Владимир - Маг: другие произведения.

Часть Первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.44*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так, скажу сразу. В течение недели мне было некогда писать, а потому я выкладывал для ознакомления удаленные из повествования главы второй части. Рекомендую перечитать главы 9 и 10, ибо там есть серьезные изменения.


   Часть Первая.
  
   Глава 1.
   Прощай и... здравствуй.
  
   Золото... Золото и грязь, вместе вы значительно оттеняете друг друга, вместе вы создаете целое, только вместе вас можно понять и принять, ведь все познается в сравнении.
  
   Тоска. Серая и скучная жизнь обывателей, косяки молодежи на улицах до утра. Страх всех за всех, боязнь всего. Не подумайте, я умею веселиться, вполне возможно, что это получается у меня лучше, чем у многих. Дело не в этом. Природа моей тоски совершенно в другом.
   Безысходность гложет меня сильнее, чем всеобщее падение нравов, чем мировая политика и экологические катастрофы. Да и какое падение, скажите мне на милость, какое? Относительно, какого уровня кто пал? Обычно я стараюсь избегать громких слов, избегаю оттого, что современный человек не способен принять и понять, для него все переводится в смех. Не знаю, как было раньше, как будет потом, сейчас же золото человеческих душ зарыто глубоко под слоем грязи. Нет, то золото не является добром, честью и прочими светлыми символами, которыми можно похвастаться чужими устами. Вот уж до чего избитая фраза, но, тем не менее, прекрасно отражающая суть: не все то золото, что блестит. Желтый металл нашей души - это нечто другое, это спокойная рассудительность и скрытая сила кузнеца... Вот только нет уже почти кузнецов, заменили их слесари, металлурги и конвейер, пусть так, суть, надеюсь, вам понятна...
   Впрочем, чего это меня потянуло на размышления?
   Пусть им, скоро все это для меня закончится, надеюсь, что так. Так, тут линия и тут, парочка хитрых завитков, и все это под аккомпанемент собственного голоса, под древнюю музыку мантр и заклятий. Да, большой получается рисунок. Рисунок не в красках и карандашах, рисунок магии по мертвой земле. Тихий шелест ветра в опавшей и еще только готовящейся совершить первый и последний полет листве. Я, сумка моя, могилы, инструмент... Будем знакомы, некромант. Маг современного мира, настолько редкий вид, что его, наверное, стоило бы занести в красную книгу. Редкий относительно численности населения, относительно владеющих даром, хотя это скорее искусство, среди прочих шарлатанов, среди тех, кто не стал в себе развивать ядро необычного.
   Какого это? Как может себя чувствовать кто-то, вырвавшийся над общим уровнем? А никак, не чувствую я себя особо продвинутым, ибо верю в людской потенциал. Для меня все это скорее профессия. Годы практики, поисков и ошибок стерли почти весь налет романтики. Все эти суровые будни мага в мире, где магия затерялась во лжи и во времени, все они. А так хочется порой быть наивным до доброты, которой нет. Жаль, иллюзии не для меня.
   Я и подобные мне, мы как первопроходцы на забытом пути, как заново открывшие Америку... Мы идем рядом, не видя друг друга, путь наш был бы много короче, иди мы в одной упряжке. Но нет, каждый тянет свое ярмо. До безобразия редко встречаются люди, готовые делиться накопленным знанием, способные работать в команде во имя достижения общего успеха.
   Вот так, обмениваясь, обсуждая, споря и сомневаясь, копится разноцветный багаж знаний, требующих еще и значительного анализа и систематизации. Ведь магия - это наука.
   Не скажу, что являюсь полноценным магом, не думаю, что таких много на все Земле. Во-первых, хоть и обширны мои знания, да только много пробелов таят и пойм, слишком тонкий это слой, не хватает ему глубины. Ну, что ж, это возможно и нужно исправить, какие мои годы, всего-то девятнадцать лет. Во-вторых... приходится бороться против давления общества, тянуть его за собой. К счастью, ибо незачем забивать себе голову, вам, вероятнее всего, ничего не скажет слово "эгрегор". "Дух толпы" назвал бы его какой-нибудь поэт, и по-своему был бы прав он. Свобода, думается мне, это не отсутствие законов и вседозволенность, нет, это свобода от влияния остальных на принятие решения.
   Не знаю уж, что там получилось "во-вторых" да и не важно. Просто не тот я маг, что в сказках. Нет во мне ни доброты, ни зла, лишь необходимость и прочее сходное присутствуют.
   Важной жизненно необходимой чертой мага является способность контролировать себя, свои гормоны и чувства, свои мысли. Маг должен полностью владеть собой. Или стремиться к такому контролю. Чистые руки, холодное сердце... или как там?
   Странный у нас мир. Эгрегор вообще-то не должен иметь подобную силу, силу способную творить и изменять сотворенное, силу, способную потягаться с Творцом. Есть и боги, вот только в нашем мире человечество само себе бог. В чем же причина? Шесть миллиардов с копейками жителей, девять из десяти способны к магии даже в таких жестких условиях... Огромное количество людей с потенциалом, огромное количество неконтролируемой магии, мешающей карты всем, от богов до таких, как я.
   Не знаю уж, что меня не устраивает в нем. Есть и покой, и относительная стабильность. Есть твердое понимание возможных вариантов будущего... Наверное именно это и противно душе моей. Возможно, молодость дает о себе знать, возможно, нет, факт остается фактом - что-то в этом мире не для меня, я не хотел бы жить тут всегда. Нет, это мой дом, и я его люблю. Вот только любой птенец рано или поздно должен покинуть родное гнездо. Сегодня я ухожу в свой полет.
   Какую цену я заплатил за крохи, жалкие крохи о методах построения работающих порталов? Даже не за полноценные схемы и тексты, а за их наброски и намеки. Сейчас все это уже не важно. Месяцы правок и неудачных попыток окончились. Стараюсь даже не думать о возможной неудаче, сегодня все получится, сегодня мой день... Сегодня меня не станет здесь.
   Последние штрихи... Кровь. Нет, убийств невинных жертв, и кровопускания себе я не устраивал. Наш мир приятен еще и легкостью нахождения простейших ингредиентов. Волосы уже начинают вставать дыбом, сила давит тяжким грузом на все энергоузлы, на само пространство. Хороший признак.
   Куда я хочу податься? А не знаю, буду идти наугад... нельзя стоять на месте. Да, есть шанс, что все это кончиться печально, если, допустим, меня выбросит где-нибудь в жерле вулкана, или просто необитаемом мире. Стараюсь об этом не думать, хотя и держу эту возможность в голове. Предусмотрительность спасла жизнь многим. Сумка, что стоит у ближней могильной плиты, забита различными магическими штучками, созданными мной, ингредиентами и прочей мелочью, так необходимой магу. В крайнем случае попробую повторить ритуал, если результат меня не устроит. Хорошая сумка, из прочной кожи, шитая какими-то хитрыми и крепкими нитками, с металлическими частями в местах наибольшего износа... Черная. Нет, не подумайте, другого цвета просто не было. Кожаный же рюкзак на заказ стоит чуть подальше. На всякий случай не стал брать удобного, но бросающегося в глаза, "баула" туристов. В рюкзаке самое необходимое для жизни: смена белья, чистая одежда не разные случаи жизни, свечи, спички несколько зажигалок, крупная линза, даже компас. Компас в другом мире? Ну не думаю я, что мне повезет попасть в мир, где он не будет востребован. Плевать на разметку, но стрелка же указывает на магнитный полюс, ведь так? Большего и не надо. Ну и некоторые другие мелочи, вроде консервов и другой долгохранящейся провизии. Много, кончено, не вошло, но на первое время достаточно. Не стоит нагружать себя чересчур, нужно трезво оценивать свои силы. Рюкзак, к слову, тоже черный...
   На мне штаны из какой-то странной материи, что почти не рвется, не горит, не мокнет и держит тепло. Темно серые. Из обуви я предпочел берцы. Удобная и долговечная обувь. Куртка из одного комплекта со штанами. Чем мне они еще нравятся, так это множеством скрытых карманов. Из той же ткани перчатки в карманах и кепка. Сразу скажу, что вся одежда была подобрана мной темных тонов... Поэтому водолазка, хм, темно-зеленая. Надо же хоть что-то другого цвета, а то, как на похороны собрался.
   К слову, я питаю некоторую слабость к хорошей кожаной одежде, вот только современные материалы ее порой значительно превосходят. Потому-то и пришлось обрядиться таким странным образом.
   На всякий случай взял с собой еще одну сумку. Большая зараза получилась, если что, придется бросить. Ну, да и ладно. Теплые штаны, дубленка, теплая шапка, кожаный плащ, кожаные же штаны и жилетка, плотная рубаха, кофта, шелковые брюки и рубаха, шляпа, прочие мелочи... Ну и модные туфли с металлической гравировкой. Как я это потащу? Наверное, все же брошу. Хоть и жаль.
   Хорошо хоть не обделила меня природа в купе с генами здоровьем и силой, только зрение и страдает. Ростом я примерно сантиметров сто восемьдесят шесть, темные волосы, зелено голубые глаза, широкоплечий, физически развитый молодой человек. Занимался самым различным спортом, могу за себя постоять. Вообще, мне говорили, что я довольно симпатичный, даже красивый... им виднее. Хотя обычно и оговаривались, что жутковатая это красота, красота смерти. Так бывает красив вампир, что пьет твою кровь, что прерывает твой жизненный путь. Вообще на вампира похож. Говорили, что глаза у меня равнодушные, злые, жестокие... Чего только не говорили. Люди же, знающие меня давно, считают меня разным в разное время.
   Блин, чего-то не хватает в этой схеме, сделаю на всякий случай дубль центра безопасности от различных температурных перепадов, излучения... Не подстелешь, больно падать будет.
   Ну и оружие. Не спрашивайте, где я все это достал, сам удивляюсь. Родная милиция с удовольствием, наверное, послушала бы эту занимательную историю, а потом отправила в "закрытый санаторий"... Дам-с... Боекомплект получился знатный. Боевой нож на поясе, еще один в сумке с ингредиентами, парочка обычных разделочных в рюкзачке, несколько скальпелей, складной в кармане куртки. Думал взять спортивный лук, но так как пользоваться им не умею, ограничился разборным арбалетом АК-48, с небольшими изменениями на заказ. Деревянные части были заменены на ударопрочный пластик с неопреновыми вставками, ну и так, по-мелочи. К нему чехол для переноски, набор наконечников OZ, коллиматорный прицел, запасные детали, колчан для болтов и прочие мелочи. Мощная вещь, скажу я вам, да и стоит немало. Один ПММ в кобуре на поясе, второй в сумке, несколько запасных обойм... Две гранаты осколочных. Сколько здесь килограммов-то? Ужас... Вот и все. А, забыл, еще старенький газовик "Удар" и десяток запасных патронов к нему. Надеюсь, мир будет поцивилизованнее, так как один я долго это таскать не смогу.
   Вот вам и современный маг...
   Вроде все. Теперь подпитать всю конструкцию энергией, подключить энергоканалы, готово. Кажется, что воздух сейчас вспыхнет от сконцентрированной энергии, на голову как будто давит несколько тонн, давит со всех сторон разом, по волосам побежали искры, не знаю уж как весь, но руки окутали языки призрачного пламени-света синевато зеленого цвета. Вот и стихами заговорил...
   Так, еще чуть-чуть и можно спускать курок... Еще... Как больно-то... Еще пару капель... Мир вокруг поплыл, начал терять очертания. Быстро подхватить сумки, пока еще способен, так, теперь встать в заранее приготовленное место и непрерывно читать, читать мантру силы. Все, готов. Прощай, мир, возможно, я и вернусь когда-нибудь. Не будем загадывать.
   Слово-курок, толчок сил... И последняя мысль: "Как неприятно-то..."
  
   ***
  
   Елки, как все прозаично... Прямо как в книге. Сознание потерял, голова просто раскалывается. Веки вообще послали меня в ответ на просьбу приподняться хоть чуток. В горле сухость, будто гулял и пил всю ночь. И так мягко лежится, что аж вставать лень... Если б не голова, так хоть поспал бы. Так, маг я или нет... Ну, пусть ущербный маг, это не столь важно. Быстренько осмотреть энергоканалы и узлы организма. Ужас, одним словом, покорежило меня знатно, не удивительно, что так ломает. Еще и истощен в придачу. Хотя это-то и ничего, я и так всегда очень быстро сам энергию генерировал, да и с внешними работал легко, а тут в добавок ко всему энергии-то побольше будет. Нет, ее и у нас немало, вот только пока ее превратишь в удобоваримый безвредный вариант... А тут бери и черпай, это радует. Маны здесь предостаточно, для меня, не избалованного родным миром, так вообще идеальные условия. А то все на каком-то суррогате, я и так уже ощутил, что мои манипуляции еще там начали меня изменять. Почти необратимо, к сожалению.
   К слову, природа энергии - вещь достаточно условная и сложная. Просто она несет информацию, информация способна воздействовать на окружающее, изменять его. Основные типы информационной нагрузки энергии, которая отражается частично и на ее свойствах со структурой, известны даже простым людям. Огонь, вода и прочее. А вот то, что продуцирует современный город, сложно отнести хоть куда-то. Проще условно поделить по типу влияния на позитивную и негативную. Чистую энергию обычно называют маной. С ней проще всего работать, ибо не требуется производить двойную перестройку структуры. Некоторые считают, что и магов-то мало потому, что с измененной энергией сложнее работать. Вообще, как показывает практика, делать это умеют единицы. Если брать шире, то каждый человек имеет предрасположенность к определенным стихиям, именно с их энергиями ему проще всего обращаться, другие он вообще может не воспринимать. Это и объясняет наличие узко специализированных магов, вроде чистых стихийников. Редко когда встречаются люди, которые могут работать со всеми без исключения энергиями, теоретически, конечно, со всеми. Именно такие маги и могу стать полноценными Архимагами и Высшими, остальным, к счастью, это не дано.
   Если же говорить просто о работе с энергией, это будет выглядеть примерно так: Ману можно превратить в любой другой доступный вам вид энергии, иначе она - универсальный ресурс. Если вам нужно поработать с огнем, проще, без сомнения, сразу брать энергию огня, вот только ее может быть мало в наличии, или не быть совсем. Как быть? Можно получить из маны, но бывает, что свободной маны слишком мало, тогда берут любой другой вид энергии и трансформируют его ступенчато или сразу в необходимый. Вот именно это и является крайне сложным, именно это позволяет архимагам импровизировать с готовыми заклятьями, создавая нечто новое, например, заполняя схему огненного шара силой воды.
   Как вы уже поняли, я универсал, склонный все же больше к темным разделам, поэтому проблема с нехваткой энергии стояла у меня крайне редко, но скажите, зачем лишний раз напрягаться?
   Так, аккуратненько возвращаю все в привычное русло, кое-что изменяю сразу, как никак условия окружающего мира изменились, необходимо сделать несколько поправок в работе организма. Глубоко этим займусь позже, сейчас пока только самое необходимое.
   Замечательно уже то, что я вообще очнулся. Мало ли кто и что мог со мной сделать, пока я "отдыхал". Да, конечно, есть у меня парочка защитных артефактов, вот только в этом мире магия работает все же получше, чем в родном. И рассчитаны они в основном на другие условия. Некоторые так вообще перегружены энергией, я прям чувствую, как лопается их плетение. Потом придется поправить, кое-что вообще уже не восстановишь. Жаль.
   Так, долго я еще собираюсь валяться? Организм вроде отошел, и мне заметно полегчало.
   -Ну, здравствуй, - да, глаза-то режет.
   Предварительный осмотр показал голубое небо с редкими облачками, яркое местное Солнце, чуть крупнее нашего. А может и такое же, сложно судить, ибо не знаю в какой части мира нахожусь. Что не плоский мир, так это уже радует. Просто меня всегда несколько угнетало возможное отсутствие горизонта и несколько другие физические законы.
   Теплый ветерок приятно обдувает лицо, воздух как поздней весной, полон ароматов трав и цветов... Гари и еще чего-то. Странно.
   Встав и оглядевшись, я... сел. Если учесть все внешние признаки, то до моего прибытия здесь было какое-то монументальное сооружение, вроде круга камней, окруженное с трех сторон лесом, а с последней - цветущим лугом. Было. Теперь же все это скорее напоминало последствия бомбежки. Некоторые камни положило, некоторые, судя по оставшимся выемкам в земле, унесло в неизвестном направлении, половина потекла, половина полопалась... Земля запеклась, лес положило валом. Кое-где видны небольшие пожарики. И так в радиусе ста пятидесяти - двухсот метров. Про луг я вообще молчу, его наличие я определил лишь по дальнему участку, где остались облетевшие и обгоревшие стебли. Странно другое, пятачок, на котором очнулся я, остался абсолютно неизменным, даже какая-то бабочка больная летает... Хотя тут попробуй не заболей на голову: летаешь себе, никому слова не говоришь, а тут раз, и Армагеддон локального масштаба. Куда больше внешних признаков меня удивило отсутствие астральных возмущений, всегда имеющих место при такой неаккуратной работе. Так как за пределами пяточка я ничего не чувствую, можно сделать вывод, что он окружен какой-то защитной стеной. Или появился уже вместе со мной, что вероятнее, ибо беглый осмотр не показал наличия защитных сфер и прочего. Нет, не буду пока ломать голову над этим, что-то она у меня не думает сейчас.
   Аккуратненько собрал валяющиеся рядом сумки, проверил на возможные пропажи - вроде все на месте. На всякий случай сделал простенькую защиту от хаотических возмущений и пошел в сторону границы. Нет, сначала я ничего не ощущал, пепел мерно хрустел под ногами, даже ветерок пропал, это-то спокойствие меня и насторожило, чем, вероятно, и спасло мою жизнь. То ли защита так схлопнулась, то ли только сейчас пришел откат, но достало меня резко и знатно, как кувалдой по куполу получил. Если бы я резко не поставил второй слой, хоть и разлетевшийся вдребезги, но выполнивший свою задачу по смягчению удара, не знаю, что бы и получилось. В общем, то, что я ощущал по прибытии, было, оказывается сущей мелочью. Не знаю сколько я приходил в себя, буквально по новой выстраивая энергетику организма, но солнышко успело значительно переместиться по небосклону в сторону зенита. Наконец, я встал и отряхнулся от осевшего на меня пепла, поднял сумки и подался в сторону видневшейся вдали водной преграды. Вроде река.
   -Да, если дело и дальше так пойдет, лучше сразу отсюда рвать когти. На Родине было все же поспокойнее.
   Покинув следы своего появления, я споро зашагал в сторону воды. Это действительно оказалась речка, возможно даже судоходная, ибо ширина позволяла, не знаю уж, как обстояли дела с фарватером. Метров двести пятьдесят тут было точно, да и берега довольно круто уходят вглубь, так что все может быть.
   Стояла прекрасная погода, все располагало к созерцанию и размышлению. Размышлять пока я поостерегся, а вот созерцание открыло кое-что новое.
   Прекрасный пейзаж горной долины, через которую протекала упомянутая выше река, портил только столб дыма от начинающегося пожара, лежащие валом деревья и прочие последствия перемещения. Долина была небольшая, километров двадцать протяженностью и пять-шесть в самой широкой части. У дальнего края, со стороны которого текла река, горы были чуть повыше и покруче, но, приближаясь ко мне, они постепенно понижались, превращаясь в стертые старческие зубы. Не знаю уж, но в голову мне пришло именно это сравнения. Вообще, все они производили впечатление изрытости пещерами и ходами, что и подтвердил извлеченный из рюкзака бинокль. Густой смешанный лес, спускающийся полого с гор, местами перемежался лугами и просто крупными полянами. В общем, чем-то напоминает местность перехода гор в плоскогорья.
   Все впечатление портило только осознание частичной свое беспомощности: во-первых, других выходов из долины, кроме реки, я не видел, а ползти через горы как-то не очень с таким грузом, во-вторых, простой эксперимент показал, что придется перенастраивать, а иногда и полностью переделывать все наработанные схемы заклинаний. Еще большим шоком для меня стали высыпавшиеся пылью страницы из моей книги заклинаний, стоило мне только неосторожно ее открыть. Хорошо хоть, большинство из них я помнил и так, но мало ли чего может утеряться.
   Понадеявшись на судоходность реки, я решил переждать пару дней, укрепить себя, поработать с местными условиями, подновить заклятья на артефактах, что-то уничтожить от греха, а там, если уж не придет ни одно плавающее корыто, поковыляю пешком.
   Время было обеденное, поэтому я решил не тянуть, нашел прекрасное местечко на берегу, где в реку выступала небольшая коса, собрал хворост и разжег костер. На всякий случай сразу бросил в огонь корешок от книги и прочее неисправное магическое снаряжение. К сожалению, неисправным оказалось большинство, включая и многие реагенты. Что ж, я и не рассчитывал на сохранность всего, потому и взял так много. Хорошо хоть вообще что-то уцелело. То, что не сгорело, я аккуратно закопал неподалеку под деревом, надеясь на очистительную силу природы. Сумка сразу значительно полегчала, что не могло не радовать мои ноющие мышцы. Вторую сумку с теплыми вещами я решил пока оставить, ибо выкинуть всегда успею, а так, коли что, хоть продам. Если, конечно, мир вообще населен разумными и неагрессивными существами.
   Сварганив себе простенький супчик, я приятно пообедал. Прилег... Лепота, подремать бы, но надо заниматься делами.
   Поэтому, сходив умыться и помыв посуду, я принялся за исследования и правку уже более основательно. Начал, конечно, с себя. Укрепил иммунитет, повысил устойчивость к разным внешним факторам, вроде перепадов температур, оптимизировал работу внутренних органов, повысил питание мозга, задал интенсивное развитие мышечной системы. Это все просто, ибо в себе я сам хозяин. Большее количество энергии позволило поднять эффективность организма, я даже попробовал восстановить зрение, ибо дома только и смог, что остановить его ухудшение и чуть-чуть подправить. Что ж, сразу ничего не видно, поэтому результата придется подождать.
   С исследованием окружающего мира и перенастройкой схем вышло сложнее. Самые простые схемы могли либо вообще не работать, либо давать такой результат... Кое-что, разработанное мной и не работавшее в родном мире, здесь, наоборот, радовало меня вполне приличным эффектом. Так, с первой попытки получилось создать огненный шарик, чего я добивался крайне редко и с огромным трудом на Земле.
   В общем, большинство схем я смело отложил в глубины памяти, так как местные законы магии все же несколько отличались. Да, словесные формулы, что я рискнул попробовать, работали почти все, за исключением тех, что обращались к специфическим для нашего мира силам. В итоге получилось не так уж и много, но и то хорошо.
   Подлежащие восстановлению артефакты я кое-как поправил... Получилось не очень, поэтому, подумав, оставил только сохранившие свою работоспособность, коих оказалось всего три: астральная ловушка, защитная цепь и простенький комплекс фокусировщик - память - накопитель. Остальное опять таки уничтожил.
   Все, теперь можно смело начинать новую жизнь.
   За всеми моими манипуляциями от скуки неотрывно следило лишь солнце, постепенно опускаясь к горизонту. Поэтому окончание работы плавно переросло в ужин. Оградив напоследок место своего пристанища двумя кругами защиты, я достал спальник и улегся неподалеку от костра, положив под руку ПММ.
  
  
   Глава 2.
   Пробуждение.
  
   Попыток выйти в Астрал во сне я не делал, ибо за день со всеми нервотрепками довольно устал, да и не очень-то хотелось соваться туда в незнакомом мире. Но спал я довольно чутко, что обычно для меня не характерно.
   Вначале раздался слабый шорох, почти неразличимый обычным человеческим ухом... Странный шорох, будто ветерок перебирает своими пальцами вековую пыль, скорее даже предощущение звука. Что-то едва уловимое скользнуло в мою сторону по косе, причем защита абсолютно не прореагировала. Серая тень мягкими, пластичными движениями приблизилась ближе к костру, плавно вскинула руку...
   Ночь разорвала яркая вспышка выстрела, тень сделала несколько шагов назад:
   - Арэах форэ!
   Я в этот момент уже подскочил из расстегнутого на всякий случай спальника и, не став дожидаться эффекта от слов ночного гостя, выстрелил еще пару раз в туловище и голову. Тень, наконец, упала, издав странный полу-стон, полу-всхлип. В свете раздавшихся вспышек я успел разглядеть еще несколько силуэтов, скачками движущихся ко мне со стороны берега. Дело начало принимать неприятный оборот, бежать было сильно некуда, плавал я не так уж, чтобы хорошо, да и их гибкость движений наводила на мысль о преимуществе надо мной во всем, и в скорости бега, и в выносливости. Быстренько отскочив к воде, я кончиками пальцев коснулся тонкой пленки, формируя что-нибудь защитное из ближайшего доступного источника, одновременно отстреливаясь от стремительно приближающихся недругов. Странно, стрелял я всегда довольно метко, но тут лишь одна тень поцеловала матушку-землю. Похоже, особого эффекта мои пули на них не производили, правда, они чуть замедлили бег, но это было слабой компенсацией. Плюс ко всему первый мой неприятель вдруг зашевелился, что уже окончательно опустило мое настроение к уровню грунта.
   Наконец, обойма подошла к концу, и , отбросив в спешке пистолет, я выхватил из кармана тройничок. Энергия воды ворвалась в накопитель бурной волной, смешиваясь там с приготовленным заранее заклятьем призрачных лезвий. Руку окутал неприятный холод и голубоватое сияние, вылившиеся всего через пару мгновений в полдюжины мерцающих волн, стремительно рассекающих воздух.
   Первого противника буквально разрезало пополам так, что ноги по инерции пробежали еще пару шагов. Двоих, бежавших следом зацепило лишь боком, но им, видимо, хватило и отрезанных рук со вскрытом брюхом, ибо, издав всхрип боли, они почти синхронно ткнулись носами в землю. Четвертый проворно прильнул к земле, а вот моему поднимавшемуся побудчику невнимательность стоила головы, покатившейся в сторону темных вод.
   Уже на излете заклятье натолкнулось на багряную полусферу защиты последней темной фигуры, отличавшейся от других отсутствием оружия в руках и красноватым свечением глаз. "Маг", - только и успел подумать я, прежде чем сорвавшаяся с рук неприятеля волна пламени накрыла всю косу.
   Удар был страшной силы, все вокруг буквально плавилось от огромной температуры, слизывая все следы, как моего пребывания, так и трупы врагов. Печальная участь постигла, похоже, и последнего выжившего, вот только подтвердить или опровергнуть это я уже не мог, сам растворяясь в безумном танце саламандр...
  
   ***
  
   Рано, слишком рано расслабился противник, не ожидавший, что кто-то сможет выжить в этом аду. Он уже начал неспешно разворачиваться в сторону темноты, бросив последний взгляд на погибших слуг, как вдруг из самого пекла, совершив невообразимый прыжок, выскользнуло страшно обгоревшее существо и в абсолютном молчании пронзило рукой как прекрасную кольчугу, так и все слои защиты, ворвавшись в грудь в районе сердца смертельным холодом и пустотой... Уже проваливаясь во тьму, старый вампир краем сознания ощутил жадные клыки, разорвавшие горло.
  
   ***
  
   Очнулся я от страшной жажды и боли во всем теле. С меня, как будто сняли всю кожу, что вполне объяснимо, если учесть, что последним моим воспоминанием является собственная не столько горящая, сколько плавящаяся одежда.
   Что-то мне больно везет, после такого не живут даже самые крутые маги, чего уж говорить про меня. Кое-как разлепив веки, я, судорожно перебирая руками, пополз на плеск волн.
   Знаете, меня всегда удивляло, почему река ночью чаще молчит? Не иначе как не хочет разрушать безмолвного очарования лунной тропы. Хорошо, что молчит. Молчание хранит жизнь и покой.
   Наконец, достигнув ската, я вместе с гравием скатился в воду.
   Дающая жизнь прямо бальзамом окутала меня, смыв всю грязь и гарь с тела. А я все пил и пил, утоляя неутихающую жажду. Наконец, когда потребность в питье чуть отступила в сторону, я рассмотрел себя и место ночного действа. Не знаю уж, сколько я так пролежал, но судя по всему, всего остаток ночи. Кстати, меня удивил факт, не замеченный мной вчера: начавшийся было пожар, видимо, умер еще в зародыше. Странно, не ночной ли гость постарался? Место моего ночлега превратилось в неравномерные потеки расплавленного камня... О, черт и все демоны, мои вещи, мои ингредиенты, оружие, припасы, - все! Все пропало! Не стоило даже и надеяться, что что-то способно уцелеть в этой домне. Лишь на берегу, неподалеку от того места, где я очнулся, лежала присыпанная пеплом одежда. Сам же я оказался местами прикрыт какими-то обрывками, которые были без сожаления оторваны и выброшены. Странно, сам я и не пострадал, судя по отсутствию ожогов... Правда кожа слегка побледнела, да волосы как будто выгорели на всем теле. Быстро вскинув руку, я убедился, что хоть голова сохранила свой покров, видимо не стремясь перевести меня в ранг бритоголовых. Напоследок бросив взгляд на свое отражение, уже было собрался более подробно исследовать валяющуюся одежду, как до меня дошло какое-то несоответствие физиономии лица с привычным оригиналом. Да, если чуть заострившиеся уши и чрезмерно бледный вид еще как-то можно было или прикрыть полосами, или списать на болезнь, то вот удлиненные клыки наводили на странные подозрения... Дам-с, вот я и вампир. Хотя, если подумать, то не так уж это и плохо, судя по тому, что солнце не наносило мне какого-либо вреда, да и гости мои отличались прямо таки нечеловеческой прыткостью и живучестью. Только вот я не совсем понял, каким же образом успел превратиться в эту своеобразную нежить, молчу уж, что даже вампир вряд ли выжил бы в том пекле. Зато это вполне объясняло выпадение волос и вполне целый внешний вид. Радует хотя бы то, что зубам теперь уж точно не грозит кариес, да и бриться больше не придется. Помимо всего прочего комплект дополняли удлинившиеся ногти, наведшие на мысль о бритвенной остроте и крепости алмаза. Чего уж там, я постепенно стал находить все больше положительных сторон в своем превращении. Сила и выносливость, скорость движений, живучесть и поразительная регенерация стоили того.
   Спохватившись, я углубился в изучение внутренних изменений. Даже и не знаю, как такое описать. С таким я не сталкивался, все было настолько необычно, что даже и не сразу догнал, что к чему. Проводить рискованные эксперименты со своим новым или обновленным, кому как нравится, организмом я не стал, подправив лишь совсем очевидное на мой неискушенный в строении вампиров взгляд. Ладно, тут больше ловить нечего, остается только наблюдать и делать выводы. Пока же я вернулся в реальный мир и отправился осмотреть небогатый оставшийся от мага гардероб.
   Если дыру в половину груди устроил я, пробив попутно прочную даже на вид кольчугу, то это наводит на подозрения в собственном душевном здоровье. Хотя, если попробовать восстановить картину произошедшего, то понятно, каким образом я стал ночным охотником. Не знаю уж, как я выбрался из пламени, как рукой расковырял вражину, но вот светящиеся красным глаза наводят на подозрения, что именно его крови мне пришлось отведать... Это ж надо так. Ну да ладно, спишем все на скрытые резервы организма. Вон, утверждают, что люди и через пятиметровые заборы могут прыгать, так что, чего только не бывает.
   Так, из всех уцелевших деталей гардероба мне более менее подошли черные штаны, плащ, широкополая шляпа и перчатки. А вот ботинки, к сожалению, оказались несколько малы, поэтому пришлось их отставить. А теперь представьте, как бы я выглядел во всем приобретенном? Поэтому пришлось обойтись штанами и шляпой, чтобы голову не пекло. Плащ же я скатал в узелок, куда положил перчатки и комочки каких-то металлов, бывших видимо когда-то амулетами и кольцами. Потом, если что, продам.
   Да, негусто, но хоть что-то. Правда, меня удивило полное отсутствие оружия, но это уж причуды бывшего владельца.
   Кто меня за язык дергал? Как в воду глянул, собравшись на новом месте начинать жизнь с нуля.
   Солнышко заметно пригревало, навевая сонливость и умиротворение, жажда, вроде, спряталась в дальний уголок и особенно не беспокоила, так что я смело прилег в тени дерева и задремал, понадеявшись, что больше врагов не предвидится.
  
   ***
   Пробуждение принесло несколько новых фактов. Во-первых, хоть и была довольно темная ночь, видел я все прекрасно, только в серых тонах. Во-вторых, волосы заметно отросли и потемнели, опустившись мягким пологом на плечи, что наталкивало на мысль о том, что превращение завершилось только сейчас. Да и энергетика еще больше усложнилась, так что мне пришлось потратить пару часов, чтобы хоть что-то там разобрать.
   Но в целом могу не без удовольствия отметить, что не такой уж и маленький мой природный магический потенциал еще больше возрос. Правда, мне, судя по всему, больше не грозит особенно побаловаться магией Света, но жалеть об этом, если честно, не буду. Никогда не любил этот раздел.
   Старые известные формулы, которые продолжали работать и в этом мире, теперь выходили значительно проще и быстрее, почти не задумываясь.
   Попробовав попрыгать и побегать, я пришел к выводу, что двигаюсь теперь в несколько раз быстрее обычного человека, и даже, возможно, смогу уклоняться от стрел и болтов. Да и усталости особенной не почувствовал, хотя, возможно, просто ее порог заметно отдалился.
   Интересным выводом из исследований энергетики стало то, что кровь вампирам, похоже, была необходима лишь для восполнения энергии, так как изначально мой измененный организм потреблял ее при работе просто огромное количество, значительно превышающее вырабатываемую и поступающую извне. Вот это-то я хоть и не без труда, но все же исправил. По сути-то все делается просто, вот только на практике это повторить представляется затруднительным: достаточно оказалось наладить каналы во вне, восстановив их по принципу старых, и разблокировать собственное энергетическое сердце, которое и дает основную массу жизненной энергии обычным людям.
   Вроде как уже и не совсем вампир. Кстати, если судить по различным легендам и прочим известным мне фактам, противник мой был ох как не прост, и просто чудо, что я вообще смог его уложить.
   Так, вроде бы упоминалось где-то, что вампиры способны принимать личину обычных смертных. Что ж, попробуем. Представим себя таким, каким был прежде, и первая же встреча с местными обитателями, в наличие которых мне ничуть не приходилось сомневаться теперь, подтвердит или опровергнет эту легенду.
   Так, еще был туман... Вот это уже должно быть несложно, в Астрале я и не такое проворачивал. Да, получилось, правда, мироощущение претерпело заметные изменения, как будто пребываешь в тонком теле. Хотя, возможно, это что-то промежуточное.
   Правда, плащ с перчатками пришлось одеть, а драгметаллы рассовать по карманам, ибо только на мне они тоже переходили в туманную форму.
  
   Как все же прекрасна ночь, когда вьешься тихо над речной гладью! Всегда хотел полетать вместе с ветерком, ощутить свободу от бренного тела... Да что это я? А Астрал? Там не налетался в свое время? Все, пора думать, как быть дальше. Оставаться в этой долине как-то не сильно тянет, а вот где ближе цивилизация, мне неизвестно. Заберусь еще не туда. Материализовавшись все же на берегу и пораскинув мозгами, я пришел к выводу, что сидеть здесь и ждать у моря погоды еще хуже, и поэтому, выбрав направлением течение реки, медленно потрусил вдоль берега.
   Если честно, бегать никогда мне не доставляло особенного удовольствия, но теперь все кардинально изменилось. Легкость и собственная мощь наполняли душу почти детским восторгом, а головокружительные прыжки через овраги и впадающие ручьи создавали иллюзию полета, воспоминания о которой порой всплывают из глубокого детства.
   Ворота долины представляли собой отвесные скалы, так что вдоль берега там было не пробежать, пришлось скользить дымкой над водой.
  
  
   Глава 3.
   Путь.
  
   Наверное, некоторые время от времени задаются вопросом: почему самый обычный человек в новых условиях проявляет себя с лучшей стороны? Не знаю, кто как, но мне почему-то кажется, что все дело в обществе, в тех самых эгрегорах, образованиях, толпе. Просто, живя в своем болоте, человек как бы растворяется в сплошной серой массе, кто-то в большей мере, кто-то в меньшей. Она давит незримым грузом, заставляя прислушиваться, принимать чужие решения. В такой ситуации хорошо верхушке пирамиды, но никак не камням, ее составляющим. Чем выше, тем легче. Вот только не следует забывать, что самый верхний камень и самый неустойчивый, ненужный, ибо потеря его не означает потерю целой массы. Но и самые низы не являются незаменимыми.
   Нет, никто не говорил, будто на новом месте нет серости и скуки, она есть везде. Просто новая заводь не является родной, не способна влиять напрямую, не способна навязывать... Вот тут уж даже у самого последнего обывателя срывает все предохранители и тормоза, и он несется по жизни безумным галопом, горит факелом, горит, может и сгорая, но пламя его способно выжить... Выжить и после смерти, ибо нет такой силы, которая способна потушить триумф души.
   Маги же подвержены этому в меньшей мере. Возможно потому, что любой хороший маг должен стоять в стороне от толпы, быть даже не выше, а вне. Не являясь достаточно опытным и умудренным годами магом, я все же ощутил некий трепет восторга, вызванный потерей накатанной колеи. Ничего, это временное явление, ведь мы прекрасно понимаем, что все рано или поздно возвращается на круги своя, если ты стоишь на месте. Поэтому, вперед и только вперед.
   Ущелье, образованное отвесными скалами все тянулось и тянулось во тьму, бурлила вода, обозначая немногочисленные подводные камни и отмели. Течение немного ускорилось, и, наконец, сделав очередной поворот, река вывела меня к небольшому озеру, мрачно серебрящемуся от слабого света далеких звезд. Новое зрение позволяло различить дальний берег, плотно поросший какими-то неизвестными мне породами лиственных и хвойных деревьев. Озеро представляло собой неправильный треугольник, как бы втиснувшийся на границе высящихся за спиной и охватывающих полукольцом гор и мрачных волн леса, уходящих в неизвестную даль.
   Ближняя ко мне вторая впадающая река была чуть шире и полноводнее той, по которой мне довелось сюда добраться, и образовывала второй близкий угол озера, располагающийся почти на одной линии с моим. А вот в дальнем конце, судя по направлению течения, располагался исток уже настоящего лесного гиганта, мрачно и размеренно несущего свои воды к морю или другому крупному водоему. Возможно, что две впадающие реки были лишь рукавами одной более крупной, рассеченной горным кряжем на почти равные половинки.
   Около истока и местами на озере горели огни нескольких стоящих на якоре кораблей. Тип их конструкции окончательно подтвердил мои догадки о нетехногенном пути развития мира. Скажем так, средневековье, хотя к настоящему оно имело такое же отношение, как гиена к собаке. Судя по всему, подобный стиль жизни и развития был просто неизвестен на Земле, или давно затерялся в глубине веков, потому как безпушечные мачтовые суда сохраняли и весла. Возможно, это объяснялось их речным предназначением, а возможно и являлось особенностью данной местности, об этом судить пока рано. А вот одежда нескольких часовых, мерно дремлющих под фонарями на корме, разнилась очень сильно, впрочем, как и сами суда, и представляла совершенно разные временные отрезки и регионы земной истории с различными вариациями. Ну, у меня ассоциации возникли именно с Землей, так как больше сравнивать было не с чем. Еще одним открытием стало то, что не все стражи спокойного сна являлись людьми.
   "О, боги, как прозаично", - промелькнула быстрая мысль, когда взгляд натолкнулся на низкого бородатого крепыша, опирающегося на какой-то абордажный вариант боевого топора. Хоть эльфов видно не было... Ну или альвов, если быть более точным. Хотя это еще ни о чем не говорит.
   Набережные огни и более плотное скопление судов у устья наводили на мысль о располагавшемся там городе-порте. В ту-то сторону я и направился, по диагонали пересекая озеро. И лишь один чрезмерно бдительный страж удивился легкой дымке стелящейся над водой и относимой дальше при абсолютно безветренной погоде. Но здраво рассудив, он откинул этот факт поглубже на дно сознания, ибо вреда никакого странный феномен нанести не мог.
   Рассвет застал меня уже на подлете к довольно крупному городку, сжатому с двух сторон небольшими холмами, а потому напоминающему собой песочные часы.
   До берега оставалось буквально несколько метров, когда я почувствовал, что нити магии, поддерживающей меня в туманной форме, резко ослабились и лопнули под давлением жестокого солнца. Уже трансформируясь обратно, я плюхнулся в воду у самого берега, еще и умудрившись удариться головой о дно.
   Именно купание стало для меня еще одним открытием, точнее не оно само, а то, что одежда осталась абсолютно сухой и чистой. Решив провести простенький эксперимент, я надорвал край плаща... Тут же вернувшийся в нормальное целое состояние. Вампирская магия, блин.
   Сбросив с себя плащ, перчатки и шляпу, чтобы не выглядеть столь по-дурацки, я опять повязал все это в узел и отправился в сторону городской стены, волнорезом уходящей в реку.
   Глядя на это сооружение, начинаешь невольно уважать местных каменщиков. Попробуй-ка построй крепостную стену высотой этак метров четырнадцать - шестнадцать из блоков, ненамного уступающих по размеру "кирпичикам" пирамиды Хеопса. Притом, что здесь стена была сложена из полноценного гранита. Да, или у них много магов-строителей, либо я не знаю что. Без наших земных технологий, да даже и с ними, построить такое будет очень затруднительно. Чуть дальше виднелась мощеная дорога, выходящая из городских ворот и раздваивающаяся потом на два тракта, один из которых шел вдоль берега, а второй уводил в лес. Видимо из-за раннего времени суток, движение на дороге было крайне вялым и состояло из пары подвод довольно крепкого вида, погонщиками которых служили собратья виденного раньше гнома. Хотя, какие к черту гномы, цверги или дварфы будет намного точнее. Несколько крестьян, пока я неторопливо приближался к воротам, выскользнули из города и направились к видневшимся вдали полям. Решив не искушать судьбу, я, двигаясь как можно незаметнее, быстрым шагом нагнал дворфов... Или все же дварфов? Одним словом, гномов, и быстренько скользнул под телегу, где впился когтями в днище, а ноги положил на заднюю ось. Котомку пришлось положить на живот, чтобы не потерялась.
   Дварфы о чем-то долго перепирались со стражей, и, что странное, я понимал долетающие до меня слова, вот только разобрать громовой бас подземных или каких там воителей удавалось с трудом. Видимо знание языка являлось побочным эффектом от перемещения, что радовало. Незнакомец в странной одежде к тому же не знающий языка выглядит очень подозрительно. Я бы на месте любой охранки такого сразу сцапал.
   Стража оказалась дотошной и долго перебирала груз подгорников, на что те возмущенно жаловались какому-то то ли офицеру, то ли просто клерку. Плюс ко всему один умник догадался заглянуть под телегу, видимо ища контрабанду. Хорошо, что на всякий случай я навел простенькую иллюзию, слившись тем самым для глаз обычных смертных с днищем.
   Наконец, вся волокита была окончена, и дварфы, облегченно вздохнув, двинулись в город.
   Да, хорошо хоть рессоры на это сооружении присутствовали, а то стук и тряска чуть не оставили меня лежать на виду у изумленных стражников. Город встретил небольшой караван обычными характерными для просыпающегося базара звуками. Если у нас город ассоциируется с шумом автомобилей и серой толпой, мрачно стремящейся по своим делам, то здесь все просто гудело от криков торговцев и спешащих на работу мастеровых. Кое-где раздавались звуки ударов по металлу, что меня довольно удивило, ведь обычно кузницы и другие вредные производства, вроде кожевенных, выносили далеко за пределы города. Если такое здесь творится просто в городе, тогда что ж происходит на базаре. Пришлось поднапрячься и хоть чуток снизить чувствительность ушей.
   Так, пока следует подумать над приличной легендой. Так... Допустим, у себя на родине я собрался сходить к магу, дабы поступить к нему на обучение. Это, к слову, вполне объяснит мою ауру и некоторые магические навыки. При проведении какого-то хитрого теста произошел неприятный инцидент, и я оказался недалеко от берега в водах этого озера. Обсохнув сам и подсушив то, что уцелело, я направился к видневшемуся вдали городу. На первое время сойдет.
   Осталось придумать имя, ибо старое лучше оставить при себе, а лучше и вообще откинуть в прошлое. Новая жизнь, новый человек... Точнее, вампир. Так, всякие прозвища вещь хорошая, но подозрительная. Лучше уж и то, и другое иметь. Неясыть, вороны и прочие птичьи где-то мне уже попадались, так что лучше выбрать что-нибудь пооригинальнее. Ага, граф Дракула, Влад Цепеш, очень приятно. Да... С именем могут возникнуть проблемы. Ладно, вроде в таком типе общества не принято им представляться, да и вообще сообщать, кому бы то ни было. Ладно, пусть будет Аменхотеп.
   Выбрав удачный момент, когда повозки чуть притормозили, я рывком выскользнул из под подводы, тут же нырнув в пеструю толпу. Вроде, никто особого внимания не обратил, только изредка некоторые оборачивались, дивясь про себя голому торсу. Итак, морок удался, видимо внешних признаков, указывающих на мою принадлежность к нежити, не было. Поэтому можно было спокойно исследовать город.
   Как я понял из одежды, изобилующей яркими красками и довольно добротно сшитой, народ тут жил небедно, что и неудивительно для торгового перекрестка, коим, видимо, являлся сей город. В целом дома были двух- и трехэтажные, и во многих из них на первом этаже располагались лавки и мастерские, о чем ясно говорили яркие вывески в виде сладостей, бубликов, сапог и прочих символом профессии. На холмах, сжимающих город с двух сторон, располагались поместья местной знати, таким образом еще больше подчеркивающей свое превосходство над чернью. Идиоты, внешний лоск и блеск вызывает зависть и прочие темные чувства, способные вылиться в грабежи и погромы, лозунгами которых послужат избитые идеи о восстановлении справедливости. Хотя, это не мое дело, красиво жить не запретишь.
   Побродив так что-то около пары часов, я вышел в итоге, ориентируясь на непрерывный усиливающийся шум, к местному рынку. Представляло он собой нечто среднее между земной европейской ярмаркой и восточным базаром. Купить, похоже, можно было все, начиная от продуктов и одежды, заканчивая наркотой с оружием. Вопрос стоял только в цене.
   Отличительной чертой рынка от обычных лавок являются, как правило, более низкие расценки и выгодный обменный курс. Потолкавшись так в толпе, я кое-как отыскал ювелирный отдел, где торговали различными украшениями из золота, серебра, драгоценностей и нескольких неизвестных мне металлов. Причем самые дорогие изделия изготавливались из какого-то ультрамаринового металла с отливом. На мой вопрос о том, что это такое, торговец удивленно глянул на меня и пояснил, что это очень редкое небесное железо, прекрасно поддающееся зачарованию, а стоимость его объясняется не только уже упомянутой редкостью, но и сложностью обработки. А вообще, хоть оно и не обладает особенными эстетическими качествами, но прекрасно подходит для личных защитных амулетов.
   Порывшись в котомке, я обнаружил несколько небольших комочков такого же металла, доставшихся мне по наследству от прародителя. Торговец при виде их алчно блеснул глазами и предложил их у меня купить, назвав цену в пару золотых. Не знаю уж местного курса, но даже последнему ежу будет понятно, что он попытался меня надуть. Единственное колечко из небесного железа, гордо возлегшее в самом центре прилавка, стоило аж триста золотых, о чем сообщил и единственный ценник. Следов магии кольцо на себе не несло, поэтому я смело назвал цену за равнозначный по массе кусочек в двести золотом. Торговец маленько поколебался и попробовал поторговаться, но натолкнувшись на скучающий взгляд, быстренько согласился. Взмахом руки он подозвал какого-то паренька, и, сказав ему пару слов, попросил меня маленько подождать. Буквально через минуту прибыл солидный дварф, без долгих предисловий представившийся главой торгового ряда ювелиров и приступивший к оценке предложенных комочков. Всего таких было два, плюс несколько золотых и один напоминающий серебро. Узнав предложенную мной цену, он задумчиво кивнул и спросил, хочу ли я продать остальное. Узнав о моем согласии, он отметил, что выплатить такую сумму наличности будет и затруднительно, и нецелесообразно, а потому предложил сходить вместе с ним в банк и открыть там счет на мое имя, куда и будет переведена предложенная сумма в тысячу золотых за железо и пятьдесят за мифрил. При этих словах мне осталось лишь удивленно взмахнуть ресницами и молчу кивнуть головой. За золото же он тут же отсыпал дюжину блестящих монеток и пару десятков серебряных. Кстати, проворный торгаш, заметив отсутствие у меня кошелька, тут же предложил мне мешочек с тесемкой, привязывающийся к поясу, что здесь, как и в нашем средневековье, долго служило аналогом бумажника. Кстати, только сейчас я обратил внимание на полное отсутствие карманов на штанах местных жителей, да и на прочих деталях одежды. Если такое и были, то являлись исключительной редкостью. Не долго думая, я подвязал суму сбоку на пояс и отправился с бородачом к банку. При виде моего спутника большинство покупателей и торговцев почтительно уступало дорогу, так что мы без проблем добрались до монументального трехэтажного здания, протянувшегося метров на сорок в стороны и сложенного из серого крупного камня, а потому напомнившего мне моего спутника. Холл банка встретил нас мраморным полом и им же отделанными стенами. Услужливый клерк, кинувшийся было навстречу, тут же скользнул куда-то в темноту, а мы с главой ряда прошли в небольшую комнатку, располагавшуюся прямо за поворотом. Посередине комнаты располагался сто и стояло несколько стульев, ничего лишнего, чтобы, видимо, не отвлекать взор и мысли от дела. Через некоторое время туда вошел другой соотечественник моего спутника, правда, заметно уже поседевший и морщинистый. Присев на противоположную от нас сторону стола, он прокашлялся и спросил:
   -Итак, уважаемый Гекра и уважаемый...
   -Аменхотеп, - представился я.
   -Итак, вы хотите произвести перевод довольно крупной суммы крупной суммы денег со счета мастера Гекры, на другой счет, который хотите открыть тут же.
   Мой спутник утвердительно кивнул и посмотрел на меня.
   -Полностью согласен.
   -Что ж, тогда позвольте ознакомить вас с предоставляемыми нами услугами...
   В принципе, мне, человеку, блин, вампиру, далекому от банковского дела все это было несколько внове, но безымянный седой гном быстро расставил все на свои места, преподав нужные сведения на само доступном уровне. Оказалось, что у них есть нечто вроде кредиток и чековых книжек, но и то, и другое стоит по десять золотых и должно подкрепляться специально магической печатью. Поинтересовавшись, есть ли у меня такой знак, он выжидательно замер. Я же, чуть подумав, кивнул и нарисовал пальцем на столе вычитанный мной как-то в очень старинной книжке символ единства противоположностей, символ пути от жизни к смерти, символ, называемый так же символом Небытия. Линии, вычерченные моим пальцем, загорались мрачным пламенем, подобным горящему газу, чему, кстати, удивился даже я сам, не ожидавший такого эффекта. Гекра на это никак не отреагировал, а вот безымянный банкир удивленно вскинул брови и задумчиво произнес:
   -Что ж, значит, вы имеете полное право на такую печать. Признаюсь, не думал, что при жизни мне доведется увидеть ее, герцог Хеор. Мое почтение.
   Вот тут уж Гекра чуть не упал со стула, проворно вскочил и поклонился:
   -Мое почтение, герцог.
   Чего мне стоило сохранить спокойное выражение лица, я даже и не представляю. Зато после этого процедура пошла быстрее, звякнул извлеченный банкиром из кармана колокольчик, на звук которого вбежал уже виденный клерк. Попросив его помочь мне заполнить необходимые бланки, наш собеседник поспешно удалился. Пока он ходил клерк что-то проворно строчил на листке, потом спросил имя и титул. Узнав, как меня назвал старик, клерк случайно перевернул чернильницу и сделал огромную кляксу, а потому, чуть успокоившись, начал поспешно заполнять другой бланк, кстати, и из неизвестной голубовато отблескивающей бумаги. Закончив, наконец, с писаниной, он подал копии договора, где предложил поставить печать Герке, меня же попросил подождать. Вскоре вернулся старец вместе с бережно несомой шкатулкой. Клерка тут же как сдуло. Усевшись на освободившееся место, банкир пододвинул шкатулку ко мне:
   -Уважаемый, открыть ее сможете только вы.
   Я не стал тянуть и резким движением откинул крышку. В комнате заметно похолодало и потянуло какой-то могильной жутью. На дне шкатулки, выстланной черным бархатом, лежал довольно крупный перстень из странного металла, то меняющего свою прозрачность, то полностью поглощающего падающий свет. Камень же в оправе так и вообще светился чернотой, не думал я, что такое возможно, если честно. Но факт остается фактом. Рядом располагался черный же кошелек, вышитый нитками того же металла и украшенный редкими камнями. Странная книжечка небольшого размера с металлическими уголками тихо ютилась себе в сторонке. Не долго думая, я одел перстень на безымянный палец правой руки, отвязал старый кошелек и пересыпал его содержимое в извлеченный из шкатулки. Странно, но кошелек как будто и не потяжелел ни на грамм. Стоило мне только поднести его к поясу, как он сам тут же притянулся к нему тесемками, вырвавшись из руки. Не зная, куда приткнуть книжку, я тоже попробовал впихнуть ее в кошель, что получилось без особых проблем и, опять же, никак не отразилось на нем внешне. Оба моих собеседника наблюдали за моими манипуляциями со странным выражением на лице. Закончив, я обернулся в их сторону и замер. Как будто очнувшись, банкир подвинул мне копии договора и предложил поставить и свою печать. Чем спрашивается? Не знаю, кроме перстня для этой цели ничего подходящего не было, а потому я приложил его к бумаге. Раздалось шипение и еще чуть похолодало, зато, когда я отнял руку, на бумаге осталась красивая переливающаяся чернотой и горящая в глубине уже виденным бледно голубым светом печать. Повторив еще два раза эту процедуру, я откинулся на стуле.
   -Что ж, все формальности завершены. Мастер Гекра, герцог, спасибо, что воспользовались услугами нашего банка.
   Мы уже собрались уходить, как банкир вдруг произнес:
   -Герцог Хеор, позвольте отнять еще чуть-чуть вашего времени.
   Я не стал ломаться и присел обратно на стул. Дождавшись, когда Гекра выйдет, банкир наконец представился:
   -Извините за бестактность, герцог, меня зовут Гердал.
   -Очень приятно, мастер Гердал.
   -Спасибо. Знаете, герцог, я уже сто пятьдесят лет являюсь главой этого банка, а до этого еще сотню работал простым клерком. Так вот, все это время, да и задолго до меня эта шкатулка оставалась нетронутой. Да, мы всегда знали, кому она принадлежит, потому и берегли пуще глаза, знали о ней лишь главы банка, а вместе с этим знанием передавали по наследству еще кое-что. Да, меня предупредили, что возможно однажды сюда зайдет некто, начертавший истинный символ Небытия. Вероятно, вы сами не знали, что являетесь герцогом, и даже не представляете, где могут находиться ваши владения. С последним я вам, к сожалению, ничем помочь не могу. Лишь намеки, что когда-то ваши владения располагались и на земли, сейчас называемый страной Скорби. Земли эти располагаются не так уж и далеко, за горами, вот только здесь они не имеют удобного проходимого перевала, а потому, чтобы добраться до них, придется сначала спуститься ниже по течению до порта Несме, а уже потом совершить переход через гряду и дальше, по тамошним королевствам двинуться обратно на север, постепенно забирая к закату. И лишь миновав Университет, вы достигнете первых пустошей, являющихся преддверием Скорби. К слову, Университет зачастую использует их как испытательные и тренировочные полигоны, ибо они все равно безлюдны, а тамошних тварей только и стоит, что уничтожать. Но я бы не советовал сильно туда спешить, а порекомендовал вам сперва заглянуть в Университет, возможно, если вы того захотите, пройти там обучение. Конечно, есть и множество других заведений подобного толка и уровня, но они находятся значительно дальше, а мелкие школы не в счет. Да и Университет Высшей Магии является самым престижным заведением из всех. И еще, не советую сильно рассказывать кому бы то ни было о том, кем вы являетесь. Герцог, ну и ладно. Можете смело назваться герцогом Хайбаре, на территории которого вы в данный момент находитесь, и которое по легендам также принадлежало вам. В данный момент герцогство сильно изменилось, здесь правит больше народ, выдвигающий совет и наместника. Но опять же по приданию, именно герцог, то есть вы, или ваш предшественник, не знаю уж, ввел перед своим уходом подобную систему, перенятую позже многими торговыми городами. Кстати, мир за давностью даже не веков уже позабыл, кто такой герцог Хеор, но не стоит искушать судьбу. Маги и не только они помнят очень многое. Сказка же о вас и вашем возвращении сохранилась, пожалуй, только у нас, да и то на уровне деревенской байки. Жители, кончено, узнают, что вернулся потомок кровей де'Хайбаре, но не более того. Если вы захотите править самолично, то только предъявите свои права...
   -Нет, думаю, оставлю все как есть. Кстати, откуда вам все это известно, откуда эти вещи?
   -Вы сами и оставили их у нас. Ну, или ваш предшественник. Не удивляйтесь, у нас принято говорить о всей линии герцогов, как о одном человеке... О чем многие спорят и в тайне соглашаются, что, возможно, так и было. А известные детали... Опять же предания. На последок хочу сказать, что установленная доля налогов все время перечисляется на ваш счет. Герцогство наше велико, хоть и располагается частью в непроходимых горах, и довольно богато, беднота почти отсутствует как класс. Подданными являются в основном мы, дварфы, и люди. Так издавна повелось, что живем мы бок о бок, не только в пределах государства, но и в городах. У нас и люди живут под землей, и гномы на поверхности, а это редкость, чем мы по праву гордимся. Знайте, в пределах герцогства вам окажут любую помощь, стоит только предъявить ваш перстень.
   -Спасибо за все, уважаемый Гердал. Признаю, я удивлен. Я сильно удивлен... Пожалуй, я все же последую вашему совету и попробую поступить в Университет. Пока же не могли бы вы мне дать какого-нибудь проводника по городу, который помог бы мне сделать необходимые покупки. Надолго я задерживаться не собираюсь. И еще, реки, впадающие в озеро, ведь являются рукавом одной, так?
   -Да, действительно.
   -Почему же тогда второй рукав, протекающий через небольшую долину не является судоходным? Вроде глубина позволяет...
   -Раньше тот рукав был основным путем для судоходства, но примерно лет сто назад в долине поселился старый вампир с выводком. Говорят, что он довольно сильный маг. Поселившись там, он начал нападать на отдельные корабли и даже на небольшие группы... Его несколько раз пытались уничтожить, назначали награду, покупали услуги целых экспедиций магов, но все без толку. Наемники либо не возвращались совсем, либо лишь разводили руками. Все дело в том, что горы там изрыты множеством старых пещер, карт которых нет ни у кого, поэтому прятаться там можно годами, особенно, если учесть, что местный магический фон не дает никаких шансов на помощь ищущих артефактов. Пришлось торговцам перестраивать маршруты и идти дальним, но более безопасным путем. Там иногда ходят еще корабли, но только сбиваясь в большие группы и никогда ночью. Кстати, проводник будет ждать вас в холле.
   -Что ж, до свидания, приятно было пообщаться... И еще, можете не беспокоиться, вампир больше не будет вас тревожить.
  
   ***
   Покинув кабинет и ошеломленного Гердала в нем, я остановился и призадумался. Я, оказывается, еще и герцог. Причем, сразу двойной. Что ж, фортель, так фортель, всем фортелям фортель. Я так скоро совсем удивляться перестану. Ладно, все это потом, пока же сделаю покупки. Кстати, идея о поступлении в Университет мне вполне пришлась по душе. Самоучка я, может, и приличный, но надо и серьезно заняться, наконец, любимым делом. Так что двину я туда.
  
   Глава 4.
   Кешаль.
  
   Выйдя в холл, честно говоря, я ожидал увидеть небольшого шустрого парнишку, поэтому не сразу понял, чего от меня хочет довольно высокий по местным меркам воин. К слову, местные жители не отличались особой долговязостью, самый рослый, виденный сегодня в городе, все же уступал мне. В среднем же рост горожан составлял что-то около ста шестидесяти пяти сантиметров. Зато все они, и гномы, и люди, отличались завидной шириной плеч. Ну, мужчины, само собой. Женщины, к счастью, подобным недостатком не страдали.
   -Герцог, здравствуйте, меня зовут Зар. Куда бы вы хотели отправиться в первую очередь?
   -Знаешь, Зар, в одних штанах в приличном обществе лучше не появляться, так что пошли-ка к портному.
   -Как пожелаете, господин.
   -И еще, Зар, как много людей уже знает о моей присутствии в городе?
   -Можете не беспокоиться об этом, господин, только стража и наместник помимо мастеров Гекры и Генкара будут знать о этом вплоть до вашего отбытия.
   -Вот и замечательно.
   Да, радует еще и то, что проблема с финансами теперь передо мной точно не стоит. Судя по богатству края и количеству лет, в течение которых на счет капали денежки, мне обеспечено безбедное существование. Поэтому из банка я вышел с твердым намерением на себе не экономить.
   На выходе нас ожидал небольшой крытый экипаж без всяких знаков различия и пара конных всадников в сопровождение. И если на Заре из доспехов была лишь вороненая кольчуга поверх черной кожаной жилетки, то вот всадники были прямо таки металлическими истуканами. Доспехи даже на меня, полного профана в этом деле, производили впечатление своей надежностью, а может потому и производили, что профан. Ну да ладно. Ничего не скрипело, сочленения были прекрасно подогнаны друг к другу так, что негде было даже шило просунуть. Правда, от наших привычных рыцарей эти ребята отличались отсутствием копий. Вместо них к щиту прилагался огромный клеймор. Также каждый всадник имел по взведенному арбалету сбоку от седла и небольшому боевому топору, который при случае можно метнуть во врага. Чуть позже я разглядел еще и гладиус, предназначенный, видимо, для работы в тесных условиях. Шлем украшал огромный плюмаж, гривой спускающийся до середины спины. Ну и плащ с гербом, куда без плаща: на темно синем фоне был выведен какой-то причудливый багровый знак, который я на всякий случай отложил в памяти. Уже не удивившей деталью послужили вороненые и латы, и оружие. Видимо, чтобы ночью не блестеть. А вот щит, наоборот, был надраен до зеркального блеска и не имел на себе никакого герба.
   Что ж, погрузив в экипаж свою аристократическую, оказывается, задницу, я скомандовал выжидательно смотрящему на меня Зару отправляться. Он тут же закрыл за мной дверцу, а сам проворно вскочил на козлы. Рессоры этого экипажа выгодно отличались от той на них пародии, с которой мне уже довелось познакомиться под дварфским катафалком. Экипаж даже почти не трясло, так, чуть покачивало на неровностях дороги. Встречные горожане при виде такой процессии поспешно отступали в сторону.
   Прошло не так уж много времени, когда мы, наконец, остановились. Решив совсем уж не жлобствовать, я сам выскочил из кареты, опередив тем самым Зара, собравшегося уже открывать мне дверцу. Здание, перед которым я очутился, располагалось у самого подножия одного из холмов и ничем особенным, кроме огромных стальных ножниц над входом, не отличалось от стоящих рядом. Вроде, обычный жилой дом, а не какой-то там бутик, а нет, около входа терлось несколько разряженных как на бал барышень самого сочного возраста, удивленно притихших при виде меня в штанах, босиком и с котомкой за спиной. Перстень, как я заметил только сейчас, видимо уловив мое неоформленное желание, превратился в обычный серебряный ободок с каким-то простым камнем. Рыцари, как про себя окрестил я их, довольно проворно соскочили с коней, набросили поводья на коновязь и потопали за мной ко входу. Возглавлявший процессию Зар, не останавливаясь, проследовал внутрь здания, вызвав тем веселые переливы колокольчика. Сопровождение же встало по обе стороны от двери, превратившись в безразличные ко всему статуи. Прекрасная выучка, что я могу сказать.
   Внутренние помещения встретили меня горящими даже днем свечами и огромным количеством готового платья. Тем лучше, ведь пока мне сошьют что-нибудь приличное, пройдет довольно много времени.
   Выпорхнувшая из соседней комнаты мадам лишь удивленно хлопнула ресницами, но более ничем не выдала своего удивления. Сразу сообразив, что от нее требуется, она учтиво поклонилась и представилась Жуанной. Проведя меня за небольшую ширму, она предложила "снять с себя эти обноски". Что ж, особой стеснительностью я никогда не обладал, а потому, не долго думая, стянул с себя штаны, на что Жуанна отреагировала сменой цвета лица с аристократически бледного на простодушно пунцовый. Справившись все же с собой и оценив мою комплекцию, она быстренько принесла нечто красно серое, представлявшее видимо здесь портки. Кое-как сдержав улыбку, я быстренько влез в это чудо и замер, старательно изображая крайнюю степень скуки.
   На звук колокольчика, извлеченного откуда-то, как я понял, хозяйкой сего заведения, прибежали несколько молоденьких девчат с различными приспособлениями для обмера меня любимого. Закончив все эти манипуляции, они так же лихо выскользнули, и только приглушенный смех где-то за стеной выразил их мнение о моем нелепом наряде.
   Получив от одной из девчат табличку с какими-то записями, хозяйка задумчиво склонила голову и через пару минут сообщила:
   -Думаю, вас не устроит что-то обыкновенное... Какие будут пожелания?
   -Я бы хотел что-нибудь покрепче и поудобнее в двух экземплярах, ибо мне предстоит дальняя дорога. Ну и что-нибудь для выхода в свет. Но только все самое лучшее. И еще, желательно, чтобы все было готово завтра к обеду.
   -Хм... Это будет несколько затруднительно, но мы успеем, так как сейчас нет особенного наплыва покупателей. Пока же могу предложить вам подобрать что-нибудь из готового.
   -Давайте уж на ваше усмотрение, ведь вкус - черта вашей профессии, никак не моей.
   В итоге буквально через полчаса я покинул сие чудное заведение, приодетый по последнему слову местной аристократической моды, а именно, в свободной рубахе из красного шелка, шелковых же штанах, но уже темно синих, и красивых носящих скорее эстетическое предназначение перчатках. Одевая их, я совсем позабыл о перстне, поэтому несколько удивился, заметив, что он уже удобно расположился поверх них. Ну и черные туфли.
   За все это великолепие и заказ на пошив я расплатился извлеченной из кошеля неркой, той самой кредиткой. Кстати, необычным свойством кошеля стало еще и то, что стоило только подумать, как нужный предмет сам просился в руки. Очень удобно.
   Следующим пунктом нашего броска по магазинов я решил выбрать оружейную. Все же любой уважающий себя дворянин должен иметь хотя бы кинжал на поясе, другой вопрос, умеет ли он им пользоваться... Нет, с ножом я обращаюсь вполне прилично, но это касается в основном разделки чего-нибудь или исполнения некоторых магических ритуалов, владение же чем-нибудь боевым будет смотреться в моем исполнении... смешно. Как бы самому не порезаться.
   До оружейной, оказавшейся чуть ли не мануфактурой дварфов, судя по количеству работников и инструмента, пришлось добираться довольно долго. Отметив безмолвный вопрос у меня на лице, Зар рассказал, что это заведение обеспечивает оружием и броней всю небольшую, но хорошо вооруженную армию герцогства, правда они не обслуживают обычных клиентов, только армию. Поэтому нам следует пройти чуть дальше и, выйдя во двор, перейти во второе здание поменьше, где трудится старик Гор. Возможно, что он согласится что-нибудь продать.
   Я поинтересовался, имя это или прозвище, на что Зар лишь пожал плечами:
   -Никто не знает, господин. Все называют его "старик Гор". Говорят, ему очень много лет, и даже самые старые дварфы рассказывают, что он уже был сед как лунь, когда они еще пешком под стол бегали. Вообще, у нас есть своя гильдия кузнецов, и ему неоднократно предлагали ее возглавить, но он всегда вежливо отказывался. Ходят настоящие легенды о его мастерстве, а изделия с его клеймом, точнее его отсутствием, практически никто не может позволить себе купить. Все дело в том, что их практически невозможно найти в продаже, только через знакомых из рук в руки, а ведь спросом они пользуются не только у нас, но и во всех соседних государствах. Сам факт изготовления меча стариком говорит о его надежности и качестве. Такой меч не стыдно и императору Лиарской империи подарить.
   -Что за империя?
   -О... Она лежит далеко на западе. Сначала нужно пересечь хребет, потом королевства и северную границу степей, а там уже начинаются их владения. Правда, это только дальние провинции. До самой столицы еще много дней пути.
   При этих словах мы, наконец, достигли дверей небольшого древнего одноэтажного здания, стены которого, судя по всему, помнили еще моего предшественника. Не доходя несколько метров, Зар остановился и сообщил, что дальше мне следует идти одному, ибо старик не любит "большое общество".
   Что ж, постучав в странную стальную дверь, хоть и невысокую, но чрезвычайно широкую, я, не дожидаясь приглашения, прошел внутрь, пригнув голову. Внутри было темно, но мое зрение позволило разглядеть, что небольшая комнатка представляла собой скорее гостиную, чем прихожую. Слева стояла полка для обуви, первая, к слову, виденная мною в этом мире. Пожав плечами, я привычно снял туфли и поставил их на нижнюю полочку. Пройдя мимо многочисленных кресел, я приблизился к лестнице уводящей в подвал. Видимо, большая часть здания располагалась под землей, так как размеры комнаты почти полностью соответствовали размерам первого и единственного надземного этажа. Спустившись вниз, я последовал на звук ударов металла по металлу, тихо ступая по густым коврам. Изредка по бокам коридора попадались небольшие двери, за которым угадывался слабый свет, имевший, скорее всего, магическую природу. Коридор протянулся метров на сто, постепенно опускаясь все глубже, и заканчивался простыми занавесками, освещенными изнутри отблесками пламени. Тихонько отодвинув их рукой, я вошел.
   Кузница, как и все в этом доме, поражала своей необычностью для этого мира. Она скорее напоминала нечто среднее между лабораториями мага и алхимика, чем обиталищем древнего кузнеца, и только горн в самом центре и подставки с металлообрабатывающими инструментами напоминали о назначении помещения. Полки, стоящие вдоль стен, а также несколько массивных столов по углам, были заставлены различными тиглями, реторами, ингредиентами и прочими непонятными мне приспособлениями. Сам же кузнец стоил своего дома вдвойне... Во-первых, он был высок для дварфа, что-то около ста семидесяти сантиметров, а своими огромными плечами он почти полностью загораживал огромную наковальню. Во-вторых, он работал руками... Нет, не молотом или чем еще, именно руками! Одной он придерживал раскаленную до красноты заготовку, вторую же, сжатую в кулак, он мерно опускал на разные участки, прямо на моих глазах придавая ей подобие широкого меча. Оценив про себя его размеры, я пришел к выводу, что такой сабелькой обычному человеку точно не махать.
   Вдруг он, не останавливая работу, лишь чуть повернув голову, произнес:
   -Чего стоишь, герцог? Проходи.
   И кивнул мне на незамеченную сразу пару табуретов, как раз подходящий такому богатырю, как он. Не став кобениться, я тихо опустился на этого монстра мебельной промышленности и тихонько поинтересовался:
   -Откуда ты знаешь, что я герцог? Откуда ты узнал о моем присутствии? И, наконец, почему ты, мастер Горасул, заставляешь меня разговаривать с твоей спиной?
   Странно, но имя как бы само собой проникло в мою голову и сорвалось с языка совершенно непроизвольно. На все это кузнец среагировал несколько необычно: он расхохотался, чем напомнил мне скорее горный обвал, и, бросив заготовку в бочку с водой, тоже пристроился на табурете. Наконец успокоившись, он, все же иногда подхихикивая, выдавил из себя:
   -Знаешь, начать можно издалека. Во-первых, это мой дом, и я всегда знаю о присутствии посторонних. Во-вторых, полкой для обуви всегда пользовались в этом доме только двое, герцог и я. Я уж молчу, что именно герцог предложил мне ее установить. В третьих, ни один обычный вампир не может ступить в этот дом... А ты хоть и похож на вампира, им по сути не являешься. Что тоже было характерно для герцога. Можно, конечно, упомянуть еще и перстень, выкованный мной, и прочие мелкие детали, но все это не важно. Самым главным является вон тот колокольчик, висящий над входом. Он не звенел уже много лет, ты можешь стучать в него, сколько вздумается, толку не будет. И лишь когда законный владелец этой земли пересекает порог, весь подвал наполняет тихая и чрезвычайно необычная музыка. Кстати, имя мое, боюсь, кроме герцога никто уже и не помнит.
   Почему-то во мне сразу проснулось какое-то доверие к этому здоровяку, будто мы действительно с ним были когда-то знакомы, даже не знакомы, а были добрыми друзьями... В принципе, это возможно, если учесть, что лишь небольшие отрывки из прошлого порой прорывались к моему сознанию. Возможно, что я действительно был когда-то этим самым герцогом. Ну, ладно, доказать это сложно, поэтому не будем заморачиваться.
   Пока я размышлял, Горасул успел вытянуть откуда-то небольшой бочонок и пару литровых кружек. Преодолев небольшое сопротивление пробки, он споро наполнил емкости пенистым элем и предложил одну мне. Пиво я люблю, чего уж, поэтому разговор мы продолжили, лишь опорожнив половину. Напиток, скажу я вам, был великолепен.
   Разговор потек сам по себе, я рассказал историю своей жизни и появления в этом мире, а Гор, как коротко я его окрестил когда-то, поведал мне, что с момента моего отсутствия несколько раз уходил в походы, участвовал в паре войн, но в целом жизнь проходила довольно скучно. Странно, но мне совершенно не хотелось знать свое, вроде бы, собственное прошлое, что, видимо, уловил и Гор, так как эта тема не была поднята ни разу. Про Зара я, если честно, и не вспомнил, пока мы опустошали довольно объемный бочонок. В итоге, будучи уже на веселее, мы отправились за добавкой, и все потонуло для меня в карусели лиц, имен и причудливых историй...
  
   ***
   Проснулся я от того, что кто-то усиленно тряс меня за плечо. Кое-как разлепив веки, я в очередной раз порадовался тому, что похмелье для меня, вещь крайне редкая. Самочувствие было вполне, вот только вставать не хотелось жутко. В конце концов, обратив внимание на своего побудчика я столкнулся взглядом с веселыми зелеными зенками Гора. Видя, что я проснулся, он сообщил мне, радостно сверкая зубами:
   -Тот парень, которого ты оставил снаружи, видимо забеспокоившись, сунулся внутрь... Хорошо хоть сильно не пострадал, так, отделался испугом. Я отослал его обратно...
   -Чего ж ты тогда меня будишь?
   -Ну, во-первых, принесли одежду, сообщив, что это твой заказ, а во-вторых, к тебе там гости. Поэтому вставай, всю молодость проспишь, - сообщил он со смехом и удалился.
   Кое-как отодрав себя от широкой мягкой постели, я собрал разбросанную по всей комнате одежду, облачился в нее и выполз в уже виденный мной коридор, из чего следовало, что ночевать я остался у своего нового-старого друга.
   Прислушавший, я уловил звуки голосов на первом этаже, куда и направил свои стопы. Там я обнаружил развалившегося в кресле Гора, о чем-то оживленно беседующего с солидным человеком средних лет. Заметив меня, Гор представил мне наместника Зигора, на что тот учтиво поклонился:
   -Приветствую вас, мой господин.
   Пробурчав что-то невразумительное в ответ, я плюхнулся на диван и подхватил с небольшого столика стакан вишневого сока. Осушив залпом емкость, я облегченно вздохнул и принялся увлеченно слушать наместника.
   -...герцог, если вы пожелаете взять бразды правления в свои руки...
   -Нет, спасибо, я лучше оставлю все по-прежнему. Да и не собираюсь я здесь задерживаться надолго, наверное, сегодня-завтра отбуду.
   -Что ж, вы можете на меня положиться. Куда, если не секрет, вы хотите направиться, и могу ли я чем-нибудь вам помочь?
   -Не секрет, я думал спуститься вниз по реке и пересечь потом перевал. Там посмотрим.
   -Корабль будет ждать вас в любое удобное для вас время, начиная с этого момента.
   С этими словами он вытащил из-за пазухи какой-то амулет и отдал по нему пару резких приказов. Вообще, мой собеседник производил самое приятное впечатление. Было видно, что наместник отнюдь не злоупотребляет своим положением. Да и вообще, он производил впечатление не столько политика, сколько очень опытного и опасного солдата, прошедшего через несколько войн, что позже подтвердил мне Гор.
   Отказавшись от сопровождения и обсудив еще некоторые мелочи, мы, наконец, перешли к обычной светской беседе, в течение которой Гор преимущественно молчал. Через некоторое время, сославшись на неотложные дела, явно довольный наместник удалился. Вспомнив о причине своего прихода, я попросил Гора выделить мне чего-нибудь такого, на что тот лишь усмехнулся и повел меня многочисленными переходами к неприметной дверце в самом темном углу. Отворив ее, он усмехнулся и предложил мне войти и выбрать самому, что моей душе угодно. Сам же пошел перекусить, отметив, что "некоторые-то вообще не едят, а вот обычным дварфам иногда нужно и подкрепиться".
   Задумчиво посмотрев ему вслед, я только сейчас вспомнил, что очень давно не ел, чего впрочем, и не хотелось.
   Удивившись про себя, как через эту дверь пролазит Гор, я, пригнувшись, прошел внутрь. Тут же по углам вспыхнул приглушенный свет, осветив целую галерею залов, все стены которых, а также столы по центру и многочисленные стеллажи были наполнены разнообразным оружием и броней. Предназначение многих предметов, если честно, оставалось для меня загадкой, кое-чем я бы не рискнул пользоваться, дабы не повредить ненарочно себе и другим. Любой нормальный мужчина любит оружие... Глаза просто разбегались, все хотелось пощупать, примерить, опробовать. Здесь можно было ходить годами, так ничего и не выбрав, поэтому я чуть ли не силой отдирая себя от этих блестящих и не очень игрушек, направился туда, где располагались, видимо, самые лучшие творения мастера.
   Только чудом я заметил небольшую дверцу, ведущую в крохотную комнатку. Решив посмотреть, чего это может там храниться, я проследовал внутрь и обнаружил там почти полную пустоту. Лишь тонкий меч из того же металла, что и мой перстень, стоял одиноко в углу. Решив, что так я не скоро выберусь из зала, лихо подхватил его за рукоятку и забросил на плечо. Ножен не было, поэтому мне только и оставалось, что двинуть к выходу. К слову, я и не очень представляю себе ножны к огромному полутора метровому фламбергу, буквально испускающему черный свет.
   С огромным трудом покинув сей рай солдата, я отправился искать Гора. После непродолжительных блужданий, выйдя из-за поворота, я натолкнулся на него... него? В полном боевом облачении из небесного металла и огромной секирой за спиной.
   -Гор?
   Нет, удивляться я еще умею. Да и попробуй не удивись, встретив Гора помолодевшим этак на... В общем он выглядел лишь чуть старше меня по меркам поземного народа. Борода заметно укоротилась и сплелась в аккуратные косички, с лица пропали все морщины, исчез небольшой животик. Он стал как будто менее массивным, сохранив, тем не менее, рост и ширину плеч. В общем, почти нормальный молодой гном. Узнал же я его лишь по зеленым глазам и задорной улыбке, выдающим огромную жизненную энергию.
   -Я, я... Хэх, ты ж мне сам когда-то дал свиток омоложения, вот я и воспользовался. Не удивляйся, тебе все равно необходим попутчик, ибо ни обычаев, ни дороги ты не знаешь, а я что-то уж слишком засиделся. Молчу уж, что где ты, там и самая жизнь!
   -Да я не против, только за! Но... Блин, как ты изменился!
   Весело подмигнув мне, он лишь удивленно покосился на мой меч:
   -Где ты его достал?
   -Да какая-то каморка...
   -Какая каморка? Нет у меня там каморок никаких... Хм... Вот так живешь, живешь... Ладно, это, наверное, еще от предыдущих владельцев осталось.
   -Хм?
   -Да жили тут раньше, задолго до прихода белых людей и гномов в этот мир, какие-то странные существа... Вроде люди, только другие.
   В итоге, через пару часов, в новой одежде, доставленной из ателье и представлявшей подобие одеяния того самого вампира, я вместе с Гором выбрался из его жилища. Его он запер на извлеченный откуда-то ключ, отметив, что кроме как им, эту дверь не открыть.
   Когда мы проходили через зал Горнов, как называли его местные, дварфы лишь удивленно оборачивались, видимо не понимая, что это за молодой соотечественник в странно похожей на стариковскую броню и с его топором. Поэтому, не дожидаясь расспросов, мы выскользнули на улицу и заторопились к порту.
   Спешащий гном, скажу я вам, зрелище еще то... А гном при полном вооружении и с мешком за спиной, так вообще напоминает танк. Достигнув под удивленными взглядами горожан пристани, мы поспешили к указанному Гором кораблю. У трапа нас уже ждал классический морской волк, неизвестно как попавший на этот "пресный ручей". При виде нас он кивнул каким-то своим мыслям и сделал приглашающий жест:
   -Добрый день, господа. Думаю, вы те, о ком меня предупреждали. Прошу на борт.
   Поднявшись следом за нами, он громко крикнул кучкующимся неподалеку матросам:
   -Отчаливаем, - и, повернувшись к нам, продолжил. - Добро пожаловать на Кешаль, господа.
  
   Глава 5.
   Легко нашел, а потерять еще легче.
  
   Хуже, чем путешествовать по реке в летний зной, можно только под дождем. Сверху вода, снизу вода - везде вода. Сплошная стена воды, от которой, кажется, не только одежда, но и ты сам способен промокнуть насквозь. Нет, я люблю ливень или грозу, я люблю гнев природы, изливающийся на бренную землю копьями смертельной энергии. Морось же приносит лишь смертельную тоску и сплин. Кажется, будто весь мир замер, а время еле тянется, тоже не желая куда-то идти в такую погоду.
   Вода... Не люблю воду, во всяком случае, в таком количестве.
   Уже десятый день Кешаль плавно скользил вниз по реке, прозванной местными Шэйн. Шэйн - значит тоска. Не знаю уж, какому такому поэту взбрело в голову дать столь нелепое название могучему потоку воды, но он был, безусловно, прав. Только тоску она и навевала.
   Не желая попусту мочить паруса или же напрягать силы, капитан Кир, Кир Кешаль, к слову, решил, что мы будем просто сплавляться. В принципе, я был не против, ибо для меня, не обремененного пока заботами этого мира, увеличение продолжительности пути особенно ничего не значило, тем более что, пользуясь отсутствием качки на реке, Гор обучал меня хоть как-то сносно владеть мечом.
   Поначалу все было хорошо... А вот вечером первого дня пошел дождь. Гор, привыкший за долгую жизнь, видимо, и не к такому, нещадно гонял меня по скользкой и мокрой палубе, приговаривая, что так будет лишь лучше, ибо на ногах тоже надо уметь держаться.
   Вот и сейчас он, с легкостью размахивая двумя извлеченными откуда-то кривыми саблями, упорно наседал на меня, все сильнее загоняя на нос. Вообще, держаться хоть как-то на равных с Гором мне позволяли лишь феноменальные сила, скорость и выносливость... Теоретически на равных, потому как Гор превосходил меня в оружейном мастерстве ровно на семьсот пятьдесят три года. Ни о каких головах там и речи не шло. Я был ничем, он же являлся, оказывается, заслуженным подгорным мастером топора. Что это такое, я ощутил на себе в первую же тренировку, когда Гор не то что выбил дух из моего бренного тела, скорее даже просто размазал по палубе.
   Правда, как он признал, учеником я был хорошим, ибо запоминал все быстро и повторял точно. Не знаю уж, вампирская кровь это сказалась, или мой природный талант...
   Так, перекат в сторону, быстрый прыжок по диагонали и, оттолкнувшись ногой от мачты, мягко приземлиться за спиной Гора... Черт, он как всегда успел обернуться и легко отбил мой выпад.
   Меня, кстати, очень заинтересовал тот факт, что, пребывая в полной броне и имея такую комплекцию, он, тем не менее, свободно передвигался, умудряясь не только прыгать, но даже как-то скользить по тончайшим канатам. Ну, по сравнению с ним, они выглядели нитками, я же не мог их и рукой-то обхватить.
   Чуть присев, я, резко выставив перед собой меч, рывком прыгаю в его сторону... Со стороны это смотрелось, наверное красиво, ибо почти все матросы, во главе с боцманом и капитаном, радостно зааплодировали, вот только толку от этого финта оказалось чуть. Со страшным грохотом ваш покорный слуга все же умудрился врезаться в не успевшего увернуться Гора, которого от такого удара буквально прокатило по палубе и почти выбросило за борт. Я же, решив воспользоваться данной ситуацией, со всей силы опустил свой меч на его шлем. К несчастью это было огромной ошибкой, ибо Гор встретил меня не скрещенными мечами, как ожидалось, а лишь одним. Зависнув так в воздухе, мне пришлось с удивлением отметить наличие быстро приближающейся к моей груди второй сабли. "Нет, так просто я не сдамся", - проскочила мимолетная мысль, сопровождая сильнейший пинок в корпус Гора.
   Вы хоть раз видели, как, откалываясь от скалы, огромный булыжник падает в воду? Я видел, поэтому могу твердо сказать, что шуму от него все же было поменьше, чем от моего товарища, буквально вошедшего по пояс в небольшую отмель. Капитан тут же подал команду бросить якорь и послать шлюпку. Якорь-то бросить успели, а вот в шлюпке надобность отпала, ибо Гор уже благополучно карабкался наверх... И как только он еще и плавать умудряется во всем этом?
   Я же в это время безуспешно пытался извлечь из себя застрявшее оружие. Вы даже не представляете, как больно ощущать острый металл, тихонько скребущий переломанные ребра и перебитый позвоночник. Видя такую печальную картинку, Гор все же сжалился надо мной и, наступив одной ногой на плечо, отчего то рассыпалось в щепку, он резким рывком выдернул саблю:
   -Хорошо. Значительно лучше, чем раньше. Ладно, на сегодня все.
   И, развернувшись, не торопясь, потопал в кают-компанию. Странно, но моряков в качестве объяснения моей живучести вполне устроили слова Гора, о том, что я являюсь очень сильным магом. Это что ж, в их мире маги такие живучие? Не знаю, не знаю. Кто-то быстренько собирал выигрыш, кто-то с сожалением звенел передаваемыми монетами, а я старательно регенерировал, направив на это все жизненные силы.
   В первый же день Гор показал мне небольшую разницу между обычным оружием, оружием из специальных металлов и оружием зачарованным, просто-напросто попротыкав меня по очереди представителями этих классов. Раны от честной стали затягивались тут же, чуть ли не быстрее, чем их наносили, причем боли я не чувствовал совсем. Серебро далось мне жуткой болью, правда, Гор упомянул, что при моей вампирской неполноценности или же наоборот, совершенстве, серебро лишь заставляет испытать ощущения обычного человека. Ну и раны от него затягивались чуть дольше. А вот зачарованный инструмент пыток ярко показал мне огромнейший мой недостаток, заключавшийся в том, что я не могу просто так умереть или хотя бы потерять сознание. На мои гневные выкрики Гор среагировал очень спокойно, отметив лишь, что тем самым подтвердил свои предположения о лишь частичном моем сходстве с вампирами. Как он сказал, чистое серебро и мифрил убивают обычного вампира сразу, без разницы, куда его ранить. Сильным наносит много вреда, но не является так смертельно. Зато такие раны очень болезненны, и обычно выводят противника из боя. Таких вампиров серебром можно убить только в сердце. Ну и затягиваются раны, нанесенные серебром, с огромным трудом. Старших серебром не убить, необходимо кое-что покруче. Например, зачарованный клинок, желательно из мифрила. Раны, нанесенные им, практически означают смерть даже для Старших. И только самые старые, самые сильные вампиры, вроде Глав Кланов, Старейшин и прочих, чей возраст миновал отметку в тысячелетие, еще способны сопротивляться после получения таких ран. Вообще же, по возрасту и силе, что у кровососов идет обычно рука об руку, их делят так: примерно до ста лет вампир является самым обычным, преодолевая порог в двести - триста лет он считается сильным. Пол тысячелетия, ну, возможно, плюс век, и ты уже Старший. Об остальных уже упоминалось.
   -Но, к счастью, в нашем уголке мира вампиры подобного возраста крайняя редкость, поэтому и судить о них сложно, - сказал он тогда, заметив чуть позже напоследок, - вот только ты из этого выбиваешься. Слышал я, что самые древние из вампиров уподобляются демонам, демонам Смерти, становятся Высшей нежитью, мне таких не попадалось, поэтому судить не могу. Но почему-то возникает ощущение, что ты скорее похож на них... Ибо то, чем я смазываю мечи, способно угробить даже самых старых, просто поцарапав кожу.
  
   ***
  
   Свой садизм Гор объяснял тем, что к боли надо привыкать, да и нечего баловаться деревяшками, коли есть возможность тренироваться в настоящей драке. Поэтому-то и бились мы в полную силу... Ну, во всяком случае я бился.
   В остальное же время он учил меня править оружие, делать легкий ремонт, одевать доспехи, ну и прочим необходимым воинским мелочам. За десять дней я переточил и подправил все, что только можно было на корабле, вызвав тем неподдельную радость персонала. Еще бы, учитывая огромную скорость и точность движений, я работал покруче какого-нибудь станка, выдавая бритвенную остроту буквально за десять минут. Вообще, для меня это не было так уж и необходимо, ибо мой фламберг вообще не тупился, а доспехов я не носил, да и не собирался особенно. Зачем? Мне и так раны сильно ничем не грозят, а вот доспехи будут мешать, даже не столько массой, ибо бегать и прыгать я смогу даже в самых тяжелых поединочных, сколько стесняя движения.
   День проходил в тренировках и уроках. Кстати, Гор решил обучить меня местной письменности, в результате чего я обнаружил еще одну особенность: мне достаточно было лишь раз глянуть на страницу, чтобы запомнить ее содержание. Абсолютная память, одним словом. Ну, или улучшенная, это уже сложно определить. Так что с чтением у меня проблем не возникло, как и с письмом. Попутно Гор учил меня еще и разным языкам: подгорному, имперскому, магическому и эльфийскому. Откуда он знает два последних? В этом мире есть эльфы?
   -Оттуда, делать все равно нечего было сильно, вот и учился... Есть, остроухие, есть.
  
   ***
  
   Вообще, свободного времени было немного, что радовало, стоило только выглянуть за окно или посмотреть на постные физиономии речных волков. Они, кстати, на реке оказались случайно. Просто был контракт выгодный на доставку какого-то груза, видимо контрабанды, как предположил Гор, вот и забрались в такую даль.
   Но все же вечерами было чуточку скучно, поэтому я решил и их занять полезным делом, придаваясь медитации, копя энергию, тренируясь...
   Даже попробовал Гора магии подучить, на что тот лишь усмехнулся, отметив, что попытки уже были, только большего, чем простые трюки, вроде простых заклятий телекинеза, он так и не смог достичь.
   Ночью же я проваливался в Астрал. Дикий и незаселенный он обладал какой-то первозданной красотой. В нашем мире, по сравнению со здешней пустотой, жизнь буквально била ключом. Нет, я не говорю про естественных обитателей, многих из которых у нас просто извели, просто в нашем тонком мире можно было легко напороться на другого путешественника, да и устойчивых островков было много, даже, наверное, больше, чем естественно-переменчивых. Странно, вроде и мир более развит магически, а вот меньше и все.
   С этим непростым вопросом я обратился к Гору. Он, допив кружку пива и отставив ее в сторону, сначала поинтересовался, что такое этот Астрал, а потом принялся в объяснения, что, видимо, наш мир в плане астральной магии обскакал местный значительно, ибо здесь путешествия в тонком теле были доступны лишь самым сильным. Ну и шаманам всяким. Правда, существует вероятность, что, просто, местный Астрал намного более опасен и таит в себе смертельную угрозу для новичков. Все может быть.
   Скорей бы уж эта река кончилась!
  
   ***
  
   Странно, но, глядя на меня, Гор иногда задумчиво склонял голову и что-то шептал сам себе. Пока однажды все же не поинтересовался скромно:
   -Знаешь, Амен, есть у меня одна небольшая просьба... Совсем крохотная. Если бы ты исполнил ее...
   -Давай, не тяни, выкладывай.
   -Ладно, - и тяжко вздохнул.- Видишь ли, я сам не являюсь уроженцем этого мира. Он чужой мне так же, как и тебе. Смотрю я на тебя и понимаю, сильно тебе моя помощь не к чему. Ты способный ученик, сам до всего дойдешь, так что, если ты не против... Я бы покинул тебя на время. Хочу вернуться в свой мир, посмотреть на него, тебе все равно по хорошему еще несколько лет придется учиться в Университете... Так что...
   -Знаешь... Я не против. Но как ты хочешь вернуться?
   -Да есть неподалеку от порта, до которого мы плывем, один маг-отшельник. Он-то за определенную плату и готов доставить желающих в не сильно отдаленные миры. Мой-то почти рядом, а денег необходимое количество я скопил, только тебя и ждал.
   -Но в чем же здесь просьба?
   Гор понурился, налил себе еще и, залпом выпив, выразил, наконец, то, что давило ему на душу, видимо, уже довольно давно:
   -Маг тот большой оригинал... Помимо денег он требует еще и редкие ингредиенты, что-нибудь, за чем сам он лезть побоится... Мне он предложил принести ему сердце, хм, сердце демона...
   Вот потому-то и стою я сейчас посреди небольшого кладбища, найденного нами в заброшенной деревеньке буквально за день до прибытия в Несме. Где-то далеко за деревьями осталась и река, и ожидающий нас корабль, тихо освещающий ночь причудливой игрой пламени. Лишь звезды и луна, лишь могилы и ветер, лишь смерть, лишь небытие здесь, и лишь они правят бал ужаса в ночи. Лишь они качают ветвями и шумят меж надгробий, лишь они играют тенями и иллюзиями, лишь им подвластны фантомы, которых нет...
   Где-то за пределами погоста прячется ждущий условного сигнала Гор, но до него далеко. Так далеко, что путь между мирами будет ближе.
   А здесь, рядом со мной, лишь пустота. Три круга из мела, угля и праха отделяют меня от всего... Лишь я и старое, вычитанное мной когда-то заклятье. Заклятье, странное для Земли, ибо нет в нем ни ада, ни рая, нет и других темных и светлых миров. Есть лишь призыв, ищущий и отлавливающий, такая своеобразная рыбацкая сеть, держащая надежнее паутины... Заклятье не порабощает. Призывает. Но призывающий должен быть вместе с призванным. А выйдет из круга лишь один, второй должен умереть. Именно так, а не иначе, и в том его особенная сила и шарм. Русская рулетка магов, ведь никогда не знаешь, какую рыбу выудишь, и будет ли этот кусок тебе по зубам. Истинная причуда древних шумеров.
   Испытание. Именно так переводиться его название с древнего языка. Чье?
   Последний штрих... И, тихо переливаясь в лунном свете, к земле устремляется, постепенно сгорая, ярко красная, как помнит разум, но невообразимо черная, как твердят глаза, капля крови. Ее путь начинается, но не имеет конца. Она уходит в силу, в саму суть, растворяясь и питая собой сложную вязь символов, испещрившую добрую полусотню метров вокруг. Пятачок в центре не велик, и, скорее всего, у меня будет только один шанс. Гор не успеет, да и не говорил я ему, что защита не пропустит его, пока оба поединщика живы.
   Что ж, воздух уже начинает мерцать, линии будто углубляются, теряются, образовывая провалы даже не в земле, в самой ткани мира. Вот мир померк, начал терять очертания, значит еще чуть-чуть, значит уже стремиться сюда пойманное существо, несомое могучей магией. Не моей. Магией моей крови, магией крови вампира и тысячей убиенных даже до него.
   Стены затерялись, теперь меня окружает только тьма, и уже чувствуется приближающийся гнев негодования и... страх. Он боится. Я боюсь.
   Сейчас...
   Резко вскидываю руку с мечом, делаю плавное движение змеи, будто раздвигая воздух, стонущий от такого обращения... Прыжок, удар ногой... Блок, один в корпус, плечо правой будто оторвало... Отлетаю к барьеру, отталкиваюсь... Ногой... Еще и еще... Падаю... Что-то тяжелой опускается сверху, практически перерубая меня пополам... Боль... Боль - это СИЛА, МРАЗЬ! СЛЫШИШЬ, СИЛА!!!
  
   ***
  
   Гор внимательно прислушивался к раздающимся звукам... Ловил каждое дуновение, каждый шорох, лишь бы не пропустить заветного свиста. Вдруг все стихло, потом резко похолодало и потемнело. Звезды будто стерло с небес, вместе с луной. Мир померк. Поняв, что что-то не так, Гор огромными скачками понесся в сторону кладбища. Вдруг, когда он уже почти пересек ограду, впереди глухо ухнуло, а потом свет померк уже окончательно...
  
   ***
  
   Капитан Кир задумчиво созерцал темный берег, ожидая, когда же появятся навязанные ему пассажиры. Да, он ничуть не сомневался, что один из них был вампиром, хоть и утверждал странный гномский воин другое. Ну да ладно, не лезут к нему в душу, он не лезет к ним. У каждого есть свои тайны, поэтому и чужие надо уважать. Да и доставленный им груз всяко грозил куда большими неприятностями... Живой товар. Дюжина эльфиек. Пришлось даже чуть подняться по реке, провозя еще обычную контрабанду, дабы хоть как-то замести следы.
   Вдруг грудь пронзила режущая боль, ноги начали подгибаться... Кровь хлынула из ушей и носа, потекла из глаз. Последним усилием гибнущий капитан все же вытащил так хорошо знакомую отравленную стрелу эльфов и переломил спрятанный в кармане стержень. И уже в падении, сквозь боль и оцепенение он услышал страшной силы рев...
   "Что ж, остроухие, вам так просто не дастся это кусочек"...
  
   ***
  
   Эльфийский отряд быстро карабкался на борт. Пресветлый ЭйНар, страж престола, верил в своих воинов, а потому взял в атаку лишь дюжину. Как жаль, что мерзкий человеческий ублюдок погиб так легко, а ведь Йонтару просил... Ну да ладно, этот старик получит свою долю.
   Эльфы действовали осторожно, крайне осторожно. Они были профессионалами, вот только оглушающий звук и яркая вспышка на палубе стали даже для них неожиданностью. Смертельной неожиданностью. Пока эльфы приходили в себя, мерзкое нечто, появившееся на палубе, почти неразличимыми движениями огромных когтей легко исполосовало половину, превратив их стонущие и орущие куски мяса. Кровь была везде, кровь и ужас. "Что ж, у нас тоже есть чем ответить, нужно лишь продержаться, пока с берега не придет помощь", - и одновременно с этой мыслью Эйнар вытянул тонкий, почти невесомый, буквально стелящийся по воздуху амулет. Первый лист, как называли его в шутку маги его народа. Редкая и дорогая вещь, но сейчас не время экономить. Поэтому сделав плавное толкательное движение, будто бросаешь тонкий мыльный пузырь, он отправил смертельного посланца в сторону последних двух воинов, еще стоящих на ногах и кое-как отмахивающихся от страшной твари... Да, расчет был верен. Войны выполнили свой долг. Страшная мерцающая волна снесла не только их и мразь из Бездны, но и основание мачты вместе со всей кормовой надстройкой.
   Эйнар было уже расслабился, как вдруг крики выбегающих на палубу матросов напомнили ему, что внимание - жизнь. Совершив кувырок через голову, он с легкостью ушел от нескольких болтов и выхватил из-за спины два коротких кривых меча, собравшись показать этой черни все мастерство эльфийских Стражей. Он справится и сам... Прижавшись спиной к борту, он спокойно наблюдал, как несколько моряков полукругом приближались к нему. Вдруг они остановились, в глазах появилось какое-то странное выражение, и буквально через пару мгновений всей толпой ринулись к противоположному борту, на ходу срывая с себя броню и выбрасывая оружие. Что-то в их действиях заставило эльфийского война кинуть короткий взгляд чрез плечо. Взгляд на Смерть, ибо, что может быть страшнее на реке, чем жуткая волна воздуха, обломков деревьев, камней и огня, постепенно забирающая в себя всю воду и мчащаяся в сторону корабля. "Значит, помощи уже не будет, можно уходить", - и резким движением он легко перенес себя через всю палубу, далеко через головы плывущих моряков выпрыгнув в реку. Что ж, теперь идет игра на жизнь, и только везение поможет уцелеть...
  
   ***
  
   Далеко на закате, в знаменитом Университете Высшей Магии, две комнаты в разных концах корпуса для преподавателей осветили резкие вспышки света, и два старых и очень могучих мага, позабыв даже про элементарные приличия, как есть кинулись в только недавно законченную комнату магического поиска. Столкнувшись в дверях, они лишь бросили по короткой фразе:
   -Зиггурат...
   -Убит, необходимо срочно найти место и выслать поисковую партию. Сердце не должно попасть в руки кому бы то ни было, кроме нас, само собой.
   И быстрыми, точными движениями давно работающих вместе людей, они принялись за работу, процеживая Астрал, ловя отголоски, которые долго еще будут гулять по миру... Ища...
  
   ***
  
   Очнувшийся уже днем Гор долго пытался прийти в себя, кое-как проглатывая многочисленные лечебные зелья и эликсиры. Лишь старая броня спасла ему жизнь, превратившись сама в истлевший остов. Но не спасла от всех ран, а потому, когда Гор смог, наконец, встать и пойти поискать своего причудливого знакомца, так похожего на старого друга, давно был глубокий вечер.
   То, что он увидел, вероятно, не оставит его никогда, заставляя порой вскакивать ночью с кровати, утирая холодный пот. Вокруг простиралась пустыня. Далеко, на сколько хватало глаз, везде был лишь пепел и огонь... Складывалось ощущение, что почву со всей растительностью будто сняло с костей земли, выкинув куда-то невообразимо далеко... Серый и красный. Поискав взглядом реку, он нашел лишь темную колышущуюся массу, неторопливо бегущую совсем не там, где должно.
   И только в центре всего этого ужаса наблюдалось яркое чернильное пятно. Недалеко, буквально несколько сотен метров, но как же тяжело они дались ему. В центре пятна лежал... Демон? Скорее уж просто воплощение войны в одном существе - одни лишь шипы и режущие кромки, только над широченными плечами, где-то между короной из не потухшего еще пламени и шеей, тихо затухали красные угольки. Злые красные угольки.
   -Куда ж на этот раз ты направил свои стопы, герцог?
  
   ***
  
   За такой дар Отшельник готов был доставить кого угодно куда угодно, только, видимо, ночной гость не понимал всей силы своего подарка. Точнее, платы. Что ж, тем лучше для него. Он честно выполнит контракт, а вот потом... Все они вспомнят о нем, все пожалеют... Все...
  
   ***
  
   Ветер плавно перекатывал жуткий песок... Мрачный новый мир. И только яркое пятно необычного ключа выделялось на общем фоне.
  
  
   Глава 6.
   Темный.
  
   Свет ножом вонзился под чуть дрогнувшие веки, заставив все тело содрогнуться. Свет жег, не давая опомниться, давя и сминая остатки сознания. Боль. К ней можно привыкнуть, можно привыкнуть ко всему. Привычка - это вообще одна из самых сильных черт человеческих. Мы, то есть люди, способны выжить везде, в любых условиях и любом окружении. Да, порой обстоятельства бывают сильнее, но даже более плодовитые расы прекрасно осознают, что мы - хуже тараканов, хуже всего, что только было создано. Нас не изведешь ни атомной бомбой, ни биологическим оружием, ни магической чумой. Вымрет один мир, ну и что? Есть еще неисчислимое множество. Людям нельзя давать точку опоры. Людям нельзя дать прижиться, ибо люди, наверное, одна из самых упорных рас: если уж где-то сели, то выбить оттуда можно, только истребив всех. Люди - совершенная раса, точнее даже, универсальная. Да, по одному мы уступаем многим: слабые, менее выносливые, подверженные многочисленным болезням и прочее. Человек слабее. Но вместе мы составляем целое, вместе мы - люди. А это уже совсем другое.
   Нет, даже будучи нежитью, даже превратившись в вампира, я остаюсь частью этого целого. Не человек, но это не важно. Да, я могу быть врагом им, и, наверное, им являюсь, но стоит только появиться чему-то, угрожающему вымиранием людям хотя бы одного мира, и меч мой, и сила моя, и воля моя вольются в ряды людские. В том и есть сила единства. Люди мне дороги, ведь я был одним из них, и частичка человеческого никогда не уйдет из меня.
   Бредовые, никому не нужные размышления все же дали положительный эффект - боль отступила, спряталась, а потом и вообще потерялась в глубинах сознания, растворившись во мраке моей души. Только сейчас, победив в этом маленьком, но очень важном сражении, я понял, что горел. Горел под солнцем, слой за слоем сдирающим с меня все живое, солнцем, которое ослепило меня... Кое-как проведя рукой по лицу, я ощутил лишь кости черепа и редкие ошметки обгоревшей плоти. Странно, я же не боялся солнца? С каких таких пор оно стало врагом мне? Что ж, я не умер сразу, а значит, выживу и потом.
   Руки слушались с трудом, тоже, видимо, местами оголившись до костей. Солнце ли? А может...
   Воспоминания хлынули сплошным потоком, заставив раскрыться рту в безмолвном крике. Да и как можно кричать с дырявыми легкими? Может, кто-то и умеет, я же - нет.
   Что дернуло меня помочь Гору? Что? Я всегда достаточно четко разделял друзей и знакомых, он же был лишь вторым. Прошлое не имеет значение, тем более, что оно мне не принадлежит. Сейчас я отчетливо понял то, что герцогство мне досталось лишь случайным стечением обстоятельств. Или не случайным?
   Ладно тебе, признайся, Гор хороший человек, то есть дварф, он производит превосходное впечатление, вот только ты и сам делать это умеешь превосходно. А потому признайся, что, услышав выдавленную как бы из себя просьбу, ты лишь нашел удобный повод избавиться от попутчика. Тебе не нужен был проводник, тебе не нужен был гнет, тебе не нужно было и денег, и власти... Все это связывает оковами, все это тянет ко дну, не позволяя идти дальше. Пока тебе этого не нужно. Да, я всегда мог легко перешагнуть через кого-то, порой приходилось переступать через себя во имя чего-то большего. Очнись, наконец! Сбрось с себя это романтическое наваждение от обретения давней мечты... Ты тут чужой, для обычных людей ты везде чужой. Пока чужой, вот только теплый уголок нельзя получить в подарок, нельзя приобрести по наследству, его можно лишь заработать.
   Да, я знал, на что шел, призывая демона. Знал, а потому призывал именно на кладбище, именно ночью, именно отторгнув самого себя от мира. Себя и его, ведь граница не давала напитаться силой внешних источников, не давала выскользнуть из цепких лап смерти. У меня был один шанс, но я не люблю надеяться лишь на удачу, а потому и подготовился к действу особенно тщательно. Есть одна небольшая, но оттого не менее сложная техника в разделе магии, под именем Боль. Сила в замкнутом пространстве - почти конечная величина. Да, я знаю, есть источники неисчерпаемые, присутствующие всегда и везде, но до них невозможно добраться так просто. Конечная... А потому-то я и желал боли, ибо боль - тоже сила, та же энергия, главное уметь ее преобразовать, главное - справиться. Я справился.
   От христиан тоже порой бывает польза. Я исторгнул демона, вложив в удар всю свою боль, всю скопленную заранее энергию. Но куда можно уйти, если проход закрыт? Не знаю, я жив, а значит, он мертв.
   Вот только сейчас, лежа в полумертвом состоянии на земле, в спешке собирая волю и силы для осмотра своей энергетики, я ощущал, что мир изменился. Еще больше магии, другой воздух, другой фон. Заклятье, видимо, сработало несколько не так, найдя все же себе цель для изгнания. Другой мир. Снова.
   Другой я, снова. Да, другой, ибо энергетика моя опять преобразилась. Любое живое существо несет в себе, не знаю даже, как и назвать-то это, опыта, могущества? Не важно, суть же в том, что, умирая, оно выделяет ее во вне, и чем сильнее тварь была при жизни, тем больше уходит в пустоту такой желанной субстанции. Но ее можно уловить, возвысившись еще чуть-чуть, ступить на следующий пролет.
   Чтобы понять, следует начать издалека. Душа человеческая проносит сквозь воплощения опыт и знания, постоянно приобретая что-то новое, когда-то меньше, когда-то больше. Любое живое и мыслящее существо в течение жизни копит эту таинственную силу, эти знания, чтобы добавить и их к своей душе, отчего та становиться сильнее. Кто-то в итоге превращается в бога, кто-то в бессмертное существо, в учителя, в кого-то еще. И чем дольше проживет разум, чем разнообразнее и полнее его жизнь, чем продвинутее он, тем больше ее выделится в момент его смерти. Обычный человек не может воспользоваться потенциалом своей души, этому надо учиться. Маги, некоторые специально подготовленные воины, просто сильные сущности, способны. Способны они и улавливать частичку чужой силы. Есть множество путей, самый простой из них - это убийство. Можно также делать великие дела. Так и становятся богами, демонами, проклятыми - более высокими по ступени развития существами, одним словом.
   Вы думаете, что таким образом можно быстро расти? Нет, к счастью. Даже самым лучшим, самым способным к этому удается уловить лишь ничтожные доли, а потому смерть обычного мага, не говоря уж про простого человека, на вас практически не отразится. Да и чтобы получить силу, нужно действительно убить. Хотя убить - слишком громкое слово. Надо заставить душу противника исторгнуть свой опыт. Так, демона не обязательно уничтожать, чтобы получить его силу. Можно ее просто отобрать.
   К чему я все это веду? Все просто, видимо смерть того существа несла в себе великий смысл, видимо она повлечет за собой какие-то события, способные изменить мир, а может, и несколько. И весь приз достался мне, резким броском перебросив меня на пару пролетов выше. Что ж, тем лучше. Правда, этим дело не ограничилось. Теперь я понял толику сути слова "Испытание". Не знаю уж, как такое смогли придумать шумерские маги или кто-то еще более древний, а может, это произошло случайно, но часть души демона впиталась в меня, полностью вымыв присутствовавший там вампиризм, коверкая и меняя, перестраивая под новые условия. Кто я теперь? Демон? Только если опять же неполноценный. Я маг, а все остальное - лишь придаток.
   Что ж, демоны и правда, живучи.
   Лежа так и оценивая свою энергетику, я пришел к неожиданному выводу: никакой особенной вампирской крутостью я не отличался, просто практически не имел их слабостей, потому-то меня и не убивал даже зачарованный клинок. Даже сейчас, еще не осознав полностью себя, я уже ощущаю, что стал способен на многое. Например, воскресать, даже если от тела моего не останется и жалкой пылинки. Моя душа как бы преодолела тот порог, когда лишь тело не дает ей уйти, удерживая прочной нитью.
   Вот и добрался я до сердца своего, сердца не того, что гонит кровь, нет. Сердца магического. Так, теперь только снять преграды и впустить силу в свое тело...
   И только безумный крик от жуткой боли разнесся по сторонам, распугивая и редких птиц, и прочих мелких тварей, срывая листву и заставляя вспомнить о жутких личах.
  
   ***
  
   Новое пробуждение принесло восхитительную ясность мысли и ощущение собственной скрытой силы. Ловко вскочив на ноги, я огляделся вокруг и осмотрел себя. Даже одежда восстановилась. А в целом, я почти и не изменился, правда, полностью так я осмотреть себя не мог. Обычный человек, чуток бледный... Отметив одну небольшую деталь, я радостно рассмеялся - волосы на теле отросли снова, вернув такую привычную картинку волосатого мужика. Правда, в глубине души появилась твердая уверенность, что такие мелочи я теперь легко могу контролировать сознанием. А вот ни перстня, ни кошеля уже не было, о чем я ничуть и не жалел. Легко приобрел, легко потерял.
   Мир же вокруг представлял собой небольшую лесную поляну с небольшим пяточком затянутого белыми облаками неба. Лишь за спиной, разрушая такую пасторальную картинку, возвышалась пара мрачных черных обелисков, словно обвиняюще указывающих в небо. Присмотревшись внимательнее, мне удалось обнаружить несколько мелких надписей, которые, с удивлением отметило сознание, я мог прочитать. Не русский, никак не другие языки известные мне, что-то странное. И было начертано там: "Мир сей так странен и жесток, что я покину без сожаления его. Прощай, Сирион, мне нет здесь места". Лишь хмыкнув на этот порыв души поэта, я молча присел и резким толчком выбросил себя высоко в воздух, мягко приземлившись на вершине одного из камней.
   -Что ж, Сирион, вот он я. Здравствуй.
   Окинув окрестности обычным взглядом, а потом и прибегнув к помощи магического, я сделал вывод, что лес сей тянется довольно далеко, где-то на закате за горизонтом упираясь в море, а на восходе ударяясь об могучий гонный кряж. Изредка в лесной глуши попадались небольшие речки, сливающиеся, в конце концов, в единый поток, изливающийся в океан. Иногда моему обостренному вниманию попадались искры разума и аур живых существ, что говорило о наличии лесных поселений. Правда, они были настолько мелкими, что я даже сначала не понял, являются ли сии образования пристанищами разумных существ. И лишь у самого моря наблюдался настоящий город.
   К сожалению, такой способ осмотра не позволял разглядеть не только детали и лица, но даже и просто внешний вид, выстраивая окружающее лишь в цветную картинку энергий.
   В стороны же лес раскинулся так далеко, что я даже не стал, а точнее поленился заглядывать туда. Зачем? Мне вполне хватит и одного города, до которого и идти не так уж далеко. Всего-то километров сто пятьдесят.
   Решив попусту не задерживаться, я стремительным прыжком преодолел сразу метров пятьдесят лесного массива, зацепившись в конце за ветвь исполинского дерева. Так и прыгая, я направился в сторону моря. Усталости не было абсолютно, мысли были о другом, лишь какой-то уголок сознания настороженно процеживал пространство в поисках возможного неприятеля, отмечая необычно малое количество живности под кронами деревьев. И чем дальше, тем все меньше и меньше ощущалось легкое касание дикого сознания, все больше лес погружался в мертвенную тишину. Нежить, я чувствую тебя хорошо, твой холод приятен мне, он напоминает о мрачной красоте кладбища, о спокойствии меж гранитных и мраморных плит, забирается под сердце... Сильная нежить.
   Вдруг в где-то в глубине проснулось странное чувство, сродни голоду, заставившее меня резко изменить направление в сторону мертвых скитальцев. Где-то меж деревьев все ближе и ближе зазвучали звуки драки, заволновался Астрал, колыхнулись силы, призванные каким-то чародеем. Впереди показался неширокий, но мощеный камнем лесной тракт, ведущий со стороны гор к далекому еще городу. Зависнув на самом краю я окинул внимательным взглядом место действия. Да... Неизвестные крепко попали, хоть и пребывали в большем числе. Небольшая вереница повозок протянулась по дороге и уперлась в классически поваленное дерево. Нападающих было значительно меньше, всего лишь дюжина против полутора сотен людей и прочих существ, среди которых я отметил и дварфов, и остроухих. Было, правда, еще и несколько неизвестных мне существ, да и некоторые люди выглядели необычно, имея пепельную или ярко красную кожу, но более подробно я рассмотреть не успел, перенеся свое внимание на нападающих. Вот превратность судьбы. Против дюжины хорошо вооруженных и прекрасно владеющих своими инструментами вампиров у каравана было мало шансов. Что ж, тем интереснее будет зрелище.
   Большинство вампиров оттесняли к повозкам охрану, иногда оставляя на земле корчащиеся тела. Они редко убивали, чаще просто калечили, видимо не жалея попусту уничтожать кормовую базу. И лишь двое самых древних стояли позади, вцепившись руками в древка черных посохов с янтарными навершиями. Вот они-то как раз и были тем фактором, что почти обрекал путников на поражение. Созданная ими мутная пленка, что колыхалась куполом недалеко от меня, не давала никому покинуть место действия и не позволяла получать энергию извне нескольким чародеям каравана, большинство из которых себя уже исчерпали. Что вампиры, что люди были сильными магами, опытными, прошедшими не одну подобную битву, но сейчас сила была на стороне нежити, сумевшей воспользоваться, судя по направлению нитей заклятья, небольшим, но мощным артефактом. Ученики... Вот что перевозила сия процессия. Вот они, в обычных одноцветных мантиях, не имеющих никаких знаков различия или символов. Кто-то бестолково мечется, пытаясь найти выход, кто-то рвется в драку, кто-то прячется под повозкой. Бесполезно, мертвые чувствуют живых.
   И лишь на одной группке мантий я остановился пристальнее. Они терлись недалеко от магов, видимо пытаясь передать им хоть какие-то крохи энергии. Похвально, но бесполезно, это лишь продлит мучения. Работали они почти слаженно, выдавая тем, что знакомы были уже продолжительное время, возможно даже что и до начала пути этого обоза. Хотя это вряд ли, слишком уж разными они были. Человек, гном, эльфийка, орк... О, вот еще одна человеческая девушка что-то тащит от ближней повозки.
   Как верно подмечено в одной книжке из моего мира, это либо балаган, либо мир спасать идут. Нет, ну почему так банально?
   Девушка наконец подбежала к своим товарищам и передала сверток эльфийке. Та, быстро размотав тряпки, извлекла небольшую книжку в черном переплете с металлическими углами и, быстро пролистывая страницы, начала что-то сосредоточенно искать.
   Вот ее палец, наконец, остановился, и губы, запинаясь от спешки, начали торопливо шептать слова... Мир дернулся, сила заклубилась вокруг купола, заставив его задрожать, но вампиры были сильнее. Тогда, почти завершив заклятье, эльфа внезапно выхватила с пояса кинжал и нацелила острие себе в грудь... Никто не ожидал от нее подобных действий, а потому никакая рука не успела перехватить блестящую смерть. Кровь пролилась. И уже в падении, натолкнувшись на меня взглядом глубоких зеленых глаз, она прошептала одно слово: "Помоги..."
   Сила сорвалась в галоп и со всего духу врезалась в меня, наполнив восторгом и жаждой боя, руки как будто сами собой отпустили толстый сук, бросив меня навстречу земле и мерцающей границе...
   -Помогу, - тонет мой шепот в шорохе потревоженных листьев и мягком касании земли, - но ты так просто не уйдешь, мне ни к чему твоя жизнь.
   Чуть развернуть стопу, встав в привычную стойку, подогнуть колено, перенести вес на толчковую ногу. И черная фигура росчерком буквально проламывает купол, тут же сливаясь с местностью, не позволяя взгляду различить быстрых движений. Прыжок, еще и еще, с одной телеги на другую, через карету к упавшей девушке, почти девочке. Легкое касание и дальше, мимо только отошедших от ошеломления друзей в сторону серых фигур, вдруг ослабивших напор, будто почувствовавших свою смерть.
   Совершив последний, самый длинный прыжок, я касаюсь земли в трех метрах за спинами вампирских магов. Пальцы сами собой складываются в щепоть, ловя ускользающие нити заклятья, закручивая их в причудливую вязь, вытягивающую силу и волю... Вампир, держащий небольшой черный шар, вдруг резко с воплем отталкивает от себя вспыхнувшую зеленым пламенем игрушку и кулем валится на землю, еще в полете превращаясь в высохшую мумию. Не останавливаясь, так, что аж воздух гудит от напряжения, наношу второму удар раскрытой ладонью. Медленно, очень медленно фигура в плаще сломанной игрушкой несется по воздуху, белыми обломками торчат кости из груди. Удар, сухой хруст раздробленного позвоночника и мелкая сеть трещин на стволе. Дерево тихонько кренится и повисает на разлапистых ветвях своих собратьев.
   Энергия... Размашистый жест рукой будто отлавливает остатки их магии, собирая в плотный шарик размером с булавочную иголку. Торопится теперь ни к чему, сейчас счет идет не на время, нужно лишь быть точным и не допускать ошибок. Плавное движение от груди отправляет маленького посланца в сторону двух тихо мчащихся ко мне фигур. Шарик не просто летит, нет, он постепенно раскручивается смертельной спиралью, захватывая все большее пространство. Даже и не магия почти, так, лишь очень плотное тело, разогнанное до огромной скорости, а потому срезанные в воздухе фигуры, еще не коснувшись земли, уже пытаются хоть как-то меня достать. С легкостью перехватываю острую иглу в пядь длиной, прокручиваю между пальцами и отправляю чуть правее, туда, где так заманчиво мелькает неприкрытый затылок.
   Тонкий свист, и холодные мертвые мозги веером разлетаются в стороны, залепляя грязными пятнами блестящие шлемы стражи. В сложенную ковшом ладонь будто само собой ложится яркое пламя, вызванное из небытия силой моей магии, ложится, чтобы убивать... Но врагов больше нет, только вдалеке чувствуются ускользающие злоба и недоумение. Врага под деревом тоже нет, но он ушел другим путем, путем магов.
   Мир постепенно оживает, где-то раздаются стоны боли, звучат короткие команды. Кто-то бежит в мою сторону, стремится быстрее молнии заклятье магов, но я уже ускользаю, ловко отталкиваясь от стволов. Мне здесь больше нечего делать, город ждет.
   И только взгляд зеленых глаз никак не может оторваться от того места, где я только что стоял.
  
  
   Глава 7.
  
   Путь без дорог, душе моей дорог.
  
   Если честно, меня всегда угнетала сама мысль о проторенном пути, о правилах и законах. Я не хотел быть равным, ибо равнение - это выход для слабых духом.
   К чему я это? Да просто так.
   Караван остался далеко позади зализывать раны и считать потери. Пройдет еще немало времени, прежде чем застучат опять колеса по крупному булыжнику дороги. Меня, если честно, во всем этом волновало только одно: а не засветился ли я раньше времени? Хотя, впрочем, что сделано, то сделано. Зато мне довелось испытать себя в боевых условиях. Нет, конечно, это не предел, ведь очень важную роль сыграла внезапность, да и не были особенно сильными мои противники, может как маги они и стоили многого, а вот бойцами были никудышными. Впрочем, не мне судить со своей поразительной скоростью движений.
   Что делать дальше? Не знаю... В принципе, сейчас мне открыты все дороги, да и со своей новой силой я могу очень многое, недоступное ранее. В крайнем случае уйду дальше. А вообще, у любого мага всегда есть цель - стать могущественнее. Но об этом пока рановато, все же сначала надо хоть магом нормальным стать.
   Сейчас же я не торопясь брел по звериной тропке, срывая порой редкие ягоды и бросая их в рот. Краем сознания оглядывая окрестности, я размышлял о природе своего голода. Скорее даже сосущей пустоты в глубине души. В итоге мне пришлось признать, что все дело в моей полу демонической или демонической природе, ибо каждое темное существо имеет свою родину, скажем так, свой темный мир. Впрочем, в демонологии я никогда особо силен не был, так что судить мне сложно. Возможно, просто шел энергетический конфликт, отторжение чужой души, влекущее за собой потребность в схожем строительном материале. Это даже более вероятно, если учесть тот факт, что иссушение вампирского мага притупило неприятное чувство. Что ж, если так, постепенно должно пройти, пока же придется потреблять больше энергии. Вообще, для удобства многие маги используют постоянные источники энергии, а не собирают ее каждый раз из пространства. Тем более, что добыча чистой маны из источников не требует длительных медитаций, достаточно лишь простого канала передачи. Мне с моей новой сущностью вполне можно пользоваться и другими энергиями. Так, исследуя этот вопрос, я обнаружил, что живая еще плоть прекрасно будет переводиться в энергию, как и боль от чужих мучений... Все же я не полноценный демон, судя по всему... Темное демоническое начало все никак не может победить, да и не дано ему. Моя собственная душа лишь берет что-то полезное, что-то теряется... Скоро, совсем скоро я, возможно, потеряю и некоторые свои теперешние способности, но все же не буду уже человеком. Время покажет.
   Еще дома на Земле я очень любил ходить по лесу с ружьем наперевес. Охотником хорошим, может, и не был, но сам процесс доставлял мне огромное удовольствие. А потому здесь, среди высоких лесных крон, под пологом зеленого шатра я чувствовал себя уверенно и уютно. Лоно природы, как никак.
   Тихие шаги абсолютно не нарушали тишину леса... Тишину. Странно, но при моем приближении птицы замолкали, видимо такая давящая стала у меня аура.
   Прятаться мне было сильно не от кого, так что я смело щеголял черной шелковой рубахой, свободными штанами и блестящими остроносыми туфлями, так любимыми мной еще дома. Комплект дополняли совершенно не нужные, но вполне дополняющие картину замшевые перчатки. Что ж, неудобно, но мне, в общем-то, плевать. Заботиться о ее сохранности не приходится и ладно.
   Плавно перескочив очередной мелкий лесной ручеек, я задумчиво полуобернулся и направился к тихой лужице, своеобразному лесному зеркалу. Мягко опустился на небольшую старую корягу, забросил ногу на ногу, как это делали наши далекие предки. Взгляд, порой будто отражаясь о мелких деталей, тихо скользнул по воде, туда где светились мертвенным светом зеленовато голубые глаза... С этим надо что-то делать, а то поговорка о глазах, выдающих самую суть, принимает у меня вполне конкретную форму. Что ж, сосредоточившись, я прямо в зеркале оконца пытаюсь приглушить свечение, сделать его незаметным. И оно постепенно, будто не желая уходить, все больше притухает, убирая последнюю неестественную черту с моего лица. Тихо улыбнувшись сам себе, я тихо ступаю твердым каблуком на воду, проламывая тончайшую пленку, погружаюсь чуть-чуть в воду, беру в ладони такую насыщенную жизнь воду и жадно пью, пью и пью. Мелькают быстрые эпизоды юности, когда я также, в парадной школьной форме стою посреди лесного ручья ранней весной... Снег еще не стаял, но уже лезут редкие подснежники и другие ранние цветы, ласково обволакивает своим теплом солнце... А ногам так холодно, мокрая рубаха прилипает местами к телу. Но я не замечаю всего этого, я наслаждаюсь жизнью...
   Выйдя на берег, и одним резким движением стряхнув с себя будто мелкие прозрачные бриллиантики воды, я оставляю здесь и веер своего прошлого, того, что дает силы в самые трудные минуты... Как же хорошо!
   Что ж, можно и поторопиться, коли хочешь сегодня чего-нибудь поесть. Хм... Голода нет, но вот вкусненького все равно охота. Жаль, денег нет, но это вполне можно исправить.
   Резко раскинув сети сознания вдоль дороги, я ищу что-нибудь пригодное, что-нибудь, способное дать мне необходимое количество денег. Точнее, кого-нибудь. Так, вот чуть дальше, в трех или четырех километрах впереди тащиться тройка повозок какого-то купца. Ха! Разбой и грабеж! Что ж, маг важнее толстосума, а потому последнему придется поделиться с первым, хочет он того или нет.
   Ветер рвется в лицо, звонко щелкают каблуки по дороге, неся меня все быстрее, неся туда, где раздаются редкие выкрики погонщиков, гудят о чем-то четверо охранников и мурлычет солидный на вид мужик...
   Крайний страж, привлеченный необычным дробным стуком, медленно поворачивает голову. Черный каблук смачно впечатывается в заросший висок, буквально вминая черепную коробку внутрь. Не останавливаясь, я выхватываю из ослабевших рук короткое копье с широким наконечником и запрыгиваю на задок последней телеги. Возница, тихо клюет носом облучок, получив сбоку ребром ладони по шее, копье срывается в жуткий полукруг, перерубая всю упряжь, и, не останавливаясь, отправляется в стремительный полет, окончившийся в груди еще одного всадника.
   Его товарищ, оказавшийся на удивление прытким типом, резко соскакивает с лошади, одновременно вопя во всю глотку... Ловкий тип, жаль зря брошенного топора, что будто сам просился в руку, расположившись справа от погибшего погонщика.
   Еще двое стражей ловко разворачивают коней, передняя телега срывается с места, тихо щелкает сломанная ось... Двух несущихся стражей буквально съедает жадное до любой пищи пламя, соскочивший же на землю, видимо трезво оценив расклад сил, срывается в гущу леса. Мне свидетели ни к чему, а значит камень, вырванный из покрытия, обязательно найдет свою цель.
   Вдруг боль пронзает короткая боль, это видимо очнувшийся от мечтаний торговец решил привести последний аргумент, выпустив в меня короткий стальной болт из крепкого арбалета. Я, лишь мрачно ему улыбнувшись, медленно вытягиваю снаряд, так, чтобы особенно заметно отражалось во всех моих действиях мое полное презрение к подобным трюкам. Свист, и стальная дуга пробивает на вылет телегу, пройдя как раз через то место, где должен сейчас судорожно щелкать бичом взмокший от страха слуга. Тот, что был в передней телеге, мне не интересен, он даже не обернулся ни разу, тихо скрывшись в подлеске. Торговец, отчаянно крича, со вскинутым мечом выпрыгивает из телеги. Я лишь чуть отступаю в сторону, перехватываю заплывшую кисть, чуть сжимаю, так, чтобы хрустнули косточки. Подхватываю выпавший клинок и размашистым движением поддеваю на него незадачливого толстосума... Треск ломаемой грудины, хрип и пузыри крови на губах... Дергающиеся в полуметре от земли остроносые туфельки. И мои глаза, ловящие последние моменты жизни, наслаждающиеся такой милой картинкой. Чуть поворачиваю кисть, стряхивая далеко в сторону обвисший куль тела и запрыгиваю в повозку, вытряхивая прямо на землю разнообразные вещи. Проламываю двойное дно и вытаскиваю увесистый сундучок, полный золотых и серебряных монет. Лишь усмехнувшись напоследок, я, зажав подмышкой сундучок, спокойно удаляюсь в сторону города.
   Деньги есть, остальное можно купить и на них. Богат был купец, богат, но беспечен, за что и поплатился.
  
   ***
  
   Через несколько часов, когда только исчезли последние мрачные пятна моего присутствия, распугав набравшихся, наконец, смелости лесным санитаров, приблизился к месту чудовищного деяния и караван магов. Телеги были полны раненых, им нужно было спешить, иначе многие не доживут до следующего рассвета.
   Именно потому многих очень удивил резкий окрик Малаха, старшего мага в отряде:
   -Стоять!
   Высокая фигура в красной мантии жестом дублирует этот приказ и, подозвав, одного воина, тихо удаляется за поворот. Через несколько минут позеленевший маг, тяжко опираясь на посох, наконец-то приближается и буквально падает на руки подскочивших учеников... Выпив поднесенную чашу и чуть переведя дух, глухим голосом он произносит:
   -Там... В общем, привал. Отправьте туда десяток здоровых воинов... Нерль, прошу тебя, помоги им там...
   -Что такое, что там? - отзывается средних лет маг, облаченный в мантию того же цвета.
   -Лучше даже и не говорить... И еще, не пускайте туда учеников, особенно девушек...
   И только в лучистых изумрудных глазах вспыхивает на миг боль от предчувствия беды. Лишь ей, ей одной видится на дороге дьявольская усмешка и мрачный свет холодных глаз. Он, она знает точно, и шепчут губы, давясь хлынувшими вдруг слезами:
   -Это я его призвала, это я в ответе...
  
   ***
  
   Дело близится к вечеру, а город еще далеко. Нет, я прекрасно понимаю, что идти по дороге, тихо насвистывая спокойную мелодию, приятно, и не обременяет, но и меру надо знать. Эх, придется пробежаться чуток.
   Опять углубившись в лес, я быстро перескакиваю с кроны на крону, несусь так, что аж дух захватывает.
   Город неумолимо приближался, все больше и больше попадается по сторонам деревень, все больше мелких грунтовок вливается в расширяющийся и оживающий собственной жизнью тракт. Мелькают иногда вырубки и поля, слышатся голоса грибников и прочих гостей леса. Где-то задорно звучит женский смех, дергается медный колокольчик на шее старой кобылки. Пастораль.
   Видимо давно не знал край беды, коли стал так беспечен народ.
   Лес начал постепенно редеть, мельчать, так что мне пришлось спуститься на землю и бежать уже там. Вскоре он сменился редкими чащами, в воздухе запахло морем, потянуло откуда-то запахами жилища.
   Вдруг, взобравшись на очередной холм, я взглядом наткнулся на белокаменную крепостную стену, окруженную добротным рвом. Меж зубцами, ловя порой отблески угасающего солнца, мелькают шлемы и кольчуги стражи, чуть в стороне гудит столпившийся у ворот люд. Вспомнив, как выглядел давешний купец, я быстро трансформирую свою одежду в нечто подобное и спорым шагом устремляюсь к воротам. Хм... Подозрительно выгляжу, что есть, то есть. Понадеемся на людскую невнимательность.
   Несколько крестьян, заметив меня и оценив добротно сшитые шаровары и яркий шелк рубахи, с почтением отступили в стороны, подивясь про себя причудам купца, путешествующего пешком.
   Пройдя так сквозь гудящую толпу, я небрежно останавливаюсь около столика чиновника, скучающе уставившись в сторону.
   -С чем пожаловали, молодой господин? - лесть является отличительной чертой подобного сорта людей.
   Не оборачиваясь, небрежно кидаю на стол серебряный кругляш. Чиновник, ловко подхватывает его и злым окриком заставляет раздвинуться скрещенные копья.
   -Добро пожаловать в Мерьен, господин.
   Город, обычный город, протянувшийся вдоль побережья. Торговый порт и процветающий край, игры и наслаждения, разврат и мораль - все это возможно найти среди узких кривых улочек, в мрачных катакомбах или квартале знати. Можно купить и продать, можно убить и отделаться лишь штрафом. Свобода, вот что это.
  
   ***
   Гостиница, к которой за мелкую монетку провел меня уличный парнишка, называлась "Три Единорога" и являлась самым престижным городским заведением. Деньги были не мои, я их не зарабатывал, потому и жалеть не стал. Понежившись в пенистой воде скорее из любви к таким вещам, чем из необходимости, и развлекшись прямо там с симпатичной служаночкой, отдохнувший и свежий, я устремляюсь вниз, туда, где тихо звучит музыка и слышатся приглушенные разговоры. На запах пищи.
   Заказав себе целого поросенка, пару кувшинов лучшего вина и еще немного разных сладостей, наслаждаюсь жизнью... Да. Нет, раньше никогда не понимал, как можно съесть поросенка одному. Оказалось вполне даже можно, еще и добавки попросить хотелось, но не стал. Быстрый метаболизм, что ли, сказывается?
   Решив все же поспать, хоть и не хотелось особенно, с сожалением покидаю резной столик, добираюсь до постели и проваливаюсь в объятия сна.
  
   ***
  
   Чужие, сотни и тысячи чужих снов. Образы и видения, порожденные воспаленным за день сознанием, осколки и проблески Астрала, проникающего порой в эту круговерть. Каково это стоять среди тысяч внутренних миров и выбирать, какого это управлять чужими снами, нести в них ужас и печаль, боль и радость... Все это познал я, все это стало моим кошмаром, таким желанным и необходимым. Я будто охватил собой весь город, я видел и знал, смотрел из темных углов, крался следом за крысой по мрачным подземельям, крал и убивал, пил, умирал и развлекался...
   Пробуждение пришло резким рывком, будто повернули выключатель. Своеобразное ощущение, когда нет плавного перехода, стирающего острые углы. Именно в таком состоянии сон производит наибольшее впечатление, именно тогда он запоминается полнее.
   Сбросив с себя толстое пуховое одеяло, я быстренько привел себя в порядок, привычно умылся и принял ванну, смывая выступивший за ночь пот. Наконец, закончив с этими обыденными делами и подхватив небольшой мешочек-кошелек, я решил отправиться в город, дабы выяснить кое-что и сделать необходимые покупки.
   Что мне необходимо? Так, оружие и броня. Я все же решил не пренебрегать ей, учитывая, что не знаю до конца пределов своей живучести. Бросив пару медяков тершимся неподалеку от входа пацанам и смерив их мрачным взглядом, от чего некоторые мальчишки побледнели и испуганно съежились, я потребовал проводить меня в лучшую лавку оружейника и бронника, которая только есть.
   Кстати, я, было, пробовал создавать и броню, но у меня ничего из этого не вышло. Получалась только одежда, да и то тонкая. Зимняя была уже не под силу.
   План дальнейших действий сформировался у меня после плотного завтрака, так что теперь оставалось лишь приводить его пункты в жизнь. Для начала оружие и доспехи. Вообще, будучи довольно высоким и сильным по меркам нашего мира, я все же производил впечатление скорее смертельно опасного танцора, чем бывалого воина. Ловкий убийца... А потому и оружие я решил выбрать подходящее к этому образу.
   Лавка оказалась огромным трехэтажным зданием, возле которого суетились личности вполне понятной профессии, гремела сталь на заднем дворе, демонстрируя свои качества. Тихо щелкала тетива на невесть как отвоеванном у застройке пяточке... Жизнь била ключом. Перед походом я несколько сменил стиль одежды, а потому внутрь здания шагнул не торгаш-путешественник, а скорее мелкий дворянчик, оставшийся без наследства. Дворянство, к слову, в этом мире, как я успел выяснить по дороге из разговоров с ребятами, было выражено довольно ярко и не утратило за долгие годы свою роль. Правда, здесь многие дворяне активно занимались бизнесом. Видимо жизнь заставила, так как все крестьяне были свободными, и драть с них много не получалось. Вообще же существовало и рабство, но оно не имело широкого распространения в этом уголке мира.
   Лавка была организована по принципу ходи и выбирай. Два этажа были полностью забиты разнообразным оружием и броней, а третий занимали служебные помещения. Желающие могли испытать сове оружие в бою со специальными инструкторами, проверить доспех на стенде... В общем, меня удивил такой подход к делу.
   Побродив немного, я все же попросил пожилого воина, бывшего здесь за консультанта, проводить меня к стендам с более интересными образцами. Небесного железа не было вовсе, зато присутствовали и разные сорта бронзы, и некоторые другие редкие сплавы. Железо, мифрил и даже несколько изделий из адамантина, стоившего баснословно дорого.
   Покупать что-то слишком броское я не стал в целях конспирации, а потому остановил свой выбор на легком двуручном стальном мече, тонком и почти невесомом. К этому я добавил пару коротких кривых кинжалов и маленький арбалетик. Из брони я предпочел гномской работы кольчугу, латы на руки и ноги, простой полный шлем без забрала и, подумав, мифрильную кирасу.
   Добротно, но не слишком дорого. Лишнего внимания не привлечет, но впечатление сформирует хорошее. Веса всего этого я даже и не почувствовал, да и сочленения лат позволяли свободно двигаться, так что вышел я чрезвычайно довольный и, опять сопровождаемый стайкой ребятишек, отправился в магический квартал.
   Не став сильно светиться, я дал денег одному из шпанцов со строгим наказом купить маскирующий ауру амулет и заверениями в том, что найду я его хоть где, даже на том свете. В подтверждение я запалил небольшой огонек на ладони.
   Что ж, страх - один из лучших стимуляторов, ибо через десять минут пацан вернулся, бережно неся в кулаке небольшую цепочку с амулетом в форме глаза, очень похожего на те, что выбивали на своих гробницах жители земли возлюбленной. Дорого, но качественно, поэтому, сделав великодушный жест, я разрешил оставить сдачу себе.
   Потом была еще небольшая прогулка по продуктовым и прочим лавкам, так что через два часа я был полностью оснащен всем необходимым.
   По моим подсчетам пора было идти искать караван, но я решил сначала заскочить в гостиницу, забрать оставшиеся деньги. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил почти всю делегацию магов во дворе руководящими разгрузкой своих фургонов. Так как из двадцати пяти телег во дворе было только десять, я сделал вывод, что остальные путники просто прибились с целью обеспечения своей безопасности совместно. Прогадали.
   Учеников рядом видно не было, так что я без отлагательств направился к магам. На мое вежливое приветствие ко мне повернулся высокий седоватый маг и также вежливо поинтересовался:
   -Вы что-то хотели, молодой человек?
   -Извините, но насколько я вижу, вам бы не помешал лишний клинок, а мне позарез нужны деньги, - сразу перешел к делу я.
   Густые брови лишь удивленно взметнулись:
   -Объяснитесь, прошу вас.
   -Ну, это же очевидно. Караван магов, а так мало охраны, следы крови на повозках... Все свидетельствует от том, что вы попали в какую-то передрягу. Значит и люди вам сейчас лишними не будут. Не беспокойтесь, многого я не прошу.
   Посомневавшись еще некоторое время для проформы, маг все же согласился принять меня в охрану на весь остаток пути до шеорданской академии. Что ж, значит я был прав. Питание плюс довольно солидная на мой взгляд плата и я принят. Вызванный сюда же полу сотник, командовавший охраной, внимательно меня оглядел и, сделав для себя какие-то выводы, молча одобрил выбор. Правда, так как я был лишь временным его подчиненным и не имел опыта службы в регулярной армии, как мне пришлось признаться, он поручил мне лишь охранять повозку с провизией, что плелась по обыкновению в самом конце. Что ж, поглотаю маленько пыль.
   Выступление каравана намечалось на завтра, так что я смело направился в свою комнату и, сбросив мешок с вещами, отправился погулять.
   Маги абсолютно не обратили на этот факт внимания, а вот полу сотник вперил мне в спину очень подозрительный взгляд...
  
   Глава 8.
  
   Дорога на Шеордан.
  
   Цель моего похода по Каванору, в котором и происходили упомянутые ранее события, была крайне прозаична - я искал банк. Не может быть, чтобы в крупном морском порту, принимающем по несколько десятков судов за день, не было бы хоть небольшого сберегательного учреждения. Все же сундучок оказался приличным, и таскать с собой его было небезопасно. Просто украдут - всякие умельцы попадаются. Поскитавшись пару часов без толку и посидев в паре небольших таверн, я вышел, наконец, даже без помощи провожатых к высокому зданию золотистого цвета с недвусмысленной стопкой огромных медных кругляшей, расположившейся на козырьке крыльца.
   С облегчением сдав всю сумму, кроме пары дюжин золотом, на длительное хранение, я получил небольшой камешек, подтверждающий мой вклад и хранящий данные о его объеме. Камешек мне порекомендовали не терять, так как в этом случае, если грабитель сможет повторить мою подпись, за сохранность вклада никто не ручался. Подписался, не мудрствуя особенно, уже использованной однажды для подобных целей печатью Небытия. Отметив вспыхнувшие и на этот раз линии, я лишь горько усмехнулся, представив всю нелепость моих злоключений со стороны. Как же, будто песок сквозь пальцы, все лишь ускользало, оставляя мелкие соринки и ненужные воспоминания.
   Что я приобрел? Полу демоническое начало? Вампиризм и тот потерял, поэтому не удивлюсь, коли и этот полу дар - полу проклятие скоро оставит меня.
   Хотя нет, одна единственная вещь окупает все - мой возросший потенциал.
   Решив особенно не мелькать перед глазами у шибко подозрительно ветерана, я заявился в номер только глубоко ночью, чуть хмельной от общения с девками и пребывания в игорном доме. Повторять свой прошлый опыт по погружению в мир снов я особенно не желал, а потому предался простой медитации, напитывая себя энергией и подправляя мелкие детали энергетики.
   Из транса меня вывел шум просыпающейся гостиницы. Через пол часа, собранный и вооруженный я проследовал во двор, где вовсю кипела подготовка к отправке. Лид, как звали моего командира, тут же подключил к работе и меня, заставив помогать таскать какие-то тюки и сумки с вещами. Закончив с этой работой, я вольготно устроился на своем рабочем месте, принявшись таскать по одной мелкие аппетитные колбаски. Возница лишь завистливо косился через плечо на этот грабеж, а потому, решив наладить добрые отношения, я поделился и с ним, поведя неспешный разговор обо всем. Побольше болтай, поменьше говори - вот верное для всех шпионов правило.
   Фескар, как звали этого задорного мужичка, рассказал мне много всего интересного, в том числе и о магах.
   Вообще сейчас мы располагались где-то ближе к закату огромного материка, протянувшегося почти на две трети всей планеты. Также он упоминал еще о каких-то архипелагах и нескольких континентах меньшего размера, но сам в этом вопросе разбирался слабо, так что выяснить конкретнее не представлялось возможным. Море, прозванное в народе Гремящим из-за частых, но не очень свирепых бурь и штормов, глубоко впадало в сушу, образовывая огромный залив, вдающийся на половину ширины Шидората и отделяющий условно западные и восточные земли. Море было полно мелких и средних островков, заселенных различными существами и народами. Правда это способствовало и пиратству, но поделать тут уже никто ничего не мог.
   Сейчас мы располагались в довольно крупном королевстве Трех народов. Древнее название уже не отражало всей сути, ибо народов проживало сейчас значительно больше, но привычка как всегда оказалась сильнее здравого смысла.
   Королевство занимало добрую треть восточного побережья Гремящего и граничило с баронскими вольницами и государством магов, куда мы и направлялись. Горный же кряж так и тянулся до самого перешейка, потом чуть изгибаясь и примыкая отрогами к северному берегу, именно в этом природном образовании, отделенном от королевства могучим почти непроходимым лесом и полноводной рекой Узой, располагалась провинция орденской магократии Элтейр, известная более по имени своей столицы, как Шеордан. В принципе, провинции были практически независимы друг от друга и возглавлялись Верховными Магами, совет которых представлял официальное правительство. Большинство провинций принадлежало различным орденам, и только некоторые, вроде нашей конечной точки, не имели цветовой приверженности и были вроде нейтральных территорий. Шеордан, например, был знаменит на многие и многие недели пути, как лучшая школа магов Элтейра. Магократия занимала многие долины распадающегося на ветви хребта и являлась самым безопасным, хоть и трудным путем из одной части Шидората в другую. Путь через лежащие севернее на возвышенностях и Полулунной равнине баронства хоть и был много легче, но из-за сложившейся геополитической ситуации грозил не только потерей имущества, но и смертью. Не знаю уж, стык ли интересов запада и востока породил сие геополитическое образование, но вольницы до сих пор оставались землей анархии и постоянных войн, местом, куда рвались многие молодые и горячие головы. Как я понял, их уже не раз пытались завоевать различные ушедшие и еще существующие страны, но никому еще не удавалось довести задуманное до конца. Впрочем, я считал, что мешали этому как раз интересы граничащих с перешейком правителей, ибо захват лакомого кусочка сразу заметно вознес бы удачливого завоевателя над остальными.
   Помимо этих небогатых сведений я узнал еще, что под хребтом попадаются порой королевства подземных народов, вроде гномов и темных эльфов, гноллей и прочих существ, о которых я даже и не слышал.
   Так, выпытывая из полуобразованного парня крупицы знаний, я и составлял первое впечатление о теперешнем месте моего обитания. Да уж, не густо.
   А, вот еще: тракт, по которому нам предстояло следовать, был прозван Приморским, и являлся одним из трех крупнейших торговых маршрутов между частями континента по эту сторону от перешейка.
   Так... Подтвердились и мои мысли по поводу задачи каравана. Каждый год в определенное время рассылались в дальние королевства маги, дабы искать потенциальных коллег для обучения в Академии Шеордана. Позже специальный караван собирал желающих и имеющих возможность и доставлял к месту учебы. Очень удобно и практично, что-то вроде выездной приемной комиссии. Не все же могут позволить себе тащиться за тридевять земель, не имея к тому же твердых гарантий в успехе своей миссии. Впрочем, подобные действия позволяли магам не только пополнять ряды, но и прокручивать свои темные делишки без широкой огласки и официальной политической должности, вроде дипломатической миссии. Удобно, очень удобно.
   Все остальные выпытанные детали имели скорее бытовой характер, но я уделил внимание и им, здраво рассудив, что познать народ можно только изнутри. Кстати, деление королевств по расам оказалось чисто условным. Так в эльфийских лесах вполне можно было встретить поселения людей, а уж у последних и вообще города пестрели не только острыми ушами и длинными бородами, но и клыками более редких существ. Расизм вообще почти не имел хода в этих местах, о других же мне судить было не с руки, ибо не было необходимой информационной базы.
   Что ж, дождавшись, наконец, господ магов, Лид подал знак отправляться, и наш караван, пополнившийся невесть когда еще полудюжиной повозок, устремился к городским воротам.
   Кстати, все отобранные автоматически поступали в Академию, но можно было и просто испытать удачу, придя в дни наборов в Академию. Так и поступало большинство, подтверждая мою мысль о хитрых магах и темных делах. Вообще, караваны бывали обычно значительно больше, просто этот был несколько отставшим... Для очень важных персон, о чем даже охрана говорила лишь шепотом. Все эти будущие адепты были детьми влиятельных людей, представителями древних родов... Было, конечно, и несколько обычных для прикрытия, но их никто не замечал. Удобный политический ход, результат долгих интриг, изощренной пропаганды. Как же, иметь своих или почти своих людей в высших сферах общества лишним не бывает. Жаль только, должного результата это пока не давало по причине отсутствия единства внутри государства самих магов, да и вообще их обществе. Так, недавние однокурсники вполне могли оказаться по разные стороны баррикад, поддерживая свою страну или род.
   Вообще же мир был заселен достаточно густо, талантов было достаточно, а потому в Академии обучалось порой на одном курсе до трех тысяч человек. Всего же желающим стать магами предстоял путь длинной в семь лет, если вы обладали необходимыми талантами, или меньше из-за их отсутствия. Вообще каждый год отвечал условному разделению местной магии обычной силы на семь уровней. Кстати, здесь была принята в принципе почти такая же градация магов, как и у нас, только со своими небольшими отличиями, вроде подрангов и прочей шелухи. Ученик, подмастерье, мастер, магистр, архимаг и, конечно же, высший. Последние крайняя редкость, а потому стоят особо.
   Упомянутые семь уровней отвечали первым трем рангам. То есть, первые два года соответствовали уровню ученика по сложности заклятий и прочему, следующие три - подмастерью, ну и последние два - мастеру. Вот на каком уровне отчислят, такой ранг и будет значиться в справке об обучении. Вообще, у мастера, как и у подмастерья, было три подуровня, но последний не преподавался в общем курсе. Там уж как хочешь: учишься сам, поступаешь в своеобразную аспирантуру, ищешь учителя... Потом можешь сдавать квалификационные экзамены, дабы получить корочку и доступ в более интересные отделы орденских библиотек, а можешь и забить на всех и развиваться сам. Все же маги различают друг друга не по документу, а по ауре, так что дальнейшие сдачи не являются обязательными. Кстати, маги существа гордые, а потому ауру свою скрывают лишь единицы.
   Вообще полностью Академию оканчивала лишь десятая часть всех поступивших, что-то около ста пятидесяти - двухсот человек ежегодно. Вполне достаточно, если учесть, что это далеко не единственное подобное заведение. Вообще же маги здесь жили долго, значительно дольше обычных людей, это-то и позволило, в конце концов, образоваться государству Элтейр. Жили там, конечно, не только маги, но именно владеющие искусством заправляли всем и имели особенные привилегии. Кстати, большинство отчисленных оседало именно там, живя под крылом более сильных собратьев и выполняя мелкую, грязную, но такую необходимую работу, вроде поливки полей, магического ремонта, подзарядки заклятий и артефактов...
   Кстати, изучив принцип амулета, я и сам теперь свободно мог менять плотность и интенсивность своей ауры, так что амулетик был небрежно отброшен в сторону.
   И еще, подтверждая сделанное ранее предположение, моя сущность за ночь почти полностью "переварила" остатки души демона, впитав в себя некоторые его особенности, так что теперь даже для магического сканирования я представлял собой хоть и необычное, но вполне допустимое отклонение от нормы. Для поверхностного сканирования, само собой. В принципе, о многих потерянных потенциальных возможностях я ничуть не жалел. К чему? У меня другой путь. Кое-что, правда, осталось... Если в целом, то мне нет особой надобности в пище, могу довольствовать чистой энергией, так как организм все же преобразовался под действием сильных начал; скорость, регенерация и прочее останется при мне, возможно только чуть снизившись. Не знаю, время покажет.
  
   ***
  
   Караван медленно полз по тракту, постепенно приближаясь к цели. Дни тянулись мутной чередой, стирая границы между собой даже в моей усиленной памяти... На привалах я старался держаться подальше от господ магов и учеников, так на всякий случай. И лишь однажды, почти столкнувшись с той самой эльфой, я очутился на грани раскрытия. Но мне повезло, вспыхнувший было огонек узнавания был безжалостно задавлен логикой и здравым смыслом, твердившими, что не может человек, стоящий сейчас перед ней, быть той жуткой тварью... Не может, ибо следы твари ей не спутать никогда.
   Что ж, лишь усмехнувшись вслед утонченной фигурке, я споро отправился дальше по своим делам... Каким? Вот и я не знаю, просто принято так говорить.
   Караван жил своей жизнью, напоминая на привалах балаган из разномастной публики. Маги, не теряя времени зря, уже начинали готовить своих протеже к будущей учебе, преподавали какие-то необходимые мелочи, рассказывали... Воины усердно тренировались, оттачивая свои навыки, челядь что-то готовила, болтала о мелочах, жила своей тихой и незаметной для обычных глаз жизнью. Все были заняты делом, и лишь я один, не прижившийся нигде по причине отсутствия элементарного стремления к тому, большую часть времени осторожно исследовал творимые магами заклятья, заглядывал в Астрал, такой же дикий и хаотичный, как и в мире моего дворянства, следил за энергетикой, медитировал... Одним словом - рос.
   И еще, мне очень часто спасало жизнь лишь везение. Что ж, это надо исправлять, везение ведь может и кончится. Мечом я махаю не так чтобы очень. Нахватался верхов, но этого мало. Правда драться я умел еще в родном мире, так как занимался различными ударными видами спорта, да и базис магии знал вполне, так что с "голоду не помру". Главное теперь - расширять и углублять.
   Скажу сразу, то нападение в лесу заставило магов значительно усилить охрану, даже самим магистрам Малаху и Нерлю, возглавлявшим караван, пришлось посменно вести наблюдение за окружающим миром. Все бдели денно и нощно, но враг оказался подготовленнее и в этот раз. Даже я, обладая своими специфическими талантами, не почувствовал приближение противника.
   Шел восьмой день пути, точнее был уже вечер, и лагерь устраивался на ночлег, все были заняты, в том числе и войны. Этим-то и воспользовались в полной мере нападающие, истыкав несколько магов, в том числе Нерля, и большинство воинов обычными стрелами и болтами. В этот раз враг не просто брал умением, он еще и числом заметно обошел нас.
   Я не избежал общей участи, тоже не ожидавший повторения атаки в такое время, а потому получил сразу полудюжину стрел в корпус и одну в голову. Вся моя броня была не более полезна, чем лист бумаги, так как большинство снарядов прошли навылет, лишь одна застряла между ребер и еще одна украсила мое чело так, что мне не пришлось бы больше бояться потери шлема. Да, честной сталью тут и не пахло, так как болело все это немилосердно, потому-то мое падение мордой в траву было обусловлено не хитрым маневром, а элементарной слабостью в ногах.
   Пока я пытался собраться с силами, чтобы попробовать выдернуть стрелу из груди, зацепившую, видимо, сердце, кто-то милосердный на ходу воткнул в меня еще и копье, ушедшее глубоко в землю... Черт, лучше бы я сразу умер! Попытка пошевелиться стала еще одной ошибкой, ибо этот доброхот терся, видимо, неподалеку, так как голова моя тут же полетела в сторону, отметив на прощание, как тело методично протыкали, рубили на куски двое существ с черной кожей и неполными матовыми латами. Темные эльфы, кто ж еще. Вдали постепенно затихали звуки боя, смешанные со все возрастающим хором покалеченных и раненных... Стрела же никак не позволяла мне воспользоваться своей силой, сбивала, тушила нарождающиеся мысли, так что мне оставалось лишь наблюдать краем зрения, как последних защитников смяли, а сдавшихся тут же приказали освежевать. Да уж, не часто удается увидеть, как с живого человека сдирают кожу так профессионально. Да и вообще нечасто.
   Из леса показывалось все больше мрачных теней, порой попадались вампиры, парочка каких-то похожих на демонов существ, несколько магов в черных плащах, бывших, как ни странно людьми. Они куда-то проследовали, потом раздался чей-то гневный выкрик, понятый мной без проблем:
   -Тьма Бездны! Они ускользнули! Кто-то из вас ответит за халатность в построение блока, кто-то сильно пожалеет о своем рождении... Это я вам обещаю, твари! Все труды были напрасными!
   -Но мы же захватили большинство учеников...
   -Молчать! Захватить-то захватили, но не тех...
   Далее расслышать не удалось, так как голоса постепенно стихли.
   Продолжая молча пялиться, я вскоре заметил, что кто-то из более слабых магов, видимо ученики, начал обходить трупы поверженных воинов, порой останавливаясь и обшаривая тела. Видимо искали ценные магические предметы. Вскоре добрались и до моего тела, превращенного в кусок фарша, старательно растертый по площади моими убийцами.
   Ученик аж споткнулся, когда увидел безуспешно пытающихся уничтожить с помощью огня мое сердце нескольких воинов. Оно, насаженное на длинную стальную стрелу, уже вовсю горело, но так и не прекращало биться. Тук, тук, тук, тук... С криками отогнав озадаченных солдат от костра, он выхватил часть меня из рук одного, и вместе с ней, то есть с ним, побежал куда-то за пределы моего обзора.
   Прошло не так много времени, как с той стороны послышались возбужденные голоса и топот бегущих. Ими оказались те самые маги, напутавшие что-то в блокирующих чарах во главе со странно одетым стариком, бывшим, видимо, тоже представителем семейства кудесников, но не имеющим никаких отличительных черт своей профессии, кроме металлического посоха с мерцающим изумрудом на конце.
   Он-то и нес отобранную у ученика стрелу, иногда бросая удивленные взгляды на несгорающее сердце. А что, хороший факел получился.
   Только сейчас и я сам обратил внимание, что мои останки пытались постепенно приблизиться друг к другу, собраться в единое целое. Маги как по команде потрясенно замерли, потом раздался резкий голос седого, подтвердив мою догадку о том, что именно он был здесь главным:
   -Ищите голову, придурки! Она должна быть где-то рядом.
   Архимаг, отметил я, изучив ярко красную ауру с темными вкраплениями.
   Прошло всего пару минут, как кто-то подхватил меня за торчащую изо лба стрелу и понес ее к старику. Тот забрал ношу и внимательно всмотрелся в мое лицо. Потом сделал странный жест, послуживший всем остальным приказом удалиться и оставить его одного. Замешкавшихся было магов отправил следом гневный окрик. Когда же мы остались одни, он, задумчиво пожевав губами, произнес:
   -Сильный темный, очень сильный. Первый раз вижу, чтобы кто-то обладал таким потенциалом, но не владел им. Нет, кое-что умеешь... Я чувствую следы какой-то чуждой магии, но это мелочи. Возьму-ка я тебя с собой.
   После этого он произнес несколько непонятных слов, и мои бренные останки рассыпались пеплом, тут же подхваченным легким ветерком. Архимаг подозвал одного из стоящих в отдалении магов и сообщил ему, что срочно отбывает. Небрежно вытащив из воздуха полотняный мешок, старик аккуратно завернул меня в него, так что дальнейшие события были скрыты от моих глаз.
   Порой слышались приглушенные голоса, несколько раз накатывали волны магии, терзали мозг острые боли... Вскоре все прекратилось, меня бережно извлекли из мешка и понесли к небольшому постаменту с острым шипом посредине, куда и водрузили. Лишь после этого стрела была извлечена, и я смог воспринимать мир более четко.
   Постамент располагался в небольшом зале, стены которого покрывала туманная дымка, сквозь прорехи виднелся блестящий металл. И все... Пол и потолок также скрывал туман, лишь массивная черная дверь с многочисленными магическими символами выделялась на общем фоне...
   -Влип, - тихонько шевельнулись непослушные губы и сложились в мерзкую улыбочку, так раздражающую всегда окружающих. - Зато теперь я могу разговаривать даже за отсутствием легких... Ха-ха-ха-ха-ха!!!
  
   Глава 9.
   Магистр
  
   Сколько я так провисел, приколотый как диковинное насекомое? Не знаю. Довольно затруднительно следить за ходом времени в помещении, где даже привычных токов силы практически нет.
   Стены впитывали в себя всю магию, тоненьким ручейком изливающуюся из меня, оставляли лишь чуток, не дававший наступить полной разреженности. Всей энергии, находящейся в помещении, едва хватило бы на то, чтобы запалить свечу. Как раз, но и это было невозможно.
   Оперировать такими мельчайшими объемами крайне сложно, и если бы не мое земное происхождение, вряд ли я смог бы даже просто собрать всю ее в одном месте. Сначала ничего не получалось, она лишь ускользала, словно тонкий ветерок или песок сквозь пальцы, оставляя лишь ощущение обладания, такое блаженное, но иллюзорное.
   Беззвучно клубился туман, даже воздух застаивался по углам, не потревоженный чьим-либо дыханием, время незаметно стремилось вдаль, обходя меня стороной... А я все ловил, все пытался и пытался.
   Успех пришел не внезапной волной, накатившей из ниоткуда, он подкрался постепенно, ничуть не скрываясь. И чем ближе он подходил, шаркая истертыми ботинками несбывшихся надежд, тем труднее становилось, тем сильнее ухмылялось жутковатое лицо. Каждая капля, оставшаяся до кульминации всех моих трудов, давалась сотней пройденных... Терпение. Старание. Воля. Всем этим я владел, все это позволило добиться результата.
   Но я не прекратил тренировок, нет, я лишь усерднее принялся за работу, доводя весь процесс до автоматизма. Потом сам усложнил действо, строя тончайшие нити заклятий, разрываемые даже косым взглядом.
   Следом пришла пора магических формул, невозможно оптимизированных и похудевших под воздействием меня. Я оценивал все, вымерял каждую мельчайшую деталь, только бы даже при таком дефиците был результат.
   Сначала подул ветер, разогнавший серые хлопья тумана у стен. Ветер стих, сменившись пламенем...
   А потом хлопнула дверь, с размаху ударившись об косяк, будто кто-то огромный щелчком ногтя приложил по хрупкой пластинке.
   Неспешно переступив порог, ко мне направился Архимаг, тот самый. На сей раз он был одет в роскошную мантию, но без излишеств, и нес круглый мутновато серый шар.
   Через полу прикрытую дверь как ни странно не проникало ничего, ни единой капли живительной влаги, сладость обладания которой доступна лишь единицам.
   Положив шар рядом со мной, Архимаг сам облокотился о постамент и, окинув взглядом тоскливый пейзаж, неторопливо повел речь:
   -Архимаг Титус, глава Серого ордена.
   -А... Не буду обманывать, в сложившихся обстоятельствах я рад видеть даже вас. Аменхотеп, к вашим услугам.
   -Первое испытание пройдено успешно, пройдешь второе - получишь право выбирать. Я жду снаружи.
   С этими словами он легонько коснулся лежащего шара и, резко взмахнув полами мантии, степенно скрылся за дверью.
   Оторвав, наконец, взгляд от испещренной рунами и символами двери, я обратил внимание на то, что от места прикосновения постепенно расползаются светящиеся черточки, настолько мелкие, что даже не заслуживают гордого именования трещинами. Их становилось все больше и больше, пока весь шар не превратился в сплошную шероховатую поверхность... И застыл.
   -Что ж, поиграем... Эйне!
   Хлыстом сжатого воздуха вонзились слова в сферу, способные не более чем сдвинуть перо, но этого оказалось вполне достаточно. Постамент буквально взорвался осколками, ударившими в стены смертельным градом, но не способными даже поцарапать преграду, а потому дробившимися еще и еще...
   Вспышка силы и последовавший смертельный вихрь не оставили ничего от меня, разметав даже самую малость по комнате, но хлынувшая волна энергии, до краев заполнившая помещение, не дала мне исчезнуть, забыться. Буквально погруженный в силу, я ощутил, что отвыкший организм начал оживать, собираясь прямо из воздуха из мельчайших частиц, как в пересохшие каналы хлынул чистейший поток, чуть не утопивший меня в нахлынувшем облегчении.
   Спустя какое-то время я уже небрежным жестом стряхивал соринку с привычного черного шелкового костюма. На прощание, окинув помещение взглядом, молча ударил сжатой силой по постаменту, возникшему вновь, искрошив и его, и штырь. Не должно быть ничего, что может заставить вернуться сюда. Ничего.
   Рука в черной перчатке легонько подтолкнула дверь, и черные каблуки застучали по мрачному коридору.
   Узкий ход искривлялся, резко сворачивал, поднимался и опускался, а конца все не было. Вот он, вот... И жизнь подобна коридору. Подъемы, падения, метание - в них она вся, и лишь сильный способен это изменить. Рука привычно сжалась в кулак, левая вперед, ногу чуть подвернуть. Трещины, вся жизнь идет трещинами, как этот коридор, главное суметь выжить под обвалом. По плечу ударил мелкий камень, потом еще и еще. Я лишь стряхнул пыль и сорвался в бег, пронесшись весь остаток пути безумным вихрем.
   Когда впереди замерцал слабый свет, я перешел на вальяжный шаг и гордо прошел сквозь арку. Да...
   Архимаг стоял посреди огромного помещения с безумно высоким потолком, теряющимся во мраке для всех, но я без труда разглядел и странные фрески, и качающиеся скелеты не менее странных существ. Зал уходил вдаль, тянулись циклопические колонны, кое-какие раскололись и осыпались, но тем только подчеркивали величие оставшихся. На некоторых качались в оковах толстых цепей крупные бронзовые чаши, полыхающие причудливым зеленовато оранжевым пламенем.
   Титус чуть повернул голову:
   -Знаешь, меня порой удивляет стремление живых существ, особенно людей, выражать свою тягу к величию ненужными, но эффектными делами. Кто видел эти колонны? Кто видел этот зал? Ты, я, мой учитель... Кто-то до него. Знаешь, я обещал выбор. Он прост: либо ты принимаешь мои условия и становишься учеником, либо я изгоняю тебя. Либо ты со мной, либо тебя здесь не будет вообще. Нет, убивать я не стану, ибо то, что ты совершил в лесу сыграло на руку мне. Я не жалею уже, что не заполучил тот караван, главное, что он не достался конкурентам. Но они еще не знают, что все было зря.
   Чуть помолчав, он взмахом руки сотворил себе высокий элегантный фужер, на треть заполненный светящимся нектаром. Буквально пригубил. Ловкие пальцы, какие бывают у хирургов, пианистов... магов, плавным движением соскользнули, не оставив даже следа на стекле. Легкий звон эхом пронесся меж колонн, хрустнуло стекло, растертое стальным каблуком в пыль.
   -В караване было несколько детей влиятельных людей. Но это лишь видимость. К чему я рассказываю все это тебе? Все просто, у тебя выбор. Так вот истинной причиной нападения послужило другое: черный переплет с металлическими углами, старые страницы, готовые рассыпаться в пыль... Дар эльфийского царя господам магам Шеордана.
   Резко обернувшись, он пристально всмотрелся в мое безучастное лицо, горящие от избытка энергии глаза, странный костюм:
   -Она призвала тебя. Книга, которую никто не мог прочесть, позволила сделать это эльфийской девчонке. Вот это меня действительно беспокоит. Грядут перемены, грядут великие дела, сказал бы кто-нибудь... Нет, великие дела есть всегда, просто мало кто видит их, а мир так и подавно постоянно меняется, даже если на нашей жизни сие никак не отражается. Но кое-что действительно будет. Не сейчас, может позже. Слишком долго был мир, пришла пора войне. Так бывает всегда: черная полоса, белая полоса... Серый орден сейчас не так силен, как раньше, и это еще слабо сказано. Набирающие силу стихии и другие цвета постепенно вытеснили нас в отдаленные провинции. Где интригами, где силой, но сейчас у нас есть лишь один надземный анклав и эти подземные лабиринты. Мир гор, куда боятся соваться лишний раз, приютил остатки. Нас осталось мало. Сегодня я остался один. Кровь должна быть новой, никто не должен нас ждать. Я их всех убил... Воинов, магов, челядь. Анклав и так умирает, черные уже проникли туда. Что ж, завтра мы неофициально перестанем существовать. Я давно не посещал советы, там уже и думать забыли про меня. Серый орден умирает... Ладно, хватит лирики. Я тоже скоро уйду, ибо совершил по молодости одну ошибку, за которую придется платить, но у меня еще есть пара козырей в рукаве. Дед разоткровенничался, да?
   -Продолжай, Архимаг, я слушаю.
   -Знаешь, чем ты мне импонируешь? Своим безразличием... Я предлагаю тебе ученичество. Не дело пропадать накопленным знаниям, совсем не дело. Кое-чем я так и не смог воспользоваться, кое-что осталось сокрыто. Ты сможешь, я знаю, ты сильнее. Я буду учить тебя, ты согласен?
   Он замер, выжидающе глядя. Что ж, это не выбор. Это никак не выбор.
   -Да, я согласен стать твоим учеником, Архимаг Титус.
   -Что ж, я не сомневался в тебе. Идем.
   Зал был пуст. Ни одной двери, ни одного ответвления, кроме того, что покинул я, лишь все ближе и ближе вырастал огромный каменный круг, лежащий на полу в самом конце. Титус, не прекращая движения, плавно вознесся наверх, я легонько оттолкнулся и запрыгнул следом. Круг чуть покачнулся и начал погружаться в толщу скалы...
  
   ***
  
   Длинная вертикальная шахта, преодоленная нами в полном молчании, внезапно окончилась, раскрывшись в своде огромной пещеры, дно которой местами представляло собой раскаленный и текущий камень. Лопались багровые пузыри, плыл нагар и пепел, несомый бесцельным течением. Видимо было жарко. Не знаю, я не чувствую жары, только до определенного предела.
   Как все странно... Как все быстро. Всего-то год назад я даже и не думал, что жизнь может нестись таким безумным галопом, не давая опомниться и перевести дух. Вот теперь этот архимаг. Странный мир, странный человек. Такое ощущение, что он тяготится своей ношей и пытается взвалить ее на другого, плевать, воспользуется тот или бросит лежать ненужной в темном углу. Ответственность ляжет уже на его плечи.
   Все так неестественно... Все будто само валится в мои руки. Или это все то странное испытание? Или это все началось еще задолго до сегодняшнего дня, как будто в прошлой жизни, там, на Земле? Я хорошо помню и сейчас тот детский восторг, взорвавшийся фейерверком в груди, когда ветер в первый раз откликнулся на выраженную в пустоту просьбу. Да, будучи ребенком, я творил без помощи заклятий. Жаль, что чудеса доступны лишь детям. Но дело не в этом. То загаданное всем богам и силам желание, даже не в словах, скорее в чувствах... Тогда я еще чувствовал как все.
   Не достав до огромного котла расплавленной земли каких-то пару метров, отчего порой прилетали брызги, застывая на поверхности безобразными комьями, диск плавно заскользил вперед, по каким-то своим соображениям иногда причудливо меняя маршрут. Так длилось довольно долго. Архимаг думал о своем, я, не отойдя еще полностью от своего узилища, пребывал в абсолютной меланхолии. Мне было плевать, что там выйдет дальше, как повернется жизнь... Надеюсь, мне больше не придется своими боками чувствовать ее резкие повороты.
   Постепенно проход повышался, пока впереди потолок резко не ушел вверх, а дальняя стена не потерялась в мрачновато красном мареве.
   -Это вулкан. Наш путь лежит к его центру, где издревле стоят каменные исполины врат. Ты их не увидишь, даже и не всматривайся. Они надежно сокрыты от любых глаз, только диск может пройти. Чувствуешь нарастающее давление? Ворота уже близко. Сейчас будет несколько больно...
   Боль, привычная моя спутница, играющая как змея со мной, обманно взмахнув крутыми бедрами, больно впилась зубами в душу. Я упал на колени, чувствуя, что где-то рядом корчится Титус, корпус подался вперед. Оперся на руку, но и она вскоре подогнулась, заставив прижаться щекой к теплому камню...
  
   ***
  
   Резким толчком забытье прервалось включившимся сознанием. Было темно, было холодно, было сухо.
   -Теперь ты временно почти обычный человек. Тебе повезло, за проход в обитель Высшей магии, за вступление в ряды ордена, за его тайны всегда взималась плата, - раздался суховатый голос Архимага. - Ты, Аменхотеп, отделался сущей мелочью... Ха-ха-ха-ха! Я в твое время лишился памяти, потому то и скрыто от меня все до моего ученичества. Здесь имеет право находится только Верховный маг и его ученик. Один раз, когда учишься, один раз, когда учишь. Здесь множество знаний, и только от тебя зависит, сколько ты сможешь вынести наружу, сколько сможет впитать твой разум. Запрещено что-либо красть и утаскивать с собой, потому даже не пытайся составлять книгу заклинаний. Это пустая трата времени.
   Голос прервался, позволив мне, наконец, оглядеть место, в котором я очутился. Круглый зал, в центре сухой фонтан. Четыре двери на равном удалении друг от друга. Четыре надписи: библиотека, полигон, аудитория, выход... Все двери каменные, только на месте выхода колышется серая завеса.
   -Есть, правда, одно исключение. Та книга... Однажды ее нашли в лесу. Тогда перестал существовать могучий народ Уйрихай... Здесь не требуется есть, здесь не требуется спать, тут не устаешь, а силы столько, сколько сможешь взять. Выход же откроется только тогда, когда ученик достигнет своего предела на момент обучения. У тебя есть преимущество передо мной в свое время, огромное причем. Мне не придется практически ничего тебе давать, все ты сможешь взять сам за той дверью, - перст его указующе уставился в дверь библиотеки. - Я же буду лишь объяснять непонятные моменты и оттачивать твое практичное мастерство на полигоне. Напоследок хочу сказать, что, как только ты пересечешь порог одного из помещений, разум твой померкнет, чтобы проснуться потом... Ты не будешь помнить практически ничего, лишь жалкие обрывки. Но не это является главным. Выбранная дверь навсегда определит твой путь: сила, мудрость или знание. Выбирай.
   Присев на краешек фонтана, я вдруг почувствовал резкую сухость во рту:
   -Пить хочу...
  
   ***
  
   Ветер ласково трепал мои длинные волосы, что каскадом опускались на плечи и были теперь абсолютно серыми. Даже пепельно-серыми я бы сказал.
   -До поры многое сокрыто от тебя, маг Аменхотеп. Со многим тебе еще предстоит разбираться, многого, возможно, не понять никогда. Не скрою, ты удивил меня. Очень удивил. Многое от тебя ушло в оплату обучения, но не все... Да и тлеющий уголек вполне способен постепенно раздуться в жаркое пламя.
   В голове роились сумбурные мысли, а последнее мое воспоминание - шум зажурчавшей воды - обрывалось столь резко и внезапно, что для меня между ним и этим скальным уступом не существовало ничего.
   Горы, снежные пики, лесные массивы меж ними изливаются волнами, мерцают огромные озера, сияет солнце... Уступ располагался на высоте пары километров на отвесной стене. Никаких видимых путей, чтобы достичь его, не было. Я был облачен в серую массивную мантию, на груди болтался амулет в виде везде преследующего меня знака небытия... Амулет. Резко переключив восприятие, я ощутил, что амулет сей не является природным веществом. Лишь заклятья, собранные в такой плотный пучок, что никакая сталь не сравнится с ним. Магия высшего порядка... Мне не доступная, не доступная даже пока и моему пониманию. "Я, Магистр второго ранга", - как толчком пришло понимание. Справа и чуть сзади возвышался изможденный Титус, облаченный в простую рубаху до колен и белые брюки. Босые ступни посинели от усилившегося ветра, но он словно не замечал этого.
   -Мое время пришло. Как жаль, что я не внял словам учителя об осторожности. Мне пора. Теперь ты новый Верховный маг Серого ордена, тебе выбирать его дальнейшую судьбу.
   Аккуратно он стянул массивный перстень со среднего пальца правой руки. Ничего особенного, я раньше даже не замечал его. Серый ободок, серый камень... Странно, но я не в силах был определить его природу.
   Старческая рука протянула мне на раскрытой ладони этот символ власти. Я молча взял его и надел на указанное место. Перстень чуть мигнул и еще больше потерял свою выразительность, как бы перестав существовать. Взгляд соскальзывал, мысли пытались ускользнуть на другое, но я держал... Вдруг он мигнул и принял свой прежний вид.
   Учитель, с ожиданием наблюдавший за процессом, облегченно вздохнул:
   -Принял... Жаль, что пока ты слишком слаб, дабы принять на себя ношу. Открою тебе одну тайну: нет серого ордена - есть Серый маг.
   Высохшие потрескавшиеся губы в последний раз натянулись в кривоватую вымученную улыбку, да темный глаз весело подмигнул. А потом он как-то резко пропал, будто и не было тут одного из самых могущественных магов этого мира.
   Уловив мое желание, сознание само вытолкнуло на поверхность необходимые слова, шипением сорвавшиеся с высушенных ветром губ. Мир причудливо изогнулся, сворачиваясь в трубочку и устремляясь вдаль, вспыхнул яркий цветной ободок портальных врат и завис в метре от меня.
   -Теперь точно маг.
  
   ***
  
   Очутился я на той самой поляне, где когда-то впиталось столько моей крови, где был расчленен... Все изменилось и осталось прежним, смотря с какой стороны подходить к вопросу.
   Видимо прошло довольно много времени, возможно, лет шесть-семь, ибо ничто уже не напоминало о той резне. Колыхалась трава, пели птицы, стрекотали насекомые.
   Неподалеку виднелась дорога, ничуть не изменившаяся за прошедший срок. Все начатое надо завершать.
   Быстро собрав и распустив мышцы, я сделал несколько простых движений, проверяя свое состояние. Чуть нахмурился - двигаться довольно сильно мешала мантия. Быстро сдернул ее через голову, оставшись в длинных шортах и свободной рубахе. Дурацкий прикид. Чуть напрягся, проверяя ту свою способность с одеждой, тело охватил холод, потом резко перед глазами поплыли круги, и мир закачался. Кое-как отдышавшись, я с удовлетворением отметил появившийся костюм, только почему-то серый. В таком уж точно будет приличнее, чем в шортах, а то как-то не очень будут смотреться голые ноги из под мантии.
   Аккуратно собрав из окружающего пространства ману, я прогнал ее по всем узлам и укрепил ослабшие места. Тело заметно ожило, стало как-то легче и приятнее, настроение прыгнуло вверх. Я уже было собрался испытать себя, как вдруг случайно натолкнулся на тоненький ручеек силы, плавно истекающий из амулета в пространство. Абсолютно безрезультатно потыкавшись о какую-то дикую оболочку собранных в предмет заклятий, я пожал плечами и решил использовать все данное. Не пропадать же добру, ведь верно?!
   Построив несколько простейших каналов к разным частям организма, особенно к энергетическому центру, которое будто футуристическое ядро термоядерных реакций образования новой звезды опуталось сетью причудливых постреливающих и скользящих по поверхности свободных концов, я ощутил, как плавно наливается силой тело, как бегут по волосам пепельные искорки. Резко оттолкнувшись, я перекувыркнулся в воздухе и понесся по кругу поляны, все убыстряя движения, пока не достиг предельной возможности. Ветер свистел в ушах, воздух давил и отказывался пропускать дальше, но тело было сильнее. Увидев в отдалении подходящий стоячий камень, я со всей скоростью понесся к нему, а потом резко затормозил в одном шаге, впечатав выброшенным вперед кулаком по шершавой поверхности. Как в замедленной съемке обострившееся восприятие с удивлением отметило сухой хруст рассыпающихся костей, плавную волну, прошедшую по руке. Кровь медленно-медленно просочилась сквозь кожу, окрасив валун в единственный цвет, милый сердцу любого демона. А потом огромная махина как-то резко подалась вперед, накренилась, вынимая из земли упрятанные ноги... Прямо в движении рассыпаясь на тысячи осколком, огромная глыба закувыркалась в дальний конец поляны и врезалась в дерево, заставив последнее вздрогнуть всем телом.
   Я же, хватаясь за раздробленную руку и торчащие местами белые осколки, покатился на земле, разрываемый не столько физической болью, сколько куда более высшим чувством, появившимся от резких огромных затрат энергии. Придя в себя и кое-как регенерировав, я пришел к выводу, что вообще мои способности несколько снизились, но мне и этого хватит. Не будем жадничать.
   Встав и совершенно бессмысленно отряхнувшись, следуя выработанному еще на земле "ритуалу", я подхватил балахон, потом чуть подумал и сотворил простое заклятье огня, заставив его вспыхнуть прямо у меня в руках. Дождавшись пока все следы моего пребывания не превратятся в пепел, я вышел на дорогу и довольно быстро побежал вперед, следуя причудливым изгибам дороги.
   Через несколько часов непрерывного бега вдали показался арьергард большого каравана, такие знакомые плащи, шлемы, кирасы с причудливым гербом провинции Шеордан. Процессия двигалась неспешно, а потому я довольно быстро настиг конных всадников, строго глядящих по сторонам. Резко свистнув, я привлек внимание стражей, один из которых тут же повернул коня в мою сторону, подъехал не торопясь и лениво спросил:
   -Чего надо?
   -Вы же в Шеордан направляетесь?
   -Что, сам не видишь? Это же ежегодный объезд... Если хочешь присоединиться, либо иди в общей куче, либо подожди свободного места. Ждать тебя никто не станет. Пожрать сможешь купить на полевой кухне. Все.
   Все возвращается на круги своя... Не заблуждайтесь. В одну и ту же воду нельзя войти дважды.
  
  
   Глава 10.
   Серый.
  
   Безбрежный океан простирался вдаль, теряясь в туманной дымке. Горизонта не было, не было и солнца. Лишь маленький островок метров двести в поперечнике, на одном конце которого я, на другом - Титус.
   Океан, заполненный болью, ужасом и тьмой. Мрачно колыхающаяся масса черноты, постепенно все больше наполняющая воздух ядовитыми испарениями, отравляя саму суть вещей, жадно глотающая остатки всего, будь то осколок камня или капля крови... Он ждет, готовый по первому требованию предоставить все возможные ресурсы, помочь, стереть с лица земли противника. Он ждет лишь одного - моей просьбы.
   Разве можно узнать в серой, колышущейся от огромной силы фигуре Титуса? Разве он это, ласково придерживая посох, блестит черными провалами глазниц и весело смеется, презирая мою жалкую попытку. Что ж, в этот раз у меня есть для него сюрприз.
   Бой всегда начинал я, архимаг великодушно предоставлял мне это право, наглядно показывая всю тщетность моих усилий.
   Левая рука складывается в чашу, правая же описывает причудливый завиток, закручивая пойманную силу петлей. Указательный и средний вытянуты, остальные прижаты. Чуть назад, потом вниз, полуповорот корпусом, и резким толчком оторвать нить заклятья, направить его в сторону ухмыляющегося старика... Для магического зрения это представляет собой огромную сеть с неравными ячеями и цепочками разноцветных шариков, прикрепленных тут и там. Вот она почти достигает Титуса и резко сворачивается в сферу... Достигнув защиты, не отражается или разваливается, как было обычно, а лишь отекает налитый под завязку силой купол. Ухмылка сходит с лица Титуса...
   Для глаз же полупрозрачная черная волна с редкими вкраплениями пламени вдруг, не достигнув каких-то пары метров до цели, резко схлопывается в тройную спираль и молотом ударяет в колышущуюся защиту... Но не наносит вреда, а лишь чуть вплетается в его суть, захватывая мельчайшие нити, не давая защите исчезнуть, врастая в плоть островка, в его серый монолит, отозвавшийся от такого обращения лишь обиженным стоном. Титус пытается резко вырваться, но его же собственная защита держит получше какой-нибудь парализации. Надолго это его не удержит, уже плетутся сразу несколько чар, но мне многого и не надо...
   Вскидываю руки вертикально вверх, будто охватывая могучую рукоять, язык, заплетаясь, шепчет трудно выговариваемые фразы, толкает их упирающихся сквозь зубы, заставляет действовать...
   Вдруг сзади раздается журчание.
  
   ***
  
   Медленно приходя в себя после странного сна-воспоминания, я приподнялся на локте и обозрел, утирая рукавом выступивший холодный пот, спящий лагерь. Только по периметру порой раздаются оклики и горят сторожевые костры. Ночь... Мелькают маленькие черные комочки, взмахивая кожистыми крыльями, строят свои иллюзии светляки. Вот только нет привычного ощущения покоя, где-то в глубине скребут холодные когти предостережения, заставляя всеми чувствами впиваться во мрак, обшаривать Астрал, раскидывать поисковые сети. Что-то в этом лесу не так, что-то не так с этой рекой, прозванной по причине простого непонимания чужого языка переселенцами Узой.
   Где-то в темных глубинах ночи медленно пульсирует странная сила, изливающаяся во вне черно-красными прожилками переплетения чар, такая до боли знакомая мощь. Некромантия - естественная и, одновременно, противная любому живому наука, сила Смерти, скованная полубезумными чародеями в тугой ком. Даже странно, что никто не обращает внимания на такое заметное возбуждение сил.
   Ночевал я чуть в стороне от основных костров, стараясь лишний раз не бросаться в глаза многочисленным чародеям и прочей шантрапе со своим странным костюмом. Хотя, как я успел заметить, попадались порой даже еще более причудливые одеяния.
   Вообще, моя личность вопросов не вызвала, я просто сослался подошедшему магу уровня мастера на то, что решил, наконец, выбраться из своей глуши и попытаться сдать квалификационные экзамены, дабы потом смело вступить в одну из гильдий.
   Резко подхватившись с земли, я плавно заскользил в сторону мрачной стены леса. На вопрос заметившего меня часового, я ответил, что нужда, мол, такая штука, которая может и на край света по пустяку погнать. Стражник почесал небритую рожу, кривовато усмехнулся и посоветовал сильно с нуждой не затягивать, а то разное может быть - сидеть всяко лучше, чем стоять.
   Миновав этого "большого оригинала", я стремительно понесся между деревьями, отталкиваясь от поваленных стволов и выступающих из земли корней, на ходу выстраивая два слоя защиты от различных магических и физических повреждений. Сильно не поможет против опытного противника, но мне больше и не надо - всяко найдется, чем удивить ворога.
   Да уж, Лес полностью оправдывал свою славу, хотя я бы сказал, что в тайге порой попадаются места куда более жуткие и труднопроходимые. Помню, как-то полтора километра решил напрямую срезать... Два часа срезал, а ведь по лесу я с самого детства ходить любил, умею.
   Пульсирующий центр небольшой паутины постепенно приближался, заставляя все чаще и чаще вглядываться в буреломы, пытаясь определить возможный источник проблем.
   На каменный круг я вылетел внезапно, по пути споткнувшись о невидимую преграду, и сделал перекат, гася набранную скорость, дабы не въехать лбом в огромный круглый диск. Вскочив, спешно огляделся, но не обнаружил никакой угрозы, вообще ничего, кроме стены деревьев, окружающей пустое пространство перед камнем, да мерцающей с этой стороны бледным светом стены. На долго здесь задерживаться не стоит, а потому я одним прыжком заскочил на двухметровую высоту и, ощупываемый нитями магии мертвых, направился к пульсирующему даже в видимом спектре небольшому шару, точнее сфере, ибо она производила ощущение лишь оболочки...
   Красные нити попытались меня остановить, переплетшись в высокую сетчатую стену и метнув несколько пут в меня, но лишь бессильно расступились, натолкнувшись на охватившее амулет мертвенное пламя.
   Сдернув серую перчатку, я медленно протянул руку вперед, но коснуться осмелился не сразу, давая руке привыкнуть к исходящей от сферы жутковатой волне холодного пламени. Потом все же резко подхватил довольно увесистый артефакт и, направляемый исключительно наитием, вытолкнул себя вертикально вверх, на лету плетя заклятье левитации. Мягкая волна подхватила меня, уводя в сторону от почему-то скрытого от обычных глаз места.
  
   ***
  
   Как вы думаете, куда направится маг, вроде бы глава Серого ордена, а на самом деле просто Серый, по прибытии в негласную столицу магических наук всего Шидората? Конечно же, пошел в бордель. Не поймите меня неправильно, но длительное воздержание сказывается значительно, а ведь я еще очень молод... Или нет?
   С золотом проблем не возникло - я его просто сотворил. Много сил, конечно, отнимает магия материализации, но на пару десятков монет меня вполне хватило, тем более, что сам металл не является чем-то сложным. Вот если сотворить мифрил... Это да, а золото - мелочь. Ну, или магические деньги, которыми расплачиваются в большинстве заведений чародейской направленности. Вот их создать труднее, много труднее и времени это занимает прилично, а потому и стоят они чрезвычайно дорого, если пробовать купить их за золото. С помощью одной такой монетки не проблема создать пару килограммов желтого металла. Судите сами о стоимости лор, как их называют в Элтейре.
   Прибыли мы в город ближе к обеду. Вообще, стража обмолвилась, что он не типичен для магов в целом, ибо в нем находится не только Академия, но и множество школ, библиотек, транспортных узлов, являющихся, по сути, системой порталов магократии, магазинов и прочего, а значит для обеспечения всей массы приезжих чуть ли не на каждом углу высится по гостинице, таверне или кабаку. Вдобавок еще и игорные дома, упомянутые гнездовья ночных бабочек и прочего, что скрашивает тягостные вечера гостям столицы провинции и выпущенным в город студентам.
   Город вообще был довольно большой для Элтейра, в нем временно или постоянно одномоментно проживало примерно триста тысяч человек и не только. Хотя подсчеты эти были сугубо теоретические, так как никаких переписей не велось уже давно, возможно даже с самого основания.
   Раскинулся же он на берегу озера, связанного длинным широким каналом с рекой Узой, прокопанным в целях создания прямого прохода для морских судов еще несколько тысячелетий назад на месте небольшой изливающейся речки. С трех сторон его подпирали массивные горы, две из которых возвышались полого, позволяя городу постепенно расширяться по склону методом террас, а одна являлась потухшим вулканом, почти не сточенным сердитыми ветрами и погодой. Говорят, что горы таили в себе множество проходов и туннелей, да и сам город имел множество зданий с подземными этажами. Вообще, почти все немагические дороги магократии проходили под вот такими горами, где продолбленные магами, а где и простой природой, результатами деятельности которой никогда не брезговали пользоваться местные прагматики.
   Архитектура, в связи с разношерстным населением была очень разнообразна и причудлива. Спиральные башенки, трехэтажные особняки, почти плоские крыши подземных жилищ гномов, эльфийские лаэды, то есть деревянные теремки, оркские шуры... И даже редкие представители античного и древнеегипетского строительного искусства попадались здесь. Очень похожи, очень, особенно те две пирамидки, одна ступенчатая, а другая гладкая, что высились около подножия вулкана.
   Узкие кривые улочки пересекались широченными прямыми проспектами, уходили под землю порой на пару километров, дабы вынырнуть в другом конце города, выгибались причудливыми арками... Вообще, в городе было множество подземных и надземных дорог, созданных великими мастерами строительной гильдии, что тщательно собирала, копила и совмещала опыт всех народов и стран.
   Но самым видным строением все же была Академия. Огромный комплекс разнообразных зданий, соединенных крытыми переходами, лабиринтами подвесных мостков и прочего, уходящий на несколько ярусов еще и под землю, стоял особняком, одним свои краем почти касаясь водной глади, другим же заползая на пологий склон. Территория Академии была огорожена высокой стеной, носящей, тем не менее, скорее декоративное значение, ибо истинной защитой служил тройной купол, поддерживаемый, как говорят, самим ректором, по совместительству Верховным Высшим магов провинции, Эйаром. Эйар был стар, кто-то из стражей упоминал, что он правит вот уже пол тысячелетия, во что верилось без труда, зная возможности Высших.
   Хотя правил - слишком громкое слово. За него это выполнял прекрасно работающий бюрократический механизм, возглавляемый Архимагом Керром Хельдиром.
   Провинция не принадлежала никому из орденов, в первую очередь потому, что местные законы запрещали Верховному магу быть приверженцем каких либо объединений оккультного толка. Разумно, даже очень, надо сказать.
   Но Академия была не единственным выделяющимся строением. Дюжина высоченных башен, резиденций орденов в Шеордане, почти короной возвышалась в разных частях города. В последнее время, будто возрождая старую добрую традицию, все чаще и чаще именно здесь проходил Совет орденов, именно здесь заседал в центральной, самой высокой башне избираемый раз в двадцать лет председатель и весь правительственный аппарат, носящий сугубо представительскую функцию. Почему так получилось? Все просто, с каждым годом все меньше и меньше оставалось неподконтрольных орденам провинций, новые же появлялись редко. Последняя, насколько я смог узнать, была сформирована двести лет назад на месте одного из горных баронств.
   Вообще маги медленно, но верно вели экспансию на север, посылая одновременно экспедиции на острова Гремящего моря и дальние континенты. Говорят, что скоро появится еще пара провинций именно там. Если честно, то, делая простые логические выводы из политической обстановки, я считал, что хорошо это закончиться не может.
   Черный орден "Незаир", Красный "Базрад", Синий "Купель", Белый "Шарм", Фиолетовый "Нумернот", Желтый "Гас'Ур", Зеленый "Истра" были старейшими, по имени их назывались и провинции, где располагались главные резиденции. Позднее появились орден Костей "Кейрот", орден Зари "Зураван", орден Леса "Данабан" и орден Бесцветный "Шамергул". Двенадцатая башня принадлежала Председателю и переходила из рук в руки, возвышая то один орден, то другой. Были и более мелкие и молодые ордена, но они не имели представительства в Совете, а потому их резиденции были значительно скромнее. Например, всего пол тысячи лет назад сформированный орден Теней "Шейс", хоть и владел богатой провинцией, но по сравнению с могуществом одиннадцати главных смотрелся бледновато.
   Правда испокон веков в Совете стоит тринадцать кресел, самое дальнее из которых пустует уже множество лет, но никто так и не посмел даже заикнуться убрать его из зала. Кресло Серого ордена, первого из первых, история которого теряется задолго не то что до последней катастрофы, от которой и ведется сейчас летосчисление, произошедшей четыре с половиной тысячелетия назад, но и дальше, много дальше... Говорят, что историки порой обнаруживают упоминания о серых в летописях, датированных третьей эпохой... Три катастрофы назад. С тех пор орден сменил много имен, пока, наконец, не стал просто Серым, без всяких дополнительных прозваний.
   Да, считается, что орден умер... Умер пять с небольшим лет назад, как довелось мне узнать. Не осталось земель, принадлежащих ему, не осталось крепостей и городов, только это кресло, да извергающийся порой вулкан на месте предположительного расположения последнего их оплота. Вот и все.
   Но даже самые последние оптимисты из тех, кто владел хоть какой-то полнотой информации, в глубине души понимали, что Серые не могут умереть так просто, что этот упадок явление временное, что Серый орден - это не провинции и маги, это не солдаты и наемники, это не люди, мирно живущие и работающие. Серый орден - может быть и одним единственным человеком, его Верховным магом, серый орден там, где есть он.
   Ладно, пусть пока пылится. Мне еще слишком рано заявлять свои права.
  
   ***
  
   Чрезвычайно довольный собой через каких-то пять часов я, наконец, все же покинул выкрашенные красной краской стены довольно приличного, на мой взгляд, заведения. Что ж, очень востребованная в городе профессия, особенно, если нужно быстро и без напрягов снять стресс или просто расслабиться. Дорого, правда.
   Аккуратно завернутую в шелковую тряпицу сферу, чья сила самым странным образом была различима, видимо, только мне, я положил в купленный на небольшом базаре походный мешок. Туда же скидал приобретенные припасы, приобретенную в местном бутике одежду и прочую необходимую мелочь, вроде мыла.
   Вроде все, только еще заглянул мимоходом в оружейную лавку, где на оставшиеся десять монет вооружился довольно приличным стальным скимитаром, лишенным всяких внешних причиндалов, но зато обладающим хорошей балансировкой и закалкой. На первое время сойдет.
   Да уж, теперь у меня есть целых три артефакта, сущность которых мне непонятна. И перстень, и сфера, как было установлено мной на одном из привалов, тоже начали испускать тоненькие ручейки силы, причудливо вплетшиеся в и так перекрученную до полной неузнаваемости мою энергетику. Что мне с ними делать, я не представлял, а потому решил пока оставить все как есть. Можно, конечно, сферу в качестве навершия для посоха использовать, но мне почему-то казалось, что для работы с ним этого абсолютно не требуется.
   Куда отправиться в первую очередь? Не знаю, наверное, все же в Академию, попробовать устроиться на какую-нибудь кафедру. Вообще, в чем я разбираюсь?
   Умею создавать Артефакты, но в этом разделе отнюдь не мастер, единственное, в Зачаровании понимаю хорошо. Одним словом, чары наложить смогу, а вот сам выковать или создать что-то дельное - вряд ли. Надо будет восполнить этот пробел, ибо в жизни такие умения очень пригодятся.
   Можно податься на кафедру Боевой магии, или там стихий каких, в этом я понимаю. Медленная вода лишь в теории, ну и практики немного. Кстати, этот раздел, как я узнал, проанализировав свои сведения со Школы, частично была мне известна еще на Земле, но там я с ней работал мало.
   Вообще, не знаю даже... Теории-то у меня почти во всем великом множестве разделов имеется прилично, вот только не все испытано на практике, да и не все нравится. И вообще, я не знаю, какие именно предметы входят в учебный курс, так что остановлюсь, наверное, все же на многочисленных разделах боевки и магии Смерти. Уж в этом я точно мастер, без тени бахвальства причем.
   Вот так, размышляя над проблемой своего дальнейшего трудоустройства и обучения, даже не столько обучения, сколько роста в силе, я и шагал по мощеным фигурными плитками кривым улочкам, покупая порой у уличных торговцев напитки или разные сладости.
   Приятный город, чистый, процветающий... Пару раз пытались ограбить, но я лишь перехватывал шустрые руки и чуть сдавливал, заставляя неудачливых воров корчиться на земле со сломанными руками. Да и вообще, надо же думать, прежде чем лезть - у меня и кошелька-то нет, все в карманах болтается.
   Один раз, когда я свернул в узкий безлюдный проулок, дабы не толкаться в образовавшейся дальше по улице людской пробке, несколько здоровых и крепких ребят, мимо которых я проходил, попробовали вежливо попросить у меня немного денег... А также меч и одежду, пригрозив длинными кривыми кинжалами. Идиоты, блин! Я даже не стал задерживаться, просто резко сдернул из петли на поясе меч и скользящим волнистым жестом вспорол всем четверым глотки, после чего, не оглядываясь, вернул скимитар на место и потопал дальше.
   Вообще, на меня иногда все же оглядывались, особенно портные, дивясь, видимо, необычному покрою и странным остроносым туфлям с гравировкой на подошве. Что ж, пусть смотрят, может что-то и перенимут, хотя вряд ли.
   К Академии я решил подойти не через парадные ворота, в которых, как пить дать, сейчас толпилось множество желающих поступить и повозки караванов, а со стороны озера, где располагался превосходный песчаный пляж, да уходили под воду несколько причудливых корпусов, чем-то напомнивших мне домики в мыльных пузырях.
   Волей-неволей путь мой лежал через порт, так что я от души успел насладиться настоящей суетой, а не тем ее жалким подобием, что царила на рынке. Как может выглядеть порт в городе магов? Вроде бы обычный порт, вот только снуют во все стороны мелкие летучие твари, держа в руках бланки и стило, что-то чиркая и покрикивая на носильщиков, ходят изможденные маги - левитаторы, подрабатывающие замес-то подъемных кранов. И это еще не все... Город в городе, где любому зазевавшему могут тут же воткнуть нож под ребро, благо стража здесь появляется редко, да и угнаться в такой толчее за бандитами не может. Или не хочет, что вероятнее. Одним словом, если убрать всю магическую составляющую и прочую шелуху, обычный портовый район со всеми вытекающими.
   Единственное, что меня совсем удивило, так это корабли. Все, начиная от обычного драккара, заканчивая могучими крепостями на воде, что, правда, не имели привычных по Земле пушек, а ограничивались различными катапультами, баллистами и другими устройствами, иногда даже магическими.
   Было несколько квадрем, по которым мерно вышагивали облаченные в сплошные шлемы, повторяющие форму лица, и листовидные доспехи с кольчужной юбкой высокие светловолосые эльфы. Да уж, вот вам и возвышенные создания... Почему? А вы попробуйте себе представить, сколько нужно рабов для приведения этой махины в движение.
   Правда, привычных для меня стройных парусников не было, наверное, потому что не было и подходящих вооружений. Магические орудия стоят дорого, а механические занимают много места.
   В конце концов, добравшись до конца длинного пирса, я спрыгнул на горячий песок и, зачерпывая в туфли это пересыпчатое золото, направился вдоль берега. Около порта купающихся почти не было, а вот дальше весь берег был усеян ими так, что даже просто протолкнуться можно было лишь с трудом. Приходилось делать широкие дуги, иногда прыгать по свободным пяточкам, слушать ругань... Ну надо же дурь! Какой, интересно, кайф сидеть в такой толпе, когда даже вода просто исчезает под сплошной массой тел?
   Академия постепенно приближалась, купающихся обывателей стало меньше, видимо, они старались держаться подальше от расположившихся около учебного заведения студентов. Те же и пошутить могут, причем шутка порой получается абсолютно не смешной...
   Кстати, купальники... Студентки, привлекшие мое внимание еще издалека, щеголяли отнюдь не скафандрами, а все теми же бикини и прочем, в чем я разбираюсь не так чтобы очень. Вот вам и отсталое общество! Женщины везде одинаковые.
   Миновав с интересом поглядывающих на меня студентов и преподавателей, что вольготно разлеглись на подобиях шезлонгов, я медленно поднялся по длинной мраморной лестнице, касаясь иногда вычурных перил и огромных ваз с разнообразными растениями.
   Стучать не потребовалось - невидимый привратник задолго услышал звонкий стук каблуков, так как небольшая металлическая дверь с узким окошечком чуть приотворилась передо мной будто сама по себе, открыв взгляду широкий внутренний двор, забитый до отказа галдящей толпой молодежи. Зачем обходил, спрашивается?
  
   Конец первой части.
  

Оценка: 6.44*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"