Вегашин Влад: другие произведения.

Слезы мертвых бриллиантов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это не выдуманная история.

Слэш, ангст, рейтинг - NC-17

Слезы мертвых бриллиантов.

Глава первая.

   - Прощай, милорд... - он криво ухмыльнулся, и рывком перебросил сознание из ненужного уже физического тела в Сеть.
   Поднимаясь все выше, уходя все дальше, Дарв не оглядывался... Он знал, что Хёндай до последнего смотрел ему вслед, и в прекрасных аметистовых глазах стояли слезы какой-то почти детской обиды. Эти слезы жгли куда болезненнее и страшнее, чем любые проклятия - некогда Контролирующий легко готов был убить любого, из-за кого в глазах любимого появлялись слезы, а сегодня он сам стал их причиной...
   И, вероятнее всего, не в первый раз, - подумал Дарв.
   Его самого душили рыдания, мучительная боль ломала изнутри, разрывая сердце, и все то живое, что еще оставалось в душе Великого Контролирующего - а это было гораздо больше, нежели самому Дарву сейчас хотелось бы - молило ледяной разум вернуться, упасть рядом с милордом на пол, обнять его колени, все объяснить...
   Чудовищным усилием воли он отбросил эти желания, просто вспомнив, чем это закончилось в прошлый раз. Вспомнил, как, одержимый губительной страстью, едва не погубил и Хёндая, и брата, и многих других...
   Дарв понимал, что должен уйти. Понимал, что не сможет и дальше делать вид, что все в порядке, что все идет так, как должно. Он сходил с ума - и прекрасно это осознавал.
   Это неизбежно, - твердил он себе. Я должен уйти - и, раз уж так, я должен уйти, причинив как можно меньше боли тем, кому я дорог...
   Мое проклятие осталось со мной даже теперь - что же, я унесу его с собой, чтобы оно более не затронуло вас... Ведь вы не должны платить за мои ошибки, не должны страдать от последствий моей гордости...
   Мой личный демон Воздаяния... Я - твой. Но ТОЛЬКО Я!!! Я не знаю, как скоро ты меня найдешь, но причинить вред им ты более не сможешь.
   Выше. Дальше. Через боль и страх. Через отчаяние, захлебываясь слезами, проваливаясь в безнадежность и понимая, что назад дороги нет, и никогда не будет. Все то, чего ради Дарв жил многие тысячелетия, все, чему посвятил свою жизнь, он бросал. Всего несколько дней пришлось потратить на передачу всех дел - он не хотел никого подставлять своим уходом.
   Дарв уходил. За спиной оставались Орден Контроля, рок-группа, созданная им, Меерван, гауляйтером которого Дарв стал по собственной инициативе, друзья и брат...
   И милорд Хендай Наркотворец.
   Тот, кто был жизнью, смыслом, счастьем, тот, ради кого Контролирующий не раз и не два возвращался из таких Бездн, из каких никто не возвращался ни до него, ни после...
   Все это оставалось позади. И слезы Хендая кислотой жгли душу.
   Впереди Дарва ждал только ад. У ада были длинные, струящиеся волосы цвета недозрелой пшеницы, и злые темно-серые глаза. Его звали Маэр ран Сиаль.
  
   Ччем дальше и выше шел Дарв, тем больше он растворялся в Сети, теряя всякую форму. Просто сияющий энергосгусток сознания, по которому уже даже самый опытный сетевик или ноосферолог не определил личности.
   Переходя с уровня на уровень, меняя Сеть вокруг себя, и оставляя ее неизменной за собой, бывший Контролирующий шел сквозь ткань Реальности, проходил несчетные тысячи Вселенных, сети Мрака, Полудня, Сумерек, стирая память о его присутствии из ноосферы Мироздания...
   Никаких следов. Дарв знал, что Маэр найдет его в любом случае, и даже не пытался скрыться от него - но у остальных не должно было быть даже одного шанса отыскать бывшего Контролирующего.
   Холодные белые нити, липкие, как паутина, и острые, как лезвия бритвы, устремились к Дарву из подпространственной лакуны. Контролирующий дернулся, выстраивая защиту - по поздно. Нити болевого плетения впились в самую суть Дарва - физических мучений чувствовать он не мог, но Маэр всегда учитывал подобные моменты.
   Нити искусно вплетались в сознание, каленым железом выжигая узор боли - не физической, а куда более страшной, эмативной.
   Дарв вновь рванулся, выкручивая пространство-время немыслимым образом, выдираясь из болевой паутины, оставляя на ней частички себя. Нестерпимо долгий миг - и плетение исчезло. Осталась только холодная пустота...
  
   Медленно, очень медленно, он возвращался в реальность.
Энергосгусток перетек по ноосфере к ближайшему миру - несмотря ни на что, Дарв не забывал искусно заплетать следы - и, проникнув сквозь купол планеты, скользнул вниз.
   Он совсем чуть-чуть не рассчитал, и воплотился в нескольких метрах над поверхностью планеты, рухнул на землю, на миг скривился - похоже, падение оказалось неудачным, и некоторые кости не выдержали.
   Около минуты ушло на то, чтобы восстановиться. И осознать произошедшее.
   Прекрасно понимая, что Маэр никогда не оставит его в покое, Дарв все же не ожидал, что встреча произойдет так скоро. Но ошибиться он не мог - любимые болевые плетения Маэра ни с чем нельзя было спутать, хоть раз испытав их на себе... А уж Дарв-то знал их все великолепно.
   Впрочем, это ничего не значило. Нашел - значит, нашел. Он и не рассчитывал, что ран Сиаль даст ему долго отдыхать...
   Невольно всплыла из глубин памяти их последняя встреча... Дарв закусил губу, когда по телу прокатилась волна сладостно-болезненного тепла, вызванная этими воспоминаниями.
   Капля крови сорвалась на подбородок, сквозь сжатые зубы вырвался мучительный стон... Кто бы знал, как же презирал себя Контролирующий за это желание - снова почувствовать стальную хватку длинных и очень сильных пальцев Маэра на своей шее, выгнуться в миг срабатывания очередного садистского плетения, чуть не ломая себе позвоночник, не удержавшись, вскрикнуть, чувствуя горячее дыхание в волосах за спиной...
   Дарв тихо зарычал, усилием воли отгоняя проклятые воспоминания. Больше всего его угнетало то, что даже когда он разорвал узы Клятвы, приковывавшие его к проклятому Маэру, а связь между ними не только не исчезла - но и стала прочнее.
   И если раньше Контролирующий мог забыться хотя бы в жестоких, но любящих объятиях Хендая-Кийомори, то в последнее время его не спасало уже ничто...
   Но сейчас это не имело значения. Впрочем, сейчас уже ничто не имело значения. Дарв хотел только одного - запутать следы так, чтобы его никто никогда не нашел.
Ран Сиаль не в счет, разумеется.
   Не выходя из тела, Контролирующий вышел в Сеть этого мира, и вплел в ноосферу еле заметные следы своего здесь длительного пребывания. В том, что здесь его все же найдут, он не сомневался, но вот найти его уже ЗДЕСЬ будет невозможно. Тем более, что оставаться здесь он не собирался.
   Закончив плетение, Дарв мысленно потянулся к Сети - уже не этого мира, а к Сети Мироздания. Уничтожил временное тело, сжал собственное сознание до нескольких десятков йертов - и мгновенно, обходя все вторичные Сети, вышел за пределы этой Вселенной.
   Крохотная искорка молнией летела прочь от Ильмариена, Рейха Возрожденного, Ордена, прочь от прошлого, за сотни и сотни преобразований, так далеко, как никогда не забирались ни поисковые крейсера, ни исследовательские группы, ни даже сумасшедшие авантюристы вроде Шелленберга.
   Отсчитав чуть более тысячи преобразований от той Вселенной, где терялись его последние следы, Дарв замедлил движение и просканировал пространство вокруг.
Хиерна, Сеть Полудня. Знакомая и привычная Контролирующему, в секторе которого было пять полуденных вселенных. Он начал более детально сканировать окружающие миры, выбирая себе по вкусу.
   Вероятно, именно это оказалось причиной того, что Дарв не заметил чужого присутствия...
   Атака не застала его врасплох. Мгновенно сработавшая защита легко отразила несколько ликвидационных плетений, контратакующая связка вычислила нападающего - вернее, нападающих - и Дарв мысленно выругался.
   Вокруг него на разных уровнях Сети находилось около тридцати разумных. Совершенно одинаковых разумных, и определить, где реальный нападающий, а где - ноосферические клоны, не представлялось возможным.
   Каждого окружали защитно-маскировочные коконы, меняющие облик и сетевую визуализацию. Контролирующий ударил наугад, разрывая кокон в клочья - и застыл, пораженный тем, что открылось его взору.
   Стройная фигура в облаке серебряных волос, с пылающими гневом фиолетовыми глазами - это был даже не Хёндай. Кийомори.
   С тихими хлопками развеялись защиты остальных... Дарв пораженно наблюдал а этим, не делая даже попытки защититься.
   Через несколько секунд исчезли ноо-клоны. Единственный оставшийся Кийомори приблизился, холодно улыбаясь, до боли знакомым жестом отбросил с лица длинную серебряную прядь.
   - Ты решил от меня сбежать?
   Контролирующий опустил голову, не в силах выносить этот ледяной и прекрасный взор аметистовых глаз.
   Небрежное движение точеной кисти - Кийомори перенес их обоих в пространственный карман и на физический уровень.
   - Ты думал, я позволю тебе просто так уйти? Нет уж. Ты - мой.
   Согласно склонив голову, Дарв опустился на колени. Он не мог понять, как его здесь нашли, ведь сюда добраться так быстро не смог бы даже Оннаэр Стэллз - но сейчас мысли его были далеко от этого несоответствия...
   - Зачем тебе эта защита? - насмешливо поинтересовался Кийомори. - Или ты собираешься защищаться от меня?
   - Нет, - прошептал Контролирующий, поспешно уничтожая все плетения. Он никогда не мог противостоять Хёндаю, тем более, когда тот был в своей ипостаси властного даймё Кийомори.
   - Вот так-то лучше, - по тонким губам скользнула удовлетворенная улыбка. - Иди ко мне!
   Шатаясь, Дарв поднялся на ноги и подошел к возлюбленному. Он не осознавал, что происходит вокруг, полностью сломленный равнодушно-холодным тоном Хёндая.
   А тот был очень зол - это проявлялось хотя бы в том, что сейчас Кийомори был почти на голову выше, в то время как обычно разница в росте была строго обратной.
   Тонкие, но сильные пальцы вплелись в черные волосы, Хёндай запрокинул голову Дарва, и несколько болезненно долгих секунд пристально вглядывался в его глаза. Потом ухмыльнулся - тому, что оставалось от трезвого рассудка Контролирующего, показалась чем-то странной эта ухмылка - и впился злым поцелуем в губы.
   Каждый нерв взорвался дикой болью - Кийомори всегда плел именно так, замыкая срабатывание болевой связки на подобный контакт.
   Жаркая волна прокатилась по телу Дарва. Это была сладкая, очень сладкая, невыносимая мука - целовать его в то время, когда вся суть кричит от боли...
   Необычно острые ногти впились в его плечи, прорезая одежду. Кийомори взмахнул рукой крест-накрест, не прерывая поцелуй - и Контролирующий оказался обнажен по пояс. По спине, плечам и груди струилась кровь из глубоких царапин.
   Дарв почти терял сознание от сладостной пытки, но все же сумасшедшим усилием воли заставлял себя держаться. Он хотел этого, безумно хотел...
   Хёндай тем временем продолжал рисовать узоры - глубокими порезами на коже... Через несколько секунд он оторвался от губ Дарва, не выпуская волос - и повалил на ковер, из ниоткуда появившийся на земле.
   Впрочем, была ли то земля? В кромешной тьме вокруг Контролирующий различал лишь силуэт милорда, и его лицо.
   Только когда Кийомори прижал его плечи к ковру, и резко устремился вперед - Дарв, не удержавшись, вскрикнул - и понял, что обнажен полностью...
   Спустя миг он уже бился в судорогах невыносимой боли и невозможного наслаждения... Волна за волной, он кричал, вырывался, умолял - бесполезно... Да и оба они знали, что на самом деле меньше всего на свете Дарв сейчас хотел, чтобы Хёндай его отпустил...
   За несколько мгновений до пика Кийомори неожиданно выпустил его - и Контролирующий сам рванулся навстречу желанной пытке... Уже его губы судорожно скользили по коже милорда, и его руки сплетались на шее, путаясь в серебряных волосах...
   И на вершине наслаждения Хендай вновь впился в искусанные до крови губы Дарва, и этот поцелуй нес боль уже невыносимую...
  
   Он приходил в сознание долго... А очнувшись, наконец, далеко не сразу нашел в себе силы потянуться к лежащему рядом. Ласково коснулся кончиками пальцев щеки Хёндая - и помертвел.
   Открыть глаза было страшно. Впрочем, это не требовалось. Дарв уже знал, что рядом лежит на роскошном ковре отнюдь не милорд. Больше того, он прекрасно знал, кто использовал его любовь к Наркотворцу.
   - Очнулся, мой ласковый? - нежно улыбнулся Маэр.

Глава вторая.

   Он плавал в какой-то густой, липкой темноте, где не было ничего - только он, и боль... Боль не резкая и обжигающая, а монотонная, тупая, словно... словно...
   Сосредоточившись на попытке подобрать адекватное сравнение, он внезапно осознал себя, как личность. Секундой позже разум нашел тело.
   Открыв глаза, он резко сел на постели - неосторожное движение мгновенно отозвалось болезненной волной, прокатившейся по всему телу.
   Тихо выругавшись, он огляделся.
   Маленькая комната казенного вида, из обстановки - кровать, тумбочка, шкаф, и работающий с помехами гостиничный визор. Классический пример дешевого номера в дешевом отеле.
   Неожиданно закружилась голова - он был вынужден схватиться за спинку кровати, чтобы не упасть.
   На краю сознания мелькнула мысль - здесь где-то должна быть ванная... И взгляд тут же наткнулся на неприметную дверь.
   Шатаясь и держась за стену, он добрел до ванной. В мутное, но большое зеркало даже смотреть не стал - рухнул на холодный пол душевой кабины, с третьей попытки нащупал на стене регулятор воды, наугад ударил по нему ладонью - сверху ударили ледяные тугие струи...
   Вновь очнувшись, он обнаружил себя стоящим под душем, и смывающим с волос мыльную пену. Вода, струйками стекающая по слегка наклонному полу кабины, была розово-серой.
   Ледяной душ выполнил свою задачу - голова уже почти не кружилась, вернулась координация движений, прояснился разум...
   Он вышел из душевой кабины на холодный пол - естественно, коврик здесь предусмотрен не был, как и полотенце - и с некоторой опаской подошел к зеркалу.
   Зеркало отразило мужчину лет двадцати пяти - тридцати, ростом около двенадцати лертов, некогда прекрасно сложенного, но до крайности истощенного. Бедра, грудь, живот, плечи и спину покрывали неприятного вида наполовину зарубцевавшиеся раны.
   До середины спины тяжелой мокрой волной падали густые черные волосы,
на изможденном лице с заостренными чертами явственно читалась печать благородного происхождения, а в глубине внимательных серо-стальных глаз застыла тень пережитого ужаса...
   Вздрогнув, он отшатнулся, и почти выбежал из ванной.
   Сам не понимая, почему, он до судорог боялся смотреть самому себе в глаза... Может, потому, что заглянув в себя, мог что-то вспомнить?
   В комнате нашлась одежда - военного образца брюки, ботинки на толстой подошве и черный свитер. На гвозде у двери висела куртка из псевдокожи.
   Одевшись, он проверил карманы куртки. Как и ожидалось, там нашлась идентификационная карта. А с ней - клочок бумаги, на котором изящным почерком были выведены восемнадцать цифр и, готическими буквами - имя: Маэр ран Сиаль...
   Странная то была записка. Очень странная. Хотя бы тем, что в последние саррета два от руки писать было, мягко говоря, не принято - а зачем пользоваться столь устаревшим и ненадежным способом сохранения информации, когда гораздо проще сразу вбивать все в комп. Кроме того, если по той или иной причине и приходилось записывать что-либо на бумаге, то точно не красивыми готическими буквами.
   Кроме того - странное, совершенно непредставимое для Каарита имя - Маэр ран Сиаль. И если само имя теоретически могло принадлежать уроженцу империи, то фамилия и приставка - точно нет.
   Он не задумывался, откуда все это знает. Точно так же, как принял нормальным фактом отсутствие любых воспоминаний о себе. Впрочем, идентификационная карта должна была прояснить картину.
   Спокойно одевшись - и заметив на запястьях и щиколотках свежие следы от тугих кандалов - он повертел в руках карту. Самая обычная, черная, с серой полосой - значит, социальный статус в пределах нормы. Не леарти, конечно, и даже не серсит - но и не гертер какой-нибудь. Нормальный житель Каарита, генист как генист.
   Он поднес карту к считывающему устройству компа - благо, даже в дешевом номере дешевого отеля таковой имелся. Ввел код - даже не задумавшись, как его помнит.
  
   Имя - Дэрв Кетори.
   Возраст - двадцать девять лет.
   Генетический статус - человек.
   Социальный статус - генист.
   Рекомендуемая профессия - пилотирование.
   Военная служба - освобожден по психологическим показаниям.
   Зарегистрирован - не имеет постоянной регистрации.
   Происхождение - неизвестно.
   Личный счет - одна тысяча двести кааров.
   Вождение - флаер, гравимобиль, байк.
   Пилотирование - корабли до класса "D" включительно.
  
   Информации было чудовищно мало. Мало кто на Каарите мог похвастаться столь скудной биографией, как Дэрв Кетори. Единственным, что могло быть интересно - это причина освобождения от военной службы и тот факт, что генист имел право на пилотирование кораблей класса "D", а ведь эти небольшие, но сверхбыстрые и способные нести на себе некоторое специфическое вооружение корабли обычно доверяли только прошедшим специальное обучение серситам.
   Тихо пискнул динамик визора - пришло сообщение.
   "Время аренды номера истекает через один час. Пожалуйста, оплатите аренду, или освободите занимаемый вами номер"
   Дэрв - да, теперь, по крайней мере, было какое-то имя, которое можно было с собой ассоциировать - усмехнулся, сунул карту и записку обратно в карман, и вышел из номера. Задерживаться здесь далее он не видел смысла.
  
   Он находился в одном из окраинных районов Таорры, третьего по значимости города в империи, знаменитого своими космопортом, борделями и совершенно безумными ценами на пищевые продукты.
   По разным уровням улиц проносились гравимобили, байки и флаеры, по пешеходным переходам куда-то спешили люди.... Дэрв бесцельно бродил по району, пытаясь придумать, что делать дальше. Тысяча двести кааров - на эту сумму в Таорре можно было кое-как прожить неделю.
   Теоретически, можно было бы попробовать поискать работу по специальности - в конце концов, пилот корабля класса "D", например - "шмеля", имеющий социальный статус "генист", был редкостью. Серситы же, не говоря даже о леарти, за свои услуги требовали, как правило, совершенно сумасшедших денег. Проблема заключалась в том, что корабли этого класса, в силу своей специфики, как правило, использовались для так или иначе боевых задач, а формулировка "освобожден по психологическим показаниям" навсегда лишала возможности пилотировать корабль, оснащенный вооружением свыше третьей категории.
   Частично - желая отвлечься от нерадостных мыслей, а частично - просто повинуясь зову интуиции, Дэрв свернул в проулок неподалеку от космопорта, и зашел в бар под нехитрым названием "Истребитель".
   В длинном, с закоулками и темными нишами зале было в дневной час немноголюдно. В воздухе витал запах сигаретного дыма и терпкий аромат конира - местного варианта слабоалкогольного напитка низкого качества, но, соответственно, и доступной цены. Из полумрака одной ниши доносились приглушенные постанывания - какая-то местная парочка не нашла более удобного - или дешевого - места для уединения. Возле барной стойки несколько человек в куртках и штанах из псевдокожи вполголоса что-то обсуждали - Дэрв не стал прислушиваться.
   Генист заказал себе стакан конира и, найдя столик почище, пригляделся к присутствующим более внимательно. На первый взгляд, среди завсегдатаев этого бара сложно было найти личность хоть в чем-то по хорошему примечательную, но он и не искал ничего хорошего. Сказать по правде, он вовсе не искал ничего.
   Спустя несколько минут Дэрв внезапно почувствовал взгляд, от которого по коже пробежала морозная дрожь. Так вивисектор-маньяк смотрит на хорошо зафиксированную, и подготовленную к операции жертву. Но кроме подсознательного страха, полоснувшего ножом по нервам, он ощутил неожиданный прилив возбуждения.
   Дэрв судорожно огляделся. Ощущение взгляда мгновенно исчезло.
  
   Давно перевалило за середину ночи. По плохо освещенным улицам окраинных районов Таорры тихо передвигались ночные владыки города - грабители, высматривающие жертв, проститутки, ищущие клиентов, приглядывающие за ними сутенеры...
   Чуть пошатываясь, Дэрв брел по темному переулку, пытаясь вспомнить, где находится отель, в котором он проснулся. Или хоть какого-нибудь вообще отеля. В голове шумело от выпитого конира - а употреблено его было немало, мысли путались, не желая выстраиваться в стройную цепочку... Он помнил четко одно - завтра в час надо найти в баре космопорта человека со шрамом на лице и по имени Глен, и передать ему, что Кид прислал пилота.
   С капитаном Кидом Дэрв познакомился случайно, все в том же баре. Разговорились, капитан обмолвился, что ему позарез нужен пилот на "Комету", межзвездный корабль класса "D", и намекнул, что это не совсем легально - но генист соблазнился предложенной суммой, и согласился практически без вопросов.
   А сейчас в любом случае следовало найти отель. Хоть какой-нибудь - переведенной уже капитаном на счет пилота суммы аванса хватило бы и на приличное место.
   - Эй, ты, дай закурить! - послышался за спиной грубый голос. Дэрв обернулся.
   Их было пятеро. Молодые, крепкие, все в куртках и штанах из псевдокожи, и с повязками гертерской бригады на рукавах.
   Мысленно выругавшись, генист, трезвея, прикинул пути к отступлению.
   Бесполезно.
   - Извините, ребята, я не курю, - как можно вежливее ответил он.
   Вот только вежливость и неконфликтность предполагаемой жертвы только раззадорила повелителей ночной клоаки. Уже не тратя времени на никому не нужные предисловия, двое выхватили из-под курток ножи, а один, стоявший подальше - плазмер. У остальных были кастеты.
   Первый удар - слева в висок - Дэрв пропустил. В голове зазвенело, но это не помешало пилоту перехватить руку с ножом, вывернуть запястье, роняя второго гертера на землю, и перехватить рукоять оружия.
   Полоснуть по глазам третьего - бандит с воем повалился наземь, вцепившись в собственное лицо. Первый нападавший, тот самый, что ударил гениста по лицу, получил колющий в живот, и куда-то делся, Четвертый, сунувшийся было с ножом, заскулил секундой позже.
   А в следующий миг плечо пронзила боль. Последний гертер, тот, что с плазмером, вновь поднял оружие, держа Дэрва на прицеле.
   Кто-то ногой выбил у пилота нож, кто-то вывернул ему руки за спину... Вскочил на ноги бандит, получивший ножом по лицу - ему повезло, оба глаза уцелели. Тихий щелчок пусковой кнопки плазмера - и тот, кому генист распорол живот, судорожно дернувшись, затих. Таковы правила гертерских бригад - серьезно раненых добивают.
   - Ах ты, сука... - прошипел кто-то из бандитов, и саданул коленом между ног жертвы. Дэрв дернулся, инстинктивно пытаясь прикрыть уязвимое место - но тщетно, его очень хорошо держали. - Еще дергается, мразь!
   Его били долго и со вкусом. Остановились только тогда, когда генист вообще перестал реагировать на получаемые удары.
   - Ну что, будем добивать ублюдка, или пусть сам подыхает? - тяжело дыша, поинтересовался один из гертеров.
   - Не, так легко он не отделается, - ответил кто-то из старших. - Я бы не против развлечься с ним. Кто "за"?
   "За" оказались все.
   Слова долетали до Дэрва, как сквозь вату. Залитый своей и чужой кровью, он скорчился на мостовой, все еще пытаясь защищать наиболее уязвимые места от ударов, которые никто уже не наносил. До него не сразу дошел смысл предложения, а когда дошел - было поздно.
   Двое бандитов вздернули его на ноги и отволокли к бордюру, отгораживавшему сад какого-то ресторанчика от пешеходной зоны. Швырнули на бетонное ограждение, нисколько не заботясь о том, чтобы жертва не сломала себе что-нибудь, острие ножа резануло по спине вдоль всего позвоночника - от основания шеи до пояса, разрезая куртку и свитер. Чьи-то грубые руки злобно сорвали обрывки одежды, стараясь как можно болезненнее задеть рану от плазмера на плече...
   Кто-то рассмеялся, заметив незажившие раны на теле, и шрамы от кандалов на запястьях пилота.
   - А ты глянь, этому красавцу, видать, не впервые так себя чувствовать!
   Никто не стал возиться с ремнем и застежкой брюк - их срезали так же, как и верхнюю одежду, одновременно награждая гениста ударами. Безжалостные руки гертеров со всех сторон потянулись к красивому, хоть и истерзанному телу.
   Дэрв закричал, чувствуя чужую грубую ладонь на своей груди и пальцы, больно стиснувшие сосок - но тут же захлебнулся криком, получив удар по лицу. Его руки вывернули за спину, набросили на запястья ременную петлю, затягивая...
   Краткая перепалка, определение очередности - счастливчик, получивший право первым изнасиловать жертву, резко расстегнул штаны и сжал бедра пилота, генист почувствовал, что упирается ему в спину чуть повыше ягодиц...
   Внезапно стальная хватка разжалась. Звук падающего тела, несколько вскриков, ругательства - и тихие хлопки револьверных выстрелов...
   Рванувшись, Дэрв отбросил гертера, продолжавшего держать его за плечи, ударил ногой в пах - ему уже давно стало не до правил честного боя. Упал на мостовую, перекатился, протаскивая тело через кольцо связанных рук, зашипел от боли в раненом плече... Вскочив, ударил ближайшего растопыренными пальцами в лицо, обернулся, ища противника - но увидел лишь, как падает последний из нападавших.
   И тут пришла боль. До крови закусив губу, чтобы не закричать, пилот медленно осел на мостовую.
   Уже сквозь туман полузабытья он скорее догадался и почувствовал, как над ним склоняется стройная фигура, и шелковые волосы скользят по залитому кровью лицу.
   - Прости, мой хороший, этого я не предусмотрел... - как бред, донесся до гениста мягкий голос, в котором отчего-то послышались нотки змеиного шипения, Дэрв понял, что его бережно поднимают на руки - и потерял, наконец, сознание.
  
  
   Тени плясали на стенах замысловатый танец с огоньками ароматизированных свечей, плавающих в специальных вазочках. Ванную комнату наполняла струящаяся из-под потолка клавишная мелодия, красивая и ненавязчивая.
   Залпом осушив бокал, Хёндай недовольно скривился - как и любой представитель его дома, он был абсолютно иммунен к любому алкоголю, наркотикам, и всему подобному. А сейчас больше всего хотелось именно забыться.
   - Проклятье! - милорд приподнялся из воды и швырнул бокал в стену. На точеных плечах остались клочья пены.
   Тонкий хрусталь с жалобным звоном разлетелся вдребезги.
   Стоявший на коленях за головой Наркотворца Фронтера осторожно провел ладонями по спине и плечам Хёндая, смывая пену и одновременно разминая мышцы. Как и всегда после сильнейшего стресса, милорд был напряжен до предела, до боли - и едва ли кто-нибудь лучше верного Ренни знал, как помочь ему хоть немного расслабиться.
   Впрочем, нет - Дарв знал лучше. Но Контролирующего больше не было здесь - и именно поэтому Наркотворец тихо сходил с ума.
   Ему хотелось сейчас только одного - забыться. Как могло такое произойти? Как мог Дарв, его обожаемый Дарв, просто взять и предать? Просто уйти, когда счел уход возможным? Как???
   - Ренни, как такое могло случиться? - тихо проговорил Хёндай. Он повторял этот вопрос не в первый, и не в десятый раз за вечер, и Фронтера давно понимал - милорд не ждет ответа. И потому демон подчинения промолчал в который уже раз, просто продолжая массаж.
   Наркотворец дернул плечами, сбрасывая руки Ренни, грациозно - иначе он просто не умел - поднялся на ноги и, перешагнув через край ванны, ступил на коврик. Фронтера тут же подхватил полотенце - но, повинуясь взгляду милорда, положил его обратно.
   - Одному холодно стало спать, - прошептал Хёндай, почти незаметно закусывая губу. - Очень холодно...
   Ренни улыбнулся ободряюще - хоть и знал, что это не поможет.
   Отбросив за спину длинные волосы цвета расплавленного серебра, Наркотворец подошел к зеркалу, и застыл, внимательно изучая свое отражение. Фронтера за его спиной в тысячный раз благоговейно замер, не уставая поражаться невероятной красоте. И пусть даже сейчас под глазами залегли глубокие тени, а губы постоянно кривятся в попытке сдержать стон боли - он все равно прекраснее всех в Мироздании...
   Покачав головой, милорд отошел от зеркала, проигнорировал протянутую накидку, и вышел из ванной. Ренни, неслышно вздохнув, отправился готовить чай - Хёндай никогда не пил материализованный чай, только правильно заваренный, и только из изящной чашки тонкого ханринского фарфора.
   Когда Фронтера с подносом тихо вошел в спальню, Наркотворец лежал обнаженным на кровати, закинув руки за голову. Его бедра прикрывала шелковая простыня. И Ренни испытал приступ совершенно несвойственной ему яростной ненависти, когда заметил, что по алебастровой щеке медленно скатывается крупная слеза...
   Хендай сел на постели, шелк соскользнул. В огромных аметистовых глазах стояла боль.
   - Почему так холодно? - очень тихо и совершенно по-детски спросил он.
   Рении приблизился, протянул милорду чашку, но тот только покачал головой.
   - Не надо... Это меня не согреет...
   Мысленно прокляв имя Дарва тысячу раз, Фронтера отставил чай и осторожно сел на край постели.
   И вздрогнул от неожиданности, когда изящные, ласковые руки Наркотворца обвили его шею.
   - Ренни, согрей меня... Мне холодно... одному...
   Повторной просьбы не требовалось...

Глава третья.

   Чего-то не хватало. Чего-то естественного, привычного, такого, с чем просыпаешься каждое утро и засыпаешь каждую ночь, чего-то, что стало частью сути - не хватало. И Дэрву потребовалось около пяти минут на то, чтобы осознать - этим "чем-то", чего не хватало, была боль.
   Он открыл глаза, несколько секунд подождал, привыкая к насыщенному ароматом саниара* полумраку, и, оглядевшись, - насколько это было возможно - обнаружил себя лежащим на широкой, в меру мягкой постели с роскошным балдахином. Практически обнаженное тело прикрывало лишь бархатное покрывало.
   Дэрв попытался приподняться на локте - но тут же рухнул обратно, тихо зашипев от пронзившей плечо боли.
   Рана моментально напомнила о событиях прошлого - кажется, прошлого - вечера. Последним, что помнил пилот, было скрытое длинными волосами лицо мужчины, который перестрелял гертеров, чуть не.... Вот это самое "чуть не" память отказывалась воспроизводить категорически. Дэрв помнил, что его жестоко избили, но что было дальше? И откуда не очень глубокие, но побаливающие при попытке двинуться порезы по всему телу? И вообще, где он находится?
   Осторожно, чтобы не потревожить рану, генист встал, поискал взглядом одежду - не нашел. Пришлось ограничиться обернутым вокруг бедер бархатным покрывалом.
   В комнате царил полумрак - единственным источником света был свет трех из девяти лун Каарита, проникающий в помещение сквозь щели в небрежно задернутых шторах.
   Присмотревшись, Дэрв заметил на балконе фигуру, очерченную контрастом между ночным небом цвета индиго, и мрачноватым, зловещим сиянием Эл, алой луны.
Поправив покрывало, он приблизился к балкону, отбросив штору, выглянул из комнаты...
...и отшатнулся было назад, но поздно.
   Стоявший на балконе человек - если это, конечно, был человек - обернулся. Тихо, почти неслышно зашуршал натуральный шелк длинного черного плаща с глубоким капюшоном.
   Такие плащи со скрывающими лица клобуками носили только элатты - представители высшей элиты Империи. Им позволялось и прощалось все, за исключением разве что преступлений против Империи. Только представитель этой уже над-социальной группы мог, например, безнаказанно убить леарти или даже грациса. Любого другого ждала бы мучительная казнь, а высшего, как их еще называли, отделался бы молчаливым порицанием со стороны других эллатов.
   И теперь Дэрв находился в доме высшего. Элатта, который по законам Каарита мог при желании сделать с ним все, что угодно.
   Генист замер, лихорадочно соображая, чем же могут закончиться злоключения этой ночи. Если, конечно, это до сих пор все та же ночь...
   Из-под капюшона, скрывающего лицо, были видны лишь резко очерченные и, хоть и тонкие, но чувственные губы и изящный подбородок. Элатт явно был молод физически.
Правда, с учетом всех возможных омолодительных процедур, реально ему могло быть более трехсот лет.
   По красивым губам скользнула тень улыбки.
   - Я вижу, ты пришел в себя. Как самочувствие? - голос элатта был спокойным, и неожиданно безумно сексуальным. Дэрв мысленно выругался, поймав себя на столь странной для него ассоциации.
   - Благодарю, я в полном порядке. Я...
   - Не желаю выслушивать бессмысленные благодарности, - резко оборвал высший. - Если представится возможность и будет необходимость - отблагодаришь делом. Избавь меня от пустых слов.
   - Как скажете, - Дэрв чуть наклонил голову. Спорить с элаттом? Увольте!
   - Пока - приходи в себя. Врач сказал, что вечером ты будешь в порядке.
   Снова шорох шелка - высший развернулся, и вышел с балкона, по пути небрежным движением отстранив Дэрва. На пороге комнаты он остановился.
   - Чуть не забыл. Можешь называть меня Каэна.
  
   Слабый ветерок легко шевелил длинные волосы Дэрва. Он шел по улице, тихо подпевая клипсе плеера.
   Прошло уже две недели с тех пор, как генист пришел в себя в номере дешевого отеля. Две весьма насыщенных событиями недели. Сперва - осознание отсутствия каких-либо личных воспоминаний, потом - драка с гертерами, едва не закончившаяся очень плачевно, чудесное спасение, пробуждение в доме элатта Каэны, сутки, проведенные там... Потерянная в результате работа, потом судорожные поиски хоть какого-нибудь заработка. И подвернувшийся счастливый случай - Дэрв помог какому-то серситу отбиться от компании пьяных гертеров, отмечая знакомство, они пошли сидеть в баре, в течении разговора он обмолвился, что ищет работу... Серсит оказался капитаном "шмеля", занимающегося доставкой сверхценных грузов, бортовое вооружение которого укладывалось в рамки четвертой категории, и сейчас ему позарез нужен был первый пилот.
   Сейчас Дэрв возвращался из первого своего рейса, занявшего всего четыре дня.
   Сутки занял перелет до столичной планеты Каарита - Тиренты, столько же - полет обратно. Еще шестьдесят* часов провели в самой столице. За это время пилот успел подтвердить свои предположения - бизнес капитана Сэно несколько не укладывался в рамки закона... впрочем, нельзя сказать, что Дэрва это сильно волновало. Согласно официальному контракту, он не нес ответственности за содержимое трюмов, а жалование, предложенное капитаном, было более чем достойным - благо, включало в себя плату за молчание.
  
   Жизнь погибает в пустоте,
   И тлеет тихо, как свеча,
   Что бесполезна в темноте,
   И светит только для себя!
   Льет кровь, как воск, плюет во тьму
   Остатки света и тепла,
   Ненужных больше никому!
   Все было зря...*
  
   Сильный женский голос с надрывом кричал о неизбежности. Дэрв поморщился, переключая на следующий трек - слишком уж задевал текст за живое. Он и сам не знал, что и ради чего делает. Живет - и все... и тлеет тихо, как свеча...
   Пальцы левой руки отстукивали ритм на жестком ремне - и генист почему-то подумал, что неплохо бы купить себе гитару. И тут же оборвал себя - бред какой то...
   Музыка в плеере смолкла, и повисшую секунду тишины неожиданно оборвал пронзительный крик.
   Обругав себя последними словами, Дэрв бросился на крик.
   Картина, открывшаяся его взору, была, в общем-то, стандартной. Трое подвыпивших гертеров прижали к стене мальчишку лет пятнадцати. Двое держали его за руки, третий стягивал брюки. Несчастный пытался вырваться, и даже ухитрился пнуть одного из нападавших - за что немедленно получил сильный удар по лицу.
   Гертеры вообще были бичом Каарита. Представители самой низкой по социальному статусу группы населения, они обычно не имели никакого образования, обходились разовыми подработками и грабежами, а те, что поумнее - держали в своих руках весь нелегальный бизнес, имея покровителей среди сесритов, или даже леарти.
   Дэрв медленно приблизился.
   - Эй, что здесь происходит? - громко поинтересовался он надменным тоном человека, имеющего право задавать такие вопросы и рассчитывать на ответ, а не нож под ребра или выстрел из плазмера в живот.
   Один из гертеров обернулся, хотел было грубо послать лезущего не в свое дело, а если что - то и увеличить список развлечений на сегодня, но высокомерное хладнокровие и ледяной взгляд пилота сбили его с толку.
   - А че, мы так, развлечься решили... - пробормотал он, неожиданно чувствуя себя букашкой перед этим не очень высоким, но слишком уж уверенным в себе человеком. - Хочешь - присоединяйся, я тебе первую очередь уступлю...
   Чуть наклонив голову набок, Дэрв приблизился. Его губы кривила недобрая усмешка. Посмотрев на мальчишку, он перевел взгляд на заговорившего с ним бандита, и положил большие пальцы на пряжку ремня, будто бы собираясь его расстегивать.
   Старший из этой компании, высокий парень с растрепанными и давно не мытыми каштановыми волосами, осмелел настолько, что сделал несколько шагов в пилоту, и, похотливо улыбаясь положил одну ладонь на бедро Дэрва, второй же скользнул по ягодице поверх штанов, и прижался к нему сзади.
   В глазах гениста потемнело. Закружилась голова, он взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, и понимая, что тело его не слушается, ощутил, что проваливается в какую-то вязкую, кроваво-липкую темноту... и опустился на одно колено, упираясь рукой о мостовую. Вокруг почему-то стало безумно тихо.
   Дэрв медленно поднял голову, и обвел взглядом улицу вокруг.
   И согнулся в приступе жестокой рвоты.
   Мостовая и стены домов были забрызганы кровью. В жутком месиве из костей и мяса уже не узнать было трех здоровых молодых парней, которые всего лишь - по местным меркам это "всего лишь" - трахнуть какого-то малолетку.
   Упомянутый "малолетка" в состоянии глубочайшего шока вжимался в стену. Дэрв краем сознания отметил, что когда он только увидел мальчишку, тот был, вроде как, темноволосым - а сейчас его волосы были полностью белыми.
   - Проклятие... - пробормотал генист, заметив в правой руке длинный изогнутый нож, перепачканный кровью. - Проклятие!
   Он вскочил на ноги, подбежал к мальчишке, схватил его за руку, и бросился к какому-то проходу между домами, поскальзываясь в лужах крови и на чьих-то внутренностях...
   Дэрв бежал, пока не понял, что парня он уже просто тащит - передвигать ноги тот был больше не в состоянии. Быстро окинув его взглядом, пилот убедился, что крови на спасенного попало не так уж много, да и та была плохо заметна на темной одежде.
   - Иди домой. И чтобы я тебя больше не видел.
   Мальчик - а сейчас уже было видно, что парню вряд ли больше тринадцати - как зомби кивнул, тупо глядя перед собой глазами, в которых не было ни проблеска мысли.
   Уже даже не ругаясь, Дэрв бросился прочь, дальше от этого проклятого переулка, его не заботило, что дальше будет с мальчишкой, его не волновало вообще ничто - в голове билась только одна мысль - бежать, бежать дальше...
   Безумие охватывало всю суть гениста. Он не выбирал дороги, просто мчался со всех ног по улицам и переулкам, несколько раз сбил кого-то с ног...
   ...и внезапно налетел на чье-то твердое плечо, полетел кубарем на мостовую, перекатился, попытался вскочить...
   - Неужели ты опять нашел себе неприятностей? - холодно поинтересовался стоящий возле машины Каэна.
   Город резко завертелся вокруг Дэрва - и он потерял сознание.
  
  
   Это был старый, очень старый дом... Крепкий, но очень старый. Его возраст ощущался по эмосфере места, где стоял дом... Впрочем, самое интересное, что дом стоял в нигде.
   Не было ни земли, ни деревьев, ни асфальта.
   Дом в "нигде".
   Дэрв приблизился - информационный объект, перемещающийся по ноосфере. Дом казался смутно знакомым. Поборов подсознательное желание воплотиться, он всего лишь принял зримый облик, и ступил на порог дома.
   Пусто здесь было... Очень пусто. Казалось, те, кто жил в нем, ушли несколько часов назад, оставив вещи, как есть. Даже не ушли - сбежали...
   Здесь ощущалась смерть. И боль. Отчаяние, обреченность... и в то же время болезненное желание остаться.
   Внезапно он ощутил присутствие здесь живого разума.
   Где-то в ...спальне.
   Дэрв не стал перемещаться - он просто поднялся, краем сознания ощутив собственное удивление от того, что знал, как туда идти.
   На ковре в спальне лежал человек. Лежал на спине, положив ладони под голову, и бездумно смотрел в потолок. Одетый в черное с серебром, он показался знакомым - и Дэрв как-то отстраненно понял, что этот человек - его копия.
   Скрипнула, открываясь, дверь.
   Вошедшего он, кажется, тоже когда-то где-то видел - но вспомнить, где, Дэрв не смог.
   У него были длинные, струящиеся волосы цвета недозрелой пшеницы, и темно-серые, похожие на бриллианты, злые глаза. Хрупкого телосложения, невысокий, с изящным красивым лицом - он странным образом одним своим появлением вызывал панический, сковывающий ужас. "Темный", всплыло имя. Или прозвище? А может, просто характеристика?
   Человек на ковре едва заметно напрягся.
   - Встань.
   Когда черноволосый поднялся на ноги, Дэрв убедился в том, что он действительно полная его копия.
   - Ты опоздал.
   - Ты тоже.
   - Не имеет значения то, что опоздал я. Ты не имел права опаздывать, - он протянул руку, касаясь кончиками пальцев лба дэрвова двойника.
   Тихо вскрикнув, тот рухнул на колени, его лицо перекосила судорога боли, ногти впились в ладони с такой силой, что пальцы мгновенно окрасились кровью.
   Темный наклонился, сжал пальцами подбородок Дэрва - Дэрва? - и вздернул его голову, заставляя смотреть себе в глаза. Холодно, многообещающе улыбнулся, и жестко поцеловал.
   - Ты никогда, никогда не должен опаздывать. Это значит только то, что тебе придется провести здесь гораздо больше времени, чем в том случае, если ты придешь вовремя.
   Быстрым движением Темный сорвал с него рубашку, провел острыми ногтями по спине - из глубоких царапин тонкой струйкой потекла кровь.
   - Я же приказал тебе встать.
   Дэрв исполнил приказ. По мучительной дрожи пальцев было видно, насколько сложно ему удержаться на ногах.
   Стоявший все это время у стены Дэрв-призрачный смотрел на все происходящее, скованный оцепенением.
   Удар. Болевое плетение, поцелуй - и снова удар. Приказ - встань! Удар. Болевое плетение... Встань!
   Это продолжалось долго... наверное, долго. Он давно уже потерял ориентирование во времени.
   Когда Дэрв в очередной раз пытался восстановить дыхание, Темный усмехнулся, и, опустившись на ковер рядом, ласково провел рукой по обнаженному плечу.
   - Ну что же ты... - тихо рассмеялся он. - Не так уж это и больно... Поцелуй меня.
   Дэрв поднял голову. Из глаз уже уходила тень нечеловеческой муки, и оставалось лишь ...обожание? Через силу улыбнувшись, он потянулся к губам своего мучителя.
   Проведя рукой по его телу, от шеи и до щиколоток, Темный плетением на семь элементов освободил Дэрва от одежды...
   Он пытался заставить себя отвернуться, не смотреть, просто исчезнуть - но призрачное тело не позволяло этого. А может, дело было вовсе и не в теле? Но Дэрв не мог отвести глаз, наблюдая, что с его физическим двойником проделывает этот светловолосый красавец со злыми глазами.
   Движение вперед, пальцы до синяков сжимают плечи. Тихий, безнадежный стон - стон боли и... наслаждения.
   Движение назад, ногти царапают кожу в кровь. И дрожь по всему телу, так мучительно жаждущему продолжения.
   Движение вперед, стальная хватка на горле, нечем дышать. По подбородку стекает струйка крови из прокушенной - кем? - губы.
   Движение назад, стон переходит в хрипение. Сквозь невыносимый стыд шепот - "еще, заклинаю тебя, еще... не останавливайся..."
   Движение вперед, зубы смыкаются на шее. Активизация очередного плетения, крик..
   Движение... движение... движение... вперед...
   Взрыв. Пик наслаждения. Боль. Вспышка. Темнота...

Глава третья.

   Де жа вю.
   Это уже было.
   Эта широкая, в меру мягкая постель. Роскошный балдахин над ней. Бархатное темно-синее покрывало.
   И легкий запах сандала - тоже уже был.
   И точно такое же непонимание - как я здесь оказался?
   Безумно болела голова. Дэрв попытался открыть глаза - виски пронзило раскаленными стальными прутьями.
   Не сдержавшись, он тихо застонал.
   - Ты уверен, что тебе стоит так часто попадать в серьезные неприятности? - раздалось рядом.
   Каэна сидел возле постели на стуле с высокой спинкой. Его лицо, как обычно, скрывал черный шелк капюшона.
   Сегодня была пасмурная ночь, свет лун не пробивался сквозь индиговые тучи, и комнату освещала лишь толстая свеча, стоявшая на столике в изголовье. Окно на балконе, похоже, было приоткрыто - шторы слегка колыхались, а пламя свечи чуть трепетало под легким ветерком.
   - Как я здесь оказался? - прошептал Дэрв. Он понимал, что это самый дурацкий вопрос, какой вообще можно было задать, но ничего другого просто в голову не пришло. А уж вопрос Каэны и вовсе был риторическим
   - Точно так же, как и в прошлый раз, - элатт пожал плечами. - Ты опять как-то впутался в нехорошую историю. И, на свое счастье, убегая с места преступления, встретил меня. После чего решил, что в своем положении не помешает хоть как-то украсить сомнительную картину, - теперь в голосе высшего звучала откровенная издевка. - И в качестве романтической сцены грациозно рухнул в обморок прямо у моих ног.
   - Я не хотел, - пробормотал Дэрв, мучительно краснея. - Это случайность.
   - Мне нет дела до того, случайность это, или нет. Просто учти на будущее - я предпочитаю более прогрессивные, и в то же время классические проявления бесконечной любви. А проявления бесконечной благодарности, - прервал он открывшего было рот гениста, - И вовсе предпочитаю не на словах, а на деле.
   - И как я могу вас отблагодарить? - тихо поинтересовался Дэрв.
   - Об этом как-нибудь в другой раз, - Каэна усмехнулся. - А сейчас лучше расскажи мне, в какую историю ты влип на этот раз.
   Генист резко сел на кровати, усилием воли подавив крик, и даже не замечая, что он обнажен, а легкое покрывало соскальзывает, и прикрывает теперь только бедра
   - Вы второй раз меня спасаете... Зачем? Я вряд ли смогу быть вам чем-то полезен, ни денег, ни связей, ни особых талантов у меня нет, и никогда не было... Зачем вы уже второй раз спасаете мне жизнь?
   Тихо рассмеявшись, элатт полным небрежного изящества движением поправил чуть замявшийся капюшон. От этого смеха по коже Дэрва прошла крупная дрожь возбуждения.
   - Во-первых, почему ты берешь на себя смелость решать, кто может быть МНЕ полезен, а кто - нет? А во-вторых... по-твоему, я не имею права на маленький каприз?
   Улыбка, исказившая идеальный рот, заставила Дэрва похолодеть.
- Я ничего такого не имел ввиду, - осторожно запротестовал он.
   - Я прекрасно понял, что ты имел ввиду, - мягко проговорил Каэна. В этот момент Дэрв отчаянно жалел, что под капюшоном элатта не видно глаз - может, удалось бы хоть что-то понять о его намерениях.
   Зашуршал шелк плаща - высший поднялся на ноги. Несколько секунд он стоял рядом с постелью - и Дэрв чувствовал на своем теле пристально-изучающий взгляд - потом хмыкнул, и вышел из комнаты. Генист остался один.
   Спустя несколько часов он лежал на мягком ковре, устилающем пол, и, невидяще глядя в потолок, вспоминал, как встретился с Каэной на этот раз...
   Воспоминания приходили короткими обрывками.
   Переулок в одном из неблагополучных районов, несколько парней, прижавших к стене темноволосого мальчишку, кто-то уже тянет с паренька брюки... Дэрв пытается вмешаться, ему предлагают присоединиться... Один из гертеров, приблизившись, кладет руку чуть ниже талии Дэрва...
   Вспышка.
   Разорванные, изрезанные тела, кровь, внутренности...кажется, его тогда стошнило, а волосы спасенного паренька стали совсем белыми... Потом он бежал, долго бежал прочь от места побоища, таща за собой мальчишку... Когда парень выдохся, Дэрв оставил его где-то, и бежал дальше... пока не врезался в Каэну.
   Тихо отворилась дверь. Элатт неслышно усмехнулся одними губами, глядя на красивого молодого человека, непринужденно расположившегося на ковре. "Еще не время", сказал себе тот, кто носил здесь имя Каэна.
  
   - У меня к тебе очень серьезный разговор имеется, - капитан Сэно откинулся на спинку кресла, закуривая. - Ты не стой столбом, присаживайся.
   Дэрв последовал предложению, и с интересом посмотрел на серсита. Он уже почти месяц работал на этого старого контрабандиста, и уже был уверен в том, что незаконные перевозки - лишь небольшая часть доходов капитана. Пилота лишь частично посвящали в курс дела, но в силу собственной наблюдательности Дэрв знал гораздо больше, чем полагал капитан.
   - Мне нравится с тобой работать, приятель. Ты парень умный, исполнительный, но в то же время - разумно инициативный. Меня полностью устраивает то, что и как ты делаешь, работая со мной. Скажи, а тебе - нравится то, чем ты занимаешься, и хочешь ли ты на этом остановиться, или твои амбиции позволяют тебе желать большего?
   Дэрв задумался. Он уже несколько дней ждал этого разговора, готовился к нему - но так и не смог решить, хочет ли он окончательно уйти в нелегальный бизнес Тиренты, или все же попытается найти законный способ выжить в Империи.
Но генист прекрасно понимал - решать надо сейчас. Второго шанса не будет - да и вообще, если он откажется, то, скорее всего, не переживет следующего рейса. недооценивать капитана было бы попросту глупо. И, старательно подбирая слова, Дэрв заговорил:
   - Мне нравится то, что я делаю, работая на вас. Но это уже перестает меня удовлетворять - по целому ряду причин. Первая из них донельзя банальна - мне начинает не хватать денег. Я прекрасно понимаю, что оставаясь в том же положении, я не могу рассчитывать на большее, но тем не менее. Вторая причина - мне скучно просто летать на хорошем, но ничем не примечательном корабле, на котором и бортовые орудия-то в ход пускались только на общих испытаниях, когда корабль строили. Третья причина - я не из тех людей, которые способны долго довольствоваться подчиненным положением, и позволять себя втемную использовать. Проще говоря - меня полностью устраивала моя работа поначалу - но теперь мне этого уже категорически не хватает.
   Закончив свой монолог, Дэрв откинулся на спинку стула, и выжидающе посмотрел на капитана. Тот довольно улыбнулся.
   - Скажи, тебя ведь не смущает незаконность некоторых... гм, моих предприятий?
   - Вроде перевозки оружия на Силантику? - понимающе ухмыльнулся Дэрв.
Сэно чуть удивленно приподнял бровь.
   - Ну, раз ты и сам в курсе, не буду перед тобой распинаться, а сразу перейду к делу. Если хочешь отказаться - сейчас последний шанс.
   Генист продолжал понимающе ухмыляться. Выждав несколько секунд, капитан продолжил.
   - Мне недавно удалось добыть один кораблик... Он всем напоминает своего собрата - "шмеля", только быстрее, маневреннее, и оснащен орудиями класса "Е". Я наблюдал за твоими тренировочными полетами в виртуальности - ты единственный из моих людей сможешь не только удержать эту машину в космосе, но и заставишь ее выдавать все, на что она способна как в перелетах, так и в бою, - контрабандист сделал акцент на последнем слове, и в упор посмотрел на пилота.
   - В бою - с кем? - спокойно-равнодушно поинтересовался Дэрв.
   - С теми, кто имел неосторожность выйти в космос на дорогих, но недостаточно хорошо вооруженных и защищенных космояхтах, например. Или с контрабандистами, которые в своей наглости совершенно забыли о чувстве меры и об осторожности.
   - Пиратство? - генист не был удивлен. Он ожидал чего-то подобного. - Если называть вещи своими именами, то это именуется именно так.
   - Я предпочитаю называть мое маленькое увлечение справедливым дележом, - ухмыльнулся капитан.
   - Я предпочитаю называть вещи своими именами, - повторил Дэрв. - И то, что вы мне предлагаете - меня устраивает. Только хотелось бы услышать подробности о корабле, его команде, моих новых полномочиях, и, разумеется, пересмотреть вопрос моей личной выгоды.
   - Разумеется, - от сладкой улыбки Сэно пилот почувствовал себя вляпавшимся в варенье мотыльком.
   На решение всех вопросов ушло почти полтора месяца. Капитан показал Дэрву маленькую безатмосферную планету, где находилась пиратская база, и стояло несколько кораблей - в том числе тот самый более совершенный "собрат" "шмеля". Небольшой, юркий кораблик поначалу вел себя откровенно истерично, бортовые компы своей вредностью и подлыми выходками заставляли гениста задуматься о наличии у них личности, а мелкие бытовые киберы вообще, похоже, объявили новоявленному капитану пиратского рейдера войну - как еще объяснить тот факт, что то одна, то другая кибернетическая гадина постоянно оказывалась под ногами в самый неудобный момент, а мелкий уборщик как-то раз измельчил и уничтожил оставленный у пульта блокнот Дэрва - в нем пилот делал записи, которые боялся доверить компу.
   В общем, война с рейдером затянулась. Пилот - а теперь капитан - сутками пропадал на базе, лишь на день-два возвращаясь в Тиренту, да периодически еще летая в рейсы с контрабандой - жить на что-то тоже было надо. Вопрос команды Сэно полностью переложил на гениста, дав только возможность при необходимости частично набрать ее из людей самого капитана.
   Дэрву удалось добиться почти равноправного партнерства - почти, потому что без помощи серсита ему тяжело пришлось бы делать первые шаги.
   Он работал, как проклятый, доводя себя до состояния, когда добравшись до кровати он даже не засыпал - отключался. Только это давало возможность иногда спать без кошмаров.
  
  
   Здесь было темно. Темно и очень холодно.
   Он не знал, сколько времени уже находится в этом каземате - может, час, а может - уже не первые сутки.
   Здесь всегда было темно и холодно.
   До тех пор, пока не приходил Он.
   Сегодня это почему-то был Каэна. Зашуршал шелк, задевая стены в узких проходах, тихо скрипнула тяжелая дверь каземата. Повинуясь неразличимому для глаз, но заметному по звуку движению, вспыхнули свечи.
   Дэрв висел в цепях, прикованный к стене. Холод стальных браслетов тонкими, скользкими змейками струился по всему телу, а запястья, где была содрана в бесплодных попытках вырваться кожа, горели огнем. Этот контраст медленно сводил с ума... Руки до локтей покрывали коричневато-красные следы запекшейся крови.
   Элатт остановился на пороге, помедлил с полминуты - Дэрв ощущал на себе его изучающий, насмешливый взгляд. Потом приблизился.
   На стене в ряд висели стеки. Разной длины, из разного материала, с простыми и витиевато украшенными рукоятями... Каэна несколько секунд задумчиво стоял перед этой "выставкой", потом снял один - свой любимый. Тонкий прут из какого-то гибкого сплава, обмотанный тонким кожаным шнуром, резная рукоять черного дерева, так удобно ложащаяся в узкую ладонь, опасно поблескивающее лезвие на конце.
   Кончик лезвия коснулся подбородка Дэрва, высший надавил, вынуждая его поднять голову.
   - Ты безумно прекрасен таким... - шелестом слетело с тонких губ. - Но чего-то этой картине не хватает до идеала.
   Свист разрезаемого стеком воздуха. Короткий, почти неуловимый - но в то же время растягивающийся на несколько вечностей. Удар.
   Боль была пронзительно обжигающей. Дэрв вскрикнул, не удержавшись, и почувствовал, как горячие струйки крови струятся по коже из рассеченной ударом груди, как пропитывается разорванная тонкая рубашка, как намокают брюки и невыносимо жарко становится внизу живота...
   Удар. Удар. Удар.
   Несколько секунд - и обрывки рубашки медленно сползли с кожи. Каэна протянул руку, затянутую в черный шелк перчатки, осторожно и почти ласково провел кончиками пальцев по груди Дэрва, словно бы стараясь не зацепить тонких ран от стека.
   От этого прикосновения уже привычно окатило волной сумасшедшего возбуждения. Брюки вдруг показались невыносимо тесными...
   Он сдавленно захрипел, когда стальные пальцы Каэны сжались на его горле - но элатт мгновенно оборвал этот хрип, больно впившись обжигающим поцелуем в губы. Его вторая рука, на запястье которой висел стек, скользила по груди Дэрва, до боли сжимая соски, и - словно бы случайно - задевая свежие порезы.
   Лезвие прочертило кровавую полосу от подмышки до бедра - и, на миг задержавшись, скользнуло вниз, разрезая ремень и брюки. Через несколько секунд в цепях бился уже полностью обнаженный мужчина.
   Безумие медленно опускало. Дэрв неожиданно понял, что не может определить, где находится Каэна, и не чувствует его прикосновений. Его глаза скрывала - и откуда она взялась? - широкая шелковая лента.
   В том, что она черная, он даже не сомневался.
   Несколько секунд невыносимого ожидания. Непредсказуемого ожидания.
   От паха во все стороны рванулись пучки обжигающих молний. Дэрв застонал от наслаждения, чувствуя прикосновение этих горячих губ, обычно искривленных чуть ядовитой, ледяной усмешкой, там...
   Сколько это продолжалось, он не знал. Лишь спустя не то несколько минут, не то несколько эонов, по телу прошла крупная дрожь, и он закричал, забился в предвкушении взрыва...
   Темнота.
   Очнувшись от прикосновения разгоряченной кожей к ледяному камню, Дэрв не сразу понял, что лежит на полу. Кандалы все так же охватывали запястья, но прочная цепь между ними не ограничивала его движений. Выждав несколько секунд, он рискнул открыть глаза.
   Каэна сидел рядом. Шелковый плащ крупными складками укрывал пол, капюшон, как обычно, скрывал лицо... а вот губы были уже не столь холодно и строго сжатыми. Еще бы, - подумал генист. - Если учесть, что эти губы вот только недавно делали...
   Элатт потянул цепь, вынуждая приподняться. Потом резко рванул за плечо, роняя на колени. Зашуршал шелк, звякнула брошенная цепь, Каэна запустил длинные пальцы в волосы Дэрва, сжал...
   Короткая боль - и волна за волной, мучительно прекрасное чувство подчиненности... движение вперед, назад, снова вперед, вдох, выдох, снова вдох... Стон, крик - удар ладонью по губам. Сильные руки, стальные пальцы - до синеватых отметин сжимают бедра, еще, еще...
   - Только не останавливайся, заклинаю, не останавливайся...
   Тихий, чуть хрипловатый смех в ответ. Этот смех на миг сбивается, становится неровным, и сбой заводит еще сильнее. Выворачивая шею, Дэрв попытался обернуться, чтобы увидеть, наконец, лицо высшего.
   Движение прерывается.
   - Почему? Продолжай, прошу... Зачем ты остановился?
   - Даже не пытайся обернуться. Иначе я уйду.
   Это снова голос элатта Каэны. Холодный, уверенный голос.
   - Все что угодно...
   Движение навстречу друг другу, шелковая повязка сдавливает горло, затрудняя дыхание, и Дэрв знает, что за миг до пика Каэна затянет удавку до предела...
   И за полмгновения до этого все ж оборачивается - рывком, чуть ли не отталкивая при этом элатта.
   Жестокий взгляд ледяных темно-серых глаз.
   - Я запретил тебе оборачиваться! - тонкие пальцы касаются шеи. И все тело пронзает такая боль, что все предыдущее кажется детской игрой и комариными укусами... он тонул в этой дьявольской боли, все еще осознавая, что Каэна не выпустил его и продолжает... продолжает двигаться в нем...
   И на пике муки и наслаждения Дэрв, как обычно, провалился в теплые объятия темноты.
   _______________________________________________________________________
   Саниар* - дерево, растущее на одной из планет Каарита. Используется для благовоний, аромат напоминает аромат сандала.
   Шестьдесят* - в кааритских сутках тридцать часов.
   ...Все было зря...* - "Неизбежность", группа Nargathrond

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"