Датыщев Владимир: другие произведения.

Немного о спасениях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Надо ли спасать принцесс от драконов? Весело


   ? Владимир Датыщев

Немного о спасениях

  
  

Мы иногда совсем не вправе

своей Судьбы менять теченье,

в болоте тонем, или в славе,

довольны, или спим в мученьях...

Нам не дано распорядится

своею жизнею-Судьбою,

но, может ли хоть раз случиться,

чтоб мы остались сам с собою?

А если шанс дает Фортуна

тебе исправить Доли песню,

ты не спеши, давай, подумай,

не лучше постоять на месте?

Ведь неизвестно, что умнее,

нам лучше жить в самоправленьи,

иль так остаться веселее

и дальше править по теченью?

  
   - Семьсот тридцать четыре, семьсот тридцать пять, - привычно считала Иллиора. Большой серебряный гребень-расческа скользил толстыми зубьями между золотистыми локонами. Волосы были очень тонкими и вьющимися, но не ломались от соприкосновений с мягким металлом.
   Это был ее привычный ритуал. Каждое утро она радушно отбрасывала пуховое одеяло, перебиралась через большущие груды матрасов и слазила по маленькой лесенке с кровати. Семеня изящными ножками, обутыми в парчовые сандалики, принцесса развесело взвизгивала, совсем не по-королевски запрыгивая в огромную дубовую бадью, наполненную теплой водой. Пар испуганно взмывал вверх, огибая водные брызги, и окутывал размалеванный цветными фресками потолок.
   Резво стаскивая с тонкого стана быстро намокшую ночную рубашку, Иллиора бросала влажный комок на холодный мрамор и откидывалась в ванной. Она с большим наслаждением отдавала должное нагретой ранним летним солнышком воде. Понежившись не больше часа, принцесса с явным сожалением покидала остывшую купель и облачалась в розовый махровый халатик, пряча под его покровом изумительно стройное тело.
   Следующими в подготовительной ко дню очереди стояли маленькая зубная щетка, набор всяческих румян, мешочков пудры и других ведомых только красивым женщинам принадлежностей. Завершало ритуал широкое зеркало, из которого состояла вся стена между дверью, кроватью и окнами.
   Принцесса садилась напротив окна, бережно, словно опасаясь погнуть нежными пальчиками серебряную ручку, доставала из ларца расческу и облокачивались на подоконник. Она считала машинально, пока руки сами поглаживали волосы, то ероша их, то укладывая длинными прямыми рядами.
   За окном открывался тот же пейзаж, что был вчера, год назад и, наверное, больше десятилетия. На далеком розовеющем горизонте манерно поднималось Батько-Солнце, оно уже не было красным от утренних туманов, а, перевалив через далекие сизые горы, наливалось ослепительным золотом. Словно подгорные карлы, кующие для богов золотые оковы, решили вдруг выбросить в Батька все свои запасы, а сами удалиться на заслуженный покой.
   Томясь под быстро разогревающимися лучами горы сбрасывали с заснеженных пиков последние клоки тумана и еле слышно потягивались. Там просыпались беспокойные великаны, которые тот час, только первый лучик щипнет за пещерные камни, выбирались из своих жилищ и рылись среди скальных пород. Железа в Ваглалле было много, как и самих великанов, есть хотели все, а потому как никто не желал ложиться голодным, желудок каждого заставлял их разбрасывать соплеменников и набивать металлическими комками рты. Горы не слишком желали расставаться со своим детищем, потому и стонали, жалуясь на весь белый свет на свою судьбу - злые железоеды опять грабят, избавляя от деток.
   Сразу от подножий гор начинались долины. Они радовали глаз изобилием сочной зеленой травы и мириадами цветов. Среди плавных изгибов между юркими голубыми речками и плоскогорьями, пощипывали травку еле видные отсюда ишакролики и коровцы. Ежеминутно то одна, то другая поднимала голову и всматривалась в заполненное низко летящими облачками небо, не видно ли грифгиен. Хищные волосатые птицы в такое время попадались достаточно редко - в утреннее время суток они преимущественно занимались сытым сном в скальных гнездах, отдыхая после ночной охоты.
   Посреди одинокой долины, идеально круглой и окруженной двадцатью магическими камнями угрюмо возвышался Драконий Замок. Он размещал свое громоздкое серое тело на тонкой, торчащей в центре травяного моря горе, указывая в небо своими тремя черными башенками. Примечательного в нем было мало. Обычный замок, оборонное сооружение давно канувшей в неизвестность расы, пара решетчатых ворот с подъемными мостами, запутанные улочки, соединяющиеся в небольшом внутреннем дворике, кухня, оружейная, конюшня да пара сортиров. В общем, самый заурядный форт-пост, населенный рядовыми жителями. Вот только выглядел он издали словно экзотический гриб - на тонкой конусообразной ножке черная каменная шляпка.
   Здесь обитали, как приписано каждой Малой Королевской Книгой Ритуалов и Церемоний, несколько слуг, желательно усопших (практически вечные прислужники), добрая и умная ведьма, и старый-престарый дракон. Вся эта честная братия здесь собиралась, конечно, с одной целью, а именно - стеречь прекрасную принцессу от наследников из захудалых королевств, черных колдунов, и, самое главное, от симпатичных ловеласов. Последние, кстати говоря, являлись самыми опасными противниками, угрожающими чести и целомудренности пленниц. Они нагло превращались в невидимок, пробирались через дренажные тоннели, пролазили в окна и залетали через дымоходы, словом, вели себя не как подобает рыцарям, стремящимся победить дракона в честном бою, отгадать три загадки коварной колдуньи и убраться восвояси с досрочно освобожденной. Попадись такой нехороший человек в опочивальню к томящейся красавице, как та, не смотря даже на сохраненную девичью честь, отправлялась обратно к родителям, а ее шансы стать будущей королевой приравнивались нолю.
   Вот так и выглядел один из двадцати разбросанных по миру свадебных замков. К нему, не смотря на мизерные шансы на победу, а также, на большую вероятность быть съеденным, постоянно толкались всякие рыцари без земель, герои без фамилий, а также, десятые-двадцатые сыновья неведомых отцов-королей. Близкие к престолу отроки совсем не радовались возможности почить в драконьем горящем желудке, предпочитая спокойно жениться на девушке-простушке или по дипломатическому браку. Спокойнее оно, чем драгоценную голубую кровь бездумно разбазаривать.
   Вот бы принц какой-нибудь, хоть бы из ста королевств появился, подумала Иллиора, наблюдая за привычной картиной на далеких лугах. Скучно же здесь. Согласна, здесь спокойно, красиво, еды вдоволь, да и развлечения к вечеру, но совсем не то, что у папы во дворце. Вот, помню, как там было хорошо, замечталась она, балы всякие...
   Здесь Иллиора немного лукавила душой, ее отдали в брачный замок, когда ей было немногим больше восьми лет, потому никаких балов она не помнила. Даже улыбающиеся лица папы и мамы остались за тяжелой тусклой дымкой времени. Великий Скад, взмолилась принцесса, мне уже девятнадцать лет, все при мне, идеальная фигура, родные светлые волосы, голубые глубокие глаза, прекрасное лицо и высокие груди. Ну почему за это время никто не смог победить моего дракона и забрать меня на белом коне? Девятьсот семнадцать...
   Верховный бог, наверное, услышал ее мольбу, в небе за горами еле слышно грохнуло, словно мир разорвался пополам.
   В ворота заколотили чем-то тяжелым, словно один сильный человек бил в створку подъемного моста головой другого сильного человека, слабого на ту самую голову. Принцесса как ошпаренная бросила гребень обратно в шкатулку и, разворошив мягкие шелковые пуфики, бросилась к противоположному от ее наблюдательного пункта окну. Она перегнулась через подоконник, пошире распахнув ставни и молнии солнечного света пробежались по ее светлым волосам.
   Под закрытым мостом стоял, широко расставив ноги, внушительного вида рыцарь. Судя по стекавшей по его бронированным доспехам и тяжелому двуручному мечу воде, путь от долины к воротам он проделал вплавь. Это же надо так меня хотеть, невольно подумала Иллиора, оценивая пенившийся кухонными отбросами и желтыми пятнами непонятного происхождения ров с гнилой водой. И сильный какой! Она с уважением оглядела потенциального жениха, который крепко держал под мышкой своего оруженосца.
   - Сир, бамм! - взмолился молоденький безусый отрок, в перерывах между частыми соприкосновениями одетой в стальной шлем головы и дубовых досок. - Может, мече-м-м-м, бамм, постучим-м-м?
   - Молчи, - ругнулся сквозь наглухо задраенное забрало рыцарь, монотонно ударяя слугой о ставню. - Нечего фамильную реликвию портить. - Бум! - Потерю раритета мне предки не простят, да и папа может рассердиться. А у тебя голова - будь здоров, можем этот мостяру проломить насквозь, ты и не поморщишься.
   - Бом-м-м! - не согласился оруженосец, но хозяин был непреклонен.
   - Кто эй-то тут стучит спозаранку? - поинтересовалась Пограйнэл. Она высунула из окна своей башни взлохмаченную голову и уставилась на пришельцев подпухшими заспанными глазищами. Ее кривой, покрытый разношерстыми бородавками, нос интимно блестел под лучами утреннего светила.
   Парень, исполнявший роль тарана, испуганно проделал защитный жест какому-то из своих богов и шепотом спросил у господина.
   - Сир Ахтур, надеюсь, что эта бабка не принцесса, иначе, думаю, в государство нам хоть не появляйся. Ваш папа не простит кражу священного меча, чтобы добыть такое!
   Рыцарь промолчал. По всему было видно, что он тоже опешил, удары о мост стали реже. Когда же ведьма открыла полный гнилых клыков рот, стуки совсем прекратились, и усталое тело грохнулось на землю.
   - Я все слышала, малец, - облизнулась обоими язычками Пограйлэн. - Сейчас разбужу дракона и попрошу, чтобы он оставил твое подгорелое тельце мне ну ужин.
   Внизу дружно завибрировали доспехи - вояки не слишком горели желанием оставаться к вечеру, тем более после встречи с чудовищем.
   - Погодите, сорванцы, - погрозила колдунья скрюченным от неизвестной болезни пальцем. - Зову товарища! Старичо-ок! - позвала она вглубь замка, извлекая из потрепанного платья небольшой свисток и дуя в него.
   Над башней Грыгуржия взметнулись огни. Они с воем устремились в небо, разгоняя зазевавшиеся тучки, след за ними лениво повалили синюшные клубы черного копотного дыма.
   - Кого там демоны приволокли, - поинтересовался старый дракон, лениво просовывая огромную, как стая волкошадей голову в окно. Камни, окружавшие оконную раму подозрительно хлипко заскрипели, но привычное к такого рода явлениям строение выдержало ужасный натиск.
   Иллиора, видевшая дракона уже не раз, с интересом симпатично пялилась на выползающее из башенки змеиное тело. Сказать, что оно было огромным, значит надурить себя. Оно было исполинским, даже не учитывая того, что Грыгуржий был довольно среднего роста и почти не отличался от своих сородичей из Грамвалака. Толстое, будто шесть связанных в охапку дубовых ствола, туловище покрывали острые как шутки Ргуши лезвия плавников, среди них размещались восемь мускулистых лап. Начиная от заостренного как пика хвоста и заканчивая почти волчьей головой, увенчанной парой рогов и острейшими клыками, тело покрывала ядовитая субстанция, всего за литр которой многие волшебники отдали бы не один мешок золота.
   Пятиметровая в длину пасть открылась, поливая окрестности огнем, и приказала.
   - Откройте ворота, начинаем обед!
   Вокруг засуетились призрачные слуги. Составленные из одних костей и металлических соединений, они ухватились за большие короба подъемного моста, и створка подалась, тяжело опускаясь вниз.
   Поднялась внушительная горка пыли, она осела в ров и на землю за ним, заставляя прибывших гостей дружно закашляться. Прочистив горла, они похлопали один другого по железным спинам и посмотрели внутрь замкового дворика.
   Дракон был прекрасен в лучах подымающегося солнца, как только может быть красивым многотонный монстр, обладатель внушительного вида сотни клыков и специфических кулинарных мировоззрений.
   - Я, это, - выдавил оруженосец, - топор принесу... Он в седельной сумке остался!
   Не дождавшись господского разрешения, парень солдатиком сиганул в ров и, развивая поистине крейсерскую скорость, поплыл к противоположному берегу. Его хозяин судорожно взглотнул, отказывая себе в подобной выходке.
   - Я сегодня добрый, - зевнул Грыгуржый. - Поскольку позавчера кушал дюжину солдат из ста королевств, позволяю тебе последовать за слугой.
   Ахтур еще раз глотнул пересохшим горлом и медленно вытащил свой двурушник.
   - Я, Ахтур Подранен, сын короля Ухматер Подранена, владыки тридцать второго королевства, вызываю тебя, чудище, на смертный бой. Согласно закону "О признательности принцесс" победителю достанется прекрасная принцесса, которую помимо ее воли содержат в этом замке!
   - Даже представить себе не можешь, - скучно сообщил дракон, приоткрывая пасть. - Сколько таких фраз я слыхивал за много лет! Шансов у тебя нет. Никаких!
   - У меня фамильный заколдованный меч, - крикнул принц, исчезая в брюхе Грыгуржия.
   - Действительно, заколдованный, - задумчиво повозил челюстями дракон, - в желудке потеплело!
   Он развернул свое тяжеленное тело и скрылся в башне. Только несколько одиноких дымков возвестили о недавней схватке, но и они быстро растаяли в воздухе.
   Иллиора хмуро отодвинулась от окна. Вот так всегда, почти одно и тоже. Она видела подобные ситуации уже не первый десяток раз. Когда же счастье ее прибудет, или вечно взаперти сидеть?
   - Не грусти, лапа, - попыталась успокоить ее ведьма. Она прилетела из своей башенки и уселась на подоконнике принцессы. - Я видела издали, что оба коня, на которых приехали те двое, были черными. А по твоим рассказам, припоминаю, что конь должен быть непременно белым.
   Принцесса понуро кивнула головой и достала гребень. Опять считать сначала, думала она, один, два. Серебряные зубчики заскользили между волосами.
   - На обед у нас что, - спросила Иллиора, заранее зная ответ.
   - Как всегда, - ехидно улыбнулась Пограйнэл, - рис и свинина.
   Красавица вздохнула, она терпеть не могла эти яства, но поскольку в замке других запасов не существовало, а добрый папа-король присылал порции иного провианта всего лишь раз в год, уже много лет приходилось кормиться только этой гадостью. Хорошо еще, что запасы приличного вина в погребах казались неистощимыми. Ничего, мечтала девушка, добавлю побольше специй, а там, глядишь, и суженый прибудет.
   - Почему такая несправедливость? - повернулась она к ведьме. - За что я должна столько времени ждать в этом проклятом замке?
   Пограйнэл говорила эти слова уже не раз и даже не десять, но она трудолюбиво объяснила.
   - Понимаешь, деточка, идти против ритуалов наших предков нельзя, под страхом суровой смерти. Да и боги не сильно привечают отступников от старинных обрядов. Вот представь: выходишь ты замуж за простого принца, слабака и труса, рождаются у вас дети. Такие же, как он, хиляки и размазня. Кто-то из них становиться монархом после вашей смерти и тут на страну нападают страшные отродья из подземелий, или еще кто похуже. Вот король, вместо того, чтобы собрать армию и защитить свою страну, прячется за троном, дрожа от страха, или бросает своих подданных и сваливает куда-нибудь за бугор. Род на этом и кончается, а ваши с трусливым мужем могилки находятся уже не на родной земле, а в любом басурманском крае.
   Совсем другое дело, если твой жених оказался смелым и сильным малым, сумел победить дракона, да и умом не вышел хил, если разгадал мои загадки. Ваши деть крепки как кожа великана, они не боятся демонов из Подземного Царства и уважают богов. Молодые короли сплачивают дружину, нападают на врага, разбивают на его отрубленную голову и продолжают править. А там, глядишь, и границы расширят, еще хороших наследников наплодят. Ясно тебе?
   Твой потенциальный муж после победы над драконом наделяется особой силой на десять брачных ночей вперед, он становится таким могущественным, как был Джермин Сагур Рахбатлут и его легендарный генерал Арталант. Кроме наслаждения от семейной жизни и дарованного богами счастья, ты получаешь себе идеального царственного мужчину и хорошее, достойное принцессы существование. Если же твой жених - размазня, то и жизнь у вас останется размазней! Поняла? - спросила ведьма, когда они входили в банкетный зал, где слуги-скелеты уже трудились вовсю, накрывая на белоснежную скатерть большие тарелки.
   Чего тут только не было - свинина жаренная, тушеная, вареная, черте знает как еще приготовленная. Рис был приготовлен тоже во множественных ипостасях. Кошмар, беззвучно кричала Иллиора, споласкивая руки в холодной мыльной воде и усаживаясь за стол.
   - Запомни, деточка, - сказала наполненным до отказа ртом Пограйнэл. - Мы не выбираем себе Судьбу - она руководит нами как записано в Летописи Жизни на Поднебесной. Один или два только раза нам попадаются вожжи нашего жития, ими надо править мудро, если не хочешь проблем или смерти. А еще лучше даже не прикасаться к ним, оставляя все, как есть. Ведь Судьба нам не враг, она, конечно, жестокая, но она все же наша. Собственная! Так что ешь наш запоздалый благодаря Ахтуру завтрак и не ной. Все будет так, как должно быть!
   Внезапно во дворе постучали, да так, что с потолка посыпалась сухая известь, покрывая скатерть и пол мелким ковром пыли. Колдунья, набравшая полный рот еды от неожиданности закашлялась, подавилась кусочком свинины, и принцессе пришлось ее похлопать по сгорбленной спине.
   - Есть кто дома? - поинтересовался громкий требующий голос. Последовал еще один удар, на сей раз не в мост, а в замковую стену.
   Принцесса и ведьма, не сговариваясь, вскочили, перевернув стулья, и понеслись на верхний этаж, откуда можно было рассмотреть панораму около замка.
   На другом конце рва стояли два человека. Один - молодой мускулистый парень, его странные серебряные, но не седые волосы коротко щетинились на слабом ветру. Другой - высокий тридцатилетний маг, облаченный в мантию магистра Академии, в руках он сжимал длинный алмазный посох. Из посоха вырвался большой огненный кулак и врезался в стену, во все стороны брызнули осколки каменной кладки. Повсюду задрожали стекла.
   - Ох, и сильны, - испуганно воскликнула ведьма. - Силы у них как у Скада за пазухой!
   Иллиора заинтригованно разглядывала незнакомцев, особенной мускулистого парня. На принца, конечно, не очень похож, думала она, зато довольно симпатичный. Но где же конь?
   - Какого, - злобно спросил заспанный дракон, полностью вылезая из своего дома и расправляя крылья. Он тяжело всколыхнул воздух и взлетел, поливая окрестности раскаленным облаком пламени.
   Путники стояли хоть бы хны. Маг небрежно махнул посохом, словно отстраняя надоедливого комара. Парочку окружил прозрачный розовый купол, сквозь который совершенно не проникал огонь.
   - Мать вашу! - в сердцах сказал Грыгуржый. - В подавляющем большинстве, это сжигало не успевших убежать. Неужели мне сегодня придется гонятся за этими двумя козявками?
   - За козявку ответишь, - погрозил чудищу парень и бросил несколько грубых слов на неизвестном языке.
   - Ого! - перевела на человеческий Пограйнэл. - Откуда этот мальчик знает речь железоедов?
   Услыхав пространственный многовариантный перевод ругательства, дракон озверел и кинулся в атаку. Его громадные крылья выпрямились - он шел на летучий таран, как стрела, на лапах распрямились длинные сабельные когти, пасть открылась ужасающе широко.
   - Минут десять он не сможет дышать огнем, - шепнул магистр парню и быстро прочитал заклинание телепортации.
   Он появился возле окна, из которого наблюдали женщины, и удобно разлегся на небольшой софе, невесть откуда взявшейся под его тощим телом. Магистр создал себе стаканчик подсолнечных семечек и смачно заплевал ими с высоты.
   - Ты как прошел через мои экраны? - грозно завыла ведьма.
   - Не суетись, матушка, - успокоил ее волшебник и представился. - Малангук Зеленый! Меня научила будущая жена - Митлан.
   - О, Скад, это хрыч спит с моей сестрой, - изумилась Пограйнэл, во все глаза пялясь на магистра.
   - Семечек не хотите? - Малангук бросил большой мешочек с подсолнухом в окно женщинам и улыбнулся. - Смотрите, что сейчас будет!
   Иллиора не слушала его, она смотрела на выжженное огнем поле, где громадные кольца обвили едва заметную фигурку одинокого человека. Все заволокло клубами дыма, а звуки оказались погребенными под зычным рычанием Грыгуржыя. Иногда из-под него, однако, вырывалась то одна конечность дракона, то другая, один раз показалась широкая спина парня и исчезла.
   - Ну как вам мой новый ученик? - гордо провозгласил Зеленый колдун, тыкая пальцем в сторону места боя.
   Клубы дыма растворились под напором долинного ветра. На земле лежал поверженный дракон, его чешуйчатые кольца безжизненно покоились на покрытой пеплом траве, глаза потухли, а грудь еле видимо вздымалась. На макушке чудовища сидел человек, он обтирал руки пучком почернелой травы и смахивал с бровей пот.
   Ведьма и принцесса со стуком захлопнули рты.
   - Погодь, - остановила Иллиору колдунья, пресекая попытки девушки броситься к своему спасителю. - Ты знаешь завет!
   - Оч интересно, - с видом бывалого доцента кафедры этнологии молвил Малангук. - На свои глаза увижу предсвадебный ритуал вопросов-ответов. Только проблематично будет, дорогая кума, Джаррону на загадки отвечать, он, видишь ли, великан, потому мозгов у него не очень.
   - Сказано в книгах загадывать, значит, так тому и быть! - категорично заявила Пограйнэл, призывая парня к себе.
   - Ну, женишок, - сказала она, шагая вокруг великана и придирчиво его рассматривая. - Начнем тебя женить!
   - А что, - встрепенулся и огляделся Джаррон. - Эллансо здесь?
   Крышей поехал после боя, подумала старуха, богини ему мерещатся.
   - Первая загадка: Было почти живым, потом его разделили неживым, оно стало мертвым. Оно такое же, как пустыня, а было ярким, словно кожа бегемолягушки. Что это?
   - А подсказку можно? - попросил Малангук, яростно поглаживая затылок. - Столько книжек прочитал, а отгадки не знаю.
   Пограйнэл отрицательно покачала головой.
   Парень начал мыслить вслух, да так, что все удивились присутствию логического мышления в голове экс-железоеда.
   - Было ярким, значит, зеленым, стало безжизненным, будто пустыня. Это дерево, - обратился он к ведьме, - обрубленное топором.
   - Опаньки, - удивленно протянул Зеленый маг, - ни за что бы ни догадался.
   - Хорошо, - сказала старуха, - вторая загадка. Оно прекрасно, как и ты, когда смотришь на него, оно видно только при свете. Ты любишь его больше, чем любимого человека, а бережешь, словно нет более ценной вещи. Увидеть его можно только на твердом и гладком или противоположно - на мягком и волнистом, и то не целиком.
   - Это еще проще, - обрадовался Джаррон. - Мягкое и волнистое - вода, значит твердое - зеркало, только при свете видишь отражение, любить больше всего и беречь можно только самого себя. Стало быть это - лицо, отражение лица.
   - Ма, - у колдуна с чавканьем приоткрылась нижняя челюсть.
   Ведьма непоколебимо загадала третью, сохраняя каменное выражение лица.
   - Как сказал о ее имени один поэт "Везде, и там, и здесь, и тут, моих подарков люди ждут..." Кто эта госпожа, которая дарит никому не нужное, но неизбежное. От ее подарков нельзя отказаться, и приходит она в противоположный от дня рождения день. Кто она?
   - Самая легкая, - ответил великан. - Противоположный от рождения, это день отправки в Подземное Царство, отказаться от смерти нельзя, хотя она никому и не нужна. Ответ - Матерь-Смерть.
   Где-то в небе запели фанфары, провозглашая знаменное событие, с потолка посыпались маленькие золотые звездочки, слуги-скелеты рассыпались в труху. Принцесса с совсем не подобающим ее положению визгом бросилась Джаррону на шею и сладко поцеловала. Тот некоторое время не в силах оторваться от поцелуя стоял, держа ее на согнутых руках, потом небрежно опустил на землю.
   - Задание выполнили, - обратился он к магу. - Идем?
   Тот неопределенно воздвигнул плечами и направился за великаном к выходу из башни.
   - Ты куда, - закричала Иллиора, протягивая вслед идущему парню руки в картинном жесте "страдающая коронованная особа". - А как же свадьба?
   - Примите от нас упреждающие поздравления, - ответил вместо немногословного друга Малангук. - Ваш жених скоро появиться!
   Они исчезли в сияющих от дневного света дверях. На полу, совсем не обращая внимания на антисанитарию и твердость камней, сидела принцесса и горько плакала. Возле нее присела на корточки седая, вопреки заветам предков совсем не добрая и далеко не умная ведьма. Она ласково, совсем по-матерински гладила девушку по золотистым мягким волосам.
   - Почему? - шептала сквозь слезы Иллиора. - Почему он не захотел меня? Я же красивая, правда? Я бы полюбила его всем сердцем...
   - Он великан, девочка, - старуха смахнула с ресницы скупую слезу, совсем не полагающуюся ее теперешнему амплуа. - И он любит богиню, а смертные никогда не смогут соперничать с богами. Не наше это, доченька. Не грусти, сердце мое, он - не твоя Судьба. Твое еще впереди ты слышала, они сказали о женихе, видимо кто-то заплатил этим героям за победу над драконом и уже мчится в пути.
   Слезы прекратились.
   - Ты так думаешь? - с надеждой спросила Иллиора, растирая по чудесным голубым глазам оставшиеся капельки влаги.
   Ведьма кивнула и прошептала заклинание, оживляющее укрепленных железом скелетом.
   - К сожалению, у тебя не будет храбрых детей. Но хитрость, изворотливость и ум, покровителем которых является Ргуша, тоже очень важны для правителей. А для боя с всякими тварями они будут нанимать таких крепышей как этот парнюга...
   В безопасном отдалении от драконьего замка принц Пирекур отсыпал Малангуку причитающиеся "парнюгам" карбушки.
   - Она и впрямь красавица, как говорят? - спросил через закрытое забрало будущий монарх одного из захудалых королевств Агфрона.
   Великан кивнул головой.
   - Не встреть он по пути Эллансо, точно бы женили человека, - ответил Зеленый магистр.
   - Что ж, спасибо, - поклонился со своей волкошади Пирекур. - Еду вызволять.
   Он отъехал на несколько метров.
   - А дракон точно мертв? - через непроницаемые доспехи пробивались мелкие волны дрожи. Ясное дело, что он боялся.
   - Ты что сам не видел? - не поморщившись соврал Малангук. - Мертвее не бывает.
   - Не переношу людей, которые загребают угли чужими лопатками, - объяснил он недоумевающему Джаррону, когда правитель из соседнего материка скрылся за горкой. - В ритуалах сказано, что дракон должен быть убит только руками претендента на руку, сердце и остальные, более интимные части тела принцессы! Вот и не будем идти против заветов наших предков и, тем более, богов...
   Они зашагали в направлении разгромленной Академии.
   - Девятьсот тридцать, - считала принцесса, наблюдая из окна, как по мосту проезжает всадник на белом коне. - Вот ОН! Мой принц! - Крикнула она ведьме, которая спокойно дремала в кресле.
   Женщины вбегали в дворик, где покрытый с ног до головы броней и славой рыцарь добивал слабо сопротивляющихся скелетов.
   - Любимый! - неразумный порыв был сразу же прекращен неумолимой старухой.
   - Сначала загадки, - злобно прошипела Пограйнэл, стараясь взглянуть сквозь наброшенное толстое забрало в глаза оппоненту.
   - Никаких загадок, - еще более злобно крикнул рыцарь, взмахивая мечом.
   Длинное лезвие по самую гарду вошло в грудь женщины, пронзая сердце.
   Принцесса машинально завизжала, подхватывая падающее тело, ее венчальное платье, в которое она предусмотрительно облачилась, окрасилось жизнью старухи.
   - Ну, иди, моя звездочка, обними своего спасителя, - ласково промолвил Пирекур, несколькими движениями сбрасывая уже ненужное забрало и доспехи.
   Утробный вопль разочарования нечеловеческой силы огласил округу, заставив мертвые кольца дракона шевельнуться в конвульсии.
   Из-под кирасы на Иллиору смотрел. Да не просто урод...
   То, что он был чернокожим, как уголь было еще ничего. Единственный красный глаз, окрашенный синеватыми жилками загадочно блестел под солнечными лучами. Половину лица занимали струпья, начинаясь между острым виском и громадным крючковатым носом и оканчиваясь на шее под толстым свитером. Рот, похожий на широкую рваную рану радостно оскалился заостренными зубами, между которыми проплясал обрубок языка. Не зря, значит, говорилось в легендах, что племена Агфрона выбирают себе в короли самого страшного и противного человека.
   - Иди ко мне, обними мой горб, - обильно оросился страстной слюной "ее принц". - Мы сейчас же сделаем первую брачную ночь!
   Потные губы приблизились к щеке красавицы, она снова закричала.
   Принцесса начала оседать в обмороке. Неужели такова моя Судьба, обреченно думала она, неужели она так неумолима? Но, к счастью для девушки, Доля все же была довольно отходчивой.
   - Чужими руками, значит? - зычно рыкнул Грыгуржий, открывая избитую бетонными кулаками Джаррона пасть.
   Пирекур взвизгнул, закрывая тощими черными пальцами демоническую харю, он еще больше сгорбился, стараясь протиснуться в каменистую землю. Сотня острейших клыков сомкнулась на его поясе, легко перекусывая пополам. Монстр отведал его двумя глотками.
   - Ням! - уведомил присутствующих дам дракон, облизываясь и направляясь к своей башне отлеживать раны. - А вкус у него, словно у просмоленной бочки.
   Грыгуржий искривлено плюнул, несколько камней оплавились и задымили вонючим паром.
   - Больно-то как, - пожаловалась Пограйнэл, вытаскивая из разодранной груди клинок.
   - Ты почему меня не защитила? - едва не с кулаками бросилась на нее принцесса. - Хотела отдать мое прекрасное тело на поругание этому... этому...
   - Во-первых, - прокомментировала старуха. - Мне надо было посмотреть, примешь ли ты покорно такого жениха, как говорят ритуалы, а во-вторых, надо же было испытать твою Судьбу! Видишь, девочка, как не хоти, как не крути, а Долю не изменишь. Придется тебе еще с нами помучиться.
   Красавица обреченно склонила голову и помогла ведьме подняться.
   - И зачем пробовать изменить Судьбу? - пробормотала про себя Пограйнэл. - Чем тебе здесь не нравиться? И кормят как на убой, и скелеты вечером танцуют... Идем ужинать!
   Принцесса посмотрела на катящееся к закату солнышко и поплелась за старухой.
   С другой стороны, думала она, мне всегда нравился рис. И свинина.
  
   Не надо будоражить Долю, она все ровно останется такой же, как и должна быть. Даже если застрелиться, значит так должно случиться!
   А с тех пор у драконьего замка появилась табличка "Великанам и магам вход строжайше ЗАПРЕЩЕН! Нарушителей карают дракон и боги"
   А чтоб все знали, если читаете это как рассказ, то опус - один из разделов романа "Из жизни великана", а услышанный принцессой звук - не что иное, как начало боя между богами и Трехглавыми
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   9
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"