоны, заполняли все помещение. Милена толкнула меня вперед и я погрузилась в темно-синюю обстановку огромного помещения. Сердце сжималось от боли. Непонятный мне страх нахлынул новой волной. Обойдя несколько колон, мы спустились по мраморной лестнице вниз. Я шла не поднимая глаз. Мне было невероятно страшно от того что я могла сейчас увидеть. Чье-то отчаянное мычание и громкий смех в ответ.
   - Сириус, хватит стонать как уличная девка.
   Внутри все сжалось. Это имя для меня что-то значило...но что? Я попыталась вспомнить, но тут же испытала странную, ноющую боль в голове. Резко подняв глаза, я замерла. Тело моментально заледенело от шока. Не в силах отвести глаз я смотрела на то как один мужчина насилует другого. Воздух был наполнен злобой и безысходностью. Ни о каком сексуальном желание не могло быть и речи. Все происходящее было просто унижением мужчины себе подобного. Грубое, жестокое унижение.
   Высокий с длинными белоснежными волосами вампир одной рукой плотно зажимал рот худощавого вампира, а другой сильно сжимал его мошонку. Мощными толчками он вторгался в его тело, доставляя невыносимое страдание. Мужчина не сопротивлялся. Его тело настолько сильно было избито, что он даже не мог держать свое туловище на руках. Мраморный пол был залит кровью, а возле ног мужчин лежали плети со странными ввязанными в них острыми костями. Мне стало тяжело дышать от одной мысли, что это орудие наказание могло коснуться живого тела.
   Неожиданно избитый вампир открыл глаза и наши взгляды соединились. Его тело дернулось как от удара. Черные бездонные глаза в ужасе округлились. Видимо он не ожидал, что будут свидетели его унижения. Грудная клетка сильно заработала, казалось, ему стало не хватать воздуха. Я знала, что мне лучше не смотреть на него. Но эти глаза. В них было столько боли и печали. Они умоляли меня отвернуться, не впитывать его унижение, не хранить образы в своей памяти.
   - О, да милый, - тяжело дыша ему на ухо сказал блондинистый вампир, - Если будешь так двигаться все может закончится быстрее чем я планировал.
   От услышанных слов вампир моментально побледнел и после очередного грубого толчка его тело внезапно обмякло, веки медленно опустились и я поняла что он потерял сознание не в силах больше выносить это издевательство. В глазах стало мутно, я где-то отдаленно понимала, что по моим щекам текут слезы. Это было просто убийственно. Я не осознавала почему так болезненно и глубоко приняла горе униженного вампира. Мне хотелось как-то прекратить все происходящее. Но в моем случае я могла только закрыть глаза или смотреть в сторону. Господи, зачем я плачу? Я поспешно вытерла слезы чтобы никто не заметил. Эти кровопийцы не достойны сострадания, попыталась успокоиться я. Мысль о том что защищая вампиров я вляпалась в это дерьмо, позволили кое-как отбросить все эмоции в сторону.
   Блондинистый вампир, резко вышел из мужчины, выставив на всеобщее обозрение свой огромный детородный орган. Покраснев, я быстро перевела взгляд на спину потерявшего сознание вампира. На ней не было живого места. Кожа была разодрана и обнажала мясо. С неприкрытым отвращением блондин оттолкнул от себя мужчину и поднялся с пола. Проведя руками по окровавленной мощной груди, вампир довольно усмехнулся и пнул со всей силой лежащего вампира в живот.
   - Юлиан, - громкий, властный голос вампира призвал к себе мужчину, открывшего нам дверь, - Эта Некро тварь опять вырубился, приведи его в чувства, я с ним пока не закончил.
   Застегнув ширинку на своих когда-то светло-коричневых брюках, вампир направился к нам. Черты лица мужчины были резкими, создавая впечатление некой величественности. Я назвала бы его красивым, но после всего что я видела, мне казался он отвратительным. Не идеальное лицо, не ослепительно пронзительный взгляд невероятно синих глаз, не говорил мне о том что с этим мужчиной я могу поладить. Приблизившись к нам он представился Мариусом, растянув в приветственной улыбке свои полные губы.
   Не веря до сих пор своим глазам и чувствам. Я еще раз просканировала его тело. Пере до мной стоял обычный трехсотлетний вампир и сила его была соответствующей. И это управляет правым берегом? Как такое может быть?
   Я осторожно перевела взгляд на растелившегося на полу древнего вампира. Он был во много раз сильнее всех присутствующих в этом зале. Могущественный, сильный, достойный преклонения, но необъяснимо лежавший сейчас на животе, уязвимый и обессиленный. Длинные, седеющие черные волосы разметались по окровавленной спине, прилипая к мясу. Руки и ноги были покрыты синяками и ссадинами. Ногти на пальцах отсутствовали. Вне себя от жестокости проделанной с этим вампиром, я задалась лишь одним вопросом. За что Мариус его так истерзал?
   Неожиданно вампир застонал и медленно лег на бок, осторожно свернувшись в калачик. В этот момент я смогла рассмотреть его невыносимо бледное и худое лицо. Я не назвала бы его красавчиком, черты лица были грубые, угловатые, совсем не свойственные вампирской красоте. Глубоко посаженные глаза, прямая линия носа и тонкие потрескавшиеся губы. В лице незнакомца было все идеально, но что-то было неправильное. Какой-то незначительный дефект, который делал его образ отталкивающим. Он был похож на одну из готических скульптур, привезенных из Некрополиса в городской музей, однажды я была там, желая увидеть, прикоснуться к истории своей родины. Почему-то именно сейчас эта скульптура всплыла в моей памяти, хотя я не долго задержалась возле нее. Кажется, это был боевой вампир, полководец.
   Я посмотрела на Мариуса и Милену. Все же в моей голове никак не складывалась эта головоломка. Как такое сильное существо могло позволить над собой так издеваться? Это просто уму непостижимо. Имей я такую силу, ни одна тварь не смогла бы ко мне прикоснуться. Но если то что сказала Милена правда и Мариус порабощает сильных созданий. То видимо он действительно крутой парень раз смог заполучить такой экземпляр.
  
   - Прошу прошение, что вам пришлось увидеть наказание моего раба, - взяв руку Милены, Мариус запечатлел на ней поцелуй, - Этот раб часто забывается когда я отсутствую, так что приходится ставить его на место.
   - Так и поступает истинный повелитель, - неожиданно соблазнительным голосом заговорила Милена, видимо прилагая все свои чары что бы осуществить задуманное.
   На лице Мариуса появилась одобряющая улыбка.
   - Милена - лучшая ищейка Некрополиса, чем я обязан твоему появлению.
   - Мне известно, что вы являетесь членом верховного советов некровампов. Так что и в ваших интересах является осуществление задания поставленного передо мной. Во благо процветания вампирской власти в Некрополисе и во всем мире.
   Вампир приподнял вопросительно бровь.
   - Как интересно. И чем же я могу помочь вампирской власти?
   Милена повернулась ко мне и представила Мариусу.
   - Ее зовут Самара, она некромант, которого срочно нужно переправить в Некрополис. Но в связи с военными действиями я прошу от имени Некро дать нам защиту, - Милена склонила голову и прижалась губами к его руке, - Прощу пристанища для себя и моих людей.
   Мариус брезгливо отдернул руку и рассмеялся ей в лицо.
   - Думаешь, имя Некро для меня теперь что-то значит. На днях меня выперли из совета, так что не говори при мне таких громких слов. Мне плевать на процветание вампирской расы. Есть только я, и мои интересы.
   Он взглянул на меня.
   - Милена, ты сыграла мне на руку, приведя сюда эту девчонку. Она будет прекрасным экземпляром в моей коллекции. Неужели ты думала что я не в курсе храма Обреченных.
   Милена моментально стянула с себя гламур, перевоплотившись в демоницу. В ее руках появилась два огромных серебряных меча. Разрывая на себе одежду Рафаэль перекинулся в боевого вервольфа и рыча преградил ко мне путь. Лицо Джефа исказилось от боли. Резко согнувшись он припал к полу. Я почувствовала, как по его коже побежали странные волны энергии. В какую-то секунду вампир дернулся и тут же перевоплотился в демона, огромного и мощного.
   Я сделала шаг назад и уткнулась в колону. Нужно было бежать. О сражение не могло быть и речи. Мне не под силу было даже поставить на своем теле гламур. Со стороны Мариуса появилось несколько боевых вампиров, одетых в черную кожу. Милена видимо предполагала что такое может произойти, но у нее не было другого выбора.
   - Неужели ты думаешь что сможешь победить меня на моей территории?
   Мариус щелкнул пальцами и растворился в воздухе, создав по всему помещению туман. По звуку меча я поняла что бой начался. Зрительно помня где выход я побежала по ступенькам вверх. За спиной раздавались крики и рычание волка, но не долго. Неожиданно я поразилась той тишине которая возникла за спиной. Подбежав к двери я только хотела повернуть ручку как чья-то сила обхватила мое тело и понесла по воздуху обратно в зал. Распластавшись на полу я увидела перед собой Мариуса. Он довольно улыбался.
   - Куда это мы собрались. Я с тобой еще не закончил.
   Повернув голову я увидела растерзанное тело Джефа и Рафаэля. Милены нигде не было. Внутри зародилась какая-то надежда. Если она смогла отсюда выбраться, то возможно она вернется за мной.
   - Некроманты никогда не были рабами вампиров, - закричала я, пытаясь оттолкнуть его от себя.
   - Кто тебе сказал, такую глупость.
   Мужчина в секунду оказался на мне сверху. Я попыталась скинуть его с себя, но он был в два раза крупнее и сильнее меня. Так что как бы я не сопротивлялась, пытаясь скинуть его с себя, ничего не получалось. Ухмыляясь, он стащил с меня норковое болеро и откинул его в сторону. Его рука прошлась по моим шрамам вниз по шее и остановилась на груди. Сердце сжалось от того что я увидела в его глазах. У него был план, и он знал как его осуществить. Резким движением он разорвал на мне корсет, обнажая грудь. Застыв от ужаса, я прикрыла грудь руками. Неожиданно я вспомнила Себастьяна, который хотел меня поработить и то, что у него был выход из Некросиба. Проклятье. Я начала вырываться с новой силой, до тех пор пока вампир не схватил меня за шею, сжимая пальцы.
   - Ты никогда не слышала о свадебных древних ритуалах. Когда одно создание объединяется с другим, соединяясь с ним душой, телом и сердцем.
   Конечно, я ничего подобного не слышала. Но сама мысль что он мог со мной соединиться была пугающей.
   - Я навел о тебе справки. Ставить ловушки в склепах вампиров умно. Если бы не чертова поездка в Некрополис ты давно уже была у меня. С таким созданием как ты можно подняться на самую верхушку власти.
   - Какое неуместное откровение, - выдавила из себя я, задыхаясь.
   - Заткнись, - прошипел он вжав свою ладонь мне в основание груди.
   По коже пробежал странный холодок. Как вампир может объединиться с некромантом? Это было смешно. Я никогда не признаю его своей половиной. Вампир никогда не коснется моего тела.
   Схватив меня за волосы, Мариус выгнул меня навстречу своим клыкам. В ответ я тоже схватила его за волосы и потянула от себя. Заревев, он грубо впился мне в шею. В глазах потемнело. Меня никогда не кусали вампиры. Сама мысль о том что бы выпить мою кровь должна быть им отвратительна. Слыша как он противно чавкает, я не понимала что происходит. Такого просто не может быть.
   Глава номер шестнадцать
  
   - Вот дерьмо, - неожиданно вампир отпрянул от меня и начал отхаркивать кровь, которую поглотил, - Какая мерзость.
   Его лицо все сморщилось от отвращения. Глаза налились кровью. В какой-то момент мне показалось что он сейчас встанет с меня, решив затею с объединением безумной. Но в руках его появился золотой изогнутый клинок, рукоять которого была усеяна драгоценными камнями. Штуковина явно была древней как сама жизнь и источала магическую силу. Тяжело дыша, я прижала ладонь к рваной ране на шее. Кровь хлестала из нее, образую лужу под головой. Я не могла сказать и слова, в горле все пересохло. Силы быстро покидали меня, но видимо это было на руку Мариусу. Он подобно хищнику, выжидающе смотрел на меня, не предпринимая никаких попыток спасти. Уткнувшись ладонью в его мощную грудь, я пыталась оттолкнуть его от себя, но он лишь засмеялся.
   - Самара, кукленок, неужели ты не хочешь стать моей королевой. Как же так. Любая из женщин мечтала бы занять это почетное место, - он провел ладонью по моей груди, - Знаешь, я даже готов пожертвовать своим кольцом ради того что бы тебя привязать к себе. В моей жизни есть только одна любовь - это власть и другой мне не надо.
   Я в ужасе уставилась на него. Неужели все что говорили о древних свадебных вампирских ритуалах правда. Эти жестокие варварские методы подчинения к себе женщины. В момент объединения вампирской пары на тело женщины в области лобка наносилась татуировка с именем ее мужчины, а в клитор вставлялось кольцо, которое в день своего совершеннолетия получал мужчина, пройдя испытания. Представив весь этот ритуал, я затряслась от страха и безысходности. Мне не на кого было надеяться. Вся жизнь была в руках этого коварного ублюдка. Боже, почему я не могу сейчас сдохнуть. Почему мне суждено испытать невыносимый позор, быть заклейменной вампиром.
   Его длинные пальцы коснулись моего лба, удовлетворение отразилось на его лице. Проведя клинком по коже он распорол себе запястье. Я отрицательно закачала головой, когда поняла что он хочет чтобы я это выпила.
   - Пей, - прорычал он, прижав свое запястье к моим губам.
   Я пыталась отвернуть голову, но он насильно заставил меня сделать первый глоток. Солонцовый вкус крови попал в рот и я уже ничего не могла поделать. Эта жидкость вливалась в меня, но никакого вторжения в себя я не чувствовала, только легкое покалывание по всему телу. Может так все и должно происходить? Под ладонь я почувствовала, как кровотечение остановилось, а рана на шее заросла. Кровь вампира всасывалась в мое тело, заставляя ощущать фантастический прилив сил. Я почувствовала себя намного лучше. Головокружение прекратилось, в руках и ногах появилась сила. Я потрясенно смотрела на вампира не в силах понять, что же произошло? Его кровь была не так сильна, но я смогла использовать это в своих целях. Как странно, неужели кровь вампира так опьяняюще действует на некроманта?
   Когда вампир убрал свою руку, он с подозрением стал изучать мое лицо. Разочарование скользило в его глазах. Он ждал от меня каких-то действий, но я лишь спокойно лежала под ним, и тяжело дышала.
   - Ты ничего не чувствуешь? - он обхватил мой подбородок и заставил смотреть прямо в его синие глаза.
   - Я чувствую отвращение к тебе вампир. Твоя кровь слишком слабая, чтобы заставить меня подчиняться. Или ты ожидаешь, что я признаю в тебе кого-то повыше пиявки, - сказала я и неожиданно засмеялась прямо в его лицо.
   - Заткнись, - процедил он сквозь зубы и ударил меня по лицу.
   Потрясенная я поняла что он надрезал наши ладони и соединил их, замерев в ожидание чуда. Но ничего не произошло. Я точно знала, что он никак со мной не связан. Осознав это, я опять засмеялась. Видимо его кровь не только вылечила мое тело, но еще и опьяняюще подействовала на мозг. Я просто не могла остановиться. Инстинкт самосохранения покинул меня, оставляя наедине со своей обдолбанной головой.
   - Я должна дать какую-то клятву, - смех вырывался из меня и я не знала как его остановить. Вампир обложался и меня это до безумия радовало. Пусть хоть сколько раз бьет меня по лицу я знаю что его планам не суждено сбыться. Некромант никогда не будет в союзе с вампиром.
   - Думаешь это смешно, - он резко поднялся с меня, - Кровь говоришь слабая... Посмотрим.
   Злобно прищурив глаза, он странно улыбнулся.
   - Знаешь мне не обязательно тебя делать своей. Мне достаточно чтобы ты прижала задницу возле меня и не могла уйти.
   - Хочешь одеть на меня наручники и пристегнуть к своему трону.
   - Зачем так грубо. Все можно сделать намного интереснее. Да еще и повеселиться.
   Последнее слово мне совсем не понравилось. Я села на пол и прикрыла грудь. Что он задумал?
   - Сириус, - голос Мариуса взорвал огромное пространство помещения в котором мы находились.
   Меня охватило нехорошее предчувствие. Этот древний вампир. Что если он сможет подчинить меня к себе? Что если у него это получится? Я медленно поднялась с пола, совершенно не зная что делать. В голове был какой-то хаос. Отравленная кровью вампира я чувствовала себя пьяной и совершенно растерянной.
   Мариус быстрым шагом направился к лежащему на полу древнему вампиру.
   - Хватит прохлаждаться, - он намотал его длинные волосы себе на кулак и резко потянул вверх, заставляя подняться, - Пора налаживать свою личную жизнь.
   Древний вампир лишь застонал, не в силах выкрутится из хватки своего хозяина.
   - Вы же чистокровные испокон веков испытываете небывалые чувства любви к некромантам.
   Чистокровный? Я внимательно посмотрела на худощавого длинного вампира. Он был в ужасной физической форме. Мощные мускулы создавали образ внушительного тела, но сильно выступающие кости бедер, ребер и практически прилипший к позвоночнику живот, говорили о том что этот мужчина был обессилен и измучен. Огромные черные круги под глазами означали лишь одно, он долго ничем не питался. Взглянув на его заостренные уши, я сделала шаг назад. Я не верила своим глазам, передо мной был действительно чистокровный вампир. Тяжело дыша, я прижалась спиной к колоне. Что теперь будет? Я знала что чистокровные воевали не только с инквизицией, но и с некромантами. Ненависть к моей расе в их крови. Так какого хрена задумал Мариус. Он что хочет чтобы этот чистокровный загрыз меня?
   Встав напротив меня, Мариус заставил вампира упасть передо мной на колени.
   - Смотри, я тебе и невесту подыскал.
   - Мне никто не нужен, - несмотря на побои, голос чистокровного был ровным и уверенным, только с большим акцентом.
   - Не забывайся некро, за тебя здесь решаю я, - грозно сказал Мариус, высвобождаю свою руки из длинных волос мужчины, - А теперь поприветствуй некроманта, так как я тебя учил.
   Чистокровный весь напрягся. Не поднимая на меня глаз он дрожащей рукой потянулся ко мне. Внутри все сжалось, когда его ледяные пальцы коснулись моей ладони. Что он делает? Осторожно придвинувшись ко мне, он слегка коснулся губами моих пальцев. Проклятье. Я в изумление смотрела на него, когда он медленно провел языком сначала по указательному, а затем по безымянному пальцу. Его горячее дыхание обжигало мне ладонь, а я все никак не могла совладать со своими эмоциями. Господи, каково этому вампиру сейчас совершать подобное? Очередная пытка Сириуса, необычно доставляла удовольствие Мариусу. Он довольно улыбался, крутя в руках ритуальный клинок.
   - Облизывай тщательнее, - смеялся он.
   Чистокровный взял мою вторую руку и прижался к ладоням лицом. Его влажный язык скользил по коже, заставляя испытывать двоякое ощущение. Я видела как его тело содрогается от непрекращающейся дрожи. Вампир сдерживался чтобы не наброситься на меня. Он хотел мой смерти, но не смел перечить своему хозяину. Осознавая это я была так напряженна что когда почувствовала его неожиданное прикосновение губ к основанию моей ладони, то вздрогнула всем телом. Это было похоже на поцелуй, секундное прикосновение, и что-то во мне перевернулось. Я так сильно заволновалась, что просто не могла здраво думать. Он медленно поднял на меня глаза наполненные странных обжигающим огнем. Первое что пронеслось в моей голове, он сейчас меня съест. Других мыслей не было, этот взгляд был животного перед нападением. Поняв это, я со всей силой оттолкнула его от себя и ринулась в сторону выхода. На моем пути моментально появился Юлиан. Он в секунду завалил меня на пол и перевернув на живот, болезненно завел руки за спину.
   - Поганые кровососы, - завизжала я, пытаясь скинуть его с себя, - У вас ничего не выйдет. Я никогда не стану принадлежать вампиру... если это произойдет я всех вас на хер поубиваю.
   - Как мило с твоей стороны предупредить нас о своих планах
   Мариус опять схватил чистокровного за волосы и потащил в мою сторону. Складывалось такое ощущение что он испытывал небывалое удовольствие издеваясь над созданием столь древним и сильным как этот Сириус. Повалив его на пол рядом со мной, вампир приказал чтобы Юлиан перевернул меня на спину и закрыл мне рот, что бы я его не раздражала.
   Я в упор уставилась на чистокровного, который начал вырываться из рук Мариуса.
   - Я не буду этого делать, - повторял он, пытаясь высвободить свои волосы из рук вампира, - Она некромант.. я не могу.
   - Некро, ты опять забываешься, - зашипел Мариус, нагибая его голову к моей шее.
   Сириус отчаянно застонал, пытаясь отползти от меня, но Мариус навалился на него всем телом, вынуждая соприкоснуться со мной. Ледяное тело чистокровного обожгло мне кожу. Казалось, в нем не осталось ничего живого, просто обескровленный труп, лишенный надежды и будущего. Прижатый ко мне он прекратил дышать. Его нос и губы касались изгиба моей шеи, но не дыхания, ни укуса я не чувствовала.
   Мне хотелось оттолкнуть его, но Юлиан сильно вжал мои руки к полу. Тогда я из последних сил попыталась скинуть с себя чистокровного, но Мариус лишь сильнее прижал нас друг к другу.
   - Сириус, только не надо сейчас проваливаться в бездну. Ты знаешь, что я в состояние вывести тебя из транса. Так что не искушай судьбу и пей ее кровь, - я почувствовала как Сириус отрицательно закачал головой.
   - Я не могу, - прошептал он.
   Тогда Мариус схватил его за волосы и приподнял, вглядываясь прямо в его черные, как самая глубокая пропасть, глаза.
   - Ты голоден, я чувствую твою жажду, так какого черта, ты меня сейчас бесишь.
   Острие золотого клинка глубоко вошло в мою кожу на плече и медленно пошло к шее. Ладонь Юлиана еще крепче зажала мне рот, когда я закричала от боли. Плечо невыносимо жгло, я пыталась отстраниться в сторону, но не могла.
   - Пей, - закричал Мариус вынимая из меня клинок.
   Я смотрела на лишенное каких либо эмоций лицо Сириуса, но его пустые глаза наполнялись неведомым для меня смыслом. Он хотел есть, но я уверенна что он брезговал такой трапезой как я. Пальцы Мариуса прикоснулись к моей кровоточащей ране и, омывшись кровью, вжались в губы Сириуса.
   - Пей, чертов ублюдок.
   Чистокровный моментально изменился в лице. Все его самообладание в мгновение растворилось, как только он почувствовал вкус крови. Грубо оттолкнув от себя руку Мариуса, он впился, удлинившимися клыками, в мою шею. Его сердце сильно стучало в груди, а дыхание стало не ровным. Он упал на меня всем весом, не давая возможности не отстранится не вздохнуть свободно. Полное повиновение без права на малейшее сопротивление. Не в силах что либо сделать, я молча уставилась в потолок, желая что бы это скорее закончилось.
   Вампир брал слишком много, я чувствовала как немеют мои ноги, руки. Я уже теряла сознание как неожиданно он отстранился и разорвав клыками свое запястье, предупреждающе посмотрел на Юлиана. Тот быстро убрал свою ладонь с моего лица и отпустил затекшие руки. Чистокровный не отрывая от меня своего взгляда, прижал ко мне свое запястье и с силой заставил пить. В какой-то момент я сопротивлялась, но только ощутив его вкус на языке, жадно припала к ране. Обхватив его запястье я не могла насытится тем невероятным вкусом что таился в его плоти. Голова пошла кругом, когда по телу побежали ничем не контролируемые волны блаженства. Тяжело задышав, я подняла глаза и встретилась с неподвижным, долгим взглядом Сириуса. Его глаза были наполнены печалью и тревогой. Казалось, он видел меня на сквозь, но не смотря на это продолжал лежать рядом, не отстраняясь. Он провел костяшками пальцев по моей щеке, как бы успокаивая, а затем помог мне расцепить пальцы на своем запястье.
   Где-то отдаленно я понимала, что Мариус взял мою руку и, обнажив ладонь, сделал глубокий надрез. Я не знала как выразить те чувства, которые пробудились во мне в момент когда наши надрезанные ладони соединились вместе. В секунду все звуки исчезли, кроме одного. Стук сердца Сириуса... Мое тело буквально воспламенилось. Я учащенно задышала чувствуя как странно реагирую на обнаженное тело чистокровного. Неожиданное напряжение в груди и ниже живота, непонятное желание прикоснуться к его коже. Я удивленно посмотрела на Сириуса, как будто увидела его в первый раз. Что со мной происходит? Рука сама потянулась к его лицу. Кончиками пальцев я коснулась его лба, потом осторожно скользнула по прямому носу и остановилась на разбитых губах. Он, тяжело дыша, осторожно поцеловал каждый мой пальчик и отстранился. Не отпуская моей руки, он лег на спину рядом со мной. Казалось, он не чувствовал того что его спина истерзана и что лежать на ней невыносимо больно. Мы лежали, плечо к плечу и нежно как в забытье ласкали пальцы друг друга. Это было так естественно, так потрясающе ново, прикасаться к кому-то и знать что этот кто-то не оттолкнет тебя, сказав что ты поганая некромантка.
   - Мариус у нашего некро настоящий стояк, - голос Юлиана звучал приглушенно, и казалось, к нам не относился.
   Ошеломленная я смотрела на чистокровного вампира и понимала что он Мой. Такой красивый, такой желанный. Одна мысль о том что я могу касаться его тело, так сильно возбуждала мой мозг и тело, что я буквально задыхалась от безысходности, осознавая что мы сейчас не одни. Непроницаемая стена за которым я прятала такие необычно трогательные чувства, рухнула, пугая и в тоже время вознося за пределы чего-то потрясающе нового. Может ли женщина ощущать нечто подобное? Приятное оцепенение переплеталось со странной, ноющей тяжестью внизу живота. Лежа на спине, я чувствовала как кто-то грубо стаскивает с меня оставшуюся одежду, полностью обнажая. Я не сопротивлялась, затуманенный разум продолжал цепляться за образ Сириуса, не решаясь вернуться в жестокую реальность. Есть только я и он, вместе и навсегда.
   Неожиданно чистокровный изменился в лице, видимо наконец-то осознав с кем сейчас соединился. Его глаза забегали, и я нервно дернулась, когда почувствовала как Сириус грубо освободился от моей руки и отстранился. Со всех сторон доносились голоса и смех. Что происходит? Перед глазами все плыло, но я различала темные силуэты. Помещение было заполнено вампирами и со всех сторон раздавались голоса.
   - Какая мерзость, ее возбуждение отвратительно.
   - Мариус, превзошел себя. Соединить эту тварь с Сириусом...
   Я в ужасе нащупала на полу юбку и притянула ее к себе, закрывая свое тело.
   - Дамы и господа, - голос Мариуса, окончательно вывел меня из транса, я сосредоточилась на его слова, пытаясь понять суть происходящего, - Сегодня у нас небывалое зрелище. Я соединил своего раба Сириуса узами брака с этой некроманткой и на удивление всех нас, мой раб в состояние исполнять свои супружеские обязанности.
   Прижав к себе юбку, я в панике нашла в толпе Сириуса. Он стоял, прижавшись к колоне, прикрывая ладонью огромную выступающую эрекцию. Страх и ужас скользили на его лице. Тяжело дыша, он смотрел невидящим взглядом на толпу, совершенно подавленный и растерянный. Я так сильно ощущала его состояние, что мне стало не по себе. Казалось, мы были с ним единой сущностью. Состояние, которое я испытала при виде его в первый раз, повторилось, но только в несколько раз сильнее. Возникший поток его мыслей, вывел меня из равновесия. Он считал себя ничтожеством, зависимой немощной тварью. И молил богов лишь об одном чтобы этот кусок плоти между его ног наконец-то прекратил пульсировать, в невыносимом желание. Он знал как облегчить эту нужду, но одна мысль что это нужно сделать на глазах у всей толпы была ему противна. Это таинство тел должно происходить в уединенном месте, где нет свидетелей, где только он и его женщина. Закрыв глаза он против воли представил как погружается в мое тело, медленно медленно, нежно покрывая мою шею страстными поцелуями. Картина была так отчетлива, что мне показалось что это было реально. Он беззвучно застонал, врывающиеся в его разум картины слияния, делали его особенно беспомощным перед происходящем.
   - Сегодня Сириус изволит трахаться. И вы все будете свидетелями этого невероятного зрелища.
   Мариус подошел ко мне и вырвал из рук юбку, заставляя меня всю съежиться от множественных взглядов вампиров.
   - Самара, что с тобой? - он сел возле меня на корточки, - Ты такая бледная. Может что-то случилось. Так ты скажи, не стесняйся. Здесь все свои.
   Чертов ублюдок наслаждался, своим превосходством над нами, он в диком возбуждение облизал губы и обвел руками окружающих нас вампиров. Как же я сейчас его ненавидела. Пусть я была измотана, но кровь Сириуса была во много раз сильнее, так что когда из моих пальцев стали вылезать когти я ничуть не удивилась. Немедля не секунды я вцепилась в его лицо когтями, оставляя на лице ужасные рваные раны. Услышав, как от неожиданной боли у него перехватило дыхание, я довольно ухмыльнулась, сволочь сам нарывался.
   - Чертова сука, - прорычал он, кулаком врезав мне по лицу.
   Оглушенная я растелилась на полу, чувствуя, как из носа хлынула кровь.
   - Поставьте ее на четвереньки, - приказал он.
   Несколько вампиров схватили меня за руки, ноги и поставили на четвереньки. Я билась, выгибалась, пытаясь вырваться из их хватки, но все было тщетно. Грубый смех звенел в воздухе, когда вампиры раздвинули мои ноги в разные стороны и заставили прижаться грудью к полу. Эта поза была невыносимо оскорбительна. Я пыталась выпрямиться, но кто-то еще сильнее надавил меня между лопаток. Задыхаясь от отчаяния, унижения и стыда, я попыталась посмотреть по сторонам в поисках Сириуса, но волосы закрыли весь обзор.
   - Трахай, трахай, - раздавалось со всех сторон.
   Я сильно вздрогнула, когда ледяные пальцы Сириуса легли на мои бедра. Осознание того что сейчас на глазах у всех меня лишат девственности, было ужасно. В сильном напряжении я чувствовала как головка его члена скользнула к основанию моей женственности. Все происходящее было нереальным. Этого не могло произойти со мной. Я просто сплю... но все происходящее не было сном.
   Одним резким толчком член Сириуса вонзился в мое лоно, это было так неожиданно и больно, что я не смогла сдержать крика. Не в силах дышать, я чувствовала, как он сильно сокращается внутри меня. Это было ужасно, я хотела, чтобы он немедленно из меня вышел, прекратил эту пытку...оставил меня в покое.
   Все было так неправильно, нечестно. Вампир не мог стать моим первым мужчиной. Никогда. От осознание произошедшего внутри меня все затряслось и я зарыдала, не в силах больше сдерживать слезы.
   Кто-то схватил меня за волосы и приподнял.
   - Кукленок, почему ты плачешь? - на заживающем лице Мариуса сияла улыбка, - Где тот смех что сокрушал тебя накануне? Давай смейся это же так весело.
   Он резко опустил мою голову, и я припала щекой к полу, ощущая как сотрясается мое тело от каждого толчка Сириуса. Задыхаясь от слез, я чувствовала что мир вокруг меня рушится. Стираются границы, проваливаются стены, исчезает свет. Больше нет надежды, нет веры. Я одна...
   Глава номер семнадцать
  
   Столетия за столетием пролетали в моей голове, заставляя переживать не столь приятные события жизни Сириуса. Воспитанный в чужой семье, никому не нужный ребенок. Постоянно избитый и голодный. Приемная мать Зора умерла, едва ему исполнилось семь лет. Она заставила своего отца Галана пообещать, что Сириус будет под защитой ее семьи, что никто не посмеет его выкинуть на улицу. Согласившись исполнить предсмертное желание Зоры, Галан оставил мальчишку, но не в качестве сына своей дочери, а раба. Перед глазами проносились года унижения и издевательств. Он был изгоем, внебрачный сыном Вароша - вампира который предал их расу.
   В памяти сильно запечатлелся момент его совершеннолетия. Избитый Галаном, он стоял у входа в пещеру, где должен был пройти испытания. Присутствующие жрецы на ритуале даже не обратили на этот факт внимания. Они также как и Галан считали, что ублюдок не достоин иметь кольца для женщины. Зачем мужчине с отметкой незаконнорожденного женщина? Но вопреки их желаниям пещера призывала лишь мужчин обладавшим сильной кровью, каковым Сириус и являлся. Истекая кровью, он взял в руки меч. Он так долго мечтал об этом испытание. Зная правду о своем рождение, он понимал, что не одна женщина не посмотрит в его сторону. Даже в момент стечения ему могут отказать. Кольцо давало возможность несмотря ни на что подчинить к себе женщину и заставить ее быть с тобой до конца твоей жизни...
  
   Проснулась я на полу в импровизированной из подушек постели. Теплое одеяло согревало мне тело, а рядом стоял поднос с горячим чаем и несколькими круассанами. Я улыбнулась и потянулась за свежей выпечкой, понимая, что не ела черт знает сколько. Осторожно откусив кусочек, я почувствовала на языке клубничный джем. Кто-то угадал, что я люблю на завтрак именно это кондитерское чудо. Сделав глоток горячего зеленого чая, я неожиданно очнулась. Полумрак незнакомого помещения воздействовал успокаивающе, воздух был наполнен ароматом каких-то трав и снадобий. Что-то произошло? Я пыталась зацепиться за эту мысль. Сердце сильно застучало, когда в памяти всплыл фрагмент произошедшего накануне. Невидящим взглядом я уставилась в черную стену, на которой отчетливо были видны царапины от когтей.
   - Держите ее крепче, - голос вампира в красной мантии, отчетливо звучал в голове. Его лицо было закрыто капюшоном, а в руках был непонятный мне серебряный инструмент, завершающийся острой иглой. Мне широко развели ноги в разные стороны и монах, склонившись между ног начал выбивать на моей коже имя Сириуса. Я кричала и вырывалась, но все было тщетно. На мой лоб упало несколько капель крови. Я посмотрела вверх на Сириуса. Он был избит, а из уголка его рта текла кровь. Приподняв мое туловище, он прижал меня к себя, так что затылком я упиралась в его грудь. В полусидящем положении с раздвинутыми ногами, я была заключена в плен его рук не в силах больше двигаться. Смотря на меня невидящим взглядом, он медленно раскачивался из стороны в сторону, шепча что-то на непонятном мне языке, успокаивая. Я просила что бы он отпустил меня, но все было бесполезно.
   Господи. Я дрожащей рукой поставила чай на поднос и откинула с себя одеяло. Этого не может быть, я отказывалась в это верить. Пальцы заскользили по шероховатой поверхности татуировки. Я посмотрела на выбритый лобок и на черные древние символы. Пальцы скользнули ниже, ощупывая маленькое колечко, вживленное в мою плоть. Сириус так сильно сопротивлялся, не желая отдавать его. Так сильно сжимал кулак, пока Мариус с остервенением вонзал в его спину ритуальный клинок.
   Я почувствовала, как по щекам потекли слезы. Судьба - стерва. Никогда не знаешь, как она тебя поимеет. Круг всегда замыкается и то дерьмо что ты натворила за свою жизнь, будет возвращаться к тебе с убойной дозой боли и унижения. Я всегда это знала, но никогда меня это не останавливало. Темная сущность и дурная кровь, всегда направляли меня не в те места не к тем людям. Прикрыв рот ладонью, я сдерживала всхлипы, мне не хотелось, чтобы кто-то услышал мой плачь. У меня не было желание доставить удовольствие Мариусу. Он хотел сломить меня, унизить. Да, ему это удалось, но об этом он никогда не узнает. Пытаясь себя успокоить, я запихала в рот еще один круассан, а потом еще один. Но через минуту меня вывернуло наизнанку, прямо на поднос. Со слезами на глазах я отодвинула его в сторону. На душе было так паршиво.
   Что же теперь делать? Это соединение было сокрушительным ударом судьбы. Злая прихоть Мариуса, опозорила меня на всю оставшуюся жизнь. Как я смогу смотреть в глаза Филиппу? Что я ему скажу? Вряд ли ответ типа так получилось пройдет. Просто безумие. Я обхватила себя за плечи. Я должна была что-то сделать. Дать отпор этим вампирам. Заставить их отпустить меня. Но этот древний...не один мужчина так на меня не воздействовал. В мгновение когда мы лежали, держа друг друга за руки, было самое прекрасное что я когда либо чувствовала. Ухватившись за этот эпизод, я пыталась оттолкнуть весь кошмар, который происходил позже. У меня были слабые воспоминание произошедшего. Отчетливо помню что чистокровный так и не смог кончить и что за это нас сильно избили. Я была удивлена что после таких побоев я чувствовала себя сносно. Тело не болело, что говорить, даже синяков не было.
   Разглядывая вытатуированное имя ниже пупка, я готова была смеяться до слез. Я действительно неудачница. Не понимаю, зачем Мариус это сделал? Что ему мешало просто одеть на меня ошейник и посадить на цепь. Мало ли способов подчинение, но то что он проделал с нами ужасно. Я до сих пор не могла избавиться от щемящего чувства внутри груди. 'Женщина принимает участь своего мужчины' - сказал Мариус, - 'Теперь ты часть Сириуса, а то что принадлежит ему принадлежит мне'
   Разозлившись, я обхватила пальцами кольцо в желание вырвать, но вовремя остановилась, представив, что его захотят вернуть обратно. Прижавшись спиной к стене я хотела чтобы все это мне приснилось. Никто меня не хотел порабощать, никто меня не насиловал, но реальность была жестче чем я ожидала. Под чутким руководством Мариуса, чистокровный поимел меня так как хотел его хозяин. Пораженная происходящим я не могла даже пошевелиться. Мне было страшно и больно. Парализованная я смотрела на лишенное эмоций лицо Сириуса. Казалось, он покинул свою телесную оболочку, оставив меня одну, совершенно беспомощную во власти его сильного тела. Я могла с ним бороться, но сам факт вонзить в него когти, был неприемлем. Оплакивая его израненное тело я молча принимала его в себя, не сопротивляясь и в тоже время ненавидя все происходящее. Единственный кто тогда был мне невыносимо важен, вопреки своей воли предавал меня.
   - Сириус...- я задумчиво произнесла его имя.
   То, что произошло между нами, ужасно. На глазах у всех с принуждением. Смогу ли я это пережить? Отрицательно качая головой, я знала ответ. Это дерьмо навсегда застрянет в моей голове, как первый сексуальный опыт. Я не хотела задавать себе ненужные вопросы. Не хотела себя винить в произошедшем. Это не к чему хорошему не приведет. Единственное что еще заставляло меня не упасть на пол и не разрыдаться так это Мариус. Этот кусок дерьма ответит за все.
   - Сириус, заканчивай уже, - засмеялся Мариус, - А то мы подумаем что тебе нравится трахать эту некромантскую сучку.
   Эти слова до сих пор звучали у меня в голове, вызывая тошнотворное чувство ненависти. Сириус тяжело дышал, прижав меня своим телом к полу. Его широкие плечи были покрыты бисеринками пота, а волосы пахли кровью. Чистокровный никак не мог кончить. Он был так напряжен и закрыт ото всех, что было вообще чудом что у него стоит член.
   - Ты меня слышишь? - Мариус резко схватил мужчину за волосы, заставляя смотреть на него, - Только попробуй вырубиться. Или ты забыл моих некропольских крыс? А вот они привет тебе передавали. Сказали что твое мясо деликатес для их желудков.
   От услышанных слов пальцы Сириуса сильно сжались на моих запястьях. Господи, что еще пришлось испытать этому мужчине во власти этого безумца? По моему позвоночнику заскользил страх, заставляя сердце сжаться. Казалась, я была в том темном помещение, прикованной к полу. Не видя, но чувствуя, как скребутся крысиные зубы об мои обнаженные кости. Я сходила с ума, ударяясь головой об пол. Это единственное что я могла сделать.
   Вспомнив это яркое видение, я поняла, что ритуал действительно связал нас. Неспроста я во сне видела эпизоды его жизни. Бедняга, столько пережил. Это кольцо чуть не стоило ему жизни, а теперь оно связало его с некроманткой.
  
   Несмотря на израненное тело, Сириус все равно прошел все испытания. В полуобморочном состояние он вышел с другой стороны пещеры. Зрачки его были расширены, а в руке была голова серого демона. Положив трофей на алтарь, он поднял глаза на Оракула. Сириус знал, что убил самого сильного демона в пещере и что до него этого не делал никто.
   - Ты не достоин этого кольца, - высокомерно сказал Оракул, но несмотря на это в его руках появилось желанное маленькое колечко.
   - Тебе не позволят им воспользоваться. Ни одна семья не примет тебя, так что все твои усилия прошли в пустую.
   С этими словами Оракул кинул кольцо к ногам Сириуса и покинул святилище. Вне себя от счастья Сириус упал на колени и дрожащими руками поднес кольцо к губам. Оно было такое красивое, такое уникальное. Зеленые маленькие драгоценные камешки были аккуратно вставлены в тонкую основу серебришка. Боги, он это сделал. Внутри его поселилась надежда, что когда-нибудь он сможет иметь семью и детей. Когда-нибудь он сможет прикоснуться к женщине. Надев кольцо на мизинец правой руки, он последний раз посмотрел на него и заставил слиться с кожей.
   В соседнем помещение включили воду. Я точно знала что это Сириус. Встав, я завернулась в одеяло и направилась к двери, за которой предположительно была ванная комната. По пути я запнулась об сломанный на две части диван. Посмотрев по сторонам, я поняла что в помещение невероятный погром, казалось здесь была бойня. Тому свидетельствовали следы когтей вдоль стен, поломанная мебель и разбившая лампа. Свет исходил только от толстой свечи в углу комнаты, там же я увидела тлеющие успокаивающие палочки.
   Подойдя к двери я осторожно ее открыла и оцепенела на месте. Черная ванная комната была в ужасном состоянии. Плитка местами была отколота, огромное зеркало разбито на тысячи осколков валяющихся по всему полу. Белый не промокающий коврик заляпан в крови. Помещение казалось знакомым и в тоже время я понимал что нахожусь здесь впервые.
   Обнаженный Сириус спиной ко мне сидел возле унитаза. Его выворачивало на изнанку. Позвоночник так сильно выгибался от спазмов, что казалось, сейчас разорвет тонкую кожу спины. Раны немного зарубцевались, но все равно были пугающими. Как он смог вынести столько ударов. Я сделала шаг вперед и вскрикнула. Острый зеркальный осколок впился в ступню. Это привлекло внимание чистокровного. Он резко повернул голову. По его подбородку стекала черная кровь.
   - С тобой все в порядке?
   - Пожалуйста, уйди, - зарычал он, и воспользовавшись своей силой вытолкнув меня из ванной.
   Дверь захлопнулась перед самым носом, оставив меня одну. Уставившись на деревянную поверхность я пыталась побороть в себе странное чувство. Мне хотелось сейчас быть рядом с ним. Успокоить, взять его боль на себя. Сказать что он не один. Пребывая в его воспоминаниях, я чувствовала только отчаяние и нестерпимое одиночество. Ни одна душа не пыталась его утешить. Вокруг было одно предательство и сокрушительный крах всех надежд. Я чувствовала его боль, пусть он закрылся от меня непроницаемой стеной, она все ровно просачивалась сквозь закрытую дверь, заставляя испытывать мучительное чувство вины. Пройдя ритуал я ощущала себя частью этого древнего вампира и отчетливо понимала что моему быстрому выздоровлению способствовал именно Сириус. Он отдал мне часть своих сил, несмотря на то что сам в них нуждался. Ком застрял в горле. Не думаю что вампиру нравилось такое единство. Я видела какую злость он испытывал к некромантам. Это было первобытная ненависть заложенная в его крови. Мариус запретил ему убивать меня, но я помнила как чистокровного трясло от злости когда он облизывал мои пальцы. Если бы у него был хоть один шанс он впился бы клыками в мою глотку и неминуемо вырвал ее, наслаждаясь моей смертью.
   Представив это, я немного остудила свой порыв опять ворваться в ванную комнату. Пережив его прошлое, я знала что не стану по-настоящему его женщиной и что он никогда не примет меня. Прижавшись лбом к двери я готова была рассмеяться над своими мыслями. Мне действительно было важно примет ли меня вампир. У меня никогда не было мужчины и я просто терялась, не понимая как себя вестnbsp; То, что произошло между нами, ужасно. На глазах у всех с принуждением. Смогу ли я это пережить? Отрицательно качая головой, я знала ответ. Это дерьмо навсегда застрянет в моей голове, как первый сексуальный опыт. Я не хотела задавать себе ненужные вопросы. Не хотела себя винить в произошедшем. Это не к чему хорошему не приведет. Единственное что еще заставляло меня не упасть на пол и не разрыдаться так это Мариус. Этот кусок дерьма ответит за все.
и. Несмотря на то что кровосос грубо трахнул меня на глазах у всех, я не могла его ненавидеть. Наоборот, сейчас я чувствовала нечто странное в груди, необычный трепет, заставляющий учащенно дышать лишь при одной мысли о Сириусе. Что же мне теперь делать? Вместо того чтобы разрабатывать план побега мои мысли работали совершенно в другом направлении.
   Выругавшись про себя, я со всей силой ударила кулаком в дверь. Боль ошеломила и в то же время, заставила меня вырваться из этогnbsp; Древний вампир лишь застонал, не в силах выкрутится из хватки своего хозяина.
о оцепенения. Сириус был рабом, и нет ничего хуже его участи. Мариус намекнул что став женой раба автоматически сама становишься рабыней. Это меня не устраивало. Нужно было найти выход иnbsp;з сложившегося положения, но я не могла, постоянно думая о своем неожиданно обретенном супруге. Я так сильно хотела его возненавидеть, ненависть заставляет двигаться вперед, но как бы не старалась, не могла. Как будто это было под запретом. Я отчетливо осознавала, что Сириус не хотел меня насиловать. Если бы все было иначе, он неминуемо кончил, прекратив этот ужасный спектакль. Поражаясь своей отстраненностью к произошедшему я могла только удивляться своей психике. После такого явно стоило сойти с ума, но казалось я приглушила эмоции, видя лишь картинку, но не испытывая к ней ничего.
   Облокотившись о стену, я вытащила из пятки осколок. На удивление кожа регенерировала быстрее чем происходило раньше после таких ранений. Присев возле двери я попыталась почувствовать Сириуса как раньше. Он был так близок и в тоже время так далек. Невидимой рукой я коснулась его плеча и замерла. Сириус лежал на полу, подтянув к себе ноги. Его тело знобило и ломило от невыносимой боли. Отдав львиную долю сил на мое восстановление, он лежал, боясь пошевелиться.
   Мне стало интересно, смогу ли я погрузится в его эмоции, если так легко ощущаю его боль. Проникновение было не глубоким, секундным. Сириус моментально пресек мое появление, вытолкнув и отгородившись. У меня перехватило дыхание, когда я поняла, что на самом деле происходит. Я попыталась открыть дверь, но Сириус так сильно ее запечатал, что она никак не поддавалась.
   - Сириус немедленно прекрати, я тебе запрещаю, - вне себя от злости, я хотела чтобы он немедленно остановился высасывать мои болезненные эмоции после изнасилования. Теперь я понимала, почему ощущаю себя отстраненной, как будто это все произошло в другой реальности. В памяти возникали фрагменты, но воспринимала я все не так болезненно как могла. Он лечил не только мое тело, но и восстанавливал психику. Я готова была разрыдаться, от безысходности. Секунда внутри него, сказала мне многое. Он переживал все за двоих, нашу боль, наше безумное унижение и отчаяние. А сейчас лежа один на холодном полу, он не позволяет мне даже быть рядом с ним.
   - Ты не должен в одиночку это переживать. Я ведь тоже была там.
   Перед глазами все поплыло, я заплакала прижавшись лбом к двери. Зачем он такое делает. Я для него никто, просто некромантка, по ужасным стечениям обстоятельств, ставшая его избранницей. Почему он так достойно себя ведет? Я не могла поверить что вампир мог был способен на такое самопожертвование. Не могу представить, чтобы я сделала нечто подобное.
   Не находя себе места. Я металась из стороны в сторону. Схватив свечу, я прошлась вдоль комнаты. Нужно было найти что-нибудь чем можно было открыть дверь. Чистокровный не должен переживать то что испытывала я. Я для него чужая, и не позволю чтобы он так мучился. Вдоль стены я увидела шкаф-купе. Открыв дверь, я обнаружила на плечиках несколько рубашек и кожаные штаны. Запах его одежды действовал не меня одурманивающей. Видимо вампир использовал какой-то необычный парфюм. Отбросив одеяло, я надела на себя черную рубашку и застегнулась на все пуговицы. Предварительно закатав длинные рукава, я опять подняла свечу и направилась в противоположную комнату под аркой.
   Включив в другой комнате свет, я поняла, что нахожусь в небольшом коридоре. Взгляд метнулся к выходу. Дверь была металлическая и чтобы открыть ее нужно было ввести код. Эти вампиры всегда были так осторожны. В помещение была еще одна дверь. Осторожно открыв ее я обнаружила что это был мини бар заполненный спиртными напитками. На полу стояли пустые бутылки.
   Зайдя за черную барную стоку я взяла нож, обратив внимание что в стойку был вмонтирован холодильник с прозрачной дверью. Содержимое его полок, заставило меня улыбнуться. Плитки шоколада, батончики и всевозможные леденцы. Не думала что вампиры сладкоежки.
   Неожиданно я ощутила в помещение присутствие неизвестного мне вампира. Кожа моментально покрылась мурашками. Крепко сжав в руках нож, я тихо вышла из барной стойки и подошла к двери. Все происходило в считанные секунды. Чья-то рука вынырнула из воздуха и обхватив меня за шею прижала к стене. От неожиданности нож выпал из рук на пол. Единственный сапфировый глаз вампира злобно смотрел на меня, второй был закрыт черной в цвет волос повязкой.
   - Что ты здесь делаешь? - зарычал он, крепче сжимая шею, - Почему ты не в Некрополисе?
   Я обхватила его руки пытаясь освободится, но все усилия были тщетны. Он буквально душил меня.
   Глубоко вдохнув он изменился в лице. Единственный глаз округлился.
   - Не может быть, - его рука скользнула мне под рубашку и я все сморщилась от отвращения, когда он пальцами нащупал кольцо, - Какого черта.
   Он кинул меня на пол, и резко рванул рубаху вверх.
   - Проклятье, - он смотрел на символы, и лицо его становилось еще бледнее. Именно в этот момент я поняла что этот мужчина является птенцом Сириуса.
  Глава номер восемнадцать
  
   Судорожно хватая ртом воздух, я отползла в сторону. Вампир был высоким крепким мужчиной, и как полагалось большинству особей своего вида, был невероятно хорошо сложен. Высокие скулы, пухлые губы идеальные пропорции лица. Даже несмотря на отсутствие правого глаза он обладал всем арсеналом хищника. В его образе было все чтобы подчинить и одурманить очередную наивную жертву. Облаченный в кожаный длинный плащ, он умело натянул на себя маску безразличия, закрывая свое удивление. Он задумчиво смотрел на меня сверху вниз, как будто продумывал новую стратегию поведения. Сейчас я была для него женщиной его создателя и внутри теплела надежда, что птенец не станет меня убивать. Хотя кончики пальцев покалывали в предчувствие опасности, я все же надеялась, что мужчина отнесется ко мне с уважением, как положено в вампирских кругах.
   - Почему ты не в Некрополисе? - повторил он более спокойным тоном.
   - А с чего ты решил, что я должна быть там? - прохрипела я, пытаясь побороть боль в горле.
   Мужчина сделал шаг ко мне, заставив напрячься всем телом.
   - Я знаю что Милена должна была тебя переправить в Некрополис, - его пальцы сомкнулись на вороте моей черной рубашки и он поднял меня на ноги, - Так какого хрена ты сейчас здесь, с клеймом Сириуса на теле.
   Лицо мужчины было так близко что я смогла разглядеть тонкие полосы шрамов уходящие за черную повязку на глазе.
   - Да вот решила обосноваться здесь, выйдя замуж за Сириуса. Так что убери от меня свои руки гребаный кровосос.
   Я думала что он наконец осознает свое место и прекратит держать меня за грудки. Но от сказанных слов вампир еще больше взбесился. В единственном зеленом глазе вспыхнула ненависть. Рот обнажил острые клыки.
   - Не стоит пытаться ставить меня на место некромантское дерьмо, - он швырнул меня об стену, так что из моих легких вышел весь воздух. Было больно и в тоже время обидно.
   Не успев сориентироваться я почувствовала как он схватил меня за волосы и поволок в другую комнату. Я обхватила его руки пытаясь ослабить хватку, но ничего не получалось. Несколько ударов ногой и дверь ванной комнаты рассыпалась в щепки. Чертов вампир затащил меня в помещение и толкнул в противоположную сторону от Сириуса. Свалившись на пол я сильно ударилась головой об стену и замерла. Перед глазами потемнело и если бы в желудке было хоть что-то, меня неминуемо бы вывернуло наизнанку. Прижав руки к голове, я попыталась побороть болезненный приступ головокружения.
   В то время вампир опустился на колени возле Сириуса. На его лице было столько боли и отчаяния. Казалось, он сильно любил своего создателя и в тоже время какой-то холод окутывал его ауру, давая понять, что любовь могла быть вынужденной.
   - Мой повелитель, - прошептал он на некропольском, касаясь плеча Сириуса.
   Чистокровный был в отключке, даже когда вампир перевернул его на спину и похлопал по щекам, он не пришел в сознание. Превозмогая боль, я медленно встала и подошла к вампирам. Сердце обливалось кровью при виде измученного обнаженного тела чистокровного. В ледяном оцепенении я смотрела на своего мужчину, совершенно не в силах отвести взгляда. Это было подобно проклятью, рядом с ним вся реальность исчезала. Тяжелые мысли отступали, зарождая в душе надежду на будущее. Я вытянула руку, и казалось, вот-вот прикоснусь к нему, как сильный удар по пальцам вывел меня из транса. Прижав пылающую руку к груди, я вопросительно уставилась на вампира.
   - Еще попробуешь к нему прикоснуться и я тебе руку оторву, - голос вампира холодом прошелся по моей коже.
   - Да пошел ты, - прорычала я, вне себя от злости, - Кто ты такой чтобы указывать могу я прикасаться к своему мужчине или нет. Проваливай отсюда, я сама о нем позабочусь.
   - Твоя забота это последние что ему нужно.
   Его слова больно ранили меня. Я понимала что вампир прав. Произошедшее было ошибкой. Но тогда что делать с неконтролируемыми эмоциями, которые я испытываю к Сириусу? Как от них избавиться? Неожиданно вампир схватил меня за волосы и притянул к себе. Я злобно зарычала, пытаясь вырваться, но когда острое лезвие ножа натянуло мне кожу на шею, замерла, уставившись на вампира.
   - А теперь рассказывай, что черт возьми произошло, - потребовал он.
   - Разве ты не присутствовал на церемонии моего соединения с Сириусом. Там было много клыкастых задниц, - лицо вампира было каменным, - Спроси у своих братьев, они тебе в подробностях расскажут, в каких позах меня поимел твой хозяин.
   - Думаю я ничего не потерял не увидев как натягивают твою тощую задницу. Зная Мариуса, наверняка он устроит из вашего союза показательный трах. Так что самое интересное еще впереди.
   Я чувствовала, как из моих пальцев выходят когти. И еще секунды и я буду готова располосовать рожу этому засранцу. Как только я замахнулась он быстро поймал мое запястье, крутанув его так что я по инерции растелилась лицом к полу.
   - Не стоит пускать мне кровь, я не из тех кто может это простить.
   - Отпусти меня, - зашипела я, пытаясь столкнуть его с себя.
   Вампир моментально оседлал меня, окончательно лишив возможности двигаться.
   - Мне нужно знать что произошло с Миленой, - его голос был твердым и требовательным.
   - Ее, оборотня и демона, прикончил Мариус. Прости, но куда скинули их тела я не знаю.
   Послышался грязные ругательства на некропольском. Вампир был взбешен.
   - Понятно, - дыхание вампира коснулось моей щеки, - Ты видела их тела собственными глазами.
   - Да, - соврала я, - А теперь слезь с меня, чертов придурок. Мне дышать тяжело.
   Вампир слегка ослабил хватку, но продолжил удерживать меня на полу.
   - Зачем Мариус соединил тебя с Сириусом?
   - Видимо решил отомстить некровампам за то что они пнули его под задницу из совета вампиров, - я тяжело сглотнула, голова невыносимо болела, - Ну и не хочу отрицать тот факт что ублюдок решил просто повеселиться. Некромант и чистокровный в союзе, что может быть смешнее.
   Собравшись, я опять попыталась скинуть его с себя, но ничего не получилось.
   - Сириус сопротивлялся? - зачем-то спросил вампир.
   - Мы все сопротивлялись. Или ты думаешь что он спятил, решив взять в жены некроманта?
   - Это хорошо... - прошептал он мне на ухо, - Это очень хорошо.
   Вампир резко встал и отошел от меня. Видимо он услышал то что хотел и оставит наконец-то меня с Сириусом в покое. Голова невыносимо болела и я уже подумывала не сотрясение ли это. Но посмотрев на своего мужчины, тут же забыло обо всем. Преодолев между нами расстояние, я, дрожа всем телом, обняла Сириуса и прижала к своей груди. От этого простого соединения на душе стало спокойно и тепло. Господи, что же со мной происходит. Меня разбили на тысячи осколков, и казалось, я никогда не смогу стать целой. Не понимая что делаю, я прикоснулась губами к холодному лбу чистокровного и затем стала покрывать все его лицо поцелуями.
   - Я же сказал, - зарычал вампир, схватив меня за руку.
   - Отпусти, - завизжала я и вцепилась мертвой хваткой в тело Сириуса, не желая разрывать связь, - Я должна быть рядом с ним. Я ему нужна.
   - Нужна! - клыкастый засмеялся, - лучше заткнись, иначе меня вывернет на изнанку.
   Вампир сильно ударил меня между лопаток, и оттащил от Сириуса.
   - Единственное что ему нужно это чтобы ты сдохла. Желаешь ему счастья перережь себе глотку и тогда Сириус не испытает всего дерьма что пришло вслед за тобой.
   - Ты конченый придурок, - завопила я, пытаясь вырваться из его хватки, - Когда Сириус очнется он надерет твою клыкастую задницу.
   - Даже не сомневаюсь, но сначала я хочу чтобы ты кое что поняла, - я замерла когда почувствовала как он с помощью своей силы поверхностно коснулся моего мозга, - Единственное что ты сейчас должна сделать это покончить жизнь самоубийством.
   Его голос эхом отдавался в моей голове. Вампир отчетливо вбивал в мой мозг приказ. Я уставилась на него, поняв что он проник в мою голову в желание избавится от меня. Понимая, что делаю я нащупала на полу осколок зеркала.
   - Ты в отчаяние, у тебя нет другого выхода. Сириус осквернил твое тело...ты должна уйти, - шепот доносился со всех сторон.
   Я пыталась стряхнуть с себя это наваждение, но вампир был настойчив. Слой за слоем он осторожно пробирался в мой разум, вынуждая осознать тысячу причин на смерть. Ублюдок был невероятно силен. Жуткое покалывание сменилось болью и в ту же секунду прекратилось.
   - Фауст, что ты делаешь?
   Крепко сжав в руках осколок, я уставилась на Мариуса. Блондинистый кровосос появился в дверях ванной комнате. Разодетый в дорогой серый костюм в черную тонкую полоску. Он довольно улыбался, сжимая в руке черную трость. Проклятье, одно его присутствие меня до жути пугало. Тяжело дыша, я подползла к Сириусу и прижала его к себе. Одноглазый вампир не одобрительно посмотрел на меня, и в ту же секунду на его губах расплылась мерзкая ухмылка.
   - Рад приветствовать тебя Мариуса.
   Он быстро подошел к вампиру и обнял его похлопав по спине.
   - Я просто потрясен твоей необузданной извращенной фантазии. Соединить Сириуса с этой, - он кивнул головой в мою сторону.
   Мариус, засмеялся, в ответ похлопав вампира по плечу. Но в секунду его лицо стало свирепым. Резко оттолкнув от себя вампира, он со всей силой врезал ему по лицу тростью. От удара щека вампира разорвалась и кровь хлынула на пол.
   - Не пытайся заговаривать мне зубы, - он обхватил копну черных волос Фауста и нагнувшись прошипел, - Не смей трогать девчонку, иначе я трону твою...
   Фауст прижал ладонь к лицу, гнев вспыхнул в его глазах. Было видно как он ненавидит Мариуса. Тело под кожаным плащом напряглось и казалось, он сейчас вгрызется в шее своего обидчика. Как вдруг он опустил голову в поклоне и извинился.
   - Твое слово закон.
   Что же черт возьми здесь происходит. Мариус холодно посмотрев на Фауста сделал шаг ко мне. Внутри все сжалось. Крепко прижавшись к Сириуса я пыталась найти в нем защиту. Но древний был без сознания и даже если бы он открыл глаза, то вряд ли смог что-то изменить. Подняв глаза я встретилась со взглядом Мариуса. Его глаза были безжизненными, злыми.
   - Ну что кукленок, - он присел возле меня, - Как поживаешь?
   Меня всю трясло от его присутствия. Я не могла припомнить чтобы кого-то так боялась как этого вампира. От одного вида на него внутри все замирало в ожидание боли.
   - Вижу ритуал соединил вас, - он посмотрел на мои пальцы вцепившиеся в запястье Сириуса, - Ощущаешь его также отчетливо как и себя?
   Интонация с которой говорил Мариус настораживала. Я медленно, борясь с собой, отпустила руку Сириуса и поднялась на ноги. Что-то мне подсказывало, что лучше не обнажать своих чувств при этом ублюдке. Отступив в сторону, я одернула рубашку.
   - Он не приходит в себя.
   - Трусливый сукин сын, вечно проваливается в бездну, как будто четыреста лет ему были недостаточны.
   Я стояла как каменная, не желая вдаваться в подробности. Хотя саму распирало от любопытства. Что еще за бездна.
   - Если бы ты меньше над ним издевался, то он бы давно вышел из этого состояния, - огрызнулся Фауст, - И был бы намного полезнее.
   - Следи за своими словами, вампир,
   - Извини, но я не понимаю что опять сделал Сириус, раз ты его так отделал.
   - Он признался что убил пятерых боевых вампиров. Ты что-нибудь знаешь об этом?
   Фауст промолчал, наблюдая за тем как Мариус обхватил шею Сириуса и сильно сжал пальцы.
   Что он делает? Неконтролируемый гнев захватил меня с головой. Сжав кулаки я злобно смотрела на Мариуса.
   - Поднимайся, тварь, - ледяным голосом сказал вампир, - Твой повелитель взывает.
   Худощавое тело Сириуса приподнялось и опять распласталось на полу. Мариус еще несколько раз попытался его привести в чувства, но тщетно. Лицо вампира изменилось вне себя от злости, он со всей силой врезал чистокровного по лицу. Тело Сириуса не подавало признаков жизни. Тогда вампир поднялся и замахнулся тростью.
   - Просыпайся, чертов ублюдок, - вампир начал избивать Сириуса, нанося то удары тростью то ногами.
   Грудную клетку сжало от боли. В глазах потемнело. Никто не смеет прикасаться к МОЕМУ мужчине. Это отчетливо пульсировало в моей голове. Защитить, уберечь. Проклятье я сама не понимаю что делаю. Дыхание сбилось. С каждым ударом в тело Сириуса внутри меня все горело. Воздух моментально наполнился гнилью и сыростью. Краем глаза я видела как кафель стал покрываться плесенью. Зачем я это делаю? Вполне возможно, что все мои эмоции к чистокровному вынуждены. Ритуал насильственно заставляет меня чувствовать что-то вроде любви к нему. Это восхитительно и в тоже время болезненно. В момент когда я приняла решение по моим ладоням побежали черные трещины. Я всегда думала что это сходит гламур, но сейчас я была в своей истинной форме.
   Злобно зарычав, я накинулась на Мариуса, вонзая свои когти в его тело. Вампир взревел, откинув меня в стену. Мариус был невероятно силен, но несмотря на это я опять кинулась на него. Сокрушительный удар в лицо и несколько в живот. И я уже не в силах вздохнуть валяюсь на полу. Осколки больно впились в спину.
   - Сволочь, не смей к нему прикасаться, - прошипела я, сплевывая кровь.
   Мариус в разорванной рубашке, залитой кровью, подошел ко мне. На его лице был ожог от моих ладоней.
   - Вижу ты впитала в себя часть сумасшествия Сириуса.
   - Да пошел ты, - я прижала руку к животу, не в силах справится с невыносимой болью, - Если ты еще раз притронешься к нему я перережу тебе глотку.
   Вампир засмеялся и захлопал в ладоши.
   - Браво, впервые вижу такой ярко выраженный собственнический инстинкт, - его лицо стало медленно заживать, на пухлых губах появилась не добрая улыбка, - Ты даже не представляешь как мне нравится ломать таких как ты.
   Я с ненавистью в глазах посмотрела на него.
   - Да, да, именно так смотрит влюбленная женщина, - он в возбуждение облизнул губы, - Фауст поставь ее на колени.
   Не понимая что задумал Мариус, я попыталась самостоятельно подняться с пола, но Фауст меня опередил. Его пальцы как стальные оковы окружили мои запястья. Я попыталась вырваться, но он болезненно завел мои руки за спину и поставил на колени. Тяжело дыша я уставилась на Мариуса.
   - О, да, - его рука скользнула к ширинке, поглаживая свое хозяйства, - Именно то что нужно. Думаю Сириус будет не против если ты немного пососешь у меня.
   Это просто не может быть. Внутри все похолодело. Ублюдок хочет что бы я сделала ему...Я отрицательно закачала головой. Нет. Руки Фауста еще крепче сжали мои запястья.
   - Не думаю что это хорошая идея, - прокашлявшись, сказал птенец, - Сириус чистокровный он..
   - Заткнись и держи ее крепче.
   Его рука коснулась моей головы, захватывая волосы в плен своих пальцев. Я попыталась отпрянуть.
   - Тише, кукленок, - удерживая мое голову на уровне ширинки, он возбужденно потерся об мое лицо, - Думаю это будет незабываемо... Не переживай Сириус ничего не узнает.
   Меня всю знобило. Чувствуя его член под дорогой тканью брюк, мне хотелось вонзить в него свои когти и вырвать на хрен этот агрегат.
   - Ты за это заплатишь, - опалив его яростным взглядом, злобно сказала я.
   - Не думаю.
   Шум открывающейся ширинки, оглушал. Я напряглась всем телом, очередной раз пытаясь высвободиться из лап Фауста. Теплая, гладкая головка мощного члена коснулась моей щеки. Я стиснула зубы, пытаясь побороть отвращения.
   - Только без прикуса, - засмеявшись, сказал он, проведя своим членом вдоль моей щеки.
   Чувствуя как слезы предательски текут по щекам, я не знала что делать. Закрыв глаза я стиснула зубы, не желая делать то что он хочет.
   - Ну же, утешь меня, - его пальцы больно дергали меня за волосы, но в секунду все изменилось.
   Я почувствовала, как моего лица коснулось нечто мокрое. Быстро открыв глаза, я в шоке уставилась на Мариуса. Лицо его стало бледным, рот отчаянно хватал воздух. Рука прижата к месту где должно было быть сердце. Рванная рана на груди говорила о том что этого органа сейчас нет в его теле. Посмотрев за плечо вампира я увидела Сириуса. В его руках продолжало биться сердце Мариуса. В секунду Фауст отстранился от меня. Я медленно поднялась, оттолкнув от себя Мариуса. Вампир, продолжая задыхаться, беспомощно рухнул на пол.
   - Мариус, соединяя меня с некромантом ты видимо забыл, что я чистокровный. Я не третьесортный вампир вроде тебя и твоего окружения. Если кто-то позволяет тебе трахать своих женщин. Со мной этот номер не пройдет, женщина это то что чистокровные не делят ни с кем, даже пребывая в рабстве. Я не могу тебя убить так как являюсь твоим рабом, но сделать тебе невыносимо больно это в моих силах, - голос Сириуса был жестким и властным, - Надеюсь ты все понял.
   - Ублюдок, - хрипел Мариус.
   - Позаботься о нем, - ледяным тоном сказал Сириус, и передал сердце Фаусту.
   Чистокровный взял меня за руку и прижал к себе. Вне себя от радости я обняла его за талию, положив голову на мощное плечо. Все краски моментально стали таять образуя темноту. В эту секунду я поняла что мы переместились из ванной комнаты в другое место.
  Глава номер девятнадцать
  
   От первого в своей жизни скачка в пространстве я провалилась в воспоминания Сириуса. Снова я была в теле этого мужчины ощущая его физическую боль и в то же время невероятную радость за то что он совершил. Держа в руках маленькое кольцо, он представлял что когда-нибудь в его жизни появиться женщина, которая будет любить его таким каким он есть. Она не увидит в его чертах уродства незаконнорожденного, ее не смутит что в его венах течет кровь предателя. Закрыв глаза, он представил образ высокой красивой женщины с длинными черными волосами. Она улыбалась и смотрела на него с теплом, тянула руки чтобы прикоснуться. О да, казалось, одно лишь прикосновений этих тонких изящных пальчиков могло сотворить с его телом нечто невероятное. От ярких видений внутри Сириуса что-то сжалось от неопределенной потребности быть желанным... для нее. Внизу живота все пульсировало. Он понимал что этот невыносимый жар в теле связан с предстоящим стечением и что вполне вероятно ему не позволят прикоснуться к женщине в этот период. Он знал свое место, но то что он испытывал к единственной оставшейся в живых дочери Галана, было просто немыслимо. Сириус не был глупцом и понимал что заяви он права на первую ночь его просто закидают камнями или привяжут к позорному столбу, а что самое вероятное просто кастрируют.
   О, Реальсаль самая достойная женщина которую он когда либо видел. Он никогда не посмеет осквернить ее своим присутствием. Сириус готов был сдохнуть в агонии стечения, чем нарушить покой этой божественно красивой женщине. Сжав кольцо в кулак он заставил его исчезнуть. Сила кольца могла насильственно привязать эту женщину к нему. Заставит ее считаться с ним. Не любить, но быть всегда рядом, рожать детей, хранить очаг. Казалось, для такого уродца как он, это предел мечтаний. Но нет, ему нужно было нечто большее. Не совсем понимая что именно, Сириус пытался разобраться в своих неконтролируемых в этот период эмоциях, но всегда натыкался на тупик. У него не было ответов для чего ему нужно чтобы женщина его любила.
   До боли в сердце понимая что к нему добровольно не подойдет ни одна женщина его клана, он знал что придет время и он воспользуется этим кольцом. Подчинит, овладеет, но сейчас он осознавал что не сможет так жестоко поступить с Реальсаль. Ему нужна она, а не ее подневольное тело.
   Дверь ветхого чердака в котором он прятался заскрипела. И внутрь вошел его друг Фауст. Промокший с головы до ног он принес еды и лекарства для обработки ран. Уже как два дня Сириус не мог встать на ноги. Избитый Галаном он лежал на чердаке дома Фауста не в силах подняться или лечь на спину. Галану было недостаточно рассечь его кожу на спине, он с упоением вшил в многочисленные глубокие раны соль, которая не давала возможность регенерировать клеткам.
   - Ну и стоило это кольцо того что с тобой сделал старый пердун?
   - Ты знаешь ответ.
   Фауст театрально закатил глаза и легкой походкой направился к своему пациенту. Мужчина был сыном целителя, и ему строго настрого было запрещено общаться с рабами, в особенности с Сириусом. Но по всей видимости Фаусту на это было плевать. Они знали друг друга с самого детства и частенько выручали друг друга из всевозможных передряг.
   - Ты слишком большое значение придаешь женщине.
   Сириус вопросительно приподнял бровь.
   - Женщины священны.
   - Может ты говоришь о каких-то нереальных девах из легенд.
   Фауст начал возиться с его ранами. Заставляя стиснуть от боли зубы.
   - Скажу тебе одно все они шлюшки недостойные нашего внимания. Поверь мне, не стоило тебе вот так убиваться ради какого-то кольца. Все равно не оценят.
   - Ты не понимаешь.
   Сириус не мог озвучить на сколько дорого ему это кольцо. Зная, какой успех имеет Фауст у женщин, ему было просто стыдно и больно говорить о том, что возможно он умрет, так и не прикоснувшись к женскому телу. Порой он задумывался почему его не убили при рождение. Ведь вероятность его вечного одиночества была предначертана по факту рождения. Такие как он долго не живут.
   - Я уже стольких из них поимел, что у меня сложилась своя философия. Женщина конечно хорошо, но только на одну ночь. Вот вы чистокровные в основном соединяетесь с женщиной на века. Для чего? Это же невероятно скучно, а что ты будешь делать если твоя женщина тебе наскучит в постели?
   - Прекрати? - Сириус до сих пор не понимал и половину того о чем говорит его друг. Он только входил в период взросления, так что физически он пока не мог спать с женщиной. Но как и любого взрослеющего мужчину его интриговало то что может происходить между мужчиной и женщиной когда они одни. Но заговаривать на такие интимные темы ему было неловко.
   - Извини, но просто смешно соединяться с женщиной ни разу ее не трахнув.
   Щеки Сириуса запылали. Он совершенно не знал как прекратить этот разговор.
   - Поверь, женщина которая будет со мной не наскучит мне никогда.
   Фауст лишь засмеялся и оставил его спину в покое.
   - Вот перекуси, - мужчина достал из сумки несколько кукурузных лепешек.
   Еда могла помочь регенерировать тело вампира, но не достаточно быстро как было от нескольких глотков крови. Сириус как и большинство рабов должен был питаться от животных. Но после произошедшего вход в инкубатор ему был запрещен. Единственное что оставалось это выйти за пределы крепости и искать пропитание самому. Пока он этого сделать не мог, нужно было для начала зализать раны.
   Неожиданно внизу открылась и закрылась дверь. Мужчины напряглись. Кому это понадобилось посещать Фауста в столь поздний час?
   - Фауст, ты здесь, - нежный голос Реальсаль Сириус не мог спутать ни с кем. Внутри моментально все напряглось. Что она здесь делает? Достойная женщина никогда не пойдет в дом одинокого мужчины.
   Зеленые глаза Фауста от удивления округлились. Он быстро поднялся и приказал что бы Сириус молчал иначе с него шкуру снимут узнав что он укрывает раба.
   - Что - то случилось госпожа, - учтиво сказал Фауст, спускаясь вниз.
   Сириус до сих пор потрясенный присутствием этой женщины осторожно приподнялся и посмотрел сквозь щель в полу. Да, это была она, невероятная, красивая. О, боги как же он хотел прикоснуться к ее мокрым волосам, согреть ее руки и даже поцеловать. Дыхание стало сбиваться от этих мыслей. Неожиданно она подошла к Фаусту и прикоснулась к его губам своими.
   - Мне нужна твоя помощь, смертный.
   Фауст изменился в лице. Казалось краска сошла с его лица когда вампирша прикоснулась к нему.
   - Чем же я могу помочь вам?
   Сириус не мог прийти в себя. Она поцеловала Фауста. Просто взяла и поцеловала. Но зачем?
   - Мне нужно что бы ты лишил меня невинности.
   Перед глазами все потемнело. Сириус не мог вздохнуть. Это не может быть правдой. Фауст сделал шаг назад, но видимо собравшись с мыслями ухмыльнулся.
   - Я не сплю с вампиршами, - он подошел к двери желая выпроводить госпожу из своего жилища, - Поищите себе кого-нибудь своей расы.
   - Я думаю тебе лучше поменять свое мнение, - грубо сказала она развязывая полы своего плаща.
   - Слушай, не знаю что тебе обо мне наговорили, но я...- его слова застряли в глотке.
   Перед ним стояла невероятной красоты обнаженная женщина. Он просто открыл и закрыл от изумления рот. Когда как Сириуса начало трясти. Озноб был просто непереносимым. Казалось, тело стало жить своей жизнью, каждая клеточка разразилась необъяснимой болью и томлением.
   - Я тебе нравлюсь, - необычно нежным голосом сказала она, проводя рукой по полной груди.
   - Если ты хочешь мужчину, я могу привезти к тебе Сириуса, - охрипшим голосом сказал Фауст, - У него на днях должно начаться стечения, думаю он сможет тебя удовлетворить.
   - Так ты nbsp;знаешь где сейчас прячется этот жалкий раб?
   Фауст сжал губы, понимая что прокололся.
   - Молчишь, теперь я думаю мы с тобой точно договоримся, - ее пальцы сомкнулись на его подбородке, - Ты же не хочешь чтобы мой отец с тебя шкуру снял живьем.
   - Я просто подумал что тебе было бы комфортно заняться этим с себе подобным.
   - Сириус! - она сморщила лицо, - он никогда не будет равен мне. Будь он единственным вампиром на планете я никогда бы не легла под этого жалкого уродца. Он грязный выродок, сын врага расы.
   От сказанных слов внутри чистокровного что-то оборвалось. Ни одна женщина не захочет такnbsp; - Слушай, не знаю что тебе обо мне наговорили, но я...- его слова застряли в глотке.
ого как он. Никто и никогда... Реальсаль грациозно подошла к Фаусту и провела рукой по его груди. От боли которую принесло это ее прикосновение к чужому мужчине, Сириус готов был кричать.
   - К тому же он захочет насильственно меня окольцевать, на что я совсем не согласна.
   - Так вот в чем дело. Я слышал Галан хочет тебя соединить с сыном Варлона. Ты требуешь чтобы я трахнул тебя разрушив этот союз?
   Ее рука коснулась его живота.
   - Ты прав, у меня нет больше вариантов на свободу.
   - Ну тогда не все ли равно кто это сделает я или Сириус.
   - Неужели ты думаешь я позволю этому ублюдку коснуться себя. Зачем ты вообще сейчас говоришь об этом прокаженном. - Фауст тяжело задышал когда ее рука осторожно высвободила из его штанов уже во всей готовности детородный орган.
   Сириус никогда не видел мужчин nbsp;в состояние возбуждения. То что безвольно болталось между ног Фауста в моменты когда они плавали, теперь стало невероятно большим. Он и в страшном сне не мог представить что такое может быть. Неожиданно нос наполнился необычным возбуждающим запахом Реальсаль. Голова сильно закружилась и в ту же секунду последовала такая невыносимая боль, что казалось все тело скручивают чудовищные спазмы. Ноги и пальцы стало сводить судорогой. Он не понимал что с ним происходит. Пытаясь не выдавать своего присутствия, Сириус стиснул зубами палку, чтобы хоть как-то бороться с новыми волнами боли.
   - Как ты чудесно пахнешь, - неожиданно ворвалось в его сознание, - Все помещение пропитано твоим возбуждением.
   Взмокший Сириус припал щекой на пол. Ему хватило и секунды понять что этот запах исходит от него, а нет от Фауста. Вампирша была настолько поглощена ласками уже обнаженного тела Фауста, что даже не улавливала очевидных вещей. Перевернувшись на спину, Сириус даже не почувствовал боли. Единственное что его волновало так это его вздыбившиеся штаны. До безумия напуганный он боялся прикоснуться к тому что было под ними. Я проклят, проклят. Дрожа всем телом он уставился в потолок покрытый паутиной. Где-то внизу раздался сдавленный женский крик перешедший в невероятные стоны. Набравшись сил Сириус посмотрел вниз, чтобы окончательно потерять рассудок. Женщина которую он так сильно хотел видеть рядом с собой, лежала под мощным телом Фауста. Сириус уже понимал что так яростно вгоняет в нее Фауст. В его действиях не было души. Даже неискушенный Сириус понимал что сейчас происходит просто траханье. Это особенно было видно когда он резко потянул ее за волосы, заставляя вскрикнуть.
   - Ну что теперь ты женщина, - прорычал он ей на ухо, - Ты рада.
   Реальсаль тяжело дыша смотрела на него с таким потрясением и не пониманием, что стало не по себе.
   - Твое условие я выполнил, - он резко из нее вышел и перевернул на живот, - Теперь ты удовлетвори мои желания.
   - О чем ты?
   - Ты же не думала что между нами может произойти нечто особенное. Ну там я тебя трахнул и вдруг влюбился.
   - Нет, - высокомерно сказала она, продолжая не подвижно лежать под ним.
   - Вот и хорошо будь умничкой и молчи, - с этими словами он резко вошел в нее, закрывая ей рот ладонью, - Я предлагал тебе Сириуса, но ты отказалась. Теперь ты в моей власти.
   Сириус хотел спуститься и заставить Фауста немедленно прекратил это делать с вампиршей. Но очередной припадок стечения застал его врасплох. Не в силах подняться на ноги он попытался телепартироваться вниз на первый этаж. Но вовремя остановился, представив каково будет Реальсай, узнай она что он стал свидетелем ее падения. Он не понаслышке знал каково когда тебя унижают на глазах у всех. Пусть лучше все произошедшее будет тайной между этими двумя. Это было ее решения раздвинуть ноги перед человеческим мужчиной. Она достаточно сильна чтобы скрутить Фауста, так что Сириус был спокоен за ее здоровье, чего нельзя было сказать о его.
   Несколько раз телепортируясь он оказался на берегу моря. Там где не раз проводил время вдалеке от крепости. Темное небо было в серых облаках, сквозь которые тускло проходил лунный свет. Легкий ветерок коснулся лица и волос. Я проклятый ублюдок. Упав на колени Сириус закрыл руками лицо и завыл ужасающим, разрывающим от боли сердце воплем. Он был раздавлен и унижен. Ничто не могло его больше успокоить.
   - Мерзкий уродец, - отчаянно кричал он расцарапывая свое лицо в кровь, - Никому ненужный жалкий уродец.
   Рыча от страшной не прекращающей боли он знал что единственное его спасение это женщина. Завалившись на спину. Сириус зарыдал, так отчаянно и беспомощно. Он никогда бы не смог к этому подготовиться. Эта боль невыносима. Закусив губы он начал стаскивать с себя штаны. Обнажив себя до колен он уставился на огромную штуковину в которую превратился его член. Трясущимися руками он коснулся мощного члена и медленно провел по нему ладонью. Ощущения были странные, но неприятными их не назовешь. В какую-то секунду ему показалось что боль отступила, но очередная волна вырвала его из этой реальности. В агонии он с такой силой сжал свой член что когти вошли внутрь нежной напряженной плоти. От резкой боли внутри что-то оборвалось и Сириус, проклиная свое существование, потерял сознание.
   Вырвавшись из этого безумного и болезненного воспоминания, я протерла мокрые от слез глаза. Эти провалы были такими яркими и ужасающими по восприятию, что становилось не по себе. Жизнь мужчины с которым меня связали была наполнена отчаянием и нестерпимым одиночеством. Казалось, не было на его пути души способной подарить ему тепло и любовь в которой он так сильно нуждался. Я знала что когда он очнулся после стечения, в плане секса его больше никто и никогда не интересовал. Его тело и душа на столетия заледенели и стали безразличны ко всему к чему так стремился Сириус. Опустошенный он пришел к крепости и сдался Галану. Теперь ему было глубоко наплевать что с ним сделают, больнее чем было уже не станет.
   Стерев с лица слезы, я посмотрела на каменистый потолок на котором блистали маленькие звезды. Я никогда не была в этом изолированном со всех сторон водой месте, но знала точно что здесь безопасно. Древний затопленный эльфийский храм, находился под эльфийскими источниками. Эти знания я черпала из воспоминаний Сириуса. Он не раз укрывался в этом месте чтобы залечить свои раны. Мариус всегда жестоко изнурялся над его телом. Гаденыш упивался своей властью над столь древним существом, ему нравилось высасывать безграничную силу своего раба и что самое важное он наслаждался тем что мог сделать с телом Сириуса все что угодно.
   Ком застрял в горле от того что всплывало в моей памяти. Все происходящие в его воспоминаниях было настолько интимное и болезненное, что я готова была убить Мариуса на месте, не задумываясь о последствиях. Уничтожить этого гада, даже если Сириус встанет на моем пути.
   Я лежала на надувном матрасе и была накрыта одеялом. Светлая обивка была запачкана кровью. Осторожно приподнявшись я увидела что нахожусь в самом основание храма. Каменистая круглая платформа, оформленная странными иероглифами, со всех сторон окружена была водой. Опустив ноги я встала на пол, уронив несколько пустых бутылок из под водки. Сириус много пил, пытаясь хоть как-то пережить то что с ним произошло. Порой под действием алкоголя он мог забыться, как-то смазать те грани отрешенности и не понимания мира в котором он очутился, но эффект был кратким и возвращение в реальность мучительной. Сделав несколько шагов, я подошла к ступенькам которые погружались глубоко в воду. За спиной раздался плеск воды. Повернувшись я увидела Сириуса вынырнувшего из воды. Мыльная пенная вода образовалась вокруг его тонкой талии, обкупнувшись он опять начал наносить жидкое мыло на тело пытаясь отмыться. По пояс находясь в воде он со всей силой тер вехоткой по своей груди, плечам и рукам. Я знала что он чувствует себя грязным и ничто не способно избавить его от этого ощущения. Переживая что его желание отмыться связанно со мной, я все же решилась пойти в его сторону. Ритуал привязал меня к этому мужчине, но я совершенно не знала как он относится ко мне. Он спас меня от Мариуса, но я не уверенна что это что-то для него значит. По его воспоминаниям я знала что собственнический инстинкт свойственным только истинным парам, каковыми по определению мы не можем быть.
   - Сириус, - я не узнавала свой голос, никогда бы не подумала что могу с такой нежностью назвать чье-то имя.
   Услышав меня мужчина весь напрягся. Сердце кольнуло когда он даже не повернув головы в мою сторону, продолжил с остервенением втирать мыло в свое тело. Тяжело вздохнув я сделала шаг вниз по ступенькам. Вода была на удивление теплой, не прозрачной. Подойдя к мужчине, я поразилась насколько сильно было мое желание коснуться его тела. Я знала точно что никогда не испытывала такого сильного волнения перед мужчиной.
   - Я хотела сказать тебе спасибо, - осторожно коснувшись рукой его спины я тут же поняла что это была не самая хорошая идея.
   Вампир резко развернулся и схватил меня за запястье.
   - Спасибо за что, - его лицо стало злобным, клыки сильно удлинились, - Я не думал что ты настолько тупая. Твоя жизнь идет псу под хвост, а ты говоришь спасибо. Ты хоть понимаешь что я с тобой сделал?
   Напуганная его поведением, я все же взяла себя в руки.
   - Ты спас меня от Мариуса, - на эти слова он лишь засмеялся.
   - Спас ли? Нас скоро найдут. И поверь, Мариус с меня шкуру снимет за такую выходку. И ты вряд ли испытаешь восторг от этого факта.
   - Я не позволю ему это сделать.
   От моих слов он буквально взбесился. Крепко сжав мои запястья, он взревел вне себя от гнева.
   - У тебя не будет выхода.
   - Выход всегда есть, - закричала я ему в ответ.
   - Ты не понимаешь, пока что-то решиться я сойду с ума зная что женщина которая связанна со мной будет видеть мое унижение. Я даже сейчас не могу спокойно смотреть в твои глаза. Ты видела как меня избивал и трахал Мариус...- его стала бить сильная дрожь, слова давались с трудом, но он продолжил, - ...и я никак не мог это остановить. Даже зная что ты стоишь и видишь этот ужас я не смог пойти против его крови.
   - Но ты же вырвал его сердце.
   - Да, вырвал. Я и не предполагал что ты можешь стать моей истинной парой. Неконтролируемый собственнический инстинкт проявляется только после соединения истинных. Если бы Мариус знал об этом, то никогда бы тебя и пальцем не тронул, - он опустил мои запястья и осторожно провел большим пальцем по щеке где были шрамы, - Я обеспечил тебе безопасность, а себя подставил под очередной удар.
   Из воспоминаний Сириуса я знала на что был способен Мариус. Эти знания давали мне возможность более объективно расценивать сложившуюся ситуацию и понимать что я с чистокровным попали в такую задницу из которой нам не выбраться. Проклиная сложившиеся обстоятельства, я осторожно положила руки на тонкую талию мужчины, желая прильнуть к нему всем телом.
   - Не надо ко мне прикасаться, - угрожающе прохрипел он, высвобождаясь из моих рук, - Я не могу стерпеть...
   Тяжело дыша, он резко от меня отвернулся и вошел глубже в воду. Потрясенная его поведением я сделала шаг назад, желая что бы за спиной появилась глубокая пропасть. Почему он так жесток? Возможно, столетия одиночества ожесточили его, но он признал меня своей истиной парой, а теперь сторонится моих прикосновений. Это было непереносимо. На глазах навернулись слезы и я бессильно обхватила себя руками пытаясь унять непонятную дрожь. Он был чистокровный вампир, а они всегда ненавидели некромантов. Эта ненависть была в крови. Осознание этого ворвалось в меня с таким оглушительным ревом что я пошатнулась. От этой догадки меня буквально передернуло. Каково для вампира ощущать мой непереносимый запах, касаться пепельной кожи и заниматься любовью. Сириус никогда не простит себе за то что окольцевал меня. Я не то о чем он мечтал. Взяв себя в руки я подошла к вампиру и резко повернула его к себе.
   - Ты не можешь стерпеть меня, потому что я некромант.
   От его молчаливого взгляда мне стало совсем плохо. Конечно, чистокровные вампиры убивали некромантов тысячами. Теперь я прекрасно понимала поведение вампира. Ему наверняка тошнит что некромантка стала частью его. Тогда к чему этот спектакль?
   - Поэтому ты не кончил, - наши взгляды пересеклись, - Ты насиловал меня перед всеми не в силах завершить половой акт. Тебе было противно брать меня, но ты не мог ничего изменить. Точно...Я помню как ты вырывался не желая отдавать кольца.
   О, боже, я нервно рассмеялась прямо в лицо вампиру.
   - Ты не правильно все поняла.
   - Нет, я все поняла, - со всей силой оттолкнув его от себя, я пыталась сдержать непрошеные слезы.
   Было такое странное состояние. Гребаный ритуал заставлял меня любить его. И то что открывалось перед моими глазами доставляло невыносимую боль.
   - Этот ритуал, неизменен как я полагаю, - я смотрела на его лицо лишенное каких либо эмоций.
   - Никто не сможет разрушить древние чары.
   От этих слов я просто закипела.
   - Я все равно найду способ не испытывать к тебе чувств.
   Я ринулась прочь из воды, но тут же была захвачена в плен его рук.
   - Ты навсегда будешь принадлежать мне, - его неожиданно низкий голос и поведение не предвещали ничего хорошего.
   - Отпусти меня гнусный кровопивец, - я начала вырываться из его объятий пока не почувствовала как он рванул на мне рубашку. Черные пуговицы посыпались в воду. Воспользовавшись тем что я была прижата спиной к его груди, а его руки были сосредоточены на том чтобы стащить с меня единственную одежду. Выкрутившись, я выбежала прочь из воды. И тут же оказалась на матрасе придавленная его длинным худощавым телом.
   - Не смей ко мне прикасаться, - прорычала я, пытаясь скинуть его с себя.
   От услышанных слов он лишь угрожающе зарычал. Его рука согнула мою ногу в колене и отвела в сторону. Я попыталась вонзить в него свои когти, но в секунду его сила пригвоздила мои руки к матрасу. Обездвиженная я приподняла бедра пытаясь в очередной бессмысленной попытке оттолкнуть его, но почувствовав его напряженный член, готовый неминуемо пронзить меня, замерла. Его шероховатая ладонь, тут же обхватила мои ягодицы и бесстыдно помяла. Проклятье, зачем он это делает? В непонимание я неуверенно подняла на него глаза. Его примитивный и горящий взгляд, настолько потряс меня что мне стало трудно дышать. Никто и никогда не дарил мне такого взгляда. Я всегда была всеми призираема, но эти немигающие глаза напротив, были таким правдивыми и полными желания, что внутри все оборвалось. Скользнув языком по губам, Сириус осторожно потерся своим возбуждением по моей сердцевине, заставляя ощутить необычный жар внутри тела.
   - Почему ты это делаешь? - прошептала я, боясь пошевелиться. Как бы Сириус не старался прочистить мою голову, я все равно помнила физическую боль от проникновения.
   - Думаю, я действительно неполноценный уродец, раз хочу трахать некроманта, - его губы неистово стали покрывать мой рот, щеки, лоб.
   Я в ужасе почувствовала как он раздвинул пальцами нежные складочки моего тела и сокрушительно двинулся в меня. Нанизывая, опустошая, причиняя боль. Уткнувшись лицом в изгиб моей шеи, он начал резко вбиваться в меня.
   Смотря на звездный потолок, я понимала что мы никогда не сможем быть единым целым. Этот мужчина ненавидит меня и потому не признает своей. Закусив нижнюю губу, я старалась не плакать. Перебирая в голове его воспоминания, я понимала, что он ни с кем не был кроме меня. Его руки блуждали по моему телу, изучая каждый изгиб, каждое потаенное местечко. Ощущения были необычные, но в тоже время я не могла расслабиться, зная что Сириус не чувствует удовлетворения. Как бы сильно он не двигался во мне, я ощущала его потерянность. Он страдал. Молча. В одиночестве. Полностью закрытый от меня. Наша связь эхом доносила до меня его удушающее состояние. Мой мужчина буквально задыхался от безысходности не в силах что либо изменить. Неожиданно он приподнял свою голову и посмотрел на меня, как будто что-то почувствовал. В его черных, засасывающих, глазах было столько муки и какая-то недосказанность. Он хотел меня любить, но не знал что сделать. Как исправить случившееся? Что-то произошло страшное, где-то глубоко в его подсознание, это что-то вырывалось на поверхность. Но он изо всех сил заглушал боль, пытаясь жить настоящим.
   - Я не Реальсаль, - прошептала я, почему-то думая что его терзает именно это, - Я никогда бы не назвала тебя недостойным мужчиной.
   - После всего что ты видела, я таковым и являюсь, - в его глазах была боль, -недостойным.
   Не зная как до него достучатся я медленно заскользила по внешней стороне его бедер ногами и скрестила их за его спиной. От моего действия Сириус закрыл глаза и слегка приоткрыл влажные губы, дыхание участилось. Казалось, ему безумно нравились мои прикосновения. От осознания этого перехватило дыхание. Сириус невыносимо нуждался в моей ласки. За столетия своей жизни к нему никто так интимно не прикасался. Он невыносимо нуждался в этом, но лишь сейчас познал это чудо. Нежное прикосновение женщины к его телу.
   - Я не могу стерпеть твоих прикосновений, - искренне сказал он, дрожащим голосом, - Я начинаю плавиться от невероятного состояния моего тела, когда ты касаешься меня.
   Не ожидая такого откровения, я внимательно вглядывалась в его красивое лицо. Он не врет, только не сейчас. Он измучен, унижен и невыносимо желает меня. Я почувствовала как мои руки освободились под действием его воли.
   - Ты...- он осекся, внимательно вглядываясь в мое лицо, - ты единственная ради чего я сейчас живу. До встречи с тобой я желал себе только смерти. Теперь я готов воевать за каждую минуту своей жизни, защищая и оберегая тебя.
   - О, Сириус, - я обхватила ладонями его лицо и прижалась к нему в горячем полном страсти поцелуе.
   Из него вырвался низкий стон и он медленно заскользил во мне. Энергия окружающая его стало более целостной, как будто он получил небольшую порцию успокоения. Тяжело задышав, я почувствовала как его кожа стала источать странный невероятно возбуждающий аромат. Это был запах его желания, он проникал в мой мозг, затуманивая рассудок, заставляя расслабиться и доверится ему. Из его воспоминаний я знала что чистокровные не имеют запаха, только в редкие моменты сексуального возбуждения, могло произойти нечто подобное. Сквозь необычное чувство комфорта я довольно улыбнулась. Мой мужчина хотел меня его запах помечал мое тело, говоря больше чем любые слова. Пробежав пальцами по его мускулистой, покрытой потом спине, я в очередной раз поразилась насколько приятно было прикасаться к этому мужчине. Я никогда не думала что так здорово будет ощущать эти прикосновения, движения. Его возбуждающее дыхание и стоны удовольствия. Казалось, до этого момента мое тело пребывало во сне, а теперь оно оживает, заставляя каждую клеточку организма дрожать от прикосновений рук Сириуса. Ощущения были просто фантастические. Я парила на грани чего-то грандиозного. До головокружения я покрывала поцелуями исказившееся страстью лицо Сириуса, нежно покусывала мощную шею, посасывая проколотую мочку уха. Но самое потрясающее было в том что я набралась смелости и коснулась его губ языком. Осторожно проведя дорожку по нижней губе, я устремилась к верхней. Сириус приоткрыл рот, гостеприимно впуская меня к себе, позволяя коснуться его клыков, его языка. В этот момент у меня сбилось дыхание. Наши тела были окончательно сплетены и двигались в унисон доставляя друг другу неописуемое удовольствие. С каждым его выпадом из меня вырывались необыкновенные в своем исполнение стоны. Я не понимала почему себя так веду, но то что делал этот мужчина было так необыкновенно. Только он смог раскрыть во мне такие чудесные томительные ощущения.
   Неожиданно Сириус прервал поцелуй.
   - Нет, нет, - только не сейчас, - отчаянно прошептал он, поспешно отстраняясь от меня.
   Затуманенным взглядом я увидела как он обхватил свой член, желая остановить неизбежное. Но семя уже вырывалось из раскрасневшейся головки, покрывая мне живот и грудь. Широко распахнув глаза, я не могла отвести от него взгляда. То что происходило было самым эротическим моментом в моей жизни. Откинув назад голову, Сириус рыча, грубо ласкал свой толстый член. Высвобождаясь, содрогаясь каждой клеточкой своего великолепного тела, он был настолько необуздан и сексуален, что у меня перехватило дух. Каково это будет принять этого мужчину полностью? Почувствовать как его теплое семя струей вонзается внутри тела. От этих мыслей у меня закружилась голова. Я безумно хотела это испытать. Издав последний стон, Сириус подмял меня под себя и крепко обнял.
   - Спасибо, - прошептал он мне на ушко, нежно посасывая мочку губами.
   - Если бы ты кончил в меня, было бы еще лучше, - довольно промурлыкала я, обводя пальцем его затвердевший сосок.
   - Я не хочу чтобы ты забеременела, - прижимая меня к груди сказал он, - Я не смогу перенести если у тебя еще...
   Он откашлялся.
   - Еще будут проблемы.
   - Об этом можешь не беспокоится, я бесплодна, - невесело сказала я, - Детей у меня не может быть.
   В его взгляде было столько непонятной мне тоски.
   - Самара у истинных пар всегда были дети несмотря ни на что.
   - Только не в моем случае, - усмехнулась я, не желая больше продолжать эту тему, - я бесплодна и точка.
   - Если бы у меня была возможность... - он провел пальцем по моим губам, - Ты бы не усомнилась не на секунду в моих словах.
   Я смотрела в его черные глаза и понимала что тону. Никогда я еще не переживала такого чувства. Смотреть в глаза мужчине которого любишь, с которым у тебя был секс и возможно еще будет. Было что-то очень интимное в происходящем, какая-то магия, заставляющая мое тело покрываться мурашками.
   - Когда-нибудь ты сможешь меня принять полностью.
   Слушая его я понимала что не могу думать не о чем кроме секса. В какой-то момент меня просто переклинило. Острое влечение к этому мужчине охватило мое тело, и я понимала, что совершенно не могу этому сопротивляться. Это было подобно волне, сокрушительной, смывающей все проблемы кроме одной - желание обладать этим мужчиной.
   - Если честно то я прямо сейчас готова тебя принять, - я провела рукой по его снова затвердевшему члену, - Думаю, ты понимаешь, о чем я.
   Сириус закрыв глаза, глубоко задышал. Его толстый детородный орган дернулся в моих руках.
   - Самара, - простонал он, осторожно убираю мою руку с своего члена.
   Я хотела было запротестовать, но его губы завладели моими, обжигая в страстном поцелуе. Захваченная в плен его рук губ я попыталась опять коснуться его члена, но он не позволил. Встав за мою спину он привлек меня к своей груди..
   Его ладони накрыли мои груди, зарождая в теле приятный жар. Я не понимала, почему так реагирую на его прикосновения. Раньше я была такой холодной и непроницаемой. Теперь же мое тело отзывается на любую его ласку в предвкушение удовольствия.
   Млея в его объятьях, я почувствовало, что он стал необычайно горячим.
   - Ты весь горишь.
   - Все нормально. Не думай об этом.
   Впрочем, все мысли испарились, когда его ладони коснулись моих затвердевших сосков. С неподдельным интересом он стали изучать мою грудь, потирая, водя вокруг пальцами. От этих прикосновений моя голова закружилась, а грудь налилась тяжестью и странным томлением. Выгнувшись, я прислонилась к его мощной мускулистой груди. Господи, что он делает и как это может быть так приятно? Я повернула голову и, встретившись с его затуманенным взглядом, улыбнулась.
   - Если бы ты только знала как сильно я хочу быть в тебе.
   - Я хочу то же самое, - я игриво потерлась о его член, вырывая из его глотки возгласы удовольствия.
   Его рука по-хозяйски прошлась по вытатуированной надписи ниже моего живота, заставляя забыть обо всем, кроме нежных прикосновений.
   - О, милая, - хрипло сказал он, когда осторожно коснулся колечка между моих ног, - из-за этого ритуала ты вынуждена была перенести адскую боль. Мне так жаль, но не скрою что я всю жизнь ждал этого момента.
   - Ждал момента привязать к себе некромантку?
   - Нет, я всегда считал что женщину которую я окольцую будет вынужденно терпеть меня. Ненавидеть, но быть рядом из-за этого ритуала. Но ты другая, я и представить не мог что когда-нибудь встречу женщину, которая будет мне предназначена и душой и телом.
   - А я не могла представить что мой первый мужчина станет чистокровный вампир, - засмеялась я.
   - Не первый, а единственный, - рыкнул он, покрывая поцелуями мою шею.
   Мое дыхание сбилось, когда его пальцы осторожно стали исследовать самую интимную часть моего тела.
   Как не странно мне совершенно не смущали эти прикосновения. Закрыв глаза я откинула голову на его широкое плечо, поражаясь тому как чувственно мое тело реагирует на каждое его касание.
   - Тебе нравится, - его интимный голос врывался в мое сознание.
   - Да, - простонала я, медленно двигая бедрами в так его движениям.
   - Я видел как ты ласкала себя в своей постели, - он круговыми движениями начал водить вокруг колечка, - Мне понравилось то как ты это делала.
   - Сириус, я... - мое лицо моментально стало гореть, - Я просто...черт.
   Сгорая от стыда я не знала что сказать. Он видел как я пыталась мастурбировать. Это было всего несколько неудачных попыток и полное разочарование. Я чувствовала, только жар, но никак не могла кончить, расслабиться. Все время мои мысли заводили меня не в то направление. И вот сейчас, Сириус пытается повторить то что у меня не получилось.
   - Ты так прекрасна когда смущаешься, - от его возбужденного тембра голоса по телу побежали мурашки, - Пожалуйста, расслабься в том что я видел не было ничего постыдного. Ты была очаровательна.
   - Очаровательна, - я закатила глаза, - да это было просто ужасно.
   - Я так не считаю, от этого вкусного воспоминания мой член до сих пор в боевой готовности, - его сильная рука прошлась по внутренней стороне моих бедер, заставляя кожу пылать от каждого ласкового прикосновения, - Неужели ты думаешь что эта часть меня стала бы тебя обманывать.
   Тяжело дыша, Сириус прижался ко мне всем телом. Я ощущала его эрекцию, трущуюся о мою поясницу, чувствовала, как сильно бьется сердце, как сокращаются мышцы на его руках в момент, когда он медленными, скользящими движениями подчиняет меня себе, заставляя извиваться и стонать от каждого его поглаживания. Я облизнула губы, когда почувствовала как рука, ласкающая мой клитор, стала опускаться ниже к расщелине.
   - Я никогда не испытывал такого, - хрипло сказал он, медленно покачивая меня в своих объятиях, - как будто мы с тобой одно целое и то что чувствуешь ты передается мне на определенном уровне.
   Я резко втянула воздух, когда его длинный палец проник в меня и начал двигаться вперед назад. Застонав от остроты ощущения, я инстинктивно развела ноги еще шире, позволяя ему продвинуться еще глубже.
   - Сириус, - я выгнулась, погрузив пальцы в его длинные волосы, - Я хочу...
   Угадав мое желание, он прижался к моим губам, вталкивая свой язык в мой рот. Захватывая и подчиняя. По телу побежали не подвластные контролю волны наслаждения. Его пальцы творили чудеса о которых я даже не догадывалась. Содрогаясь от каждого его выпада, я понимала что приближаюсь к чему-то невероятному. Неожиданно он ввел в меня второй палец и я закричала не в силах выдержать такое удовольствие. Внизу живота что-то взорвалось, заставляя меня забиться в руках Сириуса в первом, потрясающем, разрывающем меня на части оргазме.
  Глава номер двадцать
  
   Широко раскрыв глаза, я не могла произнести и слова. Откинув голову назад, я почувствовала, как губы Сириуса прильнули к моей шее. Острые клыки без предупреждения вонзились в кожу и мир вокруг закружился. Задыхаясь от странного оцепенения пронзившее мое тело, я чувствовала, как между нами что-то происходит. Какой-то обмен, вот только я не понимала что именно отдает мне Сириус. Вокруг все плыло, и когда я закрыла глаза, то ощутила себя в совершенно другой оболочке. Это был Сириус. Он с жадностью пил мою кровь. Я ощущала ее солонцеватый вкус и небывалый восторг от того что я не сопротивляюсь его жажде. Его тело все горело, он осторожно терся об меня, пытаясь получить разрядку. Эти томительные движения, распаляли его еще больше. Он практически уже себя не контролировал и лишь желание не причинить мне боль заставляли его сдерживаться. Член пульсировал до боли в непреодолимом стремление вонзиться в мою плоть, но почему-то Сириус не мог себе этого позволить. Он боялся, что совершит страшную ошибку, его пугало, что во мне зародится жизнь, которую он не сможет защитить. Ребенок... От этих болезненных мыслей в горле возник ком. Я не могла понять, почему все так происходит. Еще несколько часов назад мы не знали о существование друг друга, а теперь наши судьбы сплелись в клубок который невозможно распутать. Сириус застонал и крепко прижал меня к себе, обхватывая за талию и грудь. Его бедра пошли ходуном, и он закричал не в силах больше сдерживать свой оргазм. Я тоже застонала, находясь под властью его эмоций. По нашим телам побежали приятные мурашки и вслед за ними волны наслаждения. Вцепившись ногтями в его жилистые руки, я извивалась в его объятьях, не в силах пережить это состояние. Мое дыхание срывалось, руки тянулись к объекту своей страсти. Только он, мой единственный, самый родной, любимый. Тяжело дыша, вампир, осторожно положил меня на спину и растянулся рядом. Прижимая меня к своему горячему телу он, расцеловывал мои щеки, губы, повторяя как в забытье только одно слово 'Люблю'...
  
   Спустя время, мы молча лежали на матрасе, крепко прижимаясь, друг к другу. Он положил голову на мою грудь и замер, вслушиваясь в биение сердце.
   - Ты сильная, - он прижал мою руку к своим губам и поцеловал, - и такая маленькая... я и не мог предположить, что моя женщина будет так молода.
   - В этом какие-то проблемы, - улыбнулась я, свободной рукой проведя по его роскошным волосам, которые на удивление стали еще пепельнее, казалось, черные пряди постепенно светлеют.
   - Никаких проблем, - теплое дыхание скользило по моей коже, заставляя соски затвердеть, - Только я думаю, тебе придется не по духу, то, что ты увидишь в моих воспоминаниях.
   - Ты имеешь в виду Мариусnbsp;а?
   Сириус сразу напрягся всем телом, но тяжело вздохнув, продолжил.
   - Не только он. Я просто хочу тебя предупредить, что не в силах оградить тебя от своих воспоминаний. Я не знаю, что и когда ворвется в твою память. Просто знай, что некоторые вещи происходили не по моей воле... - он прижался щекой к моей ладони, - и ты должна быть готова к тому что будет много боли, непереносимой, сводящей с ума боли. Я непозволительно много жил.
   - Ты очень древний?
   - Достаточно чтобы свести тебя с ума своими воспоминаниями.
   - Как-нибудь переживу, - пропустив сквозь пальцы его волосы, задумчиво сказала я, - Сириус, мне хочется о тебе узнать как можно больше. Для меня это важно.
   - Не думаю, что тебе станет лучше от этих знаний, - он тяжело вздохнул, и рукой скользнул по моему животу вниз к колечку, - Не знаю, зачем я его тогда сохранил. Я ведь прекрасно понимал, что не мог выжить после стечения, что что-то произошло не так. Какое-то отклонение от нормы. Никто не выживал в одиночку. Всегда должна быть женщина.
   Я знала, о чем он говорит и, кажется, он тоже знал, что я знаю. Он приподнял голову и одарил меня самым печальным взглядом, какой я только могла видеть в своей до смеха короткой жизни.
   - После стечения я ничего не чувствовал и никогда себя не берег. Только ты пробудила меня.
   - Ты говоришь о ритуале?
   - Нет, ритуал не причем. Не будь его, я все равно бы nbsp; - Я не могу стерпеть твоих прикосновений, - искренне сказал он, дрожащим голосом, - Я начинаю плавиться от невероятного состояния моего тела, когда ты касаешься меня.
тебя хотел.
   - Ну, да, - протянула я, театрально закатив глаза.
   - Тогда, когда я впервые прикоснулся к тебе, я думал что сойду с ума.
   - От ужаса, - предположила я.
   - Нет, от желания заполучить тебя всю.
   Я вспомнила, как его губы украдкой целовали мне ладонь. В тот момент я была напугана, но я помню это ощущение. Прикосновение его израненных губ к моей коже. То, что он говорил, казалось малоправдоподобным, но все же почему тогда он себя так вел?
   - Ты поцеловал мою ладонь.
   - Я пытался себя держать в руках. Если бы я не возбудился от твоего запаха, и крови то вполне возможно, ничего бы не произошло. Секс был при ритуале не обязателен. Все должно было быть по-другому.
   Он обхватил мою ладонь и пронзительно посмотрел в глаза.
   - Я хочу чтобы ты знала. Если бы у меня была хотя бы мизерная возможность уберечь тебя от этого зла и извращения что произошло между нами, я неминуемо бы это сделал.
   - Ты ни в чем не виноват, - успокаивая, я погладила его по голове, - Мариус пакостная тварь и он за это поплатится. Уж поверь.
   Из груди Сириуса вырвался неприятный рык.
   - Пока я его раб, никто не смеет ему бросить вызов. Я уничтожу любого, кто посягнет на его тело.
   - Он делал с тобой ужасные вещи, - возмутилась я, вспомнив, изнасилование.
   Глаза Сириуса сузились в щелочки, сквозь которые пылал гнев.
   - Уж поверь это не самое страшное, что может произойти с моим телом, - злость и холод моментально наполнили воздух, заставляя меня притянуть к себе покрывало, - По крайней мере, я могу двигаться и питаться.
   В последних словах были нотки какого-то облегчения. Он пытался найти хоть что-то хорошее в сложившихся обстоятельствах. Как-то приспособится, удержаться за свое существование. Что же с ним сделали? Что может произойти настолько страшное, что сами пытки Мариуса могут показаться смехотворными. Я ничего о нем не знала. Те обрывочные воспоминания, проникающие в мой мозг, были не полными и потому не выдавали полной картины.
   - Как ты стал рабом, - наконец выдавила из себя я, - Как это произошло?
   Отстранившись, он сел ко мне спиной. Кожа на спине натянулась, показывая неровную линию позвоночника и практически зажившие удары от плети.
   - Боги покарали меня, - сказал он и замолчал, уставившись в темную воду.
   - Да брось ты, богам нет дела до таких темных тварей как мы, - расположившись рядом с ним, сказала я.
   - Ты ничего не понимаешь.
   - Так расскажи мне.
   Я смотрела на его профиль и на то, как он сильно сжал свои губы. И я уже думала, что он ничего не скажет, как он повернулся ко мне.
   - Если я тебе скажу, что именно я первым превратил человека в вампира.
   Я растерялась. Какого черта он несет?
   - Это шутка? - в не понимание я посмотрела на него как на сумасшедшего, но на интуитивном уровне я понимала, что он сейчас не лжет, - Тогда почему ты раб?
   - Все очень сложно. Я был первым кто изменил человека, но не единственным. Мариус принадлежит к другой линии крови, более древней, чем я. Потому он и смог меня к себе подчинить, воспользовавшись моей невменяемостью.
   Сириус нервно дернул головой пытаясь отогнать призраков прошлого. В его руках появилась не допитая бутылка с водкой. Он сделал несколько глотков и опустил голову, уставившись в пол.
   - Ты хочешь знать, что было дальше. Тогда, когда я прибыл в крепость Галана?
   - Я видела как ты сдался тогда...после стечения.
   - Все верно. Я хотел чтобы Галан меня убил. Но появившись там, я узнал, что Фауст был обвинен в изнасилование Реальсаль. Коварная тварь знала, как преподнести Галану свое падение. Я пытался защитить друга, но кто меня будет слушать. В тот же день Фауста поместили в котел, что стоял на площади. В нем заживо варили преступивших закон, а потом скармливались свиньям. Но Фауста не скормили, нет, его умирающего скинули в яму, где он пролежал под солнцем весь день. Я пытался его спасти, но меня сильно избили и обессиленного скинули в ту же яму. Истекая кровью, я упал прямо на Фауста и потерял сознание. Когда я пришел в себя, то почувствовал нечто странное, зародившееся в моем сознание. Фауст спал, но я знал, что он изменился. Моя кровь, попавшая в его раны, чудесным образом восстановила тело. Связь, возникшая между нами, оглушала. Я разбудил его, но он уже не был прежним.
   - Фауст стал первым вампиром?
   - Да, но он не единственный кого я создал. В те времена я был слишком зациклен на своем рождение. Кто видел меня, знали что я ублюдок. Это отражается на лице темная энергия смерти, окружает меня с ног до головы. Тот, кто отвержен своим отцом, не достоин дальнейшего существования.
   - Тебя до сих пор это гложет.
   - Нет, - он провел ладонями по лицу, - Не так сильно.
   - Почему он отказался от тебя?
   - У него появилась другая женщина. Эльфийка. Она тоже ждала от него ребенка. И он должен был сделать выбор. Так как я оказался для него недостаточно хорош, он отказал мне в жизни. Женщина, которая меня родила, отдала всю свою энергию чтобы я выжил. А я как слабак, принял ее дар.
   - Ты не в чем не виноват.
   - В любом случае это меня уничтожало, - резко выпалил он, сделав глоток из бутылки, - Я хотел доказать всем что чего-то стою в этой жизни.
   - И что же ты сделал?
   - Я начал создавать вампиров из людей, попавших в лапы инквизиции. Мои легионы были самыми смертоносными во всем Некрополисе. Я создал великих воинов, которых не было равных во всем сумеречном мире. Но не это было моей целью. Я пытался показать своей расе, что являюсь достойным. Но в итоге всем было глубоко наплевать на мои старания.
   - Что произошло дальше, - я взяла его за руку, понимая, что ему все труднее становится говорить.
   Он сжал губы, а в глазах вспыхнул гнев.
   - Меня предали мои же люди. Чистокровные вампиры, которым не нравилось, что ими управляет ублюдок, - он отпустил мою руку и отвернулся, - Они обескровили меня и продали некромантам.
   Я почувствовала, что меня начинает трясти. Ком подкатил к горлу, а на глазах навернулись слезы. Я читала, что в свое время делали некроманты с плененными вампирами. Пытки могли длиться месяцами, так как вампиры быстро регенерировали. Я хотела его обнять, но он резко отпрянул. Мне так хотелось его успокоить, сказать что все прошло, но нужных слов я не могла подобрать. Что бы мной не было сказано все звучало бы в моих ушах как оправдания, за то что с ним сделала моя раса. Я прикусила нижнюю губу. Лучше молчать, пусть он выговорится.
   - Я не знаю сколько был в плену, дни и ночи смешались, все цвета и звуки стерлись. А потом меня просто закрыли в серебряном гробу и закопали. Так я и пролежал четыреста лет, пока меня не обнаружил Мариус. А потом...
   Его била сильная дрожь, голос стал хриплым. Я сильно сжала в руках покрывало. Да уж, не такое я хотела от него услышать. Четыреста лет в полном одиночестве, без еды, без воздуха, без единой души. Проклятье, я совсем не была к этому готова. Что я сейчас могу для него сделать. Обнять, поцеловать, сказать что все прошло. Я посмотрела на его напряженное тело. Все инстинкты во мне кричали, опасно.
   - Черт, зачем я тебе только это говорю?
   - Может, потому что я единственная кому ты можешь доверять.
   Он настороженно посмотрел на меня.
   - Доверие нужно заслужить, - неожиданно грубо сказал он и зашвырнул пустую бутылку в темноту храма.
   Я вздрогнула. Его слова больно хлестнули мне по лицу. Я, было, хотела открыть рот, и опровергнуть его слова, но тут на меня что-то нашло. Как будто пелену сдернули с глаз. Я настороженно посмотрела по сторонам, как в первый раз. По правде говоря меня ошеломила резкая перемена в нем. Сейчас я ощущала незнакомую мне сторону Сириуса. Она была настолько темной и пугающей, что я просто онемела от потрясения. Я спала с этим древним существом, совершенно не зная его. В желудке как будто все перевернулось и стало тяжело дышать. Кто я для него? Просто женщина, с которой он теперь может спать? 'Я единственная' пронеслось в голове. Бредовая мысль, которую я сразу же откинула в сторону. Для такого как он наверняка это не показатель. Он не с проста говорил, что я слишком молода. Не ровня, факт был на лицо. Он древнее создание, соединенное с некой пигалицей некромантского происхождения. Рано или поздно он все равно бы сказал об этом. Лучше рано, чем все время тешить себя о том что я могла бы быть для него кем-то больше подстилки.
   - Ты прав, - пытаясь не показывать своего разочарования, я как можно тверже произносила каждое слово, - Если я с тобой спала, это не значит, что я тебе могу доверять.
   Сириус вопросительно на меня уставился, но промолчал. Я попыталась прочитать его мысли, но ничего не получилось. Возникшая ситуация стала раздражать. Казалось, между нами стала возводиться не видимая стена непонимания. Он с самого детства был замкнутым, так с чего я решила что со временем у него это прошло. Детские страхи и обиды, так просто не забываются. Они идут вслед за взрослеющим существом, обрастая новыми болезненными воспоминаниями, разрушая внутреннюю среду, калеча судьбы.
   - И вообще нам нужно отсюда выбираться.
   Я решительно встала и обернула покрывало вокруг себя.
   - Единственное что тебе сейчас нужно это лечь спать и набраться сил, - зарычал он.
   - Не надо со мной так разговаривать, - пытаясь побороть дрожь в голосе, сказала я, - Я только хочу покинуть это место.
   - Покинуть это место, - Сириус засмеялся, - Даже не мечтай. Подобные желания разъедают душу. Если она конечно есть.
   Преодолев между нами расстояние, он больно ухватил меня за руки выше локтя.
   - Ты делаешь мне больно.
   - Нет, это ты, - он сильно встряхнул меня, - Лучше снова испытать всю мерзость некромантских пыток, чем слышать как единственная женщина требует того что ты никогда не сможешь для нее сделать.
   - Сириус, не все потерянно, - я обняла его за талию и успокаивающе погладила, - Ты легендарный полководец, ты должен бороться за свободу.
   Он отрицательно покачал головой.
   - Свободу, - оскалившись Сириус продолжил, - Что делать такому как я на твоей свободе? Я выпал из этого времени на четыреста лет. Если бы не твои воспоминания я наверно до конца веков боялся звука мобильника и автомобиля. Пойми, все зря, я раб, - прошептал он, - Никто не в силах изменить мое проклятье. Мои боги предали меня, оставив в одиночестве и тьме...
   Его глаза вспыхнули жутким одержимым блеском.
   - Самара, я никогда тебя не отпущу. Я готов затащить тебя в самое пекло, только бы ты была рядом со мной, - он ударил себя в грудь, - Это сильнее меня. Ты моя...и тьма поглотит нас.
   Он нервно дернул головой, пытаясь побороть приступ агрессии. Я осторожно провела ладонью по его горячему лбу.
   - О, мой милый и несчастный Сириус. Я крепко возьму тебя за руку и в этой тьме мы пойдем вместе в поисках света, который нас устроит.
   Я положила голову на его плечо. Слова Сириуса зародили в моей душе нестерпимую печаль. Покинуть его равносильно смерти, но мой брат. Филипп сейчас где-то в Некрополисе, совершенно один и подвержен опасности. Я разрывалась на части, не зная что делать дальше. Произошедшее вырывало из моей жизни самого важного человека в моей жизни. Филипп. Что же теперь с ним будет?
   Я пошатнулась на месте. Мысль о том чтобы перечеркнуть свою жизнь ради Сириуса, была настолько реальной, что мне стало не по себе. Происходящее было самым мучительным, что когда-либо испытывала я. В этот момент я по-настоящему осознала чем является этот ритуал. Я стояла на перепутье, прекрасно понимая, что пойду по той дороге, куда вступит нога Сириуса. Сопротивляться было бесполезно. Моя кровь и тело как железо к магниту притягивались к этому чистокровному. Я предчувствовала, что впереди будет только боль. Мое мировоззрение перекрутили через мясорубку и слепили то, что мне было совершенно не знакомо. Я не я. Приказываю себе сделать шаг назад, но не могу. Кто-то внутри меня смеется над моей слабостью, издевательски скребет по внутренней стороне груди. 'Бежать' с шипением отзывается голос в голове, возвращая меня в реальность. Я должна покинуть Сириуса немедленно. Сделав неуверенный шаг назад я, задыхаясь от невыплаканных слез, как сумасшедшая прильнула к его телу. Он мой, только мой. Слишком больно думать о расставании, нет сил сопротивляться. Невыносимо заставить себя отстранится от его тела. Само существование без него бессмысленно. Это было приговором...
   - Только не отпускай мою руку, когда я сделаю тебе больно, - неожиданно сказал он.
   - Ты сделаешь мне больно, если откажешься от меня, - я нежно погладила его по щеке.
   - Даже не мечтай, - его губы коснулись кончиков моих пальцев, - Я слишком долго тебя ждал.
   Тело Сириуса неожиданно напряглось и он, не в силах побороть боль упал на колени.
   - Что случилось? - я опустилась вниз, видя, как Сириус побледнел.
   - Мерзкая, тварь, - раздался голос по всему храму.
   По коже пробежал ледяной озноб, когда я услышала голос Мариуса. Наши взгляды с Сириусом пересеклись, и он как будто мы расстаемся навсегда, прижал меня к себе и жадно впился в губы. Его последний вздох коснулся моих губ и Сириус растворился в воздухе, оставив меня одну в клубах густого тумана.
  
  Глава номер двадцать один.
  
   Я как обезумевшая металась по затопленному храму. Отсюда не было выхода, одинокие колоны погружались на несколько метров в темную воду. Замкнутость создавало ощущение удушья и паники. Подняв с мраморного пола мокрую рубашку, я одела ее на себя. Нужно было выбираться отсюда, вот только я не умела телепортироваться, подобно вампирам. Выхода не было, оставалось только ждать, когда за мной придут. Вспомнив зловещий голос Мариуса, я совсем расстроилась. До встречи с ним я никого так не боялась, даже вервольфы рядом с ним казались щенками. Вонзая свои клыки в мое тело, они не причиняли столько боли, сколько причинил Мариус. Его поганые когти вонзились в самую душу и нанесли непоправимый урон.
   Присев на матрас я обхватила себя руками. Сейчас я чувствовала его пальцы на своем сердце. Они медленно сжимались, заставляя меня ощущать себя никчемным существом, не способным влиять на ситуацию. Тревога за Сириуса еще больше усиливала это состояние. Я не хотела думать, что моего любимого сейчас пытают и унижают. В голове возникали самые страшные картины того что могло случиться. На подсознательном уровне я реагировала на любое эмоциональное состояние Сириуса. Как бы он не закрывался от меня, все равно обрывки эмоций затрагивали мой разум. От этого состояния можно было сойти с ума. Эта связь... почему Мариус выбрал именно такой способ моего порабощения. Меня совсем не устраивало положение раба. Но что я могла сделать? Мариус сказал, что жена испытывает участь своего мужа. Наверно поэтому он и выбрал этот ритуал. Мысль о том, что этот засранец хотел сделать меня своей женой была настолько противной, что меня передернуло. А если бы ритуал сработал? Я чувствовала к нему то же самое что и к Сириусу? Отрицательно закачав головой, я попыталась откинуть эти мысли. Что было бы если бы. Это не то о чем я сейчас хотела думать. Сейчас мне нужно понять, почему все так произошло. Мариус так просто не стал бы привязывать к себе простую нежить.
   Мелена говорила, что он коллекционирует сильных созданий. Это конечно смешно, но возможно он считает меня сильной. Это предположение казалось самым разумным. Если не считать Филиппа я единственная кто может поднять мертвецов храма Обреченных. Я последний некромант своей ветви. Надеюсь, это как-то можно будет использовать в своих целях. Хотя в отношение Мариуса это не вариант. Он не станет договариваться со своими рабами, в противном случае просто принудит меня сделать все, что ему вздумается.
   Я ему нужна. Иначе, зачем столько возни. Он мог использовать магический ошейник, чтобы подчинить меня своей воле, мог запереть в камере. Все что угодно, но только не то что он сделал. Все было намного серьезнее. Он подцепил меня на самый острый и болезненный крючок, который мог бы быть в его арсенале. И теперь я, пораженная в самое сердце, не в силах была что-либо сделать.
   Не в силах соединиться со мной он отдал меня своему беспрекословному рабу. Привязал настолько крепко, что нет сил, сделать самостоятельно вдох. Мертвая хватка без перспектив на свободу. Я посмотрела на свои ладони покрытые черными трещинками. Если бы я только могла полностью овладеть своей некроманткой силой, то в тандеме с Сириусом я была бы непобедимой.
   Тишину разорвал приглушенный удар грома. Я моментально вскочила с матраса и выпустила из пальцев когти. Темная энергия, скользящая по стенам и воде храма стала нестабильной. Кто-то по ту сторону, возведенной защиты пытался ворваться внутрь. За мной пришли.
   - Эй, ублюдки, я здесь, - закричала я, не в силах больше выносить неопределенности.
   Воздух в помещение стал тяжелым. Я резко повернулась и столкнулась нос к носу с Фаустом. Больно ударившись лбами, мы отскочили друг от друга. Я прижала ладонь ко лбу, чувствуя вязкость крови на своей коже. Кровь принадлежала вампиру. Казалось, по каждому идеальному сантиметру его кожи прошлась острая бритва. Наверняка, он телепортировался сюда, чтобы покончить со мной. Довести начатое ранее, другого предположения у меня не было. Выпустив когти, я набросилась на него в желание добить этого кровососа. Увернувшись от нескольких моих выпадов, он схватил меня за руку и крутанул так, что я оказалась прижатой спиной к его окровавленной груди. Острые когти угрожающе были направлены в сторону моего живота. Эта ситуация показалась мне до боли знакомой. Своеобразное дежавю, как будто я разрываю себе живот, и смотрю, как внутренности падают на пол. Быстро среагировав, на столь яркую картинку, я быстро заставила когтям войти обратно в пальцы.
   - Быстро соображаешь, - рыкнул вампир мне в ухо.
   - Где Сириус? - тщетно пытаясь вырваться из его цепкой хватки, закричала я.
   - Благодаря тебе в самой глубокой заднице.
   - Кто бы говорил, мог бы не возвращать сердце Мариуса обратно, - со злостью сказала я.
   - Ты еще большая дура, чем я думал. Уничтожить Мариуса это значит прикончить себя. Неужели ты думаешь что я позволю чтобы этот кусок дерьма спасая себя, высосал все силы из Сириуса. О нет, я не настолько туп чтобы подвергать себя такой опасности.
   По храму опять прокатился разряд грома. Видимо Фауст не единственный желающий со мной поквитаться.
   - Это птенцы Мариуса. Пока вы трахались, я дивно проводил с ними время. Знаешь, на что способен птенец в момент когда его создателю грозит опасность? - его пальцы коснулись моей щеки и легли на шею, - Мы становимся беспощадными.
   Действительно, если умирает создатель, то птенцы не достигшие двухсотлетнего предела погибают вслед за ним. Соответственно если не хочешь сдохнуть будь предан своему хозяину. Но Фаусту давно перешел этот предел. Зачем ему беспокоится о том, что у него высосут все силы?
   - Твоему создателю грозит опасность. Почему ты не с ним?
   - Самая большая опасность в его жизни это ты.
   Поняв, что он все-таки решил меня убить я начала вырываться из его захвата.
   - Успокойся, я не причиню тебе вреда. У меня к тебе предложение.
   - Предложение?
   От очередного удара по стенам храма побежали трещины.
   - Сейчас мы покинем это место. Задержи дыхание, мы телепортируемся.
   - Какая неожиданная забота.
   - Не хочу, чтобы ты вырубилась. У нас мало времени.
   С этими словами мы переместились в другое место.
   Открыв глаза, я поняла, что нахожусь в просторном, хорошо освященном помещении. Теплые светло бежевые тона мебели никак не стыковались с вампирским миром. Особенно меня удивил огромный плюшевый медведь возле углового дивана.
   - Где мы?
   Фауст, проигнорировав мой вопрос, прошел вдоль комнаты к встроенному в стену шкафу.
   - Тебе нужно одеться.
   Я не хотела чем - то быть обязана этому вампиру, но как не крути, одежда мне не помешала бы. Скрестив на груди руки, я посмотрела в сторону камина. На полочках выше стояло несколько рамок с фотографиями. Это и привлекло мое внимание. Не веря своим глазам я подошла ближе и замерла на месте. Как такое может быть? На фото был Фауст с очень красивой женщиной, на руках у которой была маленькая девочка. Они улыбались и казались счастливыми. На следующей фотографии было смазливое лицо Катерины. Голубоглазая блондинка, чертами лица похожая на женщину с первой фотографии. Ничего себе поворот.
   - Вот возьми, - голос Фауста заставил меня вздрогнуть.
   Он кинул в мою сторону какую-то одежду. И что-то мне подсказывало, что это тряпки Катерины.
   - Она твоя дочь?
   - Кровь от крови, - подтвердил он, - Оденься, нам нужно кое-что обсудить.
   Мне не нравился его тон и то, что он хочет со мной поговорить, не обещало ничего хорошего. Подняв с пола черные штаны, я быстро натянула их на себя. Несмотря на то, что одежда принадлежала самой неприятной особе в университете, я все же была довольна. Наконец я смогла хоть чем-то прикрыть свое тело. Увидев, что Фауст прошел в другую комнату, я быстро стащила с себя мокрую рубашку Сириуса, и облачилась в облегающий черный спортивный топ.
   В другой комнате послышались голоса.
   - Что ты здесь делаешь? - ледяным тоном сказал Фауст, - Я же предупредил тебя не возвращаться в логово.
   - Папа, что они с тобой сделали, - я сразу же узнала взволнованный голос Катерины, - Это все из-за нее, да.
   Я застегнула ремень на брюках и подошла к двери.
   - Почему ты не прикончил ее тогда?
   - Я сказал тебе сюда не приезжать, - грозно повторил Фауст.
   - Спрятаться и оставаться в полном неведении. Это не для меня. Где эта гадина?
   Послышались шаги в комнату, где я находилась. Я отступила от двери в ожидание нападения.
   - Отпусти меня, - неожиданно закричала она, - Я все равно прикончу эту тварь.
   - Я тебя предупреждал.
   Я почувствовала скачок в пространстве, что говорило о том, что Фауст и Катерина телепортировались из помещения. Фауст не хотел, чтобы его дочь находилась в столь опасном месте. Возможно, он был хорошим отцом, но вот птенец - защитник из него никакой. Я быстро вошла в помещение, где несколько секунд назад были Фауст с Катериной. Это была светлая гостиная, обставленная черной, кожаной мебелью. Пройдя вдоль комнаты, я вышла в просторный коридор. Увидев еще одну дверь, я ринулась к ней. Сириус был где-то внизу, я слышала его учащенное сердцебиение. Он закрывался от меня, старательно закупоривая любые линии связи. Он хотел уберечь меня от боли, но боль была в том, что он закрывается от меня, не доверяет. Обхватив ручку пальцами, я услышала голос Фауста:
   - И куда это ты собралась?
   Я попыталась открыть дверь, но она не поддалась.
   - Отведи меня к Сириусу.
   - Хорошо, - он скрестил руки на груди, - Но сначала я хотел бы тебе задать вопрос.
   Я нервно сжала губы.
   - Сейчас дорога каждая секунда. К чему лишние вопросы.
   - Ты так рвешься увидеть своего мужа. А может, стоит подумать о Филиппе. Твой брат вне меньшей опасности.
   - Что ты знаешь о моем брате?
   - Все то чего не знаешь ты.
   Я повернулась к вампиру. Он довольно улыбался, видимо увидев на моем лице шок. Раны на лице слегка раскрылись, показывая обнаженную плоть. Они медленно заживали, видимо его порезали серебряным предметом.
   - Как он?
   Вампир вошел обратно в гостиную, увлекая меня за собой. Пройдя к барной стойки, он налил себе виски, добавив в стакан несколько кубиков льда. То, что он тянет с разговором, меня еще больше раздражало. Но видимо вампир этого и добивался.
   - Тебе что-нибудь плеснуть? - не услышав моего ответа, он вручил мне в руки свой стакан, - Выпей, полегчает.
   Я презрительно посмотрела на стакан и поставила его на барную стойку.
   - Ты хотел мне рассказать о Филиппе. Где он?
   Вампир развалился на диване, безжалостно марая его своей кровью.
   - Он в Некрополисе, как и предполагалось.
   - Это я и без тебя знаю.
   - Но может ты в курсе, что его уже испытали в храме, - он сделал паузу, внимательно изучая мое лицо.
   - Он смог, - как можно увереннее сказала.
   Вампир, не отрывая от меня глаз, отрицательно закачал головой. От его ответа мое сердце понеслось галопом. Я потупила взгляд. Мне не хотелось, чтобы он видел в моих глазах облегчение. Как не крути, но я желала, чтобы Филипп не смог поднять армию мертвецов. Моя темная натура в ликование скреблась внутри, желая вырваться наружу. Вот теперь я становлюсь уникальной. Вне конкуренции. А это значит, что я могу диктовать свои правила выживания. Ели сдержав неуместную улыбку, я переключилась на вампира.
   - И что теперь?
   - Посмотри сегодняшний номер газеты, - он протянул мне сверток, лежащий на диване, - Прочти, очень познавательно, вон там на второй странице
   Я раскрыла газету и растерялась. В ней было написано, что меня больше нет. Сегодня ночью мое обгоревшее тело было найдено на окраине Некросиба. Предположение что со мной расправились охотники на вампиров, подтвердилось. И даже некто, чье имя не афишируется, получил вознаграждение за мою голову.
   - Что за бред.
   - Это не бред, Самара, ты для всех мертва.
   - Этого просто не может быть, - я в злости отшвырнула газету в сторону, - Кто поведется на эту чушь. Многие знают, что я в логове Мариуса.
   - Ты имеешь в виду птенцов Мариуса. Не забыла, что они говорят только то, что хочет их хозяин. Им так просто язык не развяжешь, - он закинул ногу на ногу и с усмешкой продолжил, - А все остальные кто тебя видел его рабы. Они тоже не разговорчивы. Даже я не вымолвлю и слова что ты жива.
   - Мой брат не поверит в это. У нас связь.
   Пусть я не чувствовала Филиппа, но вероятность того что со временем мы опять наладим связь все же была.
   - Я знал, что ты это скажешь. Видишь ли, соединившись с Сириусом ты обрезала все нити, связывающие тебя с братом. Поверь, он тоже понял, что потерял тебя.
   Отрицательно качая головой, я присела на край дивана.
   - Некровампы, они не успокоятся, пока меня не найдут.
   - Уже успокоились.
   Я в напряжение смотрела на Фауста.
   - В Филиппе, несмотря на его происхождение, все равно течет некромантская кровь. Нужно только ее очистить.
   - Не понимаю, - растерянно сказала я.
   - Если от него забеременеет некромантская женщина, то ребенок родится без примесей.
   - Филипп никогда не согласиться на роль племенного жеребца.
   - Так и есть. Сидит сейчас в темнице, не желая принимать человеческую форму. Вот болван.
   Внутри меня все оборвалось. Если вервольф достаточно долго пробудет в шкуре волка, последствия будут необратимые.
   - Он же потеряет свою человечность.
   - Именно так.
   - Что же теперь делать? - задумчиво сказала я, совсем не ожидая ответа на свой вопрос.
   - Довериться мне, - неуместно спокойно сказал он.
   Его слова были похожи на шутку. Вот только вид у вампира был серьезным.
   - Тебе, - я нервно засмеялась, - Откуда мне знать что ты говоришь о Филиппе правду.
   - У меня много связей в Некрополисе. И я единственный кто может помочь тебе с ним воссоединится. Если конечно тебе это нужно.
   Я не могла поверить, что вампир хочет мне помочь. Всего несколько часов назад он намеривался меня убить. Не много зная Фауста по воспоминаниям Сириуса, у меня сложилось впечатление что этот вампир действует только в своих интересах.
   - Как добр ты ко мне. Вот только я не пойму к чему ведет наш разговор. Что ты от меня хочешь?
   В секунду лицо вампира оказалось прямо напротив меня. Я нервно дернула головой, эти вампирские фокусы меня скоро доконают.
   - Откажись от Сириуса, - прошипел он подобно змее.
   - ЧТО.
   Я резко оттолкнула его от себя и соскочила с дивана.
   - Безумец, я никогда не смогу покинуть его.
   - Но тогда я не смогу помочь тебе с братом.
   Мои глаза защипали от невыплаканных слез. Внутри все болело от невозможности выбора. Мой любимый брат, находится в плену у некровампов. Он один и думает, что я погибла. Если бы только я могла ему передать весточку, но Сириус... Мое сердце защемило.
   - Я не понимаю зачем тебе это, - я вглядывалась в черты его лица не находя ответа.
   - Я предлагаю тебе выбраться отсюда...
   - Нет, - я перебила его, - почему ты так жесток к Сириусу. Что он тебе сделал, раз ты хочешь чтобы он был несчастен.
   - Безмозглый некромант, - зашипел вампир, - Ты думаешь что воссоединившись с чистокровным, ты сделала его счастливым. Напротив, ты ведешь Сириуса к неминуемой смерти.
   Вампир со злостью смахнул с барной стойки мой стакан.
   - В этом мире никто представить не может что такое вампирская связь. Даже Мариус, додумавшись до такого, не понимает смысла.
   - Что ты этим хочешь сказать.
   - Если произойдет ситуация когда Сириус не сможет тебя защитить, его сердце остановится. Он умрет, а вслед за ним и я, - вампир непримиримым взглядом смотрел на меня, - Ты этого хочешь. Хорошо подумай, ты хочешь именно этого. Смерти своего любимого Сириуса.
   Ком застрял в горле. Я стояла как вкопанная и слушала вампира. Почему так судьба жестока ко мне? Теперь мне понятен был мотив Фауста. Он заговорил о Филиппе, верно предположив, что это заставит меня отказаться от Сириуса. Мой брат до появление чистокровного, был единственным важным существом в моей жизни. Мы одиноко шли по этой жизни, держа друг друга за руки. Никому ненужные, вечно борющиеся за свое существование. Как я теперь могу предать брата. Как?
   А Сириус. Он никогда меня не простит, если я покину его в этот момент. Но в словах Фауста было столько правды. Мариус еще тот извращенец. Что если он решит причинить мне боль или изнасилует. Что тогда остается сделать Сириусу? Как дальше он сможет жить? Как я буду смотреть ему в глаза, если со мной произойдет нечто ужасное. А если Мариус прикажет Сириусу бездействовать, вопреки всему. В висках сильно стучало от напряжения. Я не могла принять верное решение. Мое сердце принадлежала этим мужчинам.
   Неожиданно я почувствовала странные болевые толчки по всему телу. Как будто призрачная игла скользнула внутрь. В панике я облокотилась о барную стойку и в ту же секунду мои ноги подкосило.
   - Сириус, - прошептала я, медленно сползая на пол.
   Мой любимый больше не мог контролировать себя. Заслоны приоткрылись, и боль нескончаемым потоком вошла в меня. Я сжала губы боясь закричать. Казалось, если я это сделаю то предам его. Мне не больно, попыталась передать ему я... держись родной, я скоро буду рядом.
   - Чувствуешь его боль? - Фауст присел возле меня, - Так бывает, когда пары находятся близко друг к другу.
   - Все нормально, - прохрипела я, отодвинувшись от вампира.
   - Раз так, тогда давай отсюда выбираться. Я знаю людей, которые помогут тебе пересечь границы Некросиба. Ты станешь свободной.
   Обессиленная от боли я поднялась на ноги. Все происходящее было до такой степени чудовищно.
   - Ты из рода предателей, - без каких-либо эмоций сказала я.
   - Что.
   - Ты только дорожишь своей шкурой. А где-то рядом Сириусу так нужна помощь. Он совсем один и нет никакой надежды, что мучитель смилостивится. Ты предлагаешь мне сбежать, но в отличие от тебя я принимаю свою участь. Я горжусь что в моей жизни появился такой мужчина как Сириус. И я буду бороться за него до конца.
   Мое сердце разрывалось в груди от того что я больше никогда не увижу Филиппа. Но как бы не была несправедлива жизнь, я никогда не смогу отказаться от Сириуса. Он мой воздух, мое небо и земля. Я без него никто, так же как и он без меня лишь безликая, одинокая половина.
   - Ты просто идиотка, - рассмеялся мне в лицо вампир, - Я предлагаю тебе выход, а ты опять все портишь.
   Что-то происходило, я ощущала какую-то перемену в пространстве. Нечто парила в воздухе, но вампир совсем это не замечал.
   - Я никуда с тобой не пойду, - закричала я, когда он со всей силой схватил меня за руку.
   - Не угадала, вечно вы - тупые девки не хотите по - хорошему, - я почувствовала как его сила коснулась моего разума, - Ничего, сейчас мы все исправим. Ты будешь делать только то, что мне нужно. Надо было сразу тебя подчинить, и хер с ним что у тебя нестабильное поле. Одной чокнутой будет больше или меньше, плевать.
   - Фауст, отпусти некроманта.
  
   Глава номер двадцать два
  
   Я напряженно смотрела в онемевшее от злости лицо Фауста. Он крепко сжимал свои пальцы на моей голове, не позволяя повернуться в сторону мужчины, вставшего на мою защиту.
   - Вампир, - предупреждающе сказал незнакомец.
   Фауст нервно облизнул губы и улыбнулся.
   - "Держи свой рот на замке, иначе будет хуже" - пронеслось у меня в голове, и он пренебрежительно толкнул меня на диван.
   - Бальво, какая неожиданная встреча, - вампир сделал шаг в сторону мужчины.
   - Вижу, ты хорошо проводишь время с женщиной своего хозяина.
   Я быстро соскочила с дивана и посмотрела на незнакомца. Возле барной стойки стоял худощавый, угловатый мужчина, облаченный в длинное черное пальто. Высокий, застегивающийся на молнию воротник, закрывал все лицо, кроме холодных, ничего не выражающих серых глаз. Смотря на меня не мигающим взглядом, он снял с себя капюшон. Огненные пряди длинных волос рассыпались по его широким плечам, говоря мне лишь об одном. Передо мной стоял некромант. Скинув капюшон, он дал мне возможность почувствовать его запах. Теперь мне было понятно, почему он так тщательно укомплектован.
   Это создание мастерски использовало свою силу, даже поняв его принадлежность, я и близко не могла определить ни его возраст, ни его ауру. Он был полностью закрыт от внешнего мира.
   - Ты все неправильно понял.
   - Вот как? - некромант снял черные перчатки и положил их на барную стойку, - вампир считает, что древний некромант, подобно Сириусу, не может состыковать очевидные вещи. Или то как ты пытался уговорить девчонку на побег, моя галлюцинация.
   Обстановка в помещение стала напряженной.
   - Думай, как знаешь, - процедил сквозь зубы Фауст.
   - Спасибо, - сказал Бальво и дотронулся указательным пальцем до своего лба, - Тебе не взломать эту цитадель. Можешь прекратить попытки атаковать меня. Это смешно.
   - Смотри не лопни от смеха, пропахшая гнилью тварь.
   В руках у Фауста появился меч. Мне было трудно понять ход мыслей вампира. Я понимала, что вампир раскрылся, пытаясь влезть в мою голову. Но неужели для него так важно чтобы я была подальше от Сириуса. Даже сейчас он до последнего ведет свою политику. Я посмотрела в сторону двери. Если они начнут выяснять отношения, то это будет мне на руку.
   - Ты бросаешь мне вызов, кровосос? - глаза некроманта вспыхнули алым огнем
   - Никто не смеет стоять на моем пути.
   Вампир растворился в воздухе и появился за спиной некроманта.
   - За спиной, - закричала я, но было поздно.
   Сверхъестественная реакция вампира и меч вошел по самую рукоять в спину некроманта. Я замерла на месте, не до конца понимая что произошло. Это что весь бой? Вампир уперся ногой в спину некроманта и вытащил меч. Тело мужчины беспомощно растелилось на полу. Видимо я ошиблась. Не такой уж он сильный. Да что это вообще было?
   - Видишь, никто тебе не поможет Самара, - вампир лишь усмехнулся, - Достаточно разрубить сердце и никакая сила не поможет.
   Я выпустила когти и оскалилась.
   - Не подходи ко мне, - закричала я, когда он сделал шаг ко мне, - Иначе.
   Я замолчала, не в силах завершить фразу. Что я могу ему сделать? Все было так бессмысленно и глупо.
   - Иначе что? - засмеялся Фауст, - Поцарапаешь мне спинку своими коготками.
   - Иначе ты сдохнешь, - громкий голос некроманта, был для меня светом в конце тоннеля.
   Его пальцы ухватились за ногу вампира. Фауст поднял меч, чтобы нанести сокрушающий удар, но вдруг неожиданно замер. Из руки некроманта вспыхнул яркий ослепляющий свет. И волна силы пронеслась по телу Фауста. Вампир пошатнулся и отлетел в сторону стены, на которой к тому моменту образовался алый круг с пятиконечной перевернутой звездой внутри. Эту пентаграмму я рисовала в своих ловушках, видимо некромант тоже использует этот символ. Интересно может ли он делать ловушки?
   Вампир взвыл, когда по его коже побежали безжалостные трещины. И без того израненная кожа, стала отслаиваться, обнажая череп. Так ему и надо. Я злобно посмотрела на вампира и усмехнулась. На каждую силу найдется сила покруче. Придет время, и я тоже смогу выпотрошить любого кто встанет на моем пути. А пока мне нужно только выжить в этой непростой ситуации. По крайней мере, я усвоила урок.
   Я подошла к некроманту и присела возле него
   - С вами все в порядке?
   - Ерунда, - мужчина сел на колени, - Так, только одежду испортил.
   Он расстегнул плащ, показав мне полностью свое лицо. Мужчина был невероятно красив, только два клыка, неестественно сильно выпирали из-под верхней губы. Не припомню, чтобы у некромантов они бывали. Но в последнее время я вообще запуталась в своих знаниях. Мое восприятие мира пошатнулось.
   - Лихо вы с ним расправились, - я посмотрела на практически обгоревшего Фауста, распятого на стене.
   - Думаю, он поймет, что не стоит со мной связываться.
   - Спасибо вам, если бы не вы, не знаю, - я тяжело вздохнула, - видимо, меня бы здесь не было.
   Я действительно была ему благодарна, к тому же он был очень опасным существом, нужно было расположить его к себе. Если я приняла решение остаться рядом с Сириусом, то мне нужно по возможности хорошо ладить с местными обитателями. Я не знаю, откуда дует ветер и что мне ожидать в дальнейшей жизни, но я должна максимально закрепить свои позиции. Мне невыносима мысль, что меня могут также использовать как Сириуса. Особенно я не должна была позволить или спровоцировать нечто, что Сириус не сможет перенести.
   - Меня зовут Самара, я женщина Сириуса.
   Неожиданно мужчина наклонился и взял прядь моих волос. Внутри меня все дернулось, как будто кипяток прошелся по венам. Мне хотелось встать и оттолкнуть его, но я сидела смирно. Он же не предпринимал ничего опасного для меня. Пока. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул. Потом еще раз и еще. Меня это начало нервировать. Да что он себе позволяет. Когда я уже хотела его окликнуть, он сам отстранился и, отведя глаза в сторону, заговорил.
   - Рад знакомству Самара, я Бальво, и я не бросаю себе подобных в беде.
   Я не могла никак скрыть удивление. Этот мужчина был благороден и очень добр ко мне. Его глаза сияли странным холодным блеском, и что-то подсказывало мне что не все так просто.
   - Я тебя уничтожу, - раздался хриплый голос Фауста.
   Мы поднялись с пола, и некромант подошел к вампиру.
   - Попробуй, я всегда приму от тебя вызов.
   - Сволочь.
   - С твоих уст это как комплимент.
   Бальво повернулся ко мне.
   - Ты была права, называя его предателем. Когда его хозяин попал к некромантам, Фауст вырезал всех птенцов Сириуса, дабы огласить миру о его смерти. Подчистив за собой, он отправился во внешний мир, не обращая на зов о помощи своего создателя.
   Я с ненавистью посмотрела на вампира. Он должен заплатить за все, что сделал с моим любимым. Но не здесь и не сейчас. Дай мне время придумать для тебя нечто особенное.
   - Почему тогда Сириус его терпит?
   - Пробыв более четырехсот лет в заключение, Сириус утратил свой разум. Он был безумен и повторял лишь одно имя.
   - Это имя было - Фауст.
   - Именно.
   - Он в нем нуждался.
   - Думаю, Сириус, пока еще не вспомнил, что именно хотел с ним сделать, когда придет в себя.
   С этими словами некромант рассмеялся. Его смех был на удивление приятным, по-настоящему мужским.
   - А теперь оставим этого несчастного восстанавливаться. Нас ждет Мариус.
   От этих слов во мне все свернулось. Холод сковал тело, но решимость увидеть Сириуса, взяла вверх над страхом.
   - Ничего не бойся, - я почувствовала ладонь некроманта на своем плече, - Я рядом с тобой.
   Мне совсем не нравился его тон. И даже было желание столкнуть его ладонь, но я сдержалась. Не знаю что в его древней голове, но пока он мне нужен. Бальво единственный кто внушает во мне подобие спокойствия в этом месте.
   - Он рядом, - передразнил его Фауст, и засмеялся.
   Под злобным взглядом Бальво, звезда вспыхнула. И мерзавец Фауст, взвыл от боли, отхаркивая из легких остатки крови.
   - Пойдем.
  
   Мы шли по темному коридору, вдоль стен, которого стояли мрачные готические скульптуры ангелов. Я очень нервничала, совсем не представляя, что сейчас будет. Единственное успокаивало, что некромант, по каким-то непонятным мне причинам на моей стороне. Что он вообще имел в виду, говоря мне те слова?
   - Сириус сильно провинился перед Мариусом.
   - Что?
   - Я говорю, что Мариус так просто не оставит твоего мужчину в покое. Сириус не может противиться его воле. Тебе это известно? - я утвердительно кивнула, - Так что от тебя многое зависит.
   Я задумалась над его словами. Как я могу исправить положение Сириуса? Он раб, да и я сама на грани пресмыкания. Если недавно я думала что смогу что-то предложить Мариусу, взамен на свободу Сириуса. То теперь я понимала, от меня он может взять все, просто принудив меня это сделать.
   - Мне нечего предложить Мариусу.
   - Есть вещи, которые Мариус не способен требовать. Подумай, что у тебя он не может взять силой.
   Я остановилась как вкопанная, поняв, о чем он говорит. Возможно, это был очевидный выход. Но не думаю, что Мариус согласится освободить Сириуса.
  - Бальво, вы сделали то же самое?
   Некромант посмотрел на меня, и в глазах его не отражалось ничего живого.
  - Нет.
  - Но тогда почему вы здесь?
  - Мы с Мариусом давние друзья.
   Мне хотелось закатить глаза и сказать 'ДА, ЛАДНО', но как-то не осмелилась. Все может быть, я ведь ничего не знаю об этом древнем существе. Он разобрался с Фаустом в считанные секунды. Это восхищало, но, то, что он якшается с Мариус напрягало. Если он говорит правду, то мне с ним нужно быть начеку.
  - Друзья?
  - Да, - сухо сказал Бальво.
   В какую-то секунду мне показалось, что в его глазах скользнула боль, но он быстро это скрыл.
  - Разве вампиры водят дружбу с некромантами.
  - Как видишь, - он посмотрел на меня через плечо, - в твоем случае некроманты даже спят с вампирами.
  - Я связанна с Сириусом ритуалом, - раздраженно сказала я.
  - Хочешь сказать, что ритуал удерживает тебя возле него.
   Я, поджав губы, уставилась в пол.
  - Думаешь, что любишь чистокровного, и он к тебе испытывает те же чувства, - он остановился и повернулся ко мне, - Знай же, это все иллюзия, с которой ты должна бороться. Сама понимаешь интимная связь с вампиром это отвратительно.
   Ударил прямо в самое сердце. Все мои сомнения и переживания в отношении Сириуса, он видел насквозь. Испокон веков наша раса воевала с вампирами, так какого черта сейчас со мной происходит. Я люблю вампира я отдаюсь ему всем телом и душой. Но если бы это не было связанно с ритуалом, мне было легче переносить слова Бальво. Я бы сопротивлялась, боролась за свои чувства. Но сейчас я даже не знала являются ли они настоящими. Просто какое-то безумие. Зачем он поднял на поверхность эту тему? Сейчас у меня нет времени разобраться в себе. Сопротивляться желанию быть с Сириусом, просто безумие. Я даже представить себе не могу подобного.
  - Твоя мать прокляла бы тебя, если бы узнала с кем ты соединилась, - он заправил непослушную прядь волос за ухо, - К твоему счастью, что Верона сейчас мертва. Она бы так просто этого не оставила.
   Я растерялась, когда некромант заговорил о моей матери. Верона ее называли только близкие люди и то, что Бальво знает это имя, наводило на подозрение.
  - Простите, - я ошарашено смотрела на мужчину, - Вы..вы что знали мою мать?
  - Да, - задумчиво сказал он, - Мы были помолвлены, кажется, это так называется в этом мире.
   Передо мной стоял некромант, который близко знал мою мать и моих родственников. Сердце так сильно застучало в груди и внутри все так сжалось, что было трудно дышать. Это было уже слишком. Так много потрясений. Возможно, Бальво мог стать моим отцом. Блин, у него же такого же цвета волосы как у меня.
  - Милена сказала, что мой отец вервольф, то есть так и есть, - произнесла я вслух, - Иначе и быть не может.
   Поняв меня, Бальво лишь рассмеялся.
  - Мы были помолвлены, но не стали супругами. Ее клан расторг договор после того как я вернулся из инквизиторского плена. Так что твоим отцом я не стал. Впрочем от Вероны они тоже отказались после того как ее изнасиловала стая боевых, инквизиторских вервольфов.
   - Что, - ком подкатил к горлу, - Этого не может быть.
  - Так оно и есть, твой клан был нетерпим к кровосмешению. Поэтому от нее и отвернулись, - некромант осекся, - Извини, ты что не знала?
   Я отрицательно закачала головой.
  - Значит, я была не желанным ребенком, - я села на корточки и прижала ладони к лицу, - Моя мама пережила весь этот ужас. Но как? Она ведь была к тому времени такой сильной. Как она позволила с собой это сделать? Ведь вервольфы практически не обладают магией.
  - По природе своей некромантские женщины бесплодны, лишь один раз в жизни, они могут родить ребенка. Это происходит в момент первой менструации. В этот момент они становятся беззащитными и теряют всю свою магию. С Вероной это произошло в момент боя. Это единственное объяснение. Так что переваривай.
   Такое узнать о своем рождение. А я еще тешила себя мыслями найти своего отца. Засопев в ладони, я совсем пала духом. Когда же это все кончится. Но в глубине души я знала, что все только начинается. Мне не будет покоя, пока я в этом месте. Пока я так молода и беззащитна перед этими высшими существами, мне никогда не найти душевный покой. Некромант приобретает свою истинную силу лишь после пятидесяти лет жизни. Еще тридцать лет унижения и пресмыкания. Ни я, ни Сириус не способны разбить этот замкнутый круг.
   Некромант присел рядом и положил руку на мое плечо.
  - Успокойся, - он прижал меня к своей груди, - Не стоит сейчас расклеиваться. Не время.
   Я высвободилась от его ненужных прикосновений и поднялась на ноги. Проведя по лицу ладонями, я поняла, что слез на щеках нет. Душа разрывалась на части, но слез уже не было. Выплакала все.
  - Спасибо, что сказали мне о моем рождении. Я вам благодарна. Но, то, что касается меня и Сириуса, знайте, наша связь не отвратительна. Мы искренне любим друг друга.
  - Как знать, я вижу чары ритуала делают свое дело, - Бальво поднялся и пошел вперед, - Скоро ты поймешь насколько это состояние отвратительно.
  - Не противнее дружбы с вампиром, - огрызнулась я, - Мариус самый жуткий поддонок, которого я знала, он может только использовать, а не давать.
  - По крайней мере, это мое добровольное решение, меня никто не принуждал ему служить. Мой разум не затуманен и ясен. А о Мариусе ты ничего не знаешь.
  - Он мерзкий садист. И я никогда ему не прощу того что он делает с Сириусом.
  - Сириус раб, не забывай это.
  - Я никогда этого не забуду, - процедила я сквозь зубы, и, обогнав Бальво пошла вперед.
   С каждым шагом я все сильнее ощущала присутствие Сириуса. Его уязвимость и паника, заключили меня в свои объятья. Он не хотел, чтобы я видела его унижения. Никогда в жизни он не испытывал такого стыда, как сейчас. Теперь Мариус знал все слабые места Сириуса и от этого он становился настоящей марионеткой в руках своего хозяина. Стиснув зубы, я ускорила шаг, чтобы не встало перед моим вздором, я это выдержу. Я смогу. Пусть я молода и вокруг кишат множество тварей способных разорвать меня в клочья. Я все равно не сдамся, я буду бороть за нас двоих, даже когда Сириус не сможет ничего сделать.
   - Вот мы и пришли.
   Бальво остановил меня возле массивной двери, за которой я ясно ощущала Сириуса. Я обхватила ручку двери, желая немедленно войти в помещения, но Бальво схватил меня за руку и повернул к себе.
  - Подожди, - он неуловимым движением прижал меня к стене и уставился прямо в глаза.
  - Какого черта вы делаете? - я попыталась его оттолкнуть, но ничего не получилось.
  - Подожди секунду, мне нужно кое-что сделать, - он обхватил мою голову руками, как делал Фауст, - В последнее время тебя несколько раз взламывали. Я не причиню вреда, просто восстановлю защитное поле.
  - Зачем, ты это делаешь?
  - Ты имеешь в виду, помогаю тебе.
  - Да, это все из-за моей матери.
  - Может быть, - улыбнулся он, обнажив свои длинные белоснежные клыки, - А может и не быть.
  - Как мне это понимать?
   Я почувствовала давление вокруг головы и легкое головокружение.
  - Я дал согласие Мариусу быть твоим наставником, - произнес он, внимательно всматриваясь мне в глаза.
   - Наставник, - я не могла поверить в происходящее, - Мариус хочет чтобы я обучалась?
  - Твоя сила нам интересна, так что ничего не бойся. Я с тобой.
   Вдруг его серые глаза замерли на моем лице. Стеклянный взгляд ничего не выражающих глаз. Он был где-то в моей голове. Что-то видел.
  - Значит, вот как все произошло, - наконец задумчиво сказал он.
   Он очень близко наклонился ко мне, так близко что я увидела сквозь его гламур ужасный зарубцевавшийся ожог вокруг шеи, уходящий под черную водолазку. Я посмотрела на его руки, которые также были в ожогах. Ком подкатил к горлу, и я по-честному хотела немедленно отвести взгляд от этого увечья, но не смогла.
  - На что это ты так смотришь?
  - У вас все руки в ожогах.
   Некромант резко отступил от меня. Его красивое лицо моментально изменилось. Дрожащими руками он немедленно натянул перчатки и плотно застегнул воротник.
  - Не смей больше пробиваться сквозь мой гламур, - его голос был грубым .
  - Я не хотела, вы слишком близко приблизились ко мне и это как-то сама собой произошло, - в отличие от него мой голос сильно дрожал, - Простите, я никогда бы не позволила себе такую вольность.
   Как бы некромант стойко не держался, было видно, сколько боли доставил ему этот инцидент. Он продолжал тяжело дышать, не в силах собраться.
  - Все нормально, - неожиданно сказал он, в первую очередь успокаивая себя.
   Накинув черный капюшон, он заправил в него свои длинные красные волосы.
  - То что касается Сириуса, чтобы ты не увидела за этой дверью, знай, он достойный мужчина.
   Он открыл массивную дверь и мы вошли в помещение.
  Глава номер двадцать три
  
   Закрывая свой страх, глубоко внутри, я отводила взгляд от внушающих ужас, неестественно прикованных вдоль стен людей. Они безвольно стояли, склонив головы. Мужчины и женщины, облаченные в серую, больше похожую на тюремную робу, одежду. Их тела были живы, чего нельзя было сказать о разуме. Эмоционально разрушенные куски мяса, наполненные живительной пищей для вампиров. Уставившись в спину Бальво, я уверенно ступала вслед за ним. Мне был знаком этот коридор. Опять воспоминания Сириуса насильственно врывались в мою реальность, показывая то, что я никогда не должна была знать. Яма. Это место было Ямой, здесь пытали и уничтожали ненужных существ. Сириус не раз пребывал в этом месте. Эти древние стены видели все истязания его тела, впитали каждый болевой момент, каждый не вырвавшийся стон отчаяния с его губ.
   Где-то внизу раздавался смех, переплетающийся с пронзительно звучанием живой скрипки. Эта музыка была подобно электрическому разряду, пробегающему по телу. В невероятном темпе и исполнение она касалась самой души, разрывая ее на части. Прикоснувшись пальцами к вискам, я пошатнулась. Нервное перенапряжение давало о себе знать. Протерев глаза, я злобно посмотрела в конец коридора. Пусть меня всю трясло от негодования, я в который раз приказывала себе успокоиться. Терпи, повторяла я себе. Твоя ненависть здесь только рассмешит всех.
   Голос Мариуса уже отчетливо доносится до меня. Проклятый ублюдок, живее всех живых, просит чтобы ему налили еще вина. С каким бы удовольствием я влила в его пасть плавленой серебряной сыворотки, а потом с ликованием наблюдала бы за тем как он сдохнет. Стиснув зубы, я понимала, что будь у меня такая же власть, как у Мариуса, возможно я стала еще большим тираном, чем он.
   Пройдя мимо арки, мы вошли в просторное плохо освещенное помещение. В нос сразу же ударил тошнотворный запах крови вперемешку с алкоголем. Глубоко вздохнув, я, не видя никогда из присутствующих, устремила свой взгляд на избитого, обнаженного Сириуса. Внутри все замерло, и крик застыл в горле.
   Колючая проволока была намотана на его запястья, соединяя руки за спиной. Острые шипы вошли прямо в кожу, а кровь тонкими струйками стекала по неестественно вывернутым над головой рукам. Он был приподнят над самым потолком, а колючая проволока была надежно укреплена на верхней балке. Я кинулась к лестнице, приставленной к ней. Бальво крикнул что-то мне вслед, но я его не слышала. Пульс участился, отдаваясь оглушающим стуком в голове. Когда я уже забралась наверх и потянулась к колючей проволоке, кто-то выбил лестницу у меня из под ног. Не чувствуя под ногами опору я всем весом упала вниз. Но боли не почувствовала. Открыв глаза, я увидела перед собой лицо Бальво. Он поймал меня.
  - Бальво, любишь же ты испортить все веселье, - голос Мариуса действовал на меня как спусковой крючок.
   Высвободившись из рук некроманта, я ринулась в сторону Мариуса. Засранец стоял в каком-то алом длинном халате, и был болезненно бледен. Его волосы были пропитаны кровью и паклями спадали на плечи. Высвободив когти, я замахнулась на него, но в ту же секунду меня кто-то схватил за талию и прижал к себе. Бальво был невероятно быстр и силен, а я... Я была просто в бешенстве.
  - Эй, кукленок, поосторожнее с коготками. А то ненароком кого-нибудь поцарапаешь, - Мариус взял массивный фужер и сделал несколько глотков, при этом его синие немигающие глаза враждебно смотрели на меня, подобно хищнику облюбовавшего новую жертву.
  - Отпусти его немедленно, - закричала я, не отводя от него глаз.
  - Юлиан, слово дамы закон.
   Он опять засмеялся, и я увидела, как справа от нас появился Юлиан. Его иссиня черные волосы были заплетены в замысловатую косу. Вытерев окровавленные руки о свои светло-коричневые брюки, он молчаливо прошел мимо нас. Я посмотрела на Сириуса безвольно болтающегося наверху. Мне хотелось увидеть его глаза, но из-за волос лица не было видно.
   Юлиан материализовался на верхней балке и отцепил проволоку. В этот момент его лицо не выражало никаких эмоций, он просто исполнил приказ. Острая проволока прошлась по его ладоням распарывая плоть, но даже в этот момент ни один мускул не дрогнул на его лице. Тело Сириуса рухнуло на пол и руки по инерции опустились вниз, заставив глаза чистокровного распахнуться от накатившей нестерпимой боли. Он тяжело задышал, но не произнес не единого звука. Он, молча, сносил боль. Даже когда его обгладывали крысы он не мог позволить себе такой роскоши. Закричать при всех значит доставить Мариусу еще больше удовольствия.
   Я стояла как вкопанная. Боль Сириуса пробежалась по всем нервным окончаниям моего тела. Когда мы рядом, то чувствуем друг друга сильнее. Сжав губы чтобы не закричать, я согнулась пополам, ноги подкосились и если бы не Бальво, то я бы потеряв равновесие упала. Я никогда не опозорю Сириуса, единственное, что было сейчас в моей голове. Никогда не позволю, чтобы Мариус взял вверх в этой войне.
  - Вот так всегда, - Мариус подошел к Сириусу и приподнял его голову за волосы, - Не единого звука. А помнишь, тот раз. Ты ведь закричал. Что это было?
   Мариус резко отпустил волосы, и голова Сириуса безвольно стукнулась о каменистый пол.
  - Бальво, хочу тебе сообщить одну новость.
   Ладонь вампира легла на израненное плечо Сириуса. Это прикосновение было не простым, он вкладывал в него некий двойственный смысл. Подобно любовнику, он осторожно убрал с его израненной спины длинные волосы. Сириус неожиданно опасно зарычал. Но Мариуса это не остановило, ухмыльнувшись, он провел ладонью по изгибам его спины и остановился на пояснице.
  - Кажется, я наконец-то понял, что выводит моего Сириуса из себя, - он положил руку на задницу чистокровного и сильно сжал, - Порой палец в заднице, дает больше результата, чем тысячи ударов плетью.
   Мариус нагнулся и провел языком по щеке Сириуса. На лице моего мужчины появился не поддельный ужас. Казалось, его парализовало, и он не в силах был вымолвить слова. Лишь рычание, загнанного в угол зверя, предупреждало о скрытой опасности.
  - Пожалуйста, - взмолилась я, - Прошу тебя прекрати над ним издеваться. Зачем тебе это? Он и так всецело принадлежит тебе.
  - Этого никогда не будет достаточно.
   Последовала минутная пауза. Мариус задумчиво посмотрел на Сириуса и усмехнулся.
  - Великий предводитель всех вампиров, в моем подчинении. Что может быть слаще и желаннее?
   В этот момент его глаза осветились странным сумасшедшим светом. Он ликовал, вот только что-то за этой маской было скрыто. Какой-то секрет. Видимо смутившись моего пронзительного взгляда, Мариус переключил тему разговора.
  - Кукленок, я долго думал, как наказать моего раба, за столь своевольный поступок, - вампир схватил Сириуса за плечо и перевернул на спину, - Такие вещи так просто не прощаются.
   Поврежденные руки Сириуса оказались придавлены к полу, что вызвало очередной приступ невыносимой боли. Хватая ртом воздух он выгнулся и тут же замер вместе со мной. Пальцы Мариуса крепко ухватили детородный орган Сириуса и выжидающе застыли.
  - Нет, - прошептала я, поняв какое будет наказание для нас.
   Мариус посмотрев на меня, лишь засмеялся.
  - Слушайте вас бы следовало сейчас сфотографировать, - он опять засмеялся, - Посмотрите, у них такие рожи, как будто сейчас произойдет конец света.
  - Кукленок, успокойся, вырвать его член, было бы самым гуманным из того что я с ним хочу сделать. Так что успокойся, как я могу лишить его такого удовольствия хотеть тебя.
   Он подмигнул мне и, поднявшись, пошел в сторону своего трона. Я хотела подбежать к Сириусу, который к тому моменту, осторожно лег на бок, но Бальво крепко сжимал мои руки.
  - Отпусти меня, - пытаясь вырваться из его объятий, я начала извиваться, но почувствовав странное давление в поясницу, замерла.
   Не веря в происходящее, я медленно подняла голову и посмотрела в глаза некроманту. Было видно что мужчина покраснел и стыдливо отвел глаза в сторону. В голове я отчетливо услышала его извиняющийся голос 'извини...' Я ошарашено, посмотрела на Сириуса, который в этот момент, буравил взглядом Бальво. Этот взгляд навсегда запечалился в моей памяти. Слишком темный и колючий, в нем била такая неиссякаемая и опасная сила, что становилась страшно до жути. Связанный, лежащий на полу, он все равно обладал непоколебимой силой, способной уничтожить любого на своем пути. Я почувствовала, как что-то закапало мне на лоб. Бальво неожиданно отпустил мою правую руку. Подняв голову, я увидела, что из глаз некроманта идут кровавые слезы.
  - Никто не смеет желать мою женщину, - процедил сквозь зубы Сириус, - тем более такая жареная задница как ты.
   Бальво лишь стер кровавые слезы, ничего не ответив на слова чистокровного.
  - Сириус, вижу у тебя опять открылся собственнический инстинкт.
   Мариус восседал на троне и высокомерно смотрел на всех своих подданных.
  - Между прочим у нас с тобой осталось одно не законченное дельце. Там в твоих апартаментах, - он сделал паузы, переведя взгляд на меня, - Думаю, тебе придется теперь закончить то, что не успела сделать Самара. Не люблю не законченные акты.
   Я ошарашено уставилась на Мариуса. Этот мужчина был самым низким существо на свете. Расставив ноги в разные стороны, он распахнул халат, выставляя на всеобщее обозрение свой член.
  - Юлиан, приведи ко мне Сириуса, а то он что-то не торопится доказать хозяину свою преданность.
   Крупный вампир, подхватив чистокровного за руку и повел к трону. По пути Сириус несколько раз спотыкался и падал на колени. Несколько ступенек вверх и он оказался у ног Мариуса.
  - Давай покажем, твоей милой, как нужно любить мужчину, - он обхватил сопротивляющегося Сириуса за волосы и попытался направить его лицо к своему члену, - Ах, да ты наверно совсем ничего не знаешь о подобной ласке, но не беспокойся я тебя научу.
   Я не могла допустить, что бы Мариус так унижал моего мужчину. Это было несправедливо. Сириус и так едва оправился от плена одиночества. Его разум нестабилен, я чувствовала душой, что он не сможет этого перенести. Это погубит его навсегда. Сопротивляясь, он понимал, что все равно проиграет.
  - Мариус, стой, - закричала я.
  - Самара, не стоит, отвлекать меня, - прошипел он, пытаясь заставить Сириуса открыть рот.
  - У меня к тебе предложение, - как можно увереннее сказала я
  - Предложение, - вампир заинтересованно взметнул бровь, - У тебя нет ничего что мне нужно.
  - Как насчет преданности некроманта, - от каждого слова становилось больно в груди, но если это единственное что я могу поставить на кон то это того стоит.
   Мариус оттолкнул Сириуса от себя и встал с трона. Глаза его заблестели нездоровым интересом.
  - Преданность.
  - Скажи мне, как долго ты лежал на полу той ванной комнаты в ожидание, когда твое сердце вернут обратно? - вампир, стиснув зубы, запахнул свой халат, - Кто кроме молодых птенцов, так сильно зависящих от тебя, пришел на помощь? Представь, на секунду, что было бы если Сириус не сказал Фаусту позаботиться о тебе?
  - Можешь не продолжать, - ледяным тоном сказал вампир, - Я все понял. Что ты хочешь взамен?
  - Свободу Сириусу, - на одном дыхание вымолвила я.
   Мариус посмотрел на Сириуса и улыбнулся.
  - Сириус, видимо ты хорошо ее трахнул раз она предлагает за тебя такую цену.
  - Она не понимает что говорит.
   Мариус резко схватил чистокровного за волосы и со всей силой впечатал его голову об угол трона.
  - Сколько тебе говорил, не смей разговаривать со мной на поганом некропольском.
   Изо рта Сириуса пошла кровь.
  - Так ты принимаешь мое предложение? - сдерживая свои эмоции, сказала я.
  - Нет, это исключено, - Мариус отрицательно закачал головой, - Попроси что-нибудь другое.
  - Кроме его свободы мне ничего не надо.
   Я посмотрела на Сириуса, в глазах которого была злость. Он пытался войти со мной в контакт, я ощущала сильные попытки проникнуть в мой мозг. Но я сдерживала напор. Приняв решение, я уже не видела другого пути развития событий. Рука Мариуса опять потянулась к Сириусу. Он хотел закончить начатое, и я должна была сделать все что от меня зависит лишь бы он этого не сделал.
  - Мариус, - окликнула я его, - тогда прекрати любые сексуальные и физические унижения Сириуса.
   В помещение стало тихо. Где-то глубоко внутри я чувствовала как рушится фундамент, который я закладывала с самого рождения. В кусках материи появляются трещины, сквозь которых выглядывает беспросветная тьма. Она улыбается мне медленно пуская свои мерзкие когти в мое будущее, притягивает его к себе, заполняя все болью и безнадежностью.
  - Самара, не смей этого делать, - зарычал Сириус, но тут же получил кулаком в лицо.
  - Умолкни тварь, - прошипел вампир и принялся с остервенением наносить бесчисленное количество ударов по телу Сириуса.
   Я стояла как вкопанная, отдаленно чувствуя надвигающуюся боль. Сириус не мог держать ситуацию под контролем. Щит, отделяющий меня от его телесной сущности, начал покрываться трещинами. Вопреки желанию Сириуса боль от ударов Мариуса эхом доносилась во мне. Я чувствовала неприятное покалывание в тех местах куда вбивал свои кулаки чертов вампир.
   Стиснув зубы, я попыталась оттолкнуть от себя Бальво, но его руки крепко прижимали меня к себе.
  ' Не надо этого делать' - голос Бальво, доносился во мне - ' Он раб'
  - Он мой мужчина.
   По моим ладоням побежали трещины.
  - Отпусти меня, - закричала я.
   'Ты сделаешь еще хуже'
   Мариус отступил от Сириуса и повернулся в нашу сторону.
  - Бальво, зашей этому ублюдку рот, не люблю разговорчивых некро.
   Бальво резко отпустил меня и растворился в тени. Я тут же метнулась к Сириусу, но Мариус преградил мне дорогу.
  - Стой на месте, - злобно зарычал он, - Или ты забираешь свои слова о преданности?
   Я неуверенно посмотрела на его злое лицо, потом перевела взгляд на Сириуса. Кончики пальцев начали болезненно ныть. Моей половине хотят причинить боль. Сириус умоляющи смотрит на меня, но я отрицательно качаю головой. Я не отступлю. Скоро этот ад закончится, наивно полагаю я. Никто больше не прикоснется к моему Сириусу. Собственнические инстинкты бьют мне в голову. Сама мысль о том что с ним кто-то занимается сексом приводит меня в ярость.
  - Нет, - громко говорю я, наблюдая через его плечо как Бальво вынырнул из тени и появился возле Сириуса.
   Некромант подчинялся Мариусу беспрекословно. Он не отдал свою преданность вампирскому существу, если бы было иначе я бы почувствовала. Этот некромант находился здесь по собственной воле. И от осознания этого было не по себе.
   Нервно сглотнув, я переключила свой взгляд на Мариуса. Его глаза были льдом, голубым непроницаемым льдом. Он выжидающе всматривался в мое лицо, и на губах его в этот момент была улыбка.
  - Я даю слово, что никто, кроме тебя, разумеется, не прикоснется больше к Сириусу.
   Он поднял руки и хотел было прикоснуться к моим волосам, но рука замерла на месте.
  - Так о чем я.
   Он сделал шаг назад и в театральном жесте развел руки в стороны.
  - Ну что Кукленок, покажи мне как ты любишь попочку.
   От его слов меня всю передернуло. Я слышала, как Сириус злобно рычит, пока Бальво зашивал ему рот. Некромант каким-то невообразимым мне способом обездвижил его. Тело Сириуса не могло сопротивляться. Я злобно посмотрела на Мариуса. Как же я сейчас ненавидела их всех. Столько отчаяния вперемешку со злостью я не испытывала никогда. Заправив непослушные волосы за уши, я встала напротив Мариуса. Он протянул мне руки и как бы сильно я не хотела прикасаться к этому мужчине, одеревеневшими пальцами, я коснулась его прохладных ладоней. Мариус обхватил мои запястья и крепко сжал. По коже пошло неприятное покалывание.
   Чувствуя со всех сторон давление, я увидела, как под нами стал вырисовываться алый круг с незнакомой мне символикой. Я не уважала тех некромантов которые отдавали свою преданность другому существу. Подобно псинам, они влачили свое убогое существование, беспрекословно подчиняясь и оберегая своего хозяина. Я смеялась над подобными личностями, не понимала, как можно преклониться. Но теперь, я сама нахожусь на их месте и простит меня моя мама, подчиняюсь вампиру.
  - Смотри на меня, - приказал Мариус.
   Я уставилась в его потемневшие глаза и почувствовала как по коже побежало нечто неприятное. Мне хотелось отдернуть руки, но я остановилась. Ком застрял в горле. Внутри все замерло, в ожидание удара. Тяжело задышав, я попыталась взять себя в руки. Все происходящее необратимо, повторяла я себя.
  - Расслабься, - рыкнул он.
   Я нервно замотала головой, понимая, что расслабиться, никак не получится. Вампир видел, что меня затрясло. Страх, за свое будущее поднялся вверх и вырвался на поверхность. Все барьеры задрожали, я чувствовала как вампир идет по моим темным лабиринтам.
  - Я сказал, расслабься, - повторил вампир, - Этот ритуал добровольный. Если ты не позволишь поставить на тебе мой след, ничего не выйдет.
   Я отрицательно закачала головой, понимая, всю суть происходящего. Все тело покрылось холодным потом, мои ладони стали влажными. Сильная боль пронзила запястья. Суть ритуала была в добровольном подчинение вампиру. Этот ритуал использовали в средневековье, когда поверженный вампиром некромант не хотел умирать. В счет своей жизни он предлагал заклятому врагу свою преданность, слово, что будет ему служить до конца своих дней. По мне так лучше умереть, но любовь к Сириусу. Это чувство было такое сильное и не понятное мне, что я не могла поступить иначе. Я хотела чтобы ему никогда больше не причиняли боли, не издевались. Если это стоит такую цену, то я должна это сделать. Ради него и нашей любви. Я приказала себе успокоиться.
  
   Теплый ветер ласкает мою лицо и я, открывая глаза, вижу ясную синеву неба. Мое обнаженное тело лежит на мраморной плите, а пальцы ног, слегка касаются теплой, прозрачной воды. Глубинный стон мертвых, доносится до моего разума, и я улыбаясь, нежусь в этом загробном шуме. Вдоль горизонта расстилаются затопленные могилы, с высоко устремляющимися к небу крестами. Кладбище. Здесь мне все понятно и знакомо. Нет никакого страха и боли. Я закутана энергией этого места. Здесь я обретаю покой.
  - Самара, - где-то глубоко внутри раздается голос Мариуса, - Открой глаза.
   Я медленно подняла руки вверх и посмотрела на свои запястья. Кожа была пепельной и гладкой. Я повернула ладони к голубому, ясному небу. Что-то было не так. Поток темной энергии пронзил все тело. Я выгнулась дугой, закричав от боли. По небу пробежали раскаты грома и вода вокруг начала обретать бордово красный оттенок. Запах крови ударил в нос, и запястья рук опалило непереносимой болью. Кожа на руках стала краснеть образовывая форму пальцев обхвативших мои запястья. Я попыталась вырвать руки из этого захвата, но ничего не получилось. Я заметалась из стороны в сторону не в силах высвободится. Проклятье, что происходит. Перед глазами появилось лицо Мариуса. Под действием энергии его окровавленные волосы парили по воздуху, а глаза были наполнены кровью.
  - Признай во мне своего повелителя, - не открывая рта сказал он.
   Мое дыхание перехватило и мне ничего не оставалось сделать как сказать то что он требовал.
  - Ты можешь не сомневаться в моей преданности повелитель, - прошептала я, чувствуя как земля уходит из под ног.
   Наши энергии в какую-то секунду слились воедино, и когда вампир отстранился от меня, я почувствовала, что совершенно не могу дышать. Упав на четвереньки и начала задыхаться. Круг на полу стал исчезать и я уже знала что всецело принадлежу Мариусу. Этот ублюдок пометил меня внутри как свою собственность. Внутренний ожог не давал дышать. Я подняла голову и посмотрела в сторону Сириуса. Он лежал на полу в том же самом положении в котором его оставил Бальво. Голова повернута в мою сторону. Рот зашит. Но не это меня больше всего потрясло. Его взгляд был холодным и не проницаемым, казалось, он меня не видел.
  - Сириус, - прохрипела я.
   Легкие и горло опалило огнем и я закашляла. Кровь хлынула из-за рта, говоря о том, что след Мариуса был глубоким и кровоточил. Ублюдок что-то сделал с моим горлом.
  - Сириус, - опять повторила я хриплым низким голосом.
   Я на четвереньках попыталась доползти до него, но сила Мариуса остановила меня на пол пути. Я растелилась на полу. Сириус продолжал без эмоций смотреть на меня. Я открыла все возведенные между нами барьеры. Пожалуйста, скажи мне хоть что-нибудь. Мариус больше никогда не причинит тебе вреда. Ты будешь свободен от всяких унижений. Я посылаю ему свои мысли. Хочу чтобы он что-то ответил мне в ответ. Но он молчит, и я чувствую, как внутри него бушует злость и ненависть. На меня смотрел совершенно незнакомый мужчина.
  - Сириус, ты был просто великолепен, - слова Мариуса вели меня в оцепенение. - Я уже думал, некромант никогда не додумается отдать мне свою преданность.
   Сириус поднялся с пола и неуловимым движением высвободил свой рот от железных скоб. Разорванные кожа моментально регенерировала и на губах чистокровного появилось подобие улыбки.
  - Было тяжело контролировать ее иллюзии.
   Я ошарашено уставилась на Сириуса. Неприятное предчувствие защемило сердце. Что происходит? Чистокровный злобно смотрит на меня и усмехается.
  - Только больше не заставляй меня трахать этого некроманта.
  - Услуга за услугу, - засмеялся Мариус.
  - Сириус что происходит? - приподняв голову, я встречаюсь с его равнодушным взглядом.
  - Самара, неужели ты могла подумать что я могу тебя признать своей женщиной?
  - Но ритуал, - не веря в происходящее произношу я, - Ритуал связал нас.
   Сириус провел пальцами по моей щеке и нижней губе.
  - Ты по прежнему принадлежишь мне, мое имя выжжено на твоем теле, но это не значит что я могу любить и желать тебя. Это клеймо, свидетельствует о том, что ты принадлежишь, как женщина, только мне. Запомни, ни один вампир не признает в некроманте свою спутницу.
  - Я тебе не верю, - шепчу я в его прекрасное лицо.
   На секунду, на целую неуловимую секунду, в его глазах появляется облегчение, но тут же исчезает. Он обхватывает меня за волосы и поднимает.
  - Мне плевать, веришь ты мне или нет, - он толкает меня к ногам Мариуса, - Я всегда выполняю качественно приказы своего господина.
   Я смотрю снизу вверх на его прекрасное обнаженное тело, в его жестокие глаза. И частицы пазла быстро вырисовывает передо мной картину происходящего. Я всецело принадлежу этим вампирам. Самара Блодова стала рабом для вампиров. Зажмурив глаза я пытаюсь переварить произошедшее. Мое соединение с вампиром, эти эмоции. Все происходящее было так естественно. Его эмоции и воспоминания. Неужели это было все иллюзия. Я ему не верю . Не могу поверить.
   Обращаю внимания на свои запястья. Вокруг них образовались темно бордовые отпечатки захвата рук вампира. Теперь это останется на всю мою оставшуюся жизнь. Узор его пальцев на моей коже, сильно жег. Но эта боль была ничем по сравнению с тем что сейчас было в моей душе. Меня использовали, надругались самым запрещенным способом. Раскрыли во мне такие качества о которых я даже не подозревала. Что могло знать о любви такое создание как я? Как иначе я могла отдать свою преданность вампиру. Только если ради брата, до которого им не добраться. Вот тогда и появился Сириус. Все было придумано заранее.
   На глазах навернулись слезы. Я приказываю себе остановиться, слезы это непозволительно в данной ситуации. Нельзя чтобы они видели тебя сломленной, шепчет мой внутренний голос. Ты не должна позволить им чувствовать себя победителями. Включай, наконец, мозги. Мысли возвращают меня к птенцу Сириуса. Фауст был единственным моим союзником. Он хотел, чтобы я покинула это место. Почему? У этих вампиров между собой сильная связь, но по видимому все их действия контролирует Мариус.
   На губах появляется улыбка. Я смотрю на своих повелителей и смеюсь, диким, сумасшедшим смехом. Первое что я хочу теперь сделать, это убить этих кровососов. Не припомню, чтобы я что-то желала сильнее их смерти. Они заполучили в свой арсенал очередное сильное существо. Видимо так и происходит. Я единственная кто может управлять войсками Храма Обреченных. И теперь я во власти кровососов.
  - Мариус, нас посетил верховный инквизитор, - голос Юлиана вывел меня из раздумий.
   Одно слово инквизиция заставляет меня напрячься всем телом.
  - Проводи его в главный зал, я сейчас подойду.
  - Сириус идешь со мной, - он повернулся к некроманту, - Бальво проводи Самару в ее апартаменты. С сегодняшнего дня ты являешься ее наставником.
   С этими словами вампиры исчезли, оставив меня наедине с Бальво.
  
  Глава номер двадцать четыре
  
  
   Сон был наполнен тьмой. Я пыталась выбраться из серебряного саркофага, в который меня поместили мои враги. Некроманты - мерзкие, поганые твари. Из моей глотки вырвалось враждебное рычание и когти с остервенением начали скрести неподвластный моей силе серебряный металл.
   Открыв глаза я без эмоций уставилась в потолок. Ноги онемели от ночного ужаса, сердце сильно стучало, но я знала, что воспоминания Сириуса, далеки от дня сегодняшнего. Груз воспоминаний чистокровного будет преследовать меня годами. Сириус прожил долгую жизнь и мне придется увидеть всех скелетов в его шкафу. Придет время, и я узнаю, почему он поступил со мной таким образом. А пока я не знаю как дальше жить. Слезы навернулись на глазах и я, уткнувшись лицом в подушку, закричала. Внутри все болело от боли, и видимо, лекарство которое вколол мне Бальво, больше на меня не действовало. Я ревела, не в силах пережить случившееся. Любовь к Сириусу была единственным стоящим событием в моей жизни. Я никогда ничего подобного не испытывала, и мне было вдвойне больно от того что меня отвергли, обманули. Почему это произошло со мной, как теперь мне заглушить эти эмоции. Как люди живут в этом состояние. Я готова была вырвать себе сердце, лишь бы оно больше так сильно не стучало при мысли о Сириусе. Как же мне теперь вести себя рядом с ним? Я по-прежнему его женщина, он этого не отвергал. Другой вопрос в моей расе. Он ненавидит некромантов. Но я помню, что он мне говорил, как любил меня. Его прикосновения до сих пор обжигают мою кожу, а мысли о нашем соединении вводят в жар. Мне хотелось бы знать, что он чувствовал когда был со мной рядом. Насколько все происходящее было иллюзией?
   Всхлипывая, я перевернулась на спину. В груди все болело и я не понимала как эту боль унять. Положив ладонь на живот, я глубоко вздохнула и медленно выпустила воздух через нос, и так несколько раз. Иногда это помогает успокоиться. Мне нужно взять себя в руки, и понять как действовать дальше. Моя жизнь зависит от того какой план действий я разработаю сейчас. Иначе моя жизнь окончательно будет разрушена.
   Я резко поднялась с постели и тут же пожалела об этом. Голова сильно закружилась, и я рухнула обратно на подушку. После ненавистного ритуала, Бальво, привел меня в эту комнату. Ее специально подготовили для меня. Она была идентична комнате Сириуса. Только стены голубова цвета.
   Я лежала на большой роскошной кровати, укрытая белоснежным одеялом. Идеальная постель, шелковые простыни. Со злостью скинув с себя одеяло, я села. Сейчас меня раздражала любая роскошь, любое проявление заботы ко мне. Зачем это все? Выбили у меня землю из под ног, а потом, предоставили эту шикарную комнату, обставленную дорогой мебелью. Чтобы я не чувствовала что потеряла? Или видела что приобрела.
   Встав с постели. Я прошла в ванную комнату. В отличие от комнаты Сириуса, здесь была большая круглая ванна со ступеньками. Подойдя к зеркалу, я на автомате взяла в руки расческу. На голове творилось черт те что. Рыжие волосы сильно спутались и почему-то, мне казалось сейчас очень важным привести их в порядок. Я была обессилена и измотана, черты лица сильно заострились. Я не помнила, когда в последний раз принимала пищу, когда мылась. Это все уходило на второй план. Где-то рядом я ощущала присутствие Сириуса, мы были с ним на одном этаже. Сердце сильно застучало в груди и первое что пришло мне в голову, 'а что если он специально сказал мне те слова, что бы обмануть Мариуса' Наверняка он солгал и хотел чтобы я в это поверила. Мой воспаленный разум ухватился за эту соломинку надежды. Мне нужно его увидеть. Он рядом. Возможно наши комнаты на одном этаже. Я так отчетливо его чувствую.
   Открыв кран, я сполоснула заплаканное лицо. Разговор с ним прояснит всю ситуацию.
   Зашнуровав кроссовки, я медленно вышла из комнаты. В полумраке длинного коридора я осторожно ступала в сторону откуда исходила энергия моего возлюбленного. С каждым шагом мне становилось не по себе. Вдруг я обманываю себя. Что если его слова были чистой правдой. Встав напротив массивной двери, я набрала код доступа в комнату Сириуса. Я знала такую информацию, потому что это знал он.
   Раздался щелчок, открывающегося замка и дверь открылась. Скрестив на груди руки, я сделала шаг вперед. В помещение было темно, приглушенный свет исходил из помещения где была барная стойка с алкоголем. Я знала, что Сириус уже почувствовал мое вторжение. Его недовольство, ледяным прикосновением прошлось по всему телу. Но, несмотря на исходящую опасность, я вошла в помещение.
   Сириус стоял ко мне спиной. Его длинные волосы были распущены, когда-то черно-пепельные волосы, стали практически белыми. Из его воспоминаний я знала, что волосы у чистокровных мужчин меняют свой цвет после стечения, говоря о том, что мужчина познал женщину. Хоть в этом я не сомневалась, я была первой женщиной, к которой прикоснулся Сириус. Из одежды на нем были черные боксеры, которые так соблазнительно обтягивали зад. Я тяжело задышала, представив как было бы прекрасно опять ощутить тяжесть его тела на себе.
   Чистокровный злобно рыкнул и нервно потянулся к бутылке коньяка, стоящей на барной стойке. Сделав несколько глотков он, не поворачиваясь, заговорил со мной.
  - Какого черта тебе здесь надо.
  - Я хотела с тобой поговорить, - мой голос был хриплым и даже неприятным.
   Я откашлялась, но это не изменило ситуации.
  - По поводу того что ты мне сказал.
  - Ты нужна Мариусу, не мне, - выпалил он, - а теперь убирайся отсюда, вон.
  - Нет, - я сделала шаг к нему, - Я не верю твоим словам, ты лгал, говоря те вещи. Мы предначертаны друг другу и это неизменно.
   Не понимая что творю, я прижалась к его спине и заключила в объятия. Его тело моментально напряглось.
  - Я так тебя люблю, - прошептала я, уткнувшись лбом между его лопаток.
   Сириус резко дернулся и со всей силой впечатал меня в стену.
  - Не смей ко мне прикасаться, - зашипел он, и врезал мне в живот.
   Удар был настолько сильным, что какое-то время я не могла даже вздохнуть. Согнувшись пополам, я смотрела в ноги Сириуса и не могла поверить в то, что он сейчас сделал. Хватая ртом воздух, я попыталась отступить, но уткнулась в стену.
  - Я знаю тебя, - прошептала я, - Ты не такой.
   От моих слов он еще больше взбесился.
  - Ты ничего не знаешь обо мне.
   Схватив меня за волосы, он намотал их на кулак.
  - Смотри мне в глаза, - приказал он.
   Я покорно подняла взгляд и застыла на месте. В его черных глазах была ненависть и злость. Он смотрел на меня с презрением, и усмехался.
  - Ты жалкая некромантская тварь, возомнила себе, что можешь что-то значить для меня, - он провел когтями по моим шрамам, - Мерзкая, отвратительная, дрянь, с которой меня принудительно соединили. Как бы я хотел смыть с себя этот позор, уничтожив тебя. Как бы мне хотелось размозжить твой череп.
   Его коготь остановился на моих губах. Зрачки сильно расширились, и он злобно зарычал.
  - Думаю, тогда бы я успокоился.
   Моя голова сильно закружилась от того что я уловила в воздухе. Это было чуть заметное, тщательно завуалированное желание моего мужчины. Несмотря ни на что он желал меня. Хотел обладать мной. Не понимая что делаю, я коснулась рукой его талии. От прикосновения он вздрогнул и резко сжал мою руку.
  - Я не привык повторять, - оскалившись, сказал он.
  - Я чувствую твое желание.
  - Проваливай к черту.
  - Только с тобой, - выдохнула я, прижавшись к нему.
   Сириус взревел и, сильнее потянув меня за волосы, потащил за собой. Мы вышли в коридор и направились к моей комнате.
  - Я хочу быть с тобой, - кричала я, пытаясь вырваться из его захвата, - Быть только с тобой.
   Он закрыл мне рот рукой и затащил в мою комнату.
  - Заткнись, - прорычал он, прямо мне в ухо.
   Кинув меня на пол, он как хищник сделал круг вокруг меня. Я чувствовала, как он взбешен, но все равно не могла остановиться.
  - Я люблю тебя, и хочу быть с тобой, - прохрипела я.
  - Мне не нужны твои услуги, - перебил меня он.
   Я села на колени и посмотрела на него сверху вниз. Он мужчина и мой супруг, я убью любого, кто к нему прикоснется.
  - И чьими услугами ты намерен воспользоваться? - злобно сказала я, вытянув вперед руки, чтобы Сириус видел отпечатки пальцев Мариус на моих запястьях, - Жалеешь, что я отдала свою преданность Мариусу, и он к тебе больше не прикоснется. Не вгонит в тебя свой член.
   Сириус чуть не задохнулся от услышанных слов. Он злобно выругался на некропольском.
  - Хочешь узнать, как мне с Мариусом было хорошо, - его голос стал железным, без эмоций.
   Я медленно попятилась назад, понимая, что в порыве гнева сказала нечто неприемлемое для Сириуса. Какого хрена это вообще из меня вылетело? Я никогда не видела Сириуса в таком состояние, он был в бешенстве, его энергия удушающей волной наполняла все помещение, запечатывая все входы и выходы. Меня охватила паника, когда до меня дошел смысл его слов. Я посмотрела на дверь, и неуловимым движением ринулась к ней. Но в считанные секунды он схватил меня за волосы.
  - Куда это мы бежим от любимого мужчины, - злобно прошипел мне на ухо Сириус.
   Я попыталась вырваться, но в бешенстве он несколько раз впечатал мою голову в стену. Я взвыла от боли. И кровь ручьем хлынула из сломанного носа. Перед глазами все поплыло. Сириус внезапно отпустил меня и я беспомощно рухнула на пол. В шоке я прижала ладонь к лицу и ощупала неровный нос. Кровь лилась по пальцам, подбородку, образовывая лужицу на полу.
   Тем временем он перевернул меня на живот и резко порвал ремень на брюках. Я попыталась приподняться и отползти, но Сириус снова схватил меня за волосы и резко опустил на пол. Его когти сильно впились в мою щеку.
  - Лежи смирно, иначе я раскромсаю твое личико так, что даже родной брат не узнает тебя.
   Онемев всем телом, я позволила ему стянуть с меня брюки. Понимая, что сейчас произойдет, я просила его прекратить, но он, молча, навалился на меня всем весом и зажал мне рот ладонью. Захлебываясь своей кровью, не имея возможности дышать, я начала вырываться. Мои ладони покрылись трещинами и по всему полу побежали паутины темной слизи. Свободной рукой Сириус согнул мою ногу в колено и отодвинул в сторону. Его член уже был высвобожден из боксеров и угрожающе скользнул по моей заднице. Сириус немного приподнялся и рукой направил его в нужную сторону. Резким выпадом он пронзил меня на сквозь и я, задыхаясь, закричала ему в ладонь. Боль была невообразимая, я пыталась скинуть его с себя, но все было тщетно. Колотя кулаками об пол, я выла от боли. Воздуха не хватало и, с очередным его выпадом, я вырубилась.
  
   Очнулась я на полу в луже собственной крови. Дышать было тяжело, запах черной тины и могильной слизи, пропитал всю комнату. Все стены и пол были покрыты паутиной, созданной мной. Любой смертный давно бы сдох, вдохнув ее запах, но только не Сириус. Подтянув к себе колени, я молчаливо уставилась в пустоту, наполнившую мое сознание. У каждого живого существа есть свой предел. Предел физической боли и душевных страданий. Впервые в жизни я чувствую себя такой потерянной и бессильной. Нет желания продолжать свое существование, не хочется подниматься. Сириус сделал все, чтобы я не хотела больше дышать на этой земле.
   Некроманты не умирают, они перерождаются. Я не знаю своих прошлых жизней, все воспоминания исчезают с новой формой. Мне известно лишь одно - для некромантов ворота в рай закрыты. Мы можем жить лишь на земле и перерождаемся в ее недрах. Всегда одинокие, никому ненужные.
   Медленно поднявшись с пола, я пошла в ванную комнату. Все тело дрожало от бессилия. Я провела ладонью по горлу, предполагая, что Сириус мог мной питаться. Ранки практически зажили. Пусть. Мои воспоминания меня больше не тревожат. Мне не нужна кровь с примесью Сириуса. Я должна избавиться от нее. Иначе нельзя. Любовь к нему меня губит. Разъедает все изнутри. А осознание того что любовь безответная подобно яду убивает.
   Когда-то я думала, что я сильная. Подойдя к зеркалу, я усмехнулась своему избитому и оттраханому вампиром телу. Прижав ладонь к зеркалу, я злобно посмотрела в свои глаза.
   Зеркало треснуло от ладони и несколько осколком упали в раковину.
  - Убогая тварь, - я зажала один из осколков и поднесла к волосам, - Больше никто не сможет тебя таскать за волосы.
   С этими словами я начала отрезать локон за локоном, откидывая их в сторону. Продолжая смотреть на свое перекосившееся изображения, я полностью обкромсала свои волосы. Проведя рукой по неровной, короткой шевелюре, я ударила кулаком по своему отражению, окончательно разнеся зеркало в дребезги.
   Захлопнув дверь ванной комнату одним лишь взглядом. Я спустилась на пол и заплакала.
  -Убогая, самая убогая, - всхлипывая, повторяла я себе под нос, - Не достойная не любви, не жизни
   Я так хотела быть рядом с ним. От одной мысли о Сириусе внутри меня что-то взорвалось и я, растелившись на полу, зарыдала. Все мысли только о нем, кажется, я схожу с ума. Его запах, кровь, сокровенные мысли и воспоминания все во мне. Я часть его, и от того что меня отвергли на душе так тошно и просто невыносимо. Как за такое короткое время можно было так сильно слиться с мужчиной? Полюбить его всей душой. Раньше я презирала и не уважала вампиров, смеялась над этими клыкастыми. А теперь, схожу с ума от любви к одному из них. Я запустила пальцы в волосы, проклятье как же мне теперь быть. Я посмотрела на осколок стекла и мысль мгновенно пронеслась в голове. Испуганно я тут же ее затаила внутри себя. Завуалировала ото всех, кто мог коснуться моего мозга.
  'Ты должна сдохнуть' пронеслось в моей голове эхом. Нужно было действовать быстро, иначе ОНИ почувствуют. Полная решимости я закрыла пробку и открыла в ванной воду. Полоснув себя по запястью я очертила вокруг ванной круг. Наделив свою кровь силой и запретом на вход. Я села в воду и уже когтями распорола свои запястья. Кровь моментально окрасила воду в алый цвет, и я облегченно вздохнула. Скоро мои мучения закончатся. В этом круге вампиры не почувствуют что со мной происходит. Не поймут, когда мое сердце остановится. Я быстро слабела, глаза медленно закрывались. Для Сириуса связь со мной невыносима. Он сам мне говорил, как противен ему наш союз. Я избавлю его от такого позора. Это единственное что я могу для него сделать. Просто уйти. Вода лилась за края и где-то отдаленно меня это беспокоило. Я хотела отключить кран, чтобы вода не смыла мой круг, но силы покинули меня. Перед глазами стало темно.
  'Я люблю тебя Сириус' - последняя мысль успокоила меня. Я не жалею ни о чем. В этой жизни я любила.
  
  
  КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ
Оценка: 5.74*84  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"