Касьянов Владимир: другие произведения.

Юлиан Семёнов и Эрнест Хемингуэй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  В октябре 1931 года, когда маленький Юлик Ляндрис (будущий писатель Юлиан Семёнок) только родился в Москве, в далёкой Америки 32-летний Эрнест Хемингуэй уже успел стать автором трёх сборников - "Три истории и десять поэм" (1923), "В наше время" (1925) и "Мужчины без женщин" (1927), а также трёх романов - "Вешние воды" (1926), "И восходит солнце" ("Фиеста", 1926) и "Прощай, оружие!" (1929). В 1954 году, когда Юлиану было уже 23 года и он преподавал в МГУ (а также, одновременно, учился там же на историческом факультете), 55-летний Хемингуэй стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.
  
  С творчеством американского писателя Юлиан Семёнов познакомился летом 1954 года, когда отдыхал вместе с веселой институтской компанией в маленьком курортном поселке Архипо-Осиповка. Студенты поселились у завхоза школы, но Юлиану места не хватило, и ему установили кровать в подвальчике двухэтажного общежития учителей. Вскоре Семёнов обгорел на солнце и вынужден был несколько дней не выходить на улицу. Друзья принесли ему из сельской библиотеки книгу Хэмингуэя "Иметь или не иметь". Через годы, в своей книге "Красная Земля Испания" Юлиан Семёнов напишет о своих первых впечатления о творчестве американского писателя: "...А потом я прочитал Хемингуэя "Иметь и не иметь". Это было началом праздника. Это было началом того праздника, который я ношу в себе уже семнадцать лет - с тех пор, как я начал читать книги этого умного, бородатого, доброго, неистового, нежного Солдата. У нас его стали называть "Хэм" до того, как была написана книга "Праздник, который всегда с тобой", где он сказал про себя "Хэм". Мы его называли или "Хэм", или "Старик". Его слава у нас была трудной и постепенной, по-видимому, именно такой и бывает настоящая слава. Это в общем-то нелепое понятие "слава", особенно в применении к Хэму".
  
  Как и для большинства молодых писателей-шестидесятников, Хемингуэй стал для Юлиана Семёнова кумиром и, уже будучи журналистом, Семёнов мечтал встретиться с всемирной знаменитостью. Однако, как назло, командировок в США все не было. И тогда молодой журналист попросил своего приятеля Генриха Боровика, часто бывавшего в Америке, подписать у Хэмингуэя книгу. Боровику удалось выполнить просьбу Семёнова. "Как зовут Вашего друга?" - спросил Хэмингуэй. "Мы зовем его Юлик, а вообще-то он - Юлиан", - ответил Боровик. И Хэм написал на титульном листе книги "Зеленые холмы Африки" своим широким, щедрым почерком: "Моему другу - Юлиану Семенову. Эрнест Хемингуэй".
  
  Именно так поясняет Ольга Семёнова, - младшая дочь писателя, наличие в их домашнем архиве книги с автографом Хэмингуэя, с которым её отцу так и не удалось встретиться. Когда Юлиан Семёнов всё-таки приехал в США, его кумира уже не было в живых, но писатель сумел подружиться с Мэри Хэмингуэй - вдовой знаменитости. Молодого россиянина и старенькую американку объединила любовь и уважение к ушедшему в мир иной. Мэри Хемингуэй по достоинству оценила человеческие и литературные качества Семёнова, не скупилась на похвалы и мечтала снять фильм, в котором он бы сыграл Хемингуэя, - уж очень неожиданный гость был похож на её мужа! Свои дружеские отношений Мэри и Юлиан поддерживали в переписке. 19 августа 1968 года она написала такое письмо:
  
  "Кетчум, Идахо, США
  
  Мэри Хемингуэй
  
  Дорогой, замечательный Юлиан Семенов - ты ангел, потому что написал мне письмо в "высоком стиле", и я благодарю тебя за него и за твои героические занятия - восхитительную охоту - рыбалку. Но здесь, в моем доме в горах Идахо (6 тысяч футов - 2 тысячи метров), я не могу найти никого, кто читал бы по-русски. Мне придется ждать до следующей недели, когда я вернусь в Нью-Йорк и смогу позвонить Генри Боровику. Меня окрыляет надежда увидеть твою большую и восхитительную страну, даже если "я не говорю по-русски". Но, Юлиан, я не знаю, позволят ли мне организаторы "Тура природы" пойти с тобой на охоту. Программа тура очень насыщена и если я оторвусь от них, то смогу ли снова их найти? Может быть, после этого путешествия я смогу снова приехать и охотиться с тобой? Недавно я стреляла по глиняным целям - получилось неплохо. Здешние места потрясающи: огромные горы и косяки форели в реках - Эрнест любил охотиться на диких голубей и уток в водопадах, и мой дом удобен. Ты должен приехать в следующем году и провести сентябрь и октябрь со мной и охотниками, бродя по окрестностям. Спасибо тебе еще раз за письмо. Надеюсь встретить тебя если не в Ленинграде, то, по крайней мере, в Москве. Может, ты сможешь присоединиться к нашему туру - это было бы здорово.
  
  Всего тебе самого хорошего.
  
  Мэри Хемингуэй".
  
  Вскоре миниатюрная седая женщина, действительно, приехала в гости в Москву и отправилась с Юлианом Семёновым на Волгу поохотиться на уток. Из воспоминаний младшей дочери Юлиана Семёнова можно узнать о том, что американская гостья и её отец, разведя костер, сидели в лесу, грели руки у огня, и Мэри рассказывала о Хэме. О том, как с ним было непросто жить; как нужно было чувствовать, когда посидеть рядом, а когда оставить одного; как "не замечать" его минутных увлечений и не устраивать бабских сцен и быть другом; как непросто быть женой художника... И как немногим жёнам Бог дает великое умение прощать и принимать любимого человека таким, каков он есть.
  
  В 1976-ом году Юлиан Семёнов отправился по хемингуэевским местам на Кубу. Там его встретили очень душевно, развлекали, показывали местные достопримечательности, а главное, познакомили со старым рыбаком Грегорио - капитаном шхуны "Пилар", принадлежащей Хэмингуэю, на которой они часто рыбачили. Образ старого рыбака в хэмингуэевском "Старике и море" списан именно с Грегорио. Старый рыбак, за два дня общения с советским писателем, многое рассказал, как хозяин шхуны не терпел ложь, старался делать добро, дисциплинированно работал, хулиганил с молоденькими американскими туристками... Грегорио и Юлиан Семёнов поймали на рыбалке огромную рыбу-пилу, такую, как в своё время ловил и сам Хэмингуэй. После возвращения на Родину Семёнов написал "Грегорио - друг Эрнесто" - один из лучших своих рассказов.
  
  Не только Мэри Хэмингуэй, но и многие из тех, кто близко знал Юлиана Семёнова, отмечали его удивительную схожесть с Хэмингуэем. Причём, не только внешне, но и, как говорится, "по жизни"... Оба носили бороды и были схожи не только лицом, но и фигурой - коренастые, с широкими спинами, богатырскими плечами и крепкими икрами. В юности Хемингуэй активно занимался боксом и футболом. Через годы он вспоминал: " Бокс научил меня никогда не оставаться лежать, всегда быть готовым вновь атаковать... быстро и жёстко, подобно быку". Юлиан Семёнов тоже в молодости занимался боксом и, при необходимости, мог тоже быстро и жёстко атаковать, причём даже в зрелые годы. В документальном фильме "Юлиан Семёнов. Воспоминания дочери", Василий Ливанов поведал, как он познакомился со своим будущим другом:
  
  "Это было в 1959 году. Мы возвращались из какой-то молодёжной вечеринки по пустой рассветной Москве и увидели драку. Какой-то парень, стоя спиной к стене, отражал бешенное нападение ещё четверых парней... Мы, увидев такое неравенство сил, бросились, с соответствующим уличным текстом, ему на помощь. В результате, нападавшие бежали, а мы остались с нашим новым знакомым... Он нас поблагодарил, оторвал от пачки "Примы" крышечку и написал телефон и имя "Юлиан".
  
  В документальном фильме "Тайны Юлиана Семёнова" Андрей Кончаловский вспоминает: "Я помню, как возле гостиниц" "Москва", около метро, шёл снег, и какое-то "чмо" там сделало какие-то замечания Юлику. Я не заметил, что случилось. Но я увидел подошвы делающего замечание на уровне своего лица. Он был боксёром. Беспредельщик!.. В принципе он тогда ничего не боялся...".
  
  В том же фильме "крутизну" Семёнова подтверждает и Валентин Гафт: "Когда мы снимались в Сухуми, и какие-то люди стали отпускать какие-то шуточки по поводу одной из девушек, снимавшейся в эпизоде. И кто-то уже стал чуть ли не приближаться к ней. Юлик достал револьвер... И сказал:" Если сейчас кто-нибудь сделает шаг - я стрельну. Никто шага не сделал. Он как бабахнул пару раз, и все разбежались. Но если бы видели его лицо!..".
  
  Кстати о лице Семёнова. В СМИ и Интернете можно встретить утверждение, что Юлиан Семёнов, зная схожесть своего лица с лицом Хэмингуэя, якобы специально отрастил бороду, с целью ещё большего увеличения этой схожести. Однако такое утверждение ошибочно. Из воспоминаний Василия Ливанова можно узнать, что "хэмингуэевскую" бороду писатель отпустил после одного казуса, произошедшего с ним в магазине.
  
  "Я знаю происхождение Юлькиной бороды - поведал Василий Ливанов в одном из документальных фильмов. - Юлька привёз из Узбекистана ярко-рыжую дублёнку. Тогда дублёнок вообще не носили. Такую, с поясом, дублёнку. Ещё у неё был шалевый воротник. А у Юльки были такие щёки, что их можно было увидеть с затылка. В этой дублёнке, без шапки, стоял он в магазине в очереди за чем-то, и какой-то парень хлопнул его по спине и сказал: "Тётка, ты последняя стоишь?..". Потрясённый такой реакцией, он отрастил бороду...".
  
  У Хэмингуэя и Семёнова было много иного общего. Оба были не только писателями, но и журналистами, побывавшими по многих "горячих точках" планеты, а также любителями приключений и непредсказуемыми авантюристами ( в хорошем понимании этого слова). Оба получили широкую известность не только благодаря своим литературным и публицистическим произведениям, но и своей жизни, полной приключений и неожиданностей. И Хэмингуэй, и Семёнов всю свою жизнь старались быть лидерами, как в творчестве, так и в семейной и личной жизни. Оба любили оружие, увлекались охотой и рыбалкой, "дружили" со спиртным и табачными изделиями. Писатели прожили почти одинаковую по продолжительности жизнь в 62 года, конец которой у обоих тоже оказался трагическим. Не всё так просто оказалось и в жизни их родных - как родителей, так и детей.
  
  Ольга Семёнова в одной из своих книг вспоминает о том, что её отец знал наизусть и цитировал ей целые страницы из произведений Хэмингуэя, смакуя каждую фразу, похохатывая басом и повторяя: "Гениально!". Дочь утверждает, что отцу нравилась и свобода, с которой писал Хэмингуэй и ощущение радости, пронизывающее все, даже самые грустные его вещи:
  
  ""Счастье за поворотом!" - было девизом отца, поэтому так и дорога ему сразу стала светлая проза Хемингуэя. Считается, что оптимизмом грешат лишь люди плохо осведомленные, папа же, обладая поистине энциклопедическими знаниями, был неисправимым оптимистом. "Трагедия, - говорил он, - рождена для ее преодоления. Если человек привык к трагедии, начал считать ее некой постоянно существующей константой, он неверно понимает самую сущность трагического. Трагедия - это нарушение точек равновесия, неустойчивость, которая всегда временна. Всякое развитие предполагает надежность точек опоры, которые станут ориентирами движения: от трагедийного кризиса к оптимальному решению в схватке добра и зла".
  
  К сожалению, в жизни обоих писателей было немало случаев, когда за очередным жизненным поворотом подстерегало их не только счастье, но и беда, горе и даже трагедия. Причём, такие повороты были как объективными - не зависящими от них самих, так и субъективными - вольно или невольно выбранными или сделанными самими писателями.
  
  Для Юлиана Семёнова самым первый "объективный" поворот к трагедии чуть не произошёл 8 октября 1931 года, - в День его рождения, когда врачи-акушеры уже утратили надежду на то, что ребёнок родится живым. Возникла трагическая ситуация, когда День рождения мог стать и днём его смерти. Однако произошло чудо: безжизненное тельце новорождённого вдруг подало слабый голос после шлепка по мягкому месту. Медики вначале крайне изумились, а потом очень обрадовались такому счастливому событию.
  
  Один из подобных "объективных" поворотов к несчастью был и у 19-летнего Хемингуэя. И тоже 8-го числа, но только июля 1918 года. Когда он, спасая раненого итальянского снайпера, попал под огонь австрийских пулемётов и миномётов и получил более 200 ран. Вскоре его перевезли в Милан, где простреленную коленную чашечку врачи заменили алюминиевым протезом. Почти целый год Хемингуэй провёл в кругу семьи, залечивая полученные раны. Позже сам Хэмингуэй такой поворот оценил как субъективный: " Я был большим дураком, когда отправился на ту войну. Я думал, что мы спортивная команда, а австрийцы - другая команда, участвующая в состязании".
  
  Но и в последующие годы в жизни Хэмингуэя не обошлось без поворотов к несчастью. Осенью 1930 года Эрнест попал в серьёзную автокатастрофу, результатом которой стали переломы, травма головы и почти полугодичный период восстановления от травм. Писатель на время отказался от карандашей, которыми обычно работал, и начал печатать на машинке. В январе 1934 года Эрнест, вернувшись из очередного сафари, заболел амёбной дизентерией. С каждым днём состояние писателя ухудшалось, он бредил, а организм был сильно обезвожен. Из Дар-эс-Салама за писателем был прислан специальный самолёт, который отвёз его в столицу территории. Здесь, в английском госпитале, он провёл неделю, пройдя курс активной терапии, после чего пошёл на поправку. В 1953 году, путешествуя по Африке, Хэмингуэй попал в серьёзную авиакатастрофу...
  
  В книге "Красная земля Испания" Юлиан Семёнов пишет следующее о своём кумире:
  
  "...Хемингуэя люди всей планеты читают как своего писателя, потому что он ворочает не махинами национальных характеров - он пишет мужчину и женщину. Каждый его роман вроде бы можно пересказать в нескольких фразах: "Прощай, оружие!" - мужчина любит женщину, но она погибает; "В снегах Килиманджаро" мужчина не любит женщину и умирает; "Иметь и не иметь" - мужчина любит женщину, занимается контрабандой и погибает; "Фиеста" - мужчина любит женщину, но из-за ран, полученных на фронте, не может быть с ней рядом, возле, так, чтобы "большая птица, вылетев через закрытое окошко гондолы, пропала вдали, скрылась совсем"; "По ком звонит колокол" - американец любит испанку и погибает в борьбе с фашистами... Хемингуэй блистательно решает извечную проблему взаимосвязи "что" и "как". "Что" у него просто, как звучание. "Как" - в этом весь Хемингуэй, в этом все решение его работы. Сюда, в это магическое "как", входят и манера его письма, и строение диалогов, и места, в которых он разыгрывает действие своих драм, и формулы мыслей его героев".
  
  Пожалуй, Юлиан Семёнов, всё-таки, вольно или невольно, но идеализирует своего кумира. Особенно в понимании его взаимоотношений мужчины и женщины. Как можно утверждать, что "Хемингуэй блистательно решает извечную проблему взаимосвязи "что" и "как", если во многих произведениях писателя любящие погибают или умирают?.. Поэтому, не удивительно, что утверждение Хэмингуэ: "Если двое любят друг друга, это не может кончиться счастливо" материализуется на страницах его многих книг.
  
  Хэмингуэй и Семёнов, и в своём отношении к женщинам удивительно похожи друг на друга - им важнее всего, чтобы любящая женщина, прежде всего, понимала мужчину, а не наоборот. К сожалению, оба писателя нарушали точки равновесия и устойчивость своей семейной жизни и ослабляли её опоры - Хэмингуэй четырежды вступал в семейный брак, а Семёнов из 30 лет своей жизни с единственной законной женой, менее половины этих лет прожил в настоящем супружестве. Ибо, как и свой кумир, по-своему и не совсем верно понимал сущность взаимоотношений мужчины и женщины. И даже в своих в произведениях, как правило, располагал женский образ на заднем плане.
  
  
  ***
  К несчастью, даже последние годы жизни оказались для писателей схожими - у обоих оказался целый "букет" самых серьёзных заболеваний, приведших к последней трагической развязке: Юлиан Семёнов, из-за неоднократных инсультов, фактически и на несколько лет, превратился в недееспособного человека, прикованного к постели, но и для Хэмингуэя судьба уготовила не менее тяжкие испытания, - на несколько десятилетий раньше.
  
  Как и Семенов, Хэмингуэй страдал от сердечно-сосудистых и иных серьёзных болезней. Более того, погрузился в глубокую депрессию. Писателю стало казаться, что его преследуют агенты ФБР, повсюду раставляя жучки, прослушивая телефоны, проверяя почту и банковские счёта. Хемингуэя пытались лечить с помощью электросудорожной терапии, но после 13 сеансов электрошока потерял память и лишился возможности заниматься творческой работой. И вскоре, паранойя, не без помощи врачей, стала полновластной хозяйкой сознания писателя...
  
  Слухи о смерти Хэмингуэя распространялись и раньше. К примеру, ещё в 1953 году в СМИ появились сообщения о том, что самолёт, на котором писатель летел в Африку, разбился и Хэмингуэй погиб. Однако в этом сообщении правдой оказалось лишь то, что самолёт, действительно летел в Африку и разбился. Сам же писатель остался жив, хотя и получил серьёзные ожоги, травму черепа и печени. После аварии Хэмингуэй провел в Африке полтора года и жил как настоящий дикарь: побрил голову, носил туземную одежду и охотился с помощью копья.
  
  Однако через 8 лет по всему миру быстро распространилось новое трагическое сообщение: мол, Эрнест Хэмингуэй покончил жизнь самоубийством 2 июля 1961 года, нажав на курок ружья ранним утром, когда все домашние спали. К несчастью это сообщение оказалось правдой. Как правдой было и то, что Кларенс Хемингуэй - родной отец писателя, тоже покончил с собой, когда сыну было 29 лет. От диабета у Хэмингуэя-старшего развилась гангрена ступней. Не желая огорчать близких, он до последнего момента держал диагноз в тайне, а когда боли стали нестерпимыми, выстрелил себе из револьвера в голову.
  
  Из биографических книг, посвящённых Эрнесту Хэмингуэю, можно узнать о том, что будущий писатель родился в семье Кларенса Хемингуэя, - акушера-гинеколога, и Грейс Холл, - несостоявшейся оперной певицы. Эрнест воспитывался в строгой викторианской манере и был более близок с отцом, который прививал ребенку с малых лет любовь к лесу, рыбалке, охоте. Мать Эрнеста всю жизнь страдала от нереализованных амбиций, считая, что принесла в жертву семье свою музыкальную карьеру. Домохозяйкой она была никудышней, поэтому вокруг всегда было много помощниц и нянек. "До двенадцати лет Эрнест был для меня сплошным разочарованием" - признавалась Грейс. Она хотела вторую дочь, а родился Эрнест, поэтому в младенчестве часто одевала сына в девичьи наряды и мечтала, чтобы он реализовал ее творческие амбиции. Но красиво петь и хорошо играть на виолончели сын так и не научился, как ни старался. Более того, чтобы привлечь к себе материнское внимание, маленький Эрнест часто сквернословил, что вызывало ужас у чопорной матери, которая тут же бросалась его воспитывать. Такое "материнское воспитание" не прошло даром не только для самого Эрнеста, но и для его некоторых потомков.
  
  13 октября 2001 года "Комсомольская правда" (http://www.kp.ru/daily/22654/12764/)
  сообщила, что в окружной тюрьме Майами, охранником был обнаружен труп некой 69-летней Глории, которая должна была через 2 часа предстать перед судом за непристойное поведение и сопротивление властям. Проведя вскрытие, медики решили, что причиной смерти стали общее переутомление и сердечный приступ. Однако, заполняя необходимые документы, врач обратил внимание на фамилию: "Хемингуэй. Уж не дочь ли Эрнеста?" - спросил он. "Нет, - ответил более посвященный в детали охранник. - Сын. Младший. Грегори".
  
  Вскоре выяснилось, что Грегори, - покинутый четырьмя женами и восемью детьми, - решился на операцию по смене пола... А затем его нашли в парке пристающим к прохожим - пьяным до помутнения рассудка и совершенно голым, с больничным халатом и туфлями на высоких каблуках в руках. Полицейским, которые не без труда скрутили бродягу, он назвался Грегори Хемингуэем. Но затем, слегка протрезвев, слезно просил именовать его Глорией. Поколебавшись, копы отправили его в женское отделение тюрьмы.
  
  Трагически закончила свою жизнь и Марго - старшая внучка писателя и известная фотомодель, которой однажды за рекламу духов заплатили миллион долларов. После двух неудачных браков и десятка ролей в провальных картинах, она начала пить, загубила карьеру, стала фотографироваться для полупорнографических открыток и играть в дешевых эротических фильмах. В июне 1996 года, за день до 35-летия самоубийства своего знаменитого деда-писателя, Марго покончила с собой, приняв смертельную дозу снотворного.
  
  
  (продолжение следует)
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | К.Огинская "Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Жарова "Я, ты и наша Тень" (Юмористическое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"