Касьянов Владимир: другие произведения.

16. Критика в адрес Артура К. Дойла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В своё время литературный герой Козьма Прутков в "своём-чужом" сборнике мудрых мыслей "Плоды раздумья" (1854) утверждал, что "Нельзя объять необъятное" ( в оригинале "Никто не обнимет необъятного"). Ему же принадлежит и иное мудрое изречение: "Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя".
  
  Исходя из таких утверждений "великого мыслителя и мудреца", созданного творческим воображением нескольких писателей, можно сделать вывод о том, что на Земле никогда не было, нет и не будет людей, которые бы ни разу не ошибались, и которых никогда бы не критиковали. Не стал исключением и Артур Конан Дойл. Ниже приведено несколько примеров его ошибок и соответствующей критики в адрес знаменитого писателя.
  
  
  ***
  29 января 1886 года в газете "Гемпшир пост" Портсмута появилась статья "Карлайль: философ и личность", автором которой был 27-летний Артур Дойл. В этой статье молодой врач возмущался критическими нападками со стороны редакции на Томаса Карлейля (1795-1881) - известного британского писателя, публициста, историка и философа шотландского происхождения. В статье есть и такие строки:
  
  "... Не было еще в истории литературы скандала более мелочного и вызывающего глубочайшее сожаление, чем те нападки, которым подвергся Карлайль сразу же после своей кончины. Смел ли кто при жизни шепнуть против него хоть слово? Но вот старый лев испускает дух, и стая шакалов от мала до велика набрасывается на его бездыханный труп! Если бы даже кому-то удалось доказать со всей неопровержимостью, что он нарушил сразу десять библейских заповедей, вряд ли можно было ожидать, что по этому поводу подымут такой оголтелый лай. Жизнеописания Гете и Байрона вместе взятые содержали в себе, наверное, меньше ругательных слов, чем то, что обрушилось на Карлайля. Соединись в его характере развратность Гейне, невоздержанность Кольриджа и мстительность Лэндора - нашли бы мы в себе силы для столь же страстного обличения? Кстати, в чем же, все-таки, суть его преступления?.."
  
  И далее Дойл перечисляет все прегрешения 85-летней жизни Карлайля, которые, по его мнению, "столь незначительные, что смешно даже о них говорить":
  
  "... Первое и главное обвинение более чем серьезно. Карлайль ненавидел петушиный крик и раздражался, если это мешало его работе. Печальное обстоятельство, ничего не скажешь. Второе обвинение почти столь же убедительно: Карлайль не любил бренчание соседа на фортепьяно, а также звуки уличной шарманки. После этого, конечно же, и речи быть не может о том, чтобы рассматривать его в качестве реформатора общественной морали. Стоит упомянуть еще о нескольких поистине дьявольских прегрешениях покойного. Он весьма сурово отзывался о некоторых своих современниках и заносил свои наблюдения в дневник, опубликованный впоследствии без купюр. Здесь он называет Чарльза Лэмба пьяницей, Ли Ханта - неряхой, а Кольриджа - мечтателем. Все это правда - и то, что упомянутые деятели грешили соответственно пьянством, неряшливостью и мечтательностью, и то, что Карлайль при жизни не только писал, но и открыто говорил об этом. Последнее обстоятельство, с точки зрения критиков, не столько смягчает, сколько отягощает его вину...".
  
  По утверждению Артура Дойла, главный грех Карлайля состоял в том, что он говорил правду, которая из всех проступков прощается наименее охотно. Однако, по мнению автора статьи, несправедливо было бы утверждать, что Карлайль злословил в адрес большинства своих современников. Он искренне восхищался в числе прочих Раскином, Теннисоном, Оуэном, Стерлингом, Эмерсоном и чувства свои выражал с характерной для него энергичностью и прямотой. Что же касается "пресловутой раздражительности" Карлайля, то Дойл пояснял её наличие следующим образом:
  
  "...Остается последний ужасный вопрос - о пресловутой раздражительности Карлайля. Но, позвольте, если и жил когда-либо на земле человек, страдавший одновременно чрезвычайно возбудимой нервной системой и хронической диспепсией и обладавший при этом покладистым, мягким характером, то с точки зрения психолога он являл собой чудовищную аномалию. Если Карлайль таковым не являлся, значит, он был всего лишь нормальным человеком. Кроме того, раздражительность его была преходящего свойства. Имеющаяся в нашем распоряжении его переписка с женой, относящаяся к позднему времени, когда супруги были уже убеленными сединами стариками, дышит такой страстью, такой нежностью, словно в письмах этих Карлайль обращается все еще к той юной девушке из Хаддингтона, которую повстречал 41 год назад. Может быть, не так уж и невыносим был его характер, коли по прошествии четырех десятилетий супруги могли переписываться в таком духе? Нет человека, который, будучи в положении Карлайля, не грешил бы, по выражению американского юмориста, "искупительными пороками". Несомненно и то, что мало найдется деятелей, обладавших таковыми в столь ничтожной степени. Предлагая непредвзятому читателю самостоятельно решить, не смешно ли, не унизительно ли на основании столь смехотворных обвинений утверждать, будто публикация документов, упомянутых в Вашей статье, действительно повредила репутации этого великого человека...".
  
  Не менее решительно защищает Конан Дойл и философские взгляды Карлайля:
  
  "...Даже в большей степени, нежели замечания о характере Карлайля, вызывает у меня неприятие то, каким образом Вы представили его философию. Последняя отнюдь не была "Библией отчаяния". Выявлять зло, скорбеть по поводу происходящего - вовсе не означает впадать в отчаяние. Во все времена не было философа, обладавшего столь широким и оптимистичным взглядом на наш мир. Да, говорил Карлайль, это плохо, и это, и это - но окончание нашего пути будет, вне всяких сомнений, счастливым. Приведу отрывок, один из сотни подобных: "Свет, энергия и порядок, "thatcraft" или практическая добродетель, так или иначе поступают от нас к Богу, в Его великую сокровищницу, где живут и действуют, выполняя свои функции, в течение вечности. Мы не исчезаем - продолжает жить каждый атом нашего физического бытия". И это - "вопль отчаяния"?..".
  
  По утверждению Конан Дойла учение такого рода уместнее было бы назвать "Библией оптимизма". И далее автор статьи сожалеет о том, что в одном письме трудно ответить на все огульные обвинения, появившиеся на страницах "Гемпшир пост", и что, затронув здесь лишь несколько вопросов, остальные был вынужден опустить из-за нежелания злоупотреблять читательским вниманием.
  
  Дойл категорически не согласен и с утверждением редакции, что "будто Карлайль жаловался нудно и всегда на одно и то же" и что "влияние его идей падает". И поясняет, что подобные действия философа - не порок, а оправданная последовательность совершённого. Категорически возражает он и против падения влияния идей философа:
  
  "...Далее Вы утверждаете, что влияние его идей падает. Трудно вообразить себе нечто, более далекое от истинного положения дел. Влияние Карлайля не просто возрастает: только оно практически и определяет сегодня взгляды нового поколения. И спустя триста лет Карлайль будет возвышаться над авторами викторианской эпохи точно так же, как Шекспир высится над своими елизаветинскими современниками. Впрочем, ответ на вопрос об истинной ценности учений Карлайля способно дать только время. Сесть за это письмо меня вынудили нападки личного свойства. Подобно мухам, липнущим к наименее аппетитным частям мясной туши, критики облюбовали себе относительно темные утолки великого разума. Строгость, с какой они его судят, может ввести в заблуждение человека, не изучавшего обсуждаемый вопрос самостоятельно...".
  
  Что сказать по поводу содержания статьи Конан Дойла "Карлайль: философ и личность" через 133 года после её публикации?.. Ну, хотя бы то, что кроме вышечисленных грехов, Томасу Карлейлу предъявляли и другие, более серьёзные, обвинения. Именитый философ является не только автором таких многотомных сочинений как "Французская революция" (1837), "Герои, почитание героев и героическое в истории" (1841), "История жизни Фридриха II Прусского" (1858-65), но и романтическим проповедником "культа героев" - исключительных личностей вроде Наполеона, которые "своими делами исполняют божественное предначертание и двигают человечество вперёд, возвышаясь над толпой ограниченных обывателей".
  
  Тот же Карлайль известен и тем, что его философские взгляды предвосхитили воззрения Ницше с его культом "сверхчеловека". И что философия нацизма и теория диктатуры были сформулированы именно Карлейлем, а уж потом дополнены и развиты Ницше и Гитлером. Как и Адольф Гитлер, Томас Карлейль крайне презрительно относился к парламентской системе и всегда верил в спасительную добродетель диктатуры одного человека. Недаром Бертран Рассел в книге "История Западной философии" (1946) написал следующие слова: "Следующий шаг после Карлейля и Ницше - Гитлер...".
  
  
  ***
  22 февраля 1900-го года Конан Дойл опубликовал в "Вестминстер газет" статью, в которой предлагал, - в свете предстоящей реформы военного ведомства,- полностью реорганизовать отдел, занимающийся рассмотрением военных изобретений. По мнению писателя: "...В будущем все военные действия будут вестись войсками, защищенными в окопах или каких-либо иных укрытиях. Поэтому прямой огонь в таких условиях почти бесполезен. Человек в окопе или за камнем оказывается уязвим только с одной стороны - сверху...".
  
   И далее Дойл описывает собственные эксперименты с небольшим, простым и экономичным устройством, которое, будучи прикреплено к винтовке, позволит стрелку точно определить угол подъема ствола, чтобы пуля опустилась вертикально вниз и поразила цель, находящуюся на определенном от него расстоянии. И что, мол, это устройство будет легким и дешевым (стоимостью всего около шиллинга); оно займет немного места и не станет мешать обзору. При этом оружие может быть использовано для ведения как прямого, так и падающего огня, по распоряжению офицера...
  
  Через четыре дня, 26 февраля 1900 года, в той же газете появилась статья "Мистер Конан-Дойл и ведение обстрела под высоким углом", в которой писатель признаёт неудачность своей попытки вынудить военное ведомство ознакомиться с его взглядами относительно метода обстрела под высоким углом и рассмотреть средства, которыми можно осуществлять регулировку обстрела. Однако, признавая свою ошибку, Дойл всё-таки пытается осуществить "корректировку" своей предыдущей публикации:
  
  "...Что касается утверждения капитана Кэньона о том, что ветер может помешать такому ведению огня и даже сделать его опасным для стреляющих, то оно совершенно справедливо. Но я и не предлагал снимать у винтовок обычный прицел; падающий обстрел не должен будет использоваться при неблагоприятных погодных условиях...".
  
  Однако... О вышеприведённом "рацпредложении" Конан Дойла можно сказать лишь то, что даже школьники 6-8 классов знают, что "убойная сила" не только пули, но и снежка, летящего по параболе, существенно убывает после преодоления наивысшей точки своей траектории. И, если для снарядов и мин, разрывающихся в месте падения, это не сказывается на их "убойной силе", то у неразрывных пуль убойная сила существенно уменьшается по мере удаления от позиции стрелка и, тем более, при их свободном падении...". Более того, чтобы "пуля опустилась вертикально вниз и поразила цель" стрелку нужно стрелять под углом почти в 90 градусов, что чревато поражением не противника, а своих же товарищей.
  
  Однако... Конан Дойл, не желая "сдаваться на милость" капитана Кэньона, посылает уже в "Реформ-клуб" письмо с таким пояснением своей ошибки:
  
  "..."Вестминстер газетт" искажает мои слова, утверждая, будто я заявил, об успехе своей идеи. Напротив, я готов признать, что допустил ошибку. Другое дело, что сам принцип верен - просто детали нуждаются в более тщательном рассмотрении. Примени мы этот метод обстрела (заранее заручившись той или иной степенью точности), отряд Кронье, окруженный на замкнутом участке силами численностью в 20 тысяч человек с винтовками Ли-Метфорда, ни при каких условиях не смог бы выдержать осаду. Каждый квадратный ярд его позиции был бы покрыт падающим огнем, и бурам оставалось бы разве что вырыть себе по норе, чтобы укрыться от прямого попадания сверху. Что касается утверждения капитана Кэньона о том, что ветер может помешать такому ведению огня и даже сделать его опасным для стреляющих, то оно совершенно справедливо. Но я и не предлагал снимать у винтовок обычный прицел; падающий обстрел не должен будет использоваться при неблагоприятных погодных условиях. Большую точность мог бы, конечно, обеспечить специальный патрон с утяжеленной пулей и меньшим количеством кордита. Высота, на которую поднимается пуля, выпущенная из обычного патрона, такова, что с момента выстрела и до ее падения на землю проходит 55 секунд...".
  
  
  ***
  26 сентября 1900-го года Конан Дойл опубликовал в газете "Эдинбург ивнинг диспэтч" статью "К избирателям центрального Эдинбурга", в которой были такие строки: "...Я обращаюсь к вам с просьбой поддержать мою кандидатуру и отдать мне свои голоса не как посторонний. В этом городе я провел свое детство. Тут я учился в университете и получил диплом, Я многим обязан старому городу и был бы безмерно горд получить возможность представлять интересы его граждан в Парламенте. Обстоятельства, при которых проходят настоящие выборы, можно назвать исключительными. Все вопросы стали второстепенными в сравнении с главным - этой ужасной затянувшейся войной, которая потребовала от народа неисчислимых жертв и многих из нас заставила одеться в траур. Теперь, наконец, пройдя через многие битвы к победе, мы должны сделать выбор. Или мудрость наших граждан поможет сохранить то, что было добыто мужеством наших воинов, или же в этот последний час величайшая политическая ошибка нанесет нам непоправимый ущерб, обесценив плоды военных успехов. Таков главный вопрос дня, стоящий перед избирателями..."
  
  Ссылась на то, что пребывая в Южной Африке и имея возможность "из первых рук" получить мнения британцев-роялистов, африканеров, буров всех мастей и оттенков, британских офицеров и иных официальных лиц, Конан Дойл призывает избирателей к пониманию того, что " окончательное и успешное решение проблемы может быть обеспечено лишь всенародной поддержкой правительства, которое, преодолев многочисленные трудности, довело войну до успешного завершения".
  
  Конан Дойл пишет: "...Джентльмены, многие из вас принесли в жертву этой войне свой домашний уют, семейное счастье, рисковали жизнью. Я прошу еще лишь об одном: пожертвуйте всеми вопросами, которые кажутся вам насущными, ради самого важного и всеобъемлющего. Наверняка, вас интересуют конкретные проблемы - например, пропаганда воздержания или улучшение системы образования; и все же - не отдавайте свои голоса тем, кто готов ослабить вашу страну в том самом главном вопросе, который как раз и требует себе немедленного решения. Можно ли отдать судьбу страны в руки партии, одна половина которой обвиняет правительство в нерешительности при ведении боевых действий, а вторая - в том, что оно вообще ввязалось в войну?.. <...> Не теряя надежды, что свое решение в день выборов вы примете, исходя из интересов широкой национальной платформы, не позволив мелким вопросам отвлечь вас от главного...".
  
  Однако... То ли "мелкие вопросы" всё-таки отвлекли избирателей Эдинбурга от главного, то ли они, эти избиратели, так и не смогли разобраться в сущности "интересов широкой национальной платформы" - сэр Артур дважды выдвигал свою кандидатуру в Парламент и оба раза так и не смог добиться поддержки со стороны соотечественников. Не помогла и рекомендации самого Чемберлена - лидера одной из основных партий Великобритании. Вероятнее всего, избиратели Эдинбурга всё-таки не захотели потерять замечательного писателя и приобрести честного, но по-детски наивного политика.
  
  
  ***
  В некоторых интернетовских публикациях можно прочитать утверждения о том, что сэр Артур довольно спокойно относился к критике в свой адрес и продолжал активно заниматься пропагандой спиритизма. Пожалуй, такие утверждения не совсем верны, и подтверждением тому является история "выяснения отношений" Конан Дойла с Гарри Гудини (настоящее имя Эрик Вайс, 1874 -1926) - американским иллюзионистом, актёром и филантропом, прославившимся разоблачением шарлатанов и сложными трюками с побегами и освобождениями.
  
  Как правило, эти трюки Гудини выполнял с большим риском для жизни. К примеру, в 1903 году 29-летний иллюзионист был сброшен с моста в Темзу закованным в наручники и кандалы с 30-килограммовым шаром, но через несколько минут всплыл, размахивая наручниками. Летом того же года Гудини продемонстрировал в Москве своё успешное освобождение из кареты, тщательно запертой снаружи. Через 5 лет, в 1908 году, он несказанно удивил россиян самоосвобождением из камер смертников в Бутырской тюрьме и в Петропавловской крепости. Запертый в камере вашингтонской тюрьмы и облаченный в арестантскую одежду, Гудини через две минуты вышел, открыл двери соседних камер и, шутки ради, поменял местами заключенных. Затем проник в гардеробную и через пятнадцать минут после того, как был заперт, появился в караульном помещении переодетым в свой костюм.
  
  Одно время Гудини проявлял повышенный интерес и к спиритизму, пытаясь общаться с духами, но вскоре разочаровался и стал утверждать, что так называемые медиумы - мошенники. Утверждают, что Гудини был серьёзно обеспокоен тем, что под влиянием популярного в те годы спиритизма многие иллюзионисты стали маскировать свои трюки видимостью общения с потусторонними силами. В сопровождении переодетого в штатское констебля Гудини стал инкогнито посещать спиритические сеансы для того, чтобы разоблачать шарлатанов, и заметно преуспел в этом. На своих представлениях он стал повторял спиритические трюки, объясняя зрителям, как они делаются.
  
  В апреле 1920 года Гудини, находясь в Англии, прислал Дойлу в качестве подарка экземпляр своей книги "Разоблачения Роберта Гудини", в которой, в частности, изобличались братья Девенпорт - два известных американских медиума, о доверии к которым публично заявлял Конан Дойл. Писатель не пригласил Гудини к себе в гости, но между ними завязалась переписка. В одном из писем, сэр Артур утвержал: "Вы сказали, что Айра Девенпорт осуществлял свои феномены обычными материальными способами. Но если он поступал так (чему я отказываюсь верить), то он явно не только лжец, но и богохульник, так как он постоянно общался с мистером Фергюсоном, священником, и примешивал религию к своим деяниям. И тем не менее Вы фотографируетесь с этим человеком и верите его словам, наступая на те же грабли. Как можно примирить одно с другим? Я этого решительно не понимаю".
  
  Гудини ответил примирительно-уклончиво, сообщив писателю, что испытывает к спиритизму глубочайший и искренний интерес, что ему просто не посчастливилось ни разу наблюдать истинного медиума, что на данном этапе он - скептик, но ум его открыт для всего нового и он готов стать учеником. 14 апреля Конан Дойл всё-таки пригласил Гудини к себе в Уинделшем и, при первуй же встрече обе знаменитости произвели приятное впечатление друг на друга.
  
  В 1922-ом году, совершая турне по США с целью пропаганды спиритизма, сэр Артур встретился и с Гудини. И даже вместе с женой посетил его дом в Нью-йорке. В июне того же года Дойл посещает, по приглашению Гудини, ежегодный банкет "Общества американских фокусников". На банкете присутствовали самые известные иллюзионисты, демонстрировавшие захватывающие трюки. Дойл тоже решил кое-чем удивить иллюзионистов. По его просьбе на сцене установили кинопроектор и сэр Артур сообщил присутствующим, что покажет им фильм об экстрасенсорном восприятии. На экране, к удивлению и восхищению зрителей, появились живые динозавры, которые ходили, ели, дрались между собой.На присутствующих фильм произвёл огромное впечатление. Однако на следующий день Дойл признается в том, что показал фрагмент из фильма Уотерсона Ротакера, снимаемого по " Затерянному миру" Конан Дойла. В этом фильме применялись спецэффекты и анимацией картины занимался Уиллис О'Брайен - тот самый, который позднее создаст первого Кинг-Конга.
  
  Дойл предложил Гудини устроить для него закрытый спиритический сеанс, на котором Джин поможет иллюзионисту пообщаться с Цецилией Вайс - покойной матерью писателя. На сеансе роль медиума взяла на себя Джин Дойль - жена сэра Артура, которая записала по-английски очень трогательное послание от Цецилии свему сыну. Ошибкой Джин оказалось то, что мать Гудини не владела английским языком. Второй ошибкой Джин было то, что она нарисовала в своём "автоматическом письме" христианскую символику, хотя мать Гудини была правоверной еврейкой и женой раввина. Третьей ошибкой жены Дойла оказалось следующее: накануне матери Гудини был день рождения, но Дух матери совершенно не упомянул о таком событии.
  
  Некоторые биографы утверждают, что Гудини был "крайне разозлён" очередным шарлатанством, однако сдержался и не стал делать очередное разоблачение. Более того, не только "третья ошибка" Джин была явно "слабым доказательством" спиритического шарлатанства, но и в отношении "первой ошибки" оппоненты Гудини могли найти такие аргументы: мол, духи передают медиумам мысли, а не текстовки на том или ином языке. Что же касается "второй ошибки", то и её можно оправдать, к примеру, тем, что Джин, - подобно репортёрам, берущим интервью у знаменитостей, - вольно или невольно, но добавила в спиритический текст "отсебятину".
  
  И всё-таки...В октябре 1922 года Гудини публикует в "Нью-Йорк сан" статью "В пуденице духов чисто", в которой в пух и прах разбивает движение спиритов. После того, как Гудини дал интервью лос-анджелесской газете "Окленд трибюн", где высказывал свое негативное мнение о спиритизме; Конан Дойл от правил ему письмо, в котором были и такие строки: "...Мне очень жаль, что между нами все рушится, мы чувствуем искреннее дружеское расположение к миссис Гудини и к Вам лично, но "друг тот, кто поступает по-дружески", и мы не можем считать дружескими Ваши поступки, когда Вы высказываете вещи, в которых нет ни слова правды". Однако и после такого заявления сэра Артура, переписка между двумя знаменитостями продолжалась вплоть до внезапной смерти Гудини в 1926 году.
  
  В Интернете можно найти такое описание этого трагического события:
  
  "...Во время гастролей в Монреале в гримерку к Гудини вошли трое студентов, один из которых, Гордон Уайтхед, был чемпионом колледжа по боксу. Он спросил Гудини, действительно ли тот способен выдержать несколько сильных ударов в живот, ничего при этом не почувствовав. Гудини, погружённый в свои мысли, кивнул, и студент неожиданно нанес артисту два или три удара. Гудини еле остановил его: "Подождите, мне надо подготовиться", после чего напряг пресс- "Вот, теперь можете бить". Студент ударил пару раз и почувствовал железный брюшной пресс Гудини. Несколько дней Гарри не обращал внимания на усиливающуюся боль в области живота. Во время выступления в Детройте иллюзионист упал прямо на сцене, и его пришлось госпитализировать. Удары студента спровоцировали разрыв аппендикса, в результате которого развился перитонит. К сожалению, в 1926 г. антибиотиков не существовало, врачи прогнозировали скорую смерть, но иллюзионист продержался несколько дней, что достаточно долго для такого случая. 31 октября 1926 года Гарри Гудини умер в Детройте, его тело было доставлено в Нью-Йорк и похоронено в бронзовом коробе, который он использовал для своих трюков.
  
  После похорон появились неподтвержденные слухи о том, что фокусника отравили его завистники. Внучатый племянник Гудини Джордж Хардин (анг.George Hardeen) в 2007 году настаивал на необходимости эксгумации тела Гудини, придерживаясь гипотезы, что его знаменитый родственник стал жертвой умышленного заговора и был на самом деле отравлен ядом. Студент, нанесший роковые удары, не понес за это никакой ответственности...".
  
  
  ***
  В Интернете можно найти также информацию о том, что в ответ на массированную критику в адрес Конан Дойла со стороны "учёного люда", обладающего научным мировоззрением, знаменитый писатель решил их "проучить". Речь идёт о так называемой истории с "Пилтдаунским человеком", с которой некоторые исследователи связывают и имя Артура Конан Дойля, полагая, что подобная "шутка" знаменитого писателя была своеобразным ответом на многолетнюю критику его несокрушимой веры в спиритизм.
  
  "Пилтдаунский человек" ("Пильтдаунский человек") - одна из самых известных археологических мистификаций 20-го, сущность которой заключается в следующем. В 1912-ом году археолог-любитель Чарльз Доусон обнаружил в гравийном карьере Пилтдауна (Восточный Сассекс, Англия), часть черепа и челюсть ранее неизвестного древнего человека. И хотя с самого начала реконструкция черепа "пилтдаунского человека" в исполнении Смита Вудворда вызвала немало сомнений, однако многие учёные восприняли находку за "недостающее звено" в учении Дарвина о том, что человек произошёл от обезьяны.
  
  Такое признание, вероятнее всего, произошло потому, что в палеонтологии Великобритании того времени был застой и её практики от безысходности хотели верить в то, что наконец-то появилась уникальная и бесценная находка. Пилтдаунское "открытие" давало английским палеонтологам то, чего они хотели - "самого первого англичанина" и доказательство того, что и Англия была важным звеном в формировании человека современного вида. Более того, эта находка подтверждала и утверждения расистского толка о том, что наиболее ранние находки ископаемых человеческих останков должны быть сделаны именно в Западной Европе как якобы "наиболее прогрессивном" регионе мира.
  
  Однако в 1953 году, через четыре десятилетия, вдруг выяснилось, что найденные фрагменты являются искусной подделкой - фактически это был череп современного человека, намеренно соединённый с немного подпиленной нижней челюстью орангутанга и обработанный бихроматом калия для имитации древней окраски!.. До сих пор окончательно не установлено, кто именно и из каких побуждений совершил подделку "пилтдаунского человека". Основными подозреваемыми считаются: Чарльз Доусон, Артур Смит Вудворд, Пьер Тейяр де Шарден, Мартин Хинтон и Артур Конан Дойл.
  
  Одним из вероятных мотивов для "шутки" Конан Дойла исследователи считают месть писателя научному сообществу за массированную критику его увлечения спиритизмом. Изготовив череп "пилтдаунского человека", Конан Дойл якобы хотел унизить и поставить под сомнение профессионализм современных учёных и вообще всю их деятельность и убеждения. Кроме того, писатель увлекался коллекционированием окаменелостей и, как врач, отлично разбирался в анатомии.
  
  Сторонники такой версии обнаружили немало иных "точек соприкосновения" между вымышленными приключениями в "Затерянном мире" Конан Дойла и пилтдаунским обманом. К примеру, в романе писателя есть такие строки:
  
  " ...- Ну, а кости?
  
  - Первую он извлёк из рагу, вторую смастерил собственными руками. Нужны только известная смекалка да знание дела, а тогда всё что угодно сфальсифицируешь - и кость и фотографический снимок...
  
  - А может быть, дикарь решил разыграть с нами милую шуточку? - сказал Саммерли. - С таких элементарных развлечений, вероятно, начинается развитие человека...".
  
  Дойл закончил "Затерянный мир" и отослал его в издательство в декабре 1911 года, в апреле 1912 года роман уже вышел в печать, а Доусон сделал официальное заявление по поводу своего открытия в декабре 1912 года...
  
  Однако противники такой версии утверждают, что если бы история с "Пилтдаунским человеком" являлась своеобразной "шуткой" Конан Дойла, то писатель публично объявил бы о своем триумфе. В последнее время многие исследователи этой истории всё больше склоняются к версии, что "Пилтдаунский человек " является "делом рук" самого Чарльза Доусона.
  
  
  ***
  В завершении данной подборки материалов хочется привести некоторые критические замечания , высказанные Александром Х - нашим современником, в адрес сэра Артура ( http://samlib.ru/w/wladimir_kasxjanow/ ) .
  
  1. Александр 2019/03/02 22:48 (коммент. к "Конан Дойл. Зигзаги судьбы"):
  
  "За это свое увлечение спиритуализмом (лично мной расцениваемое как полностью идиотское) писателю как-то влетело аж из Соединенных Штатов!) Правда, рикошетом - знаменитый американский физик-экспериментатор Роберт Вильямс Вуд, на дух не переносивший шарлатанов от науки, в ответ на намерение не менее знаменитого изобретателя Томаса Альва Эдисона создать некий прибор для регистрации потусторонних явлений, написал и опубликовал следующий стишок:
  
  Не хочет медиумов он,
  Великий Томас Эдисон.
  И веры больше ни в планшет
  Ни в стол вертящийся в нем нет.
  Он думает, наморщив лоб,
  "Изобрету-ка духоскоп!"
  Помощников со всех сторон
  Скликает Томас Эдисон,
  Зубчатки взявши и червяк,
  Они их крепят так и сяк!
  В катушке линза, и накал
  Виток платиновый давал
  И вот - проверив частоту,
  Все помещают в пустоту.
  "Со всем согласен я весьма",
  Сказал им Эдисон Фома.
  "Чтоб показаться нам в приборе,
  Все духи выстроятся вскоре.
  Ковчег свой бросит старый Ной,
  Чтоб побеседовать со мной"
  "Спустите занавес окон! -
  Воскликнул дальше Эдисон.
  Пьянола пусть теперь играет
  И ультрафиолет сияет!
  Смотрите, предо мною сколь
  Померкнут Лодж и Конан-Дойль!".
  
  Стишками мистер Вуд не ограничивался. Как пишет его биограф Вильям Сибрук, ученый посещал все спиритические сеансы, куда только имел возможность попасть, после чего публиковал погромные статьи, где в деталях объяснял, КАК на самом деле там происходят "визиты духов". Учитывая его способности эксперта-криминалиста и талант к устройству всевозможных розыгрышей (переходящих в интеллектуальное хулиганство ;) ) - Вуд никогда не ошибался. Так что мистеру Дойлю весьма крупно повезло, что он явно ограничивался одним только проповедничеством и во время своих поездок не изображал из себя медиума... Ехидный Роберт, никогда не испытывавший почтения ни к каким авторитетам и до конца дней остававшийся в душе юным проказником, проехался бы по именитому англичанину асфальтовым катком! Благо сам ученый был не лишен литературного таланта (среди прочего написав и издав два научно-фантастических романа) и за острым словцом в карман никогда не лез :))".
  
  
  2. Александр 2019/04/21 15:35 (коммент. к "Конан Дойл о тоннеле под Ла-Маншем"):
  
  " Забавно оказалось читать про боязнь субмарин британского военно-морского чина, особенно если знаешь технические характеристики и сответственно, реальные возможности подлодок начала прошлого века. Их не слишком-то высокий, так скажем, уровень вполне соответетствовал отсутствию средств борьбы с подводной угрозой - по сути, в Первую Мировую для обоих сторон это являлось не более чем игрой в жмурки, где глаза участники открывали лишь иногда и ненадолго. Военный же успех бошевских кригсмарин оказался связан больше не с "корабельным превосходством", а с неспособностью командования противника достаточно быстро отыскать тактико-технические средства противодействия. Ибо злой анекдот про экзаменатора, студента-медика и заспиртованный генеральский мозг "это не извилина, а след от фуражки!" не шутка, а самый реальный факт, знаете ли... :)) Однако гуманитарий по образу мышления Конан Дойл технику знал постольку-поскольку, отечественным генералам-адмиралам верил и написал рассказ "Чертежи Брюса-Партингтона", где Ш.Холмс туманным ноябрем 1895 года расследовал похищение вышеупомянутых чертежей, где имелась схема как раз какой-то сверхъестественно эффективной подводной лодки. Насколько было это самое "постольку-поскольку", можно понять из одной детали сюжета - все почти все вышеназванные лодочные чертежи числом семь штук (а всего их было ДЕСЯТЬ ;) ) уместились в КАРМАНЕ ПАЛЬТО клерка Адмиралтейства! :))".
  
  
  3. Александр 2019/04/21 12:32 (коммент. к "Конан Дойл и медицина"):
  
  "Не знаю, смогут ли вышеприведённые публикации Конан Дойла убедить тех медиков, кто подвергает сомнению медицинскую профпригодность знаменитого писателя. Некоторые основания для последнего у обвинителей все же имеются, однако критикующие Конан Дойла переставляют здесь местами телегу и лошадь. На мой взгляд, все случаи его так называемого врачебного непрофессионализма связаны с довольно невысоким уровнем развития медицины того времени! Последнее выглядит неожиданным на фоне небывалых темпов научно-технического прогресса XIX века, но данному прискорбному факту есть свои объяснения, как объективного, так и субъективного характера... Приводить их не буду, иначе текст комментария вырастет раз в пять :) - скажу только, что большинству нынешних достижений мы обязаны главным образом двадцатым-тридцатым и пятидесятым-шестидесятым годам прошлого века, причем далеко не последнюю роль там сыграли Первая и Вторая Мировые войны. Поэтому для СВОЕЙ эпохи Конан Дойл был как минимум хорошим врачом, ничуть не хуже коллег, а возможно, за счет более развитого логического мышления - даже несколько выше среднего уровня".
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"