Осипцов Владимир Terramorpher: другие произведения.

Реинкарнация, Часть 1 - "Ещё не Аюта", глава 4 "Боевые Приготовления"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  

Запись 11 - Глава 4-я, "Боевые приготовления"

  "Когда вода Всемирного потопа
  Вернулась вновь в границы берегов
  Из пены уходящего потока
  На сушу тихо выбралась Любовь -
  И растворилась в воздухе до срока,
  А срока было - сорок сороков....
  
  И чудаки - ещё такие есть -
  Вдыхают полной грудью эту смесь,
  И ни наград не ждут, ни наказанья, -
  И думая, что дышат просто так,
  Они внезапно попадают в такт
  Такого же,
  Неровного
  Дыханья."
  В.Высоцкий
  
  >Варварский мир, варварские нравы
  
  Тардеш неловко задвинул эту проклятую дверь и посмотрел в глаза смеющемуся Боатенгу:
  - Ой, сагиб замечательный мужчина - не успел приехать, а ему уже все принцессы на шею вешаются!
  - Перестань! - одёрнул его Тардеш.
  - Да ладно, друг, я шучу... Как, кстати, она тебе?
  - Не вижу предмета для обсуждения.
  - Да ладно, - сбросив с плеча бесполезный здесь автомат, бхута пошел привычно проверять комнаты на прослушку, несмотря на то, что другие телохранители дежурили здесь весь день.
  - Что тут такого-то. Ты мужчина, она - женщина, между вами пробежала искра. С кем не бывает!
  Дверь открылась, и вошел Бэла, которому надоело сидеть в засаде:
  - В чём дело?
  - А ты не видел?
  - Ну, увидел принцессу, но не понял, что произошло.
  - Твоему наставнику признались в любви. Правда. Ай да Тардеш - ну сразу моряка видно! По девчонке в каждом порту!
  - Перестань, Боатенг. Ты же знаешь, что всё не так.
  - Да ладно тебе скромничать! Ты что, думаешь, здесь на тебя кто-то донесёт?! Разве так, Бэла?
  - Нет-нет-нет, что вы! - встрепенулся воспитуемый.
  - Ну вот, и Бэла подтверждает. Так что, давай, дерзай.
  - Хватит, в самом деле... До неё-то и дотронуться-то опасно - видел, они жидкое золото пьют?
  - А, боишься сгореть в страстных объятиях?
  - Ну, всё! Молчать до рассвета! Это приказ. Нужно письменное подтверждение?
  И в наступившей тишине драгонарий сам, по-солдатски, разделся, расстелил свою постель, и забылся нервным сном, в котором его нет-нет, да и беспокоил образ огненной принцессы демонов, овевая жаром душных ночей своей планеты...
  
  Боатенг выполнил его приказ буквально - разбудил его молча, и уселся в углу, чистить свой автомат, даже без своих обычных песен.
  - Кошмар! - сказал Тардеш, выходя из душевой: - И это у них ещё зима! Какое же пекло будет летом? Что ты молчишь, Боатенг?
  - Сам же сказал мне молчать, - прошипел тот, не разжимая зубов.
  - Да хватит, тем более уже рассвет. Только про принцесс - ни слова!
  - Если сам первый не заговоришь, - и, собрав оружие, улыбнулся крупными белыми зубами.
  Тардеш вздохнул, и набрал на видеофоне код флагмана...
  
  Днём, в оговорённый час, он встретился с императором. Коротышка опять хитрил, и что-то скрывал, но, несмотря на все условности, план мобилизации они всё-таки закончили.
  - Ну, как вы теперь себя чувствуете, драгонарий-доно, после того, как сделана половина работы?
  - Выжатым лимоном, вот как... Вам-то что, я их заберу и груз с плеч долой, а мне их вести придётся. Никогда в жизни не командовал таким количеством народа, честно. А ведь потом ещё всех где-нибудь сводить надо... Вы по-прежнему против, чтобы назначить местом сбора Порог Удачи, товарищ император?
  - Да. Я понимаю, что доставляю вам страшные неудобства, господин тейтоку, но для моей страны посылка этой армии - знаменательный политический акт, а не только очередная военная кампания.
  - Ладно, я в ваши внутренние дела не лезу, но, однако же, задали вы нам головоломку с этими узкими дорогами к столице! - Тардеш многозначительно постучал пальцем по объёмной карте окрестностей Города Снов, только сегодня присланной с флагмана: - Вы уверенны, что справитесь с графиком снабжения? Как бы не пришлось голодать горожанам.
  - Слово императора. И не беспокойтесь о жителях, драгонарий-доно. В столице заранее заготовлен осадный запас продовольствия - на три года.
  - Если городу придётся кормить ещё и армию, всё истает в три недели. Впрочем, скорее всего, за три недели мы и закончим. Но всё-таки, товарищ микадо, будьте особо внимательны с поставками для лагерей.
  - Ещё раз уверяю: можете всецело на нас положиться, Тардеш-доно.
  - Мне ничего другого не остаётся. Что-то ещё, Ваше Величество?
  - Да... Позвольте к вам обратиться с личной просьбой непристойного характера?
  Драгонарий почему-то покраснел. Да, Партия предупреждала о варварской нравственности в монархических мирах. И почему так вспомнилась вчерашняя принцесса?
  - Пожалуйста. В чём дело?
  - Понимаете... скоро прибудут две дивизии самураев из отдалённого места. Можно будет их отправить в первой волне?
  - Когда? - быстро спросил призрак, разворачивая свои бумаги.
  - Должны уже сегодня к утру быть, но, из-за нелётной погоды, скорей всего задержатся до завтрашнего вечера.
  - Семьсот двадцать восьмая сводная и 1284-я кавалерийская? Ополчение города Нагадо? Не понимаю, что здесь неприятного - они даже в графике записаны в первую очередь...
  - Ну не совсем в этом дело, понимаете. У меня очень странная для вас просьба, господин полководец: вы можете устроить так, чтобы ни один солдат из этих дивизий не вернулся?
  - Не понял.
  - "Ополчение Нагадо", если его так можно назвать, является личной армией одного из моих вассалов. Очень строптивого вассала. И я хочу немного подрезать ему крылышки.
  Тардеш, мрачнея, быстро складывал бумаги и карты:
  - Нет. Ничего не могу обещать.
  - Ничего?
  - Понимаете, у нас военачальник несёт ответственность своею головой за жизни доверенных ему солдат. И если я, за просто так, потеряю целых две дивизии, пусть даже из союзной бригады - я рискую и свободой и жизнью. Пусть даже войск почти миллиард, как сейчас - это просто недопустимо даже по канонам военной науки, не то, что морали.
  - Прошу прощения, драгонарий-доно. Я не настаиваю, просто, если вдруг возникнет необходимость кого-то подставить под орудийный огонь, загнать в болото или явную засаду - просто помните об них, ладно?
  - Так! - отрезал Тардеш: - Этого разговора не было, вы меня ни о чём не просили, и я ничего не помню. Понятно, выражаясь вашим языком? Я собираюсь воевать, а не губить своих солдат. И кстати, почему всё это время ни на одном совете не присутствует ваш сын? Какой он к чёрту военачальник, если не интересуется важнейшими для своих воинов вещами? - и тут в их штаб вошла принцесса.
  - Уверяю вас, драгонарий-доно, вы зря нервничаете, - после паузы, вызванной появлением дочери, попытался успокоить его император: - Мой сын Мамору отсутствует по моему личному приказу и лично руководит размещением войск в лагере.
  - По-моему, это глупо, извините, товарищ император, но незачем поручать генералу работу, с которой справится и полковник. Пожалуйста, поскорей отзовите его... или нет - давайте, как распогодится, (он бросил мимолётный взгляд на окно, за которым по-прежнему бушевала нежданная буря), - сходим к нему, вместе с инспекцией, и заберём его сюда, чтобы был под рукой, когда надо.
  - Будете в Иваоропенереге, драгонарий-сама, передайте привет господину Мори, от меня и госпожи сёсё, - влезла в разговор принцесса.
  - Почему именно "Разрушитель Гор"? - удивился император.
  - Но ведь Мамору - там.
  - А ты откуда знаешь?
  - Потому что сегодня отправляла туда его жену.
  - Ты покидала дворец?
  - Дворец, но не город. Представляешь, пока дошли до ворот - и сразу же началась буря! Ёсико пришлось укрыть в "Тени Соснового Леса", а нас самих, пока доехали, два раза ветром переворачивало!
  - Ой, дочка, ведь говорил же тебе: не выходи на улицу!
  - Ну, папа, не могу же я всё время в четырёх стенах сидеть!.. Ой, извините, господин драгонарий, я же вам с отцом помешала?!
  - Ничего-ничего, мы уже закончили, - сказал Тардеш и усмехнулся: - Опоздали уже извиняться. Кстати, что за... "Разрушитель Гор"? Не помню по карте.
  - Иваоропенерег. По поверьям дикарей - злой демон-сова, прыгающая по верхушкам гор и разбивающая их в щебень. Лучшее название для крепости с самой мощной артиллерией.
  - Да. Действительно. Имена демонов - это сильно. Свой флагман я тоже назвал "Шайтаном". Это имя самого страшного демона по поверьям джиннов - жителей звёзд.
  - Я знаю, - улыбнулась девушка-демон, дочь императора демонов.
  Драгонарий отвёл взгляд.
  - Товарищ император, так, раз закончили - до завтра.
  - Подождите Тардеш-доно. Останьтесь, побудьте свидетелем. Малышка, я рад, что у тебя сегодня такое хорошее настроение, и ты наконец-то разговариваешь со мной. Я пригласил тебя, чтобы сделать важное и радостное для тебя объявление: Хакамада признал господина Наместника Нагадо законным сыном и подтвердил его предложение руки и сердца! Свадьба состоится в пятнадцатый день второй луны, если все гости успеют собраться...
  - Нет, папа! Ну почему ты так?! А я-то, дурочка, думала, что всё понял... - и, вдруг, неожиданно после улыбки, зарыдав, выбежала из комнаты...
  
  Сконфуженные оба, Тардеш и Итиро, коротко распрощались друг с другом, и отправились по своим делам...
  
  "Так" - думал драгонарий, подводя к вечеру итог дня: "что же мы имеем: пограничная провинция, которая хочет независимости, напряженная обстановка с соседями, и несколько важных персон". Он посмотрел в окно, где вырисовывался пейзаж, застроенный архитектурой пусть и измененной, но явно сиддхского образца. "Как же тут всё изменилось буквально за одно поколение". Потом достал лист местной бумаги, и начал чертить схему: "Так, это будет половина Амаля, это - половина Гайцона. От Амаля буду я, Бэла, бывший посол, резидент. От Гайцонской Империи - император, императрица, наследник, принцесса, учитель-"святой". Нет, "святого" мы нарисуем чуть в сторонке, неизвестно, какое он имеет отношение к империи. Так, это все главные лица. Да, у императора ещё есть трое детей - то ли мальчики, то ли девочки. Нарисуем и их, но раз их не видно, то пусть побудут в сторонке. И ещё, конечно, жених. Та ещё тёмная лошадка, пусть будет рядом со "святым". Теперь: император дружески относится ко мне, (провёл пунктирную линию), любит свою жену, (он провел сплошную), и дочь. Но не привечает старшего сына..." - так как кружки были в ряд, ему пришлось соединять их дугой. Сверху и снизу он нарисовал по треугольнику, подписал, "Красный Император" - нельзя его исключать, никогда, и "Вельзевул" - они демоны. "Как демона не корми, он всё равно на Штар смотрит". Задумался. Может, стоит добавить Армавати и Бхогавати в схему? Не верится что внезапно появившийся тут "святой" не связан с внезапным технологическим рывком провинции, а мятеж Шульгена - с нагами. Пусть они и отрицают, но у змеюк ума хватит поднять мятеж, а потом передумать и пытаться поскорее умыть руки.
  "Принцесса, видать, очень любит своего брата - раз поручают отвозить его жену. Ах, да, есть ещё жена наследника, с которой, следовательно, дружит принцесса. Хотя, неизвестно, в каких отношениях жена наследника с наследником". (Тардеш сделал ещё один кружочек) "Но отца и меня он уважает. Известно, что он не родной сын императрице, и немного с ней на ножах. Однако своих детей-то она должна любить... Блин, сколько неизвестного! Так, а теперь Сэнсей - перфект говорит, что у него очень большое влияние при дворе. И воспитывает детей" - он провёл ещё пачку прямых. В результате, на схеме Тардеша стало мало что видно, он скомкал листок, и перечертил всё набело: "И с женихом весь двор на ножах - что сам император, что его собственная невеста. Жених пытается то ли по глупости то ли намеренно устроить покушение на меня, и после сам пытается выйти на контакт. Если он не врёт, и его использовали "в тёмную", то становится логичной неприязнь к нему при дворе и его юной невесты. Устроить несчастный случай с помощью влюблённого идиота и списать всё на случайное нарушение традиций. Эх, нет - такая многоходовка скорее в стиле нагов, но никак не железных демонов. Я бы скорее поверил, что моими руками пытаются устранить самого жениха... Эх, был бы жив посол, сколько бы неизвестных перемен удалось бы назвать именами! Посла никто не любил, значит и мне он не нравится, а вот перфект говорил о каком-то "лице икс", которого завербовал посол, и который не любит императора и его детей от второй жены... Так, я забыл его пометить. Он говорил, что виделся с ним один раз, но так и не узнал имени. А посол ничего не сообщал, хотел лично привезти доклад, но привёз его только в свою могилу - жалко, на самом деле..." - полководец маленько поиграл карандашом и продолжал:
  "Так может ли это быть... ну хотя бы принцесса? Вообще-то нет, она хорошо относится и к своему отцу и к брату и к матери, про остальных не знаю... мне в любви признавалась..." - Тардеш на минутку размечтался, но быстро взял себя в руки, и закончил:
  "Требуется: на основании этой схемы выяснить, не примкнёт ли Гайцон к враждебному государству, обретя независимость? И кто этот агент "икс"?" Он ещё раз поглядел и только сейчас заметил: "Странно. "Икс" зеркально отражает императрицу. Он не любит тех, кто ей нравится, и наоборот. Может быть "икс" - женщина? Надо будет узнать поподробнее про другую жену императора. Куда она делась? Вообще-то вполне может быть - это объясняет, почему посол не передал депешей, а спешил объяснить лично - в партийном руководстве бы ничего не поняли, кроме связи с женщиной, и только личное представление было бы оправдано. Эх, если бы он выжил, насколько легче мне было бы сейчас!"
  
  "Надо узнать про остальные связи, желательно поскорей", - продолжал думать он, проснувшись на следующее утро: "Почему император с наследником на ножах, и почему принцесса не хочет выходить замуж? Может у неё другая кандидатура на уме? Может можно на этом как-то сыграть. О, может быть это и есть тот непокорный вассал, чьё войско меня попросили угробить?! А что - вполне логично. Отставленный по политическим мотивам жених угрожает неслучившемуся тестю вооруженным восстанием, а тот, чтоб бывший жених не брыкался, отбирает у него войска. А принцесса своего "бывшего" до сих пор любит, вот и бесится... Однако, какая женщина! - даже меня готова очаровать, чтобы добиться своей цели!" - Тардеш весь в своих мыслях повернул за угол, выходя на галерею, а там - легка на помине - стояла принцесса...
  
  Демонесса была не в лучшем настроении, и поэтому одиноко выставляла себя утихшим на сегодня ветрам, зябко закутавшись в крылья.
  - Здравствуйте, Ваше Высочество.
  Принцесса слегка вздрогнула.
  - А, Тардеш-сама... Здравствуйте...
  Драгонарий замялся, не зная как продолжить разговор.
  - Непривычно немного.
  - Что?!
  - Ваши крылья. Я думал, вы всегда их за спиной носите.
  - А?! Нет... "За спиной" - считается приличным, - раздался лёгкий щелчок, и она осторожно развела крылья: - И рукам так легче работать. Но так, - опять раздался щелчок, и она вновь укуталась в них, как в плащ: - Так естественнее и удобнее. Но, правда - надо привыкать делать правильно, уже не девочка, - она снова переложила крылья за спину.
  - Как хорошая девочка?
  - Когда девочки вырастают, они носят детей на спине и закрывают крыльями.
  - Интересно. Не знал, в самом деле... - Тардеш подошел к перилам и на миг заглянул в пропасть под ними. Где-то далеко внизу виднелся запорошенный непривычным желтым снегом сад:
  - А каково это - быть летающим от природы?
  - Чудесно! - опечаленные серые глаза принцессы даже засветились:
  - Мне жалко вас, нелетающих. Никогда в жизни не дружить с встречным ветром, надеяться только на машины, не знать - какое это невыразимо приятное чувство, когда ты, на своих крыльях, поднимаешься в зенит, или когда паришь во всегда тёплых восходящих потоках!
  - Они тёплые?
  - Да, как приятная ванна. Ой, а может моя будет говорить по-вашему?
  - Давайте не будем. Ваши глаголы и склонения ужасны, а произношение хоть и милое, но очень чудное!
  - Взаимно, господин драгонарий.
  - Что?! В самом деле?
  - Да. У вас будто не язык, а тёрка во рту. И отца вы постоянно неправильно называете.
  - Неправильно? Почему?
  - Ну не надо прибавлять к его имени "господин". Да и "микадо" обращение устаревшее. Он "Небесный Государь", или Итиро-тенно, раз вы уважаемый гость. А так - вы оскорбляете.
  - Правда? Не знал, извините...
  Девушка улыбнулась, осмотрев его.
  - Ну, господин драгонарий, о чём будем беседовать?
  - Не знаю... А что вы ещё можете рассказать о ваших крыльях?
  - Это допрос, Тардеш-доно?
  - Да! А я - коварный шпион, и выведываю тайны.
  - Ладно, - они пошли вместе: - Хотя я надеюсь, что вы романтичный шпион, и выведываете тайны под видом любовного свидания? Не забудьте, я по сюжету должна сначала потерять голову.
  - Я постараюсь... - Тардеш понял, что она шутит.
  Принцесса мило засмеялась, прикрыв рот рукавом:
  - Так что вас интересует, господин шпион?
  - Ну, со скольки лет вы начинаете летать?
  - С пяти-семи. Я полетела в пять. Дед вынес меня на ту башню, видите? Тогда ещё императорский дворец стоял на вершине горы, а не здесь, высотища - голова закружится! И отпустил меня! - она выразительно показала жестом.
  - Страшно было?
  - Нет, нисколечки. Я ведь сначала в комнате тренировалась, пыталась взлететь, а тут было проще - нужно было только спланировать во двор.
  - Как долго вы можете держаться в воздухе?
  - Я, или - вообще?
  - И вы, и вообще.
  - Вообще - рекорд был двое суток, или чуть больше. А я, например, за восемнадцать часов долетала из своей крепости до моря на юге. Это примерно половина расстояния отсюда до Осаки на севере. Ну, это с остановками, передохнуть. Устала - ужас!
  - Вашей крепости?
  - Ну да, крепость на южной дороге. Я же вам говорила - Иваоропенерег! Я там живу.
  - А, да... Ну, и какая у вас максимальная скорость полёта?
  - Ой, какой вы нехороший, господин драгонарий! Не даёте сменить тему разговора!
  - Да-да, я такой...
  - Ну, не могу я вам точно ответить, не зная ваших мер скорости. Ну... помните корабль, на котором мы летели сюда? Вот на винтах это нормальная скорость взрослого. Средняя скорость. Но большинство может и быстрее. Это зависит от развития крыльев.
  - Хм... средняя скорость... Это, я понимаю - техника безопасности?
  - Ну да, когда крутятся винты - напасть невозможно, - не поняла девушка.
  Драгонарий усмехнулся:
  - Честно - я вам уже завидую - вам не страшны авиакатастрофы. У меня тогда на поле даже сердце дрогнуло, когда я представил, сколько может быть жертв от крушения. Но ваша раса не так просто убивается. Чуть что, раскрыли крылья - и полетели!
  - Ну, это не так просто, господин шпион. Вы, иностранцы, даже не представляете, какая это огромная и хрупкая вещь - крылья.
  Она воровато оглянулась, и шепотом сказала:
  - Смотрите! - опять раздался щелчок, и она плавно раздвинула сначала оба, а потом одно только левое крыло, повела в сторону Тардеша, и шикарно расправила его перед ним, перегородив всю галерею.
  Тардеш осторожно, не касаясь, провёл вдоль них ладонью, ощущая жар доменной печи, исходившей от кожи девушки.
  Она вздрогнула и опять со щелчком завернулась в крылья.
  - А ваши легендарные "рулевые крылья"?
  - Вы неправильно говорите. Надо "рулевые крылья". Я могла бы их показать - но они под одеждой, - опять щелчок - она переложила крылья за спину: - И я пока что ещё несколько стесняюсь перед вами раздеваться, господин шпион.
  Принцессе повезло увидеть, как призраки краснеют - самый череп как бы подёрнулся лиловой дымкой.
  - Ну что вы! А что это постоянно щёлкает?
  - Щёлкает? Вот так?
  - Да. Это всё-таки вы?
  - Да. Это мои ключицы.
  - Почему? Они у вас болят?
  - Нет-нет, это особенность такая. Я ведь наполовину северянка. Моя мать так же со щелчком крылья "включает". А отец и Мамору - без. Они чистокровные горцы. Северяне гораздо реже летают, чем приходится здесь, в горах, а ветра там - не сравнишь со здешними. Вот у нас от природы и крылья меньше и фиксируются жестче.
  - Значит, ваши крылья ещё маленькие?
  - Нет, что вы! Я же полукровка, видите разрез моих глаз? У меня и крылья больше, и "щелчок" в плечах водится... - они дошли до поворота галереи.
  - А теперь давайте я вас поспрашиваю, господин шпион. Согласны?
  - С удовольствием. Что вас интересует?
  С минуту они стояли молча.
  - Давайте, повернём обратно! - наконец предложила принцесса:
  - Там просто ходит патруль, да и отец может появиться, а я не хочу, чтобы вас кто-нибудь украл, пока я не наигралась.
  - Что ж. Пойдём...
  Они опять хорошо помолчали.
  
  - И вы не боитесь разговаривать со мной, господин шпион? - наконец-то промолвила с улыбкой Кадомацу, любуясь своим спутником.
  - Почему я должен вас бояться?
  - Ну, у меня же зелёные глаза, - забавным жестом показала на своё лицо: - Разве не замечаете? У нас говорят, что зеленоглазая женщина приносит несчастье мужчинам.
  - Вы наговариваете на себя. У вас серые глаза.
  - Как - серые?!! Всю жизнь была зелёноглазой! - она, изумившись, даже выхватила маленькое зеркальце, и успокоилась, только посмотревшись в него: - Всё вы путаете. Нарочно меня смущаете, да?
  - Нет, вы в самом деле - сероглазая.
  - Сейчас вы ещё скажете, что я чернокожая...
  - Нет, желтая.
  - Что? - и, увидя вопросительно повернувшееся к ней призрачное лицо, пояснила:
  - Я оранжевая... так, давайте, проверим: снег, какого цвета?
  - Светло-желтого. У разных рас Вселенной разный спектр дневного света. Поэтому цвета мы видим по-разному.
  - Светло-желтого, как я?
  - Нет, вы темнее.
  - Вообще-то он белый, как моя мама.
  - Да, она белая.
  - Единственная, кому повезло... О, Будда, какой же я бледной немочью вам кажусь! Глаза серые, сама желтая, и волосы тоже желтые... Форменная уродина, правда?!
  - Отнюдь. У вас очень приятные мягкого свечения серые глаза...
  - Кто бы мне здесь это сказал! А то "хитрюга", да "ведьма"...
  - ...приятный тёмно-золотистый цвет кожи и светлые, с золотым отливом волосы. И не называйте себя "уродиной"! В нашем языке "ведьма" - это красавица, способная свести с ума любого мужчину. А вы очень красивая женщина. В молодости, встречаясь с такими, я даже задерживал дыхание...
  - Задерживал дыхание?
  - Чтобы не спугнуть, чтобы не развеять чудный мираж, задержать мгновение красоты.
  - Ой-ой-ой, а свой корабль вы назвали "Шайтан", рассказывая что "шайтаны - это злобные демоны". А вы знаете, что в языке ракшасов словом "шайтан" называют, нас, нашу расу?
  - Разумеется. Кстати, внезапно странное совпадение... - он помолчал, ища слова оправдания: - Просто у нас традиция - называть боевые корабли именами страшных существ и неприятных явлений.
  - Странно, - принцесса удивилось.
  - Ну, понимаете... у нас считают, что корабельные орудия - весьма страшная вещь, потому что могут убить много кого разом - целый корабль или целый город... поэтому среди нас считается, что добрым такое оружие быть не может. Поэтому и имена наших кораблей - имена страшных существ или прославившихся жестокостью преступников.
  - Немножко странный обычай... А наши корабли называют в честь городов, или красивых рассветов.
  - Например: "Багровый Рассвет", - усмехнулся призрак.
  - Ой, это... - она махнула рукой, и драгонарий почувствовал, как меж ними воздвигается холодная стена: - Просто некоторые из моих соотечественников любят хватать иностранные обычаи, не изучив, что именно они означают...
  - Вас это обидело? Изви...
  - А, вот вы где, драгонарий-доно! - из-за их спин быстрыми шагами вышел император. Интересно, сколько он времени следил за ними?
  - Моя дочь, наверное, измучила вас, Тардеш-доно?
  - Совсем нет, товарищ император. Она очень приятная и эрудированная девушка. Я благодарен её обществу, позволившему на время забыть о делах военных.
  - Прости отец. Я опять... Я опять сбежала от господина Наместника. Он был слишком назойлив.
  - Ладно. Спустись к своим фрейлинам. Они что-то сами себя запутали. Итак, драгонарий-доно, мы едем в лагеря?
  - Да, - ответил Тардеш, проводив принцессу долгим взглядом: - Всё-таки надо ехать...
  
   >Запрещённые песни
  
   ...Местные быки целых полтора часа тащили их через город, а затем ещё пол-столько же - по раскисшей грязи лагерных улиц. Или, вернее сказать - по лаве? Тардеш ещё с повозки положительно оценил ограждающий военный городок частокол, и геометрически-правильные, прямые как лучи солнца (по образцу Амаля!), улицы между бараками и палатками. К счастью, в лагере на улицах появилось нечто вроде тротуара. Конечно, далеко до идеала - Тардеш ожидал худшего, но всё-таки вполне прилично. Придраться можно было разве что к мелочам - например, ни одно подразделение метрополии не стало бы разбивать отдельные палатки для войск и офицеров. Что же - местный феодальный строй оставлял свой отпечаток.
   Драгонарий больше злился из-за медлительности езды: такая потеря времени была просто непозволительна! На Амале бы ему подогнали машину или даже летучую колесницу, но здесь опять-таки, "местные условия": имея тяжелую промышленность и доступ в космос, коротышка устроил в своей столице средневековье, посреди века атомных бомб и железных дорог. Конечно, локомотив ему никто не подаст, хотя, он бы точно не помешал, учитывая размеры лагеря. Но можно было и потребовать их летающий корабль, тем более что крылатые аборигены то и дело обгоняли их, почтительно держа дистанцию.
  
  Наследник их встретил, и к счастью, не в самом финале поездки. Император ещё издали заметил его рогатый шлем и заорал погонщику остановиться. Но тот всё-таки подвёз их почти к самому месту, какими торжественными воплями расчищая дорогу от встречных и поперечных.
  Принц был занят тем, что беседовал с каким-то высокорослым демоном - оказалось, инженером, который, увидев радом с собой Тардеша, выронил свои кальки в грязь. Наследник поклонился отцу, и отсалютовал - по-амальски, призраку.
  - Чем вы сейчас заняты? - спросил недружелюбно драгонарий.
  - Устанавливаем дополнительные генераторы для казарм ракшасов.
  - Электричество проводите?
  - Нет, охлаждение.
  - Это так необходимо?
  - У нас дефицит магов, драгонарий-доно. Те, что имеются, не смогут обеспечить изоляцию для всех прибывающих. А везти для них ещё и "догу" - больно накладно получается.
  - Другими словами, вы перекладываете груз с плеч своих магов на плечи моих? Как вы их из казармы выведите?
  - Извините, драгонарий-доно, но если бы у нас были менее жесткие сроки, мы бы отлично управились своими силами. У нас, разумеется, есть свои планы мобилизации и достаточное количество магов, но они немного иначе расположены. Разумеется, к началу парада маги будут на своих местах, и все солдаты будут обеспечены "изоляцией".
  - Это вы меня извините, - подобрел Тардеш: - По всем правилам мне надо было ещё год назад сюда приехать, но, к сожалению, мятежники не предупреждают, когда им взблагорассудится взбунтоваться. Вы ознакомились с новыми планами мобилизации?
  - Да, сегодня утром.
  - Вы согласны со всеми пунктами?
  - Конечно, ведь он одобрен вами, господин драгонарий, и отцом.
  - Нет, "конечно" вам не пойдёт. Это значит, что вы невнимательно читали его. У вас, как у коменданта лагеря, должны быть свои соображения, исходя из наблюдаемой обстановки. Подумайте!
  - Ну... я бы отказался от мобилизации по порядковым номерам дивизий, передвинув части с Порога Удачи в конец списка.
  - Основания? Ну-ну, генерал, защищайте свою точку зрения.
  - Вот, - он ткнул рукой в казармы ракшасов: - У вас не учтена недостача в магах, и не думаю, что им будет комфортно в этих холодильниках. К тому же в первых номерах на Пороге Удачи ходят самые недисциплинированные части, будет трудно поддерживать порядок на марше и в лагере.
  - Вот. Видите? Весьма точное и правильное замечание!
  - Мамору! - зашипел император: - Этот план составлял сам драгонарий-доно! Как ты смеешь его критиковать!
  - Почему? - удивился Тардеш, жестом остановив готового рассыпаться в извинениях принца: - Наоборот, как я уже сказал, точное и правильное замечание. Знаете что? Давайте-ка, товарищ генерал, передавайте командование над лагерем какому-нибудь не столь важному офицеру, собирайте свои бумаги, и поехали с нами, во дворец. Посидите день над планом, может, ещё какие соображения найдутся?
  И, разделив собой отца и сына, Тардеш почти насильно посадил их в повозку.
  
  Вечером он застал Бэлу за разглядыванием нарисованной им вчера схемы.
  - Привет.
  - Ой, извините, ментор! - стажер вскочил, уронив складной стул: - Я увидел тут своё имя.
  - Ага. Это действительно ты.
  - А что это обозначает?
  - Схема. Захотел продумать на досуге кто и что здесь представляет. Садись и смотри: кружочки обозначают персоналий, как ты уже понял, а линии - связи между ними.
  - Они разные!
  - Правильно. Пунктиры у меня означают дружескую, связь по работе, нейтральные отношения. Сплошная линия - тёплые чувства, а точки-тире - напряженные.
  - Понятно. А что за "икс", которого все так ненавидят?
  - Нет, наоборот... Хотя, может ты и прав. Понимаешь, посол доносил нам о завербованном агенте, но ничего не сказал, кто это был. Известно, что он не любит императора, теперешнюю императрицу и её детей, и дружил с покойным послом. Кое-что из этой схемы наталкивает меня на мысль, что это может быть женщина, возможно - первая жена императора. Надо бы узнать как-нибудь, где она сейчас живёт. Эх, жаль - был бы жив посол, половины работы бы не было! Но он, к сожалению, разбился...
  - Не говорите мне, на том же корабле летела моя сестра.
  - Вот как? Не знал... Соболезную. Ты ходил в посольство, забрал её вещи?
  - Ходил, но не забрал, не смог - только поплакал...
  - Ну, ладно-ладно... Сейчас-то не надо переживать... Ты принял командование на флагмане?
  - Да, - ответил юноша, всхлипнув.
  - Подожди, я сейчас тебе бумаги передам, - Тардеш вынул свой чемодан и стал рыться среди книг, папок с грифом "совершенно секретно" и "только для служебного пользования": - Вот. Это приказ на капитана - я его подписал ещё до входа в систему, расписание служб, список паролей - не забудь сменить позже, лист награждений - ты, как капитан должен его утвердить, краткое описание проекта, подробные чертежи корабля, инструкция по эксплуатации двигателей, инструкция по безопасности, журнал проверки броневой защиты, журнал контроля электросетей, журналы биологического контроля - один для нас, один для людей, один для бхут. Если повезём демонов или ракшасов, для них тоже заведём - по журналу на каждую расу. Это надо носить с собой и сверять с бортовыми экземплярами. Когда вернёшься на корабль, не забудь обновить, а бортовой журнал и книгу шифров я передам тебе уже там. Пока вот тебе только ключи от сейфа. Голова ещё не кружится от обилия макулатуры?
  - Нет, - новоиспечённый капитан на этом даже успокоился: - А всё-таки, для чего вам эта схема?
  - Да, понимаешь... Может мне-то она не поможет... - Тардеш нервно заходил по комнате:
  - Сенат согласен предоставить Гайцону независимость - это стратегический ход, чтобы избавить нас с тобой от удара в спину. За Красным Императором не заржавеет атаковать нашу ключевую провинцию, едва мы уведём силы на подавление - но он не поднимет руку на независимое государство. К счастью, для него идея фикс - "быть хорошим". Это же мы для них "варварская анархия, не знающая порядка".
  - Да-да, конечно же, мы для "порядка" не подавляем разум и волю несогласных, - усмехнулся Бэла:
  - Однако, сестра мне писала, как здесь всё быстро изменилось по сиддхскому образцу. Многие дома боятся, что они сговорились, и мятежи по южной границе неспроста.
  - Глупости, культура у них немного другая и восемьсот лет дружбы так просто не выкинуть. Этак любого, кто коллекционирует гайцонские катаны, или вообще картины, стоит объявить "врагом народа". Южная граница сама по себе не подарок - у Вельзевула только что закончился цирк с выборами, и главные клоуны ещё не успокоились, а в Убежище три дурные головы, вполне могут укусить друг друга за хвост, и при этом отхватить кусок соседа.
  - Шульген тоже змей. Но он был лоялен.
  - Что произошло с Шульгеном пока непонятно. Неизвестно, жив ли он вообще. Он должен был подавить мятеж! А теперь после того, как и он присоединился, всё запуталось ещё больше. Для сиддхов этот бунт - повод опять поднять свои лозунги "освобождения народов от тоталитарной тирании", и откусить ещё несколько кусочков Лимеса. Возможно, поэтому ещё и Сенат согласился на независимость Гайцона - отгородиться от всего этого бардака в случае нашей неудачи.
  - Не настраивайте себя так ментор. Вы их раздавите. Да и не бросит Республика Коцит. Иначе что - война?
  - Не будет войны. Для этого и дарим независимость этому коротышке. Главная ценность Гайцонской Империи - именно солдаты, неуязвимые для пуль и гранат. Именно за ними мы здесь - взять в последний раз их последний долг перед Республикой и оставить их жить своей жизнью. К ним никто не сунется - себе дороже.
  - Но сколько говорили в Академии, что ценность этой системы в том, что на ней находится развилка Дороги Демонов. И Империю мы терпим только потому, что так демоны отлично её защищают.
  - Право прохода остаётся за нами, так даже лучше - любой, кто захочет отрезать нас от южных территорий, будет вынужден нападать не на "жестокую Республику Амаль", а на "маленькое независимое государство". Которое будут защищать демоны, неуязвимые для пуль и мечей. Любому агрессору Ада это будет невыгодно - Гайцон - не республика, большой добычи не будет, а агрессорам Рая придется снять свое "белое пальто" бойцов за "правое дело", что не поймет их собственное население.
  - Но всё-таки... может просто привести всё к нашему уровню? Отменить королей и императоров, деньги, избрать сенатора...
  - И как ты собрался отменить?! Кровью?! Или сиддхской телепатией?! Маленький Красный Император, - ментор потрепал ученика по голове: - Иди, отбери у той принцессы наряды, или высели из дворца - духу хватит?
  - Ну, ментор, ну что вы... я ж не про неё именно... Принцесс-то, зачем... угнетаторов, эксплуататоров...
  - Она одна из правящей здесь элиты. Тех самых "угнетаторов". Она сама, по-твоему, шила эти наряды? Строила этот дворец?! Думаешь, угнетают и эксплуатируют других просто ради любви к злодейству?! Ради таких, как она, и других близких. У всех есть объяснение. И такие как она, при смене общественного строя, пострадают больше чем настоящие эксплуататоры, - Тардеш задумался, потом, как на лекции, выдал: - Повышать технологический уровень классово несовершенной и морально отсталой адской расы - весьма чревато, как известно. Демоны добрые только пока есть, чем принудить к порядку. В составе территорий Республики эта система только поглощает ресурсы, и служит рассадником недовольства, тем более экономика при таком уровне хозяйства не регулируется. А держать здесь администрацию и оккупационные силы - ради мощных, но дорогих в содержании солдат - непозволительная роскошь. Мы уже несколько лет подготавливали их к самоуправлению.
  - Ну, не показались мне они особо мощными. С мечом против светомётов и автоматов - не очень-то впечатляет.
  - Я же говорил, что их обычная пуля не берёт. А мечи, кстати, не недооценивай - во время Бунта Банеша я был капитаном транспорта, однажды мне дали десант из этих тварей - поверь, я был свидетелем, как всего полцентурия вырезала целый легион - своими мечами! Притом, что бунтовщики палили по ним из всех стволов! Вот так-то.
  - А какой калибр?!
  - Да обычные автоматы. Триарев вроде не было.
  - Ага.
  - У них крылья - уязвимая часть, можно заметить по броне.
  - А сколько среди демонов было убитых?
  - Десять-двенадцать. И каждый второй был ранен.
  - Вот видите! Каково это - с мечом на автомат?
  - Нет, не в том дело. Здесь, на Гайцоне, отвратно готовят офицеров. Что поделаешь - феодальный строй. Каждый сопливый мальчишка считает, что раз он родился аристократом - значит, уже имеет право командовать взводом, а то и полком... Потом покажу разбор этого боя - была ошибка в тактике, без неё они бы вообще без потерь обошлись.
  - Ну, а будь вместо легионеров сиддхи? Раз - и телепатией!
  - Сиддхи - серьёзные противники, без шуток, - вздохнул драгонарий: - Но завоевать эту планету не удалось и Сяо Лунь Шаню. Даже ему пришлось договариваться.
  - А разве мы не освобождали их?
  - Это уже при Красном Императоре. Он завоевал их обманом. Но про это не поминай при партийных. Это "запрещённые песни".
  - Почему же?! Если их обманули?!
  - Ну, официальная же позиция, что сиддхи жестокие поработители, и с ними никто не договаривался. А Сяо Лунь Шань был противоречивым персонажем. Но Партия изъяла все хорошие слова про него из истории.
  - Ну, изъяла - значит, не положено. Я не буду идти против линии партии, ментор.
  - Ладно, мы ж договорились.
  - Ладно. Мы ушли в сторону, Ментор. Что вы выясняете здесь?
  - Да, правильно. Кратко - контакты, это теперь и твоя задача: Сенат выразил желание предоставить Гайцонской империи независимость, но сохранить её своим союзником. Мы должны выяснить: не скрывается ли за требованиями независимости желание вступить в союз или войти в состав враждебного государства. Особое внимание обращай на сиддхское влияние, культуру и религию. Ты брат аюты погибшего посла, найди знакомых и друзей своей сестры, разговори, запомни, какие темы здесь в почёте. А теперь урок окончен, займись бумагами, я хочу, чтобы ты к послезавтра был уже на флагмане.
  
  ...На утро Тардеш проснулся от звуков пения Боатенга. Он неслышно потянулся, не торопясь вставать - и невольно прислушался к словам, напеваемым на мотив колыбельной:
  
  'Сильные волны спасли меня от врагов,
  О, священная река Ока-та-вана!
  Что значит 'Ока-та-вана'?
  Ни моя мать, ни мать моих матерей,
  Не знают этого слова.
  Враг похитил имя твоё, о, река,
  Так же, как имя моего отца...
  Враг изгоняет в леса и пустыни
  Богов моих предков,
  Враг даёт свои имена
  Горам и городам,
  И городским площадям
  Где играли детьми мои деды...
  О, река Ока-та-вана!
  Что значит имя твоё?
  Мой отец носил имя пришельца
  Но я рождён на твоём берегу,
  О, священная река,
  Я ношу имя умерших,
  Я верну тебе твоё имя,
  О, Река Ушедших от нас!..'

  
  Тардеш отметил про себя, что уже гораздо лучше понимает язык Боатенга, чем в начале путешествия. Неудивительно - если тебя каждое утро будят такими песнями!
  - Однако, - сказал он, поднимаясь с постели: - Если кто услышит, что ты здесь поёшь, боюсь, моя следующая командировка будет на твою планету.
  - А, - отмахнулся тот: - Сагиб опять шутит, наверное.
  - Совсем нет. Вот погодь, переведу эту песню товарищу Прибешу, и узнаешь, почём фунт лиха.
  - Сагиб шутит. Ты никогда так не сделаешь.
  - Правильно. Что, сегодня ночью опять охладитель барахлил?
  - Ага. Два раза. Снегом радиатор постоянно залепляет, а когда он замёрзнет, его ничем не сколешь - приходится менять. Я выпросил у хозяев запас на месяц, под кроватью у Бэлы лежит, и меняю по мере надобности.
  - Бэла проснулся?
  - В ванной. Так что, сагиб - в очередь.
  Тардеш кивнул, потягиваясь, встал с постели и сделал несколько упражнений утренней зарядки. Обязанности должности Боатенга - кустодия сингулареша, личного телохранителя, включали в себя множество серьёзных обязанностей, которые надо было исполнять с невероятной пунктуальностью, что портило характер многих его коллег, но этот товарищ спасался сам, и спасал своего начальника вечной страстью к доброй шутке. Тардеш помнил, как протестовал, когда перед походом ему неожиданно сменили телохранителя - прежний, амалец Фракас, ушел в отставку по старости лет, но за эти два месяца они успели и сработаться и подружиться.
  ...Мокрый и освеженный Бэла вышел как раз, когда его ментор делал отжимания от пола, и вдруг рассмеялся.
  - Что? В чём дело? - спросил Тардеш, садясь на пол.
  - Ничего, - сдерживая смех, ответил стажер, глядя на Боатенга.
  Драгонарий тоже посмотрел туда. Бхута с безразличным видом возвёл глаза к потолку и сделался почти полностью прозрачным, однако, по хитрой его физиономии можно было понять, что он что-то натворил.
  - Шутники, так вас и разтак... - беззлобно выругался призрак и ушел в душ.
  
  
  >Игра в Го и чатурангу
  
  Сегодня он сам искал принцессу. Напрямую расспрашивать дорогу он не решался - опасался, что его неправильно поймут. Собственно, он сомневался, что сам себя правильно понимает, однако, вышел из положения, справляясь у встречных о назначении тех или иных дверей или коридоров. Здорово помогло то, что прислуге был дан строгий приказ: пропускать его всюду, где он не пожелает, да и то, что оказалось, покои наследников, не делились, как императорский дворец, строго на женскую и мужскую половины, и вход туда был относительно свободный - хотя у апартаментов принцессы и стояла вооруженная охрана, она и пропустила его внутрь.
  
  Златокосая суккуб с кошачьими глазами, пройдя впереди него, эротично упала на колени и открыла раздвижную стенку, показывая ему принцессу:
  - Рейко, как пишется твоё имя? 'Душа'? 'Изящество'? - спрашивала та у кого-то, поясняя значение слов жестами, и ещё не видя гостя.
  - Нет, Ваше высочество, - отвечал ей чуть простуженный, почти детский голосок: - Я вообще 'цумэ' - 'холодная'.
  - А почему тогда 'Рейко'?
  - Ну, знаешь, не охота чтобы к тебе обращались 'Холод-тян'...
  - Подумаешь. Я вообще благодаря маме 'Госпожа Новогодняя Ёлка'!
  - Ха-ха-ха!
  - Вам смешно, а меня сестры всё детство маленькую пугали, что на Новый Год за дверь в горшках выставят!
  
  Тардеш наконец-то переборол стеснение и вошел. Принцесса сидела напротив двери, вся в белом, и, склоняясь над доской, похожей на шахматную, напряженно рассматривала позицию, одновременно разговаривая с лежащей у стены девушкой-демоном, в странном полосатом трико под широковатым для неё халатом. Сидящая напротив принцессы круглолицая и большеглазая демоница, тоже была поглощена игрой, и не заметила бы вошедшего, если бы их не толкнула третья - невысокая, худенькая, с острыми чертами треугольного лица, красивого какой-то недоброй красотой.
  Мацуко тоже в этот момент заметила Тардеша, и с радостью отрывая взгляд от доски, помахала ему рукой с зажатой в ней фишкой.
  - Здравствуйте, господин драгонарий! Как вы нашли нас? Познакомьтесь, это госпожа Хасегава, но мы все называем её 'Весёлый Брод', это - мой старший советник, - она ткнула пальцем в свою партнёршу по игре, а это - госпожа Ахарагава, она тоже шпион, как и вы.
  - Уже нет... - донеслось из угла.
  - Рейко, ты моложе даже меня, у тебя всё впереди.
  - Ты играй, играй - сказала неожиданно приятным голосом большеглазая: - Зубы не заговаривай, проигрывай мне поскорей.
  - Ишь чего захотела! На, вот, хожу, - придержав широкий рукав свободной рукой, она сделала ход:
  - Всё равно я выиграю.
  - Что ты на доске творишь? Мы вообще, в го или рэндзю играем?
  - Ты давай, сама ходи, сама зубы не заговаривай.
  - Что это за игра? - поинтересовался Тардеш.
  - Проходите, садитесь, драгонарий-доно. Эта игра называется гамоку-нарэбе, или рэндзю. Надо выставить в ряд пять фишек противника, или не дать ему это сделать.
  Тардеш сел, осторожно убрав в сторону палку, похожую на странный костыль:
  - Интересно. Знаете... это же 'пять в ряд'! - воскликнул он неожиданно, глядя, как девушки обмениваются ходами.
  - Вы знакомы с этой игрой?
  - Да, только у нас играют не на доске, а на клетчатой бумаге, и не фишками, а рисуют 'крестик' и 'кружок'.
  - Правда? В таком случае, не согласитесь ли вы составить партию, господин драгонарий?
  - Ты сначала мне проиграй.
  - Не мешай. А?!
  - С удовольствием. Только правила объясните. Вдруг отличаются.
  - Сейчас... - задумчиво ответила принцесса, и, бросая короткие взгляды на 'старшего советника', сделала подряд три хода. 'Поддаётся' - подумал Тардеш. Но она поставила одну-единственную фишку, и принцесса аж вскрикнула. Даже непривычный к этой затее драгонарий определил, что её высочество может сейчас проиграть: четыре чёрные фишки её соперницы выстроились в ряд, и рядом с ними, на расстоянии одной клетки стояла ещё одна фишка, готовая завершить не то, что пятёрку - шестёрку.
  - Лучше сдавайтесь, Ваше Высочество. По-моему вы проигрываете.
  - Посмотрим.
  Она закрыла белой фишкой цепочку чёрных, чёрные сразу же сходили в промежуток с другой, и большеглазая красавица захлопала в ладоши:
  - Всё! Опять победила!
  - Шесть, - сказала дочь императора.
  - Где шесть?! - с недоумением и тревогой даже вскрикнула победительница.
  - Считай...
  Они все втроём склонились над доской. Лицо большеглазой погрустнело, безбровый лоб пошел морщинками, и она, чуть не плача, воскликнула:
  - Ой, нет, нет! Как я могла так ошибиться!
  - Наконец-то ты проиграла! - с заметным злорадством, но всё так же полушутя, сказала худенькая.
  - Реванш, Ваше высочество?! - осведомилась большеглазая.
  - Ишь, чего захотела! - замахала худенькая на неё руками.
  - Потом, Ёко-тян. Я хочу с господином драгонарием попробовать.
  - А что, шесть проигрывают? - негромко осведомился Тардеш, садясь на место большеглазой. На удивление, фишки и доска, которые он ожидал увидеть раскаленными, оказались лишь чуть теплыми - дорогой материал, с расчетом на инопланетных гостей. Для принцессы даже игрушки придумали не простые.
  - Да, по правилам Сэнсея, если чёрные делают ряд длиной больше пяти, или одновременно два по три, то они проигрывают.
  - Как это - одновременно два?
  - Ну вот, смотрите, - она выстроила на доске угол и букву 'Т' из фишек: - Любой ход, который приводит к образованию этих фигур, ведёт к проигрышу чёрных.
  - Только чёрных? А белые?
  - Нет, белые могут ходить, как вздумается.
  - Несправедливо.
  - Почему же? Чёрные начинают первыми. Какими будете?
  - Давайте белыми. Боюсь, не запомню всех ваших ограничений.
  - Как вам угодно, - и сделала первый ход в центр доски.
  Тардеш заметил, что она промазала мимо клетки, и, ставя свою фишку, осторожно сдвинул её в центр ближайшей.
  - Ай-яй-яй, господин шпион! Жульничаете?! Зачем вы сдвинули мою фишку?
  - Она не попала в клетку, - объяснил он, немного пристыженный.
  - А зачем ей попадать в клетку? Она должна стоять здесь, на перекрестии.
  - Как?! - и вдруг понял: - Ходить надо не по клеткам, а по линиям?
  - Конечно. Это же вам не шахматы.
  Дело пошло быстрее - через минуту и пять ходов Тардеш задумчиво скрёб в затылке, недоумевая, как принцесса смогла построить выигрышную цепочку.
  - Ещё раз, господин шпион?
  - Да, пожалуйста.
  Он напряг всю память, вызывая воспоминания о школьных годах, когда он, помнится, неплохо бил соседей по парте, но все его потуги неизбежно разбивались о мастерство принцессы, игра с которой была похожа на соревнование с вычислительной машиной людей - не больше десяти ходов - и выигрыш.
  Фрейлины, имена которых он наконец-то запомнил - Кико (это та, с лисьей мордочкой), Ёко (большеглазая) и Рейко (девочка-шпион), откровенно над ним смеялись, передразнивая его жесты. Наконец, призрак не выдержал:
  - Можно я буду чёрными?
  - Пожалуйста. Вы хотите сейчас поменяться?
  - А что, можно? Посредине партии?!
  - Да. Хотите?
  - Не ожидал. Нет. Давайте доиграем.
  - Ладно. Тогда я пропускаю ход.
  - А что, можно и ходы пропускать?
  - Да. А вы что, не знали?
  Тардеш промолчал, но всё равно проиграл эту партию. 'Девочка-шпион', неожиданно подала голос, когда они начинали следующую, подобрала палку, которая и на самом деле оказалась костылём, и направилась к дверям.
  - Пойду я от вас.
  - Ты куда? - забеспокоилась принцесса.
  - К себе. Устала я за сегодня.
  - Кико, У-дайнагон, помогите ей.
  - Да дойдёт... - начала большеглазая, но подскочившая от слов госпожи худощавая Кико, решительно взяв её за шкирку, поволокла прочь из комнаты.
  Драгонарий посмотрел им вслед, и тут только догадался, что странный полосатый наряд Рейко - вовсе не наряд, а многочисленные повязки.
  - Что это с ней случилось? Упала откуда-то? - спросил он, когда их оставили наедине.
  - Рейко? Да, в конце концов, она ещё и упала. Издержки прежней профессии.
  - Прежней профессии?
  - Да. Быть убийцей - опасное занятие. Но теперь она только фрейлина. Вон, смотрите, - она показала пальцем вверх, но Тардеш увидел там только поперечную балку, с выщерблиной над головой: - Вот оттуда она и упала.
  'Понятно' - подумал он: 'В свите принцессы, оказывается, есть и убийца, которая, однако, была столь неуклюжа, что разжалована до фрейлины...'. 'Однако...' - добавил он, глядя на балку: 'Чтобы упасть с такой высоты и так покалечиться - нужно особое умение'.
  Однако и у него не оказалось особых умений для игры в рэндзю. Продув с прежним - позорным, счётом три партии чёрными, он было обрадовался, видя, что в четвёртой принцесса не атакует по-прежнему жестко, не давая развернуться, а вроде бы беспорядочно ставит фишки по всей доске, но вскоре мимолётное ощущение радости прошло, когда он понял, что из-за этого 'беспорядка' на игровом поле не осталось ни единого свободного ряда в пять клеток.
  - Сдаюсь! - наконец признался он.
  - О, господин совсем плохо играет в эту игру. Никакой тактики.
  - Какая тактика может быть в 'крестики-нолики'?!
  - О, много! - улыбнулась принцесса: - Отвлечь врага на одном фланге и ударить на другом, заставить сделать ошибочный ход или раздробить свою линию... Попросите отца показать библиотеку, там целый шкаф книг только про эту игру. Есть даже на вашем языке книги. Может, в какую-нибудь другую игру сыграем? Го, сёги, шахматы, домино, нарды?
  - Знаете, Ваше Высочество, я боюсь, у меня совсем нет времени...
  - Ну, пожалуйста!..
  - Ладно. Тогда в шахматы, и недолго.
  Демонесса убрала принадлежности для игры в стенной шкаф, и из другого вытащила шахматную доску и мешочек с фигурками.
  - Совсем пыльные. Здесь ими давно не пользовались, извините. Вы белыми? - спросила она, расставляя фигуры.
  - Да.
  - Надеюсь, господин шпион в шахматы играет намного лучше?
  - Не надейтесь легко победить. У нас по этой игре экзамен все офицеры сдают.
  - Да, Мамору мне рассказывал. Он, помнится, чуть не завалил этот экзамен, когда забыл, что в шахматах превращаются только пешки.
  - Ваш брат учился на Амале?! - это было новостью.
  - Да. Сначала на офицера, затем в Академии, на генерала.
  - Странно, что я его не помню. Я ведь преподаю в Академии.
  - Ну, вы космонавт, а он пехотинец. К тому же, отец отправил его под другим именем, и от другой планеты. Секретничал.
  - Знаете, он умно поступил, - Тардеш задумался, не обращая внимания уже на доску, где раскручивалась сложнейшая партия. Позиция в реальной жизни оказывалась куда интереснее! То, что наследник, оказывается, был воспитанником Академии - радовало, под его руководство всё-таки попадал настоящий генерал, а не нахватавшийся верхов теории по книгам и азов практики на крестьянах обычный провинциал-аристократ. Но с другой стороны - как этот факт остался неизвестным? В Академии существовала чётко налаженная сеть разведки, занимавшаяся поиском, выявлением и воспитанием в более чем лояльном по отношению к Республике духе всяческих принцев, раджей, королевичей и других жаждущих военного образования отпрысков загнивающей аристократии провинций. И то, что через эту сеть проскочил даже не какой-то заштатный граф, а наследник такой провинции как Гайцон - не могло не настораживать.
  - Ходите, - вздохнув, предложила Кадомацу.
  - Разрешите вас спросить, Ваше Высочество?
  - Почему опять 'Высочество', а не 'госпожа ведьма'? Ведь мы наедине.
  - Ладно, госпожа ведьма. Можно вас спросить, а где сейчас мать вашего брата?
  - Умерла. Разве вы не знали?!
  - А почему?
  - Моя мама её отравила, - сообщила она равнодушно, беря очередную фигуру: - Разве вы не знали?
  Он долго-долго разглядывал несложную позицию на доске. Потом выдавил из себя:
  - Так... Чем дальше, тем интереснее...
  
  - Вы удивлены, господин шпион?! Неужели вам неизвестная эта история?
  - Признаться, шпион из меня никудышный.
  - Из вас и игрок никудышный - смотрите, я опять вас обыгрываю.
  Тардеш поглядел на доску взглядом шахматиста. Принцесса, как и полагалось демону разрушения, играла агрессивно, рубя всё, что находилось в зоне досягаемости её фигур, и вполне могла бы выиграть, тем более что у него оставалось в строю не больше половины от наличного состава. Он подумал, и, чтобы уравнять шансы, 'съел' не в меру обнаглевшего ферзя, пожертвовав конём.
  - Понимаете, мне перед отъездом передали все материалы, касающиеся вашей планеты, госпожа ведьма, но они оказались настолько скудными... Там нет ничего ни о вашем брате, ни о смерти первой жены вашего отца, ни даже - о вашем существовании, госпожа ведьма.
  Девушка подняла на него глаза, и долго-долго смотрела, что стоило ей шаха.
  - Да что тут рассказывать, - продолжал Тардеш: - Я даже не знаю, что означают названия войск, мне предоставляемых! На бумаге какие-то 'самураи', 'ополчение', 'регулярные' - а чем они различаются, похоже, придётся узнавать в бою...
  - Ну, господин драгонарий, тут я могу вам помочь. У нас армия делится на шесть разновидностей: ополчение, самураи, регулярные, войска 'нового строя', монахи и гвардия. Самого плохого качества это ополчение, самые лучше - войска 'нового строя', монахи и гвардия.
  - Вот ополчения-то у меня больше всего.
  - Естественно. Не будет же отец отправлять сражаться за чужую страну лучшие части?
  - Ну, как бы пока мы ещё не чужие. Это обидно.
  - У отца кроме вас есть наши дворяне. Но не отчаивайтесь. Если ополчение призвано из Края, то это уже не ашигари, как раньше, а самурайские части. Ашигари - простых копейщиков, мы призываем только с Порога Удачи. Вам мат.
  - Да... - призрак задумчиво посмотрел на доску, где у него остался один король, а у принцессы - два ферзя, слон, и король, до которого он так и не добрался:
  - Знаете что: давайте-ка, сделаем ещё одну партию, а вы пока объясните мне, какие у вас есть войска, и чем они хороши.
  - Вы опять белыми, господин драгонарий?
  - Чёрными.
  
  Принцесса резко, на пол-доски, шагнула пешкой, и начала объяснять:
  - Самые простые и дешевые это ракшасы-ашигари, или башибузуки, как их называют. Их даже ничему не обучают.
  - Пушечное мясо.
  - Да, правильно. Очень удачное выражение. У них из оружия только копьё да шаровары, зато они быстро бегают. Ещё у ракшасов, кроме артиллерии мы набираем два вида войск - спахов и янычар. Спахи - это кавалеристы, мы их пересадили на Небесных Коней, они не так сильны, как наши конники, но владеют магией. А янычары это вообще прелесть - они воины с колыбели, как, например, ниндзя, владеют магией, от природы могут становиться невидимками, а если позволяет атмосфера - отлично стреляют из ружей.
  - Можете не объяснять, - прервал её Тардеш: - Я достаточно встречался с ракшасами по обе стороны прицела. Вы лучше объясните, в чём разница между регулярными и самурайскими войсками? Вооружение?! Подготовка?!
  Она "съела" очередную его фигуру, не заметив подготовленной ловушки.
  - Большая. Но не в вооружении и подготовке. Регулярные набираются в основном из потомственных дворян, а самурайские - из самураев.
  - И, в чём же разница? - похоже, феодальной принцессе казалось более важным происхождение солдат, чем их вооружение и боевые качества. Следующие слова подтвердили его мысли:
  - Ну, дворяне благородны, они никогда не опустятся до нечистых обязанностей, а самураи - ну, они не скажут слова против, даже если им в открытое море приказать шагать.
  - Другими словами, у вас половина армии исполняет приказы, а вторая вместо этого воротит нос, и рассказывает, какой древности у него род?!
  - Ну что вы! Не так совсем! - призрак обратил внимание, что она внимательно разглядывает его руки: - Дворяне с детства занимаются военной наукой, искусствами, а самураи... с недавних пор тоже... Может вы и правы - со стороны не видно никакой разницы, но отец предпочитает дворян самураям, так же, как пехоту - коннице.
  - Почему? Старые знакомства?
  - Нет, понимаете, пехота более мобильна... - теперь она переключилась на боевые качества. Ох уж эти самоучки. Он попытался вернуть её мысли на место:
  - Я имею в виду дворян.
  - А, извините, отец говорит, что самураи верны своему хозяину, а дворяне - дворянской чести.
  - Другими словами, проблема лояльности. Дворянская честь подразумевает верность государю?
  - Да.
  - А самураи?
  - Они дают клятву верности своему господину.
  - Надо просто заставлять их давать клятву государству - и более никому. Так практикуется на Амале. С вашими обычаями вы рискуете бунтом сразу после объявления независимости.
  - Но как императору командовать лично таким количеством солдат? Не может же он обойтись без офицеров?!
  - Ну почему же лично. Пусть к офицерам относятся как к проводникам воли Его Величества, да и только. А верны будут не им, а государству.
  - Как?
  - Ну, это на самом деле куда проще, чем я объясняю. Поищите в своей библиотеке какую-нибудь книгу по истории Амаля - надеюсь, у вас найдётся хотя бы школьный учебник? Там всё объяснено. Воздушные корабли у вас используются на войне?
  - Они не летают на других планетах. Мы не научились так делать - на каждой планете свои.
  - Это вертолет или дирижабль? Я не понял, как они летают.
  - Винты для взлета и посадки и реактивные двигатели в полёте.
  - А почему взлёт на винтах? Бережете площадку?
  - Когда работает винт, на корабль нельзя напасть. Лопасти заточенные и ветер, - она показала руками: - Мы же крылатые, - она показала крылья.
  - А вот как... Видел ещё и маленькие.
  - Летающие лодки. Они опаснее, на них есть ракеты и разрядники.
  - Вы уже воюете не только мечами? Вы только что говорили про проблему с артиллерией
  - У нас есть крепостные пушки! Они громкие и страшные, но стреляют не очень метко. А разрядники меткие, но бьют недалеко. Есть ещё ракеты и бомбы на воздушных змеях.
  - Вот всего этого мне не показывают. Вы такая находка для шпиона!
  - Этого у нас немного и многое только в крепостях. А везти горючее для лодок дороже, чем содержать отряд самураев.
  - Как происходит сражение? Кто у вас за пешку, кто за слона, кто атакует первым, кто вторым? Зачем вам столько копейщиков?
  - А, так. Копейщики и янычары прикрывают войска при построении от атак кавалерии, - она сделала ход пешкой.
  - А почем не только янычары? - он увел фигуру, из-под удара не дав продолжать массакр своих пешек.
  - Ружья же у нас не стреляют! - Отвлеклась она от доски: - Не нашли ничего похожего на порох. Янычары лучше на других планетах.
  - А ваши собственные пушки? Артиллерия?!
  - Лучники выстрелят раньше, - она купилась на ловушку, и оставила своего короля без защиты: - Копейщики долетят быстрее, - теперь и слон ушел за заманчивой целью так, что не смог бы помешать атаке драгонария:
  - Наши пушки заряжаются долго. Даже у ракшасов и суккуб быстрее, не говоря о ваших.
  - Это вы корабельные не видели... А какие копейщики?! Копейщики-ракшасы? - последняя пешка ушла на жертву, отвлекая фигуры принцессы от настоящей атаки.
  - Нет, копейщики. Ракшасы - это ашигари.
  - То есть вы используете ракшасов против кавалерии?
  - Да, потому что кавалерия может застать мечников и копейщиков ещё на земле, и не дать им взлететь, - ферзь принцессы пал, срубленный королём.
  - Вы сразу взлететь не можете?
  - Сразу мы попадём под залп лучников. Так никто не делает. Надо начать бой на земле и дать набрать высоту.
  - А если вы защитились от атаки кавалерии? Мечи и копья? - конь, шагнув через ряд пешек, пошел в атаку.
  - Копейщики, они ударят первыми. Потом мечники они взлетают и падают сверху и сражаются на земле.
  - А если мечников перехватят в воздухе? - превратившаяся в ферзя пешка не успела порадоваться новому назначению.
  - Для этого есть копейщики. Они ведут воздушный бой.
  - А сбивать их не принято?
  - Принято, конечно! Есть лучники, есть сторожевые пушки. Их стараются вырубить кавалеристы и застрелить другие лучники.
  - У вас отдельно войска для боя в воздухе и боя на земле?
  - Зависит от рода войск... Монахи умеют сражаться и в воздухе и на земле, как и войска нового строя.
  - "Войска нового строя"?!
  - Как янычары. Они мои любимые!
  - Любовники?
  - Любимые! - девушка залилась краской: - По образцу янычар только мы вооружили их маленькими разрядниками. Они могут выстрелить и на земле и в воздухе. Я их покровительница!
  - Но основное оружие у вас всё равно лук меч и копьё?
  - Да, потому что разрядники дорого делать и труднее научить, чем мечом или даже ружьём.
  - Ну да, потому что молнией ударить метко посложнее, чем стрелять за горизонт. Я знаком с таким оружием, представляю проблемы, - он взглянул на принцессу. Такую старательную девушку было неудобно и обыгрывать и поддаваться.
  - Да-да, вот именно! Я пыталась и всё мимо... - призналась девушка, все ещё тёмная от смущения.
  
  - Понятно, - вздохнул драгонарий, рассматривая позицию на доске: - Кстати, вам шах, - объявил он, беря конём ладью: - И мат.
  Глаза принцессы стали круглыми от удивления:
  - Как! Вы же срубили всего три фигуры!
  - Шахматы - это не соревнование по рубке, а стратегия и тактика. Чем тратить время на ходы, проще нейтрализовать ключевые фигуры, заставив их опасаться удара. Необязательно рубить вражескую мощную фигуру - можно заставить её обрушить всю свою мощь в пустоту...
  - А если я схожу вот так?
  - Под шах не рубят. Вы проиграли, госпожа ведьма. Позвольте раскланяться!
  - Подождите! - чуть не крикнула она, устремив к нему руку.
  - Ваше высочество?! Я тороплюсь, - это было почти правдой.
  - Ладно, господин драгонарий. Извините меня, не смею вас задерживать, - ей было горько от того, что он сейчас не понял её взгляда...
  
  Тардеш почти выбежал из 'детских' покоев, надевая на ходу перчатки. Как он не совсем отдавал отчёта в том, что привело его туда, так ещё меньше понимал причину, заставившую покинуть его общество принцессы.
  Ещё не хватало голову терять из-за девчонки! По роду службы, связанной с постоянными разъездами по заграницам, ему приходилось часто встречаться и с хитрыми провинциалами, и с их наигранно-доверчивыми дочерьми, более красивыми, и более искусными в соблазнении, чем эта юная демонесса... Ему ли, устоявшему против суккубов и апсар, волноваться из-за серых глаз! Он занял свой ум делами, изгоняя оттуда все лишние мысли.
  ...В открывавшейся на оттаивающий от зимних снегов город зале, ставшей с приездом Тардеша импровизированным штабом, собралось непривычно много народа. И император, и наследник, и наставник детей, два демона в богатых нарядах, выдававших знатных вельмож, и где-то пяток-десяток незнакомых генералов. Примерно половина, если не больше, из присутствующих, никогда в жизни не видела голографической карты, и сейчас забавлялись с ней, как сущие ребёнки, сгрудившись гуртом у стола и синхронно кивая из стороны в сторону.
  - Наконец-то, господин драгонарий!
  - Извините, Ваше Величество. Я проспал.
  - Ничего, Тардеш-доно, многие сюда тоже пришли недавно, - и Император вопросительно посмотрел на наследника.
  Призраку уже начали надоедать эти 'выяснения отношений':
  - Может, вы познакомите меня с присутствующими?
  - О, да! Это господин Правый Министр, он отвечает за так беспокоившее вас снабжение. А это - господин Ким, Левый Министр, он старый моряк, и сам вызвался проследить за соблюдением графика прибытия кораблей с Порога Удачи.
  Правый министр оказался глубоким стариком, редко поднимавшим глаза, единственной примечательной чертой которого были жидкие борода и усы, впервые увиденные Тардешем у этого вида демонов. Левый же министр был раззолочен в пух и прах, старался демонстрировать элегантные манеры, но, к своему удивлению, когда начался совет, драгонарий обнаружил в нём родственную душу, хорошего специалиста, неплохо разбиравшегося в морской и космической навигации. Генералы представились сами:
  - Окава, командую лёгкой кавалерией.
  - Мидзима, командир лучников.
  - Такабата, командир меченосцев!
  - Мусао Ивата, начальник тяжелой конницы!
  - Генерал Мацукава, командую разведкой.
  - Ракукава, интендант армии.
  - Ояма из Осаки, копейщики!!!
  - Маивара-десятый, начальник арьергарда, буду прикрывать ваши спины, господин драгонарий.
  - Акира Кимото из Кокио, резерв и конные лучники!
  - Баатаржал-хан, Дикая кавалерия.
  - Тумурхуяг-мэргэн, командир лучников...
  - Наран-хан, особый уланный.
  - Арслан-ага, начальник янычар, и временно - главный над всеми ракшасами.
  - Кирияма-старший, дайдзё, пока не отправились, командую всей этой бандой, - с улыбкой представился последний из них.
  - А господин наследник?
  - Господин наследник будет командовать, когда вы выступите в поход, а пока я здесь командир.
  Тардеш покачал головой:
  - Нет, так дела не делаются. Давайте вот как: господин наследник командует сразу всеми выделенными ему войсками, но пока он здесь, он подчиняется вам, а когда выйдем - мне?
  - Но он наследник престола! Он не может мне подчиняться!..
  - Тогда пусть подчиняется мне. Закончили на этом?
  - А тогда зачем вам я... - старый маршал даже потемнел от огорчения.
  - А откуда мы берём войска? У вас же. Вот вы в этом качестве нам и нужны. Если вы наигрались с картой, начнём совет?!
  
  Засмущавшиеся генералы расселись вдоль стен комнаты. Таредшу это не понравилось, и он, решительно придвинув свой стул, широким жестом пригласил всех к столу. Большинство генералов были слишком молоды для своего звания (пожалуй, кроме разведчика и копейщика - те были по возрасту намного старше драгонария, и выделялись на общем фоне толковыми советами, подаваемыми время от времени), а утопающие в огромных меховых шапках кочевники - вообще мальчишками, не достигшими и двадцати. Низкорослый криворуконогий янычар-ракшас едва виднелся в этой толпе, но его лысая, тесная для шрамов голова, стоила половины этих молокососов.
  Наследник предложил свой вариант графика. Тардешу понравились многие его идеи - например, не спешить с отправкой нежных для этого климата ракшасов в казармы, а повесить транспорты на орбите до часа отправки. Левый министр возразил, что им, в таком случае, не хватит кораблей, но драгонарий, вспомнив, предложил использовать для карантина пустующие пока транспорты, предназначенные для вывоза оккупационных войск. Вообще, все осложнения с логистикой шли из-за причуды Императора провести парад в столице - драгонарий предложил получше проработать состав участвующих в параде войск, чтобы не тащить средние расы через адские миры - это был лишний крюк на несколько планет с учетом акклиматизации. Как бы всё облегчило, если бы ракшасов отправили прямо с Порога Удачи! Но, к сожалению, по всем правилам, причуды с парадом были их внутренним делом, другое дело, что парад задерживал на дополнительной петле гиперпространственной дороги важных офицеров, и что решать с помощью флота, а что "своим ходом", уже было делом адмирала.
  Генералы, в отличие от кочевников и ракшаса, не очень-то чётко представляли свои обязанности, отделываясь от конкретных вопросов общими фразами о готовности. Призраку пришлось подробно 'проработать' каждого, прежде чем он получил необходимую информацию. График поставок всё-таки срывался из-за дополнительного оборудования для казарм - сказывалось отсутствие промышленности в столице. Плюс, ко всему, интендант забыл, что для обычных коней нужно одно сено, а для Небесных - другое, и не позаботился сделать вовремя запасы соответствующего фуража. Это тоже заставляло менять порядок выхода караванов, но Правый Министр обещал за пару-тройку дней лётной погоды ликвидировать задержку. Хорошо быть летающей расой.
  Дальше Тардеш 'на автомате' раздавал приказы, будучи мыслями далеко отсюда. Ну и пусть император косо смотрит на своего сына, а они вместе - на разведчика! Пользуясь тем, что его лицо невидимо, призрак иногда закрывал глаза - и сразу, почти против его воли, возникал пламенеющий облик лица юной принцессы, а иногда, в задумчивости, его пальцы перебирали фигурки, обозначавшие армии, будто пытаясь сделать ими ход в шахматной партии:
  - Прошу прощения, драгонарий-доно, каков будет ваш приказ? - неожиданный вопрос вывел его из прострации.
  - Что? А?
  - Вы только что передвинули Дикую Кавалерию на Южную Дорогу. Вы хотите, чтобы она там встала лагерем? Или ей патрулировать тракт?
  - А где она стояла раньше?
  - Здесь.
  - А, ну вот и прекрасно, - и, чтобы придать видимость серьезности: - А сколько времени ей потребуется на развёртывание в указанном квадрате?
  - Полчаса. Нам выступать?
  - Нет, спасибо, не надо.
  Всё-таки, хорошо, когда тебе буквально смотрят в рот!
  
  Демон-генерал, задумавшись, замолчал. Наверное, сейчас все присутствовали при зарождении очередной вредной привычки - когда-нибудь, спустя много лет, этот постаревший мальчишка, будет раздавать приказы своим офицерам, так же, как Тардеш, безучастно вертя в пальцах шахматную фигурку.
  Драгонарий шумно вздохнул, скрестив руки перед грудью. Нет, так не годится! Нельзя, как сопливому мальчишке, занимать свой ум мыслями о женщинах, когда решается судьба миллиардов солдат! 'А вот если бы я сходил так, наша партия продолжилась бы в два раза дольше...' - тут же подумал он. 'Хватит!' В конце концов, нельзя так вести себя! Призрак и не заметил, что уже все присутствующие догадались, что с ним что-то неладно, и именно поэтому замолчали. 'Соберись!' - приказал он себе: 'Иначе тебе придётся половину их похоронить, прежде чем...' - тут он огляделся. Все молчали со странным выражением на лицах. Тардеш даже испугался, не произнёс ли он случайно вслух свои мысли.
  - В чём дело?
  - С вами всё в порядке, господин драгонарий?
  - Кто сейчас докладывает?!
  - Я, господин драгонарий.
  - Начните сначала.
  - Ммм... Да. Как я уже говорил, ружья не могут быть доставлены сюда напрямую - они расплавятся в нашей атмосфере, не говоря уже о порохе, поэтому мы просим Вас временно выделить отдельный корабль для их транспортировки, и подвесить его на дальней орбите Порога Удачи. Сообщаю так же, что личный состав недоволен размещением в лагере - казармы янычар слишком близко к башибузукам, и не может быть речи об общей кухне...
  - Простите, - прервал ракшаса Тардеш: - Но я что-то скверно чувствую себя сегодня. Такой совет не пойдёт на пользу ни мне, ни вам. Давайте встретимся завтра, и уладим остальные вопросы. А пока познакомьтесь с личным составом и проведите строевые занятия. Ещё раз извините, но мне действительно нехорошо... Совет закончен, - и вышел из зала.
  - Совет окончен, - услышал он за своей спиной голос императора.
  
  >В отчёте это пройдёт как "обмен опытом"
  
  В своей комнате он с удивлением застал спящего Боатенга. Стараясь поменьше шуметь, Тардеш разложил перед собою бумаги, но лёгкий шорох всё же разбудил сторожкого телохранителя.
  - А? Кто?! Это вы, адмирал?!
  - 'С добрым утром', Боатенг. Как спалось? Ты не заболел, случаем?
  - А-а... Нет, это ничего... Вы только скажите, у меня ноги ещё есть?
  - Есть.
  - А руки?!
  - И руки есть, и голова тоже, хотя сомневаюсь, что ты её не терял.
  - Про голову это ты правильно вспомнил. Эх-эх-эх, какую женщину я встретил!.. Ты, наверное, её видел - она в охране твоей принцессы служит...
  - Суккуб с такою косой?!
  - Нет, эта больно шустра да костлява. Ты не знаешь мой вкус... Значит, иду я за тобой, охраняю, ну не просто так, там, гляжу - вокруг террористы, заговорщики, враги народа крадутся, я их, так походя, чтобы сагиб не видел, обезвреживаю - за поворотом парочку, в уголке десяток, подходим к покоям принцессы, ты внутрь, я на стражу - а на меня фьють - аркан! Я значит, его ножом - он не режется, за автомат - а патронов нету! А аркан тем временем меня тащит, и раз - за угол! А там стоят все три, одна другой краше (я ещё не понимал, зачем меня поймали), 'готовенькие' уже. Та, которая держала аркан, подтягивает меня ближе, и говорит: 'Выбирай!' - и бросает верёвку. Я не понял сдуру-то, что выбирать, выбираться из верёвки стал, а они как подходят, такие фигуристые, стройненькие, словно куколки, и как распахивают свои курточки! А под ними - голенькие! 'Ну?' - спрашивают - 'Выбрал?!' Ну что я, дурак, от такого предложения отказываться? Ох, и какая это баба! Ладно, что башка с двух сторон лысая, но что творит! Грудь такая, что вдвоём не обнять, глаза - огроменные, чтобы утонуть, губы - как специально для поцелуев! Но что она ими вытворяла - я и не знал, что такое возможно!
  - Понятно, - Тардеш даже улыбнулся: - В отчёте это пройдёт как: 'обмен опытом'. Скажи, эта суккуб тебе ничего не предлагала? Ты ничего не ел, не пил из её рук?
  - Нет, вроде... А что?
  - Ну, тогда будешь жить. Понимаешь, чтобы верней заманивать мужчин, суккубы часто хатакой пользуются. Вроде наркотика. Нет, это не те наркотики, что есть у каждой расы - это адская смесь, от двух капель которой любой мужик во Вселенной, от джинна до нага, превращается в приставку к своему члену.
  - Должно быть, хорошая вещь. Надо будет попробовать.
  - Бывает, что такими и остаются... Так что, тебе ещё повезло. С суккубами вообще надо ухо востро держать - кроме того, что они могут за одну ночь довести до инвалидности, они ещё впридачу ко всему и отличные шпионы - ты, вот, к примеру, помнишь, о чём говорил с нею?
  - Членораздельно и цензурно? Вряд ли.
  - А вот она запомнила. И спокойно донесёт об этом своим хозяевам.
  - После меня ей будет не до доносов!
  - Да она ещё с полком может переспать после тебя, глупый хвастун! Ладно, отдыхай, а я пока займусь работой...
  
  ...Телохранитель проснулся, наверное, часа чрез три, и застал Тардеша прикорнувшим прямо на рабочем столе. Он только пошевелился, чтобы самому встать, переложить его как-то по-цивильнее, как расслышал его приглушенный голос:
  - Проснулся?! - в голосе явно сквозила усталость.
  - Ты не расслабляйся так, - обеспокоился он в свою очередь: - Тут не Амаль, приложишься щекой ко столу - глядь, а на ней уже поджаристая корочка образовалась!
  - Ты кому это говоришь... я пол-жизни на Джаханале прожил, уж извини, знаю, чего опасаться...
  - Сравнил! Джаханаль - и здесь!.. Гайцон... Птьфу, блин, что за гадская планета! - он расстегнул воротник чёрного мундира: - Ни телевизора, ни игр на вычислителе! Даже патроны для автомата - и те нельзя принести! Придумали место для житья! Ты тоже так думаешь?
  - Нет, - ответил драгонарий после недолгой паузы: - Я думаю, что из меня шпион - как из 'Шайтана' балерина...
  - Ну, если подрихтовать немного... Шучу-шучу! А что так плохо дело?
  - Пошли она все к такой-то матери! - неожиданно выругавшись, Тардеш смахнул со стола все свои секретные документы. Медленно планируя в плотной атмосфере, они разлетелись по комнате: - Ничего не могу разобрать. Устал... мозги кипят!
  - Да ладно тебе так разрываться! - пытаясь его успокоить, Боатенг начал собирать разбросанные листки: - Каждому своё: вы хороший командир, хороший военный, хороший друг, а то, что плохой шпион - это ладно... Плюньте вы на это задание, которое вам никогда не сделать! Сколько раз говорить: если там, - он выразительно ткнул пальцем в небо: - Я имею в виду в переносном смысле, решили кого подсидеть, они знают, кому и что поручать. Зачем вам совать голову в петлю?!
  - А почему ты сегодня полез на суккубу?
  - Ну, я, я другое дело - тут мужчина и женщина... Я хотел доказать, что не хуже её. Ну... Что у меня есть мужская сила.
  - Вот и я хочу доказать...
  - А зачем доказательства вашей мужской силы Сенату?..
  - Ох, Боатенг... Я сомневаюсь большую часть времени: той ли стороной у тебя мозги в башке прикручены? - промолвил Тардеш, вытягиваясь на своей койке. Телохранитель тем временем проверил двери, задёрнул шторами вечереющее небо за окном, и плотно задвинул дверь в личную комнату драгонария.
  Тардеш предался мечтам, засыпая помаленьку, и уже сквозь дрёму слышал негромкую серенаду:
  
  'Ты сама как ночь,
  Ты стройнее кипариса,
  Твоя улыбка - как луна,
  Что прогоняет звёзды с неба.
  Ты пронесла кувшин, не расплескав,
  Но расплескала сердце моё!
  О, красавица!
  Не разбивай моё сердце!
  Не говори что это вода для твоего мужа!
  Скажи, что для отца или матери!
  О, крутобёдрая!
  У меня нет того, что ценишь ты,
  Или твои родные,
  Но у меня есть куча чудесных вещей.
  Пошли мне взгляд, дарующий надежду,
  И все они - будут твоими!
  О, дочь рыбака!
  Я не охотник, я житель городов,
  Но ради тебя,
  Я возьму копьё моих дедов
  Я пойду в желтую саванну
  Я найду льва -
  И принесу тебе ожерелье из его когтей и клыков -
  И шрамы от них на своём лице...'

  
  'И почему они говорят, что эта песня - шутливая?' - думал Тардеш, уставая бороться со сном: 'Парень из-за девчонки ведь и правда, в пасть льва прыгнул...'. Он зевнул: 'А-а... Да ладно, завтра рассудит и эту песню, и всё остальное...'
  
  ...Но завтра ничего не рассудило. Мало того, что ему всю ночь снилась принцесса, вновь со словами признания на устах стоявшая в том же лиловом пламени на ступенях лестницы. Мало того, что он всё-таки не выспался, так его ещё и разбудили той же песней, правда, уже не Боатенг, а заменившие его Кваси и Обеко, тоже, как их начальник, родившиеся не на Магготе.
  Тардеш, после неизбежной зарядки и утреннего душа, вновь отправился искать принцессу или императора, но ни туда, ни туда, ни к наследнику, его, к удивлению, не пустили. Он сначала испугался - не результат ли это его вчерашнего визита к чужой невесте, но, встретившийся во время очередной попытки пробиться сквозь каменную недвижимость гвардейцев, 'святой', успокоил его, объяснив, что у императорской семьи похороны какого-то дальнего родственника, и они соблюдают какой-то траурный обычай, запрещающий им говорить с посторонними.
  Раздосадованный драгонарий вернулся в свои апартаменты. Чтобы не свихнуться от скуки, по видеофону провёл ревизию на всём флоте, заставив экипажи лишний раз побегать, наводя блеск и сияние в самых глухих уголках кораблей. Потом вспомнил - и загрузил вычислитель флагмана на три часа работ расчетом точки встреч, согласно исправленному плану мобилизации. Звонила Злата - собственно, она хотела уже прощаться, но, узнав, что этот расчёт ещё только на первом прогоне в машине, кинула в него свою обычную, то ли шутку, то ли колкость, и оборвала связь, даже не поговорив, как следует. Тардеш сам попытался связаться с 'Отражением', но весь экипаж оказался заколдован немотой, и только с помощью семафорной азбуки, радист объяснил, что их пассажирка запретила выходить на связь до окончания вычислений, угрожая обратить провинившихся - в лягушек. Тардеш, улыбнувшись, кивнул, и связался с Бэлой, осваивающим вожделенный 'Шайтан'.
  Они много поговорили, делясь впечатлениями, пока не раздался сигнал вычислителя, что расчет закончен. Тардеш проверил его, на глазах у Бэлы внёс новые корректировки (ни одна машина не совершенна!), и отправил на второй прогон.
  Разминая затёкшую спину, он ещё раз прошелся по дворцу, правда, его ещё меньше куда пустили, но он увидел с верхних этажей похоронную церемонию и погребальный костёр во дворе.
  
  Во время странствий он случайно зашел в завешанный красными флагами угол дворца. Стоявшая там охрана, на удивление - попыталась задержать его, но Боатенгу стоило хмыкнуть за углом и передёрнуть затвор незаряженного автомата, как они оставили эту затею. Драгонарий с интересом проследовал дальше - тут траур явно не праздновали.
  - О, драгонарий-доно! - незнакомый голос. Обернулся. В разноцветных одеждах стоял тот самый жених принцессы, который разбил свой корабль в день встречи.
  - Господин Тоестьхакамада?
  Следовавший за женихом пожилой демон, в котором Тардеш узнал командира авангарда, схватился за мечи, но сам его хозяин только рассмеялся:
  - Это вы придумали мне это прозвище. Просто "Хакамада". "Тоесть" означает "то есть" - я оговорился тогда на космодроме. Обычно я предпочитаю своё детское имя - Эйро Кирэюмэ.
  Тардеш повернулся к нему лицом, с интересом наклонив голову:
  - "Детское имя"? Вы, как сиддхи, берёте новое имя в совершеннолетие?
  - Не всегда. А вы - нет?
  Тардешу было неприятна ассоциация этой беседы с разговорами с принцессой, и он проследовал мимо Эйро в другую половину дворца. Демон, неслышным шагом поспешил пристроиться рядом.
  - В Республике по совершению Подвига Зрелости достойный муж получает соответствующее его заслугам прозвище, которое ценится больше, чем настоящее имя.
  - Да, признаться, весьма забавно бывало переводить имена некоторых ваших деятелей...
  - Сыны Амаля считают, что добрая шутка над полководцем перед боем прогоняет завистливую неудачу. Поэтому нет ничего зазорного в смешном прозвище. Хотя, менторов, инициирующих воспитуемых дурацкими кличками, я бы отправлял копать шахты на самых заледенелых мирах.
  Эйро заискивающе засмеялся. Тардеш косо посмотрел на него:
  - А почему вы не на похоронах?
  - Увы, я - последнее лицо, которое бы хотели видеть на этих похоронах.
  - Вы же жених дочери императора?
  Он опять неприятно засмеялся:
  - Как бы вам сказать правильно, в каком качестве я "жених"... Ну вы видели принцессу?!
  Тардеш остановился:
  - Ваша невеста - одна из самых красивых женщин, что мне доводилось видеть. Не понимаю, чем вы недовольны.
  - Да, да, на лицо-то она смазливенькая. Просто, мне, на самом деле, ещё до нашей встречи на космодроме удалось попробовать характера и тяжелой руки моей невесты. Скажем так - в весьма неприятных обстоятельствах, что не прибавило бы любви ко мне и у более скромной женщины, не то, что такой гордячки. Её вообще хотели отослать из Империи, чтобы не позорила царствующую семью, слышали? Но решили выдать замуж за меня.
  - Чем вы так ценны, что вам дарят императорскую дочь?
  - О... "дарят"... скорее меня дарят ей. Наместник портового города Нагадо - самого богатого города Севера и Восточного побережья - к вашим услугам.
  - Нагадо? - драгонарий посмотрел в глаза командира авангарда стоявшего за спиной наместника: - "Ополчение города Нагадо" - это ваши части?
  - Да, и большая часть вашего авангарда. Мой наставник в воинской науке - господин Макото Мацукава имеет честь быть вашим генералом.
  Генерал ещё раз поклонился драгонарию. Тот отвел глаза. Забавно. Мозаика складывалась в преинтереснейшую картину...
  - И вы переживаете из-за потерянных войск? Не волнуйтесь, в Армии Республики высшим достоинством полководца считается умение беречь жизни своих солдат - даже союзников.
  Эйро хмыкнул:
  - Да пользуйтесь моими солдатами столько, сколько вам необходимо. Считайте это... частью извинения за тот неприятный инцидент на космодроме.
  - Очень великодушно с вашей стороны подарить мне уже подаренные вашим императором войска, - не удержался драгонарий.
  - А что делать? - разведя руки, нашелся ушлый демон: - Я сейчас в таком положении, что даже свадьбой своей не могу распоряжаться.
  - Странны обычаи на вашей планете, что жених недоволен красавицей-невестой. Да ещё из семьи правителя планеты.
  Демон, к удивлению, фыркнул и отвернулся:
  - Да, наверное, и правда, я выгляжу сущим дураком в ваших глазах. Но, тут просто есть один "нюанс" (он сказал это слово на языке Амаля, эффектно повернувшись лицом к гостю), - среди наших традиций есть форма супружества, когда не жена приходит в дом мужа, а муж навещает жену, живущую в доме родителей. У простолюдинов это так и происходит - мужчина прилетает только на ночь, а днём свободен. И многие даже мечтают о таком браке. Но так как моя невеста - дочь Императора, и её дом - Столица, то это означает, что именно её желания будут диктовать, достоин ли я присутствовать при дворе, или должен прозябать в необъявленной ссылке в своём городе. Это ограничение, знаете ли, очень сильно связывает мне руки, как управителя провинции.
  - Остроумное решение, - прокомментировал его признание Тардеш, и, прибавив шагу, скрылся от назойливого спутника в длинных коридорах дворца...
  
  На следующее утро, он, проснувшись, наступил на злосчастную схему, которой хвастался перед Бэлой. Выругавшись, он запустил несчастный листок с именами и связями в открытое окно, где лишившаяся магической защиты бумага рассыпалась тонким пеплом в неяркой вспышке. По-прежнему, так необходимые перед третьим прогоном принц и император отказывались с ним встречаться, зато принцесса прислала письмо, которое Тардеш, не понимая иероглифов, не читал, и, справедливо опасаясь, что может скомпрометировать и её и его, побыстрее уничтожил.
  В конце концов, плюнув на местные тонкости, драгонарий решил действовать сам, и, утвердив точки встречи, отдал приказ по флоту установить прямую связь и загружать 'Умника' для расчета плана компании. Злате для действий хватило бы результатов второго прогона - но драгонарий решил вредничать до конца, раз уж она опять начала выставлять напоказ свои причуды.
  'Умник' ворочал мозгами три дня, за которые призрак выпросил себе коня, и уже сам съездил в лагерь, повстречаться с генералами. Чему-чему, а шагистике во время траура войска выучились отменно! Прибыла ещё инженерная бригада, возглавляемая очередным юнцом с труднопроизносимой фамилией, чьи молодцы первым делом прорыли подземные ходы в ближайшие бордели города, и здорово нажились на входной плате, пока их не обнаружили.
  Ракшас-янычар познакомил Тардеша с обоими командирами башибузуков - пашой срочных и пашой штрафных, а так же с начальником спахов, оказавшимся старым знакомым драгонария - в прошлом пришлось воевать против него, служившего наёмником у одного из бунтарей.
  
  Злата передала извиняющуюся телепатему ещё до того, как освободились каналы связи, а когда вычислители перезагрузились после 'Умника', позвонила по видео.
  На Гайцоне был вечер. Ослепительное местное светило почти полностью зашло за горизонт, и на багровеющем небосклоне среди ранних звёзд чётко выделялись похожие на ёлки силуэты пагод. Тардеш со словарём в руках заучивал список офицеров, выписывая их имена буквами вместо иероглифов.
  Злата звонила из бассейна. Как всегда, небрежно-очаровательная, она ещё и только что сменила кожу, и выглядела в новой расцветке моложе лет на пять. Специально для Тардеша был включён верхний свет.
  - Привет, - сказала она, почти гипнотизируя своими янтарными глазами: - Звоню попрощаться.
  - Привет, - ответил Тардеш, ненадолго оторвавшись от списка. В дальнем углу он заметил огромную жабу в форме радиста, яростно семафорившую сигнал бедствия.
  - Надеюсь, ты не вымыслил ещё один повод, чтобы задержать меня?
  - Да нет, что ты. И потише - и так ходят слухи, что мы с тобой чуть ли не целуемся!..
  - Ну, что-что, а мои поцелуи тебе не грозят, друг-драгонарий. Не хочу, чтобы ты стал синим и раздутым трупом.
  - И тебе можно верить?
  - М-м-м... В течение этого часа - наверное, да... - она положила свою голову на стоящий перед камерой стол, и, чуть прикрыв глаза, телепатировала:
  'Бэла молвил - у тебя неприятности. Поведаешь мне?' - образ нарисованного кукольного Бэлы с большим мокрым от слёз платком, стоящим на коленях перед мудрой змеёй.
  'Не стоит твоего внимания' - нарисованному Бэле вытерли слезы нарисованным платком и двумя пальцами заставили улыбаться.
  'Это уже беда, или только проблема?' - большой злой демон с большим мечом и толпа маленьких злых демонят с факелами.
  'Я справлюсь без твоей помощи, друг-аюта' - драгонарий в блестящих доспехах, шлеме с огромным гребнем и длинном плаще героически развевающимся по ветру на фоне заката.
  'В чём дело, друг-командир?' - недоумевающая змея.
  'Как всегда...' - миг памяти. Глаза принцессы на лестнице, её крыло и взгляд на галерее. Закрашено черными мазками.
  'Ясненько. Я завсегда ж молвила - воздержание до добра не доводит' - сочувствующая змея, завязавшаяся бантиком, будто сложенные руки.
  'Кто это говорит?!' - Тардеш даже улыбнулся.
  'Ну, сравнил! Я же всё-таки порядочная девушка..." - змея превращается в элегантную брюнетку
  "Которая боится мужчин..." - элегантная брюнетка, убегающая от толпы нарисованных Бэл.
  "Вот уж не наговаривай. Я боюсь не мужчин, а всяких там мужчин! И без шуток про одноглазую змею" - Элегантная брюнетка сидит и пьёт чай за одним столиком с Бэлой. Очень культурно пьёт.
  "Злата, ты сама - змея" - элегантная брюнетка снова змея.
  "Я приличная змея, с двумя глазами, а не какое-то... брр..." - непристойная картинка.
  "В телепатемах трудно скрывать тайны, помни об этом", - драгонарий в плаще и шлеме, грозящий пальцем.
  "А что встыдился же? Ты - старый просоленный морской волк... и должен соответствовать!' - драгонарий превратился в просоленного небритого моряка в рваной тунике, обнимающего суккубу и апсару в какой-то магготской забегаловке.
  'Вот апсары говорят, что если не будешь воздерживаться, быстро станешь старикашкой" - просоленный моряк оставил и суккубу и апсару, и, поплелся прочь, тряся жидкой бородёнкой.
  'Ну-у... верить всяким апсарам... по крайней мере, в моих глазах - ты ещё не старикашка!' - бравый драгонарий в объятиях прекрасной золотистой змеи.
  'Спасибо большое!' - драгонарий смотрит на золотую змею с сарказмом.
  'Однако если бы все твои знакомые так знали твои мысли, как я!'
  'Не надо, не подглядывай...'
  'Поздно... Да... Прежде я не замечала в тебе склонностей до мазохизму...'
  'К... к чему?!!'
  - Знаешь, приятно так переглядываться, но мне пора! - вдруг невинным голосом прощебетала она, и, оттолкнув головой стул, сползла в бассейн. Изображение на экране сразу же погасло, сменившись надписью: 'Корабль вне зоны досягаемости'.
  Этой же ночью Злата ему явилась во сне, и, подойдя близко-близко, шепнула, чуть ли не задевая языком ухо: 'Не знаю, может ты, уже дошел до такой стадии, что разумных доводов не слушаешь, но ведь её кровь плавит сталь и без жара страсти ... Что же с тобою будет?' - и исчезла, разбудив.
  
   >Хвастунья
  
  По часам Амаля была глубокая полночь, но здесь уже восходило ненасытное в своём жаре светило. Весь потный, Тардеш вылез из своей комнаты мимо Боатенга, и сел на пол напротив кондиционера, под струю чуточку прохладного воздуха.
  "Нет, это пекло меня доконает", - думал он. Две амальские минуты тянулись здесь больше трёх - именно столько сидел он, прислонившись лбом к всё-таки чуть тёплой решетке радиатора, прежде чем начать новый день...
  Он принёс только одно радостное известие - наконец-то траур кончился! Драгонарий шел по продуваемым горячим, пахнущим палёным железом и ржавчиной ветром, галереям, давая себе новый зарок - даже случайно больше не встречаться со сбивающей его с толку принцессой.
  И как назло - столкнулся с ней в покоях императора!
  На ней было пёстрое кимоно, меч у пояса, и плохое настроение. Они столкнулись в дверях - он входил, а она выходила, преследуемая женихом. Тардеш, выходило, помешал и ей и ему.
  - Доброе утро, Тардеш-сама, - прошептала она, опустив глаза.
  - Доброе утро, драгонарий-доно! - громко поздоровался наместник Нагадо.
  - Здравствуйте. Ваш отец здесь, Ваше Высочество?!
  Она сначала пропустила его внутрь, и только потом ответила:
  - Нет, его здесь нет. Он задумал поминальные игрища в честь деда Итиро, и сейчас немного занят.
  - Поминальные игрища?!
  - Да, это ваш обычай. Отцу он нравится.
  - Приятно удивлён. Где мне его найти?
  - Лучше подождите здесь. Надеюсь, вас не смутит общество меня и господина Наместника?
  - Нет, почему же... Рад снова вас встретить, - кивнул он поклонившемуся Эйро. Тот держался за руку.
  Принцесса ушла в смежную комнату, и что-то там задвигала. Тардеш шепотом спросил жениха:
  - Вы что, чем-то расстроили этого ребёнка? Могли бы хотя бы из вежливости изобразить галантность.
  Тот ответил с трудом, будто не сразу вспомнил слова:
  - Этот "ребёнок" давно уже вырос из того возраста, когда допустима снисходительность к капризам. С моей стороны ставка в нашей игре - моя голова, с её - лишь испорченное утро. Несправедливо.
  - С её стороны, как вашей невесты, ставка больше, чем одно утро - а вся её жизнь. Ей тоже приходится связать свою жизнь с нелюбимым.
  Эйро как-то странно посмотрел на него, рывками поворачивая голову. Тардеш продолжал:
  - Вы ведёте себя так, словно случится свадьба - и всё закончится. А ведь это не так, и для женщин намного серьёзнее. Её тоже, как и вас, не радует перспектива выходить замуж не по любви, а по расчёту. Как, кстати и её отца.
  - Не чувствую что-то с их стороны даже намека на желание войти в моё положение. Я просто отвечаю взаимностью.
  - Но в "положении" быть ей, а не вам, в итоге, - невидимо улыбнулся призрак, ободряюще хлопая его по плечу: - Сколько у вас продолжается беременность? Тоже девять месяцев?! Попробуйте для начала подумать о ней как невесте, а не навязанной вам обязанности. Рука болит? Осторожнее надо быть, - сказал он больше про себя, тряся рукой, которой неосторожно хлопнул горячего демона.
  
  Демон приблизился чуть ближе:
  - Простите, господин драгонарий...- он говорил всё тем же странным тоном, словно с трудом вспоминая слова: - ...я бы хотел уточнить одну вещь.
  - Да?
  - Вы справились насчёт той аварии?
  - Нет, разумеется.
  - Вы многое упускаете.
  - Нет необходимости... Я был при фасциях и моё решение в этом случае - закон. Или вы хотите, чтобы я запросил официального расследования?
  - Ну... в некотором роде.
  - Молитесь, чтобы я не решился на это. Сенат безжалостен к проступкам, подобным вашему.
  - Но тогда Император...
  - Союзник Республики. Республика иногда помогает союзникам ликвидировать источники беспокойства.
  Он заметил как сильно - до белых костяшек, сжались кулаки демона.
  Принцесса вернулась со стулом и в сопровождении служаночки, несший низкий - ниже стула, столик, уставленный лакомствами. Адмирал заметил - яства были только амальскими - для него. То есть, жениха угощать и не предполагалось.
  
  - Угощайтесь - предложила девушка: - Давно вас не видела, драгонарий-сама. Совсем нас забыли?
  - Почему это я? Это вы сами меня никуда не пускали из-за траура.
  - Ах да, извините. Говорю совсем как мать. Упустила из виду дни удаления. Вам было очень скучно?
  - Нет, что вы - у меня же полно работы...
  
  - Госпожа Третья очень непосредственная из-за юного возраста, прошу извинить мою невесту за назойливость, - влез в разговор Эйро, таким тоном, словно продолжал предыдущую фразу.
  - Нет, почему же, - возразил тот, видя, что Её Высочество проигнорировала своего суженного: - Мне приятно сделать передышку, и побеседовать с вами обоими.
  - Господин драгонарий очень добр к маленькой ведьме, раз выручает её... - тихо поблагодарила его девушка.
  - Выручает?
  - Мой отец, Его Императорское Величество, обещал запереть меня до дня свадьбы, если я буду по-прежнему избегать общества своего жениха, и до вашего появления я была согласна на подобное средство, - шепотом, на санскрите пояснила она.
  
  - Буду рад помочь, - тоже на санскрите ответил драгонарий: - Вы знаете санскрит, госпожа ведьма?
  
  - О чём вы там говорите, господин драгонарий? - из шкуры вон лез в разговор Кирэюмэ.
  
  - Конечно. Ведь я колдунья. Как бы я тогда учила заклинания?
  - О!.. А вы можете нам показать парочку? У меня на флоте есть достаточно магов, и, признаться, все они большие шутники - каждый раз что-нибудь, да выдумывают. Может и у вас есть в запасе какой-нибудь фокус для развлечения?
  
  - Вы можете говорить на языке, понятном не только вам двоим?! - спросил рассердившийся жених.
  - Ну, если вы этого хотите... - демонесса вынула из вазочки, стоявшей в углу, засохшую ветку, тихо прошептала над ней, провела рукой, и - о, чудо!- ветка вдруг ожила, налилась соками, и набухшие почки распустились в красивые цветки из нежно-белого пламени. Принцесса заулыбалась и подарила ветку призраку:
  - Возьмите, пожалуйста. Это сакура - один из самых прекрасных цветов у нас на планете. Вы ведь, наверное, точно не задержитесь здесь до поры цветения. Пусть хоть колдовская иллюзия будет вам в радость.
  Тардеш с благодарностью принял подарок. Протягивая его ему, она на мгновение коснулась обжигающими пальцами его затянутой в перчатку руки, посмотрела ему в глаза, прошептала несколько мантр, и вдруг - преобразилась.
  Она вытянулась вверх, потемнела, потом стала прозрачной, чуть раздалась вширь, её одежда превратилась в доспехи и плащ, ещё секунда - и напротив Тардеша сидел второй Тардеш.
  - Ну что? Кто из нас кто? - задорным голосом принцессы спросил лже-Тардеш.
  - Нет, я - это я, - невидимо улыбнулся настоящий: - Вы похожи, но - как отражение. Моё "лево" - у вас справа, госпожа ведьма.
  Принцесса превратилась в себя и улыбнулась в ответ.
  
  - Надеюсь, ты не будешь повторять такое на супружеском ложе? - попытался пошло пошутить наместник Нагадо.
  - Не обещаю! - и вдруг разделилась на две своих копии. Те потом разделились на две, эти опять пополам, и так далее, и так далее, пока в комнате не стало тесно от прекрасных сероглазых демонесс.
  - Ну что? - сказали они все хором (негромко, но эффект был - как от пролетевшего самолёта): - Сможешь ли ты среди нас найти одну настоящую?
  
  Тардеш давно знал, где она - Злата научила его разгадывать подобные фокусы: во-первых... Ну а ещё первее - настоящая принцесса была к нему ближе всех. Да и просто он знал, где она находится.
  Принцессы разом протянули руки к жениху, действуя подобно отражениям чудовищного зеркального лабиринта. Тот схватил свой меч и вдруг рубанул наотмашь. Целая стайка принцесс рассыпалась с хрустальным звоном.
  Тардеш аж опешил от удивления:
  - Что вы себе позволяете?!
  Эйро, хладнокровно убирал оружие:
  - Вы были свидетелями инцидента на пиру. Признаться, мне надоело быть объектом шуток или игрушкой. Некоторые "милости" не стоят подобных унижений.
  - Так надоело быть живым и с головой на плечах? - спросили отражения хором: - Не забыл, что заслужил смерти за то, что сотворил в своём замке?
  "Так-так" - мысленно сказал себе драгонарий.
  - Это даёт вам право на мою жизнь, но не на позор при посторонних! И как вы думаете, я отношусь к вам?! - вдруг резко осадил её жених, всё ещё размахивая мечом: - Как к очередной пытке! Не думайте что вы для меня что-то большее!
  - Вы - разбили мою мечту. Вы - покушались на меня и моего отцу, - громко и четко сказала девушка, собираясь из копий в одну, и смело двигаясь на меч: - По вашей вине пострадала моя подруга! - крикнула она ему в лицо: - А вы ещё после этого смели меня лапать! - голос принцессы сорвался на крик, она взмахнула мечом, но жених, внезапно, ещё в момент взмаха закатил глаза и как палка, грохнулся на спину, задергавшись в мелкой судороге.
  Принцесса сама остановилась, как и драгонарий, не понимая, что произошло.
  
  Тардеш протянул руку к мечу:
  - Отдайте оружие. Сейчас же!
  - Я его даже не задела... - испуганно сказала принцесса, однако покорно отдавая меч. Клинок оказался ужасно тяжелым и нестерпимо горячим - призрак, прихватив через рукав, переложил его подальше за свою спину.
  - Я видел. Но что с ним? Припадок? У него нет эпилепсии?
  - Эпи... да, говорят, он страдает... Эй, кто-нибудь! Помогите!
  Прибежали сильно накрашенные девочки-демоны в нарядных платьях, и испуганно встали, не зная, что делать с бьющимся в судорогах мужчиной.
  - Ну, делайте же что-нибудь! - попросил драгонарий: - Он так язык прикусит или ещё что-нибудь!
  - А может и пусть... - каким-то странным голосом проговорила принцесса. Тардеш резко посмотрел на девушку, она вдруг как-то резко залилась краской, и, отодвинув столик, на коленках склонилась перед беспомощным женихом:
  - Палочки или веер, быстро! - приказала она хлопающим ресницами служанкам.
  - Язык придержите! - посоветовал призрак: - Вроде говорят, что руки и ноги лучше не держать...
  - Крылья бы не поломал... - обеспокоено заметила девушка, пытаясь вставить принесенный веер между оскаленных клыков жениха. Служанки наконец-то взяли себя в руки, и вежливо оттеснив свою хозяйку, придержали бьющегося в припадках кавалера. Судя по тому, как девушки почти одновременно зажали носы, положение Эйро было незавидным.
  
  - Однако же вы опасно шутите, - заметил Тардеш, когда принцесса, поправив волосы, наконец, отошла: - А что если бы он в припадке упал на ваш клинок или порезал бы вас своим, госпожа ведьма?
  - Порезал? - драгонарий не заметил, когда она забрала меч своего жениха и сейчас рассматривала его, наполовину вытащив из ножен: - Нет, только не этим клинком.
  Она обнажила его полностью - пламенеющая красноватым отблеском изогнутая сталь, и объяснила:
  - Самурайский меч. Их не точат до бритвенной остроты, чтобы не сломался при ударе о доспех.
  - А ваш... - он протянул рукоятью вперёд зеленый клинок принцессы, который даже на вид был острее.
  - Мой - лучшей работы, - она забрала оружие и убрала в ножны: - Такой предосторожности не нужно.
  
  - Надеюсь, так ты разминаешься перед праздником? - неожиданно раздался сзади голос императора. Тардеш, вздрогнув, обернулся.
  - Сидите, сидите, господин драгонарий, - рядом с императором стоял молчаливый наставник и с интересом разглядывал призрака. Итиро Явара продолжал:
  - Я знаю, что ты недовольна своим грядущим замужеством, но что дело кончится этим...
  Драгонарий посмотрел на жениха - под ним, по потемневшим штанам и полу растекалась заметная лужа. Издалека вполне можно было принять за кровь.
  
  - Папа! Всё совсем не так! Мы... показывали фокусы, и с ним случился припадок!
  - Правда, господин драгонарий?
  - Да, товарищ император. К сожалению, одна из иллюзий спровоцировала приступ эпилепсии.
  - Иллюзий? - император демонов посмотрел на человека-святого: - Глубокоуважаемый Сэнсей...
  Старик понял с полуслова, и телепортировавшись к пострадавшему, склонился над его лицом:
  - Да, он жив. Это припадок, - в подтверждение его слов нога Эйро задергалась: - Осторожнее! К счастью, судя по его штанам, всё уже закончилось, он скоро придёт в себя.
  Император Итиро недовольно нахмурил брови. Кто-то из слуг побежал за дверь, кто-то вернулся. Стало заметно теснее, служанки что-то объясняли вновь пришедшим, которые бросали неодобрительные взгляды на них, на принцессу, на Императора и его спутников.
  Поставивший диагноз "святой" вернулся к Императору.
  Тардеш попытался завязать разговор с человеком:
  - Так быстро? Вы применили магию?
  - Нет, - покачал головой человек: - Просто у него завидное здоровье. Вы не поили его чаем или вином? - посмотрел он на свою ученицу.
  - Нет, - сказала та, ещё не совладавшая с собой: - Специально не поила.
  - Хорошо. Его лекарь встретился нам на галерее, пусть гвардейцы позовут. Разумеется, на соревновании ему лучше не присутствовать.
  - Простите, Ваше Величество, о каких соревнованиях идёт речь?
  - О борьбе. В честь злодейски убитого дяди-инока, - и пристально посмотрел мимо плеча Тардеша на жениха.
  Эйро Кирэюмэ поджал губы и попытался встать, но его удержал лысый узкоглазый демон в мешковатых одеяниях.
  
  - Тогда может и тебе лучше остаться с ним? - посмотрел на дочь император.
  - Папа! Ты же обещал! А я уже обещала... - она оглянулась, ища поддержки: - Господину драгонарию!
  Господин драгонарий посмотрел на девушку, искреннее радуясь, что лицо невидимо, и одно его выражение не выдаст собеседницу с потрохами:
  - Ваше высочество? - пейзаж в виде валяющегося на полу жениха как-то не соответствовал каким-то запланированным мероприятиям.
  - Помните, что вы обещали? Наш спор?
  
  - И на что же был спор? Драгонарий-доно?
  - Госпожа принцесса?
  - На одно желание. Так?! Каждая моя победа - одно желание!
  - Ладно, - улыбнулся Тардеш: - На желание так желание.
  - Смотрите, драгонарий-доно, не попадите в беду. Это - самая бедовая голова из всех моих наследниц, и кто знает, что она выкинет? - и ласково потрепал по голове подошедшую к нему дочь.
  - Папа! Причёска!
  - Извини, извини. Ты точно намерена участвовать в сегодняшних состязаниях?
  - Конечно. Я даже доспех под платье надела. И Ичи-но мёбу ждёт меня у площадки с полотенцами и горячей ванной.
  - Ну, хорошо.
  
  ...Когда они все шли по коридору - Тардеш согласился посмотреть празднества, и принцесса с отцом ушли вперед, драгонарий спросил оказавшегося рядом 'святого':
  - Скажите, товарищ наставник, та великая земная империя, о которой вы, то есть, ты говорил, это случайно не Рим из Библии?
  - Да, он самый. Вавилонская блудница и так далее. Познакомились с литературой, товарищ Тардеш?
  - Да нет, просто у меня есть одна знакомая христианка. С ней увиделся - вспомнил.
  - Ваша знакомая змея?!
  - Практикуете магию предвидения?
  - Практикую чтение газет. Что же это вы её сюда не пригласили?! Она нашего мира больше не увидит.
  - К сожалению, она ответственная за открытие всех порталов, которые проведут вашу... то есть местную, армию на войну. Её магия нужна на другой планете.
  - Тоже хорошо. Потерпите, помост для борьбы буквально за поворотом. Господин наместник, новые штаны очень идут вам.
  Эйро переодел не только штаны, но и полностью, оделся в униформу гвардейца - только без оружия, сняв цвета своего приёмного отца. Подумав, он решил обходиться без провоцирующих предметов.
  - Но думаю, сразу после припадка вам будет опасно смотреть на состязание. Спровоцируете повторный приступ от вида грубых зрелищ.
  Император не дал тому ответить, а жестом подозвал будущего зятя, и, выйдя на открытую во двор галерею, обратился к нему и Тардешу:
  - Специально для вас, господа гости: сейчас здесь пройдёт состязание по борьбе в честь злодейски убитого принца-инока Итиро, настоятеля Монастыря-у-Ключа. Правила таковы - без смертельных и удушающих приёмов, борьба за центр до края линии.
  - Простите?! - переспросил драгонарий, для которого эти термины ничего не означали.
  - Бойцы спрыгнут с тех насестов и за время полёта должны вытеснить один - другого за красную черту до того, как они оба коснутся земли. Если успеют коснуться - всё начинается сначала.
  Тардеш посмотрел во двор. Круг - чуть меньше арены цирка, больше по виду напоминал стакан. Две Т-образные палки, которые микадо обозвал 'насестами', имели высоту трёхэтажного дома, и стояли по бокам арены, соединённые по всей высоте надорванными полосками бумаги, натянутым по окружности площадки.
  - Под Новый Год три отряда убийц выехали из Нагадо, - зашептал рядом с Тардешем Сэнсей: - Один успешно достиг своей цели в монастыре, убив второго претендента на престол. Второй отправился в Лхасу, к Принцессе-жрице, второй дочери Императора, но был раскрыт монахами-магами. А другой - неудачно попытался напасть на младшую принцессу. Она победила. Вы поняли?!
  Тардеш не ответил. Как и не заметил, куда делся жених, казалось, только на миг пропавший из его поля зрения.
  
  - Синее кольцо снаружи круга... - объясняла тем временем принцесса, жутко изгибаясь, чтобы достать завязанный со спины пояс, ("Ну и гибкость!"- подумал драгонарий): - ...означает зону, разрешенную только для крыльев. Проигрываешь, если порвёшь одну из лент, или - если залетишь и коснёшься там пола. Ну, а вообще - если попал в синюю зону - обязательно крылом зацепишь бумажки. Так рассчитано! - она улыбнулась Тардешу, наконец-то распустив пояс, и уже было скинула с плеч одежду, но её остановил отец:
  - Что ты делаешь! Не перед гостем!
  - Но папа! Там меня - никто не увидит.
  - Хвастунья. Подожди. Не ты первая.
  - Ты же обещал!
  - Нет, подожди.
  Надувшаяся принцесса села на своё место. К удивлению Тардеша они были последними из собравшихся зрителей. Он едва успел занять приготовленное для него кресло, как дробь барабанов и прочая музыка объявили о начале состязания:
  - Милостью Небесного Государя Края Последнего Рассвета, Защитника Порога Удачи, Покровителя Мастеров Даэны, потомка спустившихся с Аматэрасу героев, завоевателя планет Итиро Явара, в честь злодейски убитого принца-инока, настоятеля Хижины-у-Ключа, объявляются поминальные игры! - проревел в с неподвижно закреплённый перед ним рупор, глашатай:
  - Его Божественная милость (и т.п. и т.д.), император, соизволил разрешить состязания между чемпионами Империи и придворными! Встречайте первую пару: господин старший экзекутор, благороднорождённый Ояма-сан, и Чемпион Чемпионов прошлого года - божественный Каминакабаро!
  - Ой, папа, спасибо! - принцесса вся радостная кинулась благодарить отца: - И где ты его нашел? - она обернулась что-то сказать Тардешу, но не решилась.
  - Победитель этой схватки будет состязаться с самой Кадомацу-но мия, Госпожой Третьей, принцессой Мацуко, девой 'Тени Соснового Леса', непревзойдённой в своей красоте и владении воинскими искусствами!
  Счастливая, Мацуко подскочила к перилам императорской ложи и, вскинув руки, так, в неподпоясаном кимоно и приветствовала публику. Ей ответом был гром оваций. Борцы тем временем делали круг почёта, кланяясь урне с прахом, ('почти как на Амале' - отметил призрак). Принцесса, перегнувшись через перила, крикнула одному из них:
  - Божественный Каминакабаро, где вы пропадали всё это время?!
  - Соблюдал пост и постигал тайны Учения, - отвечал ей один из них, более предпочтительно выглядевший в качестве вероятного победителя.
  - Надеюсь, аскеза не ослабила ваших крыльев, божественный Каминакабаро, и не притупила вашей реакции? Надеюсь, потому что сегодня я хочу сразиться именно с вами! Извините Ояма-сан, вы, конечно, тоже искусный борец, но вы, господин экзекутор, всё время мне поддаётесь, как мы не встретимся...
  Палач - мускулистый ширококостный демон с оформившимся животом сорокалетнего мужчины, с улыбкой поклонился Её Высочеству.
  Принцесса обернулась к Тардешу:
  - Извините, господин драгонарий, просто я никак не ожидала увидеть здесь старого друга и учителя, - пояснила она, не без изящества скидывая перед ним кимоно, под которым оказалась минималистичная металлическая кираса, закрывавшая тело спереди от шеи до низу, и оставлявшая открытыми руки, ноги и спину с крыльями.
  У Тардеша появился великолепный шанс оценить совершенную фигуру демонессы. И вовсе не такая узловатая гора мышц, которыми казались полуголые мужчины-демоны - первая увиденная... почти без одежд, девушка этой расы была женственна и прекрасна даже с грузом предначертанной ей природой этой планеты демонической силы. Вопреки слышанным предрассудкам, демонесса имела прекрасную фигуру не хуже, а может даже и лучше некоторых знакомых апсар, или стоящих рядом гротескных суккуб. Из-за длиннополых одежд драгонарий считал её полноватой, но за узорчатыми шелками скрывалась тонкая талия и округлые, красивой формы, сильные бёдра. Рулевые крылья девушки оказались необычайно длинными и чутко реагирующими на каждое её дыхание. Она поставила прямо перед ним свою стройную ногу на скамеечку и принялась одевать в сегментированные бедренные щитки, объясняя:
  - Он легенда с десяти лет. Он не проиграл ни одного состязания, в котором участвовал. Конечно, все схватки он не выигрывал, в борьбе многое зависит от случайностей, но у нас, в столице, по правилам нужно две победы над соперниками, чтобы выявить чемпиона, а во второй раз - он выигрывает обязательно!
  Призрак посмотрел на того, о ком она говорила. Борец был необыкновенно физически развит даже для демона - ростом выше Тардеша, с невероятной шириной плеч, и завидно богатый могучей мускулатурой - однако, как и принцесса, не создавал впечатление "горы мышц", и был строен, точен в движениях, и даже изящен. Два лучших примера телесной красоты этой расы - мужской и женской.
  - А для чего доспехи? - поинтересовался Тардеш: - Предохраняться от падений?
  - Угу, - кивнула принцесса, выставляя напоказ ножки: - И от падения, и от ударов об столб, и от когтей.
  - От когтей? А подстричь?
  - Подстричь? - демонесса с удивлением посмотрела на свою ладонь, тоже изящную, длинную и сильную, украшенную четырьмя трехгранными когтями: - Их полировать и затачивать полдня надо. Зачем мне их портить?
  Тардеш вспомнил, как ругались техники на когти демонов, подготавливая для них точное оборудование:
  - А... тогда... Не проще ли было надеть перчатки?
  - Да, вот. Сейчас и надену... - она показала разложенные рядом украшения, в котором драгонарий мог разглядеть что угодно, но не перчатки, и, перестав выставлять свои замечательные ножки, занялась чуточку менее соблазнительными руками, быстро собирая из колец и браслетов красивые сегментированные наручи. Тардеш некоторое время любовался её движениями и фигурой, но постарался, и всё-таки взял себя в руки, напоминая себе слова Златы.
  "Действительно, это уже беда, а не проблема".
  
   >Точки над i
  
   Демонесса, кстати, довольная произведённым эффектом, наконец-то прижала к месту деталь, отвлекавшую гостя. Тот, шумно вздохнул, и, изгоняя из своей головы неподобающие мысли, попытался заняться делами:
  - Товарищ император, - обратился он к её отцу, сидевшему рядом: - Я, конечно, сочувствую вашей недавней утрате, но не могу не обратить Вашего внимания на то, что без участия Вас или Вашего сына, наши общие дела просто встали!
  Ритм музыки изменился.
  - Я послал Мамору проверить ситуацию в лагерях, - отвечал, не глядя на собеседника, микадо: - Он постарается исправить все огрехи, которые допустили командиры во время траура.
  - Разве у него нет адъютантов для таких дел? Зачем гонять командующего армией ради такой ерунды?!
  Музыка затихла.
  - Извините, господин драгонарий, вы отвлекаете меня от борьбы.
  - А я сюда не на борьбу прилетел смотреть! У меня жесточайшие сроки - а со вчерашнего дня ещё жестче! Если вы в течение двух недель не закончите мобилизацию, наш договор потеряет силу! Отражайте десант сиддхов собственными силами!
  - Вот как? - Итиро Явара впервые прямо посмотрел на него: - Вы знаете, господин драгонарий, что за время вашего пребывания, успели нанести столько оскорблений, что, будь вы моим подданным, давно бы заслужили мучительнейшую из смертей?
  - А, вот как вы заговорили? Вообразили свои три планеты уже равными Республике? А вы забыли, что в вашей системе флот из трёхсот боевых единиц? Что я могу только одним флагманом разнести вашу планету на астероиды? Или послать брандер в ваше светило? Вы готовы жить внутри сверхновой? И никаких проблем с угрозой вашего захвата. Или может, вас проучить по-другому? - не отбуксировать ли Ваше Гордое Величество вместе с его гордой планетой за орбиту Даэны? Согласны?! В Сенате были за вариант сдать вас сиддхам и потом брать их со спущенными штанами - это выгоднее Республике, по стратегическому раскладу, и только я один был против. Имейте же уважение к вашему стороннику.
  И после непродолжительной паузы, добавил:
  - Эта "демонстрация мускулов" никому из нас не нужна. Я ещё раз повторю - я глубоко сочувствую вашему горю, я понимаю ваши проблемы, и согласен помочь, если это возможно, но в вопросе командования войсками - извините, но пусть уже я буду решать, что и куда. В конце концов, на войну иду я, а не Ваше Величество.
  - Извините, - искренне попросил император: - С начала этого года на меня навалилось столько проблем, и обрушилось столько бед, что я сам себя не узнаю, драгонарий-доно. Извините - я обещал быть вам другом, а повёл себя недостойно.
  - И вы извините меня, товарищ император. В конце концов, мне на приём жаловаться не приходилось. Давайте смотреть борьбу! Ваше Величество, не объяснит ли мне, что сейчас происходит?
  - О! Эта пара необыкновенно искусна - уже идёт четвёртый раунд, у каждого по одной победе, и одна ничья! Сейчас даже случайный ветерок может сыграть роковую роль!
  Закованные в не столь изящные, как на принцессе, доспехи-передники, борцы снова взлетели на насесты, и, раскинув крылья, настороженно замерли друг напротив друга.
  - Я всё-таки думаю, что у Оямы нет ни единого шанса, - пробормотал император.
  Раздался сигнал - и оба кинулись навстречу друг другу, сцепившись в стремительно крутящемся вихре, плавно падающем к земле. Почти у самой земли вдруг раздался отчётливый звонкий удар по металлу - и из круга, порвав бумажные ленты, вылетел палач, за малым не касаясь спиною земли, а внутри, элегантно поклонившись публике, остался божественный Каминакабаро.
  Экзекутор, каким-то образом выровнявшись и набрав высоту, сделал круг по воздуху, и, неловко приземлившись, склонился в поклоне перед своим победителем. Зрители разразились аплодисментами.
  - Теперь твоя очередь, - обратился микадо к дочери: - Желание не пропало? - и по-доброму улыбнулся.
  Вместо ответа Мацуко радостно подбежала к краю ложи (напротив Тардеша), и раскрыв узкие, похожие на крылья насекомых, рулевые крылья, стала жестами делать знаки могучему борцу, только что снявшему шлем.
  Тардешу невидимо прищурился, чтобы созерцать лишь силуэт крылатой девы - доспехи для борьбы сзади своими тесёмкам прикрывали только самые интимные места, а принцесса ещё и нагнулась! Он отвернулся и посмотрел вдоль галереи - с одной стороны хорошо, когда никто не видит, какое выражение на твоём лице, а с другой, когда никто не видит - попробуй-ка, докажи, что смотрел не на то...
  - Божественный Каминакабаро! - тем временем кричала принцесса: - Подойдите сюда!
  - Победителем объявляется божественный Каминакабаро! Его соперник в следующем бою - Госпожа Третья, дева 'Тени Соснового Леса'!
  Атлет подошел под самую ложу, и, протянув руки, крикнул девушке:
  - Прыгай!
  - О, божественный Каминакабаро, вы знаете, меня замуж отдают. Я уже не смогу стать вашей невестой.
  - Мне всё равно. В моем сердце ты будешь Императрицей, Малышка! Прыгай же!
  - Ой, а вы меня не похитите перед свадьбой? (у отца-императора сыграли желваки на лице)
  - Обязательно... - пообещал борец, и она, вскочив на перила, спрыгнула ему на руки с головокружительной высоты.
  Тардеш рефлекторно рванулся было, чтобы её удержать, но вовремя вспомнил про крылья. Всё равно уже встав, он спокойно подошел к барьеру и оглядел арену.
  Служители подметали и без того безукоризненной чистоты двор, натягивали новые бумажные ленты взамен разорванных, проверяли насесты на устойчивость. Бригада свежих барабанщиков сменила прежних - вспотевших и растрепавшихся. Незнакомая девушка-демон скучающе держала в руках нестерпимо сиявшие на местном ослепительном солнце детали доспехов. Борец с принцессой на плече делали круг почёта.
  Только сейчас, увидев её рядом с таким гигантом, драгонарий понял, насколько она молода, сколь мала ростом! На фоне ярко-алого торса её будущего соперника, желтый цвет кожи принцессы сиял такой нежной, такой наивной юностью, что полководцу стало стыдно даже за мысль о том, что таким ребёнком можно увлечься. Сокрушенно покачав головой, он вернулся на своё место - рядом с императором.
  'Сколько ей может быть лет?' - подумал призрак: 'Наверняка меньше двадцати четырёх - последние сводки о Гайцоне заканчиваются на аннексии Даэны, и в них её ещё нет. Ну, уж наверняка больше пятнадцати - иначе бы её не выдавали замуж. Хотя применимы ли к демонам наши обычаи... Ну и принцесса - взрослая личность, и по разговорам, и поведению. Не дитя, всё-таки... Ну вот! Опять о ней думаю!'
  - Как вы думаете, - вдруг обратился к нему забывший обиды император: - Кто выйдет победителем из них двоих?
  Тардеш смерил взглядом 'божественного' гиганта и миниатюрную фигурку принцессы, уже надевшей глухой металлический воротник и закрытый шлем с гребнем:
  - Хотелось бы, чтобы это была ваша юная дочь, но разум мне подсказывает, что будет немного иначе.
  - Вы прямо, как мои гвардейцы, - усмехнулся Его Величество: - У них тоже 'разум с сердцем в споре'.
  - Ну, у кого бы не был - глядя на такое чудище против хрупкой девушки.
  - О, они стоят друг друга! Он - один из самых сильных мужчин в Империи, а она - не смотрите, что такая дурочка - она чемпионка города среди женщин!
  - Правда? У вас действительно этим спортом занимаются женщины, и это в порядке вещей? А не исключение для дочки правителя?
  - Крылья-то у всех есть. И летать надо уметь всем - и мужчинам и женщинам. Как 'дочь правителя', она просто имеет доспехи получше.
  - И, правда. Я просто не задумывался, что наличие крыльев может породить самые необычные виды спорта. И что любовь к ним могут разделять даже принцессы. И что столь миниатюрная девушка как ваша дочь, может иметь шансы против такого тяжелого соперника.
  - А, тут вес неважен. Просто она маленького роста, в меня. Скажу по секрету: я специально попросил божественного Каминакабаро не поддаваться ей - негоже невесте долго участвовать в таких состязаниях.
  - Не поддаваться? Как интересно... - пробормотал драгонарий и задумчиво опёрся подбородком об руку.
  Микадо долго, неожиданно долго смотрел на гостя, пытаясь угадать, какие чувства отражает его невидимое лицо. Наконец, тихим голосом спросил:
  - Она вам понравилась, драгонарий-доно?
  - Что? А, да... плох тот мужчина, которому она не понравится!
  - Она в вашем присутствии буквально вся цветёт. Говорят, вы часто видитесь?
  - Да нет, не особенно... Раза три или четыре за всё время. Понимаете... - он замялся на минутку, потом продолжил с большей откровенностью: - Я использую её для получения 'шпионских' сведений - ну, сколько демоны могут пролететь, какова разница меж самураями и регулярными войсками, почему вы так не любите своего сына...
  - А-а! - рассмеялся её отец: - Ну, тогда продолжайте. Она большой спец в этих вопросах, честно. Хотя, если не всё выяснили с её помощью - могу устроить специально для вас, господин драгонарий, соревнования по бегу, стрельбе, лёту, борьбе. Увидите сами.
  - Спасибо. Я, скорее всего, дам своё согласие.
  - И неужели так заметно, что я не люблю Мамору?
  - Если честно - да. Можно спросить: 'почему'?
  - Ну, да... Понимаете - смотрите, я стал оправдываться вместо вас! - он сын моей первой супруги, на которой меня женили до того, как я начал понимать разницу между забавой и чувством... А потом я встретил свою настоящую любовь - мать Малышки и остальных детей. И люблю её даже сейчас - до безумия, но жалею, что в доказательство своей любви не могу сделать наследником одного из её детей.
  - А товарищ принц разве плохой сын?
  - Нет, ну что вы! Многие даже говорят что он - пример для подражания...
  - Ну, тогда в чём дело? Цените своих детей по их заслугам, а не за достоинства их матерей! Разве сложно?!
  - Может быть... Знаете, драгонарий-доно, - вдруг воодушевился правитель Гайцона: - Если бы это было возможно в принципе, я не пожелал бы лучшего супруга для малышки, чем вы...
  - К сожалению, это невозможно, даже если бы было возможно в принципе, - с грустью сказал Тардеш, и, сняв перчатку, показал ему правую руку.
  - Извините, Небесный государь, - отвлёк их неизвестно откуда взявшийся юный вельможа: - Но госпожа Третья отказывается начинать, пока Ваше Величество вместе с господином драгонарием не обратят на неё внимание.
  - Передайте ей наши извинения. Мы смотрим, - вместо императора ответил гость-призрак, надевая свою перчатку.
  Глашатай, отступив с поклоном, перемахнул через перила, и, распахнув крылья, пролетел мимо уже сидевшей на насесте принцессы. Наверное, что-то успел ей сказать на лету, потому что она сразу сделала знак своему сопернику, и они, вместе раскинув крылья, застыли в боевых стойках.
  Сигнал - и они рванулись навстречу друг другу, но, к удивлению Тардеша, ожидавшего увидеть нечто подобное предыдущей схватке, всё закончилось гораздо быстрее - принцесса промахнулась мимо гиганта, и, красиво расправив крылья, вылетела из круга.
  - Ничего, бывает, - успокоил его император: - У неё ещё есть шанс. Нужно две победы для выигрыша.
  Драгонарий вместо ответа залюбовался полётом девушки. Очарование обыкновенных женщин в большой степени складывается из умения делать красивой свою походку - но демонесса была прекрасна и в полёте. Раскрываясь, крылья демонов становились продолжением линии плеч, место руки, и каждый взмах ими, сопровождаемый отработанными движениями тренированных ног, превращался в элемент грациозного танца, в высшем своём мастерстве, кажется, нарушающим законы гравитации и аэродинамики. Похоже, на полёт влили даже какие-то незаметные движения пальцев и отдельных мускулов. А полупрозрачные рулевые крылья то замирали напряженно, то сливались в невидимый веер быстрых взмахов. Совершив элегантный круг, демоны вновь опустились на насест, и стали в стойки, как только служители восстановили порванные ленты.
  Ещё сигнал - и соперники рванулись навстречу друг другу, но на этот раз божественный Каминакабаро коснулся пола, опять увернувшись от своей миниатюрной соперницы, которая, судя по лицу, громко ругалась, нарезая бессильно-яростные круги над борцовским 'стаканом'.
  К следующей схватке подготовились намного быстрее - ведь ни одна лента не была порвана, и на этот раз поединок затянулся. Теперь принцесса прыгнула не сразу в центр, а немного в сторону - наверное, рассчитывала, что её соперник промахнётся, как и она сама, но тот понял её маневр, и некоторое время они красиво нарезали круги внутри 'стакана', чуть не касаясь, а может - и, касаясь крыльями крыльев. Потом, внезапно, купившись на обманный маневр, чемпион попался под могучий удар крылом, гулким звоном разнёсшийся по округе, и наконец-то сам вылетел за пределы круга.
  - Поддался? - с надеждой спросил призрак у императора.
  - Вряд ли. Это очень болезненный приём. Крыло - самая сильная часть тела, и им можно так приложить...
  Действительно, великан выглядел неважно, очень жестко приземлившись на посыпанный песком двор. Обеспокоенная принцесса спустилась к нему, и они ещё продолжительное время о чём-то беседовали, так, что реванша пришлось подождать.
  Который, кстати, и не стоил времени ожидания - всё закончилось в секунду. Прыгнув навстречу девушке, Каминакабаро вдруг неожиданно развернулся ногами вперёд, и, по-петушиному ударив обеими, выкинул её за пределы круга ещё до того, как они спустились в 'стакан'.
  - Победил божественный Каминакабаро! - объявил глашатай.
  Принцесса, сделав круг, приземлилась прямо в императорскую ложу, и, сняв шлем, оказалась под ним радостной:
  - Вы видели, господин драгонарий? Как вам понравился божественный Каминакабаро?
  - Вы - неотразимы как всегда, госпожа ведьма. На вас приятно смотреть, чем бы вы ни занимались.
  - Правда?! Я польщена. Извините, мне надо срочно принять ванну. Постараюсь поскорее вернуться! - и, послав обворожительную улыбку, упорхнула, чтобы не сдержать своё слово.
  Тардешу пришлось досидеть до конца состязаний, в которых он мало что понимал, несмотря на разъяснения её отца, потом ещё прозаседать до глубокой ночи со штабом и министрами, наконец-то наведя порядок (или подобие его) в этом многоязыковом базаре. А сильнокрылая принцесса так больше и не появилась...
  
  >Нечитаемый иероглиф
  
  ...Они встретились спустя несколько дней, утром, на старой знакомой галерее, в тот день, когда Тардеш почти против воли заскучал по ней. Предыдущий день был связан с чем-то, запомнившимся как неотъемлемая часть огнекрылой девушки, и, поэтому, выходя на свежий воздух утром, драгонарий первым делом подумал о ней, и надо же - она идёт навстречу!
  - Доброе утро, госпожа ведьма. Странное дело - только о вас подумал...
  - Ну, у вас сегодня просто удачный день, когда все желания сбываются...
  - Наверное... Это, кстати, для вас - хорошая примета. Где вы пропадали всё это время?
  - А-а... Извините... Меня позвали примерять свадебное платье. А потом - всякая ерунда там, мелочи: украшения, приглашения... - она вздохнула, и тонкая грусть поднялась туманом меж ними.
  - И не верится, что это уже так скоро. (сказала она на санскрите)
  - Жаль, что я не смогу присутствовать на Вашей свадьбе. Мне отбывать на день раньше... (теперь они оба говорили на языке людей)
  - Ради вас я рада бы была отложить её до Вашего возвращения, господин драгонарий! Если бы это было в моих силах!..
  Они помолчали, думая друг о друге.
  - Не огорчайтесь!.. - наконец, решился драгонарий: - В конце концов, у вас вся жизнь впереди.
  - Вы уверены, что это будет 'жизнь'?
  - Ох уж этот юношеский максимализм. Все мы боимся перемен, госпожа ведьма, и оттягиваем их наступление, но когда они приходят - они оказываются совсем не так страшны, как мы воображали. Не стоит хоронить себя заживо, тем более из-за свадьбы!
  - Какое хорошее вы использовали слово: 'хоронить'... Может...
  - Госпожа ведьма, - в свою очередь перебил её драгонарий: - На обратном пути я обязательно загляну к вам в гости, и, вот увидите - мы посмеёмся над вашими опасениями.
  - Правда? - она остановилась, с надеждой взглянув ему в лицо.
  - Надеюсь, мы с вами уже достаточно близкие друзья, чтобы наносить друг другу неофициальные визиты?
  - Друг другу... - она то порывалась идти, то вдруг останавливалась, заглядывая в пустые глазницы Тардеша, пока не набралась уверенности и не спросила: - Неужели я заслужила право быть вашим другом?!
  - Конечно. И даже место среди наилучших. А я, заслужил право быть вашим?!
  - Ну да, почему же вы сомневаетесь? И даже больше...
  - В таком случае, не разрешите ли обратиться к вам со сложной просьбой?
  Принцесса, всё-таки предчувствуя что-то нехорошее, всё равно кивнула.
  - Та ночь с полной луной, на той лестнице... Вы отдавали себе отчёт в сказанных словах?
  - О да, и до последнего вздоха! А за прошедшие дни я ещё больше уверилась в...
  - Не надо! - перебил её готовое прозвучать признание драгонарий: - О, господи, как же вам объяснить... - он снял перчатки, и демонстративно выложил руки на перила: - Ну, понимаете?..
  Она заинтересовалась, но не правой рукой, как он ожидал, а левой ладонью. Именно на неё она указала пальцем, увенчанным острым трёхгранным когтём:
  - Как странно... У вас руки разные! Эта (вот тогда она и ткнула) - как будто плотнее.
  - Там ожог, - пояснил он: - В форме белого лотоса, - и, чтоб не объяснять, спрятал обратно в перчатку изуродованную конечность.
  - Боевой шрам?!
  - Нет, скорее проклятие моего детства. Ну не переводите тему, прошу Вас, пожалуйста! Это серьёзно...
  - Я слушаю, господин драгонарий, - ободрила она его улыбкой.
  - Так вот, госпожа ведьма... Вернее, Ваше Высочество, - санскритские слова путались в его голове с гайцонской грамматикой, но принцесса вроде его ещё понимала:
  - В качестве, как моего друга, то есть, как мой друг, как она из моих лучших друзей, не могли бы, не могло бы Ваше Высочество забыть тот случай на лестнице и в порыве... причуды?!.. данные обещания?! Мне самому неудобно Вас об этом просить, да что неудобно - не хочется! - но, не могли бы мы, по крайней мере, до дня свадьбы, избегать подобных встреч наедине?!.. Ой, да что я говорю, не плачьте! - он попытался утереть её слёзы, коснувшись лица рукой, одетой в перчатку (ощущение было такое, будто схватился за горячий утюг, если не круче, но он вытерпел), но она, решительно, обеими руками, отстранила его помощь, и, внезапно, став такой далёкой, выдавила из себя срывающимся голосом:
  - Не беспокойтесь о моих слёзах, господин драгонарий. Я сама им хозяйка. Прощайте до дня свадьбы, Тардеш-сама!
  
  ...Принцесса убежала, закутавшись в крылья, как тогда, когда он впервые встретил её здесь, а Тардеш, отвернувшийся, чтобы идти в другую сторону, долгое время не мог сделать ни шагу, не видя мира своими глазами, тоже полными слёз.
  'Да что это, блин, расчувствовался как двадцатилетний юнец! Радоваться надо, что всё так спокойно получилось... В конце концов, романы с местными женщинами опасны для жизни...' - думал он, и сразу же обрывал себя: 'Скотина я бессовестная, вот кто! Не надо было вообще с нею после той ночи разговаривать - будто в первый раз пьяных девчонок вижу! Так нет, любопытство одолело... Да и надо было так поступить - ей же лучше, всё равно скоро замуж выйдет, там муж её успокоит. Может, окажется ещё неплохим парнем...' - за этими мыслями драгонарий едва не столкнулся с вышедшей навстречу парочкой демонов, занятых взаимной перебранкой. Он еле успел стать невидимым, прежде чем они прошли сквозь него.
  - И как же ты посмел, дядя, выдать эту пакостную бумажку за дело моих рук! - возмущённо кричал на старшего более молодой, потрясая каким-то листком.
  - Извини, - отвечал тот, в ком драгонарий без труда узнал маршала империи: - Но дело шло о безопасности государства, я не мог медлить.
  Его, похожий лицом и цветом кожи молодой собеседник, ещё более возмутился:
  - А сам-то ты, не мог признаться, старый пердун!
  ( Тардеш не был уверен, что правильно перевёл последнее слово: но эпитет был явно оскорбительным).
  - Извини. Просто всем известно о твоих письмах к ней, которые она отвергает, не читая, вот я и решил придать всему образ такой, вашей, шутки...
  - О, Будда! - смяв и выбросив несчастный листок, юноша схватился за голову: - Ты хоть понимаешь, что опозорил меня? Тебе ли понять наши чувства! Знаешь ли ты, что у нас с нею не было ни единого письма, написанного прозой! А сколько здесь слогов, ты считал? - позабыв, что только что выкинул улику, он ткнул дяде под нос пустой рукой. Некоторое время они стояли, оба задумчиво глядя на неё, потом маршал начал улыбаться и хохотать - и комизмом ситуации вроде проняло и племянника, но он быстрее взял себя в руки, и, положив ладони на рукояти мечей, сказал с угрозой в голосе:
  - Хватит. Больше не разговаривай со мною даже случайно, карьерист несчастный! - и чуть отойдя, добавил, для верности полуобнажив клинок: - Я отказываюсь от чести быть твоим племянником. Я отказываюсь от наследства, я даже отказываюсь от твоего имени, и потребую у императора, дать мне новое. Но не бойся, твоей тайны я не выдам, - и ушел лёгкой походкой, оставив старика безуспешно преследовать его...
  Когда за поворотом к покоям принцессы скрылись они оба, Тардеш проявился из своей невидимости, и, нагнувшись, поднял забытый предмет спора. Осторожно, руками в перчатках, он развернул его - бумага, вернее тонкая и гибкая как фольга, волокнистая слюда, была немного странной - чёрная с одной стороны, белая с другой, и на чёрной стороне - красные иероглифы.
  - О чём пишут, адмирал? - спросил его верный Боатенг, неотступно сопровождавший его эти дни. Конечно же, из невидимости он не удосужился появиться, из-за отсутствия элементарного чувства такта.
  Драгонарий поднялся, вертя листок в руках и думая о своём, но, наконец, когда терпение бхуты было на исходе, ответил:
  
- Может быть, про любовь... Да откуда я знаю, я же не понимаю этих иероглифов! -
  и, скомкав письмо обратно, зашвырнул его с галереи далеко-далёко,
  в оранжевое небо, в небо, цвета её лица,
  по его вине ныне полного слёз...
  на этом закончив четвёртую главу...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"