Касьянов Владимир: другие произведения.

Агата Кристи. Неоконченный портрет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Содержание:
  
   1. Г.А. Анджапаридзе о "Застенчивой Королеве" детектива
   2. Жизнь каждого из нас - сплошной детектив!
   3. Таинственное исчезновение Агаты Кристи
   4. Любимая и любившая
   5. О литературном творчестве Агаты Кристи
   6. Кое-что о "творческой кухне" Агаты Кристи
   7. Родные люди писательницы
   8. Дочь и внук Агаты Кристи
   9. Родные места Королевы детектива
   10. Л. Томпсон о личной и семейной жизни Агаты Кристи
   11. Пуаро Агаты Кристи
   12. Иные авторы об Агате Кристи
   13. Агата Кристи о себе
   14. Всё познаётся в сравнении?
   15. "О мотиве и возможности" Агаты Кристи
   16. "Двойное дно" второго брака Агаты Кристи
   17. Последние годы Агаты Кристи
   18. Агата Кристи. Вместо эпилога
  
  
  
   1. Г.А. Анджапаридзе о "Застенчивой Королеве" детектива
  
   На сайте "Детективный метод", посвящённый истории детектива в кино и литературе (http://detectivemethod.ru/english/mysteries-of-agatha-christie/) можно прочитать статью "Тайны Агаты Кристи", автором которой является Г. А. Анджапаридзе (1943 -2005) - советский и российский переводчик, литературный критик, литературовед, кандидат филологических наук, заслуженный работник культуры РСФСР.
  
   Статья начинается с необычной истории:
  
   "В середине 80-х годов на общеевропейском культурном форуме в Будапеште академик Борис Борисович Пиотровский, тогдашний директор Ленинградского Эрмитажа, рассказал мне, как однажды обедал в Лондоне у своего коллеги, директора Британского музея, сэра Макса Мэллоуэна. Мужчины, как обычно бывает в таких случаях, говорили о делах. Хозяйка дома в беседе практически участия не принимала. Впрочем, заботливо следя, чтобы тарелки присутствующих не пустовали. На прощание она вручила гостю небольшой, аккуратно завернутый пакет. "Там книжка, которую я написала", - всего лишь сказала леди Мэллоуэн. Только в гостинице академик, развернув подарок, увидел на обложке имя автора: "Агата Кристи". Он был искренне раздосадован, поскольку любил книги Кристи и вовсе не по своей вине упустил возможность лично сообщить писательнице об этом. Но более всего Пиотровский был потрясен скромностью супруги своего коллеги: "Вы можете представить себе какую-нибудь нашу знаменитость, способную не проронить ни слова о себе и о своем творчестве?..".
  
   И далее Анджапаридзе уточняет: мол, Агата Кристи в те годы уже была в зените славы, которая, как ни удивительно, была ей совершенно не нужна. Поэтому не случайно её такое откровенное признание: "... когда я заполняла анкету и добралась до графы 'Род занятий', мне и в голову не приходило написать что бы то ни было, кроме освященного веками: 'Замужняя дама'. Я была замужней дамой, таков был мой статус и род занятий. Попутно я писала книжки, но никогда не относилась к своему писательству как к чему-то, что торжественно величают 'делом жизни' - было бы смешно". К тому времени, Агату Кристи по праву уже называли "королевой" не только английской, но и всей мировой детективной литературы, и автор статьи высказывает мысль о том, что не только творчество Агаты Кристи, но и ее собственный образ стали неотъемлемой частью культурной мифологии ушедшего века.
  
   Г. Анджапаридзе напоминает читателям и о том, что Агата Кристи является не только автором замечательных детективов, но и великолепным драматургом:
  
   "...вот уже пятьдесят первый год каждый вечер (!) идет пьеса 'Мышеловка', побившая все мыслимые рекорды в истории мирового театра. В автобиографии писательница не без свойственного ей мягкого юмора рассказывает свою версию этого небывалого в истории театра долголетия. Сначала была написана короткая радиопьеса, называвшаяся 'Три слепые мышки', позже она стала основой произведения для театра. Пытаясь понять неожиданный, прежде всего для нее самой, успех, Кристи полагает, что помимо чистой 'удачи' и точно выверенной драматургической коллизии, в пьесе есть необходимый баланс напряженности действия и юмора. Но, несмотря на это, писательница вполне самокритично считала, что "Мышеловка" продержится на сцене месяцев восемь. Ее знакомый театральный деятель, которому пьеса понравилась, был более щедрым и предсказал четырнадцать месяцев. Но оба они ошиблись - вот уже шестое десятилетие каждый вечер подряд пансион 'Монксуэлл-мэнор' принимает своих первых посетителей, которые очень скоро оказываются отрезанными от остального мира небывалым снегопадом...".
  
   Будучи известным теоретиком жанра детективной литературы, автор публикации откровенно признаётся, что не один десяток лет, читая и перечитывая произведения Кристи и немало написав о ее творчестве, он так и не разгадал тайну буквально универсального успеха Агаты Кристи. И предлагает читателям провести такой эксперимент:
  
   "Попробуйте отложить начатый роман Кристи и, к примеру, лечь спать. Боюсь, что у вас это не выйдет. Пока не дочитаете до конца, вряд ли заснете. A вот с точки зрения канонов изящной словесности проза Кристи не производит особого впечатления, заметно уступая таким признанным стилистам детективного жанра, как Хэммет, Чандлер, Марджори Аллингем и др. На страницах ее романов и новелл не встретишь ни колоритного обмена репликами-репризами, ни эффектных описаний, ни авторских отступлений с афористическими характеристиками лиц и положений данного сюжета. Стиль Агаты Кристи нейтрален, характеристики скупы, описания сведены до минимума... И Пуаро, и мисс Марпл достигают успеха исключительно с помощью 'дедукции', аналитических способностей мышления. Но в пределах этой внешней достаточно простой формулы писательница проявила поразительное умение варьировать, тасовать обязательные компоненты и держать читателя в напряжении до самых последних страниц, где очередной герой-расследователь одерживает закономерную победу над хитроумным преступником, выводя на чистую воду того, чья абсолютная невинность вроде бы была по ходу всего повествования самоочевидной... ".
  
   По мнению Григория Андреевича, Агата Кристи всегда упрямо избегала того, что называется "паблисити", терпеть не могла давать интервью, страшилась публичных выступлений и вообще старательно охраняла свою частную жизнь от любых посягательств. Только после смерти ее, когда была опубликована автобиография и несколько биографических книжек, загадочный образ 'первой леди' детектива начал приобретать определенные очертания. В своей автобиографии знаменитая писательница была предельно откровенна перед читателями: "Я отважилась написать детектив; написала; его приняли и собирались издать. Этим, насколько я понимала, дело и ограничивалось. В тот момент я, разумеется, не помышляла продолжать писать книги. Для меня писательство служило развлечением...".
  
   В автобиографии Агаты Кристи имеются и такие строчки: "Могу признать, что добродушна, жизнерадостна, немного малахольна, забывчива, робка, чувствительна, на редкость не уверена в себе, в меру бескорыстна... Но благородна? Нет, на это я не согласна... Из двух событий в жизни, приведших меня в наивысшее волнение, одним была покупка автомобиля, моего любимого 'морриса каули' с носом бутылочкой. Второй раз я испытала такой же восторг сорок лет спустя, будучи приглашенной самой королевой на ужин в Букингемский дворец!..".
  
   И хотя Агата Кристи прожила долгую жизнь, исчисляемую 86 годами (1890-1976), но её жизнь, по мнению Г.А. Анджапаридзе, была сугубо частной жизнью. "Королева" детективной литературы:
  
   -не была социально активной личностью;
  
   - не занималась общественной деятельностью;
  
   - не изучала и не собирала 'материал';
  
   - не ездила в творческие командировки;
  
   -не сталкивалась ни с полицией, ни с преступниками;
  
   - не занималась криминологией, юриспруденцией и всем комплексом дисциплин, связанных с правонарушением.
  
   Однако всё вышеперечисленное не помешало Агате Кристи создать собственный тип детективного романа, который признан эталонным и даже классическим, и которым зачитывается уже не одно поколение людей во многих странах мира.
  
   В 1954 году, 64-летняя Агата Кристи, отвечая на шуточную анкету под названием "Исповедь", свое любимое занятие определила следующим образом: "Сидеть на солнце и ничего не делать". И такое "ничего-неделание" позволило ей за период своего почти 60-летнего творчества написать и издать 68 романов, более сотни рассказов и 17 пьес. Произведения Агаты Кристи переведены на 103 иностранных языка.
  
   Г. Анджапаридзе пишет: "...Повествуя о многих деталях быта, условностях английской жизни и так далее, она показывает их глазами 'человека со стороны', которому иногда приходится растолковывать правила и условности, без подсказки понятные английскому буржуа. В уста своего героя-сыщика Агата Кристи вкладывает иронические и критические замечания об английском обществе. К примеру, он замечает: 'На собственном опыте многие англичане убеждены в том, что сказанное иностранцу можно не принимать всерьез' ('Глупость мертвеца'). Пуаро известно, что значительно больше убийств, нежели можно предположить, совершено, чтобы сохранить внешнюю респектабельность ('Мисс Макгинти мертва'). Для Пуаро поиски преступника - необходимость морального порядка: он должен покарать зло и восстановить справедливость. В этом смысле он, конечно же, выражает позицию самой писательницы, видевшей в детективной литературе ее нравственный аспект. 'Детектив был рассказом о преследовании и расследовании, а также рассказом с моралью... Как и все, кто писал и читал эти книги, я была против преступника и за невинную жертву', - писала она в автобиографии. Можно сказать, что все книги Кристи объединяет наивная и неистребимая гуманистическая вера в то, что добро всегда победит, а порок будет наказан...".
  
   В своих произведениях Агата Кристи всегда избегает живописать детали преступления, удовлетворяясь сухой и необходимой информацией. Нередко жертвы преступления в ее романах столь же несимпатичны, как и преступники (Роджер Экройд, капитан Тревильян), но можно быть всегда уверенным, что преступник у нее никогда не вызовет сочувствия. Кристи резко отрицательно относилась к тем детективным произведениям, авторы которых преступали моральные нормы: "Никому в голову прийти не могло, что наступит время, когда детективы будут читаться из-за описываемых в них сцен насилия, ради получения садистского удовольствия от жестокости ради жестокости", - пишет она в автобиографии.
  
   Анджапаридзе категорически не согласен с мнением тех читателей, кто воспринимает произведения Агаты Кристи как добротное, но чисто развлекательное чтение, своего рода "гимнастику ума". Автор "Тайн Агаты Кристи" не согласен и с Джулианом Саймоном - наследовавшим после Кристи пост президента Клуба детективистов, - который полагал, что именно книги Агаты Кристи придали детективному жанру характер "сложной головоломки", в которой интерес читателя к судьбам героев почти угасает, ибо он "не только не нужен, но и не желателен". Агата Кристи действительно умела загадать читателю трудно разрешимую без помощи Пуаро или мисс Марпл загадку, но она не только великолепный конструктор загадок. По мнению Анджапаридзе:
  
   "Агата Кристи - точный и иронический летописец нравов достаточно обширной прослойки современного ей английского общества. Писательница чутко откликалась на изменения, происходившие в Англии. Если в годы, предшествовавшие Второй мировой войне, в ее романах чаще всего действует преступая организация, по структуре и влиятельности очень напоминающая гигантскую межнациональную корпорацию. Таким образом, книги Кристи, очевидно, не только развлекательное чтение, а правдивые документы эпохи. Заложенная в них разнообразная информация подтверждает мысль Р.Уинкса о том, что хотя бы 'историк должен ценить детективную литературу'. Кристи не претендовала на славу выдающегося мастера психологической прозы. Но созданные ею образы соотечественников - священников, докторов, адвокатов, провинциальных кумушек, небогатых землевладельцев и рантье, девиц с большими амбициями, но со скромными средствами и особенно отставных военных с колониальным прошлым - можно сказать, совершенны до хрестоматийности...".
  
   Агата Кристи никогда не была теоретиком литературы, и к писательству сначала относилась как к удовольствию и развлечению, а потом, как к приятному ремеслу, приносившему немалый доход. Подобный взгляд на литературу в корне противоречит русской традиции, где писатель, если и не Борец, то обязательно Учитель, несущий почтительна склонившей перед ним главу аудитории свое заветное Слово.
  
   Знаменитая писательница высказалась следующим образом о творчестве вообще: "К тому времени у меня уже выработалась привычка писать рассказы, сменившая вышивание подушечек или копирование рисунков дрезденского фарфора. Если кому-то покажется, что тем самым я принижаю писательское дело, я никогда не соглашусь с этим. Жажда творчества может проявиться в любой сфере: будь то вышивание, приготовление изысканных блюд, живопись, рисунок, скульптура, сочинение музыки или стремление писать романы и рассказы. Другое дело, что в каком-то из этих искусств вы оказываетесь сильнее... Начав писать детективы, я совершенно не была расположена оценивать события, в них происходящие, или серьезно размышлять над проблемами преступности. Детектив - рассказ о погоне; в значительной мере это моралите - нравоучительная сказка: порок в нем всегда повержен, добро торжествует. Во времена, относящиеся к войне 1914 года злодей не считался героем: враг был плохой, герой - хороший, именно так - грубо и просто. Тогда не было принято окунаться в психологические бездны. Я, как и всякий, кто пишет или читает книги, была против преступника, за невинную жертву".
  
   По мнению автора статьи, Агата Кристи, развлекая читателя, последовательно защищала Устои и в этом была писательницей социальной. Сегодня, когда в книгах наших отечественных авторов сплошь и рядом встречаются герои-преступники, хладнокровно 'мочащие' своих мнимых и реальных противников, тем более злободневно звучит голос признанной "Королевы" детектива:
  
   "...Только невиновность имеет значение, а не вина. Не стану много рассуждать об убийцах; просто я считаю, что для общества они - зло, они не несут ничего, кроме ненависти, и только она - их орудие. Хочу верить, что так уж они созданы, от рождения лишены чего-то, наверное, их следует пожалеть, но все равно щадить их нельзя, как, увы! - нельзя было в средние века щадить человека, спасшегося из охваченной эпидемией чумы деревни, ибо он представлял угрозу для невинных и здоровых детей в соседних селениях. Невиновный должен быть защищен; он должен иметь возможность жить в мире и согласии с окружающими".
  
   Агата Кристи воплощала в своих произведениях моральную традицию, в которой была воспитана и четко различала, где Добро, а где Зло, однако с некоторой наивностью полагала, что Зло обязательно должно быть наказано. Она никогда не считала себя "богоданным гением", но ей был дан нечастый дар в одном небольшом абзаце создать великолепный и выразительный портрет человека, который "обладал замечательным свойством - он умел производить впечатление".
  
   Свою статью Г.А. Анджапаридзе завершает такими строками:
  
   "...В детской у маленькой Агаты Миллер висела грамота, полученная ей в награду за победу в соревнованиях по метанию мячиков. Надпись на этой грамоте гласила: 'Не можешь водить паровоз - стань кочегаром'. Писательница считала, что 'лучшего жизненного девиза не сыскать'. Уверен, что с вечной своей скромностью она откровенно преуменьшала свои достижения. На протяжении более чем пяти десятилетий она блистательно вела 'паровоз' детективного жанра, будучи его самым популярным 'машинистом'. Сегодня ЭТО уже непреложный факт. Долгая история человечества свидетельствует о том, что королевы бывают разные. Эта была застенчивая...".
  
  
  
   2. Жизнь каждого из нас - сплошной детектив!
  
   Многие читатели, почитав такой заголовок, вправе не только удивиться, но и возмутиться: "А не много ли берёт на себя утверждающий подобное?!". Однако... Для начала, давайте вспомним о том, что латинское слово "detectio" - означает "раскрытие", английское "detect" - "открывать", "обнаруживать". Английское слово "detective" переводится как "сыщик" - человек, что-то или кого-то ищущий. Ну, а теперь, давайте зададим себе такой вопрос: "Разве каждый из нас не является человеком, который всю свою жизнь занимается обнаруживанием, открытием (раскрытием) своего "Я", поиском собственной веры, надежды и любви, личного и семейного счастья, а также "своего "места под Солнцем"?..
  
   Возможно, что подобные рассуждения могут вызвать лишь ещё большую иронию со стороны читателей: мол, не следует путать не только хвост кобылы с её гривою, но и реальную жизнь с детективом, в котором, как правило, "царствуют" кровавые разборки" и противостояние между правоохранителями и матёрыми преступниками. Однако... Детективы могут быть не только криминальными. Они могут быть и такими, в которых напрочь отсутствуют признаки криминальности, однако имеет место некий странный случай, загадочное происшествие, таинственное события и прочее, причины и следствия которых неизвестны, но должны быть выяснены. Или, по крайней мере, возникает желание их выяснить.
  
   Впрочем, чтобы не быть голословным, давайте проведём своеобразный эксперимент - выберем 2-3 реально существовавших личности и, с помощью Интернета, попытаемся найти в жизни этих личностей детективные случаи, истории и события. Для упрощения эксперимента предлагаю воспользоваться информацией предыдущей подборки материалов под названием ""Г.А. Анджапаридзе о "Застенчивой Королеве" детектива". В этой подборке упоминались такие реальные исторические личности:
  
   - академик Борис Борисович Пиотровский (1908-1990) - советский археолог, директор Государственного Эрмитажа (1964-1990), академик АН СССР (1970), Герой Социалистического Труда (1983);
  
   - Георгий Андреевич Анджапаридзе (1943-2005) - советский и российский переводчик, литературовед, заслуженный работник культуры РСФСР, директор издательства "Художественная литература" (1987-1996);
  
   - Агата Кристи (1890-1976) - Королева детектива и главная героиня предлагаемой серии подборок материалов, замечательная женщина и удивительная (во многих отношениях) историческая личность.
  
   ***
   Пожалуй, детективной историей можно назвать тот случай, упомянутый Г.А. Анджапаридзе в его статье "Тайны Агаты Кристи", когда директор Ленинградского Эрмитажа, будучи в гостях у сэра Макса Мэллоуэнау - директора знаменитого Британского музея и своего коллеги по научным интересам, - общался с его женой, совершенно не подозревая, что общается со знаменитой писательницей, творчество которой очень ценил. И, лишь оказавшись в лондонской гостинице и развернув пакет с подаренной ему книгой миссис Мэллоуэнау, Борис Борисович только тогда понял, что лично общался с Агатой Кристи - автором подаренной ему книги!
  
   После прочтения этой детективной истории, вольно или невольно, но возникнет чувство недоумения и следующие вопросы:
  
   - Как так могло получиться, что академик Пиотровский, любивший творчество Агаты Кристи, допустил досадную ошибку, не узнав всемирно известную писательницу?
  
   - Неужели сотрудники советского посольства в Лондоне, без которых в те времена, была невозможна организация деловых встреч советских граждан с иностранцами, тоже не знали, что женой директора знаменитого Британского музея является Агата Кристи?".
  
   - Испытывал ли директор Ленинградского Эрмитажа чувство личной вины перед хозяйкой дома за произошедшее?
  
   Пишущий эти строки, не зная ответов на первый и второй гипотетические вопросы, всё-таки уверен в том, что Борис Борисович, в силу своей врождённой интеллигентности, испытывал существенный душевный дискомфорт после такого досадного случая. Впрочем, в жизни Б.Б. Пиотровского, родившегося в семье потомственных дворян, было немало детективных историй. К примеру, ну разве не детективную историю "подарила" ему реальная жизнь, когда, после того, как его отца перевели из "Северной Пальмиры" в Оренбург в качестве заместителем директора по учебной части Неплюевского кадетского корпуса, Борис так увлёкся посещением местного музея археологии и этнографии, что готов был устроиться работать сторожем в музей, лишь бы быть поближе к любимым экспонатам. Через много лет, академик признается: "Тогда я не знал, что впоследствии стану "сторожем" самого крупного в стране музея...". И четверть века Борис Борисович был надёжным хранителем и "сторожем" бесценных сокровищ и ценностей Эрмитажа.
  
   К сожалению, та же реальная жизнь приготовила академику совершенно иную "детективную историю". В 1990 году, общественно-политическое и социально-экономическое положение в Советском Союзе настолько обострилось, что академик начал остро переживать за судьбу не только страны, но и любимого им Эрмитажа. В итоге, постоянное нервное напряжение стало причиной инсульта, через несколько месяцев после которого академик скончался.
  
  
   ***
   В жизни Г. А. Анджапаридзе тоже было немало детективных историй со счастливым, и не очень, завершением. К примеру, в августе 1969-го года 26-летний аспирант-филолог Григорий Анджапаридзе сопровождал (в качестве переводчика) писателя Анатолия Кузнецова - автора "'Бабьего яра", приехавшего в Лондон с целью сбора материалов для написания книги о II съезде РСДРП к приближавшемуся 100-летнему юбилею Ленина. К ужасу Анджапаридзе, Анатолий Кузнецов исчез. Но вскоре выяснилось, что он стал "невозвращенцем", запросив в Великобритании политическое убежища. С ноября 1972 года А. Кузнецов работал в лондонском корреспондентском пункте Радио 'Свобода', выступая с беседами в рамках еженедельной программы 'Писатели у микрофона'. Всего в эфир вышло его 233 радиобеседы. 13 июня 1979 года писатель скончался у себя дома от остановки сердца.
  
   После истории с бегством Анатолия Кузнецова, Георгий Анджапаридзе сильно переживал и даже якобы заявил английским репортёрам: 'Господа, я больше никогда не увижу Англию!'. К счастью для переводчика, эта детективная история не принесла никакого вреда его карьере.
  
   Однако в Интернете можно найти и такую информацию о дальнейшей судьбе Г.А. Анджапаридзе. К примеру, Наталья Трауберг (1928-2009) - советский и российский переводчик и эссеист, мемуарист, член Союза писателей СССР (1975) и член редакционного совета журнала "Иностранная литература", написала об Анджапаридзе следующее: "...он много знал, занятно говорил и, по определению тех лет, не был ни снобом, ни жлобом. (...) Гога быстро пошёл вверх по ступеням издательств. Едва перевалив за 30, он стал главным редактором 'Радуги'; в сорок с небольшим - директором 'Художественной литературы'. Естественно, это не одобряли... Вообще, он был выездным и даже сопровождал туристические группы - ну что тут скажешь! Мне он долго объяснял, как что было, и я очень жалела его. Те же, кто осуждал, спокойно пользовались его помощью, а самые антисоветские пили с ним, как ни в чём не бывало...".
  
   В статье, посвящённой Анджапаридзе в популярной Википедии, пишется о том, что "С приходом 'новых методов хозяйствования' он способствовал, по распространённому мнению, закату и гибели 'Худлита' и что 'Георгий Анджапаридзе без стеснения признавался в кругу новых единомышленников, что горд ролью, которую он сыграл в уничтожении издательского монстра'".
  
   В Интернете можно прочитать и такую информацию: "В американском фильме 'Русский дом' (1990, по одноимённому роману Джона Лё Карре, сценарий Тома Стоппарда), обыгрывающим тесную работу секретных спецслужб и 'книжного дела', - Георгий Анджапаридзе, теоретик детектива и директор 'Худлита', был приглашён на знаковую роль связанного с КГБ московского книгоиздателя Юрия, и - 'буквально и подробно сыграл самого себя': 'жуир, бонвиван, одна из самых ярких фигур циничной эпохи конца 70-х, всеобщий любимец и недвусмысленный стукач, друг множества британских писателей (в частности Алана Силлитоу) и могильщик издательства 'Художественная литература'". Г.А. Анджапаридзе возглавлял издательство "Художественная литература" с 1987 по 1996 год. И если в 1986 году издательством было выпущено 334 различных книг общим издания тиражом 85 млн. экз., то в 1991 году - 277 книг тиражом почти 38 млн. экземпляров, в 1994 году - 58 книг тиражом 2 млн. в 1995 году - ни одной книги!..
  
  
   ***
   Что же касается детективных историй Агаты Кристи - ею придуманных, а также реально имевших место в её жизни, - об этом речь пойдёт в следующих подборках материалов. Впрочем... Для начала, вспомним хотя бы одну из таких историй.
  
   3 декабря 1926 года, 36-летняя Агата Кристи внезапно исчезла - уехала на автомобиле в неизвестном направлении и даже не взяла с собой собаку, которую никогда не оставляла. Вскоре машину (без хозяйки) обнаружили в 14 милях от дома. Более 500 человек тщетно искали Агату Кристи несколько дней, большинство из них было уверено, что она покончила с собой. Ее поисками якобы занимался даже знаменитый Артур Конан Дойл... Чем закончилась эта детективная история знаменитой писательницы - можно будет узнать в следующей подборке материалов.
  
  
  
   3. Таинственное исчезновение Агаты Кристи
  
   В начале 1926 года семья писательницы переехала в новый дом в городке Саннингдейл графства Беркшир. В этот период писательница активно работала над новым романом "Убийство Роджера Экройда", вдохновленная на это произведение лордом Луи Маунтбеттеном - поклонником ее таланта. Роман вышел в Англии и США весной 1926 года. Описываемые в романе события происходят в вымышленной английской деревне Кингз-Эббот, повествование ведётся от лица доктора Джеймса Шеппарда - одного из ассистентом сыщика Эркюля Пуаро (в большинстве других произведений Агаты Кристи эту "роль Ватсона" выполняет капитан Гастингс). Основную идею превратить Шеппарда из рассказчика в убийцу, по признанию самой Агаты Кристи, ей подсказали два человека: Джеймс Уоттс - её зять и лорд Маунтбеттен.
  
   Роман начинается с внезапной смерти миссис Феррар, богатой вдовы, по слухам, убившей своего мужа. Вначале жители деревни полагают, что вдова совершила самоубийство, но эта версия отвергается после того, как погибает Роджер Экройд - вдовец, собиравшийся жениться на миссис Феррар. Под подозрением оказываются многие, в том числе и близкие люди погибшего. В романе происходит много событий, которые отвлекают внимание, но не имеют никакого отношения к самому преступлению. Сразу после публикации роман вызвал множество отрицательных откликов. 'Ньюс Кроникл' назвала книгу "безвкусным неудачным разочарованием автора".
  
   В конце того же 1926 года, в семье самой Агаты Кристи произошли реальные события, вольно или невольно перекликающиеся с сюжетом романа "Убийство Роджера Экройда". Когда не только жители городка Саннингдейл, но и всей Англии на несколько дней поверили в вероятность того, что уже самой писательницы нет в живых. Причём тоже выдвигались различные версии её гибели: начиная от самоубийства и, вплоть до версии, что убийцей Агаты Кристи является полковник Арчи Кристи - её муж, с которым она состояла в браке 12 лет и имела от него дочь Розалинду.
  
  
   ***
   Об исчезновении Агаты Кристи полиция объявила субботним утром 4 декабря 1926 года, после того как вблизи города Ньюлендз Корнер, в пяти милях от Гилдфорда, обнаружили автомобиль писательницы. На рассвете свет автомобильных фар вначале заметил идущий на работу пастух, однако не придал этому никакого значения. И лишь в начале девятого утра проезжающий мимо автогонщик Фредерик Дорего сообщил в полицию, что автомобиль с включенными фарами стоит на краю известкового карьера, но в нём никого нет. Прибывшие стражи порядка обнаружили в машине шубу писательницы, чемодан с женской одеждой и водительские права.
  
   Полицейские проявили немало усилий для того, чтобы восстановить все события жизни Агаты Кристи за неделю до исчезновения. Вскоре выяснилось, что в понедельник она играла в гольф миссис да Сильво - своей подругой; в среду они ездили в Лондон за покупками, и ночь Агата провела в клубе "Форум", принадлежащий миссис да Сильво. В четверг Агата Кристи обсуждала с издателями вопросы публикации романа "Большая четверка" и романа "Тайна голубого экспресса" В тот же день писательница вернулась домой, а вечером ездила с Шарлоттой Фишер - своей секретаршей, на танцы в Аскот. В последний раз Шарлотта Фишер виделась со своей хозяйкой в пятницу утром. Агата занималась с дочкой, была в прекрасном настроении и отпустила секретаршу на день в Лондон.
  
   В 11 часов вечера того же дня Шарлотта вернулась в дом Кристи и узнала от горничной и кухарки, что хозяйка, поцеловав спящую дочь Розалинду и погладив своего любимого терьера Питера, куда-то уехала на автомобиле в 21.45. Выяснилось также, что писательница оставила Шарлотте записку, в которой просила аннулировать заказ на гостиничный номер в Берверли, куда ранее собиралась поехать на уик-энд. В записке были и такие строки: "У меня раскалывается голова. Я не могу более оставаться в этом доме". Секретарь тут же хотела связаться с полицией, однако не осмелилась этого сделать, опасаясь гнева хозяйки.
  
   В субботу полиция предприняла поиски Агаты Кристи в той местности, где был обнаружен её автомобиль. В поисковых работах приняло участие несколько следователей и восемь полицейских. Поиски продолжались и в воскресенье, 5 декабря 1926-го года. Вечером тех же суток из местечко Олдбери в полицию поступила информация, что там видели женщину, похожую по описанию на Агату Кристи. Поисковая группа прочесала ближайший лес, но безрезультатно. И тогда информация о пропаже Агаты Кристи поступила во все полицейские участки страны.
  
   В понедельник, 6 декабря, поисками Агаты в окрестностях Ньюлендз Корнер стали заниматься и местные жители, тщательно обследовав лесополосу и окрестные поля. Однако результаты их поиска тоже оказались нулевыми. В тот же день горничная сообщила полиции о ссоре между супругами утром накануне исчезновения Агаты. Однако полковник Кристи по-прежнему уверял полицейских, что никакого разлада у него с женой нет и не было, и что это лишь сплетни прислуги. После полудня полковнику позвонил его брат Кэмпбелл и сообщил, что получил от Агаты письмо, в котором та сообщала, что уик-энд проведет на водном курорте в Йоркшире. На каком именно, она не уточнила. Штамп на письме был поставлен лондонским почтовым отделением утром 4 декабря в 9.45, в то самое время, когда обнаружили ее автомашину. Шарлотта категорически отвергла свою причастность к этому письму: " Да, я была в пятницу вечером в Лондоне, но никакого письма по поручению миссис Кристи не отправляла", что уик-энд проведет на водном курорте в Йоркшире.
  
   Информация об исчезновении писательницы распространилась с потрясающей скоростью. Даже в США, к примеру, газета 'Нью-Йорк таймс' вышла с огромным заголовком на первой странице: "Загадочное исчезновение английской писательницы Агаты Кристи". Поскольку трупа писательницы нигде не обнаружили, многие газеты распространяли самые разные версии, в том числе и версию о причастности полковника Кристи к исчезновению жены.
  
   Паралльно возникла и версию о том, что у писательницы была назначена с кем-то встреча в Ньюлендз Корнер, где она могла пересесть в другую машину, после чего ее убили и от трупа избавились. Как только пресса узнала о письме Агаты Кристи брату её мужа, то появились публикации о вероятном местонахождении писательницы. Газетчики "Дейли кроникл" и "Дейли экспресс"', тщательно проверив все отели, где могла остановиться писательница, установили, что ни в одном из этих мест них никто не был зарегистрирован под именем Агаты Кристи.
  
   В некоторых газетах появилось сообщение об аресте мужа Агаты Кристи, но это оказалось неправдой, - полковник лишь находился под неусыпным наблюдением полиции и журналистов. К этому времени уже было выяснено, что полковник, - вопреки его заявлению о том, что между ним и женой не было никаких ссор - гостил у друзей с Нэнси Нил, своей давней любовницей. Более того, слуги друзей, дали показания о том, что 3 декабря в доме их хозяев, полковник Кристи отмечал "неофициальную помолвку" со своей спутницей. Хозяева дома до последнего защищали своего друга, уверяя, что единственный их автомобиль стоял под замком в гараже и никто из гостей не мог выйти незамеченным и не облаянным собакой, охранявшей дом. Однако помощник начальника полиции предположил, что полковник Кристи мог тайно встретиться с женой в Ньюлендз Корнер для того, чтобы убить ее. Когда он задавал полковнику вопросы о его личной жизни и передвижениях в ту злополучную ночь, Арчибальд Кристи отвечал "путано и неохотно". Спустя годы некий Себастьян Эрл, работавший вместе с полковником, так описывал его состояние: "Он ужасно нервничал, жаловался, что полицейские неотлучно за ним следят, считая его убийцей жены. С каждым днем он таял на глазах...".
  
   Находясь на грани нервного срыва, полковник сделал несколько опрометчивых заявлений для прессы, появившихся на другой день в газетах: "Я могу объяснить ее исчезновение лишь тем, что у нее окончательно сдали нервы. Другой причины просто не вижу. В пятницу я уехал на уик-энд к друзьям. Я не буду говорить о том, где я находился, полиции об этом известно. Я не хочу впутывать в это моих друзей. Это мое личное дело. Меня травят как преступника. Единственное, чего мне хочется, остаться одному. Мой телефон трезвонит не переставая, и все кому не лень пристают ко мне с вопросами. Звонят даже ясновидящие, предлагая свои услуги, и говорят, что они - мой последний шанс найти жену".
  
   Поиском Агаты Кристи занимался даже 67-летний сэр Артур Конан Дойл - "родной отец" знаменитого Шерлока Холмса. Причём, начал своё личное расследование более чем оригинальным образом - он раздобыл перчатку Агаты Кристи и передал ее экстрасенсу Горацию Лифу. Позднее сэр Артур пояснит, что экстрасенс не имел никакого представления ни о том, что было нужно его клиенту, ни о том, кому перчатка принадлежала: "Я просто положил перчатку ему на стол, придя на приём. Заметьте, я не имел никакого отношения к делу Кристи... Но экстрасенс тотчас назвал мне имя ее хозяйки". Гораций Лиф якобы сказал следующее своему гостю: "С этой перчаткой связаны неприятности. Ее владелица находится в сумеречном состоянии в нерешительности. Она не умерла вопреки мнению многих. Она жива и в среду даст о себе знать". Через многие годы выяснилось, что Гораций Лиф оказался почти прав в своём предсказании.
  
  
   ***
   В воскресенье, 12 декабря 1926 года, через 9 суток после пропажи Агаты Кристи, музыканты Боб Тэппин и Боб Лиминг, выступавшие в отеле "'Хидро" в Хэрроугейте, сообщили полиции о том, что видели в отеле женщину, похожую по описанию на пропавшую писательницу. Полицейские, приехавшие в отель поздним вечером, решили подождать до утра, так как женщина, похожая по приметам на Агату Кристи, уже спала.
  
   Сотрудники отеля сообщили полицейским, что интересующая их особа приехала в отель на такси около семи часов вечера, в субботу 4 декабря. Похоже, что в город она прибыла лондонским поездом в 18.40. В отеле она зарегистрировалась под именем Терезы Нил из Кейптауна, ЮАР, и всем говорила, что Англию посетила впервые. По ее словам, в стране она уже три недели. Из вещей при ней были только дамская сумочка и портфель.
  
   Для установления личности постоялицы отеля, полиция обратилась за помощью к секретарше Агаты Кристи, но Шарлотта Фишер отказалась, сославшись на то, что должна была забрать из школы дочку хозяйки Розалинду, но сообщила об этом полковнику Кристи, который срочно выехал в Хэрроугейт. В отеле полковнику рассказали, что, когда миссис Нил отсутствовала, полиция провела в ее номере обыск, обнаружив там стопку книг из библиотеки, а также бутылочку с настойкой опия, используемого для лечения неврозов. На бутылке была этикетка аптеки из города Торки и надпись "Яд". Самой интересной находкой оказался фотоснимок маленькой девочки, стоящий на тумбочке возле кровати. Этой девочкой была Розалинда - родная дочь Агаты Кристи и полковника .
  
   Для опознания вероятной Агаты Кристы, её муж сел в кресло у выхода из бильярдного зала, прикрыв лицо газетой, а полицейские рассредоточились по холлу. Столпившиеся у входа в отель репортеры замерли в ожидании. Наконец, таинственная женщина, одетая в элегантное вечернее платье из розового жоржета, появилась в холле. Спустившись по лестнице, она прошла в гостиную отеля и взяла со столика газету с репортажем о ходе расследования Агаты Кристи и ее фото. В этот момент полковник Кристи подал офицеру Макдауэллу условный сигнал о том, что это его жена.
  
   Агата Кристи мгновенно узнала мужа, хотя не сказала ему ни слова. Когда же тот довольно неловко пригласил ее поужинать вместе, она совершенно спокойно согласилась. Полицейские попросили ее назвать свое имя и сказать, что она делает в Хэрроугейте в отеле "Хидро". Писательница спокойно ответила, что уехала из дома в сумеречном состоянии и потеряла память, которая к ней только что вернулась.
  
   В ресторане Агата и её муж заняли угловой столик. Агата не стала скрывать от мужа, что разыграла свое исчезновение, так как знала, что их совместной жизни пришел конец, причем сделала это ему назло. Она рассказала, что первую ночь провела у своей лучшей подруги Нэн. Эта новость потрясла Арчи, так как Нэн, беседуя с ним, прекрасно сыграла свое беспокойство по поводу загадочного исчезновения Агаты.
  
   Агата рассказала мужу, что после их утренней ссоры в пятницу она отправилась на машине в Лондон к Нэн, которой доверяла все свои проблемы и встречала неизменное понимание. Агата приехала в Челси Парк Гарденз, где недавно поселилась Нэн, в отвратительном настроении. После ссоры с Арчи она чувствовала себя дважды обманутой и призналась Нэн в том, что готова на любой отчаянный шаг, если Арчи не откажется от Нэнси. Писательница поделилась с подругой своим планом бросить автомобиль именно в Ньюлендз Корнер, так как это место находится недалеко от Гоуделминга. Она рассчитывала, что, когда автомобиль обнаружат, Арчи придется прервать свой уик-энд с Нэнси и следующие несколько дней отвечать на весьма неприятные вопросы полицейских. Агата надеялась, что мужа заподозрят в убийстве жены. Нэн тоже считала, что Арчи ведет себя недостойно, и предоставила Агате, решившей претворить свои планы в жизнь, поддержку и кров. Вдвоем они решили, что после того, как писательницу, в конце концов, найдут, Агате следует заявить о полной потере памяти, ибо это в дальнейшем избавит ее от постоянных вопросов.
  
   Секретарь писательницы, знавшая об отношениях супругов, но не имевшая ни малейшего понятия о планах хозяйки насолить мужу, вечером позвонила ей из Лондона, чтобы узнать, как у нее дела. Агата сделала вид, что у нее все прекрасно, и попросила Шарлотту вернуться в Саннингдейл, как договаривались, с последним поездом. Агата не хотела, чтобы секретарь нарушила ее планы.
  
   В 21.45 Агата оставила для Шарлотты записку с просьбой отменить поездку в Беверли и письмо с обвинениями в адрес Арчи, которое тот прочитал и сжёг. Затем она поехала в Ньюлендз Корнер, скатила автомобиль с плато, предварительно сняв его с ручного тормоза и установив на нейтральной передаче. Специально для привлечения внимания Агата не выключила фары и умышленно оставила в машине шубу, чемодан с одеждой и водительские права, чтобы все говорило о том, будто с ней что-то случилось. Взяв с собой лишь дамскую сумочку, она столкнула автомобиль вниз по склону на самый край известкового карьера, пешком добралась до железнодорожной станции Уэст Клэндон и уехала в Лондон к Нэн. Последняя ничуть не удивилась тому, что Арчи все-таки решил провести уик-энд со своей любовницей.
  
   Писательница призналась мужу, что абсолютно не ожидала такой реакции на свое исчезновение и столь пристального внимания газет и журналов. Это ошеломило ее не меньше, чем Нэн. Но несмотря на то, что бурное развитие событий и шум в прессе ее шокировали, она довольно спокойно продолжала жить в гостинице. Ей было приятно, что она заставила мужа помучиться. Чтобы немного отвлечься, она читала газеты, книги и даже что-то писала. Кроме того, она вязала, играла в бридж и бильярд, принимала ванны, а вечерами танцевала в танцзале или просто сидела за столиком, разгадывая кроссворды.
  
   ***
   После своего обнаружения Агата Кристи договорилась с мужем о разводе после того, как общественное мнение потеряет интерес к произошедшей истории. Полковник Кристи, уже после Рождества, занялся продажей их общего дома, так как ни он, ни Агата Кристи жить в нем больше не собирались. Имена супругов упоминались на первых страницах газет вплоть до середины 1927 года. Некоторые СМИ затрагивали тему тайного исчезновения писательницы и через многие годы.
  
   В своих мемуарах Агата Кристи никогда не упоминала об истории собственного исчезновением. Просто писала, что муж попросил у нее развод: "Я прождала год в надежде, что он передумает", однако её надежда не оправдалась, в 1928 году супруги развелись, и спустя три недели полковник Кристи заключил брак с Нэнси Нил, оказавшийся более удачным.
  
   Таинственное исчезновение Агаты Кристи стало одним из самых ярких скандалов десятилетия и загадкой не менее захватывающей для почитателей таланта писательницы, чем сюжеты ее романов. За те одиннадцать дней, когда полиция и журналисты, сбившись с ног, тщательно пытались разыскать писательницу, она стала известна всей стране.
  
   Что же касается вышеупомянутого романа "Убийство Роджера Экройда", то через годы он был признан одним из лучших произведений Агаты Кристи и шедевром жанра. Роман попал не только в сотню лучших детективов XX века, составленную британской Независимой Ассоциацией торговцев детективной литературой, но и 6 ноября 2013 года Ассоциация писателей криминального жанра (CWA) признала его лучшим детективом всех времён и народов.
  
   Осенью 2006 года, через 30 лет после смерти Агаты Кристи, вышла книга "Завершённый портрет", автором которой был Эндрю Норман, - один из самых дотошных биографов знаменитой писательницы. Автор книги, по образованию врач, основательно изучил не только весь архив Агаты Кристи, но и полицейские сводки о результатах её поисков, а также газетные публикации тех времён, посвящённые этому детективному событию, прочитал множество медицинских книг по проблемам человеческой памяти. В результате большой и кропотливой работы Эндрю Норман выдвинул свою версию, в соответствии с которой таинственное исчезновение Агаты Кристи можно объяснить тем, что она в течении 11 дней своего "исчезновения" находилась в состоянии так называемой диссоциативной фуги.
  
   Диссоциативная фуга (от лат. fuga - "бегство") - болезнь, характеризующаяся внезапным, но целенаправленным переездом в незнакомое место, после чего больной полностью забывает всю информацию о себе, вплоть до имени. Однако у больного сохраняется память на универсальную и общую информацию, а также не утрачивается способность запоминать новое. В своих отношениях с окружающими больной-"фугист" (в отличие от "пофигиста") ведёт себя вполне адекватно. Фуга является одним из диссоциативных расстройств, при которых память теряется избирательно. Причиной диссоциативной фуги чаще всего является психическая травма или какая-то невыносимая ситуация, в которую попал больной. Болезнь может длиться от нескольких часов до нескольких месяцев. Потом больной (обычно внезапно) вспоминает свою биографию, но при этом может забыть всё, что происходило во время фуги.
  
  
  
   4. Любимая и любившая
  
   Вполне возможно, что кое-кто из читателей, ещё не успевших, в силу разных причин, ознакомиться с жизнью и творчеством Агаты Кристи, но прочитавших подборку материалов "Детектив из жизни Агаты Кристи", - будет удивлён: "Любимая и любившая?.. Но зачем тогда устроила настоящий цирк со своим исчезновением, после чего её мужа стали подозревать в убийстве собственной жены? Да и разве способна любить женщина, написавшая множество детективных романов, в которых сразу и не поймёшь, кто является жертвой, а кто изощрённым убийцей?..".
  
   Ну, а читатели-пуритане, руководствующиеся строгой моралью не только по отношению к себе, но и к ближним и дальним (своим и чужим), вправе возмутиться и специфическим поведением Агаты Кристи перед собственным исчезновением: мол, занималась только собой; ездила со своей секретаршей на танцы; проводила ночи подряд в клубах; играла в гольф с подругами; ездила с ними за покупками в Лондон... Одним словом, занималась всем, чем хотелось, но только не мужем и дочерью.
  
   И всё-таки... В предлагаемой подборке материалов предпринята попытка убедить себя и иных читателей, что Агата Кристи была той женщиной, которая любила сама, и которую любили другие.
  
  
   ***
   В своей "Автобиографии", переведённой на многие языки мира сего, Агата Кристи написала: "Самое большое счастье, которое может выпасть в жизни, - это счастливое детство. У меня было очень счастливое детство. Милые моему сердцу дом и сад; мудрая и терпеливая Няня; мама и папа, горячо любившие друг друга, сумевшие стать счастливыми супругами и родителями. Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что в нашем доме в самом деле царило благоденствие и главной его причиной была необыкновенная доброта моего отца...".
  
   Воспитанная в такой семейной атмосфере, Агата Миллер (девичья фамилия Агаты Кристи) тоже мечтала о том, что в её собственной семейной жизни будет царить благоденствие, основанное на взаимной любви. И что она со своим будущим мужем обязательно будут счастливыми супругами и родителями. Через годы, превратившись в симпатичную девушку с хорошим домашним образованием, Агата познакомилась Арчибальдом Кристи - пилотом Королевских Воздушных сил Великобритании. Она влюбилась в высокого, голубоглазого блондина, но вскоре грянула Первая мировая война, и Арчи отправился на фронт. Агата обещала его ждать и когда в конце 1914-го года, Арчи приехал на побывку, влюбленные обвенчались. Буквально через несколько дней супруг вновь отбыл на фронт, а его 24-летней жене пришлось многочисленными днями и ночами надеяться и верить, что с любимым не случится ничего плохого. Наконец, война закончилась, и Арчибальд вернулся домой с больным желудком, нуждающимся в лечении. И Агата Кристи сама готовила ему многочисленные диетические блюда, кормила мужа чуть ли не с ложечки.
  
   В 1919 году в семье родилась дочь Розалинда, и Агата Кристи получила почти всё то, о чём мечтала с детства - более десятка лет брак Агаты и Арчи был счастливым, супруги не только любили, но и понимали друг друга, несмотря на то, что мужу, в силу своей профессии, часто и надолго, приходилось отлучаться от семьи. Арчи поддерживал увлечение жены писательством. Более того, своей фразой: "Теперь ты можешь заработать кучу денег!", вольно или невольно, способствовал её превращению в профессиональную писательницу.
  
   В январе 1922 года супруги отправились в кругосветное путешествие. Перед этим Арчи решил заняться многообещающими бизнес-проектами, в которые вложил значительную часть семейных сбережений. Путешествие, удачно начавшееся в Кейптауне, через две недели печально закончилось в Нью-Йорке, где супруги оказались в дешёвой гостинице, практически без гроша. К тому же, Арчи заболел воспалением лёгких, а его "многообещающие проекты" оказались совершенно убыточными. Однако супруги успешно преодолели и такие трудности, не ведая, что реальная жизнь вскоре приготовит им обоим ещё более серьёзные испытания.
  
   Наиболее трагическим оказался для Агаты Кристи 1926 год: заболела и умерла её мать; родной брат стал почти законченным наркоманом; после выхода романа "Убийство Роджера Экройда" Агату Кристи обвинили в нарушении канонов классического детектива (доктор Джеймс Шеппард - основной рассказчик и один из ассистентов сыщика Эркюля Пуаро, сам оказался убийцей!..). Однако главным ударом для писательницы оказалось "честное признание" мужа в том, что он полюбит Нэнси Нил - свою напарницу по игре в гольф. Всё это, а также желание сохранить семейное счастье заставило Агату Кристи прибегнуть к уже "наработанному" детективному опыту. Однако её "таинственное исчезновение" привело к результатам, совершенно противоположным ожидаемым - такой поступок писательницы вызвал не только общественное осуждение, но и окончательно разрушил её семью. В свою последнюю встречу с мужем в 1927 году, писательница очередной раз спросила его, не может ли он все-таки вернуться в семью ради их дочери, очередной раз, напомнив ему о том, что Розалинда очень любит его. Но полковник так и не смог простить "внезапное исчезновение" Агаты, из-за которого его полторы недели считали потенциальным убийцей собственной жены.
  
   В своей "Автобиографии" (Часть седьмая, "Утраченный континент") Агата Кристи так описывает свои отношения с первым мужем перед расторжением брака:
  
   "...Сказал, что, вероятно, совершил ошибку, быть может, ему не следовало так поступать. Я ответила, что по отношению к Розалинде, во всяком случае, не следовало. В конце концов, ведь он к ней привязан, не так ли? Да, подтвердил он, Розалинду он любит.
  
   - И она любит тебя. Больше чем меня. Да, я нужна ей, когда она болеет, но из нас двоих она по-настоящему любит тебя и жить без тебя не может. У вас одинаковое чувство юмора, вы с ней больше подходите друг другу. Ты должен постараться преодолеть себя. Я знаю, иногда это удается.
  
   Но ему, видимо, не следовало возвращаться, потому что это только обострило его чувство. Он то и дело повторял мне:
  
   - Я не терплю, когда у меня нет того, чего я хочу, и я не переношу, когда я несчастлив. Все не могут быть счастливы - кому-то приходится быть несчастным.
  
   Я едва удержалась, чтобы не спросить: "Но почему это должна быть я, а не ты?" Какой смысл спрашивать? Чего я не могла понять, так это его недоброжелательного отношения ко мне в тот период. Он почти не разговаривал со мной и едва отвечал, когда я к нему обращалась. Теперь, насмотревшись на другие супружеские пары и кое-что узнав в жизни, я понимаю это гораздо лучше. Он, думаю, страдал, потому что действительно любил меня и ненавидел себя за то, что причиняет мне боль, - поэтому старался убедить себя, что не причиняет мне никакой боли, что мне самой так будет гораздо лучше, что я стану счастлива. Буду путешествовать, найду утешение в писании книг. Укоры совести, однако, заставляли его вести себя довольно безжалостно. Мама всегда говорила, что он по натуре человек безжалостный. Но я же видела столько добрых его поступков, знала его благожелательность, готовность помочь, когда Монти (родной брат Агаты Кристи - прим.) приехал из Африки, видела, как он умеет заботиться о людях. Теперь, тем не менее, он был безжалостен, ибо боролся за свое счастье. Прежде мне нравилась жесткость его характера, теперь я увидела оборотную сторону этой медали. Итак, вслед за болезнью пришли тоска и отчаянье. Сердце было разбито. Но не стоит долго на этом останавливаться. Я терпела год, надеясь, что Арчи переменится. Он не переменился. Так закончился мой первый брак...".
  
   20 апреля 1928 года Агата Кристи выслушала на суде ложное свидетельство измены, якобы имевшей место с её стороны в отеле "Гросвенор", и в октябре получила развод. Через две недели после развода полковник Кристи женился на Нэнси Нил, и бывшей жене пришлось смириться с произошедшим, хотя она ещё многие годы хранила в домашнем архиве фотографии первого мужа и его любовные письма. Хранила, ибо верила в то, что их совместная жизнь была и счастливой. В книге "Неоконченный портрет" Агата Кристи напишет по этому поводу: "Даже не знаю, почему я сдалась. Потому ли, что устала и хотела покоя, или потому, что поняла: это единственное, что можно теперь сделать, или потому, в конце концов, что просто хотела уступить Дермоту... Иногда мне кажется, что причина именно в последнем... Вот почему с тех пор я всегда чувствую себя виноватой, когда Джуди смотрит на меня... Видите ли, получается, что я предала Джуди ради Дермота".
  
   В образе Дермота в книге был описан Арчибальд Кристи, а в образе Джуди - дочь Розалинда. В своём ином произведении "Дочь есть дочь" писательница тоже коснётся проблем своей первой семьи, в частности, отношения Розалинды к разводу родителей. Став взрослой, Розалинда тщательно скрывала свои встречи с отцом. "Мы всегда встречались с отцом наедине и очень любили друг друга", - признавалась она через годы. Дочь полковника была достаточно прагматична, чтобы принять то, что он сделал, и достаточно преданна, чтобы не таить своей привязанности к нему. "Мне ненавистно, когда его изображают холодным и бесчувственным", - утверждала дочь Арчибальда Кристи.
  
   Брак полковника и Нэнси Нил, по мнению многих их современников и друзей, оказался более удачным, - во всяком случае, супруги производили впечатление счастливых людей. Нэнси оказалась именно той женой, которая больше устраивала полковника - была лишена "небожительства", которым обладала Агата Кристи, и который полковник несправедливо воспринимал как эгоизм. Арчибальд Кристи и его новая жена старались не упоминать имя Агаты Кристи в своём доме, особенно после того, как в 1930 году у них родился сын. Через годы, уже взрослый сын полковника, отзовётся следующим образом о своих родителях: мол, отец не был "общественным животным", а вот мать - была. Вероятнее всего, и Нэнси не оказалась для Арчи совсем уж родственной душой. Однако, при совместной жизни с нею, полковник уже не чувствовал себя альфонсом, живущим за счёт жены - он занимал директорские посты, в том числе в "Рэнк организейшн". После развода с Агатой полковник Кристи не имел "доступа" к своей первой семье - не мог приехать, чтобы забрать Розалинду на выходные. Розалинда тоже не встречалась с Нэнси. Даже со своим единокровным братом она познакомилась лишь на похоронах полковника, который, в свою очередь, никогда не видел своего внука - сына Розалинды.
  
   До второй мировой войны полковник Кристи вместе со второй своей семьёй жил на аккуратной лондонской Авеню-роуд, а позднее приобрели дом в Годалминге. В 1958 году Нэнси умерла от рака и Агата Кристи написала своему бывшему мужу письмо соболезнования. Полковник в ответном письме поблагодарил писательницу за то, что она подарила ему... тридцать лет счастья с Нэнси. Пожалуй, это был очередной безжалостный поступок Арчибальда Кристи по отношению к своей первой жене. Полковник умер в 1962 году, на 14 лет раньше, чем Агата Кристи. Энтони Хикс - муж Розалинды, так охарактеризовал личность по+лковника: "Он был хорошим парнем... С Нэнси Розалинда общаться не хотела, поэтому и я виделся с ней нечасто. Она была весьма скучной особой. И Арчи становился все скучнее".
  
   ***
   В 1929 году умер Монти - родной брат Агаты, а сама она тяжело переболела из-за прививки, которую ей сделали, когда Розалинда подхватила корь. По всей вероятности писательнице по ошибке вкололи двойную дозу вакцины. В 1930 году, чтобы отвлечься и привести свою нервную систему в порядок, Агата Кристи отправилась в путешествие по Ираку и на раскопках древнего города Ура познакомилась с Максом Маллоуэном. Это был молодой археолог, специализирующийся на истории Передней Азии. Он окончил Оксфорд и работал вместе с известным английским археологом Чарльзом Вулли, который начал раскопки в Уре в 1922 году и обрел известность, вполне сравнимую с известностью лорда Карнарвона и Говарда Картера, открывших в Египте гробницу Тутанхамона.
  
   Макс, родившийся в 1904 году, был моложе Агаты почти на 15 лет, ему было всего двадцать пять - столько же, сколько ее племяннику Джеку Уоттсу, с которым они одновременно учились в Нью-колледже. Несмотря на свою молодость, он был человеком, исключительно уверенным в себе, хотя и обладал низким ростом и не очень выразительной внешностью. Однако Макс имел необычайный дар вызывать к себе симпатию у окружающих, и прилагал максимум усилий для того, чтобы "выбиться в люди". В отличие от тех мужчин, которые склонны полагать, что удача сама упадёт им в руки, Макс Маллоуэн сознательно и целенаправленно выбирал правильный путь и правильных людей, чтобы сделать успешную карьеру.
  
   Молодой человек старался выглядеть настоящим англичанином - членство в аристократическом клубе "Будлз", коллекция серебра XVIII века, - но нутром он был европеец. Его предусмотрительное поведение не было типичным для англичанина, как и его вкусы: он, например, страстно любил Прокофьева и Рахманинова. Макс, как и Агата Кристи, был чрезвычайно близок с матерью, но идиллических воспоминаний о счастливом детстве, которые поддерживали (а иногда и мучили) Агату, у него, безусловно, не было. Впервые повстречав писательницу, он догадался, что она душевно опустошена и, никак того не демонстрируя, стал утешать ее. Вскоре Макс сделался для нее незаменимым, но при этом никогда не терял достоинства. Макс вырос в Лондоне, и его жизни недоставало "домашнего покоя", так как его родители часто ссорились. "Склонностью своего характера к мирному общению, - писал он, - я обязан им обоим: и отцу, и матери". Так же как счастливый брак родителей Агаты заставил ее априори считать, что ее замужество будет таким же, так Макс на примере своих родителей усвоил, что супружеская жизнь требует обходительности и усилий.
  
   До встречи с Агатой Кристи, Макс похоронил Эсме Говарда - своего лучшего друга и старшего сына лорда Говарда Пенрита. Эсме был ярким, талантливым и обаятельным молодым человеком, но, как и некоторые иные студенты Оксфорда того времени - в своём предельной стремлении к личной свободе и желании самовыражения, - нередко переступал границы общепринятой морали. В Интернете можно найти публикации о том, что Эсме Говард был гомосексуалистом, однако ничего подобного не упоминается о Максе Маллоуэне. В 1926-ом году, за 5 дней до таинственного исчезновения" Агаты Кристи из Саннингдейла, 25-летний Эсме Говард умер от болезни Ходжкина ((лимфогранулематозам) - злокачественного заболевания, поражающего лимфатическую систему. Утрата Максом Маллоуэном своего лучшего друга и Агатой Кристи - своего мужа, способствовала их сближению.
  
   Этот невысокий улыбчивый человек писал Агате Кристи 6 сентября 1930 года, за пять дней до свадьбы: "Благослови тебя Бог, любовь моя! Я хочу, чтобы ты была так же счастлива, как я, и думаю, что ты будешь, дорогая моя". И Агата, поверив своему новому избраннику судьбы, очень хотела стать для него лучшей женой, чем была для Арчи: В одном из своих писем Максу она написала и такие строчки: "Милый, ты действительно существуешь? Или ты - только сон, который мне приснился?.. Мне хотелось бы, чтобы ты был здесь и улыбался мне, когда я выхожу из моря, счастливая, как собака...А что, если я тебя больше никогда не увижу? Когда кого-то любишь, начинаешь бояться, правда? Поэтому-то собаки и рычат, оберегая свою кость. Они уверены, что другие собаки захотят ее отнять. В Мосуле есть другие собаки, милый? Если есть, лучше не говори мне!.."
  
   Когда Макс Маллоуэн предложил Агате "руку и сердце", она не решалась дать положительный ответ два месяца, ибо семейный союз со столь молодым человеком, после недавнего неудачного брака, ее пугал. Однако интеллект, нежность и преданность Макса перевесили чашу весов. О Розалинде Макс писал Агате: "Она взрослее тебя, мой ангел". И жизнь в дальнейшем подтвердила правоту Макса - дочь оказалась гораздо прагматичнее своей матери.
  
   Свадьба состоялась в 1930 году в Эдинбурге. Из родственников на ней присутствовала только Розалинда. 40-летняя невеста была вынуждена пошутить: мол, тех, кто бросил ее, зачислила в "Орден трусливых крыс, а тех, кто не прекратил дружеских отношений, - в "Орден верных псов". На предмет своей разницы в возрасте с мужем Агата любила давать такой ответ: "Макс - археолог. А археологи обожают старину. Чем старше становлюсь, тем более я ему интересна".
  
   Второй брак Агаты Кристи для её многих знакомых казался удачным. Супруги, совершенно разных профессий и возраста, быстро поняли, что одинаково воспринимают и понимают красоту. Вскоре Агата научилась профессионально фотографировать раскопки и сопровождала мужа во всех экспедициях. Сидя в палатке, она готовила обеды и... придумывала очередное "убийство" в своих детективах. Иногда они жили в лондонской квартире или в маленьком домике в провинции. Это были счастливые дни, полные тепла и юмора. Дома Агату заботили три вещи: муж, кухня и огород. Оба любили путешествоватья: Сирия, Иран, Индия, Цейлон...
  
   Агата материально помогла Максу достичь заветной цели - начать собственные раскопки. Проведя один сезон в Ниневии, он копал теперь в Арпачии, в Ираке, - увы, из-за политической ситуации ему суждено было провести там только один сезон 1933 года. Агата делала зарисовки и писала, что она "лопалась от счастья", когда в "нашем крохотном, как прыщик, холме" обнаружилось потрясающее собрание древней керамики из сгоревшей гончарной мастерской. Все это доставляло ей огромное удовольствие, хотя зять отзывался о ее увлечении археологией так: "Максу это нравится - значит, нравится и Агате".
  
   Макс Мэллоуэн, до знакомства с Агатой Кристи, был совершенно незнаком с творчеством писательницы, но став её мужем добросовестно прочитал все произведения своей супруги. Прекрасно зная, что Агата больше всего хочет от него услышать, он говорил: "Агата, я люблю тебя не просто как восторженный слепец, я вижу тебя такой, какая ты есть". Он позволил своей супруге опять вести себя по-детски, и у него это замечательно получалось. Максу, обладавшему талантом педагога, доставляло удовольствие наставлять Агату: она должна учить греческий язык, читать Гиббона и брать уроки рисования, чтобы помогать при раскопках. "Я верю, что ты любишь меня такой, какая я есть, - писала она ему в ответ и трезво добавляла: - Любовь как таковая - довольно идиотское состояние, санкционированное Природой, но способное приносить большие несчастья отдельным индивидуумам. Но ты, Макс, ты мне - друг...".
  
   11 октября 1965 года Агата Кристи написала следующее в своей знаменитой "Автобиографии" (часть девятая "Жизнь с Максом"): "Что сказать мне в свои семьдесят пять? Спасибо тебе, Господи, за мою хорошую жизнь и за всю ту любовь, которая была мне дарована...".
  
  
   ***
   Один из давних друзей Агаты Кристи написал (после её смерти) письмо Розалинде с такими строчками: "Я всегда думаю о том, как несказанно вам повезло, что она - ваша мать, и ни минуты не сомневаюсь, что вы разделяете мое мнение...". Однако... Чувства Розалинды к матери были всё-таки далеко неоднозначными. Ведь она любила полковника Кристи - своего родного отца, и даже тайно общалась с ним. А также, ещё при жизни матери, тщательно проштудировала такие её автобиографические книги, как "Автобиография", "Неоконченный портрет" и "Дочь есть дочь". Но, самое главное, дочь Агаты Кристи тоже очень хотела, чтобы её детство и юность прошли в счастливой семье, любящих её и друг друга родителей.
  
   Розалинда Маргарет Хикс - единственная дочь Агаты Кристи, умерла 28 октября 2004 года в Девоне, прожив 85 лет. Мэтью Причард, - сын Розалинды, унаследовал права на некоторые литературные произведения своей знаменитой бабушки. Любимой и любившей, вопреки всему.
  
   К сожалению, время показало, что и второй брак Агаты Кристи оказался далеко не таким счастливым, каким представлен в её "Автобиографии" и различных публикациях о семейной жизни Королевы детектива.
  
  
  
   5. О литературном творчестве Агаты Кристи
  
   В Интернете и в книгах, посвящённых творчеству Агаты Кристи, можно прочитать о том, что в детстве Агата проявила отличные музыкальные способности и знатоки прочили ей музыкальную карьеру. Однако боязнь публичных выступлений помешала девушке реализовать свои музыкальные способности. Более того, жизнь знаменитой писательницы сложилась так, что она, - несмотря на свой высокий интеллект, - не училась в престижных учебных заведениях и не имела специального образования. Однако всё вышеперечисленное не помешало Агате Кристе более полувека заниматься литературным творчеством и самообразованием, написать и издать около 70 романов, более сотни рассказов и 17 пьес, которые были переведены на множество иностранных языков.
  
   В тот же Интернете можно прочитать немало различных версий о причинах, которые способствовали интересу Агаты Кристи к литературному труду. По одной из версий, основной из причин интереса юной Агаты к литературному творчеству стали её врождённые застенчивость и малообщительность, и что именно писательство было для неё наиболее простым, удобным и эффективным способом самовыражения.
  
   Еще в детстве Агата зачитывалась страшными рассказами Эдгара По, и это тоже отложило свой отпечаток на ее любовь к детективному жанру, который тогда еще только зарождался. Именно Эдгар По был родоначальником детективного жанра, написав "Убийство на улице Морг". Однако популярными детективные произведения стали в Англии после выхода романов 'Женщина в белом' (1860 г) и 'Лунный камень' (1868г) Уилки Коллинза. Очень много сделал для популяризации этого жанра и Артур Конан Дойль - современник Агаты Кристи.
  
   Согласно ещё одной версии, юная Агата однажды заболев, была вынуждена ограничить свою физическую активность. И когда стала скучать, не зная чем себя занять, мать посоветовала написать рассказ, беря пример с Мадж - старшей сестры, уже напечатавшей в журналах несколько рассказов. Литературное творчество пришлось девушке по вкусу и захотелось не только читать книги, но и писать собственные.
  
   Называются и другие причины, в том числе и такие. Мадж якобы как-то высказала сомнение в том, что Агата умеет написать детектив, ибо это очень трудно. И тогда последняя поспорила со старшей сестрой, что тоже сможет написать нечто, достойное внимания читателей. И хотя пари между сёстрами заключено не было, но Агата решила всерьез доказать не только Мадж, но и себе, на что способна. Свои первые рассказы Агата Кристи начала писать, работая медсестрой в госпитале. После ночных дежурств у неё было много свободного времени, которое позволяло ей не только читать, но и сочинять детективные истории.
  
   Арчи Кристи - первый муж писательницы, тоже "приложил руку" к тому, чтобы его жена стала профессиональной писательницей. Будучи военным лётчиком, он часто уезжал в длительные командировки, и Агата месяцами бывала одна. Муж одобрил её увлечение написанием детективных историй. После того как Арчи уехал в свою очередную командировку, Агата вновь стала работать в госпитале, где ее перевели в аптечное отделение. Новые обязанности отнимали у нее меньше времени, а знакомство с бельгийскими беженцами, жившими неподалеку, навело на мысль написать своё первый детективный роман "Таинственное происшествие в Стайлз". Это произведение Агата Кристи написала в 1916-ом (в некоторых источниках указывается 1915-ый) году, однако издательства не желали его печатать.
  
   В 1918 году, после окончания Первой мировой войны, Агата с головой погрузилась в семейную жизнь, совершенно забыв о судьбе своего первого детектива. В 1919 году она родила дочь Розалинду и для полного счастья не хватало лишь денег. Однажды, когда Агата посетовала мужу на нехватку денег, тот спросил: ""А как поживают твои детективы?..". Жена, вспомнив о своём невостребованной детективном романе, вновь стала предлагать его издательствам. Лишь седьмое (в некоторых публикациях - пятое) по счёту согласилось его опубликовать. И хотя за свой первый детектив, вышедший в 1920 году тиражом в 2000 экземпляров, 30-летняя Агата Кристи получила гонорар в размере всего лишь 25 фунтов стерлингов, её отношение к литературному творчеству стало более серьёзным. Более того, даже после многих лет своего профессионального писательства, Агата Кристи не скрывала от издателей и читателей того, что материальная заинтересованность в литературном творчестве является одной из основных причин, заставляющих её регулярно садиться за письменный стол.
  
   В "Загадочном происшествии в Стайлзе" (англ. The Mysterious Affair at Styles) события происходят в 1917 году. Однажды ночью (17 июля, во вторник) жильцы поместья Стайлз, расположенного в графстве Эссекс на востоке Англии, обнаружили хозяйку дома Эмили Инглторп, умирающей от сильной дозы стрихнина. Артур Гастингс - давний друг семьи, призывает на помощь бельгийского эмигранта Эркюля Пуаро - своего хорошего знакомого. Пуаро восстанавливает по кусочкам последний день жизни убитой и... находит убийцу, которым оказывается муж убитой!
  
   3 февраля 1921 года газета The Times опубликовала восторженную рецензию на этот детективный роман, в которой утверждалось и такое: "Единственным недостатком романа можно назвать то, что он несколько чересчур замысловатый". В конце рецензии отмечалось следующее: "Говорят, что это первый роман автора, написанный ею на спор, что она сможет придумать детективную историю, в которой читатель до конца не сможет угадать преступника. Каждый читатель должен признать, что пари выиграно".
  
   В 1922 году, через два года после выхода "Загадочного происшествия в Стайлз", Агата Кристи публикует "Таинственного противника", где впервые появляются такие литературные герои как Томми и Таппенс Бересфорд. В 1923 году выходит "Убийство на поле для гольфа", в котором Эркюль Пуаро успешно расследует убийства французского миллионера Поля Рено. В 1924 году печатается "Человек в коричневом костюме", где расследуется убийство человека в лондонском метро. В том же 1924 году выходит первый сборник произведений Агаты Кристи, в который входят такие детективные рассказы: "Тайна 'Звезды Запада'". "Трагедия в Марсдон-Мэнор", "Загадка дешевой квартиры","Убийство в Хантерс-Лодж", "Кража в миллион долларов", "Месть фараона", "Переполох в отеле 'Гранд Метрополитен'", "Похищение премьер-министра", "Исчезновение мистера Дэвенхейма", "Тайна смерти итальянского графа" и "Пропавшее завещание".
  
   Главным героем этих и иных произведений Агаты Кристи на долгие годы становится Эркюль Пуаро - бельгийский эмигрант, детектив и бывший полицейский, хорошо говорящий на английском языке. Агата Кристи "предоставила честь" Пуаро быть главным литературным героем в 33 романах, 54 рассказах и 1 пьесе, написанных и изданных ею в период с 1920-го по 1975 год. Своего героя Кристи описывает как человека небольшого роста, с яйцеобразной головой и чёрными волосами, любящего чистоту и порядок, всегда придерживающегося строго определённого баланса в личном банковском счёте - 444 фунта 4 шиллинга 4 пенса! По отношению к собственной личности Пуаро не обладает излишней скромностью и считает себя великим человеком. При проведении своих детективных расследований он любит их "украшать" различными театральными "элементами" и завершать драматическим финалом. Пуаро расследует многие преступления в одиночку, но иногда его сопровождают капитан Гастингс (в 8 романах до 1940 года и большинстве рассказов), мисс Лемон - секретарь Пуаро, Ариадна Оливер и старший инспектор Джепп.
  
   Опасаясь, что читатели отнесутся крайне настороженно к автору-женщине, работающей в детективном жанре, Агата Кристи вначале планировала печататься под мужским псевдонимом, однако издатель смог её убедить, что с таким редким именем и запоминающейся фамилией, псевдоним совершенно не нужен. С тех пор все детективные романы издавали под именем Агата Кристи, а те произведения, что не имели отношения к детективному жанру, печатались под псевдонимом Мэри Уэстмаккот. Под этим псевдонимом Агата Кристи опубликовала 6 романов не детективного жанра.
  
   После выхода романа "Убийство Роджера Экройда" Агата Кристи стала довольно известной и её произведения автора уже печатались в мировых СМИ. В 1927 году в рассказе "Вечерний клуб 'Вторник'" появляется мисс Марпл - новая литературная героиня Агаты Кристи. Более основательное знакомство читателей с мисс Марпл произошло после публикации в 1930-ом году романа "Убийство в доме викария". Писательница неоднократно утверждала, что устала от Эркюля Пуаро Пуаро, но никогда не произнесла ничего подобного о мисс Марпл. В 1940-ом году Агата Кристи написала заключительное произведение о Пуаро, но напечатано оно было только в семидесятых годах.
  
   Создавая образ мисс Марпл, писательница наделила героиню некоторым сходством со своей покойной бабушкой, которая, как вспоминает Кристи в автобиографии, "будучи сама жизнерадостной, всегда ожидала от всех и вся самого худшего... она просто не доверяла людям". Мисс Марпл придерживается строгих моральных норм и правил, что совсем неплохо в обществе, где элементарные общечеловеческие нравственные принципы на каждом шагу попираются в безудержной гонке за богатством. Для мисс Марпл не существует презумпции невиновности и "Не в ее характере было выносить виновному оправдание за недостатком улик, обычно она подозревала худшее и в девяти случаях из десяти оказывалась права". Особая привлекательность мисс Марпл и в том, что она руководствуется справедливостью не в силу профессиональной принадлежности к корпусу блюстителей порядка, а по велению души. Агата Кристи откровенно привязана к своей героине и разделяет ее острое ностальгическое чувство утраты "доброй старой Англии". Однако Агата Кристи вовсе не стремится идеализировать свою новую героиню. К примеру, писательница уведомляет читателей о том, что мисс Марпл совершенно безразлична к искусству: "Придется с сожалением признать, что культурные мероприятия меньше всего входили в ее планы. Она не заглядывала ни на выставки, ни в музеи. Мысль о то, чтобы пойти на показ моделей в салон дамских нарядов, и в голову ей не приходила. Она посещала, в основном, крупные магазины - отделы фарфора и стекла, а также отделы постельного белья и разных домашний принадлежностей...".
  
   Другими известными персонажами Агаты Кристи являются Таппенс и Томми Бересфорд, Полковник Ракс, Паркер Пайн и Ариадна Оливер. Наиболее удачными детективными романами Агаты Кристи считаются: "Убийство Роджера Экройда" (1926), "Убийство в Восточном экспрессе" (1934), "Смерть на Ниле" (1937), "Десять негритят" (1939), "Багдадская встреча" (1957). Среди работ позднего периода эксперты отмечают "Ночную тьму" (1968), "Вечеринку на Хэллоуин" (1969), "Врата судьбы" (1973) и другие произведения. Своим лучшим произведением Агата Кристи считала роман "Десять негритят", который при издании его в США стал называться (из-за политкорректных соображений) "И никого не стало". С тех пор этот роман выходит только под таким названием. Скалистый островок, на котором происходит действие романа, списан Агатой Кристи с натуры - это остров Бург в Южной Британии.
  
   В 1945 году в Англии вышел сборник рассказов "Расскажи мне, как ты живёшь", основанных на переписке Агаты и Макса Мэллоуна. И словно в ответ на эту книгу Мэри Уэстмакотт впервые показалась публике: в интервью нескольким британским газетам Агата Кристи призналась, что она и мисс Уэстмакотт - один и тот же человек. Единственной, кого Агата посвятила в тайну Мэри Уэстмакотт, была её дочь Розалинда. Она собирала вырезки о "молодой писательнице", правила и отсылала в издательство рукописи и не рассказала об этом ни единой живой душе. Да и сама Агата Кристи, раскрыв инкогнито мисс Уэстмакотт, не спешила рассказывать, как и зачем она её придумала.
  
   В 1952 году состоялась премьера самой знаменитой пьесы Кристи 'Мышеловка', спектакль шел на лондонской сцене каждый вечер до начала восьмидесятых. В 1955 году пьеса Агаты "Свидетель обвинения" удостоилась награды имени Эдгара По. Ассоциация американских детективных писателей присудила Агате первое в своей истории звание 'Гранд-Мастер детективной литературы'. В этом же году Агата и Макс отпраздновали серебряную свадьбу. В 1956 году писательница получила высшую награду за свои произведения, когда была награждена Орденом Британской Империи. В 1957 году свет увидел первый кинофильм, снятый по роману Агаты Кристи "Свидетель обвинения". В 1958 её избрали пожизненным президентом английского "Детектив-клуба". В том же году Агата Кристи стала председателем английского Детективного клуба. Но что интересно, известная на весь мир женщина никогда не считала своё творчество чем-то серьёзным и важным. Зато археологическую деятельность своего мужа ценила чрезвычайно высоко и полагала, что она необходима для человечества. Второй муж Агаты Кристи оказался достойным своей жены. За заслуги в археологии его наградили орденом Британской империи в 1968 году.
  
   В шестидесятые Агату Кристи назвали самым издаваемым англоязычным автором. В 1971 году за достижения в области литературы Агата Кристи была удостоена звания Кавалердама (англ. Dame Commander) ордена Британской Империи, обладательницы которого также приобретают дворянский титул 'дама', употребляющийся перед именем.
  
  
  
   6. Кое-что о "творческой кухне" Агаты Кристи
  
   Общеизвестно, что понятие "кухня" может быть многоликим: "кухней" могут называть не только помещение для приготовления пищи, но и совокупность традиций и рецептов приготовления пищи, а также скрытую сторону какой-нибудь деятельности (политической, дипломатической, театральной и т.д.). С этим понятием накрепко связана жизнь всех граждан мира сего. Имеют свою "кухню" и писатели, причём во всех её вышеперечисленных вариантах:
  
   - в виде рабочего кабинета, где создаётся "духовная пища" для читателей;
  
   - в виде совокупности творческих рецептов и методологии приготовления этой "духовной пищи";
  
   - в виде той специфической деятельности, которая способствует созданию произведения, но остаётся скрытой для читателей.
  
   Имела свою "кухню" и Агата Кристи, однако в начальный период её литературного творчества эта "кухня имела урезанный вид. Со слов писательницы она не нуждалась в рабочем кабинете: "...Мне нужен был лишь устойчивый стол и пишущая машинка. Я привыкла уже к тому времени писать сразу на машинке, хотя начальные и некоторые другие главы по-прежнему сперва записывала от руки, а потом перепечатывала. Очень удобно было писать на мраморном умывальном столике в спальне или на обеденном столе в перерывах между едой...". По признанию писательницы она не испытывала особых трудностей по поводу отсутствия рабочего кабинета. Однако они, эти трудности возникали тогда, когда дотошные журналисты, приходившие брать интервью у новоиспеченной знаменитости, требовали показать место, где она пишет, хотели сфотографировать ее за письменным столом в кабинете.
  
   Что же касается совокупности творческих рецептов приготовления "духовной пищи", то ближайшее окружение Агаты Кристи воспринимало эту совокупность как процесс "высиживания" цыплят курицей-несушкой. По утверждению писательницы: "Домашние обычно замечали приближение у меня периода писательской активности: 'Глядите, миссус снова села на яйца'. Карло и Мэри всегда называли меня в шутку 'миссус' и говорили словно бы от имени пса, Питера, да и Розалинда гораздо чаще звала меня так, а не мамой. Во всяком случае, они всегда знали, когда я была 'на сносях', смотрели на меня с ожиданием и убеждали закрыться где-нибудь в дальней комнате и заняться делом. Многие друзья удивлялись: 'Когда ты пишешь свои книги? Я никогда не видел тебя за письменным столом и даже не видел, чтобы ты собиралась писать...".
  
   В отличие от своих домашних, сравнивавших писательницу к курицей, высиживающей цыплят, Агата Кристи приводит иное сравнение: "...Должно быть, я вела себя, как раздобывшая кость собака, которая исчезает куда-то на полчаса, а потом возвращается с перепачканным землей носом. Я делала приблизительно то же самое. Мне бывало немного неловко 'идти писать'. Но если удавалось уединиться, закрыть дверь и сделать так, чтобы никто не мешал, тогда я забывала обо всем на свете и неслась вперед на всех парусах...".
  
   Из воспоминаний Агаты Кристи, написанных в её "Автобиографии", также в иных произведениях и публикациях, можно узнать о том, что она придумывала сюжеты для своих книг в самых различных ситуациях: во время вязания, когда к ним приходили друзья, общаясь с родными и близкими, шагая по улице...
  
   - Идеи возникают у меня в голове - признавалась Агата Кристи, - в самые неподходящие моменты: когда иду по улице или с пристальным интересом рассматриваю витрину шляпного магазина. Вдруг меня осеняет, и я начинаю соображать: "Как бы замаскировать преступление таким образом, чтобы никто не догадался о мотивах?".
  
   Конкретные детали и уточнения по тому или иному сюжету или литературному образу писательница часто записывала кратко в тетрадь или блокнот. Однако признаётся в следующем: "...Пока все чудесно - но потом я непременно теряю тетрадку. Обычно у меня в работе их около дюжины одновременно: раньше я заносила в них идеи, вдруг пришедшие в голову, сведения о каком-нибудь яде или снадобье, сообщения о ловких мошенничествах, вычитанные из газет. Конечно, если бы тетрадки были у меня аккуратно сложены, рассортированы и надписаны, это избавило бы меня от многих хлопот. И все же иногда так приятно, просматривая кипу старых тетрадей, наткнуться на что-нибудь вроде: 'Вероятный сюжет - додумать - девушка на самом деле не сестра - август' - и далее набросок сюжета. О чем все это, я уже вспомнить не могу, но зачастую такая запись дает толчок к написанию если не того самого рассказа, то чего-нибудь другого...".
  
   По признанию Агаты Кристи так называемые "дразнящие сюжеты", - вызывающие у читателей недоумение, удивление, восхищение и многие иные чувства, - она любит подолгу обдумывать и обыгрывать, зная, что в один прекрасный день из них получатся книги. К примеру, идея романа "Убийство Роджера Экройд" очень долго "бродила" у неё в голове, пока удалось придумать все детали. Роман "Лорд Эдгвайр умирает" появился благодаря посещению Агатой Кристи спектакля Рут Дрейпер, которая восхищалась писательницу профессионализмом и способностью к перевоплощению.
  
   Раскрывая секреты собственной "творческой кухни", Агата Кристи признаётся читателям и в том, что создавая образ мисс Марпл, она даже не предполагала, что новая героиня станет очень популярной у читателей: "...У меня тогда, разумеется, и в мыслях не было сделать ее своим постоянным персонажем до конца жизни, и я никак не могла предположить, что она составит конкуренцию Эркюлю Пуар".
  
   Писательница не даёт чёткого и однозначного ответа на вопрос "Как и под воздействием кого или чего появился образ мисс Марпл?". Более того, в разные времена у писательницы были разные ответы на этот вопрос, начиная, к примеру, с того, что этот образ навеян личность родной бабушки Агаты Кристи. Однако позднее писательница уточнила: "Мисс Марпл ни в коей мере не есть портрет моей Бабушки: она гораздо суетливей, к тому же она - старая дева. Но одна черта их роднит - сколь ни была бы жизнерадостна моя Бабушка, ото всех и от всего она ждала худшего и с пугающим постоянством оказывалась права".
  
   У Агаты Кристи есть и такой вариант ответа:
  
   "...Быть может, мисс Марпл появилась потому, что я испытала огромное удовольствие, описывая сестру доктора Шеппарда в Убийстве Роджера Экройда". Она - мой любимый из всех персонажей этой книги - ядовитая старая дева, очень любопытная, знающая все и вся обо всех, все слышащая, - словом, розыскная служба на дому. Когда книгу решили инсценировать, больше всего меня огорчило то, что Кэролайн из сюжета исключили. Вместо нее доктора снабдили другой сестрой - гораздо более молодой, симпатичной девушкой, которая могла представить для Пуаро романтический интерес...".
  
   Знаменитая писательница признаётся читателям и в следующем: "Мисс Марпл так быстро вошла в мою жизнь, что я и опомниться не успела. Я написала для журнала цикл из шести рассказов. В них было шесть персонажей, которые встречаются в своей маленькой деревушке и каждый вечер рассказывают друг другу истории о нераскрытых преступлениях...". И открывает следующую тайну своей "творческой кухни". Оказывается, немало читателей предлагают и даже просят в какой-нибудь книге устроить встречу мисс Марпл с Эркюлем Пуаро. Однако ответ Агаты Кристи на такие просьбы был следующим: "Но зачем?.. Уверена, им самим это не понравилось бы. Эркюль Пуаро, законченный эгоист, не стал бы терпеть, чтобы какая-то старая дева учила его ремеслу. Он профессионал, в мире мисс Марпл он чувствовал бы себя не в своей тарелке. Нет, они оба - звезды, звезды в своем праве. Я не собираюсь сводить их, во всяком случае, если не почувствую вдруг неодолимого желания сделать это".
  
   О "творческой кухне" Агаты Кристи написано немало очерков, статей, монографий, книг и даже сценариев к документальным фильмам различными авторами, в том числе и теми, кто основательно изучил "кухню" детективного жанра. К примеру, в статье "Тайны Агаты Кристи" Г.А. Аджапаридзе - советского и российского знатока и теоретика детективного жанра, не только затрагивается особенности "творческой кухни" Агаты Кристи, но и делаются такие выводы:
  
   "Еще сочиняя первую книгу, будущая знаменитость сформулировала свой метод, которому оставалась верна до конца: 'Вся соль хорошего детектива состоит в том, чтобы подозреваемый в убийстве не казался читателю таковым, а в финале оказывалось, что убил именно он'. Именно так и моделируются практически все ее книги, причем в каждой из них важнейшую роль играют особые 'ложные ключи' - умело разбросанные по тексту намеки на то, что преступление могло быть совершено разными персонажами, в их жизненных историях обнаруживается если и не определенный мотив преступления, то, так сказать, возможность мотива".
  
   В документальном фильме "Писательница Агата Кристи" раскрывается "творческая кухня" методологии создания её детективных произведений ( https://www.youtube.com/watch?v=S9AMh1jjABE ):
  
   - сначала Агата Кристи решала какое убийство будет совершено;
  
   - потом придумывала мотив убийства, настолько очевидный, что чтобы читателям захотелось немедленно его отвергнуть;
  
   - затем создавала персонажей, таких, чтобы они (все как один!) были способны на преступления;
  
   - и лишь после этого разрабатывала сюжет произведения;
  
   - главным героем, раскрывающим тайну убийства является, как правило, один человек - детектив.
  
   ***
   В "Автобиографии" и иных публикациях Агата Кристи раскрывает немало тайн своей "творческой кухни", однако в данной подборке материалов хотелось бы уделить внимание и отношению Агаты Кристи к детективному жанру и криминалистике, к преступникам и преступности, жестокости и милосердию, а также к иным проблемным явлениям современного общества.
  
   Агата Кристи честно признаётся читателям: "Начав писать детективы, я совершенно не была расположена оценивать события, в них происходящие, или серьезно размышлять над проблемами преступности. Детектив - рассказ о погоне; в значительной мере это моралите - нравоучительная сказка: порок в нем всегда повержен, добро торжествует. Во времена, относящиеся к войне 1914 года, злодей не считался героем: враг был плохой, герой - хороший, именно так - грубо и просто. Тогда не было принято окунаться в психологические бездны. Я, как и всякий, кто пишет или читает книги, была против преступника, за невинную жертву. Впрочем, одно исключение все же существовало - популярный герой Рэффлз, блестящий игрок в крикет, удачливый вор-взломщик со своим кроликоподобным помощником Банни. Рэффлз всегда немного шокировал меня, а теперь, оглядываясь назад, я испытываю еще большее смущение, чем тогда, хотя он, разумеется, написан в духе старых традиций - эдакий Робин Гуд. Но Рэффлз был безобидным исключением. Кто бы мог подумать, что настанут времена, когда книги о преступлениях будут провоцировать тягу к насилию и приносить садистское удовольствие описаниями жестокости ради жестокости? Резонно было бы предположить, что общество восстанет против таких книг. Ничего подобного - жестокость стала сегодня вполне заурядным явлением. Я все не могу взять в толк, как это может быть, если подавляющее большинство людей, знакомых каждому из нас - и молодых и постарше - на редкость добрые и любезные. Поддерживают стариков, всегда готовы прийти на помощь. Меньшинство, которых я называю "ненавистниками", весьма немногочисленно, но как любое меньшинство, оно заявляет о себе громче, чем большинство.
  
   Чтобы лучше узнать реальную "кухню" преступного мира Агата Кристи стала интересоваться криминалистикой. И особенно её привлекали свидетельства тех, кто вступал в контакт с преступниками, кто пытался помочь им или, как говорили в старину, "перевоспитать". По утверждению писательницы: "Безусловно, есть такие, кто, подобно шекспировскому Ричарду III, имеет основания сказать, что зло - их бог. Они сознательно привержены злу, словно милтоновский Сатана, который хотел быть великим, жаждал власти, мечтал сравняться с Богом. Он не знал любви, следовательно, не было в нем и смирения. Могу сказать на основании собственных жизненных наблюдений, что там, где нет смирения, люди гибнут. Ибо только невиновность имеет значение, а не вина. Не стану много рассуждать об убийцах; просто я считаю, что для общества они - зло, они не несут ничего, кроме ненависти, и только она - их орудие. Хочу верить, что так уж они созданы, от рождения лишены чего-то, наверное, их следует пожалеть, но все равно щадить их нельзя, как - увы! - нельзя было в средние века щадить человека, спасшегося из охваченной эпидемией чумы деревни, ибо он представлял собой угрозу для невинных и здоровых детей в соседних селениях. Невиновный должен быть защищен; он должен иметь возможность жить в мире и согласии с окружающими".
  
   Агата Кристи откровенно признаётся своим читателям в том, что лично её пугает то, что никому, кажется, нет дела до невиновных: "Читая об убийстве, никто не ужасается судьбой той худенькой старушки в маленькой табачной лавке, которая, повернувшись, чтобы снять с полки пачку сигарет для молодого убийцы, подверглась нападению и была забита им до смерти. Никто не думает о ее страхе, ее боли и ее спасительном забытьи. Никто не чувствует смертельной муки жертвы - все жалеют убийцу: ведь он так молод. Почему его не казнят? Мы ведь убиваем волков, а не пытаемся научить их мирно ладить с ягнятами, - сомневаюсь, чтобы это было возможно. За дикими кабанами, которые спускались с гор и убивали детей, игравших у ручья, охотились и расправлялись с ними. Эти животные были нашими врагами - и мы их уничтожали".
  
   Агата Кристи спрашивает себя и читателей: "А что делать с теми, кто заражен бациллой безжалостной ненависти, для кого чужая жизнь - ничто? Часто это люди из хороших семей, имеющие блестящие возможности, неплохо образованные, но они оказываются, попросту говоря, порочными. А разве существует лекарство от порока? Чем наказывать убийцу?..".
  
   И даёт такой ответ:
  
   "Только не пожизненным заключением - это еще более жестоко, чем чаша с цикутой, которую подносили осужденному в Древней Греции. Наиболее подходящим выходом, с моей точки зрения, была бы депортация на голые земли, населенные только примитивными человеческими существами. Нужно набраться смелости и признать: то, что мы называем пороками, когда-то почиталось за весьма полезные качества. Без жестокости, безжалостности, полного отсутствия милосердия человек, быть может, и не выжил бы, он бы очень скоро исчез с лица земли. Наш порочный современник в доисторические времена имел бы реальный шанс преуспеть. Тогда он был полезен, но теперь - вреден и опасен. По-моему, можно приговаривать таких людей к принудительным общественным работам. Или позволить преступнику выбор между ядом и предоставлением себя для научных опытов, к примеру. Существует множество сфер, особенно в медицине, врачевании, где человеческий организм жизненно необходим для проведения исследований - опыты на животных недостаточны. Сейчас ученые, исследователи-энтузиасты, насколько мне известно, рискуют собственными жизнями. Преступник вместо того, чтобы быть казненным, мог бы добровольно стать подопытным кроликом на определенный срок, по истечении которого, если останется жив, считался бы отбывшим наказание и становился бы свободным человеком - каинова печать была бы смыта с его чела".
   Конечно, это может никак не повлиять на преступника, он лишь скажет себе: 'Что ж, повезло, как бы то ни было, я спасся'. Но, быть может, тот факт, что общество станет теперь обязанным такому человеку, затронет все же какую-то струнку в его душе? Никогда не следует питать чрезмерных надежд, но и терять надежду не стоит. У преступника, по крайней мере, появится шанс сделать нечто полезное и избежать заслуженной кары - шанс начать жизнь сначала. Разве не может случиться, что на сей раз он проживет ее несколько иначе? И разве не будет у него оснований чуть-чуть гордиться собой? Если же нет, останется лишь сказать - помилуй их Бог. Пусть не в этой, в следующей жизни они, быть может, все же пойдут 'все выше и вперед'? Но остается проблема невинных людей - тех, кто искренне и отважно идет по нынешнему жизненному пути и здесь нуждается в защите от зла. Они - главная наша забота.
   Вероятно, когда-нибудь порочность научатся лечить, - может, будут пересаживать сердца, может, - замораживать людей, не исключено, что найдут способ менять клетки и гены. Представьте себе, сколько кретинов захочет воспользоваться знанием того, как влияет на интеллект недостаточная или чрезмерная функция щитовидной железы.
  
   В "Автобиографии" Агаты Кристи" есть и такие строки: "Прежде писать книги было увлекательно - отчасти потому, что настоящей писательницей я себя не ощущала, и каждый раз удивлялась тому, что оказалась способной написать книгу, которую опубликовали. Теперь же это стало рутинным процессом, моей работой".
  
   Как известно, рутиной, как правило, называют консервативный порядок и метод работы , а также рабское следование заведённому шаблону, превратившемуся в механическую привычку. И невольно вспомнилось, как несколько лет назад, на одном из интернетовских форумов, довелось прочитать следующее утверждение: мол, криминальные истории Конана Дойля и Агаты Кристы - всего лишь "бледные поганки" по отношению к тем криминальным делам, что совершались и совершаются "сильными мира сего" в той же Великобритании и в иных странах. И подумалось: "Вероятнее всего, Агата Кристи, будучи умной женщиной, прекрасно понимала, что обречена на " рабское следование заведённому шаблону, превратившемуся в механическую привычку" создания детективных историй из жизни простых людей, у которых степень их вины и наказания совершенно несоизмеримы со степенью вины и наказания "сильных мира сего".
  
  
  
   7. Родные люди писательницы
  
   Агата Мэри Кларисса Миллер родилась 15 сентября 1890 года в городе Торки графства Девон (Великобритания) в семье Миллеров, где уже было двое детей - 11-летняя Маргарет (Мэдж, в некоторых публикациях - Мадж, 1879-1950) и 10-летний Луи Монтанта (Монти,1880-1929).
  
   Фредерик Миллер (1846-1901) - отец Агаты, был по происхождению американцем, но долго жил в Англии и по своим привычкам казался типичным британским джентльменом, которому досталось приличное наследство, позволяющее не утруждать себя постоянной добычей средств к существованию. Он получил образование в Швейцарии, обладал английской благовоспитанностью и был вхож в "Юнион клаб" - клуб для избранных. Ежедневные занятия Фредерика Миллера сводились чаще всего к тому, что после завтрака, он отправлялся в клуб, где с приятелями обсуждал новости утренних газет, играл в вист, выпивал стаканчик-другой шерри и к ленчу возвращался домой. Затем вновь отправлялся в клуб, но к полдню обязательно возвращался домой, так как любил обедать вместе со всей семьёй. Родные знали, что после обеда его не следует беспокоить по пустякам.
  
   Фредерик был одаренным любителем музыки, подбиравшим любую мелодию на слух, а также книголюбом, имевшим хорошую библиотеку. А ещё у него проявились большие способности быстро устанавливать дружеские отношения с любым человеком. Как личность, отец Агаты Кристи обладал внутренней раскрепощенностью - открытостью, вольностью речей и самоиронией, не свойственными англичанам. Он участвовал в благотворительных представлениях любительского драмкружка и являлся официальным секретарем соревнований крикетного клуба. Однако был у него и очень существенный недостаток - отсутствовало желание заниматься вникать в финансово-экономическую и коммерческую деятельность тех, кого он назначил управлять своим капиталом. В итоге это привело к тому, что к концу 19-го века семья потеряла почти всё свое состояние.
  
   Мать Агаты Кристи - урождённая Маргарет Кларисса Бомер (1855-1926), происходила из хорошей, но бедной семьи. Её отцом был Фредерик Бомер - армейский капитан, в 36-летнем возрасте влюбившийся в Мэри Энн Уэст, которой не исполнилось тогда еще и семнадцати. После 12 лет семейной жизни, когда у бравого капитана родилось четверо детей (трое сыновей и младшая дочь) Фредерик Бомер трагически погиб при падении с лошади. Семья осталась практически без средств к существованию. И тогда Мэри Энн была вынуждена отдать самую младшую 9-летную дочь на воспитание своей родной сестре Маргарет, вышедшей замуж за Натаниэля Фрэри Миллера - преуспевающего американца, не имевшего от неё детей.
  
   Через многие годы, в одном из своих писем, Агата Кристи напишет: "[Моя бабушка] вышла замуж в шестнадцать лет за красавца - армейского офицера, который был на двадцать лет старше ее. Она была на редкость очаровательна - люди на улицах останавливались, засматриваясь на нее. Оставшись почти совсем без денег, она была вынуждена зарабатывать шитьем и вышивкой, чтобы растить и учить детей. По меньшей мере, три офицера - братья ее мужа по оружию - делали ей предложение, причем двое из них были весьма обеспеченными людьми. С материальной точки зрения это было бы для нее выходом. Но она всем отказала - и, разумеется, никогда не имела любовника - и до семидесяти лет упорно повторяла, что завещает похоронить себя в Джерси, рядом с мужем...".
  
   Мэри Энн отдала своей сестре на воспитание младшую дочь не только по причине крайней бедности, но и потому, что бездетная сестра очень просила её об этом, утверждая, что обеспечит племяннице счастливое будущее. Всех троих своих сыновей, она выучила и воспитала достойными людьми и через годы благодарные Гарри, Эрнест и Фредерик настояли на том, чтобы их мать погребли в Англии, что позволило им ухаживать за её могилой.
  
   Агата Кристи тоже не осуждала поступок своей матери и в "Автобиографии" сделала предположение о том, что скорее всего бабушка отдала свою Клару (так чаще всего называли мать писательницы) лишь потому, что считала: мол, девочке необходима посторонняя поддержка в жизни, а мальчики сами могут стать творцами собственной судьбы. Однако Агате Кристе принадлежат и такие строки:
  
   "Думаю, нанесенная ей (матери - прим.) обида, горькое чувство отринутости наложили отпечаток на всю ее жизнь. Она потеряла уверенность в себе и стала сомневаться в чувствах окружающих. Тётя, щедрая, веселая, не имела, однако, никакого представления о чувствах ребенка. Мама получила все так называемые преимущества благополучного дома и хорошее образование. Что она утратила и чего ничто не могло ей заменить, так это беспечную жизнь с братьями в родном доме...".
  
   Но недаром в народе говорят, что "Нет худа - без добра, а добра - без худа". Воспитание в семье родной тёти позволило Кларе встретить человека, который стал её любящим и любимым мужем. Этим человеком оказался Фредерик Миллер - сын Натаниэля Фрэри Миллера от первого брака! После женитьбы на Маргарет, Натаниэль Миллер поддерживал тесные отношения со своим сыном и Фредерик часто навещал отца, жившего в Чешире. Там он и познакомился с маленькой Кларой - своей "сводной" сестрой и будущей женой. Фредерик был на 8 лет старше Клары и в молодости пользовался большим успехов у представительниц прекрасного пола. Одно время он даже ухаживал за будущей матерью Уинстона Черчилля - признанной светской красавицей, однако сделал предложение своей кузине, покорённый её утончённостью души и "красивыми глазами". Клара, действительно, была незаурядным человеком и её влияние не только на мужа, но и на Агату было почти безграничным. Дочь боготворила свою деятельную, умную мать и испытывала непреодолимое восхищение непринужденным обаянием отца.
  
   С начале 90-х годов у семьи Миллер начались серьёзные материальные проблемы. Выяснилось, что их нью-йоркская недвижимость требует для своего содержания куда больше средств, чем приносит доходов, и Фредерик Миллер стал сомневаться в компетентности и честности двух доверительных собственников своего капитала. Время подтвердило его сомнения - один из его компаньонов сошёл с ума, а другой застрелился.
  
   В 1896 году семья Миллер, сдав свой дом внаём, отправилась на год во Францию - в то времена жить в отелях на континенте было дешевле, чем содержать большой дом в Англии. Шестилетняя Агата ещё не могла осознавать реальные причины переезда семьи во Францию, а вот её отец... Серьёзные финансовые проблемы основательно подорвали его здоровье, несмотря на то, что жена ни в чём его не винила. Более того, Клара искренне была благодарна судьбе за то, что послала ей такого мужа.
  
   После смерти Натаниэля Миллера - своего мужа и отца Фредерика, Маргарет Миллер переехала из Чешира в Илинг и жила в большом доме, став богатой вдовой. Мэри Энн Бомер (Бабушка Би) жила в Бейсуотере. Отношения между сестрами были своеобразными, но в преклонном возрасте они стали очень близки. Маргарет помогала сестре деньгами, которые давала ей "в оплату" за различные услуги. К примеру, за покупки в магазинах "Арми энд нейви".
  
   В 1901 году Фредерик Миллер временно жил в Илинге у Маргарет, поближе к Лондону, надеясь найти в столице работу. Однако у него обострились проблемы со здоровьем - с июня по сентябрь было около 30 сердечных приступов. В том же 1901-ом году он умер в доме своей мачехи. Смерть мужа основательно подкосила Клару - у неё тоже начались проблемы с сердцем, заставляя постоянно носить с собой sal-volatile (нюхательную соль). Около года Агата по нескольку раз за ночь подходила к двери ее спальни и прислушивалась, дышит ли её любимая мама?.. Иногда девочка стояла так часами, пока изнутри не доносился какой-нибудь звук.
  
   Кроме отца, матери и Бабушки Би у Агаты были ещё четыре родных по крови человека - сестра Мэрдж и брат Монти, а также дочь Розалинда и внук Мэтью.
  
   В отличие от Агаты, Мэдж, старшая от нее на 11 лет, не желала вести себя "как хорошая девочка" и обладала особым магнетизмом воздействия на окружающих, хотя и не и не была красавицей. Мэдж, как и Агата, была тоже творческой личностью. одарённым человеком. В 1924 году её пьеса "Претендент" шла на сцене Королевского театра на Шафтсбери-авеню. В этой пьесе проявлялись свежесть и легкость самовыражения, которые Агате никогда не давались. Мэдж написала ещё две пьесы, однако они не были востребованы режиссёрами.
  
   Мэдж ещё в юности проявила себя как независимая и незаурядная личность, облада.ющая многими талантами. И хотя Мэдж часто повторяла: "Агата ужасно несообразительна!", она обожала свою младшую сестренку. У старшей сестры всегда было много поклонников и претендентов на её руку, однако Мэдж отдала предпочтение Джеймсу Уоттсу, причём не только потому, что он был богатым наследником, а из-за его демонстративно-притворного безразличия к ней. Агата впервые увидела Джеймса Уоттса в 1901 году, когда тот был ещё робким студентом последнего курса Оксфорда. Он сразу очаровал своей добротой и серьёзным к ней отношением. Через четверть века после первой встречи, Джеймс подсказал Агате Кристи идею сюжета романа "Убийство Роджера Экройда". Однако даже через годы его семейная жизнь с Мэдж желала лучшего. В 1930 году 40-летняя Агата Кристи в одном из своих писем была вынуждена признаться: "Думаю, хозяева Эбни не слишком счастливое семейство". Эбни-Холл - огромная викторианская усадьба семьи Уоттсов, расположенная неподалеку от Манчестера.
  
   Фредерик Миллер очень любил Монти - своего единственного сына. В "Автобиографии" Агата Кристи написала: "Думаю, в действительности Монти был его любимцем". Однако сын не оправдал надеж отца. После его смерти Монти прокутил ту невеликую сумму, которая досталась ему от миллеровского состояния и влез в большие долги, от которых сбежал сначала в Кению, потом в Уганду. Оттуда он присыл Мэдж письма с просьбой помочь ему в осуществлении строительства грузового судна, которое, согласно его планам, должно было курсировать по озеру Виктория. И Мэдж помогла брату. Но когда "Батенга" - судно с роскошной отделкой интерьера черным деревом и слоновой костью, сошло со стапеля, началась Первая мировая война и Монти, продав его за бесценок, вступил в Африканский полк королевских стрелков. Он едва избежал трибунала, когда вопреки приказу самовольно расположил свой обоз, запряженный мулами, в месте, которое считал идеальным для боя. Вскоре Монти ранили в руку, рана оказалась инфицирована, и он вернулся в Эшфилд со своим африканским слугой Шебани. Многие его знакомые полагали, что он приехал домой умирать. Однако Монти не только не умер, но начал изводить родных и окружающих своими безумными выходками. К примеру, мог открыть стрельбу в окно из револьвера, совершенно не переживая есть там люди или нет.
  
   Клара, ещё недавно мечтавшая о возвращении сына живым и невредимым с фронта, теперь не менее горячо желала, чтобы он уехал. И тогда Мэдж и Агата, жалея мать, решили купить брату дом или коттедж в каком-нибудь ином месте. В начале 1920 года ими был куплен за 800 фунтов стерлингов коттедж в местечке Троули, куда 40-летний Монти пребрался вместе с 65-летней экономкой миссис Тейлор, имевшей 13 детей. Через неколько лет Монти со своей "верной подругой" решил перебраться на юг Франции, где сёстры сняли для них новое жильё. Но по дороге экономка умерла, а Монти, попав в больницу, написал Мэдж письмо с отчаянной просьбой об очередной срочной помощи. Несмотря на протесты мужа, Мэдж поспешила к брату, но обнаружила его не в больнице, а на квартире у одинокой женщины. Присматривавшая за ним сиделка Шарлотта стала последней женщиной, не устоявшей перед обаянием Монти и его умением вызывать сочувствие. С Шарлоттой Монти Миллер прожил до своей смерти в 1929-ом году. Сидя в кафе на берегу моря он внезапно умер - организм, истощённый алкоголем, наркотиками и распутной жизнью, отказался служить своему хозяину.
  
  
  
   8. Дочь и внук Агаты Кристи
  
   Из знаменитой "Автобиографии" Агати Кристи можно узнать о том, что
   ( https://www.e-reading.club/book.php?book=109082 ) Арчи Кристи - её первый муж и отец их единственного ребёнка, вначале не спешил заводить детей. Но когда жена оказалась в положении, он стал чрезвычайно добр к ней, хотя очень не любил, когда кто-то рядом с ним болел. Арчи хотел и даже был уверен, что родится именно дочь, поэтому обсуждал с супругой только женские имена для своего будущего ребёнка. Все девять месяцев Агату страшно тошнило, а это, по утверждению знакомых Кристи, было явным признаком того, что родится девочка. Вначале Агата хотела назвать дочурку Мартой - в честь американской матушки своего отца, а муж (как любитель "Королевских идиллий") предлагал назвать новорожденную Инид или Элейн. Дочь родилась 5 августа 1919-го года и ей дали совершенно иное имя - Розалинда.
  
   В той же "Автобиографии" Агата Кристи поведала читателям, что для уже подросшей дочери она наняла няню по имени Куку, в обязанности которой входило быть при ребёнке и наводить порядок лишь в детской, а также, при необходимости, иногда стирать вещи своей воспитанницы. В книге пишется:
  
   "... Я ничего больше от нее и не требовала и могла бы прекрасно организовать свое время: Арчи возвращался домой только вечером, а обед Розалинды и Куку особых сложностей не представлял. Это давало мне возможность поработать два-три часа утром и после полудня, когда Куку с Розалиндой ходили в парк или за покупками. Однако выдавались дождливые дни, когда им приходилось оставаться дома, и хоть считалось, что всем известно: когда 'мама работает', ей нельзя мешать, Куку не так просто было сбить с толку. Она стояла под дверью комнаты, где я пыталась писать, и вела свой нескончаемый монолог, якобы обращенный к Розалинде.
  
   - А сейчас, малышка, мы должны вести себя очень тихо, правда? Потому что мама работает. Маме нельзя мешать, когда она работает, мы же это знаем? Хотя мне нужно спросить у нее, отдавать ли твое платьице в стирку. Ты ведь понимаешь, что сама я такой вопрос решить не могу. Нужно не забыть спросить ее об этом за чаем, да? Ах, нет, она будет недовольна, наверное, правда? И еще я хочу поговорить с ней о коляске. Ты же знаешь, что вчера из нее снова выпал болтик. Ну что ж, крошка, наверное, нам придется тихонечко постучать в дверь. Как ты думаешь, солнышко?..".
  
   В ответ на вопрос Куку, Розалинда сказала:
  
   - Синий мишка хочет есть...
  
   Стараясь добиться своего, Куку не сдавалась:
  
   - Мне даже кажется, что эта коляска не вполне надежна, - предпринимала последнюю попытку Куку. - Из нее постоянно выпадают болты.
  
   Однако в ответ услышала от Агаты Кристи невозмутимый совет:
  
   - Случается... А вы, выходя из дома, подкрутите их. Словом, в любом случае я не собираюсь покупать новую коляску.
  
   - Господи, господи, - причитала Куку, - мама, кажется, очень недовольна. Ну что ж, бедная моя крошка, похоже, у нас так и не будет новой красивой коляски.
  
   - Синий мишка хочет есть, - как ни в чем не бывало, заявляла Розалинда. - Давай его кормить, няня.
  
   По утверждению Агаты Кристи, Розалинда обычно откликалась на подобный поток речи няни короткой репликой, не имеющей к нему никакого отношения, что подтверждало подозрение матери: она никогда не слушала, что говорит Куку.
  
   Вышеописанное поведение няни писательница объясняет тем, что Куку была членом женского клуба нянь, гулявших со своими подопечными в Кенсингтонском парке и сидя на скамеечках, они обменивались соображениями по поводу условий своей службы, а также хвастались друг перед другом красотой и смышленостью воспитанников. Одежда Розалинды могла удовлетворить вкус даже самой требовательной няни, ибо пальтишки и платьица, которые Агата привезла из Канады, были dernier cri детской моды и у многих иных мам вызывали восторг и даже зависть. Что же касается детской коляски, то у Розалинды была не новая, но очень добротная коляска, и родители девочки, всё ещё вынужденные экономить семейный бюджет, не собирались покупать изысканную коляску, которой Куку могла бы похвастать перед коллегами по женскому клубу.
  
   У Розалинды имелись много кукол и кукольный домик для них, а также множество других игрушек, в том числе Синий и Красный мишки. Из этих трёх игрушек больше всего Розалинда любила Синего мишку. Это было хромое животное, сделанное из синего шелковистого трикотажа, с плоскими черными пуговками вместо глаз, пришитыми на плоской мордочке. Она носила его с собой повсюду и каждый вечер требовала от Агаты рассказывать новую сказку о нем. И писательнице приходилось рассказывать дочери сказки, которые даже в нынешние времена, могут вызывать неоднозначную реакцию со стороны не только со стороны нянь, но и со стороны иных педагогических работников. Дело том, что Синий мишка в сказках Агаты Кристи был послушным, а Красный - страшным озорником и постоянно устраивал всяческие безобразия. К примеру, мазал клеем стул учительницы, чтобы она, бедная, уже никогда не могла встать с него. А однажды засунул ей в карман лягушку, отчего несчастная женщина забилась в истерике. Время от времени Красный мишка дрался с плохими мальчишками и являлся домой с огромным синяком под глазом. К синяку прикладывали кусочек сырого мяса и отсылали непоседу спать. Красный мишка, разумеется, съедал мясо, предназначенное для врачевания ушиба, и при этом пачкал тетрадь. Розалинда очень любила мамины сказки, слушая их она смеялась и цокала от удовольствия языком, не оставляла без внимания ни малейшей детали.
  
   Вскоре у Куку врачи обнаружился рак груди и ей пришлось лечь в больницу. О возвращении к обязанностям няни не могло быть и речи. Агата Кристи была вынуждена нанять для дочери новую няню. Ею оказалась рослой девушкой с пышным бюстом, широкими бедрами, румяным лицом и тёмными волосами. Доброжелательная, уравновешенная и полная энтузиазма, она не претендовала на высокое жалованье и демонстрировала готовность выполнять любую работу, идти и ехать куда угодно - как и было обещано в рекламном объявлении. Её звали мисс Уайт, но Розалина выговаривала это имя вначале как Суай, а потом стала называть Сайт. Впрочем, няня не возражала и против такого имени.
  
   Розалине новая няня очень понравилась, несмотря на то, что Сайт не терпела непослушания или грубости и по-своему требовала строгой дисциплины. Но она очень любила детей и даже 5-летняя Розалина не могла этого не почувствовать. Новая няня полностью устраивала и Агату Кристи. Сайт было всего 18 лет, но писательница никогда не боялась, уезжая надолго, оставлять с ней Розалинду. Няня была в высшей степени разумна и всегда знала, что нужно делать, чтобы справится с любой неожиданностью.
  
   ***
   В "Автобиографии" Агаты Кристи есть много эпизодов, в которых описывается её материнское отношение с Розалинде, однако... В интернетовских отзывах об этих отношениях можно найти и такие, в которых просматривается удивление и даже недоумение тем, что в этой книге, написанной Агатой Кристи в уже преклонном возрасте, гораздо с большей нежностью и любовью описываются её личные отношения со своей родной матерью, а не с Розалиндой. Это же отмечается и на некоторых сайтах, посвящённых воспитанию детей. К примеру, на сайте https://sibmama.ru/ZM-3.htm можно прочитать следующее:
  
   "...Агата Кристи оказалась не готова стать такой матерью, как, например, Клара, и положить всю себя на алтарь воспитания дочери. Пока Агата сочиняет романы и путешествует с мужем, ее малолетняя дочь Розалинда воспитывается бабушкой Кларой и тетушкой Мэдж, старшей сестрой Агаты. Встречая мать из очередной поездки по миру, Розалинда бежала на ручки не к ней, а к своей тете Мэдж, и горько плакала, когда та отдавала ее с рук на руки Агате. Позже, когда бабушка умрёт, а у тётушки появятся другие жизненные обстоятельства, девочка окажется в интернате, поскольку, по мнению Агаты, 'материнство безжалостно'...".
  
   Там же пишется о том, что отношения самой Агаты с матерью ее биографы называют идеальными - Агата всегда посвящала Клару в свою жизнь. Даже уезжая с мужем далеко от дома, она не порывала близких отношений с матерью, писала ей подробные и очень теплые письма издалека, называя в них Клару 'милой, дорогой мамочкой'. Отношения же с дочерью Розалиндой представляли собой смесь любви, раскаяния, разочарования и ревности. Как ни печально, но даже пса своей дочери, Питера, Агата считала больше своим ребенком, чем собственную дочь. В одном из своих писем второму мужу она так сообщает об этом: "Питер - мой ребенок, ты же знаешь!".
  
   Справедливости ради, следует отметить, что на том же сайте пишется, что именно у Розалинды Агата Кристи просила совета перед тем как выйти замуж за Макса Мэллоуэна, который был моложе её на 14 лет: мол, не будет ли дочь против, если в их доме снова появится мужчина?.. И 11-летняя Розалинда, любящая Арчи Кристи - своего родного отца и первого мужа Агаты, даёт такой ответ: "Мне бы только не хотелось, чтобы ты выходила за полковника. А Макс... По-моему, это лучше всего. Мы могли бы завести свою лодку. Он неплохо играет в теннис. И он может быть во многом полезен...". Дочь Агаты Кристи даже в детском возрасте отличилась американской празматичностью, неизмеримо большей, чем была у Фредерика Миллера - её дедушки и родного отца Агаты Кристи, родившегося в США, но потерявшего почти весь наследственный капитал своей семьи.
  
   На сайте https://shkolazhizni.ru/biographies/articles/78171/ можно прочитать строки, которые тоже являются не очень лестными в адрес Агаты Кристи:
  
   "Мать Агаты Клара всю себя посвятила семье, мужу и детям. Однако, несмотря на душевную близость с матерью и всегда оставаясь для нее послушным и податливым ребенком, сама Агата в отношении своей дочери Розалинды придерживалась более жесткой точки зрения. Агата не выносила женщин-наседок, которые, в случае неудачного брака, посвящают всю свою жизнь детям и в конечном итоге сами делают из детей жертв своего материнства. Именно такие женщины решают не выходить замуж повторно, боясь навредить детям, а позже до конца своих дней попрекают повзрослевших детей принесенной им жертвой, доводя и себя, и детей до взаимной ненависти. В своей "'Автобиографии' Агата писала: 'Честная мать должна относиться к своим отпрыскам так, как это делают кошки: удовлетвориться тем, что произвела их на свет, выкормила, а потом вернуться к собственной жизни. Так ли уж естественно продолжать заботиться о своем потомстве после того, как оно выросло и вышло в мир? Животные так не поступают'...".
  
   И далее приводится ссылка на роман 'Дочь есть дочь' Агаты Кристи, где писательница создаёт образ женщины, которая из-за прихоти своего ребенка отказывается вторично выйти замуж. Результатом подобной "жертвы" со стороны матери становится ее вечная злоба против собственной дочери: "За что ты ненавидишь меня, мама?" - спрашивает героиню романа дочь. "Я отдала тебе всю жизнь, пожертвовала всем, что было мне дорого. Ты была моей дочерью, моей кровью и плотью. Я выбрала тебя", - отвечает мать. "И с тех пор возненавидела", - констатирует дочь.
  
   Примечание.
  
   В романе "Дочь есть дочь" Агата Кристи использовала в качестве исходного материала не только личные отношения с Розалиндой, но и очень сложные отношения Нэн Оуттс - своей лучшей подруги и золовки, с её дочерью.
  
   На том же сайте делается ссылка на мнение Лоры Томпсон - журналистки, писательницы и исследовательницы жизни и творчества Агаты Кристи), утверждающей, что в словах персонажа романа "Дочь есть дочь" Сары: "Я знаю кучу матерей, которые ненавидят своих дочерей, словно яд", - высказана позиция самой Агаты. Поэтому раздражение и гнев ее персонажей против вездесущего материнства выдает этот ее недостаток. Л. Томсон полагает, что постулатами для самооправдания Агаты стали следующие формулировки ее взглядов на материнство:
  
   - не позволять любви к детям ослепить себя;
   - не отдавать им всю себя без остатка;
   - смотреть на них объективно.
  
   Коль уж зашёл разговор о Лоре Томпсон, то хочется напомнить, что из её книги "Агата Кристи. Английская тайна" можно узнать и о том, что Розалинда росла умным
   ( https://royallib.com/book/tompson_lora/agata_kristi_angliyskaya_tayna.html) и сдержанным ребёнком, чьи удовольствия были связаны только с реальностью. Она рано заявила о своём "я" и принимать жизнь такой, какова она есть. У нее не было ни нужды, ни желания мечтать об иных мирах. Это восхищало Агату, но и приводило в замешательство.
  
   В книге пишется: "Независимость характера Розалинды, нелюбовь к ласкам и презрение к играм 'на воображение' были для Агаты почти облегчением. Они исключали необходимость с ее стороны пытаться копировать отношения, которые существовали между ней и Кларой, что в любом случае было бы невозможно. Вместо этого Агата могла с любовью взирать на Розалинду издали, убеждая себя, что они с ней просто разные. Между тем Розалинда укреплялась в своей независимости, равно как Агата - в своей объективности. Агата же была куда более склонна к невмешательству. 'Многие дети, я бы сказала, большинство детей, страдают от чрезмерного родительского внимания,- говорит мисс Уильямс в 'Пяти поросятах', - от избытка любви, избытка опеки... Лучшее, что могут сделать для ребенка родители, я в этом уверена, это проявлять по отношению к нему то, что я называю здоровым пренебрежением'.
  
   В своей книге Лора Томпсон приводит немало эпизодов из различных книг, Агаты Кристи, полагая, что описанное в этих эпизодах является личным мнением писательницы. К примеру, в "Кривом домишке" (якобы одном из самых любимых произведений Агаты Кристи) утверждается: "...Это случается снова и снова: мать не любит одного из своих детей...". Агата Кристи настойчиво отказывается придерживаться ортодоксального взгляда, который высказывает персонаж "Вечеринки в Хэллоуин": 'Я люблю всех детей. Большинство людей их любят'. Но Агата солидарна с Эркюлем Пуаро, который отвечает: 'О, здесь я с вами не соглашусь. Некоторых детей я нахожу в высшей степени неприятными'...".
  
   Биограф упоминает и о романе " Н или М?", в котором Агата Кристи описывает ужас, испытанный ею на улице в день празднования окончания войны, ибо материнство, с ее точки зрения, точно так же бесконтрольно, как те гуляния, лишено разумной меры, что доказывал и пример ее свекрови. По мнению биографа Агате Кристе было ненавистно, когда биология брала верх над личностью:
  
   " Беллу Тэниос из 'Немого свидетеля' презирают как 'отчаянно унылую женщину. Она похожа на уховертку. Преданная мать. Как и уховертки, полагаю'. Герда Кристоу в 'Лощине' - такая же преданная и такая же унылая. Обе они похожи на женщин, описанных в 'Человеке в коричневом костюме', которые 'часами говорят о себе, о своих детях, о том, как трудно достать для детей хорошее молоко... Они глупы - глупы даже в той деятельности, которую для себя избрали'...".
  
   Таких персонажей, по мнению Лоры Томпсон немало в вестмакоттовских романах Агаты Кристи. Такова и Энн Прентис из романа 'Дочь есть дочь', которая отвергает шанс вторично выйти замуж только потому, что ее дочери Саре не нравится претендент. И биограф делает такой вывод: мол, на самом деле причина гнева лежит глубже и имеет отношение к самой Агате. Она больше не ребенок. Она больше не может быть центром собственной жизни. А ей так этого хотелось, хотя разумом она и понимала, что это абсурдно. Так что гневалась она еще и оттого, что осознавала свой недостаток. Она не была способна стать такой матерью, какой была для нее Клара. И настоятельное требование материнской непредвзятости с ее стороны было в некотором роде попыткой самооправдания: это правильно - не позволять любви к детям ослепить тебя; это правильно - не отдавать им всю себя без остатка; это правильно - смотреть на них объективно.
  
   Томпсон пишет: "В этом Агата постоянно убеждала себя своими книгами. Конечно, те же книги убеждали ее и в том, что обожание, с каким относилась Клара к ней самой и к Мэдж, вредно, даже опасно, но этот парадокс не смущал Агату. Ее отношения с Кларой были идеальными. Ее отношения с Розалиндой были смесью любви, раскаяния, разочарования и ревности - и никакой материнский инстинкт не восставал, чтобы разрешить эти противоречия...".
  
   Что сказать по этому поводу?.. Во-первых, можно поставить под сомнение вывод Лоры Томпсон о том, что "Агата постоянно убеждала себя своими книгами...". И читателям, пожалуй, не следует воспринимать мысли, мнения и утверждения литературных героев буквально как мысли, мнения и утверждения самой Агаты Кристи. Она - не публицист, а писатель специфического жанра, в котором сполна раскрылся талант её творческого воображения и право на художественный вымысел, в том числе и на мысли, мнения и утверждения своих литературных героев.
  
   Во вторых, в Интернете можно прочитать утверждение о следующем: "Розалинда до последних дней с яростью и активностью, которых от нее трудно было ожидать, защищала память матери от любых нападок, шла ли речь о ее жизни или творчестве. Она писала статьи в газетах, старалась контролировать деятельность компании "Агата Кристи Лимитед". Она не позволяла никому читать письма или записные книжки матери, если в них был хоть какой-нибудь намёк на что-то личное...".
  
   И в третьих, в том же Интернете можно узнать, что Розалинда Хикс ( умершая 28 октября 2004 года и дожившая, как и её мать, до 85- летнего возраста) приложила много усилий, чтобы поддержать репутацию Агаты Кристи как писательницы и защитить целостность ее работ. И что благодаря именно творческому наследию матери, Розалинде удалось накопить и оставить своему сыну Мэтью Причарду капитал, оценённый в 600 миллионов фунтов стерлингов!
  
   ***
   На сайте https://www.svoboda.org/a/27224190.html можно прочитать интервью, которое дал Мэтью Причард радиостанции "Свобода" в 2015-ом году, к 125-летию со дня рождения своей бабушки. Ниже приведены фрагменты этого интервью:
  
   - Когда я впервые встретился с ней, я был еще совсем ребенком. По мере взросления я уже мог оценить ее доброту и сердечность. Она всегда была для меня воплощением близкого и заботливого человека. Я особенно сблизился с ней, когда в 1944 году на фронте погиб мой отец, и бабушка в течение нескольких лет помогала нам с матерью перенести эту утрату. Именно тогда зародились наши с ней трогательные и близкие отношения. Я бы выделил очень важную, как мне кажется, черту ее личности: бабушка умела слушать, у нее был талант проникаться заботами и интересами других людей. Думаю, что это очень помогало ей писать. Эта черта ее характера ощущается и в ее книгах, делая их доступными и понятными людям...
  
   Бабушка никогда не пела и не играла на рояле в присутствии других людей из-за своей невероятной застенчивости. Кроме того, она считала, что ее музыкальный талант недостаточен для профессиональной карьеры оперной певицы. Но основная причина, конечно, застенчивость. В молодости она мечтала петь и выступать на сцене и даже брала уроки пения и игры на фортепиано, но психологически это было невозможно из-за этой особенности ее характера, так что пришлось смириться и заняться более интимным и не требующим присутствия публики делом - писать романы. Несколько раз она мне говорила, что как писательница не обязана говорить о своих книгах, комментировать то, что пишет. Всю жизнь она строго придерживалась этого правила...
  
   В широком смысле ее книги были во многом результатом ее собственного жизненного опыта. Примером может стать создание образа Эркюля Пуаро. Необычные внешность и манеры Пуаро были вызваны желанием как-то отличить его от Шерлока Холмса и от множества других героев детективных романов. Многие перипетии романов Агаты Кристи в разной мере связаны с ее жизненными событиями и обстоятельствами ее биографии...
  
   Временами она переставала писать детективы и сочиняла романтические истории, частично основанные на биографическом материале. Однако уже в начале 30-х годов у нее возникла устойчивая репутация талантливого автора популярных детективов. К тому времени уже были написаны первые романы о Пуаро. Детективы были ее главным источником дохода; книги других жанров не могли бы приносить равнозначный заработок. Когда она вторично вышла замуж, детективы оказались важным подспорьем для нее и ее мужа-археолога. Писательский опыт, который Агата Кристи приобрела, создавая детективы, она использовала в работе над книгами в другом жанре. Тот факт, что она писала их под псевдонимом, думаю, говорит о том, что она считала эти книги второстепенным, побочным продуктом творчества. Видимо, эти романы удовлетворяли какие-то ее амбиции и чувства, не находившие выхода в детективах. И наоборот: опыт создания любовных и семейных романов она использовала при работе над детективами...
  
   Я опубликовал не все ее письма. Часть писем решил оставить в семейном архиве - не все интимные подробности биографии бабушки следует выносить на публичное обсуждение. В письмах нет ничего неожиданного или неизвестного. Неопубликованных романов Кристи не существует, нет также никаких неизданных рассказов с участием мисс Марпл или Эркюля Пуаро. Если бы они были, их бы давно опубликовали - в будущем году исполнится 40 лет со времени кончины бабушки. Однако обнаружено несколько ее неопубликованных пьес. Эти пьесы написаны не на детективный сюжет, это бытовые и психологические зарисовки. К нынешнему юбилею приурочена публикация книги театрального критика Джулиуса Грина под названием "Поднять занавес: Агата Кристи - жизнь в театре". В ней подробно разбирается театральное творчество бабушки, которая была страстной театралкой. Она много раз водила меня в театр, в частности, несколько раз и на собственную "Мышеловку". Кстати, когда мне исполнилось девять лет, она подарила мне авторские права на эту пьесу. Искусство драматурга отличается от искусства романиста. Если в книге интрига может быть объяснена и описана с использованием разного рода анализов и намеков, то в театре все это подается в виде "обнаженных" диалогов и реплик. Ей нравилось интриговать театральную публику. Это намного труднее, чем завлекать читателя. Но бабушка умела это делать и любила принимать вызов, который ей бросал театр... ".
  
   На вопрос: " Не так давно ученые из университета в Торонто опубликовали исследование, в котором утверждается, что к концу жизни Агата Кристи якобы страдала болезнью Альцгеймера. Это правда?", внук ответил:
  
   - Я знал бабушку с момента своего появления на свет до ее смерти. Временами она болела, как и все люди. Но никогда не страдала болезнью Альцгеймера. Не знаю, откуда ученые Торонтского университета это взяли, ведь они никогда ее не обследовали. Думаю, что это чистейшая мистификация...
  
   В конце своего интервью Мэтью Причард признался в том, что он всегда был и остаётся страстным поклонником творчества своей бабушки. Еще в молодости ее книги побудили его самого писать детективы. Наибольшее влияние на внука оказало умение Агаты Кристи выстраивать захватывающую фабулу. По его мнению, с точки зрения специфики жанра, качество многих ее романов до сих пор остается эталонным. Внук также отметил, что для раскрытия тайны в романах Кристи не требуется никакой технической экспертизы, лишь "маленькие серые клеточки". И это также очень привлекательная часть ее метода.
  
   Мэтью Причард живёт в Уэльсе со второй женой. Его первая жена, от которой имеет трёх детей, умерла в 2005 году. Стал исполнительным директором "Агата Кристи Лимитед" после смерти своей матери. Когда в Интернете появилось сообщение о том, что британские ученые разгадали тайну популярности детективных романов Агаты Кристи, то именно Мэтью Причард отнёсся к этому сообщению весьма скептически.
  
   Суть сообщения заключается в том, что исследователям-нейролингвистам университетов Лондона, Бирмингема и Уорвика в ходе анализа работ Агаты Кристи якобы удалось выяснить, что в текстах ее детективов очень часто встречаются фразы-триггеры, вызывающие повышение уровня серотонина и эндорфинов у читателей. По мнению доктора Роланда Капферера, координатора исследований в рамках "Проекта Агата": "Языковые паттерны Кристи способствуют более высокой мозговой активности, чем обычно. Стимулирование выработки этих нейрологических опиатов приводит к тому, что от чтения ее произведений просто невозможно оторваться... Агата Кристи не заваливает читателей избыточными деталями, ее повествований представляет собой "взвесь идей", которая окутывает читателя до тех пор, пока сюжет не доходит до конца. Это способствует созданию состояния "минимального когнитивного отвлечения"...
  
   Доктор Пенилла Дэниелссон из Университета Бирмингема полагает, что благодаря тому, что словарный запас Агаты Кристи весьма ограничен, читатель не отвлекается и может больше внимания уделять ключам к разгадке и сюжету. Несмотря на мрачные сюжеты детективов Кристи, она использует слова, приятные для читателей, часто повторяет одни и те же слова или выражения, тем самым "гипнотизируя" читателя. Среди таких слов "она", "да", "девушка", "милый/милая", "улыбнулся/улыбнулась" и "внезапно". Среди обычных фраз - "не последите ли за этим?", "более или менее", "день-два", "что-то вроде того". Агата Кристи в своих произведениях часто использует тире, создавая, таким образом "повествование ускоренного темпа". Каждая фраза, за которой следует тире, побуждает читателей продолжать чтение.
  
   Что сказать по этому поводу?.. Пожалуй, ли то, что многие читатели вправе подвергнуть сомнению вышеприведённые утверждения учёных. И поверить не учёным, а Мэтью Причарду, считающему: "Никакой тайны в этом нет. Она просто сочиняла прекрасные сюжеты".
  
  
  
   9. Родные места Королевы детектива
  
   Детство и юность Агаты Кристи были счастливыми не только в силу того, что рядом с нею находились любящие и любимые родители, а также иные родные и близкие, но и потому, что будущая писательница жила в местах, которые тоже очень любила. К родному месту знаменитой писательницы, в первую очередь, следует отнести город Торки (Торквей), где она родилась и где прошли её юность и детство. История поселения в Торки семьи Фредерика Миллера - жителя Нью-Йорка, довольно проста. После своего затянувшегося медового месяца в Швейцарии, родители Агаты Кристи, наслышанные о Торки и его чудесном климате, решили пожить в нём год-другой. И отец Агаты даже не мог предполагать, что вскоре он без сожаления покинет Америку и переберётся в Торки на постоянное место жительства.
  
   Этот город находится на южном побережье Англии в графстве Девон и расположен на семи холмах вдоль берега залива Торбей. Благодаря Гольфстриму в Торки необыкновенно мягкий климат, очень способствующий выздоровлению и укреплению организма. Этот курорт называют Английской Ривьерой. Сюда приезжали не только англичане, но и граждане иных стран, заручившись рекомендательными письмами, а летом местные газеты каждую неделю публиковали списки прибывших отдыхающих. В Торки отдыхало и лечилось немало именитых людей того времени. К примеру, Шарль Луи Наполеон Бонапарт (Наполеон III, 1808-1873) - первый президент Французской республики (1848-1852), император французов (1852-1870) посещал курорт и останавливался в отеле "Империал". В "Бас-Хаусе" на Виктория-Пэрад принимала ванны Элизабет Барретт Браунинг (1806-1861) - известная английская поэтесса, в честь которой назван кратер Браунинг на Венере. Бывал в Торки и Джозеф Редьярд Киплинг (1865-1936) - английский писатель, поэт и новеллист, автор знаменитой "Книги джунглей", первый из англичан получивший Нобелевскую премию по литературе (1907). "Родной отец" Маугли так отзывался об этом городе: "Торки - это место, через которое хочется протанцевать в одних очках...".
  
   В 19-ом веке Торквей прославил сэр Ричард Фрэнсис Бёртон, родившийся в этом городе в 1821 году, - за 69 лет до рождения Агаты Кристи, а умерший в 1890-ом, - в год её рождения. Бёртон был известен не только своими выдающимися способностями к иностранным языкам (владел 29-ю языками, в том числе свободно говорил на хинди, маратхи, гуджарати, персидском и арабском), но и стал известным британским путешественником, писателем, поэтом, переводчиком, этнографом, лингвистом и дипломатом. Он также прославился своими исследованиями Азии и Африки, переводом сказок "Тысячи и одной ночи" и "Камасутры", а также как автор множества художественных произведений и статей, посвящённых географии, этнографии и фехтованию. У Бёртона было много иных увлечений и странностей. Во время одного из своих путешествий он содержал возле своей хижины целый выводок ручных обезьян, надеясь со временем расшифровать и выучить их язык. И даже составил нечто вроде словаря звуков, произносимых обезьянами. К сожалению, этот труд был им через несколько лет утерян. Бёртон также был искусным фехтовальщиком и гипнотизёром. За свой буйный нрав, свирепость в бою и страсть к дуэлям Бёртон получил прозвища "грубиян Дик" и "головорез Дик". По мнению некоторых его современников, ни один другой человек той эпохи не скрестил шпаги с таким количеством противников, как Бёртон.
  
   Лора Томпсон в своей книге "Агата Кристи. Английская тайна" напишет следующее о Торки нынешних времён: " Приметы современности изуродовали былые благородные формы, перемены, происшедшие в Англии, здесь особенно очевидны, потому что Торки - место для удовольствий, а удовольствия - это то, что теперь лучше всего нас характеризует. В сегодняшнем Торки Агата повсюду - в витринах магазинов, в музее... И в то же время - нигде. Того, чем была она сама, что сформировало ее, более не существует. Лишь изредка, на миг, мелькнет образ девочки в белом платье, вприпрыжку бегущей по испещренным солнечными бликами улицам и лелеющей в голове кучу тайн. Но нет тайны большей, чем эта: в Англии, явно склонной разрушить все то, во что она верила и что собой воплощала, Агата Кристи остается неизменно популярной. Такой парадокс наверняка заинтриговал бы ее...".
  
   Современный Торки практически соединился с соседним городом Пейнтон и является самым большим из трёх юго-западных курортов Англии, которые вместе административно входят в Торбей. Торки также нередко называют городом пожилых людей - согласно переписи 2001 года в этом городе проживало 62 963 жителей, из которых 26 % были старше 60 лет, а дети и молодёжь до 20 лет составляли 23 % населения.
  
   Всю жизнь Агата Кристи была влюблена в свое детство, и в этой любви немалое место отводилось не только родным людям и родному городу Торки, но и Эшфилду - родовому дому писательницы, в котором она родилась и выросла. Примечательно, что этот дом купил не Фредерик Миллер - отец Агаты Кристи, а её мать Клара. Купила за 2000 фунтов стерлингов наследства, оставленного ей Натаниэлем Миллером. Через годы выяснилось, что такая покупка оказалась самым удачным вложением миллеровского наследства, гораздо более разумным, чем всё, что когда-либо делал с ним отец Агаты Кристи. Такой смелый и самостоятельный поступок жены окончательно убедил Фредерика Миллера в рациональной прагматичности Клары, которой так не хватало лично ему.
  
   Эшфилд был большим, частично двух-, частично трехэтажным домом, - не роскошным, но очень удобным для проживания в нём. Окна его комнат поражали своей величиной и элегантностью, на первом этаже они доходили почти до самой земли. Рядом с красивым крыльцом, затенённым вьющимися растениями, начиналась великолепная лужайка, простирающаяся до небольшого леса. На территории усадьбы имелись оранжерея, в которой росли даже пальмы. Был и ухоженный сад, в одном из уголков которого находилось собачье кладбище, где под маленькими надгробиями покоился прах домашних любимцев семьи, в том числе йоркширского терьера Тони - первой собаки Агаты. Именно сюда, в Эшфилд, приехал на мотоцикле Арчи Кристи - будущий муж Агаты Миллер, в поисках стройной девушки, в которую влюбился на танцевальном вечере близ Эксетера. В это время Агата играла в батминтон у друзей, и Арчи пришлось с нетерпением ждать любимую девушку; сидя за чаем с её матерью.
  
   Отец Агаты Кристи любил живопись, поэтому на стенах Эшфилда висело множество картин, написанных маслом, в том числе и картины местного художника Н.Дж. Бэрда, на которых были изображены не только члены семьи Фредерика Миллера, но и няня Агаты, а также любимая собака Монти. Лишь Клара категорически отказывалась позировать художнику, говоря своим родным: мол, все вы выглядите на картинах Бэрда так, словно не мылись несколько недель!. Однако даже в 1967 году, 77-летняя Агата Кристи в ответном письме одной даме, составлявшей каталог работ Бэрда, написала такие строки: "Думаю, что это очень милая живопись. Мой отец всегда очень высоко ценил его картины".
  
   Многие биографы Агаты Кристи, описывая её жизнь в Торки и Эшфилде, вольно или невольно, но создают впечатление аристократической и богатой жизни семьи её родителей. Однако сама Агата Кристи так не считала, и в своей "Автобиографии" написала следующее:
  
   ""В противоположность многим из наших друзей мы отнюдь не были зажиточной семьей. Американец по происхождению, мой отец автоматически считался богатым, как все американцы. На самом деле мы жили вполне комфортабельно, но не более того. У нас не было ни дворецкого, ни лакея. Мы не держали выезда с кучером. У нас было трое слуг, а по тем временам меньше нельзя было себе представить. Если в дождливый день мы собирались пойти к друзьям на чашку чая, то полторы мили шагали под дождем в плащах и галошах. Мы никогда не вызывали кэба, разве что речь шла о настоящем бале и под угрозой оказывался бальный наряд. С другой стороны, угощение, принятое в нашем доме, отличалось поистине невероятной роскошью по сравнению с тем, что обычно подают гостям теперь. Тут уж, казалось бы, никак нельзя было обойтись без помощи повара и поварят. Недавно мне попалось на глаза меню одного из наших давних обедов (на десять персон). Сначала предлагался выбор из двух супов - пюре и бульона, за ними следовало горячее тюрбо из палтуса или язык. После этого шел шербет, за ним седло барашка. И уж полной неожиданностью был лангуст под майонезом; на сладкое пудинг 'Дипломат' или русская шарлотка и потом уже десерт. А все это приготовила одна Джейн".
  
   Впрочем, во времена своего детства и юности, Агата Кристи не очень задумывалась над степенью зажиточности своей семьи. Она просто наслаждалась своей жизнью в родных местах. По мнению Лоры Томпсон - одного из лучших биографов знаменитой писательницы, каждый уголок Эшфилда были для Агаты волшебным. Она любила отчий дом и с детской непосредственностью, и с осознанностью взрослого человека, интуитивно чувствуя грусть, коей окрашена эта любовь, и понимая, что счастье не вечно и что именно это делает его ощущение столь острым. У нее было чутье на печальные события и необычная для ребенка способность к обобщению. Даже погруженная в теплую неподвижность казавшихся нескончаемыми летних сезонов, она предчувствовала их конец и каждый момент непреложно запечатлевала в памяти. И всю свою жизнь Агата Кристи видела Эшфилд теми, детскими глазами. До конца дней своих Агата Кристи продолжала видеть этот дом во сне. И когда в 1960 году, через 20 лет после продажи Эшфилда, дом разрушили, она плакала, как дитя.
  
   Кроме Торки и Эшфилда, у Агаты Кристы было ещё одно любимое родное место - Гринвей (Гринуэй). Поместье Greenway House находилось в 4,5 милях от Пейнтона и считалось одним из самых красивых в округе. "Белый особняк в георгианском стиле, построенный в 1780 - 1790 годах, и роща со множеством прекрасных деревьев и кустов, простирающаяся до самого Дарта, - идеальное имение, о таком можно мечтать" - такие строки написала Агата Кристи о Гринвее. В "Автобиографии" писательница очень сожалела о том, что к концу 30-х годов её любимый Эшфилд превратился в пародию на самого себя - рядом построили среднюю школу и лечебницу для душевнобольных. И когда в 1938 году, прибыв с мужем в Торки, она узнала, что Greenway House продаётся всего за 6000 фунтов стерлингов, то без колебаний купила это поместье, вскоре ставшее её очередным "родным местом".
  
   На сайте http://www.loveorigami.info/story.php?aut=432 можно узнать о том, как после смерти отца Агаты Кристи её семья чуть не лишилась Эшфилда, и что у писательницы с тех пор появилась непреодолимая страсть приобретать недвижимость:
  
   " В лучшие времена она владела семью домами одновременно. Однако это не было простым коллекционированием, она любила дом, как любят произведения искусства. Агата по очереди перебиралась из одного дома в другой, пытаясь понять, какой ей больше нравится. А её агенты все продолжали составлять новые списки на просмотры недвижимости. Образ дома - тот ключ, которым можно отомкнуть не только секрет успеха Агаты Кристи, но и приоткрыть завесу её частной жизни. Один из домов, как она считала, оказался несчастливым - Стайлс, названный в честь романа "Преступление в Стайлсе". До покупки семьёй Кристи он сменил нескольких хозяев и имел дурную славу. Три прежние семьи, жившие в Стайлсе, развелись <...> Больше не было в жизни Агаты Кристи несчастливых домов - второе замужество принесло писательнице покой и благополучие <...> А в одном из очередных домов Агата Кристи наконец завела даже собственный уголок. До этого она с юмором рассказывала, что фотокорреспонденты, желавшие сфотографировать знаменитую писательницу за рабочим столом, терялись, ибо долгое время Агата трудилась над своими листами где придётся - на уголке обеденного стола, на туалетном столике в спальне. Теперь же у неё появился настоящий кабинет с роялем и библиотекой. Дом этот, к сожалению, погиб во время бомбёжки. Другой, тоже счастливый, дом - Гринвей, основательный двухэтажный особняк в уединённом месте, понадобился военному ведомству для размещения офицеров. После войны дом вернули хозяйке не только в целости и сохранности, но даже с 'приращением' в виде 14 добротных клозетов...".
  
   Следует отметить, что Гринвей не был постоянным местом проживания Агаты и её второго мужа. Чаще всего они жили в Уоллингфорде (Оксфордшир), а . Гринвей был для них своеобразным "праздничным домом", в котором Агата с Максом часто проводили лето, а на Рождество и Пасху к ним в Гринвей приезжали в гости ближайшие родственники и друзья. После смерти писательницы домом владела ее дочь Розалинда с мужем, потом Мэтью Причард - сын Розалинды и внук "Королевы детектива". Именно он в 2000 году передал Гринвей в ассоциацию National Trust, которая превратила его в музей Агаты Кристи, ставший доступным для всех желающих посетить его лишь в 2009-ом году.
  
   В Гринвее-музее можно найти множество предметов и вещей, так или иначе связанных с жизнью и деятельностью не только Агаты Кристи, но и её ближайших родных и близких. В одной из комнат музея есть небольшая выставка - собрание всех вышедших книг Агаты Кристи. Имеется и редкостная коллекция керамики и африканских фигурок, собранная Максом - вторым мужем писательницы. Здесь хранятся свидетельства о рождении Агаты Кристи, её матери Клары и дочери Розалинды и даже меню свадебного обеда Клары и Фредерика, состоявшегося 11 апреля 1878 года на Пэлас-Гарденс-террас. В музее можно увидеть и заключённый в рамку счет от 17 июня 1940 года: "За продажу Эшфилда, Бартон-роуд, Торки - 240 000 фунтов. За мебель и оборудование - 21 фунт 19 шиллингов 6 пенсов". Имеется в музее и знаменитая кожаная шкатулка - "Альбом признаний", в который каждый член семьи вписывал ответы на целый список вопросов, в том числе и такие:
  
   - самая важная, с вашей точки зрения, добродетель;
   - ваш любимый цвет, герой, героиня;
   - ваше состояние души в данный момент.
  
   В этой же кожаной шкатулке лежит и листок с регламентом процедуры похорон отца Агаты Кристи, вместе с засушенными листьями с кладбища в Илинге, где он погребен.
  
   В Гринвее-музее хранится много иных вещей и предметов, в том числе и таких, которые с материальной точки зрения не представляют собой никакой материальной ценности, но со стороны моральной являются очень ценными и дорогими для памяти тех, кто не только любит творчество Агаты Кристи, но и интересуется личной и семейной жизнью как знаменитой писательницы, так и её родных и близких. Одним из таких предметов является обёртка от грушевого мыла, которым любил пользоваться Фредерик Миллер. Она, эта обёртка, оказалась для его жены дорогим "узелком на память", вызывавшим у Клары целых поток положительных эмоций и чувств в адрес покойного супруга. На этой обёртке Клара однажды написала: "Я не могу больше видеть тебя воочию, душа моя, но я вижу тебя мысленно, и взор мой черпает утешение в твоем лице".
  
  
  
   10. Л. Томпсон о личной и семейной жизни Агаты Кристи
  
   Во многих публикациях о личной и семейной жизни Агаты Кристи, вольно или невольно, но создаётся её образ как любящей и любимой дочери, сестры, жены и матери. При этом, часто приводится следующее утверждение "Королевы детектива", взятое из эпилога её "Автобиографии": Что сказать мне в свои семьдесят пять? Спасибо тебе, Господи, за мою хорошую жизнь и за всю ту любовь, которая была мне дарована". Однако есть и такие публикации, авторы которых "переступают черту позитива" и создают образ Агаты Кристи, - как может показаться, - более-менее приближенный к "оригиналу". Однако... Каким был "оригинал" знаменитой писательницы, пожалуй, не знал и не знает никто, в том числе и сама Агата Кристи.
  
   В 2010 году издательство АСТ выпустило книгу "Агата Кристи. Английская тайна", автором которой является Лора Томпсон - английская писательница и независимая журналистка, проживающая в Суффолке (Великобритания). Она является автором иных книг, в том числе "Собаки", за которую получила награду Сомерсета Моэма, а также "The Six"- ставшей бестселлером "New York Times" в октябре 2016 года. В 2018 году вышла её книга "Представьте 6 девочек", вызвавшая неоднозначную реакцию не только литературных критиков, но и рядовых читателей. В этой книге показан критический взгляд писательницы на историю Великобритании ХХ века, без глянца и позолоты. Это портрет страны, которая заблудилась в идеологических лабиринтах, - как заблудились в собственной жизни шесть девочек-сестёр Митфорд, реальные исторические личности и главные героини книги.
  
   По утверждению самой Томпсон, книгу "Агата Кристи. Английская тайна" она не могла бы написать без "бесконечно великодушной поддержки Мэтью Причарда, внука Агаты", который помогал во всём, в чём только мог. В работе над книгой, длившейся не один год, писательница несколько раз встречалась с Розалиндой Хикс - дочерью Агаты Кристи, и Энтони Хиксом - её мужем. Встречи происходили в Гринвее - доме, где ранее жила Агата Кристи, который в начале 21-го века превратился в музей, доступный для всеобщего посещения. Дружеское общение с Джанет Морган - автором одной из биографических книг об Агате Кристи и с Генриеттой Макколл - биографом Макса Мэллоуэна, позволили Лоре Томпсон получить ценную информацию о жизни и творчестве знаменитой писательницы и её второго мужа. Большую помощь при написании книги писательнице также оказали сотрудники отдела редких книг и рукописей Аукционного дома "Сотбис", Бодлианской библиотеки, Центра письменных архивов Би-би-си в Кавершеме, Библиотеки периодики и Лондонской библиотеки, Государственного архива в г. Кью, Принстонского университета, Кембриджа, Университета Восточной Англии, а также многие иные специалисты, обладающие малоизвестной информацией о жизни и деятельности не только Агаты Кристи, но и её родных и близких людей.
  
   Как видно из вышеперечисленного, у автора книги была основательная информационная база о жизни и творчестве знаменитой писательницы. Эту базу Лора Томпсон начала создавать ещё с 1992 года и продолжала более десятка лет, что позволило ей написать произведение, охватывающее практически все возрастные периоды жизни Агаты Кристи, а также затронуть многие спорные, малоизвестные и совсем неизвестные события из её биографии. Книга получилась довольно значительной по объёму, - в электронном варианте превышает миллион байт и содержит 11 глав: Дом в Торки, Юная мисс Миллер, Муж, Ребёнок, Тайный враг, Охота, Второй муж, Война, Английское убийство, На склоне лет и Дух, доставшийся от Бога.
  
   В первой главе "Дом в Торки" описывается жизнь Агаты в родительском доме в детстве, до смерти Фредерика Миллера - её родного отца. В 1973 году, 83-летняя Агата Кристи напишет следующее об этом периоде своей жизни: "С пяти до двенадцати лет у меня была замечательно счастливая жизнь". Именно эти слова знаменитой писательницы Лора Томпсон использовала для эпиграфа к первой главе. По мнению биографа: " Внутренний мир Агаты Кристи не развивался бы столь свободно, родись она в другой семье, а, возможно, и вовсе бы не сформировался. Но родители Агаты Кристи были отнюдь не так консервативны, как можно было предположить по внешним приметам, и семейная атмосфера, давая Агате ощущение абсолютной защищенности, в то же время позволяла существовать обособленно, что представляло собой идеальные условия для развития ее индивидуальности. Вместе с тем, писательница никогда не утрачивала способности смотреть на мир глазами ребенка и сохранила не только собственно воспоминания, но и живое ощущение давних событий".
  
   В "Юной мисс Миллер" - второй главе книги Лоры Томпсон, повествуется о конце детства и юности Агаты Кристи. После смерти Фредерика Миллера, жизнь Клары стала тяжёлой не только в силу утраты любимого мужа, но и по чисто материальным причинам. Тосковала по отцу и несовершеннолетняя Агата. Однако наступающая юность брала своё. Со временем Агата стала посещать танцевальный класс, два раза в неделю ходила в школу мисс Гайер; заводила друзей. У неё появился дар наслаждаться жизнью и мать, несмотря на очень существенные материальные проблемы, поощряла дочь к этому. "Я хотела, чтобы ты веселилась, чтобы у тебя были красивые наряды и чтобы ты упивалась естественными радостями молодости",- говорит она устами Мириам в "Неоконченном портрете". Клара была счастлива, что из маленького угрюмого кокона, каким была Агата в детстве, с легкостью выпорхнула привлекательная бабочка.
  
   Когда Агате исполнилось 15 лет, Клара сдала Эшфилд на зиму и увезла дочь в Париж. Они остановились в отеле "Йена", и мать принялась искать пансион, где её дочь могла бы продолжить свое образование. Сначала Агата была отправлена в школу мадемуазель Т., где когда-то училась Мэдж - её старшая сестра, затем в Отей, в школу мисс Хогг, после - в школу мисс Драйден, располагавшуюся возле Триумфальной арки. Это были школы, в которых учились девочки вроде Агаты, а если им не удавалось впоследствии выйти замуж, они руководили такими школами. Агата провела в Париже почти два года и, в конце концов, стала чувствовать себя там вполне счастливой.
  
   Именно в Париже она испытала свои первые любовные ощущения и приключения. Влюбившись в "высокого и тощего, как глист" служащего гостиничной администрации, Агата воображала себе самые невероятные романтические ситуации, связанные с ним. Позднее она познакомилась с молодым человеком по имени Руди, - полуамериканцем-полуфранцузом, с которым каталась на коньках в Ледовом дворце. С того самого момента, по утверждению самой Анаты Кристи: "Я покинула мир своих воображаемых героев... Я не влюбилась в Руди - может статься, и влюбилась бы, если бы мы встречались чаще, но я вдруг оказалась во власти новых ощущений".
  
   Клара, - безумно любившая свою младшую дочь, - говорила ей, как она хороша в этих развевающихся юбках, с копной белокурых волос - таких длинных, что она садилась на них, если они были распущены, - уложенных в замысловатую прическу. Но Агата и сама считала себя красивой. И, действительно, она была очень привлекательной: высокая, стройная, изящная, со светлыми льняными волосами и по-скандинавски белой кожей, с нежным цветом лица. Клара была счастлива, что из маленького угрюмого кокона, каким была её младшая дочь в детстве, с легкостью выпорхнула привлекательная бабочка.
  
   В книге "Человеке в коричневом костюме", есть такие строки, написанные Агатой Кристи: "Вам кажется, что вы восхищаетесь нравственными качествами, но на самом деле, влюбившись, вы возвращаетесь в примитивное состояние, в котором имеют значение лишь физические ощущения". И Агата не была исключением: не только ею увлекались мужчины, но и она была неравнодушна к представителям противоположного пола. Став знаменитой писательницей, Агата Кристи напишет: "То, что ты женщина, само по себе делало тебя ценностью...". К тому времени она уже "не была ханжой и понимала, что ценность непорочности неразрывно связана с ценностью секса": И что "невинность не сводится к девственности, а светская мораль может таить в себе немало грязи". Агате нравился мужской мир и она понимала его - за исключением политики.
  
   Лора Томпсон пишет: "...позднее, успешная и самодостаточная, она будет жить в нём, и все же ей всегда нравилось оставаться женщиной, и она никогда не чувствовала себя притесняемой из-за принадлежности к женскому полу. В конце концов, ведь она выросла в матриархате и понимала - как, быть может, не понимали 'более умные' девочки,- что женская сила может оказывать себя очень по-разному и что Маргарет Миллер, властвующая в своем домашнем мире, обладала по меньшей мере такой же силой, как женщина, вращающаяся в публичных кругах. Знала она также, что женщине, чтобы быть сильной, не нужно выглядеть таковой".
  
   В 1930 году, после развода с Арчи Кристи - своим первым мужем , Агата Кристи призналась: "У меня никогда не будет правильного... олимпийского отношения к мужскому полу". Однако в девичестве, прежде чем жизнь Агаты столь кардинально переменилась, её вёл абсолютно естественный женский инстинкт. До первого замужества руку и сердце Агате Миллер предлагали несколько мужчин. Этот перио жизни Агаты Кристи в книге Лоры Томпсон описывается следующим образом:
  
   " До предложения Арчи сколько-нибудь стоящих она получила три. Первое - от полковника Болтона Флетчера, мужчину лет тридцати пяти, с которым познакомилась в 1911 году, когда гостила в Уорвикшире с Ролстон-Патриками. Он преследовал Агату так же неотступно, как впоследствии будет это делать Арчи, только на его стороне было куда больше денег и опыта. Он засыпал ее экстравагантными подарками и любовными письмами. Флетчер называл Агату "идеальной Элейн", и такой хотела видеть себя она сама. Агата попросила Флетчера подождать полгода. Когда по окончании этого срока тот прислал телеграмму, требуя окончательного ответа на свое предложение, ее рука почти непроизвольно вывела: "Нет".
  
   Следующим претендентом на руку и сердце Агаты Миллер был Уилфред Пири. За ним не числилось ни безумств, ни грехов, но он оказался "страшным занудой", чрезвычайно серьезно относившимся к жизни. Пири обладал незаурядной силой воли, интересовался теософией, биметаллизмом, экономикой и христианской наукой. Мать Агаты очень хотела, чтобы её дочь вышла замуж за такого умного и порядочного человека. Однако юная Агата не испытывала особых чувств к Уилфреду Пири и продолжала томиться в ожидании того, кто неожиданно ворвётся в её жизнь и заставит забыть обо всём, кроме себя. Прекращению отношений Агаты и Уилфреда способствовало то, что последнего пригласили в экспедицию, отправляющуюся в Южную Америку на поиски исчезнувших сокровищ. Пири очень хотелось поехать, не в последнюю очередь и потому, что два медиума, которых он регулярно посещал в Портсмуте, заявили, что он должен это сделать. Они предсказали, что он непременно откроет там город, которого никто не видел со времен инков. И Пири променял свою любовь на древний город.
  
   Агате Миллер всё-таки очень хотелось поскорее выйти замуж и поэтому она приняла предложение Реджи Луси. Майор артиллерии сделал Агате предложение во время своего 10-дневного отпуска, после которого, как было известно, ему предстояло провести вдали от Девона целых два года. Реджи Луси проявил благородство по отношению к Агате, заявив, что всё это время она может считать себя свободной от данного слова. И хотя такое заявление понравилось Агате, но немного задевали отсутствие у майора настойчивости и ревности, которые, по её мнению, должны быть присущи настоящим мужчинам.
  
   Главы "Муж", "Ребёнок", "Тайный враг" и "Охота" почти полностью посвящены семейной жизни Агаты Кристи с Арчибальдом Кристи - её первым мужем, с которым впервые встретилась 12 октября 1912 года на танцевальном вечере у лорда Клиффорда Чадли. Кристи был высок, строен, силен и излучал тот непостижимый магнетизм, перед которым не может устоять ни одна женщина. Арчи подошел к ней и попросил записать за ним три танца в ее бальной карточке. Протанцевав два, попросил еще о трех. Карточка Агаты была уже заполнена, но она сдалась. И тогда Арчи предложил ей отказать другим партнерам, продемонстрировав то, что она истолковала как необычайное и восхитительное пренебрежение светскими условностями.
  
   За три месяца до встречи с Агатой Миллер, Арчи Кристи стал 245-ым профессиональным пилотом Британии. В своём дневнике он записал: "16 июля. Получил аттестат Королевского аэроклуба после месяца обучения на самолете 'Bristol Box Kite' во время отпуска. Подал прошение о вступлении в Королевскую авиацию сухопутных войск и вернулся в Эксетер". Следует отдать должное Лоре Томпсон за то, что она (в отличие от многих иных авторов публикаций о семейной жизни Агаты с Арчи Кристи) постаралась избежать создания "лакированного образа" первого мужа своей героини.
  
   Л. Томпсон пишет следующее о той ситуации, которая имела место в семье Агаты Кристи, после того как муж потерял работу, вернувшись из кругосветного плавания:
  
   : " Мужественная внешность Арчи, его обаяние и предельный самоконтроль позволяли ему скрывать свою уязвимость. Но это дорого ему стоило. Впоследствии одна знакомая описывала его как человека, 'скованного путами изнутри'. Агата прекрасно отдавала себе отчет в слабости мужа - и даже находила ее неотразимо привлекательной, но теперь она больше всего желала, чтобы эта слабость не выходила наружу. Она страшилась его подавленности, потому что он очень плохо справлялся с нею. Закончились вечера, когда он сидел напротив нее за столом с напряженным бледным лицом, уставившись в тарелку с несъеденным ужином, когда нельзя было включать телевизор и даже радио, чтобы не отвлекать его от печальных мыслей. Агата не могла не признаться себе, что это был сущий ад...".
  
   В Интернете можно встретить немало публикаций о том, что Арчи Кристи испытывал психологический дискомфорт от профессионального успеха Агаты, растущего интереса к её персоне со стороны общественности и материальной зависимости от жены. Однако Лора Томпсон не совсем приемлет подобные утверждения:
  
   "Друг, работавший в Сити, некто Клайв Белью, пригласил его на работу в свою австралийскую фирму 'Острал девелопмент лимитед', что сделало Арчи 'сразу же невероятно и совершенно счастливым', как писала Агата. Теперь он занял достойное место в финансовом мире, к которому определенно тяготел. Все стало хорошо. Деньги больше не были проблемой. Агата получала хоть и нерегулярные, но значительные суммы; Арчи зарабатывал около двух тысяч в год, и, разумеется, даже Клару это должно было удовлетворять...".
  
   В главе "Скрытый враг" описывается как, не без помощи своей жены, Арчи Кристи стал чрезмерно увлекаться игрой в гольф: " Кроме гольфа, Арчи никуда не хотел ходить. Он любил нормальную, упорядоченную семейную жизнь, мечтал о жене, которая всегда ободрит спокойным легким прикосновением. Агатин успех не слишком его беспокоил, хотя превзошел первоначальные ожидания обоих супругов".
  
   Для Агаты муж по-прежнему оставался на первом месте, даже если сам он так не думал. Только поэтому она согласилась переехать в Саннингдейл, вступить в гольф-клуб и всерьёз подумывала о строительстве дома неподалеку от него, хотя в душе мечтала распрощаться с этим тесным мирком любителей джина и поселиться там, где есть простор и вольно дышится. Но то, что Арчи обожал в юной девушке, теперь стало вызывать смутное отторжение. Артистизм Агатиной натуры некогда находил выражение в смелой свободе выбора; теперь в ее пылкости, жажде жизни, ребячестве появилась некая неуправляемость. По утверждению Лоры Томпсон: " Агата 1912-го года была той же, что и Агата 1926-го, но Арчи она казалась совсем другим человеком - более шумным, более крупным, менее красивым".
  
   Автор книги делает такое предположение: "Возможно, любовь Арчи ослабевала, но происходило это отчасти из-за страха, что Агата его разлюбит. Он видел: ей нужно нечто большее, чем то, что он способен ей дать. Когда-то он протягивал к ней руки, как маленький мальчик, и знал, что она возьмет их и обнимет его. Теперь она была облачена в латы успеха, и он не мог больше прильнуть к ней. Ему было невдомек, что она чувствует то же самое, что от его сдержанности холод пронимает ее до мозга костей, что ей кажется, будто сердце человека, которого она любила, затянулось броней".
  
   Игра в гольф, интерес к которой появился у Арчи не без помощи Агаты, неожиданно оказалась для последней "скрытым врагом": у мужа появилась постоянная партнёрша по гольфу и не только... Её звали Нэнси Нил и она была совершенно иной, чем Агата: темные волосы, мягкие черты лица, соблазнительные округлости фигуры... В ней было то, что когда-то имела, а теперь утратила Агата.
  
   Лора Томпсон пишет: "Оставшись в Лондоне один на один с очаровательной девушкой, пока его жена выплакивала душу в Торки, Арчи оказался не в силах устоять. В конце концов, зачем Агата позволила увянуть своей красоте? Разве она не понимала, что мужчина хочет, чтобы его жена была красива? И зачем она так безудержно оплакивает свою мать? Неужели она забыла то, о чем он ее предупреждал: он не переносит болезней и несчастий вокруг себя, он просто не умеет с этим справляться? Почему она не похожа на девушку, в которую он теперь влюбился, - стройную, красивую, с ровным приветливым характером, рядом с которой он чувствует себя так надежно? 'В этот раз я тоскую по тебе больше, чем когда бы то ни было, и чувствую себя потерянным оттого, что тебя нет рядом'. В Нэнси было все то, что потеряла Агата. Ее жизнерадостность не раздражала, она утешала и ободряла его легким прикосновением, она играла в гольф, не писала книг, она была взрослой, красивой, и она нуждалась в нем: она была такой женщиной и такой женой, какую хотел иметь Арчи".
  
   Глава "Охота" полностью посвящена таинственному исчезновению Агаты Кристи в начале декабря 1926 года, длившееся 11 суток, в течение которых полиция безуспешно пыталась найти писательницу. Основной версией, предложенной правоохранителями, была версия о том, что писательница убита... своим мужем! В этой главе Лора Томпсон (посуточно и с элементами беллетристики) описывает события, связанные с Агатой Кристи в период с 3-го по 15-е декабря 1926 года. Автор книги приводит (почти прямым текстом) рассказ самой Агаты Кристи о собственном таинственном исчезновении:
  
   "... Она уехала из 'Стайлса' со смутным намерением то ли найти Арчи, то ли покончить с собой, то ли сделать и то и другое. Затем впала в некое необычное душевное состояние: оказалась хозяйкой самой себе до той степени, когда могла свободно планировать, думать и действовать, но личности, которой она теперь безраздельно распоряжалась, на самом деле больше не существовало. Она не убила себя, но в каком-то смысле действительно умерла. Новая, призрачная Агата создала свою трогательную ложную загадку из брошенного автомобиля, зависшего над карьером, саквояжа, водительских прав, меховой шубы - это 'ключи'. И все это она предприняла для того, чтобы попытаться заставить мужа раскаяться. Она бежала в надежде, что, после того как Арчи проведет выходные в муках и испугается, что она мертва, в нем пробудятся прежние чувства и он вернется к ней. Она обратилась к единственному человеку, который мог вступиться за нее, - к своему деверю, и сообщила ему, что едет в Йоркшир, дав понять, как она больна и несчастна. Она надеялась, что Кэмпбелл получит письмо 6 декабря, в понедельник, свяжется с Арчи и заставит его поехать за ней...".
  
   В книге Лора Томпсон изложено несколько версий таинственного исчезновения Агаты Кристи, выдвинутых разными людьми и в разное время. В основу собственной версии автор книги положила комментарий сотрудника "Дейли скетч", подписанный псевдонимом "Человек с улицы":
  
   "Многие граждане, которые, подобно мне, никогда не видели миссис Кристи и не читали ни одного из ее романов, должны были испытать огромное облегчение, когда полиция наконец установила ее местонахождение... Независимо от того, подтвердятся ли факты, которые были известны по этому делу с самого начала, последующие действия, коих потребовала эта литературная выдумка, в которой с энтузиазмом участвовало столько народу, не говоря уж о впечатляющих затратах энергии и средств, весьма сомнительны. Вскоре после того, как миссис Кристи покинула дом, брат полковника Кристи получил от нее письмо, в котором утверждалось: она очень плохо себя чувствует и собирается в Йоркшир, на водный курорт, что, судя по всему, точно соответствовало действительности. Так что теперь остается лишь констатировать, что множество людей получило удовольствие за чужие деньги".
  
   Лора Томпсон делает следующий вывод из вышеприведённого комментария "Человека с улицы":
  
   "...Такая вот чуть отдающая высокомерием шутка насчет 'исчезновения' Агаты Кристи. Отделите, мол, замысел от результата - и станет ясно, что никакого исчезновения не было. По крайней мере, запланированного. Разумеется, никакого осознанного намерения исчезнуть на одиннадцать дней действительно не было. Так лишь казалось тем, кто столь усердно искал Агату. Они просто слепо не замечали того факта, что Агата сама сообщила им, где она. Как написал, не испытывая никаких сомнений, 'Человек с улицы', Агата сделала именно то, что собиралась сделать, и со стороны полиции и прессы было тем более глупо не поверить ей...".
  
   По мнению Лоры: "Агата не теряла память, как официально утверждалось долгие годы, и не замышляла интригу, как цинично утверждали некоторые комментаторы. Истина лежит где-то посередине: в сфере неопределенности, в царстве забвения, как и сознание ее создательницы, чье 'я' вознеслось в черное ночное небо, пока она спускалась на дно карьера".
  
   Примечание.
   В 2006 году вышла книга "Завершённый портрет" Эндрю Нормана (не менее дотошного биографа Агаты Кристи, как и Лора Томпсон, врача по специальности), в которой утверждается что знаменитая писательница стала жертвой так называемой "диссоциативной фуги"- болезни, характеризующейся внезапным, но целенаправленным переездом в незнакомое место, после чего больной полностью забывает всю информацию о себе, вплоть до имени.
  
   В последующих пяти главах книги "Агата Кристи. Королева детектива" Лоры Томпсон (Второй муж, Война, Английское убийство, На склоне лет и Дух, доставшийся от Бога) описывается семейная и творческая жизнь знаменитой писательницы после развода с Арчибальди Кристи и вплоть до её смерти в 1976 году.
  
   Из-за ограниченного объёма данной подборки материалов, хочется остановиться лишь на специфике семейной жизни Агаты Кристи с Максом Мэллоуэном (вторым мужем писательницы), описанной в книге Лоры Томпсон. Во многих публикациях о семейной жизни Агаты Кристы утверждается, что она, эта жизнь, была намного счастливее, чем с Арчибальдом Кристи. Более того, образ второго мужа возводится чуть ли не в ранг идеального, по отношению к образу Арчи. Однако Лора Томпсон в своей книге воздаёт каждому из мужей знаменитой пистельницы, как говорится, "по заслугам".
  
   В завершении данной подборки материалов по книге "Агата Кристи. Английская тайна" Лоры Томпсон хочется привести некоторые утверждения Лоры Томпсон об отношении Агаты Кристи к "женскому вопросу":
  
   "Агата никогда не презирала женский пол, даже в самых глупых его проявлениях, хотя иногда испытывала к нему жалость. Всю жизнь она ценила то, чем и сама когда-то обладала и что потом утратила: красоту, физическую привлекательность, естественное обаяние".
  
   "Агата была из тех самоучек, которые продолжают учиться и читать всю жизнь и чей интеллект, таким образом, развивается наиболее соответствующим им самим образом. Став взрослой, она испытывала почтительное уважение к 'академическим мозгам'; ее второй муж, Макс Мэллоуэн, был археологом, получившим образование в Оксфорде, прекрасно знал классику, и это восхищало ее в нем и в его друзьях. Тем не менее она обладала врожденной уверенностью в собственном, менее традиционном образе мышления".
  
  
   "Агата никогда не была феминисткой, прекрасно знала цену женщинам и считала, что феминизм только девальвирует истинное значение женщины, - это видно из интервью, которое она дала одному итальянскому журналу в 1962 году. Ее спросили: почему так получилось, что женщины сейчас играют более активную роль в общественной жизни? Ответ оказался совсем не тот, какой от нее ожидали услышать: 'Вероятно, это произошло из-за того, что женщины по глупости сдали привилегированные позиции, кои завоевали, наконец, после многих веков развития цивилизации. Примитивные женщины постоянно и тяжело работают. Кажется, мы вознамерились вернуться в прежнее положение добровольно, либо поддавшись на уговоры, и лишить себя радостей досуга и творческого мышления, а также возможности создавать благоприятную атмосферу в доме".
  
   "Агата была уверена, что женственность обладает собственной внутренней силой, не имеющей никакого отношения к мужчинам: 'Несомненно, мы - привилегированный пол'. Однако, как и во многих других вопросах, взгляды ее были переменчивы, сложны и не лишены добросовестных сомнений".
  
   "Быть может, Агата и сама не совсем понимала, что делает: почему она, веселая молодая девушка, ведущая жизнь, полную бесконечных удовольствий, в то же время ищет уединения, чтобы писать рассказы, стихи и даже роман; почему, будучи без ума влюбленной в молодого человека, за которого мечтала выйти замуж, она честолюбиво стремится опубликовать написанное? Для нее самой в этом не было никакого противоречия. В наши дни женщины разрываются между работой и частной жизнью, между личным и общественным, между индивидуальностью и биологией. Агате такое даже в голову не могло бы прийти. В ней было простодушие, которое помогало разрешать собственные сомнения.
  
   "Агата не имела особой склонности к юмору - глубоко в душе она воспринимала жизнь очень серьезно. Невозможно отрицать, что Агата жила в отгороженном мире, к коему принадлежала верхняя прослойка среднего класса, в том мире, где родилась"
  
   "Она была не бесстрашной, не всегда правдивой и слишком много пережила, чтобы быть глупой. А еще она была застенчива до такой степени, что об аристократизме и говорить не приходится. Быть может, именно от этой своей черты она временами мечтала избавиться, чтобы быть просто женой и матерью, вести жизнь счастливой женщины и ничего более"...
  
   Чтобы разобраться с многими иными малоизвестными событиями из личной и семейной жизни Агаты Кристи, рекомендую читателям (кто ещё не знаком с жизнью и творчеством знаменитой писательницы) прочитать электронный вариант книги"Агата Кристи. Английская тайна": https://royallib.com/book/tompson_lora/agata_kristi_angliyskaya_tayna.html
  
   Ну, а те читатели, кто проявит интерес к книге ""Представьте 6 девочек" Лоры Томпсон, могут воспользоваться такой ссылкой: https://fictionbook.ru/author/lora_tompson/predstavte_6_devochek/read_online.html
  
  
  
   11. Пуаро Агаты Кристи
  
   Прочитав данный заголовок предлагаемой подборки материалов, читатели вправе задать вопрос: О ком или о чём пойдёт речь?.. О знаменитом сыщике Эркуле Пуаро - одном из главных литературных героев Агаты Кристи или о фильме "Пуаро Агаты Кристи" (часто называемым просто "Пуаро")?.. Речь пойдёт не только об Эркюле Пуаро и детективном телесериале "Пуаро Агаты Кристи", но и о Дэвиде Суше - актёре, сыгравшем роль Пуаро в вышеназванном телесериале.
  
   Эркюль Пуаро - литературный персонаж известной английской писательницы Агаты Кристи, бельгийский детектив, главный герой 33 романов, 54 рассказов и 1 пьесы, изданных между 1920 и 1975 годами, и поставленных по ним фильмов, телесериалов, театральных и радиопостановок. В книге Агаты Кристи "Трагедия в трёх актах" сам Пуаро рассказывает о себе: мол, в юности был беден, имел много братьев и сестёр, некоторое время работал в полиции в Бельгии. Во время Первой мировой войны был ранен и отправлен в Англию на лечение, где и остался.
  
   Пуаро не имеет даты своего рождения - во всяком случае, Агата Кристи ни в произведениях, ни в комментариях к ним ни разу не обнародовала его дату рождения или возраст. Уже в первом романе Пуаро был пожилым человеком и прожил после того ещё десятилетия, что не помешало ему стать знаменитым на весь мир. В знаменитой "Автобиографии" Агата Кристи пишет следующее по поводу своего выбора:
  
   " Каким быть моему детективу? Я перебрала всех сыщиков, знакомых мне из книг. Конечно, несравненный Шерлок Холмс - с ним тягаться не пристало. Потом Арсен Люпен - преступник или сыщик? В любом случае, он не в моем духе. Оставался еще молодой журналист из 'Тайны желтой комнаты' - Рулетабиль - такого мне хотелось бы сочинить; кого-нибудь нового, какого еще не бывало. Что же мне делать? Может быть, студент? Слишком трудно. Ученый? Но что я знаю об ученых? Потом я вспомнила о наших бельгийских беженцах. В торском приходе была целая колония бельгийских беженцев. Вначале всех просто захлестнула волна сострадания и любви к ним. Им обставляли дома, улучшая условия жизни, делая все возможное, чтобы облегчить их существование. Позже возникла типичная реакция, когда показалось, что бельгийцы недостаточно благодарны за все, что для них делали, и без конца жалуются. Никому не приходило в голову, как неуютно этим бедным людям, оказавшимся в чужой стране, где почти никто не говорил на их языке. В подавляющем большинстве они представляли собой недоверчивых крестьян, которым меньше всего на свете хотелось оказаться приглашенными на чашку чая или чтобы нежданные гости свалились им на голову; они предпочитали, чтобы их оставили в покое, предоставили самим себе: хотели накопить денег и устроить садик соответственно своим вкусам и традициям.
  
   'Почему бы моему детективу не стать бельгийцем? ' - подумала я. Среди беженцев можно было встретить кого угодно. Как насчет бывшего полицейского офицера? В отставке. Не слишком молодого. Какую же я ошибку совершила тогда! В результате моему сыщику теперь перевалило за сто лет. Короче говоря, я остановилась на сыщике-бельгийце. Пусть теперь дозревает сам. Может статься, он был когда-то инспектором полиции и, следовательно, кое-что смыслил в преступлениях. 'Педантичный и очень аккуратный', - подумала я во время уборки своей комнаты, заваленной разными разностями. Аккуратный маленький человечек, постоянно наводящий порядок, он кладет все на место, предпочитает квадратные предметы круглым. И очень умный - у него есть маленькие серые клеточки в голове - хорошее выражение, я обязательно должна использовать его - да, маленькие серые клеточки. И у него должно быть звучное имя - как у членов семьи Шерлока Холмса. Ведь как звали брата Шерлока? Майкрофт Холмс. Не назвать ли маленького человечка Геркулесом? Маленький человечек по имени Геркулес. Имя хорошее. Труднее придумать фамилию. Не знаю, почему я остановилась на фамилии Пуаро - вычитала, услышала где-нибудь или просто эта фамилия родилась у меня в голове - но родилась. Однако он стал не Геркулесом, а Эркюлем - Эркюль Пуаро. Вот теперь, слава тебе Господи, все устроилось".
  
   Сам Пуаро "не смущался" ни своего почтенного возраста, ни истории собственного "рождения". И считал себя (не без основания) выдающимся детективом, в совершенстве владеющим методом логической дедукции. Свою роль детектива Пуаро объясняет следующим образом: "Эксперты собирают факты, а роль детектива - разгадать преступление методом логической дедукции, правильно восстановить цепь событий, увязав их с уликами. Но превыше всего - понять психологию преступника <... > Воссоздать картину преступления - вот цель детектива. Для этого необходимо складывать известные вам факты так, будто вы строите карточный домик. Если какой-то факт не ложится в нужное место, - если карта не сохраняет равновесия, - надо начинать заново, или все ваше построение рухнет...".
  
   Пуаро обладал способностью запоминать мельчайшие детали показаний свидетелей, а его наблюдательность позволяла избегать серьёзных ошибок при сборе улик против предполагаемого преступника. Однако у знаменитого детектива имелся и существенный недостаток: ради установления истины он, без колебаний и смущения, мог читать чужие письма, подслушивать разговоры и даже рыться в чужих вещах.
  
   Знаменитый сыщик расследует многие преступления в одиночку, однако у него есть и помощники, помогающие в рутинной работе детектива или сопровождающие его. К таким помощникам можно отнести капитана Гастингса, старшего инспектора Джеппа, Ариадну Оливер, мисс Лемон и других.
  
   Капитан Гастингс присутствует в 8 романах, изданных до 1940 года, а также во многих рассказах Агаты Кристи. В "Убийство на поле для гольфа" Гастингс женится на молодой певице Далси Дювин и уезжает с ней в Аргентину, где у них рождаются два мальчика и две девочки. Иногда он приезжает в Англию по делам и обязательно навещает Пуаро.
  
   Джепп, - старший инспектор Скотланд-Ярда, присутствует почти во всех ранних романах о Пуаро. Он познакомились с детективом ещё в Бельгии. Джепп обычно ведёт официальное расследование, ничем не помогая сыщику. В некоторых произведениях роль Джеппа ограничивается тем, что он арестовывает разоблаченного убийцу. Впервые описан Агатой Кристи в романе "Таинственное происшествие в Стайлз". Последний роман, в котором он появляется, - это "Раз, два - пряжку застегни".
  
   Ариадна Оливер - писательница, написавшая более 56 детективных романов, сопровождает Пуаро почти во всех поздних произведениях Агаты Кристи. Она заменяет Гастингса и вместо него порой помогает Пуаро принять правильное решение. Ариадна Оливер с интересом наблюдает за работой Пуаро, в то время как тот совершенно равнодушен к её творчеству. Образ Оливер стал для Агаты Кристи своеобразной самокарикатурой. Её героиня также ненавидит алкоголь и публичные выступления, обожает яблоки; часто меняет причёску, головные уборы и одежду. Главный герой книг Оливер - финн Свен Гьерсон, изрядно её надоевший, но писательница продолжает писать о нём, угождая читателям и издателям. Писательница впервые встречается с Пуаро в книге "Карты на стол", а последняя книга, в которой она присутствует - "Слоны умеют помнить".
  
   Мисс Лемон - умная особа, исполняющая обязанности секретаря Пуаро, присутствует далеко не во всех романах. Роль мисс Лемон весьма незначительна, но иногда она играет важную роль, помогая Пуаро в расследованиях.
  
   6 августа 1975 года на первой полосе The New York Times было напечатана статья, начинающаяся с таких слов: "Из Англии пришло сообщение о смерти Эркюля Пуаро, бельгийского детектива, раскрывшего бесчисленное количество преступлений в детективах Агаты Кристи". Перечислив заслуги бельгийского сыщика, газета сообщила о том, что последний роман "Занавес" Агаты Кристи, - выпущенный издательством Коллинза в Лондоне и Додда в США, и содержащий историю смерти Пуаро, - будет напечатан только после смерти писательницы. Этот роман открыл читателям тайну, которую тщательно скрывали от публики издатели Агаты Кристи: оказывается, писательница давно хотела "убить" своего литературного героя, любимого миллионами читателей разных стран.
  
   Мысль об "убийстве" своего литературного героя появилась у Агаты Кристи ещё в конце 1939-го года. В 1940-ом она передала издателям рукопись романа "Занавес", в котором глубокий старик Пуаро умирает в поместье Стайлс-Корт, том самом, где в 1920 году началась его карьера частного детектива. Однако издатели попросили Агату Кристи отложить публикацию: популярность усатого бельгийца была на подъеме. Вынужденная снова вернуться к похождениям Пуаро, писательница, слегка переделав роман, убрала его в сейф на долгие годы.
  
   В 1977 году, вскоре после смерти Агаты Кристи, в свет вышли два романа - "Спящее убийство", в котором престарелая мисс Марпл раскрывает очередное убийство без каких-либо последствий для своего здоровья, и "Занавес", тотчас ставший скандально знаменитым. Эркюль Пуаро, прикованный к инвалидному креслу, в парике и с накладными усами (настоящие выпали от старости) привел читателей в смятение. Смерть детектива их огорчила. Но еще сильнее поразил публику финал романа, в котором капитан Гастингс - давний друг Пуаро с ужасом узнает, что лицемер Пуаро сам совершил убийство, лишь прикидываясь при этом, будто расследует это преступление. Таким ужасным способом Агата Кристи отомстила своему герою за то, что в течение полувека была вынуждена следить за его приключениями.
  
   В 2014 году на Прозе.ру появилась публикация "Последнее дело убивать героев" Миты Пе, которая полагает, что Агата Кристи поступила с Эркюлем Пуаро слишком жестоко: "Если Агате Кристи необходимо было показать уход своего любимца в мир иной, то сделать это надо было благообразно и уважительно - например, в окружении любящих его людей (законы жанра обязывают), а не ограничиваться уведомлением через Гастингса, что Пуаро умер. Надо, чтобы у читателей осталась от кончины великого человека светлая память. Память поэтому и называется "светлой", что не должна быть тёмной, это не по-божески ... ". Мита Пе упрекает Агату Кристи и в том, что писательница в первом романе о мисс Марпл поступила с сыщицей ещё хуже, чем с Пуаро - она сразу показала её глубокой старушкой - "когда мисс Марпл родилась, ей было уже под семьдесят". У мисс Марпл тоже было последнее дело, как у Эркюля Пуаро, но Агата Кристи в последнем романе не убивает её, и Пуаро могла бы оставить жить.
  
   Автор публикации пишет: "Считаю, что Агата Кристи свредничала чисто по-женски, мол, вот вам, читатели, от меня подарочек - меня не будет на белом свете, но и вашего любимца с вами тоже не будет!". Свою статью Мита Пе завершает неожиданным признанием: "...Право автора поступать со своими персонажами по-свойски, только и я могу поступить также - я буду продолжать читать романы об Эркюле Пуаро, но - без последнего!И буду смотреть сериал "Пуаро Агаты Кристи", но - без последней серии. Потому что мне не нравится, когда мои любимые герои умирают. Это, знаете ли, последнее дело - убивать героев!..".
  
   Желающие познакомиться с полным содержанием статьи Миты Пе могут воспользоваться такой ссылкой:
   https://www.proza.ru/2014/12/12/1497
  
  
   ***
   "Пуаро Агаты Кристи" - британский детективный телесериал по произведениям Агаты Кристи о бельгийском сыщике Эркюле Пуаро. Главную роль сыграл Дэвид Суше. Всего снято 70 фильмов - первая серия вышла на экраны в 1989 году, завершение показа произошло в 2014 году. Сериал снимался по совету родной дочери Агаты Кристи и Энтони Хикс - второго мужа Розалинды. Они уже видели Дэвида Суше в роли Зигмунда Фрейда в мини-телесериале, а также в роли садовника-шантажиста Блотта в комедии Тома Шарпа и в экранизации романа о Пуаро "Ужин для тринадцати" - в роли инспектора Джеппа, противоположности Пуаро Питера Устинова.
  
   C 9 июня 2013 года на канале ITV, а также с 26 октября 2013 года на канале ТВЦ, стартовал заключительный, 13-й сезон, состоящий из 5 полуторачасовых фильмов. "Пуаро Агаты Кристи" удостоился 4-х премий BAFTA и 5-ти номинаций на неё же. В общей сложности в период между 1989-1991 годами сериал получил более 20 номинаций Дэвид Суше три года подряд (с 1989 по 1992) номинировался на премию BAFTA за роль Пуаро, но так её и не получил.
  
   Планировалось, что 10-ый сезон станет последним, но многочисленные просьбы поклонников убедили режиссёров сериала и Дэвида Суше продолжить съёмки. Было объявлено, что будет снят 11-ый сезон, который станет последним. Несмотря на это, после окончания 11-го сезона съёмки были продолжены, и был выпущен 12-ый сезон. 13 марта 2011 года стало известно, что проект закрывается из-за проблем с финансированием. В 2013 году были сняты 5 последних фильмов об Эркюле Пуаро по романам Агаты Кристи: "Слоны помнят всё" (1972), "Большая четвёрка" (1927), "Глупость мертвеца" (1956), "Подвиги Геракла" (1947) и "Занавес: Последнее дело Пуаро" (1975).
  
   За 13 сезонов Пуаро расследовал преимущественно убийства. Расследования происходили в старинных поместьях и курортных отелях, в самолете, на пароходе, в поезде, в Англии, Франции, Бельгии, Египте, Ираке, Сирии, Греции, Аргентине, Югославии. Одновременно с этим развивалась личная жизнь главных персонажей телесериала. В настоящее время сериал считается лучшей экранизацией книг о Пуаро[
  
  
   ***
   Дэвид Суше (род. 2 мая 1946, Лондон, Великобритания) - британский актёр театра и кино, приобретший всемирную известность после исполнения главной роли в телесериале "Пуаро Агаты Кристи". Родился 2 мая 1946 года в Лондоне. Его отец был одним из самых преуспевающих британских гинекологов, а мама - уважаемой театральной актрисой. В старых Мюзик Холлах играла и бабушка Дэвида. По материнской линии актер имеет белорусские корни (его прабабушка была родом из Гродно), а по отцовской - литовско-латвийские (предки Суше-старшего были из Даугавпилса и Кретинги). Дэвид Суше имеет двух братьев: cтарший брат Джон - известный тележурналист, автор нескольких книг (в том числе и биографии Бетховена); младший брат Питер - врач.
  
   Когда Дэвиду было всего 14 лет, отец начал готовить его к карьере в медицине, однако сын решил иначе - в 1971-ом году окончил Лондонскую академию музыкального и драматического искусства. Первую роль в кино получил в 1980 году, сыграв в фильме "Истории двух городов". С 1986 года играет в театре, на его счету более 40 ролей. С 1976 года Дэвид Суше женат на лондонской театральной актрисе Шейле Феррис. В 1981 году в браке родился первый ребёнок - сын Роберт, в 1983 году - дочь Кэтрин.
  
   Дэвид Суше пренебрёг советом своего брата Джона в 1988-ом году, когда тот предостерег, что типаж вроде Пуаро может разрушить его карьеру. "Я бы на твоем месте бежал от этой роли, как от огня. Это совершенно не твое", - сказал Джон Суше. Однако актёр согласился на роль, хотя даже не читал романов Агаты Кристи из этой серии. Единственным человеком, чьи советы актёр принимал во внимание, - это его жена Шейла, тоже актриса, на которой он женат 37 лет.
  
   После принятия решения сняться в сериале, Суше перечитал почти все произведения Агаты Кристи, главным героем которых является Пуаро и даже собрал своеобразное досье на своего героя, в котором имелась самая разнообразная информация. К примеру, как Пуаро не мог съесть свой завтрак, если его вареные яйца не были одного размера и цвета; как пятнышко пыли на костюме заставляло его чувствовать такую же боль, что и пулевое ранение, которые он получил во время Первой Мировой войны...
  
   Партнеры по съемкам многократно удивлялись тому, как Дэвид Суше запоминает 10-минутные монологи, в которых Пуаро скрупулезно изобличает преступника, и играет эти сцены так, что второй дубль не требуется. Актёр отдавался роли настолько, что не говорил своим собственным голосом на съемочной площадке. Творческая группа принимала это за причудливую манерность, пока звезда болтала с этим тяжелым флективным акцентом. Голос - это естественный тон Суше, звучный бас актера, слишком глубокий для детектива: "Я думаю о Пуаро как о ходячем мозге, так что его голос должен идти из головы". Суше утверждает, что он в меньшей степени актер, чем хамелеон: "У меня привычка вживаться в людей, которых я играю. Мне приходится проникать им под кожу". Актёр также признается, что с ним нелегко работать: "Мне никогда не нравится, когда режиссеры говорят мне, как играть роль". Со временем Суше стал исполнительным продюсером сериала "Пуаро", что позволило ему получить значительные полномочия в творческой сфере.
  
   Во время съемок первых эпизодов, Дэвид Суше едва не покинул проект из-за ссоры с режиссером. Актёр настаивал на том, что описанная в романах манера поведения Пуаро (в частности, такие детали как то, что он расстилает носовой платок на скамейке в парке, прежде чем сесть на нее) должна быть в точности передана в сериале. Суше настолько привязался к персонажу, что начал побаиваться того, что съемки сцены смерти Пуаро, причинят ему сильную душевную боль. Поэтому он попросил создателей сериала поставить эту сцену пораньше в съемочном графике, чтобы в последней сцене, которая будет снята для сериала, его персонаж был живым.
  
   На сайте https://www.gazeta.ru/culture/2014/08/20/a_6182849.shtml можно прочитать информацию о том, что Дэвид Суше не будет исполнять роль Эркюля Пуаро в экранизации романа "Монограмма убийств", который не принадлежит перу Агаты Кристи. Более того знаменитый артист поведал британскому изданию Daily Express о том, что больше никогда не вернется к прославившему его образу гения сыска Эркюля Пуаро. Суше сообщил изданию, что ему психологически сложно расставаться со своим персонажем, ведь благодаря многолетнему исполнению роли артист перенял многие привычки и даже навыки персонажа. Например, научился читать жесты собеседников.
  
   В Интернете можно прочитать множество различной информации о Дэвиде Суше и его участии в сериале "Пуаро Агаты Кристи" ("Пуаро"), а также о том, как актёр старался расширить собственные знания и представления не только о своём литературном и кинематографическом герое, но и об Агате Кристи - "родной матери" Пуаро. Дэвид Суше стремился найти ответ на вопрос: "Почему ее герои настолько популярны, а книги расходятся сумасшедшим тиражом?.." В поисках ответа Суше начал путешествовать не только по Англии, но и за её пределами, посещая те места, где бывала писательница. Актёр встречался не только с Метью Питчардом - любимым внуком Агаты Кристи , но и со многими иными людьми, близко знавшими Королеву детектива. Эти встречи позволили Суше ознакомиться с семейным архивом писательницы, а также получить доступ к эксклюзивным интервью, никогда ранее не публиковавшихся фотографиям, архивных видеосъемкам и многим иным малоизвестным материалам о жизни и творчестве Агаты Кристи. Дэвид Суше побывал и в Стамбуле, вдохновившем писательницу на "Убийство в Восточном экспрессе". Актёр утверждает: "Попав в Стамбул я смог понять, почему Агату так тянуло на Восток, и почему Восток оставил такой неизгладимый след в ее сердце. Но, как я узнал, домом для Агаты всегда была Англия...".
  
   В 2013-ом году ООО "Студия 8" выпустило документальный фильм "Дэвид Суше. Кто придумал Пуаро", главными героями которого являются Пуаро, Агата Кристи и Дэвид Суше. Сценарий к фильму был написан Светланой Музыковой, режиссёр - Филипп Курков, оператор -Даниил Титов, продюссеры - Михаил Ананьев и Дмитрий Паршин.
  
  + В этом фильме имеются такие (приятно удивляющие) утверждения Дарьи Донцовой - российской писательницы, сценаристки и телеведущей, автора "иронических детективов", лауреата ряда литературных премий и Татьяны Утиновой -российской писательницы-прозаика, автора детективных романов, сценариста, переводчицы и телеведущей:
  
   "Агате Кристи реально повезло, потому, что по её книгам были сделаны замечательные фильмы с Дэвидом Суше... Там настолько был соблюдён дух и буквы этого романа, что только остаётся этому обрадоваться".
   / Д. Донцова/
  
   "В 20-ом веке произвели... предположим, 10 миллиардов разных сериалов. И вот они все эти 10 миллиардов оправданы тем, что Дэвид Суше играет Пуаро".
   /Т. Устинова/
  
   Примечание. По всей вероятности, Татьяна Устинова имеет ввиду, не материально-финансовое, а морально-психологическое оправдание.
  
   Желающие посмотреть документальный фильм "Дэвид Суше. Кто придумал Пуаро" (38:43) могут воспользоваться такой ссылкой:
   https://www.youtube.com/watch?v=Njd4qSlkJyQ
  
   Ну, а для тех уважаемых читателей, кто желает ознакомиться со всеми фильмами сериала "Пуаро Агаты Кристи", рекомендуется такая ссылка:
   http://hdrezka.ag/series/thriller/8005-puaro-1989.html
  
  
  
   12. Иные авторы об Агате Кристи
  
   В Интернете можно найти большой массив информации о жизни и творчестве Агаты Кристи, особенно на английском языке. Ниже приведена информация о некоторых книгах, изданных в России за период с 1991-го по 2018 год, в которых описывается жизнь и творчество Королевы детектива.
  
  
   ***
   В 1991-ом году в издательстве "Книга" вышел сборник "Под знаком четырех" Майи Тугушевой, в котором увлекательно рассказывается о произведениях не только Эдгара По, Конана Дойла и Жоржа Сименона, но и Агаты Кристи ("Опасный мир Агаты Кристи", стр. 149-209). В книге, к примеру, приводятся такие утверждения Королевы детектива:
  
   "...Когда я начала писать детективные романы во время войны 1914-го года, злодей не был героем, враг всегда был злодеем, а герой - неизменно воплощение добродетели. И всё это излагалось с откровенной и несколько грубоватой прямотой. Мы тогда ещё не были подкованы в психологии, и я была как все те, кто писал такие книги или читал их...".
  
   По утверждению автора книги, Агата Кристи нередко бросала вызов общепринятости и шаблонности читательских суждений. Однако и сама знаменитая писательница на пике собственной популярности встретила очень серьёзного оппонента в лице американца Рэймонда Чандлера, который критиковал не только литературные приёмы Королевы детектива, но и сюжеты её произведений, а также образы литературных героев - за их недостаточную правдоподобность и явную оторванность от реальной жизни. Чандлер полагал, что Агата Кристи чрезмерно злоупотребляет описанием несущественных обстоятельств, которые "ни один рядовой читатель не в состоянии запомнить"...
  
   Желающие прочесть сборник "Под знаком четырех", могут воспользоваться такой ссылкой:
   https://imwerden.de/pdf/tugusheva_pod_znakom_chetyrekh_1991.pdf
  
  
   ***
   В 1999-ом году издательством "Русич" была выпущена книга "Агата Кристи", автором которой является Дженет Морган. Эта книга пользовалась значительной популярностью у читателей до тех пор, пока в 2010-ом году не появилась "Агата Кристи. Английская тайна" Лоры Томпсон. В Интернете можно прочитать такой отзыв рецензента Vldmrvch (https://www.livelib.ru/author/199531-dzhenet-morgan):
  
   "...Но больше всего в работе Морган смущает не поверхностные описания, а некое небрежительное отношение к Агате Кристи. Например, вот как высокомерно она описывает стиль писательницы: "чувства и идеалы Агаты раскрываются через ее письмо, если только они были настоящими и подлинными. Ее работы касались знакомых, избитых тем, которые и привели к успеху ее книги и пьесы. Их стиль совсем не грациозный и совсем не волшебный, персонажи стереотипны, сюжеты часто неправдоподобны, но ее письмо полно искренности и при всей своей надуманности очень спонтанно" (мой перевод). Возражение у меня только одно. Агату Кристи знает большая часть населения земного шара, а вот Дженет Морган помнят лишь за то, что она написала биографию этой самой Агаты Кристи...".
  
  
   ***
   В 2001-ом году издательство "Радуга" выпустило (в серии "Сквозь призму времени. Биографии") книгу "Агата Кристи как она есть" французской писательницы Югетт Бушардо. Книга состоит из 10 глав, начиная от "Детства (1890-1903)" и завершая "Дамой Агатой Кристи". Содержание книги написано в форме полицейского расследования, цель которого отделить правду от вымысла в многочисленных рассказах и легендах о жизни английской писательницы
  
  
   ***
   В 2010 году в издательстве АСТ была напечатана книга "Агата Кристи: Английская тайна", автором которой является английская писательница Лора Томпсон. Эта книга приобрела значительную популярность у читателей многих стран. О ней, этой книге, уже шла речь в подборке материалов "Лора Томпсон о личной и семейной жизни Агаты Кристи". Желающие ознакомиться с содержанием книги Л. Томпсон могут воспользоваться такой ссылкой:
   https://royallib.com/book/tompson_lora/agata_kristi_angliyskaya_tayna.html
  
  
   ***
   В 2011-ом году издательство "КоЛибри" выпустило книгу "Герцогиня смерти. Агата Кристи" Ричарда Хэка - известного американского сценариста, драматурга и автора 14 биографий, из которых несколько стали бестселлерами. Получив доступ к архиву писательницы, автор использовал в своей работе более 500 её писем и документов, прежде недоступных исследователям творчества Агаты Кристи. Книгу можно прочитать с помощью ссылки: http://loveread.ec/read_book.php?id=70515&p=1
  
   В том же 2011 году в издательстве АСТ вышла книга Николая Надеждина "Агата Кристи", которую можно прочитать по ссылке:
   http://loveread.ec/read_book.php?id=49792&p=1
  
  
   ***
   В 2012-ом году в издательстве "Рипол Классик" вышла книга Джареда Кейда "Агата Кристи. 11 дней отсутствия", посвящённая внезапному и таинственному исчезновению Агаты Кристи в начале декабря 1926-го года. До выхода этой книги ни один из биографов Агаты Кристи не мог дать точный ответ на вопрос об истинных причинах странного исчезновения писательницы. С содержанием книги можно ознакомиться с помощью ссылки:
   http://loveread.ec/read_book.php?id=68641&p=1
  
  
   ***
   В 2013 году увидела свет книга "Агата Кристи. Она написала убийство" Доротеи Холмс, выпущенная издательством "Алгоритм" (Москва) в серии "Женщина, покорившая мир". В этой книге можно прочитать такие утверждения Агаты Кристи:
  
   "... Я никогда ни во что не умела хорошо играть; из меня не получился и уже никогда не получится интересный собеседник; я настолько легко внушаема, что бросаюсь вперед прежде, чем успеваю сообразить, что же именно мне предлагают сделать. Я не умею рисовать, не способна к живописи, не могу ни лепить, ни высекать; не сдвинусь с места, пока меня не растормошат; плохо объясняю то, что хочу сказать, - мне легче писать. Я умею быть твердой в принципиальных вопросах, но не в повседневной жизни. Даже если я знаю, что завтра вторник, стоит кому-нибудь раза четыре повторить, что завтра среда, на пятый я соглашусь и начну действовать соответственно. Я не люблю находиться в толпе, где тебя сжимают со всех сторон, не люблю, когда громко разговаривают, шумят, не люблю долгих разговоров, вечеринок, особенно коктейлей, сигаретного дыма и вообще курения, каких бы то ни было крепких напитков - разве что в составе кулинарных рецептов, не люблю мармелада, устриц, теплой еды, пасмурного неба, птичьих лапок, вернее, прикосновения птицы. И, наконец, больше всего я ненавижу вкус и запах горячего молока...".
  
   По разрешению ООО "ЛитРес" - распространителя легального контента, фрагмент этой книги можно прочитать по ссылке: https://readli.net/chitat-online/?b=963902&pg=1
  
   В том же 2013-ем году издательством " Молодая гвардия" была выпущена книга "Агата Кристи" Екатерины Тсимбаевой. С содержанием книги можно ознакомиться с помощью:
   https://libking.ru/books/nonf-/nonf-biography/463800-ekaterina-tsimbaeva-agata-kristi.html
  
   2013-ый год стал знаменателен и тем, что именно в то время издательство "Эксмо" выпустило книгу "Агата Кристи: Секретный архив" британского литературоведа Джона Каррана, вызвавшую большой интерес у читателей разных стран. Эта книга стала своеобразной сенсацией для поклонников детективного жанра. Её автор, досконально изучив"творческую кухню" Агаты Кристи, устроил "расследование" в духе самой Королевы детектива. Д.Карран поведал читателям о том, как его пригласили в Девон для того, чтобы изучил домашний архив писательницы, и как он неожиданно обнаружил на чердаке дома ящик, набитый записными книжками количестве 73-х экземпляров. Именно в эти книжки Агата Кристи заносила свои идеи и суждения, сюжетные ходы, характеристики персонажей, общую схему романов, черновые наброски и иное, что было потом использовано писательницей во многих её произведениях. Джону Каррану пришлось изрядно потрудиться, чтобы расшифровать неразборчивый почерк Агаты Кристи, однако затраченное время и труд окупились сторицей. Книгу "Агата Кристи: Секретный архив" можно заказать на Ozon.ru и Labirint.ru
  
  
   ***
   В 2014-ом году издательством АСТ (в серии " Биографии и мемуары") выпустило книгу "Я - Агата Кристи", которую написала Мишаненкова Екатерина Александровна - автор таких книг как "Анна Ахматова. Психоанализ монахини и блудницы", "Грейс Келли. Принцесса Монако", Любовь Орлова", "Людмила Гурченко", Мерили Монро", Уинстон Черчилль. Английский бульдог", "Шерлок Холмс" и многих иных. С содержанием книги "Я - Агата Кристи" можно ознакомиться с помощью ссылки:
  
   http://www.e-reading.club/bookreader.php/1034667/Mishanenkova_-_Ya_Agata_Kristi.html
  
  
   ***
   В 2017-ом году в издательстве "Манн, Иванов и Фербер" ( в серии "Миф. Комиксы") вышла книга "Агата Кристи. История жизни королевы детектива", в которой захватывающе и забавно изложена биография Королевы детектива, начиная с эпизода, когда в 1926 году Кристи инсценировала собственное исчезновение... Более подробно об этой книги можно узнать с помощью ссылки:
   https://www.litres.ru/aleksandr-frank/agata-kristi-istoriya-zhizni-korolevy-detektiva-24646400/#recenses
  
   В том же 2017-ом году в " Издательских решениях" увидела свет книга "Восточный экспресс " А. Владимировича. Ознакомительное чтение этой книги можно осуществить с помощью такой ссылки:
  
   https://www.litres.ru/static/or4/view/or.html?baseurl=/static/trials/26/71/24/26712436.&uuid=06d9fcc9-38ca-48e7-8920-e1299b411f3e&art=26712436&trials=1&user=0&file=31205925&trial=1&price=80.00&texttrialbutton=%D0%9A%D1%83%D0%BF%D0%B8%D1%82%D1%8C%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%83%D1%8E%20%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8%D1%8E%20%D0%B7%D0%B0%2080.00&uilang=ru&catalit2&half=1
  
  
   В 2018 году, в том же издательстве, А. Владимирович выпустил "Тайну в крови" - свою новую книгу об Агате Кристи. Фрагментальное знакомство с содержанием книги можно осуществить по ссылке:
   https://www.litres.ru/static/or4/view/or.html?baseurl=/static/trials/30/79/81/30798129.&uuid=86436485-9821-4efc-a227-9058c7cbd8b4&art=30798129&trials=1&user=0&file=35894080&trial=1&price=100.00&texttrialbutton=%D0%9A%D1%83%D0%BF%D0%B8%D1%82%D1%8C%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%83%D1%8E%20%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8%D1%8E%20%D0%B7%D0%B0%20100.00&uilang=ru&catalit2&half=1
  
  
  
   13. Агата Кристи о себе
  
   В начале 60-х годов Агате Кристи было сделано несколько предложений об издании книги о её жизни и творчестве. Причём, предлагалось два варианта:
  
   - написать самой подробную автобиографию;
  
   - позволить иным авторам написать биографическую книгу о ней.
  
  
   Однако Королева детектива вежливо отказывалась от подобных предложений, несмотря на то, что ею уже было сделано немало черновых заметок о наиболее важных и интересных событиях собственной жизни. В феврале 1962-го года писательница даже сообщила Эдмунду Корку - своему литературному агенту, о нежелании, чтобы кем-то был написан и опубликован хоть какой-то рассказ о её жизни. Однако через три года она изменила своё мнение, признав, что читатели вправе знать достоверную информацию о её личной и семейной жизни. Над "Автобиографией" Агата Кристи начала работать 2 апреля 1950 года, а завершила 11 октября 1965 года - именно эта дата стоит в конце "Эпилога" популярной книги.
  
   2 апреля 1950 года Агата Кристи вместе с Максом Мэллоуэном (Маллоуэном, Маллованом) - своим вторым мужем-археологом, находилась в Ираке, а точнее, в Нимруде - древнем городе, бывшей военной столице ассирийцев, называвшейся Калахом. Жили супруги в небольшом доме из саманного кирпича, с пристроенной крошечной комнатой площадью в три квадратных метра, на двери которой висела табличка со словами "Бейт Агаты" (Дом Агаты). Именно в этой комнате Королева детектива и начала работу над "Автобиографией". Вот как описывается это событие самой писательницей:
  
   "...Вполне вероятно, что по мере продвижения раскопок у меня не окажется времени писать. Придется чистить и приводить в порядок найденные предметы, фотографировать, наклеивать ярлыки, каталогизировать и упаковывать. Но первые недели или дней десять я, может статься, буду более или менее свободна <...> Я сижу за шатким деревянным столом, а рядом стоит весело раскрашенный жестяной сундучок, неизбежная принадлежность путешествующих арабов. В него я намереваюсь складывать страницы рукописи. Мне нужно бы написать полицейский роман, но поскольку типичное свойство писательской натуры заключается в том, чтобы рваться писать обо всем на свете, кроме того, что он должен, мне вдруг страстно захотелось написать автобиографию. Я слышала, что любой человек рано или поздно приходит к этой настоятельной потребности. Совершенно неожиданно такое желание овладело и мною. С другой стороны, автобиография обязывает к слишком многому. Подразумевается скрупулезное исследование жизни, с именами, местами и датами в строгой хронологической последовательности. Мне же хочется наугад запустить руку в собственное прошлое и выудить оттуда пригоршню воспоминаний. Жизнь, мне кажется, состоит из трех периодов: бурное и упоительное настоящее, минута за минутой мчащееся с роковой скоростью; будущее, смутное и неопределенное, позволяющее строить сколько угодно интересных планов, чем сумасброднее - тем лучше, все равно жизнь распорядится по-своему, так что мечтайте себе на здоровье; и, наконец, третий период - прошлое, фундамент нашей нынешней жизни, воспоминания, разбуженные невзначай каким-нибудь ароматом, очертаниями холма, старой песенкой, чем-то совсем обычным, вдруг заставляющим нас пробормотать: "Помню, как..." - с особым и неизъяснимым наслаждением. Воспоминания - одна из наград, которые приносит возраст, и при этом награда сладостная...".
  
   11 октября 1965 года "Автобиография" была завершена, но писательница не стала её публиковать. Лишь в 1976 году, после смерти Агаты Кристи, текст "Автобиографии" был отредактирован Филиппом Циглером совместно с Розалиндой - дочерью писательницы и Энтони - вторым мужем Розалинды (первый погиб во время Второй мировой войны). В 1977 году "Автобиографию" опубликовали в Лондоне, Нью-Йорке, Берне, Мюнхене и Вене, - книга вызвала большой интерес у многих поклонников детективного жанра. Вскоре "Автобиографию" перевели и опубликовали на греческом, итальянском, польском, португальском и испанском языках, а со временем и на языках иных стран мира. По мнению Джанет Морган - официального биографа Агаты Кристи, "Автобиография" является "очаровательной книгой", в которой представлен "беглый, острый, ясный взгляд о временах и обстоятельствах" в которых жила знаменитая писательница.
  
  
   "Автобиография" Агаты Кристи состоит из "Вступления", "Эпилога" и 11-ти нижеперечисленных разделов:
  
   1. "Эшфилд"
   (3 главы о детстве)
  
   2. "Пора не пора - иду со двора"
   (5 глав, до смерти отца в 1901 году
  
   3."Я взрослею"
   (5 глав, от смерти отца до поездки в Париж и возвращения из него)
  
   4. "Кавалеры, ухажеры, флирт, помолвка"
   (9 глав, от возвращения из Парижа до начала Первой мировой войны)
  
   5. "Война"
   (5 глав, Первая мировая война)
  
   6. "Вокруг света"
   (4 главы, кругосветное путешествие вместе с Арчи Кристи)
  
   7. "Утраченный континент"
   (7 глав, О семейных проблемах и разводе с первым мужем)
  
   8. "Вторая весна"
   (6 глав, путешествие на Ближний Восток, второе замужество)
  
   9. "Жизнь с Максом"
   (5 глав, жизнь с Максом Мэллоуэном до 2-ой мировой войны)
  
   10. "Вторая война"
   (4 главы, о Второй мировой войне)
  
   11. "Осень"
   (4 главы, о жизни Агаты Кристи с 1945-го по 1965 годы)
  
   На сайте https://mybook.ru/author/agata-kristi/avtobiografiya/reviews/ можно прочитать такой замечательный отзыв об "Автобиографии" Королевы детектива, сделанный некой Margo000:
  
   "Это, на мой взгляд, одна из самых мотивирующих книг, которые мне известны! Мотивирующих к творчеству, путешествиям, поиску и проявлению себя - к жизни как к таковой. Невероятная судьба у Агаты Кристи: прошла почти неделя со дня прочтения ее автобиографии, а я до сих пор ощущаю себя оглушенной и ослепленной. Прежде всего - насыщенностью ее жизни. Если бы это был просто роман, я бы его раскритиковала, посчитав, что автор не знала меры и перенасытила сюжет различными событиями, перипетиями, испытаниями, приключенческими вкраплениями. Но смешно упрекать человека за то, что жизнь его вместила себя столько разных жизней, что хватило бы на добрый десяток среднестатистических тетенек и дяденек. Думаю, те, кто не читал этой книги, уверены, что всё это я пишу для красного словца. Как же! Что же меня так поразило? Вот краткий перечень того, что вы встретите на страницах этой чудесной книги:
  
   - интереснейший экскурс в историю семьи (предки, ближайшие родственники, гувернантки, родовые поместья - всё достойно отдельного романа о жизни в Англии конца 19 - начала 20 в.в.);
  
   - роман о взрослении (психология девочки немного "не от мира сего" раскрыта с достоверностью и большой толикой самоиронии);
  
   - книга о войне. О двух войнах. (После прочтения тех частей, которые связаны с первой и второй мировыми войнами, моего пацифизма прибавилось: при том, что Агата Кристи пишет легко и несколько отстраненно, без лишних сантиментов, она умудряется остро и недвусмысленно подчеркнуть бесчеловечность любой войны.);
  
   - книга о профессиях (медсестра, фармацевт, профессиональный писатель - тут тебе и плюсы-минусы каждой профессии, и ценные указания, которые вполне можно включать в пособия "Начинающему медику" или "Начинающему писателю". В медицину я податься не решила, а вот о писательском труде вполне задумалась - настолько аппетитно и заманчиво Агата Кристи преподнесла муки и радости писательского труда...)
  
   - тревел-бук (вместе с автором вы посетите немало стран и континентов, заскочите даже в Советский Союз);
  
   - приключения и прочие экстримы (и полеты на первых самолетах, и серфинг, и почти-сафари, и археологические раскопки, и пр., и пр.).
  
   Что еще?
  
   - конечно, еще истории любви и дружбы;
  
   - интересные характеры;
  
   - и в довершение - точное попадание в подборку "Книги для хозяюшек"!
  
   Согласитесь, всего этого хватит, чтобы голова закружилась. Плюс обилие имен, географических названий, порой нарушения хронологической последовательности и внушительный объем книги - всё это могло сделать чтение неудобоваримым. Но это же Агата Кристи! Мастер слова! В ее таланте я не сомневалась еще когда бралась за книгу, но каково же было мое удивление, когда я столкнулась не только с увлекательным рассказчиком, но и с человеком добрым, мудрым, понимающим, не обвиняющим, прощающим, при этом невероятно остроумным и ироничным и ОЧЕНЬ активным по жизни. Итог: я влюбилась в эту яркую личность! И теперь пересматриваю свой образ жизни на предмет пресности и однообразия. (И это я-то считала, что моя жизнь нескучна и интересна!)".
  
  
   Что сказать относительно этого отзыва?.. Лишь одно: "Хочется поблагодарить Margo000 за такое восприятие "Автобиографии" Агаты Кристи!". И пожелать ей творческих успехов в писательском труде.
  
   В "Автобиографии" Агаты Кристи можно прочитать и такие строки:
  
   "...Нам не дано знать всего человека, хотя иногда в ярких мгновенных вспышках мы видим его истинным. Думаю, что воспоминания, какими бы незначительными они ни казались, как раз и высвечивают внутреннюю человеческую суть. Я, сегодняшняя, точно такая же, как та серьезная маленькая девочка с белесыми льняными локонами. Дом - тело, в котором обитает дух, - вырастает, развивает инстинкты, вкусы, эмоции, интеллект, но я сама, я вся, я - настоящая Агата, я - остаюсь. Я не знаю всей Агаты. Всю Агату знает один только Господь Бог. Вот мы проходим все поочередно: маленькая Агата Миллер, юная Агата Миллер, Агата Кристи и Агата Мэллоуэн. Куда мы идем? Конечно же никто не знает, и именно от этого перехватывает дыхание. Я всегда считала жизнь захватывающей и думаю так до сих пор. Мы мало знаем о ней - разве что крошечную частичку собственной, как актер, которому предстоит произнести несколько строк в первом акте. У него есть напечатанный на машинке текст роли, и это все, что ему известно. Пьесы он не читал. Да и зачем? Все, что от него требуется, это произнести: 'Телефон не работает, мадам' - и исчезнуть. Но когда в день спектакля занавес поднимется, он увидит всю пьесу и займет в ней место наряду с остальными персонажами. Думаю, что быть частичкой чего-то целого - одно из самых увлекательных таинств жизни. Я люблю жизнь. И никакое отчаяние, адские муки и несчастья никогда не заставят меня забыть, что просто жить - это великое благо. Насладиться радостями памяти, не спеша писать время от времени несколько страниц - вот что я собираюсь делать. Задача, на решение которой, скорее всего, уйдут годы. Но почему же задача? Это не задача, а прихоть, потворство своему желанию...".
  
  
   В книге Агаты Кристи можно найти множество утверждений, которые, по сути, являются замечательными афоризмами. К примеру, таких:
  
   Жажда творчества может проявиться в любой сфере: будь то вышивка, приготовление изысканных блюд, живопись, сочинение музыки или стремление писать рассказы и романы.
  
   Cтpанная все-таки вещь - интуиция, и отмахнуться от нее нельзя, и объяснить невозможно.
  
   Если бы я могла сделать подарок новорожденному, я выбрала бы только одно: хороший характер.
  
   Здравый смысл - скучная вещь. Каждый должен быть немножко сумасшедшим, с легкими завихрениями, и тогда жизнь покажется в новом свете, в совершенно неожиданном ракурсе.
  
   Время - такая неопределенная штука. Одному кажется очень долгим. Другому - наоборот.
  
   Кто знает, где проходит граница между неудавшейся жизнью и счастливой.
  
   Любить всю жизнь одного человека - это привилегия, и неважно, если за нее приходиться расплачиваться долготерпением.
  
   Зло, сделанное человеком, зачастую переживает его самого.
  
   Жизнь во время путешествия - это мечта в чистом виде.
  
   Какие минуты были самыми важными в твоей жизни, узнаёшь, когда уже поздно.
  
   Привычка - это то, чего ты сам уже не замечаешь.
  
   Никогда не возвращайтесь туда, где вы были счастливы. Пока вы не делаете этого, всё остаётся живым в вашей памяти. Если вы оказываетесь там снова, всё разрушается.
  
   Сколь малого требует первая любовь. Она не требует ничего - ни взгляда, ни слова. Чистое обожание.
  
   Но так уж устроена жизнь. Когда вы молоды, вы молоды; когда обретаете зрелость, вы 'в расцвете лет'; но когда расцвет сменяется увяданием, вы стары. А уж если стары, то возраст не имеет никакого значения.
  
   Брак означает больше, чем любовь. Самое главное тут - уважение. Только не надо путать его с восхищением.
  
   Чудесно все-таки заведено в природе. Любой мужчина, с виду совсем не привлекательный, обязательно становится избранником какой-то женщины...
  
  
   11 октября 1965 года, перечитав написанную "Автобиографию", Агата Кристи осталась довольна её содержанием и стилем. И в "Эпилоге" написала:
  
   "...Я сделала именно то, что хотела, - совершила путешествие. Не столько назад, через прошлое, сколько вперед - к началу всего, к той себе, которой еще предстояло взойти на борт корабля, предназначенного пронести меня сквозь годы. Я не связывала себя ни временем, ни местом повествования, останавливалась там, где хотела, совершала скачк и то вперед, то назад - по желанию. Я вспоминала то, что мне хотелось вспоминать, - иногда просто забавные эпизоды, которые приходили на память безо всякой видимой причины. Так уж мы, человеческие существа, устроены. Теперь, когда я дожила до семидесяти пяти, думаю, наступило время остановиться: если речь идет о жизни, все уже сказано. Теперь я живу в долг, жду в прихожей вызова, который неминуемо последует, после чего я перейду в иной мир, чем бы он ни оказался. К счастью, об этом человеку уже заботиться не надо. Я готова к встрече со смертью. Я была исключительно счастлива в этой жизни. Со мной и сейчас мой муж, дочь, мой внук, зять - те, кто составляют мой здешний мир. И еще не настал момент, когда я стану для них только обузой <...>. Ребенок, вставая из-за стола, говорит: 'Спасибо тебе, Господи, за хороший обед'. Что сказать мне в свои семьдесят пять? Спасибо тебе, Господи, за мою хорошую жизнь и за всю ту любовь, которая была мне дарована".
  
   Желающие прочитать "Автобиографию" Агаты Кристи могут воспользоваться такой ссылкой:
   https://www.e-reading.club/book.php?book=109082
  
  
   В завершении разговора об "Автобиографии" Королевы детектива следует (к сожалению) отметить, что далеко не все события в жизни как самой писательницы, так и события тех мест, где довелось ей побывать - оказались благополучными и замечательными. К примеру, дальнейшая судьба Нимруда - того места, где Агата Кристи начала писать "Автобиографию", - оказалась трагичной. А ведь в середине 20-го и начале 21-века в том же Нимруде всё обстояло благополучно:
  
   - именно в Нимруде был обнаружен первый в истории человечества оптический прибор - Линза Нимруда.
  
   - в 1955-ом году, во время раскопок, проводившихся Максом Мэллоуэном в храме Набу, были обнаружены глиняные плиты с клинописью, содержащие клятвы вассалов и ассирийских сановников, датируемые 672 годом до н.э.; эти записи послужили важным пособием для изучения ассирийского права и религии;
  
   - в конце 1980-х годов иракскими археологами в четырёх царских захоронениях неподалеку от Нимсерединеруда был обнаружен набор ювелирных изделий, датированных концом X века до н.э.; в его состав входят золотые серьги, кольца, ожерелья, тарелки, кубки и кувшины, украшенные филигранью и полудрагоценными камнями; как считают учёные, по художественным достоинствам их можно сравнить с находками в гробнице египетского фараона Тутанхамона.
  
   Однако... Вторжение американских войск во время Иракской войны в 2003 году привело к крупным разрушениям на месте древнего города. А потом произошло и более трагичное событие - 5 марта 2015-го года боевики террористической организации ИГИЛ, под контролем которой находится значительная территория северного Ирака, уничтожили руины древнего города с помощью тяжёлой техники. Более того, в июне 2016-го года боевики взорвали ассирийский храм бога Набу, возраст которого превышал две с половиной тысячи лет.
  
  
   ***
   Следует отметить, что информацию об Агате Кристи можно найти не только в "Автобиографии, но и в иных её произведениях. К примеру, в таких как "Незаконченный портрет" (1934) и "Дочь есть дочь" (1952). Оба этих романа не являются детективными, а скорее "полуавтобиографическими" и опубликованы под псевдонимом Мэри Уэстмакотт. "Незаконченный портрет' - второй из шести не детективных романов Агаты Кристи. В основе сюжета - побег главной героини от семьи, затворнический образ жизни под чужим именем... Это напоминает события декабря 1926 года из жизни самой Агаты Кристи. Таинственное исчезновение Агаты Кристи тщательно изучалось британским психологом Эндрю Норманом и было описано им в книге "The Finished Portrait" ("Законченный портрет").
  
   В "Незаконченном портрете" Сесилия, - молодая женщина и главная героиня, тяжело переживает развод с любимым человеком. Уединившись на экзотическом острове, она склонна к совершению самоубийства, однако молодой художник-портретист Ларраби спасает её от совершения непоправимого. И Сесилия весь остаток ночи рассказывает ему в своём номере историю собственной жизни. Начинает с детства, когда была застенчивой и необщительной девочкой, обучалась музыке и пению и стала неплохой пианисткой. Повзрослев, она знакомится со многими мужчинами, которые влюбляются в неё, но своей любви она найти не может. Потом замужество, которое кажется поначалу удачным, но в итоге оканчивается разводом...
  
   Роман "Дочь есть дочь" вышел в 1952-ом, через 18 лет после "Неоконченного портрета", но тоже базируется на событиях из жизни Агаты Кристи. Главной героиней романа является Энн Прентис - не старая, и по-прежнему привлекательная вдова, почти смирившаяся со своей вдовьей участью. Но однажды у неё все-таки появляется возможность вновь вступить в брак - Энн Прентис влюбляется в Ричарда Колдфилда и надеется обрести новое счастье. Однако неожиданной помехой оказывается её 19-летняя, ревнивая и деспотичная дочь. Жертвуя собственным счастьем ради счастья дочери, мать отказывает поклоннику, - это оборачивается не только несчастьем Энн, но и неудачным замужеством дочери. В романе запечатлён столь убедительный образ разрушительной материнской любви, что невольно появляется искушение искать его истоки в биографии самой Агаты Кристи. Однако читатели понимают, что значительный эмоциональный опыт собственной и семейной жизни Нэн Оуттс - лучшей подруги Агаты Кристи, переплавился в творческом воображении писательницы в иные образы, независимые от собственного прошлого.
  
   Желающие прочитать эти книги Агаты Кристи могут воспользоваться такими ссылками:
  
   Агата Кристи. Неоконченный портрет
   http://librebook.me/unfinished_portrait
  
   Агата Кристи. Дочь есть дочь
   https://www.e-reading.club/book.php?book=30572
  
  
   ***
   В 2006-ом году издательство "Алетейя" (в серии "Историческая книга") выпустило книгу "Ну, расскажи мне, как ты живешь", автором которой является Агата Кристи. В этой книге автор пишет о своём участии в археологических раскопках в Сирии, которые проводил ее муж Макс Мэллоуэн. Ниже приведён один из читательских отзывов об этой книге, взятый из Интернета:
  
   "Я определенно люблю Агату Кристи. Причем затрудняюсь сказать, что мне нравится больше - ее детективы или ее же воспоминания и путевые заметки. Эта книга - как раз из второй категории ... Однажды семейство Маллованов посетил шейх. Увидев Агату, разгадывающую кроссворды, он удивился и спросил у Макса, неужели его жена умеет читать и - о Боги! - может быть еще и писать? Так вот, смело вам могу сказать, что писать леди Агата умеет еще как. И даже повседневная жизнь в археологической экспедиции в ее описании не менее занимательна, чем непредсказуемый детектив. Если вы уже читали "Автобиографию" Кристи, то наверняка знаете, что ее вторым мужем был Макс Маллован, профессор археологии. И Агата, тогда уже известная писательница, в 30-х годах ездила с мужем на раскопки. И эта книга появилась как своеобразный ответ на многочисленные вопросы друзей писательницы: "А зачем вы копаете в Сирии?", "А как вы там живете? Неужели в палатках?!"... Ну и так далее. Мой археологический опыт подсказывает, что еще обязательно должны были спрашивать: "А золото находите? А если находите, то что потом с ним делаете? Неужели себе оставляете?". Но, видимо, британцы первой половины прошлого века были несколько поделикатнее) Агата помогала Максу в каталогизации находок и их описи, вела бухгалтерию. И, конечно же, писала. Многие ее воспоминания и впечатления были использованы позже в детективах, действие которых разворачивается в Египте, Багдаде и других экзотических местах. В книге множество интересных подробностей о жизни археологической экспедиции, о людях, живущих в Сирии и Турции, культуре, обычаях и ментальности людей, населяющих эти земли. Книга написана очень легко, с юмором и поразительно тонкими наблюдениями. Агата отлично подмечает смешные моменты и умеет рассказывать эти истории так, что хочется от души посмеяться над героями...".
  
   Желающие прочитать книгу "Ну, расскажи мне, как ты живешь" Агаты Кристи могут воспользоваться такой ссылкой:
  
   https://www.livelib.ru/book/1000185179-nu-rasskazhi-mne-kak-ty-zhivesh-agata-kristi-mallovan
  
  
   ****
   Агата Кристи оставила воспоминания о своем жизни и творчестве не только в "Автобиографии", "Неоконченном портрете", "Дочь есть дочь", "Ну, расскажи мне, как ты живешь", но и в некоторых иных своих произведениях. Более того, Королева детектива оставила читателям и аудиозаписи - в виде интервью, которые давала в различные времена. Удивительно, но кассеты с аудиозаписями знаменитой писательницы пролежали в кладовке дома "Гринвэй" в Гэлмптоне более 40 лет!..
  
   По признанию Мэтью Причарда - внука Агаты Кристи, кассеты были обнаружены во время уборки в кладовой. Внук также уточнил, что 27 аудиокассет он обнаружил давно, однако не имел возможности ознакомиться с их содержанием из-за неполадок в магнитофоне. И лишь после того, как весь аудиоматериал был прослушан, Причард решил обнародовать информацию о своей находке. Проведенная экспертиза показала, что аудиоматериалы были архивированы приблизительно в 60-х годах прошлого века. Аудиокассеты содержат рассказы Агаты Кристи о военных событиях, о путешествии писательницы по Ближнему Востоку со своим вторым мужем и о героях её знаменитых романов. Специалисты, которым поручили ознакомиться с найденными аудиозаписями, отметили, что в отличие от изданных биографий, эти аудиокассеты позволяют более детально и лучше ознакомиться с внутренним миром Агаты Кристи.
  
  
  
   14. Всё познаётся в сравнении?
  
   Летом 2015-го года возле одной из палаток с детективной литературой на Центральном рынке Харькова разгорелся горячий спор о жизни и творчестве Агаты Кристи, в котором активно участвовали человек пять. Ещё с десяток любителей детективного жанра оказались внимательными слушателями. Из спорящих четверо единодушно утверждали, что Агата Кристи является удивительным феноменом в истории классического детектива, по праву заслужившая звание его Королевы, и лишь один худощавый мужчина лет сорока, высокого роста, с профессорской бородкой и в очках со значительным количеством диоптриев, - периодически и спокойно возражал своим оппонентам.
  
   Наиболее активный поклонник творчества Агаты Кристи восхищался метаморфозами, имевшими место в личной и семейной жизни Королевы детектива: мол, в детстве была явно "заторможенным" ребёнком, значительно уступающим в умственных способностях своей старшей сестре и брату, но затем проявившая в литературном творчестве феноменальную логику мышления, позволившую придумывать удивительные сюжеты произведений, в которых интрига повествования сохраняется до последней страницы. Говорящий искренне восторгался и личными качествами знаменитой писательницы, которые наиболее чётко проявились в её "Автобиографии": скромностью и порядочностью, добротой и терпимостью к окружающим, любовью к жизни, неиссякаемой надеждой и верой в то, что добро обязательно победит зло.
  
   - Агата Кристи, в отличие от таких своих именитых соотечественников как Оскар Уайльд, Герберт Уэллс и Бернард Шоу, была достойным представителем Викторианской эпохи, культивирующей высокие моральные ценности... - пафосно произнёс оратор.
  
   Его оппонент иронически улыбнулся:
  
   - Извините, но Агата Кристи никак не могла быть достойным представителем Викторианской эпохи, которая закончилась в 1901-ом году после смерти королевы Виктории, когда Агате было всего 10 лет. В таком возрасте вряд ли можно иметь окончательно сформированные моральные ценности. К тому же, именно в 1901-ом году умер её отец, которого Агата очень любила, и семья стала испытывать большие материальные трудности.
  
   Согласившись с тем, что мораль Оскара Уайльда, Герберта Уэллса и Бернарда Шоу существенно отличалась не только от морали Агаты Кристи, но и от морали Викторианской эпохи, в которой прошла их юность и молодость (у Оскара Уайльда и вся жизнь) - мужчина напомнил оратору следующее высказывание Бернарда Шоу об Уильяме Шекспире: "Ни одно имя не стоит в Англии на такой высоте, и всё потому, что средний англичанин никогда не читает его произведений!".
  
   - К чему веду речь?.. А к тому, что нечто подобное можно сказать и о чтении детективов Агаты Кристи... - сделал неожиданное утверждение мужчина в очках.
  
   Один из слушателей, широкоплечий молодой парень лет 25-ти, иронически возразил: мол, такое сравнение неуместно - общий тираж книг Агаты Кристи превышает тиражи даже самых выдающихся писателей мира, и почти соизмерим с общим тиражом Библии. Однако мужчина в очках спокойно уточнил:
  
   - Вы правы. Число христиан на Земле - около 2, 4 миллиарда человек, а общий тираж книг Агаты Кристи приближается к 2-м миллиардам - соизмеримость, как говорится, налицо. Однако... Население Земли составляет 7,4 миллиарда человек - согласитесь, что лишь третья часть человечества отдаёт предпочтение христианской вере. Причём, значительная доля этой части лишь номинально считается христианами, не обременяя себя соблюдением христианской морали и чтением Библии. Нечто подобное наблюдается и среди почитателей творчества Агаты Кристи - очень многие из них, если и читают её детективы, то не стремятся к их серьёзному анализу, а лишь желают узнать, чем же закончатся описываемые события, - то есть делают то, что присуще многим телезрителям, терпеливо досматривающим до конца уже изрядно поднадоевшие сериалы индийских и латиноамериканских фильмов.
  
   Мужчина в очках неожиданно спросил у парня: мол, какие-такие добродетели вынудили Агату Кристи в начале декабря 1926-го разыграть целое театральное представление с собственным таинственным исчезновением на 11 дней, в результате чего полиция стала подозревать Арчибальди Кристи в убийстве собственной жены?
  
   - Так ведь... - неуверенно произнёс парень. - У неё же возникли временные проблемы с памятью...
  
   - А может не с памятью, а временные проблемы с собственной добродетелью?.. - иронически улыбнулся мужчина.
  
   Далее незнакомец подверг сомнению и объективность содержания "Автобиографии" Агаты Кристи по причине того, что, мол, в пожилом возрасте многим кажется, что в их детстве и молодости было гораздо больше приятного, чем в старости.
  
   - Беллетризации автобиографии способствуют и возрастные проблемы с памятью и мышлением, а также множество иных причин, как прямых, так и косвенных - добавил мужчина в очках .
  
   Он поведал слушателям, что у писателей нередко возникают проблемы, когда создаваемый образ главного героя начинает "жить собственной жизнью", оказывая явное "сопротивление" тому "фактажу" - фактическому материалу, которым пользуется писатель. Нечто подобное наблюдается и у тех, кто пишет автобиографические и мемуарные произведения - когда искажённые памятью события прошлых лет невольно способствуют иному их восприятию и переосмыслению, а, следовательно, и большей субъективности написанного.
  
   Затем мужчина вновь обратился к оратору, восхищавшемуся Агатой Кристи:
  
   - Кстати, о феноменальности Агаты Кристи... Под феноменальностью не следует понимать лишь нечто удивительное и необычное, или то, что дано далеко не каждому. Платон, к примеру, феноменом считал любое отражение идеи, а в современных естественных науках под феноменом понимают наблюдаемое событие или явление. Так что, с точки зрения современной физики - жизнь каждого человека, состоящая из множества событий, тоже является феноменом. Да и понятие "метаморфоза" не нужно воспринимать лишь с биологической точки зрения удивительного превращения гусеницы в бабочку... Метаморфоза, в своём общем понимании, - это превращение, преобразование чего-то или кого-то, то есть является наиболее общим понятием для всех процессов, происходящих во Вселенной. Так что не только в жизни Агаты Кристи имели место феномены и метаморфозы, были они и в жизни Оскара Уайльда, Бернарда Шоу и Герберта Уэллса. Есть они и в жизни каждого из нас...
  
   После ухода незнакомца, хозяин книжной палатки уважительно сказал в его адрес:
  
   - Николай Михайлович - физик-теоретик и доктор наук! В отличие от многих из нас, читает детективы Кристи не в переводе, а в оригинале. Прекрасно знает творчество писательницы - сильные и слабые его стороны. Впрочем, как и жизнь Агаты Кристи - личную и семейную...
  
   Затем, через паузу, неожиданно добавил:
  
   - И хотя в Библии утверждается: "Не судите, да не судимы будете", однако, пожалуй, прав и Рене Декарт, считавший, что "Всё познаётся в сравнении"...
  
  
   ***
   До вступления Виктории на престол, ближайшие родственники королевы и её мужа изрядно потрудились для того, чтобы существенно понизить "планку" моральных устоев английского общества. Король Вильгельм IV, - родной дядя Виктории, вёл распутный образ жизни, имея 10 незаконно рожденных детей, не скрывая этого от своих подданных. Принц-регент, а впоследствии король Георг IV, был не только хроническим алкоголиком, оставившим после себя огромные долги, но и подозревался в инцесте со своей родной сестрой. Эрнст Первый - родной отец Альберта и Эрнст Второй - его родной брат, будучи герцогами в Германии, прославились как великие распутники, имевшими интимные отношения со многими женщинами и девушками не только у себя на Родине, но и с простыми служанками при посещении королевского двора в Великобритании. В Интернете можно найти и такое утверждение: мол, юный Альберт, видя подобное аморальное разложение своих родных и близких, чувствовал физическое недомогание при простой мысли о супружеской измене.
  
   Впечатлительная Виктория, вышедшая замуж за Альберта в 1840-ом году, всецело разделяла крайне негативное отношение мужа к пагубной аморальности, разлагающей не только королевский двор, но и всё общество. Её семейная жизнь разительно отличалась от семейной жизни ближайших родственников. Добродетельные супруги счастливо прожили вместе 21 год, воспитав 9 детей, которые со временем вступили в семейные браки с представителями королевских и знатных семей Европы, тем самым укрепив связи между различными европейскими династиями и государствами. Королеву Викторию даже стали шутливо называть "Бабушкой Европы". Основным принципам исповедуемой морали Виктория осталась верна и после смерти своего мужа в 1861 году. Более того, она на многие годы погрузилась в безутешный траур и прекратила появляться на публике. В последующие 40 лет существования Викторианской эпохи, многие её моральные принципы и правила были, если не утрачены, то исполнялись далеко не всегда и не всеми подданными королевы Виктории.
  
   Однако недаром в народе говорят, что "Нет худа - без добра и добра - без худа". В Интернете можно найти немало утверждений о том, что в результате строгой морали Викторианской эпохи, у значительного количества будущих молодых жён и мам Великобритании складывались совершенно неверные и даже фантастические представления о супружеской жизни и беременности, нередко приводившие к печальным и даже трагическим последствиям. Были случаи, когда на следующий день после свадьбы дочери убегали к родителям, по причине того, что попытка супруга их раздеть, воспринималось молодой женой как оскорбление. К сожалению, случались и попытки к самоубийству.
  
   Явный "перебор" в области общественной и личной морали при правлении королевы Виктории привёл и к тому, что незамужние девушки и женщины нередко считались неудачницами, подрывающими моральный и материальный престиж родительской семьи. Были и другие "перегибы" суровой морали Викторианской эпохи. К примеру, такие:
  
   - девушкам до замужества не полагалось знать о половом акте и деторождении;
  
   - считалось неприличным появляться беременным женщинам в общественных и публичных местах;
  
   - общественному осуждению подвергались девушки или женщины, которые ехали в поезде без сопровождения;
  
   - девушкам и женщинам запрещалось путешествовать, а иногда даже в одиночку выходить из дома ...
  
   В тот же Интернете нередко можно встретить выражение: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". И хотя его авторство часто приписывают Леониду Кравчуку - первому президенту независимой Украины, фактически у этого "крылатого выражения" есть немало иных авторов. Однако удивительно не это, а то, что не только в Украине и в России, но и практически во всех странах мира, такое выражение очень часто реализовывалось в ходе реальных событий, когда правители стран "хотели как лучше, а получалось как всегда". Не исключением оказалась и Великобритания времён правления королевы Виктории - когда наряду со строгими требованиями Викторианской морали имели место совершенно иные отношения, в том числе и в семьях Оскара Уайльда, Бернарда Шоу, Герберта Уэллса и даже самой Агаты Кристи.
  
  
   ***
   Когда 15 сентября 1890 года у супругов Миллер родилась младшая дочь Агата - будущая Королева детектива, её знаменитым соотечественникам Оскару Уайльду, Бернарду Шоу и Герберту Уэллсу уже было соответственно 36, 34 и 24 года.
  
   Ко дню рождения Агаты Кристи, Оскар Уайльд успел закончить Оксфорд, переехать в Лондон и стать желанным гостем столичных светских салонов, совершил годичное творческое турне по разным городам США, встретив там (за редким исключением) тёплый приём. К тому времени в Европе его уже воспринимали как талантливого драматурга и поэта, а также как одного из основоположников современного европейского эстетизма и модернизма. Именно в 1990 году вышел " Портрет Дориана Грея" - единственный роман Уайльда, принёсший ему не только большую популярность, но и скандальную известность.
  
   К 1895-ому году Оскар Уайльд достиг вершин своего творческого успеха, став одним из самых известных английских драматургов Викторианской эпохи. Однако вскоре его добродетель "приказала долго жить", уступив место порокам. В конце мая 1895-го года, когда Агате Миллер было всего 4,5 года, автора "Портрета Дориана Грея" приговорили к двум годам каторжных работ за "грубые непристойности с лицами мужского пола". По мнению судей, О. Уайльд стал " центром развращения молодых людей" и вёл с ними аморальный образ жизни, в том числе совершал приводил их к себе домой и занимался "любовью" даже в то время когда жена с двумя несовершеннолетними сыновьями находились в соседних комнатах 4-этажного особняка, который достался в наследство жене Уайльда от её родного дедушки.
  
   Мать Оскара, не выдержав семейного позора, умерла 3 февраля 1896 года. Жена драматурга была вынуждена сменить фамилию (свою и детей) и место жительства, и тоже преждевременно умерла от пережитого несчастья. Сам Оскар Уайльд освободился из тюремного заключения 18 мая 1898 года. Оказавшись на свободе, поэт обратился в католический приют с просьбой об убежище на полгода. После отказа он был вынужден покинуть Великобританию и отплыть во Францию.
  
   2 декабря 1900 года парижская газета "Эко де Пари" сообщила миру: "Знаменитый английский поэт Оскар Уайльд скончался вчера после полудня; ставший всемирно известным после громкого процесса, он проживал в скромном отеле, скрываясь под именем Себастьяна Мельмота, и умер от менингита; в свое время, будучи превосходным мастером английского юмора, он являлся одним из законодателей моды в Англии".
  
   Не очень-то придерживался Викторианской морали и отец Оскара - сэр Уильям Уайльд, который был ведущим в Ирландии ото-офтальмологом (ушным и глазным хирургом). У него лечились многие знаменитые люди того, в том числе сама королева Виктория (!), Наполеон III и король Швеции - причём, последний имел приятельские отношения с доктором Уайльдом и даже предложил ему стать крестным отцом новорожденного Оскара. Лечился у сэра Уильяма Уайльда от косоглазия и отец Бернарда Шоу, но по утверждению последнего, лечение не дало положительного результата.
  
   У доктора Уайльда были ещё два больших таланта - великолепного рассказчика и оратора, а также искусного соблазнителя женских сердец (несмотря на свой малый рост и непривлекательную внешность). В доме родителей Оскара часто устраивались вечера, на которых велись не только беззаботные разговоры обо всё на свете, но и в значительных количествах принимались различные горячительные напитки. Однако со временем, к доктору зачастили кредиторы и судебные исполнители, требующие погасить долги. Для выполнения постановлений суда на часть имущества семьи доктора был наложен арест. Отец Оскара всё чаще и чаще начал пропадать в тавернах, где много пил и домогался служанок. О его предосудительном поведении по Дублину поползли скандальные сплетни. В 1864 году, когда Оскару не было ещё и 10 лет, отца судили за изнасилование некой мисс Трэверс - дочери преподавателя из Тринити-колледжа, уверявшей, что сэр Уильям изнасиловал её во время приёма. Пострадавшая требовала возмещении морального ущерба в размере двух тысяч фунтов стерлингов. Родители Оскара ввязались в судебную тяжбу, однако решение суда было в их пользу.
  
  
   ***
   Бернард Шоу родился в Дублине, как и Оскар Уайльд, но познакомился с ним лишь через годы в Лондоне. В период с 1879-го по 1883-ый год он написал пять романов, но так и не смог напечатать. Однако за это время он уже стал известен в Лондоне как талантливый и очень требовательный музыкальный и театральный критик, не признающий никаких авторитетов.
  
   В 1898 году, когда Бернарду Шоу было уже 42 года, он женился на Шарлотте Пейн-Таунзенд, с которой познакомился в Фабианском обществе. И хотя во многих публикациях о семейной жизни драматурга утверждается, что он прожил с женой 45 лет в мире и согласии, однако в этом браке было нечто, чему удивлялись даже сторонники Викторианской морали: супруги заключили взаимное соглашение о том, что будут избегать сексуальных отношений даже... друг с другом! Причём, заключили не потому, что были активными сторонниками Викторианской морали, а потому, что проявляли почти полное равнодушие к сексу. И хотя, со временем, Герберт Уэллс называл Бернарда Шоу импотентом прямо в его присутствии, однако он это утверждал, как говорится, "не по факту, а по причине личной обиды". Дело в том, что и Герберт Уэллс часто становился жертвой "убийственных" шуток иронично-откровенного Шоу по различным причинам, в том числе и относительно Уэллсовского дон-жуанства, о котором знали не только в Лондоне и Англии, но и в иных странах Европы.
  
   В письме к Фрэнку Харрису - одному из своих биографов, Бернард Шоу напишет следующее о своём отношении к "женскому вопросу":
  
   "... Я был исключительно влюбчив, но разборчив... Мне не приходилось преследовать женщин - они преследовали меня. И тут, пожалуйста, не делайте преждевременных заключений. Далеко не все преследовавшие меня женщины хотели вступить со мною в связь. Некоторые из них были вполне счастливы в браке и были глубоко признательны мне за то, что я так хорошо понимал, что связь между нами невозможна...".
  
   Прославленный драматург не только признаётся биографу в том, что первая интимная близость с женщиной у него произошла в 29 лет, но и поясняет, что для него "вопросы пола занимают последнее место". И всё-таки Бернард Шоу, даже во времена правления королевы Виктории, встречался, влюблялся и расставался с девушками и женщинами - игнорируя вышеперечисленные требования Викторианской морали. В 70-е годы Шоу увлекается Элеонорой - младшей дочерью Карла Маркса, работавшей в одной из библиотек, которую посещал и Бернард. Однако та вскоре отдала предпочтение Э. Эвелингу - дарвинисту, марксисту и человеку неподкупной честности. Увлекался Бернард Шоу и Мэй Моррис - дочерью Уильяма Морриса (1834-1896), английского издателя и социалиста, поэта и прозаика. Однако не проявил должной настойчивости и Мэй вскоре вышла замуж за литератора Генри Скарлинга. Свою первую "интимную практику" Бернард Шоу проходил у Дженни Пэттерсон - вдовы и очень импульсивной особы, старшей от него на 15 лет. Была в него влюблена и Анни Безант - "железная женщина", лишённая юмора, что не мешало ей быть одним из лучших ораторов Фабианского общества. Жертвой "магии слов" Бернарда Шоу стала и Эдит Несбит - жена известного фабианца Роберта Блэнда. Среди влюблённых и очень настойчивых поклонниц творчества Бернарда Шоу была и некая Эрика Коттерилл, которая осаждала уже знаменитого драматурга во время "шовианского" сезона в Придворном театре. Жене Шоу даже пришлось написать ей письмо, в котором были и такие слова в адрес мужа: "... Он дружелюбен и мягок со всеми, начиная от собак и кошек и кончая герцогами и герцогинями...". И далее: "Мне было бы очень неприятно найти Вас через некоторое время в отчаянном положении...".
  
   Хескету Пирсону - своему другу и биографу, Бернард Шоу однажды признался в следующем:
  
   - Женщины многое теряют на мне. Я не надуваю их по крупной. В моих карманах полным-полно разменной монеты любви, но это не обычные деньги, а фальшивые - у них волшебный курс... У большинства женщин на уме одно: заполучить своего мужчину и как-то скоротать свой век. А мне подайте народы и исторические эпохи, чтобы увлечься всерьёз и во весь аллюр развести писанину. Любовь же даёт мне развлечение, восстанавливает силы...".
  
   По мнению Пирсона, его друг ставил на первое место свою работу, а во флирте искал лишь отдохновения, и никаких усилий над собой это ему не стоило. Однажды Шоу даже стал рассуждать о том, насколько же люди угнетены половой проблемой, холостяк им кажется едва ли не уродом: "Они не ведают, что плотской тирании избежали не одни попы всех мастей, от Святого Павла до Карлейля и Рёскина. Тысячи зауряднейших граждан обоего пола сознательно или под давлением обстоятельств - впрочем, вполне одолимых - сберегли силы для более разумной деятельности".
  
   Став мэтром английской драматургии Бернард Шоу ещё больше уверовал в волшебной силе своих "разменных монет любви". И даже пытался проверить их действие на таких выдающихся английских актрисах как Эллен Терри (1847-1928) и Стелла Патрик Кэмпбелл (1865 -1940). Однако обе актрисы, испытывая противоречивые чувства по отношению к Шоу, всё-таки сумели противостоять воздействию "монет" Шоу, хотя обе тоже хотели "заполучить своего мужчину". Среди биографов и исследователей жизни и творчества Бернарда Шоу до сих пор идёт спор об истинном отношении Эллен Керри и Стеллы Кэмпбелл к Бернарду Шоу: "Любили они его по-настоящему или отвечали ему примерно той же "монетой", что и сам Шоу?..".
  
   Эллен Терри в 1900-х годах выступила в драмах Ибсена и Шоу. С последним подружилась и долгое время переписывалась, начиная с 1892 года. Бернард Шоу признался в следующем по поводу этой переписки:
  
   "Элен Терри и я в 90-е годы обменялись около 250 листами. Какая бы старомодная гувернантка сказала, что большинство из них представляют собой страстные любовные послания. Однако, как мы жили совсем рядом, никогда даже не встречались лично, единственный раз я прикоснулся к ней после премьеры моей пьесы "Приключения капитана Брасбаунда", когда поцеловал ей руку. По моему мнению, ухаживания на бумаге - приятные из всех видов ухаживаний, поскольку могут продолжаться долго ".
  
   Стелле Патрик Кэмпбелл своё первое письмо Бернард Шоу отправил 12 апреля 1899-го года, уже будучи женатым на Шарлотте. Он был пленён её артистическим талантом и специально для Стеллы написал несколько ролей, в том числе роль Элизы в пьесе "Пигмалион". Однако в интимную связь с актрисой Шоу вступил лишь в 1912-ом году, когда пробудет два дня в гостях у актрисы. 30 июня 1912 года он напишет в своём письме: "...Спасибо Вам за пятницу и субботу, полные восхитительных грёз. Я думал, что уже больше не способен на это. Теперь я снова стал самим собой, опустился на твёрдую землю среди бряцания кимволов, барабанного боя и грома вульгарных слов; но было бы просто трусостью не признать, что Вы - удивительная женщина...". Жена драматурга долгое время не знала об "эпистолярной любви" своего мужа и Стеллы, но когда узнала, то сильно расстроилась. Она не стала устраивать мужу семейных скандалов, и это ещё больше угнетало Бернарда Шоу. В разгар романа Бернарда Шоу со Стеллой драматургу уже было 57 лет.
  
   Как и Эллен Терри, Стелла была несколько раз замужем. Первым её мужем был Патрик Кэмпбелл, от которого у актрисы родилось двое детей. Но в 1900-ом году, через 16 лет совместной жизни с актрисой, Патрик погиб на англо-бурской войне. Второй раз Стелла вышла замуж в 1914 году за Джорджа Корнуоллис-Уэста - шотландского красавца-офицера. Бернард Шоу, узнав о том, что у Стеллы появился новый поклонник, пришёл в неистовство, и 11 августа 1913-го года написал ей гневное письмо, в котором были и такие строки:
  
   "Хорошо, уезжайте. Потеря женщины еще не конец света <...> Да, у вас нет мужества; у вас нет разума; вы карикатура на сентиментального мужчину восемнадцатого века... вы ничего не знаете, да поможет вам господь, не говоря о том, что все то, что вы знаете, ложно; свет дня слепит вас, вы гонитесь за жизнью украдкой, а потом убегаете прочь или кричите, сжимаясь в комок, когда она оборачивается к вам лицом и открывает объятия; вы позор и ослепление для мужчины, а не венец его, что 'превыше рубинов' <...>. Вы не выйдете за Джорджа! В последний момент струсите или отступите перед душой более смелой. Вы уязвили мое тщеславие; невообразимая дерзость, непростительное преступление. Прощайте, несчастная, которую я любил. Джи-Би-Эс'.
  
   Но Стелла всё-таки вышла замуж за Джорджа Корнуоллис-Уэста. Примечательно, что второй муж знаменитой актрисы именно в 1900-ом году (когда погиб первый муж Стеллы) женился на красавице Дженни Черчилль - матери Уинстона Черчилля, будучи его ровесником! Отец Джорджа, шокированный таким безрассудным поступком сына, лишил его наследства. В 1912 году семейный брак Джорджа с Дженни Черчилль распался по материальным причинам - нестареющая жена-красавица наделала слишком много долгов. Дженни и Джордж начали жить раздельно с 1912-го, и развелись лишь в апреле 1914 году. Примечательно и то, что Фредерик Миллер (1846-1901) - отец Агаты Кристи в молодости ухаживал за Дженни Черчилль, но судьба оказалась к нему милосердной, предоставив возможность жениться на Маргарет Бомер (1855-1926) - будущей матери Агаты, и прожить с нею в любви и согласии короткую, но счастливую жизнь.
  
   Родители Бернарда Шоу тоже не очень придерживались строгой морали Викторианской эпохи. Отцом будущей знаменитости был Джордж Карр Шоу - незлобивый и бесхарактерный человек, женившийся в возрасте 40 лет на Люсинде Элизабет (Бесси) Герли. Выйти замуж за Карра, который был вдвое старше её, Бесси вынудили обстоятельства - она была круглой сиротой и жила у родной тетки, которая сурово относилась к племяннице. И когда Карр сделал предложение, Бесси согласилась, желая поскорее избавиться от тёткиной опеки. Однако вскоре узнав о "тихом алкоголизме" своего мужа, она бежала из его дома в порт, желая устроиться стюардессой на какое-нибудь судно и уплыть подальше от мужа-пьяницы. Но, побыв лишь несколько часов среди пьяных и агрессивных портовых работников, молодая супруга предпочла вернуться домой, к своему пьющему, но незлобивому мужу. Со временем, Бесси, примирившись со своей судьбой, научилась скрывать эмоции и чувства.
  
   Карр и Бесси Шоу были совершенно разные по характеру, интересам и отношению к жизни, и если муж испытывал к жене тёплые чувства, то последняя была к нему равнодушна и всё больше замыкалась в мире собственных чувств и эмоций, в котором не нашлось места для мужа, но зато нашлось для Джорджа Вандалера Ли - учителя музыки, считавшегося чудаковатым человеком. Вскоре Бесси стала его любовницей. Через несколько лет Вандалер Ли покинул Дублин и переехал в Лондон, в 1872-ом году туда же поспешила и Бесси, вместе с двумя дочерями. Бернард Шоу остался в Дублине вместе с отцом. Жили бедно и 16-летнему сыну, не без помощи одного из своих родственников, удалось устроиться в контору земельного агентства, - заведение очень достойное по дублинским меркам.
  
   В 1876 году Бернард Шоу тоже переехал к матери в Лондон и несколько лет жил на её полном иждивении, занимаясь самообразованием и литературным творчеством. В своих воспоминаниях знаменитый драматург крайне противоречиво отзывается от своих родителях, детстве и юности, а также обучению в школе. Лишь через многие годы он стал признаваться биографам в том, что в былых суждениях был часто категоричен и несправедлив.
  
  
   ***
   Герберт Уэллс, в отличие от Агаты Кристи и Оскара Уайльда, был (как и Бернард Шоу) был выходцем из небогатой семьи. Его отец, Джозеф Уэллс и мать, Сара Нил работали садовником и горничной в богатом поместье, а позже стали владельцами небольшой лавки фарфоровых изделий. Однако торговля почти не приносила дохода, и в основном семья жила на деньги, которые отец, будучи профессиональным игроком в крикет, зарабатывал игрой. Когда Герберту исполнилось 13 лет, его отец сломал бедро, и с прибыльной игрой крикетом было покончено. Герберту пришлось начинать самостоятельную жизнь. Однако, проявив упорство и трудолюбие, Гердерт Уэллс получил образование в знаменитом Кингс-колледже (Королевском колледже) Лондонского университета, который окончил в 1888 году. К 1891-ому году, когда Агате Кристи не было и года, уже имел учёное звание по биологии (с 1942 года стал доктор биологии). В 1893 году Уэллс профессионально занялся журналистикой. С 1900-го по 1909-ый год Уэллс состоял ( по рекомендации Бернарда Шоу) в Фабианском обществе, выступавшем за социалистические преобразования в обществе, но без революционного и прочего насилия.
  
   Писатель был дважды женат. Первый раз он женился в 1891-ом на Изабелле Мэри Уэллс, - двоюродной сестре, с которой развёлся в 1895-ом году. В том же году он вступил в брак с Эми Кэтрин Роббинс (звал её именем Джейн), с которой прожил 32 года. Джейн, по воспоминаниям друзей Уэллса, была замечательной женщиной и женой, безропотно переносившей многочисленные измены своего мужа. Однако 6 октября 1927-го года она умерла от рака. На похоронах жены Герберт Уэллс сначала плакал навзрыд, потом ему стало дурно, а во время надгробной проповеди, произнесенной священником, он вдруг без всякой истерики и рисовки тихо по-звериному завыл. Через годы Шарлотта - жена Бернарда Шоу, бывшая на похоронах, вспоминала о том, как ей было по-настоящему страшно: старый грешник и безбожник тяжко каялся над гробом жены.
  
   Следует отдать должное Уэллсу за то, что, в отличие от Уайльда и Шоу, он признавался в наличии у себя неприятного и неуживчивого характера. Но и такое признание не помешало ему в предисловии к изданию "Войны в воздухе" (1941) написать, что его эпитафией должна стать такая фраза: "Я вас предупреждал. Проклятые вы дураки" (I told you so. You damned fools)".
  
  
   ***
   Оскар Уайльд, Бернард Шоу и Герберт Уэллс, в отличие от Агаты Кристи, считали себя гениальными личностями, способными, если не осчастливить, то одарить всё человечество своим замечательным творчеством. И, в целом, не ошиблись - их творчество (впрочем, как и творчество Агаты Кристи) востребовано человечеством даже через многие годы после их ухода из жизни.
  
   Что же касается таинственного исчезновения Агаты Кристи в декабре 1926-го года (о котором упоминал Николай Михайлович в споре у книжной палатки), то, по мнению Лоры Томпсон, автора популярной книги "Агата Кристи. Английская тайна":
  
   "...Агата не теряла память, как официально утверждалось долгие годы, и не замышляла интригу, как цинично утверждали некоторые комментаторы. Истина лежит где-то посередине: в сфере неопределенности, в царстве забвения, как и сознание ее создательницы, чье 'я' вознеслось в черное ночное небо, пока она спускалась на дно карьера...".
  
   Впрочем, в последующей подборке материалов речь будет идти и об этом "феноменальном" событии из жизни Агаты Кристи.
  
   Для желающих более подробно сравнить личностные качества Агаты Кристи, Оскара Уайльда, Бернарда Шоу и Герберта Уэллса рекомендуются такие ссылки:
  
   Агата Кристи. Автобиография
   https://www.e-reading.club/book.php?book=109082
  
   Оскар Уайльд. Исповедь
   https://www.rulit.me/books/ispoved-de-profundis-read-301054-1.html
  
   Оскар Уайльд. Баллада Рэдингской тюрьмы
   https://www.e-reading.club/book.php?book=144628
  
   Хескет Пирсон. Бернард Шоу
   https://profilib.net/chtenie/5896/khesket-pirson-bernard-shou.php
  
   Хьюз Эмрис. Бернард Шоу
   http://www.rulit.me/books/bernard-shou-read-223547-1.html#section_1
  
   Герберт Уэллс. Опыт автобиографии
   https://www.e-reading.club/book.php?book=1049298
  
  
  
   О. Уайльд. Получивший не то, что хотел
   http://samlib.ru/w/wladimir_kasxjanow/uaild.shtml
  
   Б. Шоу. Парадоксальная личность
   http://samlib.ru/w/wladimir_kasxjanow/bernard_shoy.shtml
  
   Г.Уэллс. Иные стороны жизни и творчества
   http://samlib.ru/w/wladimir_kasxjanow/g_uells.shtml
  
  
   ***
   Пишущему эти строки, - не один год интересовавшимся проблемами современной физики - к сожалению, так и не удалось познакомиться с Николаем Михайловичем, участвовавшем в диспуте возле книжной палатки. Поэтому позволю себе лишь предполагать, что он смог бы оспорить утверждение Рене Декарта, считавшего, что "Всё познаётся в сравнении". Как физик-теоретик и доктор наук, Николай Михайлович неизмеримо лучше многих из нас понимает, что современная наука (в том числе и экспериментальная физика) уже давно пришла к выводу, что "далеко не всё познаётся в сравнении". И что на Земле господствуют не только физические, но и иные законы, принципы, правила, понятия и морали. В том числе и Неоднозначность, Неопределённость и Относительность, "рожки и ножки" которых просматриваются как в физике, так и в иных науках, особенно в истории, где "правит балом" так называемая "историческая память", позволяющая разным народам иметь свою собственную историческую "истину" и историческую "правду".
  
   И уж тысячи лет подобные "рожки и ножки" просматривались и просматриваются в личных, семейных, общественных, государственных и прочих отношениях Викторианской и всех других эпохах, включая и современную. Эти "рожки и ножки" находят себе место и в жизни каждого человека. Под действием разных причин и обстоятельств "проросли" они и в семье Фредерика и Маргарет Миллер, когда у одних и тех же родителей выросло трое совершенно разных детей: Агата - застенчивая Королева детектива; Мэдж - талантливая, но слишком импульсивная личность и Монти - безнадёжный наркоман.
  
   Хочется согласиться с Николаем Михайловичем и в отношении "беллетризации автобиографии Агаты Кристи". Всё-таки следует нам (читателям и почитателям) помнить том, что в мемуарных и автобиографических произведениях всегда находит себе место (явно или неявно) и беллетристика. К примеру, как она нашла себе место в первой сотне строк данной подборки материала, в которых описывается реальный спор у книжной палатки в явно беллетристической форме повествования.
  
  
  
   15. О "Мотиве и возможности" Агаты Кристи
  
   Под мотивом, как известно, понимают не только мелодию, напев или простейшую составную часть сюжета какого-то произведения, но и побудительную причину или повод к тому или иному решению, действию, поступку и так далее. Под мотивацией, как правило, понимается приведение тех или иных мотивов и доводов в пользу принятия какого-то решения, совершения действия или поступка. Под возможностью, чаще всего понимают те условия, обстоятельства, средства, способы и многое иное, что позволяет совершить желаемое или задуманное.
  
   Жизнь каждого человека базируется на мотивах, мотивации и возможностях, между которыми существует тесная связь, ибо любые мотивы и мотивация обязательно должна подкрепляться определёнными возможностями, в том числе и при совершении преступления. Однако в своих детективных произведениях Агата Кристи мастерски использует не только тесную связь мотивов и возможностей, но и их возможную "нестыковку", - когда, к примеру, есть мотив, но нет возможности, или наоборот, есть возможность совершения преступления, но нет мотива. И тогда такая "нестыковка" мотивов и возможностей резко увеличивает интригу сюжета, что способствует возрастанию интереса читателей к содержанию произведения.
  
   В 1932 году английским издательством Collins Crime Club был выпущен сборник детективных рассказов Агаты Кристи под общим названием "Тринадцать загадочных случаев", куда вошли 13 рассказов, каждый из которых представляет собой детективную историю, рассказанную поочерёдно каждым из членов клуба "Вторник", в который входили: мисс Марпл - старая дева, сыщик-любитель; Реймонд Уэст - молодой писатель, племянник мисс Марпл; Джойс Ламприер - художница, подруга Реймонда; сэр Генри Клиттеринг - бывший комиссар Скотленд-Ярда; доктор Пендер - старый священник; мистер Петерик - местный адвокат; полковник Бантри; Долли Бантри - жена полковника; доктор Ллойд и актриса Джейн Хелиер.
  
   В этом сборнике есть и детективная история "Мотив и возможность", рассказанная членам клуба адвокатом Петериком. Суть этой истории сводится к следующему. К адвокату обратился некий Саймон Клоуд - его клиент и богатый человек, единственный сын которого погиб во время Первой мировой войны. Мистер Клоуд неожиданно захотел изменить своё прежнее завещание в пользу некой миссис Спрагг - экстрасенса, которая пообещала устроить ему спиритический сеанс связи с умершей внучкой (дочерью погибшего сына). В старом завещании всё имущество Клоуда переходило в равных долях трём взрослым детям его родного брата, живущим у него после смерти своего отца. Экстрасенс и её муж тоже стали постоянными жителями дома мистера Клоуда .
  
   Адвокат предложил наследникам Клоуда пригласить в дом профессионала для участия в сеансах с целью выявления мошенничества Спраггов. Приглашенный профессор приходит к выводу, что супруги Спрагги, по всей вероятности, действительно являются мошенниками. Мистер Клоуд, узнав с какой целью был приглашён профессор, приходит в ярость и заставляет адвоката составить новое завещание, по которому каждому из детей его покойного брата оставляется лишь по 5000 фунтов, а основную часть наследства достаётся экстрасенсу и её мужу. Адвокату Петерику так и не удаётся отговорить мистера Клоуда от такого поступка. Через два месяца после составления нового завещания, Саймон Клод умирает, но после вскрытия конверта с завещанием адвокат обнаруживает там лишь чистый лист бумаги. По существующему закону в силу вступает прежнее завещание и всё имущество мистера Клоуда достаётся детям его покойного брата.
  
   В своём рассказе адвокат Петерик перечисляет членам клуба основные события, которые произошли за время от момента подписания завещания мистером Клоудом до момента, когда в конверте вместо завещания им был обнаружен чистый лист.
  
   После подписания мистером Клоудом нового завещания, адвокат положил его в конверт, который нечаянно выронил из рук, увидев, что его клиенту вдруг стало плохо. Конверт с завещанием подняла с пола Эмма Гонт - пожилая женщина, много лет проработавшая в доме и самоотверженно ухаживавшая за больным и немощным хозяином дома - и отдала адвокату. Тот положил конверт в карман своего пальто, которое сняла с него в гостиной Мэри Клоуд - племянница хозяина дома, после того как предложила адвокату выпить чашку чая. Вошедший в гостиную Джордж (родной брат Мэри), взял у сестры пальто адвоката и сложил на стул, стоящий в дальнем конце гостиной. После чая адвокат и Джордж, в присутствии Мэри, просматривали иные важные бумаги в кабинете мистера Клоуда, передавшего Джорджу бразды правления своим имением. Через четверть часа адвокат собрался уходить и зашёл в гостиную за своим пальто. В комнате он увидел миссис Спрагг, стоявшую на коленях возле стула с пальто. Увидев адвоката она сильно смутилась и поспешно вскочила на ноги. Адвокат молча взял пальто, надел его и только тогда заметил, что конверт с завещанием выпал из кармана и валяется на полу. Адвокат вновь положил конверт в карман пальто и, попрощавшись, ушёл. Вернувшись в контору, он прошёл в свой кабинет, снял пальто и достал конверт с завещанием из кармана, но в этот момент вошёл его секретарь и сообщил, что кто-то ему звонит в приёмной по телефону. Мистер Петрик, вместе с секретарём, вышел в приёмную, оставив конверт в кабинета на столе. Минут через пять, когда адвокат закончил разговор по телефону, секретарь сообщил, что в кабинете его дожидается некий мистер Спрагг. Непрошенный гость сидел у стола и, увидев адвоката, сбивчиво и путано заговорил, пытаясь оправдать себя и свою жену. Адвокат не стал церемониться со своим гостем и быстро дал понять, что его визит неуместен. После поспешного ухода мистера Спрагга, адвокат взял со стола конверт, заклеил и убрал в сейф... Через два месяца хозяин завещания умер и адвокат, открыв сейф ( к которому, по его утверждению, никто не имел доступа) и, распечатав конверт с завещанием, обнаружил там чистый лист.
  
   Изложив суть детективной истории, адвокат обратился к членам клуба:
  
   - Итак, перед вами любопытная задачка: два человека, у которых была возможность подменить завещание на чистый лист бумаги, но не было для этого мотива, и двое, у которых мотив был, но не было никакой возможности. Добавлю, что не стоит исключать из числа подозреваемых и Эмму Гонт. Она души не чаяла в молодых хозяевах и терпеть не могла Спраггов. Не сомневаюсь, что она попыталась бы совершить подлог, если бы могла. Но, подняв с пола конверт, она тут же отдала его мне. Возможности вскрыть его или ловко подменить другим у неё не было. Конверт я принёс из конторы, и второй такой вряд ли бы нашёлся у обычной горничной... Вот моя маленькая загадка. Надеюсь, я изложил всё достаточно ясно. Теперь интересно было бы услышать, что вы на это скажете...
  
   С содержанием рассказа "Мотив и возможность" Агаты Кристи можно ознакомиться с помощью такой ссылки:
   https://www.libfox.ru/265164-agata-kristi-motiv-i-vozmozhnost.html
  
   ***
   Пишущий эти строки не сомневается в том, что после прочтения рассказа "Мотив и возможность" Агаты Кристи у многих читателей возникнет недоумение и досада от явного "перебора" в произведении тех "красных флажков", которые щедро расставила писательница для закручивания детективной интриги. А также от преступно-халатного обращения адвоката (не без помощи Агаты Кристи) с конвертом, в котором хранилось новое завещание мистера Клоуда.
  
   Что же касается мнений членов клуба о случившемся с завещанием, то они, эти мнения, оказались разными. Рэймонд Уэст был уверен в том, что завещание подменил Джордж Клоуд, пока нёс пальто в дальний конец комнаты. Джойс высказала предположение, что завещание подменил не Джордж, а его сестра Мэри. Сэр Генри был уверен, что на подмену завещания решилась миссис Спрагг, полагая, что после визита профессора мистер Клоуд захотел изменить завещание в пользу своих родственников. И когда в самый неподходящий момент в гостиную вошёл адвокат, миссис Спрагг, не успев прочесть документ, поспешно бросила его в горящий камин. Джойс Ламприер категорически возразила: мол, та ни в жизнь бы она его не сожгла, не прочитав! По мнению доктора Пендера подмену осуществили либо миссис Спрагг, либо её муж. Однако, не успев прочитать содержание завещания до ухода мистера Петерика, она оказалась в затруднительном положении: ведь признаться в своём поступке она уже не могла. И, вероятнее всего, миссис Спрагг положила бы завещание в бумаги мистера Клоуда, чтобы оно обнаружилось после его смерти. Но, так как завещания не нашли, то, вполне возможно, что на него случайно наткнулась Эмма Гонт и из преданности хозяевам уничтожила.
  
   Все члены клуба, кроме мисс Марпл, были удивлены, когда адвокат сообщил им, что не сумел бы" самостоятельно добраться до истины", если бы не чистосердечное признание Филиппа Гаррода, с которым он обедал месяц назад. За обедом Гаррод рассказал ему о том, как один его приятель, имевший большие виды на наследство от дальнего родственника, был сильно опечален, что этот родственник вознамерился отказать имущество совершенно недостойной особе. И приятель оказался не слишком щепетильным в выборе средств. В доме была девушка, преданная интересам родственников хозяина дома и приятель дал ей ручку, заправленную соответствующим образом. Девушка должна была положить её в ящик письменного стола в комнате хозяина. Не в тот, где обычно лежала ручка, а в соседний, чтобы её случайно не нашли. И когда хозяину понадобилось бы засвидетельствовать подпись на каком-либо документе, и он попросил бы ручку, она должна была подать ему ту ручку, которую ей дал приятель Гаррода. И девушка в точности это выполнила.
  
   Свой рассказ адвокат закончил такими словами:
  
   - Вы уже догадались, в чём дело? Ручка была заправлена симпатическими чернилами - водным раствором крахмала, в который добавлено несколько капель йода. Это густая черно-синяя жидкость, практически неотличимая от чернил, только написанное ею исчезает через четыре-пять дней...
  
   Из рассказа "Мотив и возможность" читатели могут узнать, что так называемым "приятелем" Гаррода был сам Филипп Гаррод - муж одной из племянниц мистера Клоуда, не желавший смириться с тем, чтобы значительная часть наследства его жены стала собственностью миссис Спрагг.
  
  
   ***
   В 2004 году на сайте http://samlib.ru/d/detektiwklub/agata.shtml появилась публикация "Загадка Агаты Кристи", автором которой является Вольский Николай Николаевич - кандидат медицинских наук и доцент кафедры специальной психологии Новосибирского государственного педагогического университета, ведущий научный сотрудник Института клинической иммунологии СО РАМН, автор более 50 публикаций на медико-биологические темы и ... с детских лет большой любитель детективных историй.
  
   В своей работе Н.Н. Вольский подвергает резкой критике содержание рассказа "Мотив и возможность" Агаты Кристи, хотя и утверждает, что " В формальном отношении к рассказу трудно придраться, основные законы построения детектива здесь соблюдены. Есть загадочная история, есть ее разъяснение, концы с концами как-то, худо-бедно, сведены...".
  
   Ниже приведены некоторые из критических замечаний автора публикации:
  
  
   1. Сюжет завещания с самоисчезающими чернилами выглядит глупым и изначально обреченным на провал. И то, что в рассказе он оказался успешным, объясняется исключительно своеволием Агаты Кристи, всё-таки "сведшей концы с концами" в своей загадке, не считаясь с логикой описываемых событий.
  
   2. После прочтения рассказа у читателя доминирует чувство разочарования и остается ощущение несоответствия между увлекательной завязкой (собственно загадкой) и банальной или, напротив, надуманной, вымученной концовкой произведения (разгадкой).
  
   3. Явно бросается в глаза вычурность и неправдоподобность способа, которым герои рассказа осуществляют свою цель - исчезновение написанного завещания. Такой способ могли избрать дети, желающие подшутить над своим добродушным и необидчивым дядюшкой, но он совершенно не годится для выполнения проделки, за которую можно получить много лет тюрьмы.
  
   4. Описываемый способ подделки завещания вряд ли выполним: авторучка, заполненная раствором крахмала и оставленная хотя бы на час, непременно засохнет, и ей нельзя будет ничего написать. И если даже подобное "исчезновение" завещания воспринять всерьез, то сразу возникнет вопрос об исследовании "чистого" листа бумаги, оставшегося в конверте, и о возможности восстановить текст. Необходимо только, чтобы был некто, заинтересованный в таком исследовании. И такие заинтересованные лица в рассказе имеются.
  
   5. Адвоката Петерика самого следует привлечь к криминальной ответственности за то, что не обратился в полицию в отношении явно противозаконных действий Филиппа Гаррода - главного инициатора применения ручки с самоисчезающими чернилами. Н.Н. Вольский пишет по этому поводу: "Во всяком случае, мистер Петерик не мог бы чувствовать симпатии к тем, кто в погоне за богатством поставил под удар его самого и навлек позор на его голову".
  
   6. Зная о пропаже завещания, миссис Спрагг, несомненно, сама бы обратилась в полицию даже в том случае, если бы адвокат попытался бы из страха за свою репутацию как-то замять это дело; миссис Спрагг ему бы этого не позволила - ей в этом случае терять было нечего, а приобрести она могла огромное состояние.
  
   7. Разрешение проблемы в рассказе приходит извне, а не в результате наблюдательности и логических рассуждений сыщика.
  
   8. В рассказе очень много "сюжетного мусора", который лишь запутывает читателя и отвлекает его внимание от существа дела. Одним из таких эпизодов является визит Абсалома Спрагга в адвокатский офис мистера Петерика. Наличие в рассказе такого персонажа как Эмма Гонт, и её роль многолетней преданной слуги, которая настолько близко к сердцу принимает интересы хозяев, что готова пойти ради них на преступление, - "вносят значительный вклад в то ощущение вычурности и одновременно невнятности, скомканности, логической нестройности сюжетной загадки, которое создается после прочтения рассказа". Даже если предположить, что Филипп Гаррод говорил правду, и горничной было неизвестно, в чем именно заключается фокус с авторучкой, все же она должна была понимать, что речь идет о попытке воспрепятствовать явно выраженной воле мистера Клоуда оставить свое состояние Эвридике Спрагг и, таким образом, об уголовном преступлении. Тем более, что после того, как обнаружилась бы пропажа завещания, ее любые сомнения по этому поводу должны были превратиться в уверенность.
  
   9. Независимо от того, была ли миссис Спрагг мошенницей или же Саймон Клоуд был прав, считая ее честнейшей из женщин, открытие того, что наследники мистера Клоуда оказываются замешанными в уголовную историю, производит разочаровывающее впечатление на читателя рассказа.
  
   Н.Н. Вольский делается и такие умозаключения о рассказе "Мотив и возможность" Агаты Кристи:
  
   "...Это рассказ об удавшемся преступлении, причем разгадка - разоблачение преступников - не сопровождается в рассказе их заслуженным наказанием или хотя бы моральным осуждением. Более того, главный виновник исчезновения завещания, Филипп Гаррод, судя по его признанию адвокату, не чувствует за собой большой вины и не боится разоблачения. Он считает, что был лишь не слишком щепетилен в выборе методов, но цель у него была благая, и, добившись ее, он может даже гордиться своей ловкостью и изобретательностью. Надо сказать, что его уверенность в безнаказанности (наивная, с внешней, незаинтересованной точки зрения) в тексте рассказа вполне оправдывается: адвокат Петерик, посвятивший всю свою жизнь служению закону, не роняет ни единого слова, осуждающего поступок Гаррода; он, как можно предположить, тоже доволен тем, как ловко лишили его клиента права распоряжаться собственным имуществом, заодно надув и заслуженного юриста. Никакого удивления по поводу моральной позиции Филиппа Гаррода и прочих лиц, выигравших от того, что завещание старика обманным путем было аннулировано, не высказывают и члены клуба, выслушавшие эту историю. Все происходит так, как если бы никакого нарушения моральных норм не произошло. Хорошие люди, придумав остроумный трюк, не дали крупному состоянию уйти в руки плохих людей, за что и были вознаграждены, поделив между собой это самое состояние. Но если посмотреть на вещи непредвзято, то ясно, что речь идет о тяжком уголовном преступлении...".
  
   Однако... Справедливости ради, хочется напомнить, что в рассказе "Мотив и возможность", Агата Кристи устами мисс Марпл всё же высказала порицание в адрес мистера Петерика:" А ещё адвокат! Поразительно!..". Та же мисс Марпл, после рассказа адвоката, быстро разгадав загадку истории, погрозила мистеру Петерику пальцем: "Всё же это было не совсем честно, мистер Петерик. Впрочем, чего и ожидать от адвоката?..".
  
   Вместе с тем, следует отдать должное и Н.Н. Вольскому, нашедшему, параллельно с критикой рассказа, и возможность существования в нём так называемого "двойного дна", которое писательница вполне сознательно приготовила для вдумчивых читателей. Автор публикации предлагает читателям посмотреть на сюжет рассказа "с какой-то более широкой точки зрения". К примеру, рассмотреть возможные мотивы и возможности мистера Саймона Клоуда.
  
   Н.Н. Вольский пишет: "...Родственники и друзья не одобряют выбор старика и всячески пытаются заставить его изменить свое решение. Мистер Клоуд остается непреклонным, он считает свой выбор правильным и справедливым и составляет в соответствии с этим новое завещание, но неодобрение близких, обусловленное, по его мнению, их предубеждением против миссис Спрагг и непониманием ее истинного морального облика, не может не беспокоить умирающего. Он хотел бы, чтобы окружающие признали его не только юридическое, но и моральное право сделать эту женщину своей наследницей, а не считали бы его впавшим в наивную доверчивость стариком, который позволил нахальной мошеннице обвести себя вокруг пальца... <...> Он хочет, чтобы получение наследства стало не только материальным вознаграждением миссис Спрагг, но и послужило причиной ее морального триумфа. Он изобретает простой, но остроумный и эффективный, с его точки зрения, план для достижения этой цели. Согласно этому плану, завещание, содержание которого будет известно адвокату и которое будет составлено в присутствии свидетелей, должно затем таинственным образом исчезнуть из адвокатского сейфа, подмененное чистым листом бумаги. Само завещание, изъятое незаметно для мистера Петерика, должно храниться в каком-то надежном месте, известном только самому мистеру Клоуду и его доверенному лицу. (Саймон Клоуд должен довериться кому-то из домашних, поскольку сам он не в состоянии сдать завещание на ответственное хранение, и, вероятнее всего, роль такого доверенного лица выполняет Эмма Гонт). После того, как он умрет и обнаружится пропажа завещания, рассуждает мистер Клоуд, события могут развертываться только по одному сценарию: обескураженная миссис Спрагг свяжется с потусторонним миром и вызовет Саймона Клоуда, чтобы выяснить, что же всё это значит. И вот тут-то, будучи уже бесплотным духом, он расскажет ей о своей маленькой хитрости и разъяснит, где и как она может получить законное завещание. При этом сценарии само появление завещания неопровержимо докажет, что миссис Спрагг действительно способна вступать в общение с душами умерших, и снимет с нее все подозрения в мошенничестве. Окружающие должны будут признать, что мистер Клоуд был прав, поверив миссис Спрагг, и согласиться с его последней волей...".
  
   Сам автор признаёт необычность (мягко говоря) своей версии, поэтому и пытается пояснить читателям: мол, достаточно стать на точку зрения человека, который не только теоретически "верит" в спиритизм, но и фактически исходит из этой веры в своих поступках, как все события легко укладываются в осмысленную картину, и у читателя, только что недоумевавшего, как же такое может быть, появляется ощущение, что по-иному и быть не могло, настолько естественно ход событий вытекает из характера и мотивов главного действующего лица услышанной нами истории. Отсюда впечатление художественной завершенности, гармоничности и элегантности загадки, на которой построен сюжет рассказа.
  
   Далее автор публикации поясняет, что с точки зрения этой версии, становится понятным событие, связанное с тем, что сразу же после того, как адвокат спрятал подписанное завещание в голубой конверт, а конверт положил в карман пальто, Саймону Клоуду внезапно стало плохо. Вполне возможно, что этот кратковременный "приступ удушья" был задуман заранее и разыгран с одной вполне понятной целью - отвлечь внимание адвоката от действий Эммы Гонт, которая, находясь в сговоре со стариком и следуя его указаниям, вытащила у адвоката конверт, заменила завещание листом бумаги и бросила конверт на пол, после чего обратила на него внимание мистера Петерика, не усомнившегося в том, что он сам нечаянно выронил конверт. Практически то же самое можно сказать и об эпизоде появления мистера Спрагга в офисе адвоката. К тому моменту, когда миссис Спрагг получила возможность ознакомиться с содержимым голубого конверта, в нём уже находился чистый лист бумаги. И это, кстати, объясняет реакцию "медиума", которую нельзя описать иначе, как растерянность и смущение. Стремясь получить хоть какую-нибудь дополнительную информацию о происшедшем, мистер Спрагг отправляется на разведку в контору адвоката, и здесь счастливый случай дает ему возможность самому заглянуть в голубой конверт. Состояние Абсалома Спрагга в кабинете мистера Петерика выражает растерянность еще больше, чем вышеописанное поведение его жены. Он не может придумать, что ему говорить и о чем спрашивать адвоката. Все его заранее заготовленные вопросы потеряли смысл - ведь он собственными глазами убедился в том, что в голубом конверте нет ничего кроме белого листа бумаги.
  
   Для подкрепления своей версии о "двойном дне" в рассказе "Мотив и возможность" Н.Н. Вольский ссылается на такие утверждения из работы "Эстетика и анализ" Л.А. Мазеля:
  
   "Все принципы художественного воздействия, приемы выразительности так или иначе обращены к восприятию. Но некоторые из них особенно тесно связаны с самим его процессом, с его ходом. Речь идет о следовании инерции восприятия и о ее нарушениях <...> Эта игра с восприятием, повышающая напряжение и интерес развития посредством разного рода оттяжек и обманов, выступает в некоторых случаях в обнаженной, открытой для самого воспринимающего форме (например, во многих скерцо, комедиях, детективных романах), но подспудно присутствует в произведениях любого жанра".
  
   Однако, по мнению Вольского, придумав замечательный сюжет с "двойным дном", Агата Кристи совершает большую ошибку, спрятав "эту драгоценность в недоступной рядовому читателю глубине рассказа, загримированного под банальный детективный ширпотреб". Фактически, она уродует отличный рассказ, приделывая к нему фальшивую разгадку, а то, что рассказ имеет "двойное дно", остается никому не известным, поскольку никому не приходит в голову поинтересоваться внутренними возможностями сюжета - внешняя неказистость и нескладность рассказа не дают для этого никакого повода.
  
   В конце своей публикации Н. Н. Вольский пишет: "Сейчас, по прошествии многих лет, мы можем уверенно сказать, что если, действительно, у Агаты Кристи было сознательное намерение ввести в обиход новый тип детективных произведений (рассказов, романов), то попытка эта не удалась. Хотя рассказ с двойным дном и был ею написан, но в задуманном качестве он не состоялся, так как читатели не смогли его адекватно прочесть - для них он существует как обычный средненький детектив...".
  
  
   ***
   Вполне возможно, что мотив версии "о двойном дне", предлагаемой Н. Н. Вольским, покажется некоторым читателям явно "притянутым за уши", превращающим детективную историю в ненаучную фантастику, связанную с парапсихологией. Однако хочется согласиться с Вольским в том, что "тема спиритизма оказывается не случайным элементом рассказа, а фундаментальной частью всей его конструкции".
  
   Во-первых, если основной мотив мистера Клоуда об изменении своего прежнего завещания в пользу миссис Спрагг базируется на его вере в возможность общения с духами умерших и в то, что экстрасенсу всё-таки удастся устроить ему спиритический сеанс связи с умершей внучкой, - то почему бы, после такой мотивации, тому же мистеру Клоуду не поверить в возможность событий, которые описываются Н.Н. Вольским в его версии о "двойном дне".
  
   Во-вторых, в спиритизм до конца дней своей жизни искренне верил Артур Конан Дойл (1859-1930) - современник и коллега Агаты Кристи по детективному жанру, а также "родной отец" Шерлока Холмса. Именно Дойл является автором книги "История спиритуализма" - двухтомного исследования, впервые опубликованного в январе 1926-го года. В Интернете можно найти утверждения, что Агата Кристи была знакома с содержанием этого исследования. Впоследствии книга переиздавалась в 1975, 1989, 1995, 2001, 2003, 2006 и 2008 году. Благодаря "Истории спиритуализма", а также последовавшим за её публикацией продолжительным "миссионерским" турне Конану Дойлю был присвоен негласный титул "Святого Павла спиритуализма".
   В третьих, если даже в настоящее время в спиритизм верят более 20 миллионов человек, живущих на Земле, то почему бы не поверить в него в своё время и Агате Кристи, у которой бабушка по материнской линии и родная мать верили не только в Бога, но и в иные таинства и чудеса. И не только верили, но и обладали даром угадывать возможность тех или предстоящих событий в жизни своих родных - о чём написала в "Автобиографии" сама Агата Кристи. Более того, экстрасенсорными способностями, возможно, обладала и сама писательница. Подтверждением тому может быть случай, который писательница описала в "Автобиографии".
  
   Однажды, после покупки очередного дома, она почувствовала запах газа в своей спальне, однако никто из родных и близких, а также рабочих, производивших ремонт в доме, этого запаха не обнаружили. Утверждение писательницы тем более казалось странным, поскольку к дому газ вообще не был подведен. Однако Агата Кристи продолжала паниковать и вызывать газовщиков, строителей, водопроводчиков. Те покорно осматривали весь дом и все его коммуникационные системы, но не находили ничего настораживающего, в том числе и запаха газа. Рабочие только украдкой переглядывались и понимающе улыбались. В конце концов, всё свалили на мышь, которая якобы угодила под пол и там скончалась. "Едва не доведя всех до помешательства, я доказала, что ничего мне не мерещилось. - написала Агата Кристи. - Под полом нашей спальни проходила старая заброшенная газовая труба, по которой понемногу продолжал течь газ, он и просачивался сквозь половицы'.
  
  
  
   16. "Двойное дно" второго брака Агаты Кристи
  
   Не только в "Автобиографии" Агаты Кристи, но и в подавляющем количестве интернетовских публикаций о втором браке писательницы, утверждается, что этот брак, в отличие от первого, был счастливым и принёс ей долгожданное семейное счастье и душевный покой. Однако в том же Интернете можно найти и такие публикации, в которых говорится об обратном: мол, Агата Кристи была более счастлива с полковником Арчибальдом Кристи, а не с археологом Максом Мэллоуэном. И в качестве основного аргумента приводится утверждение о том, что своего первого мужа писательница любила, а со вторым жила по "взаимному согласию", удовлетворяющего обе стороны. Встречаются и такие публикации, в которых подвергается сомнению супружеская верность Макса Мэллоуэна. Основная "доказательная база" этих сомнений строится на таких, к примеру, утверждениях:
  
   - ещё будучи студентом Оксфорда Макс очень дружил с Эсме Говардом (старшим сыном лорда Говарда Пенрита), который был не только талантливым и обаятельным молодым человеком, но и гомосексуалистом, игнорировавшим общепринятую мораль; и хотя дружба с Эсме не является прямым доказательством неверности Макса, однако подтверждает его склонность к игнорированию общепринятой морали;
  
   - на момент заключения брака Агате Кристи было почти 40 лет, а Максу Мэллоуэну - лишь 25 с небольшим, поэтому через годы значительная разница в возрасте могла стать одной из основных причин его супружеской неверноcти;
  
   - Макс Мэллоуэн, обладавший небольшим ростом и неказистой внешностью, стремился сделать успешную карьеру и достичь материального благополучия, - однако даже после женитьбы, он многие годы имел очень значительную финансовую зависимость от жены; эта зависимость могла вызвать у честолюбивого и расчётливого мужа Агаты Кристи желание приобрести "моральную компенсацию" в виде молодой любовницы;
  
   - существует немало прямых и косвенных улик об интимных и давних связях Макса Мэллоуэна с Барбарой Паркер - его ученицей, подчинённой и коллегой в археологических экспедициях;
  
   - до того, как заняться археологией, Барбара работала манекенщицей в доме моделей 'Уорт' и посещала Академию танца, что позволило ей постигнуть тайны обаятельного влияния на окружающих, в том числе и на мужчин;
  
   - Барбара Паркер была на 18 лет моложе Агаты Кристи, и обладала более привлекательной внешностью, чем жена Макса;
  
   - "сделала своё дело" и фотография начала 60-х годов, на которой Макс и Барбара сидят на диване в какой-то комнате и выглядят, если не счастливыми людьми, то теми, кто связан между собой многолетней любовной связью;
  
   - Агата Кристи, будучи второй раз замужем, написала несколько книг под вымышленным именем, сюжет которых был построен на воспоминаниях о своей семейной жизни с Арчибальди Кристи; в этих книгах она признаётся в том, что любила своего первого мужа и сожалеет о разводе, лишившем её дочь Розалинду родительского общения с любимым отцом; после прочтения этих книг самолюбие второго мужа писательницы могло быть сильно уязвлено, что, в конечном итоге, спровоцировало его на "душевное" (и не только) утешение у Барбары Паркер;
  
   - из воспоминаний многих близких друзей и знакомых Агаты Кристи можно узнать и о том, что после смерти Агаты Кристи её второй муж не выглядел опечаленным, - наоборот, он выглядел человеком, наконец-то, освободившимся от чего-то (или кого-то) сильно его тяготившего;
  
   - не только родные и близкие Агаты Кристи, но и британская общественность были удивлена и даже возмущена тем, что через год с небольшим после смерти Агаты Кристи, Макс Мэллоуэн официально женился на Барбаре Паркер; это событие тоже способствовало возникновению подозрения о неверности второго мужа Королевы детектива.
  
  
   ***
   В Интернете можно найти немало иных утверждений, мнений и предположений о неверности второго мужа Агаты Кристи. Однако есть и очень серьёзные публикации, авторы которых, наоборот, подвергают сомнению возможность того, что Макс Мэллоуэн мог три десятка лет тайно изменять своей жене. К таким публикациям относится и книга "Агата Кристи. Английская тайна", пользующаяся большой популярностью у читателей разных стран. Автором этой книги является Лора Томпсон - английская писательница и независимая журналистка. В качестве аргумента, отвергающего всякие выдумки о супружеской измене Макса Мэллоуэна, она приводит следующие воспоминания Джоан Оутс - близкой подруги Барбары, жившей с нею на раскопках в Нимруде в одной палатке:
  
   "Я обожала Барбару. Она была необычной личностью. Обладала характером. Ее можно с полным правом включить в список выдающихся англичанок, которые провели много лет на Ближнем Востоке, таких как леди Хестер Стэнхоуп, - она женщина той же закалки, потрясающая. Немного странная, но когда живешь такой жизнью, невольно становишься странной".
  
   По утверждению Джоан Оутс, прибыв в Ирак Барбара почти не владела арабским, но быстро выучила его и приспособилась хорошо ладить с арабами. Ее связи в арабском обществе оказались бесценными для Макса. "В Багдаде никуда не пробьешься, если не знаешь нужного человека, - утверждала Джоан, - И когда возникали трудности, Барбара всегда знала, кого следует пригласить на ужин". Макс отдавал себе отчет в степени преданности Варвары (как работе, так и лично ему) и пользовался этим.
  
   В книге Лоры Томпсон приводится следующий пример, подтверждающий удивительную находчивость любовницы Макса Мэллоуэна. Барбаре поручили выдавать зарплату рабочим, но однажды она забыла съездить в банк. И тогда придумала такой "хитрый трюк" - заплатив первому рабочему, она попросила его одолжить ей эти деньги, выплатила их второму, снова одолжила уже у второго рабочего - и так до конца очереди. Получив деньги в банке, отдавала свои "долги". По утверждению Джоан, её подруга часто тратила собственные деньги, которых у неё было отнюдь не много, на нужды экспедиции. " А Макс мог прийти к ней и сказать: 'Мне нужны деньги, чтобы поехать в Киркук и выколотить средства из этой нефтяной компании. Фунтов двести, думаю, хватит..." - вспоминала Джоан Оутс.
  
   Лора Томпсон пишет:
  
   "...Барбара работала и на Агату, а Агата всегда находилась в позиции повелевающего. Вернувшись в Англию, Барбара вела абсолютно уединенную жизнь в квартире племянника в Кенсингтоне. Гринвейская книга посетителей свидетельствует, что каждый год, почти без единого пропуска, она проводила в Гринвее - доме Агаты, где жила две-три недели с августа по сентябрь. Если она ездила туда ради Макса, то только благодаря приглашению Агаты и ее гостеприимству - почти так же, как Нэнси Нил когда-то гостила в Стайлсе. Но ради ли Макса приезжала туда Барбара? Джоан Оутс отвечает на этот вопрос категорическим 'нет': 'Я ни на секунду не верю в историю об их связи. Я жила в доме БША в Багдаде, а там все спальни выходят во внутренний двор. В Нимруде мы делили с Барбарой палатку, и я действительно хорошо ее знала. Слух пошел от кого-то, кто останавливался в багдадском доме. Злонамеренный слух...'.
  
   Однако следует отдать должное Лоре Томпсон за то, что соглашаясь с утверждение Джоан Оутс, что супружеская измена Макса Мэллоуэна - всего лишь "злонамеренные слухи", в своей книге она всё-таки написала и такие строки:
  
   "... Тем не менее, в силу самого характера брака Мэллоуэна вполне могли привлекать другие женщины. Не только потому, что Агата старела, в то время как он только вступал в средний возраст, но и по более тонкой причине. Деньги принадлежали Агате, дома принадлежали Агате, распоряжалась всем Агата, и это все знали. В подобных обстоятельствах - которые, пусть не в такой исключительной форме, встречаются не так уж редко, - мужчине свойственно стремиться заполучить нечто, что принадлежало бы именно ему. Например, любовницу. В ранних письмах Агаты есть намеки на то, что, если Максу время от времени захочется 'посмотреть по сторонам', она это поймет. Агата прекрасно сознавала характер их брака. Это не было великой любовью: разница в возрасте слишком велика, и особой физической привлекательностью Агата не обладала (хотя и Макс избытком этого качества похвастать не мог). Дело в том, что Макс просто не имел права причинить Агате такую боль, какую причинил ей Арчи. Раз-другой пофлиртовать - это она бы простила. Единственное, чего бы она не перенесла, так это нового одиночества, и на самом деле она никогда не верила, что Макс может ее бросить. Даже если бы Барбара была его любовницей, угрозы она не представляла, потому что не могла предложить ему ничего, хоть отдаленно сравнимого с той жизнью, какую давала ему Агата.
  
   Не стала Лора Томпсон скрывать и несколько странное поведение " Макса Мэлоуэна после смерти жены:
  
   "... И то сказать, поведение Макса после смерти Агаты не назовешь поведением убитого горем вдовца. Гарднеры говорят, будто он не мог дождаться смерти Агаты, чтобы поскорее жениться на Барбаре. На самом деле он посматривал в разные стороны, особенно внимательно - на очаровательную баронессу Камойз, жившую неподалеку от Уинтербрука в восхитительном Стонор-парке, возле Хенли, - в одном из знаменательнейших для католической истории домов <...> Она была истинной породистой красавицей, способной вскружить голову любому мужчине, но имела фатальные склонности. Она ругалась, как портовый грузчик, беззастенчиво поддерживала нацистов во время войны ('Оле и хайль Гитлер!') и третировала своего добрейшего мужа едва ли не с презрением. Она обхаживала Агату с Максом - своих знаменитых и богатых соседей, - и когда в марте 1976 года умер ее муж, сочла недавно овдовевшего Макса подходящей заменой. По ее разумению, Агата должна была оставить ему миллионы. На самом деле ситуация была, разумеется, сложнее, но, похоже, какое-то недолгое время Макс тоже считал себя подходящим мужем для этой вульгарной и экстравагантной пожирательницы мужчин. Потом по неизвестной причине - может, друзья убедили его, что она ему не пара, а может, Жанна узнала, что он не так богат, как она предполагала, - Макс покинул стонорскую сцену.
  
   Была у него и менее экзотичная приятельница, чем леди Камойз, - юная девушка Д., лет двадцати от роду, с которой он подружился вскоре после смерти Агаты. Она попросила разрешения для своего пони щипать траву на уинтербрукской лужайке, еще когда Агата была жива, но уже тяжело болела. После ее смерти Макс возобновил знакомство, и они быстро сблизились <...> Итак, Д. стала частой гостьей в Гринвей-Хаус и полгода прожила в 'конюшенном доме' на Крессуэлл-плейс, который Агата приобрела в 1928 году. Макс боялся самозахвата, поэтому предложил: 'Почему бы тебе не пожить в моем доме?' Он также пригласил ее поехать с ним в Иран и 'стать чем-то вроде хозяйки: возить его повсюду и все такое'. Для Макса это было тогда уже своего рода мечтой; к тому времени дни, когда он лебедем парил над Востоком, остались позади...". Д. в своём очередном откровении, сообщила и о следующем: "Было совершенно очевидно, что он женится на Барбаре, уж больно много времени она там проводила... Он сказал мне: 'Я испытывал искушение сделать предложение тебе'. Слава Богу, что не сделал!..".
  
   Об отношении самой Агаты Кристи к различным слухам, которые доходили до неё о некоторых "чудачествах и увлечениях" её второго мужа, Лора Томпсон пишет следующее:
  
   "...Отношение же Агаты к этому было иным. В чем бы она ни подозревала своего второго мужа - в том, что он женился на ней ради денег, в том, что он ей изменял, в том, что он немедленно женится вновь, если она умрет раньше, - она непоколебимо оставалась на его стороне. В 1971 году она прислала Розалинде длинное письмо, касающееся своих пьес (Розалинда предостерегала ее против новой постановки 'Пятерки Фиддлера', последней работы, встретившей холодный прием). Письмо заканчивалось так: 'Я знаю, что ты печёшься прежде всего о моих интересах, как делала тетя Москитик [Мэдж], когда внушала мне не выходить замуж за Макса и даже отказалась приехать на свадьбу. Слава богу, я ее не послушала! А то упустила бы сорок лет счастья. Если человек не готов рискнуть в своей жизни хоть несколько раз, лучше ему сразу умереть!' Такова была позиция Агаты: Макс сделал ее счастливой. Это могло означать, что у Макса не было длительного романа с Барбарой Паркер и что супруги Мэллоуэн были до конца верны друг другу. Так представил дело Макс в своих мемуарах. Или это могло означать, что роман все же был, но Агата ничего о нем не знала (хотя Гарднеры настаивают на том, что она всегда была в курсе). Это могло означать и что-нибудь более сложное, более тщательно обдуманное, более смиренное...".
  
   Однако... Понимая явно относительную убедительность своих утверждений в пользу супружеской верности Макса Мэллоуэна, Лора Томпсон была вынуждена написать и такие строки:
  
   "...Никому достоверно не известно был ли у него роман с Барбарой Паркер, женщиной, отвечавшей за организацию раскопок в Нимруде, на которой он женился менее чем через два года после смерти Агаты. Подобная связь, если она и существовала, разумеется, держалась в строгом секрете. Тем не менее, по этому поводу ходили слухи и сплетни, иные из которых, видимо, достигали ушей Розалинды, а возможно, и Агаты. Действительно ли, несмотря на все ее старания постоянно оставаться рядом со вторым мужем и всячески его ублажать, Макс предал ее так же, как Арчи?..".
  
  
  
   ***
   В 2012-ом году издательство "Рипол Классик" выпустило тиражом в 3000 экземпляров книгу "Агата Кристи. 11 дней отсутствия", автором которой является Джаред Кейд, а переводчиком Юрий Исаакович Вейсберг. Книга состоит из 3-частей и эпилога. В первой части (главы 1-6) описываются события со дня рождения Агаты Кристи и до дня её таинственного исчезновения (3 декабря 1926 г.). Во второй части (гл. 7-19) описывается 11-дневный поиск писательницы и событий из её жизни, произошедшие в период с 15 декабря 1926-го по 29 октября 1928-го года - даты её официального развода с полковником Кристи. В третьей часть (главы 20-27) - семейная жизнь с Максом Мэллоуэном вторым мужем и повторный анализ событий (через призму прошедшего времени), связанных с исчезновением Агаты Кристи 3-14 декабря 1926 года.
  
   В третьей части Джаред Кейд пишет: "...после заключения брака с Максом Мэллоуэном, Агата Кристи потребовала, чтобы их деньги и собственность были строго разделены, что её - то её, а что его - то его. Если принять во внимание то, что Агата в финансовом отношении была более состоятельной, чем Макс, и учесть ее прежние ошибки в подобных делах с Арчи, смысл этого условия был более чем понятен".
  
   Писательница выставила это условие, помня о том, что именно из-за денег у неё с первым мужем было немало ссор и недоразумений. Вместе с тем, помня и о том, что именно игра в гольф способствовала сближению Арчи Кристи с Нэнси, писательница потребовала от Макса клятвенного обещания никогда не играть в гольф. Второе условие вызвало у археолога недоумение, но он быстро согласился, ибо из всех спортивных игр ему больше всего нравился крикет. Да и первое условие не оказалось существенной помехой для Макса - Агата Кристи начала тратить на второго мужа гораздо больше денег, чем на первого. У Макса Мэллоуэна, в отличие от Альчибальда Кристи, имелось немало способов воздействия на женщин, чтобы не они, а он "контролировал ситуацию" и был "хозяином положения".
  
   Однако, несмотря на талант Макса располагать окружающих к себе, далеко не все ближайшие родственники и друзья Агаты Кристи, отнеслись к нему благосклонно. В книге Джареда Кейда пишется: "Мадж, которую в семье за глаза называли 'забавным хитрым дьяволом', буквально рвала и метала, узнав о решении Агаты выйти замуж, опасаясь, что Макс может причинить боль сестре, и изо всех сил старалась воспрепятствовать этому браку".
  
   Тревогу Мадж (Мэдж) разделял и её муж Джеймс Уоттс. Крайне негативно относился к Максу и Джек Уоттс - родной сын Мадж и Джеймса. Он в одно время учился с Максом в Оксфорде и презирал за то, что тот строил из себя джентльмена, не будучи им в действительности. Негативно относились к Максу и супруги Гарднеры. Юдифь была родной дочерью, а Грэм Гарднер - зятем Нэн Уоттс, которая, в свою очередь, являлась родной сестры Джеймса Уоттса и самой близкой подругой Агаты Кристи. И хотя Нэн прикладывала максимум усилий, чтобы изменить в лучшую сторону отношение своих родных ко второму мужу своей подруги, однако так и не добилась желаемого. В силу этих и иных причин Макс Мэллоуэн не мог приезжать вместе с Агатой и Розалинд в Эбни-Холл к Уоттсам встречать Рождество. Однако Агата обожала эту давнюю семейную традицию и даже ради Макса не могла её нарушить.
  
   Примечательно, что и Барбара Паркер, хотя и не была близкой подругой Агаты Кристи, но пользовалась её уважением. Писательница даже сочинила оду в честь любовницы своего второго мужа. Вот как описывает этот случай в книге Джареда Кейда:
  
   "...У Агаты вошло в привычку сочинять оды о членах экспедиции, и еще в те первые, беззаботные дни в Нимруде она, нечего не подозревая, сочинила оду о будущей любовнице своего супруга. Свою, проникнутую добрым юмором оду Агата начала так: 'В благословенном Нимруде жила великомученица, святая Барбара',- и дальше воздавала дань восхищения женщине, которая, по ее словам, по собственной воле согласилась делить ответственность, питаться омлетом и быть счастливой, трудясь над отчетами с утра до поздней ночи. Макс в оде был назван 'угрюмым директором', устроившим Барбаре 'веселую' жизнь. В оде, сочиненной Агатой, воспевалась готовность Барбары вывозить все на своих плечах, проявляя при этом неукротимую веселость и добродушие. Преданность, проявляемая Барбарой по отношению к работодателям, вызывала у остальных участников раскопок двойственное чувство восхищения и удивления. Более того, сочетаемая с добрым юмором, готовность брать на себя ответственность за все неполадки, случавшиеся на раскопках, сделали ее похожей на актера, играющего роль придворного шута. Но покладистый характер и собачья преданность Барбары скрывали неудовлетворенные сексуальные потребности, которые Максу вскоре и предстояло удовлетворить".
  
   В первые годы любовной связи Барбары со своим вторым мужем, Агата жила в постоянном страхе, что он ее бросит. Однако Макс, в отличие от полковника Кристи, никогда не просил ее о разводе, и этот факт обнадёживал писательницу, что ей не придется вновь пережить тот ужас, который она пережила в конце своего первого брака. И всё-таки, несмотря на это, Агата Кристи постоянно чувствовала неотступный подспудный страх перед выставлением своей личной жизни на всеобщий показ.
  
   Из воспоминаний супругов Гарднер можно узнать о том, что страдания писательницы были невыносимы, ведь она все еще любила Макса и хотела верить в то, что и он все еще любит ее. Обеспокоенность судьбой своего брака привела писательницу к рецидивной вспышке псориаза - нервного воспалительного кожного высыпания, поражающего голову, руки, кисти рук и ступни, часто сопровождающегося невыносимым зудом. Скрывая псориазные высыпания, она часто вынуждена была носить длинные белые хлопковые перчатки. По утверждению Юдифь, Барбаре удалось превратить себя в незаменимого помощника для Макса и Агаты, благодаря чему могла регулярно бывать в Гринуэе. Однако взаимная страсть Макса и Барбары нередко заставляла их забыть об осторожности. Однажды Грэм застал их обнимающимися возле сарая для лодок; в другой раз, в сумерках, они обнимались на гринуэйской переправе. У Макса вошло в привычку, вставая из-за стола после обеда, объявлять, что ему "надо пойти наверх и поработать с бумагами". Пока Макс и Барбара проводили время наверху, Агата и Нэн, сидя в библиотеке, разгадывали кроссворды.
  
   В книге Джареда Кейда пишется:
  
   "...Агата так всю жизнь и не простила Нэнси Нил за то, что она увела у нее Арчи, но она никогда не испытывала неприязни к Барбаре и терпеливо сносила визиты своей соперницы в Гринуэй по случаю разных 'археологических событий'. В преданности Барбары Максу было что-то собачье, из-за чего Агата и не чувствовала себя способной проявить к ней отрытую неприязнь. Осознание того, что Барбара запала на Макса по тем же причинам, что и она сама, когда влюбилась в него, вызывали в Агате жалость и легкое презрение к сопернице. Агата никогда не могла забыть того факта, что ее отношения с Барбарой начались как дружеские, этим и можно объяснить двойственность ее восприятия Барбары... К этому времени уже десять лет Макс был ей неверен, и она внушила себе, что теперь у нее уже меньше причин опасаться ухода Макса, чем ей поначалу казалось. Она вошла в некую жизненную фазу, когда ей нравилось думать о своей 'второй весне', и она убедила себя, что физическая страсть между мужем и женой не является необходимым условием полностью удачного брака. Она чувствовала приток свежих творческих идей, пробуждаемых ее путешествиями с Максом, посещениями театральных и оперных спектаклей, а также чтением. Но несмотря на все это, она по-прежнему горевала о потерянной для нее любви Макса...".
  
   В феврале 1962 года Юдифь и Грэм собирались поехали в Багдад, где Грэм должен был сфотографировать большой набор артефактов, добытых Максом при раскопках. Макс добился выделения необходимых для Грэма средств в казначействе колледжа, а Юдифь сопровождала своего мужа на средства, выделенные Агатой. Писательница хотела, чтобы они с Юдифью почувствовали 'красоту и романтизм пустыни', словно через них она снова хотела вернуться к ранним дням своей жизни с Максом, 'когда она была так счастлива и любима'. Когда Грэм перед отъездом в Багдад заглянул в квартиру на Мэллоуванз Свэн-Коурт в Лондоне, им с Юдифью представился случай окончательно убедиться в том, насколько серьезны отношения между Максом и Барбарой. Макс тайно встречался там с Барбарой, но тут допустил ошибку, позабыв о том, что просил Грэма заглянуть туда перед отъездом и получить последние инструкции по фотографированию нимрудских экспонатов. Юдифь и Грэм были уверены, что Агате известно об этой связи, но они никогда не упоминали при ней о месте встреч любовников, ибо знали, насколько сильно пугает ее перспектива еще одного развода.
  
   Макс тем временем беспокоился о своём финансовом положении - кроме содержания Гринуэя и Уинтербрука, возникли еще и расходы на содержание его нового "мерседеса" и лондонской квартиры на Свэн-Коут, в которой он проводил время с Барбарой. В книге пишется:
  
   "...Юдифь и Грэма буквально приводило в бешенство то, как мало заботил его покой Агаты: люстра, висевшая в зале в Уинтербруке, однажды рухнула на пол, дырявая крыша текла - дому требовались срочные меры по сохранению, иначе говоря, ремонт. Агата была состоятельной женщиной, но большинство ее финансовых средств находилось в распоряжении различных фондов и предназначалось для поддержки семьи в случае ее смерти. Деньги на текущие расходы поступали только от компании 'Агата Кристи Лтд'. То, что Макс содержал Барбару, еще больше усиливало его волнение из-за финансов...".
  
  
   ***
   Желающие скачать или прочитать книгу или скачать книгу Джареда Кэйда "Агата Кристи. 11 дней отсутствия" могут воспользоваться такими ссылками:
  
   https://www.libfox.ru/409655-dzhared-keyd-agata-kristi-11-dney-otsutstviya.html
  
   http://loveread.ec/read_book.php?id=68641&p=1
  
  
  
   17. Последние годы Агаты Кристи
  
   В 1960-ом году состояние здоровья 70-летней Агаты Кристи позволило ей предпринять путешествие по Шри-Ланке, Индии и Пакистану. Эдмунду Корку - своему литературному агенту, верному другу и порученцу она написала, что, чувствует себя "беззаботно, почти как девочка!!!". Однако в декабре того же года проявились первые признаки ухудшения здоровья Королевы детектива. В газетах стали публиковаться заметки о том, что во время пребывания в Багдаде у неё "случилась инфлюэнца" и писательница "на неопределенное время" отложила свое возвращение. На самом деле грипп осложнился бронхитом и гастритом. У Агаты Кристи появились и существенные проблемы с ногами. По её собственному признанию, она "молила Всевышнего, чтобы он дал ей пару новых ног", поскольку страстно желала продолжать жить как прежде. Писательница страдала и от псориаза, который на нервной почве поразил её руки. Однако, через 10 лет, когда Королева детектива давала серию коротких интервью в связи со своим 80-летием, большинство журналистов отмечали её здоровый и бодрый вид, несмотря на то, что шестидесятые годы были для Агаты Кристи далеко непростыми.
  
   Писательница продолжала уделять немало внимания и времени драматургии и театру. Кроме знаменитой "Мышеловки", публику по-прежнему привлекал "Эхнатон" - оригинальная пьеса о египетском фараоне-идеалисте, которой восхищался Макс Мэллоуэн, второй муж писательницы. "Паутина" тоже нравилась зрителям, подкупая сценическим обаянием. Благосклонность зрителей проявилась и к "Свидетелю" - после многочисленных авторских правок, эта пьеса стала чуть ли не самым именитым драматическим произведением Агаты Кристи.
  
   По-прежнему веря в то, что публике продолжает нравится всё то, что она пишет для театра, писательница полагала, что лишь критики видят в ней легкую и удобную мишень. В 1971-ом году Агата Кристи в одном из писем своей дочери Розалинде напишет: "Всё, что бы я ни написала для театра, все равно получит отвратительный отклик, главным образом из-за 'Мышеловки', которую презирают молодые журналисты". Однако кроме критических публикаций происходили и реальные события, тревожащие родных и близких Королевы детектива. В 1962 году пьеса "Десять негритят" была снята с репертуара после 24-х дней показа, а пьесу "Вердикт" публика освистала на премьере. Справедливости ради, всё же следует отметить, что недовольство зрителей при просмотре "Вердикта" произошло и потому, что занавес опустили раньше времени и две последние, чрезвычайно важные реплики не были услышаны зрителями, - это привело с существенному искажению смысла пьесы.
  
   Эдмунд Корк, убедившись, что между детективными и драматургическими произведениями писательницы лежит огромная пропасть, деликатно (и не первый раз) посоветовал ей сосредоточиться на книгах. Ещё в апреле 1960 года, он написал Агате Кристе письмо, в котором были и такие слова: "...Нет ничего удивительного в том, что театр губит так много писателей, особенно тех, которые становятся полностью от него зависимыми". Однако писательница сделала вид, что не поняла намёка своего литературного агента и друга. И на следующий год написала три небольших пьесы под общим названием "Правило трех". Корк был вынужден известить путешествующую Агату Кристи, что приём новых пьес оказался "в конечном счете дружелюбным и благожелательным", - что совершенно не соответствовало истине. К примеру, в Блэкпуле кассовая выручка составила всего лишь 38 фунтов.
  
   Вопреки мнению литературных критиков о том, что "лучшие времена Агаты Кристи уже прошли", знаменитая писательница продолжала активно заниматься литературным творчеством. За период с1960-го по 1970-ый год она написала следующие произведения: "Приключение рождественского пудинга" (1960), "Вилла 'Белый Конь'" (1961), "Двойной грех и другие истории" (1961), "И, треснув, зеркало звенит..." (1962), "Часы" (1963), "Карибская тайна" (1964), "Отель 'Бертрам'" (1965), "Третья девушка" (1966), "Бесконечная ночь" (1967), "Щёлкни пальцем только раз" (1968), "Вечеринка в Хеллоуин" (1969) и "Пассажир из Франкфурта" (1970).
  
   Многие из вышеперечисленных произведений, были напечатаны, но имели место и отказы, уязвляющие самолюбие Агаты Кристи. К примеру, в 1968 году редактор "Сатердей ивнинг пост" отверг "Щелкни пальцем только раз" откровенно пояснив: "Боюсь, это не для нас. Сюжет, безусловно, оригинален, но персонажи такие чертовски дряхлые". В 1971 году Агата Кристи предприняла последнюю попытку поставить пьесу "Пятерка Фиддлера", однако получила очередной отказ.
  
   В последующие годы прямые отказы издательств и редакций стали для писательницы не редкостью. Даже в 1975-ом году, когда отмечалось 85-летие Агаты Кристи, редактор "Гуд хаускипинг" прислал назад "Занавес" (1975), с таким пояснением: "Я бы хотел сделать вам отличное щедрое предложение, но, боюсь, не могу сделать даже плохонького и разумно адекватного... Должен признать, что вещь показалась мне скучной. Все персонажи такие старые и сливаются для меня в одного полковника Блимпа...".
  
   В июне 1971-го года Агата Кристи попала в больницу "Наффилд" в Оксфорде с переломом бедра. В течение двух дней положение было критическим, но организм писательницы сумел преодолеть критический период. Более того, к концу того же года писательница снова могла ходить. В 1972 году она написала роман "Слоны умеют помнить" и переделала "Пятерку Фиддлера", назвал пьесу "Тройкой Фиддлера". И хотя пьесу поставили в Гилдфорде, однако, при жизни писательницы, её так и не увидели на лондонской сцене.
  
   В 1973-ем, резко постаревшая Агата Кристи, написала на клочках бумаги следующие строки:
  
   "Мне восемьдесят три. Хочу ли я в этом возрасте чувствовать себя шестилетней, десятилетней, двадцатипятилетней? Нет. Не хочу. Это означало бы расстаться с душевным покоем, уравновешенностью, с интересными воспоминаниями и снова вернуться к активной деятельности или, если говорить во множественном числе,- к делам, что за неимением необходимых механизмов было бы хуже".
  
   "Я не хочу - такая, как есть - возвращаться туда... У меня теперь другие радости и удовольствия - образца 1973 года: наслаждение музыкой, огромная радость, которую я получаю, инсценируя свои книги, красно-золотая краса осенней листвы, удовольствие, которое испытываю, погружаясь в сон, когда он одолевает меня по мере того, как темнота поглощает свет".
  
   "Волнение утра, когда оно наступает,- еще один день! Что-то он принесет? И принесет ли что-нибудь? Или ничего? Кто знает? Но этот день - мой, он приходит ко мне, я жива, я здесь, в ожидании".
  
   "Это так же ощутимо и истинно, как Прошлое. Прошлое со мной, все - оно проплывает мимо, всегда оставаясь рядом... Мне стоит лишь открыть потайной ящичек, который каждый из нас носит с собой...".
  
   Лора Томпсон в книге "Агата Криста. Английская тайна" пишет:
  
   "... На премьеру 'Убийства в Восточном экспрессе' она приехала в инвалидной коляске, но встала, чтобы приветствовать королеву. Это был один из ее последних выходов. В октябре 1974-го у нее случился сердечный приступ, но спустя недолгое время она в последний раз появилась на публике - на ежегодном приеме в честь 'Мышеловки'... Розалинда энергично старалась держать ее подальше от подобных мероприятий. В декабре, в Уинтербруке, она споткнулась, выходя через балконную дверь, упала и сильно разбила голову. Теперь она была исхудавшей, ссохшейся, как ее маленький детектив, из-за сердечных препаратов, и голова ее казалась неестественно большой для такого тела. Глаза за большими стеклами очков затуманились, вглядываясь в иные миры... Теперь она безвыездно жила в Уинтербруке. Ее последнее Рождество было печальным... Макс писал воспоминания у себя в библиотеке с видом на Темзу, и в доме находилась приехавшая Барбара, чему Агата была совсем не рада. Однажды, словно в приступе отчаяния и ярости, она схватила ножницы и обрезала ей волосы. Приятель, который был приглашен к ним на ленч, вспоминает, что Агата говорила о Джереми Торпе, тогдашнем лидере либеральной партии, но в том, что она говорила, трудно было уловить смысл. В другой раз она вдруг выдала: 'Интересно, что случилось с лордом Луканом?' Ее блестящий ум распадался, а может, просто перестраивался в другие формы - острые и светлые в тускнеющем мире...".
  
   Королева детектива скончалась 12 января 1976 года. Незадолго до смерти Агата Кристи якобы произнесла: "Я ухожу к своему Создателю". По утверждению Ричарда Хэка - одного из биографов Агаты Кристи, на второй день после смерти Агаты во всех театрах лондонского Уэст-Энда от десяти до одиннадцати вечера был притушен свет. "Люди театра были ее друзьями и теперь отдавали дань памяти и признательности не просто знаменитой писательнице, а коллеге" - написал Р. Хэк.
  
   16 января писательницу похоронили у церкви Сент-Мэри, в Чолси, в нескольких милях от Уинтербрука. По ее желанию поминальная служба началась с 23-го псалма и включала в себя чтение отрывка из 'Королевы фей': "Сон после трудов тяжких, Пристань после штормов бурных. Мир после войн, Смерть после жизни - Вот что радость дарит". Эти же слова были высечены на надгробии усопшей. На похоронах сэр Уильям Коллинз - её издатель, сказал: "Агата знала, что такое истинная вера. Мир стал лучше, потому что она в нём жила".
  
   В ноябре 1977-го года была опубликована "Автобиография" Агаты Кристи, тщательно отредактированная Филипом Циглером - редактором издательства 'Коллинз'. В последние годы работы над рукописью в памяти Агаты Кристи спутались многие даты и факты, но Филип Циглер всё выверил и выправил. Редактором также были убраны (с согласия родных писательницы) многочисленные повторы и длинноты текста. Первое издание вышло с четырьмя цветными вкладками, на которых были напечатаны фамильные портреты семьи Миллер. Однако в повторных изданиях эти вкладки убрали. Примечательно, что в "Автобиографии" нет ни единой строчки о таинственном исчезновении Агаты Кристи в период с 3-го по 14-е декабря 1926 года. Впрочем, это не удивительно, если вспомнить следующее утверждение самой писательницы: "Мне всегда тяжело вспоминать следующий год своей жизни... но совсем не обязательно долго задерживаться на подобных воспоминаниях".
  
   Из книги "Герцогиня смерти. Агата Кристи" Ричарда Хэка можно узнать о том, что вся недвижимость, принадлежавшую только самой писательнице, получила Розалинда (Гринвей-хауз был переписан на нее в 1959 году). У Макса Мэллоуэна оставался Уинтербрук-хауз и еще несколько домов. Профессор овдовел в 71 год и, похоже, не собирался до конца жизни лишь скорбеть о былом. Он продолжал видеться с сердобольной Барбарой Паркер, которая помогала ему увозить из дома вещи жены, много вещей. Ричард Хэк пишет: "...Но роман профессор завел с другой дамой, жившей по соседству. Баронесса Жанна Стоунер Камойз, эффектная красавица, тоже недавно потеряла мужа - Ральфа Роберта Уоттса Шермана Стоунера, который был шестым лордом Камойзом...".
  
   И всё-таки, профессор женился на Барбаре Паркер - своей многолетней любовнице. Но неожиданно умер 19 августа 1978 года и был похоронен рядом с Агатой Кристи. После похорон отчима, Розалинду - единственную дочь знаменитой писательницы, по распоряжению Барбары вызвали в Уинтер-брук-хауз и попросили указать, какие ещё вещи принадлежали её матери. Вещи вывезли, а имение Барбара продала за 40 ООО фунтов (примерно 400 000 по нынешним ценам).
  
   Вторая жена Макса Мэллоуэна до самой смерти жила в Уоллингфорде - городе, где расположен проданный ею Уинтербрук-хауз. После кончины мужа её выбрали президентом Британской археологической школы в Ираке. Миссис Барбара Паркер Мэллоуэн умерла в 85-летнем возрасте, пожелав, чтобы её похоронили рядом с могилой мужа. Однако в просьбе было отказано.
  
  
  
   18. Агата Кристи. Вместо эпилога
  
  
   Жизнь Агаты Кристи, по мнению Лоры Томпсон - автора книги "Агата Кристи. Английская тайна" - была не такой простой, как может показаться. Непростой была и сама Королева детектива. По этому поводу биограф пишет: "... Ее добродетельность не была простодушной, для этого Агата была слишком умна, но она была и достаточно умна, чтобы прекрасно понимать, какой она должна казаться. У нее было развитое чувство долга, помогавшее ей выстоять после 1926 года, но это был долг, который она отдавала скорее жизни как таковой, нежели другим людям: в отличие от своей матери она не считала, что обязана возродиться ради своего ребенка. Достоинства Агаты произрастали из ее жизнелюбия. Именно оно позволило ей с таким энтузиазмом и любопытством вглядеться в свой век и представить его в своих книгах: она прожила жизнь, которая не растрачивала себя впустую, а это требует доблести...".
  
   Пишущий эти строки вначале назвал предлагаемую серию подборок материалов как "Агата Кристи. Застенчивая Королева детектива". Однако вскоре понял, что лучше эту серию текстов назвать так: "Агата Кристи. Незаконченный портрет". В своё время писательница назвала "Незаконченным портретом" второй из своих шести не детективных романов, опубликованных под псевдонимом Мэри Уэстмакотт (Вестмакотт).
   Лора Томпсон так оценивает эти романы Агаты Кристи: ".. И как художник она была на стороне добродетели: ее детективные сочинения всегда трактовали о правом суде, а в тех, что написаны под псевдонимом Мэри Вестмакотт, она через персонажей, ни один из которых нельзя назвать не заслуживающим внимания, старалась проникнуть в суть человеческой натуры. Но, будучи художником, она являла собой существо исключительное, для которого общепринятое представление о добродетели было вторичным...".
  
   Биограф назвала свою книгу "Агата Кристи. Английская тайна", вероятнее всего, потому, что хотела акцентировать внимание читателей и почитателей Королевы детектива на том, что личность знаменитой писательницы была тайной не только для её родных, близких и современников, но и остаётся тайной для ныне живущих читателей и почитателей её литературного таланта. И всё-таки, у многих из нас, вольно или невольно, но возникает вопрос: "А может быть, Лора Томпсон и другие биографы имели в виду какие-то реальные тайны Королевы детектива?..".
  
   На основании биографических книг, перечисленных в подборке материалов "Иные авторы об Агате Кристи" можно попытаться перечислить такие "конкретные тайны" из жизни и творчества Королевы детектива:
  
   1. Так и не стала известна причина таинственного 11-дневного исчезновения Агаты Кристи в первой половине декабря 1926-го года.
  
   2. В 60-е годы литературные критики утверждали, что "время Агаты Кристи ушло", однако после смерти Королевы детектива спрос на её книги во многих странах резко возрос. Более того, имя писательницы вошло в современный список 15 самых знаменитых женщин Великобритании, заняв в этом списке 8-е место. Четвёртое место заняла Mapгapeт Tэтчep (1925-2013), а пятое - Eлизaвeтa II, нынешняя королева Великобритании. Общий тираж произведений писательницы в настоящее время достигает почти четырёх миллиардов экземпляров... Однако, до сих пор литературоведы и литературные критики не могут дать однозначного ответа на вопрос о причинах такой популярности книг Агаты Кристи.
  
   3. Не дан однозначный ответ и на вопрос: "Была ли Агата Кристи действительно счастлива в семейной жизни с Максом Мэллоуэном, как это утверждается в её "Автобиографии"?"
  
   4. До сих пор спорными являются утверждения о том, что Макс Мэллоуэн не одно десятилетие изменял Агате Кристи, в частности с Барбарой Паркер - своей ученицей, подчинённой и коллегой по археологическим экспедициям, ставшей его женой после смерти Агаты Кристи.
  
   5. Нет окончательных ответов и на такие вопросы: "Знала ли знаменитая писательница об изменах своего второго мужа?"; "Если знала, то почему ничего не предпринимала, чтобы прекратить отношения профессора с Барбарой?"...
  
   Можно перечислить ещё с добрый десяток подобных "тайн", которые, фактически, являются не тайнами, а реальными событиями из жизни Агаты Кристи, нуждающимися в уточнении. Впрочем, стоит ли заниматься подобными "уточнениями", когда всем нам ещё в школе говорили о дуальности (двойственности) всего мира, о его неоднозначности, неопределённости и относительности. И если о таких качествах мира сего официально говорят даже современные учёные, то в такой сфере человеческой деятельности, как литературное творчество, этого "добра" более чем достаточно! Впрочем, как и в реальной жизни тех, кто занимается таким творчеством - ведь литература и жизнь неотделимы друг от друга.
  
   По этому поводу приведу два примера, касающихся романа " Незаконченный портрет" Агаты Кристи:
  
   12 апреля 1934-го года в литературном приложении газеты The Times была дана такая оценка этому произведению: "Художник, пересказывающий историю Селии, заканчивает многие предложения в каждом абзаце многоточием, эта манера немного раздражает; но мы должны простить его, поскольку в последней главе он излечивает душу Селии в один непредсказуемый момент...".
  
   9 декабря 1934 года в журнале "The New York Times Book Review" пересказ Селией истории своей жизни художнику был воспринят следующим образом: "Этот литературный приём поначалу кажется неестественным и ненужным, но в конце его использование оправдано...".
  
   Ну чем не примеры неоднозначности и неопределённости утверждений?.. Можно вспомнить ещё и о том, что многоточие, раздражавшее редакцию газеты The Times играет очень важную роль не только в pyccкoм, но и в иных языках, в том числе и в английском. Пpи пoмoщи мнoгoтoчия aвтop мoжeт лyчшe pacкpыть психологическое состояние свoeгo гepoя - пoдчepкнyть накал его страстей или, наоборот, нeyвepeннocть в ceбe, выpaзить тaкoй дeфeкт peчи, кaк зaикaниe... Мнoгoтoчиe мoжeт выcтyпaть и кaчecтвe гpaфичecкoгo эвфeмизмa, позволяющего cкрыть нeлицeпpиятныe пoдpoбнocти, кoтopыe пo кoнтeкcтy и тaк вceм oчeвидны, нo oзвyчивaть иx нeжeлaтeльнo. Бeз мнoгoтoчия нe oбoйтиcь и тaм, гдe пoдpaзyмeвaeтcя oткpытый финaл. Haличиe этoгo знaкa в нaчaлe глaвы или aбзaцa гoвopит o тoм, чтo в тeкcтe пpoпyщeнa нeкoтopaя eгo чacть...
  
   Можно, наконец, вспомнить "Восточную песню" (слова О.Ю. Гаджикасимова, музыка Д. Тухманова, исполнитель В. Ободзинский), в которой есть и такие строчки:
  
   ...По ночам в тиши я пишу стихи,
   Пусть твердят, что пишет каждый
   В девятнадцать лет,
   В каждой строчке только точки после буквы 'Л',
   Ты поймешь, конечно, всё,
   Что я сказать хотел...
  
   ***
   К чему ведётся речь?.. А к тому, что в жизни и творчестве Агаты Кристи было немало многоточий эвфeмизмa, позволяющего cкрыть от постороннего взгляда те или иные пoдpoбнocти.
  
   В завершении серии подборки материалов "Агата Кристи. Неоконченный портрет" хочется высказать свою версию "главной тайны" Королевы детектива. Быть может, после своего таинственного исчезновения в декабре 1926-го года, Агата Кристи вдруг поняла одну простую, но великую истину, которая так сформулирована литературным образом "в лице" Кузьмы Пруткова: "Если хочешь быть счастливым, будь им!". И приняв эту Истину, как руководство к действию, Королева детектива в последующие годы старалась избегать (как опытный автолюбитель) "езды на красный свет". И никогда не пыталась открывать "ящик Пандоры". Особенно в семейной жизни с Максом Мэллоуэном.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"