Вегашин Влад: другие произведения.

Последний Белый волк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан для журнала.


Последний Белый волк

  

Становясь океаном, сожалеют ли воды реки

о своих берегах?

Хризантемы в снегу...

Как светла эта ночь перед боем!

(с) Сергей Калугин

   Хриплое дыхание заглушает завывание ветра. Сердце бьется так громко, так судорожно, что кажется - сейчас проломит клетку ребер, разорвет толстую шкуру, выскочит из груди, расцветет ярко-алыми лепестками на девственно-белом снегу.
   - Тише, волче. Тише, - широкая мозолистая ладонь уверенно ложится на холку. - Тише. Они слишком близко.
   Они действительно близко. Гракх ложится на снег, подползает к краю обрыва, смотрит вниз. Там, в нескольких сотнях ярдов, копошатся люди и псы. Первые о чем-то совещаются, расспрашивают худого, жилистого следопыта, сосредоточенно изучающего отпечатки, вторые - беснуются на привязи, лают, огрызаются друг на друга и на слишком близко подошедших людей. И те, и другие чертовски похожи. Наемники, охотники - одни за звонкое золото, другие - за вкусную кость.
   - Ничего, немного времени у нас есть. Следы я запутал, но далеко нам не уйти. Эх, волче, зря ты от меня не ушел тогда. Мог найти стаю, бегал бы сейчас вольно в лесах, а не драпал со мной от погони.
   Гракх поднимает лохматую белую голову. Негромко, без угрозы, рычит. Скалится. Человек хороший, верный, он сам почти как волк, но глупый.
   Гракх познакомился с ним два года назад. В тот день, когда Гракх промахнулся. Не в прыжке, нет - только в расчете. В расчете на собственный авторитет, на свой опыт вожака, на свои силу, ловкость, скорость. Тот день был удачным для стаи - молодой, сочный, вкусный горный козел, которому Гракх разорвал горло, послужил прекрасным ужином и для волчиц, и для молодых волков. Вот только вожак, оголодавший не менее прочих, отчего-то не стал есть - не казался ему этот козел аппетитным. Хуже того - интуиция разумного зверя кричала: это мясо принесет не силы, а смерть. Гракх несколько раз хватанул пересохшей пастью окровавленный снег, и оставил свежую, исходящую ароматным паром добычу остальным.
   И понял, что не просчитался, когда совершенно неожиданно в плечо ударил молодой волк-двухлетка, щенок самого Гракха. Ударил - и отскочил, скаля острые зубы, и тут же атаковал вновь, стремясь добраться до горла, разорвать густую белую шкуру, окрасить ее карминными потеками, и гордо встать над поверженным противником, всем своим видом заявляя: это теперь моя стая.
   А Гракх даже не сразу почувствовал рану в плече - клыки молодого волка не тупее его собственных, они остры, как человечьи стальные зубы, которыми пользуются против себе подобных двуногие. Лишь когда сшиблись, когда покатились по снегу два могучих зверя, сцепившиеся в смертельной схватке, только тогда полоснула режущая боль, а в горловом рычании наглого щенка появились торжествующие нотки.
   Два сильных, красивых хищника. Один - матерый, опытный, другой - молод и еще многого не знает, но он не ранен! И вот уже зубы наглеца щелкают у самого горла вожака... Гракх изворачивается в последний миг. Собирает все оставшиеся силы, рвется, клыки пронзают толстую шкуру, в пасть хлещет горячая волчья кровь.
   Белый волк, чья шкура испачкана алыми пятнами, стоит над агонизирующим противником. Стая - полукругом. Скалятся, рычат, но пока не решаются - все же, Гракх много лет водил стаю по горам Акантара, и стая знает, чего стоит ее вожак. Никто не хочет погибнуть в поединке, но - они понимают, что Белый волк хоть и выиграл бой, но проиграл свое место. Щенок был первым: завтра, или луну спустя, но будет и второй, и третий...
   И что же, всех их - убивать?
   Гракх разворачивается, и не обращая внимания на ноющее плечо, на режущую боль в задней лапе, бросается бежать. Стая не медлит, два удара волчьего сердца - и они срываются с места, взвывая, несутся в погоню за тем, кто показал свою слабость. И только тогда Гракх радуется, что почти не притронулся к сочному козлиному мясу: те, кто бежит следом - сыты и тяжелы, а он, хоть и ранен, но легок и быстр.
   Стая отстает достаточно быстро, но Белый волк не снижает скорости, стелется стрелой по заснеженному плато, мчит дальше, под прикрытие темнеющего вдали горного пролеска.
   Вот только сил не хватает, кровь пятнает белый покров поверх отпечатков лап. Цепочка следов вихляет, становясь неровной. Гракх на миг вспоминает стаю: все щенки последних лет - желтоокие, серые, ни один не унаследовал от отца ни синевы глаз, ни белой шкуры, ни памяти о древнем родстве.
   Гракх уже давно знает, но только сейчас окончательно признает и принимает это знание: он - последний из легендарных Белых волков Акантара. Его потомки уже не наделены разумом, подчинены только инстинктам, в их жилах нет уже крови Севера.
   Гракх - последний.
   А скоро не станет и его. Нет сил бежать, нет сил укрыться, зализать раны, от голода подводит живот, и Гракх уже совсем как обычный волк жалеет, что отказался от молодой козлятины.
   Но все же в последнем усилии он заставляет себя победить, разум одерживает верх над страхом, голодом, инстинктом. Гракх осознает совершенно спокойно: "Это конец".
   Он выбирает место, ложится, вытягивается, закрывает глаза. Смерть придет тихо, незаметно. Он просто уснет - и не проснется. Медленно, торжественно с неба сыплется снег.
   Но Гракх проснулся. Ощутил тепло и незнакомые запахи. И самый сильный - запах человека. Хотел вскочить - не смог. На плече лежит толстая влажная тряпка, от нее остро пахнет травами, задняя лапа обмотана такой же тряпкой.
   - О, проснулся, волче? - звучит хриплый голос человека. Гракх открывает глаза. - Не дергайся, волче, рана откроется. А, черт, что я распинаюсь, ты ж не понимаешь...
   Гракх приподнимает верхнюю губу, усмехаясь. Гракх - последний Белый волк Севера, и хоть он до сих пор не слышал человеческой речи, он понимает ее куда лучше, чем глупые люди способны понять его.
   Человек остается с Гракхом еще долго. Меняет повязки, промывает рану, приносит свежее, истекающее кровью мясо. А потом, когда Гракх полностью восстанавливается, человек уходит. Но не уходит Гракх.
   И с тех пор Белый волк и человек путешествуют вместе. Вместе режут людей. Людей, которые нападают на небольшие оседлые стаи других людей, сжигают их деревянные норы, убивают маленьких голых щенков и закутанных в тряпки самок. Людей, что когда-то безжалостно убили всю стаю человека, ушедшего на охоту. Это правильно - убивать тех, кто режет щенков и самок.
   А теперь те охотятся на них. Большой трусливой толпой людей и собак. Тридцать охотников на человека, и десять псов - на Гракха. Гракх тихо смеется по-волчьи - он перережет этих псов раньше, чем люди успеют поднять свои стреляющие стальными палками деревяшки. Но человек почему-то нервничает, и может, даже обоснованно - вчера его ранили, и теперь человек не может двигаться так же легко, как раньше.
   - Это конец, волче, - устало произносит он. - Арбалеты, луки, собаки... На этот раз нам не уйти. Шел бы ты в лес, пока не поздно. Смотри, последний раз предлагаю!
   Гракх издает насмешливый рык.
   - Ну, тогда придется иначе... - говорит человек, поворачиваясь к волку.
   Гракх никогда не думал, что человек может быть таким быстрым и сильным. Зверь не успел ни дернуться, ни клацнуть зубами, ничего не успел. Тугой и длинный кожаный ремень сдавил мощную шею, стянул лапы - дотянуться зубами можно, но с большим трудом, а чтобы перегрызть толстенные путы, придется потратить немало времени.
   - Вот так вот, волче, - говорит человек, поднимаясь на ноги и подтаскивая волка к дереву. - Полежи тут пока. Ремень ты перегрызешь, не сомневаюсь, но не сразу. Прощай, волче. Прощай. Это не твоя волчья битва, это простая людская бойня. Прощай.
   Он забрасывает за спину лук, проверяет секиру в петле на поясе, и уходит, чуть кривясь при каждом шаге - рана в боку дает о себе знать. Он уходит, не оглядываясь на мечущегося, бьющегося в путах Гракха, не слушая бессильного рыка.
   Горизонт еще темен, до рассвета час. Но небо звездное... Звездное и светлое, яркое до боли, до рези в синих волчьих глазах! Волки плакать не умеют, не умеют, нет... Но кто сказал, что волкам бывает больно только лишь от ран?
  
   Свист стрелы обрывает никчемную жизнь. Песнь тетивы - это песнь о смерти еще одного убийцы детей и женщин, негодяя и подлеца, любителя легкой поживы и полных ужаса криков его жертв.
   Но негодяи тоже умеют драться. А еще лучше негодяи умеют защищать свои никчемные жизни. Стрелы отбиваются - где мечом, а где заклятием. Проходит несколько сотен ударов обреченного сердца, и колчан уже пуст. Вчерашняя рана отдается болью в боку, как раз там, где гулко и жадно отмеряются ударами последние мгновения жизни. И остается только вскинуть секиру, и броситься в последний из всех боев, до конца защищая свою веру, свою правду, свою убитую любовь. Бежать невозможно, зато можно освободить мир еще от нескольких ненужных никому жизней грабителей, насильников, и убийц.
   А потом не повезет. И не вовремя напомнит о себе пронзенный арбалетным болтом бок. И потемнеет в глазах на миг, секира покажется слишком тяжелой, а враг - слишком быстрым, и оружие упадет в снег... Широкое лезвие меча пропорет толстую кожу куртки и шерстяную рубашку, пронзит кожу, скользнет меж ребер, и последний удар сердца заставит безжалостную сталь содрогнуться, агонией прокатившись по лезвию до самой рукояти.
  
   Гракх мчался со всех лап. Так быстро он не бегал еще ни разу в жизни, и вообще не думал, что умеет так бегать! Но - бежал. Заснеженные деревья и поляны сливались ровной белой полосой, а волк мчал все быстрее, не обращая внимания на боль в затекших лапах, пораненных его же клыками. Глупый, глупый, глупый человек!
   Он лежал, неловко завалившись на снег, раскрашенный одинаково-алыми пятнами крови и восходящего солнца. Гракх медленно подошел. Ткнулся носом в щеку, ни на что не надеясь...
   Пронзительно-синие, совсем как у него самого, глаза невидяще смотрели в ярко-голубое небо, испятнанное небольшими снежными тучками. На бледных бескровных губах застыла тень всегдашней усмешки.
   Гракх вскидывает голову к жестоким, равнодушным небесам, и воет. Воет впервые в жизни. Выть от горя - слишком человечья привычка, а они с человеком были волками.
   На этот раз он не выбирает место, просто ложится рядом, вытягивается, закрывает глаза. Смерть ходит тихо, незаметно. Он просто уснет - и не проснется. Медленно, торжественно с неба сыплется снег. Падает на лицо человека - и не тает на остывших губах.
  
   Солнце ползет по небу, и в полдень Гракх просыпается. Встает, отряхивается. В глазах - больше ни тени человечьего. Он - волк, и он останется волком. Пусть люди идут своими путями. Пусть, как и прежде, режут друг друга, душат щенков и самок - они же люди! Пусть. Гракх - волк, последний из своего рода. И Гракх более не желает знать людей, единственных тварей в мире, которые убивают не ради пропитания, а для собственного удовольствия.
   По бескрайней снежной равнине, пересеченной узкими островками леса, клыками скалистых гор, змеями замерзших рек, мчит последний Белый волк Севера.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"