Кусакин Владимир: другие произведения.

Время отдавать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть.


  
  
  
   Северная Италия 1956, июнь. 04:16 утро
  
  
  
   Разбитый джип, доставшийся полицейскому комиссариату Аосты по наследству от американской армии, стоял в тени нависшего над дорогой утеса, где даже в солнечный день черная тень от скалы не давала возможности разглядеть пост карабинеров занятых рутинной проверкой грузовиков перевозящих товары с Юга Италии. Наркотики из Северной Африки через Корсику и Сицилию доставлялись на рыбачьих баркасах в пещеры и гроты на побережье, перегружалось на автомобили, и следовали через всю страну на север, в богатые приграничные зоны, откуда перебрасывались на рынки Франции и Швейцарии. Аоста была ключевым пунктом на пути контрабандистов. Последним большим городом перед границей. Неудивительно, что после войны город стремительно разрастался, подпольные бордели и пивные, танцзалы и стоянки грузовиков у дешевых отелей для транзитной публики, все запретные плоды что были невозможны на строгом католическом юге и которые так радостно приветствовались одичавшей в дороге шоферней, оставившими далеко позади своих усато-толстых жен в неизменных черных платьях и черными платками на головах. Здесь все было иначе; и яркие платья распутниц, под которыми совершенно ничего не было, обещали неземное блаженство, и возможность нажить крупные дивиденты, кружили голову полуграмотным калабрийцам, единственным развлечением которых, до недавнего времени, был выход всей семьей в церковь по воскресеньям.
   Лейтенант карабинеров Сесилио Бенито, вовсе не был обязан делать патрулирование на трассе, тем более ночное. За исключением конечно, когда важная персона из правительства следовала в Цюрих. Это обьяснялось нехваткой личного состава, потрепанного в ночных стычках. Карабины лежали под задним сиденьем джипа, сами же карабинеры были вооружены английскими 9мм. автоматами "Стен Марк 2", груз которых был недавно арестован прямо напротив муниципалитета на плаза дель Пеллегрино. Горы были набиты оружием, каждый босяк из местных деревень почитал за правило; не выходить в горы без винтовки.
   Несмотря на то, что война закончилась десять лет назад, в горах все еще встречались минированные поля и тропы.
   -И бог весть, сколько это будет еще продолжаться...- Сесилио подвел черту под своими словами. -О-о! Мамма мия! Игнасио, ты ленивое животное! Для кого я тут рассказываю? А ты спишь? Пользуешься тем, что ты мой приятель, и дрыхнешь на посту? Кретино! Десять отжиманий, сейчас же!
   -Отвали Сесил! Мы же не на плацу!
   Игнасио Аквилла - самый близкий друг лейтенанта. Сколько они помнят, а в этом году им исполняется двадцать пять, они всегда были вместе.
   И отделаться от приятеля не так просто, молодому телу хотелось физических нагрузок, после длительного ожидания в машине.
   Сесилио вцепился в сержанта и выволок его на камни, но он извернулся и дернул лейтенанта за ногу, и когда тот растянулся на дороге сержант сел сверху, победно подняв руку.
   Выскочившая из-за поворота черная машина приняла этот жест как приказ остановиться и взвизгнула тормозами, подняв в воздух тучу пыли, под прикрытием которой карабинеры бросились к джипу и схватили свои автоматы.
   Некоторое время все было тихо, только пощелкивало реле огней аварийной остановки, за тонированными стеклами машины ничего не было видно. Потом медленно и почти бесшумно, как привидение, черный автомобиль очень медленно тронулся, и проехав мимо скрылся за поворотом оставив полицейских в полнейшем изумлении.
   -Ты видел это, Игнасио?
   -Видел ли я?!
   -И что ты думаешь?
   -Думаю ли я?
   -Ты настоящий попугай, Игнасио!
   -Только не вздумай вставлять это в рапорт, Сесил!
   -О том, что ты попугай? Тогда и ты молчи об этом!
   -О, Мадонна! Собирался ли я?
   -А номера ты заметил?
   -Жёлтенькие такие...
  
  

Северная Индия, Июнь 2005 г.

Пустыня Тар

  
  
   Всё стало налаживаться после того как я дал чиновнику в Управлении культуры 500 долларов и получил разрешение на производство археологических исследований в пустыне, при этом он удивлённо посмотрел на нас выпученными от рождения и сильных очков глазами. Заодно я попросил справку для Чарли, что он является законным членом экспедиции. Когда я встретил этого кретина в баре, он хвастался что у него полно баксов, и демонстрировал их налево и направо каждому желающему.
   Как ему дали по башке и забрали всё я не видел, был занят разговором с танцовщицей на предмет... э..э.. сами знаете. Но когда зазвенели падая тарелки и стаканы, я обернулся чтобы увидеть совершенно возмутительную картину. Пятеро здоровых индусов нападали на худощавого белого мужика лет сорока пяти, который ругался на трёх языках и лупил их чем попало.
   Сработало "Наших бьют!" С болью в сердце я простился с чёрненькой очаровашкой и принял самое активное участие в разгроме питейного заведения, страдающего хронической нехваткой туристов, впрочем я сомневаюсь что после нашего посещения они повалят сюда.
   Первое что увидели прибывшие на двух машинах ажаны-полицейские был Чарли с металлическим чайником в руках, которым он методически бил бармена по голове и заставлял его называть себя "сахиб" (господин).
   Я не воюю с представителями власти, тем более я сидел скромно за оставшимся в живых столиком и сразу поднял руки показывая свои добрые намерения. Поэтому меня проводили до машины и засунули в клетку вполне цивилизованно.
   Через несколько минут приволокли этого идиота, из-за которого моя ночь превратилась в кошмарный сон. В камере я ужаснулся сколько нам дадут, но вспомнив здешние расценки немного успокоился.
   На следующее утро в девять утра нас повлекли на суд, судье не терпелось заработать. Что мне здесь нравится? Простота с которой относятся к людям. Можешь платить - ты хороший человек, не можешь - наоборот, и всё по совершенно заманчивым ценам. Пакистан рядом - враждебное государство, люди заботятся друг о друге. Я слышал как судья спрашивал начальника патруля кто мы такие, были ли при нас деньги и документы. Потом пригласили свидетеля, которым оказался хозяин этого раздолбанного бара. Он сразу же воздел руки кверху призывая в свидетели Раму и Шиву, и наплёл о нас гадостей. Причём, как оказалось я играл роль подстрекателя.
   Чёрная потная рожа судьи взглянула с укоризной своими маслянными глазами которые ощупали мои карманы, хотя он знал что в них нет и табачной крошечки. Секретарша поднесла ему полотенце, которое он немедленно повесил на голову и стал похож на араба в изгнании. Потом он нетерпеливо взмахнул рукой останавливая назойливые проклятия трактирщика и отослал его на место.
   Подняв деревянный молоток, он зачем-то понюхал его, стукнул по такому же деревянному блину под правой рукой, встал и вышел не глядя ни на кого.
   -Это что? Этот индюш... - завопил мой подельник дурным голосом и заткнулся, потому что я двинул его локтем в правый бок.
   -Заткнись, или тебе дадут сто лет каторжных работ, кретин!
   Он посидел, гладя свою циррозную печень. Потом спросил:
   -А ты ваще кто такой?
   -Русский.
   -Что ты русский, за километр видно. Я имя спрашивал.
   -Сергей.
   -Чарли. Вот и познакомились.Ты английский на Ямайке учил?
   -С чего ты взял?
   -Разговариваешь как ручная обезьяна с русским акцентом. Слушай Серж, у тебя как с деньгами?- спросил он без перехода.
   -Одолжить хочешь?
   -У комми не одалживаюсь!
   -Коммунистов уже пятнадцать лет как нет, алкаш вонючий!
   -Да?- сказал он нюхая свою одежду. -А почему мне никто ничего не сказал?
   -Всем противно с тобой разговаривать, вот почему.
   -Ну раз ты не комми, одолжи пару сотен. Надо выбираться отсюда. Ажану ещё полтинник. Ну так как?
   -Отдавать как будешь, несчастный?
   -Отдавать?- искренне изумился он, эта простая мысль произнесённая вслух потрясла его до глубины души.
   -Войдите!- пригласил нас сержант одетый в армейскую оливковую форму. Он показывал на дверь куда ранее скрылся этот хомяк-судья.
   -Будет трясти деньги.- подумал я направляясь за ним.
   Решение созрело спонтанно. Если уж тратить деньги, то хотя бы с толком.
   -Итак, джентльмены.- приветствовал нас судья. -У меня один вопрос.
   Я притворился что внимательно слушаю, в то же время обдумывая ответ.
   Разговаривать с ними не просто. Слишком много условностей, поэтому надо быть осторожным.
   -Вопрос такой.- продолжал он снова оглядев нас и остановив взгляд на мне, как на самом перспективном. -Если иностранец по незнанию и без злого умысла нарушил законы нашей древней страны, и не нанёс непоправимого ущерба нашим святыням или людям.... - он сморщился при последнем слове, как будто слово люди ассоциировалось у него с протухшими лимонами. -А также частной проперти...
   Он вынул из кармана амулет и потряс им в воздухе видимо отгоняя злых духов-рамшасов от своего дома.
   -Я назначил вам наказание - он снова уставился на меня. -Один год в бамбуковой клетке или штрафом в пятьсот долларов каждый.
   -Ты что с ума сошёл?- взвился Чарли, и тут же получил дубинкой от ажана стоявшего позади нас.
   -Ваше высочество...- начал я.
   -Можете называть меня "Ваша Честь".
   -Я совершенно с вами согласен, Ваша честь! Не об этом-ли говорит "Рамаяна"?
   Он приподнял одну бровь пытаясь вспомнить хоть одно место из эпической истории где бы говорилось о нас. И не нашёл.
   -Стремление космоса к совершенству через упрощение. - тактично напомнил я.
   Он благосклонно покивал мне, закрыв глаза. Ясно что ему мерещилась восхитительная пачка долларов, ну может и не пачка...
   -И я с удовольствием вручу деньги Вашей чести, как наказание за моё не имеющее оправдания поведение. Пятьсот долларов находятся в гостинице, в сейфе у администратора. Я буду счастлив пойти туда и способствовать торжеству правосудия.
   Лёгкая паника отразилась на его лице. Он рассчитывал получить с нас в два раза больше. Карточный, а вернее денежный домик рушился оставляя его опять голым и сирым.
   -Позвольте.- не сдержался судья. -А как же он?
   Его толстый как сосиска палец показал на тщедушного Чарли.
   -Я его не знаю Ваша Честь!- отпарировал я. -Но у меня есть идея насчёт этого никчёмного существа, у которого нет и рупии за душой, если конечно допустить что она у него есть.
   Разочарование уступило место любопытству. Он потёр пухлые ручки.
   -Продолжайте...
   Я показал на своё горло и на бутылку минеральной воды стоявшей на столе..
   -Да, да! Сержант, налейте ему!
   После целой ночи пребывания в камере при сорокоградусной жаре это был как нектар, я чуть не захлебнулся. Чарли попытался вякнуть что и ему тоже нужно, но на него никто не обратил внимания.
   -Могу я с вами переговорить тет-а-тет, Ваша Честь?- спросил я отдышавшись.
   Он посмотрел с сомнением на мои руки, потом решив что безопасность стоит денег решился.
   -Подождите за дверью.- сказал он полицейскому. -И этого тоже захватите.
   Когда Чарли был выдворен из кабинета, он повернулся ко мне.
   -Я слушаю.
   -Продайте мне его.- с ходу огорошил я. -Но предупреждаю, он не стоит пятьсот долларов, это цена за мою свободу.
   -Во сколько же вы его оцениваете?- судья наклонился ко мне и я мог отчётливо видеть капельки пота на его покатом лбу.
   -Пятьдесят долларов!- выпалил я. -И это только из уважения к вам, Ваша Честь!
   -В Индии торговля живым товаром является преступлением!
   -Я неправильно выразился. Отдайте мне его на трудовое перевоспитание, а я сделаю из него образцового члена общества.
   -За сто пятьдесят долларов!- закончил за меня судья Сингх. Он поискал взглядом молоток, не нашёл, стукнул кулаком по столу, как придавил печать.
   -Это моё последнее слово!
   -Я никогда бы не осмелился спорить с уважаемым судьёй.
   Под надзором полиции я прошёл в отель где снимал номер, достал деньги и вручил по возвращению уважаемому судье, который просил не забывать их город и навещать почаще.
   В свою очередь я попросил его позвонить в местное отделение Министерства культуры, поручиться за меня. Что и было сделано его Честью не слезая с кресла.
   -А что вы собираетесь искать в пустыне?- задал он коварный вопрос.
   -Древний город.- ответил я нимало не смутившись.
   -Но там же ничего нет кроме обломков камня! Там вообще ничего нет!
   -Лучше пожелайте мне удачи, Ваша Честь.
   Вот так мы и расстались. Если уж не друзьями, то по крайней мере без взаимных упрёков. Он получил деньги, а я получил помощника.
   Вот так он оказался в пустыне вместе со мной.
   Чарли Блэк - одиозное имя, не правда-ли? Но он так назвался, а в нашей среде не принято лезть в душу. Придёт время, если придёт конечно, сам расскажет. Про него я знаю от других. Бывший ЦРУшник, где-то что-то преподавал муджахеддинам в тренировочных лагерях в Пакистане, сам принимал участие в боевых действиях в Афганистане, и что-то у него с ними случилось, или со своими начальниками что-то не поделил. Бежал в Индию и застрял здесь, навсегда. Пока не появился я.
  
   Приборы не работали, ни один. Даже простой китайский компас купленный за 12 рупий, а это целых двадцать центов!
   -Мне это дерьмо что-то напоминает.- Чарли развалился в тени большого обломка скалы в белой панамке. Вообще в полевых условиях он изменился. Самое главное исчезла нервозность в наших отношениях, да и вообще во всём.
   -Что именно?
   -Вот это.- он обвёл рукой вокруг. До самого горизонта долина была заполнена обломками камня. -Я видел такое в Афганистане после русской бомбёжки. -Интересно кто же бомбил здесь. И зачем?
  
   -Не меньше ста тысяч мегатонн. Около двухсот километров. Ты на Новой Земле бывал?
   -Не доводилось.
   -Тогда тебе не с чем сравнивать. Это у вас учёных беда такая. Вы ничего не видели и ничего не знаете. А объясняете всё с позиций марксизма. Скажешь не так?- он залез в мою сумку, достал бинокль, приложил к глазам.
   -Вот и он.
   -Кто?
   -Индийские ВВС. Знают что здесь не пройти, а всё равно летают. Интересно что они будут делать если заметят отряд террористов?
   -Сообщат на базу и прилетят серьёзные самолёты.
   -Нет.- Чарли покачал головой. -Они попробуют их перехватить на краю пустыни. -Хотя...- он почесался. -Ещё никто не пересекал это кладбище камней, a дальше вообще один песок, есть дорога в Пакистан, но далеко на юге. Воды тоже нет. Будем возвращаться?
   -Нет.
   -Правильно. Давай умрём здесь. Не всё ли равно? Кстати, я не спрашивал ещё, зачем ты меня выручил в баре, а потом у судьи...?
   -Мне нужен помощник.
   -Почему я?
   -А почему нет? И вода здесь есть. Посмотри вон туда!- я показал направление.
   -Ничего не видно. Ты можешь сказать что мы ищем?
   -Развалины старого храма.
   -Если он выглядит как это...-Чарли безнадёжно махнул рукой.
   Я достал из папки которую таскал в сумке фотографию со спутника
   -Глянь!
   С высоты это выглядело почти как окружающая местность, почти...
   Но прямоугольные очертания скрытых под обломками стен явственно проступали на поверхность, и кроме того неподалёку было старое русло реки, также засыпанное камнями, но с редкой зеленью пробивающейся здесь и там.
   -И ты знаешь как туда добраться через этот мусор?
   -Будем идти.
   За первый день мы прошли пятнадцать километров, потом стало хуже.
   Весь район представлял из себя электромагнитный хаос, неудивительно что никто из археологов до сих пор не совал сюда своего носа. На машине не подъедешь, а лошадка помрёт, после того как сломает ногу. Высадить людей с вертолёта немудрено, но для этого надо знать куда лететь.
   На третий день, на привале, Чарли закинул избитые ноги на камень и сказал:
   -А теперь колись, если хочешь чтобы я тебе помогал.
   Я сел поудобнее.
   -Хорошо, у нас есть пол-часа, потом мы идём дальше. Согласен?
   -Это не последняя остановка.
   -Тогда слушай....
  
  

Испания 1488 год.

  
   Армия была слишком малочисленна и плохо вооружена, но королeвская чета не собиралaсь изменять своё решение. Испания должна быть свободной от иноземцев, которые захватили все плодородные земли. А ведь их так мало.
   Казна была пуста, и отцы-иезуиты ежедневно требующие войны так же надоели Фердинанду и Изабелле, как и грязные мавры со своими подручными иудеями, сосредоточившими в своих руках богатства и тайные знания, которые никому не давали покоя. Церковь объявила их дьявольским порождением, колдовством, ведовством и ещё сотней названий не имеющих смысла для простых смертных.
   Войско собиралась в Мадриде, и уже оттуда походным порядком направлялось на юг, где инородцы жили не признавая королевскую власть и святую церковь. Иногда замки сдавались на милость наступающих войск, но разграбления было не миновать.
   Королева Изабелла сказала: "Разрешаю всё!" Никогда ещё ни один монарх не просил у своих солдат так мало, всего десять процентов, и пять процентов получала церковь, которая внимательно следила за перемещением ценностей.
   Ряды армии стали пополняться вновь вступившими, надеявшимся оторвать свой кусок. И они его получали. За каждым отрядом тянулись громадные обозы заполненные добычей. В одном из отрядов маркитантом был Кристо Колон - авантюрист, но достаточно осторожный чтобы не лезть в драку на стенах мавританских замков. Обычно он приходил на поле сражения после того как уходили солдаты и собирал всё что не годилось для них, пока его подруга португалка Жозефа сторожила повозку запряжённую мулом. В ночное время она подрабатывала у солдатских костров, потому что Кристо не интересовался женщинами. Как большинство моряков его времени он был гомосексуалистом.
   Сын удачливого Неаполитанского торговца Сезарио Пинетти, он в 14 лет поссорившись с отцом убежал из дома пристроившись на шхуну "Ромул" юнгой. Толстенький розовощёкий крепыш понравился капитану Антонио Скарлетти и помогал коротать долгие ночи в море, за это он защищал его от домогательств матросов и называл "мой маленький друг".
   За шесть лет проведённые на судне Антонио научил его всему что знал сам, и довольно часто он подменял капитана, которого сильно донимали боли в желудке.
   Когда Антонио умер на пути в Сицилию, было естесственно что Кристофер займёт его место. Так и произошло. Однако ещё через год случилось несчастье. Старая шхуна затонула ввиду Испанского берега с грузом бумаги и мануфактуры на многие тысячи дукатов. Спаслись четверо, они и арестовали "маленького друга" с целью доставить его на родину в благословенный Неаполь, где судьи герцога либо повесят проходимца, либо каким иным способом заставят расплатиться за смерть пяти матросов и товар утопленный по его милости. К этому моменту Кристо шёл двадцать первый год, он был высок и чертовски хорош собой, на что и польстилась дочь хозяина трактира когда пришла в комнату снятую моряками и разрезала верёвки на руках и ногах пленника. Но путь в Италию был закрыт, его могли узнать и выдать в руки правосудия. Оставался только один вариант - остаться в Испании. Он уехал в Кордобу, где купил на базаре бумаги о рождении у нищего дворянина которого звали Кристобаль Колон и с тех самых пор это стало его именем. Несколько лет после этого он провёл в услужении у Гонзало Фернандеса де Кордоба, военном гении, завершившем объединение Испании и освободившем её от ига иноземцев.
  
   -А дальше?- спросил Чарли приподнимая панамку.
   -Вставай, идти пора.- ответил я.
   Он нехотя поднялся брюзжа по своему обыкновению.
   -Беда с вами образованными, слова в простоте не скажете. Вот теперь всю дорогу буду думать кто это такой, и какого чёрта ты мне мне о нём рассказываешь.
   -Думать полезно.- ответил я делая первый шаг и глядя куда поставить ногу для следующего.
  
  
  
  
  

Северная Италия, Аоста, июнь 1956 г.

  
  
  
  
   -Игнасио, заверни на парковку!
   -Мы едем домой Сесил. Зачем тебе на парковку?
   -Надо кое-что проверить.
   Джип вильнул на перекрёстке.
   -Вот и она! Что я тебе говорил?- минутой позднее говорил лейтенант своему приятелю.
   -Что ты мне говорил?
   -Возьми автомат, Игнасио! Видишь большая чёрная машина? Я так и знал что они остановятся в "Империале". Пошли в тратторию, может они ещё там? Заодно проверим документы у ранних пташек.
   -Всем оставаться на своих местах! Проверка документов!- скомандовал Сесил входя в помещение, несмотря на утреннее время заполненное шофёрами или только что прибывшими, или собирающимися покинуть этот город.
   Толпа заворчала. Там откуда они приехали такого не было. А здесь полиция постоянно чинила произвол со своими придирками обижая несчастных бедных тружеников, какими они искренне себя считали. Но друзья знали что большая часть невинных овечек работают на мафию, а у независимых перевозчиков был свой собственный союз, и они расправляются с конкурентами так же безжалостно, как и Римская группировка "Коро дель Лупо" (Волчий хор).
   Двое сидевших в углу людей разительно отличались от общей массы небритых, темнокожих, уроженцев юга. Светлые волосы северян, чистая одежда, и даже то что они ели не обычные в этой забегаловке спагетти, а европейский завтрак из жареных яиц с сосиской, сразу же настроили Сесилио против них. А с какой наглостью они проехали мимо кордона? Он поманил своего друга и кивнул на них.
   -Это наши клиенты. Проверь документы. Если хоть одно сомнение - сразу зови.
   Понял?
   -Уже иду...- затопал Игнсио по проходу своими тяжёлыми ботинками.
   -Продолжайте завтаракать!- махнул Сесилио шоферне, не опуская ствол автомата.
   Дожились! Уже в своём городе надо быть начеку. Наглеет публика. Ну ничего, начальник полиции говорил что скоро наказание за ношение оружия будет приравниваться к покушению на убийство, а полиции дадут расширенные права.
   Быстрее бы.
   -Господин лейтенант!- услышал голос своего приятеля, не сразу сообразив что он обращается к нему. Теперь он видел что Игнасио положил автомат на стул и как-то неестественно держит руки. Сердце прыгнуло.
   Он как бы досадливо махнул рукой, что должно было означать: "не мешай", и наклонился к ближнему сидящему за столиком человеку, отвернувшись от проверяемых.
   -Покажи мне свои документы, и скажи мне что ты видишь.
   Южанин попался сметливый. Покопавшись в карманах для вида он осмотрел живописную группу в углу.
   -Похоже дела твоего дружка плохи.- сказал он, отправляя в свой зубастый рот громадную наверченную на вилку порцию спагетти. -По-же ни дежат от цело...м.
   -Я не понял.- Сесилио отдал ему документы, которые тот взял и стал смотреть как будто увидел в первый раз.
   -Один смотрит, может по губам прочитать.- его рот сейчас был прикрыт бумагами.
   -Они иностранцы.
   -А если понимают? Слушай, может тебе граната нужна? Я нашёл тут одну...
   -Давай. Спасибо.
   -Наконец-то дождался спасибо от фараона.- забурчал шофёр поднимаясь и всовывая в руку лейтенанта рубчатый лимон гранаты. -Пользоваться умеешь?
   -А вот за это я тебя в участок!
   -Пошутил. Ну я пошёл?
   Сесилио кивнул, отгибая усики предохранителя, потом повернулся и держа руку с гранатой в кармане, направился к Игнасио, стоявшим в той же позе. Автомат висел на запястье, иногда стволом царапая пол. Не надо их пугать, начнётся стрельба, а тут слишком людно. Нехорошо.
   Он остановился у последних столиков, в трёх шагах от Игнасио.
   -Там полиция проверяет машины. Я бы на вашем месте не стал здесь рассиживаться.
   Дружный топот был ответом на его слова. Остался только один. Или тупой, или самый хитрый, и у него всё в порядке. Один не двадцать, плевать.
   -Что у нас здесь, Игнасио?
   -Сядь!- скомандовал человек постарше с немецким акцентом.
   -С каких пор немцы командуют здесь, герр гауптман?
   Два пистолета появились из под стола. Один смотрел на Игнасио, другой на лейтенанта.
   -Положи автомат и встань рядом!
   -Если вы так настаиваете...
   Сесилио вынул руку из кармана, при этом ремень автомата соскользнул с его запястья и он звякнул на кафельном полу.
   Все посмотрели вниз, потом наверх и увидели гранату.
   -Так кто командует здесь?- спросил лейтенант протягивая правую руку и выпуская чугунную тушку на тарелку старшего. -Раз!- сказал по-немецки. При этом он схватил своего приятеля за руку и закрутил по проходу в сторону двери. Сам же прыгнул за ближайший столик, заваливая его на себя. Раздался взрыв. Горячая волна воздуха выдавила стёкла в помещении, осколки металла и керамики разлетелись во все стороны уродуя стены и потолок.
   Двести пятьдесят грамм тротила заключённые в оболочку из ковкого чугуна звучат очень неприятно, особенно с такого близкого расстояния. Сесил ударился головой, или его ударило, он никак не мог вспомнить. К тому же болело левое колено.
   -А это почему?- подумал он, силясь собрать мысли воедино. -Здорово меня шарахнуло!
   Потом он вспомнил о немцах и отшвырнул столик в сторону.
   Труп одного лежал рядом, другой шевелился, но ноги были в крови.
   -Далеко не убежит.- сказал лейтенант поворачиваясь.
   Игнасио сидел на полу держась за свою задницу.
   -Я понял.- сказал Сесилио. -Они догнали тебя и изнасиловали...
   Громкий смех прервал его, в полуоткрытую дверь заглядывали родные небритые рожи.
   -Лейтенант!- вскрикнул кто-то.
   Сзади раздался приглушенный выстрел. Арийский затылок разлетелся забрызгивая кровью стену.
   -Самоубийца хренов! Пойдём.- Сесилио поднял Игнасио на ноги и они пошли на выход, оставляя хозяина и его жену безмолвно глядящими на хаос учинённый две минуты назад.
   Большая часть шоферов уже заводила моторы, другие остались, им видимо нечего было скрывать.
   -Дорогу лейтенанту!- знакомый голос вывел Сесила из ступора. Чьи-то руки подхватили их, вывели и посадили на скамейку у стены.
   -Ребята тебе благодарны, лейтенант!- сказал кто-то над ухом.
   Он поднял глаза. На него улыбаясь смотрел его знакомый который дал ему гранату.
   -Мы все твои должники. Скорая будет здесь с минуты на минуту.
   -А полиция?
   -Забыли. Её никто не вызывал. Здорово ты этих немцев уделал!
   -Тебе лучше уехать.
   -А я обратным ходом иду. Пустой. Дам показания и поеду. Никогда не был свидетелем. У нас немцев не любят.
   -Как тебя зовут?
   -Фернандо. Я из Неаполя.
   -Спасибо, Фернандо. Я бы и сам...
   Вдали надрывались сирены дежурных полицейских автомобилей.
   Вышел хозяин траттории сеньор Антонио Альбини с двумя автоматами.
   -Забери своё оружие лейтенант. И не приходи ко мне больше. Никогда!
   Разбирательство у начальника полиции было коротким и неприятным.
   Сначала он выслушал Сесилио и не поверил, потом Игнасио, и накричал на него, потом были пятеро шоферов которые подтвердили каждое слово лейтенанта.
   Хозяин траттории сказал что у него нет претензий лично к лейтенанту, который вёл себя как герой, но у него есть основания полагать что полицейский комиссариат должен заплатить за ремонт и за ущерб нанесённый взрывом.
   Следователь приехавший из Турина пришёл к Сесилио домой, где он отстранённый от работы до выяснения, отдыхал в компании своих приятелей Игнасио и Фернандо сказавшего что он их не бросит в трудное время.
   К этому времени они уже прикончили четыре бутылки кьянти, поэтому приход следователя вызвал неописуемый восторг, чему тот был удивлён безмерно.
   Обычно его встречали с совершенно иными эмоциями.
   -Итак.- начал он недоумённо глядя на появившуюся из воздуха бутылку сияющую радугой под солнечными лучами, от капель воды покрывающих её. -Давайте выпьем, раз уж так...
   Через час совершенно пьяный следователь Андрео Белуччи порывался поцеловать Фернандо, но тот поворачивал его лицом к Игнасио и уверял что целовать надо непременно его. За разговором следователь сказал что не нашёл ничего предосудительного в действиях лейтенанта и сержанта, а посему они могут приступать к своим обязанностям, когда их начальник получит письмо из Главного управления.
   -А кто будет писать ему письмо?
   -Я!- честно признался следователь, допивая из горлышка последние капли.
   -Давай напишем ему сейчас!- предложил Игнасио.
   -Давай!- согласился Андрео пьяно блестя линзами очков. -Но я не могу...
   Он сделал движение съехать под стол, но был пойман Фернандо.
   -Не беспокойся, дружище! Я буду писать, а ты только говори.
   -Говори - это хорошо... Начинай! Господину начальнику полиции г. Аоста....
   Следователь уронил голову и замолчал.
   -Аоста...- повторил Фернандо водя ручкой по бумаге. -А дальше?
   -Фраер... -выдохнул следователь Белуччи.
   -Конечно.- согласился писарь. -Фраер облезлый ты ваще суёшь нос не туда. Засунь его себе в ... Так можно писать?
   -А чего?- спросили друзья. -Пиши!
   После того как весь лист бумаги был исписан и несколько больших клякс поставлено, друзья стали вспоминать как зовут следователя.
   -Имя у него такое простое. -сказал Игнасио.
   -Я помню!- Сесил поднялся держась за стул. -Его имя Джузеппе! Оч-чень простое имя!
   -Подписывай, Джузеппе!- потряс следователя Фернандо.
   Тот открыл один глаз.
   -Что подписать?
   -Письмо.
   -Давай!- он взял ручку нетвёрдой рукой, обмакнул её в чернильницу. -А как?
   -Ты что, своё имя забыл? Джузеппе!
   -А фамилия?
   -Можно без фамилии. Ты один Джузеппе в прокуратуре?
   -Я Джузеппе номер один!- торжественно произнёс пьяный следователь.
   Он облизнул кончик пера и написал печатными буквами: Джузи Великий.
   Потом икнул и спросил у друзей:
   -Вы знаете что у них было с собой?
   -Ни малейшего понятия!- ответил за всех Игнасио. -Скажи мне, друг!
   -Целая машина взрывчатки и оружия! И ещё ... - он вытащил из кармана карту, развернул негнущимися пальцами и показал. -Вот!
   Приятели стукнувшись лбами нагнулись над ней.
   -Карта северной Италии, и что?
   -Не знаю. И вас я тоже не знаю!- он махнул рукой и почти полная бутылка красного вина опрокинулась на карту, заливая её.
   -Ты не беспокойся, мы её посушим!- успокоил Сесилио следователя.
   -А зачем она мне?
   -Тогда, Игнасио поставь музыку! Сейчас на речку пойдём купаться.
   -А музыку зачем?
   Письмо без конверта они сунули в почтовый ящик справедливо полагая что оно и так дойдёт до начальника полиции.
   На следующий день почтальон забирая почту заметил грязный и разорванный пером листок бумаги. Прочитав его он побежал показать его всем сотрудникам, по дороге показывая всем желающим и спрашивая у них совета что делать?
   Отдавать по адресу или нет?
   -Конечно отдать в полицию, пусть этот зажравшийся боров узнает всю правду о себе!- настаивали одни.
   -Не отдавать, а повесить под стеклом на почте, чтобы все могли приходить и читать!- утверждали другие.
   Все уже слышали что произошло в траттории сеньора Альбини и все сочувствовали молодому лейтенанту, а также его другу сержанту, которых многие знали с детства.
   Протрезвившись от купания в холодной горной реке, они отправили следователя восвояси, в гостиницу где он остановился. Карта к тому времени размокла и потеряла натуральный вид, поэтому Сесилио верный своей привычке доводить дела до логического конца, принялся гладить её утюгом, чтобы на следующий день вернуть следователю с извинениями.
   -Чёрт, ты испортил карту!- выхватил её из под рук Игнасио, остужая бумагу на слабом ветерке. -Эй, это немецкие знаки здесь!
   -Где, покажи!
   На месте Страссбурга теперь чернела Имперская печать с орлом и свастикой, а ниже шли слова из которых удалось разобрать только одно: geheim (секрет).
   -Вот указатель на Монте Бианко!
   -А эти цифры и значки?
   -Давай ещё погладим? Может не хватило тепла.
   -И ласки.- сказал Фернандо. Сначала скопируйте эти значки, что уже появились. А то вдруг исчезнут?
   -Он прав, Игнасио!
   -Почему ты зовёшь его Игнасио?
   -А как же мне его звать?
   -Он зовёт тебя Сесил? Правильно? Тогда ты можешь звать его ... э ...э... У него такое дурацкое имя что по другому и не назовёшь.
   -Это у тебя дурацкое имя!- возмутился Игнасио.
   -С таким именем ещё и возмущается! Лучше бы за работу принялся!
   -Слушай, Фернандо! Тебя дома не ждут? - ответил сержант доставая письменные принадлежности. -Ты же говорил что ты из Неаполя?
   -Я решил сменить обстановку. Мне здесь у вас очень понравилось.
   -А грузовик?
   -Что грузовик?
   -Ты не собираешься возвращать его своему шефу? Кстати, покажи документы. Я тогда их не посмотрел.
   -Тогда до свиданья, мне пора уезжать.
   -Фернандо, признайся. Ты украл машину?
   -Да.
   -Ты вор?
   -Да.
   -Тебе нравится воровать?
   -Нет.
   -Ты сидел в тюрьме?
   -Нет.
   -Пойдёшь работать в полицию?
   -А кто за меня поручится?
   -Я и Игнасио...
   -Ну, так уж и быть! А что с картой?
   -Мы купим следователю другую, я видел почти такую же у дона Франческо.
   -А что там за значок на склоне Монте Бианко?
   -Я слышал там был концентрационный лагерь в годы войны.
   -А куда он делся?
   -Куда он денется? Надо три километра ползти наверх.
   -Мы сходим туда?
   -Конечно Фернандо, только не сегодня и не завтра.
   -А когда?
   -Там видно будет...
  
  
  
  

Северная Индия, Июнь 2005 г.

Пустыня Тар

  
  
  
   Везёт - не везёт понятия относительные. Никогда не поймёшь повезло или нет, если ты опоздал на поезд.
   Когда мне исполнилось шесть лет, в день моего рождения моя бабушка позвала трёх старух. Я пришёл с улицы и увидел их. Они были в чёрном, а моя бабушка суетилась угощая их. Мне они сразу не понравились. В мой день рождения всегда угощали меня. А не каких-то вредных старух.
   -Пришёл, наследничек-то!- прокаркала одна, и все обернулись на меня стоящего в проходе.
   -Подойди Серёжа, поздоровайся с бабушками. - сказала моя баба Аня.
   -Здрассьте.- глядя в пол ответил я.
   -Подойди сюда, касатик. - одна из бабок сидевших с краю за столом протягивала ко мне руку.
   Я отшатнулся. Они все были похожи на Бабу-Ягу.
   -Не бойся.- сказала моя бабушка. -Подойди.
   Делать было нечего.
   -Дай руку.
   Крайняя бабка взяла мою руку, подержала.
   -День рождения у него сегодня?- спросила другая.
   -Сегодня.
   -Маяться будет всю жизнь.
   -Ой, да как же это?- бабушка засуетилась. -А я думала...
   -Успокойся.- сказала та что держала меня за руку. -Ничего с ним не будет. Сила ему большая дадена, только запрет на нём.
   -А снять нельзя?
   -И-их, милая! Снять можно, да только надо-ли? Со временем само снимется, когда сам осознает. Жизнь будет у него кручёная-верчёная, так если разрешить ему, много людей умрёт...
   -Пора идти!- внезапно сказала третья, которая молчала всё время.
   Я взглянул на неё. Она не была такая противная как две другие, и было ясно видно - она была главная.
   -Некрещёный, это хорошо. Нельзя ему. Прекрати Анна!- она увидела как моя бабушка вынимает деньги. -Ты мне зеркало обещала.
   Зеркало висело на стене и было старым и мутным. Я любил глядеть в него сидя на диване, потому что оно показывало. Как телевизор. Только телевизор никогда не показывал такого. Мальчишки во дворе мне не поверили, поэтому однажды я привёл их домой и усадил на диван.
   -Надо сидеть долго.- сказал я им. Они сидели целый час и ничего не увидели.
   Дразнились долго, но потом всё забылось. И вот теперь...
   Бабушка полезла снимать тяжёлое зеркало со стены. Я прекрасно помню лыковую верёвку, на которой оно висело. Она была толщиной почти с мой палец.
   Как она оборвалась?
   Тяжёлая рама упала на пол и зеркало разбилось на множество тяжёлых осколков.
   Главная колдунья подобрала один, завернула его в платочек.
   -Теперь ты знаешь когда.- сказала она моей бабушке.
   Та кивнула и заплакала. Я заплакал тоже. Ощущение потери росло во мне.
   Меня взяли за ухо, очень больно, так что я перестал плакать.
   -Ты не должен плакать!- глаза смотрели сквозь меня. Я почувствовал её руку на моей голове.
   -Всё будет хорошо...
   Когда я проснулся, никого небыло. Бабушка была спокойна и улыбалась.
   -Они ушли, баба?
   -Ушли внучек, ушли.
   -А где они живут, в лесу?
   -Нет, не в лесу.
   -А где?
   -Далеко, очень далеко ...
   -А они ещё придут?
   -Нет, они никогда больше не придут.
   -Почему?- я был немножко разочарован. У меня появились вопросы к бабкам Ёжкам.
   -Потому что они приходят в гости только один раз...
  
   Бабушка умерла через семь лет. Предсказания начали сбываться.
   Мне было уже тринадцать лет, родители нашли родственников в деревне и отдали меня на два месяца, на август я должен был ехать в пионерский лагерь.
   В соседнем доме жила Нина со своей матерью, она была на четыре года старше, и была самой красивой девушкой на свете. Я любил её, а она называла меня своим братиком.
   Счастливая жизнь закончилась, когда из города прислали рабочих для чего-то, не знаю, я никогда не видел чтобы они что-то делали кроме беспробудной пьянки.
   По вечерам Нине стало невозможно выходить из дома. Они висели на заборе и орали непристойности.
   А через несколько дней я шёл с речки и услышал её крики, и ещё кто-то бубнил не переставая. Я побежал туда и увидел... Двое держали Нину, а третий был на ней и бил её кулаком по лицу. Здоровые мужики в наколках. Не помню сколько это продолжалось. Я лежал в кустах и дрожал как испуганный зверёк.
   Жизнь оказалась намного поганей, чем я мог себе представить. Потом они её отпустили и она прошла мимо меня качаясь. Слёзы застилали её глаза, а на ногах были кровавые борозды. Вот тогда я решил их убить, всех.
   Вечером, когда все легли, я взял косу на длинной рукоятке и пошёл к дому где они жили. Они всегда выходили на крыльцо помочиться, уроды. Ждал часа два, без успеха. Первым должен был стать один, я знал его, он бил Нину. Потом он всё таки вышел. Из бокового окна струился слабый свет и белая майка была очень хорошо видна. Когда лезвие косы прикоснулось к его горлу он застыл, потом медленно стал поднимать руки. Не знаю на что он надеялся. Я рванул за деревянную рукоятку изо всех сил. Деревенские ребятишки знают что наточенная коса страшное оружие, но я не ожидал что всё будет так просто.
   Его голова отделилась от туловища и стукнувшись о крыльцо упала к стене дома. Как упало тело я уже не видел. С косой в руках я мчался по дороге к реке, кросс длинной в два километра. Я бросил её в воду. Найдут, не найдут, мне было тогда всё равно. Потом как был залез в речку, прямо в одежде. Вылез, выкрутил досуха и пошёл домой. Когда вошёл в деревню, там стояла абсолютная тишина. Я пробрался к себе в светёлку и уснул без сновидений. А в одиннадцать утра приехала районная милиция... Это всё глупости, что преступник всегда возвращается на место преступления. Я не возвращался ни разу, хотя бы потому чтобы не дать повода себя заподозрить. В деревне любая новость сразу же становится достоянием всего колхоза. Не мне судить, хорошо это или плохо. Все новости я узнавал не отходя от дома. Труп и двоих что принимали участие увезли. Остальные уехали на следующий день. Только перед этим я сходил на кладбище, что рядом с селом, взял свечку на могилке, разделил её на семь частей, по числу оставшихся в живых, и вылепил семь фигурок, которые я потом одну за другой кидал в огонь, наговаривая то что никогда не повторю вслух. Я думаю они умерли все. Не в этот день, конечно.
   А я с тех пор стал шарахаться от милиции. Мне всё время мерещились мои отпечатки пальцев на компьютере в следственном управлении.
   Уезжал через неделю, мои родители звонили в правление, просили потарапливаться. Заходил проститься к соседям. Мать Нины долго смотрела на меня сухим взглядом, а на мой вопрос: -Где Нина? - ответила:
   -Я послала её к тётке, пусть пока там... Подожди!- остановила меня, видя что я собираюсь уйти. Она подошла к божнице и вытащила из-за иконы закутанный в тряпицу предмет.
   -Возьми, он теперь твой.- она сняла покров и я увидел настоящий эсэсовский кинжал.
   -Бери, бери! Его хозяин был хороший человек.- сказала она, и я до сих пор не знаю кого она имела ввиду, то ли эсэсовца, то ли того кто его убил. Бог весть.
  
   С тех пор он всегда со мной. Сейчас тоже, и Чарли глядит на него завистливыми глазами. Я взял его с собой не потому что я склонен жалеть голых и сирых, отнюдь.
   По моему убеждению люди должны умирать либо в своей постели, либо в бою.
   У Чарли не было своей постели, а свою войну он давно проиграл. Всё равно он был боец и заслужил шанс. Поэтому его глаза сейчас сверкают. Он сказал что ему пятьдесят шесть, хотя на самом деле ему за шестьдесят и он в неплохой форме.
   Вопрос первый: как он мог её сохранить, при таком-то образе жизни?
   Вопрос второй: Что он здесь вообще околачивается? С его опытом он мог поехать в Мадрас или как его называют сейчас Ченнай. Там "Тигры Тамила", а им позарез нужны инструкторы. Ты ведь не разборчив в средствах, а Чарли?
   Вопрос третий: Зачем ты припёрся в тот бар Чарли? Я прихожу туда уже месяц, но никогда тебя не видел. И те пятеро что нападали... Это совершенно не в характере индюшек. Обычно они ждут за углом, на тёмной улице. А здесь на глазах у всех...
   Не вяжется, мой друг. Я не склонен думать что ты ждал именно меня. Хотя...
   О том что мне нужно в пустыню я распостранялся везде где только можно. Такой идиот с археологическим уклоном. В Нью-Дели мне разрешения не дали, без объяснений, но намекнули, что надо ехать сюда. А Чарли... Я не верю шудрам, они могут зарезать тебя за пару долларов пока ты спишь. А у Чарли цель намного серьёзней, я это чувствую. Он не станет пользоваться моим беспомощным положением. Но что ему нужно? Что?!!!
  
   -Привал, старый алкоголик! Сегодня дальше не пойдём.
   -А что случилось?
   -Подумать надо...
   -А-а! А я уж решил...
   -Ты поменьше решай, старый плавучий чемодан! Забыл что я теперь твой хозяин?
   Он блеснул белоснежной улыбкой. Вот тоже загадка. Вставные челюсти как у него стоят не меньше десяти тысяч. Что белые, что чёрные бомжи в Индии ходят без зубов, и это известный научный факт. Да и на алкаша он был похож только в тот день когда мы встретились. А ведь он здесь с начала девяностых или с конца восьмидесятых? Лично я бы умер, и даже не от болезней или чего-нибудь ядовитого, того и другого здесь в избытке, а просто от тоски.
   -Чарли, ползи туда!- я показал на громадный обломок в десяти метрах от нас. -Осмотри окресности1
   -Чарли, всегда Чарли!- закапризничал он.
   -Давай, давай и смотри получше!- В конце-то концов я тащу самый тяжёлый груз.
   В моём мешке патроны, сборный бельгийский карабин ФН, конечно он был хорош задолго до моего рождения, и оптика с тех пор помутнела немного, но пристрелян прекрасно. Ещё кольт "Кобра", и много всякого добра включая провизию. А этот старый прохиндей только и думает как бы полежать. А лежать здесь нельзя, да и сидеть не рекомендуется. Камни пустыни горячие сверху и холодные у основания. Они высасывают тепло из тела. День за днём. Поэтому надо знать где останавливаться на ночлег, даже если только два часа дня как сейчас, и сорок градусов в тени.
   Я прислушался. Ни шороха. Вообще ничего.
   -Чарли!- крикнул я. -Ты где?
   В ответ молчание. Умер он что-ли? Придётся идти проверять.
   Сразу за громадным обломком ноги. Я вздохнул, стоят - значит жив. Пока. Потому что у самых ног свернулась спиралью королевская кобра, метра на полтора гадюка. Разозлил он её чем-то. Может на хвост наступил? Делаю два шага и как в кино о змееловах беру её голой рукой чуть пониже головы. Закрутил и бросил подальше.
   -Низко- говорю -пошла, к дождю...
   Он глаза поднял.
   -Зачем мешаешь? Я её гипнотизировал.
   -Дудку сначала купи. Гипнотизёр хренов! Лезь давай, да смотри бинокль не разбей, факир несчастный!
   Полез он наверх, пыхтит, ногами царапает. Не тренировался давно, а спасибо сказать западло.
   -Серж!- у него это прозвучало как "Тревога!"
   Я насторожился.
   -Люди! Идут с заката!
   С заката, значит из Пакистана и совсем не люди, а террористы талибанские.
   Может ты поганец их и учил.
   -Что делать будем?- его голова высунулась из-за края камня.
   -Ты мужик опытный, вот и подскажи.- говорю.
   Интересно мне стало. Не за нами ли команда? Найти нас можно только по радиосигналу, так кто же ты такой Чарли Блэк? Или на всякого мудреца...?
   -Далеко они?
   -Километра полтора. Точнее не скажу, бинокль у тебя дерьмовый.
   -Скажи спасибо что такой есть.
   У меня всё снаряжение дрянное. А где спрашивается взять хорошее? Не буду же я его из страны в страну таскать? Вот и приходится брать что предложат. Да так и безопасней. За музейные реликвии не очень строго наказывают, в случае чего. Откупиться всегда можно.
   -Сиди наблюдай. Я скоро приду.
   Ни к чему ему знать что я собираюсь делать. Достал из мешка винтовку и патроны, завернул вместе с кольтом и картой в два полиэтиленовых пакета и отнёс метров за двадцать от нашей стоянки. Камень там заметный очень, ни с каким другим перепутать невозможно. Сам красный, а верхушка жёлтая. Вот на неё я и положил всё. Хорошо получилось. Главное никто никогда не найдёт. Даже с самолёта.
   Вернулся.
   -Слезай!- кричу, -Приехали! Подкрепиться надо. А то потом не дадут!
   Как в воду смотрел!
   На спиртовке чаю заварили, бутерброды сделали.
   -Таким темпом они через час здесь будут.- говорит Чарли. -Уходим?
   Чудак-человек! Ты мне весь изоврался, душманов каких-то на меня навёл, а я тебя поведу отсюда в закрома? Чтобы за нами целая кодла пожаловала? Нет, дорогой...
   -Будем ждать здесь. По теории вероятности, чтобы встретиться среди камней это примерно один шанс на миллион.
   -Главное чтобы миллион об этом не забывал.- забурчал Чарли. -Продолжение будет? Или как? А то без дела сидеть, да ждать...
   -Какое продолжение?
   -Про парня этого, Кристо Кулон...
   -Колон. -Я закурил пакостную индийскую сигарету в которые они набивали старые матрацы, не иначе.
  
   -История Испании тех времён штука интересная и во многом непонятная. Наряду с людьми известными, которые всегда были на виду, там существовали тайные общества и если в какой-нибудь летописи упоминается граф де Севилья, как он присутствовал на вечере посвящённом герцогу Андалузскому, то в дворцовых записях, или в списках знати мы можем его никогда не найти. Такой вот парадокс.
   -Это как?
   -У них было по два или три имени. Что самое интересное, сейчас никто не знает какое было подлинное. И когда летописец пишет что герцог Альба был на празнике, а граф Ламагуста не приехал сославшись на занятость, то речь возможно идёт об одном и том же человеке. Вот в этой неразберихе многие и ловили рыбу, подчас крупную. Удивительная ситуация сложилась в те годы. Страна была разорена непрекращающейся войной, и в то же время на руках у людей оказались громадные богатства. Награбленные, выигранные или купленные за бесценок, за бочонок вина, или красивые доспехи... Ландскнехты жили одним днём, не задумываясь о том что же будет когда война закончится. Казалось что это будет продолжаться вечно.
   Смелые и бесстрашные не всегда были самыми богатыми. За стакан вина они отдавали золотое кольцо, девке - серебрянное блюдо. Девальвация ценностей. Впрочем этого слова тогда ещё не знали. Ты знаешь Чарли, какая организация тогда была самая могущественная и многочисленная?
   -Мы в академии этого не изучали.
   -Вест Пойнт?
   -Нет, Художественная в Нью-Йорке.
   -Бруклин?
   -Не угадал. Манхаттен.
   -И она находится...?
   -В здании музея современного искусства.- ехидно сказал он. -Сказать номер дома?
   Я вздохнул. Так просто его не возьмёшь. Придётся подождать душманов. Они ребята грубые и без затей. Не то что этот... Как бы его обозвать? Ничего не придумывалось.
   -Не тормози.- сказал он и сделал внимательную физиономию округлив глаза под своей детской панамкой.
   -Ты не ответил на вопрос, Чарли.
   -Я сказал что не знаю.
   -Иезуиты! Тайный и самый могущественный орден. Поэтому у них было по нескольку имён. Так удобней прятаться.
   -От кого? И зачем, если они были так сильны?
   -Дураков не принимали. Потому что делали историю. Ну, может только на самой нижней ступени.
   -Тогда понятно. Светиться в таких делах глупо. А что там случилось с Крисом?
   -Ничего не случилось. В один из дней солдаты захватили замок в котором кроме старого управляющего никого не было. Но это не остановило буйных солдат от разрушения. Наоборот, беззащитность каменных стен пробудила в них ярость, какую мы часто встречаем среди наших современников собирающихся в стада таких же как они уродов. Пятьсот лет прошло, а это не изменилось.
   Они ограбили все постройки, а после этого подожгли и стали празновать очередную победу. Это было время Кристо, который въехал через разбитые ворота на своей повозке...
  
   -Руки за голову! Лежать!- послышалась английская речь с сильной примесью арабского акцента.
   Я не возражал. Улёгся на пузо гадая, что всё таки им от нас надо? Или это у меня судьба такая кривая? Три старушки под окном, пряли поздно вечерком...
   Убить нас могли и в Бенаресе, там очень сильные промусульманские настроения, а вместо этого... Но как они могли узнать? Я никому докладов не пишу, и всё держу в своей голове. Мне конечно говорили что голова не особенно надёжное хранилище, но на мой вопрос: -А где же тогда?- только разводили руками.
   Есть правда один метод: выучить древнегреческий и высечь всё в камне. А камень закопать на кладбище. Как вам это? Вот и мне - никак.
   Между тем арабы обыскали наши рюкзаки и ничего не нашли кроме документов из Министерсва Культуры о том что наша экспедиция в пустыню носит исследовательский характер и только. Раскопки или иные действия могущие разрушить мифические культурные ценности категорически запрещены и нарушение данного параграфа карается на срок от пяти до десяти лет согласно уголовному законодательству. Приложение 125 к выписке о производстве работ на исторических объектах. Подписи и печать.
   -Мы ничего не нарушали.- сказал я через плечо. Не горячо?
   Меня пнули и сказали помалкивать, потому что первым на очереди был Чарли.
   У меня завод медленный, поэтому поворачиваюсь к Чарли.
   -Ты молчи, Чарли, о том что знаешь.
   -О чём?- удивился он и получил по башке, сильно. Смотрю не притворяется, и это хорошо. Доверять ему начал почти как брату, которого у меня никогда не было.
   -Что же вы делаете, кретины? Он же главный!- сказал я.
   Они разозлились. Их командир начал орать на своих душманов, чтобы те даже и близко к нам не приближались. Его самого это не касалось, поэтому от избытка чувств он опять пнул меня два раза.
   -Чурка бестолковая!- я разозлился, шея покрылась потом. Первый признак. Второй, когда почувствую жар в ладонях и ступнях ног. Иногда это происходит спонтанно на улице. Тогда надо сесть и придти в себя. Окружающие не виноваты что меня в детстве так наказали.
   Или не наказали? Но блок поставили не пробьёшь. Вернее это раньше было, теперь уже легче. Но лет до двадцати пяти домовые или другая какая нечисть так в квартире и паслись, а ночью на чердаке гуляли.
   После того случая в деревне я замкнулся. Зато научился молчать, только когда уж разбирало совсем сильно ехал на окраину города, где сносили дома и отрывался. Рвал батареи из стен и ломал трубы стояков, потом делал проходы в стенах и совершенно забывал о времени.
   Думал:
   -Почему мне такое несчастье?
   И слышал голос одной из трёх старух:
   -Маяться будет всю жизнь.
   У меня была ещё встреча с ними, это я так считаю, хотя может быть это были не они, а похожие, но наказали меня крепко. Как Вакула-кузнец чёрта на себе возил читали? Только я часа три-четыре таскал, точнее не скажу, и кого таскал тоже. Старушкам грубить нехорошо.
   -Говори ты, старый гяур!- командир поднял Чарли за волосы одной рукой, глядя на меня. Вижу, вижу. На его примере надеетесь что я испугаюсь и расскажу страшную тайну. Готов признать невиновность моего спутника. С этими уродами всё более менее ясно. Важные лица и даже совсем неважные, ищут выход на любого! человека способного пролить свет на исчезновение штурмовика F-21 "Kfir" в 1985 году, когда при передаче Израилю двух атомных боеголовок с американского авианосца "Нимитц", базировавшегося в Бенгальском заливе, он пропал в районе пустыни Тар, не долетев до Исламабадской дозаправки каких-то двести миль.
   Ай-яй-яй! Тут и роль Чарли сама собой вылезает на свет божий. А я то считал что самолёт нашли ещё тогда. Вернее обломки. А теперь надо как-то выкручиваться, потому что мне никто не поверит что я не агент КГБ-ФСБ, который вместе с агентом ЦРУ притащился прямо на место. Вот угораздило! Утешение только в одном. Ночевать будем здесь. Так что могу начинать врать как мне заблагорассудится, и этим заслужу их вечную признательность.
   А Чарли... Пусть они немножко позанимаются с ним. Ему не привыкать, а то сироту Казанскую из себя изображает. Руки-ноги нам связали, ножами помахали, побили моего подчинённого. Он конечно орал что ничего не знает, да и откуда ему? Начало темнеть и очень быстро, как всегда бывает в этой местности, поэтому меня отложили до утра. Психологи. Типа чем дальше тем страшней. За ночь напридумываю ужасов, и к утру сам расколюсь. Забавно, да? Поздно ночью, когда луна переместилась к горизонту, я толкнул старого вруна.
   -Стони потише, и начинай развязывать руки.
   -Тебе?
   -Нет, деду Морозу!
   -А! Так бы сразу и сказал. Вынь верхнюю челюсть.
   И ртом своим липким к моим рукам подобрался. Чувствую ошибался я когда о цене его челюстей размусоливал. Какие там десять тысяч! У него там наверняка магнитофон и телевизор с пистолетом спрятан. Уцепился за зубы и потащил. Он аж закрутился.
   -С ума сошёл? Вниз надо! Справа начинай! Стой, это лево! Я сказал справа!
   Тьфу! Совсем замучил. Вынул.
   -Ну!?
   -Вставляй наоборот!
   Вставил.
   -Руки поближе!
   Обрезал он верёвки на моих руках, потом я обрезал на ногах.
   Бюгель, это перемычка такая, для жёсткости конструкции, у него стальной и заточенный как кинжал. Самоеды наши не догадались что такое возможно, да и я признаться первый раз слышу.
   -Давай двигай вон за тот камень, и подожди меня. Я сейчас.
   Шёпотом разговариваем понятно. Любопытно очень, что их командир с часовым сделает, когда нас не найдёт?
   Сумка моя неподалёку лежала. Собрал её. Не пропадать же добру? Иду и думаю, перехитрил сам себя, как же тот камень найти, где винтовка и всё остальное? Утро придётся ждать.
   Когда отошли подальше, я ему и говорю:
   -Не в обиду будь сказано, а только зачем ты Чарли на нас этих басмачей навёл?
   -А я думал это ты на них работаешь. Чёрт вас русских знает, вы всю жизнь с террористами дружите.- отвечает.
   Что правда, то правда. Любят наши гадить западу руками таких вот Махмудов, впрочем у америкосов самих рыло в пуху.
   -Больно ботинки у тебя приметные, где брал?
   -Так когда меня после суда снова в камеру засунули, один ботинок у меня пропал.
   Извинялись. Вот другие и да...- он застыл с открытым ртом, потом судорожно начал снимать совершенно новые армейского образца ботинки.
   -Старый стал.- пожаловался он. -Купили сволочи!
   -Ну да!- думал я глядя на него. -Никакого уважения к старости. Ты там поаккуратней, не сломай!
   А он уже вытаскивает из подошвы плоский как фотоплёнка бипер.
   Начальник полиции наверное сейчас "Мерседес" покупает.
   -Что это?- спросил он.
   -Ничего. Тебя не учили в вашей Лэнгли, что нехорошо у незнакомых людей подарки брать? Ладно, обувайся пока. А я место поищу, светает.
   Забрал у него плёнку и пошёл место искать, где эту публику прижучить можно.
   Придётся убить. Всех. Как говорил кто-то в кино: "Ничего личного".
   По соображениям безопасности. А то здесь скоро народу будет шмыгать как на Красной площади в Новый год.
  
  
  

Северная Италия, сентябрь 1961 г.

  
  
   Капрал карабинеров Фернандо Ривера, которого все звали Бекко (горелка) за его весёлый нрав и скорость с которой он выполнял приказы своего начальника - капитана Сесилио Бенито, сменившего на посту бывшего шефа, шёл по улице направляясь к дому Игнасио, где друзья должны были его дожидаться. Игнасио женился и растолстел, но по прежнему оставался добрым старым другом, который всегда придёт на помощь. Сесил и Бекко пока ходили холостыми и принимали участие на всех танцульках устраиваемых раз в неделю на открытой веранде отеля "Верона".
   Сказать по правде, Игнасио всегда был здоровым и сильным, и может быть вследствие того медленным и добродушным. К тому же его склонность к полноте служила мишенью для насмешек друзей. Они утверждали что лейтенант женился на своей соседке потому, что он стал слишком ленивым бегать за местными красавицами.
   Всё детство и юность Марии Бертуччи прошли на глазах Игнасио, поэтому когда её родители пришли поговорить о бедной девочке, которая не смыкает глаз и льёт слёзы думая об Игнасио, всё было решено в пять минут. Он оглянулся на друзей находившихся здесь как бы случайно, а на самом деле отец сеньориты Марии посетил комиссариат полиции и пригласил Сесилио прийти и поддержать сватовство.
   При этом Фернандо задрал глаза к потолку, Сесил устроился в позе Роденовского "Мыслителя", а Игнасио глядел на них попеременно ожидая какого-нибудь совета.
   По истечении четырёх минут, Бекко как самый импульсивный, не выдержал молчания и сказал:
   -Мы согласны!
   -На что?- растерялась мать сеньориты.
   -То есть он согласен!- поправился Фернандо.
   Теперь Игнасио смотрел на капитана ожидая заключительного решения.
   -Ок!- сказал Сесилио. -Свадьба через месяц. Так будет хорошо?
   Все облегчённо вздохнули. Если капитан сказал через месяц, значит через месяц непременно. Только Игнасио выглядел неудовлетворённым.
   -А почему через месяц?- спросил он громким шёпотом.
   -Не терпится приступить к супружеским обязанностям, старина?- похлопал его Фернандо.
   -Тебе нужно время чтобы подготовить всё к свадьбе.- ответил более серьёзный Сесил.
   С тех пор прошло пять месяцев. Игнасио прибавил в весе на домашней стряпне и его жена тоже, но совсем по иному поводу. В семье Аквилла ожидали первенца.
   Когда Фернандо вошёл в калитку, старая карта уже лежала на столе, а друзья обсуждали что с собой взять в горы. Собственно список Игнасио составляла Мария и он был длиннее списка Сесилио на три листа.
   -Ты что, весь дом с собой хочешь взять?- сердился капитан.
   -Сесил, но ты же знаешь что Мария...
   -Марию мы не берём!- прервал его капитан.
   -Как же?- недоумевал Игнасио. -А кто готовить будет?
   -Я буду готовить!- рассердился Сесил и заметив входящего Фернандо, показал на него. -Бекко тоже будет готовить.
   -Я принёс три пары альпинистских ботинок.- сообщил Фернандо и обращаясь к Игнасио добавил:
   -Твоего размера не нашлось, я взял на размер больше.
   -Зачем?- закусывая хлебом с сыром спросил Игнасио.
   -Подумал что до того как мы поедем в горы ты ещё растолстеешь, и они будут тебе в самый раз.
   -Но мы уезжаем в субботу!
   -Тогда тебе надо поторапливаться!
   Сесилио не принимал участия в пикировках своих друзей. В другое время конечно, но сейчас он был озабочен.
   Туристы из Германии буквально оккупировали подножья Монте-Бианко. Плюс на самой горе работали как минимум две экспедиции. Одна из Мюнхена, другая из Гамбурга. Притворяются археологами, между собой не ладят. Эти данные принёс проводник экспедиции. Всё что касалось горы, теперь особенно близко волновало Сесила.
   Он задумался на секунду над списком и приписал внизу: "оружие".
   Друзья не разоружились в 1957-м, когда вышел приказ по полицейским подразделениям о запрещении использования нетабельного оружия и сдаче арсеналов накопленных за военные и послевоенные годы государственными структурами.
   -Возьмёте пистолеты.- сказал Сесилио. -А ты Игнасио откопай наши автоматы. Фернандо, иди к старому Луиджи, скажешь что я послал, он знает.
   -А я?
   -Что ты?
   -Мне не надо знать, зачем я пойду к этому мафиози?
   -Патроны. Возьмёшь тысячу, как договаривались, да смотри чтобы он тебя не обманул. Лучше с трассерами. Один к трём.
   -Не маленький, разберусь.
   -Тогда иди, нам ещё с одеждой надо...
   Фернандо уже не было.
   Они выехали рано утром, в три часа, рассчитывая до семи добраться до перевала, откуда вела тропа на Монте Бианко. Перед расставанием Мария подошла к Сесилио и Фернандо.
   -Верните мне моего мужа капитан, живым и здоровым. Обещаете?
   -Обещаем.- ответили друзья.
   За пять лет подготовки они разгадали что скрывается за столбиками цифр и надписями на древне-германском. Где-то на высоте двух с половиной километров должна быть искусственная пещера, а вот что в ней - бывший шифровальщик немецкой армии, которого Сесил нашёл в Милане, не смог расшифровать.
   -Мало текста.- сказал он.
   Но были координаты и был знак. Если его найти, тогда удача!
   Полицейскую машину оставили у подъёма. Здесь уже начинались каменные обвалы и можно было только идти. На повороте тропы первый сюрприз, поперёк загораживая проход доска с надписью "Halt! Verboten!"
   -Дожили!- зло сказал Сесилио, вспомнив о своём знакомстве с немецкими "туристами" пять лет назад. -Теперь нам и в горы запрещают!
   Фернандо приподнял предупреждение вытаскивая колья из земли.
   -Замри!- рука Игнасио придавила доску. -Не торопись, Бекко! Меня жена дома ждёт! Смотри!
   Он показал на проволоку накрученную на одну из опор.
   -Оставь её в покое, Фернандо!- сказал капитан заметив что приятель не отпускает объявление. -Сейчас проверим что это такое. Идите назад и подождите меня вон там.
   Он показал на саммит поросший рыжей травой, метрах в шестидесяти.
   Когда Игнасио и Бекко ушли, Сесил достал из своего мешка моток шнура, привязал за кол и стал отходить, постепенно разматывая. Получилось примерно двадцать метров.
   -Достаточно.
   Капитан ухватился посильнее и дёрнул. К счастью он потянул слишком сильно, потому что упал и взрывная волна прошла над ним. Самого взрыва он не видел, но его здорово побило каменной крошкой валившейся в изобилии с неба.
   -Чёрт, что это было?- говорил он стараясь встать на четвереньки, пока друзья бежали к нему.
   Они повалили его опять на землю, ощупали, охлопали. Осмотрели синяк на лбу, сказали: "Заживёт!", потом нашли его рюкзак и повесили ему на спину.
   -Бессердечные!- пожаловался он. -Вы видели?
   -Как стокилограммовая бомба. А может это она и была? Здесь много всякой дряни валяется. Ты же сам рассказывал.- напомнил Игнасио.
   -Скоро гости пожалуют.- Фернандо был озабочен. -Спрятаться надо. Хоть посмотрим на них.
   -Какие гости?
   -Он прав, Игнасио. Если бы меня башкой не стукнуло...
   -Так по вашему меня стукнуло?- обиделся толстяк.
   -Игнасио, ведь это ты заметил проволоку!
   -Да, правда...
   Они поднялись повыше над тропой, чтобы видеть того кто пожалует посмотреть на останки неудачников.
   Гости появились через пол-часа. Они шли не сторожась, и резкая немецкая речь отражаясь от камней была отчётлива слышна.
   -О чём они говорят, Фернандо?
   -Спорят. Один говорит что машину нужно спрятать, а другой - что сжечь.
   -И к чему пришли?
   -Один пойдёт в лагерь, спросить у фюрера.
   -У кого-о?!!
   -Ну, штамбамфюрера!
   -Наверное штурмбаннфюрера!
   -Нет, там ещё что-то было вначале. Подожди, они о нас спорят, что трупов нет!
   -Какие трупы! Там воронка четыре метра!
   -Ага, вот и он то же самое говорит! Наставляет остающегося, чтобы хоть ногу нашёл, или руку для доказательства.
   -Я ему быстро найду!- пригрозил Сесилио. -Сначала одну ногу, потом вторую... Игнасио, держи его на мушке! А мы поверху обойдём. И сиди смирно.
   Если покажешь свой толстый зад из за камня, я с тебя шкуру спущу! Пошли, Бекко!
   Оставшись один "турист" и не думал искать останки кого-бы то ни было. Он присел на нагретую солнцем тропу, привалился к камню и закрыл глаза, положив ружьё на колени.
   Генрих Дитс уже сожалел о своём согласии принять участие в экспедиции под руководством бывшего оберштурмбаннфюрера СС Уго Кранца. Сначала всё шло хорошо, и очень напоминало летний лагерь бойскаутов в Альпах. Но прошло уже два месяца и наступает осень, а старый эсэсовец не торопится. Ввёл дисциплину как в армии. Хотя Генриху понравилась затея с расстрелом двух человек из лагеря конкурентов. Перед этим их пытали, раздавив громадными камнями конечности. Он стрелял как и все другие, а Кранц снимал это на плёнку. Правда если она попадёт в полицию, независимо какой страны, Италии или Германии, дело может закончится пожизненным заключением. А теперь ещё этот взрыв. Машина полиции, значит они подняли руку на святая-святых. Убийства полицейских в Италии не прощали. Даже их знаменитая мафия и та пасует перед полицией. Он не дурак и видит что Кранц ему не доверяет, впрочем он никому не доверяет и заставляет искать следы пещеры заваленной взрывом. Единственное что приносит утешение: у них есть всё для нормальной жизни. Запасы продовольствия и оружия были завезены кем-то давным-давно и спрятаны в тайники на территории концентрационного лагеря. Генриху до сих пор непонятно, как военнопленные ходили на работу. Ни к лагерю, ни от лагеря не было ни одной дороги.
   Единственной зацепкой были узкие тропы, но они никуда не вели. Все следы были уничтожены людьми и временем. От самого лагеря остались только два барака - грязные, полуразрушенные сараи. Старый наци брезговал заходить туда, а между тем Генрих нашёл там много надписей, и даже целые истории нацарапанные в самых невероятных местах чтобы не привлекали внимания надзирателей.
   Генрих старательно скопировал большую часть, надеясь по приезде в Гамбург показать это каким-нибудь русским, а вдруг это указание на местонахождение клада? И ещё одно не давало ему покоя. Никто, если он не дурак, а Генрих был очень далёк от мысли что хранилище строили идиоты, не будет просто замуровывать пещеру, должна быть система вентиляции, а по ней можно добраться до денег и драгоценностей. Во сне ему мерещились сундуки набитые золотыми талерами, драгоценными камнями, долларами и фунтами.
   -Замаскировали, сволочи!- с сердцем сказал он во сне и проснулся. Ему в лицо смотрел ствол автомата "Брен".
  
  
  

Северная Индия. Пустыня Тар. Июнь 2005 г.

  
  
   Я выбрал место которое простреливалось как в тире, и поспешил назад. Моя винтовка на сто метров очень даже не плоха, хотя дрянь конечно. При перезарядке иногда перекашивает патрон. И то сказать, 1936 года выпуска и жила всё это время в Индии, а не где-нибудь на курорте.
   -Чарли!- сказал я. -Мне известно какой ты замечательный стрелок, возьми вот эту волшебную громовую палку и убей их всех.
   -Сам пачкаться не желаешь?- криво усмехнулся он.
   -Желаю, только стрелок из меня, как из тебя нотариус.
   -Я мог бы быть очень неплохим натариусом.- возразил старикан.
   -А я мог бы стать снайпером. Но этого не произошло. Так что давай сам!
   -А ты куда?
   -Я помогу тебе с фланга. Когда они займутся тобой, я как выскочу! Только в меня не стреляй.
   -Значит я буду как подсадная утка?
   -Нет, ты будешь как подсадной старый ЦРУшник, а уткой буду я. На твою долю трое, а с этим... - я показал револьвер, -мне придётся убрать двоих. Ну как тебе план?
   Он возмущённо фыркнул.
   -Тоже мне план!
   -Предложи свой, только быстрее, слышишь кричат?
   Арабы вечно орут, особенно когда их много и жертва беззащитна. По крайней мере они так считают. Даже самые лучшие старикашки становятся капризными и их тянет на разглогольствования. В общем я ушёл и спрятался, поскольку начинать концерт придётся моему пацифисту. Он думал что мы их обманем и удерём, только не подумал куда. Чарли надеялся что я знаю. Мы оба попали в незнакомую ситуацию. Пустыня или тайга - с этим всё понятно. А с этой каменоломней как? Насколько мне известно пока никто не написал руководство по партизанской борьбе среди булыжников, которые как известно оружие пролетариата.
   Скоро наши преследователи выскочили из каменного лабиринта прямо под дуло ружья Чарли, и остановились. Прибор показывал что мы здесь, но нас не было.
   В ярости что их обманули они начали палить в разные стороны. Чарли странно молчал, а я сидел в узком проходе между двух камней, и молился чтобы рикошетом не повредило важную часть моего организма. Наконец со стороны моего компаньона послышался выстрел. Я выглянул ровно настолько чтобы убедиться что никто не упал. Старый осёл! Что он вытворяет? Всего пятьдесят метров и он мажет как сапожник! Второй выстрел грохнул. По радостным возгласам арабов он опять ни в кого не попал, кретин! Дай мне только выбраться, уж я тебя проучу!
   Башибузуки опять завопили и стали наступать, ну как же, если пенёк с винтовкой, то можно не стесняться. Они так спешили что не заметили меня, когда я вылез из своего укрытия и пошёл за ними. Но было очень страшно, потому что пули из ружья Чарли летели куда попало. И парочка прошла совсем близко.
   Я приблизился к ним на расстояние метра и стал стрелять в спины. Стыдно мне не было. Единственное что я хотел, чтобы Чарли заткнулся и перестал осыпать меня пулями. Старшего надо было убить сразу. Каюсь, мой недосмотр. Он бросил на землю коробку спутникого телефона, только когда убиваешь с близкого расстояния, не до таких мелочей. Как оказалось зря.
   Я медленно приближался к Чарли. Несмотря на то что его лицо обычно выглядело смуглым, сейчас оно белело на сером фоне камня как древнегреческая театральная маска.
   -Брось пистолет!- сказал он дрожащим голосом. Он ещё не понимает что я и без пистолета достаточно опасен. Подойдя ближе увидел слёзы на его лице.
   -Ай-яй-яй! Господи, скажи что это неправда!
   Я сел на один из камней.
   -Чарли, ты ведь не ЦРУшник, так какого же чёрта...?
   -Тебе не понять, Серж.
   -Мне следовало догадаться раньше.
   -И что тогда? Убил бы меня ещё там?- он махнул рукой на восток.
   -Нет, я бы действовал по другому, не заставляя тебя стрелять. Извини.
   -Но я же никого не убил!
   -Ты мне здорово помог, Чарли. Вообще ты молодец. Только вот чуть в меня не попал.
   -Извини.
   -Не за что, старина. Только плакать будешь потом. Надо собрать оружие и припасы.
   Я вспомнил про телефон командира душманов.
   -Сейчас вернусь.
   Он лежал на песке и был включён на передачу. Выключил. Осмотрелся.Чарли уже начал собирать оружие, пугливо обходя трупы. Может пройдёт у него со временем, если конечно оно у нас будет. Я имею ввиду будущее.
   Когда всё было закончено, мы нагрузились как вьючные животные и пошли в направлении северо-запад, как и раньше.
   Скорее всего они выбросят группу на помощь нашим мёртвым арабам с вертолёта или вертолётов. У границы, это важный момент. Индийцы следят за этим ревниво. Вертушка из Пакистана вызовет бурю эмоций с проклятиями по адресу Махатмы Ганди и решительными действиями вооружённых сил. А я не думаю что это были государственные служащие, те которых мы... м-да...
   Надо было уходить быстро, хотя мы имели один день в запасе, а потом ещё сколько-то времени пока нас обнаружат. А в том что нас найдут я не сомневался. Вопрос, когда? Мы делали десятиминутные остановки каждый час, но я видел - Чарли долго не протянет. Он потерял что-то важное. Психотерапия?
   Возможно мы потеряем на этом время сейчас и выиграем потом? При условии что он снова станет прежним?
   -Дальше не пойдём.- сказал я останавливаясь. -Отдыхай!
   Он попытался слабо сопротивляться, потом сел и уронил голову себе на грудь.
   Спи Чарли, может всё и обойдётся.
   Через два часа он проснулся.
   -Ты обедал, Серж?
   -Нет ещё, чистил оружие.
   -Будем?
   -Если сготовишь. У меня руки в масле, а воды мало. Не спеши. Сегодня никуда не пойдём.
   -Тогда может продолжишь про Кристо?
   Ему непременно хотелось узнать что было дальше. А собственно почему бы нет?
   Только сейчас я увидел что их судьбы в чём-то похожи. Они оба жили не своей жизнью, а как в театре. Артисты. Что там Чарли говорил насчёт Художественной Академии? Вот и ответ.
   -На чём я остановился?
   -Как Кристо въезжает во двор замка на своей таратайке...
  
  
  

Испания 1488 год

  
  
  
   По всему двору валялась утварь, брошенная солдатами за ненадобностью, надворные постройки чадили, распостраняя удушливый запах гари. Собственно Испанские замки это не совсем то что представляется в воображении. Здесь нет громадных каменных стен с подъёмным мостом, как нет и башен с часовыми у пушек. Более всего это напоминает южно-американскую гасиенду окружённую по периметру стеной. Ну конечно! Этот стиль и пришёл туда из Испании.
   К этому моменту Кристо уже имел достаточно чтобы прожить жизнь безбедно, но как и многим получившим богатство, ему теперь хотелось известности и общественного признания. Деньги отходили здесь на второй план, на первый выходила удача. Его величество случай, который меняет судьбы. Крису в этот день сказочно повезло. Он сразу обратил внимание на лежащий в углу комнаты труп управляющего сжимавшего в своих руках фолиант в кожаном переплёте. Действуя кинжалом он разогнул пальцы старика и взял перепачканную кровью книгу...
   Только раскрыв её он понял что нашёл это! Унижения, пинки, угрозы в его адрес ушли прочь, и сияющие вершины славного будущего показались на горизонте.
   Он опустился на пол не в силах сдержать дрожь в коленях, поставив локоть на тело управляющего и застыл, глядя поверх титульного листа, на котором по английски было написано:
   "Детский атлас мира. Лондон 1995 г."
   К сожалению книга была не полной, некоторые страницы отсутствовали, но и того что было хватило бы на несколько жизней. На картах были изображены моря и далёкие неизвестные страны. Вест Индия, прочитал он на одной из них, разглядывая рисунки рыб, морского змея и каравелл направляющихся за тридевять земель под парусами которые несли на себе символику святого креста.
   Ну конечно! Индия! Две стороны одной монеты! Вест и Ост Индия, смотря откуда плыть! План медленно созревал в воспалённой голове маркитанта. Он многого ещё не понимал, например что обозначают пересекающиеся линии с номерами на картах, но со временем ....
   Резкий голос Жозефы вывел его из состояния прострации. Немедленно бежать! Нет, утром! И не спускать с книги глаз. Придётся сделать копии, а на это уйдёт время.
   В 1490 году прибывший из Генуи известный мореплаватель попросил аудиенции у королевской четы. Причину своего визита он озаглавил в записке: "Несметные богатства Индии и южных земель для Испанской короны".
   Королева назначила день, и в августе 1490 года Кристофер перешагнул порог приёмной залы ведомый одним из придворных.
   Фердинанд будучи только герцогом и мужем Изабеллы, редко принимал участие в государственных делах, жёсткий характер жены который она показала ещё в начале их брака совершенно отвратил его от всех дел касающихся политики, армии, войны и духовенства. Изабелла не препятствовала мужу делать всё что он хочет. Единственным условием было соблюдение клятвы о верности, даваемой молодожёнами. Поэтому Кристо ожидавщий увидеть венценосную семью был разочарован и разговор не получился. Несмотря на кажущуюся слабость королева была более чем достойным соперником. Она только что объявила об окончании войны, и обложила дополнительными налогами практически все сферы светской жизни. Инородцы более не преследовались по расовому или религиозному признаку. Она выгнала их всех. А ведь это стоит того чтобы заплатить? Всё что угодно, но только не такое... Народ возмутился, причём возмущались те, кто за годы войны успел награбить целые состояния. На усмирение непокорных были посланы войска инструктированные надлежащим образом, отбирать у непокорных всё под чистую. Самих же ослушников казнить. Под эту категорию попадали почти все разбогатевшие на войне подданные. Первые деньги потекли в пустую казну королевства, и первые жулики с их фантастическими прожектами, как например:
   Построить башню олицетворяющую королевское величие, высотой до небес.
   Закупить чернокожих рабов, чтобы они выстроившись цепью передавали из рук в руки кувшины с водой до самой Севильи, вследствие чего она должна была превратиться в цветущий сад.
   И вот теперь этот. В записке обещает неисчислимые богатства и просит три корабля. Вот ещё расходная статья! Нужно строить корабли. У Испании нет своего флота. Англия царит на морях. Снизу подпирают турки. А мы?
   Кристофер не знал что исход разговора был предрешён ещё не начавшись.
   -Итак, - начала королева, - я не расслышала твоё имя, генуэзец!
   -Кристофор Колумбус, ваше величество!- глубоко поклонившись назвался он. -Или как меня зовут подданные вашего величества - Кристобаль Колон.
   Она молча смотрела на него своими подслеповатыми глазами и в ней росло раздражение. Как он смеет не выразить своего восхищения её красотой? Или хотя бы её умом? А поздравления с великой победой Испании? Где всё это?! И я ещё должна выбирать между этими двумя проклятыми именами?
   -Я буду звать тебя как и своих подданных. Ты говоришь что знаешь новый путь в Индию, Кристобаль Колон?
   -Да, ваше величество, моя карта...
   -Покажи!- она протянула руку.
   Кристо не ожидал этого, он не взял с собой карты или даже копии.
   Королева с интересом смотрела как меняется его лицо. Самодовольное, когда он только вошёл, и сейчас - как у побитой собаки. Жулики и казнокрады!
   -Ты можешь идти!
   Это прозвучало как приговор. Всё оказалось напрасным. Согнувшись Кристо вышел, обметая пол перьями своей шляпы.
  
   -Так это был Колумб!- обрадовался Чарли. -А как же... Ему ведь не дали кораблей? А мы знаем эту историю по другому!
   -Кристо вернулся к этому разговору с королевой через два года вместе с книгой. Только тогда он смог показать коронованным особам что это возможно. Да и сама книга отпечатанная в двадцатом веке убедила королеву. Однако случилось то что боялся Кристофер.
   Ему дали корабли, но взамен забрали атлас. С тех пор он находился в Прадо, в королевской библиотеке.
   -И никто не знает об этом?
   -В 1936 году он исчез оттуда, вместе с дневником Колумба. Фюрер собирал реликвии, а Франко счёл что помощь Германии стоит трёх замусоленных книжек и старинной шкатулки.
   -И где же всё это сейчас?
   -Как ты думаешь Чарли, зачем мы притащились сюда? За боеголовками? Так ведь наверняка от удара о землю они развалились на части и представляют из себя не более как кучку радиоактивного мусора, найти который возможно разве что случайно, и то вряд ли. Американцы потеряли надежду найти через два года, а террористы... Я не знаю на что они надеются, но по моему будут рады любой находке, если только смогут сделать свою "грязную" бомбу.
   -Значит мы идём за шкатулкой?
   -Нет Чарли, ты пока меня не спрашивай об этом. Лучше спи. Выходим рано-рано.
  
   Я видел что ему стало лучше. Такие истории, как та что я ему рассказал подогревают воображение, к тому же Чарли поставил себя на место Колумба, это ведь не секрет что люди отождествляют себя с героями рассказов и книг, о фильмах я уже и не говорю. Так устроен человек, он постоянно суетится и спрашивает себя, а как другие поступили бы на моём месте?
   Чарли нашёл ответ. Он обыграл Колумба, который стал для него серой завравшейся личностью. Я не буду спорить. С древних времён люди подгоняют ответы на вопросы и вопросы под ответы.
   -Серж!
   -Что?
   -Как ты думаешь, королева не дала ему титул вице короля Индии потому что он был гомосексуалистом?
   Бедняга Чарли, его заботят права секс меньшинств в истории которой пятьсот лет!
   -Нет Чарли, не поэтому. Королева покровительствовала любимцам фортуны. А Колумб был неудачником. Понимаешь?
   Он долго молчал.
   -А я кто?
   -Узнаем завтра. Только с утра потренируйся в стрельбе.
   -Я попаду.- сказал он. -Я больше не хочу быть неудачником.
  
   Никто особо не интересуется как это место стало таким пустынным. Раньше здесь стояли города и жили люди, а теперь это довольно узкая полоса, как шрам на теле Земли длиной пятьсот и шириной сто километров. Четыре громадные воронки диаметром десяток километров очень хорошо видны из космоса. С земли не видно ничего. Было высказано предположение что сюда упали метеориты от пяти до десяти тысяч лет назад. Правда непонятно что вызвало электромагнитный хаос.
   Такое наблюдается только после атомных взрывов, или Тунгуски. Там очень похожая картинка, но если над тайгой взорвалась одна, то здесь четыре, или пять.
  
   В книге русского пророка Михея дан адрес: Самария, Лахис. Самария простиралась от Кашмира на юге до Донских степей на севере, с Лахисом легче, современный Лахор. Да это он.
   "И будет в тот день, говорит Господь: истреблю коней твоих из среды твоей и уничтожу колесницы твои, истреблю города в земле твоей и разрушу все укрепления твои, исторгну чародеяния из руки твоей, и гадающих по облакам не будет у тебя; истреблю истуканов твоих и кумиров из среды твоей, и не будешь более поклоняться изделиям рук твоих. Искореню из среды твоей священные рощи твои и разорю города твои. И совершу в гневе и негодовании мщение над народами, которые будут непослушны. Запрягай в колесницу быстрых, жительница Лахиса; ты - начало греха дщери Сионовой, ибо у тебя появились преступления Израиля."
   А живут они, утверждает Иерусалимский Талмуд, за "баснословной рекой Самбатион, бросающей песок и камни из огненной воды".
  
   Это здесь. И песок, и камни. Огненная вода правда вся закончилась.
  
   "Изучив многочисленные рукописи путешественников средневековья и свидетельства европейцев XIX столетия, объездив страны Юго-Восточной Азии, антрополог Шальва Вейль определила одно из мест, где предположительно могла бы протекать мифическая река. Бывший очаг древнейшей культуры сегодня находится на задворках мировой цивилизации. Это оплот радикального ислама, клановой замкнутости и традиционализма - юго-восток Афганистана, север Пакистана и Кашмир, пороховая бочка Азии и всего мира."
   Неслабо? Но у пророка Михея это было записано давным-давно. Действительно, сикхи и пуштуны похожи как родные братья. Но за что Господь наказал их, подвергнув города бомбардировке? Ну, может и не ядерной. Кто знает что у богов в арсеналах? На результате я сейчас лежу и на солнышко гляжу. В смысле на звёзды. Двадцать пять лет назад в Индии был найден скелет, радиоактивность которого в 50 раз выше нормы, (см. "Проблемы космической биологии" т.2 стр. 23). Для того чтобы отложения обнаруженные в скелете имели столь высокую радиоактивность, человек этот, погибший 4000 лет назад, должен был долгое время принимать пищу, радиоактивность которой должна в сотни раз превышать обычную, либо жить недалеко от эпицентра атомного взрыва. Это в Хараппе, совсем недалеко отсюда. В Мохенджо Даро та же самая история, но там хотя бы остались развалины. Здесь не осталось ничего, это значит что я подошёл очень близко. А древние евреи, они же сикхи-пушту, должно попёрли у Господа что-то очень ценное, иначе что же он так разозлился?
  
   Утром я сориентировался немного по холмам на горизонте, идти придётся ещё с десяток километров, а то и больше. Пока кипятил воду, Чарли стрелял по банке с бараньей тушёнкой на которой было по арабски написано "Халал".
   Может конечно он и халал, только меня совсем не вдохновил вид этой баранины.
   Мелкие горошинки мяса в жире.
   -Отдай мусульманам Чарли! Пусть едят это сами.
   Видимо он решил никого не баловать, и по звуку уже два раза попал с десяти метров.
   -Серж, а кто всё таки ты такой?- спросил он вытирая рот.
   Ну наконец-то, начинает приходить в себя! Постепенно появляется вкус к жизни, а вместе с ним и любопытство. Старичок оживает. Надо ему рассказать кое-что, а то спать перестанет.
   -Не то что ты подумал. Я не работаю на государство. Если уж честно, так я не работаю совсем...
   -Угу, а сюда ты попал с мыслью расслабиться и отдохнуть. Кстати, тебе идёт этот загар.
   -Не вредничай. Для меня любимое дело не работа.
   -А деньги?
   -С ними всегда проблема. Скажем есть у меня спонсор, богатый старичок, вроде тебя. Любит слушать мои рассказы и ставить точки на карте.
   -Ага, вот видишь, а говоришь не работаешь.
   -Не он выбирает куда мне ехать и что искать...- я замолчал.
  
  
  
   С моим "другом" я встретился когда мне исполнилось двадцать пять. Он пожаловал ко мне домой сам, правда в окружении охраны. Прошёл вокруг стола, на котором стоял букетик гвоздик, подарок соседки за то что мужа её дядю Колю напугал до беспамятства так, что он уже месяц не нюхал спиртного. Вообще-то я никого не лечу, запрет на мне, но так надоели постоянные крики и рыдания из-за двери, что я решил: пусть мне будет хуже.
   А этот... Не понимаю в какой книге он обо мне прочитал, и самое главное, что там было написано? Сам я сидел на диване с ногами, знаете зимой холодно, батареи могли бы греть и получше, и смотрел телевизор.
   Он в своём волосатом пальто пристроился на диване рядом. Так мы и сидели минут пять, пока ему не надоело. Пальто зашевелилось, приподнялось, и он появился как из кокона, маленький тщедушный старичок.
   -Холодно.- сказал я скосив глаза.
   -У вас диван неудобный.- ответил он, смешно шевеля ножками в воздухе.
   -Я его не продаю.
   -Хе-хе-хе.- засмеялся он. -А я его не покупаю. Курите?
   Я кивнул. С деньгами было туго и последние сигареты кончились три дня назад.
   -Попробуйте моих.- он протягивал золотой портсигар, именно золотой, а не позолоченная подделка. В таком должны находиться очень уважаемые сигареты.
   Я взял одну. Это оказалась "Прима". Ай да старичок! Я с уважением посмотрел как он прикуривает. По телевизору шла программа "В мире животных" и некоторое время он с интересом смотрел за приключениями амазонских лягушек.
   -Мы покурили на брудершафт, целоваться будем?
   -Вы очень нахальный молодой человек.
   -Я у себя дома, не заметили?
   Он поднял брови, как будто я сказал глупость. Он везде чувствовал себя дома.
   -Тогда видимо мне надо представиться...
   -Не трудитесь, я смотрю телевизор каждый день.
   Он пошевелил пальцами.
   -Вы бывали в Африке?
   -Собираюсь.
   Это была правда. Я действительно туда собирался уже три года, но ... Сами понимаете. Время комсомольских путешественников миновало, остался чистый бизнес.
   -Я болен.- сказал он видимо в надежде что я его пожалею.
   -Вижу.- я кинул быстрый взгляд на его лицо.
   -Нет, с вами совершенно невозможно разговаривать!- воскликнул он поднимая палец кверху. -Мы уезжаем. Его прихватите с собой.
   Он встал с дивана, ожидая что пальто наденется само собой. Постоял, потом медленно повернулся. Его охрана стояла столбами за нашими спинами, не моргая.
   Пожалуй это был первый раз, когда я нарушил запрет.
   -Прекратите это.- сказал он. -Вы едете в качестве гостя.
   Я люблю ездить в гости. Там я растворяюсь в шумных компаниях и перестаю думать о роли Коммунистической партии Китая в уничтожении окружающей среды. Напиваюсь как зюзя, и обычно меня выкидывают из такси напротив моего подъезда. Редко вдвоём. Втроём ещё реже.
   -Большая компания?- спросил я с надеждой.
   Он достал телефон, пробормотав что-то вроде: -"Ничего не попишешь.", и сказал в трубку.
   -У меня сегодня праздник. Нужна компания... Нет, не такая, попроще...
   Повернулся ко мне.
   -Верни мне их!- показал на охрану.
   Я пожал плечами. Они уже здесь, просто воспитанные такие, не перебивают шефа.
   Он хмыкнул. Кивнул на меня.
   -Возьмёте с собой на Кутузовский. Помыть, причёску, костюм. Через два часа дома. Не опаздывать!
   Посмотрел на меня снова. А я что?
   -Так и будет. Только один вопрос... Можно я буду называть вас дядюшкой?
   Он засмеялся.
   -Ну хорошо, только в этот раз. Наше дальнейшее знакомство может отвратить вас от этого.
   -Это вряд ли. Я люблю родственников.
  
   Праздник удался, но напиться он мне не дал. Вместо этого он привёл меня в свой кабинет, закрыл на ключ дверь, и повернулся ко мне.
   -Интересуешься племянник откуда я узнал о тебе?
   -Мне надо выпить.
   -Не притворяйся алкоголиком. Я знаю зачем ты это делаешь. Извини. Если хочешь я буду называть тебя на вы.
   -Всё равно, дядюшка. Называй как хочешь. А насчёт того как ты обо мне узнал... Есть только один вариант. Полковник Девяткин? Не правда ли?
   -Неправда, он теперь генерал Девяткин, правда я зову его Шестёркин.
   -Как же, как же... Ещё тот...
   Девяткин был начальником Особого отдела распологавшегося на территории части где мне выпало несчастье служить, и его подчинённые начали заниматься мной через месяц после прибытия, с его подачи разумеется. Мне очень досаждали тараканы в казарме. Каюсь, на службе я потерял осторожность, всё вокруг казалось таким простым, как дырка от бублика. Поэтому я предложил ротному переселить насекомых, он не спросил куда, а я не сказал. В общем на следующий день они все переселились в штабной барак и сожрали всю гуашь и чернила с плакатов и документов на стенках. А для жилья они облюбовали плексигласовый куб где находилось знамя части. Тепло, светло и под охраной. По ночам они шуршали всем что может шуршать, а днём отсыпались у подножия "священной реликвии". Заложил меня наш старлей по пьянке, расхваставшись о своём умельце из третьей роты. Вот так всё и началось.
   Они не могли понять как человек который может делать всякие штуки, делать их не желает, а потому не живёт а мучается. Я пробовал им объяснять что нельзя делать зло, а равно и добро, что нарушается баланс тонких энергий, которые в свою очередь тащат за собой энергетику следующего порядка и в результате мы увеличиваем энтропию Вселенной, которая может и бесконечна, но ...
   Они меня обрывали, говорили чтобы я не вешал им лапшу. "Тоже мне Дэвид Копперфильд." - сказал Девяткин, и с тех пор это бредовое название намертво приклеилось ко мне. Вот тогда я разочаровался в людях, конечно где-то ходили образованные и умные мужчины и женщины, но я был в обществе совершенно других, чуждых для меня гуманоидов.
   -В чьём обществе?- спросил меня капитан-особист.
   -Гуманоидов!- ответил я.
   -Забываешься, рядовой!
   -Гуманоидов, товарищ капитан!
   -Вот так-то лучше! А ты у нас не как все, от табуретки произошёл? Тупой как чурка с глазами! Буратино твою мать! Сделай что просят, понял? Или лучше так: с завтрашнего дня будем говорить по другому. Караул! В карцер его! И следить как за своей задницей!
   Он перегнул палку. Ночью его увезли с приступом аппендицита в гарнизонный госпиталь. Правда в этом я был не виноват.
   Одни люди курят всю жизнь, пьют то чем можно отравить целый полк, и чувствуют себя не то что здоровыми, но вполне пригодными для жизни в этом мире. Другие умирают от пореза и простого гриппа, хотя были спортсменами и заботились о своём здоровье. Почему? Ответ простой и давным-давно известный. Это вибрации элементов из которых состоит наш мир, вообще всё. Люди сами наказывают себя и своих потомков, Господь бог здесь совершенно не при чём. Почему бы не встать и не сказать: "Это я сам виноват во всём что со мной происходит"! Все твердят как заведённые:
   -За что, Господи?
   Особист пришёл из госпиталя через две недели, вызвал меня из карцера, где я всё это время находился.
   -А я по твоему кто?
   -Вам лучше знать, товарищ капитан.
   Мы больше не встречались, потому что на следующий день за мной приехали из штаба округа, а там решили подарить врачам. Как подопытного кролика.
   За что мне любить людей? Я не Иисус Христос. Люблю тайны и всё что с ними связано. Открытия на кончике пера, это чем я занимался несколько лет, проглатывая практически весь печатный винегрет который мог собрать. Именно тогда я стал во сне попадать в незнакомый мне мир, похожий на наш, но немного вывернутый наизнанку. Сначала я думал это просто сны, но потом убедился что моё сознание, моя душа, замещают сознание человека из того мира. Кто-то таким образом давал мне уникальную возможность проникать сквозь тонкую стенку времени. Это было как бесконечный сериал, в котором я был главным героем.
   Каждый раз попадая туда я становился старше, потому что там проходили годы. Появились жена и дети. Сначала был мотоцикл, потом случайно узнал что уже давно купил машину. Меня чем-то награждали, и я сменил майку и джинсы на костюм и галстук. Потом была встреча с сыном, я понимал что она последняя. А после этого всё прекратилось. Я умер, то есть он. Путешествия во времени прекратились. С меня сняли заклятье, блок, защиту... Называйте как угодно. Кто-то подставил жизнь моего двойника чтобы я смог освободиться. Нет, неправильно. Подставы не было. Тот человек прожил жизнь и умер счастливым. Всё равно, кто-то перевёл стрелки, показав что умер я. Но как бы то ни было, в книге Бытия меня нет. Это сильно. И само собой ненормально. Интересно что бы сказали психиатры?
   И вот теперь имя Девяткина всплыло снова, через пять лет. Говорить, мол вы ошиблись, не имело смысла, поэтому я спросил:
   -Так что всё таки вы хотите от меня, дядюшка?
   -Мозамбик.- коротко ответил он.
   -Сразу весь?
   -Что ты о себе думаешь? Мне надо чтобы ты слетал туда в максимально комфортной обстановке, сел на машину и поехал вдоль границы с Южной Африкой до границы с Зимбабве, около трёхсот километров. А там просто. Спросишь где находится племя Бани-Симба и выкупишь у их колдуна лекарство. Я говорил что я болен?
   -Почему ты не пошлёшь своих придворных?
   -Посылал. Дело в том что там неспокойно и мои курьеры пропадают. Вот тогда и всплыл генерал Шестёркин, я просил у него спецназ или каких-нибудь бойцов покрепче. Но он посоветовал тебя, и хотя ситуация позволяет послать туда роту десанта, у него не было никакой уверенности в том что они выполнят задачу.
   А время поджимает.
   -Сколько осталось?- спросил я.
   Ему оставалось жить полгода или меньше, а мне давно хотелось в Африку.
   -Хорошо, я съезжу, только мне будут нужны наличные и помощник чтобы за ними присматривать.
   Он удивлённо посмотрел на меня.
   -Но ты понимаешь как это трудно?
   -Вы меня отговариваете?
   -Нет.
   -Документы, деньги и снаряжение на вашей совести, с напарником познакомлюсь в самолёте. А теперь мне можно выпить?
   -Пить будешь в самолёте, если тебе разрешат.- он разворачивал карту Мозамбика и окрестностей. -Иди сюда, я покажу тебе... А потом хочу тебя спросить...
   Это продолжалось всю ночь.
  
  

Африка 1995 г.

  
  
   Она подошла ко мне следуя иструкциям которые получила от нашего больного уже после того как мы набрали высоту. Протестовать и разворачивать самолёт было поздно, поэтому я сразу смирился с неизбежным.
   -Это ты Сергей?- спросила Даша усаживаясь на соседнее место.
   Я оглядел её, она не производила впечатления женщины вамп или змеи, красивая девочка лет девятнадцати.
   -О, Господи!- подумал я закрыв глаза. Старикашка обещал мне сюрприз, и я ожидал здорового мужика с лапами как лопаты, примерно такой сидел двумя рядами впереди.
   Она терпеливо ждала пока мне надоест изображать из себя жертву.
   -Ещё сюрпризы будут?- я открыл глаза.
   -Будут.- ответила она. -Меня зовут Дарья, можно просто Даша.
   -Даша, -произнёс я, -мы случайно не отдыхать направляемся? В какой-нибудь Египет?
   -Ты можешь разговаривать нормально?
   -Могу. Здесь есть официант?
   -Стюардесса.- поправила она, нажимая кнопку над моим сиденьем.
   Вместо стюардессы появился официант, выключил лампочку горевшую надо мной как сигнал о помощи, и спросил почему-то её.
   -Вам что-нибудь принести?
   И пока я разевал в возмущении рот, Дарья быстро сказала:
   -Две Колы, пожалуйста, одна диетическая. У моего мужа сахарный диабет.
   Он с ненавистью взглянул на меня. Официант! Всех красивых девиц на борту они считают своей собственностью. И ждут приземления чтобы провести ночь с нетребовательной туристкой которая затем и сбежала от мужа на отдых в пампасы.
   -Дорогая,- масляным голосом выдавил я. -Дай нашему официанту пятьдесят долларов, и пусть он пришлёт кого-нибудь посимпатичней.- мне хотелось превратить его в лягушку. Жаль что не умею. Это к братьям Гримм.
   Теперь уже он готов был меня убить, и аэрофлотовские крылья на его кителе трепетали от гнева как у орла.
   -Одну минуту!- поклонился он, исчезая с купюрой зажатой в кулаке.
   Слава богу, до приземления в Цюрихе я его больше не видел. Если я правильно понял, он не любит новых русских. Это я и моя новоявленная жена. И почему тогда мы сидим в эконом классе?
   -Чтобы не бросаться в глаза.- ответил дядюшка.
  
   -Зачем ты так его?- В её глазах была укоризна.
   -А ты заметила как он на тебя смотрел?
   -Ты уже ревнуешь?
   -Всё таки я твой муж.
   -Чуть не забыла!
   Она вытащила из сумки конверт.
   -Прочитай и запомни.
   Я заметил другой такой же конверт.
   -А этот?
   -Это о тебе. Когда закончишь отдашь, я выброшу в туалете.
   -Давай лучше я сам всё порву и выброшу.- предложил ей, вспомнив официанта.
   Она погладила меня по руке жестом, каким успокаивают лошадей.
   -А что ты хотел?- сказал сам себе. -Я и есть рабочая лошадка. И если негры не убъют нас и не съедят, то мы вернёмся домой и никогда больше не увидимся.
   Я задремал, как всегда делаю в дороге и проснулся от прикосновения её губ к моему уху.
   -На нас глядят!- прошептала она.
   Не открывая глаз я притянул её к себе, зарылся лицом в её волосы, вдохнул запах тела женщины, который невозможно спутать ни с каким другим. Без отвратительно воняющих дезодорантов и сладко-удушливых духов, настоящий запах который мне понравился. До этого все знакомые мне женщины маскировали свою сущность под макияжем и парфюмерией. Поэтому я забывал их на следующий день. Не люблю тех кто мне врёт. Китай конечно не пример, но там были законы против этого и довольно жестокие. Или это было в Египте?
   -Кто?- спросил дыша на её шею.
   Она напряглась, как будто хотела вырваться или скрыть свои чувства.
   Я и сам был как каменный, но по мышцам расползалась сладость от её прикосновения.
   -Справа, через три ряда.
   Да это он, мой таинственный незнакомец. Слежку за собой я обнаружил больше двух месяцев назад. Кто-то бывал у меня в квартире, рылся в моих вещах, а потом аккуратно, слишком аккуратно на мой взгляд, укладывал всё назад. Когда я познакомился с дядюшкой, который не в шутку занемог, то подумал что это он роет подкопы под мою безоблачную жизнь. Потом понял что ошибался. Ему не нужно было следить за мной таким образом. Он купил информацию за день до нашей встречи, и сам сказал мне об этом. Я поверил.
   Собственно о том что я улетаю в Африку знали мои знакомые, зачем делать секреты из очевидного? Они не знали зачем. Об этом знал дядюшка и я, вот ещё и Лара, но следили то за мной!
   В Цюрихе пересадка на Португальскую авиалинию, надо поторапливаться.
   -Пусти.- сказал я. -Сейчас что-нибудь придумаю.
   С сожалением я освободился из её объятий и пошёл по проходу в хвост, где за туалетами располагается что-то типа склада выпивки и продуктов, отделённый от пассажирского салона плотной занавеской. Стюардесса чем-то гремела по своему обыкновению, когда я скользнул к ней. Страх на секунду мелькнул в её лице, но она тут же улыбнулась.
   -Сюда нельзя!- совсем не сердито сказала она.
   -Простите Мариночка! Просто я хотел сделать сюрприз моему знакомому.
   -Вы знаете...
   -Знаю, знаю, у вас это запрещено. Но это сюрприз другого рода. Не могли бы вы сделать целый кофейник кипятка и отнести его моему другу который сидит на месте 72Б?
   -А кофе как же?
   -Кофе положите отдельно, десять пакетиков. Хорошо? Вот вам сто долларов и можно я подожду здесь?
   -Да что вы, за что?
   -За хорошее отношение, исключительно.
   Она вскипятила целый кофейник воды, положила десять пакетиков растворимого "аэрофлот" кофе и вопросительно посмотрела на меня.
   -Идите.- я кивнул подбадривая.
   Криминала в этом явно не было, а это как раз то что боятся стюардессы. Вдохновлённая, она взяла в правую руку подносик с кофейником и тарелочкой, и пошла ка месту 72Б, где сидел мой преследователь.
   -Я сзади!- сказал ей, когда мы были у кресла с незнакомцем.
   Повернув ко мне голову она улыбнулась, в то же время споткнувшись о мою ногу.
   Подносик закачался, но я успел подхватить его и вылить на голову "друга".
   Конечно там не было ста градусов, но девяносто запросто. Недаром я просил металлический кофейник.
   Он рванулся из под душа с закрытыми глазами, но было поздно.
   -Господи, Вася! Как это могло случиться?- заорал громче его, ощупывая карманы пиджака. Бумажник был там. Я стал расстёгивать на нём рубаху, он не понимал и махал руками. Стюардесса Марина кричала "Доктора! Есть здесь доктор?", а я зажал рот и нос "Васи" ладонью и вынул портмоне. Доктор появился из другого конца салона. Он посмотрел на ошпаренную физиономию пациента, спросил когда посадка и сказал: -Нужна скорая!
   -Нет!- завопил Вася. -Мне ничего не нужно! Я делаю пересадку!
   -Голубчик!- успокаивал его доктор. -Ничего страшного не случится если вы проведёте ночь в Швейцарии, а завтра вас посадят на другой самолёт и вы полетите себе... Куда вы летите? В Португалию? Смею вас заверить, Португалия за ночь никуда не убежит.
   На него направили холодный воздух кондиционера и последние пол-часа до посадки "Вася" провёл в полузабытьи. И уж точно ему было не до бумажника.
   В Цюрихе два санитара вынесли его на носилках первого, погрузили в машину скорой помощи и она завывая сиреной помчалась в обход паспортного и таможенного контроля.
   -Ты аферист и фокусник!- сказала она с поддельным отвращением. -Бедный шпик.
   -Не такой уж и бедный.- ответил показывая довольно плотную пачку долларов и чек Лионского Кредита на сто тысяч франков. -Не Абрамович конечно...
   Его паспорт я изъял сразу, а остальное бросил под кресло, когда мы шли на выход.
   Придётся ему ехать в консульство за временным удостоверением, которое действительно только в один конец, на Родину.
   -Таперя одного надоедалу мы сплавили граждане.- произнёс я бессмертную фразу.
   -Надо же, Булгакова читал!- Она фыркнула.
   -Не фыркайте, гражданка! И к фокусам я не имею никакого отношения.
   -Дядя сказал...
   -Тебе он тоже дядя?
   -Мне он настоящий дядя, в отличие от некоторых!
   Вот тебе и на! Что же это за животное может послать свою родную племянницу в такое путешествие? Он перестал мне нравится, но как бы объяснить это ей?
   Это вранина что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, но то что путь к сердцу женщины лежит через бутик - это совершенно точно!
   Я взял её за руку и потащил. Наш самолёт до Лиссабона через два часа, значит целый час я могу приводить мою спутницу в чувство.
   Она оттаяла во втором магазине женской одежды. Её глаза засияли снова и улыбка появилась на её хорошеньком личике. Я был прощён как варвар, который не совсем понимает что он делает, но заслуживает снисхождения в силу своей тупости.
   А я купил телефонную карточку и попробовал дозвониться дядюшке. Бесполезно! Телефон что он мне дал не отвечал. Я вернулся к Даше, встретившей меня с целым ворохом покупок. Ничего, пусть потешится.
   -Дашенька, нам надо поговорить.
   Она посмотрела подозрительно, как бы говоря: "Что ты ещё задумал? Теперь и от меня избавиться хочешь?"
   М-да. Влип. Не подумал. Надо было этому придурку шею свернуть ненарочно, а то теперь что бы я ни сказал всё будет принято в штыки. Вообще всё.
   -А-а!- я махнул рукой. -Ничего! Мороженого хочешь?
   В Лиссабоне шёл дождь. Здесь мы провели почти сутки ожидая нашего рейса. На набережной пахло тухлой рыбой, Даша сказала что это запах океана. Я никогда не был на Атлантике, для меня все моря заканчивались Каспийским, от которого пахло нефтью и Чёрным, с его сероводородом. Врачи утверждают что это полезно.
   Значит казарма на сто человек - самое полезное место на свете. Я ненавидел эту казарменную вонь, особенно весной, когда все запахи становились особенно противными. Тогда я брал пару бушлатов из каптёрки и шёл в тайгу. Разводил маленький костёр и засыпал. И все шорохи и скрипы тайги мне не мешали, потому что бояться нужно только людей. Они - самые страшные животные.
  
   Даша выбирала где мы будем есть.
   -Подожди.- говорила она и шла внутрь забегаловки разговаривать с хозяином. После этого выходила и говорила остановимся мы здесь, или будем искать другое место.
   -О чём ты говоришь с ними?- недоумевал я. Она не знала ни слова по португальски, а для продавцов кофе португальский был также незнакомым языком. Здесь доминировали арабы.
   -Ни о чём.- ответила она. -Я смотрю чистая кухня или нет, вот и всё.
   - Мы что, ищем в самую грязную?- не сдавался я.
   -Нет, мы ищем где светло.
   Экстрасенсиха на мою голову!
   За эти сутки мы привыкли друг к другу, и я знал что мне будет тяжело с ней расставаться. Её билет я выкинул сразу по прибытию. Пока она была в душе я заказал другой, до Москвы и забрал его у администратора когда мы шли гулять.
   Теперь билет лежал вкладышем в паспорт в её сумке. Может поэтому мне было грустно.
   В аэропорту я посадил Дашу в кафе, сказал чтобы она заказала себе и мне что-нибудь, взял свою сумку и пошёл на регистрацию. Я не хотел видеть её глаза когда она обнаружит подмену.
   Самолёт был прямой, Лиссабон - Мапуто, поэтому он был наполовину пуст. Ну какой дурак без особой нужды полетит к дикарям, поголовно вооружённым и с врождённой ненавистью к белому человеку? Не говоря о том что там только-только закончилась Гражданская война.
   Занял место у окна, посмотрел на мокрую взлётную полосу и закрыл глаза. Сегодня был вторник. Следующий самолёт в пятницу. Ей меня не догнать, она должна это понять и вернуться домой. А с деньгами... Их должен был передать один из консульских работников, прямо там, на месте. Правда он должен был отдать их Даше, но я особо не беспокоился. Уладим как-нибудь.
   Пассажиры ходили по проходу, шуршали бумагой, стучали крышками багажных отсеков...
   -Я всегда знала что ты гад и аферист!
   Моё сердце остановилось. Забраться под кресло мне не давало маленькое расстояние между ними, но всё равно я сделал попытку.
   -Не прячься. Лучше помоги.
   Она показывала на свою неподъёмную сумку, в которую ухитрилась насовать половину трёх бутиков и сувениры для своей мамы и младшего брата.
   Я молчал, мне было нечего сказать, но с другой стороны я был рад что она здесь.
   Внезапно она наклонилась ко мне и поцеловала, как клюнула, в уголок губ, давая понять что прекрасно понимает почему я это сделал.
   У меня защипало ладони от всё усиливающегося жара, но теперь это не было яростью, это была моя первая, немного запоздалая любовь.
   Конечно, я не монах и у меня были женщины, но так в первый раз. Никогда ещё сила бушевавшая во мне не выплёскивалась от таких эмоций.
   -О чём ты задумался?
   -О нас, любимая.- хотелось сказать мне, но в этих словах была определённая фальшь, поэтому я просто прижал её к себе.
   Сначала она не поняла. Потом как лучик света скользнул по её озабоченному лицу...
   -Это всё мне?
   Я кивнул. Слова лгут. Тогда зачем они?
   Когда мы подлетали к Мапуто она сказала:
   -Я искала тебя.
   -Почему?
   -Шесть лет назад, в Крыму...
   -Значит это была ты ...
   В конце1989 года нас вместе с оборудованием, конструкторами и медицинскими работниками отвезли на закрытую много лет назад военную базу в Крыму.
   В официальных документах наши аппараты назывались глайдеры, но это не совсем правильно. В течение многих лет американцы старались сделать индивидуальное реактивное средство для полётов, но ничего не получилось. Наше конструкторское бюро номер одиннадцать делало этот аппарат для катапультирования с самолётов со сверхмалых высот, а то что получилось должны были испытывать мы.
   "Грифон", так назывался аппарат, хотя от грифона или от птицы там ничего не было. Скорее он напоминал птеродактиля без головы. Толстые пустые крылья в которые прятались руки, а также система управления этим чудовищем, и короткий, вровень с ногами хвост в сложенном виде делали нас похожими на чёрных бабочек. Отбирали очень тщательно. Сначала они пробовали лётчиков и ничего не вышло, как и у дельтапланеристов, скорости другие. Получилось только у одного, капитана Назарова, который и стал моим ведущим. В тот день мы стартовали с высоты одного километра. Выпрыгиваешь, переворачиваешься, тем более центр тяжести за спиной, освобождаешь крылья одновременно включая двигатель, которого хватало только на пятнадцать минут работы. Вполне достаточно для аварийной посадки, но недостаточно для полётов. Триста километров в час, это то что нам было позволено. Слишком большая смертность среди испытателей. Потом прибор был признан негодным и идея была забыта. Или нет?
   Генерал который приезжал на приёмку топал ногами и орал на Конструктора:
   -Я вам что, дурак? Если этим "Грифеней" только эти параненормальные могут управлять, как вы собираетесь спасать лётчиков, которые ни ухо, ни рыло?
   Вместо того чтобы идти на высоте двести метров, Назаров снизился до 50-60 и резко взял влево огибая скалистый мыс, на котором тренировались альпинисты. У нас все его считали идиотом, но он был единственный офицер в команде, а значит начальник. Я шёл в ста метрах за ним и увидел, а скорее почувствовал, как один из альпинистов валится в пропасть. Потому что этот придурок пролетел впритирку. Я сорвал пломбу ускорителя вдавив рычажки акселераторов на обоих руках, что строжайше запрещено. Потом, когда аппарат подняли со дна бухты, главный конструктор не поверил своим глазам. Тысяча двести километров в час! Он пришёл ко мне в палату и долго меня рассматривал. Потом спрашивал доктора. Тот качал головой и говорил что со мной всё в порядке. Главный вспылил и сказал что знает физику гораздо лучше доктора и что такая скорость в плотных слоях атмосферы, практически у земли, ещё ни для кого даром не проходила. Они забыли где находятся и стали орать друг на друга. Мне это надоело и я встал с кровати, убрав из вены иголку от капельницы.
   -Там на самом деле была тысяча двести.- сказал я.
   Они замолчали и уставились как на привидение.
   -Нормальная скорость, только топлива маловато.- добавил для конструктора.
   -Скорость звука у него нормальная скорость!- завопил он вырываясь из рук врача.
   -Кретин! Недоучка! И ты тоже кретин!- напал он на доктора. На их крики прибежали солдаты охраны и расцепили драчунов. А я знал что было, но не собирался им говорить.
   Без объяснительных всё равно не обошлось, меня мурыжили две недели угрожая отдать под суд за уничтожение уникального аппарата, но всё кончилось когда случился следующий инцидент. Погиб капитан Назаров. Главный попросил его повторить мою ситуацию, а командир приказал. Жаль что они забыли что "Грифон" не приспособлен к таким скоростям.
   До девочки было всего 30-40 метров и я не пролетел это расстояние, а оказался в той точке пространства мгновенно. Прибор сосчитал это как скорость звука. Вот и всё. У неё были громадные глаза, когда я схватил её и аккуратно поставил на "балкон" - широкий выступ на скале. После этого раздался рёв, всё завертелось, руки-то с управления я снял. Полёт стал неуправляемым, и меня унесло в море красивым виражом. Всё. Точка.
  
   -На мне был шлем.- напомнил я.
   -Твоё лицо было видно. А сначала я подумала что это дракон.- замурчала она устраиваясь на моих руках.
   Негр в женском платье неодобрительно скосился на нас через проход.
   -Глупышка, драконов не бывает. Хотя... Если не будешь меня слушаться то придётся сотворить одного.
   -Ты можешь показать мне какой-нибудь фокус?
   -Если ты будешь повторять это слово, то никогда.
   -Извини. А как мне сказать?
   -Ну, например... Великий и ужасный, покажи мне бедной и несчастной свою силу!
   -Ну показывай!- теребила она меня.
   -Смотри через проход!
   -Там негр, кофе или чай пьёт. Нет, кофе.
   -А сейчас?
   Вы видели как негры белеют от страха? Он смотрел в свою чашку не моргая. Потом перевернул её, и к нему на ладонь выпал коричневый кусок льда, повторяющий очертаниями внутренность чашки. Он засунул его обратно и сказал:
   "Аллах акбар!" поднимая руки кверху.
   Горячий кофе выплеснулся на белый бурнус и растёкся коричневым пятном.
   Его увела стюардесса озабоченная сумеречным состоянием пациента поставившего чашку на пол и орущего: "Maravilhoso!!!" Чудо!!! (португ.), но благодаря нам он попал в бизнес класс. Везунчик! Дашенька хохотала как сумасшедшая стараясь воспроизвести ситуацию. По-моему она поверила мне.
   -А ещё?
   -Нельзя. Бесплатного сыра не бывает.
   Она нахмурилась.
   -Не думай, это я не о тебе.
   -О себе?
   Кивнул. Всё таки надо было послать её обратно! С другой стороны самолёты летают. В её глазах застыл вопрос.
   -Я потерплю, любимая!
   -Это ты об Африке?- она была вся красная и трогала себя за мочку ушка.
   -На этот раз совершенно о другом...
   Мы прилетели в Мапуто в два часа дня с минутами. Но кому они здесь нужны, эти минуты? Нас встречал молодой и шустрый работник консульства.
   -С прибытием Дарья Васильевна! Жорж Станиславович Рябухин, к вашим услугам! А мы здесь волновались когда вы позвонили из Лиссабона. Еле успели, да ещё лётчика уговаривать пришлось...
   На меня этот тип не обращал никакого внимания. Сколько же этих официантов здесь водится?
   -Почему консул не приехал?- оборвал я его тираду.
   -Простите, Пётр Николаевич занят сейчас...
   -Деньги когда передадите?
   -Кк-к-какие деньги? Простите? Вы кто?
   -Шмак Соломон Израилевич, супружник ейный, законный. Прямиком из Бердичева с этой кралей, гуляем по Африкам. А вы откудова будете? Случайно не из наших?
   -Кк-каких ваших? Дарья Васильевна, к-кто этот человек? Ваш дядюшка ничего...
   -Вот и хорошо что ничего.- я опять оборвал его. Бывает не понравится человек. Особенно этот скользкий тип.
   -Где машина?
   Он показал.
   Я покрутил рукой. Продолжай! Он не понял.
   -Вы заказали нам номер? В какой гостинице?
   Он понял что над ним издевались и покраснел.
   -Отель "Карлтон", в центре , рядом с консульством.
   -Что ты думаешь насчёт центра города, дорогая?- я обернулся к Даше.
   -Я как ты, любимый!- не отстала она.
   -Может поедем куда-нибудь ещё?
   -Да что вы!- испугался вдруг молодой Жорик. -Вам же заказано в "Карлтоне".
   И Пётр Николаевич...
   -Идите в машину!- приказал я ему. Всё таки я начальник официантов или нет?
   -Глупый ревнивец!- сказала она. -Ну зачем ты так?
   -Мне он не понравился. И потом, почему он так усердно навяливает нам свой "Карлтон"? Знаешь что? Мы едем в другое место. Ближе и у моря, и никаких Жоржиков.
   Когда мы проезжали плакат "Холидей Инн", я сказал Жоржу Рябухину:
   -Здесь сверни направо.
   -Почему?
   -Просто сверни направо, а то я сверну что-нибудь другое.
   Он покосился на меня через зеркальце заднего вида и потух. Послушно сделал правый поворот и через пять минут мы были на месте.
   -Молодец! Приедешь за нами завтра в двенадцать. Смотри не опаздывай!
   Откланявшись он рванулся в машину и скрылся за рощей баобабов.
   -На доклад поехал... следует ждать звонка от дядюшки.
   Дашутка ничего не ответила, её глаза туманились как от предвкушения чего-то важного. Она махнула рукой, не до него.
   -Сначала в бассейн, потом душ, потом баиньки...
   -Одна?- спросила она сорвавшимся голосом.
   Чёрт! За делами всю личную жизнь позабыл. А она готовилась. Ждала...
   -Нет, не одна!- ответил я поднимая её на руки. Так и принёс её в номер под удивлёнными взглядами прислуги и весёлыми постояльцев, по преимуществу туристов из России, которые по каким-то неизвестным резонам выбрали это местом своего пребывания.
   Весь отель узнал что к ним приехали молодожёны. Это нам на руку.
   -Ногами, ногами работай, рыбка моя!- уговаривал я бултыхающуюся в бассейне Дашеньку.
   -Я устала!- пищала она.
   -Это ничего, это после самолёта, пройдёт если будешь лапками усердней работать!
   -Она бы у меня поработала и не только лапками.- раздался голос. Он шёл к бассейну, громадный и уже обрюзгший мужик. Нижняя губа была оттопырена.
   Денежный мешок, классический вариант. Ничего не стесняется, сука!
   Я повернулся к Даше, она ничего не слышала за плеском воды.
   -Вот и хорошо, вот и чудненько. Плыви ко мне!
   За моей спиной ребёнок, которого мамаша тащила переодеть, выронил на белый кафельный пол свою слюнявую соску.
   Я чувствовал движение ноги урода, как он наступает на неё, нога скользит, он пытается выровняться и падает лицом на кромку бассейна. Слышал я треск или показалось?
   -Всё, выходим!
   Она посмотрела как два служителя в униформе пытаются поднять громадную тушу.
   -Что это с ним?
   -Пить меньше надо.
   -Теперь он засудит отель, как пить дать.
   -Вряд ли, они его потащили к доктору, тот проверит кровь на содержание алкоголя и вуаля!
   -Что вуаля?
   -Если он вякнет хоть слово, а он непременно будет, то его выпрут из отеля через два часа.
   -А причём здесь ты?
   -Я? Вообще не причём, он ведь сам такой уродился. Наверное тебя надо погреть.
   -Можно как тогда, в самолёте?
   -Всё для тебя...
   -Серёжа!
   -???
   -Раздень меня, только медленно-медленно. Ты знаешь, у меня никогда такого не было...
   -Но на тебе же ничего нет!
   -Всё равно. Пуговку за пуговкой...
   И был вечер, и была ночь, и было утро Рождества Христова. Двадцать пятое декабря 1995 года. Она спала когда раздался звонок. Дядюшка!
   -Здравствуй Серёжа! Ну и как тебе сюрприз?
   -Вы знали что она меня искала?
   -А уж как я то искал! Впрочем это лирика. Возьмёте посылку в консульстве, машину в "Еврокаре". Если будут предлагать другую, не бери. Впрочем Дарья с тобой, так что опасаться нечего. Ты что-то хотел спросить?
   -Почему она?
   -Она белая. Ты чёрный. Объяснить?
   -Не надо. А как она стала такой?
   -Это тебя спросить надо. А может меня... - он вздохнул. -Племянница расскажет.
   -Мне разбудить её?
   -Не надо, пусть поспит. До свиданья.
   -До свиданья.- сказал я в пустую трубку. Зачем он звонил? Проверить? Или беспокоится?
   Я чувствовал угрозу исходящую снаружи, от всех этих пальм и моря, и даже поля для гольфа, поэтому было большим облегчением когда за моей спиной я услышал её голосок.
   -Уже пора вставать?
   -Конечно, лежебока!- я нырнул к ней под одеяло, ощущая восхитительную прохладу её гибкого тела.
   -Мне кажется что у тебя сто рук...
   -Только рук?
   Она смеялась, и счастье светилось в каждой клеточке её тела.
   -Почему ты мне не сказала?
   Она поняла.
   -Я боялась.
   -Ждала и боялась?
   -Угу. - она провела своей прохладной рукой по моей потной спине. -Ты мужчина, тебе этого не понять.
   -Это началось в тот день?
   -Правда, не знаю, в тот день или на следующий. Может ты был ключиком, который открыл это во мне.
   -По счастливой случайности я имею ещё один ключик который требует продолжения.
   Она метнулась с кровати крича:
   -Спасите! Маньяк в номере!- и при этом смеялась как серебряный колокольчик.
   Потом она высунула свою мордочку из ванной и сказала:
   -Иди сюда быстрей! Дурачок!
   И это та, которая ещё вчера была святой невинностью?
   -В нашем номере пахнет развратом!- объявил я торжественно, заходя в душевую кабинку.
   -Глупый, это любовь!- и без перехода: -Сколько времени у нас есть?
   -Полчаса.
   -Тогда выметайся отсюда!- она вытолкала меня из кабинки и закрыла дверь.
   -Готовишься к приезду Жорика?- крикнул я обидчиво.
   -Мне надо привести себя в порядок. Мы собираемся в город?
   -Может отложим на завтра?
   -Нельзя.- её голос погрустнел. -Я сейчас расскажу тебе о моём дяде, хорошо?
   Я надел шорты.
   -Рассказывай!
   -Ты помнишь, как в середине восьмидесятых все эти колдуны и экстрасенсы вынырнули на поверхность?
   -Конечно.- я прекрасно помнил сеансы Кашпировского. -"Вот сейчас я помашу ручками и у вас всё рассосётся, а если не рассосётся, то заживёт, а если вы мне не верите, то я сейчас зачитаю вам десяток-другой писем от моих пациентов, которых я к сожалению никогда не видел. Давайте возьмём вот это письмо... Оно от маленького мальчика... Здравствуйте дядя Кашпировский! Спасибо вам! Я не пропускаю ни одной вашей передачи и за это время я бросил пить, а скоро собираюсь бросить курить. А ещё я научился так же как вы махать руками, поэтому в школе все зовут меня Кашпировский."
  
   -Ну так вот.- продолжала она. -Мой дядюшка тоже не избежал этого. Всех новоявленных колдунов он считал мошенниками...
   Я слушал историю вполуха. Кое-что я уже знал, но его метания по Африканскому континенту выглядели слишком причёсанными. А её дядюшка не был таким.
   Откуда, например у него деньги? Хозяйственник среднего звена на конец перестройки вряд-ли бы заработал миллионы, даже если воровал как бешеная собака.
   Тогда что? Ответ был один - алмазы, которых здесь такое изобилие.
   Видимо дядюшка в погоне за колдовскими знаниями не забывал о хлебе насущном и застолбил одну или две шахты.
   Я прислушался. Сейчас Дашенька говорила о племени бани-симба, как дядюшка жил у них полгода, больной, без денег и друзей.
   Интересно какие алмазы он нашёл? И почему он всё это затеял? То что Даша экстрасенс, ничего не объясняло, тем более на мой взгляд она была довольно слабой в этом отношении. А вот дядюшку здесь чему-то научили, в этом я не сомневался.
   -Серёжа!- её голос был сердитым. -Ты где?!
   -Извини, я задумался о судьбе твоего дяди.
   -Здорово, правда?
   -Да, здорово.- ответил я привлекая её поближе. -Только не совсем понял насчёт алмазов, он их нашёл перед болезнью или позже?
   -Ты меня совсем не слушал.- расстроилась рыбка моя. -Я не говорила ни о каких алмазах!
   -Значит мне показалось?
   Она немножко обиделась, но тут же меня простила.
   -Ты успеешь позавтракать за десять минут?
   -Я могу за это время съесть слона!
   Теперь вопрос: Почему я выбрал это место?
   Потому что "Карлтон" это отель в центре, и любой имеет туда доступ. А здесь немного другое. "Холидей Инн" - резорт обнесённый высоким забором. Охраняется вооружёнными секьюрити и патрульной полицией. Кроме того в шестистах метрах отсюда находится батальон правительственных войск, типа засадный полк.
   В таких условиях злоумышленники не решатся провести акцию, как было с двумя курьерами дядюшки в "Карлтоне". И ещё трое пропали по дороге. Два и три, действительно можно посылать роту ВДВ. Надо думать. Жаль что я ничего не знаю о самом консуле, только имя, из которого понятно ничего не состряпаешь. А брать его на понт... он у себя дома, если конечно считать эту дыру домом. Да и дядюшка предупреждал: "Не наломай дров!" Придётся подождать и тянуть краплёную карту. Пока.
   -Посмотри Булька, это не твой Жорик идёт?
   -Почему это я Булька? Ты меня как собачку охотника Пульки называешь теперь?
   Чёрт, совсем из головы вон!
   -Что ты,- говорю, -Лапушка, это я потому что вспомнил как ты вчера в бассейне булькала.
   -Можешь звать меня Принцесса!- посоветовала Даша.
   -Тогда я буду принцем?
   -На принца ты не тянешь, только на садовника.
   -На садовника, э-э?- я подмигнул и она покраснела. -Я ещё могу почистить бассейн...
   -Зови как хочешь, а пока иди встречай Жорика.
   Я подошёл к нему сзади и прошептал зловещим голосом:
   -Слон идёт на водопой!- был такой анекдот с шпионско-условной фразой.
   Жорж Рябухин икнул и обернулся закатив глаза к небу.
   -О, Господи! Ну что я вам сделал?
   -Сделал ошибку и приношу свои извинения!- сказал я. -Давайте отзыв.
   -Какой отзыв?- трагически взвыл он.
   -Обыкновенный. Например: Трое в лодке не считая собаки.
   -А слон как же?
   -Слон, это ваш непосредственный начальник.
   -Николай Петрович?
   -Нет, Лука Лукич! Это шутка.
   -А-а-а!- расцвёл он. -Здравствуйте Дарья Васильевна! А мы тут разговаривали...
   -Принцеса, почему бы вам не присоединиться к той симпатичной группе на теннисном корте? Мы с Жоржем должны подняться в номер, обсудить насущные дела.
   Она посмотрела на меня.
   -Что ты задумал?- спросил взгляд.
   -Не беспокойся, всё будет хорошо.- ответил ей тем же.
   -Мои подданные бросают меня?
   -Я уверен оставшись одна вы тотчас заведёте себе других.
   -Для садовника вы слишком разговорчивы.
   -Садовник?- спросил Жорж.
   -Сейчас всё объясню!- я схватил его за рукав и потащил наверх.
   В номере посадил его в кресло, сам встал перед ним. Ему поневоле пришлось задирать голову вверх и при этом чувствовать себя глупо.
   -Садовник это кодовое имя.
   -Больше вы меня не проведёте.
   -Закиньте ногу за ногу, быстрее. Так. Правильно. Ждите!
   Я метнулся на маленькую кухоньку, чертовски здорово, если не хочешь идти в ресторан - готовь сам! Кружок умелые руки. Взял из набора алюминиевый молоток для отбивания мяса и вернулся. Он сидел в той же позе. Но глаза были направлены на серебристый металл.
   -Что это у вас?
   -Не будем ходить вокруг да около!- грозно сказал я. -По моему у вас глюки. Где вы слышали кличку Садовник? Вы вообще понимаете что творится? Мы посылаем к вам людей, а они исчезают!
   -Это не при мне!- запричитал Жорик. -Я слышал об этом, но я не в курсе.
   -Сейчас попробуем освежить вашу память. Что вы ели на завтрак?
   -Яичницу, сосиски, кофе, а заче...
   -Повторите в обратном порядке!
   -Я кричать буду...-тихо пролепетал он.
   -Вас никто не услышит!
   -Да?- спросил он прислушиваясь к голосам с веранды.
   Успех надо было закреплять, и я ударил молоточком его по колену. Нога подпрыгнула.
   -Если я ударю так семь раз, вашу ногу уже никто не спасёт. Представляете, вы на деревянной ноге бредёте по Садовому кольцу... и с одним глазом.
   -Что вы от меня хотите?- захныкал он.
   Полная деградация. Я засёк время.
   -У вас есть двадцать минут чтобы рассказать всё, вообще всё, о вашем... - я пошевелил пальцами как дядюшка.
   -Николае Петровиче?
   -Ну вот видите, умеете когда захотите. Значит явки, адреса, фамилии. Всё что сможете вспомнить.- я показал свой молоток. -Главное, откуда у него деньги?
   Это был чистейшей воды блеф. Я и понятия не имел что клюнет, но потому как заёрзал клиент, понял что попал в точку.
   -Я видел его один раз на улице Маракеш, там такой небольшой дом...
   -Номер?
   -Семнадцать!
   -Это твоё счастливое число, Жорик. Кстати, что это за имя такое?
   -Мама назвала, она думала я дипломатом стану.
   -Ну, разве что мама... Если подружимся я тебе и фамилию сменю. Будешь Жорж Рябушинский. Звучит?
   Он кивнул, застенчиво на меня глядя.
   -Поехали! К Николаю вашему, Петровичу.
   Он встал и теперь переминался с ноги на ногу.
   -Что-то ещё? Ах, да! Вон та дверь.- я показал где и он исчез. Послышался вздох облегчения.
   Ну, я и гусь!
   -Дорогая, машина ждёт, поторопись!- Даша разговаривала с двумя перекормленными женщинами в очень тесных купальниках. Она обернулась на мой возглас.
   -Это мой муж, Серж. А с ним наш друг из консульства, его имя Жорж...
   -Рябушинский!- вставил я.
   Жоржик зарделся.
   -Ах, ах, какая у вас знаменитая фамилия!- закудахтали дамы. -Вы что Серж, уезжаете и увозите от нас вашу прелестную жену и этого душечку дипломата?
   Я поглядел на дипломата, который теперь выглядел как аппетитный помидор.
   -Ненадолго, дорогие дамы. Всего лишь на пару часиков. А вот когда мы вернёмся, мы познакомимся с вами поближе...
   -Возвращайтесь поскорей! Мы будем вас ждать!- опять закудахтали полуголые созданья.
   -Ненадолго, дорогие дамы! Мы желаем поближе познакомиться!- передразнила меня Дашенька в машине.
   -Глупышка!- я поцеловал её в глаза. -Что бы я делал без тебя?
   -Ясно что.- не сдалась она. -Бегал бы знакомиться каждый день.
   -Не знаю как насчёт каждого, но сегодня присматривать за ними будет Жорж. Это приказ!- твёрдо сказал я. - И потом, ему надо отдохнуть.- добавил сочувственно.
   Жорж вздохнул жалея себя бедного, потом улыбнулся. Он вспомнил что у него теперь есть строгий, но справедливый командир. Это я.
   -Жорж, нам нужен мобильный, нет не твой. Где купить?
   -Сейчас!- обрадовался он. -Если новый не нужен, то в любой лавочке.
   -Тёмный?
   -Нет, китайский.
   -Одно другому не мешает.
   Мне понравилось как ведёт себя Даша, не спрашивает в чём дело, не вмешивается. Только глаза...
   -А где можно купить кольца?
   -Золотые?
   -На худой конец можно и железные.- попробовал сострить глядя на неё.
   -Железных здесь нет.
   -Пусть будут золотые.- сказала она. Её рука скользнула в мою. Вот так! Но чтобы стать родными одного дня мало. Правильно?
   -Мерзавец и негодяй!- смеялись её глаза. -Но всё равно я тебя люблю.
   В лавочке воняло какой-то дрянью, которую курил хозяин - маленький худой негр. "Наверное и не вырос потому что курит дрянь."- подумал я.
   По тому как он нам обрадовался, стало понятно что белые туристы с копилками обходят его притон стороной.
   -Телефон и вон ту зажигалку-пистолет.- Я показал на полку, где стояли разные безделушки.
   Коробка с новенькой "Моторолой" появилась в мгновение ока.
   -Нет, старина, ты не понял. Мне нужен рабочий телефон.
   Старина загрустил, видимо с рабочими телефонами были проблемы.
   -Думай быстрее, мне срочно надо!- сказал я уже сердито. Понятно почему он загрустил. Он хотел нам всучить телефон за пятьдесят долларов, а вместо этого богатенький Буратино просит такой же как и все аборигены за десятку. Но не отпускать же дорогих гостей?
   -Есть у меня один.- наконец сказал он. -Только это будет дороже.
   -Давай его сюда!
   -Семьдесят долларов!- выпалил он зажмурясь от страха что мы сейчас убежим в негодовании.
   -Дашенька, дай ему сто и пусть принесёт зажигалку.
   Хозяин выудил громадную старую "Нокию" из под прилавка и с гордостью продемонстрировал почти полную зарядку.
   -Это семейная реликвия.- со слезой в голосе произнёс он.
   -Угу, ей убили твоего дедушку во время первой мировой войны.
   Он не понял.
   -Телефон справочной!
   Жуликоватый курильщик дряни опять нырнул и появился через секунду с потрёпанной книжкой в руках.
   -Вот здесь, господин!
   Я набрал номер справочной. Соединение есть. Хорошо.
   -Зажигалка исправна?
   -Это турбозажигалка, господин. Вы видите какая работа. Хасан сделает для вас что захотите.
   Я посмотрел. Ничего необычного. Надпись: "Сделано в Китае. Джей.Би. 007". Джеймс Бонд значит. Ну-ну! То что я собирался делать действительно было как-то по Бондовски. То есть в худших традициях.
   -А настоящий есть?
   Судя по тому как сверкнули его глаза, конечно был, и есть и будет есть. В смысле куда он денется?
   -Завтра зайду.- сказал ему и подмигнул. -Бывай, Хасан!
   Судя по тому как он кланялся - проблем завтра не будет, а пока надо звонить.
  
   -Николай Петрович? В ваших интересах придти через пятнадцать минут по адресу:
   улица Маракеш, дом семнадцать. Вы поняли? У вас есть только пятнадцать минут.
   Отбой!
   -Поехали! Нам надо быть там раньше него.
  
   Мы запарковались на параллельной улице.
   -Сидите здесь!- сказал я. -Мне надо с ним поговорить с глазу на глаз.
   Прошёл к дому номер семнадцать и встал у крыльца с видом человека которому некуда податься. Его автомобиль показался через минуту. Не надо быть большого ума чтобы догадаться что это именно я жду его. Тормоза взвизгнули нервно, когда он затормозил напротив меня. И сразу накинулся.
   -Вы что торчите здесь у всех на виду? Почему не прошли в дом?
   -Тихо, тихо, дядя! Я ведь не учу вас как жить.
   -Мальчишка! Вас могли увидеть!
   -Если вы будете продолжать орать то нас точно, и увидят и срисуют фотокарточку.
   Он провёл меня в дом. Его потряхивало от негативных эмоций.
   -Пакет при вас?- спросил я невинно.
   -А при ком он должен быть по-вашему? Давайте!- он протянул свою пухлую руку.
   Я не знал о чём он спрашивает, поэтому вынул из кармана однодолларовую купюру и протянул ему.
   -Это что?
   Страх метнулся в его глазах. Я поднёс бумажку к его лицу.
   -Это всё что ты заработал, дядя.
   Судорожным движением он откинул полу пиджака, под которой прятался короткоствольный полицейский "Кольт", но я ожидал этого, а кроме того он давно потерял форму. Моя зажигалка была у его лица раньше чем консул успел его вытащить.
   -Тише, дядя! Говорить будешь?
   -Ты кто такой?- заверещал он, и кинулся на меня. Безумству храбрых мы поём песни обычно на кладбище. Когда он был готов к употреблению, я посадил его у стены, так лучше, голова не запрокидывается назад, значит нет и опасности что он не вовремя захлебнётся. Из внутреннего кармана его пиджака я достал небольшой плотный пакет с сургучными печатями весь облепленный секьюрити лентой. Не более трёхсот грамм, надо посмотреть что внутри, но лучше при свидетелях. Приставил зажигалку к его глазу и спросил:
   -Повторяю, говорить будешь?
   -Пошёл ты!-
   Крепкий мужик, его бы на мирные цели, но что не срослось...
   Я нажал на курок. Зажигалка щёлкнула и ничего. Я вспомнил маленького негра.
   -Вот засранец, надул!
   Консул рассмеялся, левой рукой размазывая по лицу кровь.
   -Даже убить не можешь, щенок.
   Я нажал во второй раз, должна же эта штука работать?
   Долгий вой потряс стены комнаты. Она всё таки заработала!
   От страшной температуры сосредоточенной на малой площади глаз лопнул, посылая мокрые брызги во все стороны. Зрелище ужасное, а вы что хотели?
   Чтобы я поцеловал его и отпустил?
   Он не сдался. Надо было продолжать.
   -Зря ты так...- сказал, поднося ствол зажигалки к его носу.
   Конечно он слышал что это больно, даже сам наверное делал, но одно дело знать, а другое...
   Его нос почернел, он орал и выключался много раз, а я ждал пока ему надоест.
   Он сдался когда я начал поджаривать его уши.
   -Прекрати, ты, сволочь!- захрипел еле слышно.
   -Ну?
   -В пакете огранёные бриллианты. Курьер должен отдать их дикарям, а получить взамен необработанные.
   -Зачем это надо, менять шило на мыло?
   -Щенок! Взамен двухсот граммов курьер получает два килограмма!
   -Твоя доля?
   -Вот эти камни...-он попробовал протянуть руку по направлению к столу, но не смог.
   Молодец дядюшка! Очень красивая комбинация. Вот что он придумал лёжа в вигваме с негритянскими жёнами! Дикари получают красивые камушки которые блестят, а взамен отдают грязные некрасивые камни. Самое интересное что все довольны, и никакого криминала.
   -А дальше? Куда они идут дальше? - потряс я его.
   -Дальше их везут в Южную Африку и там гранят. Камни чистые, у "Де Бирс" нет с ними проблем, деньги растекаются на счета которые я не знаю. Это всё.
   -Кто убивает курьеров?
   -Прибывают как туристы, почти всегда одни и те же. Имён не знаю. Встречаемся здесь.
   -Когда?
   -Сейчас!- злобно сказал консул.
   Так вот зачем он тянул время! Смертельным холодом повеяло от окна.
   Я упал на спину одновременно поднимая руки с зажатым в них "Кольтом" моего пленника. Выстрелы через стекло звучали как игрушечные. Я нажал на курок два раза. Тень исчезла, нет не попал. Что они задумали? У меня оставалось только четыре патрона. Оглянулся на своего пленника. Пуля попала ему в горло. Целились явно в меня, но моё неожиданное падение... По крайней мере ты мне сейчас можешь помочь. Я взвалил его на плечи и навалился на дверь. Застучали пули пробивая тонкое дерево, но все они попали в труп консула. Я застонал и бросил его на пол. Ещё одна серия выстрелов. Потом дверь скрипнула, кто-то пытался её открыть, но мешало мёртвое тело.
   -Всё, откуковался.- незнакомый голос позвал своего напарника:
   -Иди, помоги. Надо его сдвинуть.
   Дверь опять заскрипела прогибаясь и консул медленно поехал по полу оставляя за собой кровавые разводы. Когда она приоткрылась настолько что можно было проскользнуть одному человеку, показалась голова. Он странно икнул, когда я выстрелил прямо в лоб нашему бывшему попутчику, здоровенному мужику сидевшему от нас на два ряда впереди..
   Второй отпрыгнул и это спасло его жизнь. Где-то ниже по улице завыли сирены и он пустился бежать к машине стоявшей наискосок. Кто-то вызвал полицию. Я перепрыгнул через заборчик разделяющий два дома, пробежал мимо семьи аборигенов отдыхающих непонятно от чего в середине дня, перемахнул ещё через один и осмотрелся. Машина стояла на другой стороне улицы и через незатонированные стёкла было видно трёх человек. Они сидели и смотрели на меня. Потом один поднял руку и помахал ею. До встречи, попрыгунчик! Они отъехали. А я бросился на соседнюю улицу, к нашей машине.
   -Ох!- сказал Жоржик увидев меня. -Вы его убили?
   -Успокойся Жорж.- Дашенька погладила его по голове. -Он его не убивал.
   -А кровь откуда?
   Можно было не отвечать, но она так посмотрела на меня, что я сказал:
   -Это его свои убили, стреляли в меня, а он попался. Так что ты теперь генеральный консул, Жоржик!
   -Как вы так можете? Николай Петрович был такой...
   -Бандит он был обыкновенный.- ответил я не обращая внимания на предостерегающие взгляды моей любимой. Вот тоже занялась! Материнские инстинкты проявляет. А я? Меня жалеть не надо? Я прислушался к себе. Так и есть, не надо, а всё равно хочется! Я представил себя под душем, она берёт меня своими нежными руками, и они начинают медленно скользить по моему телу. Ниже, и ниже, и ...
   -Даже не думай!- прервала меня Даша. -Бедный Жоржик!
   Мир полон несправедливости!
   -Гони к "Еврокару", там нас бросишь, а сам на работу. Если что, ты нас не видел. Приедешь часам к семи вечера. Пропуск будет на вахте. Кивни если понял.
   Он кивнул.
   -Тогда поехали!
   В "Еврокаре" мы взяли большую "Тойоту Ленд Крузер", купили у них же две пятидесятилитровые канистры, заправились под горло и вернулись в "Холидей Инн". Там уже шли приготовления к празднику и Дашутку немедленно подхватили под руки какие-то титястые тётки. А я тем временем выбрался из машины и пробрался в номер. Становилось горячо. Для этого даже не нужно было быть экстрасенсом. Я пожалел что мы не можем выехать сразу сейчас. Во первых: Надо было дождаться Жоржика, узнать что творится, и не появлялись ли в консулате подозрительные типы. Во вторых: В Африке дороги не раздваиваются, они раздесетеряются, а ехать по компасу себе дороже. Можно заехать в натуральное болото и утонуть вместе со всеми пассажирами. Поэтому ночной вариант отпадал совершенно. Уедем утром. Тем более мне нужно оружие, а в барабане только три патрона. Я смыл с себя пот, кровь и слёзы. Переоделся, и побежал искать мою суженую.
   -Твоё выступление сразу за Тамарой Александровной!- ошарашила меня рыбка. -Она будет читать стихи, а ты что-нибудь споёшь.
   -Например?
   -Помнится кто-то представлялся тонким ценителем и знатоком музыки. Споёшь Моцарта!- отрубила она.
   -О, Моцарт!- умилилась Дашенькина подруга. -Такая трагичная судьба! За что его отравил этот негодный Бетховен?
   Я загрустил. Из Моцарта я знал только сороковую симфонию и то... А что это идея!
   "Травить так травить!", как говорил великий глухой. Заодно Дашутка рассеется.
   В семь вечера приехал Жоржик, бледный и взволнованный. Разговор пришлось отложить так как мне привезли два диска и их надо было скомпоновать. Хозяин музыкального магазинчика долго удивлялся и говорил что эти русские песни никто не спрашивал уже лет двадцать.
   -Скоро начнут спрашивать!- утешил его.-Отбоя не будет!
   Дарья вертелась поблизости. Они с Тамарой Александровной пытались подсмотреть что я задумал, но у них ничего не получалось, и от этого у них даже ушки стали как у зайчиков. Тоже мне нашла медиума! Это она так защиту ставит, чтобы вовремя предупредить об опасности.
   Пришлось идти в бар, там на Жоржика уже напали сразу две блондинки, и обе старше его на десяток лет. Вообще с каких это дел он смотрит на меня как на папу? Мне что теперь усыновлять его?
   -Докладывай!- получался какой-то бесконечный сериал, но пока всё шло хорошо и я не собирался его обрывать.
   -Их четверо. Двое были у меня. Хотели пробраться в кабинет Николая Петровича, но в это время пришёл полицейский, который обычно дежурит у ворот.
   -Сам?
   -У нас кнопка есть...
   -Тогда нормально, продолжай.
   -Они ушли, на улице их ждала машина...
   -Какая?
   -Беленькая.
   -М-да, ясно. Это всё?
   -Нет, ещё ... Сергей Алексеевич, возьмите меня с собой, а?
   Неожиданный поворот. Ну и как мне реагировать? Собственно какого чёрта? Даша будет рада. Такого великовозрастного сыночка завела, а мы даже ещё не женаты.
   -Кольца привёз?
   -Вот, как вы сказали.- он протянул на ладони два мелькнувших металлом колечка.
   -Они что, железные?
   -Нет, это платина, а точки на них золотые. Дарья Васильевна будет рада?
   -Будет конечно. А как же твоя работа?
   -Я в Москву звонил, мне неделю отпуска дали. Тело отправлять, документы. У нас двое местных работают, они сделают всё без меня.
   -Условие одно: Хныкать будешь - оставлю на дороге одного. Понятно? Вещи хоть взял?
   -У меня чемодан в машине.
   -Чемодан... чтоб тебя! Тащи его в номер, там видно будет. И пулей назад. Тебя Дарья Васильевна уже спрашивала. Блондинок своих захвати тоже.
   -Зачем?
   -А ты где спать собираешься?
   Жоржик покраснел опять.
   -Попросишься ним переночевать. Это приказ.
   Ловко я научился приказы отдавать. С другой стороны его только так и можно заставить, не пугать же?
   Концерт силами отдыхающих оказался неплохой идеей. Было весело и хохотали над каждым номером, особенно когда Тамара Александровна начала заунывным голосом читать стихи:
   -Жди меня, и я вернусь!
   -Только очень жди!
   -Ага, дождётся!- раздался голос.
   Все грохнули, представив как её муж в это время суетится вокруг молодой любовницы.
   Она обиделась, сказала: -Тьфу на вас!- и ушла со сцены.
   Прилизанный конферансье, обитавший здесь уже третью неделю со своей женой, а может и не с женой, объявил следующий номер:
   -А сейчас по многочисленным просьбам многоуважаемой публики... Песня Иоганна Себастьяновича Моцарта и всем известного композитора Долуханяна, номер сорок в ре-мажоре - "Пионерская"! Маэстро, прошу! Выступает певец первой гильдии господин Покровский! Аплодисментики не слышу!
   Я слышал как кто-то сказал:
   -А я и не знала что Моцарт ещё пионеров застал...
   Её слова потонули в жидкой буре аплодисментов.
   А мне это напомнило случай произошедший в 1930-м году в Нью-Йорке, когда со всех сторон замечательная женщина Флоренс Дженкинс сняла Карнеги Холл целиком на один вечер. Потому что петь не умела, а ей очень хотелось. В приглашениях разосланных ею, она обещала почтенной публике новую и очень одарённую певицу. А на первое, невероятно сложную и прекрасную арию Королевы Ночи из "Волшебной флейты".
   Её знакомые, полузнакомые и друзья заплатили громадные деньги за билеты, которые Флоренс намеревалась отдать сиротам, о чём и было объявлено.
   Зал был полон. Финансисты и промышленники со своими жёнами и дочерьми сверкающих золотом и бриллиантами, пришли выразить свою солидарность с несчастными детьми и насладиться божественной музыкой.
   Их удивление не знало границ, когда в примадонне вышедшей на сцену они узнали мисс Дженкинс - постоянную посетительницу оперных залов, но совершенно не имеющюю музыкального слуха.
   Когда же она запела... Это не было фиаско, потому что такое слово годится только для обозначения провала профессионалов. Флоренс переврала все ноты когда-либо написанные композиторами, но она очень старалась. Пыткой это было сначала, но постепенно ажиотаж в публике сменился гробовым молчанием, и окончился через два часа, когда она спела полную программу, рукоплесканиями в её адрес.
   За мужество? Или за то что ни один не ушёл с концерта? "Эта женщина!", назвали её газеты, и это написано на её могиле.
   Надо бы съездить посмотреть. Даше это понравится, я знаю.
   Пока в публике шла перепалка как же всё таки звали Моцарта, я вышел из-за занавески. Мой вид успокоил всех. Чёрный костюм, белая рубашка и красная тряпка на шее.
   -Дайте фонограмму!- сказал я в микрофон, и тут же из динамиков понеслись бравурные аккорды песни Долуханяна:
   "Я теперь вспоминаю как песню, пионерии первый отря-я-яд...- запел стараясь попадать в тональность.
   Допел куплет, закончил припев и музыка загубленная советским композитором постепенно перешла в новую фазу. Теперь это был Вольфганг Амадеус - страстный, увлекающийся гений. И его невероятный темп.
   "Становлюсь я сильнее и выше, словно падает время годов, только дробь барабана услышу и призыв боевой Будь готов! Го-тов! Го-отов! Готов! -несколько раз повторил я следуя мелодии, и сорвал успех. Встав в любимую позу императора Нерона сказал:
   -Не ругайте его сильно, господа! Мать у него была русская, а отец юрист.
   Зал затих, потом кто-то самый догадливый спросил:
   -Так это Жирик нашего Моцарта обул? Ну, ваще!
   А я что говорил? Руссо туристо! Кто ещё может позволить потратить десять тысяч долларов на билет в первом классе, и изо дня в день сидеть в открытом бассейне с бокалом в руках с утра до вечера, даже не вылезая в туалет?
  
  

Северная Индия, пустыня Тар, 2005 г.

  
  
   Голубая с золотом полоса восхода раскинувшаяся над горизонтом становилась шире. Чарли чем-то гремел видимо отрабатывая предыдущий день, когда он решил стать настоящим человеком. Спать в такой героической обстановке не было возможности. Утро начинается с вопросов.
   -Чарли, ты настоящий художник?
   Дурацкий вопрос, видимо спросонья. Он понял, потому что не ответил. Ждал пока исправлю.
   -Хотел спросить кем ты был в Афганистане.
   Он загремел снова.
   -Доброволец "Красного креста".- пробурчал он.
   Ясно. Комсомолец-доброволец явился помогать несчастным талибанам.
   Я наконец раскрыл глаза.
   -Ты что, хотел их рисовать научить?
   Видимо в моём голосе он прочитал издёвку, поэтому покраснел.
   -Они не понимают западной культуры.
   -Тебе надо было поинтересоваться сначала, если они вообще знают это слово...
   -Я не жалею.- сказал наконец он.
   -Ну, конечно! Исковеркал жизнь себе, своей семье и рад этому? От вас добровольцев везде не столько помощи, сколько бардака.
   Его глаза загорелись. Ещё пара фраз и дикарём стану я, а не эти невинные дети природы, которые скачут по горам и утешают свою похоть с чем попало и как угодно. В Индонезии на Борнео, где я лазал по джунглям, полно обезьяньих борделей. Плати рупию и вперёд! Культура, чтоб вас...
   -Нас так воспитали, помогать людям.- наконец сказал он.
   -Ага! А русских учили как этих людей жрать. Вас там в Америке в детстве должно здорово по башке стучат, раз вы потом с отбитыми мозгами по земле болтаетесь.
   В Намибии самолёты зафрахтованные WFP (Всемирная продовольственная программа под эгидой ООН) сбрасывали мешки с рисом. Я их видел разорванными на земле, где нет воды чтобы сварить его.
   -А что, мы не собираемся никуда идти?
   -Собираемся, только не сразу. Подождём часов до восьми, как раз самое время для наблюдений.
   -Почему?
   -Утром дымка, а позднее горячий воздух мешают. Вчера за сколько километров ты увидел наших знакомых? Километр-полтора? А сейчас ты сможешь наслаждаться их видом за пять. А мы посмотрим куда они направляются, тем более мы почти уже пришли.
   -Где?
   -Посмотри вот туда.- я показал направление. -Видишь торчит как столб? Может это и есть столб, в общем там. Так что лезь на камень и осматривай горизонт.
   -А почему всё время я?
   -Потому что мне думать надо, а тебе исполнять. И по возможности без разговоров.
   Чарли грустно посмотрел на меня , вздохнул и полез.
   Уважение ты должен заслужить, Чарли. А пока не заслужил, то будешь лазать по камням и выполнять всю грязную работу, скрипя своими пластмассовыми челюстями. Я не сказал ему этого. Не маленький. Сам должен знать.
   Солнце перевалило за полдень, когда шевеление наверху привлекло моё внимание.
   -Я их видел!- обрадованно сказал он, надеясь что пришёл конец его ссылке.
   -Продолжай наблюдать. Мне нужно знать направление. Дать карту?
   -Какая может быть карта?!- возмутился он.
   Так, с топографическими картами мы тоже не в ладу. Я вздохнул. Послал Господь помощничка!
   -Дай руку, я к тебе лезу!
   -Мне руку никто не давал.- канючил он, пока я карабкался.
   Я оставил это без внимания. Командир должен быть как орёл, видеть всё и не зацикливаться на проблемах.
   -Где?
   Он показал своим корявым пальцем.
   -Никого не вижу!
   Чарли взялся за окуляры и пододвинул.
   -Зачем тогда туда показывал?- Я загнул указательный палец и показал ему.
   Он смущённо похрюкал глядя на свои руки.
   -Ладно, не расстраивайся, но в следующий раз делай поправку. А руки мы тебе вылечим. Поедем в самую лучшую клинику, там тебе суставы почистят, будешь как новый бегать и во всё пальцами тыкать.
   -Мне бы только кисть научиться опять держать...
   -Будешь. И кисть, и ... Вот они!
   Светотени причудливо распределяются на камнях, поэтому я увидел только двоих. Засёк направление на группу и стал ждать пока они покажутся поближе.
   Старик рядом сопел и возился. Камень уже нагрелся как в бане.
   -Спускайся вниз. Посиди в тени, а то чего доброго кондрат хватит, что я тогда с тобой делать буду?
   Он облизнул сухие губы. Етит твою мать! Он ещё и дневной запас выдул!
   Отстегнул свою флягу.
   -Пей!
   Он хотел отказаться, но я напомнил что бывает с людьми в пустыне без воды. Себе дороже. Он присосался, стараясь держать себя в рамках, потом с сожалением протянул контейнер назад.
   -Оставь у себя. Ты и так уже подсох, ещё немного и скелет останется.
   Он ничего не сказал. Не принято. Когда отдаёшь человеку часть своей жизни, а вода и есть жизнь, то слова благодарности право же неуместны.
   Если мы завтра не найдём воду, будет плохо. На том что у него есть, долго не протянешь. У меня был запасной вариант. Как-нибудь разжиться у наших преследователей. Наверняка они лучше экипированы чем предыдущие. К тому же русло бывшей реки... От страшных взрывов она ушла под землю, спряталась. Но путь есть, путь всегда есть, надо только найти его.
   Они теперь были ближе и я смог сосчитать их всех. Четверо? Даже первый раз было пятеро! Я лихорадочно обшарил горизонт. Есть! Они разделились, и теперь одна группа шла на место нашей бывшей стоянки, а другая стремилась примерно туда, куда мы направлялись.
   -Собирайся, идём!- крикнул я Чарли, чтобы он поторапливался.
   Сегодня было жарче чем вчера. Возможно из-за количества преследователей, хотя это и не научный факт. Три часа прыжков под палящими лучами солнца и без воды, выжали меня досуха, впрочем на Чарли тоже невозможно было смотреть без содрогания. Каменный столб вырос передо мной неожиданно. Видимо измученное сознание и солнце заставлявшее держать глаза книзу сыграло со мной очередную шутку. Его невозможно было не заметить, и тем не менее. Наверное он служил ориентиром и абрекам которые гонялись за нами. Интересно, за кого они нас принимают? За банду супершпионов? Как бы то ни было, мы пришли. Теперь оставалось совсем мало времени чтобы найти знаки.
   Чарли глядел на меня виновато, за свою несдержанность.
   -Ищи, Чарли!
   -Что искать?
   Если бы я знал что искать, я бы и сам нашёл.
   -Что нибудь этакое.- Я нарисовал в воздухе квадрат. Говорить сил не было, язык был сухой и царапался.
   -Ага,- согласился он и остался стоять.
   -Что ждём, Кристмас?
   -Ты возьми что-нибудь железное Серж, и держи во рту. Сразу полегчает.
   Точно мозги сохнут. Уж это-то как я мог забыть?
   -Дай твой револьвер, Чарли!
   Я вынул один патрон из барабана страшного револьвера, который дал поносить старику, и засунул его в рот. Он был холодненький и имел вкус ружейной смазки.
   Стало легче. Я расстался с винтовкой без сожалений.
   -Теперь ты у нас будешь снайпером, целься получше. Как там у вас говорят в американской армии? Ай-яй-яй? Или вах-вах?
   -Ай-ай, сэр!
   -Вот так лучше, и смотри, в меня не попади! Выбери круг метров двадцать и обшарь его весь.
   -Я пошёл?
   -Давай, старина!
   Себе я определил круг размером с футбольное поле. Останки храма должны быть в нём. Стоящий вертикально камень мог быть колонной, а мог и не быть. По крайней мере никаких рисунков, барельефов и прочей ерунды не сохранилось на его сколотых боках. Мне была нужна любая геометрическая фигура, кроме круга, потому что природа может делать кольца и тому подобное, но никогда прямых линий. Прямая линия - это человек разумный. С другой стороны, может и не совсем.
   Я сдался после второго круга. Дыша как бешеная собака пошёл по направлению где я оставил Чарли.
   -Эй старина, нашёл что-нибудь?- закричал ещё издали.
   Он обречённо махнул рукой. Собственно я этого ожидал, но знаете... про ружьё, которое стреляет, ну и всё такое.
   Он сидел и курил, прикрыв свою старую маразматическую голову дурацкой панамкой на прямоугольнике, примерно десять на десять метров.
   -Ты его нашёл, Чарли!
   Он удивлённо воззрился на меня. А мне хотелось петь. Мы его нашли! Заваленный обломками, почти невидимый, он был здесь! Сейчас бы поесть и начать искать вход в подземное святилище. Я топнул ногой, и почувствовал как завибрировала плита.
   -Бетон, это же бетон, ты старый уродливый проходимец!
   Теперь нам была нужна вода и как можно скорее. Я раскрыл карту и по памяти воспроизвёл рассказ Иезекиля.
   "Ослепительный храм стоящий на возвышенности с четырьма воротами: На север, юг, восток и запад. Восточные ворота выходят на реку Самбатион, прекраснее которой не видел человек."
   Я повернулся на восток и увидел останки арочных ворот. Должны ещё быть ступени спускающиеся прямо к реке.
   -Помогай!
   Мы вместе откатили два больших валуна и увидели ступеньку.
   -Сделай шесть шагов Чарли. Вот так. Сейчас ты стоишь в реке.
   Старик с любопытством уставился на щебёнку у своих ног.
   -Это же сколько здесь копать?- спросил он с ужасом.
   -Только неделю или две.- ответил я бодро. -Ты не отчаивайся. Многие люди отдали бы свои жизни, чтобы поиметь такое счастье.
   -В гробу я видел такое счастье!- неожиданно закричал он, и его лицо перекосилось.
   -Завёл гад! Без воды и с головорезами на хвосте!
   Старческая голова давала явный сбой. Чарли сорвал с себя винтовку висевшую на плече и прицелился в меня. Выстрел!
   Я едва успел отпрыгнуть за камень. Подождал.
   Кроме воя ничего не было слышно.
   -Зря ты так.- сказал я появляясь перед ним. -Теперь то уж точно они узнали где мы.
   Старик плакал покаянными слезами.
   -Да ладно...Может оно и к лучшему. Отобъём водички немного.
   Чарли бормотал что-то. Я прислушался. Он говорил что поверил этому сукину сыну, который обещал много денег и доктора в Швейцарии, а вместо этого приходится умирать непонятно где , и если его не убъют бандиты, то совершенно ясно что он умрёт без воды. Что ему уже невозможно терпеть эту засранную вдоль и поперёк Индию, с её болезнями, крысами, коровами...
   -Чарли!- Я ударил его по щеке. -Опомнись, всё нормально. Будет тебе персональный доктор и колесо от троллейбуса! Только не кисни. Не убивай сам себя! Борись, ведь ты же мне обещал!
   Я его изметелил. Старался обойтись без членовредительства, но чтобы больно и обидно. А от этого его отчаяние перешло в злобу. Залюбоваться можно!
   Глазки сверкают, ручки в кулачки и попёр на меня.
   Тут я и сунул ему винтовку обратно.
   -Молодец! Скоро они появятся, можешь не стесняться. Убивай всех подряд!
   Герои рождаются от безысходности, то на танки, то на амбразуры бросаются, а Чарли-художник собирается противостоять потомственным убийцам. Слава!
   С другой стороны только партизанская тактика может принести кое-какие плоды.
   -Ищем, Чарли! Вход в святилище с западной стороны.- пояснил я.
   -А ты уверен что он там?
   Я не ответил. Вместо этого подошёл к западным руинам. Сюда никогда не пускали людей, только те кто имел на это право могли войти внутрь.
   А что делали с ослушниками? Убивали? Ямы ловушки, падающие камни. Что ещё?
   Если они были настолько продвинутыми, значит было что-то конгениальное.
   Например слово.
   -Ищи любой намёк на надпись или рисунок!
   Чарли работал как китайский кули, отбрасывая небольшие камни в сторону, с большими помогал я. Несколько раз я поднимался на камень повыше и смотрел. Где же они? Душманы провалились как сквозь землю, а по моим прикидкам должны быть уже здесь.
   -Есть надпись!- Голос Чарли сорвался. -Только нужна вода чтобы высветлить её.
   -Будет вода! Бежим отсюда! Они близко!
   Мы схватили свои пожитки и бросились бежать, вернее скакать по камням, и естественно в сторону противоположную той откуда шли преследователи.
   Выстрел грохнувший сзади кинул меня на землю. Стреляли издалека, стрелок хороший, не как мой Чарли. Попортил бумаги у меня в сумке, напугал, гад.
   -Давай теперь ползать, Чарли.- сказал я ему.
   -Как?
   -По кругу. Я ползу первый, ты за мной.
   -А можно я первый?
   -Можно, только первый я. Потому что ты не знаешь куда ползти.
   -А ты знаешь?
   -Я тоже не знаю, но я начальник.
   Расстояния в пустыне непростое дело, мы исчезли с глаз и теперь они должны будут смотреть не отрывая глаз, пока мы чем-нибудь не выдадим себя.
   Я посмотрел в просвет между камнями, они шли за нами на то место где стрелявший видел меня последний раз. Это значит наша тактика, я имею ввиду ползанье по кругу, очень скоро даст сочные плоды. Всё правильно, их пятеро. Остальные тащат продукты и воду. Следовательно где-то на середине круга мы должны их встретить. Обо всём этом я коротко поведал Чарли.
   -А если мы не встретимся?
   -Гора с горой и Махмуд с Махмудом... особенно если постараться.
   Примерно через час, когда я счёл что оторвались достаточно, мы легли не в силах подняться. Но долг есть долг. Пришлось забираться повыше и высматривать водовозов. Они походили на обычных крестьян, а может и были ими, но у меня не было ни сил, ни времени разбираться. Их путь пролегал всего лишь за двадцать метров от нашей стоянки и в трёх километрах от наших преследователей.
   Вполне достаточное расстояние. Только вот носильщики были вооружены ружьями, и это усложняло задачу. Чёрт возьми!
   -Выдвигаемся на позицию!
   Медленно и осторожно мы добрались в точку ожидаемой встречи, и всё было бы хорошо, если бы впереди идущий не сменил направление.
   Он вылез на камень прямо перед нами и застыл, не понимая кто притаился внизу.
   Следовавший за ним, подчиняясь ритму движения, перескочил на тот же камень и столкнул первого прямо на нас. Он приземлился у моих ног, и я врезал ему камнем по голове. Второго столкнули точно так же, но на этот раз не подвёл Чарли.
   Он ударил носильщика прикладом своей винтовки. Я понял в чём дело. Когда идёшь по местности где глазу практически не за что зацепиться, изнемогая под грузом и видя только пятки идущего впереди, поневоле схватишь морок. Мозг отключается и нужно какое-то время чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. Погоняла должен идти последним! Я высунул свою голову и заметил резкий бросок в сторону. Он сообразил моментально!
   -Держи этих под прицелом!- я бросился за ним.
   -Всем лечь, руки за голову!- начал командовать Чарли.
   Носильщиков не пришлось уговаривать дважды. Не видя перманентной угрозы их жизням, они немедленно улеглись.
   Погонщик ходко бежал по направлению к основной группе, которая нас потеряла.
   -Что же я дурак делаю?- спросил сам себя, останавливаясь. -Пусть бежит! На кой чёрт он нам?
   Я быстренько вернулся.
   -Возьми один мешок! Эй, не хватай что попало! Проверь сначала!
   Взял десятилитровую канистру с водой и наполовину пустой рюкзак с провиантом, продырявил остальные ёмкости, и мы пошли.
   -Куда теперь?- спросил обрадованный Чарли, жизнь стала веселее.
   -Обратно к развалинам. Пока они нас ищут, посмотрим что за рисунок ты нашёл.
  
  
  

Северная Италия, сентябрь 1961г.

  
  
   Игнасио оторопел когда снизу от тропы появился человек и стал стрелять в сидевшего у камня немца. Сначала он подумал что это его друзья и удивился, почему он один. Потом разглядев что это незнакомец, он запаниковал и столкнул несколько камней вниз пытаясь развернуться в узкой щели его укрытия.
   Теперь этот человек глядел на него, а руки перезаряжали оружие.
   Сверху бежали Сесил и Бекко крича что-то невразумительное. Не обращая на них внимания незнакомец прицелился в Игнасио, и только после этого спросил:
   -Ты кто?
   Секунды съехали с бега на тормозах и теперь плелись как уставший путник.
   -Полиция.
   -А эти?- Не отпуская ствол спросил незнакомец.
   -Полиция.- пробормотал Игнасио хорошо слышным в тишине голосом.
   -А кто взорвался?
   -Никто...- ответил сержант. -Я проволоку заметил.
   Друзья стояли в стороне боясь спровоцировать ответный огонь, ведь их друг находился сейчас под дулом автомата. Любое движение с их стороны могло вызвать нежелательные последствия.
   -O, Мамма миа!- закричал Фернандо. -Сесилио, давай его убъём!
   -Не убивай его, Бекко!- надрывался Игнасио. -Он не такой плохой!
   -Я сам приму решение, когда кого убивать!- заявил Сесил.
   -Не изображай из себя начальника! Мы не на работе!-возмутился Фернандо. -Если я захочу его убить, никто не сможет помешать мне!
   -Не смей так разговаривать с ним, Бекко! Вспомни кем ты был до того как Сесил пожалел тебя!
   -Я был свободным человеком! В отличие от тебя Игнасио. Твоя жена вечно шпыняет тебя.
   -Моя жена замечательная женщина! Если ты скажешь хоть одно плохое слово о ней, я сам убъю тебя Фернандо, несмотря на то что я люблю тебя!
   -Я тоже люблю тебя, Игнасио!
   Незнакомец давно уже положил автомат на землю и теперь сидел рядом с трупом Генриха.
   -Спускайся Игнасио! Мы хотим обнять тебя!
   -Уже иду! Дайте мне поцеловать ваши неумытые физиономии!
   -О, Мадонна! Кто это говорит?
   Неожиданно их разговор прервал незнакомец, который до этого хранил молчание.
   -Кхм! С вами всё в порядке, господа?
   Друзья недоумённо на него посмотрели. Жизнь прекрасна! Конечно всё в порядке! Ах, да! Немцы скоро должны пожаловать.
   -Кто ты такой?- запальчиво крикнул Фернандо. -И почему ты застрелил этого человека?
   -Этот как вы сказали, человек - обыкновенный наёмник на службе у эсэсмана. Совсем недавно он убил моего брата. Я дал клятву что отомщу.
   -Ага, так вы из другой группы? Но ведь она немецкая тоже?
   -Не совсем так. У нас разные люди: немцы, голландцы, поляк ...
   -Сесилио, он мне нравится. Давай не будем арестовывать его? Тем более у нас выходной, а он поступил как мужчина!
   -Подожди, Бекко! А что вы здесь ищете?- задал вопрос Сесил глядя в глаза незнакомца.
   -Я думал об этом все знают.- мужчина покачал головой. -Сокровища дель Монте Бианко, разумеется.
   -Разуме-ется.- разочарованно протянул Игнасио. Он рассеянно поглядел на Сесилио. -Ну что, поехали назад? А то тут толпы народа по горам болтаются.
   -Как вас зовут?- спросил капитан.
   -Эмиль Араго, я испанец, но сейчас мы живём здесь.- поправился он. -Я воевал против Франко. Поэтому нам пришлось эмигрировать. Себастиан мой брат, был хранителем музейных ценностей и не участвовал в борьбе. Не надо было брать его!- он потёр грязной ладонью своё лицо.
   -Кто-то идёт!- Фернандо насторожился услышав звук катящихся камней.
   -Поговорим потом, а сейчас любезнейший поднимите своё оружие, я вас рекрутирую для восстановления закона и порядка. Полагаю вы не против?
   -Соглашайся Эмилио, только побыстрее! Они уже рядом.- заторопил Фернандо.
   -Игнасио, карабкайся опять туда же, только привали камень побольше, а то тебя увидят. Эмиль и Бекко, в воронку.
   -А как же ты, Сесил?
   -Я буду стоять рядом с убитым. Пусть увидят.
   -Будь осторожней, Сесилио!- сказал Игнасио карабкаясь по крутому склону.
   Несколько минут прошедших после этого показались друзьям вечностью. Было неизвестно сколько их будет, и как они вооружены. Сумеют ли они дать достойный отпор эсэсовцам? Газеты не раз сообщали что множество немецких солдат служат в Иностранном легионе в Алжире. Сейчас, когда развязка была близка, многие легионеры потянулись назад в Европу, искать применения своим знаниям в ведении войны.
   Несколько человек одетых в грязно-белые комбинезоны Альпийских стрелков вынырнули из-за поворота тропы. С высоты им было хорошо видно полицейский джип с мигалками на крыше и человека с автоматом стоящего рядом с телом.
   Уго Кранц поднял руку приказывая остановиться. Их шестеро, но к месту взрыва ведёт узкая тропа, тем более в воронке кто-то сидит, значит тот кто стоит сейчас с телом этого придурка Генриха, обыкновенная подсадная утка. И ещё неизвестно кто сидит над тропой...
   -Растворились!- негромко приказал оберштурмбаннфюрер. Он низко нагнулся сливаясь с горизонтом тропы, но для тех кто наблюдал снизу это было похоже на внезапное исчезновение.
   -Дьябло!- выругался Сесилио. -Вылезайте! Они уходят!
   -Трусливые свиньи!- закричал Фернандо. -Испугались одного человека!
   Эмиль и Сесилио обменялись понимающим взглядом.
   -Замолчи Бекко! Гнаться за ними сейчас бесполезно и неосторожно. Я думаю надо перекусить и послушать нашего гостя. Мне кажется он знает о них больше чем ты Игнасио.
   -Это совсем нетрудно!- заржал Фернандо.
   -Нетрудно что?- спросил Игнасио подозрительно.
   -Ммм... эээ...нетрудно имея такую заботливую жену стать таким хомяком как ты Игнасио, но я всё равно люблю тебя!
   -И часто у вас так?- спросил Эмиль, пока они шли к машине.
   -Не обращайте внимания.- ответил Сесил показывая за спиной кулак. -Но вы правы, надо мне подтянуть дисциплину.
   Когда всё приготовленное было съедено и выпито, а Игнасио отдуваясь улёгся на заднее сиденье подремать, Сесилио обратился к Эмилю:
   -Ваш черёд рассказывать, сеньор Араго.
   -Сначала вопрос: Вы ещё не передумали идти наверх?
   -Мы готовились к этому почти шесть лет, сеньор Араго.
   -Называйте меня по-прежнему Эмиль или Эмилио, как вам удобней.
   -Тогда и вы не стесняйтесь. Дело в том что у нас есть старая немецкая карта на которой отмечено положение подземного хранилища
   -Как?!!! Карта исчезнувшая из прокуратуры Турина? Как она к вам попала?
   -Вы и это знаете? Только она никогда не была в прокуратуре, её подарил нам следователь, как его звали? Джузеппе? А мы купили ему новую, чтобы он не расстраивался.
   -Н-да, так вот. По приезде домой ваш следователь сдал все найденные на убитом курьере документы в хранилище. А через месяц его обнаружили дома застреленным. Кто-то пытал его перед смертью. Неужели вы ничего не слышали?
   -Конечно мы слышали, об этом даже в газетах писали, но мы не связали его смерть с нашей картой, тем более его звали не Джузеппе,- ответил Сесилио. -а документы находятся в прокуратуре.
   -Находились.- мрачно подсказал Эмилио. -После трагической гибели Андрео Белуччи были проверены все дела которые он вёл в последнее время. Папки с документами не оказалось. Она исчезла. Прокуратура проверяла случай в Аосте, они приезжали сюда и разговаривали с вашим бывшим шефом.
   -Он не знал что Белуччи встречался с нами. Мне кажется что и сам Андрео думал что всё это ему приснилось.
   -Мы здорово выпили в тот день.- ответил Игнасио.
   -Видимо это и послужило причиной тому что вы до сих пор живы. Эсэсовские эмиссары искали этого самого Джузеппе, с которым по их предположению мог провести ночь следователь Белуччи.
   -Их нашли? Простите что задаю такой вопрос, но тогда я был простым опальным лейтенантом, который проводил служебное время разбираясь с пьяницами и контрабандистами.
   -Нет. Тогда не нашли никого. Это было первое дело моего сына. Он очень старался, мой мальчик.
   -Слушай Эмилио! Какой мальчик?- заволновался Фернандо, который не мог усидеть спокойно и минуты.
   -Вы что не слышали ничего о моём сыне? Он самый молодой судья на севере, а может и во всей Италии.
   -Габриель Араго? Так это ваш сын?
   -Ну, да! Ему тридцать два.
   -Значит вам...
   -Пятьдесят четыре. Я рано женился. Война знаете.
   -Сесилио, тебе тоже пора жениться!
   -Подожди Игнасио! Не всем же быть такими хомяками как ты!- встрял Фернандо.
   -Мы можем расчитывать на помощь вашего сына?- спросил Сесил.
   -Он всё ещё вспоминает свою первую неудачу...
   -Тогда садимся в машину и едем в Шамони Монте Бианко, там есть телефон, позвоните своему сыну. Может он что-нибудь посоветует?
   -Сесил! Ты с ума сошёл! Судья это ведь как король. Мы закончим свои молодые жизни в тюрьме!- зашептал Фернандо.
   -Не беспокойся Бекко!- сказал Эмилио. -С картой получилось ненарочно. Тем более Уго Кранц и компания убила его дядю которого он любил. Себастиан работал у принца Витторио Филиберто также как и в Испании хранителем королевских архивов.
   Особенно интересны для него были документы последнего короля Италии Умберто Второго, где он нашёл записи о картах Колумба.
   -Я уже который раз слышу упоминание о каких-то картах, они что, волшебные?- взвился Фернандо изворачиваясь на своём сиденье наподобие ужа.
   Сесилио коротко посмотрел на Игнасио показывая глазами на Бекко.
   Через две секунды порядок был восстановлен. Фернандо с зажатым мощной ладонью ртом и выпученными глазами перестал трепыхаться.
   -Сиди смирно.- сказал Игнасио. -И не выступай пока капитан говорит!
   Пленник покивал головой и был выпущен на свободу.
   -Беспокойный он у нас.- извинился Игнасио. -Рос на помойке и не понимает культурного обхождения, но я всё равно люблю его как своего маленького брата.
   А ты Бекко, любишь своего старшего братца?
   -Конечно я люблю толстого хомяка...
   -Продолжай!- он взял Фернандо за шею.
   -У которого я всё время обедаю...
   -А ещё?
   -И ужинаю...- пискнул Фернандо.
   -Ну?
   -А завтракаю я не у тебя! На свете достаточно молодых сеньорит которые счастливы подать мне кофе в постель! Вот так!
   -А кто спасал тебя двести раз от мужей счастливых сеньорит?
   -Ну ты же сам любишь мои рассказы...
   -Да замолчите же вы, наконец!- не выдержал Сесил, впрочем не сердито, пока Эмилио не стесняясь смеялся во всё горло.
  
   -Отец!- голос в трубке был обеспокоен. -Где ты пропадаешь?
   -Дядю Себастьяна убили.
   -Кто?
   -Со мной офицер полиции, пусть он объяснит.
   Эмиль передал трубку Сесилио.
   -Здравствуйте господин судья! Капитан карабинеров Сесилио Бенито, округ Аоста.
   -Не тяните, капитан!
   -Господин судья, я понимаю ваши чувства, но мне не хотелось бы доверять телефону такую секретную информацию.
   -Какого рода?
   Сесил отрыл уже было рот чтобы сказать "женского", но вовремя одумался.
   -Шесть лет назад был убит следователь Белуччи... Это вам о чём-нибудь говорит?
   Долгое молчание в трубке.
   -Вам нужна моя помощь?
   Сесилио перевёл дух.
   -И чем скорее, тем лучше. К сожалению со мной только трое человек, включая вашего отца.
   -Я запрещаю вам использовать моего отца, капитан!
   -Вы можете сказать ему об этом сами, Экселенц.
   -Где вы находитесь сейчас?
   -В Шамони.
   -Ждите меня там и ничего не предпринимайте! Скажите отцу что я скоро буду.
   -Хозяин! Как насчёт свободных номеров в вашем отеле?
   -Я бы с удовольствием отказал вам в этом, лейтенант.
   -Капитан, с вашего позволения.
   -Это звание вы заработали за разгром траттории моего отца?
   -Ээээ! Кого я вижу! Витторио! Игнасио подойди сюда поздоровайся с Витторио, сыном этого старого дурака Антонио Альбини, который до сих пор не пускает нас в свою забегаловку.
   -Он всю жизнь вёл себя как наци!- закричал Игнасио над ухом шарахнувшейся в сторону туристки.
   -Я бы попросил!- сказал Витторио Альбини, откидывая назад свою голову.
   Жильцы отеля сидевшие в холле стали оглядываться.
   -Ты должен помнить, Игнасио, как мы проучили этого зазнайку в школе! У него ещё до сих пор синяя задница!
   -Роберта! Роберта! Иди сюда немедленно! Где тебя носит, женщина? Обслужи гостей! - хозяин скрылся за дверью.
   Немедленно из-за угла показалась жена хозяина Роберта, высокая рыжеволосая красавица со слегка растрёпанной причёской, её губная помада цвета спелой вишни была смазана, а на рубашке вынырнувшего из-за того же угла Фернандо виднелись следы преступления точно такого же цвета.
   -Что желают господа?
   -Три двойных номера. Бекко, подойди ближе, мне надо сказать тебе на ухо нечто важное.
   Когда Фернандо оказался рядом, Сесилио ухватил приятеля за ухо и крепко сжал, пока на его глазах не показались слёзы.
   -Уймись! Мы только десять минут здесь, а ты уже...
   -Сеньор Фернандо!- глядя на него сказала женщина. -Вы плачете?
   -Это слёзы счастья, мадам! Нам только что сообщили что у него родилась тройня!- сказал капитан.
   -Подлец!- звук пощёчины отчётливо прозвучал в тишине застывшего холла. -Лично ты будешь спать сегодня в собачьей будке!
   -Бедняга Бекко!- посочуствовал Игнасио. -Ему всегда не везёт. Бекко, а почему ей не нравятся твои дети?
   Через четыре часа на площадь сел вертолёт из которого вышел Его Честь судья Габриель Араго. Для ожидавших его друзей было почти шоком, когда из вертолёта показался не одетый в мантию и с париком на голове судья, а невысокий темноволосый человек в комбинезоне. Его сумка, которую он с видимым усилием достал из кабины, по всей видимости была набита железом под завязку.
   -Жду вас через пол-часа!- сказал он Сесилио. -Какой номер? Пойдём папа. Сначала я поговорю с тобой.
   -А сумка?-Фернандо показал на сиротливо лежащую посередине холла сумку.
   -Заберите, там подарки для вас. И позаботьтесь о пилоте. Мы полетим туда завтра.
   Внутри оказалось двенадцать гранат с запалами в карманчике, цинк с патронами и два автомата "Беретта".
   -Ничего себе у нас судья!- присвистнул Фернандо. -Игнасио, помнишь грузовик с такими же? Их списала армия, а водитель ухитрился свернуть не в ту сторону.
   -Это когда ты оцарапал задницу о колючки, а подумал что ранен? И мне пришлось тащить тебя на себе полкилометра? Эх Бекко, доиграешься ты у меня.
   -И хоть бы раз я сказал тебе грубое слово, хомяк толстый!
  
   Полчаса спустя вышел Его Честь судья Араго.
   -Капитан! Зайдите ко мне.
   Сесилио понравилось что он не притворялся важной персоной, он был таким.
   -Ваше имя?
   -Сесилио Бенито.
   -Да, теперь вспоминаю.
   Он не сказал в связи с чем, но по его улыбке было ясно, что воспоминания не носили никакой опасности.
   -Давайте я буду называть вас Сесилио, а вы меня Габриэль.
   -Почту за честь Ваша Честь!
   -Оставьте это. Вы друзья моего отца и я счастлив что провидение послало вас на Монт Бланк именно сегодня.
   -В этом нет нашей заслуги, Ваша Честь!
   Глаза Габриэля немного погрустнели, потом он вздохнул и сказал:
   -Ну что же, придётся идти неверным путём наших предков...
   Он встал и подойдя к двери подёргал за верёвку колокольчика, вызывающего прислугу.
   Через несколько секунд, предупреждённый о необычно важном постояльце, сам хозяин Витторио Альбини ворвался в номер и замер в подобострастном поклоне.
   -Послушайте, любезный,- сказал судья - я бы хотел устроить небольшой праздник для моих друзей...
   -Всё что прикажете, Ваша Честь!
   -Записывайте.
   Первое: накормить пилота, но не давать ему ни грамма спиртного, вы проследите за этим лично.
   Второе: Принесёте в номер капитана два обеденных стола.
   Он подумал, прикидывая количество.
   -Да, два будет достаточно.
   Третье: Через пять минут вам принесут на кухню список блюд, которые сеньоры захотят отведать.
   Видимо здесь он вспомнил Игнасио, потому что добавил:
   -И не стесняйтесь с количеством.
   Четвёртое: Коньяк, херес, виски, и вина самые лучшие что у вас есть.
   Пока всё. Если понадобится что-нибудь ещё, вам сообщат! Свободны!
  
   Сеньор Альбини выкатился из дверей спиной вперёд.
   Судья повернулся к Сесилио.
   -Нам нужно будет многое обсудить, познакомиться, а ещё вы должны мне рассказать всё с самого начала, об этой истории. Заодно просветите, почему вам не нравится наш хозяин?
   Застолье въехало в нормальное русло через час после начала. Доброе старое итальянское застолье, когда все не то чтобы пьяны, но и назвать участников трезвенниками язык не шевельнётся.
   -Ну а теперь рассказывай Сесил, как это всё произошло.- сказал Габриэль, которому именно в эту минуту Фернандо придумывал имя покороче.
   -Всё началось с папаши нашего хозяина, старого Антонио и его траттории, а также с этого лоботряса Бекко, который вовремя подсунул мне гранату...
   Когда судья далеко за полночь возвращался к себе в номер, из-за колонны тенью выскользнул хозяин отеля и прошептал:
   -Ваша Честь, я следил как вы приказывали, только всё равно полицейский которого зовут Бекко принёс пилоту бутылку шампанского.
   -Старайся!- сказал Габриэль, а сам подумал что теперь он точно знает за что ребята так не любят этого гуся.
   Утром они были готовы и ждали у вертолёта. Ждали естественно Бекко, который всегда опаздывал. Наконец появился и он.
   -У нашей машины потолок два километра.- уныло сказал пилот. -И кроме того грузоподъёмность... - он посмотрел на Игнасио. -Я не могу согласиться лететь в таких условиях.
   -Габриэль, прикажи ему!- заскакал Фернандо в нетерпении.
   -Не могу. Он мне не подчиняется. И формально он прав. За вертолёт отвечает он.
   Судья подумал.
   -Луиджи!- сказал он пилоту. -Я забыл в номере свою сумку, не мог бы ты...?
   -Конечно Ваша Честь!
   -Ты главное не торопись, Луиджи. Осмотри всё. И соседние номера тоже, а то вдруг какие-нибудь шпионы? В виде журналистов...
   -Так точно, Ваша Честь! Разрешите идти?
   -Иди, Луиджи!
   Как только пилот скрылся в здании, Габриэль сказал:
   -Быстро в кабину!
   Ещё не совсем понимая что они собираются делать, друзья мигом забрались внутрь. Габриэль сел на пилотское место.
   -А как же...?- начал Игнасио, но дружеский тычок под ребро от Бекко заставил его замолчать.
   -Луиджи учил меня как управлять этой птичкой.- сказал Габриэль.
   -И сколько вы налетали, пилот?- спросил Сесилио усмехаясь.
   -Часов, э-э-э-э два!
   -Три - счастливое число.- хмыкнул Игнасио.
   -Не три, хомяк, а четыре! Нам ещё возвращаться!- стукнул его Фернандо.
   -С горы я смогу и добежать.
   -Ты лучше ложись на бок и катись. Так быстрее для тебя.
   Вертолёт наклонился набирая высоту, оставляя внизу фигурку Луиджи и несколько зевак из ресторана прервавших свой завтрак.
   -А он не будет жаловаться?- спросил Сесилио.
   Габриэль помотал головой.
   -Не будет, если мы вернём машину. А то пришлось бы оставить Игнасио.
   -Почему меня?- обиженно завопил толстяк.
   -Ты у нас самый тяжёлый хомяк на свете.- подсказал Фернандо.
   -Надо было оставить Эмилио!
   -А кто нам покажет где это находится?
   -У нас есть карта!
   -Когда прилетим, мы дадим тебе карту и ты будешь нашим проводником. Только недолго. Хорошо?
   -Почему это недолго?- подозрительно глядя на Бекко спросил Игнасио.
   -В горах всё выглядит иначе.- ответил за Фернандо Эмилио.
   -А как же альпинисты?
   -У них цель - вершина, кроме того есть шерпы, которые знают горы.
   -У вашей группы был такой?
   -Да, был. Но он сбежал. Испугался наверное.
   -Он пришёл в полицейское управление. Так мы узнали о вас.
   Вертолёт теперь медленно поднимался вдоль склона Монте Бьянко.
   Несколько раз он как придавленный чьей то рукой уходил вниз, почти на камни, потом снова шёл вверх.
   -Что ты делаешь?- спросил Сесилио заметив что они крутятся почти на одном месте.
   -Ловлю восходящий поток.
   -Здесь в тени тебе его долго ловить придётся, давай на солнечную сторону, там шансов больше. Гранаты нам тоже не нужны.
   Тяжёлая сумка полетела вниз. А у Фернандо округлился карман.
   -И что бы я без тебя делал?- сказал Габриэль ухмыляясь через десять минут.
   Машину тащило вверх как магнитом.
   Они сели на единственной ровной площадке покрытой лёгким снежком.
   -Далеко отсюда?- спросил Габриэль отца.
   -По ровному месту недалеко.
   До бывшего концлагеря они шли три часа перебираясь через провалы, и обходя опасные осыпи, и нигде ни тропинки.
   Эмилио прояснил это.
   -Как придём, сами увидите!
   Впрочем в дальнейшие объяснения не пускался, да и тяжело на высоте двух километров изображать акробатов. Особенно досталось Игнасио.
   -Не пыхти, барсук! Вот вернёмся назад, тебя жена снова откормит.- подбадривал приятеля Фернандо.
   На бараки вышли неожиданно, они как будто выросли из горы.
   -Эй смотрите! Они стоят на краю пропасти!
   Действительно оба барака поместились на крошечной площадке на самом краю уходящего на пятьсот метров вниз отвесного обрыва.
   -Вот об этом я вам и говорил.- удовлетворённо сказал Эмилио как человек который знает какую-то тайну.
   -Ладно отец, говори. А то тут чёрт ногу сломит.
   -Я ведь тоже сначала не понял, думал обманка такая. Вроде как жильё стоит, а жить нельзя, и тропинок, а также дорог нет и всё. Но ведь здесь же не один человек жил. Значит лагерь настоящий в другом месте? А зачем? Только когда пригляделся, понял. Бараки выше стояли на двести метров, там же и вход в пещеру, понимаете?
   Пленным никуда не надо было ходить, поскольку всё находилось внутри лагеря.
   А вот отчего так произошло не знаю, но догадаться можно. Когда немцы штольню с пленными взрывали, случился оползень. Бараки съехали вниз, а немцы решили что следующая лавина сметёт его в пропасть. Так бы и получилось, но на ребре какая лавина? Вон тот язык отбивает весь снег в сторону.
   -Значит двести метров отсюда нас ожидает громадный клад?- спросил Бекко. -Это не враки?
   -Нам всё равно надо отдохнуть, да и поесть не мешало бы, а тем временем ты расскажи отец, зачем мы сюда пришли. Они тоже должны это знать- сказал Габриэль.
   -Хорошо сынок, ты прав. Тому что я вам собираюсь рассказать можно не верить, собственно это была гипотеза моего брата, но что-то в этом есть сумасшедшее. А множество сумасшедших теорий как правило подтверждаются впоследствии.
   Начнём пожалуй с вопроса как вы Игнасио относитесь к Гитлеру?
   -Сумасшедший преступник, больной триппером...
   -Сифилисом.- подсказал Фернандо.
   -И сифилисом тоже, а ещё он был негодяй и убивал евреев.- заученно отбарабанил бравый лейтенант.
   -Прекрасно! Похлопаем нашему дорогому другу Игнасио!- сказал Эмилио.
   Все похлопали.
   -Это Новая мировая история. Так же как Новый и Ветхий завет. Можно принимать его на веру, можно отрицать, толку не будет никакого. Для миллионов людей Гитлер был и остаётся зверем, и это невозможно отрицать. Кровь за кровь...
   С другой стороны он был отцом нации, за которым стояла не только Германия, а и множество других стран. Не секрет что Англия вела секретные переговоры с Гитлером, и кто знает что бы было появись Германские крейсеры в порту Нью-Йорка. Довоенная и военная Германия была самой передовой страной в мире. За изобретениями того времени всё ещё охотятся разведки многих стран. И будут ещё много лет. А почему?
   Такое Игнасио слышал в первый раз, и слушал открыв рот.
   Он непроизвольно сглотнул слюну и повторил:
   -Почему?
   -Потому, мой юный друг, что открытия сделанные тогда, как вы говорите нацистами, хотя среди них были не только немцы, до сих пор самая страшная и тщательно охраняемая тайна Третьего Рейха.
   -Какая?
   -С начала тридцатых во многих странах мира, а в России с середины двадцатых годов в строжайшей тайне велись работы по созданию машины времени.
   -Это сказки.- сказал Фернандо и посмотрел на остальных. Никто не улыбнулся.
   -Сказки, дорогой Бекко, это то что пишут в газетах и внушают вам, в ваши так сказать... Простите. Я начинаю волноваться когда говорю об этом.
   Игнасио взял Фернандо за шею, притянул к себе и пообещал:
   -Он больше не будет перебивать, профессоре. Пожалуйста, продолжайте.
   -Альберт Эйнштейн работал над этим, Никола Тесла, Маркони и многие-многие другие.
   -Они достигли успеха?- Сесилио не смог сдержаться и Эмилио его понял.
   -Такие тайны друзья мои, хранятся в сейфе у Гувера, Гелена, Сталина, то есть уже не Сталина конечно, но всё равно. Часть возможно попала к нефтяным шейхам, а что-то осело в Израиле. Строго говоря этот эсэсман Уго Кранц нарушил присягу кинувшись искать несметные сокровища, которые ему не принадлежат. И наверняка у него в отряде есть агент Моссада, который не спускает с него глаз.
   -А почему он его не убъёт, и все дела?
   -Человека убить просто. Они ждут. А вдруг получится?
   -Тогда чем же они отличаются от наци?
   -М-м... Ничем, наверное. Идея другая, вот и всё. Нацисты, сионисты, коммунисты, синтоисты...
   -А это кто такие?
   -Японцы, мой друг, японцы. Если бы Азия воевала с Европой, то ужасов было бы намного больше, в сотни раз. Всё познаётся в сравнении.
   -А что же машина времени?
   -Она здесь и спрятана. Вон там!- Эмилио показал на склон засыпанный каменной щебёнкой. -И боюсь что её уже никто никогда не увидит. Правда можно найти вентиляцию...Они показаны на вашей карте. Но ведь через неё всё равно машину не вытащить, тем более что её охраняют.
   -Кто?
   -Вы, мои дорогие друзья. С этого дня вы назначаетесь хранителями...
   -Положите оружие!- раздался резкий голос из за камней.
   Фернандо и Сесилио повернулись с автоматами наготове и никого не увидели.
   -Положите оружие, нас не тронут.- сказал Эмилио.
   Сесилио оглянулся на Игнасио, тот не отрываясь смотрел на Габриэля, как тот встал, подошёл к камням и вытащил за руку одетого в грязный Альпийский комбинезон громадного человека, могущего посоперничать ростом с Игнасио.
   -Кто там ещё, Эрве?
   -Карл, конечно. А вы привели новичков?
   Он стащил с себя перчатку и сунув пальцы в рот свистнул.
   С другой стороны появился Карл, он был меньше ростом, но такой же квадратный как Эрве.
   -Прямо заслушался профессор, когда вы тут о сионистах рассказывали.- сказал он подходя. -Я этому еврею,- он показал рукой на Эрве, -тысячу раз это же самое говорил. Меня зовут Карл Штайн можно добавлять фон, а лучше попросту зовите меня ваше высочество. А этот клопомор имеет имя Эрве Левицки, сионист проклятый.
   -А ты фашист!
   -Не обращайте на них внимания.- сказал Габриэль. -Они такие же хорошие друзья как и вы.
   -Будь я проклят!- сказал Фернандо, разом пожалев об упущеных возможностях поиздеваться над Игнасио.
   -Это они сейчас перед вами рисуются, чисто нервное, я считаю.
   -Отец, подожди! Сначала скажите где Кранц?
   -Упустили мы его Габриэль. Он и ещё двое ушли... И мы сожалеем что так получилось с твоим дядей.
   -А остальные?
   -Остальные? А что остальные? Знаете как в горах опасно? Упали в пропасть. Мы слышали вы тут про карту говорили. Посмотреть можно?
   Сесилио вытащил из за пазухи пакет и подал Карлу, который его раскрыл, и они вдвоём стали водить по карте пальцами говоря на незнакомом языке.
   Потом Эрве удовлетворённо хмыкнув, вернул карту Сесилио.
   -Всего было четыре вентиляционных люка.- сказал он. -Два засыпаны полностью, на третьем лежит здоровенная скала, щель слишком узкая чтобы пробраться. А вот четвёртый... Давайте съедим что-нибудь и посмотрим, хорошо?
  
  
  

Африка 1995 г.

  
  
  
   Сказалась общая усталость. От перелётов, африканской жары и назойливости русских туристов требующих продолжения банкета. Вместо зорьки мы выехали в 6:05, выдернув полубезумного Жоржика из лап одуревших блондинок. Этот кандибобер полосатый вместо того чтобы вести машину, заполз на заднее сиденье и теперь с интервалом в одну-две минуты валился на бок стукаясь головой о мешок с консервами, издавая при этом металлический звук. С Дашей было яснее, она пол-ночи занималась делом, укладывая припасы по сумкам и рюкзакам. Я очень расчитывал не покидать "Тойоту" в течение всего путешествия.
   При другом раскладе я бы и сам расслабился, но было ясно что одних нас оставлять никто не собирается, поэтому я крутил головой налево-направо, и гнал как на пожар. Берлога Хасана уже была открыта, и он сам сидел тут же у входа задрав ноги на линялые покрышки поджидая сумасшедших покупателей.
   Я остановил машину в метре от него и когда вылез уже заведённый и злой, то пнул его не жалея. Ещё когда я только готовился к поездке, мне пришлось немало перечитать о различных аспектах чёрного материка. Но наряду с разнузданной болтовнёй туроператоров и их сочинениями на тему: "Как я был в Африке и какой водопад видел!", я нарыл немного дельной информации. Брал только мнение европейцев, поскольку и сам к этой расе отношение имею, короче всё то что было написано до 1960 года. Тогда ещё можно было печатать и говорить правду.
   Вот такой вот пассаж:
   "Я отдал свою жизнь пытаясь облегчить страдания Африки. Белые люди, живущие здесь как я должны осознать и запомнить одно - эти индивидуумы под-раса. У них никогда не было ни умственных ни эмоциональных способностей к равенству с белыми ни в каких функциях нашей цивилизации. Я отдал жизнь пытаясь привнести им преимущества нашей цивилизации, но я полностью осознал, что мы должны сохранить их статус: они низшие. Когда бы белый человек не хотел жить среди них на равных, они всегда уничтожат его. И они уничтожат весь его труд. Пусть любой белый, собирающийся в Африку запомнит, что необходимо постоянно сохранять их статус: вы хозяин, а они ниже, как дети, и вы помогаете им или учите. Никогда не братайтесь с ними как с равными. Никогда не принимайте их как социально равных себе, иначе они вас уничтожат." - Доктор Альберт Швейцер, нобелевский лауреат премии мира за 1952 год, в его книге "Из моего африканского блокнота" 1961 год
   -Хасан!- говорю. -Ты что же это сволочь, эфиоп твою мать, не приветствуешь дорогого гостя? И где обещаные стволы?
   -Не извольте беспокоиться, господин!- подскочил торговец лежалым товаром. -Хасан обо всём позаботился!
   -Веди!
   Прошмыгнул он в дверь ведущую на склад больше напоминающий помойку, и меня ручкой манит. Такой коллекции как у него, я ни до того, ни после, не видел.
   Оглянулся по сторонам.
   -Стул подай! И иди сделай кофе для важных персон что в машине спят, да по сторонам поглядывай, чурка эбонитовая.
   -А как же...- потыкал он руками на стеллажи.
   -Без тебя как нибудь...
   Он ушёл, а я остался. Сначала прошерстил все коробки с патронами, чтобы знать приблизительно на что ориентироваться, а то наберёшь ерунды разной, а стрелять нечем. Оружие всё было старенькое, самому "молодому" было лет за тридцать, но как я успел убедиться - хранилось в смазанном и вычищенном виде.
   Поскольку мы не собирались открывать открывать второй фронт, автоматы нам не годились. Толку немного, а патронов не напасёшься. Тем более "Калаши" были забугорного китайского производства из низкокачественного железа и с пластиковыми коробками магазинов из которых только один был более-менее нормальный, у остальных направляющие были раздолбаны, может закосить.
   Дверь приоткрылась и вошла Дашутка с сияющими в ожидании дороги глазами.
   -Нет, это брать не буду.- подумал я принимая её в свои руки.
   -Здесь алебарды нет?- спросила она, оглядываясь с интересом по сторонам.
   -Сейчас спрошу.- я слышал шуршание за дверью, точно подглядывает, мужичок на букву Х.
   -Хуссейн, я что тебе непонятно сказал? Следи за дорогой! Как там мбвана Жорж, проснулся уже?
   -Проснулся, господин! А моё имя Хасан.
   -Нашёл чем хвастаться... Ладно. Иди ко мне. Дашенька, ступай к Жоржу, только в машину не садись, просто двери открой и стой под их прикрытием...
   -Мне иногда кажется что тебе сто лет.
   -Ты это на что намекаешь?- я хлопнул её по попке. -Беги.
   Развернулся к торговцу. Интересно, на кого он работает? Собирать такие арсеналы в десяти минутах езды от центра... Надо иметь хорошую крышу, типа разведки. Или оппозиции. Спросить?
   -Хасан, кто твой хозяин? Только подумай прежде чем ответить.
   Я встал, подошёл к двери и закрыл её на засов. Кто знает что может придти в голову этому дикарю? Ему могло придти только одно.
   В его руках блестнул нож. Смотрел он кино с Джеки Ченом или нет? Хотя, что это я? Он и про Мэри Пикфорд никогда не слышал.
   Был у меня приятель до армии и с именем Жора, так он ревновал меня ко всем моим девицам. Заметьте, моим! Но прорывалось это только когда он напивался на вечеринках. Тогда он брал вилку или нож и шёл на лестницу в подъезд, и уже оттуда начинал орать разные гадости в мой адрес. Видимо для соседей, чтобы им не скучно было.
   В конце-концов всем надоедал этот крик, кто-нибудь из них приходил ко мне, и осуждающе глядя вокруг на веселящиеся пары, говорил (говорила):
   -Ты уж Серёжа унял бы этого буяна своего Жорика. Ведь уже полчаса изгаляется. А то Наталья Кузьминична из третьего этажа уже в милицию собирается звонить.
   Я спихивал девицу со своих колен и шёл. Обычно он ждал на площадке между этажами, доведённый своими собственными воплями до глюков, а я спускался к нему, медленно шлёпая по холодным ступеням лестницы домашники тапками.
   Сзади у дверей толпились мальчики и девочки выбежавших посмотреть кто победит, а "моя" обычно вскрикивала фальшиво:
   -Серёжа! Вернись! У него же вилка!
   Но по голосу было слышно что ей страшно интересно посмотреть смертельный бой. А мне было грустно. Потому что я не собирался показывать ничего такого.
   Садился на третью ступеньку и смотрел в глаза Жоры, а когда через минуту в них появлялся проблеск сознания, я вставал, забирал несчастную вилку из его рук, или если она падала на пол, то поднимал её, и говорил:
   -Иди домой Жора. На сегодня хватит.
   И он скатывался вниз без слов, хватаясь за перила обеими руками. Мы никогда не говорили с ним об этом. Ни на следующий день, ни потом.
   Как я понимал все были разочарованы такой концовкой. А я не нанимался никого веселить. Удивил меня только мой другой приятель, Колька. Явившись ко мне пьяным и с полбутылкой водки, он плакал горючими слезами и всё время спрашивал:
   -Ну почему ты такой? Почему ты показываешь что ты не такой как все?
   А у меня звучали слова Мюнхгаузена из фильма:
   -Быть как все?!!!
   -Я что для тебя, собака? Почему ты так относишься ко мне?
   -Нет Коля, ты не собака.- утешал я его гладя по голове, думая как же это я себя веду, что довёл своего лучшего друга до слёз?
   Тогда я был уверен что природа даёт всем людям одинаково, а потом всё зависит от желания человека. Ошибался. Прости, Колян! Мы все разные. Есть среди нас гораздо больше люди чем другие. Я не себя имею ввиду. Кого? Ну-у, например Карла Маркса. Кто помнит эту историю как его выгнали из партии им же самим и придуманной? На съезде в Лондоне он явился на заседание в цилиндре и фраке, совершенно пьяный и с двумя проститутками. Господа возмутились. А собственно почему? Если вы настолько дебилы что следуете написанному мракобесом, пьяницей и сексуальным маньяком "Манифесту", то почему он должен вас уважать? Поэтому я не против памятников, они мне не мешают.
   -Положи нож Хасан и иди сюда, я тебе уши надеру.
   Нож он положил, куда же ему деться? Потому лицо подчинённое и прав никаких не имеющее. С такими легче всего.
   Уши я ему надрал конечно, и спрашиваю:
   -Где настоящее оружие, обезьяна?
   Обиделся. Толстые губы задрожали.
   -Я не обезьяна!- говорит.
   -Согласно учению Великого Дарвина, все негры произошли от обезьяны. Или ты будешь спорить с наукой, лишенец?
   -Так это было давно-о.- сказал он, вспомнив школьные годы.
   -Хоть позавчера.- парировал я, и этот довод сломил его.
   Молча он разгрёб кучу мусора в углу, потянул за верёвку и вытащил алюминиевый контейнер на котором было написано: Steyr-Mannlicher AG. Pilot system.
   -Только не говори мне что это прислали тебе по почте, шелудивый.
   -Рыбаки принесли, выловили в заливе.
   -Только это?
   -Не совсем так, господин!
   -А как?- я открыл водонепроницаемый контейнер и посмотрел внутрь. Всё было упаковано, наверху был приклеен пластиковый ярлык с перечислением содержимого коробки.
   1. IWS-1900 15.2mm.
   2. Runden 300.0
  
   -Беру не глядя.- сказал я, любуясь своей покупкой. Эта штука ещё и в армию наверное не поступила, а тут вокруг Африки по морям плавает. -Хорошо жить у моря!
   -Что, господин?
   -Ещё два пистолета и патроны.
   -Какие прикажете?
   -Не знаю... американские или немецкие. Слушай, Абдулла! А может русские ТТ есть? Если у тебя имеются какие-нибудь сюрпризы кроме этого, скажи сразу.
   Я уже чувствую что ты как брат мне. Можешь называть меня Брат Далай Лама, а я тебя буду звать брат Акакий. Хорошо?
   -Почему Акакий?- засомневался Хасан.
   -Для конспирации. Приходит например к тебе человек и говорит: "Привет брату Акакию от Далай Ламы", вот, и ты будешь знать что это свой человек. Как тебе это?
   -Хорошо брат.- со вздохом отвечает Хасан. -Ты покупатель, который всегда прав. С тебя пятнадцать тысяч долларов!
   -Как-то ты это не по братски сказал, Акакий. Пятнадцать тысяч!
   Денег у меня не было. Я рассчитывал поживиться в консульстве, но в связи со смертью персонала... М-да! Называется влип. У меня оставалось около четырёх тысяч выданных дядюшкой. Правда у Даши есть кредитная карта, но с неё не получишь более тысячи в день. А растягивать удовольствие на пятнадцать дней... Вот поэтому я и сказал "м-да!". Был правда путь забрать всё бесплатно, но это уже не комильфо. Даша не одобрит, Жоржику ещё жить тут, и я тоже против такого экстрима. Не надо было называться братом!
   Придётся идти неверным путём, тем самым что был раскритикован во множестве фильмов о глупых людях. Но мне очень понравилась эта винтовка!
   Поэтому я полез в карман, отстегнул потайной клапан и достал один огранёный бриллиант. В чём-чём, а в этом он разбирался.
   -От бабушки наследство.- сказал я со вздохом. -Не думала бедная старушка, что её бриллианты достанутся какому-то жалкому торгашу, причём чёрт знает где. Я про страну такую никогда и не слыхал раньше. А, Акакий? Берёшь?
   Он разглядывал камень в лупу и у него тряслись руки. На мои слова он лишь коротко мотнул головой, желая чтобы я убрался побыстрей, и оставил его наедине с сокровищем.
   -Пойдём, поможешь мне.- похлопал я его, и мы потащили контейнер в машину.
   -А куда вы направляетесь?- как бы между прочим спросил он, голосом который заставил меня сожалеть о содеянном. Ну в самом деле. Купил бы пару АК за пять сотен и мама не горюй. А теперь?
   -Вот чуть не забыл, как раз хотел у тебя узнать. Может ты знаешь как проехать в Куала-Лумпур? Никогда не был? Ну так и быть, по карте доберёмся. Прощай Акакий!
   Только после того как мы проехали километра два, я вспомнил что так и не узнал имя хозяина Хасана. Тогда мне это показалось неважным, но после того как я расплатился с ним бриллиантом...
   -Дашенька, по моему я сделал глупость, и даже не одну...- и пересказал ей всё что случилось. Ожидал что она будет сейчас ругаться и может быть обзовёт меня, поэтому её реакция удивила меня.
   -Бедненький!- сказала Даша, погладив меня по щеке. -Ну конечно это я виновата, что бросила тебя одного. Это всё от усталости. Не волнуйся. Жорж поведёт машину. А ты поспи моё солнышко, я разбужу тебя. Жорж! За руль!
   Тон которым были сказаны последние слова... В общем, у нас новый командир!
   И почему-то мне было совершенно не стыдно.
  
  
  
  

Северная Индия. Пустыня Тар. Июнь 2005 г.

  
  
  
   Вход в святилище был не "наш". Человечество с самого рождения научилось строить прямоугольные дома, только ради бога, не надо о вигвамах и палатках!
   -Ты Чарли понимаешь о чём я говорю?
   -Нет!
   -Ну и хрен с тобой! На земле находится немало таких вот входов, один из них в пирамиду Хеопса, другой здесь, третий в Мексике... Посмотри, теперь пролезть можно? Ты Чарли соображаешь туго, это наверное от старости, это пройдёт. А я отчего туго соображаю? От молодости? Это солнышко, Чарли. Мерзкое солнце!
   Мы не будем больше вытаскивать камни из ямы. Мы будем сталкивать их в проход! Скажи что я гений!
   -Ты осёл! Где ты был раньше?
   -Раньше Чарли, я был на далёком чёрном континенте и могу поклясться, там солнце не такое дерьмовое как здесь.
   Последний крупный булыжник скользнул в темноту и глухо ударился о пол.
   -Давай Чарли, лезь! Не хочешь первым? Боишься наверное. Тогда всю оставшуюся жизнь ты будешь вторым. Как тебе это? Мне тоже наплевать. Вот сейчас заберёмся внутрь и отдохнём. Мы будем валяться в тишине и прохладе целый день...
   Чёрт! Камней тут набросали, ногу свернуть можно. Осторожней, Чарли! Ну вот видишь, всё в порядке.
   Мы стояли в обширной квадратной комнате, освещавшейся через треугольный вход.
   -Это что, всё?- спросил старик.
   -Нельзя делать выводы стоя у начала пути.- сказал голосом Михаила Ломоносова. Вернее так его высказывания произносила наша учительница химии. Надрывно-торжественно, как и подобает толстому гению. Я со вздохом подтянул штаны. Когда же я буду выглядеть подобным образом?
   -Пять минут, старина. Потом пойдём. Осторожно, по стеночке.
   -Почему по стеночке?
   -Потому что в незнакомых местах лучше всего ходить по ней.
   -А кто пойдёт первым?
   -Вообще я думал что ты движимый страстью ко всему непознанному, с радостью первооткрывателя сделаешь первый шаг. Я ошибся?
   Он что-то буркнул, явно не лестное для меня.
   -Пошли, Чарли!
   -Но пять минут ещё не прошли!
   -Если я иду первым, то лучше сделаю это сейчас.
   Каменный пол, по самому краю которого мы шли, сменился песком и я остановился в недоумении, к чему бы это? Несколько камней подобранных у входа и оттягивающих мои карманы, были единственным инструментом для поиска опасностей.
   -Посвети в центр, Чарли!
   Луч его фонаря метнулся в сторону и замер примерно посередине помещения большим белым пятном. Я вынул мешок из своего рюкзака и кинул его. Он пошёл ровно и упал точно в самый центр пятна. Только облачко пыли поднялось над этим местом.
   -Где же он?- растерянно спросил Чарли.
   От напряжения и трудного дня ноги дрожали. Я сел и вытянул их по направлению к центру.
   -Отдохнём. А пока отгадай загадку. Она детская.- я выключил фонарь. Чарли сделал то же самое.
   -Живёт под землёй на глубине трёх метров и камни ест. Что это такое?
   Чарли зажёг фонарь и опасливо посмотрел на песок.
   -Сдаюсь!
   -Чему вас в ваших Америках учат? У нас любой ребёнок знает что это камнеежка.
   Чарли подтянул ноги к груди.
   -Это что за зверь?
   Мне надоело прикалываться над стариком.
   -Да не зверь это, зыбучий песок, Чарли! Они решили что ни один механизм не будет надёжен достаточно на долгое-долгое время. Нашли вот эту яму и построили свой храм или не храм. Чёрт знает что построили.
   -Ты считаешь что могут быть и другие ловушки?
   -Это неважно что я считаю. Мне бы у строителей спросить...
   -А я читал что зыбучие пески только в Сахаре или в Мексике. Не помню точно.
   -Угу, в Сахаре...- я вспомнил как впервые столкнулся с этим явлением когда мне было лет двенадцать-тринадцать, прямо в середине России.
   Недалеко, метрах в десяти от речки я увидел на густой июльской траве песчаную проплешину диаметром около метра. Я сунул туда руку, и она ушла вниз практически без сопротивления, как в воду. Это заинтересовало меня и я решил измерить глубину этой песчаной ямы. У речки нашёл приплывший по течению сухой сук, выше меня раза в два. Обломил торчащие остатки веток и потащился к моей песчаной яме. Поднял его с натугой, чуть сам не оступился, и опустил его в центр этого непонятного явления. Сухая палка даже в воде плавает, правда? А здесь она скользнула вниз не задержавшись, и пропала. Стало немного страшно, но я ещё побыл у моего открытия, бросал камни и смотрел как они только что не булькают пропадая из глаз. На следующий день, как все мальчишки я занялся чем-то другим, а когда спустя дня два рассказал им об этом, то никто не заинтересовался, и я решил что это самая обычная вещь в этих местах. А потом всё забылось. Да и место это я сейчас вряд ли найду. Лет десять спустя занимаясь своим образованием я прочитал статью Джорджа Кларка, профессора Канзасского Университета посвящённую этой проблеме. На основании многолетних изучений он пришёл к выводу что зыбучие пески появляются там, где под землёй протекают водяные потоки. Вот почему много таких песков в Сахаре, где на глубине протекает громадная река, ну и соответственно на побережьях морей и океанов.
   -Мы на правильном пути, Чарли.- сказал я вставая. -Река прямо под нами. Гребём дальше.
   Внезапно я остановился, что-то здесь было не так. Надо расслабиться и подумать, но напряжение последних дней мешало мне сосредоточиться, да ещё разохотившийся Чарли тыкал меня в спину и спрашивал:
   -Ну что ты остановился?
   -Замри, несчастный!- прошептал я зловеще. -Смерть уже витает над тобой!
   Он замер. Никакого колдовства не надо. Натуральный фильм ужасов. Я поднял фонарик повыше.
   -Ай-яй-яй!- сказал громко. Сзади никто не шелохнулся. Пришлось повернуться.
   -Смерть улетела, Чарли! Смотри сюда! Видишь отверстия в стене?
   Он посмотрел и кивнул. Они были хорошо замаскированы в неровностях стены и если просто глядеть вдоль помещения, то никогда не увидишь.
   -А как ты их увидел?
   Можно было сказать что я такой талантливый, или мой дедушка был Шерлок Холмсом, но мне показалось что сейчас не время.
   -Вот почему!
   Луч моего фонаря метнулся вниз и он увидел... Да ничего он не увидел! Только лупал глазами и хватал меня за рукав.
   -Что? Что там, Серж?
   Я потрогал ногой песок, вроде держит. Встал на него освобождая Чарли дорогу.
   -Иди, присядь и пощупай!
   Он послушно занял моё место, присел, и стал возить руками по стене.
   -Вот!- радостно сказал он. -Нашёл! Здесь канавка какая-то, вон туда в угол идёт! А что это значит?
   -Подними фонарик! Видишь отверстия? Два, ещё два, и ещё... Снимай ботинки и делай как я.
   -Носки снимать?
   -Снимать!
   Надоел! Чтоб тебя! Я вспомнил Жоржика. Он был на два года старше меня, а я был ему папой. Теперь этот дефективный на роль сыночка тренируется, а он почти в два раза старше. Живут вот такие всю жизнь, и ничему не учатся. А где же титаны мысли и отцы русской демократии? Помню раньше всё вопрос задавали: "Для чего живёт человек?" Жаль что у меня не спрашивают. Я бы ответил:
   -Набить карман деньгами, нажраться и размножаться, пока здоровье позволяет - вот для чего живёт девяносто процентов человечества!"
   Связав ботинки перекинул их через шею, проверил как всё закреплено у старика.
   -Пошли!
   Пальцы ног теперь были внутри стены, большой палец левой руки я вставил в отверстие поменьше, а два средних в другое. Удерживаясь на ней как альпинист, я перенёс вес тела на правую, отставленную дальше ногу, и ухватился за две другие. Теперь надо было поменять руку. Вынув большой палец правой руки из отверстия и оставшись висеть только на средних, я отпустил левую руку и перенёс её на новое место.
   -Видел, Чарли? Пошёл!
   -А что там?- спросил он когда мы сделали по пять шагов.
   -Где?
   -За моей спиной...
   -Лучше не знать.- ответил я и это была ошибка.
   Не знаю где и когда он научился скулить по-собачьи, но эффект присутствия создавался полный, да к тому же эффект пустого гаража... Двадцать шагов над неизвестной угрозой превратили моё тело в тряпку. Когда канавка закончилась, я уже не проверял грунт, просто ступил вниз и держа Чарли за шиворот стянул его со стены.
   -Теперь заткнись!- посадил его на землю. -Мы пришли.
   Радости не было, была усталость и мысль что второго такого испытания я не перенесу.
   -А куда мы пришли?
   Я пожал плечами. Куда шли, туда и пришли, куда же ещё?
   -Выход за моим левым плечом, Чарли.
   Он скосил глаза, ничего не увидел и успокоился. Решил что я начальник, мне виднее.
   Шум от входа прервал застой в моих мозгах. Чёрные тени спускались в темноту нашего убежища. Их резкий гортанный говор, который я уже научился ненавидеть, заполнил помещение. Замелькали фонари.
   Я затолкнул Чарли в следующий проход и влез туда сам как рак отшельник, не забыв крикнуть во всю глотку:
   -А...о...о...у...Эй!
   Выставил один глаз и стал смотреть. Сначала они замерли, услышав крики. Потом видя что им ничего не угрожает они обрадовались что угадали правильно. Мы здесь, а это значит что всё идёт хорошо. Куда нам деться из этого каменного мешка? Я видел как они махали руками и кричали оставшимся присоединяться. Видимо за нас им обещали большие деньги. Арабы любят собираться толпой на джихад, на похороны, на праздники, везде куда ни попало. Воюют тоже толпой, что они и собирались сделать сейчас.
   -Эй, собаки!- закричал я из своего укрытия.
   Это их подстегнуло. Сравнить правоверного мусульманина с собакой! За это меня следовало разрезать на мелкие кусочки. Они с места взяли очень хороший темп.
   Я ещё видел их горящие ненавистью глаза, когда песок расступился.
   Чарли толкал меня сзади и умолял дать ему посмотреть.
   -Не на что там смотреть. Пусто.
   -Сколько их было?- спросил он.
   -Четверо...
   -Значит осталось пять?
   Я вынул револьвер и выстрелил два раза вдоль стены.
   -Если стреляют, значит кто-то живой.- пояснил я. -Это как сигнал тем кто остался, что преследование продолжается. Может заинтересуются и придут посмотреть?
   -Неужели тебе их не жалко?
   -Я кошек люблю...
  
   Тоннель вёл нас вниз. Я шёл впереди, а сзади шкандыбал Чарли, жалующийся что ему ничего не видно. Стены были вырублены в скалистом грунте, и по ним бегали блёстки отражённого света моего фонаря. Иногда плавный спуск переходил в ступени, которые особенно раздражали моего компаньона.
   -Хорошо, посиди только не канючь.- сказал ему на третьей лестнице. -И не думай что тебе положены комфортабельные условия. Посидишь в темноте, свет надо экономить. Окей?
   Он нехотя согласился и я выключил фонарь.
   В темноте тоннель светился неярким зелёным светом...
  
   Город Йиглава, Чехия, 1999 год. В составе Российской делегации по обмену чем-то культурным, я посетил древние катакомбы, где по уверениям археологов изучавшим их, можно встретить привидения, а иногда слышится органная музыка. Самой же большой загадкой считалась тайна "зелёного", как нам сказали, свечения двенадцатиметрового участка, находящегося в получасе ходьбы под землёй.
   Зелёный свет оказался на проверку оранжево-пурпурным, видимо у первооткрывателя этого явления был дальтонизм. К тому же, как потом выяснилось по ходу экскурсии, на горе над катакомбами размещался оккультный центр войск СС, которые искали здесь вход в подземное царство Агархи.
   Якобы это они покрасили стены специальной неоновой краской "leuchtgelb" которую немцы изготавливали для обозначения бомбоубежищ, вот она и даёт зелёное свечение. Я попросил прокомментировать последнее заявление, поскольку на немецком языке это означает "светящийся жёлтый", а вовсе не зелёный. И где я могу приобрести такую краску? Руководитель делегации ранее отводивший от меня глаза, тут же спросил у своих советников кто я такой, и почему задаю здесь вопросы двусмысленного характера, могущие обидеть наших хозяев. Директор Пражского археологического общества пан Вацлав сразу перевёл разговор на органную музыку и привидения, как вещи вполне отвечающие уровню нашей делегации. Официальные лица в Чехии всегда уходят от вопросов напоминающим им о нацистком прошлом, такая вот дипломатия. И ещё: там вода капала прямо за воротник и сползала холодными ручейками, несмотря на то что стоял июль месяц. На следующий день, не попрощавшись со своими коллегами по культуре, я сорвался в Вену. Это от Йиглавы километров 100-120, и там в первом же большом магазине по продаже красок попросил "leuchtgelb".
   Никто этому не удивился, а продавец посоветовал брать побольше, за это они мне дадут скидку целых пять евро. Я ответил в том смысле что не собираюсь красить весь дом, а только собачью будку во дворе, поэтому мне хватит и килограмма.
   Килограмм был тут же доставлен в красивой банке и я уплатил за него шестьдесят пять евро, сказав: "Вы тут совсем обалдели, сволочи!", что было воспринято как благодарность на незнакомом языке. Следующие несколько дней я потратил на эксперименты, размазывая краску везде где только мог, но так и не увидел свечения подобного тому что видел под землёй. Это была обыкновенная светоотражающая краска. Свет падает - светится, не падает - не светится, вот и всё. Теперь это стало вопросом принципа и я поехал в Германию. Где находится Институт лаков и красок? В Майнце. Звонок от моего гида помог мне получить временый пропуск в лаборатории этого полусекретного института, сразу как только меня обыскали в кабинете начальника безопасности Германа Гешке, где заодно спросили: зачем я таскаю с собой банку с остатками жёлтой краски? Что это значит? Видимо никто ещё не приходил к ним со своей краской. Но к концу нашей беседы, когда я рассказал ему всю свою эпопею, он уже окончательно проникся ко мне, его тевтонские стальные глаза смотрели на меня с жалостью как бы говоря: "Да что же ты за дурак такой?".
   Директор центра, к которому я наконец попал, был словоохотлив и подозревая во мне потенциального заказчика, предельно откровенен. Он сказал что ни одна страна в мире не выпускает такой краски, не выпускала и никогда не будет, просто потому что есть более дешёвые фокусы с нанесением фосфорных или радиоактивных покрытий от которых также все отказались кроме армии, поскольку они представляют опасность для здоровья. Всё! Повторяя про себя что отрицательный результат - тоже результат, я чувствовал как в мою спину смотрят насмешливые глаза начальника безопасности.
  
   Зелёный свет, зелёный свет... Парапсихологи считают что его можно использовать для изменения состояния сознания. Надо попробовать. Может Чарли тоже изменится и перестанет хныкать на свою судьбу? Интересно, сколько надо находиться под этим воздействием? Немцев здесь точно не было. Попробовать разве?
   Я достал свой эсэсовский кинжал, покрутил в руках по наибольшей степени отражения... узоры на рукоятке начали дрожать и двигаться. Досиделся! В смысле досиделись! Чарли сидел на одну ступеньку ниже и с видом сумасшедшего разглядывал руки. Я посмотрел на свои. Ладони разгладились, и от множества мелких линий ничего не осталось. Только три линии соединённых как буква М, и на другой ладони, только в зеркальном отображении. И что же это значит?
   Я сошёл с ума и моё изменённое сознание играет со мной в игры? Или это на самом деле?
   -Чарли, что ты видишь?
   Его глаза растерянно блеснули зелёным как у волка светом. Он протянул ладонь и я увидел букву Н.
   -А раньше что было?
   Я мог бы не спрашивать, его руки напоминали кору сухого дерева, я это помнил, потому что за последние три дня я часто клал ему на ладонь его законную порцию хлеба.
   -Идём!- с мрачной решимостью вдруг сказал он, закидывая рюкзак себе на плечи.
   Должен я возражать? Мы спускались всё ниже.
   -Сколько до поверхности?- спросил Чарли.
   -Метров сто или больше.- ответил я приблизительно. Что толку в том чтобы знать как глубоко? -Мы идём под руслом реки, против её течения.
   -Она над нами?- голос спокойный, без надрыва, как пол-часа назад.
   Теперь он шёл впереди, и в свете фонаря я мог видеть его лицо, целеустремлённое такое, как на кладбище собрался.
   Тоннель оборвался неожиданно, мы практически вывалились в пещеру высотой с пятиэтажный дом, внутри которой стояли машины напоминающие два громадных дерева упирающиеся кронами в потолок. То что это именно машины было понятно сразу, из-за слабого звука работающих агрегатов.
   -Это они?- спросил Чарли ложась на спину.
   -Угу!- у меня от волнения перехватило горло. Сначала это мне показалось уродливым, потом это ощущение прошло. Они были прекрасны и напоминали об истории уходящей своими корнями вглубь тысячелетий с неразгаданными тайнами страны МУ и Атлантиды, Гипербореи и сотне других цивилизаций исчезнувших неизвестно куда, но оставивших свои непонятые людьми творения.
   -Теперь ты можешь сказать мне зачем мы сюда пришли?
   -Сначала попробуй воду которую они делают.
   Он подозрительно прищурился на меня.
   -Что ты хочешь этим сказать?
   Дальше молчать не было смысла, но чтобы понять это, мало валять дурака шестьдесят лет.
   -Есть русские народные сказки о живой и мёртвой воде. Вот здесь одна машина...
   -Дерево.- сказал он.
   -Пусть будет дерево. Оно делает живую воду, а второе мёртвую.
   -А какое какую?
   -Не знаю.- устало признался я. -Да это и не важно. Главное что один берег всегда омывался живой, а другой - мёртвой водой. Они никогда не смешивались, и узнать можно было глядя на растительность. Если человек пил только мёртвую, он начинал болеть и умирал.
   -А если живую?
   -Если он пил только живую воду, то он также начинал болеть и умирал.
   -Как же тогда?
   -Люди должны время от времени переплывать реку ...
  
  
  
  

Африка 1995

  
  
  
   Саванна начиналась сразу за Мапуто; редкие кустики и баобабы на горизонте.
   Дорога с разбитым асфальтом не давала возможности ехать быстро, поэтому плелись еле-еле семьдесят иногда переходя на четвёрую скорость. На выезде из города к нам привязался чёрный "Мерседес" джип, и тащился за нами на уважительном расстоянии километра два. Только меня не оставляла мысль что машин должно быть на одну больше, или на две. Не зря Хасан так правдоподобно-невинно интересовался куда мы направляемся. Редкие посты Мозамбикской армии нас не трогали, им достаточно было видеть написанное со всех сторон название агентства "Еврокар", и то что в машине белые. Поэтому после двух часов езды по пересечённой местности, я совешенно оттаял и установил своё новое ружьё на заднем сидении, предварительно аккуратно вынув стекло. Сейчас машину вела Даша повязавшая на голову платок как ведьма, с торчащими кверху рожками-хвостиками. В каком кино я такое видел? Жоржик сидел щурясь на яркий свет и порывался завести разговор на тему о том как он провёл ночь. Я не поддержал , а красавица моя сказала что нас не интересуют его сексуальные подвиги. Так что он заглох и я поручил ему набивать патроны в пятизарядные ружейные магазины, которых в контейнере оказалось целых восемь штук. Жорж долго что-то прикидывал своей одурманенной головой, а потом сообщил нам что пять умноженное на восемь это будет сорок врагов.
   -Попади сначала хоть в одного.- ответил я, на что он заявил, что был в институте лучшим стрелком из пневматического ружья.
   -Пистолет свой проверил?
   Его он благополучно потерял между сиденьем и спинкой, а когда нашёл, то сразу взвёл курок. Пришлось быстро отобрать, пока дипломат нас не убил, "ненарошно", как сказал он, стукнуть его по голове и показать как это делается.
   -Отвлекаешь ты меня.- сказал ему взглянув назад. "Мерс" приблизился уже на километр, а за ним виднелась какая-то таратайка, которая быстро нас нагоняла.
   -Твой Хасан пожаловал!- Даша смотрела в зеркало заднего вида. -Может и не Хасан, но по его наводке, точно.
   -Время, Даша! Сейчас будет дорога налево, сворачивай...
   Мы совершенно точно следовали инструкциям дядюшки. Сначала, когда я узнал о бриллиантах и сырых алмазах я вообще хотел плюнуть на это дело. Быть мулом, и таскать через границу контрабанду я не собирался.
   Дашутка меня поправила. Таскать ничего не надо. Просто отдать местному царьку пакет, и убедиться в том что сырьё отправилось туристическим маршрутом в Хараре. Как и куда оно попадёт впоследствии, нас не касалось. Колдун сделает лекарство и отдаст нам, после этого можно было ехать домой. Но у меня здесь ещё были дела, а Даша меня одного не оставит, значит лекарство повезёт Жорж, а заодно заручится поддержкой такого влиятельного человека как дядюшка.
   План шикарный. Может получиться, если сможем отделаться от белых и чёрных приставал...
   Дорога резко изменилась. Асфальтом здесь и не пахло, поэтому городской вариант внедорожника, прославленный "Мерседес", стал потихоньку сдавать. Зато его быстро догоняло чудо местного автопрома. Сначала я не понимал какого, и бинокль трясся в руках, но когда они обогнали наших мафиози стало ясно, что это порезанный и видоизменённый до неузнаваемости "РАФ", но мотор у него был невменяемый. Местные умельцы даже на свои утлые лодки ставят двигатели от грузовиков. И те что я видел на берегу, были совершенно новенькими. Вот это для меня загадка. Откуда они их берут? Но владельцы не понимали по английски, а я ни в зуб ногой по португальски. Может в следующий раз спрошу?
   Звук выстрелов раздался неожиданно. У белых мафиози не выдержали нервы и они начали палить по "рафику", на капоте которого ещё можно было видеть замазанный красный крест. Попасть по цели из двигающейся по кочкам машины, практически невозможно, что мы и имели возможность наблюдать, но негры расстроились, они считали нас своей законной добычей и делиться с большими белыми дядями не собирались. Резко затормозив, они прицельно вывели из строя мотор "Мерса", после чего рванулись следом за нами, но недостаточно быстро.
   Московские мальчики достали их колёса. Собственно это было как раз то, на что я рассчитывал. Две конкурирующие фирмы подрались.
   Впрочем мы радовались недолго. Через пол часа после того как они пропали из виду, колёса стали буксовать и ещё через тридцать метров "Тойота" плотно села на болотистый грунт. Я разобрал винтовку и всучил ствол Жоржу. Нести её в одиночку, да ещё и по Африке... И пока он лупал глазами, Даша собрала всё что необходимо для пешего путешествия. Так через десять минут после остановки мы уже шли по заболоченной равнине покрытой высоченной слоновой травой, за которой можно было укрыться от глаз преследователей. Беда в том что мы оставляли следы, и какими бы неопытными следопытами не оказались африканские и московские бандиты, нас мог найти и ребёнок. Мы имели получасовую фору, и если кто-нибудь думает что это много, он ошибается. Моей мечтой сейчас были пальмовые крыши какой-нибудь симпатичной деревни, где можно нанять проводника и пожаловаться шефу на плохих людей, которые идут следом за нами и уже разогнали бесчисленные стада диких коровок, обезьян и львов. Надо ли здесь напоминать, что сердце льва это единственная пища достойная настоящего воина?
   Гнездо африканской куропатки на которое я чуть не наступил оказалось занято змеёй, не знаю как её название, но очень любит жрать птичьи яйца. Вот и эта лениво лежала свернувшись забеременевшим тросом, только немного приподняла голову сказать что место уже занято.
   Я аккуратно обошёл её стороной, показывая направление моим спутникам. Даша прошла мимо вытаращив от любопытства свои прекрасные глаза, а Жоржик следующий за ней, очевидно решил открыть сезон охоты на пресмыкающихся. Пользуясь стволом ружья как дубиной, он нанёс этой гадюке, прежде чем я успел вмешаться, несколько ударов. Причём попал по ней только один раз, и раза три по камню, которых здесь тьма, и на земле и под ней.
   -Не бей его!- Даша почти кричала, когда я ударил его с чисто профилактической целью.
   - Ну не убивать же его?
   -Только посмей!- пригрозила она.
   -Дашенька, ты не представляешь что он сделал!- я взял бывший прецизионный ствол, купленный у штукаря Хасана за невероятные деньги, и посмотрел сквозь него на небо. Концентрические кольца гладкого ствола ружья задуманного уничтожать вражескую тяжёлую технику типа БТРов, уже не создавали идеальную прямую. Ствол был погнут. Наша гарантия безопасности превратилась в мыльный пузырь, стараниями этого маньяка Жоржика.
   Мало того, когда он узнал что стрелять из такого ружья нельзя, он размахнулся и закинул ствол подальше в траву.
   -Иди ищи!- сказал я голосом полным невысказанных угроз.
   Тогда он начал ныть что в зарослях притаилось множество опасных животных, которые собираются его укусить и растерзать.
   -Я как раз собирался проделать это сам.- я не шутил, по крайней мере это была сладкая мечта.
   Он пошёл и провозился там больше пяти минут, издавая протяжные вздохи слышные за десяток метров.
   -Успокойся.- Даша взяла меня за руку. -Всё нормально. Не спеши. Это Африка, здесь не спешат, даже если очень нужно.
   -Да?- отозвался я. -А погоня?
   -Они нас всё равно догонят.- успокоила она. -Но ведь у меня есть ты. Скажи, только честно, зачем оно тебе понадобилось?
   Её глаза заглядывали в моё сердце.
   -Понравилось ружьё?
   Я кивнул. Мне на самом деле хотелось иметь такую игрушку.
   -Какой ты всё таки ещё малыш!
   Малыш. С этого дня она так и стала называть меня, несмотря на то что была на три года младше. У Даши невероятное чувство материнства, что делает матриархат совешенно обычным и даже желанным для нашей маленькой компании. И совсем не обидно!
   В этот день мы шли до вечера, пока не вляпались в очередное болото. Слоновая трава осталась далеко позади, и теперь нас было видно издалека. Зато не приходилось прорываться сквозь чащу, хорошо что она растёт кустами, а то бы последствия были бы намного печальнее. Два раза видели львов, но они не обратили на нас никакого внимания, возможно ждут ночи. Как и наши преследователи. Я чувствовал что они где-то рядом, на фоне тёмного-фиолетового горизонта, несущего в себе угрозу. Даша была права, мне действительно не нужно было ружьё чтобы справиться с ними, но годы проведённые под запретом сказывались. Не знаю когда я смогу с лёгкостью пользоваться своим даром, мне всё время мешают предрассудки что людей убивать нехорошо. И вообще я не хочу быть чёрным, хотя и знаю что кто-то должен. Меня всегда тошнило лечить людей, но я брался за это в редких случаях. Просто никогда бы не смог лечить их день за днём как другие, ни за деньги, ни без них.
   Каждый раз делая это чувствовал опустошённость, это было не моё. Белым быть легче. Соблюдай свои моральные принципы, делай добро и голова никогда болеть не будет. Поэтому подменял гипнозом выдавая это за фокусы, как с негром в самолёте. Вроде и нагадил, а с другой стороны не сильно. Нельзя срываться с цепи, уговаривал я, ну никак нельзя. До сих пор получалось, правда приходилось ломать себя, но к этому я как-то уже привык.
  
   Они пришли на рассвете, все вместе, белые и чёрные. Конечно так удобнее, чем стрелять друг в друга, да ещё к тому же когда не знаешь удастся ли сразу взять нас или нет. Судя по этому, они не забыли что я устроил, когда лишились двух человек из своей организации. Положим второй был так себе, но консул! Где они смогут взять второго? Было ясно что их бизнес заканчивается, следовательно можно не стесняться. Они пришли убить нас. В трёхстах метрах от нашей стоянки я сделал укрытие, где мы сейчас сидели. Я настоял на этом. Даше и особенно Жоржику надо было всё видеть, чтобы не иметь иллюзий на будущее.
   Трое белых и двое чёрных, всего пятеро. Они подошли неслышно ступая по мягкой траве и открыли огонь на поражение с пяти-шести метров.
   Три чучела которые мы сделали из травы и запасной одежды неподвижно лежали вокруг маленького едва дымящего костра и не собирались сопротивляться.
   После того как нападающие опустошили по одному клипу, они подошли ближе и поняли что их поимели. Ругательства на трёх языках мало помогли им, поэтому белые окружив чёрных приказали:
   -Ищите!
   Один из друзей Хасана обежал вокруг и показал пальцем на север:
   -Там, ушли совсем недавно!
   Зря что ли час назад я топтал тропинку к болоту?
   -Они не могли уйти далеко!
   Сбросив свои припасы они устремились к болоту.
   Мы выждали десять минут после того как бандиты пропали из вида, и навестили место нашей ночёвки. Не разбирая что они оставили, мы подхватили все мешки и зарысили на северо-восток, подальше от них, намереваясь сбросить нашу добычу в подходящее для этого место. Я не питал иллюзий насчёт того что они отстанут и потеряют нас. Они знали куда мы направляемся и обнаружив исчезновение своих вещей направятся напрямик в деревню Бани-Симба, или ещё что-нибудь придумают. Предыдущие курьеры рассказали и показали всё что знали, перед смертью разумеется.
   Значит деревня это крайний вариант. Ждать они нас будут на холмах неподалёку от границы. Оттуда чудесный вид во все стороны, и один человек с биноклем может держать контроль за равниной на добрый десяток километров. Это они тоже должны знать. А местных они будут хранить на всякий случай, для общения с диким населением этого забытого уголка. В общем после того как они убъют нас, начнётся перестрелка, и неизвестно кто останется в живых. Но нам уже будет всё равно. Так я думал заплетая ноги в густой траве прерии и согнувшись под тяжестью трёх рюкзаков. Кстати, а почему?
   -Привал! Разберите награбленное, что не годится бросьте.
   -А они пойдут по нашим следам и всё подберут.- вставил Жоржик.
   -Они не пойдут...
   Даша взглянула на меня вопросительно. Я улыбнулся.
   -Играть в войну дело мальчишек.- говорил её взгляд, -а у девочек есть дела поважнее.
   Кто бы был против!
   Вдвоём с Жоржем мы разобрали мешки нехороших людей. Забрали запас воды, по совету Даши, потому что Жоржик слабенький и очень много пьёт. А по моему он просто отмокает со вчерашнего перепоя. "Узи" с двумя клипами я выбросил, предварительно разобрав, поскольку самому таскать тяжело, а Жоржику не доверишь, ещё скосит одной очередью, чемпион пневматический. А вот "Беретту" с глушителем оставил, мало ли пригодится, может на что-нибудь сменяем. Места тут дикие и оружие в почёте.
   Кроме воды у них запасов почти никаких не было, значит собирались покончить с нами не уезжая далеко от города.
   -Даша, покажи ещё раз на карте где находится деревня куда мы идём?
   Она поводила своим пальчиком по глянцевой бумаге и показала.
   -Вот здесь.
   -А где мы сейчас?
   -Ой, не могу!- засмеялась Дашутка. -Это же ты должен нас выводить отсюда. Вот такие вы все, мужчины... Жоржик, не лезь в рюкзак! Я всё вижу!
   Она поглядела на небо, потом под ноги.
   -В семи километрах от дороги.
   -Не шути так, прелесть моя, мы шли очень долго.
   -Ну и что? Сначала пошли от дороги, а потом свернули и пошли вдоль. А вот здесь дорога делает крючок, вот мы и недалеко поэтому. А тебе зачем?
   Я объяснил ситуацию. Дорог много, но все они ведут к нашим врагам. Поэтому самое разумное идти назад, договориться с солдатами или с траком побольше вытащить нашу "Тойоту", и гнать по другой дороге в надежде опередить бандитов. Если мы сумеем объехать равнину справа, то не будет никакой стрельбы и погони.
   Мы выигрываем по времени. Заодно не надо тащиться по саванне, где Жоржика могут съесть нехорошие звери.
   -Ты в самом деле не чувствуешь расстояния?- спросила она меня, когда мы уже вышли на Трансмозамбикскую трассу, которая как живой нерв вилась с одного конца страны на другой, разветвляясь в стороны сопредельных государств.
   Я промямлил что-то невразумительное. Это была правда. Я совершенно не чувствую сколько прошёл. И это случилось сразу после того как... Перемещения в пространстве - дрянная штука, особенно со скоростью звука.
   Солдаты на контрольном пункте были настолько поражены нашим появлением, что забыли те несколько слов что они учили в тренировочном лагере. Спас офицер, на довольно сносном английском он объяснил что здесь небезопасно и в округе ещё бродят непримиримые из блока Ренамо.
   -А вы кто?- спросил я не будучи столь подкованным.
   -Фрелимо! Президент Чиссано!- ответил он счастливо улыбаясь и глядя на Дашу.
   -Будь я проклят!- сказал я вполголоса. -С машиной помочь можешь?
   Он ответил в том смысле что сейчас узнает и побежал к развёрнутой в палатке радиостанции, где пробыл недолго. Вернувшись сообщил что до самой Замбези, а это четыреста километров отсюда, ничего похожего нет, но если мы готовы подождать, то через три часа приедет смена на армейском грузовике, который сможет выдернуть нашу машину из болота с помощью его замечательных солдат.
   -А пока,- предложил он, -не согласитесь ли вы присоединиться к нашей трапезе?
   Он сделал широкий жест в сторону походной кухни от которой шёл приятный запах.
   -Что у вас там?- спросила Даша.
   -О! Это целая история! Если вкратце... Ночью мы были разбужены ужасными звуками, какое-то страшное животное, может быть дракон хотело напасть на наш беззащитный лагерь.
   Услышав о беззащитном лагере, я решил что с меня хватит, поэтому встал и пошёл к котлу, возле которого восседал один из представителей коренного народа банту. А метрах в пяти на траве была разложена громадная шкура гипопотама. Но голос лейтенанта долетал и сюда, поэтому волей-неволей мне пришлось выслушать его рассказ посвящённый самоотверженной битве чудовища и горстки несчастных и запуганных солдат. "Напуганные" солдаты не знали что говорит их командир, но по жестикуляции понимали о чём, и поэтому ржали как ненормальные.
   -И тогда я встал.- рассказывал лейтенант. -Смело вышел ему навстречу, и всадил по одной пуле в каждый глаз!
   -А сколько было глаз?- невинно спросил я.
   -Это был монстр с двумя десятками глаз!- заявил он храбро.
   -И у него есть название?
   Лейтенант споткнулся на мгновение. Побормотал что-то про себя и сказал:
   -Научное название я не знаю, а по-нашему его зовут Момбаса!
   -А по нашему бегемот.- заключил я по-русски для Даши, которая уже делала восторженные глаза, может сорок глаз, глядя на ночного героя.
   -Не мешай!- сказала моя глазастая птичка. -Я пытаюсь наладить контакт с местным населением. Он уже согласен ехать с нами до места.
   -Он уже согласен ехать с тобой на край света. Хочешь я его подтолкну? Без всяких твоих штучек?
   -Так неинтересно!- заявила она снова поворачиваясь к лейтенанту. -Вы говорите что он очень вкусный?
   - Нет ничего вкуснее на свете, чем чудовище убитое собственными голыми руками!- безапеляционно заявил герой.
   -Тогда угощайте!- она подала ему руку, и счастливый обладатель стодвадцатизарядного пистолета повлёк её к кухне.
   А я поплёлся позади вместе с Жоржиком, который смотрел на лейтенанта с немым восхищением.
   -Закрой рот, Жорж! Бегемотик был так себе, небольшой. И глаз у него было всего десять.
   Прошло пять часов вместо обещаных трёх, и за это время герой-сказочник расправился с громадным стадом монстров и дивизией муджахеддинов, не знаю почему ему не пришло в голову назваться внебрачным сыном президента.
   -А они приятные люди.- сказала Даша, когда мы уже скакали по кочкам в сторону противоположную уехавшему с солдатами грузовику.
   -Они будут приятными пока не получат другого приказа. Не забывай что беженцы удирали не только от оппозиции, как сейчас это выгодно представлять. Жоржик, что молчишь? Хотя бы кивни.
   -Оставь Жоржа в покое, он устал!
   А я не устал? Хотя скорее отдохнул, и что это я накинулся на беднягу лейтенанта? У них тут все охотники и рыболовы. Научились с детства руками разводить.
   "Во-от такой дракон!", или "Целого кита поймал метров двадцать длиной! Ну может двадцать пять!". Многие верят.
   Мы приехали в деревню Бани-Симба к середине следующего дня. Она была пуста.
   Жители оставили её совсем недавно, может быть вчера, следы коровьих копыт - основного богатства банту отчётливо виднелись на сухой земле. И всё таки я чувствовал чьё-то незримое присутствие, за нами следили, но не делали никаких попыток войти в контакт. Останки древнего грузовика ржавели около одной хижины. Наверняка здесь жил местный умелец, который отворачивал гайки от мотора и отпиливал куски металла на свои поделки. Вряд-ли он действительно мог починить этот старый рыдван, тем более что резина давно исчезла. Это напомнило мне кое-что.
   -Жорж! Бери инструмент и отворачивай колёса с "Тойоты"!
   -Зачем?
   -В дар богу Вака-Вака.
   -Такого бога нет!
   -Значит будет, с сегодняшнего дня. И давай побыстрей!
   Я прошёл в хижину рядом с остовом машины. Угадал, это была местная ремонтная мастерская. Хозяин явно собирался в спешке, иначе от чего бы он оставил все свои инструменты? Мне нужна была ножовка по металлу, без неё нечего было и думать о реанимации ружья. Перерыл всё, но ничего не нашёл. Пришлось лезть в кучу замусоленных деталей в углу. И здесь меня ожидала удача. Ржавый, обломанный кусок ножовочного полотна длиной сантиметров пятнадцать валялся среди этого хлама. Хозяин наверняка забыл о нём, иначе никогда бы не оставил такой драгоценности. Впрочем возможно он собирался вернуться.
   -Даша! Принеси ствол от ружья, или Жоржика пошли!- крикнул я на улицу.
   Моя любимая появилась сразу как золотая рыбка, только с чумазой мордочкой.
   -Тяжёлый!- пожаловалась она подавая изогнутое её "сыночком" произведение искусства.
   -Сейчас будет в два раза легче.- пообещал я, обматывая платком ладонь.
   Аккуратно, стараясь не сломать старое тупое лезвие, я сделал первый надрез, потом второй для страховки. И начал пилить. Если бы я захотел разжечь костёр таким способом, у меня получилось бы намного лучше. Сточенное почти в нуль полотно исправно нагревало ствол и мою ладонь, но пилило преотвратнейше. Тем не менее потихоньку сдавалось. Остатки я допиливал на ярости которая застилала мозг чёрным покрывалом.
   После того как собрал ружьё стало ясно что оно стало удобнее, но потеряло свою дальнобойность и разброс по мишени с пятидесяти метров составил два сантиметра, что для снайперской винтовки неприемлемо, хотя если стрелять по танку или верблюду то шансы растут.
   Заставил Жоржа перетаскать колёса на холм перед джунглями и встав в позу участкового уполномоченного заорал одну из немногих фраз я знал на португальском:
   -Te Deus dedicado!
   После чего столкнул все четыре колеса под горку и они укатились в кусты обрамлявшие опушку.
   -Жорик! Запоминай куда покатились, через пол-часа пойдёшь и посмотришь все ли они там?
   -А если там змеи?
   -Не наступай на них.- дал я ему дельный совет. -А если тебя спросят кто ты такой, отвечай что помощник великого колдуна холодной Белой пустыни.
   -А кто меня спросит?- пугливо озираясь на заросли прошептал он.
   -Неважно кто.
   Мне нужно было подтверждение что за нами следят, поэтому я решил принести его в жертву. Ну попугают немного, так не съедят же. Или съедят?
   Не успеют. Мы через десяток минут за ним пойдём, если не вернётся конечно.
   "Тойота" без колёс никуда не денется. Я срубил сук с рогаткой на конце, придётся стрелять как Петровскому стрельцу, у них ружья такие же тяжёлые были.
   Через пол-часа я позвал Жоржа, взвалил на него два рюкзака и послал на проверку. Он ушёл тоскливо оглядываясь. Даша глядела на меня с укоризной.
   -Это не очень опасно.- сказал я ей. -По крайней мере под надзором. Сейчас мы тоже выходим. Ты тащишь палку.
   На что я рассчитывал? Своих коров они явно повели окружным путём, а вот колёса и Жорика они потащат напрямую и следов останется множество.
   Она сказала что это жестоко. Я был согласен. Место Жоржика было в Москве, у его мамочки, а не в Африке со злыми обезьянами, крокодилами и Бармалеями.
   Большая ошибка. И ещё меня сильно злило что протолкавшись в этой стране два года он не выучил португальского. Какая помощь, а?
   -Лодырь, бездельник, а кроме того...
   -Остановись!- сказала она. -Нам пора идти.
   Я остыл разом глядя в её серо-голубые глаза.
   -Прости!
   Был яркий африканский день, когда мы вошли в заросли, и сразу стемнело. Судя по карте мы были или в Претории или Зимбабве, причём в самой дикой её части, о чём говорили заросли самшита высотой с пятиэтажный дом. Здесь на сотни километров не было деревень и городов. Только холмы с текущими у подножий ручьями, аборигены зовут их реками, пересыхающими в засушливый сезон, и оставляющими грязные лужи с лежащими в них крокодилами.
   -Это не они?- спросила Даша через два часа пути.
   -Они, они!- ответил глядя в прицел. -Вон твой Жоржик валяется, как...- я прикусил язык.
   -Что с ним?
   -Ничего. Устал как ... ты, любимая. Вот и спит.
   -А банту?
   -Сидят вокруг, обсуждают кого первого есть. Крокодила или Жоржа.
   Банту не были удивлены увидев нас, наоборот. Старший группы охотников встал при нашем приближении и изобразил своим копьём нечто не совсем воинственное.
   Если я понял правильно это означало "подгребайте сюда".
   Колёса от "Тойоты" лежали рядом с ними, намучились бедняги. Это им не воздушные шарики в супермаркете тырить.
   Теперь уже остальные шестеро встали и начали скакать с копьями, тыча ими в нашу сторону.
   -Развеселились!- сказал я подходя. -Оставьте свои экзотические танцы на вечер, лучше скажите где я могу найти вашего короля племени?
   Один выслушал меня очень внимательно, потом показал на солнце, после этого два пальца, загнутые наподобие рогов антилопы и потряс своим копьём.
   -Ага!- я задумался. -Значит пока не убьём что-нибудь на обед, домой не пойдём?
   Я пнул Жоржика.
   -Вставай несчастный! Дрыхнет тут как премьер-министр на заседании... Покажи вот этому гусю братан, что ты там изображал?
   Тот повторил свою пантомиму снова.
   Жорж зевнул и ответил:
   -Это просто! Два мальчика вернутся после полудня с помощью, а им за это время надо добыть какую-то козу... Я не знаю какую, ещё не очень разобрался.
   Я оглянулся на стадо антилоп пасущихся в отдалении, опасающихся из-за нас подойти к этой луже.
   -Такие подойдут?- спросил у них, показывая пальцем.
   Охотник показал что в это время дня антилопы особенно осторожны, кроме того мы заняли место у воды и они нервничают, поэтому не подпустят близко никого.
   -Скажи им Жора, чтобы они перетащили крокодила вот сюда, а я им за это козу раздобуду.
   Аборигены засмеялись. Один из них поднял копьё и уколол земноводное пониже хвоста. Крокодил подпрыгнул и кинулся в воду, подняв в воздух целую тучу брызг.
   Я попятился.
   -Ты не понял что он живой?- спросила улыбаясь Даша.
   Жорж был уже в десяти метрах и смотрел оттуда на лужу большими глазами. Он спал вместе с крокодилом! Это пришло ему в голову как хорошая история. Он приосанился направляясь к нам.
   -Жорж, держи палку! Даша дай ему её.
   -Может я сама?
   -Он испортил, он и держит!
   -Не дрожи и не качай!- сказал я ему прилаживая ружьё на рогатину целясь в ближайшую скотинку.
   Выстрел! Две козы-антилопы-газели упали. Начинаю любить моё оружие отеческой любовью, я погладил ствол. Местные уже бежали подбирать добычу, а Даша стояла зажав ушки.
   -Очень громко!- пожаловалась она.
   Напомнить ей что ствол помял её протеже, так что мне пришлось выкинуть глушитель и трипод? Нет, не буду...
   -Это было необходимо, убивать животных?
   -Сегодня в деревне праздник в честь белого колдуна.
   -Ты хотел сказать чёрного.
   -Это я о цвете кожи.
   -А что насчёт колдуньи?
   -Пока сиди в засаде. У них женщины так... - Я покрутил ладонью. -Не в чести!
   К охотникам прибыла подмога. Нагрузившись колёсами от "Тойоты" и двумя тушами рогатых животных, которых они называли "угута" они резво побежали вперёд, надеясь сообщить своему чифу о нашем прибытии. Так что когда мы пришли на место, где они встали лагерем километрах в пяти от ближайшего источника... Кстати я долго не понимал почему? В России всегда селились поближе к воде, здесь же наоборот. Первая мысль была чтобы женщины племени не обленились, таская ежедневно десятилитровые сосуды на голове, ну и соответственно не лезли в мужские дела.
   Даша развеяла мои умозаключения.
   -Они не хотят пугать зверей, ведь если они уйдут, то всему племени придётся кочевать вдогонку. Понятно тебе, женоненавистник?
   На поляне с наскоро собранными хижинами из пальмовых листьев, типа вигвам, нас ожидали человек сорок воинов, и ещё больше их жён и детей. Чиф как и полагается государственному деятелю сидел в центре на потрёпанной шкуре льва. Позже я узнал что все шкуры львов кажутся потрёпанными, как будто их ела большая моль. Н-да, по телевизору они кажутся симпатичнее.
   -Ты всё таки пришёл, Мбвана!- сказал он по португальски. Стоящий справа от него тут же перевёл на английский.
   -Как ты поживаешь вождь, и всё твоё племя?
   -Мы знали лучшие времена. Принёс ли ты красивые камни? Впрочем извини, это был глупый вопрос.
   -Позволь мне заметить что не бывает глупых вопросов, бывают лишь глупые ответы.
   Он задумался на мгновение, потом внимательней взглянул на меня.
   -Ты молод, Мбвана!
   -Я думаю что это пройдёт, со временем.
   -Ты надеешься жить долго?
   -Я не буду хитрить с тобой вождь. Меня нет в книге живых...
   Он отшатнулся сидя, опасаясь что проклятие лежащее на мне перейдёт на него.
   Кто-то за его спиной сказал что-то на местном наречии банту.
   Он выпрямился снова.
   -Мне сказали что ты лжец!
   Проверки, сплошные проверки. Везде. И на родине, и в этой облупленной Африке. Они не собирались убивать нас, поскольку мы были только чужаками, но им необходимо было понять с кем они имеют дело. Можно отдать алмазы прямо сейчас и с позором выгнать из деревни. Это было настолько явно, что я улыбнулся.
   -Посмотри мне в глаза, вождь!
   За его спиной продолжалось бормотание и это начало выводить меня из себя.
   Но он посмотрел и сказал коротко:
   -Доказательства!
   Я подошёл к стволу дерева, отгоняя любопытных детей.
   -Выбери трёх лучших охотников. Пусть бросят в меня копья.
   Он сделал знак рукой, мол ни к чему это. Даша двинулась ко мне желая помешать, но я остановил её. Теперь я всё видел как через светозащитные очки. Поздно передумывать.
   -Хорошо. Ты сам просишь это.- он указал на меня трём ближайшим к нему. -Убейте его!
   Копья рванулись ко мне почти одновременно, но не долетев двух метров упали на траву. Тишина воцарилась на поляне. Все видели что охотники не виноваты. Нас разделяло только пять метров.
   -Подойди, Мбвана! Скажи, как поживает мой далёкий друг и родственник? Сегодня у нас праздник!- объявил он своим людям. Ликующие крики были ему ответом. -Мы поговорим позднее...
  
   Когда совсем стемнело он взял меня за руку и показал на стоящую в отдалении недостроенную хижину.
   -Пойдём...
   Его русский был очень изломан и местами совершенно не узнаваем, но основное было понятно. Дядюшка не терял времени пока жил здесь. Вождь сказал что ещё два человека могут говорить на моём языке. Его брат, и естественно жена дядюшки.
   -Лучше начни с самого главного.- сказал я. -Почему вы ушли со старого места?
   -Кто-то узнал об алмазах.- просто ответил он. -Неделю назад приходили американцы, говорили что научная экспедиция, бабочек ловят... после этого прилетал вертолёт и обстрелял моих охотников. Двое были убиты. Поэтому мы ушли сюда. А вертолёты летают теперь каждый день. Вы пришли, а за вами идут ещё пятеро. Кто они такие?
   -Бандиты.
   -Они смогут убить за блестящие камни?
   -Да.
   -Тогда пусть идут...
   -Куда?
   -Он идут на север, в болота. А у них нет припасов. Мои люди протопчут тропу для них. А вы сможете уйти завтра.
   -Я не думаю что это хорошая идея. Кстати, зачем вам колёса?
   -Дым. Если они найдут нас, мы подожжём их. Будет много чёрного дыма. Под его прикрытием...
   -Не продолжай, я понял.
   Этих людей нужно было защитить. Конечно они дикари, но они не сделали нам никакого зла. Зло прилетало сюда на вертолётах и приходило пешком под видом ботаников. И они будут это делать, пока не узнают где находится месторождение алмазов, и где находится запас огранённых бриллиантов. А потом убъют всех. И купят ничейную землю у правительства, которое нуждается в деньгах.
   Я позвал Дашу посоветоваться, потому что не был уверен что это хорошо.
   Раньше я всегда думал что скажет мама? Теперь её нет и я едва не скатился на совершенно чёрный путь, когда люди начинают умирать просто потому что я хотел их видеть совсем другими. Меня кто-то охраняет. Мне приснился недавно сон где я видел его, но он был настолько громаден, что я видел только кусочек одежды.
   -Я даю тебе возможность прожить ещё одну жизнь. Помни, без любви твоё сердце превратится в пустыню. И если ты обидишь Дашу, я дам тебе такого пинка...
   Не уверен что именно так и было сказано, ручаюсь только за смысл.
   -У тебя нет другого выхода.- сказала она выслушав меня.
   -Ты должна вернуться в Мапуто, чиф даст тебе достойный конвой. Ты знаешь что ты его родственница?
   Она удивлённо посмотрела на меня.
   -Сестра вождя - жена твоего дяди. У неё от него сын. Когда он подрастёт, вождь передаст власть в его руки. Если конечно ничего не случится.
   Она помолчала, глядя вдаль своими большими глазами.
   -Теперь уже ничего не случится.- наконец сказала Дашенька. И я ей поверил. За её ответом стояли силы несравненно большие, чем ... Нет я не завидую. Каждый сам несёт свой крест. Только бы хватило сил.
  
  
  

Северная Италия, сентябрь 1961 г.

  
  
  
  
   -Вы постоянно живёте здесь на горе?- спросил Игнасио глядя недоумевающе на Курта и Эрве.
   Они рассмеялись.
   -Нет конечно! Нас вызывают сюда, только когда в этом возникает необходимость.
   Курт живёт в Гамбурге, а я в Иерусалиме, хотя по роду работы мне часто приходится уезжать из дома. Здесь есть наблюдатели, которые информируют нашу организацию о появлении людей на горе.
   -А если это обычные туристы?
   -Сюда ежегодно приходят до десяти групп альпинистов.
   -И вы всё время ездите сюда?
   -Нет, Игнасио, приезжают те кто не занят.
   -Уф!- Игнасио облегчённо вздохнул. -Значит мне не придётся жить здесь ...
   -Скажите профессор, если я правильно понял то между подпольными организациями СС и вашей...
   -Нашей Сесилио, теперь нашей!
   -Я ещё не давал своего согласия.
   -А я согласен!- сказал Фернандо. -И Игнасио тоже! А как будут платить?
   -Вы дадите мне спросить?- рассердился Сесилио.
   -Спрашивай, Сесил! Только не забудь узнать про деньги!
   -Профессор, меня смущает только отношение к подпольным организациям СС.
   Эмиль поднял руку.
   -Господи, до чего итальянцы шумный народ! Не беспокойся Сесилио. Наши цели совпадают, поэтому они не трогают нас, а мы их.
   -А как же...
   -Никак. Вы выше всех политических реалий.
   -Сесил, спроси про деньги!- громким шёпотом напомнил Игнасио.
   Эмилио засмеялся показывая два пальца.
   -С сегодняшнего дня вы будете получать двойную зарплату, можешь сообщить об этом своей жене, Игнасио.
   -Разбежался! Нет уж! А то отнимет все денежки. Она же у меня итальянка.- добавил он под общий хохот.
   -Подытожим.- сказал Эмилио. -Фернандо и Игнасио согласны, как ты Сесилио?
   -Придётся и мне.- ответил капитан. -Как же я их брошу вас одних?
   -Раз так, то пойдём посмотрим на четвёрую вентиляцию.
   -Подождите!- Фернандо осмотрел всех. -А как же клятва? Подписать документы может?
   -Ничего не надо, Бекко. Раз вы согласны...
   -Первый раз такое вижу! Ну пошли!- он вскочил и пошёл по направлению к вершине.
   -Вот торопыга!- Габриэль встал на ноги и закричал:
   -Не туда, Фернандо! Иди назад!
   Отверстие вентиляции находилось на отвесной стене пропасти. Невидимое сверху из-за нависающего козырька оно имело размеры метр на метр и уходило далеко вглубь горы. Нашёл его Сесилио. Он стоял на козырьке балансируя на одной ноге и выбирая верёвку, что никогда бы не позволил себе альпинист. Закинув голову назад позвать друзей, он потерял равновесие, нога соскользнула и пролетев два метра вниз увидел вход. Не обращая внимания на крики сверху, он подтянулся на карниз.
   -Спустите фонарь!- закричал капитан.
   А наверху решали что делать. Удовлетворить любопытство первооткрывателя, или запретить?
   -Мне тоже хочется. Пусть посмотрит. Вреда от этого не будет.- сказал Карл глядя на Эрве, тот кивнул и посмотрел на Габриэля у которого горели глаза, Фернандо и Игнасио изнывали, а Эмилио притопывал ногой.
   -Всем хочется.- сделал заключение Габриэль, -Вот только папа...
   -Как ты можешь так говорить?!!!- возмутился Эмилио. -Ты хотел сказать что мне не под силу спуститься в пещеру?
   -Нужна разведка.- заметил Эрве. -И раз уж Сесил там...
   -Спускайте фонарь!- распорядился Габриэль. -Сесилио!- закричал он, -Только будь осторожен!
   Капитан двигался ползком по совершенно прямому узкому проходу с отполированными стенами, не считая углублений десятисантиметровой глубины встречавшихся каждые пять метров.
   Оглядываясь назад он ещё видел отблески света, но скоро и он пропал. Здесь уже было больше пыли выброшенной взрывом в вентиляцию.
   -Значит осталось не так далеко.- решил он приободрившись, но прошло ещё пол-часа, пока наконец он не добрался до пещеры. Посветил вниз. До пола было немногим больше четырёх метров. Не слезть. Он огляделся кругом. Всё пространство было заполнено пыльными ящиками с надписями и имперской символикой, и исчезало в дальних углах, куда не доставал свет фонаря.
   Сесилио пожал плечами и полез назад.
   -Ничего больше не заметил?- битый час Эмилио допрашивал Сесила.
   -Отстань от него, Эмилио!- заступился за босса Фернандо, как он успел заметить, остальные тоже смотрели с сочувствием. -Там же темно!
   -Я полезу сам!- объявил наконец профессор, на что Карл и Эрве подмигнули друг-другу и улыбнулись, а капитан перекрестил себя под мундиром.
   Ура! Лекции и вопросы закончились!
   -Возьми с собой ещё один фонарь.- посоветовал Габриэль. -Мы будем опускать тебя аккуратно, а потом так же поднимем. Только посмотри и назад, хорошо папа?
   Судья волновался. Горы всегда таят опасность. Особенно эта. И хотя Сесилио уже был там, и ничего страшного не произошло...
   -Не спеши папа, не спеши!- говорил он помогая команде спускать Эмилио со стены.
   Рокот вертолёта ворвался внезапно, когда машина появилась из тесного ущелья.
   Все окаменели. Вертолёт был только один, и это был их вертолёт!
   -Быстрее! Спускайте его быстрее!
   Было понятно что Уго Кранц и его люди нашли геликоптер, и теперь один из них сидит за штурвалом. Только мгновения отделяли их от трагедии.
   С вертолёта заметили беспомощную фигуру висящую над пропастью, движение его замедлилось и он завис на одном месте медленно разворачиваясь бортом, из которого торчали стволы автоматов, которые держали руки убийц.
   -Эрве! Стреляй!- в отчаянии закричал Габриэль. Эрве подхватил своё оружие, но было поздно. В ущелье уже раздались первые выстрелы. Ослабла верёвка поддерживающая Эмилио.
   -Фернандо! Фернандо! Посмотри! Он уже в пещере?- надрывался судья сдирая в кровь пальцы шаря по земле в поисках оружия.
   Они были на открытом месте, удобные мишени для тех кто был на вертолёте, но выстрелы не делали урона ни той, ни другой стороне. Слишком далеко. Теперь друзья рассыпались по камням стреляя в бандитов, пока вертолёт крутился на одном месте. Внезапно, словно решившись, он пошёл курсом на них, в лобовую атаку. Фернандо бросил верёвку перебитую пулями и схватил обломок скалы.
   -Бекко, ложись!- кричал сзади Игнасио, которому он загораживал сектор обстрела. А Фернандо тем временем бежал по направлению к шедшему над горным плато вражескому вертолёту. Вот он словно споткнулся, когда вокруг него взметнулись фонтанчики каменной крошки. Упал и выпустил камень, который он тащил всё это время. Пилот не видя опасности разворачивал машину для удобства стрелков. Они были в двух метрах от лежащего на камнях Фернандо. Вдруг он приподнялся, встал на одно колено и бросил нечто тёмное в кабину. От взрыва вертолёт рвануло влево к пропасти. Он задел посадочными лыжами за край, перевалился медленно, и рухнул вниз. Окровавленное лицо Уго Кранца с оскаленными зубами мелькнуло перед ними.
   -Отец!- Габриэль метнулся к пропасти, но Бекко поймал его за ногу и повалил на землю.
   -Не ходи туда!
   Они все были ранены, кроме Курта и Эрве, опытных солдат прошедших многие испытания, и которым предстояло научить новичков всему что они умеют.
   Курт подошёл к плачущему Габриэлю у которого рукав был мокрым от крови и протянул верёвку на которой они спускали Эмилио. Тот взял её в руки, единственное что осталось от его отца на память об этом последнем дне. Посмотрел на перебитый пулей обрывок.
   -Мы сможем его достать?- спросил он ни к кому не обращаясь.
   -Не сейчас, Гейб.- ответил Эрве, подошедший вторым. -Игнасио дважды ранен. Сесил тоже. А как ты, герой?- обратился он к Фернандо.
   -Я лучше всех!- ответил Бекко пытаясь подняться на ноги.
   -Значит так!- Эрве повысил голос. -Всем лежать! Сейчас мы с Карлом обойдём всех и окажем первую помощь. Потом отнесём вас в уцелевший барак, где вы проведёте ночь. А сами пойдём за помощью. Я понимаю что это жестоко бросать вас одних, но одному мне не справиться ночью в горах. По крайней мере у вас будет огонь, не замёрзнете.
   Фернандо поджав раненую ногу поскакал к Игнасио и Сесилио. Карл помог ему.
   Игнасио был плох. Его всегда румяное улыбчивое лицо было сейчас бледным, он потерял много крови. Пуля вошла в грудь и насколько можно было судить пробила верхушку лёгкого, кровь выходила наружу с пузырьками воздуха. Ему требовалась немедленная эвакуация.
   Вторая пуля срикошетив от камней попала ему в голову, вырвав кусок кожи, и сейчас Курт и Сесилио начали бинтовать его, осторожно поворачивая огромное тело.
   -Гадкий хомяк!- ругался Фернандо. -Неужели ты не мог похудеть? Они же на тебя как на слона охотились! На слонов любой дурак охотиться может! Я люблю тебя, Игнасио! Не умирай!
   Глаза его приятеля были закрыты, но губы зашевелились неслышно.
   -Что он сказал? Сесилио! Что он сказал?!!!
   -Он сказал что ты сам дурак!
   Фернандо заплакал.
   -Не разводи сырость, Бекко!- прервал его Курт. Он уже сходил за досками в барак и теперь укладывал потерявшего сознание Игнасио, собираясь нести его в укрытие.
   -Ему не нужны твои причитания, лучше говори о чём-нибудь хорошем, о будущем например...
   Пуля из автомата сломала ребро Сесилио, скользнула по нему, и вырвала кусок мяса на выходе. Теперь он сидел как в панцире, обмотанный бинтами.
   -Постарайся не двигаться. А то кровь пойдёт снова. - поучал его Эрве, укладывая около костра. -Фернандо последит за огнём и Гейб поможет одной рукой.
   Они ушли в быстро наступающих сумерках. Под горой уже была совершенная ночь. Ночь боли и отчаяния, когда солдаты как они становятся друзьями навек.
   Сначала говорил Фернандо, потом когда он обессиливал, начинал говорить Габриэль. Они говорили о будущем, и оно было прекрасно.
   Спасатели прилетели в середине следующего дня на двух вертолётах Военно-воздушных сил Италии. Ещё через двадцать минут прилетели ещё два вертолёта с докторами из Женевы.
   -Как вы сумели?- спросил Сесилио Курта, когда они прощались.
   -Расскажу когда поправитесь. А то плохо спать будете!- засмеялся немецкий солдат.
   -А куда вы сейчас?
   -Надо прибраться здесь, а потом приедем к вам, в Женеву.
   -Почему в Женеву?
   -Ваше начальство дало вам отпуск. Жену Игнасио привезут туда же, в госпиталь.
   -А Эмилио?
   -Мы будем искать...
   Лечение друзей затянулось на два месяца, и почти на пол-года для Игнасио, что несомненно пошло ему на пользу. Он похудел. Впрочем, как говорит Бекко:
   -Это ненадолго.
   Когда через два месяца друзья вернулись к себе в Аосту, место начальника полицейского управления было уже занято вновь прибывшим офицером из Турина.
   Сесилио немного растерялся, до звонка от Габриэла, который объяснил, что в Риме только что приняли новую концепцию пограничной службы и Аоста выделена в отдельный округ, а командующим назначен он, подполковник Сесилио. Так же он поздравил Фернандо и Игнасио с очередными званиями. Бекко становился лейтенантом, а Игнасио капитаном.
   -Скоро к вам прибывают Курт и Эрве для проведения тренировок. И никаких скидок раненым героям.
   -А когда ты приедешь?
   -Извини, пока не могу. Занят. Чем сказать не могу по телефону, но если ты прочитаешь "Ди Вельт" за 16 января, то поймёшь.
   Сесилио заказал себе этот номер из архивов и позвав друзей прочитал статью:
  
   "Секретные организации неонацистов оставляют след.
   Из Баден-Бадена сообщают. Корреспондент расследовавший таинственное исчезновение бывшего оберштурмбаннфюрера СС Уго Кранца был найден в своей машине застреленным через боковое стекло. По сообщению полиции вдова фрау Кранц покончила собой в тот же день. Следов насилия не найдено, но следователь прокуратуры герр Шульц в приватной беседе выразил сомнение в добровольном уходе из жизни вдовы Кранц. В связи с этим дело было передано на доследование.
   Уго Кранц был одним из действующих боссов тайной организации "Одесса".
   Здесь уместно вспомнить об отравлении в Мюнхенской тюрьме доктора Авербах, причастного к той же секретной организации, и решившего дать показания о местонахождении тайников в которых нацистские преступники спрятали сокровища инженерной мысли, а также многочисленные артефакты..."
   -Дальше неинтересно.- сказал Сесилио закрывая газету. -Теперь понятно? Нам надо держать уши на макушке. И ещё, нас троих мало. Будем искать людей, кстати Бекко, когда мы идём на танцы?
   -Это на танцах вы собираетесь искать?- спросил озадаченный Игнасио.
   -Толстый хомяк! Ты женат, и тебе совершенно незачем знать кого мы собираемся там искать. По крайней мере туда ты с нами не идёшь. А то твоя жена опять скажет:
   -Бекко, ты очень плохо влияешь на моего любимого Игнасио!
   -А ты что сказал ей?- спросил толстяк, которому нравились рассказы Фернандо.
   -Я сказал что тоже тебя люблю, и если Мария разведётся с тобой, то непременно женюсь на тебе и мы родим двух очаровательных хомяков.
   -А она?
   -Она отлупила лейтенанта карабинеров палкой...- Бекко почесал свою спину.
   -И всё?
   -Ну почему? После этого она сжала меня в своих страстных объятиях, поцеловала и сказала что любит меня.
   -Я тоже люблю тебя, Фернандо.- сказал Игнасио ловя Бекко за ухо.
   -Ой! Это была неправда, хомяк! Сесил может подтвердить!
   -Подтверждаешь, Сесилио?
   -Конечно! Подумай сам, кому нужен какой-то лейтенант? Она обняла и поцеловала меня, а вовсе не этого шаромыжника.
   -Ах вот вы как?!
   -Мы любим тебя Игнасио!
   -И согласны на тебе жениться!
   -Тьфу на вас, дураки какие-то!
  
  
  
  
  

Северная Индия, Июнь 2005 г.

Пустыня Тар

  
  
  
   -Иди Чарли, напейся. Заодно фляжки наполни.
   -А как же ты?
   -Иди, мне подумать надо.- ответил и улыбнулся своим мыслям, вспомнив фильм "Чапаев", когда Петька стреляет с крыльца и орёт: "Тихо! Чапай думать будет!"
   Я прислонился к стене и закрыл глаза. Двенадцать килограммов "Семтекса", которые я выкинул в песок, недалеко от входа в тоннель, жгли меня. По идее взрыв должен был уничтожить и подземный ход, и "предбанник", но этого я не знал наверняка. То есть надо было идти назад и проверять. Взрыватель установлен на один час, я перестраховался. Если бы мы не нашли эти машины, или не смогли бы пройти, у нас оставалось время чтобы вернуться назад. Нет сомнений что кто-то остался жив и сообщит заинтересованным лицам, а их по-моему всё прибавляется, местонахождение входа. Возможно прямо сейчас кто-то ставит флажок на карту, отмечая место нашего исчезновения. Я посмотрел на часы. Осталось шесть минут.
   Не так и долго, вот поэтому и жгло. Ещё один вопрос: Куда идти? Пути назад нет.
   Вперёд? Но я совершенно не представляю где этот перёд. Надо разделиться с Чарли и обыскать всё помещение. Кстати, хорошо бы узнать кто были его строители? И почему кто-то всё разбомбил? На Господа валить не будем, и всё таки, что же попёрли у него древние евреи? Сравнять с землёй несколько городов, превратить эту землю в пустыню, загнать реку под землю... Это о-о! В смысле атас!
   Ещё самолёт этот раздолбанный... Хорошо бы его тоже найти. Я представил как мы находим самолёт и улетаем на нём отсюда. Размечтался! А вот другая штука... Может это был маленький корабль типа вимана? Двухместный такой?
   Стенку тряхнуло. Ну вот и всё, если мы не найдём выхода отсюда, то придётся здесь и умереть.
   -Чарли! Я пойду посмотрю как там, ты отдыхай пока...
   Повернулся и пошёл вверх и вверх и вверх. Примерно на середине пути начали попадаться крупные обломки. Я перелезал через них, мне надо было убедиться что вход закупорен достаточно мёртво, чтобы уже никому и никогда не пришло в голову раскапывать его. Ещё через пятьдесят метров туннель был забит плотно спрессованными камнями, обломками и песком. Сработало. Поздравляю, сказал самому себе, теперь можно умирать. Хотя есть ещё несколько дел. Я обещал.
   Умирать отменяется.
   -Чарли иди налево, я направо, будем искать выход.
   Он посмотрел на меня грустными глазами. Понял что взорвалось там наверху, но скандалить не стал. Решил что если есть вход, то должен быть и выход. Это не всегда так. Чаще никакого выхода не бывает. Но говорить ему не стал, надежда как всегда должна умереть последней.
   Нет, не зря я таскаю его с собой. Уже второй раз он находит раньше меня. Счастливчик! Я слышал его ликующие крики, но к нему не спешил. Надо проверить всё, чтобы хоть представлять где мы оказались.
   Она стояла в самом тёмном углу пещеры, куда не доставал серебристый свет от "деревьев". Первое впечатление было как шок, я никогда не видел таких даже отдалённо не напоминающих создания человеческих рук предметов. Это было чужое, украденное у высших сил приспособление для... Я остановился. Для чего-то...
   Медленно, как если бы она была живая, стал обходить по кругу. Если например она летает, то где сиденье? А если стреляет, то где стрелялка? Или ещё один вариант машины времени? Подошёл ближе. Крики Чарли прекратились, теперь он топал по каменным плитам? Эти плиты тоже вызывали во мне удивление, то есть сначала не обратил на них никакого внимания, но теперь... Почему-то это стало для меня важным прямо сейчас. Я вынул свой эсэсовский кинжал и разрезал плёнку покрывавшую пол.
   Металл под плёнкой заблестел. Алюминий! Это как раз тот металл что окисляется подобным образом, но я даже и подумать не мог что толщина окисла может быть в полсантиметра толщиной! Это когда же его сделали? В Мезозойскую эру? Кто у нас специалист по Мезозою? И что за люди жили здесь тогда? Не случайно некоторые учёные считают что эти эры обозначают глобальные катастрофы на Земле. Жили люди, потом бац! Катастрофа. И все умирают. Как мамонты. Или динозавры. Потом Земля снова заселяется через миллионы лет, строят, придумывают и опять... Всемирный потоп или атомная бомбардировка как в этом случае, хотя здесь она была локальная. Но с другой стороны кто-то сжигал народ оружием которое плавило камни? Вот и мне поосторожнее надо быть, а то расплавлю что-нибудь не то.
   -Я тебя звал!- укоризненно сказал Чарли. -А это что?
   -Не знаю. Но близко лучше не подходи. Может она вредная какая?
   Чарли сделал шаг назад и стал двигаться по кругу, как и я совсем недавно.
   -Не вредная!- послышалось из-за машины. -У неё батареек нет!
   -Каких батареек?
   -Иди сюда, покажу.
   -Вот!- его палец упирался в гнёзда для батарей, похоже что батарей, может и не батарей, но...
   Хорошо знать только основы. Поменять пару раз батарейки в радиоприёмнике, а потом считать себя специалистом в радиоэлектронике. Видел таких, и самое смешное что получается, потому что специалисты сразу начинают подозревать что-то невероятное, а надо просто постучать по контактам.
   -Поставь батарейки и включай!- продолжал он.
   Я похлопал себя по карманам. Батарейки. Здесь они сантиметров по пятьдесят длиной, где же я возьму такие?
   -Где же я возьму такие?- произнёс я вслух.
   -Вынь из этих деревьев... Там похожие стоят!
   Что-то он не в меру поумнел. Чёрт! Я же сам ему сказал напиться воды из двух источников.
   -Сиди тут Чарли и глаз с неё не спускай, может ещё что-нибудь придумаешь, хорошо? А я пойду, что-то пить хочется. Ты наполнил фляги?
   Я заполнил половину желудка сначала одной, потом другой водой. Вкусно. А где же эти батареи? И тут я увидел их, как будто моё зрение стало намного лучше. Сквозь тёмную воду просвечивали контуры высокого цилиндра тёмно зелёного цвета, а потому совершенно теряющемся на дне резервуара куда сбегала вода с "листьев". Я уже запустил руку в воду, когда сообразил что вот этого делать никак нельзя. Если они работают много тысяч лет, то ёмкость у них совершенно невероятная и разрядом меня не просто убъёт, а размажет по стенкам или распылит на атомы. Может и нет, но пробовать не хотелось. Должен же быть способ менять их? Такой простой и надёжный, как у нас. Потянул за ленточку-хвостик, батарейки и вывалились.
   -Хвостик, хвостик.- забормотал я, разглядывая механизм. -Чарли! Иди ко мне!
   Ты видишь какой-нибудь хвостик, за который мы можем их вытащить?
   -Нет.- ответил он, -Хвостика тут никакого нет. Вот кольцо, если его повернуть, то батарейка выскочит сама.
   Я посмотрел на него с удивлением.
   -Откуда ты это всё знаешь, Чарли?
   -Я же художник.- ответил он просто. -Ну это когда наблюдательность. Ты сможешь например по памяти нарисовать лошадь? А я могу.
   Это правда. По памяти я даже собачью будку не смогу нарисовать.
   -Значит наблюдательность? Наблюдательный ты наш! А почему же тогда всю дорогу дурака валял?
   Он ручками развёл.
   -Я как спал.- говорит. -А теперь проснулся.
   Воду он пил примерно час назад, а я десять минут на прошло. Вот и разгадка эксклюзивных ментальных возможностей моего спутника. Не ожидал. Вот когда в сказках, верится как-то. А когда начинает с тобой происходить...
   -Ты походи Чарли, может ещё что-нибудь придумаешь?- надо посидеть опять, а ещё лучше поспать. Время терпит, и с голоду не умрём. Отогнал его в дальний угол, к машине непонятной, а сам свернулся на полу, мешок под голову, и спать.
   Проснулся от кашля, это Чарли хитрит, или сказать есть что, или скучно одному стало. Спрашиваю не открывая глаз:
   -Что?
   -Идея есть.- отвечает. -Это не оружие, и не летательный аппарат. Скорее что-то вроде машины времени. Я же не сразу художником стал. У меня диплом инженера, как никак.
   -И что твой инженерный диплом говорит по поводу машин времени? Никогда не слышал что они где-то были в серийном производстве. Да и в учебниках о них немного...- говорю я это, а у самого мурашки по коже. Даже Чарли въехал! Значит я был прав?
   Сел он рядом.
   -Торсионные генераторы там стоят. Почти как наши научились делать. Они создают постоянно движущееся поле внутри замкнутой системы. Эйнштейн хотел получить подобное, но у него не получилось, потому что обычные генераторы "плавают", а здесь нужна большая точность...
   -Ну-ка, ну-ка! О точности что-то...
   -Это как синтезаторы частоты в радиоприёмниках, если проще...
   -Ага! Значит берётся штук пять-шесть кварцев, настраивают каждый контур на определённую частоту, а потом складывают или умножают... Ты гений, Чарли!
   -Там пять генераторов, Серж. И панель управления. Батарейки вставлять будем?
   -А как ты вообще к такому пришёл, а Чарли? Это же голая фантастика, к науке никакого отношения не имеющая?
   -Подумал что слишком много примеров, когда из далёкого прошлого всплывают вещи которых и быть не должно. Я всегда любил читать такое.- застенчиво закончил он. Подумал немного. -Только я не уверен что она работать будет. Ну там трущиеся части, и остальное. За это время всё диффузировать должно.
   -Диффузия это такое красивое слово. На амёбу похоже.- отвечаю. -Это ещё в двадцатом веке научились делать. В космических аппаратах и при космической температуре. А ты Чарли не веришь в гений богов. Надо пробовать!
   Говорю я это, а у самого всё внутри дрожит. Господи, помогай! Неужели после стольких лет поисков я нашёл это? Нашёл. А дальше что?
   Так получилось что за десять лет я прошёл много тысяч, а пролетел и проехал сотни тысяч этих самых километров.
   -Останавливаем машины Чарли, всё равно без толку...
   Встал и остановил. Они не нужны здесь больше.
   -Слава народу победителю! Скажи ура!
   -Ура!- сказал Чарли коротко.
   Батареи были небольшие но тяжёлые, мы еле перенесли их к нашей машине времени. Должно быть тот кто придумывал эту конструкцию был здоровый мужик, не нам с Чарли чета. И пока мы их таскали, в моей голове пропадал туман. Как говорил Чарли: "Я проснулся." Мы запихнули цилиндры батарей в приёмники. Решения никакого принимать было не надо, всё было решено.
   -Иди старина!- подтолкнул я его к машине. Он недоверчиво покосился. Я улыбался.
   -Не смотри на меня, а то я заплачу от жалости к себе.
   -Почему?- спросил он.
   -Без меня у тебя нет шансов...
   -Ни одного?- спросил он в сторону.
   -Нет!- ответил я с удовольствием. -Если я исчезну, ты останешься здесь навсегда и умрёшь в страшных судорогах.
   -А без меня?
   -Когда джентльмен покидает карету, кобыле становится легче. Ты мне надоел со своим нытьём и скрюченными пальцами. Давай топай отсюда! Быстрей, быстрей! Глядеть на твою рожу не могу больше. Старикашка!
   Он всё понял. Подошёл ко мне и заплакал обнимая.
   Я уже давно перешёл на русский и крыл его последними словами, потом затолкал его на площадку хронотрона, сунул вдогонку его ружъё и мешок.
   -Лети ... - махнул рукой и пошёл. Было слышно как взвыли генераторы за моей спиной, и стало тихо. Против воли обернулся. Они исчезли. Чарли уехал за новыми зубами и счастливой жизнью.
   -Кто ты такой?- спросил сам себя и ответил: -Никто. Тебя нет в списках живых, твоего имени нет среди мёртвых. Сначала мне это нравилось, потом привык, а сейчас не хочу. Тот кто сделал это для меня может заткнуться, потому что я больше не следую советам. Кто бы ты ни был, ты ошибся!- сказал я злорадно. -Я знаю что ты ждал меня. Но ты не получил меня, и ты не получил Чарли, потому что он человек! Понятно тебе?
   Я прислушался. Капли падали с листка на листок, нормальной, не живой и не мёртвой воды, но сверкали они точно также. Я и Чарли. Старик искавший оправдание своему бессмысленному существованию и тот для кого это существование стало оправданием, или нет? В мешке булькало, Чарли позаботился обо мне напоследок. Удачи тебе, старина!
   Я потерял счёт времени бродя по узким переходам, которые здесь ветвились иногда приводя меня на то же самое место. Сначала я дремал на ходу, потом стал ложиться и делал это регулярно, каждые пол-часа. Фонарь погас. Вода кончилась. Когда? Неделю назад? Год? Когда не спал, то видел всё чётко. Никак не мог понять вижу ли я в темноте, или с головой совсем плохо? Силы закончились, плевать, сейчас полежу немного и опять пойду. Я не понял когда и откуда вышел в зал с круглым потолком и стенами расписанными арабской вязью. Просто я стоял посреди зала и в окна расположенные высоко наверху проникал свет восходящего солнца. Никогда бы не подумал что между восходом и закатом такая разница. Высокие, в два моих роста деревянные двери громко заскрипели, выпуская меня из плена. Крепостные стены. Достукался. Меня что, в прошлое занесло?
   Вокруг меня стояли люди в полосатых и серых халатах, подпоясанные платками, некоторые в чалмах и тюбетейках. Их тёмные бородатые неподвижные лица смотрели на меня.
   -Вы кто?- спросил я, нарушая торжественность обстановки.
   Знающий язык выступил вперёд.
   -Слуги Аллаха!- многозначительно произнёс он.
   Слуги Аллаха, это не совсем то что мне хотелось, но на безрыбье ...
   -А где мы находимся?
   -Деравар Форт, и молчи, ты будешь отвечать тогда, когда тебя будут спрашивать! Сначала ответь нам, откуда ты взялся?
   Они опять замерли ожидая ответ.
   -Я? Оттуда.- ответил слабым голосом показывая под ноги. Мне было трудно сосредоточиться, но голоса вокруг зашуршали, словно я сказал что-то невероятное.
   -Ты не мусульманин!- пробубнил низкий голос.
   -Чтобы верить, необязательно иметь бороду, достаточно признать что нет бога кроме Аллаха, а Магомед пророк его...- ответил кто-то. -Подождём...
   Время рвалось на части, поэтому следующее что я увидел была пустая комната.
   Когда я открыл глаза в следующий раз, рядом со мной сидел мальчик.
   -Принеси зеркало.- попросил его.
   Он вскрикнул от неожиданности и куда-то умчался.
   Появился толстый бородач в чалме.
   -Что ты хочешь?
   Я показал ему свою ладонь и помахал указательным и средним пальцем перед его лицом.
   -Будешь звать меня "господин". Принеси зеркало.
   Они принесли большое металлическое зеркало.
   -Помоги встать!
   Содрал не стесняясь белый бурнус, который они на меня напялили и посмотрел в зеркало. В нём отразилось нечто худое и чёрное. Худое понятно откуда, а почему чёрное?
   -Какое сегодня число?
   -Одиннадцатое июля, господин.
   -Сколько времени я здесь?
   -Один день, господин.
   Я скрипнул зубами. Значит прошло две недели... Где же я был всё это время? Не думай, пока нельзя! Мозг пересох без воды, вполне возможно что это мне всё кажется. Галлюцинации умирающего? Не думаю. Стоп.
   Вечером пришли арабы или китайцы, было всё равно.
   -Господин, вы просили положить вас в бассейн.
   Я просил? Не помню, но идея хорошая.
   -Несите!
   Они положили меня во что-то отдалённо напоминающее бассейн, правильнее было бы назвать водоёмом, с кувшинками и красными рыбами, где я пролежал целую ночь глядя на звёзды, а под утро захотел есть.
   -Юсуф! Ты человек богатый?
   -Не знаю, господин.
   -Я видел овец, они твои?
   -Мои, господин.
   -Мне нужно двенадцать овец.
   -Вы их получите, господин.
   -Принеси мою одежду, Юсуф!
   -Здесь ваш кинжал...
   Я оторвал пуговицу, последнюю что у меня оставалась и отдал ему.
   -Возьми. Это плата за твои хлопоты.
   Он с недоверием посмотрел на пуговицу, но взял.
   -Разломи пополам.
   Он повиновался. На его ладонь выпал крупный бриллиант, один из тех что я привёз из Африки. Я осмотрел карманы. Измятый листок бумаги. Открыл. Это был рисунок сделанный Чарли на прощание. Из под плиты торчащей под углом из земли виднелся легко узнаваемый хвост самолёта. Я аккуратно свернул его в трубку и положил в карман.
   -Остальное сожги!- бросил к ногам старую одежду.
   Через неделю, после того как мы принесли в жертву седьмую овцу, он спросил:
   -Зачем ты это делаешь, господин?
   -Я потерял свою силу в странствиях, зато приобрёл другую. Но ей нужна кровь. Я не хочу чтобы это была кровь людей.
   Он кивнул.
   -Когда ты лежал больной, мой господин, приходили люди. Тогда они не посмели нарушить Шариат. Я не знаю что будет дальше.
   -Скажи Юсуф, ты дорожишь этим местом?
   -Деравар Форт - частное владение, господин. Нам дают приют временно.
   -Ты хочешь жить в Исламабаде? Тогда готовься. Осталось только пять овец.
   Во сне я пересчитывал их: одна овца, две, три ... на одиннадцатой я спотыкался и она стремительно уносилась в темноту. Не судьба. Тот кому было поручено глядеть за мной, не выпускал меня из вида. Значит ли это что меня боятся? Или все мои выводы неверны и это просто цепь невероятных случайностей?
   Пробовал поговорить с ним, без результата.
   -Что ты хочешь?!- спрашивал я, и слушал молчание в ответ.
   -Юсуф, здесь есть мулла? Приведи его, мне надо с ним поговорить.
   -Как мне называть вас?- спросил я старика. Юсуф перевёл.
   -Сегодня на восходе я видел тучи.- вместо ответа сказал мулла. -Июль не время для бурь. Ты должен уйти незнакомец. Я буду молиться за тебя. Уходи и ты Юсуф. Ты ни в чём не виноват, но провидению незнакомы людские законы. Ты случайно оказался на пути зла. Не дайте ему себя настигнуть. Аллах пребудет с вами!
   -Тогда подскажи, как сделать это.- попросил я.
   -Сегодня вечером в Кот Кайзрани пойдёт грузовик. Два солдата сопровождают его.
   Они любят деньги.
   -Спасибо.
   -Я делаю это не для тебя. Могут пострадать правоверные. Разве Юсуф не сказал?
   -Они приходили к вам за разрешением нарушить закон гостеприимства?
   -Я сказал им чтобы они не вмешивались. Ещё в первый день я понял кто ты такой, джинн.
   Голос Юсуфа переводившего последние слова задрожал.
   -В чём различие джинна и шайтана? Прости за этот вопрос, но мне это важно...
   -Джинн может быть добрым, шайтан - никогда! Но даже добрый джинн как ты неугоден аллаху, за своё стремление к свободе. Поэтому я и пришёл сказать тебе прощай.
   Он поклонился и вышел, оставив Юсуфа сидеть с открытым ртом. Пришлось дотронуться до его руки.
   -Ты свободен.
   Он посмотрел на меня чистым взглядом.
   -Что ты желаешь, господин?
   -Не зови меня больше господином Юсуф.
   -Не буду, Джинн.
   Чёрт! Хотел как лучше!
   -Передумал. Продолжай звать меня господин.
   -Как скажете, господин.
   Мы прошли по дороге не менее пяти километров прежде чем грузовик с двумя вооружёнными людьми нагнал нас.
   В Исламабад мы добрались к утренней молитве, что Юсуф счёл хорошим знаком. Потом мы доехали до "Араб Банка" на центральной улице имени какого-то местного суфи (святого), где я назвав пароль и написав длинное число из двенадцати цифр получил доступ к банковской ячейке, где лежали мои новые документы и деньги положенные в сейф заботливой рукой, часть из которых пошла на приобретение маленького магазина для моего спасителя.
   Офицеры таможни аэропорта с подозрением отнеслись к европейцу прошедшему на посадку вместе с бородатым пуштуном средних лет, особенно когда последний поцеловал руку своего спутника. Но они не слышали, что было сказано между ними, аэропорты во всём мире заполнены голосами пассажиров. Здесь же, на Ближнем Востоке это более похоже на базар.
   -Вы знаете господин, я сожалею только об одном.
   -О чём, Юсуф?
   -В моей жизни был только один счастливый день, но я не узнал его.
   -И что это был за день?- спросил я улыбаясь.
   -День когда я встретил вас, господин.
   Он поймал мою руку и поцеловал.
   -Прощай, Юсуф!
   Я прошёл за таможенный барьер, где офицер предложил открыть мою сумку.
   -Вы считаете это необходимым?- спросил, глядя в глаза. Мне не хотелось показывать ему мой кинжал.
   Он смутился, и покачал головой пропуская меня на посадку.
   -Любезный!- любопытный работник таможни подошёл к Юсуфу стоявшему у окна на взлётное поле. -Скажите, кого вы провожали?
   Пушту отвернулся от окна, на глазах были слёзы.
   -Это был он!
   -Кто?
   -Добрый джинн.
   -Почему же вы плачете, брат?
   -Потому что Аллах не любит даже хороших джиннов...
   Боинг 747 Пакистанских авиалиний разворачивался курсом на Рим, поднимаясь всё выше, пока не исчез в раскалённом серебристом небе.
  

КОНЕЦ

1-й части

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"