Касьянов Владимир: другие произведения.

9. Родные места Агаты Кристи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Детство и юность Агаты Кристи были счастливыми не только в силу того, что рядом с нею находились любящие и любимые родители, а также иные родные и близкие, но и потому, что будущая писательница жила в местах, которые тоже очень любила. К родному месту знаменитой писательницы, в первую очередь, следует отнести город Торки (Торквей), где она родилась и где прошли её юность и детство. История поселения в Торки семьи Фредерика Миллера - жителя Нью-Йорка, довольно проста. После своего затянувшегося медового месяца в Швейцарии, родители Агаты Кристи, наслышанные о Торки и его чудесном климате, решили пожить в нём год-другой. И отец Агаты даже не мог предполагать, что вскоре он без сожаления покинет Америку и переберётся в Торки на постоянное место жительства.
  
  Этот город находится на южном побережье Англии в графстве Девон и расположен на семи холмах вдоль берега залива Торбей. Благодаря Гольфстриму в Торки необыкновенно мягкий климат, очень способствующий выздоровлению и укреплению организма. Этот курорт называют Английской Ривьерой. Сюда приезжали не только англичане, но и граждане иных стран, заручившись рекомендательными письмами, а летом местные газеты каждую неделю публиковали списки прибывших отдыхающих. В Торки отдыхало и лечилось немало именитых людей того времени. К примеру, Шарль Луи Наполеон Бонапарт (Наполеон III, 1808-1873) - первый президент Французской республики (1848-1852), император французов (1852-1870) посещал курорт и останавливался в отеле "Империал". В "Бас-Хаусе" на Виктория-Пэрад принимала ванны Элизабет Барретт Браунинг (1806-1861) - известная английская поэтесса, в честь которой назван кратер Браунинг на Венере. Бывал в Торки и Джозеф Редьярд Киплинг (1865-1936) - английский писатель, поэт и новеллист, автор знаменитой "Книги джунглей", первый из англичан получивший Нобелевскую премию по литературе (1907). "Родной отец" Маугли так отзывался об этом городе: "Торки - это место, через которое хочется протанцевать в одних очках...".
  
  В 19-ом веке Торквей прославил сэр Ричард Фрэнсис Бёртон, родившийся в этом городе в 1821 году, - за 69 лет до рождения Агаты Кристи, а умерший в 1890-ом, - в год её рождения. Бёртон был известен не только своими выдающимися способностями к иностранным языкам (владел 29-ю языками, в том числе свободно говорил на хинди, маратхи, гуджарати, персидском и арабском), но и стал известным британским путешественником, писателем, поэтом, переводчиком, этнографом, лингвистом и дипломатом. Он также прославился своими исследованиями Азии и Африки, переводом сказок "Тысячи и одной ночи" и "Камасутры", а также как автор множества художественных произведений и статей, посвящённых географии, этнографии и фехтованию. У Бёртона было много иных увлечений и странностей. Во время одного из своих путешествий он содержал возле своей хижины целый выводок ручных обезьян, надеясь со временем расшифровать и выучить их язык. И даже составил нечто вроде словаря звуков, произносимых обезьянами. К сожалению, этот труд был им через несколько лет утерян. Бёртон также был искусным фехтовальщиком и гипнотизёром. За свой буйный нрав, свирепость в бою и страсть к дуэлям Бёртон получил прозвища "грубиян Дик" и "головорез Дик". По мнению некоторых его современников, ни один другой человек той эпохи не скрестил шпаги с таким количеством противников, как Бёртон.
  
  Лора Томпсон в своей книге "Агата Кристи. Английская тайна" напишет следующее о Торки нынешних времён: " Приметы современности изуродовали былые благородные формы, перемены, происшедшие в Англии, здесь особенно очевидны, потому что Торки - место для удовольствий, а удовольствия - это то, что теперь лучше всего нас характеризует. В сегодняшнем Торки Агата повсюду - в витринах магазинов, в музее... И в то же время - нигде. Того, чем была она сама, что сформировало ее, более не существует. Лишь изредка, на миг, мелькнет образ девочки в белом платье, вприпрыжку бегущей по испещренным солнечными бликами улицам и лелеющей в голове кучу тайн. Но нет тайны большей, чем эта: в Англии, явно склонной разрушить все то, во что она верила и что собой воплощала, Агата Кристи остается неизменно популярной. Такой парадокс наверняка заинтриговал бы ее...".
  
  Современный Торки практически соединился с соседним городом Пейнтон и является самым большим из трёх юго-западных курортов Англии, которые вместе административно входят в Торбей. Торки также нередко называют городом пожилых людей - согласно переписи 2001 года в этом городе проживало 62 963 жителей, из которых 26 % были старше 60 лет, а дети и молодёжь до 20 лет составляли 23 % населения.
  
  ***
  Всю жизнь Агата Кристи была влюблена в свое детство, и в этой любви немалое место отводилось не только родным людям и родному городу Торки, но и Эшфилду - родовому дому писательницы, в котором она родилась и выросла. Примечательно, что этот дом купил не Фредерик Миллер - отец Агаты Кристи, а её мать Клара. Купила за 2000 фунтов стерлингов наследства, оставленного ей Натаниэлем Миллером. Через годы выяснилось, что такая покупка оказалась самым удачным вложением миллеровского наследства, гораздо более разумным, чем всё, что когда-либо делал с ним отец Агаты Кристи. Такой смелый и самостоятельный поступок жены окончательно убедил Фредерика Миллера в рациональной прагматичности Клары, которой так не хватало лично ему.
  
  Эшфилд был большим, частично двух-, частично трехэтажным домом, - не роскошным, но очень удобным для проживания в нём. Окна его комнат поражали своей величиной и элегантностью, на первом этаже они доходили почти до самой земли. Рядом с красивым крыльцом, затенённым вьющимися растениями, начиналась великолепная лужайка, простирающаяся до небольшого леса. На территории усадьбы имелась оранжерея, в которой росли даже пальмы. Был и ухоженный сад, в одном из уголков которого находилось собачье кладбище, где под маленькими надгробиями покоился прах домашних любимцев семьи, в том числе йоркширского терьера Тони - первой собаки Агаты. Именно сюда, в Эшфилд, приехал на мотоцикле Арчи Кристи - будущий муж Агаты Миллер, в поисках стройной девушки, в которую влюбился на танцевальном вечере близ Эксетера. В это время Агата играла в батминтон у друзей, и Арчи пришлось с нетерпением ждать любимую девушку; сидя за чаем с её матерью.
  
  Отец Агаты Кристи любил живопись, поэтому на стенах Эшфилда висело множество картин, написанных маслом, в том числе и картины местного художника Н.Дж. Бэрда, на которых были изображены не только члены семьи Фредерика Миллера, но и няня Агаты, а также любимая собака Монти. Лишь Клара категорически отказывалась позировать художнику, говоря своим родным: мол, все вы выглядите на картинах Бэрда так, словно не мылись несколько недель!. Однако даже в 1967 году, 77-летняя Агата Кристи в ответном письме одной даме, составлявшей каталог работ Бэрда, написала такие строки: "Думаю, что это очень милая живопись. Мой отец всегда очень высоко ценил его картины".
  
  Многие биографы Агаты Кристи, описывая её жизнь в Торки и Эшфилде, вольно или невольно, но создают впечатление аристократической и богатой жизни семьи её родителей. Однако сама Агата Кристи так не считала, и в своей "Автобиографии" написала следующее:
  
  ""В противоположность многим из наших друзей мы отнюдь не были зажиточной семьей. Американец по происхождению, мой отец автоматически считался богатым, как все американцы. На самом деле мы жили вполне комфортабельно, но не более того. У нас не было ни дворецкого, ни лакея. Мы не держали выезда с кучером. У нас было трое слуг, а по тем временам меньше нельзя было себе представить. Если в дождливый день мы собирались пойти к друзьям на чашку чая, то полторы мили шагали под дождем в плащах и галошах. Мы никогда не вызывали кэба, разве что речь шла о настоящем бале и под угрозой оказывался бальный наряд. С другой стороны, угощение, принятое в нашем доме, отличалось поистине невероятной роскошью по сравнению с тем, что обычно подают гостям теперь. Тут уж, казалось бы, никак нельзя было обойтись без помощи повара и поварят. Недавно мне попалось на глаза меню одного из наших давних обедов (на десять персон). Сначала предлагался выбор из двух супов - пюре и бульона, за ними следовало горячее тюрбо из палтуса или язык. После этого шел шербет, за ним седло барашка. И уж полной неожиданностью был лангуст под майонезом; на сладкое пудинг "Дипломат" или русская шарлотка и потом уже десерт. А все это приготовила одна Джейн".
  
  Впрочем, во времена своего детства и юности, Агата Кристи не очень задумывалась над степенью зажиточности своей семьи. Она просто наслаждалась своей жизнью в родных местах. По мнению Лоры Томпсон - одного из лучших биографов знаменитой писательницы, каждый уголок Эшфилда были для Агаты волшебным. Она любила отчий дом и с детской непосредственностью, и с осознанностью взрослого человека, интуитивно чувствуя грусть, коей окрашена эта любовь, и понимая, что счастье не вечно и что именно это делает его ощущение столь острым. У нее было чутье на печальные события и необычная для ребенка способность к обобщению. Даже погруженная в теплую неподвижность казавшихся нескончаемыми летних сезонов, она предчувствовала их конец и каждый момент непреложно запечатлевала в памяти. И всю свою жизнь Агата Кристи видела Эшфилд теми, детскими глазами. До конца дней своих Агата Кристи продолжала видеть этот дом во сне. И когда в 1960 году, через 20 лет после продажи Эшфилда, дом разрушили, она плакала, как дитя.
  
  ***
  Кроме Торки и Эшфилда, у Агаты Кристы было ещё одно любимое родное место - Гринвей (Гринуэй). Поместье Greenway House находилось в 4,5 милях от Пейнтона и считалось одним из самых красивых в округе. "Белый особняк в георгианском стиле, построенный в 1780 - 1790 годах, и роща со множеством прекрасных деревьев и кустов, простирающаяся до самого Дарта, - идеальное имение, о таком можно мечтать" - такие строки написала Агата Кристи о Гринвее. В "Автобиографии" писательница очень сожалела о том, что к концу 30-х годов её любимый Эшфилд превратился в пародию на самого себя - рядом построили среднюю школу и лечебницу для душевнобольных. И когда в 1938 году, прибыв с мужем в Торки, она узнала, что Greenway House продаётся всего за 6000 фунтов стерлингов, то без колебаний купила это поместье, вскоре ставшее её очередным "родным местом".
  
  На сайте http://www.loveorigami.info/story.php?aut=432 можно узнать о том, как после смерти отца Агаты Кристи её семья чуть не лишилась Эшфилда, и что у писательницы с тех пор появилась непреодолимая страсть приобретать недвижимость:
  
  " В лучшие времена она владела семью домами одновременно. Однако это не было простым коллекционированием, она любила дом, как любят произведения искусства. Агата по очереди перебиралась из одного дома в другой, пытаясь понять, какой ей больше нравится. А её агенты все продолжали составлять новые списки на просмотры недвижимости. Образ дома - тот ключ, которым можно отомкнуть не только секрет успеха Агаты Кристи, но и приоткрыть завесу её частной жизни. Один из домов, как она считала, оказался несчастливым - Стайлс, названный в честь романа "Преступление в Стайлсе". До покупки семьёй Кристи он сменил нескольких хозяев и имел дурную славу. Три прежние семьи, жившие в Стайлсе, развелись <...> Больше не было в жизни Агаты Кристи несчастливых домов - второе замужество принесло писательнице покой и благополучие <...> А в одном из очередных домов Агата Кристи наконец завела даже собственный уголок. До этого она с юмором рассказывала, что фотокорреспонденты, желавшие сфотографировать знаменитую писательницу за рабочим столом, терялись, ибо долгое время Агата трудилась над своими листами где придётся - на уголке обеденного стола, на туалетном столике в спальне. Теперь же у неё появился настоящий кабинет с роялем и библиотекой. Дом этот, к сожалению, погиб во время бомбёжки. Другой, тоже счастливый, дом - Гринвей, основательный двухэтажный особняк в уединённом месте, понадобился военному ведомству для размещения офицеров. После войны дом вернули хозяйке не только в целости и сохранности, но даже с "приращением" в виде 14 добротных клозетов...".
  
  Следует отметить, что Гринвей не был постоянным местом проживания Агаты и её второго мужа. Чаще всего они жили в Уоллингфорде (Оксфордшир), а Гринвей был для них своеобразным "праздничным домом", в котором Агата с Максом часто проводили лето, а на Рождество и Пасху к ним в Гринвей приезжали в гости ближайшие родственники и друзья. После смерти писательницы домом владела ее дочь Розалинда с мужем, потом Мэтью Причард - сын Розалинды и внук "Королевы детектива". Именно он в 2000 году передал Гринвей в ассоциацию National Trust, которая превратила его в музей Агаты Кристи, ставший доступным для всех желающих посетить его лишь в 2009-ом году.
  
  В Гринвее-музее можно найти множество предметов и вещей, так или иначе связанных с жизнью и деятельностью не только Агаты Кристи, но и её ближайших родных и близких. В одной из комнат музея есть небольшая выставка - собрание всех вышедших книг Агаты Кристи. Имеется и редкостная коллекция керамики и африканских фигурок, собранная Максом - вторым мужем писательницы. Здесь хранятся свидетельства о рождении Агаты Кристи, её матери Клары и дочери Розалинды и даже меню свадебного обеда Клары и Фредерика, состоявшегося 11 апреля 1878 года на Пэлас-Гарденс-террас. В музее можно увидеть и заключённый в рамку счет от 17 июня 1940 года: "За продажу Эшфилда, Бартон-роуд, Торки - 240 000 фунтов. За мебель и оборудование - 21 фунт 19 шиллингов 6 пенсов". Имеется в музее и знаменитая кожаная шкатулка - "Альбом признаний", в который каждый член семьи вписывал ответы на целый список вопросов, в том числе и такие:
  
  - самая важная, с вашей точки зрения, добродетель;
  - ваш любимый цвет, герой, героиня;
  - ваше состояние души в данный момент.
  
  В этой же кожаной шкатулке лежит и листок с регламентом процедуры похорон отца Агаты Кристи, вместе с засушенными листьями с кладбища в Илинге, где он погребен.
  
  В Гринвее-музее хранится много иных вещей и предметов, в том числе и таких, которые с материальной точки зрения не представляют собой никакой ценности, но со стороны моральной являются очень ценными и дорогими для памяти тех, кто не только любит творчество Агаты Кристи, но и интересуется личной и семейной жизнью как знаменитой писательницы, так и её родных и близких. Одним из таких предметов является обёртка от грушевого мыла, которым любил пользоваться Фредерик Миллер. Она, эта обёртка, оказалась для его жены дорогим "узелком на память", вызывавшим у Клары целых поток положительных эмоций и чувств в адрес покойного супруга. На этой обёртке Клара однажды написала: "Я не могу больше видеть тебя воочию, душа моя, но я вижу тебя мысленно, и взор мой черпает утешение в твоем лице".
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | А.Синецкий "Титько-комп" (Научная фантастика) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"