Рерайтер Захария: другие произведения.

Вторжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Космическая боевая фантастика, столкновение цивилизаций, столкновение взглядов на жизнь. Была для Дефиса-2, но там царил сплошной анабиоз, так толком никто ничего и не сказал. А ведь всегда интересно узнать мнение читателя, тем более эта версия уже подправленная.

  Взрыв. Круглый цилиндрический дом без окон медленно рассыпался. Кирпичи, штукатурка пыльной волной накрыли асфальт вокруг.
   - Ха-ха-ха. Готово! - орал виновник, приземистый, с бугристым лицом коротышка. Болтающаяся за спиной энерго-винтовка колотила его по копчику, но это его, похоже, не особенно волновало.
   - Ещё одна грёбаная башня, сержант! А тебе как, слабо? Спорить могу, точности не хватит вот так шмякнуть!
   Сержант, весь серый от пыли, спокойно сплюнул.
   - Пари на месячный оклад, капрал. Похоже, пора тебя научить - с десантниками спорить нельзя.
   - По рукам, - капрал улыбнулся, этакая хитрая щербатая улыбка, он и правда верил в свою победу. Стоявшие рядом солдаты переглянулись, подмигивая друг другу, но к спору никто не присоединился. Все они были десантниками из отделения сержанта, в отличие от коротышки капрала, тот служил в танковых частях.
   Сержант, с неожиданной для его мощной фигуры легкостью, прыгнул в стоящую рядом танкетку. Дернув за рычаг, он развернул её на стоящий в метрах шестистах ещё один цилиндрический дом.
   - Эй, сержант, ты чего это задумал! Надо своим оружием! - Возмущенно закричал, пытаясь пересилить грохот гусениц, капрал. - Не по уговору!
   - Всё честь по чести! - посмеиваясь с высоты сиденья стрелка, отрезал сержант.
   - По какой ещё чести?! - от возмущения, казалось, коротышка отпустит дух. - С моей танкетки?!
   У него действительно перехватило дух и дальше он уже только пыхтел, не находя слов.
   - А правда, сержант, его же танкетка - коротышку неожиданно поддержали солдаты. Сержант взглядом остудил проснувшееся в подчиненных стремление к справедливости, но затем, поморщившись, всё-таки слез с танкетки и взял ручной ракетомёт.
   - Мне здесь и автонаводка не нужна. Смотри, механик!
   Вырвавшаяся с шипением ракета разломила дом напополам. Огромный столб пламени поднялся к небу.
   - Ого, - восхищенно крутанул головой капрал. - Да это фейерверк. Склад горючего, похоже, накрыли!
   - Накрыл, - повернулся сержант. - Я! Значит, не попаду?!
   Огненный столб колыхался у него за спиной. Капрал с невозмутимым лицом пожал плечами. Потеря оклада его не слишком волновала. Они только прибыли на эту планету и всё ещё лишь начиналось.
   Гудящее пламя начало потихоньку оседать. Разрушенный склад находился рядом со старым сквером, там огонь и начал распространяться огненным полукольцом. Чахлые кусты выгорали как спички, похоже, огонь подзадоривала какая-та химия из разрушенного дома. Жадным языком пожар слизнул в считанные мгновения всю растительность, оставив от сквера белое пепелище, да расплавленные урны и скамейки. Последний всплеск пламени и всё затухло. Вверх потянулся густой белый дым. Едкий, вонючий, он рваным волоком стелился над руинами, грозя закоптить всю мертвечину, которая находилась в этих завалах.
   - Люблю такой запах, - неожиданно охрипшим голосом сказал сержант. - Прямо ностальгия...
   Сержант некоторое время помолчал, будто выжидая всеобщего внимания, однако здесь и без эффектных пауз его слушали, несомненно, все.
   - Только одно плохо. Пустовато стало... Местных не осталось - добавил он, поясняя.
   Все непонимающе смотрели на него. Затем семь десантников и коротышка-капрал расхохотались. Они не знали, поняли ли они сержанта, но чего ещё он мог хотеть от них?
   - Да уж, поплясали бы они у нас... - у капрала от смеха даже слёзы на глазах выступили.
   - Это ещё что такое!? Никого, кроме себя, уже в упор не видите!? - заорал кто-то прямо над сержантом, да так, что тот от неожиданности чуть не упал. - Старших по званию, значит, не положено замечать!?
   Сержант как ужаленный развернулся, и тут же закричал во весь голос:
   - Стройся!!! Равняйсь!!! Сми-и-ирно!!!
   Солдаты, спотыкаясь, выстроились в линию. Щербатый капрал бочком скрылся за танкетку. Стоявший рядом офицер в серебряном комбинезоне хмуро наблюдал за этими перестановками. Позади него высилась летающая платформа, с помощью которой он уже не в первый раз за день преподносил сюрпризы расслабившимся подчиненным. Какое-никакое, а развлечение.
   - Подразделение сержанта Тарга, 1-ой роты, 3-го десантного полка космического десанта задание выполнило и ждёт дальнейших распоряжений, - оттараторил сержант. Лица вытянувшихся в струнку солдат побагровели от напряжения.
   - Молодцы.
   Сержант позволил себе немного расслабиться.
   - Слушайте приказ. Направляйтесь в сектор С-4, к 3-му транспортному звездолёту. Получите новое обмундирование и снаряжение. Мы будем парадом брать столицу этой паршивой планетки. И помните, за каждого убитого аборигена положено вознаграждение. - Офицер, усмехнувшись, оглядел лица солдат. - Мы должны очистить эту землю во имя нашего будущего. Не жалейте никого!
   - Служим отечеству и космо-десанту, - гаркнули в одно дыхание солдаты.
   Закончив с политикой и приказами, офицер перешёл к частному. Штабным крысам редко выпадает возможность вот так выбраться на самую передовую. Новая техника всё же не всегда положительный момент. Отдал приказ по дальней связи и сиди, гляди в рот генералам дальше. А сейчас... Офицер осмотрелся. Такой пейзаж!
   - Эй ты! Иди сюда! - Он позвал спрятавшегося танкиста-капрала. - Ну-ка, давай, щёлкни меня!
   Вручив фотоаппарат коротышке и приняв гордый вид, офицер встал рядом с Таргом и его солдатами. Каменные подбородки вперёд, за спинами дым и торчащая крестами из руин арматура. Несколько снимков на память, новый мир, новая победа.
   Когда с памятными делами было покончено, офицер вернулся к своей платформе. Заждавшийся, скучающий водитель получил пинок, двигатель заревел и, выжигая плазмой дюз последнюю жухлую траву, машина взмыла в тусклое небо. Сразу с исчезновением офицера, солдаты забыли о дисциплине, обсуждая хит дня - будущие награды за отстрел прячущих по подвалам обывателей. А сержант с коротышкой-капралом говорили о более насущном, назревало новое пари, теперь уже насчёт парада.
  
   Генерал Лайт стоял у панорамы Цеона - очередной цели на пути его военной карьеры. Предварительная обработка поверхности планеты химическим и бактериологическим оружием дала свои результаты. Сопротивление цеонитов оказалось подавленным в самом зародыше. На планете уже высажены первые десанты. И теперь наступал черёд основного эшелона.
  Генерал Лайт вздохнул. Он знал, за эту операцию ему дадут погоны маршала, но... Ему не нравилась такая война. Ветеран многих компаний, он любил стремительные огненные бои, когда планета буквально разваливается на куски, и когда кожей чувствуешь потное напряжение противника. Вдобавок война лицом к лицу давала проявить себя солдатам и офицерам, помогала осознать им тот факт, что они единый бронированный кулак единой нации. Однако в глобальных делах ни Лайт, ни генштаб ничего не решали. На Лояне набирала обороты очередная предвыборная кампания. Небольшая война с должной каплей мужественной крови могла стать большим плюсом для Президента. Она хотела вступить в столицу Цеона торжественным парадом с дымным, но, по сути, небольшим сопротивлением туземцев. Это могло здорово утереть нос сопернику Президента, которым был никто иной, как фельдмаршал Кест. Старый и очень опытный политик. Всегда делал упор на своё военное прошлое, и он имел для этого все основания. Легендарный полководец, за его плечами сотни сражений и столько же побед. Биография в военных шрамах выгодно отличает его от Президента. Она вообще никогда не была военной, хоть и происходила из старой офицерской семьи. Потому красивая победа ей необходима, ведь избиратели хорошо берут на удочку со смачным фейерверком.
   Над панорамой зажглись красные огоньки. Это приземлялись транспортные звездолёты. Наступало время главного этапа операции. Лайт вспомнил недавний разговор с главой комиссии снабжения. Надо не забыть приказать оставить в живых двести тысяч цеонитов. Они станут киборгами и первыми полетят на Артудо. Ведь что не говори, выборы выборами, а основная цель это Артудо. Только эти торгаши и мешают осваивать Лояну космос. Лезут везде и всюду, а при этом ещё талдычат о правах цивилизаций, о принципе невмешательства. Вот и не вмешивались бы в чужие конфликты. Артудианцы богаты, золото дало им силу, но всё же они неправильно распоряжаются своими ресурсами. Спешат поспеть повсюду, а в результате не получается ни то ни другое. Внутренний разлад в их обществе настолько силён, что смешно становится - чего они вообще вылезли из своих колыбелек? Генерал Лайт не сомневался, рано или поздно, победу, несомненно, одержит Лоян. Как говорилось в пропагандистких листках: 'Мощная поступь нашей цивилизации раздавит любого врага осмелившегося встать у нас на пути'. Пафосно, зато эти листки всегда знали за кем правда.
  Лоянцев действительно никогда не пугала величина космоса и все его неизвестности. Пусть там и могут быть цивилизации уровня намного превосходящего их, лоянский. Да только новейшие космогонические исследования доказывали - подобные расы замыкаются в себе и абсолютно не обращают внимания на происходящее вокруг. Теория контактов говорила о том, что эти цивилизации переходят на иной уровень развития, потому их невозможно обнаружить, встретить физически, а про общение и говорить не приходиться. Поэтому нынешние военные аналитики теперь просто не брали в расчёт возможность межуровневых контактов. Почему же Лайт подумал об этом сейчас? Он сам не знал. Ведь он действительно не сомневался в торжестве Лояна. Но эти глупые пропагандисты и политики, покупающиеся на собственные лозунги. Когда наслушаешься их чуши, невольно задумаешься, как бы оценили всю эту парадную муштру кто-нибудь сверху. Политики... Генерал надеялся, что не похож на них.
   Он вспомнил о своей семье. Цеон подарит им много прекрасной земли. Надо лишь проследить, чтобы планетарные инженеры поработали над планетой. Семье Лайтов не нужны внуки-мутанты. Когда этот шарик немного сдвинут к солнцу, здесь воцарится тёплый климат с ярким небом над головой. Не таким, как сейчас. Как цеониты жили здесь? Не мир, а сплошная сумеречная зона. Может поэтому они такие маленькие - самые крупные полтора метра ростом, с бледно-голубоватой кожей. Как у мертвецов. Генерал улыбнулся собственному каламбуру. Цеониты и правда нынче мертвецы, по крайней мере, большая часть. Генерал Лайт вспомнил недавний доклад своего адъютанта - молодого, подающего блестящие надежды лейтенанта. Тот собирал данные о туземцах, получилось неплохое исследование. Цеониты не являлись технической культурой. Весь налёт цивилизации появился у них после контактов с Артудо, которая, как всегда, лезла не в своё дело. А до этого, как понял генерал, местные занимались каким-то внутренним самокопанием. Перед тем, как планету подвергли обработке, разведчики изучили основные формы таких занятий. Служба психического контроля - СПК любила подобные вещи. Это основательно помогало им в работе. По крайне мере они так утверждали.
   Совсем недавно СПК в его армии выявила несостоянца. Откуда только взяли? В Армии Вторжения! Не слишком хорошая примета. Может, специально хотели подпортить триумф? Теперь ведь и не поймешь, правда они кого-то нашли или нет. Генерал собственно не сомневался в СПК. Во все времена были нужны подобные службы, они предохраняли общество от разложения. Однако любить их он не хотел. Тем более что они всё делали с невероятным апломбом, как говорилось - с Научным Подходом. Лайту не нравилось это. Но он признавал необходимость СПК. Действительно, с современным уровнем развития психологии они действовали, порой, довольно удачно. Не давали людям засидеться, контролировали и удерживали в нужных рамках даже очень нестандартных людей, поскольку знали про всех всё. Умеют раскрывать характер человека, его темперамент. Постоянный психический контроль помогает выявить людей достигших 'потолка'. Подобных 'переростков' снимают с занимаемых должностей, их переводят на другие пути, где перед ними открываются новые перспективы. Они там новички и потому начальное положение несколько ниже предыдущего, но зато сохраняются достигнутые привилегии. Вдобавок повышается социальный рейтинг человека и это, как утверждалось, предотвращает социальные конфликты. Рейтинг самого генерала Лайта приближался к героическому, что давало очень большие права и практически невероятные возможности.
   Единственной закрытой службой на Лояне к нынешнему времени осталась только сама СПК. Всё приходило к ней, но ничего не уходило оттуда. Сейчас туда отослали разработки цеонитов. Генерал был уверен, теперь про эти технологии обычные люди не скоро услышат, хотя применяться новые техники будут везде вокруг. В такой секретности и заключался главный минус этой конторы. Зато благодаря СПК на Лояне не осталось низших слоев населения, исчезла скука и бюрократия, всё движется, и Лоян впервые за многие века на самом деле приближается к моменту своего господства над миром. Процветание во всём. Прогресс наук. Особенно медицины. Теперь просто невозможно стать инвалидом. Чтобы уничтожить лоянца, врагу надо постараться. Если такой враг вообще найдётся. А пока Лоян занимает миры тех, кто не умеет жить по-настоящему. Как вот этот мир, на панораме. Небольшая светло-зелёная планета с двумя материками и цепочкой островов между ними. По сравнению с Лояном довольно скудный мир. Но после переделки...
   - Это будет прекрасный мир, - вслух сказал генерал Лайт. - Достойный нас!
   Пронзительный сигнал поломал застоявшуюся тишину. Резкий звук вывел генерала из раздумий. Лайт повернулся, оставив вращающийся мир за спиной. Кончились размышления, настало время решений. В кабинет стремительной походкой вошёл адъютант. Он пришёл проводить генерала на совещание к Президенту, на последнее совещание перед высадкой.
   - Господин генерал, госпожа Президент ждёт вас, - адъютант замер перед главнокомандующим.
   - Иду, - коротко бросил генерал. Панорама планеты сзади мигнула и потухла.
   Немного выждав, пока адъютант докладывал о нём, генерал подтянулся, оправился и вошёл в командный центр.
   - Извините, что заставил вас ждать госпожа Президент,
   - Ничего, это я прибыла слишком рано. Всё должно быть чётко по графику, - ответила Президент, красивая, но уже не совсем молодая женщина. - И вы как всегда следуете ему, генерал Лайт, я вас за это очень уважаю.
   Хотя об этом никогда не говорилось вслух, но в данном случае уважение было взаимным. А Президент для того и называлась политиком, чтобы знать о подобных вещах без слов. Генерал был одним из тех, кто поддерживал её с самого начала. И еще не разу не пожалел об этом. Впрочем, он считал себя патриотом и потому он в любом случае согласился бы на её вмешательство в проводимую им операцию по захвату Цеона. В истории Лояна наступал поворотный момент, и нельзя было допустить из-за выборов неожиданную смену курса.
   - Раз все собрались, тогда приступим к совещанию, господа, - повысив голос, объявила Президент.
   Большой белый плафон вспыхнул в середине комнаты, ярко осветив круглый стол под собой. Десять мест окружали его, точно по числу совещавшихся. Дежурные офицеры заняли свои места у пультов вдоль стен, а солдаты, отдав честь, вышли в коридор. Тяжёлая металлическая дверь запечатала вход за ними. Теперь никто не сможет попасть в командный центр и ничто не может беспокоить совет. Даже уничтожение флагманского крейсера Вторжения, где находился командный центр. Совет останется цел и в этом случае. Центр, окружённый многими слоями защиты, являлся самым безопасным местом во всём пространстве около Цеона.
   Президент заняла место во главе стола. Генерал Лайт сел рядом.
   - Итак, господа, ознакомьте меня с общей обстановкой на планете, - начала Президент.
   Генерал Лайт кивнул в полумрак, дежурные офицеры вдоль стен пришли в движение. Над столом зажглась прозрачная панорама Цеона, рядом зловещим кольцом висело два десятка красных точек, это был флот Вторжения. На главном континенте планеты белой сыпью высыпало ещё одно кольцо точек. Они означали места, где высадившийся десант ждал знака, чтобы продолжить продвижение вглубь страны, к её сердцу, к столице, туда, где Президент должна была получить свой триумф.
   - Хорошо, - поразмыслив, начал генерал Лайт. - После обработки планеты химическим и бактериологическим оружием возможность активного сопротивления можно исключить. На данный момент наши развед-десанты являются практически полными хозяевами планеты. Сейчас солдаты бездействуют, давая возможность оставшимся в живых цеонитам укрепиться. Всё согласно вашему плану, госпожа Президент, - последние слова генерала звучали довольно кисло, давая понять его мнение об этой стратегии.
   - Солдаты? - Президент проигнорировала настроение генерала Лайта, её заинтересовало совсем другое. - Почему не киборги?
   Генерал ждал этот вопрос.
   - Солдаты надёжнее киборгов. Последние слишком сориентированы на одну цель. Обычно мы их высаживаем первыми в случае запланированных высоких потерь, - генерал, рассказывая элементарные вещи, невольно задел честь Президента, но в данном случае она сама спровоцировала его. Сказывалось её невоенное воспитание. Пояснив, он продолжил:
   - Итак. Мы обрабатывали планету выборочно, то есть специально оставили несколько районов нетронутыми. Это преимущественно их наиболее малонаселённые неразвитые провинции.
   На голограмме, на фоне бурого континента появилось несколько зелёных пятен, сиротливо одиноких посреди коричневой мути обработанного пространства.
   - Также мы оставили целой около одной пятой части гарнизона столицы, для того, чтобы наши войска при штурме встретили некоторое сопротивление. Когда всё это заснимут и покажут, у наблюдателей возникнет ощущение, что столицу взяли в результате нешуточного боя. Отличное кино для ваших избирателей, госпожа Президент. А это как раз и входит в наши планы, не так ли?
   - Как насчёт того, если случится что-нибудь непредвиденное? - поинтересовалась Президент.
   - Полковник Пэй, пожалуйста. - Генерал Лайт кивнул невысокому мужчине сидящему с усталым видом за другим концом стола. Его вид мог обмануть незнакомого с полковником человека, но и то, пожалуй, лишь на первый раз. Полковник Пэй был не только разведчиком, но и состоял в СПК. Бесцветный взгляд, незапоминающееся лицо, ничего угрожающего, но большая часть штабистов боялась даже просто разговаривать при полковнике, да и думать, пожалуй, тоже. Мало ли какая пакость может приключиться, вдруг современные технологии позволяют и мысли читать? Лайт полагал все эти страхи чушью, однако и сам генерал чувствовал себя неловко, находясь рядом с Пэем.
   - Мои разведчики тщательно изучили планету, - без предисловия начал полковник Пэй, - и я могу с уверенностью доложить. Помимо специально сохраненных нами жителей, цеонитам удалось спасти свой генштаб, часть гражданского населения столицы и примерно половину своего подводного флота. Это три подводные лодки полностью автономные, оснащены термоядерными ракетами и системами слежения за околопланетным пространством. На каждой лодке четыре ракеты и десять человек экипажа. Больше цеонитам ничего не удалось сохранить из-за низкого технического уровня в целом по планете. Правда существует возможность наличия у цеонитов спутника противометеоритной защиты. Но даже если это так, вряд ли они смогут им воспользоваться. Мы блокируем сейчас всякую дальнюю связь, и пробиться сквозь наши помехи они не смогут. Теперь насчёт союзников Цеона...
   Вялый монотонный голос полковника производил расслабляющее действие. Президент с отрешённым видом крутила бляху на поясе, генерал Лайт рассеянно задумался о будущем имении на Цеоне, остальные офицеры выглядели не лучше.
   - Вы что-то хотели спросить генерал Лайт? - голос Президента пробился сквозь забытьё генерала.
   - Я? Нет. Я просто задумался и видимо немного отвлёкся.
   - Отвлеклись? - Президент недоверчиво посмотрела на него. - Ну да ладно. Продолжайте полковник.
   - Собственно продолжать уже нечего. Как я уже сказал, Артудо не придёт на помощь Цеону. Они слишком заняты укреплением своих собственных позиций и ищут более перспективных союзников, таких, как Клеон. Но данная комбинация нереальна. Клеонцы увязли в гражданской войне. Наша разведка усиленно им в этом помогает. - Пэй заметил вопросительный взгляд Президента. - Естественно всё делается анонимно, - последовала небольшая пауза. - Здесь мои данные заканчиваются.
   - Как вы оцениваете эти сведения, генерал Лайт? Как вы их использовали в работе?
   - Полковник Нил. Расскажите, что вы предприняли, - генерал переадресовал вопрос Президента.
   Полковник, до этого находившийся где-то в тени, мячиком подкатился к столу. Он производил впечатление человека, которого только что очень грубо разбудили. Но дело он своё знал и начал говорить уже на ходу.
   - Насчёт нейтрализации подводного флота. Над океаном пущено два космических крейсера, каждый из которых контролирует сотню поисковых ионолётов. Они управляются киборгами и любой из них способен в одиночку уничтожить все три подводные лодки цеонитов. Так они и сделают при первой же возможности. Нам точно известно, что эти лодки находятся в Малом океане, в районе желоба один.
   Полковник Нил говорил с прохладцей, он явно не считал подводный флот цеонитов чем-то заслуживающим внимание. Между тем голограмма Цеона исчезла, вместо неё появилась карта Малого океана с чётко выделенным желобом под номером один. Скучающие офицеры с любопытством зевак рассматривали её.
   - Наши данные получены на вымершей военно-морской базе цеонитов. Прятки в желобе был их план Б. - Нил усмехнулся. - Мы блокировали лодки. Поле помех, создаваемое крейсерами над океаном, делает невозможным для цеонитов не только связь, но и вообще всякое сканирование поверхности. Рано или поздно они всплывут и будут уничтожены раньше, чем успеют сделать хоть один выстрел, - полковник замолчал, прекратив доклад так же резко, как и начал.
   - Это всё? - Президент выжидающе смотрела на него. - А как насчёт внепланово уцелевшего населения в городах, в частности в столице?
   - Ах да, - спохватился Нил. - Но... - он смотрел на Президента с недоумением. - Ведь это всего лишь немного дополнительного мяса для нашего шоу.
   В Центре воцарилось неловкое молчание. Генерал Лайт с укоризной смотрел на полковника, жалея, что не может распылить этого толстяка прямо сейчас.
   - Ну да ладно. - Президент не хотела портить отношения. - Раз уж речь зашла об этом, давайте уточним детали самого представления.
   Офицеры заметно оживились. Всё внимание сосредоточилось на генерале Лайте. Стареющий вояка подтянулся и начал, не боясь невнимания слушателей. Теперь дело касалась всех, ведь от успеха показного штурма зависела карьера большинства присутствующих. Вспотевший и весь красный Нил тем временем незаметно ретировался подальше от стола, к дежурным офицерам.
   - Итак, начнем по порядку. Стереовидение будет снимать бой только в столице с того момента, когда начнётся вступление в город. Поэтому частям, не входящим в столицу, нет нужды напрягаться, они спокойно рассредоточиваются вокруг города. Их главная цель ловить беглецов, а если лень - пусть смотрят фейерверк в городе. Вы, госпожа Президент, будете находиться во главе третьего корпуса войск, для вас подготовят специальный открытый танк на магнитной подушке. Во избежание всяких досадных случайностей сверху вас прикроет защитный луч, направляемый с ударного планетолёта. Направленные ракеты, электронные лучи и другая цеонитская мелочь легко нейтрализуется лучом, а более опасных вооружений у цеонитов сейчас не осталось...
   - Вы считаете, что я опасаюсь каких-то там цеонитов? - перебила, не удержавшись, Президент генерала.
   - Нет, конечно. - Генерал невольно вздохнул. Порой раздражают даже вполне симпатичные личности. - Просто я не могу оставлять место случайностям. Вы ведь самая значительная фигура в нашем параде. Теперь о пути следования штурмовой колонны. Мы пройдём через три основных района цеонитской столицы, но основное сопротивление ожидается только в центральном. Съёмки именно этого момента боя станут самыми красочными. Цеониты стянули туда всю сеть противовоздушной обороны города и, надо полагать, сейчас они стараются приспособить свои орудия для наземного боя. Кроме того, они строят баррикады. Всё это пустая возня. Нам их планы только на руку, больше шуму и соответственно больше выгоды от всего шествия. Мы, конечно, могли их просто сравнять с землей ещё с космоса, - генерал запнулся, заметив настороженный взгляд Президента. - Но, как и задумывалось с самого начала, взять их в плен будет гораздо эффектней.
   - Вот и отлично, - заметно повеселела Президент. - Тогда осталось обсудить только кое-какие технические детали.
   Голограмма на столе моргнула и посреди забытого Малого океана появился чертёж столицы. Маленькие накладки нередко бывают со сложным оборудованием, но разве из-за таких мелочей откладывают войны...
  
   Отделение сержанта Тарга ждало сигнала к наступлению в одной из вымерших деревень неподалёку от столицы. Чёрно-белые пятна их бронекостюмов резко контрастировали с омертвелым ржаво-бурым пейзажем. Осень пришла сюда вместе с ними и всё, что не было убито, уснуло на зиму. Десантники забрались на плоскую крышу самого высокого дома в поселке, и в несколько беспокойном ожидании смотрели на горизонт, на чёрные зубцы высотных домов и на багровое облако над ними. Внизу, в пыли жёлтой улочки, их ждали мотоциклы, такие же чёрно-белые, похожие на застывших зверей из неведомо какого мира. Они неплохо сочетались с барельефами, которые покрывали здесь все строения, включая даже самые маленькие домишки.
   - Так вот, чем они занимались всё время, - хитросплетения настенных узоров заинтересовали одного из солдат. - Понятно, почему у них не было ничего серьёзного против нашей атаки. Когда столько рисуешь, куда уж там отвлечься и построить хороший танк. Или хотя бы зенитку, всё одно пригодилось бы при ракетном ударе.
   - Ты не понимаешь, - подошёл ещё один солдат. - Это вовсе не рисунки. Цеониты не так уж и отличались от нас. Ради пустой красоты они ничего не делали. Эти узоры, например, служили для них чем-то вроде аккумуляторов духовной энергии...
   - Да ну? - насмешливо прервал его первый солдат. - Интересно. И много они её накопили?
   - Откуда же мне знать? - пожал плечам второй.
   - То-то! А чего тогда умничаешь? Им эта энергия не очень-то помогла, а зато тебе она, похоже, в голову здорово ударила. Ты часом сам не цеонит, а? Внебрачный сын, так сказать.
   Солдаты, собравшиеся вокруг, грохнули взрывом ржания и гогота. Они, наверное, считали это смехом. Тарг недовольно посмотрел на них, они его отвлекали. Он ждал сигнала.
   - И цвета ты какого-то серого. Я то всегда думал, что ты просто моешься редко, а это в тебе чужая кровь играет, энергию духов почувствовала...
   Оскорбленный солдат побледнел от возмущения.
   - А ты у меня сейчас цвета отбивной котлеты будешь, молокосос! Ты ещё под парту ходил, когда я уже был в разведке на внешних планетах, если бы не СПК, я и сейчас там служил бы, а не с тобой тут игры устраивал!
   Смех замолк. Солдаты уважали и побаивались разведчиков. Вдобавок нынешнее задание почти у всех являлось первым направлением, космодесант стал первой их военной профессией. Уж они-то действительно были молокососами по сравнению с бывшим разведчиком. Повисла неприятная пауза, но тут по свинцовому небу мелькнули змеями зелёные разряды, горизонт озарился вспышками и пустая равнина заполнилась гулом - это снижались планетарные бомбардировщики.
   - Так, - даже не заметивший конфликт сержант Тарг вскочил на ноги. - Сигнал. По машинам!
   Десантники бросились через дом вниз. Поднимались они сюда по внешней лестнице, но теперь, из-за отсутствия времени, побежали напрямую, снося по пути хлипкие двери. Внутри они ещё не были, хоть и представляли, примерно, план дома. Красивые комнаты, заставленные искусно сделанной мебелью, мелькали вокруг. Они лишь немного замешкались в центральном зале и поэтому увидели, как за диваном лежит мёртвый цеонит с широко раскинутыми руками. Голова его запрокинулась набок, остекленевшие глаза смотрели на бегущих мимо пришельцев. Те делали вид, что ничего не замечают. 'Вот тебе и накопитель духовной энергии' - подумал сержант Тарг, двигавшийся последним.
   А десантники, вырвавшиеся на улицу, уже и не помнили про мертвеца и во всю мощь солдатского юмора обсуждали собственную тяжкую жизнь. Подразумевалась при этом многокилограммовая тяжесть бронекостюмов и то, как она негативно сказывается на ногах десантников.
   Отряд занимал свои машины. Взвыли, зарычали моторы, глушители специально выставлены на минимальный уровень. Конечно, мотоциклы могли двигаться и бесшумно, но ревущая летящая броня так эффектно смотрится при съёмке, да и в бою действует безотказно. Всякое ополчение и первогодки-солдаты противника прячутся по дырам от страха. Через пару секунд все машины парили над землей, взвод к Параду был готов. Сержант выехал вперёд. У него на бронекостюме загорелся красный ромб, отличающий его от остальных чёрно-белых кентавров - тоже обязательная часть торжественного действа.
   - Проверка амуниции, - заорал сержант. - Шлем!
   Десантники хором подняв левую руку, закрепили шлемы. Чёрные щитки закрыли лица.
   - Автомат!
   Они достали из-за спин энерго-автоматы и закрепили их на правой руке.
   - Л-пушка!
   На покатых лбах мотоциклов высветились тусклые зелёные прямоугольники.
   - Кибертень!
   Над каждым солдатом взмыл вверх металлический шар, деловито вращаясь и сканируя всю местность вокруг.
   - Закончить проверку! За мной! Скорость 1, построение 1.
   Выстроившись клином, отряд покинул деревню и выбрался на грунтовую дорогу, размытой, грязно-коричневой линией указывавшей направление к столице. Открылась панорама города и войск, штурмующих его. Полуразрушенные жилые дома окраинных микрорайонов дрожали от гула трясущейся земли. Им оставалось стоять недолго, вскоре до них доползли чёрные жуки - атомные танки. Поднялось облако пыли, над которым кружили тени ионолётов. А вслед за скрывшимися танками двинулись отливающие металлом шеренги киборгов, мерным шагом исчезая в развалинах. Роботы-истребители прикрывали их сверху, накаляя воздух беспрерывными разрядами молний. Со всех сторон к городу спешили группы десантников, спеша принять участие в творимом хаосе.
   Мощная воздушная волна ударила сверху, создав на земле тысячи смерчиков. Тарг невольно пригнулся, залп шёл с орбиты, он сжёг остатки деревни за спинами десантников. Били с боевых планетолётов. Тарг, оглянувшись, заметил яркий луч, теперь целивший на какую-то старую ферму посреди поля в метрах пятистах отсюда. Электронный вой, деревянные амбары рассыпались в пепел, сгорев за доли секунды. Тарг покачал головой:
   - Спешат черти, этак они и нас могли задеть. Кому-то надо будет вставить, когда вернёмся. Но да ладно. Вперёд, мужики. Въезжаем в город через вымерший район, код двенадцать, будем атаковать оттуда.
   Чёрно-белые тени солдат понеслись вниз. Максимальная скорость, скорость вихря или даже урагана. Всё вокруг расплылось серой зыбью, ясно было видно только цель - город впереди. Наперегонки с десантниками к столице Цеона устремились залпы развлекающейся артиллерии, красные росчерки разорвали марево сбоку, поверх солдат и тотчас же городской район спереди заволокло густым, жирным дымом горящего пластика. Мотоциклисты мчались дальше, но уже по наведению со звездолётов. Прорвав вьющиеся клубы дыма, они влетели на городские улицы. Видимость чуть улучшилась, стали различимы смутные очертания руин по сторонам.
  Бывший проспект был усеян выбоинами и разбитыми автомобилями, но парящим десантным машинам этот сор нисколько не мешал. Проехав заданное расстояние, десантники остановились у сожженного артиллерийским огнём сквера. Лишь стоящее у самой обочины дерево каким-то чудом уцелело, сохранив свою зелень. Сквер окружали высотные дома, в своём прошлом служившие, скорее всего, офисами и торговыми центрами. Под крылом входа одного из них мотоциклисты оставили свои машины, спрятавшись под бетонным козырьком от неприветливого неба, оттуда поминутно сыпалась всякая дрянь вроде осколков стекла.
   - У нас есть пять минут. Потом мы примем участие в 'параде', - сказал сержант Тарг. С этими словами он достал голубо-зелёный, блестящий на солнце флаг Лояна и закрепил его на мотоцикле.
   - А в бою мы что, участвовать не будем? - удивился, не поняв сержанта один из солдат.
   - А для чего? - Сержанту, казалось, лень вдаваться в объяснения. - Ещё успеем настреляться. Лучше ленту наклей.
   Солдаты доставали ленты цветов Лояна и украшали ими мотоциклы.
   - Вот теперь мы точно лоянцы, - иронично пошутил кто-то.
   - Прекратить! - рявкнул Тарг.
   - Да ладно, сержант, - лениво отмахнулся солдат. - А чего мы вообще ждём?
   - Танк. Мы пойдём за атомным танком.
   Сержант решил на время позабыть о строптивом солдате и стал разглядывать площадь вокруг сквера. Здесь явно всё началось с химической атаки. Автомобили с умершими цеонитами, трупы цеонитов на скамейках или просто на тротуарах, перед соседним небоскрёбом валяются мёртвые птицы. А недалёко, рядом с гранитной лестницей, ведущей к метро, сидит собака. Морду положила на вытянутые лапы будто спит. Иллюзию портит только всё тоже разбитое стекло, один немаленький кусок торчит у псины в боку.
   Раздался низкий гул и, повернувшись, сержант увидел, как из-за поворота, сминая местную автостраду в песок, выполз огромный танк. Чудовищная бронированная масса заполнила собой весь проспект, ведущий к сожженному скверу. На секунду другую танк остановился, длинное двойное дуло при этом рыскало из стороны в сторону. В какой-то момент оно, качнувшись, выплюнуло порцию пламени. Небоскрёб на другой стороне площади пошатнулся, крупный кусок передней стены медленно осел, обнажая внутренние пустоты комнат. По упавшим обломкам заплясали оранжево-жёлтые языки огня, танк стрелял снарядом с текучей плазмой. Дорогостоящая вещь и обычно используются только для разрушения укреплений. Уцелевшая часть небоскрёба опасно накренилась над площадью. Десантники невольно отшатнулись назад, к укрытию своего здания. По мере крена небоскрёба мебель внутри разломанных комнат устремлялась к пустым провалам и падала вниз. Из некоторых окон вываливались мёртвые цеониты. Один из них зацепился рукавом за торчащую арматуру и некоторое время висел и вращался, производя впечатление живого. Затем здание ушло вниз, проседая само в себя. Пыль душной волной обдала солдат.
   Разрушенный гигант улегся перед десантниками. Одна из его секций раскололась как пустой орех рядом с ними. Пока солдаты восхищенно обсуждали силу танка, сержант Тарг вышел из-под козырька и поднял из слоя густой жёлтой пыли прямоугольный предмет. Это оказалась книга в кожаном переплёте. 'Древняя вещь. Цеониты, вроде бы, как и мы давно перешли на виртуальные форматы. А здесь... Одна обложка немалого стоит' - оценил свою находку Тарг. Ему вообще нравились книги. По возвращении он собирался подать в СПК рапорт, что бы ему разрешили заниматься литературой. Он собирался описать историю войн и не только Лояна. Сержант тихо перелистывал книгу. Непонятные знаки ничего не говорили ему. Он решил позвать солдата, который в прошлом бывал на Цеоне в качестве разведчика.
   - Эй, сержант, что вы там нашли? - Солдаты опередили его. - Бросайте, идите сюда. Смотрите, какая штука.
   Поколебавшись немного, сержант отбросил книгу в руины и подошёл к ним. Солдаты стояли кругом, бронированным кольцом, внутри которого что-то шевелилось.
   - Что тут такое? - сержант протиснулся к ним. Среди обломков смешно и беспомощно барахтался в пыли разноцветный человечек.
   - Робот-игрушка, - несколько разочарованно сказал сержант.
   - Точно, игрушка! Гляньте, как ковыряется, словно вылезти хочет.
   Раздался грохот, и солдаты в который раз отступили под козырёк, к мотоциклам. Только начавшая оседать пыль опять столбом вознеслась к небу. Превращая бетонные блоки упавшего здания в окрошку, к десантникам, всё ещё не успокоившись, подступал атомный чёрный танк. Игрушка исчезла под его гусеницами. Танк крушил материю и материя, казалось, боялась его. Ни одной соринки не имелось на тёмной, матово блестящей броне. Обломки, попадая под гусеницы, прессовались и плавились. Дорога из полусожжёного шлака оставалась позади этого левиафана. Словно гордясь своим могуществом, танк медленно накатывал на солдат. Дуло его нижней пушки упёрлось в козырёк, начало вдавливаться. На глазах недавняя твердь железобетона становилась простой мешаниной, раскалывалась, растворялась, заставляя десантников отступать ещё дальше. И тут всё затихло. Люк впереди открылся.
   - Ну как, понравилось? - появилась голова танкиста в чёрном шлеме. Солдаты кисло улыбались.
   - Это я к параду тренировался. Думаю, по стереовидению будет здорово смотреться.
   - Тебя то это зачем? Тебя же не видно будет, - несколько удивился Тарг. - А эти коробки, - он пренебрежительно кивнул на танк, - все одинаковые. Толку-то ноль.
   - Кто бы говорил, - танкист обиделся за свою махину. - Сами как с конвейера и не отличишь. А у нас машины что надо. Альтернативные конфигурации под водителя, никогда не слыхал? Да и я же наверху из люка торчать буду.
   - Брось заливать, а танк сам по себе поедет? - вмешался кто-то из солдат.
   - Ну ты профан! - Танкист засмеялся, хохот его напоминал то самое незабвенное конское ржание. - Ты думаешь, я тут один за весь экипаж? Сержант спрячь своего неуча. Ну ты сказал ... - танкист не мог успокоиться. - Да нас тут пять человек, да ещё киборги сидят, - он неожиданно нахмурился. - Хотя по мне, лучше бы их и вовсе не было.
   - Это точно. Лучше вообще никого, чем киборги. Пулемётные задницы, - разряжая обстановку пошутил сержант, решив не сориться с танкистом.
   Тот опять захохотал.
   - А, впрочем, я уже привык. Забудь и поехали. Дело горит, - он с усмешкой кивнул в сторону боя, а затем исчез внутри.
   Двигатели танка завыли, тяжелая махина развернулась на месте, утюжа последние остатки площади под собой. Закончив манёвр, танк покатился через мёртвый сквер к центру города. Мотоциклисты поспешили за ним. Танк вломился в древесную чащу и задел единственное уцелевшее дерево. Оно съёжилось, обугливаясь. Зелёные листья частью сгорели, частью оторвались напрочь и дождём просыпались на ехавших позади мотоциклистов. Один лист упал прямо на голубо-зелёную ленту мотоцикла сержанта. Дрожа на ветру, он зацепился, приклеился и, похоже, не собирался лететь дальше. Тарг решил его не стряхивать. 'На удачу' - подумал он, пусть бой предстоит и пустяковый, фортуна лишней никогда не бывает. А танк, между тем, выбрался на прямую линию к центру. Двигатель выставлен на максимальные обороты и бронированным катком этот чудище лоянского военпрома попёрло вперед, ломая и круша всё на своём пути и выдавая при этом неплохую скорость. Десантники помчались вслед за ним по уже расчищенной трассе.
   Центр города всё ближе и ближе. Дома и фонарные столбы мелькали вокруг. Вскоре дома стали попадаться по большей части разрушенными, а столбы здесь почему-то оказались странно надломлены пополам. Образованным острым углом они смотрели в небо. Дым начал сгущаться. Над головами десантников нарисовались искрящиеся веера трассирующих пуль. Цеониты отстреливались, у них с этой стороны ещё оставалось несколько пулемётных установок.
   Сержант получил сообщение по связи и закричал в шлемофон:
   - Мы будем обеспечивать безопасность левой стороны колонны с Президентом. Нам хотят помешать, тут впереди два уровня баррикад. Покажем им, что такое космодесант!
   Тарг обернулся. Построение клином соблюдалось безупречно, десантники ехали вслед за своим командиром полностью готовые к бою. Чёрно-белые парящие демоны, сейчас ничего человеческого не оставалось в их сосредоточенности. Монолитным механизмом взвод летел вслед за танком на укрепления цеонитов.
   Шары кибер-теней поднялись высоко вверх, помогая своим хозяевам видеть всё происходящее впереди танка. Там улица представляла собой одну сплошную баррикаду, разрушенные дома слились с завалами на улице. Лишь кое-где торчали стальные скелеты башен небоскрёбов. Огонь пощадил их, и теперь они выглядели надгробиями гибнущей цеонитской столицы. И тут, среди остатков разрушенной стены, неожиданно заговорила лёгкая пушка противника. Раскидывая стонущие огнём заряды, она пыталась остановить надвигающуюся мощь танка. Снаряды разрезали воздух и пламенными цветками отмечались на чёрной броне. Гигантская машина даже не замечала этих разрывов и невозмутимо приближалась к баррикаде. Цеониты нервничали, часть снарядов ушла вверх и случайно задели кибертень одного из солдат. Сплавившиеся куски электронной схемы просыпались на раскуроченный асфальт. Потерпевший солдат возмущенно выругался.
   - Черти малорослые, - кричал он. - Чтоб им пусто было...
   Сержант решил больше не рисковать оборудованием и попросил ведомого уничтожить пушку. Башня танка на ходу чуть повернулось в сторону, спаренное дуло рявкнуло пламенем. На месте пушки остался огненный котлован. А в следующую минуту танк врезался в заграждения. Они держали его напор не более мгновения, затем просели, рассыпались под его гусеницами.
   - Теперь наш черёд отделение, - объявил сержант Тарг по связи и притормозил ход мотоцикла. - Уничтожайте всех!
   Танк, пройдя через баррикаду, оставил после себя семиметровую оплавленную дыру. Проехав ещё около пятидесяти метров, он остановился у разрушенного постамента памятника первооткрывателю Цеона. Мотоциклисты вкатились за ним.
   - Обыщите развалины. Ни одна крыса не должна остаться, - приказал Тарг.
   Десантники начали осторожно заезжать на руины. Дым сгустился, видимость без специальных приспособлений становилась почти нулевой. Сержант вёл свой мотоцикл над разрушенным кирпичом. Проезжая мимо брошенного пикапа, наполовину засыпанного мусором, Тарг заметил лестницу, уходившую вниз. Сержант слез с мотоцикла и спустился в темноту, пустив вперёд кибертень. Пройдя через арку, образованную рухнувшей стеной, он попал в бывший коридор. В нём не оказалось крыши. Мозаичный пол из бело-розового пластика выглядел нелепо в обстановке разрушений. Тарг медленно шёл, озираясь. И тут кибертень предупредила его, прозвучал сигнал опасности. Выскочивший из чёрного пролома в стене цеонит был встречен энергозарядом в грудь. Карабин, не успевший сделать ни одного выстрела, упал на пол. Цеонит, покачнувшись, последовал вслед за своим оружием. Запустив на всякий случай кибертень в пролом, сержант убедился, что там пусто и развернулся к мотоциклу. Под ногами хрустнули очки убитого цеонита. Сержант, не обращая внимания, вышел наружу. Солдаты уже закончили осмотр и, собравшись вместе, ждали его около машин.
   - Многих нашли, сержант? - дружелюбно заговорил один из них.
   - Одного.
   - Вам повезло. Мы никого не нашли. Наверное, всех убил танк. А тень запомнила труп?
   Тарг ударил себя по шлему.
   - Вот вы и премии лишились. Давайте я сбегаю? - сказал ближайший к сержанту солдат.
   - Не надо. Мы и так выбиваемся из графика. Поехали.
   Мотоциклы взлетели над развалинами. Впереди ждала ещё одна линия баррикад. Танк с грохотом повернулся, равняя остаток постамента памятника первооткрывателю Цеона с землей, и поехал вперёд, своей броней, как обычно, прикрывая десантников.
   На этот раз сопротивление оказалось гораздо активнее. Густой обстрел заставил мотоциклистов спрятаться за танком и убрать кибертени. Сам танк вёл постоянный огонь. Вскоре он подошел совсем близко к укреплениям. Десантники, немного выждав, вынырнули из-под его спасительной брони и рывком бросились в атаку. Флаг на машине сержанта затрепетал на ветру. Пули ударялись о бронекостюм, но не причиняли никакого вреда. Где-то сбоку хрипло залаял пулемет, разбрасывая веера энергозарядов. Танк сжёг его и, видимо, попал во что-то серьёзное. Взрывная волна, взметая щебень к небесам, задела мотоциклистов. Их увело в сторону, но они сумели сохранить строй.
   Тарг включил лазерную пушку, уничтожая всё подозрительное вокруг, что попадалось на глаза. Видимость по-прежнему оставалось плохой, потому десантники пользовались наводкой снова вышедших на охоту кибертеней. Мелькали лучи лазеров, сжигающие груды мусора вокруг. Солдаты, разгорячившись, решили всё здесь сравнять с землей. Сержант, увидев такое дело, срезал напоследок кусок железной проволоки, торчащей из завалов, остановился и объявил сбор. Лишние безумства ему были не к чему. Десантники начали потихоньку подъезжать к нему. Довольные, они обсуждали между собой детали боя, когда вдруг раздался вой, плазма-заряд пронесся мимо них. Танк уничтожил прячущегося цеонита и тоже остановился. Сражение закончилось.
   - Сержант! - послышался голос одного из солдат.
   Какие-то интонации в этом голосе заставили Тарга забеспокоиться. Он обернулся и обомлел. Флаг Лояна на его машине горел. Клочья отрывались от него и улетали, догорая в воздухе. Огонь отнимал от знамени всё новые и новые куски, пока не уничтожил его целиком. Сержант Тарг изумлённо смотрел на обгорелое древко.
   - Он не должен был сгореть! - с надрывом в голосе сказал один из солдат.
   - Не должен ... - ошеломленный сержант не знал о чём говорить.
   - Эй, десантура, - послышался голос танкиста. - Чего стоите? Не горюй, сержант, у меня запасной флаг есть.
   - Да не в этом дело. Как знамя вообще сгорело? Оно сделано, чтобы не гореть!
   - Подумаешь. Цеонит достал вас из термической пушки. Скажи спасибо, что сам цел. Взял бы он чуть ниже, и была бы у нас запеканка в бронекостюме. Держи! - танкист кинул Таргу второе знамя.
   Сержант Тарг закрепил его, выбросив остаток старого. Пришло время триумфального шествия.
  
   Атомные танки, построившись в колонну, двигались к последнему оплоту цеонитов. На каждом гиганте закреплены флаги Лояна. Они мерно колыхались под бронированный грохот, разрушающий проспект. Сверху сплошной металлической завесой летели ионолёты, заменяя собой небо Цеона. Металлопластиковые ряды киборгов двигались за танками, их прикрывали лёгкие парящие бронемашины, охотники. Слившись в единый ритм, военная машина Лояна слажено надвигалась на врагов.
   - Гимн, - приказал генерал Лайт.
   Над бронированным шествием понеслись мощные звуки торжественной мелодии. Президент на парящем танке вступала в дело. Мощный ударный звездолёт вошёл в атмосферу, превращая адской топкой своих дюз воздух в ничто, он летел на высоте несколько километров точно над Президентом, настоящее стальное небо, защищающее своих людей. А впереди уже виднелась цель всего этого - Дом правительства Цеона. Слепящим потоком молнии вырвались из звездолета. Верхние этажи Дома, который силами защитников был превращен в крепость, испарились. Ионолёты гудящей тучей вырвались вперёд. Их встретила плотная завеса встречного огня. Штурмовиков разрывало в клочья и все равно, раз за разом кто-то из них долетал до Дома, и каждое такое приближение означало для оплота цеонитов очередной разрушительный удар. Круг десантников вокруг Дома начал сужаться. Танки дали залп, и крепость утонула в терпком море дыма. Снимающие ход боя журналисты стереовидения переключили свои камеры на инфракрасный режим. Киборги вышли вперёд и погрузились в огонь, ещё мгновение назад бывший домом-крепостью. Танки стали кольцом вокруг руин. Теперь оставалось только ждать. Последний бой цеонитов подошёл к концу.
   На площадь перед Президентом киборги стали выволакивать пленных. Это продолжалось недолго, ведь живых в Доме оставалось немного. Прошло десять минут и всё закончилось. Около двухсот обессиленных полуживых цеонитов были свалены на гранитных плитах ещё вчера родной площади. Генерал Лайт выслушал доклад киборгов и обратился к Президенту.
   - Больше пленных нет.
   Журналисты с остервенением снимали торжественные минуты.
   - Пусть подведут того, кто представляет их правительство.
   Генерал Лайт махнул рукой. Двое десантников выскочили вперёд. Они подбежали к человеку в изодранной одежде, лежащему немного впереди других и схватили его за руки. Вколов наркотик, так, чтобы это не попало на камеры стереовидения, десантники потащили пленника к Президенту. Не доходя двух метров, они бросили его на землю и, вытянувшись струной, встали рядом. Укол действовал быстро. Меньше чем через минуту человек начал подниматься на ноги, неуверенно, тяжело, но сам. Президент холодно рассматривала пленника. Изможденный осадой, он производил жалкое впечатление. Ей это не понравилось, но выбирать было не из чего.
   - Назови себя! - слова Президента, усиленные динамиками, гулким эхом прокатились по притихшей площади.
   Цеонит, понурив голову, молчал. Секунды тишины бесконечно растягивались, накаляя общее внимание. И вот пленник медленно, исподлобья взглянул на Президента, та, безупречная как классическая статуя, возвышалась перед ним на броне парящего танка.
   - Верховный главнокомандующий Цеона, глава Чрезвычайного Комитета, - слова давались цеониту с трудом, он вяло выплевывал их как человек, которому уже все равно.
   - Твоё имя!
   - Это уже не имеет значения.
   - А если я подарю тебе жизнь?!
   - Мне все равно. Я четвёртый глава Цеона за эти сутки.
   - И последний! - Президенту заволновалась, разговор шёл не совсем так, как ей хотелось. - Ты можешь гордиться своей ролью. Ведь ты передаёшь Цеон Лояну! Победителям! Цеон больше не принадлежит цеонитам. Скоро он вообще не будет Цеоном!
   - Проклятье захватчикам, - голос у последнего главы Цеона дрожал, его фраза прозвучала почти шепотом, но специальное оборудование ловило каждый его вздох. Журналисты записывали всё.
   Президент расхохоталась.
   - Мы не захватчики. Мы хозяева! Проклятье это удел тех, кто не может выигрывать, так что нечего огорчаться, не порть себе оставшиеся часы жизни.
   - Мы отомстим!
   Теперь уже смеялась не только Президент, но и офицеры штаба стоящие рядом.
   - Главнокомандующий, ты до сих пор не понял простой истины. В наших войнах проигравших нет, потому что они нам не нужны! Мы не сохраняем носителей слабых культур, нам не нужно вносить порчу в своё общество и поэтому нам некому мстить.
   Цеонит не отвечал. Его лицо перекосилось от внутреннего напряжения. То, что он сделал, не ожидал никто. Он двигался с поразительной скоростью. Поворот, бросок и в его руках оказалась вакуумная граната с пояса одного из десантников. Президент с испугом смотрела на происходящее. Генерал Лайт схватился за пистолет.
   - Умри с нами!!! - цеонит бросился на танк с Президентом. Это было мгновение, когда весь Лоян замер в испуге. Но как ни быстр был цеонит он не смог обогнать луч лазера со звездолета, охранявшего Президента. Вспышка оставила от пленника только чёрное пятно на площади. Президент моментально собралась и пришла в себя.
   - Солдаты и офицеры, - обратилась к шеренгам стоящим перед ней. - Мы победили. Весь Цеон у наших ног. Он наш! Вот она единственная ПРАВДА!
   Площадь взвыла приветственными криками. Лежавшие посредине цеониты даже не пошевелились. Генерал Лайт подал знак. Город окружило огненное кольцо салютов.
  
   Сержант Тарг пинком распахнул выщербленную деревянную дверь. Зевая, он вышел на улицу. Солнце выглядело как распухший кровавый мяч, но это нисколько не портило Таргу настроения. Конечно, после вчерашнего праздника у сержанта немного болела голова, да только он все равно радовался наступающему дню. После нынешней победы перед ним открывались самые что ни на есть радужные перспективы. Премии, награды, отдых на лучших курортах Лояна и это лишь начало. Сержант уже слышал шум ласкового моря и чувствовал теплый песок под ногами. Он зажмурился и даже чуть было не пустился в пляс. А после отдыха ... Теперь то СПК осуществит все его мечты. Ему давно пора уходить из космодесанта. Будет у него хоть и мирная, но зато любимая работа. Не вечно же ему воевать, пусть и за него повоюют. Сержант вспомнил, как когда-то давно так же мечтал попасть в армию. Он не мог поверить в свою удачу, когда узнал о своём направлении - космодесанте. СПК всегда направляет людей туда, куда они желают. Хотя отцу такой выбор не очень понравился, сержант до сих пор не мог понять почему. Но СПК не переспоришь.
   Сержант Тарг подумал, что теперь он сам сможет стать отцом. На Лояне у него будет большой выбор невест. Да они в очередь к нему будут выстраиваться. Тарг попытался представить их, и все они почему-то получались похожими на девушку, которую он увидел перед отлётом на свою первую военно-космическую базу. Сержант до сих пор помнил её глаза, такие непостижимо чёрные, полные странной матовой глубины. Как будто неизвестная тайна хоронилась в них. 'Они были ...- задумался сержант, - как броня атомного танка. - Тут он разозлился. - Чёрт! Все, пора кончать это дело, я здесь даже думать разучился'.
   Неприятные мысли закрутились в голове и открыли сержанту, что утро оказывается и не такое уж доброе, правильнее сказать серое. Мрачные предчувствия пробуждал этот туманный рассвет, сержант так и представил себе, как утро втихомолку смеётся над ним и готовит где-то за спиной пакость. Тарг оглядел улицу. Хмурые двухэтажные домики, прикрывающиеся рядками коротеньких деревьев, выглядели мирно, хоть и немного мёртво. Да что поделаешь, ведь сержант и так вчера с большим трудом выбил себе этот адрес. Как ни как, этот квартал самый целый после последней бомбёжки, пара обгорелых кустиков не в счёт. Вот ряд смирно припаркованных автомобилей, почти никакого беспорядка, даже низенькие бордюрчики аккуратно выкрашены, ну прямо праздник. Конечно, он тут вчера с ребятами повеселился, но пара разбитых бутылок не может так портить настроение. 'Хреново здесь, - думал сержант. - Домой хочу! Ну да ладно. - Тарг попытался собраться. - Всё вроде ничего, недолго осталось, чего я вообще тут нюни пускаю? Увольнительная ведь! Осталось только на звездолёт погрузиться и домой. Штабные ещё вчера погрузились, а Президент с журналистами так вообще улетела. Политику она тут делала, - сержант еле удержался, чтобы не выругаться. - Подожди, а это что такое?'.
   Из-за угла, самодовольно жужжа, выползла танкетка. Высокие фуражки выдавали её пассажиров. Сержант Тарг вытянулся и отдал честь. Танкетка прогудела последние метры и остановилась перед ним. Из неё выскочил офицер в помятом парадном мундире. Мутным взглядом он оглядел стоящего перед ним в одних штанах сержанта.
   - Сержант Тарг, 1-ая рота, 3-ий десантный космополк, так?!
   Офицер видно со вчерашнего вечера не регулировал громкость. От его ора Тарг даже немножко отпрянул, не забыв при этом подтвердить сказанное. Офицер нахмурился, но видно вспомнил, что перед ним не сосунок стоит, и продолжил теперь уже гораздо тише.
   - Вы и ваше подразделение направляетесь на прочёсывание района Б-3. Цель - гражданские сумевшие ускользнуть из убежища перед нашей атакой. Вот приказ от штаба полка.
   Сержант Тарг от неожиданности опустил руку и в недоумении посмотрел на протянутую бумагу.
   Офицер заторопился:
   - Ну, держите же. Ваша увольнительная откладывается на время выполнения задания. - Он всучил приказ сержанту в руки и быстро залез обратно в танкетку.
   Сержант Тарг опомнился.
   - А киборги?! Это ведь их работа? - заорал он вслед удаляющийся машине.
   - Киборги тупы, - донеслось до него. - Не уподобляйтесь им сержант, - напоследок офицер решил таки нахамить, ведь все равно танкетка была уже далеко.
   - Что!? Что!? - сержант завыл зверем, но сделать ничего мог. День, как он и чувствовал, оказался поганым, интуиция ещё никогда не подводила его, да только толку с этого было ноль. Он зашёл в дом 'обрадовать' солдат.
   - Подъём!!! Подъём!!! Все на улицу и строиться!!! - он ревел как пароходная сирена.
   - Бросьте сержант. У нас же увольнительная, - отмахнулся от него десантник, развалившийся прямо в форме на продавленном диване.
   Сержант схватил его за лацканы и, не давая ему опомниться, выбросил его на улицу.
   - Ну, кто ещё хочет поспать?!
   Солдаты апатично вставали и брели на улицу. Сержант Тарг тем временем искал свою рубашку, потерянную после вчерашнего праздника. Найдя её, он проверил, нет ли ещё кого в доме, и вышел наружу. Взвод, построившийся в неровную шеренгу, ожидал его там. Все одетые как попало и, похоже, всё ещё спящие, кроме одного, которому довелось полетать с утра. Он стоял хмурый и подтянутый, видно до него дошло настроение сержанта.
   - Сержант, что случилось? - фамильярно обратились к Таргу из строя.
   - Смирно! - рявкнул Тарг, давая понять, что сегодня уже другой день и праздник кончился. Солдаты послушно вытянулись, всё прекрасно осознав. Сержант даже немножко повеселел.
   - Солдаты! Нам доверена 'великая честь'! - Десантники ёжились от его бодрого тона. - Наши увольнительные отложены на время выполнения специального приказа. - Тарг оглядел погрустневшие лица сослуживцев. - Мы выбраны, для того чтобы искать по закоулкам этого замызганного города гражданских, которых наши господа офицеры не смогли удержать в убежище.
   От закипевшей злости сержант Тарг сплюнул. Солдаты переглянулись между собой. Тусклое солнце высветило в их глазах зловещие блики.
   Через полчаса они с полным снаряжением отправились на охоту. Назначенный район находился поблизости, добраться туда никаких проблем не представляло, потому они решили начать пораньше. Десантники уже разогрелись, они даже начали чувствовать удовольствие от предстоящего действия. Хотя некоторая мрачность всё-таки не покинула их. Тарг заметил это и понял, что может означать такое.
   - Только не убивать. У вас есть парализатор, вот и пользуйтесь им. Премии у вас и так уже выше крыши.
   Сержант Тарг медленно ехал по пустынной улице. Здесь было всё точно так же, как в районе, где они ночевали. Разве что беспорядка оказалось чуть больше, видно здесь проходила какая-та военная часть. Но пара сожженных машин дело особо не меняли. Всё вокруг выглядело мирно и мёртво, как в склепе, только масштабы крупнее. Заглядывая в каждый закоулок и каждую дверь, сержант искал уцелевших, солдаты занимались тем же самым. Двери попадались по большой части закрытые, ломать их пока никто не собирался, потому особо перетрудиться солдаты не рисковали.
  Въехав на тротуар, сержант Тарг заглянул в один не внушающий доверия темноватый проулочек. Перегороженный решёткой он был короткий, всего метров пятьдесят. В тени, в самом тупике кто-то стоял. 'Попался' - подумал сержант, парализатор так и вскочил к нему в руку. Но кто бы там не стоял, он видимо обладал завидным хладнокровием или был слепоглухонемой. Сержант со своим парящим мотоциклом не был незаметной фигурой, тем более, когда солнце так старательно высвечивает его. Луч парализатора накрыл цеонита, и сержант приготовился услышать шлепок об асфальт. Ничего подобного не произошло. Уже догадываясь, в чём дело Тарг подъехал поближе. Страшная вонь ударила ему в нос. Сержант резко развернул мотоцикл, опрокинув при этом мусорный бак, и покинул мертвеца вместе с его запахом.
   Попав на улицу, он с жадностью глотал воздух, который впрочем, тоже не отличался свежестью, ветерок здесь не гостил уже, наверное, с неделю. И тут, выбравшись из вонючего проулка, Тарг вдруг заметил, что зелёный листок, который вчера прилепился к его мотоциклу, всё ещё держится. Он даже не увял. Можно было подумать, что он до сих пор получает соки из корней родного дерева. Сержант погладил его. 'Пусть остается, удача пока ещё нужна мне'. Он огляделся. Солдаты уже оторвались и ехали теперь где-то в конце улицы, лишь изредка останавливаясь, чтобы пнуть дверь очередного дома. Сержант хотел последовать за ними, однако почему-то остановился. Где-то на уровне чистой интуиции он не доверял окружающей его картине. Не всё на этой улице вписывалось в общую картину. Хотя с другой стороны вроде бы обычные цеонитские дома со своими барельефами, в метрах десяти старая машина, вокруг осколки битого стекла на тротуаре. Всё как будто нормально.
   - Есть! Есть! Я нашел двоих! - заорала рация.
   - Прикрепи датчики и продолжай. Киборги подберут меченых, - сержант на секунду отвлёкся. Затем он снова внимательно осмотрелся. 'Может в дом зайти? - мелькнула у него мысль. - Да ведь закрыт, никаких намеков, что там кто-то живой'. И вдруг он понял. Ответ лежал прямо под ногами. Решётка водостока была немного сдвинута. Тарг слез с мотоцикла и присел. Края решётки и асфальта дороги были оббиты мелкими царапинами, зазубринками. Всё это выглядело свежим.
   - Так. Значит канализация.
   Подняв решетку, он спрыгнул вниз. За мотоцикл он не боялся. Никто кроме него не мог воспользоваться им.
   Липкая грязь с жадным чмоканьем обхватила его сапоги. Тусклое солнце, несмело заглядывающее в проём сверху, почти ничего тут не освещало, предоставляя сержанту самому разбираться с сырым полумраком вокруг. Он достал мощный фонарь и, недолго мешкая, зашагал по туннелю, разгоняя тишину изредка капающей воды. Круглые бетонные стены не содержали ни одного признака прячущихся цеонитов. Искать их тут оказалось вовсе не так легко, как показалось вначале. Всё одинаковое, покрытое разводами грязи и слизи. Приходилось шагать наугад.
  Через метров пятьсот он попал в какой-то отстойник. Чтобы окончательно не завязнуть в грязи, ему пришлось залезть на идущую вдоль стены металлическую дорожку. Здесь наверх уходила ржавая лестница, вся ветхая и подозрительная. Тем не менее, на ней тоже оказались свежие царапины. Тарг залез на неё и уперся головой в люк, закрывающий этот колодец. Он толкнул его. Мусор посыпался вниз, а люк перевернулся и прогнулся от напирающей сверху массы. Сержант быстро спрыгнул и отскочил в сторону, лишь с трудом избежав падения в грязь отстойника. Лестница заскрипела от напряжения, стойки, поддерживающие её, медленно прогибались под тяжестью мусора лезущего из-под люка, пока не достигли известной лишь им границы и сломались. Вся ржавчина, грязь и куча щебня потоком устремились вниз, прямо на дорожку, на которой стоял сержант. Он прыгнул в отходящий в сторону боковой туннель и обернулся. Железная дорожка медленно засасывалась в чёрную трясину.
   - Сержант, я поймал своих первых! Целых пять человек. Сидели на чердаке и прикидывались мёртвыми, дурака из меня делали, но я их вычислил ... - разразилась потоком слов рация в шлеме.
   - Отлично, отлично! - Поспешил успокоить разговорившегося солдата Тарг. - Ты знаешь что делать?
   - Конечно, всё будет по высшему разряду!
   - Хорошо. И ещё. Сообщи другим, пусть кто-нибудь залезет в канализацию на Северной улице и двинется мне навстречу, - сержант сверился с картой. - Вот. Пусть идет в юго-восточном направлении. Понял?
   - Да.
   - Тогда действуй.
   Выключив рацию, сержант Тарг пошёл дальше. Кибертень двигалась далеко впереди, высматривая как цеонитов, так и все возможные их ловушки, на которые они оказались горазды. Тёмная жижа на полу давно скрыла следы, но сержант надеялся, что ему повезло, и он идёт в нужную сторону. А за серыми, покрытыми сетью трещин стенками открывались всё новые и новые повороты. И больше ничего.
   Тарг разочарованно ускорил шаг и сразу чуть не поплатился за неосторожность. Очередной поворот и он, споткнувшись, едва не полетел лицом на пол, прямо в компанию к тысячам дохлых крыс. Здесь всё было усеяно их трупами. С оскаленными пастями и уже начавшие гнить они грудами лежали на полу, а между ними неспешно текло то, что убило их. 'Проклятые химики, они же утверждали, что это всё разлагается за день. Какую дрянь они сюда спустили? - Сержант Тарг пнул ближайшую к нему крысу. - А паразиты ведь не пережили своих хозяев. Столько прятаться и так сдохнуть. Не хотел бы я оказаться на их месте'. Осторожно ступая, он двинулся дальше. Текущий под ногами яд опасность представлял только в виде аэрозоли, по крайне мере так говорили химики.
   Неподалёку откуда-то слабой струйкой пробивался красноватый свет. Подойдя, ближе сержант взглянул наверх. Это был старый колодец без крышки. Буйно разросшаяся трава закрывала больше половины отверстия. Поручни вертикальной железной лестницы выглядели часто используемыми, они были стёрты, даже блестели.
   - Пожалуй, сверху эту дыру не так то просто увидеть, - зачем-то заговорил вслух Тарг. Он уже собрался лезть наверх, как кибертень предупредила его о двигающемся объекте сбоку. Резко отдернув руку от лестницы, сержант направил фонарь в туннель. Что-то тёмное метнулось на конце светового луча и исчезло. Звук хлюпающих шагов эхом донесся до Тарга. Не раздумывая, он бросился за убегающим. Никого не видя, сержант бежал по наводке кибертени. Выскочив в очередной тоннель Тарг увидел кибертень повисшую на месте. Металлический шар крутился вокруг своей оси, но никуда не двигался. Подбежав, охотник понял, в чём дело. Беглец ушёл наверх и закрыл за собой ход железным щитом.
   Сержант, разгорячённый бегом, выстрелил вверх из энерго-автомата. Наполненные взрывной энергией пули полетели в щит. Металлические ошмётки, разбрасываемые ударами, с силой начали ударяться о броню сержанта. 'Вот так всюду - ты стараешься, работаешь, а тебе же и достаётся'. Что он имел в виду под словом 'всюду' Тарг и сам не знал, да и не думал об этом. Через пару секунд стальное препятствие было разодрано на куски. Пустив кибертень вперёд, сержант полез за ней.
   Оглядевшись наверху, он понял, что находится в каком-то подвальном коридоре, тускло освещенном редкими лампами. Под потолком тянулись трубы и кабеля. 'Странно откуда здесь свет', - удивился про себя сержант. Коридор был покрыт серой пылью, осевшей на пол от взрывов на поверхности. Следы убежавшего человека чётко выделялись на таком фоне. Сержант побежал по ним, высвечивая их фонарём. Иногда сбоку мелькали квадратные проёмы дверей с механизмами прячущимися там. Жёлтые, проржавелые трубы сплетались в хитрые узлы над его головой. В одном месте освещение пропало, с потолка бахромой свисали оборванные провода. Позже освещение восстановилось. Раздумывать над этим было некогда, и сержант бежал дальше, за следами, которые неровной цепочкой уходили вперёд.
   Вскоре Тарг увидел беглеца. Тот крутил большой ржавый вентиль на стене и не обращал внимания на появившегося преследователя. Сержант достал парализатор. Не торопясь прицелился и тут жёлтая труба наверху резко лопнула. Струя шипящей воды ударила в сержанта и отбросила его на пол. Парализатор вылетел из руки и откатился под толстую трубу. Чертыхаясь, сержант прыгнул вперёд, выскальзывая из-под напора бьющей воды. Бронекостюм, не включенный на полную герметизацию, промок насквозь. Пришлось включить усиленную терморегуляцию.
  Сержант Тарг отплевывался, подняв щиток шлема, и в голову все лезли воспоминания, как однажды, в детстве, также нахлебался воды. Тогда ему чуть не довелось утонуть в озере, которое находилось неподалёку от их дома. Только в то время на Тарге не было столько лома, да и рядом оказался не какой-то серый коротышка, а настоящий, хороший человек. Он и спас захлебывающегося мальчугана. И до сих пор Тарг не мог понять, почему СПК посчитало того человека несостоянцем. Его изолировали от общества. Говорили, что он считал военную политику Лояна по отношению к малым расам несколько грубой. Сам сержант в этом ничего не понимал. Политика как политика, очень даже ничего, а некоторые малые эти расы не такие уж и малые. Ведь если проиграли, то нечего и плакать. Да на Лояне, по сути дела, эта политика создала 'золотой' век. Стереовидение об этом только и трубит.
   Сержант встал на четвереньки, пытаясь достать из-под трубы упавший парализатор. Потихоньку он выковырнул его оттуда энерго-автоматом. Осмотрев парализатор, он понял, что оружие не пострадало. Несколько небольших царапин на рукоятке и всё.
   - Хитрые бестии, - не заметив этого, сержант опять заговорил вслух. Он был почти доволен. Чем хитрее враг, тем больше удовольствия. Тарг побежал дальше. Неожиданно быстро он снова увидел беглеца. Тот улепетывал со всех ног и в руке у него горел фонарь. Не мешкая, сержант направил луч парализатора вперёд. Цеонит не упал и продолжал двигаться. Сержант, удивлённый, побежал быстрее. И тут же несколько смущенный остановился. Он только что пытался парализовать собственное отражение.
   - Откуда они взяли здесь зеркало? Хитры... Ладно, будем знать, учтем. Давай-ка, посмотрим, что у нас есть в ответ.
   Сержант активировал карту подземных ходов, канализации города. Вычислив своё местоположение, он посмотрел, куда ведут следы цеонита и где находится солдат, вышедший ему навстречу. Затем Тарг включил связь.
   - Третий, четвёртый отзовитесь. Говорит ведущий.
   - Да, сержант.
   - Слушаю, сержант.
   Рация наперебой заговорила голосами солдат. Тарг лишь поморщился, услышав, как они соблюдают позывные.
   - Приказ. Быстро спускайтесь в подвалы высотных домов 1 и 3. Понятно?!
   - Всё ясно сержант. Уже идём. Но вы только послушайте...
   - Раз ясно, тогда конец связи, - прервал сержант разглагольствования солдат.
   Он ещё раз оглядел зеркало. Большое, в рост человека, оно было прислонено к трубам прямо на перекрестье ходов. Всё замызганное засохшей белой краской, потрескавшееся в одном месте, зеркало все равно выглядело инородным в общем фоне подвала. Сержант сам себе удивлялся - как он поддался на такую простую уловку. Что ни говори, а время он потерял. Зато как будут удивлены цеониты, когда встретят его ребят.
   Отходившие от зеркала два коридора были одинаково покрыты множеством следов, валялись обрывки бумаг, битые стёкла и другой мелкий мусор. Сержант пришлось выбирать наугад. Избранный коридор оказался более узким, одна стена его вся спряталась за шеренгами труб. Тарг неспешно пошел по нему. Погоня приближалась к своему логическому концу. Беглецы явно нервничали. Вон из стены торчит бесполезный крюк, а на нём клочок одежды. Так торопились, что даже не осматривались на ходу.
  Лампы замигали и потухли, погрузив подземелье в темноту. Сержант моментально снова включил фонарь, не на того напали. Коридор здесь заканчивался, и начинались проходные подвальные комнаты. В них валялось полно различного хлама, из стен смотрели обломки труб, по углам скопилось какое-то тряпьё. Сержант осторожно прошагал череду этих комнатушек, пока не упёрся в плотно закрытую, изъеденную ржавой коростой дверь. Тарг расстрелял замок и с размаху ударил по двери ногой. Она с грохотом упала на пол. Эхо шума раза два пронеслось в открывшемся помещении. За дверью скрывалось немалое пространство.
  Сержант шагнул внутрь, предусмотрительно выпустив вперёд кибертень. Луч фонаря заскользил по чёрной пустоте. Стало ясно, куда он попал. Подземный гараж, практически не пострадавший от бомбардировок на поверхности. Лишь в одном месте балка сломалась и осыпавшийся мусор завалил въезд. Присыпанные известняковой пылью автомобили стояли вдоль стен. Вскоре Тарг заметил распахнутые ворота - второй оставшийся выход из гаража. Подойдя туда, сержант остановился, раздумывая как поступить. Позади послышался шорох. Сержант выключил фонарь и, стараясь ступать как можно тише, пошёл обратно. Кто-то шевелился в темноте, тихонько крался к разбитой двери подвала. Раздался металлический звон. Сержант моментально включил фонарь и выстрелил из парализатора. Цеонит в голубом костюме упал на пол. Довольный сержант подошёл к лежащему. Неожиданно, совсем рядом, из-под машины вынырнул второй цеонит. В руке у него был кусок трубы. Не останавливаясь, он нанёс удар. Труба лязгнула о броню и отлетела. Второго шанса сержант цеониту не дал. Выстрел из парализатора заставил беглеца рухнуть на пол. Хлипкое его оружие со звоном упало рядом. Бешеная сила удара согнула трубу чуть ли не в половину. Сержант невольно взглянул на своё плечо. Там не было ни царапины. Хмыкнув, Тарг огляделся вокруг, ища, не спрятались ли ещё где-нибудь подобные сюрпризы. Кибертень он опустил на уровень пола, чтобы она предупредила его о тех, кто мог прятаться под машинами. Затем Тарг достал два датчика и прикрепил к обездвиженным цеонитам.
   Раздался грохот. Кто-то, нисколько не таясь, спускался по лестнице в гараж. Сержант, присев за машиной, приготовил парализатор. Из двери появилось два мощных снопа света. Тарг, успокоившись, поднялся и включил свой фонарь. В дверях показались внушительные бронированные фигуры. Высвеченные фиолетовым огнём одинаковые лицевые щитки шлемов, в руках столь же одинаковые энерго-винтовки - настоящая живая реклама лоянского военпрома.
   - Сержант! Вы здесь! - радостно заговорил один из солдат. - Жалко вас с нами не было. Мы наверху только что человек десять поймали. Вот потеха была. Мы все думали чего они там скучились, спускаемся, а тут вы! Наверное, всех цеонитов из канализаций сюда согнали.
   - Да уж. Согнал. - Сержант в некотором разочаровании махнул рукой. - Хотя, что жалеть, я тоже тут двоих поспать уложил. Наверное, задержать меня хотели. У вас машины где стоят?
   - Здесь неподалёку. Подвезти вас до вашего мотоцикла?
   - Не против. Лень через весь квартал пешком идти.
   Когда Тарг нашёл свой мотоцикл, он вместе с солдатами отправился к штабу первичных наземных работ. Штаб располагался на окраине города, неподалёку от места вступления первых войск в город. Там всё лежало в руинах, посреди которых торчал чудом уцелевший обшарпанный трехэтажный дом. К нему подводила наспех расчищенная дорога, рядом возвели несколько ангаров в качестве складов для различного оборудования. А в километре отсюда за небольшой рощицей прятался недавно построенный космодром. Пока он больше смахивал на обычное утрамбованное поле, чем на действительно цивилизованный космодром. Но для неприхотливых военных транспортов и такой годился. Некоторые из этих транспортов уже стояли здесь, ожидая, когда в них погрузят контейнеры с цеонитами, те неровными рядами выстроились рядом, прямо на траве. Иногда подъезжали киборги, привозя новых пленных, которых тут же и грузили в стальные ящики, чтобы в замороженном виде отправить на Лоян, на фабрики по производству новых киборгов.
   Сержант Тарг проехал мимо космопорта и остановился у дверей штаба. Тут стоял, привалившись к косяку, солдат в форме вспомогательных войск. Автомат у него небрежно свисал сбоку. Лениво смотря на подъехавших, он что-то вяло пережёвывал и, только когда Тарг подошёл к дверям, попытался остановить его.
   - Эй, десантура, что ты тут делаешь, разве не видишь сюда нельзя? - караульный попытался оттолкнуть сержанта от двери.
   - Это штаб первичных назем...- сержант хотел быть вежливым, но солдат не дал ему.
   - Да, дядя. А теперь вали отсюда, твой полк тебя, наверное, заждался.
   Сержанту Таргу не понравился этот часовой. Он схватил его за мундир и кинул к десантникам, пусть ребята позабавятся, пока он будет разбираться внутри.
   Только сержант попытался зайти, как столкнулся нос к носу с дежурным офицером, который выглянул на шум. Это был тот самый офицер, который приезжал утром.
   - А, сержант Тарг, - заулыбался он. - Уже закончили?
   - Пришёл доложить о выполнение задания.
   - Значит, район Б-2 прочесали. Знаете, сержант ваше счастье, что соседние районы тоже подчистили, а то бы я вас, - офицер, продолжая ухмыляться, провёл рукой у горла. - Ну а так остаётся лишь пожать вам руку. Вечером вы полетите на военно-космическую базу СПР-3, а дальше отдыхать. Я вам завидую, сержант. Вот мне ещё работать и работать здесь. - Офицер напрягся, как будто что-то вспоминая. - Кстати, сержант, вам и вашему отделению объявят благодарность в приказе, уже подписано. Так держать, сержант. Можете идти.
   Офицер развернулся и исчез в доме. Сержант Тарг спустился к десантникам, которые продолжали развлекаться с незадачливым часовым. Тот дергался и вырывался, но против усиленных бронекостюмами космодесантников ничего поделать не мог.
   - Бросайте его, - крикнул радостный сержант. - Всё, гуляем! Плюс благодарность!
   Солдаты оживленно загудели. Ведь всякая лишняя благодарность позволяла надеяться на лишние льготы сейчас или потом. В этом заключается одно из основных правил службы психического контроля.
   Тарг одним движением поднял мотоцикл над землёй. Надо было ехать на погрузку. И тут его внимание привлек огонек, мелькнувший на горизонте. Там явно опускался космический корабль. Затем мигнуло ещё и ещё. Похоже, вдали маневрировал целый флот. Солдаты, шутливо переругивающиеся между собой, тоже заметили это и замолчали.
   - Целая эскадрилья приземлятся. Что им там понадобилось?
   - Может будут очищать районы, где остались целые жители?
   - Вряд ли. Те районы на другой стороне планеты. Отсюда их не видно.
   Взвыла сирена. Бешеный вой заполнил собой небо. Из дверей штаба выскочило несколько солдат и офицеров. Все они взволновано смотрели на горизонт. На космодроме ожили незагруженные транспорты и начали подниматься в воздух. А затем горизонт вспыхнул сплошным огненным заревом. Непонимающие солдаты стояли между двумя закатами - с одной стороны кровавый занавес садящегося солнца, а с другой горели артиллерийские позиции лоянцев.
   Сержант опомнился первым.
   - Быстрей! Быстрей! За мной, а то эти подонки улетят без нас!
   Отряд сорвался с места и устремился к космопорту со всей возможной скоростью. Позади остались беспорядочно бегающие штабисты.
   - Тревога! Напали... Атакуют... - слышались затихающие вдали крики.
   В космопорте царила суета. Все носились по каким-то делам, а может и вовсе без дела, только увеличивая этим воцарившуюся неразбериху. В воздух постоянно взлетали и садились роботы-истребители, вертолёты, ионолёты. Но ни одного транспорта на поле уже не оказалось. Они бежали, забыв про всё. Недогруженные контейнеры были забыты и теперь тихо лежали в зелёной траве. Они-то никуда не спешили и не обращали внимания на яростный бой за горизонтом.
   - Надо прорваться ко второму космопорту, - скорее для себя, чем для команды сказал Тарг.
   Солдаты кивнули, расслышав его. Но лица их были вялыми. Ведь второй космопорт далеко, и капитаны транспортов там вряд ли более храбрые, чем здесь.
  
   Истребитель противника прошёл рядом, почти вплотную. Его чёрная тень быстро мелькнула по мёртвым кратерам, а затем исчезла. Пилот 4-го сторожевого звёздного истребителя Лояна в раздражении выискал врага. Все экраны обзора показывали лишь пустоту. Только луна Цеона медленно плыла мимо. Пилот повёл свой сторожевик к ней.
  Похожий на иглу, расплющенную посередине, корабль приблизился к щербатой поверхности, где плавно спустился в густую тень каньона, прорезанного давно упавшим метеоритом. Зависнув над серыми камнями, пилот ждал. Он надеялся засечь противника раньше, чем тот его. Врага не было. Космолетчик, почти не дыша, смотрел на данные обзора. Он знал, что неприятель появится. Эти враги никогда не отступали. Нужно только выждать, когда тот появится и нанести удар первым. Яркие звёзды чётко выделялись на чёрном небе. Их россыпи призывно блестели в узком каньоне. Их неподвижность обманывала. Пилот знал, где-то там прячется враг, двигаются корабли Вторжения, идут другие бои. Борьба жизни и другой жизни.
   Он ожидающе смотрел на границу тени, медленно ползущую по серым склонам к нему. Время шло, а враг не появлялся. Скоро солнце должно было осветить весь каньон. Пилот постарался расслабиться и откинулся на спинку кресла. Вражеский корабль был где-то рядом. Сейчас за луной и над Цеоном шёл ожесточенный бой, но его недруг вряд ли присоединится к тому сражению. За эти несколько дней пилот понял тактику врага. Таинственные противники, нежданно возникшие над Цеоном, выбрав себе цель, преследуют её до конца.
  Тишина и бездействие угнетали космолетчика. Он отключил почти всё, кроме антиграва и радаров, настроенных на приём сигналов. Приборы замолкли, остались тишина, от которой начинало звенеть в ушах, а неподвижность вокруг начинала мерно качаться в такт единственному движению - пульсу. Временами пилоту казалось, что он уже оглох и тогда он начал тихонько выстукивать марш костяшками пальцев по панели приборов. Это немного расслабляло. Пилот вспоминал, как он в Академии вместе с другими будущими офицерами щеголял перед девушками. Они тогда считали, что их служба самая элитная из всех служб, а боевые службы самые лучшие из всех возможных направлений. В действительности единственное отличие летных специальностей состояло в том, что при ведении боя им приходилось делать чертовскую уйму расчётов. И по сути дела пилот с реальным противником ещё никогда не сталкивался. Из-за этого он сейчас чувствовал себя ребенком, которого бросили в воду учиться плавать.
   Граница тени приблизилась совсем близко к кораблю. Солнце чётко высветило проходящую по дну каньона колею. Пилот хотел было присмотрелся к ней, как сверху мелькнула искра. Ожившие рефлексы заставили пилота, не задумываясь поднять корабль, и взмыть вверх. Треугольник вражеского истребителя мелькнул на экранах.
   Противник заметил сторожевик, но было уже поздно. Молнии пересекли путь истребителя врага. Вспыхнув на короткое мгновение, тот развалился пополам. Обломки, поблёскивая на солнце, разлетались в пространстве. Довольный пилот сторожевого истребителя Лояна повернул свой корабль. Тут круглый шар плазменной вспышки возник у него на пути. В отчаянной попытке затормозить пилот схватился за штурвал, но острый, как игла, нос его корабля вонзился в шар. Разрывая корабль на части, реки огненной энергии потекли к пилоту. А снизу, стоя рядом с каньоном, бронированная машина, похожая на гусеницу, опустила дуло спаренной плазменной пушки. Постояв с секунду не двигаясь, машина продолжила своё патрулирование, оставляя за собой длинную продольную колею.
  
   - Мы потеряли ещё один сторожевик. Скоро эскадра останется без прикрытия. Нужно уходить.
   Генерал Лайт с укоризной взглянул на своего адъютанта. Молодой, неопытный. Нынешнее положение дел взволновало его настолько, что субординация оказалась забытой. Адъютант стоял перед масштабной голографической картой боевых действий, он кусал губы, он действительно переживал. Странно, сам Лайт, казалось, ничего такого не ощущал, вялый, уставший, ему не хотелось спорить, не хотелось наказывать. Вздохнув, он заговорил в ответ:
   - Что такое потеря одного сторожевика? Флот Вторжения цел, да и Армия Вторжения никуда не пропала. Наши руки свободны. Президент улетела за день до начала боевых действий и значит вне опасности. И к нам на помощь идёт третий звёздный флот. Что же вас беспокоит, молодой человек? Лоян ещё не потерял ни одной позиции в этой системе, - заметив, что адъютант, разгорячившись, хочет ему возразить, генерал Лайт добавил. - Конечно, мы до сих пор не знаем, кто наш враг, не знаем, откуда он и какое количество боевых сил он выставил против нас. - Лайт пожал плечами. - На Цеоне он, благодаря неожиданности своей атаки, сумел захватить некоторые позиции. Сейчас там среди наших частей царит некоторая суматоха. Но это всё поправимо, всё это лишь вопрос времени. И чем спорить, молодой человек, позови-ка лучше офицеров генштаба.
   Адъютант с нескрываемым раздражением на лице выскочил в коридор, дверь с шипением закрылась за ним. Оставшись один, генерал Лайт, скрестив руки за спиной, в задумчивости рассматривал голограмму. Всё, что он сказал адъютанту, он скорее говорил самому себе. Неожиданное нападение действительно поставило их в плохое положение, но самое худшее было в том, что генерал совсем не видел выхода из него. Он чувствовал, что Флот и Армия Вторжения для Лояна потеряны, они даже не могли покинуть пределы системы. Как он знал, все попытки пройти дальше спутника Цеона окончились плачевно. А флот не в состоянии уйти в гиперпространство рядом с крупными планетами.
  Генерал Лайт закрыл глаза. Он пытался прокрутить все возможные варианты. Он мог ждать противника возле Цеона, надеясь на помощь извне. Или же он мог попытаться прорваться сквозь заслон. Силы третьего флота мощны, но Лайт сомневался, что враг будет ждать их. Оставалось одно - прорыв. Но генерал не знал, как много противник успел разведать о Лояне. А это значило, что если даже генерал сумеет вырваться отсюда, вернуться на Лоян он не имеет права, чтобы не выдавать расположение родной планеты. Хотя кто знает, может, и там сейчас осада. Генерал Лайт вздохнул. Голографический Цеон крутился перед ним. Об оставшихся на нём войсках генерал старался не думать. Те были обречены сражаться, и помочь им генерал ничем не мог.
   Дверь за спиной генерала распахнулась. В кабинет, устало шагая, вошли офицеры штаба. После суток бодрствования у всех под глазами были мешки, сами глаза покраснели, кожа стала какой-то дряблой.
   - Итак - повернувшись к ним, сказал генерал Лайт. - Господа, я принял решение. Мы будем прорываться, а затем уйдём на военно-космическую базу К-91С. Самую удаленную от Лояна базу. Ваши возражения?
   Офицеры переглянулись.
   - А как же Армия? - не храбро поинтересовался кто-то.
   - Лоян не забудет их! - коротко отрезал генерал Лайт.
   Больше вопросов не имелось.
  
   Девять крейсеров флота Вторжения и небольшой рой кораблей поменьше сошли со своей орбиты вокруг Цеона. Растянувшись в боевую колонну, они шли на прорыв. В командном центре царила суматоха. Генерал Лайт смотрел и смотрел на всё удаляющийся Цеон. Бегающие за его спиной офицеры, наоборот, старались как можно глубже уйти в детали. Ведь детали поглощают и за ними забывается о главном. Генерал Лайт не мог позволить себе этого. Его занятие это как раз видеть главное и ничего больше. А сейчас основным было то, что они теряли Цеон и шли на прорыв. Безумная попытка, ведь они даже не знали, что ждёт их впереди, на внешних орбитах. Впрочем, это исправимо. Уже через пару десятков минут они пролетят мимо спутника Цеона. Тогда они узнают всё!
   Генерал Лайт перешёл в головную рубку крейсера, большое помещение чем-то напоминавшее зал ожидания в гражданских космопортах. Десятки людей с озабоченными лицами носились по нему. Доносились прерывистые сообщения с других кораблей. На больших электронных таблицах, вделанных в панели стен, плясал хоровод цифр. Центральный, огромный, во всю стену, экран обзора показывал бугристую поверхность спутника Цеона. Черные тени крейсеров плыли по ней. От постоянной толчеи было довольно душно, и вовсю работала система вентиляции, хоть это и ненамного улучшало дело. Офицер в серебристо-голубой форме подошёл к генералу Лайту и они обменялись приветствиями. Молодой, с мальчишеским вихром, выбивающимся из-под фуражки, капитан Дандэр командовал головным крейсером, а, следовательно, фактически и всей эскадрой.
   - Генерал Лайт, рад вас видеть. Теперь вы сможете подкрепить своим авторитетом мои указания, - жёсткий тон капитана скрывал его растерянность. Ход событий явно не устраивал Дандэра.
   Генерал несколько удивился.
   - То есть как подкрепить? - Он не мог понять, о чём думает капитан. - Зачем мне подтверждать ваши приказы? При чрезвычайных ситуациях всё командование в космосе отходит к вам! Вам следует это помнить!
   Капитан Дандэр в раздражение взмахнул рукой.
   - Я это прекрасно помню! Но что делать с капитанами 4-го и 6-го крейсеров? Они решили, что всё должны делать сами, - капитан резко повернул голову в сторону центрального экрана. - Вот, убедитесь.
   Генерал Лайт развернулся за ним. Последовало несколько отрывистых приказаний Дандэра. Изображение луны Цеона исчезло, уступив место одному из крейсеров Вторжения. Мощный бронированный корпус чётко выделялся на фоне звёзд.
   - Это четвёртый крейсер. Смотрите, он отходит в сторону. Его капитан несёт чушь. Мои приказы он игнорирует. Идёт второй час прорыва, а он даже и не думает выпускать истребители...
   Капитан Дандэр внезапно замолк. С силой сжав кулаки, он бросился к стоящим рядом у мониторов офицерам. Те засуетились, как насекомые проснувшиеся от спячки. Бесстрастным остался только генерал, не отрывающий взгляда от крейсера. Тот совершал сложный круговой маневр. Прошла минута и корабль, дрогнув, замер, его дюзы погасли.
   - Похоже, приказов они больше не примут, - констатировал генерал Лайт. - Можете не кричать, капитан Дандэр.
   - Я пошлю туда сторожевик. Нужно узнать причину!
   Генерал Лайт кивнул.
   Через некоторое время на экране показалась металлическая стрелка сторожевого истребителя. Притушив скорость, тот облетел неуправляемый крейсер, который мёртвым куском металла висел в пространства и никак не реагировал. Истребитель завис над ним. И тут крейсер сдвинулся. Столбы пламени вырвались из его дюз, разрывая их. Махина разваливалась на куски. Сторожевик потонул во взрыве. На мгновение всё замерло огненной паутиной и потом стало стягиваться. Пламя продолжало жить только в двух самых крупных обломках. Иногда оно отрывалось огненными клочьями и затем, извиваясь, растворялось в пространстве. Сами горящие обломки медленно крутились и сталкивались с уже потухшими частями корабля. Казалось, в чёрной пустоте борется за жизнь сказочный дракон. Все присутствующие впервые видели, как гибнут столь огромные корабли, и потому офицеры и солдаты заворожено смотрели на открывшееся зрелище. Капитан Дандэр махнул рукой, изображение на мониторах сменилось на спутник Цеона. Тот уже разросся в половину экрана.
   - Что со вторым крейсером? - поинтересовался генерал Лайт.
   - Погиб одновременно с этим.
   Ничего не говоря, генерал бездумно рассматривал испещрённую кратерами поверхность спутника. Тени, ещё тени, только семь теней плыло там внизу. Куда? Что ждет их за терминатором, там, где начинается сплошная чернота?
   - Капитан Дандэр, подойдите сюда, - генерал очнулся из забытья, он не мог вспомнить, возводили цеониты лунные базы или нет.
   Капитан, раздраженный неудачами, нехотя подошёл к нему, но это было уже лишнее. Генерал вспомнил - нет.
   - Вы видите это?! - генерал показал рукой на спутник.
   - Что именно? - недовольство закрывало глаза капитану.
   - Структура в тени большого кратера! - теперь злился генерал Лайт.
   Дандэр присмотрелся и буквально взорвался. Обрушив на своих помощников потоки брани, он побежал к пультам управления. Изображение увеличили, начался анализ.
   Стало видно круглые купола, соединенные между собой перемычками. А между ними замерли десятки похожих на гусениц бронемашин, все они подняли орудия к небу. Один из куполов раскрылся и выпустил несколько треугольных истребителей. Из расположенного над кратером выступа появилась небольшая ажурная металлическая башня.
   Крейсер лоянцев начал ответный манёвр, стал выходить на более удобную позицию. Башня снизу, гусеницеподобные машины, взлетевшие истребители врага, все они открыли огонь. Генерал Лайт смотрел, как пляшет луч в дуле пушки, торчавшей из башни. Всполохи молний вражеских истребителей проносились через экран. Крейсер продолжал плавно разворачиваться. Один раз его тряхнуло, но это ни на что не повлияло. Снизу раскрылся ещё один купол. Ослепительные вспышки мёртво-бледным светом озарили базу врага. Началась ракетная атака. Генерал Лайт в тревоге обернулся, ища глазами опору. Едва он схватился за находившийся рядом поручень, как крейсер тряхнуло. Свет замигал, гулкий грохот наполнил рубку. Удар следовал за ударом. 'Да что же это такое, мы, наверное, все ракеты на себя приняли', - в раздражение думал генерал.
   В воздухе запахло перегоревшей изоляцией. Некоторые дополнительные экраны отключились, но центральный продолжал работать. База противника внизу готовилась ко второй атаке. Крейсер опять дрогнул. На этот раз стрелял он. Ажурная башня над базой разлетелась в куски. Металлические обломки медленным дождём просыпались на купола снизу. К начавшейся атаке подключились и другие крейсера. База стала покрываться сетью взрывов. Густой чёрный дым повалил из куполов. Поднимаясь высоко вверх, он, казалось, стремился достичь зависших сверху разрушителей. Часть его сразу ушла в межпланетное пространство, другая растекалась над луной, создавая временную атмосферу. Дым шёл и шёл и генерал Лайт ужаснулся тому, насколько глубоко закопался противник. Всего за неделю враги построили такую крупную базу. Что же за потенциал они подвели в эту систему?
   Крейсера, закончив уничтожение, двинулись дальше. Истребители противника, продолжали виться рядом, и с каждой минутой их делалось всё больше. Их атаки становились всё более ощутимыми. 'Мы уничтожили одну базу, а осталось ещё не меньше десятка', - с горечью констатировал генерал. Крейсер снова тряхнуло. Скрежет лучей по обшивке начал попадать в рубку. Тихий, скребущийся скрежет, как будто кто-то робкий снаружи просил его впустить. О том, во что сейчас превращался крейсер, генерал Лайт старался не думать. Иногда, в большой экран попадали тени треугольных истребителей.
   Один неосторожный враг обратился в обломки прямо на глазах у генерала. Молниеносная чёрная тень почти мгновенно разорвалась и её бешеная скорость распылила свои остатки в пространство. Всё это произошло за доли секунды. Лайт с изумлением смотрел на происходящее. 'Они летают при чудовищных перегрузках. Это не люди... Или у них невероятные технологии. Одно другого не лучше'. Генерал содрогнулся, мысль о возможном преимуществе врага пробуждала давно забытые эмоции - детство, военная школа и слабый подросток в окружение насмехающихся соперников.
  Лайт попытался собраться, сконцентрироваться. Лоян не должен проиграть, Лоян никогда не проигрывает. Сама мысль о поражении недопустима.
   И тут ему в память влез образ недавно сгоревшего крейсера. Шевелящиеся пламенные обломки подобно щупальцам неведомого чудища расползались в разные стороны, и они явно лезли к генералу в душу. Лайт вспомнил, как он хотел обустраивать свое поместье на Цеоне. Теперь-то ему не скоро это удастся. Он подумал о том, что будет с Цеоном, планетой, которая проиграла им войну и которая оказалась втянутая в странную игру. Хотя местным нынче все равно.
  'А что будут делать с Цеоном его новые владельцы? Нужен ли он им вообще?' - неожиданная мысль поразила генерал Лайта. Ведь получалось, что врагам нужны были они - лоянцы. Цеон же это просто точка, с которой можно начать. Противнику плевать на эту планетку. Ему нужен был флот Вторжения. Такая потеря наполовину уничтожит инициативу Лояна в космосе...
   - Генерал Лайт, - прервал размышления генерала капитан Дандэр. - Я думаю, вам лучше пройти в Командный Центр. Здесь становится небезопасно.
   Генерал обернулся. Капитан Дандэр холодным взглядом смотрел на него.
   - Хорошо. Я не буду мешать.
   Он в последний раз взглянул на экран и, твёрдо ставя шаг, вышел из рубки. Дандэр за его спиной несколько удивленно поднял брови. Тут раздался особо сильный скрежет, и новая порция дыма наполнила зал. Капитан, забыв обо всём, бросился к своим помощникам.
   Генерал Лайт в задумчивости шёл по коридору. Запах горелой изоляции, пропитавший весь крейсер, больше не беспокоил его. Изредка пробегающие мимо солдаты с удивлением останавливались, отдавая честь. Когда он проходил, они некоторое время смотрели ему вслед и лишь потом вспоминали о своих делах.
   'Мне нужно было остаться на Цеоне. Мне нужно было остаться на Цеоне! Я командующий Армией Вторжения и я остался без Армии. Я должен был отослать флот и остаться на Цеоне! Я испугался!' - при этой мысли генерал закрыл глаза и остановился. Проходивший мимо офицер с удивлением и испугом смотрел на него. 'Нет, нет! Я не испугался. Я всё сделал правильно. Армия была потеряна для Лояна. И для Президента, - со злорадством подумал генерал. - Во что теперь превратится вся её компания? Что она значит без моей Армии?' Чувство, что он страдает не один, утешало генерала, он оправдывал себя, вспоминая Президента. Но не всё здесь складывалось, не было логики в его рассуждениях. Лайта обуяла слепая ярость. С трудом взяв себя в руки, он пошёл дальше. Злость и гнев сменились тоской. Чёрное уныние наполняло его. Генерал Лайт понял, что уже никогда не сможет жить по старому.
   И он чувствовал, как в нём просыпается ненависть к врагам, ненависть бессильная и жестокая. Он не хотел дать им уничтожить Лоян и не знал, как помешать им. А ведь в уничтожении Лояна и заключалась главная цель врагов, Лайт не сомневался в этом. И такое знание больше всего давило на него.
   Генерала остановил солдат в блестящей униформе.
   - Извините, господин генерал, дальше нельзя. За поворотом проход разрушен.
   Генерал Лайт посмотрел за спину солдату. Темнота и дым не дали ему ничего разглядеть.
   - Имя и звание! - прохрипел он в лицо часовому. Побледнев и растерявшись, солдат чуть шагнул назад.
   - Не сходить с поста! Имя и звание!!! - ярость генерала обрушилась на солдата. Лайт понимал, что тот не в чём ни виноват. Просто солдат попался ему под руку и генерал Лайт хотел хоть как-то развеять свою злобу. Солдат поспешно шагнул вперёд и вдруг с открытым ртом взмыл в воздух. Его расширенные от испуга глаза смотрели на генерала. Сам Лайт, удивлённый происходящим, наблюдал, как солдат медленно планирует на него. Вокруг завыли сирены, мигающий красный свет заполнил коридоры. Разозлившись, генерал Лайт с размаху ударил летящего на него солдата и почувствовал, как инерция удара отбросила его на металлическую гладь стены. 'Пропал вес. Отключился антигравитационный генератор...'.
   Только Лайт подумал об этом, как яростно вопящая сирена смолкла, и генерал тяжело упал на пол. Красный свет продолжал мигать. Генерал лежал, тяжело дыша, воздух вокруг приобрел особую плотность. От него слезились глаза, и першило в горле. 'Газ... Откуда здесь газ...'. Генерал, повернувшись на живот и цепляясь за стену, с трудом встал на ноги. Продолжая держаться, он пытался продышаться, но раздирающий грудь кашель напал на него. Стараясь уже совсем не дышать, генерал увидел, как в метре от него стонет на полу часовой. Лайт, шатаясь, подошёл к нему. Вокруг начал сгущаться дым. Ощупав лежащего солдата, генерал нашёл его противогаз. Солдат в это время опомнился и схватил его за руку. Натянув противогаз, генерал ударил солдата по лицу. Тот отшатнулся и замер. Немного отдышавшись, Лайт встал. Достал из кобуры пистолет, выстрелил по лежащему часовому. Затем, не размышляя, вложил пистолет обратно и, пошатываясь, пошёл дальше.
   Через минуту он встретился с посланными на его поиски офицерами. Они проводили его в командный центр. Зайдя внутрь, генерал с наслаждением снял противогаз и отбросил его в сторону. После этого он подошёл к сидящим за большим столом офицерам его штаба. Генерал не чувствовал никаких угрызений совести. Наоборот, он даже получил некоторое удовольствие от этой схватки за жизнь. Причём ему понравилось не убийство, он никогда не считал себя кровожадным, ему понравилась сама борьба. А то, что произошло в финале, было просто логичным завершением схватки, и у тех, кто считал родиной Лоян, никогда не имелось другого выхода.
   - Здравствуйте, генерал Лайт, - полковник Пэй медленно поднялся ему навстречу. - Где вы пропадали?
   Остальные офицеры, до этого молчавшие, все сплошь с тоскливыми лицами, заметно оживились, некоторые улыбнулись генералу.
   - Был в капитанской рубке, - Лайт ответил, хотя вопрос полковника ему не понравился, ведь он пока ещё не несёт перед ним ответственности.
   - А во время аварии находились в коридоре?! - полковник сделал свой голос нарочито безразличным.
   Этот вопрос совсем не понравился генералу. Чего хочет от него полковник? В голове всплыла мысль о том, что полковник Пэй, помимо поста главы разведки в Армии Вторжения, был представителем СПК в штабе. Водянистые, тусклые глаза полковника бесстрастно смотрели на генерала.
   - Да, имелась такая неприятность, - генерал сам не знал, зачем он отвечает, он оглядел сидящих офицеров, пытаясь найти поддержку, и заметил, что собрались не все. - А где генерал Квот?
   - Разве вы не знаете? - полковник внимательно изучал лицо генерала Лайта. - Он застрелился.
   - Из энергопистолета. Головы как не бывало, - добавил кто-то из сидящих за столом. Полковник быстро взглянул туда.
   - Застрелился ... А пол...
   - Его остановили. Он погружен в стазисполе, - полковник знал, о ком его спрашивают. - Теперь он в госпитале. Его ждёт трибунал на Лояне. Садитесь, генерал Лайт.
   'Застрелился' - это сообщение потрясло генерала. Задумавшись, он сел, не обращая внимания ни на что вокруг. Он не любил генерала Квота, но его поступок... Он всегда думал о нём как об идиоте, напичканном с ног до головы нелепыми цитатами. И что бы такой слабовольный офицер мог поступить столь решительно? Генерал пытался представить ход мыслей умершего.
   - Кстати, генерал,- монотонный голос полковника Пэя вмешался в ход его мыслей.- На столе перед вами лежат последние сводки данных о состояние дел в Армии Вторжения. 'Он говорит об Армии так, будто она ещё существует' - генерал Лайт искоса взглянул на полковника. Только потом взял сводки и просмотрел их. Там было то, что он ожидал увидеть. Армии Вторжения больше не существовало.
   Он готовился к этому, он знал об этом, но всё равно возникло ощущение, будто его неожиданно бухнули в чан с холодной водой. Сердце загудело, и на секунду генерал перестал видеть. Гулким громом в наступившей тишине до него донеслись слова полковника Пэя.
   - Генерал, вы просмотрели? Что вы планируете делать дальше?
   Не отвечая, генерал Лайт просто сидел. Он резко осознал, как был прав генерал Квот. И он начал бояться полковника Пэя. Сзади раздался шум открывающейся двери, чёткий стук шагов и опять тишина. Ожидание, а генерал Лайт ничего не делал. Он вспоминал, как полковник Пэй обратился к нему как к предводителю действующей армии. Одна формальность, осталась одна формальность.
   - Генерал Лайт, смотрите, - чей-то голос вывел его из задумчивости. Он повернулся. Первую минуту генерал даже не знал, что сказать. Двое солдат, державшие похожего на груду металлолома робота, терпеливо ждали. От блестящего черепа робота отходило множество проводов. Они касались пола, и с некоторых стекала тёмная жидкость. Маслянистая лужа растекалась под ногами солдат. Они же закованные в чёрно-белую броню были сами похожи на машины. Фиолетовые огни их шлемов смотрели на генерала Лайта. Стоящий впереди офицер шагнул вперёд и отдал честь.
   - Господин генерал. Мы захватили два истребителя врага. Один из них перед вами.
   - Робот?
   - Робот! Это подтвердило результаты анализов наших техников. Больше половины наших противников - машины. Если не все.
   - Так вот почему они летали при таких перегрузках, - тихо сказал генерал Лайт. - Можете идти!
   Аккуратно положив робота на пол, солдаты вышли. Генерал махнул рукой. Двое техников, до этого стоявшие у входа, подскочили к роботу и, схватив его, подтащили к генералу.
   - На стол.
   Пока техник выполнил команду, генерал опять повернулся к офицеру.
   - Почему мне не доложили о результатах анализа?!
   Офицер побледнел.
   - Вас не было ...
   - Но потом я появился!
   - Мы докладывали полковнику Пэю.
   Генерал Лайт зло взглянул на полковника. Тот бесстрастно встретил его взгляд. 'Я для него ничто'. Лайт вспомнил о Квоте. Он почувствовал, как его пальцы сжались в кулак.
   - Готово, господин генерал.
   Он взглянул на стол. Чудовищная металлическая машина неподвижно лежала там. Беспорядочное сплетение железа, увенчанное черепом, с оборванными трубками, веером раскинувшихся вокруг. На туловище чётко выделялись четыре суставчатых руки.
   - Они вырвали его прямо из истребителя, - сказал кто-то из офицеров. - И если он сделан по их образу и подобию, то наши враги просто монстры.
   - Осмотрите его и скажите все, что вы думаете, - дал указания генерал Лайт техникам.
   - Не надо осмотра, - металлический голос наполнил помещение.
   Офицеры в страхе отшатнулись от стола. Робот ожил. Встав на свои металлические лапы, он застыл посередине стола. Тёмная полоса вокруг головы загорелась. Охранники у двери схватились за оружие. Генерал Лайт, подняв руку, остановил их.
   - Кто ты?
   - Я послан к вам, чтобы больше узнать о вас. Я это уже сделал. Но мне разрешено ответить на некоторые ваши вопросы.
   - Ты, консервная банка, да мы тебя сейчас вскроем и сами... - не вытерпел один из техников. Его быстро успокоили.
   - Кто тебя послал?
   - Можете называть моего хозяина Бринком.
   - Бринк? - странное, непонятное имя, у Лайта оно не ассоциировалось ни с одной известной расой.
   - Это один из тех, кого вы называете 'чёрными странниками'.
   - Чёрный странник? - в голосе генерала прозвучала нотка недоверия. Офицеры, собравшиеся вокруг, ухмыльнулись.
   - Зачем ты рассказываешь нам легенды? Чёрных странников не бывает.
   - Согласен. Но есть цивилизация, которая породила эту легенду. Это цивилизация Бринка, - возникающий из ниоткуда голос робота был абсолютно серьёзен, хотя, что ещё можно было ждать от него.
   - Вот так, господа. Оказывается, на нас напали 'чёрные странники',- послышался ироничный голос полковника Пэя. Офицеры и техники вокруг засмеялись.
   - Он издевается над нами, - взъярился генерал Лайт и достал пистолет. - Говори кто твои хозяева?!
   Офицеры мгновенно примолкли.
   - У меня один хозяин - Бринк. Он уничтожит вас.
   - Так просто?! Уничтожит?! Уничтожит нас?! - генерал Лайт был взбешен.
   - Уничтожит, - бесстрастно подтвердил робот. - Вы ему нравитесь! Впервые рад он встретил таких симпатичных соперников среди внешних миров. Будет хорошая война...
   Генерал Лайт не дал договорить роботу. Поднеся энергопистолет к металлическому черепу, он нажал на курок. Пули, наполненные взрывной энергией вонзились в металл. Голова робота дернулась, и красная полоса вокруг черепа потухла. И теперь только чёрная дыра зияла в металле.
   - Вот так, - генерал Лайт повернулся к стоящим позади офицерам. У всех, кроме полковника Пэя, в глазах виднелось удовольствие от расправы. Генерал опять повернулся к столу.
   - Вот так, ржавая консервная банка, - он опять поднял пистолет. Дуло с глухим стуком соприкоснулось с черепом.
   - Бринк! - генерал несколько раз спустил курок.
   Голова робота, дергавшаяся при каждом выстреле, от последнего отлетела от туловища и со звоном упала на пол.
   Обезглавленное туловище осталось стоять на столе.
   - Это ещё раз подтверждает, что я выбрал правильного противника. Я даже не буду превышать у своей военной техники ваш интеллектуальный потенциал. Наши армии будут с равными возможностями. Примерно.
   Удивленный генерал смотрел на обезглавленного робота. Металлический голос исходил из его нутра. Закончив говорить, робот, перебирая свои металлические конечности как паук, двинулся на генерала. Дойдя до края стола, он прыгнул. Блестящие клинки вынырнули из его лап. Несмотря на неожиданность нападения, генерал Лайт успел отреагировать. Упав, он прокатился под летящим роботом. Уже лёжа на полу, он увидел, как чудовищная машина, не обращая на него внимания, скользнула к группе офицеров. Клинки с неприятным скрежетом царапали пол. Выпад и стоящий впереди всех полковник Пэй со стоном согнулся. Генерал Лайт, сбросив с себя оцепенение, прицелился в робота, развернувшегося ко второму офицеру. Тот, побледнев, ничего не делал. Остальные в панике отбегали, на ходу доставая оружие. Охранники у стен, с энерго-автоматами на изготовку, старались взять робота в прицел. Стоящий офицер своим телом мешал это сделать. Робот, заскрежетав, бросился вперёд. Взмахнув клинком, он почти достал офицера, как раздался выстрел генерала. От полученного удара робот отлетел в сторону, где тут же опять вскочил на ноги. Но было уже поздно. Солдаты открыли прицельный огонь. Молнии энерго-разрядов устремились в робота, разрывая его в клочья. Через мгновение от него осталось кучка оплавившихся ошмётков, разбросанных по полу.
   Вложив пистолет в кобуру, генерал Лайт поднялся на ноги. Рядом стоял бледный офицер, которого только что хотел разрезать на дольки робот. Не обращая внимания на благодарного штабиста, генерал подошёл к неподвижно лежащему лицом вниз полковнику Пэю и, присев рядом, повернул того. Полковник оказался распорот от живота до горла, и он был мёртв. Раздался шум и в командный центр вошёл капитан Дандэр с группой солдат и медиков. Подойдя к генералу, он взглянул на труп.
   - Он мёртв.
   Подошедшим медикам делать было нечего.
   - Больше никто не пострадал?
   Генерал мотнул головой, а затем спросил:
   - Как идут дела, капитан?
   - Мы уже достигли орбиты внешней планеты системы. Скоро будем уходить в гиперпространство.
   В голосе капитана слышалась недосказанность. Больше генерал ничего не успел спросить. Капитан ушёл, оправдывая себя занятостью. Лайт подошёл к стоящим у стен пультам. Находящиеся около них офицеры-техники устало взглянули на него.
   - Они отключили нас. Мы не можем знать происходящее снаружи.
   Он кивнул в ответ и отошёл. Не глядя ни на кого, он вышел в одну из комнат, находящихся при командном центре на случай его изоляции. Сев там в кресло, генерал Лайт замер в полном одиночестве. Достав энерго-пистолет, он положил его на стол перед собой. Разглядывая его массивную рукоять, генерал молча сидел и думал. Затем он поднял оружие...
   Находившиеся рядом, в большом зале, офицеры, услышав выстрел, вбежали к генералу. Они нашли его обезглавленным. Потрясенные офицеры вышли, плотно закрыв за собой дверь.
  
   Кап... Кап... Звуки падающей воды тихим эхом разносились по оголённой комнате. Без мебели, с непривычно выступающими вперёд бетонными стенами, с копотью, покрывающей всё от стен до потолка, комната производила странное впечатление. Сержант Тарг проходил здесь уже в третий раз за последние двое суток, с того самого момента, когда ему пришлось прятаться в этом вымершем небоскрёбе. В первый раз он был даже не один. Последний солдат из его команды прятался с ним. Тогда эта была ещё нормальная ванная комната, только немного больших размеров. Кафель, золотой блеск умывальников, зеркала повторяли каждый шаг непрошеных пришельцев. Всё сверкало и не знало о войне снаружи. Во второй раз комната фактически не изменилась. Фактически... Пропало одно из зеркал, но тогда солдаты не заметили этого. У них не было времени, ведь по их следам кто-то шёл. Они хотели сделать засаду, но не выдержали нервы. Скребущиеся шаги, монотонный машинный гул следовал за ними по пятам.
   Солдаты попали в эту комнату, а она ведь, как и большинство ванных комнат, была с одним входом. Тогда они пробили в стене дыру. Она выглядела на фоне блестящего обрамления болезнетворным чёрным пятном. Взяв одно из зеркал, уходя, они закрыли ход за собой, надеясь обмануть врага. Именно устраивая маскировку, они заметили отсутствие одного зеркала. Место, где оно было, выделялось едва уловимым налётом пыли. Солдаты не думали об этом и быстро ушли. Сержант и сейчас не мог понять, что всё это значило. Хитрость им помогла, так, по крайней мере, казалось. Невидимый преследователь отстал, и они блуждали по лабиринтам гигантского здания, повсюду ощущая чужое присутствие.
   Солдат искали, это влияло на всё. Изменялась обстановка в комнатах, включались приборы, которые вообще не должны были работать, дули сквозняки неизвестно откуда, а иногда чувствовался чей-то взгляд. Оборачиваясь, они никого не видели. Лишь тихо оседал в воздухе практически незаметный след чужого внимания. Сделанные ловушки не помогли, но беглецы не жаловались. Ночью они спали по очереди. Когда Тарг сменился солдатом, он и не знал, что проснётся один. Он пошёл искать, и вот снова в той же ванной комнате, хотя произошедшие изменения заставляют его сомневаться в этом. Только прожженная им самим дыра в стене безусловно доказывает обратное. И подобные трансформации произошли по всему заброшенному небоскребу. Всё вокруг выглядело как после опустошительного набега. Повсюду валялись обломки мебели, из разбитых светильников торчали обрывки проводов, стены ободраны и обуглены. И никаких следов солдата. Всё пусто и серо. Сержант медленно обходил этот погром. Под ногами хрустели обломки стёкол, битой аппаратуры. Страха он не испытывал, и сначала не мог понять почему. Догадка сама пришла ему в голову. Врагов здесь тоже не было. Вместе с ночью ушёл и невидимый противник.
   Сержант Тарг шагнул в открывшийся перед ним проём. Развороченная кособокая лестница круто уходила вниз. Перешагнув через валяющийся на полу разбитый монитор, Тарг полез вниз. Прятаться наверху ему больше незачем.
   А на первом этаже при отступлении он заметил что-то вроде ресторана. Чиновники-цеониты, некогда работавшие здесь, тоже хотели есть. Может и сержанту перепадёт. Двое суток беготни окончательно его измотали, он даже не мог нормально думать. Ему всюду мерещилась еда. Он смутно помнил, как кто-то говорил о схожести метаболизма лоянцев и цеонитов. Кажется, это был солдат, который раньше служил в разведке.
   'Вот поем, а там и решим, чем займусь дальше' - думал сержант, упрямо спускаясь вниз и преодолевая различные завалы. От усталости он потерял бдительность. Раздался скрежет и лестница, качнувшись, ушла в сторону. Опомнившись, Тарг из-за всех сил вцепился в ступеньку. Лестница качнулась ещё раз, дрогнула, задрожала. Ноги сержанта сорвались. Держась одними руками, он ударился об стенку. Бронированные башмаки выбили в бетонной стене мелкие царапины, устроив осыпь мелких осколков. Тарг чувствовал, как его пальцы тихонько разжимаются. Ещё немного и он рухнет. Глупая гибель, особенно если учесть то, как он старался её предотвратить.
   Он до самого конца не верил в поражение Лояна, надеялся спастись. А вместо этого... Обессилевшие пальцы не выдержали объединенный вес бронекостюма и его тела. Сорвавшись, сержант полетел вниз, отчаянно размахивая руками, пытаясь хоть за что-то зацепиться. Серые стены замелькали вокруг. Затем последовал сильный удар и полёт остановился. К своему удивлению Тарг был ещё жив. Или уже нет? Он боялся пошевелиться, но делать было нечего. В таких ситуациях порой трудно разобраться, где жизнь, а где смерть. С трудом он приподнялся, всё тело болело и, значит, это пока ещё была жизнь.
   Сев сержант увидел свою спасительницу, толстая железная решетка перегораживала проход, по которому он так неожиданно слетел. Тарг отделался лёгким синяком. Он огляделся. Ему все ещё хотелось есть, а значит надо было спускаться дальше. Кроме решётки здесь имелась металлическая дверь. Спотыкаясь и раскачиваясь, с трудом удерживая равновесие среди крупных дыр старой решетки, сержант подошёл к двери, выискивая взглядом на её гладкой поверхности ручку. Не найдя, он толкнул её, надеясь, что дверь открывается наружу. Оказалось нет.
   Впрочем, это не расстроило сержанта, за последнее время ему стали привычны неприятности, он уже и не сердился на постоянно возникающие препоны. Спокойно достав энергоавтомат, Тарг отошёл к противоположной стене и начал методично расстреливать дверь. Та вся задрожала от разрывов. Раскаленные ошметки полетели в разные стороны. Через секунду от бывшей двери осталась одна дыра, сквозь которую тут же полез едкий дым. Выстрелы достали пластиковые панели стены за дверью, и там теперь начинался пожар. Переключив шлем на химическую защиту, сержант полез в проделанный проход. Он жалел, что у него нет кибертени. Её уничтожили ещё в первые часы боя. Вражеский вертолёт обрушился на них совершенно неожиданно. Тогда десантники не подозревали, насколько серьёзно взялся за них неизвестный враг. Большая часть отделения так и не успело узнать это. Сам Тарг находился чуть в стороне, первые же взрывы откинули его в развалины рядом. Это спасло сержанта, а вот кибертень по прихоти судьбы осталась сверху, горящая плазма волной смела и её и всех остальных, кто не лежал укрытый камнями.
   Задымлённый коридор был пуст. Прыгнув в дыру и перекувыркнувшись, сержант прижался к стенке, оглядываясь. Никаких признаков врага, несмотря на весь шум поднятый им. Он устало опустил автомат. Ему давно надоела эта игра в кошки-мышки. Тарг ведь толком и не видел ни одного врага, только летающие машины. Сержант стрелял и взрывал, остальные тоже не зевали, но был ли с этого толк, он не знал.
   Тарг двинулся дальше, уже нисколько не таясь. Лишь бы быстрее спуститься. Вскоре он оказался на первом этаже, в громадном холле. Раньше этот зал выглядел потрясающе. Попадание лоянской ракеты не слишком украсило былое великолепие. 'Может нам за это и мстят, - подумал сержант. - Пришли, напоганили. А теперь вот союзнички цеонитов откуда-то выискались'. Происхождение и мотивы неизвестных врагов до сих пор оставались для Тарга вопросом, потому он и принял за правду наиболее очевидное. Генералитет Лояна упустил возможность вмешательства друзей Цеона. Или просто и не знал о них. Расплачиваться же, как всегда приходиться простому солдату, поскольку все президентские подхалимы, наверное, уже сидят по домам. Рассказывают журналистам о своих сожалениях и о сочувствии оставшимся на войне героям.
   Открывшаяся свалка исковерканного бетона, смешанного с железом и стеклом, озадачила сержанта. Поднимался он по другому ходу и теперь никак не мог сориентироваться. Ресторан вроде бы уцелел при бомбёжке. Он где-то здесь, ведь убежать он никуда не мог. Оставалось только найти эти заветные склады пищи. С трудом продираясь через обломки, Тарг преодолел хрустально-пластиковые руины холла и, наконец, увидел искомое. Ресторан располагался чуть в стороне от того места, куда угодила ракета, потому там была разбита только наружная стена. Тарг поспешил к пролому.
   Внутри, если не считать стены, следов разрушений почти не имелось. На некоторых столах даже сохранилась сервировка. Лишь приглядевшись, сержант заметил всё покрывающий слой пыли. Его не имелось только у входа. Высохший фонтан посередине насторожил Тарга. Если здесь нет воды, то ему придется туго, совсем как тем жёлто-бурым засохшим растениям, раньше украшавшим ресторан. Их остовы торчали вдоль стен, омертвляя и без того мертвую картину. Тарг прошёл сквозь зал, направляясь напрямую к кладовой. Открыв дверь, которая, по его мнению, вела на кухню, он в растерянности остановился.
   Это был ещё один зал с треснувшим стеклянным куполом вместо крыши. Сержант шагнул вперед и тут же, чертыхаясь, полетел лицом вниз, споткнувшись о каменную плиту у входа. Быстро вскочив на ноги, он обернулся, недоумевая, что заставило цеонитов положить такую каменюгу у входа в элитный ресторан. Прямоугольная плита игнорировала его интерес. Тонкий слой пепла, покрывавший её, постепенно обдувался образовавшимся сквозняком, открывая какой-то рисунок. Сержант с интересом вгляделся в него. Переплёты изогнутых линий, странная цветовая расцветка - сомнений не было. Это был символ Цеона окруженный сложным орнаментом. Как птица Феникс он возникал из пепла под ногами сержанта, проявлялся все чётче и яснее, пока не стал виден весь. Тарг не мог понять, зачем цеониты положили сюда эту плиту, но она производила на него странное впечатление. Он поспешил уйти отсюда.
   'Наверное, это нечто вроде барельефов на домах, - думал он. - Накопитель духовной энергии. Ну цеониты, ну понаставили'. Сержант был смущён, но он мог поклясться, что он действительно что-то почувствовал. И ему не хотелось в этом признаваться. Ведь тогда получалось, что цеониты были не такие уж недоразвитые.
   Морозильник, как он и ожидал, оказался разморожен. Не беда, сержант надеялся на консервы, полуфабрикаты какие-нибудь. В самом углу он обнаружил целый ящик разнообразных жестянок. Решив не рисковать, он взял только те, на которых были нарисованы похожие на птиц существа. Прихватив в придачу мешочек с тёмными зернами, он уселся перекусить. Чем запивать все найденное он уже нашёл, прихватив по дороге пару так и нераскупоренных бутылок со столов в зале.
   Приступая к еде, сержант снял шлем и неожиданно для себя обнаружил здешний запах, гнилостный запах разлагающегося мяса. Не самая приятная обстановка для еды. Но зал снаружи выглядел ещё хуже. Тот же запах и мертвецы за накрытыми столами. А голод не тётка и сержант для начала попробовал зёрна. Вязкий мучнистый вкус ему не очень понравился и он решил оставить их про запас, на то время, когда больше ничего не будет. С таким-то вкусом они уж точно не испортятся. Зато консервы для изголодавшего Тарга показались сущими деликатесами, вкуснее он в жизни не ел. Запивая их слабым вином, он забыл про вонь вокруг и жизнь стала не так мрачна.
   Теперь, когда голод перестал терзать ему мозги, сержант смог принять решение. Он решил идти обратно в космопорт. Пришельцы наверняка воспользовались уже готовой площадкой. И точно не ожидают незваных гостей. Он им покажет, как сражаются настоящие десантники. А то напали со спины, перебили молодежь. В своём взводе Тарг был единственным, кто и до Цеона участвовал в настоящих боях, а не в показных парадах. Может, потому и выжил, сработала выучка ветерана. Теперь его черёд ходить. Если удастся найти и захватить небольшой кораблик, а затем... Продолжения Тарг не знал, но надеялся на удачу. На месте разберётся.
   Быстро пробежав ещё раз по кладовой, Тарг набил все карманы бронекостюма припасами, особенно много вместилось на место кибертени. 'Нет худа без добра', - подумал, ухмыльнувшись, сержант, запихивая туда мешочек с зерном и бутылку вина. Потом, надев шлем, он отправился в путь.
   Снаружи его встретила мёртвая улица, только ветер гнал клубы пыли. Остатки домов разбитыми глазницами смотрели на человека внизу. С трудом ориентируясь в этих завалах сержант брёл посреди проспекта. На повороте он наткнулся на разбитый мотоцикл. Это была его собственная машина. Он потерял ее, когда они отступали от космопорта. Просто один выстрел из переулка и он слетел от мощного удара взрывной волны. Уже лёжа он видел, как мотоцикл на полном ходу врезался в фонарный столб лежавший поперёк дороги. Солдаты, ехавшие за ним, открыли огонь, кромсая стены домов в переулке.
   И вылетевший в этот момент с другой стороны вертолёт буквально обрушился на них сверху. Дом, стоявший рядом, рухнул. Пытающегося подняться сержанта отбросило туда и только чудом можно назвать факт, как он уцелел там, среди падающих кирпичей. Зато он оказался в укрытии. Когда же он смог оттуда выбраться, он обнаружил, что теперь у него только один солдат. Новые руины стали одной большой могилой для его команды. Могила... Сержант Тарг усмехнулся.
   Что говорить, если вся планета теперь одна сплошная могила. Похоже, это нападение стало возмездием Лояну. Странно, сержант никогда не думал о такой возможности. Обычно их разведка учитывала все факторы, лоянцы всегда били верно и точно, потому и не оставалось врагов способных на ответный удар. Но, может, в случае цеонитов лоянцы слишком расслабились. Ещё бы, слабаки увлеченные какими-то там поисками духовных дорог. Хотя... Задумавшись об этом сержант даже остановился, помотал головой пытаясь отогнать назойливые мысли. Вдруг здесь всё и не так уж неправильно? Духовные поиски, духовный рост. Что за чушь?! Чушь? А вдруг именно и это подвёло Лоян под черту, не увидев очевидное, пропустив невидимое, они сами себя обрекли на поражение. Нет, не может быть. Но тогда что же произошло? Всё просто - цеониты проиграли. Сержант понурил голову, подумав: 'И Лоян тоже'. А далее, если следовать логики государственной пропаганды, этот проигрыш ничего не значит, кто слаб, тот остаётся лежать на земле. Правда, обычно такое говорилось о тех планетах, по которых маршем прошлись лоянские десантники. Однако сейчас враг топтался на их собственных трупах. И нельзя было сказать, кто же здесь неправ.
   - Мы все проиграли! - Закричал вслух Тарг. - Что теперь?!
   Он замолчал, сам не понимая для кого, кому он кричал. Растерянно посмотрел по сторонам. Серо-жёлтые руины, среди которых клубился ветер, свинцовое небо над головой. 'Надо идти дальше, - подумал он. - Надо идти, а то я сойду здесь с ума'. Сержант встал и побежал, он больше не намеревался вспоминать, ему хотелось действовать, ведь действие отвлекает. И всё же мрачные мысли упрямо лезли в голову.
   Вскоре он добрался до космопорта. Безжизненное ровное поле, ни кораблей, ни следов какого-либо стычек и боев. Металлические блестящие ангары пустыми громадами возвышались вокруг. Сержант шёл между ними, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь следы деятельности врагов. Обогнув ребристую, гофрированную стену одно из ангаров, он увидел искомое. Правда, никаких кораблей, грузов и прочего на что Тарг надеялся.
  Вот здесь бой был и совсем недавно. Прямо под дугой входа расположились остатки лоянского танка. Тот самый наземный атомоход, гордость генералов и промышленников. Чёрный бронированный жук размером с немаленький холм. Его уничтожили не вражеские снаряды и огонь. Сеть странных трещин покрывала чёрную гладь гиганта. Тарг осторожно подошёл ближе. Он не мог понять увиденное.
   Действительно, вся броня растрескалась примерно так, как это бывает с коркой грязи на солнце. Танк покрылся странной коростой, которая разъела его до основания. Трещины уходили очень глубоко, и в некоторые сержант даже спокойно мог просунуть руку. Он и собирался сделать это, как увидел там, в темноте, движение. Тарг отшатнулся. Нечто чёрное всплеснулось поверх расколотой брони. Вялое, медленное, однако это движение завораживало. Всплеснулось и растворилось на свету, прямо перед глазами удивлённого сержанта.
   - Похоже, недавно эта махина еще ползала, - прошептал сержант. - Чем они его так?
   Тут звук чьих-то шагов заставил сержанта отшатнуться от танка. Он отбежал вглубь ангара, туда, где ровным рядом возвышались кубические пластиковые цистерны. Тарг втиснулся между ними, спрятался.
   На площади появилось трое людей. Цеониты. Двое мужчин, одна женщина. Изорванная форма, изможденные лица. Похоже, они не спали несколько суток. У всех троих в руках имелись автоматы, но свои мужчины повесили за спину, поскольку тащили вдвоём увесистый и объёмный мешок. Женщина шла впереди, она прикрывала своих товарищей, держа оружие наизготовку. Однако сержанта, залёгшего в тени, она не заметила. Все троё направлялись куда-то вглубь, к складам, наверное, у них там находилось укрытие.
   Тарг лежал, наблюдая за ними. Он не знал, как поступить. Вроде бы ещё недавно шла война с цеонитами. Они враги. Или нет? Их объявили разбитыми, они капитулировали. Правда, теперь объявились их союзнички. Только почему же цеониты всё еще прячутся? Или это патруль, выискивает уцелевших лоянцев? Нет, Тарг покачал головой. На патруль эти трое не походили. Куда там. Уставшие, вымотанные, да ещё и как все цеониты просто низкорослые, слабые. Самый высокий не больше метра шестидесяти. Таким и впятером не справится с одним десантником. Правда, зачем справляться, когда есть автоматы? Подумав так, Тарг приготовил собственную энерго-винтовку. Идущая впереди женщина оказалась у него в прицеле. И всё же Тарг медлил.
   Раздалось сухое клацанье. Чёрная полоска откуда-то сверху соскользнула на бетон перед цеонитами. В доли секунды она расплескалась резиновой паутиной вокруг, тонкими щупальцами пронзила идущую впереди, потянулась к её друзьям, но те сумели увернуться. Одного спас мешок, другой просто смог откатиться и оказался вне досягаемости странной жижы.
   Тарг обернулся. В проеме громадного окна, у крыши ангара стоял стрелок, обладатель неведомого оружия. Гуманоид. Торс и руки закованы в доспехи из тусклой брони, только на ногах нет защиты, их закрывали плотные пластиковые штаны. Стрелок спрыгнул вниз, не обращая внимания на немалую высоту. Снова раздалась сухое клацанье. Новый выстрел достал таки второго цеонита, чёрная струя почти моментально разъела несчастного. Однако третий сумел собраться, ответный автоматный огонь встретил пришельца. Тот отшатнулся, но, похоже, пули не причиняли ему вреда.
   'Киборг' - подумал Тарг, однако, приглядевшись, усомнился. Тут как раз появился второй пришелец, он находился совсем недалеко от спрятавшегося сержанта. Огромные челюсти, мутные глаза, прячущиеся в складках серой чешуйчатой кожи и идущие вдоль всего черепа короткие костяные шипы. В руках тварь держала такое же оружие, как и у первого стрелка.
   'Почему они стреляют по цеонитам? Они же союзники!', - лихорадочно мелькнула мысль у Тарга, а руки его тем временем уже наводили энерго-винтовку на новую цель. Выстрел, ещё выстрел. Оружие лоянцев оказалось более эффективным, чем у цеонитов. Пришелец упал с разбитой головой, энергозаряды разорвали его череп. Стрелок, спрыгнувший с крыши, отреагировал мгновенно, новая чёрная струя теперь метнулась в сторону Тарга. Сержант с ужасом увидел, как она буквально вплеснулась в пластик цистерны рядом и сотнями чёрных росчерков тут же начала разъедать всё вокруг. Тарг не мог увернуться, потому просто с упора выстрелил в цистерну, выдал самый мощный разряд. Взрыв разнёс его ненадежное укрытие. Цистерна оказались с водой, та, вырвавшись, волной ударила лежащего с зажмуренными глазами сержанта и, похоже, приглушила радиус действия странного оружия врага. Сержант понял это через пару секунд, поскольку был ещё жив. Тут раздался ещё один взрыв. Тарг увидел, как пришельца откинуло в сторону, стрелок больше не успел выстрелить. Но сбил его не сержант. Это была граната цеонита. Гуманоид упал и, уже лёжа, опять открыл огонь. Только теперь это были не струи, а скорее капли, чёрная морось, спрэем разбрызгивающаяся во все стороны. Тарг как был, на карачках, быстро отполз назад, к стене ангара и там упал в углубление, где проходили трубы и различные кабеля. Он лежал там больше минуты, ожидая когда, наконец, всё затихнет. Однако и в тишине сержант не сразу решился подняться.
   Сверху царило молчание. Дуло энерго-винтовки шатнулось из стороны в сторону, сержант готов был ответить на любое движение. Но все лежали. Оба стрелка-пришельца были мертвы. Чёрная ж морось достала и третьего цеонита, который присоединился к двум друзьям на небесах. Сержант подошёл к нему. 'Он спас меня', - констатировал без эмоций Тарг, просто подвёл черту под фактом. Он уже слишком устал, чтобы думать, почему это произошло и почему всё здесь случилось так, а не иначе.
   Затем Тарг подошёл к одному из пришельцев. Подошёл и замер от удивления. Существа вряд ли когда-либо рождались из чрева матери. По некоторым признакам они походили на биороботов, причем самых совершенных из всех виденных сержантом. 'Вот почему они показались мне такими странными' - подумал он. Устало опустив энерго-винтовку, Тарг отошёл в сторону.
   Через час он нашел то, зачем явился в космопорт. На одной из запасных взлётных площадок находился захваченный врагами сторожевик. А сержант, как и всякий космодесантник, был обучен начальным азам пилотирования. Рядом с кораблём пирамидой были сложены какие-то ящики, и с ними возился робот, по виду смахивающий на огромную ящерицу без хвоста, зачем-то вставшую на задние лапы. И Тарг и робот заметили друг друга одновременно. Реакция машины оказалась быстрее, очередь выстрелов ударила с её стороны, но сейчас это было всего лишь автоматическое оружие. Робот, похоже, был из обслуживающего персонала. Раздался щелчок, удар пули откинул сержанта назад. С размаху ударившись шлемом, сержант всё же не потерял ориентации и сразу откатился в сторону. Выхватив с пояса лучевую гранату, он швырнул её в сторону нападавшего. Грохот, вспышка и сержант вскочил, поливая огнём всё пространство перед собой. Впрочем, это было лишнее. Вспышка гранаты создала немалую яму посреди площади, куда и упал уничтоженный робот.
   Сержант, прекратив стрельбу, осторожно приблизился к черному провалу. Правое плечо у него страшно болело, хотя бронекостюм был цел. Тишина настораживала его. Заглянув вниз, Тарг увидел как робот, распластавшись, лежит там, и в корпусе у него зияют две дыры. Яму медленно заливало какой-то тёмной жидкостью, взрыв повредил трубопровод, проходящий под площадью. Пенящаяся муть вскоре окружила робота и поглотила его. Мёртвый металл замолк навсегда в мутной глубине.
   Сержант отвернулся и, держась за плечо, отошёл к ящикам рядом, присел. Бой забрал остатки его сил, и сержант опять ощущал страшный голод. Достав консервы, он не удержал их и рассыпал по земле. Растерянно Тарг взглянул на оставшийся в его руке мешочек. Крупное коричневое зерно соскользнуло вниз и скрылось в пыли у ног. Сержант задумчиво смотрел ему вслед. Затем, подобрав консервы, начал есть. Он ел и смотрел вдаль, на зелёные деревья который каймой огибали территорию космопорта. Царящая вокруг осень как будто и не трогала их. И тут он увидел нечто неожиданное. За сторожевиком длинными рядами возвышались ряды больших металлических контейнеров. Замороженные и забытые цеониты здесь по-прежнему ожидали своей участи.
   Тарг отставил недоеденные консервы в сторону и подошёл к контейнерам. Сбив выстрелом замок на ближайшем, он распахнул дверцы. Два ряда тел, отгороженные от небольшого прохода между ними стеклянными стенами, встретили его. У входа располагался пульт управления. Сержант Тарг, вглядевшись, набрал режим разморозки. Закончив, он перешёл к следующему контейнеру и продвигался всё дальше и дальше пока не прошёл всё. Он уже был вне взлетной площадки. Здесь он уселся на небольшой бугорок, поросший травой. Сам не зная почему, он понял, что уже не нужно никуда спешить. Пустой истребитель подождёт.
   Вскоре из контейнера рядом донёсся неясный шум, там кто-то пытался вырваться из ледяного сна. А тёмное небо наверху разрезал гул. Много небольших молний взлетали с земли к чёрному простору над головой. Это улетали враги. На Цеоне почти никого не оставалось. Лишь зелёная трава. Закованный в броню сержант погладил маленькие ростки рядом с собой. Тарг ждал, ему хотелось увидеть лица тех, кто проснется. Он не знал, для чего ему это, и все равно ждал. Никаких рациональных мыслей, ему просто было нужно увидеть, как проснется первый цеонит и выйдет на эту пустую площадь космодрома, на эту опустевшую планету. Тарг ждал и надеялся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"