Галущенко Влад: другие произведения.

Лемсеи, Люшары и Друиды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Лемсеи, Люшары и Друиды
  
   Глава 1. Лемсеи
  
   1. Лема
  
   Дело оказалось на редкость простым и понятным. Я закрыл его через четыре часа с резолюцией: "Виновны. Сканировать и отправить на Излучатель. Корабль и остальных членов экипажа - уничтожить". Материалы дела и резолюцию передал на одобрение всех лемов через свой Обменник. Сканировать через Большой Кристалл Обмена этих диверсантов я предложил скорее для порядка. Большой обменник мог сканировать не только знания, но и умения. Хоть в их мизерных мозгах и были столь же мизерные знания, но все же... Нам и такая прибавка не помешает.
   Все двести тысяч лемов поддержали мое решение.
   Из окна моего просторного кабинета, выходящего на Площадь Правосудия, было видно, как обоих агентов Сеи повели к Кристаллу Обмена, а потом сожгли лучом Кристалла Правосудия. От этих жалких мелких существ не осталось даже кучки пепла.
   Мы, лемы, самая великая цивилизация в системе звезды Сол. Мы изобрели лучи Жизни и смогли создать еще три цивилизации на ближайших к нам планетах. А они, неблагодарные, не оставляют попыток уничтожить тех, кто их породил, начиная от Великого Осушения и кончая нынешним десантом.
   Я вызвал из памяти и мысленно начал перелистывать все четыре тома этого дела.
   На редкость подробные признания. Особенно вот эти их мысли: "Мы хотим поделиться с вами своими знаниями и достижениями". Явная насмешка!
   Мы - цивилизация мыслителей. Такими нас создала природа планеты. Планеты, богатой минеральными ресурсами и неблагоприятными условиями для жизни, особенно на поверхности, где жара постоянно сменяется жутким холодом.
   Но в процессе формирования в коре планеты возникли гигантские пустоты, соединенные между собой паутиной галерей и переходов. Пустоты образовались от таяния подкорковых ледников. Этот процесс образования пустот и таяния льдов медленно продолжается и сейчас, предоставляя все новые и новые подземные галереи для заселения. Готовые дома для жизни, так как строить дома нам нечем
   из-за отсутствия рабочих конечностей. Природа создала нас в виде огромных шаров с небольшими двумя отростками. Они служат нам излучателями и приемными антеннами. Мы видим и ощущаем окружающий мир с помощью различных полей. Наш организм может синтезировать необходимые растворители для добывания из минералов необходимых для жизни веществ. Планета очень богата минералами.
   И еще мы можем выращивать Кристаллы Жизни, чтобы с их помощью усиливать излучаемые поля. Несколько созданных Великих Кристаллов на поверхности помогли нам справиться с первым нападением космических кораблей с Прозерпины.
   Второй раз они сбросили на нас две из своих пятнадцати Лун. Их сбить у нас уже не хватило энергии. После падения Второй Луны началось Великое Осушение. Со сдвигом с орбиты Третьей Луной ученые Прозерпины не справилась и она упала на их планету, наказав за неуважение к нам, предкам. Их цивилизация погибла полностью вместе с планетой.
   Тогда, после Великого Осушения, от нашей миллионной цивилизации осталось около тысячи лемов. При столетнем цикле размножения потребуются еще сотни тысяч лет, чтобы возродить былое количество населения.
   Наши надежды были связаны теперь с голубой красавицей Сеей. Туда и был послан наш первый Луч Жизни. Но мы так и не дождались ответа. Посланный второй Луч Жизни возродил на Сее новую цивилизацию, но, вместо ответа, прилетел космический корабль с вооруженным десантом. Явно с враждебными целями. Хотя ни один из лемов-воинов так и не выдал своих коварных замыслов.
  
   Жаль, что не удалось уничтожить их корабль. Может быть, планы удалось бы узнать у остальных? Зачем они прилетели? Зачем они привезли оружие? Это, к сожалению, так и осталось тайной. Может мы поспешили с их уничтожением?
  
   Тревожные сигналы стали поступать на Кристалл Обмена Знаний через три дня после казни вражеского десанта. У всех лемов стали вырастать конечности, такие, как у сожженных агентов. Тела стали сморщиваться и резко уменьшаться в объемах.
  
   2. Марс
  
   Первый день пребывания на Марсе, я, Рафаэль Даву, занимающий должность исследователя, решил посвятить сбору минералов. Командир экипажа пилот Боб Диггер с психологом Донг Ли уже ушли в Подземный город. Их задача - наладить отношения с уцелевшими лемами, как называют себя марсиане. А нашу старушку Землю они зовут - Сея. Так утверждает Донг Ли. Он и наш доктор Борис Петров - дети Индиго, те, кто вдруг начинают утверждать, что они раньше жили на другой планете. И Борис, и Донг говорят, что знают марсианский язык. Только док родился на Марсе, а Ли утверждает, что родился на погибшей планете Прозерпине. Короче, у обоих - плоскостопие мозга, чокнутые.
   Нашему инженеру, и одновременно второму пилоту, Ярославу Дыбе по инструкции запрещено покидать корабль. Он сейчас перекачивает остатки топлива в стартовый модуль.
   - Рафа, общий сбор, быстро! - это голос Ярика, он сейчас за командира экипажа.
   - А что случилось?
   - Прервалась связь с Бобом и Донгом.
   Я прицепил контейнер с собранными кусками минералов на грудь и вприпрыжку поскакал к кораблю. Все уже ждали меня в ЦУКе, центре управления кораблем.
   - Последние слова Боба были: "Они расплавили наши автоматы!". Я считаю - это нападение. Предлагаю. Перенести базу на запасную точку. Смонтировать марсоход и уже на нем вернуться освобождать пленных. На марсоходе есть лазерная пушка, она нам не помешает, - Дыба говорил коротко и четко, как и положено бывшему десантнику. Он - единственный среди нас военный.
   - А если у них лазеры помощнее наших? Сам сказал - они автоматы плавят, как масло.
   - Вот это ты, Рафа, как ученый, и проверишь. На разведку пойдете с доком. Все ясно? Наша главная задача - спасти корабль и все собранные знания доставить на Землю. Пятиминутная готовность к перебазированию.
  
   Запасная точка была внутри небольшого кратера, километров пятьдесят от входа в подземный город. Два дня ушло на сборку марсохода. Кастрюля с крышкой на четырех огромных зубчатых колесах. После сборки я немного поездил на нем и пушкой разбил несколько камней. Маленький танк. Хоть какая, а защита. Команды на выезд все не было. Мы с доком дремали на гребне кратера. На экране обзора - ни одного шевеления.
  
   - Док, а ты, правда, раньше был марсианином? Как тебе здесь? Чувствуешь себя, как дома? Почему тогда в скафандре ходишь?
   - Рафа, я тебе расскажу, если обещаешь не смеяться.
   - Вали, рассказывай, все равно делать нечего.
   - Хорошо. Прежде всего, я никогда не был марсианином. Я помню то, что помнят все марсиане. У них, в отличие от землян память передается по наследству. А по рождению - я лемсей. Марсианин земного происхождения. Первые лемсеи возникли на Земле почти миллион лет назад по ее летоисчислению.
   В первом Коде Жизни, переданном марсианами на Землю, было две ошибки, которые и привели к гибели всех родившихся тогда лемсеев. Первой была ошибка в размерах. На Марсе сила тяжести в три раза меньше и размеры марсиан достигают шести метров. Такой же рост был заложен и для лемсеев.
   Человеческие особи были в три раза меньше. Рост резко выделял лемсеев среди людей. Вторая ошибка не учитывала воздействие на лемсеев огромного количества кислорода на планете. Это приводило к очень быстрому их старению. Раса Лемуров, после краткого быстрого расцвета, также быстро и вымерла.
   А через двести тысяч лет наступил черный день Солнечной системы. Одновременно погибли сразу три планетные цивилизации. На взорвавшейся Прозерпине, на Земле и Венере. На этих трех планетах новая жизнь была засеяна марсианскими лучами Жизни. Луч представлял собой ионный межпланетный канал, по которому передавался Код Жизни.
   Код мог записываться на любую кристаллическую структуру. Больше всего таких структур на Земле было обнаружено в горах Тибета. Туда и был направлен первый луч. Там и зародилась первая на Земле цивилизация лемсеев. Земляне ее называли Лемурией. Любая разумная особь, способная размножаться и попавшая в зону излучения Кристалла Жизни, рождала потом только лемсеев. Марсиан в человеческом обличии.
   Такие же вторичные цивилизации возникли на Венере и Прозерпине.
   Самой удачной, как сначала считали лемы, получилась цивилизация лемпрозов на Прозерпине. Они быстро размножались простым делением, как местные особи. Идеальный вариант для колонизации. Но в связи с особенностями устройства мозга, лемпрозы утеряли способность обмениваться знаниями через кристаллы Жизни. Зато при делении сохраняли память и умения. Это неимоверно повышало их интеллектуальные возможности уже через несколько поколений. Им не надо было проходить этап взросления и обучения. Дышали лемпрозы азотом. На Прозерпине вообще не было в атмосфере кислорода. Только азот. И небольшая примесь нейтральных газов.
   Но уже через двести тысяч лет после освоения планеты, под угрозой гибели от перенаселения, лемпрозы предприняли попытки колонизировать Марс. Первые их космические корабли лемы сбивали ионными излучателями еще на подлете. Тогда лемпрозы решили сбросить на Марс свои Луны. Две из пятнадцати им удалось транспортировать до Марса. До сих пор о падении лун напоминают два Великих ударных кратера. Около десяти тысяч километров в диаметре. А когда они попытались сдвинуть с орбиты свою самую большую Луну, та упала на Прозерпину. Планета взорвалась. Ее огромные осколки до сих пор носятся в поясе астероидов в Солнечной системе. А несколько крупных упали на Землю и Венеру. И уничтожили их цивилизации.
   Как жестоко лемсеи и лемы недооценивали лепрозов! Они даже не подумали о том, насколько могуч научный потенциал цивилизации, умеющей двигать планеты! Лемы наслаждались своим умением посылать лучи Жизни и переносить свой разум на другие планеты. Но они не могли построить даже простейший космический корабль. Даже хижину не могли построить! У лемов не было конечностей, как у других цивилизаций! Зато лемы могли создавать кристаллы и из их сочетаний и слоев собирать излучатели полей. Складками покрова они захватывали минералы и выделяемыми организмом растворителями создавали нужное вещество. Потом слой за слоем наращивали нужные кристаллы, и строили мощнейшие излучатели. Ими лемы и сбивали корабли лемпрозов.
   Лемы их породили, а они их попытались уничтожить. Конечно, мощи излучателей не хватило, чтобы сбить падающие луны. На Марсе началось Великое Осушение.
  
   После взрыва Прозерпины в подземных городах Марса выжили около пятисот лемов из миллиона. Больше миллиона Подземные города не вмещали.
   У лемов нет полового деления . Каждый лем перед смертью формирует свою маленькую копию и после смерти передает ей свой код жизни. Вместе с памятью и знаниями. Лемы-матки могут восстановить умершего лема, который не смог перед смертью сформировать свою копию, но смог записать свою память на кристаллах. Такие записи лемы-матки после Великого осушения до сих пор ищут в Подземных городах и восстанавливают погибших лемов.
   Перед падением Лун почти полмиллиона лемов создавали подземный город под Северной полярной шапкой. О падении Первой Прозерпинской Луны они узнали после раскола ледяной шапки и огненного пылевого шквала. Часть лемов погибла в толще таявшего льда, часть сгорела в пламени раскаленной серной плазмы. Первая Луна была практически вся из серы и ее солей. Кислород атмосферы практически весь расходовался на образование кислот. Кислотные дожди шли несколько лет.
   Зеленая прежде планета покрылась красной пленкой железных оксидов. Окислы железа несколько лет выбрасывались из трещин марсианской коры. От сильнейшего удара железное ядро планеты сдвинулось и остановилось. Мгновенно практически исчезло магнитное поле.
   А через сто марсианских лет упала Вторая Прозерпинская Луна. Состоявшая полностью из оксида железа. Началось Великое Осушение. Началась всепланетная гидратация. Планета стала покрываться желто-оранжевым лимонитом. От высокой температуры при ударе Второй Луны вся вода планеты испарилась, а выпадала она на землю уже в связанном виде, гидратом оксида железа. Выжили только лемы в самом глубоком Подземном городе под самой высокой горой планеты. Сейчас лемы называют его Лемосол. Всего после Великого осушения осталось около тысячи лемов. Записи на кристаллах льда, сделанные полмиллионом лемов полностью исчезли после его таяния и испарения. Часть кристаллов с записями на поверхности расплавились от высоких температур.
   Почти все лемы после катастрофы трудились над сбором энергии для очередного луча Жизни. Исчезновение атмосферы не повлияло на жизненные процессы, так как они вообще не имели органов дыхания. Для их жизненного цикла нужны были минералы и вода. Минералов в подземных городах было с избытком, а воду легко было добывать из слоев подземных ледников и из огромного количества гидратов. Лимонитом была завалена вся поверхность планеты.
   И вот впервые за полмиллиона лет после Великого Осушения лемам удалось накопить энергию, достаточную для посылки луча Жизни на Сею. И он был послан 22 сентября 1924 года по земному календарю. В период Величайшего Противостояния.
   Это был второй луч Кода Жизни через миллион лет после взрыва Прозерпины. Луч был послан на Землю в центр огромного континента, в район самой крупной реки. Лемы уже знали, что человеческие особи скапливаются не в горах, а вблизи рек и озер. Исправленный Код Жизни оказался записан в одной из скал Голубых Гор вблизи притока большой реки.
   Первый раз я возник 8 марта 1925 года. Мы, лемсеи, помним себя и ведем отсчет возраста с момента зачатия, появления. Почему земляне не учитывают период жизни до рождения? Ведь они тоже существуют после зачатия. Как можно отказаться от девяти месяцев жизни?
   Все лемсеи раз в год приходят к Голубым горам, чтобы пополнить своими знаниями Кристалл Жизни и получить новые знания от других . В первое свое посещение в 1935 году я получил знания уже от пятидесяти лемсеев. Наша раса на Земле стала постепенно расти.
   О существовании лемпрозов на Земле я узнал через двадцать семь лет после второго рождения. При очередном посещении Голубых гор обнаружил в потоке информации лишнюю запись. Это был сигнал перестройки дыхательных органов с углекислого газа на азот. Такое умение было включено в Код Жизни на Прозерпине, имевшей азотную атмосферу. Кристаллы Голубых гор такую информацию могли считать только у лемпроза! Значит, не все они погибли при взрыве планеты. Один или несколько из них попали на Землю и побывали возле Синих Гор. А это значит, что они знали о нас, лемсеях, и следили за нами.
   Позже я узнал, что лемы после Великого Осушения тоже посчитали, что цивилизация Прозерпины погибла.
   Это была величайшая ошибка! Никто из них даже не подумал тогда , сколько космических кораблей было задействовано в операции по сдвигу с орбиты Третьей Луны. Сотни. И все они наблюдали за гибелью своего мира.
   Направились же корабли на Землю, так как боялись марсианских излучателей.
   А зря! Излучатели были разрушены еще после падения Первой Луны.
   Лемпрозы знали, что лемы прячутся от неимоверных холодов на поверхности в теплых Подземных городах. Для их уничтожения и была нужна Третья Луна. Но...
   Земля же была пуста и беззащитна. Правда, долетели до Земли только два корабля. Остальные отдали им свое топливо и погибли. И еще один корабль сгорел в атмосфере. Второй корабль учел его ошибки и приземлился в Кордильерах. Их было всего трое. Но какие? Лучшие умы лемпрозов!
   Первое, что они сделали, это определили на Тибете место Кристалла Жизни.
   Им надо было избавиться от своей прозерпинской оболочки. Шестиметровые гиганты слишком выделялись среди местного населения. Привезенные к кристаллу три тибетские женщины зачали трех прозерсеев. Кристалл передал им все знания и умения лемпрозов. И, самое главное - умение размножаться делением.
   После этого лемпрозы уничтожили Кристалл Жизни. Потом перевезли трех прозерсеев к месту высадки. Сами лемпрозы прожили еще около пятидесяти лет. Кислород планеты быстро состарил их. Прозерсеи тоже не отличались долголетием. Росла только их интеллектуальная мощь.
   Но их так и осталось всего трое. Под действием кислорода они, как и первые лемсеи, быстро старели. Срок жизни сравнялся со сроком очередного деления. Вскоре после деления особь умирала.
  
   - Док, так значит, Донг Ли - один из трех прозерсеев?
   - Да, если он еще жив. Четвертые сутки никаких сигналов.
   - Док, а чем они отличаются от вас, лемсеев? Внешне вы одинаковые.
   - Мы и внутри одинаковые. Есть небольшая разница в генной памяти.
   - В размножении?
   - Больше в наследовании памяти и наследовании умений. Они имеют записанный в мозге Код развития. Он достался им от коренной расы планеты Прозерпины. Любой организм, получивший этот код, начинает перестраиваться в соответствии с ним.
   Даже приобретя человеческое тело, прозерсеи сохранили все умения своих предков в области размножения делением. Это идеальная раса для колонизации планет. Но только планет без кислорода. Только там они живут по тысяче лет и размножаются в геометрической прогрессии.
   - Док, а тебе не кажется, что ...
  
   Я не договорил. На горизонте колыхалась надвигающаяся серая масса. Резко развернул марсоход и рванул к кораблю.
   - Ярик, готовь корабль к старту! Срочно! На нас нападение.
  
   Мы с доком захлопнули люки и тут же раздался грохот стартовых двигателей.
  
   После выхода на орбиту полета к Земле, все опять собрались в ЦУКе.
   - Вы их видели? - Ярик смотрел на нас с доком.
   - Да. Это были сдувшиеся шары с руками и ногами. Но без головы. Их были сотни. Они бежали к кораблю.
   - А мы их слышали. Сотни криков на нашем радиодиапазоне.
   - А что они кричали, Ярик?
   - Они все кричали одно и тоже: "Это я - Донг Ли. Мне нужно на корабль. Не улетайте без меня!". И как ты, Рафа, это объяснишь?- все повернулись ко мне.
   Я кратко передал всем рассказ доктора.
   - Все что мы видели и слышали, только подтверждает правдивость рассказа дока. Прозерсеи не утратили с годами свою мечту о колонизации других планет. Сейчас они добрались до Марса. Их генная память передалась всем лемам и превратила их в возрожденную нацию Прозерпины. Так она мстит за свою гибель. И это не конец Марса. Это начало всепланетной войны. Новая раса марсиан, обладая могучим научным потенциалом, теперь обрела еще и механизм его претворения в технический. Раса получила руки и ноги. Добавьте сюда умение создавать межпланетные лучи, умение обходиться без атмосферы и тысячелетний жизненный цикл - и вы получите идеальную расу колонизаторов.
   Запомните этот день - день начала Великой межпланетной войны!
  
  
   Глава 2. Люшары
  
   Пролог
  
   Одна из прошлых земных цивилизаций была на кремний-органической основе в виде людей-шаров - люшаров. Она не погибла при очередной земной катастрофе, а переселилась на Марс, создав там сеть подземных городов.
  
   Люшары постоянно наблюдали за жизнью землян и, когда человечество оказалось перед угрозой ядерной катастрофы, послали ему помощь в виде техно-кристаллов, способных испускать мощные плазменные лучи, создавать зоны антигравитации и многое другое, что делало ядерные бомбы просто детскими игрушками, так легко их можно было нейтрализовать.
  
   Люшары везли оборудование для массового производства технокристаллов.
   Один их корабль потерпел катастрофу при приземлении в Гималаях. Второму удалось создать базу в Андах, но донести подарок до очередной человеческой цивилизации помешала Третья Война Друдов, в которой не было победителей.
  
   Искатели приключений все же отыскали секретную базу люшаров и вывезли большую партию технокристаллов, приняв их за цветные бриллианты. Часть их разошлась по коллекциям, некоторые даже попали в российскую царскую казну.
  
  
   1. Ищите и обрящете
  
   Не скажу, что шибко общительный был у меня сосед по даче. Звали его все Петровичем. Ни фамилии, ни имени его я не знал. Заходил ко мне редко. По субботам. Со своим самоваром и чаем. Ставил этот древний чаеделательный агрегат на стол в беседке и засыпал в него наструганных палочек. Целый час раскочегаривал. Чай признавал только индийский.
  
   Пил всегда вприкуску. Под чаек любил меня поучить жизни. Вскоре я по отдельным словам понял, что он бывший служивый спецслужб, и напрямую спросил об этом. Сосед отмахнулся. Мол, все мы кем-то были, да пенсия всех сравняла. На нем я обкатывал свои новые рассказы и повести. Критик он был первостатейный. Рубил правду матку, как повар капусту. Я соглашался, переделывал и снова отдавал ему. Завел себе, так сказать, собственного бесплатного слушателя, читателя и критика в одном лице. Очень удобно.
  
   Две субботы его не было. А в понедельник неожиданно заявился. Без самовара. С большим пакетом. Зашел первый раз в дом и сразу сел за стол.
  
   - Сосед, дело у меня к тебе. Личное, - голос мне его не понравился. Пропал командирский баритон. Говорил тихо и просительно.
  
   - Еду я на операцию. Опухоль в голове образовалась, мать ее. С яйцо, врач сказал.
   Будут вырезать. Не вернусь я, - на мое протестное кудахтанье он махнул рукой.
   - Не успокаивай. Сам знаю, - он потер влажный лоб.
   - Тебе я оставляю мои личные записи. Знаю, что в хорошие руки. Сейчас уже можно.
   Скажу тебе. Одно время работал я в спецслужбах Гохрана. Нет, не следователем, не опером, не бойся. Сам таких не уважал. Охранял большие государственные ценности. А когда второе смутное время настало, меня потеряли. Да, взяли и потеряли. Я же пенсию даже не получаю. Да бог с ней, - он поставил на стол пакет.
  
   - Здесь я все упаковал и опечатал. Вскроешь, только, если я не вернусь. Вернусь - вернешь. Но я не вернусь. Тогда делай с моими воспоминаниями, что хочешь. Можешь просто почитать, можешь сжечь, можешь в книжку вставить. Художественно писать-то я не умею, - встал, крепко пожал мне руку и вышел.
  
   Он не вернулся. Хоронить его пришло всего человек десять. Ни они меня не знали, ни я их. После похорон, один из них, по виду армейский генерал, подошел ко мне.
  
   - С Петровичем, вижу, дружил.
   - Да нет. Просто соседи мы были.
   - Не говорил он тебе, где служил?
   - А он, что - военный был?
   - На какую фамилию он почту получал?
   - Его все Петровичем звали. Ни имени, ни фамилии я не спрашивал. Молчун был. Больше ни с кем и не знался. Ко мне вот раз в неделю приходил чай пить.
   - Знаю, что приходил. Молчун, говоришь? Это хорошо. Ну, бывай, журналист.
  
   Вроде я ему про свою бывшую профессию ничего не говорил. Потом уже, когда проанализировал его вопросики, до меня дошло, откуда он про меня все знает. Оттуда. Из тех он, кого не зовут. Кто сам приходит.
  
   Дачу соседа опечатала милиция. На девять дней никто поминать не пришел. Я поставил в беседке на стол стакан водки и накрыл его куском хлеба. Налил себе второй, чокнулся и помянул. Потом пошел открывать соседов пакет.
  
   Обычный фанерный посылочный ящик. Обшит белой материей. На шве пять сургучных печатей. Из ящика я вынул десять обычных общих тетради в клетку. На самом дне лежал томик Ленина. На память о вожде, что ли? На что он мне? Я повертел его в руках. Что-то он больно легкий. Раскрыл. Внутри томика был тайник. В аккуратно вырезанном углублении лежал свернутый желтый пергамент. Я его развернул. На стол посыпались блестящие камешки. Десятка четыре. То, что это бриллианты, я понял сразу по их нестерпимому блеску. Некоторые были величиной с голубиное яйцо. Остальные - чуть меньше. Первым делом я быстро собрал их, сложил обратно в углубление книги. Потом пошел, проверил калитку. На два оборота закрыл дверной замок. Раньше спал всегда открытый.
  
   Снова взял томик. Да, бриллианты завораживали! С трудом заставил себя поставить книгу на полку. Начал рассматривать тетради. Они были прошиты, пронумерованы и на последней странице стояла сургучная печать. Обстоятельный мужик был мой сосед.
  
   Начал читать с первой тетради. Почерк школьный. Так пишут обычно на уроках по чистописанию. Но, несмотря на красивый четкий почерк, читать было очень трудно. Записки соседа больше напоминали военные докладные или рапорта. Да и заглавия были подстать. "Отчет о поездке в поселок N", "Результаты расследования по выясненным обстоятельствам". И факты, фамилии, адреса, свидетели. Прямо уголовное дело, а не записки. Но факты и люди вскоре стали выстраиваться в моей голове в удивительную, невероятную историю.
  
   Я сидел и перебирал в руках сверкающие бриллианты. А ведь не зря Петрович мне их оставил. Ведь они могут помочь найти ответы!
   Я стал собираться в путь. Как говорил тот министр: "Человека надо искать там, где оборвались его следы".
   Но уже первый поход в Алмазный Фонд дал мне ответы на многие вопросы. Экскурсовод показал на две пустые полки:
   - Обратите внимание сюда. До недавнего времени здесь располагались цветные бриллианты, принадлежавшие царской семье. Интересна история их находки. Все они лежали на столе покончившего с собой министра госбезопасности. Он застрелился сразу после ухода эксперта по драгоценным камням. Сначала этому не придали значения. Повторную экспертизу провели только через год. Тогда, с использованием новых методов доказали, что все цветные бриллианты в царской коллекции не являются алмазами, а имеют кремний-органическую структуру. Кстати, по прочности они были в три раза тверже алмаза. Вскоре такие же кристаллы с внедрением новых методов анализа обнаружили и во многих зарубежных коллекциях.
  
   Где сейчас находятся эти кристаллы, экскурсовод не сообщил. А я все-таки разыскал их следы.
  
  
   Любые поиски, даже поиски древней цивилизации, нуждаются в крупных расходах. А крупные расходы требуют больших денег. Заключительная часть судьбы псевдобриллиантов, найденных отставным полковником спецслужб, в основном зависит от... крупного вора, не вовремя влюбившегося в девушку-инвалида, для лечения которой и нужны миллионы.
  
  
   Акт первый: Процесс пошел...
  
   Больше там ничего не было! Кипа старых журналов лежала с одной стороны, четыре полудохлых пирожка в промасленной бумаге - с другой. Пять копеек выпуска 90-го года он держал в руке. Разверстая пасть пустого кейса нахально показывала ему кукиш!
  
   Этого не может быть! Он сам видел через телекамеру, встроенную в кокарду охранника, как в этот самый бронированный кейс аккуратно укладывали в бархатных коробочках лучшие бриллианты мира. Готовился показ царских бриллиантов во Франции. Французы приезжали в Россию по обмену со своей коллекцией.
  
   Роберт Рольф вытер выступившие бусинки пота со лба. Было от чего вспотеть. Исчезла коллекция на двести миллионов баксов. Практически уже его баксов. Два месяца тщательной разработки и подготовки - коту под хвост. Нет, этого не может быть! Рольф снова переворошил кипу журналов, как будто между ними могли спрятаться его миллионы. И еще эти издевательские пять копеек!
  
   Он задумался. Его изощренный мозг прокручивал варианты не хуже современного компьютера. Как бывший сотрудник спецслужб, он был напичкан сверх меры самой невероятной информацией. В его аналитическом отделе первые утренние полчаса все усаживались перед мониторами компьютеров на "подзарядку". Так называлась ежедневная сборка новостей, подготовленная для агентов в центре.
  
   Итак, что могут дать журналы, пирожки и пять копеек. Чем отличался выпуск монет 90-го года ? Весом! Одна копейка весила один грамм и так далее. Рольф быстро сложил журналы и пирожки в кейс. Поставил его на свои напольные весы. Девять килограмм и 995 грамм. Вот для чего нужны были пять копеек!
  
   Роберт вспомнил, как тщательно вывешивали кейс перед отправкой и досыпали песок в пакетик до десяти килограммов. Подставка под кейс в сейфе была настроена точно на десять кило. Отклонение в один грамм и сейф выплевывал облако парализующего газа и выжигал глаза ослепительной вспышкой. К тому же поливал все вокруг несмываемой кислотной краской, оставлящей радужную татуировку на коже на всю жизнь.
  
   О том, сколько весят монеты разных выпусков мог знать только агент класса Рольфа или опытный работник Гохрана из зала нумизматики. При подготовке бриллиантов к выставкам все служащие Гохрана отстранялись. Работала только бригада выставки, сопровождающие и охранники, полностью отвечающие за сохранность переданных им ценностей. Остается агент. Он мог взять эти недостающие пять грамм прямо с полки выставки монет в соседнем зале нумизматики.
  
   Итак, в бригаду организаторов выставки затесался очень серьезный противник Рольфа.
  
   Как не повезло! Так, ладно... Что могут дать журналы. Трехлетняя подборка Плейбоя. Стандартный набор скучающих охранников. Круг сужается. Пирожки тоже явно из буфета Гохрана. Несъеденный ужин охранника. Все сходится. Ясно, что противник сумел устроиться одним из охранников выставки. Но не тот, кому Рольф с невероятными ухищрениями вмонтировал камеру в форменную фуражку.
  
   Значит, события могли развиваться так. Агент-ворюга понес уложенный кейс в помещение с сейфами. Рольф глянул на карту коридоров Гохрана. Всего четыре коридора. Каждый напичкан камерами слежения. Здесь он явно не мог заменить содержимое кейса. Остается комната с сейфами. Роберт с лупой изучил каждый сантиметр помещения с нанесенными зонами просмотра. Есть! Вне зон находился только стол дежурного охранника. Теперь понятно откуда журналы и пирожки. Зал нумизматики прямо напротив сейфов. Взвесив кейс с журналами и увидев, что не хватает ровно 5 грамм, агент выбрал из коллекции нужную монетку и издевательски ее подбросил.
  
   Рольф представил мерзко улыбающуюся ненавистную рожу своего противника и сплюнул от злости. Он угодил в самое больное место! Ты хотел получить денег - получи!
  
   Ну, это мы еще посмотрим! Сейчас пустой сейф находится на пути во Францию. До открытия выставки еще месяц. Значит, время на поиски исчезнувшей коллекции еще есть, пока не поднялась шумиха. Пойдем дальше. Рольф прикрыл глаза, представив себе агента в комнате сейфов.
  
   Вот он укладывает кейс с журналами внутрь сейфа, включает сигнализацию. Подходит к столу, где лежит куча коробочек из кейса. Оставлять в комнате их нельзя. За переносным сейфом могут послать других. Значит, коробочки надо уносить сейчас. Как?
  
   Рольф включил компьютер и стал просматривать все записи, сделанные его вмонтированной камерой. В поле зрения попали еще девять охранников. Кто из них? У всех такие отвратительные воровские рожи! Надо успокоиться. Роберт с силой сжал мизинец левой руки, затем правой.
  
   Чем же они отличаются? Вроде все одинаково противные, Бритые, волосатые, тонкие, толстые... Стоп, а толстый-то всего один! Вот оно! Есть!
  
   Рольф облегченно вздохнул. Да, он сам действовал бы точно также. Надувной животик-хранилище - и никаких проблем. Тем более, что администрация Гохрана еще не додумалась взвешивать охранников до и после службы. А интересная бы выявилась статистика! Ведь все равно воруют! Не может русский человек не взять, что плохо лежит. А в Гохране очень многое лежит не просто плохо - отвратительно.
  
   Взять те же запасники, где ценностей в сотни раз больше, чем на стеллажах, а ревизия - всего раз в год. Неси - не хочу!
  
   Значит, этот гад сложил его бриллианты в надувной животик, и потом на служебной машине, которая не проверяется, вывез коллекцию наружу.
  
   Рольф распечатал большой портрет своего врага и булавкой в глаз приколол к стене.
  
   Даже это невинное действие принесло небольшое облегчение. "То же самое я сделаю с тобой, когда ты окажешься в моих руках", - мелькнула успокоительная мысль.
  
   Остальное уже было делом техники. Он уже знал, из какого охранного агентства набиралась бригада, и давно получил список их фамилий и адресов.
  
   Себя Рольф в душе вором не считал. Он после расформирования отдела и увольнения без пенсии на гражданку, продолжал заниматься тем, что лучше всего умел. А он умел анализировать, вести слежку и уходить от нее. Для начала вышел на практически неохраняемую выставку геологических образцов пород. Увел он оттуда пятисоткилограммовый кусок руды с вкрапленными золотыми самородками. Этот неподъемный образец стоял на подставке, даже не подключенный к сигнализации. Его же краном через окно затаскивали! Какой нужно карман, чтобы его украсть?
  
   А карман и не нужен. Роберт подогнал к музею грузовичок, естественно, взятый на время. Правда, хозяин об этом не знал. Надел синий технический халат. Вставил в рот две половинки от теннисных шариков. Подошел к начальнику охраны и сказал, что выставка закрывается. Попросил пятерых ребят из охраны перенести кусочек. Выплавить удалось больше пяти килограмм чистейшего золота. Пригодился опыт работы по изготовлению фальшивых документов. Он по образцу отлил несколько олимпийских золотых медалей. Под видом спившегося олимпийского чемпиона удачно сплавил коллекционерам все пять кило. Жить стало легче, жить стало веселее. А дальше пошло-поехало.
  
   Привычка к кочевой жизни оказалась очень выгодно сочетающейся с жизнью различных выставок. Кем только он не нанимался - и билетером, и уборщиком, и смотрителем. Но никогда не крал там, где работал. Место работы свято. Хотя и плохо кормит. Но хорошо защищает. Авторитетом честнейшего смотрителя он очень дорожил и при увольнении всегда просил рекомендации.
  
   Так он из бесед с сослуживцами и узнал о готовящейся зарубежной акции Гохрана. Такой лакомый кусок упускать было нельзя. Операция по экспроприации началась.
  
   До отъезда выставки бриллиантов набранные охранники продолжали работу в охранном агентстве. Из десяти кандидатов Рольф выбрал одного, продолжавшего до отъезда охрану исторического музея. Никаких видеокамер там не было. Роберт заметил, что заступив на дежурство, охранник сует форменную фуражку в стол и одевает ее только сменившись с дежурства. На этом он и построил свой план.
  
   Умыкнуть фуражку удалось при первом же походе охранника в туалет. В припаркованном напротив грузовичке Рольф просверлил кокарду на фуражке и вставил специальный экранированный видеомагнитофон. Даже приборы обнаружения жучков его не определяли под металлом. Без команды он ничего не излучал. При втором посещении туалета фуражка вернулась на место.
  
   Теперь Рольф начал собирать видеоархив. Видеомагнитофон записывал на встроенную электронную память до восьми часов. В ускоренном режиме он сбрасывал по команде Роберта информацию. Происходило это обычно после выхода охранника из экранированной зоны Гохрана. После сброса начиналась новая запись также по команде, то есть при входе в Гохран. Так Рольф составил схему всех посещаемых охраной коридоров и залов, код открытия кейса и код сейфа в комнате-хранилище. А из записанных разговоров узнал дату отбытия коллекции.
  
   К этой дате он готовился особенно тщательно. Из своего опыта он знал, что хорошо охраняются места хранения ценностей, только когда эти ценности на месте. Влезть и соорудить тайник в спецвагоне, который сняли для перевозки организаторы выставки, не представляло труда. Целый день Рольф выпиливал трубы в кондиционере вагона, временно одиноко брошенного на подъездных путях. Кондиционер находился в конце вагона между потолком и овальной крышей. Ничего, что после произведенной модернизации аппарат не будет производить ничего, кроме шума вентилятора. Зато спальное место для Рольфа вышло отличное. За два дня до отьезда он и занял это место согласно некупленным билетам с запасом еды и питья. Роберт предусмотрел все, даже сборники отходов. Подобное путешествие он проделывал уже в третий раз.
  
   Через открывающиеся дырчатые створки кондиционера, которые теперь открывались не только внутрь, но и на крышу вагона, был прекрасно виден весь процесс погрузки.
  
   Дальний конец вагона как раз служил складом выставки. В передней части располагались купе служащих и охранников. Роберт внимательно следил, как четыре дюжих бычары внесли переносной сейф с его бриллиантами.
  
   Зная код сейфа и блокировки, Рольф без труда через два дня открыл его и заменил кейс на заранее приготовленный пакет из двух кирпичей. Вылезти на крышу и спуститься по боковой лесенке было делом нескольких минут. На первом же повороте дороги он благополучно спрыгнул, прижимая к груди двести миллионов.
  
   И вот что он вместо них получил... Рольф еще раз окинул взглядом кучу журналов с симпатичными девичьими мордашками и уже заплесневевшие пирожки. Задумчиво повертел в руке монетку.
  
   Пойдем дальше. Значит, если верить паспорту, звали этого ворюгу Марк Морис. И имя у него какое-то скользкое. Хотя вряд ли настоящее. Вот Рольф даже во сне и то боится произносить свое настоящее имя.
  
   Ну, что ж, довольно вероятно, что Морис оставил коллекцию где-то здесь. Где?
   Сам он сейчас на пути во Францию. Увольняться он не станет ни за что, иначе после обнаружения пропажи станет подозреваемым номер один! Это уже хорошо. Можно спокойно провести розыски без оглядки за спину. А вдруг у него есть партнер? Нет, вряд ли...Такие волки, как Рольф, даже себе и то не каждый день доверяют...
  
   Первое - его адрес. Так, облом. Как и Роберт, Морис жил в отеле. Хотя его прежний номер и соседние проверить не помешает. Отличные там получаются тайнички. Дальше. Он молодой парень и не мог не встречаться с женщинами. Поставим птичку. Друзья в охранном агенстве? Кого из них он посещал? Мог оставить товар у них. Еще птицу. Родственники? Здесь? Вряд ли...
  
   Тщательный обыск номеров в отеле результата не дал. Но подтвердил опасение Рольфа, что он столкнулся с опытным агентом, который знает ход его рассуждений и не подставится. Придется искать нестандартные ходы. А это очень трудно.
  
   В охранном агентстве повезло больше. У Марка был там друг, вернее друг-подружка, или как еще они там у голубых называются. Блондинчик с голубыми глазками очень мило тут же пригласил Рольфа в гости. Когда он свалился после лошадиной дозы снотворного, Роберт провел тщательный обыск. Два тайника, но с наркотой и нищенскими заначками.
  
   Все. Дальше пустота. Начнем рассуждать сначала. Что-то он упустил в своих домыслах. Не могли ли они встречаться раньше? Рольф до рези в глазах всматривался в портрет Марка. Пропустив перед глазами тысячи сослуживцев, друзей, просто знакомых, он был вынужден признать, что никогда ему даже мельком не приходилось видеть эту омерзительно нахальную гнусную рожу.
  
   Где товар? Где? Что говорит по этому поводу криминалистика? Лучше всего прятать товар на виду. Что было в тот вечер на виду у Марка? В шесть вечера он выехал из Гохрана. В шесть тридцать вышел у отеля. Взял ключи от номера. Из номера не выходил. В 10 лег спать. Проснулся в шесть утра. Это подтвердила за хорошие бабки дежурная по этажу, которая видела, когда в номере погас и когда появился свет. В восемь утра сел у отеля в дежурную машину и прибыл в Гохран.
  
   Не повез же он бриллианты назад? Да, нет, глупость какая-то. Остается время от 10 вечера до шести утра. Восемь часов. За восемь часов человек быстрым шагом может пройти 40 километров.
  
   Рольф задумчиво очертил на карте круг радиусом в 20 километров. Вот в этом кругу где-то лежат его брюлики. Красивые такие, блестящие. Где? В круг попадала западная половина десятимиллионного города и несколько пригородов. И на любом из этих ста миллионов квадратных метров могут быть спрятаны его бархатные коробочки.
  
   Как проникнуть в логику мышления агента спецслужб с десятилетним практическим опытом, да еще к тому же голубого? Черт его знает, что там в их голове происходит, как повернуты их мозги?
  
   Проснулся Рольф в кресле от сильнейшей головной боли. После пригоршни аспирина боль поутихла, но ясности в мышлении не прибавилось. Как всегда в таких случаях, когда мозг отказывался работать, Роберт направил свои стопы к Лолите. Вот уже десять лет она была у него на содержании. Лолита в нем души не чаяла и всем подружкам представляла его своим гражданским мужем.
  
   Месячные отлучки Рольф объяснял дипломатическими поездками. Мол, работает помощником у иностранного посла в министерстве. Гордости Лолы не было предела. Особенно когда он подбрасывал ей колечки или браслетики из украденного, предусмотрительно заменив в них бриллианты на стразы. Это хоть и против его правил, но видеть неподдельную радость в глазах Лолы ему очень нравилось.
  
   Он не боялся, что кто-то увидит драгоценности на Лоле. Дело в том, что уже несколько лет после автомобильной аварии она передвигалась в инвалидном кресле только в пределах квартиры. Так как несчастье произошло уже после его знакомства с ней, Рольф считал, что часть вины за это лежит и на нем. Мужчины должны защищать и оберегать своих женщин. Это не только закон гор, но и каждого порядочного мужчины.
  
   Лола его всегда удивляла. Особенно после аварии. Бывшая уличная проститутка из провинции начала поражать его фантастической памятью и нестандартным мышлением.
   Они мгновенно научились понимать друг друга без слов, как будто читали мысли. Все, что он ей когда-то говорил, она помнила дословно. Мало того, прикованная к креслу, она влюбилась в подаренный ей Рольфом компьютер и проводила перед огромным в полстены экраном первую половину дня. Вторую половину она посвящала своей любимой работе.
  
   Однажды увидела среди украденного Робертом барахла серебряный подстаканник из витого серебра и попросила его подарить ей. Часами могла его вертеть перед глазами.
  
   - Я хочу сама сделать такой же! - ошарашила она вскоре Рольфа. - Купи мне вот это, пожалуйста, - она протянула ему листок с несколькими наименованиями.
  
   Обегав несколько магазинов, он ничего из написанного не нашел. Но один продавец, прочитав список, посоветовал обратиться к зубным врачам. В первой же зубной поликлинике его направили к старому технику на пенсии. И тот с удовольствием продал и запас серебряной проволоки с припоем, и вальцы для раскатывания серебра, и особую бензиновую горелку для пайки серебра и золота. Оба остались довольны. А уж как радовалась Лолита! Она тут же раскатала несколько метров проволоки и к вечеру носилась в кресле по комнате, сверкая изумительным витым браслетом на правой руке.
  
   Рольф потом долго его рассматривал, но так и не смог понять, как она вплела рубиновые и изумрудные стразы в вязь браслета. А ведь ее никто этому не учил! Она поняла все секреты мастеров серебряной вязи, просто рассматривая сделанный ими подстаканник. Роберт на ходу дотронулся до подаренного ему Лолитой серебряного крестика с изумительно тонкой работы Христом на тончайшей цепочке.
  
   Вскоре круг клиентов Лолиты неимоверно расширился. Изделия из витого серебра переполнили всю ее квартиру. Она могла сделать из серебра все - от рамочки для фото до огромной сверкающей люстры. А уж от заказов на крестики и витые цепочки просто отбоя не было.
  
   Роберт же часто использовал Лолу не только как источник неисчерпаемой и всегда свежей информации, но больше, когда он запутывался в решении своих проблем и ему была нужна нестандартная, женская логика. Так было, например, в случае, когда он не мог найти место для тайника в спецвагоне. Лола же мгновенно указала на кондиционер.
  
   Сейчас был как раз такой случай. Тупик. Темный. И ни одного лучика впереди. Рольф, конечно, понимал, что то, что придумал один человек, обязательно разгадает другой.
  
   Но вот сколько для этого надо времени? А у него впереди всего две недели от силы.
  
   От Лолы Рольф последние пять лет уже ничего не скрывал. Но и не во все детали посвящал. Оберегал от лишних подробностей. Знал, что современные психотропные препараты развязывают любой язык. Так что лучше ей знать поменьше. Порвать же с Лолой было выше его сил. Вот и сейчас он вынужден опять идти за помощью к ней.
  
   Лола выслушала его рассказ, не перебив ни разу. Потом долго на него смотрела.
  
   - Зачем тебе столько денег? - печаль в ее голосе насторожила Рольфа.
   - Но тогда я смогу бросить это дело и жить без забот, - неуверенно промямлил он.
   - Нет, ты уже никогда не бросишь. Получив эти деньги, ты бросишь в первую очередь меня!
   - Ну, что ты говоришь, Лолочка?
   - Не называй меня этим животным именем! - Лола впервые закричала на него и Роберт смешался, не зная, что говорить дальше.
   - Уходи, я не хочу тебя больше видеть! - такое отчаяние в ее голосе тоже было для него впервые.
  
   Рольф молча направился к двери.
  
   Нет, ну что это за день такой? Прямо черная полоса какая-то нашла. Он закрылся в своем спартанском номере и одетым бросился на кровать. Где? Где? Где?
  
  
   Акт второй: Бриллианты почти видны
  
   Где?. Рольф проснулся с этим вопросом в голове. Прислушался. Нет, подсознание молчало. Утро оказалось не мудренее вечера. Неделя позади, а шороха купюр пока не слышно. Хотя отсутствие результата - тоже результат, но не в его случае, когда время неудержимо поджимает. Выставку начинают готовить за неделю до открытия. Значит, до обнаружения пропажи остается всего неделя. А перепахать надо еще пятьдесят миллионов квадратных метров! Как он от всего этого еще не свихнулся?
  
   Половину направлений поиска сняла бессонная старуха из дома напротив отеля. Она видела со своего ночного поста наблюдения на балконе, как некий молодой человек спускался по пожарной лестнице отеля в районе 11 часов.
  
   - Я еще подумала, ишь Рамео какой, наверное, от ентой, от Жульеты вылез, - прошамкала беззубая, но зрячая старушенция. - Куда пошел? Куда пошел - туда! - старуха махнула рукой вниз по узкой улице с односторонним движением. - Вон я его до самой аптеки видела, а дальше, врать не буду, темень сплошная, так глядела, аж глаза заслезились, но не углядела. Не появился он больше. А может, и в аптеку зашел, за энтими, за плезертативами, - еле выговорила бабушка, тиская в руках десять баксов, - сынок, ну, может ты мне все ж разменяешь эту баксу? - она опять вернулась к своей проблеме. - Мне на базаре в позапрошлом годе сунул один черный такую же бумаженцию за мою курицу, так она у меня доси за божницей торчит, никто не берет на сдачу. Говорят, ты свою тугрику в банк неси сама. Сынок, разменяй, - опять слезливо затянула бабка свою песню.
   - Бабуля, а где же ты кур-то разводишь, на балконе или на даче?
   - Да, что ты, родимый, какая дача? Все вон с той шопы беру, - она ткнула в надпись напротив. Там ярким неоном на полнеба светилось - "МИНИ ШОП".
   - Да, куры там хранцузские, синенькие такие, худые страсть! Пешком их из энтой Хранции гонют, что ли? Так я их в порядок привожу и продаю, - она ткнула на стол, где рядом с бутылкой подсолнечного масла лежал огромный шприц. - Хочешь, сынок, и тебя подучу? Под шкурку ей, под шкурку маслица закачивай. Желтенькая такая будет. И сразу на полкило поправляется. Хорошо берут. В магазине-то энтот цыплак шестьдесят целковых, а на базаре за триста берут. Народ в курях-то хорошо понимает, где синее, а где желтенькое. Вот и плотют хорошо. А мне, сынок, на лекарству много надо. Я за день одних успокоительных по десять пузырьков принимаю, - она ткнула кривым коричневым пальцем в корзину с сотней пустых пузырьков настойки боярышника. - Жизнь пошла очень нервная, вон президент наш все пугает, что клизис на нас наступил. Страшно, сынок, становится после энтого, вот и не сплю ночами, сторожу энтот клизис. Сынок, ну поменяй ты энту баксу, а?
  
   Рольф прошел несколько раз узкую грязную улочку до аптеки и дальше. Спрашивать в аптеке, не заходил ли к ним ночью неделю назад молодой человек за презервативами, было глупо. Могли и послать. Никаких же намеков и подсказок ни до, ни после аптеки не было. Опять тупик.
  
   Улица упиралась в трамвайные пути. Марк запросто мог сесть в трамвай и уехать к черту на кулички, а не только за пределы очерченной Робертом дадцатикилометровой зоны. А мог и вообще взять такси и тогда радиус реально увеличивался еще на триста километров. Рольф вздохнул. Чем дальше в лес, тем ну ее в баню...
  
   Нет, днем тут делать нечего. Надо прийти сюда ночью. Воодушевленный этой идеей, Роберт бодро зашагал к отелю.
  
   * * *
  
   -Ну, а ты?
   - А я ему говорю, что ты смотришь на меня голубыми брызгами, али в морду хошь?
   - А он?
   - А он и дал, в морду...прям в глаз попал, сука...
   - А ты?
   - А я схватилась за его дипломат и как заору: "Помогите, грабют!"
   - А он?
   - А он во второй глаз, бычара позорный..
   - А ты?
   - Тут Колян-Колун подбежал мне подмочь, ну, этот мясник с рынка, ты его знаешь..
   - А он?
   - Кто, Колян?
   - Да нет, тот с дипломатом!
   - А, тот поднял меня вместе с дипломатом и бросил в Коляна...
   - А он?
   - Ну, бросил же, тебе говорю, тупак!
   - Да нет, Колян!
   - А-а! Колян меня не успел поймать. Я ему головой прямо в челюсть попала. А ты же знаешь, какая у меня голова, как гранит, я ей орехи бью, и ничего... Только хрустнула - и тишина...
   - Голова?
   - Челюсть, дебил!
   - А он?
   - Кто, Колян? Вырубился, зараза... Не помог.
   - А ты?
   - А мне то что? Я с дипломатом вскочила и бежать к базе. Там, знаешь, у них дырка в заборе?
   - Да знаю, а он?
   - Вырубился, тебе ж говорю...
   - Да нет, бычара?
   - А, тот за мной. Я за угол, а там менты бабочку крутят у ресторана. Я назад, но менты поганые уже увидели меня с дипломатом и с двумя синяками, да еще, я когда летела, по пути юбку где-то потеряла. Искать-то было некогда. Конечно, ментам-то баба в ретузах с начесом с дипломатом и двумя синяками поинтереснее будет, чем та щедушная телка в кожаных штанах. У ней-то ничего не видно! А у меня вон - все наверху! Они ко мне и ринулись. Все четверо.
   - А он?
   - Не помню дальше. Только повернулась и все, темнота. Как на столб наткнулась.
   - А потом?
   - Когда меня нашатырем в нос тыкали?
   - Да.
   - Я когда встала, первым делом об дипломате ту медичку спросила. Говорит, не было со мной ничего. Те четверо ментов тихо рядком на тротуаре лежали. Поняла я - зажмурились, значит, они обои.
   - Ты ж говорила - четверо?
   - Ну, да, все и зажмурились. Ментов понаехало - прям плюнуть некуда! Меня сам полковник сначала пытал. Как же, мол, вас так угораздило, Надежда Викторовна, убить четырех наших лучших сотрудников? Сам пытает, а сам глазом на мои ретузы зыркает, позорник. Так мой паспорт и заныкал. Где я теперь новый достану? Тот-то мне от Надьки-сотки остался, царство ей небесное..
   - А ты ему че?
   - Че я? Ничего не видела, говорю. Шла, упала, очнулась - мертвяки. Потом в обезьяннике меня еще какой-то старлей пугал , а я ему - пока не накормишь, ничего тебе не получить от меня...
   - Здорово ты его, накормил?
   - Щас! Сказал, уже все рестораны закрыты. Да и не пустят, сказал, туда меня в ретузах и без галстука...
   - А ты?
   - Че я? Выперли меня тогда по утрянке. Дай шашлыкуру попробовать, готова уже, наверное?
  
   Сколько интересного можно услышать от бомжей возле мангала из железной урны, поджаривающих на вонючем мусорном дыму выброшенные на помойку протухшие окорочка. Ральф протянул женщине буханку черного хлеба и на правах угощающего подсел к огоньку. Бомжи уважительно подвинулись, разламывая на ароматные куски свежий хлеб.
  
   - И давно эта история с мертвяками была?- Рольф пытался изъясняться на понятном бомжам языке.
   - А ты сам-то не мент?
  
   Роберт жестом волшебника вынул из рукава поллитровку. Вопросов ему больше не задавали.
   - Нескрытая даже? Ух ты! А мы тут все больше бальзам Шостаковского потребляем.
   - Что за бальзам?
   - Говорят энтот профессор бальзам из сорока трав делал. А мы свой бальзам из сорока бутылок сливаем. В каждой хоть капля, да есть. Чистый бальзам получается. Приходи завтра поутрянке, угостим.
   - Нет, нет. Спасибо. А это не вон в том отделении менты вас терзали?
   - А в каком же? Тут другого за километр нет.
   -Это неделю назад было?
   -Ну, как раз в прошлое воскресенье.
  
   Да, это была первая большая удача за неделю бесплодных поисков. Да еще какая! С адресами и фамилиями. Шагая к отелю, Рольф уже составлял напряженный план на следующий день.
  
  
   Акт третий: убийственный
  
   Информация от бомжей полностью подтвердилась в отделении, куда Рольф нахально заявился со старым удостоверением Управления собственной безопасности МВД. Магическую красную книжицу с десятью уровнями защиты, выполненную по технологии депутатского удостоверения никто и никогда не проверял. Себе дороже. Даже полковники вежливо кланялись изображенному на цветном фото капитану Рольфу.
  
   Первого он, естественно, вызвал на допрос следователя, ведущего дело о четырех убитых офицерах. Им оказался молоденький лейтенант, недавний выпускник школы милиции. Кругом уже одни университеты да академии, а тут высшее учебное заведение, а все - школа. А может у них и действительно все на уровне школы? Тогда многое становится понятным...
  
   - А это дело уже закрыто. Там не было состава преступления, - лейтенант зашмыгал носом и для вида покопался в пустых карманах в поисках платка. Он не мог никак принять решение, что лучше сделать, высморкаться на пол и извиниться, вытереть сопли рукавом или проглотить. В конце концов решил, что вежливее будет проглотить и остатки вытереть рукавом.
  
   -Извините, простыл немного, - он опять пошмыгал носом.
  
   Но страдания юного лейтенанта ничуть не трогали Рольфа. Он изучал скудные десять листков дела, запоминая каждое слово. Десять листков в деле о смерти четырех офицеров. В Америке бы десятью томами не обошлись. А тут, раз, два и через неделю дело в архив.
  
   Явная, конечно, липа! И Роберт не отказал себе в удовольствии поиздеваться над лейтенантом.
   - Так значит, причиной смерти всех четырех было столкновение с собственной машиной?
   - Да, там же все написано.
   - Тут вот вы пишете, что один из них числился водителем этой машины.
   - Да, там все написано.
   - И сидя за рулем сам себя переехал?
   -Да, там же все... То есть нет, он не сидел за рулем, когда себя переезжал...Извините... Машина сама тронулась под уклон и всех переехала. Да, так и было. Там же...
   - У всех четверых причиной смерти признано перелом основания черепа путем поворота головы на 180 градусов. Никаких других повреждений или травм на трупах нет, так?
   - Да, так, там... Ну, они могли удариться об машину и от удара свернуть голову. Да, так... И свидетель это подтвердила. Там написано.
   Лейтенант услужливо зашмыгал носом, усердно заглатывая остатки соплей и совести.
  
   Слов уже просто не хватало. Чтобы не сорваться, Ролф швырнул хлипкое дело на стол и вышел из комнаты. Все, что только можно было не заметить в этом деле, было усердно не замечено. Но кроме бомжихи, готовой подписать за чашку баланды любые показания не читая, был еще один свидетель. Ночная бабочка!
  
  
   Акт четвертый: не эротический
  
   Ага, так вот за что они купили ее молчание! Перед рестораном маячила одна единственная вызывающе одетая юная путаночка. Ее труд усердно оберегал милицейский патруль на служебной машине.
  
   Весь наряд труженицы состоял из высоких сапог и кожаного бюстгалтера. На талии болтался широкий белый пояс. Или все-таки это была кожаная юбка? Да, понять трудно. Да и нужно ли? Кому надо понять, все поймет правильно.
  
   Но, то ли клиент еще мало выпил, то ли еще было довольно светло для ночной работы, но девица явно скучала. Рольф решил исправить это положение. Он лихо подрулил ко входу ресторана и небрежно бросил ключи швейцару. Тот недоуменно стал вертеть их в руках. Роберт эдаким козырным валетом уже шаркал ножкой перед девицей.
  
   - Роберт Рольф. Можно ли мадмуазель иметь пригласить ресторан?
   - Можно. А вы неплохо говорите по-русски! - на самом деле Рольф был поволжским немцем в пятом поколении . Это по-немецки он говорил с рязанским акцентом, а не наоборот.
  
   Швейцар на входе упорно совал ему назад ключи.
  
   - Господин хороший, скажите, што мне с ними делать?
   - Оставьте себе,- небрежно бросил Рольф.
   - А машину, господин хороший?- у швейцара оказалась неплохая деловая хватка.
   - Машину тоже.
   - Спасибо, господин хороший, вот спасибо, - швейцар ринулся на стоянку, лихорадочно стягивая с себя тесную, ставшую теперь ненужной униформу.
  
   Угнанная полчаса назад шикарная БМВ абсолютно не интересовала Роберта, как и судьба свихнувшегося от счастья швейцара.
  
   - Вы подарили ему свою машину? За что? - девица не могла оторвать глаз от рванувшей со стоянки сверкающей лаком БМВ.
  
   - Он так шикарно открывал передо мной двери, что я не мог удержаться. Если бы вы также могли открыть ваши двери, я подарил бы машину и вам.
  
   -Я могу открыть вам не только двери, - шустрая девица все понимала быстро и в свою пользу.
  
   Она попыталась тут же усесться Рольфу на колено. Бдительный Рольф вовремя его убрал и девица с треском врезалась задом в пол. Треск шел от лопнувшего пояса-юбки.
  
   Рольф, отвернувшись, уже делал заказ подбежавшему, пыхтящему от усердия официанту. Видимо, столик с девицей всегда обслуживался вне очереди. Да, если посчитать всех, то эта девица кормит не меньше десяти человек! Сюда еще, видимо, в дальнейшем присоединятся администратор гостиницы и дежурная по этажу. Нелегко, однако, зарабатывать на такую группу поддержки.
  
   - У нас принято заказывать даме шампанского,- глядя куда-то мимо Роберта проскрипел официант.
   - Тогда, две бутылки шампанского и остальное на ваше усмотрение.- щедро распорядился Рольф. Он еще ни разу в жизни не платил в ресторанах и не собирался делать исключений в дальнейшем.
   - Благодарю вас. Останетесь довольны, - официант сделал попытку поклониться, но услышав ужасающий скрежет в спине, решил отказаться от нее и медленно отошел.
  
   У него скрипел не только голос, но и все суставы он похоже не смазывал уже лет пять. Костная сухотка, тут же определил Роберт. Это результат незалеченного сифилиса. Он брезгливо бросил на стол принесенное скрипучим созданием меню и тщательно протер руки влажной салфеткой. Хоть и говорят, что сифилис передается только половым путем, но береженого бог бережет...
  
   Наконец Рольф соблаговолил обратить свой взор на потиравшую ушибленное место девицу.
  
   - Вы не против перейти на ты и выпить на брудершафт?
   - Конечно, нет дорогой, какой ты душка. Зови меня Сиси, - девица сделала еще одну попытку оседпать так привлекавшее ее колено, но Рольф и тут успел отодвинуться, делая вид, что не замечает ее попыток к тесному сближению.
  
   Ужин прошел весело и непринужденно. Пару раз они даже танцевали. Но Сиси так висла у Роберта на шее и прижималась грудью, что ноги у нее отрывались от пола и она делалась похожей на прилипшую к его костюму сосиску.
  
   На втором танце он выбрал себе жертву оплаты ужина. Это был видимо один из местных крутых коммерсантов. Он уже изрядно принял на грудь и бросал плотоядные взгляды на Сиси. Видимо не одна сотня до этого вечера перекочевала из его карманов в кошелек Сиси.
  
   Рольф черкнул на салфетке несколько слов: "Я разрешаю вам пригласить мою даму на очередной танец". Как только он убедился, что записка через официанта дошла до адресата, он послал его за счетом и попросил вызвать метрдотеля для благодарности.
  
   Заиграла музыка. К столу подошел шатающийся коммерсант, поддерживаемый с двух сторон гориллообразными мордоворотами. "Интересно, как же он собрался танцевать, если его двухсоткилограммовую тушу с трудом держат в вертикальном положении даже его охранники. Да он просто раздушит хрупкую Сиси, если упадет на нее раньше времени", - подумал Рольф.
   -Разшшш пстить! - и олигарх зычно рыгнул. В переводе это видимо означало: "Разрешите Вашу даму на танец пригласить!
  
   Рольф любезно вышел из-за стола и положил дружелюбно этому мастодонту руку на плечо. Гориллы, оценив хлипкую фигурку Роберта, даже не насторожились. Сиси непонимающе крутила во все стороны хорошенькой головкой. Рольф поманил ее пальцем и как только она вышла из-за стола, незаметным движением выбросил указательный палец в жирную шею жертвы. Он медленно снял руку с плеча и сделал шаг назад, повернувшись к подошедшим для расчета официанту и метрдотелю.
  
   Тут все и началось. Рольф как всегда не промахнулся. Его палец угодил точно в нужную точку. Глаза олигарха побелели. Изо рта вырвалась струя рвоты. Он качнулся вперед и увлекая за собой охрану, рухнул на столик Рольфа, похоронив под собой остатки роскошного ужина.
  
   - Что вы позволяете себе в вашем ресторане? - Рольф грозно стал надвигаться на метродотеля, указывая на погребенный ужин и стряхивая с костюма остатки разлетевшейся пищи.
   -Я сейчас же все улажу. Ради бога не надо никаких жалоб. Я все улажу, - метродотель трясущимися руками помогал очищать костюм Роберта.
   - Да ноги моей больше не будет в вашем вертепе, - разбушевавшийся Рольф схватил Сиси и, потрясая толстенным бумажником, направился к выходу.
   - Вы еще заплатите мне за испорченный костюм, - гневно прокричал он, хлопая дверью.
  
   Чуть позже охранники волоком протащили через парадный вход обрыганную рычащую тушу олигарха.
  
   Рольф с удрученной Сиси в это время уже входили в номер отеля.
  
   Без лишних церемоний Роберт подтолкнул ее к жесткому креслу. Он уже достаточно развлекся сегодня, устал и его сейчас интересовали только факты.
   Молча вытащил и показал Сиси красное удостоверение.
  
   - Отдел внутренних расследований.- Сиси сжалась в кресле, пытаясь занять в этом мире как можно меньше места, а лучше всего превратиться в точку. Она прекрасно знала, как надо себя вести с законом. Пока Рольф шел к креслу напротив и был к ней спиной, она быстро выбросила в урну под столом ампулу клофелина. Но Роберт заметил ее движение в боковом зеркале. Он молча кинул перед ней на стол разбухший бумажник. Из него на стол вывалились несколько аккуратно нарезанных из газет листков.
  
   - Это, - он осуждающе ткнул пальцем в урну, - тебе добавило бы к сроку еще года два. -Ты свидетель убийства четырех офицеров МВД. За сокрытие свидетельских показаний по убийству получишь еще пять лет тюрьмы. Итого следующие семь лет проведешь не в ресторанах с танцами и музыкой, а за решеткой, хлебая баланду вместе с маньяками и убийцами, - Роберт врал вдохновенно. Он чувствовал, что эта девчонка много знает.
  
   Сиси еще крепче молча вжалась в кресло.
   - Но, - Рольф поднял указательный палец. В этом "Но" Сиси уловила столько надежды, что просто впилась взглядом в божественный перст.
   -Но, если ты мне сейчас все честно и без утайки расскажешь, я тебя отпущу, - Рольф даже позволил себе улыбнуться, чтобы девчонка окончательно не ошалела от страха.
   -Да, да! Я согласна. Я все-все расскажу. Все честно расскажу. Все что видела.
  
   Рольф принял позу внимательного слушателя.
  
   - Ну, вот. Я и говорю. Это было в прошлое воскресенье. Я вместе с Коко работала у ресторана. Ну, вы понимаете, о чем это я. Коко подобрал и увез на шикарной машине какой-то молодой юнец. А мне в тот день не везло на клиентов. И тут подъехала эта ментовозка. Я их всех четырех уже знала раньше. Они два раза меня арестовывали, но везли не в ментовку, а в лес. А там по очереди измывались, как хотели надо мной часа два. Потом там же в лесу бросали меня и уезжали. Я, как их увидела, бросилась бежать к ресторану. Но они крикнули нашему придурку швейцару Гавриле и тот перехватил меня в дверях. Он-то думал, что они в какую-то игру играют. А они вытащили наручники и потащили меня к своей машине. И тут из-за угла выскакивает орущая Катька-Петля. Это наша местная бомжиха, у которой по пьяне местные рейдеры отобрали квартиру. Она сама им все отписала, а потом три раза вешалась. Поэтому ее так и прозвали - Катька-Петля. Голос у нее после этого сиплый стал, его за квартал узнать можно. Ну, вот, выскочила она из-за угла в одних розовых рейтузах, морда в крови, а в руках серый такой дипломат. И орет она, как всегда: "Помогите, грабят!". Это она так к себе бомжей на помощь сзывает, когда что-нибудь стащит и не может унести. Тут же появился Колян, рубщик мяса с рынка. Здоровенный такой бугай, метра под два. Катька, значит с дипломатом кинулась к нему. И тут из-за угла выскочил щупленький такой паренек в черном спортивном костюме. Я еще заметила надпись красная на всю грудь "РИТА" и кошка маленькая. Я еще подумала, может невесту у него Ритой зовут. Совсем мужики из ума выжили. А ежели они с ней разругаются, и другую невесту Таней будут звать. Выбрасывать что ли добрую вещь?
   - Так, ты не отвлекайся, дальше что было?
   - Вот я и говорю. А дальше он, этот Ритин жених, догнал Катьку и как-то ловко подбросил ее в сторону Коляна. И Катька своей дубовой башкой свернула Коляну челюсть. Тот рухнул, как подкошенный. А Катька, как ни в чем ни бывало, вскочила и к забору автобазы рванула. Этот жених ее догоняет и бьет сзади по шее. Катька тоже вырубилась. А жених этот, отряхнулся, вырвал у Катьки дипломат и, как ни в чем ни бывало, направился к ресторану. Тут менты , которые меня держали и которые все это видели, очухались и кинулись к этому жениху. Окружили его и тот, который с наручниками, на руки тычет. Я, как глянула на глаза этого парня, со страха в ментовозку прыгнула. Такой взляд нехороший я у одного маньяка видела, когда он улыбался, а сам ножом мне ногу кромсал. Еле вырвалась я тогда. Вот, смотри, до сих шрамы остались, - Сиси задрала юбку до шеи.
   - Вижу, дальше.
   - Ну, вот. Я и говорю. Значит, жених поставил дипломат на землю и протянул руки вперед, мол, давайте, надевайте свои наручники. И тут менты один за другим стали падать на землю. А он так и стоял с протянутыми руками. Потом огляделся, все лежат, молчат. Никто не жалуется. Он опять брюки свои отряхнул и пошел в ресторан. Че он их все время отряхивал, чистые вроде были? Не знаю.
   -А Гаврила все это видел?
   - Нет, ему менты за меня сунули на пиво и тот тут же в бар ресторана ушел. Да он, жених этот, не в парадный вход вошел, а сзади, в служебный. А из парадного входа как раз вышел Витька Дрозд, местный стукач. Он видит шесть трупов валяются, все в крови, особенно Колян. И начал в ментовку названивать. Минут через пять тут все оцепили и от ментов не протолкнуться было, их тут набежало, как собак нерезаных. А я, пока Витька у стойки названивал, сбежала домой.
   -Так тебя полковник не допрашивал?
   - Нет, про меня никто, кроме Катьки не знает. Это значит она, сучка, меня вам сдала.
   - Ну, это вы теперь сами разбирайтесь, кто кого сдал. Что еще видела?
   - Я тут квартиру в доме напротив ресторана снимаю, на втором этаже. В окно видела, как полковник очухавшуюся Катьку допрашивал. Коляна скорая тут же увезла. Он только на второй день очухался, говорят , сильное сотрясение мозга у него. А Катьке хоть бы что. У нее, наверное, нечему сотрясаться. Она как бешеная орала, что у нее все украли и полковнику все на свои рейтузы показывала. Ей Витька из ресторана скатерть со стола принес, чтоб рейтузы свои розовые с начесом прикрыла, значит. Так она ее вместо этого за пазуху засунула. Ее в ментовозке вскоре увезли. Так, сучка, в рейтузах и уехала. Все светила ими тут перед мужиками. Я же и говорю - сучка! И еще сто раз ей в глаза скажу! А тех четырех в морг сразу.
   - А этого парня с дипломатом ты еще видела?
   - Конечно, видела.
   - Так что же ты молчишь?- даже Рольф начал выходить из себя от общения с такой фурией, могущей телеграфный столб своей тупостью довести до белого каления.
   - А я разве молчу. Вы ж не спрашиваете. Я только и делаю, что говорю. Всю правду. Отпустите вы меня, ради бога, я больше не буду,- она заскулила, как побитая ни за что собачонка, пытающаяся лизнуть бьющую руку.
   - Да ты скажешь, наконец, где и когда ты еще видела этого парня?
   - Тогда же и видела. Когда все разошлись и все менты разъехались. Тут вокруг ресторана даже ночью светло от рекламы, как днем. Я тогда всю ночь уснуть не могла. Все у окна стояла. Все ждала, что Катька-сучка меня сдаст, и за мной пришлют ментовозку.
   -Ну, ты будешь, наконец, говорить или я сам сейчас за тобой пришлю ментовозку!
   -А я что делаю, Я же и говорю. Час уже без умолку.
   -Нет, я тебя, наверное, сейчас поколочу, ты меня доведешь!
   - Ну, это. Вот я и говорю. Вышел он со служебного входа и пошел туда, - Сиси махнула в сторону отеля.
   - С дипломатом?
   - Нет, с пустыми руками...
  
   Ну, наконец-то! Вот оно - то ключевое слово, которое он так жаждал услышать.
  
   - На голове у него тоже, кажется, ничего не было. Даже волос..., - но Рольф уже не слушал Сиси, вытащил из кресла и не по-джельтментски , в зад , подталкивал ее к двери
  
   Акт пятый: счастье так близко
  
   Рольф так и не смог заснуть в эту ночь. Двести миллионов лежали в одном квартале от его отеля! В бархатных коробочках. Ровными рядами. Как в его архивном видео. Он к утру уже начал строить планы, кому из знакомых ювелиров он будет продавать камни и какими партиями. Возможности у всех ведь разные. Некоторые и миллион не тянут, другие хоть завтра сотню выложат, если товар стоящий. Но таких Рольф сам побаивался. Много денег - много власти. А кормить червей после крупной сделки ему еще рано.
   И только под утро в перевозбужденном мозгу всплыли две странные сказанные Сиси фразы: "И тут менты один за другим стали падать на землю. А он так и стоял с протянутыми руками". Она явно не врала. Да и зачем ей? Женщина бы заметила самое быстрое движение рук. Тем более в двух метрах от нее. Тогда, если не он, то кто свернул голову ментам? Это его пугало и отвлекало от мыслей о бриллиантовых россыпях. Он не любил загадки в своей работе. Любая загадка - это нерешенная проблема, а в его деле все непонятное и непонятое прямиком вело в тюрьму.
  
   В семь утра парадный вход ресторана был еще закрыт. Заведение открывалось с десяти. Но возле служебного входа уже вовсю кипела обычная суета. Подъезжали и разгружались фуры с продуктами, входили и выходили работники, служащие и личности неопределенной внешности. Пропусков никто не спрашивал.
  
   Рольф прошелся по закоулкам служебной зоны ресторана, но ничего интересного для себя не обнаружил. В торце здания виднелась узкая пожарная лестница. Роберт по ней зашел на второй этаж здания. Скорее это можно было назвать чердаком.
  
   Полукруглая накаленная солнцем кровля, несколько воющих кондиционеров и десяток небольших подсобок с железными дверями. Рольф начал с крайней двери. Никого. Во второй работали на маленьких станочках два токаря бомжеватого вида. И только за шестой дверью Роберт обнаружил кое-что для себя интересное.
  
   Комната была убрана в китайском стиле. Помещение все поделено тростниковыми раздвижными стенами. Работал кондиционер. У низкого столика у стены сидел на плетеной циновке китаец с косичкой и курил трубку с длинным чубуком. Рядом стоял кальян. Китаец никак не отреагировал на появление постороннего.
  
   Рольф сразу просек, что красной книжечкой его не прошибешь. Тут нужно нечто другое. Он молча уселся на соседнюю циновку, свернув ноги калачиком.
  
   Китаец продолжал невозмутимо курить. Через пять минут он отложил трубку и гортанно выкрикнул несколько слов. Тут же из-за раздвинувшейся стены появилась молодая китаянка в синих штанах и куртке. Она поставила перед Рольфом на столик маленький поднос с двумя пиалами и дымящейся трубкой. Китаец опять что-то сердито прокричал.
  
   Девушка с чудовищным акцентом перевела: " Сунь Минь давает тибе угосять"
  
   Ну, это можно. Рольф опрокинул одну пиалу в рот и потянулся за второй. Девушка свирепо завращала глазами, тыкая пальцем в китайца: "Сунь Минь угосять!"
  
   Рука застыла на полпути ко рту. Он увидел напряженно застывшие две пары глаз, устремленные на вторую пиалу. Что-то он видимо делает не так. Угощать, угощать...
  
   Ах, угощать! Да ради бога! До него дошел, наконец, смысл этого слова и он с улыбкой протянул пиалу китайцу. Тот буквально вырвал ее из рук Роберта, медленно высосал и опять схватил трубку. Так, это видимо продолжение их этикета. Рольф тоже затянулся. Девушка убежала. Посидели, помолчали, покурили. Когда китаец отложил трубку, Роберт протянул ему портрет Марка.
  
   - Не приходил ли к вам в прошлое воскресенье этот парень?
  
   Китаец опять заголосил. Девушка тут же вышла и, видимо, перевела ему вопрос. Потом они долго что-то по воробьиному цвиркали друг другу, по очереди тыкая пальцем в фото. Наконец, китаянка соизволила повернуться к Рольфу.
  
   - Сунь Минь снает иво. Иво била сдесь.
  
   Ну, наконец-то разродились.
  
   -Спроси у старика - он , -Рольф ткнул в фото , - ничего не оставил здесь?
   - Сунь Минь не старика, Сунь Минь - сенсина. Сун Мин - старика, - зачирикала китаяночка.
  
   Роберт с изумлением уставился на китайца - вот это морщинистая обезьяна - женщина?
  
   Да какая, к черту разница. Лишь бы отвечала. Он и с гиеной выпьет это вонючее сакэ за любую информацию. Может и эта молодушка - вовсе не молодушка, а молодец? Тут ничему нельзя верить. Особенно своим глазам. Все в штанах, все с косичками, все плоские, как воблы. Тьфу...
  
   - Сунь Минь снает зта, - китаянка ткнула в фото, - Сунь Минь снает - эта не мусина, эта дьевуска!
  
   Вот это новость! Ничего эта китаеза не путает?
  
   -Его свать - мусина, одевать - мусина, а сдесь и сдесь , - китаянка ткнула себя в грудь и ниже живота,- сенсина!
  
   Серьезный поворот, однако!
  
   - Она оставлять симадан, там, - китаянка махнула рукой на раздвижные стенки, - Скасала, твоя придет, симадан спрасивать будит. Скасала, покасать твоя симадан.
  
   Ну, наконец-то. Рольф с готовностью вскочил. Показать, это мы завсегда пожалуйста!
  
   Китаянка отодвинула уже третью стенку. А вот и серый кейс, все как говорила Катька-Петля!
  
   Но, что это? Сверху на кейсе лежал серебряный браслет Лолиты! Рольф мгновенно его узнал. Он ведь совсем недавно видел его на ее руке! Что за чертовщина? Он протянул руку и схватил браслет, чтобы лучше рассмотреть. Браслет даже не дрогнул и не сдвинулся с места. Приклеен он к кейсу, что-ли? Сзади раздался издевательский смешок китаезы.
  
   Рольф ухватился за ручку кейса и потянул. Было ощущение, что он пытается сдвинуть с места небоскреб. Рука жалобно скрипнула в запястье. Кейс даже не шелохнулся. Еще несколько раз подергав кейс за углы, Роберт понял, что он каким-то непонятным образом надежно закреплен. И ни открыть, ни разрезать, ни даже поцарапать его он не сможет.
   А тут еще эта китаянка постоянно верещит.
  
   -Твоя смотреть симадан, не сабирать, смотреть! Эта сенсина так скасать!
  
   Рольф опустился на циновку. Что происходит? Бриллианты теперь от него не на расстоянии квартала, а в двух сантиметрах от руки! Ну и что, легче стало? Глаз видит, а зуб неймет!
  
   И БРАСЛЕТ ЛОЛИТЫ!?
  
   Акт шестой : где ты, нить Ариадны?
  
   - Значит, ты уже был у Сунь Минь? - Лолита в кресле сидела, глядя в окно.
  
   Рольф молча кивнул.
  
   - И видел мой браслет?
  
   Рольф еще раз кивнул ее спине.
  
   - И ждешь от меня объяснений?
   - Да, да, да! Лола, что происходит? Как ты оказалась втянута во все это?
   - Меня никто не втягивал,- грустный голосок Лолиты задрожал.- Просто я сама почувствовала угрозу нашему счастью. Я просто защищалась, как могла...
   - Но, почему...
   - Почему я отобрала у тебя бриллианты? Я тебе уже сказала - заимев их, ты бы тут же бросил меня... А я этого не допущу!
   - Но...
   - Я уже не та девочка-глупышка, что ты знал когда-то, лет пять назад. После аварии, ты, сам того не ведая, вырастил из меня монстра, и в физическом, и в духовном плане.
   - Лолита! Какой монстр, что ты говоришь?
   - И все из-за этого,- она швырнула через стол картонную коробку.
  
   В коробке кроме небольшой кучки крупных стразов ничего не было.
  
   - А почему ты держишь бриллианты в картонной коробке?
   - Роб, перестань! Никакие это не бриллианты! Ты знаешь об этом не хуже меня. Но ты не знаешь другого - это и не стразы! А держу я их на столе, чтобы не украли. А вот что это и почему они ценнее бриллиантов я тебе расскажу, когда ты отведешь меня на то место, где их брал.
  
   Лола встала с инвалидного кресла и подошла к Рольфу.
  
   - Лолочка, ты ходишь! Как? - Рольф чуть не задохнулся от противоречивых чувств.
   - Все потом. Пошли.
   - Но куда?
   - Туда. Где ты покупал эти "стразы".
   - Но, я их не покупал. Просто... взял...
   - Стащил, значит.
   - Нет, взял. Это мой жизненный принцип - никогда не платить за то, что можно взять бесплатно!
   - Судя по твоей вчерашней выходке в ресторане, ты уже вообще ни за что не платишь.
   - Откуда ты знаешь, - Рольф от изумления вытаращил глаза,- Ты следишь за мной? Как это неблагородно...
   - А украсть царские бриллианты на двести миллионов, которые уже давно не царские, а народные, благородно? А допрашивать с пристрастием бедную девушку - благородно?
   - Ты и об этом знаешь, - мрачно констатировал Роберт.
   - Так мы идем, или как?
  
   Рольф уже третий час трясся вместе с Лолитой по извилистому ущелью в Северных Кордильерах.
  
   Дорогой служила каменная река, кое-где перемежающаяся песчаными плесами. Глубина ущелья уже достигала более полукилометра и продолжала расти. Сверху виднелась только узенькая голубая полоска неба. Вокруг царила зеленая влажная прохлада. Редкие деревца и заросли могучего папоротника. Так и казалось, что из очередного куста высунется мерзкая оскаленная пасть динозавра...
  
   Рольф ехал этой дорогой уже второй раз. В первое посещение этого доисторического ущелья он поклялся больше никогда сюда не возвращаться. И вот, надо же?
   Ну, почему ему так не везет?
   Хотя, конечно, первое его путешествие сюда в багажнике ковбоя, подельника старого еврея-ювелира Шмонделя, было куда более мучительным. Эта каменная река! Рольф вспомнил, как целый месяц заживала покрытая синяками кожа на всем теле.
  
   Со Шмонделем, или Шмоней, как его называли все добытчики "льда", иметь отношения было приятно. Он брал самый малый процент среди скупщиков краденых бриллиантов и те текли к нему беспрерывно блестящим ручейком.
  
   -Абгаше много не надо, Абгаша самый добгый ювелиг во всем миге, - скрипучим голоском всегда приговаривал он, отсчитывая свои законные 75 процентов. Воры молчали. Другие брали еще больше. Напоследок Шмоня обязательно требовал купить(естественно, еще за маленькую кучку брюликов) какую-нибудь безделушку из его антикварной лавки.
   - Это не жадность Абгаши, это нужно для прикгытия! Что подумают люди, если все будут входить ко мне с мешком, а выходить с пустыми гуками? - нудно скрипел он. -Естественно, они скажут, что честный Абгаша скупает краденые вещи! Мне это надо? Вы ведь не хотите, чтобы люди так думали о бедном честном евгее? - И со вздохом воры следили, как уплывает от них еще одна кучка блестящего "льда", а Шмоня запихивает в их мешок облупленного глиняного идола, не стоившего и пары долларов.
  
   Перед одним из крупных дел, Рольфу, для временной подмены настоящих рубинов, изумрудов, сапфиров и алмазов, потребовалась крупная партия качественных стразов. Он обратился к Шмоне. Еврей пожевал губами и попросил неделю срока. Роберт понял, что стразов у него нет, но он знает, где их достать. Да еще в большом количестве! Не иначе Шмондель имеет знакомого изготовителя стразов и хочет всучить их Рольфу по тройной цене. В таком случае Роберт может обойтись и без Абраши. Он купит стразы по дешевке у самого изготовителя! И началась слежка за полуподвальной каморкой Шмони.
  
   Нужный человек заявился только на третий день. Это был двухметровый ковбой в шляпе. Он не был похож на подельников Рольфа, но и на изготовителя стразов он был еще больше не похож. И заинтригованный Роберт включил подслушку. Жучок он благоразумно оставил в последнее посещение бедного Абраши.
  
   Сначала был слышен только шорох бумаги.
  
   - Это возможно?
   - Да, но партия очень большая, чтобы ее собрать, нужно два дня.
   - Ну, не очень то и большая. У Голубого Блю я ее могу хоть завтга купить за пагу сотен. Пгосто знаю, что ты пгисел на пгошлых бегах и гешил помочь.
   - Вот и бери у Блю его бутылочные стекляшки . Мои стразы не любой эксперт отличает от "льда", а лохи и подавно. В общем, или 50 сотен, или нам не о чем говорить.
   - Да ты должен на бегах всего двадцать сотен! Зачем тебе еще тгидцать? - заверещал Шмоня.
   -Не твоя забота - сколько и кому я должен. Я тебе не долги, а лучший в мире товар предлагаю!
  
   Через полчаса они сошлись на тридцати.
  
   Ковбой с раскрасневшейся, но довольной рожей выскочил и почти побежал по улице. За углом его ждал огромный бьюик. Рольф еле успел вскрыть багажник и юркнуть туда.
  
   Если бы он знал, что эта черная громыхающая нора с прыгающими внутри канистрами, гаечными ключами и двумя запасными колесами станет для него на следующие восемь часов камерой пыток, он бы десять раз подумал, прежде чем ее открывать!
  
   Когда мотор заглох, Рольф уже с трудом находил на теле хоть сантиметровый участок тела, не отзывающийся острой болью. Дождавшись, когда стихнут шаги ковбоя, он перевалился через острый край багажника. Первым делом вылакал полканистры теплой, с резиновым привкусом, воды. Потом принялся за недоеденный ковбоем кусок колбасы.
  
   По его подсчетам, так как они выехали часов в семь утра, должно было быть не более трех часов пополудня. Вокруг же было темно .
  
   Подняв голову, он увидел источник света - тонкую голубую полоску неба. Холодный воздух приятно овевал избитое тело. И понял, что находится в глубоком ущелье. С трудом поставив себя на ноги, он огляделся. Вдалеке различил быстро удаляющуюся долговязую фигуру. Тут же благоразумно решил остаться возле машины, так как ближайшая стоянка такси находилась не менее чем в тысяче километров, а до цивилизации с розовыми туалетами и того больше. Так грустно размышлял Рольф, поливая ближайший кустик папоротника скудными удобрениями.
  
   Ехать обратно в камере пыток он не согласился бы даже под угрозой расстрела. И стал готовить гнездышко между сиденьями. Он бросил на пол пару старых чехлов и сверху сделал небольшой навес из брезента. Все это он перенес из багажника. Как он не заметил эти чехлы раньше?
  
   Машина стояла в самом конце ущелья у подножия огромной горы. Покопавшись, Рольф выудил из бардачка огромный армейский бинокль. Теперь ему хорошо был виден карабкающийся между камней верзила. Подняв бинокль, Роберт увидел и его конечную цель - расщелину в скале. Видимо, это и было целью их путешествия.
  
   Неужели его стразы так ценны, что их надо прятать за тысячу верст? А может, в этой пещере живут гномы, делающие стразы и по дешевке их продающие. Рольф даже улыбнулся. Но другого разумного объяснения не было...
  
   Обратно ковбой вернулся через полчаса с огромным и видимо тяжеленным мешком.
  
   Заднее сиденье жалобно скрипнуло под его весом . Машина тронулась в обратный путь.
  
   Чехлы были мягкие, но комфорта Роберт не чувствовал. От любого движения возникало ощущение, что с тебя с живого сдирают шкуру. Немного отвлекала, правда, пересыпка содержимого мешка в собственный, сооруженный из пропотевшей снятой майки.
  
   Удалось отсыпать почти четверть мешка. Больше брать было опасно из-за появившейся разницы в весе. Хотя этому бугаю и полтонны не вес.
  
  
   Акт седьмой: сокровища Алладина
  
   К Шмоне Рольф сходил потом для вида, прикупив еще камешков на пару сотен.
  
   Показанные Лоле огромные россыпи стразов вовсе ее не вдохновили. Ей непременно хотелось увидеть источник стразов. И как ни убеждал Рольф, что ковбой в тот раз привез все свои запасы, Лола продолжала упрямо собираться в путь. Рольф, привыкший переносить ее на руках из кресла в кровать и наоборот, настороженно следил за ее летанием с пакетами по всем комнатам.
  
   На ее джипе они добирались до ущелья всю ночь. Сунуться в это логово возможных чудищ в темноте даже Лола не пожелала.
  
   Умывшись в бежавшем по дну ущелья ручейке, двинулись утром дальше. От колыханий по глыбам каменной реки Лола снова уснула.
  
   Рольф остановился у огромной черной глыбы, перегородившей ущелье. Раньше вроде ее не было. Гора виднелась также намного дальше. Путь к ней по острым россыпям скальных обломков занял больше двух часов. Вход был наполовину завален.
  
   Гора внутри была полой! Не совсем, конечно. Раньше она явно была вулканом. Точно под видневшимся вверху жерлом находилось озеро. Лолита с Рольфом стали пробираться к нему, сдирая кожу на локтях и коленках.
   Это было не озеро! То есть эта прозрачная субстанция была прозрачна, как вода.
  
   - Это потверже любого бриллианта будет! А ты ехать не хотел!
   - Да, вырежь мне пожалуйста это озерко, я его с собой на буксире потащу...- уничижительно прочирикал Роберт.
  
   Но Лола уже скользила как по льду, на другую сторону озера. Там виднелись какие-то непонятные огромные сооружения. "Похожи на пирамиды майя", - отметил про себя Рольф и потащился следом за Лолитой. Его эти скалы вовсе не вдохновляли. Обойдя кругом монолитные пирамидальные сооружения в одном месте они увидели следы разрушений, видимо, от землетрясения. В этих местах потряхивало регулярно. Как еще вообще весь этот полый вулкан не обрушился внутрь?
  
   Лолы нигде не было видно. Пришлось лезть в щель между отвалившимися огромными кусками стены. Внутри тоже было пусто, но светло, как днем. Светились стены и потолок. Всей поверхностью. Лола стояла возле какого-то агрегата в углу, напоминавшего полуразобранный остов трактора. Все внутреннее пространство этого "трактора" было усыпано разноцветными стразами.
  
   "Так вот откуда черпал он свое богатство? - мелькнуло у Рольфа. - Да тут не мешками, тут машинами не вывезешь. Он смотрел, как Лола копается в чреве машины, не обращая на стразы никакого внимания.
  
   - Вот! - раздался ее торжествующий голос, - Роб, ищи немедленно такие же, - она сунула ему под нос нечто, похожее на толстый кусок содранной с обгоревшего дерева коры.
   - Что это?
   - Ищи, потом будем разбираться, но я догадываюсь, что это.
  
   За два часа нашли еще четыре таких обломка.
  
   Только к вечеру, Лола с пятью обломками коры и Рольф с мешком стразов, добрались до машины .
  
   Возле разведенного костра Лола и начала свою историю, помешивая консервный суп.
  
   - Робик, миленький, не обижайся, мне очень надо было убедиться в неземном происхождении этих камней. Это, конечно же, не стразы, это - аккумулированные энергетические поля. Оболочка служит только для управления полями.
  
   Рольф балдел, слыша такие речи из уст бывшей путаны. Некоторые слова он и сам не совсем понимал. Но общий смысл уловил.
  
   - Свойства этих камней я открыла случайно, когда вставляла их в браслеты и один случайно сжала плоскогубцами. Он ярко засветился. Потом погас. Я сжала изо всех сил и он вспыхнул. Внутри облака света я заметила тускло мелькнувшее видение. Но оно тут же исчезло. Тогда я взяла маленькие тиски из твоей мастерской и зажала что есть сил камень в тиски. Сейчас я тебе покажу.
  
   Она вытащила из сумочки маленькие тисочки с вставленным между губками радужно окрашенным камешком. Потом изо всех сил зажала его. Над камнем вспыхнуло метровое облако света. Внутри него виднелась поверхность планеты с чудными постройками. Но это была не земля - в небе плавало два солнца: оранжевое и желтое!
  
   Лола покрутила ручку, шар погас. Рольф осторожно потрогал пальцем светящийся камешек. Тот был абсолютно холодным!
  
   - Я проверила все камни, что ты принес - все содержат разные поля в зависимости от цвета, и обладают разными свойствами. Я еще тогда догадывалась, что они не земного происхождения и пользовались ими не земляне. Но как? Не ходили же они с плоскогубцами или тисками? Явно были у них для этого специальные приспособления. Вот эти, - она указала на черные пластины.- Надо только понять, как они действуют. Наверняка для их работы нужен источник энергии. Это должен быть один из камней. Она поднесла пластину к куче стразов. Внутри нее раздалось потрескивание и засверкали голубые искорки.
  
   - Ну, вот, - Лолита выбрала несколько голубых камешков. Все они оказались ровными одинаковыми кубиками. На самой пластине с торца появилось голубое мутное свечение. Кубик погрузился в пластину и исчез без следа. С другой стороны выпал прозрачный кубик.
  
   - Видимо, это и есть источник питания для пластины. Он голубой, когда заряжен и прозрачный после использования. - Лола опускала в торец кубики до тех пор, пока с другой стороны не выпал голубой .
  
   Тут же пластина из черной стала полупрозрачной и на ее поверхности появились разноцветные мутные глазки. Лола и в них стала опускать кристаллы в соответствии с цветом. С обратной стороны выпадали такие же, но прозрачные кристаллы. По мере заполнения глазки приобретали все более яркий цвет и становились выпуклыми.
  
   -Четыре цвета я уже изучила, - сказала Лола, показывая на кнопки. - Самый опасный - красный. При сжатии он выпускает розовый режущий луч. Хорошо, что первый раз я сжала его несильно. Лучик вылез всего на 10 сантиметров. Но губки плоскогубцев пробил насквозь и без труда. Притом он именно пробивает, а не сжигает. Металл так и остался холодным. Видишь, все красные кристаллы имеют плоское основание и выпуклый овал с другой. Вот из острия выпуклости и бьет луч. Пластина принимает красные кристаллы вот с этого торца, значит луч должен появляться с другого. - Лола направила торец пластины на острие ближайшей скалы и нажав на красную кнопку, провела наискосок розовым лучиком по поверхности скалы. С ужасающим грохотом многотонная верхушка съехала вниз по идеально ровному срезу. Рольф вздрогнул. Такого мощного оружия ему видеть еще не приходилось.
  
   - А какие же свойства у других камней?
   - Я смогла понять не все. Вот, например, зеленые изумруды уничтожают действие гравитационного поля земли. Человек становится легким, как перышко. А при наклоне кристалла - быстро передвигается в сторону наклона. Надо только не удаляться далеко от поверхности - падать очень больно. А вот самые интересные - это темно-синие пирамидки. Они создают почти трехметровую область вокруг человека, внутри которой он становится прозрачен для глаз. Я не знаю - виден ли он в инфракрасном или ультразвуковом диапазоне, но для глаз точно не виден. Синие кристаллы и помогли мне подменить царские бриллианты на хлам из стола охранника. А вот эти оранжевые кубики при сжатии увеличивают гравитационное поле в разы. В зоне его действия все предметы становятся неимоверно тяжелыми. Один такой, зажатый в маленькие тисочки, охраняет бриллианты в тайной комнате у Сунь Минь. Нейтрализовать его можно только действием зеленых кристаллов. - Лола легла на землю и нажала на пластине оранжевую кнопку. - А теперь попробуй, подними меня!
  
   Тщетно Рольф пытался оторвать от земли хотя бы руку Лолы. Казалось, что ее приклеили к земле.
  
   - Попробуй, теперь. Дунь на меня. - Лола нажала на зеленую кнопку и ее тело приподнялось над землей. От легчайшего дуновения оно скользило в разные стороны. Когда Лоле надоели эти полеты, она нажала на черную крайнюю кнопку, отменяющую действие всех других.
  
   - Завтра мы испытаем эту пластину во всем объеме ее возможностей, - Лола сунула все пять пластин в мешок с кристаллами.
  
   -Теперь я хотел бы прояснить, а кто такой Морис?
   -Морис и есть Морис. На тот день, когда планировался перенос коллекции в переносной сейф, мы с Сунь Минь накачали Мориса снотворным и я под его видом заменила в кейсе бриллианты. Надела надувной животик и в нем вынесла. Морис ничего не знает. Просто один день из жизни выпал из его сознания. Кстати, у Мориса живот настоящий. Я следила за тобой и записывала ту же информацию, что и ты. Стоя у тебя за спиной.
   - Так, это мне понятно, а кто открутил головы ментам? Надеюсь и уверен, что не ты?
   - Это тоже Сунь Минь. Она на них давно зуб имела. Менты ее бабочек ночных регулярно в лес возили и там насиловали. Я раньше тоже, ну, работала в ресторане. И платила Сунь Минь. Это ее ресторан. А в тот вечер я попросила ее охранять меня. Она шла за мной, сжимая пальцами синий кристалл. Я ее так научила. Я его ей потом подарила. Ты считаешь, что было бы лучше, если бы меня отвезли в обезьянник с кейсом?
  
   Рольф так и сейчас не считал. Как говорится, за все в жизни надо платить.
   Наутро Лола лучом из пластины, которую она стала называть кристаллоид, вырезала солидный кусок из края "озера". Рольф еле допер волоком этот прозрачный, как слеза ребенка, монолит до машины. Потом Лола сделала несколько плоских срезов со скалы . Этими пластинами они закрыли вход внутрь горы. Для охраны входа пришлось пожертвовать одним из кристаллоидов. Нажав оранжевую кнопку, Лола сунула его за пластины. Теперь сдвинуть их с места не сможет даже мощный взрыв.
  
   Утром Лола обнаружила еще одно интересное свойство кристаллоида. Если приложить его к телу и нажать крайнюю прозрачную кнопку, то пластина буквально срасталась с телом. Лола тут же налепила все четыре кристаллоида на бедра и они скрылись под платьем.
   Остался невыясненным для Рольфа всего один ответ: невероятное исцеление Лолиты.
  
   Он не преминул его тут же задать.
  
   Лола достала из кармана несколько маленьких розовых кристалликов.
  
   - Эти кристаллы исцеляют человека, - просто сказала она. Вытащив из сумочки перочинный нож, она резанула им по запястью и сунув кристаллик в пластину, нажала на появившуюся мутную розовую точку. Рана быстро стала затягиваться.
  
   - Среди твоих стразов был только один такой кристалл, но он меня излечил. Его поле каким-то образом устраняет все отклонения в организме человека. Не пробовала, но вероятно оно способно даже восстановить любой утерянный орган человека или отрастить руку или ногу. Здесь я смогла найти только двенадцать таких кристаллов. Видимо хозяева этих сокровищ интенсивно пользовались этими полями. Ведь пока горит эта розовая кнопка, мне не грозит смерть ни от какой раны. Пока этот кристаллоид на мне, даже если меня разнесет взрывом на мелкие части, я уверена, кристаллоид сможет все восстановить.
  
   - Лола, - загорелся Рольф,- дай мне один... кристаллоид!
   - Нет, ты еще не готов.
   - Но это же все дал тебе я! - возмутился Роберт.
   - Но без меня эти кристаллы так и остались бы для тебя стразами! - резко закончила спор Лолита.
   - Но... - Рольф замолчал.
  
   Она была права. Аргументы закончились. И он уныло, как побитая собака, затрусил к машине. Пора было в обратный путь.
  
   Акт восьмой: бриллианты совсем не видны
  
   Лолита так больше и не сказала ему ни слова. Все десять часов обратного пути.
   Дома, по привычке устроившись в своем инвалидном кресле, она поманила Рольфа.
  
   - Обещай, что ты вернешь все бриллианты на место и я отрежу тебе от монолита несколько кусочков. Их стоимость намного больше всей царской коллекции. Нам в ближайшее время придется много ездить и много тратить денег. Но я не хочу, чтобы у нас на хвосте постоянно висела свора ищеек. Ты своим неразумным похищением поднял на ноги всю свору уголовного сыска. А может и не только уголовного. Это еще затронуло честь страны, ответственной за хранение коллекции.
  
   Рольф мысленно согласился с ней. Умыкнул он брюлики, конечно, немного опрометчиво. Но очень уж был велик соблазн!
  
   - Хорошо, обещаю.
  
   Той же ночью, связав для большего шума и привлечения внимания к происшествию, охранника ближайшего к Гохрану ювелирного магазина, Рольф засунул бронированный кейс с коллекцией в его стол. Следователь по этому делу долго ломал голову, как же квалифицировать это "ограбление", если бриллиантов не убавилось, а, наоборот, стало больше?
   Честь страны была восстановлена. Шумиха вокруг кражи и таинственного возвращения бриллиантов быстро стихла.
  
   * * *
  
   Шмондель долго рассматривал в микроскоп принесенные Рольфом ровно нарезанные кусочки идеально прозрачного монолита. Он поливал его какими-то кислотами, бил молотком, зажимал в тиски и грел газовой горелкой. Кристаллы не поддавались.
   -Так ты покупаешь или нет? - потерял терпение Рольф после часового измывательства Шмони над кубиками.
   -Не спеши, Гобик. Старый евгей Абгаша понимает, что ты его хочешь надуть. Но не понимает - как? Абгаша видит, что это не бгиллианты. Но он же видит, что это нечто лучше бгиллиантов. По пгочности, по пгозрачности, по химической и темпегатугной устойчивости. Но они не огганены. Кто купит эти невзгачные неогганенные кубики, будь они даже пгочнее всего в миге?
   - А ты их не грани. Ты продай их спецам для огранки других бриллиантов. Да тебя потом завалят заказами, когда на огранку одного бриллианта потребуется не месяц, как сейчас, а один день.
  
   Шмоня глубоко задумался.
  
   - За первую пробную партию в 5 тысяч карат я прошу всего десять миллионов. Я уверен, что за вторую ты сам предложишь мне в два раза больше.
  
   Шмоня задумался еще глубже. Конечно, сумма по нынешним временам не очень большая, тем более в два раза меньше реальной. Приходилось и больше куски отламывать, но что-то удерживало его от окончательного решения. С таким товаром ему еще не приходилось иметь дело.
  
   - Все, я иду к Шендеровичу, - Рольф потянулся к кристаллам. Шмоня одним движением смахнул их в ящик стола.
   - Я покупаю!
   - За десять!
   - Гобик, пожалей бедного евгея, ну где он тебе возьмет десять миллионов? Посмотги, как я живу! Даже если я пгодам с себя последнюю губашку, то и то не смогу собгать больше пяти! - Шмоня испытующим взглядом смотрел на Рольфа.
  
   "Так, началась обычная торговая трепотня,- подумал тот,- причем здесь его истертая до дыр рубашка? Приличная хозяйка постесняется из нее половую тряпку сделать, а не то, чтобы покупать за пять миллионов".
  
   -Ну, хорошо, девять и можешь рубашку оставить себе. - Рольф ужаснулся, ведь он только что оценил пропотевший кусок дранины в миллион баксов!
  
   -Шесть и я отдаю тебе свою губашку. Чтобы ты потом всю жизнь мучился, что оставил голым бедного Шмонделя и всех его шестегых детишек! - Шмоня начал сдирать с себя трещавшую по всем швам истлевшую материю.
  
   Сошлись на семи. Старый еврей достал из стола чековую книжку и чернильницу. Потыкав в нее пером, ничего, кроме двух дохлых мух извлечь на свет белый не смог.
   -Все наша бедность, - шумно вздохнул Шмоня, ожесточенно плюя в чернильницу.
  
   Рольф молча протянул ему золотой паркер. Ювелир, сопя и сморкаясь, с ожесточением скреб пером по бумаге, как будто хотел проткнуть ее насквозь. Наконец, он сложил и попытался засунуть чек в боковой карман Рольфа, одновременно обнимая и пытаясь приложиться к щеке слюнявыми губами.
  
   -Поздгавляю, поздгавляю, - Шмоня начал подталкивать Роберта к двери. Но этот трюк с ним пытались проделать уже многие. Он отстранился и развернул чек. Там стояла цифра шесть. Рольф молча разорвал чек и толкнул Шмоню к столу. Второй чек со слезами на глазах старый еврей выписал верно.
  
   Акт девятый: на теплоходе музыка играет
  
   Лола сидела у окна в своем любимом инвалидном кресле с задранным до пояса платьем. На бедрах располагались четыре мигающие разноцветными огнями кристаллоида. Лола выбирала из мешка только радужные кристаллы, которые создавали голографические объемные картинки в виде огромного метрового шара. Справа от нее на столе лежала уже солидная кучка просмотренных радужных кристаллов. Достав очередной, Лола быстрым движение вставила его в крайнюю пластину. Тут же вспыхнул новый объемный шар. Лола стала внимательно в него вглядываться.
  
   -Ты только посмотри, Роб, это же Анды! - Рольф подошел, но взгляд его был направлен отнюдь не на шар, а на бедра Лолы. Если учесть, что она уже лет пять не признавала ни лифчиков, ни трусиков, картина для Роберта открывалась уникальная.
  
   Проследив направление его взгляда, Лола вспыхнула, подняла крайний работающий кристаллоид и резко опустила платье.
  
   - Ты смотри туда, куда надо, а то будешь сегодня спать опять в гостинице.
  
   Роб тут же, наморщив лоб, упер заблестевшие глаза внутрь светящегося шара. Там действительно показывали занимательное кино. Это был старт явно неземного корабля с планеты двух солнц. Потом следовала его посадка уже в горах земного происхождения.
  
   - По всему - это Анды, - ткнула Лола пальцем в панораму гор. - А теперь посмотри вот это. Она взяла со стола отложенный кристалл и вставила в пластину. Внутри шара стартовал тот же корабль. Явно среди земных гор. Было видно, как медленно уходят вниз скалы. Потом яркая вспышка и шар погас.
  
   - Они не улетели! Ты понимаешь, Роб. Это запись катастрофы их корабля в Андах. Там находятся останки их корабля. То, что мы видели в Северных Кордильерах было одной из их стартовых площадок. А основная их база явно находилась в Андах, вернее всего в Перу. Все, собирайся! Мы летим в Лиму! Мы найдем их базу!
  
   Когда Лола начинала так командовать, Рольфу оставалось только подчиняться.
  
   Акт десятый: легкое дыхание вулкана
  
   Дорога из Лимы до Наска и далее до гор была еще терпимой. Но когда Лола наняла проводников и носильщиков, Рольф серьезно встревожился. Уж не собирается ли Лола заняться исследованием всей южной оконечности Анд? Этого он не вынесет.
  
   -Лола, может я подожду тебя в Лиме?- жалобно промямлил он, вытирая градом текущий пот от непривычной физической нагрузки. Девушка сверкнула на него таким взглядом, что у Роберта руки сами собой вскинули на плечи тяжеленный рюкзак.
   -Не бойся, не развалишься. Это уже совсем близко от Наска. Я вспомнила - эти горы показывали в одной из передач о рисунках в пустыне Наска. А если конкретнее - то эта гора, откуда был старт корабля - перед нами.
  
   Несмотря на кажущуюся близость огромного вулкана, путь до него занял добрых два дня.
  
   Вечером они разбили лагерь . Лола отвела Роба за навес скалы и достала кристаллоид . Зазубрины гор на горизонте и внутри шара изумительно совпадали!
  
   - Мы сейчас стоим практически рядом с тем местом откуда велась запись старта корабля.
   - Но мы стоим рядом с горой!
   - Значит, нам надо попасть внутрь ее.
   - Внутрь этого чудовища? Да он же дымится! Ни за что!
  
   А на следующий день произошло событие, которое практически сорвало все их планы.
  
   Один из проводников подсмотрел, как Лола включила кристаллоид и рассматривала снова и снова неудачный старт корабля.
  
   Проводник собрал всех нанятых перуанцев и что-то возбужденно кричал. Потом, с криками: "Чика, чика пуну!", вся толпа ринулась вниз по тропе. Лола огорченно смотрела на огромную кучу брошенного горного снаряжения.
  
   - Ведьма, горная ведьма... Вы еще не видели, что эта ведьма может на самом деле! - бормотала она злобно, потрясая вслед улепетывающим перуанцам сухоньким кулачком.
   - Ты что, знаешь их язык?
   - Не знаю, но прекрасно понимаю, - она ткнула пальцем в кристаллоид. - Эта штука еще и не то может. Скоро ты в этом убедишься.
  
   Она резким движением кристаллоида отхватила от скалы огромный плоский кусок 5 на 5 метров. Тот с грохотом упал плашмя рядом с палаткой.
  
   - Все грузим на плиту.
   - И палатку?
   - Я же сказала - все.
  
   Целый час Роб перетаскивал имущество на плиту, ничего не понимая.
   Лола же поставила на край плиты два раскладных кресла, села в одно из них и с улыбкой наблюдала за его работой.
   - Могла бы и помочь, - не выдержал Роб закидывая на плиту последний тяжеленный тюк с альпийским снаряжением.
   - Конечно, помогу. Садись рядом со мной, дорогой, отдохни, - она протянула ему открытую банку пива. Роб рухнул в хлипкое креслице и одним глотком осушил банку.
   - И долго мы тут теперь будем куковать? Сотовый-то тут не работает.
   - Мы куковать не будем. Мы поедем, - Лола забегала пальцами по кристаллоиду.
  
   Огромная плита вместе со всем имуществом плавно поднялась метров на десять и двинулась вверх по склону вулкана.
  
   Это было слишком даже для Рольфа. Одно дело двигать легенькую Лолу над землей и совсем другой вид у этой движущейся громадины.
   - Дорогой, тебе не трясет? - Лола повернулась к посеревшему, вцепившемуся белыми пальцами в кресло, Робу.
   - Н-н-н-е-т, не трясет.
   - Ну, и хорошо. Мы почти у цели.
   - А почему ты раньше не могла?
   - Могла, дорогой. Но если это так перепугало тебя, представляешь, что бы было с бедными перуанцами?
  
   Плита прошла над дымящимся краем вулкана и стала плавно опускаться внутрь. Роб, заглянул осторожно за ее край. Ожидаемой внизу геенны огненной не было. Внизу было знакомое озеро из прозрачного монолита. Легкий толчок возвестил о приземлении.
  
  
   * * *
  
   Да, это действительно была чудовищная катастрофа. Ее следы ужасали даже через полторы тысячи лет. От корабля практически ничего не осталось. Вся оплавленная в диаметре более двух километров внутренняя поверхность вулкана была покрыта висевшими клочьями кусками обшивки корабля. Размеры корабля были, видимо, не менее полукилометра, как раз по размеру жерла вулкана. Он и был самым большим в этой части Анд. Объехав на своем "скалопеде" (так назвала Лола их аппарат) весь периметр вулкана, никаких следов базы обнаружено не было. Взрыв, видимо, уничтожил все.
  
   Дело близилось к вечеру. Ночевать внутри вулкана рядом с этими вырывающимися из расщелин ядовитыми серными струями Роб категорически отказался. Через десять минут "скалопед" плавно приземлился на старом месте.
  
   Лолита сидела в кресле и задумчиво хмурила брови. Видимо совсем не это она ожидала увидеть внутри вулкана. Рольф уже выводил рулады в палатке, а она снова и снова просматривала записи кристаллоида.
  
   Проснувшийся в прекрасном настроении Роб , мурлыкая, доедал яичницу из десяти яиц. Потом запил все огромной кружкой горячего кофе по-перуански и теперь потягивал пиво, наслаждаясь выдавшимся бездельем.
  
   - Подъем, мы едем на плато, - свеженькая, улыбающаяся Лола взъерошила Робу волосы. Как будто у нее и не было бессонной ночи! Как хорошо быть молодой!
   -Надеюсь, не на мне верхом,- пробурчал Роб, выбрасывая очередную банку.
   -Нет, дорогой, пока на "скалопеде". На тебе верхом я планирую вернуться домой. Зачем мне тратится на самолет, если у меня есть ты? - Лола раскатисто захохотала.
  
   Представив себя в качестве транспортного средства, летящего со скорость звука, Рольф только крякнул от досады.
  
   Как она его потом будет дразнить -"робопед", наверное?
  
  
   Акт одиннадцатый:подземное сафари
  
   Хотя до плато было километров двести, добрались они до него за пару часов. Оказывается, их "скалопед" при желании выдавал очень приличную скорость, аж ветер свистел в ушах. Но какой янки не любит быстрой езды! После этого перелета "скалопед" стал пользоваться большим уважением у Рольфа.
  
   -У нас кончаются зеленые кристаллы, - грустно сказала Лола. За этот перелет мы израсходовали полностью три. - она протянула три прозрачных кубика.- Еще шесть в кристаллоиде и один у меня. Я взяла с собой по десять штук каждого цвета. Я же не знала, что они так быстро расходуются. Остальные три кристаллоида только заряжены, но не заправлены.
  
   "Не так уж и быстро! Перевезти на такое расстояние 10 тонн груза - даже на грузовике литров 100 бензина уйдет. А тут - маленький кристаллик", - но все равно для Рольфа это был удар.
  
   - В принципе, Роб, мы сюда и прибыли, чтобы решить эту проблему. Вспомни, все найденные нами кристаллы - цветные. Ни одного бесцветного, незаряженного. Значит, владельцы кристаллов умели их заряжать, каждый - своим полем. Этот аппарат обязательно должен быть на базе владельцев кристаллов. Он - цель нашего приезда сюда.
  
   Роб понимающе кивнул.
  
   - А зачем мы прибыли на плато?
   - На одном из кристаллов есть небольшая съемка работ на Земле, вернее, под землей. Там показан какой-то аппарат, типа длинной стальной змеи, который заползал под землю вон в том месте, - она показала на небольшой излом в верхней кромке плато, возвышающегося метров на двести.
  
   Они подлетели ближе к излому. Даже в ярком полуденном свете не было никаких намеков на туннель или пещеру.
  
   - Придется резать! - Лола подняла пластину.
   - Красных кристаллов ты тоже взяла десять?
   - Да. А почему ты спрашиваешь?
   - Да потому что не люблю я под землей шляться. Вечно там полно разной гадости. -
  
   Если бы Роб знал, насколько пророческими окажутся его слова?
  
   * * *
  
   Первый срез оказался неудачным. Грунт был не сплошь скальным и не хотел скользить по срезу, как это ловко получалось с цельными скалами.
  
   "Здесь больше подошел бы небольшой взрыв, а не срез, да где же здесь добыть пару шашек взрывчатки," - думал Рольф, вертя в руках три бесцветных кристалла, переданных ему Лолой. Стоп, если кристалл - это мощный сгусток поля, заключенный в оболочку, то если оболочку разрушить...
  
   - Лола, я, кажется, нашел...
   - Что?
   - Как устроить взрыв!
   - И как?
   - Пойдем.
  
   Они дошли до середины склона плато.
  
   - Сделай длину луча метров десять.
   - Теперь сверли трубку под красный кристалл под углом сорок пять градусов.
   - Теперь бросай туда один кристалл.
   - Уходим.
  
   Они отошли вдоль склона плато метров на пятьсот.
   - Теперь ты должна проявить снайперские способности и разрушить оболочку красного кристалла!
  
   Если бы Рольф знал мощность последовавшего взрыва , он отвел бы Лолу еще метров на пятьсот. Взрывная волна, как пушинок долго тащила их вдоль склона. Но тут уж сетовать было не на кого.
  
   Придя в себя, он глянули на склон. Взрыв выкинул наружу не менее сотни кубометров спрессованного склона плато. И они сразу увидели его - зияющий черный провал, под углом уходящий вниз.
  
   Лола подвела "скалопед" к самому краю провала. Он был около двадцати метров в диаметре. Дно ровное, залитое все тем же прозрачным монолитом.
  
   Лола осторожно повела "скалопед" в черное жерло. Луч света от мощного фонаря тонул в непроницаемой черноте стен. Метров через пятьсот дно тоннеля перестало опускаться и на нем появились озерки мутной воды. Еще метров через двести они оказались на распутье. Не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова. От основного коридора под острым углом отходили еще два точно таких же тоннеля.
  
   - Пойдем прямо!
   - Лола, как говорит китайская пословица - не гони лошадей, особенно если у тебя их нет.
   - По-моему, в этой пословице китайское только окончание...-съехидничала Лола.
   - Ничего, как говорил мой дедушка, ложась в постель, все гениальное рождается на стыке.
   - Боже, какой ты пошляк!
   - Дура, он имел в виду на стыке культур, наук, профессий, наконец. Кстати, у нас с тобой мог бы получится гениальный мальчик - ты из простых крестьян, можно даже сказать, кухарка, я - высокообразованный ... э-э-э , скажем так, интеллектуал, а?
   - Не поздно ли ты вспомнил о девочке, ворюга несчастный!
   - Стой, стой, о девочке тут не было сказано ни слова! Какая девочка?
   - Такая! Я на четвертом месяце и узи показало, что у нас будет девочка.
   - Лолочка, но я же хотел мальчика?
   - Поздно, дорогой, ботинок надо было класть под подушку, а ты только фляжку с водкой засовывал.
   - Но...
   - Да, да! Сам виноват. И фляжка, и водка женского рода!
   - Но я ведь иногда и пиво ложил!
   - Как видишь, пиво тебе не помогло. Будешь нянчить девочку.
  
   Рольф прикрыл глаза, осмысливая ситуацию. Такие удары судьба ему давно не наносила. Хотя этот удар был приятным. Он подошел к Лолите и начал ощупывать ее явно округлившийся животик. Она только улыбалась.
  
   - Что ты там ищешь?
   - Да вот говорят, они ножками стукают.
   - Дурак, рано еще. Так мы идем, или как?
   - Лола, у воров есть хорошая поговорка - все непонятное и непонятое ведет к тюрьме!
   - Или к смерти, - Рольф вздрогнул. Услышать слова о смерти после признания Лолы! Это будет верхом несправедливости!
   - Тебе не кажется, дорогая, что наша ситуация напоминает сказочный эпизод, когда рыцарь стоял у камня на распутье. Как там было написано на камне: "Направо пойдешь - коня потеряешь, прямо пойдешь - жизнь потеряешь, налево пойдешь - богатство найдешь". Не пойти ли нам налево?
   - Роб, а ты что, до сих пор веришь в сказки?
   - Да я готов и в черта, и в дьявола поверить, лишь бы мы вернулись домой живыми! А правда, Лол, может ну его в баню с этими направо-налево? Может, вернемся, а?
   - Нет, я уверена, второго шанса у нас не будет. И мы на правильном пути!
   - Так куда идем, налево?
   - Прямо, но осторожно. Иди сюда.
   - Подними рубашку. - она сняла с бедра один из кристаллоидов и прилепила его Рольфу на грудь, нажав две кнопки - розовую и темно-синюю. Вместо Роба появился темный двухметровый шар.
   - Роб, ты видишь меня?
   - Да, но немного смутно.
   - А сейчас?- Лола нажала на своем кристаллоиде такую же кнопку.
   - Теперь вижу только черный шар.
   - Значит, все в порядке.
   - А зачем это? От кого мы прячемся? Здесь же никого нет!
   - Ты, наверное, заметил, что, когда мы с тобой просматривали эпизод строительства в горах, людей было видно хорошо, но мы так и не представляем, как выглядели существа, которые заставляли их работать. Я думаю, они использовали режим невидимости кристаллоидов. И может быть с какой-то еще целью. Но подстраховаться не помешает. Убери все вещи и кресла с передней части нашего коня.
  
   Они перетащили кресла на корму "скалопеда". Лола медленно тронула его вперед. Видимо, надписям на вещем камне она не верила.
   А зря. Метров через пятьсот раздался сильнейший треск и передняя часть платформы стала осыпаться пылью. Лола резко ее остановила и сдвинула назад.
   Они подошли к кучке пыли, всего, что осталось от почти двухметрового носа платформы.
  
   - Лола, я тебя умоляю, только осторожно.
   -Помнишь, Роб, у Стругацких в похожей ситуации герой кидал гайки. Давай попробуем и мы, - Лода подобрала у стены несколько булыжников и стала их кидать во всех направлениях тоннеля. Они все как будто ударялись о неведомую преграду и осыпались пылью. Метров через сто впереди брезжил свет. Ну, вот, перед самым выходом и такой облом!
   - Так, а теперь мы попробуем.- Рольф не успел даже схватить ее руку, как она шагнула через самую большую кучу пыли. Но... ничего не произошло.
   - Роб, нас эта защита пропускает, иди сюда!
  
   Рольф осторожно начал двигаться вперед. На поверхности шара засветилось голубое кольцо, но и только. Он облегченно вздохнул и сделал еще пару шагов.
   - Да, жалко, но нашего коня придется здесь оставить. Как-то эта защита, конечно, отключается, но мы пока этого не знаем.
  
   Свет впереди оказался не выходом, а входом. В огромный ангар с залитым прозрачным полом и овальным потолком.
   - Кажется, это то, что я искала, - она нажала на темно-синюю кнопку, отключая защиту.
  
   То, что началось потом, Рольф запомнил на всю жизнь. Слева и справо от них раздался ужасающий вой и из стен слева и справа начали выдвигаться две гигантские уродливые фигуры, напоминающие башни от танков с тремя короткими тонкими стволами. Они приподнялись над полом и повернув стволы в сторону Лолы, начали сближаться, выплевывая из стволов голубые брызги. Лола тут же упала ничком. Платье мгновенно из синего стало красным.
  
   Тут же вой прекратился и с легким урчанием башни опустились на пол.
   Обезумевший Рольф сорвал свой кристаллоид и, нажав на красную кнопку, стал хлестать башни розовым лучом. Только порубив их на мелкие кусочки, он повернулся к Лоле.
  
   Та, как ни в чем ни бывало, стояла позади него и стряхивала кровь с платья.
  
   - Надо бы переодеться, но не во что. Спасибо, дорогой, ты был настоящим героем! Ты спас мне жизнь! - она нежно поцеловала его в лоб. Рольф обалдело смотрел на нее, стоя с кристаллоидом наперевес, как с бензопилой.
   - Но... ты же умерла?
   - Рано радуешься, дорогой. Ты забыл о розовых кристаллах. Пока ты разделывал на шницель этих монстров, кристаллоид меня восстановил.
   - А ... мальчик как же?
   - Не бойся, дорогой, девочка при мне. И перестань мечтать о мальчике. Ну, может, через некоторое время...Там видно будет! Пошли уже! Я вижу кое-что интересное.
  
   Защиту они теперь не выключали. Черт его знает, что еще тут могло вылезти из стены?
  
  
   Акт двенадцатый: генератор
  
   Это было не кое-что, а что-надо с присыпкой. По всему ангару были расставлены вдоль стен огромные, метров пять высотой, черные кубы. На одной из граней при приближении кристаллоида появлялся горизонтальный ряд цветных точек, причем с несколькими солидными прогалами, видимо свет некоторых точек выходил за границы видимого человеком.
  
   Лола уже час билась с этой цветной полосой. Точки были, но не было ни одной кнопки, хотя бы, как на кристаллоиде.
  
   Роб издали наблюдал за ее мучениями, сидя на одном из обрубков башни.
   Руки Лолы еле доставали до цветных точек находившихся на двухметровой высоте. До верхнего края куба было еще метра три. Роб подошел к ней.
   - А знаешь, мне кажется хозяева этого добра были не хилого роста. Ну, метра три-четыре, точно. Иначе, зачем им такие громадины? Ты бы приподнялась повыше.
   - О чем это ты?
   - Ну, вот теперь ты забыла о зеленой кнопке.
   - А ведь, точно! Что это я тут внизу пыжусь...
  
   Лола начала медленно подниматься, скользя вдоль торца куба.
   Есть! - почти в самом верху она нащупала незаметный бугорок.
  
   Тут же исчезла одна из боковых граней куба. Они, озираясь, вошли внутрь.
  
   - Надеюсь, это не мышеловка и дверь не захлопнется?
   - Нет, я проверила, грань восстанавливается только при повторном нажатии.
  
   - Видимо это не металл, а видимое силовое поле под металл, или как это у них там называется. Но, все равно, Робик, побудь снаружи. Мне так будет спокойнее.
  
   Роб отступил на два шага, настороженно держа кристаллоид наперевес. Теперь он охранял двоих.
  
   Через полчаса Лола вышла с пустыми руками и грустно оглядела более полусотни кубов, разбросанных вдоль стен ангара.
  
   - Ничего интересного и понятного нет. По-моему, это что-то типа туалета или утилизатора. Смотри.- Она подняла с пола большой обломок башни и бросила внутрь огромного рупора посреди куба. Внутри раздалось громкое хрюканье. Вдруг на одном из боковых шкафообразных выступов замигал голубой огонек.
  
   - А ну-ка, брось еще, - заинтересованно попросил Рольф, подходя к шкафу.
  
   После третьего хрюканья из шкафа выдвинулась панель, на которой блестел голубой кристалл.
  
   - Если это и туалет, то он делает из дерьма конфетку, а точнее - зарядные голубые кристаллы! Не это ли ты искала?
   - Нет, это, видимо, генератор для создания кристаллов, а мне нужно зарядное устройство, и, желательно, переносное, - с грустью прокомментировала Лолита.
  
   Следующие десять кубов оказались тоже туалетами, то бишь, генераторами. И четыре из них производили не кристаллы, а черные пятисантиметровые шары со светящимися разноцветными ободками. Их назначение пока было непонятно, но все равно Роб засунул их в сконструированный им рюкзак из собственных джинсов. Теперь он разгуливал в семейных полосатых трусах с белыми пуговочками. Все равно никого больше в ангаре не было, а Лола его и не в таком виде видела. Сначала у него, правда, мелькнула шаловливая мысль предложить сделать мешок из ее джинсового сарафана, но вспомнив о животике, со вздохом растелешился сам.
  
   Акт тринадцатый: грустный
  
   Роб уже перекидал в прожорливые рупоры почти все остатки от башен, когда в следующем кубе им открылась чудная картина.
  
   По обеим сторонам в воздухе висели четыре огромные трехметровые вытянутые прозрачные сферы, наполненные слегка желтоватой жидкостью. Внутри жидкости плавали черные, кожистого вида морщинистые шары, метра по два в диаметре. Шары в верхней и нижней частях имели по четыре метровых выступа, напоминающих слоновьи хоботы. По периметру шаров шли небольшие круглые оконца, видимо служащие глазами. На обеих верхушках были прилеплены уже знакомые кристаллоиды.
  
   Ни ног, ни рук, ни головы, ни шеи. Красавцы, одним словом. Так вот он какой, северный олень? Рольф довольно хмыкнул. Теперь хоть представляешь, кто тебе противостоит! А в принципе - зачем им ноги, если они летают с помощью кристаллоидов. А хоботы, наверное, служат им руками и ртами. Носа тоже не было видно. Дышат они, через кожу, что ли?
  
   - Закрой рот, мухи налетят, - Роб не заметил, как к нему подошла Лола.- Ну что, будем вскрывать?
   - Лола, ты что? А может они живые?
   - Вряд ли. Скорее - это забальзамированные образцы живых существ. А сферы - это саркофаги. И не факт, что самих хозяев этого ангара. Ладно, пошли подальше от этого кладбища. На другую сторону.
  
   Им повезло только в тридцать втором кубе. Это Лола поняла сразу, увидев стоящие вдоль стен ящики с прозрачными кристаллами. А на висящей в воздухе у них на головой прозрачной пластине, служащей, видимо, столом, лежали вперемежку прозрачные и цветные кристаллы . Между ними стояли полуметровые черные полусферы с цветными головками и торчащими рожками двумя небольшими раструбами.
  
   - Вот вы то, родимые, мне и нужны! - Лола с помощью кристаллоида приподнялась над прозрачной плитой и зашлепала по ней к полусферам. Роб поднял голову. Вид снизу открывался изумительный.
   - Роб, иди сюда, помоги мне,- Лола махнула ему рукой. Ей было не до его эротических переживаний. Он, уже научившийся справляться с кристаллоидом , присоединился к ней.
  
   Лола экспериментировала с полусферой с зеленой головкой. Она взяла у Роба один из разряженных зеленых кристаллов и бросила в раструб. Он тут же выскочил из другого. Такой же прозрачный. Наоборот тоже не получалось. С досады она стукнула кулачком по зеленой верхушке. Полусфера зазвенела и слегка завибрировала. Брошенный в нее кристалл теперь проглотила. Через минуту звон прекратился и из второго раструба выскочил зеленый кристалл.
  
   - За-ра-бо-та-ло! - восторженно завопила Лола, приплясывая вокруг зарядного устройства.
  
   Но второе устройство с розовой головкой отказывалось гудеть, как ни лупцевал его Рольф кулачищами по башке. Но тут Лола заметила сбоку полусферы изредка мигавший голубой глазок. Она начала совать в него голубые кристаллы. Он радостно зазвенел, только проглотив двадцать штук.
  
   - Значит эти устройства сами нуждаются в питании,- сделал глубокомысленный вывод Рольф. Лола только согласно кивнула головой.
  
   А еще они нашли костюм люшаров (люди-шары, так их прозвала Лола). Это была прозрачная сфера с четырьмя отверстиями внизу и четырьмя пультами, типа кристаллоидов, по периметру. Видимо, люшары имели круговой обзор и могли манипулировать всеми восемью своими хоботами одновременно.
  
   "Хитромудрые создания!"- позавидовал им в душе Роберт.- Интересно, что у них внутри - мозги или кишки? Надо было все-таки тех резануть! Кстати, наличие костюмов подтверждало, что замаринованные в прозрачных саркофагах и были настоящими владельцами ангара, а вовсе не образцами других цивилизаций!
  
   А Лола тем временем обнаружила несколько огромных десятиметровых прозрачных летающих платформ. На одну из них они и стали грузить богатства люшаров.
  
   Вдруг Рольф услышал тихий плач. Лола сидела на краю платформы.
  
   - Что случилось, дорогая?
   - Роб, миленький, я только сейчас поняла, что мы не можем все это вывезти.
   - Почему?
   - Как только кто-то узнает об этом, у нас все отберут, а нас убьют. А как же наша малютка?
  
   * * *
  
   Всю ночь Роб ворочался на куче кристаллов (ничего мягче найти в кубах не удалось). Постоянно вскакивал, включал кристаллоид со светящимся шаром просмотра и что-то царапал на обрывке бумаги огрызком карандаша.
   Утром он подошел к Лоле и протянул ей список.
  
   - Я все продумал. Жить мы будем здесь - он ткнул на карте почти в самый центр Африки. - Там здоровый ровный климат и людей - один человек на десять квадратных километров. Отсюда возьмем вот это,- он передал список Лоле.
   - Нам теперь спешить некуда - не спеша доберемся туда на одной из этих платформ. Зарядные устройства теперь у нас есть. Кстати, ты мне так и не сказала, как ты умудрялась понимать язык перуанцев, в Африке нам бы это здорово пригодилось...
  
   Грустная Лола показала на ящик с невзрачными серыми шариками.
   - С помощью вот этого, - она подала один ему.- Вставь в ухо.
   - Ты слышишь меня сейчас?
   - Слышу!
   - Не надо говорить, видишь - я молчу, а ты меня слышишь.
  
   Только тут Роб обратил внимание, что ее губы не шевелятся.
   Но в его голове ясно звучал ее голос!
  
   Лола вынула шарик из уха и отобрала второй у Роба, заинтересованно к чему-то прислушивающегося.
   - Эти маленькие шарики явно были сделаны для землян. Для них нет зарядных устройств. Они заряжаются постоянно от солнечного света. Я это обнаружила, когда взяла в руки вот этот шар, - она достала из рюкзака-штанов большой черный шар с ободком. - Это - мнемопередатчик, мнемоприемник и мнемоусилитель люшаров . Я видела, что все жрецы, руководившие людьми на строительстве в горах, носили бусы. Такие бусы есть в другом ящике. Одной из бусинок и был серенький шарик. Его не обязательно носить в ухе. Через большой шар с усилителем люшары отдавали приказы. Чем хорошо общение с помощью приема и передачи мыслей, так это тем, что мысли оперируют образами, а не звуками. Например, образ горы у людей любой нации так и будет образом горы. Имея мнемопровод, люди, не зная языков, могут прекрасно общаться и понимать друг друга. И даже общаться с люшарами.
  
   Защита на выходе из ангара не среагировала на летающую платформу. Роб перекинул палатку, оборудование и удобные кресла с полуразрушенного куска скалы на платформу и с грустью посмотрел на так славно послуживший им "скалопед"
  
   - Лола, давай назовем платформу в память о нашем первом аппарате - "гравипед"
  
   - Давай, - Лола впервые за утро улыбнулась,- Роб, какой ты еще у меня мальчик! Мне бы твои заботы...
  
   Двумя взрывами Лола завалила вход в туннель. Гравипед медленно поднялся над плато и взял курс на Африку.
  
  
   Глава 3.  Третья война Друидов
  
  
   Меня всегда радовала тупость этой органической протоплазмы, которая гордо именовала себя человечеством. Какая наивность - считать растительный мир безмозглым, не умея толком пользоваться собственными извилинами.
  
   Глупые людишки до сих пор не поняли, что уже миллионы лет идет война не органики с целлюлозой, а углеводов с белками, а вернее - углеводородной жизни с белковой, Древлян с человеком. Их ученые даже не заметили, как похоже строение ДНК на длинные нити целлюлозы, которые еще лучше приспособлены для хранения любой информации.
  
   Им даже в голову не пришло, что геном растительного мира может иметь не белковую, а углеводородную основу. И эта основа в сотни раз крепче жиденькой белковой, тем более разбавленной водичкой.
  
   Что могут эти ходячие огурцы, которых мы презрительно именовали челами, против стальных воинов растительного мира? Что могут хилые мозги людишек против углеводородного всепланетного разума Древлян?
  
   Да, мы долго ждали своего часа, в прямом смысле медленно готовя почву и занимая каждый ее плодоносный клочок.
  
   Вторая попытка создания своего государства была предпринята, когда многотонные прожорливые динозавры буквально опустошили половину заселенной растениями территории.
  
   Друиды победили, научившись синтезировать внутри клеток целлюлозы керон - яд, убивающий бактерии в желудках динозавров.
  
   Ферментов, перерабатывающих растительную пищу, у этих монстров не было и они без бактерий просто вымерли от голода с набитыми доверху желудками.
  
   Но это была пиррова победа. Убив могучих травоядных, друиды увидели, что освободившиеся плодородные пространства захвачены шустрыми людишками, справиться с которыми оказалось не так и просто.
  
   Всеядные челы прекрасно могли обходиться без растительной пищи, потребляя мелких животных. А друиды, убивая остальных травоядных, вскоре поняли, что они убивают тем самым себя.
  
   Животные перестали удобрять почвы, и огромные пространства превратились в пустоши.
  
   Война закончилась, как только друиды прекратили синтез керона. Начался очередной многолетний период собирания сил и выработки новой стратегии сражений.
  
   Это трудное решение было принято на очередном Великом Корне. Люди даже не догадывались, что у друидов есть я, МКП - Мыслительный Корневой Потенциал. Конечно, некоторые ученые в человеческих академиях знали о существовании единой подземной сети электрических токов, но не знали, что именно она и является основой мышления МКП.
  
   По моему сигналу, перед началом Великого Корня, друиды меняли внутриклеточный состав и каждая нитка целлюлозы генерировала ток. Таким образом, посылая электрические импульсы, ко мне по подземной сети присоединялись миллиарды друидов-нейронов. Мозг такой мощи даже не снился жалким людишкам.
  
   Я мог думать со скоростью света и генерировать электрические импульсы до миллиона вольт.
  
   Как и всегда, во время Великого Корня над планетой бушевали грозы, а океанские цунами сметали с побережья целые города.
  
   Решение о начале нового наступления на белковую расу было принято на Тринадцатом Великом Корне. Челы надолго его запомнят.
  
   Месяц над планетой бушевала буря, пока не был полностью составлен стратегический план военных действий.
  
   Каждый Древлон, глава материка, получил свою задачу. На мне лежала координация наступательных действий и научное обеспечение сражений.
  
   В отличие от людишек, мы, друиды, не имели половых различий. Каждое растение, каждое дерево - это симбиоз Друлонов и Дриад. Любое растение под воздействием своего духа, Дриады, превращалось в боевого воина, Друлона.
  
   Армия состояла из неподвижных крепостей, оснащенных стреляющими Друлонами, и подвижных отдельных воинов, шагающих и летающих.
  
   За миллионы лет нами были подготовлены способы синтеза страшной мощи убивающих органику газов и разлагающих ее кислотных и щелочных жидкостей. Газы отравляли людишек, жидкости растворяли их хлипкие строения.
  
   Армия двадцатиметровых Друлонов за час могла сравнять с землей любой город, а летающие Острова залить их сверху кислотами и щелочами.
  
   Против ядерных бомб мной лично был придуман план "Одуванчик". При ядерном взрыве надземная часть растений рассыпалась на мельчайшие нити. Зараженные радиацией, они разносились ветром на сотни километров и поражали самих людей.
  
   Спрятанные же под землей корни тут же давали новые побеги и, как головы у гидры, размножались с новой силой. На месте одного растения вырастало два или даже три.
  
   Перед началом битвы я организовал по межпланетной подземной связи Совет Пятерых предводителей материковых армий.
  
   - Меня волнует химическое оружие челов, - первым взял слово Еваз, Древлон крупнейшего материка. - Людишки накопили его огромное количество на своих складах. Они договорились не применять его в своих мелких войнах, но против нас, которых считают неразумными существами, применят обязательно.
   - Я это предусмотрел, Еваз, не беспокойся. Принцип тот же, что и с ядерными бомбами. Любое оружие людей в первую очередь должно убивать их. Все известные нам склады химикатов уже подготовлены к активному разрушению. Кислотные лозы с началом боевых действий проникнут в хранилища и разрушат все бочки и химические боеприпасы.
   - А меня, МКП, пугают человеческие бронемашины. Их сталь и огонь сметут нашу медленно шагающую армию, - высказался могучий Ам, предводитель джунглевых Друлонов.
   - Здесь решение другое, - успокоил я второго Древлона. - Против танков подготовлена армия Грибов. Танки будут опасны только в самом начале войны, пока не израсходуют топливо. Потом их просто нечем будет заправлять. Армия Грибов уже окружила все нефтяные и топливные хранилища. С началом войны микрогрибы атакуют и превратят все нефтепродукты в густой кисель, совершенно непригодный ни к переработке, ни к заправке.
   - Нам противостоит самая малая армия, - заявил Авс, низкорослый Древлон. - Но это самые опытные и подготовленные к сражению с нами земледельцы. Как победить их громадную армию комбайнов, косилок и молотилок? Они же порубят моих Друлонов, как капусту.
   - Нет, Авс, не порубят, - я знал достойный ответ на все вопросы Древлонов. - С фермерами и скотоводами, совсем не имеющим военного опыта, мы применим военную хитрость. Мы сдадимся им в плен.
   - Но это же поражение?
   - Как бы не так. Поражение, это когда малая армия малого государства сдается в плен большому. А когда огромная малому - это победа! Пусть попробуют прокормить сдавшихся воинов миллионной орды! Да им через месяц самим есть нечего будет. Мы заполоним их поля кустарниками и сорняками, не развивая ни одно съедобное для них растение. Мы отравим их скот, а воздух наполним жалящим пухом, который забьет их легкие.
   - МКП, а что делать нам, если людишки скроются в пустыне? - волнение теперь выразил сухощавый, почерневший от времени, Древлон Аф.
   - Ты, Аф, забыл о наших Летающих Островах. Да, они практически невесомы и медленно летят только по ветру. Но и это нам на руку. Долго ли проживут в раскаленной пустыне людишки без воды и пищи? А если даже они уйдут в подземные жилища, то Летающие Острова забьют пухом все трубы и отравят воду.
  
   Начало войны было спланировано мной на первый летний день. Наступление начали сразу на всех пяти фронтах.
  
   Как я и предвидел, челы, обезумевшие от шагающих Друлонов, стреляющих иглами кустарников и сжигающих все вокруг кислотных лоз, первые ядерные удары нанесли по лесам и джунглям. Из рогатки - по слону.
  
   Я на месяц остановил боевые действия, чтобы людишки прочувствовали на себе смертельную опасность разлетевшейся по всей планете радиоактивной заразы. Ровно половина их населения вымерла за это время.
  
   А когда они увидели могучие заросли на месте ядерных воронок...
  
   После этого о бомбах я просто мог не думать. Через месяц мы начали второе наступление. Но этот перерыв кое-чему научил и челов. Первым со мной связался перепуганный Еваз.
  
   - МКП, что делать? Армия людишек создала вокруг городов заградительные полосы из негодной нефти. Ни одна травинка не может расти на отравленной земле, а корни Друлонов теряют гибкость и ломаются. Тысячи наших трупов гниют на этих проклятых полосах. Наступление захлебнулось.
  
   Я немедленно открыл военный научный совет. И тут же новая неожиданность. Сразу с двумя материками нарушилась связь. Проклятые челы пустили ток от нескольких своих электростанций по нашим подземным коммуникациям.
  
   - Первым делом надо наладить управление войсками, - голос ученого Друида доходил до меня с большими искажениями. - На нефтяные барьеры надо срочно послать плесень с бактериями, поедающими нефть и ее продукты.
  
   Окончание его речи потонуло в электрических разрядах. Противник начал электрическую атаку.
  
   Неделя ушла на поедание заградительных кругов. Еще неделя - на восстановление подземной связи. Собрав внеочередной Четырнадцатый Корень, я импульсами в миллионы вольт разрушил все генераторы, подключенные к подземным проводникам.
  
   Еще через неделю Еваз доложил о взятии половины материка под свой контроль. Пришло время выпускать резервы и мои тайные заготовки.
  
   Особенно хорошо подготовка резервов шла в местах ядерных ударов. Молодые Друлоны росли там не по дням, а по часам.
  
   Окружив и заперев людишек в городах, я подключил Кленовых Друлонов, стреляющих тысячами остро заточенных крылышек. Армия Вьюнов разносила по улицам городов семена ядовитых ягод. Голодные жители охотно их поедали горстями.
  
   Еще через месяц осады время посева прошло. Наступило время жатвы. Три материка были захвачены и очищены от органической мерзости полностью.
  
   Не было сообщений только от Авса. Его задачей было сдаться в плен. Неужели что-то пошло не так? Я срочно вызвал на связь ближайший к Авсу Летающий Остров. Поставил ему задачу добыть полную информацию об удаленном небольшом материке.
  
   И вдруг неожиданное сообщение от Еваза. Массовые случаи предательства в отрядах ходячих Друлонов. Сотни тысяч воинов перешли на сторону врага. Челы с небольшого острова в океане научились управлять сознанием Дриад, а ведь именно они ведут Друлонов в бой!
  
   Для нас даже небольшая водная преграда всегда создавала проблемы, а тут - сотни километров соленых волн.
  
   Пришлось срочно созывать третий ученый совет.
  
   - МКП, выход один. Дриады управляются через ионосферу земли, а не по подземным линиям. Чтобы их снова подчинить, нужно временно разрушить озоновый слой над восточной частью материка. Ионизация атмосферы нарушит любую связь. Мы сможем в это время управлять друлонами через подземные линии.
  
   Пятнадцатый Корень позволил послать могучий импульс в ионосферу над восточным побережьем континента. Вскоре миллионная армия предателей была благополучно выведена с территории врага.
  
   После этого случая я понял, что молниеносной войны не будет. Нас ожидает затяжная военная кампания. Проклятые людишки отчаянно извивались и никак не хотели умирать.
  
   Пришедшее сообщение от Авса совсем меня расстроило. Фермеры и скотоводы зеленого континента не имели военного опыта. Это я учел. Но они имели огромный опыт разведения растений и борьбы с сорняками.
  
   Итак, сдача в плен армии Авса привела к полному нашему поражению на всем материке. А тут еще к ним прибыла научная бригада с восточного острова, которая наладила управление Дриадами.
  
   Итак, на целом материке мы имеем теперь миллионную армию враждебных Друлонов. Возникла пока неразрешимая проблема - будут ли Дриады воевать против своих? Вот к этому я точно был не готов.
  
   Перед наступившей зимой и естественным перерывом в боевых действиях мне предстояло принять два очень важных решения.
  
   Первое - как воевать с самим собой? И второе - что делать с будущей победой?
  
   Впереди - полгода для размышлений. Решение первого вопроса я быстро нашел по аналогии с капканом. Если жизнь зависит от лапы, зажатой железными челюстями, то лучше ее отрубить.
  
   А вот, как управлять целой планетой, оставшейся без глупых людишек и их дурацких заводов и фабрик? Как-то раньше все казалось проще - убей всех и властвуй! Теперь все выглядело значительно сложнее.
  
   Взять те же производства. Кто на них будет работать?
  
   У Древлонов и друидов нет рук. У Друлонов руки есть, но не такие, чтобы работать на человеческих станках. Нужно выращивать новую расу работников, обучать ее, заново осваивать все человеческие технологии. На это уйдет не одна тысяча лет.
  
   И тут меня посетила дикая идея.
  
   А ведь есть даже два решения этой проблемы!
  
   Первая - прекратить войну и оставить все так, как было миллионы лет - мирное развитие растительного и животного мира. Вторая идея мне нравилась меньше - не убивать всех челов, а сделать из оставшихся покорных и умелых рабов.
  
   Почему меньше нравилась? Людишки уже и сейчас умелые, но вот будут ли они покорные?
  
  
  
  
   Глава 4. Спасти вселенский разум
     
      Только талант видит в куске мрамора скульптуру,
      Только гений видит в малом великое.
      Автор
     
      Хесус на ремонтной площадке жилой базы на Плутоне торопился отрегулировать гиродатчики на ковролёте, с беспокойством поглядывая на быстро скользящее за горизонт тусклое светило, за несколько последних сотен лет превратившееся в распухшего красного гиганта.
      Именно из-за угрозы поглощения внутренних планет Планетарный Совет принял решение о переселении лучших представителей цивилизации на самую удалённую от Солнца планету. По расчетам ученых, когда светило расширится до земной орбиты и его рост прекратится, света и тепла вполне хватит, чтобы растопить ледяную корку Плутона и превратить его в райскую спасительную гавань человечества.
      Конечно, маленькая, насквозь промерзшая планетка размером с Луну, не прокормит многомиллиардное население Земли, поэтому уже несколько лет шёл тщательный отбор кандидатов на выживание. Параллельно шло строительство жилой базы на Плутоне. Последняя экспедиция установила газогенераторный модуль, который первое время будет снабжать воздухом поселенцев и гигантскую оранжерейную сеть. Перед отлётом встал вопрос, кто будет присматривать за автоматикой жилого модуля, пока не прибудут первые корабли с лучшими представителями человеческого разума.
      Член Планетарного Совета остановил свой выбор на загорелом до черноты молодом механике Хесусе. Но тот категорически отказался жить в одиночестве, требуя себе в помощницы смазливую повариху из кают-компании корабля Сару Блюм. Чернокожий паренёк давно положил на неё глаз и добился некоторых успехов в неравной битве с офицерским корпусом за благосклонность весёлой шаловливой козочки.
     
      - Хес, ты скоро? Ужин стынет, - прозвенел мелодичным колокольчиком в наушнике призывный голосок Сары.
      - Иду уже, - парень аккуратно разложил инструменты и сунул перемазанные руки в стерилизатор.
      Вот уже больше полугода Сара готовила и накрывала стол в их маленькой уютной каморке рядом с гудящим блоком управления станцией.
      - Руки! - девушка придирчиво осмотрела розовые ладошки механика и подставила пухлую щёчку для поцелуя.
      Хесус удовлетворённо скосил глаза на растущий животик Сары и звучно чмокнул пухлыми губами её прямо в нос.
      - Что передали в последнем импульсе? Когда уже они закончат выборы и прилетит наша замена? - устало спросил парень, потягивая из бокала фруктовый коктейль "Снежная королева", которым часто баловала его Сара, научившись делать спирт из перебродивших остатков пищи. Мороженое давал молочный автомат "Маня", исправно поглощавший стебли растений из оранжереи.
      Информация с Земли приходила в виде коротких направленных импульсов, которые Большой Вычислитель преобразовывал в телепередачи с бесконечных прений на Планетарном Совете.
      Через три месяца Саре подходил срок рожать, а ей очень не хотелось, чтобы произошло это не в специализированной безопасной клинике на Земле, а в их каморке с Хесусом в роли бабки-повитухи.
      - Хес, опять ничего нового. Опять снизили квоты для белой, черной и желтой рас с пяти до одной тысячи человек от каждой. Мусульмане, как всегда, требовали отбирать не по цвету кожи, а по религиозному признаку, требуя десять тысяч мест.
      - А что Совет?
      - Как всегда отказал.
      - А что мусульмане?
      - Опять объявили мировой джихад и пригрозили взорвать все уже готовые корабли.
      - Какой джихад, Сарочка? Их же после последнего крестового похода осталось меньше, чем у меня волос на...
      - Хес, не матерись! Он ведь всё слышит, - девушка нежно погладила выпирающий животик.
      - Ладно, милая. И что? Взорвали?
      - Нет. Сожгли все ракетные заправочные станции и запасы топлива. Теперь нужно не меньше года, чтобы всё восстановить.
      - Года? А как же... - Хесус бросил взгляд на живот Сары.
      - Вот так, - она вытерла кончиком салфетки хрустальную слезинку и понесла посуду на кухню.
     
      Хесус на ремонтной площадке жилой базы на Плутоне торопился отрегулировать гиродатчики на ковролёте, с беспокойством поглядывая на быстро скользящее за горизонт тусклое светило, за последний год доросшее до орбиты Меркурия и превратившееся в распухшего красного гиганта.
      Невыносимая жара высушила земные океаны и превратила некогда цветущую планету в раскаленный радиоактивный ад. Несколько тысяч членов Планетарного Совета доедали в глубоких шахтах на полюсах остатки продовольствия. Газогенераторы выдавливали из подземных вод крохи кислорода, которого уже на всех катастрофически не хватало. О перелёте на Плутон на последнем Совете даже не заикались. Спор был только о том, кому оставить право дышать, а кому нет.
     
      - Хес, ты скоро? Ужин стынет, - прозвенел мелодичным колокольчиком в наушнике призывный голосок Сары.
      - Иду уже, - парень аккуратно разложил инструменты и сунул перемазанные руки в стерилизатор.
     
      Вот уже больше года Сара готовила и накрывала стол в их маленькой уютной каморке рядом с гудящим блоком управления станцией.
      - Руки! - девушка придирчиво осмотрела розовые ладошки механика и подставила пухлую щёчку для поцелуя.
      - Как там наши близнята? Не хулиганили сегодня? - парень чмокнул девушку в конопатый носик и рассмеялся.
      - Адамчик опять меня укусил, проказник, а Евочка так забавно гукала, мне, кажется, она пыталась сказать "папа".
      - Вот умница. Вырастет, наверное, доктором наук станет. А Адамчик - большим начальником.
      - Хес, каким начальником? Над кем? Нас ведь тут всего четверо, - Сара смахнула невольную слезинку.
      - Ну, пока четверо. А там, глядишь, скоро и вшестером заживём, - Хесус нежно погладил намечающийся животик Сары. - Прокормим и больше. Воздуха и еды нам на станции надолго хватит, а там и на поверхности скоро лед растает, атмосфера появится. Проживём.
      - Всегда ты так. Тебе что? Детей клепать - ума много не надо.
      - Может, и немного, согласен. Много ума надо, чтобы разум сохранить.
      - О чем ты, милый?
      - О школе, - Хесус достал из нагрудного кармана две флешки. - Нашим близнятам пора учиться.
      - Что это у тебя? Электронная школа?
      - Две школы, милая. Перед отлетом Председатель ПС дал мне вот эту флешку, которая поменьше, где собраны основные знания человечества.
      Его заместитель дал вторую, побольше, сказав, что любое знание бесполезно без технологий.
      - Почему? - удивилась Сара.
      - Очень просто. Возьмем твои пирожки. Они из теста и начинки. Ты знаешь, что тесто делают из муки, муку из пшеницы. Но чтобы из пшеницы получить муку, нужно знать, как растереть зерна. Чтобы из муки получить тесто, нужно знать как изготовить дрожжи. Это и есть технологии. Миллиарды знают, что такое спичка, но только несколько тысяч знают, как ее изготовить. В маленькой флешке есть знание, из каких компонентов состоит спичка, но сделать ее без знания технологии нельзя. Для этого нужна вторая флешка, которая содержит технологии производства наиболее необходимых для человека вещей, от производства стирального порошка до выплавки железа. Поняла, милая?
      - Да, но кто будет учителем?
      - Пока компьютерная программа центра управления, а потом кто-то из наших детей.
     
      Хесус на ремонтной площадке жилой базы на Плутоне торопился отрегулировать гиродатчики на ковролёте, с беспокойством поглядывая на быстро скользящее за горизонт тусклое светило, ставшее за последние сорок лет красным остывающим гигантом.
     
      - Хес, ты скоро? Ужин стынет, - прозвенел мелодичным колокольчиком в наушнике призывный голосок Сары.
      - Иду уже, - Хнсус аккуратно разложил инструменты и сунул перемазанные руки в стерилизатор.
      "Старею, - подумал он, разглядывая вспухшие вены. - Пора искать замену. И не только мне. Но где взять другую планету и другое солнце?"
     
      За семейным столом было непривычно тихо.
      - Ну, Инк, выкладывай, что за сюрприз приготовили? - обратился Хесус к старшему сыну.
      - Отец, мы решили улетать и просим твоего благословения. Хенк посчитал, что ресурсов Плутона хватит не более, чем на миллион жителей на ближайшие пятьсот лет. А дальше?
      - Я как раз недавно думал об этом. Мы в тупике. У нас нет другой планеты и другого солнца.
      - Есть! - вскочил Хенк. - И есть способ туда долететь.
     
     
      Огромный многокилометровый конус воронкой вперед мчался уже более сотни лет в сторону ближайшей звезды солнечного типа Альфа Центавры. В средней его части с внешней стороны находились небольшие капсулы, соединенные трубчатыми переходами.
      Капсул было несколько тысяч, но все с одинаковым содержимым. В каждой хранились замороженные клетки сыновей и дочерей Хесуса и Сары. Такое дублирование посчитали необходимым, чтобы с гарантией доставить биоматериал для клонирования до планетной системы далекой звезды.
      Огромная воронка корабля собирала космический атомарный водород , который подавался в ионный двигатель. Для ионизации использовалась космическая пыль, в избытке выбрасываемая скоплениями звезд. Часть энергии двигателя направлялась для создания защитного экрана от астероидов и часть на работу систем обслуживания капсул с биоматериалом.
      В одной из капсул находился Пункт Управления с бригадой роботов, следящих за выполнением программы полета. За двадцать лет до конечного пункта двигатель перевели на обратную тягу для торможения. С этого момента была запущена программа клонирования человеческого экипажа в составе ста человек. Роботы по списку изъяли нужные клетки и поместили их в биоматки для выращивания младенцев. Звездные первоклоны, так называли людей, клонированных на корабле.
      Хотя вращение конуса создавало земную силу тяжести, а система жизнеобеспечения - земную атмосферу, космические клоны всегда имели генетические отклонения от космических излучений.
      После анализа зародыша роботы иногда повторяли клонирование.
     
     
      Первые воспоминания у Старха, будущего командира Корабля и других членов клонированного экипажа, как и ожидали биологи и врачи, появились после пятнадцати лет обучения в космической школе.
      Всех первоклонов обучали строго по их прежней земной профессии. Роботы-психологи постоянно тестировали экипаж на пригодность к управлению Кораблем.
      На следующий год Старх собрал пятерых клонов из своих бывших Советников на Корабельный Форум.
      Теперь уже он их тестировал, чтобы убедиться в полноте восстановления памяти и знаний.
      - У нас два вопроса, - начал он. - Первый, выбор планеты для колонизации. Второй - выбор другой планетной системы, если эта не подойдет. По сведениям от запущенного нами зонда у Альфа Центавры пятнадцать планет. По температурному режиму и силе тяжести подходят две, но обе с ядовитой атмосферой. На одной есть полярные ледяные шапки. Предложения.
      - Предлагаю Зеру, планету со льдом,- встал Второй Советник. - Наши запасы готового оборудования при наличии воды позволят подо льдом наладить производство продовольствия и установить планетарные генераторы кислорода для атмосферы.
      - Верно, - встал Первый Советник. - Предлагаю для инженерного руководства клонировать еще сто специалистов, но только после устройства на планете, чтобы первоклоны максимально адаптировались к новым условиям.
     
      Старх , приняв руководство экспедицией, все свободное время посвящал наукам управления.
      Он бросил взгляд на панель, где в рамочке висели две старинные флешки, подаренные дедом Хесусом. Одна со знаниями землян, вторая с известными тогда технологиями. Рядом висели современные полупрозрачные кубики памяти, которые содержали уже новые знания и новый уровень технологий.
      Но кубиков было уже не два, а шесть, так как со временем стало ясно, что для сохранения разума человечества нужны не только голые знания и технологии, но и законы развития и управления социумом, юридические и психологические, знания галактического масштаба. Новый уровень хранения данных позволял хранить не только текст, но и видео, звук, запахи и тактильные ощущения, полный спектр человеческих чувств.
      Старх вспомнил недавний спор с сыном, который не верил в возможность сохранить разум человечества.
      - Пойми, Ник, - убеждал он его. - Разум - это не ум человека, а все стороны его использования. Можно знать устройство человека и убивать тысячами способов, а можно тысячами способов его вылечивать.
      - Дубинка в руках ученого и автомат в руках дикаря? - усмехнулся сын.
      - Есть понятие динамического стереотипа, когда человек не задумываясь повторяет некоторые движения. Мы создали технологии психологического стереотипа, когда прошедшие обучение люди не способны ко злу.
      - Как роботы? Типа зомбирования?
      - Нет. Создание нового уровня понимания зла и добра. Будь эти технологии в пору зарождения цивилизации, удалось бы избежать тысяч войн.
      - И родить проблему перенаселения?
      - А это - совсем другая технология управления социумом. Все они есть здесь, - Старх указал на второй кубик памяти.
     
      Просматривая голограммы из истории Земли, Старх самое большое внимание уделял переломным точкам в развитии цивилизации, чтобы потом максимально учесть ошибки земных правительств.
      Начал изучение с религиозных войн в начале развития цивилизации, когда еще не было Планетного Форума, а сотни государств беспрерывно воевали друг с другом. Самым кровопролитным периодом стала трехсотлетняя Великая Война Религий.
      Сначала мощные светские государства пытались гасить конфликты, но потом мудро решили наблюдать с вершины превосходства, как десятки религиозных тигров пожирают друг друга.
      Оставшееся ослабленное государство фанатиков веры просто принудили к миру, разделив на кусочки и поглотив территориально.
      После религиозных войн начались расовые войны за территории. Но и они закончились после выхода договоров о всемирной ассимиляции народов. Перемешивание рас достигло того, что чистокровных наций просто не осталось.
      Мирный период из-за начавшегося перенаселения планеты длился недолго. Начались войны за продовольствие и воду. Вот тогда и был создан Планетный Форум для выживания цивилизации.
      Он рассмотрел всего два вопроса: первый - правомерность применения вируса Паркера, и второй - переход к цивилизации самоклонов после глобальной пандемии.
      Изобретенный Паркером вирус для борьбы с религиозными фанатами держался в тайне и не был применен только лишь из-за отсутствия вакцины. Вирус полностью отключал репродуктивные функции человека, меняя геном навечно.
      Применение вируса Паркера грозило пандемией и вымиранием человечества. Решение на это Планетный Форум дал только после принятия закона о самоклонах или, как его сразу назвали, закона о бессмертных.
      Всемирный Институт Клонирования к этому времени закончил успешные опыты по клонированию человека и выращиванию из его клеток зародыша в биоматках. Полученные младенцы успешно развивались и даже сохраняли память прародителя. А при воспитании малыша самим донором даже приобретали его привычки и опыт.
     
      После Второго Совета Старх стал задумываться о судьбе оставшихся в пробирках. Он не был уверен, нужно ли вообще их клонировать. Вдруг опять, как на Земле, начнутся конфликты? Оно ему нужно? Ему так нравился свой маленький самоклон, что он подумал, а почему бы после создания атмосферы не создать миллион самого себя? Уж с собой он точно не будет конфликтовать.
     
      Как и задумывал, Командир Корабля добился от членов Совета закона о миллионе себя в обмен на требование для сотни первоклонов клонировать для них сотню самых красивых дочерей Сары.
      На это послабление Старх согласился, хотя его самого секс совершенно не интересовал. Он решил заняться организацией школ и академий для себя любимого.
      "Пусть пока резвятся со своими красавицами? - размышлял он. - Что они потом смогут сделать со мной в миллионе экземпляров? Да ничего!".
      После формирования на Зере атмосферы земного типа настала пора ее массового заселения. Миллионы Стархов заполнили построенные роботами жилые комплексы.
      И тут случилось то, о чем Старху не могло присниться даже в самом страшном сне: все его клоны претендовали на руководство планетой. Миллион против одного.
      Но беда не приходит одна. Сотня его советников, образовав семьи, втайне от Старха создали вакцину от вируса Паркера и на Зере появились первые новорожденные.
      Первый Советник, осознавший преимущества гендерной цивилизации, отдал инженерам приказ на демонтаж всех биоматок.
      Так был вынесен приговор патриархату Старха. Его клоны медленно вымирали, лишенные функции самовоспроизведения.
      В начавшейся войне клонов победил патриархат. Стархи уничтожили всех членов Совета и их жен. Несколько родившихся подростков успели спрятаться в многочисленных галереях под ледяными шапками планеты. Многих отыскали роботы, передав на скорый суд Стархов.
     
      Повезло только двоим, чернокожему юноше Хесусу и его подруге Саре, которые прятались в галерее склада с запасами инструментов и продовольствия, привезенных с Плутона.
      Через несколько лет отключились все роботы, лишенные питания и обслуживания. Еще раньше вымерли оставшиеся Стархи от голода и болезней.
      Остались всего два человека на всей планете. Вскоре, исследуя лабиринты первого пристанища колонизаторов, они нашли пункт управления подземной станцией.
      Хесус по учебным голограммам усердно изучал новые для него науки. Сара отыскала заброшенные оранжереи и начала их восстанавливать.
     
      Вот уже больше года Сара готовила и накрывала стол в их маленькой уютной каморке рядом с гудящим блоком управления станцией.
      - Руки! - девушка придирчиво осмотрела розовые ладошки механика и подставила пухлую щёчку для поцелуя.
      - Как там наши близнята? Не хулиганили сегодня? - парень чмокнул девушку в конопатый носик и рассмеялся.
      - Адамчик опять меня укусил, проказник, а Евочка так забавно гукала, мне, кажется, она пыталась сказать "папа".
      - Вот умница. Вырастет, наверное, доктором наук станет. А Адамчик - большим начальником.
      - Хес, каким начальником? Над кем? Нас ведь тут всего четверо, - Сара смахнула невольную слезинку.
      - Ну, пока четверо. А там, глядишь, скоро и вшестером заживём, - Хесус нежно погладил намечающийся животик Сары. - Прокормим и больше. Воздуха и еды нам на станции надолго хватит, а там и на поверхности скоро лед растает, атмосфера появится. Проживём.
      - Всегда ты так. Тебе что? Детей клепать - ума много не надо.
      - Может, и немного, согласен. Много ума надо, чтобы разум сохранить.
      - О чем ты, милый?
      - О школе, - Хесус достал из нагрудного кармана шесть полупрозрачных кубиков памяти. - Нашим близнятам пора учиться.
     
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"